Coviello: другие произведения.

Эпилог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Судьба очень редко дает второй шанс, но, благодаря ему, я смогу написать заключительную часть в моей истории.

  Глава 1
  "Я мало прожил, но уже сполна испытал на себе "дружелюбность" этого мира. Ненависть, предательство и презрение - это те чувства, что больше всего преобладали в моей жизни.
  Я, безобидный ребенок, стал жертвой человеческого страха перед чем-то опасным, но в то же время невероятно слабым.
  Выродок, монстр, демон... Нет, джинчурики! Вот кем я стал по воле своего отца. Вот, что мне пришлось испытать из-за его наивности. И вот почему я жажду вернуть людям все, что собирал на протяжении всей своей жизни. Моя жизнь - это доказательство моей силы. Моя месть - это заслуженное наказание для Конохи".
  Я убрал ручку во внутренний карман своей куртки и закрыл потрепанный, слегка опаленный дневник, который подобрал в одной деревеньке, спаленной беглыми шиноби. Да, после Четвертой Войны их стало куда больше, чем раньше. Познав весь ужас того хаоса, многие молодые, подающие большие надежды, воины покинули свои ряды ради разгульной жизни в свое удовольствие. Дезертиры и предатели, они грабили, убивали и насиловали. Именно эти ребята никак не давали многим странам успокоиться после битвы за весь мир. Это они несли ужас, который все хотели быстрее забыть.
  Но я не обвинял их, потому что сам стал жертвой этой войны. Сейчас о том, что я когда-то был джинчурики, напоминали лишь едва заметные полосы на щеках и омерзительный шрам на животе. Когда из меня заканчивали выкачивать Кьюби, мне чудом удалось сдерживать внутренние органы, что вываливались наружу из страшной раны. Ублюдки не добили меня, хотя Тоби знал, что кровь предков не даст мне просто так умереть. Напоследок он сказал, что я такой же, как и он. Мир пережевал и выплюнул нас, пока все остальные радовались жизни в своих уютных домах. И эта обезображенная мразь была чертовски права.
  Хотя, в конце концов, даже он, человек, что контролировал великого и ужасного Джуби вместе с Учихой Мадарой, потерпел поражение. Слишком много болтовни и не нужный драматизм. Пока эти двое болтали и рассуждали, как и что нужно сделать, Альянс шиноби медленно и верно сжимал тиски на их шеях.
  К сожалению, мне больше ничего не удалось узнать после своего полного восстановления. Как победили и что сделали с Десятихвостым - стало самой охраняемой тайной в мире. Я думал, что среди такого огромного числа шиноби можно будет найти парочку болтунов, но все было куда сложнее. Всю суть плана знал лишь один человек - Шикамару Нара, которому перед смертью успел поведать свои мысли отец. Видимо, только мой одноклассник мог понять всю глубину и безумность этой идеи.
  Нет, я не желал заполучить демона или бога, как многие стали называть его после войны, потому что не имел сил для контроля такого чудовища. Мне было лишь интересно, почему пять великих стран не разделили всю эту силу между собой? И кому было доверено охранять темницу для зверя?
  Вновь пальцами нащупал ручку и достал её, чтобы зачеркнуть все выше написанное. Я не так начал, потому что тот, кто когда-то найдет этот дневник, должен будет знать всю мою историю от начала до конца. А что потом он сделает с этой информацией, решать только ему. Я лишь хотел излить свою жизнь, пусть не кому-то, так хотя бы на бумагу.
  "Мое имя Узумаки Наруто. Уроженец Конохи и бывший джинчурики Кьюби. Моя мать Узумаки Кушина, а отец - Намикадзе Минато, более известный, как Четвертый Хокаге.
  Детство я никогда не считал чем-то значимым, поэтому начну свою историю с того момента, как надел на голову повязку с символом Скрытого Листа..."
  
  Глава 2
  "Тогда я впервые запачкал свои руки кровью человека. Пусть он просил сам сделать это, но я прекрасно понимал, что делал это ради себя. Я должен был стать сильнее, перебороть свои страхи, чтобы двигаться дальше, а Хаку стал лишь способом преодолеть свои фобии.
  Его безжизненные глаза и искренняя улыбка на губах навсегда отпечатались в моей памяти. Он жил ради одного человека, а когда посчитал, что подвел его, - без раздумий принял самое страшное наказание из всех возможных. Не знаю почему, но мне было жалко этого парня, который так и не узнал всех тех теплых чувств, что к нему питал Забуза.
  Забрав жизнь Гато, истекая кровью из-за многочисленных ран, он попросил лишь об одном: ещё раз увидеть лицо своего ученика, соратника и... лучшего друга? Я не мог залезть в душу Дьяволу Кровавого Тумана, чтобы понять все его мотивы и поступки, но сейчас в этой просьбе больше не было притворства и лицемерия. Момочи всем сердцем желал выжечь у себя в памяти образ того человека, что стал ему ближе и дороже, чем кто-либо другой.
  - Они оба заслуживали лучшего, - холодными губами произнес я, когда рядом со мной остановился Какаши. Он стоял ко мне боком, потому что направлялся на помощь к Саске, но все же удостоил своим взглядом. Тяжелым и упрекающим. Конечно, я убил Хаку, а он косвенно причастен к смерти Забузы, и теперь слышать такое... я прочитал в его видимом глазе лишь одно: "Глупый ребенок".
  - К сожалению, люди начинают видеть дальше собственного носа лишь на грани смерти, - по странному тихо ответил Хатаке, оставляя меня самого наблюдать за тем, как сквозь серые тучи пробиваются солнечные лучи и лениво начинает падать снег. Он исчезает так же быстро, как и появился, но все же успевает упасть на лицо Хаку, тая и превращаясь в слезу, которую ученик Момочи уже не может пустить.
  Обернувшись, я посмотрел на то, как Сакура рыдает в окровавленную майку Саске. Как её утешает мостостроитель Тазуна. Как девушку пытается оттащить Какаши, чтобы проверить состояние самого дорогого своего воспитанника. Учиха жив, но я и не ожидал другого после его сердечного признания о мести брату за клан. Зачем он это рассказал? Думал, что я проникнусь его историей и перестану считать эгоистичной мразью? Ха-ха, шутка не удалась, Саске-кун".
  Писать на колене тяжело, поэтому я спрятал дневник в свой рюкзак и с приятным хрустом в теле потянулся, разминая затекшие мышцы. Почему-то после этого плевого дела захотелось спать, но я знал, как прогнать надоедливую дремоту. Несильно ударив по мешку, что лежал рядом со мной, до моих ушей донеслись такие красноречивые словосочетания, которые на пару секунды заставили меня задуматься, почему я не использую кляп?
  - Рот закрой, а? - сонно произнес я, прикрыв рот рукой. Неожиданно стало тихо, но, как говориться, это было затишье перед бурей. Такое обилие нецензурной брани на один квадратный сантиметр было слишком для меня. Ещё раз ударив по мешку, но уже сильнее, я заставил заткнуться своего языкастого собеседника. Мы были близко, и мне очень сильно не хотелось, чтобы местный житель узнал раньше времени о нежданных гостях.
  
  Жалкий. Думаю, что это слово было самым подходящим в данный момент. Мне было смешно смотреть на то жалкое существование, что влачил этот некогда сильный шиноби. Я не питал к нему никаких чувств, даже ненависти. Тогда он делал то, что считал нужным, и был готов на любые жертвы ради своей цели. Так же, как я сейчас хочу использовать его в своих.
  Мужчина замер, когда наконец-то заметил меня, но не принял никаких попыток сбежать или атаковать. Он уже давно сломался, как телом, так и духом, и на данный момент не представлял опасности даже ребенку. Мне предстояло сделать то, что я так не любил - вернуть человеку веру в себя, в свои собственные силы и желания.
  - Как... ты нашел меня? - его голос был слабым и тихим. Он кинул на меня взгляд из-под капюшона, и я c удивлением отметил, что додзюцу все ещё не покинуло это истерзанное тело.
  - Кроме тебя в живых остался ещё кое-кто из вашего сброда, - без зазрений совести я кинул ему под ноги мешок из грубой мешковины, так как создавать какие-то благоприятные условие для его содержимого не было желания. Все-таки эта головешка когда-то пыталась убить меня.
  - Хидан? - мужчина не скрывал своего удивления, когда открыл временное место жительства служителя Джашина.
  - А ты блять кого ждал? - на шаринган уставились два красных, ближе к розовому, глаза. - Не тяни кота за яйца и вытащи меня наконец-то из этого куска дерьма, которое люди называют мешками. У меня все лицо жутко чешется!
  Мужчина аккуратно достал голову фанатика и поставил на единственный в данной пещере деревянный стол. Я знал, что эти катакомбы огромны и здесь ещё немало секретов, о которых не мог мне рассказать Хидан.
  - Итак, господа, я думаю, вы уже догадались, что я собрал Вас не ради воспоминаний о славном прошлом, - начал я, усаживаясь на какой-то хлипкий стульчик возле стены. Ножки жалобно заскрипели, но я не обратил на это внимания.
  - Ты хочешь... мести? - как-то бодро спросил мужчина, закутанный в темные одежды. У меня даже промелькнула мысль, что он бы с радостью умер от моей руки в данную минуту. Не отрицаю, может так и будет, но точно не сегодня.
  - Конечно, хочу! - весело ответил я, уперевшись ладонями в колени и подавшись всем телом вперед. - Но, к вашей радости или сожалению, вы оба не её объект.
  - Я, конечно, безумно рад и остальное бла-бла-бла, но какого хуя тебе от нас нужно?! Лучше не юли, а то я загрызу тебя нахрен! - Хидан явно забыл о том, что сейчас под ним стол, а не широкие мужские плечи. Я улыбнулся, наблюдая за тем, как этот обрубок пытается прыгать в мою сторону.
  - Заткнись, черепушка, у тебя выбора нет: ты либо со мной, либо я снова тебя закопаю, где ты и сгниешь без своих ритуалов, - хреновый из него актер, совершенно не умеет скрывать свои эмоции. Я бы за километр уловил его удивление.
  - Откуда ты знаешь об этом? - уже серьезно спросил "бессмертный". Я явно задел ту самую тему, которая даже из такого безумного, брызгающего слюной, фанатика делает холоднокровного аналитика. Судя по его выражению, сейчас Хидан прикидывал в голове все возможные варианты моего ответа, и то, откуда я узнал это.
  - В старых военных сводках не раз упоминаются люди, которые имели схожие с твоими способности и оружие, - я соврал, но все же не полностью. Мне удалось случайно наткнуться на папку в сейфе одной мелкой банды из страны Горячих Источников, которая содержала не так много информации о жрецах Джашина, но все же достаточно, чтобы понять всю суть их силы. Если сложить все фрагменты вместе. - Кстати говоря, я так же наткнулся на описания человека, очень похоже на тебя.
  - И что в этом такого, мудак?! - прошипел Хидан, вновь начиная попытки движения в мою сторону. Видимо, он и вправду хотел вцепиться мне в горло, чтобы больше никто не знал об этом темном культе проклятых.
  - В том, мой расчлененный друг, что ему сейчас должно быть где-то восемьдесят пять, а тебе не дашь и тридцати, - бывший напарник Какузу замер, словно вспомнил о чем-то. Его лицо стало спокойным, и он закрыл глаза, при этом глубоко вздохнув. Интересно, как он вообще говорит без тела?
  - Я выслушаю тебя, но если мне что-то не понравиться, то я съебую, - наконец произнес Хидан, переведя свой взгляд на мужчину в лохмотьях. Его рот исказился в кривой ухмылке. - Вижу, я многое о тебя не знал... Тоби. Как я понял из слов этого молокососа, ты последний из Акацуки?
  - Если можно так сказать, то ещё жив Зецу, - тихо ответил Обито, не спуская глаз с моего довольного лица. Пусть поговорят, все-таки столько лет не виделись.
  - Насрать мне на это удобрение для насекомых, ты оказался чертовски силен, раз все время скрывал свои истинные способности. Учиха Мадара, Джуби... Какого хуя ты строил из себя клоуна и играл на публику, Коноховский высерок?! - заорал Хидан на мужчину, но тот никак не отреагировал. У меня вообще появилось ощущение, что передо мной стоит не человек, который всего полтора года назад хотел погрузить мир в бесконечную иллюзию, а какая-то побитая собака, готовая в любой момент умереть, лишь бы не мучатся. Ты жил мечтами, я же подарю тебе реальность!
  - Зачем ты... выкопал этого сумасшедшего фанатика? - Обито внимательно рассматривал меня шаринганом. Да-да, ублюдок, полюбуйся своей работой. Мне пришлось долгое время восстанавливать свое тело из тех куском, что вы вырывали из меня. Это было невыносимо больно, зато теперь моей чакры стало ещё больше. Боль сделала меня сильнее, и любой, кто встанет на пути - будет повержен.
  - В будущем нам пригодятся его знания и сила, - без тени сомнения ответил я. Они оба уже должны были понять, зачем я их собрал вместе. - Мы уничтожим Коноху, и убьем всех и каждого, кто попытается нам помешать.
  - Мне нравится твой настрой, уебок, но какой для меня резон помогать тебе? - Хидан приподнял бровь и уставился на меня, ожидая ответа. И я прочитал в его глазах то, что он хотел услышать.
  - Ты сможешь убить Шикамару Нара, трахнуть его жену - Темари и принести в жертву Джашину их недавно рожденного ребенка.
  - Это то, что я хотел! - закричал как ненормальный Хидан. Хотя почему "как"? Он итак был садистом и мазохистом, принося в этот мир лишь смерть и разрушения. Делая такое нельзя быть нормальным человеком. - Дайте мне мое тело, и я сам убью каждого жителя этой сраной деревни!
  - Откуда взялась эта ненависть, Наруто? Я знаю, что ты никогда не любил Коноху, так почему только сейчас решил отомстить? - Обито стянул с головы капюшон, показывая ужасные шрамы на лице. Я лишь грустно улыбнулся, взглянув на этот отпечаток прошлого. Я был таким же, как и он. С надеждами, с мечтами, которые разрушились о реальность.
  - Ты когда-то сказал, что мы с тобой похожи, но... я не хочу, как ты спрятаться в иллюзии от всего мира. Я хочу жить, хочу любить и ненавидеть, хочу преодолевать сложности. Мне нужны все стороны этой проклятой жизни, какими бы они не были.
  - Я...
  - Но все же когда-то я мечтал, так же как и ты. Хотел, чтобы люди меня признали, желал быть для них героем. Не вышло. Я прекрасно помню, как мы спасали Гаару. Всеми силами, потом и кровью, вырывали его тело из ваших рук. И тогда я думал, что если Гаару прекратили бояться, то и я так смогу. Что люди назовут свой дом и моим тоже. Во мне зародилась надежда, но это и стало ошибкой. Я стал доверять, а когда мне понадобилась помощь - то оказался сам на сам со своими проблемами. Когда я сорвался в глубокий каньон и звал на помощь - никто не пришел. Никто, кроме двух человек в черных плащах расшитых красными облаками. До сих пор помню, как Итачи перевязывал мои раны и вправлял кости, чтобы я не умер раньше времени.
  - Твои надежды погибли, - выдохнул Обито, а я лишь кивнул. Он понимал меня, потому что сам через это прошел.
  - В то время, как мы искали Саске, тот дрался с Дейдарой. По просьбе Какаши, я создал десятки клонов и ушел от своей группы, и, думаю, это было главной ошибкой. Финальное выступление вашего художника я запомню надолго. Меня настигла взрывная волна такой силы, что мои ребра не выдержали давления, а из ушей, глаз и рта потекла кровь. Я упал с огромной высоты в реку, и лишь благодаря этому выжил, - я прервался, думая о том, зачем вообще все это рассказываю двум людям, которым если не плевать, то даже не интересно. Но, если начал, нужно закончить, к тому же я не боялся излить им душу. - Полгода назад, когда я полностью окреп, сразу же взялся за дело. Я не мог спать спокойно, не зная всей правды. А она была очень горькой. Я выследил одного АНБУ, из личной охраны прошлого Хокаге, накачал его наркотиками и узнал все, что мне было нужно. Какаши написал в рапорте, что всех, как и меня, настигла волна от последнего взрыва. Многие получили раны, схожие с моими, поэтому на поиски сразу никто не кинулся. Взрыв уничтожил все запахи и повредил глаза Хинаты. Думаю, дальше вы и сами понимаете, что после недолгих попыток найти меня, вся группа решила закончить задание, перед этим отправив весточку Хокаге. АНБУ искали несколько месяцев, но было уже поздно. Лишь когда из меня достали Кьюби я понял, что история с Гаарой не повториться. Коноха горевала только из-за того, что утратила джинчурики.
  - Блять, парень, это прямо вечер ахуительных историй, - прокомментировал Хидан мою историю после секундного ступора. - Ещё бы немного, и я пустил слезу.
  - Я ничего не ждал от бездушного ублюдка, - нет, меня не задели его слова, ведь все, что я рассказал - это прошлое, и оно уже не так ранит мое сердце, как это было раньше.
  - И все же я не вижу причин, чтобы помогать тебе в чем-то, - Тоби вновь накинул на голову капюшон, и направился к входу в другую пещеру. Я ожидал такой реакции, поэтому подготовился.
  - А если я скажу, что смогу вернуть тебе Рин? - улыбка без моего желания искривила губы, когда Обито замер как вкопанный. - Я прекрасно знаю, что тебя в живых держит только память о ней. Она бы хотела, чтобы ты прожил свою жизнь счастливо.
  Да и ещё десять раз да, я добился того, чего хотел. Лицо мужчины перекосило от гнева, и он кинулся в мою сторону, схватив за воротник и подняв со стула. Я ощутил слабый импульс чакры, который направился к глазам. Он был готов убивать, но почему-то ещё сдерживал себя.
  - Да что ты знаешь о ней, Наруто?! - прошипел Учиха, в его глазах начали крутиться запятые. - Что может знать такой, как ты, кто никогда не любил и не жертвовал собой ради дорогих людей?!
  - Твою жертву Какаши обратил в пыль! - мои пальцы стальными тисками сомкнулись на шее Обито, лишая его кислорода. Он начал задыхаться, схватившись за мою руку. - Ты всегда был слаб, и все, что делал - другие втаптывали в грязь!
  - Воу, воу, воу, ребят, давайте жить дружно или хотя бы погодите, пока у меня вновь будет тело, - Хидан напомнил о себе, и я бросил на него взгляд, отпуская шею мужчины. Он упал на землю, жадно глотая воздух. Наконец-то в нем нормально заструилась чакра, делая тело своего носителя сильнее. Красные следы, что я оставил рукой, тут же начали исчезать.
  - Ты хочешь жить, Обито, не обманывай меня, а себя в первую очередь. У тебя ещё есть дела, которые нужно завершить.
  - Не имеет смысла, Наруто, - тихо ответил Учиха, смотря куда-то перед собой. - Я неудачник, и уже не один раз доказывал это. Зачем мне жить, если меня уже забыли?
  - Ты, наверно, забыл, что когда неудачники собираются вместе, то они могут поставить на колени целые страны, - я усмехнулся, гляди на удивленное лицо этого ослабшего мужчины. - Подумай, ты достиг таких высот, которые многим даже и не снились. Каждый раз, ты выбирал себе в напарники гения, и это было твоей главной ошибкой. Но теперь все будет по другому, обещаю.
  - Если... если ты вернешь мне Рин... я согласен на все, - его глаза широко раскрыты, как у безумца. Это явно выдает то, что он одержим этой девушкой, но из-за Мадары не смог вновь встретить её. Лишь во снах.
  - Тошно смотреть, - Хидан плюнул в сторону Обито, после чего начал тихо материться, потому что промахнулся. - Ваши сопливые разговоры изрядно заебали меня.
  - Прости, что забыли выслушать твою историю, - я засмеялся, когда Хидан начал вспоминать всю мою родню и что он бы с ней сделал. Такой человек явно не помешает в нашем маленьком альянсе. Очень колоритный персонаж, без которого будет скучно разрушать. К тому же, я как можно больше хотел узнать про культ Джашина.
  - Надеюсь, вам хватит недели на подготовку, ведь потом начнется веселье, - я достал из рюкзака четыре свитка и положил их рядом с головой жреца. - Обито, соберешь этот конструктор сам?
  - Да, все-таки не впервой, и ещё пару дней уйдет на то, чтобы я заменил свое тело.
  - А что с ним?
  - Зацепило бомбой Джуби.
  - То-то я гляжу, ты какой-то хиленький, - мой смех эхом разнесся по катакомбам.
  
