Абвов Алексей Сергеевич: другие произведения.

Чёрная полоса.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.74*126  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по роману "Земля лишних" А. Круза. *** Есть люди, которым везёт, есть те, кому везёт совсем не всегда. Герою этого рассказа повезло оказаться в другом мире, где живут люди, пересёлённые туда с нашей Земли неким Орденом. Тот мир загадочен, красив, но достаточно суров, там много диких животных и самых разных людей, хороших и не очень. Герою постоянно везёт, но везёт ему попадать в самые разные приключения, выйти из которых живым совсем не просто. Будет много стрельбы, много разного оружия, но не сразу. Попробуйте вжиться в тот загадочный мир, что "по ту сторону ленточки", узнать его людей, почувствать себя одним из них. Постепенно, вместе с жизнью героя этого рассказа.

  Чёрная полоса.
  
  
  Жизнь как зебра - полоска белая, полоска чёрная, полоска белая, полоска чёрная, а где-то там, в конце есть ещё и задница.
  
  
  13 мая 2004 года, Санкт-Петербург.
  
  Я совершенно не помню, как моя жизнь начиналась, мал я тогда был, одним словом. Однако теперь, сидя в камере отделения милиции с разбитым лицом и несколько отбитыми внутренностями, уже могу чётко сказать, как моя жизнь закончилась. Нет, она ещё совсем не закончилась, но тут уж к гадалке не ходи, недолго на этом свете побуду. Потрепыхаюсь ещё немного и всё, судя по тем бумагам, которые меня вчера уговаривали подписать, с такими фактами биографии долго не живут. Вернее - это смотря кто. Кто-то живёт, а на ком-то делают статистику. Вот ведь попал-то, дурень.
  
  Мои неприятности начались чуть больше года назад, когда дражайшая супруга подала на развод. И ведь совсем не красавица-баба, а туда же, красивой жизни ей хочется. Да не с таким 'уродом-пролетарием', по её словам, как я, у которого ни среднего 'мерса', ни понтового 'лексуса' нет и никогда не будет. Ну не вор и торгаш я, а простой и честный работяга. Нет, не очень уж простой, но действительно честный, даже с завода при советской власти ничего не таскал, всё как-то сам. Хотя нет, вру, по мелочи что-то было, впрочем, это были совсем мелочи, по сравнению с другими. Сторонние заказы, естественно, брал, руки откуда надо растут и голова имеется, любую механику и любую электрику могу делать, с оптикой не то что на уровне гения, но разбираюсь, компьютеры и прочее тоже, но всё или дома или в гараже, и все деньги в дом, всё ей, суке вздорной. А теперь она меня решила променять на какого-то айзера. Вот ведь идиот, отпустил её одну отдыхать в Египет, всё работа, работа, некогда мне самому отдыхать. Да и жару я, если честно, психологически плохо переношу, чтобы по югам кататься. Нашла она там себе хахаля, тоже здешнего откуда-то из Москвы. И дочку, сука, туда теперь тянет, вот этого ей не прощу никогда. Пусть сама по мужикам таскается, подстилка чурекская, а ребёнка нефиг портить. Эх, просто зло берёт, как обо всём этом думаю, на душе так паскудно, что в жизни никогда словами не выражался.
  Что теперь поделать, сам ведь во всём виноват, если хорошо подумать. Жена на пять лет моложе меня, да и внимания всегда ей хотелось, вместе с деньгами, естественно. А где я эти деньги беру и сколько на их заработок времени уходит, ей как-то и неинтересно было. Мои мол проблемы.
  
   Далее был сложный бракоразводный процесс, который оставил меня буквально в одних штанах. Квартира и машина отошли ей, гадине. Тут я сам идиотом был, понадеялся на неё, когда оформляли приватизацию. Благо это действительно её родителей квартира была изначально, мою двушку почти в центре Питера мы продали, а на вырученные средства сделали евроремонт её трёшке и купили неплохой домик в пригороде для её родителей, чтобы освободить квартиру для нас. Мои родители в Нижнем Новгороде живут, я и сам оттуда родом. После института и службы в войсках, я поступил на завод ЛОМО инженером. Просидел полтора года в заводском КБ, а потом ушел в работяги, им денег больше платили и квартиру быстрее давали. А мне-то что, я и руками и головой хорошо работаю, а тут новое оборудование, станки забугорные с программным управлением в дело пошли. Вот и стал я по их части специализироваться. Тут интересная механика и всё остальное, два года программирование осваивал, особенно всякие контроллеры, интерфейсы и промышленные протоколы. Станки-то наши закупили, уж как прошли через тамошние ограничения на торговлю с СССР, не знаю, а запчастей хрен. Станки периодически ломаются, как и всё так или иначе созданное руками человека, а заменить вышедшее из строя нечем. Приходилось что-то своё хитромудрое выдумывать, на место сдохшей буржуйской электроники. Пусть места больше занимает, но работает, а главное, понятно как, в отличие от того, что намудрили немецкие инженеры-конструкторы. Интересно, они там сами хоть понимают что делают? Столько лишнего накрутили, столько имеющихся ресурсов не используется, а вот нормального резервирования и запаса прочности нет. Набрался я всякого разного опыта тогда, меня потом в командировки с похожими проблемами по всему Союзу гоняли. Хорошо хоть денег платили и хату вне очереди дали. Купил машину вне очереди по заводской разнарядке, и стал совсем видный молодой мужчина в славном городе Ленинграде. Вот и клюнула на меня будущая супруга-изменщица. Эх, молодость, молодость, что же я сразу её сучью сущность не разглядел-то? Но теперь поздно жалеть...
  
  Но беда не приходит одна, едва я разобрался со своей теперь уже бывшей, как начались проблемы с работой. Уже два месяца как я стал безработным. Сокращение штатов у них, понимаешь, нет бы контору со всей бюрократией сократить, этих наоборот, ещё больше набрали, а нас, работяг, на улицу. Хорошо хоть выходное пособие заплатили, не очень много, как хотелось бы, но хоть так, пока перебиться можно, не сильно напрягаясь отсутствием денег. Деньги, впрочем, у меня были, так как хватало своих заказов. Можно было даже задуматься над идеей собственного бизнеса, мастерскую какую открыть, благо для этого почти всё имеется, но я себя знаю, не потяну всю эту официалку. Общение с государством и всё прочее, никаких нервов не хватит. Можно халтурить неофициально, но тут тоже делиться придётся. А вот в том, что заработаю ещё и на партнёра, который всем этим займётся, или на бандитскую крышу, я был далеко не уверен. Сидеть же сложа руки или перебиваться мелкими заказами не в моём духе, хотелось восстановить нормальную жизнь, женщину, наконец, другую найти, я же ещё вполне полноценный мужик. Раньше на меня женщины сами бросались, нет, вру, конечно, не бросались они, но как-то вот так случайно оказывались рядом, не особо надолго задерживаясь из-за моего неспокойного образа жизни, пока я не женился. Уже месяц я активно искал работу, но по моей основной специальности сейчас мало предложений. Заводы на ладан дышат, производить у нас, видите ли, невыгодно. Требуются всякие охранники, да адвокаты, всякий обслуживающий нынешних хозяев жизни персонал. Я бы туда может и пошел, но противно. Ещё можно пойти к фирмачам на автозавод, там есть целый список вакансий. Однако они там предлагают только у конвейера стоять, тупо гайки крутить, и без особых перспектив. К оборудованию они только свой, забугорный персонал подпускают. Да и платят не то чтобы очень хорошо. Были неплохие варианты ехать в другие города, в ту же Москву, к примеру. Там работы пока хватает, но я уже привык к своему Питеру и не очень хочу его на что-то менять. Разве что если совсем туго станет. Не думаю, что окажусь совершенно никому не нужным. И вот вчера в интернете я нашел приглашение на работу в автосервис по всяким иномаркам, у них там всякой электроники много стало, а разбираться с ней некому. Как раз по моему профилю работка, с неплохими деньгами и богатыми перспективами. Сходил, поговорил с потенциальным работодателем, мы понравились друг другу, тот сказал, чтобы я что хоть завтра выходил на работу, этой самой работы непочатый край. Даже аванс предлагал выписать в честь удачного трудоустройства, но я отказался. Не хорошо это брать деньги до работы, плохая примета. Вот тогда я даже успел подумать, что наконец, кончилась эта затянувшаяся 'чёрная полоса' моей жизни, ага, сейчас, кончилась 'чёрная полоса', да началась полная 'задница'. На обратном пути от нового места работы к дому всё и произошло...
  
  Скрипнула заслонка глазка камеры, похоже, за мной пришли.
  В этот раз меня даже совсем не били по дороге в кабинет местного опера и вели очень аккуратно, странно...
  -- Ну, заходите, Василий Петрович, - за столом в кабинете сидел крепкий мужчина лет сорока с короткой стрижкой и очень живыми серыми глазами, смотревшими на меня с некоторым сочувствием, - что же вы так, голубчик, подставились-то по глупому, - с явным сожалением в голосе произнёс он, указывая мне на стул.
  За нами закрыли дверь, в кабинете никого больше не осталось. Внутри у меня было полное равнодушие и даже реальное спокойствие. Нет, я не собирался смириться со своей судьбой, однако пока не представлял, что ещё могу сделать.
  Интересно, что будет в этот раз? Если вчерашние опера были 'плохими полицейскими' из голливудского кино, пытаясь заставить меня подписать нужные им показания, то этот, стало быть - 'хороший полицейский', и меня сейчас начнут уговаривать сделать всё то же самое миром. Вчера били 'демократизаторами' (милицейская резиновая дубинка), не очень сильно били, надо отметить, но весьма чувствительно и со знанием дела, а сегодня будут давить морально? Пообещают держать в камере без соседей-уголовников, сократить будущий срок и всё такое, даже если сами прекрасно знают, что я совершенно ни в чём реально не виноват?
  -- Итак, - начал свою речь нынешний хозяин кабинета, - я следователь по особо важным делам Петров Сергей Степанович, теперь я буду вести ваше дело.
  -- И что вы напишите в этом деле, опять предложите подписать всё то, что мне тут вчера так настойчиво предлагали? Не подпишу, что хотите, то и делайте! - я почему-то совершенно не сомневался в себе, и своих силах противостоять милицейскому произволу, хотя это, скорее всего, была всего лишь такая психологическая защита.
  -- Нет, не предложу..., хотите курить или чаю? - следователь положил на стол пачку сигарет и зажигалку, тон его голоса не внушал страха, и был реально дружелюбен, что я успел отметить про себя.
  -- От чая не откажусь, а вот курить, никогда не курил.
  Да и вообще запах сигарет всегда вызывал у меня раздражение. Однажды в детстве мне совсем мальцу старшие подростки дали затянуться цигаркой, я долго кашлял и с тех пор ненавижу табачный дым.
  -- Ладно, - сказал следователь, включив электрический чайник, стоящий на подоконнике, - сейчас поспеет, подождите.
  Пять минут мы сидели молча, потом закипел чайник и Сергей Степанович налил два стакана кипятка себе и мне, кинув в них заварные пакетики 'липтона' и по паре кусков сахара. Явно следователь не первый раз бывал в этом кабинете местных оперов, знал где тут всё лежит. Я взял в руки стакан в алюминиевом подстаканнике, размешивая жгущей пальцы алюминиевой ложечкой сахар, постукивая ей по краям стакана. Пить мне действительно хотелось, в милиции меня поить и кормить пока ещё никто не собирался.
  
  -- Ну вот, теперь можно говорить о вашем деле, - следователь устало вздохнул, как бы показывая, как же ему надоело заниматься такими делами и такими подследственными как я.
  -- О каком таком деле, - я решил попробовать покачать права, коли прямо сейчас побоев не ожидается, - неужели вы не видите, что моей вины ни в чём нет? - попробуем покачать права, раз меня явно не прессингуют, может чего расскажут случаем.
  -- Хм, вы правы, Василий Петрович, вины вашей действительно нет, но есть ответственность в силу некоторых обстоятельств. Просто по факту возникновения этих самых обстоятельств, тут уж ничего не поделать.
  -- То есть как так, ничего не поделать?
  -- А вот так. Вы хоть представляете, кого вы вчера убили?
  -- Я убил? - у меня упал голос, и задрожали руки.
  Впрочем, да, могло такое быть, там всё так быстро получилось, нападавших на меня подонков было пятеро, и двое из них были с ножами. Им-то и перепало в первую очередь. Просто на одних рефлексах сработал, как в армии научили. Я не то что бы какой борец, однако, смолоду умел за себя постоять, да и дрались пацаны нашего района часто. И в армии, когда нечего было делать, да-да, для нас, 'пиджаков', такое иногда было реально, учился наносить вред чужому здоровью. Мы тогда лётчиков обслуживали, новую технику в Афганистан на испытания отправляли, а сами мы шли в комплекте с ней. Вот и натаскались вместе с десантниками, дислоцированными при авиабазе. Понятное дело, десантура на нас смотрела свысока, мы им не чета, но поскольку постольку вместе с ними могли в бою оказаться, нас тоже стрельбе и рукопашке учили. Не особо тщательно, просто чтобы нас постоянно охранять не требовалось. А марш-бросками по окрестностям аэродрома так вообще конкретно достали, хорошо, что я силой и здоровьем не обижен, дыхалка хорошая. Ко всему прочему технический персонал учили тому, что делать, если случайно оказался в боевой ситуации. При нападении врага на аэродром, к примеру. Тут и общие принципы выживания под огнём, и методы отражения атаки агрессоров подручными средствами, короче, гоняли нас прилично, до сих пор вспоминаю с некоторой благодарностью. Благодарностью за хорошее развлечение, а не шагистику на плаце, как было по армейским рассказам у некоторых. Это я сейчас так об том вспоминаю, а тогда без мата обо всём этом 'учении' даже не думал. Эх, воспоминания, воспоминания, а сейчас вот она, боевая ситуация...
  
  -- Да, Василий Петрович, вы действительно убили, - поставил окончательную точку следователь. - Причём двоих, ещё один молодой человек навсегда останется инвалидом, у него смещённый перелом позвоночника, а не шеи, как у первых двух. Иначе бы на вашей совести уже три жмура было. Оставшаяся парочка тоже нескоро из больницы выйдет. Ловко вы их раскидали, однако, учились где или в борцовскую секцию ходили?
  --Нет, не ходил, так, немного армейского опыта, да и с друзьями-охотниками иногда тренировались. А там ребята военные, вот и нахватался отовсюду понемножку.
   Вроде бы мой голос был твёрдым, но внутри было гадостно. Если на мне реальные трупы, чего я сразу не заметил, больно быстро меня захомутали, то получается всё хреново...
   -- Они же ведь первые напали и с ножами были, я всего лишь отбивался... - уж не знаю к чему сказал я.
  -- Я знаю, - кивнул мне следователь, - мы просмотрели видеозапись с камеры наружного наблюдения на бензоколонке, где всё очень хорошо было видно. Да и свидетели нашлись, которых подкупить не успели.
  -- Тогда в чём меня обвиняют?
  -- Пока всего лишь в превышении пределов допустимой обороны, но это для вас не самое важное, - как-то изменившимся твёрдым тоном сообщил мне Сергей Степанович.
  -- А что же тогда важное? - я как-то слишком сильно возмутился такому предложении. - Их было много, ещё с ножами, что мне было делать? Даже сбежать бы не успел. Неужели предлагаете в таких случаях добрыми словами отговариваться? Или вы думаете перед подонками надо раскрывать карманы и отдавать кошельки, чтобы не дай бог кто из них не пострадал? - возмущение у меня достигло максимального напряжения, я даже вспотел.
  -- Я же говорю, для вас это не важно, важно то, кто от вас пострадал..., - так же спокойно продолжил следователь.
  -- Думаю, уличная шпана, гастролёры залётные, не одного же русского лица не видел, - я немного сбавил обороты, но всё равно был во взведённом состоянии.
  -- Если бы это было так, вас бы уже давно отпустили. Даже извинились, наверное. Но, увы, так не получится, - Сергей Степанович глубоко вздохнул ещё раз.
  -- Что мешает? - ситуация меня снова начала раздражать.
  Хотя мне такое эмоционирование совсем не свойственно, видимо сказывается бессонная ночь в камере.
  -- Мешает не 'что', а 'кто', - теперь следователь взял уверенный тон институтского лектора, предлагающего мне прописные истины. - Один из погибших, сынок очень влиятельных в городе господ. Очень влиятельных господ, они к мэру дверь пинком открывают, не стесняются. Другие тоже детки не из последних. У этих молокососов хобби было такое, таких как ты лохов периодически щупать, и ножичком немножко щекотать, развлекались они так. Про девок вообще не говорю. На них у нас целая куча заявлений от пострадавших лежит, а сделать ничего не можем, уже не первый год как. Вот и доразвлекались они, повстречав тебя на свою голову, до этого им-то всё с рук сходило, совсем обнаглели. Могу тебе спасибо сказать от всего нашего отдела, избавил ты почти нас от большой головной боли. Однако их родители тебя живым теперь не отпустят, у них кровная месть в чести. Нет тебе больше жизни ни здесь, ни в тюрьме, везде достанут, с их-то деньгами и связями. Тут рядом с отделением две машины с их людьми стоят, тебя ждут. Тебя даже в СиЗо (следственный изолятор) везти опасно, там сразу и кончат. Но есть один выход..., -заговорщицким тоном заметил Сергей Степанович.
  -- Какой? Самому с горя повесится что ли? - я внутри ещё продолжал кипеть, что сказывалось на моих ответах.
  -- Нет, вешаться пока не обязательно.
  Сергей Степанович подошел к двери, открыл её, посмотрел в коридор и снова плотно её закрыл, взяв стул и сев рядом со мной, а не как раньше за столом напротив.
  -- Тут такое дело, только ты сразу не удивляйся, мы можем тебя хорошо спрятать..., - тон следователя стал ещё более подозрительным.
  -- Интересно где? На двух метрах под землёй? - я совсем не был склонен к оптимизму в этой ситуации.
  -- Глубже, гораздо глубже, на такой глубине, куда никто никогда не докопается, - следователь перешел на шутливый тон, впрочем, мне сейчас было сосем не до шуток.
  -- Чем дальше, тем интереснее, - поддержал его весёлое настроение я, про себя лихорадочно перебирая возможные для меня варианты выжить в этой заварухе.
  -- Значит так, - тон голоса Сергея Степановича стал строг, - повторю, не удивляйтесь тому, что я дальше скажу, это правда. Итак, мы имеем возможность отправить вас в другой мир, который вроде бы как похож на наш, но реально другой. Требуется только ваше согласие.
  Вот это да. Тут хоть стой, хоть падай от таких новостей. Другой мир. Фантастика. И ведь таким тоном сказано, что не верить нельзя. Правду говорит следак. Да и на 'вы' перешел неспроста.
  -- У меня есть какой-либо другой выбор?
  -- Думаю, что нет. По крайней мере, я бы на вашем месте соглашался на моё предложение. Здесь вы точно покойник, а там - как получиться. Проход туда только односторонний, и там вам гарантируется новая жизнь. Про то, что осталось тут никто никогда не вспомнит, если вы того сами не захотите. Да и нас от проблем избавите.
  -- Только от проблем? - что-то мне не верилось в полную искренность сказанного.
  -- Признаюсь вам честно, не только. Скажу начистоту, за вашу голову, естественно, отделённую от тела, назначена неплохая награда. Очень неплохая. Кем - сами догадайтесь. И если вы уедете отсюда в чёрном мешке, а потом навсегда исчезните - она достанется мне и моим людям. Ничего личного, просто бизнес, нам тоже жить как-то надо, а официальная зарплата сами догадайтесь какая. Но вы при этом останетесь живы, иначе я бы с вами просто не говорил. Так годится?
  -- И что мне теперь делать? Вещей, как я понимаю, из дома взять не получится? - я почему-то поверил Сергею Степановичу и немного успокоился.
  Если уж отправляться в новый мир, то как-то не хочется это делать с пустыми руками. Взять бы чего полезного из квартиры. Инструменты, ноутбук, одежда, охотничье ружьё, карабин, прицелы, куча охотничьей одежды, и ещё патроны, лежащие в сейфе с оружием. Хоть квартирка и съёмная, но запасов там хватало. Да и в гараже, что мне остался при разводе, тоже было немало.
  -- Не получится, увы, хотя по идее таковая возможность есть, - категоричным тоном заявил следователь. - Просто, как я вам уже сказал, за отделением наблюдают. И за вашей квартирой, скорее всего. А потому сейчас просто я вас отведу в камеру спать, а утром вас отвезут в пункт пересылки в другой мир. Дальше вы уже сами, я, признаюсь, сам до конца не знаю, что там, по ту сторону. Но народ туда едет, даже добровольно, а не так как вы, не имея другого выхода. Впрочем, большинство именно такие как вы, кто в этом мире вдруг случайно или не случайно оказался лишним.
  Вскоре меня отвели обратно в камеру, где я быстро и благополучно уснул, свернувшись калачиком на жесткой лежанке. Внутри всё болело, и сон был единственно доступным мне лекарством.
  
  
  Утром я с трудом проснулся оттого, что меня кто-то сильно тряс за плечо. Обернувшись, я увидел усталое и немного осунувшееся лицо Сергея Степановича. По нему было хорошо заметно, что он в эту ночку так и не прилёг.
  -- Вот, тихо и без суеты залезайте в мешок а потом не шевелитесь, когда вас будут выносить, - он положил на пол чёрный свёрток, - не переживайте, не задохнётесь, здесь хватает дыр.
  Попытки активно шевелиться отозвались лёгкой болью в отбитых потрохах, хотя они уже так сильно не беспокоили меня как вчера. Я сумел как-то неуклюже запихнуть себя в 'спальник' специально для тех, кто спит вечным сном. Затем в камеру вошли двое, застегнули молнию на мешке, и положили меня на носилки, которые стали выносить наружу, а потом затолкали, судя по звуку, в кузов автомобиля, хлопнув дверью. Я же расслышал приглушенный голос, однако его нерусский акцент был весьма заметен: '- Это он, да, дай мне посмотреть', ему отвечал голос следака: '- Здесь камеры стоят, всё пишут, обойдёшься, Ахмет, нам незачем зря светится, тело не найдут, не сомневайся'. Хлопнула ещё одна дверь и машина тронулась в путь. Думаю, не самый последний для меня путь, хотя очень похоже. Ведь очень плохая примета ехать ночью, в лес, в багажнике..., и даже если не ночью и не в багажнике, а в кузове и всего лишь в пакте для перевозки трупов. Примерно через час с небольшим, машина заехала в какой-то большой ангар, судя по эху от работающего движка. Совсем рядом была железнодорожная станция, звук тормозящей, а потом разгоняющейся пригородной электрички сложно с чем-то спутать. Хлопнула дверь, и меня вынесли из машины, открыв мешок, в котором я уже успел запариться.
  -- Вот мы и приехали, - несмотря на хмурый вид, Сергей Степанович был бодр и даже несколько повеселел. - Держи от нашего отдела подарок, - он протянул мне автомат АКС-74У и четыре набитых рожка на сорок пять патронов к нему, - говорят там, на той стороне, что-то типа 'Дикого Запада' и без оружия никуда. Это из наших запасов, неучтённый ствол, так сказать. Может вам и пригодится. И вот ещё пара ваших фоток, они сейчас на документ потребуются.
  На этих фотках я был запечатлён, в том виде, как меня доставили в отделение. С ними хорошо поработали фотошопом, убрав синий бланш вокруг правого глаза. Ну и на том спасибо, всё же как-то неправильно с битой рожей на документы фотографироваться, примета плохая. А то получится оправдать поговорку, что де некоторых 'постоянно бьют по морде, а не по паспорту'. Паспорту ему что, он всё стерпеть может.
  
