Абра Алиса: другие произведения.

Седьмой район

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почти детективная история ;)

  Седьмой район
  Глава 1
  Ни для кого не секрет, что во многих крупных городах существуют кварталы трущоб, куда чужакам соваться очень не рекомендуется. Здесь царят свои порядки и нравы.
  В нашем мегаполисе тоже был подобный, в народе его окрестили "анклав" за своенравность и неподчинение местным властям. На самом деле это был седьмой район и располагался он в живописном месте, но любоваться красотами было предпочтительней издалека, а лучше всего с другой стороны реки, разделяющей наш город.
  И вот я стою около этого злополучного района, размышляя нужно мне туда заходить, или плюнуть на всё, отправиться домой и забраться с планшетом под тёплое одеяло. Я не искатель острых ощущений на выпирающие части тела. Я журналист, работающий в весьма уважаемом новостном агентстве.
  Страшные истории про жуткие убийства в анклаве периодически будоражили город, и вот сегодня мой проверенный источник сообщил, что назревает очередное кровавое преступление.
  Я вовсе не герой и, как законопослушный гражданин, отнёс эти сведения в полицейское управление, где меня хорошо знали, единственное, что я утаил, это личное знакомство с источником.
  Я представил его, как проверенного анонима, подбрасывающего мне сообщения разнообразными способами, что, собственно, и было на самом деле. Этого мужчину за несколько лет успешного сотрудничества я видел всего лишь однажды и то мельком.
  В полицейском управлении меня заверили, что у них подобных сведений нет, агентура молчит, и настоятельно посоветовали мне идти спать и не забивать голову всякой ерундой. Но я хорошо знал свой источник, с ним я никогда не тратил время впустую.
  Я очень рассчитывал на полицейскую поддержку, а теперь вот стоял и трясся то ли от страха, то ли от весеннего холода, не решаясь переступить границу опасного района.
  Уродливые хибары, полуразрушенные дома напоминали декорации к фильмам ужасов. Кучи мусора, разбросанные вдоль всей улицы, делали картину ещё печальнее. Такое впечатление, что коммунальные службы убирали здесь только раз в год на День Обновления, когда по традиции все выбрасывали старый хлам.
  Весенний, промозглый день быстро клонился к закату, а бродить по трущобам в темноте мне совсем не хотелось, и я решился вступить на запретную территорию.
  Я шёл, напряжённо вглядываясь в окружающие строения, сжимая в кармане единственное своё оружие - баллончик с перцовым газом. Через полчаса блужданий по безлюдным улицам, я несколько расслабился и начал диктовать на смартфон текст будущего очерка, подкрепляя рассказ съёмкой неприветливой местности.
  Я так увлёкся, что не заметил, как забрёл в тупик, и тут я услышал всхлип и рыдания. Страха почему-то не было, видимо, организм уже устал бояться. Я нырнул во двор, откуда раздавался голос и увидел молодого парня, стоящего на коленях над распростёртым на земле телом. Он выл, то поднимая голову, то утыкаясь в лицо лежащего человека.
  - Вам нужна помощь? - я подбежал к парню. Он поднял на меня совершенно безумный взгляд, а меня чуть не вывернуло от жуткого зрелища. На земле лежала точная копия парня, полуобнажённый человек с распоротым животом. То, что он мёртв не вызывало сомнения.
  - Помоги занести брата в дом, - попросил он. Я попятился, желая как можно быстрее сбежать, но в глазах парня было столько горя, что я не смог оставить его.
  Он накрыл брата своей курткой, и мы кое-как затащили мертвеца в открытую дверь на первом этаже. Там с причитаниями нас встретила сухонькая старушка. Я помог положить тело на стол и собирался уже уйти, как вдруг старушка схватила нож и вонзила его в шею второго парня.
  Я с ужасом смотрел, как он, хрипя, оседает на пол и не знал, что мне делать стараться помочь парню, или попытаться скрутить буйную старуху. В этот момент она с безумным взглядом кинулась на меня, размахивая ножом.
  Выскочив за дверь, я в панике мчался по улице, не разбирая дороги, стараясь быстрее покинуть это жуткое место. К счастью мне удалось сориентироваться, и в наступивших сумерках я уже видел освещённую огнями границу района.
  Стремясь быстрее выбраться, я не обратил внимания на тень, скользнувшую из-за дома. Мою шею сдавили, я заорал, что есть мочи, яростно отбиваясь от довольно крупного мужчины.
  На моё счастье мимо проезжал полицейский патруль, услышав крик, они свернули в мою сторону и спугнули убийцу. Я сидел на холодном асфальте, судорожно хватая ртом воздух, который никак не хотел проходить в лёгкие.
  Полицейские усадили меня в машину, вывезли на освещённую улицу соседнего района и попросили пересесть в такси, объяснив, что совершено ещё несколько нападений, и они должны срочно ехать, а машина доставит меня в полицейский участок.
  Я дремал на заднем сидении тёплого салона такси, пытаясь осознать, что со мной сейчас произошло.
  - Приехали, - сказал водитель, вытаскивая пистолет, я крутил в ладони баллончик и рефлекторно выбросил руку вперёд, распыляя газ.
  Прогремел выстрел, выбив заднее стекло. Чьи-то руки вытащили меня из такси, а на водителя уже надевали наручники. Совершенно не соображая, что происходит, я кое-как шевелил ногами, а два парня в полицейской форме, буквально на себе тащили меня до здания полиции.
  
