Russischer Angriff: другие произведения.

Арденны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спасение рядового Ганса

Aj
  
  

Арденны

  
  Последняя попытка Гитлера переломить ход войны, как правило очень кратко освещается нашими историками. Настолько кратко, что в голове остается только сообщение о том, что немцы внезапно ударили по войскам негро-саксов и они в панике побежали. После чего перетрусивший Черчилль умолял Сталина спасти крупнейших поставщиков мясных консервов от разгрома. Сталин выручил и союзники вновь оказались на коне.
  Это краткое изложение поп-версии нашего Агитпропа. На той стороне Атлантики тоже за словом в карман не лезли и озвучивали свою версию событий. По версии Эйзенхауэра, все коварные планы фюрера он разоблачал еще на стадии замысла, применяя для этого собственную гениальность и сверхсекретную "Ультра". А раз так, то подготовил заранее немцам ловушку, положив в нее вместо сыра огромные запасы топлива. Только так и никак иначе! Немцы влезли в ловушку и потерпели разгром. И он мог быть намного большим, если бы американцам не "гадила англичанка" в лице коварного Монтгомери. Насчет "англичанки" я не шучу. Грызня между "кузенами" в тот момент была знатной и в выражениях никто не стеснялся.
  А что немцы? А немцы по обе стороны Эльбы колебались вместе с линией партии и озвучивали то, что приятно было слышать победителям. Вину за постигшую их неудачу как всегда возложили на мертвых. Зато те кто писал мемуары, как всегда мудры и непогрешимы. А какой их личный вклад в происходящие события? Огромный! Они как всегда "предупреждали фюрера". Вот только фюрер их слушать не стал. Читая их сетования насчет проклятого фюрера, который их не желал слушать, я все время пытался понять: а был ли у них самих приемлемый план? Был! Как же без него? Что за немец, если он не курит план? А генералам сам бог велел. Но если вникнуть в суть их планов (написанных кстати после войны) то суть его можно выразить тремя словами: "Кац предлагает сдаться!" Не большевикам конечно, а расово правильным негро-саксам. Вот и вся их местечковая мудрость.
  В отличии от своих генералов, Гитлер никому сдаваться не собирался и постоянно стремился повернуть ход событий в свою пользу. Не раз и не два у него получалось сорвать планы своих противников и если он в итоге проиграл, то не потому что был идиотом, а потому, что воевал не с идиотами. Так или иначе, но умением видеть шансы для одержания победы он обладал. Более того, он умел за деревьями видеть сам лес. И потому многие его распоряжения, которые вначале вызывали недоумения у собственных генералов, частенько оказывались заготовками многообещающих планов. Именно это умение заглядывать в будущее и породило операцию "Вахта на Рейне". И первой ее заготовкой было удержание в своих руках ряда портов на побережье Франции.
  Зачем это было нужно?
  
  "Дело в том, что союзники отчаянно нуждались в портах. Их мощные, но весьма громоздкие дивизии требовали каждая в сутки до 570 тонн снабжения (в то время как немецким хватало 200 тонн). Порты Нормандии - Шербур, Гавр и прочие - были полностью разрушены в прошедших боях. А нужно было где-то разгружать транспорты со снабжением ! Спроектированные специально для "Дня Д" плавучие гавани "Малберри" позволяли снабжать армию лишь по минимуму. Эта проблема привела, в конце концов, к тому, что танки союзников встали без горючего в 100 км от границы Германии, как раз в тот момент, когда немецких войск на этой границе почти не было".
  
  (О.Ю. Красильников "Осада Ла-Рошели")
  
  В итоге, союзникам пришлось озаботиться захватом портов на западном побережье Франции. Захват этих портов поначалу не представлялся чем то трудным, немцы сами оттуда драпали. Всего то и забот, добраться до них раньше, чем немцы успеют их разрушить. Так казалось вначале. Но тут появился Гитлер и обгадил союзникам всю малину своим приказом удержать в своих руках эти порты любой ценой. Как немцы умеют драться, нам прекрасно известно. Результаты таковы:
  Французский Брест держался до 19 сентября 1944 года. Захват города нисколько не облегчил союзникам жизнь. В ходе ожесточенных сорокадневных боев они сами, своими руками разрушили брестский морской порт.
  Руайян - держался до 15 апреля 1945 года. От города и порта ничего не осталось. К тому же, американцы уничтожили половину населения этого города.
  Ла-Рошель - капитулировала 8 мая 1945 года.
  Дюнкерк - капитулировал 9 мая 1945 года
  Лориан - капитулировал 10 мая 1945 года
  Сент-Назер - капитулировал 11 мая 1945 года.
  Полностью англо-американцам кислород конечно не перекрыли. В их распоряжении еще были порты Южной Франции и Антверпен в Бельгии. Но дышать им все-таки было тяжело. Из-за проблем со снабжением, подготовка наступательных операций затягивалась, а те что проводились, масштабными не были. Кроме того немецкие гарнизоны отвлекали на себя немалые силы: порядка пяти американских и столько же французских дивизий были заняты осадой этих фестунгов. Да и авиацию с флотом приходилось отвлекать. В общем, плохим положение союзников не было, но значительно ухудшить им жизнь у немцев шанс был. Шанс этот назывался Антверпен. Его захват в случае удачного контрнаступления приносил немцам огромные выгоды. В первую очередь, этим они отрезали трехмиллионную группировку войск союзников от Англии, после чего ее снабжение всем необходимым становилось неразрешимой проблемой. Снабжать и пополнять через порты Южной Франции можно было не более чем полумиллионную группировку. Снабжение по воздуху - это не более трехсот тысяч человек. Остальные два с лишним миллиона при таком раскладе - кандидаты в военнопленные.
  Перспективы что ни говори заманчивые. С таким результатом можно совсем иначе говорить с негро-саксами. Упускать такую шикарную возможность Гитлер не стал и отдал соответствующие распоряжения.
  
