Russischer Angriff: другие произведения.

Бред, именуемый "Барбаросса"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.71*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    закончил 15.08.16

Aj
  

"Бред именуемый "Барбаросса"

  
  
  

"Барбаросса или "Зеелеве"?

  
  В большинстве случаев, стратегическая разведка на четко заданный вопрос не может дать однозначного ответа. Именно такая ситуация возникла начиная с декабря 1940 года. До этого момента ей все было ясно и на вопрос политического руководства: "Каковы дальнейшие планы германского руководства?" следовал четкий и однозначный ответ: "Вторжение на Британские острова!" Основания для такой уверенности были. Дело в том, что первые мероприятия по подготовке вторжения в Англию начали осуществляться как минимум с 1929 года. То есть, еще до прихода Гитлера к власти. В этот период Второй Отдел знаменитого Абвера организует силами военно-политического отдела НСДАП поиск и вербовку людей, "понимающих германское движение". Об этом ясно говорит предоставленный американскими обвинителями на Нюрнбергском процессе документ за номером 60 ЗПС: отчет ВПО НСДАП об организации шпионажа.
   Обратите внимание, в этот момент, Адольф Гитлер вместе со своей партией находится на побегушках у подполковника Гюнтера Швантеса, а затем у подполковника Фердинанда фон Бредова. Первый руководил Абвером в 1927 - 30 гг, а второй с 1930 года до 6 июня 1932 года. После этой даты, куратором "великого фюрера германского народа" ненадолго стал фрегатен-капитан/капитан цур зее Конрад Патциг. Правда, после того как НСДАП пришла к власти, роли поменялись, теперь фюрер стал куратором Патцига. Личность последнего интересна для историков. До него, Абвер влачил жалкое существование. Это была спецслужба, располагающая незначительными собственными возможностями, причем настолько незначительными, что большинство сотрудников ОГПУ/НКВД о ней просто не знали. Не от хорошей жизни Швантес и фон Бредов привлекали революционеров из НСДАП к решению чисто разведывательных задач. Патциг же с помощью своего агента Адольфа Алоизовича превратил Абвер в полноценную военную разведку. Его уход с поста руководителя Абвера был связан не с провалами в работе, а со сменой ориентиров в политике правительства Германии. Стремление Гитлера к установлению дружественных отношений с Великобританией, привело к изменениям в кадровой политике. Не стоит забывать о том, что до 1934 года, на руководящих постах в Рейхсвере находились сторонники военного сотрудничества с СССР. Как только Гитлер пришел к власти, их начали потихоньку отстранять от занятия ключевых должностей. К 1939 году, практически все военное руководство осуществляли англофилы. В частности, Абвером стал руководить английский агент влияния капитан цур зее Вильгельм Канарис. Это назначение не привело к сворачиванию подрывной деятельности против Англии. Ее просто вели в сильно ограниченном виде. Но тем не менее вели. Дело в том, что занимались этой деятельностью не только сотрудники Абвера. В Третьем Рейхе хватало и других спецслужб, например разведка Люфтваффе. О ней как-то не принято много писать, а зря. Очень интересная была контора. Как правило большинство читателей даже представления не имеют о том, кто такой генерал Йозеф (Беппо) Шмидт. А ведь именно он возглавлял 5-й отдел Генштаба Люфтваффе. Но он пришел в Люфтваффе только в 1935 году. К тому времени эта спецслужба имела 13-летний стаж работы. Так ведь Люфтваффе еще не было! Не стоит удивляться этому. Люфтваффе возникла не на пустом месте. Стоило Германии в 1922 году получить разрешение на создание своего гражданского воздушного флота, как тут же началось выполнение разведывательных полетов самолетами "Люфтганзы" над территорией вероятных противников. Интересно распределение разведзаданий выполняемых сотрудниками "национального авиаперевозчика".
  
  "По Великобритании: 36.7 %
  По Франции: 43.4 %
  По Польше: 4.9%
  По Чехословакии: 5.2 %
  По СССР: 3.1%
  По США: 2.1%
  По остальным странам: 4.6%
  
  Это по состоянию дел на 1 января 1939 года. И кого в таком случае мы должны считать наиболее вероятным противником Германии в предстоящей войне? Сразу видно, что не смотря на гигантские усилия Алоизовича, который стремился добиться от Англии если не дружбы, то хотя бы нейтралитета, его собственные военные ни на что подобное не надеялись. К тому же, нужно учитывать фактор известного "русофильства" в германском военном руководстве. "Русофилами" они были не потому, что нежно любили СССР, а потому что не видели смысла во вражде со страной, способной выполнять роль промышленно-сырьевой базы германских вооруженных сил в предстоящей им войне.
  Тут им на руку играла и двусмысленная политика самой Англии. Упорное стремление англичан стравить Германию с СССР не всем пришлось по душе. Даже те генералы, которые искренне поддерживали Гитлера, не видели никакого смысла в войне с СССР. Перспектива пожизненной каторги на территории "жизненного пространства" на Востоке их не прельщала. "То, что нужно для благополучной жизни немецкого народа, находится в готовом виде рядом с нашими границами. Вряд ли кто захочет осваивать неблагоустроенные земли населенные многочисленными дикарями", - этими словами генерал Леттов-Форбек озвучил господствующее среди немецкого генералитета мнение по "восточному вопросу".
  В данном случае не стоит считать мнение этого генерала всего лишь частным мнением отставного вояки. К его мнению многие прислушивались. Человек, сумевший на протяжении всей Первой Мировой войны удерживать территорию нынешней Танзании против превосходящих сил Антанты, знал о чем говорил. Танзания лучше России подходила на роль жизненного пространства для германского народа. Территория, вдвое превышающая территорию самой Германии, богатые залежи природных ископаемых, прекрасные условия для земледелия и скотоводства, прекрасная транспортная связанность ... Сам Летов-Форбек сумел на практике доказать, что даже в условиях полной изоляции от внешнего мира, ресурсов Танзании хватает для развития и удержания этой территории. Чего тут не хватает? А не хватает желания немецкого народа к построению рая на этой земле. К началу Первой Мировой войны в Танзании проживало 5.4 тысячи немцев. Уже это говорит о нежелании людей переселяться туда, где все предстоит начинать с нуля. А что говорить о территории России? Перебить негров в Танзании и тем очистить территорию для колонистов намного легче, чем провести такую же операцию в России. Так что немецких переселенцев загонять в Россию пришлось бы дубиной. Вместе с тем, начиная с 19 века, немцы охотно переселялись туда, где уже существовали в готовом виде благоустроенные города, развитая промышленность и сельское хозяйство. Чтобы не быть голословным, я приведу данные по проживанию немцев на сегодняшний день.
  Начну с того, что немецкий народ превосходит по численности русский народ. Всего на Земле живет 140 млн немцев и 133 млн русских. Расселены немцы следующим образом:
  
   Германия:----- 80 586 000
  США:----------- 47 901 779 (2010)
  Канада:----------- 3179425 (2006)
   Австралия:-------- 742212 (2001)
  Россия:----------- 394138 (2010)
  Казахстан:---- 178409 (2009)
  Польша:------- 152897 (2002)
  Чили:--------- 70000
  Румыния:---- 59764 (2002)
  Швеция:------- 47000 (2001)
  Украина:------ 33302 (2001)
  Чехия:-------- 18658 (2011)
  Белоруссия:----- 2474 (2009)
  Азербайджан:--- 700
  Таджикистан:-- 446
  
  Конечно, в 30-х годах двадцатого века картина была несколько иной, особенно в Европе, тем не менее и на основе современных данных можно судить о том, где немцы согласятся жить добровольно, а куда их придется доставлять под конвоем. И если принимать за основу эти данные, то логичней "окончательно решать" разного рода этнические проблемы Германии на территории США а не СССР. Германские генералы, владея всей необходимой для подготовки войны статистикой, прекрасно понимали пользу от завоевания тех земель, где немецкое население играет заметную роль, но зачем лезть туда, где трудно найти опору для колонизации земель - этого они понять никак не могли.
  Романтические бредни нацистов про "истинных арийцев" и "унтерменшей", этими фон Бредовыми, фон Беловыми, фон Орловыми и разного рода фон Левински как и фон Коссовски не воспринимались всерьез. Поэтому рационализм долго преобладал над романтизмом. Подготовка к войне с Англией шла полным ходом. Ну ведь не против СССР строился немецкий флот! Сама война потом показала, против кого немцам понадобились крейсера с линкорами и эсминцы с подводными лодками. Да и заложенные авианосцы - это не для войны с СССР.
  В Люфтваффе та же картина. В этом плане показателен такой справочник, подготовленный разведками Германии как "Воздушно-географическое описание Великобритании". Он содержит подробные сведения о ландшафтах местности, ОРИЕНТИРАХ ДЛЯ АВИАЦИИ, о политико-административных и экономических центрах, транспорте, аэродромной сети, о базах английских ВМФ. Многочисленные аэрофотоснимки городов, гаваней, воздушных и морских баз, помещенные в этом досье, снабжены надписями, содержащими указания и характеристики целей для бомбежек и диверсий.
  Особое место уделялось конкретной характеристике обороны морских портов Англии. Есть анализ периодичности туманов зоне Ла-Манша за период с 1871 года.
  С такой же тщательностью был собран материал о Мальте, Гибралтаре, Египте, Палестине, Индии. И все это до 1939 года.
  Хорошо, скажете вы, но ведь Генштаб обязан собирать такие сведения по всем странам. Наверняка по СССР были собраны не менее подробные сведения. Придется вас разочаровать: против СССР работу сравнимого качества разведслужбы Германии начали вести только с 1 апреля 1942 года. Именно в этот день на должность начальника 12-го отдела Генштаба "Иностранные армии Востока" был назначен полковник Рейнхард Гелен. До этого момента, говорить о серьезной работе против СССР этим подразделением не приходилось. Гелену пришлось много от кого избавиться и много кого привести, чтобы суметь наладить работу сотрудников Абвера на восточном направлении. Впрочем, факт о неудовлетворительной работе германских спецслужб в СССР известен из воспоминаний многих немецких генералов.
  Более-менее систематическая работа против СССР началась в октябре 1939 года. При этом, усилия приложенные самими немцами были явно недостаточны. В стране, где хватало недовольных Советской властью, агентурная работа была поставлена откровенно слабо. Отчасти немцев выручало сотрудничество с болгарской и турецкой разведками, обладавшими наиболее многочисленной агентурой на территории СССР. По этой линии поступала наиболее качественная информация. Что-то им перепало после захвата Польши, когда часть польской агентуры решила сменить хозяев. Весьма ценной была информация, которой их снабжали бывшие агенты Франтишека Моравеца - руководителя Отдела расследований Генштаба чехословацкой армии. Нужно сказать, что Франтишек Моравец имел неплохие источники информации в наших КБ и военной промышленности. Кроме того, мало известно, к чему привело его партнерское сотрудничество с начальником РУ ГШ Соломоном Урицким. А сотрудничали они весьма плотно. А если учесть, что Урицкий имел дело с матерым шпионом, наладившим сотрудничество с английской, французской, австрийской и швейцарской разведками, причем успешно вербовавший сотрудников этих разведок? В общем доверительное сотрудничество с таким типом может иметь печальные последствия. В чем Урицкий чуть позже и убедился самым печальным образом.
  В общем, по-любому видно, что немецкие спецслужбы были не сильно озабочены сбором нужной информации по СССР. И это не результат легкомыслия и разгильдяйства. Это результат остаточного принципа. Видимо эта работа считалась не столь важной. Можно понять, когда такую ошибку совершает руководитель одной спецслужбы. Но если такой подход господствует не только в Абвере, но и в разведслужбах Люфтваффе и Кригсмарине, а Генштаб даже не требует повысить качество работы, значит этот Генштаб уже расставил приоритеты и подготовка к войне с СССР у него даже не на втором плане.
  Любопытно, не правда ли? Адольф Гитлер орет на весь мир о "Дранг нах Остен", организует Антикоминтерновский Пакт, прессует "агентов Коминтерна" на всей доступной ему территории, а собственный генералитет тщательно готовится к какой-то другой войне! Война с СССР в планы немецких генералов не входит, ибо им непонятно: зачем она вообще нужна?
  Хорошо, разведке определили приоритеты, но ведь после того, как она сделала свое дело, должна выполнить свою работу армия. А как армия готовилась к войне с Англией? Может быть она совсем не собиралась вторгаться в Англию? Может быть "Зеелеве" был сплошным блефом?
  
  

Откуда росли ноги у "Зеелеве".

  
  Армия не может готовиться к войне вообще. Она должна готовиться к войне с конкретным противником. Именно поэтому, будущая жертва агрессии стремится создать между собой и потенциальным агрессором буферную зону из зависимых или союзных государств. Творцы Версальской системы сделали почти все возможное для того, чтобы Германия не имела возможности сосредоточить достаточные силы против армий главных игроков.
  Нейтральная Австрия и союзная Чехословакия отделяли Германию от Италии, Венгрии и Болгарии. Все эти страны были недовольны Версальской системой. Италия потому, что мало дали. Венгрия и Болгария - потому, что попали под те же ограничения, что и Германия.
  С востока, между Германией и СССР располагалась Польша, которою протоколы "Версальских мудрецов" обязывали выполнять роль двойной прокладки между СССР и Германией. Сначала, в случае агрессивных действий Германии, Польша должна была образовать Восточный фронт вооруженной борьбы. Правда, не учли "советский фактор". Оказалось, что восточней Польши после 1920 года находится не "зона хаоса", а полноценное государственное образование. Пришлось ставить перед Польшей задачу военного противостояния с СССР. Как Польша справилась с этими двумя задачами, мы прекрасно знаем. Современные польские оправдания про ужасный Вермахт и удар в спину со стороны РККА, не стоит принимать во внимание. Мировая буржуазия требовала от поляков должного выполнения обеих задач сразу после заключения между СССР и Германией Раппальского договора. Поляки всех уверяли, что такая задача им по плечу. Причем уверяли до самого последнего момента. Нужно было либо выполнять свои обязательства, либо лечь под одного из противников. Последнее им и предлагали что Германия, что СССР. Не согласились, значит дальнейшая их судьба не должна вызывать сочувствия.
  На западе, Германию от Франции отделяли нейтральные Швейцария и страны Бенелюкса. Правда, общая граница между Францией и Германией была. Но и тут был буфер в виде "Рейнской зоны".
   Таким образом, навалиться на Францию всеми силами и внезапно, германская армия не могла. Пришлось бы тратить слишком много времени на предварительное разрушение возведенных барьеров. Все это усложняло подготовку войны против Франции, не говоря уже про Англию и СССР. При сохранении таких барьеров, любые наступательные планы германского военного руководства становились слишком сложными, а значит невыполнимыми. Именно это мешало приступать к разработке конкретных операций против Англии. "Французский барьер" и польский "Восточный фронт" сокрушить чисто политическими методами оказалось невозможно. Пришлось задействовать армию. Что из этого вышло, мы знаем. В компаниях против Польши и Франции, использовались в основном "домашние заготовки", хотя совсем без импровизации не обошлись. Оставалось только решить проблему с СССР и Англией. А вот тут никаких "домашних заготовок" не было и быть не могло. Причина простая: не было смысла приступать к планированию конкретных военных операций, если неизвестна та обстановка, которая сложится к моменту сокрушения барьеров. Все, что было сделано против Англии, укладывалось в определение "Предварительное изучение предстоящего театра военных действий". Против СССР и это не было выполнено. К тому же, немецких генералов сильно дезориентировала позиция политического руководства. Стремление всячески избегать затяжного конфликта с Великобританией отразилось на подготовке к боевым действиям. И даже когда война началась, стремление Гитлера решить с Британией дело миром или малой кровью не позволило генералам добить экспедиционные силы Великобритании под Дюнкерком. Здесь нужно понимать позицию самого Гитлера. Все его реверансы вокруг Англии вовсе не свидетельствовали о том, что он был искренним другом этой страны. Просто одно дело ослабить английские позиции в Европе, а совсем другое дело воевать с Англией всерьез. При всех своих шараханьях, он смотрел на боевые действия в Польше и во Франции, как на одно из средств ослабления английского влияния на европейские дела.
  
  "Начало уничтожения английской гегемонии положено. Путь солдатам открыт..."
  
  Эти слова им произнесены 22 августа 1939 года. Обратите внимание на дату, когда он произнес эти слова. Войны еще нет, а главный противник, против которого она пойдет уже назван. В тот момент это не означало, что немецким генералам стоит приступить к планированию высадки на Британские острова. Просто Гитлер считал, что после сокрушительного разгрома английских союзников, ухудшится положение в первую очередь Англии. А раз так, то разговаривать с ней можно будет другим языком. Значит, можно будет ее вытеснить из Европы без ведения продолжительных боевых действий.
  Вот только не учел он одного: английскую верхушку можно было упрекать в чем угодно, но не в стремлении терять свои преимущества без серьезной борьбы. Трусами англичане не были никогда, поэтому воевать с ними долго и серьезно пришлось. За всю свою богатую на войны историю, Англия часто терпела серьезные поражения, но это не доводило ее до мысли о капитуляции перед победителем. Наоборот, чем сильней ее били, тем сильней была ее решимость взять реванш и повернуть ход войны в свою пользу. Эта особенность англичан никогда не была секретом и все равно, раз за разом их противники недооценивали эту страну.
  В принципе, уже 3 сентября 1939 года, Гитлеру стоило отбросить всякие иллюзии насчет Англии. Дело не в том, что она объявила Германии войну. Все дело в том, кто вошел в этот день в состав британского правительства. В тот же день Уинстону Черчиллю было предложено занять пост Первого Лорда Адмиралтейства с правом голоса в Военном Совете. И это не простое назначение. Не было в тот момент более беспринципного и решительного в своей подлости политика нежели он. И если английское правительство еще пыталось решить возникшую проблему путем уменьшения издержек, отсюда и "Странная война", то Черчилль сознательно шел на обострение ситуации. В отличии от британской армии, Королевский флот без малейших колебаний приступил к активными действиям. Опираясь на руководство флота, Черчилль начал воплощать в жизнь одну интересную стратегию, которую не получилось правильно реализовать в годы Первой Мировой. Суть ее была в том, чтобы не позволить Германии сосредотачивать достаточное количество сил на решающих направлениях. Для этого следовало размазать германские войска по всему глобусу. Как этого добиться? Очень просто, нужно вовлечь в конфликт как можно больше стран мира.
  Приняв за основу эту стратегию, британский флот пустился во все тяжкие. Первой жертвой британского коварства стали страны Скандинавского полуострова. Здесь в ход шло все: воспользовавшись конфликтом между СССР и Финляндией, англичане начали давить на правительства Дании, Швеции и Норвегии, требуя предоставить коридоры для пропуска англо-французских экспедиционных сил в Финляндию. Черчилля собственно беспокоила не судьба самой Финляндии, а установление военного контроля над источниками сырья.
  На одном из приемов с участием журналистов Скандинавских стран Черчилль, будто бы мимоходом, сказал:
  
   "Иногда можно и пожелать, чтобы северные страны оказались на противоположной стороне, и тогда можно было захватить нужные стратегические пункты".
  
  Германия, зависевшая от поставок железной и никелевых руд Швеции и Норвегии, естественно равнодушной не осталась. Даже то обстоятельство, что война между Финляндией и СССР закончилась, вовсе не остановило Уинни. Шантаж скандинавских стран не прекратился. Особенно туго пришлось Норвегии. Британские власти требовали от нее очень много:
  
  - разрешить распространение идущей войны на норвежские территориальные воды. Пока норвежское правительство чесало репу, англичане это осуществили в одностороннем порядке.
  - передать значительную долю её торгового тоннажа (1300 пароходов (суммарно 1,78 млн брт) и 682 теплохода (суммарно 2,98 млн брт). По большей части этого англичанам добиться удалось. Великобритания смогла использовать норвежские суда общей вместимостью 2 450 000 регистровых брутто-тонн (1 650 000 из которых пришлись на танкеры)
  - В самом начале войны - 5 сентября - британское правительство опубликовало обширный список товаров, которые оно квалифицировало как военную контрабанду. Принятие этого списка приводило к тому, что значительная часть норвежского экспорта в Германию оказалась под запретом, а внешняя торговля страны попадала под английский контроль. Норвежское правительство было вынуждено уклониться от выполнения требований Уайтхолла.
  
