Абатин Петр: другие произведения.

Дурное наследство. Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:

  Глава 1. Поездка
  
  Когда позвонил Толик, я уже почти оделся и собирался выходить. В трубке раздался его встревоженный голос:
   -Здорово, мужик. Не разбудил?
   -Да не. Привет, Толян? Что стряслось?
   -Да как бы тебе это преподнести? Время есть вообще?
   -Сейчас мне надо заскочить в редакцию, материал сдать, а потом - как птица в небе. Надеюсь.
   -Ну, хорошо. К часу буду ждать в "Мельнице". Успеешь?
   -Вполне. Что за дело-то?
   -Да не по телефону. Скажу лишь - это тебя профессионально заинтересует. Как раз в том духе, что ты ищешь последнее время. Все, давай, жду тебя. На нашем месте.
   -Ага, давай. Буду.
   Я положил трубку и продолжил застегивать пуговицы на рубашке. Бросив взгляд на часы - понял, что сильно опаздываю и ускорил движения. На ходу накинул пиджак, схватил сумку с ноутбуком, папку и выскочил из квартиры. В голове эхом отдавался взволнованный голос Толика. Что-то в его тоне показалось мне странным. Этого типа я знал уже около десяти лет, и всегда относил его к разряду уравновешенных и уверенных в себе. Но что же на этот раз?
   Вышел из дома, когда стрелки часов на моей руке неумолимо подбирались к восьми. На улице стояла мутная октябрьская осень, с ее теперешними туманами и постоянно мокрым асфальтом. Я сел в машину и, немного помучавшись, выруливая по узким дворовым дорогам, помчался в сторону редакции, моля всех мыслимых и немыслимых богов, чтобы не встрять в пробку. Это сулило стопроцентным опозданием с последствиями весьма плачевными для меня. Сейчас я был готов на все, чтобы занять место в главной колонке. Но то, что в последнее время приносил Ольге, своему редактору, казалось ей отменным шлаком. Творческий кризис, и как назло - отвратительная погода.
   Ольга была моим боссом и отличалась весьма стервозным характером. Ей стукнуло уже под сорок, и опыт этих лет в сочетании с потрясной внешностью приносил свои плоды. Ничего не хочу сказать о себе лично, но многие в наших рядах восхищались ей. Сильная, дерзкая - она в этой жизни добилась всего сама, и такого же подхода требовала от остальных. В отношении меня в частности она имела один особый метод, благодаря которому я, несмотря на все свои старания, вот уже почти год не мог выйти на нормальный уровень материала. Она, кажется, всеми силами, всей своей властностью давила, пытаясь сделать из меня, как она сама выражалась - "нечто стоящее". Наверное, благодаря всему этому - я уже четыре месяца вынужден ползать по городским клоакам в поисках высокоточного и шокирующего материала. Хотя, несмотря на то - я знаю, что она верит в меня. Иначе, а это я знаю точно - выкинула бы куда подальше.
  Теперь - я словно привязан к ней и ее журналу. Да, именно так. Благодаря ее связям она способна как сделать человека, так и полностью уничтожить его в мире журналистики. И это в моей жизни пока главная мысль. К тому же - она мне неплохо платит. Я искренне надеюсь, что это основано лишь на моем журналистском таланте, и никак не связано с тем, что пару раз в месяц мне приходится ходить с ней на тошнотворные презентации-конференции и вечеринки бомонда, а после кувыркаться с ней под зеркальными потолками.
   Сейчас мне двадцать семь, я снимаю квартиру недалеко от Белорусской. Езжу на "Премьере" пятого года и имею месячный доход в семьдесят тысяч. С последней своей девушкой я расстался около двух недель назад. Она была хорошая, добрая, но я в очередной раз оказался мудаком. Мне невдомек общие понятия - я живу, как умею, и как того требует от меня мой человеческий долг.
   Я проскочил все "пробковые" места одним махом и вскоре уже подъезжал к редакции. У здания как всегда полно машин, а на подземную парковку ехать лень. Кое-как пристроившись, я помчался к дверям и краем глаза заметил, что Ольгин "CLK" уже на месте. А я так хотел приехать раньше нее. Что же там мне хочет подкинуть Толян? Неужели что-нибудь этакое, что действительно даст мне возможность совершить прыжок на следующую ступень? Эта стареющая сучка держит меня на поводке не зря. Я отдал вселенной достаточно энергии и уже пора бы мне получить свое. Ольга это понимает. Такие, как она, заводя себе дойную корову, выжимают из нее все по максимуму. Это основа их характера. За счет этого они и стоят чего-то в этом мире. Они наполеоны - мы всего лишь их генералы. И наша задача - расти на пути к величию; сначала их, а потом и своему. Ведь и сам Наполеон - сам по-сути когда-то был генералом.
   Я поправил рубашку, стряхнул пыль с рукава пиджака и нырнул в арку подъезда. Быстро миновал проходную и, не сбавляя шага, достал из папки материал и заскочил в уже готовый сорваться с места наполовину заполненный лифт. В размеренно освещенной кабине я пробежался глазами по тексту своего очередного опуса о двоих джентльменах - в прошлом известных деятелях культуры - ныне влачащих жалкое существование.
  Текст - дерьмо, мысль - фуфло. Но сами люди, их судьбы. Падения и взлеты, вот чем смакуем мы, и выдаем этот смак своим читателям. Со мной так всегда. Я готовлю материал, описываю подробности, беру интервью. Собираю все в кучу. И... раз... Уже у дверей Ольги ступор. Я не могу внести ей этот бред, я вообще не хочу об этом не то, что писать, не могу об этом даже слова сказать. В горле ком. Желудок вот-вот вывернется наизнанку. Я снова у дверей и не могу решиться на последний шаг.
   Так и в этот раз. Я вышел из лифта, и каждое новое движение давалось мне все труднее. Ноги наливались свинцом, в ушах появился низкий гул, все вокруг расплылось и... Я стою у дверей в кабинет Ольги и сквозь всю эту чувственную муть, слышу голоса оттуда. Они все уже там; повестка дня. Мне кажется, что сейчас меня вырвет прямо на ковролин перед дверью...
   -Леха, здорово. Чего стоишь? Завис? - позитивный добродушный голос вырывает из объятий паники и отвращения.
   Я вижу приветливое лицо Васи Бренова, фотографа первой полосы. Удачливого парня, который успел уже покататься по мировым светским тусовкам в качестве уполномоченного представителя журнала. У него личная коллекция знаменитостей в числе около ста, в голове которой такие как сэр Шон Коннери и сама королева Великобритании.
   -Привет, Васюнь. Ага, подвис как всегда, - ухмыльнулся я. - В таком месте трудно устоять на ногах.
   -В субботу с нами? - удаляясь, спросил Василий.
   -Куда? - переспросил я. Время все равно застыло для меня.
   -Как всегда.
   -По-честному: хрен его знает. Моя судьба мне не подвластна.
   В ответ Вася весело подмигнул и, улыбнувшись, исчез из виду.
   Я снова повернулся к двери, постучал три раза и вошел. Сразу у входа, справа за столом сидела секретарша Светлана. Дальше из-за открытой двери, ведущей непосредственно в кабинет, слышались голоса коллег по цеху, обсуждающих очередное нечто. Светка, молча, указала мне - проходить, загадочно улыбнулась и томно вздохнула. В ее бездонно-бездумных глазах в очередной раз сверкнул некий нездоровый блеск.
   -Проходи, Леша, - сказала Ольга, когда я появился в дверном проеме.
  Обсуждение насущных дел продолжалось. Я уселся с краю овального стола. Помимо меня вокруг него уже восседало восемь человек. Каждый вносил предложения в формировании нового номера. Редактор, зам.редактора, ведущие корреспонденты, если говорить официально. Все яркие лица были здесь. Я сидел и молча, пропускал их слова мимо ушей, думал о чем-то своем.
  -Алексей, что у тебя? - в конце концов, добралась до меня Ольга, и все взгляды устремились в мою сторону. - Ты вроде занимался рубрикой "Кумиры прошлого".
  -Да, - сухо ответил я и толкнул папку по полированной поверхности в ее сторону. Она достала текст, и какое-то время изучала его.
  -Что это, Леша? Ты меня удивляешь, - совершенно без эмоций произнесла вдруг она. Сегодня Ольга выглядела как всегда потрясно. Ее светлые волосы густо спадали на оголенные плечи. Кремового цвета кофточка с большим вырезом позволяла демонстрировать все, что хотелось в мерах приличия. Пронзительные голубые глаза смотрели с укоризной, но только и всего.
  -А что такое? - спросил я, радуясь лишь тому, что вовремя оценил себя и морально подготовился если не к обороне, то к грамотному отступлению.
  -Это совершенно неактуально. Кумиры прошлого - остались в прошлом. Там, где ты еще маленький ходишь под стол на коленках и с пустышкой во рту. Вот оно, то время. А зачем ты полез в их настоящее? К чему все эти низости?
  -Оль, я выразил падение нравственности и культуры на примере этих людей. И всего-то. Ты же сама хотела чего-то такого. Нет?
  -Но не с этими людьми. Всех нас с ними должно связывать только хорошее. А у тебя они спят на улицах и едят в уличных столовых. Нет. Перепиши. Убери эту мерзость и завтра принеси мне материал. Номер отдаем в печать послезавтра, поэтому - если не успеешь, считай, что я расстроена.
  -Я понял, - кивнул я и взял обратно папку.
  -Так, что у нас еще, - Ольга снова обратила на себя всеобщее внимание. Продолжилось обсуждение.
  Когда я вышел в коридор, часы показывали десять двадцать. Я низложен. Сука опять показала мне на мое место. И почему я предчувствовал это? Мой материал настолько плох? Нет. Дело не в этом. Я знаю причину. Мы слишком далеки от тех проблем, о которых я вздумал написать. Я опять полез не в свое дело. Я опять не угадал и мое пребывание в этом состоянии продолжается.
   Зазвонил мобильник. Толян.
  -Алло, - мой голос мне самому показался отстраненным и каким-то далеким.
