Russischer Angriff: другие произведения.

Вали все на "Бранденбург"!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.52*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Беглый взгляд на "Бранденбург"

Aj
  
  

Вали все на "Бранденбург" !

  
  

Кто виноват?

  
  Война - это для любого интенданта одновременно и дурное, и золотое время. Дурное - потому что боевые успехи войск находятся в прямой зависимости от того, как решаются вопросы снабжения. Сами понимаете, что недопоставка боеприпасов по неуважительной причине - случай скандальный. Виновный будет найден или назначен и с ним будет разбираться военная прокуратура. Ну а дальше он станет либо рядовым штрафбата, либо клиентом расстрельной команды. Чаще всего стрелочником назначат интенданта. На интендантов вообще удобно валить все, что только можно, ибо "всем известно", что "они воруют". Какого фронтовика не спроси, ни у одного из них эта братия не пользуется любовью. То, что на самом деле лишь малая часть этих людей замешана в воровстве, никого не волнует. Интендант - значит вор! И место ему на виселице! При этом как то мало кто задумывается об истинных причинах нехватки всего необходимого для боя. Потерянные летом 1941 года гигантские запасы материального имущества, это результат разгрома и спешного отступления войск. Уже это говорит о том, что "тыловая сволочь" не имеет ни малейшего отношения к нехватке самого необходимого. Как раз наоборот, интенданты снабдили войска всем необходимым, а нехватка вызвана неудачами в ходе ведения боевых действий. То, что служба тыла работала не только исправно, но и пожалуй образцово, говорит тот факт, что при всякой нашей неудаче, войска при отходе просто не успевали ни вывозить, ни уничтожать все то, что завезено было тыловыми службами. Во время удачных наступательных операций, случались перебои в снабжении и солдаты поневоле переходили на "тетушкин аттестат". Это неизбежная плата за высокие темпы наступления. Передовые части отрываются от тылов, плечо перевозки неизбежно увеличивается и доставка всего необходимого затруднена. Вся доставка либо автомобильным, либо гужевым транспортом. Использовать более производительный железнодорожный транспорт в этот момент сразу не получается. Поэтому служба тыла вынуждена придерживаться определенного порядка снабжения войск. В первую очередь - топливо и боеприпасы, во вторую очередь расходные материалы для специальных и вспомогательных подразделений и в последнюю очередь обмундирование и продовольствие.
  Чтобы оценить работу органов тыла, достаточно сравнить два "Чуда на Висле". Одно произошло в 1920 году, второе в 1944 году.
  В первом случае, войска нашего Западного фронта, под командованием М.Н. Тухачевского, в ходе наступления вышли к Висле, оторвавшись при этом от своих тылов. Попав под внезапный контрудар польских войск, войска Тухачевского не сумели его отразить и были разгромлены. Причин разгрома две: потеря "красным маршалом" управления своими войсками и нехватка боеприпасов.
  Во втором случае, войска Первого Белорусского фронта под командованием К.К. Рокоссовского, тоже в ходе наступления вышли к Висле, оторвавшись от своих тылов. При этом, в отличии от 1920 года, они понесли ощутимые потери в предыдущих боях. Как и в 1920 году, противник собрав ударную группировку, нанес внезапный контрудар. Удачно начатая операция "Багратион" могла закончиться грандиозным разгромом наших войск. Тем более, немцы старательно наращивали свои силы, собирая резервы отовсюду, откуда только можно. Тем не менее "чуда" не вышло. В первую очередь потому, что Рокоссовский в отличии от Тухачевского не впал в прострацию и продолжал уверенно управлять войсками. На линии Вислы разгорелось гигантское встречное сражение, длившееся с 26 июля до 29 августа 1944 года. Эпизодами этой битвы были и танковое сражение под Радзимином, и борьба за захват и расширение плацдармов на западном берегу Вислы. Битва на Висле по сути дела окончилась вничью, хотя западные историки присуждают победу немцам. Но чтобы даже свести эту схватку вничью, Первому Белорусскому фронту потребовалось гигантское количество материальных средств, которые предстояло своевременно доставить в войска. Как видим, наши интенданты оказались на высоте и справились с поставленной задачей.
