Аберина Т.М.: другие произведения.

Тьма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 5.28*101  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написано было в жесточайшей депрессии, со всеми вытекающими отсюда последствиями...


Тьма.

  
   1.
   Он не заметил, когда вошёл тот, кого все ждали с таким трепетом. Понял, что настал долгожданный момент, лишь по тому, как в помещении мгновенно воцарилась мёртвая тишина. И в этой тишине отчётливо были слышны шаги нескольких пар ног. Сергей затаил дыхание вместе со всеми: выделиться сейчас из толпы ему совсем не с руки. Шаги приближались. Он скосил глаза, пытаясь увидеть существо, держащее в страхе всю великую армию Императора Рэда. Да что там армия! Перед сетхом* не трепетал, пожалуй, только сам Император. Да и за это нельзя было поручиться. Про сетха говорили, что он из расы Оборотней **, пьёт кровь и хладнокровно жесток до такой степени, что любые зверства палачей императорской армии бледнеют перед его изощрённой фантазией.
   Говорят, любопытство сгубило множество кошек. То, что Сергей увидел, изумило его так безмерно, что удержать потрясённый вдох не удалось. И три высокие фигуры, одетые в чёрную форму высших имперских офицеров, остановились прямо перед ним. Тот, кто шёл впереди, повернул голову и посмотрел на Сергея.
  
   Подобного совершенства он не видел ещё ни разу в жизни. Чёткие правильные черты узкого лица, матово-белая кожа, очень тёмные густые волосы и шокирующе-синие глаза. В эти глаза Сергей и уставился, не в силах отвести взгляд.
   Пауза длилась довольно долго. Вокруг уже начались шепотки. Сетх внезапно усмехнулся и, отвернувшись, продолжил обход шеренги новичков. Сергей выдохнул, когда взгляд сетха отпустил его, и только сейчас почувствовал, что дрожит, словно в помещении резко похолодало. Какого дьявола ему понадобилось разглядывать этого монстра? Мало было проблем? Теперь, когда внимание сетха уже привлечено, его работа усложнится до крайности. Всё-таки человеческая глупость беспредельна, верно говорил Тахай, его друг из этого мира.
   После обхода всех новеньких распределили по казармам. Те новобранцы, что попали в одну комнату с Сергеем, сторонились его и, перешёптываясь, оценивающе оглядывали землянина с головы до ног. Сергей отвернулся к своей койке и начал распаковывать вещи. Внезапно в казарме воцарилась тишина. Сергей резко обернулся. Его соседи по комнате стояли навытяжку, а прямо к нему направлялся офицер в чёрной форме. Приблизившись, он кивнул Сергею и проговорил:
   - Следуй за мной, новобранец. Тебя вызывает Господин.
   Сердце забилось где-то в горле, потом ухнуло в пятки. От этого приглашения отказаться невозможно. Чёрт-чёрт-чёрт, его миссия будет провалена, не начавшись! Но на лице Сергея не дрогнул ни один мускул, когда он почтительно поклонился и направился вслед за офицером.
   Они подошли к высоким узорчатым дверям. Офицер открыл одну створку и, посторонившись, пропустил Сергея вперёд. Землянин вошёл, чувствуя себя мышью, идущей прямиком в мышеловку. За его спиной гулко захлопнулась дверь, заставив его вздрогнуть и резко обернуться. Так и есть, офицер остался за дверью. Сергей почувствовал, как его с головой накрывает паника. Закрыл глаза и медленно задышал, стараясь успокоиться. Вновь обретя утраченный было самоконтроль, шагнул вперёд, проходя под занавесом, скрывавшим покои сетха.
   Хозяин покоев уже ждал его, расположившись в огромном кресле. Сергей вновь невольно залюбовался ослепительной внешностью сетха, на миг забыв, перед кем находится. В себя его привёл негромкий смешок. Живое совершенство, сидящее в кресле, шевельнулось, и очарование момента бесследно сгинуло. Сергея словно окатило ледяной волной. Внутри всё неприятно сжалось.
   Сетх рассмеялся уже совершенно откровенно. И одним гибким движением поднялся на ноги, оказавшись прямо напротив оторопевшего землянина. Синие глаза сменили цвет, став вдруг нежно-фиалковыми. Бесстрастное выражение красивого лица неожиданно сменилось тёплой полуулыбкой.
   - Забавный ты зверёк, мальчик.
   Сергей задохнулся. Глубокий низкий голос сетха отдавался вибрацией во всём теле. Горячая волна поднялась откуда-то изнутри и захлестнула его с головой. Он ошалело помотал головой, пытаясь стряхнуть с себя наваждение.
   - Ну, что, мальчик, справишься с чарами Оборотней?
   Сергей стиснул зубы. Ярость всколыхнулась в душе. Мысли заметались вспугнутыми птицами: "Так это он колдует? Сволочь! Ну, посмотрим, кто выйдет победителем из этой схватки. Пусть это будет моя последняя победа, но с твоими чарами я справлюсь, гад!"
   Синие глаза, полные неприкрытого веселья, внимательно наблюдали за усилиями человека справиться с собой. Сергей выдохнул и стиснул кулаки, вонзая ногти в ладони. Боли он почти не ощутил. Вынырнуть из вязкого дурмана чар помогли злость и упрямство.
   Сетх широко улыбнулся и небрежно хлопнул его по плечу.
   - Отлично, мальчик! А теперь поговорим.
   И, обхватив его за плечи, увлёк в соседнюю комнату. Сергей почти ждал, что это будет спальня, но комната оказалась кабинетом. Сетх небрежно толкнул его на стул и, обойдя массивный стол, с комфортом устроился в кресле.
   Сергей почувствовал озноб. О чём сетх собирается говорить с ним?
   Длинные черные ресницы взметнулись, открывая жёсткий взгляд. Сетх сомкнул кончики пальцев и проговорил:
   - Ну, мальчик, рассказывай.
   Сергей почувствовал, как сердце камнем ухнуло вниз.
   - О чём, Великий?
   Сетх поморщился:
   - Не стоит называть меня так, мальчик. Для тебя я пока Господин. А там видно будет.
   Сергей сглотнул:
   - Как прикажете, Господин.
   Сетх фыркнул:
   - Оставляй свою земную привычку обращаться к вышестоящим на "вы". Это не доведёт тебя до добра. Назови своё имя, мальчик.
   - Сергей, Господин.
   - Умница, мальчик. А теперь я хочу услышать из твоих уст причину, по которой ты вступил в императорскую армию. И хорошенько подумай над своим ответом.
   Сергей вздрогнул и посмотрел в глаза сетха. Пристальный, холодный взгляд рептилии. И, кажется, эти глаза знают о нём абсолютно всё. Сетху нельзя назвать ту причину, которую он привёл вербовщикам. Такие басни Оборотень не проглотит, не вчера родился. Значит придётся выдумать причину повесомее.
   - Господин, я вступил в армию Императора, чтобы отомстить одному человеку.
   Синие глаза насмешливо сверкнули.
   - И этот человек - твой бывший начальник?
   Сергей похолодел.
   - Я не понимаю тебя, Господин.
   - Я говорю про начальника Отдела Внешней Разведки планеты Земля, разумеется. У меня имеются сведения, что ты с треском вылетел со своей работы по причине жестокой ссоры с ним. Это так?
   Сергей незаметно выдохнул. Внутренняя легенда всё-таки принесла свои плоды. Неизвестно только, как сетх относится к перебежчикам.
   - Да, Господин.
   - Замечательно. Ты - ценное приобретение, мой мальчик. Надеюсь, ты не станешь держать в секрете те тайны, которые тебе известны?
   Сергей позволил себе усмехнуться.
   - Как бы я мог это сделать, Господин? Всё, что я знаю - в твоём распоряжении.
   Сетх фыркнул.
   - А знаешь ты немного. Иначе тебя не отпустили бы живым.
   Сергей вспыхнул и опустил голову. Проклятый сетх каждой фразой лишал его остатков уверенности в себе. Тем временем Оборотень продолжал:
   - Тем не менее ты мне понадобишься. Собери вещи и жди. За тобой придёт один из моих офицеров. Можешь быть свободен, Сергей.
   От звука своего имени, произнесённого сетхом, Сергея вновь бросило в дрожь. Он поднялся и, неуверенно поклонившись, направился к дверям. Движение за спиной заставило его оцепенеть. Сетх подошёл к нему вплотную и полусказал-полумурлыкнул:
   - Я провожу тебя, мой мальчик. - И, подхватив его под руку, уверенно повёл к выходу из своих покоев.
  
   ~~~~~
   * Сетх - житель планеты с таким же названием. В императорской армии в основном находятся существа расы уншеи, но встречаются наёмники и других рас.
   **Оборотень - название правящей расы планеты Сетх. Это название к мифологическим оборотням отношения не имеет. Общественный строй именно у этой расы планеты - матриархат. Оборотни отличаются повышенной жестокостью и пренебрежением к другим расам.
  
  
   2.
  
   Сергей, всё ещё не веря в избавление, переступил порог, и массивные двери захлопнулись за ним. Офицер в чёрном искоса взглянул на него и вновь уставился прямо перед собой. Сергей вздохнул и направился обратно в казарму.
   Там его ждала новая неожиданность - никого из новобранцев в комнате не было. Когда он вошёл в комнату, на него уставились трое незнакомых офицеров в серых распахнутых кителях. На губах одного из них заиграла пошлая улыбочка. Офицер распрямился, подошёл к Сергею, схватил его за плечо и резко швырнул поперёк кровати. Над головой прозвучал насмешливый голос:
   - Как мило, свежее "мясо".