  К нам подошел молодой человек в пиджачке и галстуке, молча поздоровался за руку со следователем, и обратился ко мне
  -- Как вас записать на документ?
  -- Не понял, что фамилия имя, отчество?
  -- Как хотите и какие хотите. Вы можете взять себе любое имя по своему желанию. Это ваше право.
  -- Хм..., ладно, давай пусть будет Ветров Алексей.
  Это было имя и фамилия моего старого друга, который два года назад погиб на охоте. Погиб случайно и по-глупому. На стоянке машин у другого левого охотника упало заряженное ружьё в чехле. И картечина попала моему другу в голову, а я рядом стоял, меня его кровью окропило. Я тогда неделю из запоя выйти не мог, хотя я не употребляю спиртного вовсе. Наверное именно с того времени и начались мои неприятности в этом мире, хороший был мужик Алексей, и чертовски везучий вплоть до того самого момента. Хотя и на тот момент можно посмотреть двояко. После его похорон, от его жены я узнал, что врачи у него нашли какой-то рак, а он только отмахнулся от этого, даже не предполагая лечится. Мол, как судьба даст - так и будет. Так что ему реально повезло и со смертью без страданий и долгих лечений. Раз ты был, мгновенье - и тебя уже нет. Но мы с ним многое вместе прошли по жизни и по охоте, мне его очень не хватает с тех пор. Пусть теперь хоть так о нём память сохранится, и может мне часть его былого везенья перепадёт.
  
  Молодой человек взял у меня фотографии и удалился. Буквально через пять минут он вернулся с пластиковой карточкой размером с кредитку, с одной стороны была моя фотография, написано имя и фамилия по-русски и по-английски, а с другой стороны была голограмма в виде пирамиды с глазом посередине в круге, явно срисованной с однодолларовой купюры. Если мне не изменяет память, то этот символ вроде как был у масонов, хотя, по идее, глаз в пирамиде изначально - это символ Бога. Фига себе тут организация, куда я, спрашивается, попал..., но задавать глупые вопросы не буду, потом сам разберусь, если получится.
  -- Так, это теперь ваш новый паспорт. Какие вещи у вас с собой имеются? - блин, как менеджер за гостиничной стойкой чешет.
  -- Да, в общем, никаких, вот разве что подарок, - я поднял автомат за цевьё, и ещё магазины с патронами.
  -- Хорошо, оружие только уберите куда-нибудь, чтобы наша охрана не волновалась, а то был тут у нас недавно случай...
  Я пожал плечами, куда я уберу автомат, у меня даже сумки нет, но эту проблему решил Сергей Степанович. Он достал из машины чёрный пластиковый чемоданчик-дипломат, открыл его, вытряхнув оттуда на сиденье пачку каких-то бумаг, и протянул его мне.
  -- Берите-берите, вам пригодится, а у меня ещё есть.
  И заодно достал из машины ещё пару увесистых свёртков.
  -- Вот, держите ещё гранаты, тут пара лимонок (ручная граната Ф-1) и пара РГД-шек (граната РГД-5), вчера ночью наркош-тогровцев наши ребята взяли, тут и очередная неучтёнка случайно образовалась, наркошам и без оружия на долгий срок хватит, а вам, может, и в дело пойдёт, подкинете хорошим людям при случае, коли не жалко станет.
  Я сложил оружие и свёртки с гранатами в чемоданчик, сверху положил свой помятый пиджак, тут было тепло, а так хоть греметь не будет при переноске.
  -- Если у вас больше ничего нет, - снова подал голос молодой человек в костюме, - прошу следовать за мной.
  Мы вышли из ангара и прошли во двор. Снаружи это заведение оказалась обычной товарной железнодорожной станцией. Справа от нас стоял состав из коричневых крытых вагонов. Подтверждая мои догадки, молодой человек решил меня просветить.
  -- Не удивляйтесь, здесь у нас грузовой терминал, мы отправляем туда, - он махнул рукой в сторону вагонов, - много всяких разных грузов. Тут и по железке издалека везут, и много чего идёт напрямую из порта. Но не беспокойтесь, пройдёте вместе с грузом, никаких проблем. Вы главное ничего не бойтесь. Когда будете проходить зеркало, просто замрите и не шевелитесь, даже дыхание задержите. Тогда всё пройдёт гладко. С той стороны вас встретят, и дальше всё будет хорошо. Понятно в общих чертах?
  -- Понятно.
  Я был уже совсем внутренне уверен, что всё это правда, что есть тот самый 'другой мир', и что там всё будет хорошо, как в волшебной сказке. А автомат и гранаты в чемоданчике ещё больше придавали мне уверенности. Хотя, если признаться самому себе, как раз мне всё было непонятно и ещё немного страшно. Вроде бы уже ничего не должно пугать, но проклятая неизвестность...
  -- Ещё раз напомню, как будете проходить зеркало, замрите. Это самое главное. Остальное решите уже там, по ту сторону, - повторил мой сопровождающий уже ранее высказанную мысль, наверное важно.
  
  Вскоре мы обогнули товарный состав, перешли через пути, и зашли через неприметную железную дверь в большое кирпичное здание, снаружи больше всего напоминающее какой-то склад. За дверью был небольшой тамбур, где сидел охранник с таким же, как у меня 'укоротом' (автомат АКС-74У) на ремне, перед большой стеной с мониторами, показывающими картинку с внешних камер наблюдения. Самих камер, я, кстати, на территории не заметил, скорее всего напихали тут в разных местах 'пинхолов' (скрытые малогабаритные видеокамеры с объективом в виде маленького отверстия). Он кивнул нам на следующую дверь, 'проходите, мол, дальше, не задерживайтесь'. За второй дверью был длинный широкий коридор с одного бока заставленный деревянными ящиками на деревянных поддонах под вилочный погрузчик. Мы прошли дальше и вошли в большое темноватое помещение, где располагалась какая-то странно гудящая установка. Больше всего она напоминала обычный погрузочный конвейер, начинающийся около одной из стен и заканчивающийся большой металлической аркой, крашенной в шаровую краску. По конвейеру быстро двигались металлические поддоны с большими коробками и металлическими ящиками, которые бесследно исчезали в колыхающемся сером зеркале в арке. Тут же рядом стояли два электропогрузчика около большого штабеля других ящиков, дожидающихся своей очереди.
  -- Ну, вот, это именно так и выглядит, - мой сопровождающий показал рукой на последний ящик, скрывшийся в зеркале, после чего оно мигнуло и пропало. - Сейчас поставят новый поддон, для вас организуют кресло, и вы поедете вперёд к новой жизни.
  -- А что там за жизнь-то? - я всё ещё пребывал в полном обалдении и пялился на конструкцию с аркой, всё никак не мог принять, что это вот и есть настоящие ворота в другой мир.
  -- Если сказать правду, - молодой человек поправил галстук на шее, - то тут об том мире никто толком ничего не знает. Вроде мир как наша Земля, живут люди, правда, мало их там, груз туда гоним, климат вроде как тёплый, зимы не бывает. Да, ещё опасно там, звери дикие и всё такое, а в остальном вполне себе можно жить, даже города есть. И наших людей там хватает.
  -- А что есть и не наши?
  -- Наш Орден там со всего мира народ собирает, откуда только людей нет, ну это вы сами на той стороне увидите, совсем недолго осталось.
  -- И оттуда никто не возвращался разве? Вы-то тогда откуда всё это знаете?
  -- Никто не возвращался, правда, дорога только в один конец, разве что есть связь. Некоторые даже домой умудряются оттуда звонить, это дорого, но кому очень надо - тот и денег найдёт.
  -- Так там ещё и деньги в ходу, а у меня ни копейки с собой нет, - сокрушенно вздохнул я.
  Деньги-деньги, всё вокруг да ради денег. Ради них, проклятых. Разве это жизнь?
  -- Ничего страшного, - 'менеджер по сопровождению путников в Новый Мир', решил успокоить меня, - таким как вы, не имеющим с собой никакого имущества и денег, наш Орден выплачивает пособие на обустройство. Я не знаю сколько, но вроде как месяц прожить можно, пока не найдёшь куда пристроиться. Ладно, вот и ваша очередь грузится, сами всё узнаете, короче.
  
  Двое рабочих быстро погрузили на конвейер очередной грубо сваренный из металлопроката поддон, на который впереди поставили жесткое пластмассовое кресло оранжевого цвета. Его металлические ножки чётко вошли в упоры на поддоне, если захотеть его сдвинуть с места, сидючи на нём - ничего не получится. Видимо, не первый раз так делают, коли конструкцию специально подготовили. Я посмотрел в сторону и заметил целый стеллаж таких оранжевых кресел, стоящих у дальней стены вертикальной стопкой. Всё правильно, как им ещё пассажиров переправлять-то? Сзади кресла на поддон рабочий на погрузчике сноровисто поставил большой ящик, типа - 'нечего месту зря пропадать'.
  -- Итак, залезайте на ваше место и ждите, когда конвейер поедет, - молодой человек помог мне забраться на платформу и устроиться в кресле, чемоданчик я положил себе на колени. - Как я уже говорил, при проходе зеркала замрите и не дышите, это займёт всего пару-тройку секунд, не беспокойтесь.
  'Менеджер' спрыгнул с платформы, а я стал внимательно смотреть в сторону арки, затаив дыхание от внутреннего напряжения. Когда ещё в жизни приходилось покидать этот прекрасный мир, в котором для меня почему-то больше не было места. Пока ничего не происходило, и я видел лишь обшарпанную кирпичную стену за ней. Вскоре от арки послышался нарастающий писк, который постоянно менял частоту и очень быстро перешел в ровное гудение. По краям зазмеились небольшие синие молнии и резко возникло то самое колыхающееся зеркало во всю площадь арки. В тот же момент конвейер тронулся, и меня быстро повлекло вперёд к жидкой подвижной ртути. Я ещё не успел рассмотреть своё кривое отражение, как мои ноги скрылись в зеркале, а затем я и весь нырнул в него. Переход ощутился мной как холодная вода, всего одно мгновение, словно при прыжке с вышки, а затем ощущения резко сменились жаром ударившего в меня горячего воздуха уже на другой стороне ворот.
  
  
  Первый день в Новом Мире. Территория Ордена, База по приему переселенцев и грузов "Россия".
  
  Едва я восстановил задержанное дыхание, вдохнув жаркий воздух полной грудью, как сзади раздался громкий хлопок. Платформа резко остановилась, и меня бросило вперёд на остановившийся конвейер, чемоданчик с оружием выскользнул из рук и отскочил немного вперёд. Помещение, где я очутился, сотряслось как от мощного взрыва бомбы где-то совсем рядом, и его озарила ярчайшая вспышка несколько секунд спустя. Мои глаза спас чемоданчик, о который я приложился лицом при падении, и едва не сломав себе нос, я резко зажмурился. В глазах что-то сильно рябило и сверкало, но боли я совершенно не чувствовал, лёжа на круглых роликах конвейерной ленты.
  Кто-то вдруг громко закричал мне '- МУЖИК, БЕГИ!!!'
  Не успев ничего сообразить, я подхватил свой единственный багаж за ручку и бросился в сторону выделяющегося светлого прямоугольника двери, куда передо мной промелькнули три тёмные тени бегущих людей. Едва я вырвался на яркий свет улицы, сделав буквально один шаг наружу, в спину ударила волна воздуха, легко подхватившая моё совсем немаленькое тело, и бросившая его через несколько метров на пожухлую траву. Сзади прогремел очередной взрыв, а рядом со мной с громким криком упал человек, весь объятый пламенем с ног до головы. Чисто на одних рефлексах я тут же прыгаю на него сверху, своим телом перекрывая доступ кислорода, иначе не потушить. Было уже такое один раз, в армии, вытекла горючая жидкость из пробитого трубопровода и вспыхнула от электрической искры, веером разбрызгиваясь в разные стороны. А там рядом мой напарник Лёха работал, его тогда едва удалось потушить, также накрывши собой. Большое ЧП было, неделю потом командиры разбирались и всем втыки ставили.
  Едва я успел почувствовать, как меня обжигает горячее пламя, как сверху меня окатывает холодом от углекислотного огнетушителя, раструб которого направил на нас кто-то третий. Пламя сдуло, но тут пришла следующая взрывная волна, сам взрыв я не услышал, похоже оглох. Над нашими головами пролетела и упала в трёх метрах какая-то конструкция, ранее бывшая стеной ангара, где я появился в этот мир. Я оглянулся назад, и не увидел ничего, кроме стены огня, а в небо уходил высокий чёрный столб дыма. Подобрав лежащий рядом чемоданчик, я сноровисто пополз подальше от огня, его жар уже невозможно было терпеть. Рядом со мной активно работали локтями ещё двое. Так и не успевший обгореть мужик полз быстрее всех нас впереди, скрывшись за углом бетонного ограждения, куда мы последовали вслед за ним. Там-то, наконец, проползя метров тридцать, мы и остановились, тяжело дыша, как загнанные кони, привалившись спинами к забору. Вокруг выли визгливые сирены, но взрывов больше не было, и меня постепенно начало отпускать от переизбытка адреналина в крови. Я ведь даже не успел заметить, когда этот 'адреналин' включился, всё произошло слишком быстро. Сильно порадовался, что всё же не оглох, так как прекрасно слышал шум недалёкого от нас огня, в котором с характерным треском взрывались патроны в ящиках, и далёкие отсюда крики людей, явно не спешивших тушить горящий пожар.
  Оглядел своих спутников, сидящих рядом со мной, повернув голову сначала в одну, затем в другую сторону. Закопченные, в порванной одежде техников, тот, кто горел и кого я накрывал собой, был в какой-то военной форме, теперь уже сложно сказать какой из-за её черноты и дырявости. Осмотрел и себя. Ну что сказать, из одежды у меня остались только трусы, носки и пиджак в дипломате. Остальное даже на тряпки не годится, слишком грязное, да ещё рваное, и ко всему этому, ещё некоторыми местами подгоревшее.
  
  -- Да, мужик, повезло тебе, - обратился ко мне один из, как я посчитал, техников. - Красиво бабахнуло, даже радуга несколько секунд в воротах была вместо зеркала.
  -- И часто у вас тут так 'бабахает'? - спросил я его, постепенно унимая адреналиновую дрожь в руках.
  -- Нет, на нашей базе 'Россия', такое вообще первый раз. Поговаривали, лет пять назад что-то подобное было на 'Северной Америке', но там не пойми что, то ли груз взорвался сам по себе при переходе, то ли силовой кабель загорелся. А тут произошло явление, о котором можно было представить лишь теоретически.
  -- Хорошие тут у вас теории, - я пытался отскоблить черноту со своих рук о штаны, всё равно выкидывать, - чуть не поджарили заживо.
  --Уж, какие есть теории, вот представь, как оно должно было быть, в теории этой... Одновременные синхронные мощные вспышки на солнце там и тут, синхронные, заметь, и это во время открытия канала для тебя. Секундой раньше - ничего бы не произошло, прошел бы ты без всяких проблем, а канал схлопнулся потом. Секундой позже канал бы просто не открылся и всё. Подождал бы ты с той стороны, пока магнитные бури закончатся. А тут такое совпадение неблагоприятных факторов, но и это ещё не всё, по идее такого не должно быть вообще, возник портальный резонанс, энергия пошла не в канал, как обычно, а из него. Что толку, что сработала система защиты и отрубила питание, пока канал не схлопнулся сам по себе сюда пёрло и пёрло, как только успели выскочить, не понимаю. Тебя что ли достать судьба хотела...
  -- Однако, однако. Стало быть, это я во всём виноват, коли так всё совпало?
  -- Нет, конечно, ты здесь не причём, просто совпадение и ничего больше. Пусть со всем этим теперь 'головастики' с Нью-Хейвена разбираются.
  -- Откуда, говоришь? - всё более и более непонятных слов.
  -- С Нью-Хейвена, это остров такой, где живут тутошние богачи, и где располагается основная база Ордена. Все 'ворота' у нас как раз оттуда. Мы здесь так, лишь грузы и людей принимаем, сами 'ворота' обслуживаем, а научники все там живут. Эх, вот отслужу ещё пять лет на континенте, и туда переведут..., - мечтательно закончил свою речь техник.
  -- Здесь чем-то тебе плохо?
  -- Да здесь тоже хорошо, но скука смертная. Особенно в сезон дождей, прикинь, три месяца как из ведра поливает, ни проехать, ни пройти. Мы в сезон дождей не работаем, некуда девать переселенцев. И не отпускают с базы особо, раз в две неделе на поезде в Порто-Франко разрешают сгонять, развеяться на пару дней, вот и все удовольствия.
  -- А Порто-Франко что, большой город?
  -- Большой. Один из самых больших городов в этом мире, больше разве что Демидовск будет, но там, в основном, производство всякое, а Порто-Франко с дороги и торговли кормится. Считай половина новоприбывших в этот мир через него едет, ты и сам потом посмотришь.
  
  Вот так стоит поболтать за жизнь после хорошей встряски, и весь мандраж пройдёт. По крайней мере, у меня уже и руки не трясутся. Тело ещё побаливает, да свежие ожоги дают о себе знать, но это уже ерунда, можно пережить без напрягов. Второй техник в разговор с нами не вступает, уставился в безоблачное небо и что-то там себе высматривает. Служака, как я окрестил для себя человека в горелой форме, просто сидит и смотрит себе под ноги, о чём-то про себя переживает, наверное. Хотя ему повезло, сам он не успел обгореть. Даже волосы лишь немного опалил, хотя запах палёной шерсти от него вполне конкретный. Впрочем, я и сам не сильно лучше пахну, мне ведь тоже огоньку перепало.
  -- Слушай, - обратился я к разговорчивому технику, с которым мы пока даже не представились друг другу, - а подскажи, куда тут можно поехать, как тут устроиться?
  Этот вопрос теперь стал для меня как-то актуальным. То есть, наконец, я реально убедился, что нахожусь где-то в новом мире, а не валяюсь в горячечном бреду, как могло поначалу показаться. А раз это суровая реальность, надо вовремя в ней адаптироваться. Что эта реальность действительно суровая, я тоже уже догадался по настоящей теплоте встречи.
  -- А куда хочешь, туда и поезжай, - ответил мне техник, - здесь места много, а народу мало. Хочешь, езжай к нашим, в Московский протекторат. Если есть склонность к торговле - Новая Одесса самое то. Самый настоящий купеческий рай со всеми доступными удовольствиями. Хочешь служить в войсках, езжай на Базу, там Русская Армия обитает, хотя, если честно, не советую, гоняют там будь здоров, расслабляться не дадут. Зато вояки они знатные, не чета тем, 'с той стороны ленточки'.
  -- Не знаю, если честно, служить мне как-то не хочется, торговать я тоже не умею. Умею работать, машины там, техника, электроника всякая.
  -- О, тогда тебе в Демидовске всегда будут рады. Но там тоже всё строго, за ними Русская Армия смотрит. Работы много, но и жизнь вполне достойная. Порядок как положено, но строем пока не ходят, хотя тенденция к этому явно намечается, судя по той информации, что оттуда до нас доходит. Если у тебя с английским языком порядок, можешь в здешней Американии или в Европии осесть. Толковые механики везде требуются. Или, если уж на то пошло, можешь к нам в Орден попробовать устроиться, прямо тут на базе. Экзамены сдашь, и будем коллегами, у нас сильная нехватка персонала в последнее время образовалась, а объёмы поставок растут. Вот ещё и пожар этот...
  -- Знаешь, почему-то не хочу я сюда. Мне таких взрывающихся работ не надо, лучше я до своих попробую доехать, там посмотрю, что к чему. Раз они строем ещё не ходят, то меня это устраивает.
  -- Да ладно, говорю тебе, случайность это, - ага, ага, случайность, патроны до сих пор в огне взрываются, слышу, слышу, - дорога к нашим по суше больно долгая, вот пройдёшь контроль, купишь карту и посмотришь. С конвоем до месяца придётся трястись и дорожную пыль глотать. Мой тебе совет - в Порто-Франко садись на корабль и двигай морем до Новой Одессы. Ходит там периодически пара калош, правда нечасто. Денег на билет тебе должно хватить, а дальше разберёшься что к чему, Там и Демидовск и Москва рядом, всегда кто-то между ними катается, упадёшь на хвост, довезут за спасибо.
  -- Спасибо за совет, попробую воспользоваться.
  -- Да не за что. Сам шесть лет назад такую думу думал. Но мне было проще выбирать, я пришел сюда перед самыми дождями и мог успеть устроиться или в Порто-Франко или сюда. Орден больше платит, плюс перспективы роста есть, вот и весь выбор. А потом приработался. Коллектив хороший, не без склок, конечно, но это больше по бабской части, так что работаю. Если ничего не понравится - приезжай, буду рад видеть. Кстати, Михаилом меня зовут.
  -- А я теперь Алексей. Ветров Алексей, - Михаил подал мне свою грязную руку, я протянул ему свою точно такую же.
  -- Это вот, - кивнул он на второго техника, - Николай Сергеенко с Украины, а это, - кивок в сторону служаки, - Боб Стэй. Он американец в прошлом, но по-нашему тоже хорошо балакает. Эй, Боб, ты уснул что ли? - техник легонько толкнул в бок американца. Тот лишь поднял на него свой взгляд и снова опустил его вниз.
  -- Миха, отстань от него, - в разговор вступил Николай, - видишь у человека настроение плохое. Не мешай ему рефлексировать.
  
  ***
  Остров Ордена. Телефонный звонок. Разговор на английском языке.
  
  -- Внимательно слушаю, - сказал мужской голос с явно выраженной хрипотцой.
  -- На 'воротах' номер триста сорок три, судя по датчикам, только что произошло событие класса 'А-4' - ответил другой голос, скорее всего принадлежащий молодому мужчине.
  -- Класса 'А-4'..., - вы точно в этом уверены, Карл?
  -- Ошибки быть не может, после того случая везде стоят наши датчики.
  -- Выжившие есть?
  -- Пока ещё неизвестно, уже отправили запрос и указание не предпринимать никаких, выходящих за рамки имеющихся инструкций, действий, минут через двадцать получим полный отчёт.
  -- Хорошо, Карл, держите меня в курсе событий..., - телефонная связь прервалась.
  
