Russischer Angriff: другие произведения.

Забытый марш

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 6.61*9  Ваша оценка:

Aj
  
  

Забытый марш

  
  "Весёлая царица
  была Елисавет:
  поёт и веселится,
   порядка только нет"
  
  (А. К. Толстой)
  
  При всей своей любви к роскоши и светским развлечениям, Российская императрица Елизавета Петровна, была женщиной крепкой, ловкой, выносливой и неприхотливой. По-иному и быть не могло. Зачатая в походе и рожденная в разгар войны, выросшая в условиях постоянных переездов, она понимала толк в путешествиях и странствиях. Легкая на подъем, она никогда не засиживалась во дворцах. Ее физическая выносливость и походно-полевые навыки просто поражают. Веселые балы и бурные любовные приключения, могли неожиданно смениться пешим паломничеством по святым обителям или выездом на длительную охоту. Последние два обстоятельства следует пояснить.
  Пешее паломничество - это марш по тогдашним дорогам в любую погоду, с ночевками под той крышей, что господь в пути послал. А бывало что и лагерем в чистом поле становились. При этом темп движения был не ниже, чем у суворовских чудо-богатырей.
  Конная охота, которой она увлекалась с молодости, больше напоминала стремительные кавалерийские рейды по тылам врага. Иной такой охотничий рейд по пересеченной местности мог составить порядка 400 верст. Ночевка у костра под открытым небом, а самые интимные потребности удовлетворяются за ближайшим кустом. Вопросы личной гигиены? Снегом обтерлась, вот и все мытье! Жажда? А разве вода в лужах кончилась или не идут дожди? Да и реки с ручьями не пересохли!
  А погоню за убегающим зверем вы можете представить? Ведь убегающий зверь дорог не выбирает, а потому бешенная скачка с преодолением буреломов, плетней, с стремительным форсированием водных преград. Впечатляет? А ведь это еще не все. Зверя нужно не только догнать, но и подстрелить. Нет проблем! Царица прекрасно стреляла и из охотничьих ружей, и из охотничьего лука. Из последнего даже на полном скаку. И это не все. Не знаю, смогла бы она взять медведя, но кабанов на рогатину она не раз брала. Да и волка на нож ей приходилось брать.
  Кто знает, кем бы она стала, если бы жила в наше время, но тогда была тем, кем была - царицей. А раз так, то для того, кто добивался ее милостей, следовало чаще демонстрировать верноподданнические чувства. Такое возможно только тогда, когда ты находишься поблизости от императрицы. Конечно, не каждый верноподданный имеет возможность лицезреть ясно солнышко Елисавет Петровну, но всем и не требуется мозолить ей глаза. Зато тем, кто допущен ко двору - обязательно. И если у тебя плохая физическая подготовка - нечего и мечтать о карьере при дворе! Исключения делались только для страдающих от болезней и старости. Все прочие - в строй! Поэтому придворных кавалеров и дам можно было смело брать в нынешние ВДВ. Справились бы!
  Такое поведение - это не подхалимаж, а необходимое условие для служебного роста. Если взять знаменитую формулу "За Бога, Царя и Отечество", то в ней ясно расставлены служебные приоритеты. В первую очередь служение идее. Это обязательно для всех, даже для царей. Вторым по важности идет лояльность и преданность августейшему семейству. А вот любовь и преданность своей Родине стоит на последнем месте. Получается, что нелояльность к царю, более страшный грех, чем предательство своей Родины и народа. За продажу Родины тебя накажут конечно, но не до смерти, а вот за измену царю - секир-башка без вопросов. Ну а если веру предал - сам пожелаешь смерти, после того как с тобой начнут работать ребята из православной протоинквизиции.
  Я это объяснение даю для того, чтобы вы правильно поняли те мотивы наших предков, которыми они руководствовались в своих поступках. Именно эти мотивы и привели к той ситуации, в которой герой моего очерка получил возможность отличиться.
  Итак, государыне Елизавете Петровне понадобилось посетить Первопрестольную с некой важной целью. Решено - сделано. Вместе с царицей в поход умчался и весь остальной двор. Правда, на этот раз поездка была в каретах, но на темпы движения это не влияло. Двор передвигался по зимнему тракту, соперничая в скорости с ямщиками почтовой службы. Догнать его при этом - задача не из простых. Пребывание двора в столице планировалось достаточно долгим. А раз так, то следом выступила и гвардия. Что там было со всеми полками, я не знаю. Тут речь пойдет про славный Семеновский полк. Он как раз и выступил в поход. Из Петербурга полк вышел вполне организованно. А вот за городом все и началось!
  Все дело в том, что в гвардии служили не простые люди. После "Указа о вольности дворянской", рядовой состав пришлось набирать из простолюдинов, а до этого - сплошь дворян. Весь командный состав полка состоял из людей, совмещающих военную и придворную службы. Да и среди рядовых таких имелось достаточно. Что это означало на практике? А то, что для этих людей опоздание на придворные мероприятия было недопустимым поступком. Опоздать - значит проявить нелояльность. Это все-равно, что в 1937 году заявить на партийном собрании, что ты троцкист. Последствия такого поведения вы себе наверняка представляете. Не стоит списывать это на особенности российских порядков. Во Франции все было аналогично. А потому, выведя личный состав за город, командиры сели в кареты и бросились догонять царский кортеж. Вслед за ними сели в кареты и часть рядового состава. Остальные, кто не был допущен до исполнения придворных обязанностей, продолжали совершать пеший марш.
  То, что полк брошен на произвол судьбы, является диким для нас, но не для тех людей. Предъяви им претензии в пренебрежении воинским долгом и они бы искренне удивились этому. А что? Манифеста о начале войны не было, значит требование по постоянному присутствию командиров в расположении своей части является абсурдным. Солдаты такие же верноподданные как и офицеры, а значит просто обязаны добраться до цели невзирая на мешающие этому обстоятельства. Не добрался - значит изменник! Именно эти мы бы и услышали от них в ответ на свои вопросы.
