Вулкан: другие произведения.

"Плачет кукушка за оврагами". Сборник рассказов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
   Холдор Вулкан
  
  
  Плачет кукушка за оврагами
  Сборник рассказов
  
  
  
  Автобус
  (Рассказ)
  
  
  
  Я Абу Довул Ибн Тофан.Мои внешные приметы: Лет 25, рост 175 сантиметров, светловолосый, плечист.Глаза мои карие и большые как у коровы и шея у меня не очень длинные, губы тонкие.На левом шеке имеется шрам от ножа и ожога, похожый на заплатку. Я вышел в отпуск и хотел отдохнуть по человечески на берегу море, чтобы восстановить свои расшатанные нервы, сидя на берегу один, глядя на приливы и отливы море при луне.Я собирал свои нужные вещи и сложив их в чемодан вышел из дома.У порога я попращался своими родителями и они благословляя меня стояли там, махая мне костлявыми руками до тех пор, пока я не исчез за поворотом.Я шел с чемоданом в руках в сторону большой дороги, где можно сесть в автобус или остановить попутку.До города было далеко.По этому я собирался в дорогу с утра, чтобы не опаздать в аэропорт, откуда я сомолетом улетаю на Гаваи.Иду, настроение приподнятое.Улыбаюсь, глядя на цветущие рыжие одуванчики, которые росли вдоль тропинки, гляжу на весенние тополя, которые звенели на ветру.А там заброшенное дикое поле, где трава колыхалась зеленой волной на прохладном утренном вольном вертру.Над полем заливались жаворонки, приветствуя поднимающиеся солнце из за холмов.Я почему то начал думать об одуванчиков, которые радует глаза людям, но пройдя всего лишь два или три месяца они становятся седыми.И их седую прическу срывают беспощадные осенние ветры и бедные одуванчики станут лысыми.Глядя на их лысые головы и тонкие длинные шеи, человек даже не знает, смеятся ему или плакать.Хотя зима суровая, но она в отличие лето и осени подарит одуванчику белый парик из снегов.Такими мыслями я даже не заметил как оказался на обочины большой дороги.На дороге полно автомобилей и они неслись как стадо тараканов, одни туда, другие в протвоположную сторону.Какраз в этот момент я увидел автобус желтого цвета.Спешно поднял руку и автобус остановился возле меня, поднимая облака пыли и издавая звук типа, чсссс и -открылись двери.Я обрадовался и впрыгнул в салон с чемоданом в руках.В автобусе народа было много, как говориться, яблоку не где упасть. Молодые здоровые парни с золотыми зубами сидели на сидениях а старики старухы и беременные женщины с детми ехали стоя. В такой толкучке человек не упадет, даже не ухватившись за поручень.В солоне не чем было дышать.Я начал задыхаться в духоте из за нехватки свежего воздуха.Рядом один пожилой человек сидел на табуретке.Это еще ничего в сравнение с женщиной, которая сидела на перевернутом помятом почерневшем ведре.
  
  -Господин шофер, включите пожалуйста кондиционер! -крикнул я.Услышав мои слова пассажиры хором засмеялись.Особенно шофер.Он хохотал глядя в потолок кабины, забывая о руля на какое то время и автобус чуть не сошел с дороги.Оказывается у автобуса вовсе не было кондиционера.
  
  -Ну тогда откройте люг и пусть поступает воздух в солон! -снова крикнул я.
  
  -А как открыть люг, если они заржавели и сломались у них рычаг -рукоятки! -завопил кто то нервно из толпы.Дабы не схлопотать неприятности, мне пришлось наконец смирится с положением.В этот момент один тип с через чур узкими глазами и скулистым лицом начал крутить разговор со мной.
  
  -Вы сильно не переживайте, господин, со временем прывикните к недостатку воздуха как я.Давайте сначало познакомимся.Такими словами он познакомил себя.Оказывается его имя Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия.
  
  -Меня зовут Абу Довул Ибн Тофан -сказал я, неохотно жмя отвратительные руки Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия.
  -Очень приятно было познакомится с Вамии, господин Абу Довул Ибн Тофан -сказал Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия и когда он улыбнулся его глаза исчезли между скулами его лиц, которые выпукли до размера женской груди.Его мясистые губы были похожи на часть женского организма, которая сильно пострадала от внешных ударов.Он говорил, глядя в меня снизу как на горную вершину, так как он был низкорослым но с большой задницей, которая висела у него с зади как рюкзаг.Он смотрел на меня из узких щели свих глаз так, что глядя на него невольно думаешь о том, как он вообще видит меня через этих черточек.А он все весело улыбается сквозь выпуклых скул своих лиц, похожые на грудь женщин.
  
  -Я поэт -сказал Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия спустя некоторое время.Потом он начал говорить о чем то.Но я его не слушал внимательно, любуясь пейзажами, которые мельтешили за окном автобуса, где цветут абрикосы и в зелени утопают дома как пчелиные улья.
  
  Я с детства люблю путишествовать.Люблю дорогу, как цыганы, которые свою жизнь проводят на дорогах.Если есть в мире хоть один свободный народ, то это цыганы.Они очень хорошо знают о том, что жизнь человека очень коротка.Коротка до такой степени, что в этой мимолетной жизни смешно построит роскошные дома, воровать народные деньги и переправлять их через оффшорные зоны в зарубежные банки в виде золото и бриллиантов.Для того чтобы понять мудрую философию цыган, человеку не обязательно быть Сократом или Аристотелем. Цыганы едут на своих телегах, запевая веселые песни и остановливаются там, где опускается вечер.Цыганы остановятся на полях или в широких степях, где поют сверчки под луной и они разводят на диком ночном поле костры, поют хором романсы под плач гитары и танцуют в ярких одеждах, в хромовых сапогах с высоко поднятой головой, как тореро в корриде де торрес в далеком амфитеатрах Испании.Глядя на их жгучый танец, опасаешься о том, что от их танца звезды могут ссыпятся с небес.Вот мы с вами оберегаемся от гриппа и простуды.Одеваемся как капуста зимой.Чуть что бежим к врачам, рецепты аптека таблетки уколы и все такое.А цыганы в суровую зиму едят на своих телегах и их дети играют в летних одеждах, но не заболевают.Это от того, что они адаптируются к холоду и всегда ходят в свежем воздухе. А что, правильно.Человек должен жить в гармонии с природой, а не в исскуственных условиях, беспощадно истребляя фауну и флору, загрязняя экологическую среду, угарными газами и вредными дымами фабрик и радиоактивными отходами заводов, где изготовляются оружия массового поражения.Хотя я не цыган, но решил тоже жить как то по цыганскими законами.Я конечно не оправдываю воровство и черную магию.Но одобряю образ жизни цыган в области свободы.Говорят, что цыганы попрашайничают, не понимая об их истинных намерениях о том, что этим занятием цыганы убивают в себя гордыню.Так поступил и я.Начал работать мусорщиком.Однажды я увидел на фонарной столбе объявлению и окосел от удивлении.Текст объявлении был таков.
  
  
  Объявление:
  
  Сдаю в аренду свой шкаф одинокому молодому мужчину лет 20 -25 за не дорогую месячную оплату.
  
  Арендадательница: Гульхида Дудубеккаль кызы.Тридцать лет.
  
  Дальше идет адрес, телефонные номера.
  
  
  Я осторожно оглядываясь вокруг быстро записывал координаты гопожы Гульхида ханум Дудубеккаль кызы в свой блокнот.
  
  Интересно стало.Ну, думаю дела.Чтобы другие бездомные не опередили меня, я в тот же день позвонил ей и мы договорились встретиться у ее дома.Потом я поехал к ней и мы составили с ней договор, подписали этот юридический документ в аккурат и я переселился в шкаф госпожы Гульхиды ханум Дудубеккаль кызы.
  -Теперь мы с Вами соседы.А соседы должны жить всегда мирно, помогая друг другу обо всем.Только будьте осторожны тогда, когда мой муж неожыданно вернется из служебной комондировки или из зарубежных поездок, заранее непредупредив нас с Вами-сказала арендадательница Гульхида ханум Дудубеккаль кызы, нежно улыбаясь.
  
  -Хорошо, гопожа Гульхида ханум -согласился я и начал свою новую жизнь в ее шкафу, как говориться с чистого листа.Когда я хотел пойти в свой апартмент, ну в смысле, в шкаф соседки, она остановила меня и сказала, чтобы я не стеснялся, в случаях, если вдруг у меня появится желанья сходить в туалет, стирать свои одежды, купаться, принимать душ или ванну, или скажем смотреть телевизор и тогдали, то я могу не беспокоится по этому поводу, то есть свободно могу пользоваться ими.Она еще разрешила мне свободно зайти на кухню, готовить себе яичницу на завтрак или обед из баранины или же ужин и для этого есть все условия, есть нужные ингредиенты вплоть до водки и коньяка, которые находятся в двухярусном огромномном холодильнике. -Ну, думаю, чудеса.Я даже во сне не предпологал о том, что я переселюсь в такой роскошный шкаф и буду жить бок о бок с такой хорошей богатой соседкой как госпожа Гулхида ханум Дудубеккаль кызы.Живу, короче, в шкафу, лежу отдыхаю после изнурительной работы в мусоровозе и на тебе, вдруг мне захотелось сходить в туалет, причем по большой нужде.А у меня, сами знаете, в шкафу нет сортира.Пришлось выйти из шкафа и пользоваться соседским туалетом.Потом зайдя в душ я хорошенко помылся, почистил зубы в ванное, после чего мне захотелось принимать ванну и я наполняя теплой водой ванну, взбил пену и лежал закрыв глаза от наслаждении в пенистой воде как ангел посреди белых облаков. Вдруг послышались скрип шагов на паркетном полу и я вскочил, думая в ужасе о том, что неожыданно вернулся муж моей соседки.А там раздался нежный стук и я нимножко успокоился, услышав знакомый голос доброй соседки.
  
  -Господин сосед, а сосед, я принесла Вам полотенцу и халат моего мужа.И я забыла Вам сказать о главном, о том что я массажистка с огромным стажем.То есть Вы можете воспользоваться моими услугами -сказала она.
  
  -Да?.. То есть... как?.. Ну, а... видите ли, я чек не только скромный но и довольно искренный и я сразу должен признаться, что у меня сейчас нету ни копейки на такой столь дорогой массаж.Еле еле свожу с концами, ей Богу.Но я твердо уверен в том, что я вскором будущем страшно разбогатею.Я верью, что один отреченный от земных благ и от богатство и роскоши отшельник монах, который превратил себя в живой монастыр, найдет из подвала своего дома золотую слитку и этот проклятого металла он завернет в дырявый скатерт, потом вынесив его вместе с мусором, выбросит в мусорный бак, дескать от греха подальше.А я прихожу на рассвете, чтобы убрать мусор, когда люди спят сладким сном. А там черный полиэтиленовой мешок.Приподнимаю, мешок чего то тяжелый и что то звенит внутри.Открываю полиэтиленового мешка и чуть не ослепну от сиянии какого то цветного металла.Смотрю, там лежит золотая плитка!Вот только после этого и я могу себя позволить такие аристократические штучки как массаж, пизатерапия и прочие вещи -ответил я. Да нет, грит, она, массаж мой совершенно бесплатный.Я, грит, хочу оказать Вам гуманитарный массаж ради человеколюбия.
  
  -Нуууу, ежели массаж Ваш бесплатный, то можно попробовать -сказал я. После этих моих слов госпожа Гулхида ханум Дудубеккаль кызы зашла в ванную комнату, повесила полотенцу и махровый халат своего мужа, потом сняв свой прозрачный шелковый халат, подошла к ванне на цыпочках как балерина оперного театра и вошла в воду как русалочка на безлюдном море под сияюшей тихой луной.Мы сели рядом и она начала массировать меня.Ну, посколько в автобусе едут женщины и дети мы не будим углублятся в подробностях, то есть не будем писать о том, как мы с ней долго и страстно занимались массажом в теплой пенистой воде.О сладких стонах Гульхида ханум и все прочие.Одним словом, мы вышли из воды, я надел махровый халат с капюшоном, тапочки тоже. Потом мы с моей доброй соседкой сидели на мягком кресле вдвоем, ели, выпили коньячку, закусывая шоколадами "Каракум", смотрели телевизор и легли спать.Утром я побрился как огурчик с помощью бритвы, которая лежала у большой зеркалы.Я плотно позавтракав хотел было идти на работу тащить мусор, тут неожыданно открыв дверь своим ключом в дом ворвался муж моей соседки Гульхида ханум.Он поставив свой чемодан с подарками на стол, бросился на свою жену, широко распахнув свои обьятия и такой же улыбкой на устах.
  
  -О, моя любимая!Как я соскучался по тебе!Дай я обниму тебя за тонкую талию как у муравья и поцелую в губы похожые на бутон прекрасной рози! -воскликнул он.Но увидев меня он замер на миг, опустив свои руки как две весла деревьяной лодки, как рыбак в море, который с восторгом смотрит на сияющую луну.Его широкая улыбка на лице угасло как перегоревшая лампочка.
  
  -А кто это?! -спросил он у своей жены, то есть у моей любовницы, недоумывая.
  
  -Ах этот мужчина что ли?! Да он наш сосед, то есть арендатор.Живет в нашем шкафу.За одно бесплатно охраняет наш дом -секюрити.А что? Не сидеть же мне, сложа руки и не помогая тебе мой дорогой, когда ты работаешь день и ночь, скитаясь по миру, в служебных и зарубежных командировках, в целях как то прокормить нашу семью.Вот и я решила отдать наш шкаф в аренду, который стоит, не принося пользы.Познакомся, дорогой, с нашым соседом арендатором.Его зовут Абу Довул Ибн Тофаном.Он очень хорошый человек.Работает мусорщиком -сказала Гульхида ханум Дудубеккаль кызы.
  
  -А -а -а, так бы сразу и сказала.А то я думал, что вор какой то забрался в наш дом через дымоход камина и взял тебя в заложенники. Ты никогда не говори о том, что охрана бесплатная.В этом мире, за все надо платить.Я предлогаю назначить ему зарплату за эту опасную работу плюс, освободить от государственных налогов.Вы, господин Абу Довул Ибн Тофан, завтра же уволняйтесь с работы по собственному желанию и работайте в нашем дому охранником в полную ставку.Работать мусорщиком такому молодому красивому человеку как Вы, не к лицу.Очень приятно было познакомиться с Вами, дорогой наш новый сосед.Меня зовут Итдаюсвойлок и я теперь спакоен как никогда, так как наш дом под Вашей усиленней охраной -сказал снова улыбаясь муж моей любовницы, дружно протягивая мне свои тощие руки как у шайтана.
  
  -Мне тоже приятно было познакомиться с Вами, господин Итдаюсвойлок.Да, Вы теперь спокойно можете ехать туда, куда Вам хочется -сказал я облегченно вздыхая и крепко жмя руку господина Итдаюсвойлок.Он оказался шедрым человеком и быстро накрыл стол и мы троем долго сидели беседуя между собой, выпивая коньячку.Гулхида ханум Дудубеккаль кызы сидела рядом со своим мужем, обнимая его за плечи, но своими нежными ногами в шелковых колготках ласкала мои ноги под столом.Эх, какие были дни!Теперь вот я вышел в отпуск и еду на море по путевке, которая купил для меня господин Итдаюсвойлок.Ох, как я люблю путишествовать, как люблю дорогу, Господи!
  
  Я иногда часами гляжу из далека на эту дорогу ночью и она своими с горящими фарами автомобилей выглядит как поток лавы из жерлы проснувшихся вулканов.Как сказочная огненная река.Днем тоже интересно было наблюдать за движениями автомобилей.То легковушки то грузовики то автобусы несутся как бесконечный табун диких лошадей... Такими мыслями я включил свое внимание на Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия, который все читал стихи с пеной во рту об осени о журавлях, которые он переводил из других языков.
  
  - Хей, Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия, помолчите пожалуйста.Мне надоело Ваш бред, который вызывает тошноты.Я устал, понимаете?Хочу нимного поспать.А Вы мешаете мне -сказал я.
  
  -Хорошо, хорошо, господин Абу Довул Ибн Тофан, молчу -сказал наконец Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия.
  Я закрыл глаза и стоя уснул с чемоданом в руках.Проснулся, когда автобус ехал с большой скоростью по туннелу.Нет, это мне так показалось.На самом деле автобус ехал ночью.Но вскором рассветало.Тут глядя в окно автобуса я обобмлел от удивления.Потому что там мелкали осенние деревья, которые печально роняли свои пожелтевшые листья.А рядом Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия в коричневых туфлях все читал стихи об осени и о журавлях, ритмично тряся своей огромной задницей, которая висела у него с зади словно огромный рюкзак.Я думал это мне снится или мерешится.Как же это так?Я, слава богу не алкаш какой нибудь, чтобы мне мерешилось такие кашмары в белой горячке.И не нарик -ширавой, у которых часто случается такое, когда начинается ломка.Так же я был вменяемым, вполне нормальным человеком, не страдающий никакой душевной болезнью.А то что я видел за окном автобуса было реальным.По этому я сильно испугался.Неужели я спал так долго, что прошло лето пока я проснулся? -думал я и спешно вынул из кармана свой мобильный телефон и быстро проверил сегоднячнего число и нимного успокоился.Телефон мой показал 26/05/2014.11:35 дня.Странно -продолжал я думать.Как так быстро может меняться времена года?Анамалия какой то.А почему увидев это не удивляются остальные пассажиры.Они едут спокойно, безразлично и рассеянно глядя на заоконные осенние пейзажы. Какраз в это время перебили мои мысли всхлыпи Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия.Он плакал, глядя сквозь дрожащие слезы на осенние пейзажы, которые мелкали за окном автобуса.
  
  -Простите меня великодушно, господин Абу Довул Ибн Тофан.Глядя на осенние пейзажы я вдруг вспомнил о свой пилотке, которой я гордился.Большая, порванная, но красивая была пилоточка моя и я никому не доверял ее, носил всегда с собой.Она была такая нежная, что даже жалко было надевать на свою грешную голову со вздутым лбом, похожый на балкон.Я относился к своей пилотке как к святыню и поэтому берегал ее в почетном месте своей хижины как ардефакт.Но, однажды, чтобы я ее случайно не потерял, оставил дома, закрыв дверь на замок и беря мешок поехал на своем ишаке на поле, в целях собирать на зиму кизяк.Я целый день шлялся в поисках кизяка на краю поле по тропинке, где гудят на ветру серебристые юлгуновые заросли.Я собирал кизяки, похожые на коричневые розы, потом положив их в огромный мешок, вернулся домой.Смотрю, пилотка моя лежит не так как я ее положил.Видемо кто то ее надел на свою голову.Увидев токое я начал гореть в аду ревности и кулаки мои зажались сами по себе до треска костей от гнева.О, Боже, неужели?Неужели, ё мое!Но как? Дверь была закрыта а окна зарешеченные.Ах, черт а, вах чееерт!Как же я сразу не догодался!Вот дурак, ну дураааак! Этот злоумышленник спустился через дымоход как Санта Клаус на западе! -предположил я спешно и выбежав из дома поднялся на крышу словно пожарник через деревянные лесницы.Осмотрев дымаход я еще больше удивился.Потому что дымоход был весь в паутинах.Тут этот вариант отпадает - думал я и думал, сидя на крыше, глядя вокруг.На следующий день воротился с поле неожыданно, зашел в хижину, а там гляжу пилотка лежит в совсем другом месте.Мне казалось что пилотку опять кто то надел.А она порванная лежит и молчит.Создалось такое печетления, что пилотка меня обманывает.После этого ночью не сомкнув глаза до самое утро я разработал хитрый план и утром сразу после завтрака я вышел из дома, закрыл аккуратно дверь на замок и делая вид что ухожу на работу, топал на месте, скрепя полом на крыльце нашей хижины.
  
  -Ладно тогда, любимая моя пилотка, я пошел на работу и там я могу долго задержатся, так как последнее время в окрестностях трудно стало найти кизяк!По этому я сегодня пойду в далекий степ и я могу заночевать там, разводя костер, чтобы волки не загрызли меня на ужин!То есть я возможно вернусь домой завтра к вечеру усталый, пешком!А что мне прикажешь делать, если серые волки загрызут моего ишака?! -сказал я, хитро улыбаясь в кулак своей руки.Потом перейдя дорогу скрылся в кустах и сидел там, пристально глядя в дверь нашей хижины, в целях застать врасплох незванного гостья -злоумышленника с поличным, который приходит когда меня нету дома.Я сидел довольно долго и от усталости уснул.Потом неожыданно проснулся от шума сороки, которая стрекотала на ветке цветущей белой акации.Гляжу, кто то открывает ключем нашу хижину, осторожно оглядываясь вокруг.А там еще один злоумышленник появился.Потом другой.За считанные минуты там собралась целая толпа.И они все зайдя в хижину по очереди начали надет на свои головы мою порванную пилоточку.У них головы большые и через какое то время бедная пилотка разорвалась на две части.Я конечно побежал туда, чтобы отобрать у толпы пилотку свою, оказав таким образом ей помощь в трудные минуты.Увидев меня злоумышленники выбежали из хижины и разбежались пулей кто куда.Я не мог их поймать.Смотрю, там на полу лежит моя любимая порванная шелковая пилотка.Господи, как я плакал тогда, как рыдал, вспоминать даже страшно!После этого я взял свою порванную пилотку и чтобы злоумышленники не смогли надеть ее , решил уехать в далекие края -сказал Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия.
  
  -Эй, Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия, Вы замолчите наконец или нет?! -сказал я.
  
  -Хорошо, хорошо, господин Абу Довул Ибн Тофан, молчу -сказал Бахаргульпешана Абу Аравакаш Аттар Ибн Нусхакаш Гегном Аль Покрия.
  К тому времени я почувствовал голод и хотелось мне попить чай с сахаром и конечно с лимоном.Для этого мне пришлось открыть чемодан и выташить оттуда еду с чаем, который находился в большом китайском термосе с рисунками, где исполняют журавли брачный танец на фона весеннего водопада.И так я присев на чемодан, начал то ли завтракать толи обедать, сейчас точно не помню.Я развернул газету "Халк сози" на что было завернут вкусный бутерброт, который приготовила для меня моя преданная любовница и добрая соседка госпожа Гулхида ханум на дорогу.Я начал кушать, задумчива глядя на окна автобуса и от удивления у меня чуть челюсть не отвисла.Может Вы не поверите, но Вам лож а Мне правда, там за окном падал снег, представляете?Я испугался сызнова подумав, что я сходил с ума.Потом резко встал с место и в панике начал кричать: -Господин шофер!Остановите автобус немедленно!Я кажется не в ту автобус сел.Поймите меня, я опаздываю на рейс самолета Ташкент - Гаваи! -засуетился я.А шофер снова начал смеяться и хохотать.Пассажиры тоже.Тут один милиционер подошел ко мне и показал свое удостоверение личности.
  -Лейтенант Корбобоев!Почему кричите, гражданин?!Вы нарушаете общественный порядок.Не вынуждайте нас прибежать к крайному меру, то есть арестовать вас и посадить на долгие годы!Вон там прокурор с судьей едут.Судебные заседатели тоже -сказал он.Я знал, что спорить со стражой порядки ни к чему хорошему не приведет.Мне пришлось повиноваться и обещал о том, что больше не буду поднять свой голос.После этого разговора у меня пропал аппетит.
  
  -Эх, зачем я вообще вышел из дома, где жил спакойно.Вот тебе отдых на побережье море -подумал я обратно завернув бутерброт в газету "Халк сози" и закрыл крышку китайского термоса с рисунком, где журавли исполняют брачный танец на фоне весенного водопада.Ох как мне хотелось тогда принимать теплую ванну и валятся закрыв глаза от наслаждении в пенистой воде как ангел посреди белых облаков.Я хотел было продолжит думать, тут я случайно увидел женщину с мужчиной, которые делали вид что танцуют.Но занимались очень не приличным делом среди бело дня прямо в автобусе да еще стоя.
  
  -Я, грю, граждане, что вы делаете?! Как вам не стыдно?!Тут уважаемые старики и старухи едят стоя.Там женщины и дети... -сказал я. Парочка оглянулась и мужчина сказал: -Эх, наивный ты провинциал! Думаешь, что мы едем в этом автобусе?!Мы живем в этом старом драндуллете!Рожаем детей и стареем!Тебе тоже советую найти какую нибудь женщину в этом проклятом автобусе и жениться на ней, пока не постарел!Спеши, мужик!Если не веришь на мои слова, то бери зеркало и гляди в него!Там увидишь себя и поймешь обо всем! -крикнул он.Потом сново принялся танцевать интимный танец вместе со своей дамой.Я окасел от услышенного и через несколько минут наконец я пришел в себя и открыв чемодан вынул оттуда круглого зеркало для бритя.Потом уронил зеркало, увидев в него своего отражение.Дествительно.Оказывается мои волнистые волосы поседели и часть из них выпали.Лицо мое стало моршинистым, отросли усы и борода.Как только принялся я плакать сидя на чемодане, тут одна пожилая женщина подошла ко мне и погладила мне голову.
  
  -Не плачь милый, не надо.Вся жизнь впереди.Я давно наблюдаю за тобой.Еще в прошлом году я положила на тебя глаз.Я влюбилась в тебя с первого взгляда а ты все безразлично ко мне.Давай, вставай, потанцуем, мой любимый, пока не постарели -сказала она.Вот тогда я окончательно понял, что я попал в плен и бесполезно пытаться сойти с этого автобуса, у которой никогда не кончается дорога и бензин.Она оказывается остановливалась иногда в остановках, но этого никто из пассажиров не знает.Я как околдованный встал и начал танцевать с той женщиной.Однажды я заметил, что люди которые вошли в автобус через передную дверь постепенно, плавно и незаметно продвигаются в задную часть автобуса.Вскором я женился на той женщине, которая влюбилась в меня с первого взгляда и у нас появились дети.Однажды ночью меня разбудили и кто то с шепотом сказал мне в ухо о том, что я могу сойти с автобуса, дескать моя остановка.Гляжу, я стою у двери автобуса с чемоданом в руках.Моя жена, мои дети и мои внуки попращались со мной с дрожащими слезами на глазах и я спустился с помощью пассажиров вниз.Автобус уехал.Я стоял посреди ночной степи, над которой сияла луна, образуя вокруг себя огромный светлый круг.Я заплакал, увидев свое отражение в луже под луной, где стоял горбатый тощий старик с длинной белой бородой.
  
  
  
  
  26/12/2014.
  7:32 ночи.
  г.Бремптон, Канада.
  
  
  
  
  Капкан
  (Рассказ)
  
  
  Сутулый колдун Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар живет на окраине заброшенной деревни в обветшалом пустом курятнике один.Жители этой деревни уехали в города, ближе к цивилизованным людям, чтобы жить по человечески.Разваленные хижины обросшые бурянами и полынью посреди рухнувших глиняных стен призрачно белеют под сияющей луной.Звездное небо напоминает гигантскую хрустальную люстру иногда и дикое малиновое поле с алыми ягодками.В щелях глинобитных руин поют сверчки, оглушая тихую безлюдную ночь и Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффару кажется, что пение этих сверчков доходят до самых небес и от их голосов дрожат звезды как слезы на глазах.Такое впечатление, что звезды вот вот ссыпятся и опустеет небо.Да, оправдывая опасении Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара иногда так и случается.То есть сонные и усталые звезды ссыпаются в траву в кусты на паутины сверкающей бежутерией и опустеет небо.Сверчки умолкают.
  
  Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар хотя не поэт, но он усердно занимается переводами произведении поэтов ночью, до самого утра, озирая свое женское лицо в рыжем свете керосиновой лампы в своем курятнике и самое странное то, что он этих переводов публикует безо всякого стеснения в местных газетах и журналах не в качестве переводов, а как свои произведения.Раньше он получал баснословные гонорары за опубликованные переводы и за выпушенные книги моноготысячным тиражем.А сейчас он боится слов, боится их немоты, их молчаливый взгляд и искривленные призрением синие губы.Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар когда то работал в одном из госучреждении, обманывая своих сослуживцев вместе с начальством на каждом шагу, различными способами, ради наживы. Однажды власти выделили из госбюджета огромную сумму денег, для того чтобы переоборудовать современными технологиями нового образца учреждения, где он служил.Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар по своей старой привычке тут же разработал хитрый план хищение и купив рукадельную технологию у кустарников почти за дарма, 99 процентов перечисленных денег на новую технологию обналичывал и быстро прикарманил их. Но вскором возникло недовольство и разногласия между его подельниками.Потом это недовольство превратилось в скандал.Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар имел связы с некоторыми чиновниками в верхных эшалонах власти, которые тайно получали взятки и прикрывали своими огромными задницами проемы и черные дыры законов, защищая своих так называемых "Клиентов" в роде Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара от приследование правохранительных органов и прократуры.Но оказывается у его дружков подельников есть иные рычаги давления, то есть тайные рекетиры.Вот они и пришли ночью к Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффару и вынудили его отдать все что он ограбил у государства, и велели ему жить на всю жизнь в заброшенной деревне один, да еще в курятнике, если конечно ему еще хочется жить на этом прекрасном мире.Ему поручили так же кукарекать каждое утро, так, чтобы им было слышно из далека. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар с удовольствием согласился на это, подумав, что он легко отделался.Вот с тех пор Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар живет на окраине города в заброшенном курятнике и четко соблюдая инструкции своих кураторов, он каждое утро громко кукарекает.Постепенно это ежедневное занятия превратилось в его привычку как утреняя гимнастика.Он проснувшись на рассвете, невольно начинает кукарекать. Так же Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар последные годы вынужденно изменил свой меню и стал вегитерянцом.Он теперь питается не так как раньше, пловом на кунджутное масло с олениным мясом и яицами перепелок и икрой на завтрак.Сейчас он довольствует в основном корнями деревьев. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар есть корни деревьев аккуратно, с закрытими глазами от наслаждении как Бобры во время трапезы у лесной речки.Как будто он не кушает а исполняет какой то мистический обряд или ритуал. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар выходит на охоту за корнями ночью, когда все люди спять. Он роет грунт руками, срывает сочных корней деревьев и есть их.Он иногда смеется безмолвно, тресясь всем телом, думая о наивных людей, которые удивляются, увидев чахнушых деревьев в садах, на краях хлопковых полей, на берегах засыхающего Аральского моря и над глубокими оврагами, так и не догадываясь, что корней этих деревьев едят не черви или суслики, а именно Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар.Днем он ходит по заброшенной деревне, собирая камни, с величиной дыни и арбузов сложит в мешок и затоскает их во двор заброшенной хижины, расположенной рядом с его курятником.Это занятия для него является и своеобразным спортом. Иногда он разговаривает с местными дехканами -хлопкоробами, которые приходят сюда со своими детми, в целях собирать кизяки на зиму. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар подарит им камни, завернув в старые пожелтевшые газеты, которые он вытащил подшивками из под завалов руин старой библиотеки.Это его отвлекательный маневр.Он специально делает так, чтобы люди подумали, что он оканчательно сошел с ума.Но этот маневр дорого обошлось ему.Сами понимаете, камни бывают не легкими.Особенно когда Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар сложит их в мешок, становится камни еще тяжелее, словно гири уличных спортсменов -палванов и поднят их не удобно. Не смотря на не удобство и трудностей Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар поднимает мешка с камнями и от тяжести он шагает почти на четверенках, едва не косаясь носом в землю, пихтя и кряхтя, вздувая шейные артерии и краснея как тряпка тореро в боях с быками в амфитеатрах Барселоны.У него есть четкая правила, которой нельзя не саблюдать.То есть ему опасно остановиться по пути, чтобы передохнуть.Если он все же остановится, то в таком случае ему не удастся поднять мешок с камнями обратно.Потом придется волочить их по не ровной дороге заброшенной деревни с многочисленными ямами.Однажды Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар шел с мешком полный камнями на плечах и запутываясь ногами в высокой траве, с грохотом свалился в глубокую яму, как в старую могилу заросшей травой и он услышал звук рвущейся одежды. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар подумал, что порвались его бумажные брюки.Но не тутто было.Оказывается не брюки его порвались а брюшины паха, то есть порвался его кишечник.С тех пор Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар страдает грыжой.Он так горит желанием достич исскуство обмана, что не смотря на боль в пах, Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар продолжает тоскать тяжелые камни в мешке, лишь ради того, чтобы отвлеч внимания людей от основного тайного его промисла - есть корни деревьев. Теперь грыжа стала мешать ему, когда он по привычке проснется на рассвете и кукарекает иза всех сил.Когда его кишки выходят за пределы брюшной полости паха, он впыхает свои кишки обратно в свой кишечник вручную, стоная от невыносимой боли и краснея как флаг мирового пролетариата.Потом сново начинает тоскать камни на своем горбу, ради высокого исскуства обмана.Один дехканин(наивный тоже) увидев его дубленку вес в пушинках куриц, сказал, что Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар похож на пристреленный ангел у который разлетели перья остались лишь пушынки.Ой, как Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар смеялся услышав эти слова глупого дехканина, как смеялся треся пузой!Чуть не лопнул со смеху его грыжа как пузырь, которая образуется во время дождя.Во дурак а.Да, Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар ангел.Но не простой ангел, а падшый!
  
  У него в курятнике висят много масок и он по воскресеням надев маску дервиша, праповедника древного суфийского ордена, беспрепятственно перебирается в город и шляется по базару, по магазинам.Там он зашел в один магазин и от удивления обомлел. Там оказывается торгуют саванами. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар спешно выберал различного размера этого аксесуара смерти и зайдя в примеречное стал примерять их на себя, глядя в зеркало.Даже пошагал он туда сюда в тех элегантных саванах и даже спрашывал у продавца, мол как саван сидит на нем.Прадавец посмотрел на него с ног до головы и аплодировал в ладошы.
  
  -Вы, я вижу, по профессии кутурье -сказал стараясь догадываться о его род занятия продавец.
  
  -Нет, господин продавец, не угодали - сказал Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар и продолжал - знаете ли, я своими мерзкими поступками давно обеспечил себя смертью и Бог зовет меня из далека.Я должен идти, пока мои ноги не запутались в путаницах тропы и дорог грешнего мира. Я решился на это после того, как я начал слышать далекий шепот и шушукание небесных ангелов между собой в морозном небе, когда наивные люди пригревали, укрыв теплыми одеялами замерзшие печки и сандалы в домах и в своих квартирах, где нету газа и света. Такими словами Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар долго смеялся, глядя в зеркало и шагая по магазину, словно девушка маникеншица, которая ходит по подиуму, демонстрируя модных одежд.Он недавно узнал, что многие выступая по телевизору почему то стали хором твердить о том, что они любят родину.После этого Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар тоже полюбил свою родину в аккурат на всякое случае, так как в хоре нельзя не подпевать в унисон всеобщую песню, иначе зрители, которые сидят на первом ряду сразу заметут.По этому Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар на улицах и на общественных транспортах, в бани, на базаре в магазинах, на работе и дома, где бы он не был, громче всех говорил о любви к Родине, об отечестве, об отчизне. Признавался, что он безумно любит свою Родину, дескать влюбился по уши с первого взгляда и он любить ее как Отелло, который любил Дездемону.Он даже от ревности поссорился с одним писателем в кожанной кепке, написавшый ряд прекрасных рассказов об отечество, о том, что он тоже безума от Родины и готов умереть за нее даже ни с кем не советуясь, не задумываясь ни на минуты и не получая одобрение общественности. После этого жена Чульчит Гильмона Абу Ишвафа Ибн Иффара ушла из дома и вышла замуж за другого человека.Она ушла не из за небывалые холода в хижине, а из за ревности, после того, как Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар признался, что он любит Родину. Сейчас она живет с тем рекетиром, который отобрал у Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара все ограбленные деньги из государственной казны.
  
  -Ну иди, иди с этим своим рекетиром, который стал главным завхозом какого то организации, благодаря моих денег, которые я воровал у государственной казни различными способами, глупая женщина, дура этакая.А я тайно влюбляюсь в тучи.Она пушистая, нежная, белакожая и нет ни одна волосинка на ее теле.Ее нежная гладкая кожа как у вздутого воздушного шарика, как у лягушки, которая сидит ночью под луной в пруду на листе лилии и поет самозабвенно, глядя на звездное небо.Туча безобидная, молчаливая и она не просит у меня ни золотые украшения не одежду.Она голая и это прекрасно.Ох, какие у нее упругие груди, Господи!Мммммм! - подумал Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар, глядя в небо, где плавали облака в виде голых женщин как на картинах древных художников италянского ренесанса. Но Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар тут же передумал, увидев тучи, похожая на огромный половой орган ишака великого ходжа Насретдина.После чего он заплакал, подумав о том, что люди не дооценивают его многогранный талант, который у него пропадает безследно. Талант Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара состоит в том, что он умеет построит империю без всяких воинов, без единого солдата, без оружие массового порожения, без дронов разных, а одним единственным своим взглядом.Для этого достаточно, чтобы он бросал взгляд куда нибудь.Например, на поле.Взглянул он на поле, все, считайте что поле уже стало его владением автоматически.Глядел в изумруднозеленые сады, они тут же становятся его собственностью.Родина тоже.Хотя он сейчас живет в курятнике, но в ближайщем будущем он намерен захватывать земли соседных стран своим волшебным взглядом.А потом всю планету вместе с космосом.А там другие владения Бога, рай и все такое. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффару кажется, что он будучи бесценным золотым человеком живет в нищите.Парадокс, неправда ли? Ничего. Быть изгоем общество это удел великих мудрых отщельников -подумает он, как то подбадрывая себя. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар в прошлом году зимой еще раз убедился в том, что слова имеют магическую силу. В те дни снег выпал так много, что руины заброшенной деревни исчезли под толстыми сугробами. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар чудом спасся от гибели, благодаря старому одинокому могучему клену, который рос накрывая его курятник, корнями которого питается он.Благодаря клену курятник Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара уцелел и он чудом остался жив.Когда Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар выбрался на ружу, выкопав туннел из снежных завалов, испуганные марадеры чуть не наложили в свои штаны от испуга и едва не застрелили его, подумав, что выбрался из берлоги какой то человекообразный зверь неизвестный науке.
  
  -Можно ответа?! -сказал Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар, опередив марадеров, которые собирались задавать ему вопрос, мол кто он такой и что он делает здесь среди бела зимы.Услышав слова Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара марадеры замерли на миг и спешно ушли, оставив его в покое. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар хотя не сдержывает своих слов, но он уважает тех, которые не бросают на ветер свои слова.Сказали, что придут, все, они неприменно придут.Вот они обещали, и сдержали свои слова.То есть пришли.Пришли к власти и правят народом.Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффару иногда кажется, что его носит бурное течение времени между двух берегов, добра и зла и он не может остановится даже на миг, хотябы ухватившись за ветки деревьев, которые растут на диких пологих берегах.Эта река бешенная и она выходит иногда из своих берегов, затопляя жангалы и полей, образуя там бескрайные разливы, где над поверхности зеркальных вод замирают деревья на фоне кровавых злых закатов по пояс в воде, глядя на свои тени со стервятниками на ветвях.Тени деревьев очень похожи на них, словно двойники, как двойник Чульчит Гильмона Абу Ишвафа Ибн Иффара не в зеркале разлива, а в реальном мире. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар тренириуется, чтобы покорит заснеженные вершины исскуство игры в прятки с самим собой и прятатся в руинах и на старых, заброшенных могилах своей душы, то есть в себя, там, где он никогда не сможет найти себя.Ну посудите сами, как он может найти себя, если он перерождается там в себя и начнет жить новой жизнью, которая не снилась ему даже во сне?Вот таким образом Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар хочет помочь хорошым людям избавиться от него вечно, раз и на всегда.Однажды летней ночью Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар услышал шорох и насторожился, подумав, что кто то идет в сторону его курятника.Но он при свете луны увидел ёжика с малиновым носом, который бегал своими маленькими ножками по руинам глинобитных стен, в поисках сьедобного.Наконец ему удалось поймать зеленого кузнечика и он начал есть его с большим аппетитом, чавкая своим маленьким симпатичным ртом.Ночь была настолько тихой, что можно было услышать даже хрусть кузнечика, ставшего потенциальной жертвой голодного ежа. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар знал, что мясо ежа целебное и оно может лечить грыжу.Читатели хорошо знают о том, что у Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара грыжа с величиной головы взрослого человека.Вот он и решил поймать ежа и лечиться народным средством в полевых условиях.Он взял лопату и побежал за ежом.В свете сияющей луны его тень, так удлинялась, словно тень грешника у пламьи ада, что самому Чульчит Гильмону Абу Ишвафа Ибн Иффару стало страшно.Но бесплатное лекарство бежало впереди него в целях узизнуть. Желание лечиться народной медициной все же победило страх.Чтобы не упустить ежа Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар бежал и наконец догнал маленького беглеца.
  
  -Куда ты бежишь, маленький кабан с иголчатой шерстью!От смерти не убежишь!Я с тебя сварю лечебную шурпу! -крикнул Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар и чтобы отрубить ему голову он с размахом ударил лопатой изо всех сил так, что черенок лопаты сломался.А ежик в это время успешно эвакувировался в руинах. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар вернулся в свой курятник и зайдя через дверь задумался, тайно завидуя настоящим поэтам гигантам и писателям великанам, которые не вмещались в свою необятную родину. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар не смог уснуть на голодный желудок.Он пошел на охоту за сочными корнями деревьев.Но сочных корней в окресностях найти было не возможно, так как все деревья зачахли из за отсутствии у них корней, которые сьел Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар.Такими мыслями он пошел в сторону, где печально моргали огоньки. Он шел долго пересекая ночное поле под звездным небом.Его дорогу освещала луна. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар шагал в тишине, волоча ноги от усталости и голода, как узник концентрационного лагеря.Ритмично шуршали его штани, которые он соткал из многослойного бумажного мешка,найденной в развалинах колхозного амбара.Он дойдя ближе к разъезду стал идти по рельсам, словно по бесконечной леснице в некуда и, тут его ноги неожыданно застряли между рельсами. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар завыл от боли, глядя в небо и вздувая артерии на шее, как оборотень, который попал в серебрянный капкан.Не смотря на боль Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар старался как то вытащить свою ногу, но не смог.В свете луны он увидел кровь, которое сочилось из его ноги.Самое страшное было то, что он попал в страшный капкан, который невозможно было оторвать и идти волоча его за собой куда нибудь в автосервис и там отпиливать его чем то.Этот капкан был самым огромным и тяжелым стальным капканом в мире. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар знал о том, что по этой стальной дорогой ходят поезда и с бешенней скоростью.
  
  -Ну дурак же я, дурак!Ну зачем я шел по железной дороге, за чем?!Все, теперь мне конец.Скоро приходит поезд и... О, Боже, за что?!Что я тебе сделал плохого?!Ну обманул я маленька людей и грабил народные деньги в колоссальных размерах из госбюджета!Разве можно так страшно и сурово наказать человека за такую ерунду?!О, больно мне и страшно!Помоги, Боже, пока не прискакал поезд и не сбил меня!Помоги, за мной не заржавеет.Освободи меня и я буду молиться тебе каждый день, каждый час, каждую минуту, каждую секунду, клянусь! -кричал он глядя в лунное небо, где звезды спокойно точили свои лучи на белой точилке луны.Бог толи не услышал крик Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара, толи не хотел ему помочь, молчал страшной тишиной.
  
  -Господи!Если ты сейчас не поможешь мне, немедленно освободив мою ногу из этого гигантского стального капкана, то я уйду в оппозицию, то есть продам душу свою твоему вечному сопернику -дяволуууу!Присоединюсь к атеистам -коммунистам и буду бороться против тебя до конца своей жизни!-крикнул Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар в отчаянии глядя в бескрайное звездное небо.Но бог не спешил ему помочь.
  Потом он переключился в дявол и усердно начал просить помощи у него: -Дявол, а дявол!Ты слышешь меня?!Я знаю, что ты слышишь и видешь все это, но молча наблюдаешь за событием.Ты видел, Бог мне не помогает!Ты то хоть помоги! За мной не заржавеееееет!Освободи меня от этого капкана и я всю жизнь буду служить тебе, обманывая рабов твоего вечного соперника -Бога и буду грабить народные деньги различными способами!Спровоцирую воинов между мусульманами и христианами, между иудеями и буддистами так, чтобы эти наивные верующие истребили друг друга, оставляя в мире только неверных!Я поджигаю мечети!Взорву храмы и синагог! Поверь мне, о дявол и помогииии! -просил он помощи у дявола.Но дявол тоже молчал.Видемо даже дявол и то не доверял Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффару и не хотел протягивать ему костлявые волосатые руки помощи.А время шло и боль усиливался в ноге Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара.Его нога опухла и почернела, суля гангрену. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар все плакал от боли и безнадежности, делая гримасу на лице.
  
  -Да, атеисты -коммунисты оказались правы!Оказывается ни Бога, ни дявола не существует в этом проклятом мире!Я лучще прошу помощи у людей.Люди мне окажут реальную помощь, это я знаю... Знаюууу... и я сто процентов уверен в этом... -подумал Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар и начал кричать о помощи на весь голос.
  
  -Людиииии, помогитеееее!Моя нога застряла между рельсамиииии!Ну кто нибуууууудь! -орал он диким голосом.Но до насиленного пункта было далеко и тем более ночью.Никто так и не откликнулся на его крики о помощи. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар плакал, стонал, старался вытащить свою ногу из рельсов, но это ему не удовалось никак.
  
  А там, в разъезде, где горел свет в окне будки стрелочника звучала громкая музыка и там сидел стрелочник со своей любовницей подвыпившый, страстно целуясь с ней в губы.
  
  -Давай раздевайся, любимая, лучше ляжем на кушетку.А то на стуле не удобно -сказал стрелочник, спешно скидывая свои одежды.
  
  -Нет, не сейчас, любимый.Я не хочу, чтобы твой диспетчер поездный сново прервал наше занятие на самом сладком и страстном месте.Проводим поезд и потом... -сказала любовница стрелочника.
  
  -Да, ты не волнуйся, моя красавица, я уже выполнил заявку диспетчера, переключив стрелки и пусть едут себе поезда к едренаматери... Давай, снимай все свои одежди и быстро ложись на кушетку, я не могу больше, асалим...(асал -мед)-успокаевал стрелочник свою любовницу и торопил ее.
  
  -Тссс, ты слышешь, кто то кричить вдалеке -сказала любовница стрелочника внимая в ночную тишину понижая громкость магнитафона.
  
  -Да нет, что ты.Это наверно поезда гудят вдалеке.Эх, как я люблю крики далеких поездов!Если честно, я из за этой романтики и стал стрелочником.Сижу вот в такие ночи в будке и гляжу через окно на сияющую луну и на несметные синие и рыжые звезды, замерая в восторге в волшебной тишине.А там, вдалеке за рекой и за холмами слышу переклички ночных поездов и стуки стальных колесь.Поезда уходят плача и отдаляются как осенние журавли, как наши ушедшые из жизни друзья, как годы, которые уходят в прошлое, в вечность.Услышав их гудки я иногда плачу -сказал стрелочник глядя на лунную ночь, на звезди через оконное стекло, на миг затупив свой задумчивый взгляд.
  
  -Да, ты рассуждаешь прямь как великие писатели и поэты. Я счастлива, что нашла тебя.Только теперь я начала жить по настоящему, благодря тебе.Почему я не встретила тебя раньше.Сколько лет я мучилась, живя с этим псевдопоэтом -импотентом Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффаром -сказала она и выключив свет будки стрелочника начала раздеваться.
  
  -О, это другое дело, асалим... -сказал стрелочник повышая громкость магнитафона и они легли на кушетку начиная интим в такт шумной музыки.
  
  В это время не вдалеке от разъезда Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар все кричал и плакал зазывая людей на помощь.Он так сильно и долго кричал, что в конце концов его голос охрип. Потом вовсе потерял голос, словно немой.К этому времени с бешенной скоростью начал приближаться поезд. Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффар встретил его тараща глаза от страха и он не смог даже крикнуть. Его сбил поезд.На ветру ушедшего поезда летели Кровавые клочки разорванных бумажных штанов Чульчит Гильмон Абу Ишвафа Ибн Иффара как скомканные бумаги в буране.
  
  
  
  
  17/12/2014.
  1:30 дня.
  г.Бремптон, Канада.
  
  
  
  
  
  Материнское письмо
  
  (Рассказ)
  
  
  Ибн Карвалан шел зимней дорогой ночью один, к тому же еще подвыпившый.Шел он спотыкаясь в глубоком снегу и продвигался с трудом, защишаясь рукавой своей фуфайки от секущих снежных хлопьев, которые кружила метель.Сквозь снежинок трудно было разглядеть дорогу, занесенную снежными сугробами.Он ориенитровался на огоньки, которые мельтешили в круговороте снежинок.Эти огни горели на окнах низких домов горного селении "Тахтакоприк", которые покрыты снегами чуть ли не до самых окон и их стропилы гнулись под толстым снегом.Но доверять огонькам особенно в туманные и в такие снежные ночи нельзя, так как ими могут оказаться глаза голодных волков.Ибн Карвалан каждый год, когда выпадет снег и завоют метели, вспоминает о далеком зиме, когда он потерял своего отца на всегда.Помнит он его последный взгляд и озаренный в свете горяшего фонаря лицо за низким окном во время пурги.Он тревожно постучал в окно и чтобы Ибн Карвалан мог услышать в шуме гудящего бурана, громко сказал: -Сынок, наша лощадь "Кашкаторык" оборвав аркан ушел в пургу!Ты присмотрись за овцами и коровами, дабы их не загрызли волки! Я иду искать лощадь вместе с "Тарзаном"!Будь осторожней, сынок! Он такими словами отдалялся от окна с горящим рыжем фонарем в руках, вместе с собакой по кличке "Тарзан" и, исчез в снежном мгле, где бушевала сумасшедшая пурга.Мама Ибн Карвалана Дильбарой плакала от испуга и молилась Богу, чтобы Он спас от опастностей ее мужа и чтобы поскорее нашлась лощадь.Она просила так же у своего сына Ибн Карвалана, чтобы он одевался по теплее и был крайно осторожным.
  -Мам, не беспокойся за меня.Я теперь не маленький, не пропаду.Ты сиди дома и не бойся.Закрой дверь на засов -сказал Ибн Карвалан, спешно одеваясь и беря ружье с патронами на всякие случае.
  
  Он одевшись в овечий тулуп и напялив шапку ушанку на голову свою, вышел из дома в валенках и закрыл за собой скрепучий дверь. Пурга все еще бушевала, гудя диким воем и кружа снежных хлопьев, издавая звуки кошек, которые дико вопят, дерясь на крыше.Ибн Карвалан внимательно прислушывался к пурге и едва услышал ржание лощади "Кашкаторык", которая по всей вероятности оборвал аркан, испугавшись воя волков и ушел вслепую в бушующую пургу.Он так же услышал далекий вой волков и еще сильнее забеспокоился за своего отца, который пошел в поисках коня, оставив ему ружья. Тогда в горном селение вовсе не было электричества как сейчас.Жили они чуть ли не первобытной жизнью.Ибн Карвалан обошел коровник, где находились их коровы и овцы. Он шагал держа в руках заряженную двустволку на готове, чтобы пальнут как только появятся волки.В таком буреломе было невозможно и даже опасно разводить кастер, так как пурга тут же может потушить его или наоборот, усилить пламя и оно легко можно перекинутся в коровник, над крышей который осенью сорудили огромную скирду сена, или еще страшнее, попадет в дом.Хорошо, когда ружье под рукой в таких моментах.Хотя волки действуют неожыданно и быстро, но Ибн Карвалан тоже был не лыком шитый.То есть он не расстерялся при опасности. То есть у него был определенный опыть на этот счет, так как он много раз шел на охоту со своим отцом на горных баранов, которые обитают высокогориях.Однажды, зимой они увидели волчью стаю и с дистанции пристрелили одного из волков.Крупный волк кувыркаясь на снегу долго корчился, нервно кусая свою рану, куда попало пуля.Он кусал тот участок своего тело как кусают блох в своих шерстях вшывые собаки.Потом волк умолк.Его стая тут же исчезла из виду скрываясь в заснеженном горном лесу, где росли вековые елки кедры и сосны.Шкура того пристреленного волка до сих пор висит на стене их дома, напоминая о далеком охоте.Ибн Карвалан вспоминая о той охоте, очень жалел о том, что его отец сегодня бродит в пурге без ружья.Такими мыслями Ибн Карвалан решил пойти туда, куда ушел его отец и помочь как то ему, побыв рядом с ним в такие трудные моменты.Шел он спотыкаясь до колени в снегу, иногда до самый пояс, держа ружье выше, как воин пехотинец, который переходит реку вброд.Ибн Карвалан передвигаясь с трудом в глубоком снегу, кричал, окликая своего отца.
  
  -Отееееец!Ты забыл брать с собой ружяаааа?! Я иду за тобооооой! Где тыыыыы!Откликнииииись! -кричал он и седая пурга отрывая его голос, уносила в даль, в непроглядную снежную мглу.Ибн Карвалан долго скитался сквозь пурги, как человек который заблудился б зыбучих песках пустыни, где бушевал песчанный буран "Самум", заметая песком оазисы, саксауловые заросли в барханах в дюнах и в песчанных холмах.Когда он от усталости прилег на снег, чтобы передохнуть, он почувствовал внутренным инстинктом и всем телом приближающихся волков.Он чувствовал их дыхание, у которых дико горели глаза, как синие монетки и, Ибн карвалан услышал их рык и шелкании мошных челюстей и наконец он начал смутно различать сквозь снежных хлопьев их оскал, с призрением приподнятые верхные губы и огаленные, клацающие клыки.Хотя волки выгляделись голодными но они не осмеливались наброситься на потенциальную жертву, то есть на Ибн Карвалану.Эти умные хишники чувствовали знакомый им запах пороха и именно этот запах заставлял их остановиться.
  
  -Ну, добро пожаловать, голодные незванные гости, чтобы застряли в ваши глотки кости -сказал Ибн Карвалан и даже не целясь пальнул с ружья.
  
