Абруков Денис Александрович: другие произведения.

Игры На Полях Реальностей (часть 1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Игра, игра, вечная игра в жизнь, и жизнь ради игры. Границы давно стерты, реальность сползает клочьми, обнажая затейлевый сюжет Творца. Кто разгадает его? Стоит ли пепребирать бесчисленные варианты? Отринь догмы и стереотипы и перед тобой откроется новый мир...

  Игры на полях реальностей
  
  Часть 1. Лабиринты сознания
  
  ...И всякий раз маслом вниз
  Упадет бутерброд,
  Но может будет хоть день,
  Может будет хоть час,
  Когда нам повезет.
  В. Цой
  
  1. Черный или не ходите дети
   в Африку гулять
  
  Алекс поднимался на скоростном лифте: от ускорения захватило дыхание, подъем дал отдых бешено стучащему сердцу, дыхание, сбитое быстрым бегом, постепенно восстанавливалось. Подмигивание индикатора этажей, пролетающих мимо, и легкое шуршание механизмов подъемника успокаивало. Он неимоверно устал, вымотался. Это была моральная усталость, не физическая. Одежда, а, точнее, то, что от нее осталось, была мокрой от пота и крови (своей или чужой?). Но сейчас важно только одно: самое главное - он еще жив. В голове медленно прокручивалась только что пережитое. Каких-то тридцать секунд назад он чуть было не погиб. Клочья бронежилета, свисающие с груди и плеч, были лишним тому подтверждением.
  Попадать в засаду развлечение ниже среднего: неприятно себя ощущать мишенью в импровизированном тире. По тебе стреляют, но ты не видишь откуда, а потому не можешь ответить. Воздух вокруг превращается в сплошное месиво разрывов и трассеров пуль. В такие моменты нельзя рассуждать, только действовать, уворачиваться, уходить из-под удара, извиваться, ползти, проявлять чудеса маневренности. А когда все поставлено на карту - разбитые колени и порванная одежда не в счет.
  Так было и на этот раз. Алекса подкараулили в коридоре, ведущем к лифту, просто подождали пока он пройдет несколько шагов в импровизированной мышеловке длиной в пятьдесят метров, а потом шквальным огнем отрезали путь к отступлению. Назад бежать было бессмысленно, самоубийственно, а потому, послав назад дымовую гранату, Алекс ринулся вперед. Там маячила спасительная лифтовая дверь. Пришлось перемещаться очень быстро, постоянно меняя направление движения. Это получилось вполне неплохо, сказались месяцы тренировок. Он почти без повреждений добрался до конца коридора. Здесь и начались проблемы. Пришлось остановиться, чтобы достать карту допуска и провести ей по сканирующему устройству. Две секунды, прошедшие до открытия двери, показались вечностью. Наконец, створки послушно разошлись, и Алекс влетел в кабинку лифта. Он отлично помнил как в тот момент в голове пронеслась мысль о том, что и на этот раз он вышел "сухим из воды", но произошедшее вслед подтвердило утверждение о конечности любого везения. Видимо сегодня был не его день.
  Невообразимым образом за мгновение до того как дверцы сошлись, сквозь узкую щель в маленькую лифтовую комнатку, мгновенно ставшую ловушкой, влетела граната, видимо выпущенная одним из нападавших из подствольного гранатомета. На какое-то мгновение пространство вокруг превратилось в сплошной огонь, шрапнель полностью смела не только богатую отделку вокруг, но и превратило новенький бронекостюм в лохмотья...
  ***
  Алекс стащил с себя остатки былой роскоши - универсального бронекостюма четвертого поколения. Теперь всей его "защитой" была форма цвета хаки с многочисленными звездами, которая если и годилась на что, так это на соблазнение смазливых девчонок. Вещь красивая, но совершенно бесполезная в условиях максимально приближенных к боевым. Теперь оставалось уповать на собственную расторопность и реакцию, поскольку всякое даже самое незначительное попадание из любого вида оружия могло стать смертельным.
  Тем временем капсула лифта благополучно приближалась к цели своего путешествия - первому этажу. Если Алекс что-то и понимал в сложившейся ситуации (а он безусловно понимал), то теперь оставалась совсем мелочь: ретироваться из здания как можно незаметнее, вот тогда он действительно сможет сказать, что вышел "сухим из воды".
  Еще несколько секунд и лифт, пронзительно звякнув, открыл створки двери, выпуская человека наружу. Алекс осторожно вывалился в просторный холл. Здесь было тихо, светло и уютно, ничто не напоминало об опасности. Персонала комплекса не видно, противника тоже. "Главное, чтобы так же было и дальше. И тогда, если повезет, может и удастся выбраться из здания, не испортив прическу", - подумал Алекс.
  Он проверил амуницию: калашников с двумя рожками, пара дымовых шашек, лимонка и пара гранат к подствольнику - не густо. Но если не встревать в большую драку, то этого вполне хватит.
  С этими мыслями Алекс начал движение. Продвигался он со всеми предосторожностями и на пределе бесшумности. Поначалу все шло неплохо, но после первых двух сотен метров, пройденных по извилистым, запутанным коридорам, в душу тонкой струйкой стало просачиваться беспокойство: звериное, потустороннее, ничем не обоснованное, но от того и страшное в своей реальности. Алекс ощутил пронзительный взгляд направленный ему в спину, прямо между лопаток. Он резко оглянулся, выполнил несколько маневров, стараясь зацепить хоть краем взгляда невидимого наблюдателя, но, все тщетно - коридоры оставались пустыми и безмолвными. Ощущение незащищенности не покидало, что-то должно было произойти.
  С нарастающим чувством беспокойства он продолжал путь. Наконец, впереди показалась стеклянная крутящаяся дверь - долгожданный выход. От сердца как будто отлегло. Алекс даже позволил себе немного расслабиться.
  И как только в его душе расцвела надежда, они и появились, возникнув словно из воздуха. Только что никого и вдруг, нате вам - трое в полной боевой выкладке: бронежилетах, с автоматами на перевес и с невообразимо наглыми улыбочками на лицах. Они будто говорили: "Ну все, парень, тебе конец, нам даже и делать ничего не надо, ты и так уже труп". Почему троица не начала стрелять? Кто их знает, может быть просто были дураками, самоуверенными шестерками, которым свойственно недооценивать противника, а может, и в правду поверили в то, что трое против одного - беспроигрышный вариант.
  В тот момент для Алекса все это не имело ровным счетом никакого значения. Он начал действовать. Сначала под ноги вальяжной группы полетела лимонка. Потом, уже из-за импровизированного укрытия - сваленного на бок стола, туда же отправились обе дымовые шашки. По холлу пополз густой дым.
  Естественно, троица тоже даром не теряла времени, открыв шквальный огонь. Свинца они не жалели. И только выпустив по две обоймы, успокоились. К тому времени дым заполнил все помещение так, что в метре ничего не было видно, сделал невозможным дальнейшую стрельбу. Воспользовавшись этим обстоятельством, все трое принялись менять рожки. Тут и крылась их основная, роковая ошибка. Алекс, ориентируясь исключительно по лязгу меняемых магазинов, выстрелил гранатой из подствольного гранатомета, после чего отправил в том же направлении целую обойму из калашникова. Оставалось поинтересоваться результатом. По многоэтажному мату, который донесся с места предполагаемого местоположения противника, Алекс понял, что когда рисковал, выпуская половину своего боезапаса, не ошибся. Успех надо было закреплять, с этой целью он, кувыркаясь и петляя как заяц, сменил позицию.
  С начала схватки прошло, наверное, около минуты. Дым, тем временем, стал постепенно сходить на нет: хорошо работала вентиляция. Преимущество таяло на глазах. И тогда Алекс пошел ва-банк. Встав во весь рост, он помчался с максимально возможной скоростью в направлении, где вероятно находился противник. Пробегая место попадания своей гранаты, он заметил неподвижно лежащее, развороченное тело одного из нападавших, другого он увидел метрах в пяти. Тот судорожно хватался за то место, где еще три минуты назад были его ноги. Увидев своего противника, который собственно и лишил его конечностей, он разразился чудовищной тирадой, не забыв при этом потянуться за автоматом.
  Алекс не любил добивать, но в данном случае выбора не было. Безногий получил свою пулю между глаз, после чего благополучно перестал осквернять окружающее пространство нецензурной бранью.
  Алекс же промчался дальше в поисках третьего из нападавших, последнего из славной троицы, пока остающегося в живых. Тот нашелся достаточно быстро, когда начал палить из-за импровизированного укрытия - перевернутого обгорелого шкафа. Не долго думая, Алекс истратил на этого "последнего из могикан" лимонку. Его противник и на этот раз сделал непоправимую ошибку, граната детонировала в воздухе над целью, превратив человека в решето - никогда не загоняйте себя в тупик.
  Алекс убедился в том, что ни один из его противников не подает признаков жизни, устало огляделся вокруг и, найдя стул, с облегчением присел - наконец покой. Победа далась нелегко. Теперь он был безоружен: одна неполная обойма для автомата и граната к подствольнику - это несерьезно.
  Но надо было двигаться дальше. На душе почему-то стало легко. Все получалось как нельзя лучше. Внутренний голос шептал о близкой победе. Алекс со вздохом встал - ой как не хотелось куда-то идти. Не торопясь, вразвалочку он побрел к крутящейся стеклянной двери, которая чудом уцелела в суматохе боя. До нее было метров двадцать. А за пыльным, давно немытым стеклом, с еле заметными прожилками стальной сетчатой арматуры, проглядывал заброшенный палисадник с незатейливыми цветами. Они казались дикостью на фоне того, что ЗДЕСЬ происходило изо дня в день. А еще, там за окном светило такое неуместное солнце. Лучи его, проходя сквозь толщу стекла, теряли яркость и тускнели. Но было в этих тусклых отблесках нечто успокаивающее, мирное, родное. Алекс поймал себя на мысли, что именно так выглядят лучи первого весеннего солнца - еще слабого и несмелого, но от того и трогательного.
  Алекс доковылял до двери и толкнул ржавый поручень. Дверь скрипнула, но не поддалась. Он попробовал еще, но большее усилие давало лишь больше скрипа. Дверь не хотела открываться, казалось бы, чего проще, толкни посильнее и ты на свободе, все кончено. Алекс решил пойти на принцип, он сбросил с плеча автомат, как следует уперся в пол и изо всех сил потянул поручень теперь уже на себя - без эффекта. В отчаянии он прижался носом к стеклу. Там была свобода, до нее оставалось всего ничего - толщина прозрачной преграды. Там, в заброшенном садике ветер носил обрывки газет, ветошь и желтоватые листья.
   "Разбить стекло? Но что это даст. Сквозь стальные прутья арматуры не протиснется и ребенок". - Размышлял Алекс.
  Он терся лбом о грязное стекло, возил пальцами по его гладкой поверхности, но ни одной здравой мысли в голову не приходило.
  - Что не крутится, маслица машинного не подлить, - внезапно прозвучало сзади.
  Сказать, что Алекс испугался - ничего не сказать. Он испытал чувство намного более сложное, чем простой страх. Алекс понял, что попался. Он мгновенно оценил безвыходность ситуации. О том, чтобы уйти через дверь, теперь не могло быть и речи. Сражаться ему было нечем, убегать некуда. Оставалось одно - повернуться и заглянуть в глаза собственному страху.
  Алекс стал медленно, очень медленно разворачиваться, еще оставалась надежда на собственную быстроту и везение, лимит которого был на сегодня возможно еще не исчерпан. Когда он повернулся, то первое, что бросилось в глаза - ствол винчестера, направленный прямо в грудь.
  Говоривший стоял метрах в десяти, ЧТО-ТО НЕУЛОВИМО ЗНАКОМОЕ БЫЛО В ЕГО лице, фигуре. На человеке был длинный черный плащ, который почему-то развивался, хотя никакого ветра и в помине не было. Не менее длинный белый шарф был туго замотан на шее и свисал неправдоподобно ровными кончиками. В лице его было что-то одновременно и хищное и аристократически-надменное. Четкий овал, безупречный точеный нос, узкий разрез глаз, в которых мерцали нехорошие, дьявольские огоньки, щелка рта с блуждающей издевательской ухмылкой. Алекс понял, что если бы ему дали нарисовать портрет идеального, хладнокровного убийцы, то именно таким бы он его и изобразил.
  - Что, боишься? И правильно, - Черный повел оружием, - только идиот не боится, когда на него наставляют пушку.
  - Кто ты? - только и сумел выдавить из себя Алекс.
  - Ну вы смотрите, старых друзей он не узнает. - Черный приторно улыбнулся, показывая безупречные зубы.
  - Не мелите чушь, я Вас не знаю, не знал и вообще, в гробу я Вас видел. - Алекс почти перешел на крик.
  - Вот только не надо нервничать. - Черный устало закатил глаза. - Нервные клетки не восстанавливаются. Слышали наверное?
  - Я еще раз повторяю свой вопрос, что Вам от меня нужно и кто Вы?
  - А тебе точно нужно это знать, ты этом уверен. - Черный перешел на "ты", меняя тон разговора. - Иногда, правда бывает не очень приятной штукой.
  - Да, черт возьми, отвечай!
  - Но ты же знаешь ответ, ты всегда его знал. - Казалось, незнакомцу надоел бесполезный диалог. - Я пришел, чтобы убить тебя - все предельно просто. Один из нас умрет сегодня, и это буду явно не я. - Черный передернул затвор винчестера.
  - Но за что? - промямлил Алекс.
  - Господи, все приходиться объяснять, да ведь ты же сам знаешь, просто боишься себе признаться. И вообще, вопрос "За что" - риторический, я, например, не знаю ни одного человека, которого нельзя было бы за что-то наказать. Это же аксиома - люди грешны. Спроси лучше зачем я хочу тебя убить.
  Черный сделал довольное лицо.
  - Зачем ты хочешь меня убить? - прошептал Алекс.
  - Я хочу тебя спасти, да спасти. - Черный внимательно изучал свои безупречные ногти. - Жизнь - череда страданий, все это знают, а я пришел, чтобы освободить тебя! Понял?
  - Нет, не совсем. - Алекс окончательно потерял нить разговора.
  - И правильно, последнее дело задумываться над философскими вопросами, я вот никогда не забиваю себе голову всякой метафизической чепухой, я просто делаю свое дело.
  С этими словами Черный нажал на курок.
  Алекс умер не сразу, жизнь по капле покидала его тело, уходила, как сходит последний снег в конце апреля, медленно, но верно. Черный почему-то склонился на Алексом. Он что-то говорил.
  Последнее, что выхватило угасающее сознание Алекса, было до странности изменившееся лицо Черного. Может быть Алексу это только показалось, но он готов был поклясться, что лицо незнакомца выражало верхнюю степень сострадания, понимания, и даже сочувствия, глаза были печально потуплены, а из щелочки рта несся поток слов. Алекс разобрал только: "Все будет хорошо. У каждого есть шанс разобраться; рано или поздно все заканчивается, даже самое плохое". Потом темнота сомкнулась, поглотив его...
  
  2. Посвящение Пелевину или
  затейливость бытия как смысл жизни
  
  Алексей нервно стащил с себя мокрую сеть нейрошлема и с досадой швырнул ее на стол рядом с гудящим системным блоком, тот добросовестно пыхтел, убирая ненужные теперь файлы. Порывисто встав, Алексей зашагал по комнате взад-вперед, то и дело с раздражением поглядывая на дублирующую голограмму, повисшую в центре комнаты. От нее тянулись тонкие, почти незаметные лучики к голопроектору, стоящему на высоком старомодном шкафу. В данный момент в сероватой дымке голограммы мерцала картинка, что ровно минуту назад отображал нейрошлемом непосредственно в мозг Алексея.
  Переливаясь всеми цветами радуги, как бы издеваясь праздничностью и богатством 128 битной графики, голограмма констатировала весьма неутешительные итоги. Трехмерная надпись гласила: "Игра окончена, игрок - Алекс, набранные очки - 6778, уровень 40 не пройден, провал миссии, причина: смерть соискателя".
  - Как он меня достал, - прорычал Алексей и выругался, глядя вверх. А затем изо всех сил пнул системный блок компьютера, последний ответил ему томным гудением.
  Шумно развернувшись и еще раз громко выругавшись, как будто машина могла понять и оценить его жест, Алексей поплелся на кухню. Но, не чашка прекрасного бразильского кофе, не какого-то растворимого Пеле, а самого что ни на есть молотого, натурального, ни свежие булочки, купленные сегодня утром, не могли развеять всей досады и горечи.
  Человек - существо привыкшее выигрывать. Что бы там ни говорили о полезности проигрышей, которые, якобы, дают стимул для дальнейшей борьбы, а также закаляют волю и готовят к последующим испытаниям, все это ерунда, особенно, если речь заходит о весьма искусственном способе преодоления себя и самосовершенствования, как компьютерные игры. Очень трудно объяснить себе то обстоятельство, что некая, грубо говоря, куча железа издевается над человеком - венцом творенья, высшей ступенью эволюции и даже больше, своим создателем.
  Все эти мысли если и не сводили Алексея с ума, то уж точно делали его существование не столь комфортным как хотелось бы.
  ***
  Алексей долго сидел на кухне, пил остывающий кофе и смотрел в окно, выходящее на одну из центральных улиц города. Он вглядывался в фигурки прохожих, проползавшие внизу, и думал. Он отчасти завидовал им. Как завидует человек видимому чужому благополучию, кажущемуся отсутствию проблем у других.
  На улице было неуютно, прохладно, мокро и противно. Люди внизу словно старались убежать, отыграть быстрее этот промозглый вечер, добраться до теплых домом и мягких кресел. Но ожидало ли их спокойствие там, где они пытались его найти - большой вопрос.
  И никому ни до кого не было ровным счетом никакого дела - зона безразличия. Прохожим было наплевать и на уровень 40 и на черного человека, который упорно не хотел давать дорогу смелому и безусловно достойному Лехе Смолянинову в его долгой дороге в лабиринтах Большого города - одного из уровней популярнейшей игры "Хроники стрелка".
  
   Из оцепенения Алексея вывел зуммер видеофона, кто-то очень хотел поболтать. И хотя пустой треп нужен был ему не больше чем собаке пятая нога и рыбе свисток, он, скорее по старой привычке, нежели из-за практической необходимости, помчался в комнату, сметая на пути предметы обихода и сажая синяки на самые экзотические места. Добравшись до места, он плюхнулся на диван, расположился там со всем возможным удобством и только после этого дал виндовс хоум команду принять звонок.
   Это был Сашка Иванов. Выражаясь нелитературным языком Паши Варенина - общего друга Алексея и Александра, Сашка Иванов был их "боевым товарищем и братом (иногда даже братком) по всякого рода тусовкам, попойкам и вечеринкам, всегдашним советчиком и третейским судьей в хакерских делах и ламмерских спорах. В общем, человек "свой в доску".
  - Привет, старый лис, жив еще, - произнес голос Александра, потом появилось и изображение. Странно, но именно Иванов и был похож на лиса: ехидная улыбочка с рядом остреньких зубов, короткий ежик волос, раскосые глаза, в которых мелькали ироничные огоньки и конечно манера общения - мягкая, но подчас коварная.
  - Да что мне сделается, Саш, помаленьку. - Алексею вовсе не хотелось устраивать дискуссию о его душевном состоянии и вообще, ничего не хотелось, но вежливость превыше всего.
  - О, брат, я смотрю, ты совсем плох. - Удивительно, но Александр всегда видел, когда с человеком не все в порядке и, как правило, приходил на помощь, правда в своем, несколько специфическом стиле.
  - И почему ты решил, что мне плохо? - Вяло пытался отнекиваться намеченный объект помощи. - Все в норме, честно.
  - Да вижу я, как у тебя все в норме, сколько ты уже сидишь на этом, - он смачно выругался, - 40 уровне.
  - Месяц, наверное. - Алексею и самому было стыдно за свой ребяческий порыв, заставляющий его, высококлассного специалиста по компьютерному дизайну, биться над одной игрой целый месяц и, что самое плохое, без всякого видимого результата, если конечно не считать за результат невроз, который он похоже уже заработал.
  - И что, все та же бодяга: погоня у лифта, черный человек и две пули в голову. - Александр старательно загибал пальцы в такт перечислению.
  - Не совсем, на самом деле я сегодня почти добрался до конца. - Алексей потер глаза и продолжительно зевнул.
  - Ну, чего ты, не тяни, что дальше то было? - Иванову действительно было интересно.
  - А что дальше? Опять Черный - он мне на этот раз нес какую-то чепуху, не понял ради чего, но конец один. Все кишки мне вынес, сволочь! - Беззлобно проворчал Алексей.
  - И сколько раз он тебя грохнул на данный момент. - Александр сделал страшные глаза.
  - Двадцать семь.
  - Вот... - Сашка выдал тираду настолько же емкую и меткую, настолько же и нецензурную, после чего изрек уже на остальном русском. - - Все брат, хватит, будем тебя спасать. - И он произвел размашистые пассы руками, что на его языке должно было означать как именно он собирается спасать Алексея.
   - Слушай мои инструкции, возражения не принимаются. Через полчаса жду тебя в "Мирном виртуале" - выпьем, закусим, поболтаем: я угощаю. Возможно и продолжение программы. - Глаза Иванова заговорщически прищурились. - Ты же знаешь, моя то отдыхать уехала, так что квартира пустая, а пару цыпочек всегда можно подобрать по ходу действия. Ну, как тебе моя идейка.
  Алексей понял, что отпираться нет никакого смысла, да и отвлечься от дел, а, точнее, от игр все равно надо.
  - Ладно, согласен, - сказал он вяло. - Все равно ведь не отстанешь.
  - Точно, ты меня знаешь, даже если ты будешь упираться всеми ластами, я заставлю тебя прилично провести вечер. Значит договорились?
  - Договорились! - подтвердил Алексей.
  Голограмма мигнула и пропала. Он остался сидеть на диване. Идти куда бы то ни было не хотелось, но Алексей знал, что если остаться дома, дальше будет только хуже.
  