  Можете себе представить, во что превратится воинская часть после полной потери командного состава и предоставленная сама себе. Правильно! Вооруженная банда, не соблюдающая ни строя, ни порядка, мгновенно забывшая про требования законов и уставов. К исходу дня, колонна не просто растянулась. Строй был потерян, подразделения перемешались. Самые шустрые вырвались вперед, самые слабые отстали. А на дворе зима и морозец доставал серьезно. Предстояла еще более холодная ночь. И вот, с наступлением сумерек, передовые толпы Семеновского полка вступили в то село, где и предстояла ночевка. Вот тут и началось настоящее веселье! Недаром русские люди того времени считали солдатский постой худшим из наказаний. То, что на постой становились части Русской Армии, а не какой-нибудь турецкой, положения не меняло. "Защитники Отечества" мало чем отличались от оккупантов. Даже те, кто был набран из крестьян, не проявляли ни малейшего сочувствия к своему же народу. А что говорить о дворянах? Замерзшие за день "воины" врывались в натопленные избы. Мест на всех не хватало, поэтому хозяев жилища просто выгнали на мороз, прочь из собственного дома! Правда не всех, об этом свидетельствовали громкие женские визги и плач. Чего тут церемониться с быдлом? Давай ребята, пускай ее по кругу! Да не суетись ты, всем достанется! Что? Ты не согласен? А кто ты такой? Отец? Бей его ребята! Пусть знают наших!
  Это типичная картина того времени. Такое регулярно происходило в любой даже "цивилизованной" стране. А если крестьяне давали отпор? Значит бунтовщики!
  Наверное все это продолжилось бы и дальше, если бы мест в избах хватило на всех. Но деревня не могла разместить весь полк. Кто-то остался мерзнуть на улице. Как только их набралось достаточно, начались попытки силой выбить шустрых счастливчиков из жилья. Опоздавшим тоже хотелось отогреться да с девками развлечься. Разом вспыхнули драки уже между однополчанами. А отстающие все подходили и подходили. Именно так вела себя даже гвардия того времени в обычном походе. Какой тут патриотизм? Какое тут боевое братство? Бандам эти понятия неведомы! И это только первая ночевка на пути к Москве. А сколько еще будет их? Впрочем, нашелся человек, который не забыл, для чего существует армия.
  Самым старшим по воинскому званию в этот момент был некий шестнадцатилетний капрал. И ему не понравились такие реалии военной службы. А что он мог сделать? Теоретически, он имеет право призвать любого к порядку, а на практике, кто станет слушать шестнадцатилетнего сосунка? Ну и что с того, что он дворянин? Мы тоже не из простых! Генеральский сынок говорите? Так и мы не в дерьме найдены! Сунься он по-глупому, то наверное что-то подобное он и услышал бы в свой адрес. Вот только не прост был юноша. Истину о том, что любой успех нужно готовить заранее, он уже знал. А потому задуманное им окончилось успехом.
  Не всем семеновцам нравился творящийся бардак. Служили еще в полку те, кто помнил совсем иные времена. Они начинали служить тогда, когда еще жив был Петр Первый. Они знали, как должна выглядеть настоящая гвардия, каким должен быть настоящий воинский порядок. Немного оставалось в полку старых гвардейцев, но именно у них нашел молодой капрал поддержку своим намерениям. А это не легко сделать. Не за всяким они пойдут, но за ним пошли. Почему? Может быть почувствовали старые волки, что перед ними тот, кто способен стать настоящим вожаком? Так или иначе, но они ему подчинились и поддержали. С их помощью, он привел в порядок тех, кому не досталось места в избах. Затем был штурм. "Счастливчики" были выгнаны на мороз, морды им отрихтовали, а затем поставили всех в строй. А затем, всем были нарезаны конкретные задачи. Больных и обессиленных разместили в избах. Прочие начали заготовку дров и развели костры. Были из подручных материалов организованы лежаки. В течении часа, табор превратился в нормальный воинский лагерь. Обитатели деревни были успокоены и получили задание на выделение продовольствия и стряпух. Бесчинств больше не было.
  Наступило утро. Подъем, завтрак, общее построение. Дальше двинулись в путь, соблюдая строй и порядок. Больных и ослабевших разместили на обывательских санях. За все время пути до Москвы, Семеновский полк не имел потерь ни умершими, ни отставшими. Более того, он прибыл в Москву гораздо раньше, чем ожидало его командование. Вот к чему приводят настоящие Befel und Ordnung!
  Такое было настолько нетипично для русского войска того времени, что на виновника успеха обратили внимание. Дальнейшая его карьера стремительной не была, но и задержек в ней было мало. До высших чинов дослужиться получилось. Прекрасно помня, во что превращаются даже отборные воинские части при потере управления, он станет требовательным командиром. И к обычным для того времени "солдатским вольностям" будет относиться нетерпимо. "Обывателя не обижай. Он нас поит и кормит" - вот урок, вынесенный еще с юной поры.
  "Дорога в тысячу ли начинается с первого шага", - так гласит старая китайская мудрость. Его первым шагом на командирской стезе была изложенная мной история. И это каким же нужно быть человеком, чтобы вот так сразу показать себя в этой непростой ситуации? Да, без в поддержки ветеранов, у него ничего не вышло бы. Наверное поэтому он всю жизнь относился с уважением к рядовым воинам. Но черт возьми! Неужели эти волчары сумели что-то в нем РАЗГЛЯДЕТЬ? Что они увидели в этом хрупком юноше? Неужели сразу ВСЕ о нем поняли?
  Такой вот оказался служебный трамплин. Я бы себе не хотел такого. Это только для избранных. А как звали избранного? Вы о нем наверняка слышали, знакомьтесь - Александр Суворов.
  
