Russischer Angriff: другие произведения.

Я - Николай Кровавый!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 5.19*201  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спасти Россию? А ее нужно спасать?

Aj
  
  
  

Я - Николай Кровавый!

  
  

Пролог

  
  Романовых в России всегда было много и имена им чаще всего давали самые обыкновенные. Не знаю почему, но назвали меня родители Николаем. И отчество у меня самое обыкновенное - Александрович. Вы только не подумайте, будто у меня папа с мамой были монархисты. Как раз наоборот. Тем не менее, будучи полным тезкой последнего русского царя, я частенько становился объектом дружеских шуток и подначек. В школе надо мной шутили сравнительно редко, в училище чаще, в академии почти каждую неделю. Меня это нисколько не задевало. Кстати и прозвище, что дали мне в казарме прилипло ко мне намертво и перекочевало вместе со мной в войска. А прозвали меня Николаем Третьим. Но даже в обычном разговоре его долго произносить, а потому мое прозвище частенько сокращали, звали просто Третьим. Это кстати послужило источником новых шуток и приколов. Чему удивляться? В армии нельзя быть слишком серьезным.
  Служба моя шла ни шатко ни валко, если не считать длительных командировок в те места, о прохождении службы в которых не всегда упоминают в официальных документах. Временами там было опасно. Иногда очень опасно. Но чаще всего муторно и скучно. Иногда даже противно.
  Но всему приходит конец. Отслужив свой календарный четвертак, я ушел в запас. Выше подполковника мне подняться не удалось, но меня это нисколько не расстраивало. Здоровье мое к тому времени было уже расшатано, а семья моя была на грани отчаяния. И виною этому был жилищный вопрос, который мне так и не удалось решить за время службы. Последним моим пристанищем стал родительский дом, который еще во времена моего детства был предназначен к сносу, но так и не был снесен. Поселившись в нем, я готовился дожить в нем остаток своей жизни, даже не мечтая о том, что получится улучшить свои жилищные условия. Это были уже "лихие девяностые", в стране творилось сами знаете что, а городским властям было плевать на всех нас и наши нужды. Ближе к концу века, меня "обрадовали" наши врачи. Впрочем, то что жить мне осталось недолго, я и сам догадывался. Денег на дорогую операцию, которую как правило нужно делать за границей, я выпрашивать не стал. Сколько проживу, столько проживу, а ходить с протянутой рукой не стану! Но дожить свой век в относительном спокойствии у меня не вышло.
  В один из паршивых дней, меня удостоили визитом странные люди и сделали мне вполне странное предложение: стать участником физического эксперимента, который будет проводиться в одном из филиалов НПО "Тахион". Меня честно предупредили о возможном летальном исходе. Правда и цену назвали приемлемую: двухэтажный коттедж со всеми бытовыми удобствами и приусадебным участком аж в двенадцать соток.
  
  - Согласитесь Николай Александрович с тем, что вы мало что теряете. Лечиться вам смысла нет, так что долго вы все равно не протянете. А так, вы быстро решаете свою проблему и со спокойной совестью отходите в мир иной. Кстати, это не обязательно будет смерть. Вполне возможно, что вы сумеете обрести новую жизнь.
  - Подробней про мир иной можно?
  - Только после того, как вы подпишите договор и переселитесь в жилой городок нашего НПО.
  - А моя семья?
  - Будет вас время от времени навещать. Прежде чем вы примете участие в эксперименте, предстоит пройти курс специальной подготовки.
  
  В конце концов, я дал на это свое согласие, ибо терять мне все равно было нечего. Быть обузой семье до конца жизни своей мне не хотелось. Те, кто делал мне предложение, слово свое держали. Поэтому после того, как мы справили новоселье, я попрощался с семьей и отбыл на машине "Скорой помощи" в лечебницу НПО "Тахион". Что представляла собой эта лечебница? Да обычный лазарет, правда комфортабельный и хорошо оснащенный. Персонал лазарета дело свое неплохо знал и к тому же был вежлив и предупредителен. Лечение? Честно говоря, лечить меня никто не собирался. Просто поддерживали мое тело в бодром состоянии. Помимо медицинских процедур были занятия, которые поглощали большую часть времени. Но прежде занятий, состоялась беседа между мной и Павлом Андреевичем, который курировал исполнительную часть проекта.
  
  - Когда мы вам говорили о возможности начать жизнь заново, то не могли сразу сказать всего, - с этих слов мой куратор приступил к объяснению сути готовящегося эксперимента, - возможность такая теоретически существует, правда дальнейшая ваша жизнь пройдет не в своем теле.
  - Перенос сознания?
  - Вы правильно догадались дорогой Николай Александрович! Именно перенос сознания в тело реципиента. Правда, должен вас предупредить, что реципиент находится не в нашем времени.
  - Создание параллельной реальности?
  - Ее самой! Рад ясности вашего разума! - мой собеседник неподдельно обрадовался, - мне и раньше вас нахваливали, а сейчас я и сам вижу, что вы тот, кто нам нужен.
  - Личность реципиента?
  Вместо ответа, куратор протянул мне лист бумаги с напечатанным на ней текстом. Взяв его, я прочел следующее:
  
  "Божиею поспе́шествующею милостию Николай Вторы́й, император и самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; царь Казанский, царь Астраханский, царь Польский, царь Сибирский, царь Херсонеса Таврического, царь Грузинский; государь Псковский и великий князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; государь и великий князь Новагорода низовския земли́, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея Северныя страны́ повелитель; и государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли́ и области Арменския; Черкасских и Горских князей и иных наследный государь и обладатель, государь Туркестанский; наследник Норвежский, герцог Шлезвиг-Голштейнский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая".
  
  Так, понятно, что совсем непонятно. Что же вы ребята задумали? Лучше спросить об этом сразу:
  
  - Цель и задача этого " переселения душ", если только все пройдет удачно?
  - Николай Александрович, я надеюсь, что вы патриот своей страны?
  - Можете в этом не сомневаться.
  - Так неужели, вам как патриоту не захочется избавить наш народ от ужасов большевистского рабства? Вы сами видите, как мы живем. А ведь могли быть воистину великой державой, которую сейчас бы населяло порядка пятисот миллионов людей...
  
  Дальнейшее я слушал внимательно, потому что сработала привычка с серьезным и внимательным видом выслушивать любой бред. А Павел Андреевич нес именно бред. Причем не свой. Зачем ему нужно повторять перестроечные штампы? Так человека к заданию не готовят. Эмоциональная накачка тут неуместна. Ладно, слушаем дальше. А дальше куратор пустился в описании чудес той России, которую мы все потеряли. Тем временем, продолжая автоматически запоминать эту малоинформативную речь, я начал задавать себе самые простые вопросы и тут же отвечать на них. Ответы меня не порадовали. Вывод был простой: все что я слышу сейчас и услышу в дальнейшем - вранье. Почему? А судите сами.
  Первое вранье состоит в том, что проводится эксперимент. Ну не делаются так подобные дела! Откуда у ученых уверенность в том, что я попаду в нужное место и в заранее заданное время? Но если уверены в этом, значит до этого "потренировались на кошках". Только тогда, когда нужный результат получается неоднократно, когда причины возможных неудач выявлены и устранены, только тогда можно планировать подобные "переселения душ". Скорее всего, стадия эксперимента завершена, нужные технологии отработаны и пошел рутинный производственный процесс.
  Второе вранье состоит в том, что я пойду туда один. Такого просто не может быть! Проверено неоднократно на подопытных странах "третьего мира". Чтобы повлиять на политику самой захудалой африканской страны, приходится задействовать немалые ресурсы. В поте лица трудятся дипломаты и торгаши, шпионы и военные советники, банкиры и производственники... И тем не менее не всегда у них выходит желаемый результат. Одиночка, даже облеченный высшей властью, без такой поддержки ничего изменить не сможет. Тоже проверено неоднократно, в разных странах и в разные времена. Значит должна быть группа поддержки. А про нее куратор ни слова не говорит. Наверняка она есть, а может быть уже заслана. Вот только взаимодействовать она будет не со мной.
  Третье вранье. Такие эксперименты обходятся дорого, а те, кто распоряжается деньгами, идеалистами не бывают. Раз вложились, значит у них есть свой интерес. Создание параллельной реальности? Да нет, для затейников это средство достижения цели, а не сама цель. Они явно ожидают некую выгоду из всего этого. Допустить того, чтобы исполнитель своим своеволием сломал им всю игру они не могут. Значит в этой игре будут задействованы и контролеры вместе с ликвидаторами.
  Четвертое вранье. Это о том, что мне поручена главная задача. Ерунда! Будь это так, мне бы не врали. Могли не все сказать, но врать не стали бы. Похоже, что меня хотят использовать втемную для отвлечения внимания от главной части операции. Фигура обреченная на размен.
  Впрочем, отказываться от своего слова я не стану. Пусть игроки ведут свою игру, а я постараюсь продержаться на доске как можно дольше. А там, кто его знает? Царское место - это мощный административный ресурс. Если дурака не валять, то любой размен можно обернуть в свою пользу. В общем, делаем вид что верим обещаниям, а сами планируем свои ходы. Надеюсь, что все у меня выйдет. А на что-нибудь иное мне надеяться все равно не приходится. Здоровья моего на долгую жизнь в нашем мире не хватит. Значит постараемся пожить в мире ином. По возможности долго и счастливо.
  А сперва вникнем в то, каким мой полный тезка парнем был.
  Мне предстояло перенестись в тело реципиента накануне его бракосочетания. А оно состоялось 14 (26) ноября 1894 года. К этому нужно было основательно подготовиться.
  
  - Мы вас конечно можем заслать и без предварительной подготовки, - серьезно и без ненужной клоунады говорил мне Павел Андреевич, - но тогда отсутствие памяти о том, что вы должны были прекрасно помнить, объяснить можно только амнезией. В это конечно поверят, но тогда царем вам не быть. Беспамятный правитель никому не нужен. Принудить вас отказаться от престола в пользу одного из братьев, царское окружение сумеет. А дальше вас ждет монастырь, откуда вы до самой смерти не выйдете.
  
  Такие вещи я прекрасно понимал и потому к предоставленным мне сведениям отнесся с наибольшей серьезностью. Я заучивал имеющиеся материалы на тех людей, с которыми цесаревич был знаком. Список этих людей был внушительный. Для того, чтобы эта информация уместилась в моей голове, применялись самые передовые методы обучения. В общем, гипноз, обучение во сне, "двадцать пятый кадр", растормаживание сознания с помощью хитрых препаратов... И это только сведения о знакомых наследнику людях.
  Изучая его жизнь до коронации, я начал понимать вещи, о которых раньше не задумывался. Взять хотя бы факт, что в раннем детстве воспитателем Николая и его братьев был живший в России англичанин Карл Осипович Хис. Что меня тут насторожило? То что воспитание русского мальчишки доверили иностранному педагогу. Вряд ли Хис был шпионом или агентом влияния. Вот только правила о кулике, который хвалит родное болото никто не отменял. Одно дело, когда ребенок вырастает на сказках Арины Родионовны. Но какие сказки дворянским детям рассказывали иностранные гувернеры и гувернантки? Митрофанушки, считавшие своим любимым отечеством Францию, это не вымысел. Из таких вот и вырастали люди, презиравшие свой народ. А ведь Карл Осипович свое грязное дело сделал. Выросший Ники проявил полнейшее равнодушие к судьбам не только простых людей, но даже и правящего класса. И никуда все это не делось в дальнейшем. Детки современной мне верхушки учатся в зарубежных школах. Их учат любить Запад и равнодушно относиться к России.
  Ладно, но ведь помимо англичанина, воспитателем Ники был еще военный человек. Ознакомился с данными на него и тяжко вздохнул. Воспитатель вовсе не произвел впечатления барабанной шкуры. Шестьдесят лет в строю и ни дня в бою. Да и в строю - понятие чисто условное. Вся предыдущая служба прошла в военно-учебных заведениях, да на учительской стезе. Педагог в генеральских эполетах. Чему он мог научить ветеранов Кавказа, Крыма, Балкан да Туркестана? Излишний вопрос. Поэтому учил он неискушенных юношей да молодых людей. Вот на этой стезе он и стал генералом от инфантерии. Паркетным генералом.
  Так, а что у нас с получением образования? Вообще-то неплохо. Намного лучше чем у Петра Первого и Екатерины Второй. Как известно, Петру в плане образованности не повезло - к семнадцати годам получено было только начальное образование. Ну а Екатерина имела неполное среднее.
  Мне, чтобы соответствовать оригиналу, впихнули все, чему Ники только учили. Список внушал почтение. Николай получил домашнее образование в рамках большого гимназического курса; Затем по специально написанной программе, соединявшей курс государственного и экономического отделений юридического факультета университета с курсом Академии Генерального штаба. Учебные занятия велись в течение 13 лет: Первые восемь лет были посвящены предметам расширенного гимназического курса, где особое внимание уделялось изучению политической истории, русской литературы, английского, немецкого и французского языков последующие пять лет посвящались изучению военного дела, юридических и экономических наук, необходимых для государственного деятеля.
  Лекции читались учёными с мировыми именами: Н. Н. Бекетовым, Н. Н. Обручевым, Ц. А. Кюи, М. И. Драгомировым, Н. Х. Бунге, К. П. Победоносцевым и другими.
  Тут между нами имелось различия. В меня эти знания впихивали современные мне люди и они же проверяли качество усвоения пройденного материала. А вот Ники никто не экзаменовал, поэтому что он из лекций понял, а что нет, не знали и сами учившие его. В любом случае, люди старались как могли. Ну а то, что учеба пошла не впрок... Ладно, не будем язвить. Посмотрим, как я сам вместо него управлюсь.
  Так а что у нас со службой в армии? Честно говоря, не впечатлило. Первые два года Николай служил младшим офицером в рядах Преображенского полка. Два летних сезона он проходил службу в рядах лейб-гвардии гусарского полка эскадронным командиром, а затем лагерный сбор в рядах артиллерии. Маловат стаж! То что его переводили из полка в полк, это еще можно понять. Батюшка заботился о том, чтобы сынуля совсем уж идиотом в военных вопросах не был. Но придворные полки! Не думаю, что служить там было легко. Наверняка там была не только "золотая молодежь". Вот только как требовать с наследника престола настоящей службы? Он ведь на службе частенько не бывает по уважительным причинам: участвует в заседаниях Государственного Совета и Кабинета министров. Это его приучают страной править. То есть, как военный он практически никто. Тем не менее 6 (18) августа 1892 года был произведён в полковники. А это уже подхалимаж неприкрытый! Да и нарушение устоявшегося военного порядка. Сопляка, ни разу в жизни не командовавшего полком, производят в полковники! Думаю, что настоящим полковникам было весьма обидно. А тут и партикулярным чиновникам щелчок по носу: новоиспеченный полковник по предложению министра путей сообщения С. Ю. Витте, в 1892 году для приобретения опыта в государственных делах был назначен председателем комитета по постройке Транссибирской железной дороги. Понятно, что к реальному руководству Ники так никто и не подпустил. Все руководство осуществляли сведущие и опытные в таких делах люди. Дело наследника - смотреть и учиться. Учился? Да вы что? "Он еще маленький!" Какие там заседания и совещания? Сел на крейсер и совершил туристическое путешествие вокруг "шарика". Ясно, что этот оболтус на председательское кресло смотрел как на синекуру. Понимающему человеку это уже говорит о том, что и на трон он будет смотреть как на синекуру. Кстати, тогда это прекрасно понимали. "Сидеть на троне способен, править - нет!" Но если понимали, то зачем тогда позволили ему занять этот трон? Ничтожества на троне долго держатся только в одном случае - если это устраивает их окружение. В противном случае, группа идейных монархистов наносит удар табакеркой по бестолковой голове. Но не наносили. И даже берегли Ники. Кто только не погиб от руки террористов, но царя сберегли. Для Ревтрибунала правда. И ни одна сволочь по нему слез не лила тогда. Сдох Охрим, ну и хрен с ним!
  Что все это значило для меня? А то, что бороться придется не с революционерами, а с собственным окружением. На первом этапе правления без этого не обойтись. Вот только как к этому отнесутся затейники? О своих сомнениях я намекнул в разговоре с куратором. На этот раз он не бредил.
  
