Аб Виктор: другие произведения.

Даниэль: Снова в школу, школу магов. Глава 10.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
  • Аннотация:
    + окончание главы 02.11.2015г.


  
  
   Глава 10. Землевладелец, почти.
  
  
   Даниэль. Кантант-озеро. День пятый.
  
   Двигался челноком. Разведывал путь на пару тысяч ярдов, возвращался за караваном, тысячу проходили гуртом и снова один осторожно крался, проверяя лес вдоль берега на две мили вперед. Утром пробовал искать следы пришлого отряда, но высокая трава, распрямившаяся за два дня, скрыла в куще былое присутствие. Природа у озера девственно неприкосновенна; сколько брожу ни одной банки из под пива, или что тут их заменяет, не нашел. Сегодня чувство - что я Робинзон - крепнет с каждым часом. Только у прототипа была вода вокруг, а я вокруг воды круги нарезаю. Уже за полдень перевалило, скоро будет издали видно, что скрывается за скалами на другом берегу озера, за теми самыми, которые вчера обойти не смог.
   Еще это солнце над головой жарит! На небе ни облачка, ветра сегодня нет, утренняя прохлада кажется давно забытой сказкой. Не то чтобы устал сильно, просто невозможность расслабиться реально достала. Хочется хоть какой-то определенности. Где, где эти сволочи прячутся? Не может такого быть, что здесь никого! А если, как и вчера, вдоль берега не будет дороги, снова не сможем проехать? А если здесь действительно недоступное ни для кого дикое место, внутри непроходимых гор долина с реликтовым озером? И кроме как телепортом сюда не попасть. А единственный выход - каньон с крутыми скальными порогами и бешеной рекой. От таких мыслей мороз по спине. Или это пот стекает под железом, а моя грязная рубаха уже не впитывает ручьи? Капец, лучше кого-нибудь встретить, хоть кого-то, чем полная неизвестность.
   С раздраем в мыслях остановился на берегу, тупо уставившись в воду. В воду....
   "Хм, откуда здесь вода?"
   Берег озера ярдах в шестидесяти, я старался идти не по открытым местам, а ближе к зарослям, в тени, по пути отмечая приметные деревья, взгорки, но основной ориентир - большую воду - держал всегда. И вдруг в кустах тоже вода, широкая протока. Причем глубокая, ни какого дна, ни песчаного, ни каменистого не видно, не просвечивает. Заросли, обрез луговины, а дальше ярдов десять-двенадцать гладкой, почти без ряби, с редкими поверхностными бликами темноты.
   Осторожно опустился на колени, затем на живот, стараясь не греметь навешанным на меня железом, прополз под прикрытием густых ветвей к краю. Вытянулся над водой, опираясь в несильно разросшиеся пучки травы, повертел головой, рассмотрел, что было видно из такого неудобного положения. Влево выход в озеро, вправо - ровный канал ярдов на двести, упирается в серую скалу. По наитию опустил руку в воду и попробовал на ощупь найти дно. Тут гладкий камень! Чуть заиленный, неестественно ровный, сразу с большим уклоном уходит на глубину. Пошарил еще, а здесь прощупывается полоской шероховатость стыка, по всей видимости, между плитами. Ох, не фига себе! Вот это сооружение! Канал на сотни ярдов в каменных берегах! А где следы грандиозной стройки? Где дороги, заборы, горы вынутого грунта? Люди где?
   Незаметно обоз через канал не переправить. Надо разведать, куда проведено русло, если уходит в скалы, под землю - пипец! Не объехать. Не мост же строить? А может там целая подземная база, типа для гидросамолетов. Млин, каких самолетов? Ага, живых, тип - ящер плавуче-летающий "Драгон максимус", спецвойска. Тогда бы здесь периметр был и солдаты под каждым кустом.
   Пока же по кустам ползаю один я. Канал упирается в каменную стену, я подобрался ближе и могу различить детали. Собственно большие скалы дальше, над деревьями возвышаются, видимое русло перекрыто серьезным таким сооружением из серых блоков, походит на шлюз, ворот только нет, и всякие там подъемные механизмы отсутствуют.
   Может посмотреть поближе? На всякий случай полчаса понаблюдал издали с разных точек. Движения или иной активности нет.
  
   Сооружение впечатляет. Мало того, что это не простая кладка из грубо отесанных булыжников. Здесь мощная конструкция из многотонных блоков базальта, уровень обработки впечатляет, поверхность только что не отполирована. Но в некоторых местах украшена сложным геометрическим орнаментом. Никого нет, я и подошел вплотную. Или это не орнамент, а руны? Попробовал сырой маной "подсветить". Эффект есть, но какой-то тугой, даже не искрит, а только чуть-чуть меняет свой серый оттенок, на долю секунды. Это кто ж такой магический мегалит здесь возвел?
   По верху дамбы вполне можно пройти, или коня провести, ширина верхних блоков примерно пять футов. Наши фургоны не пройдут.
   А вообще, массу информации можно получить по небольшим деталям, по тем же наростам водорослей на стене. Сейчас большая вода, фута на два с половиной выше пояса основной колонии подводных растений. Причем уровень поднялся с внешней стороны, от озера, видно из-за сезонного таяния ледников. Внутри же водоросли частично засохли, вода даже ниже средней кромки. Обмелела отгороженная часть водоема, канал действительно ярдов через восемьдесят уходит в скалу, в сейчас хорошо видимый низкий грот. Во внутренний бассейн есть спуск, вырублены широкие ступени, нижние под водой. Три больших плиты в середине сооружения, двигали и не раз, к ним есть проход по боковому уступу. На затворах водоросли стерты, и орнамент самый плотный. Попробовал открыть шлюз, хорошо напитав узор маной.
   - Фу, ты блин, напугал!
   Только когда поднятая волна плеснула в стену, я заметил ЭТО. Ко мне из глубины всплыла громадная белая туша. Ни глаз, ни пасти, ни плавников. Сказать, что похоже на пятиярдовый пузырь? Вроде, нет. Форму оно плавно меняет. Вот сейчас ко мне потянулось, с боков поджалось, из воды холмик на пять дюймов подняло, на гладкой плотной шкуре локально появились меленькие реснички, смешно шевелятся. И цвет поменяло, было белое светло-светло-зеленое, теперь белое с легким оранжевым оттенком.
   Мне очень захотелось ЭТО погладить. Отсюда не дотянуться. Боюсь спугнуть чудо, потому двигаюсь медленно к лестнице, оно плывет за мной. Какое же большое! Чтобы достать до ресничек, пришлось зайти по колено в воду. Оно тоже тянется, провернулось немного вокруг оси, прижалось тушей к стенке, и реснички ко мне выпятило. Щекотно! Легко перебирает по ладони, ни присасывается, ни захватывает. Такое ощущение - изучает. И холодок магический ощущается. Тоненькое, на грани восприятия - "ии-и-ин-ини-и-..."
   Не знаю, что на меня нашло, общаться в магическом плане я не умею, попробовать хотелось, вот и толкнул от себя маны, немного, совсем чуть-чуть. А ОНО среагировало очень резко, подобралось, реснички исчезли.
   - Ой, прости, дурака, я не хотел!
   Зависли. Я боюсь что-либо еще сделать не так. ОНО вообще замерло, и не уплывает, и не шевелится, только цвет поменяло, бледно-бледно фиолетовым стало.
   О, нет, снова посветлело до слабо-голубого. Стало вытягиваться, поперечный диаметр уменьшает, наверно, чтобы к стене проще прикасаться. Поворачивается вдоль оси.
   - Черт, кто ж тебя так покоцал?! - На боку множество шрамов от порезов, это точно не зубы, и нанесены раны в разное время, некоторые зарубцевались, а несколько только начали затягиваться. Странно, на свежих золотые искорки. ОНО себя магией лечит? А мне зачем показывает раны? Я людей лечить не могу, как помочь такому "зверю" вообще не понимаю.
   Повернулось и замерло.
   Мне даже трогать боязно. Жду, что будет дальше.
   Минут десять прошло, прежде чем ОНО опять стало двигаться, другой бок повернуло, само перекрасилось в светло-коралловый цвет. Снова реснички выпустило. Но я уверен, это не та, первая, "зона исследования", тут шкура плотнее и стебельки совсем-совсем маленькие. Опять замерло и ждет.
   Приглашает прикоснуться? Почему бы и нет? Аккуратно глажу кончиками пальцев по "шерстке". Шкурка движется под рукой, активная, живая. Чуть поднимает ворсинки передо мной по движению, старается достать до ладони. Площадь контакта увеличивает? Перестал гладить, просто прижал ладонь. Ждем. Как сердце изнутри толкнуло, раз, другой. Нетерпеливо. Да что ж ты от меня хочешь? Стало двигать ворсинками так, как это было при первом касании.
   Тебе снова маны нужно? Повторяю осторожно вариант с посылом.
   Нормально, только прижалось плотнее.
   Усиливаю поток.
   Оно под рукой мелко-мелко дрожит. От нетерпения, как голодный щенок?
   Усиливаю еще. Прижимаю рядом вторую руку. И гоню ману сильно, как только могу. Такие потоки пропускать еще не приходилось. Я даже не знаю, откуда сам беру ману, есть ли у меня внутренний резерв, или свободно из окружающего пространства качаю. Не было нужды разбираться, хватало на все фокусы.
   Сколько прокачка длилась не запомнил - долго, пока не почувствовал, что и меня колотить мелкой дрожью начинает. Да, что там мелкой, самой что ни на есть крупной - от коленок в воде круги расходятся. ЭТО большое, волну не гонит, массой колебания давит, а я как низкочастотный генератор вовсю вибрирую. О, капли красные в воду капают. Из носа кровь потекла что ли? Пора завязывать такую подпитку.
   ОНО как почувствовало, что мне стало плохо, чуть шевельнулось и уже ярдах в десяти от меня, полупритопленное покачивается. Быстро двигается.
   Хм, сейчас напоминает обожравшегося щенка лежащего пузиком кверху.
   Я присел на незатопленную ступеньку, прислонился плечом к стенке канала. Тяжко. Пацана развели? Нет. Сам повелся. И есть у меня убеждение, что сделал я хорошее дело, помог, если не в беде, то, как минимум, нуждающемуся.
   Немного отпустило, теперь можно привести себя в порядок. Умыл лицо, руки сполоснул, поболтал кисти в воде, чтобы кровяное облачко растворилось.
   Отвлекся и чуть не пропустил момент. Дальняя от меня часть силуэта размылась, и вот покачивается в воде не одно ОНО, а два. Второе много меньше, ярда полтора в диаметре. Маленькое существо лишь секунду оставалось неподвижным, затем сделало два круга вокруг большого. Сплавало к мегалиту, "обнюхало" углы, а потом, учуяв то ли меня, то ли мою кровь, появилось передо мной и зависло.
   Первая мысль была - присутствую при родах. Но, к счастью, не так. Судя по этому живчику, оно хоть и маленькое, но не новорожденное, вполне смышленое, подросшее. Видно, где-то в "сумке" у мамы отсиживался.
   Смотрю, а этот мне уже "морды корчит", истончился в диск диаметром ярда три, приподнял в воздух две складки, то покачивает угрожающе, то "волну гонит" по телу. Потом резко возвратил себе круглую форму и метнулся к маме. Если я все правильно понимаю в ксенопсихологии, то мелкий только что получил "подзатыльник".
   Так и есть, покрутился в отдалении, и осторожно снова плывет ко мне. Любопытство - не порок, в его случае - главный драйвер.
   Завис передо мной, пятна по корпусу пускает, желтые, розовые. Может я, и ошибаюсь, но эта часть спектра для меня должна ассоциироваться с положительными эмоциями. О, пытается что-то выдавить из себя для контакта, то там, то сям появляются и пропадают жгутики. Да, не просто освоить "язык дипломатии".
   Тянусь к нему навстречу раскрытой ладонью. Соприкоснулись. Шершавенький. Минуты три он настраивался, потом смог вырастить вполне приличные волоски. И обхватил ими мой безымянный палец. "Ха, здравствуйте, дяденька".
   Его мама переместилась ближе, как она технически смотрит, не знаю, но за чадом своим, повинуясь вселенскому долгу, "приглядывает".
   - Привет! Предлагаешь дружить? Я не против, даже поболтал бы с тобой, только ты по-нашему не врубаешься.
   А в ответ ни гу-гу, как я и предполагал. Его маман на ману хорошо отреагировала, может и с этим попробовать? Что с моим запасом, осталось ли чего, не понятно, самочувствие терпимое, если осторожно - то, наверно, можно.
   Отдаю понемногу ману. Ух-ты, как в палец вцепился, волосками плотно обхватил. В отличие от маман, не понимает, что площадь контакта влияет. Ладно, не буду форсировать, немного добавлю и все, а то и мне еще одна "большая заправка" может боком выйти.
  