  Таких эпизодов можно найти множество. Как видим из приведенных мной примеров, нехватка материальных средств редко бывает причиной поражения. Те же немцы, когда отступали, старались уничтожить все, что не успевали вывезти. И все-равно им на уничтожение собственных складов не хватало времени. Конечно, в первую очередь подрывались склады с топливом и боеприпасами, а уже потом доходило дело до остального имущества. Тем не менее, в руки наших войск попадало очень много ценного, необходимого для ведения войны имущества. Теми же 75 мм снарядами, сирийские "Панцеркампфвагены-4", вели огонь по израильским войскам в 1967 году. Да и немецкие противотанковые орудия сняли с вооружения Советской Армии только в начале 60-х годов. А сколько трофейного немецкого имущества до сих пор хранится на наших складах, вряд ли точно известно нашему Министерству Обороны. То есть и у немцев все необходимое для успеха имелось. Что безусловно неплохо характеризует немецких интендантов.
  Но пожалуй лучше всех работали американские интенданты. Конечно, иногда и у них случались скандалы. Ну не получила пехотная рота своего мороженого. Так ведь все остальное она даже съесть не сумела! Поражения первых трех месяцев войны на Тихом океане произошли не потому, что моряки в Пирл-Харборе голодали, а кораблям не подвезли мазут. Может и воровали тыловые крысы, но войска всем потребным все-таки обеспечивали.
  Можно читать труды любого историка, писавшего статьи и книги посвященные Второй Мировой войне, но ни один не пишет о том, что проворовавшиеся интенданты явились причиной поражения. И генералы в своих мемуарах собственные службы тыла не винят. Как впрочем и рядовые участники войны. А ведь они не склонны молчать о таких вещах. Читаем воспоминания наших участников Первой Мировой, Русско-Японской, русско-турецкой или Крымской войн. Везде пишут о воровстве снабженцев. Причем, подчеркивают: вот она причина неудач! А вот о Второй Мировой ничего подобного не пишут. Наши военачальники другие теперь причины озвучивают. Например, одной из причиной наших неудач в начале Великой Отечественной войны, принято считать отсутствие у командования связи с войсками. Короче, теперь вместо воров-интендантов у них связисты виноваты. Это правда не объясняет причины разгрома Вермахта, у которого со связью был полный порядок. Поражения англичан, американцев, французов, поляков, японцев... Никто ведь не кричит о том, что причиной поражения армий этих стран было катастрофическое положение с той же радиосвязью. А вот про РККА так принято говорить. И совсем забывается то, что на связь у нас жаловались и в победные времена. Вот только это не мешало нам одерживать победы.
  А насколько катастрофически обстояли дела со связью? Начнем с радиосвязи. Насчет нее наибольшие вопли слышны. Но как только начинаешь разбираться, то картина вырисовывается довольно интересная. На проблемы с радиосвязью не жаловались те войска, которые были подчинены Наркомату ВМФ, НКВД и НКГБ. Только РККА! Интересно девки пляшут! Значит получается, что все зависело от ведомственной принадлежности? Наверное так. Уже во времена моей службы, на связистов не жаловались ни ВМФ, ни ВВС, ни РВСН и Войска ПВО страны. Зато в Сухопутных войсках продолжал актуальным быть анекдот о молодцах-связистах, которых даже не ругали. Но то радиосвязь. Она как известно всегда для пехоты мудреной была. Настолько мудреной, что связисты были кем-то вроде служителей дьявола: типа мудрость их не от бога, а потому честным христианам противна. Но ведь кроме радиосвязи есть еще и проводная связь. А что с ней было не так? И слышим мы дружный вопль о том, что не было и ее, потому что все провода взяли и порезали коварные вражеские диверсанты, которые тайно проникли в нашу страну. А кто их появление прозевал? Ясен пень, что это злодеи-чекисты виноваты. А так ли это? И что за диверсанты такие чудесные, которые в течении одной ночи уничтожают линии связи суммарная которых измеряется тысячами километров?
  На этот вопрос отвечают однозначно: Великий и ужасный полк "Бранденбург 800"!
  
