Абдыкеримов Клычбек Качкынович: другие произведения.

Ипостась

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:


   Абдыкеримов Клычбек
   ИПОСТАСЬ
   роман и стихи
   книга первая 2007-2009 г.
   ОРИГ.
   Извечный вопрос: смерть - это, что? Последнее событие, которое происходит с человеком в этой жизни? Или словосочетание "в этой жизни" логически не уместно, даже по контексту. А если всё-таки уместно (с чего-то же взято), тогда возникает априори (просто невтерпёж) хочется знать, что же тогда происходит после этого события? Попадает ли человек, переступая роковую черту, во что-то там за ней находящееся?
   То есть, существует ли за этим нечто такое, что небытиём не является? И, вот если да! Тогда, ослепительная надежда! До самой последней клетки восторженного разума сакраментальное Ура!!!
   В 2005 году автор этой книги и ваш покорный слуга перенёс сложную онкологическую операцию, длившуюся почти десять часов. Во время которой имело место остановка сердца, когда только благодаря искусству опытных врачей дело не кончилось известным концом.
   Каково же было моё удивление как человека, очнувшегося в конце операции от наркоза, но ещё находящегося на операционном столе, от озаряюще чудесного вспоминания выхода из тела и со стороны видевшего как на нём проводилась операция. Видел крышу здания, в недрах которого это самое тело находилось. И восхитительное удивление от вида этого здания, находившееся в совершенно незнакомом и необычном городе, в окружении высотных бело-голубых строений необычайной формы и архитектуры, как и плывущие в мерцающей пестроте многоуровневые улицы между ними. Лучезарно неописуемая атмосфера света (это запомнилось больше всего), такого прекрасного и волнующего, что даже сейчас, по истечению нескольких лет, одно только воспоминание его божественного проявления вызывает в сердце сладко щемящую ностальгию! И, что особенно поразительно, мне, киргизу по национальности и коренному жителю восточной страны, было мгновенье, когда на фоне тёмно-синего небосвода космоса был ясно виден светящийся Крест.
   Чудеса, однако, на этом не кончились. После вышеупомянутой операции, в разы (тьфу через плечо) поправилось здоровье (а ведь, казалось бы...)! Обнаружилась способность к рисованию в реалистической манере, притом по памяти. (Неоднократно проверено). А писать художественную прозу и стихи, уровень которых, читателю (раз уж мы держим эту книгу в руках) ещё предстоит оценить.
   С любовью к вам и будьте благословенны!
  
   Глаза - зеркало человеческой души!
   Не правда ли, какое прекрасное изречение!
   Но вот, извините, на этом пока всё и не более того!
   Разговорная речь! Вот феномен! Естественно, в купе с серым веществом и, пожалуйста, функциональная гармония в абсолютной форме на лицо!
   Да! Это бесспорно! И возражений нет. Небольшая поправочка, если позволите, со словом "абсолют" мы готовы согласиться, но только в отношении земного физического измерения.
   Боже ты мой! Да принято разумеется, на большее я и не претендую, хотя бы по той простой причине, что ничего большего, чем этот наш добрый физический мир и не существует. И поскольку с этим вопросом решено и возражений нет, зачем тогда все эти старые новости про какую-то там телепатию!
   Перестаньте! Что Вы делаете! Откуда это вдруг у меня в голове. Вы утверждаете, что разговорная речь не может быть совершенством даже на физическом пространстве Земли!
   Вздор! В лучшем случае - недоумение! Вот единственное, что может вызвать эта Ваша заявочка!
   Какое там ещё может быть другое пространство! Виртуальное разве, если что?!
   Ромену Роллану принадлежат потрясающие слова: "Тело - это самое меньшее, что может дать женщина!
   Большой любитель жизни и всех прелестей, что с этим связанно, он, тем не менее, знал что говорил.
   К чести большинства землян, это высказывание недоуменных вопросов не вызывает.
   Однако, для среднестатического человека, всё ещё очень типично полагать, что не может быть ни чего более удобного, чем наше земное пространство и наше языковое общение.
   Ну посудите сами, что вообще может быть милее и ближе к уму и сердцу, чем наш родной и такой понятный физически- материальный мир!
   Инопланетные или Астральные миры. Ну, во-первых, по большому счёту это ещё не доказано!
   Да и по-малому, в общем-то, тоже.
   А если эти миры, допустим и существуют, и пусть даже их технологии в чём-то превосходят наши земные.
   Мы, Земляне, тоже на месте не стоим. И, в конце концов, их всех догоним и перегоним! Уже хотя бы потому, что у нас физический мир! Мы на твёрдой земле, как и в уме тоже! А у них со всей их сомнительной технологией и сомнительным, пока ещё для нас существованием, если что-то и есть превосходящее. То, скорее всего, это у них развилось из-за скудности их мест обитания!
   Деваться-то им некуда, а жить, ясное дело, как-то надо. Вот и развивались поневоле, да и то, наверно, в каком-нибудь одном направлении.
   Чтобы это понять, ходить далеко не надо. Возьмём нашу Землю. Те места на Земле, где почти всегда тепло, и тамошний человек без лишних и утомительных телодвижений может легко поймать и сорвать для себя всякую разнообразную еду, которая как обычно для таких мест сама по себе растёт, водится, бегает, летает и плавает.
   И что Вы думаете?! Райская житуха? А вот и нетушки. Там всё равно голод!
   Есть правда места, где в земле имеются разные богатства. В этих случаях голода может и не быть. Но уровень жизни тамошнего большинства людей всё равно низкий! Вся загвоздка в том, что все эти богатства несъедобны, к сожалению, да ещё и находятся в земле, а не на земле. Их, чёрт побери, ведь ещё и достать надо! А это оказывается надо делать умеючи, опять же, приспособления всякие нужны. Без приспособлений как-то не сподручно. Вот и приходиться, подавив свою спесь, отдавать львиную долю из этих богатств всяким уродам иностранным.
   Даже глаза насекомого могут отразить, каков нрав их хозяина. Глаза млекопитающих - это уже информация в почти законченном виде.
   Глаза - зеркало человеческой души!
   Какой возвышенной лирикой пронизаны эти слова!
   Да, это несомненно! И конечно прекрасно!
   Но, однако! Способность человека просто видеть и отражать своё душевное состояние при помощи глаз - это самое меньшее, что человек может сказать о себе и окружающему его миру!
   Земной человек, хотя и с некоторой пассивностью, однако начинает понемногу приходить к мысли, что кроме его родной планеты всё-таки наверно существуют и другие миры. С разными соответственно и временными измерениями. И планета Земля, во всём этом мироздании представляет собой лишь отдельный маленький островок.
   К сожалению, большинство Землян не догадываются, что на самой Земле и рядом в окружающем её пространстве, присутствуют обитаемые Астральные миры. С кодом лептоносферы, адаптированной на Землю. Притом двухсторонним. Земляне в подавляющем своём большинстве, им не пользуются. Но такая связь существует. А то, что она не задействована, на это у Землян причина весьма уважительная. Отсутствие сведений о её существовании.
   Но, на уровне существующего периода земное население, именно из-за отсутствия таких сведений, особенно как-то не комплексует. А, действительно, зачем? В ротовой полости у каждого землянина имеется мясной отросток, очень удобная штука для передачи мысли на расстояние (расстояние конечно не ахти, но...). А если надо послать мысль куда подальше? Тоже не беда! Имеются разнообразные мыслетолкатели! От примитивного рупора (работает без батареек), мощных мегафонов (батарейки нужны) и до... Фантастического! Сотового телефона. Мысли можно передавать аж до самого барьера (языкового,...батарейки правда, тоже нужны).
   Маленькая сноска. Кулик - болотная птичка. Как рядовой субъект из мира животных по уровню интеллекта (как вид), не входит даже впервые десять тысяч (мира естественно животного). Но, однако, если его, допустим, перенести на незнакомое ему болото, скажем на другую сторону земного шара. Так вот, даже там наш кулик сможет объяснить тамошним куликам, из какого прекрасного места он к ним прибыл. Тамошние кулики если его и не поймут, то, скорее всего, только насчёт прекрасного ЧУЖОГО места!
   На отдельно взятых участках поверхности Земли один гусеничный трактор может дать стопроцентную фору любому лимузину мира.
   Астральные Миры в своих измерениях времени. Попробуйте, чисто гипотетически убрать из них такой пустячок, как передача мысли на расстоянии. Результат проявится моментально! Произойдёт грандиозная катастрофа! Вселенская остановка! Астрал, все Тонкие миры, как и высокоразвитые цивилизации физических миров, в каких бы временных измерениях они не находились, погрузились бы в состояние застывшего оцепенения. Ни чем не прошибаемая изоляция всего, вся, всех от всего. У астрального гуманоида отсутствует физическая масса тела, в голове которого мог бы разместиться вышеупомянутый небольшой отросток, именуемый языком. Но сохраняется астральное тело и лицо более совершенная форма его земного прототипа со способностью в гораздо большей возможности испытывать весь душевно эмоциональный комплекс присущий в физическом измерении Земли, ну и конечно его трансформация.
  
  
   ИПОСТАСЬ
  
  
   С необычным ощущением происходящего с ним наваждения. Таравитый костным языком спросил девушку:
   - Вы призрак? Могу я Вам чем-то помочь?
   - Помочь!? Мне!? И это говоришь ты - милое земное существо! В этой своей смертной вериге телесной! Мне помочь!? Да если б не эта активная точка, рядом с которой, как ты наверно полагаешь, остановился чисто случайно! - Ты бы и понятие не имел! - Что здесь для тебя начнётся иной мир и судьба твоя, промыслом божественным предначертанная!
  
   Полуденное белое марево полупустыни. Бескрайняя даль кругом. Как и эта дорога. Асфальтовая полоса, всегда однообразно уходящая за горизонт.
   Бетпак-Дала. Такое вот название у этой планеты. Звучит даже жутковатенько. Веет чем-то забытым, древним... Одиозность пространства.
   Николай Таравитый, водитель дальнобойщик, лежал, блаженно расслабившись в тени полуприцепа РЕФ, собственного тридцатитонного "VOLVO", куда он залез, спасаясь от полуденного южно-казахстанского солнца. Было даже приятно выйти из прохладной кондиционированной кабины и полежать на потрёпанном ватном одеяле, на этой вот дикой обочине.
   Бетпак-Дала. Моюнкумы. Что-то такое об этих местах, Таравитый когда-то уже читал. УАйтматова кажется.
   Лопнувший тормозной шланг, из-за которого он остановился в принципе, даже мелким ремонтом назвать нельзя. Легко можно заглушить воздушный штуцер и спокойно ехать дальше. Это даже если нет запасного.
   Но у Николая, как у любого нормального дальнобойщика парочка этих шлангов в куче с другим нужным на случай шофёрским барахлом, всегда имелось. Быстро заменив шланг, Таравитый неожиданно и почти ощутимо почувствовал желание ещё немного побыть в этом одиноком месте. Возможно, просто от желания почувствовать контраст между этой почти экстремальной средой и своей надёжной комфортабельной машиной. В которой имеется огромное спальное помещение, мощная кофеварка, холодильник, плазменный широкоэкранный телевизор со спутниковой антенной (сателлит), соединённый через реле с "сонькой", крутой квадро-DWD аудиосистемой, с множеством всяких других удобных и полезных штучек-дрючек.
   Всё это было так приятно сознавать, что Таравитый, как бы повинуясь накатившему на него игривому настроению, отвесил в пространство поклон и, виновато пожав плечами, улыбаясь сказал: - Извини Мать! Но вот такие, понимаешь, дела!
   Уже собравшись ехать дальше, отчего-то продолжал стоять на месте, прямо как что-то держало его. Смутное и необыкновенно волнующее предчувствие чего-то уже ранее пережитого и одновременно грядущего. Опять расслабился, с любопытством прислушиваясь к чему-то внутри себя. Однако, с ним явно, что-то происходило. Незнакомое ранее ощущение душевного состояния. Сильное, до тревожной остроты чувство романтики.
   - Вот чёрт! Прямо сантименты какие. Ты чо парень?! Поехал что ли?! Так разговаривая сам с собой Таравитый, однако, продолжал стоять, отдаваясь не без некоторого удовольствия охватившему его состоянию. Параллельно сознанию подумалось: "Пустыня!? Может это каким-то образом воздействует? А может, я всё-таки того!? Может это так и начинается? Шизня в смысле. И я тихонько еду с катушек? Ага, во как чудненько! С чего-то вдруг непременно захотелось ухватиться за какую-нибудь обиходную мысль. Подумать о простом, обыденном. Одеяло бы вот надо вытряхнуть. Обойти машину. На колёсики посмотреть, стёкла фары протереть заодно. Ночью чтоб не останавливаться лишний раз."
   В потянувшем свежем запахе степных трав, Таравитый к неожиданному своему удивлению осознал, что уже сумерки.
   - Ни хрена себе! Это что, уже столько времени прошло!? Хм! Ну, дела...
   В вечерней прохладе, предвестнице скорого холода, почти в реально визуальном ракурсе ощутилось движение времени.
  
   - Да... Дела! Прямо зазеркалье какое-то. И! - Таравитый инстинктивно почувствовал, что он не один. Чей-то пристальный взгляд. Почти физическое ощущение. Превозмогая навалившуюся откуда-то вдруг слабость, в деревянной оцепенелости повернулся.
   Прозрачно сизоватый, как папиросный дым, перед ним находился призрак. Девушка! Завораживающее видение! И эти глаза! Пронзительно потусторонние и необыкновенно, просто невозможно красивые. Пытливый взгляд, чужой и очень по неземному прекрасный!
   Непонятно каким образом, но Таравитый осознал призрак здесь уже давно.
   Просто, он был к нему не так близко как сейчас. Но он всё время, его подспудно чувствовал. Обострённо ясное понимание момента не оставляло никакого сомнения в реальности происходящего. Обречённость. Никогда не ведомый им ранее приступ возвышенно-прощальной грусти охватил Таравитого. Сладостно леденящий ужас наступающей невозвратности.
   Скомканный рой милых, родных ему образов, промелькнул в его сознании тёплыми, нежными светлячками и исчез куда-то, в ту, почему-то теперь ставшею далёкую и уже недосягаемую жизнь.
   А он в одиночестве скользит в сумрачную, но такую волнующую неизвестность. Даже свою машину, которая как бы всё также стояла здесь, Таравитый воспринимал как что-то, тоже далёкое и ушедшее. Тем не менее, где-то на подкорке ему был приятен этот волшебный страх от происходящего! Судьбоносное проявление неизбежного!
   Первоначальное наваждение, однако, немного развеялось. В упорядочном слегка сознании до Таравитого наконец дошло, что между ним и призраком происходит телепатический диалог. Собравшись с собой, он понял, призрак говорит ему, чтобы он, Таравитый, не боялся. Ему не причинят вред и он ни каким образом не пострадает.
   Уже потом, придя в себя, Таравитый чётко и ясно воспринял всё сказанное призраком. Он всё помнил. Абсолютно всё.
   И мир стал другим! И он, Таравитый, стал другим.
   А тогда в откровении с призраком прошла целая ночь. Он опять не заметил, как прошло время и наступило утро. Его физическое смертельно уставшее тело требовало незамедлительного отдыха.
   Последней мыслью, перед навалившимся на него сном, тускло высветилось некое едва обозначившееся вспоминание, вроде этот прекрасный призрак, он каким-то образом уже однажды видел. Где-то видел...
   В полном изнеможении Таравитый повалился на землю и заснул тут же, рядом со своей машиной.
   Только под вечер его разбудили проезжавшие мимо люди, обеспокоенные видом одинокой машины и лежавшего под ней человека.
  
  
  
   ОТКРОВЕНИЯ ПРИЗРАКА (ДУХА)
  
   Ваша материально-физическая жизнь, которую вы люди из земного мира, считаете такой уникальной и как форма существования единственно возможной. На самом деле (для лучшего понятия использую знакомые для вас землян определения), не более чем курятник или хлев на скотном дворе. Обустроенный и удобный для поддержания вашего физического тела в его короткой жизни. Из которой ещё добрая треть уходит на сон. Бренному телу, которое по своей природе очень уязвимо от своего же окружающего физического мира, приходится в силу этого обстоятельства ещё от него же страдать. И без того в краткосрочности своей физической жизни ему необходимо ещё выделять семь-восемь часов ежесуточного отдыха. Да и остальные две трети времени уходит на добычу пропитания для этого же тела. И всё. Порочный круг земного физического существования на этом замыкается.
   Но вы к этому привыкли. Даже умеете находить во всей этой несуразности какие-то свои прелести.
   Ваше упорство, которое вы проявляете в своей борьбе за жизнь. Наивный оптимизм, вся эта суетня с одним лишь примитивным желанием устроиться получше и дать жизнь новому поколению. По сути, просто исполнение животного инстинкта. Конечно, всё это понятно и достойно признания, но всё же, не более, чем инстинкт. Возможно, следует признать, что нечто положительное во всём этом присутствует. Особенно, если учесть ваше неведение того, что происходит после обстоятельства, которое вы называете смерть. Жить без ропота и даже с благодарностью за тот ничтожный отрезок жизни, отпущенный вам, да ещё в бренном теле мира физического измерения. Да... Во всём этом, действительно, есть что-то самоотверженное.
   Слегка уязвлённый, Таравитый ещё тогда спросил:
   - Мы, конечно, люди во плоти, которая Вам кажется таким бременем, но почему Вы говорите о нас в таком уничижительном смысле. Сами-то ведь тоже, наверное, были когда-то в физическом теле. И всё Ваше превосходство-это произошедшее с Вами известное событие, благодаря которому Вы без всякой с вашей стороны личной заслуги просто перешли в другой мир. Придёт время и со мной, как и любым другим человеком, как и со всеми предыдущими, перед нами тоже произойдёт нечто подобное. И мы тоже переступим эту разделяющую нас грань. Автоматически обретя такие же, как у вас возможности.
   Тогда дух женщины-призрака ответил:
   - Прости эти мои слова и прошу, не обижайся. Ты правильно сказал о моём земном происхождении. Я, конечно, человек и как дух и по духу, и это прежде всего. Я очень люблю людей Земли. И сказала всё это из тёплых чувств. Вы все мне братья и сёстры. Верь мне, это не просто слова. Может так случится, что ты сам это скоро увидишь и поймёшь. А мне заранее приятно знать о моём будущем содействии тебе. Я и сама теперь поняла, как не корректно выразилась. Прости меня за это, пожалуйста.
   Я отвыкла от вашего измерения и потому так ужасно непочтительна и субъективна.
   Прошу также ещё извинить меня за моё обращение на "Ты".
   Поверь, в этом нет ничего, что можно расценить как не уважение.
   Для Астрала, на любых его горизонтах и платформах, земная форма обращение на "Вы" совершенно не типична.
   А теперь я хотела бы вернуться к твоему представлению о переходе той, как ты сказал, черты, что разделяет наши миры.
  
   Здесь не всё так просто. Вернее, совсем не так просто. Сказать ещё точнее, твои представления обо всём этом упрощенны и очень наивны. Чуть позже мы поговорим об этом.
   Переключись снова на себя. В данном нашем случае, как оказалось, кроме моего личного решения на этот контакт, идёт ещё какая-то параллельная установка.
   Внимай тому, что сейчас узнаешь и начинай постепенно перестраиваться на вход в программу.
   Сразу имей для себя ввиду. В ближайшем будущем в твоей жизни (с твоей оценки) произойдёт крайне причудливая метаморфоза. Программа по установочным пунктам Астрал, как и физическая форма земного измерения, постоянно совершенствуется. При этом часто возникает потребность в новых исполнителях с Земли (Неофитах). Ты, вероятно, по своим потенциальным качествам для этого подходишь. От тебя, я вижу, идёт хороший свет, но тебя, когда ты уже будешь в Астрале, ждёт не совсем мне понятное назначение. Мне не дано определить, что это конкретно, но могу сказать, что это предназначение. Возможно, это как-то будет связанно с твоим личным желанием.
   Многое меняется. Уже достаточно давно создалась предпосылка и, я так понимаю, что начало частично исполняться сближение временных измерений. Вы, люди физического мира, в скором времени будете обладать об этой природе большей информацией, чем вам было до сих пор известно за последние двадцать веков. Это может положить началу той сакральной информационной цепочки, которую земные люди на своём достигнутом этапе развития уже могут понемногу получать.
  
   Говорю абсолютную достоверность. Человек Земли, мира физического измерения, обладающий способностью понять суть изложения последующих откровений, обретёт кармическую ИПОСТАСЬ личного посвящения. Постигнет просветлённым взором, совершенство божественной природы, присутственного творения высшего разума во всех проявлениях жизни на Земле и иных миров.
  
   Весь охваченный происходящим, Таравитый тогда спросил:
   - Я очень хочу все, что ты скажешь, запомнить и понять. Но ответь сначала только на один вопрос. Бог! Он есть?
   - Есть, - ответил дух. - Он всё и создал. Но это совсем не то, что вы все себе представляете. Потерпи ещё немного и ты скоро всё постигнешь сам. А пока ты должен знать: в любом временном измерении есть свои законы. Закон своего пространства, статус которого позволял входить в любое пространство других миров, кроме конечно абсолютного, я уже нарушила. Я не знала, что ты избран и вместо того, чтобы немного подождать и сделать всё санкционировано, чуточку поторопилась. Теперь мне не вернуться в светлый мир третьего уровня. Он же тонкий. Так его тоже можно назвать. Ничтожный шанс имеется, но, скорее всего, он ни когда не представится. Тебе сейчас этого не понять и потому не будем об этом. Я вижу, ты всё-таки горишь желанием спросить, где же я, тогда как дух, сейчас. Я отвечу. Это активная контактная платформа, но низшего Астрала.
   И всё, удовлетворись пока этим. Ты не случайно остановился в этом месте. Хотя и не подозреваешь об этом. Здесь находится геопатогенная точка, в ближайшее время она начнёт входить в фазу активации на выброс накопившегося напряжения. У этой точки, это происходит один раз в три тысячи лет, в это время года. Наибольшая активность времени - тридцать пять-сорок ваших земных часов.
   У тебя редчайшая способность к сенситивному восприятию.
   Я это почувствовала и поторопилась на контакт. Полагала, что не выйду из программы. В своём ментальном мире я, как его субъект, имела определённое положение с достаточно серьёзными разрешающими возможностями. Воспользовавшись которыми, я смогла осуществить эту встречу. Но при этом, я потеряла импульс вернуться в тонкий мир на прежний уровень.
   Ну и ладно, чего уж теперь! Что случилось, то случилось. Вернёмся на тему. Я постараюсь говорить на понятном для твоего восприятия языке. И слушай. Ваш физический мир - энергетическая субстанция, в поле излучения которого существуют связанные с ним все другие миры. Кроме донников, серых миров. Чуть выше идёт Ментальный, Тонкий, светлый Астрал и светлый активный Астрал. Есть ещё два мира. Для самых высших избранных душ. Там временное измерение настолько совершенно, что может проявляться парадокс и потому превосходит абсолют. Но об этом я почти ничего не знаю. Но ты... Ты будешь это знать. Позднее поймёшь, почему. И потому, пока только первичная информация.
   Вникай. То, что я хочу тебе сказать, очень важно для вас, живущих в физическом мире. Чтобы это сделать, я, как уже сказала, пошла на частичную потерю статуса. Кое с чем придётся видать поступиться. Возможно, я ещё расскажу тебе, почему я пошла на такую отсебятину. Но на данное время мне, по крайней мере, не хотелось бы сильно сожалеть об этом.
  
   ВЗГЛЯД. Вы люди очень часто в своей жизни совершаете инфернальные действия. Делаете вред. Зло.
   Вы должны очень! Очень! Знать. Не совершайте действия, от которых что-то или кто-то может испытать страдание. Нельзя вредить природе. Ради забавы мучить и убивать животных. Обманывать, калечить и убивать людей. Особенно людей.
   Вы, конечно, всё это знаете. Но многие люди всё равно совершают подобные действия. Они полагают, что, в крайнем случае, они будут наказаны и только один раз в этой земной жизни. А потом, когда наступит смерть, всё зло, что они сотворили, уже не будет иметь никакого значения.
   Вы очень ясно должны понимать. Это страшное и жестокое заблуждение. Как бы искусно не умели притворяться люди, и как бы они потом не хотели, в их памяти всё отпечатано. На временном отрезке просвета (в земном сопоставлении сорокадневная зона чистилища), не зависимо от воли проходящего через просвет, будет высвечено всё. Но, ещё здесь, в вашей земной жизни человек с тяжёлой преступной кармой, как и просто негодяй, подвергается возмездию. В зависимости от значения своих поступков, такой человек ещё в этом мире несёт наказание. От простых житейских неудач до тяжёлых серьёзных болезней. Существует миссия астральных агентов, исполняющих установочные предписания закона о самосохранении миров. От людей, совершающих зло и людей, это терпящих, идёт оригинальная световая энергетика. Свечение это видно агентам астральной миссии и они принимают меры. Эти меры выглядят совершенно житейскими проявлениями на общем фоне всевозможных жизненных невзгод, устраиваемые против себя самими людьми. Обычными земными людьми, зачастую весьма скромными и честными. Но, об этом отдельный разговор.
   Когда человек сознательно делает кому-то или чему-то зло, то независимо от его воли происходит конструктивный диссонанс в энергетике мозговых молекул. Асимметрический сдвиг клеточного кода. Всякий раз, когда человек совершает такие неправильные поступки, у него искажается структура молекул. И откладывается в кодировке астральной памяти ментального тела в виде нарушенной кармы (искажённая психоэнергетика). Во время физической жизни человека эта кодировка является неотделимой частью его молекулярной, четвёртой структуры. Которая и является та астральная суперматерия, по сути, квинтэссенция, определяемая как человек.
   Эта суперматерия, в просторечии душа, при наступлении смерти покидает физическое тело.
   Если молекулярный код такой души нарушен, она не пройдёт сетку. В народе это называется чистилище. В чистилище не попадают души тех людей, которым суждено умереть вместе со своим телом. Это люди, у которых низкая продуктивность интеллекта. Примерно, три-четыре процента и ниже. Их удел небытиё. И наоборот, есть категория людей, вообще не проходящая сетку минуя просвет. Продуктивность их интеллекта может доходить до тридцати процентов, но причина не обязательно в количестве процентов. Продуктивность интеллекта может быть и не очень высокой, как и не очень низкой конечно. Главное чистота психоэнергетики. Категория очень не многочисленная, к сожалению. Чистая энергетика молекулярной симметрии - гарантированный пропуск в тонкий мир светлого Астрала без прохождения процедуры просвета.
   Все остальные души проходят просвечивание на прошедшую жизнь в тысячечасовой по земной мерке зоне просвета. На основе платформы, состоящей из космического лептонного газа и некоторого количества земного кислорода. Первичная мыслящая субстанция и одна из ипостасей Бога.
   Душа человека, который убивал из корысти или по причине жестокой своей сущности, встретится с проекцией своей жертвы, которая предстанет перед ним в том виде, когда происходил момент её смерти. Если душа убийца повинна в нескольких смертях, все её жертвы также предстанут перед ней.
   Убийце, как и просто негодяю, в тоске холодного ужаса будет осознаваемо совершенно чуждая ему функциональность мира, в который он попал. Слепая, в его понимании, математическая бездушность этой системы, в неотвратимом производстве которой, он так ужасно оказался! Напрочь отсутствует хотя бы какая-нибудь эмоциональная подоплёка! Пусть бы даже с мстительной враждебностью, настроенная против него! Пускай бы его гневно клеймили, ругали самыми последними словами! Тогда была бы хоть и ничтожнейшая, но надежда, на какую-нибудь более - менее терпимую участь! Хотя бы в виде смертности души! Чтобы она не была так жестоко бессмертной! Тогда, пускай бы даже избили насмерть! Расстреляли бы к чертям собачьим! Пускай бы умер ещё раз! Да что там раз! Тогда! Хоть двадцать раз! Лишь бы не оказаться снова в этом страшном месте, из которого идёт это тянущее, кошмарное скольжение в немыслимое по своей чудовищной несуразности для человеческого восприятия подпространство!
   Душа негодяя с каждым мгновеньем своего нахождения в ядовито-синем сумраке астральной яме этого преддверия ада, с тоскливым ужасом, всё яснее сознаёт, что будет с ней в уже очень скором будущем! Она видела просвет тех людей, души которых пришли в эту яму раньше неё. Видела их жертвы. И какое производило это впечатление на души всех этих убийц и негодяев. Видела, с какой страшной равнодушностью их втягивала слепая гравитация каменного подпространства. Зная, что и перед ней тоже предстанут её жертвы и дела её непотребные. Знает, что лишённая физического тела, она уже не может умереть или хотя бы сойти с ума. Знает, что не впущенная в светлый мир из-за несовпадения своего психоэнергетического ключа с молекулярным кодом Астрального мира, её вес в несколько граммов, так и остался в весе физического измерения. И потому гравитация втянет её в такое непереносимое состояние, что слово "АД", в его обычном понимании, будет ей казаться желанной прекрасностью. Ожидая этого, в холодной душевной неприбраности скулит душа такого человека. Ад для этой души уже начался. А дальше её ждёт только одно - кошмарный ужас ГРАВИТАЦИИ. Субстанция такой души полностью адекватна страшной природе этого воздействия и потому, существование такой души - прозябающая неподвижность в удушающей однородности каменной структуры. Из способности к мыслительным построениям - только горький негатив и сознавание происходящего. Из физических ощущений - только фантомное чувство, как бы имеющегося тела, горящее в безумном болевом шоке изменить позу, но этого не будет дано. /
   Душе, находящейся в таком нетерпимо жестоком образе существования, любой Дантов ад, пылающие озёра, ужасные чудовища, показались бы вожделённым Раем. Прекрасным местом, где страдания происходят в благословенном движении и уже только поэтому, не могут быть столь несоизмеримыми по степени страдания. И где, всё-таки, хоть что-то происходит.
   Но, понимание абсолютной безнадёжности таких земных представлениях о картинах ада, лишь только усиливают страдание. Сжигающее как кислота сознание, что она, душа, находится вот в такой форме существования. Что не сдохла тогда, ещё на Земле, в месте с телом. Страшное, горькое сожаление и проклятие о том, что в той земной жизни она, гадина и тварь, не знала и не хотела знать, что придётся отвечать. Что есть Бог. И что будет вот так! Что вообще существует ещё какой-то там другой мир. И это, невозможное ни для какого мыслимого восприятия существование. Этот мрак, боль, чудовищно невыносимое мучение. Страшная, тупая, не сравнимая ни с каким земным понятием, несоразмерность наказания! И постоянное свербящее проклятье в пылающей тоскливой бесконечности!
  
   Та земная жизнь пролетела мигом коротким и не кончилась на том (предполагалось, что после смерти быть уже ничего не может!).
   И вот эта вечная проклятая, немыслимая пытка!
   Такая душа ненавидит способность своего сознания воспринимать всё, с ней происходящее, в постоянном режиме однообразного мгновенья. Сдавливающая хватка гравитации не даст больше ни малейшей возможности строить какие-либо отвлекающие образы, чтобы хоть таким методом разнообразить ужас, неизмеримо более кошмарный, чем само понятие Ад!
   Я говорю то, что неотвратимо будет производиться с каждым человеком, душа которого сознательно поломала свой собственный молекулярный код. Мрачный эффект сбитого клише. Вы, люди физического мира, должны всегда знать и помнить об этом, а это значит, что надо беречь свою душу.
   Ибо, если не уберечь её, то, как тебе уже известно, у неё будет изъян, и ей не пройти сетку на просвете. Такая душа обречена и пойдёт в ад.
   Не совладав со своим душевным волненьем, Таравитый в отчаяние выкрикнул:
   - Но! Ведь да! Это же есть в Библии! Мы все люди нашего мира знаем об этом. Нам читали, многие сами читали, всё это правильно и то, что в Библии сказано, надо соблюдать. Но как же всё-таки уберечься, не натворить, не нарушить, не потерять эту самую целостность души! Иногда в перипетиях жизненной суматохи это не всегда получается! Что делать!!!
   - Успокойся и внимай дальше. Ты земной человек и сейчас я вижу, ты испытываешь страх. Страх за свою душу и за ответ, что придётся держать, когда придёт час и душа предстанет перед высшим судом. Да, это не плохо, что ты испытываешь страх за свою душу, перед той ответственностью, которая тебя ждёт, и в Библии, как ты сказал, это всё написано. Ты и сказал-то об этом в тайном уповании, что ни каких особенных откровений в том, что я сейчас говорю "нет". Ведь об этом давно уже всё написано. Об этом все знают и Бог милостив безгранично. Какие бы страшные грехи человек не сотворил, достаточно только покаяться, и Бог всё простит. Бог добренький.
   Но знай! Я, отождествляя себя с земным человеком, по праву происхождения из этого же мира, говорю: "мы все, люди, слепо всегда верили и верим. Покайся! И да будешь прощён!" Это постоянно твердят все религиозные служители. Такой постулат, вселяя надежду, развращает душу! Ведь если всё прощается, то чего лишний раз напрягаться. Покаяться и попросить у Бога прощения всегда успеется. А даже если за всю жизнь на это так и не сподобишься, то всё равно - не беда! Священники заверяют, что покаяться можно, даже находясь на смертном одре.
  
   И потому, вникай в откровение.
   Взгляд. Почти все священники, особенно апологеты, после чистилища (просвет) попадают в тёмное подпространство гравитации. Ад! Их грех безмерен и непростителен. Их кощунственное толкование о Боге, по сути, есть его прямое оскорбление. Если вдуматься. Бог с их подачи, получается, прямо таки какое-то кошмарное исчадие.
   Бог коварен, мстительно злопамятен, бесконечно тщеславен и беспредельно глуп в своей слепой жестокости. Его, Бога, выходит, волнуют не сами преступные деяния, совершаемые человеком, а лишь то его покаяние, которое должно за этим последовать.
   Каким сумрачным сознанием нужно обладать, чтобы сравнивать Бога с самыми мерзкими человеческими качествами.
   История с человеком по имени Иов. Библия, книга священного писания, Ветхий завет.
   В разговоре с Сатаной Господь в своём хвастливом тщеславии, привёл пример:
   - Вот Иов, раб мой, любит меня безмерно.
   Сатана возразил, что Иов любит его, Бога, не бескорыстно, а только лишь за те блага, которые он имеет от тебя.
   - И будет ли Иов возносить тебе хвалу, после того, когда я, с твоего разрешения, разорю его до последней нитки. Убью семерых его сыновей и трёх дочерей. Заражу тело его лютой проказой от подошвы ног до головы.
   И, что вы думаете, какова была реакция Бога? Сатана легко получает от него разрешение на совершение всех этих чудовищных злодеяний. И совершает их. Иов испытывает немыслимые страдания. Проклинает тот день, когда он появился на свет божий, но на самого Бога не ропщет. Удовлетворённый таким поведением Иова и выигранным спором у Сатаны, Бог, смиловавшись, одаривает Иова ещё большими богатствами, возвращает ему живыми убитых детей и долгие годы жизни.
   Как вообще можно представлять Бога в подобном промысле.
   Считать, что Бог способен пойти на какие бы там дела с Сатаной. И тем более, разрешать ему творить все эти жуткие непотребства.
   Жуть просто какая-то!
   Думается, все те, кто так трактует Бога, после того как пересекли черту, уже давно несут наказание.
   Подавляющее большинство священников - это отпетые лицемеры и мздоимцы. Любая религия всегда благословит и освятит любую гнусную политику, любой геноцид, любое средство и оружие, которыми будут осуществляться любые грязные дела! Отсюда из Астрала, глядя на все эти злодеяния, всегда удивляюсь, они что, все эти, так называемые представители Бога на земле, действительно не ведают, что творят! Или так увлеклись всей этой своей несуразной ложью о промысле божьем, что и сами в своём тайном уповании, верят, что Бог именно таков, каким они его лепят уже много веков подряд. Иначе ведь им даже и думать не хочется. Вдруг такое удобное и привычное понимание Бога, не есть истина. Вдруг истина совсем не такая. Тогда просто страшно. Тогда бы уж лучше знать, что его, Бога, и вовсе не существует. Потому что, если он есть, но не дай Бог, не совсем такой по отношению к той сути в какой бы его хотелось видеть и понимать. Тогда он, Бог, всю эту милую трактовочку о себе самом, к тайному страху всех толкователей от религии, поймёт как раз очень даже по существу.
   В чём весь и ужас! Ведь у него, у Бога, тогда своё мерило. Его тогда ничем не замолишь, хоть лоб расшиби, не заславасловишь, не подкупишь, не задобришь, не зажалобишь.
   Вот если так всё вдруг. Тогда что? Тогда всё. Катастрофа! Тогда всё к чертям летит!
   Да и сами черти тогда, тоже выходит, другими получаются! Явная не состыковочка.
   Если прикинуть. Дьявол-то, по идее, всех грешников да преступников как родных должен встречать, ведь они ему по духу социально близкие получаются.
   А он их всегда неотвратимо наказывает и притом показательно так, как бы всем в назидание. Сам чертовски неподкупен и в исполнении своего долга безупречен. Его жилище - не райские кущи. Всё по-спартански сурово и неприхотливо. Это ли не блистательный образец для подражания в борьбе со всяким негодяйством. Наглядный пример, призывающий к законопослушанию и высоконравственному образу жизни. Согласитесь, прямо-таки умонепостижимый напрашивается вывод.
   И в какой тогда сути прикажете понимать роль дьявола?
   Взгляд!
   В тебе имеется потенциал для исполнения функций на многоуровневых полях активного Астрала. Тебе сейчас это мало что говорит, но очень возможно, в скором времени ты будешь призван.
   В данную (вашу земную) минуту, моё предположение о тебе перешло в конкретное понимание. По этой причине у меня возникло желание выдать тебе ограниченную информацию, но из разряда установок Астральной незыблемости.
   То, что тебе было сказано и тобою, как я вижу, понято, хоть и произвело на тебя почти шоковое впечатление, но на самом деле, было очень сильно скорректировано на уровень восприятия земного человека. Поэтому, чтобы с тобой действительно не случился шок, информация, которую ты сейчас узнаешь, будетограниченной.
   Прими её как небольшую предпосылку к твоему будущему посвящению. Для земных людей очень типично полагать, что их планета Земля - есть центр всего мироздания.
   Утверждение всех земных религий. Вселенная, со всеми её бесчисленными мирами, создана их Богом. И при том, именно Богом той конфессии, которая, ясное дело, самая верная и самая правильная! Нисколько при этом не смущаясь соотношением возраста своего Бога и возраста существования человека на Земле, не говоря уже о возрасте самой Земли.
   Просто удивительно. Как можно игнорировать столь очевидное!
   Посуди сам. При сложении возрастов трёх основных религий - Буддизм, Христианство, Ислам в одну суммарную цифру да ещё округлить её в сторону увеличения, всё равно, больше шести тысяч лет никак не получается.
   Известен так же и возраст Земли, более четырёх миллиардов лет, из которых последние два миллиарда на ней уже всё состоялось. Всё кроме человека. Человек как Homo sapiens, появился в этот мир, созданный для него Богом, (высшим, не земным разумом) уже на всё готовое совсем недавно. Сорок тысяч лет назад. В соотношении к Астральным часам, примерно сегодня после обеда. Довольно быстренько успел наплодиться в многочисленную популяцию и разбрестись по всей Земле. И вот, где-то около пяти минут назад, вся эта человеческая орава, с присущей ей склонностью к раздорам, перессорилась. В основном, из-за придуманных ею же всяких богов.
   Всё это известно, и потому не есть суть проблемы. Просто вводная к информации. Проблема в том, что земной человек самого себя и свою роль на Земле сильно переоценивает. Считает себя абсолютным хозяином этой планеты. Царём природы и венцом всего, что "ИМ" на ней сотворено. Полагая, что это он, Человек сделал планету Земля такой удобной и красивой. Всегда при этом забывая о том, что появился на этой и без него прекрасной Земле всего-то несколько часов назад. Но, у него иногда возникает неприятная мысль, что по существу, ко всему этому созданному великолепию его амёбные потужки не имеют ни какого отношения...
   Неприятно, конечно! Тогда (хочется человеку думать), по крайней мере, что пусть, всё это мирозданье создано не полностью им земным человеком, то, по крайней мере, это создано для него.
   В определённом смысле Человек прав. Вся эта планета сотворена для него, для человека. Но! Не во имя его!
   Между этими понятиями имеется существенная разница.
   Примерно, как если б обычный земной человек за много лет своей жизни, прилагая титанические усилия, создал нечто великолепное, а его выросшее дитя не поняв и не оценив творческий труд своего родителя, захотело бездумным образом всё это уничтожить. Какие в таком случае чувства может испытать родитель? Два кровно близких человека, а такие разные.
  
   Таравитому вспомнилось, когда-то прочитанная история о персидском шахе и цыганах.
   Пятнадцатый век. Племя индийских цыган, что-то около десяти тысяч человек мужчин и женщин, кочевало в персидских землях. Однажды мимо этого огромного табора во время своей охоты проезжал Шах. Поинтересовался у свиты, что мол, за люди? Ему ответили:
   - Цыгане, кочевой народ. Ни вреда, ни пользы.
   Шах был в благодушном настроении и захотелось ему, что-нибудь для этих цыган сделать, но так, чтобы и государству было хорошо. Приказал дать каждому по паре быков и зерно для посева. И пусть развиваются. А те, как только Шах уехал, развели костры и не встали пока не съели всех быков и зерно.
   Через полгода Шах поинтересовался, как, мол, там Цыгане? Развиваются? Ожидая услышать, что-то о том, как хорошо и мудро он в своё время поступил. Но, как вы сами понимаете, услышал совсем не то, что ожидал.
   Шах почувствовал себя весьма уязвленным (мягко говоря).
   В какой же тогда цифровой степени, можно сопоставить всё то, что было сделано высшим разумом для людей, которые хоть и радуясь жизни на Земле и благоустраивая её под себя, однако, не раз в раздорах между собой себя же, чуть было полностью её не искоренили. (В каком же толке такие дела может воспринимать Создатель?)
   Все эти мерзкие дрязги не только не изжились по настоящее время, а наоборот, учитывая развитие технологий, стали смертельно опасны уже не только для биологической жизни на планете, но и для самой планеты. А это уже совсем плохо.
   (Случай с цыганами просто невинный детский лепет).
   Логос - высший разум, при сохранении созданных им планет, со своими индивидуальными системами, ещё бы мог закрыв одну программу (Земную в данном случае) человеческой популяции, но при сохранённой планете в ускоренном варианте создать новое человечество с менее агрессивной природой разума. При СОХРАНЁННОЙ Планете!
   Да, без всякого преувеличения, Человек в своей деятельности на Земле дошёл до того, что вопрос уже стоит именно таким образом!
   (Вот, как вы думаете, что при таком раскладе должен предпринять Создатель?)
   Высший разум. Чудовищно великий и великолепный феномен вселенной. Ему, знающему абсолютно всё, разумеется известны такие понятия, как человеческая любовь, нежность, сентиментальность. Но не подверженный этим чувствам и не зависимый от них, высший разум, конечно, может закрыть нашу (говорю с правом, хоть и бывшего, но земного человека) человеческую миссию.
  
   Иисус, Будда, Мухаммед - главные земные Боги, обладающие способностью разговаривать с Логосом и главные в ответственности за человека на Земле перед высшим разумом. Мощная по своей силе психоэнергетическая подпитка от огромных масс земных людей ставит эти выдающие личности в избранный ряд вселенских Богов. Над которыми может стоять лишь только непостижимая природа высшего разума Логос. Перед ним, на основе им же, Логосом, созданного довода божественной эволюционной диалектики и вступаются земные Боги за земные дела, выделяя для примера, наиболее достойные поступки представителей от рода человеческого.
   Но есть у наших Богов и определённые различия.
   Будда безмерно любящий народ земной, как высших существ божественной организации и как непосредственный выходец из него. Но, верный своему учению и принципу своему (метафизический аспект) сохранять, но без вмешательства, во всё, что происходит на Земле.
   Справедливо полагая, всё происходящее на Земле - есть воля высшего разума. То есть Логоса!
   Иисус, в абсолютной совершенности, также зная, что всё в мире земном предопределено высшим разумом.
   Но всегда стоит за возможность человека на дарованной ему Земле самому тоже участвовать в исполнении предначертанной программы высшим разумом.
   Иисус уверен в светлом духе человеческом даже при неверных действиях его. Ибо знает Иисус, свойство ошибаться происходит у человека вследствие ограниченного предела того малого, что за короткую жизнь ему, Человеку, разрешается знать. И потому не настолько повинен Человек, ибо он, действительно, не всегда ведает, что творит.
   Знает Иисус и то, что невозможно заступиться за Человека перед Высшим разумом, если не предъявлять перевеса подтверждающего, что в жизни своей Человек совершает больше правильного, чем неверного. При всей несовершенности своего духа человек ищет свою дорогу, иногда в слепую наугад, но стремление его - это всё-таки путь к божественному совершенству.
   Мухаммед, также как и Иисус, достаточно близко стоит к делам человеческим. Возможно, что его более строгий спрос за неправедность в поступках может проявляться ещё при земной жизни человека. Страшный грех земного человека, особенно если этот человек, считая себя правоверным мусульманином, в своих молитвах просит прощения у Аллаха или Мухаммеда (значения не имеет) за свои грехи, связанные с какой-либо личной или общественной наживой. Обман, воровство или убийство, сотворённые в отношении иноверца, или даже единоверца, но как бы не очень хорошего человека, чересчур, богатого, или в чём-то несправедливого и тому подобное. Все эти "или" подаются такими "кающимися" как обстоятельства, вину их смягчающие. Но нет тяжелее греха, чем считать Бога способным разделять подобные доводы. Ведь тогда, по сути, Бог во всех поступках этих людей получается их покровителем и соучастником. Принижать Бога до уровня своей подлости. Это ли не прямое и жесточайшее оскорбление Бога и самого святого понятия и учения его!
  
   КОШМАРНАЯ УЧАСТЬ В АДУ ГРАВИТАЦИИ ЖДЁТ ТАКИХЛЮДЕЙ!
  
   Счастливое состояние! Если б девятилетний Коля знал значение слова "абсолют", он непременно употребил бы это слово добавив его к слову "счастье".
   Середина декабря. Снегу аж по вторую ступеньку крыльца. Приятно щекочущий холодок по животу от переполнявшего чувства, буквально распиравшего его. Это утро, как ощущение сказочного бытия, так на всю жизнь и запомнилось.
   Уже будучи взрослым человеком, Николай Таравитый действительно помнил то утро, до самых мельчайших его подробностей.
   Проснуться от сладкого замирания в груди, безотчётно находясь ещё в полузабытье сна и с несказанным наслаждением вспоминать приятнейшие события прошедшего дня.
   Событие первое. Вчера, почти после двухлетнего отсутствия, вернулся домой папка!
   С тайным удовлетворением Колька чувствовал, что мама хоть и держалась с некоторым равнодушием, но хмурилась больше для порядку и в глубине души она рада. Деловито хлопоча по хозяйству, затеяла допоздна, чего никогда раньше не делала, гладить принесенное с мороза бельё. Отец с виноватой неуклюжестью пытаясь ей помочь, нарвался хоть и на смешливый, но не без тёплой нотки отказ:
   - Не надо Андрюш, не суетись, иди лучше на кухню покури.
   Чуть позже, полагая, что Колька уже спит, эти бесконечно родные ему люди закрывшись на кухне, пили чай, хотя, судя по особому звяканью пиалок, одним чаем по-видимому, не обошлось. О чём-то говорили, о чём-то приглушенно смеялись и о чём-то ещё таком, что мама один раз даже всплакнула, ударив в нежной досаде отца кулачком. Их сын, лёжа в своей кровати, ещё долго слышал их милый, больше похожий на воркотню, говорок.
   Радость его была просто до невозможности. Сна не в одном глазу. Столько всяких приятностей! Глубоко за полночь, когда уж всё-таки, перед тем как блаженно заснуть, Колька с удовольствием в сотый наверно уж раз, снова и снова мысленно прокручивал последние события своей жизни.
   Предыдущее событие. Неделю назад мама купила ему коньки- дутыши, с прикрученными на винтах ботинками.
   Третье событие. Рядом с кроватью стоял папин подарок, новенький "Орлёнок". Запредельная мечта многих мальчишек. На улице сугробы и ездить на нём, не кататься, а именно ездить, предполагалось ещё не скоро. Но всё равно, с каким предвкушающим упоением, почти весь день был посвящён этому будущему событию! С "Орлёнка" сняли промасленные бумажные обёртки, правильно прикрутили вывернутые во внутрь правую педаль и руль. Вожделённое это чудо было тщательно протёрто и поставлено не просто рядом с кроватью, а именно так, чтобы до него можно было дотянуться рукой. Завтра суббота, за тем ещё целое воскресенье, а с понедельника начнутся (предстоящие события) зимние каникулы! Накрывшись одеялом и сжавшись в комок, Колька радостно сжав зубы, тихонько, чтоб не услышали родители, поскулил! И... Почему-то вспомнился мишка - старая его игрушка с одним глазом и почти оторванной передней лапкой. Уже очень давно мишка жил в платяном шкафу, на самом дне, среди старой одежды и прочих подобных вещей, таких же, как и он обветшалых и, в общем-то, уже ненужных.
   - Завтра обязательно возьму его оттуда, -заверил себя Колька и попытался снова подумать обо всём недавнем и хорошем, что так приятно случилось в его жизни. Для усиления впечатления, специально повернулся и придвинулся лицом к "Орлёнку", который с волнующей близостью преданно стоял у самой кровати. По его блестящему рулю тусклым отражением скользнул блик от проехавшей на улице машины. До велосипеда легко можно дотянуться рукой, но он нарочно не стал этого делать, чтоб не оскорбить друга жестом похожим на недоверие. Кольке не хотелось думать о том, что он когда-нибудь повзрослеет. Неприятна была уже сама мысль, что он вырастит и его "Орлёнок" будет ему мал. Нет конечно, этого никогда не случится. Что-нибудь обязательно произойдёт. Когда очень хочешь, всегда что-нибудь происходит. Или? Лучше наоборот, пускай ничего не происходит. И тогда вечная дружба! Он будет очень заботиться о своём друге. Всегда его протирать, даже шины, чтобы можно было его ставить на ночь, как сейчас, рядом с собой.
   Уже, почти засыпая, почему-то снова подумалось о мишке. Как он там один, среди примитивных тряпок и в темноте? Очень "давно", когда был ещё совсем маленьким, он просто не мог заснуть без этого плюшевого существа. С виноватым укором совести вспомнился недавний случай, когда выпал большой снег, по- настоящему зимний, с метелью и сугробами. Собираясь в школу, Кольке не хотелось одевать колючий перекроенный из маминого платка шарфик, решил порыться в шкафу в поисках своего старого шарфика, привычного и удобного. Под ворохом всякого тряпья, почти в самом углу, увидел мишку, тот лежал на боку, отвернувшись в сторону, в обнимку с его шарфиком. Две очень знакомые ему вещи жили в шкафу и в одном месте. Взять один только шарфик, получалось всё равно, что отнять его у ставшей теперь ненужной игрушки, которая как бы понимая, что сейчас именно так и произойдёт, понуро своей единственной бусинкой смотрела в стенку. Ну что такого, взять шарфик и уйти. Сделать это гораздо легче, чем например, убрать одну чашечку из шести, никогда не используемого фаянсового сервиза стоявшего в серванте. Но, именно из-за безответной простоты этого действия, Колька почему-то не смог так поступить. Сделав вид, что не нашёл и не увидел того, что искал, поспешно закрыл дверцу.
   Почти засыпая, вдруг как кольнуло! Вспомнилось, как вчера во дворе стояла телега старьёвщика и слова матери сегодня за ужином, что наконец-то разделалась со всяким хламьём. Тёплая и уютная постель уже не имела совершенно никакого значения. Соскочив с кровати и быстро, насколько это было возможно, крадучись на цыпочках мимо кухни прошмыгнул в мамину комнату, где стоял шкаф. Дважды перелопатил всё его содержимое, но мишки там не было! Не было! В тоскливой надежде вставал на стул, смотрел и на верхних полках. Мишки не было нигде! Жестокая и не принимаемая его детским сердцем догадка подтвердилась! На ватных ногах тут же у шкафа и присел.
   На шум его возни вышли из комнаты встревоженные родители и ужаснулись! Колька сидел на корточках и, обняв себя за коленки, в тупой прострации смотрел в пол. Болезненно поморщившись на причитания матери, не поворачивая головы, тихо как бы сквозь зубы, спросил:
   - Ты отдала мишку старьёвщику?
   Мать, не поняв сразу о каком мишке идёт речь, посмотрела с испугом на отца. Тот, сидя на коленях обнимая одной рукой мать, тоже не понимал, что происходит.
   Колька встал и пройдя к себе, хлопнул дверью, отчего на ней по всему рифлёному его стеклу пролегла жирная трещина.
  
   Счастье! В неимоверном количестве! Просто омут глубокий! Волшебная стихия прекраснейшего из чувств! Так много счастья, что психика вынуждена включить временную самозащиту. Извечную палочку выручалочку - отупение. И всплывать из этого отупения надо медленно. Иначе психическая "декомпрессия".
   Находясь в этом божественном состоянии, ещё полностью не очнувшись от интимно-информационного откровения с контактором потустороннего мира, Таравитый первые несколько минут даже приблизительно не представлял, сколько уже прошло времени и где он на данный момент находится?
   Однако, сознание постепенно стало проясняться и эйфорически только усилило состояние необычайного душевного подъёма. Стараясь если уж и не понять, что происходит, то хотя бы для начала разобраться с собственным состоянием, Таравитый обратил внимание с какой необычной силой и яркостью он ощущает восприятие жизни и всего этого пространства. Ни с чем подобным в своей прожитой жизни даже сравнить невозможно! Сладостный экстаз буквально сказочного состояния. Безграничность внеземного мира с его такой вот, оказывается, ошеломляющей жизненной насыщённостью! Незнакомый загадочный мир, но чем-то настолько близкий и родной, что просто, как само собой разумеющееся в совершенно естественном самосознании, вдруг становится понятно, что бывал уже здесь когда-то. В какой-то другой жизни. Пронзительно ясное ощущение. Не какое-то там невнятное DEJA VU. Боже как приятно сознавать это! Открывать неведомое, и! Вспоминать его! Волнующее очарование сокровеннейших отголосков в бесконечно милых картинах из далёкой и прекраснейшей жизни. Таравитый совершенно ясно узнавал множество мелочей, что так интимно и нежно всколыхнули всё его душевное состояние.
   И в тоже время, не взирая на поразительную чёткость вспоминания, этот мир был ему незнаком! Тогда откуда!? Где!? Когда!? Почему он так предметно узнаёт этот чудесный мир, но не помнит обстоятельств!? Тщётно! Ни какой конкретности.
   И!.. Вдруг не вспомнил, а догадался и ужаснулся от восторга!
   Не там пытался искать, не там вспоминать. Бесполезно было бы рыться даже в генной памяти. Генная-то память - это же органика. Биология. А биология может помнить только то, что связанно с физическим миром именно этой жизни.
   - Какой же я, однако, балбес, - произнёс вслух с победным удовлетворением Таравитый. - Сейчас, я как бы нахожусь вне своего физического тела. Соответственно и память у меня сейчас, астральная! Совершенно иная природа восприятия. Как во сне, только более ясная и точная. Во сне же, тоже всё видишь и понимаешь. И ведь зачастую видишь, двигаешься и понимаешь в новых, других ситуациях, не связанных с личным жизненным событием. Ладно, если б только в старых ситуациях. Тогда бы ещё можно сказать, что просто вспоминание. Мозг вспоминает. Хотя тоже... Вот каким образом во сне видишь и понимаешь? Тела физического с глазами, ушами, ногами как бы и нет, то есть эти органы не задействованы. А человек видит, слышит, говорит, думает. Передвигается!
   Состояния восторга неимоверно выше, чем понятие "душевный подъём". Восторг восприятия видимого пространства, которое гораздо более чем трёхмерное. Земля и происходящая жизнь на ней, видится одновременно с разных ракурсов, как с человеческого роста, так и панорамно, с небольшой и до космической высоты.
   Благость несказанная! Неземная способность понимать разумом чуда этой великой красоты. В лёгкой, свободной от тяжёлой органики тела, даёт возможность воспринимать чарующую гармонию земного мира на таком тонком уровне, что уже слышна музыка божественного творения. Музыка, как бы сотканная из самой астральной природы, и потому, здесь всегда присутствующая! Надо только самому этой природе быть присущим. Это уже не трудно, раз уж вы состоялись быть, на общей форме Астрала, теперь всегда при малейшем вашем желании, без задействования импульса, вы можете слышать эту музыку. Потрясённый, глядя на прекрасную Землю в таком универсальном ракурсе, Таравитого буквально проняло. Перед ним, вблизи и повсюду в просторе, до самых отдалённых глубин стояло сотворённое великим разумом НЕПОСТИЖИМОЕ! Божественный артефакт в мириадах выверенных сотворений. Логически составленные творения! Сладчайший холодок по телу! Опустившись на колени, Таравитый зарыдал в счастливом пароксизме острейшего восприятия и вспоминания! Бог! Пускай непостижима нам глубина твоей природы, но как щедра и громадна твоя любовь к нам земным людям! Людям, которых ты принимаешь в этом и других блистательно волшебных мирах!
   Произойдёт момент смерти и жизнь снова продолжится! Притом в форме такого безграничного потенциала, что земным умом осмысленно понять это явление невозможно. Чудовищное богатство нового бытия! Таравитый почувствовал, не сможет он без шока пережить то, что стояло перед взором его и умом и потому так со слезами на глазах и забылся, уйдя на какое-то время в спасительное безсознание.
   Потом, уже приходя в относительно спокойное состояние, Таравитый по своей старой привычке успокаивать душевное волнение, специально, отвлёкся на какую-нибудь незначительную думку или переживание.
   Тщётно перебирая в уме о чём бы таком отвлечённом подумать, вдруг, как прямо с подачи вспомнил. Мелькнуло давнее воспоминание о сравнении автомобиля "Жигули" (тогдашняя мечта и гордость любого советского человека) с увиденным в кино, каким-то роскошным иностранным автомобилем, хотя и не из разряда лимузинов. Простые девушки ехали на нём в соседний городок на вечеринку. Несравненный "жигулёнок" как-то сразу, в мгновенье, померк в его глазах. Разность этих автомобилей казалась настолько несопостовляемой, что воспринималась как совершенно иные по своей природе явления. А между тем, всё различие заключалось только в классе этого совершенно единого понятия. И тот и другой автомобиль, оба с круглыми колёсами и абсолютно с одним предназначением. С удивлённым недоумением, что осознал эту элементарность только сейчас, Таравитый усмехнувшись подумал, как всё же субъективен человек. И сопоставил! А сопоставив, пришёл к простейшей логике, что если даже на Земле промышленным способом параллельно в одно время производятся одинаковые по назначению вещи, но с такой огромной разницей по качеству, то, что тогда есть Астрал? Активный Астрал, в информационную копилку которого, непрерывным потоком миллионами лет идёт нестираемый опыт с множеств инопланетных цивилизаций! Представить себе это понятие и тех его разрешающих возможностей, всё равно, что представлять, что есть пространственные расстояния Космоса.
  
   Каждый человек знает - смерть неизбежна. Даже у долгожителей время их земной жизни превышает статическое время среднего жителя Земли не более чем на десять-двадцать лет. Это совсем не много. Один год - это всего двенадцать месяцев. Один месяц - это четыре недели. Одна неделя - семь дней. При сопоставлении отсюда из Астрала, такой срок как отрезок времени, вообще пыль. Если б люди могли это понимать, возможно, они не совершали бы столько значительных и неправильных действий. За которые после в судный час и в жуткой тоске они узнают, оказывается, придётся отвечать, причём столь кошмарным образом.
   Плюс сама жизнь на земле, в физическом измерении, тоже была бы прекрасней и более здравой. А по своей счастливой протяжённости почти бесконечно долгой. И земная природа физического мира легко и гармонично сосуществовала б с человеком. Он мог бы летать. Потому что человек жил бы тогда в полном соответствии с природой, то есть, гармония существования в оптимальном совершенстве. И высшему разуму космическому Логосу, Богу всего сущего во вселенной, не стало бы нужды ограничивать жизнь зарвавшегося человека на Земле до такого ничтожного срока. Ибо, не было бы возможности жить на Земле такому человеку. А пока такая уж мера жизни. Жалость конечно великая, но пока это единственный способ уменьшить тот колоссальный вред, который человек за этот свой мизерный отрезок всё же умудряется приносить природе Земли и себе самому. Одних только средств разрушения человек произвёл столько, что хватит уничтожить Землю тысячи раз. И продолжает производить ещё. А представь, какой не мерянный масштаб бедствия творил бы такой не совершенный человек и живущий так долго. Почти полностью иссяк бы приток нового, свежего поколения. Которое, к счастью, всегда чуточку лучше предыдущего.
   Полнейшая деградация. Потому и существует такая грустная необходимость в частой замене поколений. Мягко говоря, люди враждуют между собой ещё с незапамятных времён. Задолго до образования классовых обществ. Эгоизм. Притом в чистейшем виде. Совершенно никакой хотя бы более-менее удобоваримой подоплёки. Даже самые близкие родственные отношения у людей строятся в перспективе на будущую отдачу. Увидеть это не составляет ни какого труда. Достаточно сопоставить поведение людей в бедных и богатых странах. В развитых обеспеченных странах два человека дают жизнь одному и то не во всех случаях. При всей своей любви к детям (по существу часто не глубокой) эти люди не за что не будут рисковать своим сытым благополучием, увеличивая количество детей. Своих собственных детей. И уж тем более не станут это делать из каких-то там высших соображений.
   Здесь правит мотив, прежде всего, жить в собственное удовольствие.
   А тут ещё люди будут знать, что продолжительность жизни увеличилась в разы. Что тогда? Будут ли они давать жизнь хоть одному ребёнку? Вряд ли. Скорее всего, не будут.
   Не без исключений конечно, но редкие такие случаи лишь только подтверждают правило. И казалось бы парадокс! В странах, где еды-то элементарной не хватает, количество детей в семье часто переваливает за десяток. Но, нет, не парадокс. Всё тот же шкурный принцип. При необеспеченной жизни шансов, что ребёнок доживёт до того возраста, когда от него уже будет польза, ничтожно малы. Поэтому детей надо произвести много. Большинство, конечно, умрёт, но кто-нибудь всё равно останется. Повторяю, это касается только людей. Родительский инстинкт у животных гораздо бескорыстней любви человеческой. Человек по своей потребительской природе - разрушитель. Созидать и беречь человек может только то, что шкурно актуально на данный момент. А то, что будет завтра, притом даже не с его потомками (на это ему вообще наплевать), а с его личным завтра, то даже в этом случае, его это мало волнует. Хотя вопросы о бережном отношении к природе и вообще о глобальном будущем он ставит ребром, и кулаком гневно по лбу стучит, и во все колокола бить призывает. Но, к сожалению, всё это у нас пока лишь чистое фарисейство.
   Можно поставить в вину человеку такое поведение?
   Да можно. Но, как уже было сказано, не по большому счёту.
   При отсутствии опыта прошлой жизни (не ведает, что творит) и очень короткой настоящей, Человек постоянно торопится, стараясь успеть обустроиться как можно лучше. Неистребимо при этом, надеясь, что потом у него ещё останется достаточно времени пожить праведно в полном согласии со всем миром. Но, пока он ещё в силе, ему просто физически не хватает время слишком много думать о будущем. А потом, если это благословенное "потом" и состоится, человеку, как правило, уже ничего не хочется. Да уже и не можется. Выбор у бедолаги не велик. Отсюда, скорее всего, и его грустная философия: "вчера -это то, что уже прошло, а завтра - это то, что ещё не наступило. И потому, живи сегодняшним."
  
   Истинно, Иисус - Бог, любящий человека таким, каким он и является. Но любовь его не слепа. Ибо верит Иисус в потенциал человеческий и что всё инфернальное в человеке не есть ему присущее, а значит преходяще.
   Глобальная экологическая катастрофа - это уже не то, что надвигается, а то, что реально существует в стадии развития.
   Образовался печальный статистический прогноз. На сколько, например, уровень мирового океана поднимется в следующем году. Сколько приблизительно сотен и даже тысяч людей при этом погибнут. Как, где и с какой примерно разрушительной силой могут произойти следующие бедствия. Заранее составлен список нарицательных имён, которые в порядке очереди, стали присваиваться очередному урагану; Но, даже эта практика присваивание имён тоже устарела. Каждому бедствию давать по имени... (одних имён не напасёшься). "Эль-Ниньё" например, любой школьник знает, что это такое.
   А ведь? это ещё можно остановить. Многое конечно уже безвозвратно потерянно. Но, шанс человеку сохранить землю, как дом свой родной и гаранта человеческого существования ещё есть. Небольшой и тающий с каждым днём, но всё же есть. Пока ещё есть.
   Уже давно, например, существует экологически чистый водородный двигатель. Так примерно лет тридцать пять, как существует. Не шибко торопясь, как с ним только не тянули, но всё же довели до норм, отвечающим самым строгим меркам безопасной эксплуатации. Вот только вся беда в том, что такой двигатель экономически не выгоден! Дело в том, что он до омерзительного дешёв в эксплуатации. Затрата на горючее полный ноль. Посудите сами: на земле около миллиарда машин. В воздухе постоянно висит более чем тридцать тысяч самолётов. И что!? Всё это будет работать на воде!?
   Ясно конечно! Такой двигатель, экономически не выгоден. А экологически? А вот это пардон! Уж извините!
   Есть притча об истине и материальной выгоде, встретившиеся на узком мосту.
   Думаю, нет смысла говорить, чем всё это кончилось. Все и так знают, чем это кончилось. То бишь, всегда кончается.
  
   Его разбудили проезжавшие мимо люди, обеспокоенные одиноко стоящей машины и человека, лежавшего под ней. Это был геодезический микроавтобус Volkswagen с разработки месторождения у местечка Таукент и четверо мужчин. Один русский шофёр и трое французов, горные инженеры. Кстати груз овощи, фрукты, которые вёз Николай, предназначался для их буровой. И странное дело, благодаря и успокаивая этих людей, Таравитый испытал необычное ощущение. Чувство сверхъестественной возможности, запросто как здрасте, он на русском языке говорил с не говорящими на нём французами и те его понимали с доскональной точностью, воспринимая сказанное Таравитым на чистейшем французском языке. Более того, Таравитый обнаружил, что сам это делает. Каким-то образом он оказываться мог вот так легко манипулировать своим и чужим восприятием.
   Тепло прощаясь с ними, Таравитый еле сдерживался от охватившего его желания, чтобы не кинуться сейчас в горячей душевной приязни, заобнимать, зацеловать, радостно теребя этих людей за шкварники.
  
   Взгляд. Как прекрасен мир. И как приятно знать, что видеть, чувствовать, любить его и себя в нём, не кончится со смертью. Тогда получается и смерть прекрасна. Сколько незаслуженного, негативного страха сопутствует этому понятию. А ведь подумать!
   Оценка, Ракурс, Плоскость, оригинальный угол зрения на все те же старые понятия. Таравитый просто задыхался от сладкого сознания, что Жизнь не конечна! Смерть как небольшой антракт между бесконечной чередой кино-серий одного фильма под названием Жизнь. Смерть тогда получается просто чистой условностью.
   Даже в сугубо земном восприятии, не смерть несёт человеку страдание. Боль, страх, болезни и те мучения, что всё это сопровождает. Это всё земное и нами же нажитое. Вот она-то смерть как раз от всего этого освобождает. Просто открывает дверь в бессмертие. И любому человеку, живущему на Земле, когда ему становится плохо, так плохо и необратимо, что хуже уже и быть не может. Смерть приходит как желанная избавительница. И паники нет. Ещё находясь одной ногой в этом мире, но уже в её объятиях, уходящий благостно успокаивается.
   Взгляд. Божественное Мироздание! Человеческому сознанию это понятие ещё пока неподвластно. С этим, думается, согласятся многие. И раз уж дело обстоит именно таким образом, то, как было бы неплохо для человека, слегка изменить акценты в своём восприятии этого самого мироздания.
   Не размениваться на дела и слова свои мелкодушные неправедные, лукаво вздыхая при этом со смиреной покорностью, на всё, мол, воля божья! Вот особенно этого не надо бы делать служителям религии! Всякий раз и по любому нашему человеческому случаю произнося те же слова, о воле божьей и неисповедимости путей господних!
   Что может быть страшнее того греха, когда грязь своих греховных дел человеческих объявляется как проявление воли Божьей!
   Как и не гоже в горе великом или малом, самим же человеком сотворённым, роптать на Бога за посылаемые им тяжёлые испытания!
   Как может быть трудным понять, что не соучастник Бог человеку в творимых им разных пакостей на земле!
   Своим разумением дойти, как устроен весь ход мироздания, человек наверно не сможет ни когда. Но однако, некоторые вечные истины из Божьего распорядка вполне доступны для доброго человеческого сознания.
   Смерть! Как мы к этому относимся? Иной раз, укоряя Бога, за то, что он допускает эту страшную и почти всегда преждевременную жестокость!
   А ведь на данном этапе своего развития человек мог бы уже и сообразить, что Бог иначе, чем мы ,люди, смотрит на смерть. Он знает, что происходит после момента, который мы, земные люди, разумеем как конец всего, то есть смерть.
   Но у Бога совсем другая оценка этого понятия.
   А вот тут уже, человеку было б совсем не грешно сослаться на Бога, воспринимая смерть в его понимании.
  
   Таравитого уже не удивляло, что откуда-то он теперь может знать всё это. Как собственно и многое другое. Из обширной памяти человечества в нужный момент, очень аккуратно и не навязчиво проявлялось адекватное сведение. "Интересно? останется в моей личной памяти то, что я каждый раз буду вспоминать из того, что я никогда не знал. И если да, то куда это всё будет помещаться."
  
   Взгляд. Сразу же Таравитый стал знать, что у среднеумственно развитого человека интеллект составляет от двух с половиной процента до десяти или двенадцати процентов. У гения - семнадцать или даже тридцать процентов. Если б человек мог оперировать от сорока до семидесяти процентов своего мозга, он мог бы настраиваться, дистанционно ловить гравитационный код других небесных тел, выпадая одновременно с гравитационного поля земли и летать. Даже заставлять передвигаться тяжёлые предметы. Как в своё время, это могли делать древние полинезийцы с каменными статуями на острове Rapa Nui (Пасхи). Правда, в своём методе использовать силу геомагнитного поля Земли они знали только один метод - перенос с места на место исполинскую тяжесть каменного колоса. Что возможно было и к лучшему.
   Так что к сомнению о том хватит ли места для памяти, тут как видите "Конь не валялся".
   И СМЕРТЬ.
   Взгляд. Бог, у него своя оценка.
   Люди, которые умерли не своей смертью и не заслуженно, переходят в светлый мир с правильной молекулярной симметрией мозга. С ненарушенной кармой. Они потеряли жизнь в результате произведённого над ними насилия. Они любили свою жизнь, какой бы трудной она для них не была. Её им дал Бог.
   И когда им в земной жизни бывало очень плохо, они не швыряли всякий раз этот дар обратно ему в лицо.
   К своему счастливому убеждению человек действительно любит свою жизнь и, что действительно отрадно, любит её всякую. Цепляясь за неё до последнего, делая все, что в его силах, чтобы этот дар сохранить.
   Возможно, многие не согласятся, скажут обычный инстинкт самосохранения.
   Но, если это так, почему тогда этот инстинкт отступает, притом всегда и почти без исключения, стоит только человеку понять, что назрела необходимость и, как говорится -пора бы и честь знать. Что это за обстоятельство такое, что человек признаёт над собой право смерти и уходит без паники и истерики.
   Давай, милый человек, оглянись на себя и себе подобных. И ты увидишь, что совсем не обязательно, инстинкт самосохранения будет иметь место. И гром не загремит и хляби небесные не разверзнутся.
   Никакой кульминации. Всё происходит достаточно просто и буднично. Решение о принятии смерти. Причина? Да какая угодно. Побуждение к смерти. В силу непреодолимого обстоятельства (если что-то). Письменно или устно (если кто-то).
   И ты, без особого ропота и паники, признаешь безвыходность положения.
   Соглашаешься с диагнозом (если очень достоверно).
   Подчиняешься приказу (если очень необходимо).
   Не становишься на колени (если очень зазорно).
   Не возражаешь приговору (если очень бесполезно).
   Уступаешь голоду, холоду, жаре, усталости (если очень безнадёжно).
   Вот пожалуйста несколько причин из бесконечного ряда всевозможных обстоятельств, при которых слепой инстинкт самосохранения окажется совершенно ни при делах.
  
   Хорошая карма сохраняется и у той души, которая пожертвовала своей жизнью ради другой в силу обстоятельств, преодолеть которых по-другому не представлялось возможным. Тут могут возразить, утверждая, что из любого положения всегда есть выход. Но, к сожалению, всегда были и будут множество ситуаций, когда выход только один. Добровольное самопожертвование.
   Хотя как уже сказано и утверждается, что смерть - это не есть выход. Бывает жизненная ситуация может принять такой оборот, что решение принести себя в жертву, приходит к человеку ещё минуту назад и в мыслях не допускавший ни чего подобного.
   Суицид здесь тоже ни при чём.
   Взять туже войну, сколько во время неё происходят ситуаций, когда люди сознательно отдавали свою жизнь, если видели, что такая цена гораздо меньше той, которую позже будут вынуждены заплатить его соотечественники. Даже совершенно незнакомые сослуживцы и, вообще, люди другой национальности, к которым в другое время, бывало, испытывали иногда неприязнь.
   Случаи самопожертвования происходили и происходят и в мирное время. Как бы там не было, надо признать, люди в своём большинстве достаточно благородные существа. Можно сказать, что в определённом смысле, каждый, живущий на Земле человек вполне способен к самопожертвованию и совершает это, если возникает необходимость.
   Взгляд. Любой человек понимает, пройдёт какое-то время, иногда преждевременное (допустим неблагоприятные жизненные обстоятельства), и он уйдёт из жизни. А другие будут жить. Конечно, придёт время, и те другие тоже уйдут. Но, ведь главное в том, что в своём подавляющем большинстве, никто из ранее уходящих по этому поводу не злорадствует. Наоборот, любой человек, чем бы он не занимался (имеется в виду конечно обычные дела), всегда с внутренним удовлетворением согласен с тем, что жизнь будет продолжаться и без него.
   Вот, пожалуйста, тихое сугубо личное самопожертвование отдельного индивида, выражено в массовом общегражданском явлении.
   Это настолько естественно для человека, что никто ничего героического в этом не усматривает.
   А ведь подумать! Особенно если под таким вот ракурсом...
   Жизнь не стоит на месте и потому всегда происходят инциденты, когда случай носит достаточно яркую окраску самопожертвования. Когда необходимо решиться на самопожертвование, буквально в сию минуту.
  
   У Таравитого образовалось воспоминание о случае, произошедшем с рыбацкой семьёй русских поморов.
   В мирное время 1911 года, ноябрь. Мать, сын и его беременная жена рыбачили на льду в Баренцевом море, недалеко от берега. Взяли хороший улов, устали за день и решили заночевать. А утром потихоньку и домой отправиться. Ночью проснулись из-за шума треснувшего льда и обнаружили, однако, вокруг их льдины вода, и более того, их относит от берега. Была у них маленькая плоскодонка, используемая больше как сани. А как лодка она в лучшем случае могла удержать только двоих, да и то если ничего лишнего. Очень скоро эти люди поняли, дело обстоит очень плохо.
   Первой заговорила мать:
   - Я своё уже пожила, да и хворобушкауже чувствую прибирает. А вы молодые, вам ещё жить надо. Тем более дитё у вас намечается. Как же ему, сердешному, без родителев.
   Но сын не может такой расклад принять. Мечется, затравлено по льдине, на берег всё глядит, прикидывая, не ринуться ли в плавь. Хотя берег-то сам, только уж узкую полоску и видать. Ах! И месяц-то стоит не тот! Ноябрь - батюшка! Сказала и жена своё слово. Послала обоих к чёртовой матери. Выдавила сквозь зубы, что давно опостылело ей с ними жить. И как, выплюнув в лицо, бросила своему мужу, что не любила его никогда и к ребенку, что она в утробе носит он никакого отношения не имеет. А от жизни такой постылой она и до преж думала, на себя руки наложить, да греха ещё большего боялась. Что дитятко невинное в себе загубит. А тут вот, оказия приспела. Так что не теряйте зря времечко и сгиньте с глаз моих, чтоб хоть напоследок вас не видеть.
   Но, разумел муж, что жинка его напраслину на себя возводит. Да и мать уж смирившись с судьбой, отрешённо глядя в сторону, сказала как, отрезав:
   - Не верь ей сынок. Врёт она всё, роднулька-то наша. Для того и говорит, чтоб легче нам было её тут оставить. А потому, что любит она нас, а тебя сыночек, так и больше жизни своей.
   И решил тогда мужчина, сын матери своей и муж жены своей и отец ребёнка своего, ещё не родившегося. Что не сможет он жить на этом свете, чтоб не стоял всю жизнь перед его очами образ любой из этих двух женщин, которая б осталась здесь на этой льдине.
   Взял берданку свою длинноствольную, отошёл подальше, прикрикнув на женщин, чтоб не шли за ним, не голосили, не рвали душу... Разул правую опорку, наставив стволом себе в сердце и пальцем босой ноги, спустил курок.
   Этот человек, что принёс себя в жертву фактически самоубийца. Но в высшей степени благороден его поступок. И ни с одной энергетической молекулой его души не случился сдвиг. Ибо лишая себя жизни, он знал, что спасает этим три других. Чьи жизни тоже являются божьим даром. Величие этого подвига ещё и в том, что свою собственную жизнь этот человек любил до последнего мгновенья. Считая её единственной и неповторимой. Но право на жизнь трёх других душ стоили на весах его сердца гораздо дороже.
   Счастьем, не постижимым для земного понятия, было ему вскоре узнать, что жизнь, которую он отдал, не кончилась там, на льдине. И восходя в божественный свет другого мира, успел видеть, как спаслась его семья.
  
   Склонил Таравитый голову свою перед памятью этой людской. До комка в горле, до озноба по всему телу, поразило его гордое сознание и своей личной сопричастности к роду человеческому.
   Становится чуточку светлее жить, когда понимаешь, что Мир прекрасен, хорошо устроен и благородство самоотверженности в нём не пустой звук.
   - ЛЮДИ!? А что? Приятно всё-таки сознавать, что поступок самопожертвования понятен большинству людей на Земле.
   Мир действительно стал другим. Всё вроде то же самое и в тоже время, всё как-то по-другому. Даже цвету воздуха стал другой. Действительно, прямо зазеркалье какое-то, всё вокруг как в светофильтре, мягко, нежно.
   Прошло чуть больше трёх месяцев с того случая в пустыне. И сам Таравитый изменился настолько... Знакомые даже стали замечать. Чинара вот, например. Разбитная бизнес-леди, прошедшая такой Крым и рым, что после любого из него эпизода, обыкновенный человек, только плюнул бы на всю эту карусель, послав всё к чёртовой бабушке или ещё куда подальше. Так вот она тоже заметила (сидели в кафешке, недалеко от авто-пятака, на Рыскулова):
   - Послушай, Николай, ты раньше, если не за рулём, всегда накатишь хотя бы полстакана. А последнее время ты какой-то совсем... Как-бы это сказать. Не в смысле, что не пьёшь, это ладно, последнее время сама тоже уже не балуюсь. Я не об этом. Ты вот, ну, во-первых как-то помолодел, что ли? И вообще какой-то другой! Ходишь тоже вот совсем не как раньше. Походняк такой летящий, вроде как не весомый! Ну, в общем, другой ты какой-то! Чувствую, что-то в тебе изменилось. На морду, вроде ты. А говоришь, как-то вот, немножко по-другому.
   Со смешливым интересом Таравитый переспросил:
   -Ну и как я говорю, по другому-то? Хуже или лучше?
   - Нет что ты, - спохватилась Чинара, - нисколечко не хуже, наоборот даже. В глазах вот у тебя выражение прямо неземное, что ли. Не в смысле, что-нибудь неприятное, а вроде как у иностранца с очень далёкого и очень культурного зарубежья. Вот хоть сдохнуть на месте, другой ты стал какой-то. Я, ты знаешь, Николай, честно сказать давно, спросить хочу. Помнишь в Москве, на рынке, когда товар перегружали и бандиты подкатили и менты потом как обычно. Я тогда прямо, напротив, в "Газеле" с Хасеном сидела и видела всё. Хотела уже идти на помощь. Вдруг, вижу, ты им что такое сказал, сперва бандитам и ментам после. Не объяснял ни чего. Буквально два слова им сказал, я же видела, а их, что тех, что других как метлой смело.
   Я тогда ещё прикинула про себя: "не хилый прикол! Пятятся задом, руку к сердцу и кланяются". Скажи, Николай, что ты такое можешь? Как это у тебя получилось? И вообще, как ты таким-сяким стал?
   Отшутился тогда Таравитый от этих вопросов, как он уже теперь это умел, легко и, как бы, между прочим.
  
   А то, что действительно он как человек стал некоторым образом меняться, то это он уже и сам стал сознавать. Хотя, вроде так не чего особенного, немного другая точка зрения, на все те же обычные вещи. Однако, чтобы всё же без лукавства перед самим собой, Таравитый понимал, некоторые новые его особенности стали позволять ему, мягко говоря, проявлять некоторые способности.
   Величайшим чудом было ему видеть, казалось бы, во вполне обычных вещах. Земля, Вода, Трава, Воздух, Люди, Животные. Вообще всю природу земную, как планету, с такими удобными условиями для существования. Ну просто дом наш родной. Такой обжитый, уютный. И все мы люди, так это и воспринимаем, даже не задумываемся, обо всех этих вещах каким-то образом так удачно состоявшихся.
   И ведь действительно, большинство из людей просто в упор ни чего не видят. Может потому и не видят, что всех этих удобных и привычных условий слишком много. Так громадно и повсеместно много, что всё это удобное благо мы воспринимаем просто и естественно, как обязательно положенное. А между тем, стоит только взять хотя бы последнее слово в предыдущем предложении. Кем положенное? Зачем? И для кого?
   В ту же минуту, вот и чудо, уже во всю видать и притом, очень легко. Даже никакого особенного ума не надо. Просто посмотреть как бы слегка под другим углом. Такой знаете ракурс можно уловить, прямо действительно, фокус-покус получается.
   Земля, планета наша, не просто выходит дом удобный, а прямо дворец суперкомфортабельный. С едой, одеждой, огромной массой всяких других хороших и полезных вещей. Буквально полный и конкретный ассортимент. И всё так на потребу под рукой бери, не хочу. Как специально по заказу. Чистая симфония, ни одного диссонирующего аккорда. Ни одной хотя бы шершавенькой недоделки. Чтоб, хоть на малюсенькую капельку допустить, что всё это великолепие могло сотвориться путём естественного отбора и эволюции не связанной с промыслом Божьим.
   Сладкий холодок по животу, тихий жуткий восторг. Сознание при виде проявления этой выверенной гармонии просто перехлёстывает. Во всём, в каждой мелочи. Возникает сладостное ощущение чувства догадки о присутствии кого-то доброго, разумного. Везде явно проглядывается его всемогущая рука, умная, умелая и такая ласковая. Слишком наглядно, чтоб допустить мысль о том, что всё это могло состояться само по себе.
   Взгляд. Небольшой экскурс по нашей планете и её окрестностям. Никаких эмоций и предвзятостей, только факты. Любая звезда или планета, как небесное тело, в большинстве своём, есть ни что иное, как мёртвое образование изо льда, грязи и пыли.
   В лучшем случае двух трёх десятков химико-физических элементов. Ау нас, на Земле, хотя тут уместнее сказать, для нас Земле!
   Миллионы этих химико-физических элементов. Миллионы!!!
   Вот где действительно чудо великолепное! А главное, удобно- то как, лежит всё прямо на виду. Захватывает, что даже сравнить ни с чем нельзя. Прямо чистый оргазм душевный.
   Конечно, понимал Таравитый, есть много на Земле людей, которые также как он и даже гораздо лучше его понимают и видят всё это великолепие. Но эти люди пришли к такому пониманию не сразу. Они много учились, познавали, проходило время. И спокойно для себя и для души, сопоставляя получаемые знания с окружающим миром, не могли не увидеть, а увидев, не могли не понять. Да! ЭТО БОЖЕСТВО! Потому что иначе, чтоб не видеть это, не понимать, не признавать, всё равно ведь не получится. Просто совершенно никак не возможно. И естественно, эти сведущие люди не могли не стать верующими в великого Творца. Хотя конечно, не совсем в обычном, традиционном понимании этого убеждения.
   И потому в данном случае здесь было бы более правильно употребить глагол "не верить", а "ЗНАТЬ". Эти люди знают, видят и понимают Бога. И благость величайшая это знать и понимать. И благость эта ещё и в том, что это не есть привилегия каких- то отдельных людей. Понимать, видеть и ЗНАТЬ Бога не заказано никому. Не требуется ни каких особенных знаний. Всё на виду.
   Просто смотри и СОПОСТАВЬ.
   Кажущийся невозможным для человеческого разума, объём понятия о мироздания вселенной. Непостижимые величины сверх огромного и сверх малого сопоставляются не труднее, чем собрать в рисунок детские кубики.
  