  

Заочный приговор в стихах

  
  Жизнь Александра Васильевича Суворова кто только не описывал. И поскольку прославился он на поле брани, то большинство авторов показывают нам прежде всего полководца. Причем такого, который уже родился в чине генералиссимуса. А еще, чтобы оживить сотворенного идола, обязательно изобразят его чудаком-чудаковатым, не забывая добавить замечание о том, что здоровьем богатырским наш герой никогда не отличался, часто болел и потому упорно обливался холодной водой.
  Если задуматься о здоровье Суворова, то образ хрупкого и хилого индивида начинает вызывать сомнения. Прежде всего потому, что он выжил там, где в точно таких же условиях, без всяких сражений вымирали целые вражеские армии. У того же Наполеона на Западно-Европейском ТВД от болезней и переутомления погибало до 25% личного состава. А в России и того больше. А ведь это были люди, чье здоровье было по современным меркам безупречным. Изнеженными их тоже не назовешь. Впрочем, русские чудо-богатыри тоже не были заговоренными от болезней. Доля тех, кто погиб на войне совсем не воинской смертью была и у нас велика. И не только рядовой состав вымирал. Высший командный состав болезни тоже не щадили. Как мрачно пошутил один армейский врач: "Три дня кровавого поноса и доблестная смерть на унитазе". Шутка действительно мрачная, но отражает суровые реалии того времени. Не всякий воин доживал даже до первого боя. Как известно, Александр Васильевич пережил все свои сражения, походы, войны и умер на восьмом десятке лет в своей постели. Ну а если учесть, что походы, выпавшие на его долю он совершал отнюдь не в теплой карете? Где пешком, а где и верхом, но всегда в одном строю вместе с подчиненными. А переход через Альпы? Суметь в 70 лет выдерживать заданный темп движения тоже непросто.
  Но и в бою он слабаком не выглядел. Исход боя в то время решался в рукопашной схватке. За всю свою жизнь, Суворов только один раз руководил сражением не покидая командного пункта - при штурме Измаила. Все остальные бои и сражения происходили с его личным участием. Приходилось подавать подчиненным личный пример. И даже будучи фельдмаршалом, он продолжал возглавлять атаки. В ту пору это было обычным делом. Высокий чин и знатное происхождение не являлись поводом уклониться от участия в атаке. Выжил он и в боях. А это значит, что как боец он превосходил большинство встретившихся ему противников.
  Что имеем в итоге? А получаем храброго, сильного, ловкого и выносливого бойца, да к тому же хорошего наездника. Вот вам и хиляк! Такого на улице встретишь и не подумаешь о том, что он может оказаться в схватке очень опасным противником.
  Трудно себе представить, что такой человек мог прожить жизнь и ничем не прославиться. Но такое вполне могло случиться. Это сейчас нам известно о том, что был он рожден для войны. Зато ему в юности так не казалось. В юности никто из нас не может уверенно ответить на вопрос: правильный ли выбор ты сделал? Собственно говоря, до поры до времени он не был свободен в своем выборе. Армейская служба в ту пору была обязательной для дворян. Полк, в котором выпало начинать службу, выбрал ему отец. Ну и дальнейшая судьба от воли Александра не всегда зависела. Возможны были варианты, что молодой человек пойдет дальше либо по полицейской части, либо по интендантской. Ни то, ни другое его не привлекало, но привычки отказываться от службы у него не было. А имея отца-генерала, не особенно и откажешься. Генеральские сыновья - это особая статья. Частенько они служат не там, куда Родина пошлет, а куда папа пошлет. Вряд ли у будущего полководца было иначе. Тем более, что родителя своего он уважал и слушался настолько, что даже будучи уже сам генералом, не осмелился устроить личную жизнь против родительской воли. Думаю, что мы должны быть благодарны мудрости и воле Василия Ивановича Суворова, державшего своего сына в ежовых рукавицах. А то неизвестно еще, что бы вышло из его сына. Ведь сын не только о полицейской или интендантской карьере не мечтал. Его и военная карьера не очень привлекала. Молодой Александр мечтал о славе поэта! Ни больше и не меньше. Наверное прославиться в ту пору на этом поприще было легче, чем в наше время. Вот только особых талантов в стихосложении юноша не проявил. Стихи его, неуклюжие и корявые, никак не могли превзойти по красоте своей творений Тредиаковского или Сумарокова. Пришлось оставить занятия не своим делом и сосредоточиться на военной службе. Известно, что из этого вышло. Гораздо меньше известно то, что с рифмоплетством Александр покончил не до конца. Иногда под настроение сочинял. И даже мог официальный документ оформить в виде стихов. На длинные поэмы его не хватало, но коротенькие стишки неплохо отражали то, что он испытывал в отношении конкретного человека в тот момент. Например, изнывая от тоски во время осады Очакова, он писал:
  
  "Я на камушке сижу,
  На Очаков я гляжу".
  