   Вот ведь, как присосался, минут пять уже тянет ману. "Урчит" довольный, по мелкому вибрированию чувствую. Может, хватит, хорошего помаленьку? Пора остановить эту "дойку". Я попробовал осторожно, уменьшить отдачу маны.
   Маленький отреагировал неожиданно - стал магичить. В месте контакта заблестели золотые искорки, небольшим облачком.
   Хлоп! Детеныш исчез, его маман в десяти ярдах на поднятой волне покачивается. Это она его забрала? И спрятала? А чего так резко? Он накосячил?
   Смотрю на руку, золотое облачко почти исчезло. В меня впитывается! Непроизвольно задергался, попытался эту "заразу" стряхнуть. Угу, еще можно было с мылом смыть попробовать.
   Впиталось....
   И чем этот "нехороший человек" меня приложил? Да, вроде, нормально все!
   ОНО вон притаилось, не дергается. Только пятен цветных на себя больше напустило. Или не пятен? Или это вокруг неё разноцветное сияние? Чет она расплывается у меня в глазах.
   Зажмурился, хорошенько потер веки.
   А чего это скребется? Звук необычный вроде как морской прибой, но по-другому - вода о камень трется, длинный такой накат и снова накат, без отлива. Рядом шуршат, воду рассекают, одновременно несколько быстрых источников. Посмотрел туда, где звук - маленькие рыбки, чуть больше мальков, у поверхности стайкой пырснули. Вокруг каждой сияние, розовое с тонкими многоцветными слоями. Попробовал присмотреться, сразу рыбки в глазах начали расплываться.
   С закрытыми глазами лучше. Ожидал привычной темноты. Ага, счас! Как рыбешки перемещаются, и слышу, и по красноватым силуэтам "вижу" сквозь веки.
   Вздохнул поглубже, чтобы придти в себя. "Кумаром" шибануло. Вам приходилось бывать на берегу океана? Помните насыщенный запах морской воды, водорослей, рыбы и много чего еще в том "коктейле" обильно сдобренном озоном? Не забыть. А теперь представьте "букет" в десятки раз ароматнее! Вот примерно так и шибануло. До слез из глаз.
   - Зачем?! - Кричу, хотя понимаю, что не ответят. И, быстрее всего, уже не помогут.
  
  
  
  
   Даниэль. Кантант-озеро. День пятый.
  
   Холодно. Пытаюсь унять перестук зубов. При этом вполголоса декламирую, все что вспомню.
  
   "...И глазами добычу найти;
   И за ней незаметно следить.
  
   Как бы ни был нечуток и груб
   Человек, за которым следят, --
   Он почувствует пристальный взгляд
   Хоть в углах еле дрогнувших губ.
  
   А другой -- точно сразу поймет:
   Вздрогнут плечи, рука у него;
   Обернется -- и нет ничего; ..."
   (Александр Блок)
  
  
   Стараясь как можно четче проговаривать слова. Это уже третья стадия лечения, самолечения, вернее - самоспасения. Что б его!
  
   Сначала пытался развлекаться с "подарком". О там, что младенец в десятки раз усилил все мои чувства, было легко догадаться. Захотел услышать стрекозу на другом берегу - "тыр-р-р, ты-р-р, тыр-р-р" - пожалуйте вам оглушающий треск. На совершенно гладком клинке кинжала легко кончиками пальцев различаю микроскопические углубления, уверенно на ощупь определяю, где светлые, а где темные полоски узора в металле - цвет предмета для рецепторов моей кожи не отвлеченное понятие.
   Был поражен, еще пару часов назад я изнывал от одиночества. В то время когда вокруг кипит жизнь. Десятками, узнаваемые и нет, плавают, ползают, бегают, проносятся в вышине. И не только живые, странные сущности проявляются и исчезают, струятся туманом или обретают некие очертания, такое впечатление - здесь перевалочная база иного мира. Чем ближе к ОНО, тем меньше живых, те держат разумную дистанцию, и больше лярв, сильфид, вил и неназванных прочих. "Прынцов" нет, столпотворение чисто девичье. Присматриваться ко всем вместе и в отдельности даже не пытаюсь - "резкости" хватает на полсекунды, и сразу плывет.
   Оказывается - сколько всего рядом, надо только почувствовать и понять. Понять...
  
  
   "Скрипач -- с руками белоснежными,
   когда расселись птицы страшные
   на проводах, сыграл нам нежную
   музы ку -- только нас не спрашивал.
   В каком-то сквере, в шляпе фетровой --
   широкополой, с черной ниточкой.
   Все что-то капало -- от ветра ли --
   с его ресницы, по привычке ли?
   Пытались хлопать, но -- туманные --
   от сердца рук не оторвали мы.
   Разбитые -- мы стали -- странные,
   а листья в сквере стали алыми.
   Ах, если б звуки нас не тронули,
   мы б -- скрипачу -- бумажки сунули.
   -- Едино -- ноты ли, вороны ли, --
   он повторял, -- когда вы умерли."
   (Борис Рыжий)
  
   Понять себя, пока сам не стал бесплотной вечностью.
  
   Игрался, не обращая на слезы, сопли, легкую головную боль. Организм "семафорил" щадящими способами, а я не обращая внимания на "мелочи", радовался, наслаждаясь новыми способностям. Пока, выбравшись из канала наверх, не попробовал магичить. Привычно, легонько толкнул тепло. Одновременно пыхнуло с легким хлопком -самовозгорелся воздух, и поднялось пламя на траве языком на восемь ярдов от меня. По краям пятна молодая, сочная зелень лишь обуглилась - обширного пожара не случилось. Но пепел на обгорелой земле впечатляет. Это ж сколько я выдал? Градусов пятьсот с плюсом, раз водород окислился, а то и больше. Обдумать резкое усиление магических способностей и открывшиеся перспективы не смог, не успел, организм на все издевательства сказал: "баста!" Вывернуло там, где стоял; остатки того, что утром съел на завтрак, разметал по округе. И этим протест не ограничился. На коже выступили красные пятна, дышать стало неимоверно тяжело - приходилось, буквально, поднимать руки и расширять грудную клетку волевым усилием, само по себе это простое действие получалось через три раза на четвертый, с сипами и хрипом. Это после того как немного прошел дикий испуг - "сейчас сдохну" - буквально обрушившийся раскаленной волной на меня, превращая нервы в иглы.
   Правила первой помощи при остром стрессе в моем случае не катят. Сменить обстановку, концентрироваться взглядом на мелких предметах, меняя объекты, провести сеанс дыхательной расслабляющей гимнастики - не сочетаются рекомендуемые там методы с моими реальными обстоятельствами. Ограничился интенсивными движениями - приседаниями. Пару повторений - подышал, подвигался - подышал. И так много, много, много раз. Как только останавливаюсь, головная боль становится невыносимой, общее самочувствие плохим до тошноты.
   Теперь мне примерно понятно, что мелкий гад захотел немного продлить свою "кормежку" и подтолкнул мои магические возможности, в том числе в маноотдаче. Только на какое существо был заточен его "безобидный" каст? Не на человека, точно! Побочный эффект - скачок уровня восприятия, не только в зоне пяти основных чувств, но и ряда запредельных. Тушка моя оказалась совсем не готова к такой стимуляции. Чудо будет, если удастся пережить встряску и вернуться к прежнему состоянию. Пока же лечусь вприсядку. Стоит лишь присмотреться, прислушаться или принюхаться - все проблемы запускаются по новой. Как еще можно успокоить "обиженный" организм? Хорошо бы на некоторое время заблокировать все, или большую часть, внешних раздражителей. Первых космонавтов в процессе тренировки укладывали в специальную ванну, как помню, называлась камера депривации, давали дыхательную трубочку и полностью погружали, оставляя без света, звуков и прочего, что сопровождает человека ежедневно. Мне бы сейчас очень подошло!
   Так я придумал вторую стадию лечения. Результат сомнительный, на троечку. После вынужденной тренировки, потному разгоряченному телу вода показалась приятно охлаждающей. Сидеть по шею в канале чуть проще, чем скакать на берегу. Но чувствовать температуру - всеровно чувствовать. Немного расслабился и вот уже принимаешь волны тепла от проплывающей недалеко условно холоднокровной рыбки, еще порция от трения смещающихся при ее движении водных слоев. И начинается озноб, не температурный, нервный.
   Вывод напрашивается очевидный: все проблемы от головы. Мозг отказывается принимать испорченную в сравнении с базой памяти картину мира. Не вписываются ауры и энергопотоки в его понимание единого пространственного образа объекта этого мира, как должно.
   Простая догадка позволила перейти к третьей стадии терапии. Мозг можно и нужно отвлечь. Через таблицу умножения внешние раздражители он воспринимает, просачиваются, арифметика - недостаточная нагрузка для системы. А декламация стихов, с модуляцией эмоционального состояния занимает нужную долю ресурсов.
  
  
   "Если вдруг забредаешь в каменную траву,
   выглядящую в мраморе лучше, чем наяву,
   или замечаешь фавна, предавшегося возне
   с нимфой, и оба в бронзе счастливее, чем во сне,
   можешь выпустить посох из натруженных рук:
   ты в Империи, друг.
   Воздух, пламень, вода, фавны, наяды, львы,
   взятые из природы или из головы, --
   все, что придумал Бог и продолжать устал
   мозг, превращено в камень или металл.
   Это -- конец вещей, это -- в конце пути
   зеркало, чтоб войти..."
   (Иосиф Бродский)
  
   "Тишины хочу, тишины...
   Нервы, что ли, обожжены?
   Тишины...
   Чтобы тень от сосны,
   щекоча нас, перемещалась,
   холодящая, словно шалость,
   вдоль спины, до мизинца ступни.
   Тишины...
   Звуки будто отключены..."
   (Андрей Вознесенский)
  
   Плеснувшая в лицо волна заставила приоткрыть глаза. Смотрю - она, или как в вежливой осторожности обращаюсь - ОНО, знаю: сегодня ждать друг от друга чуда нам суждено. Э-э-э, чёй-то меня понесло, я ни разу не поэт, ритм чувствую лишь условно, резонанса слова и мысли у меня нет!
  
