Абдулхаев Александр Ринатович: другие произведения.

История одной смерти (рабочее название)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Решил попробовать реанимировать старый текст. 06.11.2012

  Время замерло на месте, раздался звон. Несильный такой звон, как будто цокали ложки:
  - Динь!! - а потом снова - динь! - ещё раз - динь.
  Сидящий недалеко на скамейке старичок схватился за сердце и начал заваливаться набок, буханка хлеба выпала из ладони, глаза закатились. Изо рта вырвался последний хрип. Это видели все. Все кроме Игоря. Он видел совсем другое...
  Через несколько минут их уже развозили в разные стороны. Труп в морг, а Игоря домой отлёживаться. Из-за обморока школу он прогулял, но ничего особо важного не пропустил. Странное это дело, когда в десятом классе в пятницу только два урока, да и то - труд. Но учительница литературы заболела, и подменять её было некому. Выходные прошли спокойно, чуть ли не скучно. Делать было абсолютно нечего, уже заканчивался учебный год, и родители друзей спровадили их на дачу, словно призраков коммунизма, сажать картошку и поливать огурцы. В этом плане Игорю относительно повезло, так как дачи у него не было.
  За два дня увиденное в парке превратилось в обычный ночной кошмар, который развеялся, как только он проснулся дома на диване, куда его притащили на своём горбу, Витёк с Катей. Вернее, притащил его Витя, а Катя всю дорогу сама чуть не падала в обморок от избытка чувств, и их непомерной тяжести. Даже странно, как у такой впечатлительной девушки мог быть красный пояс по карате. Но факт остаётся фактом - тащил Витёк, а Катька поддерживала его морально, то есть никак. Потом его просто сдали на руки матери, и пошли прогуляться уже вдвоём.
  Сегодня он гулял один, впрочем, так он делал довольно часто. Когда ты с друзьями, тебе некогда просто посидеть и подумать, неприлично просто уйти в себя забыв про остальных. Но, сейчас Игорь думал, думал о том что увидел. Это была первая смерть на его памяти, что и немудрено, в шестнадцать лет обычно мало думаешь о смерти, впрочем, как и наблюдаешь её самолично. Вполне понятно, что от стресса он мог просто придумать себе ту картину, но звук... этот звон он не забудет до конца жизни. Тихое, но такое отчётливое и ясное.... Динь...динь...динь...
  Он на кого-то налетел. Дурак, ушёл в себя, вернусь нескоро... парень, на которого он налетел, на самом деле, мужик лет тридцати, но так его язык назвать не поворачивался, был какого-то дистрофично-жилистого телосложения. Несмотря на довольно тёплую погоду, был одет в плащ густого чёрного цвета, и абсолютно седым, с белыми, цвета эмали волосами. Что странно, он даже не пошатнулся, тогда как Игорь, имеющий довольно мощное телосложение чуть не опрокинулся от такого столкновения.
  - Ээ... извините, не углядел.
  - Да всё в порядке, не ты первый, не ты последний. Хотя ты меня всё же углядел... тогда, в парке.
  Игорь остолбенел. А потом рванул домой что было сил. Так быстро он ещё не бегал. Как от смерти убегал... а почему как?! От смерти и убегал! Из головы всё не шла картина того дня, они шли втроём, он, Витька и Катя. Проходили мимо скамейки, где старик кормил хлебом голубей, вдруг время как будто завязло, остыло, превратилось в кисель, а после вовсе остановилось. За спиной старика появилась чёрная фигура в плаще и накинутом на лицо капюшоне, из рукава плаща вывалился прямо в белую, дистрофичную ладонь чёрный, продолговатый жезл... Динь!! - жезл стал длиннее, из его низа вывалилась продолговатая трубка, и встала так что жезл как будто и не менялся вовсе - Динь! - тише, но так же завораживающе жезл резко вытянулся вверх - Динь. - самый тихий звон, и самый страшный, потому что из верха, как раскладной нож вылезло лезвие огромной косы, и встало на своё привычное место. Затем резкий взмах, и душа старика выходит из тела, время запускается, старик хватается за сердце и начинает заваливаться набок, буханка хлеба выпала из ладони, глаза закатились... один взмах, и человека нет.
   Глава 1 'День рождения, грустный праздник'
  После тех достопамятных событий друзей Игорь потерял из вида, не до них ему было, собственно так же, как и до всего остального. Три недели в Кащенко были не самым весёлым событием в его жизни - врачи долго не верили, что он видит смерть. Собственно, они так и не поверили. Это Кондрат сначала убедил его не шарахаться при каждом его появлении, и не орать дурным голосом. Потом Игорь даже смог с ним нормально разговаривать. Часто Кондрат приходил в мрачном настроении, что вполне логично при его профессии, но для Игоря у него всегда находилась пара весёлых историй. Правда юмор у него был весьма специфичен - рассказывал самые нелепые случаи ухода из жизни, и первое время они не слишком веселили. Зато потом врачи долго не могли разобраться в беспричинных взрывах хохота пациента. Со временем даже врачи стали ужасаться черноте юмора пациента, который пересказывал им истории, рассказанные Смертью.
