Абрамова Юлия Александровна: другие произведения.

С чего все начиналось...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга первая. Мой мир полон чудес и неожиданностей. Он полон магии. В нем живут люди, не-люди и даже не-живое. В нем есть все, что может представить человеческая фантазия. Есть, было, может быть, будет - если придумают. Я познаю этот мир. Я вспоминаю. Ведь это я его создала. Я - творец. Только это давно забыли. Даже я. Иначе было нельзя.


  

С чего всё начиналось

   Оглавление
  
  
   Пролог 1
  Глава 1. С чего начинаются истории 1
  Глава 2. Что это было? 4
  Глава 3. О вреде сильных эмоций 10
  Глава 4. Будущее, которого не было 16
  Глава 5. Возвращение блудного попугая 26
  Глава 6. Уроки магии 32
  Глава 7. Одна на целом свете 37
  Глава 8. Новые знакомые 45
  Глава 9. Город, на картах не значился 55
  Глава 10. Важность выбора 66
  Глава 11. Дела дней минувших 73
  Глава 12. Виновата ли я 84
  Глава 13. Сюрпризы пустыни 91
  Эпилог. По дороге домой 96
  

Пролог

   Я закрыла глаза...Не сон, не явь - токая грань между двумя состояниями. Сегодня я сказала, что написать книгу для меня - не вопрос, легко. Как писатели создают свои книги? Видимо, сначала они хотят чего-то. Так чего же хочу я?
   "Хочу волшебный мир, пусть он будет для меня, как сказка".
  
  

Глава 1. С чего начинаются истории

  
   ... Тихий щебет потихоньку нарастал. Нарастало и ощущение свежести и ветерка. Под спиной все сильнее что-то было не так. Я глубоко вздохнула: "что за?" Распахнула глаза - ой! Прикольно. Нет, правда, прикольно. Над головой устремлялись в небо деревья. Небо было самым обычным, голубым. Явно было за полдень. Под спиной ощущалась трава. Та-а-ак. Я села, осмотрелась. Мама! Лежу себе посреди леса, в трусах и под простынкой. Замечательно. Вот - замечательно! Вот буквально только что засыпала у себя в комнате, как сейчас помню. А тогда почему кровать не перенеслась? И почему я в неглиже - вроде в сказках это не принято? Так, на будущее запомнить - если собираешься создавать сказку - будь в это время одет. А мне-то что делать? Сейчас ведь должно что-то произойти, ну по законам жанра? Подойти кто-то должен, объяснить что-то насчёт этого мира, задание какое дать, разве нет? Ну, и по случаю сказать, что-то типа того, что насчёт меня пророчество было или там, я единственный человек, кто может спасти их от злого тирана, надвигающейся катастрофы, чего-то непременно надвигающегося и обязательно страшного? Ну, как оно обычно в всяких сказках бывает... Или это в фентези бывает? Иногда много читать вредно. Сразу штампы, штампы лезут. Не претендую на обязательство избегать штампов, я вообще не писатель. Я пишу, потому что обещала. И пишу то, что вижу, как чукча, потому что даром писательским не наделена. Ну, плюс-минус, мои собственные, весьма буйные и несдержанные размышления. Ну-ус, подождем... Вдруг, да что интересное покажут? Обмоталась простыней на манер вечернего платья - благо, в детстве увлекалась дизайном платьев из простыней. Села на рядом стоящий камушек, осмотрелась - а куда торопиться? Замечательная полянка, ничем не примечательное место - никаких кругов, пентаграмм, руин с магическими знаками. Признаться, ожидала - а что, было бы хоть понятно, куда ветер дует. Нет, обычный летний лес, где-то поздне-летний, листья уже большие, разлапистые, темные, да и ковер листвяной есть. Хорошо, что не осень и не зима, вот бы мне сейчас было бы весело. Ветерок, щебет - все, как вначале, никаких изменений. Хорошо, но скучно, натура я деятельная к долгому созерцанию одной и той же картины не приученная.
   И долго мне тут ждать? Ничего, подсказывающего ответ на вопрос, поблизости не наблюдалось. Ну что ж. Нет тут, может быть, найдется где-то еще? Встала, пошла, поминутно оглядываясь, чтобы запомнить приметы. Надо же знать - вдруг пригодится? Потихоньку начала задумываться - а что мне делать? Ни денег, ни одежды. Тут мои знания вряд ли пригодятся. Как то не воспринимается сказка с современным уровнем развития. Да и страшно, если современный уровень - то все, тут я бомжик, без всяких удостоверений личности. Как жить-то тут? Так, ладно, для начала надо найти жилье и пристроиться на какую-то работу. Не вижу я пока никакого волшебства, чтоб р-р-раз, и еда появилась, одежда, тепло. А кушать уже начинает хотеться. Да и спать - я ведь так и не поспала перед этой сказкой. Только решила - и вот на тебе - здесь. Сказка, что называется. Ничего похожего. Стало страшно за будущее. Ни родственников, ни знакомых, ни связей, ничего. Человек из ниоткуда. Ой, а я их вообще пойму? Вдруг они совсем не по-нашему разговаривают?
   Впереди показался просвет, ещё чуть-чуть, и я вышла на дорогу. Пошла налево, чисто наугад. Уже, кстати, совсем не поручилась бы, что отыскала бы дорогу обратно - следопыт из меня... не очень. В голову лезли исключительно грустные мысли. Иду, думаю, под ноги не смотрю в полнейших раздумьях, периодически запинаюсь, но останавливаться резона нет. Во что ввязалась? Это ж вообще чужой мир. Ни он мне не знаком - куда пойти, что делать - непонятно. Ни я ему - ни одного знакомого, который смог бы НАПРАВИТЬ ... и укрепить, аминь, да. Дорога вьётся по аллее из деревьев. Освещенная солнцем, они представляют чудесное зрелище, но совершенно скрывают обзор. Я будто ежик в тумане, только что роль тумана выполняет с успехом зеленая завеса. Притом совершенно неизвестно, чего ожидать за каждым изгибом дороги, великолепно маскируемым плакучими ветвями. Совершенно неожиданно дорога делает резкий поворот, лес с одной стороны пропадает и я вижу... Вижу потрясающий по своей красоте пейзаж. Оказывается, я в горах. А дорога проходит по обрыву. Горы, и между ними дорога, по как то сделанному маленькому плато. Представьте - гора, ступенька и снова гора, причем стена не отвесная, а под нависающим наклоном. И внизу замечательная долина, переливающаяся желтым, зеленым, икорками красного и оранжевого. Не в силах совладать с чувствами села на камешек - смотрю, глаз не оторвать. Солнце потихоньку садится, а я все сижу, любуюсь. Красота! Эх, почему у меня с собой фотоаппарата нет? Пусть это сон, но вдруг проявится, ну хоть где-то? Ведь такая красота. Так бы и смотрела. Надо запомнить это место, впитать до мельчайших подробностей - оно прекрасно. Пусть я не художник, но не отложить это великолепие хотя бы в памяти просто преступление.
   Послышался стук копыт. "Так, сидим тихо, вдруг не заметят, что я в простыне, а ещё лучше проедут мимо, господи, стыдно-то как, в простыне! Ну вот, я так и знала! Остановились". Видно моя белая простыня не слишком вписывалась в мое желание быть не замеченной. Раздался тихий скрип дверцы и звук шагов.
   "Здравствуйте" - О, а я понимаю!
   "Здравствуйте"
   "Что девушка делает в таком отдаленном от человеческого жилья месте, в горах, одна?"
   "Да вот, знаете ли, видами любуюсь, признаться, глаз не оторвать"
   Присел рядом, на соседний камушек. Помолчали. Смотрит, оценивает. Да, говорит, проезжал здесь не единожды, но красоты этого места не замечал. Улыбаюсь. Смотрит на меня, говорит, что не похожа я на крестьянку - вид ухоженный. И на благородную не похожа - тоже вид не тот. Даже на странницу - не смахиваю. Так кто же я? Засмущалась. Откуда вы, спрашивает. И что мне ему отвечать - "Да так, знаете ли, тут проснулась неподалеку, вообще понятия не имею, как здесь оказалась"? Ну, собственно, так и ответила. Внимательный взгляд.
   "Хотите, до города подвезу?"
   "Буду весьма благодарна" - собственно, человеческое жилье и искала, так что чем не перст судьбы? Начало, так сказать, квеста - а что, я много фентези читала. Но как же обидно отсюда уходить, так и не запечатлев открывающуюся панорама. Ну красота же.
   "Да и говорите вы как то непривычно"
   "Спасибо" - Говорю, как умею. Что его смутило? Но виду лучше не подавать. Местная я, местная. С придурью, но это пройдет, как только мимикрировать научусь - главное, вслух это не сказать.
   Поднимается, подает мне руку, опираясь на которую, встаю и я. Смотрит на меня еще более внимательно, заломив в конце осмотра бровь, говорит, что моя одежда весьма необычна. Не знаю, куда деть глаза и руки. Ну не объяснять же ему, что это простынь. Говорю, что в чем проснулась - в том и пошла. Удивленно качает головой. Разворачиваюсь к коням. Ух ты, вот как кареты выглядят! Ну не знаю я, как еще можно назвать крытое четырехколесное сооружение с резьбой и росписью. С четырьмя конями и кучером. Красивое. Вовремя он появился, уже начало свежеть. Передергиваюсь - все-таки озябла, несмотря на лето. Оглядываюсь на пейзаж. Эх, ну почему я не взяла фотоаппарат!
   "Что, простите?" - Я что, это вслух сказала?
   "Э-э, простите, я вряд ли смогу вам объяснить, что я имею в виду. Но это позволяет запечатлеть увиденное. Уж очень мне это место нравится. Честное слово, так бы и сидела"
   Смотрит ещё раз на долину внизу, говорит, что за многие разъезды здесь даже и не думал остановиться, а, выходит, красота-то - рядом, только с дороги чуть сойти. Предлагаю рассказать художникам про эту красоту, пусть запечатлеют на холсте, а его потом можно будет купить. Соглашается. Забираемся в карету. Знаете, когда все внове, охватывает какой-то прямо-таки нездоровый энтузиазм и некоторая сумасшедшинка. Думаю, первая часть повествования моего начавшегося будет невольно восторженной - я ведь все познаю с ходу, тут мне ничего не известно.
   Вот, как оказывается, изнутри выглядит карета, интересно. Снаружи она расписная и вычурная. Изнутри - мягкая и убаюкивающая. Здесь даже стекла есть или что-то, весьма оные напоминающее. Два длинных диванчика со спинками - мягкие, бархатистые. Совсем новенькие, не то что в музеях - потертые и пропахшие нафталином. И даже занавески. Никогда ещё не ездила в настоящих средствах передвижения средневековья, тем более, от благородных. Да вообще, только на санях в Новогодние праздники и каталась. Тронулись, трясет, но неожиданно мягко, а шум копыт, хоть и слышен, но так приглушенно, что нужно прислушиваться, чтобы ясно различать цокот. Спрашиваю, долго ли города? Он говорит - где-то часов восемь. Сколько же километров? Около 120, отвечают. Это что, мне столько времени трястись в этом тарантасе?
   "Боже, как долго"
   "Долго?" - на меня удивленно смотрят - "А что же, по-вашему, быстро?"
   "120 километров?" - задумываюсь - "Ну, где-то полтора, два часа". Чуть не добавила "...если без пробок " - удержалась, только больно закусив губу.
   "Где же вы видели такие скорости?"
   "Э-э-э (упс!), ну как вам сказать... там, откуда я, для меня это привычная скорость передвижения"
   "Так откуда же вы?"
   "Хм-м, ну, не отсюда" - вымученно улыбаюсь - "я бы вам с радостью рассказала, если бы знала, как это описать. Но, поверьте, я просто не знаю, с чего начинать и как говорить"
   Ну не говорить же ему, что этот мир я создала, чтобы поверить в волшебство! Не поймет! Я бы сама не поняла, услышь такое. Кстати, карательная психиатрия у них тут есть? Или инквизиция, тьфу-тьфу-тьфу? Ибо меня с моими речами, можно по выбору в любое из этих заведений. Так что молчим и машем, улыбаемся только. Кстати, пока ещё нигде не доказано, что это волшебство тут вообще есть - я его ещё не видела тут! Может, я корпела-корпела, придумывала, создавала... ночей не спала, а оно, волшебство, рраз - и не получилось? Сам-то мир хрен создашь, а какую-то категорию отдельную - так вообще, нечто запредельное. Большое создавать проще. Любое созданное большое, с большим количеством взаимосвязей, само тяготеет к развитию и видоизменению. Малое же обладает ограниченным набором заданных границ и характеристик, ему легче вырождаться, чем развиваться. Вырастить поле проще, чем вырастить одно семечко. А уже вырастить любое растение намного проще, чем вырастить именно что-то. Тут уж любой огородник будет двумя руками "за" моим словам.
   Отогрелась, потянуло в сон - я же так и не спала!
   "Простите" - говорю - "я понимаю, что весьма невежливо прерывать наш разговор, но меня неудержимо тянет в сон, глаза сами закрываются".
   Снова обратил на меня взгляд, присмотрелся, кивнул сочувственно.
   "Вижу" - говорит - "вы действительно, совсем засыпаете".
   Положила голову на стекло, как, по обыкновению, в автобусе - и, не силах больше сопротивляться наступащему сну, выключилась.
  
  

Глава 2. Что это было?

  
   Проснулась от сильного толчка. Оказалось, лежу на сиденье, укрытая пледом. Поправляю простынку, чтобы не сползла, сажусь.
   "Где мы?" - спрашиваю.
   "Подъезжаем"
   Выглядываю - темно, огоньки светятся, но уже видно город. Наверное, в это время и для этих людей- это - город - маленький, не более, чем двух-трех этажный. Ну вот, приехали. Скоро мне выходить и как то устраиваться в жизни. Смотрю на все ещё куда-то идущих людей, зябко передергиваюсь от перспективы вот так, с бухты-барахты оказаться посреди них. А воры, разбойники, насильники? А я - в простыне. И как-то тоскливо стало, фентези хорошо читать, а не вживую там находиться, тем более в простыне.
   Сжалась, приготовилась к закономерному вопросу - "вам где остановить?", ведь предлагали подвезти только до города. Но он молчит, а мы все также тихо едем. Я тоже молчу - если он что еще предложит я ж его расцелую спасительно мой, реально страшно. С одной стороны хорошо, что заснула - вся дорога быстро прошла. С другой - плохо, потому что куда в случае чего, возвращаться - пес его знает.
   Тем временем город мы проехали. Вопросительно смотрю на спутника - молчит. Продолжаю молчать и я. Подъезжаем к чему-то огромному, останавливаемся. Ну все. Сказка кончилась, началась борьба за выживание. Для тех, кто читает - квест "Как выжить в незнакомом мире?" Куда мне сейчас пойти? Что есть, где спать, как обороняться от недружественных элементов окружающей среды? С чего хоть начинать? Маманя! Он молчит. Вдруг, на что-то решившись, поднимает голову:
   "Не согласитесь ли быть моей гостьей?"

0x01 graphic

   Удивленно хлопаю глазами. Люди так не поступают! С чего ему вдруг это предлагать? Нет, мне это, безусловно на руку и даже откровенно смахивает на сказку, которую я, помнится и загадывала Но... Так не бывает, потому что быть так не может. Он меня и одного дня не знает. Не страшно чужого человека приглашать? Но идти мне все равно некуда, в чем я ему не признаюсь, поэтому отбрасываю всю ненужную гордость, предубеждение и прочее, мешающее выжить, лишнее и говорю:
   "Спасибо, с удовольствием" - этак невозмутимо, хотя на самом деле меня трясет от стресса.
   Улыбнулся, выходит, подает руку. Итак, осмотримся, куда же меня занесло? Огромадное здание и мы стоим перед крыльцом. Как только мы отходим, карета отъезжает. Входим, нас встречает человек.
   Мой спутник говорит, слегка направляя меня вперед - "вот, проводите, пожалуйста, нашу гостью в гостевые комнаты" Тот кивает.
   Он поворачивается ко мне - "встретимся за ужином", наклоняет голову, разворачивается и уходит.
   Человек, нас встретивший, просит следовать за ним. Поднимаемся на второй этаж, идем длинным коридором. Передо мной открывают дверь. Благодарю, захожу. Меня оставляют в одиночестве. Какой ужин? Ещё и завтрака не было. А я уже проголодалась. Осматриваюсь. Нехилая такая комната - моя собственная квартира меньше! Зато тепло! А это самое важное! Непривычный интерьер - кровать очень пушистая, с балдахином, огромное зеркало, зеркало поменьше на столике с тумбочками. Ну, ясно, чисто дамская комната. Стулья, шкаф. Хм, я думала, что шкафы появились позже средневековья. Все-таки здорово, что в сказках совершенно не обязательно абсолютно следовать официальной истории - можно нести полную отсебятину. Мол, я автор, я так вижу. Не бейте аффтора, он пишет, как умеет.
   Ковры, меха. Поваляться бы на них! Так, вы знаете а я хочу умыться - это, между прочим, первейшее желание и настоятельная необходимость любого путешественника... 21-го века точно! А я оттуда. Выглядываю в коридор. Мимо пробегает девушка.
   "Простите" - спрашиваю - "вы не подскажете, где тут можно умыться?"
   Ойкает, краснеет, молча показывает на дверь напротив и наискосок. Благодарю. Поспешно убегает, заставляя проводить ее удивленным взглядом. Смущенная, захожу обратно в комнату, присаживаюсь на кровать - подумать. Подпрыгиваю. Мягкая. Ненавижу мягкие кровати - на них спать невозможно, позвоночник вопияет о несправедливости мира по утрам. Что именно смутило девушку? Это опуская мою простынь. Или, все же, дело только в ней и сама я выгляжу, как абориген и бояться выходить в люди мне не стоит? Подумала, вздохнула - мне даже переодеться не во что будет после мытья, это я уже не говорю о том, что и с банными принадлежностями у меня туго. Так, ладно, вымоюсь хоть как, все легче будет. Да и в мехах уже безо всякого смущении поваляюсь - чистой не страшно. Выхожу, иду к ванной комнате. Не успела зайти, входит та самая девушка, снова ойкает, говорит, послали ее помочь мне мыться. Испугалась, что не успеет, когда я изъявила свое желание, но я великодушно дала ей время, за что спасибо мне огромное. Думала за мной идти, как только все подготовит, а я уже тут.
   Мне,. главное, не забывать делать вид что я ничуть не удивлена, иначе у меня тут всегда глаза будут по пять копеек. А я стремлюсь походить на аборигенов, да. О, здорово, а то я бы тут совсем надолго застряла - я ж тут ничего не знаю, что куда применять. Тут все выглядит незнакомым и непонятным и, если честно, даже не годным к использованию именно в качестве средства гигиены. С помощью девушки вымыться оказывается легко и быстро. Хоть и непривычно. Мой любимый душ и привычное мыло, где вы? Хоть шампунь не смутил - я сама уже который месяц пользуюсь отваром мыльных орехов, а не заводским изделием. Отвары тут в ходу в качестве шампуней. Вместо мыла бадейка с жижей, на удивление, не вонючей. Всякие приспособления, которые я не берусь описать, потому что не я сама их использовала,. я только делала, что говорят, вставая, куда попросят и вытягивая, что требуют. В награду получила огромное пушистое полотенце, скрывшее меня полностью. Вытерлась, выдали легонькое платье, но тоже длиннющее. Теперь только волосы высушить - где мой фе-е-е-ен? Как мне их укладывать? Разбалованная городская девчонка. Благодарю, иду в комнату. Усаживаюсь перед зеркалом, тобы осмотреть себя и расчесать мокрые волосы. Ну вот, жить можно - чистая, согревшаяся, хорошо. Стучат. Заходит та же девушка. ...
   ...Открываю глаза. Не поняла? Лежу на упомянутой ранее мягкой кровати. Рядом стоит человек, измотанный, осунувшийся. Чуть подальше стоит мой знакомый. Встревоженно вглядывается. Приподнимаюсь, сажусь. Что-то мне нехорошо, слабость, подташнивает и клонит в сон. Что произошло? Спрашивают - как себя чувствую. Говорю, что нормально, только слабость небольшая и есть хочу. Спрашиваю - "я что-то пропустила?" Они переглядываются. Оказывается, я не пришла на ужин. Дворецкий (кстати, тот, кто нас встретил) пошел узнать, не случилось ли чего. В коридоре недалеко от моей двери увидел лежащую девушку, которая помогала мне мыться. Позвал людей, подняли ее, отнесли в комнату, уложили. Вызвали врача. А дворецкий пошел в мою комнату. А я сижу за столом с зеркалом, уронив голову на руки. Окликнул, не отвечаю. Подошел, посмотрел - не реагирую. Позвал моего знакомого. Девушке помог доктор - у нее было сильное истощение - кто-то выпил ее почти до дна (это не мои слова, я сама не знаю, что под ними имелось в виду!). Когда проснулась она, говорит - шла ко мне, помочь одеться, причесаться. И вдруг темнота, что будто прыгнула на ее. Потом вот только очнулась. Подошли ко мне - а я на действия врача не реагирую. Тут уж послали за магом. Он смог мне помочь. Смотрю на человека - вот, маг!!! Таки они тут есть!!! Он смотрит на меня, спрашивает, есть ли у меня сильные враги? Нет - отвечаю. Причем честно отвечаю. Откуда им у меня тут взяться - я тут хорошо, если сутки. Меня и видел-то только мой гостеприимный знакомый. Спрашиваю - а что вообще произошло? Говорят - душу у меня от тела отделили. Далеко не каждому из магов такое удастся. Душа, она крепко сидит в теле. "Все равно" - говорю - "Ну неоткуда у меня тут врагам взяться, я тут вообще недавно". Благодарю за то, что вернул. Улыбается измученно, выходит. Мой гостеприимный знакомый смотрит на меня, явно что-то прикидывая, но потом тоже молча выходит. Почему-то чувствую себя очень виноватой. Вспоминаю, что что-то из описанного видела. Да почти все и видела. Как сидел за столом, ждал меня мой знакомый, как девушку нашли, как он метался по комнате в ожидания мага, как маг пробовал раз за разом все новые методы, а я спокойненько там себе спала. А почему я это сразу не вспомнила? И вообще, почему я это видела? Хотя, если вспомнить, что там со мной сделали - не удивительно. Только нифига не помню - кто? Вспомню - удавлю. ...Грозная прям. Ну, или хотя бы наругаюсь сильно. Шепотом и издалека.
   Приходит все-таки та девушка, помогает мне выбрать платье. Ну что сказать - средневековье - все платья длиннющие. Не спорю, красивые, но как в них ходить? И к тому же, на мой взгляд, чересчур вычурные. Ну его. Беру одно платье посимпатичнее, прошу ножницы. Половину украшений спарываю к чертям собачьим - ну вот, так намного носибельнее получается - легче и функциональнее. Две трети слоев туда же - вообще красота! Получилось нежно-голубое платье из шелка, приталенное у груди, а далее спадающее глубокими складками. С белой вышивкой по краям горловинки и рукавов и опоясывающей ниткой из жемчуга в приталенном месте, расходящейся спереди двумя нитками жемчуга до самого низа.

0x01 graphic

   Скромненько, но со вкусом. Так, а на ноги что? То, что предлагают - в этом я ходить не буду - оно сотрет на моей ноге большущие мозоли. Значит, босиком. Все равно не видно, а мне удобно. Причесали, наконец, накрутили - здорово, всегда любила локоны. Осмотрели напоследок и отпустили на все четыре стороны.
   Вышла. А дальше куда? Попробуем до выхода - этот путь я ещё помню. Налево по коридору, прямо, ещё прямо, по лестнице вниз. Все-таки хорошее у меня ориентирование на местности - где раз прошла, не заблужусь. Так, а что тут? Ну, будь я во дворце - я бы сказала, что это бальная зала - громаднейшая площадь, без мебели, но с фонтаном. А я, собственно, где вообще нахожусь? По прибытии сюда я думала, что это гостиница, ну, отель, ну, ещё что, где люди останавливаются - уж больно большое здание. А больше я ничего и не видела - темно было. Окликают - дворецкий - просит пройти за ним, кушать. Не ужин, правда, уже - обед, но я ничуть против. Еда - это здорово! Давно я жрать хочу! Уже не есть даже, жрать. Проходим влево и идем длинным коридором, заходим в маленький зальчик, где накрыт стол. Еда!!! Поднимается навстречу мой знакомый. Смешно, этот человек уже видел меня спящей, я воспользовалась его предложением погостить, кушаю с ним вместе, а до сих пор не знаю, как его зовут. Как то не пришлось спросить. А он меня спрашивал? Вроде нет. И как ему назваться? Тут вообще мое имя в ходу? Или, раз уж мир другой - может, взять то имя, которое я сама себе когда-то придумала? Оно мне и подходит больше, да и нравится. Ну его, привыкну здесь, перестану отзываться на свое - там. Кушаем, слушайте, а тут вообще мало вегетарианских блюд, почитай, только овощи свежие, да фрукты. А я-то уже некоторое время вегетарианствую потихоньку. Ну что делать, задержусь тут если, покажу им Юлинскую вегетарианскую кухню. ....
   Благодарю за прекрасные блюда и замечательную компанию. Выхожу.
   Чем бы заняться?
  
  
   Открываю глаза. Утро. Нет, блин, уже день. Ха! А простыня-то вот она! А я думала, что она так в том мире и останется. Так, сегодня у меня куча дел. Эй, а почему отсюда -туда что-то перенеслось, а оттуда - сюда - кроме меня, нифига? Я бы от того платьица и в реальности не отказалась...
   День прошел, как обычно, в хлопотах. Побегала, попрыгала, посидела в интернете, разгребла почту, погладила кошку, пора спать. Закрываю глаза. Где я там остановилась?
  
   Чем бы заняться? Вышла на улицу - оказалась на том самом крыльце. Крыльцо приводит к круглой опоясанной маленьким декоративным заборчиком площадке, с которой замечательно смотрится вдаль. Обожаю такие площадки. Усаживаюсь на перильца оградки, смотрю вдаль. Там аллея, мост, луга, вдалеке давешний город. Так, ясно, я на отшибе. Сейчас ещё только утро. Что бы поделать? Тут я совершенно не знаю, что бы такого сотворить. Блин, что я с собой книгу электронную не взяла - хоть бы почитала! Размышляю об этом мире. Тут явно говорят не так, как у меня, я это чувствую, но прежде, чем улавливаю разницу - понимаю, что мне говорят. И сама говорю не так, как у себя. Интересно, можно ли говорить на языке, которого не знаешь? Или ещё интереснее - если уловлю, что говорят не по-нашенски раньше, чем пойму - смогу ли и дальше понимать? Все-таки правильно кто-то говорил - все языки мира понятны, если сам себя не убеждаешь, что они разные. Так, что я от этого мира хотела? Хотела научиться воспринимать волшебство, как нечто, само собой разумеющееся и хотела научиться волшебничать. Что тут магия есть - это я уже поняла. А где, интересно, тот маг? Может, у своего знакомого спросить? А-а-а, ладно, куда торопиться, дайте понаслаждаться летом и спокойствием. В реальномто мире - зима! Пойду-ка я осмотрю местность. Спрыгиваю, иду налево, огибаю здание по окружности и выхожу к саду. Лабиринт из кустов, прикольно. Иду по лабиринту, захожу за очередной угол. Ба! Старое-престарое дерево, уже сухое, без цветов, листьев, а на нем - качели. Детские веревочные качели. Какая прелесть! Хочу на них покататься! Сижу, раскачиваюсь, задумалась. Из-за угла выходит мой знакомый.
   "Привет" - говорит -"как дела?" Что? Смотрю на него.
   Он спрашивает - "Что не так?"
   "Вы кто?" - недоумеваю я
   "Вальдет" - отвечает он
   "Понятно" - говорю - "Но... мы знакомы?"
   "А что не так?"
   "А когда это мы успели на "ты" перейти?"
   Усмехается, протягивает руки, говорит - "Давно хотел увидеть тебя настоящую"
   И вот так это было сюрреалистично и страшно, что я вскрикиваю, срываюсь с качелей и бегу по лабиринту, со всей дури врезаюсь в моего знакомого. Ой, он и там, и тут? Когда успел?
   "Что с вами?" - интересуется тот - "Вы так напуганы. Кто мог вас здесь напугать?"
   "Э-э-э, а это не вы вот буквально только что со мной разговаривали?"
   "Что?" - переспрашивает он -"Я даже не подозревал, что вы здесь, просто шел к своему любимому месту, отдохнуть"
   Подхватывает меня под руку - "Хотите, я вам его покажу?"
   Опешила, но сопротивляться не стала - "Хм, хочу" - здесь явно что-то творится, но я местная, местная, улыбаемся и не подаем вида.
   Идем по коридорам из зелени. Смотрю на своего спутника - чем то он другой, не такой, как тот, от которого я только что бежала, вереща.
   Заворачиваем за ещё один уголок, вот они, те самые качели - и никого. А куда тот делся? Снова смотрю на своего спутника - вроде, похож, а вроде и нет. Разыгрывает или в самом деле - не он?. А мой визави стоит и не отрываясь смотрит на дерево. Перевожу и я на него взгляд. Оно цветёт. Цветёт! Но как? Когда я подошла к нему первый раз - оно было напрочь старое и сухое.
   "Она уже много лет не цвела. Последний раз я ее цветущей видел, когда был совсем маленьким, но рука не поднималась срубить. Это наше родовое дерево. Оно в самом центре лабиринта. Это и есть моё любимое место. Здесь всегда было спокойно, ничто не могло здесь потревожить покой" - голос сдавленный и тихий, глаза, не отрываясь, смотрят на дерево. Момент такой торжественный, что я даже вжимаю голову в плечи, стремясь быть как можно незаметнее, что не нарушить ореол чуда этих мгновений для него. И думаю.
   Да-а, ничто не могло, пока я тут не появилась. Стоило сюда прийти - и на тебе! Тут же какие-то неопознанные личности появляются, руки свои тянут, ухмыляются... Куда уж тут отдохнуть?
   А чего я, собственно, жалуюсь? Фентези начинается. Загадка, вот уже появилась, даже не одна - все по законам жанра. Надо себе почаще про фентези напоминать, уж слишком затягивает это вот ощущение полного присутствия, как-то забываешь, что это все - ненастоящее.
   Он подходит к дереву, проводит рукой по стволу.
   "Живая..." - похоже, сам себе не веря, говорит он - "Что же произошло?"
   А я знаю? Может, потому что проснулось, наконец, может, потому что я (это я так себя хвалю, если кто не заметил) тут посидела, может, потому, что тут эта личность, как там ее - Вальдет? - появилась, может, вообще, просто время ее пришло... Кто его знает? Вариантов-то много.
   Подхожу к дереву с другой стороны, взглядом прошу разрешения, тоже прикасаюсь к дереву. Спокойно. Так спокойно. Кажется, я понимаю моего спутника. Здесь мне тоже ещё захочется появляться.
   Усаживаюсь на качели, раскачиваюсь. Молчим. Хорошо. Каждый о своем думает. Он замечает, что я босиком. Спрашивает, как так получилось. Честно рассказываю, что предложенная обувь меня не вдохновила, мне лучше что-нибудь на гибкой подошве и без каблуков. Сказал, вечером будет. Ух ты, как быстро. Круто! Некоторое время спустя он уходит - у него дела, он занятой человек - чем вот только, без понятия. Да я про него вообще ничего не знаю. Ну и ладно, мне не привыкать, у меня в реальном мире таких знакомых - тьма-тьмущая. Посидела ещё, подумала. Пошла в комнату, куда меня определили. Засиделась я тут, негоже злоупотреблять гостеприимством. Все-таки, теперь у меня есть одежда и я более-менее знаю, куда идти. К тому магу, который мне помог - вдруг он меня научит магичить? Не забыть бы спросить дорогу к нему у моего гостеприимного знакомого. Черт, так и забыла узнать, как же его зовут. Может, так и зовут, как его двойник назвался... как там его... Вальдет? Ладно, теперь это уже не имеет значения. Выхожу, блуждаю по коридорам, залам, анфиладам - ау, люди, где вы? А ещё лучше - где я? Прошла ещё одним коридором, вышла на открытую галерею, соединяющую два здания. Одно, похожее на дом, но большой, или, может, замок, фиг их разберет, я их никогда не видела, но каменное и внушительное. Другое, соединенное с первым этой галереей - башенка, стройная, красивая, тоже в несколько этажей. И к ней очередь людей. Стало интересно. Прошлась, подышала воздухом. Вечерело. Красота-то какая - местность-то холмистая, а вдалеке - те самые горы, где я проснулась. И все такое зеленое, желтое, местами оранжевое, да к тому же позолоченное клонящимся солнцем. Что-то я стала очень чувствительна к пейзажам, попав сюда - пока глядела на всю это красоту, солнце уже совсем склонилось. Посмотрела вниз - очередь подходила к концу. Ну и ладно, неохота бежать вниз, узнавать - ещё заблужусь. Это - как два пальца. Лучше пройду дальше, посмотрю, что на этом этаже в башенке. А с этой стороны галереи есть дверца. Захожу, чуть не сталкиваюсь с дворецким.
   "Здравствуйте" - говорю - "Подскажите, пожалуйста, где я могу найти человека, с которым я сюда приехала?"
   "Да вот прямо пройдете, там единственная дверь" - отвечают мне.
   Спасибо, прямо - это достаточно просто, не заблужусь. Дворецкий уходит в ту, большую часть здания, а я иду к двери. Честно говоря, волнуюсь, не зная, как начать разговор. Захожу. Мой гостеприимный знакомый сидит за огромным деревянным столом, который весь завален бумагами или чем-то, основательно бумагу напоминающим. Комната просторная, светлая, со шкафами (и здесь они!), какими-то подставками, с двумя огромными окнами. Ни кроватей, ни шкур - чисто деловая, можно сказать, рабочая, обстановка. Мне дали осмотреть комнату, не отвлекая приветствиями.
   "Нравится?"
   "Очень. Удивительно красиво. А для чего она?"
   "Я тут людей принимаю, которые приходят ко мне со своими делами. Вы, может, видели внизу очередь?"
   А-а-а, так это она к нему была? Кто же он? Хотя, блин, какая разница?
   "А почему в башню? Почему не в тот дом, который большой, прям на первый этаж, вам было бы удобнее, да и людям?"
   "А вы подумайте, сюда приходит масса народу. Они будут мешать тем людям, которые обслуживают ту часть дома. К тому же могут заблудиться. А здесь специальная часть для прошений. Несколько этажей, соединенных одной лестницей, без ответвлений. Люди при всем желании заблудиться не смогут. И каждый попадет туда, куда ему нужно. Да и мне легче - сюда доходят только самые сложные дела, те с которыми не могут справиться люди, которых я посадил этажами ниже. В ином случае, около меня всегда была бы масса народу"
   "Ого, как все продуманно"
   Он улыбнулся - "Ну вот вы и сюда зашли. Что же вас сюда привело?"
   "Да я, собственно... ... я попрощаться"
   Его улыбка увядает - "Как, уже? Что случилось?"
   "Понимаете, я не чувствую себя вправе злоупотреблять вашим гостеприимством. Вы и так очень много мне сделали. А я вам в ответ - ничего. Мне стыдно ещё вас стеснять. Я хочу найти того мага, ну, который меня разбудил - может, он научит меня волшебству? Вы не подскажете, где мне его искать?"
   "Я могу его и сюда пригласить. Он может учить вас здесь"
   "Я бы с радостью, но, боюсь, я не смогу просто так у вас находиться. Мне и так неловко"
   "Но я не против"
   В груди что-то сильно защемило. Так не бывает! Не могут люди вот так запросто предложить пожить, ничего не попросив взамен. С чего вдруг? На глаза наворачиваются слезы, я быстро, пока он не увидел, извиняюсь, разворачиваюсь и выхожу, бегу, сквозь коридор, галерею, выскакиваю в коридоры большого дома, вижу винтовую лестницу. Поднимаюсь по ней, все выше, выше, на самый верх. Распахиваю дверь - мне в лицо дует сильный ветер. Уже совсем сумерки. Вдали огоньки и их свет расплывается от слез на глазах. В груди что-то совсем сжало. Присаживаюсь на что-то квадратное.
   Господи, я веду себя, как дура! Мне предложили остаться, просто так. А я почему-то стремлюсь уйти. Почему? Почему? ... Потому что боюсь остаться должна. Я слишком привыкла к отношениям баш-на-баш. Мне сложно поверить в бескорыстность. Я легко могу представить, как я что-то делаю бескорыстно, но совершенно не верю в то, что что-то могут делать бескорыстно мне. Но ведь это мой мир, я его придумала, я установила здесь такие правила. Я точно помню, что хотела сказку. Так вот она, сказка! Почему я снова пытаюсь придать ей черты реальности?
   ... Потому что этому я больше верю. И с этим уже научилась справляться. Научилась прятаться, улыбаться, выдерживать. А такого открытого дружелюбия просто боюсь. Потому что не понимаю. Не верю. Не сталкивалась. Даже в своем мире. Но так не должно быть! Весь этот мир идет навстречу мне. Это я от него бегу. Не может быть у меня никаких препятствий. Только я сама их себе создаю, причем весьма, как оказалось, успешно. Вон, целые штампы гостеприимности фентезийной, а мне подавай реалистичность. Ну не дура, а?
   Уже только всхлипываю, почти успокоилась. И тут дверь распахивается. Появляется мой гостеприимный знакомый. Он вглядывается в сумерки, уже собирается уходить, но замечает меня. Молча подходит, стоит рядом, видно опасаясь говорить вслух с неадекватным человеком. Честно говоря, я бы на его месте тоже боялась.
   "Вы в самом деле хотите уйти?" - решается, наконец, он
   Молчу. Думаю. И совсем тихо-тихо - "Нет, не хочу"
   "Оставайтесь. Вы мне только приятно сделаете, если останетесь"
   "Правда?" - вытираю слезы - "Спасибо"
   "Оставайтесь, пока вам это будет нужно. Пока вам этого хочется"
   "Спасибо" - и обнимаю его. Он, помедлив, тоже меня обнимает.
   Немного погодя, отстраняюсь. Вместе спускаемся, иду умываться, ужинаем. Баиньки. Плюхаясь на кровать, думаю - все-таки, как здорово! Как здорово жить! И на душе так легко! А завтра... Завтра я буду учиться магичить!
  
  

Глава 3. О вреде сильных эмоций

  
   Гады, разбудили. Ненавижу, когда будят рано утром, ненавижу. Сделай мне, пожалуйста, укол, Юля - у меня давление зашкаливает. Да ладно, сделаю, но! Но ненавижу, когда утром будят!!!! У-у-у-у-у, гады!!!!! И ладно бы подготовил все, развел лекарство, намочил вату спиртом, так, чтобы осталось только сам укол сделать. Ведь всему учила. Всем рассказывала, что будить меня утром не рекомендуется. Так нет - просто сделай, а то я не умею. Умеешь, сама учила. И не откажешь - жалко. Но факт дичайшего раздражения от невыспанности и внезапно прерванного сна-то не отменить. Дико злясь, обрабатываю антисептиком, развожу лекарство. Так, надо хоть немного успокоиться, а то я его скорее этим шприцом насквозь проколю, а не вылечу. Спокойно, спокойно. Сделала. Вот теперь можно беситься. Со злостью швыряю все использованное в урну! Внутри все кипит. Ненавижу, когда меня вышвыривают из снов. Залезаю под одеялко, сворачиваюсь в комочек. В груди просто горит огонь. Жжет. Не успев ничего понять, проваливаюсь в сон...
  
   Как же жжет! Как больно! Нет, так нельзя. Надо срочно куда-нибудь сбежать. Забиться в уголок, свернуться калачиком, спрятаться... Не дай бог, кого встречу - сорвусь ведь наделаю чего-нибудь, о чем потом буду сама же и жалеть, проходили уже. Выскакиваю из-под одеяла, одеваюсь, выбегаю. Бегу уже знакомым маршрутом, к дверям. Прямо, мимо круглой лужайки и, наугад, налево. О! Конюшня. Прошу оседлать коня, совсем в запарке эмоций как-то упустив их виду, что всех моих уроков конной езды не хватит, чтобы нестись так, как хочется разгоряченной душе. Честно говоря, на все пофиг. Нетерпеливо притопываю ногой и плотно сжимаю кулаки. Едва сдерживаюсь, чтобы не начать всамделишно рычать, ибо нужно дать ну хоть какой-то выход эмоциям. Говорю предельно вежливо, тихо, спокойно - бездушно, чтобы не прорвалась ярость в голосе. Нельзя на людях срываться, они ни в чем не виноваты. Но ещё чуть-чуть и мне будет пофигу - сорвусь и будет Халк в юбке. Припадок, проще говоря. Подводят коричневую лошадь. Благодарю, прошу помочь залезть, понукаю животное - пусть оно само выбирает, куда - главное, побыстрее. Спокойно, спокойно! Мимо луга, мимо улочек, распугивая немногих прохожих. Мимо полей - дальше, дальше. Почему конь бежит так быстро? Кони же так не умеют? Ять! Он же летит! Скачет, как нормальный, но не по земле, поэтому в разы быстрее. Обыкновенный конь, бескрылый, не магический, но он - летит. Не важно! Прочь! Дальше, дальше, мимо лесов, к горам, мимо того памятного леса. Дальше. В горах уже вижу холм с норой-пещерой и резко дергаю поводья лошади, направляя ее туда. Влетаем в натуральную пещеру и судорожно ищу самый дальний уголок, самое закрытое ото всех место. В холме черный, подернутый дымкой проем, но мне не страшно, мной движет всего одно стремление - подальше от всех, поглубже, где уже даже входа не видно. Оставшись гарантированно одна (коня не считаем, они твари бессловесные) Спешиваюсь. Вокруг черная земля и вот натурально лава, я знаю, как она выглядит вживую и отличий не вижу. Кроме температуры. Но мне не жарко и не холодно. Я вообще ничего не чувствую. Оставляю коня на безопасном кружке земли. Отхожу подальше и сворачиваюсь клубочком. Как же жжет! Я даже не знаю, что бы я сделала. И выжило ли бы мое творение, если бы я сорвалась. Это ведь в реальном мире я стараюсь заглушать всякие эмоции, ибо я социально адаптированный человек, а в мире выдуманном что меня остановит? Я ведь даже в его существование не верю, значит, могу творить вообще все, что хочется, а хочется много - все то что в реальном мире себе не позволяю. Не уступать бабушкам, нахамить в ответ, набить морду обидчикам, плюнуть в морду нехорошим людям. Всё, всё, что не позволяет сделать себе воспитанный человек. Даже разнести к чертям эту чертову планетку, чтобы неповадно было! Еще создам, сложно, что ли? Одна проблема, кто защитит от повторения, а проходить все заново - упаси Господь, лучше самой сдохнуть. Вот и приходится терпеть, жалко уже пройденного. Это как случайно удалить игру, от которой фанатеешь и в которую играл 3 года, набивая опыт. Вместе с сохранениями. Кто бы решился? Так что - подальше ото всех, успокоиться! Как же мне плохо!
   Чувствую взгляд и поднимаю голову - на меня смотрит... Ну, я бы сказала - смерть. Самая обыкновенная, буквально каноническая - высокая, в темном балахоне. Даже злость моя замирает в ошеломлении.
   "Ты, вообще, кто?" - интересуется это, с позволения сказать, настоящее чудо.
   "Ну, я создала этот мир" - отвечаю я. Злость потихоньку улетучивается, замещаемая все сильнее разгорающимся интересом.
   "А-а-а, тогда понятно, как ты смогла сюда попасть. Обычно сюда так просто не попадешь. Отчего ты здесь?"
   "Я хочу успокоиться. Здесь тихо, спокойно"
   "Здесь???! А-а-а, ну да. Тебе здесь тихо. Не буду мешать"
   "Эээ... ...Спасибо"
   Ушла. Даже можно сказать растворилась в воздухе. Ну надо же, вы только подумайте, как интересно - я видела смерть, каноническую! Вот прямо, как ее рисуют - в балахоне! Интересный у меня мир получился, оченно интересный, вот прямо даже любопытство появилось его исследовать. Мало ли, чего я еще удивительного увижу? Села, подтянув руки к коленям. Жжение утихает, потихоньку сменяясь апатией от пережитого волнения и подавленной агрессии. Сижу. Долго сижу, уставившись в одну точку. Перевожу взгляд на коня - по-моему, с ним что-то не так. Поднимаюсь, подхожу коню, переступая эти огненные лавовые ручьи (с расстояниями здесь у меня тоже проблемы- издалека оно выглядит широко, но стоит мне подумать о желании прогуляться - и пространство словно схлопывается, уменьшаясь и сворачиваясь - будто подстраивается... пространство да, сама слышу, как это звучит). Точно - он словно стал статуей - не шевелится, не дышит, даже шерстинки - будто не мягкие, а выточенные умелыми руками мастера из камня. Будь я в фантастическом будущем - сказала бы, что он в стазисе, уж слишком похоже на стандартные описания этого состояния. Ну, так и ему и лучше - не надо травмировать психику коня. Жжение совсем утихло. Одновременно с этим что-то в окружающем пространстве изменилось, словно повеяло свежестью. Приподнимаю голову и краем глаза замечаю в окружающей мутной дымке изменения - какую-то картинку, висящую в дымке над полом. Любопытство разгорается ярчайшей эмоцией, давая силы и меняя настроение. Перепрыгивая через ручейки лавы, приближаюсь к ней. Честное слово, похоже на дыру с колеблющимися краями. Иду к ней, все дальше удаляясь от того места, где вошла в эту "пещеру". Слишком уж большая она, да и откуда в пещере - лава? А лава - настоящая, по всем характеристикам, кроме физических. Правда, вспоминая слова Смерти - не уверена я, что тут для всех так. Та дырка, меня заинтересовавшая, так и висит над полом, полоская и колеблющаяся, как дымок. В центре - фотография, по краям - дымка. На фотографии - пасторальная картинка - луг, дальше изображение размыто и не рассмотреть толком. Из чего это чудо сделано? Протягиваю руку, чтобы пощупать, но рука проваливается сквозь изображение, с обратной стороны висящей картинки уже не выходя. Мои глаза округляются. Пещера - просто кладезь высоких технологий - то стазис, то телепорт! Интересно, оно само так было или тут пространство тоже подсуетилось, подслушав мои мысли про "будь я в фантастическом будущем"? А вот я возьму и посмотрю, куда оно выходит!
   Тут же претворяю задуманное в действие. Выхожу. Прямо сразу на месте выхода луг - ровно, как на картинке, а дальше видно - итить-колотить! То, что было скрыто на картинке размытостью. Город, современный! Ну-у-у, похоже очень. Небоскребы и чего-то летающее явно проглядывает. Это что, я столько времени просидела? Круто я забираю! Немного разозлившись, оставила этот мир на хрен знает сколько времени. Убежала, да, ото всех, спряталась. Н-да-а-а. Грустно. И ведь, самое обидное - разозлилась в одном мире, а злость чуть не сорвала в другом. Или все-таки, шутки пространства, подслушивающего мои мысли? Оглядываюсь. Вижу дыру, за ней знакомую темную, с оранжевыми реками, местность, коня. Так! Сюда я ещё вернусь, благо, знаю куда. Оно не исчезло до сих пор, будем надеяться, так тут меня дожидаться и будет. А пока посмотрю, что же здесь произошло. Иду. Поле сменяется полем, затем еще одним, перечеркнутое границами и тропками. Вон, хочу как эти - летать! Над головой на приличной высоте периодически что-то проносится, вызывая дикую зависть. Присмотрелась. А на разных они штуках летают. Бли-и-и-ин, завидно, тоже так хочу. За завистью и наблюдениями за небом не заметила, как отмахала порядочное расстояние. Пошел пригород. Знаете, а совсем обычные люди! Так от нормальных и не отличишь. Идут по своим делам, есть и хмурые, и веселые. Я почему-то думала, что в волшебном мире все такие веселые, магичистые. Хотя, различия есть. Вон там, например - дом красят. Достали пузырек, открыли крышечку - облако охристого цвета окутало дом - и вуаля! - дом окрашен. Причем не в охристый цвет и не ка из пульверизатора целиком. В нормальный зеленый цвет и очень аккуратно, исключая наличники, окна и посадки вокруг дом. Удобно. Магия! Хочу так уметь! А вон там, чуть подальше - пошивочная мастерская. Громадное окно-витрина. А за ним (я прямо носом влезла смотреть) - делают наряд. Стоит портной (ну, он же портной, если пошивочная мастерская?) - руками только записывает, а какие-то инструменты все замеряют сами. Причем не обычные - сантиметр там, или лекало какое - ничего подобного. Летает несколько светящихся ... ну, выглядит, как катушка ниток, знаете, раньше такие были - деревянные с ограничителями по краям. И оно светится, оставляя после себя след, быстро затухающий, но вырисовывающий силуэт. Мастер высчитывает что-то в блокнотике, что-то там чертит, задумывается, помечая что-то. От окна мне этого всего не видно, а зайти боязно, на меня и так посетитель, которого обмеряли, недобро косится - мол, чего уставилась? Хотя окна тут большие, явно рекламного характера. Портной берет несколько разных отрезов ткани из стенда с рулонами (ну как интересно!, я еще плотнее прижалась к стеклу) - встряхивает, укутывает клиентку, замирает (никаких пассов, завываний, танцев с бубном) - оп-па - наряд, деловой, сидит, как влитой. Блин, так быстро и прям по фигуре, красота! Ага! Что-то клиентке не нравится. Нахмурился, сосредоточился, вытянул руку - ух ты! - костюм слегка изменил очертания. Кажется, на этот раз клиентка довольна. Блии-и-ин, как круто! Р-р-раз-з - и все! Готово. Вот, граждане - великая польза не раз упомянутой магии! Как обидно, что реальный мир этим похвастаться не может.
   Иду, высматриваю ещё чудеса. Мой мир же магический, чудеса тут должно быть, на каждом шагу. Ой, а это что? Ещё одна пошивочная. А здесь как? Ой, а здесь, как обычно. Манекены, швейные машинки, примерочные, 4 портных. И сюда люди заходят. Зачем обычные, если есть магические? Видимо, не все так просто. И стоимость, наверное, разная. Да-а-а, что-то от мира к миру остается неизменным. Надо все-таки про магию узнать. Нафиг я, спрашивается, мир создавала?
   О-о-о-о! Транспортный магазин! Это вот то, что летало над моей головой, пока я полями пробиралась? Моя мечта! Захожу. О да! Все, прямо, как мне представилось - метлы (не настоящие, стилизованные, с сиденьями), ступы (ну, это я их так, по аналогии называю - но как их ещё назвать, если действительно - ступы?), просто сиденья, висящие в воздухе. Ещё какая-то хрень, развешанная по стенам, но это уже не так впечатляюще, поэтому не интересно. Видимо, запчасти. Да и не уверена я, что распознать смогу то, что там развешано, адекватно. Выходит хозяин магазина.
   "Здравствуйте, что-то заинтересовало?"
   "Ой, вы знаете, все заинтересовало, расскажите"
   "А что тут рассказывать - выбирайте - посовременнее" - оглядывает меня - "помолодежнее, подороже, подешевле..."
   "Спасибо, я посмотрю"
   Прохаживаюсь, облизываюсь. Блин, что я облизываюсь - какое все дорогое - там цифры не с одним нулем на ценнике были - кстати, арабские, привычные. Ну, или я их так видела - язык-то у них тоже, поди, не русский, а понимаю. А если пройти ещё - может, где-то еще дешевле будет? Хотя бы не с таким устрашающим количеством нулей. Правда, их курса я тоже не знаю, но само количество цифр меня пугает. Выхожу, иду, теперь целенаправленно выглядывая транспортные магазины. Заинтересовалась, иду уже по чему-то, очень похожему на асфальт. Хотя нет, это не асфальт - он не такой твердый, от него не воняет на солнцепёке и поверхность у него непривычная, пружинит. Но покрытие по физическим характеристикам очень знакомое. Оглядываюсь - оказывается, пригород уже давно закончился. Заглядевшись на окружающее в поисках чудесного, ушла далеко от понравившегося магазина. Как раз вижу еще один транспортный магазин - ой, мама! - стеклянные двери с вензелями. Что-то мне подсказывает, что там ещё дороже. Зашла, посмотрела, вышла. У каждого аппарата свой постамент, все сверкает, все белое. Ну ясно, как всегда - чем ближе к центру, тем дороже. Хотя... Мне-то чего беспокоиться - денег-то у меня все равно нет. Разворачиваюсь, грустно иду назад. Угар и азарт новизны схлынул, столкнувшись с реальностью. Ничегошеньки мне тут не купить, просто не на что. Только и любоваться, как на картинки лубочные. Даже обидно как-то стало, пойду я отсюда, что зря глаза дразнить? Прохожу мимо того, первого магазинчика, захожу - здесь хоть попроще, можно просто постоять рядом, полюбоваться. Представить, как что-то из этого удивительного принадлежит мне. Не так страшно, как в том, дорогущем. Вновь выходит хозяин:
   "А-а-а, вернулись, стало быть, что-то выбрали?"
   "Да я бы с радостью" - говорю я - "да денег все-равно нет"
   "Денег нет... Знаете, в наше время есть кое-что гораздо ценнее денег. Это идея. Есть у вас какая-нибудь идея по моему товару?"
   Осматриваю уже с бОльшим вниманием его ассортимент. После пристального рассмотрения замечаю однобокость выставляемого товара - они все узкоспециализированные. Одни, видать, скоростные, другие тихоходные, в одних можно передвигаться только сидя, в других только стоя, в третьих, вообще только лежа. А я - человек с широким кругозором, я в трансформеры в детстве играла - между прочим, еще до того, как это стало мейнстримом!
   "Знаете... кажется, есть"
   "Если идея будет стоящая - будет вам транспортное средство" - склоняемся над рабочим столом хозяина магазина, я беру в руки обыкновенный карандаш, хозяин расстилает передо мной кусок ватмана.
   "Ну вот посмотрите сами - во всех ваших ав... (тьфу, черт, привычка) транспортных средствах предусмотрен только один какой-нибудь тип передвижения. А вот что бы вам не сделать трансформер? Хотите скоростное - пусть вот так (черчу) - раздвигается и уплощается, как на ваших скоростных моделях. То же самое средство, для города, смотрите - сдвигаете так и так - и вуаля - удобное сидячее положение. А если ещё сюда (рисую) приделать педали, то будет ещё удобнее - и можно даже будет ехать стоя, только придерживаясь..."
   Молчит, переваривает. Внезапно хватает в охапку и кружит по комнате.
   "Спасибо! Здорово. В наше время стало так сложно с идеями. Но какая классная задумка! Да я вам сейчас самое замечательное средство подарю"
   Убегает, выносит метлу. Красота! Чем то похожа на Гаррипоттеровскую, тоже - стилизованная.