   ОТКРОВЕНИЕ ТАРАВИТОГО
  
   Прекрасно уже то, что сама лёгкость увидеть Бога во всем, что нас окружает, человеку свойственно в потенциале. Способность увидеть всегда присутствует у человека, но человек не всегда пользуется этой чудесной возможностью. А ведь ох как бы стоило это видеть и понимать. Увидевший, значит спасённый. Это ещё один весомый шаг к той способности души сконцентрироваться и не развеяться в бездне, когда наступит известный момент и каждый из нас должен будет переступить черту.
   Объективная чистота и ясность видения в понятии абсолют, то есть без всяких заморочек и душевных пристрастий.
   Для удобства изложения на такое определение как высший разум, космическое начало, координирующий вселенную мыслящий Логос, в том ёмком осознании этого понятия, в дальнейшем также будем пользоваться коротким словом Бог. Притом, чтобы не возникало ощущения в какой-либо тенденциозности, акцентирующая доминанта будет строиться на не принятии в образовании и развития всего мироздания созидательного присутствия Бога. Всё изложение только на общеизвестных фактах.
   Всякие подозрительные совпадения, толкающие к выводу о промысле высшего разума, будем пока считать просто СЛУЧАЙНОСТЬЮ.
   Не обессудьте за некоторые подробности, которые в начале, возможно вам покажутся несколько элементарными.
   Взгляд. Что собой представляет всем известное место, которое мы знаем под названием "планета Земля"?
   Ни больше ни меньше, как именно то, что на этом месте была когда- то просто пустая каменная глыба.
   Это было очень давно - примерно пять миллиардов лет назад. И вот с этой пустой каменной глыбой начинают происходить довольно интересные вещи.
   Произошёл первоначальный эпизод. С которого и началась история образования нашей матушки Земли. Дело в том, что эта наша пустая глыба СЛУЧАЙНО находилась на очень удобном расстоянии от звезды, которая сейчас известна под именем "Солнце". Всем конечно понятно, что имеется в виду, когда говорят удобное расстояние от Солнца.
   Эпизод заключался в том, что об эту нашу глыбу откуда-то пришло и СЛУЧАЙНО стукнулось некое небесное тело, размерчиком примерно с планету Марс.
   (Дальнейшие события стали принимать такой массово- систематический характер, что перед смыслом слова "случайность", уместно будет мысленно ставить слово "очередная".) Итак, от выше упомянутого столкновения, естественно, произошёл взрыв, в результате которого каким-то чудесным, то бишь СЛУЧАЙНЫМ, образом появилось очень много всяких полезных (в будущем) физико-химических элементов. Множество всяких железяк и минералов. Нет смысла всё перечислять и без того известно, руды всякой на Земле хватает. Богатство не мерянное. Правда руда эта вся была в основном, хоть и полезная, но не из очень благородного состава, позже её так и назвали - чёрная. В виду этого обстоятельства, где-то в глубинах Космоса СЛУЧАЙНО сформировался эшелон руды благородной. Золото, никель, платина, серебро и много всякого другого цветного драгоценного лома. И этот эшелон в виде средних по размеру Астероидов (километров пять в окружности) отправился в путь. Получилось так, что наша Земля СЛУЧАЙНО оказалась (тут надо полагать, Вы уже и сами догадались, где она оказалась). Ну конечно, а что тут не понять. Именно на пути этих драгоценных камушков наша Земля и оказалась. Вот такие вот случайности с отдельно взятым небесным телом, а в будущем с нашей матушкой Землёй и происходили! Наука, кстати, об этом ничего, даже хотя бы невразумительное, сказать не может. Поэтому, чтоб не конфузить науку, признаем этот просто-таки кричащий вывод к разряду "необъяснимых" СЛУЧАЙНОСТЕЙ.
   Но, замолчать истину всё равно не получиться, а тему надо докончить. Поэтому всю эту целенаправленную цепь, пока, как и было сказано, будем продолжать называть случайностями.
   Польза от столкновения этих двух небесных тел была не только в образовании физико-химических сокровищ. Но и в СЛУЧАЙНОМ образовании почти оптимального по физическому объёму размера планеты для будущих биологических форм жизни. Лишняя масса тут же при ударе как-то так СЛУЧАЙНО откололась и отлетела чуть в сторонку. Где по счастливой СЛУЧАЙНОСТИ дальше почему-то не полетела. А так и осталась рядом жить. Кстати, в дальнейшем это обстоятельство тоже оказалось весьма полезным. Благодаря этой произошедшей случайности. СЛУЧАЙНО стабилизировалось осевое вращение Земли, влияя при этом на её морские приливы и отливы да заодно и освещая её в тёмное время суток. Говоря языком рекламы и это ещё не всё. Вдобавок ко всем этим счастливым СЛУЧАЙНОСТЯМ, наша Земля совершенно бесплатно получила (к уже полученному расстоянию от Солнца) ещё и место в центре партера для VIP-персон, которое строго обязательно должно находиться внутри пояса газовых гигантов. Жёсткое условие для сохранения орбиты. Если бы нашей земле СЛУЧАЙНО не повезло с этим пустячком, то надо признать, что ни хрена тогда бы вообще не состоялось. Просто ни чего бы не было. Нас с вами, обязательно тоже.
   Какой бы не был хладнокровный человек, начни бы он подобное сопоставлять, проняло б, наверное, беднягу, до самого копчика. Не грех ещё раз задаться вопросом, сколько же понадобилось всех этих случайностей для того, чтоб мы всё-таки состоялись? И, если б ещё, все эти случайности происходили только на начальном этапе сотворения мира.
   Опираясь на достижения современной науки уже без всяких гипотез, а только на абсолютно доказанных фактах можно теперь совершенно легко и конкретно доказать. Всех этих удачно случившихся случайностей всё равно бы не хватило, если б они случались, только на тот период, когда сотворялась такая удобная для биологической жизни планета.
   Они, то есть все эти случайности, должны не только постоянно происходить в нужное время, но ещё желательно в нужном месте.
   Давно и всем известно, в центре нашего шарика находится ядро. Оно представляет собой раскаленное железо из никелевого сплава. В недалёком прошлом учёным было очень интересно узнать, что это тоже не спроста. Оказалось, что это действующий генератор, производящий силовые магнитные поля. Благодаря этому СЛУЧАЙНОМУ обстоятельству наша Земля постоянно как зонтом прикрыта от губительной для всего живого космической радиации. Потоки этой полюсной системы задействованы так, что всегда однородны к непрерывно атакующему нас шквалу солнечной радиации и потому всегда его отталкивающие. Очень любопытно ещё одно обстоятельство. Дело в том, что за время существования нашей планеты Солнце из-за своего перемещающего центрального ядра уже почти двести раз поменяло свои силовые полюса.
   СЛУЧАЙНО конечно, но наш земной генератор всегда тут же на это реагировал, мгновенно меняя свои полюса опять на соответствующие безопасности. Но, опять-таки, полностью одним электромагнитным зонтиком Землю от воздействия жёстких лучей солнечной радиации защитить невозможно. Необходим дополнительный защитный фильтр. И вот представьте, СЛУЧАЙНО оказалось, что такой фильтр существует. Это фильтр называется "озон". Особая разновидность кислорода, только по сравнению с последним, в его молекуле не два, а три атома. Вот уже через этот озоновый фильтр, который каким-то СЛУЧАЙНЫМ, но, несомненно счастливым для всей биологической живности образом, всегда присутствующий в верхних слоях атмосферы, солнечная радиация не проходит. На самой Земле озон можно почувствовать перед грозой, когда его концентрация возрастает в десять раз и он легко узнаваем по характерному запаху.
   Резюме: если б не озон, наша планета просто плавала в радиации.
   И это пока только зримые вехи общего плана.
  
   Продолжать описывать всю эту видимую и невидимую бесконечную цепь случайностей, всегда очень к стати происходящих в нужном месте и в нужное время, не хватит человеческой жизни. Но в своём понимании, очень важно иметь это в виду.
   Добавлю ещё один небольшой штришок. Опять же ясное дело, СЛУЧАЙНО, но получилось так, что эти самые газовые гиганты Юпитер и Сатурн, ко всему прочему, несут ещё службу телохранителей у нашей маленькой Земли. Надёжным щитом прикрывая нас от глубинного космоса с всякими блуждающими камушками. Размерчики которых, в среднем, бывают с такой, например, городишко как Москва.
   Обязательная вероятность попадания такого булыжника на нашу Землю происходила бы примерно один раз от стопятидесяти до семисот лет.
   Тысячи не состоявшихся апокалипсисов. Но вернёмся немного обратно, ещё несколько слов о защите Земли.
   При формации нашей планеты, когда на ней уже было много чего полезного и нужного, а вот самого главного и самого нужного вещества, без которого в будущем любая форма биологической жизни была бы совершенно не возможна, на планете не было. Да, конечно, это вода. И что делать?
   Какая -то часть влаги в виде конденсатного пара образовалась от многочисленных вулканических извержений. Но этого, чтобы образовались моря и океаны, было явно недостаточно.
   И вот тут, каким-то СЛУЧАЙНЫМ образом на нашу планету упал булыжник. Только на этот раз он СЛУЧАЙНО оказался изо льда. Если бы эта ледяная глыба оказалась сильно большой, километров десять, пятнадцать в окружности, то, скорее всего, нашей планетке очень бы даже не поздоровилось. Но СЛУЧАЙНО так оказалось, что льдина была в окружности не более одного километра. Только вот всё равно, из такой ледышки морей, рек, озёр не образуешь, а тем более ещё и океанов. Но СЛУЧАЙНО этих ледышек оказался целый нескончаемый эшелон. СЛУЧАЙНО они все оказались изо льда. СЛУЧАЙНО все приблизительно одинакового размера. Все они, падая на горячую Землю, благополучно испарялись. И долго ещё после падения этого ледяного эшелона шёл дождь. Примерно так двести пятьдесят - триста тысяч лет. Помимо всего этого водяного блага от него же СЛУЧАЙНО образовалась и подходящая для дыхания всей будущей биомассы атмосфера.
   Но и после такого вселенского потопа, когда моря и океаны состоялись и устоялись, так просто оставить всё это хозяйство было нельзя.
   Вода может застояться, и как говорится, со всеми вытекающими последствиями. Реки, где вода - это следствие испарения больших водных площадей, из-за заболачивания этих самых водных просторов неминуемо исчезнут. И как дальше быть с морями и океанами? И вот опять же благодаря счастливой СЛУЧАЙНОСТИ все моря и океаны оказались не изолированы, а прекрасным образом меж собой соединены. В них СЛУЧАЙНО образовалось множество течений. Которые во всём этом хаосе всевозможных направлений СЛУЧАЙНО образовали единую стройную конвейерную систему. Где в постоянном маршрутном русле движения воды происходит доставка кислорода и питательного фитопланктона по всему объёму морей и океанов. Благодаря этому живительному конвейеру существует флора и фауна водных просторов мирового океана. Небольшой пример, около ста миллионов лет назад Средиземное море оказалось изолированным от Атлантического океана. В нём всё вымерло, и оно в результате испарения почти высохло. Но полной катастрофы не последовало. Европейский и Африканский материки вдруг СЛУЧАЙНО раздвинулись, Средиземное море соединилось с Атлантическим океаном, и жизнь во всех утерянных формах довольно быстро восстановилась.
   Сколько же происходило и продолжает происходить всех этих прекрасных и таких аргументированных случайностей? Казалось бы, как после таких фактиков можно продолжать в упор не разглядеть очевидное!? И ведь, действительно, не видим. Ладно если б не обладали знаниями. Но ведь обладаем же! Да ещё и такими, что даже в самом буквальном смысле просто страшно. Да! Именно страшно!
   Человек не хочет понимать намёки, иной раз, просто-таки предельно откровенные. До сих пор, уже наш современный и достаточно учёный человек, продолжает долдонить, что все эти случайности произошли случайно! И не более того! Продолжая в упор не понимать абсолютную очевидность.
   Промышленная углекислота без всякой нейтрализации выходит в атмосферу, окисляя мировой океан. В результате происходит образования сероводорода, который от взаимодействия с атмосферой выделяет вещества, сопоставимые по токсичности с цианидами. Окисление водной среды и океана вызывает озоновые дыры и их расширение. По всё той же счастливой СЛУЧАЙНОСТИ эти опасные места оказались отведенными подальше от широт наибольшего расселения людей, то есть от мест, источников своего образования. Озоновые дыры оказались над Антарктидой, из двух полюсов наиболее отдалённый. Море, отравленное окислами, собрало эти опасные нечистоты в районе островов Палау. Кстати, от одного только взгляда на это место, любой здравомыслящий человек может воскликнуть:
   - Да что же мы, балбесы, творим-то, в самом деле!
   Казалось бы, когда воочию на лицо такой пример наглядный, то меры скорей всего, конечно, уже приняты. Ведь вопиющий же факт! Но, на самом деле, всё почему-то происходит совершенно иначе. Говоря точнее, никаких природо-спасательных телодвижений от человека вообще не производится. Все возмущённо об этом знают, а конкретно никто ничего не предпринимает.
   Лемминги скопищем в безумном стремлении бегут к океану, месту своей гибели, испытывая при этом смертный ужас, но остановиться почему-то не могут.
   И не только лемминги. Когда какая-либо биопопуляция превышает своё оптимальное количество, всегда почему-то возникает некая эпидемия к самоистреблению. На платформе биологического мира любой её вид по численности контролируется другим видом. Это каким-то СЛУЧАЙНЫМ образом так уж состоялось. Иначе на планете вся суша и вода за один только год может в несколько метровых слоёв покрыться всем, что на ней бегает, ползает, плавает, и летает.
   Но иногда некоторые виды животного мира в силу каких- либо незапрограммированных факторов, начинают выходить из под контроля системы. Тем самым, создавая численную диспропорцию своей популяции в системе. И тогда СЛУЧАЙНО возникает этот самый феномен самоистребления. Действительно, удивительный феномен. Змеи, например. Контролирующая система от других видов здесь бессильна, и потому у них этот самый феномен действует от своего вида. Девяносто процентов своего выводка, едва вылупившихся из яиц, мать тут же пожирает.
   В человеческом обществе та же картина. Людей, совершивших особо тяжкие уголовно- преступные деяния, правоохранительная система государства (до моратория на смертную казнь). Физически уничтожала менее одной сотой от одного процента против количества погибающих насильственной смертью от рук сотоварищей (причём большинство из которых серьёзных преступлений ещё не совершивших). То есть, вся масса людей с преступными наклонностями, всегда так преждевременно уходящая из жизни, есть прямой результат её собственного самоистребления.
   В природе органической геохимии тоже имеется своя система и тоже постоянно действующая. Ещё до разделения материков кому-то стало ясно, что геофизическое расположение суши имеет не совсем правильную расстановку. И вот, при помощи множеств наводнений, вулканов, землетрясений и передвижений, так СЛУЧАЙНО получилось, что всё, где надо открылось, а где не надо перегородилось. В результате мы имеем удобно благорасположенную географию. Вдобавок, такая география, при которой водная поверхность намного превышает сушу, предохраняет ещё и от лишнего возникновения вышеупомянутого феномена. К этому стоит добавить, сама суша, тоже на восемьдесят процентов, ещё пока для человеческого проживания недоступна. Иначе, неподдающаяся ни какому контролю, человеческая способность к регенерации могла достичь такой чудовищной цифры, что... Думается, и так наверно ясно, какие нехилые проблемки тогда б возникли.
   И потому, горы, пустыни, болотные впадины, обширные районы с суровым климатом и прочие, тому подобные ограничительные знаки, достаточно эффективно регулируют демографический поток двухстороннего движения. Плюс к тому, раз уж в этих местах почти никто не живёт, было бы очень рационально, именно на них, все земные кладовые с полезными ископаемыми и разместить. Что кстати, именно так СЛУЧАЙНО и сотворилось.
   Чисто для пользы психического спокойствия прикинуть такой расклад. Что если эти, далеко не все перечисленные случайности, всегда так поразительно происходящие к месту, и главное так во время, вовсе и не случайности. К какому выводу нас может привести такой прикид? Чтобы опять же не вдаваться в слишком уж ослепительную догадку о святом понятии. Возьмём от столь осеняющей догадки хотя бы маленькую толику логики. (Признать большее, для многих из нас почему-то затруднительно). Но всё-таки, раз уж мы решили попробовать допустить, что всё случившееся и случающееся происходит как бы не совсем случайно. Тогда вывод лезет просто как шило из мешка. Сколько же тратится времени, заботливой мысли и труда, чтобы всё-таки состоялась вся эта инфраструктура и мы, разумеется, вместе с ней!? И что? Допустить и истерически раздувать какую-нибудь нелепейшую похабень, типа апокалипсиса!?
   Затратить чудовищно космогонические усилия разумной и светлой энергии, чтобы создать все эти СЛУЧАЙНОСТИ..., и апокалипсис!?
   Если б большинство из нас понимали, как неблагодарно в отношении всё это создавшего допускать даже мысль о таком предположении, у нас бы в лексиконе, скорее всего, и слова б такого не было.
   Жуткая, до дикого шока, сюрреалистическая картинка. Представим, что несколько человек на небольшом парусном судне во время ночного шторма посреди океана потерпели аварию, наткнувшись на мель. По счастливой случайности никто не пострадал, да и затишье каким-то образом сотворилось. Дружно высадившись с корабля, столкнули его снова на воду. При этом даже подшучивали над капитаном.
   - Как же, такой опытный моряк и не знал о существовании этой мели.
   ... Совсем без пострадавших, однако, не обошлось. Был момент ещё при сталкивании судна к воде. Сверкнула молния и один человек случайно увидел такое!!! После чего он на всю жизнь стал человеком, про которого обычно говорят: малость не в себе, бедняга. Никому ничего потом не рассказывал этот человек, ибо понимал, что не только не поверят, а ещё и в психушку упрячут.
   Да и как действительно, можно рассказать то, что в световом проблеске увидел этот человек. Совсем не лёгкую, оказывается он со своими товарищами потерпели аварию в ночном океане. А беда была гораздо большей, чем даёт смысл слова катастрофа. Была беда, но людей почему-то не тронула.
   ... Не на мели они тогда оказались, а на самом дне океана. А вокруг вертикально, как стены гигантского колодца, страшно до помутнения рассудка стояли воды океана.
  
   Человек давно привык, что всё вокруг него создано для него. Притом, без какой бы то не было соразмерности. Потребление пищи, одежды, места проживания и множества прочих жизненных благ с лихвой, превышающих необходимую потребность. Но, не в упрёк сказано. Возможно, и сам высший разум вселенной не против таких обстоятельств. Возможно, это даже и есть норма. Было время, когда человеку, чтобы доехать до нужного места, хватало одной лошади. Или двух лошадей, если речь о небольшой группе людей. В настоящее время под капотом одного "авто" для личного пользования табун в сто лошадей и это ещё весьма усреднённый показатель. В суммарном исчислении миллиарды лишних лошадиных сил и прорва сжигаемого горючего. Но! Возможно и не лишних. Раз это доставляет человеку удовольствие, а Бог, как уже сказано, не против. Скорее всего, высший разум испытывает к своему детищу некоторую слабость и на каком-то этапе его развития, подобные шалости, по-видимому, ПОКА прощает. Солнце, по сравнению с Землёй, в тысячу раз больше последней. И для того, чтобы светить и обогревать нашу Землю, так уж СЛУЧАЙНО получилось, что кроме нас любимых, нуждающихся в этом свете и тепле, больше никого нет. Выходит, Солнце каждую секунду эксклюзивно только для нас тратит четыре миллиона тонн горючего. Не хило, да! Но так вот, и это не предел.
   Казалось бы, что масштаб подобного действия уже ничто не может превышать? А между тем, на основании последних научных данных, существуют реальности которые потенциально могут превосходить воздействие Солнца на Землю в миллиарды раз.
   Теперь уже достоверно известно: так называемые чёрные Дыры, оказывается их гораздо больше, чем ещё совсем недавно принято было полагать. Оказывается и в нашей галактике, в самом её центре, находится чёрная дыра. Галактика - сто миллиардов звёзд. Масса чёрной Дыры, как объекта, пять-семь процентов от массы всей галактики. Миллионы Солнц в весовом значении. Чудовищность гравитации не поддаётся никакому мыслимому представлению. Исходя из простой логики, вся наша солнечная система уже давно должна быть поглощена этой самой чёрной Дырой. Но, слава Богу (вот уж поистине, слава богу), пока проносит. И даст Бог, и дальше будет проносить.
   Откуда такая уверенность, спросите Вы? Да ещё о таких величинах, можно сказать запредельных для человеческого разумения.
   А между тем ответ, как всегда, на виду.
   Взгляд, ракурс зрения. И сразу вырисовывается система. Разумный человек начинает видеть систему и ему становится понятна логика какого-либо проявления, он обретает душевный покой и уверенность в завтрашнем дне, а это, как известно, основа счастье составляющее.
   Физическая природа Земли, репродукция всей биологической массы (включая человека), способна за два-три года покрыть всю земную и водную поверхность планеты. Исходя из этого, становится понятен принцип необходимости смерти. Любое земное существо (Человек естественно тоже) за время своей жизни уменьшит в объёме, то есть употребит в пищу биологическую или растительную массу, в сотни раз превышающую собственный вес и объём. Система самоочищающей регуляции. Но это на Земле. А вот, что делать в Космосе, какая система очистки происходит там? Если даже в околоземном космосе человек за ничтожно короткое время уже успел изрядно намусорить! А тем более, Космическое пространство. Каким бы большим оно не было, уже давно было бы захламлено и загромождено. Постоянно образующая пыль, грязь, всякий прочий мусор при столкновении всевозможных физических тел, от булыжников и до огромных звёздных объектов. Скопления газовых выбросов, отложений и образований.
   Оказывается, без чёрной Дыры не обойтись. Да, именно чёрная Дыра в нужное время каким-то образом СЛУЧАЙНО включается, и как гигантский пылесос весь этот мусор в себя втягивает. Всё, что отработало, отжило и вообще всё лишнее и не производительное. Сама при этом в размере не увеличиваясь.
   Но тогда возникают просто-таки основополагающие вопросы!
   Благодаря какой СЛУЧАЙНОСТИ образовались чёрные Дыры?
   Благодаря какой СЛУЧАЙНОСТИ в любой из ста миллиардов Галактик чёрная Дыра всегда в центре?
   Благодаря какой СЛУЧАЙНОСТИ чёрная Дыра в Галактике всегда одна?
   Благодаря какой СЛУЧАЙНОСТИ у чёрной Дыры происходит избирательность втягивания? Всасывая далеко находящиеся от себя нефункциональные объекты, мусор и газообразования, и не трогая функциональные, даже рядом с собой? Благодаря какой СЛУЧАЙНОСТИ чёрная Дыра активизируется (включается), только когда возникает необходимость "прибраться".
   Благодаря какой СЛУЧАЙНОСТИ чёрная Дыра перестаёт быть активной (выключается), если необходимость "прибраться" отпадает?
   И что? Будем продолжать трендеть о СЛУЧАЙНОСТИ СЛУЧАЙНОСТЕЙ.
   Ладно, вернёмся пока на свой земной огородишко и к другим СЛУЧАЙНОСТЯМ.
   Уже было сказано о столкновении с небесным телом, сплошь состоявшего из метала всякого разного. Что ж, железо, это конечно хорошо. Вода тоже хорошо. Но вот как быть будущему HOMO SAPIENS без нефти и газа, то есть без углеводорода? Что! Вынужденная остановка? Тупик?
   Правда, этот период был по сравнению с предыдущим очень короткий. Всего несколько часов, (время условное). Но эти часы для будущего человечества были чрезвычайно важны. Сразу видать, что ТОТ, кто СЛУЧАЙНО все это создавал, знал, что делал. У некоторых людей может возникнуть вопрос. Если есть кто-то, кто всё это делает, тогда почему он не сделал так, чтоб человек не проходил столько всяких эпохальных передряг. Страшно подумать, через какие только тернии пришлось пройти человеку, чтоб добрести до современного состояния! Вот, что тут можно сказать. Вполне уместно ответить вопросом на вопрос. Как вы думаете, нашлись бы такие родители, включая и вас самих, которые согласились бы, если им предложить, чтобы их грудной ребёнок сразу стал взрослым дядей или тётей. Перепрыгнуть сразу, эдак лет через двадцать-двадцать пять. Ни шишек, ни слёз, ни проблем. Вообще ни-че-го! А выгодно-то как. Одних только нервов и денег целую прорву сэкономить можно! Что ещё надо? Но к счастью человек устроен по-другому. При всей своей ещё пока не совершенности, он, всё-таки, божье создание и без ЛЮБВИ жить не может. Да к тому же ведь ещё и не интересно.
   Просто для примерчика. Допустим, нашлись такие балбесы, что над своим ребёнком такое сотворить согласились. Вероятно, их всё же было бы не много. С первой же минуты они бы дико ужаснулись тому большому и страшному, что корчилось бы в голом виде на Земле, испуская жуткие нечленораздельные звуки. И ни какой психолог, ни с каким педагогическим образованием и опытом абсолютно, ни чему, ни за какое время, не научил бы этих, в высшей степени, несчастных существ.
   Думается, нет нужды, что-то там ещё говорить. Всё понятно и наверное, даже более чем.
   Однако отвлеклись. Вернёмся-ка к нашим баранам.
   Земной шарик немного поостыл. Образовавшийся в результате этого конденсат превратился в атмосферу, устаканился до приемлемой температуры, и в результате чего чуть позже появился фотосинтез. Пробились растения, которые кроме выработки кислорода, СЛУЧАЙНО начали выделять ещё некое вещество, испаряясь вместе с влагой, оно стало образовывать облака. Оказывается, без этого вещества облака, как визуальное явление, не образуются. То есть, конечно, вода при испарении поднимается в любом случае, но без этого СЛУЧАЙНОГО вещества облака были бы прозрачными. Не затеняя в таком случае поверхность Земли, в среднем, на пятьдесят процентов. Земля, естественно, стала бы перегреваться и тогда, сами понимаете, ни какое удобное расстояние от Солнца просто бы не спасло. Как и ни что другое тоже. (Эволюцией согласитесь, даже и не пахнет). Что тут ещё про Землю скажешь? Сколько, однако, всяких счастливых СЛУЧАЙНОСТЕЙ происходит с ней и на ней! Ясное дело, в рубашке родилась.
   Ну и дальше. Прошло несколько дней в человеческом исчислении, годков где-то миллионов двести будет. Из которых сто семьдесят миллионов пёрла буйная растительность. Всё это цвело пышным зелёным цветом, периодически горело в пожарах и отмирало. Оставляя тем самым перегной, угольные пласты и целые моря будущего газа. Чуть позже завелись СЛУЧАЙНО и зверюшки. Как те, кто эту растительность поедал, так и те, кто поедал этих растительность поедающих.
   И вот так, что-то или кого-то дружно пожёвывая, весело и быстренько проходило времечко их жизни. После чего они, естественно (не совсем правда подходящее словечко), обязательно умирали.
   В принципе, не нам судить. У самих-то до сих пор рыльце в пушку.
   По счастливой СЛУЧАЙНОСТИ этих зверюшек было так много и они к тому же были такие, мягко говоря, не маленькие, что за сто сорок миллионов лет их на умерало столько, что со временем от этого СЛУЧАЙНО образовалось очень много чёрной масляной жидкости. В перспективе, очень востребованной.
   Пришло время и КТО-ТО решил, что всё. Вроде достаточно. Земля обогащена. Если вдруг в будущем, на ней СЛУЧАЙНО появятся разумные существа, то на первое время их деятельности (желательно созидающей), у них под рукой кое-что будет.
   Со зверинцем пора было кончать. Но трагедии не было. За много десятков миллионов лет, славно на Земле зверюшками прожитых, ума, способного понять, что происходит, они СЛУЧАЙНО так и не нажили. (Эволюция вроде как опять не причём). Человек, чтобы стать человеком, из своего животного состояния вырос эдак, раз в сто пятьдесят быстрей. (СЛУЧАЙНО конечно). Плюс к этому несомненному удобству (имеется в виду зверюшки), у них СЛУЧАЙНЫМ образом не развилась нервная система. Так что особых болевых ощущений при своей массовой кончине, они тоже не испытали. К тому же все эти зверюшки очень сильно нарушали критерий одного из трёх основных законов философии. У большинства из них количественный показатель намного превышал качественный. Ну представьте себе. Огромное тело и длинная тонкая шея. Постоянно не хватало время на проталкивание нужного количества еды. И потому всем им большое спасибо и аминь! Все они на этот раз очень обязательно и дружно умерли. Умерли оттого, что каким-то образом СЛУЧАЙНО прорвавшийся булыжник километров десять в окружности, и весом в один триллион тонн поставил жирную точку на ЭРЕ накопления первичного запаса.
   Роль эволюции во всех формах развития жизни на Земле вспомогательная. У летящего самолёта компьютер, анализируя работу его бортовых систем и состояние забортной атмосферы, может дать пилоту более правильные рекомендации, чем, если бы пилот сделал это сам. Вот только, если бы в своё время, этот умный компьютер, сам, каким-нибудь случайным образом, ещё бы и на свет появился. Но..., со стороны Бога - это был бы уже явный перебор.
  
   Две маленькие рыбки в аквариуме о чём-то ожесточённо спорят. Не придя к общему согласию, обиженно надувшись друг на друга, отплыли по разным углам. Наконец не выдержав, одна рыбка снова подплыв к другой, сказала:
   - Ну хорошо, ты утверждаешь, что Бога нет, а кто тогда, по- твоёму, меняет воду в аквариуме?
  
   Автодорога Екатеринбург - Алматы. Лететь по ней - одно удовольствие. Приглушенный рокоток мощного двигателя. Уютная навороченная кабина. И музыка! Улётный торчок от им же Таравитым, подобранных музыкальных произведений, записанных дома, на цифровой или, как ещё говорят, крутой аппаратуре. Лирические инструментальные мелодии. Плюс грамотно расположенные по кабине двенадцать динамиков с двумя буферными усилками. Создают ни с чем не сравнимое чувство блаженного настроения. Красочно возвышенные представления фантастических образов развиваются в причудливо увлекательное и романтическое действо. До сладкого томления по телу, до комка в горле. Когда-то слышанная фраза. Если человек испытывает удовольствие от музыки, значит он в этот момент разговаривает с божеством.
   По этой наверно причине Таравитый никогда не включал это чародейство просто двигаясь по городу или в местах где что-то могло помешать. Например, близко друг от друга расположенные населённые пункты, ремонт дороги. Которые всегда надо объезжать, двигаясь рядом вдоль трассы, по колдобинам. Иногда из-за строительства дороги по сорок или сто километров объезда. Или допустим, уже недалеко до пункта назначения. Слишком сильно Таравитый любил музыку, то волшебное ощущение, что она даёт, чтобы слушать её всуе. И никогда не понимал того, в общем-то большинства людей, которые, как они говорят, жить не могут без музона, автоматически бездумно включая всякий раз магнитофон или радио. Просто для создания звучащего фона, под который они, подпевая, разговаривают, пьют, едят, совокупляются, справляют нужду, читают попутно газету или решают сканворд. Засыпают дома или в машине, забывая выключить телевизор, свет, кран с водой. Именно такие человеки в ночное время не переключают дальний свет, пока им не моргнёшь несколько раз более сильным светом. Забывают выключить дальний свет, останавливаясь на обочине, для того чтобы просто размять ноги, высадить, посадить пассажиров, сходить к ларьку за сигаретами, отойти до кустика, если приспичило или просто перекусить в машине. И всё это, конечно, при включённой музыке и дальнем свете. Дятлы, одним словом. Жалость и раздражение испытывал раньше Таравитый к подобным людям. Этим людям абсолютно ничего нельзя поручить. В лучшем случае, если они даже и выполнят поручение, то сделают это плохо. Не то чтобы из-за лени или, скажем, назло. Скорее всего, нет, конечно. Такие люди обычно довольно добродушны. Просто слегка туповаты. Иной раз, глядя на таких, Таравитый всегда удивлялся, как это ещё, до сих пор, не развалилось всё кругом.
   Сколько их таких людей. Причём каждый из них пыжится на своём месте. На поприще, так сказать. Куда не сунься, везде натыкаешься на подобное раздолбайство. На стройке, у начальника в кабинете, у его секретарши, в больнице, в школе, институте, в армии, милиции, в театре, магазине, домоуправлении. Короче, везде от них повальный абалдизм.
  
   Взгляд. А Земля всё таки вертится и, к счастью, всегда в хорошую сторону. В накатившем уже знакомом наваждении чётко прояснилось то особое видение, которым с некоторого времени стал обладать Таравитый. Всё тот же присущий ему принцип зрения, только в более просветлённой форме. Понимал и много нового из того, о чём раньше и не догадывался. Стечение обстоятельств, в результате которых ему было дано так видеть и сознавать, по сути, счастье неохватное. Совершенно иной взгляд на жизнь, на людей, которых он теперь готов был обнимать всех подряд. Испытывая неподдельную, буквально переполнявшую его любовь к ним. Глупыши и хамы конечно, но такие родные.
   Находясь в состоянии психологически уютного светового излучения, что всего лишь только отблеск из другого временного измерения, но уже такого волнующе приятного в своём осязании. Почти постоянно сладко-ноющий холодок в животе вызывал радужно-романтическое предчувствие неизвестных пока ещё грядущих способностей и событий. Сладостная догадка волшебно прекрасной логичности, этого великолепного божественного распорядка. Как всё добро и правильно устроено и гениально до бесконечности. Ведь по-другому, теперь он это особенно понимал, просто и быть не могло.
   Неожиданно вдруг представилась страшная по своему алогизму картина. Кем-то израсходованы огромные усилия и время на постройку большого красивого театрального фасада с величественными колонами, вычурным фронтоном, с множеством ярких фонарей вокруг. Проданы дорогие билеты на спектакль под названием жизнь. Празднично одетая публика проходит через тяжёлые, высокие, театральные двери. Неторопливо со сдержанным предвкушением фланирует в фойе. Атмосфера комфорта и приятного ожидания. Пахнет пирожным, шампанским, дорогой парфюмерией. Изысканно милые женщины.
   Но вот уже открыты проходы в зал. Публика, не торопясь, потянулась занимать места. И ужас! Те, что оказались впереди, в судорожно изумлённом вскрике не увидели зал. Ни потолка с большой хрустальной люстрой, ни ковровых проходов между мягких бархатных кресел, ни украшенных позолотой балконных ярусов с уютными ложами, не стоял перед взором панорамный из красного плюша занавес сцены. Вместо всего этого зияет жуткая бездонная дыра. Неотвратимая сила влечёт туда людей.
   Парадокс, абсурд, нонсенс. Что за дикий бред!
   Но! Это кошмарное видение, наоборот, с особой ясностью дало понять Таравитому, что ничего подобного произойти не может. Никогда. Ни при каком раскладе. Поскольку, как ни когда ранее, для него стало более чем очевидным, что всё мироздание вселенной - это не результат проявления какой-то слепой абстрактной стихии, а конкретно созданная структура. А потому, никакой катаклизм, апокалипсис или дыра, там какая чёрная, не только не состоится, а именно потому и не состоится, что всем этим бедам просто не будет позволено состояться. Во всяком случае, ничего такого масштабного, чтоб само по себе, слепо и стихийно произойти не может. От признания этой истины Таравитый почувствовал несказанную легкость во всём естестве своём и засмеялся в радостно-глупом самоощущении! Сияющий поток его счастливого настроения от сознания, совершенно напрочь отсутствующего, хотя бы какого-нибудь, смысла. Ни сюрреалистически вывернутый, ни абстрактно перевывернутый. А тем более, когда речь идёт о высшем разуме, который потратил миллиарды лет в колоссальном созидании. И вот наконец создана планета, место идеальной жизни для избранных существ, выпестованных внешне и внутренне как благородные создания.
   Возникает вопрос вопросов! ДЛЯ ЧЕГО? Ведь как бы не был несовершенен человек, он всё-таки идёт по пути к совершенству. И большая часть этого пути им уже пройдена. Научный опыт жизни человечества, пусть ещё пока очень робко, но начинает видеть цель. Цель, которая многими людьми после земного опыта жизни была достигнута, и они продолжают жить в Астральном мире уже как богоподобные создания.
   Эту цель, как свет в конце туннеля, легко может увидеть каждый. Для этого достаточно, как уже тоже было сказано, просто сопоставить известные понятия. Вот, например. Согласимся для начала с утверждением скептиков, что никакой жизни после смерти не существует. Смерть - конечная точка человеческого существования, за которой ничего нет. Так называемое небытиё. Но приняв такое утверждение за истину, вопрос всё равно остаётся. Для ЧЕГО тогда высшему разуму вся эта канитель с человеком. Угробить чудовищную прорву энергии и времени, создавая все эти нехилые СЛУЧАЙНОСТИ и только для того, чтоб в конце этой программы появился человек? Который после очень короткой, в физическом измерении, жизни, покоптив небо, просто уходил в небытиё!?
   Согласитесь, ведь абсолютнейший нонсенс!
   Те же самые скептики посмеялись бы, наверное, над простодушием глупца, который, по-своёму истолковал где-то им слышанную фразу о том, что вся энергия мира заключена в деньгах. Загоревшись идеей овладеть этой энергией, стал копить деньги, тяжёло в поте лица вкалывая всю жизнь с одной лишь только целью, сжечь их потом зимой на костерке в надежде, что от этого пятиминутного горения высвободится та самая энергия, от которой потеплеет климат и наступит вечное лето.
   Над таким человеком посмеялись бы. Ведь по образу и подобию он есть человек, а такой вот, мягко говоря, наивный.
   А Логос? Высший космический разум, он значит что, тоже выходит наивный? Сотворить такую махину мира и нас детей своих... И только для того, чтоб в яму небытия!? То бишь сжечь за пять минут на костерке!?
   Взгляд. Божественный высший разум! Как можно жить в этом тобою сотворённом мире и тебя не видеть? Твоё созидающее присутствие понимается, чувствуется и видится во всём, что окружает нас в жизни. В каждом предмете, вещи и явлении, чем живём и пользуемся в этом мире.
   Не существует только слов, которыми можно обозначить поистине безграничную мощь и глубину твоей природы. Это непостижимо для нас людей и детей твоих.
   И по большому счёту, очень даже прекрасно, что не постижимо.
   Пусть и впредь это будет так. Пусть всегда это будет для людей самой сокровенной, самой священной и прекраснейшей тайной. Тайной твоей божественной сущности и устройства мира твоего.
  
   Дорога Екатеринбург - Алматы подходила к концу. Близился к вечеру и жаркий августовский день. Уже скоро, километров через десять, должен быть Каскеленский поворот. Таравитый съехал на небольшой недавно им облюбованный пустырёк. Он стал здесь останавливаться если выпадало подъезжать к Алматы в дневное время. Отдыхал, пил чай, не торопко коротая время, приводя заодно в порядок многочисленные дорожные документы. В город въезжал ночью. Только таким образом можно было на двадцати метровой фуре спокойно проехать почти через весь город, в район за автовокзалом "Саяхат" без обычного, для дневного времени, мытарства. Это не было жертвенной данью временем. Наоборот, после очередного отсутствия, ночная Алмата всегда казалась Таравитому как-то по особому родной и уютной. Почти не думалось, что происходит на этих улицах днём. Когда больше всего раздражало не само это изнуряющее продвижение в скопище машин, а именно эти их оглушающие и, главное, совершенно бесполезные звуковые сигналы. Таравитый так до конца и не смог привыкнуть к этой свирепо- истошной какофонии. Ставшей типично характерной для любой Алматинской пробки. У него у самого стояла не хилая воздушка, но которой он не воспользовался даже, когда однажды попал в большое и пыльное стадо коров, лениво бредущих вдоль по всей трассе.
   Поэтому одной из причин было правило входить в город только ночью. От этого простого решения, взятого для себя ещё в начале своей дальнобойщицкой жизни, у него сформировался довольно конкретный жизненный принцип. С тех пор, ни каких других правил, кроме тех, что могут облегчить напряжение соблюдать не им самим установленные остальные правила. Благость обретённого душевного состояния развеяла такое органически присущее для большинства людей стремление в своей повседневной деятельности совершать множество ненужных телодвижений. Обычное раньше душевное состояние внутренней суетливости, когда даже во время не редких хмельных досугов с приятелями, постоянно что-то про себя хлопотливо прикидывать что, каким образом, зачем и почему. Что, например, в смысле материальной выгоды можно ожидать от предстоящей поездки? Куда, с каким грузом будет выгодней урвать рейс. Какие в связи с этим могут возникнуть сложности. И что можно заранее предпринять, чтобы эти сложности уменьшить.
   Как однако, все эти обывательские думки обременяют душу. И чудесно, что со всей этой накипью можно так вот безболезненно расстаться. Даже более того, испытывая при этом светлую лёгкость душевного облегчения. Прямо как вечное избавление от постоянно наседающих походу жизни всяческих невзгод и болезней!
  
   Поставив фуру на территории грузополучателя, Таравитый взял такси и поехал на своё второе лежбище. Так он называл свою холостяцкую квартиру. Главной же квартирой, т.е. места своего основного пребывания, он считал кабину своего "VOLVO".
   Надо было помыться, отдать старухе соседке купленную в России коробку "Вискаса" для её Васьки, который под стать хозяйки, тоже был в весьма почтенном возрасте. Чтобы не полови- нить старушечью пенсию, наврал ей, что "вискас" из выставочного фонда фирмы производителя, выходящей на Казахстанский рынок, и потому бесплатный.
   Развести с утра кое-какие дела в связи с продажей квартиры. Позвонить одному человеку, сказать, что согласен отдать "РЭФ" за очень сходную для него цену, только чтоб быстро и за нал. Отдать всю вырученную наличность Полине (о ней чуть ниже). Всё в основном для того, чтоб скорее закруглиться с концами и быть свободным.
  
   С той памятной встречи в пустыне Бетпак-Дала Таравитый легко мог знать имя любого незнакомого человека. Стоило лишь только взглянуть ему в глаза. Но имя прекрасного призрака ни в какую не пробивалось. Поэтому он мысленно называл её Донной, в последствии оказалось, как в воду глядел.
   Сегодня на дневном отстое от неё был телепатический посыл, и Таравитый стал знать, что ему вскоре надо быть свободным от всего связующего, что было основой его жизни. Это необыкновенное обстоятельство очень волновало Таравитого. Интригующее, до сладостной дрожи предвкушение, буквально переполняло его.
   Как никогда раньше, он теперь ясно понимал то, о чём (ещё почти с самого детства), он иногда только смутно догадывался в своих мимолётных, едва уловимых утренних снах. Но эти весьма эфемерно ощущаемые предчувствия сделали своё дело. За всю жизнь он так и не создал семейный очаг, в том традиционном понимании узаконенности отношений, дети и всё, что с этим связано. Все его отношения с женщинами, если не считать нескольких несерьёзных эпизодов, как долгосрочных событий было всего два. Женщину, последнюю привязанность Таравитого в этой жизни, звали Полина, а к её сыну от первого мужа, семилетнему Димке, он питал буквально отцовские чувства. Этим двум людям и решил Таравитый оставить имевшиеся у него довольно солидные денежные средства, как и те деньги, что образовались от продажи фуры и квартиры.
   Разделавшись с делами, на всё про всё ушло почти неделя времени, Таравитый почувствовал достаточно сильное желание уединиться. Насущная потребность в некотором буферном времени перед нечто грядущим. Взяв, из уже не принадлежащего ему гаража, свою представительскую "Audi" (единственную вещь, расстаться с которой решил в последнюю очередь), выехал в пригород, где снял на месяц скромную времянку. Закрывшись в ней, постелил себе на полу, присел на край ложа прислонясь спиной к стене, попытался расслабиться. Но без глубокой медитации сразу не смог. Слишком большое возбуждение. Понимая, что происходит, решил не бороться с этим, а наоборот дать этой энергии выход. Хотя мог бы возможно разрядиться и при помощи обретённого свойства владения психикой. Зная однако, если позволяет ситуация, лучше лишний раз импульсы не активизировать. А тем более сейчас. Даже в самый рассвет своей молодости он и десятой доли не чуял в себе таких физических возможностей. Не препятствуя ощущениям, приподнялся и, пританцовывая в боксёрской манере, дал выход скопившемуся напряжению. Разогревшись до лёгкого пота, встал вертикально на руки и в такой позе, отталкиваясь от пола, подпрыгнул на руках десять раз. С весёлым озорством сознавая, что подобный "tour de fours", окажись бы здесь сторонний очевидец, мог бы вызвать у того почти шоковое изумление. Особенно если учесть, что Таравитому было уже слегка за пятьдесят.
   Снова присел, но ожидаемая медитативная отрешённость не наступала. Сохраняя расслабляющую неподвижность, всё-таки понемногу стал чувствовать медленно охватывающую истому.
   Отрешённое скольжение, как вроде поплыл в лёгкой безвременной невесомости. Ощущение такое, что захоти он сейчас полететь, так и полетел бы совершенно без всякого напряжения! И уж в правду было приготовился лететь, но... почему-то решил чуточку повременить. В созерцательном наваждении стал постигать, в принципе, достаточно известные понятия, но, Боже мой, в какой чудесной интерпретации. Заинтригованный таким восприятием уже не хотелось ни на что отвлекаться. В последствии, находясь в совершенно другой форме бытия, он постигнул, что именно такая способность вникать прежде всего в оценку идущей информации и есть то весьма ценное качество и одно из условий, позволяющее человеческому индивиду быть в активном Астрале.
   Почти тотальная переоценка ценностей от навалившейся на Таравитого информации, в которой он буквально плавал, не могла не вызвать в свою очередь почти постоянное состояние эйфории. Хотя эта так сказать, новая информация, как уже было сказано, просто другой ракурс зрения на все те же известные понятия и обстоятельства.
   Удивляла (взгляд со стороны) инертность поведения подавляющего большинства людей, в русле устоявшегося, привычного для них образа поведения абсолютно во всех сферах их деятельности. Причём, владея на таком достаточно высоком, а главное, доступном для всех уровнем информации и опыта жизни.
   И совсем уж несуразный контраст при такой, казалось бы, инертности проявлять поразительную истовость, когда дело касается личных амбиций даже по самым незначительным пустякам. Какой-нибудь надуманный пустяк может стать причиной очередного самоутверждающего противостояния. Принципиально независимая позиция, просто так на всякий случай, в пику всему миру и каждому в отдельности. Чтоб знали! В большинстве своём даже не задумываясь, а сколько на всё это уходит нервов и средств, кусков жизни, можно сказать. Причём постоянно везде и во всём. На всех уровнях. От мелко житейской ссоры до межгосударственных отношений. Колоссальный расход жизненной энергии, времени и материальных ресурсов. Лишь бы только не уступить, не потерять лицо. Господи ты боже ж мой! Сотую бы часть этой бессмысленно сжигаемой энергии направить на доброжелательное взаимодействие с себе подобными и какое в результате колоссальное вознаграждение. Обвальный прибыток всякого блага буквально во всём. Здоровье, счастье, деньги, успех, дружба, долгожительство, всеобщий мир, в конце концов. Так нет же куда уж там. Амбиция, лень, недоброжелательство - всё вот оно, тут как тут, никуда и не девалось. Всё своё носим с собой и, главное, всегда под рукой.
   Можно конечно возразить. Призывать ко всем этим вечным истинам всегда легче. А воз, от всех этих добродетельных словес, давно просел и в землю врос!
   "Хорошо пусть так, - прикидывал про себя Таравитый и, распаляясь от этого, уже как бы споря с неким оппонентом,- Но всё-таки согласитесь, хотя бы на такой вот довод. Жизнь по закону действенного доброжелательства всегда и, безусловно, выгодней даже просто в чисто шкурном аспекте, чем жизнь по закону конфронтации.
   Все знают - быть богатым и здоровым очень хорошо. Даже если из этих двух счастье составляющих имеется одно только здоровье, тоже не плохо. Творить, любить, созидать. Всё! Больше ни каких лишних телодвижений. Всё остальное... А что остальное? В смысле деньги? Приложатся как миленькие! Тут уж им никуда ни деться!
   Так вот, в связи к сказанному, вполне уместно вспомнить одно не очень секретное сведение о том, что большинство болезней происходит от нервов. Казалось бы, что нам всем мешает не портить друг другу эти самые нервы, хотя бы, как уже сказано, из шкурной выгоды!
   Да... Представляю, как раздражающе тупо звучит это триллионы раз заезженное взывание к разуму."
   Реакция принята, Таравитый с досадливым раскаиванием шлёпнул себя по темечку.
   И потому, заранее смиренно, никоим образом не развиваю тему, уже утёрся и прошу прощения.
   Позвольте только еще один, маленький заезженный аргумен- тик к уже сказанной мысли о методе шкурной выгоды. Портить нервы себе и другим не только крайне разорительно для здоровья, это бы ещё ладно. Вся беда в том, что при любой ссоре (а это всегда война амбиций) происходит деструкция мозговых клеток, от чего опять же автоматически сбивается расстановка мозговых молекул. В результате всех этих войн (даже выигранных), со временем происходит потеря сакрального ключа, после чего вход в светлый мир будет заказан.
  
   Все эти ссоры и войны не продолжались так долго если б виноватой была только одна сторона.
   Ларош Фуко
  
   Спонтанно образовавшийся в голове поток информации по затронутой им теме увлёк Таравитого, и он с интересом и удовольствием отдался на его восприятие.
   Амбиция всегда дорого обходится любому человеку. Рассчитываться за эту, в сущности пустую химеру, приходится собственным благополучием.
   Из знаний, что дает современная наука, становиться известным иногда просто удивительные вещи. Японцы на анализе молекулярных соединений установили очень интересный факт. Оказывается, пот физически красивого человека имеет более приятный запах, чем у людей, имеющих заурядную внешность. Научные эксперименты в этой области проводятся и в США. Там этой темой занимается даже целый научный центр.
   И вот стал известен еще более любопытный факт. Оказывается, когда человек совершает благородное дело (особенно если не на показуху), приятный запах его тела имеет гораздо более выраженную излучаемую гамму, даже если этот человек внешне не относится к разряду особо привлекательных. И еще более удивительно, что приятный запах усиливается почти втрое, если человек при совершении благородного поступка рискует.
   Интересно вообще получается, выходит, что благородные дела даже пахнут благородно.
   Здесь, если специально (как условились) не брать во внимание напрашивающуюся догадку о некой установочки сверху.
   Объяснить что-нибудь толком, вряд ли удастся. Но любой человек, не задумываясь скажет, что наверняка этому есть вполне исчерпывающее объяснение. Учёный тоже, не мудрствуя особо лукаво, сыпанёт с умным видом каким-нибудь замусоленным клише о закономерности результата эволюции, при котором у человека выработалась самозащитная реакция на психохимическом уровне. Из-за чего, в момент совершения которой, подаётся сигнал на выделение особого гормона, отвечающего за производство феромонов, вследствие чего и происходит столь приятный аромат.
   Ну да, конечно, а как же иначе. Только вот не совсем понятно, откуда оно берётся. На базе какого органа эволюционно (мы же признаём только этот критерий) развился феномен.
   Если предположить, что хороший запах - понятие абстрактное, но так желанно присутствующий, то не напрашивается разве здесь мысль о том, что одной только эволюцией здесь явно не обошлось.
   Нет конечно, не всё так просто. Скорее всего, всё-таки эволюция, но эволюция управляемая. Во втором этапе самоопределённая структура механизмов в разных формах жизненного проявления.
   И тогда, может быть, в природе хорошего запаха повинны микробы? Не всегда же им играть только отрицательные роли. Кисло-молочные продукты, например. Микробы там - наши желанные друзья. Да и в прививках разных без бактерий и микробов тоже не обходится. В рамках разумного времени, естественно. Затянуть время, и наши друзья превращаются во врагов.
   Допускается предположение о свежести материи, (особенно в продуктах питания), которая благотворна для здоровья именно благодаря самой свежести, то есть, структура продукта, в котором ещё не образовались болезнетворные организмы.
   Любой продукт питания, находящийся не в холодной среде, подвергается быстрому разложению. Это аксиома. И это притом субстрат не мыслящий. Но даже, если с этим не мыслящим (не в условиях холода), что-то производить (процесс, при котором будет происходить движение атомов материи, тогда "это" тоже не разлагается). Текущая вода даже в жарких странах не портится любое, по продолжительности время пока течёт. Одна из причин старения любого мыслящего существа, даже если это мышление животного (инстинктивное мышление), происходит, в основном, в результате уменьшения времени процесса мышления. Обязательное следствие психохимическое угасание мозговой реакции.
   К сожалению, такой желаемый критерий сытого забытья встречается и у человеческих особей. Полноценный отдых, по их мнению, происходит только при плотно набитом желудке и ничего неделании. В отключке, не только от каких бы то не было мыслей, но даже и от собственного ощущения. Просто тупо, без задних ног лежать в своём организме, в котором кроме трудоёмкого пищеварительного процесса не происходит, даже тот самый отдых, ради которого организм в подобное состояние и ввергнут.
   Ни о каком благотворном движении мозговых молекул не может быть и речи. Напряжённо функционируют только органы упомянутой пищеварительной системы и бедолага сердце. Душа подобной особи смертна и живёт пока живёт тело, в котором она находится. После физической смерти тела. Эта душа с очень (как правило) слабой энергетикой ни в какой эмбрион втянута уже быть не может. Происходит её распад и она тоже умирает.
   Резюме: думать о чем-нибудь хорошем, желательно испытывая при этом удовольствие, всегда полезно. Полезно не только для психофизического самочувствия тела и души. Дело в том, что при этом ещё происходит гармонизация психоэнергетики души.
   Самый распространённый - выход в Астрал (но, к сожалению не, всегда гарантированный), это когда после долгой и по земному счастливой жизни, человек, покидая бренное тело, входит в Астральное измерение. Вот, где человека начинает захватывать сознание, что такое настоящая жизнь. Блистательная жизнь и многократно прекрасная, радость и от самого ощущения своего собственного в ней пребывания.
   Вот когда человек начинает понимать, что всё предыдущее существование было, по большому счёту, дано для исполнения обязанностей, нацеленных к жизни в этом изумительном мире.
  
   Как было уже сказано, у человека с благородством души и способностью к самопожертвованию происходит достаточно выраженный приятный запах.
   Охотнику, чтобы накормить семью или соплеменников, надо убить какое-нибудь животное, которое зачастую и очень даже конкретно, может за себя постоять. И вот, пожалуйста, два выше названных составляющих для производства благоухающего запаха на лицо. Благородное желание (надо добыть еду для близких), но и само животное не из хиленьких (значит, и риск тоже присутствует).
   Ясное дело, тут без хорошего запаха, оказывается, не обойдётся. Непонятно каким образом, но именно в моменты добычи еды и, как уже было сказано, с риском для охотника-добытчика, всегда присутствует запах окружающего его ландшафта. У животных, даже примитивных, происходит тоже самое. Как у тех, кто охотится, так и у тех, на кого охотятся.
   Были найдены насекомые с элементами мимикрии (окрас, способствующий выживанию), застывшие в смоле и сохранившиеся в таком виде ещё с первозданных времён. Значит, у них уже тогда был защитный камуфляж. И пахли чем и когда нужно или наоборот, чем ни нужно в целях своего выживания они уже в те времена. Один из многочисленных примеров. Затаившегося детёныша антилопы (более чем сорок видов) шакал со своим острым нюхом не чует с расстояния в два метра. И только когда детёныш сможет бегать, не отставая от стада, его испражнения начнут иметь лёгкий запах.
   Не всегда, выходит, всё дело в эволюции. Явно же, кто-то слегка помогает. Заодно регулируя тем самым видовые популяции. Человеческую, надо полагать, тоже.
   А ведь, действительно, если подумать. Может ли эволюция тех же насекомых проявляться в своём развитии иной раз прямо-таки в изощрённых формах.
   Овод - огромная и шумно жужжащая муха. Некоторые виды этих мух размножаются только тем, что откладывают свои личинки в тело человека. Но каким образом этому большому и шумному насекомому это удаётся? Просто невероятно, но эта муха ловит кровососущего москита и именно самку, которая тоже откладывает свои личинки в тело человека. Прямо в воздухе опорожняя её полость от её личинок и вводя туда свои личинки. Самка такого москита - небольшая по размеру и шум для человеческого уха не производящая. Ей гораздо легче вживить в тело человека свои (как она полагает) личинки.
   Если всё же признать вывод, что это результат эволюции, тогда надо признать и такой вывод, что как-то уж слишком избирательно эта эволюция развивается. Одно насекомое, значит, догадалось, что можно использовать другое насекомое, а тому насекомому, которого используют, притом так непосредственно, до сих пор это как бы невдомёк.
   Достоверно известно, некоторым насекомым (в частности скорпионы) не нравится, когда в их норах происходят температурные колебания воздуха. Чтобы избежать этого, они роют свои норки спиралевидной формы. Очень любопытно для учёных было узнать, что скорпионы строили так свои жилища ещё в самом начале своей эволюции. Они что, эти насекомые, так быстро эволюционировались? Или всё-таки..?
   Да что там насекомые, даже микробы приспосабливаются и с быстротой просто поразительной. Иногда всего за несколько часов. Умные тоже прямо такие.
   Мутация, как результат всё той же эволюции и не что иное, скажете вы скорей всего. Хорошо пусть так. Ну а природа самой мутации, это что такая молниеносная форма эволюции? Хотелось бы тогда всё-таки немного поконкретней знать об этой природе. Как за такие невозможно ничтожные для эволюции сроки микробы способны так быстро перестраиваться?
   Никаких слепых тыканий по углам (как это предполагается при эволюции), а всегда только в нужную для их прогресса сторону? Что их направляет? Притом, способность к целенаправленной мутации происходит даже у тех микробов, которые были открыты совсем недавно. До этого они аморфно находились в не контактируемых с человеком, как и вообще с внешним миром, пластах и соответственно ни как не эволюционировали.
   У кашалотов в желудке образуется воскоподобное вещество - амбра, имеющая стойкий приятный запах. Пока наукой еще полностью не разгадана эта необходимость. Но из всех морских животных при добывании еды, он рискует больше всех. Мало того, что кашалоту приходиться нырять за кальмаром почти на самое дно океана, ему там ещё надо в единоборстве с ним, и желательно быстро (воздуху может не хватить) этого кальмара победить. Который, кстати, по своим размерам, зачастую не меньше самого кашалота будет.
   Цветы - тоже вот глупыши благородные. Вот им то зачем так приятно пахнуть? Для оплодотворения? Так они могут перекрестным опылением и сами оплодотворятся. Что, кстати, и происходит в большинстве случаев. И всё равно благоухают. Из-за чего их и убивают преждевременно. Но, возможно по какому-нибудь их закону, цветам приятна такая смерть.
   Есть такой мотылек - "Квинт Адмирал", живет примерно 40 часов и всё это время посвящает на поиски своей бабочки. С одной только целью - оплодотворить ее и блаженно умереть. Больше ему ничего не надо. Он даже не получает удовольствия от еды. Пищеварительная система у него отсутствует. Он рожден, и вся его короткая жизнь посвящена только для священного долга любви.
   Что касается людей (существ приближённых к Богу), особенно тех представителей, у которых разум преобладает над инстинктом, то они могут вообще обойтись без жертв. И жить (поступать) красиво при полном наличии пищеварительной системы. Получая ещё каждый раз при этом, улучшающийся молекулярный код психической энергии!
  
   Быть благородным человеком и быть благодарным судьбе за удел этот божественный - к тому же ещё и Астральная прописка!
   Вот где высшая истина избранности человека и его величайшее счастье жизни в этом и последующих мирах!
   Стоит только суметь начать смотреть на жизнь под чуточку другим углом зрения. И чудо, буквально сладкое изнеможение волшебного чувства душевной благодати и прекрасного здоровья. Кармическая чистка и, как минимум, выверенная установка мозговых молекул. Потенциальная возможность ощутить другое измерение, астральный контакт, способность входить в него.
   Прекрасно, что как уже ранее сказано, не требуется ни каких усилий, не надо напрягаться, перестраиваться, осваивать какой-нибудь аутотренинг. Не надо уговаривать себя опять во что-то или в кого-то верить.
   Все перед глазами. Обычные знакомые понятия. На серьезное и несерьезное, большое и небольшое, далекое и близкое, знакомое и незнакомое. Все очень просто. Слегка только другой ракурс. Одно единственное условие: настройка на такой взгляд должна быть в духе той самой оценки, которую мы уже определили как благородную, то есть, не так как нам привычно и только потому и удобную.
   А именно, благородство как естественное восприятие всего, что окружает в миру. Пусть для начала даже не восприятие, а хотя бы как пробная оценка к непосредственному окружению. Открыться душой и тогда можно непременно почувствовать, какое несметное богатство под тяжёлым спудом негативных наслоений хранится в душе почти каждого из нас. Прелестная душевная лёгкость станет нормой, благодаря чему такое состояние установится навсегда уже именно как привычная и удобная.
   Есть достаточно много людей, у которых и без всякого настроя душевная открытость является их естественным свойством. Химический состав их психической энергетики имеет свечение. Когда подобный человек попадает в Астральное измерение, его личность, свободная от приглушающего воздействия физического тела, имеет особо выраженное световое излучение. Химическая реакция взаимодействия такой психоэнергетики и Астральной среды и производит этот божественный свет. Люди с такой лучезарной энергетикой адекватны к природе светлого Астрала и потому легко входят в него. Минуя при этом сумрачную зону чистилища (просвет).
   Взгляд. Перестроить свою дальнейшую жизнь на путь совершенствования души, её духовного роста означает по сути, развитие светлой энергетики.
  
   Ткнуть, например, пальцем вверх и попасть в небо. Или в такое знакомое и привычное понятие, как луна. Все знают - луна полезна, испытывая от этого некое равнодушное удовлетворение.
   Как, скажем, к родной бабушке. Бабушка заботлива, удобна, особенно если не болеет. А когда, приходит её час, то желают, чтобы это произошло быстро, не обременяя родственников ее долгой недееспособностью. И, если это случается, именно так, доброжелательно и скажут:
   - Недолго мучилась бедняжка.
   Правда чуть позже, запоздало начинаем понимать, как её, однако, не хватает. И искреннее раскаивание, что не очень ценили, что часто пеняли ей в вину какие-нибудь её промахи. Пустяшные, если взглянуть на них сейчас, когда бабушки нет, и такие досадные, когда она была.
   Вот и луна тоже, вернемся чуть назад. Стоит случится о ней разговору, всегда вспомнят, что светит она не своим собственным, а чужим отраженным светом. Вот такая вот она луна. Всегда себе на уме (как будто она может светить по-другому). Оцениваем весь окружающий мир, именно по такому принципу. В большом или малом, значение не имеет, главное, укорить эдак разоблачающее. Попенять в вину всему, что вокруг. Домочадцам, соседям, соседнему государству (дальнему, естественно, тоже). Что на ум придёт и что глаз увидит. Кошка, вот хотя бы. И здесь не обойдется без того, чтобы не добавить, лукавая тварь тоже вот себе на уме. Кто погладит, к тому и ластится и пользы от нее - так себе, чисто декоративное. Больше убытку! И любовь-то у неё не к хозяину, а к дому где кормится. Потому и возвращается обратно, если её отнести куда подальше, не к хозяину, а в дом, к которому привыкла. То ли дело собака: и хозяина знает, и верна ему. И польза от неё, уж с кошкой не сравнить.
   Такие вот, к сожалению понятия, у достаточного большинства людей.
   Возникает вопрос, возможно нам просто не хватает знаний о природных свойствах животных, вещей и явлений.
   Да, возможно и так. Не хватает знаний. Но! Понятия (очень собственные) обо всём этом у нас, конечно, имеется.
   Но вряд ли (в смысле насчёт понятий). Думается, знание, у нас у людей, имеется. Просто имеет место эгоистическое желание не видеть того, что не хочется видеть. Чтобы не признавать. Возможно, подобные желания возникают от некоторого дефицита доброты, которую мы когда-то в младенчестве слегка не добрали.
   Любовь, вот что, наверное, может помочь определить тот угол зрения, при котором, как в божественном свете волшебного фонаря, можно увидеть прекрасные свойства всех вещей и явлений, что так всегда по-доброму окружают нас в жизни.
   И любой из нас, скорее всего, не то чтобы узнает, а ясно увидит то, что он и сам всегда знал. Просто иногда в жизни ему не хватало немножечко любви. Мы есть существа, созданные разумом и потому обязательно увидим, а значит и поймем, что нет ни какой задней мысли не у луны, не у кошки. А есть полное доброустройственное к нам, людям, благо и бескорыстная любовь. Увидим и осознаем! Увидим то, что не хотели видеть, хотя оно всегда было перед нами! Осознаем то, что мы всегда знали, но не хотели понимать! Мы признаем, что совсем не обязательно лишний раз всуе говорить, что кто-то там светит или что-то там делает не своим трудом. Мы будем знать, что кошка знает и любит своего хозяина бескорыстно и всем существом своим не хуже, чем собака. С той лишь только разницей, что любовь у кошки к человеку если и меньше, чем у собаки, то совсем не потому, что она себе на уме. Нет конечно. Просто у кошки мозгового вещества по объёму меньше.
   Этого мозгового вещества у кошки допустим, больше, чем скажем у курицы или кролика, но вот с объемом мозга собаки ей, конечно, не сравниться. Отсюда и пропорция.
   Но зато всё, что у нее есть, всё это без остатка отданы человеку. Даже прирученная дикая кошка способна найти и проявить любовь к человеку и служить ему, делая то, что она может и умеет. Ловить грызунов. Обязательно, кстати, демонстрируя человеку свою работу.
   Научно известно, что человечество существует благодаря множеству благоприятных к нему факторов и один из них это - кошка.
   Грызуны, если не контролировать их популяцию, способны за один год покрыть Землю метровым слоем. Высший разум в бесчисленном сонме своих дел в создании жизни на Земле знал, что кошка тоже является важным звеном, без которого не обойтись. Человек даже близко не предполагает, насколько он обязан этому симпатичному животному!
   В природе существует много всяких бегающих, плавающих и летающих существ, питающихся грызунами, но вся их общая биомасса вместе взятых, составляет около семи процентов от количества кошек. Которых, как и людей, шесть миллиардов. Любая кошка, хоть домашняя, хоть дикая, всегда утром и вечером выходит на охоту, в обход своей территории и убивает грызунов. А при обнаружении их гнезда, перекусывает головки находящихся в них детенышей. Ко всему прочему, у кошки в слюне имеется дезинфицирующий фермент, благодаря которому она в большинстве случаев не болеет сама и не переносит заразу. Стоит еще добавить, что кошка возвращается домой, именно, и прежде всего, потому, что любит своих хозяев. Этот факт не требует доказательств. Достаточно вспомнить, что кошка не возвращается жить на старое место, если на новое место она переехала вместе со своими любимыми хозяевами. Обратно кошка может не прийти с того места, где ее бросили по дурости, ради проверки теста на верность, только по одной причине - по дороге домой ее убили.
   Очень вообще-то, выгодно смотреть на жизнь дружелюбно. Под таким ракурсом всё становиться гораздо лучше и приятней. Тогда перестают существовать все тайные и явные враги и недоброжелатели. Они попросту выпадают из той активной зоны воздействия на нас, которую мы же и создаём.
   Потому что перестаёт существовать сама эта зона.
   Кругом уважение и доброжелательство лично к нам всем и каждому в отдельности.
   Даже от неодушевленных предметов исходит аура дружбы и верной преданности!
   Просто уметь любить или хотя бы для начала, научиться видеть выгоду такого личного восприятия окружающего нас мира.
   Не стоит, к примеру, испытывать досаду к нашему старенькому "Москвичу", которого лихо обходят всякие там иномарки. Даже тяжело больной, но всем, чем только может, до последнего винтика, он готов служить нам. Вплоть до того момента, когда мы решим приобрести себе нового друга, допустим, "Мерседес" или "БМВ". И уйти потом из нашей жизни тихо и безропотно, принеся нам напоследок ещё какую-нибудь выгоду, хотя бы шерсти клок.
   Исходя из этого принципа, можно любить любую служащую нам вещь, как бы неказисто она не выглядела! Научится для начала, хотя бы на сентиментальной основе, культивировать в себе способность к любви, ко всему, что нас окружает! От самых ничтожных мелочей в нашем доме и всего того, что по расходящей находится вне дома.
   Крыльцо дома, двор, тротуары, дороги, мосты, афиши, светофоры, магазины, театры, стадионы, ТЭЦ. Все, что имеется в государстве, где мы живем, как и в тех государствах, где мы не живем. Но если сильно захотим, то можем жить. Все это сделано так, чтобы всегда служить нам во благо. От нас требуется сущий пустяк. Смотреть и воспринимать все эти вещи с той душевной теплотой, с какой мы относимся, например, к своим друзьям и близким! Ведь мы все любим своих близких, невзирая на то, что какие-то другие люди не из нашего окружения могут быть чем-то, в общепринятых мерках, лучше наших личных друзей, детей, родителей. Скажем, образованнее или богаче. Внешне, возможно, привлекательнее.
   В принципе, если научится смотреть на жизнь с такой шкурной позиции, то тогда прямо-таки поражает, как легко, чудесно и без проблем все будет решаться само собой. Чувство доброй душевной приязни. Комфортно (а уж для здоровья, полезно-то как). Полезно уже от самого только понимания, что живешь в добром ладу со всем миром.
   Внутренняя улыбка доброжелательности будет присутствовать в нашей душе и создавать прекрасную ауру. Даже, когда в отношении нас проводятся какие-либо нападки с явным стремлением придраться.
   Таравитому ясно сразу вспомнилось, как это обычно бывает и он сразу без всякого внутреннего сомнения понял, что действительно надо просто уметь видеть истинную подоплеку происходящего.
   Зависть по отношению к Вам, например. Скорее всего, вся загвоздка в подобных ситуациях в том, что Вы чем-то, кому-то очень неприятно нравитесь! На Вас ревниво раздражаясь, любуются, признавая за Вами вполне определенные достоинства. По меньшей мере, хотя бы даже в том, что Вы имеете наглость быть на том же уровне статуса, в котором пребывают именно те, кто Вам завидует.
   А тем более, если Ваш статус ещё и превосходящий.
   Конечно, такие дела обязательно кому-то не понравятся. Вы же невольно задеваете чувства других людей. Вызывая тем самым элементарную зависть.
   Но, вот чудо! Учитывая нашу "шкурно" оригинальную точку зрения мы, оказывается, это можем вполне признательно воспринимать. Ведь зависть, продолжим мысль, это в данном случае, прежде всего, результат скрытого восхищения Вашей персоной, Вашим талантом, положением в обществе, Вашим телом, женой или мужем, квартирой, машиной, деньгами. Костюмом просто, наконец. Да и мало ли, что привлекательного может быть у Вас. Всё это с должной оценкой примечают чьи-то глаза и уши. По сути, Вас невольно любят и потому ревнуют.
   А вот это уже признание. Признание за вами личности, которая производит завидное впечатление. И как реакция, всегда провоцируется желание взять верх именно над таким неординарном человеком, то есть над вами.
   Опять же подспудный страх, что вы такой незаурядный человек каким-то образом можете свое положение использовать против тех, кто вас так оценивает. То есть, за вами, за вашим умом и способностями признают потенциал серьёзных возможностей.
   Но чудесная прелесть в том, что в пике этого почти враждебного состояния, Вы, против всякого от Вас ожидания протяните на встречу руку искреннего и доброго расположения. С признанием за этими людьми таких же качеств, увиденных или надуманных ими в Вашей чертовски блистательной персоне.
   И, очень возможно, после некоторого поначалу изумленного замешательства, Вы, скорее всего, получите ответную, уже нескрываемую любовь и признательное расположение.
   Это чудесное качество из врагов превращаться в друзей, на худой конец, в доброжелательную толерантность, присуще природе всех людей на земле.
   Вашу способность развить такой взгляд на вещи поможет укрепить весьма простейший метод.
  
   Взгляд. Вы кое-чего достигли в жизни, а если ещё учесть такой фактор, что с каждым новым шагом Вы становитесь (не без шишек, конечно) всё более сильным и богатым, и как говорится, не только материально. И потому, следуя логике, добьётесь ещё большего. Естественно, Вам будут мешать, порой очень даже конкретно. В этой борьбе в любом её эпизоде, иногда длительном, победит, конечно, более умный. Прописная истина, но.... Но в трудные часы уныния, иной раз и полного отчаянья (без этого не бывает), где взять душевную уверенность в своём потенциале, когда вокруг сплошная конкуренция. А вот тут-то и зарыт секрет, вернее сказать наоборот, лежит на поверхности и прямо на виду.
   Всё, что происходит вокруг Вас и далее по расходящей на весь мир, может подтвердить Ваше личное превосходство или, по крайней мере, Вашу жизненную конкурентоспособность.
   Обратите внимание на людей в общем и персональном плане. Особенно на то, что Вас раздражает и оцените это с Вашей точки зрения. С одним обязательным условием. Объективность. Критерием объективности должен служить результат наибольшего коэффициента полезного действия, который получился (бы) от Вашего действия или от действия того человека или тех людей, на кого вы проводите сравнение.
   Несколько примеров с употреблением слов, мягкий и жёсткий.
   Человек что-то объясняет, неважно, мягко или жёстко, лично Вам или кому-то другому. Допустим, другому, а Вы просто невольный слушатель. Важно другое, как и в какой манере он аргументирует. Если Вы признаете за ним, за ней, за ними, манеру объяснения весьма убедительной, значит Вы умны и благородны и тогда, именно эта причина и послужит тем, мягко говоря, определяющим залогом, что вы-то как раз это можете сделать лучше.
   Вас раздражает, как у кого-то (мягко говоря) нерациональное вождение автомобиля или его парковка, ухаживание за женщиной, отношение к своему здоровью, что в свою очередь, мягко говоря, отражается на Вашем. Примитивное рассказывание плоских анекдотов, да ещё так тягомотно, что так и чешется, мягко говоря, оборвать рассказчика жёстким определением. А все эти милые и почти неизбежные случаи со всякого рода особями, чьё органическое носительство хамства и тупости является не только природной их сущностью, но и тем приспособлением, которым, мягко говоря, Вас просто оттесняют с Вашей же дороги. Но Вы, конечно, как это принято у всех "нормальных людей", сжигая, опять же, мягко говоря, прорву личных нервных клеток (цель-то какая великая), пытаетесь жёстко поставить зарвавшегося хама на место, и тем самым только ещё больше ужесточаете ситуацию.
   К тому же, и в который раз, мы это самое хамство оберегаем, как бы предостерегая его от крайности, тем самым это явление только культивируя. А ведь как было бы неплохо (не во всех конечно случаях), но в некоторых вполне бы уместно, это самое хамство не предостерегать, а наоборот, взять да ещё и подзадорить, чтоб уж совсем оно зарвалось. И вот уж тогда, с полной, так сказать, доказательной базой, это самое хамство само себя же (обычно с концом) и прихлопнет. Даже если только до полусмерти, прибыток всё равно. Неповадненько, как бы, хамству будет себя снова проявлять. И потому, с ним и бороться уже легче, да и с дороги с вашей оно устранится, - хотя бы.
  
   Немного отвлеклись от темы. Буквально ещё несколько строк.
   По сути и делать-то ничего не надо, в смысле бороться с кем- то или с чем-то. Единственное, что требуется сделать, это обозначить свою потенциальную рациональность, не покушаясь при этом ни на чьё место под Солнцем и немного подождать. Все препоны, а это всегда то, что не адекватно здравому смыслу, то есть не рационально, имеет свойство самоуничтожаться. Вы будете приятно удивлены, как быстро и без особых издержек освободится место под Солнцем. (Tertius gaudes - третий радующийся).
   Всё, что от нас требуется - посмотреть на себя со стороны. Нас тянет (провоцирует) что-то совершить или принять какое- либо решение. Мы все люди и всяким соблазнам подвержены. Но, если мы можем объективно (конечно, легко сказать) смотреть на себя со стороны, тогда всё, мы спасены. Пусть в начале этот наш взгляд не всегда объективен (мешает азарт желания), но, если при этом мы начинаем понимать, что собственно происходит, это уже победа! Польза в том, что при таком методе мы вникаем в суть и цель вызвавшая наше желание уже просвечивается. Остаётся только принять правильное решение.
   В общем знаменателе получается: если мы может вот так смотреть на себя со стороны, мы обладаем великим даром провиденья.
  
   Наполеон высоко ценил советы своего министра иностранных дел Талейрана, благодаря которым были одержан ряд исторических побед в политике и на поле боя. Один из самых значимых советов был "Никогда не надо мешать противнику совершить ошибку. " Универсальность такого совета актуальна во все времена.
   Ну и нам не помешает отбросить чёрствость. Именно она порождает амбицию не уступить кость (к тому же, зачастую ещё и пустую) конкуренту, а вот если он (типичная ситуация) так ничего и не понял, то уж с чистой совестью не препятствовать ею и подавиться. Такой метод всегда оборачивается благом не только для вас лично, но и для других людей. В том числе и тому, кто подавился.
   В принципе, ничего нового не сказано, просто чуточку иной ракурс на всем известные вещи. Однако, здесь уместно признать - так видеть и поступать наверняка присуще многим людям и потому, слова "чуточку" и "иной" скорей всего тоже излишни. Но....
   Резюме: какие обстоятельства не предлагала бы судьба, пусть даже совсем не приёмлемые, не следует её за это укорять (скорее всего сами что-то недосмотрели), но проблему, конечно, надо решать, не бороться с ней, а именно решать. И всякую возможность исправить положение "надо благодарно принимать, на до благодарно принимать". Вот если нам дано так видеть и сознавать, то обязательным отсюда производным будет и умение прощать. Прощать, не с мстительной снисходительностью, а с понимающим сочувствием. Ведь теперь, куда мы не посмотрим своим вооружённым взглядом, повсеместно найдём яркое подтверждение нашей прозорливой способности ладить со всем тем, (но, уже с некоторой от нас корректировочкой), что будет предлагать нам жизнь. И более того, за ту же иногда уступленную пустую кость нам ещё и переплатят. Даже иной раз и через чур будут переплачивать.
   В который уж раз от таких заключений грустное изумление на некоторое время завладела настроением Таравитого. Как однако всё-таки досадно, почему в своём подавляющем большинстве мы не хотим понимать столь элементарные вещи.
   Возможно мы просто слегка наружно зачерствели. Но ведь и не более того. Верил и знал Таравитый, что это именно так и есть, и не допускал мысль о повальной человеческой амбиции, могущей быть его природной сущностью.
   Вскоре по свойству своего душевного состояния Таравитый опять почувствовал уже почти знакомое состояние счастливого стыда. Ему было приятно, что эти вещи он понимал ещё в той жизни и немного совестно за свой счастливенький эгоизм, за выгодное для себя использование этих житейских премудростей, что приходили к нему легко и не выстрадано.
   Стыда, но радостного ещё и оттого, что отсюда из предверия Астрала он мог видеть божественный свет, исходящий от земных людей (к сожалению, от немногих), но всё же от земных людей. Людей не обладающих астральным знанием, соответственно и верой, но поступающих однако с благостной мудростью и добрым делом.
   А всё-таки жаль, конечно. Как было бы здорово, если б такой свет исходил хотя бы от четверти земных людей!
   Ведь по существу речь не идет о каком-то сложном понимании. Всё просто как здрасте!
   Не было бы тогда на Земле всего этого вселенского противостояния.
   Почти всё удушающая человеческая амбиция. К величайшему сожалению, дело обстоит именно таким образом. Мы люди едины по своей природе, но непримиримы в этой своей идиотски надуманной борьбе тщеславий.
   Думать даже страшно, сколько наворочено и разворочено и все в прорву нашего ненасытного самомнения! И так всегда! Я, ты, он, она вместе целая земля! И вся планета как дрова, что наломала вся семья, а сколько ещё наломаем! Умеючи, да без дружбы с головой!
  
   Взгляд. И не знают люди, что и в их физическом мире действует охранная структура психоэнергетического поля. Не будь которой, захлестнулась бы в жестоком хаосе инфернальной энергии жизнь человеческая на Земле. Зло возобладало бы над добром. Но великая истина, оправдывающая человека в том, что концентрация этой психоэнергетики, хоть и вдохнутая высшим разумом в земную жизнь, основана всё-таки из силы энергетики человеческой.
   Благодаря этой силе агенты (ангелы, если хотите) астральной миссии осуществляют производство устранение из жизни ненужных людей совсем или ограничивают их вредную деятельность. Искореняют жестокосердие, больших мздоимцев и прочих негодяев. Воздают по заслугам ещё в земной жизни. Охранная структура психоэнергетики легко распознаёт их излучающую тяжёлую энергетику. От простых неприятностей (смотря кому и за что) до страдания от неизлечимых болезней и преждевременного ухода из, недолгой и без того, человеческой жизни. Вот, мягко говоря, обычный удел плохого человека. Аналитическим взглядом, даже земного человека, эту суть можно заметить повсеместно. Хотя, дела эти в глаза не бросаются. Их производство маскируется в типичные несчастья и неприятности, что в большинстве своём происходят по вине самих людей.
  
   А ведь действительно - как было бы радостно жить на Земле. Уютно и благостно. Любить жизнь просто за то, что она есть. Без претензий и гордости не к чему и не кому.
   Понимают же люди песню, где с нежной мудростью говорится о природе, у которой нет плохой погоды. Не будь у людей этой доброты, не понравилась бы песня. Да и песни такие, скорее всего, не родились бы. Не такие, наверное, были бы тогда песни.
  
   Понимают же люди: не может на всей территории Земного шара быть всегда одинаково приятный климат. Обязательно для блага и здоровья самой Земли и всего, что на ней находится, должен быть противовес. Что поделаешь, но таков закон природы. Опять же не без попутного блага. Противоположности больше ценятся на контрасте.
   Народам, проживающим в местах с чудесным климатом, надо, конечно, любить свою природу, но не пыжиться этим перед другими народами, у которых климат не столь комфортный.
   Любовь к своей стране всегда прекрасна, но совсем не обязательно гордиться её природными богатствами перед другими народами, у которых этих богатств меньше или вообще не имеется.
   Любить хорошую музыку ради самой музыки и того удовольствия, что она доставляет. Не досадовать, если эта музыка написана не вашим соотечественником.
   Спорт тоже надо любить только ради самого спорта и того удовольствия и пользы, которые он приносит.
   Предвижу, как уже, наверно, кипит у кого-то возмущение.
   Что он тут несёт! Получается, нельзя гордиться своей страной, своей природой, теми же спортсменами, наконец, в неимоверных трудах и лишениях добывающие славу себе и родине.
   Что ж, возмущение конечно праведное.
   Современный прогресс - это, прежде всего, результат самого духа соревновательности, как и то благо, этому сопутствующее.
   Как можно не гордиться людьми, благодаря которым, создалось, добилось, построилось, изобрелось, выстрадалось, наконец, всё это грандиозное великолепие и удобство жизни! Разве это не результат созидающего желания человека вырваться вперёд, улучшить свою жизнь и гордиться за свой труд, за свою семью, страну, национальность, в чаянье и стремление сделать эти святые понятия ещё богаче и могущественней.
   Ну конечно, всё это так и есть, и всегда было только по такому разумению. Всё в высокой степени прекрасно и гордости, конечно же, достойно.
   Согласен, это выше сказанное, как-то не очень внятно получилось. Погода - природа. Спорт вот приплёл. Всё из-за того, что хотелось как-то смягчить мысль, но получилось не очень доходчиво.
   Ладно, рубану как есть. По-другому, наверно, и не получится.
   Уж не обессудьте.
   Патриотизм и любовь к своей стране как к самому святому месту на Земле. Месту, на котором живёт лучший из всех народов. Гордость, что с этим великим народом ты имеешь честь быть одной национальности.
  
   О Родина святая - какое сердце не дрожит тебя благославляя!
   Г. Гейне.
   Какой самоотверженный порыв высокого духовного чувства в этом возгласе. Но... сколько на Земле найдётся людей, способных чувствовать именно в духе той благородной нежности и любви, сказанной так прекрасно великим поэтом?
   Да что за вопрос! Особенно если взять лично Вас. Даже не задумываясь, Вы горячо заявите, что полностью разделяете подобную мысль. И именно, в том же духе и понимании!
   Только вот в этом-то вся и загвоздка. Любой человек на Земле, так же как и Вы, заявит тоже самое. И большинство ошибутся в истине. Потому что, именно не задумываясь, и заявят. Мысль-то действительно подобна, то есть, созвучна с чувствами любого человека на Земле. Любого человека. Вот только великих поэтов раз-два и обчёлся.
  
   Абсолютная причина всех бедствий на Земле, гибель миллионов людей, всех больших и малых войн, горячих и холодных. Всех противостояний, как на уровне военно-политических, так и на уровне дрязг и распрей социально-бытового плана, всё это негодяйство, что сотворились и ещё сотворится на Земле есть прямой результат патриотизма, любви и гордости к своей стране, к своему народу, к своему кровному родственнику. Человеческое чувство гордости и патриотизма в большинстве своих проявлений всегда агрессивно. И стоит только любому из нас начать признавать чьё-то право на чуть больший патриотизм и гордость. Тут же ТЕ, за кем Вы это признали, возведут и раздуют эти ваши признания в естественную историческую закономерность, восторжествовавшую наконец святую справедливость.
   Очень дорого обойдётся такое добродушное признание. Беда начнётся такая, что хуже всякой бактериологической войны разрастётся. Мгновенно зачнётся (никакой абортуже не поможет) и быстро развившись, вылезет его омерзительство, злокачественный плод по имени -национально-патриотическая Амбиция и будет расти этот плод, как в сказке - не по дням, а по часам.
   Если этого детёныша, как только он вылупится на свет, сразу же не удушить, то потом чтобы это сделать, реки крови надо будет пролить.
   Парадокс: выстраданный человечеством опыт. Понятный всем на генетическом уровне. Всё зло от амбиций! Прекрасно! Враг известен до самой подноготной. А как известно, раскрытый враг - это побеждённый враг. Так происходит во всём, но только не против национальной амбиции. Живучей этого врага ничего нет. И потому, страдать от него человечество (по сути, от самого себя) будет..! Мягко скажем ещё долго.
  
   Возможно, если б человек знал, что эта его жизнь на Земле просто одна из многих других форм жизни. Что после своей смерти он не перестанет жить. То есть, жизнь, индивидуальная сущность его личности, его памяти не прервётся. Жизнь продолжается! Пусть при совсем иных обстоятельствах. Самое главное, что продолжается! Человек будет этому несказанно рад. Особенно, если поймёт, что предыдущая жизнь была коротким запланированным отрезком. Может и не проявлял бы человек свою амбицию в таких дозах непомерных. Хотя... Тоже вот вопрос? То есть, опять занесло.
   Национальная амбиция своими трёхголовыми атомами присутствует, наверное, даже в ДНК. Возродившаяся в новом теле душа, память предыдущей жизни не имеет, она стёрта, но только не амбиция. Этот трёхголовый монстр личного самосознания, национальной гордости и патриотизма сохраняется, и в новую ипостась переходит по наследству. Лет до пяти это чудище спит, но малыш растёт, а вокруг всегда хватает "добрых" людей, одни только родители чего стоят. И вот годков эдак с пяти, всё ещё иногда возясь в песочнице, маленький человечек начинает понемногу обращать внимание на внешность своих товарищей. И замечает, да действительно, некоторые из его дружков какие-то не совсем правильные. Как это он раньше не замечал? Цвет кожи и разрез глаз - вот тот первый критерий, который начнёт расталкивать спящую гидру. И чем дальше, тем больше. Сколько всяких генотипных и умственных несоответствий будет такой отрок находить в людях, не относящихся к его, Богом благословлённому народу, и удивляться. Как всё-таки велик, благороден и терпелив народ его национальности!
   Но вернёмся чуточку назад. Человек после смерти в своём тонком теле какое-то время будет находиться в астральном измерении. С момента втягивание в эмбрион и далее он появится снова в физический мир при помощи женщины. И вот если учесть то обстоятельство, что кривая временного измерения между земным и астральным миром имеет некоторое смещение, то скорее всего, наш будущий земной человек возродится в несколько другой стране. С другим возможно разрезом глаз и цветом кожи и с другой доминирующей конфессией.
   Вероятно, стирание из памяти опыта прошлой жизни, это одна из причин, по которой всё стирается для образования чистого листа. С него-то и начнётся не отягощённая прежним грузом новая формация личности. Конечно, имеет всеобщее значение, какими духовными ценностями при становлении личности будет заполнятся сущность человека. Но независимо от его интеллектуального уровня, амбиция будет присутствовать непременно. По этой, скорее всего, причине, когда в новой жизни человека опять потянет загромоздить душу всевозможными атрибутами, как бы подтверждающие его особую исключительность, то он всегда сможет это сделать (в соответствии к своему новому статусу, от внешнего вида, национальной и конфессиональной принадлежности).
  
   Таравитому, как и тому меньшинству земных людей, верящих в существование астральных миров, эти миры всё же представляются чем-то чуждым и далёким в соотношении с земными критериями и устоявшейся формой их привычного существования. Слишком уж абстрактный образ понимания.
  