  Не дожидаясь окончательного результата, англичане начали формирование специальных сил для отправки их на захват Нарвика и Балканы. Последнее обстоятельство интересно тем, что на Балканах англичане собирались установить контроль над нефтяными промыслами в Румынии.
  А теперь вопрос резунистам: что там насчет этого говорил Великий Гуру? Ничего не говорил? Видать неплохо его англичане кормят, если он умалчивает про этот совсем не секретный эпизод Второй Мировой.
  А закончилось это прямой интервенцией англо-французов против Норвегии. Вот уж где Гитлеру пришлось срочно работать на опережение и срочно начинать войну, к которой Германия вообще не готовилась. И если компания против Дании производит впечатление заранее спланированной акции, то вторжение в Норвегию - чистой воды импровизация. Именно из-за того, что все готовилось в спешке и на ходу, получились те проколы, которые поставили операцию "Учения на Везере" на грань провала. Зато англичане, имевшие достаточно времени на подготовку, начали боевые действия в норвежских водах аж на 10 дней раньше, чем состоялось немецкое вторжение.
  Сильно размазать по глобусу немецкие войска тогда не удалось. Но Черчилль и его подельник Галифакс не унывали. План этот находился еще в самом начале своего осуществления и результат их усилий проявится не сразу. Нужно было только расширить масштаб своей деятельности. Для этого им нужно было получить больше власти. Претворению плана в жизнь мешал премьер-министр Чемберлен. Но разве это препятствие для настоящих джигитов?
  7 мая 1940 в Палате общин состоялись слушания, посвящённые якобы поражению в "Битве за Норвегию", на следующий день состоялось голосование по вопросу доверия правительству. Несмотря на полученный формальный вотум доверия, Чемберлен решил подать в отставку, в связи с острой критикой, которой подверглась политика кабинета, и небольшим (81 голос) перевесом при голосовании. Наиболее подходящими кандидатами считались Черчилль и лорд Галифакс. 9 мая на встрече, в которой приняли участие Чемберлен, Черчилль, лорд Галифакс и парламентский координатор правительства Дэвид Маргессон, Галифакс отказался от должности, и 10 мая 1940 года Георг VI официально назначил Черчилля премьер-министром. Черчилль получил эту должность не как лидер партии, победившей на выборах, а в результате стечения чрезвычайных обстоятельств.
  "Чрезвычайные обстоятельства" - это не мифические поражения английских войск, ибо на тот момент операция "Гельб" еще не была начата, а судьба Норвегии еще не была окончательно решена. Настоящими "чрезвычайными обстоятельствами" было желание "ястребов" порулить ходом войны. Ради этого, не смотря на то, что действующий глава правительства не утратил доверия, пошли на его смещение и назначение на этот пост не самой лучшей для руководства войной кандидатурой.
  После седьмого мая, всякие колебания Гитлера должны были прекратиться. Если с Чемберленом и даже Галифаксом во главе страны еще возможны были разговоры о прекращении боевых действий, то с Черчиллем такой фокус не проходил. Те, кто стоял за его спиной, кто его выдвигал и поддерживал, готовились к длительной и бескомпромиссной борьбе. Напомню, что слова Черчилля:
  
  "Мне нечего предложить британцам кроме крови, тяжкого труда, слёз и пота".
  
  Были сказаны они 13 мая 1940 года, когда еще никто не мог сказать, чем закончится наступление немецких войск. И даже окружение войск Антанты в Северной Франции еще не означало катастрофы. При наличии достаточной воли к сопротивлению, фронт мог стабилизироваться и снабжаемый по морю плацдарм во Фландрии мог послужить исходным пунктом для контрнаступления. Шансы на успех у войск Антанты были. Даже при отсутствии серьезного сопротивления, из имевшихся изначально 2909 танков и САУ, у немцев к 1 июню 1940 года в строю осталось 2114 боевых машин. Немецкая промышленность производила в это время порядка 200 танков ежемесячно. Как видите, потери превышали возможности пополнения. В случае упорного сопротивления, потери могли превысить 50% и танковые войска Германии могли быть надолго обескровлены. Правда, прекрасно это понимая, немцы не стремились заставить противника прекратить бегство и начать сражаться. Фактически они построили "Золотой мост" для отступавших. Думаю, что именно эти соображения явились причиной знаменитого "стоп-приказа".
  Тут немцы были правы. Одно дело воевать с противником имеющим в достатке тяжелое вооружение и совсем иное, когда предстоит добивать дивизии, превратившиеся в маршевое пополнение. Догнать это "маршевое пополнение" стоило уже на другом берегу Ла-Манша. Для этого стоило немедленно начать подготовку к проведению десантной операции на территории Англии. До 22 июня немцам было не до десантов. Зато после этой даты, проведение "Зеелеве" прямо-таки напрашивалось. И если до 2 июля 1940 года еще можно было испытывать какие-то иллюзии насчет возможности помириться с Англией, то после этой даты они должны были исчезнуть. Впрочем, первые колокольчики зазвенели еще 18 июня 1940 года.
  
  Проигрыш Французской компании поставил Англию в тяжелое положение. А течении какого-то месяца, они лишились практически всей своей армии, европейских союзников и плацдармов в Европе. Какой бы серьезной преградой не был Ла-Манш, но человеческая мысль изворотлива. Рано или поздно враг сумеет найти способ переправить через него достаточное для завоевания Метрополии количество войск. Противопоставить что либо предстоящему вторжению в конце июня было нечего. Так считали многие сторонние наблюдатели, но только не сами англичане. Вот чего у них не отнять, так это стойкости и хладнокровия. Англия никогда бы не стала сверхдержавой, если бы ее население в трудные минуты жизни опускало руки и раздвигало ноги. Подлость и коварство - это не единственная их черта и не самая главная. Многие обвиняли англичан в том, что они любят отсиживаться за чужими спинами, забывая при том, что если требовалось, они прекрасно умели стоять насмерть, причем даже в очень безнадежной ситуации. Черчилль, которому пришлось начинать с разбитого корыта, в плане личных своих качеств был типичным англичанином. А раз так, то и поступил он в соответствии с правилами и обычаями своего народа - начал готовить страну к бою и одновременно искать пути к победе. Шансы на это были. Это на первый взгляд казалось, что у Гитлера в июле 1940 года многократное превосходство в силах. Летом 1940 года английская армия располагала 20-26 дивизиями неполного состава с очень слабым вооружением. Из них на южном побережье Англии находилось 2-4 дивизии, единственные, обладавшие приемлемой боеспособностью. Остальные в тот момент были скорее "бумажными дивизиями", испытывающими острый недостаток всего необходимого. Было время, когда на сотню солдат приходилось 3-4 винтовки. Чтобы скрыть это положение от немецкой разведки, приходилось вооружать солдат деревянными макетами винтовок. Из тяжелого вооружения, имелось не более 500 орудий и едва-ли две сотни танков.
  
  "В 1940 году армия вторжения примерно в 150 тысяч отборных солдат могла бы произвести смертельные опустошения в нашей среде".
  
  Так оценивал ситуацию того времени сам Черчилль на закрытом заседании палаты общин23 апреля 1942 года.
  У Гитлера в этот момент было порядка 160 дивизий из которых для боевых действий против Англии выделялось 40 дивизий. В воздухе Люфтваффе могло обеспечить тройное превосходство в силах.
  Положение усугублялось тем, что привлечь для обороны метрополии войска, находящиеся в колониях не представлялось возможным. Со вступлением в войну на стороне Гитлера Италии, начались боевые действия в Северной и Восточной Африке, которые затянулись аж на три года.
  Про флот можно и не вспоминать. Он был хорош и силен, вот только его пришлось размазать по глобусу. Корабли нужны были на всех океанах. Их не хватало даже для прикрытия конвоев с грузами. К тому же, много кораблей получило повреждения от атак немецкой авиации. Летом 1940 года, принять участие в защите метрополии могла малая часть Королевского флота.
   Так все выглядело для стороннего наблюдателя. Вот только были в этой ситуации и обнадеживающие моменты. Самый главный из них - Восточный фронт. А разве он был в это время? По мнению Черчилля, Восточный фронт по факту существовал уже 17 сентября 1939 года. То что боевые действия там еще не велись, не отменило для Гитлера необходимости держать там часть своей армии. До операции "Гельб", Восточный фронт отвлекал на себя сравнительно небольшие силы немцев. Но уже в июне 1940 года, Гитлеру пришлось подумывать о том, что делать, для того чтобы удержать ситуацию на Востоке под контролем. Выход был только один - перебросить туда освободившиеся войска. Все дело в том, что крах Версальской системы, изменил внешнюю политику не только крупных игроков, но и оставшихся на время без присмотра всякой мелочи. 1940 год - это год радикального пересмотра границ территорий в Восточной Европе.
  СССР, Германия и Литва со Словакией делили Польшу. Венгрия закончила дележ Чехословакии и воспользовавшись благоприятной ситуацией, вместе с Болгарией и СССР начала дележ Румынии. Румынам это настолько не понравилось, что они мгновенно сменили ориентацию (с проанглийской на прогерманскую) и припали к стопам Гитлера: " Благодетель! Спаси нас!"
  Чтобы навести порядок в этом бардаке, одного доброго слова было мало. Поэтому уже в июне 1940 года, в ставке Гитлера стали слышны речи о необходимости держать на Востоке от 80 до 100 дивизий. Вдобавок к этому, требовалось ввести ограниченный контингент германских войск в Румынию, чтобы защитить ее от наглых приставаний болгар и венгров. В дополнение ко всему, фюреру била челом и Финляндия. У той была своя головная боль, называемая СССР. Но ведь и Швеция стала наглеть, поглядывая на Аландские острова.
  В общем не стоит все сводить к действиям СССР и Германии. До поры до времени, обе этих державы проявляли способность договариваться между собой и соблюдать принятые на себя обязательства. Фактор неопределенности вносили многочисленные лимитрофы, чья политика в этот момент уже переставала быть предсказуемой.
  В этой ситуации, английскому правительству можно было попытаться плеснуть бензинчик на тлеющие угольки, чтобы раздуть на Востоке пожар большой войны. Отказываться от такой возможности англичане не собирались. Рычагов влияния на ситуацию у них еще хватало. Например Греция, недовольная наглостью Муссолини, искала поддержки вовсе не у Гитлера. Переговоры между греческим и английским правительством о размещении на территории Греции группировки английских ВВС и сухопутных войск, шли еще с октября 1939 года. И хотя особыми успехами английские дипломаты похвастать еще не могли, но возможность создания угрозы румынским нефтяным промыслам, Гитлеру приходилось учитывать. Причем исходить она могла не только от СССР. Не менее свирепая битва развернулась и за влияние на политику Югославии. Здесь пока еще преобладали немцы, но и у англичан были неслабые шансы. Не стоит сбрасывать со счетов и возможности английской агентуры на территории СССР. Она и раньше активно действовала, а после 1939 года, ее возможности влиять на ситуацию в выгодном для Англии направлении даже возросли. В конце 1939 года, начало свою подрывную деятельность против СССР польское эмигрантское правительство. Эти ребята, во всем зависимые от Лондона, имели достаточно возможностей для организации самых изощренных провокаций. Напоминаю, что способом ослабления германской военной мощи, в этот период являлась стратегия намеренного расширения зоны конфликта. Чем больше стран вовлечено в конфликт, тем больше германская военная мощь размазывается по территории Европы, тем меньше сил сможет Гитлер выделить для войны с Англией. И нужно сказать, стратегия эта была неплоха. Даже при отсутствии вооруженных конфликтов на Востоке, Гитлер вынужден реагировать на все потенциальные угрозы и направлять все больше и больше войск для осуществления военного контроля за ситуацией.
  Разумным шагом для британского правительства было усугубление ситуации. То есть обеспечить такое столкновение интересов враждующих сторон, чтобы иных способ разрешения конфликта кроме военных не существовало. Речь здесь идет не только о войне между СССР и Германией. Англию устраивало возникновение конфронтации Германии с любой не вовлеченной в войну страной. И не сказать, что это не приносило свои плоды. Мысль о том, что любые соглашения с СССР следует подкреплять внушительной военной группировкой находящейся у его границ, посетила Гитлера в конце Французской компании.
  Первые публичные высказывания Гитлера о необходимости "обратить взоры на Восток", были сделаны где-то 2 июня 1940 года:
  
  "Теперь, когда Англия, видимо, будет готова к миру, он приступит к тому, чтобы расправиться с большевизмом".
  
  Здесь он пока еще не ставит телегу впереди лошади. Сперва принудить Англию к миру, затем расправиться с большевизмом. Естественно, Черчилля такой алгоритм действий не устраивал. Для него было бы лучше, чтобы все произошло с точностью до наоборот. А так не выходило, и вина за это лежит на самом Черчилле.
  
  Первой мерой английского правительства по срыву возможной десантной операции немцев на Британские острова, стала операция "Катапульта". 3 июля 1940 года, британский флот начал ведение боевых действий против нейтральной к тому времени Франции. Цель этого вероломного нападения на корабли вчерашнего союзника понятна: предотвратить возможное усиление Германии на море. Началась "Катапульта" аккурат в тот день, когда Гитлер отдал приказ о подготовке плана нападения на СССР.
  Возникает вопрос: зачем фюреру понадобилось нападать на СССР, когда у него еще не окончена война с Англией? Версию с советской угрозой румынским нефтепромыслам я даже не стану рассматривать всерьез. Если она стоит так остро, то нужно немедленно бросать все дела и гнать все, что только есть под рукой на Восток. А вот этого Гитлер не делает. Войну с СССР он планирует вести в следующем году. Просто в течении этого года, он рассчитывал тем или иным способом окончательно решить "британский вопрос". Если Британию не удастся быстро сокрушить, то воевать с СССР придется по-любому. В Германии прекрасно помнили о том, что Европа для англичан всегда была поставщиком хорошей пехоты. Польская, датская, норвежская, голландская, бельгийская и французская пехота для Черчилля уже потеряна. Итальянская, венгерская, болгарская и испанская пехота - это союзники немцев. Румынская и финская пехота сменила ориентацию. Что остается? А остается греческая, и шведская пехота. Этого явно недостаточно для сокрушения Германии. Значит, Черчилль начнет вербовать советскую пехоту! А это уже серьезно.
  Но ведь если сокрушить Англию, то исчезнет опасность столкновения с СССР! Ведь некому и нечем будет соблазнять Сталина, а сам он не дурак, чтобы нападать на страну, которая на данный момент является хозяйкой всей Европы!
  И в чем тогда вопрос? А вопрос в том, что Гитлер не был идиотом. Если бы какой-нибудь посланец из будущего рассказал бы ему о результатах войны с СССР и начал бы советовать не нападать на Сталина, а дружить с ним, то убедить Гитлера он все-равно не смог бы.
  Гитлер, внимательно выслушав его, посоветовал бы доброжелательному советнику внимательно учить историю. А что в этой истории он углядел?
  А углядел он то, что видели до него на протяжении веков и другие западные лидеры - Россия для Европы является лишней и опасной страной. Пока Россия была раздроблена, с ее существованием мирились. Но стоило русским царям объединить страну, как Запад немедленно стал нам враждебен. Усилия по сокрушению, раздроблению и изоляции от Европы нашей страны предпринимались веками. Это не прихоть недалеких правителей, это постоянная политика всех европейских лидеров. Нашу силу в своих интересах использовали с удовольствием, но любая попытка нашего участия в европейских делах воспринималась Западом болезненно. Запад противился как только мог. Единая Европа образца 1815 года с членством в ней России, рухнула в 1854 году благодаря усилиям всей Европы. Мы были незваными гостями в их доме. Точно так же Европа боролась с нашими попытками усилиться в 1878 и 1905 годах. Она нисколько не горевала от того, что Российская Империя рухнула. Первое, что сделали "версальские мудрецы", так это постарались отгородиться от нас "санитарным кордоном", создав его из отколовшихся от Империи провинций. После нашей победы в Великой Отечественной войне, уже США создали новый кордон под названием НАТО. Они не пожалели времени и средств на то, чтобы снова развалить нашу страну. Затраты на ведение "холодной войны" многократно превысили немалые затраты на ведение двух мировых войн. Добившись успеха, они не успокоились. Вновь был создан "санитарный кордон" из бывших "братских республик". Вновь продолжилась работа по развалу России. Опыт истории учит, что Россия их не устраивает ни в каком виде. Кто бы ей не правил: царь, Керенский, Деникин, Сталин или Ельцин - ее постараются уничтожить. И дело тут не только в России. Любая, граничащая с Европой сильная империя всегда ей уничтожалась. Судьба Арабского Халифата, Византийской и Османской Империй в этом отношении весьма показательна.
  Гитлер в этом плане мало чем отличается от нынешних американских президентов. Он открыто заявлял о том, что не желает видеть в России никакой государственности, ни большевистской, ни власовской. Мирно сосуществовать с Россией? Зачем? Чтобы она усилившись не позволяла тебе делать все что душе приятно? Это не по ихнему, не по европейски.
  В свое время Николай Первый не позволил разгореться всеевропейскому пожару. И что? Да европейцы его прокляли за это!
  Поэтому все, чего добился бы посланец из будущего, так это того, что фюрер стал бы готовиться к войне с СССР более тщательно. А пока, он отдал приказ о подготовке двух операций: вторжению в Англию и к войне с СССР. И как тут Черчилль не старался, но первой на очереди значилась Англия. Благо, что эта операция не требовала выделения большей части сухопутных войск.
  В том, что эта операция может оказаться успешной, англичане нисколько не сомневались. И если сам Черчилль считал что немцам достаточно было выделить для захвата Англии "150 тысяч отборных солдат", то немцы так мелочиться не собирались. 13 дивизий в первой волне десанта и 27 дивизий для развития успеха - этого должно было хватить с лихвой. Для перевозки этой силы на Британские острова должно было по расчетам хватить четырех тысяч судов. Нужные плавсредства у немцев были. Для оценки реальности этих планов можно сравнить с тем, что понадобилось в 1944 году англо-американским войскам при проведении операции "Оверлорд": 8 дивизий в первой волне и 28-31 дивизии во второй волне. Задействовано было шесть тысяч судов. Этого хватило для успеха против более сильного противника, нежели тот, который противостоял немцам в 1940 году.
  Итак, начиная с 22 июня 1940 года, немедленно после капитуляции Франции, Вермахт приступил к подготовке операции против Англии. Первая наметка ОКХ предусматривала образование трех десантных групп: "Кале" (16-я армия), "Гавр" (9-я армия) и "Шербур" (6-я армия) под общим командованием фон Рундштедта. Эти группы к исходу второй недели после высадки должны были выйти на линию Портсмут - устье Темзы.
  Считали ли сами немецкие генералы поставленную перед ними задачу выполнимой? Да, считали! Форсирование Ла-Манша представлялось аналогом форсирования большой реки, где флот должен был выполнить роль саперных войск, а авиация - роль артиллерии. И сама эта подготовка вовсе не была бутафорской. Испещренные множеством резолюций и пометок, сотни и тысячи документов свидетельствуют об огромном размахе и напряженной деятельности немецкого военного руководства на этом направлении. Среди них памятки: "Береговой бой", "О первом бое после высадки", "О поведении войск на борту десантных кораблей". Памятка номер Шесть: "Пространство корабля и его использование десантными войсками", Памятка номер Три: "Преодоление водных преград штурмовыми ботами , транспортами и с помощью подвесных мостов". Про подвесные мосты, вовсе не шутка. Для снабжения высадившихся войск предусматривалось возведение канатной дороги через Ла-Манш.
  Другие памятки посвящены вопросам размещения оружия на борту кораблей, ведения стрельбы. Были памятки по тактике английской армии и английских партизан. Под руководством начальника отдела Иностранные Армии Запада Ганса Шпейделя создавалось аж целых два наставления по борьбе с английскими партизанами.
  Трудились не только ОКВ и ОКХ. Штаб Группы армий "Б", штабы армий, корпусов и дивизий тоже пахали в поте лица. Вот например две памятки, составленные штабом 35 пехотной дивизии:"Памятка для первого боя после высадки", "О погрузке войск на корабли".
  Отдел боевой подготовки ОКХ составил инструкцию от 18 сентября 1940 года "Бой в тумане".
  Штаб XIII армейского корпуса 21 сентября издал памятку об обращении с английскими военнопленными.
  Сразу после выхода на побережье Ла-Манша, войска Группы Армий "Б" приступили к практической подготовке десанта. Среди трофейных документов того периода, очень красноречивы документы 413-го саперного моторизованного полка. Документ составленный командованием 655-го саперного батальона этого полка так и называется "Приказ номер Четыре "О выгрузке". Среди документов 671-го батальона этого же полка имеются фотографии, отражающие обучение войск действиям на воде, в лодках, катерах, штурмовых мостах и т.п.
  Или одно из донесений штаба 680-го пехотного полка 7-й дивизии о том, что для участия в операции ему не хватает 16-ти штурмовых ботов.
  Вместе с армией трудились и войска СС. В состав десанта планировалось включить дивизию СС "Мертвая голова". Для нее ведомство Гейдриха составило "Особый лист для поисков в Великобритании" от 17.09.1940 - список англичан подлежащих немедленному аресту или ликвидации.
  Последняя задача была поручена штандартенфюреру СС Францу Альфреду Зиксу, который назначался "представителем начальника полиции безопасности и СД в Великобритании". Зиксу предписывалось "любыми средствами ликвидировать все антигерманские организации, учреждения и оппозиционные группы, которые могут быть обнаружены в Англии..." Начать свою деятельность в Англии Зикс должен был с массовых арестов. Прежде всего надлежало арестовать лиц, занесенных в "черный список", составленный начальником отдела в VI управлении РСХА Вальтером цу Христианом.
  Всего в списке было 2700 человек. Вот одна лишь выдержка из него:
  
  "...47. Хризостон, Сегрю Джон. 7.1. 84. Ливерпуль. Журналист. Арестовывается по заявке отдела Е4 IV Управления Главного управления имперской безопасности СС.
  47-а. Кристи, офицер британской разведки. Лондон. По заявке отдела Е4 IV Управления.
  48. Черч, Арчибальд Джордж. 1886. Лондон. Майор. Рострэвор, Сель-дон-род, Сэндерстрит. По заявке отдела П VI Управления.
  49. Черчилль, Уинстон Спенсер, премьер-министр. Уэстерхем, Кент, Чартуэлл-мэнор. По заявке отдела AI VI Управления..."
  