   Когда Игоря отпустили домой, с сомнением, смотря, в медкарту и дрожащей рукой подписывая в ней диагнозы после очередной истории пациента, то он был просто счастлив. Единственное, что было странно, это вопрос главврача, что за странный субъект в пальто иногда появляется рядом с ним. И пара седых волос на его висках появившиеся в одно мгновения, после того как Игорь ответил, что это тот, из-за кого он сюда попал.
   Лёжа на диване Игорь смотрел в потолок. Не самое торжественное восемнадцатилетние, но делать нечего, праздновать нельзя. Точнее можно, но нежелательно, ведь уже заранее известно, что придёт незваный гость, придёт в любом случае, и лучше остальным его не видеть. Хотя он даже не был уверен, что этого гостя, увидит кто-то кроме него. И гость пришёл, как и всегда оставаясь в плаще с капюшоном, откинутым с лица.
  - Здравствуй, Игорь. - голос был сухой, но вместе с этим мягкий. - Как поживаешь?
  - Не беспокойся, мне ещё долго до тебя. Но праздник ты мне подпортил основательно. Я всё же надеялся, что ты не придёшь. - по-прежнему глядя в потолок ответил Игорь, интонация его была такая же сухой, как стены кирпичного дома в сахаре.
  - В нашу первую встречу, ты был более вежлив.
  - В нашу первую встречу я грохнулся в обморок. - не меняя интонации ответил он.
  - Да, наверное, не стоило упоминать об этом.
  - Может, скажешь, наконец, зачем ты приходишь ко мне каждый день?
  - Пока что тебе рано это знать... Но у меня есть для тебя подарок. - Вот так сюрприз! Не каждый день Смерть хочет тебе, что-то подарить. Сказать, что Игорь удивился, значит - ничего не сказать. Запустив руку в недра балахона, Кондрат достал оттуда маленький цилиндрик на цепочке и протянул Игорю. - С днём рождения.
  - Что это? - Игорь рассматривал неожиданный подарок, накинув цепочку на руку. Появилось ощущение чего-то близкого, родного. Сама цепочка, как и цилиндрик, была тёплой.
  - Я не могу тебе сейчас этого сказать. Подозреваю, что скоро ты всё сам поймёшь. Только носи это всегда с собой, поверь, однажды это тебе пригодится.
  - И когда... - Игорь замолчал. Нет смысла говорить с тем, кто только что ушёл.
  Игорь всегда понимал Кондратия. Кондратий. Это не было настоящим именем Смерти, скорее имя, придуманное для удобства. Согласитесь, неудобно называть кого-то просто Слесарь, или Учитель. Ведь смерть - тоже работа, хоть и неприятная. Игорь поражался, как может Кондрат выполнять свою работу, постоянно бывая рядом с ним. Пока Кондрат не ответил на этот вопрос сам. Оказывается, каждый раз, когда кто-то умирает, для всей вселенной время замирает на одной точке, кроме самого умирающего. И Смерти. Игорь видел это сам в тот злополучный день в парке, почему его и заметил Кондратий.
  Итак, Игорь всегда понимал Кондратия, за исключением того, когда он просто исчезал, сказав, что собирался. Для разнообразия можно было, и послушать ответ.
  
  Врагу не пожелаешь учиться там, где идёт ремонт. Но Игорю видимо кто-то пожелал. Пока шла лекция в коридоре визжала дрель, что-то пилили и скоблили. По всему институту стоял невыносимый запах краски и ремонта.
  - И почему нельзя провести ремонт, когда начнутся летние каникулы? После сессии? Ведь того и гляди какого-нибудь студента сердечника Кондратий хватит. - возмущался наш лектор по истории. Он вообще любит поговорить. О погоде, о нравах. О чём угодно, но не об истории. - Вот был в прошлом году, помнится...
  Игорь любил послушать разглагольствования этого маленького старичка. В свои шестьдесят он буквально сиял жизнью. Это было противовесом его ежедневным диалогам со смертью, которые всегда заканчивались одинаково.
  - Почему люди умирают? - спросил Игорь, когда в первый раз осмелился заговорить со своим страшным гостем.
  - Потому что это естественный ход вещей.
  - А зачем? Кому это надо? - вопрос был наивнее предыдущего, но, видимо в последний раз гость разговаривал давно. Он ответил.
  - В первую очередь тем, кто отжил своё. Я нужен старым людям, которые растеряли все силы, и не могут больше жить. Или молодым идиотам, не понимающую всю ценность дара жизни, тратящих её в пустую. Иногда их даже противно забирать. Я бы с удовольствием дал некоторым людям прожить дольше отпущенного срока, и я даже иногда делаю это, но это невероятно сложно, и многие просто этого не стоят. Понимаешь меня?
  - Я думаю, что нет. С виду всё так понятно, но я всё равно не понимаю, зачем этого.
  - Я знал, что ты не поймёшь. Понимание придёт, когда придёт твоя очередь.
  - А скоро она... придёт? - не на шутку перепугался Игорь. Ему было тогда всего восемнадцать, и жить хотелось страшно.
  - Твоя очередь? Теперь уже совсем нескоро. Ты ещё узнаешь, что слишком нескоро...
  - Звучит как-то слишком зловеще, не находишь?
   - На мой взгляд, не хуже, чем есть.
