А.А.М.: другие произведения.

Чёрный крест.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение цикла "Империя"

  Империя. Чёрный Крест.
  
  ...Мы объявляем, что братия в своих исках кому бы то ни было, сохраняют все свои свободы и привилегии, при условии, что действуют они не злонамеренно, честно и незлобливо по отношению к тем, кого обвиняют, либо кому предъявляют иск.
  Устав Тевтонского Ордена. Ст. 3.
  
  Пролог.
  
  - Итак, Брат, вы утверждаете, что в наш Крестовый Поход против Фэллии вмешалась третья сила?
  - Да, Брат Гроссмейстер.
  Курт фон Вальдхайм склонил голову, в знак согласия. Сидящие за круглым столом члены Капитула встрепенулись. Сведения, принесённые негласным членом Высшего административного органа государства, произвели эффект взорвавшейся бомбы...
   Казалось бы, война развивалась так, как и положено любой хорошо организованной войне. Вначале была очищена метрополия Ордена, сама планета Новая Тевтония. Усилены её ближайшие подступы, в пространстве повисли боевые станции, проходы в газово-пылевом облаке, по которому пролегали орбиты всех миров системы, заминированы умными минами. Затем, получив некоторую передышку, руководство Ордена после проведённого чистки рядов от изменников, ренегатов и еретиков начало техническое перевооружение и реформы в политическом устройстве закоснелого в традициях тысячелетней давности, чего уж скрывать, государства. Далее, наладив экономику и, наконец, окончательно покончив с внутренними проблемами, перешли к прямым наступательным действиям. Блокировав вторую известную населённую планету Системы, Братья смогли узнать координаты напавших на них сербрянокожих пришельцев, устроивших настоящий геноцид на поверхности Тевтонии. К тому времени кораблестроительные верфи Ордена, расположенные на естественных спутниках метрополии, были восстановлены и перевооружённые новыми технологиями, укрытыми ранее еретиками приступили к производству космических линкоров нового поколения. Далее - как и полагалось по сценарию: разгром в космосе, высадка десанта, наземная операция и зачистка уцелевших. Так планировалось. И так - хотелось. Но как обычно, вмешался непредвиденный никем фактор. Одно большое "но". А именно - во время решающего сражения с флотом Фэллии из-за второго спутника их планеты на помощь сражающимся подошёл ещё один флот. Правда, небольшой, но... В горячке драки, посчитав их за вражескую засаду, Командующий эскадрой со стороны рыцарей приказал резерву разобраться с хитромудрыми. Брат, начальник резерва, влепил по чужакам со всей дури, превратив в газ двадцать два из тридцати нападающих. Получив по зубам, чужаки поспешили удрать туда, откуда появились, за луну. Но когда посланные в погоню скоростные баланселлы вышли на её орбиту, тех уже не было. Сесть на поверхность чужаки не могли. Слишком мало времени прошло между тем, как они скрылись из зоны видимости, и тем моментом, когда за спутник вышли торпедоносцы. Сканеры тевтонов обшарили всю поверхность луны, но не нашли ничего. Получалось, что чужаки пропали бесследно. Поначалу даже подумали, что у фэлл имеются тайные скрытые базы на спутнике. Пригнали целый джекасс "Святой Иероним", на борту которого находился нейтринный щупач, положенный ему по классу. Аппарат сработал, как и положено, но... Увы. Тоже ничего не нашёл, кроме ископаемых, громадных пещер под поверхностью, да огромных залежей льда под пылью, покрывающей поверхность луны. Получалось, что засадный флот фэлл, за который и приняли чужаков, куда то спрятался. Впрочем, Командующий не стал забивать себе голову. Пространство вокруг планеты Империи он очистил. Превосходство, причём - подавляющее, в космосе - обеспечил. Потери в личном составе и технике - минимальные. Так что Брат Конрад фон Рунштед посчитал поставленную перед ним задачу выполненной полностью, и отдал приказ сопровождавщим Армаду Возмездия техническим ковчегам - приступить к блокаде пространства. Техники сразу занялись развешиванием на орбитах спутников-шпионов, различных детекторов, боевых голем-станций. Словом, уже через неделю после битвы в небе Истинной висели тучи всяких умных штуковин и фиговин, а вся поверхность метрополии была под бдительным, а главное - неусыпным оком сверхмощных раухеров, анализирующих каждый чих во Дворцах местных правителей. Оставалось сбросить на поверхность спутника банду строительных машин и приступить к созданию громадной Базы, откуда планировалось снабжать Армию Вторжения, которая сейчас усиленно готовилась в Новой Тевтонии. И тут появляется Брат Курт фон Вальдхайм, который один среди всех, оказывается, понял, что в битве принимала участие не засадная эскадра остроухих, а третья сила...
   ...Конрад вздохнул - как ему не хотелось, но... В отчаянии цепляясь за крошечный кусочек ускользающей надежды, гроссмейстер, уже внутренне согласившись с самым молодым членом Капитула, всё же задал вопрос:
  - И у вас есть доказательства?
  Фон Вальдхайм подавил вспышку гнева глубоко внутри себя, внешне оставшись невозмутимым.
  - Да, Брат. Вот оно...
  Он открыл сумку, которую аккуратно повесил на спинку своего кресла, когда началось заседание, и вытащил оттуда небольшой плоский предмет алого цвета. Положил его на стол, чуть шевельнул пальцем, и в сплошной поверхности появился необычной формы разъём. Туда на удивление легко вошёл так же принесённый с собой шнур, оканчивающийся стандартным для Ордена штекером.
  - У кого-нибудь есть с собой раухер?
  Брат обвёл взглядом членов Капитула и пояснил:
  - Я просто хочу избежать обвинений в подделке данных. Так сказать, для чистоты эксперимента.
  - У меня.
  Брат Верховный Казначей отстегнул от пояса небольшую коробочку, протянул Курту. Тот благодарно кивнул, ловко подключил разъёмы и вернул получившийся комбайн владельцу раухера.
  - Запускайте, Брат.
  Тот пожал плечами, не понимая, к чему такие сложности. Затем включил умную машину. Мгновение, в воздухе вспыхнуло объёмное изображение обычной операционной системы.
  - Откройте память машины.
  Мгновенная манипуляция, и все, кроме фон Вальдхайма, невольно вздрогнули - мыслящая машина показала, что к ней подключили накопитель информации, и она даже может прочитать название этого тома. Буквы, хоть и сильно отличались по начертанию, всё-таки были похожи на те, которые применялись в Ордене. Но дальше раухер отказывался открывать том, или выполнять какие либо другие команды в отношении чужого накопителя, извещая о полной несовместимости. Командующий специальными частями Ордена развёл руками:
  - Это наш единственный успех. Более мощная машина, пожалуй, могла бы справиться. Но не те, что имелись в нашем распоряжении.
  - А почему, Брат, ты считаешь, что это принадлежит третьей силе? А не остроухим?
  - Империя использует письменность, основанную на другом принципе. Это первое. А второе...
  Сумка вновь открылась, и на стол лёгло нечто, напоминающее книгу, пошедшее по рукам. Конрад открыл первую страницу, и его лицо стало суровым. На скулах мгновенно закаменели желваки мощных мышц. Доказательство было неопровержимо - альбом плоских фотографий. Мужчины, женщины, дети. Непривычная одежда. Неизвестный стиль построек и транспортных средств. Какие-то общественные заведения... Словом, обычный семейный альбом. От созерцания чужой жизни оторвал голос фон Вальдхайма:
  - Найдено в пространстве на одном из разбитых кораблей противника. В остатках спасательной капсулы, похоже. Определить точно не удалось. Блок памяти работает на других принципах, нежели используемые в наших раухерах и интеллект-системах круглоголовых...
  - Значит...
  - Да. Третья сила. По незнанию, либо по злому умыслу они так же напали на нас, ибо то, что первый выстрел сделали чужаки, зафиксировано камерами.
  - Это точно?
  - Да, Гроссмейстер.
  - Тогда...
  Конрад обвёл взглядом членов Капитула, и Братья один за другим склонили головы в знак согласия.
  - Да свершится Месть!
  - Аминь! Аминь! Аминь...
  
  Глава 1.
  
  ... Тяжёлый ваген замер посреди плаца. Открылась дверь фургона, и на плиты литого камня спрыгнули трое: двое кнехтов в лёгкой броне и девушка. Она, по-видимому, являлась пленницей, так как на её руках были оковы, и цепочка от них тянулась к лодыжке. Ту охватывало узкое кольцо. Стреноженная таким образом, неизвестная не могла ни бежать, ни свободно шевелить закованными руками. Просто и эффективно... Охранники осмотрелись по сторонам, но к ним уже спешил высокий молодой мужчина в пятнистом повседневном комбинезоне войск специального назначения. Смерил взглядом арестованную, затем перевёл глаза на кнехтов:
  - Ну?
  - Простите, господин генерал-фельдмаршал! Согласно распоряжения к вам для содержания доставлена...
  Солдат запнулся, не в силах выговорить заковыристое имя. Потом, всё же собрался и выпалил:
  - Юката Маой, господин генерал-фельдмаршал! Вот, предписание.
  Второй кнехт вытащил из сумки, висящей на ремне, стандартный чип для раухера и протянул его офицеру. Курт подбросил его в воздух, потом поймал, снова смерил взглядом опустившую голову фэллу, упорно рассматривающую носки своих арестантских ботинок.
  - Ладно. Свободны, орлы. Получите подтверждение в канцелярии. Шестые ворота.
  - Служим Ордену!
  Оба вскинули руки в приветствии, заставив мужчину скривиться:
  - У нас честь отдают не так. Так что - свободны. Оба.
  Затем ухватил пленницу за цепочку, слегка потянул:
  - Пошли.
  Махнул рукой, показывая, что нужно идти за ним. Та, по-видимому, догадавшись, что ей сказали, послушно засеменила за широкой спиной пятнистого. Идти оказалось недалеко, к одному из длинных бараков, выросших в долине. Мужчина подвёл её к двери, затем остановился. Вытащил из кармана обычный стандартный ключ, присел. Щёлкнуло кольцо ножного браслета. Затем пропел замочек колодок. Девушка удивлённо взглянула на тевтона, а тот распахнул дверь в барак и выкрикнул:
  - Староста!
  - Да, господин!
  Буквально через несколько секунд на улицу выскочила молодая женщина той же типично фэллийской наружности, как и привезённая, только отличающаяся от неё цветом кожи, вытянулась перед мужчиной, пытаясь принять стойку "смирно". Тот отрицательно махнул рукой:
  - Оставь формальности, Гу. Вот, принимай.
  Он слегка подтолкнул к старшей барака новенькую. Женщина всмотрелась в прибывшую и ахнула:
  - Тёмные Боги! Светлая?! Откуда, господин?!
  -Э-э-э! Гу!
  - Да, господин!
  Та вновь застыла на месте, тем не менее, не сводя глаз с новенькой.
  - Аккуратней. Не вздумайте её обижать. И все правила её тоже касаются. Увижу, что отлынивает от работ, или синяки - пеняй на себя! Весь барак будет драить плац носовыми платками! Ясно?!
  - Да, господин!
   - Вечером проверю! Сейчас получи на неё ткань для одежды в цейхгаузе, отведи в баню. Потом можешь сводить девчонку в столовую, благо обед она пропустила, а ужин ещё не скоро. Но чтобы с утра эта девица стояла на проверке! Всё поняла?
  - Да, господин!
  Курт было развернулся, собираясь уходить, но внезапно остановился, протянул руку и заставил только что прибывшую пленницу поднять голову, ухватив её за подбородок. Затем без всякого акцента, на изысканном, чистейшем имперском языке произнёс:
  - Хм... А ты, оказывается, красавица...
  Девушка покраснела, а тевтон удалился прочь лёгким шагом, направившись в канцелярию. Ему ещё нужно было подписать документы о принятии пленной...
  ...В кабинете было прохладно и чисто. Серебрянокожие пленницы тщательно следили за тем, чтобы у страшного начальника полы всегда блестели, тщательно натёртые воском, а на полках и столе не было ни следа пыли. То, что они узнают о чём-либо, предназначенном не для их ушей, фон Вальдхайм не боялся. Во-первых, они не понимали языка тевтонов, а раупереводчиков у них не было. Во-вторых, выйти из расположения и передать кому-либо добытые сведения женщины и девушки тоже не могли. Охранные големы, защитное статическое поле. Машины сердца не имеют, а коды управления знал только один человек в лагере - он сам. Впрочем, содержание пленниц было далеко не главной задачей Курта. Основным занятием являлось обучение новой ягд-команды, взамен погибшей на Негерии во время первой волны вторжения. И, кажется, это ему удавалось, хотя и не без потерь. Но комиссия, расследовавшая обстоятельства гибели одного из членов спецподразделения пришла к выводу, что виноват сам молодой человек. Но выводы для себя сделали все. И сам командир спецподразделения, и её члены. Впрочем, первый боевой выход в новом составе уже был проведён. И более, того, можно считать успешно. Операция прошла без сучка и задоринки, и вот эти вот пятьдесят без малого, остроухих девочек, девушек и молодых женщин являлись её следствием. А эта вот, новенькая, которая убила мальчишку-стажёра, после тщательного обследования прислана теперь к нему. Словно его учебный центр какой то специальный лагерь... От воспоминаний генерал-фельдмаршала оторвал писк вызова по раухеру:
  - Вот же... Они что, здесь, камеры поставили и специально меня дожидаются?! Когда я в кабинет войду?
   Но неудовольствие сразу исчезло, когда на мониторе появилось лицо звонившего. Точнее, звонившей.
  - Малышка Агнесса! Рад тебя видеть!
  - Я тоже, Курт!..
  И это было добрым знаком - когда Сестра-Дознаватель злилась, то обращалась к молодому человеку официально, по званию.
  - Какими судьбами в наши края?
  Девушка покраснела, потом, видимо, решилась:
  - Слушай... У нас тут дело такое... Словом, не для такого общения. Можешь приехать?
  - А куда?
  - К нам, в Новый Вюртемберг. Нашу контору перевели неделю назад сюда.
  - И ты молчала столько времени?!
  Внезапно лицо девушки исчезло, и вместо него появилось совсем другое, абсолютно незнакомое, но, тоже женское. Оно было бы идеально красивым, если бы не чёрная повязка через левый глаз:
  - Господин фон Вальдхайм?
  - Да, фрау.
  На другом конце скорчили гримаску и явственно хмыкнули:
  - Я - Клара фон Гросс. Старшая Сестра команды Дознавателей. Не знаю, в каких вы отношениях с сестрой Агнессой, но моё обращение к вам официально, Брат фон Вальдхайм.
  На мгновение молодая женщина замолчала, и мужчине удалось вставить:
  - И? По какому поводу?
  - Как уже сказала Сестра Агнесса, вы нам нужны. Магистр одобрил ваш вызов и ваше участие в эксперименте, подчеркнув, правда, что всё произойдёт лишь в случае вашей доброй воли. Больше я ничего не могу сказать. Все подробности - при личной встрече.
  - И никак иначе?
  - Да, герр генерал-фельдмаршал.
  - Сбрасывайте адрес...
  Он уже поднялся, собираясь уходить, как вдруг спохватился:
  - Какого рода эксперимент?
  - Генетический...
  - Что?! Хватит с меня!!! Даже не думайте! И забудьте про это!