  А вот еще элементы подготовки:
  
   "Английская территория, оккупированная германскими войсками, будет находиться под управлением германской военной администрации... Все безрассудные действия, саботаж любого рода, активное или пассивное сопротивление германской армии вызовут ответные меры..." Под ним стояла подпись генерала Браухича. Другой документ был подписан начальником ОКХ генералом Гальдером и датирован 9 сентября 1940 г. В нем говорится: "Главная задача военной администрации в Англии заключается в том, чтобы обеспечить использование рабочей силы Англии в интересах германских вооруженных сил и германской военной экономики... Все здоровое мужское население в возрасте от 17 до 45 лет должно быть в возможно короткие сроки отправлено на континент, если положение на месте не потребует сделать иначе". В качестве одной из мер поддержания "законности и порядка" приказ номер 3000/40 вводил институт заложников. За каждого убитого немецкого солдата предполагалось казнить от 10 до 100 человек, а в случае сопротивления - уничтожать всю общину. Совсем как в Орадур-сюр-Глан!
  Англичане, выйдя на улицы своих городов, оккупированных вермахтом, должны были прочитать "Распоряжение по оккупационной территории". В нем, например, говорилось:
  
  "Акты насилия и саботажа будут караться самым суровым образом Следующие действия будут караться военным судом
  1) всякое содействие военнослужащим, не принадлежащим к германским вооруженным силам, на оккупированной территории, 2) всякое содействие гражданским лицам, пытающимся бежать на неоккупированную территорию, 3) всякая передача лицам или властям, находящимся за пределами оккупированной территории, информации во вред германским вооруженным силам и германскому государству, 4) всякое общение с военнопленными, 5) всякое нанесение оскорбления германским вооруженным силам и их командованию, 6) скопление на улицах, распространение листовок, организация публичных собраний и шествии без предварительной санкции германских военных властей, а также все другие формы выступлений антигерманского характера, 7) подстрекательство к прекращению работы, злонамеренное прекращение работы, забастовки и локауты"
  
  Командующие оккупационными войсками получали в свое распоряжение четыре полевые комендатуры и 12 местных комендатур; в Лондоне предусматривалось образование специальной усиленной комендатуры. На территории Англии проектировалось создать три концентрационных лагеря, а на континенте - восемь лагерей для англичан. Каждый из них был рассчитан на 10 тыс. узников. В памятке, составленной в генеральном штабе 9 сентября 1940 г., войскам предписывалось расстреливать на месте и без суда английских партизан и мирных жителей.
  
  Как видите, работа велась серьезная и масштабная. Намерения были вполне серьезные и на блеф все это нисколько не походило. Ко всему прочему, "Зеелеве" нисколько не мешала подготовке "Барбароссы". До последней был еще целый год. Времени и на то и на другое должно было хватать. Вот только ничего у немцев не вышло. И причины этому имелись. Их было две: неправильная постановка задач Люфтваффе и трусость руководства Кригсмарине.
  
  

Провал операции "Зеелеве".

  
  Для достижения победы в войне, недостаточно иметь хорошо составленный план компании. И даже образцовое материальное обеспечение не гарантирует победы в задуманной вами операции. Не всегда способствует успеху и отличная выучка войск. Не так уж и редко победу одерживают плохо обеспеченные и слабо выученные войска, действующие без заранее составленного плана. Здесь огромную роль играет моральный фактор. Если верить Наполеону, то моральный фактор на войне соотносится с материальным как три к одному. Высокий боевой дух войск - это только часть морального фактора. Значительную его часть составляет творческий потенциал ответственных командиров и военачальников. Речь идет не только об уме полководца. Его характер играет не меньшую роль.
  
  "Наполеон, со своей оригинальной манерой выражаться, уподоблял комплекс качеств хорошего полководца квадрату, где основание и высота всегда равны: под основанием он тут понимает характер, смелость, мужество, решимость, а под высотой - ум, интеллектуальные качества. Если характер сильнее ума, то полководец увлечется и пойдет дальше, чем нужно. Если ум сильнее характера, то у него, напротив, недостанет мужества осуществить свой план".
  (Е.В. Тарле "Наполеон")
  
  Глядя на всю возню немцев при осуществлении "Зеелеве", складывается впечатление, что у них ни полководцев, ни флотоводцев совсем в этот момент не было. Может быть я и не прав, но все они явно страдали "горем от ума". И больше всего страдало этим Кригсмарине. Именно немецкий флот лишил свои армию и авиацию возможности победить врага. Как я уже говорил, немецкому флоту отводилась роль саперов при форсировании Ла-Манша. Естественно, что при этом ему пришлось бы противодействовать попыткам английского флота сорвать переправу и снабжение высадившихся войск. На первый взгляд, задача эта кажется неразрешимой из-за подавляющего превосходства англичан на море. Судите сами, вот с чем встретил войну британский флот:
  
   Royal Navy к началу войны располагал:
  
   15 линкорами и линейными крейсерами (ещё 5 строились),
   7 авианосцами (5 строились),
   66 крейсерами (23 строится),
   184 миноносцами (52 в строительстве)
   60 подлодками.
  
  А чем располагали Кригсмарине? А вот чем:
  
  Линейные корабли:
  
  Тип "Бисмарк":
  
   "Бисмарк" - введён в строй в 1940 г
   "Тирпиц" - введён в строй в 1941 г
  
  Тип "Гнейзенау":
  
   "Гнейзенау" - введён в строй в 1938 г
   "Шарнхорст" - введён в строй в 1939 г
  
  Тип "Дойчланд" (додредноуты):
  
   "Шлезиен" - введён в строй в 1908 г
   "Шлезвиг-Гольштейн" - введён в строй в 1908 г
  
  Авианосцы
  
  Тип "Граф Цеппелин":
  
   "Граф Цеппелин" - заложен в 1936 г. в строй не вступил
   Авианосец Б - заложен в 1938 г. в строй не вступил
  Тяжёлые крейсеры
  
  Тип "Дойчланд" ("карманные линкоры"):
  
   "Дойчланд" (переименован в "Лютцов") - введён в строй в 1933 г
   "Адмирал Шеер" - введён в строй в 1934 г
   "Адмирал граф Шпее" - введён в строй в 1936 г.
  
   Тип "Адмирал Хиппер":
  
   "Адмирал Хиппер" - введён в строй в 1939 г.
   "Блюхер" - введён в строй в 1939 г
   "Принц Ойген" - введён в строй в 1940 г.
   "Зейдлиц" - решено перестроить в авианосец, в строй не вступил
   "Лютцов" - продан СССР в 1940 г.
  
  Лёгкие крейсеры
  
  Тип "Эмден":
  
   "Эмден" - введён в строй в 1925 г
  
  Тип "K":
  
   "Кенигсберг" - введён в строй в 1927 г
   "Карлсруэ" - введён в строй в 1927 г.
   "Кёльн" - введён в строй в 1928 г.
  
  Тип "Лейпциг":
  
   "Лейпциг" - введён в строй в 1929 г.
   "Нюрнберг" - введён в строй в 1934 г.
  
  Эсминцы
  К началу войны в строю находился 21 эсминец
  
  Плюсуем к этому 57 подводных лодок
  
  На первый взгляд, Кригсмарине тут не светит ничего хорошего. Но это только на первый взгляд. В военном деле иногда простая арифметика бывает ошибочной. Иногда один посредственный корабль стоит десятка современнейших. В 1940 году, это правило работало на немцев. Дело в том, что "переферийная стратегия" - палка о двух концах. Собрать всю эту армаду в один кулак у англичан никак не получалось. Основная часть их коммуникаций - морские коммуникации. Их нужно защищать, при том, не только от немцев. В Средиземном море приходилось противостоять итальянскому флоту. На Тихом океане тоже требовался хоть какой-то кулак против японского флота. Да и за "нейтральным" флотом США требовался пригляд в Атлантике и Пасифике. Авантюра с "Катапультой" привела к тому, что и с французским флотом нужно было что-то делать. Я уже не говорю о том, что даже в самом спокойном на тот момент Индийском океане нужна была защита от вспомогательных немецких крейсеров. В общем, на самом деле кораблей британцам катастрофически не хватало. То, что они могли выделить для защиты Метрополии, солидно выглядело на бумаге, а на деле не все корабли были достаточно боеспособны. А ведь были и потери среди корабельного состава Роял Нэви. Я уже не говорю о повреждениях и поломках. Поэтому на новый Ютланд средств просто не было. Даже для охраны атлантических конвоев от немецких рейдеров приходилось мобилизовать пассажирские лайнеры, вооружив их 120 мм пушками времен Первой Мировой.
  Пополнять свой флот англичанам приходилось и более экзотическим способом:
  
  "2 сентября 1940 года, американский госсекретарь Корделл Халл объявил о согласии передачи военных кораблей британскому ВМФ. В обмен на корабли американская сторона желала получить в бесплатную 99-летнюю аренду воздушные и/или морские базы в следующих местах:
   Ньюфаундленд (сегодняшняя часть канадской провинции Ньюфаундленд и Лабрадор).
   Восточная часть Багам
   Южное побережье Ямайки
   Западное побережье Сент-Люсии,
   Западное побережье Тринидада (включая залив Пария)
   Антигуа
   побережье Британской Гайаны (на сегодняшний день государство Гайана) вплоть до 50-мильного расстояния до Джорджтауна.
  Соглашение также предоставляло американской стороне права на гавани Грейт Саунд (Бермуды) и Кастл Харбор, остров Бермуда, южное и восточное побережье острова Ньюфаундленд.
  Помимо прямой поддержки Англии в виде военных кораблей, можно признать косвенной помощью то, что британские гарнизоны Бермуд и Ньюфаундленда теперь можно было направить на другие, более нуждающиеся участки военных действий. Это стало возможным в силу того, что базы занимались американскими военными. Дополнительным залогом безопасности вышеуказанных земель служило то, что Америка формально продолжала соблюдать нейтралитет, и нападение какой-либо из стран Оси на эти территории, автоматически вовлекала бы США в участие во Второй мировой войне на стороне стран антигитлеровской коалиции".
  
  То есть Британию нагло грабили "кузены", отбирая у нее то, что добывалось веками предками англичан!
  В отличии от Великобритании, большинство коммуникаций Германии - сухопутные. Уже это позволяло немцам не "размазывать" корабли основных классов по глобусу, а держать их в кулаке. Захват Вермахтом портов Голландии, Бельгии и Франции, позволял значительно приблизить пункты базирования кораблей к месту проведения операции.
  Но даже если бы англичане сумели обеспечит превосходство в корабельном составе, то это не делало положение Флота Открытого моря безнадежным. Возможное сражение в Ла-Манше - это бой в прибрежной зоне, где действия английских кораблей можно было сковать береговыми батареями и самое главное - атаками Люфтваффе. 2200 выделенных Герингом самолетов - очень внушительный аргумент в морском сражении. У англичан в ту пору и трети от этого числа не набиралось при всем их желании. То есть, безнадежной ситуация для Кригсмарине не была. Следовало проявить должную решимость и "ужасный британский флот" оказался бы не таким ужасным, как представлялось немецким флотоводцам.
  Вместо того, чтобы решиться и идти до конца, они начали откровенно уклоняться от решения поставленной им боевой задачи. Для того, чтобы высадка войск на английское побережье была успешной, ее требовалось производить на как можно более широком фронте. План высадки был уже в основном подготовлен, как вдруг дойче-моряки начали ныть, что так широко шагать у них не выйдет, могут штаны порвать. Вот если сузить полосу высадки, то тогда да, они постараются все сделать путем. Пришлось армии полностью переделывать план десантной операции, естественно перенося дату начала операции на более позднее время. А морячки не успокоились и продолжали вносить новые "рацпредложения". И вносили до тех пор, пока не дождались неблагоприятных для высадки метеоусловий. Пришлось Вермахту откладывать начало "Зеелеве" на сентябрь 1941 года. Типа окончим "Барбароссу", тогда и приступим. Но ведь за этот год англичане усилятся!
  "Это не беда, - уверяли своего фюрера дойче-моряки, - за этот год мы задушим Англию морской блокадой, вот она и ослабнет!" И занялись они тем, к чему упорно готовились аж с 1919 года - рейдерством. Но и тут у них мало что вышло путного. Да и не могло выйти. Первая причина была чисто политическая. Начну с того, что именно немецкий флот немало способствовал тому, чтобы Англия стала врагом Германии. Ведь к чему готовилось Кригсмарине все годы между мировыми войнами? К борьбе с английской морской торговлей!
  Главной бедой немецких адмиралов времен Второй Мировой, было то, что они не читали "Майн Кампф". Вот с этого и начались все их беды.
  Вот вам пример: Алоизыч терпеливо объясняет немцам, что в перспективе следует дружить с некоторыми европейскими державами:
  ...
  "На целый период времени для Германии возможны только два союзника в Европе: Англия и Италия".
  ...
  "Рассуждая совершенно хладнокровно и трезво, мы приходим к выводу, что при нынешней обстановке лишь два государства в первую очередь сами заинтересованы, по крайней мере до известной степени, в том, чтобы не подрывать условий существования немецкой нации. Эти два государства - Англия и Италия".
  (А. Гитлер. "Майн Кампф" Глава XIII.)
  
  То есть, он прямым текстом обозначил те страны, с которыми не следует конфликтовать, которым не стоит давать повода для вражды. Бог с ней с Италией! Но Англия!
  Фюрер уверяет немцев, что драки за обладание колониями лично он не планирует и не допустит. Что самое нужное и интересное для Германии находится на Востоке. И правительство кайзера упрекает в неправильной внешней политике:
  
  "Вместо здоровой политики приобретения новых земель в Европе правительство остановилось на политике завоевания колоний и усиления своей международной торговли".
  
  "Но так как у нас и слышать не хотели о планомерной подготовке к войне, то предпочли вовсе отказаться от завоевания земель в Европе и, избрав путь колониальной и торговой политики, отказались от единственно целесообразного союза с Англией".
  (А. Гитлер. "Майн Кампф" Глава XIII.)
  
  
   Ради новых приобретений на европейском континенте, он готов простить Англии то, что она хапнула у немцев в Первую Мировую - африканские колонии. Он даже готов пойти на то, чтобы не создавать угрозу Британии на морских коммуникациях.
  А что творят дойче-адмиралы? Они рушат все, чего добился фюрер.
  Судите сами: если для США морская торговля является одним из источников наживы, то для Англии это не совсем так. Для нее морская торговля, не только источник наживы, она еще и источник существования целой нации. Это Америка может жить за счет своих ресурсов, а у Британии все привозное. Именно поэтому, англичане более нервно реагируют на изменения ситуации на морях. Их военно-морская разведка, очень внимательно следит за развитием чужих флотов. И в первую очередь они обращают свое внимание на выдающиеся характеристики чужих кораблей. Можно не сомневаться в том, что в Ленинграде или Николаеве сидело немало завербованных англичанами конструкторов из "старых кадров". В том же Николаеве, в 1941 году, ГФП раскрыло целую британскую агентурную сеть. Как раз ту, которую прохлопало НКВД. Так что информацию англы получали из первых рук. Но ничего тревожного для себя англы из СССР не получают. Вряд ли имеющиеся у Советов кораблики представляют собой угрозу английским коммуникациям. А в Германии что? А там строятся корабли с большой автономностью плавания и прочими характеристиками, подходящими для крейсерской войны! А зачем немцам рейдеры? Дойче-адмиралы уверяют, что для "подрыва вражеской торговли". А чью торговлю они собрались рушить? Неужели советскую? И где? В Черном и Балтийском морях? Но там не нужна большая автономность плавания! Наверняка, на германских верфях было немало английской агентуры, а потому, немецкую флотскую "кухню" лорды Адмиралтейства изучили неплохо. И пусть фюрер распинается в чем угодно. Англичане верят не намерениям, которые легко меняются, а ВОЗМОЖНОСТЯМ, которые быстро не поменяешь. Вот так и гадили морячки собственным политикам. Вредители! А еще тупицы.
  Почему тупицы? Тут нужно понять простую вещь. В морской торговле задействованы многие страны. Если топят британский корабль, везущий каучук в Архангельск, то расстроены не только дельцы в Лондоне. В Бразилии тоже кто-то погорел на этом. И товарищ Сталин тоже радости не испытывает от этого. А в результате, к британским дивизиям добавляются бразильские и советские дивизии. А если топят американский танкер с авиационным бензином для британских ВВС? Тут уж и американский флот начнет охранять британскую торговлю, а заодно рушить германскую.
  Гитлер, мечтает иметь как можно меньше врагов, а Кригсмарине своей политикой, плодит их с невероятной скоростью. И это еще когда война не началась. В принципе, в 1935 году, до снятия с Германии Версальских ограничений, моряки Великобритании уже знали, кто будет их основным противником на море.
  То, что Гитлер не понял, какую подляну ему готовили адмиралы, говорит то, что 3 сентября 1939 года для него стал полной неожиданностью тот факт, что Англия вдруг объявила Германии войну. И непонятно ему было, чем он разгневал англосаксов. И ответ этому придумал не оригинальный: евреи во всем виноваты!
  
   "Труднее обстоит дело с Англией. В этой стране "самой свободной демократии" евреи обходным путем все еще неограниченно диктуют свою волю общественному мнению. Все-таки и в Англии мы видим уже непрерывную борьбу между представителями подлинно британских государственных интересов, с одной стороны, и защитниками еврейской мировой диктатуры, с другой".
  
  Да не евреи это нагадили, Это собственные подчиненные творят сущую дурь, а ты их не поправляешь! Ведь морская торговля для Англии является таким же средством жизни как и земледелие для крестьянина. Если вы угрожаете крестьянину поджечь хлеб на его поле, то он непременно подготовит к бою дедовский обрез. А уж если вы начали этот хлеб поджигать, то помириться с ним не выйдет. Вот почему все попытки немцев мирно разойтись с англичанами потерпели провал. Кто же мирится с поджигателем?
  Итак, неверно выбранная морская стратегия, дала поганые политические последствия. Влип сволочь усатая! Так что, готовя свой флот для разрушения вражеской морской торговли, они сильно ошиблись в своих планах. Но и разрушить морскую торговлю имеющимися средствами не выходило. И тут опять вспоминаем о морально и материальном факторе. Если на суше англичане старались воевать чужими руками, то на море они все делали сами. Нанести им ущерб без хорошей драки было невозможно. Нация, которая судила своих адмиралов за проявленную нерешительность, имела очень достойных моряков. Это были по-настоящему крутые парни. Если было нужно, то ради выполнения поставленной им задачи они совершали подвиги. Вот пример:
  
  "5 ноября 1940 г. карманный линкор "Адмирал Шеер" перехватил многочисленный конвой НХ-84, состоявший из 37 гружёных судов под охраной ОДНОГО "как бы военного" корабля. Этот факт сам по себе красноречиво говорит о том, какими возможностями на конец 1940 г. обладали англичане по части защиты жизненно важных для них трансатлантических конвоев. Единственным охранником конвоя НХ-84 был т. н. "вспомогательный крейсер" "Джервис-Бей". Что это за зверь такой? А это бывший лайнер, мобилизованный Адмиралтейством и оснащенный шестью 120-мм пушками времён Первой мировой, вынутыми из консервации. По замыслу кабинетных адмиралов Адмиралтейства, эти корабли должны были нести патрульную службу в океане (да, их автономность была очень большой) и сопровождать конвои. В обеих ролях мобилизованные лайнеры показали себя плохо. В 1942 г., потеряв примерно два десятка этих вообще-то очень ценных судов, Адмиралтейство опомнилось и переквалифицировало их в войсковые транспорты, для чего они, таки да, подходили просто как нельзя лучше. Но то в 1942, а 5 ноября 1940 г. "Джервис-Бей" встретил противника, против которого был абсолютно бессилен.
   И тем не менее! Это потрясающе, но британец устремился в атаку на своего бронированного противника и геройски погиб в неравном бою. Перед боем он успел отсигналить конвою: "Тревога! Разбегаемся!" - и тем спас множество кораблей и моряков. Так сражался британский коммодор конвоя, капитан 1 ранга в отставке Феджин.
   Итог: когда фрицы, переведя дух и отерев ладонью лоб после "бешеной схватки" с "Джервис-Бей", кинулись убивать транспорты, на их долю досталось всего пять скальпов, потому, что остальные успели разбежаться. Своим самопожертвованием Феджин и моряки "Джервис-Бей" выиграли для Великобритании многие тысячи тонн спасённых грузов, а для сотен моряков конвоя НХ-84 - жизнь".
  