  Не шедевр однако, да и плагиат вполне возможен. Но что тут поделаешь, если грусть тоска от бездействия снедает? Какое тут вдохновение? Гораздо лучше писалось тогда, когда он пребывал в приподнятом настроении:
  
  "Слава Богу! Слава вам!
  Туртукай взят и я там!"
  
  Это тоже на шедевр не тянет. Но что есть то есть. Гораздо удачней у него выходило, когда он пребывал в нешуточной злости. Тут уж он мог выплеснуть в коротком стихотворении такое, что понимающим людям становилось по-настоящему страшно. Потому что знали: в некоторых делах Суворов никогда не шутит и слов на ветер не бросает. Он конечно не ровня своему отцу. У Василия Ивановича даже потомственные Рюриковичи на допросах "кололись" до самого донышка, а потом сходили с ума от перенесенных страданий. Нет, допросы с пристрастием сын не практиковал. Но и добреньким к тем, кого считал преступником никогда не был. Если нужно было расстреливать и вешать - расстреливал и вешал. Вот под этот топор едва не угодил Михаил Илларионович Кутузов.
  Дело это было в разгар знаменитого штурма Измаила. Правду сказать, об этом штурме как водится насочиняли тьму легенд. В частности о силе укреплений. Они действительно были сильны, но тех высоких стен, о которых любят писать все, кому не лень, тогда в природе не существовало. Они появились намного позже. После того, как взятый войсками А.В. Суворова Измаил был передан туркам по условиям Ясского договора, турки его превратили в более мощную крепость. Именно тогда и появились мощные каменные укрепления, которые уже в 1809 году штурмовали войска генерала Засса. При жизни Суворова этих чудес фортификации еще не было. Были рвы, валы и палисады. Но это еще не значило, что оборона была хилой. Дерево-земляные укрепления, это тоже укрепления. И слабых мест в них Суворов не нашел. Но самой главной частью укреплений являются защитники. А это были вовсе не тупые варвары. Прекрасные европейские армии от них частенько огребали по самое не могу. И смирно они за своими укреплениями сидеть не собирались. Поэтому главной проблемой русской армии, являлся гарнизон Измаила. Сдаваться на милость он не собирался. Поэтому морить его длительной осадой - только время зря терять. А значит - решительный штурм!
  Проблема была еще в том, что общепринятые тогда методы штурма крепостей в данном случае не работали. Штурмовать крепость так, как принято было во всем мире, значит обречь армию на неудачу. Приходилось поступать нестандартно. До штурма Измаила, основной задачей осадной артиллерии было разрушение укреплений. Так поступали во всем мире. Суворов потребовал от артиллеристов, не тратить пороха на разрушение укреплений, а привести к молчанию турецкие батареи. То есть, лишить турок важного средства ведения борьбы. Замолчавшие укрепления пехота и сама сумеет взять. До измаильского штурма, повсеместно применялась тактика "стрельбы по головам", когда лучники или егеря били по осажденным на валах, через спины атакующих. Суворов потребовал того же от артиллерии. Сопровождение пехоты "огнем и колесами" стало с тех пор незыблемым правилом боя. Пушки били не только с суши, деятельно участвовали в обстреле и орудия речной флотилии. От перебежчиков, турки знали в общих чертах план Суворова, но они не могли во многое поверить - настолько это расходилось с понятиями военной науки того времени. Штурм от реки турки считали не меньшим бредом, чем немцы атаку танков через болота, при операции "Багратион" в 1944-м. Еще одной отличительной чертой штурма Измаила является взаимодействие частей на поле боя. Когда войска не просто штурмуют какое-то укрепление, а атакуют с конкретной целью отвлечь внимание неприятеля и помочь своим войскам на соседнем направлении. Штурмовые колонны не просто одновременно двинулись на штурм, а помогали друг другу, заранее атакуя фланкирующие батареи, редуты и т.д., создавая условия для успеха соседей. Сегодня это является азбукой военной науки, обычной тактикой на поле боя, а тогда поступать так никому и в голову не приходило.
  Чтобы все это сработало так, как и задумано, Суворов принял решение не отдавать все на откуп командирам штурмующих Измаил колонн, а лично проследить за выполнением замысла и при нужде вносить необходимые изменения в рисунок боя. Это исключало необходимость лично участвовать в штурме. Главным местом управления боем впервые за всю его практику стал командный пункт. Как оказалось, не зря. Нашлась в его войске "паршивая овца" готовая по слабости своей загубить весь замысел! И главное, кто? Михаил Илларионович Кутузов! Вот уж от кого не ожидал такой свиньи!
  Тут нужно понимать такую вещь: одновременная и решительная атака сразу с шести направлений сковывало силы обороняющихся и лишало их возможности маневрировать силами вдоль линии обороны. Суворов заранее лишал врага возможности перебрасывать часть войск с пассивных участков туда, где решался исход сражения. И вот в самый напряженный момент штурма, дал слабину один из командиров. Просит разрешения на ретираду (отход). А этого делать никак нельзя! Дать возможность туркам перебросить подкрепления со спокойного участка туда, где их оборона может вот-вот рухнуть - значит загубить все дело на корню. Дать шанс противнику отбить этот штурм. А как мы помним: "... на штурм, подобный измаильскому, можно решиться только один раз в жизни". По-человечески, Михаила Илларионовича можно было понять. Его не нужно было учить тому, как стоять насмерть. Он это умел лучше многих на свете. Один раз он чуть ли на тот свет не отправился, получив рану, с которой обычно не выживают. Трусом он не был, но упорного боя с той поры старался избегать. Он как правило стремился не столько одолеть противника в прямом бою, сколько перехитрить его всячески, построив ловушку на ровном месте. Это его стиль. Суворов про это знал и когда требовалось - использовал. Но сегодня от Кутузова требовались стойкость и свирепый натиск. А как этого добьешься, если сам командир пал духом и не надеется на успех? Тут мало запретить отступать. Толку с этого? Кутузов будет просто изображать штурм сберегая своих солдат, а значит не сберегая жизни солдат своих соседей. Тут стоило поступить немного иначе, чтобы вновь прыть появилась.
  Ответ Суворова известен. Вот только сотрудники музея А.В. Суворова, уверяли нас, что он сильно был приглажен историками. На самом же деле, обозлившийся не на шутку Суворов, проявлять излишнюю деликатность не стал. Ответил коротко, по существу и в обычной своей манере. Стихами!
  
