Russischer Angriff: другие произведения.

Диверсионный танк Бт-7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 3.39*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пойдут машины в яростный поход...

Aj
  
  

Диверсионный танк БТ-7

  
  

О "Глубокой операции"

  
  Итоги Первой Мировой Войны разочаровали равно победителей и побежденных. Ни те, ни другие нужного им результата не добились. А раз война закончилась нерешительным результатом, то следовало ожидать ее продолжения в другое, более удобное для этого время. Одни жаждали реванша и усиленно к нему готовились, другие готовились наказывать тех, кому до сих пор неймется. Как водится, военные ведомства всех стран Европы готовили свои армии к новым схваткам. При этом, учитывая, что вести затяжную войну никто больше не хотел, теоретики рассматривали возможность решения всех стоящих перед армией задач с помощью скоротечных военных действий. Главной причиной неудачного окончания всех наступательных операций во время ПМВ, военные видели в том, что противоборствующая сторона всегда успевала подтянуть к наметившемуся участку прорыва свои резервы в количестве, достаточном для успешного парирования нанесенных по нему ударов. В результате своевременного подтягивания резервов, вместо развития наметившегося успеха получалась тупая мясорубка, которая заканчивалась полным истощением сил с обеих сторон. Следовало найти такое решение, при котором удавалось бы успешно препятствовать своевременному подходу резервов. Значит, боевые действия должны вестись не только на всю тактическую глубину обороны противника. Желательно, чтобы одновременно войска противника подвергались огневому воздействию и непосредственным ударам войск, задействованных в наступательной операции и в оперативной глубине боевых порядков противника. Но и этого недостаточно. Теоретически, противник может продолжать успешное сопротивление и в условиях "слоеного пирога". Значит, в дополнение к этому, следует дезорганизовать работу тыла противника. Последнее даже важней чисто военных успехов на поле боя. Традиционно, работа по разрушению или дезорганизации тыла называлась диверсией. Поняв это, можно понять и логику военных мыслителей 20-30 годов: разгром армии противника должен достигаться не уничтожением его боевой силы и техники в общевойсковом бою, а дезорганизацией тыла и нарушением управления войсками. Общевойсковой бой при этом уходил на второй план. На первый план выходили действия диверсионного характера. Последнее позволяло рассчитывать, что при развале системы управления и снабжения, войска противника перестанут представлять из себя организованную силу и быстро окажутся в безвыходном положении. Для выполнения такого рода задач, требовались очень мобильные войска. При этом, так как общевойсковой бой в оперативной глубине обороны противника маловероятен, они должны обладать огневой мощью, достаточной для успешного ведения скоротечного боя.
  Правда, единого мнения о том, что должно стать инструментом диверсии против тыла противника, не было. Одни склонялись к мнению, что активных боевых действий на сухопутном фронте можно вообще избежать. Вложись в развитие авиации, и превращай себе тыл противника в лунный пейзаж, а заодно "дезинфицируй" местность от людского ресурса с помощью боевых ОВ.
  Другие с этим были не согласны и потрясая сметой возможных расходов, уверяли что дешевле обычным подкупом весь государственный аппарат противника склонить к измене. А что взамен этого? Кто-то орал, что нужно ходить лошадью, а кто-то считал, что несогласных лучше танками давить. Это я о сторонниках наземной операции. А в итоге, после долгих споров и драк, постепенно выяснили, какие войска должны быть диверсионными. Повторяю: термин "диверсия" раньше понимался в более широком смысле. Со временем, взгляд на состав диверсионных войск менялся. Взять нашего военного теоретика Триандофилова В.К.
  - В 1926 году, на роль диверсантов он презентовал конницу. ("Размах операций современных армий") К танкам при этом он относится сдержано.
  - К 1929 году он слегка подкорректировал свои взгляды. Диверсии в тылу супостата должны производить прорвавшиеся в оперативный тыл противника конница и моторизованные части, в том числе легких танков и пехоты на вездеходных автомобилях ("Характер операций современных армий")
  В обоих случаях, он не считал, что диверсанты сумеют собственными усилиями попасть в тыл противника. Такую возможность им должны обеспечить особые формирования. Для прорыва фронта на оперативную глубину с учетом мощи средств обороны, необходима мощная ударная армия. Основными средствами подавления и прорыва Триандафиллов называл артиллерию, в том числе тяжелую артиллерию резерва главного командования. При этом предусматривалось и массированное применение химического оружия. Что касается танков, то Триандафиллов писал об их определённой роли, однако в его работе 1926 г. они ещё не занимали центрального места.
  Правда, к 1929 году его взгляды на роль танков при прорыве обороны противника слегка изменились. Он уже считал, что "новый танк должен участвовать не только в сравнительно скоротечной атаке, при сопровождении пехоты в бою, но и во всех фазах преследования, вне поля сражения".
  К последнему выводу вернемся чуть позже. Пока что уясним, что для успешного проведения "Глубокой операции" требуются два разных инструмента. Быстрый взлом обороны на всю тактическую глубину осуществляет ударная армия, которой никак не избежать ведения полноценного общевойскового боя. Соответственно она должна обладать огромными ударными возможностями, которые обеспечиваются насыщением ее боевых порядков тяжелым вооружением. Как только ударная армия выполнила поставленную задачу, в образовавшийся прорыв немедленно вводятся подвижные конные и механизированные части: второй инструмент "Глубокой операции". Их назначение - организация непрерывного преследования разбитых частей противника, разгром подходящих к фронту резервов и диверсии против тыловой инфраструктуры противника. Учитывая что при их выдающейся подвижности, противник просто не успеет создать устойчивой обороны, вести длительный огневой бой им не придется. А если потребуется короткий и мощный огневой удар, то эту работу оперативно выполнит авиация. Ну а для того чтобы гонять тыловую и щтабную сволочь, хватит и той шашки что есть у каждого кавалериста.