   Один простодушный человек, чабан из далёкого высокогорного аула, волею судьбы или скорее прихоти случая, оказался в качестве туриста в зоопарке одного из западноевропейских городов. Долго стоял у вольера с жирафом, в хмурой сосредоточенности рассматривая диковинное животное. Потом, уже уходя, с досадой взмахнув рукой, воскликнул:
   - Нет, такой не может быть!
  
   Однако, что-то стало происходить. Прислушавшись к себе, Таравитый стал ощущать уже знакомое чувство охватывающего его наваждения. Мелькнула мысль о медитации, он же вроде как пытался войти в транс, но почему-то не получалось. И вот спонтанно произошёл эффект! Да, но всё равно, как-то не совсем обычно. Почему это чувство обозначилось только сейчас? Таравитый машинально глянул в окно, ну конечно, уже ночь! Он не удивился той неожиданности, что не заметил, как прошёл день. Теперь он понимал, за это незамеченное им время, он снова пережил ёмкое информативное соотношение между его земной жизнью и чем-то неведомым до этой минуты. И далёкий этот мир, неведомый, стал безмерно ближе и понятнее. Постиг, однако, если сразу не зацикливаться на волнующих своей необычностью формах проявления другого мира, то всё остальное и, скорее всего, и основное построено как и в земном мире. Гуманизм, нравственность, любовь, всё, как и на Земле, только в абсолютных выражениях. Ассоциативное восприятие происходящего, восторженное чувство свободной лёгкости, не скованного тяжестью постоянно устающего тела. Пространственный неземной уют нежного света... И! Это божественное, невозможное ни с каким сравнением ощущение!
   Незаметное, как бы со стороны, это ощущение обострилось настолько, что буквально защемило сердце. Ещё не повернувшись в сторону этого воздействия, Таравитый замер в сладком предчувствии. Прекрасный призрак, девушка совершенно немыслимой красоты! Таравитый ещё за мгновенье как увидеть это неземное создание, скорее предугадал блестящий этот миг и вот... Лучи их глаз встретились! И волшебно-пленитнльный запах! Здравствуйте, милый человек, - едва заметная смешинка в этих её глазах! Не помня себя, он кажется, тоже сказал
   - Здравствуйте...
   - Ну что, не собираетесь ли Вы опять мне чем-нибудь помочь?
   Ничего толком не соображая, в совершенно отрешённом состоянии, Таравитый опустился на колени, машинально прикусив себя за пальцы руки и смотрел заворожено на это ангельское виденье.
   - Ну что Вы делаете! Встаньте, пожалуйста! Так нельзя! Возьмите себя в руки! И более настойчиво, я прошу Вас, иначе, я буду вынуждена уйти.
   После таких её слов он, конечно, решил встать, но успел видеть филигранную красоту ступней её ножек. Она была босиком. Неодолимое искушение взять их в руки и, прижавшись губами, умереть в сладчайшем изнеможении.
   Только в такой форме ещё как-то могло проявиться буквально пронзившее его чувство любви. Ибо встать в рост, обнять это Божественное создание, поцеловать в губы он никаким образом себе бы не позволил. Таравитый встал, встал из-за страха от её угрозы. Богиня иначе может исчезнуть. Встал ещё и из-за стыда за свою наглость
   "Иж, чего захотел! Целовать ноженьки её ангельские, да ещё ручищами их лапать. Когда, даже в любви к простой земной женщине, влюбленные бывают, готовы не то, что саму прелестницу, землю целовать, по которой прошли ножки любимой. А тут! Экий ухарь! На что замахнулся!?"
   Уже встав на ноги, вдруг как прорезалось, он вспомнил эти глаза.
   Это было в далёких семидесятых. Работал водителем городского такси в Алматы. До мельчайших подробностей он вспомнил тот судный день.
   Может не спроста он оказался тогда в том месте и в то время. Может быть, от него предполагалось вмешаться в тот кошмар, произошедший на его глазах. И не случилось бы тогда трагедии. Возможно, он был там единственный человек, который увидев и поняв, что происходит, не предотвратил зло. Сколько прошло времени, а вот вышло, не затянулась эта душевная рана. Хотя, конечно, как сказать. Ему (вероятно Богиней) было дано видеть, чем кончился тот произошедший кошмар и только благодаря Богине, увиденное смягчило его душу от уж было охватившего её сумрака.
   Взяв заказ, подъехал он тогда по адресу и, встав на обочине, ожидал подхода пассажиров. Было видно, как из находившейся через дорогу школы выходили, расходясь по домам школьники. В образовавшуюся минутку, больше для того, чтоб размяться, решил протереть лобовое стекло. Однако, какое-то смутное чувство неосознанной тревоги привлекло внимание Таравитого к некой пестрящей ненормальности движения на школьной аллейке. Приглядевшись, он разглядел за подстриженным вдоль аллеи кустарником непонятную возню. Школьник, высокий старшеклассник в белой модной водолазке, вроде как бил кого- то, что ли, наклоняясь над кем-то сдавленно пищащим у него под ногами. Стоявшие рядом элегантные девочки, по-видимому одноклассницы, с безучастным одобрением взирали на эту сцену. В сознании Таравитого сама будничность окружающего пространства уже с той минуты подчёркивала ужасную ауру происходящего. То, что тогда произошло за несколько минут, прояснилось сейчас жгучей горечью запоздавшего сожаления и вины. Боже мой! Не сними Богиня с его памяти тот ужас, как бы мог он жить с таким грузом на сердце. Да и жил бы разве!
   Вырвавшаяся на короткое мгновенье жертва - это была девочка школьница. Как могла из своих девчачьих сил, спотыкаясь, пыталась убежать от своего преследователя. По внешнему виду и лицу девочки Таравитый понял, эта девочка изгой. Она бежала в направлении дороги, в отчаянье, наверное, воспринимая её за некий пусть и незначительный, но всё-таки рубеж, отделяющий её от безжалостного школьного пространства. В размазанных глазах от стыда и переживаемого страдания её некрасивого лица ощущалось некое униженное понимание к своему истязателю. Сжалось сердце Таравитого до душевной боли, он сразу понял глубокую духовность этой затравленной девочки, безысходную жестокость её жизни. Она и бежала-то немного в сторону от находившейся на противоположной стороне автобусной остановки, потому что там, на остановке были люди. А эта девочка, даже находясь в таком состоянии, очень, по-видимому, не хотела, чтобы ещё и эти люди видели такую униженность и несуразность. А люди, конечно же, видели. Видели и в душе, по-видимому, одобрили действия этого красивого, по-юношески возможно и слегка жестокого, но наверняка справедливого мальчика. Скорее всего, эта неказистая девочка сама виновата и ей, конечно, воздаётся по заслугам. Да и видно по ней. Бежит как-то воровато, не кричит, не зовёт на помощь. Понимает дрянь, что натворила, потому-то и удирает молчком.
   А девочка действительно не кричала и не просила о помощи. Скорее всего, она бы и дома не стала жаловаться. Казалось, раскройся перед ней яма смертная и глубокая, и та была бы ей желанной и родной. Кинулась бы в неё, не задумываясь. В замедленно кошмарном наваждении воспринималась Таравитым происходящее. В несопоставляемой пока ещё связи для какой цели догоняют девочку. Он, однако, с ужасом видел мрачную ауру, в которой находился бежавший за ней стройный юношеский силуэт. У самой дороги, догнав девочку, юноша сильно с размаху ударил её в лицо. От дикого этого удара девочка упала на неловко выставленную руку с раскрывшимся портфелем. Не поднимая головы она привстав на колено, старалась собрать выпавшие тетрадки и разные по длине цветные карандаши, но вывихнутая рука и страшная боль не давали ей это сделать. Не удержавшись на ногах, она снова упала. Из открывшегося ещё больше портфеля опять всё высыпалось. Уже не закрывая его, не собирая карандаши и ветхие учебники, машинально лишь оправляя здоровой рукой прядь сползающих на лицо волос, она упрямо, в какой-то маниакальной одержимости пыталась не потерять сознание и всё-таки встать. Ей, такой некрасивой и бедно одетой, было, по-видимому, очень стыдно и непременно хотелось как можно быстрее убраться с посторонних глаз. Но, не сохраняя равновесие, она снова падала. Казалось, что при всём ужасе ситуации, она не столько чувствовала боль, сколько ещё стеснялась своей убогой не в размер одежды, матерчатых многократно штопаных чулок, один из которых сполз, собравшись на белесом от потёртости мужского фасона ботинке. Стыдилась своих растрепанных волос с болтавшейся ситцевой лентой, дешёвого клеёнчатого портфеля с проволочной ручкой. Неимоверным трудом ей наконец удалось встать и, пошатываясь, наклоняя голову на бок из-за заплывшего синяком левого глаза, шагнула на дорогу.
  
   В ореоле света, невозможного для земного описания, Таравитый видел переворачивающееся в воздухе тело девочки, упавшее безжизненно проскользившим кулём по асфальту. В ушах звенело так, что некоторое время он находился как бы в состоянии неконтролируемого безвременья.
   Собралась толпа. С озабоченной равнодушностью тихо переговариваясь, люди смотрели на лежавшее на асфальте тело. В обрывках разговора слышались разного рода негативные догадки и предположения.
   - Пьяная, кажись, вот и понесло её по дури через дорогу.
   - Да нет, вроде не пьяная, - хмыкнул с видом знатока пожилой мужчина, - наркоманка, скорее всего. Вон и палец синий как от чернил, у них так бывает, это наркоманка.
   - Да ну что вы такое говорите, - подала голос полная женщина в засаленном фартуке, - я вон в магазине работаю и всех тут знаю. Побирушка, бомжиха, а откуда у бомжихи деньги на наркотики. Украла где-то что-то и нализалась до отключки. Водителя жалко, отвечать вот теперь придётся бедняге как за нормальную.
   Пожилой мужчина, кряхтя наклонившись к телу, произнёс:
   - Да нет, не бомжиха, говорю же - наркоманка. Лицо совсем молодое, - задумчиво поцыкав языком, добавил, - девочка ещё прямо совсем, а уже присела...
   - Ой, да знаем мы этих девочек, - прокудахтала полная женщина, - вон школа напротив, уж я-то знаю. На перемене выскочат во двор и тут же шасть в магазин за сигаретами. И брали бы хоть по человечески, а то всё поштучно норовят. Все они такие, хоть пацаны, хоть девки. - Осёкшись от мысли, болтает о том, что продаёт школьникам сигареты, махнув рукой, пошлёпала к себе в магазин.
   Неожиданно девочка повернулась на спину. Её необыкновенно похорошевшее лицо, невзирая на синяк и застывшую в уголке рта струйку крови, виноватой улыбкой стеклянного блика открытых глаз, смотрело в небо. И вдруг! Ахнули все стоявшие вокруг, возглас ошеломлённого удивления прокатился по толпе! Поражённые, вытаращив глаза, смотрели на появившийся вокруг девочки ореол необыкновенно красивого свечения! Неописуемо! Глаза девочки, уже что-то видящие, излучали осмысленный свет изумлённо счастливого выражения.
   И только после всего этого, в каком-то обратном смещении времени, Таравитый услышал глухой удар и пронзительный визг автомобильных тормозов.
  
   Утихающий звон в ушах плавным угасанием перешёл в полную тишину, из которой в преломляющем световом ракурсе Таравитый скользнул в некое состояние, потрясшее его неизъяснимо сказочным пространством. Чарующий воображенье запах, с замирающим трепетом сознания, рождал буквально осязаемое волшебство музыкального звучания. Неведомая им ранее лёгкость восприятия овладела Таравитым. Неземной свет этого божественного проявления произвел на него пожизненно неизгладимое впечатление. Никогда в своей жизни он не испытывал, даже отдалённо, ничего подобного.
   С необыкновенной ясностью восприятия этого восхитительно пространства Таравитый видел, как в невесомой легкости из безжизненного тела поднялся чистый образ девочки, воспаряя нимфой лучезарной в простирающимся шлейфе астральной дымки. Провожая взглядом это волшебное движение до момента растворения преломления света, заглянуть за который ему пока было не дано. Но услышал и почувствовал Таравитый завораживающий голос Божества, от нежного прикосновения которого, ниспадающим бременем улетучилась с памяти его души тяжёлая болезнь, уже было осевшая на него.
   Тогда, в последнее мгновенье памяти, Богиня успела ему передать главное:
   - Девочку принял мир божественного света, где в новой её жизни, прекрасной и счастливой, как и на лице её, прекрасном и счастливом, уже никогда не будет слёз. Или разве только от счастья и любви.
   Иначе точно - видит Бог, не сохранился бы у него в целостности рассудок, от только что, виденного и пережитого.
   В меркнувшем свете покидающего его мира и тающего шёпота Богини, он постигнул:
   - Пройдёт время, по земным меркам возможно немалое, и мы встретимся, но уже навсегда. А пока ему надо просто жить обычной земной жизнью. Страдание от разлуки не будет в тягость. Мой образ сохранится в твоей памяти недосягаемо глубоко.
  
   Два человеческих создания из двух разных, но не чуждых друг другу миров, последние светлой грусти мгновенья стояли в молчаливом проникновении к предстоящей им в будущем единой судьбы.
   Прошло действительно (по земным меркам) немало времени, и он, действительно, не только не страдал от разлуки, скорее наоборот, довольно часто в неких душевных наваждениях, Таравитый испытывал так называемое состояние "DEJA VU". Смутное предчувствие от пережитого к предстоящему. Это необычное волнующее чувство поистине захватывало..! Ему доставляло несказанное наслаждение отдаваться ему всякий раз, когда накатывало ощущение его приятного воздействия. Порой даже казалось, что возможно в отношении к нему, эти волшебные переживания кем-то установлены.
   В чувстве осознаваемого наваждения, смутное предчувствие грядущей встречи в казахской степи.
   И голос уже невидимой Богини с наказом готовить душу и сознание для восприятия предстоящего и предначертанного.
  
   Жизнь в том же проявлении как и была, но понятие её, однако, стало несколько иным.
   Удивлялся себе Таравитый, в принципе ничего архисложного, но как легко и хорошо стало видеть жизнь в таком её проявлении и сознавать это. Сознавать, что при этом душа находится в полном ладу с Богом и миром его. А личная жизнь достигает и пользуется благом во всём, что её окружает. Понимать, а не придерживаться. Главное, не спутаться в этих понятиях. Если скатиться к понятию придерживаться, обозначатся некие рамки, а это уже совсем не то, что надо. Не потому, что рамки в ту или иную сторону, они всё равно и всегда нарушаются. Плохо уже только потому, что рамки.
   И чем дальше по этому пути, тем труднее будет понять и остановиться. Всё кажется истинным, правильным, ведь главное мерило - это наличие "Блага", а тем более, это благо ещё и прирастающее.
   Достигнутое благо вначале как достижение, вскоре становится повседневной практикой, в следствии чего, благо прирастает, а затраты на его производство уменьшаются. Чудесная прогрессия! Но, к сожалению, не всё так просто. Без побочного эффекта (треклятого), который, как всегда, тут же не замедлит вылупиться, видать, не обойтись! Чем легче достаётся благо, тем меньше оно ценится. Без исключений. Даже такие очень значимые вещи как Любовь, деньги, карьера, слава, удачливость, должным образом оцениваются только при потере. А так легко достались, значит, так положено и благодарить тут не за что, да уже получается, что и не кого.
   Любое благо благодарно оценивается только на момент его получения. Хоть в большом, хоть в малом. Например, удовольствие от сладостей. По времени это благо никогда не запоминается (то бишь удовольствие), запоминается только то время, когда от этих сладостей болел зуб. Прошу прощения за эту зажёванную истину, просто примите как предисловие к следующему. Что вот делать, когда по-настоящему тяжёло и больно на душе? Любому человеку, наверно, знакомо подобное состояние, всё понятно и без лишних слов мы признаем, да это очень тяжёлое состояние. Но, в том то и дело, что подумаем мы так, разумеется, прежде всего, про себя любимых. А, что если подумать о других? Что ж, можно и о других. Во вторую очередь, правда, и только о тех, кто наиболее ближе по параметрам. Родство, национальность, религия, цвет кожи, разрез глаз. Вот тут оно и вылезает мурло то наше патриотическое! И потому всем остальным, кто этим параметрам не соответствует - война! Горячая, холодная, с множеством всяких форм противодействий. Повальный эгоизм. Жизнь, форма которой - потребление. Созидание служит только для того, чтобы увеличить потребление. Потребление для себя, и себе подобных. Итак, везде всегда и во всём. Даже в молитве.
   Взгляд. Сколько на Земле найдётся людей, которые в первую очередь на вопрос о душевной тяжести подумают о Боге? Насколько неизмеримо тяжелее, чем у любого Землянина, может ощущаться боль на ЕГО душе!
   Любой земной Бог, чьё могущество основано на психоэнергетике молитв, к нему обращённых от людей Земли, мог бы быть ещё многократно сильнее, если б, хотя бы в десяти процентах этих молитв, человек ничего у Бога не просил. Пусть небольшая эта толика молитв, но искренняя и горячая, была бы целенаправленна посвящена именно самому Богу. Бескорыстность такой молитвы и потому пси- хоэнергетически более плотная, она целиком бы доходила до Бога, умножая тем самым возможности его покровительства Землянам.
   Бог! Как всё-таки щедра его любовь! Даже в бескорыстии молитвы, посвящённой лично к Богу, выгодное благо для человека уже в том, что к нему же и возвращается.
   Вероятно, где-то в глубине своей души земной человек чувствует за собой этот эгоистический грех и потому в общении меж собой часто успокаивает себя, произнося заезженную фразу:
   - Иисус любит вас (нас)!
   Иисус - Бог-заступник, вот что он может чувствовать в душе, глядя на агрессивное друг против друга племя человеческое? Только одна вера у него и остаётся. Вера в то, что не всегда будет таким человек и когда-нибудь поймёт то, что давно бы уже надо понять.
   Понять элементарное. Не замысловатые мудрые предначертания, а самые, что ни на есть простые и очень для человека присущие естественности.
   Махтумкули - туркменский поэт (середина восемнадцатого века), дал свободу двум влюблённым, выкупив их из рабства. Отдав за это в дороге (ехал учиться в другую страну) все свои деньги. Все до последнего медяка. Поэт хотел увидеть счастливых и свободных людей. Но увидел совсем иное. Когда были сняты путы, первое, что сотворил освобождённый мужчина, было убийство. Ни благодарная молитва всевышнему, ни признательность к освободившему его человеку. Схватив нож, подбежал к своей, ещё связанной возлюбленной и вонзил его ей в сердце, затем, не совершив покаянной молитвы, покончил и с собой. Ревность и эгоизм владели душой этого мужчины. Жить на свете после виденного им, когда на ночных стоянках пользовались его женщиной прямо на его глазах, для него уже не представлялось возможным.
   Домой поэт вернулся не скоро. На дорогу обратно пришлось зарабатывать.
   Как оценить ту тяжесть на душе, которую испытал Махтумкули? Люди, которых он хотел осчастливить, и самому быть от своего поступка тоже счастливым. Не каждый из нас способен на такое, но сам поступок понятен. Быть счастливым хочется каждому. Значит это состояние очень понятно для людей. Махтумкули был бы безмерно счастлив, если бы эти двое освобождённых им людей (кстати, совершенно ему незнакомых) в счастливой радости ушли бы своей дорогой. Всего два незнакомых человека, а какая трагедия. ТРАГЕДИЯ!
  
   Сопоставление. Что может, глядя на нас, чувствовать наш земной Бог Иисус, у которого нас миллиарды и тем более, мы все ему знакомы? И как тогда может воспринимать нас, землян, Высший разум? А ведь это уже очень серьёзно!
   По всему видать, порой трудноватенько приходится нашему земному Богу нас-то защищать. При том не только перед высшим разумом, но и нас самих от себя же самих.
   Аксиома. Основной базис вселенского закона - это развитие к совершенству. Принцип этого закона присутствует во временных измерениях всех миров. Легче всего принцип развития этого закона осуществляется в Астральных мирах. В активном Астрале отсутствует инертная скованность физического тела, но присутствует опыт предыдущих жизней, и потому развитие к совершенству там происходит во много раз быстрее и качественнее.
   В физических мирах прогресс тоже хоть и медленно, но происходит постоянно.
   На Земле, если в частности взять отдельным сегментом период с медного века (энеолит), уже тогда человеческий организм был полностью сформирован для жизни продолжительностью в несколько земных веков.
   Но, учитывая типичную психику человека того времени, особенно в аспекте нравственности, Создатель, наверное, решил такую продолжительную жизнь надо ещё заслужить.
   Тем более, при таком раскладе (короткая жизнь) чаще происходит смена поколений, благодаря чему (это тоже наверно заметил Создатель) каждое новое поколение немного лучше предыдущего. А раз так, пусть уж тогда этих новых поколений будет как можно больше.
   Решил и сделал.
   Правда при этом жизнь каждого поколения укоротилась во многие разы.
   Зато при таких делах возник ещё целый ряд благоприятных для улучшения человеческой породы факторов.
   Что стоит один только страх перед наказанием в виде страданий от болезней и такой неприятности как смерть. Всегда, к стати, при таких делах, находящаяся, как говорится, не за горами.
   Неприятности неукоснительно возникали, стоило только человеку вести себя неподобающим образом.
   Например, несправедливое распределение благ лидерами между подвластными им членам общины или рода. Несправедливо полученные блага порождали злоупотребления не только по отношению к порабощённым, но и по отношению к самим себе. От появившихся возможностей не двигаться много физически, но поглощать много еды, у такой категории людей появлялись преждевременные болезни и соответственно страх перед неотвратимостью смерти, к тому же ещё, так быстро приближавшейся. На самом деле, в подобных случаях смерть приближается ещё быстрей.
   С тех глубоких времён и по настоящие дни у людей, живущих неправедно, психика находится в постоянном напряжении. В первую очередь, такой человек постоянно боится именно то, на что он способен сам. Убийство, предательство, воровство, алчность, всякие прочие пакости - вот далеко не полный букет наших "милых" человеческих слабостей.
   Всё своё всегда при нас.
   Но, повторимся ещё раз, при такой частой смене поколений естественный отбор проходит в актуально убыстрённой форме.
   Регенерация мозговых клеток мозга вполне может соответствовать своему оптимальному количеству по сохранению статуса неизменяемой структуры молекулярного кода жизни. Одно из положений для такой гармоничной функциональности - светлый ток психической энергии (свечение именно этой энергии видно из Астрала). Земная жизнь человека с таким молекулярным кодом могла бы достигать библейского долголетия.
   Однако следует заметить: быть в полной мере счастливым от жизни такой продолжительности человек мог бы только при условии незнания жизни в светлом астральном измерении.
   Одно из условий для появления такой светлой энергии - это способность человека испытывать искреннюю и радостную гордость за достижения даже от людей, совершенно не попадающих под определение" своих".
   Только когда у человека присутствует радостная гордость, что он сам, как и любой другой человек является членом человеческого рода, а это значит, что к любому достижению, приносящее благо, он как член человеческой общины, тоже имеет отношение, пусть даже притом, что его личный трудовой вклад может выглядеть и не столь значительно.
   При такой гордости присутствует светлая энергия и отсутствует претензия.
  
   Чем больше человек занимает место под солнцем, тем больше он бросает тень на других. (Из услышанного).
  
   Претензия на всеобщее признание своей улучшенной породы, качество ума, более древней, чем у остальных генеалогические истории родов, голубее кровь и потому уже как право на особое уважение. Потом, обязательно и как всегда, последуют претензии ещё на что-нибудь. На имущество, доступ к природным богатствам, не только своих территорий. Ну... В общем, как всегда, претензии, претензии и претензии.
  
   У паровоза, предка современных тепловозов и электровозов, производимый КПД из затраченного топлива составляло всего четыре процента.
  
   Если все телодвижения, что сотворил человек на Земле, разделить на те, что случились во благо и на то, что благом назвать никак нельзя, то последних у него получалось больше, тоже процентов эдак на девяносто пять.
   Конечно, человек в любом случае хотел как лучше, но...
  
   Если б человек гордился только своей равной принадлежностью к великому, Богом избранному племени людей.
   Гордился бы чистым сознанием, что своим трудом он вносит лепту в общее созидание всех людей на Земле. Без замутнённого сознания своей личной и национальной исключительности.
   Тогда бы любое достижение в труде ценилось только как ещё одна ступенька в общей лестнице народов. С наградой и признанием создателю, но без подчёркнутого акцента на его национальность.
   Кем бы не был человек, будь он простой рабочий, поэт, спортсмен, космонавт или балерина, это уже было бы не так важно. Важно только то благо, если оно исходит от представителя самой великой национальности, от Землянина.
   Такое благо божественно, достойно гордости и умножения.
   Производственная парфюмерия просто бы отдыхала.
   Гармоничность и благородство (достоверно установлено) приятно пахнет.
   Да, это так и есть.
   Оказывается, это не просто доброжелательный каприз от создателя. Прелесть этого феномена в том, что такой запах светится, но зрительно он виден только из Астрального измерения.
   Любое осмысленное самоотречение (то есть благородство), хотя и уязвимо к окружающей среде земного мира, но благодаря своему Астральному отсвету, такой индивид заметен и в отношении его производится астральная поддержка.
   В народе в таких случаях говорят, что у таких людей есть свой ангел хранитель, в рубашке родился, смелого пуля боится. Заговорённый и т.д.
   В дальнейшем, в отношении такого человека и, по-видимому, самым главным будет являться то, что этот свет будет гарантированным признаком на вхождения в светлый Астрал.
   В момент перехода в другое измерение у земного индивида связующая нить его физического тела с астральным ещё сохраняется некоторое время. В этот период он как бы ещё находится под воздействием своего физического тела. Но, когда нить обрывается, это значит, что физическое тело необратимо умерло.
   Очень важно в таком кризисе, когда действительно становится ясным, что назад хода нет, не цепляться за физическое тело, а наоборот с душевной радостью перестроится к переходу в мир другого измерения.
   Не противиться тому, что предстоит, иначе от такого тела будет исходить затемняющая энергия отрицающего неприятия, и его плохо будут видеть встречающие.
   С этого рубежа и до входа в светлую и добрую нежность астрального мира человеческой душе необходимо самостоятельно пересечь некое пространство. Зона разделения между двумя измерениями. Этот короткий путь чреват достаточно серьёзными опасностями. В этот момент очень важно не поддаваться почти всегда возникающему неодолимому желанию броситься вперёд к смутно виднеющимся впереди белесым просветам, от которых, как может показаться, идёт желанный призыв.
   Призыв и должен идти, но здесь требуется абсолютная уверенность. Кажущийся призыв может оказаться (в лучшем случае) самопровокацией.
   Важность принятия правильного решения просто архи судьбоносна. Призывная видимость света может выглядеть очень привлекательно, но происходить от ложных (не очень желанных) источников.
   Существует много примитивных параллельных измерений, жизненная платформа которых отличаются характерной для них унылой гаммой чёрно-белых тонов.
  
   Имеются и такие измерения, попадать в которые крайне не желательно! В астральном преддверии призывной свет такого измерения может выглядеть вполне достоверно. При попадании в подобное измерение дальнейшая жизнь представляется совсем уж в мрачном свете. Существование в подпространстве такого измерения от подпространства ада отличается только тем, что в первом случае сохраняется возможность передвигаться, и якобы со временем, если восстановится правильная энергетика, может появиться и возможность оттуда выбраться.
   Поэтому, всё же в момент перехода очень важно суметь перестроиться. Отрешиться от всего земного и благостно отдаться навстречу тому, что вот уже грядёт.
   Если это удастся, провожающим земного мира сразу с особой чёткостью бросается в глаза, как необыкновенно помолодела и похорошела внешность уходящего человека.
   Такой человек не проходит через просвет.
  
   У таких человеческих индивидов восходящая энергия имеет чистый молекулярный свет гармонического ключа, адекватная гармонической энергии Астрального вещества. Происходит химическое взаимодействие атомов и входящий Земной человек становится Астральным.
  
   Восходящему в таком свете человеку уже не может помешать преодоление обычно возникающего спонтанного приступа волнующей романтики ощущения происходящего.
   Почувствовать подлинный призыв и выбор правильного пути будет уже не трудным.
   Подлинный призыв всегда однозначен - это ощущение любви идущее от светящихся ангелов.
   Ангелы - человеческие существа, святая миссия которых нести своё дежурство на пограничных зонах светлого Астрала и встречать восходящие сетлячки человеческих душ.
   В Астрале кармический свет такого человека очень выражен и его прекрасно видно, он сам тоже прекрасно видит и чувствует изумительную любовь и запах, идущий ему навстречу от светящихся человеческих существ.
   Дух всё равно захватит и прекрасно, с этого момента уже не опасно. Восторженные поздравления, контакт произошёл!
  
   Бетпак-Дала. В просторах этой полупустыни находится маленькая геопатогенная точка земли, входящая в краткую фазу выброса накопившейся спонтанной энергии, чтобы на дальнейшие три тысячи лет находиться в состоянии легко активной уравновешенности.
   Сюда, на это место через сорок часов должен прибыть Таравитый.
   Так велела Донна. Но и сама Донна тоже должна быть на месте, как связующее звено контактной цепочки первичной системы. Являющейся в Астральной природе низшей структурой божественной эманации, исполняющая одностороннюю функцию по трансформации энергоинформационного поля. Поля пограничного горизонта Астрального измерения.
   Таравитому предстояло добраться до места обычным земным способом в течение сорока часов.
   Приятно переживая, в какой форме жизни ему вскоре предстоит оказаться и какие там, в смысле по скорости, происходят перемещения в пространстве, никак однако, не мог отделаться от привычного земного сопоставления этих понятий. Само представление слова "скорость", в земном восприятии, из этого уходящего и такого родного измерения хотя и имело в глазах Таравитого уже чисто местечковое представление, но, всё-таки дальше абстрактного определения о некой большой разнице ни в какое более умозрительное представление не выявлялось.
   Между тем, счет земного измерения, как в прямом, так и в переносном смысле пошел уже на часы.
   Такое, за последнее время всегда приятно волнующее предвкушение, чего-то волшебно-зазеркального, сменилось неожиданно, холонувшей вдруг по телу, душевной прострацией. Тоскливо осиротевшее чувство по чему-то безвозвратно уходящему. Невнятное для человеческого разума своей неизведанно чужеродной непостижимостью. Понимая в тоже время, что ни в коем случае не сможет отказаться от предстоящей ему судьбы, с чего-то вдруг вслух как бы сами собой произнеслись слова главного героя из фильма "Калина красная": "Что-то мне, вся эта перспективочка. Весьма и весьма!".
   Этот вот мир кругом. Такой родной и теплый. Люди, сограждане. Вся эта привычная земная копошня вокруг. Милые близкие сердцу образы. Как же будет, без всего этого?
   Еще и не уходил то никуда, а уже такая ностальгия давит.
   Выпить трохи, что ли, напоследок. И спохватившись:
   - Тьфу ты, черт! Чего несу-то? Напоследок. Чудик несуразный! - И, с вызовом к себе, - ты паря! Следи за базаром-то, усек! Во! Так-то лучше! Хотя... Слегка принять не помешает.
   Зная находящуюся неподалеку кафешку с баром, Таравитый, уже подходя к ней, заметил с усмешкой. Однако, все равно как на помин получается!
   Середина ноября, но Алматинская осень баловала и Николай присел за столик на летней веранде. С прощавшимся вниманием ко всему вокруг невольно смутил девчушку официантку, на ее вопрос:
   - Почему Вы так на меня смотрите? - извинился и попросил сто пятьдесят и салатик какой-нибудь, стирая заодно с её памяти это непонятное для нее впечатление.
   Уже собираясь уходить, услышал: -Эй дальнобой, что это ты вдруг в пьянство вдарился? Да в одиночку я смотрю.
   Еще не повернувшись, Таравитый узнал по голосу Сабита, соседа по гаражу. Видя, что Сабит вышел из служебного помещения, сказал:
   - Сам-то, что тут делаешь?
   - Да ты чо, Николай, не знал разве. Баба моя тут, на паях пополам, ну и кухарит, ясно, заодно. Она-то и увидела тебя, через окошко. Смотри, говорит, друг твой, что ли к нам зашел?
   Сабит почти всю жизнь проработавший бригадиром в таксопарке и посей день таксовал на своей старенькой ГАЗ-24. Выкупил когда-то по остаточной стоимости. Тогда после развала Союза многие так делали. Кто где работал, там и мастырился, приспосабливаясь к жизни как сумеет.
   Внешне разбитной с лукавой хитринкой в глазах Сабит производил впечатление человека, который всегда знает, что делает и такому, как говорится, палец в рот не клади.
   На самом же деле это было совершенно не так. По своей внутренней сущности Сабит был человеком довольно робким и совершенно не предприимчивым. От всей этой образовавшейся круговерти, типа, возьми-урви, купи-продай, перепродай, у него только с всё большей обреченностью развивался комплекс своей несовместимости к этому вдруг так быстро ставшему ему чуждым миру. Обречённо ожидая, что в один какой-нибудь, уже, наверное, недалекий день, он со своей обтертой "Волгой" окажется совсем уж не при делах. Или как это сейчас говорят - не конкурентоспособным.
   Таравитому пришла в голову мысль, доехать до точки, используя Сабита как шофера. Решил тут же и попросить его об этом. Притом в данном случае просьбу можно было только предложить.
   Решать выгодно это ему, Сабиту, или нет, будет только он. Таравитый хорошо помнил условие таланта, которым он теперь обладал. Исключать всякую возможность какого-либо психического воздействия. Все только или на взаимно выгодном соглашении, или в минус себе. И Таравитый предложил Сабиту свою почти новую 'AUDI А 6" за то, чтобы тот отвез его в Бетпак-Дала.
   У Сабита глаза на лоб полезли.
   - Николай, я что-то не въехал, ты что сейчас сказал? Ты отдаешь свою аудюху только за то, чтоб я..?
   Но Таравитый сделал легкий пасс рукой и Сабит понятливо кивнув, спросил:
   - Когда надо ехать? (В таком варианте принцип манипуляций человеческим сознанием не нарушался).
   Договорились на завтра в девять утра.
  
   Огромный астральный экран, с исходящей от него информацией, темной жидкой плазмой стоял перед Таравитым.
   Его прохладная податливая поверхность как магический занавес, шагнуть за который ему предстояло вскоре по прибытию на точку. Точку, где для него пройдет черта в другой мир.
   Он сидел в одноместном номере недорогой частной гостиницы в Алмате, переживая это предстоящее грядущее. Сладко тревожное чувство от ожидания, по сути невозможной для человеческого разумения судьбы, в приятно рассеянном напряжении будоражило сознание.
   Таравитый никогда ранее не испытывал душевный подъём такой силы. Только благодаря новой способности к самоконтролю, он еще как-то справлялся с этим психозапредельным наваждением.
   Иначе, от такого лихорадочного самовосприятия уже просто бы свихнулся. Медленно, почти как из капельницы в его сознание вливалось спокойная неведомая земной природе сила жизни другого мира. Сотворялся иной в своей психоэнергетике субъект. Сокровенное действо, перерождающейся ипостаси.
   Утром, к уже ожидавшему у подъезда Сабиту, вышел уже совсем другой человек. Внешне это был тот же Таравитый, походка, жесты, тот же объем жизненной памяти, все старые вкусы, привычки. Но, задействованный дополнительный объем мозга, потенциально имеющийся у любого человека, еще только на 15% вместил информацию примерно в десять тысяч раз превышавшую ту, что накопил Таравитый за всю свою жизнь. Невозможно перечислить даже в чисто общем аспекте разностороннее содержание этого объема памяти. Одних только языков и диалектов он знал больше, чем это известно современной лингвистике. И потому в машину к Сабиту садилась, действительно, совершенно иная личность, чем та, что разговаривала с ним еще вчера вечером.
   В пути, по дороге на место, Таравитый рассуждая с самим собой, сумел войти в определенный психологический настрой, позволявший не особенно остро испытывать уже ставшей почти привычной периодически накатывающую тоскливую хандру. Говоря себе, что в принципе и по существу, он, Таравитый, никуда не уходит.
   Все, абсолютно все, что было в его жизни, так при нем и останется. Разве только потеря этого бренного тела.
   Так это по идее даже очень неплохо! Особенно если учесть, что жизнь понятие, мягко говоря, весьма недолговечное. Тогда вообще выходит, что он не только ничего не теряет, а даже наоборот приобретает. С потерей тела исчезает перспектива его будущих болезней, старческая немощность, неуютное сознавание своей уязвимости и как следствие нелепое прозябание в ожидании соприкосновения с уже давно рядом стоящей смертью.
   Все как раз очень даже восхитительно. Жизнь и все её составляющее, возможность двигаться, видеть, слышать понимать, все эти качества не только сохранятся, но и многократно увеличатся. В сотни, в тысячи раз. И что самое главное телекинез - физическая возможность действия в земном физическом мире.
   Рассуждения об этом становились настолько захватывающими, что Таравитый, спохватившись в некотором страхе за возможность потерять от восторга некоторый душевный контроль, стал слегка придерживать своих мысленных скакунов.
   Тем более, в преддверии вхождения в другой мир. Мир, где целостность сохранения души как базиса существования в предстоящей форме жизни, особенно важна.
   Оказавшись уже недалеко от цели, километров с двадцати до точки, Таравитый уже мог видеть её излучающий свет. Характерный развод лилово-фиолетовых оттенков по мере приближения становился всё более явственно обозначенным. Конический вектор которого, как перстом, уходил куда-то влево от дороги, теряясь среди барханов песка и редкой куцей растительности. Таравитый знал, что там, где этот лиловый свет, видимый только ему, упирается своим ссуженным концом в землю и находится стволовой нерв Земли данного региона.
   Точка, в радиусе которой имеется окно в другое временное измерение. Оказаться в непосредственной близости к такой точке непосвященному случайному человеку означало бы верную гибель. Ужасающая краткосрочность биофизической катализации организма. Первоначальная предупреждающая стадия в виде головной боли, после которой если не сведущий человек быстро не покинет данное место, начнется фаза сильного недомогания, переходящая в потерю сознания, затем развитие ускоренной химической реакции, распад тела на молекулярном уровне. В результате этой молниеносной эволюции душа сбитая со своего опорного базиса, не может покинуть тело и сгорает вместе с ним в искрящем фиолетовом сполохе. И абсолютное небытие!
  
   Когда до цели осталось чуть больше километра, Таравитый сказал Сабиту:
   - Останови здесь и развернись заодно, дальше не поедем.
   Вышли оба из машины, размяли суставы, помочились на обочину, постояли немного и молча, подчиняясь возникшему вдруг внутреннему импульсу, обнялись по родственному крепко, до слезы. Затем и расстались навечно.
  
   Страх? Или... Вдруг в самый ответственный момент он, Таравитый, растеряется, не сможет сконцентрироваться и выйдет из тела раньше или, что еще хуже, затянет время и начнет выход чуть позже, и тогда случится непоправимое. Сгорят вместе с физическим телом все оболочки астральных тел. Начиная с первого - физического, второго - эфирного, третьего - астрального (двойника физического), четвертого - ментального и трех тонких тел с настолько точно выверенной вибрацией, что соотносятся уже непосредственно к высшей форме Абсолюта.
   Но страха почему-то не было. Таравитый приближался к точке, находясь в состоянии, когда человек как бы уже не принадлежащий самому себе и потому просто не в силах что-то изменить. Его последние секунды гражданства в этом миру. Наваждение возвышенной отрешённости словно пеленой окутало его с головы до ног. Сознание судьбоносного момента не обострило чувства, а наоборот глухо смазало всякий контроль над собой и временем. Реакция на свой звездный час проявлялась просто в тупом следовании к центру радиуса точки. В ленивой озабоченности смутно маяк- нула тревожная мысль. Возможно, ему надо что-то предпринять. Возможно, он даже знал, что именно, и так бездарно всё забыл. Ну, действительно, что-то наверно делать, всё-таки надо! Не идти же, в самом деле, как зомби в таком обреченном оцепенении.
   Страха в том понятии как ужас, действительно не было. Не зная хорошо это или нет. Решил, что хорошо. Если что не так, то хоть не буду мучиться ещё и от страха.
   Вдруг, там дальше за точкой он отметил некую обозначившуюся фигуру. С вялым интересом, Таравитый присмотрелся и вздрогнул, знакомый силуэт. Она! Призрак! О! силы небесные! Это была Донна! Милая родная, желанная Донна! Почувствовав прилив сил и бодрящего настроения, Таравитый буквально воспрянул.
   От радиуса и к ней, фиолетово-искристой вуалью простирался свет. Таравитый стал воспринимать телепатический посыл: - иди ко мне, строго по прямой линии, она проходит через точку центра радиуса. Остановись на мгновенье в самом его центре, подними голову и расслабься, слегка отведи руки в стороны и в свободном стремлении вверх, отпусти тяжелое тело. Невесомой дымкой в плавном воспарении покинь радиус. Сделай как я сказала! Помни, когда настанет момент, ты это обязательно почувствуешь, отдай тело! Отбрось земной инстинкт, самое главное не держись в нём, не цепляйся за него! Отпусти как ненужную ношу! И, да помогут тебе Ангелы!
  
   Движение сквозь скользящую белесую мглу и сумасшедшая вибрация, о Боже!
   - Помоги мне пройти через эти чудовищные жернова! Или, что это вообще такое? Тупое отчаянье оттого, что нет никакой возможности контролировать это движение. Просто несёт куда- то и ничего непонятно! И главное, ничего не видно... Как я тогда должен что-то почувствовать! Возможно, надо как-то лавировать или ещё там, какие телодвижения!? Опять это обречённое состояние зомби, чувство отчаянья и впадение в кому. В слабых остатках меркнувшего сознания подумалось, что-то у меня всё-таки не получилось. Наверно не отпустилось тело. А, да и правильно. Чудес не бывает. Возомнил о себе чёртовщину всякую. Хорошо, что хоть не остро всё... Не страшно, не больно, да и... Не жалко...
  
   И! БОЖЕСТВЕННЫЙ СВЕТ ПРОСВЕТВЛЯЮЩЕГО ОЗАРЕНИЯ!!!
  
   Волшебно блаженное ощущение ниспадающего груза, из которого скользило его астральное тело, исключило все земные мысли и чувства. Абсолютно всё, кроме этого сверкающего мгновения. В сверхсвободной, легкой проекции над землей, от запредельного экстаза яркого переживания и почти болевого ощущения острого эротического наслаждения, захлестнулось сознание.
   Уже с образовавшегося расстояния он мимолетным взором увидел внизу свое светящееся тело в искристо белом всполохе тающего скелета.
   На мгновение острая жалость к этой растворяющейся материи кольнулась в душе Николая. Чтобы не травить душу, всё равно уж теперь бесполезной думкой об этом, он тут же волевым импульсом загасил это пыхнувшее легким ожогом впечатление.
   После столь чудесного перерождения восхитительное осязание невесомого движения продолжалось по восходящей прямой.
   Прямо под ним! О! БОЖЕ ТЫ МОЙ! О! БОЖЕ ТЫ МОЙ! Открылась пронзительно чарующая картина лесопаркового ландшафта. Бросилось в глаза немыслимая в своей неземной красоте великолепная ёмкость пейзажа. На переднем плане и обозримой дали, как через сильное увеличительное стекло, крупно стояла Астральная панорама природы Земли! Местами беломраморно виднелись живописнейшие колонные дворцы и балюстрады. И Свет! Этот ни с чем несравнимый божественный свет..!
   Острое сознание взрывоподобного восторга открытия Астрального мира! Мама родная! О! Боже ты мой! Значит это всё правда! Вот он АСТРАЛ! Вот он другой Мир! О! Боже! Это всё реально существует! И этот беспредельно роскошный уют! От того, что было перед ним, Николай буквально задохнулся. Судорога сладчайшего шока. Безотчетно мелькнула мысль:
   - Это ошеломляющее видево, надо как-то уметь не очень сильно воспринять. Иначе с ума можно сойти!
   Навстречу Николаю по прямой вертикали поднялась красавица Донна. В лучезарном свете этого мира, оказавшись многократно ещё прекрасней, чем он до этого её видел и представлял!
   - Ну и как тебе ощущеньице? - но, увидев немой восторг его глаз и молитвенно сложенные руки, добавила, - ладно, не напрягайся, сама вижу. Это действительно непередаваемо! Просто захватывает! Сама вот уже сколько в Астрале, а до сих пор вся просто пронизана этим чувством и никак не налюбуюсь!
   - Да это счастье! Объяснить не возможно. Это надо видеть и чувствовать!
   - О, Боже! как я рада за тебя! Поздравляю милый! Ты, избранный! Не представишь, как я переживала! Теперь скажу, эта процедурочка, через которую ты сейчас прошёл, штука серьёзная и очень опасная. Шанс на положительный исход, пятьдесят на пятьдесят. В Американской рулетке и то гораздо больше. Ты действительно избранный.
   Таравитый почувствовал, как запоздавшим ознобом прокатил по всему его астральному (теперь уже астральному) телу страх. Но быстро, однако, уступивший место радости неописуемой. Улыбавшаяся Донна, тоже вне себя от радости, казалась Таравитому необыкновенно родным и невообразимо прекрасным существом.
   - Боже мой! - Счастливо лепетала Донна, - Николай, какой ты молодец, ни секундой раньше, ни секундой позже! Тютелька в тютельку!
   - Знаешь, Донна, а я, между прочим, ни какого контроля времени не соблюдал. Контроля с моей стороны вообще никакого не было. Всё было смазано как во сне. Вот представь, если б ты не появилась там за точкой и не сказала, что надо делать, я бы уже был в небытие. - Зябко дрогнув плечами, добавил, потому что я и вправду не знал, что делать!
   - Николай! Ты! Ты, просто! - Сдерживаясь, чтоб не разрыдаться от подступившего к горлу комка, Донна слегка отвернулась: - Говорю же тебе, что ты избранный. Такой опасный... Был момент! Ладно, уж. Всё, слава Богу, уже позади. Так что, расслабляйся потихоньку. - С трогательной просветлённостью и едва заметной слезинкой в глазах, Донна, счастливо улыбаясь, успокаивающе махнула рукой. - Всё! Это всё, теперь уже в прошлом. Хотя, сама ещё ни как до сих пор не отойду. С ума чуть не сошла от страха. Я знала о таком переходе, но ни когда его не видела. Очень сильное выходное излучение. Никогда ни в той, ни в этой жизни так не переживала. Тоже ведь думала, вдруг что-нибудь пойдёт не так. Ты ведь понимаешь, Николай, я подчиняюсь программе. Так бы, если б от меня зависело, ни за чтоб не стала с этим связываться. Но теперь, когда всё, слава Богу, обошлось... Я очень рада!
   Зато, ты теперь очень потенциален к большим возможностям. А попади бы ты в Астрал, как простой смертный, то и перспективочка была бы соответственно. А так! ты теперь на коне! И тебя ждут большие дела! - В шутливом пафосе, Донна смиренно поклонилась. - Потом, когда-нибудь, возможно при совпадении наших временных платформ, я ещё спрошу тебя об этом. Есть у меня пара вопросиков. Но это потом. А сейчас пока внимай от меня.
   Ты теперь будешь называться "NI", Ник, Никель, но не потому что Николай. Здесь в Астрале, если не считать отдельных локально закрытых и потому безопасных зон счастливого проживания (ЗСП), нет больше Таравитых, Петровых, Сидоровых. Заочно кое-что об этом ты и сам знаешь. Дальше по ходу адаптации в Астрале я ещё расскажу тебе о нём некоторые нюансы. С большинством из которых, кстати, обращаться надо весьма осторожненько.
   А пока, для начала вернёмся на исходную. Закрепи в памяти рубеж, с момента которого для тебя начался Астрал. Точка, из которой произошла твоя трансформация и из которой ты будешь иногда подпитываться, имеет уходящую в глубь энергетическую кривую. Эта кривая другим концом в недрах земли упирается в никелевую руду, заполняющую собой излом двухуровневого пласта. Никель - химический элемент восьмой группы, атомный номер-28, с атомной массой 58,69. Пока я говорю то, что ты знаешь, поэтому воспринимай как начальную корректировку. Теперь у тебя отсутствует физическая база твоего тела, ты должен находить и связывать свой личный субстрат к любому понятию, что имеет устойчивую физическую и психофизическую форму, то есть поддаётся определению как пригодная для использования субстанция. Чем больше ты будешь иметь таких связующих корней, тем больший базовый статус ты будешь здесь иметь.
   У физической атмосферы Земли, как известно, очень много жизнеспасательных функций, одна из них - это защита от всевозможных твёрдых предметов из космоса. В активном Астрале такой защитой служит небольшой сдвиг по времени и иная консистенция собственного веса. Всё, что происходит, ты видишь как бы чуть-чуть впереди своего астрального тела. Опережающее измерение функции охранного времени или астральная энергетика живых существ. Благодаря ей не страшна гравитация какой-нибудь нелепой глыбы. Тебя в неё не втянет, потому-что ты всегда будешь находиться немножко в другом временном измерении. Надёжный и простой закон. Основан на движении, как собственно и всё во вселенной. Возникает инерция центробежности. Ни будь этого закона, всё бы слиплось. Представь себе все спутники своих планет тут же в эти самые планеты и вляпались. И дальше по расходящей. Боже мой! Какую чушь я несу. Это не может произойти, ещё и потому, что астральный вес имеет довольно существенную разницу от веса земного. А вот способность соединять при помощи вездесущих потоков гравитации всевозможных космических тел, это уже будет потенциальная возможность в манипулировании телекинезом. Сама я тоже кое-что умею, но, по сравнению с твоими, они гораздо скромнее, - с ласковой грустью Донна улыбнулась, - да и это очень сильно сказано. Просто не хотелось бы лишний раз употреблять смысл слова "несопоставимость".
   Ладно, оставим пока лишние сопоставления, придёт время ты сам все почувствуешь и поймешь. Скажу лишь одно. У меня отсутствует энергетическая привязка земли. Я пришла в Астрал не через активный радиус гео-точки. Вся разница между нами заключается, в основном, в этой причине. Телекинезом большой массы мне тоже не владеть.
   - Скажи, Донна, а нельзя попроб...
   - Никелёчик, миленький! - Вскинув указательный пальчик, Донна с ласковой ехидцей пропела, - все вопросики потом. Ты, как входящий в астральный мир, должен получить определенные вводные данные. Кое-что об этой системе ты получил еще находясь в физическом мире. Многое знаешь, но все-таки пока еще надостаточно относительном уровне.
   Прими к сведению небольшая так сказать иллюстрация, я сама нахожусь в этой системе, почти одиннадцать периодов - это 62 земных года. Недавно пришлось сойти ещё на ступень ниже и пребываю в статусе самого низшего уровня энергоинформационного поля, но на платформе светлого Астрала. Если сказать упрощённо, я немного стала тяжёлой. То есть моя личная астральная масса в одиннадцать и семь грамм стала более выраженной для физически весового воздействия земли.
  
   Что касается тебя Никель, то первое, что ты должен знать, как основное своё личное правило. Это никаких лишних телодвижений из твоего потенциального арсенала. Не то дровишек можешь таких наломать! Не исправишь ни чем.
   Первое с чего для всех начинается этот мир - это мантия (Платформа, Астральный эпителий, иногда в своём автономном временном измерении) и передвижение.
   Все кто сюда попадает - это уже избранные. Но в своём подавляющем большинстве у них ничего кроме контурного передвижения и той мантии (общий статус) больше ничего не заложено. И потому они вряд ли совершат что-нибуть непоправимое. К тому же, они почти все попадут в ЗСП А там надёжно как в люльке, под присмотром мамочки.
   А вот что касается тебя, то тебе, как ни кому другому, надо быть осторожней в разы. Первая твоя мантия, как и у всех общая, но, в нашем случае, Астрал не только светлый, но ещё и активный. Это означает, что в твоём потенциале заложена возможность переключать мантии. Или, если точнее, способность переносить себя на другую платформу. К примеру, ты захотел оказаться на платформе Земли, допустим на какой-нибудь улице своего или любого другого города, обозначаешь место и активизируешь соответствующий импульс.
   Далее ты окажешься в какой-нибудь нейтрально расположенной точке, (берег реки, моря, поле, склон горы) обычно, где- нибудь неподалёку от запланированного места. Следующим импульсом обозначаешь (делаешь видимым потоки) и перемещаешься куда надо.
   Нейтральное место необходимо для того, чтоб не попасть в интимную зону человеческого пребывания, например, жилище. В физическом мире имеется много людей с развитым психосенситивным восприятием, они могут тебя почувствовать или даже увидеть. Ну, сам понимаешь, последует остракизм. В такой ситуации у физического тела благодаря его физическому статусу и тому обстоятельству, что оно находится на своей территории, имеется преимущество. А у тебя Астральное тело, структура которого неизмеримо тоньше, да еще находящееся в непосредственной близости от разрушающего воздействия отрицательной энергетики тяжёлой биофизической массы. То есть, пострадаешь прежде всего ты и возможно очень даже серьёзно. В притихшей задумчивости Никель произнёс:
   - Мы, как Астралопитеки - по сути призраки.
   - Да... Никель! ...Ну и вывод же ты сделал! У тебя, что, возникло чувство ущемлённости? Скажи, что тебя в этом не устраивает? Можешь сразу не тратить время на перечисление возможностей приобретённых, это мне и без того известно, назови лучше хотя бы одну потерянную.
   Взмолившись в тяжком вздохе Никель, чуть было не зарыдал:
   - Донна! Прости! Я скотина неблагодарная! Самая обыкновенная неблагодарная скотина! Земной, мерзкий и шкурный обывателишка! Донна поверь! Сам себе противен до невозможности!
   - Никель, перестань! Ну что за истерика! Если тебе так хочется тратить время на пустяшные стенания, то могу тебя обрадовать, здесь в Астрале, время понятие довольно растяжимое, найди себе укромный уголок и посвяти всё в жертву своему иступлённому самобичеванию.
   Глядя на поникшего Никеля, сжалившись сердцем, сама чуть не зарыдала. Сдержалась с трудом, понимая, что этим только усугубит ситуацию, отрешённо как выдавила: - нюни- то распускать не будем. -
   - Нюни-то распускать не будем.
   И, вообще, позволь я с твоего разрешения, всё-таки докончу тему. Несколько слов о потенциальных возможностях. Как мы знаем, щёлкать импульсами в пределах бытовой необходимости, типа сесть в поток или хлопнуть банку пива, ещё там чего из доброй сотни тысяч всякой всячины, особых затруднений не представляет. Но, для того, чтобы сменить мантию (платформу) зачастую ещё и с другим время измерением, требуется не только обозначить соответствующий импульс, но и самому активизировать его. В принципе это тоже не сложно. Надо только понимать, что это уже не тот случай, когда тебе импульс сконцентрировал предмет как нечто элементарное, ту же банку пива, например.
   Здесь немного иная концентрация. Просто надо технологически понимать, что происходит. Поскольку любая мантия, как правило, незыблема, соответственно и перемещается не она, а именно тот субъект в своём желании в ней оказаться. Что-то вроде того, когда в кинотеатре во время демонстрации фильма открываешь боковую дверь в зале и заходишь в другой зал, где тоже идет кино, но совершенно другое.
   В нашем случае процесс перехода не труднее, чем в вышеприведённом кинотеатре. Для этой процедуры требуется личная энергетика, только чуточку более концентрированная, надо только в этот момент понимать процесс импульс-кода. Благодаря такому мысленному представлению увеличивается материализации импульсной психоэнергетики и происходит перемещение на платформу обозначенной мантии.
   Это будет ощущаться как нечто потрясающее! По этой причине считаю очень не лишним посоветовать тебе улучшить свой импульс владения спокойствием. Когда ты освоишь метод перемещения и начнёшь бывать на разных платформах, видеться с множеством людей, тебе это пригодится.
   А теперь вернёмся к тому, что ты определяешь под понятием "призрак". Здесь, тоже не очень мудрёно.
   Увидеть тебя в таком качестве кому-нибудь из земных людей зависит только от тебя самого.
   Стоя почти на вытяжку, Никель хоть и олицетворял всем своим видом полнейшее внимание, но с не задействованным импульсом внимания у него обычно возникали параллельные вопросы и это ему немного мешало воспринимать идущую информацию.
   Зная Никеля и потому, как всегда догадавшись, что с ним происходит, Донна сама предложила расчистить затор в его мозгах, и с чистой головой ему вернуться снова на тему.
   - У тебя два вопроса, один как я поняла, это о призраках. Второй почти не видно. Смутно, что-то о мантии. Давай несколько слов по первому вопросу, а потом ты более чётко обозначишь второй.
   - Итак. Если быть видимым или не видимым зависит от астрального человека, как тогда происходит, что земные люди видят призраков, то есть нас, и притом достаточно часто?
   - Вобщем да, некоторые люди видят и как ты говоришь, достаточно часто. Всё дело в том, что люди видят не нас, как ты тоже изволил выразиться, а астральные трупы. Не всякая человеческая душа, покинувшая физический мир попадает в предопределённые места назначения. Астральные тела после смерти физического тела, то есть потери биологической энергии, отторгаются. Не имея больше связующего звена с органикой - распадаются. В случаях, когда после произошедшей смерти, у человеческой души имевшей в земной жизни достаточно высокий духовный уровень, но по каким-то причинам не попавшей, как уже сказано, в предопределённые места Астрального мира (возможно, имело место неоправданное самоубийство), происходит отторжение сразу нескольких тел вместе с Астральным. Вместе эти тела образуют некую самостоятельно существующую оболочку. Инертное образование мёртвой астральной материи. Этот неприбранный астральный труп остаётся на границе физического измерения и перемещается обычно в том месте или недалеко от него, где его бывший хозяин переступил разделяющую черту, именуемой в земном мире смертью. Эта бездумная оболочка может спонтанно совершать некоторые телодвижения производимых ею, когда она ещё была в живом теле. Таких оболочек на Земле достаточно много. Вокруг них концентрируется инфернальная энергия, неуправляемая резонансная вибрация которой отрицательно воздействует на вибрационный тон всех астральных тел земного человека и потому входить с ними в какие-либо контакты крайне нежелательно.
   Именно эти оболочки и есть призраки. В отдалённых от людей местах в низинах или на кладбищах (особенно заброшенных) некоторые люди, обладающие определённой чувствительностью, могут эти призраки видеть. Даже просто обычные люди, находясь в подобных местах, могут иногда почувствовать присутствие неприятной энергии. В таких случаях простой человек при личном желании и небольшом психическом настрое тоже может увидеть призрак. Наиболее удобное для этого время - вечер в свои последние минуты перед наступлением ночи или ночь в последние минуты перед рассветом.
   Смерть в виде мёртвых людей, которых ещё совсем недавно видели живыми, тёплыми и понятными. Призраки холодные тёмные и непонятные. Всё негативное, что связано с этими явлениями, остаётся неизгладимым страхом в душе любого земного человека ещё задолго до появления его личной смерти. Так и в сонме множества других людей в течение всей их жизни тихо присутствует подспудное сознание, что смертны они.
   Об этом стараются не думать. Выработался даже специальный ген отрицания смерти.
   Вообще все эти фобии у земных людей происходят от их незнания многих обстоятельств, связанных с природой смерти.
   Природа данного страха основывается на психологической реминисценции оставшейся от предыдущих жизней, опыт которых стёрт, но у многих людей смутные, крайне незначительные картинки когда-то ими виденного остаются. И уже в текущей жизни настоящего времени любой смазанный или плохо видимый предмет может показаться жутким чудищем.
   Это психическая память. Запоминается то, что произвело впечатление. Значит, было когда-то.
   Если бы люди знали, что несёт им смерть и особенно то, что может быть после неё, они бы, скорее всего, построили свою земную жизнь в несколько ином исполнении и уже не воспринимали бы грядущий закат в настроении негативного ожидания. У смерти было бы тогда совсем другое лицо. В любом случае это был бы конечно феномен, но не пугающий и самое главное понятный. Возможно, даже желанно ожидаемый. Тоска предсмертная и после смертная перешла бы в остро волнующую грусть любопытства, перерождение в другую ипостась и возвышенное предчувствие другого мира.
   Для людей, уже много периодов живущих в тонких мирах светлого Астрала, жизнь в физическом мире кажется чем-то зыбким ненадёжным и очень опасным существованием. Они безмерно рады, что в конце той их земной жизни, грубой и хрупкой одновременно, произошло чудесное событие феномена смерти, что стало более чем судьбоносной и счастливой вехой в их теперь уже по истине прекрасной и новой жизни.
   В благовейно заворожённом внимании к тому, что говорила Донна, продолжая оставаться в этом состоянии и после того, когда Донна, прекратив излагать, смотрела на него своей снисходительной улыбкой.
   Спохватившись, Никель слегка потупился:
   - Я опять, кажется отвлёкся! Скажи, Донна, я наверно или не умею пользоваться импульсами, или они не так уж и всемогущи. Что-то у меня с ними всё никак не получается!
   - Экий ты зубрила, как я посмотрю! Пойми, Никель, здесь, точно так же как и на Земле. Всё не просто, пока не приноровишься.
   Импульсы действуют адекватно дозируемой установки твоего посыла. Вспомни поговорку. Каков поп - таков и приход. Тебе действительно надо ещё немного освоиться.
   Сделай ещё поправку на твою многократно увеличенную сумму знаний, необычайность обстоятельств окружающего тебя мира и силу восприятия всего этого. Без импульсов адаптации твоя психика не выдержала бы и одной минуты. Защита психики методом вспомогательных импульсов пропорционально уравновешена самой же психикой. Отсюда и твоё предубеждение, что импульсы не работают.
   - И мне, - Никель докончил мысль Донны, - негоже сидеть и пассивно ждать, свесив ножки, когда же импульсы начнут работать в полную силу!
   - Браво, Никель, - похлопала ладошками Донна. - Знай и наперёд, если я иногда и сержусь немного на тебя, то вовсе не за твоё очередное отвлечение. А за то, что ты активизируя импульсы на актуальность момента не активизируешься в должной мере сам, а это, если хочешь, не совсем безопасно.
   Кстати, постоянно и по любому поводу пользоваться импульсами, в общем-то, тоже не желательно. Вот как сейчас, например. У нас идёт тематический разговор, а ты как в коконе.
   "Открой личико, Гюльчетай"! А то я всё ни как не разберу, что ты там хотел спросить по второму вопросу?
   Закатившись оба в смехе от этой милой и такой по земному тёплой шутки, радостно не заметили, как в душевном порыве родства человеческого оказались рядом ласково держась за руки!
   - Ты знаешь, Донна, - в доверительной задумчивости прошептал Никель, - вот так держась с тобою за руки, целую вечность бы стоял!
   Ничего не ответила Донна, но рук не отняла, так притихнув и стояли почти обнявшись в нежной душевной приязни. Прошло какое-то время, возможно нескольких земных минут, возможно нескольких часов. Но от одинаково сработавших у них спонтанного импульса желания, обнаружили они себя в радостном изумлении на укромной скамейке летним вечером в каком-то городском саду. Бесконечно милым своим ностальгически патриархальном уютом цветочных клумб, зарослей сирени и аллеек. В тенистой глубине парка между деревьев и фонарных столбов в сюрреалистическом восприятии смутно виднелись силуэты прогуливающихся и просто, как и они, сидящих на скамейках людей. Доносилась музыка и обрывки смеха веселящейся молодёжи. Обняв Донну, Никель замлел в тёплой к ней нежности, почувствовав как задрожали её плечики от тихого рыданья. Но это были земные слёзы, слёзы родной встречи с прошлой жизнью.
   Никель и Донна понимали, что эта незапланированная экскурсия в прошлую жизнь оказавшаяся как нельзя кстати, прекрасный способ ностальгической разрядки, так приятно дополнившая их психоастральное самочувствие. Решили и впредь наведываться в родные пенаты, но уже запланировано и почаще.
   Изумление от визита на родную Землю на этом не закончилось. Скорее всего, именно на контрасте они почувствовали, как много общего у этих миров.
   Когда подошло время очередного обмена информацией в основном о том, как правильно совершать телодвижения в Астрале (Никель окрестил это "разбором полётов") им обоим, в сущности, земным людям, с душевной облегчённостью показалось, что и астральный мир стал ими восприниматься уже не с такой пугающей чужеродностью, но как-то ближе и понятнее. С улыбкой удивления как бы глядя внутрь себя, Донна посетовала:
   - Боже ж ты мой, вот я дурёха! Ведь самой же, сколько раз хотелось, дома побывать, по Земле по родной походить. Так нет же, гнала всякие подобные мысли от себя. Мне всегда казалось... Господи! Ну прямо как враг сама себе! Неправильный я избрала метод вживания в Астрал. Ведь я здесь уже достаточно давно. Экая досада! Знаешь, Никель, мне всегда почему-то думалось, что чем меньше я буду помнить свою земную жизнь, тем легче произойдёт моя адаптация. А вот надо же! Совершенно неожиданный эффект. А главное просто-то как! Приятно даже, - задумчиво покачивая головой, вздохнула с грустью, - этот вечер в парке. Как вдруг хорошо мне там стало. Бальзам просто волшебный для сердца. Я постоянно, оказывается, чувствовала некое угнетающее меня напряжение. А теперь, прямо как что-то сбросила с себя. Да однако...
   Внезапно умолкла, повернувшись к Никелю лицом, с виноватой скомканностью быстро проговорила:
   - Ник, пожалуйста, не надо, ты тут совершенно не причём! Не терзайся. Это абсолютно моя вина. Мало ли, что у тебя и впредь будет получаться прямо с ходу. И что будешь всегда переживать, что легко досталось.
   Прикусив от смущения губу, Никель молчал, не зная, что и ответить. И, опять, очень нежно, с выручающей незапланированостью, проявился импульс желания обняться, что они тут же и сотворили.
   Скажи бы им кто в этот момент, что Астральный и Земной мир несовместимы?!
  
   -Никель! Ну, к кому я обращаюсь? Пожалуйста, напряги немножко внимание. Что-то ты расслабился парень. Да и я в общем- то с тобой заодно! Никель! - Почти вскрикнула Донна, но не выдержав паузу, тоже засмеялась. - Ты бы видел себя, какая идиотская у тебя сейчас улыбка!
   Дурачась, Никель, напыжившись, пытался изобразить вообще уж какую-то зверскую рожицу, но увидев, как вдруг посерьёзнела Донна, так и осёкся на мгновенье с вытаращенными глазами.
  
   -Нет, Никель, нет, мы не должны быть такими беспечными! Ты всё-таки многого ещё не знаешь... Мы с тобой не в ЗСП, а в Астрале активном! Здесь так нельзя! - Помолчав, добавила с досадой, - всё можно, но не сейчас. Мы очень не осторожны. А я, так особенно! И, потому, пока ты случайно или по неопытности не сотворил одну очень не желательную ошибку, должна сразу предупредить тебя. В тебе как ты знаешь заложен потенциал. Неумело им пользоваться, даже на малых его возможностях, для тебя чревато большими неприятностями. И поверь, это я ещё очень мягко сказала. И вообще давай-ка мы... - Донна запнувшись вроде, что-то вспомнив, нахмурилась и с почти холодной отчуждённостью глянула на Никеля. Не понимая, что происходит, он в молчаливой тревоге смотрел на Донну. Отвернувшись, вся как-то отрешённо поджавшись, сказала только в жёсткой озабоченности:
   - Нам очень необходимо, многое понимать и уметь.
   Информация как корректировка на тему пользование потоками при движении в них, к конкретно определённой цели и движение в них без конкретной цели, просто как присутствие в движущимся месте нахождения.
   Тема: методы как формы астрального передвижения.
   Единственное, что сейчас предстало перед Никелем, это строгий преподаватель и ни чего более. Ему казалось, что теперь видать, очень надолго их отношения будут иметь только такой характер. Но обязательную необходимость которых, он очень прекрасно понимал.
  
   - Первое, что ты твёрдо должен знать перемещаясь в пространстве - это движение только на основе контурного метода. Дальше, по мере того как ты будешь осваиваться в Астрале, тебе всё больше будет хотеться использовать потенциал. Тебя будет просто распирать от желания понажимать на кнопки! И потому первые два-три периода только контур.
   Вообще, имей в виду, это очень даже не плохой метод перемещения. Есть свои плюсы и ещё какие! Большая амплитуда регулировки скорости. От ноля до десятков махов земных сверхзвуков. И что самое главное, не летишь в слепую, а видишь, как в "в окно", меняющейся ландшафт. Я уж не говорю о безопасности. Это вообще вне обсуждения. Так что придерживаться этого правила, хотя бы в первых двух периодах, будем считать как неукоснительную обязательность. Договорились!
   Сама я тут уже достаточно давно и могу тебя заверить, здесь в Астрале очень трудно перестраховаться, особенно на нижних горизонтах. Мне бы лично, поверь Никель, говорю абсолютно искренне, появись у меня сейчас возможность перемещаться по методу волевой психоэнергетики, вот верь не верь, тысячу бы раз подумала, стоит это делать или нет.
   Применительно к твоему скорому будущему, когда тебе придётся достаточно часто входить в плотное измерение, я должна ещё многое успеть тебе сказать. На период, пока идёт твоя адаптация, у нас совпадает уровень и временная платформа. Поэтому, мы должны максимально использовать эту возможность. Мне здесь на нижнем горизонте предстоит безвылазно обитать ещё долго, чтобы не сказать навсегда. От части, как уже было сказано, из-за нашего первого контакта. Может быть, в каком-нибудь периоде ты сможешь мне помочь, если конечно захочешь и тогда мое положение изменится. Возможно, измениться. Во всяком случае, мне хотелось бы в это верить. Но не подумай, что я нюни развожу. Произойдёт это когда-нибудь или нет мне в любом случае и здесь неплохо. Везде есть свои прелести и тут на низах их тоже хватает. Просто полезной отдачи от меня мало...Вот что угнетает. Выражаясь по земному, я что-то вроде не выездной.
   - Донна! Милая Донна! - Никель задохнулся в порыве, - я тебя очень прошу, просто умоляю! Я буду свято делать всё, что ты скажешь! Во всём и всегда тебя слушаться! Только разреши мне сначала снять с тебя это слепое заклятье! Ты сказала, что я каким-то образом могу тебе помочь. Скажи, Донна! Я умоляю! Давай задействуем мой потенциал! Естественно под твоим контролем! Что для этого нуж... - Стоп, Никель! Перестань, - вздёрнула рукой Донна, - тебя опять понесло, что за истерика! В любом случае пока ни ты, ни я, ни мы вместе ничего такого сделать не сможем. Это совершенно не возможно! Ты избранный и решил, конечно, что на одном только этом основании можешь решать такие проблемы, о природных свойствах которых ни имеешь ни малейшего понятия. Ухарь, прямо какой-то! - Смягчившись, с улыбкой добавила,- ты это своё гусарство оставь пока в покое! Пойми и отнесись к своему пребыванию в тонком мире со всей серьёзностью! Тебе надо очень твёрдо усвоить! Ты в предначертанной программе и не волен менять её по своему усмотрению! Здесь такие эмоции не проходят.
   Я уже прямо боюсь за тебя! Проникнись сознанием. Здесь тонкий мир, и в какой степени приятности тут значимее, иногда в сотню крат, то и ответственность тоже стократная! Известный закон пропорции. Может так случиться, что тебе в скором времени придётся расстаться со мной. И что!? Истерику закатишь?
   В печально занывшем чувстве, глядя на неё, Никель всё же невольно залюбовался на Донну! Боже! Как прекрасна она была чисто внешне и особенно прекрасна, в этом своём материнском самоотречении!
   Только волевым усилием на импульс, он смог подавить в себе почти неодолимое желание взять Донну на руки и прижаться к ней в любовной истоме!
   - Никилёк! Глупыш ты мой неразумный! Не гони коней! У нас по-любому сейчас ничего не получится! Во всяком случае, ПОКА! Не получится! Будем уповать, что со временем нам что-нибудь подвернётся.
   Отвернувшись из-за предательски дрогнувшего голоса, с укоризной добавила:
   - И да ладно об этом, а то я тоже сейчас расчувствуюсь! Мы всё время скатываемся на личные ощущения. Надо соблюдать главное и не разбрызгиваться попусту! - И уже в более выдержанном тоне, вздохнула с улыбкой, - сильно не кручинься. Придёт время, поговорим.
   Давай-ка принимай дальше. Начнем с элементарного. Газ нашей системы, в которой мы сейчас находимся, Азот, то есть все тот же воздух, только без кислорода и углекислого газа, хотя с ними, как и ещё с целым рядом других химических агентов происходит постоянное взаимодействие.
   Не забывай, мы на самой границе плотного и тонких миров. Но зато мы живём прямо на земле. Ближе к земле, скажем так. Просто в ином измерении. Кстати, на этом горизонте имеются множество других измерений. Не светлый Астрал, но это тоже миры, в них кроме людей имеются обиталища разных существ как человекоподобных и, мягко говоря, не очень... Некоторые из них с весьма инфернальной сущностью. Мы, как у нас уже повелось, опять отвлеклись. Быстренько снова на тему. Смотри Никель, я даю тебе кодовый импульс на вход в плотный мир. Задействуй его на несколько секунд, чтобы убедиться, но туда пока не входи. Мы ещё не закончили с информатикой.
   - Донна милая, спасибо! Я, конечно, очень хочу это попробовать.
   С трепетным волнением Никель активировал код и действительно увидел как бы в проступившем воздушном полотне картину обычной земной жизни. Это была осень, примерно середина дня. Какой-то западноевропейский город. Тёмное стекло, многоэтажного здания. Перед центральным входом подъездной пандус и выложенная брусчаткой площадка автостоянки. На коньке фронтона большая вращающая (ночью вероятно светящаяся) аббревиатура из двух букв. Никель легко мог бы её расшифровать, но специально не стал этого делать. Доскональное просвечивание второстепенного лишь наводило бы своей доступностью серую будничность на любое понятие, лишая его некой неразгаданной изюминки.
   Как если б во время спектакля в театре кто-то неосторожно включил рабочий свет в тылу сцены и прекрасный каменный замок, с видневшимся за ним лесным озером, стал бы просто просвечиваемым рисунком на декорационном холсте, за которым буднично станет видно кирпичную стену театра.
   Зрителям было бы, прежде всего, неприятна, что чья-то досадная оплошность лишила их иллюзии настроения.
   Никель понимал, что не стоит в суе пользоваться всей разрешающей и многосторонней методикой, которой он теперь так всемогуще обладал.
   Вот, как и сейчас не стал пользоваться методом возвратного видения, при котором возможно как бы оседлать собственное зрение, запустить его, например, внутрь этого здания и, не чинясь, бесцеремонно обшарить его глазами изнутри. И получилось бы просто похабщина.
   Чуть в сторонке от центрального входа вышли покурить двое секьюрити, краем глаза, однако, поглядывая на входивших и выходивших людей. Там дальше правее, за автомобильной стоянкой, в промежутках между деревьев, оживлённо пестрела автострада. Слева за плотным зелёным массивом был слышен грохочущий шелест невидимого отсюда, идущего по верху поезда метро.
   Привычная и милая сердцу земная хроника жизни необычным интересом увлекла желание Никеля смотреть на всю эту до боли родную картину. Испытывая при этом несказанное ощущение от сознания, что находишься сам вне этого мира.
   - Ну хватит, Никель, не увлекайся. Закрывай окно.
   Обозначившийся в голове Никеля голос Донны лишь только
   усилил контраст звукового восприятия этих двух смежных миров. Благоговейно извиняющимся жестом волшебника, Никель вновь активировал возвратный код и вернулся в Астральное измерение.
   - Доннушка милая, извини пожалуйста, не мог удержаться, всё так интересно и так всё хочется пробовать-пробовать! Спасибо, что окликнула. Честно сказать, хотел уж было активировать импульс на свою Алмату. Такой прямо занозистый интерес! Но, понимаю, мальчишество! Прости, Донна! Постараюсь, вести себя по взрослому, - и осёкся слегка. В пристальном взгляде Донны струилась едва заметная ласковая смешинка.
   Смутившийся Никель пробормотал ещё раз извинение, что- то о своей разгильдяйности, не серьёзности и вообще о том, что он такой-сякой!
   - Не надо, Никель, не паясничай! Давай без этого.
   Тема конечно опять в стороне, но ничего страшного. Что нам стоит её снова продолжить.
   Чувствуя неловкость, Никель пробормотал ещё раз о своей несобранности и умолк в некоторой подавленности.
   Сглаживая эту небольшую заминку, Донна снисходительно- заговорщицким тоном поведала:
   - До встречи с другими обитателями Астрала у нас ещё куча времени. Поэтому, если хочешь, можешь ещё немного повпечатляться, будем считать как попутный экскурс по теме. Постарайся только не заходить глубоко, вполне хватит и близлежащих достопримечательностей. Вот, например, видишь, какой-то городишко!
   - О! Донна! Действительно! Я опять, что-то вижу! Боже ж ты мой! Это что такое? Город да? И красивый какой! И свет этот! С бирюзовым оттенком! Я предчувствовал его ещё на Земле! такой волнующий приятный свет! Всё, что я до сих пор видел, по сравнению с этим просто убожество! Скажи, Донна, откуда этот город взялся? Я вижу вон даже людей! - Несуразно взмахивая руками как бы отталкиваясь от увиденного, Никель вдруг радостно зашипел, - ты знаешь, Донна, ни как не могу собраться с собственным ощущением, я обалдело и невообразимо счастлив! Ты, если меня опять занесёт, дави прямо на болевой импульс, а то я снова буквально еле сдерживаюсь, чтоб не завопить от всего этого на всю астральную! Мир вот этот, такой оказывается прекрасный и реальный! Город вот тоже. Как он кстати называется? Можно я зайду туда? Интересно же всё-таки!
   Ах, Никель! Непоседа! Всё то ты сразу хочешь пощупать да проверить! Хотя, в принципе, правильно конечно. Любой прогресс основан на любопытстве. Смотри и удивляйся! Это новое поселение. Называется Зурбаган. Полагаю, читал у Грина. Он совсем недавно образовался. Жители там, я слышала, большие романтики и патриоты земного мира. Всё у них по такому образцу и оформлено. Сама я в этом городе не бывала, но говорят у них там даже что-то вроде лёгкой гравитации. Есть города постарше. Париж, Неаполь, Венеция, Лондон, Москва. Почти все названия из городов земного мира здесь присутствуют. Вавилон вот ещё какой-то есть. Там тоже бывать еще не приходилось, но говорят, нечто весьма оригинальное. Надеюсь, мы туда ещё соберёмся как-нибудь.
   Что касается этого Зурбагана, я почему-то всегда к нему как- то хорошо предчувствовала. Замечу только по ходу, что это не город откуда-то взялся, а мы откуда-то взялись. Не забывай Никель, мы же сейчас движемся. К таким вот видовым ракурсам и привыкай помаленьку.
   Добавлю пару слов об этом Зурбагане, я знаю это хороший город. Он не закодирован на собственный сок. То есть, он не варится в собственном вирусе изолированного счастья и потому опасности поглощения не представляет. В нём, как и во всех астрально-земных городах заведено земное время. 24 часовые сутки с ночью и днём.
   Ну, не загорайся, ты ещё побываешь в этом городе.
   Однако знай! Существует ещё, нечто тоже очень похожее на такие города. Очень красочные "оазисы"! Вот от них лучше держаться подальше! Первый признак такого "райского местечка" - сильное, почти неудержимое влечение к нему. Уже одно такое ощущение должно тебя насторожить! Чем ближе к такому островку "сирен", тем сильней психоэротическое исступление. Так что повторяю ещё раз. Почувствуешь нечто подобное, сразу быстро уходи оттуда! Позже я расскажу тебе об этом поподробнее.
   - Милая, я, конечно, приму это к сведению.
   - Ладно, Никель. Будем считать, что хотя бы насчёт городов я тебя немного просветила.
   Вернёмся на первоначальную тему. Постарайся всё-таки не отвлекаться. Некоторые важные правила, особенно тебе новичку, надо всё-таки усвоить.
   -Донна, - виновато вздохнул Никель, - ты в другой раз двинь меня прямо по морде! Я действительно буду стараться.
   Предупреждающе подняв пальчик, Донна улыбнулась.
   - Хорошо Никель, ловлю на слове в следующий раз, я так и сделаю.
   Едва заметным ощущением, совершенно неожиданно, Никель почувствовал, некую обозначившеюся тревогу. За чисто внешнем деловым видом Донны почти явно сквозила какая-то нешуточная озабоченность. Интуитивно не активизируя это чувство внешне, Никель продолжал воспринимать тематическую информацию. Решил позже, как-нибудь поделикатнее, завести разговор на откровенность. То, что Донна явно что-то скрывала, чувствовалось уже по тому, как деланно спокойным тоном она вела тему. Кстати, информатика действительно была настолько интересна, что Никель, отбросив на время все сомненья, включился в тему.
   - В Астрале перемещение в личном плане по смыслу больше подходит слово движение. Но для определения такого значения как потоки, лучше подходит слово перемещение. Самих потоков великое множество. От ничтожно маленьких, едва заметных, до огромных течений, неподдающихся никакому измерению. Во всяком случае, для неофита. Их миллионы. Всё это хаотическое, казалось бы на первый взгляд движение, течёт, пересекается, ускоряется, замедляется и зависит в своей направленности, как от определенно известных, так и от совершенно непонятных факторов.
   По своей природе эти потоки тоже весьма разнообразны. Я говорю пока о земных и около земных потоках.
   Даже один тонкий, отдельно взятый поток может состоять из нескольких потоков, казалось бы, идущих совместно в одной струе, но в действительности все они весьма отличны друг от друга, в своей природной и атомной структуре. В составе такой струи могут временно двигаться несколько других потоков. В них могут оказаться концентрическое присутствие частиц психического тока и каждая нитка этого движения может иметь свою индивидуальную скорость. Так и идут вперемежку, пока не попадут под воздействие на них других потоков, с другими психохимикофизическими величинами и иных направлений и скоростей. Некоторые из потоков подчиняются воздействию влажности, температуры, расстоянию, от Луны от Земли, от состава и количества химикофизических элементов в самой земле. Отсюда соответственно гравитационное воздействие: отливы - приливы, дальность - близость других небесных тел, их физическая масса. Много всяких других свойств, обстоятельств и явлений. В результате всех этих обстоятельств, потоки постоянно меняют свои направления. Могут опять через какое-то время и пространство слиться в старое русло, в котором уже присутствует новые или наоборот отсутствуют старые потоки. Делятся на вновь образующиеся или, вливаясь в другие, меняют свои природные свойства. Но тоже не всегда. Весь этот, казалось бы, неуправляемый стихийный сонм, подчиняется, как уже было сказано, конкретно-определённым воздействиям, именно эти влияния и являются векторно-определяющими движения этих потоков.
   Не обязательно знать всю глубинную природу этого явления. Вполне достаточно иметь схематично-утилитарное понятие (типа расписания земных метро) и пожалуйста как метро и пользуйся. Только, естественно с гораздо большими разрешающими возможностями. Резюмирующий итог. К чему я тебе это все говорю. Особенно если учесть, что ты это все и сам знаешь. Момент в том, что твои знания пока еще аморфны. Сырая схема и потому слабо задействованы. Хотя всё сейчас мною сказанное в принципе тоже азы.
   Оппа! Откуда-то у меня, вот буквально мгновение назад, возник вопрос? Это наверно от тебя, Никель! Понятно, что система. Без неё не обойдёшься. Но однако, кто-то или что-то ей же управляет? Бог естественно этим заниматься не будет. А человек. Какой бы астрально продвинутый он не был... При таком, немыслимо объёмном хаотическом движении..? Слишком большое и слишком сложное хозяйство!
   - О Господи! - Никель постучал себя пальцем по лбу, - неисправимый тупица! Знаешь, Донна, именно произнесённое мною слово хозяйство и объяснило мне, словно озарило. Если уж в земных городах с миллионами домов и квартир функциональная система саморегулирующих коммуникаций! Тело земного человека для исполнения какого-либо физического действия, получает приказ из головного мозга по коммуникации нервных соединений. В компьютере приказ идущий от оператора исполняет процессор. А здесь на поле астральных технологий! Дремучий же я однако тип!
   - Вообще-то, Никель, я бы тебе не советовала забивать себе этим голову. Вот представь себе, ты задействуешь импульс на что и как. Вылезет ответ, в конце которого будет стоять не точка, а запятая, ты по инерции и по логике вещей захочешь дочитать до конца. И вляпаешься! Информационная ниточка, за кончик которой ты потянул, чтобы узнать природу хотя бы даже простого потока, будет разматываться и разматываться. Неисчислимые миллиарды всевозможных обстоятельств, временных зон (миров) и гравитаций, через которые или мимо которых прошёл этот поток. Они в свою очередь тоже постоянно изменяются. С монотонной дотошностью, это будет тебе растолковываться, и так до бесконечности. Что?! Огорошило! Вот знай, как оно, лишний раз с кнопочками-то.
   Глянув Никелю в его улыбающиеся глаза, Донна устало, но как-то по-матерински вздохнула.
   - Вот же Фома неверующий! Конечно же, в любое мгновение вопрос можно закрыть. Но, как ты знаешь, резкое закрытие на незавершённый ответ может вызвать К.З. И твоя энергетика немножко похудеет. Несколько таких необдуманных пользований импульсами и в активном Астрале делать тебе будет уже нечего. Психоэректильная дисфункция.
   Дальнейшая перспектива - локалка в какой-нибудь ЗСП.
   Ну, ты конечно сильно-то не паникуй. Всё очень просто. Многими вещами можно пользоваться не вдаваясь в глубинную природу их явлений. Природная суть любого прогресса всегда едина. На нашем пока уровне всегда лучше помогать развитию прогресса, исходя из того, как это происходит здесь и на данном времени, чем допытываться, как это происходило где-то и когда-то. Ты, кстати, прекрасно сам себе всё и растолковал. Вот на такой глубине и плавай. В земном мире, как и в любом Астральном, принцип один: постоянное движение к усовершенствованию. То есть, к гармонии, основной критерий которой, логически выработанная согласованность многого в чём-то одном целом. И, по возможности - ни чего лишнего. Ты меня, конечно, Никель извини за эти трюизмы, это я к тому, чтобы ты из-за своего страха не отстранялся оттого, что тебе по началу может показаться чуждым и не достижимым. Говорю же, принципы все те же самые, что и на Земле.
   - Донна! Ну...
   - Подожди, Никель! ...Не перебивай! Позволь я всё-таки закончу. Следи за мыслью и примеряйся к условиям нового монастыря, это будет не трудно. Почти всё те же, добрые земные правилами. Я думаю ты освоишься достаточно быстро. Просто вспоминая и признаешь весь пройденный материал из школьной программы. Любое развитие прогресса, как мы знаем, и притом достаточно давно, предполагает отсечение всего лишнего, иначе говоря, стремление к уменьшению размеров. Имеется даже формулировочка. Закон ПЕРЕХОДА КОЛИЧЕСТВА В КАЧЕСТВО. Причём абсолютно во всех сферах и до бесконечности.
   Небольшая иллюстрация. Все знают как выглядели первые животные. Также и вся атрибутика. Возьмём совсем близкие к нам средние века. Вот сколько, например, места, по габаритам длинны, высоты и ширины занимал двигатель (лошади запряжённые цугом) у средневековой кареты? Такой двигатель был в восемь раз длиннее того полезного пространства, которое он тянул. А ведь всего-то три пары лошадей.
   У обычного земного автобуса двигатель от общего объёма занимает всего шесть процентов, в котором две с половиной сотни лошадей и они, к тому же, не устают.
   Как выглядело первое ружьё, из которого, чтобы выстрелить (метров на пятьдесят) не более, надо было его ещё и зарядить умеючи, да желательно по быстрому. Секунд эдак за 120. Первый телефон, микрофон, фотоаппарат, самолёт...
   Компьютер вот первый. Тоже, говорят, был размерчиком с домишко, в пару этажей. И так везде и во всём. Подумать только! Сколько всего отсеклось! И, продолжает отсекаться!
   Совершенство беспредельно! Стремление к совершенству заложено в самой природе вещей. Учитывая прогрессирующую природу этих эволюций, которая по счастливой СЛУЧАЙНОСТИ развивается всегда только в нужную сторону, невольно всякий раз, приходишь к мысли, ну не может же всё это происходить без чьей-то (мягко говоря) корректировочки.
   Даже если что-то иногда и откатывается назад, то, как потом всегда выясняется, это всего лишь временная мера, для того чтобы усовершенствовать метод движения и, набрав инерцию разбега, совершить новый уже более качественный скачок на ещё большую дистанцию и с лучшим результатом.
   И опять же, как всегда, в том единственно правильном направлении. Короче, в результате всех этих телодвижений сложился второй известный закон.
   Это закон - ОТРИЦАНИЕ ОТРИЦАНИЯ. Новое, всегда совершенней, чем старое. И тогда следуя логике этого закона. Естественная Смерть, как резюмирующий итог, сверх позитивна! Ибо от активного качества, а это в данном случае и есть та самая человеческая сущность, отсекается 99,99% бесполезного количества инертной биомассы. Это ли не абсолютная и высшая форма прогресса! В результате такого отсечения, рождается сублимированная квинтэссенция, то есть, проще говоря, остаётся только сам человек, в своей самой чистой свободной сущности. Совершенный в своей обретённой ипостаси он восходит поистине в высшую сферу духовного бытия. И от этого благостного состояния у него формируется новое, уже ни ограниченное телесным духом сознание. Что к стати соответствует третьему закону философии: БЫТИЁ ОПРЕДЕЛЯЕТ СОЗНАНИЕ.
  