  - Николай Александрович, вы обратили внимание на список расстрелянных в Ипатьевском доме? Он вам ни о чем не говорит?
  - Наверное там убиты те, кто был дорог царю, - начал я, но Павел Андреевич меня сразу перебил:
  - Вот только не стоит рассуждать о нежных чувствах этого урода! Не было их! Ни к стране, ни к народу, ни к соратникам, ни к близким своим. Плевать ему было на всех, кроме себя любимого. Если бы Россия, ее народы, товарищи и братья с детьми для него хоть что-то значили, он бы боролся за них, а не плыл по течению.
  - Вы о списке начали...
  - В руках революционеров была вся царская родня. Вместе их не держали. Например, большинство великих князей держали под арестом в Крыму. Те же самые большевики не допустили расправы над "крымскими страдальцами". Охрана заботилась об этих страдальцах не только при Советах, но и при кайзеровской оккупации Крыма. А затем аккуратно передала из белым. А за какие заслуги? Почему в расход не пустили?
  - Видимо, у великих князей действительно были заслуги перед революцией. И немалые.
  - Николай Александрович, уж вы должны понимать, что невольные услуги, для политика ничего не стоят. Грохнули бы и их, но почему-то берегли.
  - Агентура на будущее?
  - Опять мимо! Какая агентура, если во время войны они почти открыто сотрудничали с Гитлером? Деньги! За ними стоят огромные деньги. Вас не удивляет, что спустя век, эти уроды не бедствуют? На что они интересно живут?
  
  Интересный тогда вышел у нас разговор. Оказывается, что копаясь в грязном белье Дома Романовых, много чего любопытного можно найти. А вывод был простым: большевики сохранили жизнь ворью. Причем такому, в сравнении с которым наш Чубайс выглядит белым и пушистым. Это ворье не только породило революционеров. Оно их старательно оберегало. Оно и готовило эту революцию. Геннадий Никанорыч, помощник Павла Андреевича, высказался насчет истинных мотивов этого клана:
  
  - Царское место - место особое. Недаром оно считалось святым. Оно может сильно изменить человека, который его занимает. Для аристократии относиться к своей стране и своему народу как к дойной корове - естественное состояние. Народного возмущения она не очень то и боится. Любой, даже самый серьезный бунт, давится силами двух дивизий. Ей страшно организованное противодействие. А противодействие это бывает разным. Это либо революционная организация, либо царская власть. Можно держать на троне марионеток, но кто сказал что это гарантия? Иван Грозный сперва тоже выглядел игрушкой в чужих руках. А что было потом? Да и Анна Иоанновна вначале казалась безобидной. Зато все соратники Петра, привыкшие путать государственную шерсть с личной, хреново закончили. Высшая аристократия эти уроки запомнила хорошо. Недаром ее ненависть к Ивану Грозному и Анне Иоанновне не слабеет, сколько бы веков не прошло. Не могли они не понимать, что рано или поздно, но за них возьмутся и отвечать придется по высшему счету. Потому и стремились этого не допустить.
  - Но разве революционеры тут предпочтительней?
  - Предпочтительней. Ворью удобней республика и демократия. Революционеры, грызущиеся между собой за власть, рано или поздно попадают под контроль олигархов. Прикормить их несложно. Ну а настоящие радикалы, в условиях плюрализма мало на что способны. Ну и чтобы раскачаться, им нужны десятилетия времени и немалая финансовая поддержка. А вот с монархией шутки плохи. В стране, где подавляющее большинство население являются монархистами, волевой и хитрый самодержец очень быстро найдет себе соратников.
  - И все-таки, с революционерами они ошиблись.
  - Не со всеми. Они просто не учли, что раскачивать лодку могут не только они.
  
  Со всем этим я не согласился. Если клану Романовых сильно мешала именно самодержавная монархия, то так долго они тянуть не стали бы. Армию и флот они неплохо контролировали. Могли бы по примеру братьев Орловых сотворить любой переворот в течении года. А там устанавливай любые порядки. Хоть конституционную монархию, хоть буржуазную республику. Именно так я и заявил Никанорычу. А тот мне в ответ о том, что не все так просто. Романовы мол хотели резвиться не только в самой России. Им нужно было еще на международной арене остаться своими.
  
  - Не забывайте Николай, что даже для дворцовых переворотов требовалось получить согласие великих держав. Елизавета Петровна пришла к власти с помощью французов и шведов, а Екатерина Вторая составила заговор на английские деньги, как впрочем и Александр Первый.
  
  Честно говоря, не убедили они меня. Слишком все сложно. Но вот то, что воду мутила верхушка, а революционеры у нее сперва были на подхвате, с этим я согласен. Если посмотреть внимательно на правление Николашки, то можно заметить, что его лично дискредитировали как могли. Ходынка, Кровавое воскресение, Ленский расстрел... Этих происшествий можно было избежать. Если конечно не устроить их нарочно. С этим полностью были согласны и мои кураторы. Они про такие вещи подумали заранее и в курс моей подготовки ввели не только изучение деталей жизни реципиента.
  
  

1. Начало

  
  И все-таки я ошибался насчет того, что процесс переноса сознания в прошлое производился с заданной точностью. Не знаю, как там обстояло дело до меня, но именно со мной вышла промашка. Накануне заброса меня ознакомили со списком рекомендованных к исполнению мероприятий. Первым пунктом значилось расстройство брака с Алисой Гессенской. Кураторы считали, что это не будет представлять для меня особой сложности. Ведь родители Ники были против такой женитьбы. Цесаревичу достаточно было не настаивать на своем и пресловутой Аликс пришлось бы искать себе другого мужа. Увы! Суровая реальность состояла в том, что я пришел в себя как раз в постели для новобрачных, причем в тот момент, когда мой реципиент уже закончил делать свое молодецкое дело. Так что обмануть судьбу не вышло. Думаете, что меня это расстроило? Как раз нет! В случившемся был не только отрицательный, но и положительный момент. Как раз последний я и решил использовать. Что я имею в виду? Про это позже. А пока я наслаждался медовым месяцем, который изрядно был подпорчен необходимостью присутствовать на панихидах и прочих траурных мероприятиях. Все-таки время для свадьбы было выбрано не совсем удачно. И чего это юноша торопился? У него уже не спросишь, ибо даже остатков прежнего сознания во вместилище разума не осталось. Хорошо хоть не уничтожены ранее имевшиеся рефлексы.
  Но не одной личной жизнью пришлось заниматься на первых порах. Как раз в этот момент подходила к завершению война между Японией и Империей Цин. Лично я не сомневался в победе именно японцев. Да впрочем одиноким в своем мнении я не был. Вот только результаты войны мало кого устраивали, особенно тогда, когда воюющие стороны подписали мирный договор. По этому самому Симонсекскому договору японцы хапнули Тайвань и Ляодунский полуостров. Ну и в Корее имели сильное влияние. Прочим державам такая прыть не понравилась и Японию решили окоротить. Ставший недавно министром иностранных дел князь Алексей Борисович Лобанов-Ростовский в один из дней доложил мне о том, что им достигнуто предварительное согласие с германским и французским коллегами о совместном оказании давления на Японию.
  
  - Я так понимаю, что вы хотите отобрать у японцев Ляодунский полуостров?
  - Да, ваше величество, вы все верно поняли.
  - Алексей Борисович! Не советую вам вообще в этом деле принимать участие.
  - Но ведь Симонсекский договор ...
  - Задевает интересы России? Какие именно интересы? Неужели вся Россия мечтает о Ляодунском полуострове? Или это интересы отдельных персон? Если да, то я хочу знать имена этих персон!
  
  Будучи опытным дипломатом, князь легко ушел от ответа. А я не настаивал на нем. Я прекрасно понимал, что МИД отсебятину не порет. Наверняка заинтересованные в таком решении японской проблемы люди, растолковали моему министру про все ожидаемые от этого демарша выгоды. Вот пусть эти люди и проявят себя. Ждать пришлось недолго. В тот же вечер меня навести один из дядюшек. Тот самый "Семь пудов августейшего мяса" - Алексей Александрович. Мы мило поговорили о необходимости для нашего флота иметь на Тихом Океане незамерзающий порт.
  
  - Дядя! Я заранее знаю те доводы, что приведут наши моряки о важности владения таким портом, каким является Люйшунь. Меня в их доводах устраивает все, кроме одного - Люйшунь совершенно не годится на роль главной базы нашего Тихоокеанского флота.
  
  Про несуществующий еще Тихоокеанский флот я оговорился не просто так. Ишь как заблестели глазенки у этого борова! Еще бы! Такая шикарная кормушка для любителя дарить колье зарубежным шлюхам! Удавил бы эту сволочь! Вот только придется его еще какое-то время терпеть. В свое время, когда проигравший Риму Ганнибал пытался навести в Карфагене должный порядок, он столкнулся с той же самой проблемой что и я. Со всевластием олигархов. В окружении Ганнибала хватало решительных людей, готовых учинить революцию и разом решить все назревшие вопросы. Но Ганнибал поступил иначе. "Нельзя начинать с того, чем следует заканчивать". И он был прав. Рубить головы негодяям дело нужное и я бы сказал - богоугодное. Но только тогда, когда тебе есть кем эту сволочь заменить. Ганнибалу тогда не повезло. За карфагенским олигархатом стоял Рим. А Рим в ту пору управлялся весьма проницательными и энергичными людьми. Позволить своему злейшему врагу восстановить мощь Карфагена, они не могли. И потому поломали ему всю игру. Я же надеюсь быть более удачливым в своих начинаниях. Стоило считаться с тем, что в данный момент эта августейшая сволочь была моей опорой. Ненадежной, но все-таки опорой. Рано ему еще рубить голову. Поэтому я терпеливо ему все объясняю. О том, что хотя Япония сама по себе слаба, но за ее спиной стоит недружественная нам Британия. Что японские армия и флот в данный момент не более, чем часть британских вооруженных сил. Уже поэтому ссора с японцами чревата. Не прямо сейчас, а в будущем. А будущее имеет обыкновение когда-нибудь наступать.
  Думаете. Что я его убедил? Нисколечко! Да и как можно убедить сущего Митрофанушку, которого одна мысль о возможности провести год вдали от Парижа заставила бы его подать в отставку? А ведь он был не одинок. Следом за ним меня навестила целая свора подобных Митрофанушек и всем им очень хотелось поставить на место "этих макак". И плевать им было на то, что в будущем мы жестоко поплатимся за подобную прыть. Они про то даже не думали. Как они мне напоминали известных мне по прежней службе африканских политиков второй половины 20 века! Хотя зачем оскорблять таким сравнением негров?
  
   "В характере большинства из великих князей были признаки дегенерации, и у многих умственные способности настолько ограничены, что если бы им пришлось вести борьбу за существование как простым смертным, то они бы её не выдержали. Эти непригодные для дела великие князья, подстрекаемые окружающими их людьми или женами, присваивали себе право вмешиваться в дела правительства и управления, а в особенности - армии".
  
  И вот с такими людьми мне придется иметь дело долгие годы! А ведь они не успокоились. В ход была пущена "тяжелая артиллерия": французский и германский посланники. Спорить с этими людьми было еще тяжелей. Особенно с французом. Граф де Монтебелло был очень не прост. Наивысшим приоритетом для его деятельности было продвижение идеи франко-русского союза. И он действовал на этом поприще весьма успешно. Ради достижения результата в ход шло все, включая обояние его супруги. И он сумел вместе с супругой очаровать петербургский высший свет. Графа и графиню не просто любили, а обожали. И вот за это обожание Россия в случае нужды должна выставить от 700 до 800 тысяч солдат. Мне это совершенно не нравилось. Хотя бы потому, что знал историю двадцатого века. Чтобы противостоять Германии, потребуется на порядок больше войск. Которые нужно еще суметь вооружить. А с этим было совсем плохо. Сейчас мы не могли выпускать даже не очень сложные "трехлинейки". Пришлось идти на поклон к французам. Именно по этой причине мне было трудно послать "лягушатника" на три великих русских буквы. А нужно. Ибо таскать каштаны для них из огня я не нанимался.
  Тут было все просто. Чтобы давить на Японию, нужно иметь достаточные военные силы и плацдармы для размещения этих сил. А с этим, что у Германии. Что у Франции дела обстояли неважно. Посылать крупные контингенты вокруг света - дорого. Так же дорого их вытащить назад, когда будет исчерпан беспокоивший их вопрос. Поэтому два непримиримых врага возлагали свои надежды на Россию. И не просто возлагали. Не дожидаясь приказов сверху, мой Начальник Главного Штаба уже затеял мобилизацию войск Приамурского военного округа. Пришлось вмешаться.
  
  - Николай Николаевич! У нас так принято, играть по поводу и без повода в мобилизацию?
  - Ваше императорское величество!
  - Выслушайте до конца! Сейчас я с вами говорю не как монарх с поданным, а как военный человек с военным человеком. Надеюсь, что вы понимаете простую вещь: любая мобилизация при неуступчивости противника может перерасти в войну. И как это вы собираетесь снабжать воюющую армию, имея незаконченный Сибирский путь? На какое количество войск вы рассчитываете?
  
  Это были весьма неудобные вопросы для человека, возглавлявшего Главный штаб. Честно сказать, что он просто пошел на поводу у одной из придворных клик, Обручев не решился и начал нести сущую ерунду про то, что успехи японских войск хоронят наши планы по укреплению российского влияния в Северо-Восточном Китае. Что если "этим обнаглевшим макакам не дать укорот", то наш флот не получит в свое распоряжение незамерзающую базу на Тихом Океане. Далась им эта незамерзающая база! Балтийский флот который век без нее обходится.
  
  - И все-таки Николай Николаевич, я хочу слышать слова военного человека, а не представителя одной из придворных партий. Тем более, что занимая столь важный пост, вы должны мне предоставить не общие пожелания, а конкретные планы возможной кампании. Они у вас есть?
  
  Оказалось, что они пока еще в стадии разработки. Ну что же, я конечно окончил не причислен к корпусу офицеров Генерального Штаба, но знаний у меня хватает. Вот сейчас и будем этого старого болвана тыкать мордой в грязь!
  
  - Итак, Николай Николаевич, раз вы мне ничего не можете доказать, то доказывать вам буду я. В настоящий момент японцы имеют под ружьем армию в триста тысяч человек. 240-250 тысяч человек на территории Азиатского материка а остальные войска в метрополии. Этому вы собрались противопоставить войска Приамурского округа численностью 41.7 тысяч человек. Вас не пугает такое соотношение сил?
  
  Вопрос конечно был риторический. Ответить на него Обручев не решился и только неопределенно мотнул головой. А я продолжал говорить о том, что может немедленно дать округу мобилизация при непостроенном еще Сибирском пути. Всего было два источника пополнения войск округа личным составом. Первый - перевозка войск на пароходах из Одессы во Владивосток. Именно так и везли к месту службы новобранцев из Европейской части России. За год удавалось перевезти таким образом не более чем 4609 человек. Эту цифру Обручев должен был учитывать в своих планах и расчетах. Правда, во время ведения боевых действий рассчитывать пополнять войска таким способом не стоит. Вторым источником была Сибирь. Енисейская, Иркутская, Томская. Тобольская и забайкальские губернии в 1888 году давали в войска округа аж 4090 новобранцев. Конечно, по мобилизации их будет больше, но и это не спасает положения. Пока в регионе не было железной дороги, сибирских новобранцев доставляли в Приамурский военный округ зимой на крестьянских подводах, а летом по суше - на крестьянских повозках, и по воде - на плотах, баржах и пароходах. Время в пути от мест жительства новобранцев до места их службы составляло, как правило, 5-6 месяцев. Это подтверждает рапорт командира Сибирского флотского экипажа, направленный в Главный штаб. В 1885 г. новобранцы добирались до Приамурского в.о. из Каинского округа - 169 дней; из Бийского - 170, из Кузнецкого - 171, из Мариинского, Тарского, Томского, Тюкалинского - 173, а из Ишимского - 175 дней. Таким образом, сибирские новобранцы добирались к месту службы на Дальний Восток почти полгода. За последние годы мало что изменилось к лучшему. Вот эти сведения я и вывалил на Обручева.
  Придя в себя, он пытался меня убедить в том, что для войны с "желтолицыми макаками" хватит и имеющихся войск. Ну не могут дикари воевать на равных с европейской армией! Впрочем, тут и воевать не потребуется. Достаточно лишь продемонстрировать готовые к бою войска.
  
