Russischer Angriff: другие произведения.

Марсианская "Линия Резуна"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.14*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Популярно о фортификации времен Второй Мировой. Продолжил 28.08.16

Aj
  

МАРСИАНСКАЯ "ЛИНИЯ РЕЗУНА".

  
  

ВСТУПЛЕНИЕ.

  
  Все знают знаменитого писателя Владимира Богдановича Резуна? Того самого, который от скромности великой присвоил себе псевдоним полководца? Наверное знаете. Да и книги его немало нашумели не только на территории бывшего СССР, но и по всему миру издавались. Конечно, это не простой писатель. Простому писателю ни одно издательство не станет обеспечивать большой тираж только что написанной первой книги. И даже не факт, что согласятся издавать книгу, которая содержит гипотезу о событиях Второй Мировой Войны. И не потому, что в издательствах работают скрытые жидо-комиссары. Просто издателю не понятно, пойдет такая книга или останется на прилавках. Уж на что Толкиен велик, но и ему не сразу удалось достичь успеха на литературном поприще. Десятки лет его "Властелин Колец" созревал и ждал своего часа. А кто такой Резун? Паршивый иммигрант, сбежавший из СССР в Англию и совершенно неизвестный в тот момент европейскому читателю. И что с того, что он враг СССР? Издателям дела для этого нет. Аудитория Резуна - это жители СССР, да не слишком большое количество русских эмигрантов. В общем, шансы на издание были невелики, а рассчитывать на баснословные гонорары - верх наглости. Может быть и не пришла бы к перебежчику слава, но за ним стояла Контора. И вряд ли это была одна из разведслужб Ее Величества. Это были обычные пропагандоны. Но с деньгами. Они и продвинули "Витька" в литературу. Деньги издательствам платили они. А "Витьку" оставалось только трудиться над заказом. Заказ был такой - доказать, что именно СССР больше всех виноват в развязывании Второй Мировой Войны. Вообще, это доказывали еще во времена Геббельса, но публика гнусным измышлениям не верила. Слишком авторы агиток были прямолинейны в своих утверждениях. Не верил им народ. Решили сделать ход конем. Так появился его "Ледокол", ставший мгновенно сверхпопулярным. Потом пошло продолжение "Ледокола", одно, второе, третье... И все это встречалось читателями на "ура". А потом произошел крупный провал. Хозяева Резуна с досадой отметили, что даже европейцев автор не во всем убедил, а уж жителей бывшего СССР... Убедить-то он убедил, но лучше бы этого не делал.
  Какая перед ним стояла задача? Привить жителям этих стран комплекс вины за деяния своих предков! Доказать им, что они несут коллективную и персональную ответственность за страдания граждан стран "Золотого миллиарда". А там уже можно вести разговор о массовом покаянии выраженном в денежных суммах. Кайся и плати! Плати и кайся! - вот идея, лежащая в основе задуманного на Западе банального ограбления населения нашей страны. Довести нашего человека до такого состояния, чтобы он без возражения отдал свои кровные. Вот только сорвалось все это. Перестарался Резун. А почему? Да потому, что вышел за рамки привычных стереотипов. Как положено изображать русского человека и Россию? Пьяное, глупое и ленивое быдло! И страна у них такая! Вот эталонный наш портрет. И ведь многие из наших граждан, на которых обрушили поток "чернухи", начали этому верить. И тут Резун со своей книгой. Читают ее люди, соглашаются с автором, а в душе у них рождается гордость за свою страну и своих предков. Предстала перед ними страна, населенная умными, талантливыми, гениальными людьми. Которые создавали удивительную боевую технику. Которые разрабатывали грандиозные планы. Которые умели в рекордные сроки творить дела, непосильные другим.
  Помимо воли, у наших романтиков, возникало желание лихо промчаться по Европе на "автострадном танке" и чтоб небо темнело от огромных стай "крылатых шакалов". Разве это не здорово, навестить Англию, форсировав Ла-Манш на Т-37 или вместе с миллионом отважных ребят спуститься прямо на улицы Лондона на парашюте? И если в Кремле сидит гений всех времен и народов, то почему бы ему не подсказать:
  
  - Товарищ Сталин, нужно раньше начинать вашу "Грозу"!
  
  Стоп! Но ведь это преступление, нападать на Европу?
  
  Что? А почему немцам, французам, англосаксам можно завоевывать мир, а русским нельзя? Дискриминация какая-то! Кто может нам запретить, украсить улицы европейских городов колоннами лучших в мире танков? Кто нам помешает напоить своих боевых коней водой из всех европейских рек. И почему "Ворошиловский стрелок" не может на халяву пробовать лучшие сорта пива и вин? Вы что, совсем берега потеряли?
  Говорите что это невозможно? Читайте Резуна господа! Там все толково расписано!
  
  В общем эффект от прочтения этих книг, был не тот, который планировали. Вместо привития комплекса вины, возникла гордость за свою страну. Вместо презрения к своему народу, укрепилась любовь к нему... Появились люди с таким сочетанием взглядов на мир, который невозможно было предусмотреть: Либерал-патриоты это еще куда не шло, но либерал-сталинисты - это слишком! "Мы ведь вас не такому учили!" А в ответ: "А нам пофиг!" и злорадное: "Поздно батенька, поздно!" Даже часть нациков, вопреки основным положениям расовой теории, заявляли, что Сталин был прав. Кошмар! А кто виноват? Резун конечно! Кто его просил отклоняться от канона?
  После этого, Резун был зверски выпорот и посажен за писательский стол с заданием загладить свою вину перед Мировой Цивилизацией.
  
  - Ты сученок, кончай креативить, а пиши как все цивилизованные люди пишут: "Россия пьяная, глупая и ленивая! Русский народ - тупое покорное быдло! Ферштейн?"
  
  Что делать "Витьку"? Пришлось лихо щелкнуть босыми пятками и проорать: Яволь! Натюрлих!"
  И затем он взял свои слова обратно. Поздно! Верили "Ледоколу", а не поздним раскаяньям!
  Вроде бы и пользу он принес своей стране, но верить его книгам я никому не советую. Если бы на этих книгах стояла пометка: "Историческая фантастика", то он никого бы в заблуждение не ввел. К сожалению, несмотря на подробный анализ его текстов, который уже давно проведен, есть немало людей, которые верят всему, что лихо написано. Спорить с самим Резуном и в чем-то его переубеждать, не стоит. Это проплаченный писатель и потому, свою неправоту он признает тогда, когда хозяева его, дадут на это команду. Переубеждать нужно тех, кто читал его книги, поверил ему и продолжает верить. К счастью, к подбору доказательств, Резун подошел халтурно. Стоит ему начать рассуждать о том, в чем он не профессионал, как сразу появляется возможность тому или иному профессионалу высечь его или даже заставить заткнуться. В этом опусе, я не только разберу ляпы Резуна в таком деле, как фортификация, но и постараюсь как можно интересней рассказать о ней.
  
  

ПРЕВРАЩЕНИЕ "ЛИНИИ СТАЛИНА" В "ЛИНИЮ РЕЗУНА".

  
  Резуна не один раз ловили на вранье. Один из образцов его вранья - это описание того, что на самом деле представляла собой "Линия Сталина". Она оказалась совсем не такой, какой описал ее "Витек". При изучении этого вопроса выясняется, что никакого сравнения с "Линией Мажино", советские УРы на старой границе не выдерживают. Нужные аргументы и факты, приведены в книге А.Исаева "АнтиСуворов". Я не стану повторять здесь этих аргументов. Я займусь другим. Дело в том, что даже разоблачения не всегда убеждают людей. Ну и что с того что вольно обращается автор с фактами? В главном то он прав! Нужно было делать как он писал, выполнить оборонительные мероприятия, указанные в книге и посадить все войска в оборону. Что же, оценим эти предложения, но для начала выберем эталон. Чтобы можно было сравнивать. Я предлагаю взять за эталон французскую "Линию Мажино". На тот период, вопреки уверениям Резуна, это самая мощная и совершенная линия обороны в мире. То есть, строить линию укреплений, он предлагает как минимум равной по качеству. Но если он предложит это высоким чинам в Наркомате Обороны, то эти дяди пошлют Резуна с его предложениями далеко. Очень далеко. Туда, где он никогда не служил до этого. Почему? Да потому, что военным все это на хрен не нужно!
  Объясняю подробней. Военная наука различает два типа обороны - жесткую (позиционную) и маневренную. В первом случае войска упорно защищают определенный рубеж и не допускают противника за линию фронта. Жесткая оборона, предполагает удержание рубежей за счет отказа от широкого применения маневра силами на большую глубину. То есть, отход войск не приветствуется. Уже это чревато тем, что потери среди личного состава порой зашкаливают. Поэтому приказы типа "Ни шагу назад!" - жестокие приказы и слова "Стоять на смерть!" - это приговор для многих, а не просто слова.
   Маневренная же оборона строится на том, что позиции особенно жестко не удерживаются и могут быть спустя какое-то время сданы, а когда противник неизбежно истощит свои ресурсы и наступательные возможности, прежнее положение восстанавливается контрударами. Таким образом, маневренная оборона допускает временную утрату определенных территорий.
  В общем, жесткая оборона - чрезмерные потери среди личного состава, при сохранении занятой территории. Маневренная оборона - снижение потерь, за счет временной уступки территории.
  . Военные любят маневренную оборону, именно за то, что в отличие от позиционной обороны маневренная не делает обороняющиеся войска пассивными, не дает противнику навязать свою волю обороняющимся, позволяет в удачный момент перехватить инициативу и перейти от обороны к наступлению. Позиционная же ставит обороняющихся в заведомо проигрышное положение. Противник рано или поздно найдет брешь в линии обороны, а это чревато окружением. Поэтому, к предложению о постройке оборонительных сооружений, жестко привязанных к строго определенным рубежам, они отнесутся отрицательно: "Нам лишние трупы ни к чему!"
  И придется Резуну плюнуть на военных и писать на них кляузы политикам. Вот тут его и ждет успех! Да еще какой!
  Политиков, в отличии от военных маневренная оборона заставляет нервничать. Им очень трудно объяснять населению утрату территорий, оставление сограждан под властью врага, материальные потери. Населением все это рассматривается как неудачный ход войны. Политико-моральное состояние народа падает, что чревато общим поражением в войне.
  В случае войны допустить немецкую армию в основные промышленные районы страны означало поставить СССР в тяжелейшее положение и лишить армию возможности пополнения ресурсами. Политики видели единственный способ воспрепятствовать этому - организовать непробиваемую позиционную оборону. А этот вид обороны требует мощных фортификационных сооружений, увязанных в единую систему и способных выдерживать длительное огневое воздействие.
  То есть, все эти "Линии", нужны в первую очередь политикам, для успокоения собственного народа. Но это популистам. А прагматики не хотят жертвовать экономическим потенциалом страны. И не скажешь, что они неправы. Почему ту же "Линию Мажино" строили там, где строили? Почему для обороны выбрали именно эти рубежи, а не другие? А вот почему:
  В восточной части Франции находятся десять самых богатых провинций, которые производили в то время 60% стали и стальных изделий, 94% меди, 76,5% цинка. При любом возможном развитии событий в потенциальной войне армия была обязана не допустить немцев в эти важнейшие экономические районы. Прежде всего с северного и северо-восточного направлений.
  Представим себе, что удалось уговорить политиков и они невзирая на ворчание военных решили исполнить рекомендации выпускника военной академии. Только недолго ему предстоит радоваться. Как только политикам принесут смету расходов, они схватятся за голову.
  "Линия Мажино" имела протяженность 400 км по фронту. Ее насыщенность долговременными оборонительными укреплениями составляла 7.7 сооружений на км фронта. В СССР, протяженность линии фронта предполагается примерно в 2000 км. То есть, придется построить в пять раз больше сооружений, нежели это пришлось сделать французам. Порядка 15.4 тысячи сооружений. Каждое из них, хоть и не поражает взор зрителя циклопическими размерами, зато по по материальным и трудовым затратам тянет на небольшой цех промышленного предприятия. А по стоимости, каждый дот - это не построенная трехподъездная пятиэтажка типа "хрущевки". Суммарно, нам это удовольствие обойдется в 3 млрд тогдашних рублей. А сколько мы можем потратить? В 1938 году, весь военный бюджет страны составлял 2.7 млрд руб. Вот за такую цифру расходов, нарком финансов товарищ Зверев, обошелся бы с "Витьком" как зверь. А военные ему бы в этом помогли. Почему? Да потому, что из-за этой линии, в РККА некому было бы воевать. Гарнизон сей крепости составил бы 2376 тыс. человек! Это сколько бы осталось людей в полевых войсках, из четырех с половиной миллионов человек, имеющихся в западных военных округах? Но это не предел фантазиям Резуна. Ведь "Линия Сталина" кажется ему недостаточной. Что он предлагает осуществить в течении 1939 - первой половины 1941 года:
  
  - мобилизовать всю строительную технику государства, все ресурсы, для того чтобы резко ускорить строительство "Линии Сталина";
  - завершив строительство "Линии Сталина" и приведя ее в полную боевую готовность, начать строительство второй такой же (или еще более мощной) оборонительной системы впереди "Линии Сталина";
  - кроме двух мощных оборонительных систем можно было бы построить и третий пояс укрепленных районов, позади "Линии Сталина", например, вдоль восточного берега Днепра...
  
  .Час от часу не легче! Значит вместо строительства заводов, мы должны построить еще 31 тысячу ДОТов, найдя где-то дополнительно 6 млрд рублей!
  А гарнизоны? 7128 тысяч человек! Если это внедрить, то сперва застрелится товарищ Ворошилов вместе с Шапошниковым, а затем Тимошенко вместе с Жуковым.
  Он критиковал Тухачевского за планы строительства 100 тысяч танков. А сам что предлагает?
  В общем, если пойти у него на поводу, то останется РККА в 1941 году не только без Т-34 и КВ-1, но и без пехоты.
  Моя критика не просто так. Ведь Резун может быть и дурак, но хозяева его не идиоты. Заложить в сознание нашего читателя ложные знания о способах ведения войны, для них полезно. Ведь кто-то сумеет сделать политическую и военную карьеру. И руководствоваться при принятии ответственных решений, касающихся военной сферы, он будет на основе привитых ему стереотипов. В принципе, книги Резуна, это своеобразная "Азбука для Аборигена" . Азбука, по которой невозможно научиться правильно читать.
  
  

БУДЕНОВСКИЕ КАРТЫ.

  
  Как видите, построение оборонительной системы "А-ля Мажино" - занятие разорительное для страны и совершенно ненужное армии. Линии неприступных ДОТов - это каприз политиков. Военные тут не причем. Так что, вообще отказаться от долговременной фортификации? Хорошо бы это сделать, но не выйдет. Возьмем Ленинград. Крупный населенный пункт и промышленный центр. Крупный порт и железнодорожный узел. База Балтийского флота (это если вместе с Кронштадтом рассматривать). В нем расположено 30%; мощности всей военной промышленности. Отдавать этот город в руки противника нельзя. Ни по каким соображениям. Терять 30% оборонного потенциала страны? Да ни за что! Любой военачальник, сдавший Питер врагу, для начала будет изнасилован политиками. И не только. Коллеги тоже что-нибудь мерзкое сотворят. Да такое, что пыточный подвал НКВД после этого раем покажется.
  В стратегическом отношении, Ленинград расположен очень неудобно. Он в буквальном смысле стоит на дистанции пушечного выстрела от противника. Это если с севера-запада на него наступать. Но и с юго-западного направления, противнику до него от границы недолго идти. Какая тут маневренная оборона? Жесткая и только жесткая! А в СССР не только Ленинград есть. Есть еще Мурманск, Одесса, Батуми и Владивосток. Они тоже расположены близко от границы. Значение этих городов хоть и меньше на порядок, но все-равно огромное. Сдавать их без боя? Моряки вас точно за такие предложения повесят. А Никополь? 60% мировых запасов марганцевых руд! В 1943 году, Гитлер плюнул на мнение своих генералов и не пожалел 20-ти дивизий, пытаясь отстоять единственное в Европе месторождение марганца.
  Причин для того, чтобы политик обязательно заставил военного, вместо красивого маневрирования, упираться рогом и нести при этом чудовищные потери - масса. И политик будет прав. А значит, при планировании боевых действий, стоит заранее понимать - есть в твоей стране такие места, где жесткая оборона неизбежна. Где придется создавать УРы, насыщенные долговременными сооружениями. Где на фортификационные мероприятия не стоит жалеть средств и времени. Это будут места, где проведение красивой оборонительной операции, будет под запретом. В общем, места, где гланды обязательно нужно рвать через задницу. Но и другие, "неаномальные" места, тоже нужно укрепить. Никто заранее не может знать, какую ценность на войне приобретет тот или иной клочок земли. Судьба всей войны, может решиться в местах, о значимости которых никто не подозревает. Та же Прохоровка например. И что? Все это прикрывать сталью и бетоном? Дороговато будет! А потому, прежде чем приступать к своей работе, фортификатор сперва берет в руки карту, изучает по ней местность, потом проводит рекогносцировку и вернувшись в свой штаб - создает еще одну карту. Карту проходимости. Вы удивлены? Вы никогда не слышали о такой карте? Напрасно! Очень полезная вещь! Вот только не все офицеры о ней даже слышали. А уж видеть такую карту доводилось не многим. Что же это за карта такая?
  Начну с того, что главная задача фортификатора - сделать местность непроходимой для войск противника. Как он это сделает - неважно. Насытить местность огневыми точками, минными полями, невзрывными заграждениями - это только часть методов, решающих данную задачу. Можно заранее насадить густые леса, превратить выработанные карьеры в водоемы, построить судоходные каналы... в общем, создать препятствия для возможного движения вражеских войск. Даже колючие заросли ( бокажи) ограждающие земельные участки крестьян, могут создать проблемы для вражеских танкистов.
  Но непроходимая местность - понятие относительное. Поисковая группа - пройдет практически везде. Пехота в этом плане не сильно хуже разведки. А вот обозы - главная ударная сила любой армии, пройдут только в совершенно определенных местах. Вот и нужно понять, кто и где в состоянии пройти.
  Теоретически, все необходимые для оценки местности сведения, дает обычная топографическая карта. А на практике, читать ее должным образом умеют не все. И не стоит смеяться над кадровыми офицерами. Они такие же люди, как и все. Только 20% людей, можно научить полноценно читать карту. 60% людей в состоянии освоить только ориентирование с помощью карты на местности, а оставшиеся - страдают топографическим кретинизмом. Это в мирное время. А на войне все круче. Там командный состав будет в значительной мере представлен призванными из запаса резервистами, да выпускниками ускоренных курсов. И процент людей, умеющих правильно читать карту, просядет очень заметно. Зато доля топографических кретинов вырастет неимоверно.
  И как тут быть? Практика войн показывает, что слабо подготовленному человеку, информацию стоит подавать в упрощенном виде. Она должна быть просто изложена и наглядно оформлена. Не стоит совать человеку под нос сложные чертежи, если предел его восприятия - детские картинки. И пусть они отражают не все. С этим придется мириться. Зато они наглядны и избавляют от принятия слишком уж глупых решений.
  Во время Гражданской войны, проблему правильного чтения карт малограмотными командирами, весьма остроумно решил С.М. Буденный. А решил он ее так: Грамотный штабной офицер, выделял цветными карандашами и штриховал изображенные на карте участки местности в разный цвет. Командир, выучивший несложные условные обозначения, глянув на карту, сразу видел места, где местность проходима для всех родов войск, где пройдут все, кроме обозов и артиллерии, где пройдет только пехота, а где никто не пройдет. Уже эта простенькая мера, позволила быстро и без лишних споров, принимать правильные решения по организации боя. Во время советско- польской войны, в Первой Конной, такие карты проходимости имели все командиры отдельных частей. Причем у каждого рода войск - своя. И если кавалерист, ставил присланному на помощь командиру автобронеотряда, явно идиотскую задачу, то тот просто показывал ему свою "карту проходимости", на которой эта местность была заштрихована в цвет, обозначающий, что танки тут не пройдут. Споры сразу прекращались и танкистам ставилась более реальная задача.
  К сожалению, этот простой метод, упрощающий принятие командиром правильных решений, не получил должного распространения в РККА. Правда, сам Семен Михайлович, о своей придумке не забыл. Руководя Инспекцией кавалерии, он помимо прочих забот, занимался разработкой методов применения подвижных соединений на войне. И карты проходимости являлись серьезным подспорьем в этом деле.
  В прочих родах войск, этот элемент боевого планирования, не прижился. "Грамотные" выпускники военных академий, свысока смотрели на буденовские "комиксы". Парадоксально, но факт: инженерной разведке местности, самое большое внимание уделяли именно кавалерийские командиры. Зато лихие танкисты, ничего подобного не практиковали. Еще более странно то, что этим не занималось в должной мере и ГВИУ (Главное Военно-Инженерное Управление).
  Зато немцы, эти "комиксы" оценили должным образом. Правда, у них тоже хватало снобов, но зато их танкисты высокомерием не страдали. Как только возникла в этом нужда, они тоже взялись за рисование "карт проходимости". Правда назвали они их танковыми картами, но сути дела это не меняет. Практиковали они танковые карты широко и лишь жаловались на то, что приходится их делать самим, что никто не готовит их в централизованном порядке.
  
  

 []
  
  Танковая карта.

  
  Фортификатору, подобная карта край как необходима. Выделил участки местности, правильно их заштриховал, глянул и стало понятно, где и какой вид обороны можно применять и какого типа огневые точки предстоит построить. Я уже говорил, что ГВИУ этим вопросом занималось недостаточно плотно. Но это не значит, что не занимались совсем. Для чисто своих целей, соратники Карбышева такие карты рисовали. И даже использовали их в споре с предтечами Резуна. Итогом этих споров стало то, что мы не заразились в 30-е годы "крепостным безумием". А вот финны, чехи, греки и французы с бельгийцами этого не избежали. Итогом "крепостного безумия" был проигрыш войны там, где ее можно было выиграть.
  
  

ВРЕД, НАНОСИМЫЙ КРЕПОСТЯМИ.

  
  После войны, наши военачальники начали дружно каяться, что в довоенные годы, вопросам стратегической обороны уделялось недостаточно внимания. Каялись долго, громко и... лицемерно. Да, покаяние было лицемерным, ибо каялись не потому, что считали это своим промахом, а в угоду политикам. Одним из элементов покаяния, был вопрос о недостаточной готовности наших укрепрайонов к ведению боевых действий. Что тут только не выдумывали! Выдумывали и то, что всю "Линию Сталина" взяли и взорвали! Что наши УРы имели недостаточную насыщенность войсками, что сами огневые точки были недостроены, незамаскированы и вдобавок ко всему, неправильно построены. Все это было конечно так, как они говорят, но не это являлось главной причиной наших неудач. Если правильно во всем разобраться, то можно понять, что перечисленные недостатки, являлись неизбежной платой за развитие Вооруженных Сил в более перспективном направлении, что с ними мирились вовсе не по глупости и действия военачальников, которые нам кажутся странными, носили намеренный характер.
  А почему? Да потому, что в большинстве случаев, неприступные рубежи обороны, приносят больше вреда, нежели пользы.
  Вот и рассмотрим, какой вред наносят крепости.
  Резун, всячески воспевая силу обороны, договорился до того, что армию, засевшую за мощными укреплениями вообще невозможно победить. Но если бы он начал отстаивать эти "истины", на совещании, посвященном чисто военным вопросам, то там бы ему сунули в нос книгу А.В. Суворова "Науку побеждать", и на соответствующей странице показали бы соответствующий текст:
  
  - Прочтите вот это и смените свой литературный псевдоним. Вы его зря напялили на себя!
  
  А что же писал великий полководец? А то, что чем больше в стране крепостей, тем легче ее завоевать.
  Как так? Ведь всем известно, что крепости строят для защиты страны, а выходит, что они только ослабляют оборону страны? Не совсем так. Они нужны. Но не в чрезмерном количестве. Что представляет собой настоящая крепость? Защищаемое гарнизоном хранилище материальных ресурсов, необходимых для ведения войны. Со временем, в понятие "ресурс" включили многое: заводы, транспортные узлы, источники сырья... но это вовсе не означает, что нужно покрывать всю страну крепостями. Крепости уместны только там, где появление противника более, чем вероятно. Да и то, ребята, сидящие в Генштабе, могут отказаться от строительства складов с приданным им гарнизоном. Вместо этого, они могут базы снабжения поместить там, где внезапное появление войск противника исключено, а для подачи грузов потребителю (армии) проложить транспортные магистрали с хорошей пропускной способностью. Вот вам альтернатива крепостям.
  Второй вред от крепостей, состоит в том, что они связывают ваши войска по рукам и ногам. Ведь УР - вещь дорогостоящая. Построив его, ты уже не сможешь оставить его без защиты. Нельзя просто так взять и вывести войска оттуда только потому, что они нужны в другом месте. Да и пользы от этих войск будет немного. Ведь гарнизон УРа, это не классическое общевойсковое соединение. Его не получится использовать для нанесения контрудара или ведения оборонительной операции в чистом поле. Можно конечно использовать этих людей в качестве маршевого пополнения. Вот только жалко терять в атаках людей, на чью специфическую подготовку вы ранее вложились. Ладно, пошли вы на такой шаг. А что вы будете делать с вооружением УРов? Казематные стрелково-артиллерийские системы не применишь в маневренном бою, да и демонтировать их не просто. Оставить на месте под охраной караула? Можно. Только вместе с караулом, придется оставлять и тех, кто будет следить за их исправным состоянием. То есть, все-равно придется держать гарнизон, только в сокращенном составе. И этот гарнизон, случись что, не сумеет выполнить свою задачу, если все-равно придется обороняться. Думаете, что с обороной Ура справятся войска, срочно переброшенные командованием? Ага! Прям так сели в ДОТы и мгновенно освоили незнакомые системы вооружения! А еще применили неосвоенную на практике тактику обороны. В реальности, при обороне Лужского УР, пехота отказывалась лезть в ДОТы, предпочитая вести бой в привычной манере - в окопах.
  Третье. В начавшейся войне, мы собираемся закончить ее во вражеской столице, а не на подступах к своей. Вот пошли мы вперед, а УРы остались позади нас. Полностью их покинуть мы не сможем по тем же причинам, о которых я говорил выше. Войска ушли вперед, а позади остались сотни тысяч здоровых мужиков, занятых охраной и поддержанием в исправном состоянии того, что уже совсем не нужно.
  Так что, нам УРы не нужны совсем? Нужны, но не в том виде, в котором их делали в те славные времена. В тридцатых годах, военные инженеры такие вещи понимали и искали более дешевые варианты строительства комплекса оборонительных сооружений.
  
  Скажу сразу, поиски эти не увенчались успехом. Ни у наших инженеров, ни у зарубежных. И только опыт Второй мировой войны, дал правильный ответ на этот вопрос.
  А пока шел поиск вариантов, сочли нужным обойтись дорогими вариантами. В итоге, получились сооружения, радующие глаз обывателя зримой мощью, вносящие спокойствие в души военных своими характеристиками и являющиеся предметом гордости для политиков. Но стоило начаться войне, как сразу выяснилось - военными инженерами всех без исключения стран были допущены принципиальные ошибки еще на стадии проектирования оборонительных сооружений. Целый букет ошибок, превращающий все эти грозные с виду укрепления в бесполезное изменение существующего ландшафта. Что это за ошибка? Чтобы это понять, давайте посмотрим, как будет выглядеть идеальный ДОТ - основная огневая точка УРа. Мы его спроектируем, опираясь на опыт давно прошедшей войны. Предупреждаю сразу - он будет отличаться от тех ДОТов, фотографии и чертежи которых вы найдете в Интернете.
  
  

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОТ ДЛЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ.

  
  

А. Материал для строительства.