  -Дт-тиш!Дт -тиш! прозвучали выстрели один за другим и волки тут же исчезли из виду словно прызраки.Ибн Карвалан облегченно вздохнул.Но через не сколько секунд начал слышется гул из за снежной мглы словно звуки землятрясение.Вот тогда Ибн Карвалан осознал о том, что он допустил самую страшную ошибку в своей жизни.То есть он с выстрелами спровоцировал снежную лавину в горах.Когда он пришел в себя и выбрался из снежного завала, вокруг царила снежная тишина,светила над вершинами зимное слабое солнце.Оказывается горное селение чебанов осталось под многотонными завалами снегов.Снежная лавина унесла жизни многих людей и разрушила до основании домов, которые люди строили годами.Многие выбрались семьями своими из под завалов, выкопав туннел, многих вытащили спасательные отряды МЧС. В том числе и маму Ибн Карвалана Дильбарой.Ибн Карвалан только к весне нашел останки своего бедного отца и собаки по кличке "Тарзан", которые судя по разорванной одежды его отца они оба погибли сражаясь с волками на смерть.Ибн Карвалан чувствуя себя виновным в произощедшей чудовишной трагедии, считал, что он отнюд не имеет права жить на этом свете после всего этого и хотел как мужчина застрелиться с честью, сидя на белом скатерте, как на своем собственном саване и читая сам себе суровый, но справедливый приговор.Но не смог, он нажать на курок ружья, дуло которое он приставил к своей бодбородки, чтобы пуля пронзило назквозь его черепа.Оказывается время действительно лекарь и оно лечит.Время постепенно, год за годом залечило ему старые духовные раны, которые не давали ему покоя шемяшей болью в душе в адском мучение совести.Прошли годы и Ибн Карвалан уехал в город на старом грузовике, с большим деревьянным чемоданом в руках, чтобы учиться в институте.Там он влюбился в одну девушку по имени Шехризада и, сразу после оканчаение института он женился на нее.Но Шехризада не смогла жить в горном селение Тахтакоприк и ей не нравилась деревеньские привычки и поведения своей свекрови.В конце концов она уехала обратно в город.Естественно, Ибн Карвалан тоже следовал за ней, оставив свою одинокую маму одной дома, вместе с ее кошкой "Мукаш", обещая ей о том, что он обязательно вернется и увезет ее тоже с собой в город.Мама Ибн Карвалана Дильбарой не поверила на обещании своего сына, так как ее сноха недолюбливала ее.Но вопреки ее недовериям случилось невероятное.То есть сноха приехала вместе с Ибн Карваланом и, они увезли ее в город.Даже кошку "Мукаш" разрешили брать с собой.Таким образом мама Ибн Карвалана оказалась в шумном городе.Непрывикшая к городскому жизнью Мама Ибн Карвалана начала тоскавать по дому, но чтобы не обидить своего сына и сноху она переживала тоску молча, глядя из окна роскошного дома в даль, затупив свои задумчивые пустые взгляды, как опустевшые осенние гнезда улетевших птиц.Хотя в доме горели большие хрустальные люстры и было светло по ночам как днем, но почему то маме Ибн Карвалана хотелось уехать обратно к своему низенкому дому и сидет одинока у окна поглажывая спяшую на ее колено кошку "Мукаш", глядя на дорогу, озираясь лицом в свете горяшей керосиновой лампы, любуясь тихо сияющей луной, которая светит над горными вершинами.Там в горном селении "Тахтакоприк" нету шум машин, вой тормозов, сирен милицейских и карет скорой помощи, душераздирающие вопли пожарных машин. Там царит полярная тишина, которая лечит уставшые нервы успокаевая их.А тут сосвем другая картина и совсем другой пейзаж.Иной раз она хотела перейти дорогу и, на тебя, нарушила правила дорожное движения.Один молодой шофер остановив свою машину у обочины, как ругал ее, как крыл.-Ха, осилиб келган пойизингасссс... кышлокы харып кампыр!-ругал он. Это в переводе звучить примерно так. -Я ...бал твой поезд к которому ты прицепившись приехала в город, старуха ты сука деревенская!С тех пор мама Ибн Карвалана боится выходить из дома. Обо всем этом Ибн Карвалан узнал позже.Тогда он был полностью во власти своей жены, которая любила не его а свое богатства и роскош.Свой гардероб, свою мебель, свои хрустальные посуды.Она часто организововала банкеты связанные с днями рождениями и любила пригласить в эти застолия своих богатых подруг с ихными мужями, чтобы поддерживать дружеские отнашение с богатыми семьями, которые могли бы ей оказать поддержку в области бизнеса.Перед тем принимать гостей она запирала свою свекровь на кухню, и велела ей не выйти в гостиную.Кошку "Мукаш" тоже запирала в клетку попугая, кторая сдохла с голоду, оставаясь без присмотра, до приезда супруг, которые уехали в соседную страну с каммерческими делами.Они в спешке забыли о нем.Посколько кошка была послушная она с терпением лежала в клетке, глядя на маму Ибн Карвалана Дилбароя с грустными золотыми глазами.А старуха покорно сидела на кухне, слушая разговоры гостей, их веселый смех, звон бокалов, звуки позолоченных и серебрянных вилок с ложками и ножей, которые звенели касаясь в ворфоровые посуды в квадратной форме.Потом заиграла громкая музыка и гости начали танцевать, топая ступнями своих ног по полу, хохотать веселится.Тут одна грудастая, слегка поддатая женщина случайно заглянула на кухню и увидела маму Ибн Карвалана.
  
  -Ой, гляньте, тут милая бабушка сидит.Интересно, а почему она не с нами? Давайте ко ее тоже пригласим к столу и пусть она тоже присоединяется к нам. А кто она? -удивилась грудастая женщина, замерая на миг с тонким звенящим бокалом в руках.
  
  -Ах, это старуха что ли? Да это же наша слуга, не обратите на нее внимание, подруга.Она это, нимного того -объяснила жена Ибн Карвалана Шахризада, показывая жестом на виски и смеясь.
  
  -Да? А я думала, что она мама Вашего мужа, то есть ваша свекровь.Как она похожа Вашему мужу.Это правда, что она не Ваша мама, господин Ибн Карвалан? -спросила грудастая женщина еще больше удивляясь.
  
  -Да, госпожа, моя Шехризада правильно говорит, что это старуха, наша соседка и она помогает ей по хозяйству, иногда моет посуду на кухне, иногда и полы.Она наша служанка -сказал Ибн Карвалан -едва улыбаясь.
  
  Услышав такое мама его Дильбарой обомлела от удивления и когда они плотно закрыли дверь кухни за собой, она безмолвно и горько заплакала, треся своими хрупкими худошавыми плечами.Но эти издевательства еще оказались цветочками.Худшее случилось потом.Однажды кошка старухи случайно уронила форфоровую вазу со стола и она разбилась в дребезги.Увидев это жена Ибн Карвалана чуть сума не сходила. Старуха испугалась до смерти и не знала что делать.
  -Ой ты проклятая кошка, что ты наделалаааа?!Разбила в дребезги мою любимую форфоровую вазу! Будь ты прокллята!За это убить тебя мало!Я тебя зачетвертую, дикая деревенская кошка! -вопила она, гоняясь за кошкой.Кошка от испуга спряталась под кожанный диван.Шехризада выпрямляясь закричала, обращаясь Ибн Карвалану: -А ты чего уставился?!Давай, поймай эту проклятую кошку и привязав ей на шею жженный кирпич, сложи ее аккуратно в мешок и утопи в пруд или в речку, как утопил дворник Герасим вредную собачку Муму в речку в произведение Ивана Сергеевича Тургенева! -кричала она.
  
  -Хорошо, любимая.Ты успокойся.Тебе нельзя волноватся, дорогая моя.А то сново поднимится у тебя кровиное давления.Ты сильно не переживай, завтра купим новую вазу.А что касается кошке, то мы ее не утопим в пруд, как дворник -гастарбайтер Герасим, привязав на ее шею кирпич.Мы продадим ее.Потомучто тот, кто убивает кошку, не умерает своей естественной смертью, а будет убит или утонет в водоемы -сказал Ибн Карвалан.После этого он нашел покупателя и назначил время, когда может приходит клиент и забрать кошку.Услышав об этом, старуха не могла спать ночью.Когда ее сын и сноха легли спать, она сложила свои вещи в тюг.А кошку положила в дорожную сумку и на цыпочках вышла из дому, потом пошла по тротуару, скрепя снегом в стороны автобусной остановки.Поскольку было поздней час ночи, на улицах людей почти не было.Автобусы тоже отдыхали в парках.Мама Ибн карвалана села на скамейку остановки.Заснеженный город сонно задумался своими рыжими фонарями вдоль улицы и в высоком небе сияли синие звезды.Луна тоже светила над заледенелом мостом.Старуха начала говорить: -Все, "Мукаш", уедем мы с тобой в родной Тахтакщприк и там спокойно будем жить в нашем родном доме.Я так соскучалась по дому.Ты тоже?Не бойся, моя радость, я не дам им продать или утопить тебя в оледенелый пруд -сказала она поглажывая голову кошки, которая торчала из дорожной сумки.Старуха сидела довольно долго на автобусной остановке, но автобус так и не приехал.Ей стало очень холодно.Она начала лихорадочно дрожать, укутываясь в свой ватный комзол.Тут приехал на машине его сын и подойдя к остановке начал упрекать свою маму. -Ну, что же это такое а, мама?Всегда создаешь и навязываешь нам проблемы!Если честно, вот так вот, по зарез надоели твои непродуманные глупые поступки!Ну что ты здесь сидишь как маленькая девченка?!Что тебе не хватает?!Ты, лучше бери вот этот жженный кирпич и бей этим кирпичом по моей голове изо всех сил так, чтобы он разбился на мелкие мелкие кусочки и пусть его осколки разлетит в разные строны разбив мне голову, разплюшив мне череп!И ты избавишься от меня на всегда! -сказал он. Его мама Дильбарой плакала и просила Богом, чтобы он отвез ее домой в Тахтакоприк, что она соскучалась по родному дому.
  
  -Куда?! Домой?!Ххе, какой дом?!Мы же давно его продали! -сказал Ибн Карвалан.От такой неожыданной ужасной информации бедная старуха чуть не парализовалась.От удивления у нее повисла беззубый челюсть. Она стояла как обугленное дерево, которое сразила молня.
  
  -Что? Что ты говоришь, сынок? Неужели это правда?Ведь там ты родился и вырос.В том дому я долгие годы жила счастливой жизнью вместе с твоим отцом.Там наши воспоминании, там наше прошлое.Так не говори, мой ягненок и не тревожь дух своего отца -сказала старуха Дильбарой, все еще не поверив на слова своего сына.
  -Ну, мамань, ты перестань и оставь в покое душу отца.Ну продали мы дом.Ты пойми, для того чтобы делать бизнесь, человеку нужны деньги.Вот, деньги у нас умножаться в достаточном количестве, мы купим новый роскошный дом и выделим для тебя и для твоей кошки отдельную шикарную комнату.А теперь давай, мамань поднимайся и садись в машину, поедем домой.А то простудишься и мне придется купить лекарства.Давай -сказал Ибн Карвалан, поднимая сумку с кошкой. Потом добавил: -Не бойся, мы не будем продать твою кошку.Пусть пока поживет она с нами.Потом придумаем что нибудь -упокаевал свою маму Ибн Карвалан.После этих слов старуха Дильбарой поднялась и плача села в машину.На следующий день ей велели собирать свои вещи и сесть сново в машину.
  
  -Куда едем? -спросила Дильбарой у своего сына.
  
  -Поедем в одно место -сухо сказал Ибн Карвалан.В тот же день по велению своей жены он отвез свою маму в дом престарелых и оставил там.
  
  -Ты мамань, поживи здесь на некоторое время со свей кошкой и как только купим новый дом, приеду и заберу тебя оттуда.Поверь мне, обещаю -сказал он, прощаясь ею.Но он больше не приехал обратно.Прошли годы. Но Ибн Карвалан не появлялся в доме престарелых, чтобы посетить свою маму, которая каждый день, каждый час, каждую минуту ждала его, глядя в дорогу через окна, вместе со своей кошкой "Мукаш".Она не разлучно жила со своей кошкой, которая ходила с поднятым хвостом и терлась о ее ноги.Ее полюбили и другие обители дома престарелых и гладили ей по голове.Кошка в ответ мурлыкала, придоставив им неземной радость.Мама Ибн Карвалана поделилась со своей кошкой "Мукаш" едой, как с родным человеком.Шли годы за годом.Однажды утром к Ибн Карвалану приехали люди и спросили.
  - Это Вы гражданин Ибн Карвалан?
  
  -Да, а что?Кто вы такие и откуда приехали?Если вы приехали из компитентных органов, то я вас разочарую господа, сообщив о том, что у меня с коммерцией все в порядке и я не нарушаю законы нашей независимой к тому же еще необятной родины -сказал Ибн Карвалан.
  
  -Мы приехали из дома престарелих.Мужайтесь, господин Ибн Карвалан.Вашей мамы больше нет.Она сегодня на рассвете умерла.Мы приехали к Вам, чтобы сообщить о том, что Вы можете поехать и попращаться со своей мамой -сказал другой.
  -О, ё мое, только этого не хватало! -невольно восклицал Ибн Карвалан, прислоняясь к косяку двери.
  
  -Что такое, а что такое?! Что тут происходит?!Кто эти люди и за чем они пришли?!Ты требуй у них, пусть сначала показывают свои удостоверение личности! -сказала жена Ибн Карвалана Шехризада, подойдя к двери.
  
  -Эх, любимая, они приехали из дома престарелых.Мама моя оказывается умерла -сказал Ибн Карвалан.
  
  -Да? Ой какой ужас!Но если вы расчитываете на нас, то я сразу должна вам объяснить о том, что у нас в данный момент ни копейки нет на ее похороны!Мы сами едва концы с концами сводим!Вы лучще идите к благотворительным организациям и пусть они оплачивают ей похороны! -сказала жена Ибн Карвалана.
  
  -А зачем нам идти к благотворительным организациям.Когда у нас, слава Богу, есть свой фонд? Мы не нуждаемся в вашей помощи.Сами похороним ее всеми почестями.Мы приехали только чтобы сообшить вам о ее кончине и чтобы дать вам возможность попращаться с ней на веки и не более того.Прощайте -сказали представители дома престарелых и уехали обратно.
  Услышав их слова наконец успакоилась жена Ибн Карвалана.Ибн Карвалан тоже вздохнул с облегчением. После этого по велению своей жены он приехал в дом престарелых, чтобы присутствовать на похоронах своей мамы, которая умерла так и не увидев своего единственного сына, то есть его.Когда Ибн Карвалан попращался со своей усопшей мамой, невольно покатились слезы из его глаз.
  
  -Прости, мамань, что я не смог тебя во время посетить.Ты у меня была умницей.Сама понимала, что у меня бизнес... А бизнес, маман, такое проклятое дело, что... Эхххх...Вообщем, прощай... -сказал он и охрып.Тут директор дома престарелых подошел к Ибн Карвалану и передал ему небольшой сверток бумаги.
  
  -Это Вам, господин Ибн Карвалан.Ваша мама перед смертью просила меня передать это вам -сказал он тихим скорбным голосом. Присутствуюшие все плакали.Директор дома престарелых начал говорить: -Тетя Дильбарой была очен хорошей женщиной.Она все эти годы никому из нас никогда не причинила зло.Наоборт всем нам относилась с огромным уважением.Бедная, каждый день сидела у окна и глядела в дорогу, ждала своего сына, вот этого господина и говорила с уверенностью, что приедет его сын и объязательно заберет ее к себе, увезет домой.Она очень мечтала, чтобы увидеть лик своего единственного сына за окном.И увидется с ним посидеть рядом, поговорит.Но ее мечты так и остались мечтой.Тетя Дильбарой, пусть успокоется и прибудет в раю ваша душа.Теперь мы долго будем мучаться, не прывыкая вашему отсутствию.Мы все любили Вас как своих родных мам.Мы теперь осиратели без Вас, как Ваша кошка.Теперь нам Вас будет не хватать.Я передал тот сверток бумаги Вашему сыну в присутсвие вашых последных гостей, то есть выполнил Вашу последную просьбу.Прощайте, тетя Дильбарой, прощайте и простите нас, если сами того не замечая когда нибудь обидели Вас... -сказал он и больше не мог говорить, заплакал не стесняясь никого.Услышав его прощальный речь все присутствующие хором плакали сотрясаясь всем телом.После похорон Ибн Карвалан присел на скамейку и открыл сверток бумаги на едине. Он подумал, что мама ее просила его, чтобы поставить ей на могилу дорогой памятник из чернего мрамора, когда у Ибн Карвалана нету на это лишные деньги.Но там на удивление Ибн Карвалана оказались деньги с письмом. Ибн Карвалан развернул листок и спешно принялся читать последное письмо своей матери.
  
  
  Здравствуй, сынок!
  
  Когда получишь это письмо может меня уже не будет на этом свете.Но прошу тебя, не плачь, мой верблюженок, Ибн Карвалан.Я не в обиде на тебя.Я понимала, что у тебя много дел и ты не мог выделит время, чтобы посетить меня.Это нормально.Жалею только об одном, что я не могла увидет тебя хоть на последок.Я прощала все и ты прости меня, мой единственный сынок, око моих глаз.Я так любила тебя так любила, что я не только в этом мире желаю тебе долгую жизнь, крепкого здоровья и счастья, но и на том свете в судный день тоже прошу у Бога, чтобы он отдал все мои добрые деяния тебе, а твои грехи отдал мне и таким образом отправил он тебя в вечный Рай. А я сама добровольно прыгну в полыхаюший ад вместа тебя, если не дай бог это потребуется.
  
  Сынок, директор нашего учреждение отдал тебе деньги?Это тебе.Я копила годами эти скромные деньги.Бери, они пригодятся.Прощай, сынок.Береги себя и сноху мою тоже.Живите долго и счастливо.И прощу тебя еще в одном.Не утопите моей кошки в пруд.Пусть она проживет свой остаток жизни в доме престарелых.
  
  С молитвами, твоя мама Дильбарой.
  
  Прочитав писмо глаза Ибн Карвалана наполнились до краев жгучими слезами и они сначала задрожали а потом покатились по его лицу.Он долго плакал, сидя на скамейке, прося пощения у своей покойной мамы.После этого он поехал домой.Но вскором развелся со своей женой и разделил по ровну имушество через орбитражный суд.На деньги, которые он собрал, купил новый участок из родного горного села Тахтакоприк и там он стал жить один.Но от одиночества и от пережитого горе начал пить спиртного, потом вовсе спился.Вот он возврашается из кабака пяный. Идет он, спотыкаясь в глубоком снегу и продвигался с трудом, защишаясь рукавой своей фуфайки от секущих снежных хлопьев, которые кружила метель.Снег валил стеной.Сквоз тюль снежных хлопьев трудно было разглядет дорогу как сквозь слезы.
  
  
  
  
  
  02/12/2014.
  11:17 дня.
  г. Бремптон, Канада.
  
  
  
  
  Друг
  (рассказ)
  
  
  
   Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс жил в уцелевшем части завалившийся шахты. Его жилье напоминало подземный блиндаж времен Второй Мировой Войны. Иногда скрипели деревянные балки, и с потолка сыпался песок.Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс опасался, что вот-вот завалится потолок, и он окажется под тяжелым грунтом. По ночам он освещал свое убогое жилище с помощью керосиновой лампы. Зайдя в свою хибару,он плотно заперал дверь на засов, которая сам смастерил. Хотя Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс в этой дыре чувствовал себя зверем, но он опасался о том, что нет гарантии, что ночью, из лесов не спустятся волки, которые обитают в высокогорье. Что тогда? Более того, здесь не только волки, но и медведи тоже обитают, которые тоже опасные не меньше чем волки.
   С такими мыслями Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс лег спать, подстелив под собой картонные коробки и прислушиваясь к пению сверчка, который как раз в этот момент подал голос. Правда, его песня состояла лишь из одинаковых звуков, но это первозданное пение Абу Яхя Ибрагим Ибн Илясу не надоедало. Наоборот, эти монотонные стрекочущие звуки придавали его сердцу спокойствие и украшали его одиночество.
   - Ну, пой приятель, сверчок, и пусть эта шахта превратиться в зал консерватории, где я буду твоим единственным слушателем и зрителем, который будет аплодировать тебе. Видимо, ты такой же одинокий, как я, и песня твоя про одиночество, про вечность. Эй, ты, певец лунных ночей, выходи, не бойся, я тебе не трону, потому что нет у меня близких и друзей, кроме тебя, в этом подземелье.Не остались у меня друзей, которые сочувствовали бы мне и жалели меня. Они отвернулись от меня, когда моя фирма обанкротилась, из -за нечестных бизнес-партнеров и я стал нищим. А ты, наоборот, поешь мне свои сокровенные песни бесплатно, подбадривая меня в трудные дни моей жизни. Говорят, что настоящие друзья познаются в беде. Судя по твоим поступкам, я смело могу считать тебя своим настоящим другом, сверчок. Ты мой единственный верный друг, и ты будешь петь над моей могилой при луне, когда я умру - сказал Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс и тихо заплакал. С краёв его больших глаз катились слезы по лицу до самой шеи.
   Потом он продолжал:
   - Знаешь, сверчок, я часто вспоминаю детство и хорошо помню тот день, когда на ветке дерева я увидел большой гудящий шар пчел. От тяжести пчелиного шара ветка нагнулась вниз. Увидев это, мой отец сильно обрадовался и, взяв мешок, побежал туда, где гудел пчелиный шар. От волнения у него дрожали руки.
   - Ну, сынок Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс, это удача! Сам Бог наверно послал нам этих пчел! Давай, открой этот мешок, а я нагну эту ветку, и мы сложим их в мешок! Потом из досок смастерим для них улей!- сказал он.
   - Хорошо, отец! - ответил я и открыл мешок.
   Несмотря на укусы пчел, отец нагнул ветку над мешком и обломал ее. Потом быстро завязал мешок.
   Вдруг меня тоже укусила пчела, и я заплакал от жгучей боли, шлепая себя от испуга. Тут прибежала мама моя и, начала успокаивать меня.
   - Не плачь мой ягненок, потерпи, - сказала она. Я сейчас приложу помидор, и он снимает боль, нейтрализовав яд пчелы.
   -Не плачь, сынок! - сказал отец. Ты же мальчик, а не девочка, верно?! Чего ты плачешь как девчонка?! А ну-ка, перестань сейчас же! Эх ты! Мы в детстве втыкали палочки прямо в гнёзда шмелей и ос, представляешь? После чего разгневанные осы или шмели вылетали из своих восковых казарм и нападали на нас всем роем, больно кусая, куда попало, в лицо, в шею, в уши, глаза и в лоб. О, видел бы ты наши физиономии тогда, ты бы испугался, честное слово. Потому что мы сами пугались, увидев своё лицо в зеркале. Губы как у утки, глаза выпуклые как у ящерицы, нос словно картошка, а уши?! Наши уши выглядели как уши летучей мыши! Но мы не плакали, наоборот смеялись, глядя друг на друга. Смеемся подобно солнцу, вместо глаз - только черточки да морщины!
   Выслушав рассказ своего отца, я перестал плакать и улыбнулся.
   - Вот это другое дело! - сказал отец.
   В тот же день он смастерил из ящика улей для пойманного бродячего роя пчел. Мама обрадовалась, глядя на улей, из соток которого вылетали пчелы и через некоторое время залетали обратно.
   - Как хорошо, что у нас тоже есть улей. Глядите, дадаси (отец моих детей), наши пчелы садятся на цветы! Товба (странно), как они оказались в нашем саду? - сказала она.
   - Эх, моя дорогая, пчелы такие существа, что они очень быстро размножаются, и им становится тесно в одном улье, когда появляется у них еще одна царица-матка. Пчелы-самцы чтобы оплодотворить царицу-матку, вращаются вокруг нее шаром. Без матки-царицы пчелиная колония не существует. Если царица пчел вылетит из улья, то за ней последует целый рой трутней, то есть пчел-самцов. Вот увидишь, через несколько лет у нас появится много пчелиных семей, и мы разбогатеем! Помнишь, я всегда хвастался, что я потомственный пчеловод. Мой отец занимался пчеловодством. Дед тоже. Так что я этот промысел знаю с детства, поняла? - сказал отец.
   После этого он плотно стал заниматься пчеловодством. Купил защитную маску пчеловодов, дымарь, рамки с натянутыми проволоками на них, где пчелы строят соты с помощью воска. Положив в дымарь кизяки, отец зажигал их. Потом дымом отгонял пчел от рамки, чтобы посмотреть, образовался ли мед в восковых сотах. Когда отец вжимал с сот мед, я с диким интересом наблюдал за его действиями вместе со своим одноклассником и другом Абу Абдулгарибом, с которым я учился в третьем классе. Отец угощал и моего друга детства Абу Абдулгариба чистым медом Мы с другом ели золотистый мед, словно медведи. Больше всего протягивала меня к себе дымарь, напоминавший своим видом крота. Мне очень хотелось тогда надеть маску пчеловода, подержать дымарь и подымить им, нажимая на гармошку, приспособленную к этому инструменту пчеловодства, но отец не позволял мне пользоваться ею. Мы с моим другом Абу Абдулгарибом часами сидели, глядя на пчел, которые то взлетали, то залетали в щели улья, как самолеты на аэродроме.
   Мама моя любила цветы. После того, как у нас появились пчелы, она еще больше стала сажать различные цветы, чтобы пчелам легче было собирать нектар. В результате, наш двор превратился в большой цветник, где в тишине беззаботно летали бабочки, как в раю. Отец мой поручал мне, чтобы я присматривал за ульем и не подпускал пчелоедных птиц ближе к пасеке, чтобы они не истребили наших пчел.
   Однажды в наш двор вошла соседская девочка Айнура, и мы вместе с ней сидели, наблюдая за забавным полетом пчел у пасеки, которая располагалась посреди высоких цветов, растущих на клумбах.
   Потом мы с ней играли в магазин. Я собрал всю обувь, ведро и тазики, расставил на ступеньках дома, и у нас получился неплохой магазин с хорошим ассортиментом товаров народного потребления. Айнура была продавщицей а я, естественно, покупателем, то есть потребителем. Чтобы быть богатым покупателем, я нарвал листьев цветов и аккуратно сложил их как деньги. Положив листья в карманы, и натянув тюбетейку на лоб, я вошёл в магазин. У меня в зубах торчала палочка, которая символизировала сигару.
   - Ассаламу алайкум, госпожа продавщица-Айнура ханум! Что у Вас в магазине есть? Тут я вижу импортные товары. Американские вёдра, английские кружки, русские ботинки, итальянские сапоги, чешские туфли, китайские галоши разные. Почем эти итальянские кирзовые сапоги? - спросил я, делая вид, что курю кубинскую сигару.
   - Ва алейкум ассалам, господин покупатель Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс. Эти импортные кирзовые сапоги стоят всего-навсего сто сомов. Конечно, они не очень новые и с косыми каблуками, но это очень прочные сапоги, поверьте. Купите, не пожалеете. Хотите примерить? - спросила Айнура.
   - А чего так дорого? Ну, ладно, дайте-ка их мне, коли они импортные. Хочу примерить их - сказал я, делая вид, что стряхиваю пепел со своей сигары.
   Айнура передала мне те отцовские кирзовые сапоги. Я взял их, разглядел внимательно и потом надел. Голенища сапог покрывали мои ноги до самих бедер, и ноги мои выглядели как два карандаша в стакане.
   - Вот видите, как раз Ваш размер! Как они идут Вам! А не жмут они? - спросила Айнура.
   - Хотя они мне немножко великоваты, но я думаю, что их можно купить - сказал я, вытащив из кармана штанов те зеленые листья и передав ей.
   - Спасибо за покупку, господин покупатель Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс. Пусть эти импортные сапоги послужат Вам долгие годы - сказала она. Потом закрыла магазин и собралась уходить, но я остановил её.
   - Госпожа продавшица-ханум, садитесь в мою машину. Я отвезу Вас домой - предложил я, сидя на деревянном козле. Нет, я лучше пешком пройдусь, наш дом тут рядом - ответила Айнура.
   Постой, куда ты, Айнура? Давай поиграем в мужа и жену. Я буду мужем, а ты будешь моей женой - предложил я.
   - Хорошо - сказала Айнура.
   Обрадовавшись, я построил небольшой шалаш из палок и хвороста и постелил на пол мягкую солому.
   - Давай, заходи в дом, жена - сказал я ей.
   Айнура послушно вошла в шалаш. За ней последовал я, и мы сели там рядом.
   - Теперь выключи свет, жена, и ляжем спать. А то уже поздняя ночь. Завтра с раннего утра я должен идти на работу - сказал я, зевая.
   После этого мы с Айнурой легли рядом, обняв друг друга.
   Тут появился мой отец и, увидев нас в шалаше, замер на миг от удивления.
   -Эй, сынок, что ты тут делаешь, а? Ха, ахмак! (дурачок). А ну-ка, выйдите оттуда быстрее! Как вам не стыдно, а?! - крикнул он.
   Мы вышли из шалаша, опустив головы перед моим отцом.
   Айнура пошла домой, как ни в чем не бывало.
   Прошли годы, и мы выросли. У меня появились усы. К этому времени наши детские шалости постепенно начали превращаться в нежное чувство между мной и Айнурой. Я всячески старался выглядеть храбрым, ловким и умным парнем перед соседской девушкой Айнурой, и чтобы лишний раз увидеться со своей любимой девушкой, часами сидел на крыше, глядя на соседний двор, где жила моя возлюбленная, несравненная Айнура. Увидев друг друга издалека, мы улыбались. Айнура краснела от смущения. В школе я сидел рядом с Айнурой за одной партой, все время думал о ней и ревновал ее к другим одноклассникам. Иногда из чувства ревности я дрался до крови, как бойцовая собака питбультерьер, со своими одноклассниками и другими парнями. Вскоре я женился на Айнуре, и мы стали жить со своими детьми в Булакбашинских горах. Там у нас появилась пчелиная пасека. Наши ульи располагались у подножья гор в зеленом елевом лесу. Внизу извивалась дорога, словно след змеи. Там текла мелкая горная речка с прозрачной водой, которая журчала, ударяясь промытым камням похожими на узбекские дыни. Вдалеке виднелась сосновая роща, откуда иногда доносился стук дятлов, голосам которых вторили горные ущелья.
   Однажды, когда я надев маску пчеловода, проверял рамки на тонкой сетке, где пчелы отстроили ячейки, которые заполнили медом, ко мне приехал мой друг детства Абу Абдулгариб, который со слезами на глазах просил меня помочь. Дело в том, что, взяв в долг у ростовщика большую сумму денег, он не мог возвратить долг в намеченный срок, и к нему пришли рэкетиры, угрожая обезглавить его с помощью бритвы, в случае если он немедленно не вернет долг с процентами.
   - Не волнуйся, сказал я своему другу детства Абу Абдулгарибу и отдал ему все свои сбережения, чтобы он избавился от своих долгов.
   Абу Абдулгариб обрадовался и, сердечно поблагодарив меня, уехал.
   Недавно разорился и я. Я не знал, что делать, и к кому обратиться за помощью. Тут вспомнил своего друга детства Абу Абдулгариба и поехал к нему, где он жил со своей богатой женой, дочерью прокурора. За высоким забором лаяли собаки. Я нажал на кнопку звонка, и в репродукторе, установленном на вороту его особняка послышался знакомый шершавый голос моего друга детства Абу Абдулгариба.
   - А-а-а, Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс, это ты. Я вижу тебя, там есть камера наблюдения. Сейчас я выйду, стой там - сказал он. Потом вышел, поздоровался со мной, даже не предложив мне войти в дом. Я объяснил ему о цели моего приезда, и друг мой сразу стал просить у меня прощения за то, что у него ни копейки нет, мол, все сбережения он истратил на свою дочь, купив ей скромный автомобиль марки "Бугатти Вейрон Супер Спорт", стоимость которой 2 500 000 долларов США.
   - Извини мой друг, жена моя зовет. Мы с ней должны ехать на свадьбу одного министра - сказал он и закрыл ворота своего особняка.
   Не найдя ничьей поддержки, я лишился имущества, а жена моя Айнура ушла к своим родителям вместе с детьми, забрав все свои золотые и брильянтовые украшения. Я остался один как бездомная собака в этом жестоком мире.
   - Вот так я оказался здесь, сверчок-бай - сказал Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляс, грустно вздыхая. И, пожелав сверчку спокойной ночи, он потушил керосиновую лампу.
   Тут со страшным грохотом рухнул потолок уцелевшей части шахты, где находился блиндаж Абу Яхя Ибрагим Ибн Иляса, подняв облако пыли. Потом снова всё вокруг стихло. Пыль постепенно рассеялась. Луна в этот момент сияла на западе. А над завалами грунта, как ни в чем ни бывало, пел одинокий сверчок.
  