  Он с маху хлопнул по клавише отключения, переводя дух. Генетический эксперимент! Опять! Эти дамочки никак успокоиться не могут! Приспичило им, видите ли, получить от него потомков! Ну, уж нет! Не дождутся!..
  ...Чуть поостыв, нашёл в раухере список неотложных дел и пробежал его взглядом. Так... Вроде ничего особо сложного не предвидится. Вот завтра - да! Начинается веселье! Ему нужно будет вылетать на Скорпию, принимать новый корабль для своей ягд-команды. "Соловей", конечно, штука отличная! С возможностью скрытой посадки на поверхность любой известной планеты и старта с неё. Невидимый для радаров врага и оптики. Покрытый абсолютно чёрной краской, поглощающей все световые волны. С мощными двигателями, самыми современными на сегодняшний день раухерами и другим интеллектоборудованием. Обладающий непревзойдённой автономностью хода. Но у него имеется один, пожалуй, но наиболее существенный для сложившихся обстоятельств недостаток - слабое вооружение. Впереди - схватки с флотом Империи. Бои в космосе. И дестроер для них абсолютно не пригоден. Это - чисто диверсионный корабль. Но ни одна война не выигрывалась спецподразделениями. Да и единственной на весь Орден ягд-команды для этого недостаточно, естественно. Двадцать пять специалистов на пятьсот миллионов граждан и полутора миллиардов кандидатов. Благо, Капитул, дал тырма такой статус, оставив в истории крепостничество и бесправие коренного населения планеты...
   Впрочем, сейчас рассматривается вопрос о создании нового рода войск - космического десанта, в дополнение к наземной тяжёлой пехоте и техническим войскам, куда входят артиллерия всех видов и танковые части. Уже разрабатываются наставления и уставы для новичков, методы подготовки, а так же специальное вооружение. Ну а он, Курт фон Вальдхайм, один из кандидатов на роль высшего командира этого нового рода войск. Хотя... Скорее всего, Капитул его задробит. И так многие считают его выскочкой. В двадцать два года получить высшее звание особых элитных войск, стать полноправным Братом, да ещё Шестым тайным членом Капитула - высшего органа власти Ордена... Просто побоятся. Так что, пожалуй, стоит отказаться от такой чести, предложенной ему Магистром. Только раскола в рядах рыцарей не хватает. Поэтому... Погодим. Какие его годы... Откинулся на спинку стула, чуть прикрыл глаза... Интересно, какой сюрприз преподнесут на верфях? Он просил мощный корабль, ничуть не уступающий обычным линейным карракам тяжёлых флотов. И Магистр, на мгновение задумавшись, согласно кивнул головой. Никто другой бы не заметил, но тевтону показалось на мгновение, что по губам Конрада скользнула мимолётная улыбка...
   Уже пошёл второй год, как на Скорпии, ближайшем из двух естественных спутников метрополии, начали строить новый виды кораблей. Найденные технологии практически выдернули Орден из застоя. Воистину, война - двигатель прогресса. Раньше рыцари воевали с кем? С периодически восстающими против них аборигенами, фактически находящимися в рабстве. С обнаруженными пять лет назад негерами, обитателями второй населённой планеты системы, находящимися на развитии конца железного века. Фактически, против имеющейся мощной военной машины некому было противостоять. И когда, словно дождь с небес, вдруг вылезли непонятные серебрянокожие и остроухие пришельцы, имеющие равный, а в некоторых областях, и превосходящий технический уровень, то Тевтонии пришлось нелегко. Даже, пожалуй, нелегко - мягко сказано. Сокрушительный разгром на Негерии, когда было потеряно свыше девяноста процентов техники, имеющейся на вооружении и столько же личного состава из всего, находящегося в армии. Битва у семнадцатого репера, где тевтонский Флот столкнулся с имперским, и так же был разгромлен подчистую...
   Затем - вторжение фэлл в пределы самого Ордена. Чужаков выбили, откровенно говоря, с трудом и с огромными жертвами, как среди остатков вооружённых сил, так и мирного населения. Победив пришельцев, Новая Тевтония осталась ни с чем. Не было солдат. Не было техники. Остатки флота являлись сборищем устаревших разнотипных кораблей. Практически, любую другую планету с отличным от Ордена политическим устроем ждал крах. Следующего вторжения планета бы просто не перенесла. Ни экономически, ни в военном смысле. Новая Тевтония пала бы, словно перезревший плод, в руки чужаков... Но тут вмешалось провидение. Или чудо. А может быть, и предвидение предков. Или то, что одно из двух течений внутри самого Ордена на волне хаоса и упадничества, воцарившегося во время вторжения, смогло одержать верх и железной рукой начать наводить порядок внутри государства... Найденные в тайных архивах сведения и технологии помогли пришедшим к власти Крестоносцам, так называлось одержавшее победу религиозное течение, не только удержаться, но и воспользоваться воодушевлением населения одержанной победой над пришельцами и начать техническое и политическое переустройство государства. Новые образцы оружия, новые уставы, разработанные с учётом прошедших сражений. Новая тактика, новая армия. И, главное - коренное изменение тысячелетнего политического строя - вот что оказалось решающим в невиданном рывке, произошедшем буквально за год. С конвейеров сошли принципиально другие виды вооружения, верфи, полностью прошедшие технологическое переоснащение, создали невиданные и немыслимые до сего дня корабли, вооружённые сверхсовременным оружием. Сама армия обогатилась новыми типами подразделений, начала переподготовку солдат-кнехтов. Обучалась ведению боевых действий не так, как раньше. И, естественно, глухая, беспощадная ненависть к серебрянокожим, желание поквитаться за всё то зло, те жертвы, которые понесла планета... А счёт к остроухим был велик. Даже - очень велик... Не случайно пленных чужаков, кроме той полусотни женщин, находящиейся на Базе ягд-команды, на Тевтонии не было. А по захваченным документам выяснилось, что на поверхность Метрополии высадилось почти сто сорок тысяч человек... Словом, Империи был нанесён достаточно мощный удар, от которого та оправиться в ближайшее время не сможет, и вести активные боевые действия против Тевтонии - тоже. Поскольку практически весь прибывший флот врага был уничтожен или захвачен. Имевшиеся на Истинной войска элементарно оказалось нечем доставлять. В то время как Тевтония восстанавливала уничтоженное огромными шагами. Отмена крепостного права в отношении аборигенов привела к тому, что в города хлынуло множество желающих получить полное гражданство. Как мужчин, так и женщин. Шрехты занимали места рабочих в цехах и мануфактурах, вербовались в армию, во Флот. Поступали в учебные заведения. Конечно, пока все раны, нанесённые вторжением, зарубцуются, пройдёт немало времени. Обучение, лечение, подготовка, постройка и запуск - на всё нужно время. И чем больше, тем лучше. Но... Опять же волшебное слово "но"! Оно было. И на данный момент Орден уже не опасался нового вторжения. Чужаков было чем встретить на планете. А уже в ближайшее время, и в космосе. Ещё немного времени, и новый космический Флот будет готов. И тогда... Планы на ближайшее время уже готовы. Наземные части - сформированы, прошли первый период обучения и представляют достаточно грозную боевую силу. А главное - горят желанием отомстить. Так что ещё два, максимум три месяца, и Орден начнёт свой Крестовый Поход Возмездия... И тогда...
  ...Курт фон Вальхайм застыл у иллюминатора динго, доставившего его на Скорпию и старался справиться с удивлением. Он ожидал чего угодно, только не того, что увидел... Месяц назад они по возвращении с Негерии, где выполняли специальное задание, столкнулись с Тяжёлой Эскадрой. И вид её кораблей внушил невольное почтение к мощи Ордена. Но то, что предстало перед взглядом мужчины сейчас... Огромный клиновидный корпус, увенчанный рядом надстроек и боевой рубкой. По плоским бортам многочисленные башни орудий непосредственной обороны и противозенитных систем. Десятки динго и истребителей на плоской взлётной палубе. Многочисленные антенны радаров и эммитеры силового защитного поля, впервые установленные на корабле. И, естественно, размер. Просто невообразимый! Почти семь миль! Гигант! Чудовище, увенчанное огромным чёрным крестом, знаком Ордена на бортах и рубке. И этот вот красавец - его! Ну, не совсем его, но принадлежащий ягд-команде! Выполняющий его, Курта фон Вальдхайма распоряжения! О, Пресвятая Дева!.. Между тем на посадочной палубе чудовища вспыхнули огни, очертившие посадочный люк, и пилот динго пошёл на посадку. Несколько ловких манёвров с разными перегрузками, и вот уже плоское днище прилипло к серой броне, покрывающей корабль. Последний лёгкий, практически неощутимый толчок, когда приёмная пятка поползла внутрь корпуса. Длинная шахта вспыхнула освещением, едва абордажный бот начал опускаться внутрь. Массивные, даже на взгляд броневые плиты. Мощные швы соединения. Невообразимо прочные монокристаллические балки каркаса. Рыцарь отсчитывал глубину шахты по нанесённым на стены меткам. Почти двадцать мер. Ничего себе... Есть остановка. Динго застыл на месте. С лёгкой платформы напротив люка выдвинулся трап и прилип к борту крошечного кораблика. Курт открыл люк - его встречали четверо, и судя по знакам различия, немалых чинов. Сурово...
   Внутри корабль оказался не менее впечатляющ, чем снаружи. Тщательно продуманная планировка, огромные трюмы, мощнейшее, без преувеличения, вооружение: артиллерия, ракеты, истребители, абордажные боты. Ещё - громадный десантный наряд со всем вооружением, положенным по штату. И удивительно небольшой основной экипаж для корабля таких размеров. Впрочем, все корабли Ордена, сходящие со стапелей сейчас были предельно автоматизированы. Так что... Осмотром генерал-фельдмаршал оказался доволен. А кораблём - ещё больше. Он ожидал всякого, но такого! Магистр сделал воистину щедрый подарок. Тем более. Что дополнительно к штатному вооружению в стандартную конструкцию были внесены и некоторые изменения. В частности - сверхмощная раухерстанция интеллектуальной обработки данных. Гигантский трюм, в который планировалось загрузить верный "Нахтигаль", оказавшийся лилипутом среди гигантов. Так что, круг задач, который мог решить данный дредноут, относящийся к классу джекассов, линейных кораблей первого класса, был бесконечен. Начиная от орбитальной бомбардировки для поддержки наземных частей, с высадкой таковых, до сражения как в одиночном порядке, так и в составе Флота. Казалось бы, для чего строить подобные дорогостоящие монстры? Расходовать драгоценные ресурсы? Но в свете того, что было известно фон Вальдхайму, да и другим членам Капитула все возражения снимались сами собой. Уже окончательно и бесповоротно стало ясно, что во Вселенной Тевтоны не одни. И один Господь Бог, да Пречистая Дева Мария знала, с кем, или с чем ещё предстоит столкнуться рыцарям Тевтонского Ордена в будущем... Уже было известно пять рас: сами тевтоны, аборигены, негеры, остроухие и фань. Обнаружилась и таинственная шестая, о которой не было неизвестно ничего. Но только пока. А что будет дальше? Так что предусмотрительность и расчётливость, свойственная изначально рыцарям в данном случае превалировала над бережливостью и даже некоторой скупостью. Поэтому... Об экономии речь больше не шла, тем более, что экономика развивалась невиданными темпами. Брат Казначей Ордена был просто шокирован, когда знакомил членов Капитула с получившимися данными - за последний год прирост производства составил почти двести десять процентов, из них больше половины пришлось на новые, высокотехнологические и военные отрасли. Так что из испытания Орден вышел не только окрепшим, но и возрождённым. А потери, нанесённые вторгшимися имперцами, уже были ликвидированы, города - отстроены. Только вот люди... Но это уже был другой вопрос. Впрочем, из городов и посёлков сообщали о невиданном всплеске рождаемости. Такова природа человека, и не только его. При угрозе гибели вида в дело вступает механизм самосохранения, характеризующийся бурным воспроизводством. Увеличивается количество детей в семьях, число вступающих в брак... Учитывая же, что благосостояние граждан Ордена, несмотря на войну, тоже резко выросло, то тенденция не только сохранялась, но и росла. Капитул уже серьёзно задумывался о том, чтобы снизить разрешённый для вступления в брак возраст с двадцати одного до восемнадцати для мужчин, и с восемнадцати до шестнадцати для женщин. Но пока со столь радикальными мерами решили погодить...
  ...Курт замер на пороге своего динго, доставившего его на новый корабль.
  - Как вам наш "Гроссбург", герр генерал-фельдмаршал?
  Вопрос задал командир джекасса. Мужчина не раздумывал над ответом:
  - Корабль впечатляет, господа. Ничего не скажу. Но вот выучка, боевая слаженность - уже совсем другой вопрос. Сколько новичков в экипаже?
  - Большая часть, герр оберфюрер.
  - Вот именно. Молодёжь, ещё не нюхавшая горевшего тарунтина. Так что... До первого боя, господа, прошу воздержаться от подобных вопросов. Тем более, что он не за горами. Месяц, максимум, полтора - и Поход Возмездия начнётся. Тогда и отлетит от всех нас наносное, ненужное. И мы узнаем, чего стоит каждый из тевтонов. Пока лишь могу сказать на прощание две вещи: корабль великолепен, отрицать не буду. Второе - готовьтесь к сражениям, господа. И помните - эта война будет отличаться от всего, что вы знали ранее. Поверьте...
  Люк с мокрым вязким звуком стал на место. Курт занял место в кресле одного из десантников, положенных по штату. Платформа дрогнула и медленно поползла вверх. Несколько минут - и в глаза ударила бездна космоса, которая никогда не надоедала рыцарю. В пространстве повисли голографические маркеры, обозначающие взлётный коридор, вспышка заработавших двигателей, и динго, стремительно ускоряясь, направился к Причальной станции одного из Орбитальных лифтов Новой Тевтонии...
  
  Глава 2.
  
  ...Плотная коробка строя. Полторы тысячи человек. Все - как на подбор. Рослые, крепкие ребята. В основном - тевтоны. Но есть и из шрехтов. А ещё - отдельный штурмовой взвод. Эти вообще - монстры... Все - стройные, красивые, гибкие... девушки... И красавицы, одна к одной. Добровольцы, Пресвятая Дева... Только этого ему не хватало! И деваться некуда - сам первый начал. Тех сестёр-медичек на Поле Славы вся Тевтония помнит! Национальные героини. Вот и... Отборный взвод. Тридцать пять молодых девчонок. Нет, Брат-Магистр явно что-то затевает. Но, скорее всего, у него информации больше. Вот и... В других частях шрехты преобладают, а у него - чистокровные тевтоны. При том, что дефицит личного состава в частях огромный. Нет, добровольцев то полно, но пока их обучишь, потеряешь уйму времени. Орден не привык заваливать противника пушечным мясом и трупами. А тут, как понятно из документов - собирали этих вот десантников со всей планеты, руководствуясь непонятными никому критериями. Действительно, отборные... Люди... Они станут десантным нарядом "Гроссбурга". Будут прикрывать спину ягд-команде, когда та начнёт операцию по захвату Небесного Лифта на Негерии. Так что следует для начала посмотреть, на что они способны, пожалуй...
   Фон Вальдхайм обвёл плотный строй десантников внимательным взглядом, затем вскинул руку, призывая к вниманию. Тишина стала просто осязаемой.