  ***
  
  Территория Ордена, База по приему переселенцев и грузов "Россия".
  
  Я решил позадавать технику ещё несколько возникших у меня вопросов, но в этот момент со стороны пожара послышался приближающийся шум мотора и к нам на хорошей скорости вывернул большой армейский внедорожник. Из кабины выпрыгнула молодая женщина с чёрными волосами, собранными большим пучком сзади, в светло-желтой форме и с кобурой на поясе.
  -- Вот вы где расселись, лентяи, кто пожар тушить будет, а? Ну-ка быстро собрались и за работу, - техники несколько погрустнели от её слов, а Боб даже не поднял головы. - Боб, быстро к доктору, не сиди тут. А вы, - обратилась она, наконец, ко мне, - новоприбывший, значит?
  -- Да, вроде как...
  -- Тогда залезайте в машину и поехали, мне вас ещё оформлять нужно. С пожаром без вас разберутся, это наше внутренне дело, оно вас не касается.
  
  Я залез на правое сиденье, стараясь его не испачкать, положив свой единственный багаж к себе на колени. Девушка ловко запрыгнула за руль, машина резко крутанулась, направившись туда, откуда приехала. Я успел посмотреть на уже догорающие остатки большого ангара. Патроны в огне уже не рвались, да и вообще, пожар исчерпал сам себя, всё, что могло гореть, уже сгорело. Осталось залить пепелище водой из шланга и всё, пожар потушен. Мы проехали через пару отрытых ворот, которые за нами сразу закрывались, и остановились у длинного здания, крашенного в белый цвет. Девушка выпрыгнула из машины, хлопнув дверью, показав мне рукой идти за собой. Я немного неуклюже выбрался наружу, заметив, что несмотря на все мои старания, сиденье придётся чистить. Ну да не моя забота. И вообще у меня внутри образовалось какое-то своеобразное состояние особой лёгкости, типа нет таких трудностей, которые невозможно преодолеть. Всё у меня будет хорошо и точка!
  -- Извините, что так получилось, - начала разговор девушка, - аварии везде бывают, хотя для нас это совсем нетипично, не подумайте чего.
  -- Ладно, жив остался и на том спасибо, - для меня самого произошедшее событие осталось позади, и интересовало только то, что будет дальше.
  -- Вот и хорошо. Меня зовут Оксана, я сейчас зарегистрирую ваше прибытие и ещё оформлю все необходимые формальности, идите за мной.
  Мы вошли в неширокую дверь. Судя по всему, это был какой-то подсобный ход, а не основной коридор для новоприбывших, так как мы минуты две петляли по узким проходам с множеством дверей, ведущих в какие-то помещения, пока не вошли в большой и светлый зал, похожий на гостиничный холл со стойкой ресепшн. Девушка зашла за эту стойку, подозвала меня к другой стороне, немного одёрнула форму и сказала дежурную фразу, которой, наверное, тут встречают таких переселенцев как я.
  -- Здравствуйте, рады вас видеть в Новой Земле. Могу я посмотреть на вашу идентификационную карту?
  -- Не вопрос, сейчас..., - я попытался найти ту самую пластиковую карточку, которой меня одарили ещё на той стороне.
  Как безбилетник в трамвае перед контролёром, я стал уверенно щупать себя по всем карманам, карточки нигде не было. Я уж было собирался сказать, что потерял, обстоятельства тому способствовали, но вспомнил про пиджак в чемоданчике. Аккуратно вытащил его и стал искать карточку во внутреннем кармане, куда я обычно кладу деньги и документы. Тем временем Оксана удивлённо смотрела на автомат, лежащий в открытом кейсе.
  -- Вообще-то сюда с оружием нельзя, это нарушение закона, но ладно, будем считать, вы просто не знали, - показала она рукой на 'укорот'. - Давайте сюда вашу карточку, - ловким и быстрым движением она выхватила её у меня из рук, как только я достал её из кармана пиджака.
  Я бросил пиджак обратно в кейс и защёлкнул замки. Девушка прокатила карточкой по считывающему устройству, протянув её мне обратно, и снова одарила меня дежурной фразой.
  -- Возьмите, пожалуйста. Ваше прибытие зарегистрировано, господин Ветров. Если у вас сохранились документы из вашей прошлой жизни, но вы хотите расстаться с ней навсегда, можете бросить их сюда, в шредер. Здесь ваше прошлое не интересует никого, и оно исчезнет, превратившись в бумажную труху. Вы в Новой Земле и имеете все права на новую жизнь.
  -- Ничего у меня другого нет, всё там осталось, сюда вот только с тем, что есть в руках, пришел.
  -- Хорошо, значит, у вас нет мук выбора. В мои обязанности входит кратко ознакомить вас с основными принципами проживания в Новой Земле, помочь разобраться в финансовой системе и при необходимости снабдить вас первоначальным набором необходимого для жизни здесь. Более подробную информацию вы можете взять из этой памятки, - она выложила передо мной книжечку с голубой обложкой и названием 'Памятка переселенцу'. - Почитаете позже, когда будет время, это неспешно, но действительно необходимо сделать до того, как вы покинете базу. У нас опасный мир. Кроме того, вы можете купить подробные карты местности и путеводитель по основным населенным пунктам Новой Земли. Если у вас остались какие-нибудь наличные деньги Старой Земли - лучше потратить их тут. Они здесь невыгодны и дальше не везде принимаются. Набор карт стоит двадцать долларов, путеводитель - десять. Рубли - к доллару по тамошнему курсу, а потом из долларов - по местному.
  -- Увы, у меня с собой нет ни цента, и даже ни копейки. Что было, ещё на той стороне случайно отобрали. Я теперь сам по себе большая ценность, вот!
  Я решил отшутиться от этого вопроса, который меня реально цеплял за живое. Как говорится в старом анекдоте - 'мужчина без денег - это не мужчина, а самец'. Хотя быть самцом, в общем, тоже неплохо.
  -- Ничего страшного, - заметила Оксана, краешками губ улыбнувшись моей шутке, - для неимущих переселенцев Орден даёт субсидию на обустройство в тысячу экю. Это достаточно хорошие деньги, они примерно соответствуют средней месячной зарплате рабочего в Порто-Франко. Если расходовать средства экономно, вам их должно хватить, чтобы добраться до места, где вы пожелаете осесть. Пользоваться ими просто, дайте вашу идентификационную карточку..., - я снова протянул ей карточку, а она что-то щёлкнула на клавиатуре компьютера. - Вот, смотрите, - Оксана повернула ко мне монитор, напротив моей фамилии Ветров светилась красная надпись 'Е 1000'.
  -- Это ваш банковский счёт. Пользоваться им вы можете почти в любом населенном пункте Новой Земли, отделения Банка Ордена есть почти везде. Счет привязан к вашей личной карте, номер карты является и номером счета. В случае утраты идентификационной карты вы можете ее восстановить в любом отделении Банка Ордена с использованием системы паролей и отзывов. Вот, ответьте, пожалуйста, на вопросы анкеты, - она протянула мне бумажный бланк и ручку.
  Я быстро заполнил анкету, благо большинство вопросов требовали только поставить галочку в нужном месте, и протянул заполненный бланк обратно. Девушка скормила его компьютеру, и сказала:
  -- Теперь вы получили полный доступ к своему счёту и к системе восстановления утраченных документов.
  -- Счётом можно пользоваться только в банке? - решил я уточнить.
  -- Нет, многие магазины в городах принимают безналичные формы расчетов по вашему 'АйДи', - она протянула мне мою карточку обратно. - Вы можете пользоваться счётом по своему усмотрению или использовать наличность, хотя я не рекомендую иметь при себе большие суммы, это опасно.
  -- Понятно. Я могу получить сейчас некоторую сумму наличными для текущих расходов?
  -- Без проблем. Сколько вам надо?
  -- Давайте две сотни, думаю, пока хватит. И ещё тогда дайте сразу карты в счёт.
  -- Сейчас.
  Девушка положила передо мной карты и отсчитала наличность. Я вначале подумал, что она мне игральные карты сдаёт. Уж очень на них местные деньги похожи. Пластиковые тонкие пластинки с голограммой в виде наминала и с уже привычной глазастой пирамидой в круге на обратной стороне. Номинал имеет выпуклый рельеф, можно ориентироваться на ощупь, удобно. Непривычно, когда все номиналы одинаковы по виду и по цвету, отличаются только надписями. Я пересчитал купюры-карточки и убрал деньги в карман брюк.
  -- Что теперь? - я посмотрел девушке прямо в глаза, отчего она немного смутилась. Жалко тут нет зеркала, хотел бы я сейчас на себя, красивого, посмотреть. А Оксана ничего, симпатичная и бойкая, будь я в более респектабельном виде, можно было хорошо пофлиртовать. Эх...
  -- Теперь я бы посоветовала вам купить часы, у нас есть неплохой выбор из нескольких марок электронных часов, - продолжила свою хорошо заученную речь она.
  -- Давайте что попроще, мне как-то всё равно, но если вы рекомендуете...
  Девушка положила передо мной трое часов на выбор, отличающихся цветом корпуса и размером циферблата. Я взял одни из них тёмно серого под титан цвета пластмассового корпуса. Но с виду весьма крепкого, такие часы у нас для всяких экстремалов в спортивных магазинах продают.
  -- Хороший выбор, - ответила девушка, - с вас ещё тридцать экю, - да, время у нас отличается от времени Старой Земли. Местные сутки длятся около тридцати стандартных земных часов, продолжительность последнего часа суток - семьдесят две минуты. И в году у нас четыреста сорок дней. Поначалу может показаться непривычно, но все привыкают, не волнуйтесь. Ещё вам надо пройти еще курс прививок, причем прямо сейчас. Здесь хватает всяких болезней, от которых надо обезопаситься. Идите за мной, нам в другой кабинет.
  
  Мы прошли в ту же дверь, откуда зашли в это помещение и сразу же свернули в следующее. Там меня оставили наедине с полной медсестрой и подвергли не самым приятным медицинским процедурам, впрочем, не особо болезненным.
  -- А как переносятся эти прививки? - спросил я медсестру, которая занималась со мной.
  -- Обычно хорошо, если нет аллергии и не ослаблен организм, могут быть лёгкие недомогания, но недолго, обрадовала она меня. Для адаптации к местным условиям вам даётся три дня свободного проживания на базе.
  После медицинских процедур в коридоре меня ждала Оксана с самым серьёзным видом на лице.
  -- У меня для вас осталось последнее дело, в банк вам заходить вроде как не с чем, но ещё нужно посетить арсенал.
  -- Это обязательно, у меня вроде как есть своё оружие?
  -- Нет, не обязательно. Но я бы вам рекомендовала купить себе винтовку и пистолет, ну и если что присмотрите ещё по своему выбору.
  -- Хорошо, ведите.
  Мы вышли из здания, и пошли к другому. Только теперь, снова оказавшись на улице, я почувствовал, как здесь жарко. До этого, во время пожара и после него, жара оставалась для меня незамеченной в суете и беготне, а теперь, когда вроде как я успокоился, и дошел до новых ощущений. Мы прошли по улице всего пятьдесят метров, а я уже успел взмокнуть.
  -- У вас тут всегда такая жара? - решил спросить я свою сопровождающую.
  -- Большую часть года да, - ответила она мне, - в сезон дождей температура падает градусов до десяти, а так ниже тридцати не бывает. Сегодня, правда, особенно жарко, так как ветра нет с самого утра. Обычно всё же прохладнее.
  В это время мы уже прошли по бетонному коридору, и подошли к основательной железной двери, которую девушка отпёрла имеющимся у неё на поясе ключом. За дверью зажегся свет.
  -- Проходите, пожалуйста, - показала она мне рукой и зашла за мной следом, захлопнув за нами дверь.
  Я внимательно рассмотрел имеющееся тут предложение. Было богато. Правда, ничего нового, всё предлагаемое оружие было весьма почтенного возраста, лежали даже ППШ с круглым диском ещё военного времени. Автоматы АКМ, АК-74, такие же 'укороты', как у меня, пулемёты РПК, винтовки начиная от старой 'Мосинки' и СВТ, кончая вполне современной снайперкой СВД, даже в комплекте со штатным прицелом. Были и пистолеты, начиная от небезызвестного 'Макарова' и военного ТТ, до АПС. У меня даже зарябило в глазах от такого разнообразия стволов, собранных в одном месте. И только потом пришла главная мысль, что стоит выбрать, вернее с чего начать делать свой выбор.
  -- А почём у вас тут патроны? - задал я самый своевременный вопрос.
  -- О, вы первый на моей памяти, кто начинает прицениваться к оружию, интересуясь ценой патронов, - Оксана улыбнулась мне искренне, как-то так по-женски, - похвально, чувствую вашу практичную хватку. Патроны у нас не дешевые. Обычные пулемётные 7,62Х54R по пятьдесят центов, 7,62Х39 по сорок. Столько же стоят 5,45 к вашему автомату.
  -- Ну и цены, однако, патроны у вас покупать - что деньгами стрелять.
  -- Что поделаешь, всё с той стороны привозят, вот и цены такие, а без оружия тут никуда, своя голова дороже денег будет. Вы кстати, хорошо стреляете?
  -- Из ружья очень хорошо, из карабина тоже неплохо, охотник-любитель я, а вот из автомата и пистолета последний раз ещё в армии стрелял, давно это было. Вроде как и не сложно, но боец из меня не ахти будет.
  -- Ружей у нас тут нет, есть только это, что вы видите, - девушка развела руками в стороны, показывая на стеллажи. - Если вы охотник, берите тогда СКС, он всего две с половиной сотни экю стоит. 'Мосинки' и СВТ ещё дешевле, всего по двести за СВТ и сто пятьдесят за 'Мосинку', но они старее и патроны к ним дороже.
  СКС (Самозарядный Карабин Симонова образца 1945 года) я знал очень хорошо, дома у меня осталась охотничья версия, практически ничем не отличающаяся от обычной боевой, разве что без штыка и с другим по форме прикладом. Не то чтобы я слишком часто им пользовался, всё больше обычной двустволкой обходился, однако оружие знакомое - это серьёзный плюс, можно брать и сразу стрелять без предварительной подготовки. Разве что пристрелять новый ствол в тире. Но тут стоит думать, стоит ли мне брать длинное оружие вообще. 'Укорот' у меня есть, на дистанции до двухсот метров он вполне себе ничего. Патрон слабый, тут уж никуда не деться, опять же я пока не знаю, в кого тут стрелять. А таскать с собой столько железа по здешней жаре - увольте, без машины и думать нечего. Обустроюсь на новом месте, тогда и буду думать, что брать, а пока и так денег в обрез, хватило бы на дорогу.
  -- Знаете, наверное, я ничего из винтовок брать сейчас не буду, хочется разобраться, кто здесь требует их применения, а вот пистолет, пожалуй, возьму.
  -- Самый дешевый - 'Макаров', всего семьдесят экю. Патроны по двадцатке центов.
  Девушка подала мне пистолет. Я взял его в руки, вынул пустой магазин, вставил обратно, резко передёрнул затвор, вспоминая ощущения, которые остались от службы армии, как раз нас на 'Макарках' учили. Спустил курок, покрутил пистолет в руках и положил на стол. Что-то не хочется мне такой брать, просто не нравится он мне и всё тут. Я решил внимательно посмотреть, что тут ещё из пистолетов есть и мой взгляд упал на лежащий в стороне одинокий 'Наган'.
  -- А подайте вон ту железку, - показал я пальцем в его сторону.
  -- Напомнил что-то из прежней жизни? - Оксана протянула мне револьвер.
  -- Да, довелось как-то ещё в детстве стрелять. У знакомого другана такой был, он его у деда поиграться увёл, вот мы все имевшиеся в дедовом хозяйстве патроны и перевели по консервным банкам. Чуть было, друг дружку случайно не подстрелили. И от деда другана потом палкой по спине крепко перепало, когда он пропажу обнаружил.
  -- Весёлое у вас было детство..., - девушка внимательно смотрела на мои манипуляции с револьвером.
  Я пощёлкал тяжелым спуском, проверяя, как работает самовзвод. Это, конечно, не 'Макаров', тут при стрельбе напрягаться приходится, хотя с моими крепкими руками 'Наган' самое то будет. Тугой курок только добавляет твёрдости, а рука как бы сама наводится на цель. С другими пистолетами мне приходится целиться, а тут как-то само собой получается, ещё в детстве отметил. В барабане всего семь патронов, откровенно мало, по сравнению с другими пистолетами, но само по себе это оружие не основное, а дополнительное, если уж дело дойдёт до его применения, должно хватить, надеюсь. Перезарядиться в бою нет никаких шансов, так что лучше до этого просто не доводить. Конкретный револьвер, что я держал в своих руках, был старый, ещё 1939 года выпуска, с клеймом в виде звезды с буквой 'Т' внутри, но по виду практически новый, из него даже не стреляли, похоже.
  -- Если нравится - берите на память, всего десятку стоит.
  -- А что так дёшево? Неликвид?
  -- Да, именно что неликвид. Не нужны они тут никому, все кто видят, носы воротят. Думали даже бесплатно неимущим переселенцам раздавать, но это идея противоречит политике Ордена. Вот и продаём их по символической цене, кому надо на память о детстве.
  -- Хорошо, беру. А что с патронами?
  -- Полтинник экю за тысячу. Ровно один ящик. Меньшим количеством не продаём, да и купить их тут больше негде. Только у нас ещё есть остатки, и завоза больше не будет.
  -- Куда ж мне их столько? - я прикинул вес этого 'богатства', выходило не менее десяти кило.
  -- Берите, берите, стрелять на досуге потренируетесь. Это, пожалуй, самый дешевый вариант, для другого оружия патроны обойдутся значительно дороже, - Оксана поставила передо мной деревянный ящик с патронами. - Что-нибудь ещё хотите взять? - она посмотрела на меня как-то тепло, понимающе, совсем не так, как смотрела, когда оформляла моё прибытие. Что-то её во мне заинтересовало, пока немного, но что-то есть.
  -- Давайте ещё сотню патронов к моему автомату, и, пожалуй, всё, - мою машинку бы стоило проверить, - у вас тут стрельбище имеется?
  -- Имеется, я вас потом провожу, если хотите. Да, ещё вам нужна пломбирующаяся сумка для оружия, в некоторых городах и у нас на базе запрещено открыто носить оружие. Для этого используются специальные сумки, - с этими словами она положила передо мной большую серую прочную сумку, с ремнём и металлическими петлями по краю, в которые был вплетен тонкий металлический трос. - С вас ещё двадцать экю.
  -- Разориться у вас тут можно, столько всего надо и ни на чём не сэкономить.
  -- Таковы правила, без них никуда, даже здесь на Новой Земле они есть. Вы как будете платить, наличными или по счёту?
  -- Лучше по счёту, наличные мне ещё пригодятся.
  -- Давайте суда вашу карточку, сейчас всё оформлю.
  Я с лёгкой грустью посмотрел на свой заметно уменьшившийся счёт, стараясь не думать о том, когда его можно будет чем-то пополнить. Впрочем, чего тут грустить, всё равно мне эти деньги даром достались, можно сказать в счёт прошлой утраченной жизни. Ладно, как говорится в народе - 'будет день и будет пища', разберусь, как-нибудь.
  -- Что теперь? - убрав карточку 'АйДи' в карман и сложив оружие в сумку, я посмотрел на Оксану.
  -- Вы хотели на стрельбище, идёмте, я вас провожу, оно наверху.
  -- Можно нескромный вопрос? - несмотря на свой непрезентабельный вид, уверенным голосом спросил я.
  -- Задавайте, - с лёгкой усмешкой в голосе ответила девушка.
  -- Почему вы тут со мной персонально работаете с самого начала, у вас, что других работников нет?
  -- Почему же нет, есть, конечно. Но сейчас уже близится вечер, ещё два часа и конец рабочего дня. Сегодня вообще не планировалось принимать много народу, всего трое, считая вместе с вами. А теперь после этой аварии база вообще на несколько дней закроется, работы не будет. Тут и так в свободное время делать особо нечего, разве что в телевизор уткнуться, я лучше составлю вам компанию, не на пожарище же идти смотреть...
  -- А как же три вещи, на которые можно смотреть вечно, типа: как горит огонь, как течёт вода, как работают люди..., а тем более, если все эти явления собрались разом в одном месте? - Оксана звонко рассмеялась, оценив мою шутку.
  -- Вы забыли упомянуть ещё четвёртую вещь - как дают зарплату, - отсмеявшись, заметила она.
  -- Тут я вам ничем помочь не могу, я ещё не настолько разбогател, чтобы стать вашим работодателем, но как только разбогатею, сразу предложу вам должность своего личного секретаря, - вторая шутка снова оказалась весьма уместной.
  -- Вы, Алексей, - девушка впервые назвала меня по имени, что я отметил про себя, - очень самоуверенный человек, вдруг я возьму и соглашусь на ваше предложение?
  -- Осталось только мне разбогатеть.
  -- С этим у нас никаких проблем. Крутитесь и разбогатеете, здесь вокруг много возможностей, - Оксана мне задорно подмигнула, - вот мы и пришли.
  
  ***
  
  Остров Ордена. Телефонный звонок.
  
  -- Внимательно слушаю, - снова голос с некоторой хрипотцой.
  -- Мы получили отчёт с базы 'Россия'. Есть выживший русский переселенец. Его уже зарегистрировали, как положено по инструкции.
  -- Подготовьте мне самолёт, Карл, и передайте распоряжение не поднимать шума и вообще ничего не предпринимать, как будто ничего не произошло. Только пусть задержат того самого переселенца, если он случайно захочет покинуть базу до нашего приезда. Да и ещё тех двух бездельников напрягите, это по их части работа будет.
  -- Выполняю, - телефонная связь опять оборвалась.
  
  ***
  
   Территория Ордена, База по приему переселенцев и грузов "Россия".
  