  Два по разному действующих инструмента ведения войны, требовали разного подхода к вооружению боевых частей. Тема эта весьма обширна и в короткой статье ее полностью не раскроешь. Я поведу речь о танках. Для участия в длительном и упорном общевойсковом бою требовался танк, обладающий достаточной боевой устойчивостью к огню противника, способный подавлять его огневые точки, в том числе мешающие ему самому, обладать хорошей проходимостью, позволяющей ему уверенно преодолевать встретившиеся на пути препятствия. Скорость? Для танка, занятого непосредственной поддержкой пехоты на поле боя, высокая скорость не требуется. Ему важна не столько максимальная, сколько тактическая скорость. А она обычно невысокая. Запас хода? А зачем ему большая, если действия в отрыве от своих тылов для него маловероятны?
  Зато для танка, совершающего рейд по тылам противника на всю оперативную глубину его боевых порядков, нужны иные качества. Прежде всего ему важна маршевая скорость, проходимость и значительный запас хода. Не помешает ему и вместительная боеукладка, так как в рейде он частенько действует в отрыве от своих тылов. Получалось, что РККА требуется два совершенно разных танка. Эту мысль подчеркивал и Тухачевский, критиковавший тех, кто рассматривал танк только как средство непосредственной поддержки пехоты. Он говорил об отдельном типе танков, которые ообозвал танками дальнего действия. Не просто обозвал, но и подчеркнул, что они будут выполнять задачи, совсем не похожие на задачи стоящие перед танками НПП:
   "задача танков дальнего дей?ствия - прорваться в тыл главных сил обороны, разгромить резервы и штабы, уничтожить основную группировку артиллерии и отрезать главным силам про?тивника пути отхода"
  Обратите внимание на одну мелочь: похоже что пан Тухачевский совсем не понял смысла проведения "Глубокой операции". Из задач рейдовых по своей сути формирований исключена задача, являющаяся по сути дела ключом к успеху всей операции - дезорганизация или сокрушение работы тыла. Он ставит такие задачи, которые непременно потребуют от рейдовых формирований постоянно ввязываться в общевойсковой бой. А как вы отрежете пути отхода главным силам противника? Только выставив заслон на его пути! Этой дурью страдал не только он. В 1941 году, немецкое командование ГА "Центр" тоже раздергивало танковые группы Гота и Гудериана, ради участия в "кессельшлахтах". А кто будет вражеский тыл разрушать? В боевых наставлениях и уставах про это ничего не сказано, но с высоких трибун пан Тухачевский уверял, что этим займутся трудящиеся капиталистических стран. Вот возьмет польский крестьянин винтовочку и порешит всех буржуев своей страны. И немецкий сознательный пролетарий тоже самое сотворит со своим любимым фюрером.
  Вторым моментом, хоронившим саму идею "Глубокой операции", было то, что вопреки взглядам В.К. Триандофилова он решил вместо двух инструментов проведения "Глубокой операции" создать один, но с двумя функциями. Смотрим на то, как он себе представлял это. А представлял он это в виде единого оперативно-стратегического объединения состоящего из семи эшелонов.
  Войска УДАРНОЙ(!!!) группировки предполагалось применять в семь эшелонов: 1-й эшелон составляла бомбардировочная авиация, 2-й эшелон - тяжёлые танки, 3-й эшелон - соединения средних и лёгких танков, 4-й эшелон - соединения моторизированной и мотоциклетной пехоты, 5-й эшелон - крупнокалиберная артиллерия сопровождения, 6-й эшелон - стрелковые войска с танками поддержки. Особым эшелоном являлся воздушный десант.
  При этом на механизированный корпус предполагается использовать как средство взлома обороны противника. В реалиях Великой Отечественной войны, в успешно проведенных нами наступательных операциях, ничего подобного не было. Танковым армиям, механизированным корпусам и конно-механизированным группам задачи взлома обороны противника не ставились. Только рейдовые и диверсионные по смыслу своему задачи. Но это во время войны. А до войны всяко чудили. Вот расстреляли Тухачевского и что? Думаете сразу легче стало? А куда вы денете тех людей, которых он выучил? Они никуда не делись и взглядов своих не изменили.
  Когда подвергают критике нелепую организацию предвоенных мехкорпусов, куда согнали "коня и трепетную лань", ругают Г.К. Жукова. А он это не сам придумал, объединять вместе танки прорыва (тяжелые), танки НПП (Т-26) и рейдовые по сути своей танки (Т-34 и БТ). Это его так Уборевич с Тухачевским научили.
  Но ругая Тухачевского за эклектику в военном деле, не стоит забывать и Триандофилова, который хоть и был прав в главном, но одну ошибку все-таки допустил. И Тухачевский эту ошибку тиражировал: в качестве основных, было предусмотрено иметь два вида танков, заточенных под разные задачи. Танки НПП и танки "дальнего действия". А чем они отличаются друг от друга? В основном ходовой частью. Прочие различия непринципиальны. Были у нас и другие шараханья из крайности в крайность, но тут мы точно поступили неправильно. Война потом эту ошибку поправила.
  В отличии от нас, немцы эту ошибку не повторили. Не потому, что такие умные, а потому, что были бедными и отсталыми в сравнении с нами. Поэтому, принимая на вооружение концепцию "блицкрига", они скрепя сердце согласились с тем, что все их танки должны быть способны применяться в рейдовых операциях. Позже они поменяли свое мнение и тем самым вбили еще один гвоздь в собственный гроб. Став передовыми и богатыми, они в итоге пришли к тому, от чего мы уходили.
  Но для успеха на войне важны не только принятые тактика и стратегия, да заточенные под них организационные структуры. Качество применяемого для выполнения боевых задач оружия тоже играет важную роль. И коль на войне есть победитель и есть побежденный, то сравнение применяемого ими оружия напрашивается само собой. Сравнивать танки у нас любят. Но делают это не совсем правильно. Сравнение одних только ТТХ ничего не дает. Да и особенности технического устройства не дает ответа на вопрос, какое оружие хорошее, а какое не очень? Нужно смотреть в корень: для чего это оружие создавалось и возможно ли было с его помощью решать запланированные задачи? Как с его помощью решались те задачи, которые изначально не предусматривались концепцией применения? И наконец, для танка: являлась ли его ходовая часть хорошей платформой, на основе которой становилось возможным создать иные виды бронетехники? Вот давайте на основе этих критериев и сравним танки, чьей изначальной задачей являлись чисто диверсионные задачи. У нас в 30-х годах это были танки семейства БТ, а у немцев этими танками были Pz.Kpfw. I, Pz.Kpfw. II, Pz.Kpfw. III. Знакомимся с ними:
  