  "Ты меня знаешь, я тебя знаю,
  Ретираду не утверждаю.
  И ты одноглазый мудила,
  Теперь комендант Измаила!"
  
  Чтобы понять, что именно прочел Кутузов в этом кратком послании, нужно знать и самого Суворова и порядки того времени. Не просто так он назначал Кутузова комендантом не взятой еще крепости. Это вовсе не награда. Дело в том, что за сохранность любой крепости отвечал ее комендант. И за сдачу ее противнику он тем более нес ответственность. Уголовную. Можно не сомневаться в том, что на момент получения Кутузовым озвученного выше ответа, адъютант Суворова уже успел оформить приказ о назначении Михаила Илларионовича на новую должность. И теперь, если крепость останется в руках врага, виноватым будет ее комендант. Как я писал выше, с теми кого Суворов считал преступниками, он поступал безжалостно. Уж про это его подчиненным было прекрасно известно. Тем более, что отдать находящегося в его подчинении коменданта крепости под суд, он имел полное право. А трибунал известно что решит. Смерти Кутузов вряд ли боялся. А вот быть при этом опозоренным... Так что выбирать ему пришлось не между победой и смертью, а между победой и позором. А погибнуть можно и в бою. Со славою.
  Такие вот стишки писал иногда Александр Васильевич. Доходчивые.
  
  

Из генералов - в мичманы!