  
  В.Резун, описывая возведенные укрепления, упоминая материал, примененный для строительства ДОТов, применяет словосочетание "фортификационный бетон". Что это за зверь такой? А нет такого зверя в нашем зоопарке! Витек как всегда слышал звон, да не знает где он. В строительстве фортификационных сооружений, применяют тот же бетон, что и в гражданском строительстве. И на это есть причины. Первая из них - прочностные характеристики бетона. Она выносилась даже в обозначении марки применяемого бетона. М100, М200, М300 и так до далее. В начале 80-х годов, мелькнуло сообщение, о том, что получили марку М2000. Может быть это и правда. Что обозначает буква и цифра? Буква "М" - это просто "марка", а цифра - это предел прочности при работе на сжатие испытанного образца бетона. Измеряется в кг на квадратный сантиметр. Итак, если в паспорте на бетонную смесь стоит марка М250, то это означает, что на 28-й день после укладки, прочность бетона на сжатие достигнет значения 250 кг на квадратный сантиметр. А какая марка применяется при сооружении огневых точек? Самая высокая из возможных? Нет! Такого у вас не выйдет.
  Это сейчас, бетон готовят на бетонных узлах в товарных количествах и привозят к месту укладки в специализированном автотранспорте. А у фортификатора все не так, тем более в те года. В те времена, Все компоненты для приготовления бетонной смеси (цемент, песок, щебень) привозили прямо на строительство и приготовляли эту смесь прямо на месте. Тут уже не до жиру. Вместо дозатора - обычная лопата, поэтому об аптекарской точности приходилось даже не вспоминать и плюс влияние погодных факторов. В итоге, получался бетон марки не выше М300. Это неплохой бетон. В гражданском строительстве он весьма распространен. Но если в гидротехническом строительстве есть возможность оборудовать стационарные растворо-бетонные установки и получить на них бетон М1200, то в полевых условиях это недостижимо. К 80-м годам, научились гарантированно получать в полевых условиях бетон марки М500. Но для 30-х годов - это фантастика. Впрочем, более высокие марки не сильно снижают массо-габаритные характеристики фортсооружений, а потому на это не сильно обращают внимание.
  Как видите, для возведения укреплений применяются распространенные в гражданском секторе экономики материалы, не обладающие выдающимися прочностными характеристиками. Нет смысла создавать спецматериал, ведь на войне, при строительстве оборонительных рубежей, будут применять все, что подвернулось под руку.
  
  И арматура, применяемая для тех же целей - та же самая, что и на "гражданке".
  Еще одно:
  
   " - А какой бетон? - интересуется компьютер.
  Отвечаю: цемент марки "600", арматура стальная, 95 килограммов арматуры на кубометр бетона".
  ("Последняя Республика. Как я воевал с Марсианами")
  
  Для тех кто не сведущ: грубо говоря, Резуна хозяйка спросила о тесте, а он ей про муку. Марка цемента вообще ни о чем нам не говорит. Любой строитель, знает, что марка цемента и марка бетона не совпадает. Вот применили финны высокомарочный цемент. Если его заложить мало, то получится малопрочный бетон, Например М25 а если по норме - все-равно до М600 не дотянет, максимум М300 будет. Не выйдет это ни у кого. То есть, марка применяемого цемента еще не говорит о прочности сооружений.
  И с арматурой Витек прокололся.
  Представил я себе, что мне, начальнику инженерной службы дивизии, разведчик Резун, докладывает о том, что расход арматуры при возведении укреплений противника, составил аж целых 95 кг на куб бетона. И что я должен делать? Послать его. К финскому прокурору. Почему? Да потому, что эти сведения мне не нужны. Они представляют для меня чисто академический интерес. Какое мне дело до того, что финские строители украли минимум две трети выделенной для строительства ДОТов арматуры? 95 кг арматуры на куб - это не очень много даже для чисто гражданских сооружений. Да и не факт, что так дело обстоит со всеми сооружениями. Где-то могли и честные люди работать. Такие среди европейцев иногда попадаются. А вот финскому прокурору, будет очень интересно: кто это у Маннергейма "налево" казенный материал толкает?
  Мне, гораздо интересней знать точную посадку сооружений на местности, примерную толщину стен, вооружение, сектора обстрелов, наличие неприкрытых огнем участков, как и чем противник прикрыл подступы е ДОТам ... Именно для того, чтобы правильно оценить оборонительные возможности противника, я и организую инженерную разведку.
  В итоге, выслушав разведчика Резуна, я приму решение: этого фрукта, больше в разведку не посылать!
  
  

Б. Средства воздействия.

  
  Я не стану рассматривать сооружений, которые рассчитываются на защиту от воздействия боеприпасов большой мощности. Как правило, в полевых сражениях они не применяются в массовом количестве. Их применяют в особых случаях и вовсе не для разрушения полевых укреплений. Мы возьмем за основу самые распространенные калибры. Какие только?
  До Первой мировой войны, полевая оборона представляла собой систему земляных и дерево-земляных оборонительных сооружений. Для эффективного воздействия на них, хватало возможностей полевой артиллерии. А в этой артиллерии, калибры артсистем были меньше 150 мм. Капитальные сооружения - это крепости. С ними уже работала осадная артиллерия. Тут уже калибры были солидней - от 150 мм и выше. Практика войны показала малую эффективность крепостей классического типа. Поэтому, воюющие армии начали включать в состав полевой обороны огневые точки которые оказались не по зубам полевой артиллерии. Применение громоздкой осадной артиллерии, для борьбы с ними, преждевременно вскрывало планы наступающей стороны. Да и дорогими были эти орудия. В итоге, было принято решение о необходимости включения в состав полевой артиллерии, дешевых и маневренных артсистем "осадных калибров". Для калибров в шесть и восемь дюймов, это оказалось возможным. Более крупные калибры, так и остались в осадной артиллерии и применялись только против редких сооружений особой важности.
  Поэтому, самые распространенные типы ДОТов, рассчитывались на воздействие огня полевой артиллерии. А это теперь, не более восьми дюймов.
  Это будет правильным подходом, но не совсем. Нельзя сбрасывать со счетов авиацию. В Первой Мировой, она еще не проявила себя в качестве средства, способного разрушать долговременные огневые точки. Да и по мере развития, военные инженеры разных стран, весьма низко оценивали ее возможности в этом деле. Это не от глупости. Просто, точность нанесения бомбового удара при горизонтальном полете самолета, оценивалась как плюс-минус 200 м. Бомбить площадные цели - можно. Точечные - нет смысла. Именно поэтому, авиацию никто не считал действенным средством борьбы с точечными целями. Как оказалось напрасно. Как только появились самолеты, способные наносить удар с крутого пикирования, сразу все поменялось.
  50кг авиабомба - это аналог шестидюймового снаряда. 100 кг бомба - аналог восьмидюймового снаряда. Это знали и тогда. Но вот то, что в них заложена большая поражающая способность, чем у их артиллерийских аналогов - даже не догадывались. Просто потому, что этого еще никто не проверил на практике. Когда проверили - было уже поздно. ДОТы не так-то просто переделать. Это уже после войны изменили всю методику расчета сооружений. А на войне пришлось расплачиваться за ошибочные представления.
  
  

В. Средства поражения.

  
  - Пулемет
  
  Основной противник обороняющейся стороны - это пехота. А что мы применяем против пехоты? Пулемет. То, что в нашем распоряжении сильно защищенная огневая точка, позволяет нам выбрать в качестве основного оружия наиболее эффективный пулемет. В СССР такой пулемет имелся. Это знаменитый "максим".
  Не стоит морщить нос. Этот пулемет считается снятым с вооружения раритетом. Врут все люди! В пехоте его, действительно уже не встретишь. А в УРах - можно. Почему? Да потому, что более лучшего вооружения для ДОТа, еще никто придумать не смог.
  Он не совсем похож на привычный вашему взору "максим". Его весьма основательно "апгрейдили".
  Чем он привлек внимание фортификаторов? Главный его козырь - жидкостное охлаждение ствола. Это позволяет ему стрелять непрерывно, не меняя ствол. И то, что платой за это служит большой вес и сложное устройство, наших и зарубежных Вобанов никогда не смущало.
  В большинстве случаев, военные требуют от конструктора максимально снизить вес и предельно упростить конструкцию стрелкового оружия. Но есть случаи, когда плюют и на усложнение конструкции и на возрастание веса. То что нет необходимости таскать "максим" на марше или перемещать его на поле боя, заметно отразилось на конструкции казематных стрелковых систем. Появилась возможность поставить пулемет не на станок с колесиками, а на лафет, типа орудийного. Это сразу повысило точность стрельбы. Более того, после предварительной пристрелки в фиксированном положении, стало возможно вести заградительный огонь при любой видимости, по команде корректировщика.
  Повысилась и защищенность расчета от огня противника. Вместо тонкого щитка, можно было применять бронедетали различной конструкции. Причем, толщина детали могла сравниться с толщиной брони на тяжелом танке. Можно было наводчика посадить в связанное с лафетом кресло, что снизит его утомляемость. Но самый сочный момент состоит в том, что изменилась конструкция системы охлаждения ствола.
  Сидя за крепкими стенами, не имея возможностей и нужды к смене позиции, можно не бегать с котелком за водой и не заливать ее периодически в кожух ствола. Имея накопительный бак для воды, можно соединить его с кожухом ствола с помощью гибкого шланга. Стреляй себе и не заморачивайся сменой воды! Если же у нас целый фортификационный ансамбль, то можно наладить и централизованную подачу воды в стволы, с помощью внутренней системы водоснабжения. Кое-где так и поступали. Правда, у всех достоинств есть и недостатки. Воевать приходится иногда и зимой. Вы не забыли, что вода имеет свойство, замерзать при низких температурах?
  В те времена, необходимые для охлаждения ствола антифризы уже существовали. Вот только необходимость ими пользоваться, не вызывала восторг у командиров. Особенно пехотных. Пехота на марше, тащит все на себе. Оружие и боеприпасы тоже. Тащить вдобавок ко всему еще и жидкость, заранее залитую в ствол, не вызывало восторгов ни у кого. А уж подносить ее пулеметчику под огнем противника - тем более. Уж лучше снег засыпать в кожух ствола. Благо он всегда под рукой. Но и у в УРах командиры не в восторге. Большая емкость, наполненная спиртосодержащей жидкостью - это чревато. Многие могут привести примеры проявления солдатской смекалки, когда придумываются простые способы отделения спирта, входящего в состав технических жидкостей. А последствия? Могут быть и кошмарными. Это не является особенностью только наших солдат. Работавший с нами гражданин Финляндии Пекка Кому, поведал нам интересный случай на эту тему.
  Его дед во время войны, служил в финской армии фельдшером. И вот, финские солдаты, узнали от наших военнопленных "секрет" превращения антифриза в этиловый спирт. Трофейного советского антифриза хватало. Поэтому горячие финские парни быстро применили советские технологии на практике. И было им хорошо. Временами даже очень хорошо. Зато их командирам было плохо. А однажды плохо стало всем. Трофейный антифриз был выпит до последней капли и интенданты привезли новый. На этот раз шведский. Ребятишки, не внеся изменений в освоенную технологию, опять добыли из него спирт. И отравились. Некоторые до смерти. Целый взвод погиб. А вы говорите, что шведы не воевали!
  Так что вместо "мутной" химии, командир предпочтет иметь в ДОТе систему отопления. Проще всего - печную. Но можно и водяную систему отопления. Если речь идет о целом ансамбле. Тут по любому всем хорошо. И обогрев помещений имеется и вода зимой не мерзнет.
  Так что, судите сами, что в ДОТе и "буржуйка" будет неотъемлемой частью устройства пулемета. А топливо для печки, по ценности сравнимо с ценностью боеприпасов. В общем патроны - это хорошо, но без дров стрельбу по врагу не откроешь.
  
  - Орудие.
  
  Основным вооружением ДОТа, является пулеметное вооружение. Но пулемет решает не все задачи на поле боя. Бывают случаи, когда нужен артиллерийский ствол. Например, если задачей гарнизона является контроль над местами возможной переправы через водную преграду. Здесь орудие будет как раз уместно. Только не стоит забывать, что размещенное в ДОТе орудие, обладает ограниченными возможностями, по сравнению с классическими орудиями такого же калибра.
  Здесь, как и в случае с пулеметом, есть возможность повысить защищенность орудийного расчета и механизмов самого орудия. Кроме того, коль вес орудия не является критическим фактором, то можно сделать работу расчета более удобной. Например, избавить его от необходимости подачи снарядов к месту стрельбы, вручную. Механическая или электромеханическая подача снарядов из артиллерийского погреба, значительно снизит утомляемость расчета в бою. Естественно, забывать о системе охлаждения ствола не стоит. Как и в случае с пулеметом, мы можем рассчитывать на автоматическую подачу не только хладагента, но и других технических жидкостей. Можно оснастить рабочее место тысячей разных мелочей, облегчающих жизнь человека в бою.
  До войны, существовало требование, чтобы капонирное орудие имело возможность вести огонь с закрытой позиции. Война показала, что требование это излишне. И дело не только в том, что стрельба с большим углом возвышения требует увеличение размера амбразуры, что понижает степень боевой устойчивости огневой точки. Главное - огонь одиночного орудия с закрытой позиции, не так эффективен, как такой же огонь целой батареи полевых орудий. Кроме того, это требует включать в состав каждого расчета человека, способного производить необходимые для этого вычисления. А это уже квалификация артиллерийского офицера. Держать в огневой точке целую батарею? Но это уже выйдет не ДОТ, а целый форт - цель явно не точечная. А укрепление, занимающее заметную площадь, гораздо более уязвимо. Тут уж и летчикам нет нужды наносить удар с пикирования, и артиллеристам не нужна точная пристрелка. Площадной объект уничтожить легче, нежели точечный. Именно поэтому, в конце-концов произошел отказ от многоамбразурных огневых точек и больших фортификационных ансамблей (мин). Дальнейшее совершенствование казематных орудий пошло по пути совмещения их с пулеметом. Спаренные системы требовали меньших размеров боевого отделения, сокращали численность гарнизона ДОТа и выходили более дешевыми по затратам. Каземат стал напоминать рабочее место экипажа САУ. Вот только если САУ может произвести горизонтальную наводку орудия, на сколь угодно большой угол, то капонирная артиллерия этой возможности не имела. Именно этот недостаток казематной артиллерии и заставил искать иные варианты. Был найден другой, более перспективный вариант: бронебашенные установки.
  
 []
  
  

Капонирное орудие Л-17

  
  - Бронебашенные установки.
  
  В принципе, они известны были фортификаторам давно. Еще с середины 19 века. Естественно, что мимо такого варианта оснащения ДОТа стрелково-артиллерийскими системами, военные инженеры не прошли. Возможность компактно разместить стрелково-артиллерийское вооружение в поворотных башнях, созданных на основе башен серийной бронетехники, уменьшить размеры видимой части ДОТа, возможность вести огонь по всем направлениям - все это выглядело заманчиво. Кроме того, можно было существенно повысить защиту сооружения, значительно увеличив толщину брони. И большим плюсом было то, что системы вооружения полностью совпадали с теми, что существовали в БТВ. Но за все нужно платить. Жестко закрепленные на сооружении башни, страдали одним недостатком - нужно было предусмотреть для них специальные амортизирующие устройства. А это сильно усложняло конструкцию. Приходилось на это идти или разрабатывать для башенного орудия более мощные противооткатные системы. Тоже вариант. Вот только это уже будет орудие специальной разработки. Более сложное и более дорогое, нежели стандартное танковое орудие. И последний недостаток - бронебашенные установки менее устойчивы в бою, нежели классические железобетонные сооружения. Впрочем, последнее на мой взгляд, является кажущимся недостатком. Почему? Об этом позже.
  
   []
  

Бронебашенная установка ДОТа, на основе башни танка ИС-4

  
  

О ТОЛЩИНЕ СТЕН И ПЕРЕКРЫТИЙ.

  
   "Ну, думаю, задал я серому загадку, думать ему теперь три дня. Но я ошибся. Компьютер ответил быстро и решительно: направление главного удара Линтула - Виипури; перед наступлением - огневая подготовка: первый взрыв воздушный, эпицентр - Каннельярви, эквивалент 50 килотонн, высота 300; второй взрыв воздушный, эпицентр - Лоунатйоки, эквивалент... третий взрыв... четвертый...
  Я операторам: стоп, машина, полный назад!
  - Без ядерного оружия нельзя?
  - Нельзя, - компьютер отвечает.
  Я к нему и с лаской, и с угрозами, но компьютер упрямый попался: БЕЗ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ НЕВОЗМОЖНО.
  Хоть восемь пядей во лбу имей, хоть компьютер самой невообразимой мощи, ответ все тот же: без ядерного оружия не получится. НИ У КОГО НЕ ПОЛУЧИТСЯ!"
  ("Последняя Республика". "Как я воевал с марсианами")
  
  Прочитав в свое время этот отрывок, я задал себе вопрос: А чем занимались "отцы" британского ядерного оружия в течении многих десятилетий? Да и фортификаторы британские, какие-то не такие. Дело в том, что мне приходилось в молодые годы, рассчитывать фортсооружение, как раз на такое воздействие ядерного боеприпаса: калибр боеприпаса - 50 килотонн, вероятностное отклонение 300 м. В итоге получилось, что на сооружение воздействует вот такая механическая нагрузка: 20 кг на квадратный сантиметр, на фронте воздушной ударной волны. Скорость распространения Воздушной ударной волны - порядка 750 метров в секунду. Помимо воздушной ударной волны, на сооружение действовали сейсмоударные волны, а это еще круче. От их воздействия, грунт начинает "течь", в прямом смысле этого слова. И что? На противодейсмтвие всем поражающим факторам, хватило метровой толщины стен и перекрытий. Скажу честно: я рассчитывал на наземный ядерный взрыв. А при воздушном ядерном взрыве, Давление на фронте воздушной ударной волны останется таким-же, а сейсмо-взрывные волны будут на порядок слабей. То есть, конкретно взятый финский ДОТ, разрушен не будет. А если учесть, что между этими ДОТами, расстояние в несколько сот метров? Тратить на каждый по ядерному боеприпасу? Идиотизм какой-то!
  В общем, либо Витек врет, либо пользуется "палеными" программами. И если британский комьпьютер выдает такие идиотские рекомендации, то пусть и дальше Резун учит воевать британских офицеров.
  Ладно, Резун, инженерных наук не проходил, но такую дисциплину как ЗОМП, он в училище изучал. Что будет, если мы применим в качестве средства подавления обороны противника воздушный ядерный взрыв? Первое что ощутят участники операции, это отсутствие связи. При воздушном взрыве, электромагнитный импульс намного сильней, чем при наземном. Поэтому и мы, и противник управлять войсками смогут только с помощью гонцов. Вот только гонцов тоже не пошлешь. В радиусе 10-12 километров от эпицентра взрыва, возникнет зона завалов и пожаров. А ведь местность у нас таежная! И как вам эта перспектива? Ведь наши войска оказываются в зоне сильных лесных пожаров. А если даже их заранее отвел на безопасную дистанцию, то все-равно наступать не сможешь. Идти через горящие буреломы, никто не будет. В общем, разрушив 1-2 ДОТа, мы только навредим себе. Я уже не говорю о таком "удовольствии", как часами находиться в зоне радиактивного заражения. Так что с военной точки зрения, предложение Резуна, применить ЯО в таежной местности, относится к разряду бредовых идей.
  А мы делаем иной вывод: прорывать "Линию Резуна" НУЖНО без применения ЯО. А мощи-то нам хватит? Отвечаю: хватит. И вы это поймете, когда вникнете в то, какой толщины должны быть стены у огневой точки, сделанной из монолитного железобетона.
  Здесь, правда, вы найдете в моих эскизах одну нестыковку. Покопавшись в Интернете, можно найти классификацию советских ДОТов предвоенной поры. Там указаны совершенно иные толщины конструкций, нежели у меня. Почему так? А все потому, что довоенные фортификаторы рассчитывали их по совершенно иной методике, нежели их послевоенные коллеги. Но и после войны, методы расчета СФС (специальные фортификационные сооружения) на боевую устойчивость менялись не по разу. В хрущевские времена, СФС вообще перестали рассчитывать на воздействие обычного боеприпаса. И это было не только в нашей стране. Страны НАТО страдали точно такой же дурью. Расчет велся только на возможность противостоять воздействию ЯО. Все изменил 1982 год, когда израильтяне продемонстрировали, что обычный боеприпас прекрасно "раскалывает" "противоатомные" сооружения. С этого момента, в СССР вернулись к тем методам расчета СФС, которые применялись сразу после окончания Второй Мировой войны.
  Так в чем отличие довоенной методики от послевоенной?
  Как я уже упоминал, до войны СФС рассчитывались на воздействие артиллерийских снарядов разных калибров. В результате этих расчетов, толщины стен ДОТов получались разные. С напольной стороны - максимальная. С тыльной стороны - минимальная. А перекрытие - оно рассчитывалось на вполне конкретный угол встречи со снарядом. Война всем показала, что это ошибочный подход. Боеприпасы стали прилетать не только со стороны фронта, но и сверху. Это авиация стала работать. Благодаря появлению пикирующих бомбардировщиков, бомбы стали ложиться точнее, а иногда и вообще, со снайперской точностью. И тут оказалось, что авиационный боеприпас, даже если он равен по мощности артиллерийскому снаряду, разрушает ДОТы намного лучше, чем артиллерийский снаряд.
  Читая о недостатках разного рода "Линий", вы обязательно наткнетесь на то, что отметили после войны: слабое ПВО и сооружения не рассчитаны на воздействие авиации противника. Что делать, если эффективность боевой авиации, могла проверить только война. Поэтому не стоит винить моих довоенных коллег в заблуждениях. Ученые тоже иногда склонны следовать ложным теориям, особенно если их истинность не всегда возможно проверить экспериментом.
  Итак, переходим к конкретике. В качестве средства воздействия берем свободно падающие фугасные и бетоннобойные авиабомбы. Калибр бомб? 50 кг! Спросите, а почему такой маленький? Отвечаю - совсем не маленький. Она способна натворить столько дел, что только держись!
  А теперь смотрим вот этот эскиз:
  
  
 []
  
  

Эскиз 1.

  
  На нем изображено абстрактное небольшое сооружение котлованного типа, которое должно защитить людей от комбинированного воздействия фугасных и бетоннобойных авиабомб.
  Обратите внимание на глубину проникновения в грунт этого "маленького" боеприпаса. Почти 6 метров! А это значит, что взорваться она может не только на перекрытии или возле стены, но и под фундаментной плитой! Последний случай - самый опасный.
  Получается, что обваловка сооружения грунтом, неплохо защищая от воздушной ударной волны при ядерном взрыве, совсем не защищает от прямого попадания авиабомбы небольшого калибра и годится только в качестве средства маскировки. А если бомба более крупного калибра? Тем более не фонтан. Глубина проникновения в грунт авиабомбы калибра 8 тонн, составляла порядка 34 метра!
  Основным средством защиты гарнизона, будет прочность конструкций. А прочность зависит от толщины массива стен, перекрытий и фундамента. Какова она?
  От фугасной авиабомбы, гарнизон защитит перекрытие толщиной 1100 мм, стены толщиной 900 мм и фундаментная плита толщиной 500 мм. Но что такое фугасная авиабомба? Это по сути дела накладной заряд. По опыту 1940 года, для разрушения ДОТа требуется накладной заряд весом до 200 кг. То есть, "фугасками" вы будете долго разгрызать сей орех. Поэтому, для того, чтобы меньше было возни, противник обязательно применит бетоннобойные авиабомбы. В этом боеприпасе, содержится меньше взрывчатки. Зато он может проникать в железобетон. Неглубоко - всего 150 мм для этого калибра. Но вам и этого хватит. При взрыве образуется зона обратного откола. Тоже небольшая. Те же 150 мм. Последствия? А как вам проникновение вглубь тела небольшого камешка? Не жаждете? Вот и правильно! А заодно можете вспомнить, что противотанковый снаряд, даже без пробития брони, тоже способен вызвать обратный откол. Конечно, повысив вязкость брони, этого явления можно избежать. Вот только в танке много чего крепится к броне. При попадании снаряда, без пробития брони, "стреляют"болты и заклепки, падают "чемоданы" со снарядами, а на ноги наводчику падает прицел. И толку с того, что броня не пробита?
  В фортсооружении, дела обстоят не лучше, поэтому с прямым и обратным отколом борются. Как? Смотрим еще один эскиз:
  
  
 []
  
  

Эскиз 2.

  
  Наращивают с двух сторон слой бетона и армируют его противооткольной сеткой. В итоге, в зонах откола образуются лишь поверхностные трещины. Но за все нужно платить. Толщина перекрытия у нас теперь получилась 1400 мм, а стен - 1200 мм. А можно ли их сделать тоньше и при этом сохранить защитные свойства? Можно!
  
  
 []
  
  

Эскиз 3.

  
  Наибольшее количество бетона, идет на бетонирование перекрытия. Следовательно, именно там нужно добиться основной экономии материала. Решение этой задачи получилось вот таким:
  Образовав воздушную прослойку, фортификаторы добились того, что даже в случае обратного откола, гарнизон не страдает от него, ибо куски разрушенного бетона падают на ж/б зонтичную плиту. Вот он эффект многослойности! Впрочем, образовавшуюся при этом пазуху, можно заполнить грунтом. Хуже от этого не будет. Разве что зонтичную плиту придется делать чуть толще - где-то 200-250 мм. Теперь толщина покрытия изменилась существенно. Вместо 1400 мм, мы получили 1000 мм (850+150 мм)
  А можно ли сэкономить на стенах? Можно, но лучше этого не делать. Почему? Да потому, что бомбы бомбами, но об артиллерийских снарядах забывать не стоит. А они ударят в стену под совершенно иным углом. Тем не менее, кое что сделать стоит. Повысить надежность защиты в наших силах. Смотрим на этот эскиз:
  
  
 []
  
  

Эскиз 4.

  
  Что изменилось? В первую очередь добавилась такая конструкция, как "тюфяк". Он перекрывает всю зону прямого попадания и вызывает преждевременное срабатывание боеприпаса. Конечно, при длительном воздействии он рано или поздно разрушится, но ведь разрушить можно все. Здесь главное то, что наши стены гораздо дольше не будут разрушены огнем противника.
  Второе изменение - появилась "шпора". Вы не забыли, что самый опасный случай, это срабатывание боеприпаса под сооружением? Вот и здесь, на пути авиабомбы, возникает "шпора", которая вызывает преждевременное срабатывание боеприпаса.
  В конечном итоге, никакой экономии материала мы не получаем, зато устойчивость сооружения к воздействию огня противника выросла на 38%. И заметьте, указанные Резуном ядерные боеприпасы, не сумеют это сооружение разрушить.
  Вы спросите, а какие толщины нужны, чтобы противодействовать 100 килограмовым авиабомбам? Отвечаю: примерно на 300 мм толще.
  А если применять современные боеприпасы? Теоретически, от них ото сооружение не защитит. Выросла и проникающая способность боеприпаса и более мощными стали взрывчатые вещества. Все это так. Но есть один, тщательно хранимый армиями всего мира "секрет": самой надежной защитой от огня противника, являются промахи, сделанные противником. Вопли про высокоточное оружие, вопли и есть. На деле, высокоточным такое оружие бывает только тогда, когда противник не ведет ответный огонь. А стоит ему начать адекватно отвечать, то точность попаданий меняется в разы. И тогда снайпер, который за километр таракану яйца отстреливает, начинает тратить в среднем сотню патронов для поражения хорошо заметной цели, находящейся на сравнительно близкой дистанции. Но это уже предмет совершенно отдельной дискуссии.
  
  НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ ДОТов.
  