0x01 graphic

   Прошу приварить мне педали -все-таки боюсь свалиться с непривычки. Приваривает. Не сваркой, если что - приставляет вполне обычные педали к поверхности метлы, что-то растирает в пальцах, обмазывает и дует. Убирает руки, а педали остаются на месте. Добавляет ещё каких-то примочек, мне непонятных, но явно в базовую комплектацию этого типа метлы не входящих. Вид метлы от этого почти не изменился. Она только светилась, пока он там что-то химичил, а, пардон, магичил. Наконец, вручает. Благодарю, выхожу. Магазинчик мгновенно закрывается, хозяин ушел экспериментировать.
   Ааааа, вот так появляются ништяки! Учитесь! Мозги рулят! Причем, в любом мире. Так-с! Попробуем! Уселась с очень гордым видом.
   Эаа, а заводить как? Ставлю одну ногу на педаль. Гордый вид сменяется на вид азартно-исследовательский. Ну-с, попробуем, как в сказках - главное, поверить! Закрываю глаза, подпрыгиваю, ставлю вторую ногу на педаль (счас свалюсь, счас свалюсь!). Ничего не происходит. Открываю глаза - висю! Нет, честно, висю! С гиком устремляюсь вверх и прямо. Интуитивно понятный интерфейс управления метлы позволяет очень быстро к ней привыкнуть. Тем более, у меня педали, почти велосипед получается, а уж на велосипеде я научилась кататься еще в незапамятные временя. Кстати, похоже, точно так же метла поворачивает туда, куда я направляю передний её конец. Поворачивает, правда, сразу вся, а инерции, на удивление, нет. Видно, это было одной из примочек, добавленных продавцом. Как и встречного потока воздуха нет - только на переднем конце метлы в лучах солнца при попадании пыли вспыхивают искорки, иногда складываясь в полусферу, огибающую меня. Дует только слабый ветерок, как при обычной езде на велосипеде, при больших же скоростях поток воздуха не усиливается, вот совсем. Чувствую, что не было этого в базовой комплектации и что моё предложение, действительно, продавца обрадовало.
   Круто! Как лечу - не знаю, но мне нравится! Не спрашивайте, по каким физическим законам оно летает, я гуманитарий. Но во мне сильно исследовательское начало. Например... А насколько сильно заклятие отсутствия инерции? Можно ли сразу полететь в противоположную сторону? Ой, мама! Куда меня несет? Мягче надо было! Ой, мама! В кого-то врезаюсь! Кувырком летим вниз. Хорошо хоть, кружась друг вокруг друга сцепившимися метлами, снизиться успели. Но все-равно больно. Дрожащие от напряжение метлы в наших руках взбрыкивают и разбрасывают нас с разные стороны. Е-е-е-елки-и-и-и, как больно-то! Поднимаюсь, отряхиваюсь. Навстречу мне поднимается девушка с нежно-рыжими волосами и бледно-зелеными глазами. Блин, ну чем не ведьма? Классическая - рыжая, зеленоглазая!

0x01 graphic

   "Чего не смотришь, куда летишь?" - удивительно, но ее волосы и глаза становятся ярче, насыщеннее. Интересно, к добру это или бежать мне надо, унося ноги, пока могу?
   "Ой, извините, я первый раз села на такую штуку, я с ней справиться не смогла, мне очень стыдно, простите" - смущенно потупилась
   "Первые разы тренироваться надо за городом, в поле, чтоб никого не сбить, специально же площадки оставляют, ты что, не знала?" - кажется, не убьет, но разозлила я ее сильно, да.
   "Честно - нет" - задумалась - "Хотя, надо признать - логичное требование"
   "Откуда только свалилась. Таких правил не знать" - вроде, успокаивается
   "Вам очень больно?" - мне очень стыдно
   "Очень!" - сердито. Помолчала, посмотрела на меня, добавила - "А сама то как?"
   "Как-нибудь справлюсь, спасибо. Ещё раз простите. Мне честно-честно очень стыдно. Но, понимаете, такая эйфория захватила, я ж всю жизнь летать мечтала. А тут! Небо, ветер! И я могу летать. Понимаете, на самом деле могу летать! Это же... чудо!"
   Смотрит на меня, качает головой:
   "Нет, действительно, откуда ты свалилась? Выглядишь взрослым человеком, а летать... Как будто внезапно новое открыла?"
   "Э-э-э, ну, собственно, так и есть. Только как это получилось, я вряд ли смогу объяснить"
   Смотрит недоверчиво, как на помешанную - с той же жалостью во взгляде, качает головой.
   "Вид у тебя" - говорит - "не очень. Пойдём, тут до моего дома совсем чуть-чуть осталось. Умоешься. Обработаем ссадины и синяки"
   "Спасибо" - Они тут что - все такие? Что тогда, что сейчас? У нас бы обматерили и ещё напинали. Блин, как тут здорово. Хотела сказку - вот она! Где еще найдешь такое неправдоподобное отношение к людям?
   Идем, она на меня странно косится.
   "Меня Медвяна зовут"
   "Юля" - столь же невзначай отвечаю я
   "Тебе никто не говорил, что ты несколько странно выглядишь?"
   Оглядываю себя. Блин, забыла - я ж по-прежнему в том голубом длиннющем платье с вышивкой.
   "А-а-а, э-э-э... Нет, не говорил, но смотрели временами странно, признаю"
   "Неудивительно. Можно подумать, ты на карнавал собралась"
   "А мне, собственно, больше и нечего было надеть"
   "При такой метле - и нечего надеть?"
   "Метлу мне за идею дали"
   "За идею? Тогда тебя обманули. В наше время идея дорого стоит - за идею могли бы дать самую лучшую метлу"
   "Я думаю, что у того торговца эта метла была как раз самая лучшая. К тому же мне все равно нужна была не самая лучшая, а самая надёжная"
   "Странная ты какая-то"
   Ну вот. И здесь.
  

Глава 4. Будущее, которого не было

  
   Заходим в дом, поднимаемся на энный этаж (не смотрела, честно, у меня голова болит, так что я просто прислонилась к стенке и терпеливо ждала, когда доедем). Вообще, подумала бы, что обычная многоэтажка с обычным лифтом - нет, конечно, различия есть, и сильные - но принципы постройки жилья очень даже знакомые.
   Проводит рукой по двери, что-то шепчет, говорит: "Заходи". Прохожу - обычная квартира. Только окна огромные.
   "Какие громадные окна"
   "Естественно, а как еще влетать? Не всегда ж подъёмниками пользоваться"
   Все-таки с привычностью я переборщила.
   Прохожу в ванную комнату. Ну, что-то общее с нашими ванными есть - по крайней мере, понятно, как чем пользоваться. Только выглядит все непривычно. И, по-моему, оно живое. Умылась. Ой-ёй, нехило меня долбануло, вся в синяках, ссадинах и голова все сильнее болит. Вышла. Она сидит на табурете. Ее тоже потрепало, но не так сильно, в пыли извалялась - это да, а вот ссадин нет.
   "Закончила?" - спрашивает
   "Да, спасибо"
   "Что-то ты какая-то бледная"
   "У меня голова болит"
   "Может, у тебя сотрясение?"
   "А ты как?"
   "А я уже подлечилась - не зря ж полгода уже учусь, мелочи исправлять умею. Осталось только вымыться" - то есть, ссадины были? Вот она, польза магии
   "Блин, а я так не умею"
   "Тогда тебе к врачу надо... Или к магу. Ты кого больше предпочитаешь?"
   "Я бы, если честно, просто поспала"
   "Нет, в таком виде я тебя не отпущу - не дойдешь. Спи здесь"
   "Ой, можно? Спасибо"
   Нет, точно - они тут все такие. Укладываюсь на диван, заворачиваюсь в одеяло (знобит) - засыпаю.
  
   Выныриваю на поверхность сна. Открываю глаза, смотрю на часы - 11:05. И фиг ли мне так рано просыпаться в свой честно заработанный выходной? Ну его, еще посплю. Поворачиваюсь на другой бок. Засыпаю.
  
   (снится наш Троицк. Зима, уже подходящая к весне. Даже, скорее, весна, еще не избавившаяся от сугробов. Короче, настоящее время. Только какое-то нереальное, подернутое дымкой. Иду по окрестностям Троицка. Там, где поля. А почему в нашем мире магии нет? Ведь ее существование вполне возможно.
   "Она была. Смотри"
   Поворачиваю голову. Сквозь сугроб прорывается первый зеленый росток. Он ярче обыкновенного, какой-то более одушевленный. От него, рассыпая искорки проносятся какие-то фигурки, зелень все больше расползается, занимает все больше места. Зима стремительно отступает. Теплеет. Как быстро наступила весна. Вижу девушку, она становится духом Зимы - во сне это вопросов не вызывает, это просто становится ясно. И она приветствует такого же духа, но уже Весны. Передает ответственность за природу духу своего сезона.
   0x01 graphic
   Деревья быстро покрываются листвой - она явно ярче, чем когда была неодушевленной, обычной, сама по себе, чистой биологией. Совсем вот недавно лежал снег - белый, искрящийся, холодный и вот уже - тепло, листья, птицы. Действительно, магия. Люди сразу каким-то непонятным чувством почуяли магию и стали применять ее, упивались ею. Как много стало возможным благодаря ей! Сначала пробовали по мелочи - сделать что-то чуть лучше, чуть ярче, чуть больше или меньше, другого цвета или немного другой формы. А использование магии все набирает обороты, все плотнее входит в обыденность. Пошли злоупотребления ею. Пошли перекосы, извращения. Потихоньку стирались всякие понятия о целесообразности и гармонии. Люди перестали видеть магию, стали считать ее обычным делом и использовать только в корыстных целях. Забыли, что магия держится на вере в нее. Магия не может быть там, где ее не замечают. И все это я видела разом, будто смотрела фильм, находясь одновременно в гуще событий и со стороны.
   Осень. Идут по незнакомому городу дух Зимы и кот. Идут, прощаясь с городом. "Мы сейчас уйдем. Уйдем, пока не почувствуем, что нужны, что в нас верят. Мы заснем. Прощай". Они пожимают друг другу руки-лапы, обнимаются, встают и снова идут. Дух Зимы выскальзывает из той знакомой девушки, уже ставшей взрослой женщиной и рассыпается искрами, истаивает. Одновременно из кота тоже что-то выскальзывает и так же истаивает. И вот идет женщина по городу, самая обычная женщина, уже не дух Зимы. Она не помнит ни магии, ни себя. Да и своего знакомого кота она тоже не помнит. Все, что было связано с магией, начисто стерлось из ее воспоминаний. А кот? Просто обычный дворовый кот. Он тоже уже ничего не помнит. У его сути исчезла магическая составляющая. И их дороги расходятся. Они даже не оглядываются друг на друга.)
  
   Блин, приснится же такое. Бр-р. Грустно.В некоторой задумчивости встаю, делаю свои дела. Готовлю, кушаю. А в голове все вертятся какие-то мысли, вертятся. Даже читать нормально не могу.
   Вечер. Ложусь спать, размышляю. Предположим, магия была... А сейчас люди в магию верят? Нет, не верят. Верят в свою веру в нее. Логическая ловушка. Да и то, далеко не все верят. А все эти ролевики, те, кто пытается быть похожим на эльфов, гномов и прочую гадость - они такие все верят в магию только до тех пор, пока не узнают, что она существует. У них вера не в магию, а в себя-волшебника, погружаются в мир своих фантазий, уходят от реального - прям, как я. А все эти маги, волшебники, и прочие, которые снимают порчи, делают наговоры, привороты, проходят сотые ступени посвящения (как они об этом пишут в газетах) - они первые скажут, что магия - бред, если увидят кого-то, кто ей на самом деле владеет. Они верят в силу доверчивости и им нужны деньги. В саму магию не верят. Может, где-нибудь и есть настоящие маги, но они пользуются лишь отголосками того, что осталось, прилагая неимоверные усилия, чтобы добиться незначительных результатов. Потому что магия если и есть, то... спит. Да и то, пользуются привычными ритуалами, а не настоящей верой. Они знают, что то-то и то-то действует так, а в большее не верят. А я? Я верю в магию? Не знаю. Но что она может быть - это я знаю точно. Но знание не есть вера.
   "Ты веришь в магию?"
   Я верю в магию? Верю ли я в магию? Нужна вера, чтобы она проснулась снова. Хоть одна крупица, но веры. Зажмуриваюсь. Задерживаю дыхание. Верю ли я в магию? Хочу ли я магию? Можно ли ей быть? ВЕРЮ! Резко выдыхаю, словно бросаюсь с вышки в море. ПУСКАЙ БУДЕТ! Что-то лопается в груди. И в ушах звенит. Но это, наверное, давление и маленький инфаркт. Вот и спать охота...
  
   Просыпаюсь. Все затекло-о-о... Надо бы иногда шевелиться во сне.
   "Ну ты горазда спать!"
   Где это я? Оглядываюсь и замечаю рыжую девушку в комнате. Знакомо выглядит. Где я ее видела? Ах да....
   "У меня такое бывает. Сколько я спала?"
   "Два дня. Тебя не добудиться было - я уж не знала, что и делать. Здоровье я тебе поправила, насколько могла, а ты все спишь и спишь. Хотела уже вызывать профессионалов. Только побоялась, как ты к этому отнесёшься. А еще чуть-чуть - и вызвала бы"
   "Я уходила в свой мир. Понимаешь, обычно я сама регулировала, когда уходить-приходить. И всегда подгадывала, чтобы к моменту, с которого закончила. А тут, видимо, из-за того, что сверзилась, и, похоже, сотрясение получила - не смогла проконтролировать. Понимаешь, я не отсюда. Так что если я когда еще зависну - значит, ушла. Прости, я не хотела тебя пугать."
   "Ты что, серьезно?"
   "Ну да. Так получилось. Понимаешь, я захотела поверить в магию - и оказалась здесь. В моем мире магии нет. Совсем. Или есть, но в нее никто не верит"
   "Так не бывает."
   "Не поверишь, до попадания сюда я тоже самое думала про твой мир."
   "Я не чувствую, что ты врешь..."
   "Потому что я не вру. Более того, я даже здесь не совсем отсюда. Я начала свою дорогу в прошлом и намерена туда вернуться. Хочешь со мной?"
   "Стоп! ... Стоп. Так. Дай я сначала привыкну к тому, что разговариваю с человеком не из своего мира. А потом - все остальное"
   "Хорошо. Но можно тебя попросить? Покажи мне свой мир. Пожалуйста"
   Сидит, смотрит на меня. Молчит. Я тоже молчу. Все-таки удивительно, что мне поверили. Хотя... Здесь же магия, недаром она говорила, что не чувствует - сколько она тут проучилась? Полгода? Все-таки удивительное ощущение, когда тебе верят. А еще удивительнее, то она так спокойно это восприняла. А как бы, интересно, я восприняла человека, утверждавшего, что он не из моего мира? Наверное, зависит от того, как бы он это сказал. Если бы были всякие подробности, для увеличения правдоподобия - подумала, что пора этого человека в комнату с мягкими стенами. А вот если спокойно так, буднично - подумала бы, а-а-а, чего только не бывает. Я ведь на самом деле очень доверчива. Цинизм мой - только защитная реакция от постоянной ошибки в людях. Ага, зашевелилась. Значит, переварила. Блин, но как неловко получилось - так спалиться. Видно, все еще последствия сотрясения. Правду-то говорить легче, чем придумывать. А хотя, какая разница? Все равно я здесь ненадолго.
   "В любом случае, тебе нельзя по городу ходить в таком виде. Вот, возьми мою одежду, какая тебе подойдет"
   "Можно эту рубашку и юбку?"
   "Бери-бери, раз разрешила"
   Ну вот, теперь выгляжу, как абориген. Теперь самое интересное - гулять!
   "Ну что, пошли?" - спрашиваю.
   Берем метлы, по привычке иду к двери. Останавливаюсь, потому что чувствую, что иду одна. Оглядываюсь. Она смотрит на меня, хихикает.
   "Ты зачем к двери идешь? На метле гораздо быстрее"
   А-а-а, блин, забыла. Вот она - сила привычки! Смущенно разворачиваюсь, иду к окну. Ой, мама! Страшно-о. Высоко. Так, попробуем снова летать. Садимся, зажмуриваемся, подпрыгиваем. Висю!
   Теперь можно вылетать. Вроде недавно летала, а на такой высоте - все равно страшно. Рожденный ползать - ... таки летает! Медвяна вылетает следом за мной. Останавливаюсь, зависаю. Только потом доходит, что не поняла, как это у меня получилось - оно как-то само собой. Итак, первое правило магии - не заморачиваться, как оно получается! В-принципе, сисадминам магию освоить будет просто - они тоже с бубнами привыкли плясать вокруг железяк.
   Второе правило вытекает из первого - не думай, что делаешь и как - иначе свалишься с метлы. Блин, нормальные люди начинают с чего-то безопасного, а мне, видишь ли, летать захотелось! Смотрю на окно, из которого вылетели.
   "Слушай, а ведь сюда кто угодно залететь может. Как можно окна оставлять такими беззащитными?"
   "Ты знаешь, похоже, что ты нездешняя - как это - беззащитными? Ты смогла в мой дом пройти только потому, что я впустила тебя. Защитные заклятия никто не отменял. Смотри"
   Как то взмахивает рукой - все окно вместе с частью стены полыхает нежно-голубой дымкой. Даже спрашивать боюсь, что будет, если туда кто-нибудь сунется.
   "Итак, с чего ты хочешь начать?"
   "Пожалуй, больше всего мне сейчас хочется узнать, имею ли я магические способности"
   "Такие вещи легче всего проверить в университете - там на входе стоит определитель и вечно толкутся желающие узнать, смогут они обучаться или нет"
   "Круто! Полетели?"
   "Полетели"
   Лечу, уже даже не заморачиваясь, как оно там у меня получается. А получается легко и непринужденно.
   "Слушай, а ведь то, что я летаю, разве не говорит, что у меня какая-то толика магических сил есть?"
   "Что ты, нет, конечно. В предметах на продажу закладывается магия изготовителя. Для использования магия не нужна. Иначе, как ты думаешь, все бы ей пользовались?"
   "А-а-а, это я не подумала. Ага, тогда понятно, почему у вас многие профессии дублируются магами и не-магами. Видела же по дороге, но тогда не поняла, почему. А ты здесь как?"
   "В смысле?"
   "Ну, как живешь?"
   "Обычно живу. Сейчас работаю репортером. Выучусь, буду работать на себя, магам в этом смысле всегда больше перепадает. В доме, как видишь, живу одна. Недавно, кстати, живу. Переехала сюда из совсем другого места. Там скучно стало, решила кардинально жизнь сменить. Так, кстати, и узнала, что магией владею. Магических университетов ведь совсем немного. Здесь, например, есть. Если бы не было - пришлось бы нам либо в другой город лететь, а это далеко, либо искать нелегальные определители."
   "А они зачем нужны?"
   "А еще не знаю, я только вот недавно вообще о них услышала. Сокурсник рассказал. Пришел, говорит, в одну контору, а там велели ему на определителе провериться. Проверился - приняли на работу. Он так ничего и не понял. Кстати, приехали"
   Круто заложив вираж, опускаемся на землю. А нехилое такое здание! Большое, внушительное, с громадным открытым двором, большущей лестницей и массивными дверями. Темно-серого гранита. Наверное. А во дворе такая арочка миленькая, ажурная, хоть и каменная. А за аркой, под сетчатым куполом - шар. Тоже громадный, прозрачный - совсем бесцветный и больше человека высотой. К нему не зарастает народная тропа. Подходит человек, кладет руки на шар. Замирает. Иногда шар окрашивается в цвета какие-нибудь, иногда - нет. Кажется, начинаю понимать. Тут еще Медвяна объяснить решила:
   "Шар окрашивается в цвета, если у человека есть магические способности. Чем ярче горит шар, тем сильнее эти способности выражены. А уж цвет зависит от направленности магии. Мой, например, горел голубым - значит, ветреная я особа - либо с воздухом мне работать, либо в сфере коммуникаций. Магия - она тоже переносные значения принимает. Собственно, потому и пошла репортером. Если уж магия такая - почему бы и нет? - и легко мне это далось."
   "Ты знаешь, что-то мне стеснительно. Давай подождем, пока все рассосутся."
   Присели в тенечке, болтаем. Сходили, перекусили. И ведь обычная еда, никаких тебе намагиченностей, хотя, скорее всего потому, что это обычное кафе. Интересуюсь у Медвяны, кивает. Прошлись по городу, посмотрели. Спросила про асфальт. Говорит, что его слизняк выделяет, а работают с покрытием земляные маги. Самого слизняка создавали биологические маги - довольно редкое умение - салатовое, очень ценится. Только если не поддерживать эти творения - рассыпаются (растворяются со временем, вырождаются или перестают функционировать - в любом случае, не работают), не получается создать устойчивые, как в естественной среде, формы. Над загадкой давно уже бьются, не получается разгадать. Говорю, что здорово это, а то наплодили бы всяких гадостей, сами бы и не справились бы потом. Хмыкает. Рассказывает, что только в городах и огороженных границах, вроде дорог или хуторов, сейчас безопасно жить - тут магию упорядочили. А за границами - реликтовые зоны магий, куда вытеснили все недружелюбные, сильно магичистые и опасные формы жизни. Там сейчас вообще вулкан магический трясется. Интересуюсь, а за последнее время у них особо сильно магичистых монстров появляться не стало? Отрицательно качает головой. А ослабевание магических способностей у людей в городах (это мне стало интересно, если магию терра-распределяют - значит, меняются естественные потоки)? Говорит, понятия не имеет. Это у преподавателей и ученых спрашивать надо. А так, вроде ничего не заметно. Пожимаю плечами.
   "А покажи мне окрестности?"
   "Ну полетели"
   Летим - центр города, окраина, примыкающие территории. Блин, какое-то знакомое строение.
   "Что это?" - интересуюсь
   "А, это замок одного местного аристократа. Сейчас здесь пусто. Так, приходят поглазеть снаружи - внутрь до сих пор не заходят "
   "А что с самим аристократом?"
   "Да исчез он внезапно. С тех пор его замок (ага, все-таки это типичный замок!) потихоньку пришел в запустение, все его слуги устали его ждать, разошлись по деревням. Потом город из слившихся разросшихся деревень появился, а замок с тех пор и стоит. Трогать его боятся - говорят, исчез так внезапно, что неизвестно, что будет с тем, кто покусится на его добро. Сильный был маг. А вдруг проклятье какое?"
   Все-таки отличается этот мир от моего. У нас бы давно все растащили, даже если бы радиацией все было заражено. Магия - она опасней радиации! А за ним я, значит, все-таки вернулась... И он пошел со мной...
   Делаю круг почета вокруг замка. Жди меня, я скоро вернусь... И прости, что так внезапно исчезла...
   Вечереет. Возвращаемся в город. Подлетаем к университету. Слава богу, очередь рассосалась. Двор совершенно пустой. Ворота закрыты - прием посетителей закончен. Ну, это официально. А нам пофиг, так даже лучше. Перелетаем через ограду, приземляемся во дворе.
   "Так тебя устроит?" - спрашивает Медвяна
   "Это самое лучшее, на что я могла надеяться. Очень стесняюсь потому что"
   "Только учти, если хочешь учиться, приходить надо в официальное время, там еще дополнительные задания, этот шар только показывает, стоишь ли ты внимания преподавателей"
   "Блин, строгие какие. Да ладно, мне, главное, узнать, умею ли я"
   Ну вот, передо мной шар. Внушительный. Стоит, смотрит на меня. Я - на него. Блин, самое обидное, если он останется прозрачным. Тогда все зря и вся моя надежда познакомиться с магией, так сказать, на собственном опыте, останется лишь надеждой. Руки дрожат, когда кладу их на шар. Смотрю. Шар остается прозрачным. Нервничаю. Медвяна успокаивает:
   "Ты не торопись, он не всегда сразу реагирует. И не нервничай - настроение иногда окрашивает шар не совсем правильно, поэтому бывали случаи переквалификации - когда человек нервничал, и его оттенок цвета был определен некорректно. Понимаешь - зеленый и салатовый разные цвета, разные магии. А от гнева те же самые биологи могут показаться простыми землянниками. Вроде - природа, а направленность разная."
   Ладно, успокоилась. Легко, никто не видит, а к Медвяне я уже привыкла. Стою, держу руки. Внезапно в центре шара загорается светло-фиолетовая точка. Она быстро разрастается, заполняя весь шар и темнеет до черноты. А потом... Дзын-н-н-нь! Ой! Стою вся в осколках, такой грохот был.
   "Так, давай быстро отсюда" - командует Медвяна
   Не спорю. Я как то слегка ошарашена. С места в карьер чуть ли не вертикально взлетаем и уносимся на громадной скорости.
   "Что это было?" - спрашиваю
   "Понятия не имею, сама такое первый раз вижу" - отвечает Медвяна
   "А почему он разбился?"
   "Ты у меня спрашиваешь?" - срывается на крик
   "Я не хотела, честное слово - он сам"
   Нервно хихикает. Я, если честно, сама в таком же состоянии. И как прикажете это понимать? Если честно, до этого я была уверена, что моя магия имеет салатово-желтый переливчатый цвет. Ну, на биолога я не тяну, но почему-то казалось, что она у меня именно такого цвета. А фиолетовый цвет - это что? Смотрю на Медвяну, пока решаю погодить с вопросом. По-моему, она несколько смущена. Нет, вернее, она в полном ошеломлении. Как и я. Так, ладно, с "учиться в университете" я пока погожу.
   Прилетаем домой. Да-да, через окно. Интересно, а если это войдет у меня в привычку? Мне же, если честно, понравилось. Представляю, как в реальности захочу выйти через окно, по новообретённой привычке. М-да-а-а. Чем больше я тут задерживаюсь, тем, наверное, больше буду неадекватна дома. Хорошо, что в своем мире я живу с рождения! Если не считать это попыткой адаптации к миру. Ой, мама! Нельзя мне часто по мирам шастать - я начинаю в них путаться. Вот что я могу вспомнить из вчерашнего дня? Как я с Медвяной познакомилась - это помню. А что делала в реальности? Не помню нифига! И где, спрашивается, я живу? Так, тут, главное, не углубляться, а то в своих умствованиях меня далеко занесет. Спокойно, Юля. Реальность - это там, где ты сочинение будешь строчить на привычном, родном компьютере! А если и здесь найдутся аналоги? Так, лучше мне про это ничего не знать. Заткну уши, отвернусь, сбегу, если про это зайдет разговор... Все-таки, я псих
   Ага, а мы уже себе чай завариваем. Все-таки есть своя польза в отработанных до автоматизма движениях. Берешь хлебушек, намазываешь масло, кладешь сырок. Ищешь сахар, раскладываешь ложки... Попили чаю. Все та же молча! Расстелила мне на диване, уже как то привычно. Ушла спать к себе. Опять молча! Ладно - спать, так спать. Все равно - ужас, как хочется, ведь сплю-то в реальности ужасающе мало, так как днем меня за компьютер не затащишь, ночью строчу. Спокойной ночи...
   "Утро красит нежным цветом стены древнего Кремля! Просыпается с рассветом вся Россия с криком...!" Дальше не продолжаем, могут не понять... Солнышко, хорошо! О, а не одна я уже проснулась!
   "Привет, как спалось?" - её вопрос никак не напоминает о возможных внутренних переживаниях
   "Да ничего так. По крайней мере, голова уже не раскалывается. ...То, что вчера было - было?"
   "Давай не будем проверять..."
   "Давай" - в полном единодушии, мы решили сделать вид, что ничего не было. Помолчала и, неожиданно даже для себя, пришла к выводу - "Ты знаешь, я, наверное, все-таки вернусь туда, откуда пришла - меня там ждут. В прошлое. Хочешь со мной?"
   "А чего, тебе здесь не нравится?"
   "Нравится, я сюда потом вернусь, мне одного человека спросить надо, он мне очень много хорошего сделал, я не могу его просто так бросить."
   "Ты что, мотаешься туда-сюда, как захочешь?"
   "Ну-у-у, примерно"
   "А там почему не останешься?"
   "А там - может, и осталась бы. Там тоже хорошо. Но обидно оставаться там, зная, как оно все будет развиваться. Поэтому, я туда... и обратно"
   Она помолчала, задумчиво покусывая палец и что-то высчитывая в уме, потом тряхнула челкой и, взглянув на меня, сказала:
   "А знаешь, мне интересно. Дел у меня все равно особо важных сейчас нет. В учебе во времени не ограничивают. Я с тобой. Интересно, как репортеру, самой увидеть прошлое"
   Всегда говорила - репортеры - самые мобильные люди!
   "Только мне дела закончить некоторые надо. Ты торопишься?"
   "Нет, что ты, куда мне торопиться?"
   "Тогда сегодня вечером? Пойдет?"
   "Вполне."
   "Еда в холодильнике, как пользоваться техникой разберешься, дверь и окно тебя пропустят. Только не заблудись. До вечера!" - уже на бегу, хватая одной рукой сумку, другой метлу и впрыгивая в ботинки, стоящие по традиции у входа, она мыслями была явно не здесь
   "А-а-а, подожди!" - метнулась я за ней, опасаясь внезапно лишиться советчика - "Где тут ближайшая реликтовая зона? Я посмотреть хочу"
   "Там" - протянулся перст указующий
   Остановилась, оглядев безумным взглядом комнату, прошлась по ней ураганом, закидывая что-то в сумку, спотыкнулась, матюгнулась, перехватила поудобнее метлу и на ходу, почти вывалившись из окна, запрыгнула. Привычно так, аж завидно.

0x01 graphic

   Кушаю. Спокойно и не торопясь. А что, действительно, легко разобраться, очень похоже на привычное мне оборудование. Если работать руками, закрыв глаза - вообще разницы не заметишь. На кухне моей соседки очень мало приспособлений магических -может, не сложилось у нее с кухонной магией, а, может, просто из-за того, что переехала сюда она недавно. Вполне различаются раковина, все с тем же странно живым организмом, откуда вода льется, даже посудомойка есть. Кстати, как раз ее смело можно называть магической - раковина сверху затягивается биологической пленкой, туда набирается вода, там что-то булькает по недоброму, но наружу ничего не выплескивается. Потом там уже как-то шипит и пленка становится теплой. А потому она пленка, съезжает, открывая перемешанную, но чистую и сухую посуду. Думаю, в более продвинутых моделях оно еще и сортируется. Стол тоже самоочищающийся - пленка, его покрывающая, как скатерть - она ЖИВАЯ! Сьедает ошметки и огрызки растворением и чем чаще и лучше ее кормишь, тем насыщеннее цвет и шелковистее поверхность. Ну биологи, ну мастера! Нам бы так! А вот ложки-вилки-тарелки - самые обычные. Магические эквиваленты может и есть, но не в этом доме. Может, и у нас магия приживется, полезная ж! Итак, поели, теперь можно и исследовтаельской деятельностью заняться - посмотрим-ка на эти реликтовые зоны. Вылетаю осторожно из окна. Все-таки мне до такого виртуозного владения метлой чихать и чихать. Ага, она показала туда. Поминутно оглядываясь в поисках ориентиров, медленно двигаюсь в указанном направлении. Пошел пригород. Опаньки, знакомая транспортная лавка. Какое-то знакомое направление... Разгоняюсь... Ага, вот он виден огораживающий круг. С высоты его разглядеть легко. Итить! Это что, я пришла как раз с реликтовой зоны? Хотя... Ожидаемо. Где еще может находиться вход в "туда"? Снижаюсь, кружу. Ага! Вот и он. Теперь я спокойна -возвратиться смогу. И почему говорят, что тут магия просто кипит? Ни одной враждебно настроенной зверюги не вижу. Вообще никого не вижу. Может, их этот потусторонний вход отпугивает? Тогда здорово! Только не рассказывать о нем туристам, а то прошлое ожидает наплыв пришельцев из будущего. Интересно, а они смогут перепрыгивать эти оранжевые речки? Э-э-э-э, а хоть кого, особо реликтового, магичистого увижу, нет? Кружу над лесом, пробегаюсь по полянкам - ни-че-го! Вы знаете, даже скучно. Наслушавшись про эти реликтовые зоны, ожидала увидеть что-то вроде "Парка Юрского периода", со скидкой на магическую природу явления. А оно не так всё! Пусто! Надоело, надо возвращаться. А в метлу я влюбилась! Шастаю по городу, смотрю, восхищаюсь. Блин, ведь если не приглядываться - живут, как обычные! И это в мире, где есть магия! Господи божечки, они сами не знают, чем владеют. Люди, то ж магия! Тут можно так! Иэээх, что тут можно, а у них те же проблемы- работа, зарплата, квартплата, налоги. Спрашивается, нахрена уметь колдовать, если с тебя за это сдерут налоги? И даже супер-правителем не станешь, импичмент вынесут и так же магичисто по стенке красиво распишут. Ибо не один ты такой умный и сильный. Тут ведь еще, как пить дать, всякие профсоюзы есть, палаты общественные, зарплату получают, на собрания ходят. И даже не замечают уже, что у них под носом МАГИЯ! Поживи я тут с годик - тоже бы, наверное, не замечала. Вернувшись в квартиру, едва справившись, точнее, с ориентацией - я просто чуть не в каждое окно заглянула, пока увидела знакомую неразбериху в комнате - я обнаружила, что до сих пор одна. Сварганила яичницу с колбасой и придремала на диванчике.
   "Ну что, готова?" - сначала появился голос, потом с потоками ветра от торможения появилась его обладательница - раскрасневшаяся, довольная, счастлиииивааааая
   "Это ты меня спрашиваешь? Сама-то с делами разобралась?" - сонно помотала я головой
   "Разобралась. Теперь временно свободна"
   "Здорово"
   "Ну что, прощальный круг над городом?"
   "Это я завсегда с удовольствием"
   Хватаем метлы, чинно, почти ритуально, выходим, спускаемся на подъёмнике. Смотрим на дом. Вспоминаю, как сюда первый раз входила. Блин, времени-то прошло - чуть! Садимся, взлетаем. Летим, смотрим. Я - с интересом, она - внимательно. Запоминаем. Долго облетаем, но мне нравится. Кажется, начала привыкать к воздушным путешествиям. Наконец, подлетаем к тому месту, где столкнулись. Тут для нее, наверное, самое историческое место. Она тут на МЕНЯ наткнулась. И сейчас скоро полетит со мной в прошлое. Блин, такая смелая. А я бы, наверное, струсила. Как представлю...
   Зависла, смотрит. Точно - историческое место. Вздыхает. Лезет в карман, достает платок. Нахмуривается, еще раз лезет, достает стеклянное сердечко с фиолетовым стеклянным деревцем внутри. Рассматривает:
   "А это еще что такое?"
   "Это не твое, что ли?"
   "Нет. Откуда оно вообще?"
   "Дай посмотреть"
   Передает сердечко мне. Надо же, какое интересное. А деревце искорками сияет и растет, кажется. Неожиданно горизонт заваливается и темнеет. Вижу сверху зеленый лабиринт из кустов. А почему сверху? И почему я не двигаюсь? Лабиринт приближается... Вот уже стою у самого входа... Что-то мне туда неохота... А тянет, как ветром, чему я сопротивляюсь всеми конечностями. На самой границе входа в лабиринт уже, глаза ослепляет вспышка, как от фотоаппарата. Зажмуриваюсь, жду когда проходят световые пятна, открываю глаза. Лежу в кабинете. Обычном таком кабинете, процедурной бы назвала. Ни следа лабиринта, никакого ветра, ничего из того, что было до вспышки. Обыкновенный кабинет городской больницы, даже и не скажешь, что в магическом мире. За столом перед каким-то прибором человек, толстенький такой, вспотевший, жутко усталый. И моя боевая знакомая.
   "Откуда у вас это?" - показывает на стеклянное сердечко
   "Не знаю" - это уже я отвечаю, все вопросы к моей спутнице уже, похоже, прозвучали
   "Что ж вы смотрите на незнакомые вещи? Они ж могут что угодно содержать"
   Пожимаю плечами. Как то не привыкла относится настороженно к стеклянным игрушкам. Теперь буду знать.
   "Оно, между прочим, на вас настроено было"
   "И что теперь?" - умру, покроюсь язвами, стану психом, перестану ходить... жива-то останусь?
   "Сейчас посмотрим"
   Берет сердечко руками в каких-то рукавицах, смотрит на него. Неожиданно сердечко громко лопается и рассыпается черным с золотом песком. Кажется, это не то, что от него ожидали. Песок истаивает. Человек смотрит на песок, на меня, качает головой.
   "У вас есть враги?"
   Как то звучит знакомо, вы не находите?
   Хмыкаю - "Понятия не имею. Вроде не должны бы. Откуда?"
   "Смотрите сами - такие вещи просто так не сделаешь. Вам еще повезло, что ко мне попали. Впредь будьте осторожнее"
   "Спасибо огромное. Обязательно. До свидания"
   Уходим. Действительно, городская больница, отделение скорой магической помощи. Ничего необычного, да. Уже ночь - идём по улице, освещённой фонарями - фонари тоже необычные - они живые и их свет - тоже. Как это объяснить - не знаю - это увидеть надо. Тут очень много живого, что я привыкла в реальности видеть технического. Какой-то био-магический мир получился. Не, ну а что? Кто как умеет, тот так и изобретает. С генетикой видать, балуются методом магического, научного обоснованного, с кучей скучных теорем, расчетов и основоположников на несколько курсов университета, воздействия. То и разницы, что не всякий хотящий может такому выучиться. Магия- это все-таки, врожденное, как умение складывать язык в загогулину. Ты можешь знать всю теорию и механику данного действа, а вот самому свернуть-то не получится, хоть изпыхтись.
   Молчим. Первой, после этого долгого внутреннего монолога, заговариваю я:
   "Все равно, мне нужно обратно. Полетим?"
   "Да, это конечно. ... Полетим. ... Юль, что это было?"
   "Знаешь... я сама не знаю. Более того, я не знаю - кто и почему. О! А я ведь так и не сказала тебе спасибо. Спасибо тебе"
   "Да не за что. Я просто очень перепугалась"
   "Знаешь... давай пока про это забудем. Я пока не хочу искать на эти вопросы ответы"
   Смотрит на меня - "Странная ты все-таки. Любой бы на твоём месте запаниковал и что-то начал делать, как-то пытался узнать. А ты... Как не тебя будто касается"
   "Понимаешь, у меня такое ощущение, что от этого - не сбежишь. Вот и спокойная, как удав. Были бы варианты - переживала бы"
   Качает головой. Собственно, а почему мы идём? Есть же метла! Интересуюсь. Отвечают, что во время ходьбы успокаиваются нервы и хорошо думается, так что пока - идём. Ладно, молчу-молчу. Она все что-то там напряжённо думает, хмурится. А почему я спокойная? Как удав. Видимо, потому, что воспринимаю все вокруг за сказку. А-а-а, тогда не сходится - я ж сразу пыталась сделать наоборот - воспринять эту сказку, как реальность. Правда, тогда я себя, помнится, дурой обозвала... Ну вот, теперь обратная реакция. И как мне быть? ... ... Не заморачиваться! Что я, кстати, и делаю в данный момент. О, вот и эта рыжеволосая ведьмочка встряхнулась. Значит, ожила.
   "Ну что, полетели?"
   "Да само-собой" - отвечаю
   Слушайте, а как уже привычно получается-то! Этак я скоро и на ходу, и на скаку, и даже спросонья смогу на метле летать... К хорошему быстро привыкаешь.
   Дом, милый дом. Вроде только два дня здесь, а уже так к нему привязалась. Эта, зеленоглазая, носится по комнатам, собирает все собранное раньше в одну кучу. А я сижу так спокойно - что мне собирать? У меня вещей-то: метла, да платье. Местные, аборигенские вещи я вернула владелице. Посмотрела я на все собранное, вздохнула и говорю:
   "Ты уверена, что все это тащить стоит?"
   Она тоже оглядела эту гору, махнула рукой, села сверху и говорит:
   "А, ладно, все равно все не учтешь. Возьму только для работы вещи"
   Вот это правильно, вот это верно. Ой, а она даже так, на прогулку, идет работать. Вот увлеченный человек. Вылетаем. Летим, вдруг меня пронзает мысль: а я проверила ли, имею ли я магию? Спрашиваю у спутницы своей, она мне - "ты что, не помнишь?". Отрицательно качаю головой. Вот хоть убей, не помню - проверяла, нет?
   "Так" - говорит она - "от курса я сворачивать не буду, так мы никогда не долетим. По этому направлению как раз мне недавно показывали место, где нелегальный определитель. Вон он, как раз к нему подлетаем, снижаемся"
   Снизились. Обыкновенная лавка. Надо же, даже ночью работает. Стучим, заходим. Там нас встречают двое - хозяин лавки и женщина какая-то. Или, наоборот - хозяйка лавки и мужчина какой-то, кто их разберет? Интересуются, что нам угодно. Моя спутница отходит с мужчиной в сторонку, что-то с ним там разговаривает, перекладывает в его руку что-то, видимо, местные деньги. Блин, а она действительно торопится, ей, уже, видно надоело откладывать посещение интересных мест. Или она тут чего-то такого сделала, что хочет побыстрее свалить. Или я ее просто достала - вариантов много.
   Мужчина кивает, уходит внутрь лавки. Из недр помещения выходят два бугая, выносят шар, устанавливают на подставку. И что? Моя спутница подходит ко мне, говорит:
   "Так, успокойся, положи руки на шар и ни о чем не думай"
   Ладно, так и сделаем. Кстати, интересно, что получится. Давно я хотела узнать - смогу ли я магичить? Положила руки, расслабилась, наблюдаю. Какое-то время ничего не происходит. Я смущенно оглядываю людей, переживая, что мы их побеспокоили по ложному поводу в такое неурочное время. Собираюсь отстранить руки и извиниться, но моя спутница отрицательно качает головой - мол, подожди, еще не все потеряно. В шаре появляется фиолетовая точка, она похожа на звезду, темная, с переливающимися всеми оттенками фиолетового, от светлого до почти черного, быстро растущими лучиками. Вслед за лучиками, разрастается и точка, разрастается так, что заполняет весь шар. И окончательно темнеет. А потом - упс! Стою в осколках шара и не решаюсь пошевелиться. Мама! Что это было? И что сейчас со мной сделают? Я ж не хотела его разбивать!
   Хозяин лавки, опешив, смотрит на меня. Потом оцепенение его переходит в ярость. Он кричит на меня, что разбила шар, а он стоит бешеных денег. И пока я не выплачу ему стоимость шара, я отсюда никуда не уйду. Говорит, что пока мы посидим здесь, подумаем о своём поведении, а он с компанией пойдет решать, что с нами делать. Они выходят, магически запечатывают лавку - это видно по мерцающей желтой-салатовой завесе. По виду от силового поля с фантастических фильмов не отличишь. Запечатывает так, что она становится наглухо закрытой. Ни на улицу, ни внутрь, дальше этого помещения. Моя спутница все проверяет - не выбраться. Стою, пришибленная. Ой, что я наделала! Сидим посерединке, думаем. У меня, например, жутко напряженное состояние - что они потом будут с нами делать? Бить, резать, пытать, ...насиловать и глумиться? Подхожу к осколкам. Беру один, второй. Совсем недавно они были целыми. И вот этот кусочек совсем-совсем недавно был спаян в единое целое с вот этим... А теперь.. Теперь они порознь и ничего не вернуть. Бессильно опускаю руки. Но осколки не распадаются, вызывая у меня закономерный интерес. Круто! Это мы сейчас быстро! Блин, и стоило так орать?! Сами собрать могли, чистоплюи фиговы! Моя соседка встает, подходит ко мне, наблюдает. Я собираю осколки и присобачиваю их к шару - уже половина есть! Моя знакомая берет осколок, приставляет его к шару - да-да, а вдвоем мы быстрее его соберем! Они придут, злые, а мы тут, как ни при чем, и ничего не видели, ничего не знаем, это вас наркотой накрыло, отпустите, дяденьки! Не поняла? Осколок отваливается. Она пробует еще раз. Результат тот же. Смотрю на нее, перевожу взгляд на шар... Так, об этом я подумаю позже, а сейчас нужно его как можно быстрее собрать. Еще кусочек, еще осколочек, и вот этот, а этот - сюда, повалять по полу, чтобы мелкие частички прилипли... Вот! Поди отличи от того, что было. Торжественно, хоть и с кряхтением - штука-то тяжелая - ставлю на пьедестал. Моя спутница говорит, что никогда такого не видела и даже не представляла, что такое возможно. Меня, если честно, беспокоит другое - что будет, когда злые дяди и тети вернутся.
   Озвучиваю свои опасения. Со мной соглашаются. Дескать, все равно от нас не отстанут. И что делать? Подхожу к закрытой поверхности, которая раньше была окном. Ну, хозяйка я этого мира или нет? Проверим. Я же, по идее, тут все создала, я могучая создательница, я все могу! Могун натуральный в собственном соку. Мама, как мне страшно! Попробуем одну штуку... Беру свою знакомую за руку, вздыхаю, закрываю глаза. Страшно! Но еще страшнее дождаться вполне обычных, везде существующих криминальных элементов. Один страх пересиливает другой. Делаю шаг вперед. Туго, но идет. Как сквозь каучук продираюсь. С закрытыми глазами. Открыть страшно. Если увижу - запаникую, а вдруг это скажется на моей проникательной способности? Внезапно густота заканчивается, ныряю вперед по инерции, делая несколько шагов. Ну вот, вместе и вышли. Здорово. А самое здоровское, что моя знакомая не забыла метлы прихватить. А я - раздолбайка! Уже молча, безо всяких эмоций, даже не смотря в мою сторону, сует мне метлу. Я так же молча ее беру, взлетаем. Летим. Город заканчивается, пошел пригород. На меня смотрят - куда везу? Тыкаю пальцем в реликтовую зону. Ее глаза расширяются. Она даже тормозит.
   Я смеюсь - "Ты что? Там тихо, спокойно. Ни одной враждебно настроенной фигуры я там не заметила. Днем летала, никто не съел"
   "Ну да, обычно так и не замечают, пока внезапно не обнаружишь, что уже почти переварился"
   "Все равно нам туда. Иначе не попадешь. По крайней мере, я знаю только эту дорогу. Искать другую отказываюсь, так как не поручусь за то, куда она будет вести"
   На ее лице такая явная гримаса недоверия, что мне становится смешно. Хватаю ее за руку, тащу. Ну вот и знакомый взгорочек. А вот и моя любимая дырочка прозрачная. Влетаю, не отпуская руки моей спутницы, пролетаю знакомыми речками к другому выходу. Круто! Перепрыгивать не нужно, как удобно! Вылетаем в знакомом мне месте, летим прямо. Так, вот лес, где я проснулась, вот поворот, где я любовалась. Летим, летим. Вон уже завиднелись огоньки города. Итить! Коня забыла! Отпускаю руку притихшей спутницы.
   "Слушай, ты извини, я сейчас, я там коня забыла, я скоро"
   "Нет уж, я с тобой. Теряться здесь я не хочу"
   Ладно, я не против. Матюгаясь, лечу обратно. Блин, как неохота туда-сюда летать! Охота развалиться где-нибудь на полу и потянуться до хруста, а потом замереть и не двигаться. Устала. Вот эта пещера. Останавливаю эту ведьмочку неугомонную. Говорю, что мигом. Ныряю в пещеру, во вход. А вон и коняшка! Ээээ, а она разве белая была? Вроде, нет, коричневая? А сейчас - белеет, как тот парус, который одинокий. Нет, ослепительно белой ее не назовешь. Этот цвет я бы, скорее, седым назвала. Но в остальном-то коняшка по-прежнему молодая. Ну их, этих коней, меняют шкуры, будто хамелеоны. Хотя, может он волшебный (это если вспомнить, как он скакал по воздуху. Надеюсь, не я была тому причиной? Тьфу-тьфу-тьфу) и для него это - нормально? Беру коня под уздцы, он приподнимается и вылетает со мной из пещеры. И тут же плюхается на землю, отфыркивается, мотает головой, ржет. В - общем, подает признаки жизни. Радуется, наверное, что наконец-то выбрался на свет божий. А тут вечер, не ночь. Блин, когда ж я научусь регулировать время так, как вначале своего появления здесь? Чтоб приходить в тот момент, из которого ушла? Что-то у меня этот механизм разладился...
  

