Динозавр: другие произведения.

Огни и Обманы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Козак Е.А. "Темные Желания" (детектив, фэнтези, любовный роман)


Огни и Обманы

  
   АВТОР: Козак Елена Александровна
   http://samlib.ru/k/kozak_l_a/
   ПРОИЗВЕДЕНИЕ: "Темные Желания" - главы 1-9 (детектив, фэнтези, любовный роман)
   http://samlib.ru/k/kozak_l_a/temnyezhelanija.shtml
  
   Личная оценка Динозавра: "четыре" с плюсом (7-9 по шкале СамИздата)
  
   В который раз, встречая фэнтези-романы вроде бы стандартного "набора", я удивляюсь тому, насколько разные вещи из них можно собрать. Известно и давно не ново, что из одной и той же завязки десять разных авторов выплетут двадцать совершенно различных по смыслу, содержанию и стилю узора. Потому что важен по сути не столько сюжет сам по себе (как схема происходящего), сколько мироощущение автора - и, конечно, его мастерство.
   Если исходить из сугубо формальных позиций, в представленной работе нет совершенно ничего нового: все это уже было, и не одну тысячу раз. Современного читателя сложно удивить; он изрядно избалован свалившимся на него с популяризацией Интернета разнообразием книг, хороших и не очень. Знахари, боги, княжичи, маги - да хоть сфинксы. Постоянно читающий человек всегда найдет какие-то параллели с чем-нибудь или кем-нибудь другим, после чего сможет сморщить нос и пробормотать что-нибудь о том, что даже Гоцци не смог придумать больше тридцати шести трагических сюжетов. Что ж, если размышлять так, то и книг никаких писать не нужно. Зачем? Все - то же самое!
   Не повторяй - душа твоя богата, -
   Того, что было сказано когда-то.
   Но, может быть, поэзия сама -
   Одна великолепная цитата... (с, Анна Ахматова)
   Собственно, оттого я и не ставлю своей целью проведение параллелей, поиск источника авторского вдохновения и вырывание из недр произведения какой-нибудь завалящей, но новой идеи. По правде сказать, с чисто читательской точки зрения я убеждена, что отнюдь не новизна - самое главное в произведении, к каким бы жанру и форме оно не принадлежало.
   Читатель всегда по-своему сорока: он тащит в свое гнездо-память самое яркое, искреннее, смелое. И если текст своеобразен и интересен, если автор умеет рассказать и заинтересовать, если герои живые и сильные - значит, книга, скорее всего, стоит того, чтобы быть прочитанной.
   [герои и героика]
   Пожалуй, это один из очень редких случаев, когда у Динозавра практически нет претензий к героям. Герои - яркие и разные, и их различия выражаются и в действиях, и в жестах, и в словах. Составлять речевые характеристики неожиданно оказалось увлекательно.
   Повествование во многом субъективно - и дело, конечно, не только в том, что выбран тип рассказывания от первого лица. Читатель не только видит происходящее с героями, не только слышит их слова, но и чувствует вместе с ними - а значит, с ними и живет. Эмоции героев просты и оттого крайне трогательны. Это первый Огонь и первый Обман. Огонь, захватывающий читателя, и Обман, заставляющий его верить: все это взаправду. Или... не обман это вовсе?
   Образы порой несколько однобоки, но неизменно цельны. А оттого и герои выглядят совсем живыми. Нет, не марионетки они, не привязаны к их рукам невидимые властные ниточки...
   Зарья, простая сельская знахарка, застенчивая девушка, совершенно одинокая в свои восемнадцать. Пожалуй, она пытается казаться очень взрослой - в первую очередь самой себе. Тихая, но сильная, а порою и жесткая, готовая к борьбе и убежденная в существовании справедливости - пожалуй, это самый идеализированный образ в повествовании. Кажется, у нее вовсе нет никаких пороков. Таких людей, думается, не бывает. Или, может быть, они остались только в книгах.
   И напротив нее - Арий, княжич, несколько инфантильный отпрыск очень благородного рода ("Какой же это княжич, если его так легко обвести вокруг пальца?!"). Он умеет верить и доверять, мечтать и надеяться, и до сих пор не разочаровался в мире и в жизни. Сложно предсказать, как на него подействуют покушение и предательство и не сломают ли они его, и сложно понять, как он сумел сохранить в себе такую наивность при княжеском дворе. Но вот чему он научился, так это лгать. Это Обман другой - внутренний обман повествования. И эта ложь, кажется, преследует героев.