  Стрельбище было стометровым, огороженным со всех сторон высоким бетонным забором. В дальней его части полукругом в несколько рядов были разложены мешки с песком в роли пулеуловителей. Были тут и мишени для стрельбы, подвешивающиеся сверху на тросах и катающихся по ним специальных машинках, всё с компьютерным управлением. Даже присутствовал механизм разворота ростовой мишени для тренировки стрельбы по внезапно появляющемуся противнику. Хорошо они здесь обустроились.
  Первым делом я решил перебрать свой автомат. Конечно, дарёному коню в зубы не смотрят, но теперь от этого куска металла может зависеть моя собственная жизнь, а потому стоит сразу всё перепроверить. Открыл ствольную коробку, быстро раскидал привычную конструкцию затворной группы по столу, внимательно осмотрел сам затвор, проверил смазку. 'Укорот' был в хорошем состоянии, стрелял в своей жизни мало, обслуживался прежними хозяевами хорошо. Даже чистили его своевременно, я нигде не нашел следов нагара, не то что коррозии. Собрав автомат обратно, достал один магазин и выщелкнул в стоящую специально для этих целей коробку все патроны из него. Хм, судя по маркировке, тут забиты одни 'трассеры'. Это очень даже хорошо, хотя и несколько расточительно. Опять же, дарёный конь оказался несколько лучше, чем можно было изначально рассчитывать. Ту же операцию я проделал и с остальными рожками, не дело им быть набитыми, пружина ослабнет. Итак, чего мы имеем с гуся? Сто восемьдесят 'трассеров' и сотня обычных патронов. Неплохо, практически полный боекомплект. Затолкал в рожок десять обычных патронов из новой коробки и примкнул его к автомату, предварительно разложив приклад. Перекинул прицельную планку на двести метров, она стояла на четырехстах, передёрнул затвор, предохранитель в положение стрельбы одиночными. Крепко упёр приклад в плечо, наводя на дальнюю мишень около задней стены стрельбища. Бах, бах, бах, три одиночных выстрела ушли в сторону цели. Оксана подала мне бинокль посмотреть результаты стрельбы. Что сказать, окажись на месте мишени человек, врач бы ему не потребовался, разве что констатировать мгновенную смерть. Два попадания в грудь и одно в голову. С такими точно не живут. Но мишень ещё могла послужить по своему прямому назначению. Я передал бинокль девушке, и перекинул флажок в положение 'очередь'. Снова приложился к прикладу, ловя мишень на мушку. Тррр, Тррр, две коротких в три патрона очереди дёрнули мишень. Однако армейские навыки никуда не делись, я чётко отсёк тройки, как и было нужно. Более длинными очередями стрелять из 'Калаша' совершенно бесполезно, уводит его вверх, как не контролируй, а тем более такой вот 'укорот'. Отсоединил магазин, передёрнул затвор, выбрасывая последний патрон, поставил флажок в положение 'предохранитель'. Всё чётко, как в армии на стрельбах полагалось.
  -- А вам, Алексей, лучше на мушку не попадаться, - Оксана снова подала мне бинокль, - не оставили мишени ни одного шанса.
  -- Ну..., - несколько засмущался я, - автомат, конечно, не двустволка, она мне гораздо привычнее, но принцип тот же. Я, если честно, в армии из автомата только на стрельбище и стрелял, по живым людям как-то не приходилось. Не знаю, как в реальной боевой ситуации будет.
  -- Сходите на охоту, на зверье потренируетесь, его здесь много. Да и люди тут встречаются..., что те звери. Я чувствую, вы не пропадёте тут за понюшку табаку.
  -- Постараюсь, вашими молитвами, - я опять посмотрел девушке в глаза, но в этот раз она не смутилась, даже как-то странно.
  Так, теперь 'Наган'. Вскрыв ящик и достав патроны, набиваю барабан. Взвесив оружие в руке, покрутив запястьем, привыкаю к его весу. Совсем лёгкий, грамм восемьсот, не больше. В армии нас заставляли подолгу держать древние чугунные утюги на вытянутой руке. Вот это было реально тяжело, особенно поначалу. Теперь мишень стоит в десяти метрах, ловлю её в прицел, бах, бах, бах. Снова три выстрела подряд, отдача совсем несильная.
  Оксана стоит рядом и качает головой. Да и сам вижу, что все выстрелы ушли в молоко, в мишень ничего не попало. Что-то тут не так, должно вроде бы всё получится.
  -- Алексей, у вас хват немного неправильный, - девушка подошла ко мне справа и взяла у меня револьвер. - Вы его как обычный пистолет держите, а надо чуть по-другому.
  Она взяла меня за руку, вложила в неё рукоятку 'Нагана', и обернула мои пальцы вокруг рукоятки, прижав другой рукой револьвер сверху, давая мне почувствовать правильный хват.
  -- Вот так правильно, попробуйте.
  Я снова ловлю мишень, бах, бах, бах, бах, патроны в барабане кончились, а я уже вижу, что попал. Все четыре выстрела оставили в мишени сквозные отверстия. Причём, достаточно кучно, и примерно там, куда я целился первый раз. Собственно, прицельным был только первый выстрел, остальные три на 'указательном рефлексе' в ту же точку. Действительно револьвер имеет свои особенности. По мне так из него даже проще попадать, чем из того же 'Макарыча'.
  -- Да..., - Оксана снова качает головой, но уже с совсем другим видом, даже немного удивления в нём есть, - у вас природная склонность к стрельбе, нечасто такое встречается. Вижу, что вы давно не тренировались в обращении с пистолетом, хотя он для вас знаком, однако я рассчитывала увидеть только одно попадание.
  
  Тем временем я перезаряжал барабан, по одной вытаскивая шомполом стреляные гильзы и забивая на их место новые патроны. Впрочем, шомпол можно было не использовать, гильзы неплохо вытряхались из камор сами по себе, если их поддеть ногтём, однако обжигать пальцы мне совершенно не хотелось, хватило и пожара на сегодня. Небыстрая перезарядка у 'Нагана', зато он всегда готов к стрельбе. Оксана заменила мишень и отправила её сразу на дистанцию пятьдесят метров, что являлось предельным расстоянием для прицельной стрельбы из обычного пистолета. Да ещё посмотрела на меня как-то слишком странно при этом. Верит она в меня, что я попаду туда всего со второй попытки, а вот я сам пока сильно сомневаюсь. Я закончил набивать барабан и защёлкнул на место скобу, закрывающую его зарядную часть.
  -- Попробуйте не целиться в мишень, а просто зафиксируйте взгляд в том месте, куда хотите попасть, девушка смотрела на меня совершенно серьёзно, - ваша рука сама направит оружие куда надо, по её тону было ясно, что промахнуться мне нельзя, иначе потеряю её внезапное расположение.
  Я последовал её совету, и постарался видеть только мишень. Вначале несколько десятков секунд ничего не получалось, но я очень хотел понравиться девушке, оправдав её ожидания. Я постарался полностью расслабиться, вытолкнув из себя все лишние ощущения и переживания, только далёкая мишень впереди и больше ничего. Через несколько секунд расслабления перед моим взором резко возник эффект узкого коридора, я видел только свою цель, все остальные элементы окружения на мгновение поблёкли и потеряли свои очертания, скрывшись за гранью моего восприятия, рука с револьвером сама стремительно пошла вверх. Бах, бах, бах, бах, бах, бах, бах. Барабан опустел всего за три секунды.
  Оксана молча подтянула мишень, чтобы я сам посмотрел на результаты стрельбы. Нет, так не честно, не может такого быть..., на месте центра головы грудной мишени была пробита рваная дыра. Я аж обалдел от такого зрелища. Если бы мне кто-то раньше сказал, что я такое могу сотворить, не поверил бы. Даже в армии в стрельбе из 'Макара' я не блистал особыми результатами, лишь бы отстреляться поскорее.
  -- Повтори ещё раз, - девушка повесила новую мишень, и пока я переснаряжал барабан, отправила её на тот же пятидесятиметровый рубеж, а я успел заметить, что она как бы перешла со мной на 'ты', впрочем это ещё ни о чём не говорило.
  Второй раз мишень приехала с выгрызенным кругом на груди, именно туда я и смотрел во время стрельбы.
  -- Ну что же, я совсем не удивлюсь, если узнаю о вас как победителе здешних соревнований по стрельбе из пистолета, - Оксана была очень серьёзна и смотрела на меня с неподдельным уважением. - У нас тут хватает своих самородков, стрельба во многих местах что-то типа хобби, но у вас редкий талант, цените его. Вы мне правду сказали, что не занимались спортивной стрельбой?
  -- Действительно не занимался. Ни к чему мне это было. Это всё, - я показал рукой на мишень, - для меня самого большой сюрприз.
  -- Вот так, жили вы, жили, и не знали, какой талант в вас пропадает. Ради одного этого стоило оказаться здесь, на Новой Земле. Будете ещё стрелять?
  -- Пожалуй, что нет, я покачал головой, хватит для начала, - несмотря на жару, я чувствовал лёгкий озноб, не к добру всё это, - мне бы ещё себя привести в порядок, поесть и отдохнуть. У вас тут есть какой-либо магазин, одежду купить ну место и где перекусить, а потом переночевать можно?
  -- Магазина у нас тут нет, - девушка критически оглядела меня сверху вниз и снизу вверх, - с одеждой для вас мы что-нибудь придумаем, а на счёт передохнуть и перекусить, идёмте, есть тут хорошее место. Только железки свои в сумку уберите, я опечатаю.
  
  Оксана проводила меня по территории базы к местной гостинице. Всю дорогу я вертел головой в разные стороны, уж очень симпатичным городком оказалась здешняя база. Небольшие двухэтажные домики из зеленоватого и голубоватого кирпича были весьма красивы, можно даже сказать - оригинальны. Узорчатая черепица крыш удачно дополняла внешний вид каменных жилищ. Рядом с домиками были высажены небольшие аккуратно постриженные деревья, радовавшие глаз своими маленькими зелёными листьями. Справа улочка упиралась в длинное здание с названием 'Станция', но мы повернули налево и вскоре вышли на маленькую площадь с небольшим фонтаном с противоположной от нас стороны. От площади расходились в стороны ещё несколько застроенных аккуратными домиками улиц. Слева от фонтана было здание с выделяющейся вывеской на двух языках - 'Гостиница Hotel'. Над верандой, в которую переходил первый этаж, висел череп неизвестного страшного существа. Череп просто огромного размера, даже трудно представить, каким могучим был его обладатель, украшали шесть то ли бивней то ли рогов. Под черепом была еще одна вывеска - 'Бар 'Рогач''.
  -- Вот такие милые зверушки у нас здесь водятся, - Оксана показала рукой на череп, - если встретите такого живьём, лучше его не провоцируйте. Они, вообще-то мирные, но к ним лучше близко не приближаться.
  
  Тем временем мы вошли внутрь самого бара. Бар был сделан весьма основательно в патриархальном стиле. Деревянные столы, массивные стулья, лёгкий полумрак. У него был свой особый шарм, он напоминал скорее салуны из фильмов про 'Дикий Запад', не хватало только пианино с тапёром у стенки. За двумя столиками проводили досуг посетители, ближний ко входу был занят двумя вояками в форме Ордена с шевроном в виде той же пирамиды с глазом, как у Оксаны. Вояки поприветствовали девушку, по мне скользнув безразличным взглядом, вернувшись к своей беседе за большими кружками с каким-то тёмным содержимым. А за столиком в дальнем углу, ближе к стойке бара я разглядел уже знакомых мне техников, Михаила и Николая. Они были переодеты в чистую форму, явно гражданскую, но не совсем, так как и у Николая и у Михаила она была совершенно одинаковой, разве что без орденских шевронов, как у Оксаны и вояк. Михаил помахал нам рукой, зазывая нас к себе за столик, мы было двинулись к ним, в этот момент открылась дверь, из которой вышла дородная баба с тарелками на большом подносе, и направилась к воякам. За женщиной вышел толстый мужчина, судя по внешнему виду - армянин, и зашел за стойку бара, смотря на меня и Оксану.
  -- Оксаночка, дорогая, и кого вы к нам сюда привели в таком хорошем виде? - обратился он к девушке, явно подразумевая при этом мою персону.
  -- Знакомьтесь, это Арам, хозяин данного заведения, - Оксана решила вначале представить бармена мне, - а это Алексей, в честь прибытия которого к нам в мир случился большой фейерверк. Впрочем, его уже погасили, судя по тем, двоим, - она показала на техников. - Кстати, Арам, - снова обратилась она к бармену, - у парня стрелковый талант, так что прошу его не обижать.
  -- Как можно, как можно, кто скажет, когда Арам кого-то обидел? - Арам весь расплылся в радушной улыбке, правда, неясно кому адресованной, то ли мне, то ли Оксане
  -- Вот и хорошо, - девушка ответила ему дежурной улыбкой, - а теперь я вас покину, у меня ещё дела есть, Алексей, обустраивайтесь тут и отдыхайте, Арам вам поможет, я пойду, - обратилась она ко мне, а потом развернулась, поправила форму и вышла из бара.
  -- Ну-с, чем могу помочь, - в этот раз бармен сосредоточил всё своё внимание исключительно на мне.
  -- Мне бы помыться, поесть и переночевать.
  -- Нет проблем, у меня для вас есть комнаты с душем по десятке за ночь, с ванной по пятнадцать. Все удобства включены. Из еды, тут тоже что хотите, у меня широкий выбор. Можете и поесть и хорошо выпить, если захотите.
  Так, сначала стоит привести себя в порядок, помыться и переодеться, если найти во что, затем уже можно отведать местную гастрономию. Хотя с выбором этой самой гастрономии мне нужно быть осторожным. Мало того, что меня несколько дней не кормили, плюс смена климата, плюс прививки, несколько пошатнувшие моё и так не лучшее самочувствие.
  -- Знаете что, давайте номер с ванной. И ещё, тут можно где-то купить бритвенный набор и какую-либо одежду?
  -- Держите ключ..., - Арам положил на стойку ключ с бронзовой биркой, - двести шестой номер, вверх по лестнице, - он показал рукой на дверь, - бритвенный станок я вам дам, кое-какую одежду, он снова внимательно посмотрел на меня, я вам временно одолжу. Поднимайтесь в номер, не закрывайте дверь, вам всё сейчас принесут.
  -- Спасибо, - поблагодарил я его.
  -- Из еды потом что-то заказывать будете, у нас сегодня есть жаркое из местной свинки, приготовленное по моему собственному рецепту?
  -- Пожалуй, я сегодня воздержусь от мясного меню, здоровье ещё не позволяет, но вот если у вас есть овощное рагу и варёный картофель со сливочным маслом, я буду очень признателен.
  -- Приготовим специально для вас, нет проблем, минут через сорок всё будет готово, - кивнул мне бармен. Поднимайтесь наверх, приводите себя в порядок, и спускайтесь сюда.
  Перекинувшись парой слов с лениво пьющими пиво техниками, и сказав, что скоро приду, я взвалил на плечо сумку с оружием, взяв в свободную руку свой чемоданчик, прошел вверх по лестнице на второй этаж. Номер был небольшим, но довольно милым, деревянная двуспальная кровать в патриархальном стиле была без особых изысков, присутствовал телевизор и маленький столик с ночной лампой. Ещё было деревянное кресло и шкаф для одежды. Ничего так, жить можно. Без шика, но и без стеснения. Оставив входную дверь открытой, как и было договорено, я решил посетить ванну. Уж очень это мне хотелось сделать, ещё на той стороне, когда я сидел в камере.
  
  Горячая вода из крана пошла только через несколько минут, судя по всему, здесь был газовый нагреватель. Я долго и старательно оттирался мочалкой, сначала смывая с себя копоть, а потом всё то, что принёс сюда из Старого Мира. Когда я взглянул на себя в зеркало, мой внешний вид уже не вызывал у меня самого омерзения. Даже синяк под глазом уже не так сильно выделялся и пожелтел. Я выглянул в комнату, когда услышал, что том кто-то побывал и ушел обратно, хлопнув дверью. На столике обнаружился одноразовый бритвенный станок, а на спинке кровати белая длинная футболка и песчаного цвета шорты. Снова закрывшись в ванной, я привёл себя к максимально возможному порядку. Отросшая за несколько дней щетина исчезла полностью, подгоревшие волосы моей шевелюры стали заметно короче. Вначале я думал побриться под ноль, в жаре, знаете ли, это удобно, но потом передумал, так как форма моего черепа была далека от эстетического идеала, с волосами я смотрелся куда лучше, чем без них. Отмыл шампунем от грязи свои ещё неделю назад новые кроссовки, и облачился в данную мне одежду. Одевшись, посмотрел на себя в зеркало ещё раз, ну что, вполне себе 'красавец местного значения', можно и за девушками поухаживать, а фингал под глазом только придаёт моему образу суровой романтичности, буду считать так, - подумал я, трогая себя за крепкий бицепс.
  Когда я спустился вниз, бар был уже наполовину заполнен. За разными столиками маленькими компаниями сидели разные люди, в некоторых узнавались служащие базы, а в других такие же новоприбывшие переселенцы как я. Здешний народ узнавался по стойкому загару и относительной расслабленности, а вот переселенцы, в своей массе, выглядели неважно. Это понятно, акклиматизация даёт о себе знать, интересно, как я сам буду через пару дней выглядеть. Арам, когда я проходил мимо него, кивнул мне и спросил:
  -- Ну как устроились, жалобы, пожелания, предложения есть?
  -- Нет, жалоб не будет, предложений пока тоже, всё очень хорошо. Отдельное спасибо за одежду.
  -- Кстати, ваш заказ готов, сейчас его подадут, - он снова кивнул мне, - пить что будете, у нас тут очень хорошее местное пиво, куда как лучше, чем там на Старой Земле, вы такого даже не пробовали, ручаюсь, да и вино просто восхитительное, не хотите попробовать?
  -- Нет, спасибо. Я пока себя не очень хорошо чувствую, алкоголь только усугубит. Да и пиво по жаре я не пью, после него и голова не работает, и делать ничего не хочется. Одним словом - полная апатия у меня от пива. Так что если есть минералка, то мне её и давайте.
  -- Есть минералка, как не быть, - Арам лучился благожелательностью, похоже, у него это профессиональное качество вот так сразу нравиться любому клиенту. - Местная вода очень хорошая, а тут в неё специальные солевые добавки вносят, как раз для утоления жажды при жаре, вот попробуйте, - бармен поставил передо мной большой фужер, на две трети наполненный прозрачной пузырящейся жидкостью.
  Я сделал пару больших глотков, утоляя жажду и задержал третий во рту. Действительно вода была очень приятной, газ не бил в нос, а солёность была так, заметна, но не слишком. Послевкусие оказалось тоже приятным, а не как от некоторых видов минералки из магазина, после которых во рту чувствовался вкус пластмассы или какой другой химии. У меня резко прорезался аппетит, впрочем, что тут думать, когда я столько времени не ел.
  Подсев к скучающим и ждущим меня техникам, которые медленно тянули своё пиво, я стал ждать, когда мне принесут еду.
  -- Вот теперь ты на человека стал похож, - легко хлопнул меня по плечу Михаил, - а не на рогатого чёрта из преисподней..., - при этом он тихо захихикал. - Ксана сказала, что у тебя талант в стрельбе, это правда?
  -- Правда. Впрочем, я до сих пор в этом не до конца уверен. Может это она на меня так своим присутствием повлияла, не знаю.
  -- Оксана классная девчонка, - поддержал беседу Николай, - она и не такое может. Вот только недоступная она, к ней тут много парней подкатывало, всех отшила. Чем они пришлись ей не по нраву, не говорит. Так что ты, Лёха, здесь особо не рассчитывай...
  В этот момент к нашему столику подошла молодая высокая женщина с подносом, выставляя передо мной мой заказ. При его виде у меня потекли слюнки, всё выглядело таким аппетитным, а уж как пахло..., следующие пятнадцать минут я активно работал челюстями, не отвлекаясь на вялые попытки Михаила и Николая продолжить беседу. Раз на третий, не дождавшись реакции, от меня отстали, просто наблюдая за быстро мелькающей в моих руках вилкой. Блюдо оказалось немного больше, чем размер моего желудка, так что я не доел где-то с треть, отпил несколько глотков минералки и показал окружающим, что могу продолжать осмысленную беседу.
  
  -- Итак, поели, попили, теперь можно и о девочках поговорить, - я посмотрел то на одного, то на другого собеседника, как бы приглашая к продолжению начатой темы.
  -- Ай, - Михаил махнул рукой, выражая какое-то яркое чувство, явно не из серии большого удовольствия, - что тут об этих девочках говорить. Здесь на базе они все карьеристки отчаянные, их таких ещё на той стороне отбирают, все смотрят на тебя только с позиции - чем ты можешь помочь их карьерному росту. А если ничем, то дальнейший разговор понятен, разве что иногда здоровье поправить на пару-тройку ночей. Да и то не всем и не всегда перепадает. Мужиков-то тут больше. За девками приходится в Порто-Франко ехать, там есть 'весёлый квартал' и цены на 'любовь' вполне доступные. Тем более нам, с орденской-то зарплатой, тут, считай, и деньги тратить практически некуда, живём на полном материальном обеспечении за орденский счёт. Иногда бывают шаловливые переселенки, правда, они ещё не обтёрлись тут, мнят слишком много о себе по незнанию.
  -- Теперь я понимаю ваши проблемы. Нет уж, не буду я сюда на работу устраиваться, даже не уговаривайте, поеду другие места смотреть, где девочек побольше будет.
  -- Посмотри-посмотри. Мир большой, за годы весь не объедешь. Хотя, чувствую я, мы с тобой ещё свидимся где-то в этих краях, - Михаил подбодрил меня очередным похлопыванием по плечу.
  -- Слушайте, я решил прояснить свою проблему, а тут можно где-то купить кобуру к моему 'Нагану'? В оружейке ничего подходящего не нашлось.
  -- Нет, здесь точно не купишь. Да и в городе, скорее всего тоже, может только от какого другого револьвера. Но если у тебя с руками всё хорошо, можешь попробовать сам сделать из чего-либо подходящего.
  -- Это можно. Нужен инструмент для работы по коже, нитки и сама кожа. У меня ничего нет, но если поможете - я заплачу.
  -- Да ладно, глянем завтра в закромах родины, а о деньгах забудь, мелочи всё это.
  В этот момент я почувствовал, что мой озноб усилился и меня сильно тянет в сон. Распрощавшись с техниками и выпросив у бармена таблетку аспирина, я отправился наверх в номер, где и уснул, едва коснувшись головой подушки.
  
  
  Второй день в Новом Мире. Территория Ордена, База по приему переселенцев и грузов "Россия".
  