  
  Игорь проснулся и буквально подскочил на кровати. Цилиндрик на запястье нагрелся, и жёг руку, в ушах звенело, как на колокольне, жгло в глазах. Через стены комнаты вдалеке мерцал белый силуэт. Правая рука отяжелела - цилиндрик превратился в недлинную палку с шероховатыми боками. Резь в глазах усилилась, становясь нестерпимее, силуэт стал ярке, Игорь хотел отшатнуться, но что-то повлекло его вперёд, и он сделал первый шаг. Стало пронзительно холодно, комната исчезла, вместо неё появился короткий коридор с тем самым силуэтом в конце.
  " Что это? Что я тут делаю? - испуганно юркнула мысль. А потом злее - Ну, Кондрат, спасибо за подарочек!"
  Тем временем, ноги сами пошли по коридору. Дойдя до силуэта, Игорь разглядел глубокого старика. Рядом в воздухе повис потрёпанный листок пергамента, и перо, которое начало быстро записывать, видимо забыв, что без чернил писать не должно:
  "Чернёнов Владислав Германович 1935 года рождения
  Причина смерти - отказ сердца. Время смерти 03:21:51...52...53"
  Руку жгло, что-то толкало вперёд, ближе, ещё ближе. Игорь хотел просто развернуться и уйти, но что-то словно цепями притягивало его к этому человеку, сопротивляться было невозможно. Цифры всё увеличивались, раздался звон:
  - ДИНЬ!!! - жезл в руке удлинился. - Динь!! - снова вырос. - Динь! - и наконец, как клык вампира, на место встало лезвие косы, хищно изогнутое, предвкушающее...
  Рука, словно сама пошла по дуге. Мгновения бежали, и наконец, дуга завершилась, отсчёт в пергаменте остановился. Сияющий силуэт отделился от старого тела, и исчез. Игоря внезапно дёрнуло назад, вновь стало холодно, а потом он просто очутился на своей кровати.
  Может это был сон?
  
  Глава 2 'Работа бывает разная'
  
  - Я бы так не сказал. - раздался над самым ухом высушенный временем голос. - Скорее это была твоя новая работа. Но будь это сон, я бы отнёс его к кошмарам, и записался на приём к психиатру. Впрочем, попробуй, вдруг поможет.
  - Работа? - в груди кольнуло холодом, рядом с сердцем. - Что за работа?
  - Обыкновенная работа. - откуда то из недр плаща Смерть достал кривую бутылку с мутной жидкостью. - Неблагодарная конечно, но какая есть. Я вот уже с сотворения мира этим занимаюсь, не жалуюсь пока. На вот, глотни, полегчает.
  Игорь машинально взял бутылку, и сделал глоток. Горло обожгло, появилось ощущение, что выпил напалма.
  - Ты не бойся, отравиться тебе теперь не грозит, если даже захочешь, - с теплотой в голосе продолжил Кондрат - ведь забирать то тебя некому будет. Сам не сможешь, я тебе тут тоже не помощник.
  - За что? Ну, за что мне это? - с отчаянием в голосе спросил Игорь. - Я этого не хотел. Есть множество людей, кто не отказался бы от такой работы, возьми их.
  - Хочу, не хочу, меня ведь тоже никто не спрашивал. Мне просто дали это - Кондрат тряхнул косой - в руки, и сказали, мол, больше некому. И я здесь один. И они зовут меня! Представляешь?! Они каждую секунду меня зовут, и даже сейчас, пока я говорю, я продолжаю работать! Трудоголик по неволе. Их много таких, кто хотел бы такой власти над жизнями. Только представь, ты решаешь, жить кому-то, или умереть! И эти многие, они бы сразу взяли на себя такую власть, но проблема в том, что ты можешь это делать, а они нет. Они не видят меня, и они умрут, как и все, просто отжив свой срок, и исчерпав ресурс жизни.
  Кондрат нервно дёрнулся и приложился к бутылке, которая никак не пустела, и более спокойно продолжил:
  - Я потом объясню тебе, как это происходит, честно говоря, сам долго разбирался. - глубоко вздохнув, непонятно зачем, Смерть продолжил - Знаешь, я ведь был в твоём возрасте, когда это случилось, даже младше. Но, как сейчас помню. Я тогда тоже увидел, как умирает человек. Да не просто увидел, чуть в штаны со страху не наложил. Но не в том дело. Инструмент - снова встряхнул косой - мне выдали сразу. Я бы даже сказал, поспешно. Но там были причины, этот мир уже родился, появились первые разумные, а Смерти нет. И они в темпе вальса отправили меня сюда, толком ничего не объяснив. В сущности, поэтому первые люди и жили по 800 лет, мучились, но жили. Я просто не представлял, зачем нужен. Но они уставали, просто уставали от жизни, ложились и переставали дышать, топились, горели в огне, а я всё не приходил... Но это мои ошибки, надеюсь, ты их повторять не станешь. Я для тебя даже систему предохранения придумал, ты ведь уже почувствовал зов?
  - Но зачем я, если сейчас, у нас, на земле, да и во всём мире, наверное, есть ты? Зачем в одном мире две смерти?
  - А кто сказал, что ты останешься здесь?
