Атта Николай: другие произведения.

Казаки: рыцари-землепашцы Его Императорского Высочества

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немногие знают, что каких-нибудь сто лет назад в нашей стране существовало самое настоящее феодальное рыцарство. Подобно европейскому рыцарю, японскому самураю или старинному русскому дворянину казак приносил присягу, получая земельный надел. Который и отслуживал - не денежным или натуральным налогом, не той или иной повинностью, а государевой военной службой.

-- Николай Владимиров (Атта Николай)
-- Казаки: рыцари-землепашцы Его Императорского Высочества.
Серия: "Аналекты"

Такая доля:
То встречать, то провожать,
Своих сынов границы защищать...
Александр Розенбаум, "Кубанская песня"

Мы - казаки! Мы без воли не можем!..
Ф.Д.Крюков, "Итальянец Замчалов"

           
           
            Мы с удовольствием читаем романы из жизни средневековых рыцарей, снова и снова переживая приключения доблестного Айвенго и трёх мушкетёров, и привычно думаем, что "хорошо там, где нас нет". "Изящное стальное оружие и благородное сердце" - это однозначно "у них", да и там давно уже "турниры отменили". Немногие знают, что каких-нибудь сто лет назад самое настоящее феодальное рыцарство - с получаемыми за службу поместьями, с кодексом чести, с родовыми гербами, со всеми свойственными этому беспокойному сословию достоинствами и недостатками существовало у нас в России.
            Такими рыцарями были казаки - потомки степных разбойников, некогда заключивших с молодым московским государством сперва союзный, а затем и вассальный договор. В последовавшие столетия правительство уже не Московии, а Российской Империи сделает всё возможное, чтобы цивилизовать казаков, сделав их регулярным войском - с дисциплиной, с чёткой организацией, с профессиональными офицерами. Со своей стороны казаки так же сделают всё возможное, чтобы сохранить обычаи и традиции, сложившиеся во времена степной вольницы.
            Результатом борьбы этих двух противоположных тенденций стало появление общественных отношений, напоминающих европейский феодализм. Подобно средневековому рыцарю, японскому "буси" (воину) или турецкому "спаху", подобно старинному русскому дворянину, казак приносил присягу, получая земельный надел. Каковой и отслуживал, исполняя свои "двенадцать и восемнадцать" - не денежным или натуральным налогом, не той или иной повинностью, а государевой военной службой.
            Именно этот, чисто средневековый, феодальный принцип - "земля за службу" и отличал казака от "не казака". Однако, помимо очевидного сходства с классическим феодализмом, в жизни казачества имелись и отличия.
           
           
            Глава первая.
            Двенадцать и восемнадцать.
           
            1.КАЗАКОМ НАДО СТАТЬ
           
            Первый раз []
           
            Первое отличие состояло в том, что богатое средневековое рыцарство могло позволить себе нескольких боевых коней, тяжёлые доспехи, штат обслуживающего персонала. Обширные поместья позволяли сеньорам содержать тяжёлую конницу, делая ставку на силу наносимого удара. В то же время содержание тяжёлой конницы требовало обширных и богатых поместий.
            Потому велики были и средневековые рыцарские владения - несколько деревень, сотни крепостных, обязательный укреплённый замок. В походе рыцаря сопровождал обоз, а в нём - два походных коня, один боевой, слуги, конюх, оруженосец, кузница и кожевенная мастерская... Рыцарю незачем было самому работать на земле - одна его пара рук ничего не добавит к имеющимся в его распоряжении сотням. Рыцари и не работали, готовясь к предстоящим походам или проводя время в пирах и забавах.
            Степные разбойники, какими изначально были казаки, больше всего ценили возможность "оказаться в нужный момент в нужном месте". Содержать тяжёлое вооружение было и незачем, и не на что - подобно наполеоновским солдатам-ворчунам, своё небогатое имущество казак мог увезти на себе - вернее, на боевом коне.
            Потому невелики были и казачьи "феодальные поместья". В среднем на Дону казак имел 13,5 десятин земли. На Кубани немного меньше - 9,5 десятин. В Области Терского Войска немного больше - 16,5 десятин. Казаки приграничных - Забайкальского, Амурского и Уссурийского Войск, с правом занимать пустующие земли, нередко имели и по 50 десятин. Но в малонаселённом краю, "на задворках великой империи" их "феодальные поместья" некому было обрабатывать.
            Для сравнения - живущий в средней полосе, в зоне рискового земледелия крестьянин в среднем имел 3,5 десятины, за пользование которыми платил массу прямых и косвенных налогов. В том числе арендную плату помещику и "выкупные платежи" ему же - компенсацию за моральный и материальный ущерб, вызванный отменой крепостного права в 1861 году. Десятина - старинная мера площади, гектар и ещё девять "соток".
            Труд батраков-иногородних дёшев - но даже самый дешёвый труд сказывался на и без того не слишком богатых казачьих доходах. Волей-неволей казаку самому приходилось работать на земле - пахать, сеять, убирать урожай. Как представитель Особого Привилегированного, военно-служилого Сословия, казак искренне презирал "мужика" - для чего, как мы увидим дальше, имел некоторые основания. Тем не менее, в свободное от службы время заботы у него были самые, что ни на есть, крестьянские.
            Но, будучи не просто крестьянином, а связанным присягой "феодальным рыцарем", казак знал - не ему, так входящим в возраст сыновьям придётся служить. Поэтому в три года казачонка в первый раз сажали на коня. В восемь лет давали ружьё и учили стрелять. В десять "ставили руку" - учили рубить шашкой льющуюся из кувшина водяную струйку. Упражнение не на силу удара, а на аккуратность и точность - учись, сынок, рубить без брызг. В двенадцать лет, сидя верхом на бревне, казачонок лихо рубил той же шашкой лозу...
            "Учить, пока лоза и сопля зелена", - посмеиваясь, говорили на Дону. Хуторским и станичным атаманам порой приходилось одёргивать слишком уж ретивых отцов, дедов и дядюшек. Возможно, именно тогда сложилась знаменитая, воспетая Николаем Васильевичем Гоголем поговорка: "терпи, казак - атаманом будешь". Зато в восемнадцать лет, когда нынешний новобранец только постигает азы военной науки, тем более, в двадцать один год - призывной возраст в Российской Империи, казак - уже полностью обученный и подготовленный воин.
            Рассказывают: хотите - верьте, хотите - нет, что донские казаки владели некими сверхсекретными приёмами рукопашного боя, казачьим каратэ или ушу. Называлась эта система: "Донской бой", и её приёмы, свои в каждом роду, бережно, в глубокой тайне передавались от отца к сыну.
            В семнадцать лет молодого казака торжественно экзаменовали на "годность к строевой". Если казак оказывался годным (что случалось далеко не всегда), его торжественно приводили к присяге, вписывали в ряды Сословия, выделяя "улёж" - земельный пай, положенное по статусу "феодальное поместье". До совершеннолетия, наступавшего позже, чем в остальной России, этим паем распоряжался старший в семье - отец, вдова-мама, отслуживший "срочную" старший брат или старший дядя.
            С этим казака и отпускали домой - поднимать выделенную землю и зарабатывать деньги. Деньги, как мы сейчас увидим, ему скоро понадобятся. Лишь месяц в году, осенью, после уборки урожая, подобно немецкому Landwehrmann'у, американскому милиционеру или французскому национальному гвардейцу, в родной станице, под присмотром уже не стариков и родственников, а офицеров, казак вполне серьёзно проходил "курс молодого бойца".
            В двадцать лет молодого казака вторично, ещё более строго экзаменовали на "годность к строевой", официально зачисляя на службу. И снова отпускали домой. Первый год службы казак официально числился в "подготовительном разряде", неся "гарнизонную и караульную" службу в родной станице.
            В прежние времена таким образом казаки обеспечивали безопасность родных земель - отцы и старшие братья уходили в поход, а молодое поколение и старики несли службу в тылу. В начале ХХ века необходимости в подобной практике давно уже не было - границы Российской Империи отодвинулись далеко на юг, на восток и на запад, и можно было не опасаться внезапного нападения горцев или набега крымских татар
            Но традиция, как мы видим, сохранялась. А на пять недель в году, в промежуток между посевной и уборкой, молодого казака призывали на военные сборы. В лагеря или, как тогда говорили, "в лагери" - учиться действовать в составе воинской части.
           
            2. ДЕВЯТЬ СОСЛОВИЙ: ПОДАТНЫЕ
           
            Новые хозяева [Н.П.Богданов-Бельский]
           
            Н.П.Богданов-Бельский "Новые хозяева"
           
           
            В двадцать один год молодой казак переводился из "подготовительного" в "строевой разряд" и, как призывник первой очереди, призывался на действительную военную службы. До 1911 года в этом же возрасте - в двадцать один год призывались на военную службу и прочие подданные Российской Империи, согласно тогдашним законам делившиеся на девять сословий.
            Представители каждого сословия обладали правами, на которые никто, включая самого царя, не имел права покуситься, и несли в пользу государства свои особые повинности. Каждое сословие в пределах уезда или губернии имело орган самоуправления - крестьяне имели таковой в пределах волости. В случае конфликта между представителем сословия и "предержащими" упомянутый орган самоуправления выступал в качестве посредника и/или нанимал адвоката.
            Переход из сословия в сословие был "условно-свободным" - все сословия, включая казачество, были открыты для приёма новых членов, и крестьянский сын мог стать титулованным дворянином - но не "по собственному желанию", а строго при выполнении определённых условий.
            В число упомянутых девяти сословий входили три податных:
           
            Крестьяне - самое многочисленное сословие Российской Империи, к которому принадлежало семьдесят пять процентов (в скобках 75% - три четверти) тогдашнего населения. В пределах волости крестьяне имели орган самоуправления - волостной сход и выборного главу местной администрации - утверждаемого губернатором волостного старшину.
            Слово "капиталист" некогда означало не олигарха - "владельца заводов, домов, пароходов", а хваткого, спорого в работе, "капиталистого" крестьянина, способного выйти в привилегированное сословие - купечество. Для борьбы с пользующимися заслуженным уважением среди односельчан "капиталистыми" и "особняками" - бедными, но принципиальными единоличниками, большевики создавали "комбеды" - знаменитые "комитеты бедноты".
            Выходцем из крестьянского сословия, внебрачным сыном батрачки был знаменитый художник-передвижник Николай Петрович Богданов-Бельский (29.08.1817 - 19.02.1945). В 1913 году он представил на суд публики злободневную для тех времён картину: "Новые хозяева" - семья "капиталистых" приобрела помещичью усадьбу и, во главе с дедушкой-беседушкой, дует чаи с баранками среди остатков былой роскоши, включающей портреты прежних владельцев.
           
            Цеховые - которых ни в коем случае не следует путать с фабричными рабочими. Со времён Петра I городские ремесленники - сапожники, портные, маляры, краснодеревщики были объединены в профессиональные ассоциации - цеха. Мальчик поступал к мастеру в ученики (вспомним чеховского Ваньку Жукова), несколько лет отрабатывал "науку" и, выдержав квалификационный экзамен, открывал собственную мастерскую.
            Различались "временноцеховые" - ученики и подмастерья и "вечноцеховые" - профессиональные мастера. В пределах губернии "цеховые" имели орган самоуправления - ремесленную управу. Помимо посредничества перед властями и сбора "стипендий" на оплату образования, ремесленная управа следила за тем, чтобы все участники цеха были в равной степени загружены заказами. Последнее не мешало успешным "цеховым" выходить в купеческое сословие.
            "Временноцеховым" - учеником сапожника начинал карьеру Фёдор Иванович Шаляпин (13.02.1873 - 12.04.1938), знаменитый оперный бас, солист Большого и Мариинского театров, а так же Метрополитен Опера в Нью-Йорке, актёр театра и кино (снимался в тогдашних немых фильмах), лично встречавшийся с Николаем II.
           
            Мещане - жители маленьких городов, местечек, аналогично французскому "le bourgeois" - "горожанин", от которого произошло знаменитое: "буржуазия". Вопреки названию, мещане в массе не капиталисты, а квалифицированные фабричные рабочие, жившие и одевавшиеся вполне по-господски:
           
            "Я женился в 1914-м, двадцати лет от роду. Поскольку у меня была хорошая профессия (слесарь), я смог сразу же снять квартиру. В ней были гостиная, кухня, спальня, столовая. Прошли годы после революции, и мне больно думать, что я, рабочий, жил при капитализме гораздо лучше, чем живут рабочие при Советской власти. Вот мы свергли монархию, буржуазию, мы завоевали нашу свободу, а люди живут хуже, чем прежде".
            (с) Н. С. Хрущев. Речь, произнесённая 21 августа 1959 года на завтраке, устроенном в его честь кинокомпанией "20th Century Fox", в присутствии четырёхсот человек, включая известную актрису Мерилин Монро.
           
            В подобном признании нет ничего фантастического, если учесть, что слесарь - человек грамотный: в противном случае он не сможет ни прочесть чертёж, ни сделать замеры. Для большинства тогдашних рабочих, в массе неграмотных, ушедших в город на заработки крестьян, живших в казарме при фабрике, работавших 11,5 часов в сутки, без отпусков (что компенсировалось большим количеством - свыше 50, праздничных дней в году), профессия слесаря была недостижимой мечтой.
            В мещанской среде признаком благополучия была клетка с канарейкой. Молодые рабочие-металлисты ввели моду на не боящиеся масел кожаные куртки - от них кожаны переняли моторизованные войска Российской Империи, а уже от них - "комиссары в пыльных шлемах", разграбившие царские склады.
            Пришедшие к власти большевики так и не смогли решить, что делать с мещанами. К "угнетающей верхушке" профессиональные рабочие однозначно не принадлежали - но не любили власть, поставившую их вровень с фабричной "голотой". "В Туле массы не с нами", - доносили в центр в 1919 году тульские товарищи. За год до того рабочие Ижевских заводов на Урале провозгласили советскую республику под красным флагом - под которым и воевали на стороне Колчака против красных.
            Благодаря профессиональным фабричным рабочим в наши дни слово "мещанин" означает косного обывателя, сторонника "традиционных ценностей", противника любого, но в первую очередь социального прогресса.
            Орган самоуправления - губернская мещанская управа.
           