  

Рабочий инструмент и ответственные исполнители

  
  Фюрер конечно был еще тем авантюристом, но в той ситуации, в которой пребывала Германия начиная с 1918 года, только на авантюризм и стоило надеяться. Впрочем, называть его замысел невыполнимым не стоит. За четыре с половиной года до этого, в тех же самых местах и не такое проходило. Опыт был. Проблемы были в другом. Первая из них: кого на это дело поставить? "Вахта на Рейне" - это стратегическая наступательная операция. Значит провести ее должен полководец, имевший опыт успешного проведения таких операций. "Увы мне фюреру Адольфу Алоизовичу!" Таких полководцев в Германии просто не было. Даже образцово-показательный "Гельб" без своевременного вмешательства рейхсканцлера мог окончиться провалом. А про то, что было после, лучше не вспоминать. Все затеянные стратегические наступательные операции заканчивались провалами, слегка усиленные разгромами. Всех, кто командовал группами армий, рано или поздно приходилось снимать с занимаемой должности и отправлять в отставку. Ну а после неудачного путча летом 1944 года, стало еще хуже. Высшее командование Вермахта в массе свое вышло из доверия и приходилось поступать по принципу: "Нам не нужны умные, нам нужны верные". С последним тоже было не очень хорошо и потому во главе командования "Запад" поставили просто честного: фельдмаршала фон Рунштедта. На его счету были успешные наступательные операции. Правда было все это давно и на волне общего успеха. В кризисной ситуации показал себя неважно. Первый раз его войска потерпели поражение в конце ноября 1941 года под Ростовом и больше побед на его счету не было. Ну а второй раз он потерпел поражение от наших союзников в Нормандии. Не лучшая кандидатура на пост главкома, но видимо больше назначить было в тот момент просто некого.
  Ударной группировкой немецких войск (Группой Армий "В") командовал генерал-фельдмаршал Модель. Удачным я это назначение тоже не считаю. Модель неплохо себя показал в кризисных ситуациях. Останавливать наступление он умел. Но вести ударную группировку в наступление он был не в состоянии. Что Курская дуга и показала. "Лев обороны" во главе наступления? Но опять-таки, иных подходящих в тот момент кандидатур у фюрера не было.
  В состав ударной группы входили одна общевойсковая и две танковых армии. А кто командовал танковыми армиями? 5-й танковой армией командовал Хассо Мантойфель, опытный танковый генерал, но ничем крупнее дивизии до этого не командовал. 6-й танковой армией СС командовал Зепп Дитрих. Этот из числа храбрых и верных, но в военном деле не очень грамотных людей. А где же всякого рода Гудерианы? Почему их не ставят командовать? А с ними беда. Они давно вышли из доверия. В 1941 году Вермахт имел целых четыре танковые армии. И где они? В декабре 1941 года их мягко говоря пролюбили. А кто пролюбил? Да прежние танковые "гении"! К концу 1941 года Вермахт вообще их лишился. При этом командующего 4-й ТА Гёпнера пришлось выгонять в отставку как труса, а в 1944 году вешать как изменника. Одновременно пришлось отстранять от должности Гудериана, за паникерство. И до самого конца войны его к войскам на пушечный выстрел не подпускали. В 1942 году пришлось разбираться с Клейстом. Что он там натворил, я не знаю, но отстранили его от должности в разгар удачного наступления. Это вообще-то показатель. Дольше всех продержался Гот. Но и его в итоге пришлось гнать поганой метлой. После всех этих чудачеств, танковых армий на Восточном фронте больше не было. А то, что ими называлось, было обычными общевойсковыми армиями¸ а не подвижными соединениями. И вот на Западном фронте наконец-то появились настоящие танковые армии, а не туфта с "танковым" названием. Но командовать ими ставят не очень подходящих генералов. А что делать? Другие еще хуже. Так что неудачный подбор ответственных исполнителей заранее создавал предпосылку для возможного провала наступления.
  Теперь посмотрим на то, что собой представлял рабочий инструмент очередного "блицкрига". А выбрали немцы все самое лучшее, все самое новенькое, что только у них имелось на вооружении. На первый взгляд все было чудесно. В обеих танковых армиях числилось десять танковых дивизий. И вооружены эти дивизии вовсе не старьем. Все новые системы бронетехники собрали сюда. Тут и "Королевские Тигры" и просто "Тигры" , и "Пантеры" вместе с хоть уже не новейшими но хорошо зарекомендовавшими себя "четверками". Хватало и штурмовых орудий новейших марок... В общем, бронехлама нет. Но вот тут-то и притаилась засада. Чтобы понять это, достаточно было заглянуть в совсем не секретные для немцев труды нашего военного теоретика Триандофилова В.К.
  
  "...танк должен участвовать не только в сравнительно скоротечной атаке, при сопровождении пехоты в бою, но и во всех фазах преследования, вне поля сражения".
  