  "Я думал, что если ты уже убивал человека, то экзамен на чунина тебя ничем не удивит. Как я ошибался. Анко была тогда права, что стоит остерегаться не только диких животных, но и других, более опасных хищников.
  Лес Смерти оправдывал свое название, когда я своими собственными глазами видел, как паренек моего возраста убивает участников просто так, ради удовольствия. Его песок был пропитан кровью, и это почему-то мне нравилось. Я чувствовал в этом психе что-то родное, но был не способен на такие зверства. Пока.
  Позже мы встретили Орочимару. Тогда я впервые видел человека, который достигал уровня Каге. Он был... не знаю, как описать, да и не нужно это. Все шиноби, которых я видел до этого, меркли перед этим человеком... или демоном? У него была ужасная аура, которой он без проблем заставил нас, трех генинов, трястись от страха и думать о суициде. Орочимару играл с нами минут десять, не больше, но я всем своим нутром чувствовал, что при желании нас не было бы уже через несколько секунд. Ему нужен был только Саске, и позже я понял, почему. Проклятые глаза клана Учиха. Даже имея такую огромную мощь, бывший товарищ Джирайи жаждал большего. Наверно, именно благодаря этому он стал для меня кем-то вроде кумира".
  Я не стал писать, что меня вырубили буквально в самом начале боя, поставив на живот неизвестную печать. Пускай тот, кто найдет дневник, подумает, что я смог продержатся против такого шиноби, имея лишь жалкие крохи силы. Наверно, это не правильно, но мне почему-то плевать. Я был не обязан побеждать или умирать за Коноху.
  Развалившись на кровати, которую любезно предоставил мне Обито, я стал наблюдать за тем, как медленно, но надежно, в углу комнаты паук плетет паутину для охоты. Этот хищник умеет выжидать, и я позаимствую его тактику. Мне некуда спешить, я сплету надежные сети для Скрытого Листа и повергну эту деревню в пучину хаоса.
  
  Глава 3
  "Не имея ничего, можно ли добиться чего-то? С уверенностью скажу, что... нет! Лишь преодолевая преграды, страх и боль, человек может развиваться. Смотря на всех тех, кто прошел Лес Смерти я прекрасно понимал, что по сравнению с ними - я никто, пустое место, которое не заслуживает и капли внимания. Пусть мне всегда и хотелось его привлекать.
  У каждого в этом зале был клан за плечами, который дал опору для развития в таком сложном и опасном ремесле, как шиноби. Даже у той же тройки из Звука был Орочимару, давший силу в обмен на безоговорочную преданность. Что же, я хотел похлопать знаменитому отступнику за его методы влияния на людей. Чтобы кто не говорил, а он за всю свою немаленькую жизнь прекрасно научился приручать даже самых безнадежных субъектов.
  Глядя на них, я чувствовал себя неудачником, имея лишь биджу. Кто-то скажет, что это самое грозное оружие, но какой от него толк, если нет инструкции по применению? Я не был дураком, и догадывался, что со мной может случиться, если потеряю контроль над вверенной мне силой.
  Мы разошлись на балконы, оставляя в центре Учиху и какого-то неизвестного ублюдка, родом из Конохи. Пахло подставой, а намного позже я в этом убедился, но пусть этим занимаются соответствующие органы. Смотря за их дракой, я понимал, насколько мы отличаемся с Саске. У него были глаза, дарующие великую силу, и я был не удивлен, почему они вдруг понадобились Орочимару. Бой был закончен очень быстро, когда мой товарищ по команде нашел слабую сторону своего оппонента. У очкарика была занятная способность, но вот в тайдзюцу он был практически полным нулем, особенно если учесть, что ему пришлось противостоять знаменитому шарингану. Рок Ли, фанат Сакуры, удивленно охнул, на пару со своим учителем, когда Учиха в точности повторил его прием. Сильный пинок в воздухе, мощный удар об гранитную плитку, и неизвестный мне парень лежит не в силах пошевелиться, а рядом с его головой растекается лужа крови. Что же, свой автограф он оставил в начале второго тура.
  Потом пошли битвы, из которых я узнал, что даже Тен-Тен имела какие-то клановые техники. Я даже фамилию её не знаю, о каком нахрен клане может идти речь?! Обидно, но не смертельно. Табло вновь замигало, а у меня появилось странное чувство внутри. Хоть бы не парень из Песка...
  - Узумаки Наруто против Инузука Киба! - экзаменатор закашлялся в кулак, а я бросил взгляд на своего противника. Он что-то довольно бросил через плечо своим товарищам и посмотрел мне в глаза, оскалившись. Пес на его голове злобно затявкал.
  - Ну, что, может, сразу сдашься? - Киба показывал свое превосходство в этом бою. Да, один из самых сложных оппонентов для меня, но все же...
  - Главное не победа, Киба, а участие, - я проверил рукой, сколько у меня световых и дымовых шашек в заднем подсумке на поясе.
  - Не переживай, я не позволю тебе долго наслаждаться им, - щенок спрыгнул на пол, как раз в то место, где несколько минут назад ещё была теплая кровь. Инузука начал бежать в мою сторону, после чего прыгнул и закрутился, превращаясь во что-то наподобие бура. Хотя, судя из его крика - это Клык.
  - Я и не собирался тут задерживаться, - тихо ответил я, закрывая лицо руками, в которых уже покоились кунаи".
  Прошло два дня с тех пор, как я оставил Обито и Хидана на восстановление. Я был больше чем уверен, что эти двое теперь буду рваться в бой как можно быстрее. Мотивация, которую я им дал, должна была разжигать их сердца сильнее, чем речь великого правителя. Всегда было легко управлять безумцами, мстителями и одержимыми. Это мне было известно уже на собственном опыте. Дай им цель, чтобы двигаться дальше, и они последуют за тобой, пока не найдется кто-то умнее на их пути.
  Но я не боялся, что случится что-то в этом духе. Хидан хочет мести, да и разного рода уговорам этот человек практически не поддается. Только тем, что доставят ему удовольствие. Обито же думает только об одном - Рин. Думаю, сейчас даже Какаши не сможет хоть как-то достучаться до разума безумного бывшего товарища. Хотелось бы сказать, что мне жаль Учиху, но слишком много боли он внес в мою и без того сложную жизнь. Начиная родителями и заканчивая насильно украденным биджу. И пусть я не считал Минато героем, а тем более нормальным отцом, все же чувства к нему питал. К сожалению, для него, большую часть моего сердца занимала ненависть. Я ненавидел его за глупый поступок и наивную предсмертную просьбу. Моя жизнь была бы куда лучше, если бы он попросил отдать меня на воспитание Джирайе. Уж этот старый извращенец научил бы такого молокососа разгульной жизни.
  Натянув белую футболку, я накинул сверху свою черную кожаную куртку. Сумку решил оставить в номере, потому что планировал вернуться ещё на одну ночь, а если повезет, то не сам. Сейчас мой путь лежал в местный нелегальный игорный дом, к которым я пристрастился из-за Цунаде.
  Я считаю, её поступок был необдуманным. Зачем было уходить в отставку перед самым Советом Каге, который проводится довольно редко из-за разногласий скрытых деревень? Эта женщина напилась в стельку и написала увольнение по собственному желанию, впечатав в стены кабинета нескольких АНБУ. По крайней мере, так она мне рассказала. Проверять не было смысла, да и не хотелось. Её по-тихому сняли с должности и только из-за прошлых заслуг не объявили нукенином за пьяную выходку. Теперь Цунаде нельзя подходить к Конохе ближе, чем на километр. Хотя, она туда и не рвется.
  Крестная, как я стал её называть, не принимала участия в Четвертой Войне. Когда к ней пришли с просьбой помочь с лечением раненых, она наотрез отказалась и захлопнула дверь. Я не мог её винить, потому что в этот самый момент корчился в агонии у неё на столе. Мне пришлось несколько недель блуждать по миру, скрипя зубами от жуткой боли, что разрывала мое тело на куски. Если бы я случайно не услышал о том, что легендарная куноичи вновь стала странствовать, лишившись поста Хокаге, то сейчас Хидан лежал бы в земле, а Обито подыхал в какой-нибудь темной пещере.
  Я благодарен ей за все, поэтому не стал юлить и скрывать то, что задумал. Цунаде ничего не ответила, лишь попросила оставить её после моего полного оздоровления. Не смог перечить, видя то, как глаза крестной стали влажными из-за слез, что предательски наворачивались на глаза. Я ушел, хотя мы оба понимали, что больше никого у нас нет. Джирайи погиб, а Шизуне пала от руки клона Зецу, когда тот устроил диверсию в лагере раненых. За полгода мы ни разу не пересеклись, хотя я наслушался о её новых похождениях. Выпивка, азартные игры, чужие деньги, богатые мужчины. Благодаря своей внешности она могла охмурить практически любого, чем и пользовалась без зазрений совести. Я не упрекал Цунаде, понимая, что так она пытается забыть о тех, кто не смог дожить с ней до этих дней.
  На улице моросил холодный дождь, поэтому люди быстрее спешили домой к горячему ужину или в пустую квартирку, где тебя никто не ждет. Такова реальность, чтобы кто-то мог радоваться жизни, кому-то необходимо страдать. Я хотел было улыбнуться, но настроение пропало, наступила апатия, которую я больше всего не любил. В такие моменты хочется напиться до потери сознания и завалиться в бордель, где можно найти утешение в объятиях продажной женщины. Не плохой вариант, но оставим его на потом. Сейчас мне хотелось лишь сыграть на деньги, что я получил за голову одного беглого чунина. Не так много, как хотелось бы, но лучше, чем ничего.
  Я остановился перед тяжелой дубовой дверью и постучал в неё три раза с промежутками около четырех-пяти секунд. Без лишних слов она отварилась, и я завалился внутрь, любезно принимая из рук официанта мягкое белоснежное полотенце.
  - Неужели к нам пожаловал малыш Наруто? - весело пропел низкий толстячок с ярко-зелеными глазами. Он провел рукой по волосам и все, кто сидел с ним за столом прекрасно поняли, что владелец нескольких ресторанов в округе будет блефовать.
  - Решил попытать удачу вновь, - я как-то сдавленно улыбнулся и повесил куртку, предварительно достав из кармана деньги.
  - Может, наконец, попытаешь её со мной? - не поворачиваясь, прощебетала шатенка в синем платье. Она посмотрела на свои две карты, а потом наклонилась ближе к столу, чтобы каждый из сидящих мужчин мог утонуть в её глубоком декольте.
  - Вы же прекрасно знаете, Миса-сан, что не хочу связываться с вашим мужем, - я уселся на стул, положив на столешницу две стопки купюр.
  - Все вы так говорите, - она надула свои губки, а глаза жадно заблестели при виде денег, - а он, между прочим, милейший души человек.
  - То-то я гляжу, все твои ухажеры не могут всплыть со дна озера, - улыбнулся мужчина преклонного возраста в черных очках, растягивая морщины на лице. Седина уже практически полностью овладела его волосами, но все же местами виднелись темные оттенки бывшего брюнета.
  - Фи, зачем так грубо? Он лишь защищал мою честь, - удвоила ставку толстяка Миса, а тот без раздумий вскрыл её.
  - В гробу я видел такую честь! - сокрушенно вздохнул владелец сети ресторанов, ещё раз бросив косой взгляд на аппетитную грудь. - Когда ты уже прекратишь это делать?
  - Что? - невинно захлопала ресницами девушка, раскладывая выигранные деньги в ровные стопочки. Она очень любила порядок, и все это знали. - Не понимаю о чем Вы, Акира-сан.
  - Вертихвостка, - снова улыбнулся мужчина в очках, кидая в центр стола несколько купюр.
  - Ну, что, впустите неопытного игрока в игру? - я провел большим пальцем по пачке, издавая приятный для ушей звук.
  - А по тебе сразу и не скажешь, что ты неопытный парень, - Миса подмигнула мне, а старик слева от неё рассмеялся. Надутым сидел лишь толстяк, так как уже не первую партию проиграл из-за прелестей девушки.
  - Поверьте, я вообще не такой, каким кажусь на первый взгляд, - я закрыл ладонью карты от глаз этой хитрой лисы, и медленно приподнял уголок. Десять и семь, не самое лучшее начало, но у меня весь вечер впереди.
  - Охотно верю.
  