            3. ДЕВЯТЬ СОСЛОВИЙ: ПРИВИЛЕГИРОВАННЫЕ
           
            Дворяне - личные, потомственные и титулованные.
            В королевской и католической Франции решающую роль играло происхождение - дворяне чётко отделялись от "не дворян", третьего сословия, а само дворянство по степени родовитости делилось на четыре степени. В Российской Империи значение имели только образование и заслуги перед Отечеством. Личное дворянство давал первый обер-офицерский чин - подпоручика на военной службе или чин VIII класса - коллежского асессора на гражданской.
            Чтобы личное дворянство стало потомственным, следовало выслужить первый штаб-офицерский чин - майора (с 1884 года - подполковника), врученный за заслуги перед отечеством высокий орден или беспорочно отслужить двадцать пять лет. В гражданской службе потомственное дворянство давал чин IV класса - действительного статского советника (не путать с чином V класса - статским советником), вручённый за заслуги перед отечеством высокий орден, или те же двадцать пять лет беспорочной службы.
            Чтобы было понятнее - чин коллежского асессора соответствует майору, статского советника - полковнику, действительного статского советника - генерал-майору.
            Сыном крепостного крестьянина был Антон Иванович Деникин (16.12.1972 - 07.08.1947), командир некогда легендарной, впоследствии благополучно забытой "Железной дивизии", Главнокомандующий белыми Вооружёнными Силами Юга России. При Николае I барин сдал в солдаты его отца - Ивана Деникина. За двадцать пять лет Деникин-старший выслужил чин майора и потомственное дворянство. А сын при царе дослужился до генерал-лейтенанта.
            Солдатским сыном был Михаил Васильевич Алексеев (15.11.1857 - 08.11.1918), командовавший Русской Армией с августа 1915 года. О нём мало кто слышал, потому что после отставки Великого Князя Николая Николаевича (Младшего) (18.11.1856 - 05.01.1929) Верховным Главнокомандующим числился сам царь - Николай II. А всю работу за него делал незаметный Начальник Штаба Верховного Главнокомандующего Михаил Васильевич Алексеев. Он же и арестовал Николая II после отречения.
            Русский дворянин мог носить титул барона, графа или князя. Но если потомственное дворянство было выше личного, дворянский титул не давал обладателю ничего, кроме красивой приставки к фамилии. "Генерал-лейтенант барон Пётр Николаевич Врангель" звучало солидно. "Вольноопределяющийся барон Пётр Врангель" или "прапорщик барон Пётр Врангель" - откровенно смешно.
            В пределах губернии и уезда дворянство имело органы самоуправления - губернские и уездные дворянские собрания, возглавляемые выборными предводителями. Губернский предводитель дворянства имел право раз в три года съездить в Санкт-Петербург для личной встречи с Государем, причём Его Величество не имел права отказать в аудиенции.
           
            Купечество - в отличие от нынешних олигархов, тогдашние купцы сами определяли размеры состояний, самостоятельно облагая себя налогом на капитал - в размере 1%. Дело не в особых нравственных качествах - от размера капитала зависело положение в обществе. Сами купцы при этом делились на четыре категории.
            Первостатейные купцы - крупная оптовая торговля с правом торговать за границей. По торжественным дням - свободный доступ в царский дворец и в резиденцию губернатора. Если первостатейный купец был именно купцом - то есть, занимался куплей-продажей, то имел чин "коммерции советника". Если занимался производством, строил завод или фабрику, то имел чин "мануфактур-советника".
            Оба чина приравнивались к VIII классу - коллежского асессора в гражданской службе и майора в военной, давая обладателю личное дворянство. Если за двадцать пять лет предпринимательской деятельности купец не оказывался замешан в коррупционном скандале или ином безобразии, и не разорялся, личное дворянство становилось потомственным.
            Купцы первой гильдии - состояние от десяти тысяч рублей и выше, крупная оптовая торговля с правом торговать за границей. Права свободного доступа в царский дворец и в резиденцию губернатора купец первой гильдии был лишён. Если за двенадцать лет предпринимательской деятельности купец не оказывался замешан в коррупционном скандале или ином безобразии и не разорялся, то в зависимости от рода деятельности получал чин "коммерции советника" или "мануфактур-советника" и становился первостатейным купцом.
            Купцы второй гильдии - состояние от тысячи рублей и выше, крупная оптовая торговля в пределах страны, права торговать за границей купцы второй гильдии были лишены. Для перехода в первую гильдию следовало нажить состояние в десять тысяч рублей.
            Купцы третьей гильдии - состояние от пятисот рублей и выше, мелкая розничная торговля в пределах своей губернии. Крупная оптовая торговля в пределах страны и организация крупных производств купцам третьей гильдии запрещалась. Чтобы перейти в третью гильдию, следовало нажить состояние в тысячу рублей.
            Первостатейные купцы и купцы первой и второй гильдий одевались по-европейски - зато купцы третьей гильдии носили традиционную русскую одежду - косоворотку, шаровары, смазные (смазываемые салом или дёгтем) сапоги. По роду деятельности им чаще приходилось иметь дело с крестьянами и "цеховыми", в чьих глазах традиционная русская одежда свидетельствовала о солидности и серьёзности. В XIX веке за мелкое хулиганство и появление на улице в нетрезвом виде купца третьей гильдии можно было высечь - купцы второй и первой гильдий были освобождены от телесных наказаний.
            Орган самоуправления - губернская купеческая управа.
           
            Почётные граждане - сыновья личных дворян, не сумевших или не успевших выслужить потомственное дворянство. А так же все, без исключения, представители податных сословий, сумевших получить высшее образование. Подобно дворянам, почётные граждане делились на личных и потомственных.
            Проще всего сказать: "при Советской Власти образование было бесплатным". Однако "из ничего не возникнет нечто", а потому образование будет платным всегда, при любом социальном строе. Если за образование не платят родители ученика - это означает, что за него платит кто-то другой.
            Образование при царе было строго и исключительно платным. Однако органы сословного самоуправления, упомянутые ремесленные, мещанские и купеческие управы за счёт взносов членов сословий содержали "стипендии" на оплату начального, среднего и высшего образования. Упомянутые стипендии распределялись жребием или в соответствии с заслугами родителей перед сословием.
            Так же "стипендию" можно было получить с условием последующей государственной службы - на этих условиях учился в Историко-Филологическом институте знаменитый казачий писатель и публицист Фёдор Дмитриевич Крюков (14.02.1870 - ?). "Стипендию" можно было выслужить - работник системы народного просвещения с двадцатипятилетним стажем имел право бесплатно обучить любого члена своей семьи.
            30 июня 1887 года министр Народного Просвещения граф И.Д.Делянов (12.12.1818 - 29.12.1897) опубликовал печально знаменитый циркуляр, запрещающий представителям "податных" сословий получать среднее и высшее образование. Циркуляр, прозванный в народе "законом о кухаркиных детях", вызвал справедливые нарекания не только прогрессивной, но и всей тогдашней общественности, с петициями и митингами. В правительстве поняли, что пошли не тем путём и изменили политику. Так ни разу не введённый в действие циркуляр по-тихому отменили - царское правительство любило признавать свои ошибки не более чем советское, а с 1902 года в гимназии и вовсе был законодательно открыт доступ для представителей всех сословий:
           
            "В моём классе были дети разного социального происхождения. Например, у нас учился князь Путятин и мальчик по фамилии Викентьев, сын местного извозчика".
            (с) Григорий Чеботарёв, "Russia. My native land".
            (Записки профессора Принстонского университета, в прошлом казачьего офицера)
           
            Однако устав и внутренний распорядок учебных заведений был намеренно сделан строгим, а учебные программы столь же намеренно усложнены. В Российской Империи отсутствовал знакомый по советским временам "блат" - с сына князя спрашивали так же строго, как с сына извозчика. Но родители-аристократы приглашали к ребёнку гувернёра-француза, затем немца, а затем англичанина - вступающий в жизнь молодой человек, помимо родного русского свободно говорил на нескольких иностранных языках. Родители-разночинцы по понятным причинам такой возможности были лишены.
            Тем не менее, слово "аристократия" вовсе не случайно означает: "власть лучших". Коль скоро представителю "податного" сословия удавалось преодолеть все препятствия, русская аристократия охотно принимала его в свои ряды. Разночинец на государственной службе рано или поздно выходил во дворянство - а выпускнику университета, изъявлявшего желание трудиться на ниве народного просвещения, сразу давали чин коллежского асессора.
            Однако, помимо государственных служащих, в России проживало немало лиц "свободных профессий" - писателей, художников, частных адвокатов... Дабы "не причислять лиц с высшим образованием к мужикам и простолюдинам" было учреждено третье привилегированное сословие - "почётные граждане".
            Частные адвокаты в Российской Империи назывались "частными поверенными" - к их числу относился знаменитый Фёдор Никифорович Плевако (25.04.1842 - 23.12.1908). Юристы на государственной службе - прокуроры, судьи назывались "присяжными поверенными".
           
            4. ДЕВЯТЬ СОСЛОВИЙ: ОСОБЫЕ
           
            Инородцы - в первую очередь представители народов Крайнего Севера: чукчи, ненцы, эвенки. До 1914 года единственные из народов многонациональной Российской Империи, в отношении которых официально действовал "сухой закон" - тогдашнее законодательство строго запрещало продавать им спиртное. Другое дело, что в местах, где "закон - тайга, а прокурор - медведь", проконтролировать выполнение закона было невозможно.
            Так же к "инородцам" относились жители Туркестана - современной Средней Азии. В среднеазиатских городах стояли русские гарнизоны, города соединяли между собой железные дороги и телеграфные линии. Но при этом правительство Российской Империи не мешало узбекам, таджикам и туркменам жить согласно законам Шариата и местным обычаям. Эмиру Бухарскому и хану Хивинскому - официальным вассалам Российской Империи дозволялось иметь личную гвардию и чеканить монету. По договору, заключённому между ними и правительством, в течение первых пятидесяти лет после "покорения" (как это писалось в официальных документах) жители Туркестана не подлежали воинской повинности.
           
            Священнослужители - в те времена не могли представить, что можно быть атеистом. Поэтому в особое сословие выделялись и особыми правами пользовались священнослужители всех, без исключения, конфессий - не только православные, но и католики, протестанты, старообрядцы, мусульмане, буддисты, ламы, раввины и даже язычники-шаманисты. Тем не менее, православие являлось государственной религией, и православная церковь поставлена в особое положение - только ей разрешалась миссионерская деятельность.
           
            Казачество - тогдашние законодатели, господа из Государственного Совета так и не смогли договориться, кем их считать. С одной стороны, привилегированное Сословие, стоящее ниже дворянства, не только потомственного, но и личного, но выше купечества и почётных граждан. Привилегий у казачество было великое множество. В том числе и такая необычная - право не стричься при поступлении на службу. Если солдат регулярных полков стригли "в ноль" - в Российской Империи и в раннем СССР борясь со вшами, а в позднем СССР просто по традиции, то казаки демонстративно щеголяли пышными кудрями.
            В то же время, как мы увидим дальше, казак был лично несвободен.
           
            Представители всех сословий были равны перед законом - за то же преступление равно судили, давая тот же срок, и сына князя, и сына извозчика. В XIX веке "податных" от "привилегированных" отличало то, что "привилегированные" не платили подушной подати (откуда и название) и не подлежали телесным наказаниям. Однако на протяжении всей второй половины XIX столетия жизнь в Российской Империи медленно, но верно менялась к лучшему - росло число "земских" губерний, упрочнялась законность... К началу ХХ века от телесных наказаний и подушной подати были освобождены все, включая крестьян.
            Тем не менее, "привилегированные" свободно перемещались по стране и выбирали место жительства - для "податных" действовал вполне советский, разрешительный институт прописки. Во время выборов в земства, в местные городские думы и в Государственную Думу всех четырёх "царских" созывов "привилегированные" голосовали по-европейски: один человек - один голос. "Податным" вменялось выбирать из своей среды выборщиков - эти выборщики выбирали следующих выборщиков, а уже эти выборщики выдвигали своего кандидата.
            Помимо сословной принадлежности, существовал так же имущественный ценз - поэтому "курий" (категорий избирателей) было не две, а три-четыре.
            Помимо подданных, в Российской Империи проживали члены Императорской Фамилии: Великие Князья - сыновья и внуки правящего монарха (обращение - Ваше Императорское Высочество) и Князья Императорской Крови - правнуки и более дальние родственники правящего монарха (обращение - Ваше Высочество). Если советских студентов заставляли наизусть учить материалы всех двадцати восьми партийных съездов, царским юнкерам полагалось поимённо знать членов Царствующего Дома и степень их родства.
            Так же в Российской Империи проживали иностранцы. Сейчас в это трудно поверить, но Российская Империя не менее чем Соединённые Штаты была привлекательна для иммиграции. Подобно Соединённым Штатам, она не давала подданства всем подряд - в пределах Империи следовало прожить пять лет, доказав полезность новой родине. Так же неизбежно вставал вопрос о сословной принадлежности нового подданного.
           