  В себя пришёл от того, что меня тормошил мужчина в очках. Я с трудом сфокусировал на нём свой взгляд, глаза безудержно слезились.
  - Я врач, - сказал он. - Можете называть меня Пол, но вам сейчас нельзя разговаривать. Я должен осмотреть вас.
  Я попытался возразить, но голоса не было совершенно. Пол тем временем заглянул мне в горло, пшикнул аэрозолем, отчего сразу стало легче, осмотрел шею, намазывая холодящей мазью, и замотал поддерживающим воротником, промыл глаза.
  Когда он достал шприц, я попытался отстраниться, он объяснил, что мне сейчас необходимо успокоительное и стимулятор, который позволит мне дать показания, а они очень важны.
  Я ненавидел уколы, но пришлось согласиться. Я быстро набирал текст на планшете, который предоставил мне Пол, стараясь писать только сухие факты. Через пятнадцать минут я протянул его врачу. Он кивнул и ненадолго вышел.
  А я наконец-то смог оглядеться. Небольшая студия, разделённая на жилую и рабочую зоны. Функциональная мебель без излишеств, но со всем необходимым для жизни.
  В своих показаниях я упомянул только о двух нападениях, которые зафиксировали полицейские. Дело в том, что в смартфоне не оказалось ничего о трупе парня, о гибели его брата и о безумной старухе, хотя он записывал всё время, болтаясь у меня на шее, пока меня не попытались задушить его же шнуром.
  Я несколько раз просматривал запись и недоумевал, куда же делась жутчайшая история с безумной старухой, хотя там была запись моих хриплых воплей во время борьбы с убийцей, разговор полицейских, поездка в такси и последующее нападение.
  Да и по времени получалось, что истории со старухой просто не могло быть, но не мог же я всё это придумать?! От размышлений меня отвлёк Пол.
  - Дэвид, с вами хочет пообщаться начальник департамента, вы можете отвечать на планшете, - он осмотрел мои глаза, закапал и удовлетворённо кивнул.
  - Доктор, он сможет говорить, хотя бы минут десять? - полицейский смерил меня сочувственным взглядом.
  - После некоторых процедур, думаю да, - кивнул Пол.
  - Дэвид, нам необходимо, что бы вы провели пресс-конференцию в прямом эфире. Будут только два популярных новостных канала. Мы должны прекратить слухи и домыслы, нельзя допустить паники в городе, а вы человек известный. И хочу сообщить, что первый напавший на вас тоже пойман. Так вы согласны?
  Я кивнул и указал на горло.
  - Во всяком случае, ваши ответы могут зачитывать с планшета телеведущие. Пол, до эфира тридцать минут, вы успеете его подготовить?
  - Успею, а посыльный прибыл?
  - Ждёт за дверью, - начальник департамента вышел вместе с Полом.
  Доктор вернулся с коробкой и принялся выставлять на кухонный стол лекарства и жестяные банки.
  - Сейчас я вам обезболю горло, и вы сможете поесть. Пару дней придётся питаться жидкой смесью, - он показал мне большую жестяную банку. - Здесь все необходимые белки, витамины и микроэлементы, разводить в тёплой воде, но для вас лучше в молоке.
  Он согрел в микроволновке молоко, всыпал туда две мерных ложки смеси, размешал и бросил сверху небольшой кусочек сливочного масла. Меня передёрнуло, как только представил, что мне придётся это выпить.
  Пол брызнул мне в горло аэрозолем, снял воротник, посмотрел шею и вернул воротник обратно.
  - Глотать больно? - спросил он. Я глотнул и отрицательно покачал головой. - Тогда пейте, - он сунул мне в руки тёплую кружку. - На вкус это не так противно, как выглядит, - улыбнулся он.
  Я сделал небольшой глоток. Вкус был, конечно, специфический, но терпимый, к тому же, после всех волнений есть хотелось неимоверно.
  - Теперь попробуем вернуть ваш голос, - он заставил меня сидеть с открытым ртом, заливая горло различными препаратами. - Говорить будете шёпотом, - предупредил он, закончив процедуры.
  - Хорошо, - прошептал я, и с удивлением обнаружил, что в комнате мы не одни.
  Операторы устанавливали камеры, причём камеры уже работали. Двое телеведущих согласовывали вопросы с начальником департамента. Как только Пол отошёл, открывая меня камерам, ведущие ободряюще улыбнулись мне и заняли свои места.
  Мне сразу же начали задавать вопросы, и я понял, что мы уже несколько минут в прямом эфире. Вопросы были вполне обычными, видимо, составлены полицейскими на основании моих показаний. Я отвечал коротко, стараясь беречь голос.
  Но вскоре начались вопросы о моём отношении к тому, что случилось и не считаю ли я, что городу пора избавиться от анклава и построить на его месте респектабельный благоустроенный район.
  Мой гнев, как обывателя, требовал мести немедленной и жёсткой, но опыт репортёра и журналиста советовал отказаться от немедленных оценок, потому что они могут быть ошибочны.
  Я объяснил, что подобные вещи происходят и в других вполне благополучных районах, о чём мне было хорошо известно. Я просил не искать в уголовном преступлении социально-политический подтекст до тех пор, пока не закончится следствие.
  Ведущие продолжали гнуть свою линию на избавление города от такого опасного района, я выразил своё несогласие с их точкой зрения и закончил пресс-конференцию, сославшись на плохое самочувствие.
  
  - Вам лучше некоторое время пожить здесь, - сказал начальник департамента. - Это здание специальной службы. Территория под охраной, здесь постоянно находятся сотрудники, организуем круглосуточный пост возле вашей двери. И спасибо за предупреждение. Такие нападения случались и ранее, но виновникам удавалось скрыться, сегодня мы поймали пятерых.
  - Но в главном управлении мне не поверили, - прошептал я.
  - Мы действуем по инструкции, ваше предупреждение из главного управления передали нам, - пожал плечами начальник и вышел, а я наконец-то забрался в душ, а потом завалился спать.
  Ночью мне снились кошмары с безумной старухой и убитыми молодыми людьми. Их было много, они наперебой пытались мне что-то объяснить, умоляли, требовали...
  