Глава 5. Возвращение блудного попугая

  
   Моя спутница шепчет что-то, коняга опять приподнимается. И вот так, с поклажей, мы опять несемся к замку. На этот раз добрались без приключений. Спускаемся, спрыгиваем, завожу коня в конюшню, сдаю на руки конюху. Тот его осматривает недоуменно, но конь здоровый, а значит - вопросов нет, ухаживать надо. Идем ко входу. Интересно, меня еще пустят?
   Стучу. Открывают, пропускают. Косятся, но молчат. Проходим в знакомую комнату. Плюхаюсь на уже привычную кровать. Думаю немножко и плюхаюсь в меха и, наконец, потягиваюсь. Благодать! Моя соседка теперь плюхается на кровать. Лежим, молчим, просто наслаждаемся отдыхом. Так! Пора переодеваться уже моей знакомой.
   "Что есть в шкафу - все твое"
   "Вот это разговор"
   Крутится, выбирает. Выбрала. Коричневое, с зелеными узорами и золотой вышивкой. Говорю же, тут платья вычурные. Но ей, похоже, нравится. Смотрю, как она крутится перед зеркалом. Блин, не могу вспомнить, как ее зовут!
   "Слушай, э-э-э-э, ты не напомнишь, как тебя зовут?"
   Она оборачивается: "Ты смеешься?"
   "Нет, прости, у меня жутко ужасная память на имена. Честное слово. Я, действительно, не помню"
   Смотрит, молчит.
   "Медвяна"
   "Эхм, Медвяна, Медвяна - спасибо, теперь постараюсь не забыть"
   "Ты себя-то как зовут, еще помнишь?"
   "Себя, да"
   "Ну ты даешь"
   Теперь бы надо хозяина найти, отчитаться о прибытии. Выхожу, брожу по коридорам, откуда-то незаметно выныривает дворецкий. Интересуюсь, где найти моего гостеприимного знакомого. Отвечают, что к вечеру появится. Благодарю, ухожу. Так, значит, к вечеру. Эй, а сейчас что? Значит, скоро должен появится. А как мне теперь до комнаты добраться? Плутаю, периодически спрашивая дорогу у проходящих мимо людей. Хотя бы до выхода добраться, а уж оттуда как пройти, я знаю. Каким-то чудом добралась. Иду по знакомому коридору, мимо ванной, в отведенную мне комнату. Так, вроде пока все сделала. Подождем. Медвяна сидит и пораженно смотрит в окно.
   "Боже мой, и это мой город. Я до сих пор не верю, что я в прошлом. А этот замок - он ведь тот самый, что в моем времени тот, заброшенный?"
   "Э-э-э ну да, это он"
   "Так вот как он выглядел, когда был жилым. Знаешь, обидно, когда такая красота со временем запустевает"
   "Согласна"
   "А почему я не заметила охранных кругов вокруг города"
   "Видимо потому, что их в этом времени еще нет"
   "Значит, тут нет и реликтовых зон? А откуда же мы тогда появились?"
   "Мне вообще кажется, что тут магия не подразделяется на упорядоченную и неупорядоченную. Так что то, что мы вышли - это неудивительно. А то, что там же - так там, где вошла, там и выхожу."
   "Занятно"
   "Еще как"
   Дверь распахивается, на пороге мой знакомый. Оглядывает меня, Медвяну. Проходит.
   "Вернулась?"
   "Да"
   "А почему уходила?"
   "Тогда я не могла иначе. Но ведь прошло совсем немного времени!"
   "Немного? Две недели"
   Ой. Опять со временем прибытия промахнулась. Ведь поначалу же получалось. Ну да, пока не задумалась по этому поводу. Блин, все, что делаю неосознанно - получается здоровско. Как только пытаюсь понять - фиг вам! Надо меньше заморачиваться, больше творить! Так и сделаем. Все, забыла про свои умствования про перемещения!
   "Я искал вас. Думал, вы как пришли, так и уйдете"
   "А я вернулась. И не одна. Знакомьтесь - Медвяна. Девушка, с которой я познакомилась за время отсутствия."
   "Очень приятно..."
   Блин, а я все никак не узнаю имени моего гостеприимного знакомого. Разве так можно? Мое неловкое молчание затягивается, но, видимо, пообщавшись со мной немного, эти двое уже ничем не удивились и как-то незаметно познакомились сами, о чем я узнала, когда, задумавшись не сразу услышала:
   "Юля. Юля!"
   "Что, простите?"
   "Ты куда пропала?"
   "Ой, прости задумалась. О, вижу вы уже познакомились"
   Стоят, улыбаются. Гостеприимный хозяин приглашает к столу
   "А вы не будуте против, если мы на "ты" перейдем?"
   "Нет, конечно"
   Спускаемся, по лестнице. Они идут впереди, Медвяна ему о чем-то увлеченно рассказывает, он удивленно качает головой. Иногда переспрашивает. А я опять задумалась. Только сегодня, перед сном (или это уже вчера было? По какому времени считать? Так, по тому где компьютер) прочитала книгу Дианы Джонс "Ходячий замок Хоула". Так вот, там магия использовалась не только по-доброму, а еще и очень по злобному. Как то я это упустила там, в реальном мире. Всегда почему-то забываю про злобную сторону. Что же теперь будет? Я же реально думала, что можно столько всего хорошего сделать, а вот сейчас почему-то вспомнила и обратную сторону. Нет, нельзя мне быть творцом - рассеянная я очень. И безалаберная. Иду, погрузившись в свои мысли. Они на меня оглядываются, но не отвлекают. Пришли. О! Появилась нормальная еда! Вегетарианская! Когда успели научиться? А я, оказывается, очень даже голодна!
   За столом заходит разговор про будущее. Я аж поперхнулась - она уже успела рассказать? Во дает! Это, выходит, я очень молчаливая. Никогда бы не подумала. Хотя нет, обычно то я действительно молчаливая, только этому те, кто меня знает в реальном мире, не поверят. А в этом? В этом, по-моему, поверят. По крайней мере мой гостеприимный знакомый точно поверит. А Медвяна... А Медвяна - не знаю, но с ней и не надо корячится и изображать из себя разговорчивую - ее одной за нас двоих хватает. Как же хорошо! Что-то пережевываю, все еще вся в себе. Краем уха слышу разговор про вход в будущее и про то, что я хочу туда вернуться и его захватить. Жевать забыла, смотрю на собеседников. Как, интересно, он отреагирует? Вовремя пришла в себя, он как раз задает вопрос:
   "Ты действительно хочешь вернуться?"
   "Да. Пойдем со мной?"
   "... Знаешь, а пойдем. Надоело мне тут - обязанностей выше крыши, ничего интересного уже давно не видел. С удовольствием на будущее посмотрю"
   "Слушай, все время забываю спросить. Как тут может быть скучно - тут же магия есть!"
   "А, да, мне Медвяна уже рассказала, что ты не из этого мира"- (она и это успела?) - "ну и что, что магия есть? Она привычна, не вызывает каких то отдельных эмоций. Хотя здорово упрощает жизнь. Я вот умею пользоваться магией, а часто вижу, как живут те, кто ей пользоваться не умеет. И радуюсь, что я от такого избавлен. Но все равно, какого то особенного трепета - давно уже, со времен ученичества - нет. Лучше ты расскажи, как в твоем мире без магии живут"
   Медвяна согласно кивает головой и они оба на меня выжидательно смотрят.
   "Да знаете, мне как то привычно и без магии. Нормально вроде живут. Правда, много чего, как оказалось, лишены. Но пока я этого не знала, я как то и не обращала на это внимания. Это уже после прихода сюда я обнаружила, как к магии быстро привыкаешь"
   Хмыкают.
   "А можешь показать мне свой мир? Мир Медвяны я уже смотрела. Теперь мне хочется посмотреть, как здесь дела обстоят"
   "Хорошо, я тебе покажу. Но завтра, с утра"
   Киваю. Улыбаюсь. Ну вот, теперь и этот мир посмотрю. Все-таки в приключениях есть своя изминка - всегда что-то новое! Допиваю чай. А они все болтают. Смотрю на них, любуюсь. Как будто уже год знакомы. Как же мало я на Медвяну похожа... Грустно... Она тоже допивает чай. Вместе благодарим за приятную компанию, уходим. Идем в комнату. Медвяне выделили соседнюю.
   Показываю ей, где ванная, туалет. Она в таком же недоумении, как и я в первый раз. Все-таки ее мир больше похож на мой, привычный, современный. Вылавливаю дворецкого, вернее, это он, каким-то нюхом учуяв, что нужен, вылавливает меня. Прошу снова помочь разобраться со всем, что в ванной. Обещает прислать ту девушку. Идем в мою комнату. Медвяна рассказывает о своих впечатлениях. А у нее это здорово получается, даром, что репортер. Слушаю. Заходит девушка, провожаю Медвяну на первое знакомство со здешней ванной, откидываюсь на спину. Смотрю в потолок - ну и насыщенная здесь у меня жизнь! Почему в реальном мире я стремлюсь к покою? Это же явно против моей натуры, иначе бы я не получала такое удовольствие от всего, что здесь происходит. Да, бывает страшно, бывает неловко - но зато я чувствую, что живу. Пытаюсь вспомнить, откуда пошло стремление к покою, но ничего не получается. Видимо, в реальном мире, я когда-то от чего-то устала. И это в свои-то годы. Э-э-эх, где мои пятнадцать лет... Приглашают и меня на помывку. Нет, все-таки без этой девушки самостоятельно все эти процедуры я не освою! Ну вот - чистая, теплая, сытая! Хо-ро-шо. Прохожу в комнату, задуваю светильники, заворачиваюсь в одеяло и сажусь на окно, смотрю на улицу. Летняя ночь... Как же хорошо! А у нас там - еще только весна, причем холодно. Закрываю глаза, откидываю голову. Сверчки надрываются, птички какие-то ночные чирикают. Где-то что-то скрипит, ветер шепчет и обвевает лицо теплом - здорово. Э, нет, это я уже засыпаю, пора в кроватку. Сползаю с окна, перебираюсь на кровать. Спокойной ночи!
  
   Выплываю на поверхность сна. Ну его, посплю еще. Снится какая-то муть, надоело, подьем! Солнышко... нет, не светит, но оно точно где-то есть. Итак, сегодняшняя программа - побегать, попрыгать, переделать кучу дел... А! Самое главное - почитать!
   Вечер, закрываю глаза...
  
   "Соня, вставай!"
   "Встаю, встаю..."
   Неохота глаза разлеплять, только что ж закрыла. Что за нафиг? Ни в одном мире поспать спокойно не дадут... И почему я не Ктулху? Забуриться на дно - и спать! Разлепляю глаза - рассвело. Причем давно. Ладно, сегодня у меня путешествие. Встаю, привычно одеваю привычное, ставшее уже родным голубое платье. Э-эх, почему в таких в реальности ходить нельзя, а? Я бы с удовольствием... Умываюсь. Ледяной водой, чтоб проснуться. Медвяна хихикает за спиной. Завтрак в уже привычном зальчике. Что-то мне тут уже все привычно. Пора сюда на постоянной основе перебираться, мне тут больше нравится, метла, опять же, есть... Так, хандру отставить! А они так мило щебечут, гады, им то удалось выспаться! Ладно, потом, после сна, высплюсь. А сейчас - гулять! Одним махом допиваю что-то вкусное и горячее и со стуком ставлю кружку на стол.
   "Ну что, поехали?"
   "Поехали" - соглашаются они.
   Выходим. Седлаем коней, на всякий пожарный цепляем к седлам метлы (вдруг пригодятся), выезжаем.
   "Покажи мне волшебные места" - прошу нашего провожатого
   Он кивает и дает шпоры коню. Проезжаем город, сворачиваем со знакомой мне дороге, едем. Любуюсь деревьями. Я не говорила, что здесь я стала очень чувствительна к пейзажам? Наверное, это потому, что в этом мире я не привыкла торопиться - и мне это нравится! Нас накрывает тень. Поднимаю голову...
   "Бог мой, это же дракон! Настоящий, крылатый"
   0x01 graphic
   "Мамочки, у вас еще есть драконы? У нас о них остались только описания! Лет триста уже никто не видел драконов. Какая красота!" - слышу сбоку
   "Дай Бог, чтобы эта красота мимо летела, а то всю ее прелесть можно будет оценить либо изнутри, либо в поджаренном виде, смотря какое настроение будет у этой "красоты" " - с другого бока, хмуро
   Любуемся (мы, с Медвяной) - как летит, красавец! А наш спутник наблюдает за ним с жуткой подозрительностью. Но тому красавцу в небе до нас никакого дела нет. Он там - парит. Снизу кажется черным, какой расцветки на самом деле - фиг его разберет. Длинный - длинная шея, вытянутое туловище, длинный хвост - прямо воплощение аэродинамического совершенства. Может и лапы есть, кто его разберёт, во время полета-то? А крылья классические, фентезийные - перепончатые. Но огромные. Хвостом изредка помахивает - корректирует, видимо, курс. Красавец, короче. Это если издалека. Думаю не зря так хмурится мужская половина нашего общества - вблизи, видимо, это не столь приятная зверушка. Подъезжаем к лесу - светлый, солнечный, так легко в нем дышится. Смотрю изумленно - кивает, "да, это первое волшебное место - зачарованный лес". Спешиваюсь, трогаю траву руками - шелк чистой воды. Снимаю туфли, иду босиком. Перед лицом птичка зависает - желтенькая, с лазоревыми полосками, крылышки так и трепещут. Чирикнула что-то и упорхнула, осыпав сверкающими искорками. Моментально те места, на которые попала искорка, окрашиваются в лазоревый цвет. Ой!
   "Не бойся, эта птичка-шутница, совсем не опасна, а краска сама сойдет минут через двадцать"
   Это он вовремя, я чуть было не начала волноваться. Через дорогу переползает коряга, нет, в самом деле, коряга. Нас обеих под локотки придерживают.
   "А вот с этим уже поосторожней надо быть, эта штучка посерьезней будет. Вы ей, главное, дорогу не заступайте - и все будет замечательно"
   Хорошо, что у нас есть проводник. А дышится-то как легко. Невольно вспомнился тот сон, из моей реальности, про более живые деревья, когда они намагичились. Интересно, а здесь есть духи сезонов?
   "Так, здесь направо"
   Какая красивая полянка! Он делает знак рукой, чтоб мы не выскакивали пока. Что-то шепчет и осторожно, очень тихо выходит на середину полянки. Раскидывает руки и улыбаясь, хлопает. Все цветы вспархивают и беспокойными лепестками кружатся по поляне. Это незабываемо! Это невероятно красиво! Цветы, пыльца, кружащиеся в воздухе, невероятный аромат и просто неземное блаженство. Цветы, успокоившись, спускаются, образовывая новый узор. В воздухе остается кружить пыльца - она кружит, кружит, постепенно приобретая какое-то подобие упорядоченности и формы. Мамочки, да это ж радуга!
   "Хочешь пройтись по радуге?"
   "Да я об этом с детства мечтала!"
   "Так вперед!"
   Берет за руку, подводит. Ой, а радуга не удаляется! Посмотрим... Ставлю ногу на начало крутой дуги - вообще ничего не чувствую, но нога не опускается - весьма занятное ощущение, признаться. Еще шаг, еще. А земля-то внизу остается. Это вам не "скиттлз - на радуге зависни". Не уверена, что у меня хватит решимости, как в рекламе, спокойно усесться на серединке, свесив ноги. Зато ноги не скользят, что непривычно при таком уклоне. Вообще, ощущения ни на что не похожи. Просто идешь, а под ногами - радуга. Семицветная, сияющая, прозрачная. Высоко-о-о! Знаете, а подниматься легче, чем спускаться. Вот я и на середине - а даже и не качает, как будто внизу стою. Как то в детстве проходила на детской площадке по лестнице дугой - там на вершине очень даже качало и страшно было. Страшно и здесь, но не качает и даже не соскальзываю. Здорово! Смотрю дальше. Это я зря! Вы когда - нибудь катались на американских горках? Тогда вы меня понимаете... Ладно, все ж волшебная. Собравшись с духом, иду. Ой, а я, кажется, в человека-паука переквалифицировалась, потому что даже не отклоняюсь для поддержания равновесия - как будто не по наклонной пов ерхности иду, а по вполне себе горизонтальной. А если скатиться? Сажусь, приподнимаю ноги над поверхностью радуги - и-и-и-иэ-э-э-эх! Какой же русский не любит быстрой езды? Торможу тоже ногами. Стоило коснуться поверхности, как движение замедляется. Никакого трения - это ж чистый аттракцион! Сюда детей водить! Здорово! С сияющими глазами сшагиваю на землю. Я покорила радугу! Несмотря на то, что радуга большая, а полянка - не очень, каким-то непостижимым образом, радуга заканчивается на той же поляне, где началась, хотя на вершине ее казалось, что ушагала я на километры прочь. Потом идет Медвяна. По приземлении заглядываю в ее глаза - тот же восторг. Последним совершает восхождение наш джентельмен - тоже ему нравится. Съезжает с гиканьем - и тоже глаза горят. А радуга постепенно тускнеет - волшебство заканчивается, рассыпается на пыльцу, уже обычную, желтую, опадает, только изредка вспыхивая на прощанье. Как будто звездопад наблюдаешь. Красиво.
   "Следующая остановка - водопад"
   Едем. Рассказываю про свои ощущения, выслушиваю Медвянины восторги, узнаю, как наш собеседник узнал про это место и как часто он сюда приходит. Издалека уже слышен шум водопада. Здорово. Жалко, я конями управлять не умею - вскачь бы пустила. Да-да, не умею, как я умудрялась управлять, психуя - не спрашивайте, видимо, какая-то супер-способность. Ага, вот и сам водопад, а за ним - озеро. И что здесь? Он загадочно смотрит, улыбается - типа, разгадайте сами. А у меня купальника нету. У Медвяны - тоже. Переглядываемся, ухмыляемся, ныряем в кусты и Медвяна наколдовывает нам купальники. Предупреждает - долго они держаться не будут - не настолько она хорошо знает это колдовство, как-никак только полгода училась, но полчаса у нас есть. Здорово! Выпрыгиваем из кустов, бежим купаться! Бултых! Холодна-а-ая! Но прозрачнейшая! По привычке, сразу нырнув, открываю глаза - красота! Все видно! Проплываю, разглядывая растения на дне, выныриваю. Он стоит на берегу:
   "Ничего не заметила?"
   "Вода очень прозрачная, холодная"
   Улыбается:
   "А ты попробуй, подыши под водой" - он что, издевается? - "не бойся, это волшебная вода, там любой дышать сможет, если что - я тебя вытащу"
   0x08 graphic
Вытащит он меня. А захлёбываться все равно неприятно, даже зная, что вытащат. Первой ныряет Медвяна. Наблюдаю. Минута, вторая, третья. Она не выныривает. Но вполне себе двигается под водой, не корячится. Решаюсь, вдыхаю, заныриваю. Глубже, глубже. Касаюсь водорослей, гоняюсь за рыбками, кручусь, изгибаясь под различными углами. Обожаю водоплавание! Так, надо или вдыхать, или всплывать - воздуха уже нема. Зажмуриваюсь, выдыхаю, инстинктивно задерживаю дыхание (мамочки, как страшно!) - вдыхаю! Ой, а я дышу! Люди, это ж моя мечта - спокойно под водой плавать, не отвлекаясь на всплытие за воздухом! Теперь меня фиг отсюда вытащишь! Опускаюсь на дно, смотрю на солнце - как давно я мечтала это сделать! Только в реальном мире это недолго у меня получалось - всплывала. Лежу, заложив руки за голову, любуюсь.
Мимо рыбки плавают, водоросли качаются, только русалок не хватает. Интересно, а они тут водятся? Или здесь им места маловато? Мне бы было маловато. Слышу плеск - это, наконец, решил искупаться наш мужчина.
   0x08 graphic
Хм-м, длинноватые у него плавки, но хорошо хоть, не в костюме занырнул. Интересно, а долго еще купальники продержатся? Медвяна показывает, что пора. Жалко... Со вздохом сожаления устремляюсь к поверхности, выныриваю, отфыркивась, выхожу на берег. Бежим к кустам. Вовремя. Одеваемся.
   Мокрые, но довольные, выходим. Нам предлагают перекусить. Обе соглашаемся. Отъезжаем, прощай, полюбившийся мне водопадик с маленьким озерцом! Видим полянку, сворачиваем туда. Расстилаем одеялко, наш проводник достает корзинку с едой, рассаживаемся.
  

Глава 6. Уроки магии

  
   "Я смотрю, у тебя очень гармоничный, красивый и добрый мир..."
   "Это у тебя обманчивое впечатление. Я тебе показываю то, что самого меня здесь радует. Но не стоит обманываться. Ты же видела дракона. А он не такой уж и безобидный. Здесь, помимо того, что расслабляет есть много того, чего стоит избегать. А просто не решился тебе показывать то, что опасно. А этого много. Может быть, даже больше, чем безобидного"
   "Медвяна, а у вас как с этим дела обстоят?"
   "Ну, после попыток изничтожения опасной магии сейчас установился относительный паритет. Города и пригороды огорожены защитными полями. Там тихо, спокойно и опасной магии нет. Все, что между этими огороженными зонами - имеет первоначальное устройство. Там есть как безопасная магия, так и опасная. Сама понимаешь, что опасной больше"
   "А в городах, значит, магия вся безопасная? Так разве может быть? Вон, у тебя плита магическая, а огонь очень даже опасен"
   "Ну, может, я не совсем правильно выразилась - в городах нет природной магии - все, что там есть - поддерживается силами людей-магов. Природную магию из городских областей вытеснили ввиду ее непредсказуемости"
   "Это ж как вы без природной-то? Она ж свою силу имеет. Ни у кого не забирает" - это уже наш мужчина
   "А зато не страшно напороться на что-нибудь зубастое и голодное"
   "Ой, я бы я посмотрела статистику нападений на границы и статистику частоты появления и силы появившихся магов у вас в городах, скажем, лет за триста"
   "Знаешь, тебе легко говорить, а вот спросила бы, как раньше справлялись со стихийной магией"
   "А вот, кстати, и спрошу. Как вы справляетесь со стихийной магией?" - перевожу тут же вопрос по адресу
   "Ты же видела очередь ко мне? Как думаешь, с чем они приходили?"
   "Ну, я помню, ты говорил, что приходят с проблемами..."
   "Это да, а ты не задавалась вопросом - какими?" - по хитро прищуренным глазам понимаю, что надо мной откровенно посмеиваются
   Н-да... признаться, не задавалась. Выходит, не быть мне детективом. Хотя, что я рассеянная, я уже, кажется, упоминала. Выходит, и с магическими проблемами приходили...
   "Так ты - маг?"
   "Да, я маг"
   Тут уж Медвяна подключается:
   "А какой специализации маг?"
   "Специализации?"
   "Ну да. В какой области ты маг?"
   "Не думаю, что понимаю тебя"
   "Ну, ты с землей ладишь, с воздухом обращаешься, водой распоряжаешься, огнем балуешься, фантазии создаешь? Что тебе повинуется?
   "Впервые слышу о разделении магических стихий. Я со всем обращаюсь, только вот ментальная магия мне не под силу. Очень уж сильна она - и сил отбирает много"
   А-а-а, так вот почему пришлось звать того мага, когда я только познакомилась с этим миром. И еще, кажется, понятно, какие изменения произошли после разделения мира на зоны природной магии и человеческой. По-крайней мере, один побочный эффект уже виден - разделение. Медвяна, тоже, кажется, ошарашена. Конечно, узнать, что когда-то не было такого разделения - меня бы тоже это выбило из колеи. Но что делать дальше? Я ж вроде хотела научиться магичить...
   "Ребят, а научите меня магии..."
   Они оба на меня смотрят. Первой говорит Медвяна:
   "Ах да, ты же из мира, где нет магии. Все время про это забываю. Слушай, а можно мы твой мир посмотрим?"
   Сказать, что я немного ошарашена - значит, ничего не сказать. Как-то мне не приходило в голову, что они тоже могут захотеть. Они ж для меня еще толком-то не живые - фантазия, вымышленные персонажи. А они себя таковыми явно не считают. Пора привыкать - тут своя жизнь, это я для них - почти вымышленная.
   "Э-э-э, не думаю, что это возможно"
   "Почему? Если ты с легкостью взяла меня из будущего в прошлое, то у тебя не должно быть сложностей с мирами. Сама же ты туда-сюда ходишь. И что проводить умеешь - я это на себе испытала. Где проблема?"
   "Э-э-э, понимаешь... тут я между временами в одном теле хожу... А там, в моем мире - у меня другое тело... наверное. По крайней мере, мне по прибытии не говорят, что я отсутствовала. А у вас в том мире тела нет. Как вы туда попадете? И не создашь его - если там магия и появилась - я ею пользоваться не умею"
   "Как это - другое тело?"
   "Первый раз, когда я сюда попала - я подумала, что вообще сюда полностью перенеслась. А когда вернулась - оказалось, нет. Помнишь, Медвяна, когда я двое суток спала - мое же тело никуда не исчезало... Я же в это время была у себя в мире - и мое тело было при мне. Значит, там у меня еще одно тело. А вас там нет. И как вас там создать - я не знаю"
   "Значит, мы твой мир не увидим?"
   "Я точно не знаю. Но пока такой возможности я не вижу"
   "И как тебе наш мир?" - это уже наш мужчина
   "Знаешь, он мне очень нравится. Но зная, во что он превратился в будущем... Меня это беспокоит. Кстати, может, пойдем, посмотришь его?"
   "Я тут подумал - я все же не могу так просто бросить мой мир. Здесь мне все известно, здесь я знаю, как себя вести, что делать. Да, здесь мне уже скучно и бывает, что все осточертело, но это мой мир и я к нему привык"
   Да-а, он - не Медвяна. Но, может, еще передумает? Ведь тот замок был пустой...
   "Ребят, а подумайте - как лучше? Как сейчас - когда магия природная везде? Или как в будущем - когда жестко разграничено - природная магия и людская?"
   Переглянулись. Расхохотались. Слово взял наш знакомый:
   "У тебя вопросы, конечно... Каждый из нас воспринимает только тот мир, который знает. Медвяна - свой, я - свой. Можно, конечно, сравнить наши миры, но каждый из нас будет всегда за тот мир, который знает. Сложно отказываться от привычного"
   Значит, опять все решать мне? ... ... А с чего я вообще взяла, что мне нужно что-то решать? Достало! Везде- решать! Везде пытаться найти выход! Устала. Давайте, я просто поживу. Вот, например, я хотела научиться магичить. И, кстати, недавно ж попросила обоих меня научить!
   "А вот Медвяна смогла выбраться из своего мира"
   "Эй-эй, ты обещала вернуть меня обратно!"
   "Обещала - значит, верну. А здесь тебе что, не нравится?"
   "Вот так, когда находишься рядом с человеком, который проведет и подскажет - на прогулку интересно. А вот постоянно здесь остаться - это, извини, нет. Я ж тут вообще ничего не знаю. Да я банально себя защитить не смогу"
   "Ну ладно-ладно. Я ж просто так спросила, из интереса. Так вы меня учить-то будете? Магичить?"
   Встал мой гостеприимный знакомый, подошел ко мне:
   "Сначала нужно почувствовать магию. Давай начнем с самого простого. Видишь травинку? Попробуй ее оторвать и приподнять. Поверь в то, что ты это можешь. Представь себе это. И сделай"
   Закрыла глаза. Я могу, я могу. Итак. Травинка. Вот она отрывается, вот взлетает... Я могу, я могу. Могу! Травинка. Отрывается. Взлетает. Открываю глаза - ни-фи-га!
   "Давай покажу. Смотри внимательно. Не глазами - сердцем смотри"
   Пара травинок приподнимаются и висят перед моими глазами. Блин, а ведь что-то такое почувствовала. Как бы это словами-то объяснить... Можно сказать, увидела, как он это сделал. Снова закрываю глаза, пытаюсь представить, поверить, повторить.
   Внезапно дергают за руку. Открываю глаза. Ух ты, как красиво! По поляне летают белые шары, оставляя за собой очень медленно затухающие линии. Это что, я сделала? Красиво. Тяну руку к одному - меня отдергивает наш мужчина. Он встревожен.
   "Так, не беспокойся. Девочки, тихо отходим. Очень тихо. Это мигрирующая дикая магия, вид ловушки. Еще на прошлой неделе эта поляна была чистой. Никакой магии не применять - ни защитной, ни нападающей - вообще никакой. Если вы попробуете что-то наколдовать - она усилится. Замкнется клеткой, а что дальше сделает - это не знаю, она действует по настроению. Всплеск магии активизировал ее, спящую."
   А где наши кони? Вот умные они, сразу без лишних разговоров смотались. Отходим - медленно, тихо, осторожно. Огней все больше, линий тоже. То, что получается, действительно похоже на клетку. Интересно... Они все дальше. Мы по-прежнему отходим. А, собственно, почему я отхожу? Оно что, так опасно? Останавливаюсь. Разворачиваюсь к той полянке. Как интересно... Оглядываюсь - мои спутники идут. Я только одним глазком посмотрю... и назад. Тихо приближаюсь к покинутой полянке. Внезапно хватают за руку, тащат прочь от поляны.
   "Ты куда собралась?"
   "Я туда. Я не собиралась близко, я только посмотреть. Да отпусти же!"
   "Не отпущу. Посмотреть... Ты не видела, что эта штука творит с теми, кто внутрь попадет. Еще повезло, что эта клетка так медленно собиралась. Она, бывает, и за секунды срабатывает. И близко она тоже может учуять"
   Ну вот, полянка уже из глаз скрылась... А там так красиво было. Догнали Медвяну. Посмотрела на меня, покачала головой. Пошли дальше. Меня по-прежнему за руку держат. Ну как маленькую, в самом деле! Обидно же...
   Появляются наши кони. Хоть это хорошо. Вышли на еще одну поляну. Ловлю себя на мысли, что про себя проговариваю свои действия, чтобы потом было удобнее записывать. Вот что работа писателя делает с человеком! Надо будет, когда вернусь, сказать огромное "спасибо" человеку, меня на это сподвигнувшему. А потом догнать и еще раз сказать. Да отвяжись ты, это проговаривание! Просто смотреть, запоминать - оно потом само всплывет.
   Снова углубились в лес. Еще одна поляна. Вот здесь останавливаемся. Наш мужчина что-то прошептал, провел рукой, нахмурился сосредоточенно - и улыбнулся:
   "Эта безопасна. Можно остановиться"
   Так все-таки, как его зовут?
   "Слушай, прости, пожалуйста, мне весьма неловко... Но у меня память девичья... Скажи, пожалуйста, как тебя зовут?" - смутилась окончательно, ковыряю ножкой землю. Стыдно-о-о
   Он потрясенно смотрит на меня, переводит взгляд на Медвяну. Та хихикает:
   "Не обращай внимания - с ней такое бывает. У меня она тоже несколько раз спрашивала"
   Я смотрю на него самыми честными глазами. Он еще раз на меня посмотрел, хмыкнул.
   "Альдер"
   Так, Альдер, Альдер - не забыть. Альдер. А того звали... как там его... Вальдет. Значит, они все-таки разные. И почему я одни имена запоминаю сразу, а другие - ну никак? Ой, а эти имена похожи, а уж на лицо... Они что, братья? ... Это я лучше потом спрошу. И так на меня уже очень скептично смотрят.
   "Я снова готова учиться магии"
   Медвяна уселась на одеялко. Наблюдает. В сторонке. Совсем в сторонке.
   "Итак, сердцем прочувствуй травинку, прочувствуй, как она отрывается. Прочувствуй, как он воспаряет. Поверь, что ты это можешь. Ведь у тебя есть магические способности?"
   За меня отвечает Медвяна:
   "Есть-есть, проверяли. Она даже шар-определитель расколотила. И даже не один. Хотя я уже как-то к этому привыкла. Я тебе потом расскажу - но определитель расколотить до нее никому не удавалось"
   Ой, как неловко - чувствую себя прямо неумехой полной! Смотрит на меня, качает головой. Вот что они все головой качают? Мне и так стыдно. Закрыла глаза. Итак, травинка - отрывается, воспаряет. Надо прочувствовать. Чувствую, что ничего не получается - ну вот как я эту травинку оторву и приподниму? Я? Стало грустно. Я ж сама себе не верю. Что людям не верю - это ладно, а вот, что себе - какая уж тут магия...
   Чувствую, что сзади встал Альдер. Встал, обнял. Как тепло... Перед глазами появляется белое марево. А еще светло-зеленые прозрачные, искрящиеся ленты, собранные в пучок, с развевающимися концами. Эти ленты тоже пытаются меня обнять. Но у них ничего не получается. Их словно сдувает ветер от меня. Почему? Это ж, кажется, Альдер пытается мне помочь. А-а-а, это я сама не даю. Боюсь. А чего я боюсь? Помощи? Глупо. Я довериться боюсь. А надо. Вздыхаю, задерживаю дыхание... Надо. А-а-а-а, черт с ним, будь, что будет! Резко выдыхаю, ослабляя внутренние барьеры. Перед глазами белое марево исчезает, ленты тут же обвивают меня - становится так тепло, так спокойно. Так уверенно. Ну что травинка, взлетай.
   Открываю глаза - ух ты, ё! Над всей поляной плавает сорванная трава - вся! Круто, и это сделала я! Ой, это сделала я... Трава тут же скопом падает вниз. Медвяна сидит, боясь пошевелиться, ее широко раскрытые глаза испуганно смотрят на меня. Медленно отстраняется Альдер. Внутренним взглядом вижу, как расплетаются ленты.
   "Итак, лучше всего у тебя получается, когда ты не осознаешь, что это делаешь ты"
   "Ну, это я и так знаю. И что?"
   "Ты что, себе не веришь?"
   "Эхм, ну выходит - да..."
   "Тогда магии научится будет сложно. Тут самое главное - себе верить. У нас ведь как с этим происходит. Приходит человек, который хочет научится магии. У него определяют - есть дар или нет. И если он есть - он проявляется. С этого момента человек знает, что он обладает магическими способностями. Он видит, что дар у него есть. С этого момента он может учится. Он верит, что он обладает магией. У вас ведь так, Медвяна?"
   "Да, точно так. Только определяет теперь все определитель - сразу и направленность показывает."
   "А у тебя я этого не увидел. Ты видела, что обладаешь магическими способностями, но ты сама этому не веришь - вот у тебя и не получается. Я помог тебе - дал уверенность и все у тебя получилось и ты это сделала шутя и даже больше, чем нужно было. И даже неосознанно - ведь в этот раз ты не концентрировалась - я за этим смотрел. Просто взяла и сделала. Значит, можешь. Но стоило тебе это увидеть, осознать - как ты тут же потеряла над этим контроль. Как можно научить тебя, если ты сама в себя не веришь?"
   "Я не знаю"
  
   Расстроилась, вздохнула, вышла из сна... Повернулась на другой бок. Спать...
   Несколько дней перерыва. Наконец, решилась.
  
   "Я не знаю. Но я обязательно над этим подумаю. А пока - пока, может, просто погуляем?" - смущенно смотрю на них.
   Альдер хмыкнул, подошел к своему коню, погладил его по шее и сказал: "Ну хорошо, давайте погуляем"
   Я с готовностью подбежала к своей коняшке и взобралась в седло. Ну и пусть, что со скрипом, но это я точно умею. Медвяна сделала тоже самое с гораздо большим изяществом - сказывается привычка седлать метлу, видимо.
   "Только давайте пока отдохнем от волшебных мест. Давайте прогуляемся по обычным местам?"
   Наш провожатый кивнул и развернул коня к тропе. Едем, любуемся живыми деревьями, разнообразной живностью. Иногда придерживаем коней по просьбе Альдера. Деревья здесь выше и толще, листва сочная, духмяная... А какие здесь запахи! Правда, что этот лес не так безобиден - это я уже успела убедиться. Так что шастать тут без проводника - тянет, но не особо, можно перетерпеть. Без приключений проезжаем границу зачарованного леса. Она явственно видна - деревья резко становятся ниже, листва уже не выглядит такой сочной, да и запахов поубавилось. А вот интересно, зимой зачарованный лес - какой? Едем, сворачиваем прочь от города к горам. Но не к той дороге, по которой я когда-то шла, а к той, что ведет в ту самую долину, которая восхитила меня на изломе дороги в мой первый день посещения этого мира. Пока едем по лугу, впереди уже виднеются деревья. Те самые, красивые.. Солнышко шпарит вовсю. Кузнечики перепрыгивают в травке. Ветер гуляет волнами по травостою. И мерный цокот копыт. Все-таки хорошо, что, не раз катаясь верхом, какие-то навыки обращения с лошадьми я получила. Пешком мы бы столько не пропехали. А на карете далеко по полю не уедешь. Интересно, а как тут дела с метлами? Я пока ни у кого их здесь не видела. Но это мелочи. Деревья все ближе - они имеют широкий ствол и раскидистую крону, в просветы которой попадает очень мало солнца. Получаются сумерки. Сумерки посреди дня! И туда уходит дорога. Как в арку. Очень интересно такое наблюдать. Проезжаем под сводом первых сомкнувшихся веток этих раскидистых деревьев. Сумрачно. Страшновато, если честно. В просветы виднеются другие деревья, а вот травки здесь очень мало - света им не хватает. Нет, но на самом деле страшновато.
   "А это точно простой лес? Он страшновато выглядит" - интересуюсь у нашего мужчины
   "Да. Это простой лес. Деревья здесь просто такие. Не волнуйся, скоро мы выедем на поляну- там снова будет солнечно"
   И точно - впереди показался просвет. Он сиял и манил светом и был все ближе. Наконец, деревья распахнулись и мы выехали на огромную поляну, полную некошенной травы и цветов. Дорога шла по краю этой поляны, а мы углубились в центр её. Альдер снова отвязал от седла одеялко, Медвяна достала корзинку с едой, я поступила так же. Постелили, примяв траву - тут же оглушающе повеяло травяным соком. Красота. Разложили еду. Медвяна предложила игру - угадай, что пришло на ум другому. Магическая, само-собой. Представляет собой платочек, на который наложена магия. Платочек смыкается всеми четырмя концами, на секунду задерживается и передается следующему. Тот размыкает платочек и он показывает сплетенные из слегка окрашенного воздуха фигуры (продвинутым пользователям я бы сказала, что это голограммы) - по ним и нужно угадать, о чем думал предыдущий участник. Если угадал, снова смыкаешь концы и передаешь другому участнику. Платочек запоминает только первый образ, в голове возникший, так меньше шансов схитрить и загадать что-нибудь, на свете не существующее - например, квакозябру носолапчатую. А не угадавший - изображает то, что на самом деле было задумано. Весело. Я уже и не упомню, как и что мы загадывали, но не угадавшего не было ни разу. Правда, был момент, когда я загадала ящерку, а Медвяна сказала, что это саламандра. Только я начала уличать ее в ошибке, как она рассказала, чем саламандра от ящерицы отличается и показывать прямо на фигурке, где что у меня было от саламандры. Помню только про полоски на лапах шипастые, остальное уже забыла. А, и строение скелета у них немного разное, но тут уж была удивлена даже я. Еще было трудно Альдеру, он у нас из так называемого средневековья и немножко технически не продвинутый, паровоз он, например, не угадал, но мы решили, что это ошибкой не считается, потому что шансов у него никаких не было и переиграли эту игру. Зато интересно было всем. Наигрались, перекусили, каждый разошелся по своим увлечениям. А я решила сплести венок из цветов. Отошла от полянки подальше, чего мне днем-то бояться? И нашла соседнюю - не полянку даже - прогалину в сплошной завесе теней, что солнечными лучами будто вырисовывала причудливо украшенную дорожку.
  
   Снова проснулась, хмыкнула, заснула. Тогда еще даже не рассвело. Мне стало ощутимо сложнее заходить в этот мир - я быстрее засыпаю почему-то. День выдался нервный. Сидела вечером перед компьютером, бухтела - злые все, бяки. И я тоже - злая. Ладно - спать.
  

Глава 7. Одна на целом свете

  
   Иду, собираю цветы. Насобирала букет - теперь пора плести. А они не хотят! Расплетаются, уворачиваются, укорачиваются! Ах вы, гады! Немагические они, да! Верю, догоняю и снова верю! Ну я вам покажу, не хотят они в венок сплетаться! А так? Что теперь делать будете? Со злостью удлиняю стебельки и, уже злобно ухмыляясь, плету венок. Уворачиваться они будут! Пусть теперь попробуют! Цветы заканчиваются, углубляюсь в лес, все уходя от полянки по указующей солнечной тропке. Все еще злобно бухтю, отрываясь еще и за реальные проблемы, измучившие меня в мире настоящем. Срываю цветы под корнями деревьев, они спускаются ко мне на лианах. Такое чувство, что лес сам отдает мне самые красивые цветы. А мне пофиг - я злобна. Я очень злобна. Вот, красивый получился венок. Что, теперь не вырветесь, самовольники? Нефиг было и сразу вырываться! Так, венок один, а человек двое. Что делать? Иду обратно к полянке, держа в руках венок. Их двое... Ну так и венков пусть будет два. Беру венок двумя руками, развожу руки в стороны... Снова бессознательное желание все сделало за меня - теперь у меня два целых идентичных венка. НО на этом внимание как-то не заостряется, я вся злобно погружена в невеселые мысли, не до удивления тут. ЗЛАЯ Я!
   Подхожу, надеваю венок на головы Медвяне и Альдеру. Красиво. Они снимают, смотрят, восхищаются, что-то обсуждают. Сажусь к ним спиной. Ну да, я злобная, меня пока лучше не трогать. Насупливаюсь. Скучно так сидеть. Взглядом вырываю травинки, затейливым образом сплетаю из них браслет. Если и эти будут сопротивляться - мстя моя будет страшна. Доплела. Эти травинки молчали. Не, ну так скучно... Говорю, что еще погуляю чуток. Мне кивают. Иду снова в лес - там прохладнее. НО в сторону от солнечной тропки - там я уже была. Тихий щебет птиц понемногу меня успокаивает. Зашла уже далеко, подошла к подножию скалы. Такая высокая - высокая стена, конца-края ей не видно. А внизу замшелый маленький бассейнчик и морда какого-то животного, из пасти которого течет вода. Набираю воду в ладони - холодная. Здесь, у края скалы чуть больше света и он отражается в воде, порождая блики. Красиво. Умылась. Слышу треск за спиной.
   Оборачиваюсь - "Альдер?"
   "Не угадала, Вальдет" - улыбается так похожий на Альдера мужчина.
   Опаньки! Надо тикать! Подхватываюсь, разворачиваюсь и со всех ног устремляюсь в сторону. Платье мешает - подобрала его, полы перекинула через руку. Ну и что, что ноги почти до бедра видно, зато бежать стало легко. Слышу сзади треск. Очень громкий. Что может издавать такие звуки? Оборачиваюсь... Ой, мама - дракон, настоящий! Зачем я обернулась? Он взлетает, ломая ветки и сучья. Выходит, он дурак, теперь ему меня не поймать, кроны широкие, хрен меня увидишь. Да счас. Иглой впивается в крону - узкий, длинный, маневренный. Скользит между деревьями. Выскакиваю на поляну:
   "Альдер, дракон!" - хватаю Медвяну и метлы. Дракона нужно отвлечь. Взмываем в небо. Альдер остается внизу, что-то чертит, говорит. Выскакивает дракон. Пыхает сине-желто-зеленым огнем на Альдера. Вскрикиваю, но Альдер не дурак, он первым делом поставил защиту. Перед стеной огня встает дымчатая сфера. Сам он продолжает что-то чертить. Если это надолго, то дракона нужно отвлечь. Пролетаю над драконом. Он поднимает голову, провожает меня взглядом и срывается в полет. Теперь мне легче - я тоже лечу. Петляю, заныривая в лес и выскакивая неожиданно наверх, центром своих метаний оставляя поляну. Медвяна тоже пытается отвлечь дракона, но на нее он не реагирует. Но и огнем больше не пышет. То ли запал кончился, то ли убивать меня не хочет. Как же долго Альдер возится! Дракон разгадал, что я он поляны уходить далеко не хочу и теперь куда успешнее нагоняет меня, срезая путь в самых неожиданных местах. Что делать?
   Меняю тактику, теперь хочу увести дракона подальше от них обоих. По-прежнему заныриваю в лес и вспархиваю в небо. Дракон не отстает. Те деревья, с громадными кронами закончились, пошел обычный лес. Петлять стало труднее, но и дракону меня хуже видно. Улетаю все дальше, заворачиваю, прошмыгиваю туда, где больше зелени. Выскакиваю на тропку, которая со всех сторон прикрыта. На всякий случай продолжаю нестись. Потом резко сворачиваю и забиваюсь в самое травчато-листвяное место. Затаилась. Над головой нарезает круги дракон, шире, шире. В конце-концов, он становится едва слышен. Осторожно выглядываю - вижу удаляющийся драконий силуэт с гневно размахиваемым хвостом. Вот он совсем перестал быть виден. А уже смеркается. Еще выжидаю на всякий случай, потом выползаю, поправляя платье. Осторожно приподнимаюсь над кронами, осматриваюсь. Дракона нет. Теперь осматриваюсь более тщательно и поднявшись повыше. Мама! Куда меня занесло? Сплошные леса. Некстати вспомнился сон, где тоже, куда не кинь взгляд, были сплошные леса. Вот будет весело, если тот город существует где-нибудь здесь. Где я? И куда мне теперь лететь? Снова накатил страх. Я же никого, кроме Альдера и Медвяны здесь не знаю. А Медвяну я еще и вернуть обещала. Как мне их найти?
  