  - Демонстрация говорите? Вы не помните, кто говорил о том, что одними демонстрациями войны не выигрываются? Впрочем, это неважно. И насчет дикарей вы заблуждаетесь. Турки точно такие же дикари что и японцы. Вся разница между ними в том, что Турция ныне в упадке, а Япония на подъеме. Если мне не изменяет память, именно вы планировали войну с турками в царствование моего деда. И что? Война эта была легкой?
  
  В общем, загнал я в пот и в краску своего генерала. Ушел он от меня так, как будто я его выпорол. Были кроме него и другие ходатаи по французским и германским делам. Но я стоял на своем: нужно продолжать политику моего покойного папеньки. Миру-мир и никаких гвоздей! Устояв против такого дружного напора, я стал ждать результата. Он не замедлил сказаться. Не смотря на протесты Франции и Германии, Япония отказалась пересматривать Симонсекский договор. В данный момент их флот начал обживать Люйшунь. Правда при японской власти название города писалось теми же иероглифами "Люйшунь", но читались они теперь по-японски -Рёдзюн.
  Что от этого выиграла Россия? Исчез маячивший доселе соблазн в виде владения незамерзающей гаванью. Да и целесообразность постройки КВЖД оказалась под вопросом. В нашей истории это строительство сорвало заселение Приамурья, зато стимулировало переселение китайцев в Маньчжурию. Темпы переселения тогда выросли в 30 раз!
  А вот японцы, сами того не подозревая, получили неслабую головную боль на будущее. Китай, хоть и находится ныне в жалком состоянии, но мириться с потерей того, что он считает своим - никогда не будет.
   Японцы будут дальше безвозвратно вбухивать деньги в Корею и Маньчжурию.
   Как раз то, на что тогда нас Берлин и толкал.
   При победе в РЯВ- на Дальнем Востоке сейчас говорили бы по китайски.
   И все- без исключения - колониальные страны в Китае пролетели.
   России как раз повезло - успела оттяпать и удержать далекое маньчжурское захолустье: Владивосток и Приморье, в 1860-х.
  
  Надеюсь, что теперь Русско-японской войны не будет, хотя кто за это поручится? Стоит помнить и про те фокусы, что творила "Безобразовская клика". Но до того нужно еще дожить. Так или иначе, первый зигзаг в сторону от известной мне линии развития произошел. Теперь осталось ждать реакции моего окружения и неизвестных мне "смотрящих", засланных сюда из конца двадцатого века.
  Этот мой первый в начале царствования успех даром мне не прошел. Первой начала мне выносить мозги не кто иной как моя maman - вдовствующая императрица Мария Федоровна. Честно говоря, мне было непонятно, когда и каким образом она сумела приобрести такое влияние на ход государственных дел? А вот приобрела и извольте с ней считаться! Думаете, что она была недовольна тем, что ее Ники отказался от Порт-Артура? А вот ничуть! Предметом ее недовольства был мой отказ пойти навстречу пожеланиям такой милой для многих Франции. Правда, сперва я в это не верил и пытался понять те истинные мотивы, которые ей на самом деле двигали. С ужасом и удивлением я понял, что никаких мотивов высшего порядка у нее не было. Со мной разговаривала не вдовствующая императрица, а ограниченная вдовствующая мещанка из глубокого захолустья. И логика ее была сугубо мещанской: Какой позор! Ее сын посмел в чем то отказать таким прелестным людям как граф и графиня Монтебелло! И все это произошло лишь потому, что ему наверняка эти гадостные мысли нашептала мерзкая невестка!
  Вслед за maman за меня взялись дядюшки. Они упрекали меня совсем иными словами, но и их упреки скорее приличествовали мухосранскому мещанину, углядевшему в заграничной поездке заваленные тремя сотнями сортов колбасы и двумя сотнями сортов майонеза витрины супермаркета. Доводов, которые следовало слышать от государственных мужей, я так и не услышал. А потому мы расстались изрядно друг другом недовольными. Но что Симонсекский договор? Мне заодно припомнили мою первую публичную речь, что я произнес в январе 1895 года в Николаевском зале Зимнего дворца пред депутациями дворянства, земств и городов, прибывших 'для выражения их величествам верноподданнических чувств и принесения поздравления с бракосочетанием'. Мне конечно эту речь заранее приготовили, но произнес я совсем иные слова.
  
  "Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начала самодержавия и народного самоуправления так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный дед".
  
  Я изменил в речи всего несколько слов и это придало иной смысл моему выступлению. Совсем не такой, который в нашей реальности вложил мой предшественник. Речь 17 января вселила надежды интеллигенции на возможность конституционных преобразований сверху. Зачем я это сделал? А затем, что либеральная интеллигенция была не менее опасным врагом, чем правящая верхушка. Дарить ей конституцию я конечно не собирался. Толку в ней? Англия например прекрасно обходилась без нее. И ничего, цела покуда. Вместо конституции, я собирался одарить общество иными благами, более полезными, нежели мало что значащая бумажка. Понять бы только правильно, что и в какой момент нужно делать.
  Не успел я прийти в себя от родственных упреков, как на меня свалилась еще одна неожиданность: пришло письмо от брата Георгия. Братец мой жил себе в Абастумани Тифлиской губернии и совершенно в тот момент не лез ни в какую политику. Причина этому была проста: Георгий долго и тяжко болел туберкулезом. Числясь формально моим наследником, брат не имел ни сил, ни желания покидать свое последнее, как он думал, прибежище. Он просто рассчитывал прожить сколько бог ему жизни пошлет и тихо, без скандалов отойти в мир иной. Но тут в его судьбу вмешался совсем не слепой случай. В своем письме Георгий сообщал мне о неком чудесном докторе Карле Ивановиче, который взялся лечить безнадежно больного наследника. И что самое интересное - толк от этого лечения был. Брат теперь себя чувствует очень неплохо и как только Карл Иванович позволит, то совершит вместе с матерью поездку к нашим датским родственникам. И конечно же он обязательно навестит дорогих его сердцу Ники и Аликс.
  Вот так и образовался еще один зигзаг на пути развития. И был этот зигзаг результатом намеренного воздействия. Почему я так думаю? Одна только фраза из письма Георгия о том, что милейший Карл Иванович до встречи с ним, долгое время работал в некой частной клинике, которая имела забавное название: "Тахион".
  Итак, я изначально был прав. За мной осуществляют пригляд. И если я не оправдаю возлагаемых на меня надежд, то замена мне уже есть. Вряд ли "Тахион" посвятил брата-цесаревича в какие-либо свои тайны. Как вариант - они могут выдать себя либо за оккультное общество, имеющее некие благородные цели, либо за масонскую ложу невероятного градуса крепости, либо за подпольную партию. Но это если брат настойчиво интересовался личностью целителя. Хотя вряд ли. Карл Иванович наверняка не только хороший врач. Он и психолог видимо неплохой, раз смог вызвать у молодого парня доверие. Хотя, подход к брату мог быть разным. Не удивлюсь, если окажется, что прежде Карла у Георгия побывала некая Клара.
  И не случайно Георгию произнесли такое странное для нынешних времен название фирмы. Я вот все гадал: каким таким путем предполагаемые засланцы со мной свяжутся, если в этом будет нужда? Ни примет, ни паролей, ни явок. И это стоит учитывать, что не всякое письмо от неизвестного полиции человека до меня дойдет. А они решили проблему связи весьма просто. Брата моя родня уже списала со счетов и пригляд за ним был слабым, если вообще был. И это оказалось неплохой щелочкой для того, чтобы ловкий человек сумел ей воспользоваться.
  Чуть позже пришло второе письмо от Георгия. Самой важной частью этого письма были сведения о том, что доктор Карл и его ассистентка Вера, намерены основать в Крыму свою клинику. Расписывая в восторженных тонах чудесные душевные качества Карла Ивановича и Веры, Георгий сообщил о них кое-какие сведения. Карл Иванович помимо того, что был душевным человеком (а кто бы сомневался), был весьма сведущ и в фармакологии. Кроме того он много путешествовал по разным экзотическим странам и потому кроме европейской медицины, неплохо осведомлен о тех методах лечения, которые в ходу у целителей разных народов.
  Не промолчал он и о загадочной Вере. По его словам, ассистентка Карла Ивановича - это весьма симпатичная молодая азиатка, к тому же дочь настоящего тунгусского шамана. Имеет подготовку фельдшера и какое то время работала в одной из лечебниц Французского Индокитая, где и познакомилась с Карлом Ивановичем. И конечно же неплохо говорит по-французски. Впрочем и языки тамошних народов ей тоже известны. Ничуть не сомневаюсь, что сообщенные Георгию сведения - не более чем легенда.
  Ну что же, нужный для связи пароль эта парочка произнесла не просто так. Значит у них возникла нужда в моей помощи. Поможем, раз это нужно. А заодно и постараемся вытянуть из них сколь возможно сведений о дальнейших намерениях. Кто его знает, на что эти лекари способны и каковы их истинные намерения? Лично я таю надежду на то, что мне удастся их использовать в своих целях. Проблема создания своей команды уже назрела и перезрела. К тому же, у меня неизбежно возникнут проблемы личного плана. Вдруг эти ребята сумеют нам с Аликс чем-нибудь помочь? Это всяко лучше, чем надеяться на помощь разного рода шарлатанов да сомнительных старцев. А уж контакты с врачами из респектабельной клиники (наверняка она таковой и будет), не вызовет в глазах окружения никакого удивления.
  Правда, есть еще одна проблема. Упомянутая в письме Вера. Похоже, что братец к ней привязался. А вот это не одобрит ни маменька, ни семейство, ни прочее светское общество. Ныне конечно не как во времена Людовика Пятнадцатого. Это тому французская аристократия не могла простить того, что он в качестве фаворитки выбрал не дворянку, а мещанку. Сейчас и не такое прощают. Простое увлечение подругой незнатного лекаря общество еще простит. Зато оно не простит мещанке того влияния, которое она неизбежно приобретет при дворе. Как говорится: "чужие здесь не ходят". Поэтому будет лучше, если брат эту экзотичную даму будет держать от себя на приличном расстоянии. Тем более, что maman наверняка уже строит планы насчет устройства семейной жизни Георгия.
  
  

2. Страсти по Окинаве и не только по ней

  
  Не успели утихнуть страсти по поводу результатов недавно прошедшей Японо-китайской войны, как наш МИД буквально начали осаждать японский и китайский посланники.
  
  - Алексей Борисович, а что им от нас нужно? - спросил я испросившего у меня срочную аудиенцию князя Лобанова-Ростовского.
  - От прямого ответа оба посла уклоняются, но понять их нужды можно, по тем намекам, которые исходят от их помощников.
  - И на что они намекают?
  - Империя Цин желает, чтобы мы предоставили ей займ на весьма кругленькую сумму.
  
  Вот этого как раз я делать не собирался. То что маньчжурам нужны деньги на выплату контрибуции победителю, я знал и так. Но знал я и то, что эти деньги у японцев пойдут на увеличение численности вооруженных сил. Естественно, что нам это невыгодно. А получить свои деньги от Китая обратно в указанные сроки у нас вряд ли выйдет. Нет ребята, договаривайтесь с какими-нибудь Ротшильдами!
  
  - Отвечайте Алексей Борисович так: Россия сама сейчас испытывает трудности с финасами и быть в данный момент кредитором не может. Это кстати правда. Что еще они хотят?
  - Судя по всему, они хотят нам предложить заключить оборонительный союз.
  
  Это меня тоже совсем не устраивало. В нашем варианте истории такой союз как раз и был заключен. Вот только толку от него не было ни для Китая, ни для нас. Впрочем, что винить Китай, если мы сами поступили с ним по-свински? Когда Германия нагло влезла на Шаньдунь, то никакой защиты китайцы от нас не дождались. Более того, мы у них под шумок отхватили Порт-Артур. Соответственно и китайцы много позже пальцем не пошевелили для того, чтобы помочь нам хоть чем то во время Русско-японской войны, хотя боевые действия шли на его территории.
  
  - Знаете князь, передайте послу, только не в официальном порядке, что в данный момент заключение такого союза будет преждевременным. Вы ведь знаете о содержании моего разговора с Обручевым? Вот так и сообщите им, что пока не построен Транссиб, мы будем лишены возможности взять на себя подобные обязательства. Зато потом - непременно поможем. Что с японцами?
  
  А с японцами дела обстояли еще интересней. Они собирались нам предложить принять участие в совместном проекте. Угадайте в каком? Оказывается они хотят с нами на паях построить ту самую КВЖД и ЮМЖД, о которых так страстно мечтал наш министр финансов! Более того, они были даже согласны на колею нашей российской ширины! С чего бы это? А уж их предложение о совместной эксплуатации - это нечто. Такие щедрые предложения японцы просто так не делают. Скорее всего тут кроется какой то подвох. А князь продолжал говорить и про более удивительные вещи. Оказывается, зная нашу нужду в незамерзающей гавани для флота, они готовы предоставить нам территорию на Окинаве для устройства там военно-морской базы.
  Так Николай, такая щедрость весьма подозрительна. Ну не свойственна она сынам Страны восходящего солнца! Пообещав князю подумать над содержанием его доклада, я взял обыкновенную географическую карту и расстелил ее на своем рабочем столе.
  Итак, японцы получили то, о чем мечтали: выход на материк. Он им прежде всего нужен для обеспечения своей растущей промышленности дешевым сырьем. Оно в Маньчжурии есть. Но вот беда: являясь заповедной землей маньчжурской династии, она слабо заселена и практически не развита. Конечно, японцы сумеют создать там индустриальную базу. Захватывая новые земли, они всегда вкладывались в их развитие. В моем времени они создавали промышленность в Корее и на Тайване. У них сейчас есть подходящий для руководства подобными программами человек - некий доктор Гото. Справились на Тайване, осилят и Маньчжурию. Правда не сейчас. Сейчас Япония стеснена в средствах. Но ведь не просто так они предлагают нам совместное участие? А что говорит карта? Легкими линиями наношу по памяти на нее линии КВЖД и ЮМЖД. Получается интересная картина. Вместе с рекой Сунгари они образовали крест, разделивший территорию на четыре части. Неплохая транспортная основа для дальнейшего развития этого региона выходит. Как только она будет готова, освоение территории особых трудностей не составит.
  Кроме того, японцы получают шикарную возможность действовать по внутренним операционным линиям против нас. Конечно, их сфера влияния сейчас ограничена Южной Манчжурией, но поставить под военный контроль северную часть региона для них будет нетрудно. То есть, они получают плацдарм для нападения на нас в будущем. И не только на нас. Китаю тоже может достаться. Вопрос: нам это нужно? Откажемся мы от сотрудничества или согласимся на него, японцы один черт не откажутся от этих планов. Просто позже их осуществят. Но они рассчитывают на то, что мы ни в коем разе не откажемся. И даже подсовывают нам приманку: территорию под базу на Окинаве. Последнее мне совершенно не нравится. Перечитывая бумаги, оставленные мне Алексеем Борисовичем для более внимательного ознакомления, я наткнулся на упоминание о том, что моряки рекомендуют согласиться на японское предложение. Так, а от кого идет это согласие? От морского министра? А дядюшка? Тоже согласен? Как меня бесит их привычка без меня, меня же и женить! С этим явно нужно что то делать! Ну, с дядюшкой полная ясность, он в деловом отношении не очень серьёзен и всегда полагается на мнение управляющего морским министерством Николая Матвеевича Чихачева. Беда в том, что и сам Чихачев, обладавший массой несомненных достоинств, военным человеком по сути дела не был. В чисто военных вопросах он полагался на мнение своего секретаря. Секретарем же был полковник по Адмиралтейству Обручев, брат начальника Главного Штаба. Да, дожились господа адмиралы! Российским флотом командует вместо них полковник! И зачем они мне тогда нужны? Все! Решено! Терпеть такого безобразия больше не стану! Теперь понятно, как наш флот дошел до Цусимы. Им секретари руководили, с которых нельзя ничего спросить, ведь они только советовали! Хватит миндальничать! А то почуяли волю. Завтра господа мои хорошие вы поймете, что рано расслабились. Вы должны у меня усвоить одно: как расслабился, так тебя и того... Ну понятно, что я имел в виду.
  Решено - сделано! На следующий день срочно вызванные великий князь Алексей Александрович да адмирал Чихачев имели бледный вид и макаронную походку. Таким взбешенным они меня никогда не видели. Того, что я при этом был спокоен как удав, оба виновника даже не поняли. Спасибо родной Советской Армии! Именно там я научился сколь угодно долго и убедительно петь матерные арии. Досталось им за все: и за самовольство, и за подверженность дурным соблазнам, и за неумение смотреть дальше собственного ... понятно чего. А главное - за нежелание как следует подумать. Доведя их до нужной кондиции, я сделал вид что успокоился и продолжил разнос в спокойной форме.
  