   Спутники офицера заржали. А Сергей рванулся, вдруг поняв, что с ним собираются сделать. Но вырваться из ловушки землянину не удалось. Ему вывернули руки, вдавив лицом в постель, и принялись сдирать брюки. Мешавший ремень попросту разрезали. Сергей неистово задёргался, не обращая внимания на боль в вывернутых руках, в ответ получив несколько болезненных ударов по почкам. Сознание затопил кровавый туман, поэтому он даже не почувствовал, как разжались державшие его руки. Над его головой прозвучал невнятный вопль. Когда способность воспринимать окружающий мир вернулась к нему, он неловко развернулся, пытаясь встать с колен.
   Зрелище, представшее перед его глазами, повергло его в состояние ещё большего шока. Два офицера, державшие его за руки, стояли на коленях на полу, а тот, что пытался надругаться над землянином, смятой неопрятной кучей валялся у противоположной стены. На стене остался чёткий кровавый след. Сергей перевёл взгляд выше и вздрогнул. Трое офицеров в чёрном бесстрастно стояли, заложив руки за спину, и внимательно наблюдали за происходящим. А над ним возвышалась стройная фигура сетха. Ставшие почти чёрными глаза гневно смотрели на провинившихся офицеров. Заметив, что землянин смотрит на него, сетх чуть заметно усмехнулся. Бархатный голос прозвучал холодно и угрожающе:
   - И кто был инициатором этой глупости, Крейг?
   Один из офицеров, стоящих на коленях судорожно сглотнул и пробормотал:
   - Мой Господин, прости, мы не знали, что ты оставил этого новенького для себя.
   От молниеносного удара ногой в лицо офицер отлетел на несколько шагов. Поскуливая, он попытался опять подняться на колени, но эта попытка успехом не увенчалась. Сетх развернулся к своим офицерам и проговорил:
   - Мальчики, кто-нибудь нравится? Можете поиграть, но к утру чтобы оба были живы и в сознании. Я займусь ими лично. Дхель, отведи Сергея в его новые покои и постарайся, чтобы остальные осознали: коснётесь его - позавидуете судьбе этих двоих.
   Названный офицер, слегка побледнев, поклонился и, подойдя к Сергею, всё ещё стоявшему на коленях, поставил землянина на ноги. Оцепеневший от шока Сергей даже не попытался прикрыться. В себя его привёл цепкий насмешливый взгляд синих глаз, направленный... Вспыхнув мучительным румянцем, Сергей поспешно натянул брюки и выпрямился. Сетха в комнате уже не было. Дхель сказал:
   - Идти можешь?
   Сергей кивнул. Дхель вздохнул.
   - Ну, пошли, новенький. А вам, ребята, лучше перебраться в подземелье. Незачем шокировать новобранцев.
   Один из остающихся офицеров неприятно усмехнулся.
   - Правильно. Думаю, многие захотят поучаствовать. Раз уж Господин дал своё благословение...
   Дхель мягко усмехнулся в ответ.
   - Не слишком усердствуйте. Лишите его забавы - сами станете этой забавой. - И, потянув за собой землянина, вышел из комнаты.
  
   По дороге Сергей оправился достаточно для того, чтобы начать испытывать любопытство, смешанное со страхом. Куда его ведут? Что всё это значит? Дхель внезапно заговорил:
   - Ты девственник, новенький?
   Оглушённый таким вопросом, Сергей сумел выдавить только:
   - Что?!
   Дхель повернулся к нему и слегка раздражённо уточнил:
   - Я имею в виду, ты был когда-нибудь с мужчиной?
   Сергей почувствовал головокружение.
   - Н-нет.
   Дхель вздохнул:
   - Это плохо. Тебе будет очень больно. И даже не с чем будет сравнивать. Когда ты надоешь ему, не захочешь даже смотреть на мужчин.
   У Сергея невольно вырвалось:
   - Чёрт, да я и сейчас не хочу на них смотреть!
   Дхель заинтересованно посмотрел на него:
   - Почему? Ты что, болен?
   Сергей смутился.
   - Нет, просто предпочитаю женщин.
   Дхель мягко засмеялся.
   - Предпочитать ты, конечно, можешь, только кто ж тебе даст их здесь? Или ты ложишься с другим мужчиной, или помогаешь себе сам.
   Сергей быстро сказал:
   - Пожалуй, я предпочту второй вариант.
   Дхель снова засмеялся, на этот раз грустно:
   - Ты попал в такую ситуацию, парень, что твоих предпочтений никто спрашивать не будет. С такой смазливой мордашкой и, особенно, с такой соблазнительной задницей ты готовый претендент на место в постели Господина. А он не особенно нежен с теми, кто находится в его постели.
   Сергей осторожно спросил:
   - Откуда у тебя такие сведения?
   - Из первых рук, разумеется. Здесь многие прошли через его объятия. И ни один ещё не получил от этого удовольствия. Некоторые не выдерживают и кончают жизнь самоубийством. Особенно те, что попали в его руки девственниками. Жаль будет, если и ты так кончишь.
   Дхель сокрушённо покачал головой.
   - Если бы он не запретил трогать тебя, я или кто-то другой могли бы провести тебя через твой первый раз нежно и осторожно. Но, видно, для тебя не судьба познать удовольствие от мужских объятий.
   Сергей потрясённо молчал, не в силах выдавить ни слова. Тем временем они подошли к широкой лестнице, ведущей в подземелья. У лестницы их встретил ещё один офицер в чёрной форме. Он бесстрастно сказал:
   - Господин ждёт тебя в своих покоях, Дхель. Я провожу новичка в его комнату, а тебе следует поторопиться.
   Дхель побледнел. И пытливо уставился в глаза собеседнику.
   - Он же вызывал тебя, Гхарт.
   - Он отправил меня назад, едва увидев. Дал чёткие инструкции относительно новенького и велел прислать тебя. Поторопись, Дхель, прошу, не надо злить его ещё больше!
   - Он в гневе?!
   - Ещё в каком! Иди, любимый, иначе тебе не поздоровится.
   Белый как мел Дхель развернулся и, не сказав более ни слова, бегом бросился туда, откуда они пришли. Сергей оторопело уставился на Гхарта. Тот хмуро смотрел туда, где мгновение назад изчез Дхель. Потом встряхнулся и повернулся к землянину.
   - Следуй за мной, новенький.
  
   В комнате, где поместили Сергея, стояло три кровати. Сергей нерешительно спросил Гхарта:
   - Я буду жить здесь?
   Сумрачно взглянув исподлобья, Гхарт кивнул.
   - А кто ещё здесь живёт?
   - Я и Дхель. Ложись и спи.
   Сергей улёгся на койку, сняв только китель. Гхарт потушил верхний свет, оставив крохотную лампу с бледным светом на столе. Сам он, похоже, ложиться не собирался. Сергей был искренне уверен, что уснуть ему не удастся, но дрёма всё-таки смежила его веки.
   Среди ночи его разбудил шум открывшейся двери. Гхарт вскинулся со своего места за столом и метнулся поддержать Дхеля, стоящего на пороге. Обнял бережно, довёл до постели и начал осторожно стягивать одежду. Заметив, что Сергей не спит, резко бросил ему:
   - Зажги верхний свет.
   Сергей поспешно выполнил приказ. Потом, терзаемый нехорошим предчувствием, подошел к кровати, на которой лежал Дхель. И едва не вскрикнул от ужаса. Лицо офицера было залито кровью, глаза плотно зажмурены, на теле тут и там наливались синевой кровоподтёки и кое-где алели длинные глубокие царапины, сочащиеся сукровицей. Гхарт уже суетился рядом с лечебными снадобьями. Когда кровь с лица была смыта, Дхель открыл глаза. И уставился в искажённое ужасом и жалостью лицо Сергея. Чуть заметно усмехнулся и тихо сказал:
   - Не надо так смотреть, новенький. Это только выглядит страшно. На самом деле он был сегодня ошеломительно нежен. И даже отпустил меня пораньше.
   Гхарт буркнул:
   - Да уж, если ты сумел добраться до подземелий самостоятельно, мне просто ревновать впору. Обычно мне приходится тащить тебя вниз на руках.
   Дхель тихо засмеялся и скривился от боли.
   - Не стоит. Насколько я понял, причина такой перемены в поведении Господина находится с нами в одной комнате.
   И оба офицера посмотрели на онемевшего Сергея. Дхель заговорил снова.
   - Не хочу даже знать, что произошло между вами на твоей первой аудиенции. Но вот тебе необходимо знать, что Господин приказал мне лишить тебя девственности. Со всей возможной осторожностью и нежностью.
   В комнате повисла гнетущая тишина. Сергей стоял, чувствуя, как немеет тело. Гхарт опустил глаза и едко фыркнул:
   - Расслабься, новенький, сейчас Дхель всё равно не в состоянии действовать. Придётся тебе потерпеть немного.
   Дхель проговорил с мягким упрёком:
   - Гхарт, не надо, Сергей то в чём виноват? Приказ есть приказ.
   Гхарт скривился и, поднявшись на ноги, плеснул в бокал красного вина из пузатой бутылки. Вновь опустился на колени рядом с постелью Дхеля и поднёс бокал к губам любовника. Дождался, пока измученный Дхель допьёт вино и спросил:
   - Много крови потерял?
   - Да нет, не особенно, я же говорю, он был нежен, как никогда.
   - Ага. Перевернуться сможешь?
   - Не рискну. Попробуй справиться с этим сам.
   Гхарт снова поднял взгляд на Сергея и сказал:
   - Помоги-ка мне, новенький.
   Общими усилиями они перевернули Дхеля лицом вниз. Гхарт осторожно раздвинул его ягодицы и изумлённо ахнул. Дхель хихикнул в подушку. Гхарт осторожно накрыл его простынёй и заговорил:
   - Нда, не думал, что когда-нибудь увижу такое. Теперь я верю в твои слова. Он действительно был нежен с тобой, раз твоя задница цела и невредима.