  "Преследование вне поля сражения" - важный элемент "глубокой операции". Именно на этой стадии операции противник платит наступающему по всем счетам. Тут и наши танки на их аэродромном поле, и трофейные склады ГСМ (так нужные в тот момент немцам) и веселый фейерверк от взорванных складов с боеприпасами, и длинные колонны пленных и взятые в плен вражеские связистки, увеселяющие твоих солдат. Чтобы все это у тебя было, нужны особые танки. Когда то они были, но теперь их нет. Танки с высокой оперативной подвижностью.
  Разве трудно уяснить, что для успешного проведения "Глубокой операции" требуются два разных инструмента? Быстрый взлом обороны на всю тактическую глубину осуществляет ударная армия, которой никак не избежать ведения полноценного общевойскового боя. Соответственно она должна обладать огромными ударными возможностями, которые обеспечиваются насыщением ее боевых порядков тяжелым вооружением. Как только ударная армия выполнила поставленную задачу, в образовавшийся прорыв немедленно вводятся подвижные соединения: второй инструмент "Глубокой операции". Так говорил Триандофилов. Но как известно, "гусары газет не читают", поэтому был применен принцип "два в одном" - ударным по сути своей армиям, помимо взлома обороны поручили преследование противника. Видимо немцы Тухачевского на сон грядущий начитались. Ага! У русских решили поучиться на старости лет. Правда, почему-то приняли за русского порубежного шляхтича из Смоленщины.
  Для тех, кто не совсем понял в чем дело, поясняю: имеющаяся в распоряжении З. Дитриха и Х. Мантойфеля бронетехника годилась для взлома вражеской обороны. Но из-за низкой оперативной подвижности она не годилась для рейда по тылам противника. Для последнего нужна более легкая бронетехника. В качестве примера можно привести проведенную чуть позже советскими войсками Висло-Одерскую операцию. Операция эта носила стремительный характер - на протяжении 20 суток советские войска продвигались на расстояние от 20 до 30 км в день. За это время они преодолели 7 укреплённых рубежей противника и 2 крупные водные преграды. Главными виновниками успеха были не громоздкие дивизии вооруженные чем-то вроде ИС-2 и даже не танковые армии как таковые. Половина успеха зависела от небольших по численности рейдовых групп, чьим командирам поставили четкую задачу: тот, чья группа достигнет среднего темпа наступления 60 километров в день, станет Героем Советского Союза. Действия этих групп и привели к тому, что наши войска избежали затяжных боев на этих самых семи оборонительных рубежах. Противник просто вынужден был их бросать, как только получал доклад, что в тылу у него появились русские танки. Если бы мы сделали ставку на хорошо бронированные монстры, не видали бы не то что Берлина, до Одера бы не дошли.
  Теперь еще об одном инструменте блицкрига - об авиации. На этот раз решили обойтись без нее. Причина простая: надежда на то, что действия наземных войск от ударов вражеской авиации прикроют "орлы Геринга" не было никакой. Поэтому воздушное прикрытие должна была осуществлять плохая погода. Хорошо это или плохо? По мне так не очень. Погода конечно прикроет, но ведь это еще не все, в чем нуждаются наземные войска. А кто будет осуществлять огневое воздействие по подходящим к фронту резервам противника? Ведь в этом случае погода прикрывает от ударов с неба и их войска. Лучше про это не спрашивать. Правда, не сказать что "Толстый Герман" бездельничал. На случай если распогодится, он готовил операцию "Боденплятте". К чему это привело, рассмотрим позже.
  Что выходит в итоге? А выходит, что мы имеем прекрасный замысел, исполнить который поручили негодным исполнителям и неподходящим для этого инструментом. Тем не менее, отказаться от проведения этой операции и засесть в глухую оборону немцы не могли себе позволить. Превосходя немцев в людях и материально-технических ресурсах, союзники просто выбомбили бы сидящие в обороне войска. А так, устроив негро-саксам масштабный разгром, можно было рассчитывать на почетный мир. Вот поэтому немцы и решились на эту авантюру.
  
  

"Я все знал заранее!"

  
  А что негро-саксы? А по их словам у них все было бодренько. Во всяком случае, Эйзенхауэр в этом клянется:
  
  "...мы не ошибались ни относительно места его нанесения, ни относительно неизбежности такого шага со стороны противника. Более того, что касается общего реагирования на эти действия противника, то в данном случае у Брэдли и у меня имелся давно согласованный план ответных действий".
  
  С помощью "Ультры" и воздушной разведки они все увидели и услышали и приготовили отличный план: заманить немцев в засаду да как ударить по ним! Это он так в мемуарах писал. Ну не сознаваться же ему что в тот момент он был идиотом и предателем! Почему идиотом и предателем? Во-первых, если он все знал, то почему не доложил союзнику?
  
  Войска участвовавшие в Арденнском сражении:
  
  21-я группа армий (Б. Монтгомери) - располагалась в Арденнах(Бельгия)
  1-я американская армия (К. Ходжес) - временно подчинялась 21-й группе армий
  30-й британский корпус (Б. Хоррокс) из 2-й британской армии (М. Демпси)
  12-я группа армий (О. Брэдли) - располагалась в Арденнах(Бельгия и Люксембург)
  и частично в Лотарингии
  3-я американская армия (Дж. Паттон)
  
  В этот момент все эти войска подчинялись Монтгомери и следовательно Эйзенхауэр обязан был предупредить в первую очередь его. Предупредил?
  Вечером английский фельдмаршал Монтгомери категорически заявил, что немцы "не могут организовать крупную наступательную операцию", и даже спросил командующего объединенными силами союзников, американского генерала Эйзенхауэра, есть ли у него возражения, если на следующей неделе он съездит в Англию.
  Допустим "лайми" все на свете прозевали, но ведь на пути немцев стоят не они, а свои же американские войска!
  
   Лишь четыре дивизии 1-й армии, входившие в 8-й корпус, занимали оборону на 115-километровом участке фронта в Арденнах. Одна из них только что прибыла из США, две дивизии были укомплектованы не полностью.
  
  Получается совсем некрасиво: подставляют зачем-то Монтгомери, в зоне ответственности которого был этот "фронт-призрак" и заодно свои же собственные войска. Это ли не предательство? Но бог с ним с предательством, так они еще себя и тупицами выставили. В чем тупость? А вот в чем: одной из задач авиации является нанесение ударов по резервам противника. Эйзенхауэр уверяет, что авиаразведка видела выдвижение немецких резервов к фронту. Так в чем проблема? Во время Нормандской операции, негро-саксонская авиация неплохо отбомбилась по идущим к фронту немецким дивизиям и тем самым сорвала готовящиеся контрудары. Что мешает поступить таким же образом? А уж места сосредоточения пробомбить сам Яхве велел. То есть, была шикарнейшая возможность прославиться менее кровавым для своих войск способом. Но вместо этого "слабый центр - сильные фланги". Вот только врет все этот сивый мерин! Если американская разведка что и докладывала ему, то он этого или не слышал, или не придал этому никакого значения. И этот самый "слабый центр - сильные фланги" возникли по иной причине. Причины, по которым оборона арденнского участка оказалась непрочной, прекрасно объяснил Черчилль:
  
  "Решение союзников нанести сильный удар из Ахена в северном направлении, а также через Эльзас - в южном очень существенно ослабило наш центр".
  
  Вот так! Сами готовили наступление северней и южней Арденн, потому и согнали туда все войска. Вот откуда растут ноги у сильных флангов. О том, что американцы не имели понятия о намерениях противника говорит и их поведение накануне сражения и в ходе его. В штабах и войсках союзников даже не подозревали о готовившемся противником контрнаступлении.
  
   "75 тысяч американских солдат на фронте от Эхтернаха до Моншау ,в ночь на 16 декабря легли спать, как обычно... В этот вечер ни один из американских командующих не предполагал всерьез о крупном немецком наступлении".
  
