Макдауэлл Аарон К.: другие произведения.

Танк

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Танк - боец, отвлекающий в бою внимание противника на себя, предотвращающий нанесение урона слабозащищённым бойцам.



  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Всё было кончено.
   Зажглись фонари, с характерным звуком погасло питание доспехов. Над ареной висела тишина, её не прерывали ни музыкой, ни какими-либо ещё спецэффектами. Редакторы и режиссёры были серьёзными профессионалами, понимали, что эти секунды тишины необходимы. Кажется, по зрительному залу прокатился стон сладострастия. Вот, на что это было похоже. Стон сладострастия, высшая точка наслаждения порочного гурмана.
   Эльф стоял в центре, облизывая губы. Я не видел, но чувствительные датчики бесстрастно передавали информацию на мониторы, — эльф дрожал. Он смотрел на поверженное чудище, не шевелился. Доспехи устроители обесточили, но внутреннего питания хватало на передвижение.
   На круглую, украшенную камнями и деревом арену упала перчатка. Затем вторая. Затем веер, кулоны, сумочки, ботинки, часы и галстуки полетели на арену дождём. Эльф вышел на центр арены, вскинул руки в победном салюте. Слёзы, которые он из последних сил сдерживал, не портили его круглое симпатичное лицо. Он кусал улыбающиеся губы, прикрывал глаза ладонью от яркого света, и принимал весь этот дождь из вещей.
   Судя по их количеству, сегодня ему не удастся уснуть.
  

***

  
   Хочется прямо вот так и завалиться спать, прямо тут. Не собирая оборудование, не свинчивая доспех. Разбирать доспех, впрочем, я буду где-то послезавтра, — в первый день после боя мы никогда не трогаем шмот; традиция. Но остальное надо, надо. Подъехал бус, команда сматывает провода, раскоммутирует пульты, собирает в мусорный пакет пустые бутылки из-под воды, пустые пачки сигарет. Все истощены, но работают, — никто больше не сделает этого за нас. На остатках сил, на радости победы, ощущении хорошо выполненного дела.
   Доспех ставят в угол. Вынимают аккумулятор. Я присутствую при этом, разумеется, слежу за тем, чтобы не повредили печати и не сорвали лицензии на модификации. Мы — великие герои, превращающиеся в операторов доспехов, лишь только выключают камеру и падает занавес. Невольно отмечаю каждую свежую царапину, надломы, потёртости. Порвавшуюся ткань, разорванные шнурки, вмятины на металле. Всё это чинить, но — после.
   Короткие комментарии. Быстрые команды. Шутки мимоходом, стук колёсиков и хлопание дверей. Типичная тишина в секторе спортсмена после боя.
   Щеголяя богатыми нарядами, ассистенты собирают вещи с арены. Их они отнесут сегодняшнему триумфатору, так поразившему их своим выступлением. А затем хозяева этих вещей явятся к эльфу и заплатят ему выкуп за трофеи; такова традиция. Вещей очень много. На всю ночь. Сдача богатств перед ликом силы, — когда-то необходимость, нынче — благодарность за зрелище.
   И приятная материальная награда для героев региональной федерации.
   У героев-регионалов низкие зарплаты.
   Эльф пьёт молоко. Хотел выпросить кофе, но ему нельзя. Против обыкновения, он не капризничает. Я не верю в его благоразумие, — скорее, сегодня ему хочется быть скромным героем. Он пьёт в одиночестве, его никто не беспокоит. У нас не принято шумно радоваться. В конце, когда будем разъезжаться, — спасибо за бой. И только.
   Эльф тронул ссадину на щеке. Посадил сам себе наплечником. Читает с планшета логи. Я гадаю, увидит ли он там несколько ошибок в ротации на старте, слитый сейв-щит на ровном месте, не в полной мере реализованную бурст-фазу, потому что по обыкновению пожадничал, — никак его не отучить не солить бурсты. Или он видит в логах только блестящий, ослепительный финал сезона? Спрашивает сам себя, — неужели я настолько хорош, неужели это всё правда, это ради меня?
   Он был хорош сегодня.
   Он в своём праве.
   Сегодня можно и то, чего обычно нельзя.
   — Хочешь кофе? — спрашиваю я. — Мы никому не скажем.
   Эльф смотрит на меня и совершенно по-детски улыбается.
   Он на грани срыва.
  