  -Лех, я в "Мельнице". Ты еще не освободился? - Толян на этот раз говорил намного спокойнее.
  -Да. Освободился, в общем-то. Уже выезжаю.
  -Жду тебя.
  -Давай.
  Я зашел в офис, бросил папку на стол и, искренне рассчитывая прийти сюда попозже и поработать, направился к выходу.
  
  Через полчаса я уже был у "Мельницы". Большой ресторан на Тверской в общем массиве старого здания. Встретивший меня официант приветливо улыбнулся и указал на наш с Толяном постоянный столик, где мы уже продолжительное время назначаем друг другу дружеские встречи.
  В зале было пустынно. Толик сидел как обычно у окна, и когда я подошел, он допивал кофе. На столе также стоял какой-то десерт.
  -Привет, Лех, - он привстал и протянул мне руку. - Садись, давай. Садись.
  -Чего стряслось-то? Неужели реально что-то стоящее? Твой голос с утра по телефону звучал достаточно убедительно.
  В глазах Толяна сверкнул огонек, губы подернулись, но он справился с новой волной возбуждения и, взяв в себя в руки, начал говорить:
  -Давай сразу к теме. Ничего лишнего. Короче - помнишь дельца по фамилии Красновский?
  -Да, конечно. По-моему какой-то там в рейтинге "Форбс". Сороковой? Не помню точно. Вроде ничего выдающегося в мировом формате, но все же приметный тип. Он откуда? Регионы какие-то. Тверь?
  -По-сути - не важно - откуда. Я тебе не рассказывал, но именно я занимался некоторыми юридическими вопросами этого самого господина какое-то время назад. Так вот. Блин, не знаю, как начать...
  Толян явно нервничал. Необычно было видеть его в таком состоянии. Высокий, плотный, всегда в себе уверенный - он вызывал у меня лишь положительные чувства. Но сейчас - казалось, он был чем-то сильно удивлен. Или напуган...
  -Ты, давай - по-порядку все, - сказал я, принимая от официанта чашку кофе.
  Дождавшись, когда тот уйдет, Толян сделал глубокий вдох, выдохнул и начал рассказ:
  -В конце прошлого лета, помнишь - я тогда частенько по командировкам мотался, сидел над бумагами до полуночи. Короче - выпадал из жизни конкретно. Именно тогда-то я и стал работать на Красновского. Неофициально. Ему нужна была юридическая помощь, но так, чтобы всем было невдомек. Ну, понимаешь. Темные дела, вопросы, которые лучше кому попало не задавать. А уж ответы, которые могут последовать за такими вопросами - лучше кому попало не слышать. Меня ему один знакомый черт порекомендовал...
  -Ты ближе к сути, дружище, - сделав глоток, сказал я.
  -В общем - вызвал он меня к себе как-то в конце августа и рассказал, что строит дом в своей области. Я еще тогда удивился - что за дом такой, раз нужна наша помощь. И вот именно тогда он сказал мне, что помощь нужна не "наша" как конторы, а моя личная в качестве его вездесущего адвоката. Деньги хорошие предложил. Помнишь, я ж как раз тогда и "Туарегом" обзавелся.
  -Помню, помню.
  -Дом-то, дом. Да не простой оказался. Сгоняй, говорит, на место. Сделай там все как надо. С местными урюками пообщайся. Я, говорит, всех там накормил, осталось, чтоб официально все признали. А ты здесь как эксперт по всем вопросам. В общем, подписал меня все формальности вроде как разрешить и если что - чтоб кому надо, что надо объяснил. И так в конце того разговора на меня посмотрел, что долго еще его холодный взгляд преследовал меня. Внешность у него, конечно! Ну, поехал я туда. Взял что надо, дал он мне в нагрузку двух быков. Приезжаем. Блин, не знаю, как тебе это покрасочней расписать, писатель-то у нас ты. Представь - едем вдоль озера. А озеро такое, что берегов не видно и кругом сосны, сосны. Дорога вдоль воды, и поднимается все выше и выше на холм. И едем мы уже по обрывистому берегу. Проезжаем перелесок, выезжаем на открытое место и вижу я за небольшим заливом на высоченном холме нечто. Да, Лех, именно - нечто. Знаешь, я такое только в фильмах до этого видел. Здание строится. Высоченная каменная стена, башни, бойницы. Дом, прикинь. Мудак этот, Красновский, воссоздал какой-то средневековый замок в нашей российской глуши. Да и не просто воссоздал. Такие размеры не имел, по-моему, ни один замок. Быки ржут, тоже впечатляются, а у меня реально челюсть отвисла. Так и подъехали под тень этого исполинского дома - удивленные, если не сказать больше. Всюду рабочие, целый городок - как в Москва-Сити.
  -Ближе к сути, Толян, - в очередной раз поторопил я.
  -Да, подожди ты, - ощерился он, затем все же взял себя в руки. - Не гони. Встретился я с управляющими, короче. Решили все вопросы. Это ладно. Я побродил и уехал. Еще пару раз Красновский вызывал меня для помощи. Оформили в итоге все как надо. Он там целый комплекс построил. Лошади, коровы, своя деревня с ряжеными крестьянами в приграничье. Факелы, свечи, соколиная охота и прочее, прочее. Всю округу под закрытую зону сделал. Заповедник себе устроил. Простой человек не проедет. Трассу проложил для себя и своих. Да ты, наверное, хоть краем-то уха про это должен был слышать.
  -Не, Толь. От тебя впервые, - представив все это, сказал я.
  -Ну, так - тем более. Слушай дальше. Прошел год с тех пор как я там побывал. Три месяца, как последний раз давал о себе знать Красновский. Я уж и забывать про него стал - и вот. Вчера вечером в ящике нахожу письмо. В конверте, прикинь. Я их уже лет пять в бумажном виде не получал на свое имя.
  -И? Что в письме-то?
  Толян задумчиво посмотрел на меня.
  -Приглашение.
  -Куда?
  -Туда. В замок.
  -В замок?
  -Да. И самое интересное - следом приходит второе письмо, уже сегодня утром. После чего я тебе позвонил. В этом втором письме сообщается, что Красновский пропал без вести и меня как его личного уполномоченного адвоката - просят приехать опять-таки в замок и поучаствовать в устранении документальных недоразумений с родственниками.
  -Что? Там еще и родственники?
  -Да, его управляющий - слезно умоляет оказать помощь.
  -Слушай, а интересно. А где пропал он, Красновский этот?
  -Там где-то и пропал. Он, как замок достроили, вычистил всю округу в радиусе пятнадцати километров от любых признаков современности и поселился там. Лорд этакий, мать его. Пропал он, короче. А замок-то его - сущий лабиринт, Лех. Я еще когда на стройке ходил. Ты не представляешь - какая это махина. Он же там двойные стены, потайные ходы строил. Там можно неделю бродить и не найти выхода.
  -И к чему ты это все, Толян?
  -Что именно? - он, казалось, не понял меня.
  -К чему ты это мне рассказываешь? Неужели хочешь посвятить в тайны лорда Красновского, - улыбнулся я, допил кофе и отставил кружку.
  -В тайны, не в тайны. Просто хочу, чтобы ты поехал со мной. Во-первых - ты хорошо плаваешь в среде этих "высоких" персон. Во-вторых - ты же журналист, и сам просил у меня - что-нибудь интересное будет - подкинуть. А?
  -Толь, я чет не пойму - ты что, боишься чего-то? - с легкой издевкой спросил я.
  -Да, мать твою, Леха! Да! Ну, сам посуди это ж чудеса какие-то. Неужели ты не видишь ничего странного во всей этой истории? А сам этот чудак Красновский, видел бы ты его глаза. Я когда подписался на все это - уже тогда нутром чуял, что не кончится вся эта история на оформлении документов.
  -Так откажись, - тупо сказал я и уставился в окно, стараясь выглядеть непринужденным. Хотя слепить из этого всего можно было неплохую историю. Наверное. Но такой уж у меня характер - никогда не раскрою все карты сразу.
  Толян молча протянул мне какую-то бумажку. Я взял ее в руки и сразу понял - банковский чек. На сумму - сто тысяч евро... Выписан на предъявителя.
  -Откуда? - лишь смог выдавить из себя я.
  -Прислали, - так же сдавленно ответил Толян.
  -Почтой?
  -Лех, не неси чушь. Курьер доставил.
  -Ну, это дела-то не особо меняет. Какой идиот дает гонорар в сотку евро? За что? - меня это явно зацепило.
  -Я же тебе говорил. Решение вопросов с родственниками...
  -За сотку? Солидно, брат. Просто, - я запнулся, - у меня нет слов. Мои поздравления!
  -Поехали со мной, Лех. Пожалуйста. Я готов с тобой поделиться.
  -Толян, это как-то не по-дружески... - попытался его отговорить я, все же понимая, что легкие деньги Толян искренне не уважает.
  -Да какой там к черту? По мне так забирай хоть все. Здесь уже другое. У меня почему-то такое чувство, что я чем-то обязан Красновскому.
  -Деньги делают свое дело, дружище, - подавил я его рассуждения.
  -Нет, не деньги. Это другое, поверь мне, - серьезно ответил он.
  -Ладно, Толян, - я, наконец, решил смягчиться и включил самого себя, - я сейчас позвоню Ольге и в перспективе будущей сенсации возьму отгул. Думаю, согласится. Сколько надо времени?
  -Ну, хотя б три дня. А там поглядим, - на лице Толика замаячила улыбка.
  -Окей. Она меня все равно отправила на переписку. Сука, - буркнул я и достал мобилку.
  Созвонившись с ней, я достаточно быстро уломал ее, обещав сенсацию с участием одного из видных деятелей российского бизнеса. Она была права - к черту кумиров прошлого и их долбанное настоящее.
  -На чем поедем? - спросил я.
  -На мне. Долетим часов за шесть.
  -Отлично. Надеюсь, ты не против, если я немного дуну по пути. Развеять, так сказать, дорожную тоску.
  -Только при одном условии - не спи.