  - Не стоит бездумно соглашаться на то, что вам предлагают лукавые чужеземцы. Я понимаю вас господа, вы давно мечтаете об обретении незамерзающей гавани на Тихом Океане. Но ведь стоит правильно оценить то, что вам предлагают. Смотрю, что вы так ничего и не поняли? Объясняю вам то, что должны были объяснить мне вы! Прежде всего разберемся с местоположением главной базы флота. Одно из правил, которое обязательно следует соблюдать при выборе места базирования флота - ее всегда следует располагать на своей территории. Прочие базы можно располагать где угодно и на практике так часто поступают. Но колыбель флота - это святое! Она должна быть только своей. Арендовать территорию у иностранного государства под размещение главной базы флота, чревато по многим причинам. Любое государство, даже союзное, не очень лояльно относится к пребыванию чужих вооруженных сил на своей территории. Рано или поздно оно может просто не продлить договор об аренде. И у тебя будет два выхода: либо убраться туда, откуда пришел, либо захватить эту территорию силой.
  - Но Владивосток...
  - Господин адмирал! - прервал я Чихачева, - я знаю, что море там в зимнее время замерзает, как и в Финском заливе между прочим. Хотите иметь круглогодичную навигацию? Стройте ледокольные корабли! Их нет еще в мире? Значит, мы будем первыми! Не умеем строить сами? Значит, будем заказывать их у англичан.
  - Ваше императорское величество, но ведь Окинава...
  - Во время войны будет легко отрезана от России. Вместе с базирующейся там эскадрой. И что будете делать? Пойдете на прорыв? Куда? В зимнее время Владивосток из за этих самых льдов будет для вас недоступен.
  Итогом разговора был мой приказ, запрещающий даже думать о заграничных базах. Мы не Англия, которая держит базы по всему Земному шару. И она тем не менее главную базу своего флота все равно предпочла оборудовать на территории метрополии.
  Отпустив эти грешные души для размышления и покаяния, я сразу вслед за ними принял начальника Главного штаба Обручева. Распекать его я не собирался. Наоборот, я был с ним приветлив и предупредителен.
  
  - Николай Николаевич! У меня к вам будет одно важное дело. Мне для одной задуманной тайной операции требуется толковый офицер. Требование к нему у меня будут следующие: он должен прекрасно знать Китай и китайский язык. Естественно, что он должен быть храбр, инициативен и не просто сообразителен, а еще и хитер.
  - Ваше императорское величество, мне легче будет исполнить ваше желание, если я буду знать, чем предстоит заниматься этому офицеру.
  - Подготовкой мятежа. Большего я пока сказать вам не смогу. Впрочем, по результатам его миссии, мы вместе наметим те потребные действия, которые приведут нас к успеху. А пока, я и сам не знаю, выйдет ли из моей задумки толк или придется ее оставить.
  
  Спустя четыре дня, нужный мне офицер был найден. Им оказался есаул Забайкальского казачьего войска Доржожаб Дансаранов, бурят по происхождению и буддист по вероисповеданию. В разговоре с ним выяснилось, что он неоднократно бывал на территории Империи Цин, сопровождая то дипломатическую почту, то осуществляя охрану православных миссий, то участвуя в военно-географических экспедициях. При этом он прекрасно знал китайский и маньчжурский языки и имел множество знакомых как среди маньчжуров, так и среди китайцев.
  В общем, побеседовав с ним некоторое время, я составил о нем благоприятное мнение: именно этот человек мне и нужен для того дела, что мной было задумано. А задумано мной была война с японцами. Чужими руками естественно. Про то, как ведут себя японцы на чужой территории, если уверены в собственной безнаказанности, могли поведать несчастные жители Люйшуня. Вряд ли японцы за столь краткий срок изменили свое отношение к местному населению на захваченных территориях. Пройдет немного времени и китайцы их станут ненавидеть лютой ненавистью. Впрочем, не только японцев. Европейцев будут ненавидеть точно так же. К чему это приведет? К восстанию ихэтуаней. В моем времени ихэтуани весьма долго воевали как против собственного правительства, так и против европейских держав. Целых три года! Конечно, несмотря на то, что для подавления этого восстания было задействовано сравнительно немного сил, война эта легкой все равно не была. В этом времени Россия не влезла пока что в Китай, а значит есть возможность избежать тех людских жертв и материальных потерь, что были в моем времени. Зато появится возможность направить гнев восставших туда, куда нам и нужно. Вот для установления контактов с руководителями тайных обществ, я и направлял в Китай Дансаранова. Согласятся ли ихэтуани сотрудничать с нами - бог весть. Но если согласятся, то можно хотя бы часть этого движения не только взять под свое тайное покровительство, но и придать некоторую осмысленность их операциям. Коль есаул будет удачлив, то можно на своей территории подготовить кадры для восстания. Время для этого еще есть. Обучить за два года отобранных заранее людей мы успеваем. В итоге, я хочу, чтобы в японцы столкнулись не с беспорядочными толпами кое-как вооруженных фанатиков, а имели дело с хорошо организованными и прилично обученными партизанами. Проблему с вооружением партизан я тоже хотел решить весьма просто. Сейчас с вооружения нашей армии будут сниматься устаревшие стрелковые системы. Повстанцам на первое время его хватит. Чтобы до японцев не сразу дошло, что за всеми этими неприятностями стоим мы, большая часть винтовок будет направляться не прямо повстанцам, а на склады цинской армии в счет потребного империи займа. Уж захватить эти склады повстанцы точно смогут. И посмотрим, насколько сумеет преуспеть армия микадо в борьбе с повстанцами.
  Если бы я знал заранее о том, к чему это все приведет, то я бы пожалуй удвоил свои усилия на этом поприще. А ведь временами казалось, что моя авантюра ни к чему хорошему не приведет. Что лучше бы я следовал тем же самым путем, каким следовал ранее мой реципиент. И ведь поводов для сомнений в своей правоте хватало.
  Для меня например стал неприятным сюрпризом факт того, что в какой бы тайне не принимались решения, даже важнейшие, спустя короткое время эти секреты становятся известны всем любопытным Варварам. Так случилось и с моей маньчжурской затеей. Нет, есаул Дансаранов на вражеские разведки не работал и болтуном не был. Но своему непосредственному начальнику о целях командировки доложил. Потому что обязан был доложить. А начальник, не связанный обещанием хранить тайны, обсудил услышанное в кругу сослуживцев. А там понеслось! В свое время знаменитый Перельман в своей "Занимательной математике", писал о скорости распространения слухов. Согласно его расчетам, в городе с населением в 50 тысяч человек, любая новость будет известна всем горожанам в течении 15 минут. Без всякого телефона или радио. Так и у нас. Не успеешь поставить задачу, как про задуманное знает весь белый свет. И что с этим делать? На дворе капитализм. А это царство людей с торгашеской моралью. А наше общество по-прежнему живет в твердом убеждении, что "благородный человек не станет поступать неблагородно". Станет! Еще как! Я в этом убедился тогда, когда Лобанов-Ростовский принес мне последние известия о происходящем в Китае. Все-таки Россия управляется кем то свыше, иначе она давно бы сгинула. Подумайте сами, мой министр иностранных дел узнает о важнейших решениях кайзера не из собственных источников, а из сообщения германского посла! Ознакомившись с этим сообщением, я не знал, как выразить все обуревавшие в тот момент меня чувства. Никогда не стоит считать себя самым умным. Германия еще не враждует с Британией, но уже соперничает с ней в экономической сфере. Для меня не было секретом, что немцы нацелились на Шаньдун. И конечно их больше устроила ситуация, когда буквально под боком расположилась Россия, а не британский контрагент. Именно немцем больше всего не устраивало присутствие японцев на Ляодуне. А потому, при первых же дошедших до кайзера сведений о том, что русские затевают какую то подозрительную возню с китайскими смутьянами, кайзер решил присоединиться к нашему банкету. Действовали немцы с похвальной быстротой. Мой эмиссар еще до Китая не успел добраться, а испросивший срочной аудиенции Вильгельм фон Вердер уже принес мне для приватного ознакомления интересный документ: "Оперативные соображения по Ляодунскому полуострову". Именно так он и назывался. Помимо весьма основательного обзора сложившейся в Северо-Восточном Китае ситуации, следовали и практические предложения. Немцы предлагали нам совместно с ними организовать мятеже-войну. Именно так они и назвали планируемое мероприятие. В рамках этого еще сырого плана, они предлагали нам совместно подготовить кадры для инсургентов. Прикрытием наших действий должна послужить просьба Цинского правительства об оказании помощи в реорганизации китайской армии. Так что никаких подпольных лагерей! Подготовка так называемых резервистов должна осуществляться открыто в специально организованных лагерях нашими и немецкими инструкторами. Точно так же открыто будут осуществляться и поставки устаревшего вооружения. И всю эту бражку немцы предлагали именовать Резервной Армией. Название вроде бы неплохое. Как раз в немецком духе. Но когда начнется заваруха, его лучше сменить на что-нибудь более понятное и привлекательное для простого китайца. Разве плохо будет звучать: Народно-Освободительная Армия Китая? Любому крестьянину понятно, кто это такие и что они хотят. Да и отделить эту армию от правительственных войск совершенно не лишне. Правда, тут важно, чтобы у этой самой армии имелось собственное политическое руководство. А с этим дела обстоят неважно. В Китае сейчас моден национализм. А это не совсем хорошо. Поднять народ на борьбу националисты сумеют. Но все это быстро выльется в обыкновенные погромы и такие зверства, что созданное с нашей помощью движение быстро выродится и так же быстро будет подавлено. Тут нужна альтернативная идеология. Жаль, что КПК еще не создана. А хотя, что мне мешает ее создать? Марксизм сейчас моден не только у нас. Дееспособной партии за оставшееся до заварушки время конечно не создать. Но если рассчитывать на организацию длительной борьбы, то наличие организованных марксистов, пусть и с китайским душком, предпочтительно. Как ни крути, но Китай - это сосед. А соседей желательно иметь понимающих. С узколобыми националистами долго сотрудничать не выйдет. Так что? Начинаем работать в этом направлении? В России сейчас марксизм не под запретом и изучают его многие. Правда Министерство Внутренних Дел уже ставит вопрос о преследовании за пропаганду марксистского учения, но я пока что в раздумьях. Ведь сумели же немцы неплохо прикормить своих любителей социальной справедливости. Да и в прочих европейских странах похожее вышло. А вдруг и у нас получится? Хотя, с такими исполнителями, каких мы имеем, надеяться на успех сложно. В работе полиции сплошной "лубок". Сплошное "тащить и не пущать". Прогресс в этом деле конечно наметился. Вот только вербовка провокаторов скорее укрепит революционные организации, а не ослабит. Я помню о том, что того же Азефа использовали не столько против революционеров, сколько для разборок внутри элиты. И к чему это привело тогда? Восемнадцать тысяч "слуг режима" отправили на тот свет, ради собственных карьерных соображений. А в итоге мой реципиент потерял последнюю опору в чиновничьей среде. Место убитых заняли люди иного склада. Вот и с этим нужно что-то делать. Но про это я подумаю позже. А пока стоит поручить кому то организовать среди живущих в России китайцев изучение основ марксизма.
  Дав "добро" на сотрудничество с эмиссарами кайзера, я решил заняться наведением порядка в деле хранения секретов. Для начала собрал на совещание всех руководителей силовых ведомств и произнес перед ними речь.
  
  - Господа! Мы стоим на пороге нового, двадцатого века. Как правило, с наступлением нового века приходят новые порядки в обществе. Век на век не похож. Мораль людская меняется и почему то не в лучшую сторону. Мы еще будем с сожалением вспоминать о благородных обычаях девятнадцатого века. Уверяю вас - двадцатый век будет веком господства купчишек и их морали. А она проста: не обманешь - не продашь. Купец - это не рыцарь, слову которого можно верить. Ради получения барыша купец сумеет притворится честным и порядочным человеком. Но и благородное сословие во всем мире меняется не в лучшую сторону. Оно все больше и больше воспринимает торгашеский дух. И этого падения нравов к сожалению не остановить. Можно только постоянной борьбой с обманом и предательством предотвращать возможный вред.
  К чему я это вам говорю? А к тому, что человек, пораженный торгашеством на чужие секреты смотрит как на товар, годный к продаже. Честное слово - это уже недостаточная гарантия. А ведь нам приходится скрывать от врагов свои планы и намерения. И очень бывает обидно, когда тщательно составленные планы становятся известны нашим недругам. И ведь это не изменники выдают наши тайны, а самые обыкновенные болтуны. Считаю, что пора им укоротить слишком длинные языки.
  
  Ну а дальше я высказал предложение по исправлению ситуации. Суть его состояла в учреждении Особой цензуры, которая будет обеспечивать соблюдения режима секретности. В общем, ничего нового для меня в этом не было. Каждое ведомство создает свою Особую цензуру, которая и будет бороться с утечкой секретных сведений. Поручать эту работу полиции я не хотел по многим причинам. Основных было две. Во-первых, к особистам из тех же жандармов будут негативно относиться сослуживцы. Во-вторых, особист должен быть профессионалом в том деле, которым занимаются его коллеги. А как иначе он определит, что нужно скрывать, а чего нет?
  Ну и вопрос о карательных мерах. Одними увещеваниями должный режим хранения тайн не установишь. Всякий идиот, решивший, что болтать при посторонних можно о чем угодно, должен быть жестоко наказан.
  
  - Следует в этом деле учиться у японцев. Они лишнего не болтают. У них за такие вольности сразу голову рубят.
  
  Про рубку голов я конечно выдумал, хотя кто его знает? Может и рубят. Правда казнить каждого болтуна у нас - остаться совсем без людей. Поэтому на первых порах будем действовать мягче. Сболтнул лишнее - немедленное отстранение от исполнения служебных обязанностей. Тоже весьма сильное средство воздействия. Ну а там, в зависимости от размера ущерба. От простого увольнения до каторжных сроков. Общество конечно будет этим возмущено, но со временем привыкнет и станет воспринимать это как должное. В любом случае работа шпионов будет затруднена.
  Кстати, о них родимых. Как раз с ними борьба и не ведется, хотя у тех же англичан шпионаж неплохо развит. Причина такого пассивности к деятельности шпионов - нравы и порядки, царящие в обществе нынешнего времени. Конечно, пойманного на горячем лазутчика могли тут же и повесить. Но только в военное время. Существующие сейчас правила и обычаи это допускали. Но наказывать за шпионаж в мирное время было невозможно. Это воспринималось как полнейшая аморальность в отношении любопытствующих людей. Прими подобный закон и общество воспримет это как грубый произвол властей. Невзирая на нанесенный государству ущерб. Благодаря таким порядкам, шпионы чувствовали себя в полнейшей безопасности и даже не всегда скрывали свою деятельность. Ведь пока государство не в состоянии войны, его даже задержать не имели права. Не сказать, что с этим совсем не боролись. Боролись конечно, но эта борьба была уделом отдельных энтузиастов. Весьма изобретательных кстати. В частности, обезвреживали они вражеских агентов весьма оригинально - просто их спаивали. Иногда удавалось хорошенько дискредитировать лазутчиков, втянув их в какую-нибудь дурную историю. Но вообще, толку от этой кустарщины было мало. Требовалась нормальная контрразведка с достаточными полномочиями и возможностями. А этого в силу царящих здесь предрассудков сразу не сделать. Ждать, когда общество прозреет и одобрит ее создание? Придется. Но бездействовать тоже нельзя. Как раз органы Особой Цензуры и послужат зародышевым ядром дееспособной спецслужбы.
  