  Вообще, люди склонны называть ДОТом любую огневую точку из каменных или железобетонных конструкций. Все забывают, что ДОТ - это долговременная огневая точка. Ключевое слово - "долговременная". Большинство читателей, за исключением тех, кто специально интересовался данным вопросом, представляет себе ДОТ, как сооружение выглядящее примерно вот так:
  
   []
  
  Показанное на фотографии сооружение, это скородел военного времени. Создан он в условиях хронического недостатка времени, а потому, его конструкцию сознательно упростили. А упрощения конструкций бывают разные. В одних случаях, конструктор отсекает лишнее, а в других случаях - необходимое. Показанное сооружение - это как раз второй случай.
  Такое сооружение не защитит его гарнизон при попадании в него даже 50 кг авиабомбы, а орудия, калибром 37 мм и выше, быстро подавят эту огневую точку. Так что оно защищает не от попаданий, а от промахов. Не стоит над этим смеяться или злорадствовать. Те, кто задумывал такую конструкцию, дурачками не были. Они войну видели "вживую", а потому, прекрасно знали - не каждый снаряд или бомба попадает в цель. Более того, редко какой снаряд попадает в цель. Большинство летит мимо.
  Но мимо цели, это еще не значит что далеко от цели. Близкий разрыв снаряда тоже опасен. Близкий разрыв снаряда иногда и танк перевернет, а уж вывести из строя расположенный в окопе пулемет - это обычное дело.
  Так что, продемонстрированный мной снимок, показывает сооружение ( я бы назвал его пулеметным бункером) которое защищает пулеметный расчет от пуль и близких разрывов снарядов, мин и авиабомб. От прямого попадания и действия штурмовых групп противника он не защитит. А от действий штурмовых групп, тоже нужна защита
  Ранее, я указывал, какие толщины несущих конструкций, обеспечивают выживание гарнизона и возможность выполнять поставленную боевую задачу. Теперь давайте рассмотрим, что может это сооружение, противопоставить действиям штурмовых групп противника.
  Штурмовые группы, опасны своим умением скрытно или силой подобраться к объекту атаки. Они сильны умением применять разнообразные средства уничтожения или нейтрализации укреплений противника. И уж если они за вас взялись - готовьтесь к худшему, но не падайте духом. Против них действенно только одно оружие - вы сами. А вы, если не растерялись, тоже способны на многое. Все остальное вам либо помогает, либо мешает.
   В большинстве случаев, штурмовая группа будет подходить к вам со стороны амбразуры. Почему? Неужели им не догадаться зайти в "мертвую зону"? Да нет, они этот вариант уже прикидывали. Просто "мертвая зона" уже не мертвая. Она прикрыта пехотой противника. Зато со стороны амбразуры, пехоты не будет. Пулемет страшен не только для чужих. Свои его тоже боятся. Те же танкисты, огонь с курсового пулемета открывали только тогда, когда своя пехота была уже позади. Да и в пехотных подразделениях, собственного пулеметчика не случайно ставят на фланг, а иногда и принудительно ему ограничивают сектор обстрела. Иначе, в горячке боя, может и по своим пройтись.
  Атака со стороны амбразуры конечно опасна, но зато не нужно пробиваться через боевые порядки пехоты. У пехоты "мертвых зон" нет и в ближнем бою она опасней танка. А у ДОТа "мертвых зон" хватает. Прямо рядом с амбразурой. И вот вы доползли и...
  Тут есть разные варианты решения данной проблемы. Можно закинуть гранату в амбразуру или пустить в ход огнемет. А не выходит! Амбразура прикрыта броневой деталью!
  Можно заглушить амбразуру. Чем угодно, начиная от мешков с песком и кончая собственным телом. Вот только фортификатор этот случай предусмотрел заранее. Прямо перед амбразурой оборудован защитный ровик . Он небольшой и вроде бы неглубокий. Не глубже обычного окопа. Но чтобы заглушить амбразуру, придется много мешков с грунтом перетаскать. И это все под огнем. Да и закрыть грудью не выйдет. Роста не хватит!
  Остается только заложить подходящий по мощности заряд. А это порядка двух сотен килограмм. А их еще дотащить нужно.
  Лезем на перекрытие. А что там? Удача! Мы видим перископ и выход вентиляционной шахты на поверхность. Не все так просто. Перископ и выход вентиляции прикрыты массивной броневой деталью, которую придется подрывать отдельно. Ну подорвали вы, а дальше что?
  Мне наверняка подскажут, что нужно залить в вертикальный канал что-нибудь жидкое и горящее и кинуть туда гранату. Хорошее предложение, но не пройдет. Я то этот случай предусмотрел и применил стандартный вариант противодействия. Вот он:
  
   []
  
  Обратите внимание на приямок и на выходящую из него сливную трубу. А теперь подгоняйте танкер и суйте в отверстие шланг. Я посмеюсь над вами! Запихнуть туда гранату или фугасный заряд, тоже не получится - я заложил не менее трех рядов противогранатной сетки (решетки). Конечно, если долго мучиться, что-нибудь получится. Разрушить можно все. Мне главное, чтобы вы сильно при этом вспотели. А еще не забывайте, что для любителей лазить, где ни попадя, я могу приготовить заранее что-нибудь типа минного поля. Да и пехота, прикрывающая меня, тоже о вас позаботится.
  Так что можете пытаться зайти с тыла. Если сумеете перебить прикрывающую меня пехоту, то такой вариант очень даже пройдет. Но и тут не все так просто. В скородельных огневых точках, вы, зайдя с тыла, сумеете со стороны входа подойти близко к огневой точке и заложить подходящий по мощности заряд. Вот он этот случай:
  
   []
  
  Тут особых проблем не будет. Но если вы встретили настоящий ДОТ, то и с тылу вам придется брать его штурмом. Почему? А потому, что вы зайти в него сумеете только через потерну. Что это такое? Перекрытый проходной (движение в полный рост) или полупроходной ( движение на карачках) канал. Иногда, потерны соединяют между собой несколько ДОТов в единый ансамбль (мину). Но нам интересна та потерна, которая выходит на поверхность земли.
  А зачем она нужна? Сооружение потерны, это часть мероприятий, выполняемых в плане маскировки своих позиций. ДОТ у нас замаскирован. Но ведь там не затворники сидят. Люди входят и выходят по личной надобности, заносят туда продовольствие, воду, боеприпасы, топливо. Выносят бытовой мусор и стрелянные гильзы. ДОТ навещают оружейники, проверяющие, каптерщики, начальство... В общем, тропу они натопчут знатную. А это демаскирующий признак прекрасно видимый с неба. Место обрыва тропы - это место входа. Все! Точное расположение огневой точки стало известно с точностью до метра! Вызываем "бомберы"!
  Вот поэтому, потерну и устраивают , соединяя ее ходом сообщения с позициями пехоты. Теперь противник уже не так точно сможет определить местоположение ДОТа. И своей пехоте потерна принесет пользу, как укрытие от обстрелов и непогоды. Вот как потерна может выглядеть:
   []
   []
   []
  Все транспортные коммуникации в зоне боевых действий, стараются делать извилистыми. Это чтобы у нападающего не было возможности простреливать ваши проходы насквозь. Теперь любой поворот, является рубежом обороны и просто так захватить ходы не выйдет. Но даже если подошел ко входу в сооружение, то и тут есть проблема:
  
   []
  
  Как видите, подойти к двери нелегко. У стрелковой амбразуры обязательно есть часовой, который "приветит" вас огнем своего оружия. Но даже если вы чудом прорвались внутрь - рано радуетесь! Вы прорвались только на нижний этаж сооружения. Это конечно плохо, но это еще не конец обороны. В боевом отделении по-прежнему держат прилегающую местность под контролем, а во вспомогательных помещениях, еще есть возможность помешать врагу делать свое черное дело. Как? Да просто! Кто сказал, что мной не предусмотрены стрелковые амбразуры внутри помещений? А могу заранее вмонтировать в конструкцию стен вышибные заряды с готовыми поражающими элементами. И все это имеет дистанционное управление. И станет тогда захваченное врагом помещение могильным склепом. Вот так будет выглядеть устройство и оборона ДОТА, если учитывать то, с чем пришлось столкнуться во время Второй Мировой.
  Напоминаю - в реальности такие ДОТы появились только после войны. А потом они тихо начали сходить на нет. Но опыт этот зря не пропал. Помимо огневых точек, есть фортсооружения и другого назначения. Их тоже приходится "стойко оборонять и упорно защищать". Поэтому те детали устройства ДОТов, о которых я рассказал, по-прежнему находят применение в фортификации.
  Я еще ничего не рассказал о боевом отделении ДОТов. А о них можно тоже рассказывать достаточно интересно.
  
  ПОСАДКА ДОТА И КОНСТРУКЦИЯ БОЕВОГО ОТДЕЛЕНИЯ.
  
  Эффективное применение огневых точек в бою и их живучесть, зависят не только от прочности несущих конструкций. Немалое значение имеет и посадка сооружения. И тут военного инженера подстерегает куча засад. Пехота, будет обязательно требовать, чтобы казематные орудийно-пулеметные системы, могли вести заградительный огонь вдоль всего фронта атакующего противника.. Казалось бы, в чем проблема? Расположи ДОТы вдоль линии фронта и веди себе заградительный огонь. Такое решение кажется очевидным. Большинство огневых точек так и располагаются. Но есть проблема. Орудия противника. ДОТы и ДЗОТы с фронтальным расположением амбразур недолго функционируют. Как их не маскируй, но после первой же разведки боем, их расположение будет вскрыто. А дальше, артиллерия противника, стреляя прямой наводкой, очень быстро расправится с ними. Поэтому, огневые точки с фронтальным расположением амбразур, стоит применять там, где условия местности не позволяют артиллеристам врага, расстреливать ДОТ или ДЗОТ прицельным огнем с дальней дистанции. Тогда любая попытка, выкатить орудие для стрельбы прямой наводкой, приведет к гибели расчета от вашего огня.
  Но и это не гарантия живучести. Пехота - это хитрый род войск. У нее всегда найдется, чем решить возникшую проблему. Огонь снайперов и расчетов ПТР может заставить замолчать ваш ДОТ. Именно поэтому, до конца войны, выпуск ПТР у нас не уменьшался, а наращивался.
  Прикрыть амбразуру броневой деталью? Можно. Только не следует забывать о танках. Уж он то сможет подойти достаточно близко, не опасаясь пулеметного огня. И пусть у вас бронедеталь имеет толщину в несколько сот миллиметров. Вас это не спасет.
  Допустим, что немцы используют для подавления вашей огневой точки танк FT-17. Можете не смеяться. Броня этого танка защитит экипаж от пулеметного огня и осколков. А его орудие, хоть и скромного калибра, но вам от этого не легче. У вас толщина брони 350 мм? Не стоит радоваться и возлагать на нее надежд. Броню такой снаряд не пробьет, но это и не нужно. Почему? А нужно понять, что из себя представляла тогдашняя броня. Обычная углеродистая сталь. И при попадании снаряда, образовывалась зона обратного откола. Осколки брони поражали наводчиков не хуже снарядных осколков. Изготовить броню из вязкой стали? Можно. Но не в предвоенные времена. До 1938 года, в СССР наращивали производство обычной стали и готовились перейти на производство специальных видов стали. А это не простой процесс, требующий того оборудования, которого у нас еще нет и наличия нужных кадров, которые еще предстояло вырастить. В задачи Третьей пятилетки (1937-42гг.) как раз и входило освоение технологий массового производства специальных видов сталей. То есть, раньше 1942 года, вязкой брони у нас не будет. Или будет, но в мизерных количествах.
  Можно конечно и этот вопрос решить на основе имеющихся материалов. Например, применить разнесенное бронирование. Тогда обратный откол нам не страшен. Но и тут есть засада. Оружие, смонтированное в огневой точке, жестко соединено с броневой деталью. Ударивший в броневую деталь снаряд вызовет сильную вибрацию. Последствия? Мне приходилось беседовать с ветераном войны, танкистом. Однажды, во время боя, в их танк попал по касательной снаряд. Ни пробития брони, ни обратного откола не было. В момент попадания снаряда, он соприкоснулся рукой с броней. В итоге, рука превратилась в сплошной синяк. Остаток боя, он уже не смог выполнять функции заряжающего. А после боя - госпиталь, ампутация руки и списали его вчистую.
  Тоже самое произойдет и с пулеметчиком в ДОТе. Только резать ему будут две руки.
  Сделать ДОТ орудийным? Можно, но тогда противник пригонит танк с противоснарядной броней.
  Итак, от фронтально-расположенной огневой точки придется отказаться. Что делать? Смотрим схему посадки ДОТов на вот этом эскизе:
  
  

 []

  
  Как видите, на этой схеме, расположены два ДОТа, которые обстреливают противника атакующего соседний опорный пункт и прикрывающие своим огнем промежутки в боевых порядках обороняющихся. Преимущества этой схемы посадки такие:
  - ДОТ не виден наблюдателям противника со стороны фронта.
  - Заметить его можно только тогда, когда попадешь под перекрестный огонь или окажешься в зоне действительного огня пехоты противника.
  - Обороняющейся стороне, нет нужды строить сплошную линию обороны.
  - Подавить огонь такого ДОТа можно только в том случае, если удалось захватить соседний опорный пункт.
  Во время войны с финнами в 1940 году, именно подобный случай и произошел в районе высоты 65.5 Больше месяца, советские войска не могли даже засечь наличие финского ДОТа.
  Но такая посадка сооружения, требует особой конструкции боевого отделения. Смотрим на этот эскиз:
  
  

 []

  
  Как видно из эскиза, со стороны фронта сооружение скрывает от наблюдения обваловка. Чтобы увидеть амбразуру, наблюдателю нужно оказаться в зоне перекрестного огня. В случае, если наблюдатель будет обнаружен - живым он уже не уйдет.
  Но это достоинства такого сооружения. А недостатки? Есть и недостатки. Первое, что бросается в глаза - неприспособленность к круговой обороне. Такой вот полукапонир может вести огонь только в одном направлении. Пытались ли решить эту проблему? Пытались. Например, превращая полукапонир в капонир.
  
  

 [].

  Возможность вести огонь в двух направлениях, существенно повышали боевую ценность ДОТа. Этот вариант решения проблемы был известен еще до начала Второй Мировой войны. Вот только по условиям местности, не везде его возможно было применить.
  Логичным продолжением этих вариантов, было стремление повысить огневую мощь ДОТа, объединив пулеметные и орудийные казематы в одно сооружение. Вот что из этого вышло:
  
  

 [].

  
  Последнее выглядело очень убедительно, вот только превращать огневую точку из точечного объекта в площадной, оказалось плохой идеей. В результате, долго такие сооружения не существовали. Их быстро выводила из строя авиация противника. Или артиллерия, ведущая огонь с закрытых позиций.
  
  Глядя на эти эскизы, самые проницательные из читателей уже задали себе вопрос: а к чему такие сложности? Ведь чем, по сути своей является ДОТ? Стационарным средством огневой поддержки пехоты, имеющим огневую мощь равную огневой мощи танка. При этом он в разы дороже любого танка, обладает нулевой маневренностью на поле боя. И оперативная подвижность что ДОТа, что УРа, является нулевой.
  И родится в голове у людей крамольная мысль: А нужны ли вообще эти уродцы? Нельзя ли найти вариант, который намного дешевле традиционного и обладающего не меньшей боевой устойчивостью? А если будет вдобавок еще и мобильным? Это ведь вообще хорошо!
  Есть такой вариант! И я вас с ним познакомлю. Но сперва, закончим с неподвижными сооружениями.
  
  

НЕВЗРЫВНЫЕ ЗАГРАЖДЕНИЯ.

  
  Начну с байки. Представьте себе, что на вас, всего из себя снайпера, натравили пса. В большинстве случаев, вряд ли вы сумеете пристрелить атакующего пса. Даже если между ним и вами изначально было несколько сотен метров. Слишком быстро сближается с вами пес. А вбитые в вас навыки стрельбы, как раз и не подходят к этому случаю. По атакующей собаке, нужно стрелять иначе, чем по человеку. Это не пустопорожнее утверждение.
  На Украине, у села Легедзино, есть уникальный памятник, поставленный не только в честь людей, но и в честь их верных псов:
  "Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломийской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле".
  
   Вот что там произошло:
  
  "'В отдельном батальоне пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, который был создан на базе Отдельной Коломийской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда, с тяжелыми боями отступающего от границы, находились служебные собаки. Они вместе с бойцами пограничного отряда стойко переносили все тяготы сурового времени. Командир батальона, он же замначальника штаба Коломийского погранотряда майор Лопатин (по другим данным, сводным отрядом командовал майор Филиппов), несмотря на крайне плохие условия содержания, отсутствие надлежащего корма и на предложения командования отпустить собак, этого не сделал. У села Легедзино батальон, прикрывая отход штабных частей командования Уманской армейской группировки, 30 июля принял свой последний бой... Силы были слишком не равными: против полтысячи пограничников полк фашистов. И в критический момент, когда немцы пошли в очередную атаку, майор Лопатин дал приказ послать в рукопашный бой с фашистами пограничников и служебных собак. Это был последний резерв. Зрелище было страшное: 150 (данные различные - от 115 до 150 пограничных псов, в т.ч. и из Львовской пограншколы служебного собаководства) обученных, голодных овчарок, против поливающих их автоматным огнем фашистов. Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, искусанный в прямом смысле и порубанный штыками, отступил, но на подмогу подошли танки. Искусанные немецкие пехотинцы, с рваными ранами, с воплями ужаса, вспрыгивали на броню танков".
  
  Обратите внимание на то, что отразить стремительную атаку немцы не сумели. Даже плотный заградительный огонь им не очень-то и помог. Псы конечно твари отважные и быстрые, но и пехота умеет сокращать дистанцию боя стремительным броском. А дальше начинается кошмар боя на ближней дистанции. Это тот момент, когда огонь тяжелой артиллерии или авиационная поддержка вам не поможет. А если сблизившийся противник оказался в большинстве? В данном случае, пограничники грамотно воспользовались имеющимися в их распоряжении средствами, чем и обеспечили успех замысла: вести бой на ближней дистанции, исключив потери от заградительного огня артиллерии противника.
  То, что немцы в итоге справились с этой проблемой, не отменяет главного: Атакующий противник всегда может навязать вам бой по выгодным для него правилам.
  Поэтому, напрашивается очевидное решение: сделать так, чтобы атакующий противник как можно дольше находился под воздействием вашего огня и нес от него потери. Принять такие меры, которые сделают невозможным быстрое сокращение дистанции боя. А еще лучше, если эти меры сильно затруднят любые маневры. Вот тогда, вы и нанесете врагу неприемлемые потери.
  Как вы уже догадались, я поведу речь о невзрывных заграждениях. Читатели о них знают немало. Уж в художественных произведениях им создали прекрасную рекламу. Особенно при описании событий Первой Мировой войны. Резун тоже ударился в рекламу эффективности колючей проволоки, надолбов, противотанковых ежей и противотанковых рвов. Но именно здесь и затаилась самая живучая ересь.
  Предложение Резуна, опутать всю страну колючей проволокой, отгородиться от "цивилизованного мира" десятью рядами противотанковых рвов, перекрыть все завалами и прочими "железными занавесами", не приемлемо по многим причинам. И самая главная из них - в 1941 году, так уже поступали. И это не помогло решить проблему срыва блицкрига.
  Первая Мировая, научила людей многому. В частности, появилось умение преодолевать "неприодолимые" преграды, что немцы в 1941 году и продемонстрировали всему миру. Способы преодоления заграждений были тщательно продуманы, отработаны на учениях и проверены на практике. Успешному преодолению полосы заграждений, способствовало и то, что при их возведении, зачастую отсутствовал творческий подход плюс нехватка опытных в этом деле кадров.
  Наш училищный преподаватель, полковник Васильев, выпускался аккурат в 1941 году. Молодого воентехника 2-го ранга (лейтенанта), готовили накануне целых пять лет. Готовили неплохо. И вот, ему дали задание, оборудовать участок обороны на Лужском рубеже. В его распоряжение было направлено порядка 10 тысяч трудящихся города Ленинграда. И ни одного даже гражданского строителя! Как можно управлять молодому лейтенанту этой ордой без помощи квалифицированных помощников, я не представляю. Но это реалии той войны. Люди очень старались и делали все от них зависящее. Но требовать, чтобы швея или домохозяйка грамотно оборудовала линию обороны не приходится. А грамотный фортификатор со своими ценными указаниями везде не поспеет. Он и не поспел. А что в итоге?
  А итог неутешителен. Когда нам в училище описывали возведенные в тот момент многочисленные рубежи обороны, то преподаватели ничего не говорили про их достоинства. Наоборот, перечисляли тьму недостатков. Так было везде, где оборона готовилась на широком фронте. Возведенные наскоро укрепленные полосы, больше мешали своим войскам, нежели противнику. Зачастую, те же заграждения, возведенные нами против немцев, успешно использольвались ими уже против нас. Правда, после того, как немцы их слегка усовершенствовали и дополнили.
  Хорошо, скажите вы, а если все возводить не наспех, а заранее, как и предлагает Резун, если вместо случайных людей, привлечь специалистов? Ведь при нехватке собственных кадров, армия может привлечь гражданских специалистов. Тех же строителей.
  Может привлечь. И привлекала. Но это не сильно-то и помогало. Все дело в том, что многие решения при оборудовании рубежей обороны инженерными сооружениями, приходится принимать прямо на месте. Грамотный строитель, прекрасно знающий свою специальность, способен обеспечить должное качество работ. Но он не фортификатор. В чем разница? А в том, что в голове фортификатора должно уместиться не только строительное ремесло. Знание ТТХ применяемых систем вооружения, знание принятой на данный момент тактики ... Да много чего такого, чем гражданского специалиста грузить не будут.
  В итоге, даже если в гражданском ВУЗе есть военная кафедра, полноценных знаний студент на ней не получит. Многих мелочей он просто не будет знать. А дьявол-то как раз в мелочах и скрывается. Позже, получив опыт на войне, он станет ничем не хуже своего коллеги из кадровых вояк. Но в том-то и дело, что позже. А поначалу он будет строить "великие китайские стены". Как это и происходило в действительности с применением невзрывных заграждений.
  Какую основную ошибку здесь допускает дилетант? Стремится отпугнуть противника видом непреодолимых препятствий. А этого делать не стоит. Противника нужно не отпугивать, а наоборот, завлечь . Нужно создать у него впечатление, что эти неказистые преграды можно без труда преодолеть. Запомните, настоящие ловушки строятся на ровном месте! Они как правило просты в исполнении и не вызывают страшных подозрений. Но это общие слова, а что конкретно? Переходим к конкретике. И начнем с противотанковых заграждений.
  
  

Противотанковый ров.

  
  С виду, это простенькое препятствие. Что в нем умного? Пригнал миллион офисных хомяков женского полу, вручил каждой по лопате и только команду дай:
  
  - Копай отсюда и до отбоя! Чем глубже, тем лучше!
  
  А вот ничего хорошего из этого не выйдет. Наши женщины способны творить чудеса, но в данном случае они натворят истинные "чудеса". И расплатятся они за это кровавыми мозолями. А кое-кого расстреляют стервятники Геринга, за то, что упрямые русские дамочки не перестают копать ямочки. Все это пойдет псу под хвост, ибо копать они будут неправильно и вместо помощи своим войскам, окажут услугу войскам врага.
  Объяснить им, как нужно правильно копать? А поставьте себя на место воентехника второго ранга: как он сможет объяснить сразу десяти тысячам домохозяек, конторщиц, домработниц? И первая мысль, которая придет вам голову, будет такая: срочно напечатать и раздать на руки всем "хомячихам" памятки по строительству оборонительных сооружений. Пусть они будут написаны простым и понятным языком и снабжены иллюстрациями. Этакий "Краткий справочник для блондинок". Дело полезное. Во время войны, создание памяток для бойцов, практиковалось широко. Это неплохой способ приобретения знаний по военному делу для рядового исполнителя.
  Что же, попробую хоть как-то решить эту задачу. Каким требованиям должен удовлетворять правильно отрытый противотанковый ров?
  Для начала выдадим блондинкам вот этот разрез рва. Глянув на него, они сразу поймут что нужно получить в результате выполненной работы. Тут самое главное - пробить им трассу рва. С остальным они разберутся и без вас.
  
  

 []
  
  Разрез противотанкового рва.

  
  А если блондинки совсем тупые? Не волнуйтесь, советская блондинка - это с самого момента своего появления на свет, потенциальный кандидат на Нобелевскую премию мира. Если она захочет выполнить приказ Родины, то среди подруг, она найдет и хитроумную шатенку, и напористую брюнетку.
  Иногда, приходят в голову странные идеи. Учитывая, что офисные хомяки женского пола, во время войны годны только на то, чтобы копать землю лопатой, не лишним будет дать ей хотя бы начальные знания в плане полевой фортификации. Занятий так десяток провести, теоретических конечно. Уж тогда они не будут в случае "если грянет" работать вслепую. Увы! Этим как никто не занимался, так и не занимается.
  Но проблема этим не исчерпывается. Как только блондинки сдадут объект, сразу после них придут блондины с общевойсковыми и саперными эмблемами. Тут уже вам будет легче. Они хоть что-то понимают. Вот им и надо все объяснить подробно. Не бойтесь, они вас правильно поймут.
  Итак, поэлементно:
  
  -Напольный бруствер.
  
  Он частично маскирует ров от взгляда механика-водителя. То что он отстоит от края рва на 1.5-2 м, имеет свой смысл. Это дополнительное уширение рва. Кстати, учтите, что подходящую канаву следует уширять точно таким же образом. При попытке перепрыгнуть ров, отрыв гусениц танка от земли будет происходить не от края рва, а с расстояния 1.5-2 метра до края рва. Гадость подстроенная вами состоит в том, что у мехвода создается ложное впечатление преодолимости рва. В большинстве случаев он сам загонит танк в ловушку.
  Напольный бруствер желательно минировать противопехотными минами - пламенный привет саперам противника!
  
  - Основная выемка
  
  Здесь тоже размеры выбраны не случайно. Заданная в разрезе глубина и ширина дна рва, не позволяет танкистам использовать по вам вооружение танка, если вдруг им в голову придет идея, использовать ров в качестве укрытия для танка. Конечно, рассчитывать на идиотов в стане врага глупо, но вам хватит и того, что умный не полезет на верную смерть.
  Ну а тот, кто неправильно понял этот намек, при такой ширине дна рва, никак не выйдет развернуться вдоль рва и выбраться по откосу назад . Только пешим порядком, покинув обреченный на уничтожение танк.
  Исходя из последнего, командир должен сообразить, что ров нужно прикрыть огнем противотанковых средств и стрелково-пулеметным огнем. Особенный цимес, когда пехоту противника, решившую использовать ров в качестве укрытия от настильного огня, накроют там ваши минометы, а попытку выскочить из "укрытия" пресекут пулеметы.
  Крутизну откосов следует принять в 45-60 градусов - у напольного откоса и 60-65 градусов у противоположного откоса. Это чтобы не облегчать противнику жизнь, когда он захочет засыпать ров.
  
  - Тыльный бруствер.
  
  Если напольный бруствер дополнительно уширяет ров, то тыльный бруствер столь же незаметно его углубляет. Неопытный глаз это и не заметит. Тоже своего рода пакость.
  Не стоит минировать дно рва противотанковыми минами. Этим вы сделаете неплохой подарок для саперов противника, когда они захотят взрывом сформировать выездную аппарель. Лучше будет, если они помучаются на открытом месте да под огнем. Поэтому минировать противотанковыми минами лучше всего тыльный бруствер. Ну а если вы еще озаботитесь неизвлекаемостью этих мин, тогда совсем хорошо.
  Предупреждаю, что копать такие рвы протяженностью десятки и сотни километров, как это советует нам Резун - не стоит. Его советы вообще с тухлятиной изрядной. Видимо хорошие у него были консультанты. Знали, какой "дурью" следует ваши мозги травить.
  При таком масштабе работ, ничего вы от противника не скроете. Он просто примет это к сведению и поменяет свои планы.
  То есть, противотанковые рвы можно применять очень ограничено и с соблюдением маскировочной дисциплины.
  
  Сказанное мной о противотанковом рве, должно подвести читателя к той мысли, которую почему-то не отражают в учебниках по тактике: у невзрывных заграждений должна быть своя тактика применения. А вот с этим у нас совсем плохо. Даже военные инженеры имеют о ней слабое представление. Почему? Да потому что некому было ее разрабатывать. Существующий опыт применения таких заграждений, должным образом никем не осмысливался. Все свелось к простой выдаче крайне поверхностных рекомендаций по их применению. И это не только наша беда. Армии зарубежных стран, если в этом отношении и отличаются от нас, то только в худшую сторону. В частности, те же американцы, которым во время ВМВ сильно повезло, что не пришлось прорывать сильно укрепленные полосы противника, так и остаются в плену губительных представлений о том, что мощный огневой удар решит все их проблемы на поле боя. Они так и не поняли, что по настоящему сильный противник сродни чуме: просто так ее не выведешь. Впрочем, проблемы шерифа индейца не должны волновать. Нас волнует как просто и дешево сделать врагу "козью морду". А потому :
  
  

- Надолбы.

  
  Мужская часть читающей публики, зрительно представляет себе, что это такое. Блондинки же, справедливо считающие, что в мужские игры им играть не стоит, как правило что-то похожее видели, но так как это на кухне не применимо, то не стали себе этим забивать голову. Тем не менее, "если грянет", то именно им предстоит первыми прийти на несуществующий еще оборонительный рубеж и проявить на нем то коварство, которым они наделены от природы. Поэтому им совет: всегда стремитесь к тому, чтобы любой предмет, находящийся на поле боя, стал ловушкой для нарушителя вашего спокойствия. В том числе и надолбы.
  Показанные на следующей картинке надолбы - пример зря сделанной работы.:
  
  

 []
  
  Как не стоит их делать.