  
  А.В. Суворов был человеком, разносторонне развитым. Правда, в отличии от того же Куропаткина, он "академиев не кончал". Не было в ту пору в России Академии Генштаба. В отличии от Тухачевского, военного училища он не смог закончить ни с отличием, ни без отличия. Почему? А не было тогда военных училищ в России. Был правда Шляхетский корпус, но считать его военно-учебным заведением можно было с натяжкой. Корпус был более похож на курсы ликбеза, где молодые дворяне преодолевали свою культурную отсталость. Да и попадали туда немногие. Лучше обстояли дела с подготовкой офицерских кадров для флота и корпуса военных инженеров. Но флот юношу не привлекал, а с военными инженерами все было непросто. С одной стороны не самый высший свет, а с другой стороны даже графьям с князьями пролезть в их касту было сложней чем в гвардейский полк. Потому что служба у инженеров была очень ответственная, планка требований к кандидатам очень высокой и оправданий в том что туп и ленив там не принимали. Из знатных особ туда первым смог пролезть великий князь Николай Павлович, будущий император Николай Первый. Да и то, после того, как будущий граф Аракчеев его по математике хорошенько натаскал. Правду сказать, из Николая Первого получился совсем неплохой инженер, но на прочих царях природа отдохнула. Чистой воды гуманитарии. Но во времена Суворова об образованных царях можно было только мечтать. Ну а у дворян тоже всякое бывало. Кто-то получал образование за границей, кто-то в только-что открытом Московском университете, ну а всем прочим приходилось довольствоваться домашним образованием. А оно бывало разным. Например, таким, как у Митрофанушки из "Недоросля" Фонвизина. Суворову в этом плане повезло. Отец его отличался не только свирепостью нрава, но и широчайшими познаниями. Например, труд знаменитого фортификатора Вобана на русский язык перевел именно он. Стоит ли удивляться тому, что он сумел найти сыну достойных учителей. Но и сын отца не подводил. С ценимой во все времена способностью к обучению у Александра Васильевича был полный порядок. Так что хотя он никогда не имел дипломов об образовании, темнотой и невежеством не страдал. Многие науки, необходимые ему для военной деятельности, он освоил самостоятельно. В частности, он был неплохим топографом и фортификатором. Мне приходилось видеть среди музейных экспонатов те карты и чертежи, которые он вычерчивал лично. Чертежи и карты в его исполнении выше всяких похвал.
  А раз человек знающий, то однажды ему поручили укрепить границу со Швецией, наименее дорогим способом. И Александр Васильевич взялся за порученное дело. Проблем с укреплением сухопутных рубежей не возникло, дело было хорошо знакомым и давно освоенным на практике. Но были еще места, которые следовало обезопасить со стороны моря. В общем, береговые укрепления он тоже умел строить, но их где попало их не расположишь. Нужно было предварительно произвести промер глубин. Только вот беда - своих гидрографов армия не имела. Нужные специалисты были на флоте. А это совсем другое ведомство. Значит, без сражения с бюрократами не обойдешься.
  Последнее обстоятельство и побудило Суворова, обратиться к морякам напрямую. Командовавший в тот момент одной из эскадр Балтийского флота англичанин, ответил на эту просьбу отказом. Логика англичанина была проста: отдавать боевой корабль в распоряжение некомпетентного сухопутчика чревато. Можно и корабль потерять и экипажа лишиться. И что с того, что генерал знаменит? Для него он все-равно не авторитет! Отписываясь от Суворова, англичанин высокомерно сообщил ему, что если бы Александр Васильевич имел чин мичмана, то тогда да, он бы доверил ему любой из своих кораблей.
  Что делать? Видимо написание жалоб в Петербург, да споры с диванными моряками из Адмиралтейства Суворов счел более безнадежным делом, а потому ответил что согласен через два месяца выдержать экзамен на чин мичмана, если ему предоставят возможность для практических занятий на корабле.
  Это был очень отчаянный поступок. Адмирала очень не любили собственные подчиненные. За въедливость, дотошность, суровый нрав... И прозвище ему дали как им казалось весьма обидное - Бушприт. Это за феноменально длинный нос, что украшал его лицо.
  Ответ Суворова, Бушприта весьма позабавил: опустить местную знаменитость ниже плинтуса? Это будет хорошей забавой! Так что он ответил согласием. Правда, адъютант адмирала, предупредил, что чудак-генерал не так прост, как кажется. Он водит дружбу с прославленным Ушаковым и уж с гребными флотилиями, он точно дело имел. Как бы тут на конфуз не нарваться. Тем не менее, Бушприт принятого решения менять не стал.
  И вот настал обещанный день. Аттестационная комиссия собралась на флагманском корабле. Прибыл и экзаменуемый. Сперва, шла сдача теории. Вопросы задавал в основном англичанин, бывший действительно опытным и знающим человеком. Суворов отвечал уверенно, без запинки и главное - правильно. Тогда экзаменатор, на ломанном русском языке, объявил:
  
  - Это был теорий. Практик важней. Будем смотреть практик!
  
  Вот тут и таилась засада: тебе завязывают глаза и экзаменатор называет какую-либо часть корабля или деталь оснастки. Нужно пройти и ткнуть пальцем в указанную деталь. Никакой предвзятости тут не было. Адмирал и своих офицеров так же гонял. Александр Васильевич и этот вызов принял. Долго его гоняли по всему кораблю. И все шло без сучка и задоринки, до тех пор, пока англичанин не спросил:
  
  - Что есть бушприт?
  
  Суворов повернулся на звук голоса, уверенно прошел к своему мучителю и ухватил его за нос. Провал? Отнюдь! Бушприт оказался славным человеком и обижаться не стал. Он рассмеялся, показывая всем, что считает случившиеся остроумной шуткой и объявил, что экзамен успешно сдан. Тут же, не сходя с места, был выписан патент на чин мичмана и было объявлено, что любой выбранный его превосходительством корабль эскадры, немедленно поступает в его распоряжение.
  
  Так что был и такой путь получения морского звания. И знаменитое поздравление Суворова, где он сообщал адмиралу Ушакову, что желал бы быть при сей виктории хотя бы мичманом - это не кокетство. Чин мичмана, фельдмаршал заработал честно. А вы бы так сумели?
  
  

ПРОДА

  
  

"Мой любезный друг Иосия..."

  
  Высказывание о том, что у победы множество творцов, а поражение всегда сирота, знакомо многим. Первая часть выражения - чистая правда. Успех в любом заметном и сложном деле действительно является плодом коллективных усилий. Иначе и быть не может. В военном деле так же как и везде. Кто-то удержал важный рубеж, не располагая для этого потребными ресурсами, за счет превосходства по морально-волевым качествам. Кто-то сумел провести подразделение там, где людям вообще невозможно пройти. Другие сумели выполнить стоящую перед ними задачу, применив что-то новенькое, ранее не встречавшееся на практике. Тут все понятно. Ну а что касается поражения... Никто не хочет признаваться в том, что он в самый ответственный момент драпанул и потому его товарищей противник уничтожил ударом в спину. Что мог добиться успеха, если бы рискнул, но побоялся риска. Что танковый корпус остался без топлива, потому что ты это топливо продал хлебосольным селянам. Что войска вымирали от голода, потому что лично ты, будучи пьяным, нечаянно спалил продовольственный склад. Нет! Тут лучше все валить на дурное начальство, которое не догадалось контролировать поведение таких как ты. Вот и выигрывает у наших историков войны некий народ вопреки воле Неизвестного Главнокомандующего, а драпают до самой Москвы Неизвестные Личности под руководством Известного Всем Тирана.
  Этот рассказ о том, как делили славу за одержанную победу. Вообще то, награждение непричастных - традиция давняя и почтенная. Вот русские войска под руководством А.В. Суворова взяли неприступный Измаил. Понятно, что скупиться на награды командование не будет. Наградят всех: и невиновных, и непричастных. А какую награду должен за это получить генерал-аншеф Суворов?
  Наша армия, которая многому училась у немцев, в таких делах руководствовалась немецкими же военными традициями. А что положено по этим традициям? Звание фельдмаршала.
  