  Это не единственный пример героизма британских моряков. Это ведь и про них можно петь: "Я корабль конвоя. Я-то знаю, что значит подставить свой борт!" А уж если в их распоряжении оказывался полноценный боевой корабль, то немцы быстро уясняли, что нарвались не на жертву, а на охотника: "Ждал я этой минуты и готов вам помочь!" Вот тут и проявлялась разница в настрое. Немцы не были трусами. В безнадежной ситуации они проявляли не меньшую отвагу и стойкость. Если успех был очевиден - проявляли нужную решительность. Но в неясной ситуации они предпочитали не рисковать "ценными боевыми кораблями" и предпочитали уклониться от боя, хотя риск мог принести им победу. В этом они были настолько предсказуемы, что англичане частенько этим пользовались. В отличии от немцев, они к потере корабля относились спокойно: "У короля много!" Так что с такой нерешительностью немцам ничего хорошего в морских боях не светило.
  Были у немецких моряков проблемы и с материальной частью. Уступая англичанам в числе боевых кораблей, немецкие адмиралы решили компенсировать количественное превосходство более высокими качественными характеристиками. Казалось бы, вполне логичное решение. Отличных инженеров в Германии хватает, рабочий класс образцовый, тем более, что англичане перевели свой флот на режим экономии, предпочитая делать упор не столько на строительство новых, сколько на модернизацию ранее построенных кораблей. Вот только не вышел у Данилы-мастера каменный цветок! Борьба за эффективность и качество велась в основном на традиционных направлениях. Но толку повышать например дальнобойность корабельной артиллерии, если резкого увеличения поражающих характеристик тут не добьешься? Создали немцы свой "Бисмарк". И что? Британцы его толпой запинанали! И дальнобойность его орудий их не испугала, равно как толстая броня и живучесть вражеского линкора.
  
  " Спокойно сидя в командирском кресле в легкобронированной боевой рубке своего флагмана "Кинг Джордж V", адмирал Тови, первоклассный моряк и боец, наблюдал, как его дредноуты рвут на куски хвалёного "Бисмарка".
   - Ближе к противнику! Я не вижу достаточно попаданий! - первая и последняя команда, отданная Тови в ходе артиллерийского боя с "Бисмарком".
  
  
  А ведь могли соратники адмирала Редера раскинуть мозгами и понять простую мысль: Чтобы играть в одни ворота, нужно в разы увеличивать дистанцию боя! Здесь было два перспективных пути - авианосцы и ракетоносные корабли. Думаете, что это было невозможно? Неужели? Не стоит кивать на то, что в реальной истории они так и не сумели достроить своего "Цеппелина". Была в то время страна, чьи экономические возможности равнялись бельгийским. Так вот эта страна сумела построить:
  25 ударных авианосцев
  11 эскортных авианосцев
  9 гидроавианосцев.
  Вы наверное поняли, что речь идет о Японии. Конечно, в большинстве своем эти авианосцы были переделкой обычных гражданских судов. Тем не менее, даже половина от указанного количества легко превращала английские дредноуты в утопленников. Что и было продемонстрировано на той войне неоднократно. Имея дистанцию боя в 100-150 километров, можно вообще не принимать в расчет британский линейный флот.
  Промышленность Германии была всяко мощней бельгийской. Построить заранее перед войной подходящие для дальнейшей переделки в авианосцы гражданские корабли - вполне посильная для Германии задача. Тут можно не только линкоры топить, но и вогнать Англию в "каменный век", совершая набеговые операции к ее побережью. Да и с береговой обороной Островов можно быстро разобраться. Мешал "Толстый Герман"? Он потому и мешал, что нужную для авиации нефть флот пожирал без всякого толка. Будь флот активней, Геринг заткнулся бы. А если бы не заткнулся? Тоже не беда. Первые запуски реактивных самолет-снарядов производились в Германии аж с 1932 года. В реальности приемлемый результат был получен только в 1941 году, но при должном внимании, он мог быть получен и раньше. Проблема достижения нужной точности попадания тоже была в условиях Германии решаема. Повторяю, при внимательном отношении к этой проблеме.
  
  
  Вторую "свинью" при подготовке "Зеелеве" положил Вермахту Герман Геринг со своим штабом. Правда тут тоже не обошлось без интриг моряков, но Люфтваффе и само сумело обгадиться по полной. Сперва морячки подкинули идею необходимости предварительного завоевания господства в воздухе. Вот это было совершенно лишне и неправильно.
  Решение о предварительном завоевании господства в воздухе была настолько идиотским, что поневоле начинаешь сомневаться в компетентности германских стратегов. Тут дело вот в чем: высадку десанта планировали произвести во второй половине сентября 1940 года, а известная нам "Битва за Британию" началась 10 июля 1940 года. Допустим, немцы задавили Королевские ВВС и обеспечили себе "чистое небо". Но ведь это ничего не дает для победы! Каждый военный человек должен понимать простую истину: победы ВВС или ВМС никакой пользы не принесут, если достигнутый успех не будет закреплен в ходе решительной операции сухопутных войск. Тут недопустимо делать даже малую оперативную паузу. Протяни время и противник не только опомнится, но и найдет эффективные средства для исправления неприятной ситуации. Протяни время и все твои успехи пойдут псу под хвост. При угрозе потерять полученное преимущество, нужно немедленно атаковать! А Вермахт к этому еще не готов, да и Кригсмарине ни мычит ни телится!
  Представьте себе ситуацию: 22 июня 1941 года, немцы наносят удар по нашим аэродромам. Господство в воздухе достигнуто, но сухопутные войска Германии будут атаковать РККА только 3 октября 1941 года! Бредово? Конечно! Да за это время СССР отмобилизует армию и восполнит понесенные потери . Но ведь именно так воевали немцы против Великобритании в 1940 году. У меня есть два объяснения этому. Первое - британцы подкупили все германское командование. Второе - "У Гитлера в Ставке все малохольные!"
  Можно в качестве примера привести наступательные операции на Тихом Океане, которые проводили наши злейшие друзья. Как только авиация и флот добиваются успеха, немедленно в бой вводится морская пехота. Сразу! Без всякой оперативной паузы! Эти азы военной науки внушают курсантам военных училищ всех стран и народов с незапамятных времен. Почему это не знали работники штаба Люфтваффе - загадка сия велика есть. Тем не менее немцы имели то, что имели - авиация вступила в бой преждевременно и естественно это отразилось на судьбе "Зеелеве".
  Но это одна сторона медали. Второй стороной медали было исполнение поставленных перед летчиками задач. Сразу выяснилось, что Германия не имеет подходящих для такой кампании боевых самолетов. Вообще-то это странно. Изучая данный театр военных действий аж с 1922 года, можно было понять, какие для этого понадобятся самолеты. Все дело было в радиусе действия. Преодолеть очаговую ПВО немецкие бомбардировщики могли даже без истребительного прикрытия, но прорывать зону сплошного ПВО без истребительного сопровождения не выйдет. И тут выяснилось, что радиус действия ударных машин задается радиусом действия истребительного прикрытия. А он у немецких истребителей был явно недостаточен. Имея неплохие машины и совершенную тактику ведения воздушного боя, немцы не могут достаточно эффективно защищать свои ударные машины от атак английских перехватчиков. И это при том, что англичане уступали немцам численно, ТТХ их машин заметно уступали немецким, опытных пилотов катастрофически не хватало, а тактика ведения воздушного боя - "строй идиотов" (именно так и назвали английские боевые построения немецкие летчики). Единственное, что было у англичан в избытке - желание драться. Мужеством и решительностью британские пилоты ничуть не уступали морякам Королевского флота. Но и оно не помогло бы, если бы у врага были более подходящие для таких боев машины. Мне приходилось читать о мнении японских пилотов по этому поводу: они считали, что если бы немцы воевали не на "мессерах", а на "зеро", то исход "Битвы за Британию" был бы совершенно иным. И действительно, у "зеро" дальность полета была в разы больше, чем у "мессера".
  Но проблемы были не только у истребителей. Ударная авиация тоже была не в состоянии выполнить стоящие перед ней задачи. А они были таковы:
  
  - уничтожить британские ВВС
  - разрушить промышленность и инфраструктуру страны
  - деморализовать население
  
  Ни одной из этих задач выполнить не удалось. Одна из причин этого как раз и состояла в отсутствии нужной для этих задач боевой техники. Ударная авиация Люфтваффе создавалась в основном для оказания огневой поддержки армии на поле боя. В операциях против Польши, Дании и Норвегии, Франции и Голландии, эти задачи выполнялись в полном объёме. Однако, в "Битве за Британию" Люфтваффе вынуждено было выполнять задачи, стоящие обычно перед стратегической авиацией. А к этому готовности не было никакой. Ни организационной, ни технической. Люфтваффе смогло бы обеспечить прикрытие высадки десанта и оказание дальнейшей огневой поддержки наступающих войск. Но вбомбить Британию в каменный век немцы не могли в принципе. Поэтому пришлось ограничить полезную нагрузку для Ю-87 и применять их там, где английские перехватчики не успевали вовремя появляться - в прибрежной зоне. У Хе-111 оказалась недостаточной скорость. У До-17 была недостаточная боевая нагрузка. Ю-88 обладал достаточной скоростью и боевой нагрузкой, но и он не мог самостоятельно, без истребительного прикрытия прорываться к защищенным объектам. В итоге, пришлось перейти на ночные налеты, чтобы уменьшить потери. А они были значительны.
  Организационный просчет ОКЛ состоял в том, что для решения поставленных задач были выделены недостаточные силы. Официально в операции было задействовано 4047 самолетов. Вроде бы и много, но годами позже, добиться выполнения задач аналогичных поставленным, не удалось и более могучим армадам англосаксов.
  Ну а раз операция неправильно спланирована и материально не обеспечена, то ничего кроме истощения сил в самый неподходящий момент она не принесла. К октябрю 1940 года, говорить о броске через Ла-Манш было уже поздно. Погодные условия стали неблагоприятными и высадку пришлось отложить. Но дело не только в погоде. Главная причина изменения планов - операция на Востоке.
  
  

Откуда росли ноги у "Барбароссы"?

  
  Если у народа есть возможность поступить так, как ему хочется, то он именно так и поступит. Когда у немцев возникла нужда в обретении "жизненного пространства", они без всяких подсказок со стороны правительства начали его искать и осваивать. Поток переселенцев на новые земли был настолько мощным, что правительство еще Второго Рейха озаботилось проблемой восполнения убыли населения. Немецких женщин призывали рожать как можно больше детей. Эта проблема не перестала быть актуальной и во времена Гитлера. В отличии от кайзера, Алоизович не только призывал к интенсивному деторождению, но и проводил серьезную социальную политику, направленную на охрану материнства и детства. Правда нельзя увеличивать до бесконечности численность "истинных арийцев". Ведь неизбежно возникает вопрос: где они будут жить и чем они при этом будут заняты? На эти вопросы Гитлер дал исчерпывающие ответы в своей нетленке. Следовало реанимировать старый добрый "Дранг нах Остен" и возобновить ту линию развития, что была прервана за шесть веков до рождения фюрера. Гитлер действительно так считал. Правда, его мнение сильно расходилось с желаниями самого народа, но принципа "Я начальник - ты дурак" еще никто не отменял. А немцы вовсе не горели желанием идти на Восток. В свое время, предков российских немцев удалось заманить в нашу страну предложив им очень заманчивые условия для переселения. И все-равно на поездку в Россию решились немногие. Я уже приводил данные по численности немцев, проживающих в разных странах. Если в нашу страну немцев пришлось заманивать очень внушительным калачом, то в те же США они переселялись добровольно, не рассчитывая на льготы и поблажки. Сравнение численности американской и российской диаспор явно не в пользу нашей страны. В общем, "голосование ногами" ясно показывало, где на самом деле желает жить немецкий народ. Но чем была хороша прежняя Германия, так это образцовой дисциплиной в обществе. Если в России люди сходили с ума по собственному желанию и всяк по своей системе, то в Германии с ума сходят все, по команде и единообразно. Если начальство приказывает всем стать параноиками, то шизофреников ждет концлагерь. Всенародная любовь и уважение немцев к четко отданной команде известна. Тут проблем у рейхсканцлера нет: строй, равняй и направляй! Куда прикажешь, туда и будут маршировать. Но это с народом можно так. А с элитой такое не пройдет. Элите, даже немецкой, приходится не команды отдавать, а убеждать в правильности принятых решений. А вот тут у фюрера возникла проблема. Долгое время, самой влиятельной силой в обществе был Генеральный Штаб. А немецкий Генштаб особого смысла в войне с Россией никогда не видел. В 1914 году немцы очень настойчиво уговаривали Николая Второго не лезть в европейские разборки. И вовсе не потому, что боялись русских. Просто по мнению Большого Генерального Штаба, смысла в войне между Россией и Германией не было никакого. Для Германии в особенности. И это при том, что в своей победе немцы не сомневались. Мнение Генштаба разделяло и прочее военное руководство Второго Рейха. А раз так, то прочим политикам оставалось только взять под козырек и держать свое мнение при себе. Время шло, а мнение немецкой военщины по "русскому вопросу" не изменилось. Военщина по-прежнему считала, что есть более важные дела, чем драка с русскими. Дружественно они к нашей стране не относились. Просто мы им были нужны в качестве запасной базы снабжения на случай войны со странами Антанты. Однако времена изменились. После ликвидации Большого Генерального штаба, военная каста превратилась из самой влиятельной в Германии силы, просто в одну из влиятельных. Последствия этого были вполне предсказуемы: заткнуть рот оппонентам стало не просто. Оппонентами были не только романтики из НСДАП. Промышленные магнаты Германии тоже могли диктовать свои условия. И как раз эта часть германской элиты была враждебно настроена к нашей стране.
  Посмотрите на романтиков из НСДАП. Они разделяли идеи своего вождя насчет территориальных приобретений на Востоке. Но разделяли они эти взгляды лишь потому, что Гитлер их сумел убедить в своей правоте. А в чем она состояла?
  До 17 века, большинство европейских стран охотно брали на службу разного рода военных и гражданских специалистов из Италии. В итоге, Италия быстро растратила и растранжирила свой самый ценный человеческий капитал. После Тридцатилетней войны, точно таким же поставщиком кадров стала Германия. И процесс этот не прекращался до самой Второй Мировой войны. То есть Германия обеспечивала прогресс своих соседей за свой счет. Не от хорошей жизни естественно. Сложилась странная ситуация: для решения насущных задач не хватало людей и в тоже самое время не было возможности обеспечить достаточной работой свое население. Соответственно немцы эмигрировали в другие страны. Эмигрировали - это еще мягко сказано. Они бежали из Германии со всех ног, ища свой шанс на чужбине. Особенно много народу бежало в Америку. Каждый третий немец был гражданином САСШ! Объяснение этому находили простое: немцам не хватает собственной земли. Попытка решить проблему с помощью приобретения колоний провалилась. Была приобретена территория, которая раз в восемь превосходила по площади саму Германию. Но немцы туда не поехали. К тому же, из-за преобладания противников Германии на море, колонии было очень сложно удержать. После Первой Мировой войны, колоний не стало, но проблема удержания немцев в пределах Германской Империи осталась. Выход из этой ситуации видели в том, что колонии должны располагаться недалеко от Рейха и иметь устойчивую сухопутную связь с метрополией. Так была реанимирована идея "Дранг нах Остен". А что находится "нах Остен" мы прекрасно знаем. Приобрести эти земли было возможно только путем войны. Тянуть с этим долго не стоило, ибо эмиграция немцев в САСШ продолжалась и только война позволяла удержать под своим влиянием потенциальных эмигрантов. А удержать их можно было только хорошо мотивировав. Иначе, без всякой войны Германия лишится самой активной части своего населения и обогатит за свой счет заокеанского гиганта. Пусть уж лучше эти люди найдут свой шанс не за океаном, а на землях славян. То, что придется "Восточные территории" очистить от славян, нацистов не смущало. Америка ведь очистила свои земли от индейцев! Тем самым дала шанс миллионам белых людей. И почему бы подобное не проделать на Востоке Европы, но уже в интересах Германии?
   Но если ознакомиться с их претензиями к восточным соседям, то удивлению не будет конца: верхушка НСДАП практически не претендовала на земли, которые входили в состав СССР в 1939 году. Их интересовала Прибалтика, Западная Украина и Западная Белоруссия. Но ведь в состав СССР эти земли тогда еще не входили! Прибалтика того времени, это три лимитрофных государства, враждебных СССР, а остальные вожделенные земли принадлежали Польше. Вот оказывается с кем собирались изначально воевать нацисты! Есть правда тут исключение: Крым. Он принадлежал СССР. Но затевать масштабную войну ради одного Крыма? Вряд ли кто из разумных людей решился бы такое предлагать. Без Крыма Германия как-нибудь проживет, не к спеху. В 1939 году, Германия согласилась на переход в сферу влияния СССР тех территорий, на которые сама облизывалась. Если бы она без них совсем жить не могла, то такое возможно только после длительного и упорного торга. Но ведь не торговались. Три дня переговоров в Москве и масштабные уступки налицо. Правда, можно было предполагать, что потому и согласились так легко, что знали: скоро будет война с СССР, а значит мы отберем у него эти земли. А пока пусть владеют! Логично? Вообще-то да, но есть один момент. Если бы война шла только ради "жизненного пространства", то события лета 1941 года происходили бы иначе. Ничто не мешало тогда немцам, сразу после разгрома наших войск, предложить СССР согласиться на заключение Брестского Мира - 2. В той обстановке, советское правительство вполне могло на это пойти. Не впервой. Так ведь нет, не предлагали. В ходе войны Гитлер неоднократно подчеркивал, что речь идет не о том, чтобы оттяпать кусок советского пирога, а о полном уничтожении СССР. Причем, его не устраивал даже вариант, при котором у власти будет марионеточное правительство. Полное уничтожение любых форм государственности, это без вариантов. Учитывая, что говорил он это не только с трибуны, но и на рабочих совещаниях, то значит это был не пустой треп, а принятое к исполнению политическое решение. Из этого выходит, что у этой войны были какие-то другие причины. Причем очень серьезные. И причины эти не Гитлер выдумал. Кто-то другой растолковал ему про необходимость нападения на СССР. Да еще в условиях войны с такой державой как Великобритания. И если военные были против такой войны, а партайгеноссе не видели нужды в том, чтобы немедленно ее начинать, то следует посмотреть на еще одну влиятельную силу немецкого общества - крупную буржуазию. Нужна ли ей была эта война? Если не нужна, то тогда у Гитлера вообще не будет решающей поддержки для Дранга на Остен. Промышленники и финансисты просто присоединятся к мнению военного руководства и сумеют удержать фюрера от столь опасного шага.
  А если эта война им нужна? Значит существовали очень серьезные причины для возникновения таких желаний. И причины эти могли быть в основном экономического характера.
  На первый взгляд, война с СССР промышленным магнатам не нужна. СССР с удовольствием купит изделия германской промышленности в обмен на поставки разнообразного сырья. Получить неплохую прибыль вполне получится. Но если бы все так было просто! Первая Мировая война разорила Германию. Дополнительным бременем легли выплаты по репарациям. Германская промышленность осталась без кредитов. А они были нужны как воздух. И тут немцев "выручил" Дядя Сэм. Именно он дал так необходимые им кредиты. Естественно не по доброте душевной, а застолбив себе долю участия в германском бизнесе. К моменту прихода Гитлера к власти, германская промышленность была германской лишь по названию. На деле она стала американо-германской. В общем, попали Круппы и Тиссены в кабалу к "доброму дядюшке". Американский капитал уже занимал серьезные позиции в германской экономике. Начавшаяся война мало что тут изменила. Все шло к тому, что со временем фюрер будет решать вопросы не с отечественными магнатами, а с заокеанскими "акулами бизнеса".
   С этим нужно было что-то делать. Ведь рано или поздно, американцы просто вытеснят немцев из бизнеса. Хреново было то, что этот вопрос никак не решить с помощью победоносной войны. Ослабить позиции англо-французских соперников, нанеся им военное поражение, трудно, но возможно. Вот только Америка недосягаема для прямого удара. Воевать с ней придется на экономическом фронте. А для этого нужны значительные средства. Простой торговлей их не получить. Нужно срывать крупный куш. Чтобы покончить с этой зависимостью, следовало уменьшить издержки производства, причем значительно уменьшить. Для этого нужно либо уменьшать размер платы за труд, либо найти дешевые источники сырья.
  К чему приведет ограбление собственного работника, в Германии прекрасно знали. Поэтому экономить на зарплате не стали. А еще нужен достаточный капитал для дальнейшего расширения производства. Если ты не способен расширять свою деятельность, то рано или поздно тебя банально разорят. Процесс этот уже вовсю и давно шел.
  