  -Это вряд ли. Я сегодня, можно сказать, выспался.
  
  ***
  Навалив еды кошке и оставив ключи соседке, я, даже не переодеваясь, выбежал из подъезда. С собой лишь мобила, документы, кошелек и ноут.
  -Нафиг тебе комп? - спросил Толян, когда я нырнул в тихий салон "Туарега".
  -Мультики смотреть по дороге.
  -Так у меня телек в машине.
  -А мультики?
  -Ну, не знаю, можно поискать.
  -Вот, то-то и оно. Работаю я на компе, господин адвокат. Ты кстати никогда не задумывался, что мы с тобой как классическая парочка наркоманов из книжки Хантера Томпсона?
  -Я не наркоман, - буркнул Толик. - Что за Томпсон?
  -А будто я наркоман? Говорю ж - "как". Страх и ненависть в Лас-Вегасе помнишь?
  -Рауль Дюк и доктор Гонзо? Журналист и адвокат. Понял тебя. Блин, ну я уже давно со всех этих штук слез. Когда я это кино-то смотрел? Вспомнил тоже.
  -Да я как-то тоже так, по мелочи, когда совсем наскучит. Но сам факт. Хантер Томпсон и написал ту книжку, по которой сняли кино. Мы с тобой неприкасаемые, дружище...
  -Переплюнь, черт!
  -Да забей. Погнали.
  Честно признаться, предстоящая поездка придавала сил. Постепенно я воспарял, хоть изначально и не видел ничего интересного для себя. Вообще, давно хотел взять отпуск, но ехать за границу желания не было. А куда ехать здесь - просто не ведал. И как бы я внешне не показывал Толяну свое безразличие и полный пофигизм, все же искренне радовался в душе, что получилось на пару с лучшим другом вырваться на природу. Хоть и при таких обстоятельствах. Можно ведь заодно и поработать.
  Пока мы выбирались из центра, солнце неумолимо клонилось к закату и, к тому времени, когда у меня пропал сигнал "Йоты", уже совсем стемнело. Я успел немного покопаться в инете по персоне Красновского, но кроме общей информации ничего путного не нашел. Было известно лишь, что тип он достаточно парадоксальный. При всей своей деловой хватке, выявившейся, как и у других, так называемых олигархов в девяностых, он, прочим между, проявил себя и как видный меценат неформальных образований вроде огромных рок-фестивалей. В конце девяностых он успешно занимался развитием тематического туризма. И прочее, прочее. Но главное - везде отмечается его яркая внешность. Высокого роста, властный человек с жесткими чертами лица. Смоляно-черные волосы поверх холодного взгляда серых глаз. Именно таким его запомнил и Толян.
  Мы неслись по Волоколамскому шоссе, все глубже погружаясь во мрак провинции. Я хорошо раскурился еще до МКАДа, и время от времени догонялся, развлекая Толяна разного рода умозаключениями. Вообще люблю поразмышлять, когда дуну. Некоторым нравится молчать, рисовать, петь или дрочить. Я же обожаю говорить. Наверное, где-то внутри меня засел талантливый говорун а-ля Задорнов. Наверное, но без "дудки" он никак не желал показываться на свет. Да и ни к чему мне это в повседневной жизни. Говорить я люблю на досуге, а писать я люблю за деньги, и, как понял, могу это делать.
  
  ***
  Около восьми вечера, когда, по словам Толяна, оставалось пути порядка тридцати километров, мы решили где-нибудь перекусить. Все более-менее крупные городки остались позади, и поэтому нам не оставалось ничего другого как тормознуться около обычной придорожной кафешки с крупной неоновой вывеской над входом "24 часа". Мы вылезли и, с треском размяв кости, зашли внутрь.
  -Убогое местечко, - шепнул я Толяну.
  На нас смотрело несколько пар глаз. За жалкими столиками ютились местные алки, а за стойкой в конце помещения сверкали глаза продавщицы-официантки.
  -Добрый вечер, - пробасил Толян. Кое-кто из "застольных" дружелюбно отозвался, другие промычали что-то, третьи вообще промолчали, продолжая сверлить нас глазами.
  -Добрый вечер, - отозвалась продавщица-официантка, вполне приятной внешности деваха неопределенного возраста. - Что желаете?
  -Нам бы поесть чего-нибудь. Шашлык? - спросил Толян, я же продолжал открыто наблюдать за посетителями.
  -Чего уставился, очкарик? - вдруг бросил мне один из бугаев, сидящий в самом углу.
  Я оглянулся.
  -Да, я тебе, чудило, - продолжал он, вставая. Пошатываясь, он направился в нашу сторону. Я невольно прижался к Толяну, продолжающему вести разговор с обслуживающим персоналом. Выше меня на полголовы, шире в плечах, в своей неизменной по осени кожаной курточке "Prada", Толик мог выглядеть угрожающе, когда сам того хотел. Но сейчас был самим обаянием.
  Бугай приближался. Он встал напротив меня и пристально оглядел. Затем вытащил из кармана правую руку и протянул ее мне. Я посмотрел на его потную, уже, уверен, не раз держащую за этот вечер грязный член, ладонь и лишь твердо ответил:
  -Привет.
  Он сделал вид, что его это не задело, и спросил, пройдя мимо меня, наверное, уже у Толяна:
  -Из Москвы?
  -Да, - мягко, как только умеет, отозвался Толян. Он всегда был добрым парнем. Я знал этот его комплекс. В нем все видели грубого, рослого. А он на самом деле, успев отслужить в десантных войсках, оставался чувственной и доброй натурой. И поэтому всегда, когда хоть кто-то смел намекать ему на его брутальность (какой в принципе и не было никогда), он становился самым вежливым и обходительным человеком в мире. И как всегда не у места. С таких людей как Толян можно писать общий портрет русского человека. Он добр, отзывчив, стесняется показаться грубым и нетактичным, и лишь хороший пинок под зад может привести его в чувство и заставить показать всем кто он на самом деле, и как у него действительно много талантов.
  -А куды? - незнакомец в спортивном костюме и с сальными волосами встал рядом с Толяном и обратился к продавщице:
  -Ирочка, сделай нам еще по кружечке.
  -Я занята, не видишь что ли?
  -А чего ты грубишь-то? Стерва. Думаешь, они бабла тебе больше дадут?
  Бугай говорил не громко, просто мерзко, вызывающе.
  Вступил Толян.
  -Приятель, поспокойней. Мы сейчас возьмем заказ и уйдем. Девушка и, правда, занята, неужели не видишь?
  -Слышь? - бугай явно осмелел после тирады Толика, смахивающей на речь ботаника, обижаемого хулиганами. - Ты че сюда приперся? Ждали мы тебя тута?
  -Иван, охолонь! - крикнул какой-то дед.
  -Отвали, Петрович. Давно я городских не видывал. Дай, погляжу поближе.
  Дело развивало обороты. Я решил не отмалчиваться. Во мне не было физической силы и смирения как в Толике, и я реально хотел поесть, сесть в машину и ехать дальше. Все вдруг взбунтовалось во мне, и я выступил:
  -Слушай, урод! Иди, сядь на свой стул и сиди, пока мы не свалим. Тебя же никто не трогает, быдло тупое.
  Мужик вмиг поменялся в лице. Да я и сам не ожидал от себя такого. Действительно, как-будто это был не я. Что-то придало уверенности, но что? Толян? Да, я знал, на что иду.
  -Чего? - тихо спросил он. - Ты чего, очкастый? Я ж тебя щас сомну.
  Я ведь знал...
  Закатывая рукава, он сделал шаг в мою сторону. Его глаза в прямом смысле слова налились кровью и, могу поклясться, что я видел, как у этого война сельских дискотек повалил пар из ноздрей.
  ...на что иду.
  Второй шаг он сделать не смог. Споткнувшись обо что-то непредвиденное, оказавшееся ногой Толяна, он грузно свалился на пол и, кувыркнувшись, ударился о стул одного из посетителей, сидящих неподалеку. Резко, но предельно неуклюже, он вскочил и обернулся к Толяну.
  -Ну, все! - взревел он. - Вам конец, твари!
  После этих слов еще несколько дебилов с характерным звуком сдвигаемой мебели поднялись из-за столиков.
  Но в следующие мгновения все переменилось. Время будто замедлило ход, я видел все как в раскадровке.
  В два быстрых шага Толян достигает туловища бугая, лупит его по лицу двумя точными ударами и возвращается на исходную позицию. Тело врага меж тем мерно оседает и уже на ходу начинает храпеть, сопеть и пускать сопли. Остальные бугаи, словно по-мановению волшебной палочки, молча осмотрели место происшествия в течение нескольких секунд и вернулись в положение "сидя".
  Мы так и простояли у стойки, оглядывая помещение, пока нас не окликнула продавщица Ирочка:
  -Молодые люди, ваш шашлык сейчас будет готов. Еще пять минут.
   Она снова исчезла где-то во внутренних помещениях, а мы остались ждать.
   -Ну, чего, - тихо спросил я, - и надо было его избивать?
   -Да кто избивал-то? Он пьяный просто. Ты-то какого хрена понес все это? Он бы вот-вот отвалил...
   -Да не могу смотреть на твою вежливость, - сказал я правдиво и отвел глаза.
   -Значит - надо было оставить вас наедине? - мягко спросил Толян.
   -Значит - надо было, - твердо ответил я и улыбнулся. - Да куда уж нам до вас. Пить что-нибудь будем?
   -Я бы пива выпил, но за рулем.
   -Немного-то можно, - парировал я его довод.
   -Да знаю, но немного, к сожалению - не резон, - констатировал он.
   -Понимаю, и все же - что возьмем? Чем тут нельзя отравиться? Кроме водки? - продолжал я.
   -А чего ты у меня спрашиваешь? Сейчас продавщица подойдет...
   Толян не договорил. Дверь, через которую мы вошли, отворилась, и в кафе нарисовался милиционер. Грузный, в возрасте, солидный мужик в форме направлялся к нам через молчаливый зал. Он на мгновение остановился у храпящего на полу бугая, перешагнул через его ноги, преграждающие путь и встал к стойке, слева от нас.