  Алканов Л. Н. "Питейные заведения нашего города"
  отрывок из статьи, опубликованной в мультимедийном издании
  "МК - региональное приложение"
  (сетевая версия) спецвыпуск от 11.10. 2055
  
  Бар "Мирный виртуал". В городе данное заведение имеет славу весьма странную, подстать людям, которые обычно в нем собираются. Сюда приходят, чтобы поболтать, обменяться слухами виртуального и не только мира, потравить байки, завести нужные, абсолютно бесполезные, а порой и весьма опасные знакомства.
  Набор посетителей весьма разнообразен: от простых, наивных и до смешного "зеленых" ламмеров, до людей знающих и умеющих многое. "Виртуал" сродни ничейной земле. Здесь встречаются и проводят время за кружечкой пива и чего покрепче и сторожевые псы разного рода компаний и простые российские хакеры.
  Кухня весьма недурна и включает в себя как русское, так и европейское направления в кулинарном искусстве. Карта вин выше всяких похвал. Обслуживание вполне сносное.
  ***
  Собрав в кулак волю, Алексей пошел собираться.
  Одевшись, он вышел из дома.
  ...Идти до небольшого кафе-бара "Мирный виртуал" было недолго - минут пятнадцать. На улице, как оказалось, потеплело, дул странный ветер: сильный, тугой и необычно теплый для стоящего сейчас времени года. Что именно странного было в этом ветре, Алекс никак не мог уловить, наконец, до него дошло. Обычно ветер приносит разные звуки: гудки машин, говор прохожих, в общем стандартный уличный шум, но сейчас единственным звуком, доходившим до ушей, было шуршание. Именно такое шуршание создают миллионы песчинок, когда трутся друг о друга - это дыхание пустыни. Алекс хорошо помнил его, поскольку бывал по работе в ОАЭ, а там пустыня - вещь распространенная.
  Ко всему, на улицах заметно поубавилось народу. Изредка попадались подвыпившие в честь выходных, небритые индивиды, пробегали дети с воздушными шарами (праздник что ли?), один раз мимо прогрохотала колонна солдат в гимнастерках неясного фасона и расцветки. Они пели что-то строевое, бодрое, но видно настолько старались, что разобрать было ровным счетом ничего не возможно. Рядом, с неподдающимся описанию блаженством на лице, чеканил шаг молодой лейтенант, которому, по-видимому, пение подчиненных доставляло несказанное удовольствие.
  Алекс шел, почти не обращая внимания на все происходившее вокруг, странные мысли лезли в голову, но он старательно отгонял их, для этого пытаясь сосредоточиться на окружающей обстановке.
  Постепенно темнело. Зажигались фонари. Улица погружалась в зыбкий холодный свет.
  На дорогах почти не было машин. Только иногда пролетали быстрые иномарки...
  Прислушиваясь к шуршанию ветра, Алекс почему-то замер на обочине дороге как раз в тот момент, когда одна из них притормозила у обочины.
  Из открытого окна высунулась довольная рожа с щербатым ртом. Рожа весело поинтересовалась:
  - Что мил человек голову повесил, может подсобить чем, для хорошего пацана нам ничего не жалко.
  После чего автомобиль резко рванул с места, а в сторону Алекса спланировал клочок бумаги, который при ближайшем рассмотрении оказался визиткой. Приглядевшись к картонке в неровном свете фонарей Алексей прочел, "Агентство Г-н Черный Ч. и Ко все виды услуг". Проблемы ваши - заботы наши". Потом шел номер видеофона, факса и Е-mail.
  "С ума сойти", - подумал Алексей, - "куда катимся"?
  Он машинально засунул клочок картона в карман, продолжил движение и сразу же забыл о щербатом на иномарке и визитке.
  Пару раз по дороге Алексу казалось, что кто-то идет следом, и чей-то колкий взгляд впивается сзади, между лопаток. Точно также как в виртуальности несколько десятком минут назад. Он резко оборачивался, но всякий раз за спиной было пусто. Только раз столь "хитрый" маневр принес результат. Алексею удалось засечь движение в кустах, росших вдоль дороги. Он бросился в заросли, однако тщательная их проверка ровным счетом ни к чему не привела. Единственной вещью, которую удалось обнаружить на колкой ветке боярышника, оказалась длинная белая шерстяная нитка, вероятно выдернутая из вязаной вещи. Алексей машинально намотал нитку на палец, но слова вист (как пелось в одной старой песне) у него не вышло, зато нитка закончилась на букве Ч.
  Он старательно сложил нитку в тот же карман, в который минуту назад отправилась странная визитка, и побежал дальше.
  Ветер тем временем усилился, начиная поднимать с поверхности всякий мусор. Мимо пролетали обрывки газет, одноразовые стаканчики и прочая дребедень. Алекс оглянулся, чтобы проследить траекторию движения пивной банки, которая пронеслась совсем уж близко, и чуть было его не задела. Он готов был поклясться, что банка эта была полная, то есть с пивом, а потому, было не совсем непонятно, за счет чего она так резво летела. Он проводил взглядом подпрыгивающую посуду до поворота, после чего та вместо того, чтобы врезаться в стену дома и разрешить его сомнения аккуратно повернула за угол. "Не иначе по вызову полетела", - мелькнула идиотская мысль. Алекс чертыхнулся про себя и повернул голову.
   В этот самый момент что-то большое и шершавое прилипло к лицу. Алекса обуяла паника, те несколько секунд пока он стаскивал с лица НЕЧТО, оказались малоприятными. Когда его трясущиеся руки, наконец, справились с задачей и убрали нечто с лица, то взору представилась обычная газета, довольно сильно помятая. Надпись вверху, означавшая, видимо, название, гласила: "Магаданский комсомолец". На первой полосе бросалась в глаза шапка заглавной статьи выпуска: "Двадцать седьмое заказное убийство Черного маньяка: правда и вымысел". Ниже курсивом значилось: журналистское расследование.
  Алекс как мог старательно скатал аккуратный шар из "желтой" газетенки и, презрительно сплюнув, запустил им в ближайшую урну. Но сумасшедший ветер не оставил его баскетбольным навыкам ни малейшего шанса на благополучное воплощение в жизнь и тут же унес бумажный перекати-поле проч.
  Все это, честно говоря, не лезло ни в какие ворота. Но, в конце концов, Алексей списал все ненормальности сегодняшней прогулки на переутомление. После чего совершенно точно решил больше не играть и сходить к психотерапевту. И уж точно никогда не читать Пелевина.
  ***
  ...В баре как всегда было многолюдно, свободных столиков Алекс не увидел, а потому сразу приземлился на высокий колченогий стул у стойки. Предстояло дожидаться Иванова, который жил подальше, поэтому его появления следовало ожидать позже. Он кивнул бармену, тот приветственно улыбнулся и подошел.
  - Привет Ал, давно тебя к нам не заносило, что будешь?
  - Свежевыжатого апельсинового, - прошелестел Алексей.
  - Неужели, так плохо? - Во взгляде бармена проступило неподдельное беспокойство.
   Он всегда заказывал свежевыжатый апельсиновый сок, когда настроение было не к черту. Полагая, хотя подавляющее большинство с ним бы не согласилось, что прибавлять к своим проблемам еще и "радость" похмелья занятие непродуктивное и даже вредное.
  - Еще хуже. - Алекс состряпал нарочито страдальческое лицо. - Уж в чем в чем, а в жалости он нуждался сейчас меньше всего.
  - Ладно, еще увидимся, вот твой сок.
  Бармен отошел к другому клиенту, а Алексей принялся, смакуя приторную кисло-сладкую жижу, разглядывать присутствующих.
   Ничего особенного. Почти нет знакомых, пара кивков налево и направо - приветствия.
  ...Через некоторое время освободился столик в дальнем углу зала. Странная парочка (толи и вправду нестандартной ориентации, а скорее, лишь сходящие с ума от безделья) мерно прошествовала мимо. На одном из них была сетчатая футболка из какого-то серебристого материала. В окружающем неярком свете она мерцала всеми цветами радуги. "Интересно, он прямо так сюда пришел", - почему-то подумал Алексей, - "если так, то он пожалеет - погода не очень соответствует подобному наряду". Единственной интересной деталью в облике второго из экстравагантной парочки были глаза, их макияж. Раскраска была нанесена таким образом, что создавалось полное впечатление будто глаза у этого парня размером с чайные блюдца.
  Находясь под глубоким впечатлением от увиденного, Алексей встал и принялся лавировать среди сидящего и стоящего народа с единственной целью - добраться до вожделенного двухместного столика.
  Наконец, почти истощив запас терпения и вежливых извинений, он добрался до вожделенной столешницы невообразимой формы и расцветки. С облегчением плюхнувшись на мягкий стул Алекс внутренне просиял - хоть посидеть удастся по человечески. Но триумф длился недолго: ровно через четверть секунды после того как его пятая точка состыковалась с сиденьем, на место напротив бесцеремонно присел еще кто-то. Разумеется, никаких соседей Смолянинов не желал, поскольку с минуты на минуту должен был появиться Александр. Именно поэтому он и приготовился отстаивать статус кво: сделал свирепое лицо и "запустил" программу беспредельного сарказма, в общем, приготовился ругаться.
  Но когда взгляд его упал на человека, сидящего напротив (оказалось, что это девушка), ругаться почему-то расхотелось. Честно говоря, Алекса никто не смог бы даже с большой натяжкой назвать человеком влюбчивым, увлекающимся и тем более сентиментальным, но сейчас что-то произошло, как будто внутри что-то щелкнуло, повернулось.
  Большие синие глаза, нежные губы, которые видимо тоже приготовились ругаться, тонкие черты лица, светлые волосы - в целом ничего особенного. Но что-то притягивало, не давало оторваться.
  Сначала они молча смотрели друг на друга, а потом, как по команде, вместе заговорили:
  - Я жду друга, но если Вы хотите, то я могу, - выпалил Алексей.
  - Нет, нет, не стоит, мы вполне можем пока посидеть вместе, я тоже жду подругу, - продолжила его мысль девушка.
  - Да, правильно, может потом освободится еще столик. - Алексею почему-то стало неловко, но он подавил это чувство.
  Некоторое время они сидели молча, потом он как истинный джентльмен нарушил молчание и предложил даме выпить. Она согласилась на все тот же апельсиновый сок и отказалась употреблять спиртные напитки. Это показалась Алексею странным, но понравилось.
  ...Через пятнадцать минут они уже болтали так, как будто знали друг друга сто лет или около того. За эти минуты выяснилось, что зовут незнакомку Таня, работает она в смежной с Алексеем области, увлекается коллекционированием старой фантастики (в основном отечественные авторы конца 20 начала 21 века), любит лесные прогулки, как ни странно рыбалку и терпеть не может японскую кухню. Но самое поразительное состояло в том, что эта хрупкая девушка являлась фанатом игры "Хроники стрелка". Той самой, что вот уже месяц не давала Алексу покоя...
  ***
  - И на каком ты сейчас уровне? - Алексей чувствовал, что эта встреча может помочь.
  - На тридцать пятом, - девушка явно гордилась своим достижением. - А ты?
  - На сороковом.
  - Так это же последний!
  - Что?! - Ему показалось, что пол уходит из-под ног. - Ты это серьезно! - Он сорвался на фальцет, на них начинали оглядываться.
  - Ты что последний "Game.exe" не читал.
  - Честно говоря, я сейчас вообще мало что читаю. Так, и что там пишут. - Он застыл от нетерпения.
  - Пишут, что еще никто не дошел до конца, то есть до конца 40-го уровня, говорят сами разработчики не думали, что их детище будет настолько сложным. Всего несколько человек добрались до сорокового, но все там и застряли, у всех разные проблемы, но выбраться еще никому не удалось.
  "Девочка явно в своей стихии", - подумал Алексей. Он даже залюбовался.
  - Знаешь, - он прервал ее, чтобы выплеснуть мысли, бродившие в голове довольно давно. - Ты сказала в игре сорок уровней; наверное помнишь, что с самого начала "Хроники" представляли как игру нового поколения. Эта штука не просто способна учиться на собственных ошибках, она приспосабливается к конкретному игроку. Приспосабливается, ищет слабые места и наносит удар. Понимаешь о чем я?
  - Честно говоря, нет. - Таня растерянно помотала головой.
  - Так, смотри, помнишь первые десять уровней? Что там было для тебя самое трудное? - Алексей сделал жест руками, как бы отделяя от целого невидимые десять уровней.
  - Помню. - Таня поморщила лобик, и от этого сделалась еще симпатичнее, - вечно попадались на пути всякие пресмыкающиеся и насекомые, причем чем дальше, тем противнее, таких и в природе то нет. Как говориться, вспомнишь, вздрогнешь. Еще помню темнота пугала, в общем, не уровни, а фильм ужасов.
  - Так хорошо, а как на счет второго десятка? Там такого, полагаю, не было. - Алекс довольно улыбнулся.
  - Да, а откуда ты знаешь? - Таня искренне удивилась.
  - Все узнаешь в свое время. - Ему доставляло удовольствие интриговать, оттягивать момент разгадки. - Я могу в общих чертах обрисовать трудность второго этапа. Вот тебе три основные: первое - не можешь выбраться, найти проход на следующий уровень; второе - слишком надеешься на собственные силы, идешь без прикрытия, жалеешь денег на группу поддержки; и, наконец, третье - торопишься, хочешь взять этап "наскоком", не хватает терпения. - Так или нет, в целом...
  - Да, в общих чертах. - На лице Тани была растерянность. - Я еще долго возилась в том месте, где надо было стрелять с двух рук одновременно, с прыжками проблемы, с координацией.
  - Да, да, а меня заставили головоломку собирать, знаешь есть такие из пазлы из 1000 кусочков - три дня убил на это бесполезное занятие. Там много неба было. Представляешь, как трудно подбирать - все голубое. - Алексей откровенно начинал веселиться.
  - Все, если сейчас же не расколешься, изверг ты эдакий, я просто уйду. - Татьяна надула и без того пухлые губки. - Говори, в чем фенька.
  - Ладно, ладно, - Алекс театрально всплеснул руками. - Вся, как вы моя дорогая выражаетесь, фенька состоит в следующем. - Он потер виски и отпил соку. - Дело в том, что, как я уже сказал, искусственный интеллект "Хроник" построен так, что подбирает программу испытаний индивидуально для каждого игрока. Основная его задача выведать слабые места оппонента и в самый ответственный момент ударить по ним. Но, больше того, как ты сама сейчас убедилась, на первых десяти уровнях он "обыгрывает" страхи. Обычные "физические", примитивные страхи. У тебя это были всякие змеи да ящерицы, я же ходил по канатам над пропастью, прыгал по скалам, поскольку страшно высоты боюсь, кстати, теперь гораздо меньше чем раньше. Что скажешь, прав я или нет.
  - Слушай, а ведь действительно. Я страшно боюсь всякой живности, и темноты тоже. - Татьяна задумчиво загибала пальцы, как бы сверяя то, чего она боится с тем, что ей пригрезилось в виртуальности.
  Тем временем Алекс продолжал:
  - На второй двадцатке против тебя играют всякого рода недостатки, как бы это лучше сказать, - он подбирал слово, - изъяны твоей нервной системы, личности. Именно поэтому я и назвал самые распространенные: невнимательность, самонадеянность, отсутствие терпения. Ты, как помнишь, училась стрелять с двух рук и изображала из себя Тарзана, я же собирал головоломки. Да, не сказал, что о моей рассеянности ходят легенды. Кстати, и здесь игрушка пошла мне на пользу. Теперь я редко оставляю то, что крепится на плечах дома. - Алекс потрогал голову, словно показывая, что она действительно на месте и хохотнул.
  - Правильно, все так, но как ты до этого дошел? - Таня нервно перебирала пальцами по столу.
  - А ты пробовала сидеть в игре по восемь часов в день в течение месяца? Я стал почти одержимым, ничего не могу с собой поделать, как наркотик. - Алексей с болью посмотрел на Татьяну
  - Разумеется, не пробовала - для меня ИГРА не более чем хобби. А в твоем случае, как я смотрю, все гораздо серьезнее. - Татьяна прикрыла глаза. - А ты не задумывался в чем причина, зачем тебе это нужно?
  - В последнее время только этим и занимаюсь. Такое впечатление, что все это больше чем игра. Иногда мне кажется, что ответ совсем близко, как слово, которое точно знаешь, но не можешь вспомнить. Вертится на языке, а сказать не можешь. Но я чувствую, что уже очень близок к разгадке. Стой, это лирика, мы отвлеклись от сути. - Алексей покрутил головой в поисках Иванова, который явно запаздывал и продолжал. - Что у тебя было на третьем десятке?
  - Так, подожди. - Таня опять поморщила лобик. - Дай подумать и я тебе сформулирую цель третьего этапа. На 21-м уровне мне пришлось почти все время бродить без правой руки (оторвало в начале уровня). Благо сумела перетянуть артерию ремнем и не истекла кровью. Кстати, противника там почти не было. На 25-м, помню, в начале уровня стояло зеркало, я заглянуло в него...
  - И что там? - Алекс устало заморгал.
  - Ничего особенного, мое лицо, но лет на пятьдесят старше. А потом весь уровень страшная слабость во всем теле, как будто мне и вправду под восемьдесят - неприятное ощущение. То спина ноет, то коленки не сгибаются. И, наконец, последний уровень третьего десятка: там мне пришлось умереть. Звучит это дико - умереть, чтобы выиграть, но я пробовала добраться до конца по-всякому. Ничего у меня не выходило: там надо было спасти маленького мальчика от наемных убийц. Тот еще сюжетец. Не знаю, чего уж им от него надо было, но факт остается фактом. Вдвоем нам до конца дойти никак не удавалось, естественно, убивали его, на мне то бронежилет. Потом до меня дошло надеть жилет на парня. Он бежал, я его прикрывала, когда парень вышел с уровня, меня уже добивали. В глазах темнеет, а я только и думаю: "И на этот раз не повезло". Но нет. Смотрю, а перед глазами плывет: "Миссия успешна, игрок - Танк, количество набранных очков 4567, уровень 30 пройден, причина: цель миссии выполнена, объект спасен". Я думала, у меня галлюцинации начались.
  - И каков твой вывод? - Алекс заметно оживился.
  - Я полагаю, на третьем десятке ИИ "Хроник" бьет по естественным психологическим страхам: старость, болезни и, разумеется, смерть. Как и везде чтобы дойти до конца надо преодолеть их. Даже испытать смерть, скорее, даже не саму смерть, а ее неизбежность в некоторых обстоятельствах. - Глаза Татьяны победно сияли.
  - Честно говоря, я сделал аналогичный вывод, мне тоже пришлось умереть на 30-м уровне, хотя, по несколько иной причине. Но все это маловажно. - Алекс махнул рукой. - Более интересно то, что происходит на четвертом десятке. Здесь я совсем запутался. Прошел его почти до конца, как ты знаешь, но так и не смог понять суть. Наверное, поэтому игра меня дальше и не выпускает. Идеи, мэм?
  Алексей внимательно посмотрел на собеседницу.
  - Хорошо, - продолжила Татьяна, - давай рассуждать логически, у меня тоже есть какой-никакой опыт общения с четвертым десятком. Что мы имеем. Первое - давление среды усиливается по мере прохождения уровней; второе - увеличивается сложность воздействия: сначала это простые, так сказать животные страхи, потом недостатки человеческой психики и в конце приобретенные психологические страхи, присущие любому хомо сапиенс. И все это с учетом индивидуальных особенностей каждого отдельно взятого игрока. Забавно, но в целом люди, как оказалось, не столь уж отличаются.
  - И что нам все это дает? - глухо сказал Алексей.
  - Пока ничего, но сейчас разберемся, - парировала Татьяна. - На чем ты застрял?
  - Все до смешного просто: появляется некий хмырь весь в черном и шлепает меня словно муху. Причем качество вооружения вашего покорного слуги его нисколько не смущает. Для него убить лишь дело времени. Но, больше того. Как бесплатное приложение к тому, о чем я сказал выше, Черный ведет совершенно мутные и невнятные речи, впрочем, это обстоятельство всплыло лишь сегодня. В общем, мой противник - нечто среднее между сектантом фанатиком и психболным в стадии обострения недуга.
   - Да, у меня ничего подобного, на мой взгляд, первые пять уровней - не более чем вариации на тему всего пройденного, может игра просто готовится нанести удар, проводит окончательное тестирование. Мне кажется, что мой опыт нам не поможет. - Таня виновато опустила глаза.
  - Ну и ладно, черт с ней с этой дрянной игрушкой. И вообще, пошли отсюда, прогуляемся на свежем воздухе. Я так полагаю, ни мой горе-собутыльник, ни твоя подруга здесь сегодня уже не появятся.
  Алексей не заметил, как пробежали два часа. Время перевалило десять, недалек был тот час, когда максимально вежливо их попросили бы удалиться.
  Девушка согласилась на его предложение, и они вышли на мокрый от недавнего дождя уличный асфальт. Прохожих почти не было...
  ***
  ...Гуляли долго, говорили ни о чем и обо всем сразу. Смолянинов впервые за последний месяц почувствовал, себя хорошо, комфортно. Отошли на второй план все проблемы: реальные и виртуальные. "Хроник стрелка" они больше не касались, тема была закрыта. Но уже в самом конце, когда они стояли под окнами Татьяниного дома, она сказала:
  - Леша, я все думаю о твоем сороковом уровне. - Татьяна заглянула в глаза Алекса.
  - Да пошла она подальше, эта игра. - Махнул рукой Смолянинов.
  - И все же, - продолжала Татьяна, - как ты думаешь? Что может стать самым большим испытанием для любого человека? С чем бороться труднее всего? Мне почему-то кажется, именно это и должна использовать игра на последнем этапе. Ты знаешь к какому выводу меня подвели наши разговоры, в общем-то здесь нет ничего нового. Обычно самая тяжелая борьба - борьба с собой. Обычно, самое трудное понять, чего именно ты хочешь в данный конкретный момент, а поняв, трудно решиться на поступок. Всегда неприятно что-то сломать в себе, изменить. Как бы там ни было, отгадка лежит не вне тебя, а внутри, главное прислушаться.
  Алексей стоял молча. И постепенно нечто стало выкристаллизовываться, проясняться в голове.
  - Я почти дома, может быть зайдешь? - На ее губах блуждала улыбка.
  - Извини, Тань, но не сегодня, - Алексей виновато улыбнулся в ответ, - ему и действительно хотелось зайти, но что-то не пускало. - Как-нибудь в другой раз, а лучше дай мне свой телефон, я обязательно позвоню. Ты мне очень понравилась, честно. Но сейчас я в "растрепанных чувствах", надо кое-что проверить. Извини...
  ***
  Через минуту он уже бежал по направлению к дому, как оказалось, жили они с Татьяной достаточно близко. В кармане рядом со странной визиткой и не менее странной белой нитью лежал клочок бумаги с номером ее телефона. Улицы были пронзительно тихими, на город успел опуститься плотный туман. Фонари по обе стороны дороги превратились в диковинные шары света, наполненные последней мошкарой, кружащей в каждом пульсирующем огненном шаре. Алекс шел быстро, и столь же быстро в его голове пролетали мысли, вызванные сегодняшними событиями. В словах Татьяны скрывалась истина. Еще Сократ сказал: "Познай самого себя". Но как это сделать, как приложить эту простую мысль к конкретной ситуации? Теперь стало очевидным, что игра перешла на последний уровень, и на данном этапе Алекс имеет дело с самым сильным противником, которого только возможно придумать - с самим собой. Точнее, даже не с самим собой, а с субъектом, идеально подходящим для поиска и использования слабых мест в защите игрока. Машина, так сказать, создала идеального убийцу под отдельно взятого конкретного человека - Алекса Смолянинова. И единственный шанс одолеть своего собственного клона заключался в поиске лазейки в его защите. Пока Смолянинов этой лазейки не видел, но чувствовал, что решение лежит где-то рядом.
  Мимо проносились мерцающие витрины магазинов, изредка пролетала машина, порой порывы ветра доносили звуки какой-то неуловимо знакомой мелодии, хриплый голос заклинал:
  Наше жизнь - это поле ряженых мин,
  Я брел по нему, я метался на нем,
  И видя, как клочьями рвется мой друг,
  Я верил с трудом в очищенье огнем
  И часто не верил в пожатие рук.
  И тут до Алекса дошло, он понял все и мгновенно, решение оказалось простым до гениальности. От нахлынувших чувств он встал как вкопанный. Когда бешено стучавшее сердце начало входить в нормальный ритм, Алекс посмотрел вперед. Он и сам не заметил, как оказался в этом плохо освещаемом проулке: справа и слева высились гаражи, чуть впереди попыхивала труба теплоцентрали. Грязную, мокрую дорогу с редкими клочками растрескавшегося асфальта освещала единственная тусклая лампочка, кое-как прикрученная к шесту над одним из гаражей. Вокруг лежали серые тени. Одна из теней показалась Алексею чересчур длинной. Он сделал пару шагов вперед, одновременно с ним двинулась и тень. Еще пара шагов и стал виден человек, которому она принадлежала.
  Алексей никогда не считал себя трусом, но то, что открылось его взору, повергло в смятение. Этот человек был почти одного с ним роста и телосложения. Длинный черный плащ, широкополая шляпа и небрежно намотанный белый шарф.
   Если бы кто-то из друзей спросил Смолянинова, что нужно сделать с человеком, который видит в реальности то, чему полагается существовать только в виртуальности, он, не задумываясь, посоветовал бы отправить несчастного к соответствующим специалистам в области отклонений человеческой психики. Или, попросту говоря, в желтый дом.
  Этого не могло быть, потому что не могло быть никогда! Перед Алексом стоял его персональный кошмар, это был тот, кто заставлял его умирать на протяжении месяца. Умирать и воскресать снова и снова, но это никогда не было реальностью, это была просто дурацкая игрушка, которая оказывалась на данном этапе сильнее человека. Но теперь нарисованный, не настоящий персонаж стоял перед Алексом.
  - Ты, наверное, чувствуешь, что сходишь с ума, не так ли? - пропел Черный.
  - Именно так, - промямлил Смолянинов, - ему было уже все равно.
  Они долго стояли друг напротив друга и молчали. В голове Алекса царил хаос. Он понимал, что действительность - вещь вполне определенная, не терпящая всякого рода фантастики. Может он и готов поверить в нечто вроде пришельцев, снежных людей или лохнесских чудовищ, но разгуливающие по улицам герои игр - это уже слишком. Следовательно, вывод здесь мог быть только один или, скорее, два: всякие выкрутасы реальности возможны всего лишь в двух случаях: первый - если ты окончательно "съехал с катушек" и второй, утешительный, - ты всего-навсего спишь и видишь сон. И так как вариант с сумасшествием Алекс рассматривать категорически не хотел, то остановился на варианте номер два.
  "Итак, я сплю и вижу сон", - повторил он про себя раз десять. После этого ему и правда полегчало. Внезапно нахлынуло игривое, боевое настроение. Ему вдруг стало невероятно смешно.
  - Ты же не существуешь, ты не более чем порождение моего разума, ноль без палочки, - прокричал Алекс.
  - Никто с этим и не спорит, - спокойно парировал Черный.
  - Ты опять пришел, чтобы убить меня, - Алекс орал. - Ну так знай, на сей раз у тебя ничего не выйдет, я знаю как с тобой бороться. На этот раз я убью тебя.
  - Кто сказал, что я желаю тебе смерти, моя задача помочь, открыть тебе глаза, проторить дорогу. - В голосе Черного звучали нотки искренности.
  - Все это чушь, ты всего лишь худшая моя часть, скопище недостатков, мой скелет в моем черном шкафу. Но теперь я не боюсь тебя, не боюсь, а потому обречен взять над тобой вверх.
  С этими словами Алекс схватил с земли обрезок трубы, который приметил когда еще только входил в свет фонаря. Перекатившись вперед и оказавшись в каких-то двух метрах от противника, он нанес удар. Труба просвистела в сантиметре от головы Черного, тому в последний момент удалось увернуться. Алекс бил снова и снова. Почти все удары проходили мимо цели. Самое странное, что противник даже не пытался обороняться. Он старательно уходил из-под удара, но не отвечал.
  Так не могло продолжаться долго. И, наконец, Алексей достал. Черный полетел на землю. Смолянинов увидел кровь, и ярость, мгновение назад бурлившая внутри, угасла. Он откинул ненужное больше "оружие" и склонился над Черным. На лице того блуждала странная, необъяснимая улыбка. Губы же складывались в такт словам, которых почти не было слышно. Алекс нагнулся еще ниже, в эту секунду ему и в голову не приходило, что противник может выкинуть что-то нехорошее. И когда тот схватил Алексея за ворот куртки, первым побуждением было отпихнуть этот кусок плоти и бежать, бежать. Но Черный быстро заговорил срывающимся голосом.
  - Ты не прав Ал, думай, еще есть время, остановись, загляни в себя. Последнее дело воевать с собой. Убить - не выход, точнее, не всегда выход. Не сейчас, не сейчас. Я верю в тебя думай. - Лицо Черного резко побледнело, глаза остекленели.
  Алексей сел рядом с телом, прямо на мокрый асфальт, он ничего не понимал. Что произошло, как случилось, почему враги превращаются в друзей? Те, кто раньше убивал, сами готовы умереть. В голове все смешалось. В чем смысл игры? И вообще, игра ли это? Где грань реальности, а где начинается вымысел? Все настолько сложно, настолько запутано. А ответы можно найти только где-то очень глубоко, в самых дебрях сознания. Правильные решения лежали в областях, недоступных линейному пониманию, простому анализу. Вот что было единственное прозрачное во всей ситуации.
  В голове пролетело: главное происходит на полях реальности, там, где нет четких границ, где возможно все. Здесь стираются границы. Здесь самое невероятное решение становится правильным, здесь царствуют странные законы. Но не это главное. Причина происходящего! Вот главная тема! Зачем и главное кому все это нужно?
  Алексей сидел на мокром, грязном асфальте, ему было страшно, одиноко, он остался один, никто не мог помочь. Внутри, словно раковая опухоль, рождалась сверлящая боль, она убивала, выворачивала наизнанку, не давала сосредоточиться. Он падал в пучину, исчезал.
   Его привел в чувство крик: страшный, всепоглощающий, нечеловеческий. Так кричит существо, потерявшее все на свете. Существо, которому не на что надеяться. Этот вопль пронизал его, заставил вернуться его ускользающее сознание. Через секунду Алекс понял, что источником вопля является его собственный рот. Он кричал так, как не кричал, вероятно, никогда в жизни.
  Секундой спустя, он погрузился в вязкую пучину забытья. Он завяз в нем, стал частью его, основным элементом.
  