   Сейчас бы глубоко вздохнуть, пару тройку раз, обеспечивая гипервентиляцией кислород для мозга. Но сегодняшний урок мной усвоен, ничего сверх и супер - и будет мне счастье. Тем не менее, большая мамаша не зря переместилась так близко, есть причина. Вот только как понять, что ей потребовалось? Боками не крутит, цвет умеренно-негативный, зелено-голубой, бледный. Речь, точно, не о дозаправке маной. Что тогда? Переходить на дополнительное зрение, всматриваться совсем не хочется.
   И так мне стало тоскливо, к душному чувству скованности примешены шипы опасения. Это не мои эмоции, точно, она "поделилась". Предупреждает?
   - Спасибо! Действительно подзадержался, а у меня там кобылки не кормлены. - Поднимаюсь по ступеням, потоки воды стекают, унося с собой все страхи и шкурные переживания.
   На самом верху захотелось обернуться. Но бросать громкое терминаторское "I'll be back" не в настроении, шепчу тихо: "Помню".
  
  
  
  
   Даниэль. Кантант-озеро. День пятый.
  
   Они появились со стороны гор минут через десять. Двое. К тому времени, я уже отбежал в направлении каравана достаточно далеко. Заметить появление людей помогла выработанная за два дня привычка крутить головой на триста шестьдесят градусов, претерпевшая небольшие практические изменения в применении вследствие приобретенного эффекта "обнаженные нервы" - теперь не всматриваюсь в каждую тень, а лишь расфокусированно, как боковым зрением, отслеживаю движение.
   Знал, что могут появиться живые, ожидал какого-то события, но когда промелькнули фигуры, не оценил правильно расстояние, того что они очень далеко, чуть растерялся, потерял концентрацию, упустил с такими мучениями найденную, и так бережно лелеемую точку равновесия. Взгляд стремительно приблизил пару, возник эффект туннельного зрения. Все что успел рассмотреть - идущего первым мужчину лет сорока, в грязном сером балахоне, давно небритого, заросшего, но с выбритым наголо до затылка правым виском. Второго увидеть в деталях не дала вспыхнувшая и лавинообразно усилившаяся боль в затылке.
   Дальше действовал по лично открытой методе - накрыл лицо ладонями так, чтобы зажать нос, дополнительно прикрыть "просвечивающие" веки и вжать кончиками указательных пальцев ушные козелки. Вот я "в домике". Сконцентрировавшись на ритме, продекламировал всего два стихотворения раннего Блока, затем "Сероглазый король" Ахматовой и ... отпустило.
   С четырехсот ярдов вглядываться больше не рискнул, осторожно по теням подобрался вдвое ближе. За это время пара успела дойти до шлюза. Я застал уже тот момент, когда боевик, а второй по одежде почти не отличался от напавших на нас, выскочил на гребень и стал озираться, возможно, пытаясь обнаружить того, кто оставил мокрые следы на лестнице. Прикольно бритый в это время безучастно стоял рядом, никакой нервозности и спешки не проявлял, равно как и интереса. Поиск следов в высокой траве ничего не дал, похоже, вооруженный боец просто охранник, не следопыт. Потоптались немного и двинулись в сторону гор: первый, не проявляя особой спешки впереди, второй, суетливый, подталкивая в прикрытую серым балахоном спину спутника, на полшага сзади.
   Мне при любом раскладе дорогу разведать придется, потому я не рванул к своему обозу спешно убегать-спасаться, а стал осматривать окрестности, выделяя возвышенности с хорошим сектором обзора. Идти следом за парой в лес было бы большой глупостью, существует высокий шанс нарваться на боевиков в секрете. Если конечно база охраняется. В том, что я нашел лагерь напавших на нас бандитов, почти уверен. Ближайшая задача - разведать, что здесь к чему, и попытаться найти выход к Большой земле.
   Двигаться к лагерю, сейчас, когда подняли, или вот-вот поднимут тревогу, не стоит. Спасаться с караваном тоже очень рискованно, пока развернемся, пока поползем, в случае обнаружения нас быстро догонят. Стоят себе, или лежат в тени на опушке, укрытые деревьями лошадки, и хорошо. С берега озера табун и повозки не рассмотреть, отсюда, за более чем полторы тысячи ярдов, тем более.
   Из разных вариантов мой выбор пал на большой камень или маленькую скалу, как кому больше нравиться называть это каменное сооружение. У него два достоинства, первое - стоит в окружении деревьев, чуть возвышаясь над верхушками, на расстоянии двести пятьдесят, триста ярдов от канала, шлюз с него будет виден как на ладони. Второе преимущество - стоит в окружении деревьев.... То есть я с моим весом и соответствующей грацией смогу часть "восхождения" на вершину проделать по веткам. При отсутствии альпинистского снаряжения и вообще, какой либо страховки очень полезное для меня это их соседство.
   Влез, как это ни странно, легко, ни разу не сорвался, с первой попытки. Попыхтел, конечно, потом отдышался, устроился на боку поудобней, собираюсь выглядывать не сверху, а чуть сбоку, прикрылся срезанной еще на земле веткой, чтоб не выделяться круглой головой на фоне неба. Поразмышлял - не натянуть ли мне тетиву на лук, сам дальнобойный инструмент и стрелы я умудрился не замочить, оставив во время купания на берегу, а вот в мешочек с тетивой вода попала. Да, должная прославиться в веках великая бойня откладывается, увы, по техническим причинам.
   Хотя кого здесь бить то? Где толпы врагов? Прискакали всего четверо, "охранник" и с ним еще трое. Спешились на дамбе, сбегали вниз, в канал, понарезали круги вокруг, далеко не отходя. Переполох начался, когда один, он помассивнее остальных, прошел сквозь кусты по направлению к озеру, и на луговине увидел проплешину выжженной земли. Криками подозвал остальных, пытался что-то доказать, махал руками, показывая в направлении берега и нашей старой стоянки, увы туда, где спрятан караван. Трое других, похоже, ему возражали. "Прислушиваться" о чем говорят, я не стал. Зачем? Их пантомима легко читалась. Ну вот, торжество демократии, меньшинство подчиняется большинству - все вернулись, сели на коней и припустили в сторону базы. Зассали тягаться с пироманом!
  
   А, может, они за подмогой отправились? Подождал еще полчаса. Никого. Не хотят воевать, супостата ловить. Тогда я сам пойду к вам.
   До темноты еще часа четыре. Следующий мой шаг - поползать вокруг, рассмотреть, где они квартируют, чем занимаются. Только оружие нужно сменить. Арбалет мой ассасинский взять, в куче оружия метательные ножи были - могут пригодиться. К разведрейду следует тщательно подготовиться. Железо с себя на кожу заменю, чтобы ползая случайно не зашуметь. Может жезл с разрыв-эстерами прихватить? Позже решу.
   До каравана добежал минут за пятнадцать, не фонтан скорость. Бедные животины встретили радостным ржанием. Не в смысле ржали над потным толстяком с языком на плече, а в смысле - "где шлялся балбес, пить давай". Придется искать на берегу удобный выход к воде. Планида каждого настоящего ковбоя - забота о живности в первую очередь. Ни напоишь, ни накормишь - не поедешь. Зависимые они, ковбои, люди. В моем случае на меня одного восемнадцать с половиной копытных. Начинаю сомневаться - кто на ком ездит.
   Еще больше часа долой. Кровь из носу надо успеть засветло выйти к объекту. Плутать в темноте втройне опасно.
   Оружие разбирал, не вынимая, прямо в первом фургоне. И тут меня приложило, как обухом по голове. У свертка с телом Албана Кроунца светлая аура, как у живого существа.
   Но как? Он мертвый! Грудная клетка раздроблена, легкие не работают, мозг без кислорода должен был уже через четыре-пять минут начать деградировать. За что душе цепляться?
   Осторожно пытаюсь усилить энергетическое восприятие, одновременно ищу признаки магического воздействия. Другой разумной причины, объясняющей чудо, не нахожу.
   Да, есть магические структуры, темно-синие с редкими бордовыми вкраплениями. Такое сочетание я уже видел, только в виде искорок, когда запускал локальный анабиоз для рыбок, для лойс. Как я мог два дня тому назад пропустить такое колдовство? То, что это воздействие много сложнее, чем "рыбная консерва" - очевидно. Видно так был вымотан своими "смертями" и боем, что дальше носа ничего не разбирал.
   - Йехо-о-о! - Нисколько не скрываясь, ору во все горло. - Албан жив! Да, да, да!
   Мгновения радости сменились сомнениями. Горшочки с лойс "светятся" много ярче, чем структуры вокруг профа. Есть сосредоточения на груди, два в районе висков и несколько на основных суставах. Но интенсивность оставляет желать лучшего. Утечка энергии? Рыбки в специальном сосуде, тело учителя контактирует с атмосферой, ни о какой герметичности вообще не может быть и речи.
   Первая мысль была, построить кокон самому. Из чего угодно: из брезента, из тех же корзин, как армирующего материла, все глиной промазать. Может слой из осколков пустых горшочков проложить, сколько-то алхимического состава должно в них сохраниться. Не хватит пустых - лойс повыкидываю. Может внутри кокона еще несколько пергаментов анабиоза активировать. Но чем подробнее обдумывал "проект" такого спасения, тем очевиднее становилась ущербность идеи. Глупость, много минусов и неопределенностей.
   А что другое предпринять? Для начала, нужно посмотреть поближе, что за сосредоточение на груди профессора. Если структура внутри тела, тогда без вариантов. А если....
   - Очень хорошо! - Я аккуратно приоткрыл сверток и обнаружил у Албана под рубашкой небольшой амулет.
   В центре, в сплетении сложных нитей чар, в реале - в зажимах из серебра, камень-накопитель, порядком разряженный. Да, я теперь без перенапряжения вижу плетения, а не отдельные искры. Чуть еще усилив восприятие, различаю силовые поля и ауры.
   Вынимать накопитель из медальона нельзя - вырублю конструкт, а как повторно запустить не знаю. Амулет, похоже, управляющая структура, на голове на висках артефактов нет, а структуры, соединенные силовыми линиями с главной вязью на груди, есть. Зарядить накопитель не снимая, простым потоком сырой маны, без пасса и тактильного контакта, не получится. Уже не раз пробовал, пустая трата времени.
   Фигово! Сам не справлюсь, и времени, судя по оставшемуся заряду, в обрез. Значит, срочно нужна квалифицированная помощь. Такая если и есть, то только где-нибудь в городе, а не в горах. Бегать туда-сюда, разведывать, искать тихие пути некогда, придется прорываться. Морду кирпичом, и вперед!
  
  
  
   Даниэль. Кантант-озеро, поместье Дьенфо. День пятый.
  