  Проснулся в странном состоянии, будто не могу вспомнить что-то важное. Пол уже кашеварил на кухне. Мне опять достался стакан "пойла" с маслом и чашечка кофе с молоком.
  - Док, а что вы думаете по поводу анклава? - просипел я.
  - Думаю, что кому-то очень не терпится получить лакомый кусок под застройку, - усмехнулся он.
  - Значит, я не одинок в своих суждениях. Нас с детства приучили, что седьмой район страшное и ужасное место, а что там на самом деле, знают только те, кто живут там, но они почему-то не бегут оттуда, не устраивают пикеты, не рассказывают на телевидении о своей ужасной жизни.
  - А те, кто распускает слухи, никакого отношения к этому району не имеют, - продолжил Пол. - Вот и напиши статью об этом! - предложил он.
  - Мне интересна история этого района. Что там было раньше? Почему он превратился в трущобы?
  - Я попрошу начальника департамента дать тебе доступ к архивам, - улыбнулся Пол.
  Отыскав смартфон, я обнаружил кучу сообщений и с ужасом подумал, что же делается в электронной почте, ведь в отличие от неё личный номер знают немногие.
  Я быстро отправил сообщение родителям, что чувствую себя нормально и своему начальнику, что статью пришлю в течение дня. Он посоветовал мне заглянуть в почту.
  Кроме вороха писем от знакомых и незнакомых мне людей, я с удивлением обнаружил договоры от телеканалов на вчерашнюю пресс-конференцию с достаточно солидными гонорарами, и договоры на полноценные интервью.
  Исполненные договоры я подписал, а вот от интервью пока отказался. Ещё было много предложений от разных изданий. Все хотели заработать на горячей новости, пока волна не сошла. Я подумал, что разрешу им перепечатать мою статью, которую должен сегодня написать.
  Полистав каналы, несколько раз наткнулся на свою пресс-конференцию, и везде ведущие с негодованием обвиняли власти в бездействии в отношении седьмого района. Статью нужно писать срочно!
  Писалось легко, к вечеру я размял уставшие плечи и, стукнув ещё несколько раз по клавишам, отправил своё творение начальнику департамента полиции на согласование.
  Ответ пришёл быстро, из текста вымарали всего несколько строк о задержании таксиста, видимо, в интересах следствия. Я послал статью в своё новостное агентство и лично начальнику с уведомлением, что позволяю перепечатку статьи другим изданиям.
  С чувством выполненного долга я растянулся на кровати и только сейчас заметил лукавый взгляд Пола, о существовании которого забыл напрочь. Тут я вспомнил, как мне несколько раз подсовывали кружку с чем-то тёплым, а я проглатывал это, не отрываясь от работы.
  - Спасибо, Пол, что не дал умереть с голоду, - просипел я, глядя в смеющиеся карие глаза немолодого человека.
  - Ну, наконец-то очнулся! - расхохотался он. - А то я уж боялся, что придётся принудительно отрывать тебя от работы. Иди ужинать, сегодня у тебя каша и твой любимый белковый коктейль, - ухмыльнулся он, глядя на мою скривившуюся физиономию. - Днём глотал за милую душу и не жаловался! - веселился он.
  К коктейлю я видимо привык, он мне уже не казался противным. Пока я ел, док с интересом читал статью.
  - Мне нравится твой подход, не стоит давать повод для политических распрей, как это делают на многих каналах. Нам ещё только гражданского противостояния не хватало!
  Док попрощался и сказал, что будет по соседству, я всегда могу вызвать его по внутренней связи. В сон провалился моментально. Опять меня мучили жуткие убийства молодых людей.
  
  Утром, едва я продрал глаза, сообщили, что меня хочет видеть девушка из седьмого района. Это было весьма неожиданно. Я быстро привёл себя в порядок, проглотил коктейль и разрешил пригласить гостью.
  Хрупкая девушка Хельга обладала копной кудрявых рыжих волос и пронзительным взглядом. Серые глаза смотрели на меня остро, с вызовом. Эти глаза отчего-то были мне знакомы.
  - Я оценила твою статью, но поняла, что ты совершенно ничего не знаешь о нас! - начала она холодно.
  - Мне лишь вчера дали доступ к архивам, а статью нужно было сдать срочно, - постарался объяснить я. - Теперь я хочу поработать с архивами и написать цикл статей о седьмом районе. Был бы рад вашей помощи, я впервые вижу представителя седьмого района, который сам идёт на контакт.
  - Я могу быть более полезной, чем все ваши архивы! - усмехнулась она.
  - С чего начнём? - я приготовился слушать и включил запись.
  Хельга разложила передо мной кучу фотографий столетней давности, сопровождая рассказами о зданиях, событиях и людях, изображённых на них.
  Из её пояснений я понял, что центром района было здание старого университета, которое потом переоборудовали в больницу. Она рассказала, что жителей этой местности поразила душевная болезнь, вызывающая страшные галлюцинации, поэтому район изолировали от остального города.
  Лекарства от этой болезни так и не нашли, а вернее давно перестали искать, потому что люди седьмого района привыкли жить взаперти и не стремились к общению с остальным городом. А городу не было до них дела.
  Сто лет назад обезумившие люди убивали друг друга, и рассказами об этих событиях пугают до сих пор. Оставшиеся в живых больше не подвержены болезни, живут дружной семьёй и сторонятся общения с чужаками.
  Мы просидели до вечера, а когда Хельга собралась уходить, я предложил вызвать такси и проводить её до дома.
  - Мне опасаться нечего! - усмехнулась она. - Я хочу, чтобы ты знал, никто из наших никогда не нападал на пришлых. Ищи тех, кто хочет захватить наши земли! Если они попробуют сделать это, безумие накроет весь город!
  Она ушла, а мне стало жутко, вдруг всё, что она рассказала - правда? В центре мегаполиса захоронение неизвестной болезни, чуть тронь и она распространится, захватив весь город, а то и весь мир, учитывая интенсивность перемещений современных людей.
  Я вызвал Пола. Когда я пересказал ему эту историю, он нахмурился:
  - Знаешь, мой отец тоже был врачом, когда он обучался в университете, они изучали эту болезнь, как неизлечимую, а вот в годы моей учёбы о ней уже даже не упоминали. Судя по тем снимкам, что ты мне показал, я склонен верить Хельге. Я считаю, что лучше дать им жить, как они привыкли, и даже увеличить расходы на содержание района, чтобы эта зараза не дай бог не вырвалась за пределы.
  Ночью мне снова снился седьмой район, его дома и люди, какими я их увидел на старых фотографиях. Кошмары меня больше не мучили.
  
  Утром явился смурной Пол, и мы сели штудировать архивы. Фотографий там было гораздо меньше, они соответствовали тем, что показала Хельга, но вот никаких упоминаний о болезни не было и в помине. Не было даже намёка, по какой причине изолировали целый район.
  Проковырявшись, весь день, я решил, что нужно срочно написать статью на основе рассказа Хельги, чтобы седьмой район оставили в покое. Я уже мысленно набросал план статьи, с тем и заснул.
  