  3. Охота на себя или
  о сомнительно пользе насилия
  
  ...В чувство Алексея привел настойчивый зуммер видеофона. Но когда он сообразил в чем дело и дал виндовс хоум команду пропустить звонок, было уже поздно. Человеку на другом конце провода, видимо, надоело попусту ждать, и он прервал связь.
  Алексей лежал в страшно неудобной позе на стареньком, видавшем виды диване, и с трудом пытался проснуться окончательно. Получалось это не то чтобы очень хорошо, скорее, совсем плохо. В голове стояла пелена путаницы. Так иногда бывает - не можешь разобраться что именно из содержимого памяти существует на самом деле, а что лишь пригрезилось уставшему, воспаленному мозгу. На то, чтобы вставать, сил явно не было, поэтому Алексей продолжал лежать и старательно отделять зерна реальности от плевел сна. В этом ему помогал знаменитый дедуктивный метод.
  "Часы на журнальном столике показывают половину десятого, на улице светло, а значит сейчас утро. Последнее, что я помню, за исключением обрывков сна, это разговор с Сашкой о том, что хорошо было бы прошвырнуться в "Мирный виртуал", - рассуждал про себя Алексей. - "Таким образом, сам собой напрашивается вывод: ни в какой "Виртуал" я не пошел, а попросту уснул. Скорее всего, начисто отрубился сразу после разговора с Александром батьковичем", - сделал он неутешительный вывод. - "Точно, проспал почти двенадцать часов".
  "Что же нам это дает, кроме страшно недовольной, дующейся Сашкиной физиономии и неплохо отдохнувшего бренного тела", - продолжал Алексей умозаключения. Ощущение того, что он проходит мимо какой-то важной детали, не давало покоя. Он подумал еще секунд тридцать, но в голову ничего путного не приходило. Вспомнил только дурацкий стишок:
  Если долго, очень долго
  Биться головой об стену,
  То поверьте, непременно
  Что-нибудь произойдет.
  Либо стенка покачнется,
  Либо лоб получит дырку,
  Что поверьте нам на слово,
  Более чем вероятно.
  "Глупость какая-то", - пробормотал Алексей. После чего глубоко вздохнул и поднялся с дивана. Спина дико болела, вероятно, из-за неудобной позы, в которой он пролежал всю ночь. Прихрамывая на обе ноги, он прошел в ванную, умылся, потрогал щетину на подбородке, но бриться не стал.
  Чайник закипал неимоверно долго, Алексею даже показалось, что тот нарочно перестает шуметь и пускать пузырьки, когда он подходит поближе. Но потом законы физики взяли вверх.
  Попивая обжигающий кофе, Алексей вспоминал сон. Смолянинов не мог отделаться от мысли, что именно в нем крылось то, что не давало закрыть тему и двигаться дальше. Внизу, сквозь пелену дождя, как всегда бежали по своим сугубо важным делам люди. Казалось, что ничего не изменилось со вчерашнего вечера. И еще казалось, что так вообще было и будет всегда. Из года в год, из века в век. Разница лишь в количестве: народу вокруг, машин, техники, совокупного одиночества, недопонимания. Сущность же не меняется.
  Алексей смотрел внимательно, словно там и только там внизу скрывались ответы на все его вопросы. И как бы в подтверждение этой странной мысли стали возвращаться образы из почти уже совсем забытого сна. Он провожал взглядом очередного человека, делал глоток кофе, и в голову приходила частица увиденного во сне.
  Когда чашка опустела, Алексей многое вспомнил.
  "Там была девушка, точно была, и звали ее ... Таня, она как будто тоже фанат "Хроник", мы с ней говорили об игре, о ее четырех уровнях воздействия", - повторял про себя Алекс. - "Но об этом я и раньше догадывался. Кажется, мы дошли до того, что на последнем уровне игра создает идеального противника для каждого игрока. Мой Черный и есть тот самый "абсолютный противник", так сказать мой персональный киллер. Потом я встретил своего старого знакомого - Черного и ... на этот раз убил его", - Алексей с шумом поставил чашку в раковину и включил воду. - "И помогла мне Таня. Но ведь что-то я понял, прежде чем убить его и потом, когда он лежал с пробитой головой, я и тогда что-то понял, но что? С ума сойти можно. Кажется, главным было не бояться его, понять то, что он лишь отражение тебя в кривом зеркале. Поверить в возможность победить собственную натуру, сломать себя через колено".
  "Итак, главное - СЛОМАТЬ СЕБЯ". - Алексей потер виски, от напряжения начинала болеть голова. - "Итак, каков вывод, сухой остаток: перешагнув в игре через "не могу", я сумею убить Черного и тогда все закончиться. Больше того, если я правильно понял замысел авторов, то пройденный мной сороковой уровень будет означать, что я, грубо говоря, разобрался в себе полностью. Посмотрел в лицо собственным страхам, перевоспитал себя. Звучит странно, но заманчиво. Осталось только зайти в игру, убить Черного и получит лавры победителя".
  "Интересно, на самом деле нет ни одного человека, прошедшего эту "мясорубку" до конца. Возможно, надо проверить в сети". - Алексей довольно потер руками. - "Если долго мучиться, что-нибудь получится". - Изрек он глядя куда-то наверх.
   - Вероника, ключ на старт, начинаем сеанс игры. "Хроники стрелка" уровень сорок - последний эпизод. Начать загрузку системы, - протараторил Алексей, направляясь из кухни в комнату.
  Вероникой звали электронного менеджера, вшитого в виндовс хоум.
  - Как скажешь, босс, - ответила электронная штучка, - загрузка потребует тридцать семь секунд.
  - Очень хорошо, сегодня великий день, Ника, приготовься выносить трупы.
  Алексей уже ложился на просторный лежак, заменявший ему вирткресло. Нахлобучив нейросеть, он дал команду Веронике: фиксаторы конечностей бережно обхватили руки и ноги, крест из упругого пластика лег на грудь. Со стороны все это очень походило на болид гоночный машины, с которого техники сняли все кроме кресла пилота.
  Далее последовали стандартные психомоторные тесты. Погружение в виртуальность как всегда прошло плавно, почти незаметно. Алексей вошел в стандартный транс, даже не в транс, а нечто близкое ко сну. Датчики нейросети погрузили его мозг в сигма состояние, единственным коренным отличием которого от обычного сна было то, что человек, выйдя из него, помнил все произошедшее. Более того, он четко осознавал, что все происходящее всего лишь имитация реальности, созданная машиной.
  ***
  ...Это был последний эпизод сорокового уровня. Ничего особенного - все те же, что и всегда. Бесконечные коридоры, освещаемые холодным неоновым светом. Серые, под больницу стены, невзрачный интерьер. И противники, не много, но все же достаточно, что бы скучно не было.
  Никогда еще Алекс не проходил по этому пути с такой скоростью. Он совсем не замечал сопротивления, действуя почти автоматически. Как ни странно, ему почти никого не пришлось убивать. Все противники, получив легкие или не очень ранения, предпочитали ретироваться с места стычки. Только один раз какой-то наглый юнец удостоился гранаты из подствольника. Уж больно нагло он пытался загнать Алекса в угол.
  Подходя к длинному коридору, в конце которого находилась лифтовая дверь, он знал, что на этот раз возьмет реванш и здесь. Тщательный осмотр стометрового аппендикса принес интересные плоды. Приблизительно в его середине Алекс обнаружил датчик движения. В десяти сантиметрах от пола тихонько мерцала почти незаметная розоватая нить лазерной сигнализации. "Вот как они узнавали, когда именно я пробегаю мимо", - проскользнуло в его голове. Рядом негде было спрятаться, но нападающие явно появлялись из-за одной из фальшивых стен. Алекс и раньше встречался с такими трюками - подобная стена плавно отходит в сторону в нужный момент, и появляется несколько недружелюбно настроенных ребят, для которых верхом блаженства и мечтой всей жизни является созерцание твоего порезанного на полоски для бескозырок мертвого тела.
  "Не в этот раз, господа!" - подумал Алекс
  И он начал действовать. Несколько лазерных мин-растяжек в местах предполагаемого выхода засадной группы обеспечат товарищам знатную встречу.
  Когда мины были установлены, он еще раз осмотрел все вокруг. Пришла очередь противника попадать в засаду.
  Теперь оставалось привести ловушку в действие. Кто-то или что-то должно было коснуться еле заметной нити лазера. Но как это сделать так, чтобы самому не попасть под удар. Идея не заставила себя долго ждать.
   Алекс еще раньше увидел в хаосе под ногами один странный, вовсе неуместный в данной обстановке предмет. Это был мячик, резиновый мячик размером с маленький арбуз. "Странно как он сюда попал", - мелькнуло в голове. Одновременно пришло решение.
  Он отошел в самое начало стометрового коридора. В пятидесяти метрах была растяжка сигнализации, за ней еще метров пятьдесят до лифтовой двери. Как следует прицелившись, все это очень напоминало игру в кегли, Алекс несильно швырнул мячик по направлению к незаметной с такого расстояния розовой нити. Резиновый шар катился медленно и неспешно. За то время, пока он преодолевал метры до цели, Алекс успел устроиться за шкафом, лежащим на боку и заслоняющим почти половину коридора. О том, что сигнализация сработала он узнал по скрипу открывающихся фальшстен. Через четверть секунды Алекс уже держал коридор под прицелом.
  Первый же противник, выскочивший из черного глаза прохода, привел в действие одну из мин-растяжек. Он превратился в клочки даже не успев закричать. Второй, невысокий черноволосый мужчина в камуфляже, попал под осколки остальных мин, которые сдетонировали от взрыва. Он успел закричать, но и только: нечто, только что бывшее человеческим телом, отбросило в сторону. Когда нападающие поняли, что ситуация вышла из-под контроля, то открыли шквальный огонь. Но все козыри были на руках у Алекса.
  Он не стал стрелять в ответ. Вместо этого в сторону нападавших полетели три блока пластида с замедлителем, связанные вместе. Потом последовал взрыв...
  ***
  Алекс шел по развороченному коридору, не прячась и не таясь, даже повесив автомат на плечо. Он точно знал, что живых здесь не было. То, что он видел, потрясало. В месте, где оказались блоки С-8, не осталось ни пола, ни потолка. Стены были смяты словно бумага. О том, чтобы найти хоть какие-то остатки человеческой плоти не могло быть и речи.
  Единственной вещью, которая вовсе не пострадала, оказалась лифтовая дверь. "Может ключевые конструкции вообще нельзя разрушить", - констатировал про себя Алекс.
  Он неторопливо достал карточку допуска и приложил ее к сканеру. Створки послушно разошлись, пропуская его. Привычно монотонно мелькали цифры пробегающих этажей. Наконец, в окошке индикатора высветилась цифра один.
  Все возвращается на круги своя.
  Смолянинов шел по этому пути двадцать девятый раз, но теперь он не чувствовал опасности. Говорят, в жизни ко всему можно привыкнуть, может быть так, а, может, и нет, но то, что Алекс больше не боялся, то, что он привык к опасности, сжился с ней, говорило о многом. Алекс больше не боялся Черного, ему было на него наплевать. И это было не безрассудство камикадзе, а спокойная уверенность профессионала.
  Он двигался медленно, но уверенно...
  Впереди уже показалась стеклянная крутящаяся дверь.
  Еще несколько десятков шагов и Алекс у цели. "Должно быть, скоро появиться мой ненаглядный Черный", - пронеслось в голове. Он медленно подошел к грязному, запыленному стеклу. На улице светило фальшивое светило, искусственное солнце. По фальшивому небу плыли нарисованные облака. На газоне зеленела трава, которая на самом деле была лишь неимоверным количеством нулей и единиц в памяти сверхсовременной машины, которая по большому счету была лишь грудой железа и пластика. И в довершении всего Алексу предстояла встреча с несуществующим противником. Существом, чьей единственной задачей было воспользоваться его недостатками. Существом, которое являлось его альтер эго. Существом, которое лучше всех поняло его, проникло в его суть, и использовало свое знание, чтобы убивать.
  Алекс стоял и думал. Размышлял о странностях мира. О необычности той его части, что появилась совсем недавно, каких-то тридцать лет назад. Он думал о секторе бытия, что лежит на границе реальностей - реальности обычной, физической и реальности виртуальной. Что есть реальность в современном мире, где только дополнительная подсказка машины не дает перепутать компьютерный муляж и действительность.
   Но все это было неважно - пришло время реванша.
  ***
  Алекс почувствовал Черного, как будто они были связаны. Будто невидимые нити пронизывали их. Он почти знал о том, что думает противник, а потому нисколько не сомневался в успехе. Глухие шаги Черного гулко отдавались в огромном холле.
  Алекс развернулся и выстрелил, почти не целясь и специально не давая ни Черному ни себе шансов на раздумье и диалог. Пуля вошла в лоснящуюся черную ткань аккуратно и точно - прямо под сердце. Черный рухнул как подкошенный.
  Алекс опустил калашников и пошел в сторону неподвижного тела.
  Когда он добрался до Черного, тот был еще жив.
  Алексей склонился над еще живым (если данное слово вообще применимо в данном случае) существом. Внезапно, в памяти всплыли обрывки недавнего сна.
  Черный мягко шевелил губами. Алекс наклонился ниже и услышал:
  - Как глупо, как глупо, все это не имеет смысла.
  Существо глубоко вздохнуло и замолчало. Пуля в сердце вещь - безапелляционная. Алекс, скорее по привычке, обыскал тело. У Черного не оказалось оружия. То есть вообще ничего, даже самого завалящего перочинного ножика. "Странно, очень странно", - Алекс был явно озадачен. - "Идеальный киллер, что за бред, где твой черный пистолет". - Сложилось в голове.
  Он почувствовал себя обведенным вокруг пальца. Происходящее производило весьма странное впечатление. "Здесь явно подвох. Может все это очередные уловки. Что-то не чисто - слишком просто", - рассуждал про себя Алекс.
  Порывисто встав, он направился к крутящейся стеклянной двери, которую так и не смог открыть в прошлый раз. Сейчас у него было гораздо больше времени.
  Первые попытки результатов не дали. За следующие несколько минут он взмок до нитки. Но все попытки сдвинуть проклятую дверь оказались тщетными.
  "Чертова железяка не хочет поворачиваться, издевательство!" - мысленно прокричал Алекс.
  Мелькнула идея. Алекс изрек:
  -Умный рук ломать не будет, умный взрывом дверь раскрутит. И, поморщившись от чудовищной рифмы, он отошел от обидчицы метров на двадцать, благо размеры холла позволяли. После чего начал методично расстреливать боезапас по ровной прозрачной поверхности. Сначала ушли пять рожков из калашникова, потом все гранаты к подствольнику. Единственным результатом всего этого фейерверка были заложенные уши и страшный смрад вокруг, дверь же даже не поцарапало. Отправленные следом лимонки эффекта так же не принесли.
  Оставался последний аргумент. Алексей старательно укрепил последние блоки С-8 на гладком стекле. Отойдя на максимально возможное расстояние, он привел взрывчатку в действие. Когда дым рассеялся, ему захотелось грязно выругаться, что он и сделал, глядя по старой привычке куда-то вверх.
  Вопреки здравому смыслу дверь устояла. Закопченная, как бы в издевку покрытая легкой сетью трещин, но предательски целая. Алекс с остервенением расколотил о косяк приклад автомата и, полюбовавшись ровной щепой, отбросил в сторону ненужную больше железку - патронов все равно не было.
  Оставалась еще вероятность, что где-то есть другой выход из здания, но что-то подсказывало: искать бесполезно. Все же он тщательно обследовал весь холл, залезая в самые нестандартные места. Проверил все стены, пол и потолок. После чего, внимательно осмотрел сеть коридоров первого этажа. Все тщетно.
  Видимо, игра предполагала другой выход, другое окончание. Но какое? Ясно было одно: ничто не смогло бы разрушить дверь. В самой программе было заложено, что такой выход с уровня не возможен, но с другой стороны и открыть ее невозможно. Напрашивался единственный вывод: что-то сделано не так, что-то не учтено, должен быть другой путь.
  "Я сделал ошибку, ошибку", - Алекс повторял эту фразу раз за разом, как молитву, словно надеясь докопаться до сути противоречия. Наконец, он посмотрел наверх.
  - Вероника, выход, - дал он команду кибсистеме. Здесь ему делать уже нечего. Решение, пришедшее во сне, оказалось неверным. Не всегда нужно убить, чтобы выиграть - это же очевидно. И только что произошедшее - лишний раз тому подтверждение.
  Потом было обычное погружение в черноту. Алекса всегда удивляла эта темнота. Полное отсутствие каких бы то ни было ощущений. Момент выхода из виртуальности. В голове как вспышка света мелькнула мысль: "Кто-то сравнил чувства, которые испытывает человек при выходе с тем, что он ощущает, когда умирает его физическое тело. Может так оно и есть, к счастью, сравнивать пока не с чем".
  ***
  В реальности Алекса как всегда приветствовало гудение вентиляторов системного блока и сообщение дублирующей голограммы: "Игра окончена, игрок - Алекс, количество набранных очков 10234, уровень 40 не пройден, провал миссии, причина: нештатный выход соискателя".
   "Черт, под штатным выходом эта консервная банка понимает только выход на следующий уровень или смерть соискателя, как она говорит", - думал Алексей почти без раздражения. - "Я сделал все, что было в моих силах и теперь остается только уповать на чью-то помощь, не перевелись же еще на Руси добры молодцы и красны девицы, у которых, в отличие от меня, голова еще варит".
  От странных мыслей его отвлек зуммер видеофона. Вероятно, это был Саша, которого Смолянинов так немилосердно "кинул" прошлым вечером. Состряпав несчастную физиономию и театрально закатив глаза (ну не будет же Сашка издеваться над больным человеком), он дал команду принять звонок.
  Это действительно оказался Сашка Иванов собственной персоной. И по первым его словам стало понятно, что пощады ждать не стоит.
  - Привет, - выдавил из себя Алексей и изобразил виноватую улыбку.
  - Чего лыбишься, скотина - стрелять таких надо, - Сашка был просто взбешен. - Я тебя вчера битых три часа прождал. До закрытия торчал за столиком, как гвоздь из гнилой доски. А ты, эх...
  - Понимаешь, тут такое дело... было, - вяло пытался защищаться Алексей. Он знал, что сейчас лучше дать другу выговориться, спустить пар, а потом уже вести нормальные разговоры.
  - Что ты там щебечешь, рыбка моя, я твой зайчик. Если бы я один там сидел, черт с тобой, но я ж таких цыпочек подцепил, пальчики оближешь. - Саша цокнул языком, и лицо его наполнилось неподражаемой скорбью несбывшихся надежд. - Я их замучился смешить и развлекать; все расписывал какой у меня друг (это ты значит) замечательный. Господи, как они смеялись, как смеялись... когда уходили. Давненько у меня не было такого паршивого вечера - спасибо за это любимой партии и лично дорогому товарищу Смолянинову Алексею Васильевичу. Уважил!
  - Закончил? - Смолянинову начинал надоедать этот цирк. - Теперь слушай, да я виноват, но на это были причины. Извините меня, Ваше сиятельство. - Он даже пытался сделать нечто вроде реверанса (играть, так играть). - В качестве примиряющего жеста приглашаю Вас в ресторан. Место и время оговаривается отдельно, - прошелестел Алексей и плюхнулся в кресло.
  Вопреки ожиданиям Алексей Иванов сдался очень быстро, сменив гнев на милость.
  - Так, хорошо, но сегодня и завтра у меня кое-какие делишки, - примирительно сказал он и почесал копну давно нестриженых волос.
  - Но завтра вечером ты свободен.
  - Как афроамериканец на исторической родине!
  - Ну ладно, завтра так завтра. Жду тебя в шесть в "Емеле", знаешь этот кабачок на пересечение проспекта и третьей улицы строителей, на набережной. И да, еще, я угощаю.
  - Раз так, точно буду, завтра в шесть. Ладно, пока.
  - Пока, пока, афроамереканец неясного происхождения.
  Сашкино лицо пропало, связь прервалась.
  Да, не очень хорошо получилось, думал Алексей, не очень хорошо.
  