  (Дик Толэнд, американский историк)
  
  Застигнутые врасплох американские войска пришли в полное замешательство и не смогли в первые дни оказать серьезного сопротивления. Началось беспорядочное отступление, превратившееся на ряде участков в паническое бегство.
  
  "...немецкие войска прорвали нашу линию обороны на фронте в пятьдесят миль и хлынули в этот прорыв, как вода во взорванную плотину. А от них по всем дорогам, ведущим на запад, бежали сломя голову американцы".
  
  (Американский журналист Р. Ингерсолл)
  
  В течение нескольких часов высшие штабы не имели представления о происходивших событиях на арденнском участке фронта. В 9 часов 15 минут- более чем через четыре часа после перехода противника в контрнаступление - офицер оперативного отдела штаба 12-й группы армий докладывал, что на участке 8-го корпуса, где немецкие войска предприняли удар, никаких изменений не произошло. Лишь к исходу дня союзное командование, разобравшись в обстановке, двинуло к участку прорыва дополнительные силы.
  Вообще то немцы знали где нужно было наносить удар. Будь в том месте вместо американцев англичане, картина могла быть иной. Атаку англичан остановить несложно, но выбить их с занимаемой позиции - та еще проблема. Без приказа они отходить не станут. Цепляться зубами за каждый метр занятой территории они умеют. В отличии от них, у американцев все не так. В армии США есть необычный вид потерь - "переутомление в бою". К этой категории относят в первую очередь тех, кто оказался в плену. Так, при высадке в Нормандии в июне 1944 года количество "переутомленных в бою" составило около 20% от общего числа выбывших из боя. В целом, по итогам Второй мировой войны по причине "переутомления" потери США составили 929 307 человек.
  В этот раз срочно "переутомилось" восемь тысяч человек в течении первого дня, а всего таких было 23 тысячи человек. И это только те, кто не имел сил бежать, а потому попали в плен. А были и такие "переутомившиеся" которых отловили аж в Париже. Но вообще, внезапность действует на американцев хуже, чем на кого либо. Доходило до анекдота. Еще 20 декабря полмиллиона американцев по всем Арденнам допрашивали друг друга на одиноких дорогах, в сосновых лесах и в покинутых деревнях. Ни пароли, ни солдатские книжки не принимались во внимание. Американцем считался только тот, кто мог без запинки назвать столицу штата Пенсильвания и сколько голов забил "король" бейсбола Бэйб Рут. Кстати не всякий американский штабной офицер, родившийся и проживший всю жизнь в Штатах мог правильно ответить на такие каверзные вопросы. Откуда выпускнику Вест-Пойнта или Массачусетса знать о том что знает простонародье? А раз так, то "проклятого джери" в соответствии со старой демократической традицией подвергали "суду Линча". Вот так повели себя американские войска, испытавшие шок от внезапного удара. Поэтому сказочки дедушки Айка о его коварных планах не стоит принимать всерьез.
  
  