  

3. Крымские откровения

  
  - Милый! Ты знаешь как сладок для меня стал русский язык после того, как ты пришел ко мне на вторую ночь после свадьбы? - Аликс смотрела на меня как кошка, которая насладилась вкусной сметаной, но до конца еще не насытилась ею, - не обижайся пожалуста на меня, но в первую нашу ночь я совсем не поняла: что хорошего люди находят в таких отношениях?
  - А потом?
  - Потом было совсем иначе. Мне не подобрать для этого слова. Но после второй ночи я перестала верить в те сплетни, что распространяли про тебя и эту самую... Ты наверное знаешь, про кого все говорили.
  
  Да уж! Про несравненную Матильду много кто и чего говорил. Только это было до меня и потому я не считаю себя чем либо обязанным этой женщине. Но вот чем хороша Матильда, так это своей практичностью. Перестав иметь отношения со мной, она быстро нашла для себя нового благодетеля. Поговаривают, что благодетелей гораздо больше, но мне это уже совсем не интересно, потому что я не на шутку увлекся той самой Аликс, которую никто кроме меня не переваривает. Глупцы! Будь ее желание, она смогла бы повторить судьбу Екатерины Второй, а мой реципиент был бы зарезан вилкой. Но не стала она этого делать. Дура баба, хоть и немка!
  Может быть потому ее высший свет и не любил? Она ведь родилась не в том веке. Родись она вовремя, нашелся бы тот лихой гвардейский офицер, что смог бы проложить ей путь к величию. Но таких нынче нет. А я - дитя иного века.
  
  - Ники! Я подумала сейчас о том, что такие люди как ты, уместны будут лет через сто. Ты слишком рано рожден. Не обижайся. Это комплимент.
  - Так сильно заметно?
  - Кому как не мне это видеть? Когда над тобой не довлеет этикет, ты становишься совсем иным. Такое трудно объяснить, но я постараюсь. Тебе это стоит знать. Ты как будто не сын своих родителей. Ты иной. Наверное кто то это уже понял, но пока держит своё мнение при себе.
  
  Вот такие у меня с Аликс бывают беседы. Честно говоря, меня иногда так и подмывает раскрыться перед ней полностью, рассказать всю правду о себе. Не решаюсь. Сдерживаю своё желание как могу. Кто его знает, что взбредет ей после этого в голову? Хорошая она баба, но умных баб на свете не бывает. Либо хорошие, либо плохие. Но не умные. Хоть и трудно их обмануть.
  
  - Больше всего на тебя похож Карл Иванович, да еще его Вера.
  
  Нет ребята, бабу точно не обмануть! Чем они там чувствуют, я не скажу, но что чувствуют - это точно. Насчет Карла Ивановича и его Веры, она в самую точку угодила. Сильно они отличаются от здешних людей. Видимо, советского воспитания не скроешь. Впрочем, я и сам это понял после первой же встречи с ними.
  Как и положено порядочному человеку, я сразу в своем письме поблагодарил Карла Ивановича за исцеление брата и выразил надежду, что удастся поблагодарить его лично, если он не откажется нанести мне визит во время моего летнего отдыха в Крыму. Кроме того я дал согласие на открытие им клиники в любом месте Российской Империи, которое будет для этих целей подходящим. Вместе с формальным разрешением доктору был отослан и чек с пожертвованием на сие богоугодное дело. И вот, этим летом на отдыхе нам действительно удалось встретиться и приватно побеседовать. Карл Иванович оказался крепким с виду молодым мужчиной тридцати примерно лет. Несмотря на свои немецкие корни, он выглядел как типичный русак. В прошлой своей жизни он был уроженцем Казахстана и конечно же врачом. Судя по всему - хорошим врачом. Потому и заслан сюда. Чем его соблазнили, о том он не распространялся. Зато его ассистентка Вера была более откровенной. По счету прежних лет она была лет на тридцать старше доктора, а по нынешней жизни ей было не более двадцати лет. Выглядела она в новом для нее облике очень даже привлекательно и о том, что доктор давно с ней живет как с супругой, можно было догадаться сразу.
  
  = Была я совсем уже дряхлой, - начала рассказ о своих приключениях Вера, - родни у меня к тому времени уже не было. Кому нужна была я? Только мазурикам. Да и то, потому что была у меня жилплощадь в "сталинке".
  
  Вот на эту жилплощадь и "клюнули" на свою беду некие "малиновые пиджаки". Ну а коль бабка помирать не собиралась, то решили ей в этом деле слегка помочь. Пришли, позвонили в дверь, а она сдуру ее открыла. Ну а дальше - пытались ей отраву в рот засунуть. Только баба Вера оказалась совсем не проста. Как-никак войну прошла и в разных переплетах бывала. Бывшая военфельдшер разведбатальона горно-стрелковаой бригады не оплошала. Вырвалась из рук лихоимцев и добежала до кухни, схватила кухонный нож, а уж куда следует бить, ей объяснять было не нужно. В общем, одного зарезала, а второй сам сбежал. А дальше пришла в милицию с добровольной явкой. Вот там ей и сказали: не жить вам больше гражданочка! Тоже самое ей говорили и в следственном изоляторе. Впрочем, повезло ей. Прежде бандитов до нее добрался "Тахион", который очень нуждался в таких вот бедолагах. Терять ей было нечего и она дала свое согласие на участие в эксперименте.
  Как я и догадывался, "Тахион" действительно сперва "тренировался на кошках". А потому баба Вера и была такой вот подопытной "кошкой". Переселяли ее считай что наугад. И угодила она в тело девки-эвенкийки, которой расплатились за долги с купцами-якутами. Только Вера не захотела дурной судьбы. Выбрала момент и порешила приказчика, когда тот вздумал ее бабой сделать. Как потом выжила, лучше не вспоминать.
  
  - Как могла, так и добралась я до Благовещенска. А там и Карла Ивановича сумела найти и опознать. С той поры и держимся вместе.
  
  И нужно сказать, не просто держались вместе. Они и работали вместе. Первым заданием Карла Ивановича и Веры было излечение наследника престола и моего брата Георгия. Сделать это, не имея ничего кроме знаний было на первый взгляд нереально. И тем не менее не все так было безнадежно. Веру, как человека с почти абсолютной памятью, подготовили к миссии основательно.
  
  - Она у меня даже не энциклопедия, а ходячая библиотека справочной литературы. Без нее у меня никогда бы не вышло создать антибиотик, используя при этом возможности девятнадцатого века.
  
  А путь к антибиотику оказался долгим и нелегким. Сперва молодой доктор с юной служанкой добрался до Владивостока и они сели на пароход, отправляющийся в Одессу. В Сайгоне они сошли на берег и началась их совместная жизнь в Кохинхинской глуши. Врачу требовалось подтвердить свою квалификацию и заработать так необходимую ему рекомендацию.
  
  - Я ведь в той жизни работал в педиатрии, а ее в настоящее время совсем не существует. Поэтому пришлось заняться самой общей врачебной практикой, показывая свое мастерство на солдатах колониальных войск да их семьях.
  
  Поработав два года в Кохинхине, молодая парочка с рекомендательными письмами перебралась во Францию, поближе к необходимым им лабораториям. Потом они перебрались в Россию, поближе к больному Георгию. Ну как поближе? Тамбовская губерния конечно далеко от Кавказа, но ведь не сразу туда стоило ехать. В Тамбовской губернии доктор и поработал в обычной земской больнице.
  
  - В таком месте лучше всего работать людям с очень крепкими нервами. А лучше вообще туда не лезть. Больных тьма-тьмущая и с пустяками они не приходят. В этом времени для простого люда болезнь - не мелкий случай, а настоящая личная трагедия. Нынешняя медицина зачастую просто не в состоянии помочь людям. А потому смертность в деревнях ужасная. Конечно, хорошие врачи есть всегда, но их совсем мало. И тех лекарств, которыми мы привыкли пользоваться, тоже еще нет. Но самое ужасное состоит даже не в равнодушии и бездействии властей. Власти то как раз хоть и через пень-колоду, но заботу проявляют. Ужас в том, что сам народ уже не боится смерти. Даже смерть близких людей мало кем воспринимается в качестве трагедии. Понимаете Николай Александрович, люди не говорят что человек умер. Они говорят: "Отмучился!" Нет, вы не можете представить себе такой жизни, когда смерть для людей является избавлением от мучений. Уверяю вас, такой народ смертью не запугать. Придет ведь время и люди сами пойдут грудью на пулеметы. И жалеть того, кого сочли врагом они не станут. Жаль что наша интеллигенция это плохо понимает, если только вообще понимает! А ведь это их будут рвать на части озверевшее мужичье!
  
  Разошедшийся ни на шутку доктор выплескивал мне все, что накопилось и наболело. А выплескивал он много чего. Для человека, родившегося и выросшего при Советской власти, здесь много чего казалось диким и ужасным. Народ выживает а не живет. Выживает разными способами. Битва за урожай здесь не просто пафосное выражение. Это в самом деле битва. И в битвах этих гибнет множество людей. Особенно велика смертность в страдную пору, когда от величайшего напряжения умирают прямо в поле ничем и никогда не болевшие мужики. И это становится большим горем, нежели смерть ребенка. Детей можно и новых нарожать, а без мужика-кормильца считай жизнь закончена. Точно так же воспринимается и гибель коровы или тяглового скота. Ведь они тоже являются средством выживания. После этого либо вешаться, либо нищенствовать, либо идти в кабалу к мироеду.
  
  - Знаете, нас вот учили в советское время про классовую борьбу. А ведь в Гражданскую ее считай и не было. Брат шел на брата, а сын на отца. И это не просто слова. Это следствия той патриархальщины, о которых так любят петь люди несведущие. А патриархальщина Николай Александрович бывает разной. Вы в курсе, что в деревнях процветает педофилия? Нет? А зря, поинтересуйтесь этим вопросом. Батрак - только формально человек вольный. А на деле он так повязан кулацкой кабалой, что вынужден мириться с тем, что наниматель огуливает его несовершеннолетнюю дочь. Да кого на деревне этим удивишь? Церковь лишь недавно запретила жениться на двенадцатилетних девицах. Вот только вы знаете, как у нас исполняются законы. Я например последствия такого исполнения в своей больничке видел постоянно. Приходят бабы беременные и нередко этим бабам меньше четырнадцати! А она уже третьим беременна! И был бы с этого толк! Русская женщина ныне как свиноматка. Раз двадцать родит, а выживут при этом шестеро. И ведь не всякое дите для нее в радость. Вы хоть слышали что-нибудь про снохачество?
  
  Слышал ли? Смешной вопрос. То, что с таким пылом рассказывает мне Карл Иванович, я наблюдал воочию в своей первой жизни. Только это было не в Союзе, а в Мозамбике. Там тоже благополучие людское зависело от крепости семей. И семьи действительно были крепкими. Настолько крепкими, что иные главы семей этим беззастенчиво пользовались. Пользовались женами своих сыновей как наложницами. Сыновья про то конечно знали, но терпели. Потому что порвать с семьей - считай что жизнь закончить. В одиночку свое хозяйство на ноги не поставить. Так что ныне в России тот же самый Мозамбик. Вот потому и была наша Гражданская столь кровавой. Люди ведь десятилетиями копили и скрывали свою злобу друг на друга. На тех же помещиках мужик только размялся. А дальше пошло сведение счетов с постылой родней да обнаглевшим от безнаказанности соседом. Ну и другие причины конечно были, чем больше шла война, тем быстрей копились взаимные претензии. Так что полыхнуло бы все и без большевиков. Вопрос только: можно ли этих ужасов избежать? Доктор в этом сильно сомневался.
  
  - Я вам Николай Александрович скажу как врач: терапия, тут не поможет. Только хирургия! Военно-полевая хирургия! Иначе тело зачахнет и заживо сгниет!
  - И как вы себе это представляете?
  - А вот тут я вам не советчик. Вы у Ильича нашего спросите о том. Уж он точно знает все рецепты.
  
  Да, выплеснул на меня он негатив. Впрочем, болтать на эту тему можно долго и безрезультатно. Я лучше о деле его спрошу. Какие планы на будущее он строит? Оказалось, что дальше он собирается действовать по ранее утвержденному плану. А согласно этого плана, здесь, в Крыму он должен построить комфортабельную и хорошо оснащенную лечебницу, предназначенную для лечения совсем не простых людей. И лечить этих людей будет самыми что ни на есть передовыми методами конца двадцатого столетия. Со средствами на строительство и оснащение он нужды не испытывает. Нужное для его дела количество денег будет приходить от неких анонимных жертвователей. Лекарственные препараты и оборудование? Оказывается эти анонимы и про это не забыли. Кроме Карла Ивановича и Веры, на этом направлении работают и другие засланцы. Тоже специалисты, но другого профиля. Как раз они и займутся строительством фармацевтических фабрик и завода по производству медицинского оборудования. С этими людьми у него контакты конечно есть, но чисто по делу. Но о планах и намерениях пославших нас хозяев, ни доктор, ни эти люди, понятия не имеют. Каждый выполняет свою часть общей задачи и мало что знает про общую стратегию.
  А ведь все логично! Наверняка эти пресловутые "Неизвестные Отцы" сейчас пребывают в телах молодых людей. Но молодость - это еще не гарантия здоровья. А они наверняка собираются тут жить долго и без досадных проблем типа туберкулеза. Поэтому они и позаботились о том, чтобы в их распоряжении была ультрасовременная лечебница и неизвестные в этом мире лекарства. Значит у меня есть шанс выйти на них, а возможно и ухватить их накрепко за вымя, зажать их причиндалы в тисках, да обстоятельно с ними побеседовать о делах наших скорбных. Конечно, не всякий пациент клиники будет из Неизвестных Отцов. Скорее всего они будут одними из посетителей. Но тут есть шанс разобраться, кто есть кто с помощью системы постоянного наблюдения. Понятно, что свою службу безопасности они не забудут организовать, но ведь и у меня есть такие возможности. Значит, нужно найти подходящего человека, который сумеет организовать слежку. Полиции это поручать не стоит. Тут скорее стоит рассчитывать на хороших частных детективов. На первых порах. А там и до организации постоянной конторы можно дойти.
  А вопрос о создании нужной мне службы не просто назрел. Он даже перезрел. Не скажу, что я пренебрег собственной безопасностью, но как говорится: не сразу Москва строилась. Меня еще на стадии подготовки к заброске в этот мир, ознакомили со списком подходящих для руководства службой собственной безопасности людьми. В данный момент в моем распоряжении были два перспективных офицера. Это подпоручик Александр Мартынов и поручик Аркадий Кошко. Большого толка от них в данный момент ожидать не стоило. Они еще только присматривались и принюхивались к новой для них обстановке, но и не сказать, что совсем ничего не делали.
  - Мне господа офицеры кажется, что идеалом образцового охранника является хорошо воспитанный пес. Ведь псу плевать на знатность и эполеты окружающих его людей. Это им просто не принимается в расчет при выполнении своего собачьего долга. И потому ему все-равно кого рвать на части, буде хозяину это потребуется. А еще пес сам, не спрашивая мнения хозяина, способен определить угрозу и самостоятельно начать действия по ее устранению. Я хочу, чтобы вы и выбранные вами люди были именно псами, но с человеческими мозгами.
  
