Russischer Angriff: другие произведения.

Два офицера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.95*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Крестьянин и шляхтич.

Aj
  

Два офицера.

  
  В последние годы, принято среди наших патриотов, говорить, что из всех поляков, лично он уважает только Рокоссовского и Дзержинского. Иногда, уважение высказывается и к Ю. Пилсудскому. Впрочем, это не показатель презрения ко всем полякам. Люди подчеркивают, что их презрения удостаивается только шляхетское сословие, а простому народу, они искренне сочувствуют. Может это и является справедливым в отношении сословия, но по отношению к отдельным людям, такой подход не всегда справедлив. Вот давайте рассмотрим поведение на войне, двух польских офицеров. Один из них, майор Хенрик Сухарский, был крестьянским сыном.
  Вот его фотография:
  
 []

Майор Хенрик Сухарский.
   Руководитель обороны Вестерплатте.

  
   Послужной список его таков:
  
   13 февраля 1917 года добровольцем поступил в австро-венгерскую армию; нёс военную службу в маршевом (или запасном) батальоне 32-го стрелкового полка австрийского ополчения "Оборона страны" (Lándwehr) в Боснии и Герцеговине.
  В феврале 1918 года окончил Школу офицеров запаса в городе Опатов (в оккупированной австро-венгерскими войсками Радомской губернии Российской Республики) и, в чине кадета-аспиранта, был отправлен в составе 9-й роты 32-го стрелкового полка австрийского ополчения "Оборона страны" на Итальянский театр военных действий Первой мировой войны 1914-1918 годов, однако, заболел малярией и провёл остаток войны в госпиталях.
  По своему возвращению, в Польшу, 7 февраля 1919 года поступил в армию польского буржуазно-помещичьего правительства; нёс военную службу в 16-м пехотном полку, затем был командиром роты в штурмовом батальоне 6-й пехотной дивизии; участвовал в отражении вторжения войск чехословацкого буржуазного правительства в Силезию.
  Отражение вторжения, это громко сказано. На самом деле, вторжение чехословацких войск, отразила Арбитражная комиссия, из представителей ведущих держав Антанты.
  В марте 1919 года, участие в Советско - польской войне 1919-1920 годов и в Польско-литовской войне 1920 года; в июне 1919 года получил воинское звание капрала, в сентябре 1919 года - подхорунжего, 14 января 1920 года - подпоручика.
  И здесь тоже, за громким названием, совершенно противоположный смысл. Все его участие в этой войне свелось сначала, в несении гарнизонной службы, а затем в эвакуации за Вислу. То есть, за четыре года службы, в боевых действиях участия не принимал.
  В межвоенный период, продолжал нести военную службу: в 1922 году получил воинское звание поручика, 19 марта 1928 года - капитана. .
  С 3 декабря 1938 по 7 сентября 1939 годов Сухарский - комендант Транспортного военного склада (ТВС) на полуострове Вестерплатте.
  Служба, что называется без отличий, тем не менее, награды не обошли героя. К началу Второй Мировой, он был награжден: Серебряным крестом Военного ордена "За боевые заслуги" (30 августа 1920 г.), 2 крестами "За доблесть", золотым крестом "За заслуги", памятной медалью "За Войну 1918-1921 годов" и медалью "10-летие обретённой вновь независимости". Впрочем, что это за герой, мы увидим позже. А пока посмотрим, какую задачу ему поставило командование, в случае начала боевых действий.
  
  План Главного штаба ВП предусматривал в случае германского нападения (или путча в Гданьске) переброску сюда Интервенционного корпуса. Который должен был захватить Гданьск, а через 12 часов прийти на помощь гарнизону Вестерплатте. Сил и средств, для выполнения этой задачи, по мнению Сухарского было недостаточно.
  31 августа в Вестерплатте прибыл подполковник Винценты Соботинский из Генерального комиссариата РП в Гданьске. Он проинформировал майора Хенрика Сухарского об отмене принятого ранее решения о защите польских объектов в Гданьске и расформировании Корпуса. Подполковник сообщил также, что немцы, скорее всего, нанесут удар завтра утром и призвал Сухарского к принятию взвешенного решения. Впрочем, задача на удержание занимаемых позиций, не отменялась. Просто, подход подкреплений должен был произойти в течении 36 часов. По словам одного из свидетелей, капрала Мечислава Врубеля, после этой беседы "Сухарский вышел с сине-зеленым лицом". Тут вообще то, не только поменяешь цвет лица. Гарнизон уже не получится эвакуировать. Времени не хватит. Остается лишь два выхода: либо сдаваться, либо погибать.
  
