Russischer Angriff: другие произведения.

Зеркало ранней советской жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Информацию можно найти везде!

Aj
  
  
  

Зеркало ранней советской жизни

  
  Ильф и Петров - советские писатели-соавторы Илья Ильф (настоящее имя - Иехиел-Лейб бен Арье Файнзильберг; 1897-1937) и Евгений Петров (настоящее имя - Евгений Петрович Катаев; 1902-1942). Уроженцы города Одесса. Совместно написали знаменитые романы "Двенадцать стульев" (1928) и "Золотой телёнок" (1931). Дилогия о похождениях великого комбинатора Остапа Бендера выдержала множество переизданий, не только на русском языке.
  Оба романа знаменитых писателей получили должное признание у читателей и в рекламе не нуждаются. И несмотря на то, что оба этих романа относятся к несерьезному вроде бы жанру, типа развлекательного чтива, ими можно пользоваться в качестве справочного пособия даже серьезным историкам. В частности авторы умудрились без малейшего занудства отразить все финансовые доходы и расходы наших героев с точностью до копейки. Особенно это характерно для "Двенадцати стульев". Благодаря этому мы можем судить о покупательной способности советского рубля и масштабе цен в 1927 году. Кроме того, в обоих произведениях отражено столько мелких деталей и примет жизни того времени, что претендовать на ранг "Энциклопедии советской жизни конца 20-х годов" написанное авторами имеет полное право. Естественно, имея под рукой такой нескучный источник, я давно хотел выдать нечто такое, на что другие не обращали внимания. И вот однажды перечитывая "Двенадцать стульев" я пришел к выводу, что ведь в них помимо прочего показана отвратительная работа не только советской милиции, но и ОГПУ! Чекисты просто не видят того, что у них творится под самым их носом.
  Анализ я начну с личности главного героя. Прототипом Остапа Бендера послужил реальный человек - инспектор одесского уголовного розыска Остап Шор. Именно рассказы этого человека и вдохновили писателей на создание образа "великого комбинатора". Большинство "подвигов" Остапа Бендера были совершены его прототипом до того, как он начал служить в уголовном розыске. Сейчас это кажется невероятным, но в те времена людям с уголовным прошлым путь в правоохранительные органы не был закрыт. Времена были такие. Поэтому, зная и уголовную, и ментовскую "кухню" изнутри, прототип героя снабдил авторов фактическим материалом аж на три книги. Написать третью часть похождений "великого комбинатора" была не судьба. Ильф умер от туберкулеза аккурат в 1937 году, что породило сплетню о том, что он якобы стал жертвой политических репрессий.
  Вот и подошли к самому главному. Либеральной публикой вызубрено как "Отче наш" утверждение о том, что под репрессии попали абсолютно невинные люди и вызваны они были не наличием в стране реальных врагов Советской власти, а исключительно низменными причинами. А вот Остап Шор с этим не согласен. Рассказывая Ильфу и Петрову о своих приключениях, он поневоле сообщал им о том, что многие остались на свободе совершенно незаслуженно. Потому что "органы" недоработали. И сильно недоработали. Причина? Скорее всего в элементарном неумении работать и благодушии. Вот смотрите, работники "Геркулеса" в "Золотом теленке" давно уже чувствуют, что им не помешает процедура, названная чисткой. Они ее реально боятся. Но в чем состоит эта процедура? А в выяснении некоторых деталей биографии каждого работника. "Что ты делал до 1917 года?" Вот какой вопрос волнует комиссию. Вообще-то логичней будет задать иной вопрос: "Что ты делал ПОСЛЕ 1917 года?" Но комиссии это неинтересно. А ведь это более важный вопрос. И его задает не комиссия, а Остап Бендер. И не просто так задает. Он хочет на этом деньги заработать. Благо грехов, более серьезных, чем непролетарское происхождение у "Геркулесовцев" хватает. Берясь за это дело, он не имеет никакой поддержки со стороны государства, а помощники у него - хуже не придумать. Ни Шура Балаганов, ни Паниковский, ни Адам Козлевич на гигантов мысли не тянут. Тем не менее сгодились и они. Затратив "позаимствованные" у Корейко десять тысяч рублей, Остап накопал в течении одного летнего сезона материала на десятки уголовных дел. Причем оказывая на "пациентов" исключительно методы психологического давления. Этого хватило для того, чтобы подпольный миллионер серьезно воспринял содержание всего лишь одной картонной папки и в итоге купил ее за миллион тогдашних рублей.
  Смешно? Но ведь авторы описали стандартный подход бюрократов, которые копались в малосущественных деталях биографии и пропускали мимо своего внимания то, что проверяемая ими фирма давно служит инструментом ограбления общества.
  А теперь представим, что чувствует житель Одессы, которого увольняют с работы только за то, что он до 1917 года держал мелкую лавочку, которая давным-давно экспроприирована? Конечно он пополнит ряды антисоветчиков! И в 1941 году он с радостью будет приветствовать фюрера. А вот если бы расследовали что-то иное, то эффект был бы иной. Из жертвы политических преследований он превращается в обыкновенного воришку. Ничем не лучше Шуры Балаганова. А кто у нас шьет "политику"? В основном это занятие для чекистов и органов партийного контроля. Но если разобраться по существу, то они своим тупизмом мешают работе милиции, оставляют безнаказанным нанесение экономического ущерба государству и плодят врагов Советской власти в обывательской среде. И вообще, чекисты мышей не ловят.
  Берем приключение Остапа в Старгороде ("Двенадцать стульев"). Сцену создания "Меча и орала". Кстати подобный эпизод у прототипа в активе был. Поэтому техника этого дела описана правдоподобно.
  Немного отвлекусь, чтобы объяснить некоторые вещи. Люди, понимающие толк в конспирации лишнего не болтают, даже если болтать придется много и долго. Они заранее учитывают, что разговор может быть подслушан или услышан "засланным казачком". Поэтому если запротоколировать разговор настоящих заговорщиков, то это не поможет вам собрать необходимые доказательства того, что заговор имел место быть. Из тщательно запротоколированных слов самого заговорщика этого не следует и нормальный суд не найдет тут состава преступления. Поэтому следователю придется строить доказательства на личном признании подозреваемых и показаниях свидетелей. В таких делах только так и бывает. Конечно, нужные показания можно выбить из человека и такое приходится делать. Но уже спустя два десятка лет, при проверке материалов уголовного дела, совсем иные прокуроры не найдут объективных доказательств вины. Именно это и показывают авторы. Их герой - тертый калач и технику дела знает. А вот Киса Воробьянинов - нет. Поэтому Остап приказывает Кисе молчать и щеки надувать, чтобы игры не испортил. Итак, рассмотрим действия человека, который чтит Уголовный Кодекс. Вот он сделав прозрачные намеки слесарю-интеллигенту, посылает его за "лучшими людьми города". А с компаньоном провел краткий инструктаж, заодно объяснив, что:
  