   Дороги нет, вместо нее едва наметившаяся тропа среди пышных деревьев предгорного леса, мне удалось наши фургоны удачно вписать в просветы зеленого лабиринта, впритирочку прошли, зато без заторов и зацепов.
   Въезжаю в долину из распадка впереди каравана, весь такой важный, верхом на моем гнедом красавце, в полном доспехе, в кожаном кроунцевском плаще, за поясом приметный магический жезл, на левом боку полуторный меч, на яблоке меча, поверх пустого гнезда свободно лежит рука без перчатки, с кольцом иуристора на среднем пальце.
   Где взял?
   Сам сделал.
   Не знаю, преследуют ли по законам империи Чжулонг иуристоров за изготовление и ношение поддельных колец, тех, что не украшения, а знаки принадлежности к имперскому привилегированному сословию. Раньше называя себя баронским титулом, я, по крайней мере, был внутренне уверен, что не являюсь преступником. Теперь же уверенности в законности того что сделал у меня совсем нет. На пальце голимая подделка. Нашел в мешке с цацками, серебряный перстенек с мизерным рубином, артефакт может и полезный - загорался красным огоньком вблизи золота, самое то для кладоискателей. Но пришлось сломать. Ободок по размеру похож на дворянское кольцо. Зажал в струбцинку, срезал все лишнее, нацарапал шилом мизерные буковки, якобы полное иуристорское имя. Отполировал кусочком войлока. Красота! Очень похоже. Если близко не показывать, не давать магам проверять, то для простых людей вполне сойдет за настоящее. Другой возможности, "поднять" авторитет за короткое время я не придумал. По плану - буду наезжать на местных вояк, давить на психику, очень не хочется драчку с непонятным исходом затевать.
   А повоевать здесь есть с кем.
   Еще когда только выехал из леса, я остановился у крайней плантации, на которой два сильно загорелых субъекта собирали желтые с ярко-оранжевыми прожилками ягодки с небольших кустиков с резными глянцево-темно-зелеными листьями. Удивило, что собирали в небольшие непрозрачного стекла колбочки, затыкали притертыми стеклянными же пробками и ровными рядками вставляли в ячейки, раскрепленные внутри невысоких квадратных корзинок. Слишком стремно для сбора урожая обычных плодово-выгодных.
   Рыкнул на терпил. Одному приказал бежать вперед с радостной вестью, что его благородие господин барон скоро будут, второй должен шкандыбать впереди нас в четырех ярдах, показывая путь.
   Заблудится теперь, когда вся долина на виду, сложно, но для создания правильного образа такой провожатый нужен.
   Заросший лесом распадок сначала вел меня немного вверх с небольшим подъемом, зато сейчас спускаюсь вниз и все здешнее хозяйство как на ладони. Зря я искал базу бандитов, передо мной скорее хорошее поместье. Справа немного на возвышенности, на склоне горы, большая квадратная башня, этажа в четыре, примерно. К ней прижалось десятка полтора одно-двухэтажных построек, двор скрыт за стеной высотой немного меньше пяти ярдов. Чуть ниже еще один уровень с длинными хозяйственными постройками, так же огороженный стеной, в три с половиной ярда. Все постройки из базальтовых блоков, такие я уже видел в конструкции канала. На крышах каменная черепица. Склоны небольшой долины, обустроенное пространство мили четыре в ширину и семь в длину, поднимаются искусственными террасами. Судя по разным оттенкам зелени и виду растений, выращивают не монокультуру.
   Больше всего меня удивили две постройки.
   Дальний вход в долину между скал перекрыт мощным фортификационным сооружением. В подробностях я рассмотрел его позже и еще больше впечатлился. Двести тридцать ярдов восьмиярдовой стены с центральной трехуровневой башней продленной вовнутрь долины захабом, коридором смерти, упирающимся в еще одну башню-редуит. Боевые ходы по верху широкой стены прикрыты монолитными зубцами с двух сторон и каменной двухскатной кровлей сверху. Боковые башни встроены в возвышающиеся скалы, выглядят массивными гроздьями бартизанов, полукруглых защитных сооружений с широким сектором обстрела. Дальше за стеной триста ярдов голого расчищенного от камней и деревьев ущелья, еще дальше снова вековой лес между гор. От какой армии хозяева собрались защищаться в такой глуши ума не приложу.
   Из горы, от усадьбы, вровень с третьим этажом ее башни, по всей долине выстроены только кажущиеся ажурными, на самом деле мощные, как и все здесь, арочные мостики к верхним террасам. Впервые вижу акведуки, "простейший" вид водопровода. Наверху в системах из небольших бассейнов вода накапливается, чтобы потом по каменным желобам растечься на плантации по всей долине.
  
   Пока спускались по серпантину наезженной грунтовки вдоль террас, а потом поднимались по центральной по уму выстроенной и мощеной плитами дороге к крепости-усадьбе, рассматривал не прекративших с моим появлением трудиться работников. По несколько на каждой делянке, люди и ячики, даже ни разогнулись, ни посмотрели, кто едет. Следов совсем явного беспредела - цепей, ран от побоев, дряхлой одежды - не видно. Но опасливые взгляды исподлобья, неприветливость, отсутствие обычного любопытства настораживают. Нездоровая в здешней тусовке атмосфера.
   Тяжелые обшитые железными полосами ворота открыты, торчат тупые зубья поднятой кованой решетки. Перед воротами никого нет, и со стен головы не торчат. Попрятались? Вряд ли. Останавливаться нельзя, не должно быть ни одного "слабого" действия. Неторопливо въезжаю на пространство внутреннего нижнего двора. Богато живут, как и в нашем замке тут хозяйственный двор вымощен камнем.
   По широкому пандусу, ведущему к воротам верхнего уровня, навстречу мне спускается группа из шести человек, из построек вышли и остановились в отдалении еще более двух десятков. Те, что передо мной, и треть в отдалении - воины, одоспешены и хорошо вооружены.
   Дождался, когда два подбежавших работника под уздцы разведут по двору за моей спиной мой караван, а встречающие подойдут ближе. Нет, остановились в десяти ярдах и молчат, ждут. Кольцо на руке срисовали, раз молчат, значит, опасения испытывают. Ну что ж, тогда мне начинать.
   - Я, барон Даниель Арсен'ар Мурат'ир Самуил'ир Мирит'ин ю'Ламбер, желаю приветствовать хозяина замка, - голос не дрожит, представился с нужной долей превосходства, все как надо. На некоторых подействовало, по крайней мере, одетые как слуги опустились на колени и склонили головы.
   - Наш хозяин Олуэн Дьенфо в отъезде, господин барон, - один из встречающих, мужчина лет сорока в пластинчатом доспехе с прямым мечом на поясе, сделал полшага вперед.
   - Господин?! - Давлю голосом, заставляя собеседника исправиться.
   - Ваше благородие господин барон. - После небольшой паузы он добавляет уважения и в подтверждение моего статуса склоняет голову. Остальные не сдвинулись. По существующим в стране правилам этого не достаточно, если передо мной не иуристоры, не реестровые гильдейские маги, не имперские чиновники, то обязаны припасть как минимум на одно колено.
   Значит, силы за мной не видят, готовы убить. Для такой дыры, закон права сильного превыше всех остальных. Может зря я сам свою голову в капкан сунул? Нет, рано паниковать.
   Странно, все смотрят мимо меня. Чуть поворачиваю голову, чтобы увидеть, что произошло такого, привлекшего общее внимание. Опа, а теперь можно и паниковать, до мокрых штанов.
   В открытые ворота протиснулись полтора десятка громил. Каждый не менее семи футов роста, квадратные, под кожаными рубахами бугрятся горы мышц, из оружия только на поясах кинжалы в каменных ножнах, чем-то напоминающие кукри, раза в два больше, но обводами похоже. А зачем таким оружие? Двинет и переломит сразу, во многих местах. Сила в них чувствуется неимоверная. Но более всего удивляет не это, у них всех лица закрыты каменными масками, не массивными, чуть грубоватыми, при этом тонкой резьбы, с листовидными прорезями для глаз, и строчками орнамента на левой стороне маски, в районе лба и скулы. Здоровяки ни на кого, не обращая внимания, прошли через весь двор к красивому двухэтажному дому. Лишь один, самый расписной, приостановился, потом развернулся к людям, внимательно осмотрел присутствующих, причем меня не более других, и молча замер изваянием. Лучше уж свидетель, чем активный участник готовящегося смертоубийства.
   Продолжим разговор.
   - Ваш хозяин благородный, из знатного рода? - Невинный вопрос, требующий расстановки точек над и. Померяемся... статусами.
   - Нет, он магистр второго ранга вне гильдии, - отвечает тот же мужик, что и до этого вел со мной разговор.
   - Когда вернется? - Стараюсь по ходу перед десятками недоброжелательно настроенных взрослых не растерять бодрость в голосе.
   - Отбыл на охоту с другом позавчера, на один день, - взгляд старшего вильнул в сторону, ему происходящее очень не нравится, как впрочем, всем здесь.
   - Где-то задержался? - Хотя, кто здесь хозяин и что с ним произошло, я уже догадываюсь, но продолжаю гнуть свою линию в разговоре.
   - Не могу знать.
   - А что, у вас здесь в округе опасно?
   - Не более чем везде.
  
   Внимание, вот это уже пошла движуха. Слышу, как слева от меня воротом взвели арбалет. Скосил глаза, там стоит тот здоровяк, что у дамбы искал следы, а потом звал остальных боевиков пойти в погоню. Он напрягся, рукоятку меча сжал так, что косточки на руке побелели. Стрелок, похоже, изготовился за его спиной.
   Осторожно отпускаю повод и сдвигаю правую руку поближе к жезлу, двойные конструкты разрыв-эстереров у меня не получаются, но в случае если нападут все разом, тех что передо мной одним взрывом приложить смогу.
   - Спрашиваешь о господине Дьенфо, а сам его коня за собой в поводу привел! - Орет боевик здоровяк с вызовом, пытается и себя накрутить, и других к решительным действиям подтолкнуть.
   - Часть коней взята в качестве трофея в бою, когда шайка бандитов напала на нас двоих, меня, барона ю'Ламбера, и моего спутника, профессора Имперской школы магии господина Кроунца. - А вот это я, наверно, зря сказал. Млин, оживились, даже перешептываться стали. Могут подумать, что маг один - проф, и его здесь нет. Зря сказал.
   - А когда Ваш спутник подъедет? - Старший точно уловил возможное изменение в расстановке сил, умный зараза.
   Ответить не успеваю, здоровяк продолжает агрессивно наезжать.
   - От твоих повозок мертвечиной воняет! Что там?
   Услышав о подозрениях, расписной протопал ко второму фургону и откинул прикрывающий груз холст. Увидев содержимое, ничего комментировать не стал, лишь молча поднял за волосы голову убитого мной мага.
   - И-и-и-и!
   Здоровяк сорвался с места и с визгом рванулся в атаку на меня, выхватывая на ходу меч из ножен. Как только он сместился и открыл линию выстрела, хлопнула тетива арбалета. Преодолеть два щита, третий прикрывал на всякий случай спину, болт не смог и, отскочив, зазвенел по камню.
   Примерно этого я и ожидал. Самому, первым, мне атаковать наглеца было нельзя, могли найтись заступники. К примеру, тот же расписной, то, что он без доспеха, ни о чем не говорит, метнет ножик и ага, его отношений с магией вообще не знаю, может - как с гуся вода. Кроме того нужно было дождаться не начнет ли кто магичить. Тогда следовало сменить приоритет целей.
   Теперь же, когда на меня напали, на иуристора, я в своем праве казнить.
   Сейчас оторвусь от души, демонстративно. Хоть и давит под ложечкой, как не хочется.
   От высокотемпературного посыла первым загорелся стрелок, здоровяк защищенный знакомым светло-голубым магическим щитом еще смог сделать несколько шагов, даже мечом замахнулся. Так с поднятой вверх железякой и полыхнул, порохом.
   Мой гнедой испугался огня, встал на дыбы. Повод я отпустил, собираясь перехватить жезл из-за пояса. В итоге, в стрессовой ситуации и держатся не за что, и до оружия не добрался. Обхватил руками коня за шею, ноги сжал, сильно, как мог, чтобы из седла не выпасть. Так и прогарцевали несколько скачков в обнимку. Надо будет гнедого Танцором назвать, хорошо двигается на одних задних.
   Конь уже встал ровно. Теперь мне нужно заставить себя выпрямиться. Мне бы после такой магической выдачи в "домик" нырнуть, классикам должное отдать, равновесие восстановить. Знал, что может быть придется переходить за черту, поехал к врагам совсем на пустой желудок, даже пить не стал.
   Как же моей тушке плохо. Радует отчасти, что лицо скрыто глухим шлемом. Не хотел демонстрировать розовощекую юношескую пухлость. Удачный выбор - сейчас не видно бледности и капель холодного пота.
   Надо подняться! Собрать силы и сесть ровно!
   Как домкратом, по миллиметрам, вывожу спину в вертикаль.
   Теперь открыть глаза!
   Сквозь темные круги вижу - все преклонили колени. Кроме расписного.
  