  
СОСТАВ ГАРНИЗОНА:
  
   5 офицеров
   3 хорунжих
   14 кадровых военнослужащих сержантского состава
   27 военнослужащих сержантского состава срочной службы
   7 сверхсрочников - военнослужащих сержантского состава
   1 сверхсрочник - моряк старшинского состава
   2 кадровых моряка старшинского состава
   17 старших легионеров и стрелков
   102 легионера и стрелка
   7 гражданских чиновников
   18 вольнонаемных работников
   1 начальник ж.-д. станции ПГЖД
  Всего - 205 человек (должно было подойти подкрепление 700 человек)
  
  
ВООРУЖЕНИЕ:
  
   1 орудие 76,2 мм с 330 снарядами. Уничтожено уже 1 сентября (после 28 выстрелов)
   2 противотанковых орудия калибра 37 мм. Участвовали в отражении попыток немцев поджечь Вестерплатте с помощью дрезины с бензином
   4 миномёта "Брандт" калибра 81 мм с 860 снарядами. Уничтожены при налете 2 сентября (после 104 выстрелов)
   41 пулемёт (16 тяжелых, 17 ручных и 6 легких)
   160 винтовок
   40 пистолетов
   Около 1000 ручных гранат, как наступательных, так и оборонительных.
  
  
  1 сентября 1939 года началась война. Гарнизон был атакован превосходящими силами немцев. Впрочем, поначалу положение не казалось безнадежным. Конечно, поддержка немецкой атаки орудиями линкора - это солидный козырь. Но с живой силой у немцев не все было в порядке. 6 тысяч полицейских - это выглядит солидно на бумаге, но штурмовать укрепленные позиции - это не для них. Бригада SS-Heimwehr Danzig (около 2 тысяч человек) - это тоже выглядит внушительно. Но по факту, это просто ополчение из жителей Данцинга. Именно поэтому, на борту ЛК "Шлезвиг-Гольштейн", находилась штурмовая рота морских пехотинцев, имеющая обученный личный состав численностью 500 человек. По идее, ее одной должно хватить, для штурма не слишком сильных укреплений. Но, "Сила укреплений, равна крепости защитников". А в первый день, оснований для уныния и паники, у польского гарнизона не было. Удалось ценой малых потерь, отразить три немецкие атаки, уничтожить полицейский пост, подавить несколько пулеметных гнезд и нанести немцам существенные потери в живой силе. Правда надежды на помощь не было, но и это еще не аргумент для тех, кто не любит задирать руки в гору. Мой вам совет, если когда-нибудь, окажетесь в подобной ситуации, не спешите считать, что все пропало. Даже у побеждающей стороны, после первого выстрела, нарушаются все планы. Кто может знать заранее, как отразятся ваши действия на ходе войны? Иногда, упорная, до последней крайности, оборона, какого-нибудь невзрачного пункта, сохраняет целостность обороны всех ваших войск. Бой за "домик лесника", разрушенный свинарник, развалины часовни, может оказаться боем за ключевой пункт стратегического значения. Эти вещи, должен, прежде всего, понимать военный человек. Целью действий командира на войне, является не сохранение жизни личного состава, а достижение победы над врагом. Пусть даже ценой гибели своих людей. Воин - не умеющий побеждать, не нужен никому! В отличии от защитников Брестской крепости, у гарнизона Вестерплатте, до самого конца обороны была связь со своим командованием. А командование приказа на сдачу в плен не давало. А значит рассуждать о бессмысленности сопротивления, никто из защитников не имел права. Все ли это понимали? Следующий день обороны, показал, что не все.
  
  2 сентября 1939 года, по позициям защитников Вестерплатте, немцы нанесли авиаудар.
  Массированная бомбардировка оказала на осажденных, сильнейшее психологическое воздействие. Среди личного состава вспыхнул бунт, который был подавлен самым жестким образом. Четверо военнослужащих были расстреляны возле электростанции и одноименного поста. 8 сентября их тела были найдены немцами.
  Нападающие, однако, психологический результат от налета авиации не использовали. Просто не было еще у немцев нужного боевого опыта. В такие моменты, сразу видно, что за командира послала судьба. Я не упрекаю рядовой состав в проявленной слабости. Войны 20 века, дали много примеров, возникновения паники среди людей, которые еще минуту назад вели себя как герои. "Ошеломить можно кого угодно" - писал ранее генерал Слащев. И с ним соглашался Баурджан Момыш-улы, командовавший батальоном в Панфиловской дивизии. Он тоже приводил примеры возникновения паники, среди личного состава прославленной дивизии. Люди могут проявить слабость, а вот командиру это запрещено. И поэтому, он обязан принять любые меры, чтобы перепуганное стадо, вновь стало людьми.
  Если вы считаете, что это майор Сухарский проявил твердость духа, то вы ошибаетесь. Он тоже, как и подчиненные, проявил слабость. "Результаты авианалета и гибель бойцов КП номер 5 самым глубоким образом потрясли командира гарнизона майора Хенрика Сухарского, отдавшего приказ о капитуляции". И может быть, Польша, никогда бы не услышала о героях Вестерплатте, если бы в гарнизоне не оказался другой офицер, капитан Франтишек Домбровский. Именно он подавил бунт. Именно он заставил людей вспомнить, что они пока еще люди. Он не только разобрался с паникерами. Он вдобавок, отстранил от командования горе - командира Сухарского. Вот только зря он его не отправил в Могилевскую губернию. Сухарский еще покажет себя. Причем очень скоро. Так или иначе, паника была прекращена и воины снова были готовы выполнить свой долг перед страной. Но не все. Майор, например, считал, что они уже свободны от всяческих долгов. "По приказу Сухарского старший легионер Ян Гембура вывесил на крыше казармы белый флаг, который сразу же заметил в бинокль командир немецкой штурмовой роты обер-лейтенант Вальтер Шуг. Однако, через очень короткое время флаг исчез. Это объяснялось тем, что, в свою очередь, по приказу капитана Домбровского польские солдаты расстреляли Гембуру прямо на крыше и сняли белый флаг". Я не знаю, почему такой волевой человек, как капитан Домбровский, не довел дело до конца и не расстрелял Сухарского. Право стоило.
  