***

  
   Не сказать, что поначалу он нас чем-то поразил. Крепкий середняк в рендж-зоне, — но от эльфа можно было ожидать результатов и получше. Никакой в ближнем бою. Ставить мальчишку-эльфа в поддержку не выразил желания ни один редактор. Но режиссёр всё искал и искал варианты. Ему нужен был хотя бы один метачеловек на следующий сезон, чтобы закрыть квоту, а вдобавок мальчишка-эльф пришёл по спискам Сообщества, его нельзя было выгнать вот так вот запросто.
   Оставалось лишь проверить его в качестве танка.
   — Миха, уступи ему доспех, — сказал мне редактор. — Паренёк-то вроде умеет жать на кнопки, жалко терять. Танковать дело тонкое, но тридцать дублей и монтаж творят чудеса. Пару выпусков его подержим, а там как скажут рейтинги.
   Режиссёр листал планшет. Редактор курил.
   Эльф был маленьким, щуплым, как все эльфы — симпатичным. Длинные острые уши, чёрная чёлка и угрюмый взгляд из-под неё. Джинсы, кеды, футболка. Ни дать, ни взять — обычный пацан-подросток. Судя по анкете, ему было чуть больше сорока. Моего возраста. Но для эльфов это много или мало? Я не знал. Мне казалось, что они такие всегда, от рожденья до смерти.
   Мода на эльфов к тому времени уже прошла. Прошли времена, когда детишки, подражая ушастым, носили чёрные чёлки и черно-розовые тона. Так, только отголоски остались какие-то. Теперь были в моде дворфы, — бороды, татуированные руки и причёски с луковичкой на затылке украшали почти каждого юного человека.
   Но нам навязали эльфа. И продюсеры решили сыграть именно на его немодности.
   — Он пройдёт отбор? — спросил я.
   — Разумеется, он пройдёт отбор, — раздражённо сказал режиссёр. — Если его не будет в финальном ростере, нам не видать лицензии. Но я хочу дать ему шанс работать на своей позиции, а для этого эту позицию надо найти. Так что пусть лезет в робота.
   Пыхтя, эльф забрался в танк-доспех, уселся в кресло, быстрым взглядом оценил панель, рычаги. Стоило признать, — продюсеры угадали, он прекрасно смотрелся. Контраст детского личика, наивных рокерских одежд и тяжёлой танк-машины работал как надо.
   — Неплохо, — заметил режиссёр. — Совсем неплохо. Из этого можно слепить хедлайнера.
   Хедлайнер сделал пару шагов, взмахнул огромным мечом и, неверно рассчитав равновесие, упал. Мы с редактором переглянулись. Операторы негромко захихикали.
   Работы предстояло много.
  

***

  
   Я работал в индустрии развлечений больше пятнадцати лет. До войны я серьёзно занимался стрельбой из лука, подавал большие надежды и собирался выступать на Олимпийских играх. Но случилось то, что случилось, и вместо Олимпийских игр я отправился воевать, а когда вернулся, ни о каком спорте, конечно, уже не могло быть и речи. К тому времени меня это не очень волновало. Я восемь лет войны провёл в доспехе, имел квалификацию профи-охотника. Предпочитал быть марксманом и бить издали, но владел уверенно и остальными специализациями.
   Это и привело меня в индустрию развлечений, — где герои прошлых битв теперь работали клоунами для детишек. Что-то в этом казалось мне правильным, — бряцание оружием и визг шарниров опасных машин для уничтожения друг друга теперь лишь безобидный телеаттракцион. А спецзверь, выращенный для охоты на стадионе, — на то и спецзверь. Их разрабатывают и создают для уничтожения.
   Я работал во всех топ-федерациях по эту и по ту сторону Океана. Но возраст, травмы, ранения брали своё, и выполнять охотничьи трюки мне становилось всё тяжелее. К тому же, появлялись новые модификации, запрещались одни вещи, а разрешались другие, бои уходили в сторону ускорения аркады, а не тактических решений. Раньше правила тактика, теперь же — индивидуальная яркость. Да и быструю аркаду проще красиво снять, — вон летит хантер, кульбиты, перевороты, три стрелы в воздухе, ловушка на приземлении, рывок-отрыв и красивая зарядка прицельного выстрела, облёт камеры, спуск тетивы. Это роскошные картины, от них дух захватывает, и плевать, что в реальности весь этот цирк закончился бы с первым тычком щита в зубы, если раньше такого горе-хантера не превратят в дуршлаг.
   Главное — красиво.
   Времена меняются, глупо было на это пенять. Я добровольно ушёл в танки — боец фронтлайна, защитник. Почётная профессия, уважаемый юнит. Дети не бегают вокруг с просьбами об автографах, на арену не бросают вещи, но разбирающиеся люди знают цену хорошим танкам. Впрочем, я не был хорошим танком, — так, посредственность. Только и выживал, что на опыте. Я покинул топ-федерацию, но не ушёл из индустрии. Танковал то тут, то там, пока не осел здесь, в региональной федерации. Маленький промоушн, невысокие требования, — самое то место для отработанного бойца. Я прекрасно умел работать в танк-доспехе, но так и не смог почувствовать себя танком по-настоящему.
   Однажды хант — всегда хант.
   Этого не изменить.
  