   Заставить себя посмотреть налево не смог, достаточно того, что смрадный запах горелого, заполнивший двор, не дает вздохнуть полной грудью. Не хочу провоцировать запечатление, чтобы вид чужих останков не сплелся намертво с чувством моей вины. Рассказывал мне отец, как год просыпался по ночам после первой командировки в приграничную республику, снилось ему перекошенное лицо бородача с изодранной автоматной очередью грудью, в скоротечной сшибке возжелавшего крикнуть гортанное воззвание к богу и, как результат, не успевшего выстрелить первым. Только что впервые я убил людей ни в горячке боя, ни под давлением внезапно меняющихся событий, а почти холоднокровно, заранее просчитав такой вариант, и согласившись с издержками в виде человеческих жизней. Мерзко. Млин, я всё-таки медленно, но двигаюсь к психотравме, не с визуальным маркером, так обонятельным, реакцией на жженый запах.
  
   "Хозяин Даня, а давай не будем никому коников отдавать, несколько очень породистые, чистые наследственные линии носят".
   "Шуня? - Как же я рад его снова слышать. - У тебя ломка слетела?"
   "Так озеро же ужо далеко, за горой, они сюда почти и не достают, не давят. И да, хозяин, кушать хочется, очень".
   "Стоп, - чувствую, как задрожал желудок, - о еде ни слова!"
   "А чё так? Думаешь, не пригласят за стол? Так у нас своё есть".
   "Шуня-я!"
   "Молчу, молчу".
   "Подожди, не исчезай, дело есть. Можешь проверить поместье на наличие магов?"
   "М-м-м, - ответил сразу, видно озаботился изучением вопроса заранее, - боевых, опасных нет".
   "А какие есть?"
   "Дикий в подвале сидит, ну, и мастера, только у них магия своя родовая, спе-ции-али-зи-рованная, вот".
   "Это ты где таких слов нахватался?"
   "Так, это, у тебя же, хозяин. А что с кониками? Давай не будем никому отдавать".
   "Что-то я не припомню за тобой желания коневодством заниматься".
   "Так это, гнедой при нас, а остальных и продать не жалко. Под заботу можно было и взять, так оценить нечего - труха и осколки".
   "Шуня, остынь".
   "А этих, хозяин Даня, ты посмотри, обязательно посмотри. Особливо хороша соловая трехлетка, глаз у нее антрацитовый с бордовой поволокой, такая при правильном подведенном папаше изабелловых жеребят подарит, а уж их будет и графьям под седло не стыдно отдать. У рыжих двух братьев, смотри, головы сухие, легкие, к ноздре удлиненные, в холке сами высокие, а ноги...".
   "Шуня! - Мысленно "отмахиваюсь" от маленького допа, есть сейчас и более острые проблемы. - Не до лошадей!"
   Первая проблема нарисовалась. Расписной протопал ближе, сейчас стоит в двух шагах, лапищи свои не спеша отряхивает, сквозь прорези в своей личине и моем шлеме глаза мои ищет. Я-то в седле, а он на земле - и почти вровень. Понять, кто он, и сам хочу, а лучше прямого взгляда никто правду не скажет. Только мне сейчас мои глаза открытыми тяжело держать, веки дрожат и вниз помимо моей воли сползают. Приходится дополнительно напрягаться, а это боль чуть выше виска кратно усиливает.
   По-доброму, с хитрой усмешкой смотрит. Кашлянул басовито.
   - К нам зайди, когда сможешь, приглашаю, дело к твоей милости есть, - кивнул расписной на резной каменный дом, и затопал туда. Сколько же в нем веса, если каждый шаг так припечатывает? При таком росте квадратный - больше пятнадцати пудов точно.
   "Шуня. Это мастер? Правильно понимаю?"
   "Старший в их купне, бригаде по нашему. Труоды - лучшие в мире умельцы из камня ваять".
   "Это переростки среди гномов что ли?"
   "Какие гномы? Говорю же тебе - труоды! Слухи ходят: они сами и есть ожившие камни".
   "Големы?"
   "Ты чё, сбрендил? Живые они! Плодятся и размножаются. Народ древний. Скажи труоду, что он голем, он тебя одним ударом по макушку в скалу вобьет. Будешь тогда мозгами в правильную сторону вращать. Или не будешь, размякнут на всю оставшуюся жизнь".
   "Странно, ни с того ни с сего ты за них взял и обиделся?"
   "А чего ты так, раз каменные так сразу големами обзываешься. Наверно, и меня тварью магосотворенной считаешь? Ис-ку-с-стве-н-но-вы-ве-де-нной?!"
   "Эх, Шуня, - от такого наезда я просто оторопел, но продолжать в конфликтном ключе не хочу, попробую свернуть разговор, - ты прав, тебе срочно нужно поесть - хрень всякая с голодухи в голову к тебе лезет".
   "От ответа, Даниель Арсен'ар Мурат'ир Самуил'ир Мирит'ин ю'Ламбер, не уходи! Считаешь меня вещью бездушной?!"
   "Ты самый живой, самый лучший из всех помощников. Честно, честно!" - Не вру, правда, с первой встречи нашей так считаю, какая разница, что он энергетический сгусток; может его родственники, когда нас увидели, тоже долго прикалывались над думающими белковыми цепочками, сейчас привыкли. Почувствовал, что правду говорю, притих.
  
   Все то время, пока секретничал со своим допом, я сползал с коня. Удивительно - как не грохнулся? Чуть-чуть помогли, когда уже встал на плиты мощеного двора двумя ногами, и повело. Тогда меня поддержал за локоть старший. Он один поднялся с колена и приблизился. Вовремя.
   - Ваше благородие господин барон, не желаете отдохнуть с дороги? Может, будут какие либо распоряжения от Вашей милости? Прикажите приготовить комнату, подать обед?
   - Возможно. - Задерживаться здесь не входило в мои планы. Собирался найти проводника, и сразу двинуться в путь, искать хорошего лекаря. Но самочувствие хуже не куда, было бы время, свернулся бы калачиком в любом тихом уголке минуток на шестьсот.
   - А может нагреть воды для ванны, смоете пыль? Через полчаса будет готово.
   - Допускаешь, что сам не стравлюсь с подогревом?
   - Что Вы, Ваше благородие, и в мыслях не было усомниться в возможностях господина барона. Мы всемерно осознаем свое ничтожество пред Вашей милостью. Люди поместья к Вашим услугам, все что пожелаете. - Отмечаю про себя, что имя хозяина "поместья Дьенфо" благоразумно не упоминается, способный товарищ - четко держит нос по ветру.
   С таким нельзя расслабляться, хитрый дядька. Нужно следить за сохранностью своей легенды - нахожу за поясом пару специально заранее приготовленных перчаток. Кольцо не снимешь, в карман не спрячешь, а значит, придется походить в замше. Тем более местный этикет предписывает благородным на людях появляться с покрытыми головой и руками. То, что я показал знак иуристора при въезде в замок - демонстрация благих намерений. Не всеми осознанных и оцененных. Сами виноваты. Тот же, что стоит рядом, все понимает, доступную ему информацию использует на все сто.
   - Прикажите распорядиться насчет лошадей? - Смотрит твердо без подобострастия, при этом ясно демонстрируя готовность подчиниться и за другими присмотреть. Дождавшись кивка с моей стороны, быстро организовал работников, похоже, не только конюхов, еще народ привлек - каждую животину, даже моего гнедого, взяли под уздцы.
   И не уводят. Стоят, ждут.
   От меня? Не догоняю, че им надо? Оплата за постой вперед? Да ну, это не город и не столичные общественные конюшни, где каждый чих за деньги. Но ждут, а чего не пойму. Придется переспрашивать.
   - Они забыли, где конюшни?
   - Нет, что Вы, Ваша милость! Они лишь ждут знака от Вас. - Не понятно о чем сказал, и тоже стоит, молчит.
   - Поясните точнее! - Хоть стараюсь, но удержать поднимающееся раздражение удается плохо.
   - Ваше благородие, в поместье небольшая конюшня при кузне, всего на четыре стоила, основная масса лошадей содержатся в открытом вольере, оборудованном, с навесами, поилками, яслями. На два загона, для кобыл с жеребятами, и жеребцов. Для конюхов требуется Ваше решение, каких под крышу, а кого в табун. - Откуда я мог знать, как устроены конюшни в поместье? Он меня на "вшивость" проверяет? Пытается выяснить, есть ли у меня информация о местных порядках? Или хитрит, лишь на всякий случай обставляется, мол предупреждал? Подводит к факту, что если сам не распределю, то потом выведут в дорогу коняшек того же количества, но не обязательно того же качества?
   Обломись, хитрозадый. Прохожу вдоль каравана, похлопываю каждое животное, а заодно ставлю метки, и на лошадок и на седла, мне это не сложно.
   - Можете уводить в вольер всех, моих коней я найду легко, в конюшню поставьте шкроров и лана. - Подчеркиваю, выделяя голосом "моих". Хорошо держит удар, пока я смотрел на него, отвечал прямым взглядом. Лишь когда отворачивался, заметил, как старший чуть дернул щекой.
   - Вы не представились? - Спрашиваю, смотря чуть мимо. Кем бы ни был этот дядька, но, похоже, сегодня общение с местными пойдет через него.
   - Ваша милость, Эвинн Уинг, управляющий поместьем, к Вашим услугам. - Склонил голову пожилой мужик.
   - Хорошо, господин Уинг, будет еще поручение. - Когда был рядом со вторым фургоном, почувствовал, что действительно воняет, сильно. - Распорядитесь разгрузить этот фургон. Тела, думаю, следует придать земле, или провести обряд как здесь принято. Из того фургона разгружать ничего не нужно, его переставьте под навес, можно к тем постройкам, и выставьте рядом пост. Ничего не должно пропасть. Виновных искать не буду, спрошу с Вас.
   - Не извольте беспокоиться. - Мое командование воспринимает спокойно, как будто, так и надо. Мне от такого пофигизма очень беспокойно, чуйка верещит - раз местные взрослые, организованные, в своей крепости бегают по моему свистку, значит, я чего-то упускаю. Нормально было бы, после демонстрации силы, принять решение не связываться с магом, выпроводить меня побыстрее, и забыть как временную непогоду.
  
   "Шуня, присмотришь, сообщишь если что?"
   "Мне бы молока чашечку, лучше - две".
  
   Кувшин с холодным напитком принесли по требованию. Пока бегали, фургон с профом переставили, выпрягли шкрора, поставили охранника с копьем и при мече. Молочко пристраиваю между коробов.
  
   "Постарайся, чтобы никто не заметил твоей трапезы, и лойс не повреди льдом".
   "Все сделаю чисто, тихо и для себя сытно, как твой козел. Он время не теряет, уже третью лошадь на овес объел".
  
   Уинг между тем ненавязчиво расспрашивал о погоде на озере, вычислить, откуда я пришел достаточно просто, о зверье, не досаждало ли. О цели моего визита, о пути, о бойне ни полслова. Скользкий дядя. Чуйка просто верещит.
  
   - Ваша милость, не желаете отужинать? - Эвинн Уинг подчеркнуто вежлив и предусмотрителен.
   "Шуня, а ты яды различать умеешь?" - Обращаюсь к самому надежному источнику информации, который меня еще ни разу не подводил.
   "Травки вредные в копне сена найду, а в человеческой пище определить, что во вред, а что на пользу не смогу. Не обучен". - Что-то мне резко расхотелось есть, пустой желудок испуганно сжался и не булькает.
   "А проследить, что говорят, что подсыпают, подливают в мою еду, сможешь?"
   "За всеми сразу мне не уследить. Допов в поместье нет. Никто в таком жутком месте добровольно не останется".
   "Жалко, ну что есть, то есть. За профессором и вещами присмотри, я сам постараюсь быть осторожнее".
  