  "До сих пор было принято, что условием получения такого отличия было (если не считать фельдмаршалов, назначенных императором Вильгельмом II в мирное время) самостоятельное руководство кампанией, выигранное сражение или завоеванная крепость"
  (Эрих фон Манштейн "Утерянные победы")
  
  То есть, по принятым в Германии и России порядкам, Александр Васильевич звание фельдмаршала полностью заслужил. Присвоили? Да! Но не ему. За взятие Измаила в фельдмаршалы был произведен тот самый князь Потемкин-Таврический, в честь которого потом знаменитый броненосец назвали. Князь не имел никакого отношения к взятию этой крепости, но награждение непричастных - это святое! Интересно, а если бы штурм не удался, стал бы Потемкин примазываться к поражению? Ответ очевиден. А как же Суворов? Его вот так прям и не наградили? Наградили. Произвели в подполковники лейб-гвардии Преображенского полка. Вроде бы и соблюли приличия. Но был один противный в этом деле момент, не присвоить честно заслуженное звание могли по одной лишь причине: если сам Суворов совершил какой-нибудь позорящий его поступок. И что думать про это совершенно посторонним людям? Уж ударили, так ударили! Не случайно Суворов этот момент своей жизни называл "Стыдом Измаильским". Мало того, что незаслуженно опозорили человека, так еще и победу у него украли!
  Впрочем, доставалось в жизни Суворову много и часто. И при дворе его ранили куда чаще, нежели в битвах. А про украденные победы и говорить нечего. На войне как и в мирной жизни, славу друг у друга воруют так же часто, как и авторство произведений, изобретений, открытий. Суворову к подобному было не привыкать. Но были в его жизни и другие моменты.
  Итак, немногим раньше, союзные России австрийские войска под командованием генерала от кавалерии принца Фридриха Иосии Саксен-Кобург-Заальфельдского попали в сложное положение. На 18 тысячный австрийский корпус шел турецкий 30-тысячный корпус Юсуф-паши. Задачей турков было разбить поочередно сперва австрийские войска, а затем войска Суворова, в распоряжении которого в тот момент было 7 тысяч человек. Турецкий план стал известен принцу, который послал Суворову депешу о том, что в одиночку он не может противостоять турецкому войску и просит Суворова прийти к нему на помощь. Суворов внял просьбе принца и через 26 часов после совершения 40-верстного марша соединил свои войска с войсками союзника. Вот тут и началось самое интересное.
  Сразу вопрос: кто должен командовать всем этим парадом? Суворов и Кобург в равных чинах. Один нетитулованный дворянин, а другой аж целый принц! И по должности Суворов на ступень младше принца. Войск у принца больше и это его зона ответственности. Логичным было бы, если бы объединенной армией командовал сам принц. Обычно так и решают. Произошло строго наоборот - командовать сражением под Фокшанами стал Суворов! Оно окончилось победой.
  Спустя месяц ситуация повторилась. Только на этот раз армия Юсуф-паши была уже стотысячной, но задача у нее была прежней: разбить противников поодиночке. И опять принц обращается за помощью к Суворову. Суворов и на этот раз не подвел. Его войска, преодолев за 70 часов 80 верст, вовремя соединились с войсками союзника. Так же, как и при Фокшанах, командование взял на себя Суворов. И вновь победа! На этот раз при Рымнике. Причина такой уступчивости принца не в том, что он был столь скромен или лишен амбиций. Наоборот! Вся его предыдущая биография говорит о том, что он был и честолюбив, к власти неравнодушен, и обладал сильной волей. Просто помимо всего этого, он понимал и вот такие вещи:
  
  "И так уже неприятно, когда штабу армии приходится командовать, кроме своей, еще одной самостоятельной армией, но эта задача вдвое труднее, если дело касается союзнической армии, тем более что между этими двумя армиями существуют не только известные различия в организации, боевой подготовке, командной традиции, что неизбежно бывает у союзников, но что они также существенно отличаются по своей боеспособности. Этот факт делал неизбежным более энергичное вмешательство в управление войсками армии союзников, чем это принято внутри нашей армии и чем это было желательно в интересах сохранения хороших отношений с союзниками".
  
  (Эрих фон Манштейн "Утерянные победы")
  
  Так что не просто так Иосия согласился со старшинством союзника, уступающего ему в должности, знатности и числу войск. Да и офицеры его штаба судя по всему, дураками не были. Губить общее дело ради удовлетворения пустых амбиций никто не стал. А положение было отчаянным. Русские на помощь конечно пришли, однако мысль о том, что можно не только отбиться от турок, но и разгромить их вчистую, казалась бредом. Так никто не воюет! На деле оказалось, что можно и так воевать.
  