  Мне могут возразить, что прав был Сухарский, решивший сберечь жизни подчиненных. А он точно думал о людях, а не о себе любимом? Но даже, если им и двигали высокие помыслы, правота была не на его стороне. И лучше всех, такие вещи объяснил К.Симонов, в своих "Живых и мертвых"
  "Дело было не в храбрости одного или трусости другого. Просто капитан в тот день глядел на войну другими глазами, чем Синцов. Капитан твердо знал, что немцы смертны и, когда их убивают, они останавливаются. Думая так, он подчинял этому все свои действия, и, конечно, правда была на его стороне. Синцов хотел увезти от опасности бросившихся к нему за спасением людей. Капитан хотел спасти дело, бросив этих людей в бой".
  
  Итак, дело обороны военного объекта, взял в свои руки смелый и решительный человек, твердо знающий, в чем состоит их долг. В результате, рядовой состав польского гарнизона, больше не проявлял слабости и нерешительности. Люди четко делали то дело, ради которого их призвали под знамена. Но недаром говорят: "Была бы сырость, а гниль заведется". 4 сентября состоялось совещание офицеров гарнизона. И единодушия уже не было. Майор Сухарский ведь не успокоился и вновь вернулся к вопросу о капитуляции. Теперь мнения офицеров разделились. Тем не менее, и на этот раз по настоянию капитана Домбровского решение о капитуляции принято не было. Мне очень интересно, чем он, будучи отстраненным от командования, занимался все эти дни? Но уж точно не воевал в роли рядового бойца. Иначе, у него не нашлось, времени на агитацию офицеров. Впрочем, боевой дух рядовых солдат, был еще не сломлен, хотя приходилось им тяжело, и новости о положении в стране их не радовали. А экс-комендант продолжал тихой сапой свою капитулянтскую политику. 6 сентября он вновь поставил вопрос о необходимости поднять руки в гору. И результат его нашептываний сказался. Теперь только капитан Домбровский и поручик Гродецкий выступили за продолжение борьбы. Домбровскому и теперь, удалось заставить подчиненных выполнять его приказы, тем более большинство рядовых солдат его поддержали. Но задуматься было над чем. Не было рядом с ним ни "жида - политрука", ни представителя "кровавой гэбни". Иначе, давно был бы наведен четкий революционный порядок. Сам же капитан Домбровский, на войну смотрел так же, как и герои К.Симонова:
  
  "-Патроны у них еще есть, мины есть, укрытия - будь здоров... Могут, несмотря на голод, еще неделю драться - вопрос воли! Я бы, например, на месте их командования каждого, кто руки поднял, своей рукой уложил и сам последним лег, а не сдался.
  - Не каждый так на жизнь смотрит.
  - А что за жизнь в плену, что в ихнем, что в нашем! - махнул рукой Зырянов".
  
  В последний день обороны, польский гарнизон отразил еще один штурм. Но вот лечь за пулемет последним, капитану Домбровскому не довелось. Просто по окончании штурма, на командном пункте, вновь распоряжался майор Сухарский. Капитулянтам удалось силой отстранить патриота от командования. На них, видите ли, произвели глубокое впечатление, понесенные потери. Очень впечатлительные люди. К обеду 7 сентября 1939 года, майор Сухарский, сумел договориться с немцами о капитуляции. Более того, он договорился с немцами о том, что в плен он поедет с саблей. Вот как раз, сцена капитуляции:
  
 []

Генерал Фридрих Эберхардт принимает капитуляцию у майора Хенрика Сухарского.

  
   Сохранялась ли сабля Домбровскому, о том история умалчивает.
  
  Два разных человека. Две разных судьбы. И совершенно разное поведение в момент опасности. Один из них, крестьянский сын, увешанный медалями, впечатлительный пацифист и капитулянт. Второй - шляхтич, стойко защищавший буржуазную Польшу, и ставший коммунистом на службе социалистической Польши.
  Первый - закончил службу в составе оккупационных войск в Италии. Второй - форсировал Одер и Нейсе, за что и был награжден. Служил в Морской пехоте при Рокоссовском, боролся с бандитизмом. В чине Командор-поручика вышел по состоянию здоровья (туберкулез заработанный в гитлеровском лагере) в отставку.
  Вот фотография этого мужественного офицера:
  
  
  
 []

Капитан Франтишек Домбровский.

  
  Любая бы армия им гордилась!
Оценка: 7.95*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список