            5. НА СЛУЖБЕ ЕГО ВЫСОЧЕСТВА
           
            Указ "О вольности дворянской" потерял юридическую силу в ходе реформ Александра II - с 1884 года служить в армии был обязан и сын князя, и сын извозчика. Тем не менее, служили они по-разному.
            Представители "податных" сословий служили три года - но не подлежал призыву старший сын и единственный сын у матери. Даже в этом случае призывников оказывалось слишком много, поэтому среди оставшихся бросали жребий.
            Барона Николая Егоровича Врангеля (06.07.1847 - 1923), отца засевшего в Крыму Верховного Правителя и Главнокомандующего ВСЮР Петра Николаевича Врангеля Первая Мировая Война застала в Париже. В воспоминаниях Николай Егорович пишет, что с началом войны Париж буквально обезлюдил - все мужчины ушли на фронт. Выбравшись через третьи страны в Россию, Николай Егорович с удивлением обнаружил на улицах Москвы и Санкт-Петербурга множество молодых мужчин, не успевших попасть под призыв.
            Представители "привилегированных" сословий служили два года в чине "вольноопределяющегося". Если "податных" призывников распределяла специальная комиссия, то "вольноопределяющийся" (откуда и название) сам выбирал род войск, место будущей службы и даже полк, в котором хотел бы служить. Молодые аристократы предпочитали служить в "своих" полках - где прежде служили их отцы и деды.
            "Вольноопределяющиеся" жили в казармах с солдатами, так же выходили на учения, совершали те же марш-броски с полной выкладкой, мокли под тем же дождём. Но, в отличие от рядовых солдат, "вольноопределяющихся" нельзя было послать на хозяйственные работы - заставить мыть пол в казарме или рубить дрова. Питались они за особым столиком в офицерской столовой вместе с господами офицерами.
            Последнее делалось не из спеси, а чтобы познакомить господ офицеров с возможными будущими сослуживцами. Отслужив год, "вольноопределяющийся" мог на законных основаниях совершить "дембельский аккорд", выдержав экзамен на первый офицерский чин - прапорщика. Экзамен сопровождался серьёзным конкурсом - если в гражданской службе чин присваивался исключительно за заслуги и личные достоинства, то на военной действовало правило: "без вакансии нет производства". "Лишних" офицеров в тогдашних полках не было ещё и потому, что решение о предоставлении вакансии принимал не командир полка, а офицерское собрание.
            Новопроизведённый прапорщик должен был определиться с дальнейшей судьбой - уволиться в запас на полгода раньше не столь удачливых товарищей или, выбрав карьеру профессионального военного, через те же полгода держать экзамен на следующий, уже настоящий офицерский чин - подпоручика.
            Из "вольноопределяющихся" в генерал-лейтенанты выслужился барон Пётр Николаевич Врангель (27.08.1878 - 25.04.1928). Сын богатого олигарха, золото- и нефтепромышленника окончил престижный Горный Институт, проходил службу после учёбы, выдержал экзамен на чин прапорщика, а затем и на чин подпоручика, вышел, было, в отставку... Но тут началась Русско-Японская война.
            Помимо "вольноопределяющихся" в Русской Армии служили "охотники" - молодые, как правило, крестьянские парни, добровольно, за год-два до призыва завербовавшиеся в тот или иной полк. За три года можно было получить начальное образование, ту или иную профессию, а "на гражданке" найти хорошую работу, вписавшись в мещанское сословие. Или остаться на сверхсрочную с надеждой выслужить унтер-офицерский, а затем и офицерский чин, личное и потомственное дворянство... Как мы уже знаем, на примере Деникина-старшего, перспектива отнюдь не иллюзорная.
            Отслуживший три года призывник жил надеждой, что "завтра войны не будет". Следующие пятнадцать лет тогдашний военнослужащий числился в запасе, причём первые семь - в качестве резервиста первой очереди. Всего, не считая казаков, в 1904 году - за десять лет до начала Первой Мировой Войны, на сто двадцать восемь миллионов населения, Российская Империя располагала регулярной армией численностью в 1 100 000 человек, 2 400 000 обученных резервистов первой очереди и 650 000 ополченцев.
            Не подлежали призыву учителя, врачи и священнослужители всех конфессий. Как уже говорилось, не призывались "инородцы", а чины городской и окружной полиции имели бронь даже во время войны.
            Зато казак - коль скоро он вписан в ряды Сословия, принёс присягу и получил земельный пай, обязан служить, ни много, ни мало - четыре года. Как подобает феодальному рыцарю, казак должен был явиться на сборный пункт "со всей справой" - на собственном коне, в пошитой на личные средства форме - повседневной и парадной, при погонах, с собственным холодным оружием - шашкой и пикой, с необходимым снаряжением, с запасом продовольствия для себя и овса для коня... Лишь огнестрельное оружие - короткий кавалерийский карабин казаку выдавали непосредственно в воинской части.
            Тип казачьей шашки никак не регламентировался, а потому шашка нередко бывала фамильной, передававшейся не от отца к сыну - отец тоже мог служить или находиться "на льготе", а от деда к внуку.
            Вспомним: получив приказ выступать под Ла-Рошель, д'Артаньян и три мушкетёра (все четверо - такие же феодальные рыцари), так же были обязаны явиться на сборный пункт "со всей справой". То есть, на собственных конях, в пошитой на свои средства мушкетёрской или гвардейской (д'Артаньян, ставший мушкетёром позже) форме, при шпагах и пистолетах, в плащах с крестом и широкополых шляпах с перьями... Лишь тяжёлое огнестрельное оружие - дульнозарядный мушкет, стреляющий пятидесятиграммовыми пулями, мушкетёрам и гвардейцам Его Величества выдавали непосредственно в воинской части.
            То же правило распространялось в Российской Империи на "вольноопределяющихся" - представитель "привилегированного" сословия должен был прибыть в полк в пошитой на личные средства форме, а для службы в кавалерии приобрести коня и холодное оружие. В армейских полках "вольноопределяющимся" хотя бы полагалось жалование и довольствие - в гвардии, где офицерами были только потомственные дворяне, "привилегированный" год, а то и два содержал себя сам, оплачивая питание и все расходы по службе из собственного кармана.
            Призванный в армию подданный Российской Империи или гражданин Советского Союза попадал в незнакомую среду, где всё отличалось от привычного "на гражданке". Учиться всему приходилось с нуля - первые три месяца призывник проводил в специальной учебной части. Вне зависимости от того, существовала в воинской части "дедовщина" или нет, унтер-офицеры Российской Империи и старослужащие в Советском Союзе имели нехорошую привычку пугать молодых - не со зла, а просто так, со скуки. Ну, а заодно, чтобы молодые "себя не забывали", да и служба им мёдом не казалась.
            Молодой казак поступал на службу непременно в "свой" полк, приписанный к отделу и станице. Вспомним "Тихий Дон": к станице Вёшенской, откуда происходил Григорий Мелехов, были приписаны два армейских полка - 11-й Донской казачий и 12-й Донской казачий, и один гвардейский - Лейб-гвардии Атаманский. Старики и станичный атаман знают обстановку "в своём" полку, знают - нередко лично, штаб-офицеров и полкового командира. В одном строю с новобранцем оказываются молодые казаки его станицы, вчерашние товарищи по играм и учёбе, а унтер-офицерами - друзья и сослуживцы (односумы) отца. Никакой "дедовщины" в казачьих полках нет и в помине, а о существующей среди казаков спайке и чувстве товарищества "чины" армейских полков могут только мечтать.
            Впрочем, упомянутая "спайка", помимо очевидных положительных, имела и отрицательные стороны. Молодых казаков, давно уже не мальчиков, а парней с усами, теребят мелочными придирками как старики в станице, так и старшие товарищи в полку. Вечный конфликт "отцов и детей" касался их в полной мере, жестоко аукнувшись после февраля 1917 года.
           
            6. ВСЕГДА ГОТОВ
           
            Проводы на службу []
           
            Отслужив четыре года, продолжавший числиться в "строевом разряде" казак переводился в призывники второй очереди и увольнялся в запас. Или, как говорили сами казаки, "выходил на льготу". Чтобы стать полноправным членом казачьего сообщества, ему оставалось сделать последний шаг - жениться.
            Жениться можно было, как Григорий Мелехов, до поступления на срочную службу, во время службы - тут были возможны варианты, или же после службы. Дело сугубо добровольное - просто неженатый человек не мог отделиться от отца, матери или опекуна и завести своё хозяйство. Не имея собственного хозяйства, казак оказывался в казачьей среде "лишенцем", подобно другому "лишенцу" - советскому, лишённым избирательного права.
            Таким образом, в отличие от дворянства, национальности или гражданства той или иной страны, статус казака нельзя было получить просто так, за красивые глаза, по праву рождения. Чтобы стать полноправным членом Сословия, следовало пройти военное обучение, выдержать экзамен "на годность к строевой", принести присягу, получить земельный надел, отслужить срочную, жениться и, отделившись от отца, завести своё хозяйство.
            Зато выполнивший все эти условия казак в двадцать пять лет - на четыре года позже, чем прочие подданные Российской Империи, признавался совершеннолетним, становясь полноправным членом Сословия. С этого момента он мог распоряжаться своим "феодальным поместьем" - работать на земле самостоятельно, нанять батраков-"квартирантов", сдать в аренду "осёдлым иногородним" или справным хозяевам, соседям-казакам.
            Мог принимать участие в работе казачьего "парламента" - хуторского или станичного сбора, а так же быть делегирован на окружной и войсковой сбор. Мог выдвигать и выбирать хуторского, станичного и окружного атамана, членов станичного правления, станичного казначея и судью - и сам быть выдвинут на ту или иную должность. Предложить свою кандидатуру самому - "самовыкриком", в казачьей среде считалось неприличным - уважаемого казака всегда выдвигал кто-то из соседей или сослуживцев. Наконец, мог и имел право курить в присутствии старших, не спрашивая разрешения, и приветствовать встречных на улице, как равный равных: "здорово, казаки!".
            Обращение: "казак" или "мужчина" было обычным и вполне приемлемым. Зато за слова: "солдат" или "мужик" можно было схлопотать нагайкой по физиономии. Так что не верьте, когда Александр Розенбаум поёт в своей "Кубанской песне":
           
            За плетнями-тынами
            Дядьки чарки сдвинули,
            Ждут батьки родимые,
            В дом солдат...
           
            На самом деле статус казака в Российской Империи был очень высок. А сами казаки чётко видели разницу между собой и представителями "податных" сословий - а потому никогда и ни при каких обстоятельствах не могли называть себя "солдатами". Армейских офицеров, которых иногда сажали им в начальники, они полупрезрительно называли "солдатскими" офицерами.
            Тем не менее, казаку "строевого разряда" строго-настрого запрещалось покидать родную станицу. Уехать можно было на срок, не больший, чем три месяца, при наличии "отпускного свидетельства" за подписью станичного атамана, в котором обязательно указывались цель поездки и дата возвращения. Исключение делалось, если казака командировали по делам Войска - в этом случае он мог отсутствовать целый год.
            Так же казаку "строевого разряда" было запрещено заниматься частным предпринимательством - делом, требовавшим постоянного присутствия и в то же время частых разъездов. Оформить купеческое или промысловое свидетельство можно было, перейдя в "запасной" или "отставной" разряд. В этом случае казак получал привилегию - в пределах Области своего Войска представители Сословия обладали правом беспошлинной торговли.
            Не одобрялась, хотя и не запрещалась прямо работа по найму - на работником на мельнице, конюхом, извозчиком, частным охранником. Представитель военно-служилого Сословия, "феодальный рыцарь" был обязан работать на себя, а не на чужого дядю. Тем не менее, казаки в массе - народ небогатый, а потому такого рода вещи случались гораздо чаще, чем сами казаки были готовы признать.
            По-настоящему достойной казака была работа на своей земле. Дело не самое простое. В центральной России пахали сохой - одной лошадёнки было достаточно, чтобы поднять тощие подзолистые земли. На Юге России - в том числе на Дону и на Кубани пахали тяжёлыми плугами, в которые запрягали не лошадей, а быков, и не по одному, а парой - иначе поднять тяжёлые чернозёмные земли было попросту невозможно.
            Однако, как бы ни жил, чем бы не занимался казак "на льготе" - он оставался членом военно-служилого Сословия, связанным присягой "феодальным рыцарем", готовым в любую минуту выступить в поход. На конюшне у него стоял боевой конь, а в хате, в пределах досягаемости хранились оружие и военная форма. Раз в году, между посевной и уборкой, казак призывался "в лагери", на пятинедельные военные сборы. А остальное время ждал - не прискачет казачонок с факелом или красным флагом в руках.
            Так в прежние времёна в станицах объявлялся "сполох" - сигнал общей тревоги и общего сбора. Увидев казачонка с флагом или факелом, казак был обязан, не задавая лишних вопросов, прекратить свои занятия, нарядив не подлежащего призыву сына с таким же флагом или факелом объехать соседей. А сам надевал форму, седлал коня - и отправлялся в станицу, в известный ему сборный пункт.
            Именно от казачьего "сполоха" произошли слова: "переполох", "переполошиться", "всполошиться". Поскольку объявлялся "сполох" всегда в неподходящий момент, нередко в самый разгар сельскохозяйственных работ, в станицах поднимался самый настоящий "переполох".
            Ещё через четыре года, в двадцать девять лет, продолжавший числиться в "строевом разряде" казак переводился в призывники третьей очереди. Он уже не был обязан держать на конюшне боевого коня, а на военные сборы призывался всего один раз - на пять недель, на третьем году пребывания в новом статусе. До Первой Мировой Войны призывников третьей очереди на военную службу почти никогда не призывали.
            Ещё через четыре года, в тридцать три, казак переводился из "строевого разряда", в "запасной разряд", а из призывников - в ополчение. Считалось, что наравне с молодыми казаками "подготовительного разряда", "ополченцы" несут "гарнизонную и караульную" службу в родных станицах. Ещё через пять лет казак считался полностью отдавшим долг Родине и Его Императорскому Высочеству и, в возрасте тридцати восьми лет переводился в "отставной разряд". Тут бы ему и вздохнуть спокойно, занявшись хозяйством, но... К этому времени, как правило, входили в возраст его собственные сыновья.
            Таковы были казачьи "двенадцать и восемнадцать" - восемнадцать лет обязательной военной службы, из которых двенадцать - три срока по четыре года в строевом разряде. Казаки Уральского Войска служили на два года дольше - все двадцать, начиная службу на год раньше прочих и заканчивая на год позже, пребывая в "служилом разряде" три срока по пять лет. Русское дворянство стало свободным согласно указу Петра III "О вольности дворянской" от 1 марта 1761 года. Ровно через сто лет, 3 марта 1861 года, в ходе реформ Александра II получил свободу русский крестьянин. Казачество и ХХ век встретило крепостным - приписанным к земле и Войску.
            Нередко в литературе называют другие сроки службы - двадцать лет для всего российского казачества, и двадцать два года для уральского. В самом начале ХХ века дела обстояли именно так - но в 1906 году Николай II сократил казакам сроки службы, на два года убавив и без того ставшую бессмысленной "гарнизонную и караульную" службу в подготовительном разряде.
            В этом же году Его Императорское Величество распорядился выдавать поступающим на службу молодым казакам разовое пособие в размере ста рублей - на приобретение боевого коня. Сумма немалая, если вспомнить, что за тогдашние десять рублей давали восемь грамм золота. Но и этих денег не хватало - на полное снаряжение следовало истратить 200 - 300 рублей. Бедным, но достойным казакам скидывалась на "справу" станица или хутор, соседи или отцовские сослуживцы. Если же казак был беден, и не уважаем соседями, дорога ему была в пластуны - казачью пехоту.
            Боевая подготовка казаков-пластунов не уступала кавалерийской. В советской армии бытовало выражение: "ползти по-пластунски" - подкрадываться к цели незаметно, как это делали казаки-пластуны. "Мы пол-Европы по-пластунски пропахали", - поётся в знаменитой песне "Последний бой". Но для члена военно-служилого Сословия, "феодального рыцаря", было делом чести воевать верхом, на собственном коне.
           
            7. СВОЯ ЗЕМЛЯ
           
            Но казачья военная служба - это не только тяготы и лишения. Вспомним, что в свободное от службы время казак - крестьянин-землепашец с самыми обычными, крестьянскими заботами. Как и положено крестьянину, надежду на лучшее будущее казак связывал с собственной землёй.
            В регулярной русской армии между культурным, образованным офицером, и малограмотным, а то и вовсе неграмотным "нижним чином" лежала пропасть. Как мы имели возможность убедиться, на примере Антона Ивановича Деникина и Михаила Васильевича Алексеева, преодолимая - но преодолеть её было не так-то просто. Зато казак - как новобранец, так и высокопоставленный генерал принадлежали к одному Сословию. Не забудем про серьёзную, если не сказать, жёсткую допризывную подготовку. К тому же, как мы увидим дальше, казаки в массе - народ грамотный.
            Словом, казаку выслужиться из рядовых в офицеры было проще, чем его сверстнику из "податных" сословий. Именно такую карьеру - из рядовых казаков в генералы и главнокомандующие сделал первый глава белых Вооружённых Сил Юга России Лавр Георгиевич Корнилов (30.08.1870 - 13.04.1918).
            А по выслуге первого обер-офицерского чина - подхорунжего (армейского прапорщика) земельный надел казака удваивался (два надела). По выслуге первого штаб-офицерского чина - войскового старшины (армейского подполковника) земельный надел снова удваивался (четыре надела). А если казак выходил в генералы, его надел... нет, не удваивался, но увеличивался в полтора раза (шесть наделов).
            Казачьей вдове полагался половинный земельный надел. Казачьей вдове с детьми - полный земельный надел. После того, как младший из сыновей войдёт в возраст, а младшая из дочерей выйдет замуж или достигнет возраста двадцати одного года (станет совершеннолетней), вдову так же сажали на половинный надел. Зато каждому из её сыновей, по мере того, как они будут входить в возраст, и выдерживать экзамен на "годность к строевой", будет полагаться собственный земельный надел. Вспомним, что до совершеннолетия казака - до двадцати пяти лет, его "феодальным поместьем" распоряжался отец или вдова-мама. Бедная, но многодетная вдова-казачка неожиданно могла оказаться богатой.
            Зато феодальный характер казачьего землевладения означал, что казачьи сыновья не наследовали земли отцов. Вспомним, что в Западной Европе, во времена императора Карла Великого и его сына, Людовика I Благочестивого, феодальные владения и дворянские титулы так же не наследовались. Наследные владения и титулы появятся лишь после смерти императора Людовика, когда три его сына примутся делить отцовское и дедушкино наследство.
            Как и в обычных крестьянских общинах в центральной России, казачьи земли раз в четыре - семь лет перемежёвывались. Войсковые земли делились на: "отвод станицам" (земельные паи рядовых казаков), "наделы обер-офицеров, штаб-офицеров и генералов", и на "земли войскового резерва". Выйдя в отставку - "на льготу" или перейдя в "отставной разряд", казак пожизненно сохранял своё "феодальное владение". Но со смертью держателя - рядового казака, офицера или генерала, его земли возвращались Войску.
            Но, если у погибшего в бою, или умершего естественной смертью казачьего офицера оставались несовершеннолетние дети, за ними сохранялся отцовский офицерский надел. На тех же условиях - пока младший из сыновей не войдёт в возраст, а младшая из дочерей не выйдет замуж или не достигнет возраста двадцати одного года. После офицерский земельный пай так же возвращался Войску, а казачьи сыновья были обязаны начинать службу на общих основаниях.
            Однако казачий офицер с двойным земельным паем и более высокими, чем у рядового казака доходами, мог оплатить сыну учёбу в гимназии или (будущему офицеру предпочтительнее) кадетском корпусе. На каникулах сыновей можно взять с собой в полк, а то и в поход - подобная практика не просто не запрещалась, а неофициально поощрялась. А в полку попросить кого-то из старых казаков позаниматься с сыном - выполнялись такие просьбы всегда с превеликой охотой.
            Имея "законченное среднее" и более высокую, чем у рядового казака, "дослужебную боевую подготовку", офицерский сын легко мог выдержать экзамен в любое из юнкерских училищ Российской Империи, получив отсрочку от призыва на время учёбы, и вернуться домой офицером - со всеми, подобающими званию привилегиями.
            Однако путь в офицеры из рядовых для казаков тоже не был заказан. Поэтому в Областях казачьих Войск, по инициативе и на средства самих казаков начинают многочисленные начальные школы и гимназии, и собираются "стипендии" на бесплатное обучение. Не то, чтобы казаки были такими уж большими поклонниками книжной учёности - причина была проще и прозаичнее: неграмотных не производили в офицеры. Результат не замедлил сказаться - если в среднем по России грамотно было двадцать процентов населения, то в Областях казачьих Войск - все шестьдесят процентов.
            Упомянутые начальные школы и гимназии создавались не только для способных выслужить офицерский чин сыновей, но и для девушек. В казачьем сообществе, в военно-служилом Сословии женщина отнюдь не была бесправным существом - напротив, ведя в отсутствие мужа хозяйство, она обладала серьёзными правами и свободами, пользовалась заслуженным уважением, а в вопросах семьи и брака решающее слово и вовсе оставалось за ней.
           