  Глава 2
  А утром пришёл отец. Так вот запросто вошёл в моё убежище, а я был бесконечно озадачен. Мы не виделись больше десяти лет. Мой отец весьма успешный и очень влиятельный человек, а я недостойный своенравный отпрыск, решивший пойти своей дорогой, взяв фамилию матери, чтобы никто не ассоциировал меня с известным семейством.
  Когда отец обнял меня, я решил, что небо на землю рухнуло. Такого я не припомню с далёкого детства. Я смотрел в его серые глаза.
  - Твои глаза мне напоминают Хельгу, - рассмеялся я.
  - Откуда ты знаешь? - непередаваемая смесь чувств отразилась на его, всегда непроницаемом лице.
  - Она вчера заходила рассказать мне о седьмом районе.
  - Вот как? - он озадаченно потёр подбородок. - Хельга уже давно мертва.
  - Ты что-то путаешь, или это другая Хельга, - отмахнулся я.
  - Пойдём, сын, я тебе кое-что покажу, - отец направился к двери.
  Я ещё ни разу не выходил из своего убежища после покушения, и мне было страшно, но показывать свой страх отцу я не хотел.
  - Пойдём! - согласился я.
  Отец никогда не баловал меня своим вниманием и даже став взрослым, я по-прежнему ждал и надеялся, что он, наконец, заметит своего хоть и непутёвого, по его меркам, но всё же сына.
  И вот сейчас, когда мой отец ведёт себя так, будто и не было этих десяти лет отчуждения, я готов бежать за ним куда угодно. Если бы ещё три дня назад кто-нибудь мне сказал, что я буду так рад этой встрече, я бы задохнулся от гнева.
  Все эти годы я старался не иметь ничего общего со своей семьёй, лелея свою злость на отца за то, что он успешен во всём, за то, что не помогал, и мне приходилось добиваться всего самостоятельно на выбранном мной пути.
  Но стоило ему появиться, обнять, и моя злость улетучилась, словно и не было её никогда, словно не было этих десяти лет. Я ощутил такое тепло, защиту и принадлежность к семье, которая всегда была рядом, просто я сам не хотел замечать этого.
  Мы вышли из здания, прошли через прилегающий парк, миновали пункт охраны, спустились вниз по улице. Я даже не успел спросить, где охранники отца, с которыми он никогда не расставался, как мы оказались совершенно в другом месте.
  Невысокие красивые светлые здания в окружении парков, чистый прозрачный воздух, напоённый весенней свежестью, пение птиц, никаких небоскрёбов на фоне мутного неба, нет ревущей кучи машин и галдящей толпы.
  По парку гуляют люди, одетые в ретро стиле, бегают дети, играя со струями фонтанов и первыми бабочками. Солнце пригревает, хочется скинуть куртку, такую неуместную здесь.
  - Где мы? - спросил я. - Я раньше никогда не видел этого парка.
  - Мы в центре седьмого района, - улыбнулся отец. - Я тут родился и вырос.
  - Что?! - эта новость поразила меня сильнее, чем два неудавшихся покушения в один день. - Ты родился в анклаве и ничего мне не говорил?!!
  - Да, сын. Теперь пришло время узнать правду! Пойдём, я тебя кое с кем познакомлю.
  Мы прошли через парк к небольшому особняку. К нам на встречу уже спешила худенькая рыжая женщина с глазами, как у отца.
  - Томас! Ты решил привести сына? - она с интересом разглядывала меня.
  - Знакомься, Дэвид, это Хельга Мирта, моя двоюродная сестра и твоя тётя.
  - Очень приятно, - кивнул я. - Это не та Хельга, - я повернулся к отцу. - Ко мне приходила молодая девушка, глаза очень похожи, но её взгляд более острый и жёсткий.
  - Что?! - лицо тёти исказилось гневом. - Я посвятила ей всю жизнь, а она выбрала тебя?! - женщина замахнулась, и с её пальцев сорвалось белое пламя.
  Отец повернул меня, принимая основной удар, но моё тело пронзило болью и выгнуло.
  - Терпи сын, скоро пройдёт. Слияние с родом происходит болезненно, - отец прижал меня к себе. - Дух Хельги сам сделал выбор и не тебе его менять! - зло бросил он, взглянув на кузину.
  - Прости, Томас, и ты, Дэвид, прости, - потерянно пробормотала она, и поплелась по дорожке, с трудом переставляя ноги.
  - Я не понял, чем обидел вас, и что такого сделала Хельга? - мне очень хотелось прояснить ситуацию. Всё, что происходило, было крайне странно и непонятно.
  - Идёмте в дом, не на пороге же разговаривать! - тётушка проводила нас в небольшую гостиную и опустилась в кресло. Мы с отцом устроились на диване.
  - Хельга была нашей праматерью жестокой и злобной. Меня назвали в её честь, хотя вряд ли стоит гордиться родством с этой тварью, - холодно говорила женщина.
  - Она помогла выжить всем, - возразил отец.
  - Она жестоко убивала молодых, принося в жертву, чтобы не потерять силу! - злилась тётя.
  - Ты несправедлива! Она делала это, чтобы пополнить нашу общую силу, - парировал отец. - Этот древний ритуал спасал нас до тех пор, пока мы не нашли решение. Уход от источника - мука сродни смерти. Мы уходили, чтобы вы могли жить!
  - Но вы остались живы! - возмущалась тётя.
  - Далеко не все, если ты помнишь! А ты сама попробуй уйти из колыбели на несколько лет, да хоть на несколько месяцев! - шипел отец.
  - Прости, Томас, я не так сильна, как ты.
  - Тогда, как смеешь ты осуждать Хельгу? Ты не сделала и сотой доли того, что сделала она для нашего рода! Ты не делаешь того, что делаем мы! Не тебе судить, кто чего заслуживает, легко быть доброй за чужой счёт! - продолжал возмущаться отец.
  - Но почему именно твой сын?!
  - Он - особое поколение "отлучённых". Он отлучён от рода, отлучён от семьи и он выжил без поддержки объединяющих сил. Он достоин, дух Хельги соединил его с источником. Сегодня он в первый раз почувствовал нашу силу!
  - Отец, о чём вы говорите? У меня такое ощущение, что я попал в сюрреалистический сон! - не выдержал я.
  - Я тебе потом объясню. Сейчас я должен втолковать сестре, чтобы она даже не думала о мести, её месть ударит по ней самой. Живя здесь в тепле и уюте, она даже не подозревает, на что способны наши силы! Ты поняла меня, Хельга Мирта?! - отец пристально посмотрел ей в глаза. - Наша прародительница Хельга была жестока, и только она знала, насколько жестоки наши силы.
  - Я не собиралась мстить, - надулась тётушка.
  - Собиралась, поэтому я тебя предупредил.
  - Ты не можешь чувствовать, ты отлучённый!
  - Ошибаешься, мы так же чувствуем всех вас, как и вы, но мы, в отличие от вас, не тянем силу из колыбели. Будешь мстить, погибнешь не только ты, но и все твои потомки, подумай об этом! - Отец встал. - Пойдём, сын, у нас ещё много дел!
  