  
  А как стоит? Запасаетесь семечками и начинаете изучать материальную часть. Но сперва давайте разберемся с тем, на какую глубину они должны уходить в грунт. А уходить они должны ниже глубины промерзания грунта в данной местности. На сколько? На 500 мм ниже. Поэтому смотрите на вот эту карту:
  
  

 []

  
  Сохраните эту карту в памяти. Она вам пригодится при строительстве загородного дома, когда вы будете закладывать фундамент дома.
  При установке надолб, не во всех случаях стоит руководствоваться этой картой. Одно дело, когда вы занялись устройством заграждений задолго до войны. Тут нужно придерживаться всех рекомендаций. Совсем другое дело, если вы оборудуете линию заграждений за месяц до начала Курской битвы. Тут уж явно иметь дело с промерзшим грунтом не придется и надолбы выпрет из земли. А осенью вам уже будет плевать на них. Если вас смущают указанные на карте глубины, то смею вас уверять - это реальные глубины промерзания по данным наблюдения аж за 100 лет. И если сейчас настолько земля не промерзает, то нет гарантии, что она не промерзнет вновь.
  С глубиной заложения определились. А конфигурация? А размеры?
   Вот как надолбы выглядят в правильном исполнении:
  
  

 []
  
  Надолбы 1-го ряда.

  
  Показанный мной тип надолба, романтичные англичане прозвали "Зуб Дракона". Это название распространяется и на надолбы последующих рядов.
  Как видите, фактическая высота надолба первого ряда, зависит от клиренса конкретного танка. Так что прежде чем вы станете ставить заграждение. Учите характеристики танков противника. В частности геометрические параметры применяемой техники.
  Расстояние между надолбами стоит принимать порядка 3/4 ширины танка. Высота надолба вас не впечатлит. Подумаешь! Всего-то полметра да пологая сторона со стороны противника! Такой переедешь без проблем!
  Правильно! Переедешь без проблем! Именно этого я и добиваюсь от вас. А сдать назад вы не сможете уже. И вперед танк не подашь. Почему? Да потому, что упретесь в следующий ряд надолбов. А они немного другие, хотя издали кажутся одинаковыми.
  
  

 []
  
  Надолбы 2-го ряда.

  
  Всего-то выше на 15-25 см, но если первый ряд вы преодолеете при движении вперед, то преодолеть второй ряд движением вперед у вас не выйдет. И назад уже не сдашь. Застряли вы между рядами! А ведь издали казалось что все преодолимо.
  Думаете, развернуться на месте и выехать на свободу между рядами надолбов? Не выйдет! Я ведь расстояние между рядами заложил чуть больше длины танка, а повороту на месте помешает то, что второй ряд немного сдвинут в сторону. Совсем немного. Издали и не читается, потому вы и лезете на рожон. Считаете себя умным? Ну-ну! Сколько таких умных лезли в ловушку и только потом доперли, что этого делать не стоило!
  
  Чтоб вы поняли, о чем я говорю, вот вам картинка:
  
  

 []

  
  На ней показана попытка танка "Абрамс" преодолеть заграждение "Krimean Grater" ("Крымская Тёрка") Почему это заграждение названо так, не знаю. Может быть своя Ванга в Пентагоне завелась, а может мы что-то не знаем о своих войнах. В плане, "Крымская терка" выглядит так:
  
  

 []
  
  Поле заграждений "Krimean Grater" ("Крымская Тёрка")

  
  
  На ней показан третий и четвертый ряды надолб. Они выглядят в плане иначе, чем первые два ряда. Их назначение - служить резервом на случай, если противнику удалось подрывом или артогнем разрушить надолбы первых рядов. А это не так-то и просто.
  Высота конструкций резервных рядов должна превышать высоту каждого предыдущего ряда, примерно на 0.25 м.
  
  

 []
  
  Надолб третьего и четвертого рядов.

  
  Нужно понимать, что я показываю типовое решение. На самом деле, это решение нужно приспосабливать к конкретным условиям боя. А тут полет фантазии человеческой непредсказуем. Многим захочется дополнить это заграждение установкой противотанковых мин, тем более, что место форсирования этой препятствия можно определить точно. Не делайте этого. Противотанковая мина, поставленная внутри "Крымской терки" - это то, что саперы противника обязательно используют для разрушения надолб. Зато противопехотные мины в сочетании с проволочными заграждениями радости саперам врага не доставят.
  И конечно, вы понимаете, что работать эта система будет в том случае, если вы прикрыли линию заграждений плотным огнем. Вот тогда, лишенные способности маневрировать танки противника, превращаются в "сидячих уток". И не забывайте про маскировку. Внезапность применения имеющихся козырей - это наше все! Конечно, не всегда удается скрыть от противника само наличие подобных препятствий. Не беда. Маскировка не столько скроет надолбы, сколько исказит представление противника о преодолимости участка. Даже не скошенная трава, из которой едва торчат верхушки надолб, способна создать у противника ложное представление о проходимости местности.
  В отличии от противотанкового рва, надолбы так просто не разрушишь и не форсируешь. Поэтому они не потеряли своего значения и сейчас. Однако, есть и недостатки у этого типа заграждений.
  В силу своей материалоемкости и трудоемкости изготовления, их не установишь в срочном порядке. Только заранее. И блондинки здесь вам не помогут, даже если очень захотят. Их нужно для этого заранее учить. Тут уже придется завозить талибов и укробайтеров целыми эшелонами. К тому же, мы не можем сделать эти заграждения сплошными, как бы нам этого не хотелось. Всегда будут оставлены промежутки в местах прохода транспортных коммуникаций. Я это про мирное время говорю.
  Поэтому сразу возникнет вопрос: а закрыть эти промежутки в срочном порядке, у нас найдется чем-нибудь? Чтоб это была не бутафория, а эффективное средство?
  Найдется! Над этим подумали уже в 30-х годах. И первыми нашли ответ на этот вопрос наши инженеры.
  
  

- противотанковые ежи.

  
  Противотанковый еж - это пожалуй самое разрекламированное у нас средство заграждения. Почему-то именно оно сильно впечатлило наших художников и совсем не впечатлило войска. Более того, подавляющее большинство людей, что военных, что гражданских даже представление не имеет о том, как работает этот еж.
  В 1941 году, когда все висело на волоске, их изготовили в огромном количестве, потратив на это много металла. Но заметной роли они не сыграли. В чистом поле, немцы с ними практически не столкнулись. Те места, где ежи были установлены, они просто обошли стороной. В дальнейшем, они доставшиеся в наследство сооружения просто вывезли как металлолом. Впрочем, это была незначительная часть изготовленных ежей. Основная часть их устанавливалась на улицах Москвы и Ленинграда. И тоже не показали себя. Просто потому, что до ведения уличных боев тут дело не дошло.
  А если бы дошло?
  Тогда бы мы испытали изрядное разочарование. Выполнить свое предназначение эти сооружения не сумели бы. В частности из-за того, что при их изготовлении были допущены принципиальные ошибки. Их было две. Первая - превышение высоты заграждения:
  В Руководствах и наставлениях по военно-инженерному делу, она была определена как 1.45 м.
  Против английского танка "Большой Вилли" он еще сработает, но уже против танков 30-х годов он работать не будет. Правильная высота должна быть выше клиренса и ниже верхней кромки лобового броневого листа корпуса танка.
  В этом случае, еж работать будет. Здесь опять проглядывается стандартное условие эффективной работы: не пугайте мехвода видимой непреодолимостью препятствия. Коль так, то он не сунется сюда до тех пор, пока саперы не проделают ему проход. Внешний вид препятствия, должен вызвать желание по-быстрому преодолеть его. И если еж 'правильный' то мехвод захочет по-быстрому растолкать их. Вот что у него в итоге выйдет:
  
  "Лагерь КТТУ - Сырец 3,7 1941 года.
  
  

АКТ ИСПЫТАНИЯ.

  
  1.3 - июля 1941 года комиссия в составе Секретаря ЦК КП/б/У по машинострению тов.БИБДЫЧЕНКО, зав.отделом Обороннной Промышленности ЦК тов.ЯЛТАНСКОГО, секретаря ГПК тов.ШАМРИЛО, Начальника Киевского Гарнизона Генерал-Майора тов.ГОРИККЕРА, Директоров заводов: БОЛЬШЕВИК - тов.КУРГАНОВА, 225 тов МАКСИМОВА, Ленкузня тов.МЕРКУРЬЕВА и представителей КТТУ полковника РАЕВСКОГО и военинженера 2 ранга КОЛЕСНИКОВА провела испытания противотанкового препятствия - 6-ти конечная звездочка изготовленная из рельс утиля, предложение Генерал-Майора техвойск тов.Гориккера.
  
   Испытания производились на учебном поле КТТУ - Малом танкодроме грунт песчано-мягкий. Для испытания на преодоление препятствий выделен от КТТУ 2 танка БТ-5 и Т-26. Техническое состояние выделенных машин - вполне исправное. Противотанковые препятствия выставлены были в 4-е линии заграждений с промежутками между осями препятствий 2-3 мтр. по фронту 2-2,5 мтр.
  
   Легкий танк Т-26 при первой заезде на препятствие был выведен из строя-сорван люк масляного насоса и повреждены маслоподводящие к трубке, в результате чего, масло из мотора вытекло через 3-5 минут, что привело к вынужденной остановке машин.
  
   Танк БТ-5 за счет большого запаса динамического усилия первоначальную расстановку препятствий преодолевал имея в результате этого дефекта в виде помятости днище танка, что отразилось на его управлении и работе бортовых фрикционов и танк потребовал двухчасовой ремонт.
  
   Наиболее эффективная расстановка противотанковых препятствий в варианте следующей расстановки произведенной 3.7-41г.: препятствие в 4 линии заграждений с расстановкой звездочек в шахматном порядке по глубине 1-я линия заграждений через 6 мтр., 2-я линия заграждений через 4 мтр., 3-я линия заграждений к через 2 мтр. 4-я и последняя линия заграждений.
   Расстояние между осями по фронту: 1-я линия 1.5 мтр., 2-я и последующие линии 2-2,5 мтр. дала положительный результат, на 1-й линии заграждений динамические усилия танка были частично заглушены, танк потерял скорость и на 2-й и 3-й линии вынужден остановиться, так как клык 2-1 линии попал между гусеницей и ведущим колесом-гусеничного хода и клык звездочки 3-й линии-уперевшись в днище носовой части танка приподнял последний на в воздух.
   Данное положение без помощи из/вне не даетв озможность продолжать движение и отбуксировать танк после после расчистки поля от заграждения. Остановка же танка на заграждении является наиболее эффективным явлением для расстрела танков артиллерией по заранеее пристрелянным участкам установленного заграждения.
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ: Комиссия считает, что противотанковые препятствия шестиконечные звездочки являются эффективным противотанковым заграждением, это вид заграждени я мо но широко применять в районе уров, дефиле и особо важных направлениях.
   см.н/об.
   -2-
  Количество препятствий "Звездочек" на 1 клм, до 1200 шт. Средний вес варианта облегченной конструкции сварного типа 200-250 кгр. Размеры-брусья по длине 1,9- 2 мтр всего 6 шт. на пересечении 3-х плоскостей.
   Вес конструкции залитых сталью от 300-400 кгр.
   Конструкции перевозимые на автомашинах и жел.дорожном транспорте в готовом виде к месту применения.
   Конструкции не сложны и могут быть изготовлены любым заводом в большом количестве.
  
  ПРИЛОЖЕНИЕ: Фотографии произведенных опытов.
  
   П/ПОДПИСАЛИ:
   СЕКРЕТАРЬ ЦК КП/б/У /БИБДЫЧЕНКО/
  ЗАВ.ОТД.ОБОРОН.ПРОМЫШЛ.Ц.К /ЯЛТАНСКИЙ
  СЕКРЕТАРЬ К.П.К /ШАМРИЛО/
  ГЕНЕРАЛ-МАЙОР /ГОРИККЕР/
  ПОЛКОВНИК /РАЕВСКИЙ/
  ВОЕНИНЖЕНЕР /КОЛЕСНИКОВ/
  ДИРЕКТОР З-ДА "БОЛЬШЕВИК /КУРГАНОВ/
   -"- 225 /МАКСИМОВ/
   -"- ЛЕНКУЗНЯ /МЕРКУРЬЕВ/
  
   Копия верна НАЧАЛЬНИК СЕКРЕТНОЙ ЧАСТИ
   ТЕХНИК ИНТЕНДАНТ 2 РАНГА
   -/ДВОРНИКОВ/-
  
  
  
 []
  
  Схема испытания противотанковых ежей.
  
  Ни в коем случае не соединяйте ежи между собой жестким профилем. Это уже получится забор, который как нужно работать не будет. Соединять вместе их стоит только гибким тросом.
  Естественно, для затруднения работ по разграждению, стоит прикрывать места установки ежей ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем.
  Устанавливать ежи стоит либо на твердых грунтах, либо на асфальтовом покрытии. На бетонной площадке, устанавливать ежи не стоит.
  Вторая ошибка, которую допускали при массовом изготовлении ежей - использование неподходящего для этого профиля. Вот такой вот еж, изображенный ниже, работать не будет:
  
  
 []
  
  Неправильно изготовленный еж.
  
  Изготавливать ежи нужно из двутавра номером не ниже двадцатого и не выше шестидесятого.
  Высота ежа должна быть примерно 90-100 см.
  
  

ПРОТИВОРЕЧИЯ И КАК ОНИ РЕШАЛИСЬ.

  
  Начну с того, что описанные мной решения, явились результатом опыта Великой Отечественной войны. Эта же война, заставила отказаться от применения таких решений. Противоречия? Несомненно! С одной стороны, заблаговременно построенные линии обороны были нужны, а с другой стороны - это зряшная трата средств. Как так? А вот так!
  Дело в том, что вне зависимости от хода войны, мы эти УРы в любом случае теряем. При наступлении - мы их оставим позади себя, так и не использовав по назначению. При срочном отходе - тоже теряем. И хорошо, если успеем их уничтожить. Чаще всего, этого сделать не удается. А если мы все-таки сумели использовать УРы в обороне? А тут тоже ничего хорошего нет. Мы этим просто намеренно ставим себя в невыгодное положение. Уж если ты посадил в ДОТ гарнизон, то ты его уже оттуда не снимешь. Ты заранее часть войск обрекаешь на пассивность. Хотел сковать действия противника, а сковал самого себя. Поэтому противник рано или поздно перемелет твои войска по частям. А если учесть, что тот же ДОТ, который как средство огневой поддержки пехоты не сильней танка, но стоит как танковая рота? Танковую роту мы можем перебрасывать вдоль линии фронта, можем поддержать ей наше наступление на значительную глубину и даже отвести в тыл. С ДОТом такой фокус не пройдет.
  Немцы, которые на завершающем этапе войны построили множество дорогих и впечатляющих фортификационных сооружений, в итоге сами себя и победили. Просто потому, что взлом линий немецкой обороны, обходился намного дешевле, чем стоили эти все укрепления.
  РККА в этом вопросе пошла другим путем. Полностью от описанных мной сооружений отказываться не стали. Для обороны важных стационарных объектов они строились еще долго. Да и сейчас подобные решения применяются на практике. Но вот от использования их, при организации обороны на широком фронте, пришлось отказаться. Дорого, а эффект применения намного ниже ожидаемого.
  Тем не менее оборонительные задачи приходилось решать на протяжении всей войны. Поэтому, возникли и специальные требования к конструкции огневых точек.
  
  - Быстрота и легкость возведения.
  
  На практике это означало, что УР должен возникать в считанные дни, а не возводиться годами. На завершающем этапе войны, на строительство УРа тратили от 8 до 60 дней.
  
  - Дешевизна.
  
  Здесь старались добиться не столько снижения издержек на возведение сооружений. Главное, чтобы средства нападения, применяемые противником, обходились дороже средств защиты. А это означает, что при возведении оборонительных рубежей упор делается на применение местных, легко доступных материалов и изделий. Сами сооружения имеют простую конструкцию, технологичны в изготовлении и не требуют использования высокой квалификации привлеченной рабочей силы.
  
  - Возможность оснащения огневых точек штатным вооружением стрелковых частей.
  
  Это давало много преимуществ. Тут и отказ от дорогих казематных стрелково-артиллерийских систем, специальных систем разведки, наблюдения, связи и жизнеобеспечения. И главное - возможность быстро снять вооружение с последующим применением его в другом месте.
  
  - отсутствие нужды в содержании постоянного гарнизона.
  
  В условиях маневренной войны, это очень важно. Мы должны иметь возможность без сожаления покинуть занимаемые сооружения, не отвлекая при этом личный состав для охраны и поддержания в исправном состоянии оставленного вооружения.
  
  И какие тут были приняты решения? Очень простые, основанные на том, что главным средством защиты являются промахи противника. Обычные противоосколочные сооружения, оказались и дешевыми, и универсальными, а главное - они достаточно устойчивы к огню противника. Подчеркиваю этот момент: достаточно устойчивы. Поэтому, в современных наставлениях, вы не увидите уже неуязвимых монстров. Только сооружения легкого типа.
  А они выполнят свое назначение? Судите сами, вот вам образец участка обороны, который занимала 15 сд 13 армии в сражении на Курской дуге:
  
  

 []

  
  Принятое решение считается образцовым для того времени. Сама по себе система траншей и ходов сообщения обеспечивает обороняющейся стороне скрытность и быстроту маневра живой силой и огневыми средствами. Огневые точки не привязаны к постоянному месту. В ходе боя, тоже пулеметное гнездо может внезапно оказаться там, где его накануне совсем не было. Что тут остается на долю военного инженера? Только повысить защищенность огневых точек. Причем, для обеспечения промахов достаточно провести простейшие мероприятия по маскировке. Вдобавок ко всему, огневые точки действительно точки, а не площадные цели. Поэтому можно смело отказываться от толстых стен и дорогого оборудования. Достаточно будет оборудовать пулеметное гнездо вот таким образом:
  
  

 []
   []
  
  Металлическое закрытие для пулемета:
  
  а - общий вид закрытия;
   б - закрытие, установленное над окопом

  
  Взгляды на ведение оборонительных действий изменились уже к 1942 году радикально.
  Если до войны УР являлся основой обороны, который следовало дополнить опорными пунктами в составе боевых порядков пехоты (пехотное заполнение) то дальше, вопреки мнению Резуна, стали поступать наоборот: Теперь не пехота дополняла дейцствия УРов, а фортификация стала дополнять действия пехоты.
  И само фортификационное оборудование дополнялось развитой системой противотанковых и противопехотных заграждений.
  Многополосность и многопозиционность укреплений, создаваемых на большую глубину, сочетание фронтальных позиций и рубежей с отсечными и тыловыми, создание районов обороны, опорных пунктов и узлов сопротивления в ключевых пунктах местности обеспечивали высокую устойчивость и активность обороны и создавали благоприятные условия для перехода в решительное наступление.
  Эта структура полевого укрепления местности, так хорошо зарекомендовавшая себя в ходе войны, является значительным достижением отечественной фортификации.
  Масштабы фортификационных мероприятий видны из табл. 1, в которой показаны объемы работ по оборудованию тыловых оборонительных рубежей, заблаговременно возведенных органами оборонительного строительства с привлечением местного населения.
  
  

Таблица 1
  
   []

  
  Количество полос обороны на рубеже составляло одна-две, а позиций в каждой полосе от одной до трех. Общая глубина армейского оборонительного рубежа в ходе войны возросла от 10 до 60 км. Кроме того, резко возросло в ходе войны количество траншей и ходов сообщения, которые, как было ранее сказано, являлись основой фортификационного оборудования местности в обороне.
  Обратите внимание: Объем фортификационных работ к 1945 году возрос по сравнению с 1941 годом.
  О чем это говорит? Да о том, что осуществленные перед войной оборонительные мероприятия были недостаточны и в большинстве случаев неверны.
  В табл. 2 приведены основные показатели фортификационного оборудования полос обороны (на 1 км фронта) в годы Великой Отечественной войны (показатели 1941 г. условно приняты за 100%).
  
  

Таблица 2
  
   []

  
  Обратите внимание на еще одну закономерность. К концу войны, Вермахт стал сильней, чем в начале войны. Но сильные контрудары предпринятые немцами в эту пору, так и не смогли переломить обстановку в их пользу. Прорвать нашу оборону уже не получалось, хотя количество ДОТов стало возводиться в 10 раз меньше чем в 1941 году.
  В ходе войны (особенно с 1943 г.) происходило увеличение доли противоосколочных сооружений и уменьшение доли усиленных сооружений.
  Ставка была сделана на скрытость маневра силами и средствами и повышение плотности огня в три раза.
  Итак, плотный огонь плюс маневр, оказались эффективней , чем толстые стены.
  Укрепление местности успешно осуществлялось не только в оборонительных операциях, но и в ходе наступательных действий, как при подготовке исходных районов для наступления, так и при отражении контрударов противника (например, в сражении у оз. Балатон весной 1945г.).
  
  

О ПОЛОСЕ ОБЕСПЕЧЕНИИ И ПАРТИЗАНАХ.

  
  Самую правильную оценку "Ледоколу", выставил сам Резун:
  
  "Сейчас Россия лишилась насильственно прививаемой ей идеологии, и потому память о справедливой войны осталась как бы единственной опорой общества. Я разрушаю ее. Простите меня, и давайте искать другую опору".
  
  "Эта книга несла горе всем, кто рядом со мной".
  
  "Мои приговоры заслужены мной полностью. Я не прошу прощения за свое предательство и не желаю прощения за него. Простите за книгу. Мои приговоры к смертной казни справедливы до последней точки. И пусть не хлопочут те, кому предписано приводить их в исполнение: я сам себя накажу".
  
  Повторю еще раз: эти книги писал не сам Резун. Процентов 10% текста написано под диктовку его кураторов. И именно эти 10% и составляют самую суть книги. Все остальное - маскировочный фон. Я уже писал, что все это делалось с дальним прицелом. Те затейники, что стояли за спиной Резуна, прекрасно понимали, что обычному человеку свойственно читать на досуге чисто развлекательные тексты, а не технические справочники. Что если сделать развлекательное чтиво еще и познавательным, то в голову читателей удастся вдолбить нужные затейникам идеи. Учитывалось, что кто-то из наиболее молодых читателей, принявших положительно изложенные в книги взгляды на военную науку, со временем сделает успешную военную или политическую карьеру. А дальше, в своем добросовестном заблуждении, начнут приносить России сущий вред.
  
  О ПОЛОСЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ.
  
  Одна из "закопанных до времени свиней", содержится в той части текста, где якобы Резун рассуждает о полосе обеспечения перед линией оборонительных сооружений.
  
  "Обороняющаяся сторона в приграничных районах заранее создает полосу обеспечения, т.е. полосу местности, насыщенную ловушками, заграждениями, препятствиями, минными полями. В этой полосе обороняющаяся сторона преднамеренно не ведет никакого индустриального и транспортного строительства, не содержит тут ни крупных воинских формирований, ни больших запасов. Наоборот, в этой полосе заблаговременно готовят к взрывам все существующие мосты, тоннели, дороги".
  ("Ледокол" глава 9)
  
  Логично? С виду это так. Правда, автор скромно умалчивает о том, что не везде возможно устроить эту полосу. Берем Ленинград, и ту границу что была до 1939 года. Между Сестрой-рекой и пригородами Ленинграда территория, которую пешеход пересечет за половину дня. Представим себе, что Резун вносит предложение товарищу Молотову:
  Не вести никакого индустриального и транспортного строительства, в Сестрорецке, Ленинграде, Кронштадте. Не содержать тут ни крупных воинских формирований, ни больших запасов.
  То есть устроить полный постиндустриал. Осуществить мечту Собчаков о превращении Питера в город банкиров и проституток. Последствия лично для Резуна будут плачевными. До допроса в НКВД он явно не доживет, ибо расчленять его будут всем составом Совнаркома.
  Так может быть это мелкое исключение на фоне остальной территории СССР? Смотрим: Батуми, Одесса, Мурманск, бассейн реки Амур. Именно там согласно классику нужно устроить намеренный постиндустриал. А теперь сами просчитайте возможные экономические и социальные последствия. Куда деть транспортную, производственную и научную структуру исторически сложившуюся в этих местах? Всех сослать за Урал? А не боитесь, что после этого одесские евреи будут орать "Хайль Гитлер!"
  Хорошо, с этими местами все понятно. Но что делать с остальными территориями? Там ведь вполне можно устроить постиндустриал? Можно, но результат того что из этого выйдет, вам не понравится. Такое военно-инженерное решение, негативно будет воспринято всеми разумными политиками страны, начиная от председателя сельсовета и заканчивая высшим политическим руководством. Все дело в том, что вы этим обрекаете обширные территории на нищету и деградацию. И это вовсе не теория. Подобным образом поступили поляки на территории "Всходных Кресов". И получилось как всегда. Густонаселенная местность с неразвитой экономикой. Стоило РККА перейти границу, как местные националисты вместе с евреями и коммунистами начали бить поляков в спину. А ведь они и раньше без дела не сидели. Вспомним, что первыми, кого начали убивать бандеровцы, это были как раз поляки. В Москве об этом прекрасно знали, поэтому, таких гибельных решений не принимали. Западная Украина и Западная Белоруссия и так были проблемными регионами. Сам Резун цитирует свидетельства о неразвитости и отсталости этих польских окраин. А если еще их и не развивать, то лояльности к Советской Власти этим не добавить.
  А еще Резун предлагает устраивать в качестве полосы обеспечения вовсе не узкую полосу:
  
  "Осенью 1939 года Советскому Союзу крупно повезло: по пакту Молотова-Риббентропа были присоединены новые территории глубиной 200-300 км. Ранее созданная полоса обеспечения стала гораздо глубже. Новые территории самой природой были созданы именно для оборудования тут такой полосы: леса, холмы, болота, полноводные реки с топкими берегами, а на Западной Украине - бурные горные реки с крутыми берегами".
  
  "Вдобавок ко всему дорожная сеть тут была развита слабо. Из 6 696 км железнодорожных путей только 2 608 были двухпутными, но и они имели низкую пропускную способность. Превратить их в случае необходимости в вообще непроходимые было совсем легко".
  
  Итак, превращаем в постиндустриал всю пограничную территорию в 200-300км глубиной и блицкриг забуксует! Так? Нет, не так. Вся военная история нашей страны опровергает уверения авторов "Ледокола".
  Вспомним вторжение Батыя, крымских татар, Карла XII и Наполеона. Гигантские просторы пересеченки и постиндустриала не помешали их армиям осуществить глубокое вторжение. В 1939 году, полоса обеспечения на Востоке не помешала РККА в Освободительном походе.
  В том же году на Халхин-Голе. Вся Монголия являлась такой полосой, только уже в тылу наших войск. И это тоже не помешало переброске и снабжению на ТВД армейской группировки. Позже, в 1945 году, перед войсками маршала Малиновского Р.Я. тоже была полоса обеспечения. Да еще какая! Гоби и Хинган! Это спасло японцев?
  Опыт Великой Отечественной войны показал, что проблемы у немцев возникали вовсе не в "диких" местностях. Они буксовали как раз там, где находились крупные индустриальные центры. Вспоминаем Одессу и Севастополь, Тулу и Сталинград, Москву и Ленинград. Тут была проявлена не только воля командования РККА и правительства страны. И дело не только в том, что любой индустриальный центр легко превращается в укрепрайон. Просто здесь в непосредственном распоряжении командования оказываются под рукой гигантские изготовительные и ремонтные мощности. Технически грамотные кадры и тыловые учреждения разного профиля. Народ тут тоже другой. И соответственно войска становятся другими. Армейское и флотское командование получало в свое распоряжение не малограмотных крестьян, а людей, которые по технической грамотности ничуть не уступали немцам. А уж в умении импровизировать пожалуй что и превосходили их. Тульский рабочий полк, Ижорский батальон, рабочие дружины сталинградских заводов, уральские вояки из "дивизии "черных ножей". Это самые прославленные чисто пролетарские части и соединения. А знаменитая Псковская дивизия ВДВ? Все ли знают, что поначалу это была обычная стрелковая дивизия, которую пополнили одесскими рабочими. Получив отличный человеческий материал, она и начала свой путь к славе. Не стоит забывать, из кого формировались и части ВДВ. Не из крестьян, а из продвинутой пролетарской молодежи. В этих войсках уровень подготовки сержанта был близок к уровню подготовки простого пехотного офицера. А ополченческие части? Тоже из городских жителей между прочим.
  Уже поэтому, нытье резунистов о не внедренном постиндустриале не проходит.
  