  Pz.Kpfw. I
  
  Не стоит относиться к нему пренебрежительно. Это был вполне серьезный танк. Немцы конечно морочили голову всему миру, выставляя его как чисто учебный, но лучше на такие заявления не вестись. Он если и был учебным, то совершенно не в том смысле, который принято в это понятие вкладывать. И производили его в массовых количествах вовсе не от глупости немецкой, а по вполне трезвому расчету.
  К моменту прихода к власти Гитлера, Германия в военной области была страной отсталой. Благодаря наложенным на нее ограничениям, она не имела танковых войск. А это значило, что не было опыта конструирования танков, опыта их производства и эксплуатации, и конечно же опыта боевого применения. Только теоретические представления не подкрепленные практикой. В этом плане такие страны как СССР и Польша могли дать фору немцам. Выдавая задание немецким конструкторам на создание модели основного танка, руководители Рейхсвера понимали, что первый блин может выйти комом. К этому добавлялись соображения экономического характера: экономика Германии была не в лучшем состоянии, а потому лишних денег на танки у немцев тогда не было. Поэтому - дешево, надежно и сердито. Так и появился на свет "гоночный автомобиль Круппа" танк Pz.Kpfw. I
  В какой-то мере он действительно был учебным. Создавая его, немецкий танкопром преодолевал неизбежные в этом деле болезни собственного роста. Войска получили наконец возможность отработать тактику применения танковых войск и вопросы взаимодействия их с другими родами войск, имея в своем распоряжении не имитаторы танков, а хоть какие-то танки. Причем речь шла о создании и подготовке к войне мощных боевых структур. Именно в этом плане он и являлся учебным. Но все же создавался он не только для учебы . В пользу этого говорит и конструкция танка, содержавшая многие совершенно ненужные для учебно-тренировочной машины решения, такие как очень дорогостоящая броня из хромоникелевой стали, установка в башне двух пулемётов вместо одного и ряд других, не столь заметных. И ведь не только в Германии подобного рода танки рассматривали как полноценные боевые машины.
  
  Pz.Kpfw. II
  
  Потренировавшись на "единичке" немцы без особого спеха взялись за более сложный и совершенный вариант танка. Pz.Kpfw. II предназначался для замены "единички". Тут у них уже дела веселей пошли. Все-таки опыт конструирования и производства у них уже был. Да и эксплуатация в войсках предшествующей модели тоже даром не прошла. Что-то немцы стали понимать в новом для них оружии. Поэтому "двойка" даже внешне смотрится как более совершенный танк. Да так оно и было. Самый существенный прогресс достигнут в конструировании ходовой части. При всех имеющихся недостатках, она тем не менее могла служить основой для создания новых видов бронетехники. Если смотреть на выпуск этих платформ, то из 8.5 тысяч произведенных ходовых частей, только две тысячи пошли на сами танки. Все остальное - для производства другой бронетехники. И естественно стоит обратить внимание на вооружение. Все-таки одними пулеметами не решишь всех задач. 20 мм автоматическая пушка повышала огневую мощь этого танка.
  
  PzKpfw III
  
  Эти боевые машины использовались Вермахтом с первого дня Второй мировой войны. Последние записи о боевом применении PzKpfw III в штатном составе подразделений вермахта датируются серединой 1944 года, одиночные танки воевали вплоть до капитуляции Германии. С середины 1941 по начало 1943 года PzKpfw III был основой бронетанковых войск вермахта. По сути дела "тройка" была первым полноценным танком, который создал немецкий танкопром.
  