  
  
  
  11/10/2014.
  3:00 дня.
  Канада.
  
  
  
  
  Сторож
  (Рассказ)
  
  
  
   Дуглат Дутарович работает сторожем на складе бревен. Недавно умер его сменщик Спридонов Иван Балтазарович, и его похоронили на городском кладбище со всеми почестями. Хотя Дуглат Дутарович являлся мусульманином, он всё-таки решил пойти и присутствовать на поминках своего покойного сменщика Спридонова Ивана Балтазаровича. Покойник был православным христианином и даже носил маленький крестик на своей длинной шее. По воскресеньям ходил он в церковь, зажигал свечи за упокой души своих ушедших родителей. Когда надвигались черные тучи и начиналась гроза, гремя раскатами грома, Спиридонов Иван Балтазарович, глядя в небо, широко крестился, прося у своего бога Иисуса Христа спасения. Но Бог почему-то его не спас. То ли он молился не так, как следует, то ли Бог не слышал его молитвы. Случилось так, что он трагически погиб. При разгрузке вагонов у крана неожиданно оборвался трос, и бедный Спридонов Иван Балтазарович остался под завалами огромных брёвен. Эх, жизнь - гулкая жестянка. Человек буквально вчера был жив, радовался, а теперь его нет.
   С такими мыслями Дуглат Дутарович зашел в комнату, где планировалось справить поминки. На столе горели свечи, и аккуратно были разложены выпивка, закуска и всякая еда. Первым взял слово завскладом Никифоров Рудольф Макарович. Держа в руке стакан самогона, он начал говорить:
   - Давайте дорогие гости, помянем нашего дорогого друга, скромного сторожа нашего склада товарища Спиридонова Ивана Балтазаровича!
   Все гости дружно, как единый организм, встали с мест со стаканами самогона в руках. Дуглат Дутарович тоже. Все стояли без головного убора. Только наш Дуглат Дутарович был в тюбетейке, так как у мусульман не принято присутствовать на похоронах и прочих мероприятиях без головного убора. Гости, конечно, обратили внимание на его головной убор, но никто не стал делать ему замечаний. Все отнеслись к этому спокойно, с пониманием и толерантностью.
   - Иван Балтазарович воистину был настоящим человеком! - продолжал Никифоров Рудольф Макарович - Поскольку я знаю, он никогда никому не желал зла. Всегда помогал всем, чем мог. К великому сожалению, случилась беда, и наш друг дорогой Балтазарич остался под завалами сосновых бревен, которые он любил, назвал их своими земляками из далекой России! Всякий раз, когда разгружали из вагона березовые брёвна, он тайком плакал, вытирая слезы кепкой. Бедные мои белые березы! Вы валяетесь здесь, вместо того, чтобы расти у низких окон русских деревень, качаясь как пьяный на вольном бродячем ветру! - говорил он со слезами на глазах. Эх, какого великолепного человека потеряли! Это большая утрата для нашего дружного коллектива! Дорогой Иван Балтазарович, пусть твоя душа пребывает в раю! - в завершение сказал завсклад Рудольф Макарович, мелко крестясь, и залпом выпил водку, опустошив граненый стакан.
   Все повторили движения завсклада Рудольфа Макаровича, кроме Дуглата Дутаровича, который никак не мог креститься. Его рука не послушалась ему. Но стакан самогона он выпил до дна, и прикладываясь губами к рукаву, преодолевая жгучесть крепкого напитка. После этого все дружно сели по местам, ели пили, разговаривали, помянуя покойника добрым словом. Потом снова ели пили и разговаривали. Между тем, Дуглат Дутарович захмелел. Он горько плакал, и вес самогон, который он выпил сочился из щелей его глаз, преврашаясь в слезы. Бедный Балтазарич! Друг мой! Сени Худо рахмат килсин, достим!(Да благославит тебя Бог, друг мой!) - плакал он, продолжая говорить:- Ты жил в Узбекистане, но всегда думал о своей родине, которая называется Россия. Помнишь, ты всегда говорил о том, что тебя привели на склад не только деньги, но и запах, аромат сосновых бревен?! Обнимая бревна сосен и берез, ты плакал, нюхал их и говорил, что это запах твоей далекой родины России! Какая нелепая смерть, а?!-плакал он.
   Гости успокаивали его.
   - Узбагойся, брадан, берездань благать. Ну жто ды на замом деле? Бридет время мы взе умрем и наз доже бохороняд. Эдо загон брироды, бонимаежь? На, выбей замогону, кодорый зами гнали.Он боможет - сказал кто-то, протягивая ему очередную порцию крепкого самогона в граненном стакане.
   Дуглат Дутарович выпил содержимое и отключился совсем. Он очнулся под деревянным забором, где на ветру качалась красными гроздьями рябина. Он быстро встал. Нашёл свою тюбетейку, стряхнул с нее пыль, надел на голову и оглянулся по сторонам. Ему стыдно стало. Потом пошел по тротуару, петляя. Прохожие сторонились его, не желая столкнуться с пьяным человеком и нажить себе личные проблемы. У Дуглата Дутаровича горело всё внутри. Ему страшно хотелось выпить воды. Ему казалось, что он не утолит жажду свою, даже если он выпьет до дна целый океан. Он обрадовался, увидев водопроводный кран из которого с шумом лилась прозрачная вода, влага жизни. Дуглат Дутарович бросился на водопроводный кран и начал пить воду прямо из крана, подставив рот к трубе. Ухватившись руками за кран, он жадно пил воду. Но никак не мог напиться. Дуглат Дутарович даже испугался, подумав, неужели он прихватил сахарный диабет, Вытерев рот тюбетейкой, он продолжил путь, шагая по тротуару, как зомби. Он чувствовал себя как солдат на поле боя, которого задавил вражеский танк. Ему очень хотелось отдохнуть где-нибудь и еще немного поспать. Дуглат Дутарович опасался также патрульно-постовых милиционеров, которые могли отправить его в вытрезвитель.
   С такими мыслями он подошел к автобусной остановке и присел на скамейку. Потом прилег, покрыв краем пиджака голову, и уснул. Во сне он встретился одним человеком по имени Абу Инсан ибн Диёнат. Он был хорошо одет, но Дуглат Дутарович удивился, когда тот сказал, что тоже работает сторожем.
   - Вот так встреча! Оказывается, что мы с Вами коллеги, уважаемый Абу Инсан ибн Диёнат. Судя по Вашей одежде, можно легко предположить, что вы работаете сторожем в крупном международном банке. Или трудитесь в составе спецподразделения и охраняете президента - сказал Дуглат Дутарович.
   - Это коммерческая тайна, дорогой коллега Дуглат Дутарович. Где мы бы не работали, работа у нас очень ответственная и трудная. Потому что когда народ спит сладким сном, мы с Вами работаем, осторожно ходим туда-сюда, охраняя имущество, когда тихо сияет луна и алмазами горят звезды в высоком небе... А почему мы здесь стоим? Давайте-ка, лучше зайдем в какое-нибудь кафе и продолжим разговор за чашечкой чая или кофе - предложил Абу Инсан ибн Диёнат.
   - Ну, что же, не плохая идея - согласился Дуглат Дутарович.
   - И, разговаривая, они пошли в сторону дорогого ресторана.
   Увидев это, Дуглат Дутарович остановился.
   - Простите, коллега Абу Инсан ибн Диёнат, куда мы идем? Это же дорогой ресторан! Там такие дорогие блюда, что даже на полпорции не хватит моей месячной зарплаты! -сказал, отступая назад Дуглат Дутарович.
   - Да что Вы, уважаемый коллега. Не бойтесь. Я угощаю - успокоил Дуглата Дутаровича Абу Инсан ибн Диёнат.
   - Ну-у-у, если Вы угощаете, то, пожалуй, можно заглянуть - сказал Дуглат Дутарович.
   И они зашли в роскошный ресторан и сели за стол, на котором в фарфоровых вазах благоухали свежие розы, лежали серебряные ложки и вилки с ножами, горели свечи на позолоченных канделябрах. Вокруг сидели богатые люди в смокингах и в галстуках-бабочках. Пили коньяк, ели икру и курили ароматные сигары. На сцене один худощавый и лохматый музыкант самозабвенно, то и дело закрывая глаза, играл на скрипке музыку Штрауса. Некоторые кавалеры танцевали со своими дамами в такт музыки. Пришел официант с белым полотенцем на ключице и с блокнотиком в руках.
   - Что закажете, господа? - спросил официант, вежливо улыбаясь приятной гагаринской улыбкой. Сторож Абу Инсан ибн Диёнат изучив меню, заказал три блюда и французский коньяк с шотландским вином, плюс десерт. Услышав, что заказал Абу Инсан ибн Диёнат, сторож Дуглат Дутарович, чуть не встал с места и не выбежал из ресторана.
   - Да разве можем мы такое себе позволить, дорогой коллега?! - забеспокоился Дуглат Дутарович - Это еда и выпивка богачей! А мы с Вами являемся всего лишь жалкими сторожами. Если Вы рассчитываете на меня, то немедленно остановите это безумие, пока не поздно! У меня денег не хватит даже на то, чтобы спросить, сколько стоит одна порция еды в этом ресторане!
   - Ну, что Вы так, а, коллега? Люди же смотрят на нас. Я ведь пообещал, что угощаю я. Вы сидите спокойно и не волнуйтесь. Мы отметим с Вами нашу встречу как следует -сказал сторож Абу Инсан ибн Диёнат.
   - Ну, хорошо, коллега, хорошо. Но учтите, я предупредил Вас в присутствии этого официанта. Я ни гроша не заплачу, если возникнет какая-то проблема с оплатой. То есть вся ответственность ложится на Вас - сказал Дуглат Дутарович, недоумевая и не понимая поступки своего коллеги. Официант ушел. Дуглат Дутарович с испугом и с удивлением смотрел на богатых посетителей ресторана и на огромные хрустальные люстры, на зеркала, на лохматого музыканта, который в трансе играл Штрауса, проворно двигая смычком. Скрипка плакала, а люди смеялись, хохотали, звенели бокалы. Наконец, официант принес все, что они заказали.
   - Ну, с чего начнем, коллега? С французского коньяка или с шотландского виски? -спросил сторож Абу Инсан ибн Диёнат.
   - Мне все равно. Лишь бы был кайф - сказал Дуглат Дутарович, засовывая кончик салфетки в воротник своей клетчатой зимней рубахи и орудуя серебряной вилкой и ножом, как бы, готовясь кушать по-аристократически.
   - Ну, тогда будем пить французский коньяк - сказал сторож Абу Инсан ибн Диёнат, наливая коньячку из хрустального графина в звенящие тонкие бокалы.
   - Давайте, коллега, выпьем за нашу встречу! - сказал Абу Инсан ибн Диёнат, поднимая бокал.
   И, чокаясь бокалами, они выпили первые стопки. Коньяк оказался приятным. Коллеги сначала закусывали, потом с аппетитом стали есть дорогие блюда. Сторож Абу Инсан ибн Диёнат ел первое блюдо. Глядя на него, Дуглат Дутарович отложил в сторону вилку с ножом и тоже взял ложку. Он начал хлебать вкусную шурпу, макая в неё хлеб. Потом они снова выпили и продолжили есть.
   В этот момент в ресторан зашла группа богатых людей. Среди них были и женщины в дорогих платьях, с золотыми перстнями на пальцах рук и с золотыми цепочками на нежных шеях. Вдруг один из мужиков этой компании резко остановился и, глядя на сторожа Абу Инсан ибн Диёната, страшно обрадовался.
   -Оо-о-оо, вот это да-а-аа! Наш дорогой хозяин господин Абу Инсан ибн Диёнат тоже, оказывается, тут! Здравствуйте, босс! - сказал он и, подойдя к столу, где сидели коллеги, в обнимку поздоровался со сторожем Абу Инсан ибн Диёнатом. Также он поздоровался с Дуглатом Дутаровичом, крепко пожав ему руку. Остальные члены компании тоже прибежали к Абу Инсан ибн Диёнату и начали здороваться с ним, крепко обнимая его. Женщины зацеловали Абу Инсан ибн Диёната. Но увидев Дуглата Дутаровича, резко изменились настроением, и их звонкий смех умолк. Они глядели на Дуглата Дутаровича как на дикого человека, как на степного суслика. Тот мужик продолжая улыбаться спросил у Абу Инсан ибн Диёната, кто этот человек. Абу Инсан ибн Диёнат познакомил их с Дуглатом Дутаровичом.
   - Это, Дуглат Дутарович, мой коллега! - представил он его.
   - Оо-оо, Ваш коллега?! Директор корпорации, значит! Очень приятно было познакомится с Вашим другом, успешным и скромным бизнесменом! - сказал тот мужик, снова пожимая руку Дуглату Дутаровичу.
   Услышав такое, женщины снова заулыбались и начали смеяться, протягивая свои нежные ручки к Дуглату Дутаровичу.
   - Очень приятно! Меня зовут Матлюба! А меня Маликой зовут! -улыбались они.
   - Какая грандиозная встреча, Боже мой! Эй официанты! Давайте соедините наш стол со столом нашего многоуважаемого босса! - крикнул тот мужик.
   Официанты быстро соединили столы, и компания села за них, как на банкете или на пышной свадьбе. Начался настоящий пир аристократов. Коняк, виски, вино, веселье, смех, хохот. Тот мужик подняв бокал за здоровье сторожа Абу Инсана ибн Диёната, сказал следующее:
   - Дорогой хозяин, господин Абу Инсан ибн Диёнат! Сегодня, читая биржевые новости, я узнал о том, что ваше состояние сегодня составляет один миллиард долларов! Примите мои поздравления, уважаемый Абу Инсан ибн Диёнат!
   После этих слов Дуглат Дутарович снова захмелел. Когда они вышли на улицу, в небе сияла луна и мерцали звезды. Дуглат Дутарович хотел было попрощаться и уйти, но Абу Инсан ибн Диёнат удержал его.
   - Постойте, куда Вы, коллега уходите на ночь глядя? Вот ребята отвезут Вас домой на этих каретах - сказал он указывая на дорогие "Джипы". Дуглат Дутарович качался спьяну как маятник и, глядя на сторожа Абу Инсан ибн Диёнату, с удивлением начал говорить.
   - Простите, коллега... хик! Я как-то недоумеваю. Вы же... хик!..сказали мне, что Вы тоже сторож. А Вы, оказывается, миллиардер! Или мне... хик!.. мерещится все это? То есть Вы - миллиардер, а не сторож... Нехорошо обманывать и издеваться над бедным сторожем, господин Абу Инсан ибн Диянат - сказал он.
   - Ну и что, если я миллиардер?! Я все равно сторож как Вы, уважаемый коллега. Вот Вы охраняете имущество склада бревен, так?! Какая разница между мною и Вами, если я живу каждый день, каждый час, каждую минуту без выходных, охраняя свое богатство, которое крутится в крупных банках мира и ценные бумаги, таких как акции и облигации на фондовой бирже. Слежу за падением индексов на финансовом рынке и тогдали. Я живу и уйду из жизни строжом, охраняя свое имущество - обяснил Абу Инсан ибн Диёнат.
   Тут Дуглат Дутарович проснулся и увидел милиционера.
   - Гражданин, встаньте. Нельзя спать в общественных местах - сказал он.
   Дуглат Дутарович поднялся, попросил прощения и пошел по тропе в сторону склада бревен, вспоминая о том, что сегодня вечером он должен сменить своего нового сменщика.
  
  
  
  
  
  06/10/2014.
  4:30 дня.
  Канада.
  
  
  
  
  Трехэтажный шалаш гастарбайтера Нгуаласу
  
  (Рассказ)
  
  
  
   Гастарбайтер Нгуаласу сидел в трехэтажном шалаше, глядя на луну, которая сияла над дремучей тайгой. От ритмичных стрекотаний сверчков и цикад звенела ночь. На шатком самодельном столе горела керосиновая лампа, вокруг которой кружились мотыльки, совершая неуклюжий полет. Нгуаласу взял ручку и начал писать письмо своей жене, которая осталась вдали. Он писал письмо, при рыжем свете керосиновой лампы, отгоняя и убивая назойливых комаров.
   - Здравствуй, моя несравненная роза райская Тулбарай!
   Я работаю гастарбайтером лесорубом в далекой тайге. Тут мне не платят, то есть я работаю добровольцем, как говорится, по зову сердца. Работа моя довольно-таки интересная и она мне нравится. Поверь, Тулбарай. Вот ты когда-нибудь была в тайге? Нет? Ну, тогда ты вовсе не жила на этом свете. Ох, эта тайга! Как я люблю ее! Знаешь, дорогая, Тулбарай, ну, ни с чем сравнить запах сосен, которые со скрипом и с грохотом рушатся на землю, пугая лесных птиц и зверей, когда я валю их бензопилой. Как сыпятся шишки из кедров!Словно нерукатворные сувениры!Ими можно украшать новогоднюю елку.После рубки лес снова стихает, и воздух наполняется таким запахом свежей коры, что я пьянею от этого аромата! Поработав на славу, все мы, гастарбайтеры, сидим у костра, суша портянки и казенные кирзовые сапоги. А в это время где то там, в далеке начинает долбить кору засохшего дерева одинокий дятел, типа "Тррррррр! Тррррррр!". Мы, лесорубы, с особым вниманием прислушиваемся к романтичному стуку дятла. А дятел то тут, то там, то в другом месте неустанно долбит и долбит засохшую сосну. Звукам его стука вторит эхом дремучая тайга. А костер с треском горит, выбрасывая в воздух оранжевые искры и драконом поднимается невероятный дым. Сижу, слушаю этот звенящий звук, создаваемый твёрдым клювом лесного дятла и никак не наслушаюсь. Тут смотрю, горят мои портянки, которые сушились над моими казенными кирзовыми сапогами без подошв.
   - Е моё! - дико крикнул я в панике и, резко вскочив с места, начал было тушить портянки руками, но не тут-то было. Пламя перекинулось на мои брючины с многочисленными заплатками. Я, весь в растерянности, бью, значит, руками по горящим брючинам, но увы, локализовать пожар мне так и не удалось. Чем больше я бил, тем страшнее бушевал огонь.Горящий лес гудел. Хорошо, что друг мой Турик, ну этот, Таппаров из Тюмени налил воду из ведра мне в сапоги без подошв, в которых горели портянки и - боже мой! - в ведре оказался не вода, а бензин марки А-93 для заправки бензопилы. Как тут вспыхнули ярким пламенем мои сапоги, портянки и брючины! Я кричу и бегу от греха подальше,ругаю этого Турика Таппарова из Тюмени, зазываю на помощь своих земляков гастарбайтеров, которые спали в спальных мешках висячем виде на деревьях. Вокруг росли зверобои, густая высокая трава, лопухи, ландыши, колокольчики, кустарники, папоротники разные,крапивы, ромашки, васильки, незабудки, чертополох, колыхаясь на ветру, словно зеленое море. Как батанический сад.Пламя, естественно, перекинулось на траву, вспыхнул лесной пожар и с треском начала гореть бескрайная тайга. К счастью, как раз в этот момент, как по заказу, разразились гроза, засверкала молния, раскатами загремел гром, и с шумом хлынул ливневый дождь. Одним словом, свершилось чудо. То есть матушка природа сама бесплатно локализовала лесной пожар, спасая нас вместе с птицами и зверями, и с деревьями от явной гибели. После ливневого дождя я обнаружил сильные ожоги на ногах. Но, несмотря ни на что, я продолжал валить налево и направо вековые сосны и березы с помощью бензопилы.
   К вечеру нам пришлось надеть москитные сетки, так как в это время на охоту вышли голодные комары, жужжа и гудя роями как вихрь на поле. Они безжалостно начали кусать нас, впиваясь в открытие участки наших тел с острыми хоботками. Они кусали даже сквозь толстые фуфайки, стремясь полакомиться бесплатной кровью бедных гастарбайтеров. Кругом были болота, которые представляли собой благоприятную атмосферу для москитов и других семейств гнусных насекомых-кровопивцев. Лежать там, особенно в подвыпившем состоянии, было очень опасно. Эти мелкие на вид безобидные насекомые запросто могут убить пьяного человека, высосав из него всю кровь. Но мы, гастарбайтеры, не доноры и, кровь наша нужна самим. Сядем у костра, надев москитные сетки, и, как только отойдет духота в тайге заметно похолодает. Вот тогда туча крылатых вампиров резко исчезает.
   Есть и другие опасности в тайге, такие как волки, медведи и грызуны. От волков, можно как-то спастись, забравшись, скажем, на высокое дерево. Но от медведя бежать бесполезно. Он забирается на дерево не хуже, чем опытный электромонтер, который залезает на электрический столб с помощью железных когтей, чтобы проверить перемычку проводов и заглянуть заодно во двор своей любовницы, чтобы узнать не уехал ли ее муж в командировку. Одним словом, нет спасения от разгневанного косолапого медведя. А мы, гастарбайтеры, умеем спастись от кого угодно, от медведя или голодной стаи волков. Увидев медведя ночью, около нашего лагеря, мы начинаем дружно шуметь, ударяя черпаком или кочергой по пустым громыхающим бидонам и вёдрам. Этот огромный зверь, несмотря на свой устрашающий размер, боится шума. Встанет на ноги во весь рост как человек, злобно зарычит и уходит обратно в дремучий лес, прям как на картине Шишкина.
   Вчера лежу в благоустроенном трехэтажном шалаше, луна светит над тайгой, звезды мерцают. И вдруг я уснул, недосчитав звезд даже до тысячи. Во сне иду я по какому-то базару, там огромная толпа, толкучка, шум и гам. Смотрю, в сторону барахолки бегут люди, окружая плотным кольцом одного типа, который рекламировал что-то громким голосом. Это был некий брокер Закаря абу Абдуллатиф ибн Рахматулла. Он говорил быстро, словно опытный маклер на аукционе.
   - Мальчика, значит, хотите приобрести, да? Ну, тогда вам сюда, господа! У нас широкий ассортимент товаров, как говорится, на любой вкус, то есть вот в этих клетках - мальчики, а в этих - девочки. В возрасте от одного года до десяти лет. Вы можете выбрать. Не беспокойтесь, они не украденные. У каждого из этих товаров есть соответствующие сертификаты, свидетельство о рождении и вот, как раз, их родители тоже стоят здесь. Они готовы вступить с вами в торг. Не забудьте, господа покупатели, что самых дешевых детей в мире вы найдете только у нас. Почти бесплатно! Таких продавцов, как эти родители, такого товара, как эти дети и такого и честного брокера, как я, вы нигде больше не встретите! Например, я бы предложил вам вот этого мальчика. Он у нас очень умный и послушный... С этими словами Закаря абу Абдуллатиф ибн Рахматулла торжественно открыл дверцу клетки, чтобы выпустить ребенка наружу.
   - Давай, выходи, дружище, за тобой пришли покупатели... - сказал он, помогая ребенку выйти из тесной клетки. Ребенок на четвереньках вышел из клетки. Закаря абу Абдуллатиф ибн Рахматулла продолжал:
   - Ну, представься. Как тебя звать?
   Ребенок оказался картавым и он начал говорить:
   - Меня джовут Джункыгды - сказал он, пугливо оглядываясь на высоких людей.
   -Аа-а-а, Джункырды, значит? Красивое имя у тебя. Ну-ка, Джункырды продемонстрируй нам быстренько свое искусство. Что ты умеешь делать? Может, прочитаешь нам стихи?:
  
  "У лукоморья дуб зеленый,
  Златая цепь на дубе том,
  И днем и ночью кот ученый,
  Все ходит по цепи кругом.
  