  А если устроить полосу обеспечения только в узкой пограничной полосе? А на какую глубину? Оптимисты сразу предложат два критерия: либо вне зоны артиллерийского огня, либо на расстоянии дневного перехода пехоты. С первым критерием все ясно: это порядка 20 км от границы. А вот со вторым не очень. Если сильно нужно, пехота сможет пройти в первый день войны порядка 60 км. Правда, в бой после этого мгновенно вступить она не сможет. Более того, это скорость движения, а не скорость наступления. В компании против Франции, средняя скорость наступления немецких войск составила 13 км/сутки. Вроде немного, но Гудериан в своих воспоминаниях пишет, что ради того, чтобы выдерживать такой темп наступления, пехоте приходилось шагать по 60 км в сутки.
  В плане "Барбаросса" средний темп наступления планировался порядка 16.7 км/сутки. Манштейн жаловался на то, что ради этого пехоте приходилось шагать аж по 80 км/сутки, к чему бедные немцы были совсем не готовы.
  Так что, построй оборону в 20-25 км от границы и "блицкригу" каюк? Нет! Так просто все не получится. Мы забыли про те два козыря, которые противник нам приготовит - авиация и механизированные войска. "Вес залпа" у авиации того времени был вовсе не Ворошиловский. Скромней артиллерийского, зато ущерб был не сравним с ущербом от артподготовки. Он намного выше и в этом в 1939-41 гг. испытали на своей шкуре все: и жертвы нападения, и сами напавшие. И первое, что сделает авиация противника, кроме подавления ваших аэродромов - нарушит систему управления войсками. Первые часы с момента нападения, ваши войска будут не управляемы, а раз так, то действовать будут не по приказу, а по заранее разработанным планам. А действия по планам могут уже не соответствовать обстановке.
  Второй козырь - механизированные части противника. Их сравнительно немного на тот момент. Всего 1/6 часть тех соединений, что была задействована в нападении. Вот только эффект высокой оперативной подвижности! Им даже не нужно вступать в бой с вашими боевыми частями. Их цель - склады, узлы связи, транспортные узлы, переправы через реки. Как показал опыт, обычная пехота с ними может успешно бороться, если встретится лицом к лицу. Но дело в том, что агрессор такого боя вовсе не жаждет. Ему нужны цели поважней и попроще. Его противником будет не вооруженная до-зубов пехота, а разного рода тыловые учреждения, где действительно будет одна винтовка на троих. Стремительный разгром тыла - вот их основная задача, а не дуэлирование с равным по силе противником. В итоге, ваши боевые части, лишенные тыловой базы быстро превращаются в маршевое пополнение вооруженное личным оружием. И то, что винтовка или автомат есть у каждого, положения не спасет.
  Но ведь Резун уверяет, что подготовленную заранее оборону агрессор не прорвет. Он даже в пример Курскую дугу приводит. А там вообще без полосы обеспечения обошлись.
  Все верно, обошлись, потому, что войска уже были на позициях. Но в нашем случае их там не будет. А где они будут? В городках. А почему не в окопах? Да потому, что сидение в окопах в мирное время не способствует сохранению боеспособности армии. Генерал Слащев писал, что держать в окопах можно только хорошо выученные и крепкие в моральном отношении войска. В нашем распоряжении будут дивизии, кадровое ядро которых разбавлено мобилизованными резервистами. Кто видел "партизан" на сборах или сам им был, поймет о чем тут идет речь. Сидение на месте без конкретного дела - прощай всяческая дисциплина. А уж о четких действиях по тревоге можно и не мечтать. Единственное дело, которым можно занять этих вынужденных бездельников - боевая учеба. А это значит, вперед на полигоны и стрельбища! Вместе с оружием и боевой техникой. Устраивать учебные стрельбы в пограничной полосе да еще на занимаемых позициях? Знаете, иногда снаряд летит дальше, чем указано в таблицах. Я не говорю о том, что он может еще и в ненужную сторону отклониться. Поэтому, скорее всего, в первые минуты войны, оборонительные рубежи не будут полностью заняты войсками.
  И не стоит уповать на то, что разведка заранее предупредит о намерениях противника. В 1941 году, наша разведка называла даты нападения. И что? Их было много и все были правильные. Просто немцы время от времени вносили изменения в планы и соответственно переносили срок нападения. Подтвердилась только последняя дата и при том самым неприятным образом. Пример Курской дуги тут тоже будет некорректным. Это уже разгар войны. Противников давно уже разделяет только узкая нейтральная полоса, а наши войска давно отмобилизованы и имеют боевой опыт. Разведка тогда тоже не могла сразу назвать правильную дату перехода немецких войск в наступление. О ней узнали точно уже в самый последний момент.
  В нашем случае все будет сложней. С началом войны, нашим поднятым по тревоге войскам придется состязаться в скорости с войсками агрессора и совершать свой марш на точно такие же расстояния и вдобавок под огневым воздействием авиации противника.
  На чем тут можно выиграть? Если заранее оборудовать рубежи обороны в инженерном отношении, завести туда заранее основную массу боеприпасов, тяжелого вооружения и большую часть снаряжения, то тот же артполк, сможет быстро добраться налегке до позиций... Стоп! Такое уже было! В 1941 году. Немецких фотографий захваченных без боя трофеев - полный Интернет. Противник может просто вас опередить. Пусть не везде, но ему для достиженияи дальнейшего развития достигнутого успеха хватит и пары мест.
  Да, но Резун подсказывает выход:
  
  "Полоса обеспечения - своеобразный щит, который обороняющаяся сторона использует против агрессора. Попав в полосу обеспечения, агрессор теряет скорость движения, его войска несут потери еще до встречи с главными силами обороняющейся стороны. В полосе обеспечения действуют только небольшие, но очень подвижные отряды обороняющейся стороны. Эти отряды действуют из засад, совершают внезапные нападения и быстро отходят на новые заранее подготовленные рубежи. Легкие отряды стараются выдать себя за главные силы. Агрессор вынужден останавливаться, развертывать свои войска, тратить снаряды по пустым площадям, в то время как легкие отряды уже скрытно и быстро отошли и готовят засады на новых рубежах.
  Попав в полосу обеспечения, агрессор теряет свое главное преимущество - внезапность. Пока агрессор ведет изматывающую борьбу против легких отрядов прикрытия, главные силы обороняющейся стороны имеют время привести себя в готовность и встретить агрессора на удобных для обороны рубежах".
  
  Увы! Все не так просто. Этим легким отрядам тоже нужно время, чтобы подняться по тревоге и выйти на заранее отведенные для них рубежи. При этом не стоит кивать на примеры действия финских легких отрядов в их полосе обеспечения. Весь их успех был обусловлен двумя факторами: неготовностью РККА к таким действиям и низкой походной дисциплиной. Уповать на то, что так будет всегда не стоит. Противник не глуп и разведка у него имеется. Предугадать ваши мероприятия такого рода - много ума не нужно. Поэтому, вашими легкими отрядами заблаговременно займутся специально выделенные для этого части и подразделения. О действиях финских арьергардных групп написано много. И финские успехи и наши неудачи - в мемуарной литературе отражены подробно. Вот только молчат о том, чем все это закончилось. А закончилось все просто: этими ребятами занялись плотно части НКВД. Пограничников и солдат Оперативных войск не смущало ничего. Ни густые леса, ни непроходимые болота, ни выучка врага. Умением вскрывать засады и тайные лагеря они обладали изначально. От них не спасало ни бдительное охранение, ни тщательная маскировка, ни отличная выучка. Сколько горячих финских парней было зарезано ножами, затравлено собаками, разорвано очередями из ДП, подорвано в своих бункерах? Об этом резунисты предпочитают молчать. Там, где не хватало сил у пограничников, в дело вступали части особого назначения НКВД вооруженные всем необходимым для таких операций. И даже если не удастся разгромить эти "легкие отряды", все-равно им не позволят выполнить поставленные задачи. При правильном боевом планировании, помешать наступающей армии преодолеть полосу обеспечения они не смогут. В войне с финнами, эти меры были предприняты с запозданием, поэтому и случился конфуз. Но урок был выучен и больше такого не повторилось. Чистка полосы обеспечения от "легких отрядов" с той поры проводилась превентивно. Но доступное нам, доступно и другим. Поэтому уповать на действия отрядов прикрытия не стоит. А если вместо легких отрядов прикрытия использовать часть общевойсковых соединений. Пробовали подобное. Правда, гораздо позже. Когда немцы в 1942 году повернули на Сталинград, первыми встретили врага специально выделенные передовые отряды общей численностью десять усиленных полков. Какой был от этого эффект? В училище нам говорили, что они выполнили свое предназначение и помогли командованию понять намерения немцев. Но была и другая оценка результатов таких действий - зря это сделали. Дело в том, что арьергардный бой - бой особый. Чтобы арьергард выполнил свою задачу и уцелел, он должен в каждом столкновении одерживать победу над противником, который его превосходит во всем. Уже это мало реально. Нужно учесть, что выполнить задачи такого рода могут не все. Это должны быть хорошо обученные, стойкие солдаты и грамотные талантливые командиры. То есть, мы отдаем на растерзание противнику лучшие свои кадры. Помочь им чем либо, мы в самые первые часы войны не успеваем. А сможем ли помочь позже - бог весть. А сколько их нужно? Если исходить из расчета 10 полков на фронт, то получится, что мы жертвуем шестнадцатью своими лучшими дивизиями! Шестнадцать полностью отмобилизованных дивизий - это 256 тысяч человек личного состава. И это если не считать 100 тысяч пограничников! Это тот минимум, которым мы жертвуем в первый же день войны. То есть позволяем себя бить по частям, не гарантируя при этом, что сумеем сорвать планы врага.
  Что делать? Универсальных рецептов тут нет, но ведение жесткой обороны на всем фронте борьбы - это не выход. Вести размен территории на время, все-равно придется. Размен этот не ограничится полосой обеспечения. И остановить сильного противника в приграничной полосе сразу не выйдет. Терять территорию, сохраняя войска придется. А значит, построенные нами УРы, сумеют остановить противника только на второстепенных направлениях. Значит, на этом этапе войны, для нас дороги будут намного важнее ДОТов. Маневр будет важней позиционной устойчивости.
  ПАРТИЗАНСКИЙ ФРОНТ РЕЗУНА.
  
  Когда противник наносит сильный удар, то даже та армия, которая сумела хорошо подготовиться к встрече незваных гостей, вынуждена будет оставить часть своей территории. А если удар нанесен правильно, то часть территории и немаленькую, приходится отдавать без боя. Такое происходит тогда, когда противнику удается в течении короткого времени прорвать фронт на всю глубину. Прорвав фронт, он не теряя зря времени начинает развивать успех. В прорыв вводятся резервы, причем в первую очередь мобильные подразделения, части, соединения и даже объединения. И не стоит думать, что этими формированиями будут обязательно танковые войска. Перед войсками, введенными в прорыв, стоят две важные задачи: разгром резервов противника и разрушение тыла обороняющейся армии. Там же, где фронт прорван не был, наступающие войска стараются не допустить своевременного отхода войск противника. Что делать нам в этой ситуации? Выхода два: Своевременно отступить на новые рубежи обороны и контрударом из глубины разгромить ударную группировку противника. Всегда ли это получается? Не всегда, а если и получается, то ценой потери огромной территории. Давайте не будем приводить в качестве примера "Барбароссу". Честно говоря, надоели такие примеры. Уж лучше взять в качестве примера случаи, когда воюют армии с равным боевым опытом. Ну например, РККА и Вермахт образца 1944 года. В 1944 году, немцы на пике своей мощи и имеют все возможности отразить внезапно нанесенный удар. А РККА в это время как раз сравнялась по своим возможностям с Вермахтом образца 1941 года.
  Адольф Гитлер, спустя три года после начала войны, выполнил все что требуется согласно учению резунизма: Построил мощные оборонительные рубежи огородившись минами и невзрывными заграждениями, заранее занял их войсками, не держал военной промышленности рядом с зоной ведения боевых действий, рассредоточил свою авиацию по полевым аэродромам и прикрыл наиболее важные объекты мощной системой ПВО... И даже более полно сумел применить тактику "выжженной земли". В общем, фанатикам Витька придраться тут не к чему. А что из этого вышло? Фронт, годами стоящий у Ленинграда, вдруг переместился в Лапландию. Прибалтику пришлось срочно оставлять, ибо в соответствии с выкладками Тухачевского, отраженными в его плане поражения СССР, она является ловушкой для любого, кто ее занял. Вот и пришлось отступать немцам от Нарвы до Курляндии. Про "Багратион" и говорить нечего. Удар РККА нанесенный на Днепре, удалось отразить лишь на Висле. А что на Юге творилось? Наступление РККА начатое на рубеже Днестра, удалось остановить лишь на границе с Югославией и в Трансильвании. В итоге, немцы потеряли контроль над территорией, площадь которой была не меньше, чем они захватили в результате воплощения "Барбароссы" в жизнь. О чем это говорит? О том, что при правильном планировании наступательных операций, дешевой ценой наступающего противника не остановить. И события 1944 года это ясно подтверждают. Как ни крути, но отступать на сотни километров придется. Понимали ли это до войны? Вопрос конечно интересный! Давайте смотреть не только на СССР. У нас по уверению антисоветчиков, все население является тупым быдлом не способным на высокий полет мысли. А как обстояли дела на Благословенном Западе? А там с пониманием этого дела обстояли не лучше. С одной стороны, хватало военных теоретиков, которые делали правильные заключения о наступательных возможностях современных армий. А с другой стороны, шла идеализация обороны. Каким-то образом, в одной и той же голове уживались идеи осуществимости наступательных операций на большую глубину и непробиваемости собственной обороны. Все как будто забыли о том, что доступное тебе, доступно и противнику. Ладно, Россия - Страна Дураков, а Франция - Страна Идиотов, согласимся с этим. Но Германия! Что "Линия "Зигфрида", что укрепления на Востоке Германии, как бы намекали на то, что о способности противника провести глубокую операцию, немцы даже не подумали. Даже когда Вермахт был слабей польской армии, а полякам идти до Берлина было совсем ничего, каких-то 130 километров (10 дней по меркам "Гельба"), никто в Берлине не позаботился о выполнении части тех мероприятий, которые советуют осуществлять резунисты. В частности, мы ничего не знаем о подготовке к ведению партизанской борьбы против польского, чешского или французского агрессора. А ведь с 1919 по 1935 годы, это было бы вполне уместным.
  Почему в статье, посвященном фортификации, я вдруг заговорил о партизанах? А потому, что для подготовки партизанской войны на своей территории, следует выполнить значительный объем работ по инженерной подготовке ТВД.
  Резун правильно говорит о том, что готовность к ведению партизанских действий на отданной противнику территории, является неотъемлемой частью системы защиты страны. Он совершенно правильно указывает на необходимость сочетать строительство мощной оборонительной линии с развитием стратегической авиации и подготовкой диверсионных действий в тылу врага. Правда, он не объясняет нам, почему этим вопросом занялся только Сталин. В остальных странах Европы, мы ничего подобного не наблюдаем. Все понимали, что новая Мировая война неизбежна, но партизан никто заранее готовить не стал.
  Одно из объяснений этому кое-кто уже нашел. Оно очень простое: военные всего мира - непроходимые тупицы, а Вермахт велик ибо революционен!
  На этой версии я останавливаться не стану. Ибо с сектантами спор бесполезен. Они веруют ибо нелепо. Я остановлюсь на другом. Что неправильно в рассуждениях Резуна?
  Сам Резун, начитавшийся Старинова, считает, что те мероприятия, которые были выполнены до 1938 года достаточными. А мы не будем молиться на Старинова. Старинов это неплохой диверсант, неплохой преподаватель и даже научный деятель. Но читая его рассуждения, не стоит забывать, что это человек обиженный на Сталина. И тот факт, что он напильником спилил портрет Сталина на обратной стороне полученной им медали, дает нам понимание степени его обиды. Но и список наград его говорит о многом: награждали его скупо. Странно это. Во время войны, высокими наградами за ведение партизанской войны в тылу врага, наградили десятки тысяч человек. Для дилетанта С.А. Ковпака Сталин не пожалел высших правительственных наград.И генеральского звания тоже не пожалели для этого рядового запаса. И был Ковпак не исключением. Его комиссар Руднев, был отмечен не менее щедро. Тут даже не помешало то, что до войны Руднев не пользовался доверием. Но Ковпак и Руднев не одни такие хорошие. За реальные успехи наградили многих, начиная от простых партизан, кончая известными на всю страну партизанских лидеров. Награждали не только причастных. Непричастные тоже вкусили славы и почета. Даже проклятый всеми пограничниками СССР Строкач получил свою долю благ и почета.
  А Старинов? А его жестоко проигнорировали. Вот его награды на конец войны:
  
   медаль "Партизану Отечественной войны"
   медаль "За отличие в охране государственной границы СССР"
   медаль "За оборону Москвы"
   медаль "За оборону Сталинграда"
   медаль "За оборону Кавказа"
   медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг."
   медаль "XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии"
  
  То есть, это награды ЗА ПРИСУТСТВИЕ при этих событиях. Такие награды дают и рядовому хозвзвода, всю войну проторчавшему при батальонной кухне. А вот полковнику, планировавшему и лично осуществлявшему серьезные диверсии, этого мало.
  Да и с присвоением званий у него были проблемы. Полковника он получил до войны. И это было его последнее звание. Вполне могло быть, что его незаслуженно обижали при Сталине, хотя и тогда таким людям давали возможность исправить сложившееся о них мнение. Но ведь после смерти Сталина многих обиженны в качестве утешения награждали высокими наградами и присваивали "зажатые" по разным причинам звания. Но Старинову и тут не повезло. Приходили и уходили Хрущев, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев, Ельцин, а генеральского звания в качестве утешительного приза он так и не дождался. При этом никто не отрицал его заслуг. Обычно такое происходит с теми, на кого ОЧЕНЬ сильно обижены. Настолько обижены, что даже радикальная смена власти в стране, не меняет отношения к такому человеку. Кто его знает, на чем он прокололся? Видимо было что-то настолько серьезное, что даже в 21 веке ему простить не могут.
  Поэтому, к публичным высказываниям Старинова, следует относиться осторожно. Тем более, что к подготовке партизан задолго до войны он был лично причастен.
  Но вернемся к нашим партизанам. Допустим, что наши военные руководители прониклись передовыми идеями Витька и вышли на высшее политическое руководство страны с планами конкретных мероприятий. Что из этого выйдет? Военных откажутся понимать. Это старая беда. Армии всего мира, жалуются на собственных политиков, которые не дают им вести войну образцово. Мемуары немецких генералов - образец таких воплей и жалоб. Так может дело в политиках? В них родимых! Именно они дают санкцию на выделение необходимых ресурсов. Представим себе, как М.Н. Тухачевский, вооруженный передовой теорией резунизма выносит на обсуждение план подготовки к ведению партизанской войны на территории СССР. Первый же вопрос, который задаст умный политик ( а идиотов среди них не было), будет вопрос о том, на каких территориях он собрался партизанить?
  Ответить честно на этот вопрос, Тухачевскому будет сложней, чем отвечать на вопросы следователей НКВД. И вправду, на каких? Советская военная теория, допускает возможность проведение стратегической наступательной операции на глубину в несколько сотен километров. Практика Второй Мировой войны говорит о том, что наступление на глубину 150-500 км является нормой, а в отдельных случаях возможен успех на глубину 1100 км. При этом, ширина наступления составит минимум вдвое большую величину, нежели глубина. То есть, возможна потеря части территории площадью не менее 500 тысяч квадратных километров. А в рекордных случаях, можно и два миллиона квадратных километров потерять в течении месяца.
  С чем это сравнить? Давайте сравним с площадью некоторых современных европейских держав:
  
  Украина - 603 549 км²
  Польша - 312 679 км²
  Германия - 357 168 км²
  Франция - 643 801 км²
  И для разнообразия приведем площадь всех стран Западной Европы. Она составит полтора миллиона квадратных километров.
  
  Конечно, в реальности, на показатели теории глубокой операции удалось выйти только в 1945 году при проведении Восточно-Маньчжурской операции. Но даже если пан Тухачевский значительно урежет осетра (что будет правильно), политики начнут волноваться и задавать неприятные для него вопросы. И первый вопрос - как этого избежать? Цена вопроса очень дорогая. Ведь что предлагает Резун?
  
  "Не забудем, что партизанские отряды создавались в т. н. "зоне смерти" - в советской полосе обеспечения, где при отходе советских войск все мосты должны быть взорваны, тоннели завалены, железнодорожные узлы приведены в полную негодность, стрелочные переходы и даже рельсы и телефонный кабель - эвакуированы".
  
  Теперь вам понятен размер территории, которые предстоит "вбомбить в Каменный Век"? Причем своими же руками. Проблема в том, что за пару дней такие мероприятия не выполнишь. Нужно большую часть мероприятий претворить в жизнь еще в мирное время. Реакция местного населения на такие действия родного правительства предсказуема. В реальности, когда мы в 1941 году, после начала войны, пытались осуществить часть этих мероприятий, реакция населения была вовсе не восторженная. И это мы еще мало разрушили. Немцы, действовавшие строго по Резуну, ничего у местного населения кроме ненависти не вызвали.
  Сталин и его окружение, лучше всех в мире знали, какие эмоции у народа вызывает разруха. А если это творить своими руками, да еще в мирное время?
  А теперь представьте себе, что похожий рецепт спасения предложит французский Генштаб своему правительству или фельдмаршал Кейтель вождю германского народа? Ведь по этому рецепту, им придется всю страну вернуть в первобытное состояние! Сразу вопрос: Где в таком случае нужно строить "Линию Мажино"?
  Поэтому, реакция Сталина будет простой: Тухачевского отправят в лучшие здравницы СССР. Подлечить расшатавшиеся нервишки. А на его место поставят другого товарища. Более спокойного и менее впечатлительного.
  Вопрос: А если ничего предварительно не разрушать, а заняться этим тогда, когда припрет? Тем более, что Резун и тут щедр на рецепты:
  
  "В ходе войны партизанам пришлось платить большой кровью за каждый взорванный мост. Чтобы взорвать, мост надо сначала захватить, а его охраняют, и деревья вокруг вырублены, и все вокруг заминировано. А взрывчатку где партизанам взять? Если она и есть, много ли партизанская группа на себе унесет? При подготовке взрыва приходилось спешно заряды укладывать не в опоры моста, а на пролеты. После взрыва противник мог такой мост быстро восстановить, и партизанам надо было все начинать сначала. Пока противник ремонтирует один мост, остальные мосты действуют - противник может регулировать поток транспорта.
  А ведь все было готово к тому, чтобы поднять в воздух ВСЕ мосты. Поднять так, чтобы восстанавливать было нечего. Поднять так, чтобы не терять партизанской крови. Поднять можно было простым нажатием кнопки в тайном партизанском бункере, а потом из-за непроходимых минных полей только постреливать из снайперских винтовок по офицерам, по саперам, по водителям. Германская армия была исключительно чувствительна к дорогам. Полное отсутствие мостов, миллионы партизанских мин на дорогах, засады и снайперский террор с первых часов вторжения могли бы резко снизить скорость германского блицкрига".
  
  Вам это понравилось? Правда здорово? Итак, неврастеника Тухачевского, заменяем маршалом Егоровым и посылаем его на доклад к царю. Что делает царь? Задает вопрос:
  
  - Товарищ Егоров, где Вы собрались закончить войну?
  
  Вопрос задан не просто так. Заложив заранее взрывчатку не в пролеты моста, а опоры, мы уничтожаем мост окончательно. Теперь им не только Вермахт не сможет пользоваться, но и мы. Нет, если мы не собираемся возвращаться на эту территорию, то все правильно. Пусть фрицы сами это все восстанавливают во время войны и после войны. Но если мы собираемся вернуться, то за взрыв опор, партизана нужно не награждать а расстреливать. Восстановить пролет моста, мы можем быстро. А вот опоры уже не восстановишь. Проще новые построить. Это работа на длительное время. А время на войне дороже всего.
  Поэтому, если мы собираемся вернуть временно потерянные территории, то тогда разрушаем важные объекты так, чтобы противник не смог ими воспользоваться немедленно, а мы при возвращении могли быстро восстановить их функционирование.
  Немцы, крушили все подряд, когда отступали, потому, что поняли простую вещь: они сюда больше не вернутся. Считали бы иначе - то и поступили бы иначе.
  Поэтому, вслед за Тухачевским, лечить нервишки отправят и Егорова. А на Западе, со своими "умниками" поступят аналогично. Да еще и объяснят вдогонку:
  
  - Это не наш метод.
  
  Есть еще один технический аспект в этом деле. Минировать важные объекты в мирное время совсем не просто. Взять даже воспоминания самого Старинова. Как правило, такие объекты расположены не в глуши, а в оживленных местах. Как не старайся обеспечить скрытность таких мероприятий, но возня саперов будет замечена множеством посторонних людей. И всегда найдется "борец с тоталитаризмом", который сообщит противнику об этом. А уж если работы ведутся масштабно, то хрен тут чего утаишь. Противник не успокоится, пока не наткнется на закладку. Сам Старинов, в целях маскировки, производил ложное минирование объектов, в расчете, что немецкие саперы, найдя "отвлекающие" заряды, успокоятся и не станут задавать себе "глупых" вопросов. Так и произошло. Но это был успех единичных диверсий и подготовка заняла значительное время. А при масштабных действиях подобное уже трудно осуществимо. Да и где тут возможности для масштабных действий? Страна не имела возможности снабдить армию в достаточном количестве радиостанциями, а уж массово производить взрыватели, срабатывающие по радиосигналу и вовсе было не подъемно.
  