  - На плохие шансы я не ловлю. Дело будет поведено так, что никто ничего не поймет. "
  
  Конечно, он создает липовую антисоветскую организацию с целью облапошивания "клиентов", но все-равно страхуется. Фразы свои строит так, что "клиенты" слышат только то, что готовы услышать. Остап ничего не говорит о самом себе, но зато вполне безобидными намеками создает нужное ему впечатление у собеседников.
  
  Представленный Еленой Станиславовной владельцу "Быстроупака", Остап отвел его в сторону, предложил ему крепиться, осведомился, в каком полку он служил, и обещал содействие заграницы и полную тайну организации Первым чувством владельца "Быстроупака" было желание как можно скорее убежать из заговорщицкой квартиры Он считал свою фирму слишком солидной, чтобы вступать в рискованное дело. Но, оглядев ловкую фигуру Остапа, он поколебался и стал размышлять:
  "А вдруг!.. Впрочем, все зависит от того, под каким соусом все это будет подано"."
  
  Как говорится, нашелся хоть кто-то сообразительный. Правда и он понял на свой манер, но ключевая его мысль: "...под каким соусом все это будет подано", является правильной. Сцена где Остап представляется заговорщикам конечно на многое намекает, но тоже не компроментирует его. Он просто спросил своих собеседников про их прошлое и призвал крепиться. Ну а обещанное содействие заграницы тоже можно истолковать по-разному. Например, как обещание помощи со стороны революционного рабочего класса всего мира. Вот так и начинаются все заговоры. Ни одна сказанная собравшимися фраза не свидетельствует о том, что он есть. А уж речь Остапа - вообще шедевр!
  
  - Граждане! - сказал Остап, открывая заседание. - Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания - она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем. Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой. И те, и другие спят в своих постелях и укрываются теплыми одеялами. Одни лишь маленькие дети, беспризорные, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь. И мы, господа присяжные заседатели, им поможем."
  
  Как правило, следователя больше всего интересует содержание основной части разговора. И что в ней подозрительного? Люди просто решили анонимно помочь несчастным детям. Альтруизм и ничего кроме альтруизма! Где тут антисоветчина? Собравшиеся "лучшие люди" такой финт ушами вполне оценили:
  
  Владелец "Быстроупака" был чрезвычайно доволен.
  "Красиво составлено, - решил он, - под таким соусом и деньги дать можно. В случае удачи - почет! Не вышло - мое дело шестнадцатое. Помогал детям, и дело с концом".
  Чарушников обменялся значительным взглядом с Дядьевым и, отдавая должное конспиративной ловкости докладчика, продолжал катать по столу хлебные шарики.
  Кислярский был на седьмом небе.
  "Золотая голова", - думал он. Ему казалось, что он еще никогда так сильно не любил беспризорных детей, как в этот момент."
  