   А, может, споешь что-нибудь? Ну, например, как там..."В лесу родилась ёлочка, в лесу она росла. Зимой и летом зеленая, стройная была" - спросил Закаря абу Абдуллатиф ибн Рахматулла у Джункырды.
   - Я умею считать до ста - ответил ребенок, хвастаясь, и начал бойко считать: один, два, тги...
   - Ну достаточно, достаточно, Джункырды, молодец... Вот видите, господа, какого вундеркинда вы собираетесь приобрести. А вы, уважаемые родители, назовите быстро цену! Сколько просите за вашего ребенка?!
   Отец и мать ребенка называли цену.
   - Ну вот, почти что бесплатно, давайте, гоните бабки быстрее, господа, покупатели, и забирайте мальчика! Не то родители Джункырды передумают - сказал Закаря абу Абдуллатиф ибн Рахматулла, судорожно пожимая руку одному из покупателей. Покупатели хотели было поторговаться, но тут бедный Джункырды, крепко обняв ногу своей матери, горько заплакал и начал умолять со слезами на глазах:
   - Мама, папа, не пгодавайте меня, пожалуйста, я буду слушаться вас. Буду пгисматгивать за своим бгатиком и не буду ничего бгать из холодильника. С пготянутой гукой буду попгошайничать на автобусных остановках. Потом собганные мелочи буду пгиносить вам, все до последней копейки. Если вы пгодадите меня, то я буду скучать по вас и по моему бгатишке, и по нашей собаке Бобику. Я пгосто умгу от тоски. Я вас люблю папа, мама... Я никогда не буду пгосить вас купить мне могоженое - сказал он, глядя на родителей как на телеграфные столбы с надеждой, глазами полными слез. Тем временем начался торг.
   - Товарищ брокер, вы говорите ребенок почти бесплатный, а родители Джункырды называют такую цену, за которую можно купить сотню детей вместе с детским садиком. К тому же ребенок этот - косой и картавый. Пусть родители Джункырды сделают скидку на косые глаза ребенка и за картавость тоже - сказал один из покупателей, недовольно глядя на мальчика.
   - Ну, господа покупатели. Какой он косой? Он просто боится вас. А что касается его картавости, то это признак гениальности. Тут такая низкая цена, а она вас не устаревает. На самом деле дети бесценны! Древние мудрецы так говорили! Я знаю многих богатых людей, которые за то, чтобы их жены забеременели и родили, готовы истратить все свои сбережения, золото и бриллианты, которые они хранят в швейцарских банках тоннами! Дети это... Тут Закарю абу Абдуллатиф ибн Рахматуллу перебил другой покупатель:
   - Да, не надо, нам лекцию читать, господин брокер. Мы купим Джункырды за полцены. Если нет, то мы уйдем - сказал он решительно.
   - Ну, слово за вами, дорогие родители Джункырды. Не упустите исторический шанс. Между прочим, они назвали хорошую цену - обратился Закаря абу Абдуллатиф ибн Рахматулла к родителям Джункырды, пожимая руку отца ребенка.
   - Ну, ладно уж, пусть забирают ребенка, мы согласны. Давай, Джункырды, иди к ним и не суетись. Тебе не придётся присматривать за братишкой. Потому что завтра мы его тоже продадим. Потом собаку. А из пустого холодильника тебе просто не придётся брать ничего потому что, даже если ты найдешь ключ от висячего замка и откроешь холодильник, ты в нём ничего съедобного не найдёшь, там ничего нет и, скорее всего, не будет в ближайшие годы. После того, как мы пропьем твоего братишку и твоего Бобика, будь спокоен, доберемся и до холодильника. То есть, его тоже продадим на барахолке. Ты, Джункырды, пойми нас правильно. Нам нужны деньги на выпивку, понимаешь? Мы без выпивки как космонавт без воздуха в открытом космосе, как рыба без воды. Только спиртное может расширить наши жилки в организмах, и мы успокоимся на время. А что касается тех денег, которые ты намериваешься собирать, попрошайничая на автобусных остановках, я скажу тебе по секрету, как бывший экономист, что это не реальный доход. Поверь, Джункырды. Тем более, той мелочи, которую ты будешь собирать неделями, не хватит не то, что на бутылку водки, но и даже на закуску. Кроме того, там есть милиционеры - рекетёры, которые крышуют местных попрошаек за определенную сумму денег. А еще там рыщут голодные налоговики, которые могут отобрать у тебя всю мелоч за то, что ты не платил государственные налоги. Так что, ступай, как говорится, с Богом и, не плачь как женщина, которую поколотил муж-алкаголик - сказал отец Джункырды.
   Покупатели, вновь и вновь, пересчитывая мятые и грязные купюры, передавали их родителям Джункырды. Бедный Джункырды не хотел расставаться с родителями и, ухватившись за подол юбки мамы, он всё продолжал умолять о том, чтобы его не продавали. А отец и мама Джункырды жадно пересчитывали полученные за него деньги. Отец Джункырды даже проверял купюры, выставляя их на свет солнечных лучей и говорил:
   - Вы не удивляйтесь, господа покупатели. Сейчас такое время, что никому нельзя доверять. Кругом ходят фальшивомонетчики с огромными чемоданами в руках, напичканными фальшивыми купюрами различных достоинств... Ну, вот, полюбуйтесь.., вы засунули в пачку рваную и отвратительную купюру, которую склеили скотчем. Поменяйте их на целые. А на эту купюру шариковыми ручками написаны нецензурные слова. А на обратной стороне? Ну вот... тоже написано что-то не разборчиво... Какие нехорошие слова! А тут даже нарисовали половой орган ишака... Какая гадость...Тфу мля! Поменяйте это тоже. Остальные купюры вроде нормальные - сказал отец Джункырды. Покупатели ребенка поменяли купюры и забрали живой товар вместе с клеткой, напоминающей чемодан сталинских времён. Джункырды бился и плакал, стараясь улизнуть от рук покупателей, но этого ему не удалось. Сильные руки крепко схватили его и, впихнув обратно в клетку, собрались уходить. Джункырды всё плакал, тряся железными прутьями клетки, как маленькая макака в зоопарке. Между тем, когда родители Джункырды пересчитывали полученные деньги от покупателей, те стали уходить. Закаря абу Абдуллатиф ибн Рахматулла остановил покупателей и сказал:
   - Господа, куда спешим? А моя доля? Гоните долю, которую я заработал честным трудом. Так нельзя. Ведь я должен сдать выручку в бухгалтерию нашего базара, а та, в свою очередь, должна отчитаться перед высшем руководством о том, сколько сегодня умных и талантливых детей продано и на какую сумму.То есть у нас есть соответствующий план, который мы должны выполнить, не смотря не на что. Иначе базарком выгонит меня в шею с работы. И что тогда? Как мне прокормить своих любимых детей? Я, между прочим, не хочу продавать своих детей здесь даже тогда, когда заставит меня нужда!
   Покупатели, извинившись, отдали его брокерскую долю, и ушли из базара. Закаря абу Абдуллатиф ибн Рахматулла подошел к продавцам своего ребенка.
   - Ну, родители проданного Джункырды, когда вы намериваетесь заплатить за мои брокерские услуги? - сказал он.
   Родители бедного Джункырды тоже отдали его долю и ушли с довольной улыбкой на устах в сторону винно-водочного магазина.
   Тут я проснулся. Но люди всего мира спали еще крепким сном. Над моим благоустроенным трехэтажным шалашом все мерцали звезды, и луна одиноко бродила над бескрайней тайгой.
   Вот такой вот сон приснился мне тогда, роза моя райская Тулбарай. До новых письменных встреч. С горячим письменным поцелуем,
   твой муж гастарбайтер Нгуаласу.
   Написав письмо своей жене, лесоруб гастарбайтер Нгуаласу, вложил его в конверт и, смочив языком клей, крепко запечатал письмо. Мотыльки вокруг горящей керосиновой лампы летали так красиво, что Нгуаласу было жалко тушить лампу.
  
  
  
  
  06/09/2014.
  10:44 дня.
  Канада.
  
  
  
  
  
  Ключ
  (Рассказ)
  
  
  
  
   Полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар вместе с главнокомандующим военно-воздушными силами и сухопутными войсками генералом Томасом Яккабалоном написали секретное письмо президенту страны господину Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменику с подписями всех душевнобольных центральной психбольницы столицы.
   Вот содержание письма:
   Президенту нашей любимой страны господину Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменику.
   Господин Президент!
   Хотя здоровые люди нас считают дураками, чокнутыми и другими нехорошими словами, но мы, пациенты центрального дурдома столицы нашей независимой страны, как ни парадоксально, являемся самыми интеллектуальными, самыми гениальными людьми на планете. У нас есть знаменитые поэты мыслители, философы всех мастей, есть экстрасенсы, ясновидящие, предсказатели, великие ученые, астронавты, доблестные непобедимые полководцы, телепаты, читающие чужие мысли, объявившие себя пророками и даже богами, кочевники времени, властелины вселенной, защитники гуманоидов в солнечных системах и в туманностях вселенной, великие оперные певцы с голосами сопрано, баритоном, тенором. Есть среди нас также опальные лидеры оппозиционных партий, правозащитники пьянь да рвань, то есть не состоявшиеся ваши "коллеги". Тут возникает вопрос: почему нашему государству нельзя воспользоваться бесплатными услугами этих способных, талантливых пациентов в решении возникших проблем на политической арене мира? Решать вопросы нашими силами, силами пациентов нашего дурдома в области обороны. Мы часто слышим о том, что в горячих точках нашей планеты погибают сотнями, иногда и тысячами ни в чём не повинных психически здоровых молодых солдат нашей страны. А что если призвать нас, психопатов, параноиков и шизофреников в армию вместо здоровых ребят, в душевном смысле этого слово? Во-первых, мы сильные, здоровые, смелые, отважные люди. Во-вторых, мы ничего не боимся, и нам нечего терять. В-третьих, мы не будем тут сидеть, сложа руки на дотациях, как говорится, на шее у нашего бедного независимого государства тогда, когда в горячих точках умирают наши безвинные молодые соотечественники. Нас не интересует ни деньги, ни должность, ни премии, ни звания, ни ордена и медали. Не нужны нам также ни квартиры, ни семья и ни прочие совсем ненужные вещи. Мы, то есть доблестные и храбрые душевнобольные нашей родины, можем защитить наши территории от любых захватчиков, включая инопланетян! И мы думаем, что на фронте нам будет гораздо веселее, чем здесь, в скучном лечебном центре, поверьте, Господин Президент. Я не устаю повторять, что мы очень способные люди и, стоит только нас учить, как пользоваться огнестрельным оружием, как управлять Зенитно Ракетным Комплексом, бомбардировщиками и истребителями и как угонять их, как летать на военных вертолетах типа, "Акула", "Апачи", использовать атомные подводные лодки с крылатыми ракетами и так далее, то я уверяю Вас и гарантирую, что наши братья по болезни быстро освоят эту сверхсовременную военную науку, не хуже чем психически здоровые талантливые курсанты. Они будут свободно летать на самолетах бомбардировщиках как ястребы и бомбить насаленные пункты в горячих точках планеты, сравнивая с землей православные и католические храмы, мечети, синагоги, жилые кварталы, заводы и фабрик, школы, больницы, аптеки, детские сады в аккурат, не оставляя там ни одной живой души. Будьте уверены в том, что армия шизофреников и параноиков, используя Зенитно-Ракетные Комплексы, будет сбивать тысячи гражданских авиалайнеров с сотнями пассажирами на борту, попадая ракетами в десятку, чтобы потом в этом чудовищном преступлении обвинить ВВС и ПВО противника!
  С огромным уважением,
  Главнокомандующий Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками
  Генерал Томас Яккабалон.
  Заместитель Генерала Томаса Яккабалона, полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.
   Великие полководцы, подписав письмо, написанное на имя Президента страны, Господина Аполлона Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, завернули его в рулон и обмотали самодельной веревкой из порванной простыни и полосатого матраса. На рулоне написали следующее короткое примечание: "Тот, кто найдет это письмо, пусть вложит его аккуратно в конверт и отправит по почте в канцелярию Президента нашей страны, Господина Аполлона Габриеля Толедо Пуэрто Карлоса Доменика. Этим Вы окажете помощь своему государству и народу, предотвратив гибель психически здоровых солдат в горячих точках нашей планеты. Заранее спасибо от имени наших братьев по болезни, с которыми мы лечимся вместе в нашем родной больнице!"
   После этого Главнокомандующий Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками Генерал Томас Яккабалон и его заместитель полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар привязали к секретному письму жженый кирпич и метнули его изо всех сил через высокий забор лечебницы. Письмо, прикрепленное к кирпичу перелетело через высокий забор и чуть не попало в голову местного почтальона Гуммагуппи Гангиргуль Попоппота, который ехал, гремя покрышками колес своего женского велосипеда, насвистывая какую-то мелодию, разбрасывая по дворам газеты, журналы и письма.
   Почтальон Гуммагуппи Гангиргуль Попоппот подобрал письмо, прочитал его и поехал дальше на своем женском велосипеде в сторону почтового отделения. Войдя туда, почтальон Гуммагуппи Гангиргуль Попоппот купил большой конверт, написал адрес, приклеил несколько дорогих марок, заплатил и отправил письмо Президенту страны, Господину Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлосу Доменику. Поскольку почтальон Гуммагуппи Гангиргуль Попоппот приклеил на конверт несколько дорогих марок и написал крупными буквами милое имя Президента страны господина Аполлона Габриеля Толедо Пуэрто Карлос Доменика, письмо, которое написали Главнокомандующий Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками, Генерал Томас Яккабалон и его заместитель, полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар, почтовое отделение тут же отправило письмо первым рейсом самолета, чтобы оно побыстрее дошло до многоуважаемого Президента, Господина Аполлона Габриеля Толедо Пуэрто Карлоса Доменика.
   Когда письмо Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками Генерала Томаса Яккабалона и его заместителя, полковника Паскаля Салваторе Алфонса де Валдемара дошло до президентского аппарата, Пресс-секретарь Президента, Господина Аполлона Габриеля Толедо Пуэрто Карлоса Доменика, глубока задумался, пристально глядя на конверт, не зная что делать. Тут прозвучала страшная команда охраны:
   - Внимание, все сотрудники президентского аппарата! Закройте двери своих кабинетов на засов и освободите коридор! Господин Президент идет! - закричала охрана в жестяный рупор. Пресс-секретарь Президента замер как на фотографии по стойке смирно. Наконец в коридоре появился Президент в окружении усиленной охраны. Через некоторое время Президент страны Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик подошел и на миг остановился у входа своего шикарного любимого шарообразного кабинета. Перед тем, как войти в свой кабинет, он бросил беглый взгляд на стол Пресс-секретаря, где лежали куча писем.
   - Ну, какие новости? Что за письма? Опять от народа, что ли? Ох, как надоели эти сволочи анонимщики своими вечными жалобами. Как будто нет у меня других дел, кроме как читать эти дурацкие письма, где они пишут только о своих проблемах. Нет среди них хоть одного человека, который мог бы писать не о своих проблемах, а о проблемах, если не глобального масштаба, то хотя бы о тех, которые касаются экологии и касаются существования нашего государства. Ну-ка, дай-ка мне этот большой конверт. Тут я вижу, чего-то неординарное. Это письмо либо от руководителей других государств, либо из дипломатических корпусов стран содружество - сказал, как бы угадывая, Президент страны Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, беря и с интересом разглядывая конверт. Потом широко улыбнулся, глядя на адрес письма.
   - Ни фига себе, письмо из психбольницы! - воскликнул он и засмеялся, тряся пузом. - Хувах-хах-хах-хах-хах-хаааах! Вуйих-ххах-хах-хах-хааааа! Иеаххахахахахахаааа! Смотрите, письмо из психиатрической больницы?! Ё-моё... Я впервые получаю такого рода письмо на протяжении 45-летнего своего президентства, честное слово! А интересно, о чем пишут они? Это должно быть смешно... - сказал Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, вытирая слезы, которые наворачивались на глаза от смеха. Войдя в свой шарообразный кабинет, он распечатал конверт и с интересом начал читать письмо пациентов психбольницы, Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками генерала Томаса Яккабалона и его заместителя полковника Паскаля Салваторе Алфонс де Валдемара. Прочитав письмо несколько раз, вдоль и поперек, Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик задумался, глядя затуманенным взглядом в бронированное пуленепробиваемое окно своего шарообразного кабинета.
   -Ндаааа, вот это письмо! Они в отличие от здоровых людей в душевном смысле этого слово, писали не о своих проблемах, наоборот, пишут о наболевших проблемах нашего общества и об обороноспособности нашей страны. Хотя это письмо из психлечебницы, но всё же стоит подумать об их инициативах. Тем более, что они обещают защищать Отечество совершенно бесплатно. Если осуществим их мечты, то тут же решатся финансовые проблемы по бюджету, из которого мы каждый божий год выделяем колоссальные суммы денег на армию, на вооружение, на провианты, на одежду и на кирзовые сапоги без подошв миллионы и миллионы пар для наших солдат и офицеров. А этим не надо даже давать ежемесячную получку и обмундирования с обувью. Они обещают защищать Отечество в полосатых пижамах босиком и без головного убора в любое время суток, даже при сорокапятиградусном морозе зимой. Отсюда можно нетрудно подсчитать, сколько денежных средств мы можем сэкономить за год после всего этого. Почему мы раньше не догадались использовать этих живых роботов - камикадзе, которые не боятся смерти. А эти наши, так называемые, солдафоны и офицеры, при первой же опасности разбегаются во все стороны, или, лежа в окопах, простреливают себе ногу и героем возвращаются домой, звеня гроздьями орденов и медалей на груди. Если честно, я не получал такого предложения даже от своих военных специалистов, от экспертов, которые получают ежемесячную зарплату в огромном размере. Паразиты! Никакого толка от них! Я должен признаться, что раньше хохотал до слез, слушая анекдоты про душевнобольных. Видимо, зря я смеялся тогда. Наоборот, надо было плакать и рыдать в большой клетчатый платок, величиной с покрывало спальной кровати. Вот как они рассуждают, а! Надо же, такие гениальные люди томятся в приютах! А мы этих гениальных людей якобы лечим! Мне кажется, нам самим давно пора идти к врачам психиатрам и лечится как следует, пока не обострились наши душевные болезни. Да, они могут представлять угрозу и опасность. Но если подходить ко всему этому с осторожностью и умом, то я уверен на сто процентов, что c лёгкостью можно решить эту проблему. Мы возложим всю ответственность их докторам, санитарам и воспитателям, призвав их вместе со своими пациентами в армию, и отправим в горячие точки планеты. Сегодня в мире контролируются не то что там народ, оппозиция или Средства Массовой Информации но и даже цунами, тайфуны, землетрясения, извержения вулканов и т.п. А мы что, хуже их что ли? Мы тоже умеем установить контроль над больными, через их командиров в белых халатах с деревянными погонами, у которых есть все нужные экипировки, снаряжения, такие как современные электрошоки, успокаивающие уколы - транквилизаторы и прочные смирительные рубахи с длинными рукавами. Самое главное - мы автоматически избавимся от ненужных пикетов и митингов, которые организовываются со стороны крикунов правозащитников, грантоедов, защищающих права матерей миллионов погибших солдат, которые возвращаются домой в герметичных цинковых гробах с поле боя, где они воевали, героически защищая экономические и геополитические интересы нашего государства. А смерть душевнобольного на поле боя, не вызывает жалости не у кого, наоборот, люди будут смеяться от души, увидев по телику или услышав об их нелепой смерти в кровопролитных боях. Короче говоря, я поставлю этот стратегически важный вопрос на обсуждение в парламенте обеих палат, перед тыквоголовыми депутатами -аферистами и так называемыми сенаторами - подхалимами, пусть они проголосуют на закрытых заседаниях без всяких журналюг. Ясное дело, что эти так называемые депутаты никогда не проголосует против того, что я предлагаю им. Мне не стоит сильно беспокоиться по этому поводу - подумал Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, закуривая золотую трубку с бриллиантовыми украшениями, набитую дорогостоящим ароматизированным табаком.
   Президент страны господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик перед тем, как обсудить письменное гениальное предложение генерала Томаса Яккабалона и его заместителя полковника Паскаля Салваторе Алфонс де Валдемара в Законодательной Палате Парламента, решил тайно пообщаться с авторами секретного письма и дал тайное указание своим силовикам, чтобы они привезли тех титанов мысли из психушки в Президентский Дворец. Силовики выполнили приказ Президента, и привезли двоих гениев в полосатых пижамах босиком и без головного убора и, аккуратно переодев их в костюмы чиновников и в белые рубахи с накрахмаленными воротниками и гладкими сатиновыми галстуками. Они работали так ювелирно, что даже приближенные Президента страны господина Аполлона Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, увидев тех двоих больных в штатском, приняли их за высокопоставленных гостей из-за рубежа. В ходе разговора выяснилось, что эти двое способны не то, что там решать проблемы касающиеся обороноспособности страны, но и создавать совершенно немыслимые фантастические вещи, придумывать уникальные, неслыханные идеи и гипотезы.
   Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, крепко обняв обоих, заплакал навзрыд.
   - Простите, господа, и не удивляйтесь. Это слезы счастья на моих глазах дрожат, как далекие звезды в декабрьском холодном небе нашей независимой страны, где народ наш топит свои буржуйки кизяком. Я хочу попросить у вас прощения, господа, за наших врачей психиатров, которые неправильно поставив диагнозы, спрятали вас в психиатрические больницы нашей страны, принудив выпить отвратительные жидкости и таблетки. Воспитатели амбалы били вас как боксерские мешки, подвешенные в спортивных подпольных тренировочных залах. Прошу так же прощения, за наших соотечественников, которые смеялись до упада и смеются до сих пор над вами, рассказывая друг другу смешные анекдоты про вас! Я сегодня воочию убедился в том, что вы, так называемые больные душевной болезнью, в тысячу, а то и миллионы раз умнее, чем мы! Оказывается, мы по ошибке заперли в психушки гениальных людей нашей планеты! Я завтра же издам указ о том, чтобы выпустить всех так называемых пациентов из психушек страны и вместо них запереть самих медиков, врачей-психиаторов и воспитателей, всех, вместе взятых. Прикажу, чтобы немедленно арестовали всех моих помощников подхалимов, поэтов лизоблюдов и министров-дармоедов. Они ничего не делают, но получают большие зарплаты в американских долларах, а граждане нашей страны из-за тотальной безработицы уезжают в другие страны, надеясь найти там хоть какую-нибудь работу. Они хотят найти кусок хлеба и прокормить свою семью, которые согласны даже на грязные работы, словно рабы и рабыни, где они работают дворниками и сторожами, подметая улицы. Я буду проводить кадровую перестановку во всех сферах нашего общество, то есть назначу своими главными помощниками вас обеих, а также прикажу, чтобы депутатами парламента обеих палат и сенаторами Конгресса назначали только тех людей, которые ранее лечились в психических больницах нашего государства. Губернаторы областей и районов, в том числе председателей колхозов и махаллинских комитетов, тоже будут назначаться из гениальных людей, то есть из ваших братьев по болезни. Все губернаторы и председатели нынешней системы теперь будут пожизненно принудительно лечиться в психиатрических диспансерах. Вы оба сейчас же можете принять пост любого министра, с чем и поздравляю вас заранее, господа! - сказал Президент, завершая свою речь.
   Генерал Томас Яккабалон с Паскалем Салваторе Алфонс де Валдемаром в свою очередь выразили огромную благодарность Президенту Аполлону Габриелю Толедо Пуэрто Карлос Доменик, за взаимопонимание и высокое доверие. Перед тем уйти, полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар обратился к Президенту Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик :
   - У меня небольшой сюрприз для Вас, господин Президент, закройте глаза - сказал он.
   Президент закрыл глаза с улыбкой на устах.
   - Теперь откройте, Господин Президент! - произнёс полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.
   Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик открыл глаза и, увидел ключ, который протянул ему полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.
   При виде ключа у Президента екнуло сердце, и расширились его глаза.
   - Ну, спасибо Вам, господин полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! Какой Вы честный человек! Где Вы его нашли? Он же лежал в кармане моих брюк!..
   С этими словами Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик быстро проверил карманы своих брюк и покраснел от стыда, обнаружив в кармане своих брюк дырку, откуда возможно упал ключ на ковер.
   - Я нашел этот ключ вот здесь, под этим креслом, где я сидел. Дай, думаю, подберу его и отдам Господину Президенту нашей страны Аполлону Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменик, может, думаю, Господин Президент случайно потерял ключ от своей скромной однокомнатной квартиры, расположенная на окраине столицы страны, где он живет со своей большой семьей плюс с тешей - объяснил полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.
   - О, нет, нет, господин полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! Это ключ не от однокомнатной квартиры, а от ядерного чемоданчика! Вы даже не представляете себе, какой героизм Вы совершили на моих глазах перед лицом нашего многострадального народа! Вы спасли нацию! Хорошо, что этот ключ не попал в руки моих министров, которым я издавна не доверяю. Ведь эти дармоеды коррупционеры, могли бы запросто продать злодеям террористам этот бесценный ключ за пачку зеленых купюр! А там загремела бы третья мировая атомная война! Не-е-ет, на мой взгляд Вы спасли не только нацию, но и всю человечества от явной гибели, от ядерной войны! Я Вас награждаю Орденом Героя Отечества первой степени! Вы теперь национальный герой нашей страны! С сегодняшнего дня Ваше военное звание не полковник, а маршал! Маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! -сказал с восторгом президент.
   - Служу отечеству! - крикнул Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар, отдавая честь президенту страны Аполлону Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменик. Когда оба офицера высокого ранга вышли из дворца Господина Президента Аполлона Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменика, генерал Томас Яккабалон поздравил с высоким военным званием своего соратника и брата по болезни.
   - Поздравляю Вас, Господин Маршал, с высоким званием! - сказал он, синея и зеленея от черной зависти.
   - Вольно, генерал, вольно! Спасибо за поздравления - сказал маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар, хлопая по плечу и по голову генерала Томаса Яккабалона.
   Генерал Томас Яккабалон продолжал:
   - Простите, Господин Маршал, с одной стороны, достичь такого успеха хорошо. Но, с другой стороны, боюсь, что мы с Вами упустили исторический шанс. Овладев ключом ядерного чемоданчика, мы бы могли заставить Президента распустить Правительство и Парламент и уйти с поста Президента. После всего этого Вы бы сегодня ночью поспали бы хорошенько, и утром проснулись бы Президентом страны! Эх, какой шанс упустили, Господи! - сказал генерал Томас Яккабалон.
   - Да, ты не волнуйся, генерал латтапогон (Тряпочный погон), я не такой дурак, как ты думаешь! Когда я зашел в туалет, придавив ключ на этот кусок мыла, снял с него слепок. Теперь по этому слепку мы можем изготовить дубликат ключа ядерного чемоданчика. Как говорится, еще не вечер. Есть ещё время для того, чтобы мне стать Президентом страны, а тебе - Министром Обороны! Вес мир в наших руках! - сказал маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар с коварной и хитрой ухмылкой на устах.
  