   Лептоновый газ! Основа основ! Базовая, универсальная субстанция, пронизывающая и присутствующая во вселенной, в любых её физических и астральных пространствах, любых систем и временных форм. Лептоновый газ не окисляется, не меняется, не смешивается, не вступает во взаимодействие ни с каким другим газом или материей. На этом его незыблемом свойстве (фундаменте) и соткана вся энергоинформационная основа всех астральных и физических миров. В разъединении с этим веществом, даже высший разум, а это и есть сам абсолютный Бог, был бы просто чисто символическим понятием. Никель, ты в Астрале всего лишь небольшое время, а тебе уже столько дано знать! Я просто начинаю преклоняться перед тобой. - Остановив рукой его досадливое смущение, продолжила, - тебя, как я уже поняла, действительно ждёт какая-то особая программа. Сведение об этом газе, что сейчас прошло через моё сознание, для меня, вообще, Terra incognito. Эту информацию, я как посредник, просто передала тебе, а ты уж дальше сам для чего-то это должен знать. Я тут, к моему большому сожалению, уже ни при чём.
   И потому, чтоб сильно не расстраиваться, вернусь на свой шесток. Буквально ещё пару слов о передвижении. Ты сейчас передвигаешься в этом пространстве по принципу земного воздушного шара. Ну, вот примерно как я. Мы немного уже говорили об этом. Короче, с какой скоростью и в каком направлении движется воздух, с такой скоростью и в том направлении движется шар. Такому примитивному перемещению ты сейчас быстро и легко научишься. Правда, в отличие и от земного воздушного шара, здесь в Астрале, поток в нужном тебе направлении всегда находится и ты всегда его выбираешь сам. Я кстати, это осваивала два долгих периода. Перемещаться в астральном пространстве таким приёмом несложно. Особенно с твоим потенциалом. Но этот первый этап ты обязательно должен освоить досконально. Поскольку тебе, как ты знаешь, придётся часто входить и выходить в плотный мир. А первый уровень передвижения в Астрале всегда только контурный. Нельзя не проходя через него использовать метод волевой психоэнергетики. То есть, так называемый метод авто-посыла, или самотелепортации. Что в принципе почти одно и тоже. А это, уже очень близко к высшему абсолюту и, "если очень умеючи", к жесточайшей катастрофе. О, Боже мой! Я это тоже опять, вот прямо только сейчас поняла! Да... Дела! Ну ладно, значит так надо. Молодец, Никель, молчишь и внимаешь.
   Попробую объяснить, но ты пока сильно не обольщайся. Мы, по-видимому, находимся в близости к пограничной зоне другого измерения. Что-то вроде барьера. Кстати, пересекать который, - подняв многозначительно пальчик, - тебе пока тоже очень не советуют. Поскольку тебя это касается в первую очередь, скажу об этом ещё и в десятый раз. Не забивай себе этим голову. Знай только, что там при использовании метода телепортации, особенно в режиме "Авто", требуется особо высокая точность самоопределения. Иначе может произойти сбой и хорошо, если это игранёт на исходной точке. А если случится так, что ты по запарке войдёшь в поток гиперскоростных частиц уже на них самоадаптированным, но без привязки к исходной или обозначенной точке нужной тебе временной платформы.
   Твой волевой импульс собьётся уже в стадии производства движения. Тогда, даже если сразу поймёшь, что происходит, и быстро выскочишь из потока, всё равно уже будет поздно. Одну единственную песчинку в земной пустыне Сахара будет легче найти, чем тебя. Произойдёт твоя индивидуальная катастрофа! Притом совершенно необратимая. Ты не будешь знать, куда попал, в каком времени и на какой платформе находишься и потому не сможешь произвести посыл. Место, где ты можешь оказаться, будет на уровнях других платформ и, что самое худшее, других временных измерений. Не получиться даже просто маякнуть. Не будешь в состоянии понять, что вокруг тебя всё это означает. Окружающий мир будет казаться сплошным и страшным алогизмом. Из-за отсутствия соответствующей информации твоя личность будет не адекватна к тамошней субстанции с её собственным логическим обстоятельством времени и тому гравитационному полю (платформы), где ты окажешься. Из-за незнания временного измерения ты не сможешь использовать безопасный выход в режим не совмещённого времени и тебя может втянуть гравитация какой-нибудь примитивной каменной глыбы. А поскольку тебя втянет в эту глыбу вместе с твоей личной субстанцией, то есть с астральным телом, скованность дальнейшего существования будет эквивалентно понятию 'Ад". Останется только кошмарная способность понимать, что произошло. Из-за своей материальной природы мысли как ты знаешь, подвержены агрессивному воздействию окружающей среды. Плотная хаотическая гравитация физической массы, будет разбивать любые попытки создавать зрительные образы. Не получится создать кокон-личинку и спрятаться в ней. Не получится ни мечтать, ни даже примитивно что-то представлять. Что может быть страшнее этого!? Мрак тупого сознаваемого прозябания. Желанным будет даже состояние жесточайшей душевной прострации, при которой можно хотя бы как-то отключаться. Потерять ориентацию осмысления, что происходит и, зацепившись за это состояние, постараться из него не выходить, но уже осознанно, по собственной воле, чтобы не мутился слепым кошмаром разум от незнания точки опоры. По времени это будет продолжаться, пока физически будет существовать эта глыба. Короче говоря, надолго. Ты должен это знать твёрже собственного имени.
   Только в статусе личного нахождения на платформе абсолютного времени с тобой не может случиться ни чего плохого. Но об этом пока и говорить не надо. Даже по истечению больших временных периодов ты можешь не приблизиться к абсолюту. К нему надо соответствовать на гораздо более функциональном уровне и ещё там чего-то. Что может никогда вообще не состояться. Так что, пока всё не поймёшь и не освоишься, из контура не выходи. Как сам видишь, возможности и их следствия здесь очень серьёзные. Это тебе не "На дальней станции сойду, с травой по пояс". Лучшее, что может для тебя случится в таком положении, если тебя всё-таки, не дай Бог, угораздит в этом положении оказаться. Это обретение не совмещённого личного времени с временем окружающей тебя платформы. Тогда можно сказать (относительно конечно), что тебе повезло. Но всё равно, будешь сидеть на постоянной психоотключке. Иначе, такие можешь увидеть жуткие картины и проявления, свихнёшься, даже от одного только увиденного и от мысли, в каких чудовищных по расстоянию пространствах ты так навсегда потерялся.
   Неуютным холодком в сознании обозначилось, что он, Никель, с момента выхода из активной точки радиуса до сих пор находится на защитном импульсе ограниченного восприятия Астральной реальности. Зная, что не решится, всё-таки подумал, что произойдёт, если снять ограничитель и попробовать взглянуть на активный Астрал не зашоренным сознанием. И ужаснулся от одного только представления, какой ёмкой и чудовищно умонепостижимой может проявиться картина, даже на этом ставшим таким по родному близком и понятном уровне.
   Зябко поёжившись, но и не без восторженного предвкушающего ощущения грядущего, всё же здраво решил дисциплинированно сосредоточиться на том, что говорила Донна. Тем более в образовавшейся иронической паузе, Донна уже молчаливым жестом вопроса как бы спрашивала: " Удобно ли вам милостивый государь дослушать?" Осадив вдобавок его сердитой гримасой, с ехидцей нараспев проворковала:
   - Чем больше мы будем отвлекаться, тем чаще инструктаж будет повторяться.
   Никель как бы кожей всего тела ощутил, как преданна, по родному близка к нему Донна, невольно залюбовался на неё в накатившей внезапной нежности. Глупейшим образом опять отвлёкся, тут же получив дистанционную оплеуху. Но..! С какой, однако, доверительностью, так это по-женски, она её залепила! Никелю пришлось изрядно постараться, чтобы умерить свой восторг, не схватить её на руки и в безумном порыве страстно не зацеловать, не затискать в объятьях.
  
   И как ностальгически сладко было Никелю в ошарашенном своём изумлении увидеть, что и "железная" Донна тоже смутилась и при том весьма заметно, хотя и старалась в трогательной своей попытке сохранить невозмутимость, но, только ещё больше зардевшись от своей попытки, отвернулась совсем уж в беспомощном смятении. Да и предательски дрогнувший голос (не помогал даже задействованный импульс спокойствия) не оставлял ни какого сомнения о душевном её состоянии.
   Блаженное состояние. Никель буквально купался в этом ощущении и странное дело, с чего-то вдруг захотелось отойти куда-нибудь в сторону, уединиться и в сладостном восторге со- пережить без оглядки охватившее его чувство любви и нежности к Донне! Подумалось мимолётно: "Может отключился импульс сдерживания, сфокусировался не без усилия внутренним взглядом на контроль, но нет, всё в порядке, он в режиме". Однако благодаря этой оглядке немного пришёл в себя и усилил импульс спокойствия. Заключив при этом для себя с признательным удовлетворением, а всё-таки не так-то уж и слабо чувство наше земное! Человечность в нежности своей и доброте всегда выше любых закодированных импульсов. Импульсы, в аспекте своей бездумной целесообразности, возможно и стабильнее мятежной души человеческой, но безмерно ничтожны перед духовной силой чувств человеческих, любви и самопожертвования. Но поистине, именно в Астрале, дух человеческого сознания по- настоящему свободен и в полной своей независимости от стопудовых засовов физического тела.
   Это просто не поддаётся сравнению, как нельзя, например, сопоставить, что важнее: цветочное поле или бульдозер, перелопативший это поле для прокладки какой-нибудь коммуникации, пусть даже, безусловно, очень нужной. Мозг, но под воздействием сердечной души, находящейся в лирическом настроении, по началу, надо полагать, решит, что цветочное поле, пожалуй, поважнее будет. И этот же самый мозг, самостоятельно, зачастую даже без воздействия от находящегося вместе с ним в одном теле проголодавшегося желудка, но и без лишней лирики, решит, что цветы это несколько второстепенно. Хотя надо признать, последнее слово, как всегда и без исключений, останется за желудком. Притом в действии ещё более выраженном, чем в известной трактовке о "Единстве и борьбе противоположностей". Поскольку мозг в силу своей функциональной способности сопоставлять, обречён постоянно метаться в желании выбрать наиболее выгодный критерий. Заметьте, не столько критерий духовный, а именно критерий выгодный. Драматизм в том, что из-за подневольной зависимости от своего физического тела (которое требует перманентного обслуживания), мозг вынужден руководствоваться приоритетами совершенно противоположными от свободной истины. Решения, правда, все эти его мозговые, хоть и выглядят, как правило, достаточно эффектно, не без известного пафоса, так сказать, по своей сути обычно весьма невнятны и не конкретны. При этом последнего слова, то есть пардон, до того как проголодается тело, мозг ещё не раз поменяет свою точку зрения насчёт цветочного поля. Поменяет без всякой там борьбы, с какими бы то не было находящимися вместе с ним в одном теле противоположностями. И в ЛЮБОМ случае, какими бы доводами не маялась духовная сущность человека, бульдозер будет оправдан ещё до того как это же решение утвердит желудок. Совершенно кстати не задумываясь о всевозможной чепухе, над которыми так любят потешиться эти бестолковые мозги.
   Характерным итальянским жестом, вскинув руки, как бы с удивлением на себя саму, Донна посетовала:
   - Как мы, однако, часто переходим на чисто земные определения. - В этом же впечатлении, продолжила, - некоторое время придётся пожить на низах, но это не надолго. Здесь, как собственно и в любом измерении, самое главное не забегать сильно вперёд. В Астрале, пусть хоть на самом нижнем его уровне, жизнь (особенно в некоторых её аспектах) может быть не намного скучнее, чем в тех измерениях традиционно считающихся по статусу выше. Чтобы постичь всё многообразие нижнего Астрала методом земного анализа, потребуется не один десяток земных жизней по времени. А уж тем более при нашем-то потенциале. Прозябание вроде как не угрожает. Мы всё равно на платформе светлого Астрала, и это самое главное! - Вполне уже справившись с собой, Донна спокойным, слегка даже в шутливом тоне добавила, - Так что сильно, в принципе, не переживай. Как ты понимаешь, здесь тоже не без некоторых прелестей. Желания уже материализуются, пусть и не на таком уровне как в абсолюте, но в сравнении с физическим миром осязание мыслительных образов на предмет утилитарности превосходит последний в сотни раз. Возможно даже в тысячи. В любом случае, здесь - Астрал, и даже на его донниках мысль легко концентрируется, не сбивается пульсирующим током крови физического тела. Результатом действия которого всегда был этот прерывистый неуправляемый рой самостоятельно скачущих образов. Оперируй мысленным построением, без оглядки на прежние обстоятельства. Твои возможности сейчас другие, с большой разрешающей силой. Начни с того, что ты человек, но свободный дух твой полностью управляем. Осознай, что это действительная реальность. Ты, Никель, у тебя больше двадцати граммов астральной массы. А это уже в отличие от чисто физического измерения совсем другой весовой знаменатель. Разница отличия астральной массы от понятия веса в земном физическом выражении даже не сопоставляется. Это совершенно разные категории. И потому Астральную массу в том, что её нельзя взвесить по методу земных весов. Однако астральная категория этой материи зарождается ещё в физическом теле и развивается в нём в течение всей его земной жизни.
   И ещё, в светлом Астрале никогда не образуется обстоятельство, в силу которого возникнет идиотская необходимость перепахать бульдозером цветочное поле!
   Биологическая масса земного человека - это всегда костная, инертная форма. Условие существование которой состоит в постоянной работе большого количества мышечных органов, функциональная сущность которых, предназначена для переработки получаемой пищи. С одной лишь целью производства биохимической энергии для поддержки существования этого же самого биологического тела. Порочный круг, из которого ты выскочил. Ты свободен как сознание, сбросившее оковы физической биомассы. Всё та же личность, но твоя теперешняя ипостась близка к статусу божественной. Вес твоей души - это чистая квинтэссенция психической энергии, ничего общего не имеющая с физической телесной материей.
   И теперь только вперед. Ты подобен богу. Твоя воля не ограничена условиями инертных масс физического мира, для нее больше не существует препятствий. Мысль не скована биомассой, она стройна и управляема. Оседлай ее и подчиняй своему желанию.
   Добавлю ещё раз. Твой астральный вес - это энергетическая мыслящая субстанция. Душа, как личность более высокая и как форма самодостаточна для существования в этом мире. Ты в своем астральном теле, можешь легко менять его объемный контур. Можешь быть видимым и не видимым. Можешь распушить контур и быть, вот как сейчас, в своих прежних земных размерах, в объёмно контурной проекции видимой даже глазу земного существа. Можешь сжаться в тяжелый удельный вес упругого комочка и в такой обтекаемой форме войти в нужный тебе по направлению поток и перемещаться в пространстве с огромной скоростью, но как уже было сказано, всё только в пределах возможностей контура. Извини, что начинаю повторяться, но пойми, Никель, я всё-таки боюсь, что ты ещё полностью не осознаёшь своих возможностей и возможных последствий. Как подумаю...
   - Донна! Ну что ты родная, я всё это понимаю и сам этого боюсь! И вообще, милая родная Донна, я безмерно тебе благодарен! Астрал прекрасен! Но иной раз у меня тоже такая может думка ворохнуться, прямо холонёт всё в душе. Земля и жизнь на ней, такой тёплой и нежной вспомнится. Стыдно сказать, всплакнул даже как-то пару раз. Чтобы я вообще делал без тебя! Уже б, наверное, пропал бы давно!
   Хорошо, Никель, будем считать, что ты понимаешь, что к чему. Движение только в контуре и ни каким другим образом. И так, с этим всё. Теперь немного о частностях. Как ты сам догадываешься, твоя миссия будет заключаться в том роде деятельности, к которому у тебя в духе твоей натуры и желания имеется личное соответствие. В скором времени, уже в первом периоде, ты будешь иметь возможность общаться с такими же по духу людьми, как и ты сам. Да, да, именно людьми, чего ты удивляешься, а ты как думал? Как, тогда, по-твоему, мы могли бы здесь называться. Ты считаешь, что при попадании в Астрал люди уже как таковыми не являются. Да, да, ты правильно поставил вопрос: "сам тогда я кто, если не всё тот же человек?". Изменилась только среда и форма (оболочка) обитания человеческой души. В любом из миров, в который попадают люди из земли, они людьми и остаются. Просто другое временное измерение. И, что должно изменится? Ладно, ты я вижу и сам прекрасно всё понимаешь. Никель! Твои вопросы прямо высвечиваются у тебя над головой. Говорить с тобой дальше по теме не имеет ни какого смысла. Ты весь в своих вопросах. Хотя, это тоже, в общем-то не плохо лишний раз не включаешь фиксацию линейного внимания. Ты не робот и в тебе вроде нет той предпосылки, что вдруг начнёшь как робот зацикливаться. Тёплый человек с присущим чисто человеческим любопытством. Поэтому давай-ка я тебе отвечу на твой вопрос. Пока конечно поверхностно, поскольку я и сама об этом не много знаю. Но как говорится, чем богаты... В скором времени, как я предчувствую, ты по этому вопросу ещё меня просветишь. Но пока в пределах того немногого, что я знаю, я тебе отвечу.
   В общем, знай, кроме людей, выходцев из земли, здесь в Астрале есть и другие разумные. Мы их так и называем "иностранцы". Это гуманоиды с очень прекрасной энергетикой. Слышал о таких?
   Весьма заинтригованный Никель, вытаращив глаза, захлопал в восторге ладошами.
   - Донна, милая, ё-моё! Во дела какие! Именно так я себе и представлял, но всё равно рад это услышать! Такие обстоятельства, как здорово! И как хорошо, что я тоже здесь. Ты знаешь, Донна, ещё из чисто земной информации я где-то слышал, что они, в смысле эти гуманоиды, как бы с планеты, которая называется "Трон", созвездие "Гончих псов".
   - Никель! Ты опять перескакиваешь. Послушай, всё, что ты знаешь, можешь увеличить во многие разы. Цивилизаций гораздо больше, чем ты думаешь.
   - Ну, дела! Что творится! Донна, ты сказала, что я скоро смогу..?
   - Да, Никель, сможешь. Будешь общаться с ними подолгу и даже в совместных действиях. Во всяком случае, с некоторыми из них. Возможно, побываешь и на их планетах. С какой-нибудь миссией. Я ведь тоже не знаю, сколько их вообще. Всё это будет у тебя. Господи! всё время ловлю себя на том, что завидую тебе.
   -Донна! Ну что ты такое говоришь. Я! Совершу миссию?
   - Никель, ты уж не пугайся так сильно. Ничего эпохального от твоих "миссий" не произойдёт. Но если ты так воспринимаешь слово "миссия", замени его просто на слово "визит" или какие-нибудь "взаимные контакты", содействия, - слегка хохотнув, добавила, - например, под девизом "Да здравствует, всеастральная дружба Гуманоидов!" Вдруг ты даже окажешься чем-то полезным. А что? Здесь в Астрале, может случиться и такое.
   - Донна! Боже мой! У меня прямо опять всё вопит внутри! Астральный океан всевозможных возможностей! Меня так волнует всё это понимать! Живи здесь хоть тысячу периодов, всё равно каждый раз будешь удивляться, удивляться и удивляться! Просто поразительно! Настолько всё богато, ёмко, многогранно! Ведь мы там, в физическом мире, ни чего этого не знаем. Я ещё по той жизни довольно часто со страхом задумывался, особенно после просмотра какого-нибудь очередного фильма про звёздные войны, типа вторжении каком-нибудь из космоса. А что? Было дело. Находили на меня такие представления. Вдруг, думал, объявятся какие-нибудь нехорошие инопланетяне и, используя свои превосходящие технологии, нападут на нас, землян. И так ведь, наверно, большинство землян и думают.
   Да и фильмы на эту тему всякие... Заключают же правительства больших государств, причём, не всегда дружественных между собой, взаимные соглашения на случай подобной агрессии. Перед общей бедой извне, тут уж как говорится, не до личных симпатий. Главным пунктом стоит вопрос о совместной безопасности. Хотя и сознают с горечью земляне, что все эти их предпринимаемые потужки, окажутся совершенно бесполезны, если не дай бог на них действительно нападут с космоса. Понимают, что даже и сопротивления то никакого не будет. Какое могут оказать сопротивление младенцы, если их начнут избивать. Соотношение сил у землян в тысячи раз слабее, чем у Давида против Голиафа. Люди понимали это ещё более ста земных лет назад и потому в Уэллсовской войне миров инопланетян только земными микробами и победили. Тема агрессивного вторжения инопланетян на Землю актуальна до сих пор. Как и трогательная вера землян в то, что, если на худой конец, такая беда всё же случится, что ж, тогда мирным людям остаётся только одно, уповать, что наши микробы стоят на запасном пути. - От защемившей вдруг в сердце сыновней нежности к Земле, Никель с особой остротой ощутил свою сопричастность с матушкой Землёй и её обитателями. - Какие же мы, однако, глупыши! И чего? Хорохоримся-то друг перед другом. За одно только обстоятельство, что все мы одного человеческого роду племени и дети божественного разума, только уже за одно это должны мы все любить друг друга до истовости. Эх! А жаль, конечно, что земные дела не обстоят подобным образом. Очень жаль! - От его эмоциональной тревоги за мир и благополучие родной Земли обозначился импульс на предмет получения ответа по возникшему вопросу. Открыв тему, Никель восторженно принял информацию о том, что много веков назад, гуманоиды из других миров, тоже физических, уже попробовали освоить его планету под себя. И как высший разум эту попытку пресёк сразу же.
   Этот эпизод описан в индийском эпосе "Махабхарат". Наивность толкования на происходившее событие лишь только подтверждает логическую достоверность описания предметов технологически не соответствующих тому времени.
   На благословенную Землю напали сверкающие колесницы коварного подземного царя Ашхьягатана, но принц Рамаяна, сын Бога Джармакайи, был призван защитить родную Землю. Получив от отца всёсокрушающую огненную секиру и волшебную раковину серебристой жемчужины. На которой Рамаяна, с быстротой летящей Звезды, летал над Землёй и молниями из секиры поразил всех врагов.
   Никель с облегчением, но и не без изрядной доли стыдливой досады стал знать, что вся реально существующая опасность для земного мира, зиждется в нём же самом. В мире, откуда он пришёл. Его Земные сородичи внешне, при взгляде на них отсюда из Астрала, выглядят почти совершенно одинаково и, однако, как сильно их взаимное неприятие... Одного только оружия, друг против друга, сколько понаделали. Если суммарно взять весь этот земной арсенал, вряд ли из него против плохих инопланетян наберётся и одного процента, по сути всё оружие, только ведь против себя же родимых.
   И как хорошо и, слава тебе Господи, что и на других планетах после физической жизни тамошние гуманоиды равным образом попадают в лоно всеобщего божественного Астрала. То есть, под крылышко к Богу. Безгранично всемогущему и справедливому.
   И действительно, как хорошо и приятно понимать, что в физических мирах любая высоко развитая цивилизация, не зависимо от того какая продолжительность жизни её граждан и уровня своих технологий, не может совершить ни чего агрессивного даже по отношению к необитаемым объектам. Поскольку сам логический механизм природы вселенной устроен на нравственном принципе любви и закона высшего разума - ЗАКОНА БОЖЕСТВЕННОЙ ЛЮБВИ! Основной нравственный принцип которого - НЕ НАВРЕДИ!
   Такой чудесный принцип довлеет над всеми плотными мирами во вселенной.
   С разной конечно особенностью и качеством, но установка у всех всегда именно такая.
   - Да... Никель! Мысли у тебя конечно очень душевные. И я всё больше насчёт тебя начинаю догадываться. Точно! У тебя на этой платформе будет особое назначение!
   - Ну, вот надо же! Донна милая, прости пожалуйста! Я всё никак не отработаю импульс на закрыть-открыть. О чём думаю, всё на виду.
   Ладно, Никель, не смущайся. Я понимаю. Тут у любого голова закружится. Без преувеличения можно сказать, ощущение как у земного первопроходца открывшего неизвестный континент. Эти контактные дела с другими цивилизациями идут уже давно, можно сказать почти практика. Но я всё равно, Никель, безумно тебе завидую. Столько узнаешь, увидишь. И ведь действительно, интересно- то как. Ради этого! Была бы такая возможность! На всё бы пошла!
   ...Ну да ладно. Отвлеклись немножко опять. Однако вернёмся к "нашим баранам".
   Входить и выходить в земное измерение ты скоро научишься. Это не сложнее, чем вскочить или соскочить с подножки медленно двигающегося трамвая. Тем более, земная физическая жизнь, это не обязательно, что-то и где-то там внизу. Большей своей частью Астральный уровень нашей зоны находится на одном полевом горизонте с земным миром. Просто имеются, как ты знаешь, два довольно существенных условия. Астральное и временное. Жизнь в физическом мире течет и развивается по своим собственным законам и это обязательный постулат, нарушать который абсолютно запрещено. Наш астральный мир по статусу выше, чем земной, но качественный уровень нашего мира находиться в прямой зависимости от того, как все происходит и будет происходить в физическом мире.
   В этом случае, с наших низов до физического мира пальцем подать. В аспекте взаимозависимости, я имею в виду. Не путай с взаимодействием. Одно из условий высшего предначертания - не смешивать информационный опыт Астральной системы с Земной. В памяти высшего разума хранятся негативные результаты, когда опыт прожитой жизни индивида не стирался после его смерти, а сохранялся как стартовая база на новую жизнь. И хотя это происходило, дозировано в соответствии с ростом индивида, но всё равно, проблема развития человека, особенно нравственный аспект, не становился лучшим. Наоборот, даже усугубливался. Притом, почти всегда в виде крайне гипертрофированности личности. Такому человеку уже было неинтересно ни стремление, ни учение. Ничем не прошибаемое самомнение. Сплошная амбиция.
   А теперь представь, Никель, такого человека, да при неограниченных полномочиях. Представил? - Покачала головой Донна, - кошмар да! Согласись. Кое-что страшненькое ты ещё узнаешь и увидишь по этой теме.
   По всему видать, тебе это скоро будет дано. Я насчёт тебя уже почти уверенна. Что-то мне подсказывает, что в твою программу такая тема будет входить одним из основных пунктов.
   Вот наверно, по этому, даже высший разум, не придумал пока, ничего более подходящего, чем просто стирать опыт прожитой жизни индивида перед переселением его души в зарождающий эмбрион новой жизни. Хотя, как уже было сказано, по мере взросления на душу такого индивида иной раз и будет накатывать некое смутное ощущение о чём-то, как бы с ним уже происходившим, но это будет всегда очень лёгкое и очень эфемерное впечатление.
   Единственное, что такая реминисценция или DEJA VU может подсказать человеку, так это то, что он уже ходил по земле в предыдущей жизни. Что само по себе тоже не плохо. Поскольку это говорит о том, что у этого человека психоинтелектуальная концентрация достаточно высока. И когда придёт его час, и он перешагнёт известную черту, его Эго - психомагнетический сгусток, по сути сам человек не будет развеян в космосе, то есть не случится небытиё.
   И далее, всё по тому же принципу, что и на земле.
   Чем больше разрешающих возможностей, тем больше и ответственней правила. Но, что самое главное, правила в своём большинстве, необратимые. Так что, дорогой Никилёк, первых два-три периода, то есть лет тридцать пять земных ни какой отсебятины.
   - Что, действительно целых тридцать пять лет? - С притворным огорчением переспросил Никель. - Ни какой личной инициативы? Шаг влево, шаг вправо и конвой стреляет без предупреждения.
   Подыгрывая под взятый Никелем тон, Донна сокрушённо покивала головой.
   - Такие понимаешь порядки. Концлагерь прямо-таки! Придётся чуточку потерпеть, но не долго, только первые двести пятьдесят периодов. Так что вживайся потихоньку. Сильно-то не кручинься, - отходчиво проворковала Донна, - если после адаптации вдруг почувствуешь, что ты и в правду такой уж прямо нужный гуманоид, можешь начинать понемногу примеряться. Рационализация, если осторожно, а главное умеючи, поощряется. Но также знай, что преждевременное желание усовершенствовать систему, если оно начнёт вдруг прорезываться, то с этим лучше пока не торопиться. Такое желание ты, скорее всего, почувствуешь, просто помни об этом.
   А пока, в любом случае, наше дело только исполнять. Здесь если кому что суждено, можешь даже не беспокоиться, мимо не пройдёт.
   Давай лучше выпьем за новый почин. Настройся на эту уста- новочку (в нашем случае, это вместо шампанского) и да свершится, всё что суждено!
   Кстати, о шампанском. В принципе, мы находимся хоть и на Астральных низах, но в общей для всех миров лептоносфере. И потому нет ничего, что могло бы помешать нам и в самом деле выпить по бокалу шампанского. Просто лёгкий импульс на этот предмет и захорошеет лучше, чем от оригинального "Мадам Клико". Вкусовой и хмельной эффект будет ярче и приятней, чем от земного. Для полноты ощущения ассоциативный ритуал конечно надо соблюсти. То бишь, должна присутствовать бутылка и бокалы. И открывая бутылку, непременно бабахнуть. Притом, добавлю к теме. Здесь такие земные оценки как фирменный, натуральный, оригинальный, понятие совершенно не адекватное тому волшебному ощущению, что выдают Астральные рецепторы. Уже хотя бы потому, что их в тысячу раз больше. И потому ещё раз предупреждаю. Осторожней с кнопочками. Не то можешь так доимпульсироваться. Наркоманом станешь астральным.
   Вылечиться, конечно, можно, но силушку потеряешь очень конкретно. И будешь, как я уже предупреждала, обыкновенным, счастливеньким обывателем какой-нибудь местечковой колонии.
   Помнишь, первые твои минуты, когда ты только вылупился на этой платформе и спросил, что это за прекрасный светло- голубой город. А я тебе тогда ответила, придёт время и ты ещё узнаешь о таких местах, в которых такие города расположены.
   Думаю, некоторая дополнительная информация об этом тебе не повредит. Прими её и сделай для себя кое-какие выводы. Кстати, очень неплохо, что ты как мне кажется, усвоил фиксирующее внимание. А то ведь у тебя всегда лицо либо прямо-таки молитвенно-влюблённое, либо уж совсем счастливо обалдевшее. И это ещё притом, что ты на сдерживающем импульсе. Никель, милый! Представляю, что бы произошло, если б этот импульс убрать. Вообще б наверно с катушек спрыгнул и меня бы заодно спровоцировал. И хватит улыбаться, тем более так опять по-дурацки! Никель перестань! Ну, кому говорю! Ну, что ты в самом-то деле, - попыталась Донна призвать его к порядку, но не удержалась и, закатившись от смеха, погналась за ним надавать ему тумаков, он неуклюже укрываясь от неё, в передыхе смеха ударяя его кулачками по спине мстительно восклицала, - вот тебе! вот тебе! Будешь знать, как меня доводить, будешь знать, я тебя ещё и не так побью! - Отдышавшись (фантомная реакция усталости) и вытерев глаза от оставшихся слезинок смеха, Донна с ласковой сокрушённостью сердито прошипела, - Никель, ты неисправим! Вот окачу сейчас тебя импульсом холодной воды, поди небось сразу не до смеха будет.
   Блаженно, в чудной счастливой растворённости смотрел Никель на Донну, и так хорошо ему стало на душе, так невозможно прекрасно было всё вокруг. Хотелось обнять Донну и плыть с ней долго, вот так обнявшись в каком-нибудь неторопливом потоке плыть и плыть в полнейшей раслабухе. Однако, задумался слегка насколько это осуществимо, приходя меж тем понемногу в себя как бы отрезвляясь: "А действительно, почему надо вот сейчас, например, опять сдерживаться? Здесь же Астрал и при чём все эти земные психоатавизмы? Донна! Такая... Ну просто невозможно на неё спокойно смотреть! Как можно против такой прелести устоять. Что-то наверно я всё-таки не так делаю? Почему нельзя обнять её и целовать и вообще заняться с ней любовью!?"
   - Никель! Стоп! Сдай-ка назад. Что-то мы с тобой, мягко говоря, отвлеклись, - оглянулась в хмурой настороженности, вся в миг посерьёзневшая Донна тихо, всё ещё глядя куда-то в сторону, произнесла, - отставим пока наши нежности до лучших времён.
   - Чуточку помедлив, повернулась к нему, и, о боже! Защемило опять в предчувствии на сердце у Никеля от этой её едва заметной грустинки, хотя и в потеплевших глазах. С мягкой упреждающей нежностью Донна заверила, - пожалуйста знай, даю тебе слово, я очень постараюсь, чтобы это время наступило как только можно скорее. У нас всё будет хорошо и, возможно, очень даже надолго. Но сначала нам надо понять и усвоить ряд правил и обстоятельств. - Погрозив в своей манере указательным пальчиком, добавила, - особенно тебе, Никель! Вспомни земную пословицу "Не зная броду, не лезь в воду". Позволь напомнить, здесь в Астрале можно быть счастливее во многие разы, но в такой же пропорции и несчастней! Давай попробуем хотя бы до поры быть немного сдержанней в своих чувствах. Не забывай про импульсы спокойствия, вспоминай о них почаще.
   Умиротворённо, но не без некоторого чувства вины, Никель понимающе пожал Донну за плечо, ощутив в тоже мгновенье на щеке её ласковую руку, смутившись и пряча глаза, произнёс:
   - Говорю же тебе, тыркай меня без всяких церемоний, да прямо по носу.
   И тыркнула Донна его, да прямо по другой щеке, но так ласково и любя, что от такой благости смутился совсем уж Никель и опять чуть уж было не забылся, и только голос совести удержал его от этого порыва. Поскольку понимал, что заслужил он всё как раз наоборот.
   - Что за окаянство такое! Ведь подумать дураку, сколько мне дадено, а честь-то какая оказана, а я только о себе и думаю, да об удовольствиях своих. С чего это я вдруг так решил, что после жизни земной и здесь для меня праздник должен продолжаться! За какие такие заслуги!?
   Пришёл, понимаешь, в этот блистательный мир и давай всё лапать, да ко всему примеряться, предвкушая какие ещё блага ему предстоит изведать. Как будто право такое заслуженное имею. Не зарывался бы ты парень! Про заслуги вот какие-то думать стал. А даже если б и были какие-то там заслуги, или скажем, здесь, в Астрале, выпадет мне счастье исполнять какую-нибудь полезность, желательно, чтоб надолго и потруднее, то и тогда, по истечению большого срока такой жизни не должно считать себя правым, о чём-то ещё лучшем думать. И брать что-либо для личного пользования. Из прошлой жизни, видать, хрень-то вся эта лезет. А если и брать, то только для приумножения, заранее будучи уверенным, что действительно умножишь! Нет!.. Всё равно слишком сильно звучит. Для прибавки... Ещё куда не шло? Хотя... тоже переоценочка. Какую ко всему этому совершенному миру я, ничтожнейшая пылинка, могу ещё прибавку сделать, протрудись я хоть сто периодов?
   Оказаться после жизни физического мира в светлом Астрале, даже на самом низшем его уровне, где, мягко говоря, жизнь уже в любом случае неизмеримо интереснее, и претендовать на какое- то там ещё дополнительное вознаграждение!.. Ворохнулась же мысль! Чудик несуразный. Наглость просто несусветная!
   Подойти и переступить ту жуткую черту, что для земной души смертью называется, и потрясённо обнаружить, что жизнь оказывается продолжается, да ещё вот в таком прекрасном образе, когда, даже глядя на себя, человек собою же налюбоваться не может!
   Вот только одно это разве не вечный и сладчайший праздник!
   Но как, однако, гнетёт совесть мысли, что для праздника такого я и пальцем не ударил. Да и в будущем, смогу ли когда-нибудь оправдать своё здесь пребывание?
   - Свет! Никель! Рыцарь ты мой благородный! Божественный свет сейчас буквально полыхал над тобой! Откройся, я хочу знать, что ты там про себя решил? ... Насколько я знаю тебя, поди небось, засовестился от чего-то?
   - Свет!? От меня был свет!? Значит ли это!?.. Да милый! Никакого сомнения. Это именно то, что ты подумал. И я поздравляю тебя с этим! Я, если ты заметил, а ты заметил, это видно по твоему смущению, как и твоё сомнение в том, что ты можешь оказаться таким элегантным. Никель, ты буквально за мгновенье стал ещё прекраснее. Внешняя привлекательность всегда утончается в более совершенную красоту пропорционально совершенствованию духовной сущности. Понимаю, тебя это обстоятельство, мягко говоря, немного смущает и отсюда твои сомненья и растерянность. Готовься милый друг, сейчас ты от смущения вообще будешь красный как рак. Помимо уже сказанного в тебе произошла спонтанная химическая реакция одоранторного импульса, от тебя исходит волшебно прекрасный запах. Прелесть Астральной парфюмерии в тысячи раз превосходит самые изысканные земные духи. Ты же знаешь! Здесь всё совершенней во многие разы. Но восприятие сексапильных прелестей у меня те, что сложились ещё в земной жизни и я просто не в состоянии держать себя под контролем. Если б не импульсы, эти по сути палочки-выручалочки, я бы уже была в любовной истерике. Но даже и это не очень то помогает! Никель, милый ты мой, вряд ли ты представляешь, какой притягательной штучкой ты стал! Должна признаться, у меня кружится голова, я буквально еле держусь, мне даже кажется, что я начинаю сходить сума! Моё обоняние против твоего обаяния величины слишком не совместимые! Так вот и знай, ты главный этому виновник! Никель! Я просто умаляю тебя, ограничь, пожалуйста, идущие от тебя волны, я почти не контролирую себя! Вот сойду сейчас с ума от любви и что тогда будем делать? Поэтому давай, лапочка, соберись с собой и сделай, как я сказала. Не стоять же мне так отвернувшись целую вечность. Акт процесса твоего перерождения уже зафиксировался и поддаётся на импульс, поэтому прошу, не тяни и закройся на сколько сможешь. Полностью конечно не получиться, особенно с феромончиками, но внешность, лицо фигуру, руки ноги, процентов на восемьдесят закрыть, я думаю, получиться. Всё равно будешь неотразим, чертяка, но в такой дозе я, возможно, смогу тебя терпеть.
   Судорожно, в лихорадочном смущении и оттого всё ещё толком не пришедший в себя Никель, тщётно пытался выполнить просьбу Донны. Тем более, это просто самым обжигающим и животрепещущим образом совпадало и с его личным желанием! Наконец, ему показалось, что с этим делом он вроде как бы справился и вдруг!.. В каком-то ошарашенном прозрении, вперившись на Донну горящими глазами произнёс почти не своим голосом:
   - Донна! Ты тоже!.. Ты тоже да... Ну, закрыта на эти восемьдесят процентов! - Боже ты мой! - Глядя с испуганно оцепеневшим восторгом на Донну весь страшно заинтригованный от пронзившей его догадки! - Оййй! - Опять прикусил губу Никель! Перед ним светилась прекраснейшая Богиня!
   Неожиданно и для самой Донны, заставшее её врасплох поведение Никеля, не оставило ей возможности опять отвернуться и сменить настроение души. Он опять увидел её душевное состояние, именно то, что она всё время пыталась от него скрыть. "И слава высшим силам, - успела подумать Донна, - что во внешнем облике своём она была закрыта почти на девяносто процентов, не то милый мой глупыш со своим ещё не адаптированным сознанием точно сошёл бы с ума! Боже мой, как же мы, однако, всё время срываемся! Надо как-то расслабиться и попробовать войти в состояние глубокой медитации. И уже потом, если получится с медитацией, потихоньку снова импульсы подключать более действенно."
   - Боже! Что происходит! - Никель, повалившись вдруг на колени, с благовейно горящим взором безмерного обожания уставился на неё. - Донна! Милая божественная Донна! Ты прекрасна! Запредельная твоя красота просто не постижима, невозможная ни для какого описания и это, оказывается, всего лишь только двадцать процентов! Донна! Прекраснейшая Донна! Дай умереть от слепящего восторга! На один только миг разреши глянуть на тебя подлинную!
   Но нет, не захотела Донна сделать это, выставив ладонь, как бы защищаясь! Подумала, улыбаясь про себя: "Сейчас тыркну тебя по моське, как ты просил. Нетерпеливый ты мой, не может потерпеть до адаптации!"
   Понимала при этом Донна и такой расклад, что Никель после адаптации, скорее всего, перейдёт в тонком мире на более совершенный уровень, куда ей заходить, мягко говоря, пока ещё заказано.
   Он может приходить к ней... Если конечно будет этого хотеть. Но это уже будет, хоть в прямом, хоть в переносном понятии, снисхождение. Не имея представления какая ждёт их перспектива (Донна, последнее время, всё чаще задумывалась об этом). Ей почему-то не хотелось употреблять более подходящее для таких думок слово "судьба" и она его всегда заменяла более нейтральным "перспектива". Не догадывалась Донна и о том, что когда она думала о возможности такой перспективы, у неё и появлялась та самая грустинка в глазах, от которой у Никеля возникало тревожно щемящее предчувствие.
   Сколько ей, и вообще им, обоим будет отпущено быть вместе? Почему так почти неотвратимо довлеет возможность их разлуки?
   - Никель, не надо, я тебя умоляю! У тебя начинаются издержки психики. Ты в настоящем времени начинаешь платить за будущие события. К тому же они могут ещё и не случиться. Надо просто жить и учиться исполнять то, что предстоит. И тогда, быть может, мы сможем как-то повлиять на предначертанное. Поговорим лучше о настоящем. Я вот кстати, немного уже вижу от чего ты так сконфузился. И объясню тебе в чём дело. Хотя чисто информативно, ты и сам понимаешь. У тебя возникает сомнение, что выпавшая тебе честь быть в активном Астрале незаслуженна, и отсюда неловкость при мысли, а вдруг это какая-то ошибка. Совестливый ты мой, здесь нет никакой ошибки и всё правильно. Ты в светлом Астрале и сам ты светлый человек. Знай, у тебя здесь нет причин для переживания.
   Донна почти обрадовалась возможности перевести настроение в более технологическое русло обсуждаемой темы. Но впредь решила по возможности не расслабляться.
   - Спасибо, Донна, я как всегда и в который уж раз тебе благодарен! Ты мне так всё облегчаешь... Комплекс у меня прямо какой-то! Прощения даже стыдно уже просить, я всё равно после этого всегда нарушаю.
   Улыбнулась с пониманием милая Донна.
   - Ты так сильно-то не впадай в самоедство. Излишняя суровость в самодисциплине, что-то наподобие режима, здесь это совершенно ни к чему. Расслабься. Или как там, у военных, вольно! Товарищ курсант.
   "О! Ну опять! Снова эта грустинка в её глазах... - Сжалось сердце у Никеля в предчувствии... - Боже, какой же он ещё пигмей против Донны! Недосягаемая Богиня находилась перед ним! Эта невозможная красота и выражение глаз, поразившие его ещё тогда на Земле."
   Незабываемый свет астрального мерцания! С самого первого мгновения, едва он только в них глянул, тогда же сразу и понял, что перед ним призрак неземного и прекрасного существа!
   Тоскливо щемящим чувством обозначившейся потери сдавило что-то внутри. Боже как тут быть! Донна что-то знает и не говорит! Не хочет, чтоб он, Никель, преждевременно от чего-то переживал. Благородная Донна, ну, конечно же, тут что-то есть? Возможно, она опять чем-то жертвует! С неё станется! Милая родная Донна! Скорее всего существует какое-то неотвратимое условие. Она это понимает, но почему-то не хочет ему об этом сказать. И ведь не скажет же, глупышка! Бездонным и пугающе незнакомым показался вдруг Астрал! Нежной и уязвимо хрупкой перед чем-то ей грозящим увидел он вдруг Донну!
   Надо что-то делать! И первое, с чего надо начать, попробовать задействовать импульс и узнать, допускается ли исполнять программу вместе с Донной все предстоящие им периоды жизни на совместной платформе. Пусть даже если для этого ему придётся очень "похудеть" в своём статусе. Он ещё никак конкретно не задействован, и вряд ли он тем самым внесёт какую-нибудь деструкцию в нарушения процесса.
   Донна, правда, говорила, что-то там о его индивидуальной программной миссии... Надо с Донной поговорить, постараться, чтоб не сердилась, как-то всё это ей объяснить и она со своей стороны пусть тоже объяснит. Ему представилось, ну что такое важное для астрального мира он может из себя представлять? Пылинка. Но, однако, здраво решил, что до такого разговора с Донной не помешает немного просветиться информацией. Задействовав импульс по теме, сразу же понял: НЕВОЗМОЖНО! В лучшем случае, он окажется в какой-нибудь локальной ЗСП или ещё далее по наклонной. Серые миры низшего Астрала или донники. Ни о каком наказании речь, конечно ,не идёт, всё просто, как и на Земле, нарушения процесса всегда чревато само по себе. Как если спрыгнуть с набравшего ход поезда. Можно переломать кости или даже убиться. Результат конечно плачевен, но в любом случае, это скорее необдуманный поступок и очень субъективно личный.
   Любовь эгоистична - всё бы только для себя любимых. Не без изрядной доли неприязни к себе Никель понял, его опять занесло!
   - Ничего не поделаешь, Никель, все мы люди-человеки и никуда нам от этого не деться, но человеки разумные и нам надо стараться этого звания придерживаться.
   Удивительно! Донна стояла к Никелю почти спиной, с прикрытыми веками, отрешённо, со слегка запрокинутой головой вся в отдаче и восприятии великой непостижимости этого мира и, в тоже время, так проникновенно чувствовала его душевные терзания.
   - Программная тема, Никель, попробуй принять от меня информацию в сжатом виде, сними как на флешку и не торопясь, прокрути на предмет осознания. - Немного помолчав, сухо добавила, - это отвлечёт и успокоит тебя. Польза к тому же, заодно, подвижка в адаптации.
   Всегда волшебно интересно было для Никеля воспринимать своё новое бытиё. Этот Мир, всё, что видел вокруг и особенно то, что пока ещё невидимо, но так волнующе предполагавшееся! Одна только беда, не мог Никель толком сосредоточиться. Донна! свою любовь к ней и вообще всё, что с этим связанно. Слишком сильно довлел её образ над ним. Он просто был не в состоянии взять себя в руки.
   Схватился за импульсный метод и немало пришлось напрячься с ним и только лишь возведя его в степень, смог быть в готовности к постижению программной темы. В сравнении с Землёй духовные чувства, как и просто эмоции, здесь в Астрале сильнее в разы. Никель поёжился, представив, чтобы могло бы быть не будь такой палочки выручалочки как импульсная энергетика.
   Никель знал, программа легче воспринимается, если задаёшь по теме встречные вопросы как наводящие. И первое, что ему захотелось узнать поподробнее, это устройства городов, ЗСП, обитаемые платформы и всё такое подобное. Обозначив тему и начал получать информацию..! От Донны! Да это было очень приятно видеть её! Именно так в дальнейшем это и будет происходить! Как дискета, всегда можно вызвать её образ. Очередная и очень приятная опция Астрала! Никель, конечно, опять слегка взволновался, но всё в пределах самообладания. Светящаяся Донна во всём своём великолепии, но этот её прекрасный образ был всё- таки виртуальным. С ним можно было общаться, даже спорить, конечно, в пределах обозначенной темы, но... однако! В принципе, саму тему на параллельную менять можно, от этого заданная тематика только разнообразилась, а усвоение обогащалось. Главное было в том, что при таком варианте общения с Донной Никель чувствовал, что всё, как говорится, под контролем и он не отвлекается. Подивился только про себя, как ловко она это устроила.
   Души многих хороших людей, попадающие в такие города, оказываются в них из-за того, что по некоторым причинам не могут быть задействованы для исполнения определённых функций в активных зонах Астрального мира. Это не их вина. Просто ограниченный потенциал. Что-то вроде мягкой формы недееспособности на активных платформах. И потому они в локальных платформах. Но такие платформы являются составляющими светлого Астрала. В социально обывательском аспекте эти платформы, ассоциативно можно определить одним словом "Рай" или "ЗСП". Локальность только для безопасности самих обитающих, и не более того. Но зато множество разнообразных и приятных возможностей. Для большинства людей попасть в зону счастливого проживания - это сверхсчастливая возможность оказаться в Раю. Сакральный ключ, молекулярная симметрия психоэнергетики людей соответствующих жизни в ЗСП, соотносится с понятием светлая душевная сущность. Благодаря положительной симметрии своей энергетики, такие люди после своей смерти (возможно трагической) не подверглись втягиванию в эмбрион, чтобы опять родиться в плотном мире. Пройти по кругу ещё одну или даже несколько жизней в физическом мире. Напитать свою духовную сущность более гармоничным сочетанием мозговых молекул и уже тогда адекватно и с возвышенной харизмой оказаться на платформе ЗСП светлого Астрала. Потенциал некоторых из таких людей возможно даже адекватен жизни в активном Астрале. В любом случае, все кто попадает в светлый Астрал это, прежде всего, чудесные высоко духовные индивидуумы. Иначе бы им в светлом Астрале, просто не оказаться.
   - Прекрасно Донна! - воскликнул Никель, он настолько живо представил себе картинку познаваемого, что пришлось даже немного осадить воображение. - Я очень рад за них и ещё оттого, что с этими людьми всё так очень хорошо.
   - Это Ник действительно прекрасно! Здесь в светлом Астрале хорошо всем на любой платформе. Одно только сознание о своём бессмертье создаёт настолько упоённое блаженство духа, что делает человека поистине счастливым.
   - Донна, я, в общем-то, догадываюсь, каким образом состоялось их везение. Но мне очень интересно, а может попасть в светлый Астрал, скажем в ЗСП, хороший человек, но с не совсем выверенным молекулярным кодом, то есть не стопроцентно светлый? Расскажи об этом.
   - Хорошо, Ник, конечно расскажу. Людей, скажем так, немножко преждевременно оказавшихся в ЗСП, достаточно много. Но не тревожься. Человек с инфернальной сущностью здесь не окажется. Основная причина вхождения людей в светлый Астрал, как мы знаем, это соответствие к нему. Но таких качеств, как ты заметил, не у всех на достаточном уровне. Тогда очень желательно, чтобы таких людей встретили. Встретили близкие им люди ещё по земной жизни. Родственники, друзья. Даже просто когда-то в земной бытности хорошие знакомые. Они тоже видят, кто есть кто, и могут пригласить так сказать остаться. Считай как бы вид на жительство. Терпение Никель! Не забегай вперёд! Ну конечно всё не так просто. У тебя опять выскочил вопрос, и прямо так и маячит над головой.
   Чтобы пригласить кого-то здесь остаться, нужно чтоб совпали несколько довольно серьёзных обстоятельств. Самые лёгкие из них -действительная смерть физического тела (оборванная серебристая нить).
   Второе. Такая душа, должна ещё пройти через сетку просвета и оказаться на платформе именно в этой зоне. А для того, чтобы это случилось, у неё должна быть не отягощённая карма.
   - Ну, не хило! Даже здесь бюрократия. Донна не улыбайся! Я шучу конечно. Всё правильно! Я только за! Представляю, какой был бы тут бардак, не будь этой самой бюрократии. На Земле там хоть происходит смена поколений.
   - Браво Никель! Именно как ты это себе представил, так бы и случилось. И так, поедем дальше. Дожуём эту тему о поселенцах.
   На мгновенье во взгляде Донны, Никелю показалось укоризна и он непроизвольно поджался, но сообразив, что образ виртуален, успокоился.
   - Третье условие. Чтобы среди исполняющих миссию, (встречающие в Астрале) оказались те самые близкие люди, о которых мы уже упомянули. Тогда, если хотя бы три этих обстоятельства совпадут, родственные души обязательно встретятся.
   Астральный психомагнетический код, мгновенно, быстрее любого земного компьютера сблизит их. Вот это третье условие, наиболее значимое.
   - Психомагнетический код! Донна, посмотри на просвет, я правильно обозначил формулу?
   Ну, что ж я вижу, в принципе, ты понимаешь правильно. Это именно та формула. Без такого кода попасть сюда просто не возможно. Но, должна сказать, ты видишь слишком обобщённо, поверхностно. Ты построил элементарную формулу время во времени, которая лишь показывает, как на одной базе прошедшего и настоящего времени обозначаются прошедшие на ней события, только в другом измерении. Если сравнить это измерение с земным, тогда твою формулу определить просто как "быстрое время". Но и не более того. Усложни формулу на разность измерений и возможно ты увидишь настоящую суть. Тогда тебе будет уже не очень сложно понять саму природу того временного измерения, в котором и происходит психомагнетический код.
   В земной жизни, обычно в краткий момент серьёзной опасности, человек может оказаться в таком измерении. И тогда в этот миг человек спокойно без всякого напряжения может просмотреть всю свою жизнь. К счастью, такие моменты случаются не часто и далеко не с каждым человеком.
   Может случится, что человеческая душа с не до конца умершим телом, но с чётко выраженным психомагнетическим кодом, может непреднамеренно проскочить мимо чистилища сразу на рубеж светлого мира. Но сам рубеж, она всё-таки не пройдёт (не оборванна нить). Такая душа вернётся в своё тело и будет ещё жить в физическом мире. Но, уже не устрашится смерти и до самой своей встречи с ней, с благостной сокровенностью будет знать, о существовании светлого мира.
   Обычно после такого происшествия человек живёт непритязательно, по совести и с мудрой ко всему доброжелательностью. А когда пробьют его земные часы, то ему должно быть, представится возможность войти в светлый мир, даже если среди тех, кто встретит его там, не окажется ни одной души ему лично близкой по земной жизни.
   Правда и здесь тоже, не всё так просто.
   Что-то вроде демаркационной зоны. Преддверие. С момента, где начинается Астрал и до пространства, которое уже полностью в лептоносфере, существует опасное поле инертного пространства. Там, если растеряться, может занести в такие ямы! Выбраться из которых, не простая заморочка. Во всяком случае, если и выберешься, то очень не скоро! Даже по Астральным меркам.
   И потому, есть такая миссия - Встречающие.
   Но до места, с которого они уже будут различимы, надо ещё добраться. Поэтому для души, которая попадает в зону такого преддверия, надо стремиться не просто на светлый горизонт (ловушки именно так и выглядят), а на свет, от которого идёт тепло любви. Сердечная приязнь. Волна этого чувства всегда присутствует. Надо только не торопиться, замереть на короткое мгновенье и прислушаться, вникая. Так сказать прочувствовать момент!
   - Донна! Как всё-таки хорошо, что я это постигаю небольшими дозами. А то бы, наверное, просто задохнулся от всего этого милого, разумного и родного, да, именно родного! Я понимаю, что я здесь всего-то ничего, но мне всё это действительно прямо- таки очень родное! И счастлив до невозможности каждый раз познавать, как бесконечно прекрасен и добр этот мир!
   Счастлив от бесконечно огромного и от любого пунктика. Как вот, например, было приятно узнать, что в каком бы виде человек не пришёл в этот мир, он внешне и внутренне во многие разы становится прекрасным!
   - Да, это так. Один из многочисленных подарков этого мира.
   Вариантов самоощущений тоже хватает. И все они драгоценные подарки. Одни проекции чего стоят! Любая наркотическая галлюцинация просто отдыхает. Ты знаешь, Никель! Я вот, сколько уже здесь. А только совсем недавно перестала бояться своих нежных проекций (сон здесь так выражается и называется.) Один из вариантов самоощущения. Нежные проекции. Страх берёт неимоверный, что вот проснусь однажды, и нет вокруг меня всего этого чуда несказанного. И я снова в физическом теле в земной зоне со стёртой астральной памятью. Простая смертная, к болезням и превратностям земной жизни уязвимая! Неизвестно даже о божественном даре светлых миров!
   Ты не представляешь, как я боюсь Земли! Люблю её всей душой. И боюсь!
   -Донна, милая! Ну, что ты такое говоришь! Ведь легко же можно...
   - Стоп, Никель! Не надо. Я всё это знаю. Отключить проекцию. А сны заказывать на программу. Хоть на один раз, хоть на целый период. То есть исключить все нежелательные проекции. В основном я так и поступаю. Но заданная программа приедается. Не хватает радости ощущения полёта, чего-то неизведанного. Сидишь пассивно как в земном самолёте в пассажирском кресле, заняв место согласно указанному в билете номеру и ни какой личной инициативы.
   Поэтому не люблю программы. Другое дело на произвольном приёме. Такая картинка может проявиться! Ужас! Никогда бы сама не додумалась! Как не настраивайся, всё равно даже близко не угадаешь, какой, мягко говоря, оригинальный сюрпризик может преподнести открытый приём.
   Спохватывалась по началу, а вдруг это психологическая зависимость! Но нет, оказывается, не опасно. Последнее время почти всегда открыта на нежную проекцию, и ни чего, привыкла. Я наверно немного мазохистка. Мне понимаешь, даже кошмарики стали нравиться. Хотя конечно и боюсь их как всегда. - Обозначившийся в переливе света образ Донны перешёл в реальную её сущность. - А! тихушник, а ну признавайся как на духу, что ты там на меня пялился!?
   - Виноват, Дончик, каюсь чистосердечно и потому рассчитываю на снисхождение, могу ещё добавить, что никакой порочащей тебя информации я не углядел. Наоборот, у тебя, как и предполагалось, всё безупречно. Разве только любопытна немножко, ну так и сам не без греха, а то что трусишка чуть-чуть, так для женщины это даже в плюс. Хотя опять же, чёрт его знает, сам- то как это воспринимать буду. Скажи, Дон, действительно так страшно интересно?
   - А ты попробуй. Такие вещи разве словами объяснишь, - лукаво улыбаясь, проворковала, - потом посмотрим, кто больше из нас трусишкой окажется. - Спохватившись, выпалила, - нет Никель, пока не надо! Вот неугомонный, вечно ты меня заводишь. Провокатор прямо какой-то. С проекциями успеется. Пока погоди. Так на словах могу сказать. В принципе, страшного ничего нет, но предварительно небольшая психоадаптация не помешает. Зато потом будет не только страшно, но и интересно. Немножко жутковато, конечно, но интересно ещё больше. Не сразу. Сначала и ещё какое-то время тебе будут интересны программы, а потом, обязательно захочется попробовать натурально, документально и со специями. И ты откроешься на эфир. Но тоже не на постоянку, иногда будет тянуть и на программы.
   - Донна, я уже умираю от предвкушений! Но понимаю, надо потерпеть, что я и делаю. Во всяком случае очень стараюсь. Весь конструктивизм моих импульсов идёт в основном на погашения дикого желания не завизжать. Терплю и сам себе завидую. И, тьфу ты чёрт, любуюсь на себя! Стоит только, как бы со стороны взглянуть на себя, прямо конфуз берёт, какой я красивый да пригожий. Хорошо, что здесь все такие. А то бы не знал наверно, куда и деться. Но действительно не могу не предвкушать и не предугадывать что за штука, эта нежная проекция!
   Улыбаясь, но сокрушённо разводя руками, Донна загадочно покивала головкой:
   - Тебя это всё ждёт. Хоть немного не по теме, а по опыту знаю, возникла другая тема, как её не отодвигай, всё равно будет маячить, лучший способ отделаться, это её дожевать. И потому, немного о внешней красоте светло-астрального человека.
   Любой человек, при входе в этот мир, действительно становится внешне прекрасным. Всё так и есть, но происходит это, прежде всего, потому, что прекрасна сама основа человека. То есть его душа! Срабатывает закон гармонии. Как и на Земле. Отсеки от камня всё лишнее и получишь логическое сложение астральных атомов, не стеснённых физической природой биологического тела. В светлом Астрале всё неправильное не только автоматически отсекается, но ещё происходит качественная метаморфоза в трёх кратном измерении. После смерти физического тела, в психогенной памяти остаётся тот период юности, когда в организме происходило наилучшее сочетание атомных молекул строения физического тела. Его наивысший расцвет. В светлом Астрале основа этой памяти совершенствуется в разы!
   Есть информация о том, что в высших мирах, где время измеряется в абсолютном значении, гармония красоты и духа астрального тела восходит к превосходству в десятки раз! У особенно светлых возвышенных людей превосходящая сущность гармонии выражена в сотни раз! Человек, вошедший из светлого Астрала в пространство Абсолют, при лицезрении такого ослепительного создания впадает в состояние очарованного экстаза, его буквально прошибает красотой! У него от понимания того, что он видит, происходит катализация духовного и внешнего совершенствования, в результате чего, он сам становится таким созданием.
   В том высшем мире жизнь вообще неописуема! Прекрасное в прекрасном! Для нас такие сопоставления пока просто непостижимы.
   - Донна! - Взмолился Никель, - придержи информацию! Я не выдержу. Счастья, оказывается, тоже бывает слишком много! Почти постоянно включаю импульс на сдерживание! Иначе, действительно, просто не выдержу! Столько зудящего восторга! Прямо распирает всего!
   Совсем неожиданно, не полностью сознавая что происходит, Никель почувствовал исходящее от Донны едва ощутимое волнение нежности. И она, осёкшись, но не в силах сразу справиться с проявившемся чувством, совестливо отвернулась в сторону.
   Никеля как обдало. Тёплая волна ответной нежности, взломав сдерживающий импульс, рванулась к Донне.
   - Я тебя сейчас съем! - крикнул он ей. И оба, тут же в порыве неожиданном для самих себя, обнялись и замлели, взмывая в звёздно мерцающем потоке, отдаваясь его вихревой стремнине друг другу счастью и любви.
   В смятенном восторге от этой безграничной стихии! Никель вместе с Донной уже не думали ни о чём, кроме этих волшебных мгновений. Они только испытывали, ощущали, наслаждались, растворялись! Так и летели, как боги, сквозь звёздный мир два нашедших друг друга человеческих сердца в полном и желанном согласии со всеми мирами и ко всему, что ждёт их впереди.
  
   А когда это волшебное скольжение стало затихать, они нарочно медленно, совсем не торопясь, стали приходить в себя. Специально не стали сразу уточнять место своего пребывания. Сознавая, что определись они сейчас с местом своего нахождения и чуточку потускнеет их сказка. Потому, не сговариваясь, решили потянуть ещё немного. Как наверное, и в любом из миров, мысли и желания влюбленных всегда одинаково им близки и понятны.
   - Скажи, Донна. А этот самый Зурбаган, он же конечно, в лептоносфере? И тем не менее, у него какая-то своя плотность да? Чем-то сродни с Земной? И люди там общаются, почти как бы в материальном мире?
   - Никель! Ты ненормальный! Ну что ты такое говоришь. Какой, ты ещё глупыш. Милый и родной глупыш, и я под стать тебе. Таким земным духом от тебя повеяло! И сердце так ностальгически защемило.
   - Донна! Ну, скажи, да или нет!
   - Ну, в общем да. Плотнее, чем по астралу. Чуточку больше притяжения. Думаю, на этом принципе. - лукаво сощурив глаза, спросила, - хочешь меня пригласить туда? Никель! Ты ещё совсем по земному торопыга. Ну это, в общем-то, понятно. Инерция короткой земной жизни, понадобится несколько периодов, чтоб это прошло. На Земле на всё про всё время всегда не хватает. Только на основные жизненные установки, да и то впритык. Чуть зазевался и уже не догнать и не успеть. Никелёк, мой непоседливый! Обрати внимание, здесь в Астрале, обстоятельства времени, как ты надеюсь, успел заметить, некоторым образом от Земных слегка отличаются. Учитывая эту разность, привыкай всё же к ним понемногу и торопись чуть помедленнее. - Пощекотав ему пальцем за ухом, проворковала, - Ник, милый, ну не хмурься, пожалуйста! Вот, представь себе такой расклад.
  
   Американский поэт Куртис Пейдж, живший ещё в девятнадцатом веке, сугубо земной человек, однако и он пришёл к выводу, что любовь как высший и сладостный подарок судьбы, не следует вкушать сразу и помногу.
   Включи импульс и высвети его стихотворение "Любовь помедли" и насладись мыслью.
   Закрыв глаза, Никель углубился, с каждой строкой благовея от бессмертных строк мудрости сердца.
  
  
   Так сладко рядом быть и чуть поодаль
   Узнать друг друга лучше... Сохранить
   Всю сладость первого прикосновенья...
   Любовь? 0 нет ещё! Позволь ей быть
   Окутанной в туман священной тайны
   И в ожиданье тайн грядущих лет
   Не близких нет ещё... не у порога нет...
   О, пусть любовь растёт ещё, ещё!
   Чуть расцветёт - умрёт. Питай её
   Мечтой слиянья уст, пускай поспит
   Ещё хоть чуть в строжайшем отреченье
   О, пусть ещё чуть-чуть, ещё мгновенье...
  
  
   -Никель, милый, опять ты... Не смотри на меня так!
   - Донна, родная! Как прекрасно, что есть такие стихи, что был когда-то хороший человек и написал их. Я в миг всё понял и благодарен ему! Особенно если ещё учесть, что написал он эти строки, будучи гражданином Земли, то есть, в положении ограниченного жизненного времени. Прямо даже стыдно стало и благостно одновременно! Поверь, Донна, вот я прочёл сейчас эти стихи и за это короткое мгновенье, понял много! Донна, милая родная! - Со счастливой улыбкой Никель упал перед Донной на колени и, обняв её за ноги, затих в самозабвенье.
   Присевшая Донна обняла его и, приклонившись друг другу головой, тихо сидели в томно очищающей грусти, наслаждаясь нежностью чувств и любви!
   - Донна, не отпущу тебя!
   Весь светившийся от переполнявшей его любви и не замечая этого, Никель откровенно не сводя глаз любовался Донной! Счастливо улыбаясь, развернув её к себе спиной, сказал, уткнувшись ей в затылок.
   - Донна, милая! Я! Люблю тебя. С того самого момента, когда впервые увидел тебя! И, мне очень почему-то хочется оказаться сейчас в Зурбагане и заняться там с тобой любовью! Прости меня за нетерпение, но мне показалось, ты сама тоже не прочь там побывать, но тебя что-то сдерживает. Ты вроде говорила, что это хороший город. Может я чего-то не понимаю, ты можешь мне объяснить. Мне, наверно, не следует так настаивать, возможно, у тебя есть к тому причина, а я, в своём счастливом эгоизме, ничего ни хочу понимать. Мне самому тоже стало как-то тревожно. Не хватало, чтоб ты каким- то образом опять пострадала из-за меня. Я наверно, к тому же всё ещё не совсем Астральный, хотя уже точно что не земной. И говорю тебе, пусть произойдёт всё, что будет уготовано судьбой, я с радостью приму то, что предстоит. Но, всё же, если можно, пусть перед нашим неизвестным грядущим будет именно этот город!
   Я ни сколько не сомневаюсь во всех этих Астральных импульсах. Знаю что они глубже и ярче земных ощущений, но, с моей субъективной колокольни всё это пока видится как-то немножко виртуально. И самое главное! Я же всё равно уже в Астрале, и всё что теперь будет с этим связанно, как я уже сказал, от меня ни куда не уйдёт. Думаю, с ограничениями ещё успеется. Но зато признаю свой консерватизм и то, что в Астрале, я всё ещё несчастный чичако. Ты права, во мне действительно ещё много от земного человека. Сантименты конечно. Но, знаешь как-то всё-таки...
   - Никель! Глупыш! Чуть позже мы именно так и сделаем! Но умоляю тебя, не торопись! А то ведь, точно тебе говорю, наломаем мы с тобой дровишек! Я признаться, и сама хотела тебе сказать, чего уж там... Можешь не сомневаться. Тебе не показалось. Со мной тоже это, с первой встречи! И даже раньше, чем у тебя. Думаю об этом, ты уже догадался. Тогда в Казахской степи. До того как ты увидел меня, я уже давно наблюдала за тобой.
   Как тебе, наверно, известно, в Бетпак-Дала мы встретились уже во второй раз. Что-то же меня дёрнуло оказаться в то время и именно в том месте. Даже зная о том, что по своему статусу придётся слегка похудеть, но мне всё равно почему-то было... Мягко говоря, интересно. А когда ты раскланялся в пустыню и сказал: "извиняй мать, но такие вот понимаешь дела"! Я прямо как... Ну, в общем, защемило у меня тогда в сердце. А я, глупая, сразу загасила это в себе. Вроде как испугалась чего-то, даже немного рассердилась на тебя. До сих пор жалею. Надо было понежиться в твоей земной ауре и как ты говоришь, напитаться ею. Всегда бы потом могла воспроизводить то ощущение. Но вот не сообразила.
   - Донна, родная! Знала бы ты, как я горю желанием снова обнять тебя и долго, очень долго не отпускать!
   - Никель милый, - в нежной улыбке Донны скользнула лёгкая грустинка, - я тоже этого хочу. И в этот самый Зурбаган хочу может даже сильнее чем ты. Поверь мне, мы обязательно будем там. Я тебе свято это обещаю! Просто надо немного повременить. Совсем немного. Позже я тебе всё объясню.
   - Донна скажи, какая-то серьёзная проблема?
   - Нет, Никель, ничего особенного. Просто запасись немного терпением. Ты же, вот я заметила, не мечешься оголтело по всей платформе. И правильно делаешь. Не надо потакать желанию, перепробовать все блюда сразу. Я вот сама, можно сказать, ещё на задворках. И сильно как видишь, не переживаю. Мне приятно знать, что всё это существует. И когда-нибудь, я тоже попробую. Мы же в Астрале Никель, время не занимать. Помнишь, ты же и сказал: "всё, что нам предстоит, от нас не уйдёт".
   Поборов смущение, неожиданно Никель спросил:
   - Донна, скажи если можно, та несчастная девочка - школьница, сбитая машиной... Я знаю, она в светлом Астрале. Просто интересно, где, на какой платформе она сейчас? И, вообще, как она?
   - Да, милый друг, это была наша самая первая встреча. От девочки, её зовут Настя, шла очень сильная световая частота! От тебя кстати тоже. Вы оба просто полыхали светом. Я ещё подумала, какая концентрированная импульсация! Я была на месте с момента её бегства от негодяя, кстати, могу сказать, этот мерзавец ещё на платформе физического измерения, живёт и благополучно здравствует. Но, я уже видела. - Очень мрачная перспектива.
   Когда придёт его час, астральную энергетику времени он не получит и тёмный Ад гравитации его уже ждёт.
   А Настя... Она в полном порядке и мы её скоро навестим. Оюшки! Мне мимолётно, что-то привиделось! Про себя знаю, к встречающим на форпосте пограничной миссии я не отношусь, но когда импульс регистрирует вибрационное превышение, любой член нашей спасательной миссии (тот, кто ближе к источнику идущей частоты) реагирует на неё незамедлительно. Иначе "наш огонёк" даже с потенциалом на светлый Астрал, но находящийся в сильном душевном волнении, при прохождении черты (обычная в таких случаях благость спокойствия, может не помочь) и сумрачная зона донных миров, это в лучшем случае. Нам кажется светит встречать и препровождать очень незаурядных, но крайне противоположных людей.
   Я, как и прежде в Астрал светлый, а ты..! - Вперив в Никеля указательный пальчик и скорчив испуганную гримасу, Донна заговорщицким пафосом прошептала, - ты будешь служитель мрачного Аида! Трепещите негодяи, преступники и убийцы, вам не миновать кары за содеянные вами злодеяния!
   Весь в завороженном внимании, Никель с тихой серьёзностью переспросил:
   - Донна, скажи пожалуйста, что тебе привиделось и вообще, как это теперь нам надо воспринимать!?
   - Никель, родной! Не надо тревожиться. Это не призыв. Вернее, пока не призыв. Когда приспеет время, мы всё будем знать очень ясно и конкретно. Но! - Уже пальчиком вверх, - возможно это намёк на то, что мы слишком часто отвлекаемся!
   - Да?! Донна, ты так считаешь? - Никель опять с вопросительными глазами. - Скажи, это же не спроста?!
   - Ой, не могу! - Улыбаясь, Донна схватилась за голову, -ты меня уморишь парень! Ну, где твой юмор? Нет, конечно. Кому мы пока нужны, такие недотёпы? Землянин ты мой! Вот представь себе, до какой степени ты уязвим. Что стоит кому-нибудь постороннему состряпать некий план действий с всевозможными установочками, типа, разметить, оградить, отгородить, запретить, разрешить и вообще всякие там, смирно, вольно, кругом и шагом-марш и телепатически послать тебе, как директиву к исполнению. Ты ж бедняга тут же кинешься всё это исполнять. Кинешься, даже не зная, что, где, зачем и почему. И только потом, когда, наконец сообразишь, что не понимаешь, что именно от тебя требуется, вспомнишь об импульсе определения. - Напустив на себя серьёзный вид, Донна назидательно добавила, - но ты Ник, сильно не огорчайся, первые миллион лет это всегда так.
   - А! - Зарычал Никель. - Значит так, да! Издеваться над бедным Землянином! - И потирая ладони, свирепо поплевав на них, как бы готовясь задать ей взбучку, с возгласом, - ну заяц, погоди! Погнался, радостно счастливый, за убегающей и хохочущей Донной.
   Незабываемые счастливые мгновенья!
   Они и не подозревали, что исходящая от них совершенная энергочастота, эталонным образцом выверенного света вошла в сокровищницу астральных устоев, добавив свою лепту в океан положительной энергии, на которой и зиждется вселенная светлых миров.
  
   - Дончик, мне в башку стукнула обалденная мыслища. Давай, пока у нас есть как бы некоторое время, совершим вояж по ближним и дальним окрестностям. Маханём за "буйковый" каботаж на глубоководье!? Естественно, на контурной навигации. До того прямо хочется заплыть за эту бархатную мантию. Хотя бы пусть издалека, одним глазком посмотреть, что там за занавеской?
   С материнской улыбкой, покачав головой, Донна пожурила: экий непоседа, пойми глупыш, ты посчитал, что каботаж это мелководье? А знаешь ли ты, что если не пользоваться "авиацией", на астральном сленге психоволевой метод, а только, как ты говоришь, на контуре. Тебе, чтобы его облететь, сто периодов не хватит! И это только облететь, никуда, ни на один объект не заходя. А теперь представь, что мы кое-куда, как раз таки, будем заходить и выходить. В тот же Зурбаган хотя бы. Но именно потому, что мы не жители локалки и вольны заходить и выходить, должны быть особенно осторожны! Можно получить шок от одного только увиденного, каким может оказаться объект в своей технологической ёмкости. Нам надо только немножко научиться правильно понимать и воспринимать объекты и особенно, прежде чем в них войти.
   В общем, Никель мы же уже договорились, да! Ни какого форсажа! И ещё. Ты уж не забывай, пожалуйста. Наши импульсы - это такие кнопочки, которые не только во много раз совершенней любого земного компьютера, но и реально исполняющие возможности. Чувства и ощущения, которые ты программируешь по своей воле более достоверней, чем в Земном мире!
   Ты вот сейчас держишь меня за руку. И мне от этого очень приятно. Знаю, ты испытываешь такое же чувство и ощущение. А ведь если учесть, что этих самых наших рук как физических частей тела вместе с самим телом, попросту не существует. И этот происходящий между нами диалог тоже ведь разговорной речью не назовёшь. Но, однако, какое совершенство понимания. Заметь, будь между нами расстояние, то и тогда, как ты знаешь, ни каких помех. Неограниченно разрешающая форма общения на расстоянии. И, как ты сейчас испытал, - слегка запнулась Донна, - не только мыслей. Мы можем, к примеру, обнять друг друга с ни меньшим удовольствием и на очень значительном удалении, испытывая при этом нежную прелесть прикосновенья. Разве это можно назвать суррогатом? - Оправившись от смущения, лукаво улыбнулась,- в общем, всё, что с этим связанно, от нас же не уйдёт! Согласен? Надеюсь, ты не подумал, что я тебя просто отговариваю от Зурбагана? Я приняла, Зурбаган и для меня - это святое! Ни чего не отменяется. Просто чуточку подождём.
   - Хорошо, Донна, значит так надо, я понимаю. Вернее не то, чтоб понимаю, но полностью согласен.
   - Никель, я должна тебе ещё кое-что сказать. Возможно, в скором времени ты соприкоснёшься с некоторыми, скажем так, обстоятельствами. Думаю, будет лучше, если мы ещё немного поговорим не только про наши с тобой дела. Но ты можешь продолжать держать меня за руку! Признаюсь, мне это, мягко говоря, не мешает! Ох, Никель! Ну действительно, кавалер земной! Весь такой тёплый, наивный! Не увлекайся только сильно! Мне надо сказать тебе кое-что. Не впечатляйся так чтобы уж очень. Просто прими как небольшой инструктаж.
   БОГ! Для нас это пока просто немыслимая субстанция. Сверх разум и всё. Никакой аналитики! У меня у самой, стоит только даже непроизвольно задуматься об этом, буквально дрожь берёт. Просто даже от одной только потужки прикинуть о непостижимости этого понятия. И ты пока тоже сильно не напрягайся на эту тему! Знай, что логически эта природа основана на гармонии! Возможно гармония, это и есть Бог!
   И! Вздрогнули оба от мысли!
  
   Логос! Высший разум - вершитель вселенной. Он! Множествен! И в любой из своих частиц его ипостась - суть всегда одна.
   Иисус имеет возможность входить в контакт с Логосом и заступаться за земной мир и его человека.
   А не является ли в нашем земном мире одна из этих частиц высшим разумом в образе Иисуса?!
  
   - Как током пронзило! Донна, не думаешь ли ты, что..?
   - Да Никель, я знаю, о чём ты хочешь спросить. Если нам одновременно в голову пришла такая неординарная мысль, значит, это не спроста! А если это не спроста, значит это информация! Возможно, мы на пороге чего-то очень для нас значительного! Но возможно, и не чего особенного. Я хотела бы предложить, давай пока не будем раньше времени впадать в истерику. А возьмём на вооружение лозунг, очень кстати давно напрашивающийся: "Всё, что нам предстоит, от нас не уйдёт".
  
   И в земной жизни человек может знать сакральную по своей силе, информацию...
   Библия. Новый завет. От Иоанна. Гл. 14. Стих 10.
   Иисус: Я в отце, и Отец во мне. Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец пребывающий во Мне, Он творит дела.
  