  Теперь о "непроходимых минных полях". Все это здорово выглядит в агитках, но сперва давайте прикинем, а сколько нужно для этого мин? В 1941 году, была достигнута плотность минирования порядка 200 мин на километр фронта. Партизанскому отряду, для противостояния карателям, требуется установка порядка восьми тысяч мин. Тут имеется одна тонкость. Минные заграждения, выставляемые перед передним краем, это в основном противотанковые заграждения. На пять противотанковых мин, приходится одна противопехотная. Связано это было с тем, что основную опасность обороняющиеся видели в основном от танков. Противопехотная же мина, рассматривалась больше как сигнальное средство или как средство препятствующее разминированию. Такой подход вполне оправдан Там, где прошел танк, противопехотные мины сработают впустую, не причинив вреда пехоте противника. К тому же, иногда обороняющиеся переходят в контратаки. Тут тоже густо минировать противопехотными минами нецелесообразно. При переходе в наступление, они тоже являются нежелательной помехой. А для отражения атак вражеской пехоты, плотность огня стрелково-артиллерийских систем вполне достаточна. Так что на фронте противопехотная мина не столь часто попадается. Почему пехота не тратила даже времени на ожидание разминирования. Просто брала и атаковала по минным полям.
  Для партизана все будет наоборот. Бронетехника врага в его лесах и болотах - редкий гость.
  Значит, "непроходимые минные поля" будут создаваться в основном из противопехотных мин. Вопрос: Кто и в какое время их будет ставить? При установке противопехотных мин методом строевого расчета, саперный взвод из подготовленных саперов способен выставить на местности 3-4 тысячи мин за световой день. Создание полноценной системы минных полей вокруг одной партизанской базы, по времени займет два-три дня. Это только время нужное на установку мин. А учитывая, что требуется время на предварительную рекогносцировку, получение и доставку мин на место, привязку минных полей на местности, составление формуляра минного поля... В общем, неделю на это тратить придется. Мгновенно такую работу не провернешь.
   Судя по тем цифрам, что озвучил Резун, только в Белоруссии планировалось на основе шести партизанских отрядов мирного времени, развернуть сотню партизанских баз в самом начале войны. Значит, сотня саперных взводов должна за неделю до начала войны приступить к минированию лесов. И тут всплывает целая куча проблем. Первая - секретность. Мы выставляем эти минные поля для того чтобы на них подрывались враги, а не свои отходящие войска. Получается, что у всех наших командиров эти поля должны быть отмечены на картах. То, что на войне люди погибают, известно давно. При этом, противник обязательно поинтересуется тем, что находится у офицера в полевой сумке. И где тут известные только нам проходы в минных полях? Противник имеет возможность узнать о них в самые первые минуты войны. А уж если вспомнить о работе "Бранденбурга", то и до войны он будет знать нужные подробности.
   Да и не скроешь эти работы. Сотня саперных взводов это совсем не пустяк. К ним стоит добавить сотни единиц автотранспорта, не менее сотни стрелковых рот, привлеченные к выставлению оцепления, полевые кухни, присутствующие близко к месту событий. В общем, агенты-маршрутники сбегутся как мухи на мед. А это уже чекистам головная боль. Где они столько сил найдут, чтобы закрыть для вражьей агентуры все лазейки? Так у них не только с агентурой будет головняк. Про местное население тоже не стоит забывать. Его предупредить нужно, что в леса ходить опасно. В общем, прощай всяческая секретность! Ситуация "Я только попадье сказала" превращается в "Об этом знала вся деревня". А иначе не выйдет. Если людям запретили ходить по грибы по ягоды или на охоту, то новость такую будут обсуждать все тараканы за печкой. Не стоит забывать и простую истину: "Дети вездесущи и неуловимы". Я не о том, что детишки - агенты Абвера. Я о том, что пойдут подрывы на минных полях. Мины то у нас на боевом взводе! В общем, как ни крути, а население придется выселять. А это уже не в нашей компетенции. На это политики санкцию дают. Выселить людей совсем не просто. Их нужно где-то разместить, вместе с курами, свиньями, коровами.
  Поставьте себя на место политика. Ему нужно не только спланировать такие мероприятия и заранее подготовиться к ним. Ему еще нужно дать отмашку. Разведка уверяет, что Гитлер нападет 15 мая (такая дата называлась). Вы дали команду. Стонать и плакать будут все. И тут выясняется, что нападение произойдет 1 июня! И не проигнорируешь ведь, даже если подозреваешь, что тебя родная разведка кормит "тухлятиной'". Можно поставить всех руководителей разведки к стенке и расстрелять их за рассказанные сказки. Вот только посевной сезон сорван, народ властью недоволен и вскрыта часть твоих мероприятий. А что делать с минными полями? Это противотанковые мины можно снять и повторно использовать. А противопехотные уже не снимешь. Их подрывать нужно. Причем срочно. Любит Резун задавать вопрос: А если бы Гитлер не напал? Вот и мы этот вопрос должны задать. Гитлер не напал и что делать с миллионами противопехотных мин, которыми усеяны окрестные леса? Что крестьянину делать, когда посев сорван? Что делать всей стране и лично товарищу Сталину с напрасно разоренными приграничными районами.
  Вот вам и цена советам Резуна. Стоит ими воспользоваться и вас станут считать врагом народа все: от простой доярки, до Председателя СНК. До канадской границы успеете добежать? А то ведь бабский ухват иногда страшней "нагана".
  Поэтому стоит понимать нерешительность и колебания политиков. Санкцию на эти мероприятия давать именно им. И отвечать перед всей страной тоже им. Поэтому, на "непроходимые минные поля" в первые минуты войны не надейтесь. Не будет их. Придется партизанам их выставлять только после начала боевых действий. Всю первую неделю. А за неделю, враг продвинется далеко. Опыт войны как бы ясно на это намекает.
  Однако установка мин, это часть проблем. Вопрос: где и как вы будете их хранить? Это вам не винтовки-пулеметы прятать. Тут свои тонкости есть:
  
  
  "Взрывчатые материалы хранят в специальных складах, сооружаемых в соответствии с требованиями ЕПБ ВР, в условиях, обеспечивающих безопасность и предотвращающих порчу и хищение. Взрывчатые материалы различных групп совместимости следует хранить раздельно, а относящиеся к разным подгруппам одной группы совместимости допускается хранить вместе".
  
  Выполнить эти требования на территории воинской части и учреждения возможно. Построить склады, выставить охрану - особых проблем нет. А как быть с заблаговременным оборудованием партизанской базы? Ведь не получится просто завезти упакованную взрывчатку, предметы содержащие взрывчатые вещества и просто из закопать в яме. Придется строить специальные хранилища. И не одно. Ведь все яйца в одну корзину складывать неразумно. А если учесть, что требуется и раздельное складирование материалов разной степени совместимости, то комплекс подготовительных инженерных мероприятий получается дорогой и огромный. При этом следует решить вопросы предотвращения порчи и хищения. Сами понимаете, что караул на постоянной основе тут не выставишь. Единственная мера противодействия хищению и намеренной порче - тщательная маскировка.
  Ладно, построили мы тайные хранилища в нужном количестве. Завозим по ночам взрывчатку и мины? Можно, но есть еще одна проблема: бесконечно долго мы это хранить не можем.
  
  ;Сроки хранения основных ВМ в заводской упаковке при обеспечении соответствующих условий (в годах)
  Электродетонаторы ТЭД...............................................................2
  Капсюли-детонаторы накольного действия КДН................................2
  Электровоспламенители ТЭЗ, ЭВПТ:
  в герметичной упаковке.............................................................5
  в негерметнчной упаковке..........................................................2
  Детонирующие шнуры ДШУ, ДШТ, ДШТТ....................................5
  Детонирующие шнуры ДШТВ......................................................2
  Детонирующие шнуры ДШВ:
  в герметичной упаковке............................................................10
  в негерметичной упаковке...........................................................3
  
  Это для современных материалов и изделий. А в те славные времена все было не так прекрасно. В общем, каждые два-три года, мы должны вскрывать эти хранилища и выполнять следующие мероприятия:
  
  "По истечении гарантийного срока хранения ВМ подвергают контролю, а при необходимости - испытаниям в соответствии с ведомственной инструкцией. Взрывчатые материалы, выдержавшие испытания, допускают к использованию в течение одного года, некоторые на более длительный срок. Взрывчатые материалы, не выдержавшие испытаний или не подлежащие дальнейшему хранению, уничтожают в установленном порядке с соблюдением инструкции по эксплуатации соответствующих ВМ и правил безопасности".
  
  Представляете, сколько тут лишней возни? И опять-таки, вопрос сохранения всего этого в тайне. И что тут можно сделать? Строить хранилища придется. Но заполнять их всем необходимым, только в угрожаемый период, при проведении скрытных мобилизационных мероприятий. А до той поры, храним все это добро на окружных или армейских складах.
  Тут кстати и всплывает интересное уверение самого полковника Старинова:
  
   "Надежно спрятанное в земле оружие и взрывчатые вещества ждали своего часа. Но раньше чем пришел этот час, скрытые партизанские базы были опустошены, безусловно, с ведома и, наверное, даже по прямому приказу Сталина"
  (Старинов. "Мины ждут своего часа").
  
  Если такой приказ отдал действительно Сталин, то это значит, что профессионалы либо не знали своего дела, либо они намеренно вредили. Или лукавит сам Старинов. Поверить, что опытный специалист понятия не имел о сроках и условиях хранения своего "рабочего инструмента", я не могу. Заложить мины и взрывчатку в году этак 1931 - могли. В 1934 году - обязаны заменить в любом случае. Вторая замена - 1937 год. Следующая - в 1940 году. И опустошили базы не по глупости. Просто сообразили, что без толку хранят.
  Кроме того, не стоит забывать, что осенью 1939 года, граница переместилась на запад. Держать партизанские базы в старых местах, сочли нецелесообразным. Это было ошибкой, но основания так поступить были. Придержи РККА немцев буквально на месяц и восстановить готовность старых баз к партизанской войне было несложно. К сожалению, этого не произошло. Командование РККА переоценило способность армии образца 1941 года вести эффективные оборонительные действия.
  А почему на новых территориях не заложили базы? Объяснения резунистов о том, что мы мечтали мыть сапоги в Ла-Манше, тут не пройдут. Готовить базы там, где живет население нелояльное к Советской власти? И кто в таком разе воспользуется этой готовностью? Вы точно будете рекомендовать подобные меры Сталину?
  И опять вернемся к "непроходимым минным полям". В реальности, они партизан от карателей не спасли бы. В хорошем фильме "Обратной дороги нет", майор Топорков объясняет своему заместителю Гонте, основы выживания партизана. Делая местность непроходимой, ты сковываешь не только маневр карателя, но и собственный маневр. Какими бы лесами, болотами, минными полями ты не прикрылся - каратели до тебя доберутся. И тут окажется, что уходить тебе некуда. Вести полноценный бой с противником, лишенным способности к маневру, никто не будет. Врагу не страшен партизан, сидящий в "лесной крепости". Ему страшен тот, кто вышел из леса. Именно поэтому тебя загонят в "крепость" и уничтожат с безопасного расстояния, а уцелевших добьет пехота. Сценарий этого фильма писал неглупый человек. И судьба Гонты, понадеявшегося на крепость, сложилась трагично. Ему пришлось жертвовать жизнью, ради того, чтобы товарищи вырвались из "надежного" убежища. Впрочем, вспоминать можно не только этот фильм. Можно прочитать и воспоминания партизанских лидеров. Не сидение в лесах, а рейдовая тактика, способствовала успеху. В этих условиях, наличие посадочной площадки для самолетов и связь с "Большой Землей" больше помогали успеху операций, нежели обширные тайные хранилища, которые каратели уничтожали раньше, чем партизан мог их использовать до конца.
  Я рассмотрел "партизанский вопрос" только в свете инженерной подготовки территории страны к обороне. Освещение всех сторон организации партизанской борьбы в тылу врага я не планировал. Просто хватит рассмотрения и этой части проблемы, чтобы понять что "рецепты спасения" подсказанные Резуном, на самом деле являются рецептами поражения.
  
  

Взлом "Линии Резуна"

  
  "Хоть восемь пядей во лбу имей, хоть компьютер самой невообразимой мощи, ответ все тот же: без ядерного оружия не получится. НИ У КОГО НЕ ПОЛУЧИТСЯ!
  Вывод: Красная Армия прорвала 'Линию Маннергейма', т.е. совершила невозможное. Четырежды невозможное. Такое было возможно только у нас. И только при товарище Сталине. И только после великого очищения армии: приказ не выполнен - расстрел на месте. Как расстрел командного состава 44-й стрелковой дивизии перед ее строем.
  Прорвать ту оборону нельзя. Даже если бы вообще не было никакой температуры. Даже если бы не было снега. Даже если бы было двадцать часов светлого времени в сутки. Нельзя".
  (В. Резун. "Последняя республика")
  
  Какой вывод сделает нормальный человек, который прочтет это отрывок? Для того, чтобы великая и могучая армия США прорвала "Линию Маннергейма", ей нужно иметь либо ядерное оружие, либо приказ товарища Сталина. Из этого вывода следует объяснение причин, почему США даже не пыталась прорвать оборону корейских и китайских войск под конец Корейской войны. Ядерное оружие на пересеченной местности неэффективно. Товарища Сталина, который бы расстрелял всех не способных выполнить его приказ, тоже не было. Все эти американские танки-самолеты можно списывать в утиль, ибо согласно учению Резуна, толку от них нет и никогда не будет. И производство их - сплошной обман трудового американского народа. Главный способ достижение победы демократии - это агенты ФБР, расстреливающие командный состав американской армии за невыполнение приказов.
  В Корее, Вьетнаме, Сомали, Афганистане и Ираке, этим рецептом пренебрегли. Именно поэтому армия США нигде не смогла выиграть войну.
  Это не мои выводы. Это Витек так креативит. А я попытаюсь объяснить, что задача, поставленная тогда перед РККА, была выполнима. Что экстремального креатива тут не требовалось. Что средства, необходимые для решения поставленной задачи, в РККА имелись.
  Чтобы пояснить свою мысль, я решил показать, что для прорыва "Линии Маннергейма'" годились и архаичные средства. Поэтому не удивляйтесь тому, что я в качестве примеров приведу устаревшие к тому времени образцы техники.
  Начнем с авиации. Ранее я уже рассказывал о том, какие боеприпасы применяют для разрушения долговременных укреплений. Для разрушения любого финского ДОТа хватало комплексного воздействия фугасных и бетонобойных авиабомб калибром 50 кг. Проблема была лишь в отсутствии пикирующих бомбардировщиков, способных поразить точечную цель. Тем не менее, нам было что применить вместо пикирующих бомбардировщиков. В 1940 году до этого еще не додумались, но сама возможность была. Вот он красавец:
  
  

 []
  
  Знаменитый У-2

  
  Не спешите смеяться. Лучше присмотритесь к нему внимательней. В 1939-40 годах, этот самолет не имел бомбодержателей, но как только припекло, они появились. Возможная боевая нагрузка как у Ил-2. Порядка 150-250 кг. То есть, от трех до пяти бомб нужного калибра. При нужде он мог взять и парочку бомб калибра 100 кг. А этого хватит любому ДОТу за глаза и за уши. Кроме того, даже без бомбодержателей, он мог взять до 100 кг бомб более мелкого калибра. ДОТы этим не сокрушишь, но ДЗОТам и открытым огневым точкам не позавидуешь. Ведь бомба калибром 25 кг работает не хуже снаряда калибром 122 мм. Сложных прицельных приспособлений тут не требовалось.
  
  " На многих учебных У-2 в процессе переделки их в бомбардировщики, а также на его военных модификациях для обеспечения прицеливания в обшивке правой половины нижнего крыла (между фюзеляжем и 1-й нервюрой) делали вырез между лонжеронами. По результатам бомбометания на полигоне наносили риски у края прорези, по которым штурманы и вели потом прицеливание. В 272-й нбад прицелом служили два штырька, смонтированных на левом борту самолета. Точность установки "прицела" также проверялась на полигоне".
  
  Точность бомбометания при этом была даже выше, чем у пикирующих бомбардировщиков.
  
  " Солдаты противника говорили, что из русской авиации их более всего донимают 'безмоторные планеры': момент их появления над позициями определяется только по свисту падающих бомб. Именно в этом наиболее ярко проявилось преимущество У-2 как ночного бомбардировщика - "положить" бомбу в костер, у которого греются солдаты противника, в блиндаж, неосмотрительно оставленный без светомаскировки, подавить огонь артиллерийской или минометной батареи, и даже отдельной пулеметной точки - все оказалось под силу экипажам бипланов, обладавшим уже кое-каким боевым опытом и хорошо освоившимся с не вполне обычным бомбардировщиком. Кроме того, быстрота подготовки самолета к повторному вылету и надежная связь с наземным командованием дали возможность оказывать на противника непрерывное боевое воздействие в течение всего темного времени суток, чем не только наносить ему конкретный материальный урон, но и изнурять психологически".
  
  Хорошо, скажете вы, это примеры работы ночника. Но днем то он работать не сможет! Зенитная артиллерия противника и истребители быстро помножат их на ноль!
  Вообще-то, про финскую войсковую ПВО образца 1940 года лучше и не говорить. Ее никак не сравнишь с немецкой войсковой ПВО образца 1944 года. У-2 как оказалось могли работать и днем, в условиях сильного зенитного огня противника. Немцы, окруженные в Вильнюсе, были подвержены непрерывной бомбардировке самолетами У-2 именно в дневное время. Все наземные средства ПВО, "кукурузники" выбили точным бомбометанием. А против немецкой авиации работало истребительное прикрытие. Но и прорвись "мессер" или "фоккер" сквозь истребительный заслон, успех ему не гарантирован. Проще было сбить Ла-5, нежели "небесный тихоход". Не забываем, что он в основе своей - учебный самолет. А это значит, что после сброса бомб, ему доступны те же виды маневра, что и любому истребителю. Сбивать врага он не может, но в кошки-мышки поиграет.
  Во время Финской войны, его в роли разрушителя укреплений использовать не догадались, но возможность такая была. Сотни таких самолетиков, в тех условиях были бы страшней ядерной бомбы. И дешевле.
  
  

"КУВАЛДЫ СТАЛИНА"

  
  Как видим, потенциал самолетов У-2 не был еще раскрыт вовремя. Это досадно, но не критично, ведь укрепления разрушать может не только авиация. Артиллерия тоже много чего умеет. А были ли в РККА артиллерийские системы калибром 6-8 дюймов? Были! Я не стану приводить в качестве примера новинки того времени. Зачем? Ведь разрушает не само орудие, а боеприпас подходящей мощности. Орудие - это всего-лишь средство доставки снаряда к цели. В условиях, когда идет "прогрызание" обороны противника, сойдут даже устаревшие системы. Чем в этом плане плоха 152 мм. полевая гаубица обр. 1910 г. ? Такие еще были на вооружении. Целых 101 штука. Не хватает их? Тогда добавляем 152 мм осадные гаубицы обр. 1910/30 г. Это еще 121 штука. Количество вполне достаточное. А качество?
   " Орудие могло стрелять всем ассортиментом 152-мм гаубичных снарядов, кроме морского полубронебойного. Использовались гильза и заряды от 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг., кроме полного (всего 4 заряда). При стрельбе 4 зарядом не взводились взрыватели старых снарядов (старые русские гранаты 53-Ф-533 и другие), поэтому этими снарядами на 4 заряде стрелять было запрещено. При установке взрывателя осколочно-фугасной гаубичной гранаты 53-ОФ-530 на осколочное действие её осколки разлетаются на площади 2100 м²: 70 м по фронту и до 30 м в глубину. Если взрыватель установлен на фугасное действие, то при взрыве гранаты в грунте средней плотности образуется воронка диаметром 3,5 м и глубиной около 1,2 м."
  
  

 []
  
  Полевая гаубица образца 1910/30 года
  
   []
  
  Основные 152,4-мм гаубичные снаряды: 1 - осколочно-фугасная стальная граната 53-ОФ-530, 2 - осколочная граната сталистого чугуна 53-О-530, 3 - бетонобойный снаряд 53-Г-530

  
  
  Хорошо, а если шести дюймов не хватит, как быть? И тут нет проблем. Правда архаичных восьмидюймовых систем уже не было, поэтому пришлось применять новейшие на тот день орудия. Знакомьтесь:
  
  

 []
  
  Гаубица Б-4. "Карельский скульптор".

  
  Гаубицы Б-4 принимали участие в Финской войне. На 1 марта 1940 года на финском фронте имелось 142 гаубицы Б-4. Потеряно или вышло из строя 4 гаубицы Б-4. Советские солдаты окрестили её "карельским скульптором" (при стрельбе по финским ДОТам снаряды Б-4 превращали эти сооружения в причудливую мешанину кусков бетона и железной арматуры).
  Так что были в РККА инструменты подходящих калибров и в "марсианских чудесах" она не нуждалась.
  Знатоки могут указать мне на недостатки этих систем. Соглашусь. В качестве орудий полевой артиллерии они уже не удовлетворяли армию. Но для работы в качестве осадной артиллерии они годились.
  
  

ТАНКИ ИМЕНИ ТРОЦКОГО.

  
  Артиллерия и авиация способна разрушить все, что угодно. Массированный огневой удар даже со стороны выглядит внушительно. И кажется, что никто в зоне воздействия этого огня не способен выжить. Это заблуждение, причем распространенное. Как показала практика войн, человек - тварь живучая. Стоит атаковать "продезинфизированную" авиацией, артиллерией и боевыми ОВ линию обороны противника, как тут же оживают "уничтоженные" огневые точки и с каждой минутой боя, плотность огня только нарастает. Как только не пытались решить проблему подавления остаточного сопротивления. Закидывание врага трупами, это не наше изобретение. Это результат творческого подхода передовой западной военной науки. Теоретические расчеты, выполненные французскими и английскими профессионалами, доказывали возможность равноценного размена боевых юнитов на поле боя. Суровая реальность опровергла эти расчеты. Закидать немцев трупами французов и англичан не вышло. Срочно завезенные дикари из африканских колоний тоже не сумели этого сделать. Кончилось все это разложением сперва армии, а потом нации. Чтобы восполнить убыль населения, уже в 1919 году пришлось согласиться с тем, что негры и французу близнецы и братья, а ислам имеет незначительные отличия от католической веры. Но были у Антанты и другие теоретики. Оценив те сложности, которые возникают при атаках на не подавленную оборону противника, они начали двигаться в правильном направлении. Поиск способов дистанционного подавления оживших огневых точек противника, привел их к необходимости создания и использования танков.
  Итак, танк, это прежде всего защищенное мобильное средство подавления огневых точек противника. На конец Первой Мировой войны, лучшим танком мира был французский "Рено ФТ-17". Не стоит смотреть на него с пренебрежением. Он создавался на основе полученного боевого опыта и для решения тех боевых задач, что возникали перед ним на поле боя в то время. Линия "Маннергейма" - это повторение типовых решений, характерных для конца Первой Мировой войны. Ветераны этой войны, ничего нового для себя на Карельском перешейке увидеть не могли. Единственное существенное отличие было в более жидком артиллерийском огне со стороны обороняющихся. А это значит, что особой нужды в сверхсовременных средствах вооруженной борьбы не было. Годилось и старье. А старье это было не таким уж и плохим.
  
  

 []
  
  МС-1 он-же Т-18

  
  Резун в своих книгах всячески превозносит советские танки того периода, уверяя читателя, что ничего равного этому в то время в мире не было. Правда, все это превосходство не очень помогло нам в 1941 году. Пришлось совершенствовать все. И саму конструкцию танков и способы танков применения на поле боя. Последнее очень важно. Высмеянные Резуном "Рено ФТ-17" успешно применялись самими немцами на поле боя аж до 1944 года. Нет, для дуэли против современных танков их никто не использовал. Их использовали именно для того, для чего они и создавались изначально: для борьбы с не подавленными огневыми точками противника. Был ли у нас подобный танк? Был. Первые, построенные в СССР танки были копиями этого "Рено". Например "Борец за свободу товарищ Троцкий". И первые советские танкисты начинали свою службу именно на них. В дальнейшем, был создан более совершенный танк: МС-1 или Т-18. Возможности по подавлению огневых точек противника у него были аналогичны прототипу. По бронированию он слегка превосходил даже рабочую лошадку 30-х годов - танк Т-26, при этом был равен ранним модификациям Т-26 и БТ-2 по огневой мощи. Проходимость - лучше чем у прототипа и приемлема для условий Финской войны. Удельное давление на грунт: 0.57 кг/кв. см на твердых грунтах и 0.37 кг/ кв см на мягких грунтах. Лучше, чем даже у Т-34. Подвижность? Здесь он уступает более поздним образцам. Живучесть? Если на нем не вести танковых дуэлей и не бросать на не подавленную систему ПТО, то вполне приемлемая. Не стоит забывать, что он предназначен был для войны, где плотность заградительного артиллерийского огня была значительно выше, чем на советско-германском фронте до 1942 года. Это не преувеличение. До боев на Ржевском выступе, артиллерийский огонь равный по силе огню времен Первой Мировой, ни одна из воюющих сторон не развивала. Так что пройти сквозь заградительный огонь финской артиллерии ему было по силам. Средства ПТО? Для них он был так же уязвим, как и новейшие для того времени танки. Но задача эта тоже решалась. Противотанковая артиллерия просто выбивалась огнем нашей артиллерии. А учитывая, что дальность ведения действительного огня составляла 750-850 м, то огонь противотанковых ружей ему был не очень страшен. Он их и сам подавит. Мечта всех танковых троцкистов - командирская башенка, тоже имелась. "И что тебе еще надобно старче?" Так что поддержать огнем атакующую пехоту он вполне мог.
  Хорошо, а как быть с ДОТами? Молча! Разрушать сами ДОТы ему конечно было не по силам. Впрочем это не по силам и современным танкам. А что по силам? Ослепить огневые точки противника.
  Не стоит смеяться над малым калибром орудия МС-1. Точно такой же калибр и для выполнения тех же задач были и на английских "виккерсах", и на ранних моделях БТ, я уже не говорю о чешских танках. Им 37-мм пушки вполне хватало для борьбы с пулеметными гнездами противника. И даже прикрытые броневой деталью амбразуры не очень то и спасали пулеметчиков. Я уже писал о том, что станет с руками пулеметчика в случае попадания снаряда любого калибра в броневую деталь любой толщины. Так что могли они быть опасными для укрепившегося противника.
  В реальной истории, в боевых действиях на Карельском перешейке МС-1 участия не принимали. В бой шли танки более совершенных конструкций и при правильном их использовании КВ-1 не требовались. Да они собственно говоря и не потребовались. Применение единичных экземпляров тяжелых танков с противоснарядной броней и длинноствольным орудием - это не от безысходности. Шли обычные испытания новых образцов техники и на результат компании это не влияло. Основную ношу на себе вынесли легкие танки с противопульной броней и скромными калибрами орудий. Что лишний раз подтвердило: Не в вундервафлях счастье, а в правильном применении имеющихся средств.
  
  

СРЕДСТВО ДЛЯ ХИТРОЙ ЗАДНИЦЫ.

  
  Те средства, что я указал ранее, предназначены для подавления обороны противника. Применяя их не раздельно а в связке, можно действительно суметь подавить сопротивление противника. Но только на время. Как не совершенствуй эти средства, но если некому занять линию обороны противника, то все усилия и затраты будут потрачены зря. Что война с финнами и доказала. Первый штурм "Линии Маннергейма" начался удачно. На участке прорыва, артиллерия и танки, легко привели к молчанию огневые точки противника. Храбрая финская пехота оставила траншеи и попросту драпанула. 20-я танковая бригада прошла две линии невзрывных заграждений и практически прорвала оборону противника. Но "почти", в военном деле это много. Подвело неумение нашей пехоты взаимодействовать с танками. Сперва она отстала от танков, дав противнику опомниться, а затем попала под внезапный огонь с фланга. Это заработал не видимый с фронта ДОТ - "миллионник". Это еще не было бедой. Были все возможности подавить ожившую огневую точку. Вот только пехота не умела этого делать. В итоге, были потеряны драгоценные минуты, в течении которых финские командиры навели должный порядок и организовали сопротивление. Итог боя печален - сумев отсечь нашу пехоту от танков, противник принялся уничтожать и сами танки. Первая попытка штурма окончилась неудачей. Повторная попытка штурма велась по той же схеме. Опять привели к молчанию огневые точки противника, опять в атаку пошли танки 20-й бригады, расстреливая в спину храбро удиравших финнов. И опять наша пехота оторвалась от танков, и залегла попав под огонь с фланга. Хотя танкисты почти прорвали укрепленный район противника, штурм опять закончился неудачей и большими потерями. Главная причина неудачи была озвучена командиром 91-го отдельного танкового батальона капитаном Яновым: "Если бы у нас была хорошая пехота, линия была бы прорвана". Янов был прав только отчасти. При анализе причин неудачи пришли к выводу, что даже отличная пехота не успевала поддержать танкистов в самый решительный момент. Противник по любому успевал привести себя в порядок и организовать сопротивление. Будущий маршал Мерецков, сделал из случившихся неудач вывод: "Пока не разрушен бетон, вперед хода нет!" Собственных возможностей для уничтожения или блокирования оживших огневых точек, у пехоты не было совсем в тот момент. Требовались подразделения с иной организацией и оснащением. Срочно требовались, уже вчера. И они появились.
  
  Немного истории.
  
  Признаюсь честно, я фанат инженерных войск. Потому что они были той 'мамой', которая рожала все технически сложные рода войск. Впрочем, сперва они и войсками не считались. Порождения ассирийского военного гения до середины 16 века пребывали в скромном ранге обозных служителей. В России все поменялось во время осады Казани. И хотя Посошная рать Ивана Грозного еще мало отличалась от стройбата, но начало было положено. К 1712 году Посошная рать окончательно стала родом войск, способным на многое. Правда, способностью участвовать в общевойсковом бою она еще не обладала. Ее уделом долгое время было наведение переправ и участие в осадных работах. Первый звоночек для фортификаторов прозвенел в 1791 году. Во время штурма Измаила, наши войска прорвав линию укреплений, ворвались в сам город. Турки, защищавшие Измаил, безнадежной эту ситуацию не считали. Надеяться на то, что удастся упорным сопротивлением обескровить русскую армию и отстоять город, у них были все основания. Бой в городских кварталах обещал быть более тяжелым, чем при штурме внешних укреплений. Вот только руководивший штурмом Суворов, это предусмотрел. Против укрепившихся в зданиях врагов, начали действовать сводные штурмовые группы. Артиллерийские расчеты своим огнем отсекали гарнизоны зданий от подхода подкреплений и пресекали попытки контратак. Егеря, своим метким огнем по оконным проемам прикрывали выдвижение минеров с подрывными зарядами. В результате, вместо того чтобы вести кровопролитный штурм, наши войска просто уничтожали здание вместе с гарнизоном.
  Это был первый успешный опыт использования саперов в ходе общевойскового боя. Полученный опыт был учтен в дальнейшем, но должного развития долго не получал. В принципе, весь 19 век, пехота сама справлялась с вражескими укреплениями, а саперы выполняли при этом свои узкоспециализированные задачи.
  Изменения начались, когда в ходе Первой Мировой войны возник 'окопный тупик'. Выход из этого тупика разные армии искали по разному. Наши союзники ставили эксперименты по закидыванию врага трупами, пытаясь добиться равноценного размена фигур. Принцип - артиллерия уничтожает, пехота занимает разрушенные позиции. Ничего кроме напрасных потерь этот метод не принес. Применение танков на поле боя улучшило ситуацию, но особого успеха тоже не принесло.
  В России к этой проблеме подошли иначе. Танки танками, но штурмовать укрепления все-равно придется живой силой. Обычная пехота с этой задачей не справляется, значит нужно иметь такую живую силу, которой это будет по плечу. Так появились штурмовые отряды пехоты.
  Идея создания ударных подразделений, способных взламывать любую оборону противника, родилась еще при царе, после осмысления опыта наступательных операций. 4 октября 1915 года, приказом ?231 командующего 5 армией генералом П.А.Плеве, были созданы штурмовые взводы в каждой роте. К 1917 году, штурмовые взводы развились в штурмовые батальоны и уже официально считались подразделениями ударного типа и отдельным родом войск, подлежащим дальнейшему развитию.
  