  Мы поднимались по тропинке в гору. Я помню, как любовался этим скальным склоном с другого берега реки и даже представить себе не мог, что когда-нибудь окажусь здесь. Мы зашли в пещеру с озером, свет, исходящий из его глубины, озарял каменные своды. Из толщи воды, бурля и сияя, поднимался водяной столб.
  - Это источник нашего рода, - заговорил отец. - Мы всегда черпали его силу и были зависимы от него, потому не могли отходить далеко. Это наша колыбель. Наш род древнейший в этом мире. Прародительница Хельга жила много тысячелетий назад. Сила источника давала пищу и кров, позволяя нашему роду жить без бед и забот.
  Когда источник ослабевал, Хельга приносила в жертву сильных мужчин, возвращая их силу источнику, чтобы смогли выжить женщины и дети. Закончив земной путь, дух Хельги воплощался в потомков, заставляя их устраивать жертвоприношения. Тогда и поползли слухи о болезни, поражающей разум и наш район изолировали от города.
  Со временем молодые люди не дожидаясь совершеннолетия стали покидать колыбель и уходить в большой мир. Выжили не все, но те, кто выжил стали успешными и влиятельными. С тех пор убийства в анклаве прекратились.
  Мы научились обходиться без источника, черпая силу в развитии и самосовершенствовании. Многие создали собственные кланы, распределяя свою силу между родственниками.
  - Может, Хельга таким жестоким образом пыталась заставить своих потомков стать самостоятельными и выползти, наконец, из колыбели? - предположил я.
  - Вот видишь, сын, ты сразу это понял, а жителям колыбели такое даже в голову не придёт! Ты у меня вообще особенный, ты пошёл своим путём, отказавшись от силы семьи, потому Хельга и выбрала тебя.
  - Для чего?
  - Теперь ты можешь управлять силой источника. После Хельги это никому не удавалось. Твоя тётя наивно надеялась, что она получит эту привилегию только за то, что всю жизнь изучала наследие Хельги и рассказывала о ней молодёжи, - усмехнулся отец.
  - Но я понятия не имею, как это делается!
  - Придёт время, узнаешь, - отец обнял меня за шею и притянул к себе, упёршись лбом в мой лоб, как делал это в далёком детстве, когда я забирался к нему на колени. - Я с ужасом думаю, - продолжил он, выпустив меня из объятий, - что останься я в колыбели, был бы таким же слабым и ничтожным, как многие из них.
  Я зачерпнул воду из бурлящего потока, посмотрел на яркие всполохи света, мерцающие в моих ладонях, и умыл лицо. Меня окутало тёплое чувство обретения дома. Мы вышли из пещеры и направились по тропе на другую сторону склона.
  - Отец, если опасности безумия больше нет, то седьмой район можно сделать доступным для всего города.
  - Нет, сын, сила колыбели опасна для людей, только мы можем жить рядом и наша задача охранять источник, без него мир погибнет. Цивилизации приходили в упадок, когда источник ослабевал. Теперь ты понимаешь, какая сложная задача тебе досталась?
  - Угу, - согласился я, ни сколько не переживая по этому поводу. Сейчас меня волновало, что написать про седьмой район, что бы его перестали бояться, но и не лезли изучать.
  - Ты можешь написать про выходцев из колыбели, - отец прочитал мои мысли и почему меня это не удивило? Наверное, устал уже удивляться. - Я дам тебе список своих друзей детства, - улыбнулся он.
  - Хорошая идея, но разве они согласятся?
  - Согласятся, они уже почувствовали, что источник обрёл хозяина и этот хозяин - ты.
  - Вот это да! А почему я ничего не чувствую?
  - Мы с рождения живём с этой силой, нам было очень больно расставаться с ней, но мы всё равно никогда до конца не теряли связь с колыбелью, а ты только недавно соприкоснулся с ней. Подожди, скоро тоже научишься чувствовать всех, как бы далеко они не находились.
  - И ты чувствовал меня?
  - Каждый миг я знал, где ты и что с тобой, - рассмеялся отец. - Пришлось серьёзно надавить на шефа полиции, чтобы он отправил патруль туда, где на тебя напали. Я не мог допустить, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
  - А если бы они не успели?
  - Успел бы я.
  - ???
  - Ты ещё не знаком со способностями, которые даёт наша сила.
  - А подробнее...?
  - Мы стараемся использовать силу только в самых крайних случаях, это ослабляет источник. На сегодня хватит откровений! Пусть уляжется в голове то, что ты уже успел узнать, - отец обнял меня за плечи. - Я горжусь тобой, сын!
  Мы медленно брели по зелёному газону, а я понял, что совершенно не знал своего отца. Сегодня самый лучший день в моей жизни, но и самый странный.
  Я опять не успел заметить, как мы оказались возле моего пристанища. Отец попрощался, он торопился по делам, мне тоже нужно было всё обдумать, но острое чувство, что должно что-то произойти не оставляло меня.
  
  Глава 3
  Я уже заходил на охраняемую территорию, как на меня налетела девушка.
  - У меня для вас срочная корреспонденция, - пыталась объяснить она, хватая меня за рукав, и подсовывая мне бланк доставки. Название организации мне не было знакомо, и "нечто", запаянное в конверт, мне получать совершенно не хотелось.
  - Хорошо, - кивнул я ей. - Пошли!
  - Но я опаздываю, - пролепетала она. - Я долго вас ждала, а мне нужно ещё на работу вернуться.
  - Значит, придёшь завтра, - равнодушно отозвался я. Девчонка чуть не плакала, мне было её даже жаль, но сама ситуация мне не нравилась.
  - Ладно, - вздохнула она. - Пойдёмте! Пусть меня уволят, но я так рада, что встретилась с вами, - говорила она, пока мы шли через парк. - Я из-за вас пошла на курс журналистики, - призналась она. Я покосился на девушку, вот только обалдевшей фанатки мне ещё не хватало.
  - Что в пакете? - спросил, заходя в своё убежище.
  - Не знаю, - она пожала плечами. - Я только два дня назад устроилась в это издательство и сразу такая удача, к вам отправили! Я даже не думала, что когда-нибудь смогу встретиться с вами!
  Я вышел в коридор и сообщил дежурному, что мне принесли подозрительный пакет. Вскоре пришёл полицейский и забрал курьера вместе посылкой. Я сел и начал накидывать статью об истории седьмого района, используя архивные материалы, но естественно без всех тех странностей, которые узнал сегодня.
  Я так увлёкся, что совсем забыл о девушке. Кто-то похлопал меня по плечу и стянул наушники с моей головы. Я улыбнулся, увидев Пола.
  - В пакете была взрывчатка, - мрачно сообщил он.
  - Какая взрывчатка? Какой пакет? Ты о чём, док? - я попытался вернуться к работе.
  - Девица тебе бомбу притащила, - он крутанул кресло, разворачивая меня лицом к себе. - Осознал?! - он пощёлкал пальцами перед моим носом. - Вернись в реальность!
  Я помотал головой, пытаясь понять, о чём он толкует и вспомнил девушку и пакет, который мне так не понравился.
  - Девчонка не при чём, - выпалил я.
  - Возможно, но её всё равно задержат до выяснения...
  - Где она?
  - Пока у дознавателя.
  - Проводи меня, док, - я выскочил в коридор.
  - Ты чего так всполошился?
  - Девчонке угрожает опасность, если её переведут из этого здания, её убьют.
  - С чего ты это взял?
  - Шестое чувство или десятое, не знаю, как там у вас в медицине.
  - Ты веришь в предчувствия?
  - Если бы не верил, уже бы не бегал, мне этот пакет сразу не понравился!
  