  
  
  28/08/2014.
  3:40 дня.
  Канада.
  
  
  
  
  Тюрьма без надзирателей
  (Рассказ)
  
  
   Кукдовул Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитон находится на дне глубокого старого и заброшенного колодца, не зная, как из него выбраться. Он не помнет кто, когда и за что бросил его в эту старое глубокое инженерное сооружение. Вот сидит он и смотрит на кольцо колодца, надеясь при этом, что когда-нибудь люди будут заглядывать в этот адский колодец и, спустят громыхающее пустое ведро с веревкой, чтобы набрать воды, если не напиться самим, то хотя бы напоить скот. И вдруг, услышав дикие крики Кукдовул Калхиды ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитона со дна колодца, отзывающиеся эхом, они испугаются не на шутку.Но через несколько время они снова в страхе заглянут в колодец и увидев Кукдовула Калхиды ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитона, замрут на миг от удивления.Потом совместными усилиями вытащат его из колодца, избавив Кукдовул Калхиды ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитона навсегда из глиняного плена. И, уложив осторожно на носилки увезут его в больницу, где он будет лечится под надзором добрых врачей и прекрасных медсестер. Там он влюбится в одну светловолосую медсестру с голубыми глазами, среднего роста, со стройной фигурой и с пышней грудью. Он ей расскажет о том, как жил долгие годы на дне старого глубокого темного заброшенного колодца один и, она заплачет, вытирая слезы с глаз краем своего белоснежного халата. Вот тогда увидев эротическую картину, от волнения у Кукдовул Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитона пересохнет горло. Он узнает о том, что прекрасная медсестра надела белый халат на голое тело. Он продолжит рассказывать. Его рассказы так заинтересуют её, что ей не захочется уезжать домой. Она будет продолжать слушать его, оставшись на ночное дежурство. А он будет говорить и говорить держа её нежные руки в тишине, где капли, будут капать из капельницы, словно тихие слезы, словно капли тающего снега весенной ночью при луне. В полночь медсестра начнёт устало зевать, когда её начнёт клонить ко сну. Спать, сидя на табуретке, неудобно, особенно для хрупкой девушки. Как он может лежать в мягкой постели, когда его возлюбленная, бедная медсестра, сидит на грубой табуретке из наструганных досок. Не хорошо ведь. Кукдовул Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитон протянет её к себе из чувства гуманизма, шепча иди, мол, ко мне, моя роза, вместе будем спать. И она упадёт в его объятья. В это время больница будет дружно храпеть вместе с медперсоналом, во главе с дежурным врачом. А Кукдовул Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитон с прекрасной медсестрой будет шептаться, целоваться, стонать, а кровать будет ритмично скрипеть до самого утра. После того, как его выпишут из больницы, он женится на ней. Потом - медовый месяц, счастливая совместная жизнь, а там дети вырастут. Но к сожелению старший сын Кукдовула Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитона, бросив учебу в институте, станет карманником и, когда он попытается украсть кошелек у пожилого человека, приехавшего в город на ярмарку из далекой деревни, он допустит большую ошибку. То есть когда он начнёт резать голенище кирзового сапога того человека из деревни, с помощью бритвы, он потеряет бдительность и попадёт в руки сотрудников правоохранительных органов. В суде адвокат откажется защитить его сына, объясняя это тем, что его подзащитный украл его дерматиновую сумку, где лежали важные документы с деньгами вместе с ноутбуком...
   С такими мыслями Кукдовул Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитон смотрел наверх и горько плакал, тряся плечами. Еще бы. Ведь он сколько лет уже томился в этом проклятом земляном мешке. Было бы проще, если у этого зиндана были надзиратели. Самое страшное было то, что он сидел тут один, медленно сходя с ума. Тут не было людей. Был бы хоть один человек, сидел бы с ним вместе, то он так сильно не мучился бы от одиночества. Оказывается, в одиночестве человек дичает. И чтобы не одичать, Кукдовул Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитон старался чаще разговаривать с собой, рассказывать самому себе смешные анекдоты и громко смеяться. Иногда он пел тут песни и плясал, танцевал чечетку, сотрясая дно колодца голыми ступнями своих ног, пока не падал от усталости, почернев от пота. Чтобы окочательно не сойти с ума, Кукдовул Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитон старался перебороть себя, бил себе кулаком в лицо, заламывал себе руки, пыхтел, кряхтел, душил себя, применяя запрещенные болевые приемы, и иногда одерживал победу. После этого арестововал себя, судил и даже приговоривал сам себя к длительным срокам заключения. Порой он выступал с речью играя роль президента, учил себя, читая долгие нудные доклады на тему поэтапного развития общества и углубления демократии в стране. При этом он широко зевал от скуки, как бегемот. Думая обо всем этим, Кукдовул Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитон плакал, глядя на кольца колодца. Потом вдруг испугался, узнав, что это не кольца колодца, а обыкновенная сияющая луна высоко в небе. Да, да, так оно и было. И Кукдовул Калхида ибн Яшин Йилдирим абу Хаким Харитон вспомнил, что он находится не на дне старого колодца, а сидит ночью в заброшенной воздушной тюрьме под названием "Земля". Сидит пожизненно.
  
  
  
  
  
  25/06/2014.
  8:46 вечера.
  Канада
  
  
  
  
  Картина
  (Рассказ)
  
  
  
  
  Проснулся я утром и, взглянув на картину, которая висела на стене моей комнаты, удивился: на картине были изображены осенние деревья и улицы, покрытые опавшими листьями. На неё был также изображён человек, который стоял на автобусной остановке, прислонясь к столбу уличного фонаря, и задумчиво глядел в городское небо с улетающими на юг журавлями. Я позвал жену и спросил, откуда, мол, это картина. Теща, что ли, подарила на её дню рождения. Жена с восторгом посмотрела на картину и говорит, не знаю, дадаси, откуда это картина, понятия, грит, не имею. Странно, сказал я, и подошел к картине поближе. Потрогал багет и холст. Настоящая! Этот великолепный осенний пейзаж - бесценная картина, антиквар, шедевр искусства, выполненный неизвестным великим мэтром, как он мог попасть сюда? А может, может... мой сын украл эту картину из музея изобразительных искусств?! - подумал я и страшно испугался. Позвал сына, спрашиваю его, не украл ли он со своими дружками из шайки контрабандистов эту картину века из картинной галереи городского музея.
  - Да ты что, отец, как же ты мог подумать такое?! Я впервые вижу эту картину. Поверь, пап, я не хочу загреметь в тюрягу и скитаться по лагерям, убивая вшей и клопов из-за какой- то картины. Что я, дурак, что ли?
  Я немного успокоился и извинился перед сыном за свой глупый вопрос. Потом снова потрогал произведение изобразительного исскуство, и вдруг картина со скрипом слегка раскрылась. Испугавшись ещё сильнее, я отскочил назад. В этот момент стали колыхаться на ветру голые ветки осенних деревьев, изображённые на картине. Человек, который стоял на автобусной остановке и ждал автобуса, прислонившись к столбу уличного фонаря, и глядел на городское небо с улетающими на юг журавлями, тоже вдруг начал двигаться. Я даже услышал печальное курлыканье удаляющихся журавлей, которые летели на юг, переполняя небо своими дружными и грустными криками. В страхе я лихорадочно думал, действительно ли всё это происходит наяву или во сне. Но тут любопытство начало брать верх над моим страхом, так как листья, падающие с голых ветвей осенних деревьев, превратились в золотые, в прямом смысле этого слова. Моё не очень богатая жизненное положения вызвало у меня интерес к этим золотым листьям, и я снова подошел к волшебной картине как загипнотизированный. Потом вошёл в слегка открытую раму картины и спригнув вниз, первым делом взял охапку золотых листьев. Потом начал кричать громко, подняв над головой золотые листья:
  - Ха-ха-ха-ха! Золото! Настоящие золотые листья! Люди-и-и-и! Смотрите-е-е, золото-о-о! - кричал я, собирая золотые листья и пихая их в карманы своей пижамы. Потом позвал жену и сына.
  - Жена, неси мешков, и побольше-е-е-е! Сынок ты возьми из чулана граблю и тащи сюда-аа-а! - кричал я.
  Жена принесла мешки, а мой сын прибежал с граблями в руках. Мы начали собирать золотые листья в кучки и складывать их в мешки.
  - Вах-ха-ха-ха-хах -хаааа! Вот это дааааа!Теперь мы тоже стали богатыми людьми!
  Слава, тебе Господи всемогущий! Я сегодня проснулся самым богатым миллиардером на свете! Сколько ждал я этого момента! Теперь я покажу своим богатым родственникам и друзьям, которые смеялись надо мной, когда я вернулся из ближнего зарубежья с пустыми руками, где я работал долгие годы дворником-гастарбайтером! Покажу, ой покажу-уу-у им, где раки зимуюу-у-ут! Жена, ты завтра же иди свататься к дому господина Генерал-губернатора Бушлатова, и мы в срочном порядке поженим нашего сына на его красивой молодой дочери! Нет, ты лучше иди свататься прямо к Белому дому, где живет наш многоуважаемый президент со своей семьей и со своими очаровательными дочерьми! Пора нам сродниться с самим господином президентом! Я знаю, увидев эти золотые листья в мешках, наш господин президент сразу согласится отдать свою дочь в жены нашему сыну! Чтобы нашему сыну не покраснеть от стыда перед дочерью президента, когда она спросит, мол, какое у него образование, я сегодня же куплю ему на базаре диплом факультета журналистики Ташкентского Государственного Университета или диплом Юридического Института! На свадьбу пригласим тысячи богатых гостей, олигархов - новых узбеков, и на свадьбе нашего сына будут служить самые известные певцы нашей страны! Певцы любят деньги, а когда увидят золотые листья в мешках, они будут петь еще громче, до хрипоты, до харканья кровью, напевая слова типа
  
  "Не замонкиииим бир парийга ооооошноман наангаайлайин!
  Э, шул сабабдиииииииян ранги руйимаааааааа кахрабоооооо, ман наааайлайин!"
  
  - орал я во всю глотку, не отрываясь от работы.
  - Хорошо, мой милый, я завтра же поеду свататься в Белый дом! - сказала жена, усердно помогая мне.
  Вдруг я увидел старуху, идущую по тротуару с посохом.
  - Асаламалайкум, бабушка! Куда путь держим в столь ранний час?! - спросил я, весело улыбаясь.
  - Куда, куда... Ну, куда я могу идти, сам подумай, шайтан. Я иду в почтовое отделение, чтобы стать в очередь за пенсией. Вот уже три месяца я никак не могу получить свою пенсию, на которую я рассчитывала купить себе белый саван на черный день - сказала старуха, опираясь жилистыми руками на посох и дрожа как луговой одуванчик на осеннем ветру.
  Я взял охапку золотых листьев и запихал их в карманы ватного камзола тощей старухи.
  - Всё, бабуся, с этого дня ты не ходи в почтовое отделение, в надежде получить свою мизерную пенсию! Вот тебе золотые листья, и купи себе на базаре самый дорогой шелковый саван с белыми нежными кружевами! Да ты не удивляйся, бабуся, это - гуманитарная помощь, и не надо сдачи! Лишние - тебе на чаёк! Я не жадный, бери, не стесняйся! - сказал я.
  Потом, взгромоздив огромные мешки с золотыми листьями на плечо, я направился в сторону здания Национального Банка. А что, не лежать же золотым листьям в сундуках мёртвым грузом, правильно? Пусть банкиры нашей страны пустят их в оборот! Иду я, значит, по тротуару, взгромоздив на себя огромные мешки с золотыми листьями, и люди смотрят мне вслед с завистью. А мне то что, пусть завидуют. С этими мыслями я подошел к Национальному Банку, но тут меня остановили милиционеры.
  - Ты чо, спятил, что ли? Куда прёшь с мешками на плечах, дворник вонючий! А ну-ка, катись обратно, пока я тебя не арестовал! - сказал один из них.
  Я говорю, ребята, что вы, грю, на самом-то деле, а? Какой я дворник? Я же новый богатый клиент вашего Банка, а вы, вместо того чтобы радоваться, гоните меня! А может я эти золотые листья хочу пустить в оборот ради развития экономики нашей многонациональной и многострадальной Родины! Вы не мешайте богатому предпринимателю! А то у меня времени мало! Я должен купить на базаре для своего сына красный диплом выпускника факультета журналистики Ташкентского Государственного Университета или желательно диплом с отличием студента Юридического Института, чтобы моему сыну не было стыдно перед дочерью господина Генерал-губернатора Бушлатова, на которой женится мой сын! - сказал я.
  Услышав мои слова, милиционеры почему-то начали смеяться, тряся животами и краснея от напряжения. Потом они резко перестали смеяться и, сделав серьезное лицо, преградили мне дорогу. Мне показалось, что они, услышав о Генерал-губернаторе господина Бушлатова, сменили манеру поведения и стали более вежливыми.
  - Ну, с тобой всё ясно - сказал один из них. Ты, это самое, дворник, слушай. Здесь в любой момент могут появиться высокопоставленные руководители. Если они увидят тебя с этими подозрительными мешками на плечах, они могут подумать, что ты террорист-подрывник и дать приказ немедленно арестовать тебя и отправить, куда следует. Или прикажут убрать тебя. А мы всего лишь солдаты своего Отечества. То есть мы тебя можем расстрелять из автоматов в упор. Давай уходи, дворник, если не хочешь получить пулю в лоб - сказал один из охранников.
  - Ах, какой же я дурак а! Какой дурак!Почему я сразу не догадался! Всё, понял, ребята - сказал я, сняв мешки с плеч и, взяв из одного мешка охапку золотых листьев, стал распихивать их по карманам гимнастерок милиционеров-охранников. Берите, ведь у вас тоже семья, дети, а зарплата маленкая, правильно? Понимаю, понимаю -сказал я.
  Милиционеры оказывали мне сопротивления говоря и отталкиваясь: -Ты чего, дворник, перестань сейчас же! Это не деньги а опавшие листья!Что ты делаешь?! Убери руки!
  Я грю, да, ребята, вы правы, это листья.Но они необычные, они золотые!Нате, берите еще. Я по природе человек не жадный и эти золотые листья ни чуть мне не жалко - сказал я пихая листья в карманы милиционеров, несмотря на их сопротивление.
  Тут один из милиционеров ударил меня по голове прикладом автомата "Калашников", и я потерял сознание.
  Очнулся в больнице. Гляжу - на стене висит та же картина с осенним пейзажем. На картине были изображены осенние деревья и улицы, покрытые опавшими листьями. На неё был также изображён человек, который стоял на автобусной остановке, прислонясь к столбу уличного фонаря, и задумчиво глядел в городское небо с улетающими на юг гусиными стаями.Рама картины была слегко открытой и на картине начали колыхаться на ветру голые ветки осенних деревьев, Человек, который стоял на автобусной остановке и ждал автобуса, прислонившись к столбу уличного фонаря, и глядел на городское небо с улетающими на юг гусиными стаями, тоже вдруг начал двигаться. Я даже услышал печальные голоса удаляющихся гусей, которые летели на юг, переполняя небо своими голосами, похожые на звуки колеблюшихся ржавых и пустых вёдер.Я хотел поднятся и подойти к картине поближе, но ксожелению медсестра закрыла слегка открытую раму картины с прекрасным осенним пейзажом.Потом зашторила железную занавеску.
  
  
  
  
  
  
  
  2 июня 2013 года.
  23 часа ночи.
  Город Кембридж, Канада.
  
  
  
  
  Судьба писателя
  
  (рассказ)
  
  
  
  Писатель Камбалкупон написал ряд интересных рассказов и романов живя в котельной общественной бани вместе со своей семьей. Камбалкупон работает в этом учреждении кочегаром бесплатно, топя печку углем, грея воду для общественной бани. Но его работу нельзя было называть совсем бесплатной, так как зимой за это директор общественной бани освобождал его от арендной платы за помещение. Главная особенность его работы состояла в том, что ночью, когда работает Камбалкупон, бросая в топку уголь, за окном падает тихий снег, который радует душу и создаёт уют и покой. Иногда ветер дует сверху вниз и задувает дым обратно в трубу. В результате чего котельная наполнится едким дымом. В такие моменты Камбалкупон задыхается и выбегает с лопатой в руках на улицу вместе со своей семьей. Они кашляют хором, слезясь и задыхаясь. Его ребенок плачет на морозном воздухе. Жена тоже. После того, как рассевается дым, они снова заходят обратно в кочегарню. Хотя романы и рассказы Камбалкупона являются настоящими произведениями искусства. Но жена Камбалкупона каждый день упрекала его в том, что он занимается ерундой и, не добьется ничего в области литературы. Она настаивала, умоляла мужа, чтобы он бросил творчество навсегда и работал где-нибудь, или поехал бы за заработком в соседние страны, как другие нормальные мужики. Но Камбалкупон был по природе упрямым человеком и продолжал писать. Он надеялся, что когда-нибудь его книги станут популярными и, издатели станут издавать их многомиллионными тиражами по всему миру. Вот тогда Камбалкупону тоже придет по настоящему всемирная слава и деньги. С такими намерениями Камбалкупон писал день и ночь, забывая о себе. В результате написал книгу под названием "Тень света".
  Однажды ночью к нему пожаловал косой сторож бани и, сказал, широко зевая следующие слова:
  - Писатель Камбалкупон, нет ли у тебя случайно какой-нибудь книги, чтобы её можно было почитать перед сном? А то скучно мне. Подойдет любая книга. Даже учебное пособие по земледелию и агротехнике. Ну, так, что бы заснуть. Меня мучает бессонница.
  - Простите, товарищ сторож общественной бани, нет у меня никакой книги, даже про пчеловодство. Есть только рукопись моего нового романа "Тень света" - сказал виновато писатель Камбалкупон.
  - И рукопись пойдет. Дай мне, я полистаю её, пока не усну крепким сном - сказал сторож.
  Камбалкупон отдал ему рукопись своего нового романа под названием "Тень света". Сторож ушел обратно в свою сторожевую будку и принялся читать рукопись романа при свете керосиновой лампы у открытого окна сторожевой будки. Камбалкупон тоже с головой окунулся в творчество. Он писал долго. Когда его потянуло ко сну, он остановился и потягиваясь как кошка, которая только что проснулась, широко зевнул и глядя в сторону сторожевой будки, замер на миг с удивлением. Потому что косой сторож всё ещё не спал, а усердно читал рукопись романа "Тень света". Камбалкупон устало улыбнулся и лег спать.
  Утром, когда он завтракал, чем Бог послал, косой сторож общественной бани снова заглянул в кочегарню. Он стоял у двери с рукописью романа в руке и вдруг заплакал, трясясь всем телом, роняя слезы с глаз. Потом стал на колени перед писателем Камбалкупоном и, целуя ему руки, заревел:
  - О, великий писатель планеты господин Камбалкупон, прости меня и всё человечество, за то, что мы достойно не оценили твои великолепные литературные труды! Какая несправедливость, господи! Мы не только не присвоили тебе звание народного писателя, не только не наградили тебя орденами и медалями Отечество, мы даже не предоставили тебе нормальную однокомнатную квартиру, в то время как псевдописатели живут в особняках, купаясь в роскоши! Я приклоняю голову перед твоим талантом, о великий мастер пера! Я горжусь тобой, горжусь тем, что ты мой соотечественник и что живу в одно время с тобой, дыша тем же кислородом, что и ты! Я счастлив от того, что я работаю в общественной бане, в котельной, в которой ты живешь и пишешь уникальные романы день и ночь, не жалея себя! Прости нас еще раз, ради всего святого, о Камбалкупон, прости! - плакал он.
  - Да что Вы, товарищ сторож общественной бани, перестаньте плакать, не надо и немедленно встаньте! - успокаивал его Камбалкупон.
  На следующий день сторож распространил слух о том, что Камбалкупон написал такой роман, что человек, который читает его, долго не сможет придти себя. Такой сверхинтересной книги не было в истории не только мировой литературы но и в истории человечества! - говорил он всем.
  Однажды сторож привел агентов известного крупного издательства, и они с Камбалкупоном подписали контракт, о публикации его нового романа под названием "Тень света".
  - Мне ни копейки не нужно. Лишь бы моя книга вышла в свет. Мой гонорар перечислите на банковские счета детских домов и инвалидов - сказал Камбалкупон, подписывая контракт.
  Спустя месяц вышла книга Камбалкупона, вызвав небывалый ажиотаж в обществе. Дело дошло до того, что многим не досталась книга великого мастера пера, и огромная масса читателей, которым книга не досталась начала скандировать с транспарантами в руках у здания Издательства, где недавно был напечатан большим тиражом роман Камбалкупона. Все в один голос требовали у руководства Издательства, повторно издать роман великого писатель века Камбалкупона. Увидев ажиотаж и большой спрос, директор Издательства повторно издал книгу Камбалкупона "Тень света". На сей раз по очень высокой цене. Несмотря на это, люди покупали книги романа Камбалкупона нарасхват и снова возникла проблема с нехваткой книги. Люди стояли в многокилометровой очереди, и порой дрались между собой, ломая друг другу носы и челюсти. Многие снова вышли на пикет, с транспарантами в руках, который проводился у здания Издательства.
  Пикеты постепенно превратились в митинг и, власти направили в сторону Издательства ОМОН, вооруженный до зубов, чтобы держать под контролем ситуацию. Но разгневанные поклонники великого писателя Камбалкупона и читатели, которым не досталась книга своего кумира, требовали повторного издания романа, но по низкой цене. Эти требования не понравились жадному директору Издательства, и он категорически отверг требования пикетирующих и участников многотысячного митинга. Тут разгневанная масса читателей и фанатически настроенные поклонники великого Камбалкупона не выдержали и со штурмом ворвались в здание Издательства, прорвав оцепление ОМОНа. Они схватили директора Издательства и выбросили его с шестнадцатого этажа. Тот полетел вниз с диким криком и с грохотом ударился об асфальт. Он скончался на месте от полученных тяжких ранений, в основном от черепно-мозговой травмы.
  Дело этим не кончилось. Народ устроил пожар, и здание Издательства полностью сгорело. Даже пожарники не успели потушить разбушевавшееся пламя огромного масштаба. Камбалкупон умолял своих читателей, чтобы они прекратили безумство но, к сожалению, его не послушали.
  Самое страшное началось потом. Митинг перекинулся по городам по всей территории страны, и в суматохе люди начали учинять массовые драки между собой. Потом начали звучать выстрелы и греметь взрывы. Мародеры разбили витрины ювелирных магазинов вдребезги и стали грабить драгоценности и золотые украшения. Так же грабили банки. На следующее утро в стране разразилась гражданская война. Камбалкупон, надев военную форму и со шлемом на голове, тоже стоял на баррикаде с оружием в руках на стороне своих читателей. На улицах лежали горы трупов. Когда над городом военные бомбардировщики, с душераздирающим воем, пролетали на бреющем полёте, Камбалкупон побежал в подвал и, там сидел он со своими читателями и фанатически настроенными поклонниками, ожидая, пока не прекратится ковровая бомбардировка. Сидя в подвале, он услышал информацию о том, что проблемы связанные с его романом "Тень света", возникли и у других государств мира, включая Америку Европу, Россию, Китай и в другие страны. Словом, мир стоял на грани катастрофы. Пока пламя войны не охватило всю планету, президенты стран мира созвали внеочередной Саммит и, начали обсуждать возникшую ситуацию, связанную с мировым кризисом, который был вызван романом великого писателя Камбалкупона.
  - Во всем виноват писатель Камбалкупон! Если бы он не написал этого романа, не было бы и войны во всем мире! В связи с этим, у меня есть предложение! Писателя Камбалкупона объявить в розыск во всех государствах мира и, арестовав его, отдать под Суд Гаагского Трибунала! Я прошу поставить данный вопрос на голосование, пока не начиналась атомная мировая война! - сказал один из президентов.
  Участники саммита проголосовали единогласно. После этого, поймав великого писателя мира Камбалкупона, с наручниками на руках переправили спецрейсом самолёта в Европу. Следствие длилось долго, и через год Международный Суд вынес суровый приговор в отношении писателя Камбалкупона, приговорив его к смертной казни через повешение. Палачи, соблюдая все правила и законы Международного Суда, привели приговор в исполнение.
  
  Великого писателя Камбалкупона повесели.
  
  
  
  
  
  
  
  26/05/2014.
  12:50 ночи.
  Канада.
  