  

 []
  
  Штурмовик - гренадер.

  
   Февральская революция внесла коррективы в эти планы. Пришлось переформировать эти отряды в качестве отдельных воинских частей, причем общевойсковых, а не специализированных. Причина проста. Имея армию, находящуюся в состоянии разложения, генералы желали получить надежные боевые части. По свидетельству генерала Брусилова, туда брали добровольцев, согласных соблюдать требования воинской дисциплины. Это требование было определяющим. Лично Брусилов, считал "ударников" зародышем новой, революционной армии, которая сменит старую, насквозь прогнившую. Поэтому инициатива капитана М.О. Неженцева, получила всемерную поддержку. Людей, которым надоел революционный бардак, хватало, поэтому к июню 1917 года, ударные части представляли собой значительную силу. Июньское наступление 1917 года, было прекрасно подготовлено. Планировать его начали еще при царе. В отличии от прошлых наступательных операций, ни в чем, необходимом для боя, войска нужды не испытывали. Даже то, что его неоднократно откладывали, сыграло с врагом злую шутку. Немцы просто не верили в то, что Русская Армия еще способна наступать, и поплатились за это. 29 июня 1917 года (по новому стилю), первые русские ударники, пошли в бой. Их порыв не был поддержан разложенной армией, поэтому, фактически они дрались в меньшинстве. И успешно дрались. Они показали всему миру, как на самом деле надо воевать в современной войне. Успешно воевать, добиваясь значительного успеха. Немцы, которые уже вовсю нащупывали пути решения имеющихся проблем, подхватят этот опыт и разовьют его, создав уже в 1918 свои штурмовые отряды.
  Ни русские ударники, ни немецкие штурмовики того времени так и не стали подходящим инструментом для решения задач по прорыву укрепленной полосы. Они были не более, чем улучшенным вариантом обычной пехоты. Потому и название у них было пехотное - гренадеры. Эффективно применять их можно было только там, где имелась возможность просачивания сквозь боевые порядки противника. То есть через ослабленные участки обороны. Против полноценно выстроенной обороны они тоже были бессильны.
  Пока бессильны. Дальнейший путь совершенствования этого инструмента наступления был в общем то ясен: создание специальных штурмовых групп. Штурмовая группа или отряд, это сводное подразделение, состоящее из пехотинцев, танкистов, артиллеристов, саперов.., то есть из тех сил, что имеются в распоряжении общевойскового командира.
  Преимущество такого решения состоит в том, что его можно быстро создать на основе имеющихся сил и средств. И так же быстро расформировать его, как только в этом исчезла нужда. А недостаток в том, что штурмовой отряд не является подразделением постоянного типа. Чтобы наладить взаимодействие в бою столь разнородных сил, требовались опытные командиры особого склада. Даже немцы не были столь богаты, чтобы суметь подготовить и обучить всю свою пехоту тактике штурмовых групп. А потому, они просто подготовили к такому роду действий только саперов. Неплохо подготовили, но этого было недостаточно. Это решение проблем стоящих перед дивизией. Но вот уже на корпусном или армейском уровне, такие задачи решать было некому. А потому, в 1943 году ничего иного, чем "Танки вперед!" немцы не придумали. Сотня атакующих танков на километр фронта - это конечно здорово! Но недостаточно. Прорвать фронт не получилось.
  Более оригинальную схему прорыва обороны применили англо-американцы в 1944 году на завершающей стадии своего "Оверлорда". Нанеся мощный авиационный удар силами аж целой воздушной армии по своим войскам, они бросили в бой танки и пехоту. Две тысячи танков на фронте шесть километров - это небывалое достижение! А еще пехота. Каждого "грязного нациста" атаковало порядка девяносто "западных плутократов". Фронт конечно был прорван. Правда, больше никто так не поступал.
  
  Советская военная мысль пошла иным путем. За командирами батальонного, полкового и дивизионного звена оставили право на импровизацию. Чем большинство из них в 1940 году так и не воспользовалось. А для решения задач более высокого уровня, было решено сформировать особые части постоянного состава, находящиеся в распоряжении командования фронта. Здесь правда расстрелянными маршалами была допущена ошибка. Они предполагали возможным решить эту задачу так, как решал ее Манштейн на южном фасе Курской дуги - массированным применением танков прорыва. Действия 20-й танковой бригады на "Линии Манергейма" показали всю ошибочность такого подхода.
  Правильное решение лежало в другой плоскости: иметь в составе инженерных войск специализированные части, способные стереть в порошок укрепления любой мощи.
  
  

Материал для терминаторов.

  
  То, что начало войны было провальным, имеет свои причины. Главные из них были заложены еще при жизни Ленина и при руководстве Троцкого. Я про реформу армии образца 1923 года говорю. Все всплывшие на этой войне беды, следствие этой реформы. И если кто-то еще верит, что дело в расстрелянных гениях, то он неправ. Почему? Да потому, что гении в могиле, а сформировавшийся при них подход никуда не делся. Взгляды на то, как нужно воевать, совсем не изменились. Пока во главе армии оставался Ворошилов, ничего, кроме фамилий командиров не менялось. Все коренные изменения в РККА начались именно с этой войны.
  При "гениях" подготовке пехоты внимания практически не уделялось. Ставка делалась на технически сложные виды войск. Но и тут у них притаилась засада. Дело в том, что хороший сержант из любой обезьяны сделает человека. Вопрос только: сколько это займет времени? Вот плачет Резун слезами крокодильими, мол сломали проклятые коммуняки русскую деревню. Правильно делали, что ломали! В стране, где требовалось все менять на более современный лад, оставлять в неизменном виде дикую патриархальщину было нельзя. Самое ценное, что у нас было - человеческий ресурс. Единственное место, откуда мы его могли черпать - деревня, аул, кишлак. И очень плохо, когда мы берем оттуда первобытную обезьяну, считающую, что если баню поставить на колеса, то получится паровоз. Но до первого сентября 1939 года, именно таким контингентом и располагала РККА. Наиболее продвинутые кадры в армию не попадали, потому, что они нужны были для растущей промышленности. При этом, если военным обучением рабочего класса занимался Осоавиахим, то интеллигенции не повезло. Считая ее нелояльной категорией населения, правительство вообще не собирались широко использовать интеллигенцию в боевых действиях. В случае начала войны, ей была уготована только трудовая повинность. Своего рода стройбаты укомплектованные филологами, музыкантами, литераторами... Стоит ли удивляться тому, что во время Великой отечественной войны, многие из этих носителей высшего образования считали что "ружье заряжается с дула".
  А может быть ну его нахрен? Может как при царе-батюшке будем делать ставку на крестьян? Тот же Резун уверяет, что из крестьян получаются самые лучшие солдаты.
  Врет скотина! Времена, когда можно было легко получить хороших солдат из крестьянских сыновей давно прошли. Природных здоровья, выносливости и неприхотливости уже было недостаточно. Чтобы получить справного солдата из крестьянских сыновей того времени, требовалось не менее двух лет обучения. А война дама нетерпеливая, ей нужен хороший солдат уже завтра. Ведь:
  
  "А крестьяне - дисциплинированные. Кричишь им, машешь: "Давай сюда, за броню!" А они: "Лейтенант приказал наступать здесь!" В нашем взводе солдат из деревни в том наступлении выбило почти полностью... Они еще, наверное, просто боялись танков. Мол, большой, по нему финны в первую очередь бить будут, а я в снегу, как тетерка, попробуй, попади в меня. Напрасно. Снег финские пулеметы прошивали до земли. На пристрелянных рубежах на каждый квадратный метр в одну минуту попадало в среднем 5 пуль, это я уже после войны узнал".
  
  Получается, что наиболее развитые граждане своей страны, проходят мимо армии. Нет, потом деревня изменилась. Но тогда до этого было еще далеко.
  Второе следствие такого подхода было еще более поганым. Если высокий образовательный уровень является легальной причиной "закоса" от службы, то о патриотизме можно забыть. Его не будет там, где народ делят на образованную элиту и темное быдло. Образованные люди искренне будут считать, что их все должны беречь, а они никому и ничем не обязаны. Но и темные крестьяне рано или поздно зададут себе вопрос: "А какого хрена я должен умирать за этого барина?" Вот к чему вел "классовый подход" в таком деле, как призыв на воинскую службу.
  А не страшно интеллигентов в армию призывать? Их ведь расстрелянные Сталиным либералы считали гнилыми отбросами общества. Может быть они правы? Ведь сами "из таких". А вдруг они лучше всех знали свое сословие? Может быть и знали, но русскую классику им тоже следовало помнить.
  
  "Он в две шеренги вас построит,
  А пикните, так мигом успокоит!"
  
  В этих словах Скалозуба, изложен основной метод превращения интеллигента в человека. Уже во времена Грибоедова знали о правильных методах воспитания, которыми во все времена отлично владели ротные фельдфебели.
  Слава богу, что 1 сентября 1939 года, Верховный Совет СССР принял закон "О всеобщей воинской обязанности". До начала войны с финнами его применение не могло дать положительного эффекта. Прежде всего потому, что сами командиры не успели оценить все выгоды от призыва на службу людей с хорошим образованием. Но на войне, правильные выводы делают быстро.
  Убедившись, что пехота не в силах выполнить поставленную задачу, командование начало искать выход. А их было два: либо радикально переучивать всю пехоту, либо создать из подходящих для этого людей специальные подразделения. Второй вариант обещал получить результат в более короткие сроки. Так и поступили. Из попавших под призыв студентов технических учебных заведений, начали срочно формировать подразделения особого назначения.
  
  "Однажды ко мне наш лейтенант подходит и спрашивает: "Ты ведь студент, а какая у тебя специальность?"
  "Строитель", - отвечаю. Тогда он мне сказал, что командование отбирает среди красноармейцев бойцов с высшим и незаконченным высшим образованием, строителей, энергетиков для выполнения специального задания и направил в штаб".
  
  Наличие подходящей гражданской специальности - великая вещь. А как насчет гнилости "паршивых интеллигентов"? А не было ее! Война показала, что коммунисты умели воспитывать не хуже фельдфебелей. Гнилые выбирали плен и ГУЛаг, а эти парни побывавшие под огнем были морально здоровыми людьми. Потому их не пришлось долго учить и воспитывать.
  
  "Итак, собрали нас "с бору по сосенке", все уже воевавшие, все студенты или, как я, без пяти минут инженеры. Отвели в тыл, на КаУР - Карельский укрепрайон, прикрывавший Ленинград от финнов, расположенный почти у самого города. Переобмундировали. Мы получили теплые десантные комбинезоны из верблюжьей шерсти - с капюшоном, с двухсторонней окраской".
  
  Вот так и рождался Инженерный Осназ. Создавался он с нуля. Тут можно было идти тремя путями. Первый путь был опробован во время Первой Мировой - пехота гренадерского типа. Именно гренадерами являлись ударники Русской Армии и штурмовики армии кайзера. А что такое гренадеры? Это пехота, обладающая повышенной огневой мощью. В тот момент подобное было невозможно создать по чисто техническим причинам. Не было еще у РККА в наличии подходящего вооружения для гренадеров.
  Второй путь - тот по которому пошли немцы. Взвалить эту задачу на саперов. Недостаток этого пути в том, что саперы и так обременены кучей обязанностей. Уже на полковых саперов, кроме минирования местности, возложена прокладка колонных путей, маскировочные мероприятия, наведение переправ, добыча и очистка воды. Возложить на них борьбу с вражескими укреплениями можно и они будут успешно это делать. Но борьба с укреплениями и прорыв обороны - разные по масштабу задачи. С последним саперы без чужой помощи не справятся. Немцы нашли выход в формировании сводных штурмовых групп и отрядов из тех подразделений, которые имелись в распоряжении общевойскового командира. Подход правильный, но имел свои недостатки. Во-первых, сводные группы и отряды снабжать сложней, чем штатные подразделения, а во-вторых, так можно решать задачи стоящие перед дивизией. Но уже задачи корпусного и армейского масштаба решать было сложно. До поры до времени немцев выручала слабость и отсталость противников, которая позволяла совершать прорыв фронта силами танковых соединений. Но уже в Севастополе у них возникли проблемы. А в Сталинграде тем более. Сил и возможностей сводных штурмовых отрядов для этого не хватало, а массировать танки в черте городской застройки не выйдет ни у кого. Так и не поняв в чем тут дело, немцы со старым подходом и новой техникой сунулись в Курскую битву. Результат известен. Ну а дальше, им уже было не до креатива.
  Более перспективным был третий путь: создание на постоянной основе ударных саперно-гренадерских соединений численностью с бригаду. Соединение такого рода могло обладать достаточными ударными возможностями для ведения как чисто наступательного боя, для прорыва укрепленных полос противника и широкими диверсионными возможностями для борьбы с особо сильными укреплениями. Создавать их было целесообразно на основе существующих саперных частей. Почему? Тут дело не только в более высокой технической грамотности саперов по сравнению с пехотой. Главное - совсем иной менталитет. Человек, в которого вдолблено правило про всего одну ошибку, имеет иной подход к делу, когда приступает к выполнению боевой задачи. Да и командиры саперов, имеющие в своем распоряжении трудно заменяемых специалистов, не склонны их попусту терять. Путь этот был перспективный, но следовать ему в тех условиях сочли нецелесообразным. Почему? Потому, что если с саперной составляющей больших проблем не было, то с гренадерской составляющей были серьезные проблемы. Подходящий личный состав найти было можно, но подходящего для выполнения боевых задач оружия еще не было. Про необходимое для этого вооружение скажу позже.
  Поэтому пошли четвертым путем - поручили военно-инженерной службе ЛенВО создать и обкатать в боевых условиях специальные диверсионные группы. Вариант этот не годился для повсеместного внедрения в практику. Просто решили на перспективу иметь инструкторский состав с опытом боевых действий для создания уже настоящих саперно-гренадерских соединений.
  Всегда интересен вопрос: сколько нужно потратить времени, чтобы получить на выходе нужного для армии специалиста? А это смотря что за контингент у тебя. Если это Ванёк из глухой дярёвни, то учить его придется долго и трудно, да еще с большим процентом брака. Правило "Семерых забей - одного выучи", родилось не на пустом месте. Именно столько Гансов нужно было отсеять прусскому фельдфебелю в армии Фрица дер Гроссе, чтобы получить одного бравого солдата. Но все меняется, когда прогресс идет семимильными шагами. Во время войны, командование Вермахта провело интересный эксперимент: из новобранцев была сформирована минометная рота. Девять дней обучения и она показывала на полигоне результаты не хуже тех, что показывали хорошо обученные старослужащие. Чудес тут никаких нет. Германия была лидером прогресса буквально во всем и поэтому подобрать подходящий для таких экспериментов личный состав было нетрудно. А как с этим обстояли дела в СССР? Поклонникам догмы о врожденной сиволапости русского человека объясняю: командиры РККА в 1940 году получили возможность производить отбор нужных для обучения кадров согласно анкетным данным.
  Разъясняю более подробно. В те времена быть комсомольцем или коммунистом значило больше, чем много позже. Инертных и равнодушных людей среди них не было. Кроме того, они обладали нужными для войны морально-волевыми качествами. В 1991 году, членам КПСС даже в голову не пришло выгнать М.С. Горбачева из партии с формулировкой: "За проявленную трусость". А тогда, комсомольца струсившего заступиться за девушку к которой пристали хулиганы, выгоняли из комсомола не задумываясь. И уж тогдашний комсомолец, будучи призванным в армию, показывал себя деятельным человеком, который точно не будет спать на занятиях. Ранее их отправляли служить в погранвойска, в ВДВ, в Осназ... Теперь они призывались в достаточном количестве и в обычные войска. Они не только сами добросовестно учились. Святой их обязанностью было подтягивать отстающих до нужного уровня. Там, где командиры правильно использовали этот потенциал, в короткий срок появлялись боеспособные подразделения.
  Вторым фактором повышения боеспособности войск была культурная революция происходившая в стране. Усилия большевиков на этом поприще дали качественный результат. Страна перестала трястись над просто грамотными людьми. Армия начала получать призывников с качественным средним образованием. Даже призывники из деревни имели за плечами семилетку, а что говорить о городской молодежи? Та как правило проходила через разного курсы и кружки, получая нужные для службы в армии навыки. Я уже не говорю о тех, кто заканчивал десять классов. Имеющиеся у них знания и кругозор, позволяли им успешно овладевать любой специальностью. Именно они, советские десятиклассники и изменили к лучшему нашу армию.
  Третий фактор - культ спорта. Рассматривая спорт как основу формирования народной культуры, а не развлекалово для быдла, большевики дали армии хорошо подготовленного в физическом плане призывника. Не было проблемы для комплектования элитных подразделений подходящим человеческим материалом. Тут даже могли позволить себе привередничать. Если у призывника за плечами было тридцать парашютных прыжков: "Поздравляем вас, вы пойдете служить в ВДВ!". А если только двадцать девять прыжков? "Увы! Для ВДВ вы не подходите. Пойдете служить в кавалерию. Но зато в разведэскадрон! Там тоже парашютисты требуются".
  Во время войны, не было проблем с укомплектованием частей осназа подходящими кадрами. Что и проявилось уже в 1940 году. Отобрав чисто по анкетным данным кандидатов, получили людей, способных успешно освоить требуемую воинскую специальность. А сколько им на это потребовалось времени?
  
  "Неделю тренировались на КаУРе. Учились обнаруживать замаскированные доты, преодолевать проволочные заграждения, подрывать обнаруженные цели. О стрельбе не забывали. Затем нас вернули на фронт, и мы начали воевать".
  
  Считаете, что их учили непозволительно мало? Отнюдь! Это у Старинова да Резуна диверсанта нужно учить много-много месяцев. А на деле, имея "без пяти минут инженеров", да еще побывавших под огнем, вы избавлены от необходимости внедрять в их сознание много-много прописных истин. Большинство необходимых знаний они получили на "гражданке". Им только к незнакомым вещам нужно приглядеться. К тому же, война пошла не так, как представлялось ранее, а значит, тратить время на то, чтобы вбивать в головы этим людям устаревшие догмы не стоит. Вот вам и побитый немецкий рекорд!
  А не слишком ли жирно посылать на смерть "без пяти минут инженеров"? Нет, в этой ситуации не жирно. Не стоит забывать о том, что создание подходящего для таких условий нового инструмента ведения войны, не могло опираться на старый опыт. Гренадерские формирования времен Первой Мировой не были идеальны. Подготовленные с таким трудом русские ударники, были выбиты за девять дней в ходе всего одного Июньского наступления 1917 года. Потеряно было 1222 офицера и 37 500 солдат. И это отборные, хорошо обученные люди, которым не мешал ни снег ни мороз! И даже то, что сражаясь зачастую с троекратно превосходящим их противником, они прихватили с собой 47 тысяч "фрицев" слабо утешало.
  Не лучшим образом обстояли дела и у немцев. В ходе операции "Михаэль", армия кайзера потеряла в течении пятнадцати дней 240 тысяч человек, львиную долю которых составляли штурмовики-гренадеры. При этом, имея локальное превосходство во всех средствах ведения боя, они платили десятью трупами за восемь убитых "лягушатников" с "лимонниками".
  Требовалось хотя бы на тактическом уровне найти новые способы штурма вражеских укреплений. Один только теоретический опыт, был недостаточен. Требовалось провести в короткий срок серию экспериментов. Вот для этого и понадобились мотивированные и хорошо образованные исполнители с инженерным подходом к делу.
  Именно они должны были своими подвигами написать строчки в боевых наставлениях скорого будущего, определив наиболее действенные способы стирания врага в порошок.
  
  

Лаборатории войны.

  
  Вопли либералов о тупости и бездарности "совка", иногда успешны. Вываливая на суд читателя тонны негатива, они прекрасно скрывают то, что творилось в то время в "лабораториях войны". А в них происходило много чего интересного и скромные "лаборанты" Инженерного Осназа, создавали в них технологии войн нового поколения. Начали они с малого - диверсионных действий. Действуя малыми группами (по три человека), они нашли подходящие способы скрытого преодоления проволочных заграждений, в том числе находящихся под током или оборудованные датчиками движения. Они нашли способы эффективного уничтожения ДЗОТов, прикрывающих подходы к капитальным фортсооружениям:
  
  " ...И финны тоже мерзли. По ночам их дежурные по огневым точкам самовольно отходили от амбразур и смотровых щелей и грелись у печек, хотя это им категорически запрещалось (об этой их привычке мы знали от пленных). В дымовую трубу мы первым делом бросали небольшой заряд тола или гранату РГД. Взрыв валил греющихся дежурных наповал или серьезно ранил. Поднять тревогу они уже не могли. Те, кто находились в нижнем каземате, подняться наверх тоже не успевали. Затем в трубу уходила бутылка с вышеупомянутым "коктейлем Молотова", с привязанной к ней гранатой, и мгновенно следом шла третья граната с более быстрым взрывателем. Все это делал один боец.
  Второй стоял рядом и держал наготове деревянную пробку-чоп (третий страховал нас рядом с дзотом). Немедленно после опускания в трубу третьей гранаты он забивал чоп в трубу... Первой разрывалась последняя граната. Газы от взрыва устремлялись в дзот и на улицу. Чоп задерживал их в трубе. Вылетал из трубы пулей, но задерживал. В конце трубы получался гидравлический газовый "затвор". В этот момент разрывался второй заряд, газы этого взрыва отражались от "гидрозатвора" и с силой устремлялись в дзот, неся с собой горючую смесь из бутылки. Получался импровизированный "огнемет"! Струя огня била в финнов, поджигала боеприпасы и деревянные стены дзота. Он выгорал и обрушивался'.
  
  Естественно, что без предварительной разведки, действия диверсанта успешными не бывают. Правильному ведению разведки они тоже учились. Не всякое задание заканчивалось успешно. Были и неудачи. Финны начали за ними охотиться.
  
  "...Пропало несколько групп. Потом мы их увидели... Ребята висели на колючей проволоке, кто-то был обуглен. У кого-то отрезанная голова торчала на колу рядом с телом..."
  
   Только охота эта недолго была успешной. Тактика диверсантов быстро усовершенствовалась. Теперь каждую тройку сопровождала группа прикрытия из трех человек, вооруженная автоматами Федорова. Вот одна из таких групп:
  
  

 []
  
  Вот так выглядели бойцы Инженерного Осназа зимой 1940 года.

  
  Теперь Осназ действовал изощреней:
  
  "...Проволочное заграждение усиленно долбили артиллерией, в нем появились бреши, которые финны уже просто не успевали латать. Снарядов на это не жалели. Наши группы укрупнили, мы стали ходить к финнам уже по 6 человек. Теперь у нас были автоматы, а у финнов - пистолеты-пулеметы. Винтовочный японский патрон был гораздо мощнее пистолетного финского. Автоматы Федорова имели большую точность, пробивную способность. Финнам пришлось несладко".
  
  "Почти каждую ночь в буреломе на линии Маннергейма вспыхивали схватки. Группа делилась на две боевые тройки, одна - огневого прикрытия, вторая - уничтожения дзотов.
  Огневая группа оставалась у проволочного заграждения, метрах в пятидесяти от прохода в "колючке". Она обнаруживала финские отряды "охотников" и навязывала им бой, отвлекая от ударной группы, а отходила последней. Автоматы Федорова в этих лесных схватках показали неоспоримые преимущества над "Суоми", легко пробивая бурелом и имея гораздо большую точность. Если наши успевали обнаружить "охотников" первыми, успех огневой схватки был гарантирован.
  У ударной группы появились свои сложности: финны стали выставлять часовых у входа в дзот. Сначала их снимали. Старались бесшумно, но иногда приходилось и стрелять: тогда убитого приваливали к двери в дзот, чтобы создать свалку у порога, если гарнизон начнет выскакивать наружу. Наш дозорный залегал уже не спереди дзота, как прежде, а сзади и контролировал дверь.
  Остальные - на крышу, как обычно..."
  
  Все это больше походило на возню детей в песочнице, а не на радикальное решение возникшей проблемы. Но не стоит спешить с выводами. Это был поиск и отработка на практике отдельных элементов предстоящего штурма. Причем, происходил постепенный переход от скрытых действий к открытым нападениям под прикрытием артиллерийского огня.
  Но не только Осназ потел. Саперы тоже не сидели без дела. На момент начала боевых действий, уровень боеспособности саперных частей и подразделений был мягко говоря недостаточным. Основа боевого планирования - инженерная разведка, отсутствовала как класс. Специальных разведывательных групп или подразделений инженерные войска не имели. По штатам военного времени в составе взводов управления сапёрных батальонов предусматривались отделения разведки, но они не были готовы к выполнению сложных и многообразных задач специальной инженерной разведки. Поэтому инженерные войска не имели конкретных данных о характере инженерной подготовки финских войск к войне. Описание укрепрайона на Карельском перешейке было дано общими штрихами, чертежи железобетонных точек в большинстве оказались неверными, а конструкции противотанковых мин явились неожиданностью. Не было достаточных сведений о видах противотанковых заграждений
   И опять не стоит винить в этом "проклятых коммуняк". Даже для людей, имевших опыт полученный на Первой Мировой, необходимость ведения инженерной разведки была не очевидна. Все-таки опыт "окопного сидения" и опыт наступательных операций существенно различаются между собой. Прошедшая Гражданская война тоже мало что давала в этом плане.
  
  "В конце января и в начале февраля наступили 20-градусные морозы, и Сиваш вопреки уверениям статистиков сделал то, чего ему, как крайне соленому озеру, по штату не полагалось, - он замерз. Этот вопрос меня сильно беспокоил. Каждую ночь я приказывал провозить на лед Сиваша две подводы, связанные вместе общим весом в 45 пудов, и они стали проезжать по льду, как по сухому месту. Это мое действие было моими "друзьями" всех степеней освещено так: "После случайной победы Слащов допивается в своем штабе до того, что заставляет катать себя ночью по Сивашу в телегах, не давая спать солдатам". Когда это распространяли сторонники большевиков, я это понимал - они-то отлично знали, зачем я это делаю, - мы тогда были врагами. Но когда это говорили наши "беспросветные" (у генералов нет просвета на погонах), не понимая, что большая разница: вторгнутся ли красные в Крым через лед сразу с артиллерией или без нее, - это уже было признаком либо слишком большой злобы, либо глупости.
   Но как бы то ни было, блажил ли пьяный Слащов, или просто был предусмотрителен командующий защитой Крыма, но в феврале мне стало ясно, что лед против Тюп-Джанкоя и западнее на две версты от железнодорожного моста способен пропустить артиллерию и на эти два пункта надо обратить внимание".
  