   Дхель вновь хихикнул:
   - Ну, невредима - это сильно сказано. После четырёх заходов я ощущаю себя выжатым лимоном.
   Гхарт рассудительно заметил:
   - Ну, тебе грех жаловаться. Раньше он не расщедривался на обезболивающее для тебя. У тебя эйфория, ты знаешь?
   - Не было никакого обезболивающего. Он делал это лицом к лицу и несколько раз целовал меня. Должно быть, в его слюне находится какое-то наркотическое вещество. Я действительно ощущаю себя обдолбаным по уши.
   Повисла гнетущая тишина. Дхель завозился, стараясь обернуться. Сергей тоже взглянул на старшего офицера. На лице Гхарта было написано неподдельное потрясение. Немного придя в себя, он выдохнул:
   - Он тебя... Что?!
   Дхель пожал плечами и поморщился.
   - Ну да, целовал. Первую минуту я был в шоке, помню это отчётливо, а потом начал отвечать ему.
   Гхарт повернулся к Сергею и изучающе уставился на него. Потом проговорил:
   - Шёл бы ты спать, новенький. Завтра будет тяжёлый день. Нам всем не помешает отдохнуть.
  
   3.
   Сергей тихо всхлипнул. Кричать, стонать, вообще издавать любые громкие звуки, находясь в постели сетха, было запрещено. Господи, как же больно! Ну почему эта сволочь не может получать удовлетворение, не причинив предварительно боль своим жертвам?
   Он уже больше месяца был любовником Оборотня и сполна познал всё, что содержит в себе это понятие. Сетх всё так же тащил в свою постель приглянувшихся ему высших офицеров, за что Сергей был безмерно ему благодарен. Эти "измены" Господина давали ему такую желанную, но, увы, короткую передышку. Переспав с очередным случайным любовником, сетх неизменно звал в свою постель Сергея.
   Сергей по-прежнему жил в одной комнате с Дхелем и Гхартом. Оба офицера косились на землянина с плохо скрываемым сочувствием, но молчали. Их сетх тоже вызывал к себе, правда, теперь не часто. Из них двоих сильнее доставалось Гхарту. С Дхелем сетх был по-прежнему мягок и почти нежен, возможно потому, что акт "лишения девственности" прошёл именно так, как и приказал Оборотень: "со всей возможной осторожностью и нежностью". Сергей получил несомненное удовольствие, и боли практически не ощутил - она была мимолётной и бесследно растворилась в нахлынувшем наслаждении. На следующий день о случившемся напоминал только небольшой дискомфорт, который бесследно исчез уже к вечеру. Дхель, к тихому неудовольствию Гхарта, ещё несколько раз повторял их соития, однажды даже предоставив землянину возможность побыть сверху, прежде чем доложить Господину, что приказание исполнено.
  
   Что означает пресловутая "почти нежность" Господина, Сергей познал сразу же в свой первый раз с сетхом. От жуткой боли из его глаз текли слёзы, и прекрасное чудовище, обнимающее его, принялось слизывать с висков мокрые солёные дорожки. А когда сетх добрался до полуоткрытого в беззвучном стоне рта и накрыл губы землянина своими, боль перестала иметь значение. В слюне Оборотня действительно было что-то, оказывающее наркотическое воздействие на его жертв. И блаженство, накрывшее Сергея тёмной волной, полностью перекрыло все болевые импульсы. Он вскинулся, пылко отвечая на поцелуй, и сжал сетха в объятиях, почти не обратив внимания на изумлённо расширившиеся глаза Господина. Позже Сергей узнал, что такое поведение было, мягко говоря, нетипичным для всех прочих любовников Оборотня. Этот импульсивный поступок и привел его к текущему состоянию дел.
  
   Сергей дёрнулся, почувствовав проникновение горячего члена сетха в его уже истерзанный сегодняшними забавами Господина анус. За это движение Оборотень накажет его позже. А может, и прямо сейчас. Вконец измученный землянин лежал, уткнувшись лицом в подушку, и на поцелуи, снимающие боль, рассчитывать было глупо. Сам виноват. Не надо было отворачиваться от Господина, он этого не любит. Однако тёплая ладонь скользнула по щеке Сергея и развернула его голову набок. Мягкие, нежные губы сетха осторожно прикоснулись к запёкшимся губам человека. Сознание в панике завопило: "Ответь ему, чёрт бы тебя побрал, ты, самоубийца!", но истерзанное тело отказывалось подчиняться. Сетх разочарованно вздохнул и внезапно отстранился, выскальзывая из него. Сергей почувствовал, как его бесцеремонно разворачивают лицом к себе и... нежно обнимают? Сетх тихонько зашептал, укачивая его в объятиях:
   - Ну что, совсем я тебя замучил, мальчик мой? Хочешь отдохнуть?
   Ошеломлённый Сергей только кивнул, не в силах произнести ни слова.
   - Тогда спи. На сегодня это всё.
   Сергей потрясённо выдавил:
   - Но... Ты не кончил...
   Насмешливо поднятая бровь заставила его опомниться.
   - Хочешь помочь мне в этом? Да не вздрагивай так, я не трону тебя сегодня больше.
   Сергей почувствовал, как разжались объятия сетха, и мысленно застонав, попытался сползти с кровати, отчётливо понимая, что до подземелий добраться не сможет, упадёт где-нибудь по дороге. Но сегодняшние неожиданности на этом не закончились. Сетх перехватил его за талию, грозно рыкнув:
   - И куда это ты собрался, позволь спросить? На четвереньках в подземелья поползёшь? Нет уж, будешь спать здесь!
   Сергей в ужасе уставился в лицо Господина. Он что, сошёл с ума?! Такое поведение было настолько нехарактерным для безжалостного Оборотня, что от потрясения землянин почти вышел из ступора, в который загнал себя, пытаясь избежать мучений.
   Выражение лица сетха смягчилось.
   - Да не бойся так, до утра ты в полной безопасности. А может и дольше, посмотрим. Иди сюда, ложись рядом. Вот и умница. А теперь спи.
  
   Дыхание лежащего рядом с ним сетха очень быстро стало ровным и глубоким. Сергей по-прежнему лежал на постели без сна, пытаясь осмыслить всё произошедшее несколько минут назад. Сетх пощадил его, не стал терзать дальше. Более того, сетх оставил его на ночь в своей постели. Насколько было известно Сергею, такого раньше не случалось ни с одним из любовников Оборотня. Что всё это значит? В голове вспыхивали и гасли предположения и объяснения такому странному поведению Господина, но не одно из них не показалось Сергею достаточно правдоподобным.
   Человек отлично помнил, как ломал его сетх. Помнил и вздрагивал от нежеланной яркости воспоминаний. Повод, выбранный сетхом, был странным. На его взгляд. Сетх запретил ему кричать от боли, запретил даже стонать. Но то, что Оборотень делал с ним - даже просто прикосновения его обнажённой кожи! - было так мучительно, за исключением пьянящих поцелуев, пожалуй, что Сергей и думать забыл следовать запрету. А после того, как сетх наигрался с его телом вдоволь, ему было с усмешкой объявлено: "На первый раз прощаю, мальчик. Закричишь ещё хоть раз - пеняй на себя". Сергей не придал словам Оборотня значения. Как оказалось - напрасно. На следующий день он в этом убедился.
   Первый же стон боли оборвала хлёсткая пощёчина. Сергей заглянул в холодные глаза сетха, и впервые осознал, что всё предшествующее было цветочками. Знакомиться с ягодками желания не было. Какое-то время он старательно давил стоны, но всему есть предел. Контроль над собой он утратил довольно быстро. Услышав его крик, сетх усмехнулся, как показалось Сергею, довольно. И вдавил ноготь в болевую точку на теле человека, отчего тот забился в агонии, не в состоянии вдохнуть воздух для нового крика. И отнял руку, лишь увидев, как наливается синевой побледневшее лицо. Отдышавшись, Сергей поднял голову. Оборотень внимательно рассматривал его, приподнявшись на локте. Увидев взгляд человека, усмехнулся. И сказал:
   - Ну что, мальчик мой, хочешь ещё покричать? Я могу дать тебе такую возможность. Не в моей постели, конечно. В камере пыток.
   Сергей судорожно втянул в себя воздух. И с трудом выдавил:
   - Прости, Господин. Я не сдержался.
   В глазах Оборотня полыхнул гнев.
   - Сладкий мой, что такого я сделал с тобой, что ты не сдержался? Может, дать тебе повод не сдерживаться? Ещё один звук, и я это сделаю!
   И, вцепившись в плечо сильными пальцами, резко дёрнул на себя.
  
   Конечно, он не смог удержать криков. Да и как удержать, если разозлённый Оборотень намеренно старается причинить боль посильнее. И сетх выполнил свою угрозу. Сергея передёрнуло. Воспоминания о времени пребывания в камере пыток - те моменты, когда он был в сознании - накрепко впечатались в память, сохранились настолько яркими, словно были вытравлены жгучей кислотой в темноте под его закрытыми веками. Он старательно гнал их от себя, но ночами изгнанные воспоминания возвращались жуткими кошмарами. А в подсознании накрепко засел безмерный ужас перед гневом в глазах сетха. И ещё одно воспоминание тревожило его ночами. Тихий умоляющий голос:
   - Господин, ты ведь сломал его ещё два дня назад, ты сам говорил это. Позволь мне залечить его раны. Он может умереть...
   И холодный голос, от звука которого по спине бежал озноб:
   - Заткнись, Дхель! Не твоё это дело. О себе беспокойся!
   И, спустя вечность - тот же голос, тихо, чуть слышно:
   - Он не умрёт. Я не допущу этого, Дхель, верь мне.