   * * *
  Эта боль... так приятна. Сознание уже давно поглотила эйфория, а тело действовало само по себе. Ребенок или взрослый, мужчина или женщина, было плевать, я лишь хотел убивать ради своего бога. Схватив за волосы девушку, я впился поцелуем ей в губы, до крови прокусывая губы. По телу сразу прошла приятная судорога, и кожа поменяла свой цвет на черный, становясь белой лишь в тех местах, где были кости. Она что-то мычала и пыталась сбежать, но крепкая хватка сводила на нет все её попытки. Я достал из внутреннего кармана штырь и начал медленно погружать его в себя, любуясь тем, какой неописуемый ужас появился в глазах этой малышки. Пробитое сердце отдало болью, а изо рта и раны на груди потекла алая кровь, которой я незамедлительно начертил на земле круг с вписанным в него треугольником. Символ моей веры и силы. Отпустив волосы, я приказал ей бежать. Шок и непонимание, вперемешку с желанием жить отобразились на её юном лице. Она побежала, спотыкаясь и пачкая в грязи красивое белоснежное платье, а я думал, куда нанести первый удар.
  - Нога, - оскал исказил мое лицо, когда девушка закричала как ненормальная и упала, схватившись за раненую ногу. - Это первая, Джашин-сама!
  Вторая нога, бицепс, плечо, шея. Она затихла, и я понял, что наша маленькая игра закончилась. Последний удар, контрольный, я нанес в печень. Теперь точно все было кончено.
  Подойдя к алтарю, я пнул в живот священника с отрезанными ногами и плюнул ему кровью в лицо. Ничего не понимающий еретик. Где же твой бог, когда он так необходим? Где он, когда вы, его верные слуги, погибаете в страшной агонии?
  - Ему плевать, - улыбнулся я, пробив шипом голову служителя церкви. - Истинный бог дарит лишь боль.
  Когда-то давно я тоже верил, что молитвы могут чем-то помочь, что справедливость есть в этом мире. Вера дарует надежду, но она так же ослепляет нас, и мы сгораем в её огне словно мотыльки. Джашин-сама открыл мне глаза на все.
  - Почему... мы... за что? - прошипел мужчина в черном костюме. Он сплюнул на землю кровь, и сильнее прижал ладонь к колотой ране. Его взгляд пылал огнем ненависти, но я наслаждался тем, что было за ней. Абсолютная боль, которую я ему подарил, разорвала сердце этого бедняги на десятки кусков. Сейчас он хотел моей крови.
  - Люди веками забирали жизни ради всяких мелочей, так почему у меня должна быть причина для тебя? - я надавил штырем ему на живот, но крика не услышал. Он лишь сжал зубы.
  - Гори... в аду, - из последних сил прокряхтел этот еретик.
  - Я уже в нем, - я облизнул губы, когда на лицо брызнула кровь из раны.
  
   * * *
  - Сука! Как можно побеждать с такими картами? - не сдерживая эмоций, закричал толстяк, ударив по столу кулаком.
  - Удача любит риск, - улыбнулась Миса, откровенно наслаждаясь злостью Акиры. Ну а я с отстраненным видом складывал выигранные деньги. Победить игрока, который играет только на хороших картах и всеми своими повадками выдает блеф - легче простого. Я всегда думал, что легкие деньги - это сдать труп какого-нибудь разбойника в контору. Как приятно видеть вместо двух стопок уже семь. Проигрывал за столом только владелец ресторанов, поэтому он, кряхтя и проклиная покер, направился домой, обещая всех нас обуть в следующий раз.
  - Итак, дамы и господа, вновь остались только мы. Поэтому не хочу упускать шанс, чтобы поднять ставки, - старик снял черные очки, протер свои глаза и впился в меня и Мису своим тяжелым, усталым взглядом. Хотака был опытным и заядлым игроком, но возраст брал свое. Он уже не мог сидеть за столом ночи напролет, поддерживая сознания адреналином от игры и крепкой выпивкой.
  - Одна игра? - с интересом спросил я, покосившись на девушку. Её банк был раза в полтора больше, чем мой, а со стариком я шел в одну ногу.
  - Люблю, когда молодые люди все понимают, - Хотака передвинул в центр стола все свои деньги. - Ровно миллион двести тысяч.
  - Как будто ждали этого момента, - хитро улыбнулась Миса, пересчитывая свою добычу за сегодня.
  - Ну, я немного отложил на подарок своей внучке.
  - Я мало вас знаю, Хотака-сан, но судя из того, что мне рассказывали... Вы явно стали сентиментальным, - я повторил действия старика. В любом случае, если проиграю, я могу вновь выйти на охоту.
  - Старость приносит только проблемы, молодой человек, - мужчина вновь надел свои очки, ожидая решения Мисы.
  - В этом вы как никто другой прав, Хотака-сан, - девушка положила в центр деньги. - Миллион двести.
  Крупье посмотрел на каждого из нас, после чего в последний раз перетасовал колоду, снял верхнюю половину, отложив в сторону, и взял нижнюю. Первые три карты были вскрыты. Бросив быстрый взгляд на девушку, я увидел, как она едва заметно прикусила губу. Все-таки быть шиноби очень даже не плохо, по привычки подмечаешь все мелкие детали. Старик же никак не реагировал, он даже карты свои не посмотрел. Два, четыре, туз, и у меня лучшая пара, к моей великой радости. Отлично было ещё и то, все три карты на столе имели разную масть, а это автоматически снимало из раздачи сильные комбинации.
  - Ну, как вам, друзья? - старик улыбнулся, и только теперь аккуратно взглянул на то, что ему преподнесла госпожа фортуна.
  - Я ещё подожду, не хочется сразу вас расстраивать, - я уже начал ликовать, когда из колоды вышла тройка, но через секунду понял, что стрит теперь имеет право на жизнь, хотя шансы, что он у кого-то будет... крайне малы. Миса промолчала, потому что в её планы не входило тратить такие деньги за одну игру. Да, у неё ещё оставалось почти столько же, но я знал, какая жадная эта прекрасная особа.
  Последней была девятка, которая, в принципе, ничего не меняла. Пришло время вскрываться.
  - И зачем я только повелась на эту глупость, - сокрушенно вздохнула девушка, кинув в центр стола своего короля с десяткой. Улыбка ушла с лица, когда старик выжидающе на меня посмотрел. Что-то было не так, и вся моя радость ушла далеко и надолго.
  - Пара тузов, - не желая больше тянуть время, сказал я, перевернув карты. Морщины на лице Хотаки растянулись, и лишь когда он показал свою руку, я понял, что это было не ликование, а просто добрая, старческая улыбка, которую деды дарят своим детям и внукам.
  - Было приятно с вами играть, молодой человек, - он взял со спинки стула свое серое пальто, накинул на плечи и направился к выходу. - Буду с нетерпением ждать нашу следующую встречу.
  - У меня уже появилось чувство, что проиграл, - выдохнул я, откинувшись на стуле и посмотрев в потолок. - Провести вас до дома, Миса-сан?
  - Ты так любезен, Наруто-кун, - девушка дала мне руку, чтобы я помог ей встать.
  
  - А говорил, что мужа боишься, - закутавшись в простыню и перевернувшись на бок, произнесла шатенка, изучая мою спину в лунном свете. Я стоял на балконе, наслаждаясь тишиной и прохладным ночным воздухом, лишь иногда кидая взгляды на кровать в своей комнате.
  - Я уважаю его, как шиноби, но не виноват в том, что жену так и тянет на молодых парней, - я кинул взгляд вниз, в переулок, куда только что затащили худого мужчину с непримечательной внешностью. Явно должник, который не может выплатить взятые деньги под бешеные проценты. Разговор с такими недолгий. Сначала будут отрезать пальцы и другие не особо нужные для здоровья части тела, а, в конце концов, вырежут все органы и даже кровь разольют по пакетикам. В итоге получится неплохой навар с такого бедняка.
  - Мой дорогой муж весь в делах-делах, и на меня практически не остается времени, - Миса надула губки, перевернувшись на спину, а я лишь усмехнулся. Ей нужно идти в актрисы, а не тратить свое время на покер, магазины и любовников, у которых, кстати, чаще всего не бывает счастливого конца. Именно поэтому девушка выбирала себе приезжих.
  - Надеюсь, он займется моим делом?
  - Я уже разговаривала с ним. Как мы и договаривались - двадцать миллионов.
  - Деньги рядом с кроватью в кейсе. Код два, ноль, девять, четыре, - я прошел мимо кровати, бросив на Мису тяжелый взгляд, направляясь в ванную.
  - Не нужно делать такое серьезное лицо, - донесся до меня её веселый голос из комнаты, - все будет по высшему разряду.
  - Твой муж не переживает, что из-за этого может начаться война?
  - Сначала он бизнесмен, а только потом шиноби, поэтому для него война синоним слова деньги.
  - Это очень хорошо, - прошептал я, включая горячую воду.
  
  "Трибуны ревели от восторга, когда на центре арены показались десять генинов, имена которых были пока неизвестны, а вот фамилии уже прославились. Люди жаждали зрелищ, и именно поэтому наставники тонко намекнули каждому из нас перед началом, что нужно больше играть на публику. Это раньше, во времена Первого Хокаге, турнир за звание чунина был жестоким экзаменом жизни, который не прощал ошибки, а сейчас все превратилось в шоу для толпы и богатых людей, которые в будущем станут клиентами скрытых деревень.
  Мне принадлежало право открыть бои, вступив в схватку ни с кем иным, как Хьюга Неджи. Уже знаменитый гений своего клана, который во втором туре практически в сухую вынес наследницу Хьюга - Хинату. Все ставки были сделаны на него, потому что я ничем не выделялся из толпы, даже после того, как смог завалить Кибу Инузуку с его псиной. Парень был горячим, и мне ничего не стоило вывести его из себя, после чего использовать шашку личной разработки с разными примесями, которые имели очень резкий запах. Я сделал её специально для того, чтобы скрывать себя от погони или противника, который отлично ориентируется в слепую, полагаясь лишь на органы чувств.
  Да, я использовал трюк, а потом воспользовался ступором противника, засадив ему кунай по самую рукоять в плечо. Пусть скажет спасибо Куренай, которая трепалась о его сильном нюхе. Кто-то осуждал меня, но я - шиноби, а он встал на пути к временной цели.
  - Судьба явно против тебя, потому что дала такого противника, как я, - сразу начал Неджи, как только мы остались одни на арене. - Признай свое поражение сразу, неудачник, и избавь себя от тех страданий, что видел в отборочном туре.
  - Страдания, говоришь... но Хината страдала от душевной боли, а мне это не грозит.
  - Мои глаза...
  - Это мои глаза видят многое, а твои упускают самые мелкие детали, которые находятся прямо под носом, - я сложил пальцы крестом, как меня учил Джирайя, и рядом из облака появились мои копии. Только чунины и джонины поняли, что за технику я использовал, Неджи же удивленно смотрел на каждого клона, пытаясь понять, что здесь происходит. Он активировал бьякуган, а после этого резко развернулся и нанес удар ладонью в район сердца моему клону, что замаскировался под камень ещё тогда, когда стадион был пуст.
  - Ублюдок, - прошипел Хьюга, а я лишь усмехнулся. - Не способен драться честно!
  - Слышать это от того, кто полагается только на свои глаза? - я рассмеялся и плюнул в его сторону. - Ты жалок!
  - Ты тоже, - не придумав ничего умнее, ответил Неджи.
  - Моя жизнь была не самой легкой, но я хотя бы не травлю каждому своему противнику о судьбе и силе, а лишь ищу слабости и наношу удар.
  - Что может знать о силе такой неудачник? - он согнул правое колено, выставив в мою сторону левую ногу и руку. - Судьба жестока и всегда следует за человеком, поэтому с этой секунды не жди пощады, потому что моя судьба - победить тебя!
  - Ты чертовски прав, Хьюга! - с огнем в глазах крикнул я. - Но, надеюсь, это увидели не твои глаза, ведь очень часто судьба благоволит даже таким неудачникам, как я!"
  Я закрыл дневник и кинул его на кровать, после чего выключил настольную лампу и устало протер глаза. Наконец-то меня начало клонить в сон, который давно не шел. Я прекрасно помню тот день и ту тяжелую для меня битву. Если бы Джирайя не рассказал мне о всех прелестях теневых клонов, скорей всего, победа досталась бы Неджи. Благодаря большому количеству чакры и опыту клонов, я смог найти ту самую слабость и нанести туда удар. Все-таки, бьякуган оказался не так уж и идеален.
  Я медленно опустил веки, отдаваясь на растерзания воспоминаниям. Тот экзамен принес много неприятностей: сначала мне пришлось догонять этого самоуверенного Саске, а потом вместо него драться против Гаары. Лишь чудо, желание Кьюби жить и призыв Гамабунты спасли меня. Я боролся за свою жизнь, а не за розоволосую дуру, которая сломя голову кинулась в схватку джинчурики и Учихи. Зачем её только разбудил Какаши? От собаки и то толку было больше.
  Когда Песчаный спросил меня, почему я так силен, то ответ получил мгновенно:
  - Желание жить и боль, которую я испытал, преодолевая препятствия на моем пути, сделали меня сильнее, но, в отличие от тебя, я никогда не убивал по своей прихоти. Убийства не дают силу, они превращают тебя в животное. Подумай об этом, Гаара, хочешь ли ты закончить жизнь в клетке? - произнес я в пустоту комнаты с закрытыми глазами. Я никогда не смогу забыть этот день, ведь тогда погиб Сарутоби Хирузен, один из тех людей, к которым я питал уважение. Именно после этого Орочимару перестал быть для меня кумиром. Он эгоист, который готов ради своей выгоды убить любого, даже самого преданного слугу.
  Орочимару хотел уничтожить Коноху, но у него не было для этого причин. Простая прихоть показать свою силу миру. Я думал, что это умудренный жизнью шиноби, но оказалось, за этой оболочкой был ребенок. В конце концов, он получил по заслугам, дважды умерев от рук человека, которого воспитал собственными руками.
  
  
  Глава 4
  'Я не люблю похороны, хотя никогда не могу просто пройти мимо. Стоя часами за решеткой, что служила забором для кладбища, я наблюдал за тем, как люди провожают в последний пусть усопшего. Горечь - это единственное чувство, что витало в воздухе этого места. Хотя очень часто она перемешивалось с ненавистью. Человек просто так не мог принять смерть близкого, испытывая ненависть к самому себе или к кому-то другому. Причина ненавидеть есть всегда, просто каждый принимает это по-разному. Один воспринимает все как есть, а другой не может успокоиться, пока виновный не будет наказан. Из-за этого страдают окружающие, из-за этого начинаются войны...
  Третий Хокаге был надежной опорой Конохи многие годы. Даже когда он передал свое место Четвертому, все равно не жалея сил помогал своему селению. Многие уважали его, как хорошего человека и сильного шиноби, а ещё больше называли за спиной отцом. Хирузен спас не одну сотню жизней за все время, что отвели ему небеса, и не раз доказывал, что достоин той любви, которую к нему питали жители Листа. Он был мудрым правителем, поэтому попрощаться с ним хотели все люди Конохи, даже несколько приезжих из других стран.
  Первыми отдать дань уважения всегда должны шиноби, поэтому я стоял на крыше резиденции Хокаге, сжимая в руке белую лилию. Тела старика не было, лишь фотография в деревянной рамке с черной ленточкой. Видимо, он слишком сильно пострадал в битве с Орочимару, но, как я слышал, неслабо потрепал своего ученика, заставив его без сил бежать с поля боя. Старость и вредная привычка взяли свое, хотя никто не отрицал тот факт, как трепетно относился к своим воспитанникам Хирузен. Ему было больно от одной мысли, что придется убить одного из них, поэтому, когда Орочимару был разоблачен за свои ужасные эксперименты, не смог нанести смертельный удар этой змее, что пригрелась на груди.
  Мужчины и женщины стояли с невозмутимыми лицами, но их глаза были переполнены печалью. Шиноби нельзя показывать свою боль, поэтому из всех, кто стоял рядом со мной, плакал лишь внук Третьего - Конохомару. Он задал своему учителю только один вопрос: 'Почему так больно терять дорогих людей?'
  - Мы не потеряли его, юный господин. Хокаге-сама всегда останется в наших сердцах, потому что своей жертвой он оставил нам гораздо больше, чем жизнь. Со временем вы поймете это, - Эбису поправил свои черные очки и я почувствовал, что сейчас он смотрит на меня.
  Что он имел в виду? Что может быть больше и дороже, чем жизнь? Только когда я вырос, то нашел ответ. Сарутоби оставил нам волю... Волю Огня, которая учит не бросать своих товарищей и всегда двигаться вперед, не смотря на преграды. Жаль только, что во мне наследие старика уже не осталось. Свою волю я закалил сам'.
  