  
  4. Пить или не пить
   или риторические вопросы бытия
  
  Как объяснить иностранцу,
  что для русского человека.
  Одна бутылка водки - это нормально.
  Две бутылки водки - это много.
  Три бутылки водки - мало.
  Фольклор (копирайт спорен)
  
  Встретились они, как и договаривались на следующий день около шести в Емеле.
   Это был небольшой симпатичный ресторанчик в центре города, оформленный в древнерусском стиле. Деревянная отделка под бревна, девушки-официантки в сарафанах, чучела петухов на плетнях. Глупо, в общем, но оригинально. Самое главное, уютно. И кормили там превосходно.
  Алексей был на месте ровно в шесть. Его проводили за двухместный столик, расположенный в стороне от остальных. Музыка играла тихая, успокаивающая.
  Александр появился в пять минут седьмого, удивляя необычной точностью. Алексей, памятуя о Сашкиной "пунктуальности", а также делая поправку на обиду, приготовился ждать не менее часа и даже заказал свой неизменный свежевыжатый апельсиновый сок.
  Кроме всего прочего, Сашка появился в несвойственном его свободолюбивой манере костюме и даже при галстуке, который он тут же снял и отправил в карман. В довершении всего, он был аккуратно подстрижен, что случалось вообще первый раз на Лешкиной памяти.
  После приветствий Алексей, крайне удивленный новым имиджем друга, спросил:
  - Что случилось, ты что, в депутаты собрался?
  - Все потом, все потом, я страшно хочу жрать. Ты говорил, здесь неплохо кормят. Кроме того, ты угощаешь. Впрочем, впору угощать как раз мне.
  Алексей знал, что пока Сашка не поест, разговора с ним не получится, поэтому мгновенно подозвал официантку. Они сделали заказ, девушка ушла. Леша даже не пытался расшевелить друга, Саше самому не терпелось рассказать о своих приключениях. Он огляделся вокруг, как будто их могли подслушивать, наклонился вперед, почти столкнувшись лбом с Алексеем. После чего, с заговорщическим видом произнес:
  - Не узнаешь, да? - Он похлопал себя по лацканам пиджака и провел по ежику волос. - Имеет человек право начать новую жизнь? Порвать с темным прошлым, так сказать, сойти со скользкой дорожки. Устроиться на солидную работу. - Сашка сделал гордый вид.
  - Да ты что, - картинно всплеснул руками Алексей. - Хакеры на службе у транснациональных корпораций. Все свободные люди сети плачьте, да возрадуются сисиадмины Майкрософта всех мастей.
  - Угу, именно. - Ты, кстати, зря издеваешься. -Вы, молодой человек, имеете честь лично разговаривать с новым ведущим программистом российского филиала компании "People and soft". Так что я теперь большая шишка.
  - И что же входит в компетенции "большой шишки" на больной головушке нашего несчастного общества?
  - Вах, зря ерничаешь, дорогой. - Изрек Сашка с изысканным кавказским акцентом. - Мы начинаем очень интересный проект, кстати, ради этого меня и пригласили. Все, конечно, сугубо секретно, но тебе как старому другу и редкой сволочи расскажу. - Александр повертел головой, проверяя нет ли чужих ушей поблизости. Удостоверившись, он продолжил. - Речь идет о создании нового поколения виртуальных психосканеров. Понимаешь, откуда ветер дует?
  - Ну, про первое поколение я наслышан, уж как не мне горемычному знать об этом. - Лицо Алексея погрустнело. - Но что означает следующее, честно говоря, не представляю.
  - Хорошо, значит начнем с начала, для полноты картины, так сказать. Проведем легкий ликбез по теме: "Психосканеры на работе и в быту: руководство для очень недалеких друзей".
  - Кто это недалекий, я что ли? - Алексея задело такое определение.
  - Недалекий, потому что близкий, дурачина ты простофиля. - Александр, несмотря на голод, пребывал в хорошем настроении.
  Но лекцию пришлось отложить, поскольку девушка-официантка, неправдоподобно похожая на матрешку, принесла заказ.
  Следующие несколько минут Алексей мог слышать только довольное посапывание насыщающегося густой, приятно пахнущей жижей друга. Солянка оказалась выше всяких похвал.
  Наконец, первое блюдо приказало долго жить. Оставалось дожидаться следующего.
  - Теперь я чувствую себя человеком, а не поросячьим хвостиком. - Александр с кряхтеньем откинулся на спинку стула.
  - Так, ты мне вроде лекцию обещал, - с деланным интересом осведомился Алексей. - А про себя отметил: "Что бы Сашка - этот апологет хакерства, человек с лозунгом "Не дня без взлома" и вдруг завязал, стал законопослушным гражданином - никогда не поверю. Либо ему предложили гигантскую сумму, либо работа эта действительно очень интересна".
  - Итак, психосканеры, - начал Александр, - это программы настаивающиеся в ходе работы на психику конкретного человека.
  - Вот только не надо меня сейчас грузить всякой чепухой, которую и ребенок знает, - протараторил Алексей обиженно. - Ты, наверное, забыл, что я сижу битый месяц в таком сканере!
  - Да, как я забыл. - Всплеснул руками Иванов. - Твои "Хроники стрелка" ведь типичная игрушка, сделанная на основе сканирования психики. Сначала он изучает тебя, так сказать прощупывает разные уровни твоей личности, а потом начинает предлагать задачи максимально для тебя сложные. Кстати, твой Черный - вершина, максимальное препятствие. Если ты с ним разберешься, то выиграешь.
  - Да, я знаю, - заметил Алексей грустно, - так сказать плод долгих раздумий и бесконечных поисков, а ты то как до этого допер?
  - Я то, - в Сашкиных глазах замелькали озорные искорки. - Леха ты что забыл, кем твой стрелок произведен...
  - И точно, никак не мог понять, откуда я знаю название этой фирмы "People and soft", - Прошипел Алексей. - Да в лабиринтах "Хроник" их лейбл везде, где нужно и не нужно намалеван - тоже мне бесплатная реклама. Вот как, выходит у нас теперь свои люди в стане неприятеля.
  - А я о чем, хорошая работенка. - Сашка весело посмотрел на друга. - Но все это туфта, игрушки - не наш профиль. Всякие стрелялки, бегалки это хорошо, только для таких, извини, отморозков как ты. И не делай мне надутую морду лица. Если уж у нас с тобой такой разговор пошел, что ты вообще нашел в этой долбанной игрушке. Друзей забываешь. Я вчера таких телок нашел, а ты, эх...
  - Да ладно тебе, я же извинился. А почему присох к этой игрушке и сам не знаю, любовь с первого взгляда, наверное. - Алексей грустно улыбнулся. Давай лучше рассказывай дальше, зачем же ты им такой талантливый, молодой и перспективный понадобился.
  - А ты слушай больше, да меньше перебивай, говорун несчастный, - обиженно заявил Иванов.
  - Все, все, молчу, рассказывай. - Алексей сделал рукой жест, как будто застегивает рот невидимой молнией.
  - То, что было раньше - цветочки. Вот взять хотя бы тебя. Как система "Хроник" может на тебя воздействовать, что она может изменить в твоей психике. Максимум ты научишься метче стрелять, быть внимательнее к мелочам, возможно, если пройдешь игру до конца, разрешишь кое-какие внутренние проблемы... э-э-э, психологического характера. А в целом, каким ты был, как в той песне поется, таким ты и останешься.
  - И что ты хочешь сказать, что разработана некая технология, позволяющая воздействовать на игрока, изменять внутренние его характеристики. - Алексею почему-то стало не по себе.
  - Именно, всего я пока, конечно, не знаю, все-таки только первый день отработал, но в общих чертах могу нарисовать тебе картинку из нашего светлого ближайшего будущего.
  - Так, так, было бы интересно послушать.
  - Некая группа яйцеголовых, специализирующаяся на исследовании поведения человека в виртуальности, нашла способ воздействовать на самые разные стороны психики. Говоря конкретнее, с помощью погружения в определенные среды удалось добиться стойкого сохранения тех или иных качеств. Один из экспериментов касался высотобоязни. Допустим, надоело тебе трястись от страха при одном взгляде в окно с какого-нибудь пятьдесят пятого этажа, нет ничего проще: запускаешь простейшую программку, погружаешься виртуальность, потом выныриваешь. И, пожалуйста! Можешь преспокойно гулять по канату через пропасть, даже не вспотеешь. Заметь, они не только отучили человека бояться, что само по себе важно, но и умудрились научить его не падать. А здесь, как ты понимаешь, надо работать с навыками: держать равновесие, балансировать и т. п. Но даже не это самое интересное. Оказалось, что для подобных фокусов не надо дополнительного оборудования, то есть может быть использована любая стандартная сеть нейрошлема. Все ноу-хау в программе, в алгоритме и способе воздействия на определенные области мозга. Причем испытуемый не делает в виртуальности ничего особенного, больше того, его занятие во время кодирования (так мы пока называем сам процесс) может быть вовсе и не связанным с результатом кодировки.
  - Господи, - с трудом выдавил из себя Алексей. - Ты хоть понимаешь, чем все это пахнет в перспективе.
  - Более чем. - Улыбка уже давно сошла с довольного лица Александра. В иных обстоятельствах, эта штука будет похлеще ядерной бомбы в руках сумасшедшего диктатора. Промывка мозгов, зомбирование, банальное удаление кусков памяти, замена целых сегментов сознания. Если систему отработать в полной мере, можно будет создавать новую личность на месте старой. Теперь ты понимаешь, почему я влез во все это дерьмо.
  - Честно говоря, не очень. И, кроме того, ответь, зачем всю эту суперсекретную белиберду ты мне рассказываешь? - Алексея начинало мелко трясти.
  - Эх ты, голова два уха. В кой-то веке раз я напал на что-то действительно важное. Я не могу позволить, чтобы какая-то сволочь добралась до этой информации. Может я и не мать Тереза, может и украл в жизни всякого софта и не только на очень круглую сумму, но уж будьте спокойны, я никому не позволю воспользоваться этой разработкой не так как надо. С другой стороны, ты подумай, это же новая эра человечества: прощай бесконечное обучение, съедающее полжизни. Прощай неуверенность в себе: теперь ты можешь все, стоит только захотеть. Я уже не говорю о лечении разных психических отклонений, начиная от легкой депрессии, кончая тяжелыми формами паранойи и шизофрении.
  - Саш, а ты уверен, что тебе позволят... э-э-э, "нести добро людям", у тебя не возникает сомнений в собственных силах. Ты со своей командой можешь создать монстра, который не только тебя съест, но сотни и сотни других людей, если вообще не поставит мир на грань хаоса. Согласись, то, что ты сейчас мне сказал - сенсация, любой журналюга мать бы родную продал за подобную информацию.
  - Ох, Алексей, - он впервые за много лет назвал друга столь официально, - думаешь, я всего этого не понимаю. Поэтому и рассказываю все тебе. Сколько лет мы знакомы. Не говори, с университета, то есть почти всю сознательную жизнь. Я тебе доверяю как себе, даже больше. Поэтому и выложил все, вообще-то я человек не болтливый, Билл свидетель.
  - Что-то мне как-то нехорошо, не по себе, - Смолянинов махнул официантке рукой. - Водки, лучшей.
  Александр все понял и замолчал. Принесли запотевший графинчик с водкой, закуску. Отослав девушку, молча разлили, так же молча выпили, закусили. Потом Александр продолжил.
  - Короче, к чему я веду, я буду тебе сваливать всю информацию по проекту. Так, на всякий пожарный. Пока сваливать нечего, но мне кажется, что руководство компании и само еще не понимает на какую опасную дорогу они ступили. Основные результаты получены недавно, от силы две недели, так что никто из конкурентов еще не в курсе, к тому же секретность там будь здоров.
  - Угу, вижу я какая так секретность, в первой же день новому сотруднику доверяют страшную тайну, а он в тот же вечер идет и разбалтывает все другу. - Алексей сделал фривольный пасс руками.
  - А вот это ты зря. Ты думаешь, они на работу встречных, да поперечных берут. Если хочешь знать, генеральный директор российского филиала - мой старинный кореш. Он меня с самого открытия к себе приглашал, только я не хотел под кем бы то ни было ходить, свобода сам знаешь, она и на Колыме свобода. А тут такое дело, грех отказываться, подобные темы раз в жизни провернуть предлагают. В общем, доверяют они мне. Я моему корешу так сразу и сказал: "Карты на стол, рассказывай, чем надо заниматься или развернусь и уйду на все четыре стороны".
  - Да, и он тебе так сразу все выложил, - прошелестел Алексей с издевкой.
  - Не сразу конечно, поломался для проформы, но потом сдался, поскольку специалист я дюже гарный, - парировал Сашка на странной смеси старорусского и украинского.
  - Ладно, прекратим этот бесполезный разговор. Чего ты конкретно хочешь?
  - Время от времени я буду сбрасывать информацию по проекту. Мы вместе проанализируем все полученное. Ты будешь внешним наблюдателем, моей гарантией. Если что-то пойдет не так, мы вместе или, если я вдруг не смогу, то ты один поднимем тревогу. Если что, пусть все узнают о проекте. Телевидение, газеты, радио, сети. Дадим глобальный сброс информации.
  - И что ты так разнервничался, не доверяешь своему шефу, команде. Какого же тогда черта ты во все это влез.
  - Нет, за своих я спокоен, но предчувствие у меня нехорошее. Всякое может случиться. Спецслужбы, конкуренты, просто маньяки. Неспокойно мне.
  - Да сам ты маньяком становишься, брось, мир не так паршив, как кажется, - спокойно сказал Алексей.
  - Ты же сам в это не веришь, - устало парировал Александр. - Мир не такое дерьмо, как кажется, а... еще большее.
  - Может быть и так. Итак, решено, - Алексей устало посмотрел на собеседника. - Поступим, как решили! А что делать дальше, будет видно по ходу пьесы, как говорится...
  ***
   Друзья молча сидели друг напротив друга. Давно было съедено второе и принесенное за ним третье. О делах они больше не говорили, просто наслаждались великолепной едой.
  Затянувшееся молчание нарушил Александр:
  - Мы сегодня все обо мне, да обо мне, нехорошая тенденция, однако. Рассказывай, как со своим Черным справился. Кто кого, тем более, что теперь все это как не как часть моей работы.
  - С Черным, говоришь. Да, честно говоря, даже не знаю.
  - Уху, приехали, теперь он не знает, - Иванов состряпал недоуменное лицо. - А кто должен знать Пушкин - АС.
  - Саш, понимаешь какое дело. Как вероятно помнит твоя саркастическая душонка, позавчера твой покорный слуга не явился на намеченную встречу. Ты будешь долго смеяться, но я проспал, даже не проспал, а вырубился сразу после нашего разговора. Никогда со мной такого не было. Но не в этом суть. Когда ты разбудил меня своим утренним звонком, то я почти ничего не помнил из сна, но потом стали всплывать кое-какие детали.
  - Так, - протянул Сашка. - Теперь пойдет сплошная мистика, тушите свет, господа. У тебя часом не жар, цветик мой пучеглазый. - Его лицо приобрело сострадательное выражение.
  - На себя посмотри - дурилка ты картонная, - съязвил в ответ Алексей. - Слушай лучше.
  - Все, все, продолжай дозволенные речи, Шахерезада ты местного разлива.
  - Из сна я понял, как достать моего черного противника. Оказалось, что на последних уровнях "Хроник" приходится бороться со своим альтер эго. - Алексей внимательно посмотрел на Александра. - Да что я разоряюсь, ты и сам все это должен знать. Порылся, небось, в базе данных своих работодателей. В общем, расколол я своего двойника, а расколов, запросто убил...
  - Гип, гип, ура. - Сашка захлопал в ладоши.
  - Во сне, - продолжал Алексей.
  - Как, как ты его убил, повтори, - Сашка явно сдерживался, чтобы не рассмеяться самым наглым образом.
  - Да ну тебя, Иванов, невозможно с тобой сегодня разговаривать. Во сне я его убил, во сне. Но слушай дальше. Потом я проснулся, вошел в игру. Боже мой, ты бы видел, как я шел по этому вшивому лабиринту. У бедных ребят не было против меня ни малейшего шанса. Но, да оставим хвальбу в собственный адрес. В конце уровня, у прозрачной двери я снова встретил Черного. И что было дальше, как ты думаешь?
  - По-моему, тут и думать нечего. Алекс убил Черного, завершил сороковой уровень, а значит и игру в целом. Цветы, шампанское, поцелуи длинноногих красоток прилагаются. Поздравляю, друг мой.
  - Мээ, - резко отозвался Алексей. - Ответ неверный.
  - Подожди, как не верный? Я же, как ты верно заметил, покопался в базе данных, посмотрел информацию о "Хрониках". Знаю я, как должна заканчиваться эта дурацкая игра. Действительно, на последних уровнях программа создает идеального противника, некую модель идеального убийцы. И, соответственно, если игрок убивает этого противника, то побеждает себя, ломает собственные недостатки. Это и есть конец игры. Я тебе даже процитировать могу: "Необходимым и достаточным условием успешного завершения игры является устранение виртуально двойника (абсолютного убийцы)".
  - Все это чушь собачья, я убил его. Более мертвого существа никто в жизни не видел. И что думаешь, я не смог открыть дверь, паршивую дверь, ведущую к концу уровня. Она просто не открылась, и разбить ее не удалось. Как Вам такой зигзаг, господин программист?
  - Не знаю, что и сказать, - Александр казался растерянным. - Конечно, не я писал эту бредятину, но получается, что игра не выполняет заложенные установки. И это не может быть глюком - слишком сложна система. Слишком хорошо в процессе отладки программы отрабатываются все детали. Единственное, что пока могу сказать - очень странно.
  - Хорошо, - продолжал Алексей, - допустим, это глюк в программе, всякое бывает, но действительно странно вот что. Когда я убивал Черного, тот не сопротивлялся.
  - Что? - только и сумел выдавить из себя Сашка.
  - Именно. Он убивал меня бог знает сколько раз. Он превратил мою жизнь в ад, был неуязвим. И вот когда я готов его убить, он изображает из себя мученика и это не уловка, не трюк. Больше того, он нес всякий бред. Даже и повторить не смогу.
  - Да брат, с тобой и вправду заболеешь, - Александр выглядел слегка расстроенным. - Что еще у нас плохого? Не приснилось ли кроме пацифиста-убийцы чего интересного.
  - Да, второе, что я хорошо помню из сна - девушку, которая мне помогла кое в чем разобраться. Можно даже сказать, что именно она помогла мне шлепнуть Черного.
  - Так, так, девушка говоришь. Очень интересно. Обожаю спать с девушкой, ну. - Александр понял, что не совсем удачно выразился и поправился. - Ну, ты понял спать и видеть девушку во сне. Проехали, как она хоть выглядела?
  Лицо незнакомки из сна стояло в памяти Алексея прочно, и он без труда смог описать его другу. "В заключение могу добавить следующее", - сказал он тоном учителя с тридцатилетним стажем.
  - Звали ее Татьяна. Ее хобби - коллекционирование старой фантастики. Еще она любит лесные прогулки, рыбалку и терпеть не может японскую кухню. Но самое интересное, она страстная поклонница...
  - "Хроник стрелка", - закончил фразу Александр.
  - Да, а ты откуда знаешь? - Удивленно сказал Алексей.
  - Знаешь, еще несколько дней общения с тобой и я вообще перестану чему-либо удивляться. - На лице Александра блуждала идиотская улыбка.
  - То есть. - Алексей наморщил лоб стараясь понять о чем идет речь.
  - Ужель та самая Татьяна. Копирайт - Александр Сергеевич. А то и есть, что сейчас ты мне описал вполне реальной персонаж новейшей истории. Мою хорошую знакомую Таньку Тимошенко, хочешь, телефон дам.
  Единственной реакцией было придушенное "что" вырвавшееся из уст Алексея. Александр всегда думал, что выражение: "его глаза от удивления сделались квадратными" всего лишь идиоматическое выражение, но, посмотрев на друга, понял, что такое бывает и на самом деле.
  - Э, парень, спокойнее, спокойнее, - он выглядел обеспокоенным. - На, выпей водички. - Предложил он, протягивая другу графин с водкой.
  Алексей мгновенно схватил протянутый ему сосуд и, не минуты не сомневаясь, сделал несколько больших глотков, после чего зашелся в тяжелом кашле. Через несколько секунд спазм, сковывавший горло, отступил и он прошипел:
  - Так ведь можно человека и до инфаркта довести. - Глаза его бешено блестели.
  - Когда поедем знакомиться? Ты ведь обязательно захочешь, прости за каламбур, "пощупать" свою виртуальную подружку в реале. Да мне и самому теперь интересно. Были случаи, когда реально существующая девушка снилась влюбленному в нее джигиту, но чтобы наоборот - мистика.
  - Разумеется, но не сегодня, сейчас я не в форме, - пропел Алексей, слегка заикаясь.
  "А ведь он совершенно не умеет пить зелено вино", - подумал Александр, а в слух сказал:
  - Я и сам не готов к светским раутам, кроме того, завтра на работу. Тебе то хорошо - свободный график. А Иванову вкалывай с восьми до пяти. Но завтра пятница, впереди два выходных. Придумаем чего-нибудь.
  "Гуляли" в тот вечер еще долго, было выпито неразумное количество водки и не только. За руль в таком виде Александр не садился принципиально, так что пришлось вызывать такси.
  Сначала он забросил домой к тому времени уже "никакого" друга, бормочущего что-то совсем уж неуместное и дикое. Потом назвал водителю свой адрес и под тихий шорох шин погрузился в приятную полудрему, верную спутницу большой дозы алкоголя.
  