  
   Когда он пришёл в сознание на своей постели, в первый момент испытал лишь облегчение. Потом пришёл страх. Нет никакой возможности предотвратить повторение подобного. Сетх вновь может повторить всё, что уже сделал с ним, почему бы и нет. Если захочет - и повода искать не станет. Мысль о самоубийстве даже не пришла ему в голову. Вместо этого там докучливыми насекомыми назойливо роились мысли о том, что ему придётся привыкнуть к боли.
   Он оказался прав, хотя рад бы был ошибиться. Редкая ночь проходила без вызова к сетху. Он почти привык к боли, смирился с ней, насильно загоняя себя в состояние, близкое к полной прострации. Если боль бывала совсем уж невыносимой, плакал, тихо всхлипывая. Сетх временами забавлялся, стараясь выдернуть человека из этого ступора, что почти всегда ему удавалось. Достаточно было только поцеловать, и глупый человечек сам обнимал его, с готовностью подаваясь навстречу, раскрываясь до конца, не утаивая ни единого движения души.
  
   О служебных обязанностях он почти забыл. Не до них было. Дни проходили в вязком тумане и попытках оклематься до следующей ночи. Одно утешало - прикосновения сетха перестали быть тяжёлым испытанием для него. Сам по себе физический контакт не был уже мучением. Теперь Оборотню приходилось прилагать усилия, чтобы причинить ему боль. И когда сетх вдруг давал ему нежданную передышку, Сергей бывал безмерно счастлив. До служебных ли тут обязанностей?
   Впрочем, обрадованные офицеры, которых сетх почти забросил, безропотно выполняли и его работу, честно поделив её на всех. Чуть ли не на цыпочках вокруг него ходили. Сергей понимал причину такой чуткости и нерадостно посмеивался временами. Жертвенный агнец, вот кто он для них. Впрочем, очень скоро и это становилось ему безразлично. Сетх вновь призывал его к себе и кошмар начинался сначала. И Сергей уже не мог видеть ничего вокруг, он смотрел на Оборотня, словно на чёрное солнце, и, словно ослеплённый гибельными лучами, мог видеть и воспринимать только своего Господина.
  
   Сергей чуть слышно вздохнул и заёрзал, поудобнее устраиваясь в одеялах. Чего он точно не ожидал, так это того, что сетх властным собственническим жестом прижмёт его спиной к своей груди. Тёплые губы коснулись его загривка, и горячее, обжигающее дыхание опалило чувствительную кожу. Сергей замер, затаив дыхание, пытаясь совладать с бешеным сердцебиением. Если сейчас всё продолжится... Но сетх только сонно вздохнул и, не разжимая объятий, вновь крепко уснул.
   Сергей тихо лежал, проклиная себя. Ну какого чёрта ему понадобилось шевелиться? Хорошо хоть, не разбудил! Это же хищник, и добычу он способен ловить даже в полудрёме. А вздумай Сергей сопротивляться, убьёт спросонья и снова безмятежно заснёт, и не заметив, что погасил огонёк чьей-то жизни. Да и проснувшись утром, вряд ли будет сожалеть о случившемся. Сергей сделал медленный вдох. Интересно, удастся ли ему расслабиться достаточно для того, чтобы уснуть, или он обречён всю ночь в ужасе ждать, когда же у Оборотня сработают инстинкты убийцы? К чёрту, лучше умереть во сне, чем так мучиться! Сергей постарался расслабиться и сам не заметил, как заснул.
  
   Утром его ждало ещё одно потрясение. Когда Сергей открыл глаза, забыв спросонья, где находится, первым, что он увидел было задумчивое лицо сетха, внимательно изучавшего спящего землянина. От безмерного ужаса, накрывшего его с головой, Сергей вздрогнул всем телом. И мгновенно вспомнил всё, что произошло вчера. А Оборотень, увидев реакцию Сергея, усмехнулся неожиданно печально и одним движением соскользнул с кровати. Сергей проводил Господина настороженным взглядом. А тот принялся одеваться, небрежно бросив землянину:
   - Поднимайся. И в подземелья. Быстро!
   Сергей поспешно скатился с кровати, и принялся лихорадочно натягивать одежду, опасаясь, что Господин отправит его в подземелья голым. Такое уже случалось, но глубокой ночью, когда в коридорах практически никого не было. Сетх смотрел на него, сузив свои прекрасные глаза, потом вдруг, словно приняв какое-то решение, стремительно пересёк разделявшее их пространство и поцеловал. Сергей почувствовал, что у него подкашиваются ноги, и со стоном повис у Оборотня на шее, пылко отвечая на поцелуй. А тот отстранился, тяжело дыша, и уставился на землянина совершенно шальными глазами. А потом процедил сквозь зубы:
   - Убирайся. Сейчас же. Попадёшься мне на глаза до вечера - пеняй на себя.
   Сергей попятился, не отрывая взгляда от сетха. Кипевшее в глазах Оборотня желание завораживало его, заставляло забыть все мучения и страстно желать продолжения. Оборотень яростно взвыл:
   - Пошёл вон отсюда!
   Сергей развернулся и бросился к двери. Он уже взялся за тяжёлую бронзовую ручку, когда его догнал холодный голос сетха:
   - Позовёшь ко мне Дхеля.
  
   После страстного поцелуя сетха голова ощутимо кружилась. Ноги подкашивались и дрожали. Чёрт, передозировка, что ли? Или отравление? Он сам не помнил, как добрался до подземелий. Только в панике дёрнулся, когда его обхватили мужские руки. Сергей поднял голову. Дхель поддерживал его, беспокойно заглядывая в глаза.
   - Что произошло, где ты был всю ночь?
   Сергей сглотнул, чувствуя головокружение. Дхель расширил глаза:
   - У него? До самого утра?!
   Землянин с трудом выдавил:
   - Он приказал позвать тебя. И он в бешенстве. Будь осторожен, Дхель. Кажется, я разозлил его. Не пойму только, чем.
   Дхель побледнел и отпустил Сергея, отступив на шаг. Справившись с собой, офицер заглянул в глаза землянину:
   - В таком случае, предупреди Гхарта, чтобы встретил меня через час. Не думаю, что это продлится дольше. В полдень у Господина встреча с иностранными послами.
   И, развернувшись, отправился в ту сторону, откуда только что пришёл Сергей. Землянин тоскливо вздохнул, ощущая себя полной скотиной. И побрёл в сторону их комнаты. Гхарт поднял голову, когда дверь открылась, и уставился Сергею за спину, ожидая появления любовника. И, когда не увидел его, перевёл взгляд на землянина.
   - Что случилось? Где Дхель?
   Сергей с трудом добрался до ближайшего стула и вцепился в него, переводя дыхание. Гхарт подскочил к нему и встряхнул за грудки.
   - Твою мать, человек, где Дхель, я спрашиваю?!
   Пересохшие губы с трудом шевельнулись, выдавливая ответ:
   - У него. Просил встретить через час. - И Сергей потерял сознание.
  
   Он пришёл в себя на своей кровати. Из соседнего угла комнаты, в котором стояла кровать Дхеля, доносились мучительные стоны. Сергей похолодел. И осторожно приподнялся на кровати, пытаясь сесть. Попытка увенчалась успехом. Ему удалось даже встать, держась за спинку кровати. Гхарт поднял на него глаза, полные нестерпимой муки. Внезапно страдание в его глазах сменилось яростью. Гхарт вскочил и, зарычав, бросился на едва держащегося на ногах Сергея. Схватил за шею и затряс, давя рыдания:
   - Что ты натворил, ублюдок?! Что произошло?!
   С кровати Дхеля раздался испуганный вопль:
   - Гхарт, не-е-ет!!!
   Офицер вздрогнул и, растерянно обернувшись к Дхелю, выпустил горло землянина. Сергей тяжело осел на пол, кашляя и задыхаясь. Дхель, скривившись, приподнялся на кровати и проговорил:
   - Забери тебя демоны, Гхарт, ты напугал меня до полусмерти! Даже не прикасайся больше к Сергею!
   Гхарт нахмурился:
   - В чём дело, Дхель?
   - В том, тупица, что, если ты причинишь хоть малейший ущерб тому, кого любит Оборотень, быстрой смертью не отделаешься! А предварительно Господин умертвит меня у тебя на глазах!
   Сергей поднял глаза, чувствуя, что сердце даёт перебои. Оборотень любит его?! Сергей хрипло спросил:
   - Откуда ты знаешь, Дхель? Он что, сказал тебе об этом?
   Дхель откинулся на постели. И тихо сказал:
   - Он не может сказать о том, чего не знает сам. - И пристально взглянул на притихшего Сергея. - Он не понимает, что с ним творится, он в растерянности. И опасен от этого в тысячу раз больше.
   После паузы Дхель добавил:
   - А насчёт того, откуда я узнал об этом... Я почти эмпат. И такие яркие чувства улавливаю без малейших усилий.
   Глаза Дхеля вновь подёрнулись пеленой страдания. Выброс адреналина бесследно растворился в крови, открывая врата боли. Он скрипнул зубами и выгнулся в мучительной судороге. И, отдышавшись, проговорил, не разжимая зубов:
   - Да, не вздумай пытаться манипулировать им. Тем более просить его за кого-то из нас. Это небезопасно. И произведёт обратный эффект.
  
   В том, что Дхель был прав относительно возросшей опасности Оборотня, Сергей убедился уже к следующему утру. То, что сетх не позвал его вечером, было вполне нормально и опасений ни у кого не вызвало. Такое уже бывало. А утром неподалёку от дверей сетха обнаружили мёртвое тело. Несчастный, с которым Оборотень позабавился накануне, не смог даже отойти достаточно далеко. Сергей, дрожа, выслушивал новости, которые принёс Гхарт. Дхель внимательно смотрел на него со своей кровати, но заговорить не пытался.