  
  
  
  Исправительная колония номер 1
  
  (Рассказ)
  
  
  
   Дутарфаттаха арестовали в дождливое утро за холмом и посадили в темницу.
  Потом этапировали его сюда, в эту уникальную трудовую исправительную колонию строгого режима.
  Колония поражала своей суровостью и необычайной формой архитектуры. До этого наш главный герой Дутарфаттах долго скитался по тюрьмам и лагерям, и в результате он потерял память. Он не мог вспомнить даже своё недавнее прошлое. Не мог он вспомнить то преступление, которое совершил когда-то. Справедливый ли был суд над ним, какая у него была статья и какой был срок наказания - об этом он тоже абсолютно ничего не знал. Его мучило, и даже пугало до смерти, его собственное беспамятство. Оно нависло над ним и внезапно накрыло его словно зловещая, огромная тень, одетая в человеческую одежду с капюшоном, которая торчала у заброшенных могил, где ухает одинокая Сова, сидящая в тихом полнолунии над белеющими руинами старого кладбища узников.
  Только сегодня Дутарфаттах начал узнавать себя, напрягая свой мозг и изучая окрестность, как маленький ребенок, который постепенно познаёт мир. Это учреждение было похоже на сумасшедший дом для душевнобольных. Дутарфаттах мало общался с другими узниками, многие из которых были агрессивными и всегда отвечали злом на добро. Здесь никто не стремился совершить побег, и все ненавидели адвокатов и правозащитников, помощь которых только усугубляет положение и ведёт к сокращению срока в этом заведении. Все заключённые хотели, как можно подольше, продлить своё пребывание здесь. Они больше любили хмурых прокуроров и судей, которые выносят суровый вердикт. Никто из заключённых не хотел подавать на апелляцию. Никто ни разу не написал заявление в Верховный Суд с просьбой о повторном рассмотрении дела, разумеется, уголовного. Каждый узник знал, что всеобщая амнистия или побег подобны смерти, так как колония находилась среди бескрайных пустынь, и бежать или просто выйти, было бесполезно и смертельно опасно. В этой исправительной колонии люди сидели вместе с семьей и с родственниками. По этой причине они никогда не получали посылок и писем, никто не приезжал со стороны, чтобы их навестить. Они скорбно опускали головы, когда у какого-нибудь узника кончался срок пребывания в этом дурдоме, и выражали своё искреннее соболезнование родственникам заключённого, который освободился, либо отсидев свой срок от звонка до звонка, либо попав под всеобщую амнистию. Самое страшное это то, что окончание срока узникам объявляют неожиданно и внезапно, а это действует на узников, словно страшный взрыв или удар шаровой молнии в ненастную погоду. Среди заключённых было много верующих, и они день и ночь молились, шепотом читая долгие молитвы, роняя слезы как капли дождя и умоляя при этом Бога, чтобы он как можно больше продлил их тюремной срок.
  Несмотря на ежедневные адские труды, издевательство, избиение, оскорбление и другие страдания, они все же любили этот дурдом и не хотели покидать его по собственному желанию. То есть, отсидев свой срок, они не возвращались с радостью домой как нормальные осужденные. Здесь так же орудовала банда узников, которая насильно сокращала тюремные сроки другим зэкам, чтобы растянуть свои сроки на более длительное время.
  Многие солагерники нашего героя Дутарфаттаха, были похожи на людей и иногда вежливо улыбались, но, на самом деле они были хуже хищных и кровожадных шакалов, которые, почуяв запах свежей крови или, увидев кости сгнившей падали, впадают в бешенство, щетиня свою шерсть и ревностно рыча. Потом бросаются друг на друга, как на добычу во время охоты, и начинают грызться, обнажая свои острые клыки желтого цвета, брызгая красно-розовой слюной. В учреждении были и другие, довольно странные, узники.
  Недавно, Дутарфаттах случайно увидел одного из них, который рисовал что-то, установив свой мольберт у беседки, и замер от удивления. Толпа заключённых, которая с интересом рассматривала холст, на котором косоглазый художник-узник рисовал внешний вид исправительной колонии строгого режима, неожиданно начала хором расхваливать картину.
  - Боже, мой! Какая красивая у нас исправительная колония строгого режима! Ах, какие великолепные колючие проволоки! Как струны скрипки Страдивари, которые сверкают и издают божественные звуки на морозном ветру! Как романтично лают собаки далеко за рекой, словно в стихах Сергея Есенина, который родился почему-то не в городе, а в далекой лесной рязанской деревне! Задумчивые бараки, конечно же, вторят эхом их усталому лаю! Я даже представить себе не мог такую красивую каменоломню, где мы трудимся с утра до вечера и с вечера до утра, поочерёдно побеждая в соцкапсоревнованиях! Глядите, дорогие солагерники, в центре картины стоит вся администрация нашего учреждения, все в шляпах, в смокингах, с галстуками на шее! Гордые, стройные люди! Красиво, не правда ли?! - восхищались они. От этих слов ещё больше вдохновлялся косой узник по прозвищу "художник", ещё громче воспевая красками исправительную колонию строгого режима, где он сам отбывал неизвестно какой срок.
  Узник-художник, с косыми глазами, завершив свою картину, хотел подарить её начальству колонии в обмен продление своего срока. Но, не тут-то было. Дутарфаттах вдруг схватил картину и побежал что есть мочи по территории колонии, словно американский регбист, который бежит по стадиону, прижимая к груди мяч, похожий на узбекскую дыню. За ним погнались и заключённые, стремясь отобрать картину века у Дутарфаттаха, чтобы отдав её начальству колонии строгого режима, получить дополнительный срок наказании, как говорят бизнесмены, на бартерной основе. Заключённые бежали толпами, скандируя и шумя, как болельщики на стадионе. Косоглазый узник-художник тоже бежал, пыхтя и ругая злоумышленника Дутарфаттаха, чтобы вернуть полотно, которое он только что написал. Собаки романтично лаяли, где-то вдалеке за рекой как в стихах Сергея Есенина, который родился почему-то не в городе, а в далекой лесной рязанской деревне. Охранники тоже бежали, держа в руках кто дубину, кто железные прутья. А баландеры бежали в белых халатах, гремя бидонами, которые используются для раздачи пищи заключённым. Начальники со своими секретаршами тоже бежали. Но наш главный герой Дутарфаттах оказался проворнее всех. Он бежал впереди толпы как олимпийский чемпион по беговой дорожке. Он бежал, изо всех сил теребя на ветру свою робу черного света с белыми номерами. "Без дополнительного срока мне грозит гибель" - лихорадочно думал он.
  Когда Дутарфаттах бежал радостный и довольный, с картиной в руках, гигантская, шарообразная исправительная колония, которая почему-то называлась "Земля", беззаботно вращалась вокруг своей оси, скрепя как старая мельница, в бескрайнем океане вечной Галактики.
  
  
  
  
  22 февраля 2011 года
  17 часов 10 минут.
  Город Торонто, Канада.
  
  
  
  
  Плачет кукушка за оврагами
  (Рассказ)
  
  
  
  1
  
  
   Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын написал при свете керосиновой лампы любовное письмо своей однокласснице Гульжахон. Содержание письма было примерно таким.
   Здравствуйте, дорогая Гульжахон!
   Признаюсь сразу, что когда мы учились в шестом классе, я безумно влюбился в Вас и, до сих пор люблю! С тех пор думаю только о Вас. Каждая ночь перед сном я прошу Бога, чтобы Вы приснились мне. Помните, однажды Вы спросили меня, чтобы я Вам помог сделать домашнюю работу по грамматике. Тогда Вы подошли ко мне так близко, что когда случайно соприкоснулись наши руки, я чуть не потерял сознание и упал в обморок от неизвестного мне чувства. Ваше красивое лицо, прекрасные глаза, губы напоминавшие бутон розы, гладкий подбородок, нежная же шея, Ваша божественная улыбка свели меня тогда с ума, Гульжахон! Да, я горбатый и передние зубы мои как у кролика торчат сквозь мои губы даже тогда, когда я плотно сомкну их! Да, я косой! Но у меня тоже есть душа, есть сердце, наконец! Я никогда не забуду тот день, когда мы с Вами сидели на пригорке, а внизу среди юлгуновых зарослей дружно паслись наши коровы, помните? И вдруг вдалеке за хлопковыми полями, где-то у береговых оврагов реки "Кашкалдак", где росли и цвели медуницы, маслины с юлгунами, закуковала одинокая кукушка. Мы с Вами стали внимать печальному голосу кукушки и снова на ваших губах засияла та прекрасная улыбка, которая свела меня с ума. Потом кукушка умолкла. Вы грустно вздохнули и сказали, мол, кукушка очень мало куковала. Всего лишь пять раз. Неужели нам осталось жить на этом свете всего-навсего пять лет? Я успокаивал Вас, говоря, что не надо быть суеверной, мол, это все бред и абсурд.
   - Есть люди, которые живут и жили до семидесяти, до девяноста, а то и до ста лет. Вы думаете, что они никогда не слышали зов кукушки или, когда они слышали на её голос, она куковала им девяносто или сто раз? Да все это ерунда - сказал я.
   Но Вы настаивали на своё, говоря, что у кукушек другая может быть математика, и они могут считать в квадратах. То есть когда кукушка поет, она считывает сразу по двадцать в одной цифре. Это значит, что нам предстоит прожить на этом свете еще минимум сто лет! Я тогда поражался Вашим оптимизмом и, мне просто пришлось согласится с Вами, по поводу своеобразной трактовки голоса одинокой кукушки. С тех пор, когда я пасу корову на лугах один, я внимаю далекому голосу кукушки, как тогда, и, невольно вспоминая Вас, безмолвно плачу от тоски. Да, Вы самая красивая и мудрая девушка на свете, Гульжахон! Я Вас люблю больше, чем жизнь! Когда Вы проходите мимо меня, я замираю словно глухая стена, теряя дар речи. В эти минуты мне кажется, что Вы не ходите с помощью Ваших прекрасных ног, а медленно поднимаетесь ввысь, словно луна, которая восходит из-за горизонта, освещая безлюдные поля, на которых поют сверчки и плачут, летая роем комары! Голос кукушки звучит как гимн нашей юности и любви! Гульжахон, поверьте, я так люблю Вас, что готов даже пожертвовать собой, ради того, чтобы вы долго и счастливо жили на этом свете! Я готов не задумываясь отдать Вам части своего тела: почки, печень, сердце и легкие на трансплантацию, не дай бог, если это потребуется! Вы смысл моей жизни! Я буду любить Вас вечно!
   С тоской в сердце,
   Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын.
   Проверяя, не допустил ли он орфографические и стилистические ошибки, Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын вновь и вновь перечитывал письмо. Читал он его по горизонтали и по вертикали. Перечитывал с начала до конца и с конца до начала. Он так долго читал письмо, что в результате выучил текст наизусть.
   Он уснул только к утру, на рассвете.
   Утром Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын положил письмо в конверт и начал думать о том, как передать её Гульжахон.
   - А что если сделаю из письма бумажный самолетик и закину её через забор во двор Гульжахон - подумал он.
   Но опасаясь, что письмо может попасть в руки братьев или родителей Гульжахон, Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын передумал. Отдать письмо Гульжахон в школе это вдвойне опасно, так как там кругом шляются школьники, учителя и директор с завхозм. Короче говоря, этот вариант тоже отпадает - продолжал думать Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын. Он не доверял письмо никому, даже своим друзьям. Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын не опасался за себя, нет, он скорее всего боялся за Гульжахон, которая легко могла потерять репутацию среди своих подруг в случае огласки письма.
   С такими мыслями он шел в сторону школы по проселочным заснеженным дорогам, ритмично скрепя снегом. На улице было холодно, кружилась метель. Вдоль дороги огромные тополя и ивы стояли все в инее, словно были сделаны из стекловаты. На повороте в сторону школы, из кармана куртки Абу Аманбалык Ибн Ылайчибына выпало то любовное письмо и, он, к сожалению, не заметил этого. А метель далеко унесла письмо, которое он написал.
  
  
  2
  
  
   -Ой, девчонки, глядите, что я нашла на дороге! Смотрю - на снегу лежит конверт, и на поверхности конверта рисунок - сердце, пронзённое стрелой. Если бы не этот рисунок, я бы не открыла этот конверт. Интересно мне стало. Подумала, а что внутри конверта? Потом распечатала конверт, вынула из него листочек и, - на тебе! Любовное письмо! Прочитала письмо и чуть не умерла от восторга! Такое не прочитаешь даже в любовных романах! А вы знаете, кто является автором этого письма? Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын из десятого "А"! Он написал это признание своей однокласснице Гульжахон! Она очень красивая девушка, а он! - бедный горбатый и косой. Ну, Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын! Я даже не думала, что он может написать такое! Теперь вот не знаю, что делать, девчонки. Как вы думаете, может, я неправильно поступаю, а? Письмо-то чужое все таки - сказала Тудыгыш подругам во время переменки.
   - Ой, девочки, гляньте, что творится-то а в нашей школе! А ну-ка дай прочту! - сказала другая девушка по имени Ойдин и вырвала любовное письмо из руки Тудыгыш.
   Тут как раз прозвучал звонок, и школьники разбежались по классам.
   Когда начался урок, Тудыгыш испугалась, узнав, что на уроке отсутствует Ойдин. Тудыгиш от волнении и тревоги даже не реагировала на слова учителя. Она думала об одном: не показывала ли Ойдин то письмо другим девушкам?
   Успокоилась она лишь после переменки, когда снова увидела Ойдин в коридоре. Она отдала любовное письмо Тудыгыш
   - Нда-а-а, этот горбатый из десятого "А" далеко пойдет. Он станет самым знаменитым писателем в мире! Вот увидишь! Отгрохал такое письмо, что, прочитав его, я заплакала -сказала Ойдин.
   - Ты, это, не показывала письмо другим девушкам? - спросила Тудыгыш.
   - Ну, ты даёшь, Тудыгыш, как ты вообще могла подумать такое обо мне?! - обиделась Ойдин.
   - Ну, тогда прости - сказала Тудыгыш и побежала в поисках Абу Аманбалык Ибн Ылайчибына, чтобы отдать ему письмо, которое он потерял.
   Тудыгыш нашла его на волейбольной площадке, где он стоял прислоняясь к балке.
   - Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын! - закричала Тудыгыш на бегу.
   И, подойдя к Абу Аманбалык Ибн Ылайчибыну, протянула письмо.
   - На, это я случайно нашла на улице. Больше не теряй. Ты, это самое, прости, что я распечатала конверт, без твоего разрешения - сказала она.
   - Ну, спасибо Вам огромное, девушка! Вы здорово помогли мне. Я не знал, что делать. Вы не только помогли мне, но и спасли репутацию Гульжахон. Спасибо, Вам еще раз! -поблагодарил девушку Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын, краснея от стыда.
   -Да не за что! - улыбнулась Тудыгыш и побежала обратно.
  
  
  3
  
  
   На следующий день один из школьников неожиданно забрался на крышу школы во время перемены и оттуда разбросал листовки с криком:
   - Читайте, граждане, любовное письмо Абу Аманбалыка Ибн Ылайчибына, которое он написал девушке из 10-го "А"!
   Услышав это, и глядя на листовки, которые сыпались сверху, школьники замерли на миг от удивления. Потом они начали ловить их, подбирать и читать.
   Такого поворота события Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын не ожидал. Он увидел, как Гульжахон подобрала одну листовку и с красивой улыбкой на устах и с большим интересом принялась читать. После чего она вдруг побледнела и, закрыв лицо копией письма, зарыдала навзрыд. Она побежала к входу, зашла в класс и, взяв свой портфель, вышла на улицу. Гульжахон побежала домой, роняя слезы с глаз. Потом выяснилась, что Ойдин, которая вырвала письмо из руки Тудыгыш, сняла копию с текста, и ребята, размножив письмо, разбросали копии с крыши школы.
  
  
  4
  
  
   Разгневанные братья Гульжахон поймали Абу Аманбалыка Ибн Ылайчибына, когда он воротился домой со школы и, чуть не убили его, забив палками и железными прутьями. Они сломали ему ребро, руки и ногу. Разбили голову.
   Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын долго лежал в больнице и, когда, наконец, его выписали из лечебницы, он с трудом передвигался с помощью костылей, словно на четвереньках. Ноги и руки его были в гипсе, а голова его была забинтована. Он выглядел как мумия Фараона в саркофаге египетских пирамид.
  
  
  5
  
  
   Громкое событие с любовным письмом сильно воздействовало в психику Гульжахон, и она потеряла не только аппетит, но и интерес к жизни. Её родители умоляли её, чтобы она ела что-нибудь. Но она отказывалась. Только воду пила.
   Постепенно её болезнь стала прогрессировать. Она страшно похудела.
   Однажды врачи поставили ей страшный диагноз - рак!
   После этого Гульжахон отправили в онкологическую больницу в город. Она лежала на больничной койке у окна палаты на втором этаже. Конечно, она не могла не думать о роковом письме, которое написал её горбатый одноклассник Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын. Но она не винила его, так как знала, что Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын любил её всем сердцем и не мог поступить так подло. Наверное, он потерял письмо, а злые ребята скопировали текст и размножили его на ксероксе - догадывалась она.
   Аманбалык Ибн Ылайчибын много раз пытался зайти в больницу, чтобы посетить Гульжахона и попросить у неё прощение за ошибку, которую он совершил. Но его не пускали санитары. Когда он все-таки сумел зайти в палату, братья Гульжахон встретили его враждебно и вышвырнули его на улицу, сильно избив.
   Шли дни. Состояние Гульжахон все ухудшалось, и после химиотерапии её прекрасные волосы выпали. Она полысела.
   Однажды Гульжахон послышался голос кукушки.
   - "Ку-кку!Ку-кку! Ку-кку! Ку-кку!" - куковала кукушка за окном. Она куковала долго, больше ста раз.
   Тут Гульжахон безмолвно и горько заплакала, и горячие слезы скользили с её глаз на белую подушку.Она узнала знакомый голос Абу Аманбалык Ибн Ылайчибына, который куковал подражая кукушке среди ветвей и листьев высокого дерево растущее за зобором онкологической больницы.
  
  
  6
  
  
   Через неделю Гульжахона не стало. Односельчане заплакали хором, когда подняли её тобут. Тобут был таким легким, что можно было подумать, что в нём нет покойницы.
   Самое волнительное случилось потом.
   По окончании похорон вдалеке, где-то там, за хлопковыми полями, закуковала одинокая кукушка. Услышав печальный голос кукушки, близкие Гульжахона и присутствующие на похоронах бедной девушки хором зарыдали.Потому что они знали о том что там за полями беспрестанно кукует не кукушка, а Абу Аманбалык Ибн Ылайчибын, который сошел с ума.
  
  
  
  
  
  
  21/03/2014 год.
  5:56 вечера.
  Канада.
  
  
  
  
  
  Жестокая расплата
  
  
  (рассказ)
  
  
  
  
  - Мехмет, сынок, ты прости меня, если я сам того не замечая обидел тебя когда-нибудь. Я люблю тебя больше всего на свете - сказал Султан Санджар, обнимая своего сына и поглаживая его голову.
  Мехмет удивился, услышав слова своего отца Султана Санджара.
  - Отец, почему ты так говоришь? Тебе еще слишком рано простится с нами. Ты еще долго будешь жить на этом свете, и будешь править страной. Дай Бог тебе крепкого здоровья и долгую жизнь. Я тоже люблю тебя больше жизни, отец! Люблю так же мою маму и моего брата Ахмеда - сказал Мехмет, обнимая отца.
  У Султана Санджара на глазах появились слезы, и, чтобы не показывать их сыну, он еще крепче обнял его и поцеловал в голову. Губы его тряслись, и с его глаз невольно покатились слёзы, сначала по лицу, а потом по густой бороде, словно утренняя роса, которая осыпается с листьев травы, которая колышется на ветру. В ту ночь Султан Санджар не спал, нервно похаживая туда-сюда по огненно-красному ковру. Он чувствовал себя словно хищник в клетке, который беспрестанно ищет выхода на свободу. Потом он позвал своего старшего сына принца Валиахда Ахмеда, и они долго беседовали. В ходе разговора Султан Санджар намеревался сказать принцу Ахмеду что-то важное, но не смог. После того, как принц Валиахд Ахмед ушел к себе спать, Султан Санджар горько заплакал, тряся плечами и причитая:
  - О, Боже всемогущий, ты дал мне больше чем я просил! Я стал великим султанам! Но я не знал, что корона и трон бывают столь безжалостными и потребуют таких жертв! Если бы я знал об этом раньше, то я бы никогда не стал султанам! Наоборот, я повесил бы на свою шею торбу попрошайки и жил бы всю жизнь нищим! О, Боже, как счастливы эти твои нищие голодранцы! Я завидую им белой завистью! Они абсолютно свободны и довольствуются куском хлеба. Ходят, где хотят, и уходят, куда им вздумается. Шагают без охраны по тропинке на широких полях, где гуляют ветры. Останавливаются посреди утреннего ржаного поля, где над рожью беззаботно поют жаворонки, весело порхая в воздухе. Потом снова идут, куда глаза глядят. Нищий, в отличие от меня, может совершенно свободно лежать на лугу среди поросли, глядя в чистое вечное синее небо, столько, сколько ему захочется. Может пить родниковую воду, любоваться полетом стрекоз и разноцветных бабочек, которые гоняются друг за другом и целуются прямо в воздухе. Нищий имеет возможность слушать журчанье воды на лугах, где растут цветы, и колышется море ромашек. Он может наблюдать за медленным закатом солнца на алом горизонте и взирать на тихо поднимающуюся луну, внимать пению сверчков и хоровому кваканью далеких лягушек, похожему на шепот. Он может посидеть над обрывом, обнимая свои колени, глядя на далекие вечные звезды. Он ложится спать, сделав себе подушку из своей сумы, и засыпает таким крепким сладким сном, который мне и представить трудно. Нищий просыпается утром от громкой дружной разноголосицы птиц, умывается прозрачной росой, завтракает, чем ты, боже, пошлешь, и отправляется в дальнюю дорогу. Нищий даже не думает о возможности отравления: съест свой скудный завтрак, поблагодарит тебя и снова отправится в путь, пешком по тропе. Он здоровается с крестьянами на полях, кивая им головой, с дружелюбной улыбкой на устах. Останавливается на миг, прислушиваясь к печальному зову удода, который доносится с далёкой тополиной рощи. У нищих нет тяжелого груза ответственности. Они живут легко, сбрасывая с плеч все ненужные грузы. Они живут в гармонии с природой.
  А я? Я ни на шаг не могу выйти из крепости без усиленной охраны. Не могу передвигаться свободно, как простой человек, не могу не только свободно гулять по полям и лугам, но даже не могу спокойно пройтись по улицам столицы своей империи. Живу с непреодолимым страхом в сердце. Не сплю ночами, опасаясь, не поднимет ли бунт разгневанный народ, словно тайфун на побережье океана, разрушающий всё на своем пути. И с содроганием думаю, а не повесит ли меня, сбросив с трона, этот народ, который не доволен моей политикой. Сердце мое заливается кровью, когда я начинаю думать о моих чиновниках-подхалимах в своем окружении,которые легко отвернутся от меня, когда я лишусь трона султаната, и именно они первым будут поливать меня грязью, восхваляя нового султана! Они будут вилять своими задницами перед новым правителем, подобострастно глядя ему в глаза, вскидывая брови и улыбаясь губами, похожими на бутон розы.
  Думаю, думаю и не могу уснуть до утра. Даже снотворные лекарства мне не помогают.
  Оказывается, быть правителем не так легко, как я раньше это себе представлял. Я убедился в том, что быть правителем - это все равно, что гореть в аду при жизни и кипеть заживо в адском котле. За что мне такая кара, Господи?! Разве это жизнь, Боже, подумай Сам! Ведь даже бездомная собака, и та счастливее меня в сто раз! Теперь вот, меня ждет еще одно невыносимое тяжелое испытание. Ну, за что, ты меня караешь, Боже?! Что я тебе сделал плохого?! - плакал Султан Санджар.
  Он долго плакал. Потом вызвал премьер-министра вазира аъзама. Вазир аъзам пришел, не задерживаясь долго. Вернее, его привели навкери, в руках которых ноги вазира аъзама не коснулись даже землю. Он был в длинном восточном халате с белой чалмой на голове. У него не только длинная борода и волосы были белоснежными, но и брови тоже были такого же цвета.
  - Вызывали, мой Господин, Султан всех султанов мира? - спросил вазир аъзам , не глядя в глаза Султана Санджара, и низко кланяясь..
  - Да, вазири аъзам. Ты, это, скажи мне, неужели у нас нет другого пути, чтобы решать возникшие проблемы? - спросил Султан Санджар, глядя своему министру с надеждой.
  Вазири аъзам на миг умолк, погружаясь в раздумье. Потом сказал:
  - Нет, мой султан, к сожалению у нас нет другого пути, кроме как... ну, Вы сами знаете...Алампанах, если хотим чтобы империя не рухнула, то мы просто вынуждены принять такое решение. Иначе нельзя. То есть это твердое решение принято улемаи кирамом на заседании. Что касается принца Мехмету, он намного уступает принцу Ахмеду в смысле мышления, ума и здоровья. О, мой алампанах! Если бы Вы знали, как мне трудно говорить Вам обо всем этим, ой как трудно! Но я вынужден сказать Вам об этом, так как я являюсь Вашем главным советником. Мне жаль... - сказал вазири аъзам, печально склоняя голову.
  -Будьте вы все прокляты! Немедленно убирайся отсюда, негодяй! И чтобы ты больше не попадался мне на глаза! - истерично закричал Султан Санджар, и рука его потянулась к мечу.
  Вазири аъзам присел на колени, опустив голову перед Султаном Санджаром и горько заплакал, тряся своей белоснежной бородой и костлявыми плечами.
  - Рубите мою голову, о алампанах! Рубите! Лучше умереть от вашего меча, чем видеть Вас в таком положении! - плакал он, роняя слезы.
  - Уведите его немедленно! - заорал Султан Санджар своей охране и тоже заплакал, отвернувшись в сторону и вытирая слезы.
  Охрана увела Вазира аъзама.
  Ранним утром Палач привел приговора в исполнение, отрубив голову спящему молодому принцу валиахду Мехмету острым исфаханским мечом и стёр белой простынёй алую кровь с лезвия меча.
  Перед тем похоронить принца валиахда Мехмета, привели принцессу, чтобы она смогла попрощаться со своим сыном, о смерти которого, она еще не знала. Увидев страшную картину, принцесса упала в обморок.
  Султан Санджар, обнимая своего убитого младшего сына Мехмета, рыдал, трясясь всем своим телом.
  - Прости меня еще раз, сынок, за то, что я принес тебе в жертву! Прости, ибо у меня не было другого пути! Пришлось так поступить лишь ради того, чтобы не рушилась наша империя в ходе борьбы за трон между тобою и твоим братом в будущем. Мне пришлось так жестоко расплатиться за сохранение престола. Да прибудет твоя душа в зеленых садах вечного Рая, мой любимый сын Мехме-е-ет! - плакал он.
  
  
  
  
  
  
  05/04/2014 год.
  1:20 дня.
  Канада.
  