  - Господа! Дамы! Солдаты! Для начала нам бы неплохо познакомиться. Но не в том смысле слова, как вы обычно его понимаете. Итак, слушайте мой приказ - завтра, в двенадцать ноль-ноль по стандартному времени начинаются учения. Белые - вы. Чёрные - ягд-команда. Задача чёрных - уничтожить расположение лагеря белых. Соответственно - белым нужно отбить атаку. Продолжительность учений - двадцать четыре часа, либо до выполнения одной из сторон поставленной мной задачи. Затем - сутки отдыха. Для всех. Далее - разбор учений. По итогам выполнения учебной задачи будут сделаны выводы. Предупреждая возможные вопросы, скажу сразу: ягд-команда выполняет специальные задачи. И ваши обязанности будут сильно отличаться от обычных для космического десанта. Командирам подразделений от роты - прибыть в канцелярию. Остальным - разойдись!..
  ...Он включил проектор, выводя в воздух карту местности. Вокруг стола столпилось шесть человек.
  - Итак, господа, выбирайте себе место для лагеря...
  Сам отошёл к окну, глядя, как за стеклом суетятся прибывшие для боевого знакомства десантники. Курт на полном серьёзе намеревался ткнуть этих вот крутых от сознания собственной значимости и элитарности вояк носом в грязь. Причём, вымазать их очень и очень сильно. Чтобы раз и навсегда сбить с них всю спесь. Уж больно не понравились ему ответные взгляды многих из этих кнехтов. А это ещё что?!
  - Продолжайте, господа!.. Я сейчас!
  Дверь хлопнула под удивлёнными взглядами офицеров, когда он просто исчез... На плацу, между тем заваривалось кое что нехорошее: несколько новеньких обступили кругом сжавшуюся от испуга остроухую девушку. И, похоже, намеревались поступить с ней не очень по-мужски... Во всяком случае, та уже откровенно рыдала, прикрывая руками обнажённую грудь под остатками разорванного платья. Вот-вот её разложат прямо здесь, на камнях, и... А дальше никто ничего не успел понять. Негодяев, словно взрывом, раскидало в разные стороны. В один миг. Увидев это, многие побросали свои вещи и бросились к месту стычки с воплями:
  - Наших бьют!
  Но... Курт сбросил с плеч свою куртку и накинул её на рыдающую фэллу. Затем рявкнул:
  - Смирно!
  Привычка повиноваться старшему по званию была в крови у каждого из тевтонов, и десантники замерли, исполняя команду.
  - Что, сопляки, руки чешутся?! Нашли на ком зло срывать! Ну, вы у меня попляшете завтра, я вам гарантирую! Команды "вольно" не было! Что за шевеление! Распустились?! Элитой себя посчитали? Разгильдяи! Да я вас всех сейчас на плац, по ломику в зубы, и будете у меня вместо отдыха его до утра подметать! Разойдись!
  Все рванулись было врассыпную, поскольку о спецах ходили легенды. А уж о самом фон Вальдхайме и вообще рассказывали ужасы. Так что бояться его стоило... А генерал-фельдмаршал выхватил взглядом двух оберкнехтов:
  - Этих вот... Подобрать, сложить вместе. Сейчас подойдёт наряд, отнесёте их в арестантскую. Всё ясно?!
  - Так точно!
  - Исполнять!
  Те отдали честь и принялись за работу. А Курт слегка приобнял рыдающую девушку и привлёк к себе:
  - Пойдём. Больше тебя не тронут...
  Та слабо кивнула, поскольку говорил он с ней на имперском. И только тут тевтон понял, кто перед ним: новенькая. Юката. Ну, делать нечего. Он повёл её под прицелом тысяч глаз к своему домику, где его ждали офицеры... Втолкнул девушку в гостевую комнату, сам вернулся в кабинет:
  - Видели, господа офицеры? Достойное поведение. Пусть она остроухая, но всё-таки женщина! Или ваши засранцы считают, что Заповеди Основателя фон Валленберга им не указ?!
  Последовали молчаливые кивки.
  - Этих вот, кто под арестом - списать. Запросить замену. Их непосредственного командира - тоже. Отправить обратно. Мне не нужны люди, которые не имеют понятия о дисциплине и не могут её навести в своём подразделении. Всем ясно?!
  Снова ответные кивки.
  - Место выбрали для тренировки?
  - Так точно.
  Старший из офицеров ткнул в точку на карте, и Курт немного успокоился от эксцесса.
  - Хорошо. Можете отправляться туда в любой момент, по вашему усмотрению. Начинать строить лагерь и готовиться к его обороне. Предупреждаю, что мы шутить не будем. Игра пройдёт на полном серьёзе. Боеприпасы получите на нашем складе. Особые. Мы такими давно пользуемся. Мертвецов не будет, но раненых - достаточно...
  Он зловеще ухмыльнулся.
  - Свободны...
  Лагерь десантников был разбит по всем правилам военной науки. Три линии окопов, ловушки, минные поля, позиции снайперов, артиллерии. В середине, на холме - флаг, который должны были захватить члены ягд-команды. Ещё - жаркий, несмотря на наставшую осень, день, из-за которого в воздухе струилось марево от нагретой земли. И - голая долина, которая просматривалась на мили вокруг. Подойти незамеченным к окопавшимся на холме было невозможно. Просто нереально! Так казалось всем. И какого же было всеобщее изумление, когда вдруг через пару часов напряжённого ожидания флаг, символ обороны, вдруг исчез! Просто взял, и исчез! Бесследно. Несмотря на плотное каре десантников вокруг него, тесно сомкнувших свои ряды. Офицеры, командовавшие полком, тщательно осматривали всё вокруг. Искали хоть малейшие следы, хоть что-нибудь! Но - увы. Знамя словно растворилось в воздухе... Но - как?! Как? Только что оно было. Бессильно обвисшее в раскалённом воздухе, и вдруг - всё. Исчезло. Командиры, недоумевая, смотрели на то место, где только что висел символ, ничего не понимая. Плотный строй кнехтов, через который невозможно просочиться ничему живому. Несколько охранных систем. Минные поля. Вооружённые до зубов бойцы, и никто ничего не видел, не почувствовал. Что за чудеса?! И тут грохнуло... Прямо в центре каре... Вонючий, едкий жёлтый дым, от которого мгновенно заслезились глаза, а потом громоподобно зарычали желудки, послышалось... Гхм... Как бы сказать... И очереди из ручного оружия... В упор, из пустоты чистого пространства... Хитрые боеприпасы оказались парализующими. При попадании они обездвиживали цель, вызывая при этом и достаточно сильные болевые ощущения. Плюс едкий газ, вызывающий жуткий неудержимый понос... Несколько минут, и образцовые боевые порядки смешались, превратив обученных солдат в настоящее человеческое стало, мечущееся в поисках укромного места, чтобы опустошить кишечник... Ладно, мужчины! Но тот самый ударный взвод оказался, пожалуй, из-за природной женской скромности в наихудшем положении. Впрочем, тем, в кого попали невидимые стрелки, пришлось ещё хуже: они лежали, страдая от боли в парализованных телах, а их организм извергал внутренние отходы прямо на форму и на броню... И смешно, и печально, поскольку стрельба по кнехтам продолжалась, и многие, застывшие в позе глубокомысленных размышлений, так и валились в собственные экскременты. И хорошо, если не лицом... Потом всё стихло. Но обученного подразделения не было. Так, толпа. Благоухающая отборным дерьмом. Ибо предусмотрительность командиров, выбравших пустыню, в которой невозможно было утаиться, обернулась тем, что не оказалось и достаточно воды, чтобы отмыть броню и отстирать форму...
  ...Возвращающихся бледных измученных десантников встретил хохот. Из растянувшейся длинной колонны шагающих пешком кнехтов то один, то другой выбегал на обочину и торопливо спустив штаны, замирал в глубоких размышлениях о сущности бытия. Да и могучий, стойкий аромат витал за добрую милю от колонны. Потери среди защищавшихся были невообразимыми. Большая половина личного состава условно уничтожена спецбоеприпасами, остальные - отравлены страшным газом. Фон Вальдхайм смерил уничижительным взглядом слегка синеватых, измученных непрерывным поносом офицеров, покрутил носом, затем, усмехнувшись, отдал команду:
  - Личному составу - в санчасть, получить противоядие. Затем - массовая помывка и постирушка. А вам, господа офицеры - прошу после приведения себя в порядок пожаловать ко мне. Будем разбирать ваш разгром по деталям. Свободны... Дристуны...
  Буркнул он себе под нос и оставил залившихся краской стыда военных на плацу в одиночестве...
  Разбор полётов был тяжёлым для всех. Но больше всего офицеров гнуло к земле новое прозвище, успешно заработанное их подчинёнными... От такого не отмоешься! Они прозевали, что с самого выхода к ним затесался всего лишь один-единственный член спецчасти, который и умудрился стащить этот флаг на глазах у всех. Вот и всё! И никаких хитрых ходов, каверзных комбинаций. Плюс уже после этот же якобы кнехт швырнул бомбу с газом, вызывающим практически мгновенное расслабление кишечника, специально разработанную по заказу командира ягд-команды. Ну а дальше было дело техники - крик "засада"! И десантники сами перестреляли друг друга. Вот и всё. Всего один человек вывел из строя полторы тысячи противников! Отправив господ офицеров переваривать услышанное, Курт устроился в кресле поудобней. Его голова была занята размышлениями. И - далеко невесёлыми, как можно было бы ожидать после столь успешного разгрома условного противника. В таком состоянии посылать десантников в бой, было равносильно отправлять их сразу на кладбище. Меньше затрат, меньше головной боли. Про рядовых кнехтов говорить нечего. А вот по поводу их командования... Да и дисциплина хромала на обе ноги. Чего тут отрицать... Он вспомнил, как вернулся после объявления учений в комнату, куда втолкнул фэллу... Юката застыла на стуле, обхватив коленки руками, и из её глаз беззвучно и непрерывно текли слёзы. Девушку трясло, и Курта остро резанула жалость по сердцу. Она ведь, в принципе, не виновата в том, что её Император затеял эту бойню, поскольку войной геноцид не назовёшь. И то, что Юка теперь находится в плену на чужой планете, где каждый её ненавидит, потеряв всё, что было в её жизни, включая родителей, тоже вина того, кто затеял эту войну. Чуть помедлив, мужчина подошёл к шкафчику и, открыв дверцы, быстро нащупал взглядом искомое. Да, всё осталось так, как было, когда и Маэй жила здесь... Пожалуй, это... Сдёрнул с плечиков длинный атласный халат, который та сшила, когда ждала его возвращения с Поля Чести.
  - Держи.
  Положил одежду на руки фэлле. Та, вздрогнув от неожиданности, подняла заплаканное лицо, и он успокаивающе провёл по её щеке пальцами, стирая блестящие дорожки слёз.
  - Не плачь. Больше тебя не тронут. Никого из вас не тронут. Обещаю...
  Он специально выучил имперское наречие. Не в память об умершей Маэй. Вовсе нет. Просто не всегда можно положиться на технику, особенно, когда на руках пленный и того нужно срочно допросить... Вот и пригодилось. Язык сложный, тяжёлый, но труд и терпение творят чудеса.
  - Переночуешь здесь. Поужинаешь на моей кухне. Не выходи сегодня на улицу. Гу я предупрежу сам. Всё, что тебе нужно, найдёшь в комнате.
  Развернулся, шагнул к выходу и замер на месте, услыхав за спиной на ломаном родном языке:
  - Спасибо, господин...
  Коротко дёрнул краешком губы, обозначая непонятную улыбку, плотно, но тихо, прикрыл за собой дверь... Потом был инструктаж своих подчинённых, назначение исполнителя задумки, замысел которой созрел у генерал-фельдмаршала мгновенно, как только офицеры-десантники выбрали место. И желание наказать тех, кто способен обидеть беззащитное существо, забыв об Уставе Ордена и Заповедях Основателя... Презрел все обычаи и порядки тевтонов. Кто недостоин, по большому счёту носить звание рыцаря... Курт понимал желание Магистра помочь ему. Понимал его выбор. Осознавал, что вот эти вот солдаты, которые сейчас приходят в себя после сокрушительного разгрома, прошли саамы тщательный отбор среди всех. И подразделение создавалось с мучительным трудом, в ущерб многим и многим другим полкам и кораблям. Но такие вот кнехты ему были не нужны. Обыкновенное пушечное мясо. Тупое и жестокое... Заняв место за раухером, он набрал побольше воздуха в грудь и набрал короткую комбинацию...
  - Брат Магистр?
  - В чём дело, Шестой?
  - Заберите кнехтов. Они абсолютно не подходят для тех задач, которые должны выполнять.
  - Что-то случилось?!
  - Можно сказать и так. Я провёл показательную проверку, Брат, тех, кто прибыл в лагерь...
  - И?
  Лицо Конрада стало мрачнее тучи.
  - Один-единственный член ягд-команды вывел полностью всех прибывших из строя.
  - Как?!
  Тот был удивлён не на шутку.
  - Я сброшу отчёт о том, что произошло. Ознакомьтесь...
  Магистр не стал отключаться от линии, пока пробегал глазами сброшенный файл. Но когда прочёл и поднял лицо - оно горело бешенством:
  - Вы осознаёте, что вы натворили, господин фон Вальдхайм?!
  - И что же?
  - Вы унизили отборных, самых лучших солдат, показав им, что жизнь и репутация какой-то имперской подстилки вам дороже чести воина Ордена! Не слишком ли много вы уделяете внимания фэллам, Брат? Или вас околдовала эта остроухая, ради которой вы опозорили полторы тысячи десантников, каждого из которых отбирали по одному из тысячи?! Из десяти тысяч?!
  - Брат Магистр, прошу вас, успокойтесь. Дело вовсе не в Юкате...
  - Шестой! Завтра же вы публично казните её перед всеми на плацу! Я приказываю вам это!
  - Брат Магистр! Вы сошли с ума! Успокойтесь!
  - Вы отказываетесь исполнять моё приказание?
  Курт вздохнул, но отступать было нельзя...
  - Да, Брат Магистр. Отказываюсь. Поскольку распоряжение вами отдано в гневе, и вы не желаете принять во внимание мои доводы. Посему - пользуясь своим правом Тайного Члена, я настаиваю на созыве Капитула для отмены столь поспешного и неумного распоряжения.
  Глаза Конрада побелели от бешенства, но... Фон Вальдхайм был в своём праве. Любой Брат мог потребовать сбора Совета Ордена, если считал, что Магистр не прав...
  - Ваш ответ, Брат Конрад? Я жду.
  Несколько секунд напряжённого молчания, даже на экране раухера было видно, что фон Зикинген не просто в бешенстве, а буквально кипит от ненависти к Шестому члену Капитула. Затем он процедил сквозь зубы:
  - Похоже, Брат, что я слишком много позволял тебе... Что же, Капитул соберётся через три дня. Будь готов представить свои оправдания.
  - Хорошо. Но я настаиваю на отзыве этих десантников из Лагеря. Пусть идут в другое место. Мне они не нужны. От этих дуболомов будет не столько пользы, сколько вреда. И я не хочу терять тех, кого обучал столько времени.
  - Согласен. Приказ об их возвращении будет отправлен немедленно.
  Конрад наклонился над клавиатурой, набирая распоряжение. Затем выпрямился:
  - Три дня, Брат. Запомни.