  Моим глазам предстало боле боя. Всюду лежали тела недавно убитых шиноби, а их протектор был мне смутно знаком. Деревня Звука, что находилась не так далеко отсюда. Неужели Саске решил наведаться в гости к своему единственному родственнику? Хотя, судя по тому, что я слышал, у него уже где-то пять или шесть детей от разных женщин. Остальных же постигла печальная судьба - всех, кто хоть немного отличается по внешнему виду от Учиха... убивают. Эта мразь не знает границ, даже воскресший брат не смог его образумить. Я сплюнул на тело одного из убитых, смотря на то, как Хидан, распластавшись на земле с пробитой грудью, любуется голубым небом.
  - Тебе не хватило того, что ты разрушил храм божий? - умостившись на небольшом камне, лениво поинтересовался я. Хидан повернул голову, посмотрев мне в глаза, после чего начал вытаскивать из себя черный штырь.
  - Все они были еретиками, - криво усмехнулся он, разминая тело. - Поэтому блять не нужно читать мне свои сраные нотации.
  - Насколько я знаю, там была свадьба... неужели твой бог учит тебя только насилию? - я достал из сумки два яблока, и бросил одно этому фанатику.
  - Он не учит меня, - откусывая кусок, ответил мне Хидан. - Я исполняю его волю своими руками. Джашин несет хаос - как при жизни, так и после неё.
  - Чего?! - я уставился на бессмертного, думая, не ослышался ли. - Он был человеком?!
  - У всего есть начало и конец, и мой бог не был исключением. Его прокляли на вечные муки за свои зверства, он потерял физическую оболочку, но приобрел что-то более бесценное, - Хидан указал на грудь, в которой за секунду заросла рана. - Вечную жизнь!
  - И сколько же в вашем культе людей? - отложив яблоко подальше, спросил я. Больше, я хочу знать больше!
  - Один, - гордо ответил этот ублюдок, тыкая в себя большим пальцем. - У Джашина много последователей, но жрец лишь один. Сосуд для его силы и рука для выполнения его воли.
  - Сколько... сколько тебе лет, Хидан?
  - Не знаю, - честно ответил он, сокрушенно вздохнув, - я сбился, когда перевалило за сотню.
  - Ты видел... Рикудо?
  - Ебанулся?! Я долго живу, но не нужно делать из меня такую развалюху! - он закричал на меня, размахивая своей косой. - Хотя, - неожиданно успокоился Хидан, и я с интересом посмотрел на него, - мой предшественник может и видел.
  - Почему ты мне все рассказал? - задал я самый главный вопрос, ведь, насколько мне известно, из последователей Джашина нельзя выбить и слова. Практически все они тащатся от боли и не воспринимают пытки в серьез, погружая свой разум в транс. Это я нашел все в той же папке из Горячих Источников. Видимо, члены этой банды не меньше моего интересовались культом Джашина и всеми его перспективами.
  - Так захотел мой бог, я несу его слово в этот мир, - пожал плечами Хидан, выкидывая остатки яблока в сторону. Он повесил косу за спину при помощи чакры, и указал на вход в пещеру, что находился в десяти метрах от нас. Там, прижимаясь спиной к холодному камню и зажимая рукой рану на ноге, сидел единственный выживший шиноби. Почему не принял капсулу с ядом, что вшита в воротник или спрятана во рту? Видимо, очень сильно любил свою жизнь, а может что-то держало его в этом грешном мире? Лень думать, лучше спросить. - Я решил оставить одного для допроса.
  - Сказать честно, удивлен, - похлопал я по плечу Хидана, получив за это подозрительный взгляд. - Я уж было подумал, что ты поехавший на всю голову маньяк, которого ничего кроме убийств не беспокоит.
  - А не засунуть ли тебе свое мнение в задницу, мудила? - прошипел Хидан, отойдя от меня. - Ты мне ещё спасибо должен сказать, уебок!
  - За что? - искренне удивился я, медленно направляясь в сторону пленника.
  - За него! - пнув ногой шиноби Звука, ответил Хидан. Его взгляд пылал огнем, но все же он сдерживал себя. На сегодня он уже достаточно пролил крови во имя своего бога.
  - А я думал за то, что ты своей выходкой в церкви привлек к нам внимание, - я усмехнулся, когда он начал покрывать меня матами, пиная камни под ногами. Все же, его характер мне абсолютно не ясен. Хидан может быть безумцем, ребенком или холоднокровным шиноби. Я никогда не встречал таких людей, и поэтому было чертовски весело наблюдать за ним. - Ну, что, парень, доигрался?
  - Кто... кто вы такие, ублюдки? - сквозь зубы спросил он, сплюнув кровью мне на штанину. Ответ не заставил себя ждать, и я нанес ему удар в пах. Он начал хватать воздух ртом и плакать, как девчонка. Может и не очень удачное сравнение, но сейчас все выглядело именно так.
  - Ну, что, дерьмо собачье, теперь ты больше расположен к беседе или лучше отрезать тебе яйца, чтобы развязать язык? - для подтверждения своих слов я указал на Хидана, что уселся в метре от нас и старательно, я бы даже сказал - нежно, точил каждое лезвие на своей косе. Нужно запомнить, что в этом мире у жреца Джашина все же есть слабость - его оружие. За то время, что мне довелось знать этого безумца, я понял его огромную привязанность к своему... орудию труда, в прямом смысле этого слова. Может, именно в нем заключена сила?
  - Н... нет-т, прош-шу, - промямлил он. Ха-ха, вся его наглость и смелость улетучилась за секунду при виде маньяка. Хотя, о какой смелости я думаю, если этот червяк струсил покончить с собой? - У ме... меня ж-жена, дети.
  - Вот видишь - наследники есть, если жена любит, то твое достоинство для неё не главное. Красота, - протянул я последнее слово, довольно улыбаясь. Лицо парня стало белым, по нему ручьями полился пот и сильнее задрожали губы. - Как думаешь, Хидан?
  - О, да, прямо утопия, - он пару раз взмахнул мне тыльной стороной ладони, мол, чтобы не беспокоил его. Все, что надо, он сам услышит и скажет. Я это уже прекрасно понял.
  - Тогда начнем с того, с какой целью вас послали сюда? - солнце за это время уже продвинулось по небосклону, и теперь его лучи пробивались сквозь огромные белые кости древних животных, освящая меня и пленника. У него были черные волосы и голубые глаза, прямо как у меня. Я бы даже сказал, что он был чем-то похож на меня или я на него, к сожалению, возраст меня не интересовал. Серые брюки, такая же водолазка и темно-зеленый жилет - это все, что сразу бросалось в глаза, ну и протектор Звука на голове.
  - Раз... ведка, - пролепетал он, пытаясь унять нарастающий страх. Я все это видел в его глазах.
  - Зачем ты выбил ему зубы? - неожиданно спросил я, повернув голову к Хидану. Тот удивленно на меня посмотрел, оторвавшись от своего дела.
  - Я культурно попросил его заткнуть свое ебало, но он отказался, а повторять два раза - не мой стиль, - спустя секунду размышлений, получил я ответ. По синякам и ссадинам на лице, было ясно, что этого парня били, вот и стало почему-то интересно.
  - Знаешь, парниша, я бы хотел тебе верить ради твоей жены и детей, да вот только на разведку не посылают группу, в которой больше десяти шиноби, - я похлопал его по плечу, явно давая понять, что если он продолжит в том же духе, то детишкам ему больше пеленки менять не придется. - Ещё один дубль. И он может быть для тебя последним.
  - Захват... - наконец-то собравшись с силами, произнес он, - ...жреца.
  - Ха-ха-ха, да ладно? - засмеялся я, повернувшись лицом к Хидану. - Нет, ну ты слышал это? Саске-кун захотел поймать тебя. Я был большего мнения об этом придурке.
  - Вот мудак, никакого уважения к старшим. На что он надеялся с такой хилой группой? -вздохнул Хидан, отложив косу в сторону.
  - Они лишь мясо для проверки силы, - донесся до нас голос из тьмы пещеры. Сначала я увидел два пылающих алым светом глаза, и только потом лицо их обладателя. Обито шел не спеша, но теперь в его походке чувствовалась сила. Страшная и неудержимая, какой она была раньше. - Саске хочет удостоверится, того ли врага он нашел.
  - Почему он послал их именно сюда? - без промедлений спросил я, внимательно изучая лицо бывшего лидера Акацуки. Не знаю, почему, но у меня такое чувство, что за эти дни он изменился не только внешне, но и внутри. Сейчас Учиха источал ауру, которая вызывала страх из самых темных уголков моей души. Таким и должен быть человек, видящий перед собой лишь одну цель.
  - Потому что я самый главный подозреваемый для каждой скрытой деревни. Они знают, что я выжил, но так и не смогли найти меня. Саске и многие другие уже не раз появлялись здесь, но я тщательно скрывался, - моим глазам предстал высокий мужчина в черном расстегнутом плаще, открывавшим вид на длинный ровный шрам от шеи и до штанов. Левая половина тела была нормальной, а правая имела неестественно бледный окрас, но, должен ответить, Обито все ещё был в форме или каким-то образом вернул её за несколько дней.
  - Выглядишь внушительно.
  - Я до сих пор жив лишь благодаря клеткам Хаширамы. С ними я практически бессмертен, - Учиха покосился на Хидана, который, так же как и я, изучал его. - Даже не думай, ты не мог убить Какузу, а меня уж тем более.
  - Блять, какие вы скучные, - протянул жрец, поднявшись и подойдя к пленнику. - А что будем делать с этим мусором?
  - Так как теперь мы союзники, то предлагаю голосовать, чтобы все было честно. Я за то, чтобы отпустить его, - не любил в себе эту доброту и снисходительность, но все же иногда они брали верх над рассудком, который кричал единственно правильный вариант: Смерть!
  - Не думал, что ты так наивен, Наруто. Он видел нас, знает наши имена, тут только один вариант, - произнес Обито.
  - Разнести голову камнем, - пожал плечами Хидан с таким видом, будто предложил погладить пленника по волосам.
  - Обито, ты можешь стереть ему память и оставить послание для Саске?
  - Одума...
  - Ты можешь сделать, как я прошу? - более настойчиво повторил я, непроизвольно выпустим чакру. Дыхание шиноби Звука участилось и стало тяжелым, а два моих компаньона никак не отреагировали. Не тот уровень силы, чтобы запугать их количеством чакры.
  - Только послание оставлю я, - неожиданно влез Хидан.
  - Хорошо, - сдался под нашим натиском Обито, закрыв глаза. - Для таких случаев я как раз пересадил себе шаринган Учихи Шисуи. Наконец-то есть возможность испытать его в деле.
  - Тот самый? - почему-то удивился Хидан.
  - О ком речь? - мой интерес возник после вопроса жреца.
  - У него были уникальные глаза, которые могли внушать все, что пожелает Шисуи, а так же стирать недавние воспоминания, - ответил Обито, указывая на свой левый глаз. - Я забрал его у Итачи.
  - Ну, тогда действуй...
  
  'Было глупо отказываться от предложения Джирайи найти Цунаде Сенджу - последнюю из рода знаменитого Хаширамы. Как не крути, а путешествовать с одним из саннинов - это хороший шанс узнать что-то новое и полезное для себя.
  Деревня уже оправилась от утраты Хокаге, люди начали отстраивать здания, шиноби вернулись на миссии, но не хватало самой важной составляющей - лидера, который сбросит на свои плечи тяжелый рок. Только с виду может показаться, что быть Каге очень выгодно и хорошо, но на самом деле все куда более пугающе. Постоянные покушения, разного рода встречи и огромное количество работы вызывают усталость, от которой хочется бежать с ужасом в глазах. Каге мало спит, редко отдыхает и занимается своей личной жизнью, все его силы направлены на управление деревней и её защитой. Этот лидер не только отдает приказы, он ещё жертвует своей жизнью ради людей.
  Каждый раз я улыбался, когда этот придурок напивался и рассказал охренительные истории из своей жизни. Чаще они были связаны с тем, как и где он натянул очередную красотку. Да, мы искали Цунаде, но по мере этого мой кошелек становился таким же тощим, как и беспризорники под окнами наших номеров. Один город сменялся другим, оставалась лишь картина пьяного Джирайи и очередной рассказ. Но на десятом дне эта цепь, так сказать, порвалась. Тогда я впервые увидел расенган в действии и позже не одну сотню раз пытался повторить эту технику одной рукой с такой скоростью. К сожалению, мне было это не под силу до тех пор, пока Акацуки не вытащили Кьюби из моего тела. То ли пошатнулся какой-то баланс внутри меня, то ли контроль чакры стал лучше, но после этого сотворить сферу для меня было не проблемой.
  Накупив шариков с водой, Джирайя объяснил мне, что нужно сделать, а сам ушел за информацией. Три этапа, из которых состояла тренировка, заняли у меня ещё восемь дней, но все же пока мой расенган был жалким подобием этой техники.
  Честно сказать, когда я впервые увидел Цунаде, то мой друг в штанах даже зашевелился, но мысль о том, что она одногодка моего временного учителя, вернула разум на землю. Высокая молоденькая блондинка с большим бюстом и красивым лицом, что ещё нужно для счастья в этой жизни? Своей фальшивой внешностью Цунаде совращала десятки мужчин, из которых сосала деньги на свои развлечения. Джирайя даже один раз оговорился, что она иногда расплачивается за долги весьма извращенными способами. Какими, для меня так и осталось загадкой.
  Наш разговор сразу не заладился. Эта знаменитая женщина сразу дала понять, что плевала она на Коноху и на то, что сейчас ей нужен сильный Хокаге. Тогда я был юн, и очень часто не мог держать свой язык за зубами:
  - Старик Сарутоби отдал свою жизнь за то, на что ты сейчас положила хер! - вилка в моей руке согнулась пополам.
  - Лучше закрой свой рот, мальчик, когда взрослые говорят, - спокойно, но явно с угрозой, посоветовала мне Сенджу. На мгновение перед глазами стала картина, как мой череп разлетается на мелкие кусочки от удара куноичи, но я быстро очнулся. Она использовала прием, который мне уже показывал Орочимару в Лесу Смерти.
  - Сумасшедшая баба, слышал бы тебя сейчас Третий... - ударил я кулаком по столу, от чего посуда подлетела в верх.
  - То что? - уже с насмешливой ухмылкой спросила Цунаде у меня.
  - Дал бы твоей заднице хорошего пинка, чтобы мозги на место вст... - широкая ладонь Джирайи поспешно закрыла мой рот.
  - Что только не скажешь в таком возрасте, - мужчина смущенно улыбнулся и почесал затылок. - Лучше извинись, Наруто.
  - Так может, ты сделаешь это вместо него?
  - Запросто!
  Это были не самые умные слова, но кровь ударила мне в голову с такой силой, что я не мог промолчать. Мы вчетвером вышли на улицу под удивленные взгляды посетителей, ведь практически все слышали наш короткий монолог. Она отдала свой зеленый халат Шизуне, своей ученице, оставаясь лишь в серой блузке без рукавов и черных обтягивающих штанах.
  С таким противником нужно вести себя аккуратно, как сказал бы я сейчас, но тогда побежал со всех ног в сторону Цунаде, занеся руку для удара. Как наивно было полагать, что такая тактика поможет. Она отвела одну ногу назад и слегка повернула корпус, пропуская мою руку в считанных сантиметрах от своей груди. Тут же я получил сильный удар коленом по ребрам, от чего меня подбросило в воздух где-то на метр. Чакры не было, Цунаде использовала лишь физическую силу, и я был ей за это благодарен, иначе картина из бара воплотилась бы в жизнь.
  Пока я летел и думал, она успела ещё схватить меня за шею, добавляя падению скорости и силы. Удар, из-за которого даже стены окружающих нас зданий задрожали, но вместе кровавого пятна на земле лежит ведро с мусором, на которое я успел применить замену. Все-таки я шиноби, и всегда должен иметь хоть какой-то унылый план побега.
  Цунаде сделала удивленное лицо, когда посмотрела на меня валяющегося возле стенки. Ребра жутко болели, а из горла так и рвался крик боли, но я терпел, потому что не хотел показывать этой женщине свою слабость.
  - Хреновый из тебя защитник морали, - усмехнулась она и отвернулась, чтобы забрать свои вещи у Шизуне, а я уже начал собирать расенган, кое-как манипулируя двумя руками. Встал, встряхнул головой, прогоняя рябь перед глазами, снова побежал. Я целился в спину и думал, что она уже не увернется, но, как часто бывает, сильно ошибался. За доли секунды эта куноичи не просто развернулась, она ещё успела нанести удар в лоб. Пальцем, мать твою! Но несло меня обратно так, будто головой я ударил ствол векового дуба. Слабо мерцающая сфера в моей руке попала в угол каменного здания, разбивая несколько кирпичей. - Ты научил этого мальчишку расенгану? Джирайя, эта техника не для него. Тут нужен врожденный талант, как у тебя или... Минато.
  - Я слышал, что ты азартный человек, - я улыбался, вытирая рукавом кровь с подбородка, - так давай заключим пари, что через неделю эта техника полностью подчиниться мне!
  - Ха-ха-ха, занятно, какой смысл спорить, если ты ничего не можешь поставить на кон, - рассмеялась Цунаде, одевая халат. - Что может предложить какой-то генин мне?
  - Свою жизнь! - на полном серьезе заявил я, чем заставил удивиться всех присутствующих.
  - Эй, потише с такими заявлениями, парень, - вмешался в нашу перепалку Джирайя, понимая, что дело принимает серьезный оборот.
  - А что можешь предложить ты, кроме денег и своих сисек? - проигнорировав слова учителя, спросил я.
  - Вот, - она указала себе на грудь, где висел небольшой светло-зеленый кристалл, - это ожерелье носил ещё мой дед Хаширама Сенджу. Как тебе такое?
  - Зачем мне эта безделушка? - усмехнулся я, показывая красные от крови зубы.
  - Поверь, это очень полезная вещь, особенно для тебя.
  Тогда я не понял смысла её слов, лишь, когда надел это ожерелье на шею, ощутил силу, которая волной прошла через меня. Словно сам Первый Хокаге поделился своей чакрой. Оно имело много функций и секретов, которые мне ещё предстояло раскрыть'.
  