  
   4.
   Сергей мысленно застонал. Прошло уже четверо суток с того момента, как сетх в бешенстве выгнал его из своих покоев. И, похоже, звать обратно не собирался. Тем не менее, поутру продолжали находить трупы. Да и днём сетх больше не считал нужным сдерживаться. Ещё двое элитных офицеров непоправимо искалечены, просто ранам и переломам нет числа. И все офицеры смотрят на него, Сергея, с плохо скрытой ненавистью. Если его убьёт не сетх, то впавшие в отчаяние, загнанные в угол офицеры. Нужно придумать способ вернуться в постель Оборотня, и как можно скорее. Так или иначе, он всё равно конченый человек, так пусть он хотя бы умрёт там, где хочет. Поймав себя на последней мысли, Сергей принялся рассматривать её со всех сторон, словно головоломку. Чёрт, а ведь получается, что он успел привязаться к Оборотню за этот долгий месяц. И, может быть, даже... Сергей резко оборвал себя. Нет, об этом он думать не будет. Нужно пробраться в покои Господина сегодня же.
  
   Дождавшись, пока офицер, стоящий на страже, отвернётся, Сергей неслышно проскользнул в тяжёлые кованые двери. Сетх был в кабинете. Увидев Сергея, он поднял брови.
   - Как ты пробрался сюда, мальчик? Тебя пропустил охранник?
   Сергей опустил глаза и произнёс:
   - Он отвернулся.
   Сетх язвительно оскалился.
   - Да, сильно я всех достал... И зачем же ты пришёл? Жизнь не мила стала?
   Сергей вновь поднял глаза и твёрдо проговорил:
   - Не мила. Не знаю, что я натворил, мой Господин, но умоляю простить меня. Лучше мучения от твоих рук, чем твоё безразличие.
   Лицо сетха потемнело.
   - Значит, лучше мучения?
   Оборотень одним прыжком вскочил из-за стола и вцепился в горло Сергея. Изучающе, почти безразлично смотрел, как бьётся, задыхаясь в жёстком захвате, такое слабое человеческое тело. Потом притянул полузадохнувшегося землянина в объятия, целуя со страстью, которой Сергей раньше в нём не замечал. Отстранившись, прошептал на ухо:
   - Значит, для тебя мои объятия - только мучения, мальчик? И ничего приятного в них ты для себя не находишь?
   Сергей, задыхаясь, упрямо пробормотал:
   - А про твои поцелуи я пока ни слова не говорил. - И замер, поняв, что возражает Господину.
   Оборотень растерянно заглянул ему в глаза и медленно разжал руки. Потом так же медленно отступил на шаг назад и снова прошипел:
   - Убирайся!
   Сердце Сергея ёкнуло, но он упрямо покачал головой. Оборотень зло посмотрел на него и вдруг резко ударил в одну из болевых точек, которые он умел находить мастерски. Сергей сложился пополам от нестерпимой боли и повалился на пол, хватая ртом воздух. Сквозь кровавое марево, заволокшее рассудок, он ощутил, как руки сетха срывают с него одежду. Облегчённо вздохнул, потянувшись навстречу, и услышал изумлённый возглас.
   - Совсем спятил? Ты хоть понимаешь, что я собираюсь сделать с тобой?
   Непослушные губы едва шевельнулись, с трудом выговаривая: "Да." Сверху прозвучал тяжёлый вздох. Сетх решительно подхватил его на руки, словно пушинку, и понёс в спальню. По дороге Сергей почти пришёл в себя. Оборотень швырнул его на кровать и запер дверь. Повернулся к землянину и, криво усмехнувшись, проговорил:
   - Ну, раз понимаешь, не жалуйся потом.
   Сергей приподнял голову и из последних сил выдавил усмешку:
   - Когда это я жаловался?
   Оборотень изучающе уставился ему в лицо. Пауза длилась довольно долго. Потом сетх снова вздохнул и сел на край кровати, уткнувшись лицом в ладони. Сергей нерешительно подполз к нему и робко провёл рукой по бедру Оборотня.
   Сетх посмотрел на него дикими глазами и внезапно схватил за руку, выворачивая запястье. А потом потащил в соседнюю комнату. Сердце землянина ёкнуло и зашлось от ужаса. В этой комнате и находилась миниатюрная камера пыток, та самая, воспоминания о которой мучили его ночами. Больше всего Сергей боялся устройства, которое сетх называл "растяжка"***. И именно к нему сейчас тащил Сергея Оборотень.
   Сетх выпустил его руку и холодно проговорил, вставая в углубления для ног и протягивая руки к кожаным браслетам:
   - Застегни их.
   Сергей бездумно подчинился, чувствуя головокружение и ещё не понимая, что происходит. Когда браслеты сомкнулись на запястьях Оборотня, тот закрыл глаза и глухо застонал. А Сергей внезапно осознал, что сейчас сделал. И потянулся расстегнуть браслеты, но вздрогнул от резкого окрика:
   - Не смей! Сделаешь это, и останешься здесь вместо меня до утра...
   Сергей задрожал. Сетх открыл ставшие почти чёрными глаза и глухо сказал:
   - А теперь можешь, наконец, сделать то, ради чего ты пришёл сюда. Сейчас я полностью в твоей власти. Освободиться сам я не смогу. Действуй же!
   Сергей непонимающе смотрел на сетха. А потом в голове, словно молния, сверкнула догадка. Сетх ждёт, что землянин убьёт его. Несколько секунд Сергей почти всерьёз обдумывал эту возможность, потом покачал головой. Сетх насмешливо сощурился:
   - Не решаешься? Позови того, кто стоит у дверей. Он с радостью поможет тебе. Тебе с радостью поможет любой, кого ты встретишь в коридорах.
   Сергей молча смотрел на сетха. И прикидывал, какова для него вероятность выжить, когда он освободит Оборотня. Сетх не простит ему того, что оказался беспомощным перед человеком. То, что произойдёт, будет действительно страшным. Сергей сглотнул и хрипло проговорил:
   - Значит, могу сделать то, зачем пришёл сюда? Ты действительно этого хочешь? Хорошо, Господин, я сделаю это.
   И подошёл вплотную. К чести Оборотня, тот даже не попытался отстраниться, по-прежнему насмешливо и слегка презрительно глядя на человека.
   Сергей осторожно прикоснулся рукой к лицу сетха, потом запустил пальцы в мягкие густые пряди и медленно оттянул его голову назад. Из горла Оборотня вырвался придушенный всхлип. Кадык судорожно дёрнулся, глаза закатились. Сергей вдруг ощутил бешеное возбуждение и, застонав, впился в полуоткрытые губы сетха жёстким, уверенным поцелуем. Оборотень почти взвыл, утратив свой хвалёный самоконтроль. Немудрено было взвыть. Сергей и сам никогда не мог удержать криков на "растяжке", даже если прикосновения Господина были не ранящими и совсем мимолётными. А уж если Оборотень стремился намерено причинить боль...
   Не отрываясь от губ сетха, Сергей резко притиснул его к себе другой рукой и начал поглаживать по спине уверенными круговыми движениями, спускаясь всё ниже. Гортанные звуки, которые издавал Оборотень, можно было принять за звуки наслаждения. Но Сергей точно знал, что это была боль. Ужасная боль. Иногда, очень редко, Господин ласкал так его, беспомощно висящего на "растяжке". А после делал то, что ещё долго потом преследовало Сергея в ночных кошмарах.
   Землянин отстранился и взглянул в перекошенное страданием лицо Оборотня. А потом нежно-нежно прошептал, заглядывая в глаза сетху:
   - Ну и как тебе на моём месте?
   Полубезумный взгляд тёмно-синих, почти чёрных глаз обжёг его, словно огнём. Пересохшие губы шевельнулись, беззвучно выдыхая:
   - А тебе на моём?
   Сергея пробрал озноб. Нет, сил завершить то, что он задумал, не хватит. Не физических - душевных. И даже если он найдёт в себе силы продолжать, после этого не останется другого выхода, кроме как убить сетха прямо на "растяжке". В противном случае вконец озверевший Оборотень будет убивать его целую вечность. Ему и так уже вовек не расплатиться за эти мгновения абсолютной власти над телом и душой сетха. Если бы только он мог сделать то, чего так страстно желал, не причиняя Оборотню боли!
   Сергей вновь заглянул в глаза Господина, такие огромные сейчас на осунувшемся, заострившемся лице. Заглянул в чёрные бездонные колодцы зрачков и вдруг понял, что сетх знает. Знает, какие мысли только что бродили у Сергея в голове, и ждёт продолжения, отчётливо понимая, что сопротивляться человеку сейчас не сможет. Ещё совсем недавно такие мягкие, а сейчас запёкшиеся губы Оборотня шевельнулись, и из трещинки на губе по подбородку побежал кровавый ручеёк. Сетх с трудом выдавил:
   - Продолжай.
   Сергея замутило. Господи, да что же он творит?! Руки сами, без участия разума, скользнули в стороны, расстёгивая браслеты. И тут же мир закружился у него перед глазами.
   В себя его привела резкая, пульсирующая боль во всём теле и холодный голос:
   - А вот это было ошибкой, мальчик. Я ведь говорил тебе этого не делать.
   Сергей засмеялся и закашлялся, стараясь удержать равновесие в "растяжке". Терять всё равно уже нечего. И проговорил:
   - Ошибкой было, что я не трахнул тебя, пока у меня была такая возможность. Об остальном я ничуть не жалею.