   Что же получится, если эти два в чем-то схожих, а в чем-то совершенно противоположных по убеждениям героев встретятся?
   "- Да хватит словами высокими изъясняться! Проще будьте. Да и ко мне на "ты" обращайтесь.
   - Ну, тогда уж Вы... - парень смутился, на щеках заиграли ямочки. - И ты...- Арий не договорил, сел за стол, потянулся за хлебом, затем положил в тарелку творога, налил сметанки. Я умиленно наблюдала за ним. Затем, стряхнув с себя оцепенение, тоже принялась за еду.
   Хорошим получился творог. Незернистым. Так в рот и просится! Да и сметана вкусная. Сладкая, жирная. Не сметана - сливки настоящие!
   - Кислятина! - внезапно Арий отставил тарелку в сторону и посмотрел на меня. - А нет ли у тебя, чем подсластить?
   Я разочарованно покачала головой."
   Они принадлежат разным мирам, и их общение порой несколько смешно:
   "- Ты околдовываешь меня! Знаешь, есть такое слово заморское. Гипно... Гипноризи... Гипнозу...
   - Гипнотизируете? - вставил Арий."
   Или:
   "- Если бы я мог вспомнить, как оказался здесь... - Арий покачал головой, поднял с берега один из камешков, подкинул его несколько раз в воздух, а затем с силой бросил в море. - Ничего не помню! Только шторм баллов в десять.
   Я отвернулась, не особо поняв, о каких "баллах" говорил Арий, присела на холодный, чуть влажноватый песок и взглянула на солнце, что медленно погружалось в водную гладь, даря нам последние свои прикосновения."
   И здесь, конечно, тоже есть Огонь. Огонь не видимый простому взгляду: тот, что разгорается в сердцах и душах, и тот, что существует так же неизменно и неотвратно, как и сама жизнь.
   Но нельзя, разумеется, сказать, что этого самого Огня нет в героях других. Ярки и проходные персонажи, помогающие автору рисовать простой быт и простую жизнь и делающие повествование красочнее.
   "- Что ж это ты нас сторонишься? - начала Ася.
   - Да будет вам! - я опешила. - Когда это я Вас сторонилась?
   - Вот вчера, к примеру, - охотно поддержала подругу Харитина. - Ни возле костра тебе не видела, ни в хороводе. Все одна ты и одна. Да с травами своими постоянно возишься. Ни в жизнь тебе мужа не найти. Век в девках просидишь, все у чужих парней хвори будешь лечить. Так и знай! - мрачно пророчествовала она.
   - Знать, судьба моя такая, - смиренно пожала плечами я, надеясь избавиться от кумушек поскорее.
   Не первый раз их пророчества выслушиваю. Надоели уже. Да к тому же будто гнало меня что-то вперед, не давало отсидеться в доме или вон, с кумушками посидеть поболтать. Впрочем, до таких разговоров я никогда особой любительницей не была. Все россказни их - будто с пустого в порожнее переливать.
   - Ты на судьбу не наговаривай, - вмешалась Ася, хватая меня за руку и не давая пройти вперед. - Вон хоть с моей старшенькой пример бери. Ей всего пятнадцать, а женихов уже море. Да только она такая переборчивая, всем отказывает. Главное ж, это не первый год. Хоть бы перестарком не осталась! - тетка горестно вздохнула, затем снова переключилась на меня. - А тебе годков и того больше, чем ей. Уже ж восемнадцать стукнуло!
   - Ничего. Проживу как-нибудь, - я потихоньку вытянула руку, осторожно сделала несколько шагов в сторону, затем, уже не таясь, кивнула кумушкам на прощание и заспешила вперед."
   Интересен образ Ефрема - сельского парня, ухаживавшего за Зарьей. Он простоват, а сам образ можно было бы назвать несколько плоским - впрочем, героя это не портит, потом что он плосок сам по себе. Что испытывает к нему Зарья? Ефрем хороший и надежный, но хочется ей другого. Любопытно, что после гибели деревни героиня жалеет пропавшего котенка, но вовсе не вспоминает о Ефреме... И это тоже Обман, ложь, окружающая героев со всех сторон.
   Крайне противоречив Франциск. С одной стороны, он друг детства Ария и вроде бы положительный герой. С другой - он хитер и увертлив, высокомерен, а иногда и излишне жесток:
   "- Простите, забыла сказать, что... что я рада с тобой познакомиться, Франц.
   - Для таких, как ты, я - Франциск, - отрезал друг Ария.
   - Для таких, как я? - переспросила.
   - Для таких безродных необразованных деревенских дур, - медленно, нарочно растягивая слова, проговорил собеседник.
   Мои руки против воли сжались в кулаки. Кровь мгновенно прильнула к щекам. Я тяжело задышала, будто кто-то резко ударил кулаком по моему животу.
   - А чего ты ждала, деревенщина? - снова заговорил Франц, не давая мне взять себя в руки. - Ты мне не ровня. Равно как и Арию! Так что..."
   И это - тоже Обман. Нет ни положительных, ни отрицательных героев: этот мир - градации серого, так же, как мир реальный.
   Но еще страшнее Обман другой - борьба за княжеский престол между Арием и его дядей Градомиром, предательство одного из тех, кого считал другом. Этот Обман рождает Огонь - Огонь ярости и ненависти, страха и жестокости. От таких искр тоже рождается пламя.
   [миры и реалии]
   Описываемый мир очень близок к раннему Средневековью, и автор очень постаралась сделать его материальным и ярким. Это нашло заметное отражение в стиле - но о том речь пойдет чуть позже. Пока же поговорим о земном и низком, а вместе с тем и о небесном и высоком. О нарисованном словом мире, в котором живут наши герои.
   Пожалуй, одно из самых ярких проявлений того мира - частые упоминания пантеона богов. Причем пантеон этот - славянский, языческий: в нем есть и Белобог, и Хорс, и Перун, и Мара, и многие другие.
   Понятно, что тот мир все же - не Земля, и глупо требовать от автора следования всем историческим событиям нашего мира. Но все же хотелось бы отметить, что в описываемый период на Руси уже было принято христианство, и если в деревне язычество еще могло занимать лидирующие позиции, то в верхах власти большинство принадлежало другой религии. Арий же поклоняется тем же Перуну и Хорсу.
   "Гневается, видно, Переплут", - так говорится о бушующем море. "Переплут злился", - так сказала Зарья, предположив, что Ария смыло с корабля волной. Но Переплут тут, конечно, не при чем. Это тоже Обман. И тоже Огонь. Пламенный Огонь веры.
   "- Значит, здесь Вы меня нашли? - Арий, по его словам, чувствовал себя превосходно. А потому не ограничился только гулянием по двору, уговорил меня пройтись к морскому берегу.
   Солнце медленно катилось на запад. Хорс в последний раз окидывал взглядом свои владения, а затем хлестал запряженных в колесницу лошадей, оставляя этот мир на попечение брата своего Огнебога.
   Велика семья у богов. Хорошо, когда в мире они живут, ладят между собой. А то бывает распря какая разгорится. Разгневается Перун, загрохочет небо. Переплут ниспошлет страшный шторм. Явится Мара к смертным, заберет их души в свое царство.
   - Здесь. Тебя волны морские к берегу гнали. Видно, сильно приглянулся ты Переплуту, что он тебе второй шанс в жизнь подарил.
   Я глядела на море. Сейчас спокойное, еле-еле ветер воды колышет. Даже не верилось, что не одну людскую жизнь Переплут погубил, в свое царство забрал."
   Но если религиозный вопрос автору простить еще можно, потому что мир все-таки другой, то вот незнание многих реалий Средневековья оставить без внимания никак нельзя. Очень многие описываемые детали не соответствуют контексту. В стиле таких примеров достаточно мало и останавливаться на них подробно нет необходимости, но проявлений в быту вполне достаточно.
   Например, такой фрагмент:
   "Я разочарованно покачала головой.
   - Сахар еще на той неделе закончился. Ну, ничего, скоро ярмарка будет, куплю. Может, даже мешок целый, как в прошлый раз торговка советовала." (Действие романа условно можно отнести к 12-13 векам)