  - Я понял, Брат. Но, всё-таки, попросил бы тебя о единственной милости - просмотри ещё раз все материалы по учебному бою.
  Было видно, что фон Вальдхайму в очередной раз удалось удивить Магистра. Во всяком случае, первый приступ гнева уже прошёл, и тот начал отходить от внезапной вспышки.
  - И больше ничего?
  - Ничего. Ибо все свои доводы я изложу на Капитуле.
  Щелчок, раухер отключился. Курт откинулся в своём кресле. Проклятие! Либо Магистр попал под чьё то влияние, прямо скажем, дурное. Либо... Он просто в бешенстве, что генерал-фельдмаршал не оценил столь щедрого подарка... Но нужно срочно принимать меры. И чем быстрее, тем лучше... Вновь звякнула система связи - пришёл приказ об отзыве кнехтов на распределительный пункт. Тем лучше. Быстро распечатал документ, взглянул - да, всё верно. Всё, как положено и обещано ему, Шестому. Тем лучше. Тупые исполнители ему не нужны. Точнее, не ему лично, а ягд-команде. Из-за них можно потерять всех. В том смысле, что его мальчишки и девчонки сложат свои головы. А этого ни он сам, и Орден себе позволить не могут. Так что... Пора действовать. Да простят его Пречистая Дева Мария и Господь Бог, но он, Курт фон Вальдхайм, поступает так во имя Ордена и на благо Новой Тевтонии... Нажал кнопку вызова дежурного, и когда перед ним появился кнехт из обслуживающего лагерь персонала, протянул ему приказ:
  - Вручить командиру десантников. Лично.
  - Есть!
  Солдат отдал честь и пулей вылетел из кабинета. Мужчина поднялся с места, подошёл к стоящему в углу столику с принадлежностями, налил себе в чашку травяного настоя. Теперь второе дело... Сделал большой глоток ароматного напитка, вернулся к столику, набрал следующий номер, дождался, пока абонент ответит.
  - Сестра фон Гросс?
  - Брат фон Вальдхайм?! Удивлена, если откровенно.
  - Сестра, у меня к вам дело личного характера.
  - И как же скромные монахини могут помочь такому могучему колдуну, как вы, Брат?
  - Очень сильно, сестра. И я не шучу. Мне нужен священник. И чем быстрее, тем лучше.
  Клара не на шутку обеспокоилась:
  - Что-то произошло, Брат? Для чего он вам? Конечно, мы можем организовать выезд одного из святых отцов в лагерь. Но для чего?!
  Курт вздохнул.
  - Я - женюсь, сестра.
  - Что?!
  Казалось, что отвисшая челюсть одноглазой красавицы сейчас стукнет по сенсорной клавиатуре.
  - Я женюсь, сестра. Причём - срочно.
  - Но... Как же... Вы же знаете... Надеюсь, что она хотя бы умеет что-то... Иначе...
  - Сестра! Оставьте свои матримональные планы в стороне!
  Курт не выдержал и рявкнул:
  - Какое вам дело до того, на ком я женюсь, и что я вообще вступаю в брак?! Я прошу вас обеспечить мне священника для таинства, и всё!
  - Но...
  - Так да, или нет, сестра?!
  - Хорошо, Брат... Я немедленно отправляю к вам Отца Иллирия из Собора Святого Павла...
  - Отлично! За мной долг, сестра. Благодарю.
  Торопливо хлопнул по кнопке выключения раухера. Пока всё идёт, как локомотив по рельсам. Остаётся дело за малым - нужно уговорить девушку стать его женой. А вот это уже проблема!.. Да ещё какая! Но иначе никак нельзя. Потому что в случае отказа её ждёт смерть. Всего-навсего. Магистр не успокоится, пока не закроет этот вопрос. Так что... Бросил взгляд на часы. Отлично! Как раз через десять минут проверка пленных. Поднялся и поспешил из домика к бараку, где содержались пленницы. В лагере царила суета - десантники спешили убраться восвояси, откуда прибыли. Носились кнехты, орали, надрывая лужёные глотки, оберкнехты, понукая подчинённых. Офицеры, собравшись в тесную группу, с ненавистью следили за спешащей куда то могучей фигурой. Впрочем, одновременно они молили Господа о том, чтобы весть об их позоре не дошла до Армии, иначе... Словом, умереть в бою будет ещё самим благим выходом из сложившейся ситуации...
   Дверь в барак хлопнула, и староста запнулась на полуслове - страшный тевтон впервые появился на вечерней поверке.
  - Господин?
  - Юката Маой, выйти из строя.
  Та молча шагнула вперёд.
  - Стань здесь.
  Он показал место рядом с собой. Девушка послушно выполнила распоряжение.
  - Гу, проводи проверку. Потом пойдёшь со мной и с Юкой.
  - Да, господин...
  Староста торопливо выполнила приказание, затем распустила всех по местам, и поспешила вслед за тевтоном и светлокожей фэллой...
  - Садитесь.
  Он указал на места напротив своего стола, дождался, пока фэллы усядутся, занял своё кресло.
  - Гу, как устроилась Юка в бараке? Отвечай честно. Ты знаешь, что я могу отличать ложь от правды.
  Староста побледнела - она уже видела, на что способен этот жуткий тевтон...
  - У госпожи Маой всё складывается плохо. Наши племена всегда находились в натянутых отношениях, и теперь мои женщины рады отыграться на ней, несмотря на все мои старания. Ведь здесь светлая фэлла не имеет никаких титулов и положения. В общем, ей приходится тяжело.
  - Ясно. Тогда я поступаю правильно.
  - Что, господин?
  Не поняла Гу.
  - Можешь передать своим товаркам - Юката больше не вернётся в барак.
  - Как?!
  Староста перепугалась не на шутку.
  - Что с ней будет, господин? Что станет со светлой фэллой?
  Она заломила руки.
  - Ничего страшного, думаю.
  Курт усмехнулся.
  - На свете больше не будет Юкаты Маой.
  Женщина побледнела, а Юка вся напряглась.
  - Вы... Вы казните её?! За что, господин?
  - Не волнуйся. Не будет пленной Маой. Зато будет госпожа фон Вальдхайм.
  - Я не понимаю, господин...
  Мужчина перевёл взгляд со старосты на сжавшуюся в комок Юку.
  - Девушка, ты станешь моей женой.
  Бросил взгляд на висящие на стене часы, снова посмотрел на фэллу.
  - Священник для проведения обряда скоро будет здесь. Сначала - крещение. Потом - венчание. Юка, ты выходишь за меня замуж. Это - решено. Теперь можешь задавать вопросы. Почему и для чего.
  Та, немного помедлив, тихо произнесла:
  - Как я понимаю, можно отказаться от брака и умереть?
  Он кивнул в знак согласия.
  - Да. В противном случае тебя казнят. Так что отказываться не советую. Хотя, конечно, выбор за тобой. Решай. Только недолго. Священник уже в пути...
  - Юката... Светлая, соглашайся... Я умоляю тебя...
  Та гордо выпрямила спину:
  - Я...
  - Стоп! Молчи.
   Курт вскинул руку, запрещая ей говорить, посмотрел на Гу, та слабо кивнула. Он поднялся из-за стола.
  - Девочка... Я оставлю вас одних. Переговорите между собой. Решайте. Но поверь, малышка - брак со мной, единственный способ на этот момент сохранить тебе жизнь...
  И вышел из кабинета, устроившись прямо на ступеньках крыльца своего домика... Что он делает? Зачем? Ломает жизнь этой девочке и себе? Рушит карьеру, лишается всего блестящего будущего? Но ведь иначе нельзя. Его необдуманное решение, импульс, которому он поддался, когда увидел её слёзы, испуг на точёном личике. Теперь отступать некуда. Нужно исправлять содеянное. И другого выхода у него нет. Ну а этой девушке теперь остаётся только следовать за ним по течению реки, именуемой жизнь...
  
  Глава 3.
   - Пред лицом Господа нашего и Пречистой Девы Марии я, Курт фон Вальдхайм, беру тебя, Юката Маой, в крещении Елена, в жены, чтобы быть с тобой всю оставшуюся жизнь, в радости и в горе, в болезни или здравии. Я обещаю любить и заботиться о тебе, пока смерть не разлучит нас. Клянусь.
  - Пред лицом Господа нашего я, Юката Маой, в крещении Елена, беру тебя, Курт фон Вальдхайм, в мужья, чтобы быть с тобой всю оставшуюся жизнь, в радости и в горе, в болезни или здравии. Я обещаю любить и заботиться о тебе, пока смерть не разлучит нас. Клянусь.
  - Объявляю вас мужем и женой, чада мои.
  Отец Павел, невысокий, но коренастый мужчина с аккуратной тонзурой, перекрестил обоих брачующихся и облегчённо вздохнул. Обряд был свершён. Курт осторожно взял девушку за плечики, повернул к себе лицом, легко коснулся губами её губ. Фэлла зажмурила свои огромные глаза, на её кукольном личике появилось испуганное выражение, но девушка удержалась от того, чтобы упасть в обморок от испуга. Только лёгкая испарина выступила на лбу под тонким газовым покрывалом. Тевтон подался вперёд, к самому ушку, едва слышно шепнул:
  - Не волнуйся. Это только обряд. Больше ничего такого не будет.
  Она облегчённо вздохнула, едва заметно кивнула в знак благодарности, так же шёпотом ответила:
  - Спасибо.
  Тевтон отпустил фэллу, затем осторожно положил её руку себе на локоть:
  - Идём.
  В часовне ударили колокола, знаменуя событие, и новобрачные двинулись по устланному алым ковром проходу. В глаза ударило невыносимо яркое солнце, и Курт чуть прищурился, замерев на месте - надо было дать зрению чуть привыкнуть. Наконец резь утихла, и он обвёл взглядом площадь перед церковью - та была плотно забита народом. Тевтоны, шрехты, кнехты... Гробовое молчание встретило новоиспечённую семейную пару, и фон Вальдхайм ощутил страшное напряжение толпы. Обычно молодожёнов приветствовали восторженные крики, пожелания, посыпание зерном и стаи белых ворксов, парящих в небе. А сейчас - ничего. Ни звука. Только зловещее молчание. И генерал-фельдмаршал прекрасно понимал, почему. Слишком много зла причинили фэллы во время вторжения, слишком много. И сейчас тевтоны недоумевали, почему герой великой битвы при Вюртемберге, человек, защитивший Поле Чести, вдруг берёт одну из убийц в жёны... Курт с удивлением понял, что Юка тоже ощущает ту ненависть и злобу, кружащуюся тёмным маревом над собравшимися людьми. Она даже словно стала ниже ростом под невыносимой тяжестью ауры собравшихся горожан, но тут же выпрямилась, мотнула головой, словно сбрасывая с себя груз, шагнула вперёд...
  - Ведьма! Ведьма!
  Проклятие! Кликуша!!! Курт напрягся, готовясь пустить в ход свою силу, но тут крик задушенно оборвался, и взамен его раздалось:
  - Аллилуйя! Многая лета новобрачным!
  - Многая лета!
  - Аллилуйя!..
  Первый юный голос... Второй... Ещё и ещё... Курт знал, кто это кричит - его волчата. Двадцать пять членов ягд-команды. Они страшно рискуют сейчас, потому что если толпа вспыхнет, то никто не спасёт их. Юношей и девушек просто растерзают, и никакое умение не спасёт их... Собравшиеся начали переглядываться между собой, кое-кто замер в нерешительности... И вдруг раздалось ещё:
  - Многая лета новобрачным!
  - Аллилуйя! Аллилуйя!..
  Пробарабанили первые зёрна по ткани пятнистого мундира... Треск крыльев белоснежной четырёхкрылой птицы, воспарившей к небесам... И толпа восторженно взревела:
  - Многая лета! Многая лета!!! Слава Курту фон Вальхайму! Слава его супруге!..
  Тевтон облегчённо улыбался, не замечая того, что на его лбу крупными каплями собирается пот. Рука Юкаты задрожала, но она держалась, смущённо улыбаясь собравшимся, и Курт почувствовал, как то зло, что было вначале, быстро исчезает, сменяясь светлым, тёплым ощущением радости. Двери позади распахнулись, и из церкви вышли певчие, затянувшие тонкими голосами гимн "Те деум", и могучий хор горожан и гостей поддержал мальчиков в белых одеждах... Сёстры-дознавательницы в своих готически-чёрных мундирах, юноши и девушки в пятнистых, обычные кнехты в серых, мышиного цвета, пилоты военно-космических сил и простые пехотинцы, все радовались произошедшему. Курт сделал первый шаг с высокого крыльца, люди раздались, освобождая проход, по которому навстречу новобрачным поспешила нарядная повозка, запряжённая шестёркой белых коней. Приблизилась, замерла точно возле молодожёнов. Фон Вальхайм легко, не чувствуя веса, подхватил свою юную супругу за талию и вознёс в карету. Кучер щёлкнул хлыстом, и под восторженный рёв толпы экипаж двинулся в лагерь учебного центра ягд-команды. Тевтон вновь нашёл тёплую ладошку фэллы, накрыл своей. Неожиданно девушка вдруг прижалась к нему своим хрупким телом, положила аккуратную головку на плечо мужчине. Курт замер от неожиданности, но толпа при этом движении фэллы просто захлебнулась от восторга, её энтузиазм был неподдельным и искренним...
   ...Домик командующего был украшен множеством цветочных гирлянд по обычаю шрехтов. Когда то, в те давние времена, едва рыцари обнаружили, что помимо них на планете, куда занёс их Господь, живут люди, тевтонам пришлось брать в жёны местных женщин. И племена, отдав завоевателям, закованным в железо, своих дочерей, провожали их, словно умерших. Цветочная гирлянда испокон веков служила при похоронном обряде символом моста, соединяющего смерть и жизнь, но постепенно первоначальное значение этого забылось, тем более, что гораздо большее количество шрехт обрело в браке счастье, и стало непременным свадебным атрибутом... Курт расплылся в улыбке - всё-таки его действительно любят подчинённые, несмотря на требовательность и строгость, проявляемую к ним. Потом сообразил, что что-то тут не то - такое множество украшений было просто невозможно сплести за те немногие часы, пока он был на церемонии тем шрехтам, которые находились в лагере. Их было слишком мало, всего то десяток при кухне, и они должны были заниматься свадебным пиром, поскольку гостей фон Вальдхайм пригласил достаточно много. И на данный момент его занимал один, пожалуй, самый главный - успеют ли прибыть его родители? Фэлла удивлённо вздохнула, при виде цветов, поднесла узкую ладошку ко рту, подавила зевок - ей пришлось очень несладко перед свадьбой. Почти всю ночь её обследовали сёстры-дознавательницы и медикусы, да ещё примерка торопливо сшитого платья, словом, поспать Юке не удалось. Так, вздремнуть пару часов перед самым обрядом. Но выглядела девушка всё-равно очаровательно. Её кожа, практически такая же, как у обычных людей, чуть заметный румянец на щеках, огромные глубокие глаза необычного цвета... Лишь острые ушки, чуть больше, чем у серебряных фэлл, выдавали принадлежность к одной расе с пленницами... Почувствовав взгляд супруга, жена подняла глаза на мужа, смущённо улыбнулась:
  - Прости, господин...
  - Устала, малышка? Постарайся выдержать до вечера. Потом выспишься. Обещаю.