  5. Интересные знакомства
  или из жизни рыцарей сетей
  
  Алексея разбудил зуммер видеофона. Первые три гудка он пропустил, тщетно пытаясь встать на рельсы бытия, но, говоря языком программистов, его операционная оболочка глючила и упорно не хотела загружаться. Наконец, ему удалось отыскать в себе силы и ухватить ускользающую нить реальности.
  Еще пара минут ушла на "тестирование системы". Включившись полностью, он дал команду принять звонок. В еще не проснувшийся мозг проник предательски бодрый Сашкин голос:
  - Привет, пропойца, как ты, не умер после вчерашнего? - И тут же без пауз. - Я с работы звоню. Боюсь, и сегодня тебе придется надраться. Мы идем в гости. - Александр широко улыбнулся. - А теперь угадай с трех раз к кому?
  Изо рта Алексея вырвалось нечто похожее на стон. Иванов, не замечая, продолжал:
  - Правильно, к прекрасной незнакомке из твоего сна. Она же незабвенная Танечка Тимошенко. Как тебе такой сценарий?
  - Ох, - вырвалось из ротового отверстия Алексея.
  - Та-а-к, - недовольно протянул Александр в ответ. - Ты мне это брось, чтобы к шести нуль-нуль был при параде, готовый к любым маневрам. Заеду. - Приказным тоном бросал он. - Соберись, нас ждут великие дела. Все, конец связи, побежал, работы невпроворот.
  Связь прервалась. Голова в центре комнаты растворилась в воздухе. Жуткое зрелище, если не учитывать, что эта самая голова всего лишь хорошо сделанная голограмма.
   Алексею в данный момент было глубоко наплевать и на Иванова, и на будущую встречу, и вообще на все на свете. "Да", - думал он. - "Наверное, сейчас меня можно использовать как живой (пока еще) пример старинной русской забавы, а именно жестокого похмелья".
  Немного поразмышляв о превратностях жизни, Алексей, насколько это было возможно в его состоянии, с кряхтеньем встал с кровати. И с удивлением обнаружил, что спал не раздеваясь. "Совсем хорошо", - прорычал он недовольно и отправился приводить себя в порядок.
  Контрастный душ в течение получаса, а также пара чашек крепчайшего кофе почти привели Алексея в норму. По дороге на кухню он бросил взгляд на часы: 10:32. До шести вечера оставалась куча времени. Вставал вопрос, как убить все это время. Побродив по кухне и поглазев на прохожих, он снова посмотрел на часы. Вопреки ожиданиям, они показывали 10:35. И тогда он прибег к самой надежной и отлаженной схеме бесполезной траты времени...
   Послонявшись для приличия по квартире, он устроился на своем подобии вирткресла и нырнул в виртуальность...
  ***
  Александр приехал, как и обещал, ровно в шесть. Подниматься он не стал, а просто посигналил. Это привело в бешенство КДБ (Комитет Дворовой Безопасности), состоящий из разного возраста пожилых леди, которые чинно восседали на скамейке возле дома. Но Сашке на это было наплевать, он продолжал сигналить снова и снова. Наконец, из дверей показался Алексей. Прошмыгнув на максимально возможной скорости мимо ворчащего сообщества, он быстро сел в машину.
  Через три секунды они уже мчались на всех парах.
  - Вах, не машина, зверь, - проговорил с кавказским акцентом Александр.
  - Что, твоя? - скорее ради поддержания разговора спросил Алексей. Сам он машины никогда не имел. Не потому что не мог себе позволить, а скорее по тактическим соображениям. Он не понимал зачем она нужна в большом городе, где и без частного лимузина транспорта более чем достаточно. На личной машине и припарковаться то в случае надобности большая проблема.
  - Не-е, это служебная. - С готовностью поделился информацией Александр.
  - Надо же, ты, я смотрю, неплохо устроился. Может тебе, еще и шофера дадут, - съязвил Алексей.
  - Давали, отказался. Такую красавицу и поручать шоферу, нет. К тому же, зачем нам чужие глаза. - Он озорно подмигнул.
  Алексей так и не понял, шутит друг на счет шофера или говорит вполне серьезно. "Возможно, и не шутит, машины для него святое", - размышлял Алексей. - "Но тогда он теперь действительно шишка. Либо, и это не хотелось брать в расчет, российское отделение "Pupil and soft" и вправду занимается чем-то очень серьезным".
  От этой мысли Алексею сделалось не по себе. А, может быть, это были остатки похмелья.
  Мимо, тем временем, уже пролетали новостройки. Они ехали в пригород.
  - Слушай, а куда мы едем? - поинтересовался Алексей.
  - Т-с-с, тихо. В данный момент мы мчимся на конспиративную дачу. - Лицо Иванова сделалось нарочито серьезным.
  - Хватит строить из себя Джеймса Бонда и Мату Хари в одном лице, все равно не тянешь, физиономией не вышел. Колись, куда едем?
  Александр хохотнул, видимо представив себе столь странную помесь, но ответил вполне серьезно.
  - На дачу едем, на дачу. К твоей ненаглядной Татьяне. Мы там всегда собираемся. Там, так сказать, штаб-квартира местного хакерства.
  - Вон даже как! - изобразил удивление Алексей.
  - Знаешь, чего не могу понять? - Не обращая внимания на реплику друга, продолжал Александр. - Как получилось, что ты с Татьяной до сих пор не встречался? Я прикинул, у вас куча общих знакомых. - Он нервно постукивал руками по рулю.
  Вопрос повис в воздухе. Отвечать на него Алексей не собирался. В последнее время жизнь поставила перед ним много вопросов. Да вот только найти ответы на эти вопросы удавалось все реже и реже. Загадки множились в геометрической прогрессии, грозя затопить и вылиться через край. И конца всему этому видно не было.
  Через некоторое время Алексей прервал затянувшееся молчание:
  - Долго еще ехать то?
  - Нет, почти на месте, - ответил Иванов.
  Действительно, несколько поворотов, старенький бетонный мостик и съезд на проселочную дорогу. Еще пара минут тряски по узкой гравийной дороге, и машина встала перед домиком живописного вида. Маленьким и симпатичным, словно сошедшим с буклета какой-нибудь западной фирмы, специализирующейся на элитной застройке.
  - Все, приехали, пошли разведывать нашу диспозицию, дабы сменить дислокацию, - протараторил Александр, почему-то перейдя на военные термины.
  В дислокации их не было ничего особенного: за домом протекала речка или, скорее, ручеек, совсем обмелевший в связи с сухим летом. Справа возвышался редкий лес, изрядно попорченный деятельностью человека. Слева простиралось гигантское поле, на котором уже давно, как видно, не ступала нога сельского труженика и трак трактора. Другого жилья поблизости не видно было. Место производило впечатление медвежьего угла. Если бы не зелень, щебетанье птиц и яркое вечернее солнце, то округа выглядела бы достаточно зловеще.
   Совершенно неуместная в столь архаическом пейзаже спутниковая тарелка, расположенная на крыше дома, делала общее впечатление совсем странным, если не сказать больше. "Ни дать не взять логово хакеров", - подумал Алексей и стал пробираться к дому через высокую траву - тропинки не было.
  Тем временем, Сашка пытался привлечь к себе внимание хозяев. Пробираясь вслед за другом он фальцетом покрикивал:
  - Есть кто дома, хозяева, принимайте гостей.
  Они обошли вокруг дома, заглядывая в окна, плотно зашторенные и не пропускавшие ни лучика света, ни снаружи, ни внутрь.
  - Так, если они сейчас же не обратят на нас внимания, я начну разносить эту халупу. И пусть потом никто не предъявляет претензий. - Нарочито громко басил Александр. Он был заметно раздосадован столь нерадушным приемом. - А еще друзья называются.
  Словно побоявшись, что угрозы могут быть воплощены в жизнь, в доме завозились. Изнутри послышались шаги по скрипучим деревянным половицам. Потом кто-то начал копаться в дверном замке. Продолжалось это с пол минуты, наконец, дверь немного приоткрылась. Из небольшого проема высунулась голова некого существа. У головы были огромные испуганные глаза непонятного цвета. Глаза прятались под солнцезащитными очками голубоватого оттенка. Очки сидели на веснушчатом носу. Длинные волосы, находились в полном беспорядке. Всю композицию венчала бейсбола, водруженная гордо, но задом на перед.
  - О, привет Кэш, чего не открываете? - обрадовано заорал Александр.
  Столь громкое приветствие вывело существо из равновесия. Его лицо мгновенно сделалось синеватым. Парень поднес к фиолетовым губам палец и зашипел:
  - Тихо, не ори, полоумный идиот, нас могут услышать!
  Иванов мгновенно перешел с крика на срывающийся шепот:
  - Молчу, молчу, а зайти-то можно, что за конспирация, - проворчал он и двинулся к двери.
  - А это кто? - с подозрительностью, граничащей с истерикой, осведомился Кэш.
  - Друг, друг, я же говорил. Лешка Смолянинов. Да что мы как разведчики. Неловко даже.
  - Ладно, заходите. - "Охранник" сменил гнев на милость.
  После чего со скрипом открыл дверь.
  Они оказались в маленьких полутемных сенях. Глаза после яркого солнца почти ничего не различали, пришлось двигаться на ощупь. Когда они добрались до комнаты, глаза уже почти привыкли к полумраку.
  - Садитесь, мы скоро, - пробурчал Кэш и исчез в темноте.
  Вдоль двух стен комнаты, буквой "Г", стояли черные диваны из искусственной кожи. Обстановка была несколько официальная, офисная. Не жилая. Ногу мягко ступали по коротковорсовому ковровому покрытию. Стены были отделаны шпоном, выкрашенным в серебристый цвет. Под потолком "плавало" несколько шарообразных светильников.
  Они сели.
  - Интересные у тебя друзья, - сказал Алексей и покрутил головой, словно пытаясь скинуть себя весь этот конспирационный бред.
  - Кэшу недавно здорово досталось. Куда уж он "влез" не знаю, но местная охранная программа по нему хорошо прошлась. Слышал о невербальной психокоррекции.
  - Разумеется, но, насколько я знаю, эта методика запрещена законом, к тому же толку от нее мало. Мозги только и можно отшибить. На большее не годится. Все равно что чинить компьютер кувалдой. - Алексей покачал головой
   - А ты думаешь безопасникам есть дело до гуманности, законности и прочей чепухи? Они просто делают свое дело. Работают любыми эффективными способами. А прочие побочные вещи, как то, гуманизм и человеколюбие, в их компетенцию не входят. Да ты сам посуди, руки у них развязаны, кто на них пожалуется - хакер, который пытался влезть в систему?
  - И что сильно его зацепило? - Алексей медленно встал.
  - Ты же сам видел. Парень не в себе. Теперь ему всюду безапасники мерещатся. Самая настоящая мания преследования. Жалко парня. - Александр потер виски.
  В этот момент в комнате появился кто-то еще. Они возникли незаметно, точно также как исчез Кэш несколько минут назад.
  - Привет мальчики, - услышал Алексей.
  Он стоял к вошедшим спиной, но этот голос узнал сразу. Накатившая волна воспоминаний принесла несколько новых клочков информации из недавнего сна. Алекс медленно развернулся. Перед ним стояли трое. Первый - Кэш. Лицо второго парня показалось неуловимо знакомым. Впрочем, это впечатление исчезло сразу после попытки вспомнить, где он мог его видеть. Третьей была девушка.
  "Господи", - подумал Алексей, - "это и в самом деле она". Он внутренне удивился, насколько хорошо запомнил черты лица незнакомки из сна. Те же губы, тот же овал лица, короткая стрижка и глаза. Было в этих глазах что-то родное, бесконечно знакомое. Только сейчас Алексей понял, как не хватало ему этих глаз.
  - Девочки и мальчики, как общий знакомый всех членов нашей компании позволю себе представить присутствующих, - разразился витиеватой тирадой Александр. Как всегда, когда волновался. - Не знаю, как там согласно этикету, поэтому начну, как придется.
  - Это Алексей - мой старинный друг. - Иванов ткнул пальцем в грудь друга, как будто в комнате был еще один Алексей Смолянинов и потому требовались дополнительные разъяснения. - Прошу любить. - Он озорно посмотрел на девушку. - И жаловать.
  После столь длинного монолога он порхнул на другую сторону комнаты и продолжил.
  - Теперь, другая сторона. Алексей, Кэша ты уже знаешь.
  Александр посмотрел на Смолянинова.
  - Что я могу сказать об этом простом российском парне. Он поистине выдающийся человек, хакер от бога и вообще мужик, с которым стоит идти куда угодно, начиная от пробежки за водкой в соседний универсам, заканчивая броском в тыл врага.
  Иванов явно наслаждался ролью тамады.
  - Рядом с ним другой, не менее уникальный экземпляр. - Второй парень недовольно поморщился, его явно раздражала цветастая речь Александра. - Откликается он на простое до гениальности прозвище - Кот-Бегемот или просто Кот. Очень наш друг любит классическую русскую литературу, а в особенности незабвенного Михаила Афанасьевича Булгакова.
  "Самое интересное Сашка оставил на десерт", - подумал Алексей.
  - И, наконец, твоя Маргарита, Мастер, - пропел Александр оглядывая Алексея заговорщическими глазами. - Это девушка замечательная во всех отношениях, нетривиальная личность с простым, но прекрасным именем Татьяна.
  Он закончил свою тираду, после чего с чувством выполненного долга погрузился в одно из кресел неподалеку.
  - Вот он значит какой, Леша Смолянинов. Саша много о тебе рассказывал, - прошептала Татьяна, нарушая неловкое молчание установившееся после речей Иванова. Ее губы сложились в улыбку.
  - Ребята, очень приятно познакомиться, - отреагировал Алексей.
  - Кстати, чем таким интересным вы занимались, что мне чуть не пришлось дверь выламывать, - вернулся в разговор Александр.
  - Да так, ничего особенного, - недовольно проворчал Кот.
  - Ох, не ври мне, Василий. Леха ты не смейся, но это настоящее имя нашего котяры. Что, уже и друзьям не доверяешь. Мы же с тобой пуд соли съели. И ни одну систему вскрыли.
  - Да ладно, Вась, - сказал Кэш, - тут все свои.
  - Брось ты эту конспирацию, - поддержала Кэша Татьяна.
  - Ладно, ладно, напали. Лазили мы кое-куда, - смилостивился Кот.
  - То, что лазили, а не куличики в песочнице за домом лепили и так понятно. Подробности. - Иванов недовольно покосился на Таню. - Что я должен из вас все силой тянуть, как не родные стали.
  - Извини, Саша, просто ребята нервничают, что-то нехорошее назревает, а ты нового человека привел. - Девушка примостилась на стуле одиноко стоящем посередине комнаты.
  - Я за него головой ручаюсь, свой человек. - Александр вскочил с кресла.
  - Верим мы тебе, верим, не суетись. Твой друг - наш друг, садись и слушай, - продолжала Татьяна. - Тут такое дело. Коту из надежных источников "слили" информации о новом проекте компании "People and soft".
  - Очень интересно, - Александр до боли в пальцах сжал подлокотники. - И что они там придумали?
  - Речь идет о создания нового поколения психосканеров, - продолжал Кот. - Вот мы и хотели так сказать прозондировать почву.
  - Так, так, и что получилось, - лицо Иванова приобрело пунцовый оттенок.
  Никто, кроме Алексея, кажется, этого не заметил.
  - Ни-че-го, ровным счетом, - с расстановкой произнес Кот. - Честно говоря, мы от туда еле ноги унесли. Никогда не видел подобной защиты. Это нечто новое, такого еще нигде не было. Если бы нас везде ждал такой прием, то стоило бы завязать с ремеслом.
  На лице Александра блуждала саркастическая улыбка. Он довольно оглядел присутствующих.
  - И чего ж ты дубина свежеобструганная улыбаешься, - с издевкой поинтересовался Кот. - Тебе что рассказ о том как, прости Таня, поимели твоих друзей, доставил удовольствие.
  - Ох, извините старого садиста, - Сашка начинал веселиться. Он снова оглядел присутствующих и продолжил. - А теперь слушайте дети сказку, интересную и познавательную.
  - В некотором царстве, в некотором государстве была фирма и было у нее региональное представительство. И звалась та фирма не по-нашему, да по заморскому.
  - Слушай ты, сказочник чертов, - прервал его Кот. Чего ты нам несешь?
  Успокоившийся было Кэш вновь начинал волноваться.
  - А продолжишь грубить, вообще развернусь и уйду. И будешь ты сидеть и ушами хлопать, - обиженно сказал Александр.
  - Ладно, разоряйся, иначе ведь не угомонишься, - устало парировал Кот. Остальные задумчиво молчали.
  - Итак, в переводе с басурманского на родной русский название фирмы той означало "Люди и программное обеспечение". И вот как-то раз задумало руководство фирмы дело новое начинать, дело новое, интересное. И бросили они клич по Руси-матушке: приходите богатыри в фирмищу, да послужите на наше благо, да на благо отечеству своему. Не прошло трех дней, да трех ночей как встал перед ними ваш покорный слуга Сашка Иванов - богатырь силы немереной, да ума нехилого. И сказал он, то есть я, тем людям добрым: "Буду я на вас работать, преумножая славу российскую, но дайте мне не работенку, а работу настоящую, меня богатыря достойную".
  - Так значит это все ты, - прокричал Кот, - ах ты, ренегат хренов. То-то я смотрю почерк защиты знакомый. Все твои известные иезуитские штучки.
  - Как, хорошо я прикрыл систему? - Александр победно посмотрел на Татьяну. А ведь всего пару дней работал. Решил начать с защиты, что бы потом не отвлекаться на мелочи вроде несанкционированного доступа.
  - Зря ты это Саша, ой зря. Ради чего весь этот сыр-бор. Неужели игра стоит свеч. - Таня выглядела взволнованной.
  - Ой, ребята стоит. Алексей, кстати, уже в курсе. Тут такие дела начинаются, - Александр внезапно перешел на шепот.
  Кэш, все больше молчавший, заговорил.
  - Сашка, раз мы уже знаем о предмете разработки, придется тебе все рассказать, а иначе, сам понимаешь. - Он рубанул в воздухе рукой. - Рано или поздно все тайное становится явным. Особенно, если за дело берутся профессионалы. - И Кэш посмотрел на Кота.
  - Да я собственно и не собираюсь от вас ничего скрывать. Но вот на счет моей защиты - это зря. Кишка тонка.
  - Чего? - встрепенулся Кот, - да я тебе за такие слова сейчас весь фейс переформатирую. Так что фирма-производитель не узнает собственного творения. - Он угрожающе начал вставать.
  - Да ты на кого ногу поднял, - двухметровая фигура Александра начала подниматься из кресла.
  - Мальчики, мальчики, хватит, вы не в детском саду, - вмешалась Татьяна. - Что о вас человек подумает. - Она посмотрела на Алексея.
  - Вообще-то я привык к такой манере общения, - сказал человек в ответ. - Так что смутить меня очень трудно. Честно говоря, меня иногда тоже заносит, так что в вашей компании стало одним чокнутым больше.
  На лица Иванова всплыло задорное выражение, губы расплылись в улыбке. Кот улыбнулся в ответ. Они вернулись на места. Александр как ни в чем небывало продолжил:
  - Ладно, гаврики, слушайте, то что раньше было - все присказка, а вот сказка. Как вы уже поняли, я им понадобился для обеспечения технической стороны проекта. Моя команда должна начать разработку универсальной программы-психосканера. Задача - найти наилучший способ использования новой идеи. А идея эта позволяет, воздействуя на мозг стандартной аппаратурой, получать невероятные результаты. Алексею я все уже поведал. Опуская детали, скажу, эта штука, если конечно у нас получится, должна заниматься всем: от лечения депрессии, обучения, корректировки поведения... - Он сделал паузу. - До создания новой личности на основе любого имеющегося психического материала. Пока у нас есть только общие наработки. Цель - создать программу, если хотите квазиискусственный интеллект, который бы смог работать с любыми воздействиями на человека, причем все это на естественном языке.
  Александр говорил еще долго, Алексей слушал внимательно. Большая часть из того, что он слышал, была ему уже известна. Несмотря на выпитое прошлым вечером память сохранила ключевые моменты разговора. Незначительные детали дела не меняли. Только сейчас Алексей начал понимать насколько серьезное открытие сделали в "People and soft" и насколько опасным может быть его использование. "Человечество всегда применяло самые прогрессивные открытия для разрушения, убийства себе подобных", - думал Алексей, - "Вероятно, в этом кроется сущность человека - он не может самоутверждаться, развиваться, не переступая через себе подобных. Но то что, возможно, сделает Сашкина команда способно напрочь изменить лицо цивилизации. Самое неизменное в жизни - душа человека, его сущность, то что не могли поколебать ни войны, ни бедствия, ни многовековая история человечества - именно это сейчас поставлено на карту. Теперь каждый сможет изменить себя, сделаться тем, кем захочет. Каждый сможет вылепить из сырой глины человека разумного - человека нового, существо обладающее какими угодно свойствами".
  Троица: Татьяна - симпатичная девушка с большими, добрыми глазами; Кот или просто Василий - хакер со стажем, шалопай и балагур, но в целом неплохой парень и Кэш - бедняга попавший в жернова системы безопасности и теперь расплачивающийся психозом. Все они внимательно слушали своего старого друга. Как получилось, что он внезапно превратился из отступника, парня, не признающего законы, вольного рыцаря сети в служащего корпорации, то есть в одного из тех, кого недавно страстно ненавидел...
  ***
  Когда Александр закончил, в комнате воцарилось тягостное молчание. Первой его нарушила Татьяна:
  - Ты хоть сам понимаешь, чем это пахнет, - сказала она полушепотом.
  - Конечно, именно поэтому, как выражается в таких случаях Вася, и предал свою же собственную идею: работать только на себя или в крайнем случае на общество, но ни в коем случае ни на правительство или корпорации.
  - И как скоро ваше чудовище будет готово, - подозрительно щурясь, осведомился Кот.
  - Сейчас сказать трудно, но в пределах года, полутора, я думаю, - ответил Александр.
  - То есть у нас есть какое-то время, чтобы написать завещание, привести в порядок дела, вымыться и надеть чистое, - мрачно пробурчал Кэш.
  - Да что ты такое говоришь. Это же революционное открытие. Новая эра человечества. Кто сказал, что наша разработка будет использована не во благо. - С сомнением в голосе шептал Александр.
  - Я сказал, - спокойно пошелестел Кот.
  - Почему человек всегда думает о плохом, я, например, оптимист. Для того и ввязался в это дело, чтобы разработка не попала в плохие руки. Мы поставим защиту от всякого рода изменений программы. - Оборонялся Иванов.
  - Ха, ха и еще раз ха, ты что у нас один такой умелец, - снова вступил Кэш. - Да присобачить к твоей программаульке пару патчей и вперед в темное будущее.
  - Угу, возьмем например историю использования атомной энергии, - подхватил эстафету Кот, - опускаем несчастные японские города, стертые "во благо" с лица земли американцам в 1945. Поговорим о мирном атоме. Ты забыл Чернобыль в 1986, Челябинск - пол Сибири непригодно для жизни, опять же Сиэтл в 2013, сколько там народу загнулось. То, что ты делаешь, равносильно созданию атомной бомбы, только современного, так сказать информационного вида. И действовать эта бомба будет почище атомной - на уровне сознания, а это до некоторой степени хуже генетической мутации.