  - А куда же ты хочешь меня деть? Может, ты меня в ящик Пандоры упрячешь? Или на участок поставишь, дескать, все кто здесь помирает - на мне?
  - Нет, не то. - спокойно, даже неторопливо, сказал Кондрат. - я хотел сказать, что через 3 дня появится новый мир. Точнее, он уже есть, и есть давно, но теперь там начали появляться живые существа. А всё живое рано или поздно должно становиться мёртвым, чтобы освобождать место для новой жизни.
  - И что это должно означать?
  - Ничего. Совсем ничего, если ты хочешь в итоге увидеть ад на земле, где старые люди стоят на головах новых, и подпирают хребтами небо.
  - А если я не захочу?
  - Прости.... Но тебя не спрашивают...
  Кондратий грустно улыбнулся, и несильно толкнул в плечо. Мир перед глазами сделал умопомрачительный кульбит, и с хлопком отправился в темноту.
   Глава 3 'Прекрасный новый Мир'
   Солнце медленно уходило за горизонт, оставляя после себя багряный свет и духоту, накопленную за день. Толпа кочевников, сбившись одной большой кучей, двигалось на север, туда, где можно было спастись от засухи приходящего лета. В степи колыхалась на жарком ветру сочная зелёная трава, которую поедало и стаптывало гонимое пастухами стадо. Люди переговаривались на ходу, смеялись, ругались, обменивались вещами. Здесь собралось несколько родов, главы которых договорились путешествовать вместе весь засушливый период желтой травы.
  - О чём грустишь, Ёган?! - спросил, грохнув рукой по плечу, одного из пастухов добродушный, уже начинающий седеть мужчина с косматой, как мочалка, бородой. - Неужто невесты не досталось?!
  - Тебе бы всё шутить, Сен. - равнодушно ответил парень - Вон, седой скоро совсем станешь, а всё шутишь.
  - Ну, мне с шуткой жить веселей, оно же всем хорошо! - всё так же весело продолжил Сен, тряхнув седеющими рыжими космами, как будто хочет рассмеяться и вот-вот упадёт на спину. - Всяко то лучше чем угрюмым ходить! Авось и смерть то такого весельчака как я и не сразу заберёт!
  - Может и не сразу. - согласился пастух, с показным, даже вызывающим безразличием. - Кто его, Смерть, знает, кого он охотнее забирает. Может, и ты ему по вкусу придешься.
  - Тьфу на тебя. - сразу потерял всю свою весёлость Сен. - Скажешь тоже. Пацан ведь ещё, а старика огорчаешь.
  - Да какой из тебя старик. - сказал Ёган смахнув чёрную, как смоль, чёлку с глаз. - Всего то к сорока, и то далеко. Вон дед Стагор уже девятый десяток разменял, а как резво бегает, сейчас нас подогнать придёт...
  И точно, мягким пружинистым шагом, резвее, чем многие молодые, к ним уже спешила от начала обоза долговязая жилистая фигура совершенно лысого старика. Старик опирался на длинный резной шест из дубовой ветви. Шест был нужен этому энергичному и текучему как вода старику большей частью не как опора, а как средство вразумления "неразумных отроков", каковыми для него являлись все люди моложе шестидесяти, а иногда и старше.
  - Что плетётесь как черепахи!? Мы могли бы двигаться быстрее, подгоняй вы стадо активнее! - раздал он каждому несильный, но ощутимый тычок в плечо концом шеста.
  Ёган только вздохнул, потерев ушибленное место. Стагор был стар, а старость Ёгана учили уважать, какой бы брюзжащей она не была в лице долгожителей.
  - Ну, пошли вперёд - прикрикнул старик на стадо, наподдав самому медленному барану палкой сзади. Тот с жалобным блеянием понёсся вперёд, не разбирая дороги и врезаясь в остальных четвероногих.
  Стадо начало резво набирать ход, и незадачливым пастухам сразу стало не до грусти. Под весёлый смех Стагора им уже самим пришлось гнаться за стадом, чтобы оно не разбежалось.
  В последний раз, громко хмыкнув, и проворчав себе под нос что то типа 'раздолбаи', долгожитель, развернулся и пошёл обратно к повозкам старейшины. Места дальше предстояли неведомые, в первый раз род решил так далеко уйти с насиженного места. А что делать? Земля уже почти не родит, да и охота с недавних пор совсем плохо идёт.
  Вдруг с двух сторон раздался дикий вопль. В первое время никто и не понял что происходит, а когда поняли, то странные люди, замотанные в тряпки, на низких лошадях уже подскочили к краям толпы и посеяли смерть небольшими копьями с широким наконечником. Те, кто успел опомниться, схватились за рогатины и дубины, силясь защититься от нападения. Стагор, первым очутился рядом с первым всадником, и громко хекнув, вышиб того из седла.
  
  Бандиты, хоть и не знали, что они так называются, выбрали себе неудачную цель. Наверное, не увидели из-за холма количество людей, на которых напали. Игорь стоял в стороне и немым уважением смотрел на совершенно лысого старика, который, стоя на трупах четверых налётчиков, отбивался от последнего. Большой шест просто летал в его руках, но и разбойник вполне держал темп. Тут он начал теснить старика. С плотоядной улыбкой предвкушая победу, головорез сделал хитрый финт копьем, но и он был отбит. Жнец, которым сейчас был Игорь, всмотрелся в сражающихся. Старик, как это ни странно, просто пылал жизнью и жаждой жить, в то время как молодой душегуб страстно желал только не проиграть старику, даже умереть вместе с ним, но не проиграть. Жажда жизни старика очень понравилась Игорю, он с удовольствием отметил, что за все девяносто восемь лет жизни она так и не угасла в нём.