   Когда на Руси появился сахар - вопрос спорный, и дать на него точный ответ сложно. Чаще всего говорится, что первые упоминания о тростниковом сахаре относятся к 13 веку. Часто использовать заморский продукт стали лишь с начала 15 века, и был он в ту пору необыкновенно дорог: три рубля за фунт, по тем временам - бешеные деньги. Сахар был признаком благосостояния (вспомним про так называемые "сахарные головы", выставляющиеся на столы в барских домах, чтобы продемонстрировать достаток) и был доступен только избранным, а простые люди заменяли его медом, сладким кленовым или березовым соками. Значительно подешевел этот продукт только при Петре Первом (18 век), когда в России открылись первые сахарные заводы. Что касается сахарной свеклы, то из нее сахар стали делать только на рубеже 18-19 веков.
   Думаю, понятно, что простая знахарка в 12 веке не то что "целый мешок", но даже и плошечку сахара позволить себе не могла - если, конечно, речь не идет о соответствующей природной зоне. Но, с учетом того, как старательно автор живописует разлапистые елки, я серьезно сомневаюсь, что на огороде у героини произрастают заросли сахарного тростника.
   Еще очень странно отношение героини к постройкам: Зарья удивляется тому, что в доме всего один этаж.
   До 13 века деревенская изба представляла собой бревенчатое строение, до трети уходящее в землю (т.е. бревна достраивались над выкопанным углублением, а сама изба представляла собой полуземлянку). В избах не было полов и дверей (только входное отверстие). Лишь с 15 века появляются первые белые избы с печными трубами, да и то только в городах. Курные избы, отапливаемые по-черному, были распространены вплоть до 19 века. Постройка таких изб была запрещена в столице только в 18 столетии.
   То есть в маленькой и не очень богатой деревне двухэтажных белых изб не могло быть в принципе. И удивляться одноэтажной избе Зарья не должна была - она сама примерно в такой и живет.
   Вообще, над описанием деревни автору стоило бы поработать, потому что в нескольких моментах описан явно был дачный поселок, а не крестьянская община 12 века.
   Еще довольно удивительна одежда, которую носит героиня. Например, у нее есть два довольно богато украшенных праздничных сарафана и кожаные сапожки. Один из этих сарафанов, к слову, синий - не говоря о стоимости окрашивания ткани (а в ту пору вещи были преимущественно домоткаными), отмечу, что цвета имели определенное значение. Синий - это праздничный и печальный цвет, связанный, в частности, с похоронным обрядом. Синяя лента в косе у девушки - знак засидевшейся в девках невесты.
   Что же касается сапог, то сыромятная и дубленая кожа шла на обувь для горожан и зажиточных крестьян.
   Но самым странным, пожалуй, оказалось отношение к возрастам. Например, Харитине 40 лет, и она еще "не старая"; в 15 лет девушка еще не замужем; совершеннолетие Ария в 21 год. Автор переносит реалии нашего мира на то время, совершенно, причем, неправомерно. В 12 веке девочек выдавали замуж в 11-13 лет (в зависимости от времени созревания, но в этот вопрос, думаю, углубляться не стоит), мальчиков приблизительно в таком же возрасте. Князья женились чуть позже, но в 21 год мужчина - именно мужчина, а не "парень" и не "паренек" - уже вполне мог вести дружину в бой. (Например, князь Изяслав Владимирович Муромский, 11 в.) Жили же люди не особенно долго; средняя продолжительность жизни крестьянина составляла 30 лет. В возрасте 45 человек уже считался глубоким стариком. Особенно рано погибали женщины - сказывался тяжкий, а порой и непосильный труд дома и в поле, отсутствие медицинской помощи при родах. Ситуация начала меняться много позже; еще в 16 веке ощущался серьезный дисбаланс в половой структуре населения (2/3 мужчин, 1/3 женщин), связанный с ранней женской смертностью.
   В свете всего вышесказанного можно даже порадоваться, что автор не описывает социальную структуру населения. Хотелось бы все же отметить, что обсужденные моменты в большинстве своем являются деталями, а не сюжетообразующими элементами, то есть их правка, скорее всего, не окажется особенно сложной, а сами эти моменты не должны слишком сильно портить впечатление от прочитанной книги. Рекомендую Елене, однако, все же обратиться к соответствующим источникам.
   [стиль и лексика, композиция и жанровая принадлежность]
   Что действительно очень порадовало, так это грамотность автора; немногочисленные тараканы, в основном опечатки, загнаны в коробочку и высланы автору по почте для дальнейшего убиения тапочкой.