   Две строчки информации и какая сразу грандиозная ясность! Просто пронизываешься озарением! Но прошу тебя, ограничься пока на этом. Иначе, говорю же голова заболеть. Тебе захочется узнать глубинную истину, включишь импульс, энергия уйдёт на анализ и будет поглощена чудовищной емкостью божественной субстанции. В результате, выражаясь земным языком, ты будешь обескровлен! Фактически для тебя это будет означать смерть в активном Астрале! - Успокоенная произведённым эффектом на Никеля, который в страхе продолжал кивать головой, Донна отрицательно помахала ручкой, - сильно, конечно, в голову не бери, просто имей это в виду. Но, однако предвижу, пройдёт немного время, успокоишься и тебя всё равно потянет побродить в этом лесу. В связи с этим, есть неплохая методика переключения интереса. Это шедевры! На любой вкус. Величайшая сладость видеть и понимать эти творения! Никель, ты только представь себе! В земном мире, где у каждого родившегося индивида стёрта память предыдущей жизни, но даже и при такой конфискации земляне за какие-то ничтожные последние сто лет совершили такой невиданный на земном уровне прогресс в науке и технике! А здесь! В этом мире! Особенно в активном Астрале! Ничего никогда не стиралось.
   Бог в своей созидающей природе и весь колоссальный человеческий опыт, тысяч поколений! Ты только представь Никель! С одной только нашей матушки Земли! Произведения самых лучших, самых гениальных представителей человечества! Впечатляет, да?! Воображение просто зашкаливает! Прямо чистый Шок?!
   Сократы! Архимеды! Пушкины! Один только Николо Тэсла чего стоит. Все здесь! Как и множество других людей, в земном мире по разным причинам не ставшие известными, но имеющие не меньший творческий потенциал. Здесь в светлом и благоприятном пространстве всё имеет свою логическую реализацию! Не могу пока сказать, в каком времени светлого Астрала обитают эти гении! Но, как знать! Может они вообще вот тут рядом, рукой протянуть. Придёт время, и в нашем потенциале появиться контролируемая активация импульсов и сногсшибательная возможность общения с ними! А у тебя, Ник, ещё и возможность увидеть, в какой форме существования находятся те разносортные негодяи, вплоть до самых больших и отъявленных, создававших в своё время мрачные страницы земной истории. Зная и предчувствуя кое-что насчёт тебя, могу заранее предречь, - Донна не без некоторого пафоса повела на Никеля указательным пальчиком, - тебе не раз предстоит увидеть эти существа... - Запнувшись, от представленного ею же самой ужаса, Донна не докончила фразу, - ладно Ник, не будем пока об этом! Лучше вернёмся к прекрасному. Пусть, как я уже сказала, до встречи с великими гениями чуток ещё погодим. А вот с их великими творениями можно встретиться уже сейчас. Вся эта сокровищница, не поддающаяся ни какому измерению, доступна на всех уровнях светлого Астрала! Бери и умирай от наслаждения! Теперь, добавь ещё сюда немерянный вклад лучших представителей от иных цивилизаций! Наслаждаться и понимать которых, нам активникам, и сам Бог велел! Ах, Никель, ты меня сейчас задушишь! Скажи лучше, как тебе, кстати, такие возможности!
   - Донна! Это так сразу даже и осмыслить нельзя! Я вот просто сейчас умру от этого сознавания! Не выдержу кайфа и умру!
   - Перестань! Никель! Ну, что ты делаешь! Отпусти меня!
   - Не отпущу! Сама же сказала, что времени здесь не меряно! И потому я буду целовать тебя целую вечность! И начну с ноженек твоих! Давно на них зубы точу.
   Нервная, почти затравленная улыбка снова промелькнула на её лице.
   - Никель! Я тебя умаляю! Перестань, пожалуйста! Ты меня провоцируешь! Ты должен понять, мне ведь тоже трудно, я может и сама тоже... еле сдерживаюсь. Но, этого нам нельзя! Мы пока чуточку не адекватны! Можешь ещё раз посмеяться. Маленькая Астральная (если хочешь бюрократическая) не состыко- вочка. Подожди ещё немного! Поверь мне, как только это станет возможным, первое, что я сделаю - это поцелуй, в котором я сольюсь с тобой самозабвенно и до тех пор, пока ты сам не отвернёшь свои губы! Давай Никель возьмём себя в руки и успокоимся!
   Импульсы! Говорю тебе, осторожно с ними. Знал бы ты в полной мере, что это такое! Они у тебя сейчас почти аморфны, и из- за этого ты не понимаешь всю серьёзность положения! Заклинаю тебя! Не торопись! Это страшная сила! Особенно твои! У тебя они активированы процентов на семь-восемь. Предусмотренная мера безопасности. И, слава Богу, что не на двадцать или тридцать! Наломал бы тогда дровишек! Вобщем, держим себя пока в руках. Иначе!.. Даже не хочу думать, как может быть иначе! Любовь! Здесь, это та ещё силушка! Как детонатор. Может зашкалить, и произойти слепая импульс-активация. Сбой вариантов, одна в двадцать восьмой степени! Выправить можно, но период займёт. Побочных эффектов тоже не оберёшься!
   Рост твоих потенциальных возможностей будет зависеть от того, каку тебя будет проходить адаптация.
   Поэтому, не будем нарушать некоторые не сложные правила, и как мы договорились, что нам грядёт, то, от нас не уйдёт! Всё наше! Время в таком варианте условий не ставит! Я, кстати, от этого обстоятельства до сих пор просто визжать готова! Сколько времени прошло, а всё будоражит!
   Вобщем, тему ненадолго закрываем! И ни каких лишних телодвижений! - Выставив ладошку вперёд, с виноватой нежностью улыбнулась, - ПОКА! Знаешь Никель, было бы лучше, если б мы немного перестроились!
   Лёгкий отвлекающий импульс и поговорим о не менее прекрасном! Ну что ты всё мычишь! Скажи что-нибудь!
   - Донна, любимая! Ничего не могу сказать! Я просто снова обалдело счастлив и ни каких комментариев! Прямо как замыкает что-то! Хорошо уже, что тема о СОЗДАТЕЛЕ, и связанные с этим мысли и чувства, удалось как-то заблокировать. Кажется, с этим мне... Что-то помогло! Иначе, даже не представляю, как бы я себя чувствовал. И вот ты, Донна. Стоит мне с неимоверным трудом преодолеть порыв к тебе, как меня тут же другое захватывает! Вот о шедеврах искусства. Ведь та же истина и в физическом мире -ничего никуда не пропадает! Даже неодушевлённая материя! А тут люди! Души человеческие! Они-то уж точно никуда не денутся!!! И шедевры, океан шедевров! Донна! Я сейчас просто заору на всю астральную! Лермонтов! Моцарты! И все другие великие да родные! Все они живы и надо полагать, очень счастливы! До меня только сейчас в полной мере дошло. Боже мой! Действительно, можно с ума сойти!
   Представить только! В каких формах и видах всё это непостижимое великолепие может проявляться! О! Мама родная! Это невозможно представить! Немыслимые сокровища! Прекрасное в безграничном! И как здорово, что и время тоже! В смысле безгранично! Да, Донна! Это действительно, непостижно для ума! Ну, какая сказка может с этим сравниться!
   - Никель! Ты прелесть! Я так рада такому твоему восприятию! Во всё это запредельное наслаждение можно погружаться, опять же благодаря комплексу наших импульсов, которыми ты пока ещё полностью не владеешь. Научиться не так трудно. Самое главное для начала, это знать, где, что и на каких полочках находится. И потихоньку, аккуратно начинать ими пользоваться. Глубоко пока не лезь. Тренируйся на подступах. Маякуй импульсами на них же самих и запоминай, как и на что у них происходит реакция и функциональную силу. Заодно, тут же учись контролировать нужную дозировку. Некоторые импульсы могут показаться как параллельно дублирующие, но это не так. Дальше по ходу ты поймёшь их специфику. Когда научишься с первого раза складывать эти кубики, считай, что все божественные шедевры уже для тебя доступны, как вот это произвольное движение, в состоянии которого мы сейчас находимся. Начинай с мелочей. Обозначь предмет изучения в прицеле адаптирующего импульса и смотри на получаемый результат, на основании которого делай выводы. Всё почти, как и на земле, только немножко быстрее. Возможно, кое-что мы увидим уже сейчас. Но заклинаю тебя! Не торопись! Доминантой должна быть осторожная постепенность. При возникновении непоняток не забегай вперёд, чтобы подглядеть результат финиша. Ничего, кроме неприятностей тебе это не даст. Топчись на месте, и старайся додуматься сам. Пусть даже методом осторожного тыка, но, чтобы не дотыкаться, не заходи дальше того места, где возникло затруднение.
   Вот как, скажем, ребенок, которого воспитывают его родители и другие взрослые люди. Часто в некоторых случаях старшие видят, что ребенок может сломать или разобрать какую-нибудь вещь или, например, упасть при попытке научиться ходить, то это допускается, иначе ребенок никогда, ничему не научится. Тут уж без шишек не обойтись. Кстати, о младшем поколении. Тебе, как новичку, нужно наметить цель. Двигаться вперёд всегда легче, если идешь на ориентир. И лучше всего определить цель, созвучную с предстоящим исполнением. Не увлекайся конкретизированием. Начни с общей картины. По принципу учебных вузов земного мира. Первый курс, почти весь, идёт на повторение школьной программы. Не погнушайся и ты, начав с некоторых известных истин.
   - Донна! Ну конечно! Надо именно с этого и начать! Я, честно говоря, немного даже растерялся. Всегда подразумевается некая исходная точка, с которой удобнее пускаться в пляс. В принципе, наверняка простое дело, но я почему-то как-то ещё слабо ориентируюсь, думаю, что это не надолго.
   Браво, Никель! Ты почти всё время в точку, очень рада это видеть! Ты правильно понимаешь. Неуверенность пройдёт и даже скорее, чем ты думаешь. Итак, прими вводную. Младшее поколение всегда сначала зависит от старших, и в каком качестве старшие воспитывают младших, в таком качестве старшие будут потом жить, когда придет время, и они станут зависимы от младших. Это аксиома. И потому, особенно, миры физического фундамента это как многоэтажный дом, и наша обязанность следить за этим фундаментом и сохранять его. Повторюсь, ничего не менять и не ускорять. Бог создал жизнь на земле, но дальнейшее развитие должно происходить самостоятельно. Для Бога было бы совершенно неприемлемым, если б созданный им человек и мир, оказались нежизнеспособными. И потому не следует уповать на Бога, ожидая от него постоянного вмешательства и вождения нас за ручку, чтобы мы могли жить без проблем и шишек не набивать. Уметь жить, учиться и развиваться мы должны сами. В этом одно из проявлений великого доверия и любви Бога к человеку. Ну, давай! Неугомонный! Чувствую, опять хочешь спросить что-то? О моем имени кажется? И вижу, страх какой-то гложет тебя. Спрашивай. Я жду.
   - Да, Донна, извини, уж в который раз! Имя! Я очень хочу знать твоё имя? Сама же говоришь, как это, оказывается, важно. И я сам почему-то чувствую, что мне обязательно надо знать твоё имя. И понимаешь, я вообще не хочу с тобой расставаться. Возможно это ещё и какая-то форма инфантилизма, но у меня холодок по спине, как подумаю, что ты можешь уйти куда-нибудь. Стыдно признаться, но прямо действительно как у ребёнка, который боится в многолюдном месте потеряться от мамы. Это по первому импульсу и сразу хочу сказать о...
   - Стоп Никель! Стоп, давай не всё сразу. По твоему второму пункту обозначился и идёт какой-то пеленг, мне не совсем понятный. Аа! Вот что-то такое начинает проясняться. Хотя ... Нет! не схватываю, пока нет. Что-то такое чувствую, но... Интересно, конечно, насчёт тебя всё оказывается не так просто. Как мне думалось, я буду с тобой только в начале программы. Исполняя, в основном, только помощь на твою астральную адаптацию. Ага! Никель. Вот оно в чём дело! Ой-е! В общем, Никель насчёт тебя, такие вот дела. Мне возможно предложится, что-то очень важное, но что именно, я пойму видно не сейчас.
   Ты не только ещё не освоился, можно сказать, только что вошёл, а уже насчёт тебя идёт программа. Правда, ещё в режиме "параллель", но, однако... С тобой действительно будет всё не так просто. Ты, конечно, не пугайся. Ничего такого ужасного я пока не вижу, но с маху тут не решить. Так что давай пока только по первому импульсу.
   Насчёт страха потеряться от мамы, за это сразу скажу, не переживай, обычная фобия. Даже на земле любая пертурбация в личной жизни всегда тревожит. А тут сразу такие, видишь ли обстоятельства, - с лёгким смешком, Донна шутливо уточнила, - понимаешь Никель, ты на тот свет попал. Экзотика в умопомрачительной степени. Многие от такого события в тоску впадают, иногда даже в чёрную. Для многих людей, будь у них вторая земная жизнь, они б, наверно, или обратно на землю убежали или тут же, не сходя с места, умерли ещё и по второму разу! Так что помолчи уж. Начинай-ка лучше потихоньку осваиваться. А вот что касается моего имени, то тебе его пока знать не надо. У любого астрального имени имеется довольно сильный магнетический код. Я тебе скажу своё имя- код и оно будет постоянной помехой забивать твои волевые психоимпульсы. Положи для закваски в депо памяти, хотя бы несколько небольших методик, но так чтобы это было чисто астральным, тогда я в это как на фундамент вставлю своё имя как код. Не огорчайся Никель, очень скоро я его скажу тебе. Тут просто незначительная проформа, но её надо соблюсти.
   - Хорошо Донна, раз так надо, пусть будет так. Фобия ты говоришь, да возможно, это у меня фобия. Но скажи, а может быть такой вариант? Допустим, у меня некоторая душевная дисгармония и фобия тут как бы не основная причина. Несколько мгновений назад у меня начались эти, мягко говоря, сомнения. Здесь в Астрале, кстати сказать, наверно из-за особенности времени мгновенья эти самые гораздо в большей степени могут быть ёмко-растянутыми или наоборот более ёмко сжатыми. О господи! Скажи Донна, я сказал глупость? Но я так это время чувствую. Два одинаковых отрезка времени могут быть совершенно разными по восприятию. Я зафиксировал по времени два своих психовосприятия и меня это озадачило. Один отрезок времени, как я предполагал, должен быть существенно длиннее, чем другой, но они оказались, как показал фиксатор, почти совсем одинаковыми. Здесь, я так понимаю, всё зависит от насыщённости переживания. По принципу земного восприятия, но ёмкость по степени сравнения просто убийственная.
   - Всё правильно Никель. Ты, надо ещё раз мне признать, очень быстро всё схватываешь. Я это всё постигала с большей затратой времени. Один временной период может пролететь как мгновенье, а другой, по своей продолжительности, протянется как сто земных лет, хотя продолжительность фиксации совершенно одинаковая.
   - Скажи Донна, вот у меня предназначение на соответствующую программу, как бы предписание, если по земному. Но там, на Земле, всякое предписание всегда кто-то выписывает, решает, определяет, как угодно, в общем, там с этим всё понятно. А здесь кто или что всё это определяет? Меня бы лично очень устроило, если б здесь можно было бы как-то дополнительно самопровериться что ли, типа экзамена или тест там какой-нибудь. А так понимаешь, Донна, что-то мне не по себе. Меня, почему-то, все сильнее начинают одолевать сомнения в своей состоятельности. Ещё там, в земном времени, я знал в общих чертах о моём предназначении на деятельность, опять же, в земном мире. Но с позиции воздействия из Астрала. Сначала, естественно, после представления на неком высшем суде. Как буду отвечать на нём лично и как это бывает у других. Понимая между тем и то, сколько всяких конченых негодяев, жировавших на крови и несчастии людей предстанут на таком суде. Предполагая примерно такой расклад. И что касается меня, если все мои грехи очень уж тяжёлыми не признают и мне будет скощение, после чего я с чистого листа займусь предопределённой мне деятельностью. Но? Что, если я с этой деятельностью не справлюсь? В физическом мире в таких случаях говорят о не полном служебном соответствии. В общем, мне придётся заняться чем-нибудь другим. Я бы тогда, конечно, если мне будет позволено, хотел бы быть чёрным ангелом. Я знаю на здешнем сленге их так и называют. То есть, исполнителем, что-то вроде конвойной службы по доставке на высший суд, то есть на просвет. После которого тех, кого надо, определят в подпространство под тёмный свод. Вот в связи с этим, Донна, мне бы очень хотелось знать твоё мнение об одном моём пунктике в характере. Не обессудь, если тебе это покажется не существенным и не стоящим внимания. Но пойми, Донна, для меня это очень важно. И это не просто фобия. Тут, как я понял, по некоторым теперешним обстоятельствам может случится, что не лишним будет заранее собрать тот пресловутый "тревожный чемоданчик", чтобы при вхождении в работу программы соответствовать ей как можно лучше. Даже если и по мелочам.
   С ласковым вниманием, но и не без грозной шутливости Донна, нахмурив брови, кивнула головой.
   - Ну коли так, выкладывай как на духу, искренний ты мой!
   - Эх, Донна, вольно тебе подначивать меня. Но мне то как быть. В земной жизни я бы и не задумывался о таких пустяках. Но ведь Астрал! Всё так тонко и значимо. Боязно немного. Вдруг я и дальше не смогу быть, как ты говоришь, адекватен. Потому, мне кажется, может эти долбаные точки над "I". Ну сама понимаешь, не всегда же получается знать наперёд. Вот и думаю, может подстелить соломку-то.
   - Ну, Никель! Развёл бодягу. Говори уж, давай по конкретней. Может прояснится и это окажется именно то, что я насчёт тебя всё ещё до конца никак не пойму. Так что давай, колись дальше, перестраховщик несчастный.
   - Извини Донна, действительно, что это я... Знаешь, вот что хочу сказать. Ещё там, на Земле, с самого, можно сказать, детства, находит на меня такое дурацкое настроение почесать себя слегка против шерсти. Тянет желание видеть, а порой даже испытывать страдания. Недолго конечно, самую малость. Больше, так сказать, для контраста. Или, что наверно будет поточнее, именно ради контраста. Почувствовать разницу между комфортом и его полным отсутствием. Чтобы полнее этим самым комфортом, то есть контрастом, насладиться.
   Не знаю, назови как хочешь, может я и в правду вывихнутый слегка. К примеру, люблю, чтоб моя постель была уютна и изолирована. Даже когда в армии, всеми правдами и неправдами обязательно добьюсь, но моя койка обязательно в углу будет стоять, чтобы была стенка. А уж тем более в доме, в машине и вообще, где бы там ни было и где это от меня конкретно зависит. Всегда наперёд позабочусь о том, где и как буду ночевать. Ночлег для меня - это что-то свято принципиальное. И всегда, прежде чем лечь в свою заранее приготовленную постель, обязательно мне надо где-нибудь неудобно прикорнуть, чтобы чуть позже очнуться, преодолевая сон добрести или доползти до кровати и ощутить несомненное блаженство и уют постели. А бывало, иной раз так и промучаюсь всю ночь рядом со своим роскошным ложем. Или вот, скажем, в рейсе. На ночь не абы как, а обязательно мне надо встать в хорошее, охраняемое место. И так, чтобы никому не мешать и ни чего не загораживать. Чтоб с утра мне никто по двери не стучал, типа убери машину в сторону, сдай вперёд или назад. Приготовлю постель и непременно выйду из тёплой кабины подышать воздухом. А находясь снаружи, предвкушаю, как же у меня там, в машине хорошо. А если на улице ещё и отврат полный, холодрыга или слякоть тоскливая, то тогда особенно приятно ещё какое-то время побыть снаружи, натерпеться, продрогнуть так не хило, чтобы рыча и лязгая зубами от холода и похрюкивая в радости от предстоящего отдыха, и ринуться в вожделённое нутро комфорта и блаженства. В такие моменты жизнь мне нравилась прямо до щенячьего восторга! И вообще, чтоб такое жизнеощущение было как можно чаще, надо ему немножко помогать не очень обременительными, но заранее предусмотренными мероприятиями. Для этого надо любить жизнь, в любом её проявлении. В принципе, ничего оригинального в этом нет. Жизнь любят все. Это естественно. И я конечно, как и все ещё будучи в физическом мире, полагал, что ничего нет прекрасней во всей вселенной, чем жизнь на нашей матушке Земле. Я и эту фантастическую красоту Астрала считаю земной. Просто на более высококонтрастном уровне. Вот может именно на этой почве из-за чрезмерности этого чувства, то есть любовь к контрастам, у меня и развился такой пунктик. В некоторых случаях, непонятный по своей природе, даже мне самому. Навязчивая тяга к мрачным местам, ситуации, обстановке. Не надолго, как я уже сказал, но, однако довольно часто возникающее желание видеть что-нибудь в таком роде постоянно, живёт во мне. Состояние прочувствовать какое-нибудь ужасное место, камера смертников, например, смотреть, как идёт приготовление к казни. В моей жизни был случай, когда я даже присутствовал при казни. Притом, как сопричастное лицо. Никогда не забуду, какое сильное впечатление на меня это произвело. Я был буквально потрясён. И до сих пор, мне доставляет какое-то сумрачное удовольствие прокручивать в памяти ту ужасную сцену.
   Увидев исчезнувшую улыбку с лица Донны и её ставшие более внимательными глаза, сказал в грустной задумчивости:
   - Нет, Донна я не жесток и не садист. Если ты это подумала. Мне даже было жалко Сашку Кацевича. Это имя человека, которого исполняли. Молодой, в общем-то, парень. Глупыш. Ни хрена о жизни не зная, полез с ней играть под интерес. По его "умному" раскладу, как он думал, все стрелки должны были сойтись на мне. То есть, ответ за те деньги (почти двести тысяч дойч-марок), должен был нести я.
   - Подожди, Никель, - щёлкнула пальчиками Донна. - Расскажи этот случай поподробней. Что за мафиозные дела? Ты что был как-то с этим связан?
   - Ну, что ты Донна, конечно нет. Но положение, в котором я тогда оказался, было достаточно сложным. Заранее только хочу, чтоб ты знала, сумрачное удовольствие, как я сказал, абсолютно ничего общего со злорадством не имеет.
   В то время я возил домашние вещи немцев, уезжавших на ПМЖ в Германию. Дело было, надо сказать, очень выгодное. Немцев уезжало очень много, а платили они по пять марок за килограмм. Двенадцать тонн груза брал за раз, то есть двенадцать тысяч килограмм. Представь, какие шли деньги. Вот только шпаны и бандитов всяких на дороге было столько, что после первого же рейса решил, в Германию я больше не ходок. И денег ни каких не надо. Я уже тогда жил с Полиной да и Димка, её сын, тянулся ко мне как к отцу родному. В общем семья, можно сказать. Вышли на меня тогда Чеченцы местные. И ясное дело, предложили крышевать. Куда деваться, согласился, конечно. Жалко было бросать такой бизнес. Иса, был у них такой, за главного. Доброжелательный такой и в общении тоже не кичлив, но... Короче, подписался по полной. Загрузился сразу, буквально на следующий день, легко и быстро с их, конечно, уже помощью. Взял подорожную (малява по-ихнему) с реквизитами и, как говорится, с богом в путь дорожку. Ехал действительно без проблем, ну прямо как кум королю и сват министру. Даже на таможне сильно не задерживался. Уже когда был в Германии, дозвонился до меня Иса и предложил увеличить бизнес на взаимовыгодных условиях. А именно, обратным рейсом захватывать одну легковую машину и всякого немецкого барахла. Притом, со следующего рейса в Германию я уже со своего груза им ничего не плачу, но беру на грудь под свой опыт и ответственность два их грузовика. У них, оказывается, по ходу, закрутилось всё не хило. Сняли в аренду заброшенный цех и весь его под завязку забили немецким грузом.
   Тогда действительно с Немцами запарка ещё та была. Прямо как великое перенаселение народов. В общем, третий раз в Германию шёл уже в колонне. Деньги, двести тысяч марок, за доставку груза Иса предложил мне взять с собой. В Германии я должен был по его каналу купить две машины и по списку запчастей всяких там разных. Джип "Геленваген" и "Кабан", пятисотый "Мерс" привезти в Алматы.
   Обратно уже под "ТИРом" (специальный таможенный документ на международный транзит). Деньги я тщательно закрутил в два свёртка. Один, который потяжелее, спрятал в своё правое "трюмо". Зеркало заднего вида. Эти зеркала, действительно, очень большие, почти метровые с электрокорректировкой и подогревом. А другой, что поменьше, в пианино (вещь клиента) тоже находившееся в моём грузовике. Вот, где находится второй свёрток (там было пятьдесят тысяч немецких марок, Кацевич знал). Не надо было бы конечно, чтоб он об этом знал. Тем более все деньги были в моём "Мерсе", а в его "IVEKO" никакой "контрабанды" не было. Давлетбаев, водитель второго грузовика, тоже "Мерс", про деньги вообще ничего не знал. Спокойный такой молчаливый казах. Исполнял своё непосредственное дело и ни во что не вмешивался. Иной раз, чтоб спросить его о чём-нибудь, так с одного раза ещё и не получится, чуть ли не пихать приходится. Весь где-то в думках своих обитал.
   Кроме всех этих напутственных телодвижений, дал мне Иса ещё телефончик один в Москве. Помню, ещё засмеялся как-то однотонно, а глаза холоднючие такие. Не бери, говорит, сильно в голову, скорей всего тебе это не пригодится. Так... на всякий форс - мажор. Как в воду глядел. Номерочек, однако, я запомнил.
   Случилось непредвиденное. Оказалось, это чёртово пианино американской марки "Stein Wine", да ещё к тому же особо редкий экземпляр. И на него требовалось специальное разрешение на вывоз от министерства культуры Республики Казахстан. На белорусско-польской границе, Западный Буг, возникла нешуточная проблема. Белорусская таможня поставила все три наши машины на склад временного хранения (СВХ). Мне предложили отправиться в г. Брест, там переночевать в гостинице, а утром снова явиться на границу, где при моём присутствии специальная комиссия произведёт тотальный досмотр всего груза и транспортного средства. Тем более, как выразились таможенники, цитирую - "Это через ваш Казахстан проходит наркотрафик из Афганистана? - Переглянувшись при этом весьма удручённо, заявили, - придётся вас ребятки на спецконтроль поставить". Знаешь Донна, вспомнить даже страшно. Эти таможенники были уверены, что перед ними конкретные нарко-контрабандисты. Сердце прямо заболело. И как раз пианино, во всём этом, главный фигурант. Ясное дело, с него-то в первую очередь и начнут. Досконально, как говорится, с микроскопом и с собакой. Проблема была в том, что таможенники будут искать наркотики, а найдут деньги. Найдя деньги в пианино, прикинут вес груза во всех трёх грузовиках и сразу поймут, наверняка где-то есть ещё деньги и гораздо больше того, что они нашли. Для них это как подарок судьбы. Деньги- то не задекларированы (тогда была такая установка, перевозка налом больше трёх тысяч $ запрещена). Значит, по инструкции их полагается сдать в кассу. Но попробуй сдай. Такая канитель расползётся! Не сдали, конечно. Но такая жирная сумма... Найди таможники в пианино эти пятьдесят тысяч... Тут уж бы конечно таможники расстарались и какой-нибудь пакет с наркотиком или ещё чего-нибудь из разряда контрабанды нашли бы обязательно. И всё, считай попал. Предложат обычную в таком случае альтернативу. Деньги оставляешь лично таможникам и едешь дальше. Или как они шутят: "Хочешь, чтоб с квитанцией? Всегда пожалуйста". Тогда официальная конфискация и автотранспортного средства с товаром, всё в доход государства (то есть деньги всё равно заберут) и возбуждение уголовного дела на предмет - доставка наркотиков в дальнее зарубежье. И никогда никому уже ничего не докажешь. Ни на государственном суде и, тем более, на разборке у чеченцев.
   Я сказал Кацевичу, что пойду к начальнику смены, а он, пока я там с начальником буду толковать, чтобы залез в мою фуру и вытащил свёрток с деньгами. Начальнику смены решил объяснить просьбу и ситуацию примерно так: раз они сами предложили отправиться на ночёвку в Брест (десять километров), то под предлогом, что ночь, устали с дороги, да и далековато. В общем, уговорить начальника, чтоб разрешил поставить машины на СВХ, как он и приказал, а от моей машины отцепить только тягач и на нём поехать всем в Брест ночевать, а утром вернёмся. А если заартачится, то и на лапу ему дать под этот же предлог. В любом случае, не взятка как бы получается. Главное, чтобы деньги взял и тогда уж точно разрешит. За сто долларов начальник был уговорён и мы, поставив машины на СВХ, на моём тягаче выехали за ворота. Кацевич сказал, что свёртка с деньгами не обнаружил, упал наверно куда-то вглубь пианино. Тщательно светил фонариком, не видать ничего. Заверяя при этом как-то чересчур уж рьяно, что при досмотре, даже днём, тоже никто ничего не обнаружит.
   Знаешь, Донна, что-то мне от всего этого тоскливенько как-то стало. Деньги ведь нешуточные. Да и Чеченцы. У них в таких случаях вообще разговор короткий. Кацевич тоже вот, глаза какие- то... Явно что-то крутит. Скорее всего, свёрток он взял и спрятал, где только он знает. Короче, очень не понравилась мне вся эта канитель. И, как назло, уже в гостинице ни с автомата, ни с телеграфа в Алматы дозвониться не могу. С какой уж попытки не помню, но дозвонился к Полине. От того, что от неё узнал, вообще расстроился. Чеченцы какие-то не наши, говорит, на фирму приезжали, из самой Чечни. Разборку учинили крутую, со стрельбой. Иса куда-то пропал. Но я туда не суюсь и потому сказать точно, что там на самом деле произошло, не могу.
   Решил рвануть в Москву. Кацевичу и Давлетбаеву объяснил так, поеду мол в Москву, договорюсь, чтобы туда самолётом прислали разрешение на провоз пианино. Выдал им дорожные деньги, объяснил как и что и сказал, если к их машинам после проверки претензий не будет, то и езжайте дальше сами. Меня не ждите. Я скоро приеду и уже в Германии созвонюсь с получателями груза, вычислю ваше местопребывание и встретимся.
   Кацевичу доверительно посоветовал:
   - Смотри парень, деньги сам знаешь чьи, очень будет глупо, если... Ну, какое-нибудь с твоей стороны неправильное телодвижение.
   Как п озже выяснилось, не внял он тогда моему совету. К сожалению.
   За ночь башкой (тягачом без фуры) долетел до Москвы. Прикинул - если даже не дозвонюсь на номер, что дал Иса, сдам деньги в банк на депозит его фирмы (реквизиты у меня были) и стопудовая глыба с души!
   Уже почти перед Москвой позвонил из одной кафешки. Не очень- то верилось в номерочек, но удивительно, дозвонился с первого раза.
   Объяснили, иди направо по объездной, в районе Брониц встретим. Так и случилось. Меньше, чем через час был на месте. Домик, не очень маленький, зелень кругом высокая. Молодуха, чеченка - Марина, пожилой чеченец, Юнус - хозяин, по-видимому, и Рагз, большая собака во дворе.
   Развалился уже после сытной еды на коврах да подушках, вставать не хотелось, согласился отдохнуть часок-другой. Проспал до вечера, но встал зато свеженьким. Хозяин предложил, отдохни хотя бы дня два. Ну какие там два дня! Поблагодарил за хлеб, за ласку, извинился и попросил всё-таки перейти к делу, то есть к разговору. До этого и слушать не хотел. В общем, сдал ему деньги, объяснил ситуацию и ещё раз поблагодарив, двинул обратно.
  
   На границе мне сказали:
   - Твои уехали ещё вчера, а в Москву ты зря гонял. Пианино твоё, хоть и ценное, но не раритет. Так что, давай оформляйся по быстрому и выкатывайся.
   Думал было, догнать их, что ли, но этот чёртовый отстой. Суточный режим движения и отдыха. Контролируется специальным прибором. Пришлось на первом же паркинге встать на двенадцать часов.
   С Кацевичем и Давлетбаевым так до самого своего приезда в Алмату и не встретился.
   Домой, как всегда, приехал ночью. Отмылся, отоспался. Ближе уже к вечеру Полина ужин сготовила, только сели за стол, звонок в дверь. Полина открыла, зашли два парня чеченца.
   - Извини братан, но мы за тобой, давай поехали, там тоже стол уже накрыт, тебя ждут, дорогой.
   От нахлынувшего вспоминания Никель, как бы слегка замкнувшись, почувствовал почти физически ощутимый привкус земного переживания. Завладевшее им психическое состояние увлекло в новое, незнакомое, но чем-то очень вдруг понятное самоопределение. Астральное сознание, свободное от отупляющего воздействия физической массы тела, со щемящим восторгом прониклось наконец, вожделённым пониманием о самом себе. Всегда до этой минуты неясного и вечно ускользающего определения собственной сущности. Сумрачная радость, как эмоциональное состояние, испытываемое Никелем в определённых жизненных ситуациях, казались ему неким тревожным симптомом о его, так сказать, не совсем полноценной адекватности. Сама мысль о несопоставимости такого понятия, но так конкретно присутствующим в его сознании, наводила на Никеля подчас весьма удручающее настроение.
   Теперь же, в просветлённой благодарности к этому великому астральному мироощущению, чувство покоя от обретённой ясности и доброустройственности к этой сверх-субстанции. Субстанции, свет которой своей глубинной универсальной ёмкостью может дать ответ на самый трудно-фиксируемый вопрос, обычно совершенно неуловимый в хаотическом сонме психоэнергетики. Достаточно направить такой мысленно сфокусированный свет на проблемный вопрос, как в его божественно волшебном луче ясно, до мельчайших деталей, обнажается суть.
   Серьёзная озабоченность своей как бы неблагодарностью к этому принявшему его прекрасному миру, в котором ему, как сказала Донна, уготована определённая роль в предстоящей программе, больше не тревожила. Вопрос, что у него, видите ли, имеется свои собственные, отличные от предначертанной роли намерения, был снят. Благословенен час прозренья, давший это умиротворение. Душевная лёгкость приятного сознавания, что предстоящая ему функциональность и есть та самая программа, в которой его сокровенные предпочтения и будут востребованы. Инфраструктура активного Астрала громадна до бесконечности, в ней всегда найдётся место для любых ролей по интересам. Основа этой структуры настроена на встречу предпочтению индивида. Именно реализация этого принципа и есть предначертание. А такие предпочтения как у Никеля, особенно в энергетике частот этой обширнейшей астральной платформы, оказывается вообще в самый цвет.
   Функциональная миссия чёрных ангелов такая же органическая функциональность, как и любая другая в Астрале. И что особенно существенно, так это т о, что базовая платформа этой миссии обладает высокой разрешающей частотой на предмет контакта с другими платформами, то есть более ёмкая энергетика телекинеза. Это чудесное обстоятельство вообще стирает границы возможностей. Великое счастье уже в том, что они с Донной могут быть не только в зоне взаимной досягаемости, но и непосредственно рядышком. Можно сказать в плотную.
   Во всей радости своего самопостижения одна тревожащая мысль всё же не покидала Никеля: "Донна? Она ведь, наверняка и раньше знала доброустройственность структуры. Но тогда почему в её глазах этот страх почти обречённое состояние? Что- то очень серьёзное, я всё-таки не понимаю". В равной пропорции от радости увеличилась и вернувшаяся тревога. Удручённый этим состоянием, Никель почти с завистью подумал: "Локалка? А что? Ни тебе аэропланов, ни тебе автомобилей, всяких! Одного только бензину сколько жрут - не напасёшься. Жили бы с Донной в какой-нибудь ЗСП. И ни забот, ни хлопот. Да... Однако, "деловой" ты парниша! Ещё не только гром... тучка на небе не появилась, а уж съёжился".
   Как, спохватившись от внезапно охватившего его душевного порыва, Никель твёрдо для себя решил: "Донна, родная! Вот прямо сейчас и обращусь к тебе. Не могу иначе! Пусть там хоть что! Но! Она должна мне сказать. Теперь, когда я точно знаю, что природа этого мира допускает возможность человека самому принять судьбу. Пусть даже за возможность принятия такого решения последуют какие-нибудь серьёзные последствия и лишения, я с радостью пойду на любые их проявления. Лишь бы остаться с Донной. За всё надо отвечать. Непреложный закон любой жизни. Наверное, это понятие и есть суть справедливости."
   Тихо обняв Донну, но с непреклонной решимостью глядя ей в глаза, сказал:
   - Донна! Ты знаешь, о чём я хочу спросить, знаешь и то, что я, оказывается, могу и сам распорядиться, какое место в этом мире мне занять. Несколько мгновений назад, я было решил, что всё дело именно в том, что ты из-за своего статуса просто не хочешь быть мне помехой. Могу сразу сказать, если так, то здесь ты совсем глупышка и потому, причина "помеха" даже не обсуждается! Но, как я понял, дело ведь не только в этом? Донна, пойми, теперь это касается уже нас двоих, - грозя ей пальцем, почти умоляюще прошептал,- пожалуйста, не отворачивайся от меня! И не лишай меня право знать, что происходит и с чем НАМ предстоит иметь дело.
   Нежно взяв её за голову, повернул к себе и, о боже! От увиденного буквально замер в сладостной спазме! Волшебно захватывающее излучение глаз! Пронзительный свет улыбающейся нежности! Только природная магия женских глаз может светиться такой благодарностью! Драгоценнейшие мгновенья сладчайшей истомы трепетной волной отдалось по всему телу Никеля.
   На бархатистом фоне звёздной вечности стояли обнявшись две хрупкие человеческие фигурки. Находясь, по существу, ещё только в преддверии этой заманчиво мерцающей своей необъятной непостижимостью -звёздной мантии. Какие миры ждут их за занавесом этой мантии? Какие образы в чарующих проявлениях, под час возможно чудовищно романтические! Под час, возможно даже опасные, но всё равно блистательные в бесконечном сонме причудливых многообразий! Неизъяснимо возвышенное сопереживание происходящего!
  
   - Донна! Меня переполняет счастье, эта непостижимая, пока ещё для моего ума экзотика и моё чувство к тебе, и тревожная неопределённость. Буквально страх, что непреодолимая сила какого-нибудь обстоятельства разлучит нас. Будучи ещё земным человеком, я понял, что люблю тебя. С первой встречи я испытывал это чувство к тебе, правда, не совсем понимая его присутствие в себе. Слишком необычная природа наших встреч, вернее твоих явлений из другого мира. Их было всего два. Но подспудно, как бы в чувстве DEJA-VU, только чуточку реальней выраженных моих встреч с тобой было гораздо больше. Я почти всё время ощущал твоё существование. Иногда прямо до сердечной тоски очень от себя далёкое, а иногда тёплое восприятие твоего непосредственного рядышком присутствия. В такие минуты меня захватывало настолько острое желание быть к тебе ещё ближе, что я часто впадал в некую отрешённую, но светлую одержимость покончить со своим физическим существованием. Наивно полагая, что таким образом я окажусь в твоём мире и главное, с тобой. Теперь я от всего сердца благодарен своему ангелу, удержавшего меня от такого поступка. Возможно этот ангел - это ты и есть.
   Ты сказала, что встречи с великими людьми, находящимися в высших сферах светлого Астрала, ещё как бы не совсем возможны. Но наслаждаться их нетленными творениями вполне допустимо. И даже познать в самом себе их возвышенную духовность восприятия. Вот это последнее обстоятельство я бы вряд ли позволил себе активировать, но оно каким-то образом легко само во мне образовалось. Я невольно, совершенно непреднамеренно вспомнил Пушкинское "Я помню чудное мгновенье - предо мной явилась Ты" и щедрость его гения мгновенно воспарила во мне! Честно говоря, мне кажется, что пользоваться такой возможностью неприлично и это ещё мягко говоря. Дело в том, Дончик, что на тему известного стихотворения Александра Сергеевича, у меня буквально несколько мгновений назад создалось поэтическое виденье этого произведения, правда, в некотором расплывчатом сумбуре, но мне почему-то кажется, что очень скоро я вполне чётко смогу это тебе прочесть.
   Здесь, в Астрале, неимоверно больше разрешающих и очень доброжелательных возможностей и главное, этим можно пользоваться, не умаляя при этом чью-то индивидуальность. Я просто в восторге от того, как это всё устроено!
   - Никель, любимый! Рыцарь мой благородный! Я объясню тебе сейчас кое-что. Ты поймёшь. Но прежде я хочу заручиться твоим обещанием, что ты мне потом доскажешь, чем тогда твоя история с Чеченцами закончилась. Мы немного отвлеклись, а мне интересно. Любая история о земной жизни, даже самая заурядная, мне интересна. А тем более история из твоей жизни и тем более такая, ну ты понимаешь. Обязательно дораскажешь. А теперь по теме производства. - Взмахнув руками в пространственном жесте, как бы сокрушаясь от безграничности всего, что их окружает, Донна со слегка деланным испугом, произнесла, - астральные миры. Железная доминанта всеобщего правила. Исключая, возможно, только те высшие в своих абсолютных возможностях пространства сверкающих миров, с их ослепительными богоподобными обитателями. И те миры, что чуточку ниже, хотя и почти равные первым по выраженной амплитуде частот, но под общее главное правило ниже стоящих, уже попадающие. О нём, о правиле этом главном, как и обещала, я ещё скажу.
   Ещё ниже, но всё ещё с достаточно высоким разрешающим статусом, светлые жилые поля всевозможных конгломератов. И далее к низу, пёстрое многообразие всяких локальных ЗСП и оригинальных социум-платформ. Наконец, самые низы с их примитивными частотами по типу земных, но более сумрачных донников. Всё это объединяет одно незыблемое главное правило. Утвердительно кивнув Донна подытожила, -именно это главное правило я и имела в виду. И знай милый, это главное правило касается и нас обоих. Я говорила тебе, что очень сожалею о своей поспешности на контакт с тобой. Я и без того была в нашей программе. Чуточку подождать и всё было бы санкционировано! Боже мой! Как я об этом сожалею. Запрет на получение информации из других вертикальных и горизонтальных параллелей и измерений. Даже из необитаемых полей. Запрет на информацию из прошлых и, тем более, будущих жизней. Всё должно происходить и развиваться только на базовой платформе её собственной временной частоты - программы и измерения. Любая незаслуженная, то есть легко, без труда полученная информация, не только развращает душу, но и очень опасна для связующей структуры всего мироздания. И потому, есть главный закон. Как в физических -так и астральных аспектах. Иначе может развалиться сама основа основ.
  
   Представь себе такое явление как пришествие миссии. Иисус проявляет себя белесо-светящейся фигурой, проходящей по Земле в росте, скажем десяти километров. И все люди, живущие на Земле, воочию увидят это захватывающее галактическое зрелище. За нечто подобное, кстати, и ратуют многие верующие люди. Им кажется, стоит только земным людям увидеть Иисуса, и тотчас все они поголовно уверуют в него и спасут этим свою душу. Спасти душу - основной лейтмотив в проповедях всех священников. Главное спасти душу.
   А между тем, это слепая и очень эгоистичная доминанта. Стоит человеку получить доподлинную информацию, что на самом деле происходит после черты, называемою смертью, он, естественно, сразу уверует в божественное мироустройство. Но будет ли такая легко полученная вера считаться истинной? Не заслужив своим образом жизни, не выстрадав и лично ничего не осознав, человек запахнувшись в скорлупе своей души, сделает её эдакой гладко-обтекаемой. Любой негодяй, не исказив энергетику души совершением тяжких преступлений, может без особого труда проскользнуть в светлый Астрал. Чистый свет божественного мира от таких перевёртышей начнёт тускнеть.
   Взять грех на душу и сказать, что все люди таковы, нет, конечно, не скажу. Слава Богу, что не все. Поток огоньков, хоть и не очень густой, но восходит постоянно. Более того, этот поток имеет явную тенденцию к увеличению. Мерцание этих огоньков видно и до их вхождения в светлый Астрал. Когда, пусть и не часто, мне доводилось бывать на земной платформе или близко от неё, всегда с тёплой радостью наблюдаю их родное свечение. Правда, основная человеческая масса, в принципе неплохих людей, таким свечением, к сожалению не обладает. Среди этой массы, имеется достаточно многочисленное присутствие и совсем уж никчёмных людей.
   И что? Вот перед такими, землянами, должен предстать Иисус? Чтоб они в него уверовали и лицемерно сохраняя симметрию психо-энергетической частоты, минуя положенный совершенный отбор, начнут проникать в светлый и даже в активный Астрал. Вот как ты, Никель, думаешь? Должен? Не тужься. Этой информации у тебя нет. Я и сама узнала это недавно. Хотя установочка проста до примитивности. Гордыня здесь ни при чём. Не гордыня, нет. Иисус предстал бы воочию на Земле. Но спрашивается, для чего? Чтобы люди поголовно уверовали в него, Иисуса? Вот это Иисусу не надо абсолютно! И тем более не надо, если учесть, что Иисус - частица Логоса. Высшего творца и разума вселенной.
   Для суть ясности повторю ещё раз, Никель, это важный момент. Вникни и представь себе такой расклад. Обтекаемые люди.
   Все будут точно знать, что жизнь на Земле - это только плоская предварительная платформа перед жизнью в блистательной вечности. Тогда первое, что обретут земные люди, это будет страх. Они будут знать, находясь ещё в физическом измерении, что такое Ад гравитации, в который неминуемо попадут за деяния свои инфернальные. А деяния эти непотребные только тогда и разрушают энергетический код души, когда имели место как совершившиеся. И вот представь себе, сколько людей с тёмной тяжёлой кармой, но преступных деяний, свойственных для такой души, но не совершившие их, попадут в светлый Астрал. А некоторые из таких людей, благодаря сильной психической и умственной энергетики, могут оказаться даже в активном Астрале. И уже здесь, освоившись на её активной с неограниченным потенциалом платформе...
   Однажды, на одном из скальных барельефов мне вдруг прояснилась ужасная картина. На холме светлом и зелёном играли дети. Играли и не видели, как притаившись в кустах, на них с голодно- плотоядным безумием в своём единственном глазу смотрел циклоп. Представляешь себе картиночку. Да... Донна, - улыбнулся он, - мне всегда становится спокойней на душе, когда я узнаю о защитных формах астральных миров. И сейчас я именно об этом и подумал. И очень прекрасно, моя ты божественная, что всё не так просто. Мне такое обстоятельство и ближе и понятнее. Любые ценности должны быть защищены. А тем более населённые миры. Светлый Астрал от тяжёлой энергетики тускнеет, а это всё равно, что коррозия и грозит разрушением. Психоэнергетический негатив опасен и физическим мирам уже только потому, что это негатив. Но как-то жалко становится за матушку Землю. Получается, что Земля и есть чистилище. Сколько хорошим светлым людям на Земле приходится страдать? Мне, конечно, легко принять такую установку, поскольку я знаю, как обстоят дела. А как быть земному человеку? Свою земную жизнь он воспринимает как единственную и неповторимую. А просветить его нельзя. Уже упомянутое главное правило запрещает. Хотя конечно, многие люди предполагают, что после смерти, возможно, что-то и есть. Но это не конкретная информация, а конкретную информацию в силу всё того же главного правила, выдать нельзя. Круг замкнулся. Но что роптать. Система, в любом случае, непогрешима до скрупулёзной целесообразности. Почти всякий хороший человек, как и любой не хороший, полагают, что их земная жизнь конечна, то есть никакой ответственности за прожитую жизнь после смерти не существует. Но с одной стороны, тем ценнее и светлее энергетика хорошего человека, который не ведая, что после своей земной жизни произойдёт её очень значимая оценка. Прожил всё-таки свою жизнь без подлых и тяжких деяний.
  
   Почти каждый человек хотел бы, что бы лично ему верили на слово. Но когда дело становится за ним, то есть, ему самому во что-то поверить на слово... Человеку обычно в таких случаях очень предпочтительно всё-таки на это что-то взглянуть своими глазами, желательно, конечно, и на зубик попробовать. Это понятно. Учитывая, какие мы в земном мире друг другу учителя, то это даже очень естественно. Обжигался, начиная с раннего детства, можно сказать, каждый из нас. Но! Почему обязательно только увидеть и пощупать? Почему в большинстве случаях, когда возникает необходимость поверить, глаз почти всегда вооружается только органами осязания и слуха? А мозги?
   - Позвольте! - Негодующе воскликнет иной обыватель. -Что это вы там такое говорите! Как это так, видеть без мозгов, а только на ощупь или на слух! Да у меня, между прочим, мозги в таких случаях всегда на первом месте стоят! Всегда сначала обмозгую.
   А уж потом только, все эти самые, органы! Ну конечно, кто ж с этим спорит. Всегда требуется с начала обмозговать - это непреложно. Все мы так и поступаем. Но, однако, мозги у большинства из нас всё-таки присутствуют на втором месте. Или даже вообще не присутствуют ни на каком месте. Мы же, как считаем. Если о чём-то услышали, даже не увидели, а только услышали, всегда и обязательно проанализируем. Умно или не очень, каждый как может, но прикинуть мы всегда прикинем. Так о чём тогда разговор? Мальцу и то известно, как называется орган, которым прикидывают. И с этим, не поспоришь, логика явно на лицо.
   А вот только обмозговывать да прикидывать мы, в основном, тогда и можем, когда нам дали нечто, а мы это нечто взяли, прежде всего для того, чтобы лучше услышать, увидеть да пощупать. А самим? Самим услышать, увидеть и понять, и на этой основе уверовать? Слабо? Просто посмотреть и увидеть. А увидев, понять. Ведь ничего не требуется, чтобы от себя что-то материальное отдать. Наоборот, узри, постигни и ведь только обрящешь. Так нет же! Вряд ли земной человек без видимой прибыли захочет умом напрягаться. Тут он не гордый. Скорее всего, так и скажет, пускай кто-нибудь поумнее меня напряжётся. И если что у него получится, тогда мы может и посмотрим, и пощупаем, и прикинем. И так во всём. Чтобы не случилось, хоть пришествие самого миссии. Принцип один. Вот пусть сначала этот самый миссия придёт, а мы тогда опять же, прикинем, а если удастся, то заодно и пощупаем. И тогда! Если наяву и на ощупь это чудо-юдо без обману... Тогда!!! Тогда повалимся на колени и уверуем истинно! И прославлять, и прославлять, и челом по Земле матушке бить будем! А как же иначе! Жизнь ведь тогда для нас какая интересная должна начаться. В бессмертии, конечно, и чуда много всякого разного, зрелищ то бишь! Ну и ясное дело, богатства немерянного, да и с лихвой, чтоб всем хватило! А некоторым, ну таким вроде нашего обывателя, так маленько и побольше. И тогда, раз жизнь такая на Земле вдруг случится, то и царства небесного уже как бы и не надо. А то ведь, смерть всё-таки, чёрт его знает, как там после смерти то?
   В мягкой своей манере улыбаться с едва уловимой грустинкой, Донна голосом матери успокаивающая ребёнка пояснила:
   - Естественно, существует почти совершенная система, охраняющая частотные измерения астральных миров от проникновения чужеродной энергетики. Но, в том-то и дело, что система совершенна почти, а не абсолютно. Она исполняет охранную функцию на основе распознавания неадекватной энергетики и не предоставления этой энергетике трансформирующий код в светлый Астрал. Но в абсолюте это не стопроцентный контроль. В своём чистом виде система, без вспомогательных, дополняющих эту же функцию, то есть людей, несовершенна. И потому такие как ты исполнители ей просто необходимы. Астральный судебный исполнитель. Будешь помогать системе следить за порядком в системе. Это не очень сложно. Ты волен заниматься чем угодно или с кем угодно, - лукаво улыбаясь Донна закатив глазки, вопросительно вздёрнув плечами, проворковала, - может этим кем угодно, буду Я. Но, тем не менее, самым маленьким краешком уха или глаза, должен быть на чеку. Служба, сам понимаешь. Вдруг в системе контроля легонько запищит или заискрит точечка. Это, возможно, будет означать, что какой-то человек с очень обтекаемой, но не с очень хорошей душевной энергетикой, при интеллекте выше трёх процентной активности, норовит проскочить через сетку просвета. Человечек с душонкой немножко мутненькой. Процентиков эдак на восемьдесят. Ничего тяжкого не совершал, типа убийство, но карма тяжёленькая. Такая душа либо в гравитацию, либо в эмбрион. Контроль система обычно справляется, но... В общем, если заискрит, это говорят, сразу чувствуется, то голубчика или голубушку сразу по назначению. Куда именно, тоже прекрасно видно, по свечению. Допустим в эмбрион. Вот и подсобишь с этим делом. По всему видать этот потенциал в тебе сформировался ещё в земной жизни. Поэтому, Никелёк, не робей и знай, что всё твоё психическое самоедство, на самом, деле редкое и нужное достоинство. Представляешь, как тебе повезло. Ты будешь исполнять очень важное дело, общаясь с близкими тебе по духу людьми. Ты, вот я же чувствую, визжать готов от удовольствия при мысли, какие сокровенные и разрешающие возможности ты потенциально можешь реализовывать.
   Возможность встречаться с великими известными людьми, которые жили на Земле, будучи твоими современниками, как и с людьми, жившими в других эпохах. Волевым усилием задействованного импульса входить в миры с другим измерением. Заглядывать в будущее и прошедшее время. Испытывать сладчайшие и возвышенные самопереживания от увиденного в неизмеримо пронзительных ощущениях. Запредельные соблазны. Всего не перечислишь. Но при всём этом, у тебя хорошая и чистая энергетика ещё и оттого, что ты готов просто довольствоваться сознаванием такой потенциальности. Не предвкушая начать пользоваться импульсами для удовлетворения любопытства, даже в обозримой для себя перспективе.
   В проникновенном взоре Донны, Никель со счастливым замиранием понял, что такое его определение к своим возможностям ни есть самопринижение себя в этом мире, а именно уважение к нему. Конечно, он никогда не откажется от прекрасного и удивительного в этом мире, но только, если это будет уготовано на критерии его личного определения, что заслужил. И никогда не позволит себе получать какое бы то не было удовольствие по иному побуждению.
   С досадой на себя спохватился, попытался было активизировать импульс на построение экзекутора-болванку, чтоб тот набил ему, Никелю, морду. Да так, чтобы мало не показалось! Но насильственные действия против себя и вообще против кого бы-то не было, не активируются. Прикусив от злости себе губу, Никель какое-то мгновенье находился почти в невменяемом состоянии. Но это, прямо-таки гадливое чувство к себе, привело его, однако, в уравновешенное состояние.
   - Господи! Ну что за эгоизм! Может я и в правду такой человек никчёмный. Что это я так постоянно срываюсь.
   Оглянувшись на Донну, увидел её чуть поодаль. Отрешённо сложив ладони, она что-то шептала. "Медитирует - подумал Никель с облегчением, - а может молится". Ему было бы неприятно, увидь Донна, в каком он только что был настроении. Неожиданно, не прерывая медитацию, Донна вдруг спросила:
   - Никель, родной ты мой, о чём ты сейчас думал?
   - Знаешь Донна, я всё о том же... У меня к тебе встречный вопрос, я давно вообще-то хочу поговорить начистоту. Не могу больше. Ты всё время откладываешь... Я уже говорил тебе и сейчас умоляю, что бы там ни было. Скажи родная, почему, когда мы о чём-то говорим, ты всегда начинаешь отстраняться и переводишь тему на меня или на усвоение программы? Поверь, Донна, чтобы ты не сказала, ясность только облегчит.
   Повернувшись к нему, прекрасная Донна, силясь еле сдерживая сжатые губы, чтобы не рассмеяться, молча, стараясь быть серьёзной, смотрела на Никеля. Но тщётно, грусть улыбки и алмазное сияние влаги в глазах выдавали истинное настроение Донны с головой. "О боже! Как же она всё-таки прекрасна! "Любуясь на неё, Никель почти неощутимым для себя чувством опять оказался в экстазе завороженного состояния мимолётно, мелькнула мысль: "Удивительно, она улыбается, но глаза блестят притаившейся грустинкой.
   Почувствовав подкатившую решимость и как бы стряхнув оцепенение транса, Никель хмуро, почти враждебно продолжил:
   - Донна! Пожалуйста, давай по серьёзному! Почему, когда ты говоришь о предстоящем, ты говоришь обо мне в единственном числе? Ответь, Донна, я жду!
   С деланной виноватостью, но всё ещё с принуждённой улыбкой, Донна пояснила:
   - Наверное потому, что мы близкие друг другу люди. Если тебе очень так хочется, я могу обращаться к тебе на "Вы", и тогда это будет звучать во множественном числе. Не возбраняется и тебе самому говорить о себе во множественном числе. А что? Очень даже царственно будет звучать. Мы, Никель первый, повелеваем, - но, осёкшись от горестного отчаянья на его лице, замерла на мгновенье. Бросилась на шею Никелю и, уже не сдерживаясь, заревела, почти задыхаясь от слёз. Никель тоже с глазами "не на сухом месте", бережно держа её в объятьях, дал себе слово: "Чтобы он сейчас не узнал, не отпустит её, пока она не согласится на дальнейшую жизнь только вдвоём!"
   - Какой ты всё-таки тупица, - чуточку успокоившись, но всё ещё всхлипывая, пробубнила Донна.
   - Ох, ты! - Буквально вскрикнул Никель. - Ну, конечно же! Как же я... Ты же открытым текстом тысячу раз уже говорила! Донна, милая, родная! Я действительно тупица несчастный! Нет ничего крепче и одновременно более хрупкого, даже на неосязаемых установках астрального правопорядка, в основе его основного закона главное правило - "Запрет на перетекание информации из астрального мира в физический, и сохранение информации от предыдущей жизни". О, боже мой! Донна! Мы же когда встретились в первый раз, вошли в контакт, будучи оба в разных измерениях! Ты нарушила основное правило! У нас не адекватный статус энергетики! Я же был тогда земной, физический человек! Донна, родная! Как же теперь... Эта проблема? Скажи насколько, это серьёзно!?
   Они снова не заметили, как уже оказавшись вместе застыли в тревожном объятии.
   - Никель, милый, - уткнувшись ему в грудь, Донна со сдержанным надрывом прошептала, - я знаю то, что мы сейчас вместе, это не надолго. Но вот на сколько? Мне неизвестно. Скорее всего, на период твоей адаптации.
   - Донна, скажи можно эту адаптацию тянуть по времени, а там глядишь и... Что-нибудь и придумаем. О, боже мой, Донна! Тянуть же нельзя! Это же выходит тогда шкурничество.
   - Да, Никель! Именно так это и выходит. В земном мире подводный пловец, ныряющий с аквалангом в чужую для него стихию, всё же имеет с собой специальные часы и точно знает, каким временем он располагает. Мы, в отличие от земного пловца, обладаем информацией и временем в тысячу крат большей, но в отношении друг друга, что-то конкретно и когда, знать не можем. Я всегда знала, у нас нет перспективы. Разная энергетика частот.
   Да и не только это... Для меня самой Астрал открылся, когда я тоже, как и ты, была простым земным человеком. То есть, имело место получение информации не по входящему потоку в Астрал, а по исходящему из Астрала. У меня был информационный контакт с Божеством. Получается как бы против режима главного правила. После чего я ещё долго жила на Земле. Да Никель, со мной в своё время произошла нештатная ситуация. Я ещё расскажу тебе об этом. Не сказать, чтоб часто, но такое случается. Хотя, кто точно может знать. Возможно такие исходящие из Астрала контакты с земными людьми, имеют место чаще, чем мы вообще можем об этом предполагать. В принципе, если подумать, то зачастую, всё кажущиеся сложным, не так уж и трудно сотворить. Иногда понять нечто важное и в связи с этим, сделать для себя переоценку ценностей бывает легче, чем ударить пальцем о палец. Но инертность абсолютно пустая химера в человеческой натуре делает многие доступные понятия (особенно для земного человека) почти совершенно недоступными.
   Досадливым жестом, стукнув себя по голове, Никель воскликнул:
   - Ну, конечно же! Как земляне и я тоже в своё время простейший этот момент не понимал! Такое счастье! Протяни руку и возьми! Ту же молитву "Отче наш"! Сколько миллионов людей каждый день возносят её! В суммарном значении энергетика этой молитвы колоссальна. Её сила для Иисуса имеет значение более чем основополагающее.
   Энергетика от этой молитвы была бы значительнее в разы, не ослабляй бы её человек своими личными просьбами. Всё, что необходимо для счастливой жизни человеку на земле, высшим божественным разумом уже сделано ещё задолго до появления самого человека. А все, скажем так, жизненные неприятности человек устраивает себе сам. Богу Земли и нашему заступнику перед высшим разумом было бы неизмеримо легче сделать земную обитель божественно прекрасной, а продолжительность жизни человека на ней многократно большей, отдавай бы человек в страстной молитве к Богу всю свою энергию в чистом виде без остатка. Радовался бы земной человек уже только тому, что святится имя Бога в сердце у него, что счастлив признавать волю его, что пребывает в поистине желанном блаженстве оттого, что приумножается царство его! ...И всё! И не надо больше ни говорить, ни просить ничего. Ведь ты, человек, уже живёшь в царстве божьем! В царстве, построенном без тебя, но для тебя! Всё, что ты ешь, пьёшь, носишь, дышишь, дом твой, что стоит на Земле, дети твои, что в доме этом с тобой живут и Солнце над всем этим. Всё это дал тебе божественный высший разум. Зачем, как будто тебе ещё что-то недодано, просить о чём-то ещё. Никак не хочет человек понять, невозможно даже для Бога удовлетворить миллионы просьб идущие к нему ежеминутно.
   Никелю вспомнился фильм из детства. Всемогущий добряга, старик Хотабыч, увидев с какой жаждой страсти двадцать два человека на футбольном поле стремятся завладеть единственным мячом, сделал так, что с неба упало мячей равных количеству, людей гонявшихся до этого за одним единственным мячом... И был грустно удивлён, не увидев счастливых лиц.
   - Вот как помочь людям, которые просят у Бога то, что является предметами первой необходимости. Та же еда, например. Дать всем страждущим хотя бы по тысяче долларов. В тот же час произойдёт чудовищная инфляция плюс такой бардак, что сделает людей ещё более несчастными, чем они были до того, как им эту тысячу дали. И этой самой тысячи тут же не хватит, чтоб хотя бы один раз поесть досыта. Те же молитвы людские. Но вот как это можно удовлетворить? Сколько может быть молитв, в которых просят наказать негодяев? Посадить их в тюрьму или лишить жизни. Удовлетворить просьбы? И что произойдёт? В тот же час пустым безлюдьем окажется весь мир. Если не давать деньги, а дать незаработанную еду и здоровье много, бесплатно и постоянно. Господи, помилуй! Даже страшно представить, что тогда с непременной обязательностью случится с человеком!?
   В хмуром отрешении и взъерошенном состоянии, стоял Никель, молча, держа Донну за руку.
   - О чём это я? Донна, родная ты моя, давай ещё поговорим о наших делах. К какому бы итогу мы не придём, мы начнём пить эту чашу. Но поговорить надо. Там будь, что будет, примем всё как должное и с благодарностью. Но сейчас мы должны всё взвесить. И что! Скажи любимая, мы скоро уже не сможем быть вместе, да? А встречаться мы сможем? Если нет, то почему? Какое препятствие будет между нами?
   - Как тебе сказать, - вздохнула с грустной улыбкой Донна, - встречаться, в принципе, наверно сможем. Как примерно в земном "Метро", на эскалаторах, движущихся в разных направлениях. Да и то, наверное, не совсем так. В земном "Метро" ты бы мог через барьер по-хулигански перескочить ко мне.
   - Боже мой! Донна! - Никель совсем по земному скрипнул зубами. - Чтобы нам снова оказаться вместе, но уже не подвергаясь действию главного закона. О Боже! Какая страшная у меня проявилась мысль!
   - Нет, Никель! Нет! Я знаю, что ты подумал! Выбрось это из головы. Не смей даже думать об этом! Это не выход. Ты хоть и на особом статусе, но кто может знать. Вдруг в момент перехода у тебя сотрётся астральная память. Да и скорее всего, это именно так и случится! Поскольку не будет происходить исполнение предначертанной программы, и все твои действия вне рамок миссии будут не санкционированы. Иными словами чистейшая, отсебятина! Донна! Ты понимаешь, я сам сейчас так испуган! Но разреши, я немного помазохизничаю. Есть у меня такая дурацкая метода. Когда я понимаю пагубность какого-нибудь важного решения, мне, чтоб как-то по ошибке не сотворить ничего подобного, необходимо ранку сомнения расковырять и солью посыпать. Тогда я точно не совершу ничего подобного. Вот и сейчас просто зудит, как хочется прожевать эту мысль и выплюнуть подальше. Извини за неизящный оборот. Я немного взвинчен, но ты не пугайся, в руках я себя держу. Представь, как бы это выглядело. Я отказываюсь от статуса, принимаю частоту временной зоны, втягиваюсь в эмбрион беременной женщины и рождаюсь заново в физическом мире. Живу жизнью простого смертного и, благодаря основному правилу, ничего не помню об Астральном мире! А ты, ясное дело, меня здесь ждёшь, и может быть, даже страдаешь, но не очень тяжело. Ты ж понимаешь, фактор времени, страшная неотвратимость которого так жестока в земном мире, здесь в Астрале уже не вопрос. Ты не стареешь, а разлука только укрепит нашу любовь. Как старое вино. Помнишь у Куртиса Пейджа о том, как для любви полезно быть поодаль...- Замолчав, вдруг как-то понуро почти с надрывом произнёс, - но долго-то всё-таки как! - Подняв глаза на задумавшуюся Донну, встряхнулся было, не очень правда, бодро, продолжил. - Ну, ты ясное дело, дождёшься когда придёт мне время... На этот раз умудрено, не заходя за эту разделяющую черту, встретишь меня, протянешь руку помощи, чтобы я не попал куда не надо. Поможешь мне всё вспомнить, и мы снова окажемся вместе в светлом Астрале. Не в активном уже конечно, но в одной из ЗСП, это уж точно. Может это даже хорошо, что память стирается. Развиваю мысль дальше, я живу на Земле. Женюсь, конечно обязательно и, наверняка, искренне полюблю свою жену, естественно, привязавшись к ней всей душой. И далее такое вот обстоятельство: память-то земной жизни в эту сторону не стирается. А вдруг я ещё переступлю черту вместе со своей земной женой одновременно. Примешь меня вместе с ней? А что? Объясним ей всё доходчиво. О, мама! - От представленной им же самим сцены хохотнул почти истерично, - Донна, ты только представь, какие у неё, в смысле моей жены, будут глаза. Я понимаю любимая, здесь начальства непосредственного, как на Земле, не имеется и обратиться с нашей проблемой не к кому. Но неимоверны в своём количестве возможности. Давай очень сильно подумаем! Не может же быть, - Никель почти с отчаяньем сжал руку Донны, - чтобы в Астрале, да ещё в светлом, да ещё в активном, нельзя было бы найти достойный, без махинаций выход. Смотрю на себя со стороны и таким отщепенцем себе кажусь, просто предатель какой- то! Если бы не любовь к тебе, с которой, даже если б захотел, всё равно мне не справиться... Оттого и несу эту крамолу.
   Сжалось нежностью сердце у Донны, когда увидела его глаза и поняла, о какой её грустинке не раз говорил Никель. Теперь и у него самого, хоть и под напускной бравадой и почти едва заметный, но блестел такой же блик. Они уже не могли теперь не держаться постоянно за руки, словно боясь упустить последние, возможно ещё оставшиеся им мгновений.
   -А ты знаешь, Никель, какое-то зерно в твоей, как ты говоришь, дурацкой методе всё же есть! Что-то такое в моей головёшке замельтешило... Только чуточку по-другому. Не ты, а я уйду в земной мир. Тем более, я уже один раз нарушала основной закон, остаётся только одно - нарушить его ещё раз. А тебе негоже. Ты только вошёл в Астральный мир, да ещё можно сказать, по приглашению. И тебе, видите ли, не понравилось, решил уйти обратно. Есть в этом что-то, мягко говоря, неправильное. Будет гораздо лучше Ник, если ты меня будешь ждать. Так действительно лучше. Моя карма сдвинется на нессиметрию. Я же, получается, буду как рецидивистка и потому в земном мире появлюсь в лучшем случае дурнушкой. На меня вряд ли кто позарится и потому моё замужество, скорее всего, не состоится. В земном мире я, возможно, карму восстановлю и в Астрале появлюсь снова красивой. За это я ручаюсь. Человек не может появится в светлом Астрале не красивым. Если его энергетика не соответствует светлому миру, он в нём просто не появится. Тебе только не надо меня видеть в земном образе.
   С трепетом душевным обнял Никель любимую.
   - Смотрю на себя со стороны - произнёс он с горечью, - и таким отщепенцем себе кажусь, просто предатель какой-то! - В душевном страхе, нежно приподняв ладонями Донну за голову, глядя ей в глаза, Никель буквально простонал, -моя ты глупышка, прости меня, балбеса несуразного! До чего я со своей дурацкой методой тебя довёл! Ты представляешь родная, что мы сейчас с тобой говорим!
   - Нет, Никель, - покачала головой Донна,- я специально не хотела ничего представлять. Никаких импульсных активаций и астральных преференций. Всё только в рамках чисто земных возможностей. Мы обсуждаем наши сугубо личные дела, но в одном ты прав, в этом мы, действительно, просто-таки эгоистично неблагодарны. Хотя, как я понимаю, эти наши прикидки, не совсем как бы всерьёз, больше изгаляемся. Не такие же мы, в самом-то деле, свиньи. - Прижавшись щекой к груди Никеля, примирительно сделала вывод, - поговорили, как ты говоришь, с посыпанием соль на раны, для того, чтоб именно ничего подобного и не сотворить. Но мы ещё покудахчем на эту тему, глядишь, и яичко какое-нибудь оловянное снесём. Для таких дел раны полезно не только солью пересыпать, но и темы разговорчиков тоже.
   Одному лишь, наверное, Богу было известно, что стоило Никелю и Донне пойти на такое решение! Но! Раз уж они всё-таки находились на платформе светлого Астрала, Богу это, наверное, стало известно! Со свойственным в таких случаях для себя мазохизмом, Никелю очень захотелось отвлечься на какие-нибудь серьёзные негативные обстоятельства в истории Земли, проникнуться душевно кризисными, порой буквально роковыми их явлениями. Были события, когда кризисы по силе своей масштабности принимали такие формы, что человечество доходило до возможности своего полного самоистребления.
   И Высшему разуму приходилось, скрипя сердцем, вмешиваться в дела человеческие. Сравнение чего-то более значимого, чем собственные обстоятельства, всегда некоторым образом обостряло его совестливость и на таком фоне его личные неприятности уже не казались такими горестными. Но он знал, что обязательно будет уходить в такие трудные, мягко говоря, моменты земной истории. И разделять скорбь высшего разума, когда ему приходилось вмешиваться и исправлять за человеком то, что по его раскладу не должно бы ни каким образом происходить.
   Но сейчас ему, возможно впервые в жизни, в трудную минуту захотелось проникнуться чем-то, пусть возможно и грустным, но обязательно светлым, возвышенным! Почувствовать что-нибудь нежное, прекрасное и обязательно созданное пусть хоть и бывшим, но земным человеком.
   С тихой, но волнующейся торжественностью обратился к любимой.
   - Дончик, как ты думаешь, это будет очень нагло с нашей стороны попробовать послушать или увидеть какое-нибудь произведение великого человека, но сотворённое уже здесь на высших платформах светлого Астрала?
   Ты знаешь Ник, - улыбнулась заговорщицки Донна, - по идее, мы можем не только наслаждаться шедеврами, сотворёнными земными людьми уже здесь в Астрале, но и даже напрямую общаться с самими авторами их создавшими. Но! - Подняв в своей манере пальчик вверх, тем же заговорщицким тоном произнесла, - это по идее. А сама я тоже вообще-то считаю, что ты прав, с нашей стороны это, конечно, было бы малость нагловато. Я имею в виду контакты на прямое общение. Скорее всего, такие люди находятся в высших сферах астральных горизонтов и на встречу с ними придётся активировать вызов их на нашу платформу, а это как-то... Ну сам понимаешь. А вот просто наслаждение шедеврами, я думаю, если и есть в этом какой-то грех, то наверно, не очень большой. Во всяком случае, ничего такого уж ограниченного об этих делах я не слышала.
   - Донна, сейчас я знаю уже точно. Я предчувствовал свою любовь к тебе с самого первого мгновенья как увидел! И даже тогда, пред тем, как это случилось я скорее это почувствовал. Да и во второй раз, тогда в казахской степи я тоже тебя в начале как бы больше ощутил, чем увидел, но сердечное волненье чувствовал явно, особенно когда уже видел твои глаза, хотя и считал потом, что всё это от страха. Некоторый испуг, конечно, присутствовал, но как бы на втором плане. Но те мгновенья я сохраню навечно!
   - Помнишь у Пушкина "Я помню чудное мгновенье"
   - О Боже! Донна! Меня сейчас опять просто шибануло! Я прямо таки ясно вижу, как эти строки Александр Сергеевич выразил бы здесь в Астрале! Дон! Ты допускаешь, что вот сейчас, в данный момент происходит контакт с поэтом!? Прямо как нисходит на меня! Какой, однако, возвышенный эгоизм с моей стороны. Я прямо-таки сравниваю как тема этого произведения созвучно с моими восприятиями и моего чувства к тебе! И как однако, в этих стихах отразились наши чувства. Предо мной не просто появился гений чистой красоты, а именно, как он появился и что происходило в природе в момент появления и самой манере его появления. Краски родной Земли в гармоническом выражении и движении неземного существа. Любовь к этому, по сути, ещё призрачному существу. При том настолько сильная, что если эта любовь не сможет реализоваться, то и жить уже совершенно невозможно. Донна милая, ты только послушай! Это к тебе!
  
   Я помню чудное мгновенье твой призрак сердцу дорогой.
   Его прозрачное сколъженъе в сумрак утра голубой
   Промелькнувший силуэтом в лёгком шелесте травы
   Отраженьем зазеркалъным на грани ночи и зари
   Быть может форма совершенства в сознанье чистой красоты
   Простое виденье мысли - иль всё ж присутствие любви
  
   Ведь ощутил я дуновенье тончайший запах, взгляд живой
   С грустинкой нежной улыбнулась и махнула мне рукой
   Коротким мигом пролетело, но защемило так в груди
   Душевным трепетом взяло и сердце сладостно пронзило
   Высшим счастьем понимать - влюблён в Богиню ты
   За волшебный миг один с восторгом б жизнь свою отдать
   Увидеть снова откровенье и чувств прекрасных вдохновенье
   Одною мыслью одержимый, не смогу я ждать любовь
   Плен сердца нежностью томимый и жаждой видеть вновь
   Само решило к ней шагнуть и пусть в другое измеренье
   Не будет, знаю, мне прощенье, но готов любви я присягнуть
   Ах, если б знать, повторится ли опять светоносное виденье
   Так, что гадать, любовь не ведает преград и себя не обмануть
   Решено, и уж в чаше яд, но пространство вдруг сверкнуло
   И предо мной, в дивном свете мир иной и прекрасная впорхнула
   С укором глянула на чашу, сердцу милый образ дорогой
   Мне что-то гневно говорила, а я моргнуть боялся
   Дар речи потеряв и рухнув на колени, я красотою упивался
   Неземной природы дивное творенье, предо мной явилась Ты
   Другого мира представленье, но волшебных чар родной Земли
   Умоляю, не покинь, рабом хотя бы прибери, я уйду с тобой
   Не смогу уж без тебя, хотя б у ног твоих - уже блаженство
  
   Я вас люблю, любовь ещё, быть может, даже не предел
   Непостижимо сердцу и уму такое видеть совершенство
   И жить дальше без тебя, уж видит Бог, я б наверно не сумел
  
   Но если мне лишь суждено любить безмолвно, безнадежно
   В мрачной дали от тебя, что ж, за те счастливые мгновенья
   Когда сверкали в упоенье и жизнь, и слёзы, и любовь
   Преклонюсь за всё так искренне, так нежно, как дай мне Бог
   Сойти глубоко в сновиденье и не очнуться там, где нет Тебя
  
   И! О Боже! Какое волнующее наваждение!
   Тихо, исподволь, Никель и Донна стали ощущать медленно нарастающий, необыкновенно благостный душевный трепет! Сторонним астральным взором они видели самих себя, замеревших в счастливом предчувствии необычного, судьбоносного. Легкостью, нежной и светлой, озарилось их сознание и почувствовал Никель внутренним откликом душевным, как сжала ему руку Донна и восторженный её шёпот:
   - Смотри милый! Перед нами Божество!
  
   Мягкий, несказанно волнующий свет от существа, проясняющегося во всё более сотворяющимся образе, уже преобладал в пространстве и перед ними. Волшебный запах тончайшим флёром возвышенно благородил дух и сознание! Чудесное совершенство образа человеческого, как божественного существа, непостижимой природы мира абсолютного измерения, проявлялось ощущением магического откровения сладчайшего бытия! Бездонная любовь ласковой, умной доброты пронизывающим светом исходила из немыслимо прекрасных глаз этого ослепительного создания! Бесконечная нежность тёплой волной единения с этим существом была уже в том, что отсутствовало даже малейшее давление его превосходства. В замирающем чувстве смущения Никелю и Донне было дано понять, что и у них имеется потенциал когда-нибудь войти в свет абсолютного мира! Осознали, что это Божество, возможно, и их будущий прообраз. Благовение перед происходящим моментом приятным ознобом мобилизовало внимание. Никель и Донна поняли - вот оно начинается! Подспудно они всегда верили в этот час и ждали его. И всё равно, это час пришёл неожиданно!
  
   Откровение высшего астрального существа.
  
  
   - Пришло ваше время любимые. Тревожная неопределённость о судьбе своего дальнейшего предназначения навсегда покинет ваши сердца. В благородстве строгом своём испытывая смятение душевное от чувства взаимного и пытаясь справиться с ним, отодвигали его в сторону. Страшась даже назвать это прекрасное состояние его именем. Вы полагали что не заслужили ещё для себя ничего личного. Но сами того не ведая, в наивности своей возвышенной, лишь только упрочили свою энергетику почти до уровня разрешающего совершенства. Чистый свет активного Астрала предлагает вам свою дружбу и любовь! Приглашает вас к исполнению божественной миссии!
   Астральный мир - самоохраняемая, постоянно развивающаяся структура на всех своих уровнях. В самой природе Астральных миров, в любых её проявлениях, даже в самых примитивных предметах, присутствует заложенная собственная охранная частота природной принадлежности. В активном Астрале, в системе его безопасности, ключевой производной является психоэнергетика мысли. Например, вот вы оба тоже являетесь охранниками природы астральных миров. Испытываемые вами такие чувства как любовь, благодарность, светлая гордость, восхищение, а при надобности и самоотречение, являются самыми надёжными сваями, на которых стоит Астральный мир. В безграничном пространстве космоса в любом из его миров, на какой бы платформе времени, форме и процессе он не находился, материя, энергетика, как и все их производные составляющие, никаким образом не пропадают. Известная аксиома, особенно для физических миров. В частности, на нашей маленькой Земле этот закон понимается, в основном, к тому, что касается материи.
   Духовное благородство граждан астральных и физических миров, светлая энергетика любви, сострадания, восхищение и самопожертвование составляют колоссальнейшую психоэнергетику в чистом виде, она сохраняется и приумножается миллионами периодов. Сила этой энергии сопоставима лишь с таким понятием, как безмерное пространство Космоса! Эталонная энергетическая частота.
   Чтобы сбить на диссонанс магнетизм этой частоты, потребуется более сильная психоэнергетика. Но это, благодаря создателю, высшему гаранту существования вселенной, абсолютно невозможно. Невозможно, даже если применить суммарный объём энергии миллиардов галактик. Поскольку энергетика пяти названных чувств имеет иную структуру, и её обобщающая мощь является энергетикой божественной природы. С этой божественной энергетикой соотносятся и обитатели миров донников, пусть и не выходящие с платформ своих обитаний. Не могут пока покидать свою платформу и обитатели локальных зон, хотя и являются уже гражданами светлого Астрала. Граждане активного Астрала, к которым вы относитесь, могут входить и выходить во все перечисленные миры, кроме уровня тех платформ, относящихся к мирам с частотой абсолютного время измерения, а также на уровень оных превосходящий. Но это уже к Логосу превосходящему! Вся суть в том, что божественная энергетика, как вы уже знаете, есть результат накопления светлой психоэнергетики от разумных представителей бесконечно многих миров и цивилизаций. Разного уровня развития и положения. Но структура не дискриминационно. Принцип земных школьных классов. Первоклассника, скорее всего, не впустят на урок в вышестоящие классы только лишь по одной причине - ему там будет неинтересно.
   Что касается вас. Я имею в виду тебя, Никель, и твою подругу, которую ты называешь Донна. Вы оба обладаете особо чистой энергетикой. Вы любите и уважаете Астральный мир настолько безгранично, что в проявлении любви к нему самоотречённо ставите себя, своё положение, считай, судьбу и любовь свою взаимную ниже любой установки этого мира. Бескорыстное самоотречение проявляется наиболее выверенной энергетической частотой. И безмерное преклонение божественной природе высшего разума, благодаря чему здесь, в астральных мирах много граждан с такой энергетикой. Замечу, у большинства людей нашей личной прародины, то есть, земного мира, внутренняя сущность высоко совершенна. Земля - это общая платформа, на которой совместно обитают люди с очень разной ментальностью, отсюда и разнообразие нравов. Каждому землянину приходиться приспособляться. Большинство землян считают, их форма жизни единственна и неповторима. Серьёзная вера в бога и в жизнь после их земной жизни, по существу, отсутствует.
   В этом вины их нет. Наоборот, землянам, как я сказал, свойственно благородство и стремление жить в мире и дружбе. Это состояние души особенно прекрасно, если учесть уверенность землян в том, что их земная жизнь конечна. Иначе говоря, дальнейшего продолжения не имеет. И зная о краткосрочности своей жизни, полагая, что нигде уже после неё с них за плохие деяния никто не спросит. Земляне, однако, в своём большинстве и нравственном потенциале ценят хорошие поступки и осуждают плохие. У всех земных народов, даже у примитивных племён, выработаны определённые правила и законы, по сути одинаковые, с известными десятью заповедями. Всё инфернальное у землян только от невежества, но и у таких людей, хоть и глубоко в душе, но понятие тёмного и светлого всё же имеется. Радость поистине благословенна от сознания, что просвещение у людей Земли особенно последние сто земных лет идёт очень быстро! И тебе, Никель, не следует сильно огорчаться от того, что люди в своих молитвах к Богу, зачастую просят что-то для себя лично.
   По-настоящему земляне не очень-то верят в помощь от Бога. Молятся больше по укоренившейся веками привычке. Но именно в этой сущности и кроется благородство земного человека. А знай бы человек, что энергетика молитвы слабеет, когда в ней присутствуют личные просьбы, то скорее всего, отказался бы от просьб лично для себя. И полагая, что смертен он, всё равно, пусть иной раз хмуро и ворчливо, но радовался тому, что делает хорошо и правильно. В этом и есть светлая суть земного человека. Одна из причин, почему существует большое правило. Человек должен любить свою земную жизнь и не стремиться раньше срока покинуть её. Человеку лучше не ведать, каким может быть наслаждением жизнь в светлом Астрале. Потому и просит он у Бога здоровье и долголетие для себя и своих близких в земном мире. И это понятно.
   А вы должны знать, особенно ты Никель. Чистая светлая энергия идёт к Богу не только от молитв человеческих. Сильная и светлая психическая энергия присутствует в положительных эмоциях и в любой молитве, обращённой к Богу. В обычных повседневных ситуациях, которых в объёме времени неизмеримо больше, чем время, посвящённое молитве, способность искренне, тихо про себя, радоваться всему хорошему, даже самому незначительному проявлению жизни. Светлая энергетика рождается неизменно всякий раз, когда человек испытывает подобные чувства. Рождается и уже неотъёмлемо живёт в Астрале и бессмертной душе человека, в каком бы измерении он не находился. Способность человека радоваться хорошему, особенно, если это хорошее происходит даже и не с ним непосредственно, поистине благотворна, поскольку сам факт того, что человек радуется, означает - хорошее происходит и с ним лично. Притом, как правило, обязательно улучшается здоровье. Человек выглядит гораздо моложе своих лет и просто светиться душевной чистотой и обаянием. Пусть человек обрёл такое качество уже в годах, и от неласковой судьбы сильно изношен его организм. Положительную энергетику этого человека астральный мир чувствует и видит.
   Такой человек находится под астральной защитой и часто получает информационную поддержку с астрального поля, и по земным меркам он обладает большими возможностями. Конечно, эта поддержка не должна пересекать границу основного правила. Та - ких людей на Земле много. Много на Земле в её физическом измерении и неземных людей. Это люди физической природы, но с других планет. Астральные Земляне их так и называют "Инопланетяне" или "Гуманоиды". Почти все они могут легко заходить в астральное измерение. Люди Земли даже не подозревают как много среди них не Землян. Если б земные люди знали, что и им не заказано обитая в физическом мире, обладать определёнными астральными возможностями. Приобрести и развивать в себе положительную энергетику, способность входить в астральную частоту (выходить из физического тела) не трудно, если понять простейшую суть. Но при всём при этом для многих понять эту суть - непреодолимая проблема. А между тем, всё очень даже исполнимо. Люди предполагают, что для приобретения потенциала положительной энергетики (светлый дух) требуется пройти хотя бы школу Йоги. На основе принципа Йоги, Школа откровения Будды, "светлый дух".
   Да, это конечно так. Но этот потенциал можно достичь без прохождения школы Йоги. Такой потенциал может находится у многих людей, об этом даже и неподозревающих.
   Земной человек, попадающий в светлый Астрал, получает такой потенциал автоматически. Первое мгновенье, оказавшись в Астрале сразу после смерти, человек чувствует себя не совсем уютно. Это происходит из-за отсутствия привычного физического тела. Ощущение незащищённости. Неведомая и тоскливая экзотика. Слишком напрямую воздействие окружающих обстоятельств. Пройдёт некоторое время, и человек начинает испытывать радость от непосредственного и совершенно тонкого восприятия окружающих обстоятельств. И ужаснётся, за какой тёмной и глухой стеной своего физического тела он жил от многих прекрасных окружающих его проявлений. Уже давно известно, на самой Земле живёт немало людей, способных легко и непосредственно видеть эти окружающие их проявления и обстоятельства в светлом измерении. Видеть как бы в состоянии очной медитации. Таким людям их физическое тело уже ничего не загораживает. И тогда человеку, способному к такому непосредственному восприятию абсолютно всё в окружающих его обстоятельствах становится прекрасным и к нему лично благостно расположенным.
   Небольшой пример как земному человеку можно попробовать начать видеть в светлом ракурсе. В активном Астрале живут и исполняют программу много людей, которые тоже, как и вы оба, пришли на этот уровень минуя просвет. С астрального измерения хорошо видно свет их чистой энергетики. Так называемые "Наши огоньки". Когда светлому человеку приходит час переступить черту, астральные дежурящие или встречающие граждане пограничной миссии легко видят восходящий огонёк. Его обязательно встретят. Встреча произойдёт не только из-за излучаемого света идущего от входящих и встречающих. Магнетизм любви имеет свою собственную постоянную частоту, которая является основным доминантным эталоном частоты всех миров светлого Астрала. Однако, не смотря на общую амплитуду, свет в основном присущ гражданам астральной активности. Большинство Землян имеют представление, что такое светлый дух возвышенных чувств. Я не говорю, что все земные люди способны на такое проявление, но надо признать, что понятие о таких вещах они всё же имеют. Хотя опять же (ошибочно) полагают, что благородство, любовь, высокий дух любого возвышенного чувства - вещи, конечно хоть и сильные, но никаким образом, кроме личной доблести индивида не проявляются. То есть, вся сила этих прекрасных качеств не более, чем категория абстрактной нравственности. Вся сила только в совершении высокоморального поступка и его земного результата. Здесь, однако, надо признать, что даже, если бы и так, величие духа человеческого уже на лицо. Ведь это только потом человек узнает, как весьма конкретно формировалась концентрация его светлой энергетики, всякий раз, когда он проявлялся в совершенном выражении даже и без акта действия. Находясь в физическом теле, человек склонен воспринимать окружающий его мир также физически, на ощупь. А между тем, познать силу, даже простых амплитудных частот, труда никакого не составляет. Взять два кусочка магнита в тысячу раз по своему весу меньше веса среднего человека и, меняя полюса, пусть он попробует их соединять и разъединять. А если б эти куски были, хотя бы в десять процентов от веса человека, смог бы он их соединять или разъединять? Одноимённые полюса не соединяются, если поместить их в стеклянную трубку, то они так и будут висеть в воздухе. Показывая тем, самым насколько разъединяющая их амплитудная частота сильнее гравитации. Два железных магнитных куска не в состоянии преодолеть разделяющее их пространство. Какая сила находится в пространстве между ними? Можно проводить между ними деревянной палочкой, и она ни на что там не наткнётся. А два железных куска висят в воздухе. Притом не в астральном измерении.
   А здесь, в Астрале, человеческое желание имеет разрешающую возможность проявляться как визуально, так и осязательно, для чего надо просто немного больше активировать импульс.
   И чем сильнее человек способен чувствовать любовь ко всему прекрасному, это особенно ценно, если он находится в физическом измерении плотного мира, то есть Земли. Человек с такой способностью, пусть даже приобретённой на склоне своих земных лет, может увидеть окружающий его земной мир в светлом ореоле астрального проявления.
   Психоэнергетика амплитудной частоты такого человека близка к совершенству энергетики светлого Астрала. Именно эта частота и есть энергетика совершенства, и прежде всего потому, что это частота любви. Помимо уже сказанного добавлю, энергетика этой частоты взаимодействует с любой газовой атмосферой любого мира. То есть, от контакта с атмосферой происходит гармония химической катализации, в результате которой окружающее пространство приобретает тончайший запах элегантного parfumerie.
   Свет этой частоты более выражен и гармоничен во внутреннем и внешнем проявлении. Гармония совершенства - есть производная этой частоты.
  