  Тут разбойник всё-таки выбил шест из рук Стагора, и сделал последний замах, чтобы убить его. Время замедлило свой бег, всё остановилось, и Игорь оказался в плотную к лежащему на земле старику. В его глазах плескался страх. Он боялся умереть, боялся не увидеть того, что станет с его родом, его семьёй. Боялся, что что-то произойдет без него с мальчишкой Ёганом, и его не будет рядом. Пергамент отсчитывал время, Игорь медлил. Наконец, коса в широком замахе пошла по дуге, и отделила душу от тела, отсчёт прекратился.
  
  Стагор лежал на земле и смотрел на человека, который собирался его убить. Перед глазами уже понеслись года, но тут налётчик захрипел и начал заваливаться набок. Падая он усыхал, словно старик. Проживший не меньше сотни лет. Глаза разбойника высохли и превратились в два тёмных провала, тело осунулось, волосы начали седеть и выпадать. Скоро на этом месте не осталось ничего, кроме пепла.
  
  - Впечатляет. - Раздался голос из-за спины. Неторопливо обернувшись, Игорь увидел человека в яром малиновом трико с причудливыми узорами красного цвета на нём. - Очень впечатляет. Стало быть, ты здесь первый.
  - Ну, мне кажется, что так и есть. А вы кто будете?
  - О, у меня много имён. Начиная от Люцифера и заканчивая Сатаной.... Некоторые, называют меня злом, но, на мой взгляд, это чисто субъективное мнение.
  - Выходит, мы знакомы. Не могу сказать, что рад вас видеть.
  - Поверьте, будь мы знакомы, вы были бы тут совсем в другой должности. Ну да ладно, о делах потом. Я собственно зашёл из-за того что стало любопытно. Да, именно любопытно, ничего кроме. Мне иногда кажется, что любопытство - единственное, что не даёт мне смириться и пустить дела на самотёк. Итак, меня очень заинтересовал такой всплеск силы в новорождённом мире. Да что и говорить, я только по нему этот мир и нашёл. А найдя мир, нашёл тут вас. И честно говоря, очень огорчился, что опять не первый.
  - Не первый? Вот уж не думал, что вам важно номинальное первенство. На мой взгляд, у вас всё более глобально в голове творилось.
  - Ты, мальчик, видимо даже не знаешь. Ну ладно, только из-за твоей неопытности я, пожалуй, сделаю тебе подарок. Просто так, от чистого сердца. Я ведь когда-то был ангелом, в первом из миров. Так вот, о моём подарке. Сила, первой явившаяся в мир, естественно после создателя оного, станет в нём абсолютной. Надо отдать должное, это первый мир, безраздельно принадлежащий Смерти. Поэтому, собственно, я и расстроился. У меня, к великому сожалению, пока нет ни одного подобного оплота.
  - Но, я так понимаю, второе место даёт своё преимущество перед третьим? Или это знание к подарку не относится?
  - Не относится. Но, раз уж вы сами догадались, то сознаюсь. В ближайшее время ждите товарища. К сожалению, мне самому запрещено влиять на дела нового мира, поэтому сделаю я вам ещё один подарок. Вы уже в курсе, что я имею некоторое право на нечистые души? Вот и отлично. А подарок мой будет в том, что вместо Самаэля пришлю, пожалуй, вашего соотечественника. Осталось только его найти. Ну, до встречи, у вас и так дел невпроворот.
   Глава 4 'ангел и демон'
  "Плохая примета - ехать ночью в лес. Связанным. В багажнике. " Это была первая мысль Влада, когда он смог разлепить глаза привязанный к осине посреди леса. Что это осина, Влад знал точно, но вот откуда - сказать не мог. Напротив него сидел небритый, наверное, дня четыре мужик и с энтузиазмом затачивал деревянный кол.
  - Эй... - говорить получалось с хрипом, в горле было сухо, и ужасно болела голова. - Что это ты делаешь?
  Ответа не последовало. Поведение сидящего напротив человека явно не придавало оптимизма. Последнее что он помнил - это Ховринку, и пентакль, который он собственноручно вычерчивал на грязном полу. В голове мелькнула догадка, от которой он похолодел. Знакомые недавно рассказали, что в город приехал какой-то сумасшедший монах, в принципе не признающий ничего кроме своей веры. Видимо ему будет суждено стать тринадцатым трупом без головы и с колом в сердце.
  - Эй! Эй, кто-нибудь!!! Помогите!!!
  С монахом разговаривать было бесполезно, Влад кричал, вырывался, рыдал, начал обещать денег, сам толком не понимая, откуда будет их брать. Всё было бесполезно.