  Пробудился я ещё, когда на улице было темно, и только вдалеке розовела тоненькая полоска будущего восхода. Самочувствие моё не стало особо лучше, всё также знобило, зато спать уже не получалось. Я полчаса пытался бороться со своим организмом, ворочаясь с боку на бок, потом решил прекратить эти бесплодные попытки, отправился в ванну приводить себя в порядок. Что характерно, холодный душ и активное растирание полотенцем привели меня в чувство, так откровенно уже не трясло. Накинув на себя одежду, я решил спуститься вниз, посижу в баре или прогуляюсь по окрестностям, если там никого нет, всё равно больше нечего делать.
  Однако в баре уже вовсю кипела жизнь. На тележных колёсах, выполняющих здесь роль люстр, неярко светились лампы, женщина, что вчера подавала мне еду, активно скоблила шваброй пол, Арам тоже что-то делал за своей стойкой. Он поприветствовал меня, помахав рукой, когда я вышел в зал.
  -- Доброе утро, как спалось?
  -- Если честно, не знаю. Вырубился и всё, потом проснулся, а за окном ещё темень, но больше не спится, - я попробовал натянуть зевок, но он у меня не особо получился.
  -- Хотите завтракать, у меня почти всё готово, скоро официально открываться будем.
  -- Хочу, - есть мне реально хотелось, не прям так остро, как вчера, но, тем не менее, это было одно из основных фоновых чувств, - надеюсь, ваше вчерашнее предложение по поводу жаркого ещё в силе, если да, то я до него вполне созрел.
  -- Для вас у Арама всегда найдётся что-то вкусное, сейчас, распоряжусь, будут вам жаркое.
  Он ушел на кухню, откуда уже раздавались звуки активной деятельности. Я посмотрел на приобретённые вчера часы, теперь украшавшие собой мою правую руку, и выяснил, что сейчас только шесть утра. Хм, сколько это я проспал, значит, если тут в сутках тридцать часов, то, пожалуй, что не менее двенадцати часов кряду. Неслабо. Понятно, почему больше не смог уснуть, организм своё получил с запасом. Минут двадцать Арама не было, потом он появился с большим подносом, расставляя тарелки у меня на столе. Большое блюдо с собственно дымящимся, источающим ароматы содержимым в виде мяса и обжаренных ломтиков картофеля, тарелка с нарезанными овощами, хлеб и соусница. Желудок сразу дал о себе знать, что он готов всё это немедленно переварить. У меня возникла идея расспросить бармена во время еды, разузнать его версию подробностей тутошней жизни, благо он сейчас не был занят посетителями, но только я собрался это сделать, как в дверь зашла большая компания служащих базы. Среди них были две женщины, одна светленькая очень симпатичная девушка с короткой стрижкой, а вторая брюнетка с хвостом длинных волос сзади, в которой я легко узнал Оксану. Она тоже увидела меня и сразу подсела за мой столик, широко улыбаясь мне. От вошедшей компании к нам подошел Боб, тот самый бывший американец, кого я вчера тушил своим телом. Руки его были намазаны пятнами какой-то зелёной мази, за спиной на ремне висел укороченный карабин М4.
  -- Рад, что ты уже не спишь, Алекс, - он назвал моё имя на английский лад, хотя его русский был очень хорош, даже без акцента, - мне вчера доктор сказал, что если бы ты опоздал со своим рывком, я бы успел обгореть до состояния, когда медицина для меня бесполезна. Спасибо тебе, мужик. Мы тут с ребятами собрали тебе кое-что, взамен утраченного. Так сказать, подарок от охранного отделения базы, возьми, не побрезгуй, тебе пригодится.
  Он поставил мне под ноги средний по размеру армейский рюкзак, очень удобный с виду, и явно не пустой. После чего крепко пожал мою руку и отошел к компании других вояк с такими же, как у него карабинами, что расположилась за другим столиком, оставляя меня наедине с девушкой.
  -- У вас тут всегда такие ранние подъёмы? - начал я новый разговор, когда мы, наконец, вдоволь наулыбались друг другу. Я действительно видел, что мне рады, а не просто выражают дежурные эмоции в порядке работы с посетителями.
  -- Нет, как раз наоборот, обычно подъём только через два часа, в восемь, но сегодня в связи со вчерашней аварией, ждём комиссию, вот нас и подняли ни свеет ни заря. Начальница здешняя та ещё мымра, всё выслужится хочет, но у неё это никак не получается, а потому и гоняют нас тут как солдат-новобранцев по плацу. Сейчас будем приводить всё к образцово-показательному состоянию, прямо как в 'потёмкинской деревне'. Хорошо хоть траву в зелёный цвет красить не заставляют.
  
  К нам подошел Арам, радушно поздоровался с Оксаной и спросил, что та будет заказывать. Она посмотрела в мою тарелку, и показала, что давай то же самое, что и у меня. Только пока оно ещё готовится, мол, вилку дай. Я вначале не догадался, зачем ей вилка, когда нет еды, но потом она меня оставила в лёгком замешательстве, когда подсела ко мне поближе и стала таскать куски мяса и картошку из моей тарелки. Очень смелое решение с её стороны, впрочем, я был совсем не против, а даже наоборот. Ибо совместная еда из одной тарелки может предполагать дальнейшее сближение. А кто-то говорил, что Оксана неприступна как скала..., вот и верь теперь людям. Когда большая часть еды уже была у нас в желудках, девушка посмотрела на меня своими ясными глазами и вздохнула:
  -- Жалко, что мне сейчас на работу идти надо, хочется пообщаться с тобой, немного погулять по окрестностям, на пляж сходить, тут даже купаться можно, представь?
  Несмотря на некоторое сближение, уже возникшее между нами, я сначала несколько растерялся такой постановки вопроса, но потом быстро решил её поддержать:
  -- А что ты будешь делать после работы?
  -- Вот я к этому и веду речь. После шести часов я хочу тебя видеть. И только не говори, что ты против, укушу, - она приблизила вилку к моей руке, как бы обозначая свои плотоядные намерения.
  -- А вот и не скажу, я не против, я за. Всеми двумя руками и ещё двумя ногами!
  -- Тогда договорились, в шесть часов встречаемся тут и никаких отговорок.
  Мы доели свои порции жаркого, запили их очень вкусным компотом из каких-то местных ягод, и распрощались до вечера. На улице уже было светло, и золотой шар местного солнца стоял над аккуратными местными домиками. Дул довольно таки заметный ветерок, и было даже прохладно. Я решил немного прогуляться после сытного завтрака, дошел до фонтана и понял, что меня снова колотит озноб. Нет, это не дело, если до вечера самочувствие не нормализуется, придётся идти к местным эскулапам. А не хочется, если честно, я как-то всегда опасался врачей, предпочитая заниматься самолечением. Но здесь для него у меня для него нет ни лекарств ни знаний местных реалий. Я вернулся в свой номер, и растянулся на кровати, завернувшись в лёгкое одеяло. Сон не шел, я оказался в состоянии ни сна ни бодрствования, в таком вот болезненном полузабытьи, когда незаметно проходит время, оставляя за собой только чувство неприятного страдания. Из этой полудрёмы меня вывел громкий и настойчивый стук в дверь.
  -- Войдите, открыто, - не поднимаясь с постели, крикнул я.
  В номер вошел Арам собственной персоной, и задумчиво посмотрел на меня, видимо оценивая моё болезненное состояние.
  -- Тут по вашу душу двое внизу сидят, ждут, из орденской комиссии. Что им от вас нужно не знаю, говорят, что срочно. Но если вы совсем плохо себя чувствуете, я могу их попросить вас не тревожить.
  -- Нет, не надо, я сейчас приведу себя в порядок и выйду, лучше уж делами заниматься, чем лежать страдая от лихорадки.
  Минут пятнадцать я уговаривал свой организм перестать хандрить. Холодная вода и активные растирания вроде как помогли, и я спустился вниз. Бармен показал мне на двух мужчин, сидящих за столиком у стены, один был полненький толстячок с маленькими очками в золотой оправе на носу, а другой поджарый высокий брюнет с явно военной выправкой.
  -- Чем могу быть обязан, - я подошел к ним и представился первым.
  -- Нам надо задать вам несколько вопросов, касающихся вчерашнего случая. Если вас это не сильно затруднит, то пройдёмте, пожалуйста, с нами, - толстячок был любезен и хотел выглядеть обаятельным, впрочем, до Арама ему было очень далеко.
  
  Я пошел я ними и вскоре мы сидели в каком-то рабочем кабинете на втором этаже неприметного строения на режимной части базы. По пути мы прошли несколько закрытых ворот, но охранники без всяких слов пропускали нас, с некоторой опаской глядя на моих сопровождающих. Несомненным плюсом кабинета было наличие в нём кондиционера, а вот всё остальное оказалось сплошными минусами. Меня подвергли жесткому перекрёстному допросу, задавая самые неожиданные вопросы, казалось бы, к делу никак не относящиеся. Потом переспрашивали одно и то же по нескольку раз, постоянно перескакивая с темы на тему. Осложнялось это ещё тем, что высокий брюнет, который мне даже не представился, не говорил по-русски, вернее - не хотел говорить, используя английский. По его лицу было видно, что русский он понимает, однако старается делать вид, что нет. Я же его прекрасно понимал, и отвечал ему тоже по-английски, правда, коряво, разговорного опыта в последнее время у меня было мало. От моих ответов он периодически морщился, но не высказывал своего недовольства, что-то записывая себе в блокнот. Толстячок же был явно на подхвате, и постоянно следил за выражением лица брюнета. Часа через три, вытянув из меня все мельчайшие подробности произошедшего, начиная с моего перехода ещё с той стороны, кончающегося вчерашним пожаром, меня решили отпустить. Но предупредили, чтобы я обязательно задержался здесь ещё на пару суток, мол, со мной должны пообщаться другие специалисты, которые ещё не прибыли на базу. Выпроводив меня за охраняемую территорию, толстячок пообещал, что мои расходы, связанные с проживанием будут компенсированы, чтобы я не сильно напрягался по этому поводу и что я могу воспользоваться некоторыми ресурсами базы, типа того же стрельбища по моему усмотрению. Допрос конкретно вымотал меня и не прошел даром для моего настроения, оно пало так низко, что я стал с некоторой теплотой вспоминать камеру отделения милиции, оставшуюся на той стороне.
  
  ***
  
  -- Что скажешь? - высокий брюнет стоял спиной к толстячку, и смотрел в зеркальное окно с односторонней видимостью наружу.
  -- Ваше предположение полностью подтвердилось, Босс.
  -- Я и сам это вижу, заметил что-то ещё?
  -- Так, пока только домыслы.
  -- Ты его дело полностью проверил, уверен, что его нам специально не подкинули?
  -- Исключено. Случайный человек. С той стороной пока связи нет, но по тому, что прошло перед его отправкой, всё и так ясно.
  -- Как только появится связь, перепроверь. Если что - тряхни по своим каналам, чтобы не задерживались со сбором данных. О нём нам надо знать всё. И как только наши медики его обследуют, сразу мне сообщи. Я сегодня возвращаюсь обратно, ты пока остаёшься тут, но не привлекай к себе лишнего внимания, нам это ни к чему.
  -- Слушаюсь, Босс.
  
  ***
  
  Вернувшись в гостиницу, я выпил как воду две чашки крепкого кофе, даже не заметив ни его вкуса, ни его аромата. Не хотелось ни с кем говорить, ни что-либо делать, впрочем, лихорадка отступила и меня больше не беспокоила. Настроение тоже стало постепенно возвращаться в привычное для меня оптимистичное состояние. Чтобы не сидеть просто так, я решил разобраться с подарком от Боба.
  Ну что ж, посмотрим, чем меня одарила судьба..., открываю клапан рюкзака и начинаю доставать и выкладывать на стол его содержимое. Пакет с нижней одеждой, трусы, майки, носки. Всё исключительно светлых песчаных тонов, по три экземпляра, очень хорошо. Футляр с большими очками-хамелеонами, что надо, доеду до города, себе ещё такие куплю. Нож в пластиковых ножнах с двадцатисантиметровым толстым лезвием. Ручка из наборной кожи очень удобно ложится в руку. Баланс клинка предполагает использование его как метательного оружия при необходимости. На той стороне ворот такой 'мясорез' гарантированно попал бы под статью о холодном оружии, но здесь вам не тут, огнестрел рекомендован к повседневному ношению. Так, широкий ремень из светлой кожи, годится. Мой же интеллигентский поясок тут как-то несолидно выглядит, им разве что городские брючки подпоясывать, а не кобуру на него вешать. Камуфляжные брюки и куртка, опять же очень светлой раскраски. Я такой раньше даже не видел, видимо, под местную реальность адаптировано. Близкой раскраски камуфляжная панама - вот, очень полезный предмет гардероба при здешнем солнце. Оплетённая кожей полулитровая фляга с отстёгивающимся креплением под ремень. Полная. Отворачиваю крышку и делаю маленький глоток. Не вода, а какой-то состав, соль, немного кислинки, но без сахара. Надо будет узнать, что это за питьё, купить пару бутылок про запас. Что у нас тут ещё, большая матерчатая походная аптечка с кучей всего, есть инструкция на английском, ладно, с этим позже разберусь, откладываю в сторону. Высокие армейские ботинки из желтой кожи с камуфляжными квадратиками. Подошва мягкая, но плотная, заметны микропоры вентиляции стопы, запасной комплект шнурков и стелек. Размер как раз мой. Вот это подарок, такие ботинки даже в Старом Мире уйму денег стоили, я как-то приценивался к похожим, но вынужден был отложить покупку до лучших времён. Ещё осталась большая противомоскитная сетка и несколько небольших баллонов с какой-то химией, судя по надписям - репилент, отпугивающий здешних кровопийц и что-то ещё. Вроде как всё. Богатое подношение, действительно щедрый подарок за несколько секунд проявленного героизма. Будет возможность, коль вдруг снова окажусь на этой базе, чем-либо в ответ отдарюсь, чтобы не спугнуть удачу, да и просто как-то по-человечески правильно это. Осталось только узнать, что здесь является хорошим подарком. Быстро переоделся в дарованную мне одежду, разве что ботинки решил пока не одевать, померил, походил по комнате, и переобулся в свои кроссовки. По асфальту ходить в них приятнее. Посмотрел на часы и обнаружил, что пора встречать Оксану, было без пятнадцати шесть. Как-то быстро день пролетел, а я ничего полезно для себя так и не сделал. Когда я спустился вниз, девушка уже ждала меня за столиком, потягивая через трубочку какой-то тёмно красный напиток.
  
  -- Давно сидим, ждём? - я сел напротив неё всем своим видом выражая радость от встречи с ней.
  Она осмотрела внимательно мой новый прикид, и осталась явно удовлетворена им. Не зря я целых десять минут вертелся у зеркала, разглядывая, как он на мне сидит, а ведь взрослый мужик, не красна девица.
  -- Ужинать будем? - удовлетворившись моим видом, сказала она.
  -- Обязательно.
  К нам подошла толстая официантка, Арам был занят посетителями у стойки бара. Мы заказали всякой снеди, а я узнал, что за напиток пила Оксана - это оказалось лёгкое вишнёвое вино из местных ягод. Думал и себе взять попробовать, однако решил не нарушать своих правил, и попросил минералку. После еды, когда мы, молча, периодически глядя друг на друга, поглощали съестное, Оксана встала из-за стола и предложила:
  -- Пострелять хочешь?
  -- А как же пляж, ты вчера говорила про него?
  -- На пляж лучше пойти позже, когда солнце низко будет.
  -- Тогда пошли стрелять. Да и оружие мне почистить надо, вчера не до того было.
  -- Бери свою сумку, и айда на стрельбище.
  
  Сегодня стрельбище не пустовало, как вчера, ещё на подходе к нему были слышны частые пистолетные хлопки и звонкие автоматные очереди. Судя по всему, здесь не так уж много развлечений, и в свободное время хватает желающих переводить дорогие патроны. Действительно, народу хватало. У столика с разложенным разнообразным оружием сидел служака с карабином М4 в руках и смотрел на другого, который в положении с колена стрелял из такого же карабина. Чуть дальше от них с очень недовольным видом на английском породистом лошадином лице стояла высокая худая женщина примерно сорока лет, с упорством гвоздившая мишени из большого блестящего пистолета.
  -- Это та самая мымра, которая наша начальница, - тихо на ушко мне шепнула Оксана, - лучше ей зря на глаза не попадаться, но она теперь отсюда нескоро уйдёт.
  -- Может быть, придём сюда попозже? - я решил, что лучше не стоит мешать карьере девушки, мало ли что придёт в голову её боссу.
  -- Поздно, она нас уже заметила, и если мы уйдём, будет ещё хуже. Лучше покажи, как ты стреляешь, это её точно отвлечёт.
  -- Как скажешь.
  Я встал за стол, достал пачки с патронами, и стал набивать барабан револьвера. Оксана поставила мишень на пятьдесят метров. Первый раз я отстрелял четыре патрона в грудь мишени, а три в голову. Сегодня кучность попаданий была несколько хуже, чем вчера, но её вполне хватало для гарантированного поражения цели. Наверное, сказывалось присутствие здесь других стрелков, отвлекающих моё внимание, хотя кратковременный эффект 'туннельного зрения' при стрельбе у меня возникал без проблем. Пока я занимался перезарядкой, Оксана выставила мне две мишени, одну на пятьдесят, а вторую на двадцать метров.
  -- Попробуй быстро перенести огонь с одной на другую, не больше двух выстрелов на каждую, - сказала мне она, когда я защёлкнул скобу, закрывающую барабан.
  Это оказалось гораздо сложнее. Но, тем не менее, я справился и сейчас, хотя дальняя мишень в этот раз отделалась лёгкими ранениями. Я снова вытаскивал горячие гильзы, забивая в каморы новые желтые цилиндрики.
  -- Повтори ещё раз, - Оксана поменяла мишени местами, снова поставив их на разные расстояния.
  Теперь у меня получилось гораздо лучше, гарантированное поражение обоих потенциальных противников в голову. Сзади нас стояли и смотрели за нашими действиями двое охранников, и даже хмурая начальница базы прекратила переводить патроны, посматривая в нашу сторону.
  -- Я поставила боком третью мишень, - девушка тоже встала ко мне за спину, - как только она повернётся, сразу порази её, и только потом быстро стреляй по другим. Учти, мишени будут активны после этого только три секунды, не мешкай.
  Как это ни странно, но я успел отстреляться и сейчас, и даже попал по всём трём мишеням. Не очень хорошо, но попал. Быстро переносить огонь по горизонтали и в глубину оказалось гораздо труднее. Хотя мне такое было вполне привычно, так как не раз приходилось бить из двух столов по двум летящим уткам, но там я стрелял из удобного ружья. Да и разлёт дроби обеспечивал более уверенное попадание при небольшой ошибке наводки. Второй раз из той же позиции я отстрелялся более уверенно. Можно было зачесть безвременную кончину мишеней. Кстати, я заметил, что куда быстрее переснаряжаю барабан. Выбрасываю гильзы практически на автомате и также, не задумываясь, заталкиваю патроны, которые уже не путаются между пальцев, норовя всё время выпасть из рук. Ещё одна такая же позиция ещё больше закрепила успех. Затем Оксана поставила все три мишени на поворот и случайное кратковременное появление. Я несколько раз мазал, не успевая перекинуть своё внимание, но через четыре перезарядки барабана дело пошло лучше. Хороший тир, жалко у нас в армии такого не было, здесь стрелять реально интересно. Правая рука ощутимо устала, и я положил разряженный 'Наган' на стол, массируя себя за кисть и запястье.
  -- Что-то ты быстро утомился, - Оксана неудовлетворённо смотрела на меня, - бери в левую руку и продолжим.
  Я глубоко вздохнул на публику, но снова взялся за коробку с патронами. Начали с мишени на десяти метрах, в которую я умудрился ни разу не попасть. Огорчённо набив барабан, я снова поднял руку, собираясь целиться по мушке, чтобы уж наверняка, но в это момент ко мне подошел один из наблюдавших вояк, и немного поправил её положение, покачав головой, мол - 'вот так держать надо'. Это реально помогло, мишень была пробита три раза из семи выстрелов, но только с самого правого края, а совсем не там, куда я смотрел. Что ж, повторим попытку. Так, уже лучше, попадания ложатся не так кучно, как при стрельбе с правой руки, но все в грудной области. Нужно просто больше стрелять, закрепляя результаты. Чем я и занялся, отодвигая мишень сначала на двадцать, а потом и на пятьдесят метров. Впрочем, на полтиннике мне с левой рукой пока делать нечего, попадаю в мишень один раз из семи в лучшем случае, и куда придётся. Зрители постепенно разошлись, и даже Оксанина начальница покинула нас с тем же недовольным видом. Наверное, он у неё уже на лице застыл как гипсовая маска, интересно, бывает ли она хоть когда-то довольной? Оксана тоже немного постреляла, выпустив пару магазинов из своего семнадцатого 'Глока' по мишеням на двадцати метрах. Что характерно, стреляла она очень хорошо, так что я бы сильно подумал перед тем, как вступить с ней в перестрелку на пистолетах. Затем мы почистили своё оружие, сначала я вычистил свой 'укорот', а потом перебрал 'Наган', Оксана же быстро привела в порядок свой пистолет. Я решил посчитать сегодняшний расход патронов. Однако, три сотни как с куста, и вчера чуть-чуть, а я ещё не хотел брать штуку. Можно сказать - только во вкус вошел, как бы ещё одну не пришлось покупать.
  
  По пути на пляж я закинул оружейную сумку в гостиницу и взял большую бутылку минералки у Арама. По здешней жаре пить хотелось постоянно, хотя я и в курсе, что это неправильно и организм просто с непривычки слишком многого хочет. Опять же нам это в армии столько раз твердили, что я сам могу прочитать большую лекцию на тему, что и как, а главное сколько пить при жаре. Даже математически выверенную раскладку с расчетами, учитывающими массу тела, температуру воздуха, влажность, силу ветра, плотность одежды, и т.п. сделать. Хоть компьютер для этого напрягай. А в организме свой, родной, процессор есть, он сам через желания показывает, что ему надо и сколько. Глючит он бывает и в настройках нуждается, компьютер этот, его желания иногда требуется ограничивать силой воли, если она, конечно, есть. Но так как у меня только второй день акклиматизации, можно не париться, вернее, продолжать париться в самом прямом смысле этого слова.
  
  Пляж представлял собой огороженный забором участок песчаного берега шириной около километра. Высокий забор со спиральной колючкой поверху уходил далеко в море, постепенно скрываясь в пенных бурунах волн. Лёгкий ветер, дующий с моря, пах водорослями и йодом. Народ здесь был, но отдельные небольшие группки отдыхающих располагались далеко друг от друга. Мы с Оксаной расположились примерно в ста метрах от одной такой группки из трёх человек. Девушка постелила большое полотенце на песок и быстро скинула с себя форму. Когда она повернулась ко мне, я мгновенно выпал в прострацию. Из одежды на ней оставались только маленькие трусики, а вот верхней части купальника не было предусмотрено изначально. Она посмотрела на меня с довольной ухмылкой и сказала самую оригинальную в этой ситуации фразу:
  -- Ну и долго ты на голые сиськи пялится будешь? Первый раз женщину без одежды увидел?
  -- Ам...с..., - смог выдавить из себя я, продолжая, как она сказала - пялиться на голые сиськи.
  Впрочем, посмотреть действительно было на что, ровный, полновесный четвёртый номер, да и на такой стройной фигуре смотрелся просто обалденно. Служебная форма заметно скрадывала её женские достоинства, и когда она спала, это должно было вызвать лёгкий шок у любого нормального по ориентации наблюдателя. Не удивлюсь, именно на такой эффект Оксана и рассчитывала, судя по её очень довольному виду. Она красовалась передо мной, поворачиваясь то одним, то другим боком, как бы давая рассмотреть, какая она вся из себя красавица. Будто я раньше этого не видел.
  -- Полюбовался и хватит, - навертевшись, сказала она, - быстро снимай свои тряпки и бегом за мной, - с этими словами она медленно побежала к воде, махая мне рукой, маня за собой.
  