   Земному человеку в стремлении к совершенству необходимо признать, нравится ему или нет, но у его физического тела слишком много животных инстинктов. Это накладывает подспудный эффект настроения при принятии человеком каких-либо решений в отношении к окружающим его обстоятельствам. Отправные моменты к способности начать видеть светлым взором у каждого человека, естественно, тоже очень индивидуальны. Поэтому, за отправную точку надо брать нечто обиходное и со всех сторон понятное.
   Накануне человек напряжённо работал, поздно лёг, но хорошо выспавшись, продолжает ещё нежиться в постели при давно уже наступившем утре. За дверью спальни, приглушенно стараясь не тревожить его заслуженный отдых, мило суетятся домочадцы. Вскоре человек услышал робкий стук в дверь и приглашение на завтрак. Благостное довольство окружающими обстоятельствами. За столом у светлого человека не возникнет и мысли грубо распекать своих ближних за какие-либо огрехи, допущенные ими в чём бы то не было. Он видит только то, что всё в природе и мире старалось, чтобы случались такие вот прекрасные времяпровождения. У человека не возникла досада, когда он, ещё лёжа в постели, слышал сквозь пропадающий сон оглушительно сигналящую машину, возвещающая жителей о том, что привезли молочные продукты. Не вызвало злость, а наоборот, только добрую улыбку, когда чуть позже улетучились последние остатки сна от не менее оглушительных воплей под окном торговца, предлагающего свежую рыбу. Человек понимает, суть всего этого, иной раз и неуклюжая, есть составные благорасположенного к нему мира.
   С человеком начнут происходить чудесные изменения и образовываться светлая энергетика. Угаснут болезни и начнётся личный "ренессанс". И всё это, в основном, на добром восприятии даже самых незначительных жизненных проявлений и как уже сказано, подчас неуклюжих.
   Как видите, мои любимые, фундамент всех миров состоит из любви к простым обыденным повседневностям: прекрасные проявления человеческого духа - самопожертвование, возвышенные благородные чувства и поступки есть результат опоры на этот самый фундамент.
   Вскоре вам двоим предстоит исполнять миссию, которую вы уже в своих поступках избрали сами того не ведая, ещё будучи в земном мире. В светлом мире активного Астрала имеется много разнопрофильных миссий. Есть, как вам известно, и такая пограничная миссия, где встречают восходящих светлых людей и помогают им войти в светлый Астрал. Милая Донна, исполнение этой миссии за тобой также, как и прежде. Миссия Никеля совершенно противоположная, но тоже пограничная. Препровождение после просвета людей, сознательно создавших себе преступно тяжёлую карму под своды сумрачных потоков в твёрдые слои гравитационных объятий.
   Процесс этой системы, как и любой другой, в Астрале функционирует самостоятельно, но как и за любой другой требуется психо-энергетический контроль-подпитка. Ваше постоянное личное присутствие в этих сводах не обязательно. Только по личному желанию или в случае позыва тревожного импульс сигнала. Людей, исполняющих миссию подобной вашей, достаточно много. Все они вскоре - ваши друзья. У вас найдутся товарищи по цеху, которые тоже услышат импульс и при необходимости, поправят дело. Как видите, вы почти всегда будете вместе. Как я понимаю, - озаряюще улыбнулся ангел, - для вас это обстоятельство имеет весьма важное значение.
   Вообще, не стоит принимать всё как строгую необходимость соблюдения режима. Можете даже не присутствовать. Легко можно склонировать своего двойника на предмет исполнения определённых функций и он будет исполнять миссию даже более скрупулёзно. Многие люди, как исполнители системы, так и поступают. Вас не должно смущать лёгкость вашей замены. Создать клон действительно не проблема, если есть с кого. И совершенно не возможно создать клон, если нет оригинала, то есть самого человека. Без живой психоэнергетики получится просто муляж. Скорее всего, и вы тоже, удовлетворив первоначальное любопытство, поручите исполнение функций клонам, а сами большую часть времени будете отдавать счастливому познаванью бесконечных прелестей астрального мира и друг другу.
   И это будет правильно.
   Когда тяжёлый грешник видит на просвете свои жертвы, и уже зная в какой страшной форме существования ему вскоре придётся оказаться, он кидается им в ноги в неподдельной своей искренности, моля о прощении. Системой также предусмотрено, чтобы он имел понятие, что видит всего лишь только проекцию своих жертв, просить прощение у которой, совершенно бессмысленно. И именно это обстоятельство только усиливает кошмар его тоскливого шока. Вы так же должны знать. При посыле периферийного контрольного импульс-взора на свой сектор - код вашей энергетической частоты не должен диссонировать с установкой, определяющей психоэнергетику человека, на совести которого имеются жертвы, которые от его деяний потеряли возможность жить на физической платформе. Как и те его жертвы, что такую возможность хоть и не потеряли, но жестоко страдавшие от этого человека. Возможно, такой человек причинял страдания своим жертвам, не понимая, что творит. Возможно, он допустил авто-аварию из-за своей преступной небрежности или, полагая, что учит чему-то доброму, применял жестокие методы. Несознательное причинение страданий.
   Обычная участь в таких случаях - один период гравитации в твёрдокаменных породах. Затем, очередная ,не очень хорошая жизнь в физическом теле земного человека, после чего, его карма, если не улучшится в том или ином виде жизни, опять страдания. Последствия могут быть и такие, в силу какой-либо причины происходит эффект слабоумия и переход черты за которой душа такого человека распадается в небытиё.
   Подобные явления земного мира для светлого Астрала и для любой его платформы всегда считалось весьма нежелательным проявлениям. Земное выражение "издержки производства". Но за последние сто земных лет в физическом мире появилось много светлых людей, адекватных для контакта. Назрела возможность соприкосновения миров.
   Однако, тревожиться не надо. Хаос бесконтрольного слияния не произойдёт. Наоборот, система следящая за соответствием,, тоже примет более совершенную форму. Люди всего земного мира будут иметь возможность общаться с людьми светлого Астрала, многие из землян даже весьма непосредственно, вплоть до посещения астральных платформ. Все остальные люди земного мира также будут иметь контакты. Правда на своей земной платформе. Но совершенство их энергетики войдёт в русло быстрого прогресса. Музыкальные шедевры земного и наших миров, но многократно и настолько совершеннее, что будут гармонично воспроизводиться в звуке уже просто от реакции с молекулярной структурой воздушной среды. Сама кислородная атмосфера станет музыкальным инструментом тысяч тональностей. Божественные звуки, но всё на базе происхождения из мира земного. Как и божественный свет. По сути, тот же земной базис происхождения, только насыщённый энергетикой частоты божественной любви мира светлого Астрала. И прекрасный облик людей, бывших когда-то такими же гражданами Земли, но вся та же земная, но на молекулярной гармоничности, астральной психоэнергетики. Тот же принцип прогресса внешней привлекательности, что и на платформе физического мира Земли. Этот принцип легко видно, если бросить взгляд, как во времени происходит совершенствование внешнего вида человека. Внешний вид людей из миров светлого Астрала люди физического мира могут достичь примерно через миллион их земных лет. Но в физических мирах индивид столько не живёт и потому никому не будет обидно. А люди светлого Астрала к тому времени уже станут по образу людей из мира Абсолюта. Здесь конечно не надо понимать что вот, например вам, придётся ждать миллион лет. Я же говорю в эпохальном аспекте. В отношении же людей, на какой бы платформе они бы не находились, всё происходит, как всегда, быстрее. - Улыбнувшись, добавил, - в миллион раз. А мы знаем, как они будут выглядеть.
   Донна, заворожено счастливом задором смотрела на стоящее перед ними божественно лучезарное существо! Донна и Никель уловили смущённо дрогнувшую тональность своего ослепительного визави.
   - Я вас умоляю, но вы-то хоть, уж вы то ведь понимаете! Я не божество, а такой же как и вы, человек! Только чуточку из другой платформы. А если и есть некоторая незначительная разница, то только потому, что со мной случилось раньше вас оказаться в Астрале светлого актива. Вся разница именно в этой причине. Очень даже может так случиться, и мы встретимся на платформе мира Абсолюта уже в недалёком будущем. Я с любовью буду ждать эту нашу встречу!
   А сейчас я ещё хочу ответить, или точнее сказать, успокоить ваше любопытство. Хаос как я уже сказал, не случится, Светлая энергетика доброты, благородства и той радостной искренности, от которой и происходит свечение астрального огонька земного человека ещё на платформе физического измерения. Именно этот огонёк и является той открывающей возможностью на духовное соприкосновение с людьми светлых миров Астрала. И чем больше земной человек, ещё такую возможность не имеющий, однако, способный испытывать искреннюю радость за других людей, к нему никаким образом не причастных, но такую возможность имеющих, тем совершеннее будет становиться его личная энергетическая частота, тем скорее и ярче от него будет исходить божественный свет.
   В любых мирах любая правильная система всегда самосовершенствуется. Это аксиома. Химико-физические процессы, происходящие в природе земного мира, от движения микрочастиц в материи и до развёрнуто общих. Как например, круговорот воды, климатические явления, животный и растительный мир, во всём этом всегда присутствует развивающая система гармонических соотношений, установленная высшим разумом.
   Но познать природу мироздания человек всегда стремился и сам. И это его стремление также является установкой высшего разума. Человек - неотъёмлемая часть системы и, естественно, как и она тоже развивается. Очень много и достаточно быстро происходят достижения в науке. Не всегда, правда, в высшей форме совершенства. Однако, учитывая процесс и эффект развития, то есть всё той же диалектики, любое развитие - это движение к совершенству. Или, как вы уже знаете, движение к Богу. Постигая пытливым умом, человек доходит до понимания весьма глубинных явлений и процессов, но подчас не видит то, что находится на самом виду. Человек, допустим подсчитал оставшееся время жизни Солнца и теряемою массы, примерно четыре миллиона тонн в секунду. Подсчитал и то, что в связи с уменьшением внутренней гравитации, произойдёт разрастание в объёме, в результате которого через четыре с половиной миллиарда лет Солнце поглотит Землю. Срок достаточно большой даже по астральным меркам, но дело в том, что произведя такие расчёты, человек не увидел лежащее на виду. А именно, в связи с уменьшением массы любой Звезды уменьшается и её гравитационное притяжение. То есть, все тела находящиеся на её орбите, из-за этого обстоятельства отходят на соответствующее новым условиям гравитации расстояние, оно же получается и безопасное.
   Гармония и предначертанная целесообразность во всём.
   Как уже было сказано, вы сами тоже являетесь маленькими частичками всей этой гигантской и многоплановой системы.
   В ближайшее время у вас уже начнутся встречи с людьми ваших миссий. Вы ощутите их любовь и самое искреннее к себе доброжелателъство. Многие из них станут вашими очень близкими друзьями. Я знаю, вы тоже будете испытывать ко всем этим людям любовь и признательную благодарность. Вы окажетесь в поле сильнейших суммарных частот любви, но из платформы некоторое время, возможно, всего один период, вам лучше не выходить. Срок пролетит быстро, если вы займётесь исполнением своей миссии непосредственно. За это время, благодаря такой полевой подпитке, энергетическая частота Донны вернётся на уровень стопроцентной адекватности к светлой активности Астрала. При нашей поддержки, это единственный метод выйти из под установочного определения основного закона. Видите, как просто всё может разрешиться. В светлом Астрале всё устроено для счастья. Хотя, конечно, и не без некоторых условий. Должны присутствовать две составляющие. Это энергетика любви любой из платформ активного Астрала, которая присутствует всегда и адекватная к ней энергетика посвящаемого человека. Это не должно вас тревожить, по-другому здесь просто даже и не получится. Сама функциональность структуры так устроена, что по-другому не получится. Поэтому будем считать, что нет и ограничивающих условий.
   У вас, я чувствую, этой энергетики даже через край. Когда я вижу такое человеческое счастье, испытываю радость наслаждения, отчего и сам счастлив неимоверно. А благодаря своей исполняемой миссии, я почти всё время испытываю это состояние. Вот и сейчас я благодарен вам за испытываемое мной чувства счастья не меньше чем вы мне.
   Будьте благословенны! Живите в счастье и любви! И знайте! Наша предстоящая встреча уже предначертана!
  
  
   Находясь ещё в чарующей благости, Донна и Никель стали понемногу приходить в себя. Не желая полностью выходить из этого волшебного наваждения, долго ещё стояли, обнявшись в благодарном онемение.
   Они не заметили, как импульсивно в какой-то момент, повинуясь спонтанно возникшему желанию, опять оказались в том же самом городском парке, где уже были однажды, и который произвёл на них тогда незабываемое своей ностальгической сладостью впечатление. Но, однако, ещё полностью не сознавая, что это именно тот самый земной парк, решили, чтоб не прерывать очарование неопределённости, импульс самоопределения не активировать. Держась за руки, так и шли, оглядываясь по сторонам в благоухающей цветами ночной алее.
   Однако, ещё через мгновенье, как тут не лукавь, не узнать ИХ земной парк уже было просто невозможно. Защемившее чувство от ночной прохлады, такой волнующе родной уже тем, что прохлада эта естественна самой своей земной натуральностью и не адаптирована на удобовоспринимаемые температурные параметры.
   Всё ещё не желая выходить из своей счастливо обалдевшей ассоциации, вдруг рассмеялись радостно, узнав, наконец, мир и парк, в котором он находится.
   В изумлении как-то оба сразу замолчав, остановились.
   - Скажи честно, что ты сейчас подумал?- Наклонив головку, Донна из-под лобья с лукавинкой смотрела на Никеля. - Тебе не кажется странным, что мы даже думать стали одинаково, и более того, меня даже немного пугает, мы думаем одновременно. Вот, например, одну минуту назад. По-моему, мы оба и, главное, в один момент подумали об одном и том же.
   Перед Никелем затушёванным светлячком появилась мысль Донны.
   - А теперь скажи, о чём подумал ты и открой то, что подумала я, и мы сравним.
   - Да, действительно, - глядя на Донну, Никель задумчиво произнёс, - я подумал, с одной стороны хорошо, что мы идём по парку, и нас никто не видит и не слышит. А с другой стороны, немного взгрустнулось, вроде мы как бы не живые.
   - Вот! - торжествующе вскрикнула Донна, - именно это, и именно так, слово в слово я и подумала! - Ткнув пальчиком в светлячка, Донна заговорщицки прошипела, - открывай! Смахнув затушёвку, Никель прочёл точно такую же мысль. Поразительно! Только у Донны предпоследнее слово вместо "как бы не живые", было "словно не живые".
   - Ты знаешь, Никель, а мы здесь и в самом деле, как бы посторонние. Базовый приоритет у тех людей, кто обладает адекватностью к тому миру, к которому относится и в котором постоянно живёт. Частота нашего присутствия в этом измерении сразу разомкнётся, если нас, например, заметят или даже просто, мы не санкционировано начнём фокусировать внимание на ком-то конкретно, нас тут же отбросит в наши платформы. Это, конечно, абсолютно правильно и... очень даже хорошо, что отбросит. Хотя и обидно немножко. Ладно, если б чужая платформа, а то ведь. Наша же родная Земля! Но всё равно правильно. С таким положением вещей я согласна и ощущение маленького чуда мне по родному близко и тебе я вижу тоже, сразу на душе стало легко и приятно.
   -Ну, конечно же, - с явным удовольствием выдохнул Никель, - всё правильно, так и должно быть, всё в своём порядке.
   - Давай отвлечёмся немного. Мы сейчас такое пережили! С катушек как бы не слететь. Вот кстати, что ты там в своих земных делах про казнь какую-то мафиозную говорил? Расскажи, чем тогда это всё кончилось.
   - Да, Донна, ты права, возможно это действительно нас отвлечёт. Мы сейчас приняли столько прекрасного...
  
   Привезли меня тогда в один загородный дом, что под Алматой. Дом примерно такой же, как и тот, куда я отвозил деньги в район Москвы. Специально, что ли, такие выбирают. И такая, знаешь аура, была от дома и вокруг него, прямо оторопь взяла. Мобилизовался почему-то весь. Прокрутил в голове всё с момента моих делов с чеченцами, вроде ничего такого левого я не сделал... Ещё когда шёл по веранде, обратил внимание на двоих парней, с виду конкретные торпеды, стояли за занавешаными окнами и в куртках, хотя в торце веранды имелся диван, а на улице очень даже тепло. В общем, прохожу в дальнюю большую комнату, ковры, одеяла, человек восемь за длинным низким столом, еда всякая, салаты, много мяса, бутылок с водкой тоже немало. Иса сидит, кивнул мне, рядом с ним незнакомый для меня чеченец, лет так под сорок, по всему видать человек авторитетный. Он то первый и обратился ко мне. "Садись, - говорит, - дорогой выпьем за знакомство, о жизни поговорим." Сел конечно, как раз напротив него получилось и рюмаху выпил, так нехилую, закусил салатиком. От мяса отказался, только ж сам из-за стола. Уже за чаем Умар (имя незнакомца), жестом кому-то показал у двери и в комнату совершенно, для меня неожиданно, вошёл Сашка Кацевич, поздоровался со всеми, а на меня посмотрел как-то недоумённо и сказал:
   - Извини, Николай, но нам с тобой надо прояснить кое-что и потому руку я тебе пока не подам.
   Умар молча поднял на Кацевича глаза, и тот под его сумрачным взглядом умолк пришибленно. Две женщины быстро и ловко убрали всё со стола, и когда шум их хлопотливой возни уже доносился из двора, где они в хозяйственной пристройке опять что-то стряпали, Иса глядя на меня и Кацевича сказал:
   - Не обижайся, Николай, что мы тебя сразу с дороги сюда пригласили. Так получилось, времени совсем нет и Умару в город сейчас надо, встреча там у него с людьми и нам до этой встречи надо знать, что с деньгами этими немецкими произошло. Я тебе ещё не говорил, Умар, кстати, брат мой старший. Ты звонил один раз на фирму, меня не было. Твоей женщине сказали, если ты позвонишь, то пускай всё точно узнает, как там у вас дела и нам перезвонит или сама придёт и скажет, но ты больше не звонил. А тут Саша вот приехал, про тебя нехорошо говорит. Сказал, что ты на Белорусской таможни его с Давлетбаевым бросил, деньги все взял и ничего не сказав, куда-то уехал.
   - Да, Николай, - покачал укоризненно головой Кацевич, - честно говоря, не ожидал я от тебя, скажи лучше всё как есть, все ж мы люди-человеки, поймём, наверно, это как-то. Из-за денег ты это, что ли? Если так, то отдай ты их на хер. Вот поверь, сразу сам почувствуешь облегчение. Как камень с души. Иса, вон говорит, что за одного битого двух небитых дают, даже сказал, что увольнять тебя не будут.
   - Подожди, что ты тут гонишь! - раздражённо прикрикнул на него Иса, - помолчи немного. Давлетбаев говорит, что в Германии ты много денег тратил, а здесь перед отъездом плакал, что денег у тебя мало. Откуда тогда деньги у тебя в Германии появились. Так что давай помолчи пока, когда надо тебя спросят.
   Ну тут, Донна, я уже кое-что начал понимать и рассказал всё как было. И про те пятьдесят тысяч марок, которые Кацевич из пианино достал и присвоил, и про само пианино, из-за которого и началась вся эта передряга, и про поездку под Москву к старику Юнусу, чтоб деньги отдать. Спросил только, почему он, Иса, об этом до сих пор не знает.
   - А потому и не знаем, - сказал Иса, - что вас ждали, когда приедете и сами расскажете. А этот старик Юнус, наш с Умаром родной отец. Вот мы сейчас ему и позвоним, прямо домой. А может ты Николай сам позвонишь, если говоришь ездил к отцу, номер тогда помнишь да?
   - Да, помню конечно и телефон помню, и где он даже находится. В первой комнате на стене висит. Допотопный такой. И даже сотовый телефон помню где лежит. Отец ваш показывал и смеялся при этом. Сказал: "вот сын подарил,- кивнул я на Умара, - и как пользоваться объяснил, да я забыл. Потому что не пользуюсь. Раньше, говорит, люди, чтобы позвонить в райцентр ездили и всегда только по важному делу, по пустякам, как сейчас, никто болтовнёй не занимался".
   Сказал ещё, что, как-то сидел на крыльце, из любопытства покрутил этот телефон туда-сюда и музыка заиграла, нажал наверно на что-то, а Рагз как давай на него рычать, Марианна ещё смеялась. Вот говорит, даже собакам не нравится.
   - Ха - выдохнул улыбнувшись Умар, - узнаю старика, такой он у нас.
   И ты знаешь, Дон, так они все при этом на Кацевича посмотрели, у меня даже у самого в животе похолодело. Но по-настоящему меня проняло, когда я сам глянул на Кацевича. Боже ты мой! Страшно! Просто страшно было смотреть, что может происходить с человеком. Я был просто потрясён! Прямо на глазах изменился. Смотрит так ступорозно куда-то в точку, а лицо белое как мел.
   Один чеченец что-то на своём сказал так отрывисто. Не понимая языка, но помню холодную жуть этих слов. И Кацевич понял. Задышал сильно и часто так, как будто воздуха не хватает и параллельно тихий такой утробный стон. Жалко прямо его стало. Как если б я поборол в единоборстве очень хилого и слабого карлика, который в силу жестоких для него обстоятельств, вышел против меня, защищая свои интересы, очень важные для него.
   Я знал, его сейчас убьют и это его последние минуты жизни. Ну, максимально ещё полчаса жизни. Помню, отвёл я Ису чуть в сторону, предлагал если уж ни каким образом простить нельзя, то может ограничиться, допустим, отсечением одного пальца, ну пусть кисть руки. Типа как у японской мафии Якудза. Но тщётной была моя попытка. Размазанный взгляд и непонимающая улыбка, как у человека у которого нет лишнего времени и он из чисто пустой вежливости ждёт, что ему хотят сказать, но пока с нескрываемой досадой и нетерпением не может понять, о чём его собственно просят.
   Сам момент исполнения где-то в глубине двора в полузаброшенном сарае мне был не интересен и я, неуклюже попрощавшись, ушёл. Иса, провожая меня, уже на выходе сказал:
   - Николай, мы тебя уважаем, ты правильный человек, я за тебя поручился. Мне какой-то время будет неприятно думать, что есть человек от молчания которого зависят наши дела. А мы такие люди, что нелюбим ни от кого зависеть.
   Я заверил Ису в своей надежности и поблагодарил за доверие. На том и расстались.
   После того случая с Кацевичем, я особенно стал ценить жизнь во всяких её проявлениях, а не только тогда, когда она приносила что-нибудь шкурно приятное. Незаметно у меня выработалась определённая самодисциплина, что-то вроде бытовой философии. Мне нравилось соблюдать её достаточно простые правила. Всё это не только нисколько не угнетало меня, наоборот, мне нравилось как благодаря таким простым, но мудрым правилам, жизнь становилась гораздо легче и безопаснее. Опять же, всевозможных приятностей оказывалось даже в разы больше.
   - Мудрец самобытный, - Донна ласково боднула Никеля головой. - Удивительно самой, как мне нравиться слушать твои истории. Ты такой для меня значимый, более чем родной человек, где-то ходил, что-то делал, испытывал страсти ко всем тем своим делам. А я ничего о тебе не знала. Но, знай бы я о тебе тогда... Возможно смогла как-то помочь. Хотя нет, не могла, ни как не могла! Была бы я в земном статусе, мы бы жили очень далеко друг от друга, а главное, в разное время. А отсюда, из Астрала, никакие вмешательства, мягко скажем, не приветствуются. В общем, как я поняла, тебя впечатляют контрасты.
   - Да, Донна, особенно те плачевные результаты от легкомыслимости действия меня самого и всяких других людей. Негативные последствия, которых могло не быть. Но они состоялись, большие и малые. Катастрофы и падения великих держав и просто спустила автошина или порезал палец. Всегда любил читать всевозможные истории, реально случившиеся. Прямо действительно, шизня какая-то. Но мне очень помогающая. Возьму какую-нибудь свою текущую неприятность, да как представлю, что сделай бы я ещё более неправильное "телодвижение" насколько серьёзнее могла бы быть моя неприятность. Поверь, Донна, до того сразу легче становится.
   Психологически растравляя себя подобным образом, всегда после этого буквально наслаждался жизнью. Холодная серая улица поздней осени казалась мне светлой и уютной.
   А если ещё сопоставить все эти мягкие последствия не за один день или час, а за более значительное время. Целая прорва жёстких и не состоявшихся последствий, которых ты достаточно благополучно избежал. Тогда действительно, просто-таки душа поёт! Понимаешь, Дон, я всё больше начинаю приходить к тому, что все эти грандиозно счастливые обстоятельства, божественно великолепный астральный мир и сама ты, мой прекрасный Ангел, всё это тоже результат именно такой психофилософии, которая таким чудесным образом со мной состоялась. Такое счастливое смущение оттого, что вся эта непостижимая астральная махина так необыкновенно добро, щедро, так ласково, чтоб не сказать незаслуженно обошлась со мной! Иногда от всего этого такое накатит! Прямо зарылся бы в какую-нибудь нору и как женщина, наревелся бы досыта! А тем более теперь, когда я ко всему сказанному знаю, что это не просто счастливое стечение обстоятельств, а конкретное осмысленное действие, специально предусмотренное и направленное лично на меня Божеством высшего разума. Пусть не им самим лично, а через его исполнителей, но ему ведомо, что со мной и с тобой это счастье должно состояться, значит, Бог это знает, он хочет, чтобы всё именно так и состоялось!
   В счастливых слезах Донна и Никель стояли обнявшись, - всхлипывая как маленькая девочка сказала: - Никелёк, мой родной, ты всё-таки активируй импульс затушёвки. Это тот случай, когда таким импульсом очень даже необходимо пользоваться. Иначе сердце может разорваться от напряжения. - Немного успокоившись, Донна предложила, - нам опять надо немного отвлечься. Ещё одна наша метода убегать от сильных чувств в земные дела и там как бы очухиваться. Если ты не находишь это малодушием, то расскажи тогда что-нибудь ещё о своих земных делах или хотя бы просто о своих восприятиях. Мне нравиться сравнивать твоё земное мировоззрение с тем моим, когда я тоже ещё была земным человеком. Знаешь, Ник, может, я ещё не говорила тебе, но мне бывает очень интересно просматривать земные фильмы, особенно ранних выпусков. Такие милые наивные, чем- то тёплым в груди отдаётся. Чувство как к малышам, что копошатся в песочнице. Или расскажи, как ты представляешь свою миссию на просвете входящих и исходящих человеческих душ. Ты уже говорил об этом, но я тогда как-то не совсем готова была это слушать, а сейчас мне, капризуле, почему-то стало интересно.
   - Ну конечно, Дончик, могу и рассказать. Дело в том, что интересно всё, что может быть интересным.
   - Ну, Никель, объяснил ты конечно, всё очень доходчиво. Я прям так сразу всё и поняла.
   - Дончик, милая - виновато улыбнувшись продолжил, - очень возможно, что это у меня, как бы помягче сказать, чувство не совсем здорового характера. Ты же сама мне и предложишь пройти какое-нибудь терапевтическое психоформатирование.
   - Никелёк, ты же сам прекрасно знаешь, что любой человек в активном Астрале ни в каких психических поправках не нуждается. У тебя, Никель, оригинальное видение, - Донна с мечтательной задумчивостью произнесла, - я и сама начинаю так думать. Я поняла одно, могу открыть тебе небольшой секрет. Большинство обитателей активного Астрала - это люди, обладающие вот примерно таким качеством как и у тебя. В первые же мгновенья как только человек оказывается в астральном измерении, то в каких бы неутолённых страстях он бы не покинул физическое измерение Земли, от одного только ощущения этого мира, этой совершенно беспредельной новизны и просто-таки блаженного его обволакивания, у него мгновенно улетучатся земные переживания. Всё земное мгновенно становится неактуальным. Он весь, до последнего кончика ноготка поглощён тем, что с ним произошло.
   Ну и у тебя, Никелёк, могу тебя очень ответственно заверить, никаких нездоровых отклонений. Всё как раз наоборот. Почти максимально возможное соответствие к миссии предстоящей. Мы, кстати, немного уже говорили на эту тему. Могу ещё тебя немного успокоить. При всех своих увлекающихся порывах, за которые так совестливо казнишься, ты серьёзно никуда по-настоящему не вляпался. И как ты полагаешь, благодаря какому своему качеству ты соответствуешь активному Астралу? Да и вообще Астралу? Да, да, да, Никелёк, именно такому твоему пунктику так благодарно оценивать разницу. Вспомни, ты же как-то говорил, что в дороге любишь новые ощущения, и никогда на ночных стоянках сразу не лезешь в свою тёплую, с любовью устроенную постель. Тебе всегда хочется прочувствовать разницу контраста. И здесь тоже, я помню первые твои шаги в в этом мире. Ты при всём своём сумасшедшем восторге не бросился жадно всё лапать да пробовать. Даже хотел спрятаться куда-нибудь в нору и уже с неё потихоньку начинать осваивать этот, как ты выразился, блистательный до невозможности мир. И сейчас норовишь иной раз куда-нибудь забиться. А эти наши внезапные разговорные экскурсы о земных делах, да и сами непосредственные экскурсии в земной парк. Такие реакции на "самопроявление в этих степях" и есть одни из весьма соответствующих.
   - Дончик, ты меня сейчас просто вылечила, - Никель в радостном изумлении целовал ей руки. И они опять, можно сказать не отрывавшись от объятий, дурачась и смеясь, закружились самозабвенно в танце, довольные и счастливые в полном ладу со всем, что их окружало и априори со всем, что будет окружать. Приятно намаявшись, умиротворённо затихли. - Джон Кеннеди кажется, - Никель слегка почесал переносицу, выразился примерно так: "не спрашивай, что может дать тебе Америка, а спроси лучше себя, что ты можешь дать Америке". А знаешь, Дон, иной раз найдёт на меня нечто в таком же духе, и я мучался весь в сомнениях. Америка ладно, какая бы она не была, это земная страна. А здесь! Такое великолепие и меня доставало, чтобы я такого хорошего мог бы дать или сделать для этого мира? Если б не та встреча. Помнишь светящегося ангела, его слова. Вот его слова и твои Дончик, меня не совсем конечно, но как-то всё же успокоили. А то прямо действительно, забился бы в какую-нибудь щель как таракан и комплексовал бы там как малохольный.
   Меня, Дончик, всегда очень трогала такая жизненная установка. Я имею в виду земную жизнь, никакой другой в то моё время я попросту не знал, до того памятного случая, даже и не догадывался. Но как я сказал, сама установка, устройство так сказать, действительно поражала. Земля, Горы, реки, моря, воздух, всевозможные животные как бы специально созданные, те же растения. Всё как специально кем-то устроенные. Я это чувствовал и видел особенно обострённо. Хотя и не всегда глубоко это сознавая. Ощущение было как у детей, которые не задумываются о том, что такое родители.
   Для них это как бы, само собой разумеется. Но мне казалось, когда мы неправильно себя ведём, то такие поступки должны кого-то огорчать. Поступки, я имею в виду серьёзные и в тяжёлом смысле неправильные. И поэтому, всегда просто ненавидел тех людей, которые такие тяжёлые поступки совершали. Ко всему этому, мне ещё было стыдно, что мы так поступаем. Притом иногда так стыдно, как если б подобные вещи совершал я лично. Прямо какое-то милицейское сознание. Всегда радовался, когда вор, хулиган, вообще какой-нибудь негодяй, попадался и получал по заслугам. Особенно, если большой негодяй. Скажем, лидер какой-нибудь организации или даже страны в итоге своей негодяйской деятельности терпел крах и вместе со всей своей ублюдочной компанией отправлялся за решётку или совершал суицид. К сожалению, не всегда торжествует справедливость, но мне очень нравится, что в моей миссии мне будет представляться возможность способствовать тому, чтобы хотя бы в финале, всякое действие плохих людей, приносящее страдание кому или чему-либо, имеет справедливый конец. И очень хорошо, что в особых случаях в поле деятельности агентов такой миссии входит и платформа земного измерения. Дончик, друг ты мой прелестный и любовь моя, как необыкновенно хорошо, что тебе тоже близко и понятно подобное сознавание! Это действительно необыкновенно! Светлый активный Астрал, его прелести и восхитительная в своей разрешающей беспредельности возможность всем этим обладания. Мало находится людей, будучи в таком раю, но имеющих способность думать о земных делах и, главное, хотеть их исполнять. И, как однако прекрасно и хорошо, что всё-таки такие люди, хоть их правда немного, но они есть, и очень хорошо, что есть такая миссия!
   Страшный грех в том, что Человек, творящий подлости и жестокие деяния понимает, что творит. Психический ток любого понятия имеет материальную основу, значит само понимание как процесс, естественно тоже материален, а это уже производящее того, что составляется как энергетика светлая или как энергетика тёмная, то есть асимметричная, вот с ней-то,- прямая дорога в Ад гравитации.
   Меня, всякий раз, заранее охватывает глубокое внутреннее удовлетворение при одном только представлении, как ужасна неотвратимость этого механизма. Видеть тоскливую депрессию в глазах тех нелюдей, когда они попадут на просвет и начнут понимать в каком страшном месте они оказались и то жуткое, от чего мутится разум, им уготовано. Готов ради этого постоянно находиться в самой зловещей зоне подпространства и делать любую чёрную работу, какая там найдётся.
   - Никель, я смотрю, ты и вправду немного того... Ну подумай сам, что ты такое говоришь, как можно хотеть исполнять постоянную миссию в чистилище из одного лишь, пусть и праведного, но злорадного любопытства.
   - Да, Донна, я этого и сам боялся. Считал, как ты говоришь, что я злораден и жесток. Но теперь, когда я знаю, что именно такие чувства и есть та ключевая основа, на которой и держится способность человека не отдаваться полностью на астральное блаженство, а любить, исполнять свою программу ещё и в земной среде. А это, по сравнению с райским миром Астрала, серое прозябание, но мне нравится. Но я не мазохист. Я знаю себя. Меня всякий раз будет просто переполнять сладость предвкушения от одной только мысли предстоящего вхождения и отдыха в светлом Астрале, против которого всякое представление о каком-то надуманном и раскрашенном Рае вообще отдыхает! И потому, на какой бы мрачной платформе не оказаться востребованным, само сознавание, что ты востребован, тоже весьма приятное ощущение. Ведь, чем лучше мы будем исполнять программу, связанную с Землёй, тем лучше окажется последующий результат для миров астральных измерений. Мы, как маленькие частицы многих звеньев большого фильтра, зоны пограничного пространства. Извини, Дончик, за некоторую патетику, но я знаю ты и сама испытываешь такие же ощущения.
   -Оригинально! Мягко говоря. Ты, Никель, просто инструктор - наставник прямо-таки. Как я уже говорила, в принципе, мне всё это понятно. Хотя, если чуточку подумать, что-то в этом твоём желании... так и чешется употребить слово блажь, возможно и есть. - Но, увидев, как благодарно загорелись его глаза, останавливающим жестом взмахнула рукой. - Никелёк милый мой, я употребила слово чуточку именно в том смысловом значении, что оно и означает. Вот в такой дозе, это и понимай, и не более того!
   Из одного только чистого любопытства, ещё куда б не шло, но ты, как я поняла, готов исполнять там долговременную миссию. И это после того, когда мы уже знаем, что личное присутствие можно заменить своим энергетическим двойником.
   Совсем же не обязательно пребывать в исполнении постоянно. Здесь также как и в земном мире существуют паузы всевозможные посты, дежурства, смены, типа всё тех же земных выходных и отпусков. Так даже ещё и более свободнее, как ты знаешь.
   Лично от себя могу, однако добавить, я в отличие от тебя, пришла сюда хоть и не по общей дороге через просвет, но и не так напрямую как ты. В активном Астрале есть люди, которые прошли чистилище. Я прошла совсем рядом от него. Можно сказать, я почти там побывала. До сего времени, желание совершать туда экскурсии меня как-то то не посещали. Да и сейчас сильным желанием особенно не горю, но понимая как это важно, чувствую угрызение совести. Мне казалось так думают все, а теперь, после полученной информации, просто на душе легче стало. Оказывается, почти все люди твоей миссии испытывают к этому личное призвание. Прекрасно, когда личное желание совпадает с программой. Ещё совсем недавно полагала, что все эти твои порывчики просто суета душевная и восторженная, со временем обычно проходящая. Но теперь я всё больше начинаю понимать, скорее всего, уже идёт программа и ты в ней задействован, но на стадии ввода и только потому мы ещё как-то вольны в некоторых своих не всегда разумных телодвижениях. Я рада тому, что ошибалась. Всё оказалось лучше, чем представлялось. Мы задействованы, но всё равно вольны и как оказалось, даже более чем.
   - Донна, милая, обожаю тебя, ты всё так хорошо понимаешь. Я тоже всё это принял к сведению. Немного досадно на себя, как я мог при всём моём восторге к этому миру, так бездарно его недооценивать.
   Астрал мне представлялся все же несколько проще. Сейчас же просто горю желанием взять себя в руки и исполнять все, что надо будет исполнять. Быть, даже самым маленьким винтиком, но сознавать, что служишь и востребован в его системе! Почти всегда тяготило мысль о своей никчёмности. Теперь легче. Хоть конечно и невелик труд, но всё-таки полезен.
   И что для меня самое главное, и что я всегда подспудно боялся за Астрал - это конечность всякого статус-кво. Особенно, хорошего. Будь то, хоть из разряда местечково личных понятий или распад великой Римской, как и любой другой империи. Пугает сама неотвратимость закономерности, светлый Ренессанс обязательно должен был кончиться и наступить мрачное и злое время невежественного средневековья. Как подумаю, а что если и в светлый мир Астрала, ставший для меня таким пронзительно нежным, мир, в котором есть Ты! Вот вдруг и сюда попытается проникнуть упыри из физического мира с их ублюдочной энергетикой! Я знаю, Донна, это невозможно. Но мы люди активного Астрала знаем, уж грядет день и информация об астральных мирах станет не только достоверно подтверждённой, но и будет доступен сам контакт соприкосновения с другим миром. Единственным условием для земного человека будет только его адекватность обычным нравственным устоям. И всё, никаких других соответствий и условий. Но я априори ненавижу и самым лютым образом, мерзкое желание тех земных негодяев, которые в тот судьбоносный и самый благословенный день для земных и астральных граждан начнут грязную прикидку примеряться на предмет проникновения в астральные миры, ещё до смерти физического тела, притом, минуя просвет и другие его святые законы!
   - Никель, неистовый ты мой, сам же сказал, что это невозможно, к тому же ещё и сетовал на тутошние бюрократические аксиомы. Не переживай милый. Никакие, как ты говоришь, негодяи, минуя просвет и другие святые законы сюда не попадут.
   -Родная, ты права, я это всё и сам понимаю. Но всё равно как гора с плеч. Биологическая смерть физического тела надёжная тому порука. Просто подумалось, в земном мире незначительность инфернальных проявлений мы всё-таки как-то пресекаем. Миссия корректировщиков, к которым я и сам отношусь. А большие негодяи - диктаторы например, Ленины, Гитлеры, Сталины, Полпоты всякие. Что творят упыри. Опустошения прямо-таки людские, да ещё при том так долго и безнаказанно. Но, к сожалению, зная всех этих высокопоставленных мерзавцев, оказывается надо некоторое время терпеть! Если такого нетопыря, пока он ещё не пролил реки крови убрать сразу. Человеческое общество не получит наглядный урок. Жесточайший правда, - Никель аж задохнулся, - и тогда, мир погрузится в ещё больший террор, от ещё большего количества власть имущих негодяев. Понимаю и то, что высший разум по- другому смотрит на смерть, которая в том значении как её понимают большинство людей, на самом деле просто не существует. Вот только хороших людей жалко. Прежде чем они поймут, что их жизнь не только не окончилась, а даже, всё как раз наоборот!.. И одновременно радостно за них. Ведь какой сюррпризище их ожидает!
   Так рассуждая о жизни и её нескончаемом проявлении, они и не заметили, как их вынесло за сферу установленного "кордона" и они оказались вне ограничивающей мантии. И были поражены блистающей бездонностью Космоса и его просто-таки яростным великолепием!
   - Донна, - пространно поведя рукою, воскликнул Никель, - скажи, вот что это такое и как это можно спокойно воспринимать? Боже мой, я просто в шоке! Что это вокруг становится так грандиозно прозрачным, как будто тает туманный занавес и перед взором предстаёт это захватывающее видево? Пугающая в своем пространственном обнажении. Как все объемно и многозначно и просто страшная в своей выверенное? целесообразность! Непостижимое уму совершенство. Возможно, только из-за полученной раньше информации, я ещё как-то держусь и не сошёл до сих пор с ума от восторга. Благодаря конечно ещё полученным методикам, могу вроде соблюдать себя в состояние самосохранения, но признаться очень на грани!
   - Хорошо, Никель! Браво! - Радостно всплакнула Донна. - Но ты всё равно должен знать, астральный иммунитет у тебя ещё только в самом зачатке. Он у тебя ещё разовьётся, но это будет потом, должен пройти хотя бы один период. А пока ты на ручном управлении и потому заклинаю тебя любимый, держись ради всего святого, ради меня, ради себя самого, ограничь восприятие, разбавь его каким-нибудь другим впечатлением. Просто представь себя, недалёким толстокожим типом.
   Я понимаю, любимая, очень стараюсь понимать, но всё равно очень хорошо, что ты это говоришь мне и ты рядом! - Движением рук, сделав импульс посыл, нежно обнял Донну. - Донна, я даже старюсь не смотреть, иначе меня наверно просто захлестнёт. Какой же я ещё наивный. Полагал, что впитав в себя всю эту прорву информации, я смогу в полной потенциальной готовности справиться со всем тем, что здесь будет происходить. Но, вот теперь, находясь здесь в этом мире, вместо предполагаемой обширнейшей пустоты, я вижу как, однако, ёмко заполнена вся эта немерянная бесконечность. Даже никуда не перемещаясь, просто находясь на родной земле и то, сколько на ней временных измерений. А ведь это всё миры. Мириады огоньков! И что больше всего поражает, они все обитаемы! О силы небесные! Ни один бы человек, будучи в физическом теле, не смог бы вынести такую информацию. Мозги бы просто лопнули! Столько колоссальных миропроявлений, просто теряюсь от вида этого бескрайнего пространства. Какая волнующая блистательная бездна вокруг меня. Я буквально еле сдерживаюсь, чтобы не впасть в восторженно дикую истерику от всего этого. Почти шоковая эйфория. Вкупе с личным ощущением каких-то неограниченных возможностей почти во всём. Донна, я в состоянии сильнейшего экстаза! И этот свет! Донна, ты посмотри! Блестящий свет царит в пространстве. Как пугающе прекрасна космическая бездна, заполненная светом! Наш свет от нашего Солнца в купе со светом, который прошёл тысячи лет! И потому наверно, тёмная бескрайность глубокого космоса так хорошо видима глазом. Дон, ты только представь. Допустим, стоял бы где-нибудь недалеко, скажем в одном парсеке от сюда, экран из белого газа. Космический свет не уходил бы в беспредельность, а наткнувшись на экран, остался бы в этом секторе космоса как отражённый. Яркость была б такая, как если б оказаться внутри включенного зенитного прожектора.
   Боже! В каких колоссальных стихиях мы находимся. Это тебе не в лукошке сидеть под крылом у матушки Земли, да ещё и под её Атмосферным одеялом. А здесь, просто страх берёт! Прямо какое-то паническое чувство. У меня опять реакция тараканьего рефлекса. Испытываю желание сжаться в невидимый комок и забиться куда-нибудь в укромное место и оттуда сквозь узкую щелочку маленькими дозами постепенно и, что самое главное, не так экстремально для здоровья постигать для себя все это волшебное великолепие.
   - Ник, всё правильно, к этому сразу не привыкнешь. Слишком большое явление на глаза и ум. Но, надо как-то потихонечку привыкать.
   На этом здравом решении они и остановились.
   Обнявшись в нежном скольжении, они наслаждались собой, своим бытиём и ощущением происходящего с ними состояния.
   Зарывшись лицом в завитки её волос, Никель неожиданно прошептал:
   - Любимая, я, кажется, сейчас поймал сразу трёх зайцев. - Почувствовав её любопытство, пояснил. - Первый заяц - это несказанное блаженство, которое я испытываю. Второй заяц - это использовать получаемое впечатление, которым разбавлять шок от воздействия всей этой непостижимой красотищи. Третий заяц - это твои волосы, в которые можно зарыться и оттуда как из норки начинать адаптировано воспринимать картины божественного мира.
   Нежная улыбка, с всё ещё появляющейся грустинкой, была ему ответом.
   Исподволь, лёгко и не заметно, как соткавшись из искринок пространства, обозначилась тихая чарующая музыка, едва слышимая поначалу, но в проникающем нарастании превратилась в обволакивающее состояние любовной неги. Всё больше развиваясь, она захватывала уже летящее ей на встречу в дурманящем порыве сознание Никеля. Романтическая концентрация сути момента. И нет ничего более значимого, чем это пронизывающие всё сознание блаженство.
   Дивное вожделённое мгновенье! Нега такая, что невозможно с собою совладать! Казалось бы - да пусть хоть сам Бог подождёт!!!
  
   Неожиданно и странно пугающим наваждением стало надвигаться нечто чудовищно жёлтое и огромное как бы в виде цветка. Буквально на глазах ещё больше разрастаясь, цветок страшно и одновременно очень красиво стал раскрывать створки своих необъятных лепестков.
   С резкой болевой неожиданностью Никель ощутил нечто схожее с ударом электрического тока. И вдруг пронзительный окрик Донны: - Никель! Стоп! Обернись! Смотри на меня! Делай концентрацию на посыл ко мне! Спроси что-нибудь! Всё равно что! О земле, например. Не думай и не оценивай ситуацию! Просто иди ко мне! Смотри на меня и больше не оборачивайся. Заклинаю тебя, не оборачивайся! Только не оборачивайся. О! какая же я дура! О! Великий Боже! Какая я безмозглая дура. Опасность! Большая опасность, Никель. Надо быстро уходить отсюда. Тебя может втянуть и тогда вместе с тобой погибнет вся предначертанная программа. Начнётся дисфункция в пласте нашего времени. Почти четыре периода труда агентов нашей земной миссии пойдёт насмарку! А ты просто станешь счастливеньким идиотиком. Как же я не совершенна! Ты, Никель, тоже хорош! Говоришь, боюсь пока всего. Типа в нору бы забиться. А сам лезешь куда не попадя. Знаешь же ведь о не полностью сформировавшимся иммунитете.
   - Донна! Что случилось?! Почему ты так встревожена? О Боже! Донна! Как огромен и непонятно прекрасен этот жёлтый цветок! И жутью прямо веет от вида его раскрывающихся лепестков! И я вон вижу в нём, какие-то белесые человеческие фигуры, от них исходит сладко томительная нега. Они хотят сблизить расстояние, но что-то мешает. Не знаю почему, но как мне уже кажется, я согласен и понимаю, это наверно даже хорошо, что нам что-то мешает. Но меня всё ещё охватывает неудержимое прямо-таки сердечное влечение! Дрожь пробирает, какой-то знобящий экстаз! Тянет как магнитом. До того сильно хочется преодолеть это небольшое расстояние и увидеть их в близи, обнять сердечно с любовью. И кажется, ни чего уж больше бы и не надо.
   Вот оно же, счастье величайшее! Но опять же вот сразу с твоего посыла доходит в сознание, что лучше этого не делать. Даже не по себе становится. Боюсь, неужели я вот так необдуманно поддаюсь и готов менять приоритеты. И как, однако, легко спровоцироваться на эту самую переоценку. Слишком сильное впечатление. Прямо торкает! Но... Скажи, Донна. Эти люди, кто они такие? Смутно, кажется, что я их откуда-то знаю. Где-то, когда-то уже видел. Какое- то прямо родное чувство. И так тянет и влечёт меня к этим людям, просто сил никаких нет. А может эти существа из каких-нибудь других моих прошедших жизней? Может там даже я сам, из уже минувшей жизни. А вдруг меня там даже несколько. О, Боже мой! Что за причудливые мысли лезут мне в голову. А что!? А вдруг это именно так и есть!? Тогда я просто - право не имею этого не сделать. Горю неудержимым желанием видеть их и обнять сердечно! Но, однако, какие они должно быть милые создания. Боже как приятно щемит сердце. Боже! Боже! как прекрасен этот мир. Как предвкушающе сладки эти непонятные ощущения. Любовь просто наполняет меня.
   В состоянии неотвратимо возрастающей скорости, его опять несло в жутко открывающийся ему навстречу зев жёлтого цветка.
   - О боже! Как он однако, огромен! О боже! как мне совладать с собой. Надо взять себя в руки! И почему меня так жгуче свербит мысль, что лучше бы всё-таки каким-то образом переключить внимание. Уйти от наваждения. Но тоже не совсем понятно! Почему так обязательно нужно переключить внимание. Какой, однако же, там прекрасный свет! Какой большой, дивный и однако страшный цветок! И это чарующее ощущение! Никогда! Никогда! Даже отдаленно не смог бы представить ничего подобного. О! Боже мой! Как всё-таки там должно быть хорошо и прекрасно. Донна! Донна! Секс, вот что меня влечёт! Хотя нет, дело возможно не только в этом. Но, что-то такое во всём этом присутствует! Да, действительно, какой необычно могучий позыв! Но!.. Как всё-таки надо, наверно, удержаться! Нет! Конечно, нет! Нельзя! Нельзя! Нельзя! Что там какие-то жалкие сирены! Да пошли они все скопом вместе со своей любовью!
   Нельзя всё-таки, поддаваться этому искушению. В любом случае никуда же всё это от меня не денется. Сюда можно всегда потом вернуться! И вообще, таких оазисов здесь в Астрале, говорят, хватает. А коли так, то тогда надо всё-таки переключиться! Ох... Ну давай же. Донна! Донна! Любимая, помоги мне!
   Откуда-то издалека, приглушенно, как в липком тревоженном сне, очень слабо доносился женский голос:
   - Никель! Никель! Держись! Я здесь, рядом с тобой! Очнись! И оглянись! Я с тобою рядом, смотри на меня! Смотри только на меня! Сконцентрируй сознание на мне! Я твоя Донна! Слышишь, я Донна! Думай только обо мне. Ты должен понять, это так работает их система. Идёт процесс втягивания тебя в эту колонию. Тебе не надо туда! Не поддавайся! Иначе можешь потерять память! И будешь тупым счастливеньким зомби!
   Ватная непослушная как во сне скованность, почти не давала ни какой возможности сбросить эту ступорозную оцепенелость.
   "И почему так странно звучит голос Донны. Какой-то чужой, враждебный."
   В расслабленном состоянии, из глубоких, почти никогда не трогаемых зон сознания, неимоверном усилием воли на маленьком, но очень напряжённом усилии, Никель старался подтянуть всё ещё не совсем послушные остатки энергии. Буквально скрипя зубами пытаясь уйти от неодолимого магнетического воздействия чужой силы и воли, в который уж раз активируя сознание на импульс метод, клин клином. Сбить наваждение другим впечатлением. Образовались какие-то смутные эротические изображения бытовых картинок из чужих неведомых ему жизненных ситуаций, на которые причудливым образом наслаивались знакомые сценки из личных воспоминаний его ещё до астральной жизни. Теперь такой невозможно далёкой, прошедшей казалось когда-то сотни лет назад. Милая, любимая Донна! Почему-то она появилась там, в цветке, зовущая его к себе, такая божественно прекрасная и очень желанная! И вдруг, её же голос-посыл, откуда-то со спины!? Но против маняще-яркого образа находящегося впереди, такой невнятный, как вроде крик под водой.
   На последнем сгустке энергии, активировался импульс охранной очистки сознания.
   Почти неодолимое наваждение стало потихоньку отпускать. Ещё мгновенье назад, желанное ощущение отдаться на втягивающий поток жёлтого цветка, мерцающими переливами угасали во мгле. Уже на своей подкорке игрануло ассоциативным всполохом спонтанное видение некоего выпуклого экрана, огромного допотопного телевизора с массивно толстыми деревянными боковинами и вспыхнувшей ярко-белой как сварка, быстро уменьшающей точкой. На прояснившимся космическом небосводе стали вновь понемногу обозначаться знакомые звёздные очертания. Лёгкое головокружение как бы от инерционного ощущения, скользящего по кривой глиссаде слепого полёта. И, наконец, спасительная остановка, тихая и поддающаяся контролю сознания.
   С трудом сбросив с себя остатки цепенеющий скованности, Никель огляделся. Изнеможённо расслабленная фигурка Донны, входящая в состояние релаксации. Но почему-то стремительно уплывающую мимо в тёмную даль.
  
   Немного успокоившись, попытался определить, куда его занесло, обнаружил себя на платформе земного измерения. Никель понял, что находится на холме какой-то незнакомой, но очень красивой местности. Ниже почти прямо перед ним море, с расположившимся на побережье небольшим курортным городком. То, что это курортный город, было видно по множеству людей в манерах и одежде которых без труда угадывалось беззаботное племя отдыхающих.
   Белоснежные прогулочные яхты, живописно смотревшиеся у самого берега и на рейде, органично дополняли идиллическую картину.
   Прямо через городок, разделяя его надвое, проходила автострада. Оживлённая, безмятежная жизнь, вся в разноцветных навесах и рекламе, с многочисленными магазинами и уютными кафе.
   Никелю очень захотелось немного побыть в этом городке, пройтись по улице, приятной грустью напитаться атмосферой земного мира.
   В таком бесхитростном желании, слетел к центру городка, входя при этом в удивительно волнующие воспринимание земной жизни, бывшее ещё совсем недавно его родным состоянием. Странное, очень нежное и в тоже время чем-то необъяснимо печальное восприятие. Никель стал понемногу понимать из-за чего грусть. Уязвимость. Как, однако, незащищён земной Человек. Его физическое тело тяжёлое и подверженное множеству ограничивающих его факторов. Каждую минуту о них необходимо помнить. Постоянно следить за его состоянием, окружающей температурой и солнечной радиации. Постоянно соблюдать водный и пищевой режим. Боже! Как он мог находиться в такой несовершенной и недолговечной оболочке и ещё радоваться такой форме жизни. Одна гравитация чего стоит. Слишком тяжёлая и неуклюжая система. Не то что летать в таком теле, а даже просто передвигаться в нём. Как неимоверно медленно и примитивно это происходит. Функциональность всего тела участвует в процессе перестановки нижних опорных конечностей и всё для того, чтобы передвигаться с ничтожной скоростью на ничтожно короткие расстояния.
   Чтобы как-то облегчить остро возникшую жалость к этим милым и родным существам, Никель подумал о том, что у земного Человека всё это несовершенство ненадолго. Придёт время и он воспарит во многие разы прекрасней, чем Бабочка из аморфного кокона личинки.
   Отчего-то вспомнилась элегия стихов, очень прекрасной по внешности и духовной сущности русской поэтессы Марии Лохвицкой, жившей ещё в девятнадцатом веке.
  
   Есть что-то грустное и в розовом рассвете
   И в звуках смеха тонущих вдали
   И кроется печаль в роскошно-знойном лете
   В уборе царственном земли
   И в рокот соловья вторгаются рыданья
   Как скорбный стон надорванной струны
   Есть что-то грустное и в радости свиданья
   И в лучших снах обманчивой весны.
  
   Внезапно Никель остановился. Едва ощутимый слухом, но всё более обозначавшийся пеленг-позывной.
   - Донна! Но что это я делаю в самом-то деле!
   Активировав импульс на поиск, прислушался. И! Переполняющая радость от восприятия её ответного маячка!
   Бросив прощальный взгляд на городок, Никель вошёл в поток идущий в направлении её маячка, отчего-то обострив в памяти только, что прошедшее с ним событие. Тут же накатил нешуточный страх пережитой ситуации. Пришлось даже задействовать импульс на уменьшение его воздействия. А действительно, если подумать: "Боже мой! Какая дикая нелепость! Вот так на ровном месте, можно оказывается, так вляпаться, и оказаться чёрте где! Боже мой! Какой страшный цветок! И это после того, когда их благословили быть самыми счастливыми людьми вселенной! Да... однако, что-то меня заносит! Ещё немного и считай прямо чистая катастрофа!"
   На диагонально входящем потоке неожиданно появилась Донна и они с ходу молча обнялись в сердечном порыве. Так ничего не говоря и скользили в пространстве, сопереживая пережитое.
  
   Чтобы не отвлекаться на всевозможные диковины, расслабленным тоном, но всё ещё немного под впечатлением, Донна мягко пожурила: Лёгкий кокон должен быть всегда закрытым. Ты, при этом, не полностью видишь окружающее, но и на тебя ничто не воздействует. Таким методом не стоит пренебрегать, даже после адаптации. Только будучи совсем уж опытным, когда станут опытными и твои импульсы, можно иной раз на автомате и сунуть нос во что-нибудь непонятное и непосредственно полюбопытствовать тем, что увидишь. А сейчас у меня прямо сердце зашлось! Нечто подобное я испытала, когда ты проходил точку радиуса из физического измерения. Но потом ты, вроде, всегда был закрыт. Не знаю, что на тебя нашло? Из любопытства конечно. И сам не заметил, как это получилось. Да дорогой, ты уж другой раз, пока ещё такой не оперившийся, не позволяй себе такую прыть. Нейтральный импульс-контроль и ты как в коконе. Пожалуйста, имей это в виду! Заинтересовало что-то, посмотри сначала из кокона, как из иллюминатора, и уже только оценив ситуацию, откройся на нужное время, да и то, если очень уж надо, не более того! Когда я поняла, что ты вроде уже выкарабкался из этого цветка, специально удалилась на некоторое время. Шок, прямо-таки, надо было в себя придти. Дело в том, Ник, я сама в этом виновата. Завалила тебя с головой всякими второстепенными инструкциями.
   И знаешь, что я сейчас подумала, а не устроить ли нам очередное пиршество!? И вообще, нам просто необходимо немного развеется. Вместе, держась за руки, снимем кокон и отдёрнув занавес, нырнём в открытый Астрал! Под параллельным контролем, конечно, и не очень глубоко, но полюбуемся как на праздничный карнавал. Ясное дело, всё равно получится как, через щель в заборе, но... - Заговорщицки подмигнув, проворковала, - на первые разики пойдёт.
   Да, это действительно было пиршество!
   Разве можно не увидев это воочию, представить сочетание мягко-бархатного света, что ярко освещает вид этой огромной космической бездны, с множеством неведомых загадочных миров. Мир как бездна и в не сочетаемых с земного взгляда понятиях. Прекрасное в ужасном великолепии. Завораживающая сюрреалистическая красота. Непостижимое божественное проявление черной от своей космической глубины бездны, в изумительно пространственном свете астрального видения. Видны космические объекты за тысячи световых лет и тут же различаю возню муравьев в трухлявом пне на лесной поляне Земли. Великий Боже как же щедро ты воздаёшь! Никелю было сначала не совсем понятно, он что это так раздвоено видит или каким-то образом мгновенно туда перемещается, как бы в отрыве от своего астрального тела, на каких-нибудь от него же излучаемых флюидах. Хотя, конечно, нет скорее всего. Просто здесь это теперь так возможно. Или..?
   - Да что там или, - хыкнул на себя Никель, - договорились же, в дебри не лезть, хотя бы первые сто миллионов периодов. Всё прекрасно! А вот юмор в таком деле, так первейшее средство, за него и держись!
   Жалко вот только, что от всего увиденного, опять привычно сработал комплекс и необходимо снова закрыться, потихоньку приходя в себя!
   Помолчав, и как бы собравшись духом, ласково притулился к Донне:
   - Знаешь, Дончик, я не раз просил тебя назвать своё имя, а после случая с цветком, мне это как-то особенно необходимо. В тот жуткий момент моего затягивания, я ко всей "прелести происходящего", был такой момент, испытал почти болевое ощущение, небольшое, но очень тоскливое по времени мгновенье. Уже понимая, что происходит и самым страшным мне показалось, даже не сама необратимость ухода, а то, что я ухожу так и не узнав твоего имени.
   Очень оказывается важно, когда можешь хотя бы мысленно зацепиться за имя любимого человека. За его настоящее имя. Да и вообще, по астральной жизни как много я ещё действительно не знаю. И даже вот сейчас, вроде как успокоился, а всё равно, как вспомню этот чёртовый цветок, так прямо страшно становится. И в самом деле, какой страшный цветок, я даже в мысленном взоре боюсь его представлять!
   - Ты, Ник, сильно-то не думай об этом, - подняла указательный пальчик Донна, - но из памяти не стирай. Убери эмоциональный фон и оставь в голове как информационный опыт. И отвлекись на что-нибудь.
   - Конечно, - живо откликнулся Никель, - я так и сделаю! А отвлекусь я, знаешь на что! На своего второго пойманного зайца, то бишь на тебя, моя ты прелесть! Ухвачусь за этот, пусть и трусоватый метод, но зато надёжный и буду как у ангела за пазухой.
   - Ну ты погляди на него, каков приспособленец, - изумлённо возмутилась Донна. - А я вот как зайцу и положено, возьму да убегу, за что тогда будешь ухватываться?
   - Такая да, -насупился Никель, - бросишь меня беззащитного на астральный произвол? А я на тебя в розыск подам и фото твоё на всех столбах развешу.
   - Ну да ладно, так и быть, уговорил, - как бы испугалась Донна. - Тем более я вообще-то и обещала. Возможно, пришло время, - вдруг в тихой задумчивости произнесла, - да вот время и подошло.
   - Донна родная, - взял её за руку Никель, - тебя что-то тревожит?
   - Нет, Ник, ну что ты! Это я от счастья. Сама не знаю, что-то так сладко взгрустнулось! Теперь мы неразлучны и мне очень приятно знать, что и после твоей адаптации мы пойдём дальше вместе. Я от этого счастлива настолько, что уже не понимаю степень этого состояния! До того не верится, радоваться даже боюсь. Если рассудить, мы вместе по времени вроде и не долго, атак, однако, всё ёмко и значимо сложилось, даже не знаю, что бы я дальше делала без тебя?
   Наклонившись в восторженном порыве и взяв её за ладони, Никель самозабвенно стал их целовать.
   - Любимая! А я то, я то, как счастлив! Держу в себе, а самому прямо страшно. Как всё чрезмерно хорошо! Меня просто распирает от счастья! Уж думаю, может и в правду я немного ненормальный. А ты, оказывается и сама...
   -Мы действительно одинаково всё чувствуем! - Лучезарно улыбаясь, впервые может быть без грустинки в глазах, добавила, - мы оба с тобой одинаково ненормальные!
   - Ну конечно же, - подхватил Никель. - Это просто чудесно, что мы такие ненормальные!
   - Да, Ник, состояние действительно, как ты выражаешься, обалденное! Я уж, сколько в Астрале, а всё-таки узда держать себя в рамках осталась. - Покаянно улыбаясь, произнесла, - лицемеры мы ещё несусветные, вот мы кто! Ну, да и ладно, - махнув ручкой, предложила, - будем просто знать, что слегка распоясаться нам не помешает. А теперь, чтоб как-то войти в норму, займёмся домашним заданием. Говорят, лучший способ справиться с чрезмерными эмоциями, это заняться делом. Так что давай, Ник, именно этим и займёмся. Мы начнём исполнять программу, у нас будут встречи, как я уже говорила, с людьми наших программ. Сослуживцами, так сказать. Уже в рабочем цикле, вдвоём с тобой, как и с другими людьми тоже, не через щель в заборе, а самым настоящим образом, экскурсии по активному Астралу. Встречи с людьми земного происхождения и, с совершенно для тебя сейчас немыслимым, с представителями других цивилизаций. Всё под нашим личным с тобой девизом и талисманом "Это от нас не уйдет"!
   И я так полагаю, приспело наверно время. Отвечаю на твой вопрос, я - Лида. Полька по происхождению. Но в дальнейшем, тебе лучше, когда между нами расстояние и особенно, если оно значительное, называть меня как ты делал это до сих пор -Донна. Это слово популярно и оно имеет энергетическую подпитку, энергетика усилится, если к твоей "Донне" добавить первый слог моего настоящего имени. Это ещё лучше. Построится уже индивидуальный ключ, как именной позыв, с ёмкой психоэнергетикой. Я его смогу распознать и всегда отзовусь.
   И так запомним - Лидонна. Ударение на второй слог. Когда ты в физическом или астральном мире и расстояние между нами большое, а тебе понадобиться телепатический контакт со мной, твой посыл должен начинаться с четырехкратного повторения моего имени по радиусу диаметра. После чего на мой ответный оклик ты будешь знать, в каком направлении делать посыл. Еще немного о личных перемещениях. Вспомним, когда мы в атмосферном контуре то, используя физический закон земной атмосферы опоры площади удельного веса, т.е. т=1см2, мы, в своем астральном весе, используя упругость воздуха, можем пользоваться им как диваном, вот как сейчас. В данный момент, мы просто пассивно плывем с той скоростью потока, в котором находимся, и потому передвижение не ощущается. Согласно закону вращения Земли вокруг своей оси 30 метров в секунду. Но здесь, в Астрале, направление и скорость перемещения, в сравнении с земными, даже не сопоставляется. Очень важно уметь ориентироваться, иначе можешь потеряться. Но это не так страшно. Поскольку перемещение проходило в контурном методе, то по-настоящему ты не потеряешься. Но если потеряешь привязку на ориентир, никуда больше не двигайся. Тут же остановись, обозначь себя кодовым маяком и делай посыл как я сказала.
   Несколько слов о душевном состоянии. Тебе, действительно, надо расслабиться, войти в адекватное соответствие с новым для тебя миром. И конечно, все это надо делать спокойно, не давая себе допинг сознание. В таком деле как психика здесь, в Астрале, надо быть особенно осторожным. Знай, твое замешательство с цветком произошло от отсутствия четкой формулировки предстоящей тебе деятельности. Ты в восторге от этого мира. Тебе, как ты сказал, хочется ему соответствовать, но пока не знаешь как. Отсюда растерянность и раскрытый кокон. За этим следи. А вот желание забиться в какую-нибудь нору - инстинкт правильный. Через это проходят все, кто сюда попадает. Ты, естественно, тоже не исключение. Твоя исключительность в потенциально заложенной способности к земным контактам. И потому, твоя миссия - быть ещё и так называемым -Агентом земной миссии-. Это люди, в психике которых имеется склонность к некоторому самообречению. Служивые люди, чувство долга исполнять миссию доставляет им глубокое удовлетворение. Не тупое исполнение, а именно, личное призвание и удовольствие. Чувство, захватывающего поглощения всего этого блистательного мира, превыше соблазна тех его уютных колоний с добрыми и нежными обитателями, которые, страшась космического многообразия, отгородились от него в вечных локально-ограниченных зонах и живут как сибариты в своём счастливом неведении. Не желая ничего знать, что происходит за плетнём их тёпленьких мирков. При этом, однако, понимая, что ни в какой высший и более тонкий мир им уже никогда, ни при каких обстоятельствах не подняться. Ты, кстати, недавно с одной, но очень концентрированной колонией чуть было не встретился.
   - Ой, Лида, у меня до сих пор озноб ещё не прошёл.
   Признаюсь, Ник, и у меня был такой момент. Однажды, я тоже чуть было не вошла в такое заведение. Соблазн, конечно, большой. В определённом смысле, там конечно сладко. Бывает иной раз, особенно в трудную минуту, манит посмотреть насколько сладко. Манит, но точно знаешь, что никогда на это не решишься. Ни за какие коврижки не зашла бы туда, даже если б не было таких чистых локалок как Зурбаган. Говорят, само втягивание основано на каком-то психическом дурмане, ненормальном, ласковом с развратно обволакивающим воздействием. Вот любопытство и берёт. Для души, настрадавшейся при жизни на земле или просто уставшей от её земных хлопот, попасть в такой астральный полис - Рай просто вожделённый. Конечно, всё очень относительно. Но для уставшего человека одна только мысль о бесконечности этого "кайфа" чего стоит. Не надо ни о чём беспокоиться. Нигде, ничего, не болит, не зудит. Вечный отдых, безмятежный. Пусть хоть и шевельнётся иной раз у такого человека мысль, о том, что в праздности такой есть некая противоестественность. Вроде как на острове в гостях у Цирцеи, но... Леность мысли подобные смущения ума всегда заглушит.
   -Ну и для чего и кому тогда всё это нужно?
   - Хороший вопросик, Ник. Я сама также не раз над этим задумывалась, но пока ничего конкретного сказать не могу. Знаю только, раз уж тамошние обитатели оказались в светлом мире, значит люди они все хорошие, только чуточку не в том потенциале для соответствия на активные поля. Кроме того, во всех таких локалках какую-нибудь религию всё равно исповедуют, а это значит, что при этом выделяется психомагнитная энергетика. Здесь, в Астрале, психоэнергетическая частота - это, прежде всего, потенциал, при том сильно востребованный. Наверняка, кому-то это очень нужно. Вообще должна сказать, все эти "райские местечки" особо предпочитают людей с потенциалом адекватный к активному Астралу, - улыбаясь, с ласковой усмешкой добавила, - ты вот тоже чуть было не остался. Любопытство, штука сильная на платформе с любым измерением.
   Большинство людей, оказавшись в Астрале, испытывают первое время депрессию, зачастую в жесточайшей форме. Это быстро проходит, а потом, чем дольше они в Астрале, в какой-нибудь колонии, на подобии недавно тобою виденной, тем сильнее им нравится именно их "оазис". И никогда, ни за что, и ни на что, они его уже не поменяют.
   И это правильно. Я думаю, Ник, ты согласен со мной, что счастье, только тогда и может быть счастьем, если воспринимается это как данность, выше и лучше которой быть ничего не может. В каком-то смысле, человек из локалки ЗСП светлого Астрала, даже более счастлив, чем человек Астрала активного. Ему почти ничего не ведомо об активных платформах и, тем более, он не может знать о мирах, где время частотного измерения выходит за рамки предполагаемого абсолюта. Из большинства ЗСП выход не возможен, а самим их обитателям он и не нужен. Что касается тебя, Ник, - слегка запнувшись, продолжила, - и меня надеюсь тоже, в миры с измерением абсолют, мы ещё возможно, когда-нибудь попадём. Ну, а входить в донники и в наше земное измерение будет у нас даже в обязанности.
   И тут, оба с виноватой счастливостью засмеялись, вспомнив о городском парке.
   - А действительно хорошо! - Никель в восторженном жесте щёлкнул пальцами, - что нам, по долгу службы, так сказать, придётся взаимодействовать с Землёй!
   - Да, Ник, я тоже этому рада! По крайней мере, в нашем парке не будем выглядеть эдакими самовольщиками. Любая исполняемая миссия, связанная с пограничной зоной, предполагает контакты с Землёй, и иной раз глубокие по исполнению и времени. Особенно тебе, Ник. За некоторыми особями земного мира тебе придётся следить ещё задолго до того, как они не без твоей вероятно помощи попадут в объятья Ад-гравитации. Будут и такие особи в отношении которых их встречу с гравитацией необходимо даже ускорить. Вхождение в мир земного измерения люди или скажем так, агенты вашей миссии, совершают можно сказать постоянно. У вас это называется - координация по сохранению программы контрольного уровня. Иногда они шутят, почётная земная миссия астральных центурионов.
   - Скажи, Лидонна, я опять к вопросу. Бог, я имею в виду Иисуса. Он ... Его, можно как-то увидеть здесь? Какая-нибудь его функция, пусть даже издалека, но ощутить, хотя бы чуточку увидеть его проявление? Естественно, как ты сказала, не вдаваясь глубоко. Так, чтобы против шерсти не ворохнулась ни одна пылинка.
   - Никель, ты должен сам точно знать, в каком проявлении Бога ты бы хотел его увидеть. Я тебе однажды, уже как-то говорила об этом. Доступно всё, но и всё не так просто. Полностью понять природную сущность Бога - это, конечно, слишком запредельно. Во всяком случае с нашей платформы. Возможно на высших уровнях Абсолюта... То, что ты понемногу будешь осознавать, выразить на мысль все равно будет невозможно. Не смущай пока этим свою душу. Проникнись сознанием, что твоя предстоящая деятельность - это то же самое, что делает божественная сила, только на своем уровне. Я всегда немного завидовала тебе. Сама-то я вышла в Астрал не через энерго-магнитную точку геопатогенного радиуса и, потому в моем статусе отсутствует структурный атомный код, то есть, тот потенциал, что позволяет совершать функции, какие заложены у тебя. Я полагала, что когда-нибудь очень, конечно, не скоро, у нас совпадет период совместимости, и я тебе помогу задействовать твой потенциал, и мы тогда ещё узнаем кое- что. Например, о более совершенном временном измерении тонкого мира, где на астрофизическом уровне ощущается материальность мысли. Мысль там можно построить о чем угодно, как абсолютный базис любой личной душевной вожделенности и жить в ней во всей той естественной реальности, которая будет полностью соответствовать заданной целевой программы индивида. Высшие гуманоиды разных миров платформы абсолютного времени, возможно, могут видеть и даже общаться с Богами. Но нам совершенно не понятна, в какой форме может выражаться это общение, как неизвестно в какой форме или скорее, в каких формах может быть само проявление Божества. Присутствие Бога в потенциальной способности сознания видеть его промысел повсюду, реальна в любых, даже самых низших мирах. Поэтому, чтобы ни одну пылинку не сдвинуть против шерсти, будет всё-таки лучше такими вопросами голову себе не ломать. Ты ж, Никелёк уже давно понял это. И определил это, еще находясь в физическом теле. По мере нарастания потенциала тебе иногда хочется чуточку приподнять занавес и увидеть хотя бы какой-нибудь ещё не- остывший след САМОГО! Не напрягайся, я же знаю, ты в восторге уже от одного понимания его существования! Для нас великая благость души, чувствовать это простое понимание. Чувствуй эту сокровенную радость и не форсируй это ощущение.
   Вот в таком понятии видеть и понимать Бога могут достаточно большое количество людей и на Земле. Они автоматически почти все попадут в мир божественного света. И многие из них будут иметь свою собственную способность к трансформации, то есть у них, как и у тебя, будет свой атомный код астральной частоты. Здесь, в активном Астрале, где мысль почти осязаема, можно испытывать органическое удовольствие от интеллектуальной способности саморастворяться в созидающих лучах божественного проявления. Сладостный импульс ощущения контакта мысленного соития с заботливой энергией гармоничного потока, находящийся в устройстве всего, на чём стоит и производится воля божественного присутствия. Вот подумай, Ник, и сравни, разве в такие мгновенья, ты не чувствуешь, можно сказать органически, как Божество ласково обнимает тебя.
   - Донна, милая (Никель пока ещё вперемешку называл Лиду Донной), я, как бы там ни было, всё равно взбрыкиваю во всей этой своей счастливой обалделости. А ведь действительно, что ещё надо и так же наслаждаюсь этими понятиями. Нет же, зудит ещё чего-то узнать да увидеть! Стою же прямо на этом. Бери, смотри, упивайся! Какого рожна ещё надо! Как долго до меня, однако, доходит! Вот очнусь однажды у разбитого корыта и как говорится, поделом! Говорят, счастья много не бывает. А мне вот иной раз просто неймётся закричать: "Великие и счастливые мгновенья, вы прекрасны и прекрасно, что вы бесконечны! Великий Бог! Понимать эти простые, но высшие истины, это и есть видеть тебя! Уже видеть! И в любом из миров, на каком бы уровне он не находился, это видно! В нашем земном Боге и заступнике Иисусе присутствует частичка высшего Божества, а именно, присутствие высшего вселенского разума! Это ли нерадостное понимание, что ты уже видишь присутствие Бога в самом высшем проявлении!"
   - Ник, это очень прекрасно и пусть, как ты сказал, - долго доходит, главное доходит и очень приятно, что и до меня тоже доходит! Я тоже особенно стала понимать то, что и так знала и видела, но как-то немного поверхностно.
   Могу признаться, что у меня против твоей обалделости, дела гораздо покруче обстояли. У тебя только чувство, что счастья столько много, и как бы тобой не заслуженно, а ты при этом ещё и вопросы задаёшь. А хочешь знать, что однажды, при жизни своей земной, я отчебучила. Была минута со мной безумная. Когда в сердцах, но вполне сознательно, прокляла я Бога! Ты вот как на святую смотришь на меня, а я...
   - Подожди, Лида! Подожди, не говори так! Наверняка я чего- то не знаю. Ты и вправду святая! И тому порука - любовь к тебе Господа всевышнего, как и всё в этом мире его божественном! Разреши мне глянуть на ту минуту твою, как ты говоришь, безумную. Зная тебя и понимая Бога, и мир его, я заранее уверен, что неправедно казнишься ты! Разреши любимая! Разреши...
   И узнал Никель о возлюбленной своей такое! Что не только ещё больше полюбил Донну, Лиду, Лидонну свою, а проникся к ней таким преклонением, что развился бы у него на этом чувстве тяжелейший комплекс личной неполноценности, не сними Лида эту оторопь с его души любовью своей и любовью мира божественного.
   1943 год 17 июля. Варшавское воеводство. Концентрационный лагерь "Треблинка". Случилось так, что местная жительница Лидия Казинска, оказалась свидетельницей того, как за каких- то пять часов в газовых камерах, с поэтапной немецкой педантичностью, были уничтожены почти четыре тысячи евреев. Она смотрела на это жуткое и страшное и от виденного мутилось сознание. Ирреальная зазеркальность кошмарного сна. Было что- то очень страшное уже в самой будничности происходящего. Ведь это же люди! Люди! Что же с ними делают! Так же нельзя! Люди занимаются тем, что убивают людей! Хладнокровно, методично как исполняя повседневную работу! Люди убивают людей! Лидия видела, как один солдат достал из кармана зажигалку и лениво не поворачиваясь, дал другому солдату прикурить. Господи, да что же это творится? Это что так каждый день!? За какие такие невообразимые грехи эти несчастные люди могли так сильно провиниться, что их убивают?! Чтобы там даже не было, разве можно за это убивать. Наказать там как-то, оштрафовать, побить пусть бы даже. Но ведь убивают! Совсем прямо по-настоящему! Женщины вон, дети, старики. О, матка боска! Как же это так может быть! Эти вот люди такой национальности, те вон люди другой национальности и что с того? Неужели из-за таких пустяков нужно убивать! Ведь мы все такие одинаковые, руки, ноги, едим, пьём, болеем, ходим все вертикально! Ведь мы же человеческие создания! Что же они делают!? Как они могут!? Ведь так же нельзя! Нельзя! Нельзя! О господи! Что же ты смотришь и не вмешиваешься! Как страшно! Может, заколдованы они как-то все? А может, это и не люди вовсе, а принявшие человеческий облик упыри какие-нибудь. Из подземного тупого и злого мира. А люди, которых убивают, причем зная уже, что их сейчас всех убьют, так безропотно молчат. Что такое неведомое и страшное могли им объяснить, что они так подчиняюще и обречённо молчат? Мужчины, женщины, совершенно голые, не сознавая этого обстоятельства, не чувствовали, что стоит жаркий, душный день, не ощущая боли от острой каменной щебёнки, от которой из ран на их босых ногах почему-то не текла кровь. Страшно было Лидии понять, какой же на самом деле страх, должно быть, испытывают эти несчастные. Страх, как форма психического состояния, исключающая какие-либо другие мысли и чувства, кроме этого цепенеющего тупого ужаса. Но отчего?!
   Не помня себя, почти сошедшая с ума, бежала Лидия подальше в лес от этого места. Упала, грызя в угаре пароксизма землю и стихая постепенно в провале беспамятства. Лежала так долго. Очнулась уже под утро. Сидела отрешенно, глядя в никуда. Понемногу пришла в себя. Вернувшиеся органы чувств пробудили у Лидии вспоминания, которые лучше бы не вспоминать. Встала, кряхтя как старуха и пошла, шатаясь, словно пьяная, к себе на хутор. Пришла и, не входя в дом, села тут же на лавочку у крыльца, откинувшись головой на стенку и пробыла в таком положении почти полдня. Никто ее не тревожил. Да и не кому было тревожить. Хутор из четырех дворов был давно уже пустой. Один старик и три бабки, включая ее свекровь, по болезни и старости уже давно не встававшая с кровати.
   Все еще в ступоре, Лидия пошла в дом, взяла ведро, опять вышла, спустилась в пристройке в подвал, набрала картошки, вернулась к дому, тупо остановившись у бочки с водой. Помыла картошку, почистила ее машинально, еще не соображая, что будет с ней делать. Потом, вдруг бросив все, выскочила на середину двора, уже как бы, будучи не в себе, крутанулась в горячке, глянув отрешенно пылающим взором на мир вокруг себя и закричала исступленно в небо:
   - Ааа! А ты! По твоей воле все! Да? Ну ведь да! На все ведь воля твоя! Тебе так надо, да?! Да что ж у тебя за воля такая?! Да пропади эта воля твоя, вместе с тобой! Лучше б знать, что тебя и нет вовсе! Чем знать, что такое в миру твориться да по воле твоей! Потому что ты Бог! Да! Или тебя нет вовсе! Потому, если б ты был, то не допустил бы такое на земле. А если ты всё-таки есть и творятся такие дела по воле твоей! То будь ты проклят! Вовеки веков! Вместе с волей твоей такой! И законом твоим Божьим. И на! На! На меня! Возьми! Убей меня! Покарай! Все равно, жить не хочу в мире таком! Не хочу! Не хочу! И не могу!
   И зарыдала женщина, упав на землю, забилась в беспамятстве, уходя в душеную болезнь. Потому что, не принимал ее рассудок того, что видела она и жить ей больше не хотелось, а жить с этим в здравом уме так и тем более.
   Но, потеряв было рассудок, Лидия вновь ощутила себя в ясном сознании и благость вдруг всем телом неописуемую, хотя и мелькнула мысль, что сошла таки с ума и вот смерть к ней пришла, такая приятная. Так ей вдруг стало хорошо и спокойно и легкость какая-то необычная, прямо кажется, плывет она по воздуху в блаженстве изумительном. И видит Лидия человека впереди, в свете лучезарном. И такая от этого человека душевная нежность и любовь исходит, что застыла вся, как пронзённая в экстазе, от благостного изнеможения.
   И слышит Лидия и понимает так ясно и чисто, что говорит ей этот человек.
   - Не вини Бога за дела людские неправедные. Не по воле Божьей творятся они. Бог дал свободу человеку в деяниях его не земле. Потому что из любви и добра Бог сотворил человека. Только не всегда человек правильно пользуется этой дарованной ему свободой. Но знай, хорошего на земле всё равно больше чем плохого. В том справедливость, что человек считает хорошее, что делает он сам, это благо, за которое не надо благодарить. Потому, что так быть должно. Хорошие дела, творимые человеком, должны присутствовать на земле как обязательная и неотъемлемая естественность. А плохое - это то, чего быть недолжно, плохое бросается в глаза и потому его кажется больше. Но знай, Лидия, и помни всегда! Хороших людей больше, чем плохих. На них всё и держится.
   Иначе на весах земной судьбы искажённая психическая энергия в своей необузданной массе достигла бы критической точки не возврата, и зло перевесило бы добро. Высший разум и Создатель отвернулся бы от людей и человечество погибло бы от самого себя.
   Опасные моменты для существования рода человеческого на Земле все же случаются и тогда, абсолютный Бог, как высший разум, вмешивается. Вынужден вмешиваться. Хотя это и противно его промыслу, ибо Бог создал все условия для счастливой жизни своего детища в любом из сотворённых им миров. Он даровал своему созданию высшее благо - разум, подобный своему. И потому хотел бы видеть, что его создание, в каком бы из этих многочисленных миров не существовало, было жизнеспособно и самостоятельно.
   В любом из таких Божественных миров, где присутствует разумная жизнь, после достижения этим миром определённого статуса, высший разум определяет своего ставленника.
   Ты скоро это поймешь сама, абсолютный Бог знает и видит все, что происходит в мирах его. А Бог - ставленник и знает и видит всё, что происходит в миру, за который отвечает и заботится непосредственно. И не оставляет эти миры без своей доброй заботы, как людей живущих в физическом измерении, так и людей из него вышедших. Особенно тех людей, что были вынуждены уйти из земной жизни раньше предопределенного им срока от недоброй воли тех людей, что посмели эти сроки менять по своему усмотрению. В тебе, Лидия, бьется благородное и храброе сердце и разумом своим ты, истинно, Богу подобна. Потому что ты женщина, но силён дух твой, что подвигнул тебя на заступу человека и мира Божьего. Не ведала ты, как устроено мироздание Божье. И потому кинулась в слепом, но праведном порыве в защиту мира его, на самого Бога, в гневе своем. Проклиная и обвиняя его за зло, творящееся на Земле. Не понимая в простосердечье, что таким хозяином и заступником за жизнь, данную ему свыше и хочет видеть Бог человека на земле. И ты, Лидия, в своей страсти душевной, не задумываясь, бросила себя, как ты думала, на муки смертные за этот мир земной, потому что больше самой себя ты любишь этот мир, а значит и Бога, что сотворил его, хотя и усомнилась в беспамятстве в промысле его. Но Бог видит истину. И любовь твою к нему и миру его. И потому, смотри, Лидия, и ты постигнешь.
   И увидела Лида, как в пространстве Божественного света прояснилась картина. И людей, которых убивали у неё на глазах. Ей было дано узнать их всех в лицо. И они, светясь в лучезарном свете, смотрели на неё и улыбались ей с любовью.
   И сказал ей голос Ангела:
   - Видишь, Лида, они уже в светлом мире. Бог взял их к себе, у них начинается другая жизнь. Жизнь, в которой нет зла. Но чтобы это было всегда так, чтобы на Земле, как и в светлом мире, царили любовь и добро, за это надо бороться. Здесь на платформе земного мира идет борьба. Это значит, не только когда пушки гремят, но и в мирное время в повседневной жизни, пусть не течет кровь, но зло занимает в этой жизни все еще много места. В каких бы размерах зло не проявлялось, с ним надо бороться. И хвала тебе, что хватает на земле людей с таким сердцем, как у тебя. А это значит - зло будет побеждено самим человеком. Правда, это случится еще нескоро.
   Вся в жгучем желании повалится на колени и просить у этого прекрасного Божества отправить её на муки вечные, где в непомерно тяжелой работе, она сможет постоянно и изнурительно для тела своего замаливать свой не замолимый грех. Не осмеливаясь просить о прощении, потому что сама же себя приговорила к сознанию греха своего, простить который никаким образом невозможно. Грех этот великий, в её понимании, усугубливался еще и тем, что она испытывает сейчас эти невозможно чарующие мгновения, совершенно ею незаслуженные.
   Так считала Лидия, не понимая, почему еще до сих пор не пала на колени, а стоит дерзко перед Богом, наслаждаясь этим волшебным ощущением и слушает, идущее от Бога, обращение к ней, как равной.
   Прорезалось сознание, как что-то щелкнуло в голове, и Лидия поняла, что это прекраснейшее Божество не дает ей возможность стоять перед ним на коленях. И говорит ей о том, что он не есть Бог, а такой же, ещё в недалеком прошлом земной человек, как и она сама. А свет, идущий от него, это свет из того мира, из которого он с ней говорит:
   - И ты должна знать и не казниться на себя за грех, которого нет. Богу не нужна еще одна бессмысленная жертва и без тебя, их хватает через край. И вникни, Лидия, ещё раз в уже тебе сказанное, Бог, в абсолюте смысла, это не персона по образу и подобию. Ему не надо подобострастное поклонение. Высший разум - это скорее большая и мыслящая система. Система "СОЗДАТЕЛЬ", которая сама, также как и всё во вселенной, постоянно совершенствуется. Её нельзя оскорбить, тем более человеку, заблуждающемуся от незнания истины. Она это просто не воспринимает. Система "СОЗДАТЕЛЬ" близка и родственна человеку на чистых и светлых частотах душевной психо-энергии. И потому, для более лучшего своего воздействия на земной мир у неё есть ставленник, ответственный за земной мир. Это Бог нашего земного мира. По происхождению, образу и подобию из мира земного. Все люди на земле знают его имя. Но в нём живёт частица - ИПОСТАСЬ самого СОЗДАТЕЛЯ и ему наша любовь необходима, ибо в благодарной любви человеческой имеется энергия несметная, она даёт силу Богу нашему и возможность заботится о Земле и о человеке на ней.
   Самое главное - положительная энергия в самом человеческом сознании. Если она присутствует, то такой человек божественен по своей природе. Он один из тех, на энергию которых опирается наш земной Бог. Я безмерно счастлив, что отношусь к огромному большинству таких людей. Все мы выходцы из земной жизни. Когда придёт твой час, будешь с нами и ты сама. Да, Лидия, мы приглашаем тебя. Можешь уже считать себя на службе у божественного мира. Придёт время, и тебя с великой радостью примет город и мир людей с таким же светлым и самоотверженным сознанием, как и у тебя самой. Граждане этого города навечно благодарны своей земной колыбели, которая была для них как очень добрая и заботливая матушка. Отдававшая им всё, что только могла отдать, будучи иногда (узнали уже находясь в светлом Астрале), при весьма стеснённых обстоятельствах. Не обязательно, но очень возможно, ты будешь жить в этом городе. Этот астральный полис называется Зурбаган. Очень близкое по духу для людей с Земли название. И ни какого приоритета к названию любого земного города, поскольку название вымышленное. Ипостась романтики и духовного благородства Александра Грина органически присущ сообществу людей, живущих в этом городе. Поставленная и неуклонно исполняемая ими цель, когда обязательно, счастливым и справедливым воплощением, должна быть участь (говорю с уместным плеоназмом) судьбы всех светлых и благородных людей. И особенно тех светлых людей, чья жизнь в земном мире не сложилась как благополучная, но чистый свет их восходящих огоньков виден ещё до прохождения ими черты разделяющей наши миры. Твоя будущая миссия, с людьми по духу как и ты сама, встречать эти огоньки и помогать им войти в светлый Астрал, минуя зональный сумрак просвета. Очень светлая аура, когда, кроме вашей встречающей миссии, у входящих огоньков здесь могут быть ещё их родственники или друзья. Они вместе с вами будут встречать входящих. Радостная энергетика этих огоньков создаёт просто феерическую картину счастья и праздника!
   Но, этот твой час ещё не пришёл. Живи в земном мире и помогай светлым людям, у тебя будет дар исцелять даже самые неизлечимые болезни. И! Будь благословенна!
   - Ну вот, Ник, теперь в общих чертах тебе уже обо мне кое- что известно.
   Встав молча к Лидонне лицом и не подчиняясь на её протестующий жест, опустился на колени и, взяв её за лодыжки, стал целовать ноги. Не вставая и не поднимая головы, сказал только:
   - Давно, ещё в земной жизни хотел это сделать.
   Присевшая тоже Лидия тихо обняла его за голову.
   - Мы с тобой две созданные друг для друга песчинки, но вряд ли бы когда встретились. По всему видать, наши Ангелы нам помогают.
   С искорками детского любопытства в глазах, Никель вдруг спросил:
   - Лидончик, а давай очень, конечно, потихонечку будем заходить на высокочастотные пространства активного Астрала. Не вступая ни с чем и ни с кем ни в какие контакты. Просто, как бы со стороночки, будем им по чуть-чуть, как мы это уже делали, любоваться и снова назад. Раз уж нас благословил Ангел быть вместе и понемногу осваиваться, вот давай понемногу и начнём.
   В сияющих глазах Лидонны он прочёл её полное согласие.
   На контролируемом импульсом сознании они устроили себе величественно зрелищный праздник! Бархатная мантия временной платформы, на которой Лидонна и Никель внимали глазом и умом эту непостижимую красотищу из бесконечного океана происходящего взаимодействия миров, щадящим локальным светом отгораживала видовые, но под час чудовищные красоты и образования Астрального мира. Вскоре, в пике от зашкалившей экзальтации восторга, сработал импульс, после которого, в охватившей их мягкой затуманенности восприятия, они вернулись на эмоциональный уровень исходного состояния.
   - Никель, милый мой друг! С каждым мгновением ты и я всё больше постигаем божественное представление этого мира, но, как ты понимаешь, всё это только начало преддверия. А нам обоим ещё предстоит многое узнать и ко многому привыкнуть.
   Параллельно нашему безудержному восторгу я, почти всегда, чувствую нарастающий стресс. У тебя, я так поняла, происходит тоже самое. Импульсный контроль это, конечно, очень хорошо, но нам необходимо самим научиться контролировать себя. А то ведь, как куклы заводные.
   И переглянулись стыдливо, прибито ошарашенные смыслом пришедшего им наум слова "недееспособность".
   - Да..! Никель, однако, хороши же мы с тобой! Действительно, как куклы заводные.
   Удручённо скривив гримасу, Никель по-житейски почесал затылок:
   - Ли - не кручинься сильно, учимся же! По сути, мы всего-то только пару раз и попробовали. А давай снова, - азартно щёлкнул пальцами Никель, - зайдём - посмотрим, а потом, - важно надувшись, - хладнокровно как со скучного спектакля, выйдем!
   - Не могу я с тебя, - буквально зашлась смехом Лида! - Ник, глупыш ты мой! Видел бы ты сейчас, с каким восторженно убийственным хладнокровием у тебя уже опять горят глаза.
   Спровацировавшись на свой, показанный Лидой шарж, Никель тоже закатился в смехе! И счастливо смеялись оба, не сдерживаясь до слёз, теперь, уже уверенные в будущей перспективе, это были поистине в своём самоощущении счастливые люди.
   Даже как-то боязно немного. Слишком всё прекрасно и великолепно. Никель озабоченно посмотрел вокруг с таким выражением, как если бы испытывал зубную боль. На Земле не так боишься умереть, как здесь, в Астрале, сделать ошибку. Потому что всё так громадно емко и прекрасно, просто действительно страх берёт.
   - Как подумаю, вдруг из-за какой-нибудь своей оплошности сотворю ляпсус роковой и потеряю всё это сказочное волшебство. Надо наверно насторожить все импульсы и плюс к ним ещё следить за собой постоянно.
   - Вот глупыш, - досадливо всплеснула руками Лидонна, - зачем что-то постоянно помнить и всё для того, чтобы что-то не забыть. Повторяю в который раз. Определи проблему, введи в программу на весь срок адаптации и забудь. Снятие фобии как стресса, будет происходить автоматически в упреждающем ключе, но под твоим наблюдением. Ты будешь учиться, ни чем особо при этом не рискуя. Опять же, Никелёк, это ещё как посмотреть, с одной стороны небольшие дозы стресса не повредят. Представь себе, если постоянно делать установку на движение только по колее. Притупится восприятие, и со временем не будешь улавливать изменение по мелочам, начнёшь потихоньку деградировать, в результате неполная личная состоятельность. Привыкнешь жить только на автопилоте, без которого будешь как наркоман без очередной дозы. Недаром же говорят, что опыт, полученный на собственных шишках, в пределах разумного конечно, самый действенный.
   Чем меньше пользоваться автопилотом, тем быстрее и лучше пройдёт адаптация. Главное, следи за эмоциями.
   Придерживайся в соблюдении основных правил, и тебя всегда будет окружать добрый Астральный свет и его любовь.
   - Лидонна! - Никель признательно взял её за руки, - не хочу тебя отпускать, вот так и буду держать всегда за руку. Глупыш ты мой. Я тоже этого хочу, но ты забываешь, что помимо наших желаний у нас ещё будут кое-какие обязанности. И не всегда у нас получиться быть вместе и держаться за руку.
   - Ну хорошо, Ли, я, конечно, всё это понимаю, но всё равно буду держать тебя за руку, пусть хоть и на расстоянии, - прошептав восторженно, - как всё же прекрасно, что это возможно! Свободное время, как я понял, у нас ведь оно будет в очень так сказать личном плане. И потому, давно чешется сказать, мне кажется у нас должно быть что-то вроде домика. В нём мы будем проводить наше время, в течение которого просто держаться за руки будет самое меньшее в нашей любви. Ты согласна? - Нахмурившись, спросил с лёгкой обидой, - и вообще, чего ты улыбаешься, я сказал глупость, да?
   - Ник, человечек ты мой! - Ласково потрепала его за голову Лидонна. - Ты всё ещё никак не выберешься из земных стереотипов. Ой, не могу! Ник! Опять у тебя это взъерошенное лицо, - уже почти вовсю хохотала Лидонна. - Ну конечно, роднулька ты моя, - нежно улыбаясь, кивнула головой, - конечно, у нас будет дом, своё уютное гнёздышко. Как и у всех нормальных людей, в каком бы из миров они не жили. Здесь, в Астрале, своё жилище так же актуально и значимо, как и в земном мире. Ты наяву увидишь, какие фантастически разрешающие прелести могут проявляться на маленькой, но очень личной территории нашего дома. Мы обустроим его до самого последнего кончика кухонной занавески. Обязательно кисейной. Дом будет почти всегда рядом с нами, как говорится, под рукой.
   Есть тут правда несколько незначительных обстоятельств, когда наш домик не может быть в прямой досягаемости, но, как я сказала, это не будет большой проблемой. Чуть позже я объясню в чём нюансики. Да ты и сам увидишь.
   В счастливом порыве, улыбаясь друг другу, они вновь отдались ласке, легко скользя в неуправляемом потоке контура и своих чувств.
  