   Вздохнула, перевернулась. Спать. Прошло несколько дней, я периодически заходила и выходила из сказки, не решаясь сделать конкретный выбор - сейчас мы встретимся, или позже. Именно в этот момент я реально поняла, что действительно все зависит от меня. Захочу, чтобы меня нашли - и через несколько минут они на меня наткнутся. Захочу попутешествовать без них - и они меня не найдут. Все в моих руках. Так чего ж я хочу? А время в том мире - уже за полночь. Все еще висю на метле над лесом, размышляю. Зависла. Так как поступать будем? В очередной раз закрываю глаза...
  
   Так чего ж я хочу? И так интересно, и так... Найдем друг друга - и я буду в безопасности под присмотром двух магов, не найдем - так я попутешествую по этому миру одна, посмотрю его. Ну интересно же... Как же быть? Найдут меня... Прямо вижу, как выстраивается цепочка событий, которая приведет их ко мне... Нет, стоп - я еще не решила! Цепочка событий истаивает. Мир снова ждет. Путешествую одна... Снова вижу, как выстраиваются события и они теряют мой след. Интересно... Стоп. Дайте подумать... Цепочка событий истаивает. Какое оно все послушное... Даже страшно... Так, а я не потеряла способность магичить? Как там я травку поднимала? Сосредотачиваюсь, представляю - и травинка воспаряет к моим рукам. Здорово, хоть это я научилась делать! Так, а если попробовать связаться с моими знакомыми? Представим переговорное устройство... Закрыла глаза, поставила перед собой руки, сосредоточилась... Между ладоней появилось тепло - мягкое, спокойное, и сквозь сомкнутые веки стал просачиваться неяркий теплый свет. Это что там появляется? Открываю глаза....
   0x01 graphic
0x01 graphic
   В моих руках зарождается галактика... Маленькая, новорожденная, беззащитная... Такая красивая... Еще только зарождается. Так не пойдет.
   Развожу руки. Галактика рассеивается, исчезает. Нечего множить миры, их и так уже дофига, я уже путаюсь. Блин, миры создавать легче, чем магичить! ... Услышал бы меня кто... Убил бы... Или сам со смеху помер... Вот почему у нормальных людей магичить получается просто за здорово живешь???!!! А я вроде и должна уметь (а что, определитель показал, да и травку поднимаю!), да только все не как у людей... Тьфу на них на всех. Итак, как сейчас поступим? М-м-м-м... Ладно, поступим компромиссным образом - сейчас они меня не найдут, а вот через недельку мы где-нибудь случайно столкнемся, вне зависимости от стороны, куда я полечу сейчас. Ладненько? Трогаюсь с места. Надо где-нибудь поспать... Лечу. Темно, холодает, спать, опять же, охота. Пролетаю - леса, леса.. Опушки, поляны, прогалины. Темно. Зато звезды яркие-яркие. Шелестит листва, перекликаются ночные птицы, а воздух пахнет листьями и землей. И ни огонька на многие километры вокруг. Только луна освещает пространство подо мной. Слушайте, а как же уже привычно - на метле-то... Лес закончился, пошло поле. А в поле видны копны сена. Все ж хорошо, что осень близится - где бы я еще поспала? А так - нырь в копну и баиньки. А что? Не в первый раз.
   Утро красит... Так, это уже было. Но выползать надо. Выползла. А свежо-о-о-о! В копне этого не чувствовалось. Отряхиваюсь от сена, снимаю его с волос, платья. Вот удивительно - я в нем всю ночь проспала, а ему хоть бы хны. Нет, помялось, конечно, но быстро восстанавливает свой вид. Все-таки натуральный шелк - это вещь! Правда, поцарапанная теперь, но это мелочи жизни. Так, и что дальше? А дальше... дальше - путешествовать! Сажусь на метлу, взлетаю, пролетаю поля разноцветные - зеленые, желтые, коричневые, местами красные, иногда оранжевые или даже синие. Там уже люди что-то делают. А мне хорошо - я высоко, меня не видно. Снова пошли леса. Спустилась ниже. Нашла речку, умылась, искупалась, отряхнулась и с новыми силами полетела смотреть. Лечу, вижу рыцаря. Нет, ну в самом деле - рыцарь - на коне, в доспехах, с оружием. Романтика! Спустилась ниже, лечу прямо за ним. Он оборачивается - отпрядываю в сторону, в невидимую зону для рыцаря. Но он чует, что что-то здесь нечисто и резко снова оглядывается, в другую сторону. Снова увиливаю. Так повторяется несколько раз. Успокоился, поехал дальше. Я- за ним. Ну смешно же! Едем вдвоем. Спереди - рыцарь, позади на метле - я. Снова не выдерживает - оборачивается. Повторяется игра в прятки. Надоело, смеюсь, выскальзываю из-за плеча рыцаря и со смехом взмываю в небо, желая ему на прощание удачной дороги. Не выдерживаю, оглядываюсь. Он остановился, смотрит мне вслед. Надеюсь, моя выходка не послужит началом гонениям на ведьм? Ну, это я так... Зато настроение поднялось, лететь стало проще, лететь стало веселее. А лес все тянется и тянется. Когда ж он закончится-то? Уже со скуки закладываю виражи, ну, чтоб по прямой не лететь. Учусь всяким фигурам высшего пилотажа. Тут, главное, крепко держаться и на всякий случай далеко от деревьев не отрываться. Мало ли.. Деревья хоть смягчат полет... Наверное... А до сих пор пируэты страшно выделывать... Но вот лес потихоньку редеет и снова начинаются поля. Тут уж окончательно снижаюсь, спрыгиваю и иду пешочком. А что? Надоело все время летать. Ножками, ножками хочется...
   Иду, любуюсь. Красиво. Это ж сколько здесь запасов на зиму? И продуктов, и сена для буренок - прямо сердце радуется. Только люди, на полях работающие, какие-то молчаливые. Ни тебе шуток-прибауток, ни коллективных песен, ни разговоров - так вроде ж легче работать, не так скучно? Вспоминая себя, когда пололи грядки или собирали картошку - всегда разговаривали, потому что прополоть пять громаднющих грядок - это не хухры-мухры. Если молча. А вот за разговорами - еще можно потерпеть. А тут - молчат... Ну их. Пойду-ка я от них подальше... Приближается деревенька - немаленькая, однако. Но какая-то странно пустоватая... Прохожу околицу, первый двор, второй, третий. На четвертом дворе работает женщина. Еще не бабушка, но уже и не молоденькая.
   Здороваюсь: "Бог в помощь, хозяйка!"
   Отрывается от работы, смотрит на меня, отряхивает руки от земли: "Спасибо, коль не шутишь. С чем пришла?"
   "Хозяйка, может, помочь чем? Я кушать хочу, а заплатить нечем. А вот помочь чем - это я завсегда с радостью"
   "Кушать хочешь? Ну, тогда иди, готовь обед на нас - а я пока с цветами разберусь"
   Здорово! Захожу, прикрываю калитку. Прохожу мимо хозяйки, мимо цветника, растений, деревьев, по дорожке прямо к дому. Захожу, разуваюсь, оглядываюсь. А-а-ага. Значит, вот как выглядит деревенский дом... Скромненько, но со вкусом. Стою в первом от двери помещении - небольшое, светлое, много чего там стоит. И дверь толстая и довольно низенькая в следующее помещение. Ставлю метлу к стене. Прохожу дальше. Там уже темнее, стены толстые, окна маленькие. Зато здесь есть печь. И стол. Высовываюсь в окно, спрашиваю, где продукты взять. Получив указания, засовываюсь обратно. Так, печи мы растапливать умеем, к счастью. Приношу дрова, с запасом - во время готовки у меня времени бегать за ними не будет. Расщепляю одно бревнышко на тоненькие лучинки. Запихиваю их в отверстие (как его называют -не знаю), перекладываю соломой, что лежала здесь же, видно уже привычно. Оглядываюсь по сторонам. На полочке, что идет по краешку печи, лежат два камушка. Ну что, понятно. Беру еще соломы, кладу ее на каменный воротничек перед печью, стукаю камешки друг о друга. Раза с десятого высекается искра. Руку набила, пошло легче. Через некоторое время от постоянных искр солома занимается огоньком - слабеньким, маленьким. Аккуратненько сую солому к подготовленному топливу. Смотрю. Плохо разгорается... Что не так? А-а-а, вспомнила, там же еще нужно открыть заслонку внизу, для поддува воздуха. Открыла, смотрю еще раз. Разгорается, сволочь! Поздравьте меня, я первый раз растопила печь - это раз. И я первый раз пользовалась настоящими кремнем и огнивом - это два! Я просто умница, так бы себя и расцеловала! Закрываю дверцу. Пусть разгорится, потом еще дровишек подкину. Выхожу в первое помещение, оглядываю пол - вот дверца в полу. Открываю - там ступени. Спускаюсь в погреб. А светить чем? Матюгаясь, вылезаю. Привычка городская - везде должен быть свет. Смотрю - светильник. Висит, зараза, прямо над люком, как издевается! Беру, подхожу к печке, вытягиваю еще не до конца сгоревшую лучинку, зажигаю светильник. Повторяю процедуру спуска. Набираю продукты в старую, но крепкую корзинку, вылезаю, тушу светильник. Так, теперь все нужно вымыть. Ну, с этим проще. Во дворе колодец - набираю воды, мою продукты. Набираю еще - для готовки. Все по-очереди заношу в дом. Печка раскочегарилась - добавляю еще дров. Шинкую овощи. Перебираю крупы. Так - все измельчено, перебрано, разложено. Начинается искусство. Отставляю крышку, сую чугунок с маслом и первыми продуктами в печь. Закрываю, жду.... Ну, уже пошла рутинная готовка. Это уже все быстро без сучка и задоринки. Наконец, оставляю готовые блюда доходить в тепле. Зову хозяйку. Она как раз закончила со своими цветами. Кушаем.
   Она рассказывает о себе. Муж пропал два года назад, дочь ушла в город, сын - в армию. Родственники в других деревнях живут. Одна она тут, самой приходится по хозяйству управляться. Теперь понятно, почему так ко мне отнеслась доброжелательно. Вот удивительно же в первом же дворе наткнуться на такую добрую женщину! Доедаем, моем посуду. Печь остывает крайне медленно, в доме тепло и уютно. Спрашиваю, чем еще помочь. Просят на огороде подсобить. Соглашаюсь. Когда я в последний раз на огороде возилась? Меня оглядывают, говорят, что в таком платье не стоит на огороде копаться. Предлагают другое, отказываюсь. Я к этому привыкла. Выдают накидку. Одеваю ее сверху. Идем на огород. Полем грядки с еще поспевающим урожаем, потом собираем те овощи, что уже поспели. Картошку копаем, тут она тоже есть! Как все-таки этот мир не похож на мой, реальный, с его историей. Если я правильно помню, картошка в России... Так, а при чем тут Россия? Н-да-а-а, вредно так часто менять миры. Разложили картошку сушиться. Все за жизнь разговариваем. Приятно все-таки просто общаться, даже за работой. Разговор заходит о детях хозяйки.
   "А дочь ваша в город магии пошла учится?"
   "Что ты, тут отродясь магов не рождалось"
   "Почему?"
   "Место тут такое - нет тут ни магов, ни магии. Все только натуральное. Полностью безмагическое место"
   "И давно тут такое?"
   "Да сколько себя помню. И деды говорят, что всегда так было. Правда, ходит по деревне легенда, что первые поселенцы на этой земле видели магию, да и среди них самих маги были, да только кто ж поверит-то, если магии здесь нет вот уже сколько поколений? А в красивую магическую жизнь приятно верить, да только еды от мечтаний этих не прибавится, да и за хозяйством, пока мечтаешь, никто не присмотрит. Так что всякие легенды только детям и оставляем."
   "А, кстати, я тут мало детей видела"
   "Так потому мало видела, что рождается их все меньше. Гиблое это место, сумрачное. Сама небось видела - никто не улыбнется лишний раз, не заговорит. Праздники - и те уезжаем праздновать в другие деревни. Тягостно тут"
   Интересно, я что, нашла место, похожее на мой мир? Вот, блин, куда меня только не заносит... А если оно разрастётся? Нет, так я не согласная! А оно, интересно, природное или специально организованное?... Как бы, блин, это узнать?...
   "А что ж вы отсюда не уезжаете?"
   "Да куда уж... Как к мужу переехала, так здесь и живу. И помру здесь. К тому же, вдруг я уеду, а муж мой вернется?"
   "Да-а-а, это было бы здорово"
   "Ой, спасибо тебе за помощь, сама бы за один день я так не управилась"
   "Да что вы! Мне самой приятно было вам помочь. Да и некрасиво было бы не помогать, когда вы меня так радушно приняли."
   Улыбается. Солнце уже давно село, сумерки потихоньку сменяются ночью. Собираем инструментарий, относим в сарай. Собираем просушенный на солнце урожай. Загоняем животину. Молочка вот, напоследок, надоили. Сверчки расстарались - стрекочут наперебой. Свежеет. Появилась роса, а вместе с ней - запахи. Сладкие, терпкие, теплые. В них так и купаешься. Пахнет сеном, цветами перед домом, сливами, мокрой травой. Красота. Такой вот вечер - со сверчками, с мычанием еще не заведенных где-то коров, с блеянием пасущихся овец и лаем собак - он воспринимается, как тихий, замечательный сельский вечер. Как давно я хотела снова окунуться в эту атмосферу... Когда все по огороду сделал и остается наслаждаться звуками, запахами и чувством домашнего очага... И почему при такой любви к городу меня так тянет в деревню? Или наоборот, почему при такой любви к деревне меня так тянет в город? Вот правильно мне в реальном мире сказали - я вся в раздрае... Не знаю - бить или прощать, любить или ненавидеть? Город или деревня, биология или техника, религия или наука, политика или анархия, магия или материалистика?... Только мне почему-то кажется, что это не раздрай, раздрай - это когда пока ни там, ни там, а хочется и туда, и туда. А у меня иначе немного - я уже и там, и там. Хотя выбор до сих пор так и не сделала. Так, ладно, умствовать не хочу, мало ли куда умствования еще меня приведут? Уже немного поумствовала, понимаешь, про магию - и вот на тебе - нахожусь в собственноручно созданном мире. Красивом, кстати. А ведь ничего такого и не предполагала, наивная чукотская девочка.
   Так, что я там успела сделать за время умствований? Ого, оказывается уже сижу за столом, а хозяйка достает до сих пор теплую еду, что я днем наготовила. Так, похоже, мне тут и переночевать разрешили. Здорово! Кушаем, мне рассказывают про родственников, про обычаи здешние, про жизнь свою дальше. Похоже, женщине надо выговориться. Понятно, с такими-то неулыбчивыми соседями. А мне интересно! Слушаю, да кушаю. Прямо как в поговорке. Снова помыли посуду - ну не складывают ее в этом дворе, чтобы разом вымыть за день, как, я слышала, бывает в других дворах/деревнях - тут ее моют сразу. Спрашиваю, где можно выстирать запачканную выданную мне накидку. Говорят, оставить в грязном белье, его потом все вместе постирают. А вымыться можно где? Получив указания, ведерко жидкого мыла и чистое полотенце, иду во двор. Хорошо, что сейчас лето и можно вымыться в летнем душе, что за день под солнцем нагрелся. А если бы зима была? Я в тазике мыться не умею, не было такого опыта! Вот и душ. Раздеваюсь, захожу, с содроганием открываю воду. Мамочки, все-таки прохладная! Ненавижу прохладную воду, когда и так не жара, а уже похолодало к ночи. Такой бы душик часа три назад - самое оно было, а сейчас - холодно! Быстро-быстро моюсь и так же быстро растираюсь. Хо-ро-шо! Одеваюсь и иду в дом. Там уже расстелена кровать - на двух сдвинутых лавках. Ладно, главное - вытянуться можно, а остальное - мелочи. Самое главное - что? Правильно - я чистая, сытая, теплая! Протягивают длинную ночнушку, с благодарностью беру. Сама хозяйка, взяв одну лампу, уходит в соседнюю комнату спать. Становится темнее. Снимаю платье, рассматриваю его. Чего с ним только не происходило, а оно почти, как новое - ни пятнышка и даже не сильно мятое. Появляются нехорошие подозрения в наличии магической составляющей в платье. Не может одежда так себя вести! Как я только с ним, платьем, не обращалась - а оно - ничего, живет себе спокойно. Ну ладно, при встрече спрошу у Альдера. Одеваю ночнушку. Забираюсь на лавки, тушу светильник, укрываюсь одеялком, расслабляюсь. Смотрю в потолок. За окном сверчки надрываются, луна уже всходит, мышки по углам скребутся. Хозяйка вон давно уже спит спокойно, а я... А я люблю вот так ночью полежать, послушать. А летом за городом - еще и посмотреть. Хорошо у меня сегодняшний день прошел, интересно. Окунулась в забытую атмосферу, в желанную атмосферу, познакомилась с замечательной женщиной, поболтали здорово, вспомнила, каково это - работать в огороде, первый раз в жизни разожгла огонь по-древнему и первый раз в жизни самостоятельно разожгла печку! И обед на печке приготовила первый раз, а вкусно-то как вышло! Надоело лежать на спине, перевернулась на бок. Рассматриваю комнату. Ой, а что это там в углу меховое такое шебуршится? Для мышки великовато дюже... Вот будь я в реальном мире - заверещала бы или затаилась, не дыша. Что-то страшное, меховое - еще покусает или, того хуже, сожрет... А тут любопытно стало.
   "Эй, ты чего там шебуршишься?"
   Ойкнули, перестали шебуршиться, распрямились. Мама, оно еще и большое!
   "Ты меня что, видишь? Маг, что ли?" - ой, оно говорит? Любопытно
   "Ну, получается, да"
   Это меховое перемещается ближе. С интересом рассматривает меня. Отвечаю ему полной взаимностью.
   "А ты кто?"
   "Как кто? Домовой я. Давненько здесь магов не было... Обходят они это место стороной. А если и появляются, так ненадолго. И уж на ночь никто не оставался"
   "А чего они так?"
   "Да кто ж их, магов, поймет? Только место это и впрямь нехорошее, пустое место"
   "Слушай, а что ты в углу шебуршился?"
   "Да там холодом тянет, да необычным, силу из меня высасывает, из дома, из хозяйки моей, да и из тебя, думаю. Все пытаюсь перекрыть, да никак не получается. Днем-то особо не побегаешь, негоже, да днем-то оно и затихает, а вот ночь настанет - и пытаюсь что-нибудь сделать"
   "И давно пытаешься?"
   "Да с тех пор, как пригласили меня в дом этот"
   "Долго. И что, не получается?"
   "Да нет, никак. Уж не знаю, как еще чего исхитриться"
   "А покажи?"
   Согласно фыркает, спрыгивает с лавки, семенит в угол. Я - за ним. Тихо подкрадываюсь к углу, чтоб хозяйку не разбудить, сажусь на пол. Так, что тут у нас? А там сияет (правда сияет, хотя не пойму, как) темная, черная такая дыра. Только она не в полу там, не в стене. Она просто висит. Вообще. И действительно - холодом от нее тянет. Что это еще за нафиг? Чем дольше смотрю в дыру, тем больше она притягивает взгляд. В какой-то момент чувствую, что проваливаюсь в эту дыру. Краем уха слышу испуганный писк домового, а сама уже лечу по темному туннелю. Темный, а светится - нереальное зрелище. Тоннель выплевывает меня где-то под землей. Огромная такая пещера, со сталактитами каменными, сталагмитами и сросшимися обоими разновидностями.
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   Невдалеке небольшое озерцо. И мне все очень хорошо видно. Потому что прямо над озерцом клубится что-то нереально красивое, сферическое, но колеблющееся, с лучами в разные стороны, с протуберанцами, живое, перетекающее - белое, полупрозрачное, матовое, перламутровое. Этого не описать словами - как туман, только жидкий и подсвеченный изнутри, с мыльной пленкой разводов, жемчужный. Завораживающе... Подхожу ближе, прячась в тени природных каменных образований. Замечаю, что оно не само по себе висит, и что лучи - это всего лишь паутина, удерживающая эту сферу, тоже белая, поэтому издалека сливающаяся с ней. А сфера большая, края ее уже вышли за пределы озера. Что это? Заворожённо выступаю за пределы сталагмита, чтобы коснуться этой сферы. Слышу шипение слева. Поворачиваю голову - ой, маманя-я-я! Паук, точнее, почему-то уверена, что паучиха. Огромная, черная, явно разумная. И агрессивно настроенная... А куда тикать? Я не знаю, куда бежать! Паучиха надвигается на меня, быстрая, черная, злобная. Убегаю от нее, огибая озерцо. Дорожка становится все уже, уже, взбегает на стену и заканчивается. Куда дальше? С разбегу попытаться перепрыгнуть, насколько возможно, озерцо и поискать выход в другой стороне. Не сбавляя хода, взбегаю вверх, отталкиваюсь, лечу вперед... Прямо в эту сферу. Она принимает меня, прогнувшись, и обволакивает.
   Я внутри - так спокойно, так умиротворенно. Я неподвижно плыву в полном блаженстве... Что-то теплое и приятное переполняет меня, кажется, я могу свернуть горы, даже без точки опоры. Там где-то, вроде, паучок был? Открываю глаза, осматриваюсь. А, ну да - стоит, шипит, а достать не может, почему - не знаю. Ну, стой, стой, шипи. Сейчас, прицелюсь только получше... Из сферы, послушный моей воле, вылетает протуберанец, пронзает, с шипением испаряющейся воды, паучиху, пришпиливая ее к стене и втягивается обратно. Ну вот... Кто там за мной гонялся? Проплываю сквозь всю сферу вниз, плюхаюсь в озерцо, быстро доплываю до берега, отряхиваюсь. Из стены выступает мужская фигура в плаще, закрывающем лицо.
   "Приш-шла. Хорошая добавка жизненной силы мою копилку" - шипение прохудившегося пылесоса, а не голос
   Уже даже не удивляюсь, чего я уже только не видела, поэтому так заправско-залихвастски спрашиваю, как ни в чем ни бывало:
   "Так это жизненная сила? А-а, тогда понятно, почему мне так хорошо было. Слушай, а зачем она тебе?" - интересно все же, почему я не убегаю, вереща? По идее бы, должна..
   "Чтобы жить. Вечно жить"
   "И долго ты так уже?"
   "Двести пятьдесят лет. С тех пор, как пришел сюда с остальными, осваивать эту землю. Но я не какой-то там человечишко. Я маг и буду жить столько, сколько захочу. Я не смирюсь со смертью, как другие маги, пришедшие сюда со мной."
   "Так значит, это из-за тебя на этой земле магии нет... Неудивительно, если высасывать самую жизненную силу из нее. И из людей. Вот почему они такие смурные и тихие. Сил-то нету радоваться" - задумываюсь - " Слушай, а разве это - жизнь? Ты же привязан к этому месту, ты давно ни с кем нормально не общался, ты себя человеком-то, живым, еще чувствуешь?"
   "Хватит разговоров. Сейчас и твоей силы напьюсь, а потом уж посмотрим, может, по твоему совету и выберусь куда. Ха-ха-ха"
   А от этого куда бежать? Он маг, и опытный, а я только травинки поднимать научилась... Мужчина вытягивает руки ко мне, меня подхватывает ветер и несет к сфере, там наготове уже развеваются свободные концы паутины. Только сейчас замечаю, что по ним каплями стекают жидкие жемчужинки. Так вот как выглядит жизненная сила, забираемая, буквально, по капле. Цепляюсь за все, что попадается под руку. Не хочу я попадать в объятия этой паутины! Но сталагмиты, а потом и сталактиты обламываются под моими руками. Уже совсем вблизи от сферы и паутины вцепляюсь, обхватывая руками и ногами, в сталагнат, каменную природную колонну. Все, дальше ни с места, как он не будет дуть! Хренушки, нас так просто не возьмешь! Накатывает слабость. Что такое? Оглядываюсь... А дальше дуть и не надо, оказывается... Кончик паутины добрался до меня и впиякался в спину. А я и не заметила. Слабость нарастает. Сползаю по колонне к полу, лежу. Надо же, как интересно - по другим нитям жемчужинки редко-редко капают, а по той, что к моей спине присосалась - тугой гудящий поток. Но, может, это от того, что у меня жизненную силу забирают сразу всю, не растягивая на годы? Уже глаза закрываются... И что? Так и помру, не увидев этого мира? Так нечестно. Открываю глаза, осматриваюсь. Что же тут можно сделать? Он сильный и опытный, а я новичок, да вдобавок еще и Фома неверующий. Что я мир этот создала, значения не имеет, я не знаю, как еще использовать то, чем обладаю. Интересно, а если я помру, этот мир будет жить? И если помру здесь, помру и в реальном мире? Так, не отвлекаемся, думаем... Думаем... А спать как охота... Тот подходит ближе. По-моему, он не верит, что мой поток все никак не иссякнет, хочет меня поближе рассмотреть. Чтоб ты захлебнулся, собака этакая! Захлебнулся... Кстати, а это идея!
   Эта же штуковина, ну жизненная сила, она ж меня слушалась? А что будет, если сразу всю силу на него направить? Получи, собакеныш, что хотел, сполна получи! Усилием воли направляю протуберанец этого живого солнышка на мужчину, он впивается в него и всасывается. Усиливаю напор потока этого лучика - сильнее, сильнее! Мужчина закричал, закорчился, попытался отпихнуть этот луч. Фигушки, пей, солнышко, пей! Хлебай полным ртом так желанную тебе жизненную силу, на века насыщайся! Приятного тебе аппетита! Усиливаю нажим, расширяю поток. Мужчина вскрикивает совсем уж отчаянно и распластывается темной кляксой на стене пещеры - как след- отпечаток после ядерного удара. Клякса все тает, тает, превращается только в рисунок. Кажется - углем нарисовали звездочку с мягкими закруглениями от центра. Сьеживается и этот отпечаток, делается совсем маленьким. Протуберанец тускнеет, втягивается обратно в солнышко, нити паутины опадают. В пещере темнеет до того уровня освещенности, который увидела, когда только попала. Как же эта сфера завораживающе переливается, меняя оттенки, полутона, тени. Чуть меняя очертания, колеблясь, отсвечивая на воду и стены пещеры. Завороженно смотрю. Так, надо отвлечься! Ну почему у меня с собой фотоаппарата нет? Такая красота - а не запечатлеть! А с тем что? Подхожу, смотрю на кляксу. Зачем-то провожу над ней рукой. Жизни я в этом не чувствую. Но и оставлять так не собираюсь, вдруг его что-то оживит, откуда я знаю, как оно бывает? Сосредотачиваюсь, кладу руки на этот отпечаток, соскребываю его. В моих руках оказывается бриллиант черной воды - внутри какие-то дымчатые линии, темные мерцающие искорки.

0x01 graphic

   Да, не самый чистый получился. Зато стена теперь девственно чиста. Подхожу к сфере. А с тобой что делать? Снова взбегаю по дорожке и прыгаю. Оказываюсь в центре этой сферы. Хорошо как... Блаженствую. Но надо с этим заканчивать, я спать хочу! Мысленным усилием заставляю все, пришедшее сюда, вернуться на свои законные места. Сфера начинает таять. А меня выбрасывает и буквально вталкивает в свое тело, которое так и сидело в углу, точнее, уже лежало. Открываю глаза. В руке по-прежнему ощущаю камень. Надо мной склонился обеспокоенный домовой, говорю ему, что все хорошо, но все объяснения - потом, а сейчас - спать. На четвереньках добираюсь до лавок, вползаю, укрываюсь одеялом - спа-а-а-ать.
  

Глава 8. Новые знакомые

  
   Утром меня будит самый замечательно вкусный запах: кто-то готовит блины. Открываю глаза. Хозяйка - разрумянившаяся, улыбающаяся, даже помолодевшая будто, хлопочет по хозяйству. Встаю, потягиваюсь, переодеваюсь. А где камушек? Да вот он, на лавках лежит. Куда б его засунуть? Сворачиваю постель. Прошу иголку, нитку и маленький кусочек ткани. Получив просимое, быстро пришиваю к внутренней стороне платья закрытый кармашек, куда запихиваю камень. Благодарю за предоставленные материалы, спрашиваю, чем помочь? Мне отвечают, что помогать нечем, кушать садиться пора. Бегу на улицу, умываюсь, возвращаюсь. На столе стоит ароматнейшая стопка блинов - жаркая, аппетитная, дымящаяся. Варенье, сметана, масло, молоко. Что еще надо? Блинчики тонкие, дырчатые, гибкие - прелесть! Садимся кушать. Наблюдаю за хозяйкой - подвижная, веселая, оживленная. Так и лучится энергией. Вот что крест... э-э-э, сила животворящая делает! Насыщаемся, хозяйка на месте усидеть не может, вся в движении, предлагает прогуляться. С удовольствием соглашаюсь. Выходим - ого, да за воротами чуть ли не праздник! Люди выходят, оживленно переговариваются, новости передают, впечатлениями делятся. Все радостные, улыбающиеся, ошеломленные - шутка ли: кто-то вылечился от болезни, кто-то помолодел, а у одного дедка даже нога отросла. За ночь! Вспоминаю, сколько там было накоплено. Полностью насытив пространство, сила уж не знала, куда себя деть и стала искать выход. И, похоже, нашла. Вот так, копишь-копишь, а приходит какая-то там Юля и труды не одного века насмарку идут! Стало стыдно... Чувствую, что теперь в этой деревне будут рождаться маги. Правда и всякие магические проблемы появятся, но с этим, я уверена, они справятся. Так все же лучше, чем постоянно лишаться жизненной силы. Среди толчеи нахожу мою гостеприимную хозяйку:
   "Мне надо уходить. Меня ждут"
   Она грустнеет. Обнимает меня.
   "Ты заходи, если что. Я всегда буду рада тебя видеть. Спасибо, что побыла со мной - для меня это очень много значит. Я избавилась от чувства одиночества и теперь не знаю, как отблагодарить тебя"
   "Мне тоже было очень приятно с вами пообщаться и помочь вам. Я прямо вспомнила свое детство. Мне у вас очень-очень понравилось"
   Тоже обнимаю ее, целую в щечку. Отхожу. Иду в дом, беру метлу и ухожу из этой деревни. Лететь пока не решаюсь - мало ли. Я здесь пока ни одного летуна не видела. Деревня остается позади, взлетаю под облака. Куда дальше - направо, налево? Закрываю глаза и наугад выбираю направление...
  
   Как всегда, проснулась, потянулась, улыбнулась... Список можно продолжать до бесконечности. Снова дневные заботы. Несколько дней спала без сказочных снов. Потом снова торкнуло.
  
   0x08 graphic
Леса, леса - скучно... Что бы такого сделать? А если попробовать лететь вверх ногами? Скрещиваю ноги под метлой, вцепляюсь в нее двумя руками, переворачиваю метлу. Ух ты, здорово! Только страшно. Переворачиваюсь обратно. А если винтом полетать? Пробую и так. Ой, мама, голова-то как кружится. Ой, как кружит-то, из стороны в сторону, спущусь-ка я от греха подальше. Спустилась, слезла, прилегла - вроде голова прошла. Итак, пора лететь дальше. Снова взлетела, лечу. Ску-у-у-у-учно-о-о-о. Показались горы, среди них есть снежные - красиво. Первый раз наяву вижу большие горы, тем более заснеженные. Хм, а интересно, каков предел скорости у метлы? Разгоняюсь, разгоняюсь... Итак, предел есть не у метлы, предел есть у меня - слетаю я с нее. Теперь понятно, почему скоростные модели метел, метлов, веников... тьфу, короче, теперь понятно, почему они имели другую, более лежачую конструкцию. Думаю, что там и защита стояла - ну, по-идее, должна была стоять. А леса-то делают передышку - громадное озеро, чистейшее, голубое, ни ряби, ни ветерка - здесь, внизу. В обрамлении изумрудной травы. Красота. Здесь чуть свежее, чем там, откуда я прилетела. Птиц не слышно, только шевелятся и шумят от гуляющего там в высоте, ветра самые верхушки деревьев. Снизу же - полный штиль.
   Спускаюсь прямо к берегу. Угу. Как всегда. Красиво только сверху или на фотографии. А снизу - трава высоченная, холодная и под ногами хлюпает. Снова сажусь на метлу, но практически не приподнимаюсь над поверхностью - лечу сквозь траву, огибая озеро - до чего ж красиво! Пошла более низкая трава, песочек. Снова слезаю с метлы. Иду. Про фотоаппарат я уже говорила. Все картинки, что я в реальности нахожу - лишь приблизительно дают оценить то, что я вижу в сказке.
   Все еще иду, но уже, огибая озеро, снова приближаюсь к лесу. И снова трава становится выше. Между деревьев мигает огонек. Я никогда не говорила про притягательность костра? Вроде просто огонь, а как манит! Ни лампочка, ни свет фар не имеют такой притягательной силы. Огонь - он словно из глубин сути человеческой достает что-то давно забытое и к нему тянешься в надежде обрести утраченное. Никогда не могла пройти спокойно мимо костра.
   Соответственно, направляю свои стопы туда. Тихо, чтобы не спугнуть или чтоб, если сама испугаюсь, не быть замеченной. Ближе, ближе... Вижу фигурки людей. Три человека. Одна женщина среди них. По-моему готовят что-то... Подкрадываюсь еще ближе, доносится упоительный запах - точно, что-то готовят! Все, ближе опасно - заметят. Пока осмотрюсь. Стою, наблюдаю. Вдруг сзади раздается голос:
   "И что же мы тут делаем?"
   "Ой, мама!" - оборачиваюсь, прямо сзади вплотную стоит мужчина - "Ой, мамочки!" - от неожиданности плюхаюсь на попу. Ошеломленно смотрю вверх. Кажется, моя реакция смутила его.
   "Ты что здесь делаешь?"
   "Я тут озером любовалась. Смотрю - костер. А костры меня всегда притягивали, вот и решила подойти, а страшно - вдруг там кто-то совершенно жуткий чего-то страшное делает, поэтому не стала заранее кричать - люди, я тута! Извините, мне, право слово... неловко."
   Хмыкает. По-моему, такого ответа он не ожидал. И таких психов - тоже. Вот что я всегда попадаю в неловкие ситуации? Подошла бы, честно сказала - здрасьте, можно с вами посидеть? - глядишь, и не прогнали бы. И краснеть бы не пришлось
   "Вставай, посмотрим, что с тобой делать"
   Начинаю разбираться в платье, чтоб не плюхнуться на полпути к выпрямлению. За мной наблюдают, потом протягивают руку. Ухватываюсь за нее, встаю. Ой, мамочки - это ж всамделишний эльф! У него уши острые! Оглядываю его мельком - блондин, точнее, светло-русоволос, одет просто, но удобно. Когда сама носила брюки - тоже любила такой стиль - только у него еще более удобно - сразу видно, не впервой ему шастать. А самое главное - уши! Острые! Меня тем временем ведут к костру, оставляют на всеобщее обозрение. Ну вот, теперь на меня смотрят четыре пары глаз. И что я просто не подошла? Слово берет крепкий такой, довольно высокий, мощный мужчина средних лет. Шатен, кстати.
   "Ну, и как ты здесь оказалась?"
   "Я в-общем, путешествую, места смотрю, а здесь меня озеро привлекло - красивое оно, решила его поближе посмотреть"
   "И как же ты путешествуешь совсем налегке?"
   Блин, а я ж действительно налегке. И как мне им объяснить, что оно так случайно вышло?
   "Так случайно получилось. Я позавчера с друзьями на прогулку вышла, а там был дракон, убегая от него - заблудилась. А местности не знаю - вот и выбрала наугад направление. С тех пор и путешествую. Вчера вот, в деревне одной переночевала, помогла одной женщине по хозяйству - она и накормила, и на ночь оставила. А сегодня снова в путь. И вот я здесь"
   "И что собираешься дальше делать?"
   "Честно? Хотела у вас попроситься погреться - ну костер же! А потом - дальше. Чтобы до ночи успеть к жилью человеческому добраться"
   "Здесь поблизости нет человеческого жилья. Последняя деревня осталась позади. Дальше необжитые, по-преданиям - заброшенные земли."
   "Да? Ой, как обидно. Но можно я у вашего костра погреюсь?"
   "Хм. Грейся, кто ж помешает? Может, еще и расскажешь чего интересного? Меня Сават зовут"
   "Чирт" - представляется еще один мужчина - тоже крепенький, но невысокий бородатый мужчина. Тоже шатен.
   "Нелида" - это женщина. Красивая. И эта - шатенка, с бронзовым отливом. Волосы струятся локонами ниже лопаток. Аа-а-а , я тоже такие волосы хочу! Подтянутая, одета в брючный костюм. Не-е-е, не привычный офисный, просто брючный - блузка, жакет, брюки, сапоги на шнуровке - все удобное, походное, мне такие штуки очень нравятся.
   "Керин" - а это эльф. Все, девоньки, я млею - умудрилась же я создать эльфов. Такой лапонька! Хватит на него облизываться, на меня смотрят!
   "Юля"
  

Снова закрываю глаза...