  Я не сразу очухался от зрелища, и целую долгую минуту неуклюже снимал с себя небольшое количество одежды, что на мне была. Когда я подошел к берегу, Оксана уже плавала метрах в двадцати от него. Морская вода была тёплой как парное молоко. Нырнув в накатывающиеся буруны волн, я вынырнул только около плывущей девушки, желая сделать это неожиданно для неё. Я был хорошим пловцом и ныряльщиком, несмотря на то, что жизнь в Питере не очень этому способствует. Река Нева холодна и практически не прогревается за лето, а на Финском заливе не так уж много удобных для купания мест, если только далеко ехать. Но я любил плавать, и хотя бы пару раз в месяц летом выбирался на дальние озёра, где можно было понырять с подводным ружьём за толстыми щуками. Едва я вынырнул рядом с Оксаной, она накинулась на меня и чуть не утопила. Хорошо, что здесь было около двух метров глубины, я сумел под водой обхватить её за талию и оттолкнувшись от дна, вместе с ней ракетой вылететь из воды, чтобы снова плюхнуться в неё, раскидав по сторонам мириады искрящихся брызг. Девушка громко смеялась, вырвавшись из моих объятий, снова стремясь ухватить меня за руки или за ноги. Я выворачивался как мог и сам шел в атаку. Через полчаса плесканий, тяжело дыша, мы выбрались на сушу, и развалились на полотенце, подставляя ласковому ветру наши мокрые тела.
  
  -- А вообще, здесь море очень опасное, - отдышавшись и успокоившись, начала разговор Оксана.
  -- Что-то по тебе это было совершенно незаметно. Бросилась в воду аки русалка.
  -- Тут около берега днём можно не бояться. Здесь слишком мелко и постоянный прибой, для серьёзных морских обитателей неудобно, да и еды мало. Вот ночью подойдут такие рыбки, что им лучше не попадаться, сожрут и добавки попросят. Есть тут у нас любители ночной рыбалкой с берега заниматься, вон, видишь те столбы, - она показала на виднеющиеся в стороне невысокие бетонные сваи около уреза воды, - это для того, чтобы к ним привязаться. Иначе не ты рыбку вытащишь, а она тебя в море утащит, а потом же тобой и перекусит, поделившись с подружками.
  -- Да, серьёзная у вас тут рыбалка...
  -- Зато одним уловом можно всю базу обедом накормить. Если хочешь завтра ночью могу утащить снасти.
  -- А что не сегодня?
  Она посмотрела на меня так внимательно, улыбнулась и качая головой ответила:
  -- На сегодня у меня были другие планы, думаю они тебе тоже понравятся.
  
  Планы мне действительно понравились. Мы долго гуляли обнявшись под большой желтой луной. Я рассказывал Оксане о Питере, об этом красивом городе, о его дворцах и каналах. О людях, которые в Питере совершенно особенные и о том, чем они отличаются от тех же наглых москвичей. Оксана никогда не была в этом городе и слушала меня с большим интересом. Потом я рассказывал о своём детстве, о Нижнем Новгороде, о Великой Волге, рассказывал, как мы с мальчишками озоровали, попадая в разные приключения и с честью из них выворачивались. Рассказывал то, что было приятно вспомнить из моей биографии, как бы сохраняя в памяти из прошлой жизни только то, что реально достойно хранения, оставляя за кадром все тяготы и невзгоды. Девушка слушала меня внимательно, иногда вздыхая в некоторых острых местах моего рассказа.
  Затем Оксана рассказывала мне о себе и о своей прошлой жизни. Она была родом из Иркутска, где прошли её детство и молодые годы. Я никогда не видел Байкала, и она целый час описывала мне его красоты. Даже жалко, что увидеть живьём их мне больше никогда не удастся, дорога на Новую Землю только в одну сторону. Потом она немного поездила по России, пытаясь устроится на более-менее адекватную своему образованию работу, вот и очутилась тут. Вначале она переживала о том, что нельзя вернуться обратно, а теперь уже не просто привыкла, но и не представляет, как можно жить там, 'по ту сторону ленточки', как тут принято говорить про 'ворота'. Когда же нам надоело болтать о нашем прошлом, мы как бы случайно оказались в моём гостиничном номере. Где и уснули обнявшись, полностью утомлёнными в блаженстве друг от друга, только когда на горизонте уже появилась розовеющая полоска новорожденного утра.
  
  
  Третий день.
  
  Проснулись мы поздно, скорее ко времени местного обеда. У Оксаны сегодня был выходной, я тоже никуда не торопился, и, к счастью, меня сегодня никто не домогался, кроме той же Оксаны. Так что после нашего пробуждения прошло больше часа, когда мы, наконец, спустились в бар, где заказали себе одновременно и завтрак и обед. Затем в наших совместных планах ожидался массовый перевод боеприпасов на стрельбище. На это ушло ещё примерно три часа. В этот раз я извёл сразу четыре сотни патронов, набив себе руки в прямом и переносном смысле. Перезарядка 'Нагана' у меня дошла до полного автоматизма, я уже не думал, как это делается, руки работали сами по себе, не занимая внимания вообще. Было так забавно, что я только подумывал о перезарядке, а она уже. И ещё не глядя я всегда брал сразу семь патронов из пачки. Я даже поставил над собой несколько экспериментов, сначала раскладывая патроны кучками по карманам и коробочкам, а потом запуская в них свою руку. В щепоти их всегда оказывалось именно семь, по числу камор в барабане. Если в исходной кучке патронов было меньше семи, это отзывалось у меня чувством явного неудовлетворения. Стрельба тоже шла всё лучше и лучше. Даже с левой руки вполне уверенно бил в голову мишени на двадцати метрах. На пятидесяти было хуже, но попадал в мишень почти всегда. Скорость реакции у левой руки всё же заметно отставала от правой, как сказала Оксана, мне нужно извести на её настрел минимум ящик патронов, тогда она совсем перестанет за меня волноваться. Сбылось моё вчерашнее пророчество, патроны потребуется ещё покупать, но это можно сделать завтра, на Оксанином дежурстве. И вообще, мне реально нравилось стрелять, я почувствовал особый драйв, просто от самой стрельбы и только во вторую очередь от её растущих результатов. Жалко денег на автоматные патроны, у меня чесались руки разложить 'укорот' и перевести по мишеням пяток полных рожков. Вот разбогатею, обязательно буду отстреливать в день по сотне автоматных патронов.
  
  После стрельбища я вспомнил об идее сделать себе кобуру для 'Нагана', и поделился ей с Оксаной. Она полностью поддержала моё начинание и горела желанием активно поучаствовать. С этими мыслями мы оказались в местной мастерской, где наши знакомые техники Михаил и Николай обеспечили нас инструментами и материалами. А вообще они оказались на редкость запасливые ребята. Когда я увидел их инструментальные ящики, я аж побледнел на несколько секунд от настоящей зависти. Эх, мне бы это богатство..., ну да ладно, даже ради такого я сюда не пойду работать, обустроюсь и сам где-то разживусь при случае, или куплю. Всяко не дороже денег будет. Подходящих кусков и обрезков кожи нам должно было хватить на десяток кобур, но тут я всерьёз задумался о том, что же я хочу получить на выходе. Делать классическую закрытую красноармейскую кобуру, которую я помнил по старым фильмам, я категорически не хотел. Нужно сделать что-то для быстрого доставания и с минималисткой конструкцией, но тем не менее, прикрывающей ствол и барабан. Да ещё обеспечить защиту от случайного выпадения, полагаться на поводок от ремня к ручке я не собирался, он неудобен. Посмотрел, как была сделана пластиковая кобура у Оксаниного пистолета. Конструкция как раз та, что мне была нужна, вот только для длинного 'Нагана' она не годится. Я стал рисовать на бумаге предполагаемые варианты, затем мы полчаса спорили, каждый вариант был в чём-то хорош, а в чём-то нет. В результате, кое-какой половинчатый консенсус был достигнут, и мы приступили к работе. Я размечал и резал жесткую кожу, Оксана прижигала заготовки деталей на формовочном станке. Тут и такой нашелся, иначе пришлось бы бежать в гостиницу за утюгом, которым худо-бедно можно решить подобную задачу при отсутствии чего-то специального. Потом я выточил овальный пробойник, чтобы соединить детали кобуры тонкой лентой из кожи, а не заморачиваться с нитью. Что с одной стороны, было бы проще, а с другой - менее надёжно. Так мы провели ещё три часа, к их окончанию оставшись довольны как друг другом, так и полученным поделием. Не 'фирма', естественно, чтобы перед знатоками красоваться, но для повседневной эксплуатации сойдёт. Завтра на стрельбище испытаю, Оксана сказала, что будет учить меня стрелять по-ковбойски.
  
  Тут плавно наступил вечер, в планах стоял ужин и рыбалка. Ужин прошел на ура, а вот рыбалку мы решили отменить, ограничившись недолгим купанием в море и затворением в номере. В эту ночь долго спать тоже не предполагалось, так как ожидались более интересные дела.
  
  
  Четвёртый день.
  
  Утром Оксана встала по звонку будильника в своём сотовом телефоне, да-да, здесь была сотовая связь, чмокнула меня в щёку и быстро убежала на работу, оставив меня досыпать в номере. Впрочем, долго поспать сегодня мне не дали, едва я отдался объятиям Морфея после ухода девушки, в дверь настойчиво постучали. Не дав даже перекусить, меня отдали в лапы эскулапов, специально прибывших по мою душу с целью эту самую душу достать. Чего они со мной только не делали, и каким-то прибором с рамкой везде тыкали, и проводами с датчиками опутывали, заставляли долго глядеть на экран монитора с быстро меняющимися картинками и цветными пятнами, до тех пор, пока у меня не заболели глаза. Заставляли упорно жать экспандер, дышать через трубку в какую-то установку, выцедили из вены целый стакан крови, в общем полдня измывались надомной как могли, а в их глазах читалось явное желание довести мой очень интересный случай до вскрытия. Не удивлюсь, что и для этого у них с собой имелись все необходимые инструменты. Когда же они, наконец, от меня решили отстать и разрешили одеться, я спросил одного из самых разговорчивых медиков, что они во мне такого нашли и к чему вся эта медкомиссия. На что он прочёл мне целую лекцию по-английски, русского он не понимал, из которой я понял только то, что жить я буду, волноваться за здоровье пока не стоит, а вот остальное мне знать как-то не полагается. Хотя по большому секрету он может сказать, что что-то такое во мне есть, правда что конкретно он и сам не знает, случайная аномалия с моим переходом в этот мир как-то повлияла на мой организм, а вот чем конкретно, я выясню на своём опыте в ближайшее время. Однако по очень довольным лицам врачей, они что-то реально нашли, а мне не сказали, ну и Аллах с ними, не говорят, не надо. Затем меня выпроводили с охраняемой территории, объяснив, что мне даётся ещё один дополнительный день пребывания на базе для восстановления здоровья после медицинских процедур. И что завтра в двенадцать часов будет последний поезд до Порто-Франко, так как ещё полторы недели базы по приёму переселенцев работать не будут, последствия мощной магнитной бури сказываются, соответственно не будет и необходимости гонять поезд. Вот так, кончаются мой отдых на базе и начинаются трудовые будни очередного переселенца.
  С этими мыслями я дошел до гостиницы, где меня накормил вечно занятый Арам, а потом я завалился в номер спать, самочувствие опять было не очень.
  
  ***
  
  Закрытый телефонный звонок, разговор на английском языке.
  -- Да, Карл, слушаю.
  -- Мишель только что представил мне свой отчёт, там есть на что посмотреть. И ещё он хотел бы продолжить свои исследования этого очень интересного случая.
  -- Предлагаешь забрать объект на Остров?
  -- Да, Босс. Сейчас о нём здесь никто ничего не знает, следовательно никто не заметит его исчезновения.
  -- Отставить, Карл. Мишель знает только то, что ему положено и лишнее любопытство ему проявлять не стоит, так ему и скажи.
  -- Понял, Босс. Что делать с объектом дальше?
  -- Только пассивное наблюдение. Если он в течение года заметно проявит себя и мы об этом узнаем - тогда и будем решать. Ты помнишь какова у нас вероятность удачного исхода?
  -- Что-то в роде около одной десятимиллионной.
  -- Вот поэтому-то и будем ждать год. Если он именно тот, кто нам нужен, то мы об этом непременно скоро узнаем. А всю лишнюю информацию о нём удали из базы, полномочия у тебя имеются, незачем об этом кому-то кроме нас знать.
  -- Сделаю, Босс.
  
  ***
  
  И снова меня грубо вырвали из мира сновидений. Впрочем, в это раз я был этому рад, так как пришла со службы Оксана. Она зашла в номер, поставила на стол ящик с патронами и безапелляционно заявила:
  -- Давай сюда полтинник, я за тебя заплатила. Или ты считаешь, что здесь дамы должны платить за кавалеров?
  -- Нет, как можно, это будет не только нарушение правил приличия, но и удар по моей самооценке, - с этими словами я вытащил радужную карточку номиналом в пятьдесят экю и передал её девушке.
  -- Тогда собирайся и пошли стрелять. За жизнь завтра подумаешь.
  -- Кстати, - я решил прояснить некоторый вопрос, - мне сказали, что базы на приём временно не работают, магнитная буря и всё такое, почему же тебя не отпускают с дежурства?
  -- Эх..., - тяжело вздохнула Оксана, - кое-кто, кого ты вчера видел на стрельбище, а чьё имя нежелательно поминать всуе, считает, что здесь всегда должен быть образцовый порядок. И даже если нет основной работы, сотрудникам следует чем-то заниматься. Вот и заставляют нас проверками и пустой отчётностью страдать, как будто для этого недостаточно компьютеров. Надоела мне эта работа, знал бы ты как. Уйду я из Ордена, вот доработаю ещё сезон до окончания контракта и уйду. Лучше пойду в Русскую Армию служить, чем с тутошним начальством общаться.
  -- Неужели, всё так плохо? По здешней базе я бы так не сказал, тут всё очень цивильно.
  -- Ты здесь не живёшь, а так, гость на несколько дней. Орден исключительно прагматичная организация. Тут всё поставлено на максимальную эффективность, на максимальную прибыль. Ты, кстати, 'Путеводитель переселенца' читал?
  Я отрицательно покачал головой, действительно как-то до этой книжки не добрался, несмотря на рекомендации.
  -- В общем, будешь читать, не верь всему, что там про Орден написано, они тут совсем не ангелы, какими хотят показаться. У них для персонала реальная потогонная система, и если ты не готов отдать всего себя ради карьеры, то делать тебе в Ордене нечего. Я думала, что справлюсь с любой трудностью в жизни, но теперь так уже не считаю, дорабатываю контакт и всё, с меня хватит! Ну что расселся? - она посмотрела на меня сердитым взглядом, - бери сумку, кобуру и пошли, время не ждёт.
  
  Стрелять по-ковбойски оказалось совсем непросто. Целый битый час я учился только правильно доставать револьвер из кобуры. Вернее не доставать, а резко за секунду выхватывать и стрелять одним движением руки. Тут обнаружились мелкие огрехи сделанной вчера конструкции, впрочем, они были не фатальными и можно было бы на них не обращать особого внимания. Просто я вчера немного неправильно сделал пристёгивающийся кожаный ремешок-предохранитель, не позволяющей оружию случайно выпадать из кобуры. Теперь же этот ремешок болтался и мешал, когда я, то выхватывал 'Наган', то убирал его обратно. Пришлось сходить вбить ещё одну клипсу защёлку, куда можно было пристегнуть этот болтающийся ремешок при необходимости. Ещё одной проблемой стало сразу правильно ухватить за рукоять револьвера, именно так, как нужно для стрельбы на рефлексах. Даже после полутора часов упорной тренировки я периодически совершал одни и те же ошибки, то поражая мишени, то выпуская патроны в молоко. Радовало, что этих ошибок становилось всё меньше и меньше. Я всё больше привыкаю к оружию, чувствуя его продолжением своей руки. Оксана потребовала от меня, чтобы я каждый день в течение месяца продолжал тренироваться, надо окончательно вбить навыки в подкорку. Мол - 'оружие должно стать неотъемлемой частью тебя самого, чтобы ты даже не успевал подумать, надо его применять или нет, а сначала стрелял, и только потом разбирался, стоило ли это делать. Думать и разбираться - удел живых, а если ты не успеешь выстрелить, то заниматься этим тебе уже не придётся, или съедят или застрелят, тут всё строго. А где живёт мирный народ и относительно безопасно, там оружие опечатывают'. Вот с такими кровожадными напутствиями от красивой девушки, которой очень нравилась роль моего персонального инструктора по стрельбе, я дострелял свой первый ящик патронов и начал расходовать следующий.
  -- Кстати, - сказала мне Оксана, когда настрелявшись до боли в руках, я чистил 'Наган', а она перебирала свой 'Глок', из которого выпустила дежурную пару магазинов, - наша мымра, посмотрев вчера на тебя, запретила задёшево продавать патроны к нему, - показала она рукой на револьвер, - да и сами 'Наганы' сказала убрать подальше, не понравилось ей что-то.
  -- Жадная она, не хочет быть благотворительницей для бедных переселенцев, которые как я, перед выходом в большой мир, потренироваться захотят, - я высказал первую возникшую мысль.
  -- Она людей вообще не любит, просто по определению, другие здесь начальством не становятся. Так что пока не спохватились, я отложила себе несколько ящиков и парочку стволов, пока их на дальний склад не отвезли, вдруг твой износится раньше срока и ты приедешь менять его по гарантии, - она озорно подмигнула мне. - Если хочешь, можешь прихватить ещё патронов, пока есть по старой цене.
  -- Нет, тяжело тащить будет. Была бы машина - взял бы с радостью, а пока извини, пусть у тебя полежат, целее будут. И не думаю, что у 'Нагана' столь малый ресурс, чтобы потребовалась скорая замена, я из него чуть больше тысячи выстрелов сделал.
  -- Мало ли что, вдруг потеряешь. А теперь ты точно знаешь где искать замену.
  -- Так может я себе другой пистолет куплю?
  -- Обязательно купишь, даже не сомневаюсь, но вот что расстанешься с этим, - она взяла 'Наган' у меня из рук, провернула пару раз барабан и отдала обратно, - сильно сомневаюсь. Это как первая девушка, сделавшая тебя мужчиной, с такими просто так не расстаются.
  -- Возможно ты и права, не знаю.
  -- Сам убедишься. Ладно, хватит его тереть, бросай в сумку и пойдём ужинать, уже поздно.
  Вечер прошел по вчерашнему сценарию, мы молча гуляли взявшись за руки, купались, а потом долго наслаждались друг другом, пока не обессилили и уснули.
  
  
  Пятый день. 'Путь в большой мир'.
  
  Утром я встал вместе с Оксаной по её будильнику в восемь часов. Мне требовалось собраться самому, упаковать вещи, рассчитаться за постой в гостинице, и к полдвенадцатого подходить на станцию, чтобы успеть сесть на поезд. Девушка обещала прийти меня проводить, а пока быстро оделась и убежала по делам. Я последний раз вымылся в горячей воде, тщательно побрился, накинул штаны и майку, и стал собирать рюкзак. Вообще, грамотная сборка рюкзака - это настоящее искусство, или хорошо тренированный навык. Смолоду, ещё с отцом я регулярно ходил в походы, на охоту без рюкзака тоже никуда, но тем не менее особым мастерством его сбора я не обладал. Так, теперь буду думать, что у меня имеется из вещей, и куда их размещать. Помимо рюкзака есть сумка с оружием и чемоданчик. Очень не хочется занимать руки, но подумаю, что получится. 'Дипломат' в рюкзак влезает, занимая при этом большую его часть, но влезает с трудом и нести на спине такой груз будет неудобно. Решено, вниз частично идут пачки с патронами к револьверу, затем кроссовки, потом одежда, ей пользоваться будет не к спеху. Пустые магазины к автомату и патроны туда же, один рожок на всякий случай я потом набью, всё равно на поезде ехать, но мало ли что. Опять патроны к 'Нагану', эх, много их, надо распределить вес более-менее равномерно, пара бутылок воды и 'Путеводитель переселенца' сверху, в дороге почитаю. Рюкзак забит, хотя место ещё есть. Чемоданчик пуст, а бросать жалко, пригодится, придётся нести. Подумав ещё немного, приторочил кейс к рюкзаку сзади. Пусть выглядит неказисто, зато рук не занимает. Накинул поклажу на себя, подтянул лямки, попрыгал, проверяя ничего ли не отвалится. Всё хорошо. Теперь одежда. Очки на шевелюру, пока не нужны, панаму на затылок. На ремень вешаю нож, пустую кобуру и флягу. Вроде как всё. Попрыгав ещё раз, убедился, что двигаться мне ничего не мешает. 'Ого, время уже десять часов, однако целых два часа собирался', - с этими мыслями я закрыл ключом номер и спустился вниз в бар, нужно успеть ещё позавтракать.
  
  Арам поприветствовал меня рукой, когда я скинул с себя поклажу на пол и разместился за столиком.
  -- Вижу, вы уже собрались в дорогу, - обратился он ко мне, - как вам у нас понравилось?
  -- Было просто замечательно. За столько лет впервые несколько дней реального счастья, несмотря ни на какие мелкие обстоятельства. И кухня у вас тут просто замечательная.
  -- Стараемся, стараемся, - Арам опять лучился радушием и благожелательностью. - Вы в Порто-Франко едете?
  Вопрос был чисто риторическим, куда бы я ещё ехал, если здешний поезд идёт только туда?
  -- Да, а что?
  -- Будете там искать ночлег, есть хорошее место не очень далеко от пассажирской станции, практически в центре города. Мы вместе с младшим братом хотим в Порто-Франко свою гостиницу открыть, я ему помогаю деньгами и прочим, но пока там ещё работы полно, всё только строится. Бог даст, откроемся в следующем сезоне после дождей. Но есть и другие хорошие места, а у меня там есть свои знакомства. И не ходите в 'латинский квартал', несмотря на цены, там ворья и прочих уродов хватает. Ордену до них дела нет, вот и обнаглели вконец.
  -- Хорошо, где мне искать ваших знакомых?
  -- Вот возьмите, - он протянул мне записку с адресом, - по карте легко найдёте, скажете, что от Арама. Никаких проблем не будет.
  -- Спасибо, - искренне ответил я, затем поискал в кармане и положил на стол ключ от номера, - вашу одежду, что вы мне одолжили, я оставил там на спинке кровати. Сколько с меня за проживание и еду? - я достал из кармана свою наличность.
  -- Ничего не надо, - широко улыбаясь, Арам отодвинул от себя мою руку с деньгами, - за вас Орден уже полностью со мной рассчитался, даже с запасом. Для него это не свойственно, но тут присутствовало большое начальство, а потому мелочится не стали. Так что заказывайте всё что хотите напоследок. А я вам ещё в дорогу кое-что от себя приготовлю.
  