   Сияние огромного земного тела медленно, почти неуловимым для глаза движением, проплывало под Никелем. На грани горизонтальной закруглённости Земли резко контрастировала чёрным фоном бездна космоса. С такого небольшого расстояния от Земли, планета смотрелась огромной и массивной, заполняя собой всё пространство вокруг себя.
   Понимая в то же время, как на самом деле мала его Земля, Никель в своей сыновней любви и тревоге за свою матушку, увидел такой милой, такой нежной и беззащитной Землю. От вдруг защемившего сердца за судьбу родной планеты, он, буквально на инстинкте, уже чуть ли не в панике, задействовал импульс на Астральное восприятие и успокоено просветлился сознанием божественной незыблемости установленного высшим разумом порядка во всей Вселенной.
   В молитвенном восторге, который уж раз, Никель проникался сознанием о безграничной непостижимости сверхразума, создавшего это великолепие! С жадным восторгом, любуясь матерью Землёй и красотой этой величественной панорамы, понимал, что вот так же, как он видит свою прекрасную Землю, существует множество других прекрасных миров. Миров физических, как вот эта его Земля, но в своей неразрывной сущности с Астралом, являющихся физико-астральными.
   Никель просто упивался созерцанием этого понятия, его ум свободный от притупляющей массы физического тела, с особой пронзительной чистотой чувствовал глубину этого завораживающего сознавания.
   Милая, родная земля! Ты тоже часть Астрального мира. Многие твои человеческие обитатели, пока не полностью понимают это, но время к такому всеобщему пониманию уже подходит.
   Почти безграничная разрешающая способность визуального видения, доставляля Никелю, ни с чем ни сравнимое удовольствие наблюдения Земли. Приятная радость узнавания знакомых географических очертаний.
   Не подключая суммарную мощь своего теперешнего объёма знаний, Никель старался разглядеть контурные очертания стран на базе своих старых познаний. Так было интересней. Он узнавал почти всё. Если это была, допустим Европа, то для дальнейшего определения, где что находится, ориентиром исходной точки, за которую сначала нужно было зацепиться глазом, был почему-то всегда большой сапог, который пинал бедную Сицилию прямо в нос. Легко, по желанию, без всякого усилия, как оптический фокус, менялась дистанция расстояния и Никель мог видеть Землю уже с высоты птичьего полёта, выше или ниже, как заблагорассудится. Мог разглядывать с близкого расстояния летящий пассажирский "Боинг", отдельные фрагменты его корпуса или крыльев, мог видеть людей в иллюминаторах. Мог бы войти и в салон, но, будучи в астральном теле, хоть и обладающим почти безграничными возможностями, однако очень уязвимым к психоэнергетике земного человека, понимал, этого лучше не делать. Существует вполне определённое "табу": нельзя без конкретного приглашения индивидов (независимо от статуса, земной или астральный), входить в любое, даже в просто обозначенное помещение. В физическом мире живёт достаточно много земных ещё людей, чьи возможности позволяют осуществлять телепатический посыл на предмет санкционированного приглашения из Астрала.
  
   Или вот какой-то большой широкий мост через реку Тибр в Риме, с едущими по нему автомобилями. Любоваться фасадами и крышами зданий на улицах и площадях города. Пёстрой мишурой реклам, вывесок и объявлений и всякое другое, в бесконечном множестве жизненных проявлений и хлопотушек на земле. Теперь таких ностальгически родных и по особому милых его сердцу.
   Никелю стало интересным познавать радостные для себя открытия и не только от визуально-метафизического изучения земли, как чуда созданное сверхразумом, но в тех многочисленных фактах заботливого вмешательства Бога, лежащие буквально на поверхности. Увидеть и сопоставить их и, в самом деле, не сложнее, чем собрать детские кубики. Этих фактов, как оказалось, настолько много и они так явно очевидны, что Никель, образно говоря, в очередной раз восторженно задохнулся от охватившего его чувства счастливой радости. Чувства, во много раз превышавшее такое ощущение, как если вы, например, с волнующей неожиданностью каждый день обнаруживали вдруг ставшие возможным какие-нибудь приятные вещи, ранее совершенно для вас недоступные.
   Вся Земля, её развитие, история, все, что на ней есть и происходит, лежит в самом прямом смысле, на глазах. Многие люди этого не замечают, потому что такие факты слишком явны и слишком на глазах. Такой же эффект, наверно, происходил, когда экспедиция Ч. Дарвина на паруснике "Бигль" подходила к берегам Новой Зеландии. На Папуасов, никогда до этого не видевших ничего по размерам больше, чем их дубленые лодочки, к удивлению участников экспедиции, их корабль не произвёл никакого впечатления. Они, вообще его никак не воспринимали. Описывая эти встречи с Папуасами, Дарвин писал: "Лично мы, как люди, вызывали у папуасов живейший интерес. А от некоторых наших вещей, особенно от всяких побрякушек, они буквально визжали от восторга. Но вот что касается нашего корабля, это в их глазах было, по-видимому, настолько непонятным, что они его принимали, как за какой-то передвигающийся ландшафт. Что-то на подобие низко опустившейся тучи, на которую можно залезть. Хотя парусник был всего-то двести тридцать тонн водоизмещения." У среднего современного корабля водоизмещение обычно составляет несколько тысяч тонн.
   Такой корабль Папуасы, наверно, в упор бы не разглядели.
   А вот спасательная шлюпка Папуасам показалось очень большой. Подобная оценка восприятия свойственна, по-видимому, каждому человеку. Об этом у нас ещё будет разговор.
   В свою бытность в физическом мире, некоторые интересные факты Никель, просто в упор не замечал. Хотя лежат они, как всегда, прямо на глазах. Увидеть которые, почему-то представляло большую сложность, чем их сопоставление.
   Любые исторические события, примерчиков хоть пруд пруди. Взять туже Италию, раз уж о ней речь.
  
   Взгляд. 71 год до нашей эры. Спартак с огромной армией (в основном рабы), почти сто тысяч забубённых головушек (очень кстати, много по тем временам), все вооружены и терять им было нечего. Покуролесив по Италии, решили, что пора, однако, и честь знать.
   К тому же, уже малость припекало. Позади, всего в двух переходах, правительственные войска. В общем, рванули на Сицилию.
   Сицилия - римская провинция, была к тому же ещё и очень богата. Развитая торговля, ремёсла, искусство. Климат опять же чудесный. И, что совсем прямо благодать, армии своей там не имелось. Ну, очень прямо лакомый кусочек. Есть где оторваться.
   Представьте только, чтобы произошло, приди бы туда весь этот пьяный сброд.
   От них и без того там, где они прошли, двадцать лет потом трава не росла. Не трудно представить, что стало бы тогда с Сицилией.
   Ну так вот, для того, чтобы туда попасть, надо преодолеть Мессинский пролив. В принципе рукой подать, чуть более трёх километров. В начале спартаковцы хотели переплыть этот пролив с помощью пиратов. Но те их благополучно обманули. Деньги их награбленные взяли, а корабли не предоставили. Тогда спартаковцы решили построить плоты и на них пересечь этот чёртов пролив.
   Эта хрестоматийная история не известна разве только снежному человеку - да и то, об заклад бы не побился. Вся суть в том, кто же тогда в это дело вмешался? Взглянем на это известное событие ещё раз. И так, плоты построены, братва уже начинала садиться. Вдруг, как гром с ясного неба (наверно оттуда и пошла эта поговорка) появился этот, уже упомянутый гром с ясного неба и волна с ним заодно, огромная, океанская, которая всю эту затею с переправой и поломала, к чёртовой матери.
   Вся загвоздка в том, что ни до, ни после этого случая ничего подобного в Италии не происходило. Это, конечно, произошло чисто СЛУЧАЙНО, в самый тот единственный и не подходящий (смотря конечно как посмотреть) момент. Сейчас бы так и сказали: "в нужное время и в нужном месте".
   Ещё в земной жизни, Никель был просто потрясён смысловой точностью этой фразы. Особенно, совпадение таких обстоятельств, как время и место на все значимые события в истории человечества. Стоит только начать использовать ключевую методу СОПОСТАВЛЕНИЕ, как кубики просто сами начинают собираться в логический порядок. И сразу становится видна чёткая и ясная картина вмешательства высших сил.
   Боже праведный! Сколько же тебе раз приходилось идти против своего принципа и всё таки вмешиваться, чтобы предотвратить очередную сотворяемую человеком катастрофу?
   Что только не вытворяет человек на земле. Раньше Никель даже не предполагал, как много на самом деле происходит всяких ненужных событий. Оказывается, создать условие жизни на земле, следить за космосом, чтобы с этой самой землёй и всем тем, что на ней обитает, ничего не случилось, ещё не самое трудное дело во всей этой задумке с человеком. За человеком необходимо постоянно смотреть, поскольку он не только свою личную жизнь не бережёт (хотя ему, как и любой твари на земле, в первую очередь был привит инстинкт самосохранения). Так нет же. Всё время своего существования на земле, он так и норовит что-нибудь уничтожить и, прежде всего, себя и себе подобных. Более того, постоянно только этим и занимается. С подлой искренностью полагая, что дела, которые он творит - угодны Богу.
   Не обо всех конечно речь. Любовь в человеческих сердцах живёт у большинства людей.
   Но, как удручающе для высшего разума видеть, что это же самое большинство, слепо как неприкаянные, идут на поводу у всякого рода забравшихся на ключевые места проходимцев.
   Существую же заповеди! Что ещё надо?!
   Как было бы хорошо, если бы нам, хотя бы отчасти, придерживаться гласу заповедей.
   Хотя бы оценивали себя и всякого, кто бы там что не говорил, куда и на что бы не призывал. Особенно, если при этом провозглашаются цитаты из этих же самых заповедей.
   Надо всегда таких провозглашающих оценить именно в соотношении к этим же заповедям. Если кто-то что-то провозглашает, предлагает, призывает, но сам живёт и поступает не по заповедям (обычно это всегда так и бывает), значит этот человек вас обманывает уже прямо сейчас или обязательно обманет позже.
   Здесь, кстати, не следует понимать, что все, кто не ведёт праведный образ жизни, обязательно имеет нарушенный психомозговой код. Так уж устроен человек (не совсем его вина). Жить и ничего не нарушать он просто не может. Потому за некоторые его не всегда выверенные телодвижения спрос не очень строгий. Тем более если учесть, что всякий возможный вред от таких похождений обычно бьёт по самому их учиняющему.
   Требуется немало времени, чтобы постепенно притираясь и сближаясь друг с другом, люди смогли потихоньку начать жить по заповедям Божьим, не оглядываясь на них озабочено, а только лишь по естественной своей природе.
   Но, как уже было сказано, до этого надо ещё дожить.
   И потому основным пока грехом, но очень тяжким, являются действия, приносящие страдания.
   За такой грех человеческая душа отвечает уже начиная с земной жизни и неотвратимо, с полным воздаянием после её ухода из физического мира.
  
   Однако, всё же, если б в земной жизни человек мог без собственного и внешнего принуждения жить в соответствии с заповедями от Бога, его жизнь от этого улучшалась в колоссальной безмерности. У него было бы отменное здоровье и благодаря психомозговой симметрии гармонического ключа не развивался процесс старения. Биологическая природа человеческого тела это позволяет. Все составляющие организма для жизни большой продолжительности предусмотрена.
   Общая и мозговая клеточная деструкция, то есть, процесс старения - это (уже было сказано) результат ассиметрии сбитого клише гармонического ключа.
   Никель и Лидонна почувствовали, как буквально, чуть ли до физической ощутимости, у них возникло озаряющее представление (ракурс-взгляд) о том, сколь легко мог бы любой земной человек с положительной энергетикой гарантированно входить в светлое пространство Божественного мира.
   - Никель, а я опять уже знаю твой вопрос и желание, особенно именно это. Не трудно угадать, тем более я и сама загорелась этим желанием, - в трепетном нетерпении сведя кончики указательных пальцев почёсывая носик, - озабочено прошептала, - можно ли, не нарушая наш главный закон о недопустимости обратной информации, осветить этот ракурс взгляд на доступное восприятие в земном Мире? Внедрение такого восприятия не подпадает же как нарушение главного правила.
   Почти сакральное откровение и ведь простое по смыслу понятие. Никакого вмешательства. Да и не воспримет этот взгляд человек с отрицательной энергетикой, не воспримет сознательно, просто не захочет воспринять. А что касается нас, так мы не открываем ничего нового. В священных писаниях всех конфессий это благое наставление прописано красной строкой. Суть в том, чтобы в земном мире стало известно - опасности нет, поскольку при всей простоте этого понятия, переродиться, не поменяв внутреннюю сущность, не получится. Следствие - психомагнетический код (огонёк), адаптированный на светлый Астрал не сформируется, ипостась не состоится.
  
   Самым высшим благом любого земного человека было бы осознание им буквально волшебного в своей судьбоносности истину бытия. Истовая суетливость в желании как можно лучше устроиться в этой жизни, тяжким бременем сопровождает всю его жизнь. У подавляющего большинства людей ревность, зависть, соперничество, начиная с малых лет, постоянно присутствуют в каждом дне, укорачивая и без того недолгую жизнь на Земле.
  
  
  
  
   Более того, само сознавание скоротечности жизни лишь только усиливает стремление к стяжательству и непременному самоутверждению, как правило, ложно-истолкованному.
   Убери бы Человек из перечисленных пороков хотя бы одну только жадность, основанную на страхе, что за свою ОДНУ ЕДИНСТВЕННУЮ жизнь он не успеет, недоберёт, не увидит, не долюбит, недополучит, не доест, не допьёт и уже тем самым отпадут такие сопровождающие свойства как зависть и ревность. Произойдёт качественное перерождение в структуре его психоэнергетики, на основе которой начнёт образовываться гармоничная симметрия сакральной частоты, полностью адаптированной к частоте светлого Мира. Он станет огоньком, видимым из времени астрального измерения, ещё при земной жизни. А когда такой Человек подойдёт к своей черте-рубеж, его встретит миссия астральных огоньков и введёт в Божественно лучезарный мир светлого Астрала.
   Благость такого перерождения Человек ощутит ещё в земной жизни. Мило и дорого сердцу будет всё хорошее, что окружает и происходит в жизни на Земле. Для такого Человека уже не будет чужого успеха, любое сотворяющее благо, даже если это благо произведёт не очень хороший человек, пусть даже негодяй (крайне редко, но случается и такое). Главное в том, если это благо, всё-таки хорошее и полезное, он будет искренне рад этому.
   ИСКРЕННЯЯ радость к самой жизни, ко всему прекрасному, что в ней происходит, в быту, в природе и вообще на всём жизненном пространстве, вот та сакральная и единственная энергетика, что создаёт неугасимую душу в божественном свете избранного человека.
   Станет понятным, почему Бог почти никогда не вмешивается в происходящие на Земле многочисленные несправедливости. Понятным станет, прежде всего от сознания, что в промысле божественного мира всё очень даже предусмотрено. Многие люди полагают, что справедливое положение к человеку за его заслуги или по его заслугам, должно происходить при его земной жизни, поскольку о какой-либо другой жизни представление у них, мягко говоря, весьма абстрактное.
   Человеку, любующемуся на беззаботное порхание бабочки- однодневки, трудно понять, как бы он сам мог радоваться жизни, зная о такой её скоротечности.
   Один из методов избавить свою душу от ревности и зависти к любому другому человеку, в чём-то возможно более удачливому (неважно кем бы тот человек ни был). Просто сосед или разбогатевший хапуга чиновник или созидатель олигарх, это, прежде всего, ясное представление о том, что всё и за всё воздаётся каждому и по справедливости. Воздаётся справедливо и с непременной обязательностью, притом, очень даже скоро, - сразу же на другой день после того, как окончится земной день.
   Психо-энергетическая гармония, как состояние души, соответствовать которой в земном мире могут, к сожалению, весьма ограниченное количество просветлённых людей, это не обязательно понимать как затемнённую карму у всех остальных.
   Любой индивид из общего большинства живёт не по заповедям от Бога, а только лишь с той позволяющей возможностью своего ума, что сотворился у него при рождении и развился в дальнейшем на его исходных возможностях. Бывает и некоторое увеличение этой самой возможности, если имело место особо интеллектуальное развитие и наоборот, деградация, если развитие происходило крайне умеренное. А потому спрос с такого индивида, естественно, не большой. Живёт то он, как разумеет, а разумеет, как может.
   Исходя от такого определения можно придти к выводу, что раз уж ты не из числа избранных, то не следует из страха и идолопоклонства изнурять себя слишком рьяным соблюдением всех заповедей. К сожалению, чтобы понять эту установку, опять же требуется некоторое интеллектуальное развитие, но круг не замыкается. Если индивиду дано такую установку понимать, а он, понимая, продолжает совершать инфернальное, то это уже становится тяжким обстоятельством, при котором обязательно произойдёт извращение психоэнергетики.
   Сбой кармического кода, или сакрального ключа, или психомагнетической частоты, не суть важно, главное в том, что с таким человеком, в лучшем случае, произойдёт простейшая реинкарнация, он будет втянут в эмбрион и родится со стёртой памятью о предыдущей жизни, - в лучшем случае.
   Имеется предположение о необязательности жёсткого соблюдении полного предписания нравственных устоев и прочих аналогов подобных установок.
   Достаточно будет соблюдать одну, так называемую Гипократовскую заповедь НЕ НАВРЕДИ. Но, суть вся та же, библейская, никому и ничему НЕ ПРИЧИНЯЙ СТРАДАНИЕ.
   Избранным людям со светлым умом, позволяющий им легко понимать и радостно соблюдать такие положения от Бога, как и жить в соответствии этим понятиям, никаких сложностей совершенно не представляют.
   Человек любит Бога, но эта любовь у многих людей носит весьма абстрактный характер.
   До Бога высоко, до царя далеко, а человеку надо жить уже сейчас, каждую проходящую минуту.
   Деваться некуда, вот и идёт за тем, кто ему виден глазом, и слышен ухом. Человеку так удобнее жить, привык так жить.
   Бог и его мир отодвигается ещё дальше. А чем дальше, тем опять же труднее человеку понимать истинное положение вещей. Непонимание образовывает недостаточность информации. Образовывается пустота. А природа, как известно, пустоту не терпит. Человеку нужен ориентир более ему по духу близкий, чем далёкий и не всегда понятный Бог. Ему для спокойствия души необходимо верить в кого-то более осязаемого. В того, за кем можно идти уже прямо сейчас, в того, кто может оказать поддержку и защиту. Дух слабеет и человек начинает создавать себе кумиров из ближнего окружения.
   Но кумиры (лидеры), даже умные и по началу доброжелательные, всё равно люди земные, со всеми соответствующими этому понятию слабостями.
   И потому, абсолютно и непременно (человеческая история не знает исключений) всегда возродится очередной культ. И уже не важно, каких размеров может достигнуть этот культ.
   Если кто-то или что-то становится культом, пусть даже речь идёт о чём-то микроскопическом, результат будет всегда один - ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ!!!
   Культ, в какой бы форме он не проявлялся, будь то личность, предмет или концепция, это всегда доминанта, и всегда угнетающая. Исключений не бывает. Любые человеческие ценности и достижения, даже само Божественное мироздание, всё это подводится под возвеличивание какого-нибудь земного прохиндея, возомнившего о себе всевозможные благородные достоинства. Культ личности может процветать в условиях любого уровня, начиная от количества двух человек и до уровня всей страны. И это не предел. Предложи такому прохиндею возглавить весь земной мир - не откажется. Да что там весь мир, у таких людей амбиция вообще беспредельна. Всю вселенную со всеми галактиками предложи, если и подумает, то не больше минуты, да и эту минуту он потратит не на сомнения (какие уж тут сомнения), это время понадобится только лишь на то, чтобы с чувством умилённой спесивости проникнуться и увероваться в свою избранность и предназначение. Обычно после смерти такого всенародного избранника - большинству людей становится ясно, какое гаденькое плюгавенькое и посредственное ничтожество их угнетало.
   По-другому просто не бывает и быть не может, поскольку культ - это, прежде всего, несоответствие содержимого к своей вывеске. То есть ЛИЦЕМЕРИЕ и потому всё, что от него исходит, истине не соответствует, поскольку лицемерие - это химера и как всякая химера всегда пуста.
  
   Что бы стоило Богу иногда любить свое детище чуть поменьше. Не создавая всех этих благ земных в таком чрезмерном количестве. Для всеобщей пользы дела, чтобы человеку, не достигшего божественного просветления, не бесится с жиру. Но с этим, конечно, вряд ли кто согласится. Нужда постоянно присутствует повсеместно, притом на самых, что ни на есть социально бытовых уровнях. Какие уж тут блага да ещё в чрезмерном количестве.
   Однако, если посмотреть простыми не зашоренными глазами, то легко видно - всякого жизненного блага, действительно, имеется с лихвой, и именно, в чрезмерном количестве. Денег, еды, одежды, энергоносителей, как и всевозможных средств производства, всё это производящих, в земном миру имеется как минимум для жизнеобеспечения двадцати миллиардов человек (почти в четыре раза больше реально существующих).
   Проблема в другом и она давно уже не секрет. Несовершенна система распределения.
   Вся история человеческого общества подтверждает, во все времена своего развития, люди постоянно пытались устроить свою жизнь по принципу идеальной справедливости. Всевозможные революции с их благими потугами, декретами, манифестами, уравниловками и прочими подобного рода телодвижениями зачастую лишь только ещё больше ухудшали положение.
   Как там не крути, люди все разные. Высший Божественный разум, даже он тут не справится. Умные будут поступать по-умному, глупые по-глупому. Следствием чего обязательно произойдёт разница в доходах, что всё равно и с непременной обязательностью приведёт к социальному и материальному неравенству. Особенно, после какого-нибудь очередного перераспределения (война, революция, ещё какая-нибудь дисформация). Почти сразу же материальных ценностей у небольшой части земного населения опять образуется слишком много, а у большей части населения его опять будет слишком мало и всё, и вся снова на своих кругах. (Простите за аксиому).
  
   Высшему разуму и Божеству легче создать планету, систему жизнеобеспечения на ней, доставить на неё воду, ту же соль, наконец, да ещё в таком количестве, чтобы хватило на весь мировой океан (иначе ведь всё протухнет).
   Всякая прибыль сверх насущного хлеба тут же тратится на войну или подготовку к ней. Все материальные средства от любых видов дохода, налогов, прибавочной стоимости, от захвата и разграбления, проигравших в войне, всё это вкладывается на подготовку к предстоящей новой войне и новому ограблению.
   И так было всегда, от первобытных людей и по настоящее время. Ничем не прошибаемая в своей замкнутой цикличности система. Остановить или хотя бы, как-то выйти из неё, не представляется возможным даже в будущей перспективе. Заложники все. Ни одно государство не может выскочить из этой адской круговерти. Пресловутая порука о совместной защите от любого потенциального врага повязала всех против всех.
   Особенно, это касается небольших государств, им чтобы иметь возможность выжить, надо быть сателлитами большого государства и жить под его крышей или под его забором (скорее конечно второе).
   Неодолимо прописные и не прописные законы для всего человечества. Объединённые блоки разных государств, скреплённые договорами междусобойчиками, постоянно готовятся к войне против объединённых блоков других государств. Те ясное дело, тоже не сидят сложа руки. Конфронтация, спесь и выпендрёж повсюду, во всём и между всеми.
   Начинается это безумие ещё с семейных отношений между самыми близкими родственниками. Между родителями и детьми, братьями, сёстрами, супругами, соседями, сослуживцами, национальностями. И далее, между соседями по цеху, району, спортивными болельщиками, религиями, государству, континенту.
   Вопрос! Если люди, страны и народы не дружили бы с такой избирательностью против других людей, стран и народов, не подписывали договора о совместной защите от тех, других, себе же подобных, но в эти договора не входящих, поскольку у тех имеются свои контр-договора. Не вооружались бы друг против друга, не отгораживались, но продолжали бы так же гордиться своей расовой принадлежностью, сохраняя об этом пропаганду в том же духе и особенно для детей. Вот чтобы тогда произошло? К сожалению, произошло бы именно то, что обязательно бы и произошло. Произошло бы, что и всегда происходило, даже при полном друг против друга вооружении. А в нашем случае это произошло бы, уже, возможно, на следующий же день. Резня! По нарастающей, с уровня бытового и до полномасштабного и международного самоистребления.
   Не спасёт ни достигнутый с таким трудом многовековой опыт совместного существования, ни даже здравомыслие и доброта большинства людей (хочется думать, что их действительно оказалось бы большинство). Человек по своей натуре - создание доброе. Но, пропаганда, то есть то, что ему в мозги внушили или промыли... Плюс всяких дураков, как и просто сволочей, да разных негодяйчиков в любом народе всегда хватает. Даже если всего этого отребья будет не очень много, но ввергнуть мир в кровавый хаос у них, скорее всего, получится.
   Во всяком случае, вся человеческая история - это сплошная и беспросветная череда войн друг с другом и, как всегда, все они разгорались на почве святой веры в свою расовую исключительность.
   Ведь только вдуматься, мы опять, и как всегда, готовы к войне.
   К войне, не против там каких-либо инопланетных, потусторонних, подводных или подземных врагов, так бы ещё куда не шло.
   Мы готовы к войне против себе подобных. По сути, против самих себя. И вряд ли почти любого из нас волнует, как мы на таком фоне смотримся.
   Лидия Казинска однажды видела нечто подобное.
   Ответим на два себе же заданных вопроса.
   1) Для чего в любом государстве существуют внутренние охранные структуры?
   Взять такой пример. Ткнуть на глобусе пальчиком в любой город. Представим, что произойдёт, если в нём, вдруг гарантированно упразднят охранные структуры и ни чем их не заменят. То есть, полицию или милицию, в зависимости от государства. Важно не как это называется, важно что тогда произойдёт. Притом обязательно.
   А произойдёт омерзительнейшее для нашей человеческой закономерности событие.
   Граждан этого города начнут грабить, унижать, убивать, несправедливо и жестоко эксплуатировать. И так до полного развала и самоистребления.
   Кто будет совершать все эти непотребства?
   Кто придёт грабить, эксплуатировать, унижать и убивать людей этого города? Какие разверзнутся недра и какие потусторонние тёмные и злые силы выползут оттуда?
   Ответ будет пострашнее, чем сам вопрос. Потому что все его знают.
   Рыбак рыбака видит издалека.
   Грабить, убивать, насиловать придут люди этого же города, с его же улиц и домов. Люди, с которыми до этого возможно встречались, возможно, которым при встрече приветственно кивали.
   Конечно, не все люди из тех, кто придёт вас грабить и убивать, будут хотеть этого. Любому нормальному человеку всегда претило видеть, а тем более совершать непотребное.
   Но что делать? Если б нормальные люди были уверенны, что вся эта кошмарная заварушка носит временный характер и что скоро все очухаются и железной рукой наведётся порядок...
   Тогда, возможно, нашлось бы достаточно благоразумных людей, чьё мужество и добрая воля поставила бы заслон любой погани человеческой.
   Но! Если люди будут знать, что вся эта похабень всерьёз и надолго. То есть, никто не очухается. Что ждать бессмысленно. Потому, что пока будешь сидеть и ждать, придут другие люди, которые тебя убьют, ограбят, изнасилуют твою жену и дочерей.
   Значит, надо как-то защищаться. В одиночку не отсидишься, даже если крепкая дверь и есть запас еды. Еда быстро кончится и хочешь, не хочешь, но придётся выйти на улицу и примкнуть к какой-нибудь стае.
   Допустим даже невероятное, люди в этой стае окажутся весьма порядочные, и добыча еды у них не будет сопровождаться характерной для таких дел аморальностью.
   Но, как долго можно добывать средства к существованию, чтобы при этом не нарушать эту самую мораль.
   Думается, что если б эта придуманная для условного примера стая, как некая группа людей, и смогла каким-то образом состояться в таком благопристойном качестве, то не более, чем на несколько дней. Чтобы выжить, надо соответствовать нравам текущего момента. То есть, жить по сложившееся ситуации. Бытиё определяет сознание.
   А это значит, чтобы не быть уничтоженным какой-нибудь другой стаей, точнее говоря бандой, надо самим такой же бандой стать. Со всеми, конечно, последствиями. То бишь, грабить, насиловать, убивать.
   В истории полно примеров, из которых видно, как сильно подвержен человек к бешенству такого рода.
   При особо тяжёлой форме этого заболевания, когда болезнь ещё не перешла в эпидемию глобальной опасности, высший разум слегка вмешивается.
   Но как уже было сказано, для него это весьма неприятное дело. Потому вероятно и существуют астральные миссии, профилированные на земные дела. В одной из таких миссий, предстоящая деятельность Николая Таравитого, или просто Никеля.
   2) Для чего нужна армия?
   Ясно для чего. Отражать внешнюю агрессию.
   От кого отражать?
   Какие такие инопланетные уроды угрожают человечеству?
   Да притом так серьёзно, что постоянно приходиться держать в готовности многомиллионные армии, постоянно тратить на военные расходы многомиллиардные суммы денег. Постоянно сидеть как на пороховой бочке во время пожара, в постоянном страхе и напряжении держать порох сухим. Что значит держать порох сухим? А это значит - целые армии всевозможных специальных служб, непрерывное, ни на секунду не прекращающиеся слежение и движение за всем, что движется и не движется на Земле и под Землёй, на воде и под водой, в воздухе и в космосе. Ядерные чемоданчики с красными кнопочками находятся от людей, которые на эти кнопочки уполномочены нажимать, не далее пяти метров, даже тогда, когда эти люди находятся в местах, где отправляют естественные потребности.
   Какие должно быть бездушные в своей неумолимой жестокости эти космические рептилии, что заставляют жить землян в такой гнетущей тревоге.
   Какой, наверно, страшный облик у этих чудовищ. Слава тебе господи, что не довелось их лицезреть! Хочется очень надеется, что не увидим и впредь!
   Человечество так привыкло с этим жить, что себя то любимых, в зеркале в упор не видит. Такой вот небольшой примерчик.
   Да, что там город, взять любую страну, то и в ней стала бы развиваться та же ситуация.
   Такая вот картинка.
   Представим, правительство некоего государства, с искренней наивностью полагая, что угроза земному существованию может исходить только от инопланетных чужаков и не от кого больше. Провело расчёты и выяснило, что в ближайший миллион лет им до нас не добраться.
   Решило круто сэкономить.
   Упразднили армию. Совсем. Вышли из всех договоров с другими государствами о совместной безопасности. Распустили пограничников.
   И что в итоге?
   Уже буквально в тот же день. Неуютное ощущение, как если б вы оказались в нижнем белье поздней осенью без гроша в кармане, в незнакомом городе, который находится ещё и в чужой стране.
   Мир ахнет ошарашено, но не надолго. Первоначальное недоумение (особенно соседних государств и этнических диаспор, проживающих внутри самой страны), быстро сменится на плотоядные взоры и заверения о том, что правительство данной страны под давлением современных и неоспоримых реалий наконец-то признало-таки исконные территориальные права такого-то народа или народов, государства или государств.
   Так что всё-таки в итоге?
   Прогноз крайне неблагоприятен.
   Кошмар и безумие между ЗЕМЛЯНАМИ начнётся довольно скоро. Такой конфликт, как снежный ком, будет втягивать в себя другие государства, пока не разразится мировая катастрофа.
  
   Учитывая ментальную природу человека в своей склонности время от времени впадать в бешенство, во время которого самоуничтожение исчисляется иногда в десятках миллионов. Существует большая вероятность, что нечто подобное может снова повториться. Притом в гораздо больших масштабах. И, тем более, что в этой пробудившейся из глубин сознания дикой мерзости к самоуничтожению, ещё не было случая, чтобы напившись крови, мы по собственной воли, испытывали желание остановиться, наконец. Да никогда и ни за что! Это только примитивные, типа комаров или пиявок, могут, напившись крови, остановиться. Люди очухиваются только под воздействием факторов неодолимой силы. Да и то не сразу.
   Стыдно и неудобно признавать тот факт, что в отличии от животных, такой формой бешенства болеем только мы -Homo sapiens.
  
   Иисус, ответственный за Землю перед высшим разумом и своим отцом, случись бы такое на самом деле и в таком масштабе, помочь уже не сможет.
   А если б и смог, то вряд ли будет испытывать к этому желание. Хотя говорить за Бога, это по меньшей мере, много на себя брать. Его пути, как известно, неисповедимы.
   Отстранившись импульсом от Астрального времени, Никель в состоянии душевного волнения не смог сразу активизироваться на земное измерение.
   Неужели всё так хрупко и зыбко? Вся человеческая программа земной системы...
   Незыблемый казалось бы сонм установившегося природного порядка!
   С каждым днём и часом своего развития сокращающего расстояние со светлым миром Божественной гармонии!
   И что, вот так просто, всё может перечеркнуться!
  
   Сакральная надежда и упование Землян на любовь и понимание Бога, нашего отца и защитника, о природе человеческой, которая действительно не всегда ведает, что творит. Но всегда, стоит лишь человеку осознать какие тернии он себе создаёт, устыдившись, он стремится направить свой путь в русло добра и созидания. А это уже, пусть и не совсем осознанное, но движение к Богу. Значит, ошибки допускаемые человеком, как уже не раз было сказано, не есть природная его сущность. Проблема, как уже тоже было сказано, в гордыне и в патриотизме. Из-за этих ложно понимаемых чувств нас постоянно и заносит. Ведь эти чувства рождают такое чувство как любовь, а любовь, как известно, сила страшная. И что получается, если учесть, что эту страшную силу породили чувства ложно понимаемые? От этого, наверно и говорят, что любовь слепа.
   Очень популярная рекомендация: "Себя надо любить". Боже мой, что за нелепая фраза! Да себя, любимых, мы и без этой рекомендации завсегда любим! И завсегда, в первейшую очередь! Вот лучше бы вместо слова "любить" - употребить слово "уважать". Возможно, тут возразят, "говорить - не ломить", какая разница какое слово произносить, а тем более, просто иметь в виду? Однако разница, хоть и не большая, но есть. Любовь-то, она как мы уже слегка уточнили, сила хоть и страшная, но малость слеповата, а значит и любить можно не очень-то присматриваясь. А вот в понимании слова "уважать", глагол всё-таки, как-то конкретнее выпирает, хотя оба словечка из одного семейства будут.
   Любовь, если её в человеке так уж прямо много, ну так отбавь её от себя и добавь к детям, жене, родителям своим и, конечно, Бога не забудь. Вот где благость-то будет.
   Пусть не всегда в своей жизни на Земле, люди живут и поступают по установкам высшего разума, не всегда установки эти на земном низу и видимы. Ведь, в сущности, все мы просто люди. Живём и развиваемся как можем, в пределах тех возможностей, что было нам дано.
   Бывало действительно и такое, что сбившись с пути, едва ползём. Принюхиваясь, как слепые щенята, стараясь понять, куда и как идти дальше. Топчемся от этого на месте, иной раз и подолгу. Даже откатываемся назад. Но, однако, же понимая, что как-то не правильно идём, выходили в конце концов, хоть и с передрягами, но на правильное направление. Корень причины той, что на правильное направление выводит, в том-то и заключается, что когда трудно уж очень становится любить себя за просто так, начинаем поменьше, а уважать себя, разумеется, за добрые дела чуточку побольше. Поскольку уважать себя без признания за собой такого права со стороны людей, то есть за просто так, не получается. Пусть даже путь при совершении добрых дел выглядит иной раз несколько зигзагообразно, пусть он тернист и нелегок, но в конечном итоге, как уже сказано, направление этого пути ведёт к миру божественному.
   С грустной тревогой и чувством личного сопереживания ко всему, что могло как-то повредить земному миру, Никель до щемящей нежности почувствовал нисходящее на него тепло Божественного участия.
   В чарующем этом наваждении радостным озарением постигло его ощущение единения с Богом. Трепетное до осязаемости понимание, что Земля и люди на ней находятся в промысле Бога, в потоке света и любви от него исходящего!
   Сладко кольнувшая догадка, что вот оно, начинается! Его призывают!
   Высветились слова Лидонны и восхитительный свет человека-божества, который однажды совершил над ними посвящение. Никель вспомнил как ощутили они совершенство мира светлого Астрала и ту благость божественную и незабываемую. Никель понимал, Бог всегда помнит о них, и когда придёт час, он призовёт их в свою команду.
   И они воочию увидят то, о чём только догадывались душевно, как много божественных существ печётся о судьбе матушки Земли, её сыновей и дочерей.
  
   Из появившегося роя сиреневых искринок стал фокусироваться желанный образ Лидонны. И вот уже она шла к нему, счастливо улыбаясь алмазными блёстками глаз.
   Нам же дано было понять, что не стоит впадать в панику. Тем более под сенью нашего девиза, что как оказалось, так органично совпадающий к астральному мирозданию: "всё, что нам суждено, нас не минует".
   - Не смущайся Ник, это всё равно хорошо, что ты не можешь не сопереживать и беспокоишься. Не последнее качество для будущей миссии астрального проводника.
   От подступившего к горлу комка и переполнявшего чувства Никель обнял Лидонну. В состоянии уже знакомой им восхитительной душевной лёгкости и счастливого изнеможения, они улыбаясь с вожделённым расслаблением вошли в свой созданный ими домик, где отдались пронизывающей энергии любви и нежности.
  
   Не скоро, но грядет час, когда человек увидит свет в конце туннеля. Этот свет будет ещё очень слабый и далёкий, но когда он уже будет виден, это обозначит конец пути под сенью тёмного свода. С этого момента вера в себя и своё божественное предназначение воспрянет, и дальнейший путь человек будет проходить очень быстро. Природа любого прогресса - это, всё-таки, Любовь, Благородство и Добро. Да, именно на этих трёх китах всегда держалась и с каждым часом всё увереннее будет держаться Земля.
  
   Парадоксально, но вышеупомянутая склонность к массовому заболеванию на самоистребление тоже присутствует в этих трёх понятиях.
   Никель с желанной простительностью осознал - ненависть, злость, желание убивать противника у большинства нормальных людей происходит от субъективности понимания.
   То есть, само человеческое понимание добра и справедливости, раз уж этим знаменем размахивают с обеих сторон баррикад, выходит не чуждо ни тем, ни другим.
   И потому, как бы не показалось странным, очень часто в противоборстве любовь, благородство и доброта присутствует с обеих сторон.
  
   Бог видит и понимает заблуждения человека, отсюда и его терпение, и всепрощение к нему. Человек, как бы он не петлял, идёт к миру света и любви, хотя и жаль конечно, что таким долгим и тернистым путём!
  
  
   До своего непосредственного исполнения миссии, Никель и Лида могли теперь принимать целевую информатику, находясь в своём уютном гнёздышке. Они стали знать, что через каких-нибудь десять периодов физический мир по многим параметрам соприкоснётся напрямую с миром Астральным. Это будет великим счастьем и грандиозным началом начал.
   Астральная логистика предполагает: "Соприкосновение произойдёт на базе стремительно образовывающейся информации научно-технического прогресса Земли. Уже в ближайшем будущем информатика достигнет просто лавинообразной формы. Разовьётся положение, при котором главный астральный закон уже не будет проявляться в абсолютно запрещающем значении. В результате такой молниеносной эволюции информация, получаемая земным миром, примет стремительную форму цепной реакции. Во всех проявлениях земной жизни произойдёт качественный прорыв, буквально в чудовищных масштабах. Возможность человеку спасти свою психику от непомерности таких беспредельных технологий появится, опять же, благодаря использованию этих же самых технологий."
  
   Все живущие на Земле люди по своей человеческой и физической природе одинаковы. Все это понимают, но как-то вяло. Им всё равно нужен какой-нибудь царь (лидер) в голове. Кому-то поклоняться, любить, ненавидеть, бояться. Против кого-то дружить, раз уж пока нельзя воевать.
   Анализ ДНК, как очередной аргумент к логическому миллиону других аргументов, доказал, ну одинаковы же все и миром одним мазаны. Так какого же рожна. Ан нет! Даже не почесался никто! Система взглядов просто железобетонная. Это легко заметно, хотя бы по такому факту, как увеличивается бюджетный расход на вооружение. С каждым годом он всегда больше предыдущего. Нет конечно, ни таким бы хотел видеть Бог человека на земле. Как долго мог просуществовать человек, если бы Высший разум махнул на него рукой и отвернулся бы, оставив человека без своей заботы. Скорее всего, человечество перестало бы существовать еще задолго до рубежа Христианства. Древний Египет, Месопотамия уже тогда, за несколько тысяч лет до нашей эры, Бог, как высшая сила, не один раз был вынужден спасать человеческую популяцию от самоуничтожения. Иногда при этом очень даже явно давая понять человеку, что у него, у Бога, может произойти переоценка ценностей и человек, именно в этой своей земной популяции, может потерять приоритетный статус аборигена на планете.
   Иногда и довольно ощутимо, Божий палец грозит человеку сверху и человек, как бы очухиваясь от своей агрессивной одержимости, некоторое время ведёт себя более-менее терпимо. Но неизменно наступает рецидив и, впадая в очередное бешенство, человек опять принимается за своё. И это притом, что ему уже давно были не чужды такие понятия как любовь, добро и справедливость. Временами, человек в борьбе с себе подобным (с кем же ещё?), проявляет буквально самоотверженные подвиги во имя этих же святых понятий. Потому, наверно, и скощалось человеку его, мягко говоря, зигзагообразные движения. И до сих пор скащивается. "Бог милосерд", - часто произносит человек. "И на том спасибо", - наверное, произносит Бог.
  
   Никель и Донна, два созданных друг для друга человека, объединённые одной судьбой и взаимным чувством, нашли для себя, что им доставляет несказанное удовольствие, видеть необыкновенные в своём захватывающем восприятии картинки Божественного проявления в весьма судьбоносных для Земли вмешательствах. Корректирующие поправки Высшего разума ещё задолго до воплощения в одну из своих искорок - земного ставленника Иисуса Христа.
   Задействованная активизация импульса частоты на предмет заданной темы и время происходившего момента и из глубин хранилища энергетической памяти тот час проявляется обширное в зрелищном объёме и звукового сопровождения доподлинный натурализм действа.
   Они даже определили для себя поэтапную очерёдность просмотра всех исторических вмешательств в земную жизнь Божественной силы высшего разума.
   Эдакий астральный кинофестиваль для двоих, с той лишь только разницей, что сила зрелищного эффекта, в сравнении с земным, превосходит последнюю в тысячные разы. От одного только понимания абсолютной реальности до ощущения их личного присутствия в происходящем дух захватывает буквально до пронзительного экстаза.
   Отныне любому из нас, всё, что будет суждено, на обоих будет и разделено.
  
   За сотни лет до уже упомянутого восстания рабов под предводительством Спартака, на Земле произошли рукотворные человеком катастрофические ситуации, из-за которых Высший божественный разум мог полностью отвернуться от человека. С последствием вплоть до полной угрозы жизни человечества на Земле.
   Так называемые греко-персидские войны. Столкновения Европы и Азии как двух частей света с самой большой концентрацией людей на тот период времени. Много стран, народов, больших и малых полисов (городов) было вовлечено в эту войну. Тогда тоже человек пошел не совсем в том направлении, на котором бы его хотел видеть Бог.
   А в само время той большой войны человек двигался уже на все 180 градусов от любого пути, даже зигзага, но ведущего к Божественному предопределению о необходимости человека в этом созданном для него мире.
   По своему масштабу эту войну вполне можно назвать первой мировой, поскольку именно с нее и открылся счет тем будущим большим войнам. Когда в военные действия вовлекались почти все, имевшиеся на то время, государственные формирования.
   По сути, такие поступки людей есть прямое оскорбление Бога. Бог дал всем народам место на земле и каждое из них прекрасно по-своему. И живи бы человек с Богом в сердце и голове, то всегда мог бы счастливо жить в любом из таких мест на земле. Ни в каких войнах просто не было бы смысла.
   Не было бы и перенаселения земли, что так иногда тревожит некоторых простодушных людей. Повторимся еще раз. Человек, какие бы непотребства он там не творил, все-таки есть произведение Бога и потому одним божественным качеством, в отличии от животных, он все же обладает. Особенно от таких как крысы, например. При стабильно хорошей жизни в чрезмерных количествах человек чрезмерно не плодится. Возможно, благодаря этому качеству, Бог все еще до сих пор не отвернулся от нас.
   Но тем не менее, со зрением у нас всё же что-то не в порядке! Почему мы упорно всегда и везде смотрим только в одну сторону? С самого первого нашего появления на Земле и до нынешних дней. Рождение ребенка, взросление, зрелость, старость, смерть. Вся, прошедшая за это время, наша деятельность посвящена движению в противоположную (уже даже не о Боге речь) от счастливого существования сторону. Хотя, казалось бы, как проста и понятна жизнь без войны. Это, прежде всего - жизнь свободная от самого понятия этого явления. Не тратились бы астрономические материальные ресурсы на подготовку к войне, которые всегда тысячекратно увеличиваются, когда идет уже само её производство.
   По одному этому обстоятельству уже понятно, ресурсов на жизнь, на хлеб с маслом, с икрой и колбасой, и вообще на всё про всё вырабатывается столько! Да завалиться всем с головой и не выбраться! И люди, самое главное и самое ценное - люди не умирали бы так сразу быстро и так сразу помногу. Ужасно и то, что война не только калечит и убивает человека, она его обесценивает. Происходит страшная человеческая девальвация. Люди сами себя начинают рассматривать как расходный материал. Известная святая истина, что человек это целый мир, сокровенный, нежный и неповторимый, но наступает война и все это в одночасье превращается в расходный материал. Спрашивается, этого что ли хочет Бог?
   Нет! Бог не может этого хотеть. Говорить за Бога, это, конечно, есть грех. Но если судить по миру Земному, в котором мы имеем великое счастье жить, по всему тому, как этот мир устроен, становится совершенно очевидным, для чего устроен этот мир. Ни для какой иной цели, кроме как счастливого проживания в этом мире ничего и не предполагается. Но война, тем не менее, постоянно присутствует. Вот уж поистине и действительно, Бог милостив и безгранично терпелив.
   Неужели всё это долготерпение по отношению к Человеку основано только на том единственном, что каждое новое поколение немножко лучше предыдущего?
   Никель почувствовал нешуточную тревогу, каким бы терпеливым не было терпение, но предел есть у всего.
   "О боже ж ты мой! Меня опять понесло. Точнее сказать, опять занесло. Но ведь любовь! Ну, конечно же! Она милая, родная и сокровенная, на ней всё держится. Любовь к жизни, ко всему, что в ней имеется, а под всем этим подспудно и миру божественному. Вот она истина! Война - мерзость конечно, но эта пакость не повсеместна, а любовь всегда и по всей Земле. А Высший разум, он, конечно же, это в человеке видит и понимает. А то как же? Тогда действительно возник бы вопрос, что такое Человек и что он, кроме как убивать и разрушать ещё способен творить? Мир-то божественный, как уже было замечено и устроен так, что в каждом своём проявлении предполагает всё-таки любовь."
  
  
   Из откинутого рабом полога походного шатра потянуло свежим предзимним воздухом. Зябко поёжившись, Мардоний махнул рабу, что б тот снова опустил полог. Не из-за холода, тем более меховой шатёр, хорошо державший тепло, был завален грудами шкур, одеял и всевозможных подушек, в параллельном, чтобы не сжигался воздух, небольшом отсеке находилась жаровня. Да и сами-то холода настоящие, здесь, в горной равнине Фессалии пока ещё и не наступали. Поёжился Мардоний от своей острой неприязни к самому виду этой чужой и оказавшейся такой страшной для него земли, портивший ему настроение даже таким незначительным своим клочком, увиденным им во входном проёме. В этом походе, проклятом всеми своими и чужими Богами, ему стали ненавистны уже сами пробуждения, ставшими в последнее время такими тягостными и несуразными. Неприятно резкие контрасты к тому внутреннему состоянию, когда после обычной пьяной ночи, во время которой иногда удавалось уйти, забыться от всего того душевного кошмара и тоскливой неопределённости, приходилось принимать решения, потом обязательно становившиеся самым роковым образом неудачные. Он, Мардоний, мудрый и грозный владыка, второй после ослепительного и богоподобного Ксеркса, испытывал жесточайший упадок духа и воли. Только благодаря крепкому и терпкому фокидскому вину да наркотическим снадобьям со своей родины, он ещё мог на небольшое время, обычно перед закатом, выйти к своей стотысячной армии.
   Распорядиться сделать пустяковые, ничего не меняющие замечания, но казавшиеся его людям весьма значимыми и полными глубокого смысла. Именно такие восприятия его распоряжений ещё совсем недавно доставлявшие ему самому приятное удовлетворение в собственном самосознании, уже не только не радовало, а наоборот, вводило с состояние почти ожесточённой тоски. Он даже стал завидовать своим подчинённым, особенно средним командирам и особенно командирам союзных армий. Случись катастрофа, они не в ответе ни за что, какой с них подневольных спрос. Уйдут в свои горы или степи и будут спокойно доживать свой век, рассказывая сородичам, как умно и храбро они бились и если б не самодурство Ксеркса и Мардония, война была бы выиграна и с гораздо меньшими потерями.
   Довольные образовавшимся отдыхом их возгласы от сытого и пьяного куража доносились до слуха Мардония, и будили в нём почти неприкрытое злорадство. В такие минуты он почти уже желал, поскорее бы началось то, чего он так мучительно боялся и предчувствовал. А эти все недоумки, наконец, прочувствуют, что такое душевное отчаяние и безысходный страх перед будущем. Глупцы! Что они все могут знать о том, насколько страшна и безгранична власть высших сил и как ничтожен против их силы человек! Их радует предстоящая зимовка, долгое безделье и возможность покуролесить на правах завоевателей на этой прекрасной и казавшейся вроде как не проблемной, стране. В какой-то мере эта местность действительно соответствовала такому её восприятию.
   Если взглянуть на решение зимовать в равнинной Фессалии, этой благодатной житнице Греции, то его выбор был со всех сторон мудрым и стратегически безупречным.
   С запада по всей длине Греции тянулись труднопроходимые горы, где к тому же во всех возможно проходимых местах стояли персидские сторожевые отряды. К востоку, вплоть до Эгейского моря, равнинная местность, три дня пути пешим шагом. Да и дальше по самому морю вплоть до Геллеспонта насыщённые персидским флотом морские пути. Но!!!
   Тоскливый холодок догадки о некой высшей силе, что с такой страшной цикличностью катастроф вмешивается во все Персидские походы и абсолютно всегда на стороне греков, наводила поистине кошмарные выводы! Зябко на душе Мардония было ещё и от сознания своего одиночества в этом столь неприятном и ужасном прозрении. Даже Ксеркс не понимал происходящее так остро и глубоко. Бурно, подчас жестоко реагируя на неудачи, он с непоколебимой верой в свою блистательную перспективу и судьбу, продолжал строить на значимых местах своего похода долговременные архитектурные памятники и величественные изваяния в свою честь. Устраивал по всякому поводу пышные празднества и всевозможные пиры. Подражая его двору, разгульные нравы до самых низов стали нормой в персидской войске. Почти все остановки на ночлег выглядели в лучшем случае небольшой, но повальной пирушкой. О какой дисциплине могла идти речь, если сами Стратеги, начиная с самых знатных, не только не пресекали всё это безобразие, а наоборот, задавая тон, лишь только ещё больше разлагали армию. Даже он, всесильный Мардоний, равный почти самому Ксерксу не смог обуздать эту въевшуюся и весьма чреватую большой бедой напасть.
   Вот и сейчас, сумбурно проспавшиеся сотрапезники стали подтягиваться в его шатёр для продолжения застолья и бесконечных хвастливых заверений на будущее и личной к нему, большей чем к Ксерксу, преданности. В хмурой неприязненности, глядя на все эти рожи, Мардоний подумал: "Вот так жить в никчёмной праздности, жрать, пить, болтать всякую лицемерную чушь они, наверно, могут годами. Греческие купцы из Аргоса, третьего после Афин и Спарты по могуществу островного полиса, как и остальной сброд с полисов поменьше, в союзе с Персией против своих греческих полисов, но, только пока персидская армия, как они полагают, есть несокрушимая мощь, противостоять которой ни при каком раскладе невозможно".
   О Мардук! С кем только ему, Мардонию, не приходиться иметь дело. Из-за шкурной выгоды предают свой народ, а уж его-то, Мардония, предадут не задумавшись. Они, что и в правду, не понимают какую мерзость творят? Гнусные людишки. Ещё именно и поэтому Мардоний никогда не ложился спать, если в его шатре находился хотя бы один чужеземец. Слуги всегда и без предупреждения уводили или выносили в зависимости от состояния подгулявшего гостя в другой шатёр или помещение.
   Хорошо, что ни один из этих союзников не присутствовал при битве персидского флота при Артемисии. Мардоний и сам бы много дал, чтоб не видеть, не вспоминать тот бой. Тогда то у него на душе и проявилось во всей жуткой глубине страх этот и душевный и разлад.
  
   271 корабль, это всё, что смогли тогда собрать греки против 720 персидских. И этот персидский флот был только одним из четырёх флотов, участвовавших в походе на Грецию.
   Ранним утром у мыса Артемисия греки увидели на горизонте множество персидских кораблей.
   Поставив свои корабли во фронтальный боевой порядок, молча, без лишней суеты, двинулись навстречу врагу. Решимость и внутренняя собранность торжественно витала в их глазах. Греки прекрасно понимали несоразмерность своих сил против персов, но святое желание сражаться и доблестно пасть за свою Родину наполняло их сердца пьянящим трепетом предстоящей битвы.
   Вдруг совершенно неожиданно греки почувствовали, что несмотря на попутный ветер в парусах и греблю вёслами, их однако, очень сильно относило назад. А там дальше впереди, где находился персидский флот при ясном небе и затишье, море вдруг заволновалось и из мгновенно потемневшего неба ужасным вихрем низвергнулся невиданный силы ураган. Мужественные, закалённые в боях и тяжких испытаниях эллины в застывшем оцепенении взирали на это чудовищное природное действо. Холодной неземной жутью повеяло на греков ещё от одного и весьма странного обстоятельства. Они на своих кораблях стояли на спокойной воде при светлой, просто-таки лучезарной погоде, а там впереди как бы за некой невидимой границей вздымались водяные горы и сверкали на тёмном фоне молнии. Ужас и великолепие этого зрелища дополнял едва доносившейся, но необычно жуткий, никогда ими ранее не слышанный утробный рокот моря и бури.
   Почти до следующего утра ревела буря. Казалось, никто и ничто не смогло бы выжить в этом Аду. Каково же было удивление Греков, когда в лучах следующего утра они увидели персидские корабли. Пересчитав которые, они пришли в радостное изумление, их оказалось ровно 271 корабль!
   Поражённые такой чудесной справедливостью Богов, греки с благоговейной молитвенностью вознесли гимн благодарности Богам! Радостные, они пропели его два раза подряд.
   Послав к Персам небольшой корабль с переговорщиком, благородно предложив противнику три дня на то, чтобы тот смог придти в себя и подготовиться к битве.
   По прошествии этого срока два флота, но уже равные по количеству кораблей, вновь сошлись у мыса Артемисия. Окрылённые верой в себя и в поддержку Богов, греки почти без потерь, с какой- то даже игривой лёгкостью, наголо разбили Персов. После чего, великодушно позволили немногочисленным уцелевшим добраться до берега зализывать раны и ошарашено задаваться сакраментальным вопросом: "Что же это с ними такое произошло?"
   Проняло Мардония это воспоминание до самой глубины сознания. Против собственного нежелания вспоминать, роковая череда событий упрямо сопоставлялась в его памяти просто в убийственную логику о явном вмешательстве безграничных в своём проявлении высших сил. Избирательная разрушительность сотворённых ими природных явлений, всегда происходивших в самое неподходящее для персидской армии время, наводила Мардония на тоскливый вывод о несомненном могуществе и превосходстве чужих Богов.
   Прекратить движение немыслимо. Тупое ощущение безысходности накатывало тоскливой формой меланхолической прострации, от одного только представления невозможности остановить это ужасное движение. Конгломерат огромного образования масс вооружённых людей, именуемый армией, жил, подчиняясь одержимой инерции бездумного, силового переваривания мира других людей, основываясь на одном только понимании, что этот мир не похож на их собственный. А это означает только одно, всё, что не похоже на привычное, даже если в чём-то и превосходящее, является неправильным, а значит опасным и враждебным и потому подлежит уничтожению. Как и любая захватническая армия, мыслить по-другому она просто не может. Необходимая форма собственного самоощущения безопасности. Уже только от факта своего существования в таком количестве армия обречена захватывать, разорять, распространять горе. Ей надо где-то и как-то размещаться. Ещё до того, как от её имени аборигенам объявят требования и прочие в их жизни изменения, армии уже требуется еда, вода, трава, алкоголь, женщины, лекарства и всё такое прочие и что самое ужасное, всё это в очень больших количествах.
  
   Никто даже за глаза не посмел бы назвать Мардония трусом. Сколько раз в нарушение правил о стратегах, он с ярым удовольствием врезался в самую гущу сватки и рубился как выходец из самого Ада. Но сейчас ему действительно было страшно. С ранней юности, ещё при Дарии первом, он под опекой старого вояки, сурового Артаза, и велению своего отца Гобрия, двоюродного брата Ксеркса правителя всех сатрапий, участвовал в усмирительных походах в пограничные сатрапии. Обычно всегда беспокойных и проблемных из-за своей удалённости. Походные тяготы ратной жизни, юный Мардоний воспринимал как условия большой увлекательной игры, в которой всегда есть возможность приобрести опыт и воинское умение для своих будущих блистательных побед. Любовь к такой жизни как призвание не прошли даже с годами, вплоть до зрелых лет и честно заслуженного звания верховного стратега. Но в этом греческом походе грандиозного по невиданным никогда в человеческой истории масштабам, зачинщиком которого был он сам. И вдруг с ним, с великим и непобедимым стратегом, зятем самого Ксеркса, случилось нечто ужасное и непонятное, он, богоподобный и доблестный Мардоний, испытывал страх. Неотвязчивое тревожное ощущение приближающейся большой катастрофы. Мардоний знал и о том, какая кошмарная участь постигла сорокатысячный отряд в Дельфах. После захвата Афин Ксеркс послал эту часть армии разграбить святилище Аполлона и доставить ему оттуда её несметную сокровищницу. Несмотря на приказ не трогать и не грабить само население, Дельфы и все окрестности были разграблены, а большинство жителей убиты. В самый разгар пьяной и кровавой вакханалии неожиданно разразился ужасный гром, от которого лопались ушные перепонки и скручивало дыхание. В быстро потемневшем небе сверкали молнии, и был слышан страшный нарастающий рокот, было видно, как начал образовываться и набирать силу, сгущаясь на глазах, чудовищный смерч. Большие куски стен от городских сооружений, мраморные колоны, гранитные ступени, огромные валуны и булыжники с улиц, крыши домов - всё это поднималось в воздух и уносилось вихрем. Казалось, разверзлась сама преисподняя! Внезапно, на какое-то мгновенье, возникла жуткая, давящая тишина и необычно, очень страшно озарилось пространство. В мертвенно потустороннем свете, при непроницаемо чёрном небе, персы вдруг стали видеть преисподнюю. Во всяком случае, нечто непостижимо кошмарное, настолько совершенно невозможное для человеческого восприятия, что застыв в шоковом оцепенении с судорожно расширенными глазами, все они смотрели в одну сторону. Увиденная ими картина представляла собой явление, такое ужасное, от которого у мгновенно протрезвевших персов, стал повально мутиться разум.
   В параличе, охватившего их оцепенения, персы, от стратега до последнего солдата, стояли как парализованные. Наконец, их вернувшийся слух прорезал утробный звук раздвигающейся земли и свистящий шелест падающих на них глыб и булыжников. Разящий плотный каменный шквал похоронил под собой всю эту персидскую армию.
   Гнев Богов был настолько силён, что им даже не хотелось видеть образовавшийся как надгробие каменный холм. Вскоре весь он ушёл в мрачные недра расступившейся, а затем сомкнувшейся земли.
   Во вновь наступившем божественном свете не было слышно и видно ничего, что хотя бы отдалённо напоминало о только что произошедшем.
   Высшая сила божественного творения, бесконечно доброго и нежного, может иногда проявляться в таких, мягко говоря, причудливых формах, от вида и звуках которых у человека действительно очень даже обязательно сдвинется сознание.
   И потому щадящий простого земного человека высшие силы вводили его в состояние, когда происходящее не фиксировалось ни умом, ни другими органами человеческих чувств.
  
   В горестные, но и определенным образом душу очищающие раздумья Мардония обо всём этом божественном проявлении, навеяли вести от только что прибывших посланников Артабаза, его правой руки и лучшего, как считал Мардоний, стратега во всей персидской армии. Окружающих удивило, с каким тихим пониманием, без обычного для такого обстоятельства гнева, воспринял их владыка сообщение о поражении десятитысячного войска Артабаза при осаде греческого города Потидеи. В слабо защищённом городе, большинство мужского населения которого находилось в ополчении и далеко от своего города, не могло оказать, как предполагалось, какого-либо серьёзного сопротивление, но произошло нечто ужасное. Случайно или не случайно, но уцелевшая горстка персидских воинов рассказывала просто невозможные вещи о каких-то чудовищных в своем проявлении силах природы. Расширенные в не проходящем страхе глаза и неуёмное подвывание хоть и говорило о некоторой их психической растерянности, но неподдельный вид пережитого ужаса этими людьми создавал поистине гнетущее настроение на слушающих.
   Однако, какое бы удручающее впечатление не производили эти уцелевшие очевидцы вмешательству Богов, в огромной армии боевой кураж не пострадал. Разбросанная по обширной завоеванной ею же территории, мало кто вообще видел этих очевидцев. Он, Мардоний, как никто другой верил в то, что услышал, но прекрасно понимал, какое пагубное влияние это может иметь на армию, потому и решил, что этим деморализованным людям незачем больше находиться на этом свете.
   Той же ночью, Мардоний приказал их тихо и без лишнего шума удавить. Но, когда тайных дел исполнители вошли в шатёр, где те после обильной с царского стола трапезы должны были отдыхать, обнаружили очевидцев уже холодными.
   Удивительно, но когда Мардоний окончательно понял, что происходит с армией, не с его частью армии, а именно, со всей персидской армией, ему стало существенно легче.
   Раз уж высшие силы так конкретно решили вмешаться, незачем, да и бессмысленно все военные, и такие роковые неудачи брать на сердце. Единственное, что ещё как-то удерживало Мардония от окончательного упадка духа, это надежда на то, что Боги просто устраняют численный перевес в противоборствующих силах. Но как, однако, тоскливо сжималось сердце от одних только греческих названий тех мест, где в той или иной мере происходили эти сверху вмешивающиеся уравниловки. Река Эвримедонт, Саламин, Афон, Эвбея, Платея, Микале, Афины, Эритрея, Артемисия, Потидеи, Дельфы...
  
   Никогда Мардонию до самой смерти не забыть трёхмесячную осаду Потидеи. Артабаз, опытнейший стратег, уже, можно сказать, дожал сопротивлявшийся так долго и упорно город, когда случилась беда. И страшна была эта беда, опять же своей жуткой непонятностью. От рассказа горстки уцелевших людей стыла кровь. Сознание, что происходит с его армией на этой земле, буквально выхолащивало душу.
   Неожиданно на море наступил невиданный отлив. Вода ушла настолько далеко, что едва виделась на горизонте. Зачарованные этим зрелищем, персы обрадовано ринулись посуху в обход Потидеи. Их даже не насторожила необычность самого явления: крутой склон, ведущий к влажной земле, бывшей ещё совсем недавно дном моря. В злом порыве за тяготы в долгой осаде, персы всё восприняли как долгожданную, наконец, помощь своих богов. Но, уже находясь в низине, варвары скорее почувствовали, чем увидели и услышали, как стремительно стал приближаться запах моря. А увидев его, оцепенели! Всё ещё неслышно, без бурунов и волн, стеклянная гладь моря прямо на глазах становилась убийственной реальностью. Кошмарным ужасом было видеть снизу проявляющуюся тяжёлую водяную стену в неестественной для такого вещества вертикали! И этот звук, так ужасно появившейся, как из самого ада, утробный, сводящий с ума рокот раздвигающейся преисподней!
   С горестно склонённой головой выслушал Мардоний рассказ своих воинов и приказал летописцам записать его, весь, до малейшей подробности. Он уже знал, в ближайшие часы эти люди умрут. Их жизнь и память была кому-то нужна только на то время, которое потребуется, чтобы поведать о произошедшем. Распорядился Мардоний и о том, чтобы несчастным дали хорошей еды и вина. Пусть, хоть напоследок насладятся - если ещё успеют.
   Казалось бы, что может быть страшнее тоскливой безнадёжности от сознавания, какие несопоставимые в сравнении с человеческими возможностями силы действуют против тебя.
   Но, даже при таком положении дел, всё же есть хоть и крайне горькое, но понимание совершенной невозможности каким- либо образом противостоять этим силам. Враждебные Боги, повелевающие силой природы, это тебе не вооружённый противник, состоящий из таких же смертных, как и ты сам. С этим не поспоришь и потому, как бы не было горько, смиряешься.
   Страшнее всего для Мардония оказался бой с человеческим противником на безлюдном побережье, у которого даже и названье-то не было. Да и сам бой, как в начале предполагал Мардоний, скорее всего, должен состояться просто, как незначительная стычка с небольшим морским отрядом противника. Четыре плоскодонных корабля, примерно пятьсот воинов шли своим курсом, когда на головном корабле вперёд смотрящие увидели расположившихся на берегу персов. Одного сигнала с первого корабля было достаточно, чтобы все четыре корабля спокойно как на ученье повернули к берегу.
   Мардоний со своим трёхтысячным конным отрядом расположился на берегу небольшого залива для отдыха и ожидания подхода отставших воинов, идущих пешим ходом. С небольшого возвышения ему открывался прекрасный вид на подход противника.
   Повернувшись к Гидарну, начальнику охранного отряда бессмертных, спросил, кивнув на корабли,
   - Их почти в десять раз меньше. Они, что не понимают, эту разницу?
   Спартанцы. Этим всё равно против какого количества сражаться. Даже наоборот, чем многочисленнее противник, тем для них интереснее.
   Приближавшиеся корабли неожиданно повернули в сторону.
   - А! - вскричал Мардоний, - поворачивают! Значит, всё-таки, им не совсем всё равно против чего сражаться! Они, конечно, доблестные войны, но ведь не глупцы,- и, слегка осёкшись, - не спартанцы это вроде. Корабли-то, я вижу хиосцкие.
   - Да, мой повелитель, - почтительно склонился Гидарн, - корабли действительно хиосцкие, но это спартанцы. Мы стоим слишком близко к берегу, а высадка перед самым противником сделает их уязвимыми, и они, конечно, это понимают. Чтобы высадиться и совершить построение им нужда дистанция.
   Так и случилось. Их корабли скользнули носами в прибрежный песок в стороне, на расстоянии примерно двух полётов стрелы. В хмурой тревоге, наблюдая за противником и махнув рукой на атаку, Мардоний невольно залюбовался. Неторопливо, но без малейшего лишнего движения, спартанцы совершали боевое построение. С ревнивым восхищением он оценил, с какой разумной целенаправленностью противник сосредоточил свою расстановку. Ужасающая точность и красота его движений буквально поражала. Спокойно, как будто и не летела уже на него с диким визгом конница варваров.
   - Ййииияяях! - Входя в раж, Мардоний не удержавшись, тоже издал воинственный возглас. - Глупцы всё же эти спартанцы! Привыкли побеждать за счёт неумеренной помощи от своих богов, от того и храбрые тоже до неумеренности. А вот как они сейчас в своих красных хитончиках да коротких юбочках, против лавины его могучей конницы выстоять сумеют. Тут уж им никакая их выучка и дисциплина не поможет.
   Кони в нагрудных кожаных латах и накинутых на глаза платках могли видеть только небольшое пространство перед собой, не далее длинны собственного корпуса. Подшпоренные и подгоняемые криками своих седоков, они хоть и вязли копытами в песке, но двигались вперёд неудержимой лавой.
   Казалось, не может на земле быть такой силы, способной противостоять такому натиску. А стройные ряды спартанцев, вставшие пятью шеренгами на неширокой полосе прибрежного песка между морем и кустарником, действительно, выглядели скорее изящными и хрупкими, чем грозными и воинственными. И вот эти две силы соприкоснулись. Но буквально в самый момент соприкосновения строй спартанцев с выставленными вперёд копьями образовал в себе неширокие, но многочисленные по всей ширине и глубине проходы. В эти проходы, подправляемые копьями первого ряда и влетела конница варваров. В глубине второго и третьего ряда противника, персы, уже скованные неконтролируемым ими ходом движения и бесполезностью своих мечей против длинны спартанских копий, которыми их и сбрасывали на землю. Четвёртый и пятый ряд короткими мечами довершал разгром. При этом Спартанцы лавируя, но не нарушая при этом ровный строй, всеми пятью шеренгами продвигались вперёд, - благодаря чему лошади и тела поверженного противника оставались позади и не загромождали проходы.
   Тогда на побережье в битве со спартанцами у Мардония произошла полная и трагическая переоценка своей и греческой армии, как и вообще, всего этого военного похода. В душевной прострации, ему казалось, что только он один во всём персидском войске понимает, во что они ввязались. При полном отсутствии вмешательства враждебных для персов высших сил, он, Мардоний, величайший стратег, с отборной конницей, да ещё многократно превосходившей по численности пешего противника, начисто проиграл сражение. Больше того, он впервые в своей военной жизни отдал приказ на отступление. Его солдаты храбро бились, не жалея ни себя, ни коня. Но наблюдая происходящее, он с горьким до боли решением понял, одной отвагой тут ничего не сделаешь. Потерять войско, пусть и не многочисленное, но... И Мардоний отступил. Ни один из его войнов не расценил это как трусость. Не подумал так и противник. Слишком очевидным и ясным, как и оскорбительным было положение, в силу которого персам пришлось отступить. Но, что поделаешь. На этой проклятой земле, где казалось сам воздух был им враждебен, всё от большого до малого было против их персидского присутствия.
   Повергало в уныние и такое обстоятельство, как отсутствие не земле лежащих воинов противника. Раненные были, но тоже немного. Они, в худшем случае, сидели и занимались своими ранами или им оказывали помощь их товарищи, но на земле, вроде, никто не лежал. Во всяком случае, в тех характерных для мёртвых позах. Уж в том, как лежит мёртвый человек на земле, Мардоний разбирался хорошо. Возможно, убитые, хотелось ему думать, всё-таки были, просто он их не заметил.
   Удручало и другое, увидев как вражеская конница повернулась и стала отступать, спартанцы не издали радостных победных возгласов. Буднично и спокойно, как и до сражения, до слуха донеслось только несколько отрывистых команд их начальников, и рассредоточившись из боевого порядка в порядок вольный, спартанцы, столкнув с мели свои корабли, начали посадку. И никакого ажиотажа. Всё как после обычных занятий военно-учебной игры, а не после реального сражения с вражеским войском.
   Мардоний даже поёжился. С кем и с чем им, персам, приходиться иметь дело.
   В охватившей его психической подавленности, Мардонию была душевно неуютна, не только сама природная сущность и дух греческой культуры, но и всё земное и морское пространство греческого мира. И поклялся себе Мардоний, доведись им унести ноги с этой земли, у них, у персов, и без неё своя империя, за три года не объехать. Позволили б только Боги восвояси добраться. Скрипнув зубами, подумал в злой усмешке: "Надо же так, дожиться! Уже и не понятно, чьи Боги-то позволят? Сплюнув с досады, махнул жезлом на марш.
  
   Видел и понимал Никель работу агентов своей миссии в искусном претворении в земные дела волю божественного распорядка ещё за пятьсот лет до появления на Земле главного помощника высшего разума. Знал, что скоро и ему предстоит войти в славное братство Ангелов исполнения земной миссии, и это понимание, не становясь привычным, приятным холодком будоражило тело. Поистине видеть и понимать корректирующее вмешательство высших сил в дела земных людей не может стать привычным. Не только потому, что наслаждающее видишь зрелищность событий, достоверное до мельчайших натуральных подробностей (ни какая земная круговая видео-панорама не сравнится).
   Повергает в сладчайший восторг сама мысль:
   "Судьбой людей Земли, самой планетой Земля, ЗАНИМАЮТСЯ!!!"
   Никель с волнующим предвкушением (к которому тоже не привыкнуть) представлял просмотр множеств божественных проявлений на своей родной Земле, как и запредельных наслаждений от вида таких проявлений на жизненных платформах физических и астральных миров! В который раз дивясь, как многие земные люди не видят и, соответственно, не понимают то, что видно легко и наглядно понимаемо на Земле.
  
   Внук Чингисхана Хубилай, захватив весь Китай, ввергнув его тем самым в пучину больших и малых несчастий, на этом, конечно, не успокоился, и продолжая захватывать другие земли и государства, к 1276 году захватил всё остальное, что было на этом полушарии Земли.
   Корею, Бирму, Таиланд, Лаос, Яву, Вьетнам, плюс ещё целую кучу государств поменьше.
   Даже отмахнувшись, приказал (особенно если перед пиршественной трапезой), не перечислять их все поимённо. Слишком много уходит на это время.
   Конечно, как всегда в таких случаях водится, все эти страны были постоянно опускаемыми. Их грабили, убивали и насиловали. Империю он сколотил по размеру не хилую. Казалось бы, что ещё душеньке надобно. Так нет же, в мире как обычно, без добрых людей не обходится. Донесли Хубилайчику, есть тут, мол, неподалёку, ещё одна страна, которую ещё не ограбил. Не завоевал то бишь. Япония называется. По размерам так себе, средненькая. Но..! Богааатая! Всякого добра в ней, как во всей его империи! Ясное дело, как тут усидишь, когда такое богатство и рядом. Рукой подать. И решил степняк монгол Хубилай ещё и владыкой морским заделаться. Тут же издал приказ всей своей подвластной империи: корабли значит строить.
  
   Одиннадцать государств взялись за дело. Даже Византия участвовала. Две тысячи шестьсот кораблей понастроили да больших прямо-таки! До четырёхсот тонн водоизмещения. Сто тысяч воинов на них посадил и поплыл в гости к Японцам. Те таких огромных кораблей да в количестве таком сроду не видели. До этого, правда, Хубилай гонцов-то к япошкам уже посылал. Чтобы, так сказать, честь соблюсти. Дескать, не сразу же войной пошёл, хотел как положено, по-хорошему. Сдавайтесь, мол, дорогие, пока добром просим! Мы люди благородные, добросердечные. Убивать всех не будем. Женщинам молодым, особенно если с виду так ничё, детишкам, не очень малым, но и не очень большим милость оказана будет. Жить их оставим. Мужичков, тех, кто по мастеровой части, тоже может, не тронем.
   Но неблагодарные Японцы почему-то такое благородство не оценили и в место того, чтоб воспользоваться добрым предложением, всеобщую мобилизацию объявили. Заодно и к богам своим, за помощью обратились. И вняли видать боги-то, что беда действительно образовалась серьёзная. Решили, там на верху, слегка намекнуть Хубилайчику, зарвался, мол, парниша от успехов-то. Так что давай-ка по-быстрому, сворачивай эту авантюрную затею с Японией и айда со своей разношерстной братвой назад по хатам. И без того уж нахапал сверх меры.
   1274 года 20 октября уже при подходе к японским берегам, невесть откуда-то взявшийся при ясно-синем небе ветерочек, потрепал малость для острастки всю его армаду да так не слабо, что как-то сразу передумал Хубилайчик гостевать к япошкам ездить. Войнов к тому же, оказывается, потерял порядочно. Два года после всё откашливался. Хотя два больших цусимских острова в корейском проливе Камидзиму и Симодзиму успел таки захватить. С последнего, кстати, до самой Японии всего-то девяносто километров оставалось. Однако, из-за потерь в кораблях и живой силе пришлось отступить. Островки, чуть позже, тоже пришлось оставить.
   Но видать, не впрок урок. Сгоношил Хубилай войско сызнова в разы больше, чем в первом походе. Кораблики починил, новых ещё добавил, доведя их численность почти до четырёх с половиной тысяч. По всем странам и весям тотальный загон на людишек объявил, в результате чего, поставил под копьё до полмиллиона народу. И взял вторую попытку. Неугомонный!
   Но буром так сразу не полез. Умудрённый опытом, сообразил, неплохо бы сначала местных Богов задобрить. Жертвенных животных на заклание принёс не счесть. И ясное дело, всё это мясо с араком и мстительными угрозами (не удержавшись, позабыли о назначении пиршества) всем местным богам хубилаевским воинством было произнесено, выпито и съедено. Погрузились на корабли и вперёд, "Drang nach Osten! "-на непокорных япошек.
  
  
   Японцы ещё с первого нашествия воодушевлённые божественной помощью, храбро встретили врагов и прямо на побережье, вступив с ним в яростную схватку, заставили таки весь этот пьяный сброд вернуться на корабли и отплыть от берега. Но чужеземцы, в смысле враги, немного отойдя от берега, дальше почему-то не поплыли. Встав на якорную стоянку, более двух месяцев чего- то ждали. Японцы, ясное дело, тревожили своих недругов по ночам, почти ополовинив их по числу душ. Решили уж было, теперь днём в открытую напасть окончательно и разделаться с врагом. Тем более, будучи исконными моряками, против которых монголы не шли ни в какое сравнение. Начали было готовиться, как вдруг увидели, а увидев поняли, чего так долго дожидались стоявшие на рейде монголы. По всему горизонту и в необозримую его глубь обширным ковром пестрели вражеские паруса.
   У доблестных, до фанатизма храбрых японцев, сердца, однако ж, дрогнули. Не за себя. Смерть в бою для самурая - искренняя и желанная честь, к которой он всегда готов. Но умирая, японец знал, что отдаёт жизнь за свою Родину, которая будет жить вечно. Это сладостное сознание превращало смерть в ничто. Каково же для японского сердца было видеть все эти несметные полчища и сознавать, что будет с его страной в уже очень скором будущем!
   Не знавшие о таком количестве вражеских войск, простые японцы, как и стоявшие вместе с ними самураи, приготовились умереть, но прежде очень дорого продать свою жизнь и свободу. Однако, император, знать и духовенство, уже давно знали от морских разведчиков с какими силами им придётся иметь дело.
   15 августа 1281 года. День национального согласия. Императорский двор, противостоящий ему Сегунат, объединённые духовенством и представительством народного сословия в храме святилища Исэ, обратились за помощью к своим богам и самому верховному божеству - Богине солнца, лучезарной Аматэрасу. Да, это поистине, был самый великий день в истории Японии!
  
   Простые крестьяне, вооруженные мотыгами, стояли на побережье рядом с доблестным рыцарями Самураями и ждали приближающегося врага, численностью равного почти всему мужскому населению Японии, включая грудных младенцев.
   Ждали и вдруг стали как-то странно ощущать в неожиданно резко похолодевшем воздухе явственный, никогда ранее ими неслыханный жуткий звук утробно нарастающего рокота. А там вдали, прямо над подходившей вражеской армадой, в потемневшем небе заблистали молнии и было видно, как страшно заходило море холмами высокими и впадинами глубокими. При чудесно солнечной погоде на берегу, всего в трёх полётах стрелы, выл и чудовищно гудел сумасшедший тайфун.
  
   В общем, вторая попытка Хубилайчику была тоже не засчитана.
   Считается, что после этого второго, очень уж вразумительного намёка, Хубилай не только не делал заявку на третью попытку, а даже сотоварищами, всем скопом стали ревностными буддистами синтоистского толка. Правда ненадолго, но, однако...
  
   P. S. Благодарные японцы эти два, так вовремя и так к месту, появившихся ветерка назвали "Божественными". По-японски это звучит "Камикадзе".
  
  
   С огромным интересом Никель и увлечённая его тематикой Лидонна просматривали исторические хроники, подобные выше описанным. Тем более, как уже отмечалось, в столь достоверно натуральной реальности. Вмешательство Бога, высшего разума, Логоса, мыслящей системы вселенной, неважно как это величайшее понятие можно ещё назвать. Важно то, что это сладчайшая правда. Что это понятие СУЩЕСТВУЕТ, ДЕЙСТВУЕТ, СОЗИДАЕТ И СОХРАНЯЕТ!
  
   Подобных сохраняющих корректировок божественного вмешательства великое множество.
   Для удобства восприятия здесь приводится пока только наиболее известные события. Нисколько при этом не умаляя другие события менее масштабного характера, но в которых и зачастую проявление происходящих (тоже весьма известных) событий и явлений божественного вмешательства для человеческого умственного зрения, даже ярче и значимее выражены. О таких случаях, когда б не вмешайся высшее провидение в земную жизнь, то этой самой земной жизни уже бы давно и не было, мы поговорим об этом подробнее во второй книге.
   Счастье, великое счастье понимать, что Бог любит нас и очень сильно! Сколько было сделано им для Землян и сколько продолжает делаться! Иисусу и высшему вселенскому разуму, Логосу, тоже необходимо иметь людскую энергетику благодарения от всех физических и астральных миров, её встречное присутствие показывает - разумное население, на каких бы платформах оно не находилось, видит, чувствует и понимает идущую на них любовь и заботу.
   Любому хорошему земному артисту хочется видеть и слышать одобрительную реакцию публики, то есть, почувствовать её любовь. Ему будет совершенно не приемлемо предложение о гарантированной оплате без самого выступления. Артист просто зачахнет от депрессии и тоски, и, прежде всего, из-за отсутствия любви. Деньги - это второстепенное, хотя они и кажутся основной причиной деятельности человека, в данном случае артиста. В силу множеств физических факторов в физическом мире (в физическом) принято, что деньгами люди выражают свою любовь. Но для этого человек должен эту самую любовь заработать, а это означает, что в начале ему (артисту) надо самому любовь проявить (одним талантом и умением не обойтись), а уж потом появятся деньги. Резюме: любовь к жизни, к своей доброй деятельности и вообще просто к людям, всегда важнее денег. Правда, здесь имеется небольшая поправочка: как бы бескорыстна наша любовь не проявлялась (если и в правду бескорыстна), деньги, зачастую, тоже проявляются. А вот совершенство души или светлой психоэнергетики, при таком раскладе, проявляется абсолютно всегда.
   В отношении нас у высшего сознания, в принципе, те же поправочки, только объёмы другие и отсутствуют денежные мотивы.
   Потому энергетика божественной любви несомненно светлей и она вся пронизана родительской заботой к нам, людям, являющимся её самым основным произведением.
   Мало было для нас создать жизнеобеспечивающие условия на Планете, так ещё постоянная забота за нас самих, в наших же с самими собой отношениях. Особенно в тех не редких случаях, когда мы, мягко говоря, перегибали палку.
  