  - Господин дознаватель, - Пол расплылся в улыбке, заходя в кабинет, а я обратил внимание на зарёванную девчонку, сидящую на стуле.
  - Я, правда, ничего не знала, - всхлипнула она, уставившись на меня растерянным взглядом.
  - Я верю, - кивнул ей. - Я могу забрать девушку? - спросил у дознавателя.
  - Куда? - удивился он.
  - Она должна остаться в этом здании на время следствия!
  - У нас здесь не приют обездоленных! - рыкнул дознаватель.
  - Или она остаётся здесь, или мы уйдём вместе! - настаивал я. - Может, мне позвонить шефу полиции?
  - Свободных комнат нет, - буркнул полицейский.
  - Значит, будет со мной, у меня диван свободный есть, - я взглянул на девушку, она быстро закивала. - И ещё я хотел бы знать, как продвигается расследование?! - я вперил недовольный взгляд в уставшие глаза дознавателя. - Это уже третье покушение за несколько дней!
  - Мы работаем, - тихо пробормотал он. - Свободна, - кивнул девушке. Она подскочила и вцепилась в мою руку. Так мы и шли до моей комнаты. Док улыбнулся и исчез, свернув в другой коридор.
  - Спать будешь на диване, постель в шкафу, сегодня подберёшь что-нибудь из моей одежды, а завтра закажем через интернет, - я раздавал указания, стараясь вывести её из состояния оцепенения, она торопливо кивала. - Ты готовить умеешь?
  - Да, - она растерянно взглянула на меня.
  - Тогда кухня на тебе, если в холодильнике ничего нет, сегодня закажи готовую еду, а завтра составь список продуктов и отдай охраннику у двери, - я старался загрузить её работой, чтобы у неё не было времени на тягостные мысли, которые, несомненно, её одолевали. - Всё, я работать, а ты - создавать условия для этой работы!
  Я снова уселся за компьютер, а когда в глазах зарябило, было уже за полночь.
  - Вы так ничего и не поели, - услышал я тихий голос и уставился в испуганные глаза, которые при искусственном освещении казались зелёными. Я перевёл взгляд на кухонный стол и увидел коробки с пиццей.
  - А ты почему не ела?
  - Не хотелось, - она смущённо отвела взгляд.
  - Тогда разогрей её что ли..., - я подошёл к столу, она быстро подскочила, закинула пиццу в микроволновку, включила чайник. В моих домашних спортивных брюках с подвёрнутыми штанинами и футболке, которая доходила ей почти до колен, она выглядела смешно и трогательно.
  Пока она суетилась, раскладывая пиццу и наливая чай, я наконец-то разглядел её. Миловидное личико, ещё не утратившее детские черты, длинные вьющиеся волосы насыщенного тёмно - медного цвета, вот только цвет глаз остался загадкой.
  - Когда работаю, я могу быть груб, и не сдержан, тебе придётся привыкнуть к этому, - я уже расправился со вторым куском, наблюдая, как она осторожно откусывает кусочек, запивая чаем и морщит нос от удовольствия. Я положил ей на тарелку ещё два куска, она подняла на меня вопросительный взгляд. - Пока ты наслаждаешься, я уже всю пиццу слопаю, - рассмеялся я. - Тебя как зовут?
  - Мия.
  - Ты хочешь стать журналистом, Мия?
  - Хочу, - в её сонном взгляде промелькнуло удивление.
  - Тогда завтра дам тебе задание.
  Когда с едой было покончено, я помог ей застелить диван и, добравшись до кровати, провалился в сон. Мне снилось море, солнце, тёплый песок.
  
  Утро меня встретило довольным личиком Мии, а глаза у неё всё-таки голубые, запахами кофе и свежих булочек.
  - Я не спросила, что вы любите на завтрак, - она потупила взгляд. - Есть ветчина, сыр, булочки и кофе, если хотите я что-нибудь приготовлю.
  - Мия, я ем всё, кроме каши, и можешь называть меня Дэвид и на "ты".
  - Вы, то есть ты... хотел дать мне задание.
  - Да, я собираюсь взять интервью у влиятельного человека и хочу, чтобы ты составила вопросы, - я открыл список друзей отца и обомлел. Все они были ключевыми фигурами мирового бизнеса.
  - Собирайся, мы уезжаем! - заявил отец, заходя в дверь, словно мы виделись пару минут назад.
  - Я не могу оставить здесь Мию, ей угрожает опасность! - возразил я.
  - А-а, несостоявшаяся убийца? - он окинул испуганную девушку ехидным взглядом. - Берём с собой! С полицией потом договорюсь.
  Собрались быстро, отец буквально вытолкал нас в коридор, даже не дав мне попрощаться с Полом. Там нас уже ожидала его усиленная охрана в военном обмундировании и с соответствующим снаряжением. На нас надели шлемы, бронежилеты и выводили, окружив со всех сторон и прикрывая щитами, потом усадили в бронемобиль военного образца.
  - И для чего этот спектакль? - поморщился я, когда буквально через десять минут нас высадили в седьмом районе.
  - Мне надо было развлечься, - улыбнулся отец, - и показать полицейским, насколько они некомпетентны. Теперь с ними будет проще договориться по поводу твоей подружки. А сейчас, домой! - он взял нас с Мией за руки и в следующую секунду мы шагнули в гостиную моей любимой виллы на южном побережье Радужного моря.
  В детстве я любил проводить здесь лето. Собственно, вилла находилась на острове, целиком принадлежащем семье. Видимо, отец серьёзно озаботился моей безопасностью.
  - Как я рада, что ты согласился приехать, - мама ничуть не изменилась, была по-прежнему стройна и прекрасна, лишь только в глазах поселилась тревога. Я видел, как ей хочется обнять меня, но присутствие Мии останавливало от такого открытого проявления чувств. Я подошёл и обнял её сам.
  В гостиной тоже всё было, как всегда, словно эти десять лет текли только для меня одного.
  - Мама хотела, чтобы всё осталось таким, как ты помнишь, - шепнул отец, пока она давала распоряжения старине Мону. Меня окутало таким теплом и любовью, что стало стыдно за мои прошлые, нелепые обиды.
  Дворецкий Мон подмигнул мне, как это делал всегда и потрепал по голове, правда, теперь мне пришлось наклониться. Я был счастлив, я дома!
  - Тебе приготовить твою комнату? - спросила мама.
  - У нас много работы, можно мы займём домик у моря?
  - Я так и знала! - просияла она. - Дом готов. Ты с детства хотел там жить, но обедать и ужинать будете здесь, - строго предупредила она.
  - Завтракать и ужинать, - предложил я, желая выиграть больше времени для работы.
  - Согласна, но обед должен быть полноценным, - не отступала она. - Ты не представил мне свою спутницу! - совершила она обходной манёвр.
  - Это Мия - моя помощница.
  - Очень приятно, я Линда.
  - А я Томас, - нарушая все правила, представились родители.
  - Не сбивай меня, - фыркнула на него мама. - Мия, я на вас возлагаю ответственность за правильное питание моего сына!
  - Мама! - возмутился я.
  - Что? Я знаю, какой ты увлекающийся, - невозмутимо продолжала она, я понял, что спорить бесполезно.
  До обеда я показывал Мии виллу и роскошный парк, ведущий к пляжу. Я с удовольствием любовался знакомыми с детства местами, которые ничуть не утратили своей прелести. Девушка, ошарашенная последними событиями и столь быстрой сменой обстановки, выглядела несколько растерянной, но вопросов не задавала.
  Обед состоял из моих любимых блюд, правда, с тех пор мои вкусовые предпочтения изменились, но сейчас это не имело никакого значения. Я знал - у меня есть семья, любящая и любимая.
  Мон проводил нас к домику у моря, в этом не было необходимости, но ему было приятно, я чувствовал, что он очень рад моему возвращению.
  Я загрузил Мию работой, отдав ей список важных людей, у которых собирался брать интервью, и поручил найти информацию в сети. Сам делал то же самое, но пользуясь закрытыми источниками.
  Прерываться на ужин не хотелось, но маму обижать нельзя. Надеюсь, скоро совместные ужины войдут у меня в привычку.
  Глубоко за полночь я скачал последний файл и рухнул на кровать. Мне снилась Хельга, но не кровожадная, а очень даже милая.
  