   Осмотрел внимательней двор, как-то нужно отказаться от приглашенья на ужин, просто сказать "нет" не правильно будет, может насторожить управляющего, нужна обоснованная причина. Вижу "причину", трое расписных вышли и сейчас стоят возле дверей своего дома, на нас смотрят, но ближе не идут. Я не гордый, сам подойду.
  
   - Мы отужинаем позже, желаю познакомиться с труодами. - Брать Уинга с собой в мои планы никак не входит.
   Зацепило управляющего, даже не считает нужным скрывать недовольство, сморщился. Или это он так демонстрирует отношение к нелюдям. Пофиг, потом объяснимся, если захочу. Не дожидаясь сопровождающего, иду к мастерам.
  
   Млин, шкафы трехстворчатые, они с коня показались большими, а сейчас рядом небо закрывают. Каждый на фут-полтора выше меня и буквально втрое шире. Не кланяются, но пропустили в дом первым, только дверку придержали, каменную, с ладонь толщиной, на каменных петлях без шороха поворачивающуюся. Внутри - "музей шедевров уральских камнерезов", в свете магических светильников каждый отполированный предмет мебели, каждая грань узора на стенах умеренно яркий блик дает. Обалденное сочетание цвета и формы. Красота!
   Прошли через коридор в зал, пригласили за стол, каменное полукресло из-за спины уважительно придвинули вместе со мной, сам бы только плечом такой монумент с места смог стронуть. Главный расписной напротив меня сидит, в доме те, кто за столом со мной, четверо, отщелкнули нижнюю половину масок, без рун, рядом с правой рукой положили. Двое, помоложе, погабаритнее, у двери прислонились. Остальные по всему зданию делами своими занимаются.
   Разлили вино по чашам, пригубили, в смысле я отпил, они в себя перелили. Только за тем разговор пошел.
  
   - Меня Докзкоуреном зовут, купной здесь, за всех слово держу.
  
   Прервали, зашел труод в белом переднике с подносом, миски тонкой резьбой покрытые, полные жареного мяса, тушеных овощей с крупой, типа риса, расставил. Плетенку с кусками хлеба отдельно. Другой с кувшином и тазиком ко мне подошел, предложил руки сполоснуть. Еда такая притягательная, так дурманяще пахнет, рот слюной заполнился.
  
   - Дело у нас к тебе есть, господин ба..., - продолжил Докзкоурен, но взглянув на мои мокрые руки, внес поправку, - господин маг.
   В чем его затруднение я понял сразу. Особо не задумываюсь, потому как, так перед мастерами стыдно, что оправдаться кажется самым важным, необходимым.
   - Вы правильно начали, сказав "господин барон", это, - слегка кручу левой кистью в воздухе, имея в виду поддельное кольцо, - временная замена, пока не верну себе свое законное. И имя мое родовое - ю'Ламбер - настоящее, и титул от отца.
  
   Труод внимательно всматривается в мое лицо, я еще, когда уселся, увидел отстегнутые маски, принял значение ритуала, свой шлем снял и положил за спину, места в кресле предостаточно.
  
   - Господин ю'Ламбер, дело у нас к тебе важное. Под горой озеро есть, мы из него воду поднимаем и по садам разводим для полива. Так нужно открыть шлюз на канале, что проведен от старшего Кантант-озера.
   - Зачем?
   - Уровень в оросительной системе упал. - Докзкоурен ответил после небольшой, но заметной паузы. Не врет, лишь немного не договаривает.
   - Вы не знаете, как открыть шлюз? Или другие проблемы есть?
   - Как не знаем, да мы сами канал и затворы вот этими руками собирали. Все знаем, да только с руководством людским нет согласия по данному вопросу. А тебе они противиться не решатся.
   - Что, - быстро прожевываю мясо во рту и глотаю, за разговором уже второй кусок жаркого приговариваю, - я буду с этого иметь. Мне некогда, в город спешу, а к дамбе возвращаться нужно.
   - Золота хочешь?
   - Нет, проблема у меня есть, с другом, может, подскажите, как решить, а я вам помогу.
   Местный бугор рубает за столом как бы ни быстрее меня, и наливает, и жует, и разговор ведет. Чопорности в них, в труодах, ни на карат, такие или сразу башку снесут, или прямо в глаза правду-матку резать будут.
   - Расскажешь подробнее?
   - Лучше показать, словами дольше объяснять, да и упустить что-то важное могу, - показываю кивком на дверь, предлагая пройтись.
   Уговаривать отложить на после ужина никто не стал, на ходу закинули, что надкусано в рот, вернули маски на место, и всей толпой - я и шесть гигантов - вывалились на двор.
  
   Управляющий сделал вид, что случайно проходил мимо фургона, увидев нас, сразу сориентировался и повернул навстречу.
  
   "Шуня, никто в вещах не рылся?"
   "Один подходил пару раз, но залезть внутрь не решился, я бы позвал".
  
   Удивил купной Докзкоурен. Когда окружили фургон, он без проблем выделил в массе коробок и тюков огонек моего Шуни.
   - Господин доп, наше почтение, - поклонился как бы ни ниже, чем мне.
   - Мастер, приветствую тебя и мастеров твоей купны. - Шуня удивил не меньше, проявил фигурку в ладном костюмчике, без намека на призрачность, процесс усвоения молока, надо думать, прошел успешно.
   - Господин барон, - это труод обращается уже ко мне, склонился вполне уважительно, - готов выслушать Вас, сделаем, что сможем, в лучшем виде.
   - Вы поможете мне? - Обращаюсь к труоду стоящему ближе всех к левому борту фургона. Совместными усилиями, мы закинули повыше край тента, затем вынули деревянные клинья, удерживавшие один из двух щитов образующих высокую стенку.
   Распаковывать сверток с профом я не стал, только отвернул холст с лица. Темные пятна под закрытыми глазами и под заострившимися скулами стали еще контрастнее в сравнении с остальной бескровно-белой кожей.
  
   - Мой учитель - профессор Албан Кроунц. Он был серьезно ранен во время неспровоцированного, подлого нападения Дьенфо. Сейчас находится в состоянии магического сна. У меня есть опасения, что действие заклинания закончится раньше, чем удастся найти хорошего целителя.
   - Напитать заклинание силой, не прервав его действие, ты не можешь. - Скорее констатировал факт, чем спросил Докзкоурен.
   - Не могу, - надо точно обрисовать проблему, только тогда можно надеяться на полезный совет, - накопитель в артефакте быстро разрежается. Как управлять локальным анабиозом знал только профессор. Заклинание отлично работает вообще на одноразовом заряде, если обеспечить герметичность.
   - Что обеспечить?
   - Отсутствие контакта с воздухом, для этого нужен сосуд с плотно подогнанной крышкой, - я дотянулся до одной из корзин и достал пустой горшочек для лойс, - вот, как здесь, только в стенках не обычная глина, а алхимический состав.
   - "Сосуд с крышкой" сделать можем, - Докзкоурен переглянулся со старшими мастерами, те в подтверждение покивали масками. - Только поможет ли твоему учителю эта самая "герметичность"?
   - Не знаю, хоть какой-то шанс появится.
   - Когда рядом с работающим артефактом помещаешь еще один накопитель, заклинание дольше действует, - поделился опытом высокий труод из "молодых", - а если положить несколько старых, "текущих" накопителей, то разрядка основного совсем замедлится.
   - Накопители найду, - я подтянул свою сумку с личными вещами и запасом магической бижутерии, но на виду у всех вскрывать не стал. Задал вопрос старшему из труодов, - мы договорились?
   - С утра примемся за работу.
   - Мне бы пораньше выехать, каждый час может стать безвозвратно потерянным.
   - Пораньше? - Снова дождался молчаливых кивков согласия от своего "совета ветеранов" и продолжил Докзкоурен. - Сейчас начнем, подходящая основа у меня на примете в пещере в выработке есть, из нее и вырежем твою "герметичность".
  
   Что именно собрались вырезать мастера, я переспрашивать не стал, времени действительно мало.
  
   - Тогда и я пойду, мне еще ваше изделие нужно успеть посмотреть. - Стараюсь быть понятным для камнерезов и одновременно не засветиться перед Уингом.
   - Тойнклэден, проводи. - Поняли, и отправляют со мной разбирающегося в накопителях великана.
   - Прикажете подать коня, Ваше благородие господин барон? - Оставаясь внешне невозмутимым, управляющий, тем не менее, проявил беспокойство в отношении утекающей из-под контроля ситуации. - Разрешите сопровождать Вас? Скоро стемнеет, несколько бойцов охраны не будут лишними.
   - Мы планируем прогуляться поблизости, осмотреть несколько сооружений, пройдемся пешком, - устраивать выяснение отношений на дамбе не входит в мои планы, постараюсь решить проблему труодов, и кое-кого еще, тихо, по готовности уеду, пусть потом ищут "кто разрешил и как допустили", - сопровождать не нужно, вернуться хочу до наступления ночи. Да, прикажите подготовить лучшую комнату и ужин.
   - Будет исполнено, всенепременно.
  
   Когда вышли за ворота, обратил внимание, что закончили работы в полях, группами, по одному, "колхозники" тянутся к усадьбе. Много здесь народа, как бы ни под две сотни.
  
   - Кто усадьбу строил, ваша бригада? - Спрашиваю у вышагивающего рядом моего проводника.
   - Наша, только не бригада, в бригаду вы, люди собираетесь, совсем чужие друг для друга, а у нас родовая купна. - Разъясняет из-под маски труод. - Самые искусные мастера у нас, купна внутреннюю крепость в Дугжене, столице провинции возводила, мост через Дожер-бездну строила, домов и дворцов подняли множество, не счесть.
   - Так вы все родственники?
   - Мы все родственники по крови, из двух соседних кланов.
   - Я слышал тебя Тонкледен зовут?
   - Позволь, господин барон, представиться, мое имя - Тойнклэден из клана Агмэн.
   - Будем знакомы, Даниель Арсен'ар Мурат'ир Самуил'ир Мирит'ин ю'Ламбер. Предпочитаю, чтобы меня называли по имени - Даниэль. Мне пятнадцать, а ты уже взрослый? Голос у тебя молодо звучит.
   - Правда твоя, барон, молод я. Еще не проходил посвящение в мастера. По нашим законам подавать прошение на звание можно, когда исполнится восемьдесят лет, мне еще только пятьдесят три. В купну приняли только потому, что магию хорошо разумею, почти как люди, по этой причине дядя за меня слово дал.
   - Только человеческую магию или и вашу магию труодов понимаешь?
   - Табу. Не могу рассказывать.
  
   Беседуя, подошли к кромке леса. Здесь уже плотные тени, лучше подсветить, домашний ночник в очередной раз пригодился. Когда доставал его из сумки. Тойнклэден предложил помочь нести вещи.
  
   - Давай возьму, мне не сложно, может, пойдем быстрее, вы люди, медленно двигаетесь.
   - Не, это вы, труоды, очень неспешные. - Тяжелую сумку проводнику все же отдал.
   - Кто мы неспешные? Труоды очень быстрые, я горного орла, вот такого, - показывая по-рыбацки размер добычи, парень махнул моей двухпудовой сумкой, как пушинкой, - руками в детстве поймал, от огненного червя дважды убегал, без обрушения крепи, без завала. Здесь мы сдерживаем себя, когда вы рядом, чтобы не задавить ненароком.
   - Так вы маски снимайте, тогда по сторонам видеть будите и никого не задавите.
   - Это не маски.
   - А что же еще?
   - Табу. Нельзя мне говорить.
  