  Пленника мы отпустили, слегка подправив ему память. Обито сказал, что глаз Шисуи работает отлично и не вызывает никаких проблем в использовании. Снова спасибо клеткам Хаширамы, которые ему когда-то пересадил Мадара.
  Послание, которое оставил Хидан, было коротким, но весьма эффектным и красочным. Я хотел сделать немного другое, но, в принципе, итак сойдет. Жрец выразил всю суть моих мыслей в несколько слов. Теперь оставалось ждать, что предпримет Саске, хотя его в любом случае придется либо убить, либо отвести роль в наших планах. Меня больше тянуло к первому, но даже Обито, который имел зуб на моего одноклассника, сказал, что будет лучше использовать Саске.
  - Чего же мы ждем? - с сумасшедшей улыбкой спросил Хидан.
  - Завтра об этом уже будут знать все.
  
   * * *
  Саске сидел в большом темном зале, который когда-то был пристанищем Орочимару. Окна были завешены черными шторами и единственным источником света являлись факелы на стенах. Позади Учихи стояли два человека, которые скрывались в тенях этого мрачного места. Элитную охрану Саске собирал лично из подчиненных змеиного отступника и завербованных им во время странствий людей.
  - Хватит мямлить, - властно произнес брюнет, уткнувшись правой щекой в свой кулак. Вся его поза выражала спокойствие, но Саске был готов в любой момент выхватить Кусанаги и кинутся в бой.
  - Я ничего не помню, - шиноби поднял голову и посмотрел в шаринган Учихи. Запятые в них закрутились, пытаясь проникнуть в память подчиненного, но все было тщетно. Кто-то постарался на славу, поставив такой мощный блок. - Только одно предложение постоянно крутится в моей голове.
  Саске убрал додзюцу, с интересом посмотрев на парня перед ним.
  - Не томи, говори уже.
  - Пизда тебе, хуесос красноглазый! - он не смог сдержать улыбки, за что мгновенно поплатился.
  Учиха подорвался с места и ударил шиноби ногой по лицу, от чего тот отлетел назад и покатился по полу. Сломанный нос и сотрясение мозга ему теперь обеспечено, но не это волновало Саске. Кто-то практически в открытую угрожал и оскорбил его, а такое нельзя прощать.
  - Вы двое, соберите остальных. Мы отправляемся в гости к забытому родственнику.
  
  
  Глава 5
  'Некоторые делят людей на разные категории, я же предпочитаю этого не делать. Как в шахматах любая пешка может стать ферзем, так в жизни любой неудачник может выйти в фавориты. К таким я отнесу Рок Ли, - парень, лишенный каких либо умений с манипуляцией чакрой, зато развитый физически настолько, что даже шаринган Саске ему проигрывал. Уверен, даже сейчас этот бездарный шиноби совершенствуется, тогда, как многие его одногодки уже остановились в своем развитии.
  Но у каждого есть предел, который никогда не стоит преодолевать. Правда, некоторые не знают границ, выходя за грани своих возможностей, жертвуя ради этого чужими жизнями, узами и... своей человечностью. Именно к этим людям относился Учиха Саске, последний из своего проклятого клана, великая надежда всего Скрытого Листа. Верхушка Конохи старалась не обращать внимания на то, как сильно этот недомерок жаждет силы и мести родному брату, что вырезал всю родню. Лишь те, кто находился рядом с Саске, видели, во что превращается этот ребенок, сломленный жестокой реальностью.
  Всегда замкнутый и отрешенный, молчаливый и загадочный, но в то же время жестокий и беспощадный. Я, да и думаю, Какаши, понимали, что рано или поздно месть заставит сделать его необдуманное решение, которое выльется в серьезные проблемы, как для Листа, так и для самого Учихи. И Орочимару в очередной раз доказал мне, как искусно он манипулирует людьми, заставляя их делать то, что нужно только ему. Его шипящий голос прошептал лишь одно слово: 'Сила!', и Саске был соблазнен, поддаваясь такому заманчивому искушению. Нет, мне было откровенно плевать на то, чем все это обернется, если бы нам, группе сопливых генинов, не дали приказ догнать и вернуть этого кретина обратно в деревню.
  Цунаде закрыла глаза на то, что двое чунинов и один джонин, которые патрулировали местность около Конохи, получили серьезные ранения от сопровождающих Саске. Я, Шикамару, Чеджи, Киба и Неджи. Наша собранная на скорую руку команда выдвинулась спустя четыре часа после 'похищения' Учихи. Не знаю, на что надеялась Цунаде, но она пообещала, что выслала послание Какаши и Майто Гаю, которые выполняли совместную миссию.
  Мы чудом взяли след, благодаря бьякугану, нюху Акамару и тому, что похитители постоянно останавливались. Но так же быстро встретили первого противника. Огромный толстяк с ирокезом вызывал смешанные чувства, но его владение Землей поражало. Обменявшись любезностями и техниками, Чеджи приказал нам двигаться дальше. Напоследок я успел заметить, как он достал из подсумка прозрачную коробку с тремя таблетками разного цвета. Чеджи принял сразу зеленую и желтую, а дальше я не смотрел, зато мы ощутили сильный всплеск чакры. Спустя пару минут Неджи удивленно раскрыл глаза, но промолчал, сказав лишь, что наш толстяк оказался сильнее.
  Чем дальше мы продвигались, тем веселее становилось. Человек-паук против Хьюга, Киба свалился в реку вместе с двуглавым седовласым парнем. Шикамару, как истинный любитель подраться с девушками, взял на себя симпатичную, но весьма красноречивую, женщину. Ну а я, как сказали остальные, единственный, кто лучше всех знает Саске и обещал разрыдавшейся Сакуре вернуть его целым и невредимым. Именно поэтому пришлось иметь дело с парнем, который плевал на все то, что я знал о человеческом теле. Но и тут мне повезло в лице Ли, что без разрешения Цунаде отправился за нами. Быстро перекинувшись парочкой фраз, из которых я узнал, что Чеджи и Неджи остались живы, мне пришлось двигаться дальше за Саске, который, выпрыгнув из бочки с фиолетовым дымом, отрастил себе волосы и странно хохоча убежал в лес.
  Уже потом, после всей этой заварушки, я узнал о том, что приключилось с каждым, а пока приходилось отвлекать себя разными мыслями от основной цели. Это мешало и не давало сконцентрироваться, но все же я пересилил себя, когда, наконец-то, узрел гордо стоящего спиной ко мне Саске. Пафосный ублюдок, как тогда подумал я, поняв, что за место он выбрал для нашей реальной схватки без визжащих девчонок и мешающих учителей.
  Долина, что носила слишком мрачное название и имела сказочную красоту.
  - Я знал, что скоро это случиться, - я замер на голове Хаширамы Сенджу.
  - Это не могло закончиться иначе, - ответил мне Саске, стоя на статуе Мадары Учихи. Как символично.
  - Закончиться? - довольно усмехнулся я. - Это только начало, придурок. Ты даже не понимаешь, какую яму себе роешь.
  - Я пойду на все ради своей цели, - он повернулся, показывая правую половину лица, которую укрывали черные тату проклятой печати. Но не это заставило мое сердце биться быстрее, а черный глаз с желтым зрачком. Его взгляд напомнил мне Гаару, - даже если ради этого мне придется уничтожить Коноху.
  - Не зазнавайся, Учиха! - зарычал я, пытаясь унять нарастающую дрожь во всем теле. - Тот, кого ты теперь называешь господином, ничего не смог сделать!
  - Тебя ничего не связывает с Листом, но ты все равно защищаешь его. Почему? - он полностью повернулся ко мне, всем своим видом показывая удивление. - Родители, друзья, дом - ничего этого у тебя нет, но ты продолжаешь носить эту повязку, выдерживая все унижения, которые тебе преподносят жители этой никчемной деревеньки. Я никогда не пойму тебя, а ты меня, поэтому давай наконец-то решим, кто же из нас сильнейший на данный момент.
  - У меня есть гордость и честь, которые обязывают защищать это место. Третий Хокаге дал мне эту повязку и попросил, чтобы я стал хорошим защитником для Конохи, а потом он умер ради всех нас, сражаясь с тем, кто обещал тебе силу. Лишь в одном ты прав, нет смысла оттягивать и дальше наш бой этими разговорами.
  Я туже затянул узел на своем затылке и скинул мешковатую куртку, что стесняла мои движения, оставаясь лишь в белой майке и темно-синих штанах. Тату на лице Саске загорелось красным и начало расползаться дальше, укрывая все его тело. В глазах появился шаринган, а в руке - кунай.
  - Не жди пощады, Учиха, я переломаю каждую кость в твоем теле!'
  
  Закрыв дневник, я положил его под подушку. Ту драку я помню чертовски хорошо, ведь она была самой сложной в моей жизни. Тогда я чуть не погиб, и лишь Кьюби спас меня от неминуемой гибели, но сейчас его нет, чтобы разделить со мной воспоминания о тех славных деньках. Интересно, помнит ли он меня, да и где он вообще? Лишь когда я потерял Лиса, то осознал, насколько он мне нужен. Я привык к его силе, к его морде за огромной решеткой. Кажется, я даже скучаю по тому, как он оскорблял меня и пытался заставить снять печать.
  Я вышел из пещеры и уселся на камень, пытаясь не мешать диким животным, что под покровом ночи решили убрать тела убитых вместо нас. Луна была полная и прекрасно освещала для меня этот пир падальщиков. Омерзения не было, ведь каждый выживает так, как может. Да и заслужили эти ублюдки такой участи, потому что, я уверен, на их руках было немало крови.
  Птицы на одном из огромных древ испуганно закричали и взлетели к небу, скрываясь из моего поля зрения в серых от лунного света тучах. Со стороны, где звери с жадностью уплетали мертвую человеческую плоть, проскользнула тень, но я никак не отреагировал, потому что знал, кто это был. Мужчина со щетиной кивнул мне и передал сверток, на котором были капли крови.
  - Все прошло гладко? - через пару секунд поинтересовался я.
  - Как член в киску, - хихикнул он, выдавая то, что уже по пути сюда выпил. Наемники, что с них взять.
  - Сделали так, как я и заказывал?
  - Не пришлось. Охрана была знатная, поэтому не всем удалось выжить.
  - Очень хорошо, надеюсь, не забыли про повязки? - я засунул сверток себе во внутренний карман.
  - Обижаете, вот, - он достал из подсумка на поясе кусок синей ткани, - Миса-сама просила отдать Вам. Сказала, что пригодиться.
  - Лиса, - я провел большим пальцем по металлической пластине с вырезом листа.
  