  "Капитал ... избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 %, и капитал согласен на всякое применение, при 20 % он становится оживлённым, при 50 % положительно готов сломать себе голову, при 100 % он попирает все человеческие законы, при 300 % нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому".
  
  (Томас Джозеф Даннинг (1799-1873)
  
  А где вообще можно сорвать крупный куш? Англичане в свое время его сорвали с помощью грабежа колоний. Тем же путем шли и французы. Значит нужно просто повторить их путь! Грабить Европу? Не стоит! Европа это основной потребитель германских товаров. Тут нужно аккуратно стричь и доить, а не резать на мясо. Нужна богатая ресурсами страна, которая будет поставлять эти самые ресурсы по смешным ценам. И что это за страна, в Германии поняли быстро. Правда есть проблема: пока в этой стране правит сильное правительство, слишком дешево оно сырье не продаст. Будет торговаться за каждый пфенинг, но своего не упустит. И грабить свою страну оно не даст. Грабить независимую страну с сильным централизованным правительством без войны не выйдет. Но и после войны, держать в ней пусть и марионеточное, но централизованное правительство не стоит. Это правительство рано или поздно, в погоне за доходами начнет сговариваться с соперниками Германии. Значит, эту страну нужно сперва разгромить, а затем раздробить на уделы. Именно так англичане и поступили в свое время с Китаем. И кто сказал, что этот опыт не годится Германии?
  
  Значит, если немецкие капиталисты будут уверены в том, что получение хотя бы 50% прибыли - это реально, то переход от мирного экономического сотрудничества с СССР к его сокрушению будет ими одобрен. А уж за 300% они и подавно плюнут на ранее сложившийся порядок вещей. Руководство СССР на этот счет нисколько не заблуждалось. То что германские магнаты не считают нужным строить с СССР нормальное экономическое сотрудничество, в Москве понимали изначально. Понимали и то, кто и зачем привел Гитлера к власти. Вот только ошибались насчет позиции германского военного руководства. До поры до времени оно действительно было против войны с Россией. Но все в мире меняется. Изменилась и позиция генералитета. Причем, на прямо противоположную и весьма быстро. А тут в чем дело? Да припекло очень господ генералов.
  На чем ранее основывалась их уверенность в победе над Антантой? Прежде всего на том, что после капитуляции Франции, Германии будут доступны ресурсы французских колоний. Поэтому и оккупация Франции была неполной. И в самом деле, на правах нейтральной страны, Франция без проблем доставит в Европу необходимые ресурсы своим торговым флотом. Так думали вначале. Вот только англичане все испортили. Они начали военные действия против французов, сделав невозможной торговлю между колониями и метрополией. Более того, они начали захват самих французских колоний. Но ведь были и другие нейтральные страны, способные поставлять Германии сырье? Были, но и тут англичане подсуетились. Ниже я привел список некоторых стран, которые объявляли войну "странам Оси":
  
  Боливия
  Венесуэла
  Гаити
  Гватемала
  Гондурас
  Доминиканская республика
  Колумбия
  Коста-Рика
  Куба
  Либерия
  Мексика
  Никарагуа
  Панама
  Парагвай
  Перу
  Сальвадор
  Саудовская Аравия
  Уругвай
  Чили
  Эквадор
  
  Спросите: А какой от этого был толк? Что могли сделать Вермахту армии "банановых республик"? Армии "банановых республик" вовсе не соперники Вермахту. Да они и не участвовали в боевых действиях. Просто, страна объявившая войну Германии, переставала продавать ей сырье и перевозить его по морю под своим флагом. Процесс объявления войны "странам Оси" растянут по времени аж до самого 1945 года, но первые ласточки этого традиционного для англичан решения своих военных проблем, появились уже в 1941 году. Таков способ блокады был давно уже не нов и применялся еще во времена Первой Мировой войны.
  Совсем отрезать Германию от внешнего мира не выходило, ибо кроме поставок по морским путям, были поставки по сухому пути, на которые англичане воздействовать никак не могли. Я имею в виду торговлю между Германией и СССР. Правда, была у Черчилля надежда на то, что мир и "дружба" с Россией у Гитлера долгой не выйдет. Рано или поздно но конфронтация произойдет. Тем более, что Советский Союз и сам не желал усиливать своего опасного соседа. Например, оговоренные торговыми соглашениями поставки железной руды производились в весьма своеобразной форме. Вместо руды с высоким содержанием железа, немцам продавалась руда с очень низким его содержанием (до 18%). Практически это было то, что в СССР шло в отвалы. Немцам приходилось тратить силы и средства на обогащение такой "руды". И вообще, СССР старался подсунуть соседу продукцию с низким содержанием ранее вложенного труда, получая в обмен высокотехнологичные изделия германской промышленности. Такие "поставки" не позволяли работать эффективно германской промышленности, отвлекая на дополнительные операции трудовые и прочие материальные ресурсы. Немцы все это понимали, но до поры до времени терпели такую издевательскую "торговлю". Просто деваться им было некуда. Все это настораживало немецких генералов. Понимание того, что такая странная очень "дружба" в любой момент может закончиться, у них было. И главное, что были такие товары, которые кроме как из СССР получить было неоткуда. Например марганец. В Европе его нет, а в остальном мире он мало где есть. А без него ту же гусеничную технику не произведешь. Другого способа обеспечения гарантированных поставок стратегических материалов кроме военных угроз, у Гитлера уже не было. Положение усугублялось тем, что для ведения войны против Великобритании, требовалось весьма специфическое оружие. В 1940 году, немцы планировали сократить свои сухопутные войска и основные усилия направить на развитие ВВС и ВМФ. С личным составом проблем не возникло
  
  Численность ВВС до 1941 года изменялась следующим образом:
  
  Перед началом войны:
  
  всего 373 000 человек,
  в том числе летные войска 208 000
  зенитная артиллерия 107 000
  войска связи 58 000
  
  После начала войны:
  
  всего 880 000 человек,
  в том летные войска 366 000
  зенитная артиллерия 258 000
  войска связи 138 000
  строительные войска 118 000
  
  На 20 мая 1941 года:
  
  всего 1 458 000 человек, в том числе
  летные войска 526 000
  зенитная артиллерия 500 000
  войска связи 243 000
  строительные войска 153 000
  охранные 36 000
  
  У флота дела обстояли так: В 1941 году в составе Кригсмарине служило 61 тысяча человек и имелись планы развития, согласно которым, численность личного состава должна была составлять порядка 900 тысяч человек.
  
  Подходящий для этого личный состав был. Требовалось его только соответственно вооружить. А расход материалов для производства вооружения ВВС и ВМФ в разы выше, чем для сухопутных войск.
  
  Для того, чтобы это оружие произвести, производственных мощностей хватало. Не хватало только сырья. Поэтому именно в руководстве Люфтваффе и Кригсмарине возникло понимание того, что без должного военного контроля над источниками сырья и путей его доставки, победы над Великобританией им уже не видать. Осуществить военный контроль можно только одним способом - вторгнуться в СССР.
  
  Подводим итоги.
  
  Вторжение в СССР оказалось нужным практически всей германской элите.
  Нацистам - для решения демографических проблем.
  Промышленным монополиям - для ликвидации зависимости от американского капитала
  Военным - для того, чтобы получить возможность реорганизовать свои вооруженные силы.
  Последнее обстоятельство оказалось решающим. Гонку вооружений на море и воздухе у англичан необходимо было выиграть. Вторжение в Англию в 1940 году сорвалось. Самое благоприятное для этого время было упущено. Для вторжения на Британские острова в 1941 году, требовались гораздо большая воздушная и морская мощь, которую создать просто не успевали. Но если обеспечить поставки сырья с "Восточных территорий", то успешный десант на Британские острова в 1942 году будет реален. Тянуть дальше с высадкой десанта не стоило еще и потому, что в "Большую Игру" начинала втягиваться Америка, которая могла в любой момент усилить собой оборону Британских островов.
  
  Вне зависимости от политики СССР, нападение Германии в 1941 году становилось неизбежным, а значит "Барбаросса" должна была состояться. И шансов договориться полюбовно, у СССР после 15 сентября 1940 года уже не было.
  
  

Планирование и подготовка "Барбароссы".

  
  О том, насколько серьезно немцы относятся к порученному им делу, рассказывает старый дореволюционный еще анекдот:
  
  "Германия. Пассажир спрашивает у начальника станции, не задержится ли прибытие пассажирского поезда?
  - Ни в коем случае! Поезд придет точно по расписанию! - и весомо добавляет - ведь сейчас идет война!
  Россия. Та же ситуация:
  - А бог его знает, когда он прибудет и прибудет ли вообще. Ведь сейчас идет война!"
  
  Способность немцев четко действовать в любых условиях стала притчей во языцах. Чем сложней и обстановка, тем больше организованности и порядка в обществе. А уж про руководство можно и не беспокоиться. Никакой паники и беспорядка в мыслях! Все взвешено, продумано и оформлено в виде подробной инструкции!
  Тем не менее, события войны показали, что дураков и разгильдяев в Германии тоже хватает. Как и в России их не сеют, они произрастают сами. Вот на этом сходство между нашими странами и заканчивается. У нас грядки с несеянными дураками весьма часто пропалывают, иногда даже без всякой команды свыше. Уверен, что немцы пропололи бы свои грядки ничуть не хуже. Вот только им команды на прополку грядок фюрер не дал. А это имело последствия.
  До 19 декабря 1941 года, всеми военными операциями германской армии руководил фельдмаршал Вальтер фон Браухич. Уже в 1939 году, у Гитлера возникли сомнения в умственных способностях большинства немецких генералов. Шла разработка наступательной операции против Франции. Изучив разработанный ОКХ план, фюрер понял, что его стратеги собственных мыслей не имеют. Они просто списывают у покойного Шлиффена. Придумать что-либо оригинальное они не сумели и вряд ли сумеют. Пришлось привлекать к делу таланты из самой гущи немецкого командного состава. В итоге родился тот план "Гельб", который и принес успех во Французской компании. Менять высшее военное руководство Рейха тогда не стали, ибо трудно менять коней на переправе.
  Но вот Гитлер перестал заниматься болтовней о походе на Восток и отдал в июле 1940 года четкий и недвусмысленный приказ: приступить к разработке плана войны против СССР. При этом он задал вопрос: когда возможно начать боевые действия? И тут ему выдали! Начальник генштаба Гальдер в дневнике записал, что 22 июля 1940 г. Гитлеру были доложены основные наметки генералитета. Они гласили: войну против Советского Союза можно начать через четыре - шесть недель; для нее необходимо 80-100 дивизий. Эти наметки принадлежали не кому иному, как генерал-фельдмаршалу Браухичу. Представляете? 3 июля начали составлять план, а на конец августа - начало сентября 1940 года начинаем войну против СССР! Тут не знаешь над чем смеяться. Задним числом мы знаем о том, сколько на самом деле потребовалось войск для войны с СССР. Да и то, это количество оказалось недостаточным. Но ведь в наметках Браухича все в разы оптимистичней! Вызывает смех и срок начала операции. Начинать эту войну в начале осени! Такое возможно только при возникновении чрезвычайно опасной для Рейха ситуации на Востоке. А вот этого не было в помине. СССР был не готов к каким-либо решительным действиям, так что торопливость тут была неуместна.
  Для ведения войны в осенне-зимний период нужна должная готовность армии. Как мы знаем, ее и близко не было. Тут и конь не валялся. Про мороз и распутицу мы в курсе, но ведь это и тогда не было секретом. А еще на закуску - инструментами блицкрига являются авиация и подвижные соединения сухопутных войск. В тот момент, когда по наметкам Браухича нужно было нападать на СССР, должна была начаться операция "Зеелеве". В ней, помимо прочего, должны быть задействованы три воздушных флота и семь танковых дивизий. В случае успеха (а в нем никто не сомневался) Гитлеру досталась бы страна, чья промышленность была мощней и развитей советской, да еще расположена компактно. При немедленном начале войны на Востоке, придется авиацию и танки гнать на восток. То есть, срывать десантную операцию. Как я уже писал, причиной срыва десанта на Британские острова был намеренный саботаж со стороны руководства Кригсмарине и дурь проявленная ОКЛ. Оказывается, военный министр тоже был не прочь сорвать проведение этой операции.
  Глядя на это, так и тянет выдать что-нибудь этакое, конспирологическое. Правда выдвигать "теории заговора" у нас считается дурным тоном. Обязательно найдутся критики, с важным видом изрекающие англо-саксонскую ересь. Мол не стоит искать злой умысел там, где все можно объяснить обыкновенным идиотизмом. Но если назвать военную верхушку Германии идиотами, то те же самые люди обидятся и заявят, что не стоит искать глупость там, где были некие тайные намерения, непонятные для средних умов. Что тут было: тупость, заговор или тупой заговор, судите сами. Я лично склоняюсь к первой версии. Просто потому, что к этому времени, военное руководство Германии приобрело уже солидный опыт планирования и ведения войн. И если этот опыт не пошел впрок, то лично мне основная причина этому ясна.
  Идиотами в Германии были не все. Браухича охладили Кейтель и Йодль, указавшие, что для столь важного мероприятия следовало бы получше подготовиться. О причинах, заставивших Кейтеля и Йодля возражать, рассказал генерал Вальтер Варлимонт (заместитель Йодля). Вот эти причины: стратегическое расположение войск в тот период было невыгодным; линии снабжения через Польшу были недостаточны; не были подготовлены железные дороги и мосты, не были организованы коммуникационные линии и аэродромная сеть. Поэтому Гитлер отдал приказ обеспечить систему транспорта и готовиться к возможному наступлению. Это был приказ под шифрованным названием "Ауфбау Ост" от 9 августа 1940 г.
  Тем не менее, отказываться от войны на Востоке не стали. Просто решили подойти к делу более основательно. Проведя несколько командно-штабных игр, с численностью и составом войск, которые необходимо было задействовать в этой операции. Началась серьезная работа по подготовке театра военных действий и составление конкретных планов ведения войны. Дата начала операции была перенесена. В результате появилась знаменитая Директива номер 21:
  
  "Фюрер и верховный главнокомандующий вооруженными силами
  Ставка фюрера
  18.12.40 г.
  Верховное главнокомандование вооруженных сил
  Штаб оперативного руководства
  вооруженными силами Сов. секретно
  Только для командования
  Отдел обороны страны
  номер 33408/40
  Директива номер 21
  Операция 'Барбаросса'
  Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии (Операция 'Барбаросса').
  Сухопутные силы должны использовать для этой цели все находящиеся в их распоряжении соединения, за исключением тех, которые необходимы для защиты оккупированных территорий от всяких неожиданностей.
  Задача военно-воздушных сил - высвободить такие силы для поддержки сухопутных войск при проведении Восточной кампании, чтобы можно было рассчитывать на быстрое завершение наземных операций и вместе с тем ограничить до минимума разрушения восточных областей Германии вражеской авиацией. Однако эта концентрация усилий ВВС на Востоке должна быть ограничена требованием, чтобы все театры военных действий и районы размещения нашей военной промышленности были надежно прикрыты от налетов авиации противника и наступательные действия против Англии, особенно против ее морских коммуникаций, отнюдь не ослабевали.
  Основные усилия военно-морского флота должны и во время Восточной кампании, безусловно, сосредоточиваться против Англии.
  Приказ о стратегическом развертывании вооруженных сил против Советского Союза я отдам в случае необходимости за восемь недель до намеченного срока начала операций.
  Приготовления, требующие более продолжительного времени, если они еще не начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15.5.41 г.
  Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны.
  Подготовительные мероприятия высших командных инстанций должны проводиться, исходя из следующих основных положений.
  I. Общий замысел
  Основные силы русских сухопутных войск, находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено.
  Путем быстрого преследования должна быть достигнута линия, с которой русские военно-воздушные силы будут не в состоянии совершать налеты на имперскую территорию Германии.
  Конечной целью операции является создание заградительного барьера против Азиатской России по общей линии Волга - Архангельск. Таким образом в случае необходимости последний индустриальный район, остающийся у русских на Урале, можно будет парализовать с помощью авиации.
  В ходе этих операций русский Балтийский флот быстро потеряет свои базы и окажется, таким образом, неспособным продолжать борьбу.
  Эффективные действия русских военно-воздушных сил должны быть предотвращены нашими мощными ударами уже в самом начале операции.
  II. Предполагаемые союзники и их задачи
  1. В войне против Советской России на флангах нашего фронта мы можем рассчитывать на активное участие Румынии и Финляндии.
  Верховное главнокомандование вооруженных сил в соответствующее время согласует и установит, в какой форме вооруженные силы обеих стран при их вступлении в войну будут подчинены германскому командованию.
  2. Задача Румынии будет заключаться в том, чтобы отборными войсками поддержать наступление южного фланга германских войск хотя бы в начале операции, сковать противника там, где не будут действовать германские силы, и в остальном нести вспомогательную службу в тыловых районах.
  3. Финляндия должна прикрывать сосредоточение и развертывание отдельной немецкой северной группы войск (части 21-й армии), следующей из Норвегии. Финская армия будет вести боевые действия совместно с этими войсками. Кроме того, Финляндия ответственна за захват полуострова Ханко.
  4. Следует считать возможным, что к началу операции шведские железные и шоссейные дороги будут предоставлены для использования немецкой группе войск, предназначаемой для действий на Севере.
  III. Проведение операций
  А) Сухопутные силы. (В соответствии с оперативными замыслами, доложенными мне.) Театр военных действий разделяется Припятскими болотами на северную и южную части. Направление главного удара должно быть подготовлено севернее Припятских болот. Здесь следует сосредоточить две группы армий.
  Южная из этих групп, являющаяся центром общего фронта, имеет задачу наступать особо сильными танковыми и моторизованными соединениями из района Варшавы и севернее нее и раздробить силы противника в Белоруссии. Таким образом будут созданы предпосылки для поворота мощных частей подвижных войск на север, с тем чтобы во взаимодействии с северной группой армий, наступающей из Восточной Пруссии в общем направлении на Ленинград, уничтожить силы противника, действующие в Прибалтике. Лишь после выполнения этой неотложной задачи, за которой должен последовать захват Ленинграда и Кронштадта, следует приступить к операциям по взятию Москвы - важного центра коммуникаций и военной промышленности.
  Только неожиданно быстрый развал русского сопротивления мог бы оправдать постановку и выполнение этих обеих задач одновременно.
  Важнейшей задачей 21-й армии и в течение Восточной кампании остается оборона Норвегии.
  Имеющиеся сверх этого силы (горный корпус) следует использовать на Севере прежде всего для обороны области Петсамо и ее рудных шахт, а также трассы Северного Ледовитого океана. Затем эти силы должны совместно с финскими войсками продвинуться к Мурманской железной дороге, чтобы нарушить снабжение Мурманской области по сухопутным коммуникациям.
  Будет ли такая операция осуществлена силами немецких войск (две-три дивизии) из района Рованиеми и южнее его, зависит от готовности Швеции предоставить свои железные дороги в наше распоряжение для переброски войск.
  Основным силам финской армии будет поставлена задача в соответствии с продвижением немецкого северного фланга наступлением западнее или по обеим сторонам Ладожского озера сковать как можно больше русских войск, а также овладеть полуостровом Ханко.
  Группе армий, действующей южнее Припятских болот, надлежит посредством концентрических ударов, имея основные силы на флангах, уничтожить русские войска, находящиеся на Украине, еще до выхода последних к Днепру.
  С этой целью главный удар наносится из района Люблина в общем направлении на Киев. Одновременно находящиеся в Румынии войска форсируют р. Прут в нижнем течении и осуществляют глубокий охват противника. На долю румынской армии выпадет задача сковать русские силы, находящиеся внутри образуемых клещей.
  По окончании сражений южнее и севернее Припятских болот в ходе преследования следует обеспечить выполнение следующих задач:
  на юге - своевременно занять важный в военном и экономическом отношении Донецкий бассейн;
  на севере - быстро выйти к Москве. Захват этого города означает как в политическом, так и в экономическом отношениях решающий успех, не говоря уже о том, что русские лишатся важнейшего железнодорожного узла.
  Б) Военно-воздушные силы. Их задача будет заключаться в том, чтобы, насколько это будет возможно, затруднить и снизить эффективность противодействия русских военно-воздушных сил и поддержать сухопутные войска в их операциях на решающих направлениях.
  Это будет прежде всего необходимо на фронте центральной группы армий и на главном направлении южной группы армий.
  Русские железные дороги и пути сообщения в зависимости от их значения для операции должны перерезаться или выводиться из строя посредством захвата наиболее близко расположенных к району боевых действий важных объектов (речные переправы) смелыми действиями воздушно-десантных войск.
  В целях сосредоточения всех сил для борьбы против вражеской авиации и для непосредственной поддержки сухопутных войск не следует во время операции совершать налеты на объекты военной промышленности. Подобные налеты, и прежде всего против Урала, встанут в порядок дня только по окончании маневренных операций.
  В) Военно-морской флот. В войне против Советской России ему предстоит задача, обеспечивая оборону своего побережья, воспрепятствовать прорыву военно-морского флота противника из Балтийского моря. Учитывая, что после выхода к Ленинграду русский Балтийский флот потеряет свой последний опорный пункт и окажется в безнадежном положении, следует избегать до этого момента крупных операций на море.
  После нейтрализации русского флота задача будет состоять в том, чтобы обеспечить полную свободу морских сообщений в Балтийском море, в частности снабжение по морю северного фланга сухопутных войск (траление мин.).
  IV.
  Все распоряжения, которые будут отданы главнокомандующими на основании этой директивы, должны совершенно определенно исходить из того, что речь идет о мерах предосторожности на тот случай, если Россия изменит свою нынешнюю позицию по отношению к нам.
  Число офицеров, привлекаемых для первоначальных приготовлений, должно быть максимально ограниченным. Остальных сотрудников, участие которых необходимо, следует привлекать к работе как можно позже и знакомить только с частными сторонами подготовки, необходимыми для исполнения служебных обязанностей каждого из них в отдельности.
  Иначе имеется опасность возникновения серьезнейших политических и военных осложнений в результате раскрытия наших приготовлений, сроки которых еще не назначены.
  V.
  Я ожидаю от господ главнокомандующих устных докладов об их дальнейших намерениях, основанных на настоящей директиве.
  О намеченных подготовительных мероприятиях всех видов вооруженных сил и о ходе их выполнения докладывать мне через верховное главнокомандование вооруженных сил.
  