***

  
   Мы так и не выучили, как его зовут. Их имена — отдельная тема.
   Впрочем, и так было нормально. Эльф и эльф, пацан, малой, ушастый, — каждый звал как хотел, мальчишка охотно откликался на любое прозвище, а на ТВ его так Эльфом и пустили. Сообщество повозмущалось, но не сильно, скорее, для галочки. Метачеловек был очевидным хедлайнером, Сообществу это льстило.
   Было очевидно, что мальчишка рождён для танкования. Освоив управление доспехом, отщёлкав и выучив ротацию, он стал по-настоящему хорош. Интуитивные решения, умение обратить исход боя в свою пользу, защита своих бойцов, — всё ему удавалось. Самое главное, ему было не всё равно. Можете мне поверить, он это делал не ради славы, не ради побед, не ради денег и не ради того, чтобы вырваться из регионального болота на национальный уровень. В гробу он видал национальный уровень. Ему действительно было важно стать хорошим танком. Всех спасти.
   Как на войне, — с тоской думал я, глядя, как отчаянно эльф пытается спасать мобильную лекарь-группу от тренировочного огня. Красивый постановочный спектакль для детей превращался во что-то более серьёзное, что-то опасное, что я похоронил в себе очень глубоко и забыл к этой могиле дорогу.
   Мальчишке на старте сезона я отдал танковую броню.
   Сам уселся на позицию хантера. Пацан-танк и престарелый хант, — суперсезон же! — так я сказал редактору. Тот сказал, что я идиот, но передал режиссёру, а режиссёру эта идея неожиданно понравилась.
   Все довольны.
   Главное, что все довольны.
   Против собственной воли, я вдруг осознал, что подыгрываю эльфу. Делюсь опытом. Объясняю, указываю на возможности максимально быстро перекрыть, заслонить, отвести, дать пространство команде. Вслед за нами принялись играть полевые тактики и остальные. Герои превращались в солдат на глазах.
   И вот теперь этот вайп-отряд вместо цирка начал играть манёвры.
   Уход к такому олдскулу привел к тому, что популярность нашего шоу вдруг выросла в разы. Появились сопутствующие товары, междусеть кипела обсуждениями остроухого мальца на острие атаки, видео с боями собирали лайки и просмотры, ценители писали, что теперь только в региональных федерациях и можно найти настоящее зрелище.
   И на финал сезона продюсеры решили, — мы готовы для лайва.
  

***

  
   Я чертыхаюсь. Сегодняшний лайв — первый для пацана.
   Он, конечно, чуть с ума не сошёл. Особенно после того, как из-за собственного тупняка лёг второй танк, и эльф остался один на незнакомом спецзвере. Лайв есть лайв, — иногда ты знаешь тактику на спецзверя, иногда нет. Чаще всего нам сливают способности зверя, мы прорабатываем тактику и выходим ко всему готовые. В этот раз информацию предоставили куцую, готовиться было некогда, и работать мы собирались на голом опыте. И как назло, оба наших танка при таком варианте никуда не годились, — один был глуповатый деревенский детина, неспособный мыслить шире отданных ему приказов, а второй — второй был эльф.
   Офф-танк, которому вдруг экстренно пришлось становиться мейном, и это на лайве! Причём, первом лайве.
   Я слышал в радиоэфире сдавленные стоны, выдохи, лязг и остервенелое щёлканье кнопок.
   На панике эльф слил довольно важный сейв. Спецзверь — огромная жаба, покрытая иглами и оснащённая зубастой пастью, — в этот момент его и не атаковал практически, потому что сзади в жабу впилась наша группа ближнего боя. Они ворвались от души, оглушили жабу, сдали всё, что могли. А потом зверь отстрелил иглы. Сигналы доспехов тут же пропали. Приборы показывали, — ребята отдали всё, что имели. Их бой был окончен.
   Эльф заорал, сдал конус по площади. Мелкие блохи, нападавшие с жабы, лопнули, дав возможность аркан-группе спокойно читать свои заклинания и чертить замысловатую геометрию. Мы остались без милишников, но бой выровняли и более-менее уверенно вели спецзверя к гибели.
   Но у этой мрази была последняя фаза, о которой нам никто не сказал.
   К ней мы оказались не готовы.
  