           
            Глава вторая.
            Донские дворяне.
           
            1. КАЗАЧЬИ АТАМАНЫ
           
            Вторая особенность российского "феодального рыцарства" заключалась в том, что в Европе и в Японии, в Турции и в Древней Руси - словом, везде "феодальная лестница" складывалась сверху. Король - "светлое величество" жаловал феодальные владения "вождям" - герцогам в Германии и Италии, графам в Англии и Франции. Герцоги и графы наделяли землёй "мужей" - баронов. А уже от барона зависели размеры феодальных владений рядовых "всадников" - рыцарей.
            На самом деле титулы герцога и графа равноценны - в буквально переводе с языков варваров, завоевавших западные провинции Римской Империи, и тот и другой означают "вождь". В начале XVIII века не разбирающиеся в ситуации иностранцы называли Ивана Мазепу (20.03.1639 - 02.10.1709) не "гетманом", а "герцогом" Украины. Однако в Англии и Франции по историческим меркам быстро сложились централизованные государства - Германии и Италии до второй половины XIX века быть раздробленными. Поэтому титул графа всегда означал королевского подданного, тогда как герцог мог быть и независимым властителем.
            У казаков "феодальная лестница" с самого начала складывалась снизу. Но прежде, чем говорить о казачьих должностях и "титулах", будет не лишним объяснить значение некоторых слов и выражений, часто встречающихся в посвящённой казачеству литературе. Тем более что одни и те же слова и выражения в русском языке, на "незалёжной" малороссийской мове и на "донском говоре" могут иметь разные значения:
            Курень - (первоначальное значение: "дом", "домашний очаг") - сельская казачья усадьба с подворьем. В курень входили:
            Хата - казачий жилой дом, и
            Баз - двор с сараем, конюшней, коровником и прочим;
            Улёж или пай - казачий земельный надел, выделяемое за службу "феодальное поместье";
            Хутор - казачья деревня;
            Станица - казачий район и, одновременно, райцентр - столица упомянутого района;
            В прежние времена "станицами" так же назывались отправляемые в Москву посольства. Особо пышная "зимовая" станица посылалась раз в году, как правило, зимой. Более скромные, "летовые" станицы могли быть отправлены несколько раз в году, чаще летом. До 1709 года (до восстания Кондратия Булавина) казачьими делами в Москве ведал Посольский Приказ - то есть, Область Донского Войска считалась дружественным, союзным, даже вассальным - но самостоятельным государством.
            Юрт - подчинённые станице земли;
            Майдан - площадь в хуторе или станице. Как и на Украине, у казаков площадь тоже называлась "майдан".
            Округ (на Дону), и Отдел (на Кубани) - казачий округ, более крупное территориальное образование, в состав которого входит несколько станиц;
            Область - территория, занимаемая тем или иным казачьим Войском. Старейшие казачьи Войска, такие как Донское и Кубанское, занимали огромные территории с миллионным населением. Малые Войска - такие, как Астраханское и Уссурийское - часть той или иной губернии или края.
            Никаких губернаторов, исправников, волостных старшин и прочих представителей власти, знакомых нам по книгам и фильмам из жизни прежней Российской Империи, никаких продажных и подхалимствующих чиновников, по которым столь основательно прошлись "наши Гоголи и Щедрины", казачество не знало. Вместо государственной администрации в Областях казачьих Войск издавна существовало самоуправление, а вместо назначаемых чиновников - выборные атаманы.
            В современном представлении казачий атаман - эдакий лихой полевой командир, вроде Сидора Лютого или Отца Философа из первых "Неуловимых мстителей": бурка, папахи, наган, усы до ушей... Вспомним ещё одну песню Александра Розенбаума:
           
            Задремал у плетня есаул молоденький,
            Преклонил голову к доброму седлу...
            Не буди казака, ваше благородие,
            Он во сне видит дом, мамку, да ветлу.
           
            Не буди, атаман, есаула верного -
            Он от смерти тебя спас в лихом бою...
            И ещё сотню раз сбережёт, наверное -
            Не буди, атаман, ты судьбу свою...
           
            На самом деле, в начале ХХ века казачий атаман - фигура исключительно гражданская, штатская - глава местной казачьей администрации. Были атаманы хуторские, станичные, окружные (на Дону) и "атаманы отделов" (во всех остальных казачьих Областях), войсковые и походные. Со времён степной вольницы атаманы остались выборными - однако со временем на результаты выборов начало оказывать давление правительство Российской Империи.
            Так, хуторского атамана казаки выбирали совершенно свободно. Так же свободно, из наиболее уважаемых и заслуженных офицеров выбирали походного атамана - командира маршевого пополнения на время следования из станицы в войсковую часть и обратно. На должность станичного и окружного атамана следовало выдвинуть, соответственно, троих и пятерых кандидатов - наиболее подходящего (и наиболее лояльного) утверждал в должности вышестоящий атаман. Наконец, войсковой атаман - глава того или иного Войска только назначался. Полностью его должность называлась так: "Наказной (то есть, назначенный) Войсковой Атаман Войска (такого-то...)".
            Имели казаки и своего Августейшего Атамана. Был им вовсе не царь, как можно было бы предположить, а старший царский сын - Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь (так полностью звучал его титул). Специально для Его Императорского Высочества был сформирован Лейб-гвардии Атаманский полк, шефом (почётным командиром) которого он являлся.
            Всё это было в духе европейской феодальной традиции, когда старшему королевскому сыну, наследнику и будущему королю выделялась в управление часть государства.
            Правителем исторической области Уэльс в Великобритании сих пор считается старший сын английской королевы, носящий титул "принца (князя) Уэльского".
            Старший сын и наследник французского короля из династии Валуа, а затем и Бурбонов владел областью Дофине, а потому носил титул "дофина" (дельфина). Каламбур, понятный знающим французский язык - "Дофине" дословно переводится, как "дельфиния".
            Наполеон дал маленькому сыну титул "Римского короля", а с ним и сам город Рим, отнятый у римского папы. Для нас звучит смешно, а современникам было вовсе не до смеха - в прежние времена титул "Римского короля" носил избранный, но ещё не коронованный император "Священной Римской Империи".
            По малолетству Его Императорского Высочества казачьими делами занимались умные, серьёзные, разбирающиеся в ситуации господа из Главного Управления Казачьих Войск при Военном Министерстве и из специального "казачьего" отдела Российского Генерального Штаба. Одно время казаками командовал граф Алексей Андреевич Аракчеев (04.10.1769 - 03.05.1834), тот самый. В его ведении находились иррегулярные войска Российской Империи: недоброй памяти военные поселения - и казаки.
            В Российской Империи любая должность, в том числе и выборная подразумевала наличие у обладателя того или иного чина. Не были исключением и казаки - должности казачьего атамана того или иного уровня так же соответствовал чин. Однако, поскольку должность атамана была выборной, казаки - возможно, единственные из подданных Российской Империи могли иметь сразу два чина - военный и гражданский. Полученный вместе с должностью атамана гражданский чин ничего не добавлял к военному чину, не увеличивал земельный надел, не давал дворянства и никак не сказывался на прохождении службы.
            Символом власти казачьего атамана была пришедшая из времён казачьей вольницы "насека" - деревянный или тростниковый посох с навершием в виде медного шара. В каждом округе Донского Войска имелся свой тип насеки - со своим шаром и формой навершия. Сама насека была переходящей, от прежнего атамана к вновь избранному.
           
            2. КАЗАЧЬИ ПАРЛАМЕНТЫ
           
            В стародавние времена, помимо выборных атаманов, казаки имели народное собрание - Круг. В Кругу принималось решение об основании нового хутора или станицы, о военном походе или мятеже, решением Круга посвящались в казаки новенькие и делилась добыча. Изначально казачий Круг был именно кругом - собравшись на майдане, казаки становились в круг, все точки которого, а значит и все входящие в него казаки равны, выносили в центр икону... Выйдя в круг, выступающий снимал шапку, кланялся иконе и присутствующим и начинал речь. Остальные не имели права его прервать или вытолкать из Круга - зато могли бурно выражать отношение к сказанному возгласами: "любо" и "не любо". Не раз случалось, что ошиканный многочисленными "не любо" казак с позором бежал из Круга, схвативши шапку в охапку.
            Именно Казачий Круг подарил российской словесности и культуре знаменитые выражения: "человек нашего круга", обсудить "в узком" и "широком кругу" и "не любо - не слушай". Запретил его, как и многое другое, своим указом Пётр I после восстания Кондратия Булавина 1707 - 1708 годов. Возродился Казачий Круг только после февраля 1917 года, когда стало ясно, что прежней Российской Империи, как и феодальной присяги Его Императорскому Высочеству больше нет, и нужно как-то решать, как жить дальше.
            Но совсем отказаться от самоуправления казаки не могли. Не имея возможности собирать запрещённый Круг, они завели у себя парламенты разных уровней - сборы. В данном случае имеется в виду не тот сбор, который собирают - сбор лекарственных трав, а тот сбор, который собирается - пионерский сбор в Советском Союзе, а так же хуторской, станичный, окружной (отдельский) и войсковой сбор у казаков.
            "Le parlement" в буквальном переводе с французского означает "говорильня". Чтобы казачий сбор и в самом деле не превратился в говорильню, казаки ввели у себя три ограничения. Во-первых, участвовать в работе сбора мог только полноправный казак - достигший возраста двадцати пяти лет, отслуживший "срочную", женившийся, отделившийся от отца или иных старших родственников и ведущий своё хозяйство. Во-вторых, число участников сбора обязательно должно было быть чётным. И, в-третьих, оно не должно было превышать тридцать человек. Исключение составляли сборы крупных хуторов и станиц, а так же Войсковой Сбор, в котором могло участвовать до ста человек.
            В хуторе, где было меньше тридцати дворов, участниками сбора становились все ведущие собственное хозяйство казаки - главы семейств, домохозяева. Если дворов было больше тридцати, бросали жребий. Участников сборов более высокого уровня выбирали. Решения принимали простым большинством голосов. Если голоса делились поровну - именно поэтому число участников было сделано чётным, точку в споре ставил атаман.
            Имели казаки и свои, независимые от государственных, финансы - войсковые суммы, для управления которыми выбирали специальных казначеев. Свою окружную и городскую полицию - набранную из своих же, отслуживших "срочную", казаков строевого разряда, в обычной казачьей форме, но с особыми знаками различия, указывающими на принадлежность к правоохранительным органам. Как и в остальной Российской Империи, чины казачьей полиции имели бронь, и не призывались в армию даже в разгар Первой Мировой Войны. Поддерживать порядок помогали "народные дружинники" - "десятские" (набранные с каждых десяти дворов) и "сотские" (набранные с каждых ста).
            Свой независимый суд - институт выборных станичных судей и суд более высокой инстанции, охватывающий несколько станиц - так же выборных почётных судей. Крупные уголовные дела ведению станичного суда не подлежали. Зато с "мелочёвкой" - с имущественными спорами, хулиганством, защитой чести и достоинства, с утратой боеспособности (необычная статья в гражданском кодексе, существовавшая только у казаков) прекрасно разбирались сами.
            Станичный суд мог приговорить к денежному штрафу, и к выплате компенсации потерпевшим, к аресту на восемь суток (в отличие от пятнадцати суток, присуждаемых советским судом) и к общественно-полезным работам на тот же срок. К публичной порке нагайками - выпоротый был обязан поблагодарить за науку, а так же поставить вопрос перед наказным атаманом об исключении казака из Сословия за недостойное поведение или (вспомним необычную статью), за утрату боеспособности.
            Как пишет Фёдор Дмитриевич Крюков, судиться и кляузничать казаки не любили, предпочитая решать проблемы полюбовно - самостоятельно, или через посредничество хуторского или станичного атамана. Атаману за посредничество каждая из сторон была обязана дать по двадцать копеек на водку.
           