Крушение планов

  
  Спустя три месяца после этих событий, Геббельс будет характеризовать врагов Рейха такими словами: "Англо-американцы оказались исключительно бесплодными и негибкими в достижении своих военных целей. Они ничего не смыслят ни в военной психологии, ни в военном управлении". Отчасти он был прав, особенно насчет отсутствия гибкости, но и немцы показали себя не очень хорошо. Я имею в виду высшее военное руководство.
  Операция в Арденнах началась для немцев просто замечательно. Американцы не просто прозевали этот удар, а глупо прозевали. Дело в том, что один раз, весной 1940 года, немцы уже использовали Арденны в качестве исходного рубежа для наступления. И тогда, в 1940 году у командования Антанты была возможность похоронить немецкий замысел в самом зародыше. Просто нанести массированный авиаудар по немецким колоннам. Пропускная способность местных дорог недостаточная и потому выбираться из "пробки" немцы могли очень долго. Но не подумали про это. В этот раз авиации мешала плохая погода, но только в момент начала наступления. Зная особую любовь немцам к этой местности, был смысл организовать пристальное наблюдение за ней с последующими бомбежками мест сосредоточения. До начала немецкого наступления погода вполне это позволяла сделать. Но не догадались! И немцы этим воспользовались. Первый день для американских войск был днем настоящего кошмара. Впервые за все время, что они провели на войне, огонь артиллерии мешал с землей не противника, а их самих. А такой привычной авиационной поддержки в этот день не было. Вот вам и причина страшного шока: война какая-то неправильная. Почему не мы их, а они нас безнаказанно расстреливают? Удерживать рубежи с таким настроением не получится ни у кого. Вот и у американцев 16 декабря 1944 года стало "не их днем". К тому же, особо сильных укреплений у них не было. Это кстати один из не изжитых до сих пор недостатков американских войск: твердая уверенность личного состава в том, что строить и совершенствовать полевую оборону должны специально обученные люди, а не человек с ружьем. И если командование не догадалось подвезти дрессированных ниггеров, то полевая оборона будет построена кое-как. Так что наплевательское отношение личного состава американских войск, сильно облегчило немцам задачу. Оборонительная полоса американских войск - это не советские полосы обороны под Курском. Поэтому в первый же день немцы продвинулись на 10 километров. А дальше начались сущие чудеса. Сильного сопротивления впереди нет, фронт противника может в любой момент рухнуть. Как мы уже знаем, половина миллиона солдат противника деморализовано и готовы в любой момент переутомиться. Казалось бы: дави на газ и рвись на Маас. Там в районе Льежа и Намюра заправляй технику трофейным бензином и наступай дальше! 6 ТА СС на Антверпен, 5 ТА на Брюссель, а Седьмая полевая обеспечивает фланги да производит зачистку местности. А не выходит! Почему? Прежде всего потому, что немецкие войска протискиваются через иголье ушко Арденн между двумя мощными группировками негро-саксов. Дорог не очень много, да к тому же они обледенели. Двум танковым армиям тут явно тесно и потому развернуться как следует для боя ни одна из них не может. Войска вводятся в бой частями и если их первые эшелоны вступили в бой и добились первых успехов, то вторые эшелоны застряли на горных перевалах. А ведь есть еще так нужные войскам тылы, которым тем более не пройти из-за "пробок". Стоит ли говорить о том, что в горно-лесистой местности оборудовать срочно колонные пути не получится. Все это сильно замедляет наступление. Из-за несвоевременной подачи того же топлива и боеприпасов, порою невозможно идти вперед, даже когда сопротивления противника нет. Вот и первый вывод: одна танковая армия тут явно лишняя. Все-равно все танки одновременно задействовать не выйдет. Их и не задействуют.
  Редкий на войне случай, когда у обеих сторон войск до дури, а задействовать их все разом невозможно. Поэтому немцы при отсутствии серьезного сопротивления с трудом проходят за день 8-9 км. Это уже катастрофа. В 1941 году, генерал Гальдер писал в своем дневнике о том, что при темпе наступления ниже чем 10-12 км в сутки, про блицкриг можно забыть. Немцам бы сейчас не громоздкие дивизии через перевалы гнать, а по примеру РККА пустить в дело легкие подвижные группы. И бриллианты на Рыцарский Крест обещать тому, кто будет выдерживать среднесуточный темп продвижения 60 км в сутки. Вот только с рейдовой бронетехникой проблемы. Ее нет совсем. Ни своей, ни трофейной. И о кавалерии заранее не подумали. Она вся на Восточном фронте в обороне сидит. Отсюда и проблемы все.
  Но не позавидуем и Эйзенхауэру. У него положение не легче. Войск под рукой хватает, а воевать некому. И английские союзники не спешат на выручку. Американская проблема первых дней - наличие надежных войск. Рассматривался даже вопрос срочной переброски войск из Италии, а также отправке во Францию 100 тыс. морских пехотинцев из зоны Панамского канала. И все это прямо под Арденны. Впрочем, нашелся и более реальный вариант. И коль любимая господом богом пехота навалила в штаны, значит положение должна спасти десантура. Правда ее очень мало и тельники она не носит, но стойко оборонять доверенный рубеж умеет. А раз так, то какая проблема? С 17 декабря из-под Реймса в Арденны был переброшен находившийся в резерве 18-й американский воздушно-десантный корпус (генерал Риджуэй) в составе 82-й и 101-й парашютно-десантных дивизий, которые перед этим участвовали в тяжелых боях в Голландии. 101-я парашютно-десантная дивизия была направлена на оборону города Бастонь, против 5 ТА. Ну а 82-я была направлена против 6 ТА СС. И это все, что мог сделать Эйзенхауэр. Что делать дальше он не знал и до 19 декабря никаких серьезных решений принять не смог. То есть, первые три дня битвы верховное командование фактически не управляло войсками. Казалось бы, успех немцам обеспечен. Но не тут то было. И у противника не все голову потеряли, и у немцев не у всех была голова на месте. Первым споткнулся командующий 6 ТА СС Зепп Дитрих. Имея ближайшей задачей захват к исходу вторых суток наступления переправ через Маас, он споткнулся у бельгийского городка Сен-Вит. Пять дней американская 7-я танковая дивизия была костью в горле у эсэсовцев, удерживая важный перекресток дорог. Благодаря стойкости американских танкистов, 82 дивизия ВДВ была избавлена от участи стоять на пути всей танковой армии. Зепп Дитрих был неплохим солдатом, но как полководец он ничего не стоил. Уже 18 декабря стало ясно, что наступление на Антверпен им благополучно провалено. Поэтому, вместо выполнения самостоятельной задачи, ему поручили просто обеспечивать своими действиями правый фланг наступления 5 ТА. Хассо Мантейфель наступал более успешно, пока не дошел до Бастони - городка, который был местом пересечения аж семи дорог. Там его войска и повстречались со 101 дивизией ВДВ. Войска под командованием бригадного генерала Энтони Маколифа были полностью окружены. Но это никак не сказалось на их боевом духе. На предложение немецкого парламентера капитулировать Маколиф небрежно ответил: "Натс". (Американское жаргонное слово, означающее: "Вы чокнулись?") Обойти Бастонь и продолжить наступление 5 ТА смогла, но это уже было наступление малочисленных отрядов. А второй эшелон и тылы наступающих немецких войск еще продолжали протискиваться через арденнские теснины.
  19 декабря 1944 года, командование союзников устроило совещание в Вердене. Главный вопрос совещания был один: что делать дальше? Так как Эйзенхауэр ничего толкового не предложил, то командование АМЕРИКАНСКИМИ войсками взял на себя более опытный БРИТАНСКИЙ генерал Монтгомери. Как истинный британец, он естественно стремился загрести жар чужими руками. Из имевшихся в его распоряжении британских войск, он решил задействовать только 30-й армейский корпус. Задачей корпуса было защита переправ через Маас на подступах к Намюру. Но всю прочую необходимую работу, он заставил выполнить американцев. Эйзенхауэр при этом был при нем в роли передаста. Удивляться этому не стоит. Таков суровый британский стиль: негры вкалывают, белый человек следит за порядком. Вот потому генерал-майор Хобард Гей и жаловался, что "лайми" их "поимели как грязных ниггеров". С этого момента начало осуществляться твердое управление американскими войсками. К исходу 20 декабря, с царящим у янки бардаком было покончено. Начиналась серьезная война.
  Так как немцы продолжали наступать, образуя вытянутую "кишку", то было принято решение ее срезать с помощью контрударов по флангам наступающей группировки. С этой целью, начали перебрасываться резервы с северной и южной части Западного фронта. Кроме общей задачи всем войскам, армии генерала Паттона была поставлена частная задача: деблокировать окруженную в Бастони 101 дивизию ВДВ. Выполнить эту задачу было не так-то уж и просто. Причина та же самая что и у немцев - гололед на дорогах. В период с 19 по 24 декабря войска Третьей американской армии были переброшены из Лотарингии на север. По словам генерала Брэдли, свыше 133 тыс. грузовиков и танков круглосуточно двигались по обледенелым дорогам. 21 декабря, не дожидаясь полного сосредоточения сил, генерал Паттон нанес своими войсками контрудар по направлению к Бастони. Ничего из этого путного не вышло. Без поддержки ВВС американцы в отличии от немцев наступать не умеют. Так и бодались без особых успехов до 23 декабря. Тем временем немцы продолжали движение вперед. Вернее, двигалась уже не вся группировка, а только 5 ТА. От 6 ТА СС и от Седьмой полевой армии толку уже не было. К этому времени и вторые эшелоны и тылы наконец то догнали первые эшелоны наступающих войск, но толку и от них не было. Причина банальная: стало не хватать топлива для техники. Немцы оказались в сложном положении. Противник начал приходить в себя и сопротивление негро-саксонских войск усиливалось день ото дня. А к тому же замаячила перспектива, что ударами с севера и с юга американцы срежут выступ под основание и обе танковые армии попадут в "котел". Как поступить в этой ситуации? Немецкие генералы предлагали начать немедленно отводить войска из образовавшегося выступа. Вот только осуществить это было в тот момент невозможно. На обратный марш требовалось в лучшем случае пять суток. Это если не помешает авиация противника. К тому же, для скорейшего отступления не хватало топлива. Войска можно было выводить только постепенно, частями, подвозя потихоньку топливо. Все это время придется вести оборонительные бои. Сделав необходимые расчеты, в ставке Гитлера получили результат: вывод войск займет месяц времени. А ведь опомнившийся противник тем временем, ударив севернее и южнее Арденн может ворваться в Германию. Оценив обстановку, Гитлер принимает решение: наступление продолжить. Это не простое упрямство. Просто прорвавшись к Намюру, можно было обеспечить себя трофейным топливом и повернуть наконец-то ситуацию в свою пользу. И 5 ТА продолжила наступление. Вот только 23 февраля 1944 года погода улучшилась и в небе появилась авиация противника. Это стало началом конца. Теперь немецкие боевые и походные порядки подвергались ударам с воздуха. Тем не менее немцы медленно и печально двигались вперед. Деваться им особо было некуда. Тут было или пан или пропал. В реальности у них вышел второй вариант. Из всех имеющихся в наличии танковых соединений, наступать могла только 2 танковая дивизия. На подступах к переправам через Маас, она столкнулась с британской 11-й танковой и американской 2-й танковой дивизиями. Произошел бой, в результате которого немцы с обсохшими топливными баками были остановлены и окружены. Произошло это накануне 26 декабря. До победы им оставалось пройти всего 6 км. Не смогли! Примерно в это же время Паттон наконец то деблокировал 101 дивизию ВДВ в Бастони. Теперь вытянутая на запад "кишка" простреливалась американской артиллерией с двух сторон.
  