  

Оружие "Блицкрига"

  
  Вот теперь и начнем судить, чья техника лучше подходила для выполнения основной задачи. За эталон я возьму действия 11 танковой бригады полковника Яковлева во время Баин-Цаганского побоища. Для того, чтобы вступить в бой, бригаде пришлось совершить марш длинной в 500 км и практически сходу вступить в бой. На вооружении бригады состояли танки БТ-5 и БТ-7. Сразу вопрос: что произошло бы, если такую же задачу поставить перед немцами? Давайте с этой колокольни и оценим немецкие танки.
  В марте 1938 года оснащённая Pz.Kpfw.I 2-я танковая дивизия совершила за двое суток 420-километровый марш-бросок. Несмотря на то, что поход обошёлся без боёв, в ходе него до 38 % Pz.Kpfw.I вышли из строя и были за неимением альтернативы брошены на обочинах дорог. То есть, "единичка" не могла выполнить марш, который блестяще провели танкисты Яковлева. После таких результатов, в дальнейшем Pz.Kpfw.I старались доставлять к району боевых действий на тяжёлых грузовых автомобилях. Вот так! Совершать самостоятельно длительные марши своим ходом "единички" были неспособны. Только по шоссе и только на транспортерах! Легким движением руки, превращаем "единичку" из чисто гусеничного танка в колесно-гусеничный. Нужно сказать, что к месту боя наши танки шли тоже на колесах. Своих собственных, а не автомобильных. И не думаю, что "переобувка" в гусеницы у наших танкистов заняла больше времени нежели возня с транспортерами. А их кстати нужно столько же, сколько и танков. Короче, оперативная подвижность, необходимая для блицкрига, достигалась с помощью увеличения "боевой прислуги". А с этим не все так просто. Транспортерам нужна своя обслуга. Да и охранение не помешает. И все бы ничего, но как известно, чем более громоздкий тыл, тем хуже оперативная подвижность. И если Яковлев имел совсем небольшие тылы и ему этого минимума хватило, то у немцев так воевать не вышло бы. При этом Яковлеву не страшно "работать" в отрыве от тылов. Но к этому моменту я еще вернусь.
  Хорошо, а если вместо единичек применить "двойки"? А вот и не сильно поможет! У "бэтэшки" запас хода 375 на гусеницах и 460 на колесах. То есть, 500 км она пройдет в два приема. А "двойка"? При движении шоссе она имеет запас хода 190 км, а по пересеченной местности 125 км. То есть, придется останавливаться для заправки 3-4 раза. А это время, драгоценней которого на войне только жизни. То есть, в тех условиях, немцы к Баин-Цагану могли и опоздать. Кроме того, чтобы заправлять танки, нужны бензовозы. С тем плечом перевозки, что был у наших войск в Монголии, получается что бензовозов должно быть много. Правда можно слегка на них сэкономить. Например навьючить на танки канистры с бензином. В 1941 году такое прокатывало. Правда не всегда. И здесь чисто немецкая беда: громоздкие тылы и страх от них отрываться.
  А что у нас с "тройкой"? Она ведь символ блицкрига у нас? Здесь все было еще хуже. При большей массе и расход топлива был заметно больше. Запас хода 165 км по шоссе и 95 по пересеченной местности. Пройти те же самые 500 км, возможно только на 4-6 заправках! То есть им требуется раз в 5-6 больше заправщиков, чем для танка БТ - 7! В 1941 году, немцам повезло. На Европейском ТВД хватало железных дорог, поэтому астрономического числа автоцистерн им не требовалось. Но тут Монголия! Ближайшая от 1-й Армейской Группы ж/д станция, расположена в пяти сотнях километров. Вся надежда на автотранспорт. А его для немцев требуется в разы больше чем для наших! Если бы вместо бригады БТ, на помощь нашим войскам спешила немецкая бригада на "тройках" то комкору Жукову пришлось бы делать мучительный выбор: самому стреляться или все-таки сперва немецкий командный состав расстрелять?
  Скажите, мол начитался автор Резуна и начинает над немцами изгаляться. А ведь почему то в 1941 году все у немцев прекрасно вышло! Не спорю, вышло. Но каким образом? Тут немецким танкистам нужно Люфтваффе благодарить. Все-таки оно не позволило советской авиации штурмовать тылы немецких танковых дивизий. А то бы пламя до небес, танки с пустыми баками и тут советские танковые войска внезапно пожаловали! Повезло им с нашим бардаком. Зато в 1944 году, когда начался "Оверлорд", везения уже не было. Имея превосходство в воздухе (72-х кратное) англо-американцы заставили немцев любить ночь и пасмурную погоду. А то совсем на танках ездить стало невозможно.
  И получается, что по ходовым своим характеристикам, БТ-7 лучше подходил для выполнения тех задач, что могли возникнуть при проведении "глубокой операции", нежели немецкие танки. Но не все на войне идет гладко. Большинство теоретиков считало, что если в оперативной глубине обороны противника и возникнут бои, то они будут скоротечными. Утверждение, что танки с танками не воюют, родилось не на пустом месте. Если "блицкриг" проводится идеально, то погромив в тылах противника склады ГСМ, ремонтные базы и базы снабжения, уничтожив узлы связи и разогнав штабы противника, танкисты тем самым исключат возможность иметь дело с танками противника или с сильными узлами сопротивления. Но как известно, на "отлично" только жулики работают. И то не всегда. А людям, даже умным, свойственно ошибаться. Именно поэтому на войне приходится заниматься тем, к чему заранее не готовился и выполнять эту задачу тем, что оказалось под рукой. А для рейдовых войск полноценный танковый или общевойсковой бой нежелателен. Хотя бы потому, что идти в рейд, значит самому лезть в окружение. Любой бой приносит потери. Условий для ремонта поврежденных в бою танков может и не быть. Именно поэтому подвижные группы стараются обойти узлы сопротивления, не ввязываясь в затяжные бои. Но не все узлы сопротивления получится обойти и не всякий танк противника объедешь. Резервы противника могут и успеть занять рубеж обороны или подготовить контрудар. В этом плане 1939 год преподнес неприятные сюрпризы и нам, и немцам. Танковым "диверсантам" пришлось решать те задачи, которые изначально не предусматривались концепцией применения. Ту же бригаду Яковлева в конце стремительного броска ждал не скоротечный, а длительный и упорный бой с сильным противником. И противником этим были не трясущиеся от страха тыловики, а вышколенная пехота, имеющая все необходимые возможности для борьбы с танками. Примерно тоже самое произошло и у немцев в Польше. После стремительного броска от германо-польской границы вглубь польской территории, панцерваффе под той же Варшавой натолкнулись на упорную оборону польских войск. И не только там. И давить эту оборону пришлось тем, что есть. Впрочем, участвовать в длительных общевойсковых боях немецким танкам приходилось и раньше. Еще в Испании.
  