   * * *
  Солнце лениво показалось над макушками огромных деревьев, что многие годы окружали одну из самых сильных скрытых селений в мире. Лучи света не спеша переползали с крыши на крышу, пока, наконец, не добрались до горы, где были вырезаны лица всех великих правителей этой деревни. Звание Хокаге заслуживали лишь сильнейшие, поэтому и удосуживались чести быть увековеченными в такой эксклюзивный способ. Подобного любой путник больше нигде не мог узреть, именно поэтому Коноха была одной из тех деревень, что жила не только за счет выполненных миссий, но и туризма.
  Хотя в этом и был главный недостаток. При большом желании, сюда мог проникнуть любой шиноби.
  - Если сможет миновать стену, защитный барьер и круглосуточную охрану, - как сказал однажды начальник стражи, бывший АНБУ и джонин в отставке.
  Но система не так идеальна, как хотелось бы, и тому было достаточно примеров за всю историю существования Скрытого Листа.
  Хатаке Какаши, выбранный на должность Шестого Хокаге, в последнее время не особо заботился о таких мелочах, как охрана деревни. Мир во всем мире, что воцарил после войны, никто не спешил нарушать. Узы доверия, что связали все селения, были крепче былых разногласий. Когда Каге запечатали Джуби, они заключили мирный договор и каждый забрал по ключу от печати демона. После этого все стали равны, баланс сил, с исчезновением биджу, вернулся в норму. Но этот мир был такой же хрупкий, как стекло, и любой конфликт мог вновь разжечь огонь войны. Особенно, если дело касалось хвостатых демонов.
  Какаши потянулся и с удивлением отметил то, что солнце уже взошло, а значит, он просидел за столом практически всю ночь без отдыха, лишь иногда прерываясь на туалет и еду. Пепельноволосый никогда не рвался к власти, считая её бременем не для своих плеч, но судьба очень часто любит подкидывать сюрпризы. Копирующий хотел отказаться, но это было только в его мыслях, потому что он прекрасно понимал, что на данный момент для поста Хокаге нет подходящего человека, кроме него. Нет, он никогда не зазнавался по этому поводу, не считал себя центром вселенной, у него просто не было выбора. Коноха была слишком дорога для Хатаке, чтобы он бросил её в такой ответственный момент.
  - Минато-сенсей, до сих пор не могу понять, как вы совмещали личную жизнь с этой жуткой работой, - Какаши вздохнул и прикрыл глаз, погружаясь в неожиданно нахлынувший сон. Он так устал за эти полтора года, что уже задумывался о такой же выходке, какую выкинула Цунаде Химе. Но, как всегда, это были лишь мысли, которые, чаще всего, не воплощались в жизнь.
  Сквозь полудрем Хокаге ощутил, что в комнате появился кто-то ещё с небольшим очагом чакры, но через пару секунд он расслабился, так как узнал владельца.
  Изумо, постучав несколько раз и не дождавшись ответа, тихо открыл дверь и вошел в комнату. Увидев спящего Шестого, ему сразу все стало ясно и он медленным шагом направился к столу, пытаясь не тревожить пепельноволосого.
  - Зачем пожаловал? - вяло поинтересовался Какаши, лениво посмотрев на чунина, что сегодня заступил на охрану главных ворот Конохи.
  - Посыльный сказал передать лично Вам в руки, - ответил мужчина, поставив коробку, которую до этого держал в руках, на столешницу. - Проверка не выявила каких-либо скрытых печатей или жучков. Эта посылка чистая, но...
  - Но? - Хатаке внимательно осмотрел новый предмет в своем кабинете.
  - Здесь стоит печать Цучикаге, - с легким замешательством ответил Изумо.
  Сон Хокаге мгновенно испарился, полностью вырвав мужчину из задумчивости. Он тут же развернул посылку к себе, внимательно осматривая сургучную печать Каге Камня. От неё исходили слабые волны чакры, что говорило о поставленной защите на коробку. Какаши не нашел никаких изъянов в подлинности печати, после чего быстро бросил взгляд на чунина и тот без слов все понял, мгновенно скрывшись за дверью.
  'Овца, собака, змея, лошадь', - указательный и средний палец правой руки Копирующего засветились синим огоньком, и он дотронулся к печати Цучикаге. По поверхности посылки прошла голубая волна, а вслед за ней сургуч потерял свою твердую форму, начав стекать прямо на личные дела генинов, отобранных для экзамена. Откинув крышку, Хатаке увидел внутри небольшой сверток бумаги и перстень с символом сильнейшего клана в Конохе.
  'Вы сильно удивили меня своей выходкой, господин Хокаге. Из уважения к тем жертвам, что мы принесли ради этого мира, я закрою глаза на все, если Вы вернете мне ключ. В ином случае...' - Какаши затрясло, и он сжал бумагу, отбросив её в сторону. Стресс, что так долго копился в нем, нашел для себя выход, - Хокаге со всей силы ударил по столу, ломая его пополам. Следующий удар настиг крепкое сантиметровое армированное стекло, которое защищало лидера Конохи от неожиданных атак. Не успели осколки коснуться пола, как в кабинете уже появились двое АНБУ в полной боевой готовности, но кроме своего лидера они больше никого не увидели. Копирующий постоял пару секунд, после чего резко сел в уцелевшее кресло, исподлобья глядя на дуэт шиноби.
  - Хокаге-сама, все в порядке? - замешкавшись, поинтересовался человек слева, в маске Кота. Он медленно опустил в ножны свое танто, пристально смотря в глаза Хатаке.
  - Вызовите ко мне Хиаши и Шикамару, - проигнорировав вопрос, ответил Какаши, и как только его оставили наедине с самим собой он добавил: - Похоже, у вас очень серьезные проблемы.
  
   * * *
  'Грязь, кровь и пот смешались вместе, создавая свою неповторимую атмосферу. Тяжелое дыхание срывалось с моих губ, но их так же не покидала ухмылка, когда я смотрел одним своим здоровым глазом на израненную тушку Учихи. Он сжимал правое плечо, которое сильно пострадало после столкновения наших финальных техник.
  - Этот твой... расенган... - Саске закашлялся, упав на колени и сплевывая на землю кровь, - никогда не видел такой концентрации чакры всего лишь в одном дзюцу такого маленького размера. Твой демон - это дар...
  Ещё один удар сердца и я так же припал на колено, схватившись рукой за грудь.
  - ...И проклятие одновременно. Сегодня твое тело использовало слишком много чакры. Если продолжишь, то тебя не спасет даже та регенерация.
  Улыбка пропала, когда я почувствовал ком в горле. Секундой позже подомной была целая лужа собственной крови. Перед глазами стояла картина, как этот ублюдок пробил своим Чидори мое плечо, разрывая плоть и дробя кости. Я навсегда запомню эту боль, и то, как тогда разбушевался Кьюби, почувствовав чакру шарингана.
  - Это касается и тебя. Ещё одна техника и от твоей руки будет мало пользы на всю оставшуюся жизнь, - я попытался встать, но неожиданно закружилась голова, и мне пришлось 'поцеловать' лбом землю. Хорошо, что там была металлическая пластина. Я перевернулся на спину, наблюдая за тем, как медленно небо затягивают серые тучи.
  - Знаешь, - неожиданно заговорил Саске, но у меня не было сил, чтобы даже взглянуть на него, - однажды мой брат мне сказал, что только убив своего лучшего друга, я смогу получить большую силу. Но...
  Последние лучи света предательски светили мне в лицо, а я не мог банально прикрыть глаза рукой. Тогда он так и не закончил свои слова, стоя под проливным дождем, лишь бросил оцарапанный и потрескавшийся протектор Скрытого Листа рядом со мной. Что этот проклятый Учиха хотел сказать? Лучший друг? Это было даже не смешно, но где-то глубоко внутри себя я верил в это, потому что никогда у меня не было такого человека, ради которого можно было бы сломя голову броситься в самую безнадежную битву. Или...
  - Прости, Наруто, я опоздал, - Какаши склонился надо мной, внимательно осматривая на наличие серьезных травм. Он дал мне повязку Саске и помог забраться к себя на спину.
  - Я ещё чую запах. Мы будем преследовать его? - маленький мопс Паккун поднял голову к небу и пару раз втянул носом влажный из-за дождя воздух.
  - Сейчас важнее позаботиться о ранах Наруто, - Какаши бросил тяжелый взгляд туда, куда не так давно, прихрамывая, ушел Учиха. Я тоже повернул голову, будто пытаясь увидеть спину своего бывшего товарища по команде.
  ...именно поэтому я последовал за тобой, даже зная, что ты уже не вернешься?'
  
  Я вовремя отложил ручку, так как дверь в мою временную комнату буквально вынесли с петель. Обито схватил меня за грудки и поднял в воздух, хотя я уже был выше него, да и весил немало.
  - Ты!.. - его глаза пылали гневом, но это не вызвало во мне и капли страха. Я ожидал такой реакции. - Ты хоть понимаешь, что своими действиями можешь развязать войну?!
  - Лицемер, - усмехнулся я, а Учиха ошарашено посмотрел на меня, после чего отпустил ворот майки. - Неужели ты думал, что я буду собственными руками делать все? Нет, я лишь соберу трофеи.
  - Твоя месть зашла слишком далеко. Ладно Коноха, но зачем впутывать сюда другие страны? - Обито сел на стул, прикрыв глаза рукой.
  - Это не месть. Это возмездие за все те деяния, что совершил Скрытый Лист, так же, как и другие великие деревни. Ты ведь знаешь, что такое возмездие? Справедливое наказание, осуществляемое соответствующим человеком. В данном случае, этот отвратительный подонок - Я. За этими стенами нет праведников, лишь стервятники, которые построили свои уютные дома на чужих костях, - я перевел взгляд на Хидана, которого заметил только сейчас. У него было задумчивое лицо, а это очень редкостная картина.
  - Конечно, я предпочитаю делать все сам, но одну войну уже пропустил, а вот новую с удовольствием посмотрел бы, - вынес он свой вердикт.
  - Безумцы, - прошептал Учиха, неодобрительно качая головой.
  - Безумие - понятие растяжимое, - улыбнулся жрец Джашина, проведя пальцем по лезвию косы. Мелкая рана появилась мгновенно, но так же быстро исчезла, не успев показать миру и капли крови. - Разве делать из младенца сосуд для демона, обрекая его на невыносимую жизнь - это не безумие? Или вырезать целые селения по приказу?
  - Иногда даже от такого как ты можно услышать разумные вещи, - сдался Обито, взглянув на нас двоих. - Но я все равно не одобряю этот план.
  - Лучше подарить миру сладкие грезы? - удивился я, внимательно всматриваясь в изувеченное лицо брюнета. Он опустил голову, понимая, к чему я веду. - Они не заслужили даже такой участи.
  - И что дальше? - с нетерпением спросил Хидан. - Украдем все ключи, оставляя после себя горы трупов?
  - Дальше - самое интересное, - я достал из тумбочки протектор Скрытого Листа. - Экзамен на чунина.
  
  Глава 6
  'Что есть любовь и как понять, что это чувство овладело тобой? Из черновиков Джирайи я узнал, что любовь проявляется в виде сексуального влечения полов, но разве могли бы люди жить вместе годами только из-за этого? Сомневаюсь, но иногда я проклинаю тот день, когда мне захотелось как можно больше выяснить про это чувство...
  Дождь шел уже третьи сутки, поэтому людей на улицах практически не было. Никто не хотел промокнуть до нитки, меся и без того липкую и мерзко хлюпающую грязь. Я с явной печалью смотрел в окно, пытаясь хоть что-то разглядеть сквозь водяные разводы. Шестнадцатый день рождения, а мне даже не с кем было его отметить, кроме парочки клонов, что суетились у плиты, пытаясь организовать нам хоть какое-то подобие праздничного ужина. На улице смеркалось, а старый извращенец ушел ещё утром, ни сказав и слова. Хотя я точно знал, что он не забыл, какой сегодня важный для меня день, ведь каждый год повторялось одно и тоже: безмолвное утро и неожиданный подарок вечером.
  Мое ухо слегка дернулось, когда я услышал скрип досок за входной дверью. В проеме появился Джирайя, осматривая меня с какой-то странной улыбкой.
  - Помнишь, я говорил тебе, что шиноби нельзя нарушать три важных правила: деньги, выпивка и женщины? - в его голосе звучали веселые нотки, но не от выпитого алкоголя. Мой учитель сейчас был трезв, как стеклышко.
  - Ну, - замялся я, не понимая, к чему он клонит, - допустим.
  - Думаю, ты уже достаточно взрослый, чтобы нарушить их, - старик взял в правую руку мой плащ, что висел возле двери, и бросил в меня. - Собирайся, сегодня ты пойдешь со мной.
  Обида. Да, наверно, именно такое чувство поселилось внутри меня. Неужели Джирайя мог забыть о моем дне рождения? Это было что-то из ряда вон выходящее, и я сжимал до крови кулаки, пытаясь не отвлекать себя дурными мыслями, ведь он никогда не был обязан устраивать мне этот детский праздник. В конце концов, когда я спрашивал: 'А когда вы родились?', один из саннинов с печалью отвечал мне: 'Я столько раз был на грани, что уже и сам не помню, какая дата является истинной'. Но все это лишь слова, которые померкли, когда мой разум затуманила неоновая вывеска в виде женщины с большой грудью.
  - Сразу скажу, что ты впервые в таком месте, поэтому не советую особо заводить знакомства. Это может плохо кончится для тебя, - Джирайя постучал в деревянную дверь, и нам отворила красивая, наверно, но очень накрашенная женщина невысокого роста в ярко-красном кимоно с вышитым на нем золотым драконом, что спускался с плеч к бедрам.
  - Прошу вас, господа, - мило улыбнулась она, пропуская нас в парадную, где находился гардероб.
  - Выпивка, еда, женщины - выбирай любую и делай, что хочешь. За все уплачено! - похлопал меня по плечу учитель, когда мы сдали свою одежду и обувь. Я пока не мог забыть, с каким взглядом провожала меня встретившая нас дама. Она будто говорила мне, чтобы я ушел, иначе испытаю боль. - Это первый и последний раз, когда я устроил тебе такой праздник!
  Его смех разнесся по всему помещению, после чего старик направился в сторону трех молодых, полуголых и очень красивых девушек. Я же, в силу своей неопытности, бросал взгляд то на одну, то на другую фею, не зная, какой выбор сделать. Пускай Джирайя и упомянул, что я могу выбрать любую, и, скорей всего, поменять её по своему желанию.
  - Не нужно сомневаться, мальчик, - сладкий голос раздался у левого уха, - здесь каждая подарит тебе самые незабываемые наслаждения.
  Она была выше меня, поэтому глазам сразу предстало глубокое декольте с пышной грудью. Только спустя несколько секунд я смог взять себя в руки и поднять взгляд на уровень лица. У этой женщины были прекрасные длинные волосы черного цвета и большие голубые глаза, чем-то похожие на мои, но в них было намного больше печали. Её пухлые губы, накрашенные кроваво-красной помадой, притронулись к моим, забирая себе первый в моей жизни поцелуй.
  Она провела рукой по непослушным волосам и, схватив меня за кончики пальцев, потянула за собой в самую дальнюю комнату.
  - Выпей, - эта прекрасная женщина протянула мне пиалу с вином, попутно расстегивая куртку. Её теплые ладошки начали изучать мой торс, которому могли позавидовать многие посетители данных мест. - Шиноби, - промурлыкала она, явно вспоминая какой-то хороший случай в своей жизни, так как печаль в глазах сменилась едва заметной радостью.
  - Откуд... - её тонкий пальчик лег мне на губы, приказывая замолчать.
  - Не нужно слов, - она отстегнула пуговицу на штанах и медленно, будто дразня меня, начала расстегивать молнию, - сегодня я выполню все твои тайные желания.
  Брюнетка опустила голову к животу, а я с интересом, даже удивлением смотрел, как она неторопливо ласкает меня, пока спустя пару минут не почувствовал, что скоро достигну пика. Я поднял глаза к потолку, и закрыл их, погружаясь в пучину наслаждения...'
  