            3. КАЗАЧЬИ ОФИЦЕРЫ
           
            Помимо выборных атаманов, имело казачество и своих офицеров. Во все времена во всех странах статус воинской части определялся не численностью личного состава, а расходами на содержание и силой наносимого удара. Военный лётчик может не командовать никем и ничем, кроме собственного истребителя - в том числе и аэродромной обслугой. Тем не менее, он - офицер: боевая сила его истребителя превосходит силу пехотной роты.
            По этой же причине в кавалерийском полку всегда было в два раза меньше людей, чем в равном по статусу пехотном. И, если в пехотном полку четыре батальона, то кавалерийский полк - непременно однобатальонного состава.
            Не были исключением и казаки - казачий полк так же состоял из одного батальона, в состав которого входило, как это и положено, шесть рот. Причём, если в пехоте рота так и называется - "рота", то в артиллерии рота - это уже "батарея", в регулярной кавалерии - "эскадрон", а у казаков - "сотня". В свою очередь роты делились на взводы - в казачьей сотне было четыре взвода.
            Традиционно казачья сотня была немного меньше эскадрона регулярной кавалерии - сто двадцать сабель против ста пятидесяти. Соответственно, меньше по численности был и казачий полк - семьсот-восемьсот сабель, тогда как в полку регулярной кавалерии - до тысячи. Для сравнения - в пехотном полку четырёхбатальонного состава служило две тысячи человек.
            Казачьими взводами, сотнями и полками командовали унтер-, обер- и штаб-офицеры различных рангов. Имея своих офицеров, имели казаки и собственные, оригинальные воинские звания:
           
            Чины (рядовой состав):
            Казак (рядовой);
            Приказный (ефрейтор);
           
            Унтер-офицеры (командиры взводов):
            Младший урядник (младший унтер-офицер);
            Старший урядник (старший унтер-офицер);
            Вахмистр;
           
            Обер-офицеры (командиры сотен):
            обращение: Ваше Благородие
            Подхорунжий (прапорщик)
            Хорунжий (подпоручик, корнет в регулярной кавалерии);
            Сотник (поручик);
            Подъесаул (штабс-капитан, штаб-ротмистр в регулярной кавалерии);
            Есаул (капитан, ротмистр в регулярной кавалерии);
           
            Штаб-офицеры (полковые командиры):
            обращение: Ваше Высокоблагородие
            Войсковой старшина (подполковник);
            Полковник казачьих войск;
           
            Генералитет:
            обращение: Ваше Превосходительство
            Генерал казачьих войск (генерал-майор);
           
            Если казак, подобно Лавру Георгиевичу Корнилову, делал дальнейшую военную карьеру, то ему шли общеармейские (солдатские) звания.
            Официально "приказным" назывался только казак-ефрейтор, "старший солдат". Однако на казачьем "арго" - "донском говоре" "приказными" называли унтер-офицеров, а так же чинов окружной или городской полиции.
            Ни господа офицеры Российской Империи, ни товарищи офицеры в Советском Союзе так и не смогли договориться, кем считать прапорщика - младшим офицером или старшим унтер-офицером. Статус и права - офицерские, в Российской Империи прапорщику даже полагался денщик. А обязанности не слишком отличаются от унтер-офицерских, да и личного дворянства этот чин не давал. Точку в этом споре поставили лишь в наши дни, упразднив звание прапорщика вовсе.
            В Российской Империи экзамен на чин прапорщика мог выдержать "вольноопределяющийся" после года службы. Так же чин прапорщика могли присвоить отличившемуся в ходе боевых действий унтер-офицеру. Во время Первой Мировой Войны юнкеров в юнкерских училищах готовили по сокращённой программе, при выпуске присваивая чин не подпоручика, а прапорщика. Во всех случаях по окончании боевых действий следовало или держать экзамен на следующий чин - подпоручика или подавать в отставку.
            Это правило распространялось и на казаков - выслуживший чин подхорунжего (армейского прапорщика) держал экзамен на следующий чин или (обратим внимание на этот момент) подавал в отставку. Вспомним: казачество встретило ХХ век крепостным. Первый офицерский чин давал казаку личную свободу - при наличии вакансии и одобрении офицерского собрания можно было перевестись в любой полк своего или другого Войска, в армейский полк с соответствующим изменением в звании (был сотник - стал поручик) и даже выйти в отставку (на льготу), занявшись любым другим делом. Офицер "на льготе" оставался членом Сословия, сохраняя земельный надел, и мог снова поступить на службу.
            Одним из первых декретов Советской Власти, наряду с Декретом о Земле и Декретом о Мире, стал декрет об упразднении сословий, дворянских титулов, военных и гражданских чинов и званий. Отныне никаких "податных" и "привилегированных", никаких мещан и "цеховых", никаких князей и статских советников - есть только граждане советской республики.
            Словно насмехаясь над потугами большевиков, уже в период НЭП'а, не говоря о "развитом сталинизме" в выходных данных книг, в титрах фильмов, на театральных афишах обязательно указывались не только фамилия, но и профессия, должность или звание. Инженер (рядом с именем автора на обложке фантастического романа), гвардии полковник (в титрах фильма), заслуженный или народный артист республики, лауреат Сталинской премии, писатель-академик...
            Наряду с титулами, чинами и званиями - в том числе и воинскими, большевики упразднили и погоны. А пьяная гопота, до смерти умучивая офицеров, прибивала к их погоны плечам гвоздями. Пройдёт четверть века - и после победы под Сталинградом (указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 января 1943 года) в Советской Армии вновь введут погоны - точно такие же, как при царе. Те же лычки (поперечные полосы) будут полагаться унтер-офицерам (сержантам и старшинам), и такие же звёздочки и просветы - обер- и штаб-офицерам.
            Деление на обер- и штаб-офицеров восстановлено не было - вместо этого офицеры стали делиться на младших и старших. Поэтому советский, да и современный российский офицер может не знать, почему лейтенанту полагается один просвет на погон, майору два, а генерал (беспросветный) не имеет на погонах просвета вовсе. По уставу положено - и точка. Между тем некогда именно по просветам на погонах нижний чин определял, как следует обращаться к офицеру: Ваше Благородие, Ваше Высокоблагородие, или Ваше Превосходительство.
            Погоны у казаков - у кавалеристов, у пластунов и у батарейцев (казаков-артиллеристов) были свои, с особым рисунком. Зато знаки различия, упомянутые просветы и звёздочки - обычные, общеармейские. Советский или современный российский офицер, попади он в то время и окажись в казачьем полку, по погонам легко отличил бы младшего урядника от вахмистра, а подъесаула от войскового старшины. Хотя младшего урядника он, скорее всего, по привычке, назвал бы младшим сержантом, подъесаула - старшим лейтенантом, а войскового старшину - подполковником.
            Как и в остальной России, чин казачьего офицера давал обладателю дворянство. Чин хорунжего (армейского подпоручика) давал личное дворянство, чин войскового старшины (армейского подполковника), или двадцать пять лет выслуги или высокий орден - дворянство потомственное. Многие казаки, выслужив чины и ордена, не выправляли дворянские грамоты. Так и так они - "привилегированные", представители военно-служилого Сословия, "феодальные рыцари", офицеры с двойным, а то и с четверным земельным паем, и дворянский статус ничего не изменит в их положении. К тому же, выправив дворянство, казак противопоставил бы себя казачьему Сословию и Войску.
            Но случались в Сословии и те, кто выправлял себе дворянские грамоты. И настоящее дворянство, и само казачество полупрезрительно называло таких "донскими дворянами". Вроде бы дворянин, Его Благородие, с гербом, с девизом, зарегистрирован в Геральдической Коллегии - всё честь по чести. Но в то же время сам за плугом ходил, и сыновьям никакого недвижимого имущества не оставляет. Одно слово - "донской дворянин".
            Согласно феодальной повинности - "земля за службу", как верные вассалы Его Императорского Высочества, в мирное время казаки выставляли 146 кавалерийских полков, 41 отдельную сотню, 22 пехотных (пластунских) батальона и 38 батарей конной артиллерии, общей численностью в 178 000 сабель и штыков. Во время войны, когда в казачьих станицах объявлялся "сполох", и ставились в строй призывники второй очереди, численность казачьего войска возрастала до 345 тысяч сабель и штыков.
            Служили казаки и в гвардии, составляя Казачий Лейб-гвардии полк, Атаманский Лейб-гвардии полк, Сводно-Казачий Лейб-гвардии полк и Собственный Его Императорского Величества Конвой из четырёх сотен.
           
            4. КАЗАЧЬИ ПОДДАННЫЕ
           
            В средневековой Европе, на благородных рыцарей и их прекрасных дам работали представители "третьего сословия", официально, хотя и на латыни, называвшиеся "трудящимися" - крестьяне и горожане. Любое средневековое поселение - город или деревня основывалось на принадлежащих сеньору землях. Со временем города создавали цеха - профессиональные ассоциации ремесленников, милицию - городское вооружённое ополчение (такое ополчение некогда существовало и в Древней Руси), самоуправление, а затем и вовсе добивались независимости. Правда, произошло это не везде и не сразу.
            У казаков ту же роль играли "иногородние" - не принадлежащие к Сословию лица, проживавшие в Области того или иного казачьего Войска. Употреблялось это слово том же значении, в каком в наши дни говорят: "понаехавшие". Иногородних в Областях казачьих Войск могло быть даже больше, чем казаков, и иная "иногородняя" семья могла жить в Области казачьего Войска поколениями - и отец здесь жил, и дедушка... Всё равно для казаков они оставались посторонними, чужаками. Сами иногородние при этом делились на "осёдлых" и "квартирантов".
            "Осёдлыми" назывались иногородние, имевшие в Области казачьего Войска собственное жильё - дом, особняк, квартиру, хату... Чиновники гражданской, военной и железнодорожной администрации, служащие почты и телеграфа, школьные учителя, врачи, банковские служащие, мастеровые, крестьяне-арендаторы, крупные и мелкие ремесленники и торговцы, поставлявшие казакам то или иное снаряжение, от сукна на мундиры до гвоздиков для подков. И, разумеется, частные предприниматели, "войсковые арендаторы" - купцы.
            Частной собственности на землю и средства производства в казачьих Областях не было - коллективным собственником земли, её недр, вод и поверхности считалось само казачье Войско. Ни одна из казачьих Областей не делала перечислений в бюджет Российской Империи - повинностью казачества были не деньги, а служба. Верно было и обратное - дотаций из государственного бюджета казачество не получало. Даже упомянутые сто рублей на приобретение боевого коня выплачивались не из государственных, а из войсковых сумм.
            Волей-неволей содержание войсковой инфраструктуры - почты, телефона, телеграфа, мостов и дорог ложилось на плечи самих казаков. Решением проблемы были добровольные взносы - платить их или не платить, а если платить, то кому и в каком количестве, решали сами казаки на сборах. Но, как уже говорилось, сами казаки народ небогатый и даже при большом желании много собрать не могли.
            Альтернативным решением была отдача части войсковых земель в аренду - под запашку, под строительство заводов и фабрик, но в первую очередь - рудников. Недра войсковых земель нередко оказывались богаты полезными ископаемыми - так в Области Донского Войска в значительных количествах добывали каменный уголь.
            "Квартирантами" назывались иногородние, не имевшие собственного жилья, и квартировавшие в куренях у казаков. Это - батраки, в большинстве русские разорившиеся крестьяне, которых казаки нанимали себе в помощь для работы в поле, нередко за еду и жильё. "Квартировали" эти батраки не в чистых горницах, а на чердаках, в сараях и тому подобных местах. Отношение к ним было презрительно-небрежное - так успешный человек с презрением смотрит на неспособного добиться чего-либо в жизни неудачника.
            Во время Гражданской Войны немало таких батраков запишется в казачьи полки, чтобы сражаться на стороне белых - не из любви к нанимателям, а желая в бою заслужить казачий статус и казачьи погоны, а вместе с ними - и казачий земельный надел. И выслуживали - не раз и не два, решением возрождённого Походного Круга такой-то и такой-то, "за проявленные в бою мужество и героизм, а так же чувство товарищества" торжественно посвящался в казаки.
            Момент, бездарно упущенный руководством Белого Движения - многие красноармейцы с большей охотой сражались бы на другой стороне. Искренне ненавидя помещика, крестьянин вовсе не стремился строить светлое будущее - коммунизм, предпочитая нечто более понятное и привычное - собственную землю. Выброси руководство Белого Движения лозунг: "шестнадцать десятин земли и конь" за счёт монастырских и выкупленных помещичьих земель - как в Соединённых Штатах, где во время Войны Севера и Юга существовал лозунг: "сорок акров земли и мул" - на сторону белых встал бы миллион добровольцев, и героизм среди них был бы массовым.
            Зато часть казачества во время Гражданской Войны окажется у красных. Причина - тот самый, вечный конфликт "отцов и детей". Немалая часть казачьей молодёжи захочет вырваться из-под власти стариков, а заодно - и опутывающей множеством мелких придирок и предписаний казачьей традиции:
           
            "У тётки моей, у бабки твоей двоюродной, Ольги Михайловны - четыре сына: Иван, Валентин, Александр и Владимир. Трое - бойцы Добровольческой армии, а Валентин - красный... Выбьют красные белых с хутора, Валентин заскакивает домой, воды попил, не раздеваясь: "Ничего, мать, не горюй! Сейчас всыплем этой контре, заживём по-новому!" На коня - и ходу! А мать в слёзы - волосы на себе рвёт... А через день таким же макаром Иван влетает: "Был Валька, подлюка? Ну, попадётся он мне! Ничего, погоди, мать немного, выбьем вот сволоту эту с нашего Дона, заживём по-старому!". А мать уже об печь головой бьётся... И ведь так не раз, не два".
            (с) Михаил Шолохов. "Диктовки сыну..."
           
            5. ФОРМА, ШАШКА, КОНЬ КОЗАЦКИЙ...
           