  

Не своя работа

  
  
  Как в таких случаях показал себя тот же Pz.Kpfw.I ?
  Не так уж и плохо:
  
   "Низкий силуэт, высокая скорость и маневренность делают их опасным противником для противотанковых орудий. Невысокая цена позволяет их производство в значительных количествах. Не стоит недооценивать эти танки, когда они применяются большими массами"
  
  (Г. Гудериан "Бронетанковые войска").
  
  Предвоенные анализы показывали, что танковый батальон, вооружённый Pz.Kpfw.I, способен совершить прорыв через вражескую пехотную дивизию, вооружённую 72 противотанковыми пушками. При этом потери батальона могли достигать 50 % от числа танков, но это считалось приемлемым, по сравнению с потерями, которые бы понесла пехота при совершении схожего прорыва. Вдобавок, как показала практика, в случае успешного развития боевых действий, безвозвратные потери танков составляли лишь небольшую часть от этого числа, подавляющее же большинство подбитых танков, оставшихся после наступления на своей территории, могли быть отремонтированы и возвращены в строй.
  То есть, в случае нужды и грамотного применения, сотня таких танков в состоянии прорвать оборону стрелковой дивизии РККА образца 1941 года. Но уже в 1942 году такое вряд ли бы получилось. А как "единичка" покажет себя против советских танков? У нее ведь и броня картонная и вооружена лишь пулеметами. Опыт Испании показал, что наши Т-26, имевшие подавляющее превосходство в вооружении, расстреливали "единичку" начиная с дистанции 1000 м. Но и тут не все было безнадежно. На дистанции 100-150 м, она своими пулеметами пробивала броню Т-26. При этом немецкая броня такой же толщины выдерживала огонь наших пулеметов с любой дистанции. Теоретически, сотня единичек могла одолеть семьдесят Т-26, а на практике такого не произошло ни разу. Ну а против БТ-7, который имел более толстую броню, у нее не было даже мизерных шансов на успех. Но это все было справедливо для середины 30-х годов. В 1941 году, "единичка" могла выполнять лишь очень ограниченный круг задач. В основном в качестве подвижной огневой точки.
  А "двойка", может ли в случае нужды быть полноценным участником общевойскового боя? Наличие 20 мм автоматической пушки резко повышало его возможности в общевойсковом бою. Прежде всего, это возможность поражать огневые точки противника на дистанции боя до 1000 м. И не только очередями. Возможность произвести из пушки одиночный выстрел тоже была. Точность стрельбы одиночными выстрелами - удовлетворительная. На дистанции прямого выстрела можно было вести борьбу с противотанковыми орудиями с неиллюзорным шансом на успех. Но противостоять их огню с помощью брони - это из области фантастики. Первые модификации "двоек" ("А" и "В") поражались огнем наших 45 мм танковых и противотанковых орудий с дистанции 1000м. Начиная с модификации "С", лоб брался уже с 500м. Ну а в борт или корму поразить "двойку с 1000 м проблем не было. А вот с ведением танкового боя все было не так чудесно. Наши БТ и Т-26 спокойно брали ее на на дистанции боя 500-1000 м. Тут немцу приходилось весьма туго. Пробить лоб Т-26 бронебойным снарядом было возможно лишь начиная с дистанции 600м но вот лобовую броню БТ-7 получалось взять только на дистанции боя менее 100 м. Такое разве что из засады возможно. Выстрел подкалиберным снарядом давал больше шансов на успех. С его помощью вести бой с БТ-7 "двойка" могла лишь на дистанции ближе 500 м. В общем вести борьбу с пехотой, орудийными расчетами и легкобронированными целями он мог. Но танки с противоснарядным бронированием... Короче, этот танк к 1940 году уже морально устарел. А потому, хоть и производили его еще до 1943 года и даже воевал он до конца войны, но Pz.Kpfw.I I не основной виновник побед и поражений.
  А что у нас в этом плане с PzKpfw III? А вот с ним на тот момент все было неплохо. Изучавшие в 1939 году украденную у немцев "тройку", наши танкисты вынесли вердикт: хороший танк! И даже получше наших. В первую очередь тем, что на нем удобно вести бой. Позже, захваченные в бою PzKpfw III, наши танкисты использовали против немцев по прямому назначению. Бывало, что и целыми подразделениями. Ну а единичные экземпляры тоже неплохо" вписывались в структуру наших танковых подразделений, в качестве машины командира. Средства наблюдения и связи, позволяли находясь в нем, неплохо управлять и действиями экипажа, и боем всего подразделения. Если оценивать броневую защиту, то изначально она тоже была недостаточной. Обычная противопульная броня, толщиной 15 мм. Этого оказалось недостаточно и к 1940 году толщина лобовой брони возросла до 30 мм, а толщина бортовой брони составляла уже 20-30 мм. Боевые действия в Европе, привели к выводу, что броню желательно делать потолще. В итоге, 30 мм броню стали усиливать экраном толщиной 30 мм (суммарный эффект эквивалентен применению брони толщиной 65 мм). Новые модификации танка стали иметь броню толщиной в 50 мм и усиливаться экраном толщиной 20 мм. Даром это не далось. Боевая масса возрасла