   -Это ваша машина на улице? - спросил он.
   -Смотря, какая? - переспросил Толик.
   -Черный "Ниссан".
   -Не, это вон того парня скорей всего, - указал я на лежащего на полу супергероя.
   -Да что ты? - незамедлительно откликнулся мент.
   Толян ткнул меня в бок локтем.
   -Наша машина, - серьезно сказал он. - А что такое?
   -Нет, ничего. Вы куда едете-то? - мент облокотился о стойку и развернулся к нам на полкорпуса.
   -Во владения Красновского, - без утайки ответил Толян.
   После этих его слов по залу пробежал какой-то общих вздох, затем послышался неодобрительный шепот со всех сторон. Мент поднял руку, и все стихло.
   -Капитан Васильев, - представился он, - участковый уполномоченный. А вы почти на месте.
   -Это хорошо, - кивнул я. - Мы едем из Москвы по очень важному делу.
   -Во владения Красновского? - вопросом добавил участковый Васильев. - По важному делу?
   -Да, - теперь уже выступил Толян. - У нас там свои важные дела. Подскажите, пожалуйста, где граница владений? Где нам лучше повернуть?
   -Подскажу, конечно. Что ж поделаешь с вами? Пойдемте на улицу выйдем, поболтаем.
   -Пойдемте, - кивнул Толик и сказал мне:
   -Лех, останься, подожди, пока принесет.
   -Да, конечно, - я бросил взгляд на мента, потом на сидящих за столами. В лицах уже не было той враждебности. Даже бугаи за дальними столиками смотрели как-то заинтересованно, что ли.
   Появилась Ирочка.
   -Ваш шашлык, - выставила она на стойку две большие порции на одноразовых блюдах. - Кетчуп, майонез? - спросила она.
   -И того и того, - ответил я. - Квас какой-нибудь хороший есть?
   -Да, Тверской, только вчера привезли. Разливной в кегах.
   -Супер, наливай.
   Я достал кошелек и расплатился.
   -Отнесу мясо и вернусь за квасом, мы с собой возьмем. Ты уж извини, не воспользуемся вашим гостеприимством, - сказал я, снова окинув взглядом помещение.
   -Да нормально, - улыбнулась в ответ девушка. - Какие проблемы?
   На улице стояла ночь. Полная луна повисла в высоком осеннем небе. Во дворе кафе рядом с нашим "Туарегом" стоял милицейский УАЗ. Рядом с УАЗом стояли мент и Толик. Что-то обсуждали. Я положил блюда на капот машины и сходил за квасом. Дожидаясь, пока Толян закончит беседу со стражем правопорядка, я оперся на машину спиной и закурил. Где-то вдалеке залаяла собака, тусклый огонек сверкнул через листву перелеска. А в остальном - везде царили мрак и тишина. Лишь треск неоновой вывески, шелест листвы, да мерная речь неподалеку разряжали ее.
   Подошел Толян.
   -Едем, - сказал он. - Товарищ капитан любезно согласился проводить нас.
   -Мы счастливы? - съязвил я.
   -Мы счастливы, - ответил Толян и схватил свои блюдо и стакан. - Поехали, по пути похаваем.
   Уже в машине, прожевав несколько кусков сочного шашлыка и запив его квасом, Толян указал на идущий впереди нас УАЗ и сказал:
   -Прикинь, мент - сначала долго уламывал меня не ехать дальше. Говорит, типа -дороги там плохие. Через пять километров асфальта и вовсе не станет, да и машинам туда проезд запрещен. Ну, я-то знаю. Только вот от слов его как-то не по себе. Я ему говорю - нам надо, а он - нет, нет. А потом - ладно, говорит, раз надо - тогда провожу.
   -Как машинам проезд запрещен? А как мы дальше? Далеко до самого дома-то?
   -Ага, "дома", - передразнил Толик. - Мент сказал - что как-то нехорошо там стало, как это все построили. Дом - сам увидишь - громадина.
   -Но далеко?
   -Километров пятнадцать, притом через леса и поля, болота и деревни.
   -Чего? - не поверил я. - Я думал, это не настолько серьезно было сказано.
   -Нам дадут лошадей на приграничном хуторе.
   -Прикольно. Я в костюме, да с ноутом на плече поскачу?
   -Нет, костюмы мы свои переоденем, а ноут придется оставить, - сказал Толян.
   -Толик, мы так не договаривались. Я обещал поехать с тобой, ты обещал мне материал.
   -Будет материал, Леша. Успокойся. Это всего на пару дней. Будешь писать пером, наконец...
   -Да какое в задницу перо?
   -Гусиное, наверное. Не знаю, чем они там пишут.
   -Нет, ты реально серьезно?
   -Лех, ну пойми - такие там порядки. Чтобы добраться до замка, мы должны выполнять все условия.
   -Ага, а потом еще искать пропавшего Красновского и разбираться с его родственниками? Стоп. А родственники уже там?
   -Да, управляющий пишет - там. Вся свора, как он выразился. Я сам не в восторге, ты же знаешь. Но поворачивать назад уже поздно, мне кажется.
   -Ну, не то, чтобы поздно, - отозвался я, прожевав очередной кусок, - я бы сказал - это не очень правильно.
   -Точно, - кивнул Толян.
   -Ладно. На пару дней брошу ноут, скину пиджак. А во что мы переоденемся?
   -Нам приготовили костюмы.
   -Нам? Откуда они знают, что едем "мы"?
   -Я, когда ты забегал домой, позвонил Чайкову, управляющему Красновского, он сейчас распоряжается всем в этом "королевстве". Да и костюмов у них до хрена!
   -И что за костюмы? Надеюсь не рыцарские доспехи.
   Толян засмеялся.
   -Я тоже надеюсь.
   УАЗ впереди включил "мигалки" и резко остановился. Мы встали за ним. Блеск маячков и отсвет фар вырывал из темноты силуэты одноэтажных деревенских домишек.
   -Пошли, - сказал Толян и, держа в руке ополовиненную тарелку, открыл дверь.
   Когда мы вышли из машины, капитан Васильев уже спешил к нам с каким-то поджарым мужичком, облаченным в народный костюм. Если не ошибаюсь, какой-то восточно-европейской страны.
   -Это что? - успел шепнуть я Толяну.
   -Добрый вечер, - поприветсвовал нас мужичок. - Меня зовут Михаил, я заведую приграничным хутором. Ваше приглашение, пожалуйста.
   -Вечер добрый, - отозвались мы почти хором. Анатолий протянул бумагу. Мужичок некоторое время изучал ее, потом вернул и спросил:
   -Верхом поедете или экипаж запрягать?
  Из меня вырвался нервный смешок.
   -Так надо, Лех, - привычно ткнул меня в бочину Толя.
   -Да лучше б, конечно, экипаж, - сам, стараясь держать себя в руках, ответил он.
   -Как господам будет угодно, - поклонился мужичок. - Ступайте за мной.
   В этот момент капитан Васильев тяжело вздохнул, покачал головой, словно сожалея о чем-то, и направился к машине.
   -Удачи, ребята, - хмуро сказал он и залез в УАЗ. Рыча, ухая и мигая, машина вскоре полностью погрузилась во мрак и со всех сторон на нас надвинулась мрачная тишина. Мы проводили взглядом последний отблеск маячка и повернулись к ожидающему нас управляющему хутором.
   -Машину где оставить? - спросил Толик.
   -Ах, да, - опомнился Михаил, - садитесь и езжайте за мной.
   Мы сели внутрь и, ориентируясь в свете фар на фигурку Михаила, двинулись между деревянными зданиями, погруженными во мрак.
   -Я правильно понял? - спросил я. - Поясни мне еще разок - там дальше нет цивилизации, все ездят на лошадях, не носят современной одежды. Хозяин всего этого живет в огромном замке. Так?
   -Да, Лех. Вроде так.
   Михаил указал на ворота большого деревянного амбара, куда Толик тут же направил машину. К своему удивлению внутри мы обнаружили несколько дорогущих автомобилей с московскими номерами.
   -Что и требовалось доказать, а! - кивнул в сторону машин Толик. - Была бы здесь посадочная полоса, мы бы сейчас наблюдали собрание частных самолетов.
   -Да уж, наверное, - неопределенно сказал я.
   Мы вышли.
   -Прошу вас, - указал рукой направление Михаил. - Следуйте к дому, там можно переодеться и оставить ценные вещи.
   -Благодарю, - сказал я, а ноут все же оставил в машине.
   Дом был большой и широкий, выстроенный из единого сруба. Внутри было светло и тепло. В комнате, в которую нас провел Михаил, находился человек. Он стоял между двух стоек с подвешенной на них одеждой.
   -Это Степа, ваш проводник, - сказал заведующий приграничным хутором.
   Степа молча поклонился. Мы ответили тем же.
   -Выбирайте одежду. Вот здесь как раз та, что подобает вам как гостям.
   -Да? А что это? - не вытерпел я, разглядывая кружевные отвороты рукавов.
   -Эти костюмы - копии костюмов европейской аристократии, начиная с 15 и заканчивая 18 веком.
   -А 19 нет? - трогая ткань, спросил я.
   -19 нет.
   -Жаль, - искренне пожалел я.
   -Выбирайте, - снова сказал Михаил. - Мы оставим вас, переодевайтесь. Ваши вещи вы можете запереть в сейфах в следующей комнате. Выбирайте костюмы и следуйте туда.
   Оба работника ушли. Мы остались одни.
   -Ну, что ты еще думаешь? - спросил Толик.
   -Я думаю - странно, что еще никто не пробрался сюда и не написал об этом ни слова.
   -Ты будешь первым, - подмигнул он мне.
   -Вот это-то и странно. Неужто судьба смилостивилась надо мной, - я наигранно горько улыбнулся и принялся выбирать одежду.