  Слащев пишет лишь об одном из элементов ведения инженерной разведки - оценки проходимости местности. Как видите, обладавшие опытом Первой Мировой войны белые генералы, в упор не понимали креатива своего коллеги. В РККА служили люди с точно таким же опытом и чистки армии в 1929 и 1937 годах уже ничем повредить ей не могли. Настоящая беда была в том, что на смену репрессированным кадрам не пришла команда толковых реформаторов. Как показал последующий опыт, за три оставшихся года, было возможным добиться качественных изменений. Ну а коль время это зря потеряли, то спасение пришло со стороны святого покровителя Всея Руси - голосистой жаренной птички. Тут уж сразу все завертелось и закрутилось в бешеном темпе.
  Для отработки действий на местности был приспособлен захваченный финский учебный полигон в Бобочино (Каменка). Начальник инженерных войск 7-й армии А. Ф. Хренов разработал проект инструкции для прорыва линии обороны. Через полигон проходили батальон за батальоном, полк за полком. Его не миновала ни одна из частей, которой предстояло действовать на любом из участков 110-километрового фронта. На отработку инструкции ушло около месяца.
  Помимо этого, были разработаны и направлены в войска руководства, памятки, инструкции по инженерному делу. Они помогали личному составу инженерных войск лучше изучить инженерное вооружение финнов, различного рода препятствий, освоить новое инженерное вооружение Красной Армии и научиться его эффективному применению. Проведённые мероприятия дали возможность обеспечить потребность инженерных войск фронта подготовленными командными кадрами и красноармейским составом.
  В этом не только заслуга командиров. Главными учителями и инструкторами стали "лаборанты" из Инженерного Осназа. Проведенные ими "лабораторные опыты" над подопытными европейцами, стали основой полученных знаний закрепленных в методичках, наставлениях и памятках. До достижения идеала было еще далеко, но и достигнутое за столь краткий срок впечатляло. Оставалось только все это свести воедино и перейти на новый уровень боевого совершенства.
  
  "Теперь уже не было никаких цепей и "погонь" за танками под огнем. За несколько дней до штурма нас отвели с передовой в тыл, где была построена точная копия укреппозиции. Мы тренировались".
  
  "Тяжелые танки первой волны тащили за собой бронированные сани-волокуши, на которых мы лежали до того момента, когда танки ворвутся на саму позицию, преодолев и надолбы, и колючую проволоку. Там нужно было соскочить с саней и начать подрывать уцелевшие дзоты, и самое главное - доты-"миллионеры", если они уцелеют на участке прорыва.
  Одновременно часть пехотинцев, вооруженных пистолетами-пулеметами ППД и гранатами, должна была завязать бой с финской пехотой в траншеях. Группы армейских саперов уничтожали надолбы и проделывали проходы в колючей проволоке. А вот уже за нашей волной шла вторая, где танки должны были вести пехоту за собой. Мы несколько раз повторяли учебное наступление на копию. Только после упорных тренировок был предпринят очередной штурм линии Маннергейма".
  
  11 февраля 1940 года наступил "момент истины". Начался решающий штурм "Линии Маннергейма". Спустя два месяца после первой неудачи, в бой пошла совсем иная армия.
  Командование ее, перестало все проблемы сваливать на какой-то один род войск. Теперь все действовали сообща. Обратите внимание на то, что ни пехота, ни танкисты теперь не брошены на произвол судьбы. Прежде чем их послать в атаку, им РАСЧИЩАЮТ путь от помех и препятствий.
  Артиллерия теперь бьет не по площадям, а по разведанным целям. Саперы проделывают проходы в минных полях, режут проволочные заграждения, заваливают фашинами противотанковые рвы, подрывают надолбы. Группы разминирования, разграждения и восстановления действуют быстро и слаженно.
  Огневым точкам противника уделено особое внимание. Впереди каждого атакующего батальона идут три штурмовые группы. В состав каждой группы включались один стрелковый и один пулемётный взводы, два-три танка, одно-два 45-мм орудия, от отделения до взвода сапёров, два-три химика. Сапёрам надлежало иметь по 150-200 кг взрывчатки на каждый дот. Чтобы не нести преждевременных потерь на подходе к позициям противника, по уму требовались бронетранспортеры, которых не было совсем. Выход тем не менее был найден. Вместо БТР, штурмовиков к месту работы доставили на срочно изготовленных "бронесанях" прицепленных к танкам.
   Действия пехоты, артиллеристов и танкистов должны были облегчить сапёрам выполнение главной задачи: выйти в тыл дота с необходимым количеством взрывчатого вещества и подорвать сооружение.
  Теперь защитникам европейских ценностей приходилось забыть о стрельбе в полигонных условиях по цепям наступающей по открытому пространству пехоты. Да и куда целиться было уже непонятно: задымление поставленное химиками ограничивало им обзор поля боя. А танкисты с артиллеристами "слепили" своим огнем амбразуры оживших огневых точек. Пулеметчики страшных большевиков плотным огнем отсекали гарнизоны укреплений от подхода резервов из глубины финских боевых порядков. Тем временем инженерный Осназ деловито '"чистил" своими "метлами" окопы, в которых располагалось пехотное прикрытие ДОТов и ДЗОТов. Никто больше не лез безоглядно за поворот траншеи. Фирменный стиль передвижения советских штурмовиков: "Заходим вдвоем, я и моя граната! Дама заходит (влетает) первой", возник именно в тот день. Рано или поздно наступал момент, когда к защитникам европейской цивилизации от "русской азиатчины" приходило ясное понимание того, что его бункер из надежного убежища превратился в форменную ловушку. Все начиналось и заканчивалось быстро. Сперва кто-то с громким сопением засовывал заряд тротила туда куда нужно, а потом приходил конец. Вы догадываетесь какой.
  Вторая волна атакующих состояла уже из обычной пехоты. Только теперь ее задачей была не атака укреплений, а окончательная зачистка вражеских позиций и закрепление достигнутого результата. И она с этим успешно справлялась. Теперь уже противник встал перед необходимостью идти в атаку на пулеметы по чистому полю, пытаясь вернуть утраченное. Ничего кроме больших потерь это ему не приносило.
  В итоге "Марсианская Линия" была прорвана без всяких резуновских ухищрений типа воздействия ядерными боеприпасами.
  Предвижу вопрос: "А какой ценой это все достигнуто?" Вопрос о цене победы - отдельный вопрос. Скажу только, что помимо обидной части цены (понесенные потери) есть и положительная часть. Настоящая цена вопроса вовсе не в понесенных потерях и не в территориальных приобретениях. Опыт, который был получен тогда, был востребован гораздо позже: начиная с 1943 года, в РККА началось формирование особых частей, способных взламывать или стирать в порошок оборонительные рубежи противника любой сложности и прочности. И формировали эти войска те люди, что ставили опыты над "бедными финнами" в 1940 году. Не были они бездарно загублены в 1941-42 годах. Пришел срок и они стали инструкторами ШИСБров. Те методички, инструкции, наставления, которые они писали своими потом и кровью, тоже не пропали зря. В нужный момент с них стряхнули пыль, дополнили новым материалом и пустили в ход.
  И не стоит думать, что мы сплошь и рядом учились у немцев. Сами немцы так и не смогли положительно решить вопрос прорыва сильно укрепленных полос на всю глубину. Как только у них исчезла возможность находить в обороне противника подходящую слабину, так сразу кончились их успехи. Почему? Да потому, что подходящий инструмент для решения таких задач они не смогли создать. Ни за пару месяцев (как РККА в 1940 году) ни за два года. А дальше было уже поздно.
  
  

ПРОДА:

  
  

Невыученные уроки Марсианской войны.

  
  В процессе написания этой статьи, меня порадовало то, что она не оставила читателей равнодушной. А огорчило то, что сразу, как из рога изобилия посыпались полезные советы. Плохого в этом ничего нет, потому что человек, ищущий хотя бы теоретический выход из возможных ситуаций, лучше подготовлен к ним, чем тот, кто вообще не рассуждает. Здесь плохо то, что предлагаются меры, несостоятельность которых опровергла сама практика войн. В первую очередь это касается стремления создать неодолимую никем оборону. Читатели упускают из вида то обстоятельство, что любая оборона - это вынужденный вид боевых действий. Если ты не хочешь завершить войну на развалинах собственной столицы, то любая оборонительная операция должна рассматриваться как временное решение. И главной целью оборонительной операции является создание условий для перехода в наступление. Поэтому, укрепления любой мощности, должны рассматриваться как временные сооружения. Назначение укреплений состоит не в том, чтобы никуда не пустить противника, а в том, чтобы высвободить нужное количество резервов, которыми ты нанесешь удар по противнику. Если оборона закончилась контрнаступлением твоих войск - значит, оборонительная операция закончилась успехом. Если позиционным противостоянием - значит, на этом этапе ты израсходовал все резервы и дальше изматывать будут уже твои войска. Кроме того, войска, сидящие в укреплениях - неподвижная цель, а значит легко поражаемая огнем противника. Имея артиллерию подходящей мощности (а такая существовала еще в Первую Мировую войну), наступающая сторона выбьет живую силу противника. То, что сперва для этого придется разрушить укрепления, принципиально ничего тут не меняет
  Финны, когда планировали оборону Карельского перешейка, допустили ту же ошибку что чуть позже сделали все без исключения. Они не поняли простой истины: войска сидящие в укреплениях - это неподвижная цель. По неподвижной цели пристреляться всегда легче. А как только противник по тебе пристрелялся - рано или поздно ты станешь трупом. Стоять насмерть - это значит готовиться к верной смерти. Финские войска, в условиях, когда война была объявлена, а мобилизация успешно проведена, тупо сидели и ждали когда РККА подойдет к "Линии Маннергейма". Те мелкие вылазки, что они совершали в полосе обеспечения ничего не решали в стратегическом плане. Гораздо больше толку было бы от разгрома авангардных сил РККА. Имевшееся на начальном этапе войны соотношение сил и условия местности вполне позволяли им провести такую операцию. Вот только готовности к таким действиям у финнов не было. Не было и понимания того, что если главные силы их армии не навяжут РККА решительного сражения еще в полосе обеспечения, то крепость любой силы рано или поздно падет. Любая линия укреплений - это подстраховка на случай неудач, а не средство решения всех проблем.
  Произошло то, что и должно было произойти. Позволив РККА беспрепятственно проводить эксперименты над их укреплениями, финны не смогли за ними отсидеться. Как только кончились резервы, кончилась и вся оборона. Спустя четыре года - та же картина. Вместо "Линии Маннергейма" был более мощный "Карельский вал". И тоже не удалось отсидеться. Правда, в 1944 году все кончилось быстрей и без излишнего фанатизма.
  Оправдания типа того, что финская армия не располагала достаточным количеством нужного вооружения, тут не проходят. Финны 10 лет готовились к отражению нашего удара. Времени для того, чтобы войска были подготовлены как следует, у них хватало.
  Должные выводы вообще мало кто сделал. Взять тот же Вермахт. Там тоже нашлись смелые экспериментаторы. После Курской дуги, они начали уповать на жесткую оборону. А ее можно успешно применять только в одном случае - при наличии мощных резервов. Немецкое наступление под Курском было остановлено вовсе не созданными укреплениями. Как раз линию наших укреплений на Южном фасе дуги, немцы прорвали. Их окончательно остановили мощные контрудары войск Степного фронта и начавшееся наступление советских войск на Донбассе. Ничего иного против сильной армии не сработало бы. Дальнейшие события это только подтвердили.
  Чего только немцы в дальнейшем не делали. От Смоленска до Берлина и от Ростова до Вены, старательные блондинки перекопали все дороги, откопали противотанковые рвы, эскарпировали склоны возвышенностей, саперы разрушали мосты и переправы... все тщетно. Укрепления, строившиеся месяцами и годами стирались в порошок в течении недели. Естественные преграды типа Днепра, Вислы, Одера преодолевались сходу. Там, где не хватало сил обычных войск, к делу подключались ШИСБРы... В общем, даже тотальное зарывание всего и вся в землю на площади размером с Восточную Европу оказалось недостаточной мерой. И что? Люди до сих пор фантазируют на тему создания очередной "великой стены". Но давайте же не забывать слова А.В. Суворова о том, что чем больше в стране крепостей, тем легче ее покорить. И еще раз напомню взгляд героя фильма "Обратной дороги нет" майора Топоркова. Если есть выбор между свободой маневрировать и сильной позицией, то предпочесть стоит свободу маневрировать.
  Так что, отказаться от укреплений совсем? Нет! Совсем отказываться не стоит. Ведь чем хороша та же система траншей и ходов сообщений? Да тем, что она дает возможность для скрытого перемещения живой силы на поле боя. Уже это уменьшает ее уязвимость от огня наступающего противника. Эта истина была понятна всем задолго до Первой Мировой войны. То есть, частично проблему маневренности мы решаем. Осталось только решить проблему маневра огневыми средствами. Пользоваться подходящими складками местности для скрытого и безопасного перемещения тяжелых систем вооружения умели с незапамятных времен. Но условия для этого бывают не всегда и не везде. Требовалось только сделать последний шаг:
  
   - сделать сами укрепления подвижными.
  - чтобы их не жалко было бросить после того, как в них пропадет надобность.
  - были быстровозводимыми и дешевыми.
  
  Как это сделать? Об этом ниже.
  
  Еще один не выученный урок касался применения средств прорыва укрепленных полос. Традиционно эту задачу возлагали на пехоту. Это ошибка! Пехота способна на многое. Хорошая пехота умеет все! Если нужно, она сходу форсирует хоть Берингов пролив, хоть Ла-Манш и уничтожит вражеский флот прямо в его родных гаванях. Она прорвется к вражеским аэродромам и лишит врага господства в воздухе. Она даже к чертям собачьим уничтожит вражеские ядерные боеголовки прямо в местах его хранения. Но это хорошая пехота. В условиях длительной войны, она будет у воюющих сторон только в начале боевых действий. Дальше, вся надежда на резервистов. И тут возникает выбор: либо мы тратим время и готовим наше пополнение всесторонне, либо даем ему тот необходимый минимум, без которого никак не обойтись. В первом случае, мы будем иметь неплохие войска, но рискуем опоздать со своевременным вводом их в бой. В итоге имеем проваленные операции. Во втором случае, мы всегда будем иметь возможность своевременно вводить в бой резервы, но несем большие потери, чем противник.
  Большинство армий мира, предпочло идти первым путем. В итоге, современная пехота имеет и подходящую организационную структуру, и необходимые средства вооруженной борьбы, для решения большинства возникающих на поле боя задач. В том числе и для прорыва укрепленных полос. Такой подход при кажущейся его разумности оказался тупиковым. Мы за него расплатились "Ржевской мясорубкой", а немцы Сталинградом и Курском.
  Чтобы прорвать сильно укрепленную линию обороны, пехота должна уметь многое. Преодоление взрывных и невзрывных заграждений, блокирование и уничтожение огневых точек противника, сплошное разминирование местности, разграждение завалов... Всего не перечислишь и всему не научишь. Конечно, в составе пехотных частей и соединений есть собственные саперные части, но их возможностей (в первую очередь ударных) недостаточно для решения особо сложных задач. Нужны были специализированные части, численностью не меньше бригады, которые заточены для решения этих задач.
  Опыт "Марсианской войны" показал: при наличии Инженерного Осназа, даже плохая пехота способна успешно усеять поля сражений трупами врагов. Беда была в том, что наше командование рассматривало этот эпизод войны как вынужденную импровизацию. С окончанием войны, Осназ был распущен и ставка была сделана на более лучшую подготовку пехоты. К счастью, наш опыт не оценили и немцы. Будь они сообразительней, тот же Сталинград мог закончиться по-другому. Да и Севастополь не продержался бы столько, сколько держался в реальности. И Ленинград раскололи бы как орешек.
  И все-таки, наши "лаборанты войны" трудились не зря! В 1943 году о них вспомнили. На основе инженерных войск были созданы саперно-гренадерские соединения (ШИСБРы). Правда, в 1946 году, был сделан ошибочный вывод об их ненужности. Опять наступили на старые грабли. Ставку сделали на хорошо подготовленную пехоту. Но опыт последних локальных конфликтов ясно показал: на преодолении серьезной линии обороны, кровью умоется любая пехота. И хорошая, и плохая. Полностью подавить огневые точки с безопасной дистанции не выйдет ни у кого. Какой бы мощности не велся по ним огонь, но боя на ближней дистанции не избежать. А ведь именно на таких дистанциях и хоронили врага наши славные бронегрызы. И не спасало от них ничего. К концу войны они умели "проходить" сквозь стены любой толщины, преодолевать препятствия любого рода, выжигая и взрывая на своем пути все, что шевелится.
  Отрадно было узнать, что ШИСБРы недавно возродились. Но ими не исчерпаны возможности инженерных войск. Великая Отечественная война на это ясно намекнула, только мало кто понял этот намек. При нужде, инженерные войска сумеют самостоятельно вести не только наступательные действия. Если нужно, то они и оборону сумеют держать. Нужно только правильно их сформировать и обучить.
  
  

ПРОДА:

  
  

"НАСТУПАТЕЛЬНАЯ" ФОРТИФИКАЦИЯ.

  
  Вообще-то, термин "наступательная фортификация" является чистой выдумкой Резуна. Мы используем другую терминологию. Но пусть будет так, как он сказал. Не в названии суть, а в том смысле, который он вложил в это название. А оно таково:
  
  "Фортификация бывает оборонительной, а бывает наступательной. Если вы собрались наступать, то при возведении укрепрайонов соблюдайте следующие правила:
  
  - на главных направлениях собирайте ударные группировки войск, смело оголяя второстепенные направления и прикрывая ВТОРОСТЕПЕННЫЕ направления укрепленными районами;
  - не старайтесь маскировать ваши укрепления, пусть противник думает, что вы готовитесь к обороне;
  - не делайте УРы глубокими, все, что можно расположить прямо на берегах пограничных рек, там и располагайте, при переходе в наступление ваших войск все вынесенные к границе доты поддержат ваше наступление огнем, а каждый дот в глубине вашей обороны обречен на пассивное бездействие;
  - не прикрывайте доты минными полями и проволочными заграждениями - этим вы помешаете вашим же наступающим войскам;
  - не тратьте много цемента и стали на возведение УРов - вы же не собираетесь долго сидеть в обороне".
  
  ("Ледокол. Глава 10. ПОЧЕМУ СТАЛИН УНИЧТОЖИЛ "ЛИНИЮ СТАЛИНА")
  
  Здесь все поставлено с ног на голову. Начнем с того, что "наступательная" "Линия Молотова" - это цепочка долговременных оборонительных сооружений, на возведение которых тратится сталь и бетон. При этом, мы якобы не собираемся долго тут обороняться. Наступит и "День М" и "Время Ч" и мы все поедем на автострадных танках грабить старушку-Европу. Но зачем тогда строить капитальные фортеции? Нам что, бетон некуда потратить? Резун не отказывает красным командирам в уме и сообразительности. И уж если им требовалось прикрыть второстепенное направление, то они делали это следующим образом:
  
  "Помимо береговой артиллерии и авиации наша главная защита от наступления с материка через перешеек и от десантов - армейские части, подчиненные Ленинградскому военному округу. Это 8-я отдельная стрелковая бригада, три инженерных батальона, строительная рота и, кроме того, пограничный отряд, имеющий на далеком материке свое начальство".
  
  (Кабанов С. И. На дальних подступах.)
  
  Полуостров Ханко, где происходили эти события - явно второстепенное направление. Но позади пехоты ВМБ Балтийского флота. И как был решен вопрос ее защиты?
  
  "Весь передний край обороны второго батальона 335-го стрелкового полка проходил по передней траншее. Тактическая глубина обороны достигала всего полутора километров, а вся ее протяженность 22 километра. Основу обороны района составляли 18 дзотов. Эти огневые точки личный состав батальона построил сам, по типовому проекту, разработанному инженерами 8-й бригады. Каждый дзот - двойной сруб из сосновых или еловых бревен, установленный на выгодном в тактическом отношении месте. Промежуток между срубами заполняли десятком кубометров камней. Затем дзот накрывали тройным накатом толстых бревен и обсыпали со всех сторон, кроме напольной, т. е. той стороны, где прорублена амбразура, камнями и землей. После этого сооружение маскировалось или дерном или густым слоем хвои.
  Такие дзоты выдерживали попадания 152-миллиметрового снаряда, что было в самом начале строительства несколько раз проверено опытной стрельбой по только что построенной точке.
  Вход в дзот устроен со стороны, обращенной в тыл, из подводящей к нему хорошо замаскированной траншеи.
  Окончив работу, бойцы немедленно убирали весь мусор, остатки строительных материалов, маскировали амбразуру и устанавливали в точке станковый или ручной пулемет. В каждой точке - большой запас пулеметных лент, патронов и воды. Гарнизон дзота - 3-5 человек.
  Размещение 18 дзотов в батальонном районе таково, что каждая точка своим огнем прикрывала соседнюю, и в то же время сама была прикрыта огнем другой огневой точки, а то и двух.
  Во время войны мы продолжали строить дзоты. Так, в этом батальонном районе дополнительно построили еще 24 таких же капитально сооруженных дзота, и в них разместилась пулеметная рота полка.
  В бригаде - два полка, т. е. шесть стрелковых батальонов и две пулеметные роты, не считая других специальных подразделений. Всего до войны бригада построила 190 таких дзотов".
  
  (Кабанов С. И. На дальних подступах.)
  
  
  Обратите внимание на то, что 8-я отдельная стрелковая бригада полковника Симоняка имеет фронт обороны 22 км и глубину обороны всего полтора километра. Плотность боевых порядков далекая от уставных. И долго обороняться она явно не собирается. Поэтому, вместо дорогих бетонных "коробок" она строит дерево-земляные укрепления, на которые идет имеющийся под рукой материал. Оборонительная полоса делается быстро, качественно и в случае чего, ее и бросить не жалко. И хватило этих укреплений аж на 164 дня обороны. Хватило бы и на больший срок, но гарнизон Ханко получил приказ на эвакуацию.
  Если бы наше командование собиралось поступить на западной границе так, как пишет Резун, с "Линией Молотова" и связываться бы не стали. Настроили бы дешевых дзотов и тем самым прикрыли бы "второстепенные направления".
  Теперь о поддержке огнем наших наступающих войск. Ну не располагались немецкие войска у самой границы! До 22 июня 1941 года их не было даже на исходных рубежах для наступления. У самой границы у немцев были лишь пограничные посты и наблюдательные пункты. Все остальное вне зоны прямой видимости. И кого могли обстреливать пулеметы и капонирные орудия наших ДОТов? Пограничные патрули? Так их вполне могли разогнать передовые группы наступающих войск, причем не запрашивая огневой поддержки. Так что как средство огневой поддержки наших наступающих войск, никто эти укрепления и рассматривать бы не стал. Обошлись бы более дешевыми средствами. Так что тут явно не о наступлении думали.
  Проблема "Линии Молотова" была не в том, что она была якобы "неправильно расположена". Неправилен был сам подход к ее строительству. Правда, это поняли только задним числом. Опыт, полученный в Первую Мировую войну, сыграл с военными инженерами всех европейских стран дурную шутку: он привел их к переоценке силы оборонительных позиций. Действительно, "позиционный тупик" имел место быть, но о настоящих его причинах догадались тоже не сразу. А она заключалась в несовершенстве тогдашних средств нападения. Только что прошедшая "Марсианская война" еще больше убедила военных специалистов в том, что быстрые темпы наступления там, где есть рубежи заблаговременно подготовленые к обороне - дело невозможное. Тут было допущено сразу две принципиальные ошибки: не учли, что к этому времени на вооружении основных европейских армий все подходящие для взлома обороны средства нападения уже имелись. Ими нужно было только с толком распорядиться. Другим фактором, заранее хоронившим все наши оборонительные потуги, было непонимание того, в чем действительно заключается сила укреплений. Ставка была сделана на прочность стен, зато упустили главную составляющую успеха оборонительной операции - мощный ответный огонь. Был прочно забыт принцип фельдмаршала Румянцева: "Огонь является защитой храбрецам!" Успешная оборона, это еще и тот ответный огонь, который ты ведешь по противнику. Что могли противопоставить наши УРы огню шести и восьми дюймовых орудий? Только капонирные трехдюймовки. А налетам авиации? Где то ПВО, которое мощным ответным огнем сорвет врагу бомбо-штурмовой удар? Вот именно! Как и финны, мы рассчитывали отразить удар пехоты, пусть даже и усиленной танками. Позже, когда эта ошибка была понята, увлекаться капитальными ДОТами стали меньше, зато стали неуклонно повышать огневую мощь оборонительных позиций. На удар стали отвечать сравнимым ударом. К концу войны, как я уже отмечал, огневая мощь УРов возросла в три раза по сравнению с довоенной. И если до этого, оборонительный бой походил на поединок безрукого боксера с длинноруким, то к 1945 году нашим УРовским "боксерам" сумели нарастить длину рук.
  Многое можно было предусмотреть заранее. Например, отказаться от строительства долговременных укреплений на новой границе. Тут вот в чем дело. Решение об их строительстве следовало принимать сразу, как только установилась демаркационная линия между нами и немцами. Сразу этого не сделали. На это были свои причины. Не стоит забывать о том, что в 1939 году немцам объявили войну Англия и Франция. В этот момент угрозы немедленного удара по СССР не было. Основные силы Вермахта ушли на Запад. И целых восемь месяцев было непонятно, чем закончится это противостояние. Правительство СССР колебалось. Что строить в первую очередь: заводские цеха или УРы? Вообще-то нужно было и то и другое, но ведь бюджет не резиновый! Если немцев на Западе задавит Антанта, то немедленное строительство УРов окажется пустой тратой сил и средств. А если победят немцы? Пока правительство колебалось, военные не могли принять окончательного решения. Конечно, строить что либо осенью 1939 года было невозможно, но провести рекогносцировку местности, заказать дополнительное вооружение, начать формирование и обучение гарнизонов они могли. И только когда Франция капитулировала, решение о строительстве долговременных укреплений на новой границе было принято. Произошло это 26 июня 1940 года. То есть, порядка девяти месяцев сомнений и колебаний! Но и после принятия принципиального решения дела пошли не блестяще. Резко менять задания промышленности в середине года - не очень хороший вариант. Но и это еще не порождало неудач. Гораздо хуже было то, что с осени 1939 года и до июня 1941 года центральный аппарат Народного Комиссариата Обороны пережил две реорганизации. Финская война ясно показала, кто и чего из себя представляет. Гнали с военного Олимпа многих, ибо нужно было навести в армии хоть какой-то порядок. Генштаб вообще за это время сменил трех начальников. А это уже не способствует рождению тщательно продуманных планов. Я согласен с тем, что Г.К. Жуков на посту Начальника ГШ НКО СССР - не самый лучший вариант. Но ведь должен был кто-то превратить этот вариант борделя в нормальное военное учреждение! Шапошников и Мерецков исправить ситуацию к лучшему не сумели. Значит даешь унтера Пришибеева! Уж он то заставит всех умников ходить строем!
  И вообще, ждать хорошо продуманных решений в этой ситуации не стоило. При хорошо налаженной работе, могли и успеть подготовиться. А когда всех лихорадит - бордель просто сменился бардаком.
  Наверное стоило на западной границе поступить так же, как поступили защитника полуострова Ханко. Вместо трудоемких и дорогостоящих ДОТов, построить легко возводимые ДЗОТы. За пару месяцев вполне могли успеть. Но это все мысли, которые приходят задним числом. Да и к тому же это полумера. Главный и самый неприятный для нас сюрприз заключался в другом. Создавая теоретическую основу для проведения "глубоких операций", наши корифеи от военной науки почему-то решили, что проведение подобных операций доступно только им. Мысль о том, что противник тоже может проводить операции подобного рода, почему-то не пришла в их светлые головы. А ведь стоило над этим задуматься. Если глубина наступательной операции составляет (по их прикидкам) порядка 500 км, значит обороняющаяся сторона должна планировать оборонительные мероприятия на такую же глубину. Это не значило, что мы должны строить сплошную оборону на такую глубину. Просто мы должны продумать, каким способом мы сможем в короткий срок остановить прорвавшуюся ударную группировку противника. Следовало понять, какие технические средства нам понадобятся, в каком количестве, чтобы локализовать глубокие прорывы нашей линии фронта. А еще требовалось определить, кто этим займется? Каким образом, на пути танковой армии возникнет полноценный рубеж обороны, да еще в таком месте, где его отродясь не было?
  Ладно, допустим, что Резун "в главном прав" и стратегическая оборона не планировалась. Но ведь и при захвате Европы, можно внезапно получить вилы в бок. Примеры подобного у многих тогда были на памяти. Тот же М.Н. Тухачевский неоднократно их ловил от казалось бы разгромленного противника. Кто парирует такие удары? Получается, что в распоряжении Главного Командования, желательно заранее иметь необходимые силы и средства, достаточные для парирования ударов сильных группировок врага. Должна иметься в первую очередь техническая возможность по оперативному созданию на пути противника прочных рубежей обороны. Причем, эти резервные части и соединения должны уметь в очень короткие сроки создавать прочные рубежи обороны, насыщенные всеми средствами вооруженной борьбы. А еще они должны уметь стойко их оборонять до подхода основной массы резервов. А как это сделать?
  
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
Оценка: 3.14*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список