  

Раздутая слава

  
  "Бранденбург 800" кто только не рекламировал. За прошедшие десятилетия "Бранденбург" оброс большим количеством слухов и легенд. Попробуем разобраться и отделить правду от вымысла. Главные задачи "Бранденбурга" в условиях военных действий: диверсии в тылу противника, глубокая разведка, уничтожение коммуникаций, захват мостов, аэродромов, бункеров, стратегических объектов любого уровня охраны, уничтожение узлов связи, ликвидация офицерского состава высокого ранга - ведущая к дезорганизации противника, террор против гражданского населения (зачастую в форме войск противника) для создания панических настроений и усиления хаоса, подрывы ж/д путей, уничтожение складов с амуницией, продовольствием, боеприпасами, добыча "языков" и т. д.
  Как видите много чего на них возлагалось. А каковы их успехи на этом поприще? Успешные операции на их счету конечно были.
  25 июня 1941 года взвод полка "Бранденбург" численностью 34 человека под командованием лейтенанта Лекса был десантирован в районе станции Богданово с целью захвата железнодорожных мостов через реку Березина. Вступив в бой, "бранденбуржцы", переодетые в форму Красной армии, заняли мосты, потеряв 5 человек убитыми (в том числе и командира взвода) и 16 человек ранеными. Отбивая атаки танков и пехоты, диверсанты удерживали мосты до вечера 26 июня, когда к ним пробились немецкие мотоциклисты.
  
  Тут у меня сразу возникает вопрос: А каким образом заброшенные в наш тыл по воздуху диверсанты отбивали танковые атаки? Да еще целые сутки. Неужели с помощью одних только гранат? Почему я задался этим вопросом будет ясно из следующего эпизода:
  
  26 июня 1941 года Захват шоссейного моста через реку Западная Двина в районе Двинска (Даугавпился)
  Двигаясь на острие наступления немецкой 8-й танковой дивизии LVI корпуса Манштейна, группы 8-й роты "Бранденбурга" вышли на подступы к Даугавпилсу утром 26 июня 1941 года. Для атаки на мосты через Двину были сформированы две группы "бранденбуржцев", переодетых в советскую униформу. Всего они насчитывали около 50 солдат и унтер-офицеров под командованием обер-лейтенанта Кнаака. Одна должна была атаковать железнодорожный мост, вторая - шоссейный.
  Нацеленная на железнодорожный мост группа встретила на подходе к нему 5 советских бронемашин. Их переодетые в красноармейскую форму немцы благополучно миновали. Однако на самом мосту замаячили еще несколько броневиков. Это обстоятельство заставило "бранденбургеров" отказаться от атаки моста. Действительно, в момент начала стрельбы они бы оказались один на один с броневиками, совершенно неуязвимыми для имевшегося у диверсантов стрелкового оружия. Не солоно хлебавши, отряд повернул на юг к шоссейному мосту. В итоге железнодорожный мост был захвачен передовым отрядом обычных войск под командованием майора Вольфа. Отряд этот состоял из пехотной, танковой и сапёрной рот. Группа Вольфа переправилась по шоссейному мосту через реку и с тылу захватила уже железнодорожный мост (пограничники пытались его взорвать, но часть зарядов не сработала и мост был только повреждён).
  То есть, встретив наши броневики, диверсанты отказались выполнять боевое задание и быстренько свинтили. А нам впаривают историю про героических суперменов, которые якобы целые сутки отражали танковые атаки.
  
  А с шоссейным мостом тоже было не все слава богу. По шоссе к этому второму мосту двигалась на грузовиках вторая группа "Бранденбурга". Снова была применена "полумаскировка". Во время аналогичной операции у Кедайняя Кнаак получил пулевое ранение. Это ранение стало частью маскарада - группа диверсантов была неотличима от множества отходивших по шоссе потрепанных частей 11-й армии.
  Знание русского языка Кнааком было использовано для въезда на мост, после чего диверсанты открыли огонь по охранявшим его солдатам. В ходе перестрелки Кнаак был убит, но "бранденбуржцам" все же удалось захватить мост и перерезать провода, идущие к зарядам взрывчатки. По диверсантам сразу же был открыт ураганный огонь из прилегавших к мосту домов. Через несколько минут после начала боя на мост ворвались немецкие танки, резко изменившие баланс сил в пользу атакующих.
  Позднее в своем отчете "бранденбуржцы" без обиняков написали: "Без немедленного вмешательства [8-йтанковой] дивизии группа была бы полностью уничтожена". Доставшийся дорогой ценой мост едва не был потерян в разгар боя, когда оставшиеся в живых бойцы охраны попытались взорвать его с помощью бикфордова шнура.
  
  Таким образом, говорить о захвате моста диверсантами не приходится. Они только въехали на мост и несколько минут вели бой. Сработать чисто не удалось. И если бы они просто отсиделись в зарослях, то следовавшие за ними подчиненные майора Вольфа управились бы и без них. Тем не менее, приписать себе очередную "перемогу" они не поленились.
  