***

  
   Первый удар потряс всех.
   Его удалось отлечить, — лекари паниковали, но исправили ситуацию.
   Второй удар самортизировали тотемами и силовым куполом.
   Третий удар танку было не пережить. И, как следствие, после смерти танка зверь пойдёт по рейду, последовательно съедая каждого. Вайп на лайве, — какая отличная эмоция для завершения сезона! Может, так и планировали сценаристы?
   Мы слили все защитные ресурсы, выжимали из себя весь урон, который могли. Была маленькая надежда успеть добить тварь до третьего удара.
   Мы не успели.
  

***

  
   Эльф перекрылся, завопил, и прожал отражение.
   Удар силы рассыпался на сотни осколков, которые полетели в разные стороны. Оставшиеся к тому моменту без маны лекари не успели среагировать.
   Погасли все доспехи. Эльф остался один на один со зверем.
  

***

  
   Только там, в коридоре, он, наконец, расплакался.
   И до меня дошло, что именно так его терзало.
   Я обнял его за плечи сзади. Что-то говорил. А он плакал.
   — Я убил зверя, — плакал эльф. — Да! А все остальные погибли. Из-за меня!
   Какие глупости, — подумал я.
   Должен был рассердиться, но не рассердился.
   — Ты отличный танк, малыш, — я сжал его плечи. — Поверь ветерану, тебе я бы доверил быть нашим фронтлайном без колебаний. Сегодня была внештатная ситуация, и ты сделал что мог. Тебя не в чем упрекнуть. Ты выиграл этот бой. Можешь считать, что выполнил боевую задачу.
   Эльф всхлипнул.
   — Дядь Миш, — спросил он. — А в реальности, на войне по-настоящему... Мне бы пришлось писать письма семьям каждого, кто погиб?
   Пришлось бы, — промолчал я. Так положено.
   — Мне... мне нужно подумать.
   Я мягко подтолкнул его.
   — Иди, возвращай хозяевам вещи. Может, ты и не хочешь, но надо. Так положено.
   Эльф вздохнул.
   — Расскажите что-нибудь, дядя Миша. Про... про войну. Про ваших танков. И я пойду, потом...
   — Иди верни вещи, а потом приходи. Поговорим.
  

***

  
   Он пришёл.
   И мы говорили.
  

***

  
   После этого сезона эльфа забрали в инкубатор топ-героев. Он хотел отказаться, но нам удалось его убедить, — региональную федерацию он очевидно перерос. Он прошёл инкубатор, получил контракт. Его ждала блестящая карьера. Таких танков — единицы. Мы поддерживали отношения, встречались, он присылал мне открытки, а однажды использовал всё своё влияние, чтобы пропихнуть меня для участия в рейде ветеранов. Лайв, национальное телевидение.
   К сожалению, на пике карьеры он погиб прямо на арене. Спецзверь вышел из-под контроля, смешал фазы и всё могло закончиться смертью всех участников рейда, пока контроль не успели вернуть. Но умер только эльф — он был чертовски хорошим танком.
   Дети, взрослые, коллеги по спорту, — плакали навзрыд.
   Я тоже. И я тоже.
   Мне приятно вспоминать его.
   Мальчишку, который переживал ненастоящие смерти актёров острее, чем некоторые из нас — смерти настоящих людей. Который знал, что он в ответе, несмотря на победу или поражение. Игра его не забыла. Мальчишку, который и в сорок лет, и в пятьдесят умудрялся остаться мальчишкой.
   Наверное, он и сейчас был бы мальчишкой. Эльфы не умеют стареть.
   Иногда я играю в игры на консоли. Что ещё делать инвалиду на пенсии?
   И, конечно, у меня есть игра про героев. Там, среди призовых персонажей, типа "легендарные", и мы с эльфом. Эльф того, первого сезона. Я середины века, на пике славы.
   Эльфа я всегда ставлю на фронтлайн, а играть всё же предпочитаю собой, — мне нравится играть за ханта.
  
   Однажды хант — всегда хант.
   С этим ничего не поделать.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список