  В числе важнейших дел, порученных моим креатурам, была ревизия существующей на данный момент охраны, которая досталась мне в наследство от покойного родителя. Ее предстояло тихонечко перетрясти и переподчинить уже тем, кому я лично доверяю. А я нынешней охране, как и полиции, совершенно не доверяю. Все указывает на то, что охрана и полиция подчиняется явно не мне.
  На это я обратил внимание еще во время изучения биографии реципиента. Взять хотя бы историю с арестом в марте 1917 года царской семьи. Для охраны ее безопасность приоритетна. И нормальной охране плевать на чины и звания тех, кто вздумает ей отдавать распоряжения. А что на деле? Приехавший в Петроград с одним лишь адъютантом Лавр Георгиевич Корнилов прямо с вокзала отправился брать под арест царскую семью! И охрана подчинилась его приказам! А кто он такой? Охрана ему вообще не подчинена. Но раз исполнили его приказы, значит были в сговоре с революционерами.
  Полиция я доверял еще меньше. Оснований для недоверия было сколько угодно. Взять хотя бы знаменитую "царскую охоту" на моего деда. Она ведь у народовольцев сперва не задалась. Неудач и провалов у них было столько, что выследить да повязать голубчиков еще на стадии подготовки, сумел бы даже обычный участковый мент из моего времени. Но не переловили. О чем это говорит? Либо полиция совсем не умела работать, либо она заигралась с революционерами в какие-то непонятные игры, либо ее притормаживал кто-то очень влиятельный.
  Столь же показательна и история с Александром Ульяновым. На первый взгляд кажется, что полиция сработала образцово - предотвратила готовящееся покушение. Только жандармы предотвратили террористический акт по чистой удаче. Террористы настолько пренебрегали правилами конспирации, что спокойно и открыто обсуждали свои дела при посторонних людях. Более того, они целых два дня свободно по Невскому проспекту с бомбами ходили. И ни одна полицейская сволочь даже не дернулась хотя те кто вел наблюдение за поднадзорными, ясно определили, что в одежде подозреваемых спрятаны некие тяжелые предметы. Но еще интересней было то, как арестовывали руководителя этой организации - Петра Шевырева. А он накануне уехал на юг, вроде как в Ялту, лечиться от чахотки. В Харьков (где жили его родители) и Ялту полетели телеграммы: немедленно арестовать как опасного государственного преступника. Начальник Харьковского губернского жандармского управления ответил, что Шевырев, наверное, в Крыму, однако "в Ялте нет жандармского офицера, поэтому телеграфировал в Симферополь". Несколько дней Шевырева искали, наконец, 7 марта арестовали.
  Вот так! В городе, в котором расположена моя летняя резиденция - нет жандармского офицера и арестовать государственного преступника просто некому! А что, нельзя поручить задержание городской полиции? Да при таких порядках, революционеры быстро поймут, что Ялта является более подходящим местом для покушений, нежели Петербург!
  Конечно, сейчас в террор идут совершенно неподготовленные для такой деятельности люди, потому и действуют слишком примитивно и предсказуемо. Но пройдет совсем немного времени и все поменяется. А полиция по-прежнему будет не на должной высоте. По той же группе Шевырева она не доработала. Шестерых повесили, а самых опасных считай что проморгали. Например некий С.А. Никонов. Сейчас он работает у известного французского невролога, профессора Пьера Мари в госпитале Бисетр. Готовится к защите диссертации. А ведь именно он изначально готовил покушение на моего отца. Ему тогда повезло. Ничего не знавшая о покушении полиция арестовала его и еще полтора десятка человек по совершенно иному делу. Поэтому "Террористическая фракция" и сменила состав своего руководства. Но ведь в ходе дознания и были получены агентурные сведения о том, что Никонов должен был принять участие в покушении на императора. И был он в тот момент в полной нашей власти. Недоработали, не довели дело до конца. А ведь к 1905 году у этого светила медицины будет на счету уже три десятка осуществленных терактов!
  Но он сам по себе что? А вот Азеф сумел поставить дело террора на должную высоту. Работая одновременно на революцию и на полицию, он сделал то, о чем мечтал казненный Александр Ульянов. Тот ведь так и заявлял, что не верит в террор, зато верит в систематический террор. Вот Азеф его и организует.
  Но революционный террор - это одна из угроз. При должном отношению к делу, полиция сможет с ним справиться. Но ведь есть и другие люди, которые скоро очень захотят моей смерти. Я имею в виду клан Романовых и их прихлебателей. Для полиции это считай неприкасаемый контингент. И если будет заговор, то она его либо проморгает, либо примкнет к нему, либо останется в стороне. Но не станет его предотвращать. Судьба Петра Третьего как бы намекает. Там ведь полиция знала о заговоре в гвардии практически все. Но боялась лезть в такие игры, а потому и бездействовала.
  Не меньшую загадку, которую следовало разгадать, представляли для меня и Неизвестные Отцы. Вряд ли моя полиция способна мне в этом деле помочь. Поэтому, после беседы с Карлом Ивановичем и Верой, я вызвал подпоручика Мартынова и дал ему следующее задание:
  
  - Александр Павлович! Вот вам новое задание. Скоро в окрестностях Ялты появится частная лечебница доктора Мюллера Карла Ивановича. Пациентами этой лечебницы будут очень непростые люди. Скорее всего они будут пребывать сюда инкогнито. Я хочу, чтобы вы организовали постоянное негласное наблюдение за этими пациентами. Обращаю ваше внимание на то, что работать требуется крайне деликатно. Вы должны знать правду о каждом посетителе. Предупреждаю: У доктора Мюллера будет собственная служба безопасности, способная отследить ваш интерес. Так что пусть ваши люди будут предельно осторожны и внимательны.
  - Ваше императорское величество, вы подозреваете кого-то из посетителей в подготовке покушения на вас?
  - Эти люди, дорогой Александр Павлович, если и покушаются, то не на царей, а на целые страны. Вот потому подобных голубчиков нужно выявить и держать под неусыпным наблюдением.
  
  А Аркадию Францевичу я задал иное направление работы. Его делом стало наблюдение за шашнями членов правящего дома. При этом, я открытым текстом ему объяснил, что хотя и вынужден относиться к своим дорогим родственникам с видимым почтением, но доверия у меня к ним нет. А потому надежный пригляд за ними требуется. И конечно же знать про их жизнь следует все. Особенно о том, что принято таить от чужих глаз и ушей.
  Не успел я дать задание своим сыщикам, как ко мне пристала с разговорами Аликс. И говорила она на этот раз не о любви, а о политике. Причем, внешней политике. Супругу очень интересовал вопрос о Черноморских проливах. Правда ли, что скоро будет война с Турцией? Она от фрейлин узнала, что скоро Константинополь будет освобожден от османов.
  Ну что за люди? Ничего не могут сохранить в тайне! В июне накануне нашего отъезда на Юг, состоялось совещание, рассмотревшее ход выполнения программы строительства Черноморского флота, на котором было заявлено о готовности к занятию Верхнего Босфора 35-тысячным российским десантом. А буквально на днях в Петербурге было собрано "Особое совещание" в составе министров: военного, морского, иностранных дел, посла в Турции А. И. Нелидова, а также высших военных чинов. Что они там решали, я прекрасно знал, хотя никаких отчетов еще не получал. А обсуждали они как раз Проливы. Причем мои министры считали, что уже достигнута "полная военная готовность, необходимая для захвата Константинополя".
  Как раз там и было сказано, что: "Взяв Босфор, Россия выполнит одну из своих исторических задач, станет хозяином Балканского полуострова, будет держать под постоянным ударом Англию, и ей нечего будет бояться со стороны Черного моря. Затем все свои военные силы она сможет тогда сосредоточить на западной границе и на Дальнем Востоке, чтобы утвердить своё господство над Тихим океаном".
  Тут не знаешь над чем плакать. Мне еще ничего официально не докладывали, а фрейлины супруги уже все знают в мельчайших подробностях. Кто еще кроме них в курсе самых тайных планов моего правительства, я даже не хочу гадать. Но с привычкой болтать не думая о последствиях, побороться можно. Но что мне делать со стремлением во чтобы то ни стало развязать Мировую войну? Это какая то болезнь! Ведь понимают гады, что без последствий не обойтись. Что Англия мгновенно создаст нам проблемы в Туркестане и на Дальнем Востоке. Причем в тот момент, когда у нас еще нет современной транспортной связи с этими краями. У нас и с ней не получается нормально воевать, а уж без нее и подавно не выйдет ничего кроме конфуза. Да и насчет успешности десанта я сомневаюсь. Эту операцию готовят аж с 1878 года. И что? В 1915 году вдруг выяснилось, что все эти планы ни к черту не годятся. Нужна совсем иная подготовка. А сейчас, когда армия не имеет современной винтовки и полевой артиллерии? Нет ребята, воли я вам поубавлю. Для начала "Семь пудов" получит свою порцию вазелина. Пусть умерит пыл своих подчиненных. И наверняка ведь умерит. После того, как я его с Чихачевым отдрючил, он на меня стал смотреть как матрос на боцмана. Так что не совсем он безнадежен. Но вот с Аликс тоже стоит поговорить.
  Растолковать супруге некоторые вещи стоит хотя бы потому, что почитатели бредовых, но популярных в обществе идей есть и при дворе. И они не упустят возможности воздействовать на меня через супругу. И как бы хороша она не была, но баба есть баба, проесть плешь сумеет. Все эти славянские, армянские и прочие восточные вопросы, Россия пытается решить со времен воцарения первых Романовых. Более или менее успешно все это решалось при Екатерине Второй. Успешно потому, что польза от этих войн была. Страна не просто росла, но и обогащалась и усиливалась. А потом как отрезало! Сколько раз наша армия переходила Дунай и даже доходила до Царьграда? Но Царьград и ныне у турок. И дальше у них будет. Сколько раз Россия воевала то за братьев-славян, то за братьев-христиан? Но болгарские, румынские и югославские дивизии воевали на нашей стороне лишь при Сталине. Да и то, потому что он принудил их к этому. А сколько вложено средств в развитие этих стран? Болгарский крестьянин и сейчас зажиточней русского, но ни одна из балканских стран так и не вложилась в экономику России. А почему так произошло?
  
  - Понимаешь Аликс, между русским народом и православными народами Балкан, никакой вражды нет. Более того, между нашими народами существует устойчивая приязнь. Вот это и сбивает с толку наших мечтателей. Они никак не поймут, что у этих народов есть свои правители и знать. И какими бы эти люди не были, но они в делах руководствуются не чувствами, а меркантильным интересом. Осуждать их за это глупо, ибо на них лежит тяжкий груз ответственности за свой народ. Поэтому они будут поступать так как выгодно им, а не нам. И строя свои отношения с нами, они в первую очередь смотрят на то, что мы можем им дать. А дать им мы можем многое, но не все. В первую голову им нужна наша военная сила. Она у нас есть. Славянским народам нужна наша культура, ибо без связи с ней они потеряют собственную. Им нужна наша помощь в делах веры, чтобы устоять перед врагами-иноверцами. И это все, что они могут от нас получить. Но ведь есть еще экономика. Вот тут и начинаются провалы. То, что мы производим, у них и самих достаточно. Зато то, в чем они нуждаются, мы сами покупаем у других. Мы не можем вложиться в развитие их промышленности, мы не можем продать им сложных промышленных изделий. Зато все это есть у англичан, французов или немцев. Вот потому, получив из наших рук свободу, они более тянутся к странам европейским и конечно же больше от них зависят.
  
  Я уже говорил слова Ганнибала про то, что никогда не стоит начинать с того, чем нужно заканчивать. С завоеваниями дела обстоят точно так же. Не толку от завоеваний, если военная экспансия не подкреплена хозяйственной. Это еще римляне в свое время продемонстрировали. Ведь почему завоевания времен Екатерины Великой оказались столь прочны? Да потому, что завоеванную Тавриду и Новороссия, Россия сумела освоить в хозяйственном отношении.
  Зато с Кавказом вышло хуже. Осваивать мы его конечно осваиваем, но на сегодняшний день это нищий край. Ну а на экономическое освоение Балкан у нас средств как не было, так и нет. А значит лезть туда рановато. Такая экспансия разорит народ и развалит саму Россию. А друзей сделает врагами. Вот поэтому я и не хочу сейчас решать подобные проблемы с помощью завоеваний. Точно так же у меня и с Манчжурией. Я не отказался от нее окончательно, но прежде чем мы туда влезем, нужно создать себе индустриальную опору на месте. Вот когда за спиной наступающей армии будут близко расположенные промышленные гиганты, да распаханные земли, тогда и нужно будет ставить вопрос о Стране Желтороссии. А пока только экономическая экспансия внутри страны. А она будет трудной. В силу слабой развитости страны, внутренний ее рынок не очень емкий и к тому же уже частично захвачен иностранцами. Нарастить внутренний рынок да выбить к чертям собачьим иностранные компании из стратегически важных отраслей, та еще задача. На войны имеющихся ресурсов не хватит. Только на подрывную работу. А мы в этом вопросе не очень сильны.
  
  - Наши мечтатели забыли истину о том, что политика - это искусство воевать чужими армиями и расплачиваться за это чужими деньгами.
  - Ники, а где про это написано?
  - В "Квентине Дорварде" моя любовь, именно там.
  Под самый конец нашего семейного отдыха, в ходе которого совсем отдыхать не пришлось, поступил доклад от Мартынова о том, что началось строительство клиники для важных персон.
  
  - Карл Иванович пока что никакими делами не занят. Вместе с сожительницей своею снимают домик недалеко от моря и либо читают книги, либо прогуливаются вместе. Стройкой сейчас управляет приехавший из Швейцарии приказчик. Судя по всему, это тамошний жид. Зовут его Вальдемар Бланк.
  
  Я чуть ли не поперхнулся, услышав это имя. На краткое мгновение я представил себе Владимира Ильича в каске и с пачкой чертежей в руках. Впрочем, можно не напрягаться. Наш Ильич вот-вот создаст свой 'Союз борьбы' и в ноябре организует забастовку на фабрике Торнтона. У него сейчас на курорты нет ни времени ни денег. Ну а Бланк - это довольно распространенная фамилия среди швейцарских евреев. Так что этот Бланк вполне может оказаться настоящим Вальдемаром. Почему бы и нет?
  
  

4. Погром! Еще погром!

  
  В этот год я не начал никаких экономических или социальных преобразований. И дело было не в том, что мне требовалось время на адаптацию в этом мире. Пустое! С той же Тройственной Интервенцией я как раз не тянул. Причина моей низкой активности банальна - бюджет. До ноября 1894 года я не обладал такой властью, чтобы по своему разумении творить с ним все, что душе угодно. Поэтому государственный бюджет на 1895 год составлялся без моего участия. Обретя власть, я не стал менять то, что люди запланировали. Чревато. Больше навредишь, чем улучшишь. Ломать ведь не строить. А потому никаких облегчений народу этот год не принес. С облегчением я собирался своих поданных поздравить в следующем году. В частности, в качестве подарка от меня, в день коронации собирался отменить выкупные платежи. По поводу этих платежей у меня был нелегкий разговор с Витте. Тот всячески меня убеждал в том, что без них никак не обойтись.
  
  - Сергей Юльевич! Надеюсь что вы как кандидат наук в области математики, умеете производить простейшие вычисления? - получив в ответ непонимающий взгляд моего министра, я продолжил:
  - Вы должны помнить и знать о том, как Франция 1871 году выплачивала контрибуцию Германии в размере пяти миллиардов франков. Тогда французское правительство, чтобы быстрей избавиться от этой обузы, призвало граждан проявить патриотизм: напрячься и разом выплатить проклятым бошам эту сумму. Французы напряглись и выплатили в течении пары лет весь этот долг. А сильно они напрягались? Не очень. Это не задержало развития их страны и не разорило граждан.
  
  
  Сергей Юльевич пока что не понял, к чему это я клоню, а я продолжал о том, что сравнимая с этим долгом сумма - это сумма выкупных платежей, которые обязаны были произвести наши крестьяне к 1906 году: порядка 1,6 млрд рублей. Много это или мало? Сейчас рубль относится к франку как 1 : 2.75. То есть, речь идет о сумме 4.4 млрд франков, которая выплачивается в течении 45 лет! И были эти платежи неподъемными для русских крестьян.
  