            Но именно "иногородние квартиранты" привили казакам трепетное, едва ли не священное отношение к военной форме.
            Возможно, кто-то искренне смеётся над современными казаками, старательно воспроизводящими военную форму столетней давности - гимнастёрку, штаны с лампасами, фуражку или папаху... Даже награды - как давно упразднённые, так вручаемые исключительно за боевые заслуги. Но в прежние времена именно военная форма позволяла казаку выделиться, подчеркнуть принадлежность к Сословию. Работая в поле, "в измазанных дёгтем чириках и сером зипуне отцовском, старом, заплатанном" (Фёдор Крюков, "Офицерша"), а то и вовсе босиком, казак ничем не отличался от своего батрака-"квартиранта".
            Зато в полной форме - при шашке, при погонах, при боевых наградах (если таковые были) казак - уже не просто крестьянин-землепашец, а "привилегированный", представитель военно-служилого Сословия, "феодальный рыцарь", Его Благородие "младший дворянин". Так разорившиеся французские и немецкие дворяне пахали землю и работали угольщиками непременно со шпагой на боку - дабы никому не пришло в голову усомниться в их происхождении.
            Само собой, казаки носили форму на службе. Носили по воскресеньям, собираясь в церковь. Носили на смотрах, устраиваемых по случаю прибытия в станицу начальства - Войскового или окружного атамана. Носили, участвуя в работе хуторского, станичного или окружного сбора. Носили по праздникам - государственным, престольным (церковным) и семейным - отмечая чей-то день рождения, свадьбу, крестины или провожая кого-то из родственников, либо однополчанина-односума в последний путь.
            Не носили казаки формы, работая в поле или по хозяйству. И никогда не носили, работая по найму - особенно строгим становилось казачье сообщество, сбор и атаман, если казак подряжался в качестве частного охранника. А за уголовное или бытовое преступление, совершённое в форме, казака наказывали строже, чем за то же действие, совершённое в обычной, повседневной одежде.
            Если для европейского дворянина едва ли не сакральное значение имел меч, то в жизни казака ту же роль играла шашка. Шашку нельзя было купить - дворянину оружие вручал сеньор, а казаку в семнадцать лет, после успешно выдержанного экзамена на "годность к строевой" - старики или атаман на станичном сборе. Полученная шашка была без шнура-темляка, которым оружие крепится к кисти руки - право носить темляк, как и сам темляк, казак получал, поступая на "срочную".
            Шашка хранилась в доме, на видном месте - чтобы её в любой момент можно было достать. Потеря шашки - не важно, в бою или спьяну, считалась позором. В церкви, во время чтения Евангелия шашка наполовину извлекалась из ножен - в знак готовности встать на защиту Отечества и Веры. Состарившись, переходя из "казаков" в "старики", казак торжественно менял шашку на стариковский посох-байдик. Как правило, именно в этом случае шашка переходила от деда к внуку. Если казак умирал, не оставив наследников мужского пола, шашку ломали и клали в гроб.
            Самое интересное, что изначально шашка вовсе не была казачьим оружием - её, как черкеску и бурку, казаки некогда позаимствовали у кавказских горцев. Слово: "шашка" происходит от тюркского "сашхо", что в переводе означает: "длинный нож". Более того - изначально казачья шашка была не боевым, а повседневным оружием.
            Чтобы противостоять закованному в доспехи противнику, воину требовалось нечто тяжёлое - сабля, меч, топор, а ещё лучше - палица. Но таскать всё время "это тяжёлое" - на пиру, на охоте или во время свидания с прекрасной дамой оказывалось накладно. В то же время воину и дворянину не подобало появляться в обществе безоружным. Поэтому оружие постепенно начинают делить на боевое и повседневное. В Европе это, соответственно, меч и шпага, в Японии - тяжёлый меч "тати" и более лёгкая "катана" - "душа самурая", в Турции - тяжёлая сабля и лёгкий ятаган. С развитием огнестрельного оружия и исчезновением тяжёлых доспехов повседневное оружие постепенно вытеснило боевое.
            В Турции существует официальное предание, согласно которому янычарам - рабам султана запрещалось выходить в город с оружием - ружьё и саблю полагалось оставлять в казарме. Чтобы не остаться с голыми руками - в большом городе, каким являлся Стамбул, могло случиться всякое, да и подраться воины ислама любили не меньше королевских мушкетёров, янычары изобрели ятаганы - кривые ножи без гарды, длинной в руку.
            "Повседневным", лишённым крестовины-гарды длинным ножом некогда была и казачья шашка - центр тяжести в ней смещён от рукояти к клинку. Во избежание несчастных случаев первые семь-десять сантиметров возле рукояти не затачивались - в остальном же шашке придавали бритвенную остроту. Так же шашка не имеет острия - в отличие от европейской шпаги, шашкой следовало не колоть, а рубить. Как и в случае с японской катаной, долгое фехтование, в духе "Трёх мушкетёров", не допускалось: выхватил - убей.
            Зато раны она наносила страшные - подобно той же катане, шашка носится лезвием вверх, а потому не тупится о ножны. Польские шляхтичи и европейские кирасиры любили прихвастнуть шрамами, оставшимися после тупых европейских сабель. Казачьи шашки после себя шрамов не оставляли - поскольку не оставалось в живых тех, на ком эти шрамы можно было оставить.
            В Российской Империи во второй половине XIX века лёгкая и удобная "повседневная" шашка вытеснила саблю в регулярной кавалерии, в пехоте - господа офицеры ходили при шашках, и даже в полиции - городовые были вооружены шашками-"селёдками". При шпагах остались гражданские чиновники и студенты, сабли и палаши сохранились в гвардейских частях, следующих собственным традициям.
            Тогда же среди состоятельного донского казачества стали популярны "семейные шашки" - с ножнами и рукоятями, украшенными золотыми и серебряными чеканными накладками, чернью и эмалью. Каждая станица и каждая семья отделывала шашку особым образом - со своей формой накладок, со своим рисунком насечки или чеканки. Знающий человек мог определить, к какому роду принадлежит владелец шашки - так донское казачество получило своеобразные фамильные гербы.
            Согласно одной из легенд, знаменитая кавказская бурка неплохо защищала от пуль и холодного оружия - в толстом войлоке вязли любые клинки, в том числе и не тупящиеся казачьи шашки. По другим сведениям, бурка защищала только от пуль, да и то на излёте - сабли и шашки её легко разрубали. Впрочем, истинное назначение бурки, зимней верхней одежды - защищать не от пуль и клинков, а от холодов и вьюг. В горах погода часто меняется.
            Другая легенда, связанная с шашкой - знаменитый "баклановский удар", названный в честь героя Кавказской Войны Якова Петровича Бакланова (27.03.1809 - 30.10.1873), "донского дворянина", человека фантастической храбрости, выслужившегося из рядовых в генерал-лейтенанты. Рассказывают, что Яков Петрович мог одним ударом развалить человека от плеча до бедра. Европейские ландскнехты называли такой удар "ударом смерти" и, согласно другой легенде - европейской, для защиты именно от него в армиях появились эполеты и погоны.
            Конь для казака - не роскошь, даже не средство передвижения, а верный боевой товарищ. Как донской, так и запорожский фольклор сохранил массу достоверных и не очень достоверных историй об умных казачьих лошадях, способных действовать заодно с хозяевами, а в случае гибели казака, прискакать на родной баз и сообщить о случившемся. Собираясь в поход, казак кланялся отцу и вынесенной для этого случая иконе - а вот казачка непременно кланялась коню, прося поберечь мужа.
            За столетия на Дону и в Запорожье (как мы скоро увидим, значительная часть кубанских казаков - потомки запорожцев) было выведено несколько особых "казачьих" пород лошадей. Казачьи лошади могли быть как маленькими, так и крупными, как правило, рыжей или светло-коричневой масти, изредка вороными, и практически никогда - белыми. Главным их отличием от коней регулярной кавалерии была фантастическая выносливость:
           
            "Состав товарных вагонов подошёл к самому фронту, остановился на высокой насыпи, двери вагонов распахнулись, и осёдланных лошадей просто выпихивали из вагонов. Они падали под откос и катились вниз, вскакивали и отряхивались, как собаки. Казаки за ними следовали, поправляли сёдла, и сотни тут же строились и шли в бой. ... Было несколько поломанных сёдел, но ни одна лошадь не была покалечена - все пошли в бой...".
            (с) Сергей Мамонтов, "Походы и кони".
           
            В конце XIX - начале ХХ века в Русской Гвардии сложилась традиция ездить на громадных, специально откормленных лошадях. В начале Первой Мировой Войны, когда гвардия в полном составе двинулась на фронт (решение, стоившее Николаю II трона), практически ни одна из этих лошадей не дошла до передовой - все полегли на марше, не выдержав нагрузок.
            Казачьему коню полагалось и особое, казачье воспитание. Летом конь был всегда в степи, не зная тесноты и духоты конюшни. Поздней осенью и ранней зимой коням не полагалось еды - они самостоятельно добывали корм в степи, из под ещё не слишком глубокого снега. Зимой казачьих коней не поили, разбрасывая овёс и сено прямо на снег - подбирая их, конь подбирал и снег в качестве питья.
            Заметим, что лошадь, тем более, боевого коня нельзя кормить только травой или сеном - чтобы быть сильным, он должен получать и зерно. Характерно, что дорогие кони элитных, европейских пород, захваченные во время походов против Наполеона, или во время Крымской Войны, в казачьих руках не выживали.
            Казачьих коней не принято было заранее дрессировать. В зависимости от достатка, казак мог приобрести жеребёнка и самостоятельно его вырастить - или, перед выходом на "срочную", приобрести дикого четырёхлетку и самостоятельно его объездить. И в том, и в другом случае конь не подпускал к себе никого, кроме хозяина - а хозяин не боялся оставлять коня без присмотра.
            Вспомним песню Игоря Талькова "Бывший подъесаул", посвящённую командарму Второй Конной Армии Филиппу Кузьмичу Миронову (26.10.1872 - 02.04.1921):
           
            Он тряхнул головой и молитву прочел
            И коню до костей шпоры врезал с досады
            Конь шарахнулся так, как от ладана черт
            От затона, где в ил оседали награды...
           
            На самом деле, даже при очень большом желании казак не мог врезать коню шпорами, ни до костей, ни как иначе - в отличие от офицеров и "чинов" регулярной кавалерии, казаки шпор не носили. Управление осуществлялось каблуками, поводом и, в очень редких случаях, нагайкой:
           
            "Мы откидывались слегка назад и ездили облегчённой рысью, то есть подпрыгивая, а казаки, наоборот, наклоняясь вперёд и ехали ровно, не подпрыгивая...
            (с) Сергей Мамонтов, "Походы и кони".
           
            В самом начале гражданской войны казачий генерал Николай Гаврилович Бабиев (11.04.1887 - 13.10.1920) потерял в бою правую руку. Будучи, подобно Григорию Мелехову, обоеручным бойцом, он водил вверенную ему часть в атаку, держа шашку в левой руке. Лошадью Николай Гаврилович управлял каблуками и зажатым в зубах поводом:
           
            "Правая рука его была сведена, однако, несмотря на все ранения, его не знающий удержа порыв остался прежним. Горячий русский патриот, он с величайшим негодованием относился к предательской работе казачьих самостийников. Я мог быть спокоен за те части, во главе которых он стоял".
            (с) барон Пётр Николаевич Врангель. "Воспоминания".
           
            6. КАЗАЧЬЯ ТАКТИКА
           
            Василий Филиппович Маргелов (27.12.1908 - 04.03.1990), главком ВДВ, легендарный "воздушно-десантный дядя Вася", генерал армии, Герой Советского Союза настаивал, чтобы десантников не использовали для встречного кровопролитного боя. Никаких захватов мостов, морских и речных портов, прочих стратегически важных объектов с удержанием до подхода регулярных частей.
            Боевая подготовка десантников превосходит боевую подготовку солдат регулярных частей - настолько, что сами десантники порой смотрят на регулярную армию свысока, считая её средством собственной поддержки и обеспечения. У современных десантников есть артиллерия, БМД - бронетранспортёры, Боевые Машины Десанта. Тем не менее, тяжёлого вооружения десантники не имеют, и при прямом столкновении с регулярной армией будут раздавлены. Поэтому задачи ВДВ - особые:
           
            Воздушно-десантные войска (ВДВ) -- самостоятельный род войск вооруженных сил, предназначенный для охвата противника по воздуху и выполнения задач в его тылу по нарушению управления войсками, захвату и уничтожению наземных элементов высокоточного оружия, срыву выдвижения и развертывания резервов, нарушению работы тыла и коммуникаций, а также по прикрытию (обороне) отдельных направлений, районов, открытых флангов, блокированию и уничтожению высаженных воздушных десантов, прорвавшихся группировок противника и выполнения других задач.
            Также ВДВ применяются как силы быстрого реагирования.
           
            В Старой Армии, где любили краткие и меткие слова и выражения, задачи ВДВ охарактеризовали бы, как "маячение" - маячить перед неприятелем, не давая ему покоя ни днём, ни ночью. В Российской Империи, с поправкой на невозможность десантирования с воздуха, те же задачи выполняли казаки. Точно так же боевая подготовка казаков превосходила общеармейскую - как учили казачат, мы уже знаем. И точно так же, не имевшие тяжёлого вооружения казаки не могли выстоять при лобовом столкновении с регулярной армией.
            Тем не менее, существовали и отличия. Так, в задачи казаков входила разведка - десантников для подобной цели никогда не использовали. Заметим, что десантников не следует путать со спецназом: спецназ действует небольшими группами, тогда как десантники - крупными соединениями.
            Так же в задачу казаков входило создание кавалерийской завесы перед наступающей (или наоборот - позади отступающей) регулярной армии. Двигаясь перед фронтом и на флангах, казаки не позволяли собрать сведения об армии неприятельской конной разведке. С этой задачей могла бы справиться регулярная кавалерия - но у казаков, потомков степных разбойников, прирождённых кавалеристов и опытных охотников такие вещи получались лучше.
            Режиссёры исторических фильмов о Первой Мировой и Гражданской Войне - в том числе и многочисленных экранизаций "Тихого Дона" смутно представляют себе, что такое казачья тактика. Обыкновенно на экране во весь опор несётся дикая орда. Мало того, что в настоящем бою подобной лавиной невозможно управлять - происходи дело в действительности, вместо того, чтобы порубать неприятеля, казачки нетупящимися шашками не менее лихо порубали бы друг друга.
            В действительности в бою казаки соблюдали порядок - не менее чёткий и строгий, чем их пехотные "коллеги" в XVIII веке, во времена линейной тактики. Вместо того чтобы нестись неуправляемой толпой, ломая головы себе и ноги лошадям, они разворачивались в особое построение - "лаву".
            Лава - это относительно редкая, с интервалом в десять-двадцать шагов, кавалерийская цепь. Лаву могла образовывать сотня, полк или бригада - два полка. Лава делилась на звенья - полувзводы в сотне, полусотни в полку, сотни в бригаде. Командир каждого звена обладал известной долей самостоятельности - мог приказать перейти с галопа на рысь или на шаг (увеличить или уменьшить скорость), мог дать команду к отступлению.
            Треть или четверть наличных сил - взвод в сотне, сотня или две в полку составляли тактический резерв - "маяк", следовавший ("маячивший", отсюда и название) за основными силами, на расстоянии пятидесяти - двухсот метров. Обычно командир лавы возглавлял атаку одного из звеньев. Поскольку говорить и даже кричать в шуме и горячке боя невозможно, управление лавой осуществлялось движением шашки.
            Существовала целая "шашечная" азбука, своя в каждом полку, прекрасно известная как господам-офицерам, так и рядовым казакам, по сложности не уступавшая знаменитой морской, флажковой.
            1.Поднять шашку вертикально вверх с лёгким колебанием кисти: "внимание!".
            2.Командир описывает круги на коне, держа шашку над головой: "сбор сотни к командиру".
            3.Широкий размах шашки над головой: "построиться".
            4.Указание шашкой на один из флангов или на оба фланга сразу: "расходимся".
            5.Поднять шашку над головой, как при приёме: "защищай голову" - "рассыпаться на звенья лавы".
            6.В том же положение несколько медленных взмахов шашки над головой: "рассыпаться в лаву".
            7. Два лёгких движения шашкой над головой: "выполнять!".
            Тем не менее, непосредственное управление движением в бою осуществлялось личным примером командира. Командир переходит с рыси на галоп - лава переходит с рыси на галоп. Командир удирает - вместе с ним удирает и вся лава. Для верности, помимо шашки, командиру лавы полагалось два трубача.
            Но самое главное - казачья лава находилась в непрерывном движении:
           
            "Лава - это не строй в том смысле, как его понимают регулярные войска всех стран. Это нечто гибкое, змеиное, бесконечно поворотливое, извивающееся. Это сплошная импровизированная импровизация. Командир управляет лавой молча, движением поднятой над головой шашки. Но при этом начальникам отдельных групп предоставлялась широкая личная инициатива".
            (с) И.А.Родионов, "Тихий Дон".
            (книга по истории донского казачества, под тем же названием, что и знаменитый роман, изданная в Ростове-на-Дону в 1902 году).
           
            Казачьим лавам, образованным 1-м Уральским казачьим полком и трём сотням из состава 53-го Донского казачьего полка противостояла знаменитая "Тонкая красная линия" английской пехоты - 93-го пехотного полка шотландских горцев в бою под Балаклавой 25 октября 1854-го года, во время Крымской войны.
           