  Закончив с колом, монах поднял глаза и посмотрел на пленника. Взгляд был совершенно пустым, глаза были белыми, а лицо непроницаемо спокойным, как у трупа. Появилось ощущение пустоты, хотелось отвести взгляд, но не получалось. Собрав все силы, Влад попытался сделать ментальный удар. Тут его пронзила резкая боль, и он увидел древко кола, которое торчало у него из груди. Потом был замах сумасшедшего монаха ножом, и фигура в балахоне за его спиной. Собрав последние силы, Влад просто так, из упрямства прохрипел:
   - Увидимся...
  
  Взрыв в мозгу заставил подскочить от боли и заорать, снова заваливаясь на голую землю и корёжа тело дикими изломами. Казалось, что это длилось вечно, и прекратилось так же неожиданно, как и началось. Когда он смог открыть глаза, то смог увидеть лишь белые точки перед глазами, заслонившие собой всё вокруг. Когда зрение вернулось, он находился в круге света, земля под ним была сухой и потрескавшейся, кровь текла со всего тела, любое шевеление причиняло дикую боль. За кругом света ничего нельзя было разглядеть, в голове дикая мешанина из голосов и образов, расплывчатых, неясных, скользких...
  - Кто я? - первая чёткая мысль выбралась из океана хаоса и расплылась ярким пятном. Он попытался подняться на ноги. Рядом на иссохшую землю упала влажная капля, потом ещё одна, а потом снова пронзила дикая боль. Дождь усиливался, тело, будто жгли раскалённым железом. Через новый промежуток вечности боль утихла, лёжа на голой земле, он понял, кожи нет, только сплошное, обнаженное мясо. Ему всё же удалось встать, не хотелось встретить опасность лёжа на земле. С ужасом он ждал новых мучений, боясь даже пошевелиться. Внезапно, он ощутил смутную тревогу, что-то заставило его посмотреть на землю. Там довольно быстро начали пробиваться редкие травинки. Сначала их было мало, но потом трава начала расти гуще, листья и стебли взмывали выше. И вот уже новый приступ боли охватил сначала пятки, потом лодыжки, колени, добрался до паха и окончательно свалил в траву, чтобы огласить окрестности новыми криками боли и ужаса от происходящего.
  Казалось это никогда не закончится. Время текло медленно, казалось, что прошли дни. Недели, годы, столетия. Менялись обстоятельства, в какой-то миг боль стала не столь нестерпимой, тело становилось грубее, менее чувствительным, крик стал превращаться в хрип, который потом перерос в утробный рёв. Обстоятельства менялись, менялась боль, менялся сам Влад. Боль поглощала его постепенно, чтобы потом резко выплюнуть изжёванное тело и не менее изжёванный разум.
  Однажды он просто потерял себя, и его поглотила тьма. Наверное, у всех есть шанс очиститься, вытерпеть муки за свои мирские прегрешения и отправиться в рай, или на перерождение, но Влад чётко понимал, что это не его вариант, ведь свою душу он продал ещё при жизни.
  Глава 5 'Новые обстоятельства'
   Стагор весело носился по лагерю переселенцев, радуясь жизни. Энергия внутри била ключом, и пьянила не хуже перебродившего сока дикого винограда. Ничего не болело, не раздавалось резких болей в суставах, которые уже давно стали частью его жизни, и были с успехом игнорируемы. Не ныла сломанная лет двадцать назад нога, не было привычной дряблости. Он пинками сгонит к месту своего спасения половину молодняка, и заставит их сделать на этом самом месте Алтарь! Именно Алтарь, и не как не меньше, потому как он видел кто на самом деле спас его, и это меньшее что можно сделать! Здесь будет стоять их новый дом, и нигде в другом месте.
   Огромное селение с большим домом посередине уже стояло перед мысленным взором внезапно помолодевшего старца. Это будет чудесным местом! До леса уже осталось не так далеко, но туда не пойдёт не один человек из его племени, разве что за дровами или брёвнами для домов, да и поохотиться не помешает. Они больше не будут скитаться, судьба указала им место для дома!
  
   Игорь, по-прежнему стоящий на холме, наблюдал за возведением первого в этом мире города и заодно - первого храма, причём посвящённого не кому-нибудь, а ему, Игорю! Такого поворота он не ожидал, но что сделано, то сделано. Это его мир, и ему решать, кто и сколько проживёт здесь. И никакой предохранитель от Кондрата ему не помешает. Он уже нашёл как его обойти, и только что с успехом применил этот метод.
  Получилось довольно необычно, особенно когда жизнь того, чей путь оборвался, перешла к тому, кто должен был умереть. Но сам эффект Игорю понравился, нужно только понаблюдать за стариком ещё немного, чтобы узнать. Не получилось ли негативных последствий. Вообще, круговорот жизни и смерти - вещь, безусловно, необходимая, это Игорь понял практически сразу, как получил целый мир в личное пользование. Но сам процесс вызывал в нём отторжение. Кому уходят души, которые он освобождает, что с ними происходит, откуда они берутся? Увы, ему эти факты были не известны, а спросить было не у кого. И Игорь, лелея свой мир, и желая для него самого лучшего, просто не хотел отпускать из него такую душу, как у Стагора. Потому он и отдал всё оставшееся время того разбойника-оболтуса старику, надеясь, что тот распорядится им мудро.
  
  Очнулся в тёмном подземелье он,
  За дверью вдруг послышались шаги...