  - Вот и сравните: французы легко раскошеливаются в час нужды, платят по паре миллиардов франков в год и это их не разоряет. А русские мужики с трудом способны наскрести в среднем менее 100 млн франков в год и при этом массово разоряются! Учтите, что население России значительно больше населения Франции.
  
  
  Витте слушал меня с неподдельным интересом. Похоже, что мой простенький сравнительный анализ понравился так и не ставшему профессором бывшему математику. А я продолжал озвучивать результаты собственных размышлений. Правда, нашлось у потенциального графа и весьма резонное возражение:
  
  - Ваше императорское величество! Смею вам доложить о том, что эти платежи не могут быть для народа столь разорительными. Поступления в казну по этому пункту составляют всего пятнадцать с половиной миллионов рублей в год. Для нашего государства это немного. С одной стороны это стоимость хорошего броненосца, а с другой стороны всего лишь 1.5% расходной части государственного бюджета. Эта сумма не может быть разорительной для народа.
  - Но коль они вызывают особое недовольство, значит эти выплаты оскорбительны. Не спешите возражать! Ради чего все это затевалось? Формально они должны были дать помещику тот капитал, который он вложит в развитие страны. А сколько денег пришлось на одну дворянскую душу? По данным 10-й ревизии 1859-1860 годов, в России было 103,2 тыс. помещиков. В течении сорока пяти лет они получат в итоге 900 миллионов рублей в виде выкупных платежей. С виду, сумма это огромная, а на деле это составит 193 с половиной рубля на каждую помещичью семью в год.. Толку ему с этих денег! Какие тут вложения в хозяйство страны? Один раз в карты поиграть!
  
  
   Но ведь помимо помещиков с выкупной операции имело доход и правительство! За 45 лет в моем времени получено 700 миллионов рублей. Но почему тогда выкупные платежи вызывали такой ажиотаж в обществе? Такое могло быть только в одном случае: кто-то путает государственную шерсть с личной. Если эта сумма идет в чей-то личный карман, а общество про то прекрасно знает или догадывается, то тогда понятно и недовольство этими весьма невеликими в масштабах страны платежами. И стоило пачкать репутацию самодержавие из-за такой мелочи? Видимо правящий дом Романовых вообще плевал на недовольство поданных, когда дело касалось его личного кармана. Ведь что такое пятнадцать миллионов рублей в глазах некоторых великих князей? Пустяк! Для "Семи пудов августейшего мяса" это стоимость разового подарка французской проститутке. А то, что для общества такие вещи крайне оскорбительны.
  Все это я вывалил на Витте весьма откровенно.
  
  -Ваше императорское величество! Но даже эта статья дохода должна быть чем то компенсирована!
  - Для этого я и вызвал вас. Нам предстоит сверстать бюджет на 1896 год. При этом мы должны понять, каким мы образом сумеем увеличить его доходную часть, не разоряя при этом наших подданных. Скорее всего, нам сначала придется пересмотреть расходную его часть. Главная статья экономии - уменьшить траты на внешнеполитическую деятельность.
  - Многие министры будут протестовать.
  - Ничего, пусть протестуют! Я им подскажу, каким образом можно добиться поставленных целей при меньших затратах. И эта экономия средств не будет означать снижения нашей активности. Кое-какие идеи у меня есть. Но я рассчитываю на вас в другом плане. Мне до конца года нужен промышленно-финансовый план развития России на период 1896 - 1901 года. Составление этого плана - на вас. Основные направления развития, я задам директивно. Ваше дело - правильно все рассчитать по средствам и срокам. Нужны для этого сведущие люди - привлекайте. Россия пока что богата на людей.
  
  Говоря Сергею Юльевичу эти слова, я имел в виду создание в перспективе Государственного Комитета Планирования - Госплана. И нужно сказать, Витте сходу оценил все выгоды и преференции моего предложения. Он с обычной для него расторопностью начал формировать необходимую для этого рабочую группу, а я вернулся к работе над своими "Ялтинскими тезисами". Так я обозвал свои проекты речей, которые скоро придется произносить перед самыми разными людьми. И пока я работал, мне доложили о том, что указанный в особом списке есаул Дансаранов испрашивает срочной аудиенции. Я бросил все дела и принял его немедленно.
  Явившийся на доклад Дансаранов довольным не выглядел. Причина простая - большинство лидеров тайных обществ, с которыми удалось установить контакт, отнеслись к предложению сотрудничать с российскими эмиссарами без энтузиазма и ответы их были уклончивыми. В общем, ни "да", ни "нет". Единственным успехом было согласие некого "дядюшки Хо". Правда, по словам офицера, "дядюшка Хо" обладает малым влиянием и производит впечатление не борца за идею, а человека охочего до денег. Судя по всему, он эти деньги уже зарабатывает банальным грабежом и если дать ему оружие, то он просто расширит масштаб грабежей. Для него мятеж - это просто удобное время, когда можно неплохо поживиться, прикрываясь красивыми лозунгами.
  Эх есаул! Да ты сам не понимаешь, какой ты умница. А тупишь ты сейчас лишь потому, что прежде тебе подобными делами заниматься не приходилось. Ведь этот "дядюшка Хо" со своей бандой - сущий клад в нашей ситуации. Ведь пока упертые фанатики будут почем зря губить людей в прямых столкновениях с регулярными войсками европейцев, этот пройдоха будет бить японцев в спину и уходить не подставляясь под ответные удары. Возможно его рано или поздно поймают. Но он за это время столько крови им попортит! Как раз то, что нам и нужно. Да пусть он только начнет! Воевать за одни только деньги он будет не очень долго. Будучи лучше обеспечен для войны, он при своей изворотливости неизбежно будет и более успешен. К такому люди всегда потянутся. Но тогда неизбежно качественное изменение его "политики". При увеличении размаха дел, неизбежно возрастет его значимость в местных раскладах. А значит поменяется и его отношение к происходящему. Ему захочется иметь больше влияния на ход дел. Я на такие вещи насмотрелся. В Африке многие политики начинали как бандиты. А потом становились известными лидерами. Ладно! Подбодрим человека.
  
  - Есаул! Что вам говорит такая фраза - операции особого рода?
  
  Дансаранов с ответом не промедлил:
  
  - Я Ваше императорское величество смею предполагать, что это такой способ ведения войны, за который свои открыто не хвалят, а враги непременно повесят.
  - Насколько по-вашему допустим такой способ ведения войны?
  - Соединение хитрости и дерзости на войне допустимо до тех пор, пока все это не переходит в подлость.
  
  Вот это ответ! Сразу видно, что не чистоплюй, но в слишком грязные игры играть не станет. То что мне и нужно для задуманного дела. В общем, пусть он и руководит ведением специальных операций на территории Маньчжурии. Сперва пусть в ранге военного советника готовит отряды "дядюшки Хо", а затем будет таким же советником, но при штабе этого пройдохи.
  
  - А сколько хочет за свои услуги этот бандит и сколько людей он сможет собрать вокруг себя?
  - Он ваше императорское величество просит миллион ланов серебра и обещает привести восемь тысяч бойцов.
  
  Дороговато конечно, но ведь эту сумму можно выложить не сразу, а частями. А восемь тысяч бойцов - это для Китая немного, но ведь при должном обучении они будут стоить ста тысяч того необученного "мяса", которое и составит большую часть "войска" ихэтуаней. Так что дела обстоят даже лучше, чем думает мой есаул. А потому, пусть формирует команду военных инструкторов, готовит каналы связи и снабжения, да потихоньку берет в оборот этого дядюшку. Побеседовав со своим эмиссаром еще немного, я понял, что тот имеет достаточно верные соображения по тому, чем предстоит заниматься. Все-таки, не смотря на молодость, он много чего знал и умел. И нужные связи среди китайских чиновников, торговцев, бандитов, помогут ему в деле организации НОАК этого мира.
  Правда, с бандитскими замашками лидера не созданной еще армии нужно что-то делать. В принципе, большевики моего мира с помощью толковых комиссаров умели делать из вчерашних уголовников достаточно приличных людей. Тот же Котовский здорово поменялся. Но чтобы так поступать, нужна идеология и команда носителей этой идеологии. Кое-что в этом направлении уже сделано. Сейчас в Москве, под опекой местного охранного отделения действовал кружок из проживающих в России китайцев, которым секретные сотрудники полиции преподавали основы марксизма. Удивляться этому не стоило. Самые лучшие в России знатоки марксизма как раз служили под руководством Сергея Васильевича Зубатова, талантами которого так и не сумели как следует воспользоваться в моем мире. Кружок этот я тоже рассматривал в качестве зародышевого ядра задуманного мной Международной школы политических работников. Под этим безобидным названием планировалось создать кузницу военных комиссаров для повстанческих армий угнетенных народов. А пока мы тренировались на китайцах. Малый размер группы меня не смущал. Для создания Китайской Коммунистической Партии, этого числа людей хватало. Коммунистические идеи в моем мире неплохо прижились в Поднебесной. Думаю, что и в этом мире им самое там место. Долго корпеть над творческим наследием бородатой парочки будущим политработникам было не нужно. Все равно в моем времени первые китайские марксисты задолго до Мао Цзедуна сделали вывод о том, что для Китая все это подходит лишь частично. Ну а раз так, то портить юношам из китайских прачечных мозги не будем. Усвоение основного материала много времени не займет. Гораздо больше будет проку, если они сумеют внедрить эти идеи в массы. Подумал ли я над этим? Что это за партия, если у нее нет своего печатного органа? У моих коммунистов он скоро появится. Честно сказать, я пока не подобрал название для газеты. Собственно говоря, сперва я хотел назвать ее "Правдой" (真相). Но знатоки языка меня уверили в том, что это слово в китайском языке имеет не те оттенки, к которым привык русский человек. Поэтому мне посоветовали в качестве названия взять слово 正义 - "Справедливость". Но это пока терпит. Газета - это для китайской интеллигенции. А вот что будет читать китайский крестьянин? И опять я пользуюсь творческим наследием "Великого Кормчего". Наши "студенты" помимо прочего, заняты составлением текстов для кратких цитатников. Правда, печатать все это в официальных типографиях - чревато. Но и бог с ним. У моих комиссаров будет своя походная типография, персонал которой сейчас проходит производственную практику в Москве. А китайским марксистам заодно первое задание: создать пролетарский костяк своей партии из рабочих полевой типографии. Вы спросите, а как же военное дело? Будет и оно. Полгода учебы - самое то для комиссара. Ну а дальше пусть учатся и закаляются в ходе национально-освободительной войны.
  С Китаем пока что ясно и процесс явно пошел. Но ведь создать неприятности японцам можем не только мы. Главное было суметь сделать так, чтобы японцы в эти неприятности сами вляпались. Тут я возлагал большие надежды на Испано-американскую войну. Проблема была лишь в исполнителях задуманного мной. Делая ставку на подрывные операции, я не обошел своим вниманием и старые добрые политические интриги. А вот плести их - это удел дипломатов. Поэтому образование в нашем МИДе Службы Операций Особого Рода, было насущной потребностью. Вот эта служба и должна будет толкнуть японцев на участие в Испано-американской войне. На стороне американцев конечно.
   При аккуратной работе, можно систематически сливать японцам информацию о том, что конфликт между испанцами и американцами неизбежен и если подсуетиться, то можно без больших трудностей прихватить кое-что из испанского наследства. Ну например Каролинские острова, Марианские острова, Архипелаг Палау, остров Гуам. В моем мире, эти территории кроме Гуама, после войны у испанцев выкупили немцы. В 1914 году японцы захватили их у немцев и им за это ничего не было. Мир признал этот захват. Зачем японцам эти земли? Вообще-то они их активно заселяли и переселенцы в основном занимались выращиванием сахарного тростника. Думаю, что захватить под шумок эти земли значительно раньше, японцы не откажутся. Что это мне даст? Ссору японцев с немцами. Немцы давно на эти острова облизывались, а им такой облом! За такое свинство, кайзеру можно и активней способствовать развитию антияпонской борьбы в Китае! Но и с американцами у японцев должны возникнуть трения. Остров Гуам. Он нужен был Америке тогда и продолжает быть таковым весь двадцатый век. Возможно американцы рыкнут и японцы оставят этот остров им. Затевать из-за него войну они не станут. Но неприятный осадочек на душе останется.
  Честно говоря, немедленного возникновения вражды между Америкой и Японией я не ожидал. Тут я рассчитывал на другое. Легкий захват островов в океане добавит бодрости прежде всего руководству японского флота. А у этого руководства был свой взгляд на решение "сырьевого вопроса", совершенно отличный от взглядов "армейской фракции". Приблизившись к колониальным владениям голландцев и португальцев, "флотская фракция" начнет испытывать нестерпимый зуд от открывшихся им новых вариантов. Оно ведь может счесть, что захват Восточного Тимора у Португалии будет сравнительно несложной задачей и улучшит перспективы на будущее.
  Но для того, чтобы плести подобные кружева, нужно подобрать в нашем МИДе соответствующую команду. Впрочем, скоро придется менять министра иностранных дел, вот тогда и преобразуем слегка это ведомство. Пора освежить этим господам застоявшуюся кровь. Вот с операции "Сливной бачок" мы и начнем реформы в этом министерстве. Но дальневосточное направления сейчас у нас мало кто воспринимает как важное. Большинство наших Митрофанушек даже не понимает: зачем нам нужно цепляться за эти "бедные и малонаселенные места". Зато на Черноморские проливы облизываются так, будто слаще их и места на свете нет. А меня такие настроения весьма тревожат. Вот только переубедить любителей прибивать щиты на ворота во вредности этой затеи, вряд ли выйдет. Поэтому придется им как псам кинуть эту кость. Пусть ее гложут. Захватывать Босфор и Дарданеллы придется, но делать это будет вовсе не наша армия. Наша армия придет в самый нужный момент. Когда победители турок приступят к дележу пирога. Или когда истощив силы турок вместе со своими, будут не в силах нанести последний удар по врагу.
  
  

5. Кровавый визит

  
  Возвращаясь с летнего отдыха в Петербург, я решил провести несколько дней в Москве. Причем не для того, чтобы любоваться на местные красоты, а обсудить в узком кругу, да с нужными людьми ряд дел, которые нежелательно обсуждать открыто.
  Первая беседа была с моим дядюшкой Сергеем Александровичем. Касалась она организации предстоящей в следующем году коронации. Зная, чем она закончилась в моем времени, я решил не пускать такое важное дело на самотек и организовать все иначе. И в этом я сперва не нашел понимания ни у дядюшки, ни у московского обер-полицмейстера Власовского.
  
  - Ваше императорское величество! Московская полиция сейчас одна из лучших в мире! - уверял меня Власовский, - я ручаюсь за то, что бунта и безобразий она не допустит! Конечно, кабацкие драки будут, да и поножовщину нельзя исключать. Чернь есть чернь. Но это не скажется на проведении праздника.
  - Александр Александрович! Кажется в царствовании моего отца, у вас уже была одна давка? При раздачи милостыни.
  - Пустое Ники! - встал на сторону своего подчиненного дядюшка, - там всего-то погибло около десятка человек...
  
  Всего то! Я понимаю, что у людей нашего круга давно уже принято относиться пренебрежительно к "черни". Уверенность в том, что взамен погибших русские бабы новых нарожают - у представителей верхушки незыблема. Вот только я сам родом из народа и мне такое отношение к людям претит. Да и знаю я четко: безнаказанными эти смерти не будут. Мы не в Британии живем, где королеве Виктории любое злодейство сходит с рук. В 1883 году в Сандерленде при раздаче подарков детям в концертном зале "Виктория-холл" погибли 183 ребёнка. Ребёнка! В моем понимании, от детской крови никому не получится отмыться. Но оказывается, что в этой старой доброй Англии работают самые лучшие в мире прачки. И они прекрасно справились со своей работой. Белье бабушки всей Европы осталось чистым. Но это что. Была у англичан своя Ходынка, которая по числу жертв сойдет и за две.
  В 1887 году, на торжествах в честь 50-летия правления королевы Виктории в Лондоне, по свидетельству герцога Эдинбургского) в массовой давке "было 2500 человек убитых и несколько тысяч раненых...".
  И ничего бабушке Вике за это не было. Ее популярность в народе ничуть не пострадала. Зато мне такое не светит. Случись трагедия - визг будет на весь мир и помнить о случившемся будут веками. Когда в одной стране о подобных вещах стараются либо молчать, либо говорить о них сдержано, а в другой стране старательно раздувают скандал, поневоле поверишь в то, что допущенная властями глупость была вовсе не глупостью, а спланированной акцией.
  Дядюшку, хоть он и был мне лично неприятен, я в подобном не подозревал. Да и ближайшее его окружение вряд ли замешано в организации предстоящего скандала. А вот с информационным освещением событий могли плотненько поработать заранее. Те же англичане это прекрасно умеют делать. Вот потому и нужно перестраховаться.
  Самая главная неприятность произошла во время раздачи подарков на Ходынском поле. Поэтому вручение подарков организуем иначе. Я даю задание Сергею Александровичу о подготовке списков на вручение царских подарков.
  