            7. КАЗАЧЬЯ ВЕРА: ЗАКОНЫ ТРЕТЬЕГО РИМА
           
            Большевики называли Российскую Империю "тюрьмой народов" по причине, несколько для нас неожиданной - в ней практически отсутствовало такое понятие, как национальность. Немец и поляк, швед и татарин, грузин и черкес (то есть, чеченец), "учёный чукча" и даже еврей (!) могли свободно жить, служить и делать карьеру, выходить в чины и получать ордена, переходить из податного в привилегированное сословие, войти в высшее титулованное общество - и никому в голову не пришло бы придраться к ним по "пятому пункту".
            Так "завоёванный" грузинский князь Пётр Багратион (10.07.1765 - 24.09.1812) служил в Русской Армии, первым шёл через Альпы под началом великого Суворова и, защищая своих завоевателей, получил смертельную рану на Бородинском поле. "Завоёванные" армяне Монташевы, вместе с "понаехавшими" шведами Нобилями (к этой семье принадлежал и живший в Швеции Альфред Нобиль (21.11.1833 - 10.12.1895), основатель Нобелевской премии) делали миллионы на бакинской нефти. Полуполяк-полукиргиз Фёдор Никифорович Плевако стал знаменитым адвокатом-защитником, "частным поверенным". "Завоёванный" армянин Иван Константинович Айвазовский (29.07.1817 - 02.05.1900) стал знаменитым русским художником-маринистом. А ещё один "завоёванный" армянин - Михаил Тариэлович Лорис-Меликов (31.10.1824 - 24.12.1888), по прозвищу "бархатный диктатор" и вовсе правил Российской Империей.
            Пленные французы из Великой Армии Наполеона ухитрились пролезть даже в казачье Сословие. По старой русской традиции их угнали в Сибирь, где они не просто прижились, но и быстро нашли работу "по специальности", влившись в состав одного из казачьих Войск - Сибирского. Казаки-католики в России не появились только потому, что в Сибири не было католических кюре, а устав Великой Армии не предусматривал полковых священников-капелланов.
            Но, будучи совершенно равнодушными к национальности подданного, как власти, так и соседи, могли поинтересоваться: "Какой ты крови, нам нет нужны. А вот какой ты, мил-человек, веры?". Или, чтобы было понятнее: "Какое у тебя мировоззрение?". Вот тут-то подданного Российской Империи могли ждать весьма серьёзные неприятности. В тогдашних паспортах отсутствовала графа "национальность" - но обязательно указывалось место прописки, сословная принадлежность и вероисповедание.
            В своё время Москва вовсе не случайно и не вдруг стала называться "Третьим Римом". Согласно традиции, сложившейся в поздние римские времена, при императоре Константине I Великом (27.02.272 - 22.05.337), во главе Православной Церкви стоял не Патриарх (чей пост уже два века, как был вакантным), не Святейший Синод во главе с обер-прокурором, а светский властитель - царь, Его Величество Император и Самодержец Всероссийский.
           
            "Император яко христианский государь есть верховный хранитель и защитник догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния".
            (с) Свод Основных Законов Российской Империи, статья 42.
           
            Не Патриарх, не Синод и не церковный собор, а Его Императорское Величество утверждал в должности высших иерархов Православной Церкви, обер-прокурора и членов Святейшего Синода, которых имел право и отрешить от должности. До февраля 1917 года все постановления Святейшего Синода выходили под штемпелем: "По указу Его Императорского Величества".
            Но, имея право по своему усмотрению решать церковные дела, "ярлык на княжение" Его Императорское Величество получал именно от церкви - в качестве главы и защитника православных христиан. Перестав быть таковым, царь терял и юридические, формальные права на престол.
            Европейские династии охотно "переезжали" из страны в страну, занимая по два, по три, а то и по четыре трона сразу. Принцы Оранские - правители маленького княжества на юге Франции, которое не на всякой карте сыщешь, ухитрились посидеть на тронах Голландии и Англии. Габсбурги правили Испанией и Австрией, Бурбоны - Францией, Испанией и Королевством Обеих Сицилий. Литовские Ягеллоны, помимо собственно Литвы, сидели на тронах Польши, Чехии и Венгрии. Ради той или иной короны Ягеллоны охотно меняли веру, переходя из православия в католичество: "Париж стоит мессы".
            Венценосная семья Романовых-Кошкиных-Захарьевых (которые на самом деле не Романовы, а Голдштейн-Готторпы - в числе многочисленных титулов русского царя имелось и четыре немецких) всегда занимала только один трон - Российской Империи. Православные Болгария и Греция охотно приняли бы государя из православного царствующего дома. Но царь не мог разделить православных христиан на тех, кто находится под его непосредственной защитой, и тех, кого он спихнул на ближнего или дальнего родственника. В результате на тронах Болгарии и Греции оказались крещённые в православии немецкие принцы.
            Зато девушки из дома Романовых, согласно "Акту о престолонаследии" от 5 апреля 1797 года бывшие наследницами второй очереди, охотно выходили замуж за иностранных, в том числе и "инославных" принцев - в ту же Грецию, в Швецию и в Голландию. Старшая дочь Николая II, Великая Княжна Ольга имела шанс спастись - в 1914 году, перед самой Первой Мировой Войной познакомиться с ней приезжал румынский наследный принц. На счастье или на беду, принц Великой Княжне не понравился.
            Верным было и обратное - всякий православный человек, (не обязательно подданный Российской Империи) находился под защитой русского царя. Отвергнувший православие, тем самым отказывался и от царской защиты - фактически отказываясь от подданства Российской Империи и от возможности принять его в будущем.
            В подобной практике нет чего-то особенного или исключительного. Заметим, что во главе исламского мира так же стоит светский властитель - арабский халиф. Таковым был и знаменитый Гарун ар-Рашид (17.03.763 - 24.03.809) - историческое лицо, популярный герой арабских сказок. Правда, в силу целого ряда политических причин на протяжении вот уже тринадцати столетий (!) трон халифа остаётся вакантным.
            Но вот наступает просвещённый XIX век, за которым следует не менее просвещённый ХХ. Наполеоновские войны - история сублейтенанта артиллерии, ставшего французским императором, потрясла умы. Отменяется рабство - в 1834 году в английских колониях, в 1863 - 1865 годах в Соединённых Штатах, в 1888 году - в Бразилии. Побеждены оспа, чума и холера, родильная горячка, создана эволюционная теория. С географических карт стремительно исчезают белые пятна. Гимназисты читают Жюля Верна и Герберта Уэллса, романы о космических путешествиях - в те времена космическая фантастика была не менее популярна, чем сейчас. А ради кругосветного путешествия больше не нужно снаряжать специальную экспедицию - вокруг Земли можно объехать за восемьдесят дней, покупая билеты на пароход и на поезд.
            Словом, всё больше людей начинает сомневаться в официальной религии. Вспомним, какое впечатление на маленького Павку Корчагина произвёл урок астрономии для старших классов. Далеко не все усомнившиеся становятся "научными атеистами" - многие продолжают искать бога, но искать самостоятельно, минуя церковь.
            Но усомниться в официальной религии - значит, усомниться в законности существующей власти. Как это обычно бывает, власть принимается навязывать официальную идеологию - и царская власть делала это не менее жёстко, чем в более поздние времена будет делать власть советская.
            Сложность в том, что Российская Империя - страна многонациональная (в ней жило более ста народностей), а значит и многоконфессиональная. Волей-неволей правительству приходилось учитывать этот факт, с уважением относясь к "инославным" верованиям - в том числе и к откровенно языческим:
           
            "А принимал он присягу действительно весьма оригинально. В то время когда формулу присяги читал православным - священник, католикам - ксендз, евреям - раввин, протестантам, за неимением пастора - штабс-капитан Диц, а магометанам - поручик Бек-Агамалов, - с Гайнаном была совсем особая история. Подковой адъютант поднес поочередно ему и двум его землякам и единоверцам по куску хлеба с солью на острие шашки, и те, не касаясь хлеба руками, взяли его ртом и тут же съели. Символический смысл этого обряда, был, кажется, таков: вот я съел хлеб и соль на службе у нового хозяина, пусть же меня покарает железо, если я буду неверен".
            (с) А.Куприн, "Поединок".
           
            Так же спокойно в Российской Империи относились к межконфессиональным бракам. Деникин-старший был женат на польке и католичке. Элла Гессен-Дармштадтская (01.11.1864 - расстреляна в Алапаевске 18.07.1918), жена Великого Князя Сергея Александровича (11.05.1857 - убит эсером Каляевым 17.02.1905), старшая сестра императрицы Аликс, выходила замуж, будучи лютеранкой, приняв православие уже в замужестве.
            В то же время был строго запрещен переход из одной конфессии в другую - протестант не мог перейти в католицизм, "лицо иудейского вероисповедания" - в ислам, а мусульманин не мог стать буддистом. Правом миссионерской деятельности обладала только Русская Православная Церковь - принятие православия не только не возбранялось, но всячески приветствовалось. Зато за выход из православия, за "совращение к выходу из православия" и за "научный атеизм" в лучших сталинских традициях давали десять лет.
            До 1905 года все православные под угрозой штрафа были обязаны раз в месяц (можно чаще, но ни в коем случае не реже) посещать церковную службу и минимум раз в год ходить к исповеди и причастию. Детей полагалось приводить в церковь, начиная с семилетнего возраста. Обязательные уроки "закона Божьего" во всех начальных, средних и высших учебных заведениях. Обязательные многочасовые молебны в душных помещениях - ученики слабого здоровья, случалось, хлопались в обморок.
            Не евреям - евреи в Российской Империи были вхожи куда угодно, вплоть до высшего титулованного общества, но "лицам иудейского вероисповедания" не просто запрещалось покидать пределы печально знаменитой "черты осёдлости", но и перемещаться внутри неё. Результатом стали бедные, грязные, скученные еврейские местечки, где молодёжи было негде найти работы. Ещё раз подчеркнём - ограничения не национального, а именно религиозного характера: крестись - и все пути перед тобой откроются:
           
            "Среди других мальчиков в нашем классе был один, по имени Соломон, очевидно еврейского происхождения; однако он был прихожанином Русской православной церкви и дворянином".
            (с) Григорий Чеботарёв, "Russia. My native land".
            (Записки профессора Принстонского университета, в прошлом казачьего офицера)
           
            Или уезжай - власти Российской Империи не просто не запрещали, но всячески поощряли отъезд за рубеж "лиц иудейского вероисповедания". Знаменитый американский продюсер Девид Селзник (10.05.1902 - 22.06.1965), снявший первого "Кинг-Конга" и "Унесённых ветром", был сыном покинувших Российскую Империю евреев.
            Заметим, что по отношению к евреям Российская Империя была не лучше и не хуже других. Свободную, просвещённую, демократическую Францию на протяжении двенадцати лет (!) - с 1894 по 1906 год лихорадило из-за скандального дела Дрейфуса. Альфред Дрейфус (09.10.1859 - 12.07.1935), офицер французского Генерального Штаба, эльзасец по происхождению и еврей по национальности, был обвинён в продаже Германии секретных документов. А в Соединённых Штатах вплоть до середины пятидесятых годов ХХ века действовали расовые законы Джима Кроу.
            Но именно попытка навязать что-то, пусть даже хорошее, вызвала в обществе сильнейшую ответную реакцию. Образованные представители "привилегированных" сословий, которым в обычной ситуации и в голову не пришло бы призывать к свержению самодержавия, начинают демонстративно фрондировать. Не со зла или по испорченности характера, а просто желая показать "предержащим", что они - не "твари дрожащие", что они могут "сметь своё суждение иметь". Власть привычно отвечает репрессиями, что приводит к ещё большему росту фрондерства... "Красное колесо" начинает раскручиваться.
            С 1905 года наступило послабление. 17 апреля напуганный Первой Русской Революцией Николай II издал указ "Об укреплении начал веротерпимости". Стало возможным выходить из православия, переходить из одной конфессии в другую и официально признать себя атеистом. Была поставлена точка в преследовании старообрядцев, которых высочайше запрещалось впредь называть раскольниками, так же, как и буддистов - язычниками. Сами старообрядцы получили право строить храмы, открывать воскресные школы и совершать крестные ходы. Что до "черты осёдлости" для "лиц иудейского вероисповедания" и уроков "закона Божия" в школах, то тут всё осталось по-прежнему.
            Нетрудно догадаться, что упомянутый указ делу уже не помог - поэтому в том же, 1905 году последовало ещё два манифеста: от 6 августа - о намерении созвать Государственную Думу, и от 17 октября - о порядке избрания депутатов. Российская Империя перестала быть абсолютной монархией, подобно остальным европейским государствам, сделавшись монархией конституционной.
           
            8. КАЗАЧЬЯ ВЕРА: В ОКОПАХ АТЕИСТОВ НЕТ
           
            Молитва []
           
           
            Тем не менее, среди девяти Сословий Российской Империи имелось одно, представители которого всегда, вне зависимости от политики властей, были искренне верующими. Выражение "в окопах атеистов нет" было справедливо во все времена - даже, когда не существовало ещё самих окопов. Упомянутая религиозность сочеталась с не менее искренней веротерпимостью. Как говорили, правда, не все казаки, а представители лишь одного из Войск, Уральского: "у них - своё, у нас - своё, а государство-то общее, поэтому службе разница верований не мешает".
            Казак мог быть православным - каковыми было большинство из них. Донские казаки в массе придерживались канонического православия, соблюдая все церковные правила и нормы. Отправляясь в поход, казак получал благословение с иконой в руках от отца, одного из старших родственников, станичных "стариков" или атамана. По возвращении служился благодарственный молебен.
            Имея фамильные шашки и фамильные приёмы боя, донские казаки нередко имели и особые, "фамильные" молитвы, заговоры от пуль и клинков и наговоры на удачу. В них канонические православные тексты причудливо переплетались с народным казачьим фольклором. В походе казак имел вышитый кисет, в котором хранилась горсть родной земли и листок (нередко не один) с переписанной от руки молитвой.
            Казак мог быть старообрядцем - каким был герой Отечественной Войны 1812 года, уроженец Области Донского Войска, граф Матвей Иванович Платов (19.08.1753 - 15.01.1818).
            Особый "толк" старообрядчества исповедовали Гребенские (будущие Терские) казаки - выходцы с Дона, обосновавшиеся в устье реки Терек в начале XVI века. Крестились двумя перстами, служили службу без священников, крестились в водах Терека, совершали крестный ход по солнцу. Храня доставшуюся от отцов и дедов веру, "гребенцы" равно дистанцировались как от мусульман, так и от официальной Русской Православной Церкви, и от старообрядцев бесчисленных "согласий" и "толков", которых к себе попросту не пускали.
            На любые попытки правительства надавить "гребенцы" отвечали, что право на двуперстие даровал им за храбрость и верность лично Пётр I. Гребенское Войско располагалось фактически в прифронтовой полосе - в недалёком будущем ему предстояло стать частью знаменитой Кавказской Линии. Поэтому, услышав про Петра I, правительство отступилось.
            Зато здорово досталось веротерпимым казакам Уральского Войска, на свою беду находившихся далеко от государственных границ, среди которых, помимо "инославных", оказалось немало старообрядцев всех "согласий" и "толков". В 1800 году, по аналогии с некогда существовавшей в Малопольше католической унией, на Урале была создана "православная уния" - "единоверие". Все обряды в этом "единоверии" должны были совершаться по правилам старообрядческой церкви, даже креститься полагалось двумя перстами - но подчинялась эта "единоверная" церковь Русской Православной. Уральские казаки равно не приняли ни каноническую Православную Церковь, ни "единоверие". За строптивость им полагалось пребывать в "служилом разряде" на три года дольше прочих.
            Казак мог быть мусульманином - последних не было ни в Донском, ни в Кубанском казачьих Войсках. Зато немало их было в составе упоминавшегося Уральского, Оренбургского и Сибирского казачьих войск. В составе Сибирского Войска имелся отдельный Татарский полк, в который зачислялись исключительно "чины" и офицеры, исповедавшие ислам.
            Как уже говорилось, жители Туркестана не подлежали воинской повинности. Большинство мусульманских частей, включая знаменитую "Дикую дивизию", которой командовал брат царя, Великий Князь Михаил, комплектовались на добровольческой основе и не имели никакого отношения к казачеству.
            И, как это не удивительно для нас, казак мог быть буддистом-ламаитом - каковыми были казаки-калмыки. В составе одного только Донского Войска имелось тринадцать населённых калмыками станиц - десятая часть от их общего числа, где наряду с православными храмами, а то и вместо православных храмов существовали буддистские хурулы. Всего в состав Войска входило тридцать тысяч человек, свободно, без каких-либо притеснений со стороны властей, соседей и православных сослуживцев, исповедовавших буддизм.
            Единственное исключение из этого правила... Правильно - упомянутая "черта осёдлости" проходила как раз по северо-западной границе Донского Войска. Тем не менее, не евреям, но всем лицам "иудейского вероисповедания" были строжайше запрещено въезжать и находиться в Области любого из казачьих Войск.
            И в Древней Руси, и в средневековой западной Европе церковь была феодальной. Подобно тому, как рыцарь за службу получал земельный надел, свой земельный надел за служение получал и священник. Во Франции перед Великой Революцией католическая церковь владела третью пахотных земель.
            Того же правило придерживалось и казачество. В каждой станице имелась церковь, порой и не одна - и содержались эти церкви по тому же принципу, что и само казачество: земля за службу. Каждому храму отводился пай в триста десятин, в числе которых было шестьдесят десяти - батюшке и тридцать - дьякону.
           