  Она благодарно кивнула... Электростатическое защитное поле ради такого случая было отключено, поскольку ждали гостей, а големов направили на другие участки, чтобы, не дай Бог, не произошло никаких инцидентов. Молодожёнов встречали те, кто оставался в лагере и успевшие прибыть гости. Лошади замерли посреди плаца, кучер соскочил с козел, распахнул дверцу экипажа и опустил лестницу. Мужчина поднялся, помог встать фэлле, спустился первым на каменные плиты, которыми была вымощена площадь, заботливо помог спуститься девушке. И тут из-за стандартных домиков повалила целая толпа народа - обслуживающий Базу персонал, шрехты, фэллы-пленницы, солдаты, а потом у Курта на шее повис визжащая от радости младшая сестра, а перед ними появился поседевший, но всё ещё крепкий Ульрик фон Вальдхайм вместе с супругой и самым младшим из рода - братом командующего. Все улыбались, и мужчина ощутил, что радость членов семьи искренняя, а не на публику. Родители смерили взглядом супругу старшего сына, чуть запнулись на острых аккуратных ушках, потом вдруг мать шагнула вперёд, смахнула рукой слезу, прижала к себе девушку, шепнула:
  - Не знаю, есть ли у вас там такой обычай, но я говорю тебе от чистого сердца - добро пожаловать в семью, милая...
  Фэлла вздрогнула, её огромные глаза стала ещё больше, подозрительно заблестели, Курт торопливо нагнулся к девушке:
  - Это моя мама. Отец.
  Показал на барона рукой.
  - Сестра.
  Та, наконец, отлипла от брата, застенчиво склонила голову, приветствуя невестку.
  - Мой младший брат.
  Подросток в форме младшекурсника Академии ВКС щёлкнул каблуками, широко улыбнулся:
  - Готфри. Добро пожаловать в семью.
  Потом покраснел, спрятался за спину отца. Но в этот момент раздался громкий голос:
  - Брат фон Вальдхайм, поздравляю!
  Курт не поверил своим глазам - он ожидал кого угодно, но только не Брата Петра. Его покровитель во всех делах, примас Святой Инквизиции, человек, благодаря которому он вообще ходит по земле и достиг своего положения. Между тем монах протолкнулся сквозь толпу желающих поздравить молодожёнов и... Генерал-фельдмаршал не поверил своим глазам - Инквизитор улыбнулся. Словно солнечные лучики разбежались по лицу от уголков глаз, опешив, молодой муж даже приоткрыл от изумления рот, но монах шутливо дотронулся до подбородка и рассмеялся:
  - Готовишь гнездо для птиц?
  - Святой отец...
  - Что?
  Монах шагнул вперёд, крепко обнял гиганта, возвышающегося над ним почти на две головы:
  - Ты молодец, Курт! Поступил по совести!
  Фон Вальдхайм окончательно растерялся, а сжавшаяся при появлении инквизитора фэлла слегка расслабилась. Но тут отец молодожёна прогудел:
  - Прошу к столу, уважаемые гости!
   И толпа повалила за установленные ширмы, где уже стояли накрытые для пиршества столы...
  - Горько! Горько!
  Молодожёны послушно поднимались, затем касались друг друга губами. Каждый раз Юка вздрагивала, пытаясь скрыть свой страх. Но старалась изо всех сил - слишком много глаз смотрело на них, а учитывая, что среди гостей затесался репортёр с местной студии головидения, Курт не исключал, что за ними сейчас наблюдает вся Тевтония... Так в действительности и было - подобное событие те, кто вёл программу новостей в государстве не могли игнорировать, и сейчас весть о том, что командир ягд-команды Ордена женится, да ещё - на пленной фэлле, пусть и не такой, как серебрянокожие захватчики, занимала первые места в рейтингах. Фон Зикинген с размаху запустил оловянный кубок в сферу изображения, выругался:
  - Этот ублюдок обхитрил меня! Закон есть закон, и я больше не могу требовать от него казнить собственную жену! Но ничего... Я отыграюсь на нём за позор элитных войск!..
  Снова подвинул к себе клавиатуру раухера, вставил кристалл с полученной от генерал-фельдмаршала информацией, включил, впился глазами в первые строчки и замер, словно пришибленный громом - Вальдхайм был прав!.. Каждое действие, каждый приказ командиров, исполнение кнехтами сопровождалось комментариями генерала с пояснениями и противодействиями членов его подразделения. Фактически, ягд-команда могла уничтожить своего противника ещё на марше. И всему виной именно тупость и безынициативность отобранных солдат. Методики и критерии отбора были в корне неверны, поскольку не учитывали специфику работы специалистов. Может, для ведения обычных боевых действий отобранная им лично элита и была выше всяких похвал, фон Вальдхайм это, кстати, и подчёркивал, но гроссмейстер в пылу злобы пропустил сноску. Но когда стал перечитывать документы более внимательно, желая найти промахи генерала и использовать их против него, то наткнулся на этот файл. Закончив чтение, а затем проиграв все действия и ягд-команды, и противостоящих им войск, фон Зикинген раз за разом убеждался, что Курт прав. На все сто процентов. И взаимодействие отрядов привело бы лишь к гибели обоих подразделений... Налив из кувшина в подобранный им кубок сока, гроссмейстер жадно осушил его, затем взглянул на часы, прикинул - он ещё успевал... Торопливо набрал короткую комбинацию на пульте раухера, бросил в микрофон:
  - Немедленно организуйте мне срочный полёт в Новый Вюртемберг. Я еду к фон Вальдхайму.
  - Да, господин...
  Ради такого случая гроссмейстер решился на полёт в сверхскоростном дирижабле, хотя не любил подобный вид транспорта. Но сейчас время играло очень важную роль и работало против фон Зикингена. И в пассажирском салоне тевтон не переставая барабанил пальцами по подлокотнику кресла, нетерпеливо ожидая, когда пилоты пришвартуют корабль к мачте учебного лагеря. И минуты тянулись невыносимо медленно, словно тающий на солнце воск...
  ...Начинало темнеть, и первые звёзды уже зажглись в стремительно чернеющем небе, но плац, на котором гудело веселье, был ярко освещён электрическими светильниками. Гости праздновали искренне, во всяком случае, Курт не замечал чёрной ауры ни над кем из присутствующих. Даже пленницы фэллийки, которых тоже допустили к застолью, правда, за отдельным столом, были рады за свою товарку и весело вздымали к верху кубки со сладким вином, пришедшимся им по вкусу. Отец с гордостью посматривал на сына, матушка - на новоиспечённую сноху. От её взглядов Юка поёживалась, явно чувствуя себя неуютно. Но держалась. Хотя супруг и видел, что фэлла стремительно теряет силы... Он накрыл своей громадной, по сравнению с ней, лапой её ладошку, затем чуть сосредоточился, вспоминая, как заряжалась сестра Агнесса, попытался сосредоточиться, и... Личико Юкаты сразу порозовело, она ощутила поток и удивлённо взглянула на супруга - в её глазах было неописуемое удивление и, Курт даже не поверил вначале - уважение... Девушка как то сразу расслабилось, напряжение, не покидавшее её с самого утра, стало уходить...
  - Господин фон Вальдхайм, госпожа фон Вальдхайм - поздравляю вас!
  Громкий голос прогремел над столом, и Курт стал медленно подниматься со своего места, прикрывая супругу - гроссмейстер! Неужели... Между тем фон Зикинген приблизился к самому столу, сделал знак, и из темноты вынырнул молодой кнехт, держащий на руках поднос, на котором лежало что-то прикрытое алым бархатом. Ульрик обернулся к пажу, забрал у него ношу, затем аккуратно положил её перед молодожёнами:
  - От лица Совета позвольте преподнести вам...
  Сдёрнул ткань, и генерал едва сдержал вздох восхищения - на подносе лежал небольшой, но великолепной работы кинжал-мизеркорд*(* - кинжал, которым рыцари добивали раненых) и изящное ожерелье с искусно огранёнными изумрудами в платиновой оправе. Даже супруга Курта не смогла сдержать восхищения подобной красотой и ахнула:
  - Какая прелесть...
  Между тем гроссмейстер с любопытством рассматривал девушку, потом протянул руку Курту:
  - Поздравляю, Шестой! Я ошибался насчёт тебя. Но вижу, что ты прав. Во всём. Счастья вам обоим!
  Фон Вальдхайм не верил своим ушам - что-то произошло? Но Брат не лжёт! Его слова искренни!
  - Благодарю за столь высокую честь, гроссмейстер...
  Склонил голову в поклоне, Юка последовала примеру мужа. Ульрик расплылся в улыбке - было видно, что он доволен.
  - Присаживайтесь к нам, господин фон Зикинген, рады вашему прибытию...
  Наконец свадьба подошла к логическому завершению - все пошли провожать молодых в опочивальню. Правда, со временем и этот обряд изменился в лучшую сторону: теперь гости не вламывались в спальню молодых с советами и подначками. Просто проводили до дверей домика генерал-фельдмаршала и оставили их одних. Едва молодые оказались наедине, как Курт первым делом расстегнул воротничок кителя и облегчённо вздохнул:
  - Уф... Наконец то...
  Взглянул на застывшую неподвижно у входа в комнату фэллу:
  - Ты чего? Не бойся. Я не трону тебя. Ты же прекрасно понимаешь, что наш брак всего лишь средство спасти твою жизнь.
  - Да, господин. Я понимаю...
  - Вот и не волнуйся. Проходи. Сними платье, если устала, одень чего-нибудь полегче. Словом, будь дома. Это ведь теперь и твой дом, малышка. Ужинать не предлагаю - думаю, ты и так еле двигаешься.
  - Да, господин...
  Вздрогнула от неожиданности, когда за окном вдруг раздались истошные крики и металлический лязг поварёшек по кастрюлям. Но её муж улыбнулся:
  - Не волнуйся. У нас это часть традиции. "Концерт ворокрика*".(*- местное мелкое животное, отличается ужасно противным и мерзким голосом. Особенно, в период спаривания) Скоро перестанут.
  Фэлла вдруг улыбнулась:
  - Чем больше я узнаю вас, тевтонов, тем больше...
  Не договорила, изменив тему:
  - У нас такое тоже есть.
  - Да? Забавно. Ладно. Я жутко устал, если честно. Давай отдыхать.
  - Как желаете, господин...
  - Нет, если ты ещё не хочешь спать, то ради Бога. А я - укладываюсь...
  Поднялся со стула, прошёл в душ. Под струями горячей воды смывалось всё плохое, а Курт задумавшись, потерял счёт времени. Наконец, спохватился, вышел из кабины, тщательно вытерся полотенцем, затем вернулся в спальню - Юки не было. Где она? Прислушался - во второй кабинке, для гостей, тоже шумела вода. Ну, это нужно любому. Не ходить же грязным? Выключил свет, улёгся на скрипнувшую под его телом кровать, расслабился, заложив руки за голову. Всё-равно не заснуть. "Музыканты" стараются изо всех сил... Гроссмейстер прибыл сам. Не ожидал, если честно, что фон Зикинген сможет переступить через собственное самолюбие. Он действительно достойный правитель, если дела Ордена для него выше собственных амбиций, и по праву занимает своё место. Но ведь не просто так гроссмейстер прибыл сюда, даже если поводом является свадьба одного из членов Совета. Значит, что-то у Конрада есть. Глубоко в голове. Только вот хорошее, или плохое? А за окном стараются. От души и на совесть. Эх, молодёжь... Усмехнулся - с какой стати ему считать себя стариком? Всего-то двадцать четыре года! Правда, хлебнул столько, сколько иной за всю жизнь не узнает. И провалился в глубокий спокойный сон...
  ...Почему открывать глаза не хотелось. Так было хорошо и уютно в постели... Никогда ещё так себя не чувствовал! Честное слово! И это такое мягкое и тёплое под боком... Под боком... Под боком?! Разомкнул веки и едва не подпрыгнул на кровати - рядышком присоседилась фэлла. Её светлая пушистая головка уткнулась ему в предплечье, ладошки касались его руки, крепко прижимая к себе, и довольная улыбка. Явно девушке приснилось что-то хорошее... Но почему? Зачем?! Он же не заставлял её делить вместе с ним постель! И Юка знает, что их брак просто способ сохранить её жизнь! Юка... Такая маленькая, тёплая... С затаённой нежностью улыбнулся, снова осторожно, что не разбудить неловким движением спящую, опустил голову на подушку. Может, признаться самому себе, что ты, суровый тевтон, не равнодушен к этой крошке? И женился на ней не столько вынуждено, сколько по велению сердца, едва получив подходящий повод? Чуть скосил глаза на её макушку - спит так сладко, уютно посапывая. Ой... Потёрлась аккуратным носиком о его грубую шкуру. Снова ровное дыхание спящей девушки... Матерь Божья! Да что она творит то?! Одна из ладоней скользнула по его груди, аккуратная бархатная ножка сердито дёрнулась, затем улеглась поверх его колен. Фэлла словно пыталась вжаться в мужчину, прячась от чего то плохого... И выражение её лица изменилось: испуг и обида пришли на смену счастливой улыбке. В чём дело?! Кто посмел? Да я... Едва не сорвался с кровати, но вовремя спохватился, что неосторожным движением может разбудить девушку, вместо этого очень осторожно прикоснулся к её нахмуренному лобику, разгладил морщинки большим пальцем. Кажется, помогло. Она всхлипнула, и вновь расслабилась, возвращая безмятежное выражение... Вот же... Словно в благодарность она прижалась к нему ещё крепче своим хрупким тельцем, тихо вздохнула... Тук-тук. В дверь вежливо постучали, затем послышался голос матушки:
  - Курт, Юка, пора просыпаться. Вас люди ждут.
  - Да-да, мама. Сейчас. Подождите немного.
  Только на секунду отвлёкся, а она уже проснулась. Остренькие ушки торчком, насторожены. Но огромные глаза ещё с поволокой. Сонные. Наполненные негой и... Глубоким удивлением.
  - Нас ждут. Пора подниматься...
  Кивнула головкой, даже не смущаясь. Значит, действительно добровольно пришла к нему... Убрала руку и ногу с его тела. Повернулась на живот, чуть упёрлась аккуратными ладошками, приподнимаясь и... Мужчина даже зажмурился - где она только выкопала такое чудо?! Нежного белого цвета длинная ночная прозрачная рубашка с большим вырезом, через который видно всё. Неожиданно для себя покраснел, фэлла, впрочем, тоже. Но спокойно уселась, спустив с постели крохотные ножки, вдруг обернулась и недоумённо спросила:
  - Господин... А почему мне было так приятно с вами спать?
  - Э...М... Не знаю. Честное слово!
  - Да? А жаль...
  Поднялась с кровати, неслышно проплыла во второй душ. На пороге вдруг обернулась и... Курт не поверил своим глазам - высунула розовый язычок, откровенно поддразнивая супруга, но тут же влетела в кабину и захлопнула дверцу. Мужчина задумчив почесал отрастающую на подбородке щетину - кажется, он влип куда больше, чем думал поначалу... К его удивлению, Юка справилась с утренним туалетом куда быстрее его. Когда мужчина, побрившись и приняв душ, вышел из своей душевой, поправляя мундир со всеми регалиями, фэлла уже прилипла к зеркалу, наводя последние штрихи макияжа. Но при появлении супруга отпрянула от стекла и, развернувшись так быстро, что длинная юбка обвилась вокруг аккуратных ножек, на мгновение обрисовав их безупречные формы, склонила голову в приветствии.