с первоначальных 15.5 тонн до 23 тонн на поздних модификациях. Повышая шансы на выживание в общевойсковом бою, немцы уже к июню 1941 года сделали много для того, чтобы танк терял свою ценность в качестве оружия "блицкрига". В принципе, его нужно было переставать выпускать уже к концу 1941 года. К этому времени он уже морально устарел. Но его продолжали выпускать еще целых два года. Прежде всего потому, что еще были резервы для его дальнейшего совершенствования. Дальнейшая эволюция его, превратила этого скакуна в танк сопровождения атаки более мощных танков. Ну это вполне распространенный у немцев подход: включать в состав танковых частей и соединений "сходящие с дистанции" образцы боевой техники, поручая им задачу поддержки атаки основных танков.
  Что можно сказать про огневую мощь "тройки"? То, что она явно недостаточна, немцы начали подозревать еще во время Польской кампании. Французская компания лиши подтвердила вывод о том, что мощь 37 мм танкового орудия недостаточна для решения возникающих на поле боя задач. Так как возможности для дальнейшей модернизации были, то установка 50 мм орудия пошла танку на пользу. Столкновения с нашими Т-34 и КВ показали, что постоять за себя в бою, "тройка" может не всегда. Пришлось ставить длинноствольное орудие. Благодаря ему и внедрению подкалиберных снарядов, проблема борьбы с нашими Т-34 и КВ была решена. Вот только и наши танки могли поражать "Тройку" на тех же самых дистанциях боя. Фатального в этом ничего нет. Как технику не совершенствуй, но есть предел всякому совершенству. Рано или поздно это бы произошло. Но ведь немцы возмечтали о такой ситуации, когда игра на поле боя пойдет в одни ворота. То, что это утопия, нам прекрасно понятно. Бить противника, не получая таких же ударов в ответ, долго не получится. Впрочем, к этому времени радикально улучшить боевые качества этого танка уже не выходило. Прищлось делать ставку на другой танк. Ну а PzKpfw III пришлось ставить на вторые роли. Как оружие блицкрига он был уже не годился, а в качестве танка НПП перестал устраивать.
  А как же наш БТ? А с ним все было печально. Работы по специальности ему не нашлось, пришлось использовать его как танк НПП. В этом качестве он превосходил "единичку" и "двойку" и резко уступал "тройке". Колесно-гусеничная схема, делавшая его владыкой огромных пространств, в условиях 1941 года была ненужной обузой, резко снижавшей возможности к модернизации танка. Повысить его защищенность простым наращиванием толщины брони не выходило. Проще было выпускать иную модель танка. Что было сделано еще до войны. Но это не значило, что в общевойсковом бою от него не было пользы. Защитой танка является не только броня. Огонь значит не меньше. Применение БТ-7 для нанесения контрударов по немцам в первые недели войны, привели к огромным потерям. Впрочем, уничтожить все "бэтэшки" у немцев не вышло. Танки БТ-7 принимали участие в битве за Москву, Сталинград, вели бои на Северном Кавказе. В 1943 году они использовались на Ленинградском фронте, принимали участие в снятии блокады в 1944 году. А не вышло потому, что наши танкисты применили иную тактику использования этих танков в бою. Вместо того, чтобы атаковать немецкие танки в лоб, стали применять тактику танковых засад. Причем, много времени на то, чтобы прийти к такому решению, им не требовалось. Уже на третий день войны в РККА появился первый танковый ас.
  24 июня 1941 года командир танка 9-го танкового полка (5-я танковая дивизия, Западный фронт) сержант Г. Н. Найдин совершил подвиг у местечка Рудишкес (ныне посёлок городского типа Тракайского района Литвы) в 20 км юго-западнее Вильно (ныне город Вильнюс). Танк сержанта Г. Н. Найдина находился в засаде у шоссейной дороги. Когда колонна из 12-ти танков и 10-ти противотанковых орудий противника втянулась на дорогу, проходящую по болоту, первым выстрелом Найдин разбил головной танк. Вторым выстрелом он уничтожил последний в колонне танк. Колонна оказалась "запертой" с обеих сторон, она не могла проскочить ни вперёд, ни назад. Воспользовавшись замешательством, а потом и начавшейся паникой, экипаж Григория Найдина продолжал беспощадно расстреливать танки и орудия противника. Сержант понимал, что теперь самое важное в том, чтобы не дать врагу опомниться. Танкисты развили такой высокий темп огня, что немцы не смогли оказать организованного сопротивления. В считанные минуты Г. Н. Найдин с товарищами разгромил всю колонну, противник потерял все 12 танков и 10 орудий[2], а также около пятидесяти солдат и офицеров убитыми. В этот же день его экипаж уничтожил ещё 3 танка противника. В результате действий его экипажа, была внесена полная дезорганизация в действия передового отряда 19-й танковой дивизии противника, наступавшей на этом участке; противник был задержан на двое суток; и командование советской 5-й танковой дивизии получило возможность тщательно организовать оборону Вильно. Как говорится, дело было не в бобине. В нормальных руках БТ-7 вполне нормально воевал.
  