   Ганнибал, смертельный враг Рима, со своей огромной и хорошо организованной армией (ни с кем с выше не запланировав), перешёл Альпы, оказавшись тем самым на римской территории. И хотя до трети своей армии при переходе он потерял, Рим, всё равно, ни к каким военным действиям, а тем более к такому неожиданному появлению, был совершенно не готов. Шок от этого ганнибаловского сюрприза был настолько оглушающим, что римский сенат не нашёл ничего лучшего, как бросить всю страну на произвол карфагенской армии и тут же самораспуститься. Закрывшись на все засовы в своих виллах, затихли по щелям как мыши перед близко находящейся кошкой. Некоторые, наверно, и под кровать залезли.
  
   Как, спрашивается, в такой обалденной ситуации, должен поступить высший разум?
   Небольшой экскурс на сравнение. Представим, какая была бы, допустим, реакция у руководителей Советского Союза, если б утром 22-го июня 1941 года им объяснили, что Германия не просто напала на их страну, а уже её всю и захватила. А для того, чтобы в этом убедиться, достаточно подойти к окну и воочию увидеть вражеские танки, фашистскую повсюду символику и немецких солдат, деловито обустраивающих красную площадь для парада, на котором будет присутствовать сам Гитлер, который, кстати, только что прибыл в Москву.
   В общем, весь Рим впал в некое состояние ступора, из которого много лет благополучно не выходил. Правда, страну всё это время можно было взять голыми руками.
   А что же Ганнибал со своей армией? А ничего! Тоже впали в подобное римскому сенату состояние, из которого с той же безвредностью для себя и Рима не выходили 17 лет. Занимались торговлей, как с самими римлянами, так и с другими странами. Строительством занимались, даже дороги прокладывали, всякой другой хозяйственной деятельностью. Римляне, однако, постепенно пришли в себя и поинтересовались у карфагенян, что это они тут за дела развели без спросу, да ещё на чужой-то территории. Те, после такого увещевания, тоже как бы протрезвившись, взяли небольшой тайм-аут, и быстро перепрофилировавшись на своё прежнее status quo, войну свою пуническая развязали с пущей силой.
  
   - Да... - почесал наверное затылок высший разум, - что-то с человеком я малость перемудрил.
   Возможно, тупиковые ситуации, ставшие возникать в делах человеческих на Земле, в которых, даже и высший разум не всегда знал, как быть и послужили той предтечей в принятии им решения о миссии помазанника своего на поприще земного мира.
   И пусть, решил Всевышний, сами люди и разбираются в делах своих земных.
   А если уж и сотворится у них меж собой положение безысходное, от которого погибель у них может произойти во множестве, то пусть тогда слабая сторона и обращается к помазаннику моему с просьбой о защите от себе же подобных. И довершит над ними суд ставленник мой земной - Миссия. А в претворении решений его, не силы Вселенной, но силы Земной природы, будут ему верными помощниками.
   И пришедший вскоре на Землю Миссия, выходец из этой же Земли, но ставленник высшего Бога и разума Вселенной. И все дела его земные были и есть - направленная божественная воля, создающая обетованное благо на Земле для всех людей на ней обитающих.
  
   В тихом нескончаемом восторге от дел божественных, которые так ясно, зрительно и информативно ёмко видели и понимали. Никель и Лидонна, буквально плавали в счастливом чувстве блаженства неимоверного.
   В бесчисленных сонмах, больших и малых жизненных ситуаций свершающего блага люди, хотя и незлобиво, но помнят почему-то, в основном, только неудачи.
   Даже в проявлении совпадений на эффект присутствия в нужном времени и месте, весьма кстати проявившиеся обстоятельства, когда уже куда яснее, ну явное же вмешательство и помощь Бога... Всё равно, мнение со стороны, а его всегда большинство, сведёт всё к слепому случаю или просто везению.
  
   1588 г. Испанский король Филипп II из династии Габсбургов в самом расцвете своей империи. Десять объединённых европейских государств в один мощнейший кулак мобилизовали, собрали и построили громадную морскую армаду. Сотни кораблей, которые, кстати, так и назывались "Непобедимая Армада". Десятки тысяч вооружённых до зубов солдат и матросов, две сотни папских служителей церкви, а точнее сказать, палачей инквизиции, взяли направление на Англию, чтобы учинить там резню, а по существу просто бойню. Страну, ясное дело, разграбить, а тех немногих, кто останется в живых, обратить в католическую веру.
   Англичане перед такой эпохальной бедой, позабыв все свои междоусобицы, сплотились вокруг своей королевы, приготовились до последнего защищать Родину. Но когда увидели то, что так несметно на них надвигалось, им, как в своё время и Японцам, слегка взгрустнулось. Но тоже, не за себя, а за страну.
   Здесь, если учесть возможно назревшее обстоятельство нашего (хочется полагать) сократившегося расстояния к Богу-то, в принципе, можно уже и самим предположить, что же тогда случилось с "Непобедимой Армадой" в конце мая 1588 года у берегов Англии в проливе Ла-Манш и около него.
   Да! Вы правы! Именно то, что вы подумали и случилось.
   И как всегда, в больших, малых и в таких грандиозных событиях, как эта авантюрная эпопея с непобедимой Армадой, не обошлось и без двух предварительных предупреждений сверху, в виде не очень слабых волн и ветерков.
   Но до чего же, однако, упряма человеческая природушка, притом любой национальности. Не вразумились, понимаете, испанцы с адмиралом своим Мединой Сидонией. Очухавшись после двух (ставшие уже традиционными) добрых предостережений, наспех похоронили погибших товарищей и рванули-таки к английскому побережью в третий раз. Как мы уже догадались, этот рывок стал их последним и уже не только в отношении Англии, а и вообще во всей будущей истории тоже.
   Душераздирающий рокот, от которого съезжали мозги и гигантская волна успокоили на морском дне почти всю непобедимую Армаду. Только жалким остаткам от её великолепия было позволено добраться до родного берега, скорее всего для сообщения о том, что Боги, очень даже недвусмысленно, от империи отвернулись. Империя Габсбургов после этого похода, на который возлагалось столько радужных перспектив, пришла в экономический упадок, захирела и уже никогда никому и ни чем не угрожала.
   А Филипп II сразу после извещения о постигшем крахе великой Армады заболел тяжелейшей формой кожной проказы и десять последующих лет, вплоть до того дня, когда со смертью, ему наконец повезло, испытывал ужасающие страданья.
   А всё амбиция!
  
  
  
  
  
  
  
   И, вдруг! Музыкальный позыв, проявившейся в нарастающей мелодии, возвышенно торжественной грусти второго Рахманинского фортепианного концерта и Никель стал знать - ОН ПРИЗЫВАЕТСЯ!
   Обозначившееся время и место, где он должен появиться и где встретится с людьми его миссии уже высветилось в программной памяти сознания. С первого времени своего появления в активе светлого Астрала Никель ждал этот момент. И вот, свершилось, он призван! Слегка сжав его за руку, Лидонна с вопросительной серьёзностью смотрела на Никеля:
   -Ты получил призыв? Поздравляю! Обнявшись и положив голову ему на грудь, проворковала, - служивый ты мой.
   -Ну значит и мне уже скоро. У нас совмещённое время, только миссия, - чуточку разный профиль. Мы благословлены божественным человеком и ничего страшное нам не грозит. Мы всегда, ну... Почти всегда, будем вместе.
   Зная и веря в свою судьбу и счастье, Никель и Лидонна в нежности своего объятья, чисто по человечески, всё-таки немножко тревожились. Но в светлой их грусти не было места сумрачному предчувствию, ибо они являлись полноправными гражданами Мира активного Астрала и находились в системе его сверх совершенной защиты.
   Однако Ник, я хотела бы сказать, мы-то, конечно, под защитой Астрала, это без всякого сомненья, но твоя деятельность, в основном, это платформа физического измерения. И даже более того, сумрачная зона инфернальной энергетики. О господи! Представляю, с какими личностями тебе придётся иметь дело! А вся защита только информационная, телекинез в очень и крайне чрезвычайном обстоятельстве. А зная тебя, можно считать, что ты его не применишь ни при каком обстоятельстве. Ох уж эти крайние обстоятельства! Я заранее их все ненавижу! В общем, Ник, ты же понимаешь, ты теперь отвечаешь за двоих, понял, да! Короче импульс сохранения всегда в режиме активации и никаких азартных настроений. Тогда возможно и не вляпаешься. О господи, - хохотнула Донна, - экая я курица! Все мы бабы, наверно, такие. Ну всё равно допилю, короче никакой отсебятины, ты не господь Бог, так что всё в рамочках.
   - Моя ты роднулька! - Никель с шутливой радостью взял Лидонну на руки, - ты мне ещё сидор собери, пирожков на дорожку, пару белья да портянки запасные.
   - Да ну тебя, - стукнула его кулачком Лидонна. - Ему серьёзно говоришь, а он всё хихоньки свои дурацкие.
   Неожиданно от навеянной ими самими земной ассоциации, счастливо засмеялись в радостной сконфуженности.
  
   Это были последние мгновения их безмятежно короткого периода перед проверочной сессией и последующего исполнения миссии предначертанной.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Сумрак любви
  
  
  
  
   Почему-то о любви ещё хуже, чем о мёртвых, либо со страстью - либо также со страстью, но плохо! О, Как же тогда, при таких-то достоинствах её величество, так легко уязвима. Пристаёт любая грязь! Ну совершенно никакого иммунитета! Потому-то наверно и говорят, что у любви короткий век.
   Могли бы тогда, учитывая столь высокую смертность их величеств, хотя бы без препон уступать место для новой Королевы. Так нет же! Вряд ли кто может вспомнить, чтобы хоть раз было провозглашено:
   - Королева умерла! Да здравствует Королева!
   Глагол "умереть" с окончанием в женском роде, характерен только во фразе: "умерла, так умерла".
  
   Тягучий, утробный стон издыхающей кошки стынущим ужасом кошмарной ирреальности сводил с ума! Хотелось задрать голову и завыть в подспудной надежде, что этот собственный вой заглушит, перебьёт, сведёт на нет всю эту когтистую душевную муть, так страшно скользящую в последних здравых остатках, но уже преломляющего сознания!
   Лепиков Николай, восьмиклассник, из второй школы- интерната, рослый для своих лет подросток, пребывал в состоянии очарованного первооткрывателя мира взрослых! Ему нравилось фиксировать в своём, не полностью ещё оперившимся сознании, признание сверстниками его мнения, как решающего.
   Вчера, вот, например. Четверг. Денёчек, однако, выдался. Хорошо так вроде начался! Контрольная эта, по математике.
   Запредельная Надежда Всеволодовна! Лепиков уже вполне ясно для себя понимал, Эсэсовка! Он конкретно прётся по ней! Зная за собой природный дар к рисованию он, повинуясь внезапно возникшему импульсу, решил прямо на уроке нарисовать математичку. И был несказанно удивлён, как необыкновенно удачно получились рисунки! Так хорошо, он ещё не рисовал никогда!
   Потом после занятий, "сельские" с винтарём! Кошка откуда- то..! Надо же было так случиться!
   И это стонущее мяуканье! Кошмарные звуки из преисподней! Лепиков едва только их услышал, когда после обеда зашёл в спальную комнату, сразу понял, его кошка! Ещё подумал: "Надо бы уйти и переждать где-нибудь. Скорей бы кончилась, вся эта канитель! Ну чего эта тварь никак не сдохнет!" Незнакомое ранее чувство ненависти к самому себе лихорадочно требовало предпринять какое-нибудь действие! Хотелось думать, вдруг кто-нибудь пойдёт и прекратит этот кошачий "концерт"! Сколько часов прошло?! Пора бы уже этой твари и успокоиться!
   Если б он только знал!
   Сбежав после приготовления домашнего задания в город "подизилить" на молодёжную тусовку, как-то отвлечься заодно.
   Не хило провёл время почти до часу ночи! И очень клёво, что там его видели интернатские пацаны, тоже самовольщики. Особый кайф был ещё и в том, что его видели десятиклассники из соседней с их интернатом пятидесятой школы, десятилетки. Видели, как он танцевал с красивой, почти взрослой девочкой, как потом пошёл её провожать, спиной чувствуя вслед их спесивую зависть. И жаль, конечно, что пацаны не видели, как уже у подъезда её дома, когда на минутку (не более того) возникла неловкая пауза и Николай не знал, можно ли попробовать, проявив чуточку нахальства, поцеловать девочку? На них вдруг сверху (очень кстати), закричала, не без понимающего, однако, доброжелательства, её мама:
   - Света! Давай-ка милая закругляйся! Скажи молодому человеку "до свидание" и быстро домой!
   А к себе домой, то бишь в интернат, девять остановок пешим ходом Николай летел, как ему казалось буквально на одном дыханье. "Старуха", конечно, по-ночухе не допёрла, но как прозвучало это её "скажи молодому человеку"! Его, восьмиклассника, уже принимают за взрослого парня! Он вот оказывается, опасен для девочек! Радостно, ударив кулаком в воздух, восторженно выдохнул: -YES!!!
   Жизнь определённо нравилась! Нравилось, даже вот так свободно, не испытывая и тени страха, ещё недавно привычного, идти по ночному городу. Лепиков и сам стал замечать всё возрастающий вкус к открывающимся сторонам взрослой жизни. Новизна ощущений от понимания, что он буквально с каждым днём становится уверенней за себя, за своё место под луной, слегка пьянила его.
   Ему нравилось понимать, что не обделён природой не только в плане чисто внешней привлекательности. Реакция девчонок к своей персоне не оставляла на этот счёт никакого сомнения! Хорошо, почти талантливо рисовал. За одну, им оформленную стенгазету, завуч, Роза Кадыровна, даже получила от городской комиссии по надзору устный выговор. Посчитали, что стенгазету оформил профессиональный художник, а ей как завучу, должно быть стыдно заниматься очковтирательством! Зависть одноклассников к тому, что он, Лепиков, не делая почти никогда домашних заданий, без особого труда получал хорошие оценки, самодовольно наводило на мысль, умишком вроде как, тоже не оделён!
   Сознавать за собой все эти достоинства было, конечно, лестно, но при всём при этом, его необычно волновало ещё одно некое обстоятельство. Лепиков и сам до конца толком не понял природное свойство этой своей особенности. Тем более, оно далеко не всегда проявлялось, даже иной раз и при всём его на то желании. Было, правда, пару случаев с собаками, залаявших на него, когда он проходил мимо ограды чужих дворов. Повинуясь внезапно возникшему желанию остановиться и глядя прямо ей в глаза, мысленно представить инстинктивную природу данного животного, реагирующего именно на него, Лепикова, простого прохожего. В то время как на других проходящих людей она не обращала абсолютно ни какого внимания!
   Не проходило и десяти секунд, как собака жалобно заскулив, делала лужицу и чуть ли не волоча задние ноги, уползала в приниженной позе!
   Конечно, это нравилось (особенно после таких случаев) думать о себе нечто необычное. Хотя, в некотором смысле, подобные эффекты его немного пугали!
   Вообще, по некоторым замеченным, так сказать, нюансам, Лепиков сильно подозревал, что в окружающей жизни, кроме её чисто внешних проявлений, существует ещё какая-то сторона! Что- то вроде временной параллели, не видимой для взгляда в обычном порядке, но явно присутствующей, если суметь поймать особый фокус мысленного настроя.
   В силу подобных соображений Лепиков старался особенно не вникать.
   Ему вполне хватало обычных земных радостей! Жизнь на уровне сверстников со всеми её прелестями и передрягами!
   Нравилось знать, что легко мог бы задружить с любой девчонкой! Что вся жизнь ещё впереди, скорей всего и в дальнейшем всё будет примерно по такому же плану!
   И это ещё не говоря о том, что при желании мог, например, набить морду любому пацану из пятидесятой школы, всё-таки десятиклассники! После того случая в леску (место разборок) за отдалённо стоявшей прачечной, когда он "завалил" Мишку Овсянникова, признанного пацана десятиклассника. Его зауважали даже "сельские" пацаны, приходившие по вечерам пообщаться на "понтах," с "правильными" интернатскими" пацанами.
   Знаться с "сельскими" считалось особым шиком.
   Надо признать, Лепиков после такого всеобщего и, конечно, чего греха таить, лестного признания, деловню из себя, как традиционно ожидалось, устанавливать не стал. Никакой обуревшей манеры поведения. Ему просто нравилось нравиться и не более того.
   В вестибюле учебного корпуса, где стоял теннисный стол, он по-прежнему, как и любой другой пацан, скромно спрашивал:
   - За кем по очереди "забить" кон.
   Хотя, после того известного события за прачечной, он Лепиков, очередь, куда бы там не было, уже не ждал. Всегда как-то так уж получалось, при том, без всякой с его стороны борзоты, кто-нибудь всегда обязательно вспоминал, что он, Калёк, уже до этого подходил и "забивал" очередь. Она (очередь) конечно уже прошла, но понять-то можно, что всё должно же быть по-честному! Без лакейской услужливости, но с понимающей доброжелательностью, за ним тут же признавалось его "законное" право.
   Уверенно шагая по ночному городу, Лепиков по мере приближения к интернату отчего-то старался прокручивать в памяти только приятные события.
   Но... Без но! Видно всё-таки не обойтись! Испытывать приятное самолюбование Лепикову оставалось буквально каких-то несколько минут.
   Не доходя ещё почти целую остановку до интерната, хотел было уже за каналом свернуть наискосок и, как обычно махнуть через забор. Но приостановился. Неприятно вспомнилось! Ах, чёрт! Этот дурацкий случай с кошкой! Надо же было этой твари в тот момент!
   И... пошёл по тротуару в обход. Объясняя самому себе, что делает это исключительно из разнообразия. Надо же хоть иногда заходить в интернат, как положено, через центральные ворота.
   Проходя, стараясь не шуметь в коридоре спального корпуса, невольно прислушался к двери хозяйственной комнаты. По доносившимся оттуда обрывкам голосов узнал свою воспитательницу Ксению Андреевну и её подругу, тоже воспиталку из бабского корпуса.
   - Нет, это не выносимо! Господи! Ну что за наказание! Я просто не смогу заснуть! Что это, вообще, может быть? Неужели кошка всё-таки? Да что там гадать! Ясное дело, не заснёшь! Говорю же тебе пойдём ко мне. Оттуда не будет слышно.
   Холонувший в груди тоскливый спазм заставил Лепикова ускорить шаг. На душе как-то сразу стало плохо. С трудом преодолел возникшее желание выскочить обратно на улицу и уйти куда-нибудь отсюда! Всё равно куда, лишь бы подальше!
   Сегодняшний вечер в городском парке. Уютная атмосфера народного гулянья! Вернуться туда? Тут же представил себе, каким пустым, зазеркально притихшим выглядит сейчас парк. Где сейчас все те люди, что с такой милой человеческой приязнью отдыхали и веселились ещё каких-то два часа назад. Как быстротечно пролетел в городском парке вечер!
   Даже если и застанешь там кого-нибудь, то это, скорее всего, будут какие-нибудь подгулявшие забулдыги. Да и те тоже вскоре уйдут домой. Уйдут домой и лягут спать. И до их слуха не будут доноситься всякие ненормальные звуки! Лепиков поймал себя на мысли, что начинает завидовать всем этим абстрактным людям.
   Ложась в постель, попытался с ходу не отвлекаясь, поймать то, всегда блаженное состояние сладостной неги, которая всегда так желанно охватывало его молодое, приятно уставшее за день тело.
   "Надо было всё-таки её поцеловать. Тиснул бы в нагляк и прямо в губы. Никуда бы делась! Говорят, бабам даже нравится.
   Однако слышно! Сколько времени прошло! Не может быть, чтобы это была та самая кошка! Та давно уже наверно сдохла. А это другая. Пришла и верещит от любви на всю округу! ...Хотя нет! Чёрт бы её подрал! От любви так не стонут! Тварь! Пойти что ли, добить её там! Так же, действительно, ни хрена, не заснёшь! Живучие твари!"
   Лепиков лежал в каком-то тоскливо зябнувшем состоянии и старался думать о чём-нибуть постороннем. Сна ни в одном глазу. Горький, почти с привкусом, потусторонний страх разъедал сознание.
   "На любую драчку. С любым десятиклассником! Вышел бы, не задумываясь. Даже с радостью! Пусть бы даже ему набили морду! Лепиков прямо желал, что бы так именно и случилось! А вот пойти на эти звуки и... Нет никаких сил! Страшно! Навязчиво представлялось, то кошмарное место, где лежит то, что издаёт эти звуки! Представлялось, в какой жуткой несуразности должно выглядеть то, что там лежит! И мучается!
   Это подозрительно! Почему так ненормально долго!
   "Сельские" эти долбанные! Приволокли мелкашку эту сраную! Айда в овраг, пошмаляем по бутылкам. Не отказался, пошёл с охоткой! Обрадовался даже, бычара! Какой может быть базар! Пошёл, аж в припрыжку! Не спросил, где винтарь-то надыбали - да и кайф же по бутылкам пошмалять! Кто знал, что так получится. Хотя если прикинуть, ну и что такого случилось! Ни хрена, ни чего страшного и не случилось. В натуре.
   Сразу б крякнула, дура. Уже бы и забыл давно!
   Ратникова Надежда Всеволодовна. Математичка. Красивая, стерва! Лежит, наверно, сейчас в своей кровати! И ничего её в упор не колышет!"
   Лепиков нарочно грубо старался сейчас думать именно об этой учительнице! Думать плохо о других людях, которых он знал в интернате, ему бы не составило особого труда. Не потому, что все были такие уж плохие, нет конечно! В глубине своего сознания Лепиков понимал это и сам. Просто ему очень хотелось сейчас так думать обо всех. Его совесть от такого расклада, терзала чуточку легче. И ещё, так было легче допустить мысль, что на непотребство способны все! А раз это именно так, то тогда почему он должен страдать от угрызения совести больше, чем кто-нибудь другой! Все сволочи! Все! Кто больше, кто меньше, какая разница! Сволочи все!
   Нет! Не помогает! Люди все нормальные! Это он сволочь! Гад, больной!
   Ратникова Надежда Всеволодовна. Погоняло - эсэсовка. Надо признать, что её редкая по внешнему совершенству красота, несмотря на свою холодную отрешённость, имела, однако, довольно притягательную харизму. Скорее всего, ею тайно любовались все, но непонятно по закону какого противодействия её, опять же все, и ненавидели. За те несколько раз, когда она приходила в школу в чёрном кожаном пальто с белым шарфом, которое только дополнило и без того сложившиёся о ней образ неземной представительницы с чужой и очень холодной планеты! Вряд ли сейчас можно вспомнить, кто первый сказал слово "эсэсовка", но это как-то сразу прилипло к ней.
   Её не любили. Не сказать, чтоб ненавидели. Но не любили точно. Особенно женщины. Ратникова, действительно, была как бы не от мира сего. Всегда сухо подчёркнутая, она в отношении себя не давала ни малейшего повода на какую бы то не было фамильярность. Никогда её не видели, например, в столовой. Куда, по сложившейся традиции, ходил обедать весь учительский персонал. Начиная с уборщиц и до директора. Короче, все. Разговаривала, хоть и вежливо, но как отрезала и всегда только конкретно по делу. Не замечали за ней, чтоб она, хотя бы просто из вежливости, перекинулась с кем-нибудь словом. О ней часто судачили, но тем не менее, сказать какую-нибудь расхожую гадость, типичную почти в любом коллективе, не могли. Может понимали, что к ней бы это просто не прилипло.
   Впервые Лепиков увидел Надежду Всеволодовну осенью прошлого года. Пацаны шестиклассники упросили попутно купить на торговом пятачке сигареты (им по малолетству такой товар не отпускали).
   Она, видать, только что вышла из троллейбуса. В мимолётном взоре Лепикова сперва скользнуло нечто, заставившее его задержать внимание. В следующую долю мгновенья на дождевом фоне размыто пестрящих человеческих фигур силуэтно обозначилась некая изысканная абстракция. Сфокусировав взгляд, Лепиков почувствовал как ёкнуло сердце. Среди небольшой группки людей, вышедших из троллейбуса, Лепиков видел стройную женскую фигурку спешащую по аллейке ведущей в интернат.
   Не просто даже стройную, а буквально элегантный контраст ко всему, что вокруг... И наверно вообще ко всему в мире! Слегка удивило, как равнодушно все кругом могут не замечать ВОТ ТАКОЕ! Впрочем, это его вполне устраивало!
   Сократив расстояние примерно до пяти метров, Лепиков шёл и буквально пялился! Бесцеремонно представляя, как должно быть приятно зарыться лицом в завитки волос над белоснежной шейкой, и сладкую картинку её заголённых в колготках ножек!
   Он шёл и пялился на НЕЁ! Она шла впереди и начала чувствовать лёгкий дискомфорт. Боковым зрением повела по сторонам, чуточку обернулась и встретилась глазами с шедшим за ней подростком. Рослым, но всё-таки ещё подростком! До определения "парень" он немного не дотягивал. Но! Однако! По его взгляду, ей хватило понять! Этот сопляк её мысленно раздевал!
   Какая наглость! Ещё и это вот назойливое преследование! С вспыхнувшей от смущения злостью хотелось остановиться и влепить негодяю оплеуху!
  
   В пиковых ситуациях жизни бывают такие моменты, когда за очень сжатое время в сознании индивида могут скачкообразно произойти эволюции, которые при обычных обстоятельствах проявляются только по истечению несколько лет.
   В предчувствии любви зародившаяся клетка вирусной молекулы либидо уже разделилась на первые две других!
   Дорожка, ведущая в интернат, не превышала и двухсот метров. В начале этой дорожки, когда Лепиков пристроился за НЕЙ, его восхищённое, но ещё подростковое воображение не заходило дальше того, чтоб просто любоваться на НЕЁ! Где-то на середине пути он, правда, всё ещё не без шкодливой доли пацанячества, видел ЕЁ (если не считать чулок) совершенно голой! Учитывая такую всёвозрастающую фантазию, конец дорожки предвещал сладостно сумасшедшее диво сексуального соития!
   Но! ОНА обернулась! И Лепиков опять не успел отвести взгляд! На мгновенье их глаза снова встретились!
   Было бы не хило, если б эти ножки шли к нам в интернат! Лепиков ещё не знал, что это цокотавшее каблучками неземное и особенно (после того как она обернулась), недосягаемое существо, в скором времени будет его училкой по математике и самым сильным событием в его жизни! Изумлённо переживал ни с чем до сих пор не сравнимое чувство, романтического наваждения! Ему было приятно не понимать это внезапно захватившее его чувство! Волнующее ощущение неизведанного!
   Что можно испытывать удовольствие просто от лицезрения её косточек на изящных лодыжках! Той же стройности фигуры, вот допустим! И отчего, именно красивым ножкам всегда присущ такой улётный походняк. Но вот откуда, кто научил её такой походке. Хореография просто какая-то! Казалось бы, земная же, по идее, женщина! А, однако же, какие движения! И всё так легко и естественно! Но вот откуда это берётся?!
   Кстати о ножках. Если говорить о Ратниковой, то здесь всё очень даже просто. Обыкновенный, очень не часто на каждом шагу встречающейся феномен, созданный природой. Гораздо труднее описать, что может чувствовать поэт, глядя на столь обыкновенно запредельное создание. Не стоит и пытаться! А тем более, простым смертным! В лучшем случае получится как в известном определении: "О мысли изреченной в слух! Ложное несоответствие!" (Извините за вывернутый плеоназм).
   Поэтому, в данном случае ноги, фигура и не более того! С этим бы справиться!
   Откуда-то Лепиков знал. То ли читал, то ли кто-то подслушал от взрослых: чем красивее вещь, тем совершенней её функциональность.
   А если учесть, что вещи доступны для воздействия, то значит, функциональную красоту неодушевлённых предметов можно совершенствовать до бесконечности. Их можно разметить, убрать лишнее, подогнать, отшлифовать, нарисовать. Многое чего можно с ними сотворить.
   С одушевлёнными предметами всё гораздо сложнее!
   Но тем и ценнее то редкое стечении многих обстоятельств в одном одушевлённом целом!
   Тогда, эта самая функциональность чудесным образом взлетает многократно и является уже чем-то из разряда божественного!
   Пример был на глазах. Точёные ножки, как собственно и всё остальное. Неправдоподобная выверенность пропорциональных соответствий! И движений! И вот они, волнующие чары красоты! Просто не верится, чтоб такое могло сотворится само по себе! Осмысленное пристрастие неких сил природы. Ну конечно, ведь явное же вмешательство!
   Естественным следствием, откуда-то из непонятных глубин, неизменным спутником появляется главный чародей, который собственно и придаёт этим в сущности простым, физико-анатомическим сочетаниям тот упоительный ореол волшебного выражения, смотреть на который без остро щемящего восторга просто не возможно!
   Один из основных ликов её величества, любви!
   Говорить столь витиеватыми определениями на уровне своей, по сути ещё детской неискушённости, Лепиков конечно не мог.
   Но быть избранным для осознания, видеть, догадываться и чувствовать! Это ли не счастье?!
   Согласитесь! Не каждому дано!
   "Найти хотя бы пятнышко на её образе! Чёрт! Не мазались на неё ни какие прикидки! И в общий ряд, хоть ты тресни, даже мысленно не впихивается! Недосягаемая, короче!
   Сука! Да такая же, как и все! Эсэсовка! Корчит из себя принцессу! Был бы чуть постарше! Трахнул бы как последнюю шалаву! Ачё! Завалил бы по-наглому и вся недолга! Самое главное, в глаза ей в этот момент не смотреть! Слишком неземные и с лишком строгие у неё глаза! Глянуть в такие глаза! И не получится тогда ничего! Хамства, не хватит! Уже один раз глянул!" Раздражающе злило понимание, что будь он даже ей ровесник, всё равно ни хрена бы не получилось! Настолько возвышенным в глазах Лепикова был образ Надежды Всеволодовны. Даже в своих мысленных потужках, а сейчас к тому же ещё и мстительных, всё равно, дальше того, чтобы представить её с задранным платьем, дело не продвигалось! Притом (после того встречного её взгляда) всегда почему-то виделось, что не сама она снимала платье, а именно чья-то чужая, грубая в рыжих волосах рука (к которой Лепиков заочно испытывал жгучую ревность), бесцеремонно оголяла ей ноги! Её ноги!
   "Интересно! Фигеет она сама же от себя или нет!? В тонких почти невидимых колготках её ноги своей сексапильной красотой перехлёстывали даже сам смысл их функционального назначения! Казалось, что такие ноги созданы только для того, чтоб пялиться на них в восторге сладострастном! И ходят такие ножки тоже, наверно, только для одной цели, продемонстрировать, что в природе вот ТАКОЕ может быть!"
   Досадно удивляло! Все эти дух захватывающие прелести Лепиков не лицезрел при своём вожделённом присутствии, а как бы пришибленно подглядывал через некую, не плотно задёрнутую штору!
  
   Нашли пять бутылок и одну небольшую банку из-под детского питания. Поставили на пригорок и метров с тридцати с первых же двух выстрелов два пузыря в дребезги! Уже прицелившись в третью, Лепиков краем глаза заметил появившуюся откуда-то кошку. С деловитым видом она шла куда-то по своим кошачьим делам. Недолго думая Лепиков, перевёл стволом на неё. Для него в тот момент это была только мишень, которая удобно усложняла выстрел именно тем, что двигалась! Да и в глазах "сельских", мгновенно понявших его замысел, Лепиков почувствовал их одобрительно притихшее молчание. Это выглядело нормальным ходом крутого пацана!
   Несчастье для стрелка и кошки усугубилось тем, что пуля, не задев жизненно важных органов, прошила насквозь нижнюю часть живота.
   От этого обстоятельства неприятности стали усугубливаться совсем уже не в нужную сторону! Как оказалось, кошка потом переместилась на достаточно большое расстояние, притом, в направлении интерната! Где залегла, сперва в зарослях заброшенного арыка, а потом ночью переползла в цокольный подвал, почти под самыми окнами спального корпуса! В скором последствии, на психике Лепикова это обстоятельство ещё сыграет свою роль. Но предвестие будущего кошмара началось раньше. Сразу после выстрела. Когда в кульбите дикого взвизга, обезумевшее от боли животное, потерявшее ориентир, в нелепом и жутком взбрыкивании слепо приближалось в сторону Лепикова. Это было страшно! Липкий, цепенеющий ужас тупо смазал всякую способность принимать какое либо решение!
   К счастью, вскоре кошка наткнулась на препятствие в виде небольшого чахлого кустика и, слава богу, замолкла!
   Сдохла! Облегчённо подумалось всем! В глазах, подтянувшиеся к Лепикову "сельских", он прочёл молчаливое признание его лидерства! Он, Лепиков, в отличие от них, даже не сдвинулся с места! Короче, какой базар! Крутой он пацан!
   Исполняя свои учительские обязанности, Надежда Всеволодовна, это чувствовалось, едва лишь только терпела нас. Глядя на всех своими отрешёнными глазами, она, тем не менее, достаточно доходчиво объясняла предмет и почти никогда не ставила плохих оценок. Поставить плохую оценку незадачливому ученику, значить принять в нём своё участие. Желать, чтобы нерадивый ученик старался эту оценку исправить и уже тем самым становился более успеваемым в учёбе.
   До этого Надежда Всеволодовна не "опускалась" никогда. Скорее всего, мы были для неё чем-то вроде соседской грядки, которую её попросили иногда поливать, пока не приедут из отпуска хозяева.
  
   Дудинский Сергей Васильевич, директор школы-интерната, как-то после пед. повета попросил Ратникову задержаться. С поднятым в потолок пальцем заметил ей о пагубности бездушного отношения к работе, закономерным результатом которого полный отрыв от коллектива! Озабоченно разведя руками, посетовал: - Опять же, это ваше отношение к нашим воспитанникам, Надежда Всеволодовна - поймите меня правильно, мне хорошо известен Ваш высокий профессионализм как учителя математики, но одного этого, сожалению, мало! - Прижав правую руку к сердцу и тыча другой в сторону окна, Сергей Васильевич в свойственной ему манере к назидательному пафосу, изрекал - Надежда Всеволодовна поймите меня правильно! Не мне, Вам, учителю и педагогу объяснять! Но! Все мы свято должны осознавать! Мы воспитатели! Наше высшее предназначение растить, будущие кадры страны! И оттого, как мы это делаем, в конечном итоге и будет зависеть какой окажется у нас страна!
   - Да, конечно! - Согласилась тогда с директором Надежда Всеволодовна. - Вы правы, Сергей Васильевич! Именно от того, как мы поступаем, от того, как видят нас наши воспитанники, в конечном итоге такая и окажется у нас страна!
   Ратникова было известно, что ежедневно в столовую скромно приходит женщина. Тихонько в закутке на кухне обильно кушает, после чего уходит всегда с большой, плотно упакованной сумкой. За воротами её ждёт директорский жигулёнок с водителем.
   С уставшей гадливостью к таким вещам, Ратникова знала, эта скромная женщина - жена Сергея Васильевича.
   Знала, что дети не доедают и тоже кое-что уже понимают. Понимают, какая могла бы последовать реакция в столовой, вздумай кто-либо из них, подобно Оливеру Твисту, попросить добавку!
   С давно смирившейся ненавистью она знала, что по такой сложившейся схеме (если имеется возможность взять) поступает почти вся страна.
   Те же воспитанники интерната, её ученики, - вполне достойные отпрыски своих родителей. Подрастут и в подавляющем своём большинстве, будут поступать точно таким же образом. Большевики, одним словом! Куда бы они делись от своего скотского менталитета! Как были быдлом! Так им же и остались! С самого верха и до самого низу!
  
   Уже под самое утро Лепиков всё же провалился в некое подобие сна.
   И как ему показалось, буквально через секунду его разбудил Жорка Буравлёв. Козёл! Тряс его за плечо и канючил: - Калёк, тебя "Этот" зовёт, сказал почему на зарядку не вышел. Найди его говорит, и тащи ко мне. Сказал, что будет ждать в спортзале.
  
   Из трёх физруков второй школы-интерната, прозвище имел только Трибесов Семён Фёдорович. После перенесённого в детстве менингита его рыхловатое, несуразно большое тело, во время ходьбы слегка припадало на правую ногу, производя жутковатое сходство с движением некой механической куклы. Впечатление усиливается, если говорить с Трибесовым в непосредственной близости, глядя ему в лицо. Огромная кудлато-рыжая голова смотрела на Вас из глубоко посаженных глазниц со стеклянно неестественным блеском восковой фигуры! Добродушно заискивающая ухмылка широкого неопрятного рта наводила, вдобавок ко всему прочему, еще и на милое подозрение о некотором душевном нездоровье этого гиганта.
   Прозвище "Этот" было у Трибесова ещё до его появления в интернате. Оно пришло вместе с ним.
   А он сам появился в интернате вскоре после того, как интернате появилась Ратникова.
   Весь казус заключался в том, что Трибесов фанатично влюблён в Ратникову!
   Сама же Ратникова к Трибесову испытывала буквально ужас смертный! Зная такое её неравнодушие к своей персоне, Трибесов делал всё, что только было возможным, лишь бы только не попадаться ей на глаза. Ратникова со своей стороны тоже старалась, чтобы такие встречи, по возможности не случались.
   В результате, она "Этого" почти никогда и не видела.
   Он же наоборот, видел её каждый день! Для этой цели у него имелся небольшой по размеру, но очень сильный монокль. И специально подобранное место наискосок от её дома, с которого Трибесов на своём "пассате" с затемнёнными стёклами мог в молитвенном благовении наблюдать Надежду Всеволодовну, особенно по выходным и праздничным дням.
   Несколько раз ему несказанно повезло. Он видел свою богиню почти обнажённой! Восторженно скуля от невообразимого экстаза, Трибесов испытывал тогда поистине иступлённое состояние!
   Находясь у себя дома, Ратникова ни на йоту не предполагала, что её могут видеть чьи-то посторонние глаза, а тем более глаза "Этого".
   Имея действительно незначительное отклонение в психике, никакой, однако, опасности для окружающих он не представлял. В его личном деле имелась справка медицинской комиссии (добытая с не малым трудом) о допуске к работе в школьном учреждении. И он всегда помнил, каких мытарств ему стоило получить это место. И как легко из-за своей внешности он может его потерять.
   При невероятной физической силе (однажды на спор согнул пожарный лом), Трибесов обладал ещё и недюжинными способностями в математике (кто бы мог подумать)! Специального математического образования Трибесов, конечно, не имел. Об этой его способности не догадывались даже в школе где он учился, иной раз сознательно стараясь получать по математике плохие оценки. Трибесов почему-то, это всегда тщательно скрывал. Вероятно из-за подспудной догадки о не совсем естественной природе своего феномена.
   И возможно, по этой же причине любовь его была тоже не совсем естественная. Что-то вроде собачьей привязанности, просто в более сложном психологическом восприятии - человек всё-таки!
   В отличие от Лепикова, для которого Ратникова тоже являлась существом высшего порядка, что однако не мешало ему не терять надежды когда-нибудь если и не обладать, то хотя бы каким-нибудь необычным образом овладеть ею! Хотя бы один раз! На худой конец, хотя бы попытаться это сделать!
   Трибесову такой вариант событий даже не пришёл бы в голову. Она могла бы оказаться совершенно голой в его руках, и ничего такого в том известном смысле с ней бы не случилось. Случилось бы с ним. Трибесов, скорее всего умер от восторженного шока умилённого обожания!
   С какой-нибудь опустившейся женщиной, бомжихой, например, он бы мог иметь секс, а с Надеждой Всеволодовной никогда бы не сподобился. Его чувство к Ратниковой скорее можно сравнить с религиозным фанатизмом поклонения. Самоотверженная любовь к идолу! Трибесов мог бы с радостью не задумываясь умереть за Надежду Всеволодовну! Любые страдания за неё принял бы с мазохистским наслаждением! И убил бы за неё любого, даже ни задумываясь!
  
   С тяжёлой головой преодолевая варёную одурь не отдохнувшего организма, Лепиков уже одевшись, услышал характерно встревоженный говор на улице. Предстояло выйти на улицу и мимо них пройти. Лепиков был уверен, разговор шёл о кошке! Ему казалось стоит только показаться на глаза людям и все сразу поймут - его рук дело! А всё потому, что в глазах людей, он Лепиков - негодяй! Такое определение самого себя как негодяя было хуже всего! Тогда ни о каком пацанячем озорстве не может быть и речи! Тогда-то, что он сотворил с кошкой, будет всеми восприниматься только в одном определении он Лепиков, НЕГОДЯЙ!
   Поняв, что никуда не денешься и надо идти и расхлёбывать им же заваренную кашу, обречённо будь что будет, вышел из корпуса! Его сразу увидели и как ему показалось, радостно позвали подойти! Ксения Андреевна со своей неразлучной подругой, тоже воспитательницей, но с девчачьего корпуса, "Этот" в спортивном костюме и нескольких девчонок с ребятами его класса. Они всего-то оказывается обсуждали назначенный директором субботник на субботу! Возмущались, что теперь из-за этого чёртова субботника пропадают два выходных дня!
   Вот, чёрт! Прямо от сердца отлегло!
   - Ты почему на зарядку не вышел? - Осклабившая рожа "Этого" с ласковостью людоеда смотрела на Лепикова. Надвинувшись глыбой Этот вежливо как девушку взял слегка смутившегося от такого обращения Лепикова за руку и отвёл в сторону.
   - Ты знаешь, пацан, у меня к тебе просьба имеется. Ты рисовал? - "Этот" разжал свой огромный кулачище и Лепиков увидел склеенные в рисунок мелко разорванные клочки тетрадного листа.
   "Ни хрена себе! Надыбал же где-то его рисунок! "
   Утро позавчерашнего дня, ещё до злополучия с кошкой. Первым уроком была контрольная по математике. Эсэсовка писала на доске контрольную на два варианта. Он Лепиков и как ему казалось весь класс пялились на неё, особенно на ноги. Первым как всегда выполнив контрольную, но из класса не вышел. Пустив гулять шпаргалку, принялся в оставшееся до звонка время рисовать сидевшую за столом и что-то читавшую Эсэсовку. Все знали следить за классом она не будет.
  
   Нужно только соблюдать тишину. Относительную конечно. Класс, тихо суетясь, перешёптывался и шуршал шпаргалками. Особенно троечники и те, кто пониже. Класс перетасовывал варианты и в соответствии с этим, по-воровски пригибаясь менялся местами. Сдав свои контрольные, с небрежной деловитостью стали выходить из класса отличники и ударники. Деликатно положив свои варианты Эсэсовке на стол, потянулись на выход троечники. А те, что ниже троечников, растворялись из класса вообще не понятно каким образом! Минут пять-шесть до звонка, почти весь класс был уже за учебным корпусом.
   Повелась манера, особенно на контрольных, когда по очерёдке ещё до звонка класс выходил во двор, почему-то всегда собирались на задворках за учебным корпусом. И уже там, в пол голоса (если ещё не было звонка), но с живой горячностью обсуждали все перипетии прошедшей контрольной.
   Та памятная контрольная, когда он Лепиков остался один на один с Эсэсовкой, не считая одного завозившегося двоечника, усердно дописывающего с доставшейся ему в последнию очередь шпаргалки. Эсэсовка, увлёкшись чтением, сидела в самой умопомрачительной позе которую могут принять только особы женского пола с длинными красивыми ногами! Ножки, закрученные в двойном перехлёсте! Для продления того прекрасного мгновенья несколько раз ронял ручку и нагибаясь за ней под стол, облапывающими глазами испытывал блаженный экстаз! Чуть было даже не заскулил!
   Нарисовал два варианта. Она сидит с ножками в перехлёст и в рост со спины без юбки в чулках со швом! Чулки обязательно со швом. И на поясе! Высший кайф! Жаль бабы не носят сейчас такие!
  
   Танька Чубенец староста класса выкрала из папки на переменке рисунки и побежала в учительскую закладывать! Тварюга!
   Его вызвали и Роза Кадыровна целых полчаса брезгливо на отлёте от себя держа рисунки двумя пальцами, изгалялась над ним и этой нарисованной "дрянью"! Порвав с остервенением в клочья как мерзкую пачкотню и бросив в мусорную корзину, прошипела:
   - Вон с глаз моих! Извращенцы!
   Лепикову, однако было чем-то приятно как завуч так во множественном числе выразилась.
   Хорошо хоть ни при учителях и самой Эсэсовке.
   Каким-то образом сей случай в учительской стал известен "Этому". Вечером на удивление уборщице он вытряхнул содержимое корзины в пакет и унёс.
   Из-за дальности проживания от интерната и предстоящего через день субботника, остался ночевать в подсобке. Скрупулёзно две ночи подряд складывал клочки в рисунок, подклеивал, гладил утюгом и собрал-таки, хотя и не совсем как хотелось бы.
   Решил попросить пацана, чтоб тот попробовал нарисовать ещё раз! Вдруг получится (в смысле пацан согласится).
   Лепикова поразило, с какой беспомощной мольбой смотрело на него это чудище, и просило его нарисовать её ещё один раз.
   - Я тебе денег дам. Возьми вот, на! Хочешь, кожан себе купи с кроссовками. Здесь хватит! Нарисуй только! Не торопись! Рисуй хоть до понедельника! Красиво, чтоб только было!
   "Почему именно до понедельника?"-хотел было переспросил Лепиков. Но, немного догадываясь почему не переспросил.
   - Хорошо, я нарисую Вам! Я постараюсь! Будет красиво! Только я Вас тоже прошу! Денег не надо - и жестом резко пресёк, - а то не нарисую!
   Виновато пряча деньги обратно в карман, "Этот", пригнувшись заговорщицки подмигнул:
   - А кошку я закопал - утром ещё. Всё - отмучилась бедолага!
   Поражённый проницательностью "Этого", Лепиков благодарно глядя ему в лицо, удивился, какие тёплые и добрые глаза смотрели на него!
   - Я нарисую Вам её! -Гораздо лучше прежнего! -На ватмане!
   - Ну парень спасибо тогда заранее! Буду твоим должником!
   - Ну что Вы! - Взмахнул как защищаясь рукой Лепиков. - Это Вам спасибо! Это я у Вас в долгу! Ещё и в каком! -И ни какой ревности! Душевно родственная, почти осязаемо накатившая взаимная приязнь сблизила чувства этих двух, совершенно разных людей в их разной любви к одной женщине!
   К вечеру того дня с контрольной по математике, благодаря Таньке Чубенец и людскому потворству на такие дела, чепуховый по сути, случай с рисунками был до такой степени додуман, до- толкован и перетолкован, что из досужей болтовни вырос до ЧП - местного масштаба!
  
   На следующий день математика стояла вторым уроком, должны были разбирать итоги вчерашней контрольной. На перемене ещё до звонка, в классе уже предвкушающе витал пристрастный дух интриги и цеховой сопричастности. Особенно девочки с деланно равнодушным видом занимались подготовкой к уроку, как бы ненароком поглядывая в сторону Лепикова.
   Когда вошла Эсэсовка, все синхронно в один порыв встали!
   Впервые за всё время было заметно - железная Надежда Всеволодовна, мягко говоря не в себе. Тщётно стараясь сохранить свою обычную выдержку, начала урок.
  
   После домашнего задания, часа за полтора до ужина, пронырливая всезнайка Танька Чубенец уже поведала всему классу, какой грандиозный скандал происходил только что в учительской!
   Изобразив зверскую рожицу, объявила:
   - "Этого" уволили! Сказали доработаешь неделю и всё! В понедельник расчёт! - Упреждая вопрос за что уволили "Этого", жеманно изобразила - "Этот" заявил, что Эсэсовку - то есть Ратникову, нигде в таком виде никто не видел. Это говорит я попросил Лепикова придумать такой рисунок!
   Ой! Вы бы знали! Что там было! Директор кричит: - С этим безобразием надо кончать! - Развели тут понимаешь вертеп! Я мол давно предупреждал! -Ратникова дурно влияет на ещё не созревшие умы детей! Доверенных нам между прочим, государством! А теперь, вот, пожалуйста, ещё и Трибесов! Я кстати, ещё поставлю вопрос, как он вообще у нас тут появился! Калёным железом надо искоренять! Пока нас самих не искоренили! "
   - А Эсэсовка ушла! - Опять упреждая вопрос выпалила Танька. - Встала и в наглую ушла! Прямо как дура какая-то! Её обсуждают, а она, видишь ли и слушать не желает! Встала так резко и ушла! Вот увидите, её тоже уволят! Будет знать, как из себя недотрогу корчить, - потирая рукой плечо уже тише добавила - нет, ну а я то, чо сказала просто, как там было, и всё... - Чувствуя холодную недоброжелательность, зябко поёжившись плечами - пролепетала совсем уж растерянно, - ребята вы что, за Эсэсовку что ли?
   - Дура ты, Танька!
   Зырянов троечник, тихий увалень, отрешённо глядя на окна директорского кабинета, - хмуро повторил:
   - Дура и есть!
   - Сами вы все дураки! - Затравленно всхлипнула Танька! Порывисто уходя, злорадно всё же бросила через плечо,- а Эсэсовку всё равно уволят!
  
   Во дела покатили! Валится всё одно задругим!
   Отойдя в сторонку Лепиков прикинул: "пойти вот бы сейчас к Эсэсовке и выразить ей свою... Свою, что? -Что я могу сейчас ей выразить?! -Кто я вообще такой, что бы там что-то выражать!"
   До Лепикова как-то стало наконец доходить, какую однако подставу он сотворил против Эсэсовки!
   "Что я вообще за тварь такая! -Одни только несчастья от меня! -Неприятно вспомнился случай с кошкой, прямо аж кольнуло. Может со мной что-то произошло! Вдруг в меня действительно гад какой вселился! И я, -как бы теперь и не человек вообще! - Но отмахнулся трусливо. - Ничего такого не может быть! Просто я немного быстрее других подрос за последнее время, - вот и заносит по дурости! Попал преждевременно в более тяжёлую весовую категорию, а опыта и мозгов нет ни хрена!"
  
   Призывный из-за ограды свист "сельского" пацана. Упёр, балбес где-то литр самодельного вина и предлагал бухануть. Неожиданно для себя Лепиков согласился. Спустились в канал и без закуски, если не считать невзрачное яблоко, выдули весь пузырь. Покурили.
   Близилось время ужина. Надо было идти к спальному корпусу, откуда по распорядку очерёдности уже классом двигаться в столовую.
   Не доходя до корпуса, с торцовой его стороны увидел ребят из класса - обычное место куда бегали покурить. Покурил тоже за компашку. Зажевали запах жвачкой, но от него всё равно разило как от бочки. Не чувствуя ни какого аппетита, решил уйти за канал в лесок и просто побыть там где-нибудь одному. Сказав ребятам, что в столовую не пойдёт, кивнув обрадованному Жорке о своём ужине в его пользу, пошёл было прочь. Но, почувствовав как притихли ребята - проследив по направлению их взгляду обернулся.
   Оба на! Из учебного корпуса, сбежав по ступенькам своей скорой походкой шла Эсэсовка!
   Хмельными глазами глядя на эту строгую изысканность, почти прозрачно угадывая под серым костюмом божественные формы, Лепиков ощутил приятно хлынувшее чувство родственной привязанности! Прямо таки родная сопричастность!
   В чётко обострившемся фокусе на НЕЁ смазалось всё вокруг! До писка заложило уши!
   Пронзительно волнующее видение! Ну, действительно как инопланетянка!
   Никакие ограничивающие нормы и устои не властны! Плевать на всё! Валялся бы у её ног в упоительном безумии!
   Мы все - агрессивная среда вокруг этого божественного создания, вот за что стыдно! За свою несуразность, за варварство, за директора, за Розу Кадыровну, за Таньку Чубенец! За то, что так по-скотски разрушили её защитный от всех нас кокон (оказавшийся на деле таким хрупким и непрочным). За то, что увидели, как по-девчачьи беззащитна и ранима наша прекрасная Эсэсовка! Очень стыдно было Лепикову и за то, что не может справиться с собой и всё также по хамски испытывает желание на интимную близости с Ней!
   А что! Разве не имеет он права, хотя бы в мечтах иметь с ней свои особо личные отношения!
   Молва! Моральные нагромождения замшелых косных условностей непреодолимым болотом всевозможных нравственно надуманных устоев задушит любое человеческое чувство ещё в самом зародыше! Людская молва, ненавидящая и всё поганящая! Бессильная ярость от отсутствия возможностей в достижении цели. С какой рьяной готовностью кинулся бы на любые препятствия! На какие б только жертвы не пошёл! Лишь бы только знать, что он на пути к осуществлению своей мечты!
   Но как?! Как осуществить!? Доказать всем и прежде всего самому себе, что не подростковая это мутация. А самое настоящее и светлое чувство к женщине!
   Но тщётны будут все усилья! Какая чистая ни была бы любовь, альтернатива одна: либо наступить на горло своей песне, либо сумрачная зона блудливой связи в людском пересуде! Да и чёрт бы с ним - пусть блудливой! Он-то Лепиков, знает, что это не так! Но она, Надежда Всеволодовна - она то его чувство, именно как блуд и воспримет!
   Господи ты боже мой! Какой безысходный тупик! И ведь все тоже, именно как блудливую связь и воспримут. И любой из всех этих упырей, если их спросить о любви школьника к учительнице, именно так и определит.
   Ну какая там к чёрту любовь! Мерзкая нездоровая похоть рано созревшего ублюдка!
   Отчаянно сознавая невозможность перспективы, на Лепи- кова вдруг нашло необъяснимо желание причинить себе какое-нибудь страдание и желательно, что бы побольнее! Распаляясь на некоего абстрактного противника, пытался пробить хоть какую-нибудь брешь в душевном противостояние с самим собой.
   - Похоть говорите юношеская! Да я за Эсэсовку сдохнуть готов! Без всяких условий для себя лично! Единственное желание - ей от этого должно стать лучше, а вам всем моралистам херовым плохо!
   С удивлением до Лепикова вдруг дошло, он уже достаточно давно идёт за Эсэсовкой! Образовавшееся ассоциативная связь напомнила ему о том, что однажды он уже шёл вот за ней и вот так же любуясь! Казалось это было очень давно! Какой же он тогда был ещё пацан!
   Уже стемнело. Пройдя под ночным фонарём, Эсэсовка, неожиданно как и в тот первый раз обернулась! Почти остановившись, ожидающе в пол оборота смотрела на него! Он подошёл и они не говоря ни слова, медленно пошли рядом! Как что-то переступил, благовейный нежный восторг охватил Лепикова! Соизволение некоего неземного и прекрасного создания, интимно впустившего его в свою сферическую оболочку, каждое мгновенье в котором переживалось как божественное откровение! Он видел её слегка припухшие от недавних слёз глаза. Милая, бесконечно родная Эсэсовка! Земная инопланетянка! И такая беззащитная! Озарение более высокого, неведомого ранее образа щемящей нежностью замерло в груди!
   По возмущённому цыканью прошедших навстречу людей, они обнаружили, что идут держась за руки! Спохватившись она попыталась отдёрнуть руку, ей не удалось и кротко, как послушная девочка, так и шла почти до самого дома.
   Находясь в состоянии, похожем на наваждение, они почти не контролировали своё поведение. Окружающий мир деликатно отступил на второй план. Всё происходило как бы на автопилоте. Остановились у калитки. Ей было неудобно просить мальчишку и она, молча, ни говоря ни слова, пыталась освободить руку. Не смогла и укоряющим взглядом, как это могут делать только женщины, подняла на него глаза! И наткнулась на его губы! Но с его стороны это не было хамством. Очарованные происходящим с ними состоянием, они оба уже не совсем ясно сознавали, что происходит. Обнявшись как в сладостно манящую бездну отдались в поцелуй! Они летели среди звёзд и в этих мгновеньях ничего более кроме их самих, просто не существовало!
   С трудом отстранившись со сбившимся дыханием, всё ещё трепетно дрожа в его объятьях, прошептала:- Милый - я умоляю тебя, больше не надо! Пожалуйста пусти! Нам нельзя! Особенно мне - ты можешь погубить меня! Отпусти! Умоляю, отпусти! Не думай, что мне легко это говорить, я знаю ты любишь меня! Мой ты глупыш! Могу тебе сказать! Я к своему стыду и несчастью, тоже люблю тебя! Но мы жестоко должны понять - нам нельзя! Нельзя! Понимаешь нельзя!
   Увидев по глазам Лепикова, в каком он состоянии, предупреждающе закрыла ему рот пальчиками.
   - Не говори сейчас ничего! Но, я обещаю тебе, мы ещё встретимся! Это будет один раз перед моим отъездом, - через несколько дней я уезжаю и мы обязательно перед этим встретимся! А сейчас прошу тебя - уходи! Я очень тебя прошу, просто пожалей меня и уходи!
   В понурой обречённости наклонив голову, глядя куда-то в сторону, но всё ещё не отошедший от пережитого поцелуя, Лепи- ков виновато спросил:
   - Я приду завтра? Ты разрешишь?
   - Нет! Нет! Нет! - Вскричала, уже почти рыдая, опомнившаяся Эсэсовка, - не вздумай даже! Чего это ты себе вообразил! Сопляк! И я то тоже, как дура последняя! Уходи, понял! И не смей больше говорить мне "Ты"! Никогда! Нашёл подругу! - Суматошно пробежав по дорожке к себе на крыльцо, застыла на мгновенье в некой нерешительности... Вернулась снова до калитки, хмуро - еле сдерживая себя, чтоб не зарыдать, процедила, - забудь, что я сейчас в сердцах сказала! Но всё равно, никогда больше даже не подходи ко мне! Никогда! И всё на этом! Всё. - Немного помолчав, потупившись, добавила, - ну, чего стоишь! Уходи!
   Как же он всё-таки любит Эсэсовку! В сумбуре охватившего его чувства, как бы параллельно сознанию приятно обозначилась мысль. С ним по сути, происходит сильное взрослое обстоятельство! И в этом обстоятельстве Эсэсовка собственной персоной! Он держал её в своих объятьях, она ответила на его поцелуй! Он любим Эсэсовкой, этой красивой, гордой до самого кончика мизинца женщиной!
   Где-то на подкорке, почти в стороне от сознания, Лепикову было стыдно за это своё тщеславие, но только на подкорке, ибо он твёрдо решил, что не примет односторонней жертвы! Он, куда бы она не поехала, будет если и не с ней напрямую, то всегда где-нибудь рядом! Что бы там не случилось, даже если она постареет или каким-то образом станет не красивой - в его глазах она навсегда останется такой же желанной и прекрасной, какой он знал, какой видит сейчас и какой будет всегда!
   Потенциальная способность к гипнозу, дремлющая почти в каждом человеке, с детонировав от воздействия определённого напряжения сконцентрировавшихся эмоций вошла в фазу активного психического выражения! Адекватность как состояние соприкоснувшегося наваждения, обострённо сблизила границу реального поступка и мыслимой картинки психического переживания!
   Перед Лепиковым в реально развивающем действии стала представляться сюрреалистическая картина. -Порывисто открыв калитку, он с любовным садизмом хватает отпрянувшую в испуге Эсэсовку за руку. -Грубо разворачивает её к себе лицом и прежде чем впиться поцелуем в её губы, лицо, шею, сладострастно наслаждается нежной слабостью женского тела! В сумбурном угаре сладко насыщённой возни, опрокинув что-то (уже в комнате), валятся на диван! Волнующая прелесть происходящего!
   - Милый вдруг, - шепчет она! - Сейчас нельзя! Не гони так сильно! Сейчас нельзя! Просто поверь мне! Мне не хотелось бы объяснять, в чём дело. Николай! Ну, пожалуйста не смотри на меня так!
   В образовавшейся паузе Лепиков, не говоря ни слова, страшась узнать что-то непреодолимое, с немым вопросом сверлил её взглядом! Ну что! Что ещё такое может оказаться сейчас им помехой!
   Присущий только ей наклон головы, смущённая грустинка в глазах. Кроткий, почти виноватый тон обращения как к взрослому мужчине.
   - Николай, ну нам, правда, сейчас нельзя! Ничего про себя не думай. Всё дело во мне! Банальнее йшая причина! Говорить даже как-то неудобно! Чистая физиология!
   Запредельно недосягаемая Надежда Всеволодовна с умоляющим страхом в своих аристократических глазах, находясь в гипнабельно подчинённом состоянии - униженно просит не трогать её по причине критических дней!
   Концентрирующим пассом, глядя ей в глаза, делая вид, что не верит, ставит жёсткое условие:
   - Докажи!
   В мятущемся автоматизме, не владея собой, она доказывает. Гордая великолепная Надежда Всеволодовна со стыдливой нерешительностью задирает платье! Обнажаются ввысь, тонкие с чёрной дымкой чулки! Приспуская узенькие гипюровые пояс-трусики, показывает умопомрачительную сладость женской промежности! Увлёкшись, Лепиков теряя психоконцентрацию - восторженно вздохнув. -От этого его порыва Эсэсовка встрепенулась! Ужасная догадка, что этот демонический юноша её просто разводит с гнусной целью поиметь как дешёвую потаскуху!
   В иступлённой демонстративности, даже не прикрываясь руками, распрямилась! Сверкая гневным укором в глазах, пошла на него!
   С надрывностью в голосе процедила:
   - На, смотри! Негодяй, мерзавец, смотри на свою учительницу!
   Отшатнувшийся Лепиков, в минутном страхе, вскричал:
   - Что ты такое говоришь! Что Вы такое говорите! Да я за тебя, извините! Я за Вас сейчас жизнь отдам!
   - А! Ну да, конечно, - истерично хохотнула Эсэсовка, - жизнь он отдаст! Знакомые словечки из пошлой пьески! Ты только одно всегда и хотел! Вы все мужичьё скоты. У всех у вас всегда только одно на уме! И ты, сопляк, достойный представитель своего племени! Хоть и ранний, да наверно ещё и похлещи будешь! Боже представляю, что из тебя дальше получится! Ну что таращишься! Хочешь меня трахнуть, да? Или, как вы там выражаетесь! Ну, так чего медлишь! Давай, вали меня прямо вот тут на полу и трахай! Измажься в моей крови!
   Эмоциональная энергетика крайнего возбуждения, психическим импульсом исходя в пространство, направленным движением принимала векторное направление на принимающий её, как встречный отзвук совпадающего позыва от человека, находящегося на другом конце города. Настороженно прислушиваясь к ночи, поднял свою тяжёлую голову Трибесов Семён Фёдорович!
   Он уже понял, против его Нади, против Надежды Всеволодовны происходило что-то нехорошее!
   - Не говорите так! Пожалуйста! Я прошу Вас!
   Но однако не в силах оторвать взгляда от неимоверно желанной Эсэсовки, Лепиков уже и сам ярясь от желания и стыда, еле сдерживаясь, чтоб не кинуться снова в безумном порыве на это сладостное великолепие. До боли в безумном наслаждении тискать, лапать, срывать одежду, зацеловать, заобнимать в самозабвенье! А потом... Да чёрт с ним, что там будет уже потом!
   Если уж, где-то там в потом и в правду будет ни как нельзя! А куда-то надо будет деться! Ну так что ж - тогда не жалко и умереть!
   Неожиданно Эсэсовка нащупала лежащие на тумбочке портновские ножницы. Большие с острыми концами, они прямо таки роковым образом оказались под рукой!
   И с точность до наоборот изменили психическое напряжение!
   Нацелив ножницы на Лепикова, сдержанно тихим голосом процедила:
   - Всё мальчик, успокойся, повернись и пошёл вон!
   Застывший на мгновенье Лепиков глядя Эсэсовке в глаза,
   вдруг как-то странно с облегчением улыбнулся и тоже тихо и спокойно произнёс: -ну и пусть.... Я и сам так хочу!
   Резким движением вперёд - кинулся горлом на ножницы!
  
   Трибесов был уже в половине пути к дому Нади - когда вдруг не стал воспринимать позыв. Перейдя на нормальную скорость, всё ещё попытался как-то разобраться с собственным ощущением, - даже остановился совсем. Вышел из машины, закурил, но вроде так, ничего особенного не почувствовал.
   Решил однако доехать до места. Просто посмотреть на её дом, возможно выкурить там неподалёку ещё одну сигарету и уж потом податься восвояси.
   Успела отдёрнуть руку и ножницы только слегка по касательной задели шею, но прямо в районе артерии, - чуть бы глубже и...!
   Надежда Всеволодовна была потрясена! Боже мой! Этот мальчик был абсолютно искренен! В каждом своём слове, жесте! Милый - благородный глупыш!
   - Надя! Наденька! Что там у тебя, ты что-то уронила!? У тебя всё в порядке!?
   Эсэсовка приложила пальчик к губам.
   - Это мама! Она плохо слышит, но от погромища, что мы учинили... Милый мой глупыш! Бог покарает меня и поделом! Но я твоя! Не знаю, как долго нам будет суждено! Возможно, всего только одна встреча! Говорят судьбу лучше не загадывать, но как бы там не было - я люблю тебя! Может быть, мы ещё будем вместе! Не говори, не возражай ничего! Я твоя! Можешь делать со мной всё, что хочешь! Я знаю, не много нам будет отпущено! Но сколько будет - это будет всё наше!
   - Но почему!? - Лепиков, не отпуская сладких объятий с вопрошающей тревогой смотрел на неё! - Почему ты так говоришь, я боюсь, когда ты так говоришь! Как, страшно звучат слова "если", "может быть", "возможно", "даст бог"! Ты что, не полностью доверяешь моей любви?
   - Любимый! Не в нас дело! Нам просто не дадут! И время не даст! Ты моложе и очень. Слишком большая разница! Ну ты не отчаивайся! Каким бы коротким не окажется наше время, оно всё наше! И ждёт нас! А если нам в этом времени будет хорошо, то продлись оно хоть целый век, всё равно покажется малым! Счастливое время пролетает всегда быстро! А это значит, что мы наше счастье - пусть и короткое, можем считать как за целый век, который как всякому счастью и положено, просто быстро пролетел.
   Прощаясь уже под самое утро, они снова немного постояли у калитки и только звук одиноко проехавшей мимо машины слегка потревожил их звёздную тишину!
  
  
   Преамбула к стихам "К тебе Россия"
  
   Говорят и кашу можно маслом испортить. - Возможно с таким определением согласятся не все, или согласятся не полностью, - так называемый вопрос сомнения. Но вот с такой печальной житейской мудростью - не хочешь зла - не делай добра, согласится к сожалению подавляющее большинство.
   Горький - почти без исключений опыт тому причина
   Что касается России, то и здесь тот же случай, когда с таким маслом как благородство и терпимость - она как всегда переборщила. И это ещё, очень даже мягко говоря.
   Подготовка Октябрьской революции: финансирование, логистика, разработка программ и печатание их в газетах. Наконец создание её лидеров для внедрения в Россию, всё это выпестовывалось на Западе.
   Никогда Россия не имела и не стремилась иметь колонии.
   Абсолютно самодостаточная и богатейшая страна, после революции 1917 года, была ввергнута в крайне тяжёлые социально экономические условия.
   Благодаря полностью построенным на лжи и пустых обещаниях российским рабочим и крестьянам, революционеры сумели перевесить чашу весов на свою сторону. В дальнейшем, более 70 лет, власть держалась на терроре. Жесточайшим во всей истории человечества.
   Главный пострадавший от этой каннибальской политики - сам российский народ. Тем не менее, не стесняясь пушка на своей мордочке - России до сих пор за преступления большевиков, тычут в глаза.
  
  
   К России
  
   Опомнись, милая Россия, не гнись под тяжестью вины
   Стряхни-ка с плеч дела чужие и на себя ты не греши
   Не объясняйся виновато и не ведись не под своё
   Ты приглядись, что предъявляют - чужое ж грязное бельё.
   Верни обратно дела кривые, заставь признаться на духу
   Кто начал их творить впервые, чья больше мордочка в пуху
   С октября того лохматого, хомут на шею и шоры на глаза
   И стала ты всем виноватою, даже в том, что грузишься сама
   А в твоём доме заправляли другие люди с чужих земель
   От них сама ты пострадала стократно выше всех потерь
   Штыком по телу по живому, братской кровушкой залили
   Всю до нитки разорили, а с тобою злее злыдней были
   Страну всю в зону превратили и всех врагами объявили
   Без разбора, по приговору В.Ч.К. людей стреляли без суда
   Гнали с дел и со двора, на чужбину в эмигранты
   В посудомойки, официанты, на панель и на извоз
   А то и прямо на погост. А те, что остались при тебе
   Были уж не хозяева Земле - так при колхозе квартиранты
   Но опять беда, и как уж повелось, частью большею война
   Навалилась на Тебя, Ты как всегда взяла на грудь, но не пойму
   Откуда силушка твоя, умом и вправду не понять моя ты золотая
   натужилась родная и как испокон веков, укорот дала врагу
   Постояла как всегда уж видит Бог не только за себя
   А за другими, что водилось, тебе б такое и не приснилось
   Не по делам твоим аршином, а по словам чужим мерилом
   Потом определяли, мол доверчива была, а враги-то не дремали
   И ведь есть грешок, вот зачем тебе всегда, пока не грянет ждать
   Так не ждала бы, не терпела, а с размаху наперёд
   Влепила б сверху как хотела, чтоб впредь дорогу заказать
   И так бы вот всегда - больше б уважали, да и себя поберегла
  
   Но за бугром уже решили, ты не столько воевала как пострадала
   Что ты лишь только пригубила чашу под названием война
   Её видать потому-то и назвали "неизвестная война"
   Ведь не известно многим в мире, где-то там прошла беда
   Неизвестные детали, фашизму где хребет сломали
   Чья Земля дотла горела и кровью чьей обагрена
   И ладно б только чужие голоса, свои нашлись-то подпевалы
   Зудит, неймётся до сих пор, повернулся же язык
  
   Москва на горе жировала, устроив всем голодомор
   Но где твоя не пропадала, как бы ты там не старалась
   Благодарность зачастую - вряд ли сердце умиляла
   Ты недоумённо полагала, как так можно переврать
   Смотреть в глаза и в них же лгать, да это конечно удивляло
  
   Доходило до обвиненья, что посмела и уж в который раз
   Когда тебе в твой трудный час, молва конец уж предсказала
   А ты посулы не оправдала и в больший рост ещё вставала
   А скольким странам помогая, ты отрывала от себя
   А вот тут молва права, про себя ты часто забывала
  
   В цивилизации людей, как и во всей истории земной
   Не было страны такой, чтоб за чужим добром руки не тянула
   Но не шалила Ты так никогда, вот не водилось это за Тобой
   Но от скольких стран и лично от себя - такие руки отводила
   И потом за это не корила, по добру же всё простила
   Как всегда от всей души - дружбу снова предложила
   Понимая - допускала не виноват народ другой страны
   Запудрить могут всем мозги, даже через боль ты это понимала
  
   А народу твоему и в каком уже роду чужая память не скощала
   Наоборот, такого Слона сообразят и на тебя же взгромоздят
   Раз уж признаёшь и на себя берёшь, вот и валят всё подряд
  
   Ах милая Россия, не нам советовать тебе, но ты наверное права
   Широка душа, как и стезя, дружить, верить, помогать
   Ну так дай же Бог, чтоб вся Земля такими всходами росла
   Чтоб не чернились добрые дела и сердце не давила клевета
   Чтоб не только на Земле, но и духом на уме не гнездилася она
  
   Я не России гражданин, и у Киргизии моей, границы нет с тобой
   Но знает мой народ всех соседей, что вокруг, Ты ближе и родней
   Сильнее, верней и в беде любой мы как за каменой стеной
   И потому, сердечно мы желаем в благодарности своей
   Семье республик, что под крылом твоим, дружить нетленно
   Назло врагам, в пример друзьям, всех счастливей и сильней
   Должны мы вместе стать - была б лишь ты благословенна
   Матушка Россия!
  
  
  
  
   У ЛУКОМОРЬЯ ХОЛМ ЗЕЛЁНЫЙ
  
   У лукоморья холм зелёный и башня скальная на нём
   Где днём и ночью блёски злата манят войти в пещерный склон
   Судьбу не ведает входящий, что сказкой будет поглощён
   Чащобным лешим он предстанет, в русалку будет превращён
   Там на неизведанных просторах следы неведомых тварей
   Там Вурдалаков явный шорох и пахнет нежитью страстей
   Домовой в избе на курьих ножках ночами воет на людей
   Подземных там дорожек много, но ведёт на свет всего одна
   Её найти, лес с болотами пройти, кикимор с длинными руками
   Привидений с белыми глазами, там ночь всегда и нечистью полна
   Там плач царевны замогильный и волк с огромными клыками
   Там по лесу напролом, слепо тыкаясь метлою
   Пустая мечется ступа, её свистом злобным призывая
   Топоча лохматыми ногами кошмарным эхом и хрипами
   Вам в след идёт Баба-Яга
  
   Там в предрассветный небосклон, гряда могучей чередой
   Встают из волн тридцать три богатыря и воевода их морской
   Королевич удалой на поляне там лесной со змеиной бьётся головой
   С думкой тяжкой на челе, как изловчиться и срубить башку змее
   Там на бороде, высоко под облака унёс колдун богатыря
   Знает чародей, тяжко с ношею ему, но ждёт погибель на Земле
   Там за тяжёлыми дверями закрома с пудовыми замками
   Скулит со свечою в тишине Кощей над златом сундуками
   Шагнул и я под дивный свод, пропав в причудливых мирах
   Никто ещё пока не смог вернуться с них в поля родные
   И мне видать не суждено, но сказ вам шлю о тех делах
   Где судьбы те же, что у вас, хотя дела совсем иные
   Глубока межа, но в зеркальное окно, заговорёнными ночами
   За гранью канувших веков, изумлёнными очами
   Постигнуть будет вам дано, что грядущим суждено
  
   Что уготовано другим, давно ушло на круг
   И ты в заложниках кольца - лунным светом отражённый
   Вникая этим вот словам и в зеркале предстанет вдруг
   Лукоморье в полнолунье, со скальной башней холм зелёный
   И! Лестница под свод...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРЕКРАСНЫЙ ПРИЗРАК
  
   Я помню чудное мгновенье, тот призрак сердцу дорогой
   Его прозрачное скольженье в сумрак утра голубой
   Промелькнувший силуэтом в лёгком шелесте листвы
   Отраженьем зазеркальным на грани ночи и зари
   Возможно форма совершенства в сознанье чистой красоты
   Простое виденье мысли - иль всё ж присутствие любви
   Ведь ощутил я дуновенье, тончайший запах, взгляд живой
   С грустинкой нежной улыбнулась и махнула мне рукой
   Коротким мигом пролетело, но защемило так в груди
   Душевным трепетом взяло и сердце сладостно пронзило
   Высшим счастьем понимать - влюблён в Богиню ты
   За волшебный миг один с восторгом б, жизнь свою отдать
   Увидеть снова откровенье и чувств прекрасных вдохновенье
   Одною мыслью одержимый не смогу я ждать любовь
   Плен сердца нежностью томимый и жаждой видеть вновь
   Само решило к ней шагнуть и пусть в другое измеренье
   Не будет знаю мне прощенье, но готов любви я присягнуть
   Ах, если б знать, повторится ли опять Божества явленье
   Так что гадать, любовь не ведает преград и себя не обмануть
   Решено, и уж в чаше яд, но пространство вдруг сверкнуло
   И предо мной в дивном свете мир иной и прекрасная впорхнула
   С укором глянула на чашу, сердцу милый образ дорогой
   Мне что-то гневно говорила, а я моргнуть боялся
   Дар речи потеряв и рухнув на колени, красотою упивался
   Неземной природы дивное творенье - предо мной явилась Ты
   Другого мира представленья, но волшебных чар родной Земли
   Умоляю, не покинь, рабом хотя бы прибери, я уйду с тобой
   Не смогу уж без тебя, хотя б у ног твоих уже блаженство
   Я вас люблю, любовь ещё быть может, даже не предел
   Непостижимо сердцу и уму такое видеть совершенство
   И жить дальше без тебя - уж видит Бог, я б наверно не сумел
   Но если мне лишь суждено любить безмолвно, безнадежно
   В мрачной дали от тебя, что ж, за те счастливые мгновенья
   Когда сверкали в упоенье и жизнь, и слёзы, и любовь
   Преклонюсь за всё так искренне, так нежно, как дай мне Бог
   Сойти глубоко в сновиденье и не очнуться там, где нет Тебя.
  
  
  
  
  
  
   ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ - ДВЕ ЦАРИЦЫ
  
   В ожерелье кипарисов, ночною негою объятый, сверкал дворец
   Взлетали сполохом напевы и в сладострастных танцах растворяясь
   Гул пиршества роскошной суеты, будили чувственные взоры
   Застольных стычек разговоры и страсти похотливой наготы
   Дух Эроса, тёмных сил и вожделений, волной не ведая преград
   Царицу над троном поднимая, как девку её бесстыдно раздевая
   На обозренье выставлял и..., - даже раб ничтожный смаковал
   Могущество монарха и Богини, слабо однако ж пред молвою
   В улыбку маски благосклонной пряча мстительный оскал
   Повела вдруг жезлом Фараона - рекла слова в притихший зал
   Вся я в здравицах в тостах и с каждым разом они у вас смелее
   Поднимая чаши в мою честь, а в глазах лишь похоть ваша млеет
   Неукротимо она зреет и хоть на троне я, но как гетера на показ
   Что ж, вызов ваш бесстыдный принимая я предлагаю вам себя
   Признайтесь честно хотя бы для себя, чего кривить ведь я ж права
   И вам не показалось, внимайте мне я подтверждаю свои слова
   И встала грозная царица, простёрши руки ввысь - клянусь богами
   На ночь любви со мной любой из вас может сделать свой заказ
   Ведь жизнь положить за меня, желаний пылких доносилось
   Так я дороже оценю, алтарь собою освящая призом буду храбрецу
   Тайны магии любви, паденьем в них и взлётом ярких упоений
   Блаженством запредельных наслаждений счастливца утолю
   До изнеможенья героя заласкаю, усладой нежной залюблю
   Всё, что изведала в любви, сладкий опыт и снов моих видений
   Избраннику в утеху принесу, и тем же жертву его я оправдаю
  
   Но! Бог света и зари лучезарный Амон-Ра
   Провозгласит лишь новый день, в хмельном блаженстве от любви
   Прямо с ложа от меня сойдёт к Анубису он в тень
   Ну! Храбрейшие мужья, я предложила, так, кто из вас желает
   Без громких слов, просто встаньте из-за стола и буду ваша я
  
   Украдкой в ожидании зевнув с насмешкою в глазах произнесла
   А тихо то как стало вдруг, вот даже слышится сверчка
  
   Что ж я видно не дождусь, ну да и ладно забудьте все мои слова
   Простите верные друзья, сказала не впопад, просто пошутила я
   Однако, вас я всё же попрошу страстных клятв пылких заверений
   Готовность вашу умереть и прочих самовосхвалений
   Произносите тише за столом, уж наслаждайтесь яствами, вином
   Но пусть помнит голова - её длиннее жизнь с коротким языком
  
   Но, встали все мужи и рыкнул громом зал, обманулась тишиной
   Надменная жена, момент истины настал, пред ней теснился строй
   И охнув, дрогнула царица от дикой безрассудством силою мужской
   Истерически всплакнула, вскинув ручки и ножкою топнула
   И захохотала вдруг она - как же я могла, такую глупость сотворила
   Дала слово фараона, они все встали, а я одна, о Осирис, забери меня
   Понурились мужи, лишь только в хмурой тишине женщина рыдала
  
   Но! встрепенувшись подняла, зло прищурив дивные глаза
   Холодным тоном процедила сообразили все сразу встать из-за стола
   А вот не отрекаюсь и продолжим торг, вас так много, я выберу сама
   Не разбирая, дерзко пальцем вряд - да вот хотя бы ты, начну с тебя
   Отпрянув тут же в страхе, от к ней шагнувшего нубийского вождя
   Легионер с ним рядом встал, других шагнувших рукою осаждая
   Прекрасная! За что презрением караешь - патриций римский я
   Вот впереди ещё один Богиня, выбери меня, я тоже всадник с Тибра
   Чашу первым на пиру я поднял за тебя - нацелив в грудь себе мечом
   Он молвил ей в глаза - Не откажи, пусть хоть третья ночь, но ты моя
   О Изида! заступись, иначе я погибла! Закрутился пир, сойду с ума
   В кого ни ткни - герой и умереть готов любой здесь во дворце моём
   Кровь мужская горяча - а может тут всему виной чаша лишняя вина
   Так проверим храбреца и, с усмешкой на устах вот нет, хоть заколись
   И взвизгнув отшатнулась о Боги! Что за племя! С чем связалась я
   В её зрачках, из груди ещё стоявшего бойца, рукоять меча блистала
  
   Холодным дуновеньем жертву принимая, смерть обозначила себя
   Но ей мало одного, и это дело поправляя тоскою в душах шелестя
   Она и Царице зубы показала, блеснув слезою Царица застонала
   Подкосившись на уже слабеющих ногах, тень чело уж покрывала
   Тяжёлый скипетр склонив, прощальным взглядом оглянулась
   К трону было потянулась, но хрупко, как-то поскользнулась
   Упала на руки мужей, стыдливо всё тунику поправляла
   Не завершив, безвольно руку отпустила
   Тихо что-то прошептала Глаза прекрасные закрыв
  
  
  
   ДРЕВО СМЕРТИ
  
   Тает ночь, сдаёт пустынный хлад суровый
   Уступая дню и вот уж зноем опалённый
   Стоит Анчар, ветрами бедствий закалённый
   Угрюмый страж - беду послать всегда готовый.
  
   Однообразье дюн, песчаные холмы
   Что от этого на свет могло произрасти
   Дыханье смерти и последнее прости
   Удел уснувших под кроною листвы
  
   Яд выступает и к верху от своих корней
   Достанет ветром и жарой, к небу испаряя
   И птиц летящих над зеленью ветвей
   И бредущий караван, что от зноя изнывая
   Проходит всё же мимо, в даль своих степей
  
   Грызун, от Солнца умирая, не бежит к нему
   Прочь спешит и гад скользящий по земле
   Лишь только смерч могучий, гроза ему
   Но шевельнув его листвой, уже с отравою в себе
   Миазмы бедствий и смертей в тучи заряжая
   Мертвящей влагою затем Землю окропляя
   К закату лишь смолою застывая
   Блестящей коркой яд свернётся на стволе
   Злой оазисов владыка с задумкой чёрной на уме
   Коня сторонкой осадив, велел с Анчара принести
   Смолы в ларце, надёжный способ со свету извести
   Умом холодным сознавая, не жить уже его слуге
  
   Светлейший шейх, глава старейшин и племён
   Защитник веры и пиршеств щедрый устроитель
   Великим и святым он вскоре был провозглашён
   И многим людям стал потом, души успокоитель
  
  
  
   САМАРИТЯНЕ ПРОСТО ОТДЫХАЮТ
  
   Чудес на свете не бывает, а гнёт душевный - не выносим
   Уходят милые, родные, но как смириться и понять, и главное зачем
   Ведь как член семьи, как часть души, как с этим жить и как принять
   Под Богом все, придёт и наш черёд, но эгоистично мы скорбим
   Лишь о любимце о своём, нам невдомёк, просто бросить взгляд
   В скромном дворике ветеринарном на хворых кошек и собак
   А ведь! Не лает двор и не визжит, к хозяйке лишь своей прижавшись
   Спокойно в очереди, робко глядя на людей, животиночка стоит
   Царь природы, глянь на это и когда в гоноре своём зарвавшись
   Ты вспомни этот вот пример и утрись, по-тихому поджавшись.
   Видит Бог, совершенно не об этом хотелось бы поведать вам
   Хотя и знаю наперёд, вам не увидев, не понять, тем более словам
   Ветеринарные врачи, переулок Ново-Октябрьский - точка озарения
   Душевных ценностей прекрасных в реальной жизни воплощенье
   Да я знаю, я видел их, такие люди есть, уже без всякого сомненья
   Глазами вижу... а вотумом - я весь во власти изумленья
   Не штурмовщина, не аврал и кино, здесь тоже ни при чём
   Как и не в приказе дело, но каждый день вахта восемнадцатичасовая
   К любому существу любовь и состраданье, как лично с ним вдвоём
   Переживая как своё боль его страданья, и как дитя своё его оберегая
   Как вот это понимать, возможно за участие такое, мзду берут без мер
   Но и здесь, всё слегка наоборот, им деньги заплатить, целая проблема
   Самаритяне отдыхают, пунктик есть, но лишь как сказочный пример
   Наши милые ветврачи, вот они - святые во плоти, живая теорема
   И очень странная к тому же и потому же, тут же возникает подозренье
   Вы смогли бы после этой работёнки лечь и почти тут же снова встать
   А этим докторам - светового не хватает дня, они и ночь разделят пополам
   Сострадание к животным, но и хозяев тоже надо утешать
   Скорбь их предупреждая, крепитесь, мол, чудес на свете не бывает
   Неземные какие-то врачи и скорей всего, вряд ли представляют
   В сердечной самоотверженности своей, добрых чувств и состраданья
   Что сами-то, как раз и есть те чудеса, скромные трудяги мирозданья
   Обереги всевышний таких людей, им благодаря и держится Земля
   Хотя для многих, неплохих людей, это уже за гранью пониманья
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   РИГА ТЫ НЕПОВТОРИМА
  
   Давно уж в мире повелось и Рига тут не исключенье
   Туристам город показать - так в тур автобус их сажать
   Цифры, даты, сопоставленья, всё казённо на зубок
   И долго, скучно как урок - реестр славных достижений
  
   Но многократно интересней - самому по улицам пройти
   В тихой прелести аллей в доброжелательстве людей
   Вникнуть в ауру домов, дорог, мостов и площадей
   По-европейски не криклива, элегантна и красива
   Одна лишь фраза на уме, но звучит как резюме
   О - Рига ты не отразима!
  
   А увидев встречу моря и Даугавы речную стать
   Так и хочется в восторге святую истину признать
   Дивным символом природа в явном замысле от Бога
   На тронной радуге залива волшебным блеском янтаря
   В ряду столиц первейших мира - добрым светом озарена
   И потому, признаюсь как на духу - о Рига ты неповторима
   Я твой поклонник навсегда!
  
  
  
  
   Хореографическому ансамблю "Берёзка" посвящается
  
   И сотворялось волшебство - богинь прекрасных скользящий строй
   Что в поклоне замирая - себя ж незримо ускоряя
   Уже летящих невесомо по кругу плавной чередой
  
   Недосягаемы желанью феи дивной красоты
   Запредельны даже для мечты и слишком совершенны
   Пусть чудо это неземное - любви простой не равноценно
   Но горят сердца в порыве к ним, к их божественной природе
   Неземные образа - когда лишь рук магический их взмах
   И вот кружат как в небесах, они в зеркальном хороводе
   Догадку только подтверждая, да перед нами божества
   Что так печально напевая, сердечной просьбы не тая
   Нежным эхом расставанья, о том кого люблю Я
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Ваниль "Исцели меня собой" (Романтическая проза) | | М.Анастасия "Хороший ректор - мертвый ректор" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | М.Старр "Ненавижу босса!" (Юмор) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | И.Шаман "Реалрпг. Демон разума" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"