  
   Костер по-прежнему горит, люди (и не люди) уже более доброжелательно смотрят на меня.
   "Ну расскажи что-нибудь о себе" - спрашивают
   Рассказываю. Почти с начала. Как проснулась, как гостила, что познакомилась с двумя людьми, которые стали мне хорошими знакомыми и которых теперь ищу, как выехали погулять в волшебный лес - про радугу, про озеро, про поляну с волшебными цветами, про дракона, который заставил меня бежать без оглядки, про деревню, в которой ночевала предыдущей ночью. Само собой, я многое опускала, но все равно получалось даже очень интересно. Вечерело, солнце пряталось за деревья, костер уже явственно виднелся, выделяясь ярко-оранжевым цветком, привлекающим теплом и светом. Ветер в вышине потихоньку стихал. Озеро, что располагалось невдалеке, уже было едва видно. Разлетались летучие мышки. Отсветы костра делали лица моих слушателей какими-то ненастоящими, словно загримированными и на диво ыразительными. Запах горящего дерева щекотал нос. За время моего рассказа поставили котелок на огонь и теперь там снова что-то весело булькало. Предыдущим его содержимым со мной поделились во время рассказа и я даже не заметила, что именно я ела - я делилась впечатлениями! Когда я закончила, наступила тишина.
   "Да, дела" - сказал Сават - "Интересная история" - крякнул, хмыкнул и вдруг широко ухмыльнулься - "складно рассказываешь"
   "А то ж" - улыбнулась я - "учусь помаленьку"
   "И как друзей своих искать будешь?" - это уже Чирт
   "Не знаю. Я не знаю даже, в какой я стороне, что уж говорить про их поиски. Теперь вот буду путешествовать по земле - постараюсь в пределах одной области - рано или поздно, наткнусь на них. По крайней мере, я очень надеюсь на это"
   Нелида блеснула на меня из темноты глазами, но ничего не сказала. Зато сказал Керин:
   "И куда ты теперь?"
   "А можно мне с вами? Я готовить умею, шить, медицинскую помощь оказывать... Ну там еще чего до кучи, так сразу и не вспомнишь. Я пригожусь, честное слово" - я умоляюще посмотрела на них. Ну сами подумайте, как интересно - попутешествовать в компании. Да даже в любых сказках и фентази-историях, если народу больше, то веселее.
   "Да на кой ты нам нужна?" - прогудел Сават - "У нас уже давно сложившаяся команда, мы ни в ком не нуждаемся. Готовить, шить, раны латать и сами умеем. А еще один рот нам совсем не в радость"
   Я беспомощно их оглядела - они все смотрели на меня - кто ожидающе, кто сочувственно, кто скучающе. Ну вот как мне их уговорить? Действительно, зачем ин нужен еще один рот?
   "Ребята, я боюсь одна, если честно. Меня ж любой обидеть может, а защитить меня некому. К тому же - я приношу удачу, честно. И всегда возвращаю добро. Возьмите меня с собой, пожалуйста. В тягость не буду, а, может, где и помогу. Пожалуйста!!!"
   Снова взял слово Сават:
   "В первый раз встречаю просьбу, выраженную такими словами. Дай мы посоветуемся"
   Встала, отошла за границу огненного круга. Возьмут - не возьмут? Стало зябко. Нет, не то, чтобы я действительно боялась путешествовать одна, но мне хотелось почувствовать себя частью компании. Как это, интересно? Хочу я или не хочу? М-м-м-м-м... Хочу...
   "Юля!" - это опять Сават
   Подхожу, смотрю на них.
   "Мы согласны тебя взять"
   "Ура, здорово" - подпрыгиваю от радости, повисаю на шее у ошеломленного Савата, делаю вприпрыжку круг почета вокруг полянки. Сават улыбается, Чирт так вообще хохочет, Керин, похоже, удивлен столь ярким проявлением чувств, Нелида мягко смеется.
   "Только ты совершено не подготовлена к походам - платье, отсутствие хоть какого походного снаряжения, коня..."
   Тут я молча протягиваю метлу, Сават замолкает и выгибает бровь. Так же молча сажусь и взлетаю, уже совершенно привычно. Делаю круг над ними и опускаюсь. Они ошеломлены, но, видимо, привычны к и не такому.
   "Тогда тебе нужна нормальная одежда и некоторые вещи. У тебя деньги есть?"
   Отрицательно качаю головой. Откуда? Сават неодобрительно хмурится, но лезет в карман:
   "Так, вот тебе деньги, метла твоя быстрая ведь?" - киваю - "Тогда ... ты" - показывает пальцем на Керина - "и ты - быстро туда и обратно - за необходимыми вещами"
   Керин вскидывает брови, но не возражает. Подходит ко мне. Сажусь на метлу, сзади меня устраивается эльфяша. Говорю - "мы быстро" - и взмываю в небо. С дикой силой в меня вцепляются пальцы, вскрикиваю, резко снижаю скорость и высоту, зависаю, оборачиваюсь. Сзади сидит абсолютно белый эльф.
   "Ты не бойся, не упадешь, я придержу, если что... ТОЛЬКО РАЗОЖМИ ПАЛЬЦЫ, БОЛЬНО ЖЕ!"
   Хватка ослабла, но напряженность никуда не исчезла. Это понятно, достаточно вспомнить, что я тоже побаивалась первый раз лететь высоко. А я привычная, я с парашютом прыгала, на самолетах летала, да и вообще, я- это я. А он всего этого не видел, первый раз знакомиться с неизвестным - страшно, особенно в моей бесшабашной компании. Специально снизилась, сбросила скорость. Дала время привыкнуть. Потом снова нарастила скорость - постепенно, незаметно, а вот высоту не увеличивала. Довольно быстро эльф освоился, стал смотреть по сторонам. А посмотреть там было на что - предгорья, изломанные русла рек, леса, перемежающиеся полянками и просеками. А вот и та деревня. Я не стала заходить к гостеприимной хозяйке - растрогаюсь и снова у нее останусь, а меня тянет на путешествия, мне интересно. Мы по-быстрому закупились у хотевших уже закрываться на ночь торговцев - брючный костюм, спальник, палатка, ложка и миска (в одном походном комплекте, удивительно компактном), там по-мелочи хозяйственной. Хотели еще сапоги взять - но в предлагаемом ассортименте меня ничего не устроило, а на заказ я не претендовала (дорого же), да и время на это требовалось. Переоделась в костюм - эх, а ведь дала себе обещание ходить только в платьях. Правда, в реальном мире, но, в сущности, какая разница? Хотя иначе мое путешествие будет до ужаса неудобным. Платье сначала хотела выбросить - все-таки место занимает, да и вес имеет, но потом передумала - красивое, привыкла к нему, да и мало ли где пригодится... Такие платья на дороге не валяются.
   Смотрелась я довольно забавно - в костюме с легкими туфельками. Для города - привычно, для путешествия - что-то не то... Ну да ладно. Так же быстро, никем не замеченные, полетели обратно. Добрались без приключений, обратная дорога у меня сложностей не вызывает, а Керин уже даже почти и не дрожал. Вот и знакомое озеро, огибаем его, знакомый лес, чуть глубже, глубже. А нас тут ждут! Прилетели уже давно затемно. Костер так и сияет звездочкой путеводной. Приземлились. Керин аж сполз. Скинула все покупки на землю. Покрутилась - хороша? Хороша - кивают. Разобрали палатку, расползлись спать. Хорошо!
   Блин, я и забыть успела, как под утро свежеет. Глазки продрала от солнечных лучей и бешеного щебета, высунула нос из палатки и тут же сунула его обратно - холодно! Оделась, закуталась, предприняла еще одну попытку выползти - на этот раз прошло почти без эксцессов. А там уже, оказывается, все проснулись. Костер затух, только тонкий дымок вился на месте костровища. Угли почернели, в центре остался серый пепел, пыль, под которой еще угадывались красные угольки. Роса подступила вплотную к бывшему костерку и на спальнике, в который я была закутана, оставлял капли. Про личные ощущения я вообще молчу - каждый шаг был, как прыжок в прорубь, я старалась наступать там, где было поменьше травы. Чирт ушел за дровами, Керин - за водой, Нелида рылась в сумке с припасами, а Сават пошел отмывать котелок. Почувствовала себя лишней. Действительно - они давно сработавшаяся команда, я тут не пришей к чему чего. Вздохнула, раскуталась, вздрогнув и закинула спальник на крышу палатки - сушиться. Что бы сделать? Решила разжечь огонь. Подошла, повозилась, попыхтела - наконец, показались язычки пламени - тоненькие, робкие. Как раз подошел Чирт. Одобрительно крякнул, сгрудил принесенные ветки, сучья и снова ушел - уже за более основательными запасами. Разложила ветки по массе, подкормила костер. Пошла складывать вещи - свои и чужие. Сложила все спальники, разобрала палатки - их осталось только скатать, но в одиночку это сделать очень трудно. Осмотрелась - Нелида как раз уже что-то готовила. Подошла, предложила помощь. Была усажена строгать и чистить, что с блеском и выполнила. Ребята как раз успели все скатать - теперь вещи лежали в рядочек, упакованные и компактные. Как раз подоспел завтрак - с хвоинками, угольками, но такой душистый и вкусный! Перекусили, ребята сбегали, ополоснули котелок и снова вернулись с водой. Запарили травяной чай. Как раз солнышко повыше поднялось. Выпили чай, ополоснули все использованное, упаковали, навьючили лошадей и метлу, затоптали и залили костер, положили срезанный оттуда накануне дерн. Полянка приобрела почти первозданный вид. Красота! Ну что, в путь? В последний раз оглянулась на озеро. Красивое. Спокойное. Прощай... Вползла на метлу и нагнала своих спутников. Сначала ехали молча. Керин все чаще косился в мою сторону.
   "Откуда она у тебя?"
   Э-э-э, ну вот как ему ответить?
   "За идею дали. Сама к ней долго привыкала. До этого тоже ни разу ничего подобного не использовала. А там она - дело вполне обыденное"
   "Где?"
   "Э-э, я вряд ли смогу показать (ну не водить же мне туда экскурсии, ну право слово!), да и сейчас я заблудилась, вряд ли найду это место. Хотя я бы туда вернулась - там хорошо"
   "А только ты на ней можешь кататься?"
   "Нет, конечно, что ты... Любой может"
   "А дашь научиться?"
   "А-а-а, так вот к чему весь этот разговор.... Хорошо. Только тогда я прошу об ответной услуге - научить меня кататься на лошади. А то я только залазить на нее могу и понукать, да стопорить, а вот при рыси или аллюре трясусь, как мясной фарш. Это же не дело"
   "По рукам"
   Под любопытными взглядами остальных оба остановились, спешились. Я торжественно вручила метлу Керину. А как объяснять? Он на меня с интересом смотрит, ожидая. Показала ему, как сидела, задумалась - а дальше что говорить?
   "Э-э-э, понимаешь, тут, главное, не заморачиваться, как оно работает. Мне на первых порах помогало зажмуривание. Зажмуриваешься и отрываешь ноги от земли - дальше оно, вроде, само..."
   Хмыкнул, закрыл глаза, подпрыгнул, поджав ноги... Сработало! Теперь он висел
   "Ну как, удобно?"
   "В общем и целом - да. А дальше что?"
   "Хороший вопрос. Не знаю. Я просто похотела лететь - прямо, вверх или вниз, поворачивать или нет. Просто задумывалась об этом и оно само. Только ради Бога, осторожно. Я в первый раз в поворот не вписалась и врезалась в другого человека, а здесь деревья по сторонам, будет больнее"
   Он немного сбледнул, но эксперимент решил продолжить. Уважаю. Его лицо приобрело крайне задумчивое и сосредоточенное выражение. Потом он ме-е-е-едленно приподнялся повыше и тихо поплыл вперед. Эх, а если вспомнить, с чего начинала я? Все у меня не как у людей... Нет, что -то общее есть...
   "Эй, а тормозить как!!!!" - ну вот, а я что говорила?
   "Подумать об этом. Только не резко"
   Он так же медленно и неспешно снизился и остановился. Лоб покрывала испарина, сам он тяжело дышал.
   "Да-а, а это не так легко, как кажется, силы выматывает только так"
   "Да ладно, если часто этим пользоваться, привыкаешь и почти не замечаешь - что и как делаешь. Ты пройдись немного и снова садись - ручаюсь, скоро тебе будет жалко с ней расставаться"
   Так, а передо мной стоял конь. Его. Красивый, ухоженный, с подстриженной гривой и хвостом. Без единого пятнышка, приятного палевого цвета. Наверняка, норовистый. Ну-с, начнем. Хорошая коняшка. Дала себя обнюхать, погладила по морде, протянула отданное Саватом яблоко, которое коняшка благожелательно съела. Солнышко, а можно я теперь на тебе покатаюсь? На меня недоверчиво посмотрели и фыркнули. Ну пожалуйста! Очень хочется! Потоптались, подумали, вздохнули. Взялась за седло, прислушалась, поставила ногу на стремя. Р-р-раз, и я в седле. А в брюках, между прочим, намного удобнее. Лошадка присела, подумала, но все же осталась спокойно стоять. Видимо, взятку в виде яблока вспомнила. Умничка! Так, теперь легонько встряхнуть удилами и так же мягко ткнуть бока. Сработало! Пошла, в смысле, пошел, солнышко. Тихо, всхрапывая иногда недовольно, но пошел. Медленно подлетел Керин и потрепал коня по морде, успокаивая. Тронулись и остальные. Знаете, а эти стремена находятся ниже, чем мне удобно, я фактически просто повисла в седле. Пришлось остановиться, сползти и попросить их подтянуть, заодно узнала, как это делается. Попытка номер два была более удачной. Керин уже более уверенно рассекал воздух, но по-прежнему невысоко над землей. Так, теперь еще убыстрим коня - упс, это я зря сделала, по-прежнему безвольно трясусь в седле, так не годится. Как там меня учили? Слушай ритм лошади и принимай его? Попробуем. Уперла ноги в стремена, закрыла глаза для лучшего взаимодействия и прислушалась к своим ощущениям. Это как пропускать музыку через себя - тело само двигаться начинает. У коня тоже есть ритм, а ритм - это и есть музыка. Так, так - пошло, пошло. Тело уловило движения коня и стало двигаться одновременно с ним, мягко подпрыгивая и опускаясь. По бокам ехали еще двое, кто - не знаю, глаз не открывала, вслушиваясь и пытаясь уловить. Вроде получается. На пока хватит, притормаживаю коня. Уф-ф, можно расслабиться, теперь я Керина понимаю, тоже чувствую себя, как выжатый лимон. Слева едет Нелида, справа - Сават, Чирт сзади, Керин чуть спереди. Получаюсь я в центре их группки. Ну правильно, глаза закрыла, куда еду - не знаю, вот они и подстраховали.
   "Сават, а чем вы вообще занимаетесь?"
   "А не догадываешься?" - отрицательно качаю головой - "Сокровища ищем, клады всякие, схроны, капища и заброшенные храмы, короче все, где может быть, чем поживиться"
   "А как находите?"
   "Да как обычно - узнаем предания, спрашиваем про местность, находим метки, роемся в архивах, а когда соберем достаточно информации - тогда и выдвигаемся"
   "Интересно... Вы, наверное, столько всего красивого видели... И часто находите что-то интересное?"
   "Да в каждом месте есть что-то интересное. Куда только люди не прячут сокровища свои и как их только не защищают..."
   Хм-м, интересно... Запрокинула глаза, размышляя... Потому и увидела черную сетку, падающую на нас. Мама! Упавшая сетка придавила нас к земле, конь присел, а потом и вовсе завалился, придавив меня, как каменной глыбой. Я только в ужасе наблюдала, ничего не пытаясь предпринять. В отличие от своих спутников. Сават и Чирт почти моментально клинками разрубили сеть и встали, ощетинившись железом и готовые к атаке, Нелида выпутывалась медленнее. Керин избежал сетки, спрыгнул с метлы и встал над Нелидой, готовый ее защищать от тех, кто на нас напал. А напали люди. Наверное. Обмазанные зеленой и коричневой краской, одетые в такую же по цвету одежду, они, недвижимые, сливались с лесом. Но оставаться такими не собирались. С криками со всех сторон спустились с деревьев и поднялись с земли. И напали на нас. Я так же молча в ужасе смотрела, не в силах пошевелиться. Конь надо мной брыкался, пытаясь подняться и еще глубже вминая мою ногу в, по счастью, мягкую землю. Кажется, она еще была цела. Мужчины дрались яростно, ожесточенно, не щадя никого, Нелида ненамного от них отставала. Я впервые оказалась в центре битвы. На смерть. Какой ужас! И в этих людях ведь есть что-то от меня... Они - мое творение. И они - дерутся. И убивают. Читать об этом не так страшно, как воочию наблюдать. Я не хочу это видеть, я не хочу на это смотреть! Почему?!!!
   Сжавшись, я закрыла глаза. Такую, сжавшуюся, меня достали, высвободили из сетки и снова замотали в веревки, больно передавив запястья перед собой. Ногу я не чувствовала, поэтому рухнула сразу, как выпустили. Рядом кто-то тяжело дышал и хрипел. Я открыла глаза. Чирт. Он лежал в беспамятстве, весь израненный, а самое страшное - на его животе в районе печени расплывалось огромное темное пятно. Чирт! Нелида почти не пострадала, ей просто вышибли клинок из рук и вырубили. А вот Савату и Керину тоже крепко досталось, но, вроде не настолько сильно, как Чирту. Хотя их тоже спеленали и вырубили. Заметив, что я открыла глаза, ко мне подошли и чем-то врезали по затылку.
   ...Я пришла в себя, когда меня вкидывали в клетку, огромную клетку из толстых прутьев. Как же болит голова-а-а-а-а!!! Впрочем, не только она. Еще прижатая конем левая нога и перетянутые, распухшие багровые руки. Хотя вру, руки как раз-таки не болят, ниже запястий, а вот выше - горит жутко. А как там мои спутники? Сават пришел в себя и хмуро прислонился к стенке клетки, остальные еще лежали. А Чирт... Он весь посерел, а кровь все продолжала и продолжала бежать. Извиваясь, я подползла к нему и пристроилась рядышком. Если то дерево, в саду у Альдера, зацвело из-за меня, пусть у Чирта затянутся раны! Пожалуйста! Я тихо заплакала, уткнувшись ему в грудь. Пусть он живет! Я очень хочу, чтобы он жил! Живи, пожалуйста! Его дыхание вроде успокоилось, стало глубже. Я все еще плакала. Как это все жутко... Этого я хотела, отправляясь в путешествия? Нет! Нет! Какая же я наивная! "Мир тянется навстречу", "Попутешествую и вернусь" - дура! А теперь вот лежу рядом с человеком, а он умирает и я даже не могу ему помочь - у меня руки связаны, я не смогу ему обработать рану, зашить, помочь еще как. Это ужасно. Слезы катились градом. Наконец, измученная рыданиями, я уснула на груди у Чирта.
   Проснулась от того, что его выдернули из-под меня. Стукнувшись головой об пол, я не сразу осознала, что и как. Продрав глаза, я увидела только, как его выносят из клетки и снова закрывают дверь. Клетка находится на краю поселка, рядом еще несколько таких же клеток, в еще одной - женщина, худая, изможденная, грязная, остальные - пустые. Недалеко дома - деревянные, с еловыми крышами. Утоптанные дорожки, какие-от хозяйственные постройки, невысокий деревянный забор насколько хватает глаз, вдалеке виднеется какая-то площадка с камнем в центре, поближе, костер с котелком, вернее, с котлом. Чувства притупились, заглохли, ослабли. Может, Чирту сейчас помогут? Оглянулась. Нелида и Керин очнулись, подползли к Савату и сейчас все трое устало сидели, хмуро наблюдая за аборигенами.
   "Кто они?" - спрашиваю
   "Не знаю" - отвечает Сават - "когда мы узнавали про эту местность, никто и ничто не упоминало о людях поблизости"
   Снова гляжу на аборигенов. Чирта подтащили к площадке перед костром и уложили на стол. Срезали одежду. Из домика справа от костра вышло четыре человека. Они подошли к Чирту, взяли ножи и перерезали ему горло. Так обыденно, что до меня не сразу дошло только что свершившееся. Опять-таки, когда смотришь такое по телевизору или на ютубе, это совсем не так ошеломляюще и страшно, как в паре метров от тебя. Господи! Затем они сноровисто разрезали кожу на теле и весьма умело, даже скучновато-рутинно, сняли кожу, оставив на лоскутах болтаться только ладони и ступни. Господи, что же это! Ой, мамочка! Взрезали живот и вынули всю требуху, которую отдельно куда-то унесли. Остальное тело разрезали на части и покидали в котел. Я в ступоре смотрела, не в силах оторвать глаза. Человека - как животину разделали. Чирта. И варят! Я медленно закрыла глаза и откинулась назад. Как пусто... Как пусто в душе. А ведь ему уже могло быть лучше. Меня охватило оцепенение. Открыв глаза, я бездумно смотрела на небо, просвечивающее сквозь ветки. Такое голубое небо, такой солнечный день - и в этот день творятся такие ужасы. Что же за мир я создала, какое я чудовище, если порожденное мной пугает меня саму? И этот мир я создавала, как сказку... Видимо я не могу создать ничего хорошего. Я - ничтожество... И у меня на глазах приготовили человека, с которым я общалась, который смеялся, видя, как я пытаюсь понять лошадь, который в том числе согласился взять меня в команду... И съели... Чирт... Оцепенение нарастало, сковывая даже дыхание, которое сделалось редким и поверхностным, я полностью замкнулась в себе, ушла в себя, окаменела... Эмоциональный шок. Чувства гаснут, сердце покрывается льдом и холодом. Я полностью замерла.
   Сколько я так пролежала, я не знаю, только дверь клетки снова открылась.
   "Эта" - сказал вошедший мужчина в длинной одежде и разлапистом головном уборе и ткнул в мою сторону. Ко мне подошли, перевернули и снова стукнули по затылку.
   Медленно сквозь завесу тишины и пустоты стали пробиваться звуки. Они нарастали. Какой-то шум, бряцание, гомон голосов, потрескивание костра, шорох проходящих ног, шум ветра в листве. Осторожно, с большим трудом открываю глаза - и смотрю в темное, звездное небо, оттеняемое многочисленными кострами внизу, что кольцом окружают меня. Из-за них мне не холодно, а только прохладно. Я нахожусь в явно горизонтальном положении и подниматься нету никакого желания. В душе пусто, нет никакого отклика, полное равнодушие. Где я? Осторожно поворачиваю голову. Она начинает неприятно гудеть и как будто медленно пульсировать, то сжимаясь, то расширяясь, глаза слезятся, но, в общем, видеть я могу. Лежу на каменном возвышении, на площадке, окруженной кострами и посыпанной мелким желтым песком. Площадка имеет ярко очерченные границы, за которые никто не заходит, кроме того человека, который и ткнул в меня пальцем. Все что-то делают, что-то носят, что-то перетаскивают, к чему-то готовятся... А я? Что я? Так же осторожно смотрю вверх - а, понятно. Руки вдеты в наручники, закрепленные над головой. Подозреваю, что и ноги тоже. Что-то мне это напоминает... Уж не жертвоприносить ли меня собрались? Интересно, кому? Было бы прикольно, если мне же. Первый раз вижу, чтобы творца мира приносили ему же в жертву... Ко мне подходит этот, с разлапистым головным убором, и начинает рисовать что-то на мне, окуная затейливо сделанную кисточку в миску. След кисточки неприятно холодит кожу. Я что, нагишом? Н-да, весело. А что, интересно, будет с миром, если меня тут убьют? Сам-то он выживет? Понятия не имею, не сталкивалась с таким. Этот, с убором, закончил и посмотрел на меня. Столкнулся с моим взглядом. Удивился.
   "А что не кричишь? Не извиваешься? Не просишь отпустить?" - ухмыляется
   "А поможет?" - отвечаю
   "Нет, но обычно все кричат"
   "А-а-а-а, понятно"
   Вздергивает брови, отворачивается, уходит. А я продолжаю размышлять, наблюдая за приготовлениями. В первый раз участвую в жертвоприношениях. Пусть даже и изнутри. Вот как это, оказывается, выглядит. Буднично как-то. Интересно, а как этот обычай произошел? Голова гудит, руки колет иголочками - то ли отходят от веревок, то ли снова отнимаются от запрокинутости, левая нога ноет, все еще помня вес коня на себе. Появилась луна над верхушками деревьев. Как и следовало ожидать - полная. Вот любят они приурочивать какое-то событие к лунному циклу. Символичности ради или просто по привычке?
   Что-то изменилось в поведении людей вокруг, они все стали собираться около круга костров, кучковаться, возбужденно разговаривать и мягко перемещаться, формируя все новые и новые группки. Луна стала почти в зените, если так позволительно про луну говорить.
   Этот, в шапке, стал что-то нараспев говорить, потом петь, люди вокруг медленно двигались, подчиняясь какому-то странному, завораживающему ритму. Зазвучали барабаны - или еще что-то ударное. Они вплелись в песнопение этого, шапчатого, усиливая и подхватывая его голос. Как красиво... Ритм убыстрялся, звук усиливался, замер на самой высокой ноте и оборвался. Наступила тишина. Действительно - оглушающая. Жалко, комары не летают, не сезон, а то была бы буквально звенящая тишина. А так слышно только потрескивание дров в костре. Вспомнила разговор про каннибалов в реальном мире. Меня тогда саркастически похвалили за заботу об этом умирающем у нас обычае. Я ведь тогда защищала их, говоря, что, наверняка, это лишь последствия, ставшие обычаем, которому слепо подчиняются, не вникая. А в самих истоках, вероятнее всего, была какая-то страшная ситуация. Ну, получила в свой адрес ухмылку и желание разделить радость каннибалов от следования обычаям. Эмм, вот, разделяю. Что-то тихо шерохнулось в душе, но замерло. А вот теперь меня приносят в жертву. Радуйся, мой собеседник в реальном мире, я на себе узнаю, что это такое... А там, в реальности, я проснусь? Или нет?
   Подходит этот, шапчатый, становится сзади, над головой. В руке тускло отсвечивающий нож. Он берет его двумя руками, заносит над головой, опускает глаза и спрашивает:
   "Твое последнее слово?"
   "Первый раз вижу, как убивают своего Бога"
   Его глаза расширяются, руки опускаются. Но потом снова взметаются:
   "Да как ты смеешь, смертная?"
   "Да я что? Я ничего. Я вам не мешаю. Убивайте на здоровье. Мне самой интересно" - тут я вспоминаю, почему у меня такое заторможенное состояние - "К тому же давно хотелось сорвать на ком-нибудь злость" - прищуриваюсь - "за Чирта, скажем"
   За Чирта.... За Чирта! Которого они сьели! Плотину равнодушия сметает ярость, которая копилась все это время где-то глубоко внутри я без моего сознательного участия. Чирт! Которого они съели! Съели! Ярость жжет изнутри, но на этот раз мне не хочется ее остужать. Я вижу, как бледнеет шапчатый, как опускаются его руки, как побелевшие губы что-то шепчут. Мне пофигу, меня изнутри сжигает ярость, которая требует выхода. Сжигает натуральным огнем - мне кажется, я вся полыхаю. Опускаю руки, подтягиваю ноги. Где-то там были цепи? Правда? Да нет, привиделось, вот же руки, ноги - они свободны. У меня перед глазами теперь стоит только цель - месть этим людям. Откуда-то, сметая тишину, налетает ветер, да такой, что гнет верхушки деревьев дугой. Мне пофиг. Спрыгиваю с каменной ступени, приближаюсь к шапчатому. Он отползает задом, не сводя с меня взгляда. НЕ-НА-ВИ-ЖУ! Правая рука сжимается на чем-то, я нагоняю отползающего и ставлю ногу ему на грудь, пригвождая его к земле. Он не сопротивляется, с ужасом смотря на меня. Я смотрю в его глаза, а вижу, как выносят Чирта, как его кладут на стол, как ему отрезают голову и потрошат. Нелюди. Вокруг все замерли. И окружающее всё замерло, даже ветер стих. Тишина, даже тише, чем звенящая. Мертвая тишина, непробиваемая. Заношу руку, в которой, похоже, копье - странной, неизвестной мне формы, видимо, вынырнувшей из подсознания, желтое. И я готова его убить.
   "Остановись!" - что-то кричит во мне. - "Ты не знаешь, через что пришлось пройти этим людям, чтобы у них возник такой обычай. Такие кровавые обычаи так просто не возникают! Ты не знаешь их жизни, не знаешь их истории, а твоя личная обида - это мелочно! Они, может, просто пытаются выжить. А ты, всего лишь из-за своей обиды убиваешь их. Кто знает, может ты сама когда-то давно послужила началом такого обычая, а теперь за это же и убиваешь их? Они твое порождение, они не могли бы стать такими, если бы в тебе такого не было!"
   Размахиваюсь и со всей яростью втыкаю копье. Не в грудь шапчатого, рядом, хотя хочется иного. И кричу, сжимая руки до белизны костяшек, выплескивая ярость. С неба бьет молния, проходит сквозь руку, сквозь копье и утыкается в землю. Песок плавится и взметывается стеклянным фонтанчиком - выше, выше. Молния все бьет и бьет - яркая, трескучая. Стекло поднимается все выше, охватывая копье, выше, выше - распускаясь невиданным цветком. Жжение становится тише. На мне нет никаких новых повреждений. Оседаю на землю, скрючиваюсь в комочек и тихонько раскачиваюсь из стороны в сторону, стараясь пережить душевную боль и усталость от сопротивления ярости. Ненавижу! Но убить не имею права. Я не знаю их. Может этот обычай - следствие тяжких испытаний, страданий, попытка выжить? А что, если действительно, все это они подчерпнули от меня? Если я сама такая, я не имею права их судить. Сначала нужно стать лучше их, чтобы судить. Но неужели и я - такая? И себя я тоже - ненавижу. Какой создатель, такой и мир, и мне больно видеть, какие в нем обитатели. Ненавижу.
   Тихо поскуливаю от боли в груди. Это - мой мир! Мир, создаваемый, как сказка! Почему я родилась? Не было бы меня - не было бы этого мира, не было бы этого ужаса, не было бы так больно за свое творение. Снова замыкаюсь в себе, боль утихает, глохнет, забирается подальше. Хочется спать. Поднимаю голову, обвожу взглядом присутствующих, которые по-прежнему лежат ниц:
   "Я ухожу. Вместе со своими спутниками. Мне нужна одежда, наше снаряжение, моя метла и кони. И если хоть кто дернется нас задержать - я буду убивать. Жестоко" - мой тихий голос все же услышан.
   Мне торопливо кивают. Шапочный поднимается и бежит впереди, раздавая указания - что откуда брать. Проходим деревню - она пуста, все жители собрались там, на площадке, сзади они разбегаются, ища все то, что я указала. Идти тяжело - левая нога при ходьбе старается подогнуться и очень ноет, все же ее сильно отдавили. Проходим колодец, загончик для куриц, кухню - меня передергивает. Шапочный, заметив это, отодвигается подальше и сжимается. Ненавижу. Подходим к околице, за ней клетки, вижу девушку, которая сидит одна в большой клетке:
   "Она тоже уходит с нами" - он кивает мелко. Открывает клетку, девушка вжимается в противоположный угол. Я говорю ей:
   "Пойдем, пока они не передумали. Сейчас они нас выпускают"
   Она смотрит на меня, не веря. Я кричу ей - "Дура, уходи, пока отпускают" - захожу, она еще сильней вжимается, беру ее за руку, вытаскиваю из клетки - она упирается, кричит, но я непреклонна. Вытащив, я поднимаю ее и даю ускорительного пинка. Если не понимает словами, может, поймет жестами? Она подхватывает юбки и, спотыкаясь, бежит прочь. Пусть бежит, надеюсь, она сможет добрести до человеческого жилья. Подхожу к нашей клетке. Они трое смотрят на меня. Что происходило на площадке - они не видели - далеко она, неудобно расположена для обзора, да и народу там было много. Шапочный открывает дверь. Я встаю на пороге:
   "Пойдемте, они нас отпускают"
   Сават спрашивает: "Почему?"
   "Сават, ну какая разница, главное, они нас отпускают. Или ты хочешь... (перед глазами проносится вид их обеда), чтобы тебя..., как Чирта? Давай уйдем, пока они не передумали"
   "А это не ловушка?"
   "Не знаю, но я попытаюсь уйти. И я очень хочу, чтобы вы тоже попытались"
   Он кивает и пытается подняться. Но не может, все-таки его сильно поранили, Керин тоже не может. От злости я начинаю тихонько рычать, совсем непроизвольно, но очень правдоподобно. Тихо, Юля, тихо - ты должна быть лучше их. Лучше. Но как же мне хочется их удавить!!! К клетке подносят вещи, подводят коней. Нелида помогает мне накидывать все на них. Одеваюсь. Помогаем, буквально втаскиваем Савата и Керина на лошадей и они повисают почти безвольно на них.
   "Уходим" - и показываю Нелиде, чтобы она шла впереди, уводя всех. Я замыкаю процессию на метле. На своей родной метле. Уже почти скрывшись за деревьями, возвращаюсь. За околицей столпились почти все, смотрят нам вслед.
   "Ненавижу. Ненавижу вас. Ненавижу всех каннибалов и тех, кто приносит человеческие жертвы. Что бы не послужило толчком к такой жизни - ненавижу. И я ОЧЕНЬ советую вам прекратить это. Потому что иначе я рано или поздно вернусь. И заставлю вас пережить то, чему вы подвергали других. Каждого. До свидания"
   Разворачиваюсь и улетаю.
  

Глава 9. Город, на картах не значился

  
   Догоняю своих уцелевших спутников. Мужчинам плохо - они едва держатся в седле, скорее, они лежат на лошадях, все больше и больше сползая. Нам надо подальше уйти от этого племени, мало ли им что потом в голову придет. Киваю Нелиде, чтобы она придержала одного, пересаживаюсь на свободного коня, коня.... Чирта (всхлипываю) и поддерживаю другого. Мне достался Керин, Савата я не удержу. Так вот бок о бок и скачем подальше до тех пор, пока есть силы. Стараюсь ни о чем не думать во время этой бешеной скачки, только боль утраты и тоска все сильнее грызет сердце. И это мои создания! Такие ужасные, но мои! Значит, и я такая. Не могу, не хочу об этом думать. Зачем нужен мир, в котором такое происходит? К черту! К черту. Это ужасно...
   Наконец, мужчины выбились из сил и не смогли держаться в седле даже с нашей помощью. Выразилось это очень просто - они сползли с лошадей - сначала Сават, потом Керин. Он настолько тяжко на меня навалился, что я просто уже не смогла его удержать. Оба бледные, теряющие сознание, кровь продолжает сочится из ран, нанесенных во время сражения. Мы остановились, уложили мужчин на плащи. Нелида начала рвать на полоски ткань, которую нашла в одной из многочисленных сумок, я побрела искать воду. Буквально неподалеку от того места, где мы вынужденно остановились, была полянка. С громадным дубом. Фактически, именно этот дуб и послужил причиной образования этой полянки - ни одно дерево не могло конкурировать с ним за солнечный свет. И они отступили. А из-под корней дуба вырывался родник, источник. Хоть понятно, как он такой сильный уродился. Перетащить бы сюда наших мужчин, но как? А метла? Возвращаюсь почти бегом, рассказываю Нелиде о своей задумке. Быстро перевозим вещи и переводим коней. Теперь очередь мужчин - а они уже полностью без сознания. Надо срочно оказывать им помощь! Подсовываем метлу по Савата, прошу ее приподняться - так и идем. Сават летит на метле, мы идем с двух сторон, не давая ему упасть. Сгрузили под корнями дуба. Так же перенесли Керина. Промыли раны, перевязали. Развели костер из сушняка, найденного по окрестностям, поставили котелок. Нелида порыскала по запасам, нашла какие-то травки, кинула их завариваться. Настоем смочила раны мужчин. Кровь вроде унялась. Вылила оставшееся во флягу, затем снова попросила наполнить котелок и снова туда что-то кинула. Этот настой уже следовало пить. Мужчины пока не могли, а вот мы выпили. Вроде, самое важное сделано, теперь надо ставить лагерь. Но мы сидели в оцепенении и каждый думал о своем. Я подлезла к Савату подмышку и затихла, ни о чем не думая, а только стараясь спрятаться, закрыться. Нелида посмотрела на меня, на Керина и тоже притулилась под мужской бочок. Так мы и лежали.
   Светало, просыпались птицы, выпала роса. Свежело. Мы промокли, но я только сильнее прижалась к Савату. Двигаться, дышать, думать совсем не хотелось. Небо светлело. Звезды сначала потускнели, потом стали медленно исчезать. На одной видимой половине неба был почти уже рассвет, на другой еще властвовала ночь. Постепенно небо все больше светлело, голубело, потом его край стал темно-красным, оранжевым. Стало совсем холодно, я подтянула к себе свой мешок, достала спальник, укутала себя и Савата. Нелида сделала то же самое. Показалось солнышко, сначала несмело, потом все больше и больше выкатываясь навстречу новому дню. Я смотрела на нарождающийся день и думала, какой он красивый. И его, такого радостного, свежего мы встречаем в таком настроении и состоянии. Мир же - прекрасен. Только отчего-то он больше не приносит радости. Чирт...
   Послышался конский топот. Я легонько повернула голову на звук. Если это наши знакомые - я буду убивать - буднично, совершенно равнодушно, устало даже. И я не знаю, что меня остановит. Показались первые всадники. Нет, это не они. Эти выше, одеты иначе и совсем не раскрашены. А они все прибывали и прибывали. Высокие, стройные, в одежде цвета слоновой кости - не белая, не бежевая - так, серединка на половинку. Длинноволосые. У некоторых в руках оружие, некоторые оставили оружие зачехленным. Они проезжали мимо, но остановились.
   "Вам нужна помощь?" - с вопросом на слове "помощь" обратился к нам один из них
   "Да" - ответила я - "нам нужна помощь" - и снова замолчала. Если они сейчас хмыкнут и уедут, я ничего не скажу и не подумаю, мне все равно.
   Нас обступили, подняли Керина и Савата, положили их на неизвестно откуда взявшиеся носилки, прикрепили их как-то к седлам двух рядом стоящих коней и пошли дальше. Нелиду взял в седло еще один - она не могла ехать сама - слишком вымоталась. Предложили помощь и мне. Я тоже безропотно залезла в седло перед одним из мужчин, прислонилась к его груди и затихла. Тронулись. Я смотрела, как под ногами коня проплывает земля, как перемежаются освещенные участки и скрытые в тени, как проплывают корни, звериные тропинки, цветки и травы. Ни на чем мой взгляд не задерживался. Мерное покачивание убаюкивало. И я заснула.
   Проснулась от остановки. Мы находились в каком-то здании. Хотя почему в каком-то. Конюшня, она конюшня и есть. Слезли с коней. Керина и Савата унесли, а нас пригласили следовать за мужчиной, который задал нам на полянке вопрос. Мы вышли из конюшни и я чуть не охнула от захватившей дух картины. Город в лесу, являющийся частью леса, гармонично в него вписывающийся, сам являющийся строительным материалом. Дома, частично каменные, частично из живых деревьев - как такое возможно? Солнечный, светлый город. Булыжная, брусчатая, иногда просто лесная дорога - все чистое, ухоженное. Деревья самые разные - от тоненьких, маленьких, кустиков и просто привычных деревьев - до великанов с необхватными стволами, с вершинами высоко-высоко. И несмотря на это, солнечно. Чудо. Улицы, улочки, перекрестки, переулки, закуточки, просто проходы между домами - если не присматриваться - как естественный ландшафт. Без туда-сюда снующих людей я бы легко спутала этот город с просто странным лесом.

0x01 graphic

  
   Заходим в большой, красивый дом. Проходим длинную галерею, останавливаемся перед дверьми. Нас просят подождать. Устало опускаюсь на красивый стул. Подождать, так подождать. Нелида завороженно рассматривает интерьеры. А мне все равно - меня окутала пустота и глухое раздражение на этот мир. Он сейчас висит на волоске от завершения этой эпопеи с созданием своего, волшебно-магического, чуда. Мне самой неизвестно, что меня удерживает от того, чтобы не распылить нафиг всё, что я тут понасоздавала, тьфу Дверь снова распахивается и нас приглашают внутрь. Там нас встречает мужчина в такой же светлой, струящейся одежде. Светловолосый, с длинными волосами, мужественный, тоже высокий, тоже стройный. Красивый. На голове обруч вычурной, тонкой работы с узорами. Похоже, он здесь главный. Подошли ближе, остановились. Он проходится из стороны в сторону, оглядывает нас:
   "Знаете, вы первые за долгое-долгое время, кто попал в наши края. Кого мы пустили..."
   Тут уж я не выдерживаю. Ну пустили и пустили - мы их не просили, что он тут спектакль разводит. Вот мы, пустили вас, вы - первые... Удавила бы...:
   "И что, нам теперь плясать? Спасибо вам огромное, что помогли, но чего-то особенного я не вижу"
   И Нелида, и этот мужчина на меня удивленно смотрят. Да, я тварь неблагодарная. Но мне все равно, так и стою, уставившись взглядом в пол. Слово, после длинной паузы, снова берет хозяин:
   "Тебя что-то гнетет, я вижу"
   "Меня гнетет созданное мной. И я не знаю, оставлять ли это или разрушить к чертям собачьим. А еще у нас друга ... съели... прямо на глазах" - всхлипываю - "моих знакомых сильно поранили, меня чуть в жертву не принесли... Как вы думаете, способна я сейчас сказать что-нибудь доброе или ласковое? Я благодарна вам, но у меня в душе пустота. И я не знаю, как себя остановить..."
   Слезы снова текут по щекам, и мне не хочется их стирать. Я снова вспоминаю Чирта, процесс его разделки - и судорожно всхлипываю, опускаюсь на пол и плачу. Ко мне подходят, кладут руку на плечо:
   "Я знаю, что тебе поможет" - поднимаю голову, недоверчиво смотрю. - "Пойдем"
   Послушно встаю, иду за хозяином. Нелида с нами. Проходим коридорами, залами, галереями. Интересно, это дом или просто это был вход в одну из улиц этого города-сада? Заходим за угол, поднимаемся выше. Нелида обнимает меня, я утыкаюсь носом ей в плечо - так и идем. Еще поворот и вот мы в зале, огромной травяном зале, пронизанном лучами света. Подходим к одной из стен. Там что-то похожее на каменное яйцо. Под рукой нашего провожатого оно раскрывается в сторону - внутри мягкие пупырышки, вернее, судя по размерам - пупыры - громадные, округлые, словно наполненные медом - желтые и мягко сияющие.
   "Тебе туда"
   "А оно меня не съест?" - опасливо заглядываю внутрь
   "Оно вернет тебе душевное спокойствие. Это древняя святыня нашего народа и я уверен, что она тебе поможет"
   Н-да? Ну ладно. Все равно еще чуть-чуть и я решу, что этот мир не стоит того, чтобы существовать.
  
   В который раз закрываю глаза
  
   Забираюсь в это яйцо. Оно закрывается. Но темно не становится, эти пупырышки все ярче излучают свет. Почти как солнечный - такой же желтый, теплый, мягкий. Их свет становится все ярче, ярче, я уже перестаю видеть стенки яйца и остаюсь словно в необъятном пространстве. А свет еще ярче - и вот я уже не чувствую стенок - я словно вишу в воздухе, в этом теплом, мягком свете.
   "Чего ты хочешь больше всего?" - раздается из ниоткуда, но словно бы изнутри меня
   "Я? Я хочу забыть пережитое, хочу избавиться от боли, рвущей на части мою душу. Я хочу забыть то, что вызывает эту боль. Я хочу спокойствия"
   "Хорошо. Это все?"
   "Да. Пока это все"
   "Тогда до встречи"
   Свет потихоньку гаснет. Наступает темнота. Но не пугающая, нет. Я словно в объятиях любимого человека - чувство защищенности и спокойствия обволакивает и усыпляет меня...
   Просыпаюсь от света, попавшего в глаза. Лежу себе в раскрытом яйце, на этих пупырах, между прочим, очень удобно, замечательная кровать. Спрыгиваю, оглядываюсь. Замечательное антидепрессантное устройство. На душе - легкость, любопытство и жгучая жажда деятельности. Поблизости - никого. Наверное, я долго пролежала тут. Еще бы, после такого.... А, собственно, после чего?... Пытаюсь вспомнить, что же, собственно, меня сюда привело?... Ведь что-то важное, наверное, что-то очень серьезное? Вот, блин, память девичья! Надо было записывать. Так, а если попробовать другим путем? Пытаюсь прокрутить в голове события последних дней. Помнится довольно смутно, как сон. Но вроде ж я и так сплю? Так, я, собственно, где сплю-то? В реальном мире или в этом? Мама, я запуталась... Ну спасибо человеку, меня сподвигнувшему на создание этого мира и, собственно, на написание этой истории - из-за него я уже и не знаю - где я и что я. Но бесполезно ругаться - он глубоко в кусты заховался и теперь оттуда ржет на меня. Гад, правда? А чем бы мне пока заняться? А прогуляюсь-ка я пока. Поворачиваю направо и выхожу на балкончик. Солнце в зените и прямо бьет в глаза. Балкончик выходит на площадь. Люди снуют туда-сюда, прогуливаются, работают, спешат по своим делам, торгуют, короче, живут своей жизнью. Наблюдаю. Встала за перила, облокотилась на них и наблюдаю.
   "Вижу, тебе стало легче?" - раздается сзади. Оборачиваюсь. Стоит тот самый, которому я нахамила.

0x01 graphic

   "Да, спасибо"
   "По-прежнему хочешь разрушить то, что создала?"
   Задумываюсь. Хочу ли разрушить созданный мною мир? Не знаю. В нем есть плохое (вспоминаю, как нас схватили, как лежала на алтаре, ожидая жертвоприношения), а есть и хорошее (вспоминаю рассвет, Альдера, Медвяну, хозяйку дома, где я переночевала, продавца магазина метел...). Как решить - плохой получился мир или хороший? Чего он мне больше приносит - радости или горя?
   "Не знаю. Я не знаю, что мне сотворенное больше приносит - радости или огорчения"
   "А что ты вообще создала?"
   "А-а-а-а, э-э-э-э-э, у-у-у-у... я не знаю, как это объяснить... Я даже не знаю, нравится ли мне это самой..."
   "Что тебе дороже - ты или твое творение?"
   Снова впадаю в ступор. Что мне дороже? Мое спокойствие или мой мир? Ведь не зря ж я в это яйцо улеглась, что-то же меня угнетало? Вспомнить бы, что? Если уж меня этот мир так огорчает, нужен ли он? У меня еще один есть, в запасе... Реальный который. А этот? Для моего собеседника он, например, очень даже реальный. Смогу ли я убить его мир? Изначально, наверное, могла. Когда еще людей не было... Или когда я еще с ними знакомиться не начала А сейчас? Мир мой, да. Но не только. Представила, как бы он выглядел, разрушаясь. Печальное зрелище. Посмотрела на собеседника.
   "Тоже не знаю. Но, наверное, разрушать пока не буду. Оно уже не только мне принадлежит. Кто-то тоже очень расстроится, если я это разрушу. Вы простите, что я вам нахамила, мне было нехорошо" - хмыкает - "А где сейчас мои спутники?"
   "Они отдыхают. Им оказали помощь, они идут на поправку"
   "Я бы хотела их увидеть, вы не подскажете, как туда пройти?"
   "Давай я лучше тебя провожу"
   Подхватывает меня за руку, уводит с балкона, проходим зал с яйцом, спускаемся по лестнице, проходим улицами, переулками, заходим в небольшое здание, там снова проходим коридором, больше похожем на аллею и оказываемся в обширной комнате. Вижу сразу всех. Керин и Сават лежат на кроватях - бледные, но уже не отдающие в синеву. Нелида сидит в кресле, читает.
   "Господи, как же я рада вас всех видеть" - восклицаю я и бросаюсь всех обнимать.
   "Тебе уже лучше?" - спрашивает Нелида
   "Да-а, я как новенькая. Вот что значит - хорошо отдохнуть, я снова всех люблю!" - улыбаюсь я
   Она удивленно переглядывается с остальными, но молчит, пожимая плечами. Остальные тоже молчат.
   "А Чирт куда убежал?"
   "Ты не помнишь?" - удивленно вскидывает брови Нелида - "Юля... Чирт погиб"
   Ошеломленно плюхаюсь на стул:
   "Погиб? Как?"
   "Его... съели" - это уже Сават
   "Съели? Вот прямо серьёзно съели? Вот прямо вот? Какой ужас! Кто?"
   "Ты не помнишь?" - это уже Керин - "Те, в лесу, которые нас поймали сетью, связали, бросили в клетку, Чирта сьели, тебя повели приносить в жертву..."
   "Это-то я помню. А про Чирта - забыла..."
   Съели. Ну надо же... Какая гадость... Передергиваюсь. Съели... В голове не укладывается. Как можно съесть человека? Ну ладно в жертву принести, но съесть?
   Слово берет мой провожатый:
   "Она могла пожелать забыть это в храме. Очень похоже на то"
   "Так это был храм?"
   "Да это храм, место, где Творец оставил частичку своей благодати"
   Интересно. Как Творец мог оставить частичку своей благодати? Это вообще возможно? И что такое благодать? У кого бы спросить? Кто-нибудь знает, где найти записи, как творец это делал Творца? Интересно же! Полезная штука, лучше всяких психиатров! Ети-и-и-и-ить! Это ж я - Творец. По крайней мере, для этого мира. Но я ничего подобного не помню! Не была, не участвовала, не привлекалась! И никому ничего не оставляла! А кто тогда тут что оставлял? ... Ладно, это мы как-нибудь потом, при случае узнаем. Чирта съели... Жа-а-аалко-о-о. И говорят, что могла попросить в этом храме забыть это... Что я, дура, забывать такое? Не-е-е, я бы отомстила, догнала и снова отомстила. Могла ли я попросить забыть такое?... Хороший вопрос... Нет уж, я явно попросила что-нибудь другое. Попав к местам раздачи халявы обычно желают чего-нибудь этакое. А чего пожелала бы я? Чего я больше всего хочу? Не знаю...
   "Что замолчала?" - это наш гостеприимный хозяин
   "Задумалась. Интересный у вас храм. А еще что-нибудь интересное у вас есть?"
   "Хочешь посмотреть?" - с вопросом на слове "посмотреть" спросил у меня мой провожатый
   "Хочу!"
   "Тогда пойдем, я покажу тебе наш город"
   Интересно, что они все такие вежливые? Вроде ж это градоначальник, а носится с приезжими?... Видимо, к ним действительно заезжают редко. Извиняюсь у своих знакомых за неумеренное любопытство. Они смеются и отпускают меня. Больше никто идти не хочет, Нелида остается со всеми. Выходим, проходим знакомым коридором, дверью, площадью. Проходим улицами, впереди вижу огроменное, широченное дерево. Кажется, и в реальном мире такое есть, только там оно растет в жарких странах. Дай Бог памяти, как же его называли?... Вот не помню, но точно есть. И мы направляемся прямо к нему. Заходим. И тут мой гид начинает экскурсию:
   "Здесь мы учим музыке"
   Осматриваю помещение. Огромное, потолок теряется в вышине, акустика великолепная, места очень много. Чувствую, что здесь дело не только в размере дерева, тут еще маги поработали. Не бывает НАСТОЛЬКО огромных деревьев. Все, само-собой, сделано из дерева - стены, пол, потолок, столы, стулья, сцена - к тому же, не одна. И звучит музыка. Нежная, пронзительная. Играют две девушки. Играют старательно, учатся. Но музыка уже захватывает. Ах, как жаль, что в реальном мире я не смогу написать, какая это прекрасная музыка. И как жаль, что повторить ее я тоже не смогу - не музыкант я.
   Сворачиваем налево, идем дальше.
   "Тут мы учим защищать себя"
   Здесь уже больше парней. Хотя девушки тоже есть. Одеты уже не в белое, да и костюмы другого кроя. Занимаются. Ой, мама! Это ж надо так.. с перекувыром... вверх тормашками... Да еще стольких сразу. А смотрится-то как красиво! Все же есть нечто завораживающее в мужчине- бойце... К девушкам это не относится... Или просто у меня ориентация правильная.
   Проходим прямо, поворачиваем направо, поднимаемся выше.
   "А здесь мы познаем магию"
   "Так у вас тоже есть маги?"
   "Конечно, есть. Почему ты решила, что нет?"
   "Э-э-э, не знаю, видимо, потому, что пока не видела здесь магии"
   "Не все, чего не видно, не существует"
   Как котенка носом в лужу. Сама такое сколько раз говорила.
   "Я знаю. Но все равно удивительно" - смотрю и на это. Интересно, а у меня получится их магией овладеть? И согласятся ли они меня научить?
   "А я никак не могу заставить себя научиться. Вроде и умею, а не верю сама себе. Только травку поднимать и научилась. Да браслеты травяные плести" - показываю браслет, что висит на мне до сих пор.
   "Как это - не веришь? Ты же лично делала это"
   "Вот... как-то так..."
   "Удивительный ты человек" - качает он головой
   Что да, то да. Идем дальше, выходим к, своего рода, беседке. Останавливаюсь посмотреть, что с нее видно. А видно с нее все то же - лес, правда это, скорее не лес, а сад - ухоженный, красивый. В это время подбегает к моему гиду человек, что-то ему сообщает и мой гид прощается со мной, ссылаясь на неотложные дела и уходит. Я остаюсь одна. Продолжаю бродить. Как всегда, чтобы не заблудиться, стараюсь придерживаться пройденного маршрута, но по пути заглядываю во все ответвления и закоулки. Заглянув в один из коридоров, обнаруживаю дверь. Открыв ее... Да, я ее открыла, как всегда! Так вот, открыв ее, увидела дорожку, ведущую к самому дивному саду, который я вообще когда-либо видела. Хочу по нему прогуляться. Иду по дорожке, деревья все ближе. Меня никто не видит, а настроение веселое, озорное, захотелось подурачиться. Ну вот напало такое желание от переполняющей радости! Ни с того, ни с сего. Почему я просто иду? Давайте я попрыгаю... скажем вот так - два прыга на одной стороне дороги, два прыга на другой, перепрыгнуть вперед, ласточкой пробежаться по левому бордюрчику, перескочить с корня на корень, перенестись на вовремя подвернувшейся лиане, попрыгать вокруг себя на одном месте, изображая неведомый танец и припевая неуловимо знакомую мелодию, повернуться в пол-оборота, обойти дорогу справа, снова на нее вернуться, пройти большими-большими шагами несколько метров, на цыпочках тихо-тихо прокрасться мимо куста (а что, прикольно - вдруг там спрятался стра-а-ашный зве-е-ерь?), наискосок пропрыгать метров двадцать... О, а здесь вообще можно на руках перемещаться, как в детстве, тут снова по корням, ну а вот тут степенно пройтись, как взрослой, уважаемой даме... А здесь исключительно в линию идти, шаг в шаг, как будто по тонкой веревочке. Ну весело же! Кругом лава и обрывы, я в детстве так развлекалась, да. Между тем, я приближалась к центру этого сада. И там что-то стояло. Еще по окружности центральной части пробежалась, перепрыгнула с левого бордюрчика на правый, перенеслась еще по одной лиане и спрыгнула на песочек у огороженной области в самом центре сада. Там был небольшой бассейн с фонтаном - маленький, в пол моего роста. А над ним была какая-то скульптура. Интересненько...
   Подошла, посмотрела. Скульптурой это я опрометчиво назвала.. Похоже на гриб на ножке, а на шляпке гриба, омываемая водой полусфера, в которой отпечатана ладонь. При моем приближении она замерцала, над ней стали кружиться желтенькие искорки. Интересный эффект. Это, наверное, что-то вроде нашенской, реальной, подсветки фонтанов. Любопытно, поместится моя рука в этот отпечаток? Уже протянув руку, вспоминаю разговор в реальном мире с человеком, меня сподвигнувшем на все, что сейчас происходит. Тогда я, помнится, рассказывала ему про сон, в котором тронутые яйца птеродактилей оживали. И как он сказал тогда, что вот он бы эти яйцы не стал бы трогать - мало ли... Опасливо смотрю на отпечаток с искорками... Мало ли... Приблизила руку к отпечатку, держу ее над ним - искорок стало больше. Много больше, они теперь кружат вокруг всего постамента, вокруг меня. Мало ли. Блин, как страшно-то стало... А как интересно-то... Что будет, если я положу руку?... И будет ли что вообще? Может, это отпечаток первопоселенца, типа - "Место, где впервые рука основателя нашего города коснулась земли в этом благословенном месте". Что мне вечно мерещатся всякие тайны в простейших вещах? Положительно, этот человек, из реального мира на меня плохо влияет.
   Я не стала класть руку на постамент. Но не удержалась и, уже разворачиваясь, чтобы идти обратно, мазнула пальчиками по поверхности. Взметнулся сноп искорок. Что-то промелькнуло у меня в голове, отголосок чего-то знакомого, словно я знала, что это было и для чего предназначалось... Промелькнуло и пропало. Я остановилась, обернулась. Постамент, опадающие искорки, вода. Вернуться? Да нет, зачем? Я сюда что, за чем-то серьезным пришла? Я пришла развлекаться в магический мир, книгу писать. Серьезными вопросами нет никакого желания заниматься, увольте. Я все еще помню ту непомерную усталость, что склоняла меня к спокойствию там, в замке Альдера. Сейчас она, эта усталость, отступила под новыми впечатлениями. Но упаси боже мне во что-то серьезное впрягаться - я тут отдыхать пришла, вот. Все разнюхать, все тайны мира я еще успею узнать, а вот так пожить просто - этим нужно наслаждаться, пока возможно.
   Решительно отвернулась и пошла прочь. Только вышла из очерченного круга, как под моими ногами обозначилась дорожка светящаяся, которая вела совсем другим путем, чем та, которой я пришла. Но возвращаться той же дорогой, вопреки привычке, я совершенно не желала. Она меня теперь пугала и в каждом метре этой дороги мне чудилась опасность. Доигралась. Сама поверила во все эти ужасы с лавами и обрывами - фантазия моя безграничная. Вот почему я боюсь смотреть мистические фильмы ужасов. ...Мало ли? Вот не пойду той же дорогой, пойду этой, светящейся. Иду по ней, кругом деревья, пахнущие всеми возможными запахами, птицы поют. Дорога петляет, уже давно с глаз скрылся постамент в центре сада, чувствую, я приближаюсь к ограде. Что-то задумалась о своих поступках - как они выглядят со стороны... Не хочу я по этой дороге идти. Еще напинают, что по чужим садам, как дома, разгуливаю - и ведь будут правы! Никто передо мной ту дверь не открывал приглашающе, я сама в нее диверсантски влезла. Это они тут расслабленные, не закрывают двери, но это не значит, что осмелившиеся на запретное потом, после действа, не огребут по полной. Незнание не освобождает, как говорится. Может, мне туда вообще было нельзя? Докажи теперь, что я без злого умысла и ничего не сделала. ... Почти. Искорки же все равно утили, как не было.
   Неее, я лучше огородами обратно вернусь. Свернула со светящегося полотна, ступила на обыкновенную землю. Какая она тут мягкая! Но сколько же тут травы! И деревья постоянно цепляются, и кусты мешают пройти. Будь я в юбке, точно бы не прошла. А так иду, матюгаюсь, поминутно отдергиваюсь от веток, но продвигаюсь. Зашла уж в совсем дальний угол сада. Тут уже даже деревья не плодовые, а обыкновенные, лесные. И трава выше в разы. Граница сада и леса удивительным образом осталась позади, хотя, оглядываясь, ее можно было ясно различить. Вот как они делают это без заборов? Теперь тут был явный лес - точнее роща - светлая и просторная. Пошли какие-то мостки. Хлипенькие, провисающие. Но лучше уж по ним, чем по траве. Кстати, и она заканчивается, пошла вода. Вынырнула из травы, вижу озерцо, к которому эти мостки и ведут, а посередине озерца - островок, куда примыкают эти дровяные дорожки. В озере цветут натуральные лотосы, кубышки, кстати, есть, еще какие-то растения водные. Красиво. Но странно - лотосы любят тепло. А мы, насколько я помню - в горах, где, соответственно, холодно. На озерце стоит домик, маленький, некрасивенький. На берегу разложены сети, сушатся на заборчике декоративном горшки. Короче, деревенская идиллия в единственном экземпляре. Из домика выходит мужчина, видит меня. От неожиданности чуть не сваливаюсь с мостков в воду, они ж под моими ногами прогибаются, ходуном ходят, хлипкие совсем. Бегом пробегаю по шатающимся мосткам до берега и плюхаюсь на песок. С ужасом смотрю на пройденный путь - мостки свисают до самой воды. Еще бы чуть-чуть - и булькала бы я весело, вымокла бы точно. Подходит мужчина - такой же высокий и стройный, как те, от которых я недавно ушла, но этот не такой ухоженный, одежда уже старая, длинные волосы растрепаны, вид угрюмый. Подает мне руку. Вот воспитанные в этом мире мужчины - руки подают, причем не первый раз! Благодарю, опираясь на руку, поднимаюсь.
   "Здравствуйте"
   "Здравствуй. Что привело тебя сюда?"
   "Честно сказать, я опять заблудилась. Не обращайте внимания, это у меня бывает. Не подскажете, как выйти к городу? Ну, такому, красивому, с деревьями вместо домов? Меня там ждут"
   Он мрачнеет, отворачивается, но все же показывает рукой направление.
   "Спасибо. Теперь постараюсь не заблудиться. А вы тут что делаете?"
   "Меня изгнал мой народ. Но и к другим я идти не желаю. Вот и живу неподалеку"
   "О, неподалеку это, значит, мне недолго шагать. Не так уж и сильно заблудилась. А за что вас изгнали?"
   "За то, что веру поменял"
   "Интересно, а вот что верит ваш народ?"
   "Они верят в Творца"
   "Эээ, а вы тогда во что верите?"
   "А я верю, что Творец покинул этот мир"
   "Ух ты, как интересно. А почему?"
   "Потому что слишком много зла в этом мире. Если бы Творец был, он бы не допустил такого"
   "А как вы это узнали? Я извиняюсь за свои вопросы, но я совершенно не местная и поэтому действительно ничего не знаю"
   "У нас есть обычай по достижении совершеннолетия выпускать из Города в люди, чтобы мы познали мир и Творца через творения его. Выпустили и меня. Я прошел по миру и увидел, сколько в нем боли, сколько бесчинств творится, сколько зверей в обличьях людей и других рас. И я разуверился в том, что Творец в этом мире. Если он и был, он ушел. Посмотрел на свой мир и ушел, огорченный. Бросил его. Будь он здесь, он не допустил бы всего того, что творится на этой земле"
   Что-то мне стало стыдно... Это ведь я - Творец... Или - Творица, э-э-э, Творцесса... А вообще, какого пола Творец в здешних религиях? Что-то я этот вопрос не провентилировала. Эй, не отвлекаемся...
   "Я тоже много чего плохого увидела. Меня вот буквально вчера чуть в жертву не принесли. А моего знакомого так вообще, съели. Но все же я уверена, просто абсолютно точно знаю, что Творец здесь, в этом мире, буквально рядом"
   "Тогда почему он такое допускает?"
   "Мне кажется, что о половине творящегося он не подозревает..."
   "Творец? Не подозревает?" - одна бровь мужчины взлетела настолько высоко, что это уже становилось искусством. Впрочем, скептическое выражение глаз и предмет разговора не позволили мне залюбоваться на эту, без сомнения, стоящую самого пристального внимания, картину.
   "Ну вот что его все идеализируют? Ну создал он этот мир, а кто знает, может он только миры создавать и умеет?" - я эмоционально размахиваю руками и активно помогаю мимикой своим словам.
   "Тебе никто не говорил, что ты жуткая богохульница?" - теперь в его глазах смех.
   "Ой, да кто бы что там говорил... Сам вообще веришь в его отсутствие! И во-вторых, я не договорила - а как же свобода воли для созданного?"
   "Но не тогда, когда они творят бесчинства!"
   "И что бы ты сделал на месте Творца?"
   Он замешкался, ошеломленно на меня посмотрел:
   "Не знаю. Неисповедимы пути и помыслы Творца. Я - не он, и не могу решать"
   "Вот здорово. А вот представь, что подошел к тебе Творец и спросил: Ты видишь, как жесток твой мир, как ты посоветуешь его исправить? Что бы ты посоветовал?"
   "Творцу? Посоветовал? Кто я такой, чтобы советовать Творцу?"
   "А вот как критиковать - так первый"
   "Ну, может, уменьшить зло творящееся?"
   "Угу. И как? Взять за руку провинившегося, каждого и отвести в угол? Или уничтожить - вы это любите. А как уничтожать - каждого согрешившего или только уж особо зверствующих? И еще - как ты можешь представить уничтожение только одного зверствующего индивида? Что, Творцу за каждым отдельно гоняться - мол, поди сюда, противный, все равно я тебя достану - лучше сам подойди, а то хуже будет? Как ты себе это представляешь? И даже если предположить, что ну может это сделать Творец, ну вот уничтожил злого - а у него деть малой, жена, собака, куры не доены. Один убитый Творцом - минимум двое им же обиженных за несправедливость - любят же, убитого. Или уничтожать местность, со всеми этими детьми малыми, женами, собаками и курами, в которой эта сволочь проживает? Чтоб другим неповадно было? Но тогда погибнут и те, кто этого не заслуживал и плохого не делал. И как Творцу поступать?"
   "Но неужели он может на это спокойно смотреть?"
   "Ага, значит, речь уже не идет о том, что он сбег позорно?"
   Прошелся нервно туда-сюда, взмахнул руками, сел, встал, ухватился за голову, приблизился вплотную:
   "Я теперь не знаю, что думать. Сбила ты меня. Раньше я был абсолютно уверен в своей правоте, а теперь... Но если он здесь, как он может терпеть такие бесчинства?"
   "Ну подумай сам - во-первых, это его творение, он его любит, любая мать меня поймет, как, впрочем, и отец. Во-вторых, на мелочи Творец не сможет разменяться - масштаб не тот, поэтому если начнет мстить, то несладко будет всем. В-третьих, а вдруг он сам еще только узнает свой мир? Ну кто его знает, вдруг он тоже путешествует, знакомится - ужасается, любуется, радуется, огорчается - на то, каким получился его мир?"
   "Ты о нем говоришь, как о простом человеке"
   Пожала плечами: "А почему бы и нет? Никто не знает, какой он - он может быть любым. Вон, мне даже как-то говорили, что он может прикинуться любым существом - хоть голубем, хоть собакой, хоть случайным прохожим. Или ты его воспринимаешь исключительно как что-то такое до ужаса серьезное и строгое?" - смеюсь.
   Мой смех подхватывают и мы сидим на берегу и ржем уже вдвоем.
   "Знаешь, а может, ты и права"
   "А раньше ты не мог сам до такого додуматься? Это же вроде все логично?"
   "Раньше мне слов таких никто не говорил. Спасибо тебе"
   "А, может, вернешься тогда обратно? Вдруг тебя там кто-то давно ждет?"
   "А пойдем. Что мне, в самом деле, тут оставаться, если ты напрочь перевернула мои взгляды?"
   "Ну вот, ты уже и улыбаться, как нормальный начал. А то когда я тебя увидела, хмурый был, аж жуть"
   "Побудешь тут хмурым, проведя в одиночестве несколько лет"
   "Несколько лет? Мама! Удивляюсь твоей стойкости. А как мы теперь выбираться будем? Я этих мостков очень боюсь, они хлипкие"
   "У меня лодка есть"
   "О! Это дело"
   Переходим по берегу. Он не заходит домой, говорит, что ему там нечего с собой брать. Все самое для него важное он оставил там, в городе. Лодка старенькая, утлая, но добираемся до другого берега без приключений. Снова идем по лесу, болтаем ни о чем. Он рассказывает, как жил там, на островке, какая рыба вкусная в озере, какие водяные травы можно собирать и готовить, как охотиться, как освещать и отапливать помещение. Я слушаю, затаив дыхание. Интересно. Незаметно подходим к живой ограде. В ней - брешь, через которую мы и просачиваемся. Похоже, этой брешью мой знакомый очень часто пользовался, у него так привычно получилось просочиться, что я только прицокнула от зависти. Сама я продиралась сквозь эти сучья, ветки и прочую древесную гадость с большим трудом. А протиснувшись, уткнулась носом в спину провожатого. Выглянула. Мы стояли сбоку от входа в знакомый сад. Стояли на площади - большой такой, мощеной. Там толпилось очень много народу. А перед входом стоял строй всадников в очень красивой одежде и мой знакомый, тот, что водил меня и все показывал. Стоял и смотрел... На светящуюся дорожку, с которой я спрыгнула. Так вот куда она вела. Вот бы весело было, иди я по ней! Точно бы огребла! Хоть и знаю, что меня заподозрить не получится, у меня алиби - я вернула домой заблудшую овцу, но все-таки старательно делаю вид, что понятия не имею, что тут происходит. А этот, который градоначальник, стоит и напряженно смотрит на дорожку. В руках у него стеклянное фиолетовое деревце. Маленькое, симпатичное. Чем то оно мне не нравится... Перед глазами промелькивает день, когда мы с Медвяной прощались с ее городом. Как она полезла в карман и достала оттуда брелок в виде сердечка с фиолетовым деревцем внутри... Блин, а похожее деревце... Что-то я его боюся...
   А градоначальник все с большим напряжением всматривался в дорожку. А она все тускнела, тускнела, пока окончательно не погасла.
   "Не может быть... Ведь был знак! Ведь пьедестала коснулась рука Творца! Так где он?"