   Он услышал, как сетх за его спиной судорожно втянул глоток воздуха. Потом хлопнула дверь. Вот и всё. До утра он останется здесь, а Оборотень будет развлекаться с очередной жертвой. А уж что будет утром...
   Спустя некоторое время он услышал сквозь дверь приглушённые вопли, которые подозрительно быстро стихли. От звука открывшейся двери Сергей вздрогнул всем телом. О, чёрт! Ошибка. Резких телодвижений "растяжка" не прощает. Боль взорвалась в мозгу ослепительной сверхновой звездой. Пытаясь отдышаться, Сергей замер.
   Оборотень явно стоял на пороге комнаты и смотрел на него. Подать голос или промолчать? Что будет правильным решением, а что - ошибкой?
   В нос ударил безошибочно узнаваемый металлический запах крови уншеи. Значит, офицеру, стоявшему у двери, не повезло. Оборотень подошёл совсем близко и теперь стоял прямо за спиной Сергея. Потом его руки скользнули в миллиметре от кожи землянина, имитируя объятие, но не завершая его. Дыхание Сергея участилось. Выходит, сетх растравил свой аппетит с офицером и теперь продолжит забаву с ним? Ну что ж, ожидать чего-то иного было бы глупо. Если учесть то, что Сергей сегодня сделал, странно, что Господин ещё сдерживается.
   Одна рука Оборотня вдруг плотно обхватила его грудь, вторая скользнула к браслету, расстёгивая его. Боль от прикосновения была чудовищной, но, несмотря на неё, Сергей потрясённо ощутил, как Оборотень сменил руки, отстёгивая и второй браслет. После своей сегодняшней выходки Сергей ожидал самого жестокого обращения. Но Оборотень постарался смягчить для него шок снятия с "растяжки". Это было в высшей степени странно, если не сказать, жутко. А потом сетх вновь подхватил его на руки и понёс обратно в спальню.
   ~~~~~
  
   *** "растяжка" - устройство придуманное Оборотнями для пыток. Представляет собой два столба к которым крепятся браслеты для рук и узкую платформу между ними, в которой находятся углубления для ног. При создании этого устройства применяется магия Оборотней. Болевая чувствительность того, кто находится в "растяжке", обостряется до предела. Достаточно лёгких прикосновений, чтобы причинить боль. При малейших отклонениях от вертикального положения зафиксированный в "растяжке" также ощущает сильную боль.
  
   5.
   Комната была просто залита кровью. Как ни странно, постель осталась почти чистой, несколько пятен с краю не в счёт. А вот всё остальное... В крови были даже стены. Что же здесь творилось? Впрочем, об этом лучше не задумываться.
   Оборотень аккуратно положил Сергея на постель и принялся стягивать с себя испачканную чужой кровью одежду. Раздевшись, опустился на кровать рядом с ним. Откинулся на подушки и закрыл глаза. А потом глухо проговорил:
   - Что бы ты ни сделал этой ночью, обещаю, что утром я забуду об этом. Ты не будешь наказан. Если тебя остановил только этот страх, сейчас ты можешь продолжать. Я не сделаю ни движения, чтобы воспротивиться тебе, клянусь.
   Сергей, не двигаясь, ошеломлённо смотрел на Оборотня. Сетх открыл глаза и посмотрел на землянина. Губы изогнулись в иронической усмешке, но глаза были предельно серьёзны.
   - На остаток этой ночи я согласен поменяться с тобой ролями, Сергей. Ты ведь хотел именно этого, мой мальчик?
   Сергей почувствовал, как его сердце замерло на мгновение, а потом застучало в рваном лихорадочном ритме. Чёрт, даже если сетх убьёт его утром, он не в силах отказаться от столь щедрого предложения Оборотня! Землянин приподнялся на кровати и нерешительно потянулся к губам сетха. Скользнул языком в послушно приоткрывшийся рот, одновременно запуская руку в густые волосы. Вторая рука почти без участия разума сжала бусинку соска. Оборотень вздрогнул и чуть слышно застонал, но совладал с собой и вновь замер в неподвижности. Сергей оторвался от его рта и заглянул в глаза Оборотня. В нежно-фиалковые глаза. И в который раз подивился их странному изменчивому цвету.
   Землянин вновь опустил голову, принимаясь за изучение нежной кожи на горле сетха. Дрожь тела под ним отдалась в животе Сергея возбуждающей вибрацией, заставляя лихорадочно схватить ртом глоток воздуха. Руки землянина скользнули по рукам Оборотня, сжимая запястья, слишком тонкие по сравнению с силой этих рук, и заводя их за голову Господина. Фиалковые глаза вновь сменили цвет, темнея и становясь почти чёрными от расширившихся зрачков. Сердце землянина скакнуло куда-то к горлу. Такой цвет обычно означал, что сейчас ему будет очень больно. Сергей отстранился и сел на кровати, смотря на неподвижного Оборотня. Тот и не думал изменять позу, покорно лёжа с заведёнными за голову руками. Сергей усмехнулся пришедшей ему в голову мысли. Быстрым взглядом окинул комнату. И потянулся к так кстати оказавшемуся неподалёку чёрному шёлковому шнуру-поясу. Оборотень вновь задрожал, когда Сергей скрутил его руки шнуром и закрепил на перекладине кровати прочнейшим из известных ему узлов. Дыхание сетха участилось, в глазах появилось почти безумное выражение. И вдруг Оборотень неистово задёргался, пытаясь вырваться из пут. Бессмысленное занятие, даже для сетха. Сергей ласково погладил Господина по груди, стараясь успокоить, потом нежно прильнул щекой к щеке и прошептал чуть слышно:
   - Так вот чего стоят твои клятвы, мой Господин? Ты ведь обещал, что не воспротивишься ни движением...
   Сетх явно услышал его, потому что яростные рывки прекратились. Через несколько секунд тело Оборотня вновь безвольно обмякло. Сергей посмотрел в глаза сетха. Отлично, вновь ярко-синие. Оборотень вполне контролирует себя, значит, можно продолжать. Землянин вновь отстранился, жадно оглядывая ослепительно прекрасное тело, которое на несколько часов предоставили в его полное распоряжение. Милосердный Боже, как же красив этот монстр! И это существо сейчас безраздельно принадлежит ему, что бы там не случилось утром. Сергей лёг рядом с безучастным сетхом и принялся покрывать короткими поцелуями-укусами его лицо, спускаясь всё ниже и ниже. Когда он добрался до сосков Оборотня, из груди того вновь вырвался чуть слышный стон. Здесь Сергей задержался подольше, тщательно вылизывая и покусывая нежную шелковистую кожу. Когда он, наконец, решил, что пора перебраться пониже, и перешёл к выполнению своего плана, сетх задрожал, но не издал ни звука. Сергей недоумённо нахмурился. В чём дело, почему Оборотень неподвижен, почему молчит и старательно давит стоны, которые явно не может удержать? Землянин поднял глаза. Лицо Оборотня было покрыто каплями пота, нижняя губа безжалостно закушена, глаза плотно зажмурены. Сергей беспокойно приподнялся. Ему плохо? Оборотню не нравится то, что делает человек? Землянин, вновь подтянувшись на руках, осторожно лизнул губы сетха. Глаза Оборотня распахнулись, по подбородку вновь побежала тёмная струйка крови от окончательно прокушенной губы. Таких глаз у сетха Сергей не видел ни разу. Огромные, чёрные, кажется, что зрачки расширились за пределы радужки.
   Землянин тихонько шепнул:
   - Что с тобой, Господин? Тебе плохо?
   С губ сетха сорвалось грязное ругательство. Он скрипнул зубами и прошипел:
   - Издеваешься?! Делай, что хочешь, человек, только не задавай вопросов!
   - Почему? Ты обещал не сопротивляться. Я хочу, чтобы ты ответил на мой вопрос.
   Глаза Оборотня полыхнули безумием.
   - Издеваешься. Смелый, да? Не боишься того, что может произойти утром?
   - Что бы ни случилось, сейчас я не хочу причинить тебе боль.
   Безумие в чёрных зрачках внезапно потухло.
   - Ты не можешь этого избежать. Да и незачем. К боли я привык.
   Сергей отстранился и сел на постели. Значит, сетху всё-таки больно. Землянин тихо спросил:
   - Скажи, Господин, ты действительно хочешь, чтобы я продолжал? Если нет, я развяжу тебя. И не стану пользоваться твоим великодушным предложением.
   Сетх насмешливо сощурился:
   - Ты что, пожалел меня, мальчик? Не стоит. Продолжай. Ты всё равно не сможешь довести меня до грани, за которой исчезнет всякое желание близости с тобой. Вы, люди, слишком мягкие существа.
   - Значит, тебе нравится жёсткий секс, Господин?
   - Речь не идёт о том, что мне нравится. Я, кажется, предоставил возможность сделать то, что нравится тебе. Действуй!
   Сергей поднял бровь.
   - Действовать, не обращая внимания на твою боль?
   Сетх насмешливо оскалился:
   - Вспомни лучше, как ты задыхался на растяжке, не в состоянии даже кричать, когда я брал тебя. И не обращай внимания на мои стоны.
   - А если ты будешь кричать?
   - Если тебе удастся заставить меня закричать, к Дхелю я больше не прикоснусь.
   Сергей настороженно взглянул в лицо сетху. Совершенно безучастное выражение, но почему возникает ощущение, что на него из засады пристально смотрит хищник? Землянин пожал плечами:
   - Почему ты думаешь, Господин, что я как-то в этом заинтересован?
   - Разве он не нравится тебе? Он клялся, что был с тобою нежен и ласков. Это не так?
   - Так. И я благодарен ему за это. Если бы я не знал, как это бывает без боли, то вряд ли смог бы сейчас даже прикоснуться к тебе. Но Дхель - любовник Гхарта, и после той недели обучения он ни разу не брал меня.