   Стиль же достаточно необычен; хорошо заметна стилизация, своеобразное "удревнение" речи. Поначалу к этому довольно сложно привыкнуть, но в дальнейшем это помогает лучше представить происходящее. В целом стиль ровный и красивый, стилистических ошибок мало, "скачков" и "взбрыкиваний" стилистики тоже не наблюдается, а выбор лексики в основном обоснован.
   "Тишина. Покой. Только легкое дуновение ветра разбавляет застывший мирок, навечно обосновавшийся перед глазами. Полуночник [бог ветра] ласкает податливое тело - нежданный подарок судьбы. Покрывает поцелуями шею, неторопливо растягивает шнуровку на груди. Осыпает леденящими кровь поцелуями нежную упругую грудь, заставляя соски каменеть.
   Шелест камышей усыпляет, баюкает, наливает веки тяжестью. Нет нескончаемой дороги. Да и куда идти? Вечный покой. Разбитые часы времени, что повернули вспять. Теплые руки матери, будто ко мне снизошла сама Живица, и черные насмешливые глаза.
   Кто он?
   Человек, что, дай ему волю, сотрет меня в порошок, разожжет в душе огонь, но не подарит тепла.
   Не способен он на любовь. Одна лишь страсть в кошачьих глазах и сизая мгла...
   - Да подожди же ты! Не смей уходить! Ты нужна мне! - порывистый крик взорвал черную тишину. Будто изысканное княжеское кружево разорвали грубые руки дикаря.
   - Зарья! - острая боль в щеке отрезвляет. Мрак бледнеет, очерчивает широкую фигуру. Будто день и ночь сходятся. Реальность вяжет иллюзорные узоры. Светлый мазок, темный мазок...
   Боль в спине.
   Крепкие, ненадежные, но такие желанные руки - цепи, что тянули меня назад...
   Тело увязало в реальности. А душу манил в свой мир Полуночник. Затягивал дивную песню, как тая сирена - дева морская. Не хотел он отпускать нежданный подарок, голубил, баловал.
   Хотелось, так отчаянно, безумно хотелось покориться, сплестись с ним воедино, позволить Полуночнику стать частью меня, или самой стать частью ветра, одинокой, блуждающей по мирам, бесконечно прекрасной душой..."
   Композиция романа вполне стандартна. Довольно интересен, хоть и не нов, прием со вставкой "отступлений" в конце глав - это эпизоды с другим типом рассказывания, от третьего лица, описывающие действия Градомира и его союзников.
   А вот с жанром все не так уж и просто. Вернее, с формальной точки зрения как раз таки просто: это, конечно же, роман - крупный эпический жанр, в центре которого находится герой, представленный в динамике; характеризуется центробежной композицией. Вот уточнить жанр по содержанию несколько сложнее. Что нам предлагает автор?
   Любовный роман - это, конечно, правда, потому что в центре романа безо всякого сомнения находятся личные отношения Ария и Зарьи. Пожалуй, это одна из самых предсказуемых сюжетных линий в книге. Впрочем, она еще отнюдь не закончена, поэтому у автора остается изрядный простор для фантазии и большое поле для маневра.
   Фэнтези (отрасль фантастики) - это тоже, конечно, правда; отрицать присутствие фантастического элемента просто бессмысленно.
   Детектив - выбор этого жанра не столь очевиден. Детектив подразумевает наличие какой-то тайны, по пути разгадки которой движутся герои; именно эта тайна занимает внимание повествователя, и, соответственно, читателя. Здесь же тайны я пока не увидела вовсе. Если уж даже имя главного заговорщика не вызывает больших вопросов, и цели его вполне понятны - какая уж тут загадка?
  
   ...А еще в этой книге горят Огни - огни сильные и слабые, яркие и тусклые, ровные и пугающиеся ветра. Но самое главное, все это - настоящий Огонь жизни, искренний и светлый. В тени этого Огня рождаются Обманы...
   Елена, удачи, вдохновения, грядущих успехов.
  
  
  

   [рекомендуемая литература]
   http://www.osh.ru/pedia/clothes/europe/dark/Rus-01.shtml - древнерусская одежда 10-13 веков
   http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B7%D0%B1%D0%B0 - изба (статья из Википедии - свободной энциклопедии)
   Л.В. Беловинский "Историко-бытовой словарь русского народа"

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"