  29 июня 1941 года произошла так называемая "Львовская акция".
   Согласно легенде: В результате дерзкой и хорошо спланированной операции, в ходе которой "Бранденбургу" был передан украинский "Нахтигаль", использовавший советскую форму и состоявший из солдат, говорящих на русском языке, для дезориентации противника, Львов был захвачен 29 июня 1941 года. Приём сработал, советские солдаты не успевали распознать диверсантов, поэтому немецким спецназовцам удалось практически без сопротивления захватить ключевые узлы обороны города: электростанцию, вокзал, точки связи.
  На деле все было не так чудесно. Тот самый "Нахтигаль" 29 июня еще был достаточно далек от Львова. Поэтому в этот день части РККА и НКВД еще контролировали обстановку в городе, готовясь его покинуть. Спешка конечно была, но говорить о панике и неразберихе не стоит хотя бы потому, что в этот момент чекисты проводили расстрел заключенных в городской тюрьме, в числе которых было немало украинских националистов. В ночь на 30 июня 1941 года части Красной Армии покинули Львов, а около 4:30 утра в городе появились первые подразделения гитлеровцев, в числе которых был и печально известный разведывательно-диверсионный украинский батальон "Нахтигаль". То есть никакого отношения к захвату Львова "Бранденбург" не имел. Но рапорт об очередной перемоге, командование "Бранденбурга" сочинить не забыло. Причем, немцы пошли дальше, а "диверсанты" из "Нахтигаля" остались. Видимо им больше никто и никаких задач не ставил. Скучать им однако не пришлось. В тот же день начался еврейский погром. Правда погром, хоть и назван еврейским, но коснулся тогда он не только евреев. Поляки и русские попали под тот же самый каток. Согласно данным КГБ СССР, непосредственно расправой во Львове руководил один из командиров "Нахтигаля" обер-лейтенант Теодор Оберлендер.
  
  Вот и все самые громкие операции "Бранденбурга" в 1941 году. Были и другие, не такие громкие. Но обратите внимание на даты "перемог". Первая неделя войны. А дальше тишина. Нет, война продолжалась и боевые операции были, в том числе и удачные. Вот только толку от этих удач не было. Например, в 1942 году "морскому "Бранденбургу" поручили обеспечить десантную операцию через Керченский пролив на Таманский полуостров (операция "Блюхер II"). Высадка диверсантов не обошлась без приключений и заметных потерь. В итоге "бранденбуржцы" высадились на тот участок берега Таманского полуострова, который и так был занят немецкими войсками Группы Армий "А". Успех? Несомненный. Польза от него была? Сомнительно.
  Конечно, в любом деле бывают неудачи и начальственная дурь. Поэтому попробуем оценить как-нибудь ту пользу, которую принесли немецкие диверсанты своим войскам. Для этого нежелательно опираться на воспоминания тех, кто был причастен к этим операциям. Потому, что всякая манная каша себя хвалит. А то, что "брандербуржцы" любили приписывать себе чужие заслуги, я о том уже писал. Лучше послушать мнение тех, для кого они выполняли свою работу. Вот мнение офицеров штаба Третьей танковой группы:
  "После первоначального успеха (захват моста для закрытия разрыва в оборонительном фронте восточнее Трабы) группа показала себя слишком слабой для закрепления успеха и была сменена мотоциклетной частью. Другие боевые группы учебного полка "Бранденбург" были с начала кампании подчинены отдельным дивизиям. Их применение не оправдало ожиданий. Ни в одном случае они не нашли применения для решения самостоятельных задач перед линией фронта".
  