  - Я готова, господин...
  - Позавтракаем за столом со всеми, хорошо?
  - Как желаете, господин.
  Курт приблизился к ней вплотную, осторожно взял её ладошку, водрузил себе на локоть, взглянул сверху вниз на крошку, едва достигающую ему до середины груди, и ему вдруг невыносимо захотелось просто посадить её к себе на плечо и выйти именно так. На миг зажмурился, представив себе эту картинку, но Юка шепнула:
  - Господин... Я вам очень благодарна за вашу доброту... Но я не хрупкая ваза, и не бесплотный дух, которым нужно любоваться... Если вы не поняли - дав добровольное согласие стать вашей женой, я приняла обязательства вашей супруги в полном объёме... И обещаю, что вы не пожалеете о том, что спасли меня. Светлые фэллы умеют ценить доброту...
  Потупила взгляд, заливаясь румянцем смущения, а тевтон замер, словно пришибленный ударом по голове - она...
  Глава 4.
  Молодожёнов встречали радостными криками. Едва они появились на крыльце, как окружающие словно взорвались приветственными возгласами - Курту было приятно, но и Юка словно засветилась и крепче прильнула к мужу. Народ просто взревел, затем расступился, освобождая проход, и все, следом за новобрачными, пошли к столам. Правда, веселье на этот раз продолжалось не так долго, всего лишь до обеда. После этого гости начали собираться по домам, за исключением, может, быть, только семьи фон Вальдхаймов и гроссмейстера. Тот уже дал понять, что свадьба - свадьбой, но есть и государственные дела, которые нельзя откладывать в долгий ящик... Генерал подвёл свою супругу к сидящей в креслах на веранде его домика семье:
  - Матушка, сестрёнка, у меня к вам просьба...
  Обе дамы фон Вальдхаймов вопросительно посмотрели на мужчину:
  - У Юки ничего нет... Ну, из того, что нужно любой женщине. Не могли бы вы съездить с ней в город и приобрести то, что необходимо?
  Женщины заулыбались, а фэлла покраснела от смущения.
  - Конечно, милый.
  Матушка тевтона поднялась, затем сестра, подхватили Юкату за руки и увлекли в дом. Готфрид тоже вскочил с кресла:
  - Я с ними. Надо же кому то сопровождать их?
  Брат ласково взъерошил волосы младшего:
  - Спасибо.
  Кивнул отцу:
  - Папа?
  Тот тоже встал со своего места:
  - Я, пожалуй, со всеми. Может, и мой совет пригодится?
  Исчез в доме, а Курт развернулся к возникшим словно из ниоткуда двум девушкам из ягд-команды:
  - Подайте транспорт. Сопровождать. Охранять. Ненавязчиво. За мою супругу отвечаете головой.
  Те отдали честь и исчезли, а тевтон двинулся к штабному домику, где его с нетерпением ожидал гроссмейстер...
  - Я признаю, генерал, что вы полностью правы в вопросе с откомандированными вам частями линейных войск. Правда...
  Конрад покрутил в воздухе рукой:
  - ...поступили вы с ними жёстковато. Но в данной ситуации, я так понимаю, вы просто избавились от сотен вопросов вроде "почему", "мы не согласны", "возражаем", и так далее:
  - Вы абсолютно правы, магистр. Начались бы жалобы на отказ, кучи рапортов, тонны бумаги и уйма впустую потраченного времени. Да и самомнение у этих ребят, поскольку они прошли специальный отбор, было выше некуда. Я видел, как они посматривали на моих волчат этак... Свысока. Ещё бы - они уже кнехты, мужчины. А у меня зелёные юнцы, которым едва исполнилось по шестнадцать-семнадцать лет. Вот и пришлось...
  Конрад даже улыбнулся, затем прищурившись, взглянул на Вальдхайма:
  - Вы страшный человек, генерал. Не хотелось бы мне быть вашим врагом...
  - Насчёт этого - не беспокойтесь. Прибыв сюда, вы доказали, что Орден для вас выше личных интересов.
  Гроссмейстер отошёл к окну, некоторое время молча смотрел, как на плацу маршируют кадеты, затем, не оборачиваясь, спросил:
  - Но что нам делать? Я хочу, чтобы у Тевтонии были специальные войска. И космодесант - первый шаг к их созданию. С меня хватило негерийской трагедии. И если бы вы не остались в живых, кто знает, чем бы всё закончилось...
  Курт вздохнул:
  - Я вижу два варианта. Первый - набирать зелёных сопляков, вроде этих...
  Поднялся со своего стула, приблизился к магистру и показал на кадетов.
  - ...и учить их всему. Но это долго. Даже слишком. Орден не может себе позволить такого на данный момент. Если только после победы... Второй же путь более быстр, но и качество подготовки будет несравнимо с тем, что необходимо.
  Теперь вздохнул гроссмейстер:
  - Нам нужны части, подготовленные по новому.
  - Я всё понимаю, магистр. Но не хочу делать пушечное мясо.
  - Я тоже. Но всё-равно, делать нужно.
  Оба помолчали некоторое время, но в этот момент в двери комнаты постучали:
  - Прошу прощения, Братья... У нас чрезвычайное происшествие!
  - Что?!
  Оба тевтона вылетели из штаба наружу и Курт мгновенно рассвирепел - на плацу в полном боевом снаряжении застыл тот самый особый женский взвод, тридцать пять шрехт-добровольцев, отправленных им прочь вместе со всеми остальными линейными частями. Он было открыл рот, собираясь разразится карами земными, но тут вперёд выступил гроссмейстер:
  - В чём дело? Кто старший?
   Вперёд шагнула юсави*(*-девушка) с нашивками оберкнехта, вздёрнула подбородок, чётким голосом произнесла:
  - Линда Тойс, ваша светлость. Командир взвода особого назначения. Прибыли для пересмотра решения генерал-фельдмаршала о нашем отчислении из учебного центра.
  Конрад начал покрываться пятнами, что свидетельствовало о его гневе, но тут вперёд выступил сам командир ягд-команды:
  - Вы - против?
  - Так точно, господин генерал-фельдмаршал.
  Тевтон сделал знак за спиной, чтобы гроссмейстер чуть подождал, и тот коснулся его плеча, в знак того, что понял.
  - Что же... Девочки... Вы готовы умереть?
  Оберкнехт подняла голову ещё выше:
  - Так точно, господин генерал-фельдмаршал! Если Орден потребует - мы готовы на всё!
  Конрад вышел из-за спины, и Курт ощутил его спокойный гнев:
  - Тогда - раздевайтесь.
  - Раздеваться?!
  Недоумение на лице девушки было неописуемым. Но гроссмейстер повторил:
  - Вы сами сказали, что готовы на всё. Значит, и к позору тоже? Раздевайтесь. Совсем. Догола. Потом вы пройдёт в таком виде по улицам Нового Вюртемберга. Если согласны - генерал-фельдмаршал возьмёт вас обратно. Даю вам пять минут на обдумывание решения. Кто откажется - может спокойно возвращаться в распределительный центр ландгорода. Гарантирую, никаких санкций к вам не последует...
  Отвернулся, подмигнул генералу. Тот вначале не понял, потом сообразил... Минуту ничего не происходило. Потом на каменные плиты плаца упал первый вещевой мешок. Второй... Когда первая из них осталась в одном белье, гроссмейстер рявкнул:
  - Прекратить! Отставить! Одеться по форме!
  Девушки замерли, не веря своим ушам, но Конрад рявкнул ещё громче:
  - Время пошло! Сорок секунд!..
  Пока кнехты торопливо опять надевали мундиры, он обернулся к фон Вальдхайму:
  - Думаю, от этих ты уже не откажешься?
  Генерал кивнул в знак согласия, затем, подождав пока девушки построят идеальную шеренгу, выступил вперёд:
  - Что же... Можете обвинять только сами себя, за то, что будет с вами в будущем. Вы узнаете, что такое боль, страх, смерть и победа. Каждая из вас не раз проклянёт день, когда родилась. Но, всё-равно, вы будете меня благодарить и почитать, словно родителей. Ибо теперь я - ваш командир. И отвечаю за вас больше, чем они. Поскольку ваши мать и отец всего лишь дали вам жизнь, а я её заберу. Кто хочет жить - шаг вперёд. Кто хочет умереть - стоять на месте! Так бы я сказал ещё вчера. Но сегодня у вас начинается новая жизнь. Сквозь пот, кровь и слёзы. И могу обещать вам лишь одно - вы научитесь воевать! И надерёте задницу всем врагам Ордена! Хох!
  - Хох!
  Рявкнул, как мог, жиденький строй. Не дав им опомниться, Курт отдал команду:
  - Марш в казарму! Ваше расположение - блок номер четыре.
  - Взвод, бегом - марш!
  Подхватила оберкнехт, и девушки затрусили по плацу, высоко вскидывая коленки... Когда они отбежали подальше, генерал обернулся к гроссмейстеру:
  - Вы правы, Брат. Из этих будет толк. Но вначале они проклянут тот день, когда родились.
  - Знаю, брат. И верю вам. Но что вы будете делать с остальными?
  - Думаю, мне надо пару-тройку дней крепко подумать, чтобы составить штатное расписание. А уже потом начинать набор личного состава. И ещё, Брат... Я подготовил краткое наставление для разведподразделений линейных частей Ордена. Думаю, оно им пригодится.
  - Благодарю. Обязательно распространим по всем войскам. Но прошу вас, как только всё будет готово, и штаты, и требования - немедленно поставьте меня в известность. А теперь, извини, Брат, но дела не ждут.
  Шагнул к ожидающему его кюбельвагену, но сделав два шага, остановился, обернулся:
  - Мы будем ещё не раз ругаться и спорить, Брат. Но я рад, что есть кто-то ещё, для кого Орден превыше всего.
  Курт молча кивнул в ответ уезжающему, прощаясь...
  Когда машина с гроссмейстером исчезла из вида в густой зелени серпантина горной дороги, тевтон развернулся, собираясь идти к штабному домику, но на мгновение задержался, осматривая панораму лагеря. Вроде всё как обычно - типичный парко-хозяйственный день. Уже убирают столы, демонтирую ширмы и навесы, под которыми стояло угощение. Со стороны ручья доносится стук и лязг посуды - фэллы драят посуду под присмотром двух кнехтов. Ребята и девчонки из ягд-команды таскают мебель. Тихо. Безмятежно. Вроде бы всё, как и прежде, если не считать... Он взглянул на новенькое обручальное кольцо на пальце и затаённо улыбнулся... Ладно. Дела не ждут. Надо работать, работать, и ещё раз работать...
  ...Подошёл к склонившимся над водой фэллам, которые почтительно вскочили и согнулись в поклоне:
  - Кто из вас умеет драться на мечах?
  Те начали переглядываться, потом вперёд шагнула Гу:
  - Господин, лучше светлой - никто.
  - Хочешь сказать, что Юката - воин?
  - Да, господин. Госпожа Юката посвящённая первой ступени, несмотря на молодость.
  - Хорошо.
  Он кивнул, потом добавил:
  - Жалобы, просьбы, пожелания есть?
  Вперёд шагнула одна из фэлл:
  - Есть, господин. Мы хотим знать, что с нами будет? В будущем.
  Курт пожал плечами:
  - Знал бы - ответил бы. А пока ничего конкретного сказать не могу, к сожалению.
  И направился к своему штабному домику...
  Уже стемнело, когда он отвалился от монитора на спинку стула. Озабоченно взглянул на часы, охнул - ничего себе! Почти шесть часов за клавишами! Но дело того стоило. Перебросил файл на кристалл, на всякий случай. Закрыл программу. Спохватился - а где семья?! Выскочил из кабинета и наткнулся на озабоченный взгляд матушки:
  - А где Юка?!
  Та улыбнулась:
  - С Гертрудой. Занимаются ужином. Как-никак, она же теперь замужняя женщина...
  - Ого, значит, моя половина нашла общий язык с золовкой? Это радует. И Готфри с ними?
  - Нет. Вот об этом я и хотела с тобой сначала поговорить, Курт.
  Тевтон удивился:
  - Какие-то проблемы, мама?
  - Не сказала бы... Просто он твёрдо намерен, когда вырастет, проситься к тебе на службу.
  Генерал задумался - и было о чём. Фон Вальдхаймы славились верностью слову, когда бы его не дали. И если младший брат, которому едва исполнилось двенадцать лет, сказал такое, значит, так и будет.
  - Не переживай, мама. Время течёт постоянно, и мало ли что случится, когда настанет срок. Могу тебе пообещать лишь одно - никаких родственных поблажек ему не будет. Даже наоборот. Да и... Не бери в голову. Будем думать об этом, когда настанет время. А теперь пошли в дом, я проголодался...
  ...Стол был накрыт на удивление богато. А главное, все блюда оказались очень вкусными. Юката лукаво постреливала глазками из-под чёлки в сторону мужа, остальные родственники ели и нахваливали, особенно отец. Было видно, что несмотря ни на что, невестка ему нравится. Наконец с трапезой было покончено, и семья стала собираться домой, несмотря на уговоры Курта. Он не хотел, чтобы они выезжали в ночь, но Готфри пояснил, что есть ночной поезд в Талленберг, где находилось поместье барона, поэтому им лучше ехать именно сейчас, чем ждать почти двенадцать часов до следующего экспресса, и вернуться домой глубокой ночью. Чтобы старший сын их провожал, они тоже не захотели - после окончания войны на планете вновь наступили мир и тишина, так что бояться было нечего. Словом, все загрузились в ваген и уехали в город, оставив молодожёнов одних. Пока Курт провожал родителей и брата с сестрой, Юката прибралась в доме, и когда супруг вернулся, то его встретила чистота и порядок. Посуда стояла в шкафчике, а стол и полы блестели. Сама девушка принимала душ. Курт осмотрелся - один из шкафов в спальне был перевязан ленточкой, чего раньше не было. Понятно, теперь в нём вещи супруги. Что же, так и должно быть. Ладно. Пора и ему укладываться. Выходные прошли. А с утра начинается служба...
  ...Проснулся с первыми лучами солнца, покосился на макушку жены, лежащей рядом. Как же он ошибался насчёт чертей... Куда им до его супруги... Чего-чего, но такого он не ожидал... Ух... Ласково коснулся губами её волос, затем бесшумно соскользнул с кровати, направился в душ. Когда вышел, удивился - одетая в один халатик фэлла уже хлопотала за столом. Завидев мужа, счастливо улыбнулась:
  - Позавтракай, прежде чем идти.
  Тот развёл руками:
  - Раз так...
  Быстро жевал, а Юката сидела напротив и влюблёнными глазами смотрела на него, заставляя краснеть. Вот уж никогда не думал, что сможет...
  - Я не думала, что ты такой...
  - Какой?
  - Добрый. Даже наши фэлли более грубы. Суровы. А ты...
  - Что?
  - Кажется, мне повезло больше, чем я могла рассчитывать в любой жизни.
  Курт протянул руку, коснулся её бархатной щеки, и Юка счастливо прильнула к ней.
  - Малышка... Может это новизна чувств?
  - Нет.
  Она оторвалась от ладони и покрутила головой:
  - Вовсе нет. Я знаю. Да, у нас впереди ещё ничего не определено. И будут и радости и печали. Но я точно знаю, что ты никогда меня ни предашь, и никогда не бросишь. Твоё плечо, твоя рука всегда будет поддерживать меня и защищать.