   Среди всего этого я нашел узкие бардовые штаны из непонятной, но приятной ткани, высокие черные сапоги, натертые до блеска, белую рубашку с кружевным воротом и рукавами и приталенный сюртук. Поверх я надел темный камзол типа френч и в таком виде предстал перед Толиком. Хотя он тоже был хорош. Весь в черном бархате с золотой цепью на шее, он умудрился надеть на голову широкополую шляпу с пером.
   -Ты похож на одну гордую птицу! - заметил я.
   -На орла?
   -На петуха!
  -На себя посмотри, - совершенно без обиды ответил он. - Главное не замерзнуть в этом маскараде.
   -Как твои ощущения по-поводу долга Красновскому? - спросил я, прохаживаясь по комнате.
   -Пока держу себя в руках. Но все равно - не по себе как-то.
   -Держи-держи. Сейчас вот сядем в карету и понесемся по долинам и весям. Или как там?
   -Не важно - как там. Где сейфы, он говорил?
   Мы уложили свою одежду в запираемые железные шкафы, с индивидуальным кодовым замком каждый и вышли из дома. Во дворе нас уже ждала самая настоящая открытая коляска. Михаил в очередной раз поклонился, указывая обеими руками в сторону повозки.
   -Домчу в два счета! - неожиданно прикрикнул сидящий на козлах возница Степан. Обе лошади, запряженные в экипаж, нервно вздрогнули от его голоса и зафыркали.
   Мы, молча, один за другим влезли в дрожащую на рессорах повозку и уселись на мягкий кожаный диван по ходу движения.
   -Нно! - вскрикнул возница и ударил хлыстом. Коляска дернулась, мы поехали.
  
  ***
   Наш кабриолет несся по лесной дороге. Яркая луна время от времени появлялась среди раскидистых ветвей. Возница гнал как угорелый, и нам не оставалось ничего другого, как крепко вцепиться в поручни и ожидать конца поездки. Ни о какой беседе и речи быть не могло, хоть и хотелось обсудить кое-что насущное. Лес тем временем поредел, и мы выскочили на опушку. Дорога вилась дальше средь холмистых лугов. Луна висела над сумрачным лесом и прекрасно освещала путь. Наш извозчик, было видно, хорошо знал местность и даже нисколько не притормаживал на резких поворотах и ухабах. Холодный ветер хлестал лицо, в ушах завывало до умопомрачения. Мы чуть ли не взлетали на пригорках и с уханьем неслись вниз по дороге на захватывающей дух скорости. Повозка резко повернула по дороге и нашим глазам предстала водная гладь огромного озера. Дорога снова уводила в лес.
   -Скоро приедем! - крикнул возница и в очередной раз хлестнул лошадей.
  В тот же момент мне показалось, что откуда-то из темноты лесной чащи послышался многоголосый волчий вой. Я хотел поделиться этим с Толяном, но почему-то не решился. Куда мы едем? Вокруг лишь мрак и тишина. Я и не надеялся встретить в своей жизни нечто подобное. Казалось мне, что мест таких уже и в помине нет. И все это сделано одним человеком. Красновским. Вот она - истинная сила денег!
  Повозка с лязгом и грохотом вылетела на мощеную камнем дорогу, и темнота леса осталась позади. Перед нами расстилалась панорама, захватывающая дух. На берегу озера, окруженный редкими елями, на высоком холме возвышался величественный замок. Высоченные башни устремлялись ввысь. Таких зданий я никогда в своей жизни не видел.
  -Твою мать, - прошептал я тогда. - Какой огромный.
  Повозка несла нас по дороге, идущей вдоль берега озера и постепенно поднимающейся все выше в гору. Слева я увидел еще одно поразившее меня видение: у пристани, прямо под замком, на тихих озерных волнах стоял пришвартованным большой трехмачтовый парусник.
  "Этот мужик на самом деле знает, как потратить несколько лишних миллиардов", - родилась в голове мысль.
  Бричка сделала поворот по ярко освещенной факельными фонарями аллее и, не сбавляя хода, заскочила в необъятных размеров въездную арку замка. Здесь кучер все-таки снизил скорость и мы, наконец, смогли отпустить поручни. Мимо нас медленно проплывали улочки внутреннего замкового двора, походящего на район средневекового города из какого-нибудь исторического кино. Тут и там бродили люди, обряженные в старомодные наряды. На нас совершенно никто не обращал внимания. Все занимались своими делами.
  -Толян, как это понимать? Шутка какая-то, да?
  -Да хрен его знает. Кто бы мне рассказал, - Толик никак не мог подобрать челюсть. - Сколько же все это может стоить? Я, честно говоря, несколько по-иному все это представлял. В тот раз на машине приехали сюда, да и таджики тут были повсюду. Не эти.
  -Почти приехали, - манерно буркнул через плечо возница.
  То, что изначально мы приняли за арку ворот замка, было лишь аркой во внешней крепостной стене. Мы въезжали во второй двор, непосредственно на площадь перед главным зданием. Копыта лошадей мерно постукивали по ровным камням площади, посреди которой стоял фонтан. На постаменте из фонтана возвышалась сверкающая бронзовая статуя властного человека.
  -Охренеть! - по слогам произнес Толян, и карета остановилась перед лестницей у входа. Мы сошли на мощеную камнем площадь, возница стеганул лошадей, коляска с шумом унеслась со двора, ворота захлопнулись.
  По перилам вдоль высоко взбирающейся лестницы ярко горели факелы. Двор был прекрасно освещен огнем. Вода в фонтане за нашими спинами с шумом переливалась. А вокруг ни души.
  -Как думаешь, нам туда? - спросил я, указывая на большие двери, к которым вела лестница. Толян огляделся, всматриваясь в каждый темный угол двора.
  -Это по-крайней мере логично, - наконец, сказал он. - Пошли.
  -Ты хоть знаешь того, кто тебя пригласил? Управляющий этот...
  -Да, мы вместе решали вопросы регистрации и прочей мути. Чайков его фамилия.
  -А чего не Чайковский? - спросил я, любуясь зрелищем полной луны над высоченной башней замка.
  -Что? - Толик не понял меня. - Идем, - махнул он рукой и шагнул в сторону лестницы.
  -Идем, конечно, - ответил я и в очередной раз подивился нашему внешнему виду и настрою. Какого хрена мы делаем тут? Что я буду писать Ольге? Средневековый замок в российской глубинке, выстроенный полоумным олигархом, который ко всему прочему еще и пропал бесследно...
  Я не успел довести мысль до конца, как двери распахнулись, и навстречу нам вышел высокий худой человек с орлиными чертами лица. На вид ему было около пятидесяти
  -Наконец-то, - произнес он. Из дверного проема, за его спиной лился яркий желтый свет. - Мы рассчитывали на вас, Анатолий.
  -Добрый вечер, Сергей, - протянул руку Толик. - Это мой друг и партнер Алексей, - представил он меня. - А это управляющий делами Сергей Чайков.
  -Очень приятно, - поздоровался со мной Чайков, я ответил тем же.
  -Что ж, следуйте за мной, господа. Как добрались? - продолжал он, приглашая войти.
  -Отлично. Ваш кучер, правда, совершенно не щадит лошадей.
  -Это - да. Но другого в приграничном хуторе пока нет. Простите, что не прислал замкового. Они у нас все из Англии, чемпионы в прошлом. Капризные, жуть. Ну, да ладно. Проходите, проходите.
  Мы вошли в хорошо освещенный холл замка, у ворот стояли два безмолвных человека в одинаковых одеждах, судя по всему - лакеи. Повсюду, где только можно были расставлены свечи. Люстра под высоким сводчатым потолком также была утыкана горящими свечами.
  -Что там произошло-то, Сергей? - спросил Толик, когда управляющий с канделябром в руке вел нас по темному коридору.
  -Георгий Иванович пропал бесследно, - шепотом ответил он.
  -Как давно? Если уже прибыли родственники - стоит думать, достаточно.
  -Да, месяц прошел. Мы только закончили заселение замка, решили все вопросы с подвозом продуктов и прочим. Подписали все контракты с персоналом. В общем - запустили, наконец, проект и... Красновский вдруг бесследно исчезает. Вечером он ушел в свои покои, а утром его уже нигде не было. Я лично облазил весь замок, как мог, но никаких следов. Также ничто не указывает и на то, что он уехал...
  -Кто-нибудь кроме вас занимался поисками? Службы подключали? - спросил Толик.
  -Да, милиция, федералы, все были. И никаких ведь мотивов не было у него...
  -Значит, официально признали его пропажу?
  -Да, как только все документы поступили, со всех сторон стали стекаться родственники. Сейчас тут два брата, бывшая жена, двоюродная сестра и сын. Все упомянуты в первом завещании. Ну, и вы, и я, конечно. Но, кроме этих упоминаний больше никаких распоряжений. Есть лишь одно указание - вскрыть второе завещание, и вскрыть его поручено вам.
  -А почему именно мне?
  -Такова воля пропавшего. И завещание его приказано вскрыть в любом случае, смерти ли, или исчезновения. Георгий Иванович все предусмотрел. Ведь и в горы ходить любил, и на параплане летать. А при таких увлечениях - все возможно. Пропасть недолго...
  -И где сейчас родственники?
  Управляющий достал часы и посмотрел на циферблат.
  -Мы идем туда. Все собрались сейчас в главном зале замка.
  -Знали, что мы приедем?
  -Нет. Точно никто не знал, даже заключили пари - приедете или нет.
  Я удивился:
  -А смысл пари? За такую деньгу кто не поедет? Сколько же стояло на кону и какова общая сумма наследства?
   В ответ управляющий лишь загадочно улыбнулся.
   -Прошу вас, - он остановился возле массивных деревянных дверей и тут же отпер их. Мы прошли в просторный зал, у дальней стены которого, возле высокого камина за столом собрались люди. Наше появление вызвало в их компании странную реакцию: кто-то вяло захлопал в ладоши, кто-то вздохнул, а один молодой человек, подняв бокал вина, пошатываясь, двинулся нам навстречу.
   -Ну, наконец-то! - воскликнул он. - А то я заждался. И оказался таки прав. Вы приехали на следующий день. Каково, а!