  

Платформа для бронетехники

  
  В 1939 году, в разгар Польской компании, немецкие танковые командиры внезапно пришли к выводу, что ударной мощи танковым войскам не хватает. Этот вывод сделан был после того, как им пришлось нарваться на организованное сопротивление польских войск. То есть, втянуться в общевойсковой бой. Самое интересное было в том, что позиции эти были не каким-то там Верденом. Обычный, наспех построенный рубеж обороны. Тем не менее, танки с ней не особо и справлялись. "Как так?" - спросит человек читавший Мухина или Исаева, - "ведь немцы ого-го! У них серебряное, золотое или на худой конец платиновое сечение!" И начнет рассказывать о том, как героическое Люфтваффе, совместно с "артой" давит все, что мешает танкам. Давить то оно давит, но только тогда, когда благоприятный момент упущен. У "орлов Геринга" может оказаться нелетная погода в связи с эпической пьянкой по поводу того, что сегодня сбит 100 тысячный польский истребитель, а "боги войны", потребляющие "курку, млеко и матку", не могут доехать до позиций, так как польские дороги после прохода танков стали непроходимы. А ведь не "Линия Мажино" перед танкистами. Всего то жолнежи в окопах с немногочисленными "бофорсами" . А не взять их! А пока ждали "арту", к жолнежам добавились толпы героических евреев с "коктейлями Молотова". А промедли еще чуть-чуть, у них и еще что солидное добавится. Потом мучайся, выковыривай их! А ведь требовалась всего одна батарея трехдюймовок, чтобы сходу эти проклятые "бофорсы" выбить! Мысль о том, что неплохо бы иметь под рукой САУ, просто обязана посетить светлые головы "дойче официрен". Во время Французской компании, эта истина дошла даже до самых тупых. Она ведь не для всех оказалась легкой прогулкой. Да и французы не везде применяли скипидар для выравнивания линии фронта. Были места, где немцы попадали в ад. Вот в этих местах, наиболее быстро доходило, что в зоне действия заградительного огня, желательно иметь технику как боевую, так и вспомогательную, прикрытую броней, с хорошей проходимостью и с оперативной подвижностью, какой обладают стоящие на вооружении танки. При этом, для облегчения снабжения и ремонта, желательно чтобы вся техника имела ходовую часть стоящих на вооружении танков.
  А что мог в этом плане предложить германский танкопром? Начнем с ходовой части "единички". В роли рабочей платформы для создания других видов броневой техники, она не очень годилась. По сути дела, все что было создано на базе этого танка, являлось импровизацией фронтовых ремонтных служб. Учитывая, что все эти поделки создавались на базе поврежденных или сильно изношенных танков, то надежность этих изделий оставляла желать лучшего.
  Ходовая часть "единички" служила платформой для 150 мм гаубицы. Сперва она даже нравилась немцам. Уж больно мощь впечатляющая. Но потом наступило разочарование: больно легкая платформа для такой мощи. Бывали случаи опрокидывания от выстрела.
  Установка на шасси 47 мм чешской противотанковой пушки тоже не вызвало восторгов. Даже такой калибр перетяжелил самоходку.
  Были переделки "единички" в ЗСУ. Показали себя слабо. Чаще ремонтировались, чем воевали.
  Ну а переделки в инженерные машины и подвозчики боеприпасов особого эффекта не дали, так как это было не новое заводское изготовление, а переделка танков силами ремонтных мастерских.
  Осталась у "единичек" только одна полезная функция: демонстрация несокрушимой германской мощи перед слабо вооруженными партизанами.
  Единственную пользу от "единички" извлекли ремонтные службы. Ведь нужно же было на чем то учить их! Вот и послужил она в качестве учебного пособия.
  