  Честно говоря, меня эта цитата насторожила. Грамотные штабные офицеры высокого ранга несут откровенную ересь. Почему элитные диверсионные подразделения выполняют свои задачи ПЕРЕД ЛИНИЕЙ ФРОНТА? Разве в дивизиях и полках нет собственных штатных подразделений, которым как раз и поручают выполнение особых задач перед линией фронта? Да нет, есть они и из приведенных мною примеров видно, что действуют они успешно и в помощи суперменов не нуждаются. Зато суперменам без их помощи ну никак не обойтись. Ну сами подумайте, внезапной атакой тот же мост захватить можно, но ведь его и удержать нужно. Причем не имея средств для отражения атаки танков. Получается, что далеко от собственных войск этим ребятам отрываться нельзя и судя по опубликованным эпизодам их деятельности, они и не отрывались. И как им тогда резать связь? А они и не резали ее. Задачи нарушать линии связи этим передовым отрядам, насколько можно судить по известным документам, не ставились.
  Чтобы заниматься этим делом, диверсантам следовало попасть за линию фронта. Вот только их туда никто не посылал. Ареалом их обитания был "хвост" отходящих на восток колонн РККА. Иногда они конечно обгоняли эти отступающие колонны. Но это скорее всего было результатом царящей тогда неразберихи. К тому же оставлять позади себя отступающие колонны было слишком опасно. Численность такой группы редко превышала численность взвода. Сил ее едва хватало на короткий бой с охраной объекта. При этом, несмотря на трюки с переодеванием, диверсанты как правило несли ощутимые потери. Залогом успешного выполнения задания, а следовательно и выживания, являлся своевременное оказание помощи со стороны своих наступающих войск. Уже поэтому оставлять между собой и своими войсками крупные силы противника, значило и собственную гибель и провал задания.
  Поэтому диверсии в тылу противника, глубокая разведка, уничтожение коммуникаций - это им изначально было не по силам. Захват аэродромов, бункеров, стратегических объектов любого уровня охраны, уничтожение узлов связи, ликвидация офицерского состава высокого ранга - такие подвиги они и сами себе никогда не приписывали.
  Террор против гражданского населения (зачастую в форме войск противника) - если конечно за такой террор считать участие в еврейских погромах в тылу собственных войск, тогда да, было такое дело.
  Подрывы ж/д путей, уничтожение складов с амуницией, продовольствием, боеприпасами - как раз летом 1941 года немцам это было совсем не нужно. Им наоборот, требовалось все это захватить в целости и сохранности. И захватывали, но диверсанты к этому не имели никакого отношения.
  Но ведь даже в условиях успешного наступления, диверсантам найдется много работы за линией фронта! А если фронт стабилизировался хотя бы ненадолго, то воздействие на тыловую инфраструктуру противника всегда полезно. Это так, но выполнять эту работу "бранденбуржцы" не спешили. Да их и не заставляло это делать собственное командование. И прежде всего потому, что отправить этих суперменов в наш тыл, значит заранее с ними попрощаться, при этом надежды на то, что они выполнят задание, никакой не было. Потому что подготовка их совершенно не годилась для выполнения заданий такого рода.
  
  

Огрехи в подготовке

  
  
  Легенды о "Бранденбурге" гласят, что:
  
   "В отряды набираются помимо лиц немецкой национальности, соответствующих всем (весьма жёстким) физическим требованиям, фольксдойче других стран, владеющие, соответственно, двумя языками, а также лица всех прочих национальностей, одобрявших политику Рейха. Их грядущие задачи - использование в тылу противника в диверсионных целях, будучи переодетыми в форму врага и знающими язык - для его дезориентирования и дезорганизации".
  