0x01 graphic

   Он беспомощно оглядывает площадь. Все молчат.
   "Ведь никто не мог пройти путем Творца! Вы все помните, многие пытались. Там ведь все в изменчиво и смертоносно! Пытались и заучить расположение безопасных мест, и пролететь по воздуху, но всех настигала смерть! Всех. Это только обратный путь от пьедестала - безопасный. И он ведет к нам. Творец должен был выйти к нам! Так где он?"
   Слушаю его, открыв рот. Мама! Так, выходит, пойди я чуть иначе и каюк бы мне был? Прошиб холодный пот. Ведь только один неверный шаг... А я с такой легкостью, дурачась и смеясь, как от нечего делать... Я - законченный псих. Спрашивать надо, куда суешь свой любопытный нос. Ведь знала же, что мое любопытство просто патологично, а все равно сунулась! Ой, мамочка, как страшно. И ведь нифига не помню, как шла. Значит, повторить не смогу. Все, я больше туда не сунусь. А градоначальник как раз увидел нас, обоих. И смотря в глаза моему провожатому, сказал:
   "Значит, ты был прав... Творца - нет!" - и с грохотом разбивает деревце об брусчатку. Оно разбивается на мелкие осколки, а градоначальник галопом ускакивает прочь с площади. За ним удаляется вся кавалерия. Люди потихоньку рассасываются с площади и остаемся почти только мы вдвоем.
   Мой провожатый молчит, опустив голову и руки. Я этак невзначай, глядя в сторону и всячески делая вид, что продолжаю давно начатый разговор, произношу:
   "Знаешь, если ты сейчас к нему пойдешь, у тебя получится его успокоить, тебя он послушает. Ты ведь единственный среди своего народа такой"
   "Но ты же сама видела - Творца нет. Иначе бы он вышел к нам"
   "Ну вот, а где вся логика? Что-то же активировало пьедестал? Значит, туда кто-то дошел. А кто мог пройти дорогой Творца? Только сам Творец, говорили же. А кто его знает, что могло его отвлечь по дороге обратно? Или ты считаешь Творца лишенным любопытства?"
   "Но его здесь ждали"
   "А мало ли его где еще ждут? Ну отвлекся, ну бывает. Вернется еще. Раз ждете, значит, обязательно вернется. Место-то ему знакомое"
   "Все-то у тебя просто и легко..."
   "А главное, логично" - поднимаю палец
   "И вот как мне его убеждать?"
   "А изложи ему все логично, как я"
   "Так, может, ты к нему и пойдешь?"
   "Ты смеешься? Кто ты и кто я? Ты - житель его города, его народа. Ты - единственный, кто не верил и теперь ты возвращаешься и говоришь обратное своим предыдущим словам... А я? Так, попала сюда случайно. Даже не сама пришла, а принесли, решив оказать помощь. И кого он послушает больше?"
   Он неуверенно кивает и уходит с площади. Она теперь совсем опустела. Это не та площадь, что я видела с балкончика градоначальника, эта находится на краю города, что в общем-то логично, такой сад, что я прошла (снова вздрагиваю) в центре города не высадишь. Надо же, площадь целую выстроили для встречи Творца. Меня то есть... Зарделась от смущения. Правда, сейчас они во мне разуверились, но мой провожатый их быстро обратно убедит. Страшно веры теряться. Ориентиры жизненные, на ней построенные, рушатся только так. Вот как бы им помочь? Вспоминаю, как собрала определитель по кусочкам. Подхожу к осколкам деревца. Тут уже вспоминаю, что похожее деревце, только в разы меньшее утянуло мой разум куда-то. И если я соберу (возможно) это деревце - оно меня тоже может утянуть. А, вообще, откуда это деревце взялось у градоначальника? Это же может быть ловушкой расставленной на меня. А с чего они решили, что я тут появлюсь? Это ж случайно вышло. И знает ли градоначальник - что, вернее, ЧТО он собирался мне подарить? Чем дольше я в этом мире, тем больше вопросов, а ответы давать кто будет? А может, ну его, не собирать ничего?... Но для них это святыня, связанная с Творцом. И они ее лишились.... Жалко их... Это ж какая смута начнется... Мне то все равно, меня это не заденет никоим образом, а им тяжко придется... Мой знакомый может и успокоит градоначальника, но лишившись символа веры, они начнут искать новый или забывать то, чему верили. А само по себе деревце им, похоже, вреда не приносило.... И вот что я тут на площади стою, как три тополя на плющихе? Тут нужно или делать, или не делать..
   Во-первых, получится ли его склеить? Беру два первых кусочка, соединяю. Без всяких промедлений и возражений они стягиваются в единую массу. Значит, получится. Что-то стремновато... Так, глаза боятся, руки делают. Беру кусочки, кусочечки, осколочки, искорки стекольные и соединяю. Постепенно под моими пальцами вырастет деревце. Сначала собрала мельчайшие частички, используя принцип скатывания снеговика, потом уже взялась за более крупные, потом еще более крупные. Деревцо само придавало нарастающей массе форму. Осталось приложить самый последний, самый большой кусочек и оно снова станет целым. И (возможно!) активированным. Прямо воочию увидела, что за этим последует. Меня явно утянет - как тогда, с Медвяной. И я увидела цепочку событий, которая за этим последует. Мимолетную, но всеобъемлющую, как озарение. Что-то мне не хочется, чтобы эта цепочка воплотилась... А о чем она там была? Э-э-э... Блин, вот же память девичья... Но что я этого не хотела, я помню. А значит, допускать этого не должна. А их святыня? Что важнее - мое предчувствие или их вера? Что вообще определяет важность какого-либо решения? Если я соберу, пострадать может не только этот народ (от меня даже, возможно), но если не соберу, их сердца очерствеют. А это тоже неизвестно к каким последствиям со временем приведет. Собирать или не собирать? Очень не хочется, если честно, но надо.
   Но как не хочется! А как можно нивелировать последствия? Вспоминаю, как Медвяна меня вытаскивала - привела к врачу, который смог привести меня в чувство. Значит, меня достаточно привести в чувство, чтобы то, что я видела (что же там оно было?) - не произошло. Убегаю с площади, плутаю улочками. Поминутно оглядываясь, по привычке запоминая дорогу. Стараюсь держаться широких, приметных улиц. Сначала идут незнакомые места, что неудивительно, вспоминая, как мало я здесь успела увидеть. Чуть не проскакиваю поворот, за которым проглянули знакомые очертания. Так и есть - места, где нас поселили. Где же Нелида? Прохожу к комнатам, где разместили наших раненых мужчин. Ну правильно, Нелида здесь же. Караулит, как бы чем помочь, если что. Это я такая безответственная, разгуливаю, где вздумается, а она заботится о нашем отряде.
   "Нелида, можно тебя на минутку?" - утягиваю ее за руку из комнаты.
   "Что случилось?" - закономерно и ожидаемо спрашивает она. Я бы тоже спросила, если бы меня вот так сдернули.
   "Понимаешь, мне нужна твоя помощь" - просительно заглядываю ей в глаза
   "В чем?" - недоумевает она
   "Пойдем, я покажу" - уже идем по улицам в обратном направлении, объясняю прямо на ходу - "понимаешь, я вряд ли смогу это объяснить. Это нужно показать. И нужно мне просто поверить, я далеко не все смогу сказать. Поможешь ли ты мне?"
   "Постараюсь" - пожимает плечами Нелида
   Доходим до площади. Там по-прежнему никого, и по-прежнему стоит недоделанное деревце. Нелида ахает, увидев его:
   "Но как, оно же было разбито" - значит, она тоже была в то время на площади. Отлично, меньше объяснять.
   "Понимаешь, у меня дар собирать расколотое. Но я не хочу, чтобы кто-нибудь об этом знал. Поэтому просьбы к тебе у меня будет две. Первая - я сейчас дособеру его и уверена, что мне резко поплохеет. Это вообще-то магическая ловушка. Так вот, я очень хочу, чтобы ты привела меня в чувство. Любыми способами, но привела..."
   "А ты уверена, что у меня получится? С магическими ловушками я как то особо не дружу. Тебе мага надо позвать
   "Нелида, я здесь никого не знаю. Помоги мне, я уверена, что ты придумаешь, что сделать. Кроме тебя с этим никто не справится. Я без тебя не справлюсь..."
   "А вторая просьба?"
   "Я хочу, чтобы ты никому не говорила, что это я собрала деревце. Я же говорила, что не хочу, чтобы люди знали, что у меня есть этот дар. И надо сделать так, чтобы никто меня здесь не видел с этим деревцем. Я могу просить тебя об этом?"
   "Я попробую"
   "Большего я от тебя и не жду. Спасибо тебе огромное"
  

Глава 10. Важность выбора

  
   Подхожу к деревцу, беру последний кусочек, вздыхаю, оглядываюсь, перехватываю одобряющий взгляд Нелиды... Как же не хочется... Ведь видела же, чем это грозит... А-а-а, будь оно все неладно! Быстро, пока не передумала, сую кусочек в конструкцию. Деревце приобретает целый, законченный вид. И начинает все ярче сиять ярким филетовым светом, потом я вижу вспышку. Перед моими глазами проносятся громадные расстояния, я лечу сквозь горы, поля и дороги. Мелькают реки, поселки и города. Сменяются времена года - я пролетаю разные широты. Потом скорость замедляется, я подлетаю к предгорьям, запорошенным снегом. Там стоит громадная крепость. Меня вносит внутрь и долго несет по внутренним помещениям, вынося в конце в большой зал. Даже смешно, насколько оно все шаблонно происходит. В зале мое путешествие заканчивается. Я останавливаюсь и вокруг меня сразу начинают клубиться серо-огненные туманные полосы, навевая полное безразличие, апатию и сонливость. Я замираю, просто наблюдая. В зале я не одна. Там находится мужчина. Когда влетела в зал, он находился ко мне спиной и смотрел в высокое стрельчатое окошко. Но как только мой полет закончился, он почувствовал мое прибытие и обернулся. Вальдет. И почему я не удивлена? Видимо, потому, что вокруг меня летают эти серо-огненные полосы, полностью вытесняя все мои чувства. Он удивлен.
   "Ты появилась. Удивительно, но ты здесь все-таки появилась" - он спускается по ступенькам и осторожно подходит к центру зала, где обретается моя безразличная ко всему персона.
   "А я уж думал, что потерял твой след. Как долго я тебя реальную ждал. Где же ты скрывалась все это время?" - он просовывает руку сквозь эти туманные полосы и нежно прикасается к моей щеке
   "Я отпустил бы тебя сию же минуту, но ты же опять убежишь. Ты та же, но не та. И сейчас ты боишься меня. Тебе надо ко мне привыкнуть. Тебе надо вспомнить меня" - он нежно проводит рукой по моему лицу, по волосам и смотрит на меня с удивительной нежностью.
   "Где ты сейчас?"
   Будь я в обычном состоянии, я бы не стала ему отвечать. Но сейчас мне все равно
   "Я не знаю"
   "Опиши мне это место"
   Я только открываю рот, как меня словно вырывает из этого кокона серо-огненных полос тумана и несет обратно с дикой скоростью. Я только успеваю заметить его донельзя удивленное лицо на прощание. Меня несет и несет спиной вперед куда-то. Чтобы не смотреть на это путешествие - страшно же - я закрываю глаза. Постепенно ощущение скорости пропадает. Я зависаю в невесомости. Открываю глаза. Знакомое уже солнечное сияние. Я его уже видела недавно. В яйце, когда пришла к нему по какому-то вопросу, в городе людей, которые решили нам помочь.
   "Я снова здесь. Интересно, почему?"
   "Потому что сейчас только это могло вернуть тебе ясность мышления" - привычно раздается где-то внутри меня голос.
   "Ой, слушай, еще в прошлый раз хотела спросить, да забыла. Ты кто?"
   "Я? Я - это ты. Та часть тебя, от которой ты отказалась, которую ты решила забыть. Но я не могу исчезнуть. Я - это ты. И я жду, когда ты захочешь снова обрести целостность"
   "Н-да-а-а? И от какой части себя я уже успела отказаться?"
   "Ты уже забыла большую часть себя. Еще чуть-чуть, и ты перестанешь осознавать самое себя"
   "И что будет тогда?"
   "Я не знаю. За все время существования мира, не было еще такого, чтобы Создатель не захотел быть"
   "Н-да-а-а-а? Интересно. А от чего я отказалась в последний раз?"
   "От той части памяти, в которой были воспоминания о том, как съедают твоего друга"
   "А вот скажи... Я же ведь ненавижу каннибализм... А они мои создания. Как такое получилось, что в них это есть?"
   "Тебе было интересно узнать, что такое суть каннибализма. Помнишь, ты задавалась этим вопросом? Вот мир и откликнулся на твой интерес"
   Господи, а ведь действительно. Я ведь помню, как разговаривала об этом в реальности с одним человеком. И задумывалась об этом. Боже мой, неужели мой мир реагирует даже на те мои желания, которые я не хочу, чтобы сбывались? Даже не желания, так, любопытство? На что же оно меня толкает. Правильно сказал тот человек в реальности: "Если что не так, вини меня" А кого винить, если он послужил толчком к возникновению этой ситуации? До него я об этом не задумывалась.
   "Но неужели я раньше об этом не задумывалась?"
   "Задумывалась. Но ты предпочла это забыть"
   "А.... покажи мне... это воспоминание... Нельзя же забывать что-то, теперь я ясно вижу, что это ведет к повторению ситуации"
   Передо мной появляются два шарика прозрачных. В них крутятся какие-то картинки.
   "Их два?"
   "Да. Последнее и предпоследнее. Какое ты хочешь вспомнить?"
   Значит, эту ситуацию я уже проходила... Тогда понятно, почему то событие вызвало во мне чувство дежа-вю, хотя тогда я списала это на знания, почерпнутые из интернета и фильмов. Я смотрела на эти шарики и думала, что же такого страшного там произошло, что я предпочла забыть это? Так капитально, чтобы даже намеков, отклика в душе не осталось. И стоит ли снова вспоминать то, от чего я сознательно отказалась? Нет, я пока не хочу снова переживать неприятные моменты из своей жизни. Пусть они пока полежат. Пусть они лежат нетронутыми до тех пор, пока нельзя будет иначе. А пока - пока я просто поживу.
   "Нет, пока, если нет острой необходимости, я предпочту это не вспоминать"
   Шарики исчезли так же незаметно, как и появились.
   "Скажи, а ... какой я была раньше?"
   "Другой. Ты - творец по сути и это определяло твой нрав"
   "Да мне, в принципе, и сейчас нравится, какая я. Неужели я тогда перестала себе нравиться, что от так многого отказалась?"
   "Частью ты отказывалась из-за невозможности принятия пути, выбираемого твоими творениями, частью из-за неприятия последствий твоего собственного выбора, частью - из-за обстоятельств, что происходили во времена твоей жизни"
   "Скажи, а (тут я вспомнила Вальдета. Откуда он мог меня знать?) могут ли еще жить люди, которые знали меня прежнюю?"
   "Да, такие есть. И они хотят, чтоб ты снова стала такой, какой они тебя помнят"
   А, ну это понятно. Думаю, встреть я Медвяну и Альдера, скажем ,лет через пятьсот по местному летосчислению и уже изменившись к тому времени, они бы тоже захотели, чтобы я стала более им привычной. Хм, а прикольно. У этого народа получилось создать настоящий храм. Место, где можно поговорить с богом. Кстати, как?
   "Скажи, а как люди смогли создать такое место, ну, где я с тобой, в смысле, с собой, разговариваю? Тьфу, запуталась"
   "Они его не создавали"
   "А-а-а-а? А, э-э-э-э?"
   "Это, строго говоря, не место. Та часть, которую ты отвергла, она осталась вовне, но рядом. От себя не убежишь. Но тогда, раньше, ты была доверчивей. И встреченному человеку рассказала про себя, про отвергнутую часть своей сути. И показала ему путь к ней. А уж он придумал, как оставить канал связи с тобой. Собственно, в нем ты и находишься"
   "Да-а? А почему я сейчас, до того, как ты мне это рассказала, ничего такого не помнила - ни про отвергнутую часть свою, ни про то где ее искать, да, вообще, много там про чего"
   "Чем меньше тебя в тебе остается, тем меньше твои познания. Ты сама забываешь себя"
   "Это что, я скоро так могу и имя свое забыть?"
   "Можешь. Только обычную жизнь, как ты мечтаешь, ты так и не сможешь прожить. И поэтому будешь глубоко несчастна. Сердце и чувства тебе будут говорить одно, а глаза и разум - другое. Не сумев совместить одно с другим - ты сойдешь с ума"
   Ой, мама, что-то мне это напоминает.
   "Весело. Но ведь вместе с воспоминаниями вернутся все пережитые чувства?"
   "Да, конечно"
   Нет, нет, даже ценой сумасшествия я не хочу снова переживать отринутое. Я же не просто так отказалась. Наверняка понимала, на что иду. Видимо, только не представляла, как много будет таких ситуаций, о которых я захочу забыть... Пока есть возможность погулять, я предпочитаю погулять. Да, я слабохарактерно сбегаю от воспоминаний, от самой себя, от ответственности, если кто хочет так сказать. Признаю. Но не отступлюсь.
   "Скажи, ведь время терпит?"
   "Пока терпит"
   "Тогда... пока!"
   "До встречи. Я буду ждать"
   Свет тускнеет. Створки раскрываются. Я снова в зале. Ну вот, я чуть было не вспомнила больше, чем хотела бы. Блин, да будь такая возможность, я бы забыла и то, что я здешний Творец. И просто пожить. Чуть-чуть. Вспоминая свои же слова, надолго меня не хватит. Ну ладно. Одно хорошо, в реальном мире я, слава богу, просто писатель-сказочник. Тьфу-тьфу-тьфу.
   В зале, по обыкновению, пусто. Иду знакомыми уже улочками, прохожу переулками, перекрестками - и все то оно лиственное, и все то оно живое. Красиво, на самом деле, красиво. Вот что б так по всему миру не сделать? Добираюсь до наших комнат. Смешно сказать, я за все время пребывания в этом городе, была здесь пару раз и все по делу. А сейчас иду отдыхать, а самое главное, благодарить Нелиду. Кстати, вот она. Сидит, как прежде.
   "Приветики. А вот и я!"
   Нелида, вскакивает, увидев меня:
   "Ты в порядке? Слава Богу, я так за тебя переживала"
   "Спасибо огромное, я знала, что ты что-нибудь придумаешь. Что там произошло?"
   "Когда ты вставила последний кусочек, дерево засияло, ты упала и на мои действия не реагировала. Ты вообще ни на что не реагировала. Я уж отчаялась что-либо сделать, но вспомнила про здешний храм. И решила, что, может, он тебе поможет. Отнесла тебя туда, раковина закрылась, я подождала час, потом пошла сюда. Вот с тех пор и сижу здесь, тебя жду"
   "Ого. А дерево?"
   "А что ему? Как ты упала, так оно перестало сиять. Так, наверное, там до сих пор и стоит"
   "Спасибо тебе огромное, Нелида. Я даже не знаю, как тебя благодарить"
   "Это мы не знаем, как тебя благодарить. Ведь неизвестно, что бы с нами было, если бы не ты. Почему те дикари нас отпустили?"
   "А-а-а, э-э-э-э. На самом деле для меня это тоже загадка. Они чего-то испугались. А чего, я как то решила не выяснять, вдруг бы они передумали? Просто воспользовалась ситуацией. Но Чирта-то я не смогла спасти..." - опускаю голову
   Подходит, обнимает меня:
   "Мы все не смогли его спасти. И все скорбим о нем. И будем о нем помнить"
   Помолчали. Отодвигаюсь от нее:
   "А как там наши мальчики?"
   Откликается Сават:
   "А что мальчики? Мальчики нормально. Вот полежим чуток и снова в порядке будем"
   Снова Нелида:
   "Маги им помогли, за что им спасибо огромное. Они сильно изранены были. Без магов лежали бы месяц, может, два. А так, сказали, неделю полежать и все придет в норму"
   Значит, неделя. Тогда нам придется расстаться. У меня осталось три дня до встречи с Альдером и Медвяной, а я еще столько не увидела! Жа-а-алко, я к ним так привязалась...
   "Здорово! Вот что значит, квалифицированная помощь. Ну что, ребята, неделька и вы снова в седле! Снова покорять ... э-э-э, что вы там хотели?"
   "Хотели мы дойти до заброшенного храма. Там, по легендам был культ поклонения богине. Какой, уже никто не помнит, но сокровищ там должно быть немеряно. В древние времена на драгоценности своим богам не скупились. Только, извиняй, но неделю мы лежать не будем. Воины мы, или не воины? Сегодня отлежимся, а завтра - снова в седло"
   "Ребята, ну что вам не сидится?" - взмолилась Нелида - "вы же бледные, как смерти. Куда вам в седло?"
   "Чувствуем мы себя нормально" - пресек ее возражения Сават - "А разлеживаться не в воинской натуре. Свои же засмеют"
   "Слушайте, а вы в седле-то удержитесь?" - с сомнением смотрю на них. Нелида неодобрительно на меня оборачивается
   "Вот завтра и увидишь" - воинственно бросает Керин
   Чувствую, зря я это сказала. Надо было как то иначе свои мысли выразить. Хотела же, наоборот, их отговорить. Ну вот что Нелида на меня так злобно смотрит, мне самой сейчас неловко? Поняла уже, что не то сморозила. Тихонько прошу прощения у нее, объясняя, что хотела их, наоборот, отговорить. Выражение ее лица смягчается, она снова отворачивается к ребятам и пытается их отговорить. Мне тут пока нечего делать, выхожу. Во дворике усаживаюсь на каемку фонтанчика, размышляю. Спустя какое-то время подходит Нелида, молча присаживается рядом. По выражению ее лица делаю выводы, что поединок "Нелида-Наши подраненные орлы" закончился со счетом 0:1 не в нашу пользу. Нелида подтверждает мои мысли, произнеся с непередаваемой интонацией:
   "Эти мужчины!" - со смесью злости, восхищения, огорчения и наверняка еще каких эмоций, что так сразу и не уловить.
   Согласно киваю головой:
"Это да. Они такие" - помолчала - "Не удалось?"
   "Нет" - огорченно качает головой она - "Вбили себе в голову, что мужчины должны быть сильными и переносить все ранения на ногах"
   В ее глазах появляются слезы:
   "А сами серые еще... Как будто не видят, как я.." - смотрит на меня - "...мы за них переживаем. Ну и что с ними делать?"
   "А ты думаешь, что мы сможем как то изменить их решение?"
   Она отрицательно качает головой:
   "Савата точно не переубедить, он всегда упрямым был, а Керин не захочет на его фоне слабаком для нас казаться. Так и будут друг перед другом хвосты распушать. Кочеты бестолковые!" - встряхивает головой девушка.
   Молча киваю. Сидим некоторое время - Нелида наверняка вся в мыслях об этих "кочетах", а я... я просто любуюсь закатными красками на листве, в отражении воды, на стене, проглядывающей сквозь траву. Слушаю затихающий щебет - дневные пташки уже укладываются, а время ночных еще не наступило. Мягкий шелест перекатываемой воды ласкает слух и убаюкивает. Потихоньку холодает. Со стороны улицы затихает шум, люди разбредаются по своим домам или тихо прогуливаются парочками. Дневные шумные дела заканчиваются и наступает время романтики или тихих семейных вечеров. Э-э-х, почему я еще не семейная? Сидела бы сейчас на полу на шкуре у очага и тихо млела в объятиях мужа. А, может, просто привалилась бы к его ногам, в то время, как он бы задумчиво читал что-нибудь или мастерил. Или сидели бы мы в саду на качающейся лавочке с мягким матрасом, а он мне тихо наигрывал бы какую-нибудь мелодию на гитаре и пел, а я ему подпевала. Или на берегу речки - сидели бы рядышком на бревне и смотрели бы на воду. А есть ли у меня половинка? Здесь, в этом мире? Если есть, я сюда на постоянной основе не раздумывая переберусь. Может ли у Творца быть половинка? Вроде должна, я же чувств не лишена, значит, чувства должны быть к чему-то приложены? Я испытывала столько чувств, что неизведанным, наверное, осталось только одно, самое сложное - любовь. Как можно сотворять миры, не любя? Вот и получаются они такими негармоничными. Значит, все созданное - уничтожить и больше ничего не сотворять, пока не влюблюсь взаимно!
   Оглядела созданный мной негармоничный мир. Пока погодю... а то жалко. Да еще и не исследовано ничего. Я потом.... Как-нибудь... попозже... А может, найду способ сделанное гармонизировать... Кто меня знает? Пути мои неисповедимы, как говорил кто-то шибко хохмистый.
   Из-за угла показались двое - градоначальник и мой провожатый. Градоначальник уже не выглядел таким удрученным, видимо мой знакомый в чем-то его сумел убедить. И это радует. Они шли в нашу сторону, о чем-то оживленно переговариваясь. Видимо, мой провожатый рассказал еще и о том, что он сменил веру и теперь не является изгнанником. И это тоже здорово! Блин, а они что, до моего прихода сами не могли все так устроить? Ну ведь несложно же было! Лентяи! Логику ленятся включать!
   Наконец, они подходят к нам. Градоначальник, улыбаясь, здоровается и произносит:
   "Кречан рассказал мне о том, что переменило его мнение и вернуло в город. Спасибо тебе, Юля, что вернула нам нашего непутевого отступника. Без него, боюсь, сегодняшний день сложился бы совершенно иначе. Я сам утратил веру и чуть было не последовал примеру Кречана, но тут он заявился сам и перевернул все мои представления о мире. Я сам пока не оправился от такой резкой смены мировоззрений, но уж точно не ощущаю той пропасти за спиной, что еще недавно чуть не поглотила меня. А все благодаря Кречану. И тебе, что смогла вернуть его в строй. Спасибо"
   "Ой, пожалуйста" - смутилась я - "Только, боюсь, я сказала лишь то, что он сам постоянно слышал, только другими словами. Хотя я рада, что смогла помочь"
   В это время из-за угла, сто стороны главной улицы прибегает человек, что-то возбужденно крича. Мы все на него оглядываемся. Он добегает до градоначальника и, запыхаясь, что-то тихо ему говорит. Брови градоначальника удивленно ползут вверх:
   "Это правда? Такое же невозможно!!!"
   В ответ тот показывает в сторону улицы. Мы все с интересом туда смотрим. Какое-то время ничего не происходит, и я уже начинаю нетерпеливо ерзать, но вот показываются два человека, и они с величайшей осторожностью несут... ну да, а я про него успела забыть - дерево, то самое - стеклянное, фиолетовое. Мама, я к нему больше не прикоснусь ни за какие коврижки! Они тем временем подходят к градоначальнику и осторожно передают ему дерево. Тот ошеломленно принимает его:
   "Я же сам разбил его! Я думал, эта святыня безвозвратно утрачена! Подарок человека, что создал храм, священная реликвия моего народа. Как такое возможно?"
   Все молчат. Нет, так не годится, надо же как то разрядить обстановку:
   "Так радоваться же нужно! Чем не знак Творца, если святыня восстановлена? Вроде ж все здорово?"
   Он задумчиво переводит взгляд на меня, потом взгляд его проясняется и глаза начинают сиять просто детской радостью:
   "Да. Как мне самому в голову не пришло? Это ж точно знак Творца! Никто больше не мог собрать эту святыню! Она снова будет помещена в хранилище на самое почетное место и будет его дожидаться. Теперь точно верю, что когда-нибудь Творец посетит нас. Он сам показал это, вернув нам утраченное"
   С этими словами, он, окрыленный, быстрым шагом ушел, унося это дерево на свое место. Вместе с ним удалился и мой провожатый. Но теперь я хотя бы знаю, как его зовут - Кречан. И остальные ушли, вслед за градоначальником. Снова у фонтанчика остались мы с Нелидой.
   "Слышала, тебя назвали Творцом" - дружески пихает меня в бок она
   "А то" - гордо отвечаю я - "Теперь придется им побыть" - заговорщически оглядываюсь - "недолго и тихо, а то напинают за богохульство"
   Вместе смеемся. Отсмеявшись, Нелида снова уходит к мужчинам. А я остаюсь любоваться вечером. Завтра я отсюда уйду, вместе с отрядом или одна. Я отовсюду ухожу. Так пусть хоть сегодня я немножко расслаблюсь и почувствую себя дома. Как давно у меня не было дома...
   Солнце, пробиваясь сквозь листву, нежно гладит мое лицо. Вода так же тихо журчит. Тепло. Оттенки становятся все более красными, потом багровыми, потом наступают сумерки. Все это время я сижу на краю фонтанчика, иногда ложусь на него и провожу рукой по воде, любуясь ее всплесками, переворачиваюсь на спину и смотрю в небо или на бок и оглядываю внутренний дворик - тихий, спокойный. Потом снова усаживаюсь и просто наслаждаюсь жизнью.
  
   Снова открываю глаза. Впереди целый день, наполненный делами. А ночью - ночью я опять приду сюда.
   ... И снова я закрываю глаза. Краткий миг темноты, и ...
  
   Сзади тихо подходит Кречан и усаживается рядом. Некоторое время сидим молча.
   "Хочешь, я покажу тебе свой дом?" - наконец спрашивает он.
   Удивленно поворачиваюсь в его сторону: "Хочу"
   Он встает и предлагает мне руку, приняв которую, встаю и я. Выходим из уютного дворика, идем по притихшим улицам, сворачиваем, снова идем прямо. Уже совсем стемнело. Собственно, городок небольшой, но архитектура его совсем запутанна - она в принципе напоминает обыкновенный лес - там тоже нет прямых дорог и там так же в неожиданном месте сворачиваешь, огибая упавшее дерево или особенно раскидистый куст. Люди, попадающиеся нам навстречу, уже не заняты делами, они прогуливаются - парочками или поодиночке - неспешно, спокойно. Окна уже зажглись теплым манящим светом, намекающим на уют и семейное тепло. Как часто я заглядывала в окна, чтобы увидеть кусочек чужой жизни...
   Кречан останавливается перед домом с темными окнами, открывает дверь, заходит, приглашает меня. Пока захожу, он включает свет.
   "Боже мой, какая красота!" - невольно вырывается у меня.
   Его дом - словно из сказки. Он умудрился вплести в архитектуру дома живые деревья, впрочем, как и многие в этом городе. Но я впервые видела это изнутри. В гостевых комнатах ничего подобного не было. Живое дерево переплеталось с камнем и обработанной древесиной, составляя невиданные узоры и завораживающие переплетения. Мягкий свет завершал картину, словно окуная в тепло янтарного меда. Я понимаю, как это смешно звучит, но ассоциации именно такие.
   "Как же сильно ты во всем разочаровался, если смог отсюда уйти. Здесь же так красиво!"
   "Когда тебя ведет сильное чувство, ты можешь отказаться даже от большего. А мои чувства были очень сильны"
   "Удивляюсь я на тебя. Честное слово, удивляюсь. Я бы не смогла такую красоту бросить только из-за разочарования в вере. Но это я. Я вообще неженка. А тебя я теперь еще больше уважаю - чтобы отстоять свою точку зрения, ты несколько лет подряд смог отказываться от такой красоты. Нет, честно, уважаю - за силу духа"
   "Какой бы сильной не была моя уверенность и моя стойкость - ты ее разрушила. И снова вернула меня сюда. Спасибо."
   "Пожалуйста" - смущенно улыбаюсь - "Ты уже виделся с теми, кто тебя ждет?"
   "Да. И за это мне тоже следует сказать тебе спасибо..."
   "Эй-эй, ты так спасибов не наберешься и меня засмущаешь" - смеюсь я. И смеюсь не в одиночестве.
   Побродила по дому, касаясь руками того или иного предмета, стены, всякой попадающейся поверхности. Красиво здесь. Почему у меня такого дома нет? Погостив немного, прошусь обратно. Меня проводят до самой двери гостевого дома, на минутку сжимают в объятиях и отпускают, желая спокойной ночи. Я тоже желаю спокойной ночи Кречану. Захожу - все уже спят. Тихо перемещаясь, прохожу в ванную комнату, умываюсь, чищу зубы - каким-то корнем, который если разжевать, получается сладковатая кисточка. Прокрадываюсь к пустой кровати, раздеваюсь, с наслаждением растягиваюсь под одеялом. Здорово! На этот раз сон сморил меня очень просто и капитально.
   На следующее утро меня разбудили звуки собирающихся ребят. Выглядели они все еще очень серыми, но по-прежнему упрямыми. Нелида неодобрительно, но молча помогала им собираться. Еще совсем раннее утро, только рассвело, воздух чист и прозрачен, птицы шумят вовсю. Выскальзываю из-под одеяла, быстро одеваюсь, заправляю кровать и выхожу. Свежо-о! Ненавижу утро именно из-за холода. Во дворе стоят наши кони, в углу тихо примостилась моя метла. Все как всегда. Помогаю нашим мальчикам упаковать лошадей. Они не жалуются, но выглядят, если честно, ужасно. Наконец, со сборами закончено. Осматриваю жилье, в котором провела день и ночь, прощаюсь с ним. Я всегда прощаюсь с местами, в которых побывала - каждое из них оставляет в моем сердце след. Снова выхожу во двор. А там, оказывается, народу прибыло. Пришли градоначальник и Кречан. Прощаюсь с градоначальником. Мне нечего ему сказать, поэтому просто тихо, по-дружески, обнимаемся, и я отхожу, что бы он мог проводить остальных. Ко мне подходит Кречан:
   "Как жаль, что ты уходишь так быстро. Мне так о многом хотелось с тобой поговорить. Я буду помнить о тебе. И если ты захочешь вернуться, тебя здесь будут рады увидеть"
   Смущенно зарделась. Все же, как приятно слышать, что тебе рады.
   "Спасибо, Кречан. Мне самой жалко покидать это место. Оно оставило в моей душе неизгладимый след. Я уверена, что еще вернусь сюда. Здесь очень хорошо. И я очень рада, что познакомилась с тобой" - обнимаю его.
   "У меня для тебя есть подарок" - он протягивает мне что-то квадратное, завернутое в ткань.
   "Ух ты, это мне?" - беру подарок - "Мне его сейчас открыть?"
   "Нет, открой его, когда уедешь далеко и почувствуешь в этом необходимость. Здесь самое ценное для меня, то, что я смог обрести благодаря тебе"
   "И ты отдаешь мне то, что только что обрел?"
   "Теперь оно должно быть светом для другого. Придет такой момент, когда ты тоже захочешь отдать это кому-нибудь еще. Я сам когда-то получил это и точно так же услышал эти слова"
   "Спасибо, Кречан" - а что еще тут можно сказать?
   Мне отдают в руки метлу, я усаживаюсь и мы медленно уезжаем. Проезжаем еще тихими, сонными улочками, переулками, выезжаем к воротам. Я прижимаю к груди этот квадратный сверток. Пожалуй, только из одного места мне так же тяжело было уезжать, но то место находится в реальности. Ворота закрываются за нами. Впереди редкий, красивый, пронизанный светом лес. Совсем не похожий на только что оставленные ухоженные заросли. Перед внутренним взором встает тамошний храм. Куда я еду? Зачем? Останавливаюсь. Мои спутники, не заметив, продолжают движение вперед. Ведь там, сзади, осталась часть меня. Часть, которую в реальности я так настойчиво ищу. Часть, которой мне не хватало. Вот он, шанс ухватить себя, сделаться целостной. Почему я уезжаю? Я что же, себя боюсь? Да, боюсь. Но я всегда убегала от себя. Может, мне стоит хоть раз принять себя? Пока есть решимость? Разворачиваюсь и лечу обратно.
   "Юля!" - оглядываюсь. За мной скачет Нелида - "Ты куда?"
   "Я не знаю, Нелида. Я, наверное, обратно"
   Она неверяще смотрит на меня:
   "Юля, но ты же сама хотела в нашу компанию. Мы тебя приняли. А теперь ты нас бросаешь?"
   Бог мой, я только сейчас поняла, как это выглядит со стороны. Наверное, ей я показалась жуткой свиньей. Да я и сама себе сейчас такой кажусь.
   "Прости меня, Нелида. Я понимаю, что ты про меня подумала. Я действительно, свинья. Просто... просто там, в городе, осталась часть моей души. Я подумала, что, может, я смогу вернуть ее себе"
   "А как же мы? Теперь, когда не стало Чирта... Наша команда сильно обескровлена. С твоим уходом нам станет еще тяжелее"
   Смотрю на нее. Да, я сама хотела. Но там, в городе, моя душа, моя суть. Все то, что я так долго искала в реальном мире. И вот она, под самым моим носом и я как раз готова принять себя. Первый раз в жизни на самом деле готова. Что определяет важность какого-либо решения?
   "Прости, Нелида, ты права. Мы несем ответственность за свои желания. Я хотела к вашей компании присоединиться. И я останусь. Только давай последний раз посмотрим на этот город?"
   Она кивает и мы продолжаем возвращение назад. Доходим до границы редкого леса. За ним начинается густой, высоченный лес. Просто лес. Города в нем уже нет.
   "Боже мой, я только слыхала про такие города. Их называют плавающими. Они не привязаны к поверхности и возникают то тут, то там"
   Так вот почему градоначальник так удивлялся нашему появлению. Вот почему он говорил, что у них редко бывают гости. Прощай, часть моей души. Ты была так близко. А теперь путь к тебе неизвестно где.
  