  - Да, - резюмировал Алексей, - остается только собрать вещи и медленно ползти на кладбище.
  - Почему медленно, - поинтересовался Кэш, в точности дублируя вопрос известного анекдота с "бородой".
  - Чтобы не создавать паники, - отреагировал Алексей с серьезным видом и таким делано загробным голосом, что Татьяна прыснула в ладонь.
  Одновременно с этим громогласным хохотом разразились Кот - Вася и Кэш. Александр секунд тридцать смотрел на них с видимым недоумением, а потом грянул так, что эти двое на секунду перестали гоготать.
  В заключение, к компании присоединился и зачинщик всеобщего приступа смеха - Алексей.
   Смеялись они долго - это был классический приступ общего помешательства, когда уже не важно над чем смеются, и с чего все началось - главное принимать участие. В смех уходила неуверенность и обеспокоенность. Как весенним дождем смывается с крыш последний запоздалый снег, так сейчас уходила, переставала быть озабоченность происходящим и страх перед неоднозначной, опасной ситуацией. Наконец, волны смеха начали стихать. Первой, перестав смеяться, заговорила Татьяна:
  - Ладно, достаточно сегодня о судьбах мира. Алексей, Саша сказал, что ты страстный поклонник "Хроник стрелка", мы с ребятами тоже иногда балуемся этой игрушкой. Может, расскажешь про свои успехи.
  Алексей испытал очередной приступ дежа вю, он отчетливо помнил, как та же самая девушка задавала ему аналогичный вопрос всего сутки назад в баре под названием "Мирный виртуал". Но было это во сне. Он поборол расщепляющееся сознание и заговорил:
  - Можно сказать, что я добился некоторых успехов, если конечно сорок пройденных уровней можно назвать успехом.
  - Так ты что все-таки прошел эту мясорубку? - с некоторым сомнением поинтересовался Кэш.
  - Нет, застрял на последнем уровне, вернее, на последнем эпизоде.
  - Да, да, Сашка что-то рассказывал про своего друга, который сидит на сороковом битый месяц и его раз за разом убивает некий отморозок в черном, - вставил Кот. - Так значит это ты тот самый друг.
  - Он, кто же еще, - Александр похлопал Смолянинова по плечу. - Я вам даже больше скажу, он умудрился таки ухлопать своего альтер эго.
  - Я так понимаю это и есть конец игры? - поинтересовался Кэш.
  - В принципе да, - сказал Иванов, задумчиво теребя подбородок.
  - То есть как, в принципе? - с недоверием переспросила Татьяна.
  - А вот так, я его убиваю и не могу выйти на конец уровня, - ответил на вопрос Алексей.
  - Глюк! - одновременно сказали Кот и Кэш. И переглянулись.
  - Чем дальше, тем интереснее. - Татьяна посмотрела на Александра. - Что нам скажет человек, обладающий секретной информацией из первоисточника, то есть прямо от компании-производителя. Если я не ошибаюсь "Хроники" - детище транснационального монстра, на которого ты теперь работаешь.
  - Вот только не надо на меня наезжать! Ничем не могу помочь, к сожалению, - рассеянно сказал Иванов, - в закрытой документации к игре сказано, что убийство своего альтер эго должно приводить к завершению миссии. Но как мы видим, ничего подобного не происходит. Лишнее подтверждение того, что практика - критерий истины. Вообще, мы с Лехой тоже пришли к выводу, что это просто глюк. Того, что хотели получить разработчики на выходе, мы явно не получили. Но я сейчас думаю, и кажется мне, что возможет еще один вариант. Есть вероятность, что в процессе игры ее ИИ "Хроник" развился, "вырос", приспособился к личности Алексея. И теперь сам диктует новые правила игры, возможно, эти новые правила требуют нового конца, другого завершения. Вопрос один - какого действия ждет программа, чтобы заиграли фанфары.
  - Убив противника, мы ничего не получим - это очевидно, - заговорил Алексей.
  - Значит надо искать другой выход, - произнесла Татьяна, - чаще всего, такого рода ситуации имеют очень простое решение. Разгадка обычно лежит на поверхности.
  - Эх, если бы можно было оказаться на этом уровне, - мечтательно протянул Кэш. - У Алексея, как говориться, глаз замылен, он, возможно, не видит очевидного решения.
  - Размечтался! Нельзя, игра одиночная, и нам с тобой в Лехин монастырь доступ заказан, - жестко констатировал Кот.
  Александр, все это время сидел молча, методично перебирая пальцами по подлокотнику. Когда в разговоре образовалась пауза он поднял голову и произнес нечто весьма странное:
  - И тут появляюсь я весь в белом, - сказал он.
  Все посмотрели на Иванова.
  - Опять началось, - устало проворчал Кот.
  Не обращая ни малейшего внимания на реплику Василия, Александр продолжал:
  - Вопрос номер один, что мне будет за мою чрезвычайную гениальность и прозорливость?
  Народ устало молчал.
  - Ты сегодня уже всех "достал" своими театральными жестами, нарцисс несчастный, - зло кинул Кот.
  - Какая грубость, сударь Вы мой. Тем не менее, задаю вопрос номер два: кто хочет вместе с Алексеем прогуляться по сороковому уровню.
  - Не понял? - опять вместе переспросили Кэш и Кот.
  - Не зря же я полчаса копался в архивах, нарыл кое-что ценное. А именно, маленькую программульку, позволяющею любому игроку взять с собой попутчиков. Эта опция использовалась на стадии отладки.
  -Чего-то я не понял, - глаза Кэша заблестели, - это аналог командной игры.
  - Как тебе сказать? Вообще говоря, опция предполагает, что спутники игрока будут лишь наблюдателями.
  - То есть? - настороженно спросил Кот.
  - Вот то и есть, - устало проговорил Александр. - В ходе игры оружие действует только в руках основного игрока, в нашем случае, в Лехиных. Наблюдатели стрелять не могут. Кроме этого, противник реагирует только на игрока. И вообще, для программы других игроков как будто и вовсе нет, - медленно выдал Иванов.
  - Не очень интересно, - разочарованно протянул Кэш.
  - Угу, я тоже подумал, что так не интересно. Поэтому и внес кое-какие изменения, - он посмотрел на Кэша широко открытыми глазами.
  - Я всегда знал, что ты настоящий друг, - тот заметно повеселел, глаза под стеклами очков вновь засветились. - И что означает твое "кое-какие изменения"?
  - Ничего особенного: спутники игрока могут стрелять, кроме того, имеется максимально возможный боезапас для каждого из членов группы, стопроцентная броня, карта уровней. - Александр победно оглядел всех присутствующих.
  - Да мы же их всех как детей, - программа же нас все равно не замечает - тир какой-то, - недовольно бросил Кот.
  - Ведь знал, что так скажешь. Вечно тебе подавай трудности. Поэтому и убрал часть исходной опции. Теперь противник стреляет по всем. Так что ухо надо держать в остро, могут и пришибить. С другой стороны, Леха там один ходит, и ничего. Последний раз, говорит, даже и броню не поцарапали.
  - Думаю, выражу общее мнение, если скажу: хватит лясы точить, пора за дело, то есть, за игру, - заорал Кэш.
  Александр поднялся из кресла и сказал:
  - Так, сейчас мы втроем: Кэш, Кот и я идем налаживать аппаратуру. Алексей, твоя Вероника даст нам... скачать твой "save".
  - Даст, она тебя знает. Что именно "стащить" спросишь у нее же. А то там путаница с файлами - сам черт ногу сломит, - ответил Алексей, глядя на Татьяну.
  - А кто это - Вероника, - с некоторым подозрением спросила девушка.
  - Да менеджера виндовс хоум у него так зовут, - хохотнул Александр.
  - На сей раз он не врет, - подтвердил Алексей, - и такое тоже у него бывает.
  - Ладно, голубки, мы ушли, - сказал Александр.
  Он провел по ребристой поверхности стены. Серебристый кусок дернулся, поплыл и рассеялся в воздухе. Все трое быстро скрылись в проеме.
  - Не понял? - удивленно промычал Алексей.
  - Всего лишь хорошая голограмма. Она проецируется в трех миллиметрах поверх самой обычной двери, - Татьяна смотрела на Алексея. - А со стороны кажется, что там стена. Очень дешево и практично. Это Кэша работа. Он до того как попался еще не такие штуки делал. Ой, подожди, да ты же ничего не знаешь.
  - Знаю, Сашка рассказал, - кивнул Алексей, - неудачный взлом.
  - С тех пор он сам на себя не похож, - грустно добавила Татьяна. - Сразу после того как это случилось, было совсем плохо, теперь лучше. Не будем о грустном. Расскажи лучше какими судьбами ты здесь оказался. Сашка обычно не приводит в наш узкий кружек встречных да поперечных. Ты уж извини.
  - Ничего. Знаешь, если я скажу правду, то ты либо обидишься и по морде мне съездишь, либо сочтешь, что у меня крыша совсем съехала, - смущенно уронил Алексей.
  - А ты все же попробуй. Я много всяких сдвигов встречала, не ты первый, не ты последний. Так даже интереснее. - Голос девушки звучал ободряюще и даже как-то по-особому нежно.
  - В общем, ты мне во сне приснилась. А когда я об этом Сашке рассказал, он тебя, так сказать, опознал по приметам. И вот я здесь. Кстати, именно твой двойник из сна помог мне разобраться с Черным, то есть с моим альтер эго. - Алексей нервно встал и зашагал по комнате взад вперед.
  - Вот значит как, - задумчиво сказала Татьяна.
  Алексей был внутренне готов к любой реакции от резкой агрессии до истерики, вызванной приступом смеха. Но реакция девушки была настолько обыденной, что ему стало как-то не по себе.
  - Слушай. - Татьяна внимательно вглядывалась в Алексея. - А раньше у тебя ничего подобного не было? Известны же случаи предсказаний через сон, предвидения, вспомни хотя бы Менделеева с его периодической таблицей.
  "Так", - подумал Алексей, - "вот уж никак не мог предположить, что стану участником дискуссии на тему: "Научные аспекты проблемы предсказания будущего и прояснения настоящего с использованием снов". В слух же он сказал:
  - Честно говоря, в последнее время вокруг становится все больше странностей. Их количество растет и растет. Все усложняется, и чем больше я прилагаю усилий, тем сильнее запутывается клубок. Взять хотя бы эту игру. Зачем, спрашивается, мне надо было тратить на нее уйму времени и сил. Почему я не смог бросить играть, раньше ведь много раз так делал. Эта игрушка, как наркотик. Я стал почти одержимым.
  - Не знаю, не знаю, - Татьяна медленно наматывала на палец прядку волос. - Такое впечатление складывается, что все это для тебя нечто большее, чем просто игра. Как бы там ни было, пройтись по твоему кошмару будет интересно для нас и, может быть, полезно для тебя. Сообща разбираться в чем бы то ни было всегда легче, чем в одиночку.
  Алексей открыл было рот, чтобы ответить, но Иванов, возникший как ниоткуда, перебил его:
  - Ладно ребята, хватит лясы точить, нас ждут великие дела. - Он довольно хохотнул. - Леха, "save" твой я скачал. Игру "порезал" и вставил туда свою гениальную ноту, теперь она будет делать все так, как нам надо. В общем, как говорили в далеком красном прошлом: задачи ясны, цели определены, за работу, товарищи. Пошли...
  ***
  Они спустились по крутой лестнице. По количеству пройденных ступенек Алексей понял, что теперь они под уровнем земли. Маленький лесной домик оказывался изнутри гораздо больше, чем выглядел снаружи. Преодолев пару дверей, они вошли в большое, примерно десять на десять метров, помещение. Алексей был потрясен увиденным. Место это скорее напоминало высококлассную лабораторию по созданию сверхсовременного программного обеспечения, чем подвал неприметного домика за городом.
   В центре зала находились расположенные ромашкой пять вирткресел. Под каждым из них еле заметно гудел системный блок.
  - Ну, как тебе все это, - с гордостью осведомился Кэш.
  - Сказка! - только и смог прошептать Алексей.
  - Хватит лирики, дело надо делать - вперед, - деловито выпалил Александр, пресекая в зародыше намечающийся диспут о достоинствах и недостатках техники.
  Без лишних слов кампания разбрелась по местам. На вопрошающий взгляд Алексея последовал кивок на самое дальнее от двери кресло. Через некоторое время все легли и пристегнулись. Кот, машина которого, видимо администрировала систему, сказал:
   - Итак ребята, для Леши все просто. Его погружение ничем не отличается от обычного. - Он посмотрел на Алексея. - А вот каждому из нас самому придется подбирать скины и оружие. - Этот Эйнштейн компьютерной мысли, - он недовольно посмотрел на Александра, - не мог поставить все на автомат. Саш, какая разница как выглядеть и из чего стрелять, время - дороже. - Кот недовольно передернул плечами.
  - Ну, не знаю. - Александр был явно обижен таким отношением к его работе. - Я всегда сам предпочитал подбирать себе одежонку, в том числе и виртуальную.
  - И на счет оружия ты зря, Василий, - поддержал Александра Кэш. - Всегда лучше самому выбирать "из чего" воевать будешь, ведь кому что нравится и кто к чему привык. Сам знаешь.
  - Ладно, ладно, - недовольно проворчал Кот, - только не одевайтесь как на карнавал...
  И они нырнули.
  ***
  Программа погружения проста как все гениальное. В процессе ее работы человек входит в одно из самых естественных своих состояний - сон. По большому счету виртуальная реальность есть ничто иное как красивая и яркая греза. Сон, вызванный к жизни программой-нейроводителем. Некий набор нулей и единиц, обычная составляющая любого софта, порождает в подсознании образы различных предметов и явлений, создает реальную иллюзию или иллюзию реальности.
   Но сны чаще всего забываются, стираются из памяти как только вы открываете глаза. С виртуальными снами все не так. Именно в этом и заключается основное их отличие от сна обычного. При выходе из виртуальности в реальность все, что с вами произошло, грубо говоря, аккуратно "переписывается" из области бессознательной, зыбкой в область сознательную. То есть, в конечном итоге, вы помните то, что с вами произошло так же отчетливо как, если бы все это имело место в действительности. Второе же отличие заключается в том, что никогда, ни при каких обстоятельствах программа виртуального гипноза не позволит вам перепутать две реальности. Вы всегда четко осознаете, что происходящее вокруг лишь компьютерная имитация.
  Каждый засыпает по-разному, но качество и содержание сна от этого не зависит в особенности, если речь идет гипносне виртуальности.
  ***
  Как и говорил Кот, Алекс появился первым в уже знакомом по сотням предыдущих попыток коридоре. Остальным членам команды требовалось время для подбора амуниции. Он не знал сколько придется ждать, и потому, найдя поблизости стул и стряхнув с него толстый слой пыли, присел.
  Не прошло и минуты, как в еле заметном розоватом ореоле появился первый из группы. Это, разумеется, был Кот. Ему, как оказалось, действительно было наплевать на собственный вид. На Василие красовался так называемый "стандартный набор спецназовца": самый обычный камуфляж, бронежилет среднего усиления типа БР-С-18У и стандартный набор вооружения, полагающийся любому игроку.
  В "Хрониках стрелка" в основном использовалось реально существующее оружие от холодного, до лазерного и нейропарализующего. Только иногда, в качестве бонуса, можно было заиметь нечто особенное. Алексу несколько раз попадались подобные образцы. В основном, подобное случалось в особо сложные моменты игры, когда обычное оружие оказывалось бессильным...
  Кот огляделся и, найдя второй стул поблизости, присел неподалеку от Алексея. Какое-то время они сидели молча, потом Василий недовольно процедил:
  - Так ведь и знал, что вся эта кампания страшно любит красоту наводить, - он презрительно сплюнул на грязный пол.
  - Люди просто хотят быть во всеоружии, когда придется вступать в бой, - пытался защищать отсутствующих Алексей.
  - Да, да, конечно, - с сарказмом выпалил Кот, - очень их беспокоит, как твой черный друг оценит их подведенные глазки и напудренные щечки. Все это - обычное самолюбование. Главное в борьбе с противников не то как ты упакован, хотя и это играет определенную роль. Очевидно, против танка шашкой не повоюешь. Но все же главное - умение игрока. То как ты двигаешься, стреляешь, можешь ли предугадать действия противника на три хода вперед. И, конечно, нельзя без настроя, куража, желания побеждать.
  Через секунду после того как Василий закончил свой пламенный монолог в сиреневатом облаке появилась Татьяна.
   Она оглядела Алексей и Василия, потом с выражением глубочайшего сомнения сделала несколько шагов по коридору.
  - Здесь обычно тихо, - успокаивая ее, сказал Алексей, - первые заморочки начинаются сразу после вон того поворота. - И он ткнул пальцем в тускло освещенный зев коридора, уходящий вдаль.
  На Татьяне был черный комбинезон со множеством карманов, которые были туго набиты и явно не конфетами. В руках была снайперская винтовка с прибором ночного виденья и инфракрасным прицелом. Другого оружия было не видно. За плечами плотно сидел небольшой, но видимо не очень легкий рюкзачок. Под его весом Татьяна слегка сутулилась.
  - А вот и наша принцесса, - с деланным радушием прошипел Василий, его явно бесила медлительность напарников. - Мадам, а что это у нас за спиной?
  - Мобильный стелс генератор, - ответил за Татьяну Алексей, - или наш ответ Герберту Уэллсу. Я обычно называю его черным ящиком с надписью "Господа, кто хочет стать человеком невидимкой".
  - Точно, - слегка удивленно пробормотала Татьяна, - а ты откуда знаешь?
  - Ох, чего только не изучишь на этой адской работе, - театрально всплеснул руками Алексей. - Да находил я эту штуку пару раз. Весит она килограмм двадцать и заряда генератора в ней хватает примерно на три минуты. В общем, в применении вещь весьма спорная. А ты такой раньше не видела.
  - Нет, поэтому и взяла. Там был полный набор всего возможного снаряжения. Около пятисот наименований. Я до своего тридцать пятого уровня и половины всего этого не видела.
  - Может быть, просто не находила, - включился в разговор Кот. - Больше по закоулкам надо было шарить.
  Девушка пожала плечами и прислонилась к стене.
  Только сейчас до Алексея дошло, что Татьяна упомянула тридцать пятый уровень, тот же самый, что и ее копия из сна. Чертовщина! Таких совпадений не бывает. Сон вторгался в явь, виртуальность в реальность. То, что происходило вокруг, стремительно теряло грани, очертания. Странный мир без определенных законов и правил. Но вслух он ничего не сказал, а только покачал головой.
  - Я бы тебе посоветовал снять эту дуру, - прошептал он, показывая на ящичек стелс генератора, - а то пока ребят нет устанешь, я помогу.
  Но помогать Алексею никому не пришлось. В начале коридора вспыхнули два столба света: один желтый, другой зеленый. В мерцании появились смеющиеся физиономии Александра и Кэша. Последний что-то громко рассказывал.
  - И не надоело вам носики припудривать, господа дамы? - ехидно осведомился Василий.
  - Я тебя сейчас самого в женщину превращу, - весело парировал Александр и снял с плеча нечто огромное. После чего пропел. - Gerl, you"ll be а women, soon.
  - Ну, мужик, ты попал! - стоящий рядом Кэш повел раструбом странного аппарата.
  Показалось, что в коридоре прошел легкий сквозняк. Одновременно массивная гранитная колонна, около которой сидел Кот, превратилась в пыль, серое облако поглотило Василия. Тот, онемевший от столь неожиданного развития событий, громко чихнул.
  Александр и Кэш некоторое время любовались на творение своих рук - пылевую статую Кота в натуральную величину. Кэш все это время пребывал в прострации. Потом, видимо налюбовавшись всласть, они подошли к несчастному и, еле сдерживая смех, начали отряхивать его серые от пыли волосы и куртку.
  - Ты бы хоть каску надел что ли, - заботливым тоном произнес Александр.
  - А то придется после каждого выстрела голову мыть, - присоединился Кэш.
  Следующие пару минут после того, как к Василию вернулась речь, были наполнены самой отборной руганью. Стоит отдать должное Коту, предварительно он извинился перед Татьяной.
  Когда страсти улеглись, униженный и оскорбленный, но от того не ставший менее любознательным, Василий все же поинтересовался:
  - И что это за штука, никогда такой не видел.
  - Как бишь это называлось, Саш? - Кэш принципиально запоминал только названия реально существующих юнитов.
  - Сколько раз тебе повторять, беззлобно ответил Александр, - локальный гравианнигилятор. Действует по принципу обнуления напряженности гравитационного поля вокруг объекта, в результате оный как бы взрывается изнутри. Описание, конечно, очень странное, но так было написано в руководстве по эксплуатации. - Иванов говорил так, будто речь шла о тостере или кофеварке.
  - Леха, а ты такую штуку видел? - с сомнением прошелестел пораженный Кот.
  - Нет, но, видимо, я еще многого не видел. А вот про Сашкину красавицу кое-что сказать могу: снайперская винтовка усиленного класса: оружие мощное и эффективное - пробивает легкую броню с дистанции свыше километра.
  - Мальчик знает свое дело! - проговорил с уважением Александр. - Но мы сюда пришли не друг друга пугать и не новое оружие пробовать. Леха, показывай свои владения. Так сказать веди нас, Сусанин наших дней.
  Алексей оглядел нестройный ряд своей армии и, вздохнув, начал инструктаж.
  - Значит так, двигайтесь быстро, следом за мной. Тех, кого не сниму я, снимаете вы. Трудностей не предвижу. Итак, поехали.
  Алексей опустил прозрачный щиток шлема.
  - Он сказал поехали и махнул рукой, - пропел Сашка и сделал то же самое.
   Его примеру последовали остальные. Кроме Кота, который принципиально не носил шлема ("обзор сволочь снижает"). Вместо этого он взъерошил все еще серые от гранитной пыли волосы.
  Алекс думал, что пройти сороковой уровень лучше, чем он это уже сделал, когда убил Черного, просто невозможно. Но это оказалось не так. Все-таки командная игра - это командная игра. Как говорится, одна голова (или рука с оружием) хорошо, а пять лучше. В этой непреложной истине он еще раз убедился, когда через каких-то десять минут они неспешно входили в двери пресловутого лифта. Засаду они обошли настолько ювелирно, что ни один из противников даже не сделали ни одного выстрела.
  Потом следовал длинный спуск. Наконец, двери распахнулись и вот - финишная прямая. Их атаковали несколько раз, но у искусственного интеллекта, рассчитанного на действия одного игрока, в игре с пятерыми не было никакого шанса...
  ***
  ...Они стояли перед той самой стеклянной дверью. До конца игры оставался один маленький шаг, но, как часто бывает, последний шаг оказывался самым трудным...
  