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  
  

Выход из ловушки

  
  Деблокировав Бастонь, 3-я американская армия перерезала линии снабжения левого фланга немецких войск к югу от Бастони. Над 5-й немецкой танковой армией нависла угроза окружения. У нее для отступления оставался только "коридор" шириной в 40 километров к северу от Бастони, который простреливался с обеих сторон огнем американских 155-мм гаубиц (с дальностью стрельбы до 24 км). С севера Арденнский выступ атаковала мобильная группировка 1-й американской армии, поставив немцев под угрозу окружения. Хорошая, ясная погода позволила американской авиации регулярно совершать массированные налеты на остановившиеся немецкие войска и линии их снабжения.
  Перед немцами в полный рост встала перспектива получить новый Сталинград. 26 декабря 1944 года, внутри выступа оказалось 8 танковых и 16 пехотных дивизий, 1 танковая и 1 пехотная бригады. В составе этой группировки имелось: 437 тысяч человек личного состава, 389 танков, 571 САУ разного назначения, 1395 БТР и машин на их базе, 3947 орудий. Встал вопрос: что делать дальше? Большинство генералов в Ставке Гитлера склонялись к тому, что войска из выступа нужно выводить. И причем очень срочно. При этом чтобы вывести войска, требовалось не меньше месяца времени и постоянное снабжение их топливом и боеприпасами. И требуется топлива и боеприпасов не меньше, чем на наступательную операцию. По своему генералы были правы, так как смотрели они не только на сам выступ. Слева и справа от выступа по-прежнему находились мощные группировки противника, готовые в любой момент перейти в наступление. Контрнаступление в Арденнах заставило командование негро-саксов раздергать резервы. Но не все. За побитые фюрером горшки расплачивались в основном американцы, но канадские и британские войска остались на месте. Кроме того, не была задействована стоящая в резерве 15 американская армия. В Эльзасе и Лотарингии по-прежнему были в целости и сохранности 7-я американская и 1-я французская армии. Все эти силы, по первоначальному плану должны были перейти в наступление аккурат 26 декабря 1944 года. Причем конечной целью этого наступления должен был стать Берлин. Гитлер своим наступлением нарушил эти планы, но полностью угрозу наступления не устранил. И чтобы отразить этот удар, немцам нужны были резервы. Получить что-либо с Восточного фронта было невозможно. Единственная возможность получить резервы - вывод войск с Арденнского выступа. Вот только быстро это не сделать.
  Гитлер понимал эти вещи не хуже генералов. А еще он понимал, что может не успеть выполнить то, что ему советуют. В отличии от своего окружения он не пал духом и продолжал поиск приемлемых вариантов. Фюрер по-прежнему был уверен в победе и на Рождество удивил близких, выпив стакан вина. "Мне надо перебросить в Арденны три свежие дивизии и по крайней мере 25 тысяч пополнения", - объявил фюрер. "Раз противника не удалось стереть одним мощным ударом, как было запланировано, операцию еще можно превратить в успешную битву на истощение. И это принесет Германии важную политическую победу".
  Правда, поняв, что причиной неудачи является вовсе не недостаток войск, он отказался от задуманной им переброски резервов. Вместо этого он принял решение приступить к третьей части операции - удару в Эльзасе. Вообще то этот удар готовился давно. Просто осуществить его планировалось на волне успеха Группа Армий "В". Но теперь цель этого наступления должна быть иной. Предполагалось, что успешное наступление Группы Армий "Г" заставит негро-саксов перебросить имеющиеся у них резервы в Эльзас и там они будут связаны. Тем временем, войска Моделя будут пополнены боеприпасами и топливом и продолжат наступление к морю. Вот только уже никто кроме фюрера не верил в осуществимость этого плана. Очередное, какое уже по счету "Кац предлагает сдаться" - слышалось со всех сторон.
  Между фюрером и назначенным им преемником произошла бурная ссора. Геринг заявил, что война проиграна и надо добиваться перемирия. С этой целью он предложил вступить в контакт с племянником шведского короля графом Бернадоттом, который, возможно, согласится выступить посредником. Реакция Гитлера была бурной. Он обвинил Геринга в трусости и предательстве и заявил, что запрещает ему делать какие-либо шаги в этом направлении. "Если вы нарушите мой приказ, я вас расстреляю", - пригрозил взбешенный фюрер. Удрученный рейхсмаршал рассказал об этом жене. "Это окончательный разрыв, - мрачно заметил Геринг. - Мне нет больше смысла ходить на ежедневные совещания. Он больше не верит мне".
  Фельдмаршал Рундштедт имел неосторожность посоветовать Гитлеру отменить операцию и отступить, пока противник не перешел в контрнаступление. Фюрер вспылил: "Как только начнется операция в Эльзасе, наступление в Арденнах возобновится", - заявил он.
  