  Утром я обнаружил рядом с собой Мию, наверное, ей стало страшно в незнакомом доме, сразу нашёл подходящее объяснение. Спящая девушка напомнила Хельгу из моего сна.
  Я коснулся пальцами тёплой щеки, её ресницы дрогнули, но по глубокому спокойному дыханию я понял, что девушка не проснулась.
  Она мне показалась отражением Хельги, но более мирным, что ли. Ярко-рыжие торчащие во все стороны кудри праматери, у Мии приобрели глубокий благородный медный цвет и лежали послушными локонами, жёсткие черты лица, смягчились детской наивностью и безмятежностью. Плотно сжатые губы Хельги у Мии были чуть приоткрыты и пухлы.
  Я невольно коснулся их своими губами, почувствовав их мягкость. Она удивлённо распахнула глаза. Да, острый взгляд серых глаз Хельги не шёл ни в какое сравнение с умиротворяющей проникновенной голубизной Мии. Тем не менее, меня не покидало чувство, что они очень похожи.
  Я ещё раз коснулся её губ лёгким поцелуем и пошёл умываться.
  
  За завтраком я обдумывал планы на день, предстояла огромная работа по составлению досье на каждого из моих будущих героев.
  - Сын, я хочу поговорить с тобой наедине, - холодно произнесла мама, я удивился.
  - Чуть позже, дорогая, сначала я поговорю с ним, - отец отвёл меня в сторону. - С моих счетов исчезли все деньги...
  - Как такое возможно? Не думаешь же ты, что это я?
  - Думаю, что это кто-то из вас, - спокойно проговорил он.
  - Мия не могла, я уверен! Подожди, вчера приезжал курьер!
  - Какой курьер?
  - Для работы мне не хватало носителей внешней памяти, я по привычке заказал в сети, прибыл курьер и привёз. Я совсем забыл, что мы на острове! - я проклинал свою рассеянность и погружённость в работу. - Как он попал сюда? Ты же говорил, что у тебя здесь безопасно!
  - Угу, угу, - отец задумчиво потирал подбородок. - А как ты расплачивался?
  - Не помню, какой-то картой.
  - Попробуй вспомнить.
  - Той, что ты дал мне вчера, я её оставил на столике у входа, ей и расплатился..., что же теперь делать, отец?!
  - Ловить жуликов, - улыбнулся он. - Я бы не стал тем, кем являюсь, если бы не просчитывал ситуацию на несколько ходов вперёд, - заговорщически подмигнул он. - На счетах были деньги только на "карманные расходы".
  - Из-за этого происшествия мама так странно себя ведёт?
  - Мама ещё не вставала, я запретил ей выходить из спальни, - усмехнулся отец.
  - А это кто? - удивился я, стараясь не смотреть на женщину.
  - Вот это мы сейчас и выясним, только постарайся не пугаться.
  - Мне уже не по себе, - пробормотал я.
  - Дорогая, можно тебя на пару слов? - я увидел, как отец выпустил полупрозрачное щупальце и, обвив им шею женщины, потянул к себе. Другим таким же отростком он подтолкнул Мию в дальний угол и усадил в кресло. Я поймал ошеломлённый взгляд девушки и послал ей ободряющую улыбку.
  - У неё должен быть голографический проектор, - предположил я, окидывая взглядом присмиревшую самозванку.
  - Возможно, - согласился отец, снимая с неё все украшения. Личина сползла, являя тщедушного лысеющего мужчину. - Напарник твой где? - рявкнул отец.
  - Не знаю, я не виноват, я не хотел, ... меня заставили, - сбивчиво бормотал мужчина.
  - Посмотрим, кто твой хозяин, - с этими словами отец разорвал своим щупальцем петлю, которую я сначала и не заметил на шее жертвы. Нить от петли уходила за пределы столовой. Человек охнул и повалился на пол, отец резко дёрнул за нить и к нам ввалился крупный мужчина, как две капли воды похожий на отца.
  - Это что ещё один двойник? - удивился я.
  - Нет, это твой дядюшка Хтар, тварь редкостная, не повезло тебе с родственниками, сынок, - отец ощутимо напрягся. Гость веером выбросил щупальца и принялся крушить всё вокруг.
  - Что, решился на открытый бой?! Не всё же исподтишка гадить, - хмыкнул отец, блокируя его плети.
  Приняв бой, отец вынужден был отпустить Мию, она бросилась ко мне.
  - Тебе лучше уйти, - как можно спокойнее сказал я.
  - Нет, - мотая головой, она прижалась ко мне.
  Я наблюдал, как наша столовая превращается в груду мусора, как отец загоняет дядюшку в угол, и мне так захотелось изолировать этого безумца, что я представил, будто сажаю в банку этого бешеного осьминога.
  - Интересное решение, - отец остановился и отошёл на некоторое расстояние. - Что ты сделал? - он повернулся ко мне.
  - Не знаю, - я растеряно пожал плечами, наблюдая, как Хтар бьётся в невидимую преграду. - Просто хотел посадить его в банку.
  - Силовой купол, понятно, - пробормотал отец. - Нужно вызывать подкрепление, братец в бешенстве, купол его долго не удержит.
  - Что тут у вас происходит? - мама обвела изумлённым взглядом столовую.
  - Мы пока справляемся, - повернулся к ней отец.
  В этот момент от мощного удара купол рухнул и передо мной встал разъярённый Хтар, вращая налитыми кровью глазами. Я задвинул Мию за спину. Тело дядюшки стало меняться, быстро покрываясь пластинками, его шея вытянулась, по хребту проросли костяные гребни. Хтар нагнулся, опускаясь на мощные лапы.
  - Дракон, - прошептал я. - Настоящий!