  - Спасибо, что ты так думаешь обо мне, хотя совсем не знаешь...
  - Знаю. Гораздо больше, чем ты думаешь... Ты же колдун?
  Мгновенно Курт весь подобрался, но Юката улыбнулась ему:
  - Стать женой колдуна - высшее счастье, доступное фэлле. Особенно, светлой, как я. Потому что Дети Правителя нас не жалуют. Они предпочитают своих соплеменниц, тёмных. Да запрет...
  Внезапно Курт заинтересовался:
  - Что за запрет?
  - Светлые не должны иметь детей от колдунов.
  - Почему?
  - Не знаю.
  Она пожала плечами, потом взглянула на висящие на стене часы, ахнула:
  - Ты опаздываешь!
  - Верно...
  Мужчина вскочил, успев бросить на ходу:
  - Всё было очень вкусно, спасибо!
  И успев ухватить взглядом, как фэлла заливается счастливой улыбкой...
  ...Снова с утра - марш-бросок в полном боевом. Десять лиг по горам, долинам и болотам. Потом - тактика. Практические занятия в кабинетах, спортзале, на местности. Четырнадцать часов в сутки. Восемь - на сон. Два часа - на отдых, личные нужды, приём пищи. Семь дней в неделю. Четыре недели в месяц. Три месяца подряд. Потом - пять дней ничегонеделания. Просто спать вволю. Есть досыта. И больше ничего. Новый круг на три месяца... И каждое мгновение - острый взгляд командира, всегда в первых рядах. На собственном примере он показывает каждое действие, каждое движение. Все его шаги отточены до предела. Ничего лишнего. Скупые, экономные, но донельзя эффективные приёмы. Без промаха. Без суеты. Пуля. Нож. Граната. Стрела и меч. Он видит и знает всё. Нет пощады тем, кто отлынивает. Доброе слово тому, кто старается изо всех своих сил. Кажется, это невозможно для человека, выдержать подобную нагрузку. Но наступает момент, когда с каждым днём становится всё легче и легче, и уже шутя выдерживаешь нагрузку, от которой немногим раньше мог умереть... И уже ты командуешь очередным взводом новичков, прибывших для обучения в лагерь. Их очередь смотреть на тебя выпученными от изумления глазами, когда легко и небрежно, как им кажется, ты всаживаешь пулю за пулей с мишень, оставляя замысловатый вензель своего имени из пробоин. Они не знают, как тебе далось это умение, как распухало твоё плечо от отдачи массивной винтовки древнего образца. Как слезились глаза, когда ты ловил прицельной вилкой шаг в одну линию между выстрелами. Как держал на вытянутых руках груз в три берковца из последних сил, тренируя мышцы. Они не знают этого. Пока. Им только предстоит пройти через все круги ада тренировок. А пока они, выпучив глаза и открыв от изумления рты, смотрят, как хрупкая фэлла, жена генерал-фельдмаршала, легко раскидывает шестерых громадных кнехтов, каждый из которых может разорвать её голыми руками пополам. И изумляются, видя, как она и командующий вечерами сидят на веранде своего домика, прижавшись друг к другу...
  ...- Ты уходишь?
  Юка взглянула на мужа, и Курт кивнул в знак подтверждения:
  - Да. Орден начинает боевые действия против Фэллии. Мы накопили достаточно сил, чтобы нанести удар возмездия.
  - И ты...
  - Это мой долг. Ты же знаешь...
  Жена вздохнула, потом крепче прижалась к супругу:
  - На Негерию?
  Скрывать не было смысла. Да и зачем? Она его жена, полноправная гражданка Ордена. При всём желании известить своих соплеменников Юка не сможет...
  - Да.
  Фэлла вздохнула.
  - Там будет тяжело...
  - Не думаю. Многое изменилось. Так что не волнуйся за меня. Мы не собираемся высаживаться на планету. Просто блокируем её.
  - Знаю... Мне тяжело, Курт. Тяжело от сознания того, что мой любимый воюет против моих близких.
  - Прости, но не мы начали её.
  - Это меня и держит... К тому же, вы будете сражаться против тёмных фэлл... Насколько я знаю, тевтоны различают племена.
  Курт ласково коснулся её щеки, утешая. Погладил по пушистой макушке, она потёрлась носиком ему о грудь, приподнялась, всматриваясь в лицо мужа, потом тихо произнесла:
  - Если ты умрёшь - я приду за тобой даже в ваш ад, запомни...
  ...Спецсостав нёс особый полк Курта фон Вальдхайма в космопорт, где кнехтов и ягд-команду ожидали корабли, приписанные к нему. Генерал-фельдмаршал был спокоен, как никогда в жизни, хотя впервые выходил на подобную операцию. Пять тысяч подготовленных им бойцов, мужчин и женщин, прошедших почти годичную тренировку. Его волчата, двадцать четыре человека, и он сам, двадцать пятый. Эскадру тренировал лично основоположник новой космической тактики Ордена Хуго Вернер. Шрехт, получивший звание полного адмирала, что было неслыханным в истории Тевтонии. Поэтому за подготовку кораблей тевтон был спокоен - они тоже будут обучены на совесть, ничуть не хуже, чем его гвардия...
  ...Чёткие квадраты подразделений, застывшие на плацу. У ног каждого - увесистый мешок с личным снаряжением. Оружие подготовлено к осмотру. Между рядами прохаживаются командиры, осматривая бойцов. Закончив, они отходят в стороны и подают условленный знак, по которому штурмовики начинают погрузку, взлетая по трапам внутрь своих кораблей. Десять каррак, включая командирскую. Три баланселлы. Одна тартана, несущая на себе пятьдесят штурмовых ботов динго. Щёлкает связь, и голоса офицеров начинают докладывать о готовности. Всё чётко по графику. Без заминок и обычных для армии неурядиц. В строго отведённое для этого время. Курт смотрит на часы - время "зеро". Грохот разгонных тележек, сноп пламени из двигателей. Наваливается перегрузка мягким мешком, но экипажи кораблей спокойны - всё проходит, как обычно. Без внештатных ситуаций. Всполохи сгораемого кислорода за иллюминаторами, белые чёрточки идущих чуть поодаль остальных кораблей эскадры. Синева за толстым поликарбонатным стеклом громадного панорамного окна боевой рубки, где находится генерал-фельдмаршал, стремительно меняет свой цвет, становясь чёрной бездной, усыпанной иголками звёзд и созвездий. Орбита! Все звуки за бортом давно исчезли, но зато перед глазами фон Вальдхайма расстилается впечатляющая картина готового к походу Флота Ордена. Сотни кораблей, и все - новых типов. Колоссальных размеров, неимоверной мощи. Будь такие у тевтонов раньше - поход Истинной Империи окончился бы не начавшись. Но что толку сожалеть о не случившемся? Истина не терпит сослагательного наклонения. А война - тем более. Как только штурмовой полк генерала выполнит поставленную перед ним задачу - блокирует космический лифт Негерии, откуда фэллы получают тяжёлые металлы, служащие топливом для их кораблей, Флот двинется к планете захватчиков. И тогда придёт возмездие для тех, кто развязал войну. А пока идёт погрузка кнехтов, техники и вооружения, продовольствия и снаряжения. Пузатые силуэты ковчегов снабжения выделяются на фоне гранёных корпусов боевых кораблей. Им придётся тяжелее всего, ибо к этим громадинам будет стремиться враг, чтобы лишить нападающих того, чем воюют. И испокон веков на них сажают наиболее отчаянных и умных капитанов. Служба на транспортнике - самая почётная среди офицеров флота, пользующаяся наибольшим уважением. Но это - в будущем. Примерно через месяц. Никто не знает, сколько времени понадобиться штурмовикам для захвата Небесной Нити, но нервы у всех будут напряжены до предела. А бойцов фон Вальдхайма ждёт жестокая схватка, ибо по донесениям разведчиков фэллы тщательно охраняют все подступы Орбитальному Лифту. И драка за него будет очень жестокой. Курту предлагали двинуть туда весь Флот, но от отказался, объяснив это тем, что затраты на поход не окупятся. Считать он умеет. А его кнехты должны, нет, обязаны разнести охраняющую Негерию корабли врага вдребезги. И это будет. Они выполнят приказ. И поставленную перед ними задачу. А пока - ожидание схватки, когда нервы напряжены до предела, несмотря на то, что Эскадра идёт по газовым коридорам туманности, окутывающей систему Тевтонии. Путь займёт две недели. И они будут самыми спокойными из того, что произойдёт далее. Война предстоит жестокой и кровавой. И живые не раз позавидуют мёртвым и с той, и с другой стороны. Многие осиротеют на обоих планетах. И всё потому, что нашёлся глупец, пожелавший стать властелином вселенной. За его глупые амбиции тевтоны и фэллы станут платить высшую цену человеческой жизни. Первые - потому что обязаны прервать череду бесконечных походов завоевателей. Вторые - потому что позволили глупцу стать их правителем. Низкий гул корабельных реакторов, работающих в обычном режиме. Могучим двигателям ещё только предстоит потрудиться по-настоящему. Как и пушкам, ракетам, абордажным катерам, а главное - людям. Скоро все узнают, прав ли генерал-фельдмаршал, создавая собственную систем у подготовки, в корне отличающуюся от той, что принята в Ордене, или нет. Истину докажет война. Последняя инстанция во всём...
   Глава 5.
  - Медленней... Ещё чуть...
  Курт был в страшном напряжении - капсула швартовалась к борту орбитальной станции. Когда то, два года назад, этот космический объект, построенный тевтонами для освоения Негерии, был захвачен внезапным ударом фэлл, которые начали войну против Ордена. Тогда ему посчастливилось уцелеть. Единственному из десятков тысяч солдат Тевтонии. И не только уцелеть, но и получить Дар. Благословение и проклятие одновременно... А сейчас он возвращался. Не в первый раз. Но теперь - его возвращение означало новый шаг в истории Ордена. Поход Возмездия, провозглашённый на поле Еретиков, начался. И в первых рядах шли он и его волчата... Капсула, невидимая в оптическом и сонарном диапазоне медленно, по космическим масштабам, выплыла из сгустка туманности, окутывающей систему, и плавно двинулась к громадному кубическому сооружению, на котором всё ещё выделялся тевтонский крест. Ровно двадцать пять бойцов в специальной броне, созданной именно для ягд-команды, находились на своих местах. Пилотировали аппарат люди из команды карраки командира. И хотя всё должно было пройти по плану, фон Вальдхайм страшно нервничал: год назад они потеряли одного человека из своего отряда. И хотя не при операции, но всё-равно он не слагал с себя вину, как с командира. Хотя... Не пойди тогда его подчинённые наперекор генерал-фельдмаршалу - достался бы ему тот кусочек счастья, доступный немногим? Юка ждёт ребёнка. Сообщение об этом пришло буквально за час до начала операции...
  - Касание.
  Пластик обшивки коснулся массивных даже на вид плит, из которых была собрана орбитальная станция, и тут же бесшумно, как и всё в вакууме, заработали двигатели, вращающие буры. Отточенные до толщины молекулы винты вонзились в керамопласт и притянули капсулу к объекту нападения. Лёгкая дрожь прошла по аппарату - следуя программе включились насосы, герметизируя стыки между поверхностью станции и плоским днищем капсулы особым быстротвердеющим на холоде составом. Минута. Вторая.
  - Захлопываемся.
  Курт отдал короткий приказ, первым опуская забрало брони и превращая её в космический скафандр. Повинуясь его жесту, атмосферу почти мгновенно закачали в резервуары, и номер шестой команды потянул на себя люк. Все напряглись, но тот опустил датчик вниз, затем поднял и сжал над головой кулак в боевой перчатке. Всё отлично. Герметизация полная. Фон Вальдхайм развёл два пальца над плечом. Повинуясь жесту, два бойца придвинулись к люку, завозились, раскидывая свою технику. Мгновенный прокол лазером обшивки станции, вот для чего нужна герметизация - чтобы внутренние датчики не подняли тревогу раньше времени... Волосок оптоволокна скользнул внутрь через прокол, один из бойцов приник к наручному монитору взглядом, затем развёл пальцы вскинутой руки - чисто. Никого. Впрочем, так и планировалось. Высадиться там, где должно быть минимальное количество народа. Ловкое движение, и автоматика мгновенно затемнила стёкла шлемов - сияние плазменной дуги было нестерпимым для глаз. Несколько секунд, и толстый оплавленный круг с натугой втащили в отсек. Готов проход! Снова короткая возня. На этот раз запустили несколько робомин. Те, смешно шевеля паучьими лапками, зашагали по потолку и стенам в разные стороны. Они возьмут на себя охрану периметра, пока тевтоны будут выгружаться из капсулы, доставившей их сюда... Чуть согнув колени, Курт спружинил, приземляясь на пластик. Мгновенно оказался у стены, осмотрелся - чисто. Два коротких жеста, и две четвёрки поспешили к выходам из технологического коридора, куда они выгрузились. Дальше предстоит самое сложное - захватить арсенал, рубку управления, заблокировать связь с поверхностью планеты, чтобы те не включили лебёдку, которая управляет моноволокном, удерживающим причал Космического Лифта. Фэллы от отчаяния могут притянуть станцию в пределы атмосферы, где та либо сгорит, либо её разорвёт на части центробежной силой... Один из бойцов застыл у вскрытой линии связи, подключив свой раухер*(*-компьютер. Тевт.) к проводам. Это несложно, поскольку вся оптика - тевтонского производства. Фэллы лишь используют то, что захватили у Ордена. Сейчас взломщик проверяет, что творится внутри станции, используя камеры наблюдения. Есть! Пошла картинка! Курт внимательно окинул взглядом то, что спроецировалось на внутреннюю поверхность поликарбоната. Опытным взглядом мгновенно определился с ситуацией, и тут же составил тактический план.
  - Первая и вторая четвёрки - в машинное. Третья и пятая - арсенал. Четвёртая - со мной, в рубку. Встречаемся в ней. Работать аккуратно и чисто. Макс, тебе заблокировать отдыхающих в казармах. И тех, кого сможешь.
  Взломщик сетей коротко кивнул, затем бросил в микрофон:
  - Мне нужно три минуты.
  - Пять. Но не спеши. Остальным - готовимся. Выход через пять минут по команде Макса.
  Двадцать три головы на мгновение качнулись, и фон Вальдхайм почувствовал, как внутри него появляется гордость за этих мальчишек и девчонок, своих питомцев. Он почему-то понял, что всё пройдёт хорошо...
  Время! Взломщик вывел отсчёт на забрало командира, и на стекле заплясали алые цифры, стремительно уменьшаясь в значении. Зеро! По этому сигналу в капсуле, доставившей их сюда, открылись дополнительные отсеки, и оттуда хлынула цела толпа роботизированных мин... Семеня лапками они мчались по разблокированным и открытым коридорам, занимая позиции на всех поворотах, перекрёстках, лестница, благо по часа станции было почти пять утра - самый сладкий утренний сон, и народу, кроме отчаянно зевающих часовых практически не было.
  - Пошли!
  И Курт первый рванулся вперёд, включив, наконец, невидимость брони... Они мчались изо всех сил, чтобы успеть до того, как сработает первая мина. И успели. Массивная бронедверь, ведущая в рубку, успела открыться до того, как где-то внизу гулко бухнул взрыв.... А потом было не до этого - меткой очередью фон Вальдхайм свалил дежурного оператора, а его четвёрка разделалась с охраной и остальными фээллами, застывшими над голомониторами.