  
  
  
  Дверь
  
  (рассказ)
  
  
  
  
  
   Апкарим Камрямар, несмотря на то, что заблудился в густом осеннем тумане, шел наугад по кукурузному полю, словно слепой. Хотя в густом и непроглядном тумане было трудно продвигаться, Апкариму Камрямару в душе все же было спокойно, так как люди, которые преследовали его, сбились с пути, благодаря туману и, теперь у него появился шанс скрыться от них навсегда, и избавиться от принудительного лечения.
   Как хорошо чувствовать себя на свободе, без надзирателей, которые чуть что, начинают "обрабатывать" резиновой дубинкой, колотить до полусмерти, надев на больного смирительную рубаху. Потом давай его накачивать различными успокоительными уколами, заставляя пить отвратительные жидкости.
   Сегодня Апкарим Камрямар был на воле. Ночью он сбежал из приюта, где лечатся душевнобольные, страдающие шизофренией. Ему помог туман. Он шел быстро по кукурузному полю босиком, одетый в полосатую пижаму, не обращая внимания на засохшие листья кукурузы, похожие на острые сабли древних воинов, которые резали его лицо, губы и руки. Шел холодный и мелкий дождь. Стебли и листья кукурузы под дождем хором шептали, придавая таинственность зыбкому туману и безлюдному полю. Иногда Апкарим Камрямар слышал нервное карканье ворон, улавливал даже шелест их крыльев. Ему нужно было идти быстрее, чтобы поскорее скрыться от своих преследователей, которые могли подключить к поиску оперативную группу милиционеров со служебными собаками. От милиционеров можно ускользнуть, но от злых служебных собак невозможно спрятаться просто так. Тем более, в детстве Апкарим Камрямар много раз смотрел кино про узников, совершающих побег из тюрьмы и из концлагеря, за которыми гнались злые служебные собаки и, догнав их, загрызали до костей и терзали в клочья. Пока не было слышно лая собак в тумане, и можно было предположить, что к поиску еще не подключены оперативники со служебными собаками. А бег для убегающего человека в одной больничной пижаме и босиком по осеннему полю сквозь холодный и непроглядный туман, полезен, так как без движения человек легко может простудиться и захворать в такой погоде. Он должен двигаться, во что бы то ни стало, хотя бы лишь для того, чтобы не замёрзнуть и не умереть от переохлаждения. Поэтому пока есть силы, Апкариму Камрямару придется бежать по кукурузному полю, которому, казалось, нет конца и края. Жизнь оказывается страшная штука. Ведь человек, который живет в роскоши богато и счастливо, в один миг может превратиться в нищего. Вот, к примеру, Апкарим Камрямар тоже жил богатой жизнью, как аристократ. То есть он был стопроцентным арийцем. Правда, он долгие годы жил без крова над головой. Спал там, где опустится ночь. Иногда под мостом, иногда в теплотрассах, в водопроводных колодцах, в руинах и даже на кладбище, в старой заброшенной могиле. Господи, где он только не жил, вспоминать даже страшно. Однажды он нашел совершенно бесплатное жилье в аренду по объявлению на телеграфном столбе, около мусорного бака, где Апкарим Камрямар искал съедобное на завтрак Он отыскал то жилище и ахнул, увидев его. Жилищем оказался заржавелый кузов заброшенного грузовика на колесах, с помятыми дисками без покрышек. По словам хозяина, кузов имел историческую ценность, так как в этом грузовике когда-то ездил его отец, который работал дальнобойщиком. К несчастью, отец хозяина уснул за рулем и свалился в глубокое ущелье на высоком горном перевале. Вспоминая о своем отце, хозяин прослезился и, отвернувшись в сторону, вытер слезы с глаз.
   - Ладно, господин Апкарим Камрямар, живите в этом мемориальном музее, в пантеоне моего любимого отца, то есть в кузове заброшенного грузовика, который мне дорог, как исторический памятник, как родительский дом с лобовым окном. Живите без всякой оплаты, и берегите его как зеницу ока. Я бы сам с удовольствием жил в этом кузове, где я родился и вырос, но, видите ли, господин Апкарим Камрямар, у меня большая семья плюс моя толстая теща, и я боюсь, что мы не поместимся в кузове, даже если я буду жить на крыше или на улице. А я буду щедро выплачивать Вам ежемесячную зарплату охранника за то, что Вы будете охранять мой родительский кузов - сказал хозяин, вручая ключ Апкариму Камрямару.
   Получив ключ от навесного замка кузов-квартиры, Апкарим Камрямар страшно обрадовался и, глядя на него, широко улыбнулся от счастья, обнажая свои красные десны. Ну, подумайте сами, человек долгие годы скитался по водопроводным колодцам, по мостам, по руинам, по кладбищам в поисках нормального жилища, а тут такое. В таких ситуациях просто невозможно не радоваться, наоборот, человек может сойти с ума от счастья. Вот говорят, что беда не приходит одна. Оказывается, счастье тоже не приходит одно. Сразу после того, как Апкарим Камрямар поселился в кузове, и, даже не успев толком отпраздновать новоселье, ему улыбнулось еще одно счастье. Он нашел работу. Поскольку его работа была секретной, мы не будем углубляться в подробности в нашем рассказе, ради жизненной безопасности нашего литературного героя господина Апкарима Камрямара. Офис организации, где работал Апкарим Камрямар, располагался на старом чердаке заброшенного свинарника. Руководителем этой подпольной правозащитной организации был некий Бакатонов Лайло Латифович, мужчина лет сорока пяти, сутулый, с чересчур узкими глазами и с маленькой головой, похожей на носковок, то есть на карманный узколоб, в котором, узбеки хранят курительный табак, который они бросают под язык. Мы тоже не будем называть поимённо других сотрудников этой сверхсекретной правозащитной организации, так как мы не знаем как их зовут.
   Бакатонов Лайло Латифович каждое утро, перед тем, как приступить к работе, проводил в своем кабинете летучку, давая всем своим сотрудникам секретные задания, не издавая при этом ни единого звука. В этой организации все разговаривали между собой, на языке спецназовцев, излагая свои мысли жестами. Иногда они разговаривали письменно, но полностью соблюдая конспирацию. После разговора сотрудники должны были либо съесть бумагу, либо сжечь её. На чердаке заброшенного свинарника, то есть в офисе, были два черных хода, через которые сотрудникам можно было легко удрать, если придут представители силовых структур, чтобы их арестовать и увезти в следственный изолятор для допроса под гипнозом.
   Всё началось с зарплаты. В конце месяца в заброшенный свинарник привезли получку в мешке. Когда Апкарим Камрямар подошел к кассе, чтобы получить свою месячную зарплату, кассир выдал ему деньги вместе с одним лотерейным билетом. Именно это и разозлило Апкарима Камрямара.
   - Господин кассир - написал он на листке бумаги, обращаясь к казначею письменно, строго соблюдая конспирацию - ну что это за безобразие, а?! На хера Вы подсовываете мне лотерейный билет, выдавая мне зарплату?! Ведь я, строго соблюдая конспирацию, ни разу не говорил, не смеялся, даже не чихал! А Вы, вместо денег, даете мне какую-то лотерею! У меня, между прочим, каждая копейка на счету, так как я собираюсь жениться! - написал Апкарим Камрямар.
   - Почему Вы на меня кричите, господин Апкарим Камрямар?! Причем тут я? Ну, что я могу поделать,если сам господин Бакатонов Лайло Латифович велел мне продать эти лотереи сотрудникам нашей организации?! Ваши претензии не ко мне! Так что не мешайте работать! Не то позову охрану, незаметно нажав на эту красную кнопку, или собственноручно застрелю Вас в упор из пистолета Макарова с глушителем, без суда и следствия! - нервно написал кассир и, быстренько съел бумагу.
   - Ну и живодеры вы! Да чтобы мои деньги застряли у вас в глотке! -подумал Апкарим Камрямар и, вытащив из кармана зажигалку, начал жечь бумагу, где были запечатлены его слова во время разговора с казначеем, чтобы уничтожить улику навсегда, не оставив зацепку следователям и прокурорам.
   В тот день Апкарим Камрямар, выполнив сверхсекретную задачу государственной важности, вернулся домой пораньше. По дороге он увидел соседа Гуррама, который жил в шалаше со своей большой семьей и торговал жаренными семечками тыквы, установив около своего шалаша шаткий стол, у которого отсутствовала одна ножка. Увидев своего нищего соседа, который сидел укутавшись в ватный чапан с многочисленными заплатками, в голову Апкарима Камрямара взбрела такая уникальная идея, что у него в глубине души просветлело, как в колодце под ярко сияющей луной.
   - Самый раз реализовать лотерею, купив стаканчик жаренных семечек тыквы у этого голодранца Гуррама - подумал он.
   - Ну, здравствуй, предприниматель Гуррам! Как дела с торговлей то?! - спросил он у своего соседа, который жил в шалаше со своей многодетной семьей, плюс с тешей.
   - Здравствуйте, господин Апкарим Камрямар.Слава Богус, не жалуемся. Живем-с как говорится, мало-мальски, питаясь чем Бог пошлет - ответил Гуррам скромно.
   - Мне стаканчик жаренных семечек тыквы, пожалуйста, сказал Апкарим Камрямар.
   - Сию минуту, господин Апкарим Камрямар, откройте пошире карман - сказал Гуррам, осторожно насыпая жаренные семечки в карман брюк Апкарима Камрямара.
   Потом начал рекламировать свой товар, говоря о полезности жареных семечек тыквы для организма человека.
   - Ешьте почаще жаренные семечки тыквы, если хотите жить подольше, господин Апкарим Камрямар. Потому что жаренные семечки тыквы сберегут Вас от язвы желудка и от гастрита. Они выгоняют двухметровых плоских бледных и отвратительных червей и паразитов, которые живут внутри человека и быстро размножаются, откладывая там свои личинки - сказал он.
   - Спасибо за полезный совет, предпринниматель Гуррам! Ты прям как врач терапевт с высшим образованием. Тебе бы преподавать биологию в медицинских вузах, а не торговать здесь жаренными семечками тыквы ! - усмехнулся Апкарим Камрямар, протягивая Гурраму тот самый лотерейный билет, который выдал ему кассир сверхсекретной правозащитной организации, где он работал тайным сотрудником.
   - А что это?! Это же не деньги! Вы наверно перепутали денежные купюры с просроченным лотерейным билетом, господин Апкарим Камрямар! - сказал Гуррам, протягивая литорею обратно хозяину.
   - Нет, я ничего не перепутал, предприниматель Гуррам и, этот лотерейный билет не просрочен. Если не веришь моим словам, то можешь прочитать. Там указана дата розыгрыша этого лотерейного билета. А что я могу делать, если кассир нашей сверхсекретной правозащитной организации государственной важности выдал мне эту лотерею вместе с моей заработной платой? Ну, куда я его дену, сам вроде чек нормальный, подумай, Гуррам - сказал Апкарим Камрямар, спокойно лузгая жареные семечки тыквы, которые только что купил.
   - Нееее, не, заберите свой лотерейный билет обратно и, немедленно заплатите мне за купленные вами семечки! Мне не нужен лотерейный билеты! Вон сколько людей тратят свои деньги, накупив этих проклятых лотерейные билетов, и ничего не выигрывают! Отдайте мои деньги, не то вызову людей на помощь! - сказал Гуррам.
   - Ах ты голодранец, ты еще грозишь мне! Ты хоть знаешь, кто я?! Я же работаю тайным сотрудником в сверхсекретной правозащитной организации государственной важности! Ты даже не успеешь вызвать людей на помощь, когда мои коллеги, то есть мои друзья, внезапно появятся здесь словно отряд ниндзя и увезут тебя, повесив на палку, туда, откуда никто не возвращается. Ты этого хочешь, да?! Хочешь сгнить заживо в мрачных подземных карцерах нашей подпольной правозащитной организации?! Ну, давай, вызывай своих людей, если надоело тебе жить в этом прекрасном мире! - сказал Апкарим Камрямар.
   -Нууу, господин Ап... - пробормотал предприниматель Гуррам. Но его тут же перебил Апкарим Камрямар.
   - Ни-ка-ких ну, слышишь, ни-ка-ких! А то лишишься всех вот этих своих жареных семечек тыквы, которые лежат в твоём мешочке - пригрозил он.
   - Хорошо, господин Апкарим Камрямар. Всё, я не буду с Вами спорить - тихо сказал, усмирившись, наконец, предприниматель Гуррам.
   Через месяц Апкарим Камрямар сошел с ума, так как предприниматель Гуррам, который жил в шалаше, вместе со своей большой семьей и с тешей, выиграл сумасшедшие деньги по лотерейному билету, который вручил ему Апкарим Камрямар. Гуррам выиграл джек-пот в размере сто миллионов долларов США. Он построил пятиэтажный особняк, с огромным бассейном внутри, там, где недавно располагался его шалаш и где он торговал жареными семечками тыквы. Он стал ездить на шикарном автомобиле "Роллс-ройс" с позолоченным корпусом. По воскресеньем он выезжал в свое поместье верхом на коне арабской породы "Карабайр", с длинной пушистой гривой и таким же хвостом на царскую охоту с арбалетом в руках , в сопровождении своры королевских борзых собак с золотыми ошейниками. Его породистые собаки лаяли хором, оглушая всю окрестность.
   Апкарим Камрямар попал в психбольницу. Сегодня ему удалось совершить побег из приюта, благодаря густому осеннему туману. Он бежал по кукурузному полю без оглядки, несмотря на порезы на лице, на губах и руках от засохших острых листьев кукурузы, похожих на сабли древних воинов.
   Апкарим Камрямар бежал и бежал, пока он не свалился на землю от бессилия и усталости. Он прекрасно знал, что если сейчас не поднимется и не продолжит свой бег, то в скором времени он может замерзнуть и умереть или попасть в руки преследователей. Но как он ни старался встать на ноги, ему не удалось сохранить равновесие, и он снова упал на землю. Тут он в зыбком тумане увидел тусклый силуэт какой-то двери и, страшно обрадовался.
   - Ну, наконец-то! Спасибо тебе, Господи, за то, что ты помог мне в трудные минуты! Я спасен! Сейчас постучусь в дверь, и она откроется. Может, за этой дверью живут добрые люди, и они приютят меня хотя бы на ночь. А там, дай Бог, встану ранним утром, поблагодарю добрых хозяев, поклоняюсь им низко-низко, коснувшись носом земли-матушки. Поблагодарю за хлеб-соль - и снова в путь - подумал Апкарим Камрямар.
   С этими мыслями Апкарим Камрямар подошел к двери продвигаясь на четвереньках, как животное и, начал колотить дверь. Но никто не спешил открыть дверь, как будто за ней никто не жил. В этот момент Апкариму Камрямару послышался лай собак, и он испугался.
   - Ах, сволочи преследователи, оказывается, они уже подключили к поиску оперативную группу со служебными собаками, как я и опасался. Эх, быстрее бы открылась этот дверь - подумал Апкарим Камрямар.
   Это опасение дало ему дополнительную силу, и он еще сильнее стал колотить в дверь. А лай собак стал доноситься всё четче. Судя по их лаю можно было предположить, что оперативная группа со служебными собаками приближается, и преследователи уже бегут по кукурузному полю в сторону, где лежал Апкарим Камрямар и беспрестанно стучал в дверь. Он так долго и сильно стучал кулаками в дверь, что его кулаки покраснели от крови. Но, несмотря на жгучую боль и кровь, Апкарим Камрямар продолжал бить в дверь.
   - Ну, откройте же! Есть кто в доме?! Откройте, пожалуйста, я не хочу попасть в руки этих гадов. Я не хочу вернуться обратно в психбольницу! - кричал он, колотя в кулаком дверь и чуть не плача. Судя по голосу злых собак, можно было с уверенностью предположить, что опергруппа была уже совсем близко и, вот-вот они смогут поймать Апкарима Камрямара и отправить его обратно в дурдом. Теперь Апкарим Камрямар стал ударять по двери ногами и головой. Он наносил такие сильные удары, что с его лба начала сочиться кровь. Тут и открылся небольшой проем в двери.
   Дождь всё крапал, тайно шушукаясь с засохшими осенними кукурузными листьями, образуя красную лужу там, где лежал Апкарим Камрямар и стучал в дверь руками, ногами и окровавленной головой. В этот момент дверь неожиданно открылась и Апкарим Камрямар замер от удивления. Потому что у распахнутой двери стояли улыбчивые доктора в белых халатах со смирительной рубахой и с электрошоками в руках. В соседней палате больные хором орали, подражая лаю злых служебных собак.
  
  
  
  
  
   13/04/2014.
   12:32 дня.
   Канада.
  
  
  
  
  
   Хобби
  
  
   (Рассказ)
  
  
  
   Гуррабужур коротал свои дни в подвале руин старой мельницы у реки, разрезая на мелкие - мелкие куски с помощью своего режущего станка ручного использования со стальными лезвиями, дорогие книги, газеты и журналы, где кроме хвалы товарищу императору страны и его семье ничего не печатают. Разрезанные дорогие книги с глянцевыми, но пустыми страницами вызывали у него вдохновение великих, древних композиторов. Размельчённые пустые страницы книг падали тихо, словно белые снежинки, на пол подвала старой полуразрушенной мельницы, стоящей у реки под луной. Звуки режущего станка постепенно начинали звучать как симфоническая музыка, которую зимним вечером играет оркестр где-то там, в мраморном зале старинного театра, за окном которого воет пурга.
   Гуррабужур, ежедневно разрезая пустые страницы дорогих, пустопорожних книг, богатых по форме и бедных по содержанию, день за днем становился всё умнее, хитрее и коварнее. То есть он не клюнул на уловки милиционеров. Между тем, оперативники начали сооружать искусственные стога сена среди кукурузных посадок в качестве маскировки, где они прятались, прикрываясь сеном вместе со служебными мотоциклами марки "Ирбит", в надежде поймать особо опасного грабителя антикварных книг. Но, разгадав их намерения, Гуррабужур в корне изменил свой план хищения. Он знал одного одинокого местного поэта с длинной шеей и с плоской головой. Поэт каждый вечер сидел у окна, глядя с косыми глазами на звёздное небо и время с временем на картофельное поле тоже, которое тихо озирала одинокая луна своими грустными лучами, там, где белели безлюдные дороги, и огороды с пугалами в жалких плащах и в соломенных шляпах. При свете керосиновой лампы лицо бедного и одинокого поэта казалось огненной маской шайтана. Он безмолвно сидел на стуле у окна в своей хижине, болтая короткими, кривыми ногами в дырявых носках. Время от времени поэт испуганно глядел вдаль, опять-таки косыми глазами через низкое окно и записывал на бумаге хвалебную оду заслуженному диктатору страны с помощью своих длинных, тощих рук, похожих на весла.
   Вдали раздавались печальные звуки хора береговых лягушек. Трескучими голосами пели сверчки. Когда над глиняной стеной появилась огромная луна, поэт с длинной шеей и с длинными руками, похожими на весла, уснул, положив свою плоскую голову на пустой белый лист, похожий на пустыню.
   Он громко храпел.
   - Самый раз - подумал Гуррабужур.
   Осторожно оглядываясь вокруг, он тихо зашел в хижину одинокого поэта, передвигаясь на цыпочках, словно балерина, которая танцует под музыку Петра Ильича Чайковского из балета "Щелкунчик". Бесшумно обыскивая хижину, Гуррабужур нашел, наконец, пожелтевшие рукописи, похожие на макулатуру, которые принадлежали бедному, одинокому поэту с длинной шеей, с плоской головой и косыми птичьими глазами. Он спал, сидя на самодельном стуле, положив голову на стол, как на плаху под острой гильотиной Робеспьера. На столе горела керосиновая лампа. Стол этот смастерил из неструганых, кривых досок от старого гроба сам одинокий поэт. Вокруг огненного языка лампы вращались мотыльки и майские жуки. Гуррабужур положил рукописи одинокого, бедного поэта в мешок и вышел из хижины. Высоко в небе всё так же бродила луна, освещая ночь. Гуррабужур шагал с мешком на плечах по безлюдной дороге, и при свете луны его лицо было похоже на бледную маску демона. За ним, не отставая ни на шаг, шла, как преданная собака, его тень, тоже с мешком на плечах. Придя к тайнику, Гуррабужур, спрятал мешок с рукописями бедного поэта с длинной шеей, с плоской головой и с красным петушиным лицом. Потом пошел домой, чтобы немного поспать. Он лежал на кровати, глядя через окно на сверкающую луну и на мерцающие звезды. Клонило ко сну. Он не заметил, как уснул.
   Проснулся Гуррабужур от суеты, шум которой доносился с улицы. Гуррабужур, вскочил с места и вышел на улицу.
   - Кто кричит? Что случилось? - спросил Гуррабужур у своего соседа по имени Каллатувак.
   - Да говорят, что поэт с длинной шеей, с плоской головой, птичьими глазами и с красным петушиным лицом, который живет вон в той хижине, с ума сошел. Приехала бригада медиков из психиатрической больницы.
   - Поэт кричал, что его рукописи стащили какие-то грабители - пояснил Каллатувак.
   - Бедняга - сказал Гуррабужур.
   - Да - кивнул головой Каллатувак.
   Гуррабужур пошел обратно домой. Каллатувак тоже.
   На следующий день, ночью, в полнолуние Гуррабужур спустился в тайник, то есть в подвал старой полуразрушенной мельницы у реки, взял рукопись бедного, одинокого поэта, чтобы резать на станке, но тут сверху послышались топот и грохот. Потом быстро спустилась по винтовой лестнице группа захвата в камуфляжах, которая устроила засаду в кукурузных зарослях, где они прятались, прикрываясь сеном, со служебными мотоциклами марки "Ирбит". Они задержали Гуррабужура с поличным. Потом его увезли в Управление Внутренних Дел вместе с вещественными доказательствами, то есть с остатками пожелтевшей рукописи бедного, одинокого поэта с плоской головой, с птичьими, косыми глазами и красным петушином лицом. Там Гуррабужуру предложили сделку. Они сказали Гуррабужур, что он должен официально поступить на службу госаппарат, где он ежедневно должен будет разрезать на кусочки жалобы, которые непрерывно поступают от населения страны. Гуррабужур отверг это предложение, так как он прекрасно знал, что резать жалобы и заявления, которые поступают от населении страны, нехорошо. Он предложил властям другой вариант избавления от жалоб населения страны, - изучать, рассматривать и принимать соответствующие меры по разрешению проблем, которые изложены в этих документах - и дело, как говорится, с концом. Но, к сожалению, представители власти не согласились с ним.
   - Нет, Гуррабужур именно ты должен резать и сжигать жалобы, если не хочешь нажить себе неприятностей. Если их жалобы будем сжигать мы, народ нас не поймёт. Поэтому мы должны им сказать, что их жалобы резал, сжег и уничтожил именно ты. Так что у тебя нет выбора, приятель. То есть назад дороги нет. Все мосты сожжены. В случае отказа у нас с тобой разговор будет очень коротким - чик! - и нет тебя на белом свете.
   - О, не говорите так, товарищи, я согласен - сказал Гуррабужур.
   Итак, он вступил в должность главного резака страны и начал усердно резать жалобы, которых было так много, что они образовали бумажные горы. Сначала резать жалобы населения страны на станке, оснащенном современными компьютерами, для Гуррабужура было трудным делом, но постепенно он начал привыкать. Через несколько месяцев Гуррабужур уничтожил почти все жалобы, поступившие от населения, превращая их в хлам. За это власти наградили его почетным званием "Доблестный резак вредных для власти жалоб и заявлений, поступающих от населения страны".
   Однако разгневанный народ позже поднялся против тирана и с транспарантами в руках стал требовать свои права на улицах, площадях и у входа президентского дворца. Тогда представители Власти вышли на балкон здания госаппарата и начали вести переговоры с недовольным народом. Один из демонстрантов закричал:
   - Миллионы граждан нашей страны ежедневно пишут жалобы на имя императора! Почему товарищ император не отвечает на наши жалобы и заявления?! Где свободомыслие и свобода слова? Где демократия?!
   Тут один из представителей власти начал объяснять:
   - Тихо, товарищи граждане! - кричал он. Мы хотели рассматривать ваши жалобы но, к великому сожалению, их уничтожил, разрезав на мелкие куски с помощью специального режущего станка, оснащённого современными компьютерами, вот этот человек - гражданин Гуррабужур! Всему виноват он! Если не верите нашим словам, мы можем предоставить вам вещественные доказательства! Вот мы засняли с помощи скрытых камер гнусное преступление этого человека! Смотрите! Но это ещё не всё! У нас есть такие кадры, где этот Гуррабужур разрезал на очень мелкие куски священные религиозные книги, принадлежащие всем конфессиям мира, и это он считает великим произведением искусства!..
   Услышав это, разгневанный многонациональный и многоконфессиальный народ разбушевался словно "Тихий", но не очень Тихий на самом деле, как его называют, Океан при штормовой погоде.
   - Подайте нам этого гада, который разрезал наши священные книги и наши жалобы с помощью специального режущего станка на очень мелкие куски! Не то совершим революцию! - орали люди.
   Власти отдали Гуррабужура разгневанному народу, и народ расправился с ним, по-своему, жестоко избив его и закидав камнями.
   Когда народ разошёлся, Гуррабужур лежал без сознания на обочине, весь в крови. Его одежда было разорвана в клочья. Очнулся он в палате больницы и первое, что он увидел, была симпатичная медсестра в белом, прозрачном халате, с изящной фигурой. Он просил у нее бумаги. Медсестра дала ему листочек. Гуррабужур медленно взял его обессиленной рукой и, начал рвать его на мелкие кусочки, закрыв глаза. Медсестра испугалась и попыталась вырвать бумагу из рук Гуррабужура думая, что он свихнулся.
   - Товарищ пациент, не рвите бумагу! Это же исторический документ, то есть история болезни одного поэта с длинной шеей и с плоской головой, у которого недавно злоумышленники стащили рукопись! Я думала, Вы просите бумагу для того, что бы написать завещание... - сказала медсестра.
   Услышав эти слова, Гуррабужур улыбнулся краешками губ. Потом объяснил медсестре о своем образе существования.
   - О, Господи! Разве можно рвать, разрезать на мелкие куски книги, газеты и фотографии вождей? - удивилась она.
   - А как же, конечно, не только можно, но и нужно - сказал Гуррабужур.
   Тут отворилась дверь палаты, и в комнату вошли близкие Гуррабужура. Отец, мать, и брат поздоровались с ним, роняя горькие слёзы. Особенно его мама. Она обняла Гуррабужура и долго плакала.
   Сынок - сказал отец, вынув из голенища своего кирзового сапога Конституцию страны, - когда тебя выпишут из больницы, пожалуйста, разрежь на мелкие кусочки с помощью своего специального режущего станка со стальными лезвиями и сожги в фантастической печке, похожей на конус, вот эту Конституцию нашего Государства, которая, вместо того, чтобы помогать народу, служит тирану и его семье
   - Хорошо, отец - сказал Гуррабужур.
   В этот момент в палату вошел сосед Гуррабужура Каллатувак. Он принес подшивки центральных газет. В ходе беседы он вдруг вынул из внутреннего кармана телогрейки паспорт и протянул его Гуррбужуру.
   - Вот, Гуррабужур, разрежь мой паспорт и тоже сожги его - сказал Каллатувак.
   - Зачем, Каллатувак? - удивился Гуррабужур.
   - Всё, я не хочу больше быть гражданином страны, где нет справедливости - ответил Каллатувак.
   При этих словах Каллатувака палата погрузилась в тяжелое молчание
  
  
  
  
  
   14 октября 2011 года.
   13 часов 01 минута дня.
   Город Торонто, Канада.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Рай "Семь желаний инквизитора"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"