   Молодой человек был изрядно пьян. Он остановился перед нами и поклонился.
   -Филипп Красновский, - представился он. Затем добавил: - Сын.
   -Сын? - переспросил я.
   -Да, сын, - подтвердил он.
   -Позвольте представить вам, Филипп Георгиевич, - вклинился управляющий. - А это тот самый адвокат, которому так доверял ваш отец.
   Он указал на Толика.
   -Анатолий, - представился мой друг и протянул руку.
   -Филипп, - пожав руку, сказал "сын".
   -Алексей, - сказал я, и добавил, видя вопрошающий взгляд, - партнер Анатолия.
   -Замечательно, - кивнул Филипп. - Мне действительно не терпится, - и добавил шепотом, кивая в сторону стола: - Скорей бы уже выгнать отсюда эту кучку.
   -А вы рассчитываете на полное наследство? - поинтересовался я.
   -А как же? В первом завещании же так и написано...
   Филипп в недоумении уставился на управляющего.
   -Да, - подтвердил тот. - В первом завещании написано, что на наследство может рассчитывать только один из перечисленных. Но кто именно - мы узнаем из второго.
   -Ах, вот оно что, - улыбнулся Толик.
   Управляющий снова посмотрел на часы и сказал:
   -Конверт поручено открыть не ранее 23.00, а сейчас 22.10. Желаете есть?
   Он спрашивал у нас.
   -Да, было б неплохо. Тряска в повозке меня порядком вымотала, - сказал Толян.
   -Пожалуйста, прошу вас, - сказал управляющий, проводя нас к столу. - Познакомьтесь. Елизавета Басова - бывшая жена Георгия Ивановича.
   Стервозной наружности женщина, облаченная в роскошное бархатное платье, молча, кивнула нам.
   -Андрей Иванович и Петр Иванович - соответственно братья господина Красновского, - продолжал управляющий, ведя нас вдоль стола.
   Оба мужчины, совершенно непохожие друг на друга, обменялись с нами рукопожатиями. На вид обоим было не более сорока, что говорило о том, что они младше Красновского.
   В конце стола сидела молодая, на вид - чуть старше двадцати, симпатичная девушка с большими голубыми глазами и изящным веером в руках.
   -Алина Самойлова, - двоюродная сестра Георгия Ивановича.
   Я галантно поклонился, девушка привстала. Толян просто кивнул.
   -Я рада, что вы наконец-то приехали, - сказала она.
   -Ну, что ж. Все познакомились, - подытожил управляющий. - Теперь я вас оставлю ненадолго. А вы ешьте, пейте. До одиннадцати еще есть время.
   Мы сели рядом, как раз между двоюродной сестрой и двумя братьями.
   -Вина? - спросил Андрей, облаченный в синий сюртук с жабо, что несказанно веселило меня.
   -Конечно, месье, - кивнул я, улыбаясь.
   -Я не месье, - тут же ответил он и налил в высокий стеклянный кубок белого вина мне и Толику.
   -Ешьте, - мягко произнесла бывшая жена.
  Я был поражен. Ее голос и ее внешний вид совершенно не соответствовали друг другу. А потом я посмотрел в ее глаза и понял, что ее высокомерие и надменность - исключительно приобретенные качества.
   -Благодарю вас, мадам, - кивнул я и потянулся к блюдам. Я наложил всего понемногу.
   Беседа текла вяло. Нам задавали глупые вопросы, мы глупо отвечали. Сын Красновского то и дело отмачивал какую-нибудь дурость, напивался все сильнее. Казалось, он боялся того, что будет в завещании и заливал свой страх алкоголем. Остальные, тем не менее, вели себя достойно наследников. Когда вернулся управляющий и принес завещания, Толян сразу же ознакомился с первым. Действительно, указывалось, что наследовать будет только один из списка, и распоряжаться станет всем. Деньгами, землями, замком. Но что же касательно других? Ничего. Зачем тогда нужно было их здесь собирать? Опять какая-то игра? Нет, человек, построивший такую дачку - и тут явно продумал все по высшему разряду. Остальные бумаги были запечатаны в большой конверт.
   -А, скажите, - обратился я к управляющему, - те люди в замке на улицах. Кто они? Актеры?
   -Нет, обслуживающий персонал. Не актеры. Действительные рабочие, слуги.
   -И что, они тоже живут без электричества, водопровода, газа?
   -Да.
   -Но как? Сколько им платят?
   Управляющий снова улыбнулся своей загадочной улыбкой.
   -Им хорошо платят, уверяю вас.
   Я осмотрел зал. Он был воистину огромен. При желании здесь можно разместить площадку для игры в гандбол или баскет. Притом для трибун тоже бы место осталось. На одной из стен, самой дальней, я заметил высоченные узкие окна. Другие стены были плотно завешаны средневековыми гобеленами чем-то вроде знамен или флагов.
   Напольные часы, стоящие в темном углу зала, ударили один раз. Гул разнесся по помещению.
   -Еще полчаса. Всего полчаса, - залепетал Филипп. Андрей одернул его:
   -Ты успокоишься, нет? Задолбал уже!
   -Господа, господа, - привычно вклинился управляющий, - всего полчаса. Давайте поднимем бокалы и будем терпеливы.
   Все согласно закивали и схватились за кубки. Я с улыбкой смотрел на их наряды, но и не забывал о своем. Господи, я не удивлюсь, если это действительно окажется каким-то розыгрышем. Типа такое реалити-шоу, где олигарх разыгрывает своих падких до наследства родственничков. Я с удовольствием курнул бы сейчас, залез на самую высокую башню и лицезрел оттуда окрестности. Это самый лучший вариант в сложившейся ситуации. Пока, кроме самого замка, я не видел ничего интересного, достойного моего пера. Пришлось только ухмыльнуться.
   -Ну, а все же, - заплетающимся языком произнес Филипп, - что каждый из вас думает обо всем этом? Неужели, вы ничего так и не поняли? Папаша не мог поступить иначе - кроме как оставить все мне. Буквально через пятнадцать минут мы это узнаем.
   -Узнаем-узнаем, - кивнул ему Петр и отвернулся, уставившись на один из гобеленов. Андрей посмотрел на циферблат карманных часов.
   Я решил немного скоротать время и подошел к управляющему.
   -Сергей, - обратился я к нему, - мы видели корабль, когда неслись по обрыву над озером...
   -Вам понравилось? - с блеском в глазах спросил он, оборвав мои слова.
   -Потрясло, - как смог, выразил ощущения я.
   -Это шедевр. Поистине, - воодушевленно сказал он. - Над ним трудились признанные европейские мастера. Корабельщики, краснодеревщики, разной квалификации резчики по дереву, другие мастера...
   -Этот корабль стоит немало, - вставил я.
   -Он стоит очень дорого, но, к сожалению, поставлен на балки и никогда никуда не поплывет...
   -Почему? - удивился я.
   -А кому он нужен, кроме того, кто его задумал?
   -Красновский?
   -Да. Корабль начали строить в одно время с замком... - Сергей задумчиво посмотрел в темноту сводов зала.
   -И что теперь?
   -Все зависит от того, кому все это достанется, и как он всем этим распорядится.
   Подошел Толик.
   -Без пяти минут, - сказал он. - Сергей, где тут туалет? Пока есть время...
   -Да, конечно. Вон та дверь, до конца и направо, только не заблудись. А лучше я провожу, - кивнул управляющий и жестом указал следовать за ним.
   В зале, несмотря на размеры, было тепло. Жар от камина мерно расползался по помещению и обволакивал ощущением уюта. За столом все сидели молча. Видно было - разговор не клеился. Лишь Филипп, время от времени, пытался высказать что-то, по его разумению, существенное. Елизавета и Алина сидели в горделивом молчании, стараясь и вовсе не отрывать взгляда от стола. Я начинал уже сожалеть о поездке. Все вокруг, не смотря на общую нестандартность, начало навевать тоску. Сейчас объявится наследник и все кончится. Завтра поедем домой. Ну, хоть замок посмотрел.
   Часы пробили одиннадцать. Филипп захлопал в ладоши, Андрей закурил новую сигарету, Петр тяжело вздохнул. Обе женщины поднялись из-за стола. В зал вошли Толян и управляющий; тот сразу же прошел к камину и достал из папки, которую всюду носил с собой, большой конверт.
   -Можно открывать, - произнес он. - Прошу вас, - обращаясь к Толику, он протягивал запечатанное завещание.
   Весь в бархате, словно венецианский купец, с золотой цепью на шее, Толян разорвал конверт и вытащил оттуда еще семь более маленьких. Помимо них там была исписанная крупным размашистым почерком бумага.
   -Хм, - Толян перебирал в руках письма. - Все конверты надписаны... Именами.
   -Что в письме? - спросил управляющий.
   -Да, сейчас прочту.
   Он развернул бумагу. Быстро пробежавшись по тексту глазами, он начал читать:
   -"Предписание ко второй части завещания.
   В этом конверте находятся семь маленьких конвертов с личными инструкциями к каждому из указанных в завещании. Прежде чем раскрыть конверты вы должны все вместе выполнить одно условие. В этом зале, в котором вы собрались сейчас, есть камин. Каминная полка стоит на семи больших камнях. Вас, обозначенных в этом письме также семеро. Прежде чем вы прочтете личные инструкции - прошу вас, пройдите к камину все семеро и выполните одно действие. Единовременно вы должны нажать на все камни сразу, и тогда вам будет откровение. Все, что касается завещания, откроется вам
  Георгий Красновский".
   Толик замолчал.
   -Это все? - спросил Андрей. - Что за вздор?
   -Почему мы все? - завопил Филипп. - Почему мы все должны нажимать куда-то? Где завещание?
   Толян еще раз перечитал письмо вслух.
   Подошла Елизавета.
   -Что ж, давайте, сделаем, что он просит, - безразлично сказала она.
   -Я тоже так считаю, - сказал управляющий.
   Остальные лишь пожимали плечами, но было видно, что они тоже не против. Все были в легкой прострации, да. Такой расклад их явно удивлял, но, тем не менее - каждый оказался готовым идти до конца, чтобы заполучить причитающееся ему.