   "Военные качества - это не упражнения на ящике с песком", - говорил Гитлер на следующий день генеральному инспектору бронетанковых войск генералу Томале, - "В конечном счете они проявляются в умении держаться, в упорстве и решимости. Это решающий фактор в любой победе. Гениальность - абстрактное понятие, если она не основана на настойчивости и фанатичной решимости. Это самое главное в человеке". Мировую историю, продолжал он, может делать только одержимый человек. "Никто не живет вечно. Вопрос в том, кто дольше продержится. Тот, кто ставит на кон все, должен продержаться дольше. Если Америка уступит, ничего с ней не случится. Нью-Йорк останется Нью-Йорком. Но если мы сегодня скажем: все, с нас хватит, Германия прекратит существование".
  
  Сосредоточение немецких войск южнее Арденн было проведено настолько скрытно, что противник даже не послал в этот район разведывательные самолеты. В полночь 1 января немецкие войска вновь перешли в наступление - на этот раз в Эльзасе в районе Страсбурга. На позиции 7-й американской армии, стоявшей у границ Северного Эльзаса, обрушились восемь немецких дивизий. На севере, в Арденнах, оборонительные линии союзников накрыл огненный вал.
  Утром 1 января 1945 в рамках операции "Боденплятте" около 1000 немецких самолётов нанесли внезапный удар (в налете участвовали и новые реактивные истребители Messerschmitt Me.262) по аэродромам во Франции, Бельгии и Голландии. В результате чего было уничтожено 305 и повреждено 190 самолётов союзников, значительно повреждены были взлетно-посадочные полосы и материально-техническая часть аэродромов. Но и для люфтваффе итог операции был крайне тяжёлым, от действий авиации и зенитных расчетов союзников было потеряно 292 самолёта, при этом погибло 143 лётчика, ещё 70 пилотов попали в плен.
  На этот раз командование союзников не терялось и реагировало правильно. В итоге, вклинившиеся вглубь американских боевых порядков на 25 километров немецкие войска, были остановлены. Последний шанс на победное окончание наступления был утерян.
  Стоит обратить внимание на поведение Эйзенхауэра. Еще 21 декабря, он метался и требовал, чтобы Монтгомери срочно звонил "дядюшке Джо". Чтобы "дядюшка Джо" прилетел и всех, всех, всех спас. Зато 1 января 1945 года, он рвался в бой и требовал начать наступление. Чем там лечил его британец, ударной дозой виски или волшебными трендюлями, науке неизвестно. Однако, сам Монтгомери отказывался атаковать вплоть до 3 января, ссылаясь на риски наступательной операции (не имея достаточной подготовки пехоты в условиях пурги на сложном рельефе местности).
  А немцы тем временем не сидели сложа руки. После неудачи в Эльзасе, Гитлер отказался от первоначальных замыслов и отдал приказ Моделю на вывод войск с Арденского выступа. Вывод так вывод! И если кому это и стоило поручать, то именно Моделю. Не раз и не два ему приходилось благополучно выводить свои войска и не из такого положения. Дело это было хорошо ему знакомо. Медленно отступая, отражая атаки негро-саксонских войск, немцы начали покидать Арденнский выступ.
  
  

Взгляд Черчилля

  
  Ходит в нашей стране легенда о том, что мы спасли негро-саксов от разгрома при Арденнах. Вообще то Эйзенхауэр действительно порывался упасть в ноги "дядюшке Джо". Но это было 21 декабря, когда еще ничего не было ясно. А Черчилль зачем это сделал? Да еще тогда, когда немцы отступали?
  В отличии от пропагандистов, Черчилль хорошо знал, что такое война. Кавалерийский офицер, военный корреспондент, комбат в окопах Первой Мировой, Первый лорд Адмиралтейства (причем уважаемый военными моряками) и инициатор создания танковых войск. Вторая Мировая была не первой для него войной и потому неграмотной штафиркой он не был. Прибыв лично на Арденнский выступ и поговорив с офицерами штаба Монтгомери, он четко понял две вещи:
  
  - разгромить немцев на выступе быстро не получится.
  - успешный отход немцев ставит под вопрос успех всеобщего наступления на Западном фронте.
  
  "4-го числа немцы надрали одно место 17-й воздушно-десантной, потерявшей, по донесениям, в ходе атаки в одном из батальонов до сорока процентов личного состава. Кто бы и когда бы ни сообщал о таких потерях, ясно, что он ничего не смыслит в военном деле. Даже доклады о десятипроцентных потерях на поверку редко подтверждаются, сведения могут оказаться верными, только если войска обратились в бегство или побросали оружие. Я нашел Майли, командира 17-й воздушно-десантной, в Бастони. Пока я находился там, канонада шла с обеих сторон, вражеские снаряды взрывались в воздухе, изрыгали огонь жерла наших пушек, и в сгущающейся над покрытыми снегом полями темноте всё это казалось прекрасным, хотя, правда, не слишком ободряющим. 4 января 1945 г. я сделал в дневнике одну важную пометку перед датой - заявление, которого никогда прежде не делал, написав: "Мы всё ещё имеем шанс проиграть эту войну"...".
  