  И сразу воображение рисует этакие агентурно-боевые группы, свободно разгуливающие по тылам РККА и творящие свое черное дело. На самом деле, все это брехня. Настоящие агентурно-боевые группы комплектуются совсем не так. В качестве примера, можно привести те АБГ, которые формировало МГБ после войны, для действия против бандеровцев. Состав этих групп был таков: Командиром группы был офицер-чекист, а рядовой личный состав из "перекрасившихся" украинских националистов. Причем, чтобы эти ребятки не передумали и не ударили в спину, бандеровцев обязательно перемешивали с мельниковцами. Так поступали не случайно. "Перекрасившиеся" и диалектом нужным владели и обычаи своих бывших соратников знали. Поэтому подозрений у бандеровской агентуры эти отряды не вызывали.
  У немцев разведкой вовсе не идиоты руководили и потому понимали некоторые вещи лучше, чем читатели мемуаров. Немцы и фольксдойчи конечно надежные парни, но всегда есть вещи, на которых можно проколоться. И дело не только в знании языка. Даже если немцев заменить на расово правильных белогвардейцев, все-равно у противника возникнут подозрения. Самая трудная задача - безупречно сыграть роль военнослужащего вражеской армии. Тут мало знать язык и действующие уставы. В армии есть еще обычаи и традиции. Диверсант, идеально говорящий на русском языке и безупречно соблюдающий требования уставов, проколется столь же быстро, как и диверсант не знающий уставных требований. Просто потому, что устав в армии конечно соблюдают, но не досконально. Настоящий, не "липовый" военнослужащий прекрасно знает, что и как он может нарушить без неприятных для себя последствий. Правда, во время войны призывают множество резервистов, которые таких тонкостей не знают. Именно поэтому знаменитый Николай Кузнецов выдавал себя не за кадрового вояку, а за "пиджака" - офицера призванного из запаса. Но и тут не все просто. Даже "пиджак", попав в армию, много чего в ней усвоит. Например, распространенные в ней жаргонные выражения.
  Ничем подобным "бранденбуржцы" не владели. И вообще, знание русского языка не было обязательным для каждого солдата "Бранденбурга". Чаще всего русским языком владели 1-2 человека в группе. Доходило до почти курьезных случаев. Так, в одной из групп "Бранденбурга" в качестве знатока русского языка выступали фольксдойчи из Румынии, знающие румынский, понимавшие русский и способные изъясняться лишь на ломаном русском.
  Имеющихся знаний языка, вполне хватало для допроса "языка" или короткого контакта с военнослужащими РККА, но было явно недостаточно, чтобы выдержать дотошную проверку, которую могли им устроить те же пограничники, занимавшиеся охраной тыла.
  Уже этого соображения хватало, чтобы не пускать их с заданием в советский тыл. Вопреки расхожим заблуждениям, "бранденбуржцев" никто заблаговременно на советскую территорию не забрасывал. Имеется лишь один подтвержденный случай попытки прорыва на советскую территорию до начала артиллерийской подготовки. Произошло это в районе Гродно, где еще ночью группа "Бранденбурга" под командованием лейтенанта Кригсхайма попыталась пересечь границу с целью предотвратить взрывы на мостах и дамбах вдоль дороги Липск-Даброво. Однако благодаря бдительности советских пограничников эта попытка обернулась полным провалом. Вспыхнула перестрелка, которую можно со всем основанием назвать первыми выстрелами Великой Отечественной войны, диверсанты вынуждены были отступить. В дальнейшем группа Кригсхайма все же проникла на советскую территорию, но успеха не добилась: она была рассеяна, понесла потери, сам лейтенант Кригсхайм был тяжело ранен. Можно сколько угодно иронизировать над словами "граница на замке", но достоверные сведения об успешном преодолении границы немецкими диверсантами до 4:00 22 июня отсутствуют.
  На нашей территории немецкие диверсанты появились одновременно с немецкими войсками. Да и то, в самый первый день войны, их основной заботой была добыча советского автотранспорта, вооружения, формы и документов. И лишь добыв все необходимое из числа захваченных германской армией трофеев, они сумели приступить к выполнению поставленных перед ними задач.
  Хорошо, но как быть с реальными немецкими диверсантами в нашем тылу? Они конечно были, но к "Бранденбургу" они не имели никакого отношения. Частично это были кадры из разного рода представителей националистического подполья. Причем, не только какие-то там прибалты и бандеровцы. Руководствуясь принципом: "В разведке нет отбросов, есть кадры", офицеры Абвера не чурались заключать временные соглашения не только с союзниками Рейха. Польское и еврейское подполье им тоже годилось. Союз этот был кратковременный и особой пользы немцам он не принес, но кое-какой ущерб нанести нашей армии этим ребятам удалось. Кроме того, немцы с первого дня войны использовали для выполнения диверстионных заданий в нашем тылу, давших согласие на сотрудничество советских военнопленных. Этих вначале забрасывали в наш тыл вообще без подготовки. Большинство из них стали лауреатами "премии имени Дарвина", но польза от этого тоже была. Слухи о вездесущих диверсантах отрицательно действовали на моральное состояние наших войск.
  И все-таки, несмотря на громкую славу, толку от немецких диверсантов было мало. Прежде всего потому, что неверно была выбрана сама стратегия ведения диверсионных операций. В Германии, как впрочем и в других странах, почему то решили, что для операций такого рода хорошо подойдут хорошо подготовленные группы, имеющие небольшую численность (не крупнее взвода). Точно такие же представления господствовали и в СССР. Война показала всю несостоятельность таких представлений. Герой Советского Союза, генерал-майор М.И. Наумов в своих "Хинельских походах" ясно и четко говорит о том, что серьезные объекты противник и защищает серьезно. Чтобы совершить диверсию, приходится либо тайно проникать на объект, либо его штурмовать. Насчет реальности тайного проникновения неплохо сказано здесь:
  
  "Все кругом только и твердят: "Диверсанты, диверсанты!" А я не желаю, чтоб в расположении моего полка даже и слух был о диверсантах. Я их не признаю. Если охрану несут правильно, никаких диверсантов быть не может".
  