  - Швырять гостинцы в толпу - это гарантия того, что давка состоится. Люди даже за копеечкой кинутся и будут насмерть давить друг-друга. Уж лучше поручить почтальонам разнести все это по адресам.
  - Ники! В Москве не хватит для этого почтальонов.
  - Дядя! Но ведь в Москве есть какая то общественность? Подключайте к делу ее! Пусть трудится, а не только болтает! Ну а чтобы почтальонов и общественников не грабили лихие люди, это уже забота полиции. Надеюсь, что она справится с этим. Кстати, предупредите лихих людей, что за свои "подвиги" в день коронации, виновные не отделаются обычными наказаниями. Подобные безобразия я буду считать личным оскорблением. Тут они даже о Сахалине могут не мечтать. Колыма и только Колыма!
  
  Сообщение о том, что на какой то там Колыме я готовлю ужасы страшнее сахалинских, вызвало удивление у присутствующих. Они еще не знали о том, что моя канцелярия готовит проект ликвидации Сахалинской каторги. А делать это было нужно. И чем раньше, тем лучше. Потому что терять нам Сахалин нельзя ни в коем случае. А чтобы защитить его, придется ликвидировать каторгу. Почему так? Да потому, что в этом вопросе изначально была допущена ошибка. Наши столичные умники решили, что его можно заселить таким же манером, каким англичане заселяли Австралию. Про то, что в Австралию англичане везли не уголовный сброд, а провинившихся тружеников, никому в голову даже не пришло. Естественно, завезя не тех людей, получили совсем иной результат. Сейчас на острове живет 28 тысяч человек из которых три четверти являются каторжным элементом. А это не тот люд, который захочет пустить на этой земле корни. Тем более, что на 1000 мужчин приходилось всего 372 женщины. Какой тут семейный очаг? Разве что содомитский! При первом же потрясении люди сбегут оттуда. Позже это подтвердилось самым печальным образом. После Русско-японской в связи с захватом Японией южной части Сахалина на севере острова остались только 6,5 тыс. человек, а на юге - всего 200 подданных Российской империи. В это время 76 поселений из 133 вообще были покинуты жителями. И это из 46 тысяч человек, проживавших на острове в тот момент!
  И ведь был шанс закрепиться основательно на этой земле, да так, что любой супостат умылся бы кровью, но ничего не добился. Ведь если для нашей "передовой" общественности Русско-японская война была войной "за дрова", то для сахалинцев она стала войной за свое Отечество.
  Каждый десятый житель острова (все боеспособное население) это осознал и выступил на защиту своей земли с оружием в руках. Не имея крепостей и современного оружия, не обладая нужным для этого опытом, они тем не менее сумели создать японцам проблемы. Для того чтобы с ними справиться, японцам пришлось задействовать сорок кораблей и четырнадцать тысяч опытных вояк. И война на Сахалине была не такой как в Маньчжурии. Там японцы были вынуждены вести себя прилично. Но вот на Сахалине они сумели показать себя во всей красе. Мало кто из сахалинских партизан сумел выжить. В плен никого японцы тогда не брали. Но ведь все могло сложиться иначе, если бы в распоряжении властей была кадровая основа из частей регулярной армии и ополчение, вооруженное самым современным оружием. Но почему так не поступили?
  Причина этому была самая идиотская. Кураторы мне объясняли, что строить укрепления и держать боевые части в каторжных краях запрещалось тогдашним международным правом. Если так - то цари, согласившиеся устроить каторгу на пограничных землях - идиоты! Но коль нарушать ратифицированные соглашения нельзя, значит нужно убрать эту каторгу куда подальше. А взамен - населять остров нормальными людьми.
  Служащие моей канцелярии уже внесли кое-какие предложения. Из разорившихся казаков предполагалось создать два казачьих отдела в Поронайской и Сусанайской долинах. Климат там неплохой. Конечно, переселенные туда казаки хлеба не вырастят, но овощеводство и животноводство развить смогут. А заодно по мобилизации выставят два пеших казачьих горно-стрелковых батальона и две горно-артиллерийские батареи. Пренебрегать обычными мужиками тоже не стоит, да и куда без русского мужика. Мужикам тоже придется придумывать льготы. Ну и как вариант - вербовка рабочей силы из Кореи. Много конечно людей не поедет, но тысяч на двадцать человек рассчитывать будет можно. Если конечно обеспечить их работой. На корейцев в этом деле у меня особые надежды. Прежде всего потому, что это очень работящий народ. Нет такой работы, с которой бы они не справились. В этом плане они тем же японцам дадут фору. Им сейчас поднять голову мешает та безнадега, что сложилась в их стране. Уживутся ли они с русскими? Не беспокойтесь! Их менталитет вполне совместим с нашим. Будут ли они благонадежными поданными? Уверен что будут. Во всяком случае японцам они не друзья. И если над ними не издеваться, то за благодетеля-царя и новое Отечество они станут сражаться не хуже наших людей. "Желтая угроза"? Этими сказками кормите столичных краснобаев, а я слава богу не расист. Да и с чего мне им быть? Борьба за чистоту крови вообще вещь вредная. Доказано опытным путем европейскими аристократами. Там, где на этом зациклились, рано или поздно начнут сестер родных огуливать. Да что говорить - та же Аликс в этом плане является для меня предметом печали и тревог.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
  Отдельным пунктом программы был отчет Сергея Васильевича Зубатова о работе нелегальных курсов по изучению марксисткой науки китайскими курсантами.
  
  - Ваше императорское величество! Я конечно как смог так и наладил работу этого кружка, но я не совсем понимаю, зачем мы этим занимаемся? Считая своим долгом борьбу с революцией, я зачем то готовлю революционеров...
  - Сергей Васильевич, дорогой вы мой! Имеем перед глазами Британию, Францию и Швейцарию, которые не допускают у себя никаких революций и при этом почему то дают убежище разного рода бунтовщикам и смутьянам из других стран. Как вы думаете, зачем они это делают?
  - Я понял ваше величество! Значит мы...
  - Тоже боремся с собственными революционерами, не забывая при этом подкармливать смутьянов для наших соперников. И кстати, как обстоят дела с сыском внутри китайской группы?
  - Еженедельно я получаю пять отчетов о происшедшем от всех пяти учащихся.
  
  Ну до чего приятно работать с таким человеком! Даже не зная конечной цели этого странного направления работы, он смог поставить под наш контроль деятельность будущей КПК! Толковый он человек. Да не просто толковый. Гений политического сыска! Именно благодаря его усилиям, Московское охранное отделение добилось значительных успехов в борьбе с революционным движением. Кураторы мне говорили, что в эти времена, в революционных кругах Москву стали считать гнездом "провокации", а имя Зубатова произносить с ненавистью. Заниматься в Москве революционной работой считалось безнадёжным делом. Но знал я и о том, что в целом МВД Российской империи было воистину сборищем дуболомов, у которых нет своего Урфина Джюса. То что на фоне всеобщей серости и некомпетентности блистал московский уголовный сыск и подавал огромные надежды местный политический сыск, картины не меняло. Набравшее огромный вес МВД стало слишком неповоротливым. И менять в нем нужно было слишком многое. Того же Зубатова в моем времени элементарно сожрал болван-министр Плеве, искавший не способы исправления бед, а некий центр вселенского зла, уничтожив который можно решить все проблемы. Мак Сим Каммерер недоделанный!
  Но вот я, зная об этом, такого не допущу. Пора отделять политический сыск от уголовного. Московское охранное отделение и станет основателем нового министерства. Министерства Государственной Безопасности. И заниматься оно будет у меня не только традиционными для таких ведомств делами. Чтобы до конца понять, что способен измыслить этот необычный человек, я приложил тьму усилий для того, чтобы вызвать его на откровенность. Это удалось И я услышал такое!
  
  - Современное государство и не только наше, черпая для своих целей то богатство, что создано всем обществом, практически ничего не дает обществу взамен.
  - Погодите Сергей Васильевич, а как же безопасность? Разве его не государство обеспечивает.
  - Безопасность от внешнего врага оно конечно обеспечивает, но не всегда удачно. А внутреннюю безопасность? Я имею в виду не только защиту от преступников. Людей убивает в огромных количествах голод и распространение заразы. А государство даже не сильно этим обеспокоено. А ведь есть еще экономическое ограбление, с которым государство не знает как бороться. А еще есть прогресс, который с каждым годом усложняет нашу жизнь и мы не знаем, с какими страхами встретимся завтра. А государство как таковое, созданное для обслуживания интересов правящего класса, бессильно перед таким широким кругом проблем. Выход один: бороться со всеми этими трудностями государство должно совместно с обществом. Господа социалисты это прекрасно понимают, хотя и сильно лукавят. Они мечтают уничтожить само государство, но не понимают, что одно только общество не решит всех проблем. Нужна совместная работа общества и государства. Поэтому в грядущем веке процветать смогут только социально-ориентированные государства.
  
  Услышав такое, я едва не поперхнулся. Услышать от человека 19 века такое определение! А Зубатов тем временем продолжал. Он говорил о том, что нельзя вместе с водой выплескивать и младенца. За социалистами, как за общественным движением огромное будущее. Ведь их учение - это учение про улучшение жизни общества. А улучшив жизнь общества, можно значительно усилить и само государство.
  
  - Сергей Васильевич, разве вы республиканец?
  - Нет Ваше величество, я был и остаюсь убежденным монархистом.
  - Тогда как сочетать монархизм с тем, что вы мне изложили?
  
  Оказалось, что в представлении Зубатова, все это прекрасно сочетается. Республиканское правление - это удобная форма правления прежде всего для "денежных мешков". Допусти его и народ лишится возможности самостоятельно решать свои насущные дела. А значит при наличии формальных вольностей, он не сможет в полной мере ими воспользоваться. Задавать тон будет тот, у кого достаточная для этого сумма денег. Конституционную монархию Зубатов за монархию не держал. Это просто еще одна, более лицемерная форма республики. Монархия должна быть только самодержавной!
  
  - Обратите внимание ваше величество на то, что в Древней Греции народ был менее ущемлен при полновластных тиранах, нежели при правлении демократов. Именно при демократах народ терял всяческое политическое значение. Так и в России. Чем суровей правитель, тем больше у народа возможностей "сбросить очередного Ивашку с колокольни".
  
  И вот, по мысли этого человека, для проведения в жизнь нужных социальных преобразований, во главе не только государства, но и общества должен быть монарх. Это прежде всего позволит избежать стране гибельной анархии, неизбежной при всяком бунте.
  
  - То есть, по вашей мысли революцию делать нужно? И делать это должен царь-социалист?
  - Вы верно все поняли ваше величество. Наши революционные фантазеры совершенно не понимают, что такое революция, в которой принимает участие весь народ. Тем не менее, один неглупый анархист будучи со мной предельно откровенен, выразился грубо, но точно: "Революция - это когда графа ставят к стенке, а графиню в позу прачки!" Поэтому, чтобы такого не было, революцию нужно делать "сверху", опираясь на те возможности, что дает правителю формальная власть.
  - Даже царь не всевластен. Я не господь-бог. То общество, про которое вы мне говорите, оно не едино. И есть возможность того, что самая влиятельная часть нашего общества однажды решит, что царь какой-то ненастоящий. Вы про это подумали?
  
  Оказалось, что подумал. Есть мысли по поводу организации действенной народной поддержки усилиям царя-революционера. К сожалению в Российской империи деятельность политических партий под запретом. Революционеров это конечно бесит, но деятельность их не останавливает. Они вовсю трудятся над созданием подпольных партий и в один прекрасный день у них это выйдет. А что кроме полиции может противопоставить этому наше государство? Ведь монархистам тоже запрещено легально действовать. А разреши это и подобное будет выбиваться подобным. Ведь часть идей можно и перенять. Создать движение социал-монархистов совсем не трудно. У монархии появится весьма действенный политический инструмент
  Да уж! Силен человек! Насколько мне известно, через год он без всякой моей подсказки придет к идее организации легальных рабочих союзов. Не будем ему подсказывать преждевременно. А вот насчет партии - это весьма умно. С ее помощью можно создать себе неслабую опору на местном политическом Олимпе. Меня ведь угробить совсем нетрудно. Но что ты сделаешь с массовым (если все получится) движением организованных монархистов, выступающих за установление в стране социальной справедливости? Страшней социал-монархистов будут только большевики.
  Интересно, сработает ли это? Ведь при удачной реализации этой идеи, я получу огромную поддержку среди политически активной части образованного общества. Создать теоретический фундамент для нового движения несложно. Кое-что из трудов Владимира Ильича в памяти осталось. Так что с популярной в народе идеологией проблем возникнуть не должно. Но не стоит складывать яйца в одну корзину. Коль не выгорит этот вариант - выпускаем Ильича! Правда, в скором времени тому придется пройти через "предвариловку" и Шушенское. Но это ему не повредит нисколечко. В революционной среде, как и среди урок: чем больше у человека "ходок", тем лучше складывается его партийная карьера.
  Вы спросите, почему я ставлю на Ильича? А потому, что ни монархисты, ни кадеты с октябристами, ни эсеры с меньшевиками в моем времени не сумели удержаться у власти. Даже когда были при власти. А вот большевики это сделать сумели, хотя им никто больше десяти дней изначально не давал. Суметь что либо сделать для страны может лишь тот, кто сумел удержаться у власти. А это если не я, то большевики однозначно.
  Расставшись до поры до времени с Зубатовым, я засобирался в дорогу. Меня ждала северная столица. Готовый к немедленному отправлению царский поезд уже стоял в амбаркадере Николаевского вокзала, а я с Аликс и со своей свитой, провожаемый великим князем Сергеем Александровичем и приближенными к его особе лицами, готов был пройти на посадку. Помимо нас в амбаркадере хватало и пассажиров на иные рейсы, да и просто праздных зевак. Не успел я подумать про то, что подобное благодушие в вопросах безопасности многим будет стоить дорого, как из толпы зевак внезапно возникло четверо жандармов и решительно направились в нашу сторону. Первая мысль: случилось что то важное, раз они так спешат. Вторая мысль: странные какие то жандармы. Больше я ничего подумать не успел. Внезапно выхватив револьверы, липовые жандармы открыли по нам огонь. Наработанные рефлексы сработали безукоризненно: я быстро упал на бок и перекатился в сторону уходя с линии огня. Рука рефлекторно зашарила в поисках "ксюхи". Идиот! Какая "ксюха"? у меня с собой даже пистолета нет. Как нет их и у офицеров свиты. Только парадное холодное оружие! Толку от него. Огнестрельное оружие есть только у моей охраны, да охраны великого князя. А между тем раздались крики и женский визг. Не успел я вскочить, как на меня кто-то упал и по мундиру моему щедро разлилась чужая кровь. Тем временем, нападавшие выпустив по барабану, развернулись и бросились бежать в сторону толпы зевак. Опомнившаяся охрана не решилась открыть стрельбу из боязни задеть оцепеневших от неожиданности пассажиров.

Оценка: 5.19*201  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | М.Славная "У босса на крючке" (Женский роман) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | | Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | Е.Кариди "Бывшая любовница" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Мачеха для наследника, или К черту дракона! " (Юмористическое фэнтези) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"