   Пару минут шли молча. Я так не могу, когда рядом идет говорливый труод, само по себе, как понимаю, диво дивное, а в моем положении он кладезь информации. Не распростись такого сейчас, пока мы одни, преступление, и чихать я хотел на их табу.
  
   - Слушай, а ведь вы хотите шлюзы открыть не только из-за воды. Я прав?
   - Да, наверное.
   - Так - да, или - наверное?
   - Прав. Но об это тоже нельзя рассказывать.
   - Из-за той большой, белой, что заперта в канале?
   - Ты видел йох?! Священную йох?
   - Как ты назвал? Йох? Никогда раньше ни слышал и ни читал о такой.
   - Они редко живым показываются, где живут, там люди редко бывают.
   - А эта как попалась?
   - Старый хозяин, как только йох однажды вечером появилась в подземном бассейне, приказал перекрыть дамбу. - Тойнклэден здоровенной ручищей на ходу поскреб шею ниже затылка. - Нас здесь не было, мы на западной террасе акведук устраивали, иначе купной Докзкоурен рассказал бы ему, что удерживать священную йох - как в лаве купаться, можешь надеяться, что выплывешь, но духи огня всеровно по-своему сделают, виру возьмут. Не знал он, и другие его люди не знали что наделали - декада прошла, ты голову старого хозяина принес. Никому нельзя йох обижать.
  
   Мы уже почти вышли к дамбе, но не задать еще вопрос не могу.
  
   - Тойнклэден, ты повторил "старый хозяин", "старый хозяин", раз есть старый хозяин Олуэн Дьенфо, значит, знаешь, кто будет новым хозяином. Мне бы с ним поговорить, не подскажешь где найти?
   - Ты хочешь сам с собой поговорить? Это людская шутка такая? Я в Дугжене видел такого у храма, быстро-быстро сам с собой разговаривал на разные голоса.
   - Это шизофреник, таких много, мама говорила - латентных вообще каждый третий. У меня, тьху, тьху, тьху, нет привычки с собой беседовать. - Че-то, хоть не шизик, но туплю, он же не об этом говорит. - Так, это ты меня называешь новым хозяином? Меня? Вашим хозяином?
   - Почему нашим? У труодов нет хозяев! - Гигант остановился у выхода на дамбу, взволнованный разговором, попытался объяснить мне, в чем я ошибаюсь. - Я говорил о хозяине усадьбы и долины, для которого мы строим по договору. За два сезона вал оборонительный возвели, крепость, причал на подземном озере, канал к старшему озеру, сейчас водоподъемник, акведуки, оросительную систему заканчиваем.
   - Подожди подвиги трудовые перечислять. Поясни - какое я, студент, имею отношение к чужой земле, постройкам, людям здесь живущим? Путаница какая-то.
   - Ты сегодня собрал приписных и наемных в крепости, публично объявил им, что маг Дьенфо на тебя напал и был тобой убит. Я слышал - по имперским законам, оскорбленный иуристор, к тому же победивший в поединке, имеет право объявить все имущество обидчика своим, взятым на меч. Старый хозяин был много богат и в магии умел, но не знатен. Кому с тобой спорить? Заберешь долину, никто противиться не посмеет.
   Как-то слишком сладко - грохнул хозяина, и все твое. Лажа полная! Тут империя - крепкая власть, анархических по сути законов не допустит. Везде должны быть "щупальца с коготками", жадные - иначе не бывает. Рано чепчики в воздух подбрасывать.
  
   - Прежде чем здесь щеки надувать, будем посмотреть. - Здоровяк меня не понял, вижу сквозь щелки маски как глазами лупает. - Пошли, покажешь, как шлюзы на дамбе отрывать. Только не говори, что нельзя, табу.
   - Не табу, но секрет. Мы, труоды, тяжело добивалась своего места... - Охотно начал объяснять "политику местной партии" Тойнклэден.
   - О-о-о, давай позже, - прерываю, пока есть возможность, зарождающийся пересказ "великой летописи времен", к чему дело идет я мозжечком почувствовал, - у нас вода еще не поднялась, и времени совсем мало.
  
   Кстати, о воде. Слышу, как узнаваемо, накатывается на камни волна от поднимающегося уровня.
  
   - Клэдя! Сурпрайз-з! - По театральному, с небольшим поворотом, взмахивая рукой, показываю на то, что на наших глазах появляется из под толщи темной воды.
   - Это йох?! - Выдохнул труод, когда над поверхностью поднялся светлое нечто. Сильно парня пробило, голос дрожит.
   - Она самая, пойдем, познакомлю. - Зову чем-то симпатичного мне нового знакомого, такой на подлость не способен, не подведет, воспитание-с не позволит съ.
   Перчатки снял на ходу, спускаясь по ступеням. Ни похлопывать, ни гладить не стал, прижал ладонь к трепетным ресничкам и пиком на полминуты выдал самый сильный поток маны. Результат отметил сразу. Небо потемнело уже сильно, но яркости от светильника достаточно, чтобы увидеть, как со светло-желтого тело йох перекрашивается в светло-розовые. Знаю, понравилось.
   - Попробуй, приложи ладонь и подай ману, чем больше, тем сильнее ей уважение выкажешь. - Уступаю место у края воды труоду.
   Его хватило секунд на двадцать, когда пошатнулся, пришлось даже поддержать, двумя руками, ели-ели смог вернуть равновесие этому великану, чтобы он не завалился в воду между стеной и йох. А ей понравилось, еще краски добавила.
   - Ты весь свой резерв слил? - Смотрю, как мелко подрагивают лапы великана, и делаю определенный совсем не радующий вывод. Мотает утвердительно головой, "млин, детский сад - штаны на лямках". - И как теперь ворота открывать будем?
   Молчит, сопит, ругаться в присутствии йох не хочет.
   - За Докзкоуреном сбегаю?
   - Ага, час туда, полчаса на пинках обратно, потом декаду на чистке отстойников, или как там тебя дядя вздрючивает. Ты этого хочешь?
   - Не хочу, а у тебя Сила осталась?
   - Есть малехо.
   - Пообещай, что сохранишь тайну.
   - Какую?
   - Покажу, как активировать именно эти ворота на шлюзе, там специальный редкий конструкт в резьбу вплетен. Ты должен справиться. Но это секрет ото всех чужих!
   - Раз надо - помогу, привести сюда кого-либо и показать "секрет ворот труодов" по любому не смогу, у меня на ближайшие годы дела в столице Новом Лхатау.
   - Клянись до конца жизни хранить! - "Точно контингент детского сада, в семь с половиной футов ростом, пятидесяти трех лет от роду".
   - Клянусь! - Мне не трудно, тем более действительно без обмана.
  
   Заковыристо придумано. Жульничал немного великан, когда уверял меня в "уникальности" заклинания на шлюзе. Три одинаковых в трех разных узорах, внешний орнамент разный, магическое плетение очень сложное, и потому продублировано. Пальцы как тело в изощренной позе в твистере, напольной игре с цветными пятнами, изгибать и переплетать пришлось. Тойнклэден от моих неудач раздраженно порыкивать стал. Но дело не во мне. Их "замочная скважина" под совсем другие габариты настроена. Если бы я не подсвечивал сырой маной, не видел плетение магического узора, не наводился зряче на узлы контактов, растягивая пальцы в суставах, вообще бы ни фига не получилось.
   А так - полчаса гимнастики рук, хороший энергетический посыл и заскрипело. Вру, ничего в конструкциях труодов не скрипит, во всяком случае, для стандартного уха. Это я теперь должен фильтровать: гудение вследствие трения разнотемпературных масс воды, скрежет смещаемых песчинок, стрельбу разрывов волокон водорослей.
   Открыли все три полотна ворот. Появившийся поначалу водопад, из-за различия уровней в большом и малом озерах, быстро уменьшился до сильного приточного течения, сказывается значительная длина канала.
   Пленница йох, не уплывает, покачивается у лестницы. Пережидает, пока встречный поток спадет? Пойду, попрощаюсь. Труод рядом топает.
  
   Как мне нравится нежность прикосновения жгутиков.
   - Клэд, попробуй как щекотится. - Максимально подвигаюсь к краю ступеньки, давая возможность протянуть ручищу великану.
   - А почему ты меня так называешь? - Спрашивает, при этом поглаживает по мокрому боку, "таинственную" и "страшную" в рассказах старых соплеменников йох.
   - Так удобнее, сокращенное от твоего Тойнклэден, как Даня от моего Даниэль.
   - А тебе не обидно? - Быстро освоился, так как с йох не поговоришь, общается со мной, напрочь забыл о "священности" и последствиях для простых смертных.
   Дурацкая ситуация - сидели рядом, гладили спокойную неизвестную сущность, ну и получили оба, разом. Труод ничего не заметил, а я не успел среагировать, как черно-золотистые конструкты впитались в наши протянутые ладони.
   Эта тетя, эта йох, нас чем-то приложила, без нашего на то согласия. Качается на воде, довольная до... коралловой шкуры. Падаю на спину сам и успеваю дернуть в сторону великана.
   С полусекундной задержкой на месте сущности схлопывается с брызгами вода. И пошла горбом волна в сторону Кантант-озера, невзирая на узкие ворота, встречное неслабое течение. Кто ж ей помешает теперь. Отбыла по своим важным делам. Вот и пообщались.
   Огорчать парня лишними подробностями не стал, всеровно толком рассказать нечего. Мелодия от внедренного заклинания, мимолетная, была чем-то похожа на звук срабатывания портала, только сложнее, более многоголосо, с большим количеством тонов и модуляций. Как насвистывание мотива отличается от исполнения произведения большим симфоническим оркестром.
  
   Когда поднялись наверх, уловил перестук копыт. Удаляющийся всадник опередит нас по-любому. О наших "подвигах" в усадьбе будут знать. И как я не подумал о возможной слежке? С другой стороны - а что поменялось? Узнают, что самоуправствую. И что они сделают? Войну объявят? Хитрый управдом воевать не будет. Он интриговать привык. Надо все делать быстро, коварные планы требуют подготовки, задача: не дать им времени. Будем поспешать.
  
   - Тойнклэден, ты говорил - хорошо бегаешь? А меня унести сможешь?
  
  
  
  
  
  
   ******
  
   Даниэль. Кантант-озеро, поместье Дьенфо. День пятый, начало шестого.
  
  
   Сказать, что мне понравились американские горки верхом на булыжнике - сильно покривить душой. Двигается труод действительно очень быстро, со скаковой лошадью в аллюре два креста, иначе - беге рысью, может поспорить. Только никакой пластики, ни кошачьей, ни собачей, ни даже парнокопытного шкрора в его восьмифутовых прыжках и близко нет. Он - бегемот на скорости сто сорок четыре кадра в секунду, обычно кино мы смотрим при двадцати четырех кадрах. Он - пляшущий капер, сваезабивная машина, взбе-бе-бе-бесившаяся-я.
   Слава богу, язык не прикусил и могу внятно крикнуть.
  
   - Стой! Тойнклэден, стой. Тормози, тебе говорят!
  
   Конного разведчика мы не догнали, в наступившей темноте бегать между деревьями не просто - листики, забившиеся в прорезь моего шлема, тому подтверждение. Но ночь не только нам помеха, она демаскирует всех привыкших жить при свете. От края леса видно как открыли ворота, и в пятне от факелов проскакал всадник, но не в усадьбу, а из неё. Гонец? Кому еще так спешить?
  
   - Клэд, мы его сможем перехватить в долине? Он только из крепости выехал.
   - Если по террасе, через посадки, срезать, на повороте собьем.
   - Может без меня будет быстрее?
   - Ты легкий, и пятой части стандартного блока не весишь, сиди.
  