  (К. Симонов. "Живые и мертвые")
  
  То есть, стоит только навести порядок в организации караульной службы, как диверсанту становится невозможно тайно проникнуть на охраняемый объект. Косвенное подтверждение этому можно найти в материалах Государственной комиссии, которая разбиралась с неудачным наступлением Западного фронта в 1943 году. Там в числе прочего, есть упоминание о тех потерях, которые несли наши поисковые группы при добыче "языков". За одного добытого "языка" разведчики платили пятью жизнями! И это нормально подготовленные для такого рода заданий люди! Как правило, они стремились тайно, не поднимая шума проникнуть в место расположения врага. Одна ошибка и все насмарку! А ведь помимо тех караулов, которые обязательно выставляет любая воинская часть и которые только в самом начале войны варежку разевали, есть еще войска, занятые охраной тыла. У нас этим занимались погранвойска НКВД СССР. А эти ребята и в первые дни войны службу тащили должным образом. И не было для диверсанта более страшного врага, нежели они. Обладая стойкостью и выдержкой настоящего солдата, умело действующего на любой местности, они одновременно обладали наблюдательностью и сообразительностью разведчика-следопыта и дотошностью полицейского. И уж если они за кого брались, тот долго не жил. И никакие дремучие леса, неприступные горы или непроходимые болота диверсанта не спасали. Для погранцов природа всегда была родным домом, а потому они одинаково умели как прятаться, так и искать. Но даже если они не могли всюду поспеть, то их усилия дополняли ребята из Внутренних войск НКВД СССР. Если "внутряки" чем и уступали "погранцам", то очень немногим. Вычленять из огромной толпы "своего клиента" они умели. В основе всякого такого успеха лежит ошибка, которую как ни старайся, но диверсант допустит, чем и привлечет к себе внимание людей, чьим основным оружием является бдительность и наблюдательность. Но ведь кроме собственных ошибок, диверсант может пострадать и от ошибок тех, кто его готовил. В 1941 году, наши погранвойска имели богатый практический опыт противодиверсионной деятельности. Двадцать лет они тренировались на басмачах, хунхузах, бандеровцах и разного рода контрабандистах. Отличать явную "липу" от правды рядовые бойцы ПВ НКВД СССР умели неплохо. Вот один из примеров их деятельности. На КПП остановлена для проверки машина. В ней сидят: высокий чин НКВД, вольнонаемная сотрудница НКВД и водитель. Предъявлены документы. На первый взгляд все безупречно. Но вот беда: удостоверение личности, паспорта, партийные и комсомольские билеты, водительское удостоверение и командировочные предписания заполнены ОДНИМ ПОЧЕРКОМ! А ведь это документы, которые по определению выписываются в разных местах, разными писарями. Таков уровень исполнения полученного задания. Про скрепки и квадратные гвоздики я молчу, так как это не более чем расхожая байка. Но этот случай реален.
  Так что тайно проникнуть на охраняемый объект имела мало шансов даже небольшая группа из двух-трех человек. Ну а осуществить такое целым взводом (а именно такая стандартная численность боевых групп была у "Бранденбурга") и думать нечего. Остается силовое проникновение. А тут свои трудности. Как вы себе представляете уничтожение в 1941 году штаба Юго-Западного фронта силами взвода? Штаб этот охраняет и защищает целый пограничный полк, имеющий на вооружении пушечные броневики. И штаб 5-й армии этого фронта силами взвода не уничтожишь. Тут в охране заметно меньше людей - всего лишь батальон пограничников, но и это взводу не под силу. И штаб дивизии проблемно штурмовать. Там конечно не погранцы, но комендантская рота, это все-таки рота. А еще рядом со штабом имеет привычку дислоцироваться разведрота. Тоже не подарок.
  Можно конечно вспомнить ту бандеровскую засаду, в которую попал командующий Первым Украинским фронтом Н.Ф. Ватутин. Вот только на высший пилотаж эта акция не тянет. Выход из строя командующего не привел к потере управления. Штаб фронта был цел и начальник этого штаба немедленно, до прибытия Г.К. Жукова приступил к временному исполнению обязанностей по командованию войсками фронта. Случайная потеря, которая никак не повлияла на ход войны.
  И опять вернемся к опыту наших партизан. Им ведь тоже приходилось выполнять сложные диверсионные задачи. А уж условия для выполнения этих задач были многократно сложней, нежели у хваленого "Бранденбурга". Соединение М.И. Наумова многократно выполняло подобные задачи начиная с 1941 года. Как и писал Михаил Иванович, серьезные объекты на той войне и защищались серьезно. Для проникновения на объект диверсионной группы, приходилось вести наступательный общевойсковой бой с участием даже артиллерии и средств ПВО. Причем артиллерия порой была солидная - 152 мм гаубицы. Не меньшие трудности испытывали и партизаны С.А. Ковпака. Во время "Сталинского рейда" в 1943 году, диверсантам Ковпака противостояли не только немецкие гарнизоны, но и десятикратно превосходившие это соединение по живой силе отряды украинских националистов. Последние как раз были хозяевами в местных лесах и старались всячески помешать партизанам Ковпака выполнить стоящие перед ним задачи. Никакому Абверу или Скорцени не снились ни подобные условия "работы", ни тот уровень боевой подготовки, который имели партизаны Ковпака. Тем не менее, как с досадой отмечает украинский историк Гогун, эти "коммандос Сталина" не взирая на трудности, выполнили все поставленные перед ними диверсионные задачи. А что тут удивляться? Бывший интендант знаменитой Чапаевской дивизии, С.А. Ковпак хоть и командовал партизанами, но партизанщины в своем "хозяйстве" не терпел. Дисциплина, постоянная боевая учеба, тщательное планирование операций... Ведь не случайно встречавшие это соединение окруженцы принимали ковпаковцев за регулярную воинскую часть. И это приносило свои результаты. Уметь выдержать общевойсковой бой с частями и соединениями регулярной армии, разгромить немецкую флотилию на Припяти, разгромить Сарнский и Ковельский транспортные узлы, уничтожать Дрогобычские нефтепромыслы. И под конец вывезти на многих телегах документы по бандеровским персонам. Ничем подобным "Бранденбург" похвастать не мог. В войне против СССР, он еще мог блистать в течении первой недели войны. В обстановке паники и неразберихи, когда только идиот не сумел бы ловить рыбку в мутной воде. Но как только в РККА начали наводить порядок (на десятый день войны), слава его пошла на закат. И не потому, что люди в нем служили трусливые или глупые. Просто не сумели немцы должным образом из этих людей сделать действенный инструмент тайной борьбы.
  