  Я покосился на девчонку и мальчишку лет четырнадцати, которые с нескрываемым удивлением меня рассматривали. Ещё бы! Их товарищ по команде, который никогда не выделялся особыми интеллектуальными наклонностями, сейчас просто сидит под деревом и пишет что-то в дневнике. Хачиро Такахаши уже несколько дней покоится в земле далеко отсюда. Возможно, его и выкопали дикие животные, но вряд ли в той местности ходят люди, чтобы случайно наткнутся на останки юного шиноби. Я забрал его имя и лицо, подражая Орочимару, который когда-то проник в Коноху подобным способом. Если отступника сразу не узнали по чакре, то у меня намного больше шансов остаться незамеченным. В команде я играл роль грубой силы, тогда как паренек по имени Рю использовал стихию Земли на средних дистанциях, а его подруга Сонако - слабые иллюзии и медицинские техники. Наш молодой учитель, который только недавно стал джонином Ивы, сейчас крутился где-то неподалеку, проверяя местность.
  Их общество не вызывало у меня отвращение, даже не смотря на то, что все трое относились ко мне как... как к тому, кто стоит ниже них. Я следил за этим генином на протяжении недели, пока мои временные товарищи готовились к приходу Саске. Увы и ах, в мои планы не входило раскрывать себя. Уж лучше я останусь в тени, а когда от Учихи не будет больше смысла, просто нанесу ему удар в спину. Тихая и безызвестная смерть самое то для зажравшегося ублюдка. Обито помог мне принять окончательное решение относительно Саске, потому что тот, кого я знал много лет назад, уже давно мертв. Осталась лишь оболочка, заполненная негативными чувствами ко всему миру.
  Рю и Сонако о чем-то перешептывались, каждые пять секунд бросая на меня взгляды. Я спрятал дневник с ручкой в походный рюкзак и потянулся, приятно хрустя костями. Судя по запаху, наш обед в виде двух жаренных кроликов был уже почти готов, осталось лишь дождаться джонина, который явно заигрался в защитника. Насколько я помню, страна Огня всегда славилась своими опасными нукенинами из Конохи, но вот разбойников, как и крупных хищников, тут было очень мало. Хотел я только прикрыть глаза, как прямо возле костра приземлился учитель этой команды, поднимая пыль с высушенной постоянным солнцем земли.
  - Вокруг лишь мелкие животные да птицы, - улыбнулся он, удобно усевшись на поваленном дереве. - До Листа рукой подать. Как настрой?
  - Боевой! - выкрикнул Рю, покосившись на меня. Будто ждал, что это сделаю я.
  - Надеюсь, это взаимно? - хитро спросил джонин, с прищуром осмотрев всех нас. - Экзамен на чунина является командным экзаменом, по крайней мере, первые этапы.
  - Учитель, Вы же проходили его не в Конохе? - наконец-то спросил я, так как мой герой был всегда общителен и отзывчив, чем все и пользовались при любом случае. Прямо как мной раньше.
  - Да, но это не особо важно, ведь всеми великими деревнями приняты официальные правила и этапы прохождения этого экзамена. То есть письменный тест, выживание в трудных условиях и бои на выбывание. А вот как именно их проводить решает уже руководство скрытой деревни.
  - Думаете, будет много участников? - поинтересовалась Сонако, медленно накручивая на пальчик свои красные волосы, которые словно вымыли в крови. Я узнал от Цунаде, что такой яркий цвет был присущ многим членам клана Узумаки. Возможно, эта девчонка и была для меня дальним родственником, но глядя на то, как она строит глазки джонину, у меня резко пропадало желание узнать её поближе. Сейчас ей пятнадцать, и думает она совсем не о тяжелых буднях шиноби. Балласт, каким много лет назад была и Сакура в нашей команде. Но теперь моя бывшая боевая подруга занимает высокую должность, используя практически все знания, что подарила ей крестная.
  - Не буду врать, но я слышал, что в Коноху чаще всего приходит самое большое количество генинов. Эта деревня всегда была легкодостижимой и открытой для всех, нежели другие, и всё же это не отменяет того факта, что многие участники не доходят до неё, - снизив голос на конце, припугнул нас джонин. Даже я удивленно округлил глаза, так как никогда не то, чтобы не знал, просто не задумывался над этим. И вправду, зачем усложнять себе жизнь во время экзамена, если можно без проблем закопать трупы задолго до прибытия? Но это было слишком рискованным, потому что на турнире каждый подписывает документ, который снимает все претензии в случае смерти. Тут же нужно убрать шиноби, что до сих пор находятся под защитой своей деревни, а значит можно легко вызвать междоусобицу селений.
  - Думаю, это слишком глупо, - хмыкнул я после минутного молчания. Все удивленно посмотрели на меня, ожидая аргументов. - Одно дело иметь право на убийство, и совсем другое действовать без ведома начальства.
  - Вроде бы я не говорил о том, что на экзамене есть такое, - прищурив глаза, внимательно осмотрел меня с ног до головы джонин.
  - Я ещё в деревне расспросил чунина, который был когда-то в Конохе, - сказал я, не затягивая с ответом.
  - Ну, я так и предполагал, - хлопнув в ладоши, весело пробубнив себе под нос наш учитель. - Уже можно начинать есть.
  'Идиот', - только и подумал я, не спеша откусывая кусок горячего мяса.
   * * *
  Ветка тихо хрустнула под ногой, но всё-таки выдержала вес молодого парня, который нес за своей спиной громоздкий бутыль. Его тело скрывала белая роба с синим окаймлением, а на голове была широкополая шляпа, гордо носившая один единственный иероглиф на себе. Нижнюю часть лица закрыла от глаз простая светлая ткань, что позволяла человеку практически не испытывать дискомфорта при путешествии в пустыне.
  - Мы зря рискуем Вашей безопасностью, - подала голос молодая девушка, что следовала позади своего лидера. - Не хочу надоедать, Казекаге-сама, но Вы же помните, что случилось с предыдущим правителем, когда он отправился на этот экзамен.
  - В чем-то она права, Гаара. Там всего одна команда наших генинов и с ними никто иной, как Баки. Твоё присутствие не обязательно, - поравнявшись с бывшим носителем Шукаку, произнес более взрослый по сравнению со своими спутниками парень. Его каштановые волосы торчали во все стороны, а лицо было раскрашено фиолетовой краской. За спиной он нес нечто замотанное в бинты.
  - Память, - тихо ответил Песчаный, повернувшись к брату, - и горечь от утраты обязывают меня вновь посетить Коноху. Тем более мы союзники, и я нанесу оскорбление Хокаге, если не появлюсь.
  - Да я почти уверен, что он сам бы с удовольствием отдал возможность провести этот экзамен другому селению, - хмыкнул Канкуро, отведя взгляд.
  - Тем не менее, - Гаара улыбнулся, подняв глаза к небу. Солнце ярко освещало территории страны Огня. 'Прямо как в тот день'.
   * * *
  'Я бежал со всех ног, не обращая внимания на людей и грязь после недельного дождя. Под плащом мои пальцы с силой сжимали кошель в виде зеленой лягушки. Он изрядно измельчал, пока мы с Джираей жили в этом городе, но всё же мне хватало денег на ещё один раз.
  Увидев знакомую вывеску, я резко остановился и постучал в дверь, ожидая, пока она не отворится. Жаркое пламя с каждой секундой сильнее сжигало меня, когда я представлял, как вновь увижу свою блаженную улыбку в отблеске голубых глаз. Как её сочные, накрашенные ярко-красной помадой губы будут вновь покрывать мое молодое и сильное тело поцелуями.
  Наконец-то, я увидел знакомое лицо невысокой женщины, но вот её выражение вызвало у меня легкое смущение. Как и в первый раз, она пыталась сказать мне о том, что я ещё мал и глуп, но сердце, словно одержимое, отрицало все крики разума. Быстро скинув обувь и одежду, ноги сами понесли меня к комнате, которая уже казалась мне родной. Вот только увиденное шло вразрез с моими ожиданиями.
  - Парень, пошел в задницу. Не видишь, тут за... нято!.. - мужик закатил глаза от удовольствия, а до моих ушей, сквозь пульсирующую кровь в висках, донесся тихий кашель женщины. Взгляд опустился ниже, осматривая с ног до головы полуобнаженную фею, которая первой смогла очаровать меня своей ослепительной красотой.
  - А, это ты, Наруто-кун, - прикрыв глаза, она попыталась придать своим губам, на которых я увидел белые капли, подобие улыбки. К сожалению, у неё ничего не вышло. - Прости, я поиграю с тобой позже.
  - Совсем охренела?! - этот ублюдок схватил рукой локон длинных черных волос и повернул к себе голову. - Тебе ещё полтора часа работать.
  Он швырнул её вправо и начал стягивать нижнее белье, чтобы продолжить развлечения. Видимо, этого жилистого червя совершенно не смущало моё присутствие, наоборот, он больше распалился в присутствии случайного зрителя. Демон, заточенный во мне, уже дал о себе знать. Ярость раскаленным металлом растекалась по моим венам, придавая сил и затмевая ясный взор. Пара быстрых шагов и я, не обращая ни на кого внимания, нанес стремительный удар кулаком в шею. От меня не скрылось, как капли крови оросили голую спину брюнетки, но сердце требовало продолжения. Он повернулся ко мне лицом, схватившись за ушибленное место, и сразу же получил ещё один, более мощный, удар в грудь. Кости затрещали, а я ликовал, слушая эту мелодию страха и агонии.
  Худое тело пробило собой стену, вылетев на улицу в грязь. Я вылез в новое отверстие, но закончить дело не дала тяжелая рука, схватившая меня за плечо.
  - Я же предупреждал тебя, - голос звучал тихо, но сталь хорошо слышалась в нем. - Ну почему ты такой тупой, что все мои запреты должен проверить на собственной шкуре?
  Я молчал, повернув голову в сторону женщины, которая смогла пробудить во мне то чувство, что описывал в своих книгах Джирайя. Она, прикрывая грудь рукой, смотрела сквозь меня, понимая, что сама виновата в сложившейся ситуации, и даже не заметила, как на моих глазах показались слёзы.
  Босой, без плаща и денег, я просто побрел прочь от этого проклятого заведения, оставив позади зевак, учителя и ту, что помогла мне понять ещё один важный урок жизни.
  Любовь красивое чувство, но очень часто вместо радости и счастья она дарит людям боль и пустоту'.
  
  Коноха практически не изменилась за то время, что я тут не был. Положив дневник под подушку, я подошел к окну и прикрыл глаза от яркого солнца, чтобы лучше рассмотреть новое лицо на скале.
  Хотя Какаши и был знаменит своим шаринганом, архитекторы решили не показывать его, спрятав за повязкой без протектора и оставив Хокаге с длинным воротником.
  - Вкуснятина! - раздался позади меня довольный голос Сонако, которую угостил местной сладостью Рю. - Ты прелесть!
  - Ну, у меня нюх на всякие классные штуки, - смущенно улыбнулся парень, потерев указательным пальцем под носом. Что-то это простое движение мне напомнило, но сейчас моя голова была занята другими мыслями.
  - Хачи, - я поморщился, когда эта девчонка специально сократила имя, зная, что это раздражало её погибшего приятеля так же сильно, как и меня, - хочешь попробовать?
  - Не люблю сладкое, - вновь повернувшись к окну, ответил я.
  - Разве? - искренне удивилась она, а я мысленно чертыхнулся, поняв, что выдал себя. Осталось лишь понять, раскрыли меня или нет?
  - Ещё неделю назад ты уплетал за обе щеки, - сверля мою спину взглядом, произнес Рю, - а теперь нос воротишь?
  - Шиноби имеют свойство пересматривать свои привычки и меняться, если в этом есть необходимость, - я покосился на них через плечо, ожидая реакции, но на их лицах застыло лишь удивление.
  - Тебе, что, голову напекло? - рассмеялась Сонако, посмотрев на своего друга, чтобы найти в его лице поддержку.
  - Точно! А завтра окажется, что ты вражеский шпион, - подхватил мысль Рю.
  - Ну да, конечно, - натянув широкую улыбку, я вновь посмотрел на лицо Какаши, после чего перевел взгляд левее.
  'Интересно, как бы я смотрелся на этой скале, а, отец?'
  - Вот пропуск на экзамен. Он начнется завтра в десять утра, - голос нашего джонина вырвал меня из мыслей. - Вам нужно будет прийти в триста одиннадцатую аудитории здешней Академии.
  Мое прошлое медленно начало своё движение в будущее, и единственным отличием было лишь то, что в этот раз главным хищником буду я.
  
  
  Глава 7
  'Никогда не думал, что возвращение в Коноху может быть таким... Неординарным.
  Чувства вели себя странно. Секунду назад я всё четко слышал, а сейчас до моих ушей доносились лишь отголоски чужих разговоров. Зрение пульсировало в такт сердцебиению, то приближая, то отдаляя объекты. Странное чувство, когда в одну секунду ты чувствуешь себя сверхчеловеком, а в следующую - самым слабым и ничтожным существом.
  Приступы рвоты сменялись сильной жаждой и дрожью, а уже через мгновение мне хотелось просто что-нибудь съесть. Не знаю, что за дрянь мне подсунули, но я ожидал совершенно других ощущений, нежели...
  Время замедлило свой ход настолько, что мне казалось, ещё немного, и я смогу к нему прикоснуться. Мимолетом взглянув в витрину какого-то магазина, я увидел, как мои зрачки полностью поглотили радужку глаза и пульсировали в такт мелодии. На губах блуждала слабая улыбка, а уши заложило от звуков, что издавали музыканты посреди площади. Странно, почему ещё никто не обратил на меня должного внимания. Все были заняты празднеством.
  Победа над ужасным Девятихвостым демоном Лисом... чем этот вечер был плох для того, чтобы в одиночестве, закинувшись несколькими таблетками неизвестного мне, но популярного, препарата, отметить своё возвращение в селение?
  - Смотри куда прешь, мудак! - я засмотрелся в сторону, не знаю, на что, - сейчас всё для меня было чем-то интересным. Разные спектры красок делали это место настолько прекрасным, что ещё чуть-чуть, и у меня на глазах появились бы слезы радости. Ещё чуть-чуть, но... - Ахренеть, это же наш демон. Да ещё и обдолбанный. Ха-ха, да тебя конкретно накрыло, ублюдок!
  Меня с силой толкнули в грудь, но я даже не смог понять, руками или ударом ноги. Люди вовремя расступились, чтобы я смог хорошенько приложиться затылком об вымощенную плитками гранита дорогу. Я почувствовал, как что-то теплое и неприятно вязкое начало медленно стекать по шее на спину. Боли не было, поэтому вставать не хотелось, - это делал за меня утробно рычащий зверь за решеткой в подсознании.
  - Я... не демон, - устало прошептал я сквозь зубы, пытаясь сфокусировать взгляд на человеке, что впервые за несколько лет затронул больную для меня тему. - Слышишь меня?
  - Даже лучше, чем ты представляешь, - моё тело не успевает среагировать на апперкот, подбросивший меня в воздух. Время не хочет вновь набирать обороты, поэтому я чувствую, будто попал в поток воды. Плыву, осматривая лица людей вокруг. Презрение, ухмылки, страх. Каждый из них ненавидит меня немногим меньше, чем шиноби из Кумо, который убил его брата или сестру на войне. И передаёт по наследству свою ненависть детям, которые, не зная причин, просто копируют взрослых.
  'Послушай, сынок, это очень плохой мальчик. Тебе с ним нельзя дружить... Я запрещаю тебе общаться с этим выродком!.. Он никто, ничтожество, что должно было умереть много лет назад... Демон, мразь, убийца. Джинчурики!'
  - Я... я... - слезы предательски наворачиваются на глаза, но я сжимаю зубы, чувствуя, как несколько из них треснули после мощного удара. И пульсирующая в голове мысль скалит кривые клыки, словно дикое животное, заставляя спрятать свою слабость так глубоко, чтобы больше ни одно живое существо не смогло её отыскать. - Человек!
  В тот момент, когда я был готов взорваться чакрой Кьюби, чья-то холодная ладонь свела к нулю всю мою ярость.
  Медленно повернув голову, мне довелось встретиться с серыми глазами, в которых плескалась нежность и беспокойство, которые я понял лишь спустя многие часы. Она сделала несколько шагов, став преградой между мной и нападавшим.
  - Не думаю, что люди, собравшиеся здесь, желают лицезреть эти издевательства, - брюнетка посмотрела на меня и подмигнула, улыбнувшись.
  - Мы старые приятели, решили немного поиграть, - парень склонил голову, показывая своё уважение, но эта маска наивности не могла скрыть злобу, что плескалась бескрайним океаном в карих глазах, - принцесса клана Хьюга.
  - Его кровь на твоей одежде говорит, что игра перешла рамки дозволенного, - шатен сузил глаза и презрительно чмокнул, заметив легкое голубое свечение на кончиках пальцев девушки.
  - Что же, похоже, яйца у неё больше, чем у тебя, Узумаки.
  Плевать на любое оскорбление. Я тогда ничего не слышал, а всё также продолжал молчать, изумленно рассматривая вышитый на кимоно рисунок сакуры, с которой опадали золотые лепестки'.
  