  Я заказал себе весьма плотный завтрак, ибо когда я ещё обедать и ужинать буду, еду практически в неизвестность. Ну не совсем неизвестность, по карте можно посмотреть, однако в этом мире за пределами базы я пока не был, а карта всего не расскажет. Когда я наевшись, посмотрел на часы, было уже одиннадцать, и стал примеряться к своей поклаже, Арам снова подошел ко мне и протянул два больших свёртка.
  -- Вот вам на дорожку, как перекусить захотите, вспомните про Арама.
  -- Сомневаюсь, что я так скоро забуду ваше радушие, - искренне ответил ему я.
  
  Мы тепло попрощались, я нагрузил на себя вещи и пошел в сторону станции. Едва я дошел до улицы, ведущей к ней, как меня сзади окликнула Оксана. Она повисла у меня на шее и мы тепло обнимались долгий десяток минут.
  -- Только не обижайся на меня, пожалуйста, - озадачила меня девушка, когда мы расцепили наши объятья,- я тебе сейчас такое скажу, чего ты от меня совсем не ждёшь...
  -- А чего я от тебя не жду?
  -- Знаешь, я сама до сих пор не знаю, что я в тебе нашла и почему у нас с тобой всё это было. Просто укололо сердце, ещё тогда, первый раз когда ты оружие смотрел. Ты какой-то не такой как все, я тут много разных людей, как местных, так и идущих 'из-за ленточки' видела, богатых и бедных, красивых и наоборот. Но они обычные, такие меня совершенно не цепляют. В тебе же что-то странное есть, какая-то непонятная сила. Ты ещё проявишь себя здесь, я верю. И всё же не понимаю, что на меня тогда нашло.
  -- Так бывает в жизни, наверное, вот раз и оно, судьба...
  -- Нет, я не про это.
  -- Про что же?
  -- Ай, извини, я просто хочу тебе сказать, только то, чтобы ты, когда уедешь искать здесь своё место, не думал обо мне. Считай, что между нами был короткий курортный роман, пусть он останется в твоей и моей памяти. Не самое лучшее дело устраиваться в новом мире с образования новых привязанностей, понимаешь меня?
  -- Понимаю, - огорченно вздохнул я, действительно ожидав услышать совсем другое.
  -- Если судьбе будет угодно, мы обязательно встретимся снова, возможно через пару месяцев, через год, через десять лет. И тогда наши отношения загорятся вновь с новой силой или мы просто останемся хорошими друзьями. Я так хочу. Не сдерживай себя от отношений с другими женщинами, которых ты встретишь на своём пути, я не хочу вставать между ними и тобой. Просто помни меня, пожалуйста. Не думай, но помни. Пообещай мне это пожалуйста...
  -- Обещаю, - я вздохнул ещё глубже.
  -- Мне было действительно хорошо с тобой все эти дни, - Оксана уткнулась лицом в мою грудь и несколько секунд сдавленно всхлипывала, - а теперь иди, - выпрямившись передо мной и расправив плечи, сказала она, - тебя ждёт целый мир! И помни то, что ты мне пообещал, - с этими словами она развернулась и быстро пошагала вдаль, оставляя меня наедине со своими расстроенными чувствами.
  
  Я постоял в одиночестве несколько минут, ещё раз вздохнул, и пошел к станции, к своей новой жизни, что ждала меня за её воротами. Такого странного расставания с желанной женщиной, для которой я был желанным мужчиной я и представить не мог раньше. Я был готов обещать Оксане, что непременно вернусь и обязательно заберу её с собой, причём обещать искреннее, всячески рассчитывая это сделать. Однако она совсем не такая женщина, каких я встречал раньше, она знает, как управлять своей судьбой. Возможно, её слова для меня - это какой особый знак с её стороны, не знаю...
  
  -- Добрый день, сэр, - сказал солдат, сидящий за столом с карабином на плече, когда я прошел в дверь станции, - можно увидеть ваш 'АйДи'?
  -- Вот, возьмите, - я протянул ему свою идентификационную карточку.
  -- Спасибо за сотрудничество. У вас есть оружие, которое надо распечатать? - выдал он очередную дежурную фразу, возвращая мне мой здешний паспорт.
  -- Да, вот, я поставил оружейную сумку перед ним на стол.
  Он раскусил специальными щипцами пломбу и улыбнувшись продолжил:
  -- Можете пока зарядить своё оружие. Поезд хорошо охраняется, но уже не является территорией базы. Он подойдёт с минуты на минуту, подождите его на платформе.
  -- Спасибо, поблагодарил я служаку.
  -- Удачи, сэр, счастливой дороги, - он попрощался со мной и откинулся на спинку стула дальше неспешно тащить свою службу.
  
  Я вышел на короткую пустую платформу, скинул с себя рюкзак, открыл его, вытаскивая магазин к автомату и патроны к нему. Быстро набив рожок трассерами воткнул его на место, передёрнул затвор 'укорота', загоняя патрон в патронник, отщёлкнул магазин и добил в него ещё один патрон. Пусть будет и лишним не окажется, подумал я, возвращая рожок и ставя автомат на предохранитель. Надо бы, по идее, снарядить и оставшиеся магазины, однако у меня нет разгрузки, куда их можно запихать, а в карманы нормально они не полезут. Да и поезд, как сказал солдат, хорошо охраняется, так что попробую зря не перестраховываться. Скорее всего стрелять мне пока не придётся, а в городе я себе разгрузку обязательно куплю или сделаю сам. 'Наган' был уже заряжен и отправился в кобуру. Одну пачку патронов к нему я высыпал в небольшой карман брюк. Тоже перестраховка, но пусть будут. Оружейная сумка, в которой оставались ещё свёртки с гранатами, отправилась в рюкзак, который я снова хорошо запаковал.
  
  Прошло действительно немного времени, когда показался неспешно подъезжающий поезд с гулко рычащим мощным дизелем тепловозом. В его голове находилась высокая бронированная платформа с толстыми стволами крупнокалиберных пулемётов, направленных во все стороны. Тепловоз и два пассажирских вагона за ним тоже были частично одеты в броневое железо. Сзади располагалась ещё одна платформа, которую я не особо разглядел, из-за того, что пошел на посадку. В вагоне помимо меня ближе к его дальнему от меня краю сидело трое мужчин, судя по их внешности, индусов или кого-то к ним близкого. Вооружены они были какими-то явно старыми винтовками, кои я не очень разглядел из-за расстояния. Рядом с ними была свалена целая куча объёмных тюков. На моё появление они не обратили никакого внимания, продолжив общение в своём узком кругу. Скинув с себя рюкзак и положив автомат на сиденье, я стал смотреть в окно. Поезд тронулся, сначала медленно проезжая большие сетчатые ворота, рядом с которыми располагалась вышка охраны, потом вырвавшись на открытое пространство, быстро набирая ход. За окном поплыли пейзажи местной саванны. Трава была уже совсем желтой, но попадались и большие зелёные участки. В приличном отдалении я увидел стадо рогачей, не признать которых было очень сложно, даже если я видел ранее только череп одного из их представителей. Были видны и другие животные, группами и поодиночке, но разглядеть их мешало расстояние, а бинокля у меня не было. От железной дороги зверьё держалось на некотором удалении, совершенно не обращая внимания на движущийся поезд. Видимо для них он представлялся всего лишь ещё одним местным обитателем, большим, но не опасным, если к нему, конечно, близко не приближаться. А вообще зверья тут было много. Не успевало скрыться вдали одно стадо, как появлялось в поле зрения другое. Встречавшихся одиночек, больше всего смахивающих на хищников, я бы вообще устал считать, приди мне в голову такая мысль. Судя по всему, охота в этом мире будет не особо интересной, тут достаточно лишь отъехать от населённого пункта, и выбирай себе дичь по вкусу. Наверняка, именно по этому самому вкусу, в самом прямом смысле, тут и подбирают потенциальную добычу. Чтобы умереть тут, в этом мире, от голода, имея винтовку с патронами, требуется очень хорошо постараться. А насчёт реально интересной охоты, надо бы потом расспросить знающих людей. Наверняка здесь есть какое особое зверьё, которого требуется долго выслеживать, чтобы потом подстрелить. Какие-либо хищные кошки, к примеру, с ценным мехом и большими клыками, подходящих для амулетов-ожерелий. Однако без машины здесь делать нечего, на своих двоих недалеко уйдёшь, и мало чего донесёшь, если тебя не сожрут более удачливые охотники по дороге. Я уже успел выяснить, что машины же тут стоят гораздо дороже, чем 'с той стороны ленточки', и хорошо, что получится скопить за год-полтора на что-то подходящее. Так что пока мне об охоте придётся забыть или же напрашиваться к кому в компанию, хотя я не очень люблю это дело. Одно дело присоединиться на равных, а другое вот так, 'падать на хвост', пользуясь чужими ресурсами.
  
  Когда мне надоело смотреть в окно на однообразную флору и разнообразную фауну, а также думать о перспективах пострелять в кого из этой самой фауны, я решил ознакомиться, наконец, с тем самым 'Путеводителем переселенца', до сих пор не удостоившегося моего внимания. Как только эта небольшая брошюрка была извлечена из рюкзака, поезд стал тормозить и медленно-медленно въезжать за ограду другой базы. Проползя ещё сколько-то поезд встал, не доезжая до здешней станции. Затем в стороне раздался громкий гудок другого локомотива, за окном пробежали люди от начала поезда в его конец. Состав снова тронулся и опять проехал не очень далеко, стуча колёсами по стрелкам и пересечением путей. Затем сзади снова раздался громкий гудок и состав немного тряхнуло, стукнулись друг об друга сцепки вагонов. После последовало ещё несколько таких ударов. Судя по всему, к нашему составу прибавилось вагонов. За окном снова побежали люди, но теперь в другую сторону. Состав медленно тронулся в обратном направлении и опять остановился, проехав стрелки и переезды, оказавшись на другом пути. Постояв ещё минут десять, поезд медленно двинулся вперёд и подошел наконец, к здешней пассажирской платформе, на которой нас ждали несколько солдат с узнаваемыми карабинами М-16. В наш вагон вошли четверо, внимательно разглядывая меня и индусов, затем трое устроились одной компанией, а четвёртый, высокий мужчина примерно тридцати лет, поджарый и загорелый с короткой стрижкой и заметными буграми мышц на руках, подошел ко мне и спросил достаточно чисто по-русски:
  -- Сэр, я вижу вы русский, можно я с вами немного поговорю в пути?
  -- Нет проблем, садитесь, - я убрал с противоположного дивана свой рюкзак, приглашая вояку садится напротив.
  -- Меня зовут Смит, - представился он, подавая мне руку для рукопожатия.
  -- А я Алексей, можно Алекс, если вам так будет удобнее, - я пожал протянутую мне руку.
  
  Смит сел напротив меня, сняв с плеча винтовку и положив её рядом с собой на сиденье, так же как лежал около меня мой автомат. Поезд тронулся и стал выезжать с базы. Мы с десяток минут помолчали, дожидаясь пока поезд наберёт скорость.
  -- Я учу русский язык, - снова вступил в разговор Смит, - и мне не хватает разговорной практики, - рассказал он о своей потребности.
  -- А как, кстати, вы определили, что я русский? - задал я интересующий меня вопрос, одет-то я был уже по-местному.
  -- Это было совсем просто, у вас оружие русское, да и ещё едете со стороны базы 'Россия'. А окончательно я убедился в том, что вы именно русский, когда разглядел раритет у вас в кобуре, он показал на рукоятку 'Нагана'. Я такие только на картинках и видел. Можно посмотреть, кстати?
  Я достал револьвер из кобуры и протянул его Смиту. Он осмотрел его внимательно, поискал как откинуть барабан, удивился, обнаружив, что тут так не получается. Ещё немного повертел его в руках и протянул его мне обратно.
  -- Ну и как он вам? - кивая на него спросил солдат.
  -- Стреляет, одним словом, мишени пока не жаловались, а по кому-то другому стрелять пока не приходилось.
  -- Перезаряжать наверное долго, - утвердительно заметил Смит.
  -- Да, магазин поменять действительно быстрее, но я уже как-то привык, да и денег купить что- то приличное пока нет.
  -- Ещё будут, не сомневайтесь, - подбодрил меня он.
  
  Мы снова помолчали, глядя на проплывающие пейзажи за окном. Стад рогачей стало значительно больше, и они гораздо ближе подступали к пути.
  -- У вас взгляд охотника, - уверенно констатировал Смит.
  -- Почему вы так решили, - я несколько опешил от его слов.
  -- Вы на зверя смотрите как будто оценивая, как его удобнее подстрелить будет. Это не очень заметно со стороны, но заметно.
  -- Вы правы, я действительно 'там', - я махнул рукой назад, как бы показывая тот мир, откуда я пришел, - был охотником-любителем. Хорошим охотником, если честно. Правда всё больше по лесному зверю и болотной птице, африканские сафари мне как-то не по карману были.
  -- Здесь, конечно, не Африка, но сафари запросто можно устроить, - солдат как-то заинтересованно на меня поглядел, говоря эти слова.
  -- Было бы интересно, если не очень дорого, я пока имею только орденское пособие, а ещё до 'русских земель' добираться планирую.
  -- Ну, что-то можно и придумать. Было бы сильное желание, а возможности подворачиваются сами собой, здесь мир такой. Иногда местные охотники ищут людей в компанию, так как в одиночку тут охотиться бывает просто опасно. Сами видите, какое тут зверьё серьёзное по размеру. Повадки тоже далеки от миролюбивых. Да и с компанией всегда веселей, если честно. В Порто-Франко есть пара небольших охотничьих клубов, захотите - можете заглянуть. Возможно там и компанию себе найдёте чтобы посмотреть окрестности города и тамошних обитателей.
  -- Я вижу, вы и сами не лишаете себя такого удовольствия, как охота, - заметил я.
  -- Да, действительно. Тут, к сожалению, индустрия развлечений ещё сильно уступает 'Старой Земле'. Зато эти самые развлечения куда как более подходят настоящим мужчинам, благо оружие есть практически у всех.
  
  Поезд шел с хорошей скоростью, и окружающее пространство за окном постепенно менялось. Если поначалу это была ровная как стол саванна, то теперь пошли заросшие пожелтевшей травой пологие холмы, появляющиеся то с одной, то с другой стороны.
  -- Если не секрет, зачем вы учите русский язык? - задал я ещё один интересующий меня вопрос через некоторое время, который у меня завис ещё с самого начала нашей беседы, а теперь вот выбрался на поверхность сознания.
  -- У нас в Ордене от знания дополнительных языков оклад сильно зависит. Чем больше их знаешь - тем больше надбавка. Да и повысить в звании быстрее могут, а это опять же хорошие деньги, - улыбнувшись, заметил вояка.
  -- А почему именно русский, неужели тут он пользуется особой популярностью, я всегда считал, что англичане и американцы предпочитают учить любые другие языка, кроме русского?
  -- Здесь, на Новой Земле, пользуется. Вы уже знаете про Русскую Армию?
  -- Да, мне уже рассказывали про неё. Рассказывали, что там всё строго, дисциплина и всё остальное.
  -- Русская Армия здесь самая сильная военная организация среди независимых государств. С ней принято считаться, у неё очень хорошая репутация. Даже Орден с ней считается, - в голосе Смита чувствовалось профессиональное уважение. - Они постоянно с кем-то воюют, если раньше всё больше со своим неспокойным окружением, то теперь, когда тех более-менее приучили к порядку, помогают другим. Да и половину конвоев в разных неспокойных местах конвойные команды от Русской Армии за деньги проводят. Самообеспечение у них такое. Плюс опыт. Пожалуй не меньше, чем у нашего Патруля.
  -- То есть вы изучаете язык, так сказать, потенциального противника? - озвучил я свою догадку, выслушав его длинный монолог.
  -- В общем да, - улыбнулся Смит, - я здесь уже четвёртый год служу, и за это время русские всё больше и больше усиливались. И в экономике и в военном плане. У них там и золото, и нефть, и железо добывается, а так же промышленность реальная построена, не то, что у других. Даже не хочу думать что произойдёт, если дело дойдёт до вооруженного конфликта между ними и Орденом. В последнее время отношения между нами сильно испортились, это, конечно, не моё дело, но наше начальство, похоже не понимает, что делает.
  -- Неужели всё так серьёзно? И чем это грозит простым людям?
  -- Не знаю, если честно. Тут не Старый Свет, даже местная Америка может не вступиться за Орден, не говоря уже про всех остальных. А в Протекторате Русской Армии всё население подлежит мобилизации в случае войны, даже женщины. Очень серьёзный противник.
  -- Я вот как раз в Демидовск хотел ехать..., - задумчиво тихо сказал я, - не хочется как-то на войну попасть.
  -- Думаю, в любом случае до большой драки не дойдёт, - уверенно подбодрил меня Смит,- здесь и так слишком мало людей, чтобы большие войны развязывать. Можете ехать спокойно, если в составе конвоя, конечно, в одиночку по здешним дорогам мало где безопасно передвигаться, всяких бандитов и разбойников хватает даже здесь, около орденских баз.
  
  Словно подтверждая его слова о бандитах и разбойниках, спереди по движению поезда раздался сильный сдвоенный взрыв. Внутри меня моментально всё резко сжалось в комок, однако чувства страха я не испытал, рассудок продолжал анализировать ситуацию. Вагон резко затормозил, меня кинуло вперёд на сидящего Смита, и в этот момент по вагону несколько раз сильно ударили чем-то тяжелым. Брызнули оконные стёкла, рассыпаясь мелкими искрами, застучали одиночные пули по внешней броне. Я оторвался от Смита и сполз на пол, он тоже последовал за мной. Я нашарил упавший автомат и посмотрел в сторону окна. Рядом с тем местом, где я до этого сидел, была пробита рваная дыра от чего-то крупнокалиберного. Если бы я не упал при торможении, снаряд прошел бы и через меня, не встретив особого сопротивления слабой плоти, судя по тому, что с другой стороны вагона светилась ничуть не меньше входной выходная дыра. Я мельком в движении выглянул в разбитое окно, чтобы разглядеть сложившуюся ситуацию. Напротив остановленного поезда в двухстах метрах с нашей стороны был холм, откуда били несколько огневых точек. Я успел заметить летящую в нашу сторону стрелу реактивной гранаты, врезавшуюся с громким взрывом куда-то сзади состава. Лежать тут при таком раскладе было самоубийством, высунешься - сразу подстрелят, будешь тут чего-то ждать, граната прилетит. Сильный удар в стену и недалеко от меня появилась ещё одна рваная дыра от крупнокалиберной пули, едва не зацепившей меня и Смита. Не думая ни секунды, рывком бросаюсь к разбитому окну на противоположной стороне, рыбкой прыгая в него, прижимая к груди своё оружие. В другое время о таком прыжке бы даже и не подумал, не идиот всё же, так и шею можно запросто сломать, но тут делать нечего. В полёте успеваю сгруппироваться и относительно мягко падаю и перекатываюсь по жухлой траве. Хотя сказать 'мягко', не совсем правильно, приложился плечом и ногой об землю конкретно, хорошо тут камней нет, ободрали бы всего.
  
  Так, что делать дальше? Бежать нельзя. Тут, с этой стороны, равнина понижается и любой бегущий будет представлять собой прекрасную мишень. Спрятаться негде. Остаётся только принять последний и решительный бой, вернувшись к поезду. Но в вагон я не полезу, вот колёсная тележка этого вагона сможет меня прикрыть. Подбираю свой автомат, и быстро работая локтями, ползу к составу. Боковым зрением вижу, как мой маневр с выпрыгиванием из окна повторяет Смит, сообразительный вояка. Заползаю под вагон, протискиваюсь под колёсной осью, выглядывая из-за края колеса в сторону противника. Хорошо, что на мне рюкзака нет, иначе бы не пролез. Здесь под колесом меня ещё разглядеть нужно, они находятся сверху, им удобно бить по вагонам, а вот заглянуть вниз окажется гораздо сложнее. Раскладываю приклад и примеряюсь к стрелковой позиции. Очень неудобно, длинный рожок на сорок пять патронов упирается в землю, не позволяя стрелять из положения лёжа. Придётся скособочится и искать другие варианты. Кое-как прикрывшись колесом, выдвигаю дуло автомата наружу. Ага, слева вижу быстро движущуюся высокую багги с крупнокалиберным пулемётом на турели, активно стреляющим в нашу сторону. Расстояние метров двести, может чуть меньше, сложно попасть, не думая об этом, выпускаю по ней две очереди по три патрона. Вижу как пара трассеров рикошетит от железных стоек, однако водитель тоже что-то поймал. Багги резко дёргается в сторону, переворачивается, кувыркаясь и подпрыгивая несколько раз пока окончательно не останавливается, лёжа на боку. Очень сомневаюсь, что пулемётчик остался жив после таких кульбитов. Краем глаза замечаю, как правее на склоне на пару секунд поднялся силуэт с трубой гранатомёта на плече, поворачивающий её в мою сторону. Заметил, гад. Нет, гранаты нам тут не надо, чуть больше высунувшись из-за колеса быстро ловлю его в прицел, отсекая короткую очередь. Гранатомётчик дёргается, но перед тем, как упасть, успевает выпустить свою смертоносную стрелу. Однако граната проходит чуть выше вагона, улетая куда-то вдаль. Совсем рядом с моей головой щёлкают, уходя в рикошет, и поднимая пыль две пули. Похоже кто-то по мне пристрелялся, надо прятаться. Утыкаюсь за колесо под ось и замечаю, что за соседней колёсной тележкой пристроился Смит, ловя кого-то на мушку из своей винтовки. Сверху из вагона тоже начали периодически стрелять, почувствовав, что у нападающих случились потери, приведшие к снижению плотности огня из крупняка.
  
  Фуух..., как же меня колотит крупная дрожь, переползая под другое колесо, высовываюсь и оглядываю правую сторону холма. В двух местах ближе к вершине замечаю вспышки выстрелов, но не вижу самих стрелков. Хорошо замаскировались, сволочи. Пока они меня не спалили, прицеливаюсь чуть ниже сверкнувшей вспышки и выпускаю одну за одной три очереди. С такого расстояния мне прицельно практически не попасть, а так разлёт пуль от увода автомата при стрельбе вверх, поможет зацепить спрятавшегося стрелка. Один маленький травяной холмик дёрнулся и вспышки с той стороны прекратились. А по прикрывающему меня колесу снова защёлкали пули. Им достаточно неудобно бить вниз, ниже линии вагона, не рассчитывали они на это, готовя себе позицию, а в остальном она просто идеальна. Снова прячусь за колесом и смотрю куда-то совсем вправо, где холм уже постепенно снижается, открывая далёкий горизонт. На фоне стыка синего неба и земли мелькают два инородных объекта. Ещё одна багги с пулемётом и чуть подальше большой камуфлированный под местность внедорожник вылетают из-за холма. Багги, стреляя, идёт в нашу сторону, а внедорожник несётся правее, в сторону железнодорожных путей, чтобы перевалить через них и зайти к нам с другой стороны. Сверху слышатся удары крупнокалиберных пуль, в край колеса, за которым я схоронился, что-то сильно бьёт, брызгает сноп искр, немного ослепляя меня. Я вскидываю автомат и выпускаю в несущуюся вдалеке машину несколько очередей. Она ещё слишком далеко, чтобы уверенно по ней попасть, я замечаю, как мои трассеры проходят рядом, но идут мимо. Был бы у меня нормальный длинный 'Калаш', а не 'укорот', возможно бы и попал. Однако водитель багги решил не испытывать судьбу, и резко заложив крутой вираж, виляя то в одну то в другую сторону, рванул обратно на холм, подальше от несущейся к нему смерти. Я вспомнил про внедорожник, который уже должен был перемахнуть через пути, и змеёй развернулся в другую сторону, поджимая ноги, чтобы их не было видно с той стороны.
  