  6. Дупло возможностей или конец насилия
  
  За окном во всю стену весело играет солнце. Задача с виду проста донельзя - надо выйти во двор. Даже не во двор, а в небольшой закуток между зданием с одной стороны и высоким, метров пять высотой, забором с трех остальных. Забор этот закрывает весь обзор. Так что даже небо можно разглядеть только подойдя к окну и уткнувшись в него носом. Единственное, что можно разглядеть - газон, который никто давно не приводил в порядок. Здесь до неприличия пышно разрастись сорняки. Повсюду разносортный мусор.
   - Мы справились с первым этапом. Теперь будем решать проблему. - Александр смотрит на друзей серьезными, полными решимости "расколоть" ситуацию глазами. - Сейчас, я думаю, стоит разойтись и поискать выходы из этого гадюшника. Встречаемся через пятнадцать минут на этом же месте. Алексей остается здесь, он все равно ничего путного не найдет. Не надувай губки, это истина. - Иванов примирительно смотрит на Алекса. - Сам посуди, сколько у тебя было возможностей. И, кроме того, встретишь своего альтер эго, если он конечно до нас появится. Стрелять он в тебя все равно не будет. Так что жди нашего возвращения. Возражений нет...нет. Поехали.
  И четверо членов команды, не сговариваясь, расходятся в разные стороны.
  ***
  Алексей остается на месте. Сначала он садится, потом, не в силах больше сдержать нарастающее беспокойство, встает и начинает ходить взад, вперед. Время ползет предательски медленно. Наконец, по прошествии десяти минут, когда он уже начинает волноваться, показывается Татьяна. Она тащит два цинка патронов и тут же сама признается, что не знает зачем их принесла: "Стрелять все равно не в кого". Кэш приходит минутой позже пустой и от того злой. Он долго бродит вдоль издевательски прозрачного и со стороны кажущегося таким хрупким окна во всю стену, от пола до потолка, потом подходит к остальным.
  - Ты говорил, что его нельзя разбить, - с недоверием интересуется он у Алексея.
  - Именно так, - устало отвечает тот, - я пробовал три блока С-8 одновременно.
  - А мы еще проверим насколько прочна эта китайская стена. Все равно делать пока нечего, - в голосе Кэша читается раздражение. Он разворачивает раструб своего чудо оружия в сторону стекла и нажимает на курок.
  Как и несколько раз до того проносится легкий, едва заметный, ветерок, а потом... потом ничего не происходит, то есть вообще ничего. Такое впечатление, что оружие перестало действовать.
  - Может заряд кончился, - мрачно резюмирует Кэш и смачно ругается, опускает оружие. Одновременно с его словами секция забора, скрывающая улицу, перестает существовать. Она, как и гранитный столб за несколько минут до того, превращается в облако пыли.
  - Стекло пропускает этот чертов луч, - Кэш говорит очевидную вещь.
  Теперь сквозь небольшую дыру в заборе можно увидеть маленький кусочек степи и неба. Кэш вновь поднимает оружие и, нажав на спуск, идет вдоль стекла. Проходя сквозь прозрачную стену, луч превращает секции забора в сероватую пыль. И вскоре уже можно разглядеть всю панораму за окном. Оказывается, здание стоит на совершенно гладкой поверхности. Вокруг нет ничего, по крайней мере в видимом направлении. До самого горизонта простирается степь.
  - Может быть это просто крайнее городское строение? - с сомнением произносит Татьяна.
  - Фиг его знает, - бормочет Кэш. Он почти закончил очистку горизонта.
  Испаряются две последние плиты. Взору открывается нечто новое. Справа, метрах в трехстах, высится дерево. Гигантское, с необычно размашистыми ветвями. На фоне заходящего, как оказалось, солнца выглядит все это феерически. Дерево пронизано тысячами золотистых оранжевых игл. Крона пылает огнями, словно погруженная в плазменный шар.
  - Дуб, - задумчиво говорит Алекс.
  - Ага, - подтверждает его догадку Кэш, - никогда такого большого не видел.
  Дерево и вправду большое. Высотой метров пятьдесят, а то и больше. Оно словно взято из классического стихотворения: "Златая цепь на дубе том". Вот только никакой цепи на дереве нет.
   - И как мы его раньше не заметили, ведь забор не был настолько высоким, чтобы его загородить, - рассуждает Татьяна.
  - Скорее всего там его и не было, - Алексей морщится, - Кэш разрушил забор, и появилась более подробная картинка. Так бывает. Элементарный принцип сохранения машинных ресурсов. Хотя не исключено, что так и было задумано.
   В этот момент раздаются тихие, еле заметные шаги. Все как по команде оборачиваются - это Черный.
  - Сегодня он не похож на себя, - шепчет Алексей.
  - То есть, - хрипит сквозь пересохшее горло Кэш.
  - Обычно он появляется в черном плаще, на шее длинный белый шарф, на голове широкополая шляпа. А сегодня...
  На человеке, идущем им навстречу, белая рубашка с расстегнутым воротом, широкие свободные брюки. На непокрытой голове - непослушный ежик серых волос. Глаза болезненно блестят. Даже с первого взгляда ясно, что он не вооружен.
  Человек идет медленно. Его перемещение длится и длится. Когда создается впечатление, что так будет вечно, он останавливается, замирает в каких-то двадцати метрах от Татьяны.
  Кэш издает странный утробный звук и медленно снимает защитный шлем.
  - Ты что делаешь, - с тревогой говорит Алексей. - В меня он стрелять не будет, но не могу дать гарантии, что тоже будет и с другими.
  Но Кэш словно не замечает предупреждения. Он кладет на пол свое адское оружие и срывающимся голосом произносит:
  - Да вы что ничего не видите?
  - Не понял, - удивленно тянет Алексей, - о чем ты?
  - Это же ты, то есть у этого... - Он не может подобрать подходящее слово. -... У этого мужика твое лицо.
  - У него и должно быть мое лицо, - Алексей рассуждает. - Это же мое альтер, но все-таки эго.
  Алекс убежден, по-другому и быть не может, но ему не дает покоя некое несоответствие, изъян в построенном им предположении. Он делает неимоверное усилие, и пришедшее понимание ужасает его.
  - Как же так, - бормочет Алекс.
  - О чем вы, ребята, - Татьяна растеряна.
  Кэш почти кричит:
  - Этот чудик, - он смотрит на Алексея, - потратил кучу времени на "Хроники" и большую часть этого времени боролся с черным человеком - его антидвойником. И никогда, понимаешь Танька, никогда не отождествлял себя с ним, даже внешне. Его персональный убийца всегда отличался от него. И вот теперь приходим мы четверо, и его противник обретает новое лицо. Программа среагировала на наше присутствие.
  - Кэш, - Алекс смотрит на напарника сумасшедшими глазами, - все не так. Программа и вправду вас почти не видит. Просто, - он закашлялся, - я только что это понял. Я НЕ ПОМНЮ СВОЕГО ЛИЦА !
  - Что!? - как один выдыхают все.
  На Алекса смотрят с непониманием, да нет, с ужасом.
  - Я покопался в памяти и понял, что не знаю как выгляжу! - Алексей растерянно смотрит на друзей.
  - А я думал, что у меня крышу снесло, - без улыбки говорит Кэш.
  - Как это, не понимаю? - Татьяна оглядывает Алексея сверху вниз, словно пытаясь добраться в понимании до истины.
  - Я помню много лиц, но моего среди них нет. Я не знаю... НЕ знал, как именно выгляжу, пока вы мне не сказали, что Черный похож на меня, - тихо бормочет Алекс. И еще я не помню ничего кроме того, что произошло в последний месяц.
  - Как так? - рычит Кэш.
  - Все что я помню, так или иначе касается игры. Такое впечатление, что я ничем больше не занимаюсь в жизни. Я не помню своих родителей, знакомых, друзей, кроме вас, разумеется. Я не помню чем зарабатываю на жизнь. Моя голова пуста. Как у Винни Пуха. Вот, употребил имя, а не знаю кто такой этот Винни Пух? - Алекс растерянно смотрит на Татьяну.
  - Что ты несешь, как можно забыть собственное лицо. Как можно в течение месяца ни разу не задать самому себе вопроса: кто я? - Кэш кричит. - Все люди постоянно пользуются информацией из прошлого и если обнаруживают пустоту, начинают бить тревогу!
  - Знаешь, я не задавал себе вопросов, просто плыл по течению, не задумывался. Но когда ты сказал про его. - Алексей кивает на Черного. - Лицо во мне словно тумблер переключился.
  Тем временем Черный стоит неподвижно, его взгляд блуждает в степи, там, где раскинулся сказочный дуб.
  - Бред, мексиканский сериал, - не унимался Кэш. Там хоть люди что-то вспоминают в результате потрясения. А этот вспомнил, что ничего не помнит - смех. Все, хватит, немедленно выходим из этой чертовой игрушки и ведем тебя к психиатру.
  - Нет, - Алексей качает головой.
  - Да, да, - уверенно говорит Кэш, - мы выходим. Экстренное прерывание процесса, - кричит он запрокинув голову.
  Ему отвечает глухое молчание. Он орет ту же фразу несколько раз, но результата нет.
  - Бесполезно, - шепчет Алексей, - мы не выйдем, пока я не захочу - это моя игра. А я должен разобраться.
  - Сумасшедший, - визжит Кэш, - ты нас тут всех положишь, какого черта тебе надо знать. Чего ты хочешь добиться, ответь мне.
  - Я, кажется, знаю, - слышится издалека знакомый голос.
  На другом конце холла, метрах в ста, появляется Александр. Он идет медленно, улыбаясь.
  - Ага, вот он какой - твой знаменитый Черный, - его голос гулко отдается в полупустом помещении, - очень приятно познакомиться.
  Александр делает жест как бы приподнимая невидимую шляпу.
  Он проходит половину расстояния, когда за его спиной начинается движение. Первой реагирует Татьяна - она что-то кричит, машет руками. Но Александр машет ей в ответ, не понимая предупреждения. Одновременно начинают стрелять Кэш и Алексей. Заряды летят к тому месту, откуда Иванов только что пришел. Оттуда, в свою очередь, огрызаются три пулемета.
  Александр, наконец, понимает, что попал в передрягу, и, падая на пол, открывает бешеный огонь по нападающим. Их трое, идут, не пригибаясь, в полный рост. У каждого пулемет Калашникова, который жадно пожирает маслянистые иглы патронов, превращая в ад пространство вокруг.
  "Опять эти трое", - перезаряжая магазин, думает Алексей, - "где же они раньше то были, сволочи".
  Он оглядывает позицию - из рук вон плохо, как на ладони.
  Рядом стреляет Кэш, бронежилет - в клочьях, красным горит огонек аварийной защиты. Это означает - одно прямое попадание и он вне игры. Татьяны почему-то не видно. Что там с Сашкой и думать не хочется.
  Алексей, кувыркаясь, занимает ближайшую более выгодную позицию и прицеливается. В оптику видно как трое бросают уже бесполезные пулеметы и из-за плеч достают нечто другое. Он узнает знакомый раструб - оружие Кэша, как бишь его... гравитационный анигилятор.
  "У нас еще две секунды, пока они не начали стрелять", - думает он прицеливаясь. Красная точка замирает на голове одного из тройки. В следующую секунду тот лишается возможности мыслить - его голова разлетается на множество непрезентабельных ошметков.
  "Не успеем", - пульсирует в голове.
  Но вдруг оба оставшихся противников падают замертво.
  "Что произошло, Сашкина работа?" - пролетает в голове Алекса.
  Тут же, сначала в дымке, а потом более четко появляется Танина фигурка.
  - Я ба да дабу, - кричит вскакивающий Кэш, - вот это бойня. А Танька, то Танька. Не зря она этот пудовый стелс с собой таскала. Не девчонка - терминатор.
  Они идут навстречу девушке. Лицо ее не выражает ни малейшего восторга.
  - Ищите Сашу! - кричит она.
  - Ты где, старый волк? - срываясь на фальцет орет Кэш, - посмотри как мы за тебя повоевали.
  Они обшаривают все вокруг. Наконец слышится упавший голос Кэша:
  - Сюда, ребята!
  Первый подбегает Алексей.
  - В игре? - спрашивает он. В виртуальности никогда не используют слов жив и мертв. Только в игре или вне игры.
  - Пока, - шепчет Кэш, - Татьяне лучше этого не видеть.
   И он мчится навстречу приближающейся девушке (даже в виртуальности бывают случаи, когда на полученные ранения лучше не смотреть).
  Алексей подходит ближе, морщась от увиденного, наклоняется к другу. "С такими повреждениями он должен быть уже вне игры", - думает он, - "на нем же живого места нет".
  - Леша, - еле слышно шепчет Александр.
  - Что? - выдавливает в ответ Алексей.
  - Я знаю в чем дело, - он на секунду замолкает, - дело в тебе самом.
  - Это понятно, Саша, - шепчет в ответ Алексей, - это очевидно как дважды два.
  - Ты не понимаешь, Черный - это тоже ты. Вас нельзя разделять, вы единое целое, вы можете успешно действовать лишь вместе.
  - Но он же пытался меня убить, - возражает Алексей, - он моя противоположность. Ты что не помнишь, он - воплощение моих недостатков. Это аксиома последнего этапа игры. Победив его, я переступлю через эти недостатки, перекрою себя.
  - Аксиомы иногда врут. Ведь их пишут люди, - голос Александра слабеет.
  - Но я должен... - Алексей смотрит на друга с непониманием.
  - Молчи, у меня мало времени, - прерывает его Александр. - Ничего ты не должен. Почему нам людям, чтобы самоутвердиться всегда надо что-то или кого-то сломать. Может быть, чаще всего так и бывает, но сейчас не тот случай. Решение этой задачи предельно просто. Надо только, - Александр глубоко вздыхает, - надо только, - его глаза подергиваются дымкой.
  - Нет, ты не можешь уйти. Нам придется начинать все сначала. Нет.
  Тело Александра обмякает, по нему струятся разноцветные всполохи. Еще пара секунд и оно исчезает в яркой холодной вспышке.
   Программа убирала лишние, мешающие дальнейшей работе элементы.
  К месту, где только что лежало изувеченное тело, прорывается Татьяна.
  - Он ушел, - тихо говорит она.
  - Да, - Алексей смотрит куда-то вдаль.
  Подходит Кэш.
  - Ну, что, теперь, все сначала, - с сомнением говорит он.
  - Не знаю, надо подумать, - Алекс выглядит растерянным.
  Издалека слышится голос.
  - Стоит их на пару минут оставить без присмотра, как что-нибудь обязательно случится. Люди, где вы?
  Это припозднившийся Кот.
  - Что у вас произошло? - недовольно осведомляется он, когда подходит ближе.
  - Сашку вынесли, - монотонно выдает Татьяна.
  - Какого?.. - Кот, уже не извиняясь, несет нечто несусветно нецензурное. - Тоже мне команда мечты. Ламмеры хреновы.
  - Так получилось, нельзя же предугадать все, - с сомнением в голосе шипит Кэш. - Кто знал, что появятся эти трое. Я думал, мы всех положили.
  - Думал он. Для того чтобы думать, надо иметь соответствующий орган. А у тебя единственные извилины - кудри на голове. Да и те имеют тенденцию к выпадению. Все, кончаем этот балаган. Пошли Сашку утешать - пивка глотнем.
  - Никуда мы не пойдем! - голос Алексей звучит угрожающе спокойно.
  - Это интересно почему? - Кот переходит на крик.
  - Потому что я знаю как выйти из этого паршивого здания, - спокойно парирует Алексей.
  На него устремляются три пары глаз.
  - Ну, - нетерпеливо говорит Кэш.
  - Пошли. - Алексей машет рукой в сторону выхода. - Расскажу... в свое время. Он улыбается.
  Своеобразная месть за недоверие.
  - Ладно, будем играть по твоим правилам, - цедит сквозь зубы Кот.
  Они направляются через холл назад к крутящейся двери. Несколько секунд идут молча. Потом Алексей произносит:
  - Кот, чего нашел то, больно долго тебя не было. - Он примиряюще смотрит на Василия.
  - Да ну тебя, - тот все еще недоволен.
  - Брось дуться, котяра, - говорит Татьяна.
  - Да нашел кое-что, - подтаивает Василий.
  Он лезет в кобуру и достает нечто с виду смахивающее на обыкновенный лучевик.
  - И это все? - на лице Кэша разочарование.