  На базе шасси "двойки что только не производили! Вот списочек "всего этого":
  
  Marder II (Sd.Kfz. 132)
  Marder II (Sd.Kfz. 131)
  Wespe (Sd.Kfz. 124) - 105-мм лёгкая полевая самоходная гаубица
  Sturmpanzer II Bison - 150-мм самоходное орудие sIG 33
  Beobachtungswagen II Ausf C - почтовая/командирская бронемашина
  Munitionsschlepper II - войсковой тягач
  PzKpfw (Flammpanzer) II Flamingo (Sd.Kfz. 122) (Ausf D/E) - огнемётный танк
  Brückenleger auf PzKpfw II Ausf b - лёгкий кабелеукладчик (были произведены 1 или 2 такие машины в 1939 году)
  Panzerspähwagen II Ausf L Luchs - разведывательный танк
  Schwimm Panzer II Ausf. A-C (20-мм орудие) - плавающий танк
  Bergepanzer II Ausf D/E - восстановительная машина
  Ladungsleger II - перевозчик подрывных зарядов
  Panzer Beobachtungswagen II - танк-наводчик артиллерии
  Pioner-Kampfwagen II - инженерный танк
  PzKpfw II Ausf A/B/C вооружённый 50-мм орудием Pak 38 L/60
  Feuerleitpanzer II - танк-корректор огня
  
  В отличии от производных "единички", это не фронтовые переделки, а полностью изготовленные на заводах изделия. На основании этого факта можно смело делать вывод о том, что платформа была удачная. При нужде можно было формировать дивизию, где весь необходимый набор бронетехники создан на основе единой боевой платформы. Уже это облегчало обслуживание, снабжение всем необходимым и ремонт имеющейся бронетехники.
  Вывод: В качестве платформы для других видов бронетехники PzKpfw II оказался хорош.
  На базе линейных PzKpfw III тоже строили специализированные танки и бронированные машины:
  в Германии:
  Panzerbefehlswagen III - командирский танк;
  Flammpanzer III - огнемётный танк;
  Tauchpanzer III - танк подводного хода;
  Artillerie-Panzerbeobachtungswagen III - наблюдательный бронеавтомобиль артиллерии (машина передовых артиллерийских наблюдателей);
  Sturmgeschütz III - САУ;
  Sturmhaubitze 42 - САУ;
  Sturm-Infanteriegeschütz 33 Ausf.B;
  
  в СССР (на базе трофейных танков):
  СУ-76и - САУ;
  СУ-85и - САУ;
  СГ-122 - САУ.
  
  Вывод: В качестве платформы для других видов бронетехники PzKpfw III оказался хорош.
  А вот про БТ-7 этого не скажешь. И это досадно. Тут дело даже не только в БТ. Если вспомнить предвоенные советские танки, то мы вспоминаем только танки. Специализированных машин, созданных на их базе на слуху нет. Это не потому, что не осознавали необходимости их иметь. Осознавали и даже работы в этом направлении вели. Но дальше опытных и малосерийных образцов дело не продвинулось. Понятно, что Тухачевского за дело прислонили к стенке. Но ведь и дальше дело с мертвой точки не сдвинулось. Хорошо, пусть благодушествовали в мирное время. Но ведь во время войны обязаны что-то делать! Отвечаю: делали. Вернее пытались. Вот только создать что-либо стоящее на базе ходовой части большинства старых танков не вышло.
  Т-26, Т-27, Т-28, Т-35, Т-37 и 38, БТ-2,5 и 7... Кто вспомнит массовую серию специализированных машин на шасси этих танков? Не помните? И я не помню. А распространенные фронтовые импровизации? Разве что тягачи. И это не только у нас. Финны сумели создать на базе Т-28 неплохую БРЭМ. На базе "бэтэшки" самоходку БТ-42, от которой были не в восторге. А почему так? Видимо изначально на базе этих танков ничего путного невозможно было создать. Так может конструкторы тупые были? А вы фамилии их вспомните, а заодно и место рождения! Обратили внимание на то, что вся перечисленная мной техника кроме Т-28 и Т-35 изначально имела англо-саксонское происхождение и советскую обработку напильником?
  Нормальные платформы у нас пошли тогда, когда техника имела сугубо отечественные корни. Берем Т-40, Т-34, КВ. На их основе получалось создавать специализированную технику. В обшем, платформа для БТ была чисто танковая. Это серьезный недостаток.
  
  А в заключение отмечу: танк БТ-7 плохим не назовешь. Будучи узкоспециализированным, он наилучшим образом подходил для проведения "глубокой операции". Главное его достоинство, помимо выдающихся в свое время ТТХ - экономичность. Для ведения блицкрига он не требовал содержания дорогих и громоздких тылов, снижающих оперативную подвижность танковых соединений. Он способен был вести не только скоротечный бой. При грамотной организации боя он мог решать задачи разгрома противника и в затяжном бою. Кто знает, как прошло бы большинство таких боев, если бы в сопровождении БТ были САУ, ЗСУ, БТР... с равной ему оперативной подвижностью? Тот же Баин-Цаган взять: мотострелки Федюнинского тогда и заплутали и опоздали, но когда пришли, потери у танкистов сразу уменьшились. И все-таки, этот обхаянный историками танк, наши танкисты любили. Когда пришла пора менять "железного коня", они потребовали от конструкторов не только крепкую броню, но и чтоб "танки были быстры". Такие какими и были БТ. Зачем? Так времена поменялись, армии стали более совершенными и на повестку дня встает вопрос о наступлении не только на всю оперативную глубину. Это уже позавчерашний день! Пора уже думать про наступательные операции на всю стратегическую глубину обороны! Для этого и нужен танк, такой как БТ, только совершенней.

Оценка: 3.39*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Ханевская "Отбор для няни. Любовь не предлагать" (Юмористическое фэнтези) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга первая." (Приключенческое фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода" (Юмористическое фэнтези) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Юмористическое фэнтези) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | С.Доронина "Любовь не продаётся" (Романтическая проза) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | Л.Манило "Назад дороги нет" (Женский роман) | | Е.Мелоди "Пат для рыжей стервы" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"