Глава 11. Дела дней минувших

  
   Разворачиваемся и молча нагоняем нашу мужскую часть команды. Они, сидя на лошадях, дожидались нас. Мы молча продолжаем поход. Дорогу пошла в гору. Им тяжело, они на лошадях. Слава Богу, я на метле. Спасибо тебе, хозяин транспортной лавочки, ты даже не знаешь, какую услугу мне оказал. Мимо нас проплывают деревья. Тут уже гораздо ближе осень, чем внизу. Много красных и желтых листьев, кое-где они уже начали опадать. В осени тоже есть своя прелесть. Например, буйство красок. И живая тишина. Дорога стала еще более наклонной, лошади по ней уже с трудом идут. Я перевесила с самой слабой лошади большую часть вещей на метлу, насколько хватило места, чтобы поместилась я сама. Как то неохота вползать на гору на лошади, я пока с ними не настолько хорошо управляюсь. Корни, листья, уклон - и вместе с тем, неимоверная красота. Я как то была в предгорьях, там тоже красиво. Но в самих горах - это не сравнится, какая красота. Сбоку, справа по ходу движения, иногда проглядывает река - сильная, быстрая, как все горные речки. Мы идем больше наискосок, чем прямо, поэтому в саму гору вползаем не так уж и быстро. Мужчинам с каждым километром все хуже и хуже. Все чаще мы с Нелидой с беспокойством поглядываем на них. Но они пока держатся и молчат. Наконец, взбираемся на гребень горной гряды. Впереди раскидывается море - полукругом вгрызаясь в сушу, дальше оно растворяется в небесной синеве. Невозможно отследить его границы, да, собственно и не тянет.
   0x08 graphic
Некоторое время завороженно смотрим вперед - до моря еще далеко, его видно исключительно потому, что мы находимся на самой высокой в этой части гор гряде. В море впадает река - сестра той, что периодически сопровождала нас в путешествии. В который раз пожалела об отсутствии фотоаппарата - все находимые мной в реальности фотографии не сравнятся с тем, что я вижу ... э-э-э-э, вижу своими глазами. Нам все равно не нужно к морю. Поэтому, со вздохом отвернувшись от захватывающей дух картины, мы дружно поворачиваемся к ней боком и продолжаем путешествие в нужном направлении. Все это время удивленно размышляю о том, что этот мир по моим ощущениям становится все более реальным. Я все более явственно ощущаю утренний холод по утрам, все ярче становятся краски - словно не сон смотрю, а в окно, причем с каждым разом это окно становится все чище и чище, тоньше и тоньше. Даже привычная уже метла воспринимается иначе, чем в начале моего с ней знакомства. Тогда я просто воспринимала ее, как объект - прямоугольный, деревянный. Теперь же у нее появились ощущаемые шероховатости, объем и запах. В моих снах появилась перспектива - то есть окружающаяся действительность перестала восприниматься единым объектом, как раньше. Я и в реальности-то не особо различаю расстояния, воспринимая картинку целиком. А вот во снах - у меня появляется разноплановость восприятия - то есть - на передний план выходят руки, вцепившиеся в метлу, чуть дальше - проносящаяся под метлой земля, еще дальше - зад впереди идущего коня и спина всадника, дальше - травы и деревья, а где-то далеко - горизонт. Что это? Я потихоньку придаю своим снам не только черты реальности, но и свойства реальных объектов? Или сам мой вымышленный мир становится реальнее? Или, может, я все более туда ухожу? Что бы, интересно, ответила на это моя всезнающая часть, от которой я пока отделена? Интересно, а можно провалиться в выдуманную реальность?
   Сама об этом задумалась - хочу ли я это? И, кажется, впервые поняла Альдера и Медвяну - я тоже очень привыкла к своему миру, даром, что живу в нем с рождения. Но и этот, выдуманный мир тянет меня со страшной силой, он мне тоже очень дорог. Нет, все-таки ненадолго отлучится в этот мир - с удовольствием. Но как только я покину родной, реальный мир, я тут же начну по нему тосковать. Почему, интересно? Что меня в нем держит, если задуматься? Если задуматься, то получается нерадостная картинка. Если у меня будет возможность действительно перенестись в мой мир, я стану жить на два мира, но не потому, что они оба меня держат, нет. Все гораздо проще и грустнее - мне нравится быть на границе, чтобы иметь возможность существовать отстраненно от событий. Я не хочу принадлежать ни одному миру, стоит мне начать к чему-то привязываться - и мной обуревают эмоции - разрушительные и мощные. Причем зримо разрушительные, в чем я уже убеждалась. И, если честно, когда я задумываюсь о том, чтобы нести ответственность за мир, который сотворила, вести, наставлять, указывать путь, разъяснять и пестовать - хочется сойти с ума - необъяснимая тоска и полнейшая опустошенность мгновенно заполняет то, что я называю своей душой. Поэтому я просто об этом стараюсь не думать. Каждый имеет право жить так, как хочет. Каждый. И пусть каждый и разбирается с тем, что натворил - я тут совершенно ни при чем, полностью индифферентная единица. Отстаньте! А самое страшное, если бы та моя нерожденная вселенная все-таки появилась - я бы с удовольствием существовала и в трех мирах, перескакивая из мира в мир, и не принадлежа ни одному. Везде случайно, везде - совсем ни при чем. Тут же вспомнился сон, где я попала в город, окруженный со всех сторон лесами - милый, маленький, но полностью автономный, с полноценной инфраструктурой, город. И мысль из того сна - "Я везде - проездом". Часто в своих снах я мудрее себя настоящей, но бог ты мой, как же я не хочу иметь такую ответственность знания, какая у меня во снах. Лучше - лоботомия и смирительная рубашка. И пусть я не смогу прожить обычную жизнь, как сказала мне моя часть в том храме, но дайте же мне хотя бы попытаться... А сойти с ума я всегда успею. К тому же, в реальном-то мире - я-то обычный человек, как только начну сходить с ума, то я перестану входить в этот мир. Надеюсь, предреченное безумие относится только с созданному мной миру и к миру реальному не имеет никакого отношения?
   Какое-то время все еще едем по вершине гряды, но наступает момент, когда наш маршрут требует спуститься с нее, что мы постепенно, так же осторожно, наискосок, и делаем.
   0x08 graphic
Уже у самого подножия этой горной гряды, перед начинающимся лесом, у наших мужчин совсем кончились силы. Они обессилено остановили лошадей и сползли на травку, растянувшись и не двигаясь, правда, совершенно молча, без стонов и жалоб. Все-таки, помощь-помощью, но им до сих пор было тяжело. Зря они не остались там, в городе. Меня передернуло от мысли, что это могло быть спровоцировано моим желанием продолжать движение. Ну не все же в этом мире подчинено моим прихотям, это слишком страшно! Не буду об этом думать, в конце-концов, вдруг это моя обыкновенная гордыня!
   В любом случае, мы остановились на привал. Наши мужчины лежали в лежку, пришлось нам расседлывать коней, собирать палатки, искать дрова для костра - хоть с этим все было просто. Встала проблема воды. Впрочем, несложная - я на метле, могу полетать окрест, поискать. Собственно, так и порешили. Взлетела, ищу. И тут, етить их всех за ногу, пошел дождь. Тут кстати подвернулась речка горная - быстрая, чистая, ледяная! Набрала во все емкости воды, навесила на... этот... стержень - метла заметно просела - и полетела обратно. А дождь уже не дождь - ливень, хлесткий, холодный, беспощадный. Искупалась, сама того не желая. Приятным это ощущение не назовешь... Нашла нашу стоянку, спустилась. Растерлась, переоделась в платье - единственная моя одежда, кроме вымокшей, к тому же, сухая. Плаща вот только нет - не купили его, денег не хватило. Нелида, опустив глаза, настойчиво сунула мне плащ Чирта. Чирт... Грустно вздохнула, пошла помогать кашеварить и кормить небоеспособную часть нашего отряда. За время готовки опять вымокла, правда нижней частью, ведь на мне по-прежнему были туфли, еще те, Альдеровские. Вот, блин, капризная дурочка! Согласилась бы на тот кошмар, что предлагали в деревне в качестве обуви, небось ноги не так бы вымокли... Холодно. Забралась в нашу с Нелидой палатку, укрылась всем, чем нашла. Спала я в эту ночь плохо.
   Утро выдалось хмурым, но дождь прекратился. В этот раз мужчины помогли немного, сил у них явно прибавилось после сна. А мне чего-то хреновато. Шатает от слабости, хочется спать и не пойму - то ли жарко мне, то ли холодно. Ясно - высокая температура. А впереди еще один день пути. Старалась больше лететь на метле - там можно с чуть большим комфортом прислониться к чему-нибудь головой, лошади не любят, когда на них лежат. Ехали молча, сил говорить ни у кого не было, так что я могла спокойно дремать, периодически приоткрывая один глаз, чтобы не улететь в сторону от остальных. Где-то после полудня лес как то очень быстро изменился. Был обыкновенный такой светлый лесочек, а буквально спустя пять минут - громадные древние деревья, с необхватными стволами, покрытые мхом и лианами, устремляющиеся ввысь на необозримую высоту. Лес стал темнее, корни теперь выпирали иногда образуя аж арки, под которыми мы проезжали или перепрыгивали. И все же этот лес был каким-то умиротворенным, сонным. Решили остановиться на привал. Мужчины снова обессиленно сползли на землю. Правда, потом поднялись, чтобы накормить и вычесать лошадей. Нелида снова протянула мне емкости для воды с прежней просьбой.
   "Честное слово, надоело! А без меня вы бы как воду искали?" - сердито нахмурилась я
   "Без тебя мы бы пытались найти другой выход. Но так как ты у нас есть - пожалуйста, будь добра искать воду - мужчинам нужно приготовить отвары. Сама видишь, они измотаны, но занимаются делом. В отличие, от тебя" - спокойно ответила мне Нелида.
   "Вот о мужчинах ты заботишься. А я чем хуже? Мне тоже плохо, я, между прочим, вчера простудилась и мне целый день плохо" - капризность в моем голосе зашкаливала. Я вообще плохой собеседник, если мое самочувствие оставляет желать лучшего.
   "А что с тобой?" - удивленное вскидывание бровей, прикладывание руки к моему лбу - Ба, да у тебя жар, я бы даже сказала, сильный жар!"
   Ну вот, пока не пожалуешься, никто и не заметит. Захотелось расплакаться от обиды.
   "Значит, тебе тоже нужен отвар. Но, Юля, у нас все равно воды нет. А ты - самый быстрый и надежный способ найти воду. Кроме тебя, так толком никто из нас и не научился управлять метлой. Слетай все-таки, посмотри воду" - Нелида была непреклонна
   Покорно вздохнув, уселась на метлу и взмыла в небеса. Река по-прежнему была относительно недалеко и так же протекала в направлении, найденном вчера. Честно набрала воду, принесла. Уселась отдохнуть, думая, что сейчас опять позовут помогать готовить, незаметно уснула. Проснулась от запаха отвара, приятно щекотавшего ноздри. В протянутой мне кружке плескался какой-то темный, непрозрачный, горячий отвар. Осторожно глотнула - вроде нормально, даже вкусно. Горячевато, правда, но это дело времени. Ко времени, когда моя кружка опустела, все уже собрались и готовы были продолжать путь. Блин, мне даже не думалось, что жизнь расхитителей гробниц и храмов - не сахар. В любую погоду - ехать, невзирая на усталость, неудобства, раны и голод. Железные люди! И почему я такая слабенькая? Мне уже сбежать хочется, к теплому домику. Вот что дождь, холод и простуда делает с искренними намерениями человека познакомиться с чем-то новым. Убивает внапрочь. Скорее бы солнышко.
   И снова потянулись километры по лесам. Как ни странно, мне немного полегчало, поэтому я смогла обратить часть своего внимания на спутников. Мужчинам было действительно очень тяжело. Лучше бы они тогда не выпендривались, а спокойно отлежались в гостях. Печально покачала головой. Замечая, что кому-нибудь становилось совсем невмоготу, пересаживалась на лошадь, а на метлу сажала этого человека и, придерживая ее, вела на уровне, достаточном, чтобы спокойно огибать возникающие препятствия. От меня это уже усилий не требовало, а они спокойно отдыхали. Так мы смогли, больше не останавливаясь на привал, ехать до самых сумерек. Мы уже подумывали подыскивать место для ночлега, как неожиданно обнаружили то, что искали.
   Этот храм появился как то совершенно неожиданно, точнее обнаружился он неожиданно. Мы ехали прямо, по направлениям, выведанным раннее. Иногда попадались участки, похожие на дорогу, иногда по пути вились тропки или намеки на них. Вот и тогда, мы ехали какой-то тропке, устланной темно-рыжими палыми иголочками, прошлогодней темной листвой и новой, только начавшей опадать. Обогнули гигантские корни, перелезли через валуны, вышли на маленький свободный пятачок, окруженный со всех сторон громадными деревьями. Мельком осмотрели ее, прикидывая, пойдет ли это место для ночлега или нет, и тут увидели храм, вернее, вход в него. Керин увидел, и по его окрику, мы внимательнее присмотрелись тому, что в первый момент пропустили, посчитав обыкновенной особенностью местности. Честно говоря, от самого храма только вход и остался. Весь его силуэт был скрыт деревьями, кустами и лианами. Даже невозможно было сказать - высокий он был или низкий, настолько он был разрушен, скрыт и стар. Сбоку входную арку подпирало, потихоньку смещая, огромное дерево, так типичное для этих мест. Он вообще был окружен этими деревьями и полускрыт ими, виднелся только этот вход, сложенный из огромных каменных блоков, серых и старых. Чудо, что мы его заметили. Вход зиял чернотой. Перед входом было разбросано много камней и каменных осколков, видимо, когда-то там было что-то еще каменное - может, крыльцо, может, скульптуры или алтарь, чем черт не шутит? Но сейчас это было не разобрать.
   "Нашли" - выдохнул Сават и сполз с метлы, на которой ехал последние полчаса.
   Его примеру последовали и Керин с Нелидой. Я спустилась последней, все-таки уступаю я им в искусстве слезания. Они помолчали, стоя перед входом... По-моему, они сами не верили, что наконец дошли. Что вот она - цель.
   "Ну что, пошли?" - хрипло сказал Сават.
   Он вообще, по-моему, не привык пасовать перед неизвестным. На нем, скорее и держалась вся кампания по добыче сокровищ. Оставив лошадей у входа и запалив факелы по штуке на человека, мы зашли внутрь. Я чуть подзадержалась, входя под свод арки последней. Припозднилась я не из страха перед чернотой входа - в этом мире я вообще как то поистратила свой запас страхов, нет. Я поймала себя на мысли, что за всем наблюдаю со стороны, чтобы лучше запомнить события, которые потом мне предстоит описывать на бумаге. Интересно, этот синдром - общий для всех писателей? Уже подходя ко входу, я испытала только что осмеянный мною страх. Причем, страх не к храму - к только что спокойному и тихому лесу. Внезапно он показался мне жутко страшным, просто до чертиков пугающим. Что со мной? Минуту назад он казался мне самым обычным, а теперь мне не только самой страшно в нем оставаться, а еще и лошадей страшно бросать. Теперь храм, заброшенный, старый и мрачный казался единственным если не дружелюбным, то хотя бы неопасным местом.
   "Ребята, я боюсь леса! Честно. Давайте лошадей заведем в храм тоже, я и за них боюсь!" - меня начала колотить дрожь. Было действительно нереально жутко.
   "Ты чего? Еще вчера спокойно спала в лесу, а сегодня вдруг испугалась! - хохотнул Сават
   Но я упрямо стояла на своем, категорически отказываясь слушать все их реплики. Мне просто крайне необходимо было, чтобы все наше было заведено в храм. Странно, но на это ужасное, гнетущее меня чувство больше никто не откликнулся. Даже сами лошади были спокойны. Поняв, что с истеричкой спорить бесполезно, проще успокоить ее, выполнив просьбу, лошадей завели внутрь. Неприятное чувство ощущать себя истеричкой, но я ничего не могла с собой поделать - мне было до ужаса страшно. Но когда все оказались внутри - страх моментально отпустил. Снаружи быстро темнело, поэтому количество факелов было решено увеличить - как раз нашлись пазы для них и теперь некоторая часть храма была освещена, для остальных же мест вполне годились факелы, носимые с собой. Собственно, внутри храм был небольшой - одна комната - большая, ничего не скажу, на стенах вместо рисунков или фресок - выдолбленные фигурки. Что-то подобное я видела в Египте, в долине царей, в Карнакском храме - там тоже лежали такие вот стены с высеченными рисунками. Правда, там скорее были надписи на их фигурном языке, здесь же были целые картинки, что-то повествующие. Даже в неверном свете факелов они вызывали оторопь тонкостью и подробностью исполнения, а также неописуемой красотой и любовью, вложенной в их создание. Также в помещении были осколки камней, громадная плита камня, неприятно напомнившая алтарь, на котором меня чуть не принесли в жертву и у самой дальней стены еще один постамент, состоящий из ступенчатых поверхностей. Все это уже было опутано лианами, засыпано пылью, истлевшими листьями и целыми ветками и могло только приблизительно говорить о том, как оно все выглядело во времена, когда этот храм использовался по назначению. Пока я все осматривала с академическим интересном, мои спутники зря время не теряли - они тщательно обыскивали храм, выявляя, выстукивая, вынюхивая в нем тайники. Керин взял на себя стены, Нелида - пол, Сават принялся за все выступающие поверхности. Удовлетворённо кивнув в одном месте, он занес топор над камнем.
   "Сават, постой!" - от моего вопля перестали работать все. Кажется, за сегодня я приобрету репутацию истерички и неуравновешенного психа. По-моему, они уже потихоньку начинали жалеть о своем решении взять меня с собой.
   "Ну что опять?" - хмуро поинтересовался Сават.
   "Сават, не разрушай храм, пожалуйста, он такой красивый" - взмолилась я - "Давай лучше поищем, вдруг оно как то открывается?"
   Мне стало неимоверно жалко это историческое место. Может быть, из-за таких вот Саватов в моем реальном мире не уцелели целые пласты культуры. А здесь я хоть как могу повлиять на происходящее и, может быть, через тысячи лет сюда смогут приходить туристы и любоваться на забытую красоту. Меня всегда раздражали фильмы, в которых герои, открыв старинные гробницы, сносили там все подчистую, становясь последними ценителями увиденной красоты.
   Пока он не опомнился от моей неописуемой наглости, я подбежала к месту, где он находился, и стала лихорадочно ощупывать, обнюхивать и чуть ли не облизывать место, над которым нависла угроза разрушения. Плодом моих суетливых исканий стало тихое жужжание - и под до сих пор занесенной рукой Савата камень, к которому он прицелился, отъехал в сторону. Уж не знаю, в какой именно момент и на что среагировала крышка. Внутри оказались всяческие драгоценности - ювелирные украшения, просто камушки - ограненные и нет, различные маленькие фигурки, очень-очень красивые. Сават хмыкнул и стал сгребать все найденное в сумку. Спустя всего пару мгновений с похожей просьбой я метнулась к Керину, по все той же причине - он с молотком облизывался на стену, которая сама по себе была произведением искусства. Только сейчас до меня стало доходить, как много понаразрушали мои спутники, ведь у них даже мысли не возникло, что можно действовать иначе, у них уже выработался рефлекс поступков. Пара минут лихорадочного обследования стены принесла ожидаемые плоды - стена открылась, явив взору очередные залежи. Нелида покачала головой и, когда в очередной раз послышался характерный звук пустоты, посмотрев на меня, стала производить похожие манипуляции - и была вознаграждена. Все поняли, что при некотором усилии, можно спокойно достать искомое, а я перестала метаться от одного к другому, наверняка вызывая их возрастающее раздражение. Успокоившись насчет сохранности обстановки, я пошла обследовать темные углы.
   Пройдя дальше, в совсем уж непроглядную темень, которая едва разгонялась даже моим факелом, я увидела засыпанный остовами деревьев, ветками и листьями проем, ведущий дальше и вниз. Значит, храм состоял все-таки не из одной, пусть и большой, комнаты. Оглянувшись на орудующих людей, я решила им ничего не рассказывать - все равно найденного им вполне хватит, так пусть хоть какая-то часть храма останется нетронутой. Тянет меня к таким вот нетронутым следам былых времен. Просто посмотреть, попытаться прочувствовать дух того времени, мысли его обитателей и, ничего не трогая, тихо уйти. Усмехнулась, вспомнив сон, в котором мне непременно надо было раскопать кладку яиц птеродактилей - уж там меня ни разу не беспокоила сохранность найденного. Все-таки весьма избирательна моя тяга к простому осмотру. Иногда ручки сами тянутся потрогать. Почему меня в моих снах никто в таких случаях не может удержать? Хотя, без этого не было бы сюжетов моих снов. Да нет, как раз вспомнила, даже в реальности прогуливаясь по заброшенным местам и впитывая атмосферу этих пространств, я то и дело что-то поднимаю, чего-то касаюсь, а потом просто возвращаю на место, что бы не нарушить установившееся равновесие. Но не всегда поднятое по возвращении на место, возвращает изначальное равновесие - иногда поднятое запускает цепную реакцию.
   Тихонько вернулась обратно и уселась на громадный обломок камня - тут я им не помощник, в искусстве разыскивания мест они меня обскочат, не запотев. Поэтому я просто понаблюдаю. Хохотнув, Сават открыл еще один тайник. И опять горстями стал оттуда выгребать сокровища. В какой-то момент он достал потрясающей красоты золотую статуэтку - женщина, сидящая на коленях, нежно обнимает полупрозрачную молочно-белую, с желтыми искорками внутри, сферу - думаю, из опала.
   "Сават, можно мне... эту скульптуру?" - внезапно охрипшим голосом робко попросила я.
   Он осмотрел меня - "в-принципе, ты имеешь право на свою долю, держи" - и передал мне эту красоту.
   Я прижала ее к груди, сама став похожа на расхитителя гробниц. Она вызывала во мне необыкновенно теплые чувства. Поставлю ее где-нибудь на стол и буду любоваться. Разграбление храма, цивилизованное моими усилиями, продолжалось. Минут через десять мне стало скучно - все что-то делают, а я, понимаешь, сижу. Соскочила с камня, подошла к ступенчатой формации. А вдруг и в ней что-то есть? Помнится, в "Мумии" был момент, когда из подножия статуи что-то там извлекли. Вдруг логика здешних обитателей сходна? Стала простукивать самую нижнюю ступень. Потом стала ощупывать, поглаживать, надавливать на каждый сантиметр изучаемый поверхности. В какой-то момент (никак не могу следить, что служит спусковым крючком) выдвинулся паз, как ящик стола.
   "Ну, с боевым крещением" - донеслось до меня.
   Мужчины подошли посмотреть, чем же я помогла им разжиться. Нелиду отвлечь от работы оказалось непростой задачей, ее больше интересовали свои труды. Увлеченный человек. Внутри каменного ящика был ворох пропитанных чем-то тряпок, что-то скрывающий внутри себя. Уже догадываясь, что увижу, я бережно извлекла свою первую добычу и осторожно развернула. Так и есть, книга. Замечательно сохранившаяся. Ребята тут же потеряли к моей находке интерес - с продажей книги намучиться можно много больше, чем с продажей ювелирных изделий. Я осталась в одиночестве. Осторожно перевернула переплет - текст был написан совершенно непонятными значками, даже вязью - удивительно красиво. Вспомнила еще один сон - там мне потребовалось некоторое время и вдумчивое рассматривание одной такой же непонятной мне надписи, чтоб она в какой-то момент стала абсолютно и кристально ясной. Но это я проверю позже, если доведется проверить. Пока я рассматривала книгу, отойдя от ступенчатого пьедестала к более освещенной местности, Сават, наоборот, заинтересовался только что покинутым мною местом. Думаю, его логика была проста - что имевший один секрет постамент, может иметь и второй. Что-то там поколдовав, он добился того, что самая верхняя часть постамента раскрылась и оттуда поднялась платформа, на которой на постаменте лежал сияющий желтоватым светом шар, ласкающий негой и теплом. Мы все, зачарованные его свечением, подошли поближе. Даже я оторвалась от книжки. Сават взял его на руки, уже мысленно прикидывая, сколько за него можно получить денег, как вдруг шар стал меркнуть. Охнув, Сават, чуть не упустил его. Я метнулась вперед, чтобы его поймать. Оказавшись в моих руках, шар снова начал сиять.
   "Попробуй его еще кому-нибудь передать" - попросил меня наш главарь.
   Я развернулась к Керину. Попытка передать ему шар окончилась тем же плачевным результатом - шар стал меркнуть. Повернулась к Нелиде.
   "Нет" - покачала головой она - "Похоже, то, что у тебя он не гаснет, связано с твоим даром восстанавливать разбитое"
   "С этого шара никакого проку, пока найдем покупателя, у которого этот шар приживется, больше потеряем, чем приобретем" - неодобрительно нахмурился Сават - "Бесполезная с точки зрения коммерции вещица"
   Потеряв к находке интерес, они снова углубились в поиски. Я отнесла шар к уже моим личным трофеям.
   Спустя некоторое время, все решили, что найденного достаточно. И то бы довезти, что уже нашли. И, груженые тяжелым сумками, пошли к выходу.
   Уже перед самым выходом дорогу нам преградили две вспышки оранжево-желто-красных шаров. Возникнув по обеим сторонам от входа, они вытянулись, как капли воды, подвластные гравитации, став похожими на гантели, а затем приобрели вид силуэтов людей с копьями. Мы зажмурили глаза от яркого сияния, а когда открыли их, перед нами стояло несколько полупрозрачных человек. Один из них, одетый в серо-синий балахон, бородатый и седой вышел вперед:
   "Вы вторглись на нашу территорию. Если бы вы разрушили наш храм, живыми отсюда бы никто не вышел (в этом месте я побледнела - если бы не моя эстетическая прихоть...). А так - будьте нашими гостями, отведайте наших угощений, все равно за пределами этого храма сейчас опасно"
   В помещении внезапно стало много светлее - к горящим настоящим факелам присоединились дающие неплохой свет ненастоящие. Возражать никто не решился. Силуэты людей, пригласивших нас на трапезу, проследовали мимо, вынуждая нас обернуться. То, что я приняла за алтарь, похожий на тот, где меня чуть не жертвопринесли, оказалось столом, окруженным каменными лавками, видимо, собравшимися из осколков тех камней, что валялись вокруг. И на столе стояло много всего - ягоды, фрукты, разнообразные плоды. Все это перемежалось цветами и свечами. Знают они толк в сервировке! Мы так же молча, сбросив на пол рюкзаки и тюки, проследовали вслед за гостеприимными гостями, уселись на свободные места. Как то так получилось, что Керин и Сават оказались с одной стороны, а мы с Нелидой - с другой. Начало трапезы оказалось весьма напряженным и молчаливым. Кое-как прожевав сочно-бордовый плод, Сават решил взять коня под уздцы:
   "А вы, собственно, кто?"
   "Мы - это тени ушедших людей, что охраняют память этого места" - говорить предпочитал все тот же старичок. Остальные, похоже, создавали массовку, чтоб нам не было одиноко. Были среди них и мужчины, и женщины, и совсем молоденькие, и уже в почтенном возрасте. Объединяло их только одно - спокойная мягкость. Собственно, разглядывала я их украдкой, ненавязчиво изымая со стола продукты, особенно мне приглянувшиеся. На самом деле, спасибо им, что они появились. В охотничьем азарте принявшись за храм, никто из нас не озаботился приготовлением еды и разбиванием лагеря. Могу только предположить, что это делал Чирт, а его утрату поредевший отряд еще не осознал настолько, чтобы в пылу горячки и ликования вспомнить об этом. В той же полной темноте, каковая сейчас царила за пределами храма, распаковываться, становясь лагерем, было бы весьма проблематично. Так что голодать бы нам всем до утра. А я уже была такая голодная! Ела в прошлый раз еще утром. Несмотря на все свое плохое самочувствие, есть мне хотелось неимоверно. Видимо, не так уж и слабо подействовал на меня Нелидин отвар. Про выздоровление я пока и не думаю, а вот силы появились, а с ним и голод. Сават тем временем продолжал:
   "А что за место вы охраняете?"
   "Это храм богини-матери. Создательницы этого мира" - уп-с, кажется, это про меня. Ой, как неожиданно, когда успели? Возникло почти непреодолимое желание стать как можно незаметнее, а, желательно, вообще где-то затеряться
   "Богини-матери? Никогда не слышал о такой религии" - откликнулся Сават
   "Неудивительно" - вздохнул старичок - "Мы были последним оплотом старой, изначальной веры. После нашей смерти некому было хранить память о ней"
   "А что с вами случилось?"
   "Люди, отказавшиеся от покровительства богини-матери, не смогли жить совсем без веры и стали придумывать себе своих богов. Спустя несколько поколений, они поняли, что, пока живы носители старой веры, им не укрыться от изначального знания. Истина, она всегда себе путь найдет. Чтобы заглушить ее голос, нужно убрать то, что заставляет его вспоминать. И тогда начались убийства. Мы были последними на их пути"
   "Видимо, не так уж была хороша ваша богиня-мать, если от нее отказались собственные дети" - произнес задумчиво Керин - "Чему она вас учила?"
   "Она ничему не учила. Она лишь только отвечала, если у нее спрашивали. Каждый мог обратиться к ней за помощью, если в какой-то момент стоял перед сложным выбором. Она объясняла последствия каждого возможного выбора с той позиции, на которой стоял человек, а спросивший уж сам решал, как ему поступать. И если он находил путь, отличный от описанного богиней - она сама радовалась за любимое творение. Несколько раз было и такое. Но в какой-то момент часть людей решила, что богиня-мать навязывает им путь развития, не дает развиваться самостоятельно и отреклась от нее"
   "Да-а? - заинтересованно протянул Сават - "И что же она сделала?"
   "Что может сделать любящая мать со своим расшалившимся ребенком?" - тихо ответил старичок - "она сказала отрекшимся от нее, что они вольны поступать, как им заблагорассудится, только и ответственность за свои решения теперь будут принимать только они сами. Ей в ответ сказали, что уж они-то как то сами разберутся, как им жить, достаточно взрослые для этого. И тогда она ушла"
   "А вы?" - тихо спросила Нелида - "она вас бросила, получается?"
   "Она приходила ко всем, кто еще помнил ее и спрашивала, впервые на нашей памяти сама спрашивала ответа - как ей поступить? И мы отвечали ей, что пусть она позволит развиваться этому миру самостоятельно. Ребенка все же стоит отпустить на свободу. И мы примем выбор этого мира"
   "И вы его приняли" - Сават саркастически усмехнулся
   "Да, мы его приняли. И богиня-мать его приняла"
   Я задумалась - а что бы могло меня заставить отказаться от матери? Ведь, судя по рассказам, тираном я не была. Мама... Ненависти у меня быть не может к маме, мне тоже ничего не навязывают... Но я смертельно боюсь оказаться плохой дочерью, не оправдывающей надежды. Может, их это тоже угнетало, только гораздо сильнее? Каков творец, такое и его творение. Тогда понятно их желание скрыться подальше, самим уйти или попросить удалиться мать, чтобы не чувствовать груз ответственности за ожидания. Стало их нестерпимо жалко. Нельзя мне быть творцом, я человек с неустойчивой психикой и кучей комплексов, которые беспощадно выявляет этот мир. Мамочки, что ж я натворила - будучи такой неадекватной, решила сотворить мир! Который не может принести счастья его обитателям. И пусть они сами теперь выбирают свою дорогу, но ведь изначально причина была во мне? Не могут же они быть просто самоуверенными сволочами, которым очень хотелось покуролесить, не опасаясь подзатыльника за нарушение равновесия? Хотя сейчас, наверное, я просто попыталась спихнуть ответственность с себя на них.
   За размышлениями я пропустила часть разговора, теперь же я вновь вернулась в реальность. Керин как раз с интересом спрашивал:
   "А как она выглядела, эта ваша богиня-мать?"
   И снова отвечал старичок, массовка по-прежнему безмолвствовала:
   "Она могла выглядеть по-разному, ведь в разных частях света ее и представляли по-разному - для каждого она была своей, объединяло все наши представление о ней только знание, что она есть. Да еще непременное чувство теплоты, которое она оставляла о себе после общения"
   "Так и как же вы ее узнавали?" - снова Сават
   "А мы и не узнавали сразу, если она не представлялась" - старичок лукаво усмехнулся - "Большую часть визитов отмечали уже потом, по разрешившимся сложным ситуациям, по поднявшемуся моральному духу, по резкому улучшению жизни и, главное, по тому чувству в душе, которое не описать, если его не узнал однажды. Из-за такого ожидания у нас и появилась традиция гостеприимства - каждый гость мог быть ею и каждый гость, пришедший с добрыми намерениями, бывал принят нами со всеми почестями"
   "А с не-добрыми намерениями?" - Савату, вероятно, тоже вспомнилось это "если бы разрушили храм..."
   Старичок поднял на него глаза: "А зачем им наше гостеприимство? Они видели нашу стойкость"
   Сават поерзал и промолчал.
   Зато заговорил Керин: "Как-то слишком красиво все выглядит, неужели не было обрядов, праздников, ритуалов, служителей-наставников?"
   Вот, кстати, да, мне тоже интересно - каких ритуалов я требовала?
   "Она не требовала ритуалов. Зачем?"
   "А подношения эти?" - Керин кивнул на извлеченные сокровища
   "Это не подношения. Она же женщина. И как любую женщину, ее привлекала красота. Вот и старались мы сотворить что-нибудь красивое, чтобы ей захотелось прийти, посмотреть на это. И она приходила. Она всегда приходит, если ее ждут. Смотрела, восхищалась, но крайне редко что-то забирала. Вот поэтому здесь так много всего - понравившееся ей старались оставить в храме, чтобы собралась коллекция красивых вещей, которая могла бы радовать ее взгляд. И это было наше решение, мы вполне могли бы ничего не оставлять, она этого не просила. Она вообще ничего не просила" - усмехнулся грустно старичок - "Что может быть нужно всемогущей?" - "Нам просто нравилось радовать ее" - тут его улыбка совсем потухла
   Вот не согласна я! Всемогущей нужна еда, хотя бы раз в день! Одежда, вот, была нужна, да. Транспорт. Общение - вот без общения я вообще отказываюсь путешествовать! Можно запротоколировать!
   "А алтарь вы как использовали?" - Нелида, судя по судорожно сжатым губам, вспоминала Чирта. Теперь и я его вспомнила, вот спасибо!
   "Алтарь?" - недоумение, с которым старичок пытался понять, о чем конкретно его спрашивают, смутило
   "Ну, стол, за которым мы сейчас сидим, он - для чего использовался?" - прояснил ситуацию Керин. Прояснил, надо заметить, весьма деликатно, никак не намекая о всяких... жертвоприношениях
   "Он всегда и был столом. Надо же было куда-то усадить пришедшего гостя, который вполне мог оказаться не простым путником"
   "Странно, такое сооружение нам встречалось по пути и на нем приносили в жертву людей"
   "Чем дальше уходишь от истины, тем сильнее искажаются представления о сути предметов и истоках привычных действий"
   Слушайте, а я наелась уже. И узнала больше, чем мне хотелось бы. Чувствую, что как то тут несладко мне было. Видимо, действительно очень много было того, о чем я категорически хотела забыть. И когда оно все успело произойти-то? Ведь этот мир я создала совсем недавно, вот буквально в феврале... или в январе? Причем этого года! Когда оно все успело-то? А до этого даже мысли не было ничего создавать, точно помню. Вообще речь зашла про создание только с подачи одного человека, с которым как то разговорились про магию. А потом он невзначай так и предложил написать книгу - вот оно и пошло. Что вижу, то и отражаю, совсем, как чукча. Меня ж на самом деле несложно подбить на всякую глупость - вот, живой пример перед вами - и мир создала, и книжку пишу. Ведь не сама ж я за это взялась, по просьбе. Самой мне это не сдалось ни разу, даже мысли не возникало. Эй, а слушайте, ведь мне полегчало! Самочувствие мое резко пришло в норму - спасибо вам, люди... э-э-э-э, призраки добрые, что вылечили меня!
   Так, я ушла в себя и уже вернулась, готова слушать разговор дальше, ведь он все это время продолжается. Теперь, осмелев от отсутствия агрессии за, скажем так, изъятие ценного имущества, участники компании расспрашивали про те предметы, которые... ээ, добыли - не все, особенно заинтересовавшие. Зашла речь и про выколупанную сферу.
   "Это частица благодати богини-матери, чтобы не чувствовали мы себя одиноко в ее отсутствие" - был ответ.
   Она, сфера, давала слабый отголосок представления о том чувстве, которое испытывал, побывав рядом с богиней. Трогать только его было нельзя. Прикасаться. Как всякая энергия, она утекала, этот шар даже не был стеклянным, аналогия у меня просто такая возникла. На самом деле, это был какой-то даже не материал, который делают. Это богиня взяла и заключила в зримый носитель частичку своей энергии. С ним, оказывается, просто стоять рядом надо было, как в свете инфракрасной лампы мы в детстве грелись. Приходили за этим светом в минуты черной хандры - и оно помогало! Взять в руки его тоже можно было, да - чудодейственное средство было, на самом деле. Но одноразовое. Хоть почти мертвого поднимет, но одного. Или беду страшную ото всех отведет, но - однажды. И все, угаснет - жди потом снова прихода божества. Ээээ, меня.
   Книга оказалась изложением знаний, которые хотели сохранить эти призраки..., точнее, тогда еще люди. Даже не совсем знаний, а, как нам пояснили, базисом, отталкиваясь от которого, сам решаешь, чего ты хочешь от мира, в котором родился и каким этот мир будешь видеть. Тут я с большим уважением на них посмотрела - это ж как надо было исхитриться, что бы изложить все так, что бы человек выбор имел, куда ему двигаться? Гуру учебы! Почет им и уважуха! Да еще так, что бы оно все в одной не сильно огромной книжке уместилось! Жаль только, писали они на своем родном языке, как теперь читать эту вязь - уму непостижимо. Я удивляюсь даже, что разговаривают они с нами на нашем языке, может, это как-то связано с тем, что они уже умерли - то есть, мозги, отвечающие за знание языков, как бы... того, а вот само общение происходит исключительно у нас в голове, в смысле, они пользуются НАШИМИ знаниями языка? Одни догадки, за достоверность которых я совсем не ручаюсь, сама гадаю.
   Пока я, по обыкновению, предавалась размышлениям, уйдя в себя, трапеза как то незаметно завершилась, стол опустел. Беседа тоже подошла к концу. Нам посоветовали дождаться рассвета и спокойно уходить. Сават помялся и спросил:
   "А с ними что делать?" - указав на мешки с награбленным
   "Решайте сами" - безразлично пожал плечами старичок - "Взяли, так взяли- нам важна сохранность храма, а украшения там остались с тех времен, когда мы были живы"
   "А богиня ваша, мать - она нас за разграбление не убьет?" - какой Сават стал осторожный! Сколько уже храмов разграбил, а вот поди ж. Как на человека влияют хозяева места, пусть даже в виде привидений. Тем более, носители другой веры.
   "Она - нет. Мы сами принимаем решения, как поступить с тем, что имеем. Как и вы"
   "И вы мстить не будете?" - боже, и это Сават? Я его не узнаю.
   "Я вам рассказал, как мы к этому относимся, а что делать - решайте сами" - с этими словами он растаял.
   Вместе с ним ушла безмолвная массовка и значительная часть освещения. Выяснилось также, что большая часть наших факелов безнадежно прогорела. Храм погрузился в темноту. Чертыхнувшись, зажгли несколько факелов из оставшейся кучки. До рассвета было еще куковать и куковать. Без здешних хозяев место снова приобрело свой запущенный вид. Исчезли каменные лавочки, превратившись снова в каменные осколки. Пол снова стал неровным и истершимся. И снова появился этот мусор, основательно портя свою особенную красоту заброшенного места. Сават подошел ко мне, взял меня за плечи:
   "Спасибо. Похоже, ты действительно приносишь удачу. Кто бы мог подумать, что у этого места окажутся хранители. И кто бы мог подумать, что они окажутся так щепетильны в отношении сохранности самого храма"
   "А что, вам такое впервые встречается?" - нет, я понимаю, что глупо спрашивать, и так по реакции было понятно, но не удержалась.
   "Читать такое читал, но последний случай такого был описан аж в такие времена, что и не упомню"
   "Думаю, это как то связано с этой сферой, что здесь хранилась" - задумчиво произнесла Нелида - "с этой их частичкой благодати"
   "Тогда, наверное, не стоит ее отсюда выносить" - вслух задумалась я - "без нее они тогда исчезнут"
   "А, может, они того и хотят?" - усмехнулась моя собеседница - "Может, они давно стремятся к покою, да вот не могут уйти, пока эта штука их держит?"
   Задумалась, а чего бы я хотела - уйти в небытие или оставаться хранителем места? Они ни слова не сказали о своих желаниях. То есть все зависит от нашего выбора. То есть от моего, ведь только в моих руках эта сфера продолжает жить. Опять! Опять мне решать, как кому-то другому быть! Тьфу ж ты, блин, что ж мне все время попадаются такие ситуации! Ну вот как от такого сбечь? И куда б?
   Ну хорошо, представим себя хранителем места. Давним-давним хранителем. Ошиваться тут столетиями, вспоминая прошедшую жизнь... Бр-р-р, вынесу. А если наоборот. Если они до сих пор здесь намеренно задерживаются? - ведь могли ж они разбить ее, когда сюда уже заявились враги? И они сказали, что эта сфера здесь, чтоб не скучать в отсутствие богини, тьфу, меня. Значит, им приятно рядом с ней находиться? Нет, не могу их лишать их любви. Ведь они свой выбор тоже осознанно делали. Не вынесу. А если они просто не успели разбить во время их убивания, а теперь мучаются? Вынесу. А ведь это последнее напоминание об ушедшей вере. Часть истории с уходом этого пропадет. Нет, не вынесу. Но из-за моих археологически-филологических притязаний могут мучаться души, не имея возможности воплощения? Или все-таки это был осознанный выбор? Ну вот как тут решить?
   Пока я металась с выбором, ребята пытались устроиться, расчистили пол от каменной крошки. Попытались расположиться лагерем. Выяснилось, что со сколь минимальным комфортом это нифига не получается сделать. Вертелись минут двадцать. Я все это время тихо сидела в сторонке, пытаясь решить философскую дилемму. Наконец, Сават плюнул и пошел к выходу.
   "Сават, ты куда, там же, сказали, опасно" - подскочила я
   "Мало ли что они там сказали, может, они до сих пор в прошлом своем обретаются, когда опасность эта была. А мы сейчас в настоящем и лесов я никогда не боялся. Это они меня боятся"
   "Сават" - кинулась я ему наперерез - "А вдруг там чудовища? Ведь мне этот лес показался действительно опасным. Мне страшно за тебя, Сават"
   "Будь он опасным, лошади бы нервничали - а они, сама видишь, спокойные, как удавы" - терпеливо, как безнадежно больной психопатке, объяснял тот - "К тому же, никто на нас не нападал, хотя имел такую возможность на протяжении всего нашего путешествия по этому лесу"
   "Но Сават, сказали же, дождаться рассвета. Мы ж ехали в светлое время суток. Может, он опасен только ночью?"
   "Я больше лошадям доверяю - они меня никогда не подводили. Самое чувствительное к опасности животное - именно лошадь"
   "Ну тебе что, сложно одну ночь провести в помещении?"
   "А что ты вообще раскомандовалась? Решила, что лучше всех знаешь, как мне поступать? Сегодня я целый день пляшу под твою дудку, а, между прочим, я привык сам за себя отвечать"
   "Но, Сават, пока вроде, мои советы помогали..." - у меня аж опустились руки
   "Девочка, лес - мой родной дом, и там, уж прости, я ничьих советов слушать не намерен"
   "А магические ловушки?" - это моя последняя попытка
   "Видишь амулет?" - он вытянул из-за пазухи зеленый камень - "И предупредит, и убережет"
   Я растерянно смотрела ему вслед. Да уж, зарвавшаяся девчонка, вздумала указывать взрослому мужчине, как ему следует поступать, а как - нет. Настроение упало до нуля. Богиня, видишь ли, создательница! Полезно меня так иногда осаживать, зарвалась я совсем. Хотя, блин, до чего ж обидно! Слезы сами выступили на глазах. Сават тем временем вышел из храма. Мы втроем за ним наблюдали - я просто у входа, ребята - собирая спальники. Сават все-таки недалеко отошел, его силуэт был виден от входа, где горели несколько факелов. Присмотрел место под лагерь - удобное, защищенное от дождя, буде таковой случится, где можно расположить две палатки и костер, и лошадей впридачу, удовлетворенно кивнул и направился в нашу сторону, помогать перетаскивать разобранный лагерь.
   "Убедилась?" - спросил он, уже у самого входа - "Я больше твоего провел в лесах и уж точно опасность бы заметил. А здесь спо..."
   Громкий хлопок огромных крыльев и Сават исчез, только на меня и на идущих навстречу Савату с тюками ребят брызнул фонтанчик крови. Ни вскрика, ни какого-либо звука еще не было. Лошади всхрапнули, забились и тут же успокоились. Мы отпрянули от входа. Несколько мгновений тупо переваривали информацию. А потом на нас накатило. У меня так вообще колени в самом буквальном смысле подкосились - задрожали от слабости и отказались держать меня. Я весьма неизящно осела на пол. Нелида всхлипнула и зарылась в грудь Керина. Он обнял ее содрогающиеся плечи, хотя сам был белее мела. Боже мой, я ведь только что с ним разговаривала! Вот буквально и минуты не прошло! Не верилось, что Савата больше нет. Казалось, он сейчас выйдет из темноты, отряхивая руки и пробурчит:
   "Ну вот, я же говорил, что лес меня бояться должен. Не знали, с кем связались!"
   Я с надеждой вглядывалась в темноту, выглядывая Савата. Но минуты шли, а перед входом было пусто. И тихо. Так же, как до выхода Савата. Но теперь никто и не думал выходить. Керин с Нелидой, бросив так и не донесенные до выхода вещи, уселись у стены и молча пытались поддержать друг друга. Нелида вцепилась в Керина, он поглаживал ее плечи. Я тут была совсем посторонняя при этом общем тесном горе. Привычно. Нервно прошлась вдоль храма, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце, еще раз с надеждой посмотрела на вход. Там было пусто. Уселась напротив остатков команды и обхватила себя руками за плечи. Ведь только что! Ну ведь он вернется, правда? Ну ведь так все внезапно! Ну не может же быть, ведь он был уверен в своих силах, а такая уверенность не появляется на пустом месте. Может, он сейчас добивает тварюгу и матюкаясь, ищет дорогу обратно в темноте? Или переночует и с рассветом придет знакомой тропой?
  
   Проснулась, перевернулась на другой бок. Не хочу туда пока возвращаться - там мне грустно. А здесь? Здесь еще темно - можно спокойно поспать.
   Несколько дней отдыха и вот опять - я закрываю глаза...
  
   Свет факелов неровно дрожит на сквозняке. Слышится треск сгорающего дерева, чувствуется запах стекающей смолы и дыма. По полу разбросана каменная крошка. Тихо. Только что-то где-то шуршит, иногда всхрапывают кони, да слышатся всхлипывания Нелиды. Закрыла глаза. Утро вечера мудренее - вдруг утром все будет лучше, чем сейчас?
  