   Елизавета первой подошла к камину и, найдя взглядом упоминающиеся камни, сразу же прикоснулась ладонью к одному из них. Андрей и Петр последовали ее примеру, Алина также в нерешительности подошла и посмотрела на Сергея.
   -Что? - в свою очередь оглядел он всех, - Нажимаем, что ли?
   Он явно не ожидал, что и его коснется это распоряжение. Толик же довольно уверенно встал рядом с Алиной и прикоснулся к камню. В этот момент все они казались мне членами какого-то тайного культа из старинных книжек.
   -Нажимаем, - последним коснулся камня Филипп.
   Все семеро разом навалились на подпорку каминной полки, и она чуть сдвинулась вглубь. Что-то щелкнуло в стене, замок содрогнулся и позади, в центре зала послышался странный шелест. Я стоял в стороне и поэтому увидел это первым. Пол в зале стал преображаться. Выложенный цветными плитками он ожил, и в движении этом стали вырисовываться различные неясные фигуры, пока щелчок за щелчком не образовалась большая красная пентаграмма. Окна, в которые до этого врывался лунный свет, вдруг померкли, захлопнулись глухими стальными ставнями. А над часами с тихим шелестом продолжал подниматься и скручиваться в трубку огромный гобелен. За ним показывались очертания LED-экрана.
   -Что за черт? - пробормотал Андрей, выронив сигарету.
   Все отстранились от камина и невольно образовали полукруг, уставившись на телевизор, вспыхнувший ярким светом. Оттуда на нас с сардонической усмешкой смотрел человек.
   -Георгий Иванович? - прошептал управляющий.
   -Я надеюсь, вы успели прийти в себя, - заговорил Красновский с экрана. - Нет, я не могу видеть вас и слышать тоже. Если вы видите меня - значит, я уже мертв. А если я умер, значит - вы начали получать мои распоряжения, и сейчас подошли к финальной их части. Поздравляю вас.
   Лицо с экрана заметно повеселело. Стены замка вновь содрогнулись, казалось, что где-то внизу, в утробе этого огромного дома заработал какой-то механизм.
   -Именно сейчас, в это самое время, - продолжил свою речь Красновский, - глубоко внизу начался процесс, который однажды уже чуть не уничтожил полмира. Я не буду мучить вас загадками. В эту самую минуту приведен в действие механизм детонации атомной бомбы, заложенной в подвале моего замка, и ровно в шесть часов утра произойдет взрыв, который уничтожит все живое и мертвое в радиусе многих километров. Но, - Красновский снова улыбнулся, - не спешите бояться. У вас еще есть шанс остановить это безумие и стать обладателями всего, что здесь есть. И для того, чтобы это стало осуществимо - сейчас вы обязаны выслушать мои указания...
   -Подонок! - вспыхнула Елизавета. - Какой ты все-таки подонок!
   - ...каждый из вас, включая моего управляющего и даже хорошего адвоката, оказавшего мне однажды неоценимую услугу, теперь имеет шанс стать моим законным наследником.
   -Тварь! - вскрикнул Петр. - Чертов ублюдок! Я тебя достану.
   Он схватил со стола пепельницу и запустил в экран. Она со звоном отскочила в сторону, даже не поцарапав его.
   -Успокойся, - одернул его Андрей и снова закурил.
   -...Я оставил каждому из вас конверт, а в каждом конверте - подсказки, где найти ключ.
   Я начинал понимать, что по уши влип во что-то поистине страшное, и что, вероятно, не доживу до утра. От этих упадочных мыслей желудок мой содрогнулся, и я осознал, что сейчас меня стошнит. Я кое-как добрел до стула, опустился на него и нашарил в кармане палочку косяка. Никого не стесняясь, я достал ее и, воспользовавшись лежащими на столе спичками для камина, раскурил, вслушиваясь в речь безумного олигарха.
   -Каждый ключ - это частичка стопора механизма детонации, - продолжал он. - Вы видите звезду на полу в центре зала? - все обернулись. - В самом сердце этой пентаграммы вы найдете семь отверстий для семи ключей. Каждый из вас, кто найдет ключ - должен будет его принести сюда и вставить в скважину. Так он выполнит свой долг и приблизит себя к богатствам. Хотя, сделать это не просто - каждый ключ надежно спрятан. Лишь умом и усердием можно его найти. И, - сделал паузу Красновский, - лишь одному из вас при счастливом стечении обстоятельств повезет стать обладателем моего богатства. Все семь ключей остановят бомбу, но только один откроет заветную дверцу. Механизм, работу которого, вы, верно, уже почувствовали, запер все ворота замка, оградив его от внешнего мира. Выйти из него невозможно, даже не пытайтесь. Он откроется за тридцать секунд до шести утра, либо сразу же после дезактивации бомбы. Вам решать.
   Сказав это, он залился смехом, пока стоящие перед экраном люди пытались переварить сказанное.
   -Но лишь один из вас, не забывайте это. Лишь один - достоин. А теперь - мне пора идти. Все остальное в ваших письмах. Да, и на месте каждого из вас, я не делился бы мыслями с другими. Прощайте.
   Экран внезапно потух, гобелен опустился на место и зал снова погрузился во мрак. Лишь несколько свечей и пламя камина как могли, боролись с всепоглощающей тьмой.
   Толик, продолжая держать в руках конверты, ступил на пентаграмму и прошел в ее центр. Он нагнулся, разглядывая что-то в сумраке.
   -Здесь замочные скважины, - сказал он.
   -Дайте мне мое письмо, - подойдя, сказал Петр. - Вам я советую того же, - обратился он к остальным, выхватив из рук Толика письма и выбрав свое. - Чем быстрее мы найдем эти долбаные ключи, тем скорее избавимся от этого идиотизма.
   Он остервенело сорвал с себя кружева камзола и, подойдя к камину, бросил их в огонь.
  
  ***
   -Ну, ты как? - обратился ко мне Толян, когда я уже докурил и тихо сидел у стола.
   -Нормально. Что делать-то будем? Это не шутка? Как думаешь? - затараторил я.
   -Кажется, не шутка, - ухмыльнувшись, ответил он.
   -Тебе кажется? Да и весело, я смотрю, - начал я параноить к тому же.
   -Есть чему веселиться, - спокойно сказал Толик. - Я ведь сразу подумал - чересчур много денег мне предлагают за такую сущую безделицу как хлопоты по завещанию. Теперь вот и отработаем, ключ искать будем...
   -Отработаем? Ты для этого меня сюда притащил? Ключ искать? Надо выбираться отсюда и валить как можно дальше. Если вся эта хрень, что мы слышали - правда, то я бы не хотел оставаться здесь ни на одну минуту.
   -Ты окна видел? Все заперто. Весь замок заблокирован. Мы в ловушке. Все как в классическом американском ужастике.
   -Ужастике? Блин, ненавижу ужастики! - почти закричал я.
   Толян в свойственной только ему манере на миг затих, а в следующее мгновение уже с силой тряс меня за плечи.
   -Успокойся, Леша. Все нормально. Хорош паниковать. Ты ехал за материалом, забыл? Его тут предостаточно.
   Встряска помогла. Я откинул его руки и сказал:
   -Все, я спокоен. Ты прав. Распечатал свой конверт?
   -Нет, раз уж мы тут вместе, давай и делать все вместе.
   -А как ты думаешь. Если именно тебе достанется наследство? - попытался разрядить обстановку я.
   -Оно мне надо? - удивленно спросил Толян. - Своих забот мало? Вон, пусть эти ищут наследство. Я хочу лишь найти ключ и выбраться отсюда. Если, конечно, это осуществимо.
   -Я с тобой.
   -Вот и отлично. А сейчас прочтем инструкцию и вперед, на поиски.
   Я посмотрел на остальных. Все были заняты чтением писем. Филипп с хмельным усердием пытался собрать разбегающиеся буквы в осмысленный текст, Алина и Елизавета читали сидя за столом, за которым недавно шел ужин. Петр, все еще продолжая пыхтеть от злости, читал рядом с камином. Андрей стоял, облокотившись о стену, и сжимал в руке уже прочтенный лист. Сергею, видно, все еще не верилось в происходящее, и он продолжал пялиться в гобелен, закрывший экран. Часы ударили один раз. Полдвенадцатого ночи.
   -Друзья! - неожиданно сказал Петр. - Я понимаю ваши чувства, и мне самому все это кажется диким бредом. Но не лучше ли нам объединиться в поисках, найти эти ключи, отключить бомбу и свалить отсюда к чертям. Я отказываюсь от своего участия в завещании.
   -Я согласна, - сказала Елизавета, - и также не желаю участвовать в этом фарсе с наследством.
   -А я не согласен, - буркнул Филипп. - Каждый сам за себя. Прости, дядюшка. Простите, маман. Я пошел. И почему-то я знаю - кому достанется наследство.
   -Остановись, - подала голос Елизавета. - Куда ты идешь? Ты же пьян.
   -Я доктор наук, - ответил Филипп, остановившись в дверях, - и не могу быть пьян настолько, чтобы не видеть очевидного. Удачи вам.
   -Пусть идет, - сказал Андрей. - Я согласен с Петром, нам не стоит пороть горячку и идти на поводу у безумца. Скооперируемся и покончим с этим как грамотные, рассудительные люди.
   -Мудрый мужик, - шепнул я Толяну.
   -Что скажешь ты, Алина? - обратился он к девушке.
   -Я согласна с вами, - ответила она и отвернулась.
   -Анатолий?
   Толян ответил не задумываясь:
   -Согласен. Рассчитывайте на меня.
   -Сергей?
   Управляющий продолжал стоять, вглядываясь в гобелен.
   -Сергей? - повторил Андрей.
   Толик подошел к нему и тронул за плечо, тот тихо вздрогнул, вмиг побелел и упал на колени. Толян успел подхватить его и уложил на спину.
   -Воды, скорее, - крикнул он.
   Петр схватил графин и подскочил к ним.