  - Знакомые строчки?
  Сознание возвращалось рывками. Влад медленно открыл глаза, и с недоверием прислушался к себе. Боли не было. Руки и ноги были на месте, так же как и кожа. И тут по этой самой коже пробежали такие мурашки, что мамонты, если бы всё ещё существовали, умерли бы от зависти. Вспомнилось сразу всё, что предшествовало этому пробуждению.
  - Ну, не надо так дрожать, всё уже кончилось. Почти. Для этого вам нужно согласиться на одну непыльную работу.
  - Что надо делать? - ужас от перспективы вновь оказаться ТАМ застилал глаза. При жизни Влад не был дураком и мог сложить два и два. Если уж тебя угораздило после смерти попасть в ад. То будь готов, что на новой работе начальником окажется дьявол.
  - Вижу, вы верно всё понимаете, Владислав. Но вам повезло, кроме меня, на этой работе у вас не будет начальников. Только оппоненты. Ваша задача, чтобы как можно больше душ из мира, куда вас направят, попадали в ад. Методы практически не ограничены, ибо мир новый, но и запретов там почти нет, так что дело сложное. Но, я думаю, на месте разберётесь.
  - Разберусь. - малиново-оранжевый костюм не настраивал ни на деловой лад, ни на долгую беседу, и если бы не знать наверняка, кто носит этот кошмар дизайнера, то можно сильно обмануться в своих ожиданиях.
  Дьявол взмахнул рукой, и мир ухнул вниз, быстро сменяя цвета и очертания. Наконец всё закончилось, и Влад рухнул на колени в твёрдую землю. Больно не было. После ада вообще сложно воспринимать боль. Подняв голову, он увидел странного субъекта в чёрном пальто, с откинутым капюшоном и абсолютно белыми волосами.
  - Я безмерно тронут, но заставлять людей при виде меня падать на колени - это не мой стиль.
  - Молчи, смертный, я посланник самого Дьявола, и горе тебе, если ты сейчас же не поможешь мне организовать тут скупку душ по десять штук за зубочистку!
  Лицо беловолосого перекосила странная гримаса. Сначала Влад даже решил, что незнакомец сейчас расплачется от такой перспективы и упадёт на колени моля о пощаде, и уже даже заготовил довольно пафосную речь о своём великодушии, но тут незнакомец действительно упал на колени, а потом и на спину... от смеха. Влад стоял, и в глубоком трансе наблюдал за этой картиной. Кто ещё может смеяться над посланником ада, если не более высокий посланник? Но кто это? Ваал, Балтазар? Нет, он скорее похож на хорошо сохранившегося вампира, чем на посланника ада.
  И тут внутри у свежеиспечённого адского эмиссара поднялся гнев. Нет, не гнев, чёрная злоба, что какой-то вампир, недоносок, смеётся над ним, прошедшим все круги ада и возвысившимся до демона. Не зная, что и как он делает, он собрал всю свою злость и ненависть в кулак и обрушил на наглого незнакомца. Получи Влад в своей прошлой жизни подобный удар, его кости и брызги крови пришлось бы собирать со всего света, и доставать из стратосферы.
  Незнакомец просто перестал смеяться и поднялся обратно на ноги.
  - Значит, ты посланец Люцифера? - задумчиво проговорил 'вампир', глядя мимо собеседника. То, что это не человек, Влад понял сразу после своей оплошности. - я ожидал кого-нибудь менее наглого, но раз пообещали соотечественника, то получайте во всей красе загадочной русской души.
  - Значит, ты здесь за тем, чтобы собирать уходящие души. - Взгляд 'вампира' сфокусировался на Владе, и того пробрал до самой глубины его грешной души. Невольно Влад посмотрел собеседнику в глаза. Назвать это существо вампиром было, по меньшей мере, глупо. Взгляд принадлежал самой смерти. В нём не было угрозы, или чего-то подобного. Просто смерть, не злая, не добрая, не жестокая и не милосердная. Чистая и незамутнённая эмоциями и обстоятельствами. Мрак начал окутывать сознание, отбирать ясность мыслей. Толчок в плечо разорвал зрительный контакт, и всё закончилось. Влад осознал себя лежащим на земле. - Не делай так больше, если не хочешь быстро попасть обратно в ад. Если ты умрёшь здесь, то вряд ли тебя вернут обратно.
  - Ты что вообще такое!?
  - Тебе не объяснили?
  - Нет, чёрт тебя подери! Всё что мне объяснили, это то, что у меня здесь будет непыльная работа по отлову душ для ада.
  - Что же, будем знакомы, Игорь. И мне было бы интересно посмотреть на того чёрта, у которого получится что-то мне сделать. - Игорь саркастически ухмыльнулся. - Что же, видимо мне самому придётся ввести тебя в курс дела. Насколько я понял твоего босса, твоя задача забирать души в ад, где они будут страдать за свои мирские грехи, чтобы очиститься перед перерождением. Примерно так, правда?
  - Да, всё так.
  - Но есть один нюанс.
  - Какой такой, ко всем чертям, нюанс!?
  - Не беспокойся, это почти формальность. Тебе всего лишь придётся доказать мне, что каждая душа, которую ты забираешь, достойна ада.