  - Вы, семейка отверженных!!! - сипел родственник. - Вы не достойны нашего рода и той силы, которую имеете!! Я пришёл забрать её!
  - Ага, только сначала деньги с карточек потырил, - рассмеялся отец, становясь рядом со мной.
  Я никогда не был героем, но сейчас на меня накатила такая злость, что мне хотелось броситься на эту драконью морду, в которой уже не осталось ничего человеческого.
  - Не тебе решать, кто чего достоин, тварь! - зарычал я. - Думаешь, ты свободен?! Не обольщайся, нити твоей жизни по-прежнему в моих руках! Уйти из колыбели ещё не значит стать независимым! Тебе это не удалось, ты так и остался завистливой жадной тварью! - услышав нотки Хельги в своём выступлении, я осёкся и гнев схлынул. Меня вдруг затопило таким спокойствием, какого я никогда раньше не испытывал.
  - Это тебе на память, - я кинул на шею дядюшке невидимый ошейник. - И помни, я слежу за тобой, а ошейник удержит тебя от опрометчивых поступков. Теперь, свободен!
  - Что ты на него надел? - спросил отец после исчезновения Хтара.
  - Ограничитель силы, таким неуравновешенным как он, сила вредна, они используют её неправильно.
  - Как же мы раньше до этого не додумались?! - вздохнул отец, постепенно возвращая комнате прежний вид.
  - Пап, а почему я не знал, что у тебя есть брат-близнец? И почему он обратился в дракона?
  - Он мой кузен, родной брат Хельги Мирты, - махнул рукой отец, продолжая восстановительные работы. - Мы все драконы - древнейшая раса этого мира. А сходство - фамильная черта прямых потомков Хельги.
  - Знаешь, если они были такие же бешеные, как Хтар, то я понимаю, почему она их убивала, - задумчиво пробормотал я, обнимая Мию.
  - Я рад, что ты понял, Хельга не была кровожадной, как считают в колыбели. Мы это осознали, когда ушли, когда почувствовали, насколько опасна наша сила для мира.
  - Я что, тоже стану жутким драконом?! - ужаснулся я.
  - Это наша сущность, сын, - улыбнулся отец, - а уж каким быть, это тебе решать.
  - И я смогу летать? - недоверчиво посмотрел на отца.
  - Последний раз мы вставали на крыло во времена Хельги, судя по хроникам, а потом измельчали, наверное.
  - Сдаётся мне, что ты специально устроил мне встречу с дядюшкой, - я с подозрением взглянул на отца, мама хитро улыбнулась, целуя его в щёку.
  - Ну, наглядный пример всегда лучше долгих объяснений, - ухмыльнулся он, обнимая её. - Силу Хельги опять же проверили, теперь я могу не опасаться за окружающий мир.
  - Не понял??
  - Ты смог обуздать гнев Хельги, это самая разрушительная часть её наследия, не многим это по силам. Её дух выбрал правильного приемника.
  - Отец, а кражу денег тоже ты устроил?
  - Нет, это они сами, - уверил он. - Я только позволил им попасть в западню, иначе Хтар так и продолжал бы мелко пакостить, пока не натворил серьёзных бед.
  - А взрывчатку с Мией тоже они передали?
  - Нападения на тебя и взрывчатка, это интриги дельцов, желающих получить седьмой район. А я предупреждал тебя о готовящихся преступлениях.
  - Значит, мой анонимный источник - ты?!
  - Должен же я был хоть как-то помогать своему сыну, - улыбнулся отец. - Всех исполнителей уже нашли, а вот привлечь заказчиков вряд ли удастся, но мы с ними по-другому разберёмся, - в его глазах блеснул хищный огонёк. - Вовремя я вас забрал.
  - Так! - я потёр руки. - Какое лучшее средство от стресса?
  - Постель! - выпалили родители и смущённо переглянулись.
  - Вообще-то, я подразумевал работу, но ваш вариант мне тоже нравится, - усмехнулся я, радуясь за родителей.
  
  Я, с помощью Мии, опубликовал ряд интервью с выходцами из седьмого района. Потом мы поженились. Когда мы с женой закончили серию книг о моих героях, у нас уже было двое дракончиков, отличающихся самостоятельностью и исследовательским азартом. Девочку назвали Хельга, а мальчика, копию деда, Томасом. Мы осели на острове, выстроив себе отдельный дом, и выбирались разве что в Колыбель.
  
  Мощь силы источника мы в полной мере ощутили через несколько сотен лет. Разразившийся экономический кризис заставил людей переезжать в поисках заработка и мегаполис со временем опустел, незыблемым остался только седьмой район.
  Вот тогда армия мародёров ринулась грабить оставшихся жителей, но они лишь успели пересечь границу района, как их накрыла ударная волна, сметающая всё на своём пути.
  Город - призрак обратился в прах, в небе неделю висело зарево и пыльное облако. Только в эпицентре взрыва размером как раз с седьмой район, жизнь не изменилась. По-прежнему на зелёных лужайках играли дети, фонтаны пускали радужные струи, но из-за пыльной завесы этого никто не увидел.
  Армия оцепила опасную территорию и запретила въезд на многие годы. С тех пор это место считалось непригодным для жизни.
  Колыбель стала хранилищем исторического наследия древнейшей расы. Драконы, расселившиеся по миру, возвращались туда, когда хотели прикоснуться к источнику и обязательно отправляли своих отпрысков изучать историю рода и обретать силу.
  После разрушения города никаких серьёзных катаклизмов в мире больше не наблюдалось.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"