            9.КАЗАЧЬИ ТЕРРИТОРИИ.
           
            Девятого февраля (несмотря на то, что в тогдашних отрывных календарях ставились два числа, все даты у нас приводятся по новому стилю) 1897 года, по инициативе председателя Русского Географического Общества, Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского (14.01.1827 - 11.03.1914) в Российской Империи провели первую (и, как оказалось, единственную) всеобщую перепись населения.
            Дело нужное - до начала ХХ века в России отсутствовали светские органы, осуществлявшие регистрацию актов гражданского состояния. Традиционно подобную регистрацию осуществляла церковь - приходские священники были обязаны вести особые "метрические" книги, куда заносились сведения о рождении, бракосочетании и смерти. Сложность заключалась в том, что далеко не все подданные Российской Империи были православными - старообрядцы, католики, протестанты, мусульмане и буддисты вели свои метрические книги. Кроме того, в метрическую книгу заносились сведения не об изменении гражданского состояния, а о проведении того или иного религиозного обряда. Молодой, только что вступивший на престол Николай II понятия не имел, сколько у него подданных.
            Подавая пример, Его Императорское Величество лично принял участие в переписи, переписав себя и свою семью. В графе "профессия", против собственного имени Николай II проставил: "Хозяин Земли Русской", а против имени старшей дочери Ольги: "Великая Княжна".
            Выяснилось, что в Российской Империи проживало четыре с половиной миллиона человек, имеющих отношение к казачьему Сословию - мужчин "служилого разряда", их жён, детей, стариков и подростков. Для сравнения - всего в Российской Империи, за вычетом Великого Княжества Финляндского, где перепись не проводилась, на 22,4 миллионах квадратных километрах - 1/6 части суши проживало 129,2 миллиона человек.
            Традиционно Российская Империя делилась на "исторические области" - Привислинский край (Польшу), Европейскую Россию, Сибирь, Туркестанский край (Среднюю Азию), и Кавказский край. Европейская Россия в свою очередь делилась на Юго-Западный край, Северо-Западный край и Остзейские губернии (современную Прибалтику).
            Упомянутые "исторические области" делились 92 административные единицы: 70 губерний, 21 область и 2 округа. В состав Европейской России входило 50 губерний, 37 губерний были "земскими" - к 1914 году число "земских" губерний достигнет 43. Часть губерний была объединена в 8 генерал-губернаторств и одно (Кавказское) наместничество. Кронштадтом управлял единственный в России военный губернатор. Помимо Великого Княжества Финляндского, делившегося на 8 собственных губерний, Российской Империи подчинялись два вассальных среднеазиатских княжества - Бухарский эмират и Хивинское ханство. В 1914 году под протекторат был принят Урянхайский край.
            На этой территории размещалось одиннадцать казачьих Войск - не считая двух самостоятельных полков, одного полка МВД и отдельных сотен и посёлков.
           
            Крупнейшим из Войск было, разумеется, старейшее - Донское казачье Войско. Донские казаки занимали почти всю современную Ростовскую область, больше половины левобережья Волгоградской области и север Краснодарского края. Часть бывших войсковых земель входят в состав Луганской и Донецкой областей современной Украины. Двенадцать миллионов десятин земли или 141 тысяча квадратных километров, 9 округов, 134 станицы (согласно другим источникам станиц в Области было 136), из которых 13 - калмыцкие, 1728 хуторов. Полтора миллиона казаков, миллион шестьсот тысяч иногородних. Согласно феодальной повинности выставляли 17 полков и 6 отдельных сотен. Столица Области - город Новочеркасск.
            Донское Войско - единственное, имевшее собственного Наказного Атамана. Обязанности атамана Кубанского и Терского Войск исполнял Его Превосходительство Наместник на Кавказе - как мы увидим дальше, некогда Кубанское и Терское Войска составляли единую Кавказскую Линию. Наказным Атаманом остальных казачьих Войск был или губернатор соответствующей губернии, или тот или иной генерал-губернатор.
            В Области Донского Войска с 1867 года существовало земство. Имевшим собственные традиции самоуправления казакам не понравился сословный представительский орган, выборы в который проводятся в соответствии с имущественным цензом, вне зависимости от того, служил кандидат или нет. В 1880 году земство в Области Донского Войска благополучно ликвидировали.
            В городе Новочеркасске, столице Области, помимо прочего, имелся собственный зоологический сад. Бывшая станица Вёшенская - центр антибольшевистского Вёшенского восстания, родина атамана Петра Краснова и Михаила Шолохова ныне находится в составе Ростовской области.
           
            С Донским Войском соперничало, уступая лишь самую малость, Кубанское казачье Войско. Если донские казаки традиционно делились на "низовых" и "верховых", то кубанские - на "линейцев", некогда составлявших Кавказскую Линию и "черноморцев" - потомков переселённых запорожцев, так что значительная часть кубанских казаков говорила на "незалёжной мове". Во время советских переписей населения 1926 и 1937 годов, когда заявить о принадлежности к Сословию было небезопасно, многие казаки пользовались этим, указывая в графе "национальность" - "украинец".
            Восемь с половиной миллионов десяти земли или 75 тысяч квадратных километров, 7 отделов, 258 станиц, 32 отдельных хутора. Миллион триста пятьдесят тысяч казаков, согласно феодальной повинности выставлявших 11 кавалерийских полков и пехотный дивизион.
            Столица области - город Екатеринодар.
           
            А дальше по численности населения следовали:
            Оренбургское казачье Войско, занимавшее примерно половину территории Оренбургской губернии. Шесть миллионов десятин земли или 93 тысячи квадратных километров, три отдела, сорок четыре станицы, полмиллиона казаков, тридцать две тысячи "инородцев"-мусульман и семнадцать тысяч иногородних. Выставляли 6 полков, 2 отдельных и 6 запасных сотен и 7 шестиорудийных батарей.
            Столица области - город Оренбург.
           
            Терское казачье Войско - потомки упоминавшихся ранее казаков-"гребенцов", обосновавшихся в предгорьях Кавказа, занимали примерно треть Терского края. Два с половиной миллиона десятин земли или 22 тысячи квадратных километров, четыре отдела и 6 национальных округов, 70 станиц, без малого триста тысяч казаков, сто тридцать тысяч коренных жителей-горцев, двести тысяч иногородних. Выставляли 4 конных полка, 2 конных батареи, конвойную сотню Его Превосходительства Наместника на Кавказе и 2 гвардейские сотни.
            Столица области - город Владикавказ.
           
            Забайкальское казачье Войско - одно из трёх "пограничных" Войск Российской Империи.
            Военной службе были повинны все казаки - и все казаки всех без исключения Войск участвовали в Первой Мировой Войне. Тем не менее, основной обязанностью казаков-"пограничников", как следует из названия, была охрана границ. Казаки трёх "пограничных" Войск - Забайкальского, Амурского и Уссурийского пребывали в служилом разряде те же двенадцать лет. Однако армии они отдавали один сокращённый срок - три года вместо обычных четырёх, остальное время отслуживая по месту жительства.
            Казаки-"пограничники" имели право свободно занимать пустующие земли, заплатив особый сбор в войсковую казну - но в малолюдном краю эти земли некому было обрабатывать. Другой проблемой стали морозные бесснежные зимы - до "-40", а то и до "-50", когда ураганные ветры сдувают снег с полей. Поскольку сеять озимые невозможно, "пограничники" предпочитали кормиться не хлебопашеством, а охотой и лесными промыслами. Тайком от начальства мыли золотишко - любой тогдашний банк свободно обменивал самородное золото и серебро на деньги, с удержанием известного процента, не задавая пошлых вопросов об имени, фамилии и месте добычи.
            Девять с половиной миллионов десятин земли или 100 тысяч квадратных километров - второе по занимаемой площади Войско, после Донского, четверть миллиона казаков - в том числе и двадцать пять тысяч (каждый десятый) буддистов-ламаитов. Выставляли 3 конных полка, 6 пеших батальонов и пять шестиорудийных батарей.
            Столица Области - город Чита.
           
            Сибирское казачье войско - в отличие от современных казаков, тогдашние не несли полицейской службы - так же, как современные десантники не регулируют дорожное движение. Разумеется, бывают чрезвычайные ситуации - и события Первой Русской Революции 1905 - 1907 года к таковым, без сомнения, относились. Тем не менее, служба казачества - не полицейская, а военная.
            Но не бывает правил без исключений - такими исключениями как раз и были Сибирское и Астраханское казачьи Войска. Как и остальные казаки, первый срок они отслуживали в армии - а остальные два несли полицейскую службу на прилегающей к Области Войска территории.
            Другой особенностью Войска было то, что в его рядах оказалось немало потомков иностранцев - шведов и немцев из армии Карла XII, непонятно за какие провинности оказавшихся в Сибири греков, и французов из Великой Армии Наполеона. Тем не менее, первый полк Сибирского Войска гордо назывался "Первый Сибирский Ермака Тимофеева полк".
            Пять миллионов десятин земли или 54 тысячи квадратных километров, 3 отдела, 53 станицы, 437 хуторов, 118 посёлков. Сто семьдесят тысяч казаков, выставлявших 3 конных полка, одну отдельную сотню и гвардейскую полусотню в Лейб-гвардии Сводно-Казачий полк.
            Столица Области - город Омск.
           
            Уральское казачье Войско - самое веротерпимое из российских казачьих Войск, поскольку в его рядах находился самый большой процент "инославных". Не забудем, что именно уральские казаки были движущей силой восстания Емельяна Пугачёва, притом, что сам Пугачёв - выходец с Дона. Оба эти момента привели к тому, что уральские казаки служили на два года дольше прочих.
            Шесть с половиной десятин земли или 71 тысяча квадратных километров, 3 отдела, 30 станиц, 450 посёлков. Сто шестьдесят тысяч казаков, 31 тысяча иногородних, 30 тысяч "инородцев" - татар и калмыков.
            Столица Области - город Уральск.
           
            Амурское казачье Войско - пограничное Войско, созданное для охраны границы с Китаем. Один миллион десятин земли или 62 тысячи квадратных километров, 12 станиц, 63 хутора, 15 посёлков. Три военных и четыре полицейских участка, 10 станичных округов, 2 военных поста. Пятьдесят тысяч казаков, 1 тысяча иногородних. Выставляли конный полк, а к нему - пеший полубатальон.
            Столица Области - город Благовещенск-на-Амуре.
           
            Семиреченское казачье Войско - пограничное Войско, созданное для охраны границы, но не с Китаем, а с Монголией. И единственное из казачьих Войск, за исключением давно уже не существовавшего Запорожского, в Области которого казаки составляли меньшинство.
            Исторически казачьи Войска, а следовательно, и занимаемые ими Области складывались стихийно, на протяжении столетий. В результате в Области любого Войска имелись небольшие вкрапления частновладельческих земель, принадлежащих помещикам или не входящим в Сословие крестьянами. Тем не менее, Семиреченское - единственное из казачьих Войск, занимавшее не единую Область, а небольшие анклавы среди окружающей "не казачьей" территории. Только здесь иногородних - русских колонистов было в три раза больше, чем самих казаков, а казаки составляли всего четыре процента населения среди окружающих "инородцев" - киргизов и казахов, (которых ни в коем случае не следует путать с казаками).
            Семиреченцы жили не хлебопашеством, как большинство казаков, не охотой и лесными промыслами, как остальные "пограничники", а скотоводством, предпочитая сдавать земли в аренду - не за деньги, а за отработку. Семьсот тысяч десятин земли или 6,2 тысяч квадратных километров, 19 станиц, 15 выселков. Сорок пять тысяч казаков, в мирное время выставлявших один кавалерийский полк.
            Столица Области - город Верный.
           
            Астраханское казачье Войско - ещё одно Войско, наряду с Сибирским, нёсшее полицейскую службу. На тех же условиях: первый срок - армии, два следующих - поддержание порядка на прилегающей территории. Помимо православных, в рядах Войска насчитывался значительный процент калмыков - и, соответственно, буддистов-ламаитов.
            В те времена не только в России, но и в Европе и Америке полицейская служба откровенно презиралась - предполагалось, что в правоохранительных органах если и служат, то исключительно подлецы и негодяи. Ситуацию изменит Артур Конан-Дойл - на примере Шерлока Холмса покажет, что раскрывать преступления - безумно интересно, а толковый сыщик может спасти невинную жертву и покарать злодея. Тем не менее, даже сэр Артур сделал своего Холмса не полицейским, а частным "сыщиком-консультантом".
            В России Шерлок Холмс был невероятно популярен - книги о нём переводили, издавали и даже писали на них "фанфики". Презрительное отношение к правоохранительным органам попросту не успело измениться - грянула Февральская, а затем и Октябрьская Революция. Несмотря на это, а может и благодаря этому, из всех казачьих Войск несущее полицейскую службу Астраханское было самым образованным и культурным. Именно это Войско собрало больше всех стипендий для получения начального, среднего и высшего образования, в Области этого Войска на душу населения приходилось больше школ и гимназий, и практически в каждой станице имелась бесплатная публичная библиотека.
            Восемьсот тысяч десятин или 8,5 тысяч квадратных километров, составлявших примерно треть тогдашней Астраханской губернии, 2 отдела, 20 станиц, 26 хуторов, 2 выселка. Сорок тысяч казаков выставляли 3 кавалерийских полка.
            Столица Области - город Астрахань.
           
            Уссурийское казачье Войско - самое маленькое и самое бедное, находящееся в самых тяжёлых условиях "пограничное" Войско, созданное для охраны границы с Китаем. Помимо сурового климата и отсутствия иногороднего населения, уссурийским казакам приходилось опасаться хищников: как четвероногих - волков и уссурийских тигров, так и двуногих - китайцев-хунгузов. Из всех казаков только "уссурийцы", подобно американским колонистам прежних времён, работали в поле с винтовкой за плечами.
            Полмиллиона десятин земли или 8,3 тысячи квадратных километров, 6 станиц, 67 посёлков. Тридцать пять тысяч казаков выставляли шесть конных сотен.
            Столица Области - город Владивосток.
           
            Всё вместе - население не самого маленького европейского государства. А неправильный треугольник, образованный долинами рек Дона и Волги, а так же предгорьями Кавказа, представлял собой настоящий казачий край. Именно здесь сошлись границы областей сразу трёх казачьих Войск - Донского, Кубанского и Терского...
           
           

            (с) Atta, Москва, 01.10.2020


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"