  Влад глубоко вздохнул и медленно в уме досчитал до десяти. В этом мире не всё так просто, как кажется на первый взгляд, и не мешает в начале кое-что уточнить.
  - Игорь, прости, конечно, моё небольшое любопытство, но кто ты такой, чтобы я перед тобой отчитывался?
  - Вот, это правильный и, безусловно, важный вопрос. Ты точно хочешь знать на него ответ?
  - Всенепременно.
  - Ну, ты сам просил. - Игорь протянул руку для рукопожатия, которая медленно теряла плоть, обнажая белые кости. - Будем знакомы, Смерть.
  
  Разговор давно закончился, а Игоря до сих пор потряхивало от едва сдерживаемого смеха. Конечно, с адом шутки плохи, но не тогда, когда тебе на ад начхать с высокой колокольни. Скорее ад во главе с самим Сатаной побоялся бы шутить с Игорем, но никак не наоборот. Шутки со Смертью обычно заканчиваются ещё хуже.
  Между разговором с Люцифером и визитом его посланника прошло довольно много времени. За это время Игорь успел неплохо разобраться в том, как что работает, и в своих обязанностях в принципе. Люди умирают не оттого что изнашивается тело, изнашивается душа. Каждая душа приходит в этот мир с определённым зарядом. Для себя Игорь решил называть его 'зарядом бодрости'. Этот самый заряд поддерживает душу, и позволяет ей жить в теле. По мере жизни заряд расходуется, но достаточно волевые люди могут аккумулировать его в небольших количествах, что позволяет им жить дольше, и сохранять ясным рассудок. К сожалению, человек не может жить вечно, и того, что могут вырабатывать такие люди, не хватает на бессмертие. Конечно, есть варианты, тот же энергетический вампиризм. Но это не своя жизненная энергия, она заимствована и тратится гораздо быстрее. Другим выходом является вампиризм натуральный, то есть кровный. Проблема в том, что для этого нужно сначала умереть самому, а потом не потерять связь с телом. А это не в моих интересах. Есть также множество других способов продлить свою жизнь.
  Один из таких способов я применил к Стагору. Храм Жнеца набирает влияние, и его первожрец приобрёл немалый вес в обществе. И это если забыть про то, что и раньше он не был простым обывателем. Многие люди в этом мире придумывают себе богов и отрицают существование других, но ни один безумец не станет отрицать существование смерти. Да и если станет, ситуацию это не особо изменит. На самом деле Игорю не была нужна церковь имени себя, но раз уж выдался такой случай, то пусть всё будет как есть.
  Кстати о религии, довольно скоро должен прибыть эмиссар рая, потому как после Люцифера оперативно появился некто бледный и крылатый. Быстро осмотревшись, он смахнул испарину со лба и хмыкнул себе под нос что-то вроде 'не первый', при этом странно косясь на то место, где стоял начальник всего ада. Потом он проинформировал Игоря о том, что они пришлют своего представителя, и откланялся.
  Интересно, как эти самые эмиссары рая и ада собираются собирать души, если даже ему со всеми своими нововведениями приходилось довольно туго. И это ещё учитывая довольно малую заселённость мира. Кондрат на Земле наверняка не вешается только из-за невозможности такого финта ушами. Всё же повесившаяся смерть - это уже перебор для любого мира. Возможно, всё дело в опыте, которой у Игоря практически отсутствовал. Но потом он решил не мучаться и попробовать готовые шаблоны. В конце-то концов, всемогущ он или погулять вышел? После выполненного чисто для себя хлопка в ладоши Игорь оглядел несколько тысяч своих копий, и отправил их трудиться во благо мироздания.
  И вот теперь к нему присылают сначала одного троглодита, и совсем скоро ожидается второй. Можно было сказать 'нет', и их бы не было, просто не прошли бы через барьер между мирами, но это было бы очень скучно, а у него впереди вечность, отнюдь не наполненная развлечениями, и негоже отказываться от тех, что сами плывут в руки.
  - Ты ещё долго будешь пытаться доказать себе, что я тебя не вижу?
  Пространство в пяти метрах от Игоря немного смазалось, и к нему, уже не скрываясь, приблизилась долговязая фигура немного небритого мужчины в сером пальто.
  - Ты, как видно, посланник райских врат. Невежливо, знаешь ли, подкрадываться к хозяевам места, куда ты пришёл как гость. - Осмотрев вновь прибывшего с ног до головы, Игорь хмыкнул. - Сдаётся мне, это не первый случай, когда Инферно оказывается щедрее света - это нечто, прислать в качестве посланца половину души. Это, конечно, интересно и волнующе, но где бродит твоя вторая половина, воин света?
  - Это ничтожество должно было давно раствориться в хаосе, и я буду очень удивлён, если это не так.
  - И что же вас так разорвало, уважаемый?
  - Я тоже, как и мой коллега и противоборствующей стороны, был не чужд при жизни ритуалам и эзотерике. Каждый в конце концов пытается вызвать демона... Но, в итоге процесс пошёл в обратную сторону, и нас разделило. Большую часть, то есть, меня, и весь свет души в Рай, ну а остальное... По-моему, он попал даже не в Ад, так что вряд ли я увижу его даже в качестве мелкого беса.
  - Хм... занимательно.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"