  ( командующий 3-й американской армией США Джордж Смит Паттон)
  
  Уж если не склонная впадать в панику десантура драпает от ОТСТУПАЮЩИХ немцев, то что говорить об остальных войсках? Так что до победы было еще далеко. В нее и командарм не очень то и верит.
  То, что Модель успешно выводит войска из ловушки, постепенно дошло до всех. Понял это и Черчилль. При этом, невзирая на превосходство в воздухе, негро-саксы несут даже большие потери чем немцы. Понимает Черчилль и то, что нового Сталинграда не выйдет. Кишка тонка. А теперь представьте себе, что после успешного вывода немецких войск из "кишки", в резерве у Рундштедта окажутся две танковые армии. Любой прорыв немецкого фронта, он парирует контрударом из глубины мощными танковыми соединениями. Как умеют негро-саксы отражать внезапный удар танковых армий, весь мир уже видел. Скажем прямо - на равнине не отразят. И за неделю этому не научишься. Нужно иметь войска, которые сумеют это сделать и при этом не будут разгромлены. Такие войска имеются, но их на Западный фронт не перебросишь. Это войска Красной Армии. Но они не станут воевать за своих союзников. Если их не заставить. Заставить Черчилль не мог. Но кто сказал, что он будет что-то требовать у Сталина? На Иосифа Виссарионовича где сядешь, там и слезешь. Но вот если притвориться бедным и несчастным? Как говорят сами русские: "Наша хитрость в рогоже, да в глупой роже, а ничего - тоже гоже!"
  Вот отсюда и пошли знаменитые письма Уинни Черчилля на деревню Сталину. То бодрясь, то прибедняясь, старый лис намекает на то, что пора бы русским выйти из окопов. В итоге он вымолил желаемое. Сталин пообещал: "Как только, так сразу!" Особой пользы просьбы Черчилля не принесли. Вопреки уверениям Агитпропа, Сталин все прекрасно понял: Немцы крепко завязли на Западе и в данный момент не в состоянии послать что-либо на Восток. Если времени зря не терять, то можно провести успешное наступление на широком фронте. Наступление запланировано на 20 января. Но если его начать в это время, то есть риск встретиться с переброшенными из под Арденн танковыми дивизиями. Вот поэтому Сталин начинает его раньше. Пока немцы с союзниками бодаются. И потому, не называя даты начала наступления, он шлет ободряющий ответ. Не доверять Черчиллю есть основания: тот ведь сам писал что поступит по принципу: "Я только попадье (фельдмаршалу Бруку и генералу Эйзенхауэру) скажу!" Известно, что кроме попадьи, новость весьма быстро узнает вся деревня.
  Так что особого облегчения наше наступление негро-саксам не принесло. Более того, Сталин все рассчитал правильно:
  
  '1. Я весьма благодарен Вам за Ваше волнующее послание. Я переслал его генералу Эйзенхауэру только для его личного сведения. Да сопутствует Вашему благородному предприятию полная удача.
  2. Битва на Западе идёт не так уж плохо. Весьма возможно, что гунны будут вытеснены из своего выступа с очень тяжёлыми потерями. Мы и американцы бросаем в бой всё, что можем. Весть, сообщенная Вами мне, сильно ободрит генерала Эйзенхауэра, так как она даст ему уверенность в том, что немцам придется делить свои резервы между нашими двумя пылающими фронтами'.
  (9 января 1945г. Ответ У. Черчилля И.В. Сталину)
  
  Получается, что сильно ободренный Эйзенхауэр так ретиво взялся за дело, что все расчеты британцев похоронил. Бои против Группы армий "В" закончились только 29 января 1945 года. Самые опасные для нас соединения, Гитлер так и не смог перебросить вовремя на Восточный фронт. 5 ТА немцев так и осталась на Западном фронте, а 6 ТА СС появилась на Восточном фронте только в марте 1945 года. А ведь изначально негро-саксы планировали январь 1945 года встретить в Берлине. Не смогли!
  
  

Итоги

  
  А они неутешительны для обеих сторон. О срыве планов Гитлера мы уже говорили. Но и победители были разочарованы. Планы их были нарушены и победа стоила им дорого.
  По данным Министерства обороны США, американские войска потеряли 89 500 человек, в том числе 19 000 убитыми, 47 500 ранеными и 23 000 пленных и пропавших без вести. Официальный доклад американского Государственного департамента армии США содержит списки 108 347 жертв, в том числе 19 246 убитых, 62 489 раненых и 26 612 пленных и пропавших без вести. Битва в Арденнах была самой кровопролитной битвой американских войск, как во Второй Мировой войне, так и в истории США. При этом потери британцев составили всего 1 408 человек, в т.ч. 200 убитых, 969 раненых и 239 пропавших без вести.
  Такое соотношение потерь вызвало склоку среди наших союзников. Впервые кто-то въехал в рай на шее американцев! Такое дело их очень возмутило. Еще бы: англичанка гадит! И кому? Кузенам своим! Генералы армии США Бредли и Паттон, не в силах перенести такой подлости, угрожали уйти в отставку, если Монтгомери продолжит ими руководить. Особенно вопль американский усилился после пресс-конференции Монтгомери 7 января 1945 года, на которой Монтгомери присвоил себе успех всей операции и добавил, что именно британские войска спасли американцев от угрозы окружения.
  Честно говоря, он был прав. Ведь еще Наполеон говорил о том, что победителем является тот, кто взял на себя всю ответственность за ход сражения. И неважно, что английских войск при этом было мало. Раз в самый трудный момент Монтгомери взял на себя все руководство и ответственность за результат сражения, значит вся слава ему и его стране! А то, что он творил победу с помощью американских войск, так это малозначащий факт. Это любой индеец доходчиво шерифу объяснит.
  Эйзенхауэр, который больше всех обгадился в этом деле, видимо такие вещи понимал, а потому погасил этот конфликт, который мог закончиться конфликтом руководителей армий всех Союзников. Монтгомери отмечал: "...так велики были чувства против меня со стороны американских генералов, что всё, что я сказал, должно было быть не так истолковано". Эйзенхауэр также прокомментировал конфликт в своих мемуарах: "На Монтгомери обижены американские командиры. Они считают, что он принижает их, и они не замедлили открыто высказать ему взаимные насмешки и презрение".
  Пожалуй самую большую выгоду извлек из этой ситуации Советский Союз. Кто знает, к чему бы привело своевременное появление всей группировки Моделя на советско-германском фронте. Одолеть бы мы ее одолели и даже уничтожили бы. Вот только пота и крови пришлось бы пролить немало.
  

Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"