  - Угу, я тоже сначала так подумал. Помахал им. Хотел было выбросить. И тут такая меня злость взяла: залез к черту на рога, испачкался весь и ничего. Ну, и для разрядки нажал на курок. Ребята, хорошо, что я далеко от стены стоял. Иначе меня бы раньше Сашки вынесли.
  - Те есть? - непонимающе скрипит Кэш.
  - А ты сам попробуй, только стреляй вон в ту стену. - Кот показывает место, в ветрах пятидесяти - там где коридор соединяется с холлом.
  Кэш принимает оружие из его рук и, тщательно прицелившись, нажимает на курок.
  Если бы это был простой лучевик, то из ажурного ствола вырвался бы тонкий красноватый луч. На дистанции до десяти метров такой луч способен причинить незащищенному телу большой урон. Но если на вас бронежилет, то боятся нечего - мощности встроенного генератора не хватит, чтобы его прожечь. На дистанции же свыше двадцати метров лучевик почти бесполезен.
  Из дула оружия вырывается маленький размером с вишню фиолетовый шарик. За доли секунды он преодолевает расстояние до стены, причем все время увеличиваясь в диаметре. Когда шар достигает сероватого бетона, диаметр его уже около метра. После касания следует вспышка. И часть стены перестает существовать.
  - Прошибает насквозь бетонные перекрытия до метра толщины. Причем делает это с ювелирной точностью. - Василий чувствует себя сержантом в школе новобранцев. - Недостаток - долгая подзарядка. От десяти до ста секунд в зависимости от мощности удара.
  - И как оно называется, - Татьяна смотрит на маленькое оружие с восхищением.
  - Какая разница, главное - вещь убойная, - бросает Кот.
  ***
  Они почти дошли. Алексей оглядывается, словно пытаясь отыскать кого-то. Наконец, его взгляд замирает. Все дружно смотрят в ту же сторону. Там, в куче хлама стоит на коленях Черный. За все это время он так и не сдвинулся с места.
  - Оставайтесь тут, - шепчет Смолянинов.
  Он идет к Черному, тот раскачивается из стороны в сторону и беспрестанно бормочет, словно читает одному ему известную молитву. Разобрать ничего невозможно. Алексей подходит к нему, кладет на плечо руку. Черный вздрагивает, как от электрического разряда, и поворачивает голову. В глазах испуг. Как трудно узнать в этом несчастном того безжалостного убийцу, что начинал путь в начале сорокового уровня. Алексей поднимает своего недавнего противника. Они стоят друг напротив друга. Алексей начинает говорить:
  - Ты убивал меня сотни раз, я тебя несколько, но теперь это не имеет значения. Ты - мой мое альтер эго, мое кривое отражение, худшая моя часть, но все же моя. Мы две половинки одного целого. Ты слышишь меня, ответь!
  В глазах Черного - море боли и отчаяния и полное отсутствие понимания. Алексей трясет его, бьет по щекам. Тот мямлит нечто невнятное.
  - Слушай меня, я знаю, ты меня слышишь. Я пришел, чтобы помочь тебе, помочь себе. Ответь, - Алексей кричит и смотрит в пустые глаза своего противника.
  Сколько это продолжается. Секунды, минуты, часы. Время не имеет значения. Важен результат. Алексей сам не замечает, когда в глазах Черного появляется крупица осмысленности. Тот больше не бормочет, глаза его наполняются слезами.
  Кто бы мог подумать, что идеальный убийца может плакать на плече идеальной жертвы. Но сейчас это происходит. Проходит еще время, и из уст Черного доносится:
  - Говори, брат, я тебя слышу.
  - Хорошо, очень хорошо. - Алекс сам почти плачет. - Мы можем победить в этой игре, победить оба. Часто бывает, что нужно переступить через себя, чтобы добиться чего-то. Но иногда важнее найти гармонию с собой. Найти ключ к своей душе. Если не получается вырезать часть себя, можно с этой частью договориться.
  - О чем ты, брат? - Черный не понимает.
  - Ты хочешь выйти отсюда? - Алекс смотрит ему в глаза, - ты хочешь закончить игру?
  - Мы оба этого хотим.
  - Мне нужна твоя помощь.
  - Слушаю.
  - Видишь дверь. - Алексей кивает головой в сторону выхода.
  - Да.
  - Я пытался ее открыть, но...
  - У тебя ничего не вышло! - улыбается Черный.
  - Откуда ты?..
  - Я все помню, брат. Ты же сам говорил: мы с тобой стороны одной медали, звенья одной цепи. - Черный кивает головой. Ты хочешь, чтобы мы вместе попробовали ее открыть?
  - Да.
  - И, думаешь, это нам поможет, - в голосе Черного сомнение.
  - Я могу только предполагать.
  - Ну что же, брат, попытка не пытка, пошли.
  Они идут рядом. Заклятые друзья. Или закадычные враги. Теперь уже все равно. Главное, что цель у них одна. Впереди дверь, ключом к которой, быть может, станет их рукопожатие, их союз.
  Там впереди стоят трое: на лице Василия - непонимание, Кэша - страх, Татьяны - любопытство.
  Черный и Алексей проходят мимо оторопевшей троицы достигают двери.
  - Что, взялись? - шепчет Черный.
  - Поехали, помаленьку, - отвечает Алексей.
   Они пристраиваются и делают первый рывок. Дверь жалостливо скрипит, но сохраняет статус кво. Рывок, еще рывок - без эффекта. Еще пара минут усилий и два взмокших человека устало дышат, глядя друг на друга.
  - Слушай, а эти чего стоят? - Черный кивает головой в сторону Татьяны, Кэша и Василия.
  - Точно! - кричит Алексей. - Ребят, может быть поможете, а то мы с товарищем неравен час грыжу заработаем.
  Троице ничего не остается как подчиниться. Хотя созерцание двух совершенно одинаковых мужиков, которые сначала орут, потом плачут, а, в заключение, вместе толкают дверь, явно выбило их из колеи.
  Теперь их пятеро и даже места вокруг прозрачной вертушки не хватает.
  - Раз, два, взяли, - командует Алексей.
  - Давай, - кричит Черный.
  Сначала дверь не поддается, скрежещет и ноет под напором пяти пар виртуальных рук. Потом начинает поддаваться.
  - Качай, качай! - орет Кот.
  Миллиметр за миллиметром упрямица начинает сдаваться. Еще несколько толчков - дверь идет легче и легче. И вот уже Кэша выкидывает наружу. Еще одно усилие и вся компания вываливается в палисадник.
  - Все целы, - вопрос Кэша звучит вполне уместно.
  - Все, все, - слышится разноголосый гвалт.
  - А где же Черный, - Татьяна оглядывается вокруг. - Леша, ты его не видишь.
  - Ребята, - голос Алексея звучит странно, - его больше нет.
  Все мгновенно замолкают.
  - То есть даже не так. Больше вы его не увидите. Он теперь часть меня. Я чувствую это, точнее, знаю.
  - Ты меня блин, совсем запутал, что вообще произошло за последние полчаса, говори по порядку, - ершится Кот.
  - Не кипятись. Сейчас объясню. - Улыбается Алексей. - Мне Сашка помог разобраться. Мы с этим Черным всегда были единым целым. А я самого начала был не прав. Я хотел убить его - ведь это закон всех игр, но агрессия порождает только агрессию. А потому и он хотел убить меня, но все дело в том, что он был заведомо сильнее, а потому у меня не было шансов. Но невозможно воевать с собой бесконечно, наступает момент, когда ты больше не в состоянии вести эту бойню. Я думаю, это и есть последнее испытание игры - найти общий язык с самим собой, найти путь, соединить противоположные части своего "Я".
  - Ты хочешь сказать, что эта чертова игрушка сначала показывает тебе твои недостатки, потом заставляет их преодолевать, - дрожащим голосом говорит Кэш. - Но когда все позади, в твоем случае это убийство Черного, она не выпускает игрока до тех пор, пока тот не поймет, что по большому счету преодолеть собственную сущность невозможно.
  - Да, да, - задумчиво продолжает мысль Кэша Кот. - Эта игра оказывается сложнее чем я думал: выходит, для нее важно дать человеку перечень его недостатков, научить его с ними бороться...
  Василия перебивает Татьяна:
  - А потом, так сказать, помирить игрока с самим собой. Принцип очень прост - тот, кто хорошо знает свои недостатки, становится сильнее. И еще, можно сказать, что далеко не все вопросы можно разрешить силой.
  - Это как раз не ново, - резюмирует Алексей, - меня сейчас интересует другое: почему игра все еще не закончилась.
  - Она подбрасывает все новые и новые задачи, - говорит Кэш.
  - И никогда не дает расслабиться, до самого конца, - поддерживает Кот.
  - Что ж будем искать выход, не думаю, что это очень сложно. Главное помнить, все решения должны лежать на поверхности, - добавляет Татьяна. Надо просто внимательно оглядеться.
  - Отличная идея, за одно ноги разомнем, - весело замечает Алексей, - пошли. Он идет в пролом, оставленный чудо-оружием Кэша. За ним следуют остальные.
  Они отходят от здания метром на двести, и тогда становится понятен весь масштаб сооружения, в котором происходили основные схватки игры.
  Верхние этажи здания теряются в синеватой дымке - истинная его высота сооружения непонятна. Хотя здесь, в виртуальности, возможно все, что угодно. Но больше того, строение неограниченно уходит в обе стороны: от горизонта до горизонта. И также бесконечно на право и налево продолжается неприступный глухой забор. Он протянулся без единой лазейки, на сколько хватает глаз. Единственный проем в этой серой змее - брешь, проделанная Кэшем.
  - Мне кажется, этот забор нечто вроде индикатора прохождения, - с сомнением в голосе говорит Кот. - Чем больше в стене дыр, тем больше игроков закончило игру. Не удивлюсь, если по обе стороны от нас бесконечное множество стеклянных крутящихся дверей: у каждого человека своя игра и свой выход из нее.
  - Это мы сейчас мигом проверим, - кричит Кэш, - Вася, дай-ка мне твой чудо-бластер.
  - У тебя же этот, как его, все время забываю, гравитационный анигилятор, - недовольно ворчит Кот.
  - Да он бесполезен, заряд кончился, - орет в ответ Кэш, - я это еще при прошлой атаке обнаружил. Если бы аккумуляторы не сели, тем троим не поздоровилось бы и Сашку тогда бы не вынесли.
  - Ладно, бери уж, - вяло бормочет Кот.
  Кэш принимает из рук друга оружие и мчится назад. Остальные следуют за ним. Когда Алексей, Татьяна и Василий доходят до разлома в стене, в двух коротких боковых перемычках появляются аккуратные отверстия.
  - А ты оказался прав! - довольно вопит Кэш.
  Справа и слева совершенно одинаковые дворики, даже газон имеет такой же запущенный вид.
  - Голова моя еще варит, - изрекает Кот и оглядывает всех взглядом победителя.
  - Замечательно, с ярмаркой тщеславия разобрались, осталось найти выход, - устало подводит итог Алексей.
  - Давайте рассуждать логически, - Татьяна принимает менторскую позу.
  - Давайте! - хором говорят все.
  - Перед нами чистое поле, - продолжает Татьяна.
  - Степь, - поправляет ее Алексей.
  - Не суть важно, главное, что там ничего нет. Правильно, орлы?
  - Правильно, - подтверждают Кот и Алексей.
  - Неправильно, - нарушает миролюбивое согласие Кэш.
  - То есть, - сонно шепчет Кот.
  - А то и есть, дуб, - тихо говорит Кэш.
  - Кто дуб, я? - шепот Василия звучит угрожающе.
  - Вообще-то, ты тоже, но сейчас я имею в виду не тебя, а представителя растительного мира, флоты, по-научному.
  - И правда, ребята, дуб, - говорит Татьяна.
  - И что они сегодня обзываются, скажи Алексей, чем я их обидел, - капризно шипит Кот.
  - Да не ты дуб, вон дуб, - примирительно замечает Алексей. И показывает в сторону гигантского древа, растущего метрах в трехстах.
  - Правду говорят, хочешь что-то спрятать положи на самое видное место, - задумчиво бормочет Василий, - как я его раньше не заметил.
  - А мы его давно приметили, - говорит Кеш, - еще когда я забор ломал. Тань, как ты его предлагаешь использовать. Залезть повыше и осмотреть окрестности?
  - Понятия не имею, пойдем ближе, может быть, станет яснее, - с сомнением говорит Татьяна.
  Они дружно снимаются с места и бредут к дереву.
  - Пошли, горемычные, - вздыхает Василий и плетется вслед за остальными.
  Дуб и вправду оказывается большим, метров пять в диаметре. Он настолько велик, что его нижние ветви начинаются на высоте примерно двадцати метров.
  - Идея с залезанием была явно неудачной, - самокритично замечает Кэш. - Еще предложения?
  - Сжечь, - смачно басит Кот и поднимает бластер.
  - Это мы всегда успеем. - Машет головой Татьяна. - Давайте его обойдем.
  - И день и ночь там кот ученый. Все ходит по цепи кругом, - шепчет Кэш Он знает много стихов. Особенно любит Пушкина.
  - А за кота ответишь, - роняет Василий.
  - Ничего ты не понимаешь в высоком искусстве, - с досадой парирует Кэш.
  - Ох, эстет, тоже мне, - ворчит Кот.
  Они обходят дерево раз, другой.
  - Слушайте, у меня голова кружиться начинает, - бормочет Кэш.
  - Не бывать тебе космонавтом, - отзывается Кот, - присядь, собака ты Павлова. А то еще неравён час испачкаешь нас продуктами своей жизнедеятельности.
  - Ребята, я кажется что-то нашел, - голос Алексея звучит взволнованно.
  Все, включая Кэша, ринулись к месту находки.
  - Видите, - говорит Алексей, когда все в сборе. Он показывает куда-то наверх.
  - Ничего из ряда вон выходящего, - спокойно цедит Кош, - дерево как дерево.
  - А вы, вы видите? - он с надеждой смотрит на остальных.
  - Нет, - вместе говорят Татьяна и Кэш.
  - Так, все ясно, - в голосе Алексея звучит уверенность, - вы не способны это увидеть.
  - То есть как неспособны, - вскидывается Кэш.
  - Вы тут не виноваты, просто игрок я и выход предназначен только для меня. Сашка же говорил, что с помощью его опции нельзя перейти с уровня на уровень.
  - Ты прав, - Кэш огорчен. - Но тогда хотя бы расскажи что видишь.
  - Собственно ничего особенного, я поэтому сразу и не заметил. Выглядит как самое обычное дупло. - Алексей запрокидывает голову и вглядывается.
  - А с чего ты взял, что это и есть выход? - резонно замечает Кот.
  - Да, может это и есть обыкновенное дупло? - поддерживает его Кэш.
  - Во-первых, на нем сверху что-то вроде пленки, скорее даже голограммы - переливается сине-зеленым. - Алексей оглядывает друзей. - Во-вторых, вы дупла не видите, то есть эта информация только для игрока, так как лишь он может переходить с уровня на уровень. Ну и в третьих, я просто чувствую, что там выход, голову готов дать на отсечение.
  - И высоко твое дупло, сам достать сможешь. - Кот с сомнением ощупывает кору дерева.
  - Нет, метра три от земли, если встану на кого-то из вас, то вполне смогу дотянутся, - Алексей виновато смотрит на друзей.
  - Ну как не помочь другу осуществить мечту всей жизни, - весело говорит Кот. - Давай Кэшенька подсадим дядечку.
  - Это завсегда можно, для хорошего человека ничего не жалко, - смеется Кэш.
  Алексей взбирается на плечи кряхтящей под его тяжестью парочки.
  - Встретимся снаружи, - кричит Татьяна.
  - Как только я выйду, вас автоматически тоже выбросит, - объясняет Алексей, - мы же связаны.
  - Да знаем мы, не беспокойся, долго ты там еще, все плечи истоптал, - ворчит Кот.
  Алексей цепляется за край дупла. Несколько раз руки срываются, но в конце концов он подтягивается и залезает одной ногой в узкую щель. Последнее, что он слышит это удивленный голос Кэша: "Ты смотри, там и правда что-то есть".
   Алексей погружается в вязкую, разноцветную тину. Его охватывают всполохи всех цветов радуги. Все претерпевает изменения, колышиться, ходит ходуном, переворачивается с ног но голову. Перед глазами мгновенно полетают сотни образов, лиц: Сашка с его хитрой ухмылкой, растерянное лицо Кэша, ехидные глаза Кота - Василия и, наконец, бездонные, полные неизбывной грусти глаза Татьяны.
   Последнее, что входит в его сознание - отчетливое понимание того, что он забыл сделать нечто важное, чрезвычайно значимое. Алексей пытается вернуть контроль над сознанием, но новая волна разноцветных брызг поглощает его...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"