  - Итак, суть этого текста заключается в том, что команда должна набрать максимальное количество баллов для прохождения во второй тур. За каждый вопрос...
  Наша песня хороша - начинай сначала. Экзаменатор пытался придать своему лицу более грозный вид, чтобы запугать нас сложностью этой контрольной на вшивость, но, включая меня, ещё чуть больше дюжины генинов смотрели на него с насмешкой. Видимо, они уже не в первый раз посещали подобное мероприятие или, что скорее всего, просто накопали где-то информацию о сути всех этапов.
  Рю и Сонако каждые пять секунд смотрели то друг на друга, то на меня. Их страх, вперемешку с волнением, отчетливо читался во взгляде, но больше всего, я уверен, они боялись за меня, а точнее Хачиро. Я лишь улыбался и показывал им большой палец, давая понять, что всё отлично.
  Но на самом деле этот фарс с экзаменом сильно напрягал меня. Другие скрытые селения, судя по моим данным, получили письма от Цучикаге. И я готов дать голову на отсечение, если в них не шла речь о ключе к тюрьме Джуби. Люди готовы вырезать одному из сильнейших деревень, лишь бы избежать той кровопролитной войны с участием Десятихвостого, а мне нужно было ждать почти месяц, чтобы план, наконец-то, вступил в силу.
  Обведя взглядом зал, мне удалось насчитать девяносто одного человека, включая экзаменаторов. За всеми опять следят, предупредив, что списывать нельзя. Как это примитивно - проводить каждый раз одинаковый экзамен.
  - Всё понятно? - по-моему, я услышал, как за дверью пролетела муха. Тишина и гнетущая атмосфера, в которой смешались страх и уверенность в собственных силах. Ухмылки чунинов и их вальяжное поведение на рабочих местах. И... какой-то сопляк по сравнению с Морино Ибики. - Тогда объявляю экзамен на чунина, - он посмотрел на часы, что висели над доской, а потом сравнил время с наручными, - открытым!
  Я тоскливо ковырял парту острым кончиком карандаша, изредка лениво поглядывая на участников. Многие из них были старше среднестатистического генина. Опытнее, со старыми рубцами на лице и руках, которые так часто оставляют осколки от взрывов и некоторые стихийные техники, а это непроизвольно толкало на мысль о том, что Каге других селений мгновенно отреагировали на слова правителя Ивы, заслав в своих командах как минимум по одному опытному бойцу. Конечно, это было только предположение, но уж больно наплевательское отношению к этому тесту читалось у таких людей в жестах и мимике.
  Вопросы были практически идентичны своим предшественникам пять лет назад. И я от скуки решил ответить на парочку из них, чтобы не привлекать к себе не нужного внимания. Не думаю, что в истории этого экзамена был человек, который абсолютно ничего не сделал на первом этапе, кроме громкого заявления толпе о своих скромных планах на недалекое будущее.
  Я посмотрел на часы, а потом на очередного бедолагу, который, скрипя сердцем, покинул аудиторию следом за двумя мальчишками, думая о своём полнейшем фиаско и скорыми упрёками товарищей по команде. Только позже он поймет, что совершил самый удачный поступок в своей жизни, когда косился на сочную грудь соседки по парте. Оставалось пятнадцать минут, а десятый вопрос всё так же пустовал...
  - Осталось полторы минуты, - экзаменатор, жилистый парень в черной бандане, лет двадцати пяти на глаз, захлопнул книгу, которую до этого читал на протяжении часа. Он лишь несколько раз осмотрел всю аудиторию, я это знаю точно. Видимо был фанатом Какаши, копируя его манеру превращать любой экзамен в балаган, пуская пыль в глаза и создавая образ несерьёзного человека. - Через минуту я задам десятый вопрос, но до этого сразу скажу, что появиться ещё несколько условий.
  Стоявшая до этих слов тишина превратилась в хрусталь.
  - Не важно, сколько очков заработали вы или ваша команда вместе. Не важно, были ли у вас предупреждения. Если вы не сможете ответить на последний вопрос, путь на этот экзамен будет закрыт для вас навсегда, - он взял кусок мела и вывел на доске слово 'Цель'. - Сейчас у вас нет командира, который даст правильный совет. Вся ответственность лежит только на вас - сможете ли вы рискнуть и добиться поставленной цели. Или... обратите её в прах, утянув за собой своих товарищей.
  Я не успел мысленно улыбнуться, а первая рука уже поднялась вверх. Паренёк с по-детски красивым лицом, которое ещё не тронули шрамы и ранние морщины, виновато посмотрел на два часа, а потом на шесть. Там сидели его друзья, которые ещё не пришли в себя от осознания произошедшего.
  - Я тоже пасс, - послышалось у меня за спиной. Поворачиваться не нужно, чтобы заглянуть в глаза червяка, испугавшегося какого-то препятствия под названием 'чунин'.
  - Из двадцати шести команд остались семнадцать. Многовато, - экзаменатор сел на своё место, взяв в руки книгу, - что же...
  Это было легче прост...
  - Десятый вопрос будет в виде теста. Ответ да или нет. То есть шанс ответить правильно составляет пятьдесят процентов. Товарищи важнее задания?
  И всё. Меня как током ударило. Какого хрена вытворяет этот ублюдок? Десятого вопроса никогда не существовало на экзамене чунина, не только в Конохе, но и в других странах. Так какого...
  Сонако и Рю, которым хватило смелости пойти до конца, сейчас терзали себя новыми сомнениями. Хотя я тоже был на взводе. Выполнение миссии важнее, чем те, кто его исполняет, но в Конохе ценят другие идеалы. С другой стороны, ответ может быть да, потому он проще и многие откинут его из-за простоты. Пятьдесят на пятьдесят. Довольно глупо отсеивать людей только потому, что они имеют другие взгляды на жизнь.
  - Погодите-ка, - я кривым почерком вывел несколько символом, как раз в тот момент, когда экзаменатор вновь подал голос.
  - Время вышло. Пора узнать, кто прошёл дальше, а кто не смог найти путь к своей цели, - несколько секунд тишины показались часами. Для некоторых. Я же уже знал, чем обернётся концовка этого спектакля, но всё равно изменил речь эпилога. - Поднимите руки все те, кто оставил строку с десятым вопросом пустыми.
  Мне было лень даже посчитать, потому что их было достаточно, чтобы понять - нас стало чуть ли не в половину меньше.
  - На заданиях командир должен принимать важные решения. И делать это быстро. Любая задержка может стать роковой ошибкой, которая погубит ваших товарищей или провалит задания. Поэтому все вы, кто оставили такой простой вопрос без ответа, не можете быть чунинами.
  Без пафосных речей, без демонстрации шрамов, полученных во время пыток, этот парень без лишних слов развернулся, и направился к выходу. А мы, оставшиеся десять команд, не ликовали, а оценивали будущих врагов на втором этапе.
  
  Радость и торжество поглотила маленький ресторан с необычным названием 'Голубая устрица', поэтому в последний час я то и дело косился на учителя двоих моих временных товарищей. Спрашивать вслух не хотелось, потому что я относился нейтрально к любым проявлениям сексуального влечения. Пока они не касались меня, естественно, а так как в данный момент я был подопечным этого парня, который не упускал возможности подмигнуть каждому мужчине в заведении, то в моей голове крутился один вопрос: 'А не петушок ли ты часом?'
  Но я к молча жевал неплохой кусок жаренной свинины, который нам принес молодой человек в обтягивающих кожаных штанах и расстегнутой на первые четыре пуговицы белой рубашке, обделанной на рукавах и воротке бахромой. Смотрелся он забавно, но ещё забавнее вилял бедрами, пытаясь своей походкой затмить любую проститутку Конохи с десятилетнем стажем работы.
  Мои 'друзья' весело рассказывали джонину о том, в каких местах было особенно страшно, а где вопросы были проще пареной репы. Он довольно улыбался, не забывая иногда скармливать им 'круто' или 'да', всё время поглядывая на меня. Думаю, наш сенсей уже понял, что я один догадался о сути первого этапа, и это не делало мне чести. В любом случае, сейчас или через месяц, я всё равно собирался его убить.
  - А я и не думал, что у тебя хватит мужества зайти так далеко, Хачиро, - Рю высушил свой стакан с соком и сильно приложился им об столешницу, будто показывая своё превосходство. - Просто мы с Сонако договорились пойти до самого конца, чтобы нас не ждало, а тебя не предупредили.
  'Не нужно говорить так, будто тебя лично Цучикаге послал уничтожить сильнейший отряд вражеского селения. И ты, сучка предателей Водоворота, не смей делать такое одобрительное лицо. Вам же обоим плевать на этого парня, и как только появится возможность, вы пустили бы его в расход. Но я избавил его от этого отчаяния. Быстро и безболезненно'. По правде, я хотел поднять руку, но потом увидел вашу решимость в глазах, сжал кулаки и сказал себе: 'Уж лучше я останусь навсегда генином, чем подведу своих друзей'.
  Широкая улыбка, закрытые глаза, я опять зачем-то тру указательным пальцем переносицу, будто меня смутили свои же лживые слова.
  - Ты изменился, Хачи, - девушка положила свою ладонь на мою, а потом сжала пальцами. Заигрывает? Нет, оказывает поддержку слабому духом парню. Как это мило. - В лучшую сторону.
  - Неужели раньше я был так плох? - я высвободил свою руку и отложил в сторону шампур с мясом, приподнявшись на стуле и нависнув своим огромным торсом над деревянным столом. - Почему ты замолчала, Сонако?
  - Ты пугаешь её, Хачиро, - наш учитель мгновенно встал и положил руку мне на плечо. Этого мало, дружище. И он, словно услышав мои мысли, пустил в ладонь чакру, начиная сильнее давить мне на ключицу. - Что на тебя нашло?!
  - Простите, - я потупил взор, вернулся на место и опустил голову. Действительно, что со мной произошло? Откуда взялась эта спонтанная ярость, и почему я так легко ей поддался?
  Посмотрев по сторонам, я заметил в темном углу этого злачного заведения человека, чья лицо точно видел сегодня на экзамене. Он выглядел молодо, но вот глаза... его глаза говорили намного больше. Помешивая пластмассовой трубочкой томатный сок, он, улыбаясь, неотрывно смотрел на меня. И это заставляло мою кровь течь по венам быстрее, разгоняя по телу раскаленным металлом страх перед бездонными черными глазами.
  Он взялся за приборы и отрезал от своего бифштекса небольшой кусок, медленно положив его в рот, а секундой позже я ощутил солёный привкус на языке. Человеческая кровь, я слишком хорошо знал её привкус, но она была не моя...
  
  'Спать не хотелось. Во рту была пустыня, живот скрутило от голода, а в голове витала гулкая пустота. Но я терпел, потому что не хотел будить волшебницу, что снизошла в мою постель этой ночью, и сейчас тихо сопела, уткнувшись мне носом в плечо. Я даже боялся пристально посмотреть на её мягкий румянец, касаться нежной кожи и шелковистых волос. Пахла она моим любимым запахом ванили, который прицепился ко мне с самого детства. Видимо, из-за недостатка сладкого в бедной жизни.
  Эта девушка источала ауру гармонии и спокойствия, в отличие от меня. Дикого и необузданного. Я был так далеко от неё и ни капли не похож, - как внешне, так и внутренне. Поэтому уже который час задавал себе вопрос: 'Зачем она это сделала?'. Меня не волновали проблемы, которые могут возникнуть со мной. Я был джинчурики, главным оружием Конохи. Я был неприкасаемый для её клана, но она... С ней могли сделать, всё, что угодно, и защитить её мне бы удалось лишь при помощи убийства. Да, я уже убивал людей, но не отца девушки, что питала ко мне любовь, а не страх или ненависть.
  Зашевелившись, Хината поморщила своё прекрасное личико, вырвалась из моих объятий и отвернулась к стене, и я наконец-то смог покинуть постель. Для меня не было в новинку ходить по дому нагим, потому что окна моей квартиры выходили на такую помойку, с который никто точно не захотел бы подглядывать. В холодильнике тихо пузырилось шампанское в бутылке, а рядом стояла одноразовая тарелка с недоеденным раменом. От этого обилия продуктов живот скрутило ещё сильнее, и я решил утолить на время голод чашкой крепкого чая.
  Натянув черные брюки, я схватил посудину с терпким напитком, и скрылся за входной дверью, кинув быстрый взгляд на брюнетку в постели. Спит, а значит, я могу побыть наедине со своими мыслями ещё некоторое время. Присев на деревянный пол лестничной площадки, я облокотился на решетку перил.
  - Ну, спасибо хотя бы за это, отец, - подняв чашку в сторону лица Четвертого, я отхлебнул немного и чуть не поперхнулся, когда рядом, где секунду назад гулял лишь прохладный весенний ветер, стоял Джирайя. - Уже за это стоит ненавидеть шиноби.
  - Я многому тебя научил и показал, Наруто, поэтому сейчас не буду читать лекцию о вреде наркотиков на твоё здоровье...
  - Спасибо, - я улыбнулся, и сделал ещё один глоток, - но всё дело в ней, да?
  - Да, - отшельник насупил брови, присев рядом со мной. - Каждый, кто должен, уже знает, где и с кем она провела сегодня ночь. Наруто, если дело дойдет до трибунала, то знай - я на твоей стороне, чтобы они про тебя не говорили.
  - Трибунал? - я искренне удивился, пытаясь представить, как меня пытаются осудить за обоюдное желание двух молодых людей. - Не думаю, что дело зайдет так далеко.
  - Ты прав, Хьюга могут убить тебя раньше за осквернение наследницы, - Джирайя достал из кармана пачку купюр и протянул мне. - Тебе сейчас лучше покинуть Коноху, я придумаю повод для Цунаде. Хотя она итак всё поймет.
  - Я не собираюсь убегать. Больше не собираюсь. Ни от её клана, ни от ответственности за произошедшее сегодня. И если дело дойдет до драки...
  - Ради неё, ты уничтожишь целый клан?
  - Ради неё, я... 'Сотру Коноху с лица земли'.
  Старик понял меня без слов, после чего встал и направился вниз по лестнице, а я сделал ещё глоток, только заметив, что чашка быстро опустела.
  - Я рад за тебя, Наруто.
  - ...Спасибо'.
  
  Когда прозвучал десятый вопрос, я был удивлен. Сейчас же я находился в полной прострации от увиденного мной второго этапа экзамена. Площадь в десять квадратных километров была обнесена защитным барьером, который пропускал только воздух да солнечный свет в... мы даже не видели, что нас ждет на другой стороне. Знай сейчас хоть одна деревня, что Коноха на сутки сняла свою защиту ради этого этапа, сюда бы уже выдвинулись их войска во главе с Каге. Удивление я читал почти в каждом взгляде, потому что был уверен, - практически каждый участник знал, что нас должен был ждать Лес Смерти и пара свитков, как цель. Но тут были немного иные правила:
  - Каждая команда зайдет на равном расстоянии друг от друга по площади барьера. Вам будет выдана одна литровая фляга воды, еду брать с собой запрещено. Поэтому лучше сразу сдайте свои запасы, а так же свитки, в которые может быть запечатана провизия, - хоть что-то не изменилось здесь. Анко, всё так же одетая в одну прозрачную майку и коричневый плащ, вещала нашей толпе правила и условия прохождения. Я слышал, что она не принимала участие в войне, так как была захвачена в плен Кабуто. Это прихвостень Орочимару опустошил проклятую печать девушки, избавив её навсегда от проклятия змея, но так же чуть не убив этим. Она выжила лишь чудом, потому что её нашла группа медиком, которая была выслана позже Шизуне. - Так как вы все подписали документ о том, что согласны со всеми пунктами экзамена чунина, такими как смерть или инвалидность, то с собой разрешается иметь любое оружие. Цель данного этапа будет заключаться в том, что вам за сутки нужно будет захватить как можно больше вражеской символики. В нашем случае - это белый флаг с номером команды. У вас есть двадцать минут перед началом.
  Двадцать минут? Ха! Я даже не заметил, как мы подошли к джонину с флагом нашей команды. Но до того, как исчезнуть за барьером, я ещё раз посмотрел на Анко. Она, почувствовав на себе взгляд, повернулась в мою сторону. Один удар сердца, а второй уже произошел на военном полигоне, когда в моих глазах отразились белые дюны пустыни и одинокий одноэтажный каменный домик, что находился от нас в пятидесяти метрах. Его было плохо видно из-за расплавленного воздуха и витающего в нём песка, но мы сразу направились к нему.
  - Боже, как они добились такой жары, - Рю уже потянулся к спасительной фляге с родниковой водой, как я схватил его за руку. - Какого?
  - Сомневаюсь, что тут есть вода, а в такой жаре литр на троих - это итак мало. Поэтому терпи.
  Он хотел было что-то сказать, но я, не ожидая, двинулся дальше. Сейчас каждое движение, каждое слово было лишним, оно могло ослабить наши тела и волю к победе, а ребята из Суны в любом случае этим воспользуются.
  Я шёл, зная, что думать нужно только о противнике, но в голову лезла Анко. И я не переставал себя говорить: 'Она не могла тебя узнать, Узумаки!'
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"