  Гитлер".
  
  Следует понимать, что эта директива еще не сам план войны. Это распоряжение отданное в общем виде. Это всего-лишь приказ генералам точить карандаши и начать рисовать на картах стрелочки. Это сигнал о том, что игры кончились, пора приступать к конкретике.
  Прежде чем рассматривать саму конкретику, я хочу остановиться на одном интересном моменте - операциях стран Оси на Балканах. Это "Марита" (захват Греции) и "операция 25" (захват Югославии). Поскольку эти операции не указаны в качестве задачи в Директиве номер 21, то историки обычно рассматривают их как отдельную компанию, не связанную с "Барбароссой" общим замыслом. Некоторые даже утверждают, что действия на Балканах "сорвали весь русский поход". На самом деле это не так. Наносило ли выполнение этих планов какой-либо ущерб операции "Барбаросса"? Чтобы ответить на этот вопрос, надо учесть теснейшую связь "Мариты" и "Барбароссы" в отличие от взаимоотношения операции "Барбаросса", скажем, с планом "Феликс". ОКВ и ОКХ совершенно справедливо рассматривали "Мариту" и "Барбароссу" как один план, о чем Браухич прямо заявил 8 февраля 1941 года. Как признавал генерал-фельдмаршал Паулюс в Нюрнберге, план "Барбаросса'" не мог бы быть выполнен, пока Греция и Сербия, усиленные англичанами, могли попасть в руки противника. "Марита" и "операция 25" должны были обеспечить немецкий южный фланг. Кроме всего прочего, выделенные для операций 30 дивизий оставались недалеко от района стратегического сосредоточения против Советского Союза.
  Но вернемся к "Барбароссе". Начнем с оценки выбранных для наступления направлений. С подачи В.Б. Резуна, принято смеяться над самим решением немцев, вести наступление по расходящимся направлениям. Мол так в Генштабе и выявляли дураков: если стрелки на карте сближаются - быть вам юноша великим полководцем. Ну а если расходятся - значит перед вами явный идиот и судьба его дальнейшая ясна: точить карандаши до самого дембеля. На самом деле это полная чушь. Наступать по расходящимся направлениям приходится по чисто географическим причинам. Самый распространенный случай из этой серии - наступление с ранее занятого плацдарма. Нападая на СССР с запада, противник поневоле будет наступать по расходящимся направлениям. По-другому тут не выйдет. И это не более, чем осложняющее обстоятельство, а не свидетельство неполноценности.
  Было выбрано три направления для наступления: на Ленинград, на Москву и на Киев и дальше на Донбасс. Тут немецкие генералы ничего нового не придумали. Примерно так и наступал в 1812 году и Наполеон. Это не слепое подражательство. Ленинград - это 30% оборонки СССР и последний пункт на пути превращения Балтийского моря в "Германское озеро". О значении Донбасса говорить излишне. Взятием Донбасса завершалось установление контроля над второй по значению промышленной базой СССР. Удар на Москву тоже имел важное значение. Первая причина была в том, что на пути наступления немецких войск было две крупные водные преграды, опираясь на которые наши войска могли организовать устойчивый рубеж обороны. Это реки Западная Двина и Днепр. Форсировать такие преграды под огнем противника весьма тяжело, особенно в нижнем и среднем течении. Именно поэтому, планируя стратегическую наступательную операцию, обычно стараются форсировать такие преграды в верхнем течении. Там и река не широкая и глубины небольшие. В нашем случае в районе Смоленска, между этими реками есть разрыв - так называемые "Смоленские ворота". Тут вообще можно обойтись без операции по форсированию крупных водных преград и в быстром темпе провести на восток значительную массу войск. Этот путь как раз и ведет на Москву. Но не только это соображение заставляло рисовать стрелочки направленные на Москву. Захват столицы - шаг вовсе не символический. Ведь чем является любая столица? Столицами, города становятся не просто так. Для успешного управления страной, нужна оперативная связь.
   1. В старину, основным средством связи были гонцы (фельдегеря) и ямщики (почтальоны) А им что нужно? Дороги! Значит, первое требование к столице - наличие дорог, СВЯЗЫВАЮЩИХ ее с регионами страны, создающих единую систему связи.
   2. Начиная с середины 19 века, основным видом связи, стала проводная связь (телеграф, телефон) И даже появление беспроводной связи не умалило значение телеграфа-телефона. А где прокладывают линии проводной связи? С целью уменьшения затрат, их прокладывают вдоль дорог, в основном железных. Так упрощается не только монтаж систем связи, но и их дальнейшая эксплуатация. Ведь ремонтной бригаде проще и быстрей добраться до места повреждения на линии вдоль дороги, а не пробираться через топи и буреломы.
   Итак, связь рулит всем. Поэтому любая столица, это прежде всего узел связи. Не только проводной. Транспортная тоже важна. Именно поэтому в районе столиц дорожная и коммуникационные сети наиболее развиты. Чем был хорош и чем плох Петербург, как столица? Он обладает хорошей транспортной связанностью с Европой. Именно из него было проще и удобней было принимать участие в европейской политике. Но он слабей связан с регионами страны, нежели Москва. Для решения внутриполитических проблем, Москва, как резиденция правительства, гораздо удобней.
   Так что тут вопрос будет решаться исходя из соображений того, чему будут отданы приоритеты, Внешней политике или внутренним проблемам.
   Приведу пример неудачного выбора узла связи. Во время Первой Мировой войны в Могилеве была расположена Ставка. Смотришь на карту ж/д - вполне удобно для управления войсками. И телеграф под рукой и поездом быстро попадешь на любой фронт (кроме Кавказского), и до столицы не так далеко.
   Что тут неправильно? А то, что в Могилеве засел Верховный правитель а не простой генерал. Царь ведь решает вопросы не только с военными. Гражданским министрам и дипломатам, вместо того, чтобы сесть в коляску, проехать в Зимний и решить вопрос в течении дня, приходится сутки тратить на поездки. И все для того, чтобы получить необходимую подпись. Как видим, неправильное расположение резиденции, тормозит процесс принятия необходимых решений и замедляет процесс их исполнения. Вот вам и одна из причин возникшего тогда бардака. Именно поэтому Сталин не покидал Москву даже в самый тяжелый момент. Вроде бы и имелась запасная столица типа Куйбышева, но это было совсем не то. И труба пониже, и дым пожиже. Точно такими же узлами связи являлись и столицы союзных республик. Немцы такие вещи понимали и потому стремились нарушить управление территорией СССР.
  Определившись с направлениями, следовало определиться с тем, где будет нанесен главный удар. Северней Припятских болот или Южней? Наше командование считало логичным то, что немцы нанесут главный удар на Украине. Это было ошибкой.
  Если сравнить "Директиву номер 21" с предварительным замыслом генерала Маркса, то в ней действительно есть отличие. Оно состоит в том, что генерал Маркс предлагал наносить главный удар через Украину, а Гитлер перенес центр тяжести в район к северу от Припятских болот и вдобавок придал особое значение взятию Ленинграда.
  Почему так поступили, объяснено в одном интересном трофейном документе условно названном "Этюд Лоссберга". Документ этот датирован 15 сентября 1940 года. Именно в нем была высказана идея о роли северного участка фронта, легшая в основу подписанной Гитлером "Директивы номер 21".
   В документе говорилось:
  
  "Для осуществления операций сначала необходимо решить, будет ли находиться направление главного удара севернее или южнее Припятских болот. Учитывая превосходство немецких сил, можно не сомневаться в том, что операции в обоих районах начнутся одновременно.
  В пользу нанесения главного удара на севере говорят следующие соображения:
  значительно лучшие возможности сосредоточения (железнодорожные линии);
  заинтересованность в нанесении скорейшего поражения русским в Прибалтике;
  сравнительно лучшие дорожные условия на операционном направлении;
  возможность взаимодействия с XXI группой, действующей из Финляндии;
  достижимость Ленинграда и Москвы.
  В пользу нанесения главного удара на юге говорят следующие аргументы:
  угрожаемое положение Румынии,
  возможность снабжать немецкие моторизованные соединения, базируясь на румынские и галицийские нефтяные источники (однако гораздо худшие коммуникации после пересечения русской границы),
  значение Украины.
  
  Вносится предложение: избрать направление главного удара на севере".
  
  Таким образом, уже здесь совершенно определенно высказывается рекомендация - и она исходит не от Гитлера, а от ОКВ! Заметим, кстати, что ОКВ предлагало северный вариант, сознательно отказываясь от некоторых особых возможностей, которые, по его мнению, могли бы открыться на Украине. В "этюде Лоссберга" имеется следующий примечательный параграф:
  
  "Как значительное преимущество для операции на юге необходимо учитывать то обстоятельство, что, судя по всему, русские на Украине скоро будут иметь внутренние трудности. Эти осложнения, направляемые работой 2-го отдела абвера, могут привести к нарушению и без того слабого железнодорожного сообщения".
  
  Вот до этого момента, в планах генералов было все разумно и логично. А дальше пошла дурь. Да такая, что я часто задавал себе вопрос: А ту ли страну следовало назвать "Страной Дураков"?
  
  

Сила и слабость немецких генералов

  
  
  До 1 сентября 1939 года, занимавшие высшие руководящие посты немецкие генералы были на своем месте. Но уже на следующий день, их следовало сменить новым поколением командиров. Это мое личное мнение. Но оказывается, что кое-кто из немцев в те времена считал так же. Тут не стоит высокомерно относиться к мнению этих людей лишь потому, что были они членами НСДАП и состояли в СА. Штурмовики Гитлера - это в основном люди, которые прошли окопы Первой Мировой войны, а потому их мнение о немецком военном руководстве стоит учитывать. Обладая личным военным опытом, полученном на серьезной войне, они задолго до прихода Гитлера к власти говорили о необходимости "революционизировать Рейхсвер". Фактически это означало разбавление сложившейся военной касты новыми людьми, которые будут способны полностью изменить сложившиеся в вооруженных силах порядки. В дальнейшем кое-что в этом направлении было сделано, но явно недостаточно. Генералы остались прежние и порядки почти не изменились. В чем тут дело? А дело в тех последствиях, которые возникли как результат Версальских ограничений.
  Имея небольшую по численности армию, немецкие генералы вынуждены были решать непростую задачу: как им воевать, если завтра на них нападет та же Польша? Плодом их размышлений стало создание "черного рейхсвера". Под этим термином имелось в виду наличие достаточного числа подготовленных резервистов, которые заранее организованы в структуры, не попадавшие под Версальские ограничения. Это и полиция, и погранвойска и пожарники и прочие военизированные государственные структуры. Но этого было мало. Поэтому велась работа и с общественными организациями. Штурмовые отряды Гитлера, это организация, где собраны люди с хорошим военным опытом и патриотично настроенные. Они организованы на военный лад, дисциплинированы и агрессивны. Мимо такого ресурса не пройдет ни один Генштаб. Весьма быстро штурмовые отряды НСДАП были включены в состав резерва и дальше за государственный счет проходили переподготовку на армейских полигонах. И это был не единственный такой ресурс. Штурмовики из Германской коммунистической партии тоже были из людей, прошедших войну. "Союз Красных Фронтовиков" - вот как они назывались. И были они гораздо круче нацистов. Морды им били регулярно и со вкусом. Они тоже входили в "черный рейхсвер". В дальнейшем, большая их часть перековалась и вступила в НСДАП. Были и другие общественные организации реваншистского толка, которые аккумулировали и держали в тонусе миллионы подходящих для армии людей. Так что людей генералам на первое время хватало, но только при длительной войне такой ресурс быстро кончится. Поэтому, решили воевать не числом, а уменьем. На самом деле, этот принцип не так хорош, как принято считать. В локальных войнах так воевать получится и весьма успешно. Но уже в "большой войне" он подведет под монастырь. Во всяком случае, в индустриальную эпоху войны выигрывают те, кто обладает в первую очередь огромными ресурсами. Но немцам тогда выбирать было не из чего. Пришлось компенсировать недостаточное количество войск высоким уровнем их подготовки. А это означало, что внимание командиров будет обращено в первую очередь на совершенствование тактики. Основной тактической единицей является батальон, высшей - дивизия. Вот на этом уровне немцы и проводили все свои натурные эксперименты с войсками. Проводить маневры солидного масштаба типа тех, что мы проводили в Киевском и Белорусском военных округах немцы не могли. Поэтому, если посмотреть на организацию их войск, то сразу можно было заметить, что до батальонного уровня организация подразделений и их взаимодействие почти идеально. Полковой и дивизионный уровень - похуже конечно, но все-равно, лучше чем у кого либо. Это бросалось в глаза всем и производило сильное впечатление на окружающих. Но когда шел уровень выше дивизионного, то тут у немцев и проявлялась слабина. Просто вынужденный подход в подготовке войск был слишком длительным и сформировал устойчивые стереотипы в поведении и мышлении большинства генералов. Там, где начиналось оперативное искусство, там сказывалась неумение мыслить соответствующими масштабами. И этого уже было не исправить. Слишком долго они были в скромных ролях и поэтому к началу войны практически себя исчерпали. Главной причиной их успехов в первом периоде войны, было то, что высший командный состав их противников был намного хуже их. Те оглушительные успехи, которых добился Вермахт в первом периоде войны, производили сильное впечатление на морально слабую публику, но настоящих профессионалов они не вводили в заблуждение. Для полководцев война является поединком ошибок. Тот, кто их совершает меньше, тот и на коне. Поэтому, люди, привыкшие сходу замечать сделанные кем-либо ошибки, в окончательную победу немцев не верили и свое тяжелое положение считали временным явлением. И способ достижения победы они видели. Раз немцев не превзойти в тактическом плане, значит нужные для победы решения следует искать на стратегическом уровне. Черчилль эту истину знал всегда. Сталин, как внезапно выяснилось - тоже. Правда, оставалось еще оперативное искусство. На этом уровне немцы не очень сильно превосходили нас изначально. А в дальнейшем мы их и превзошли. Причем закономерно превзошли.
  Мы до сих пор находимся под воздействием той рекламы, которую создали немецким генералам и они сами и их победители. Но если внимательно присмотреться к этим людям, то можно понять то, что нахваливали их в общем-то зря.
  Для начала давайте посмотрим на то, сколько времени они тратили на подготовку тех операций, которые увенчались успехами:
  
  "Вайсс" (нападение на Польшу): апрель 1939 -1 сентября 1939 г. (5 месяцев)
  "Везерюбунг" (захват Дании и Норвегии): декабрь 1939 -9 апреля 1940 г. (4 месяца)
  "Гельб" (нападение на Францию): сентябрь 1939 -10 мая 1940 г. (8 месяцев)
  "Марита" (вторжение в Грецию): ноябрь 1940 - 6 апреля 1941 г. (7 месяцев)
  "25" (агрессия против Югославии): конец марта 1941 - 6 апреля 1941 г. (две недели)
  "Барбаросса" (нападение на СССР): июнь 1940 - 22 июня 1941 г. (более 12 месяцев)
  
  Прикол здесь в том, что по стандартам советского Генштаба, в условиях идущей войны, имея отмобилизованную армию, на подготовку стратегической наступательной операции тратилось в среднем от двух до шести недель. Тратить на подготовку больше времени нецелесообразно - теряется фактор внезапности. На примере вышеупомянутых операций, мы видим иную картину. Только случай с Югославией соответствует советским требованиям. В остальных случаях немцы готовятся тщательно но очень долго. При этом, во всех случаях противник активности не проявляет и ждет непонятно чего. То есть, отдает инициативу в руки немцев. Поэтому можно смело говорить о том, что в тепличных условиях немецкие полководцы были действительно хороши. Но не всегда такая сказка бывает. Полководца проверяет кризис. Зимой 1941 года это произошло, кризис устроила советская сторона. И что? Пришлось фюреру делать то, чего он очень не хотел - начать чистку командного состава армии. Интересно это проследить на судьбе командующих танковых групп, на успехах которых и держалась "Барбаросса". Этих ребят было четверо: Клейст, Гудериан, Гот и Гепнер. Все их победы были достигнуты на волне общего успеха. Умение пользоваться благоприятными обстоятельствами у них было, потому их действия были в этот период удачными и за это их считают гениями танковой войны. А так ли это? Посмотрим! Вот зимой 1941 года обстоятельства стали неблагоприятными. Хороший полководец и в этих обстоятельствах умеет воевать. А наши ребятки, как они? Дольше всех продержался Клейст. Он был единственным из командующих танковых групп, кто не только не был снят с должности, но и пошел на повышение. Правда, в ноябре 1941 года, наша кавалерия разгромила его танковую армию, но виновным в этом сочли не его. В дальнейшем показал себя неплохо. В трудной обстановке не терялся и управление войсками не терял.
  Вторым по продолжительности командования был генерал Гот. В 1941-42 годах действовал успешно и тоже на волне общего успеха. В 1943 году, выполнить поставленные перед ним задачи не сумел. В итоге, руководимая им на тот момент 4 ТА перестала существовать как подвижное соединение и превратилась в обычную общевойсковую армию с "танковым" названием.
  Далее следует Гудериан. Несмотря на громкую славу, он скорей хороший генерал мирного времени, нежели настоящий боевой командир. На волне общего успеха мог действовать успешно, но перед сильным противником как правило пасовал. В итоге, самые скандальные проколы в кампании 1941 года были у него. Имел славу своенравного и неуправляемого командира. Пока были успехи, это ему сходило с рук. Как только успехи кончились - отстранили от должности и до самого конца войны к управлению войсками и близко не подпускали. О том, как он чудил в 1941 году, стоит писать отдельно.
  Гепнер - это вообще песня! 8 января 1942 года Гёпнер был снят с поста командующего 4-й танковой армии с формулировкой "за трусость и неподчинение приказам", уволен из вооружённых сил без права носить военную форму и награды, а также без права на пенсию. Представляете? В этот период неудачи были у всех и наказывали многих. Все четыре танковые армии, воевавшие на Восточном фронте были в тот момент разгромлены. Но из всех командующих армиями, только одного сочли трусом, недостойным носить военный мундир и претендовать на пенсию! И куда податься безработному отставнику в такой ситуации? Конечно в заговорщики! Естественно, что в конце концов трус и предатель Гепнер попал на виселицу.
  Вот вам и результат: на острие наступления шли лучшие войска Германии которыми командовали две посредственности, один разгильдяй и еще один трус, оказавшийся вдобавок предателем.
  Та же картина и этажом выше. Командующего ГА "Север" фельдмаршала Лееба пришлось отстранять от командования в декабре 1941 года под благовидным предлогом. К войскам его больше не подпустили.
  Отстранен от командования ГА "Центр" в декабре 1941 года и фельдмаршал Федор фон Бок. Спустя месяц стал командовать ГА "Юг". В разгар победного наступления на Сталинград и Кавказ отстранен от должности и отправлен в отставку. Понятно, когда отстраняют за поражение под Москвой, но чтобы наказали в разгар успешно идущей наступательной операции? Видать сильно ему не доверяли.
  Но раньше всех был отстранен от должности командующий ГА "Юг" Рунштедт. Это за загубленную им под Ростовым 1 ТА. Рунштедт вообще уникален тем, что его отправляли в отставку аж четыре раза!
  Я сейчас упомянул семерых ответственных исполнителей "Барбароссы". Их было больше, но эти играли самую важную роль в ходе операции. Из семерых, все семеро были отправлены в отставку или отстранены от должности чуть позже. Четверо из них после 1941 года вообще не допускались к войскам и на пушечный выстрел. И если руководимые ими войска не сумели выполнить поставленной задачи, то причин этому может быть две: либо лучшие полководцы Германии таковыми не были, либо операция спланирована неправильно, что тоже их как полководцев не украшает. Вопли о том, что это все фюрер проклятый натворил тут не пройдут. Фюрер в этот момент дал своим генералам полную возможность творить, выдумывать, пробовать. И даже если он во что-то вмешивался, то самими генералами признавалось, что вмешательство это было благотворным. Поэтому, посмотрим на то, что творили сами гении молниеносной войны, когда им фюрер не мешал.
  