   - Значит, мне придётся придумать стимул повесомее?
   - Зачем, Господин? Ты хочешь кричать от боли?
   - Я хочу, чтобы ты очень постарался.
   - В другой раз.
   Сетх изумлённо поднял брови:
   - Почему ты решил, что он будет?
   - Потому, что на этот раз я поступлю так, как хочется мне.
   Оборотень молча уставился на него. Ну что ж, если нежность Оборотню не нужна, может быть понравится бесцеремонность? Лёгкое прикосновение губ к губам. Не отвечает. Так изумлён или пришла блажь поупрямиться? Сергей решительно склонился над сетхом, запуская пальцы тому в волосы и придавливая их к кровати. Голова Оборотня запрокинулась, обнажилось беззащитное горло. Очень хорошо! Задышал чаще, в глазах появилось загнанное выражение. А ты не такой уж бесчувственный, каким хочешь показаться, Господин! Непонятно только, что ты сейчас испытываешь: боль или всё-таки наслаждение? Да и умеешь ли ты их различать?
   Может быть, и нет. Сергей, заинтригованный этой мыслью, приник губами к жилке на горле, нежно прикусывая и посасывая кожу, в этот раз не обращая никакого внимания на судорожную дрожь тела сетха. Вторая рука взялась за сосок, нежно потеребила его и вдруг резким движением выкрутила. Одновременно с этим движением Сергей сильнее прикусил кожу на шее Оборотня, ставя засос. Конвульсия, сотрясшая тело сетха, едва не сбросила человека с кровати. Сергей заглянул в безумно-чёрные глаза Оборотня и нежно шепнул:
   - Плохой мальчик. Не дёргайся так, или придётся тебя наказать.
   Наградой ему было выражение откровенного шока в дико расширившихся глазах Оборотня. Сергей усмехнулся и опустил голову, накрывая ртом пострадавший сосок, посасывая и перекатывая языком немедленно затвердевший крохотный комочек плоти. Одна его рука мяла и выкручивала второй сосок, другая в это время блуждала по телу сетха, не останавливаясь ни на минуту. Наконец он услышал сдавленный стон. Сергей стиснул зубы. Ещё немного, и он сам не выдержит, а этот каменный истукан, похоже, и не возбуждён ничуть. Ладно, посмотрим, как ты отреагируешь на это.
   Сергей переместился ещё ниже, целуя живот сетха, развёл в стороны его бёдра и опустился на кровать между ними. Взял в рот мягкий член сетха и принялся старательно делать то, что не единожды делал с ним Дхель.
   Сверху прозвучал ровный голос Оборотня:
   - Если ты хочешь не просто взять меня, но и получить какую-то реакцию в ответ, тебе всё-таки придётся быть погрубее, мой мальчик. Наслаждение я могу испытать, только чувствуя боль, а чужую или свою, не имеет значения.
   Сергей приподнялся и слегка раздражённо взглянул в непроницаемые глаза Оборотня. Значит, боль... Ну-ну. Сергей поднёс руку ко рту сетха.
   - Оближи.
   Синие глаза вдруг сверкнули таким распутным огнём, что Сергей едва не задохнулся. Оборотень послушно открыл рот, и Сергей почти грубо пихнул туда пальцы. Сетх принялся старательно облизывать их, не отрывая от него взгляда. Сергея бросило в испарину, когда он подумал, что на месте пальцев мог бы быть... О нет, настолько он Оборотню не доверится! Землянин вынул пальцы изо рта Оборотня и вновь приник к промежности сетха, нежно прихватывая губами тонкую кожицу мошонки, одной рукой обхватив бедро Оборотня, а второй нащупывая вход в его тело.
   Сергей почувствовал, как беспокойно зашевелился и часто задышал под ним сетх. Приподнялся, заглядывая в глаза Оборотня, и резко вогнал в проход сразу три пальца. Тело Оборотня сотрясла судорога, его лицо исказилось от боли, но Сергей не услышал ни звука. Член сетха вздрогнул и ожил. Сергей чуть усмехнулся и коснулся его губами, языком, забрал в рот головку. Ну посмотрим, Господин, сумею ли я довести тебя до оргазма. Он почти вынул пальцы из тела сетха и загнал их обратно ещё резче, не отрываясь от облизывания тёмно-красной головки. Жёстко трахая извивающееся под ним тело одной рукой, Сергей сжал член сетха другой и его язык начал свой танец вокруг перевитого венами ствола. Нет, сетх не кричал, но хрипы, вырывающиеся из его горла, были намного лучше криков.
   Когда хрипы перешли в сдавленные стоны, Сергей выпустил изо рта твёрдый и мокрый от его слюны член Оборотня и выдернул пальцы из разработанного отверстия. А пальцы в крови... Чёрт, этого следовало ожидать, но всё же... Сергей вновь поднёс руку к перекошенному лицу Оборотня.
   - Оближи. Начисто.
   Дикий, безумный взгляд из-под ресниц. И покорно открывшийся рот. Облизал, как миленький. Вот и умница. А ему следует поторопиться, пока проход ещё раскрыт.
   Сергей расположился между разведённых бёдер сетха, которые тот даже не попытался сдвинуть. Забросил одну ногу Оборотня себе на плечо и приставил головку готового разорваться от напряжения члена к пульсирующему и кровоточащему отверстию сетха. Надавил слегка и неожиданно легко проскользнул внутрь. Мышцы Оборотня плотно обхватили его член. Боже, какое наслаждение! А кровь - отличная смазка, тут сетх прав как никогда.
   Сергей осторожно качнулся вперёд, входя глубже. Оборотень зажмурился и всхлипнул. Почему-то эта реакция сетха произвела на него безумно возбуждающее воздействие. Сергей чуть слышно застонал и резко вошёл до упора. Ещё одна конвульсия, и мышцы Оборотня так сильно и плотно сжали его член, что Сергей окончательно потерял голову. Шепча на ухо сетху какие-то безумные глупости, он вколачивался в это прекрасное тело с такой силой, что от острого наслаждения темнело в глазах. В какой-то момент сетх не выдержал и забился под ним, делая резкие движения навстречу. А то, что вырывалось из его горла... На стоны это уже не походило. Скорее, прерывистый, полузадушенный вой. Сергей ощутил, как сильно сжимаются мышцы Оборотня, и, не выдержав этого давления, сорвался в оргазм невероятной силы. Перед глазами заплясали огненные круги, и сознание, не вынесшее такой интенсивности чувств, почти отключилось. Почти.
   Сергей с измученным стоном поднял голову. Сетх лежал под ним, выгнувшись дугой и всё ещё содрогаясь в судорогах оргазма. Глаза Оборотня были по-прежнему закрыты, он со всхлипами втягивал в себя воздух, словно сражаясь за каждый вдох.
   Сергей медленно отстранился. Даже это осторожное движение вызвало мучительный стон. Сетх открыл полностью чёрные глаза. И безучастно уставился в потолок. Сергей вздохнул. И перевёл взгляд туда, где только что соединялись их тела. Да, так и есть. От тёмной крови сетха простыни стали блестящими и почти чёрными. Сергей смотрел на кровавое пятно, и в душе поднималось чувство, очень похожее на раскаяние. Кто же так искалечил твою душу, мой Господин? Кто научил тебя смешивать боль и наслаждение?
   Он решительно наклонился, приподнял безвольное тело за бёдра, вызвав этим очередной тихий всхлип, и приник губами к окровавленной промежности, тщательно слизывая кровь сетха, на вкус скорее напоминающую терпкое вино. Интересно, а какова на вкус для Оборотня его кровь? Когда Сергей добрался до пострадавшего отверстия, сетх, словно очнувшись, наконец застонал и выгнулся, явно пытаясь избежать прикосновения к кровоточащему анусу. Но Сергей сжал бёдра Оборотня крепче, пресекая попытки двигаться, и глубоко втиснул язык в мягкую и горячую пульсирующую дырочку. И услышал сдавленный вопль.
   Сетх отдышался и хрипло пробормотал:
   - С ума сошёл? Что ты вытворяешь?
   Сергей, не обращая никакого внимания на слова Оборотня, продолжал вылизывать повреждённое отверстие изнутри. И когда счёл, что достаточно, отстранился, напоследок слизнув с живота сетха ещё и брызги спермы, почему-то имеющей нежный свежий вкус и приятный запах. Сетх тяжело вздохнул и сказал почти печально:
   - Точно спятил. Отравишься же. Мне тебя потом ещё и откачивать придётся.
   Сергей усмехнулся и потянулся к запястьям сетха. Распутал изрядно затянувшийся узел и начал растирать онемевшие руки Оборотня. Тот пристально следил за ним и, когда Сергей наконец закончил, с тяжёлым вздохом привлёк к себе человека. Надавил острым ногтем на кожу под ключицей и, когда ткани разошлись, приник к ране губами. Сергей сморщился от боли. Нужно просто дождаться момента, когда сетх сочтёт, что с него достаточно, и начнёт вылизывать рану. Наркотик - прямо в кровь. Да, мой Господин, кажется, я крепко подсел на тебя.
   На этот раз сетх пил недолго и немного. Сергей невольно припомнил несчастного охранника у двери. Хм, сетх явно готовился к тому, что должно было произойти. Горячий влажный язык принялся зализывать ранку, и Сергей выгнулся и часто задышал, испытывая ощущения, близкие по интенсивности к оргазму. А когда Оборотень наконец оторвался от раны, потянулся к губам сетха, лихорадочно дрожа. Но Оборотень увернулся, без малейших усилий прижав его к кровати.
   - Я не шучу. Отравишься, хорошо если не до смерти. Для тебя уже явный перебор жидкостей моего тела. Так что остынь.