  - Двое туда, двое - проверить все отсеки!
  Лишь едва заметное движение воздуха, когда фигуры бойцов расплылись в движении. Короткий вскрик смертельно раненого, которому тесак пробивает солнечное сплетение. Кто-то так и не смог встать с унитаза...
  - Командир! На подходе эскадра фэлл!
  - Что?!
  Генерал-фельдмаршал похолодел - на это не рассчитывали! Неужели остроухие решили укрепить оборону Негерии? А у него всего то сил - раз, два и обчёлся... Отступать?! Никогда! Орден не сдаётся, сражаясь до последнего кнехта...
  - Занять круговую оборону.
  Волчата быстро перекрыли внутренность рубки управления перекрёстным огнём, а Макс, взломщик, склонился над интеллекттехникой фэлл. Взрывы робомин грохотали один за другим, а потом донеслись гулкие очереди "крысобоек" и истошные вопли раненых. Мельком бросил взгляд на тактический монитор - все двадцать четыре огонька зелёные. Значит, пока все в строю.
  - Связь мне с эскадрой поддержки! Пусть немедленно блокируют пятый проход и начинают выдвижение к нам!
  - Готово, Первый!
  Пронзительное визжание молекулярной пилы заставило всех на мгновение вздрогнуть - от двери посыпались искры. Фэллы спохватились... А потом стало не до всего - остроухие лезли так густо, что "крысобойки" едва не перегрелись от заполошной стрельбы. Непонятно, что заставляло их идти на смерть, ведь ни одни из них не мог преодолеть узкий проход, к тому же забиты изуродованными пулями крупного калибра трупами, но они лезли и лезли... А за огромным панорамным стеклом рубки тоже шла битва - корабли Ордена сцепились в подошедшим так не вовремя конвоем с материнской планеты врагов... Последний магазин. Дальше придётся в рукопашную... Фон Вальдхайм перезарядил раскалившийся автомат, над которым дрожал воздух, снова сосредоточился - космос. Вакуум, где его силы равны нулю... Значит, будем рассчитывать на честную драку... И опустил автомат, услышав на родном языке условный пароль - десантники с каррак прорвались внутрь станции...
  ...Он глотал ледяную, удивительно вкусную воду из фялжки, и никак не мог напиться. Наконец, завернул крышку, повесил плоский сосуд на магнитную защёлку пояса, вылил пот из шлема, осмотрелся - все на месте. Сидят, стоят. Все двадцать четыре. Красные, уставшие, но бесконечно счастливые. Станция в руках Ордена. Конвой, к счастью, оказался транспортным, пришедшим за тяжёлыми металлами, служащими топливом в реакторах кораблей фэлл. Так что четырнадцать кораблей его эскадры разнесли охрану в пух и прах, а пузатые транспорты предпочли сдаться на милость победителей, нежели погибнуть в бою.
  - Доклад.
  Магда, так и оставшаяся его заместителем, шагнула вперёд:
  - Все поставленные ягд-команде задачи выполнены. Раненых нет. Убитых нет. Нуждаемся в пополнении боезапаса и дыхательных и энергетических патронов.
  Курт кивнул, затем произнёс:
  - От лица Капитула объявляю всем благодарность! Молодцы! Спасибо вам...
  И едва не рухнул на пол, когда его волчата, восторженно крича, облепили его массивную фигуру...
  ...Дальше было проще. Мономолекулярный трос, привязывающий Причал к поверхности, был отстрелен, и две карраки поволокли станцию прочь от планеты. Остальные корабли заняли позиции на орбите Негерии, отстреливая всё, что пыталось подняться с её поверхности. Через двое суток подошли четыре тяжёлые эскадры Ордена полного состава, и блокада стала абсолютной. В газовых коридорах установили минные поля и автоматические големстанции охраны - потомков обычных охранных големов. Так что враг, желающий прорваться на Негерию, либо с неё, понёс бы огромные потери. Можно было возвращаться на Тевтонию, чтобы начать готовиться к нападению на материнскую планету фэлл, но фон Вальдхайм почему то медлил. Ему казалось, что он опускает что-то очень и очень важное... Но приказ есть приказ. И когда гроссмейстер не терпящим возражения голосом потребовал, чтобы генерал-фельдмаршал как можно быстрее вернулся домой, Курт был вынужден подчиниться... Снова дни пути по коридору в туманности, и, наконец, корабли вышли на геостационарную орбиту. Короткое, по сравнению с предыдущим, путешествие на орбитальном лифте, и вот фон Вальдхайм вновь полной грудью вдыхает воздух родного мира. Бойцы привычно построились в короткую шеренгу, под уважительными взглядами смотрящих на пятнистые хаки кнехтов, забросили на плечи вещевые мешки со снаряжением и оружием и походным шагом двинулись к ожидающему их фольксвагену, большому автобусу для перевозки людей. Это было чем то новеньким, и Курт невольно мотнул головой в знаке недоумения. А потом была роскошная гостиница в городе и... Юка. Счастливая, светящаяся от радости, что её муж вернулся домой целым и невредимым...
  - Итак, расскажите нам, во всех деталях, что произошло на станции...
  Гроссмейстер напряжённым взглядом впился в генерал-фельдмаршала, и Курт внутренне напрягся, предчувствуя неприятности. Но спокойным тоном начал рассказ, буквально о каждой минуте действий. Члены Капитула внимательно слушали, время от времени делая пометки в своих раухерах. Наконец мужчина закончил, и гроссмейстер обвёл всех взглядом:
  - Ваши мнения, господа?
  Несколько секунд молчания, затем все по очереди поднимались и говорили то, что думают. Решение было принято единогласно - действия ягд-команды признаны безупречными. Это так не соответствовало тому, что ожидал Курт, что тевтон даже растерялся на мгновение. Но гроссмейстер вскинул руку, призывая всех к вниманию:
  - Один момент, генерал-фельдмаршал... Я не пойму, почему вы не воспользовались своими способностями, чтобы нейтрализовать врага?
  Так вот в чём дело... Что же...
  - Природа колдовства не изучена, Братья. Но, думаю, если спросить у Святой Инквизиции, то она сможет предоставить доказательства того, что использовать мои способности в космическом пространстве не представляется возможным. Я пытался. Скажу вам честно. Но безуспешно. Несмотря на все мои старания, убедился, что мои силы могут использоваться лишь на поверхности планет. Правда, кое-что мне удалось прояснить.
  - И что же?
  Строгим голосом спросил Брат-Интендант.
  - Чем больше планета по размерам, тем сильнее становлюсь и я. По видимому, с массой планеты увеличивается и сила колдовства. Но это лишь мои предположения. Повторяю, у Инквизиторов должно быть больше данных об этом, поскольку они борются с колдовством уже сотни лет.
  Гроссмейстер помолчал, потом снова спросил:
  - Есть ещё вопросу к Шестому?
  Все отрицательно качнули головами.
  - Садитесь, Брат.
  Курт уселся в своё кресло, а Конрад, сделав глоток из стоящего перед ним кубка, начал свою речь:
  - Итак, Братья, первый шаг Похода Возмездия совершён. Смею заметить, что все наши меры по преодолению последствий нападения и восстановления промышленности оправдали себя полностью. Захватив информационные массивы Орбитальной негерийской станции мы выяснили ещё кое-что интересное, а именно - на Фэллии находятся лагеря, в которых содержат вывезенных с планеты негерийцев...
  Вот что он упустил! О, чёрт... Почувствовал информационный след, который оставили негеры, когда их увозили с родной планеты в неведомые дали, грузя, словно сельди в бочки, в трюмы транспортов...
  ...- Так что, Братья, предлагаю начать следующий этап Похода - нас ждёт Фэллия!
  - Это разумно. Насколько нам известно, сейчас остроухие испытывают большую нужду в топливе для своего флота, и, можно ожидать, что активность их кораблей не будет слишком большой.
  - Подтверждаю мнение Брата -Госпитальера.
  - Я согласен.
  - Как верховный главнокомандующий Ордена могу добавить, что войска готовы. Как и Флот. Мы можем начать движение к их планете хоть сейчас.
  - Тогда предлагаю не тянуть, а так и поступить.
  Скрипучим от природы голосом констатировал Брат-Казначей. И все согласно кивнули. Затем гроссмейстер взглянул на Курта:
  - Брат Шестой, мы дам вам неделю на отдых и пополнение запасов вашей эскадры. Затем вы присоединитесь к походу.
  - Благодарю за щедрость.
  Внезапно Конрад улыбнулся чуть грустной улыбкой:
  - Вы ждёте пополнения в семействе, Брат?
  - Да. А что такого? Она моя супруга...
  - Я не имел в виду ничего плохого, Брат. Поздравляю вас. И жду вас на орбите Истинной Империи. На этом закончим. Я отдаю приказ войскам - начать движение к планете Фэлл.
  Все поднялись со своих мест...
  ...Короткие мгновения счастья, когда они вместе, так как дни были забиты до предела хлопотами по подготовке рейда Особой Флотилии к Фэллии. Получение оружия, снаряжения, продовольствия... Хорошо хоть, что основной Флот уже отбыл к вражеским мирам, и суета отправки отошла на второй план. Теперь служащие могли уделить требованиям фон Вальдхайма гораздо больше времени, и это выкраивало больше часов, для того, чтобы побыть с женой. Остальные люди генерал-фельдмаршала тоже отдыхали, пока была возможность, предоставив всё штатному персоналу складов и арсеналов заниматься погрузкой. Так что неделя пролетела почти мгновенно, и точно в назначенное гроссмейстером время Эскадра легла на курс к Фэллии...
  ...На этот раз корабли шли медленно, поскольку равнялись по скорости самого тихоходного из состава транспортного конвоя, который они сопровождали. Армада, ушедшая ранее нуждалась в пополнении израсходованных боеприпасов, техники, и личного состава. Поэтому, хотя карраки и остальные корабли Эскадры могли дойти до вражеских миров намного быстрее, им приходилось тащиться с черепашьей скоростью. Курт, оставшись один, часто доставал небольшую голографию, на которой была снята улыбающаяся Юката и думал об одном - сможет ли она любить его по прежнему, когда её родная планета падёт под ударами Ордена. А в том, что они одержат победу, никто на Тевтонии не сомневался - было достаточно данных о том, что в мире фэллов далеко не всё так гладко, как рисовала имперская пропаганда. Противоречия между двумя основными нациями светлых и тёмных фэлл, нехватка топлива для кораблей, нехватка продовольствия, бунты среди населения... Сияющая снаружи, внутри Империя была гнила, словно червивый плод. И могло так оказаться, что появление тевтонской армии окажется той песчинкой, которая переломит хребет носильщику... Но надеяться на это было, по крайней мере глупо. Война предстояла ещё жестокая, и должно было пролиться немало крови и с той, и с другой стороны...
  ...Луч мощного фонаря, укреплённого на шлеме боевого скафандра, выхватил из мрака изуродованного коридора очередное тело в незнакомой форме. Фон Вальдхайм и сам не знал, что заставило его взять ягд-команду и обследовать один из изуродованных чужаков той самой эскадры, которая в разгар сражения вывернулась из-за луны Фэллии и вмешалась в схватку, а затем бесследно исчезла в пространстве... Всмотрелся в чудом сохранившееся лицо мертвеца и едва сдержал возглас удивления - перед ним был человек. Откуда?! Почему он сражался на стороне фэлл? Может, он из покорённых ими миров?! Карман кителя убитого чуть оттопыривался, и, помедлив, Курт распорол прочную ткань когтем перчатки, едва успев подхватить портмоне из неизвестного ему пластика, сунув его в сумку. На своём корабле он посмотрит всё более тщательно... Подплыла фигура в знакомом скафандре, знаками показала в глубь. Кивнул, оттолкнулся от переборки, перекрученной взрывом тарунтина, поплыл туда, куда ему показали... Большое круглое помещение. Заставленное механизмами непривычного вида. Множество разорванных на куски тел и капель заледеневшей в вакууме крови. На мгновение даже дурнота подступила к горлу - похоже. Что один из снарядов главного калибра угодил прямо сюда... Но кое что уцелело: пара шкафов, как ни странно, подмаргивала индикаторами разных цветов. На стене, над восьмиконечной звездой в окружении нескольких точек сияло золотом изображение солнца с крыльями и надписью на незнакомом языке. Правда. Очертания букв были почему-то смутно знакомы. Они очень похожи на... Точно! Нечто похожее он видел в кунсткамере Гроссбурга! Тогда, получается, что это не фэллы? Ухватил проплывающий мимо плоский предмет с множеством кнопок когтистой перчаткой. Штука небольшая, и сильно напоминает раухеры Ордена. Может, удастся хоть что-нибудь понять, разобрав её... А вот это явно оружие! Тоже с собой... Показал на проплывающее мимо тело двоим своим:
  - Возьмите с собой. Нужно, чтобы медикусы сделали полный анализ тела.
  Кивок двух голов. Накинули петлю на заброшенную за голову руку трупа, потащили за собой. Цинично, но правильно. Не отдавать же почести врагам?..
  Оказавшись у себя в каюте, вытащил из сумки прихваченное с собой портмоне, осторожно открыл... Пара писем на неизвестного вида пластике. И - крошечный альбом с голографиями. Курт застыл над объёмными изображениями, не веря своим глазам - ничего, даже близко общего с типичной фэллийской культурой... Другой мир, иная цивилизация... Неужели произошла страшная ошибка, и они схватились ещё и с братьями по разуму? Включил интерфон:
  - Медотсек! Что у вас?
  Там секунду молчали, потом ответили:
  - Это не фэлл. Человек. Но отличается от нас. Иной спектр солнечного излучения. Немного иной метаболизм. В крови присутствуют вещества, неизвестные нам. Пища в желудке так же чуждого происхождения. Вывод - это иная раса. Люди, но с какой то неизвестной нам системы.
  - Спасибо. Вас понял. Все данные перебросьте мне на раухер.
  - Исполняю.
  Чуть слышно пискнул прибор, подтверждая получение информационного пакета. Затем фон Вальдхайм переключился на техотдел:
  - Что у вас?
  - Прошу прощения, командир, но мы только приступили.
  - Почему так долго возитесь?
  Недовольно спросил он, и получил ответ:
  - Простите, командир, но вещь незнакомая. Аналогов у нас не имеется. Так что она вполне могла оказаться и бомбой. Решили перестраховаться. Сейчас начинаем разбираться с ней. А там - как появиться информация, сразу известим.
  - Хорошо. Вызывайте в любое время...
  Отключился, бездумным взглядом уставившись в иллюминатор, за которым проплывали остатки битвы, сбиваясь в комья... Неужели его догадки верны, и они совершили страшную ошибку?
  
   Глава 6.
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Чёрная "Ведьма белого сокола" (Попаданцы в другие миры) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | Э.Грант "Жена на выходные" (Современный любовный роман) | | П.Белова "Лишняя невеста" (Попаданцы в другие миры) | | В.Богатова "Невинная для дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Мур "Миллионер на мою голову" (Короткий любовный роман) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода" (Юмористическое фэнтези) | | М.Весенняя "Чужая невеста" (Женский роман) | | Я.Логвин "Ботаники не сдаются!" (Современный любовный роман) | | Л.Манило "Назад дороги нет" (Современная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"