   Труод спокоен, как скала. Пока бежали, э-э-э, скакали, да, без разницы, в общем, он даже не запыхался, чего не скажешь обо мне, пот льется ручьями.
   Последовали еще две минуты зубодробильных прыжков под треск сминаемых кустиков. Внизу слышен топот приближающегося всадника.
   - Эй, ты собрался прыгать? - концовка вопроса осталась где-то там наверху, на террасе, мы же ухнули в темноту.
   Зря я наговаривал на Тойнклэдена, что он не ловкий, сдернуть меня с плеч, принять весь удар приземления на связки своих колен, мою тушку аккуратно поставить не на голову, а на ноги, перед этим полностью погасив инерцию - высший пилотаж.
   Я еще приходил в себя, а Клэд, уже спокойно взял под уздцы вставшую от испуга на дыбы лошадь.
  
   - Чего везем? Разрешение на отъезд спросил?
  
   Гонец до этого крепко державшийся в седле, от простых вопросов, заданных в ночи раскатистым басом, тихо съехал набок и завалился в придорожную канаву. К счастью, обошлось без последствий, нашли живым, легкими пощечинами привели в чувство. Свиток письма искать не пришлось, болезный сам вытащил из-под колета, но почему-то над моим плечом, я приводил парня в порядок и стоял ближе, протянул трясущейся рукой труоду. Понимаю, пробрало - весь мир для него, пока не оклемается, состоит из черного громадного чудовища, которого ни в коем случае нельзя злить, и всего прочего, много более безопасного. Я отношусь, по всему видать, к прочему. Ну и ладно - никто из нас в темноте прочесть послание не сможет, а кому нести добытый вещдок - без разницы.
  
  
   Усадьба не напоминает встревоженный вражеской атакой улей, не мелькают тени, не перекрикиваются люди, но и не прибывает в тихой ночной дреме. Верхняя господская часть - башня за высокой стеной - замерла особо настороженно, ни одного освещенного окна, двор нижний, хозяйственный залит светом обычных факелов, образуя желто-красный световой купол на фоне общей ночной черноты, на стенах не видно охраны, нет и любопытных, ни одного. Ворота чуть приоткрыты, как бы приглашают войти. В такой обстановке можно ожидать чего угодно - и торжественного приема на "высшем" уровне, с музыкой и праздничным застольем, и коварной засады против пришлого мага. Точно, управляющему не хватило времени, продумать маскировку. Мог "смертников" в караул поставить, ворота пожалел, не стал балкой перекрывать, факелов ну очень много - кому столько света может понадобиться ночью? Для дружеской встречи слишком тихо, для безразличной обыденности слишком ярко.
  
   - Полежи здесь тихонечко, - снятой с лошади уздечкой надежно стягиваю руки и ноги гонца за спиной. "Ласточка" на животе - это больно, а так - на боку и без удушающей петли на шее - вполне комфортно. Оставлять за спиной возможную угрозу не разумно, вот и подстраховался. Здесь на дороге в ста ярдах от усадьбы темно и нас со стороны не видно.
   - Пойдешь со мной, Клэд, или подождешь?
   - Нас попробуют убить?
   - Кто их знает. Могут попытаться такую глупость сотворить.
   - Давай я обойду со стороны, через акведук и напорную башню, спущусь в пещеры, в выработке должны быть наши из купны. Вместе на штурм пойдем.
   - Друоды хорошие бойцы? - Хотя, о чем я спрашиваю, и так понятно, воины из них великолепные.
   - Сильны, здесь равных нет. Только, - Тойнклэден, замялся, подбирая слова, - мы вас, людей, не убиваем. Табу.
   - То есть убивать нельзя, а в бой своих потянешь? Нет, кривой расклад не годится, могут так в драке приложить - потом не починишь. Проблема еще в том, что я сам никого больше убивать не хочу. Договориться нужно. А потому пойдем по осевой посреди улицы.
   Снял с шеи один из амулетов защиты и показал труоду. Зрение у нас по разному устроено, мне, чтобы здесь в темноте рассмотреть, что держу в руках, нужно поймать отблеск от освещенной усадьбы, Клэду звезд и далеких факелов вполне достаточно.
   - Это амулет щита, у всех воинов долины есть, - он опознал медальон сразу.
   - Знаешь, как им пользоваться, как активировать?
   - Видел не раз, дотрагиваешься рукой и произносишь слова "ключа".
   - Какие? Не тяни!
   - "Барьер Дьенфо". - Четкий маркер на автора чар прослеживается.
   - А снять как?
   - Еще раз коснуться и произнести - "хвала Дьенфо".
   Старый хозяин долины, по всему, был не только умелым магом, но и очень "скромной" личностью.
   Удобно, что для проверки уровня заряда в накопителях артов свет не нужен, яркость плетений видна и с закрытыми глазами. Мои два отобранные раньше почти под завязку. Нашел в сумке еще два щита с полным зарядом для Клэда, какой бы он "каменный" по разговорам не был, но тело у него из обычных мышц и костей, могут повредить.
   - Пойдем, пообщаемся с сидельцами.
  
   Когда подошли ближе, подозрения в недобрых намерениях встречающих усилились. Неспящего народа за стеной много больше, чем мне бы хотелось, поскрипывают песком под ногами, слышна трущаяся амуниция, иногда неосторожное побрякивание железа, в довершении картины - перешептываются, пыхтят. Но все довольно таки далеко от ворот, значит, в рукопашную не полезут. И это уже хорошо!
   Хуже другое, за воротами сильно воняет разогретой смолой. Таки - ловушка. Просто поговорить не удастся.
   Усиление восприятия контролировал, как мог, прибавляя по чуть-чуть. Со слухом получилось хорошо, но обоняние упустил. Когда подурнело от резких запахов, срезонировало остальное - услышал сквозь треск сгорающей смолы множества факелов стук еще большего числа сердец. И получил откат, раскаленные спицы "вошли" не точно в виски, чуть дальше к затылку. И угнездились там намертво. Пришлось просить паузу и дышать, дышать, мелко дробить неглубокий вдох, и медленно выдыхать.
   Вернув себе способность ориентироваться в ближайшем пространстве, снова беру руководство на себя. Щиты у нас активированы, прошу труода пока подождать под стеной, объясняю необходимостью заглянуть вовнутрь, разведать. Хотя, чего там неясного? Противник готов сделать ход, не стоит чинить препятствия. Даже подтолкнем слегка.
   Приоткрываю створку ворот еще шире, показываю себя в проеме, а дальше... шаг вперед, и три назад.
   В долю секунды успеваю запомнить картинку - вязанки хвороста по сторонам от входа, обильно залитые смолой, под ними многочисленные горшки с горючкой, маслянисто-черной, местами разогретой блестящей, местами начавшей на поверхности остывать и помутневшей. И, конечно, отблески десятков факелов брошенных в огненную ловушку.
   Полыхнуло хорошо! Немного, на мой вкус, дымно, но буйно, аж затрещало, загудело, языки пламени меж створок наружу вырвались.
   А как оно там, внутри?! Печет, наверно. Только одно меня не устраивает - может гореть долго. Понизить температуру отбором тепла не могу, нужен близкий контакт. Тогда повысим.
   Сместился в сторону, и через щель в начавших тлеть воротах добавил выбросом жара. Вот теперь действительно - загудело так загудело, алым с черными спиралями вихрем закрутило, в мгновения расходуя все, что могло гореть.
   В полсилы работал, не давая распуститься, расползтись локальной боли. Для дальнейшего потребуется предельно ясное сознание. Пока горит, пока возникла пауза в противостоянии, делаю попытку переключить зоны активности там - в сосредоточении пытки. Зажмуриваюсь и шепчу про себя:
  
   "Не думаю, не жалуюсь, не спорю. Не сплю.
   ...
   Живу, не видя дня, позабывая Число и век.
   На, кажется, надрезанном канате Я -- маленький плясун.
   Я -- тень от чьей-то тени. Я -- лунатик Двух темных лун."
   (Марина Цветаева)
  
   Взламывают транс грубо.
   - Трескаются, менять придется - слышу из-за плеча, сначала не понимая о чем речь, потом доходит и до меня - кто о чем, труод всегда о камне, о ровно вытесанных плитах.
   - Две справа, одну слева, - отмечаю и отвечаю на автомате.
  
   Идти сквозь разогретую печь - желания нет. Владел бы "силой воздуха", быстро бы вентиляцию провел, а так пришлось подождать, пока языки огня у ворот исчезнут совсем. Знатно повеселились - на десятки ярдов в завихрениях от горячих плит кружат тучи пепла и хлопьев жирной сажи, грязные разводы там, где лежали дрова и смола. Быстро прогорело, каменные плиты оплавиться не могли, разогрелись только местами. Пройти здесь, где минуты назад бушевал огненный ад, малость комфортнее, чем танцевать под барабаны на углях. Но надо.
  
   Проверил еще раз заряд накопителей в щитах, ждать дальше - смысла нет, пора. Оружия не доставал, не воевать иду.
   Стоило пересечь створ ворот, и шагнуть во двор, десятки болтов и стрел испробовали на прочность защитную вязь. Заряд кушают хорошо - как бы, не треть запаса снесли. Под атакой десятков стрелков "бамбук не покуришь". Либо назад, либо вперед, но тогда очень быстро. Только куда? В дом к труодам? К постройкам? В башню прорываться? Не продумал маршрут, лопух! Замешкался, приостановил шаг, и принял новый залп из длинных стрел. Хорошо хоть более мощные арбалеты медленно перезаряжаются.
   Нет, бежать - значит провоцировать противника на ненужные активные действия. Допустить нельзя. Погасил пожар, следующая задача - погасить агрессию.
   Быстро пробежался взглядом вокруг, по компании встречающих. Много их, кто-то прячется в зданиях, некоторые стоят открыто по периметру. Плечо и бок в знакомом пластинчатом доспехе видны из-за угла кузни, слева по фронту.
   - Эвинн Уинг! - Оборачиваюсь к управляющему, сам чуть отступаю назад, чтобы Клэд своим щитом прикрыл меня сбоку. - Предлагаю переговоры, пока никто не пострадал. Мы можем договориться, без крайностей, без разрушения поместья и ненужных никому смертей.
   - Ваше благородие, нужны гарантии....
   - Слово иуристора! Наказывать за совершенные в долине преступления не буду! Никого! Не буду карать и за посягательства против меня, совершенные до этого момента. - Трудно не отпустить грехи, самому находясь на краю смерти, пара минут плотного обстрела и все, кирдык ёжику. О том, что я правильно оценил ситуацию - воевать до последнего вздоха, здесь и сейчас никто не хочет - подтверждает без команды прекращенный обстрел, с начала разговора в нас не выпустили ни одной стрелы.
   - Ваша милость, резолюцию о том подпишите? - Управляющий лишь выглянул из-за каменного укрытия, полностью выходить не спешит.
   - Составляйте бумагу, проверю, подпишу. Слово иуристора! - Пора завязывать со здешними разборками, мне еще доктора неизвестно где и сколько искать.
  
   Дальнейшее должно пройти без моего давления, надо оставить местных на какое-то время в покое.
   - Тойнклэден, пойдем, поищем твоего дядю, - зову труода и первым отправляюсь к дому мастеров.
   - Но купной, должно быть, в горе, - пытается спорить великан, притом, понимая напряженность момента, четко держится рядом.
   - В горе, так в горе, - Оглядываюсь на местное ополчение, хочу понять расслабились или ждут, пока уйдем; эти ждут, оружие не отпустили, недоверчивые, битые опытом.
   - Наводка хорошая, - Демонстративно, по-дружески тыкаю кулаком Тойнклэдена в бок, хлопнуть по плечу не получится при всем желании. - Мы же начнем искать с кухни, это самый лучший план, поверь.
  


Популярное на LitNet.com А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Ю.Эллисон, "Наивняшка для лорда"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"