  " Одним словом, если вы видите на экране лощеного супермена "бранденбуржца" со стальным взглядом в ладно сидящей советской форме, обманывающего и убивающего направо и налево "унтерменшей", знайте - это не более чем плод воображения малосведущих работников искусства".
  
  (А. Исаев "Бранденбург без ретуши")
  
  Да, но кто же все-таки нам перерезал все провода? Честно говоря, не знаю. Связь в войсках и сейчас дело мутное. А уж в те времена и подавно. Чтобы оставить войска без надежной связи, диверсанты совсем не требовались. Бардак в любом деле страшнее диверсанта. Мне вот покоя не дает судьба Николая Ивановича Гапича, который возглавлял войска связи РККА с августа 1940 г. Ровно через месяц после начала войны (22 июля) он был отстранен от должности, а 8 августа арестован. Ему было предъявлено обвинение в том, что он,
  
   "являясь с августа 1940 г. по август 1941 г. начальником Управления связи Красной Армии, преступно руководил работой в управлении, не снабдил армию нужным количеством средств связи, чем создал трудности в управлении войсками. Возглавляемое им Управление связи в первый же месяц войны с Германией не обеспечило нужд фронта и оказалось неспособным наладить бесперебойную связь с фронтом" (из обвинительного заключения).
  
  В отличии от прочих репрессированных военачальников, его мурыжили долго.
  Следствие по делу Я.И. Галича длилось одиннадцать лет. С тем же генералом армии Павловым возились недолго. А тут такой срок! И только 26 августа 1952 г. Военная коллегия приговорила его к десяти годам лишения свободы, и за отбытием этого срока он из-под стражи был освобожден. В то, что бардак возник ненамеренно, я честно говоря не верю. Хотя бы потому, что назначенный на место Галича И.Т. Пересыпкин, как то сумел решить нерешенные предшественником вопросы, причем до того, когда нам что-то начало поступать по ленд-лизу.

Оценка: 4.52*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"