Глава 12. Виновата ли я

  
   Проснулась, как всегда, от жуткой холодрыги. Факелы уже давно погасли, но темнота храма не абсолютна, уже виднеются очертания предметов - светает. Подползла к так и не убранным спальникам, завернулась в один, расчистила место от мелких острых камушков и снова провалилась в сон. В следующий раз проснулась от возни моих спутников. Оба молчаливые, серьезные, собранные - расфасовывают все по седельным сумкам, собираются в дорогу. Встала, потянулась, хрупнула шеей и стала им помогать. Собрала спальники, разложила общие пока не собранные сокровища по габаритам, чтобы как можно компактнее уложить их в сумки. Все это делалось молча. Уже не просто рассвело, солнце уже жарило вовсю, в храме теперь даже не смотря на отсутствие горящих факелов, было относительно светло. Собрались. Наших четверых лошадей как раз хватило, чтобы собрать все награбленное и плотно-плотно упаковать. Теперь была очередь за моими вещами. Собрала все - благо их совсем немного. А что делать со сферой? Ладно, возьму ее, пусть души здешних людей получат новое воплощение. А историками-археологам - да плевать мне на них - каждый волен верить, во что хочет и изначальная культура - не единственный способ жить. Вывели лошадей, оглянулись опасливо - спокойно, птички щебечут, солнышко светит и никакого намека на огромных летающих монстров. Сели на лошадей. Я оглянулась на тропинку, по которой мы приехали. Сават...
   "Пошли. ... Он не вернется" - хрипло сказал Керин.
   Оглядываюсь на него. Он смотрит с мрачной решимостью и обреченностью. Нелида на меня не смотрит совсем, она мыслями далеко-далеко, в дороге.
   "Пошли" - покорно вздыхаю я.
   Разворачиваемся задом к пройденной дороге и продолжаем движение. Опустевший храм остается позади, как и полянка, на которой мы потеряли еще одного человека. Лес провожает нас щебетом и шорохом опадающей листвы. Очень скоро этот огромный лес сменяется обычным, ничем не примечательным. За все время поездки мы не обмолвились ни словом и я решила исправить эту ситуацию.
   "Керин, расскажи мне про свой народ, я про вас ничего не знаю"
   "А что тебя интересует?"
   "Мне интересно знать теории вашего происхождения"
   "У нас нет теорий - у нас есть знание. Мы - созданная раса"
   "Созданная? Это как?"
   "Уже совсем давно, более семисот лет назад один ученый маг-генетик решил усовершенствовать человека, улучшить сотворенное. Он взял все лучшее от людей, убрал все недостатки, присовокупил все возможные варианты усовершенствований и создал геном нового вида. Создал нового человека. Но, как и любое искусственное творение, оно не могло долго поддерживать свое постоянство и не могло воспроизводить копии с устойчивым в поколениях геномом. Более того, выяснилось, что эта, казалось бы, лучшая разработка гораздо менее устойчива. Полевые испытания показали, что природный вид, который почитался этим ученым как несовершенный, гораздо более устойчив и, одновременно, мобилен. Тогда ученый стал выискивать новые формы - менял и комбинировал, добавлял и отнимал, но лучшего у него не получалось. Природная форма, несмотря на все свои недостатки, неизменно оказывалась гармонично продуманной. А занимался он этим не одно десятилетие и идея превзойти сотворенное стала для него навязчивой. Но он не только не мог найти гармоничное сочетание свойств организма, он не мог еще и сделать свое творение устойчивым. Впрочем, до сих пор это никто не может сделать"
   "Но вы, как я посмотрю, очень даже устойчивы"
   "Это заслуга Творца"
   "А? В смысле? Вот прямо натурально?"
   "Так записал он сам в своих записях. Я же говорю - у нас не теория, у нас знание. Он сам описывал все, что делал. Все выкладки генетические, вся история создания. Дневник его жизни. Этот ученый почитаем нами и мы в обязательном порядке знакомимся с выдержкой его трудов и жизни. Каждый из нас знает, откуда пошел. И вот в тех же записях рассказано, как мы стали возможны. Слава об этом ученом разлетелась по миру и в один день, написано в дневниках, Творец заглянул к нему и спросил, настолько ли важно ему повторить природные творения. Ученый ответил, что хочет, чтобы его творение жило и он хочет, чтобы его имя стало нарицательным. И показал свои наработки Богу. Тот хмыкнул, спросил - как он, ученый, хочет обозначить, что это именно его, улучшенные люди - на вид, так самые обыкновенные. Ученый задумался и решил, что у его людей буду другие уши - самое простое, на его взгляд решение и в то же время, очень отличительное, и эстетически непротиворечивое. Как он пишет в своем рабочем дневнике, Творец хмыкнул, пожав плечами и, сказав - "И чем не эльфы?", сделал творение устойчивым. Механизм этого действия так и остался непонятным для ученого, он запомнил только ощущение невероятного тепла и умиротворения"
   "И вот каждый из вас вот все прямо так подробно знает?"
   "Так никто ничего не скрывает, оригиналы записей лежат в нашей центральной библиотеке, а уж сколько копий, выдержек и магических слепков - даже не считают. Шутишь? Это книга нашего создания, как ее можно не знать или скрывать? "
   "Да-а? Не шучу, люди, вон, только догадываются. Никаких записей об их творении у них нет, хотя. Вроде, были. К примеру, та книга, храмовая - тоже, своего рода, реликвия. А сам видишь, люди от этого отказались. Так что не шучу ни разу, мне в самом деле интересно ваше отношение к этому... И что было дальше?"
   "А что дальше? Ученому понравилось название, которое нам дал Бог, и он оставил его за нами. В том, что в нашем творении учувствовало божественное провидение - знаем только мы, эльфы, да такие вот, отдельные интересующиеся, коих мало. Для остального мира этот ученый так и остался единственным гением, кто смог повторить творение Бога - создать устойчивую жизненную форму. Было ли на самом деле так или ученый за столько лет упорного труда и одержимости идеей немного поехал головой - это у меня не спрашивай, тут между нами единства нет. Единство только в том, что мы - раса сделанная, усовершенствованная"
   "А не Толкиен ли звали его, ученого того?" - стараюсь не ржать, получается с трудом
   Керин удивленно на меня косится, потом качает головой:
   "Нет, что вообще это за странное имя?"
   "Да так, слышала в одном месте легенду про человека, который описал эльфов, там его почитают за создателя самого вида вашего"
   "Может, он что и описал, этот, Толкиен, правильно?! - киваю - "Но уж точно не создавал"
   "Понятненько. Керин... а, как ваш ученый описывал... Бога?" - (а вдруг это моя половинка побаловалась? Вдруг здесь есть еще один, как я?)
   "Тут не все так просто. В этом месте все записи ученого тщательно затерты, а ниже идет приписка, что он понял, какая опасность грозит Богу и убрал все, что может помочь его обнаружить тем, кто хочет использовать его в своих интересах. И признается, что он совсем не такой, каким мы его знаем"
   "Да-а-а-а, темная история. Но как-то трудно представить, что Бога, задумайся, БОГА, можно - использовать (!) в своих целях"
   Керин пожал плечами: "Видимо, он знал, что писал. Во всяком случае никто из тех, кто пытался понять его записи, не разобрал ход его мыслей. Так и слоняются идеями от его гениальности до сумасшествия, периодически накладывая одно на другое и пытаясь хоть так сделать его записи цельно воспринимаемыми. Ты хоть представляешь себе, что такое записки ученого, целую жизнь посвятившего одному вопросу? И добившемуся успехов? У нас целые отделы есть архивариусов, кто только его записями занимается. Нам, остальным, достаются удобочитаемые выдержки, сложенные в адекватный вид для восприятия"
   Задумалась. А ведь мне совсем недавно снился сон, с перекликающимся сюжетом, только для реального мира. Тьфу ты, они у меня скоро совсем перестанут быть различны!
   Как раз вышли на очередной гребень, опять увидела море вдалеке. Солнце жарило немилосердно, но все равно было холодно. Давно наблюдаю такой занятный феномен на высоте, в горах.
   "Керин, а как вам ощущать себя - созданными?"
   "Странный вопрос. Ты тоже - создана, Нелида вот - создана. Найди различие между придуманным Богом и человеком-генетиком, если оно - живое и устойчивое в поколениях?"
   "Хм-м-м, я столько филь.. м-м-м-м, историй слышала, как созданное человеком, не Богом, старается доказать тем, кто создан Богом, что оно не хуже, а вот у тебя я совсем этого не вижу"
   "Потому что я не хуже. Не забывай, по словам ученого, Творец тоже поучаствовал в нашем создании, значит, изменения, внесенные нашим создателем, пришлись ему по душе. Так почему я должен чувствовать себя хуже? А даже если он и был сумасшедшим, то по гениальности он не уступал Богу - и я тому подтверждение, и семья моя и дети будущие"
   "А-а-а-а-а... это да. Об этом я как то не подумала. Слушай, а что внес в вас ваш создатель?"
   "На самом деле - совсем немного, чтобы внести все то, что он хотел, надо было придумывать целую новую суть, а та форма от которой он отталкивался, уже была оптимальной. Так что, по большому счету, он сделал нас более адаптивными к среде, более долгоживущими и слегка более легкими и крепкими. Само собой, это нам далось не просто так. Мы не можем, как люди, изменять среду под себя, мы можем к ней только адаптироваться. Мы взрослеем дольше и у нас больше времени уходит на первоначальное обучение. Потом, с возрастом, конечно, разница стирается, нам помогает опыт, но с рождения мы дольше беззащитны. У нас легкие и прочные кости, но нас поражает, бывает, болезнь костей, неведомая людям. И никто из наших от нее не застрахован. Каждое изменение несло за собой последствия, но раз мы есть - значит, мы имеем право на жизнь"
   Помолчала. И ведь ничего не скажешь. А если это все-таки была я? Пошутить захотела? Воплотить мечту Толкиенутых? Говорила же, мне нельзя быть Творцом, я слишком несознательная для этого. Я вот пошутила, а они - живут. Какая же это ответственность, видеть последствия своих решений, да еще таких. Тяжело иметь свой мир. Не завидую нашему, реальному который, Богу. Честное слово, чем дольше здесь нахожусь, тем больше нашего Бога хочется обнять и понимающе помолчать. Как он с нами намучался... Это если он есть. Да, я тоже немного атеист. Образованная, потому что.
   "Нелида, а ты что молчишь?" - голос мой произвел весьма странное последствие. Нелида остановилась - резко, внезапно. И развернулась. Меня поразили ее глаза - злые, красные, со следами слез.
   "Нелида... ты что?" - я попыталась подъехать поближе, но она отрицательно мотнула головой.
   "Это все из-за тебя..." - я недоумевающе переглянулась с Керином - "Это все из-за тебя!!! Чирт, Сават... До твоего появления мы столько лет выходили сухими из всяких передряг, а стоило тебе появиться и половины отряда уже нет. Ты не приносишь удачу, ты - зло! Из-за тебя они погибли. Я не знаю, почему. Но чувствую - из-за тебя! Ты нам принесла только боль и зло. Я не хочу тебя видеть!"
   ... Я приношу только боль и зло... Еще одним другом меньше.... ТАК ПОЧЕМУ ЭТОТ МИР МНЕ ПРЕПОДНОСИТ ТЕ ЖЕ ЧУВСТВА, ЧТО И РЕАЛЬНЫЙ? КУДА МНЕ СКРЫТЬСЯ? Я устала терять друзей. Устала в реальном мире, а теперь и сказка меня этим балует. Я не верю никому и ничему, потому что они все - уходят. Я всегда - одна, потому что довериться кому-то - больно. И я устала от этой боли. Ведь Нелида, скорее всего, права - я могла, могла послужить спусковым крючком этих событий. Я и в реальном мире не раз убеждалась, что, где бы я не появилась, везде начинаются изменения - не обязательно хорошие или обязательно плохие, просто изменения. ... Прости меня, Нелида. Если б я себе верила, может, я смогла бы вернуть их, но я... я отказалась узнать себя, когда была возможность - там, в блуждающем городе. Почему-то каждое мое решение за последние три дня - неправильное. Кто знает, вернись в город и подойди к фонтанчику - может, я бы изменила события, но я решила ничего не менять. И теперь плачу за это. Прости меня...
   Слезаю с лошади и перебираюсь на метлу:
   "Я понимаю. Прощай, Нелида. И поверь, я себе лучший палач, чем ты могла бы быть для меня"
   Смотрю на Керина - он разрывается меж нами. Качаю головой - Нелиду он знает дольше, к тому же она сейчас нуждается в нем, в его поддержке. А я - я привыкла. Меня реальный мир хорошо выучил.
   "И ты прощай, Керин, я буду скучать по вам"
   Поднимаюсь в воздух и лечу к морю. А ведь сколько мы вместе пережили.... Всего за три дня, но насколько насыщенных! Я ведь реально буду по ним скучать. Успела привязаться, эмоционально прикипеть. Может быть, когда-нибудь.... Останавливаюсь. Может быть, когда-нибудь Нелида простит меня? Разворачиваюсь на месте и смотрю назад. Керин подъехал к Нелиде и обнял ее. Они вместе смотрят на меня. Несмело подлетаю поближе:
   "Если когда-нибудь" - я не осмеливаюсь поднимать глаза - "... когда-нибудь вы захотите увидеть меня, вы просто сильно пожелайте этого... Я всегда ... прихожу туда, ... где меня ждут"
   Это моя неотъемлемая способность. Иначе не получается. Даже против моей воли, я всегда оказываюсь там, где нужна. Рано или поздно, так или иначе.
   Прощайте.
   Разворачиваюсь и уже не оглядываясь, улетаю. Опять одна...
   Ну что ж, зато меня ждут Альдер и Медвяна. А еще - впереди море. А я на метле! И это здорово! Потому что я задумала одну замечательную штуку!
   Итак, сначала отлетим подальше от берега. Вот всегда мечтала сделать такое. Кругом море, солнце, ветер - чайки еще летают, но уже дальше не видно и их. Берег становится далеким и размытым. Спускаюсь. Брызги волн орошают лицо, я щурюсь от яркого солнца, ветер от скоростного полета треплет волосы, а запах моря будоражит и заставляет непрестанно улыбаться. Остановилась. Итак, что же я хотела? А хотела я походить по воде. В реальном мире этого не сделаешь - там у меня нет метлы. А так - свесил ноги, надо только не забыть разуться... Итак - свесил ноги и вперед - ступай. Попробовала. Интересно, но не то. Получается не ступать, а только ненамного погружать ноги в воду. Волны не дают толком поставить ногу на воду, захлестывают ее тут же. Тьфу ты, еще и вымокла основательно. Нет, так не интересно. Приподнялась повыше и уже спокойно полетела дальше. Интересно, за сколько у меня получится перелететь море? Берегов не видно ни с какой стороны. Надеюсь, что лечу по прямой, а не по дуге? Нет, я не боюсь лететь долго - скорость у меня очень даже замечательная. Но, честное слово, никогда себе не представляла размеров морей. Вдруг у меня это в лучшем случае на неделю? Это, кстати, если по-прямой. А если я в дугу закручусь? Чем я питаться буду? Еще раз огляделась по сторонам - ни клочка суши. А волны дальше от берега выглядят как то более угрожающими... Потому что только их и видишь, суша далеко-о-о-о. Ладно, из школьной программы (удивительно, где она мне пригодилась - в другом мире, подумать только!) помню, что чем выше летишь, тем быстрее под тобой пролетают километры. Поднялась повыше, полетела побыстрее. Солнце тоже поднялось повыше-жарит нещадно. Так, чем выше-тем холоднее, верно? Поднимемся еще выше. И правда, похолодало. Только голова отяжелела. Долго я так не вытяну, буду лететь по синусоиде-выше, ниже, выше, ниже, чтоб раздышаться смогла. Увеличиваю скорость, воплощаю свой хитроумный план. Все бы хорошо, только на скорости большой удержаться сложнее, поэтому все красоты пропускаю мимо внимания. До берега бы долететь. Еще раз вспомнила продавца метел, да будь он прославлен в веках! Что б я делала без метлы его!
   Лечу. Нет, честно, до сих пор лечу. Руки уже болят от напряжения, солнышко уже перевалило за полдень, а я все еще лечу. Чувствую, завтра, я этими вот ручонками даже кружку держать не смогу. Несколько раз казалось, что вижу благословенную землю - оказывалось, тучки подступают. По сторонам уже смотреть не интересно. Что я, этого моря не видела? Открытое море, если честно, смотрится очень страшно. А ведь тут спасателей нету, да и не знает никто о том, что я тут шастаю. Если что, то-все. Ладно, не боимся, это только первый день, а твоя метла быстрее любого лайнера, даже самого современного в реальном мире. Спокойно, Юля, спокойно. Вот что я всегда так? Сначала ввязываюсь во что-нибудь, а потом только начинаю думать головой. Море... Это ж море - оно обычно большое. Не лужица какая. И чтоб мне не полететь вдоль берега? По крайней мере, всегда б была возможность спуститься, перекусить чем... Не хандрим, не хандрим! В случае чего, проснемся, покушаем и снова баиньки. Хотя, вру - тут я голодная вне зависимости от реальной наетости, впрочем, как и выспатости, как оказалось. Что интересно, не выспавшись в реальном мире - не выспатая и в своем, а вот выспатая в своем - не факт, что выспавшаяся и в реальном. Загадка... Вернее, пространственно-временной межмировой парадокс. Во, загнула. Короче, мне и одной не скучно, найду чем себя загрузить. Кстати, вон и берег показался, и что я переживала? Знала же, что скорость моей метлы, особенно максимально для меня возможная не позволит мне помереть с голодухи посреди моря. Чуть больше, чем полдня - и я на другом берегу! Хотя с самолетом не сравнить - он моря вообще перепрыгивает. Но пять тысяч метров высоты и офигительная скорость мне не грозят - я живое существо, иногда даже мыслящее, такие эксперименты проводить не собираюсь.
   О-о-о, берег. Твердая земля, еще чуть-чуть до тебя осталось. А сколько пролетела - подумать страшно. Зависла недалеко от берега, оглянулась на пройденное расстояние. Красота! И я его сделала! Висю, смотрю попеременно то на море, то на берег. Уже безопасно, с такого расстояния, даже если сверзнусь - доплыву в любом случае, поэтому теперь процесс любования морем приносит одно удовольствие.
   "Привет, ты кто?"
   Это откуда? Оглядываюсь по сторонам - пусто. Вверх - пусто. Вниз - пусто. А-а, нет, не пусто. Там девушка плавает, смотрит на меня удивленно, но улыбается.
   "Привет. Да так, летаю помаленьку. А ты кто?"
   "Ты-человек?"
   "Э-э-э, вроде как бы да... А что, уже не похожа?" - испуганно ощупываю себя, вдруг метлы радиоактивны и я уже успела получить мутагенную дозу. Да нет, вроде все в порядке. Она заливисто смеется, наблюдая за моими судорожными дерганиями.
   "Я впервые вижу человека так близко. А уж летающего человека - вообще никогда не видела"
   "Можно подумать, сама не человек" - бурчу я
   Она смеется еще сильнее:
   "Нет, я не человек. Я русалка"
   Опа! Приплыли. Здесь что, собрались все фентезийные существа? Кто меня в детстве просил читать запоем всякие фентази и сказки? О-о-о, моя буйная фантазия! Хотя, если вспомнить, как я в реальном мире продумывала строение организма русалок, их адаптационные свойства, их звено в круговороте материи, цель их создания и задачи их деятельности... короче, встраивала их в мироустройство, то где-то они должны были проявиться? О-о-о, мой многострадальный мир, все я в тебя запихнула, на что оказались способны мои многопользовательские мозги. Интересно, а какой у нее хвост? Подлетаю поближе, спускаясь чуть, чтоб лучше видеть.
   "Русалка? А человека не боишься?"
   "Обычного - боюсь, но когда их много. Поодиночке людей бояться смешно, они сами нас боятся. А ты к тому же не обычный человек. Обычные люди на метлах не летают"
   Убийственно правильная логика. Подлетаю еще ближе.
   "Слушай, так нечестно, ты меня всю видишь, а я только часть тебя - мне тоже интересно"
   Она смеется и зовет с собой на мелководье. Так, в компании, я и приближаюсь к незнакомому берегу. Он скалистый, но порода не слишком крепкая, омываемая водой, она потихоньку сползает в море и образует валуны, о которые с шумом разбиваются волны. Берег высокий, но изрезан трещинами давних оползней, по которым не составит труда взобраться на вершину. В трещинах уже не камни, там появилась земля и изредка проглядывает травка. А между морем и высоким берегом есть узенькая полоса прибоя, усеянная валунами пополам с песком. Русалка выплывает на мелководье и становится виден шикарный хвост. Большой, сильный, красивый, именно такой, каким я его представляла.

0x01 graphic

   Изучаем друг друга.
   "Как же тебе хорошо" - вздыхает она - "ты можешь увидеть траву, деревья, животных. А я этого лишена. Только и знаю о них через картины, да записи, да книжки с затонувших кораблей. А наземный мир такой интересный, не то, что океан"
   О, еще одна Ариэль нарисовалась, та, помнится, тоже мечтала на сушу выйти. И, кстати, еще одно подтверждение известной поговорки: "Хорошо там, где нас нет". Мне, например, очень интересной кажется как раз ее среда обитания.
   "Ха, вот кто бы что говорил. А мне интересен океан, именно потому, что я его не видела. А суша - она для меня привычна и такого интереса не вызывает"
   "И почему мы не можем поменяться" - еще раз вздыхает она
   Ну вот, что я говорила, вылитая Ариэль
   "А, между, прочим, я легко могу показать тебе и траву, и деревья. Хочешь, долетим до них и обратно, к морю?"
   "Хочу! Конечно, хочу"
   Подлетаю ближе, спускаюсь совсем к воде. Ой, а тут еще не совсем мелководье, валуны просто большие, вот и возвышаются над водой. Она наблюдает за моим снижением с любопытством и надеждой. Но, в какой-то момент, когда я совсем близко подлетаю, ее лицо меняется. Оно искажается, становясь просто ужасающе кошмарным и она прыгает на меня, вцепившись и утягивая под воду. Оказываюсь в воде, от неожиданности забыв закрыть глаза. Тысячи пузырьков взбаламученной воды устремляются к поверхности. Активно сопротивляюсь, изо всех сил вцепившись в метлу - она мой единственный козырь. Потеряю ее и хана котенку. В какой-то момент ее руки ослабевают и метла тут же выносит меня на поверхность, а затем еще и подальше от воды. Зависаю на высоте нескольких метров, откашливаюсь, приходя в себя от пережитого ужаса.
   "Т-т-ты чего? Совсем сдурела? Кхе-кхе"
   Она всплывает на поверхность с виноватым видом.
   "Прости, я не специально, у меня рефлекс сработал. Я просто голодная, а когда ты приблизилась, я просто не смогла удержаться"
   Теперь понятно, почему их поодиночке боятся. Я вот теперь тоже боюсь.
   "Прости. Подожди чуть-чуть, не улетай, я за едой сплаваю и обратно. Не улетай, пожалуйста"
   У нее совесть есть? Чуть меня не утопила и тут же - "не улетай". Хмуро смотрю на нее, живописно обтекая со всех сторон. Она умоляюще смотрит на меня. Сдаюсь, киваю. Она, улыбнувшись, ныряет, только и блеснув хвостом. Минут через пять, я даже заскучать не успела, она возвращается, на ходу жуя какую-то траву и неся в руках пучок ее же.
   "Хочешь попробовать? Она вкусная"
   Протягивает траву вверх. Подозрительно смотрю на нее, но любопытство перевешивает. Осторожно, готовая каждую секунду взлететь, приближаюсь к ней и беру пучок травки, тут же отлетая подальше. Обошлось без эксцессов. Она смотрит на меня, я - на траву. Это съедобно? Нюхаю, потом осторожно пробую. В общем-то, вкусно, хотя и непривычно. И холодно, и очень солено. Так, навскидку, даже и аналог наземному растению не придумаешь. Но есть можно. Доедаю пучок.
   "Спасибо. Вкусно"
   "Ты меня покатаешь?"
   "Если честно, то мне страшно. Вдруг еще раз утопить захочешь?"
   "Нет, теперь я сытая, ты сама видела - я ела. Теперь ты в безопасности"
   Н-да? Боязно как то. Но и русалку покатать интересно. Осторожно, с опаской приближаюсь. Она старается не шевелиться, что, правда, довольно сложно сделать, качаясь на волнах. Наконец, оказываюсь у самой воды. Вроде нападать не собираются. Ручки осторожно и медленно, чтобы не испугать, высовываются из воды и восхищенно поглаживают древесину палки, стрелу метлы.
   "Можно?" - робко интересуется она
   Задумываюсь, потом киваю. Она привычно взмахивает на возвышающуюся поверхность... и с плеском съезжает обратно в воду с другой стороны. Чешуйки-то скользкие. Выныривает, смотрит с тоской на меня. Сдаюсь.
   "Давай впереди меня, я тебя рукой поддержу"
   На этот раз процедура посадки оказывается удачной. А она холодная. И чешуйки-то как блестят! Серебристые, чешуйка к чешуйке, округлые, но с зазубринками - красота! Картина Репина - сидят две девушки на метле. Одна вроде нормальная, у второй хвост наполовину в воде полощется. Где-то сейчас репортеры? Снимок-закачаешься! Осторожно поднимаюсь вверх. Она вскрикивает и вцепляется в меня. Знаем-проходили. Керин, вон, так вообще синяков тогда понаставил. Поэтому поднимаюсь весьма осторожно. Она, хоть и вцепилась в меня, но глазки-то заблестели, ни на секунду не зажмуривается, во все глаза смотрит на открывающиеся виды. Осторожно же лечу к берегу. Пролетаем береговую полосу, пролетаем плато, что сверху, где поле с травой - а дальше, оказывается, саванна. Огромные пространства спекшейся земли, песка и редкие деревья. Но для нее даже это - целый новый мир. Она даже дышать забыла, боится упустить хоть какую мелочь. Подлетаю к ближайшему дереву, опускаюсь рядом с ним. Она восхищенно перебирает листочки, говоря мне, что никто еще из русалок не трогал настоящих деревьев прямо на земле, срывает листики и пытается сплести из них венок. Получается плохо, но она в восторге, заливисто смеется и не переставая трогает, трогает - запоминает. Потом просит показать ей траву, что я и делаю.
   Усаживаю ее в тени дерева и она знакомится с травой. Вместе с травой листья, оказывается, прекрасно сплетаются в венок, который она торжественно водружает себе на голову. Ей интересно, а я, если честно, уже спеклась. Такая духотищ-щ-ща-а-а!!! Потом она просит показать мне еще чего. Снова поднимаемся в воздух и летим вглубь земли. Еще дальше начинается пустыня с огромными барханами песка. Она снова восхищена, говорит, что никогда не видела землю в таком состоянии. Охотно ей верю. Просит опустить ее на землю. Она хочет почувствовать себя человеком. Просит-опустим. Подлетаю ближе к земле. Она соскальзывает с метлы и приземляется на бархан. Со смехом трогает песок, насыпает его на себя, закапывается в него. Так, наверное, ведут себя моряки, впервые после долгого плавания ступающие на землю. Я наблюдаю за ней, а самой хочется ледяной воды, жара неимоверная, я скоро зажарюсь. В тенечек бы. Она вдруг вскрикивает и поспешно счищает с себя песок. Но вместе с песком сходят и чешуйки. Она с ужасом смотрит на свой оголившийся хвост и корчится от боли. Мне тоже за нее страшно - что с ней. Выглядит это как-то противоестественно и жутко. Подлетаю, подсаживаю ее на метлу и несемся к морю. Она дрожит от боли и страха. Хвост уже не блестит, он тусклый и местами, простите, облезлый. И, похоже, этот процесс продолжается. Похоже на жаре и в сухости, она форменным образом в тараньку превращается. Вживую.
   Подлетаем к морю и осторожно спускаемся. Она тут же соскальзывает в воду. Но изменения уже слишком сильны. Чешуйки, подхлестнутые водой, срываются с хвоста и всплывают к поверхности.
   Она в ужасе смотрит на свой лысеющий хвост:
   "Что же это? Что же теперь будет?"
   Подлетаю к ней:
   "Так, не паникуй. Самое главное - уберечь твой хвост. Давай сплетем ему что-нибудь из водорослей, чтоб не больно было за камушки задевать. Ведь в воде же тебе не больно?"
   Она отрицательно мотает головой и срывается за водорослями. Возвращается очень быстро, тащит огромные нити водорослей, а у самой руки дрожат.
   "Не расслабляйся, расслабишься - запаникуешь, давай плести" - она снова кивает и показывает, как ее учили плести - чем-то похоже на макраме. Слава Богу, в детстве я изучала макраме, так что изучить это способ плетения мне было несложно. Какое-то время мы сосредоточенно плели - она в воде, боясь и прилечь, и на берег выползти, я - на метле, недалеко от нее, волны меня всю вымочили, но оставить ее я не могла. Получившееся полотно тщательно обвязали вокруг хвоста, закрепив опять же, водорослями
   "А дальше что делать?" - она жалобно смотрит на меня. Быстро соображаю:
   "Во-первых, теперь тебе временно нельзя на глубину - тебя давлением раздавит, в холодные моря не плавай - защищать тебя сейчас нечему" - она, как заведенная кивает, все еще не в силах поверить, что родной и такой привычный хвост вдруг подвел - "тебе сейчас нужно чешую наращивать, значит, тебе нужно есть что-то, что содержит вещество, сродное твоей чешуе, в больших дозах" - она снова кивает, шок проходит и ее начинает трясти - "самое главное, не паникуй - хвост отрастет, но лучше бы тебе показаться знахарю, они ведь у вас есть?"
   Она снова кивает и поднимает на меня глаза:
   "Отойди, пожалуйста"
   Непонимающе смотрю на нее. Вот нет, чтобы спасибо сказать!
   "Отойди" - она стискивает кулаки - "Я очень есть хочу"
   Мама! Меня моментально сносит. Надо было с этого начинать, даже объяснять бы не пришлось. Ой, чувствую, кому-то у этих берегов может не поздоровиться, если она тут решит чешую отращивать. Вечно хочешь чего-то хорошее сделать, а получается... Все, не как у людей
   "Тогда, видимо, нам пора прощаться?" - вздыхаю
   Она замирает на мгновение, ее глаза уже потихоньку застилает пелена голодного безумия, но что-то человеческое еще остается:
   "Постой, я хочу увидеть тебя снова. Мы ведь еще встретимся?"
   "Не знаю. Как мне тебя найти? Море большое, не говоря уже о том, что оно не единственное"
   "Это не проблема. Когда захочешь меня найти, опусти руку в воду и позови меня. Я услышу"
   "Хорошо. А как позвать?"
   "По имени. Меня зовут Солана"
   Честно признаюсь, ждала имени что-то вроде - "Ариэль", но это тоже штампы.
   "Хорошо, я обязательно еще тебя увижу"
   "Да. А теперь - прощай" - обмотанный травяной материей хвост взметнулся и исчез. Началась охота. Стало еще страшнее - на всякий случай я поднялась выше. В принципе, мне тут делать больше нечего, пора улетать. Последний раз оглянувшись на море, вспомнив долгий перелет и неожиданную встречу, решительно отворачиваюсь и начинаю новый полет - полет в неизведанные земли.
  

Глава 13. Сюрпризы пустыни

  
   За неровной береговой полосой потянулась сначала саванна с вкраплениями деревьев, потом голая саванна, потом пустыня с редкими островками зелени и, наконец, чистая песочная пустыня. Голая, сухая и желтая. Жаркая, как на сковородке в духовке. Сначала я с интересом оглядывалась по сторонам. Я всего один раз в жизни видела пустыню, хотя то, что я видела и пустыней-то не назовешь, так, участочек голой земли. Это было в Египте, между аэропортом и отелем. Но даже тамошний участочек произвел на меня сильное впечатление. Земля, а пустая! Ни клочка травы, ни деревца - песок. А уж тут! Тонны песка! Нет, не тонны - неисчислимое множество ворочающегося под ветром песка - неспешно стекающего с верхушек дюн, шелестящего на ветру, недвижно лежащего в низинах - куда ни кинь взгляд - песок. Еще одно море, только уже сухое. Какой контраст!
   Перевалив где-то за седьмой бархан, я устала удивляться. К тому же, солнце пекло просто немилосердно. Уловка с поднятием на высоту тут не работала - холоднее становилось, да, но солнце вообще казалось, что убьет. Пришлось опять снижаться. И ни тенечка! Куда меня занесло? Даже ветер от скорости не приносил облегчения - сухой, горячий, неприятный - казалось, он царапает кожу и обжигает легкие. Счастье, что мне пешком не надо топать. Будь в веках прославлен продавец, подаривший мне метлу! Вот вернусь в будущее - расцелую его! Честно! Как же жарко! С тоской вспоминаю автобус в Египте - там был кондиционер. Интересно, а у того продавца метел кондиционеры есть? Все, я брежу. Зверски хочется раздеться - рефлекс - вроде, чем меньше одежды, тем прохладнее, да? Ан нет, мозги еще работают и удерживают от этого шага - одежда - это единственное, что защищает меня от солнца. Сидеть стало невмоготу. Улеглась лицом вниз, подложив под лицо левую руку, а ноги устроив вдоль стрежня метлы. Слава Богу, она летит равномерно. Малейшее покачивание - и я благополучно свалюсь. Когда-то я и представить себе не могла что смогу так летать, а тут - хочешь жить, еще не так извернешься.
   Тоскливо смотрю на пролетающие барханы, снизилась еще, опустила руку - песок течет сквозь пальцы, но буквально через несколько секунд он начинает сдирать с них кожу и я резко отдергиваю руку. Боже, как жарко. Перед глазами плавают красные пятна - я всегда думала, что это аллегория, да счас, угу. Они красные, сферические и у них каемочка желтая, а самая сердцевинка - то ли сиреневая, то ли фиолетовая, я вечно путаю названия этих цветов. И еще они то набухают, то сдуваются - множась и пропадая, заполоняя собой весь обзор и чуть отступая. Дышать стало еще труднее. Язык набух и стал шершавым. Воды бы. Дыхание стало частым и поверхностным. Сил вообще ни на что не осталось. Счастье, что мне не надо идти, но, кажется, это я уже говорила... Боже, я уже брежу. Разговариваю сама с собой. И как же хочется пить. Ненадолго приподняла голову. Безжалостно выцветшее, блекло голубое небо резало взгляд, солнце плавилось в зените, ни тенечка, ни ветерка - только шелест сползающего песка оживляет мертвую тишину однажды умершего места.
   А там разве не оазис? Господи, пусть это будет оазис, а не мираж! Увеличиваю скорость до максимально возможной для меня. Руки дрожат от слабости, меня сносит, ветер с частицами песка на такой скорости сильно царапает кожу, но я несусь, не обращая на это внимания. Пусть это будет оазис! Оазис поманил прохладой и исчез. Как не было. Да плевать мне на миражи, мне их видеть в таком состоянии совершенно не интересно, мне бы воды. Решила лететь на все, что похоже на оазис - двадцать раз ошибусь, а на двадцать первый - попаду в рай земной! Так долго гоняться не пришлось. Где-то третий, точнее сказать до сих пор не могу - оказался настоящим. Кружком стоящие пальмы, какие-то кусты, травка и озерцо - небольшое. Но искупаться хватит. А главное - вода - не кипяток! Купаться можно! Сначала я рухнула в воду прямо с метлы и пила, потом, откинувшись, лежала и смотрела в небо, прищурившись, страдая от боли в раздувшемся от большого количества воды, животе, потом, когда немного отпустило, выползла, утянув за собой метлу и, свернувшись клубочком, обессиленно притулилась под кусточками.
   Проснулась я уже когда солнце садилось. Жарко было по-прежнему, но оставаться было нельзя - еды не было, а сколько мне еще лететь, я не знала. После сна сил прибавилось, к тому же жара спала. С новым энтузиазмом, я взлетела и наугад полетела дальше. Пейзаж уже ничем не очаровывал, барханы надоели хуже горькой редьки, жаркий воздух просто раздражал - как люди здесь годами живут? Ну, в жарких странах типа нашего Египта, самого юга России или Турции? Снова улеглась лицом вниз, подложив под лицо левую руку и смотрела на проносящийся песок. Если меня спросят про это путешествие, я ничего внятного сказать не смогу. Единственное, что я запомню - это сильное желание смотаться отсюда побыстрее и песок, проносящийся перед глазами. Вечерело, свежело. Когда солнце упало за горизонт, я с облегчением перевернулась на спину и продолжила лететь. Вот никогда бы не подумала, что и так лететь можно, но сидя я лететь просто бы не смогла. Заложив руки за голову, для удобства перемещения, я смотрела на небо. Там загорались звезды - большие и яркие. Нигде и никогда я не видела таких ярких и крупных звезд. Поискать, что ль, знакомые созвездия? С моими-то знаниями в области астрономии? Смешно. Стало быстро холодать.
  
   Проснулась. Вернее, снова уснула, но ненадолго. А вечером, опять - туда, в сон
  
   А я лечу, ветер, соответственно, остужает меня еще больше. Кстати, заметила, когда уверена, что меня не видят - стараюсь лететь не слишком высоко. Хоть я и стала летучей, а привычку, э-э-э, ползать никуда не денешь. Высоты я боюсь. Замерзла, а останавливаться и одеваться теплее нет ни сил, ни желания. Снова перевернулась на живот, подложив одну руку под подбородок. Спустилась еще ниже. Лечу. Темно, звезды над головой, тишина и извечный еле слышный шорох перекатывающегося беспрестанно песка. Дюна сменяет дюну, но в какой-то момент они остаются позади. Я лечу по песчаному плато. Яркий свет звезд выбелил его и придал жутковатую ирреальность. Кажется, что я не лечу над пустыней, а что я вишу в пространстве - неизменном и бесконечном, что я сплю и мне снится, будто так было всегда. О, ужас - я ведь действительно сплю. Кажется, днем я перегрелась на солнце. Правда, теперь я переохлаждаюсь на луне. А где луна? А луны нету. То ли новолуние, то ли еще не время, то ли у нее путь проходит ниже видимой части неба.
   Все еще лечу. Честно говоря, мне это настолько надоело, что я уже ни на что внимания не обращаю. А еще у меня с утра маковой росинки во рту не было. И я научилась разговаривать сама с собой. И это за один день. Полдня.
   Не поняла? Мое внимание привлекают столбы тумана, возникающие по обе стороны от меня. Видимо, воздух, с разогретого песка вверх поднимается. А, может, и нет. Странный какой-то туман, очень плотный, очень густой. И он не равномерный. Оказалась словно в каньоне горном - туман стенами вырастает по обеим сторонам, но в нем виднеются просветы, правда, сквозь них видны те же стены тумана, только под углом к тому направлению, по которому я лечу. И еще звуки - привычный шорох песка усилился, забормотал на грани слышимости на несколько тонов, да и песок ли шуршит? Напряженно вслушиваюсь. Шорох усиливается, кажется, вот-вот он обретет осмысленные формы. Испуганно взмываю вверх, поднимаюсь над этими стенами тумана - и правда, похоже на каньоны - пустыня, укутанная этим странным густым паром стала напоминать истресканную землю, где трещины - те коридоры, по которому летела я. Шорох исчез, наступила полнейшая тишина. Только подо мной клубятся эти стены тумана, обретая большую плотность, когда я снижаюсь, и истаивая, если я поднимаюсь. Но никуда не исчезая. Я лечу над тягучим плотным туманом и конца-края ему не видно. Подсвечиваемый сверху светом звезд, он кажется более плотным и темным, чем когда я смотрела на него снизу. У тумана даже появляются тени.
   Что-то вспомнилось про всякие там прочитанные книги, где такие же вот похожие вещи уносили героев в неведомое. Может, тоже махнуть? А Медвяна, Альдер? А мой, МОЙ мир? Э-э-э-э... Ну, я все равно вернусь. А мне так интересно. Ведь вернусь же? Ладно, я на секунду, если почувствую, что вернуться не смогу - взлечу тут же. Успокоив себя такими мыслями, тихонько снижаюсь. Шорох опять стал напоминать шепот тысячи голосов, пока неясных, но вполне явственных. Поежилась. Спустилась еще ниже, затормозила. Остановилась и осторожненько ступила на землю, судорожно вцепившись в метлу. Ничего не изменилось - стены тумана, освещенные светом звезд, шепот и никого. Только туман стал еще более плотным, у него появились очертания. Чем-то смутно знакомые, что заставило пристально вглядываться в них. Прошлась вперед по трещине, там коридор раздваивался, и одна его часть перпендикулярно уходила влево. Что-то мне это явно напоминает. Остановилась, оглянулась назад, на прямой коридор с высокими туманными стенами, задумчиво повернула голову в сторону отходящего коридора с такими же стенами, посмотрела под ноги - туман стал еще более плотным...
   Ох ты ж ё-моё! Словно я в городе нахожусь, высотном мегаполисе, только нереальном! Одновременно с догадкой в пустующем до того коридоре появились тени - высокие, темные, они шли по своим делам, нимало на меня внимания не обращая. Их было много, очень много, они двигались по разным направлениям и с разной скоростью, обтекая меня, но не замечая. Шепот тысяч голосов еще более стал слышен. Точно, я в городе!
   0x08 graphic
Стена серого тумана передо мной уже манила объемностью и ощущением фактуры. Так туман ли это вообще? Осторожно касаюсь рукой высокой туманной стены. От места моего касания, набирая силу и яркость расползаются цвета, превращая туманный город в живой и дышащий. Стены стали домами разной этажности, дизайна и потрепанности. Под ногами обнаружилась мостовая с бордюрами и фонарями по обочинам. Чуть правее меня шло самое настоящее шоссе, по которому передвигались машины - непривычной конфигурации, вида и непонятного вида двигателя, потому что тарахтения не было, но явно самостоятельно двигающиеся - а значит, машины. А серые высокие тени раскрасившись красками утратили часть своей высоты и немного располнели, приобретя объем. И стали людьми. Обычными людьми, спешащими по своим делам.
   На меня никто не обращал внимания - ну стоит себе девчонка, рот разинув, ну бывает, некогда им на всякие странности внимание обращать, у них дела важные - работы, учебы, клубный отдых, поход по магазинам... Короче, чем заняться-найдется. Машины меня спасли. Вернее не сами они, а их вид. Только по непривычному виду я поняла, что нахожусь по-прежнему в своем мире, что меня не выбросило в настоящий неизвестно где. Но Боже мой, до чего ж похоже. Даже кафешечки - один в один! Магазинчики со стеклянными витринами, остановки, будь они неладны! Внезапно поняла, почему города я не люблю. Вспоминая ту добрую женщину из поселка, где я однажды переночевала, понимаешь, что тут не постучишься в первую попавшуюся дверь и не попросишь пустить на ночь и накормить за помощь по хозяйству. И во вторую не постучишься, и в двадцатую. Выгонят и милицию вызовут. А я по-прежнему бомжик и документов у меня по-прежнему никаких. Посмотрела вверх, желая увидеть края серого тумана.
   Угу, да. Над городом висели тучи и грозили вот-вот разразиться дождем. Непонятно куда девшаяся ночь совершенно незаметно сменилась ранним вечером. В кафе играла музыка, рядом с шумом проезжали машины, люди ходили, пели, разговаривали, кричали, обтекая меня со всех сторон. Обычная жизнь обычного города. И только я одиноко и потерянно стояла посреди улицы с метлой в руках и немного не вписывалась в ландшафт. Боже, что я тут делаю? И что мне теперь делать? Как жить тут? На работу не устроишься - документов нет. Без работы - нет денег. Без денег я ни жилья не сниму, ни покушать не смогу. А кушать я хочу. Куда меня опять занесло? Осторожно отошла с пешеходной части тротуара по тому, ответвляющемуся перпендикулярно коридорчику, оказавшемуся улицей. На углу стояла остановка - прозрачные стены, металлическая крыша. Непонятного материала сиденье. Но удобное и не холодное. Начал накрапывать дождик, сменившийся затем форменным ливнем. Люди вокруг куда-то спешили, ощетинившись зонтиками и не обращали внимания на, по-прежнему, удивленно осматривавшуюся меня. К остановке один за одним подходили автобусы более-менее привычного вида. Только я подумала, что тут мне все знакомо, как перед самой остановкой возник столб подсвеченного дрожащего воздуха. Мою паническую мысль: "НЛО!" - перебил человек, спокойно спустившийся в этом воздухе, недовольно посмотревший на небо, раскрывший зонтик и устремившийся по своим делам. А за ним - еще один и еще. И еще. Я с любопытством выглянула из-под козырька. А-а-а, еще один автобус, только воздушный, видимо междугородний, ничего особенного. Ну, непривычно, но это мне - дикарю 20 века от рождества Христова, а так - транспорт, он транспорт и есть.
   Вечерело, народу на улицах становилось все больше. Откуда-то появились пузыри - они прилетали - большие, полупрозрачные, с сиденьями внутри и чем-то быстро мелькающим снаружи. Недалеко от остановки, на которой притулилась я, видимо, была еще одна остановка, потому что подлетали они именно туда. Подлетев, они приостанавливали вращение своей наружной части и выпускали людей, затем поднимались вверх, слепляясь цепочками и вися в воздухе, столбиками. В какой-то момент, когда казалось, что из-за высоты столбика, он начнет заваливаться, пузыри переставали прилепляться к нему и образовывали новый столбик. В каждом шаре помещалось не более двух человек с вещами. Что их двигало, я не знаю, но останавливаясь, они обнаруживали металлические полосы, пересекающие их по трем орбитам, которые после остановки сворачивались, убираясь куда-то наверх, по сути являясь очень тонкими. Это зрелище настолько меня заворожило, что я пронаблюдала за соединением аж четырех цепочек этих шариков. Они, видимо, как еще одна разновидность такси, или метро наземного, или электрички. Во всяком случае, цепочки постоянными не являлись - то и дело, подходил кто-нибудь и очередной шарик отлеплялся от завоеванного места и спешил к человеку. Интересно, почему этот транспорт пользуется популярностью только вечером? Когда подходила к остановке, я этих шаров не видела. Или просто не заметила? Не знаю.
   Дождик опять ослаб, сделавшись моросящим, редким и мелким. Потом еще реже. Потом только деревья напоминали о дожде, роняя на мостовую последние капли воды. Слышались шлепки обуви по лужам, ругань обрызганного водой человека. Пахло булочкой с корицей и мятным чем. Загорались вечерние огни. Люди располагались за столиками в кафе неподалеку, проходили парочками мимо, по-прежнему спешили поодиночке и группами по делам. Кто-то стоял на остановке, ожидая свой транспорт и читая газету, кто-то скучающе перекатывался с пятки на носок и обратно, насвистывая какую-то мелодию, кто-то обнимал за талию свою спутницу и что-то ласково шептал ей на ухо. Я встряхнулась. Нужно куда-нибудь идти, что-то делать, не ночевать же мне на остановке, право слово? Вышла из-под козырька, остановилась в раздумье - направо, через дорогу, назад - в продолжении ответвляющегося коридорчика, прямо - до перекрестка или налево - к кафе? Сзади послышался нарастающий гул. Я обернулась.
   Я обернулась одна, замечая краем глаза, что никто из тех, кто был рядом, не среагировал на звук. Сзади сплошным жарким валом шла стена огня, горячего ветра и свистящего звука. Боже, что это? Одновременно, каким-то седьмым чувством я поняла, что стена меня не коснется. Я осознала внезапно, что вижу прошлое этого места, то, что случилось когда-то давным-давно. То, что убило это место, на века превратив его в пустыню. Осознание пришло и ушло, оставив меня молчаливым наблюдателем, содрогающимся от увиденного. Люди, стоящие вокруг, наконец-то увидели то, что видела я, и над городом поднялся многоголосый крик. Они бросали вещи, машины, животных - все, что мешало им в попытке убежать. Некоторые бросали даже друг друга. Моментально возникла пробка и они предпочитали просто бежать. Столкнувшиеся машины непрерывно гудели, люди толкались, убегая в панике, животные выли и бежали наравне с людьми. Те, кто мог. А в окнах домов, что напротив, бились домашние питомцы, не в силах сломить преграду и присоединиться к своим вольным собратьям. Я думала, что улица моментально опустеет, но мимо меня бежали и бежали люди, уже мало похожие на разумных. Все, кто мог хоть как-то двигаться - двигался и его мало заботило, что рядом кто-то двигаться был уже не в силах. Посыпался пепел. Легкими пушинками он падал с неба и укутывал пухлой простыней уже ставшие привычными очертания улицы. Слышался вой сигнализации, крики, гудение надвигающегося пламени, но более всего была слышна тишина, которая проступала за стеной огня. И эта тишина оглушала.
   Рассыпались цепочки шариков, раскатившись по улице бесполезными мыльными пузырями. Погасли фонари. Полопались стекла. С неба стали падать воздушные автобусы с кричащими в них людьми. Иногда. Иногда они падали уже тихо. Один упал совсем рядом со мной, заставив мостовую содрогнуться и рассыпаться каменной крошкой, обдав струей горячего воздуха и волной затухающего ужаса. Звуки отдалялись. Стена пламени подошла совсем близко, прошла сквозь меня и устремилась дальше, оставляя за собой тишину, пепел и остовы разрушенной жизни. Я стояла посреди разрушенного, почерневшего и неузнаваемого города. Одна. Он медленно таял, все больше становясь прозрачным и заставляя сомневаться - а был ли он вообще или это проделки моего воображения? Или памяти? Ведь никто не поручится, что я не смотрела подобного в детстве, по телевизору в фильмах ужасов. Могла, а фантазия у меня всегда была буйная. Я молча постояла на ставшей опять пустыней земле, прошлась вперед в задумчивости и бессильно осела на землю. Что я только что видела?
   Какой ужас. Да возможно ли такое? Люди же до последних минут ничего не подозревали и жили своей обычной жизнью. Ни намека, ни предупрежденьица какого. Ничего. Вот так - раз, и все. Я вспоминала их лица - мало напоминающие лица мыслящих людей. Искаженные страхом, отчаянием и жаждой жизни, они походили одно на другое, а все вместе - на маску, за которой не было лица. Приснилось ли мне, или эта история, вполне возможно, случилась здесь когда-то? Попробуем одну вещицу. Я легла на песок спиной, плотно прижавшись к земле. Я умею это делать и в реальности, но не верю в это. Это мой мир, может, тут мне удастся поверить в то, что я чувствую? Тем более, что я видела. Закрыла глаза, раскинула руки, подложив метлу прямо под кисть - мало ли, придется быстро взлетать? Сосредоточилась, осознавая себя на земле... А потом- резко расслабилась, постаравшись слиться с пространством в единое целое. Как всегда, передо мной распахнулся целый мир, который уже не имел границ в широте обзора. Он просто - был. Везде. Сверху и снизу, справа и слева, по окружности и по диагонали. Я была - мир и я чувствовала каждую искорку жизни. Но нужно было не это. Осторожно направленно изучая пространство, я опускалась взглядом ниже и ниже, просеивая тонны песка, ища виденные мною очертания. Ниже, ниже. По спирали от центра, все расширяя круги. Ниже, ниже, шире.
   Когда я наткнулась на сохранившиеся остовы зданий, я почти перестала верить в увиденное. Но они были. Очень глубоко. Они пока еще были, но даже на этой глубине они продолжали медленно разрушаться и пройдет еще несколько столетий - и от них ничего не останется. А может, они и быстрее разрушатся, я отталкиваюсь же только от тех условий, что вижу сейчас. Прощай, туманная улица. Прощай, кафе, в которое я так и не зашла. Прощайте, шарики. И люди.... Прощайте.... Возвращаюсь в себя, открываю глаза. Н-да-а-а. Вот это мираж - так мираж... Интересно, а у нас пустыни - могут такое скрывать? Бесполезно, в реальности если и смогу проверить, не поверю. Вздохнула, села на метлу, взлетела и уже привычно направилась в произвольную сторону, уповая только на то, что не лечу назад. Ориентироваться в незнакомых местах не умею, мне нужно там пройти хоть раз. Или пролететь. Снова перевернулась на спину, рассматриваю звезды. А они потускнели. Скоро утро. Прошло уже больше недели, а я не встретила Альдера и Медвяны. А как же мой компромисс? Вздохнула. Ну во-о-от. Не такая уж и могущественная, как оказалось. Ну что делать, все равно надо продолжать лететь, жрать уже охота жутко. Надо мной проносится громадная тень и я, не успев никак вообще среагировать, оказываюсь зажатой в громадных птичьих когтях. Машинально задрав голову, вижу силуэт орла, но испугаться не успеваю. Он поднялся на бешеную высоту и мне просто перестало хватать воздуха, к тому же в пережатом положении это чувствовалось особенно сильно. Я отключилась.
  

Эпилог. По дороге домой

  
   Пришла в себя от чувства падения. Посмотрев его направление, я закричала от ужаса - внизу была земля. Боже мой, а я ведь даже без парашюта. Полторы минуты максимум и все. В слепом ужасе я замахала руками, обшаривая пространство в надежде за что-то ухватиться, чтобы задержать полет. Это рефлекс. Спасибо ему за то, что он есть. Потому что, махая руками, я наткнулась на безобидно летящую рядом метлу. Вцепившись в нее всем, что было у меня в наличии, я судорожно захотела летать. И метла послушалась! По параболе продолжив полет, она затормозила меня в нескольких десятках метров над землей. Свободного падения - секунды 3. Боже, как же страшно. Откуда я упала? Поворачиваю голову вверх и вижу, как в небе дерутся, сплетаясь и разлетаясь, вцепляясь когтями и пыхая огнем, схлестываясь крыльями и клювом - дракон и орел. Точнее - орлан, белоголовый. Интересно, а дракон - магический (вспоминая Вальдета) или настоящий? Не хочу это выяснять. Поэтому под шумок быстро сматываюсь. Снова лечу. Но пустыни уже нет. Сколько же меня пронес орел? И куда? Он-то, кстати, настоящий?
   Лечу над полями, покрытыми травой. Над ними снова появляется туман - но он - обычный, белый, предутренний. Небо прямо передо мной светлеет, наливаясь краснотой. Звезды стали совсем тусклыми. Скоро запоют первые утренние птицы. А пока еще тихо. Извечный мой спутник - ветер загадочно шелестит травой, пробегая по ней волнами и взвихривая туман, стелющийся подо мной. И в тумане начинают проступать очертания города. Он еще далеко, он еще спит, но как же мне хочется туда - к людям, к теплу человеческому. После жуткого наваждения я хочу почувствовать, что мой мир - живой. Еще живой. И я лечу прямо к городу. Навстречу мне, выныривая из тумана, со стороны зачинающегося рассвета выныривает такая же фигурка на метле. Зеркало? Еще какой-то вид миража? Мы приближаемся друг к другу. Туман и предутренний сумрак до последнего мешают увидеть, к чему я приближаюсь. Оказываясь рядом, я протягиваю навстречу отражению руку, и оно делает то же самое. Наши руки соприкасаются. И рука, коснувшаяся меня - живая! Теплая! Зачарованно поднимаю глаза от руки... На меня так же зачарованно смотрят глаза Медвяны.
   "Здравствуй" - тихо произношу я.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  

1

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого 2"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"