  

Принципиальные ошибки.

  
  Мы знаем окончательный вариант плана "Барбаросса" . Были и другие варианты этого плана. Их роднило одно общее стремление разгромить войска РККА в одном-единственном генеральном сражении в районе западней Днепра и Западной Двины. Уже это делало "Барбароссу" невыполнимой. Для того, чтобы так получилось, западней линии этих рек должна быть вся Красная Армия. А этого не было. Как мы знаем, она была разорвана на то, что резунисты называют стратегическими эшелонами. Поэтому, методами "молниеносной войны" можно было разгромить только Первый стратегический эшелон советских войск. И если командование РККА не идиоты, то будет принято решение о стабилизации фронта борьбы на рубеже Днепра и Западной Двины. Что в реальности и произошло. Именно такое решение командование РККА и приняло. Оно было коряво исполнено, но тем не менее эффект был. Дело в том, что в РККА лучше немцев понимали, что такое "глубокая операция" и на какую глубину ее можно проводить. Глубина стратегической наступательной операции равна половине длины фронта наступления армии. И если исключить участок боевых действий на румынской границе (там велись сковывающие бои), то на фронте наступления равном 1200 км, глубина проведения операции составит 600 км. Для ГА "Центр" это будет Смоленщина. Потом придется делать оперативную паузу и готовить новую операцию. А это не просто. Это придется хотя бы на время отдать инициативу в руки противника. Паузу придется делать двухнедельную. Она нужна для того, чтобы подтянуть и обустроить тылы и пополнить войска техникой и личным составом. А после этого, начинать наступать снова, но это уже другая операция, которую придется планировать по-другому. Но ведь противник опомнится от внезапного удара и усилит сопротивление! Наши военные теоретики для такой ситуации еще в 20-х годах придумали выход: всеобщее наступление обязательно должно смениться серией отдельных наступательных операций проводимых в разное время, на разных участках фронта и в разное время. Причем по времени они обязательно должны друг-друга перекрывать. То есть в момент кульминации одной операции должна начаться операция на другом участке фронта. Это не позволяет противнику свободно распоряжаться своими резервами и вырвать стратегическую инициативу из наших рук. Конечно, теорию нужно еще уметь применить на практике. К концу 1943 года мы этому научились, поэтому немцам и не удалось повернуть ход войны в свою пользу. Ничего подобного немцам в 1941 году в голову не пришло. Вместо этого они продолжили наступать на большую глубину по всей линии советско-германского фронта, надеясь на "авось". Именно так и наступала 4 ТГр на Ленинград. Перли немцы на Питер, как Тухачевский на Варшаву. И перли до тех пор, пока подобно Тухачевскому не получили вилы в бок под Сольцами. На остальных участках было ничем не лучше. В итоге, наступление заглохло уже в августе 1941 года и оперативную паузу пришлось брать.
  То, что невозможно разгромить все силы противника в одном генеральном сражении, писал еще Клаузевиц. Но ведь нет пророков в своем отечестве. Для того, чтобы разгромить всю Красную Армию в одном единственном сражении, нужно ЗАМАНИТЬ все ее войска в приграничные районы. Ради этого немцам нужно в первые дни войны сдерживать темпы наступления собственных войск и ни в коем случае не пускать в бой свои танковые группы до того момента, пока РККА не сосредоточит все свои силы в прифронтовой полосе. Вот тогда и следует пускать в ход Гудерианов с Гепнерами. Но уже это меняет весь план операции. То есть блицкриг применишь не сразу. Такую операцию проводить намного сложней. Может быть именно поэтому немцы такой вариант даже не рассматривали, а решили что раз блицкриг юбер аллес, то его можно использовать как попало.
  А между прочим, принятое тогда решение могло привести Вермахт к быстрому разгрому, если бы он имел дело с РККА образца 1943 года. Засада таилась в некоторых особенностях "глубокой операции".
  Если во Французской компании средний темп наступления немецких войск составлял 13 км в день, то для "Барбароссы" был назначен более высокий темп наступления - 22 км в день. Видимо дороги в России того времени были лучше французских! Такие темпы наступления не выглядят внушительно. Но для того, чтобы их выдержать, немецкой пехоте приходилось совершать марши по шестьдесят километров в день во Франции и до 80 км в день в России. И все-равно пехота отставала от танков. Чем это было чревато? А тем, что за месяц такого наступления, 20 танковых и 13 моторизованных дивизий уйдут в глубь нашей территории на 600-650 км. Пехотные же дивизии сумеют углубиться за это время на 250-400 км. Образуется опасный разрыв между подвижными частями и основной массой войск. В реальной истории, немцев спасла от катастрофы растерянность советского командования и слабая выучка наших войск. Но с сильным и уверенным в себе противником такие вещи не пройдут. Если противник не растеряется, то пехотные соединения немцев будут скованы боями с войсками, расположенными в приграничных районах страны, а наглыми танкистами займется Группа Армий РВГК. Сколько продержатся панцерваффе под ударами превосходящих сил противника, сказать трудно. Но оторванные от основной массы войск подвижные соединения обречены на разгром. Немцы это прекрасно понимали, поэтому в реальной истории они не стали добивать наши окруженные под Минском войска и начали срочную переброску пехотных дивизий к переправам на Днепре и Двине. Понимали это и наши. И разгромить немцев пытались именно указанным мной способом. Тогда это не вышло из-за слабости РККА, но повторяю: с сильной армией у немцев такие фокусы не прошли бы.
  Конечно, очень обидно, что тогда, летом 1941 года у РККА ничего хорошего не вышло. Но вызывает уважение и то, как быстро наши командиры нашли средства эффективного противодействия блицкригу. И это в обстановке общей неразберихи и развала. Они не добились успеха лишь потому, что и сами были еще "зелеными" и армия была еще рыхлой, но ведь мыслили они в правильном направлении. Те методы борьбы, которые не получилось правильно применить тогда, безотказно сработали позже, когда набрались достаточно опыта.
  Другой принципиальной ошибкой плана "Барбаросса" было в определении глубины операции. В Директиве фюрера указаны конечные рубежи, которых нужно было достигнуть. Но выйти на них в ходе одной-единственной стратегической наступательной операции невозможно. В СССР это понимали еще в начале 30-х годов. Все дело в человеческом факторе. Ниже я привожу графики из учебника по военной психологии:
  
  

 []
  
  Изменение боеспособности по времени среди л/с РККА.
  
   []
  
  Изменение боеспособности по времени среди л/с армий ОАЭ.
  
   []
  
  Изменение боеспособности по времени среди л/с Вермахта.

  
  Что видно из этих графиков? А то, что какой бы у тебя изначально не был личный состав, но воевать в полную мощь люди будут не сразу. Как мы видим, бойцы РККА достигнут пика своих боевых возможностей на 14-й день операции, солдаты большинства арабских армий на 10-й, а солдаты Вермахта на 18-й день. Дальше пойдет снижение боеспособности. В РККА, личный состав воюющих частей снизит свою боеспособность до начальной на 21 день, арабский воин на 17-й день. Дольше всех продержится солдат Вермахта. Только через 23-24 дня после начала начала боев, его боеспособность будет равна начальной. А дальше, независимо от того нордический ариец ты или поганый семит, но уровень боеспособности личного состава катастрофически просядет. Через месяц, несмотря на приобретенный опыт и прекрасную выучку, личный состав может запаниковать при пустячной опасности.
  Из этих данных и заданного темпа наступления, можно определить предельную глубину операции. Для "Барбароссы", это составит:
  22 км/день умножаем на 24 дня и получаем 528 км. Вот она предельная глубина операции. На большую глубину можно наступать только в режиме преследования противника, который бежит без оглядки и не оказывает сопротивления. Чего в реальности не было. И каким ты гением не будь, каких бы суперменов тебе не дали, но нужно делать оперативную паузу сроком на две недели и давать войскам отдых. Заодно их пополнить, доукомплектовать и подтянуть тылы. Все это не было чем-то неизвестным на тот момент. В советских открытых источниках про это писалось нашими военными теоретиками. Если уж немцы поленились вовремя провести нужные исследования по этому вопросу, то кто им доктор?
  Вы спросите: а как быть с потерей темпа? Да и с выполнением в полном объеме поставленных перед войсками задач как быть? Тут есть два выхода.
  Первый - запланировать ротацию войск. Чтобы вести наступление по всему фронту без остановки, каждые 8 дней нужно вводить в дело не менее шестидесяти дивизий. Такое же число дивизий нужно отводить на отдых и переформирование. Чтобы такое было возможно, нужно иметь в резерве эти дивизии. То есть, на операцию нужно выделить порядка 250 дивизий вместо 190. Но это не все. Дивизии бывают разные. Смени на направлении главного удара подвижное соединение обычным пехотным и толку от этого будет немного. Темп наступления все-равно упадет. И если он будет меньше чем 10-12 км/сутки, то "блицкригу" все-равно кранты. А вот с подвижными соединениями у немцев было неважно. Заменить танковые или моторизованные соединения было нечем с самого начала. Правильной мерой было производить ротацию кавалерийскими соединениями. При меньших ударных возможностях в сравнении с механизированными частями, кавалерия обладает приемлемыми маневренными возможностями. Наличие в резерве 7-10 кавалерийских дивизий, в этот период могло стать палочкой-выручалочкой. В ситуации, когда неожиданное появление десятка солдат с оружием в руках порождало панику, не играет особой роли на чем они добрались до этого места, на танках или лошадях. Важнее другое - этим появлением они уменьшают противнику шансы на организацию устойчивой обороны. Спросите, из чего формировать кавалерию? Да было из чего! Одна только польская армия "снабдила" Вермахт всем необходимым для создания 11 кавалерийских бригад. При этом, дело облегчалось тем, что чисто кавалерийские атаки ушли в прошлое. А раз так, то требования к качеству конского состава можно было снизить и вместо дорогостоящих боевых коней, комплектовать соединения обычными ездовыми конями. В самой Германии до снятия версальских ограничений было целых три кавалерийские дивизии. Так что с кадровой основой был тоже порядок. А еще были трофеи взятые на Западе. Было из чего создавать кавалерию. В качестве замены мотопехоты она вполне сгодилась бы.
  В дальнейшем, немцы увеличили численность своей кавалерии в 8 раз. Но было уже поздно! "Дорого яичко ко Христову дню!" Этот момент был упущен еще на стадии планирования и 22 июня 1941 года, этого уже было быстро не поправить. Не стоит пренебрежительно относиться к возможности массового использования конницы.
  Второй выход: Просто по-другому использовать резервы. То есть не на ротацию, а на развитие наметившегося успеха. В итоге все-равно будет происходить ротация частей, да и на количестве потребных для полного успеха сил тоже не сэкономишь. Те же 250 дивизий, как ни крути. Тут воевать не числом а умением не выйдет ни у кого. Этот момент стоит пояснить.
  Знаменитый суворовский принцип годился для эпохи "кабинетных войн", но в эпоху массовых армий он отошел на второй план. Если бы Наполеон воевал по-суворовски, то он бы не выиграл ни одной битвы. Воевать умением - это воевать в основном за счет тактического мастерства. В битве при Вальми, оно было у пруссаков. Зато у французов были "большие батальоны". 47 тысяч кое-как обученных французских солдат против 35 тысяч прекрасно обученных пруссаков. И потери у французов были вдвое выше, но "Бог на стороне больших батальонов"! Точно так же воевал и Наполеон. Главной своей заботой он считал создание таких условий боя, когда на одного профессионала нападают семь дилетантов. Как только он оказался лишен такой возможности, кончились его успехи. При тех же Лейпциге или Ватерлоо, его одолели "большие батальоны" противников. Конечно, тут дело не только в тактическом мастерстве. Чтобы семеро одного били, нужно еще чтобы оперативное искусство было на высоте. У Наполеона с этим был полный порядок. Как и у Суворова. Но любые оперативные и тактические изыски нивелируются на стратегическом уровне. А как с этим обстояли дела у немцев в 1941 году? Я перефразирую Людендорфа: "В стратегии полный провал, оперативная обстановка приемлемая, а тактика просто прекрасная!"
  На уровне батальон-дивизия, немцы были впереди планеты всей. И это их долго выручало. В сфере оперативного искусства дела обстояли похуже. Тут господствовал шаблонный метод, ибо ничего нового немецкие генералы не породили. Все, что они применяли, было известно их противникам задолго до войны. В принципе они просто списали то, что было наработано теоретиками в Англии, Франции и СССР. То, что они все это отработали на практике, давало им преимущество на начальном этапе, но ничего нового они придумать так и не сумели. О чем они писали после войны, когда пришло время подводить итоги? Только о тактических приемах на поле боя. Про оперативное искусство они помалкивали. Ибо не было у них дельных мыслей в этой сфере. А их противники? А тут все наоборот. Конечно, в начале войны наши генералы уступали немцам в этой сфере. Уступали так же, как уступит молодой талантливый выпускник опытному практику. Но практика дело наживное. Со временем, "студент" сравняется опытом, а если он еще и креативен, то и превзойдет практика по всем статьям. В 1941 году, наши "студенты" схлестнулись с опытными практиками.
  А вот со стратегией дела у Гитлера были не очень хороши. В этой области его даже Черчилль превзошел еще в мае 1940 года. Просто более правильная стратегия редко дает немедленный результат. С возможными тактическими поражениями приходится заранее мириться. Но дело свое старый алкаш знал туго: положение Германии медленно но верно ухудшалось. Война размазывалась по глобусу не только Европы. Несмотря на территориальные захваты, доступ к необходимым для ведения войны ресурса постепенно уменьшался.
  Но не только Черчилль творил и выдумывал. Вызывающие возмущение резунистов 300 сталинских дивизий - стратегически правильный подход. Да, они еще рыхлые и недоукомплектованные, но они есть. И есть механизм для срочного формирования такого же количества в дальнейшем. Вот они "большие батальоны", которых еще не было у немцев. Тут важно не то, что эти дивизии поначалу были биты, а то, что они вообще были.
  В общем, вывод напрашивается печальный для немцев. "Барбаросса" в том виде, в котором она появилась на свет - это не план выигрыша войны с СССР, а план выигрыша Приграничного сражения. Дойти до "Смоленских ворот" Вермахт мог в один прием. Но для движения дальше требовалось планировать совсем другие операции. Или иначе планировать войну. Требовалось выделять совсем иные силы, по иному использовать свой главный козырь - авиацию и подвижные соединения, а в первую голову - менять высший руководящий состав. Эту войну имело шансы выиграть только новое поколение генералов. Старое же поколение слишком долго не имело возможности проявить себя. В результате, пик творческих способностей был позади. Зато у противников - на подъеме. В этих условиях, давать противнику шанс на затягивание войны, значило не более не менее чем вырастить собственных могильщиков.
  Большинство историков видит в событиях этого времени лишь успехи немецких войск и не хочет замечать того, что заметили сами немцы на четвертый день войны: легкой прогулки не выйдет и халява тут не проходит. Чтобы успешно драться с русскими, нужно покончить с возникшей в немецких войсках состоянием расслабленности и начать наконец неукоснительно соблюдать требования уставов и наставлений. А то расслабились понимаешь тут! Но это разговор уже о тех "косяках", которые были допущены уже при осуществлении "тщательно разработанных планов".
  
  

Немецкие "косяки" при исполнении "Барбароссы".

  
  