  - В малом войске больше храбрецов, - убеждал принца Александр Васильевич, - зато в большем войске больше беспорядка.
  
  Тут важно не то, что Иосия ему поверил. Главное то, что принц сумел вбить в головы своим подчиненным мысль о том, что русский чудак-генерал прав и знает как победить. Выходит, что собственные войска верили своему командиру. Мы как то забываем про то, что австрийцы тоже имеют все основания гордиться Фокшанами и Рымником. А ведь это так. В обоих битвах они ни разу не подвели своего союзника. Тяжелых и даже отчаянных моментов хватало. Приходилось надеяться на то, что союзник не дрогнет, не подведет и точно выполнит поставленную задачу. Так оно и произошло.
  А потом, когда удача улыбнулась отважным и наградила их победой, настал момент дележа славы. Как я уже писал, собственное начальство к Александру Васильевичу частенько было несправедливым. Многое зависело еще и от того, что напишет в своей реляции сам принц. А принцы только в сказках бывают благородны. Зато в жизни готовы и обмануть, и украсть. Тем более лавры победителя. На этот раз все было не так. Присваивать себе лавры победителя Иосия Кобург не стал. Что он там отписал в Вену, я не знаю, но в результате его донесения, правители не поскупились на награды. За победы сам Суворов был возведён Екатериной II в графское достоинство с названием Рымникский, получил бриллиантовые знаки Андреевского ордена, шпагу, осыпанную бриллиантами с надписью "Победителю визиря", бриллиантовый эполет, драгоценный перстень и Орден Святого Георгия 1-й степени. Император Иосиф II пожаловал Суворову титул графа Священной Римской империи.
  Не обошли награды и почести и самого принца. За Фокшаны, в ознаменование одержанной победы император Иосиф II наградил принца Кобургского большим крестом ордена Марии Терезии с бриллиантами. Принц представил полученную награду своей собранной армии следующими словами: "Я обязан этим почётным знаком вам, мои братья!".
  Победа при Рымнике добавила Иосии еще больше славы и уважения. Эту войну он завершил уже в звании генерал-фельдмаршала Священной Римской Империи, на десять лет раньше, чем это вышло у Суворова. В 1792-1793 годах композитор Иоганн Михаэль Гайдн, сочинил "Марш Иосии Кобурга"
  Собственный талант и успехи на поле боя позволили принцу Кобургскому в течение самого короткого времени подняться до высоких военных чинов. Самыми крупными успехами были победы над турками. В боях против войск Французской республики он не смог завоевать большой славы. Тут стоит отметить, что этому во многом способствовали дух соперничества и интриг, царивший в среде старших чинов армии союзников.
  Принц Фридрих Иосия Саксен-Кобург-Заальфельдский всегда прекрасно владел собой. Это свойство сопровождало его на протяжении 38 лет службы, во время которой он участвовал в 13 кампаниях и 16 сражениях. Даже с его небольшим свободным временем он находил его для занятия военными науками. Будучи лично очень смелым человеком, как полководец он действовал очень осторожно, иногда даже чрезмерно осторожно и потому был более склонен к оборонительным операциям. То есть, на военном поприще он был вполне удачлив. Ну а неудачи не приводили к тяжким последствиям. Он так и не был ни разу разгромлен.
  Казалось бы, зачем ему вспоминать о заслугах русских варваров? Можно по примеру большинства союзников заявить, что они все выиграли, а русские только под ногами путались. Но не стал Иосия так поступать. Наоборот, он всегда подчеркивал, что является лишь "учеником великого Суворова". Редкое благородство!
  В 1799 году он и Суворов встретились вновь. Александра Васильевича после снятия очередной опалы ждала Италия, а принц наоборот был в немилости. И тоже благодаря стараниям завистников. Хотя Суворов лишним временем не располагал, но все-равно навестил "любезного друга Иосию". Что интересно, к талантам австрийских генералов наш фельдмаршал особого уважения не проявлял. Получив разрешение воевать так, как сам считает нужным, он гонял австрийцев как вшивых по бане, не забывая при этом покрикивать на них и высмеивать их бездарность. Зато для Иосии он сделал исключение. Дело не только в том, что они в свое время образовали почти идеальный тандем на поле боя. Как ведущий и ведомый в авиации. Главное, что они и в славе не подгадили друг-другу. А это в основном заслуга Иосии. Его справедливость, честность и верность, соединенная с отвагой и достаточным талантом, были хорошим подспорьем нашему полководцу. Кто знает, как бы сложилась дальнейшая война с французами, если бы Иосия не попал в немилость? Вдвоем с Суворовым они могли добиться более впечатляющих успехов, просто за счет того, что не возникло бы обычных в коалиционных войнах склок между союзниками. Возраст вполне позволял австрийцу ходить в походы. Годами он был моложе Суворова. Порыв русских войск всегда был бы дополнен надежностью и основательностью войск союзников. Видимо сам Суворов это прекрасно понимал. Потому и смотрел на принца как на настоящего благородного друга и жалел, что злая судьба мешает им вновь быть соратниками на поле боя.
   "Мой любезный друг...". Мало к кому Суворов так обращался.

Оценка: 6.61*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"