   Сергей хихикнул:
   - Не хочешь воспользоваться моим беспомощным состоянием? Мне-то вряд ли сейчас будет больно, а тебе, думаю, для разогрева вполне хватит той боли, что я тебе уже причинил.
   Оборотень покачал головой:
   - Хватит-то хватит, но... Ещё немного, и у тебя начнутся конвульсии. За любые удовольствия приходится платить, мой мальчик. Я не хочу, чтобы ты умер.
   Сергей замер, уставившись в печальные фиалковые глаза. И тихо прошептал, начиная что-то понимать:
   - Как пожелаешь, Господин мой, как пожелаешь.
  
   6.
   Они лежали, сплетясь телами; одна нога Оборотня была закинута на бедро Сергея, вторая обвивала лодыжки. Сетх задремал, притянув его на грудь, и, похоже, немаленький вес Сергея, практически лежащего сейчас на нём, совершенно не беспокоил Оборотня. Сцепленные в замок на спине землянина руки надёжно удерживали человека в объятиях. Сейчас Сергею было безразлично, что простыни испачканы в крови. Не имело значения и то, что скоро наступит утро, и прекрасное создание, в объятиях которого он лежит, вновь превратится в чудовищного монстра. Он вдыхал запах, исходящий от кожи и волос спящего Оборотня, и чувствовал бесконечное умиротворение.
   Оборотень вдруг шевельнулся под ним и вздохнул. Сергей замер. Потом медленно отстранился и взглянул на сетха. Тот не спал, печально глядя на человека. Сергей тихо проговорил:
   - Почему ты не спишь, Господин?
   Оборотень опустил веки.
   - Хотелось бы мне заглянуть в глаза человеку, который послал тебя сюда. Хотелось бы понять, почему именно тебя.
   Сергей почувствовал, как леденеет сердце.
   - О чём ты, Господин?
   Сетх невесело усмехнулся.
   - О твоём задании.
   Сергей молча смотрел на него, а в мозгу лихорадочно метались панические мысли. Сетх испытующе взглянул ему в глаза.
   - Почему, Сергей? Почему именно тебя? Ведь можно же было выяснить все подробности. Не настолько уж плоха ваша разведка. Почему же послали тебя, того, кто о близости с мужчиной даже не задумывался ни разу? Почему не того, кто был бы подготовлен к такому? Или ты лучший, Сергей? Лучше тебя никто бы не справился?
   Сергей с трудом выдавил:
   - Я не понимаю, о чём ты говоришь, Господин.
   Сетх устало засмеялся.
   - Всё ты понимаешь, не притворяйся. Незачем. Утро для меня всё равно не наступит. Этой ночью закончится моя прежняя жизнь.
   Сергей в шоке смотрел на Оборотня. А тот продолжал, всё так же устало:
   - Я знал, ещё до того, как ты появился вечером у меня в кабинете, что эта ночь - рубеж. Не знал только, как это будет выглядеть. Решил, что ты ухватишься за возможность отплатить мне за всё. Ты не захотел мстить, не стал истязать меня. Я дал тебе возможность исполнить свои желания и получить удовольствие от моего тела. Ты не захотел наслаждаться в одиночку. И я благодарен тебе за это, действительно благодарен. - Тёплая, почти мечтательная полуулыбка, вдруг вспыхнувшая не только на губах, но и в глазах сетха донельзя шокировала Сергея. Подобного чуда он ещё не видел. Землянин сглотнул и, словно зачарованный, уставился на Оборотня. Тот продолжал говорить. - Теперь я снова предлагаю тебе выбор. Ты можешь уйти отсюда прямо сейчас, вернуться обратно на Землю и забыть меня. Я отдам приказ беспрепятственно пропустить тебя. А чтобы ты был уверен в том, что приказ никто не отменит, оставишь меня в растяжке или убьёшь собственноручно. Думаю, не стоит уточнять, что я бы предпочёл второе. Но выбор останется за тобой.
   Сергей потрясённо слушал сетха, не веря в реальность происходящего. В голове билась мысль: "Это сон, это просто кошмарный сон, такое не может происходить наяву". Сетх тяжело вздохнул и закрыл глаза. Сергей внезапно услышал свой охрипший голос:
   - А второй вариант?
   Оборотень недоумённо посмотрел на него. Сергей сглотнул и проговорил:
   - Ты сказал, что вновь предоставишь мне выбор. Выбор подразумевает наличие второго варианта. Я хочу узнать, какова альтернатива.
   Глаза сетха затуманились, и он тихо проговорил:
   - Этим утром начнётся война. Если ты останешься, тебе придётся воевать против своих, Сергей. Вместе со мной, в качестве моего адъютанта и любовника. Терпеть мои зверства; терпеть мои ласки. Я не убью тебя, на это можешь не рассчитывать. Не убью даже случайно. После того, что ты сделал этой ночью... Моя кровь уже изменяется и через пару дней приспособится к твоей. Отравиться мною ты больше не сможешь. Возможно, просто станешь получать меньше удовольствия от моих поцелуев... Впрочем, может и наоборот. Не знаю. Как тебе такая альтернатива, Сергей? Первый вариант ещё не кажется тебе более предпочтительным?
   Сергей опустил взгляд. О да, с позиций здравого смысла, первый вариант, безусловно, предпочтительнее. Но стоит только представить себе, что всё так и случилось, что сетх мёртв и убит им, неважно каким образом... Немедленно накатывает иррациональное, но нестерпимое и отчаянное желание последовать за финальный занавес вслед за своим Господином. Да, это полное безумие, но... Его сердце абсолютно точно знает, какой вариант правилен.
   Сергей посмотрел на сетха. И криво усмехнулся.
   - Знаешь, Господин, почему-то мне кажется, что я в любом случае пожалею о том решении, которое приму. И потому я выберу тот вариант, который представляется мне наименьшим из двух зол. Я остаюсь.
   Сетх некоторое время пристально смотрел на него, потом проговорил сдавленным голосом:
   - До утра ещё есть время, Сергей. Не торопись с решением.
   - Хочешь заставить меня передумать? Бессмысленное занятие, Господин. Я остаюсь. Даже если утром ты отправишь меня на "растяжку".
   Сетх поднял бровь:
   - За что?
   Сергей беспомощно вздохнул:
   - О, Боже, тебе нужны причины? Хотя бы за то, что я сотворил с тобой этой ночью.
   - И что такого ты сотворил? Взял меня? Так я сам этого хотел. Отведал моей крови? Ты приобрёл иммунитет ко мне, и, возможно, это только к лучшему. Что-то ещё, о чём я не знаю? Вряд ли.
   Сергей нахмурился:
   - Тогда за то, что я твой враг.
   Оборотень вновь поднял бровь:
   - Ты мой враг, Сергей? Ты точно мой враг? Ты уверен в этом? Почему же тогда ты не выберешь первый вариант?
   Сергей уткнулся лицом ему в грудь. А ведь Оборотень абсолютно прав. Он не враг сетху, уже давно не враг.
   Неожиданно пальцы сетха коснулись его волос. Сергей замер, но Оборотень просто провёл ладонью по его голове. Потом снова провёл. И снова. Сергей усмехнулся. Гладит, словно зверюшку. Кто бы мог подумать. И обнял Оборотня, устраиваясь на его плече.
   Они некоторое время лежали так, потом Сергей зашевелился и поднял голову:
   - Господин...
   Сетх прервал его:
   - Орхэ.
   Сергей непонимающе нахмурился:
   - Что?
   - Моё имя Орхэ.
   Землянин моргнул. Сетх мягко напомнил:
   - Продолжай. Ты начал говорить о чём-то.
   Сергей выпустил его из объятий и сел. Ошеломлённо покачал головой и спросил тихо:
   - Зачем?
   Сетх усмехнулся:
   - Что зачем?
   - Зачем ты назвал мне своё имя? Я же знаю, что вы скрываете свои имена тщательнее военных тайн, даже от своих. А ты назвал своё мне, человеку. Зачем?
   - Прежде всего, позволь тебя поправить: не "даже от своих", а "особенно от своих". Если маг-Оборотень узнает имя другого Оборотня, он может сделать с ним всё, что только в голову взбредёт. Такова изнаночная сторона нашей магии. Ну, а что касается тебя... Если ты останешься со мной - это мой дар тебе. И твой щит против меня, на всякий случай. А если всё-таки убьёшь... То это уже не будет иметь абсолютно никакого значения.
   Сергей смотрел в глаза, сквозь синий цвет которых медленно проявлялся нежно-фиалковый, и старался удержать внезапно подступившие слёзы. Нагнулся к губам сетха, нежно коснулся, прижался щекой к щеке и тихо шепнул на ухо:
   - Спасибо, Орхэ. Я тоже люблю тебя. И я остаюсь. - И сдавленно охнул, когда руки Оборотня сжали его в объятиях. Сетх пробормотал, задыхаясь:
   - Лучше молчи, Сергей, не надо говорить такое вслух. Ни к чему хорошему это не приведёт. Я ведь могу поверить в то, что это правда. Молчи, мой мальчик.
   Сергей довольно усмехнулся в тёплую кожу Оборотня и тихо проговорил:
   - Как прикажешь, мой Господин.
   Они лежали, обнимая друг друга, вжимаясь друг в друга, словно стремясь стать единым существом. Сергей думал о том, что его прежняя жизнь, кажется, тоже закончилась этой ночью, и что та новая жизнь, которую пообещал ему Оборотень, будет не намного легче предыдущей, а может быть и тяжелее. Думал и улыбался чуть безумной довольной улыбкой. Губы беззвучно шептали: "Орхэ".
   За толстыми каменными стенами занимался рассвет нового дня.

Оценка: 5.28*101  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Волгина "Провинциалка для сноба" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"