  Все прекрасно "понимают" что речь идет о заговоре против Советской власти. Но ведь "эмиссар" не только себя, он и их не подставляет! И начинается сбор средств на борьбу.
  Все это вызывает смех у читателя. Как ловко Остап облапошил этих идиотов! Но если разобраться, то смешного тут мало. Учтите, что реальный прототип Остапа Бендера на самом деле проворачивал эту комбинацию. Не по злобе. Просто ему потребовались деньги с наивных лохов. Вот только последствия этого даже в книжке серьезные. Остап ведь не объяснял вкладчикам, что все это лажа и Советскую власть он свергать не собирается. А вот вкладчики собрались. Липовое подполье в отсутствии Остапа, стараниями слесаря-интеллигента превращается в настоящее. Вроде бы ничего особенного они не делают. Просто делят шкуру неубитого медведя. Сами свергать Советскую власть они не собираются, резонно рассудив, что этим займутся специально обученные люди. Нечего путаться у них под ногами! Свою роль в предполагаемых событиях старгородские заговорщики видят в том, чтобы к моменту прихода интервентов сформировать органы гражданского управления оккупированной территории. Спустя полтора десятка лет все так и будет. Будут и бургомистры с городскими управами, будут в их распоряжении и специально обученные люди - полицаи. Смешные обыватели превратятся в совсем не смешных предателей.
  В романе "Союз меча и орала" ликвидировался сам собой. Нервы у заговорщиков не выдержали и они все как один кинулись доносить друг на друга чекистам. И что чекисты? Не нашли ничего серьезного и только посмеялись да отпустили восвояси этих чудаков. Но не все так просто. Когда Кислярский столкнулся с "великим комбинатором" во второй и третий раз, он оба раза стал объектом шантажа. В романе Остапа интересовали только деньги и ничего кроме денег. А если бы его интересовала политика? А такие люди в двух романах тоже показаны. Авторы их показали в виде смешных реликтов. Но это не более чем фантазия. Тот же Корейко, надевшийся дожить до прихода интервентов, показан совсем не идиотом. И мысль о том, что желательно ускорить ход событий, вполне могла со временем прийти в его голову.
  Итак, учитывая, с какой тщательностью авторы выписывали реалии той жизни, можно по-иному смотреть на материалы уголовных дел того времени. Не стоит верить в невиновность тех, кого обвиняли в контрреволюционной деятельности, только потому, что обвинения построены только на свидетельских показаниях и личном признании.
  Ни один человек, вставший на путь тайной борьбы, будучи в здравом уме не оставит прямых доказательств своей подрывной деятельности. Главные улики у него находятся в голове. И следователю придется эти улики вытаскивать на свет божий. Позже этим и занялись. Но весьма топорно. А ведь чекистам было у кого учиться.
  Дело в том, что руководство ВКП(б) прекрасно знало как делаются революции и что собой представляют революционеры. И потому незачем покупаться на внешнюю безобидность конкретного человека. В свое время юрист Ульянов, учительница Крупская, журналист Троцкий, гимназист Бухарин, сын владельца молочной фермы Зиновьев, студент Каменев... выглядели безобидными людьми. Они ведь не готовили покушений и диверсий. Как и многие интеллигентные юноши и барышни. Они даже не знали того, что ружье вовсе не с дула заряжается. Только книжки читали. Но именно они оказались опасней самых крутых террористов. И кто сказал, что с той поры что-то поменялось?
  Те же самые безобидные совслужащие, за Советскую власть только с девяти до пяти. А вот после пяти возможны варианты. Иногда неприятные. Недотепа Лоханкин на собственной заднице ощутил всю доброту бывших камергеров, да "трудящихся Востока".
  Самое интересное, что при прочтении романов становится понятно, каким образом бороться нужно было с этой заразой. Причем так, чтобы в виновности репрессированных не сомневались не только современники, но и далекие потомки. Дело в том, что любая тайная деятельность требует материальных средств. Чтобы их добыть и использовать, приходится пускаться в откровенную уголовщину. Лучше всех на свете эту истину знают американцы. Но ведь и Ильф с Петровым описывают тоже самое. Соответственно, в любом преступлении присутствует финансовый след. Если бы следователи ГУГБ занялись финансовой составляющей деятельности того же Тухачевского, то хищения в особо крупных размерах обязательно бы выявили. А вот за это тоже "вышка" полагалась. Вообще, отчитаться за израсходованные деньги всегда тяжко, если ты пустил их на что-то такое, что афишировать нежелательно. Отвечать на вопрос о происхождении денег тоже в некоторых случаях тяжко. Что на примере Кореко и показано.
  Так что не спешите относиться к "Двенадцати стульям" и "золотому теленку" как к чистой развлекаловке. Это хоть и смешная сказка, но намеки в ней совсем не смешные.

Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Е.Халь "Исповедник" (Научная фантастика) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Приговорён любить, или Надежда короля Эрланда" (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"