  Я уже писал о том, что немцы слишком много времени тратили на подготовку любой стратегической наступательной операции. Непозволительно много времени. Пока противники Германии благодушествовали, подобные вольности проходили. Но ту же самую "Цитадель" готовили столько долго, что советская сторона неплохо подготовилась к отражению удара. Впрочем, хорошо продуманный план не может окончиться неудачей. Это известно было всегда. У немцев удачей заканчивались лишь те планы, что предшествовали "Барбароссе". А вот дальше им "не везло". Удачное начало и провальный конец, стало своеобразной "визитной карточкой" что ОКХ, что ОКВ. И дело здесь не только в плохом планировании. Бывает, что хороший ответственный исполнитель "вытягивает" плохо спланированную операцию. А как с этим обстояли дела у немцев? Начинаешь вникать в детали и приходишь к выводу: плохо у немцев обстояли с этим дела! Причем, даже в победном 1941 году.
  Самое опасное для победоносной армии занятие - не суметь добить побежденного противника. Ведь "недорубленный лес вырастает вновь". Это святое суворовское правило было действенным во все времена. Именно неумением добивать сильного врага и отличалась победоносная германская армия.
  Как это происходило? Да очень просто!
  Срок начала операции можно переносить бесконечное число раз, но при этом стоит помнить, что наступает момент, когда начало войны отменить уже невозможно, как невозможно уже остановить летящий под откос поезд. Поэтому, начальник Генштаба, назначая время начала войны, одновременно вычисляет то время, когда отданный ранее приказ можно еще отменить. В плане "Барбаросса" были две даты: дата начала операции и дата отмены операции. Но играть в такие игры бесконечно долго нельзя. Известно, что дата начала "Барбароссы" переносилась несколько раз. Советская разведка докладывала руководству и про 15 мая и 15 июня и другие даты назывались. И все они были верными. Просто немцы по разным причинам откладывали начало войны с СССР. Пропагандисты неоднократно уверяли нас в том, что "Сталин не верил", потому и начало войны было для нас провальным. Трудно конечно верить разведке, когда она сегодня говорит одно, а завтра другое. Тем не менее немецкие пляски вокруг даты начала войны насторожили наше руководство и кое-какие меры приняты были. В частности была создана Группа Армий РГК и началась дополнительная переброска войск из внутренних округов. Уже это ставило под сомнение успешность "Барбароссы". В итоге, войска Приграничных округов не сумели осуществить прикрытие мобилизации и развертывания войск внутри страны. Вместо них это сделала ГА РГК. И хотя она тоже была разгромлена, но не полностью. Поставленная перед ней задача была выполнена и к исходу июля 1941 года перед немцами возникла проблема, которую "Барбаросса" и должна была не допустить: сплошной фронт советских войск. Чтобы решить эту проблему, пришлось готовить серию отдельных операций. Тут и наступление на Ленинград, тут и "поворот на Юг" и конечно-же "Тайфун". Пришлось вместо преследования бегущего противника тратить драгоценное летнее время на пополнение войск, перегруппировку ударных соединений и планирование операций иного типа. Вместо лихого рейда по тылам советских войск, пришлось готовиться к прорыву их обороны и отражению контрударов. Самое главное, что теперь вести наступательные действия приходилось совсем в иных условиях, нежели в начале лета.
  В начале лета, на центральном направлении, немцы имели дело с дезорганизованными войсками, и командованием противника, утратившем управление войсками. В сентябре такого удовольствия уже не было. Дело в том, что для того, чтобы нарушить управление советскими войсками, среди прочих запланированных мер, были задействованы диверсанты. Про "Бранденбуг" слышали практически все. И про творимые им "художества" тоже. А вот тот смысл который был заложен в проводимые Абвером операции, как правило не объясняют. А он прост. На направлении главного удара нарушить управление нашими войсками (общая задача) и захват ключевых пунктов (частные задачи). Кому попало это не поручишь. И тут нужно сказать о степени сложности стоящей перед "Бранденбургом" задачи. Диверсии в тылу противника - это весьма сложная задача. Но диверсии в прифронтовой полосе - сложней на порядок. Тут нужна совсем иная подготовка. И если в глубоком тылу противника проникновение на объект возможно в любом виде, то в прифронтовой полосе приходится одеваться в форму военнослужащих врага. А это значит, что приходится знать и язык, и уставы, и типичные порядки войск противника. В общем, кроме чисто диверсионной подготовки нужны навыки агентурной работы. Люди, способные на такое, толпами по улицам не ходят. Их приходится долго и тщательно готовить. И конечно же, нужно заботиться о качественном обеспечении таких операций. А это уже работа с мелочами. А как они, диверсанты работали? Первые две недели очень даже неплохо. А потом пошли провалы. Дело в том, что охраной наших тылов занимались совсем непростые люди - пограничники. Советский пограничник - это опасная для любого диверсанта личность. Это смесь солдата, способного самостоятельно действовать на любой местности, следопыта и полицейского. В 1941 году, наши погранвойска имели богатый практический опыт противодиверсионной деятельности. Двадцать лет они тренировались на басмачах, хунхузах, бандеровцах и разного рода контрабандистах. Отличать явную "липу" от правды рядовые бойцы ПВ НКВД СССР умели неплохо. Вот один из примеров их деятельности. На КПП остановлена для проверки машина. В ней сидят: Высокий чин НКВД, вольнонаемная сотрудница НКВД и водитель. Предъявлены документы. На первый взгляд все безупречно. Но вот беда: удостоверение личности, паспорта, партийные и комсомольские билеты, водительское удостоверение и командировочные предписания заполнены ОДНИМ ПОЧЕРКОМ! А ведь это документы, которые по определению выписываются в разных местах, разными писарями. Таков уровень исполнения полученного задания. Про скрепки и квадратные гвоздики я молчу, так как это не более чем расхожая байка. Но этот случай реален. Именно так и срывались важные задания. А ведь тут не "расходный материал". Это были весьма ценные кадры, которые стоило беречь. И беречь их должны были те, кто планировал конкретные операции. Беречь следовало прежде всего тщательностью подготовки задуманных операций.
   Но это только часть мероприятий ведомства адмирала Канариса. Гораздо большее значение предавалось действиям националистического подполья. К подрывным операциям планировалось привлечь прибалтийских и украинских националистов, отряды и подпольные группы польского "Союза Вооруженной Борьбы" (в дальнейшем Армия Крайова) и еврейское сионистское подполье.
  Планировали, но все получилось не так как хотелось Канарису. Причин этому было две: "игры" со сроками начала нападения на СССР и низкая дисциплина среди исполнителей. Неразбериха с датами наступления привела к тому, что часть организаций (например литовские сионисты) начали акции диверсий и саботажа преждевременно и в итоге попали под удар НКГБ. Польские и украинские националисты тоже кое где оказались сбиты с толку и выступили преждевременно. В результате 13 июня 1941 года ими занялись войска НКВД. Но и те, кто дождался заветной даты, тоже сделали все для срыва задания. Вместо нанесения ударов по пунктам управления и связи, они занялись грабежами и погромами. Что касается самого "Бранденбурга", то он действовал достаточно эффективно, но и тут не обошлось без бардака. Навербованные абвером националисты из батальонов "Нахтигаль" и "Роланд" в качестве диверсантов оказались несостоятельны, зато как погромщики оказались выше всяких похвал. В общем, "благодаря" исполнителям и путаницей со сроками, создать для советского командования масштабные внутренние проблемы не вышло. А ведь для ГА "Юг" это было одним из важнейших условий достижения успеха.
  Не все гладко получилось и с завоеванием господства в воздухе. Тут уже прокололся штаб Люфтваффе. Идея уничтожить нашу авиацию на "спящих" аэродромах выглядела привлекательной. Вот только не был учтен опыт предыдущих компаний на Западе. Даже при достижении внезапности, такие операции сопровождались большими потерями. Возьмем первый день вторжения во Францию. Вроде бы немцы и захватили господство в воздухе, но...
  
   В первый день вторжения, 10 мая 1940 года, было сбито 304 немецких самолета, в т. ч. 104 бомбардировщика (51 "Не-111", 26 "Do- 17Z", 18 "Ju-88", 9 "Ju-87"). Потери среди экипажей составили 607 человек убитыми и пропавшими без вести, 133 ранеными.
  В СССР вышло ничуть не лучше. В первый день с боевого задания не вернулось 10 процентов экипажей. Вот тебе и "спящие" аэродромы! Скажете ерунда? Вон немцы сколько набили наших самолетов! Тысячи! Все это так, но сами немцы чуть позже поняли грустную для себя истину: размен не был равноценным. Об этом ясно писал в своих "Сталинских соколах" генерал Швабдиссен:
  
  "Немецкая атака с воздуха 22 июня была полной неожиданностью для советских ВВС. Сотни советских самолетов всех типов подверглись уничтожению в первые дни нападения. Многие из них были разрушены на земле безо всякого сопротивления, другие - сбиты в воздушных боях. При этом количество уничтоженных на земле машин во много раз превышало число сбитых в воздухе. Однако необходимо обратить внимание на один факт, которому немецкое командование не придало тогда должного значения: при данных обстоятельствах советские потери в живой силе были значительно меньше, чем потери техники. Это частично объясняет тот факт, что русским удалось быстро восстановить боевую мощь своих ВВС".
  
  А ведь это серьезный прокол! Следовало давно сделать вывод о том, что основой ВВС являются не самолеты, а люди, подготовленные для службы в ВВС. И даже то, что они чего-то не знают или не умеют в сравнении с тобой, мало что меняет. Доучивать подготовленных специалистов всегда легче, чем готовить с "нуля" только набранных. А тут идет речь о летчиках с добротной довоенной подготовкой. Более того, если учесть, что не менее трех тысяч советских летчиков получили боевой опыт в Китае, а сотни экипажей в Испании и на Халхин-Голе... Получается, что выбивать их лучше в воздушных боях. Вот только единственной крупной операцией которую спланировал штаб Люфтваффе было нанесение удара в первый день войны. А дальше пошла "местная самодеятельность". А толк от нее? С одной стороны тот же Швабдиссен уверяет в том, что господство германских ВВС в небе было полным аж до конца 1941 года. А с другой стороны, он же пишет о постоянных и частых схватках в воздухе с советскими летчиками. А еще о том, что наши ударные самолеты подвергают боевые порядки сухопутных войск постоянным ударам с воздуха. Причем продолжительным ударам. Первый налет как правило начинался через 60-90 минут после начала рассвета и заканчивалось все к полуночи. Сохранились и жалобы сухопутных войск о том, что советские самолеты буквально ходят по головам, а "орлов Геринга" и близко не видно. И время-то какое! Первые недели войны! Мы как-то привыкли считать, что все у нас было плохо, а оказывается не все было для немцев так просто. О чем это говорит? О том, что мало завоевать господство в воздухе на начальном этапе. Дальше должно последовать полное подавление сопротивления противника. Не сделаешь этого - "Недорубленный лес вырастает вновь" (А.В. Суворов). Вот именно операции на полное подавление и не были осуществлены. До августа немцев выручало то, что у них действовал фактор "лучшего ПВО на свете" - танки на траве наших аэродромов. Но после этого времени, такое стало редкостью. Пришлось Люфтваффе обходиться собственными силами. Только ведь на все сил не хватало. Упорное сопротивление наших войск требовало все чаще подавлять с применением авиационных средств огневой поддержки. На поддержание хотя бы достигнутого в воздухе статус-кво сил уже было недостаточно. Это давало шанс нашей авиации на восстановление сил. Причина такого положения - недостаток самолетов у немцев. За счет более лучшей организации боевой деятельности, немцы смогли достаточно долго быть господами положения, но рано или поздно пришлось бы думать и о "больших батальонах" в воздухе. Значит, следовало пересмотреть и систему подготовки кадров и принять иные темпы производства боевой техники. Ничего этого вовремя сделано не было. В итоге, "большие батальоны" появились у всех их врагов, а им только и оставалось что совершенствовать тактику. Такой подход совсем не годился для затяжной войны.
  То, что они надеялись быстро вывести Россию из войны, оправданием не является. Кроме России есть еще Англия, которая день ото дня становится сильней и малой кровью ее уже не взять.
  А у сухопутных войск возникли свои проблемы. Помимо чисто стратегических просчетов, начал действовать и другой фактор - ошибки при исполнении принятого плана. Все знают, что всякого рода планы - до первого выстрела, тем не менее придерживаться их необходимо. Особенно на первом этапе. А и тут у немцев было не все слава богу.
  Сколько было спето песен про те "котлы", в которые попали наши войска в 1941 году! А цифры какие! 300 тысяч окруженных! 600 тысяч окруженных! Кто больше? В общем, незрелые умы все в смущении и в восторге! Но давайте спокойно разберемся с этими "котлами". Зачем они были нужны и как их образовали? Еще в античную эпоху, полководцы пришли к выводу, что всегда полезно бить противника по частям. Поэтому смысл любого прорыва фронта состоит в том, чтобы разделить войска противника как минимум на две утратившие взаимодействия части. Тот же смысл в прорыв фронта противника вкладывали и полководцы фюрера. Поэтому, немцы стремились разобщить противостоящие им войска Красной Армии на отдельные группировки, не имеющие возможности для взаимодействия между собой. С этой задачей они неплохо справились. Отсутствие сплошного фронта обороны в первый день войны сильно облегчило им выполнение этой части операции. Занять и подготовить выгодные для обороны рубежи, наши войска как правило не успевали. Дураками немцы не были и использовали эту ситуацию так как и должно: быстро вбили "клинья", лишив наши войска всякой возможности создать сплошной фронт обороны. Но это только часть дела. Если противник не растерялся, то он сумеет быстро отойти на новые рубежи и создать устойчивую оборону на новом месте. Именно так и поступили в 1812 году изначально разобщенные армии Барклая-де Толли и Багратиона. И хотя отступать им пришлось аж до Смоленска, но избежать разгрома по частям и сохранить боеспособную армию для дальнейшей борьбы тогда удалось.
  Немецких генералов такой вариант развития событий никак не устраивал. Поэтому был смысл в том, чтобы воспрепятствовать организованному и своевременному отходу хотя бы части наших войск. Ради этого и затевались операции на окружение. Тут тоже все было разумно: отрезанная от своих войск и баз снабжения, группировка любой численности долго не продержится. Битва при Каннах - первый из известных случаев такого рода. Выгоды от окружения войск противника были таковы, что о собственных Каннах мечтает каждый честолюбивый командир. Но есть в операциях подобного рода и свои сложности. Самая главная сложность - не потерявший головы противник. Если только у окруженных оказался твердый и решительный командир, то он поступит так, как и надлежит поступать в таких случаях - поведет окруженные войска на прорыв. Тут на его стороне будет очень важное преимущество - маневр по внутренним операционным линиям. Проще говоря, его войска внутри "котла" перемещаются более короткими путями, нежели войска, окружившие его. Тем нужно выдвигаться в нужные пункты по внешней дуге, вдоль фронта окружения. Поэтому, даже обычная пехота окруженцев, сосредоточится у места прорыва быстрей, чем механизированные части окруживших. В первую неделю окружения, каждое подразделение окруженных, может оказаться вдвое сильней равного по численности противника. Именно за счет быстроты маневра. Поэтому, если ты окружил противника, то нужно немедленно принять меры по созданию прочного фронта окружения. Блокада Ленинграда показала, что этот урок немцы усвоили неплохо. Но это было уже на исходе сентября. А в июне-июле, они до этого еще не доросли. Что получилось в итоге?
  Возьмем Минский "котел". Там у немцев изначально не все шло гладко. Ну на то она и война. Замыкали окружение советских войск две танковые группы - Гота и Гудериана. 28 июня 1941 года, Третья танковая группа Гота, силами своей 20 тд вовремя вышла на заданный рубеж. А вот Гудериан припоздал. Его задерживало сопротивление наших войск и ... отсутствие топлива для танков 17 тд. 29 июня, кольцо окружения еще не замкнуто, но фюреру и лондонским журналистам генералы уже успели доложить о великой победе. Вот только в журнале боевых действий 3-й танковой группы за 29 июня имеется следующая запись:
  
  "17.00 - В соответствии с донесением воздушной разведки противник еще отступает на юго-восток по дороге Минск - Смиловице (моторизованная колонна длиной 10 км). 2-я ТГр не выполнила свою задачу завершить кольцо окружения, соединившись с 3-й ТГр восточнее и южнее Минска"
  
  Как видите, наши спокойно, без боя выходят моторизованными колоннами приличных размеров из кольца окружения. А дальше начинается анекдот: вместо 17 тд, замыкать кольцо окружения рванулась 18 тд Неринга. О том, что нужно позаботиться об опознании своих войск никто не подумал. В итоге, танкисты 20 тд встретили своих "камарадов" метким огнем и минными полями. Это кстати в этой единственный на той войне известный случай, когда идущие навстречу друг-другу войска не сумели друг-друга опознать. 18 тд в ответ тоже потренировалась в стрельбе по своим. Правда, разобрались ребятки! А дальше? А дальше Неринг обиделся и наплевав на порученное ему дело, увел свою дивизию дальше на восток. Правда, делал он это с согласия командования 2 ТГр. "Колечко" так и осталось незамкнутым еще пару дней. Сколько при этом наших войск сумело выйти из Минского "котла", уже никто не скажет.
  Если вы считаете, что Гудериан так поступил сдуру, то будете неправы.
  В операциях на окружение есть еще один момент: деблокировать окруженных можно не только ударом изнутри кольца. Удар извне тоже возможен. У того же Ганнибала при Каннах была вероятность получить удар в спину от войск римлян, оказавшихся вне кольца окружения. Я этот случай разбирал в своей "На Второй Пуннической". Именно поэтому, в операциях такого рода важно создать еще и внешний фронт окружения. И отодвигать этот фронт желательно как можно дальше от кольца окружения. Гудериан такие вещи понимал, поэтому, стоило ему узнать о выдвижении на запад нашей Группы Армий РГК, как он немедленно рванулся парировать возможный контрудар советских войск. Вот тут и началась настоящая дурь. Война - занятие не для слабонервных, тем не менее нервишки шалят даже у полководцев победоносной армии. А повод для этого был. Все у немцев пошло не так, как планировалось. По идее, те подвижные соединения, что замкнули "колечко", нужно немедленно заменить пехотными соединениями танки и мотопехоту бросать в наступление дальше на восток. Добивать окруженных - занятие именно для пехоты. Вместо этого, они держат часть подвижных соединений против окруженцев. У Гота занимались несвойственной им работой целых три танковые дивизии! Более того, командование ГА "Центр" постоянно стремилось раздергать и 2-ю и 3-ю ТГр для решения частных задач по затыканию то и дело возникавших "дыр". Так можно было и без всяких усилий со стороны РККА уничтожить танковые группы, просто растащив их на части. И ведь и дальше подобное будут творить! Гудериан отбивался от этого как мог, но и он не мог бесконечно проявлять непослушание. Со всей беспощадной очевидностью, вырисовывалась нерадостная для немцев картина: имеющихся сил не хватает для решения всех возникших вдруг задач. Нужно было добивать окруженные войска. Нужно было преследовать те части Западного фронта, что оказались вне кольца окружения. Нужно было срочно захватывать плацдармы в районе днепровских переправ и на Западной Двине. И одновременно нужно было отразить возможные контрудары подходящих войск нашего Второго стратегического эшелона. Создалась прекрасная возможность для разгрома немцев по частям. Поэтому, весь июль немцы вкалывали как проклятые. Разгрома их войск не произошло по многим причинам. Проблемы с транспортом и связью, которые испытывала в тот момент РККА, не позволило ей нанести мощный ответный контрудар. То, что наши войска вступали в бой по частям, сыграло свою роковую роль. Разрозненные контрудары наших резервов к успеху не привели. Честно говоря, немцам просто повезло, что они столкнулись с плохо управляемой армией. А ведь могло и не повезти и тогда за начальные успехи, они бы расплатились невиданным для того времени разгромом. Мне могут ткнуть на соотношение потерь. Не стану отрицать очевидного: наши потери были ужасны. Но не стоит судить только по потерям. Да и с ними вопрос еще не очень ясен. 2 июля Гальдер докладывал Гитлеру состояние дел на востоке, и в частности освещал ситуацию в районе Минска. Начальник германского Генерального штаба бодро сообщил, что в результате достигнутого ГА "Центр" успеха противнику не удастся создать на этом участке организованного фронта. Фюрер отнесся к этому заявлению скептически и задал сакраментальный вопрос: "Где, в таком случае, пленные?" И что выходит? Нас уверяют, что много бойцов и командиров РККА попало в плен, а Гитлер про них ничего не знает! И фон Бок не может ему ничего утешительного сказать. Впрочем, в армии возможно все! Нужны пленные? Сейчас будут! Дали команду и они вдруг возникли! Причем столько, сколько в войсках Зап ОВО отродясь не было! Как выкрутились? Да очень просто: проявили солдатскую смекалку. Долго ли наловить по деревням мужиков, которые на свою беду оказались коротко стрижены и носили сапоги? Долго ли их всех объявить переодетыми жидокомиссарами? Тем более, что заступиться за них некому. Вот так и отчитались. Вы что думаете, приписки в России придуманы?
  Вопрос по пленным я затронул неспроста. Все дело в том, что окружить войска противника, это еще не значит, что ты их уже взял в плен. Из Минского "котла", до 2 июля вполне свободно выходили и пешие, и конные, и моторизованные колонны. 1-2 июля, когда "колечко" было наконец-то замкнуто, то те наши дивизии, которые сохранили артиллерию и имели твердое руководство, успешно прорывались с боем. Именно так и прорвались 64 и 108 сд РККА под руководством генерал-лейтенанта Кузнецова В.И.
  Но и когда кольцо окружения сжалось настолько, что прорыв крупных соединений стал невозможен, продолжались успешные прорывы мелкими группами и отрядами. А когда и это стало затруднительно, то началось просачивание через боевые порядки немецкой армии. В этом огромная разница между операциями такого рода в Вермахте и РККА. Если противника окружали немцы, то можно было просочиться без боя и уйти к своим, если окружала РККА, то через ее боевые порядки прорваться можно было только крупными силами и с тяжелым боем. Эта особенность проявилась буквально с первых дней войны. Например 27 июня 1941 года, в окружение попала 134 пд Вермахта. Корпусная группа Ахлюстина, осуществившая это окружение, прочно держала немцев в тисках и поставила их на грань полного разгрома. Пришлось немцам с боем прорываться из окружения.
  Так что не стоит особо верить бодрым немецким донесениям. Тем более, что до 8 июля 1941 года, настроение у командования ГА "Центр" было совсем не бодрое. Не раз и не два, все висело на волоске. Командование РККА допустило много ошибок и промахов, но и сами немцы были не на высоте своего положения.
  30 июля 1941 года, Гитлер подписал Директиву номер 34. В ней в частности указывалось:
  
  "Группа армий "Центр'" переходит к обороне, используя наиболее удобные для этого участки местности".
  
  Это был окончательный приговор "Барбароссе". Все четыре немецкие танковые группы, на которые изначально делалась ставка, на тот момент утратили свои ударные и маневренные возможности. Их требовалось восстанавливать. Немцы потеряли главное - темп. Теперь время играло против них. "Барбаросса" оказалась тем, чем и была изначально - планом выигрыша Приграничного сражения, а не планом завоевания СССР. Теперь приходилось в корне менять планы. Альтернативой "Барбароссе" было перенацеливание Вермахта на разрушение экономики и транспорта СССР. А это уже совсем другая задача и иное планирование. Неизбежно менялся весь рисунок операции. Проглотить СССР одним махом и целиком не вышло. Пришлось попытаться глотать его по частям. Вот откуда росли ноги у всех последующих операций, начиная со знаменитого "Поворота на Юг". И Вермахт медленно но верно пошел навстречу своей гибели. Впереди еще будут неоднократные попытки разгромить РККА полностью или по частям. И все эти попытки станут провальными. Главная причина этому была в головах немецких генералов. Они не были дураками. Они просто устарели для этой войны. Эту войну могло выиграть лишь новое, молодое поколение стратегов. В хорошей армии они есть всегда. Вот только ради этого нужно было подвинуть старые засидевшиеся кадры. Но разве Гудерианы с Манштейнами и Браухичами позволили бы такое сотворить?
  В начале 1942 года, Гитлер отстранил многих "гениев" от руководства войсками и взял всю ответственность на себя. Но это была уже запоздалая мера и к тому же проведенная без должной решительности. Вторая Мировая война так и не вырастила в Германии поколение полководцев-победителей. Зато в том же СССР, та же самая задача была успешно решена.
  

Оценка: 5.71*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"