   -Что с ним? - также оказавшись рядом, спросил Андрей.
   Толик расстегнул ему рубашку и прислонил ухо к груди, затем потрогал пульс на запястье, на шее и, подняв глаза, неуверенно сказал:
   -Он, кажется, умер.
   -Как? - взвизгнул Андрей. - Что случилось?
   -Наверное, сердце не выдержало, - предположил Петр.
   -Переволновался, - подтвердил я.
   -Переволновался, - повторил за мной Толик и поднялся на ноги. В руке он держал второй конверт.
   -Ну, что ж, - резюмировал Андрей, - теперь нас здесь шестеро и шесть писем. Так?
   -Так, - подтвердил Толян и молча передал мне запечатанный конверт с надписью "Сергей Чайков".
   -Вы серьезно? - возмутился я. - Здесь человек только что умер. С ума сошли?
   -Абсолютно серьезно. И не надо ничего говорить, - произнес Андрей. - Читайте. Теперь нам надо поделиться мыслями и приступать к поискам. Мало времени. Грустить будем потом. Что в вашем письме, Елизавета?
   -Загадка какая-то, - ответила женщина, и в очередной раз ее голос поразил меня своей мелодичностью.
   -Прочтите нам.
   -"В нутре лабиринта есть чаша из злата, в той чаше есть кровь, а в крови тишина".
   -И этот управленец умер именно сейчас, - недовольно проговорил Петр, глянув на труп Сергея. - Есть в этом поместье что-то связанное с лабиринтом?
   -Мне кажется, есть, - сказал Толян. - Когда еще все только строилось, мне довелось побывать тут.
   -И? Где он?
   -Я помню, видел проект лабиринта во внутреннем дворе. Но как туда попасть? Кто знает? Замок-то огромен...
   Андрей с важным видом оборвал речь Толяна:
   -Замок огромен, но управляющий снабдил нас картой, прежде чем покинуть этот мир, - сказал он и подошел к каминной полке. Он взял оттуда сверток и показал остальным.
   -Хоть что-то, - буркнул я и развернул "свое" письмо.
  
   -Читаем остальные, - сказал Петр. - Я думаю, нам стоит разделиться впоследствии. Сейчас наметим пути и пойдем.
   Толян поднял свое письмо и прочел:
  -"Из страха и мрака выбегает собака, она охраняет безмолвия блажь, она тишины верный страж".
  -Собака, - повторил за ним Андрей. Потом задумался и снова уткнулся в карту замка.
  -Вы, Алина, - сказал Петр.
  -"Вблизи луны, под самым небом при выходе из суеты, найдешь тот ключ от тишины", - произнесла девушка.
  -Да, не очень хорошая рифма, - заметил я.
  -Вы, - обратился ко мне Петр.
  -"В четвертом дереве под самой кроной хранится тишь в груди дракона". У меня немногим получше.
  -Моя загадка, - видно было, что Петр торопится, - "Прорезал землю стальной луч, под хлад воды положен ключ". Андрей, читай свою загадку.
  Второй брат поднял глаза от карты.
  -Я, кажется, начинаю кое-что понимать, - сказал он.
  -Прочти сначала загадку, - перебил Петр.
  -Да, - кивнул Андрей. - "Над крыльями повешен лев, хранит он ключ под взором дев". Вот так вот.
  -Теперь рассказывай, что ты там понял. Времени у нас все меньше и меньше.
  Все посмотрели на часы, стрелки приближались к полуночи.
  -Итак, - Андрей оглядел нас, - сначала меня подтолкнуло на размышление упоминание о собаке, что фигурирует в загадке Анатолия. Ведь в замке есть собачьи вольеры. Но какая из тех собак является стражем? Вопрос. Дальше, я подумал о своей загадке, и меня осенило. Ведь льва я видел при входе в замок с внутреннего двора, и он как раз находится над дверьми, что могут символично обозваться и крыльями.
  Петр согласно кивнул.
  -А как с моей загадкой? Что может символизировать стальной луч, прорезавший землю? Вода...
  Он на миг задумался.
  -Господи, - вдруг произнес он, - конечно! Колодец. Колодец наполнен холодной водой. А на дне мы найдем ключ. Все проще, чем кажется. Итак, давайте разберемся с остальным. Андрей, значит - двери, герб со львом. У меня колодец. Анатолий в собачьи вольеры. Дальше - Алексей, что там у вас?
  -"В четвертом дереве под самой кроной хранится тишь в груди дракона", - снова прочитал я.
  -Это уже сложнее, - сказал Андрей. - В замковом парке полно деревьев, и какое из них четвертое? Или снова некий символ? Но, у меня появилась мысль. Сейчас мы идем по этим трем уже готовым приметам, а по пути ищем ответы на оставшиеся загадки. Возможно, нам повезет встретить придурка Филиппа и переубедить его. И, кстати, на счет лабиринта. Правда, есть таковой в дальнем закоулке внутреннего парка. Прямо у внешней стены, - он ткнул пальцем в карту.
  -Идемте, - твердо сказал Петр и, приблизившись к столу, разлил вино по бокалам. - А ведь каков гад братец! Хотел, чтобы мы ползали по замку с его загадками поодиночке и грызли друг другу глотки за наследство. Натурально подонок.
  -Изрядный подлец, - подтвердила Елизавета.
  Часы начали бить полночь. Громогласный звон мерно разносился по мрачному залу. Мы все взялись за бокалы и, не чокаясь, быстро выпили. Вино было отменным, это факт. Затем, перенеся тело управляющего на диван, стоящий у стены, мы собрались.
  -Итак, - уже привычно начал Андрей. - У нас ровно шесть часов чтобы найти все ключи и принести их сюда.
  Он явно метил в лидеры предприятия. Также он взял на себя роль путеводителя, ведь карта была у него.
  -Идемте сначала к колодцу, там решим. Колодец, кстати, находится как раз рядом с выходом во внутренний парк.
  -Отлично, - кивнул Петр. - А по пути думаем, думаем.
  -Да, - согласился я. Мне почему-то именно в тот момент представился замок со стороны. Такой, каким мы видели его, когда подъезжали. Высоченные стены, рядом озеро, четыре взмывшие в небо башни. Все это казалось величественным. Но также, помимо всего прочего величия - сейчас этот замок представлял собой еще и нечто страшное, разрушительное, способное отнять жизни у большого числа людей. Если, конечно, штука с бомбой была правдой. В общем ажиотаже вера в это росла.
  Мы двигались по темному коридору парами, освещая путь канделябрами о пяти свечах каждый. Впереди шли Андрей и Петр, как самые сведущие в планировке, далее двигались Елизавета и Алина, а потом и мы с Толяном, все еще ломающие головы над остальными загадками. Каждый из нас в свою очередь переживал странные ощущения. Под нами минута за минутой таймер отсчитывал время, а мы шли искать то, что спасет мир. И кто этому идиоту продал атомную бомбу? Если, конечно, она действительно существовала.
  Коридор несколько раз поворачивал то направо, то налево; мы спустились по винтовой лестнице и оказались в большом прохладном холле.
  -Выход во двор, - сказал Андрей. - Вы слышите, как стало тихо? Буквально два часа назад в замке кипела жизнь. Эти люди сновали повсюду. Наверное, все это часть общего плана безумца. Нет даже этих вездесущих лакеев.
  -А ведь и, правда, - согласился Толян, - тишина. Может быть, звук просто не долетает из-за стен?
  -Нет, они и правда затихли, - прислушиваясь, сказала Алина.
  Петр взялся за большие кольца в дверях, служащие ручками и потянул на себя. Двери медленно раскрылись, в лицо подул холодный осенний ветер. Перед нами предстал двор, залитый лунным светом. Мы вышли на обширное каменное крыльцо с высокими парапетами.
  -Смотрите! - крикнул Андрей, указывая на герб над дверьми. - Лев в окружении двух дев! Все, как в этой чертовой загадке.
  -Отлично, - кивнул Петр. - Теперь другие вопросы - где этот лев хранит ключ и как к нему подняться вообще?
  -Такая же мысль у меня появлялась насчет колодца, - вставил я свое слово. - Кто решится нырнуть под хлад воды? И будет ли толк?
  -Будет, будет. Это дело за малым. Я считаю тот, кому загадана загадка и должен совершить дело, - твердо сказал Андрей.
  -То есть, ты предлагаешь мне карабкаться по камням к гербу, а сам собрался нырять в колодец? - спросил Петр, не отрывая взгляда от льва.
  -Ну, не то, чтобы карабкаться. Думаю, где-нибудь поблизости мы найдем нужный нам инструмент. На карте отмечены помещения для обсулживащего парк персонала, там должны быть лестницы. Логично?
  -Согласен, - отозвался Толян. - Здесь предлагаю разделиться. Мы с Лехой можем пойти к этим собачьим вольерам и разобраться там, а вы пока ищите здесь.
  -Хорошо, - кивнул Андрей. - Так и сделаем.
  -Я пойду с вами, - подала голос Алина.
  -Это еще зачем? - спросил Петр.
  -Я так хочу. Здесь я вам все равно не помощник.
  -Но у собак может быть опасно... - предположил я.
  -Не опаснее чем здесь, я думаю, - ответила девушка. - Идемте. К тому же я, кажется, поняла суть моей загадки.
  -И в чем же она? - сверкнул глазами Андрей.
  -Под самым небом - это явный намек на крышу. А выход из суеты, это как раз двери, ведущие на поднебесные поверхности данного строения. Чем проще смотришь на эти загадки, тем яснее смысл образов.
  -Да, похоже на истину, - согласился Андрей. - Но на крышу в замке, по меньшей мере, около десяти выходов. Какой из них? -Вот это мы и узнаем, как разберемся здесь, внизу, - сказал Толик. - А сейчас за дело.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  У.Михаил "Ездовой Гном -1. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Девушка в цепях" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | Д.Антипова "Близкие звёзды: побег" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Черчень "Джентльменский клуб "Зло". Безумно влюбленный" (Романтическая проза) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Красников "Забытые земли. Противостояние" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"