  Вот он, уже близко, ловлю водителя на мушку, щёлк, осечка, дёргаю затвор, снова целюсь, тяну курок, щёлк. Сердце в груди ощутимо ёкает. Нет, это была не осечка, просто патронов больше нет. Не считая выпустил все остатки магазина по багги. Откидываю бесполезный автомат в сторону, тяну из кобуры 'Наган'. Расстояние до машины уже меньше ста метров и быстро сокращается, пулемётчик у турели меня пока не видит, стреляя куда-то вверх по вагону. 'Так, это тир, это всего лишь тир с подвижными ростовыми мишенями', настраиваю я себя, подавляя внутреннюю панику и успокаивая дрожь в руках. Вот он зрительный тоннель, мгновение и я вижу только фигуру пулемётчика, 'Наган' привычно пару раз кашляет, и он, широко раскинув руки в стороны, вылетает из кузова машины, катясь по земле. В кабине ещё двое, сидящий справа от водителя высовывается в сторону, наводя на меня автомат. Я успеваю выстрелить первым и он обвисает в окне, выронив на землю своё оружие. Водитель же поступил совершенно нелогично, и вместо того, чтобы резко заложить вираж и уходить, виляя, на скорости, вдарил по тормозам и выскочив из кабины, лихо побежал подальше от поезда. Ещё три выстрела, и он падает в траву. С этой стороны вроде как всё. Бег времени как-то вдруг снова стал нормальным, позволяя захватить взглядом перспективу окружающего пространства. Неужели здесь и вправду всё? Нет, вижу, как со стороны низины к нам несутся ещё четыре внедорожника, а за ними пара армейских грузовиков тоже с пулемётами и гранатомётами на турелях. Ну всё, это точно конец, успеваю подумать я, на автомате перезаряжая барабан револьвера и подальше прячась за колесо. Всё равно с такого расстояния никуда не попаду, а, если получится, и кто-то подойдёт близко, я ещё успею подороже продать свою жизнь.
  
  В небольшую щель между колесом и рельсом я наблюдаю, как внедорожники расходятся в стороны, охватывая поезд с головы и хвоста, как рявкают крупнокалиберные пулемёты, с одного грузовика ударил гранатомёт. Я сжался, ожидая близкого взрыва, но он произошел далеко и с другой стороны поезда, откуда по нам стреляли нападавшие. Подъехавшие машины остановились невдалеке от вагонов, из грузовиков на землю попрыгали солдаты, сразу бравшие окружающее пространство на мушку. '- Всем немедленно бросить оружие, стреляем без предупреждения!', по-английски прогрохотал мегафон. Солдаты начали приближаться к поезду, качественно контролируя пространство и не перекрывая друг другу сектора стрельбы. Так, это, похоже, к нам помощь подошла, теперь бы они меня как бандита не прихлопнули бы в неразберихе. А потому я пока решил не шевелиться и вообще не показываться из своего убежища. Они же тут действительно сначала стреляют, а потом думают. Однако меня достаточно быстро обнаружили, но не стали сразу делать во мне дырки.
  -- Эй ты, вылезай на свет, пушку брось и руки на затылок, да без глупостей, ты на мушке, - обратился ко мне какой-то боец, которого я не видел.
  Я решил не искушать судьбу и медленно вылез, встав на колени и сложив руки на затылке.
  -- Джек, это наш, оставь парня в покое, - прокричал из-под вагона Смит.
  -- Смит, ты ли это, дружище, и что ты там делаешь? - солдат, державший меня на мушке явно расслабился, но не опустил винтовку. Рядом стоял ещё один уже немолодой солдат, говоривший со мной и Смитом. Невдалеке расположились ещё трое, направляющие винтовки в нашу сторону.
  -- Лучше помогите мне выбраться, нога застряла, - уже спокойным голосом ответил мой недавний попутчик.
  
  Ещё двое бойцов, закинув винтовки на спины полезли под вагон доставать Смита. Кряхтя и ругаясь они достали его минут через пять. На щеке у него была большая кровоточащая царапина, шел он немного припадая на одну ногу. Я осмотрел себя и обнаружил, что не имею не то что бы какой царапины, даже одежда особо не пострадала. Отряхнуть её и всё, можно сказать отделался в бою лишь лёгким испугом. Смит поздоровался за руку с Джеком, посмотрел на меня и сказал по-русски:
  -- Молодец мужик, если бы не ты, меня бы точно ухлопали. Хороший пример подал, я бы не успел так быстро сориентироваться. И стреляешь отлично. Ну чего стоишь на коленях, вставай, пошли с нами смотреть, кому ещё тут помощь требуется.
  Джек как-то странно посмотрел на Смита, не знаю, понял что он из его речи или нет, но тональность точно уловил. Я поднялся на ноги, автоматически отряхивая свою одежду, пошел в сторону тепловоза за идущими туда солдатами. Около разбитой пулемётной платформы на земле весь в крови лежал молодой чернокожий парень, а над его телом склонился и рыдал во весь голос огромный негр в военной форме Ордена. Его винтовка валялась рядом, как отброшенная мешающая палка.
  -- Это его сын, - тихо сказал мне по-английски Джек, когда мы проходили мимо, - совсем молодой парень был, на безопасный маршрут его поставили и...
  -- А почему на поезд вообще напали, здесь это часто бывает? - я был в некотором недоумении, да и вообще ещё не пришел себя. Мой голос немного дрожал, да и руки не хотели особо слушаться. Начался жесткий отходняк после окончания стрессовой ситуации боя.
  -- Так - первый раз. Было, обстреливали и раньше, железную дорогу только год как проложили. Гады! - Джек эмоционально стукнул кулаком по борту сошедшего с разбитых взрывом рельс локомотива, - на наши патрули сегодня два раза нападали в других местах, мы шестерых там потеряли. Все основные силы с базы ушли в погоню за бандой и попали в другую ловушку, а тут ещё это...
  -- Успокойся, Джек, - положил ему руку на плечо Смит, - всё из-за этого проклятого груза. Как только узнали про него?
  -- Узнали. У нас на базе давно крот завёлся, вся информация о наших патрулях у бандитов имеется, нас как детей в ловушки заманили. И про груз они тоже знали, не один день такую засаду готовить.
  -- А что это за груз такой? - я решил снова проявить своё любопытство.
  -- Извини, парень, - Смит покачал головой, - меньше знаешь, крепче спишь. Так что лучше не спрашивай.
  
  Мы обогнули поезд и перешли на другую сторону, на ту, с которой по нам били бандиты. Здесь уже активно суетились солдаты, вытаскивая из вагонов тела людей и оказывая помощь немногочисленным раненым. На холме стояли два внедорожника с бдящими у пулемётов бойцами, и ещё пятеро солдат методично прочёсывали склон в поисках случайно оставшихся живыми разбойников. При виде окровавленных, разорванных пулями человеческих тел, меня стало сильно мутить и я едва сдержался от сильного рвотного позыва.
  -- Первый раз, парень? - спросил меня Смит, - ничего, привыкнешь и к такому, хотя лучше бы и не привыкать.
  Я едва заметно ему кивнул, всё ещё борясь со своим организмом. Вскоре мне несколько полегчало, хотя окончательно так и не отпустило. Наша помощь уже никому не потребовалась, в живых с этого поезда, кроме меня и Смита, остались только трое человек, причём все они были ранены. Будь бандитов чуть больше или подоспей Патруль чуть позже, могли бы и не отбиться. Пройдя ещё немного в сторону хвоста поезда, я отстал от Джека со Смитом и остановился, около нашего вагона, рассматривая многочисленные пробоины и следы пуль. Крепко и плотно по нам лупили, как только живыми остались непонятно. Здесь меня снова стало мутить, я сел на землю, отцепил от пояса флягу, и выпил её содержимое одним залпом. Помогло не сильно.
  Сколько-то времени я просидел, уставившись в одну точку. Тихо сбоку подошел Джек и положил мне свою руку на плечо.
  -- Куришь? - спросил он меня, - и протянул мне большую зажженную сигару.
  Я машинально взял её в руки, покачал между пальцев и протянул обратно.
  -- Нет, не курю, спасибо за заботу.
  -- Молодец парень, я вот тоже с той стороны не курил, а тут вот пришлось. Здесь такое дело, твоих тут сколько? - он обвёл рукой окружающее пространство.
  -- Моих кого?- непонимающе на него посмотрел я?
  -- Ну скольких ты подстрелил и где?
  Я медленно возвратился назад в своей памяти воспроизводя прошедший бой. Автомат толкает плечо, вот кувырнулась багги, затем пролетает мимо граната, стреляющий травяной бугор, джип с пулемётом, меня снова захватывают переживания, и что характерно, наконец, окончательно отпускает.
  -- Так, сейчас перечислю, - я стал подсчитывать убитых мною, - итак, багги там, - я показал на лежащую невдалеке машину, двое, водитель и пулемётчик. В водителя попал точно, пулемётчик не уверен, но он точно не пережил торможения. Дальше правее от вершины холма гранатомётчик, тоже мой. Справа на склоне, судя по всему, снайпер, поймал на вспышке. И ещё там, с другой стороны, были трое в джипе. Водитель, правда, пытался убежать, не успел. Вроде как всё.
  -- Ловкий ты боец, семерых за пять минут боя положил, видел я из чего, это реально сильно. Тебе за них от Ордена премия полагается, а трофеи с них мои ребята тебе соберут. Джип тоже твоя добыча получается, но это наше бывшее имущество патруля, захваченное бандой, так что тебе за его возвращение премия в четверть стоимости. Если тебе нужна подбитая тобой багги - бери, у неё правда мост сломан, но это чинимо. Или, если хочешь, её нам отдай, мы тебе деньгами компенсируем. Крупнокалиберные пулемёты можешь, конечно, забрать, если на себе утащишь, - он слегка усмехнулся, представляя эту картину, - но лучше оставь патрулю, опять деньгами возьмёшь. У нас всё чётко, без обмана, в оружейном магазине за трофеи столько не получишь.
  Я стал думать. Багги - это, конечно, хорошо, но на нём особо не покатаешься, это всё же боевая единица. К тому же без пулемёта и без пулемётчика она не нужна. Пулемёт может быть, а вот пулемётчика где я тут возьму? Так что лучше откажусь.
  -- Забирайте пулемёты и багги, её всё равно как транспорт нельзя использовать, а на ремонт у меня нет средств.
  -- Теперь будут. Ладно, - он снова похлопал меня по плечу, - если в поезде остались твои вещи, сходи, забери, сейчас сюда ещё бойцы приедут, всё оцепят, и оружие своё забери.
  
  Я сходил за своим оружием на другую сторону поезда, мёртвые тела убитых уже погрузили на машины и увезли, на земле кое-где лишь оставались бурые пятна засохшей крови. Свой револьвер и автомат я получил у бойца, стоявшего рядом с поездом. Он укоризненно покачал головой, показывая мне на пустой рожок. Сам понимаю, не подумал раньше, впрочем, мне должно быть простительно, первый раз выехал с охраняемой территории да на охраняемом поезде. Кто ж знал? Забрал из местами залитого кровью вагона свой совершенно не пострадавший рюкзак, вылез наружу, и устроился невдалеке, сидя на своём чемоданчике, медленно набивая патронами магазины. Нет уж, пусть лучше они неказисто торчат из кармана, зато всегда будут под рукой. Потом, закончив все свои дела, я сидел и смотрел куда-то вдаль, где не видно было людей и только на пределе дальности моего взгляда паслось небольшое стадо рогачей. Даже недавний бой не отогнал их с привычного места пастбища. Так, уставившись в одну сторону, невзирая на солнце и жару, а так же звуки людской суеты позади меня, я просидел больше часа.
  
  ***
  
  -- Что скажешь о том русском, Смит?
  -- Хороший мужик, Джек, реально если бы не его проворство, я остался бы в вагоне. И ведь не побежал он в саванну, как пуганый олень после первого выстрела, а сразу вступил в бой. С одним рожком к кривому автомату...
  -- Как ты думаешь, те его будут искать, если..., - Джек на что-то показал рукой, - ну ты всё понял, да?
  -- Куда же они денутся, ты же сам видишь кто это. С прошлого года этого гада никак не могли найти.
  -- Тогда мы именно так и сделаем.
  -- Убьют же мужика, он ведь ещё ничего не понимает, да и неправильно это решать свои проблемы за чужой счёт.
  -- У нас сейчас просто нет другого выхода, Смит. Присмотри за ним, возьми шефство, так сказать, я тебя от других дел на ближайшее время отмажу, хоть ты и не мой сотрудник.
  -- Хорошо, Джек, но только это в последний раз, я больше под такое не подпишусь.
  -- Я тебя понял, дружище, если у нас в этот раз что-то получится, обещаю.
  
  ***
  
  Из созерцательного состояния меня вывел мой недавний попутчик Смит, подошедший ко мне сзади.
  -- Любуешься природой, Алекс? - отвлёк он меня, возвращая с небес на землю, я заметил, что щёку ему уже заклеили пластырем и вообще выглядел он весьма бодро.
  -- Да вот..., - виновато улыбнулся ему я.
  -- Хватит сидеть, пошли, я тебя до Порто-Франко подвезу. И твой хабар, который ребята уже собрали тоже. Хорошо ты сегодня пострелял, и того стрелка в джипе снял вообще удачно. Знатный был бандит.
  -- А что в нём такого знатного? Бандит и бандит...
  -- Его Орден искал, премия за него дополнительная тебе полагается. И трофеи хорошие, потом разберёшь, оценишь сам. Ну хватит сидеть, пошли, сейчас конвой уже тронется, можно сказать - только тебя и ждут.
  
  Мы пошли с ним к машинам, стоящим невдалеке. Здесь уже было много народа, солдаты занимались своим делом, поглядывая по сторонам, рабочая бригада примерялась к повреждённым путям, думая, как вернуть локомотив на рельсы. Сзади вдалеке послышался гудок ещё одного локомотива, идущего на подмогу своему подбитому собрату. Когда мы сели в патрульную машину и тронулись, Смит, сидевший за рулём, спросил меня:
  -- Алекс, а не хочешь к нам в патруль работать устроится? Нам хорошие стрелки всегда требуются, денег платят больше, чем в других местах, всё снабжение за счёт Ордена, по-английски ты неплохо говоришь, так что возьмут тебя сразу с моей и Джека рекомендацией. На постах сидеть не будешь, пойдёшь к нам в мобильные силы.
  -- Нет, спасибо. Я совсем не хочу воевать, вся эта стрельба по людям действует на меня угнетающе, - и это было действительно так, по крайней мере, именно это угнетение в данный момент я ещё чувствовал.
  -- Как знаешь. Если передумаешь, обратись к представителям патруля Ордена в Порто-Франко, подскажут где меня найти - он протянул мне свою карточку 'АйДи', чтобы я правильно запомнил его имя и фамилию.
  
  
  Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.
  
  Порто-Франко встретил нас весьма обстоятельным блокпостом, с дзотами и бронетранспортёрами, а так же бдящими солдатами Патруля. Хотя в нашем конвое хватало их сослуживцев и личных знакомых, которые приветствовали друг друга, 'АйДи' проверили у всех. Мне пришлось раскошелиться ещё на пару опечатываемых оружейных сумок, чтобы распихать по ним доставшиеся мне трофейные стволы. Если очень постараться, можно было бы в принципе забить всё в одну, но как-то неприлично рабочее оружие как металлолом сваливать в большую кучу. Я так до сих пор и не успел рассмотреть свои трофеи, доверив упаковку Смиту, решившему проявить заботу обо мне и в этом деле, пока со мной разбирались служащие поста. Минут двадцать они перепроверяли мою личность, что-то запрашивая у компьютера и долго дожидаясь его ответа. То ли связь барахлила, то ли ещё что, но пропустили меня только после долгожданного положительного решения их системы.
  
  Порто-Франко собрал в своей архитектуре чуть ли не все возможные стили малоэтажного строительства. Разве что китайских пагод я здесь не увидел, пока мы неспешно ехали по его главной улице. Впрочем, совсем не удивлюсь, что и пагоды тут где-то есть, а если и нет, то вскоре появятся. Однако в основном город был застроен всё теми же двухэтажными домиками из голубоватого и зеленоватого кирпича, Смит рассказал мне, что этот местный кирпич производят тут рядом в местном Европейском Союзе. Город был действительно большим. Хотя по своей изначальной планировке представлял собой некий вариант большой деревни, вытянувшейся вдоль одной главной улицы. Судя по всему, именно так он и был застроен изначально, постепенно прирастая кварталами и улицами. Здешние города не любили тесноты, а потому Порто-Франко казался ещё больше, жить в нем не имея собственного транспорта, было не очень удобно. Особняком в стороне стоял порт с одной стороны города около моря и товарная станция с другой, от которой начиналась одна из двух основных дорог, ведущих на запад континента. Вторая дорога шла другой стороной через цепочку орденских баз к югу в город на берегу моря Нью-Портсмунт, затем через горы в сторону ещё одного города-порта - Виго и дальше. В городе был ещё и достаточно крупный аэродром, принимающий не только лёгкомоторные самолёты, коих в этом мире было абсолютное большинство, но я тяжелые транспортные 'Геркулесы', один из которых прошел практически над нашими головами на посадку.
  
  Смит никуда не торопился, и подвёз меня сначала на грузовую станцию, где собирались конвои, а затем в порт. На грузовой станции я выяснил, что последний конвой в русские земли вышел только сегодня утром, и если бы я прибыл в город вчера, то смог бы к нему присоединиться, пассажиров он брал. Но тут уже ничего не поделать, вчера приехать я не смог бы по вполне объективным причинам, а догнать ушедший конвой было уже нереально. Следующий же конвой ожидался только через два месяца, так что мне было предложено попробовать двигаться с другими конвоями, вскорости идущими в местный Техас, до города Аламо, и уже там ждать любой проходящий русский конвой. Впрочем, мене намекнули, что это может получиться ничем не лучше, так как я просто там дождусь того самого русского конвоя, идущего от Порто-Франко обратно. В расстроенных чувствах я прибыл в порт, где мне повезло больше. До русского порта Берегового через пару недель будет идти британский сухогруз 'Viking', который, правда, пойдёт через Новую Ирландию, а потом зайдёт в Британскую Индию в Порт-Дели. Билет требовалось брать сразу, так как пассажирских кают на сухогрузе было мало, а желающих, появляющихся ближе к его отправлению, всяко больше. Так что я, скрепя сердцем, расстался с пятью сотнями экю со своего счета, цены на билеты тут реально кусались. С грустью взглянув на свой практически опустевший счёт, я вздохнул, думая, что хоть тут появилась какая-то определённость. А мне ещё премии за бандитов обещали, так что голодать в ожидании отплытия не придётся. Мою 'АйДи' зафиксировали в качестве пропуска на судно, и я отправился искать себе жильё по записке от Арама.
  
  -- Как успехи? - спросил меня Смит, дожидавшийся меня в небольшом припортовом кабаке с большой кружкой тёмного пива.
  -- Пока буду тут ошиваться, отплытие только через две недели, - рассказал я о своих ближайших планах.
  -- Пиво будешь? - он покачал в руках полупустую кружку.
  --Нет, я лучше по своему обыкновению минералки выпью.
  Однако в баре минералки не нашлось, пришлось брать какой-то безалкогольный газированный напиток на основе местных ягод. Вкус у него был странный, терпкий и кислый, но жажду он утолял вполне хорошо. Сидевшие невдалеке посетители кабака говорили друг с другом на смеси сразу из нескольких языков. Я сумел опознать только английский и испанский. Даже несколько русских крепких фраз были отмечены моим слухом. Смит молча дождался, когда я ополовиню свою кружку и заметил:
  -- У меня к тебе есть хорошее предложение, раз уж ты застрял в городе.
  -- Какое предложение? - неужели опять работу предлагать будет..., что-то тут я реально оказался востребован.
  -- Да так, мы с Джоном и ещё одним хорошим человеком, с которым я тебя познакомлю позже, послезавтра собирались поохотиться. Если тебе это интересно, то можешь присоединиться к нашей компании. Поедем на двух машинах, нам как раз не хватает ещё одного человека.
  Ну вот, ещё в поезде думал на счёт охоты, можно сказать - просто мечтал об этом, а тут прямо все желания исполняются, волшебный мир, однако...
  -- С большим удовольствием, - согласился с предложением я, - правда у меня здесь ружья для охоты нет.
  Смит рассмеялся, едва не разлив своё пиво.
  -- Здесь с ружьём разве что на мух охотятся, а винтовка неплохая у тебя в трофеях есть. Сомневаюсь, что ты с ней не умеешь обращаться.
  -- У меня карабин был, правда с незнакомым оружием сразу идти на охоту как-то неправильно, пристрелять бы его где.
  -- Нет проблем. Если хочешь пострелять, тут есть неплохое орденское стрельбище около товарной станции, где мы уже были. Всего за четвертак можешь обстреляться сколько захочешь, пока патроны не кончатся. Если же захочешь избавиться от чего-либо, из своих трофеев с выгодой для себя, я покажу тебе здешний оружейный магазин, он тут в городе единственный. И ещё, завтра нам в банк заехать нужно, премию на тебя выписать. Да и мне там кое-что полагается, я тоже успел по бандитам отметиться.
  -- А как с транспортом, пешком как-то неудобно тут.
  -- Завтра я за тобой заеду, а так, если хочешь, можешь взять прокатную тачку. Двадцатка в сутки, правда, без права выезда из города.
  --Ну хоть так, и то дело.
  -- Ладно, где ты там говорил, что у тебя есть наводка на хорошее место постоя? - он поставил на столик опустевшую кружку, я тоже уже почти осилил свою.
  -- Вот, - я протянул ему записку с адресом, - знаешь где?
  -- Поехали.
  
  Ехать было недалеко и через пятнадцать минут я уже таскал свою, заметно увеличившуюся за счёт трофеев поклажу. Гостиничка была совсем маленькой, всего на двадцать пять номеров, но очень аккуратной и чистой. Встретила нас внизу немолодая немного хмурая женщина, сразу заулыбавшаяся, когда сказал, что 'я от Арама'. Не знаю, какие у неё тут с ним дела, но не удивлюсь, если они были знакомы ещё до прибытия в этот мир. Рекомендация оказала реальную пользу, так как номер с ванной, примерно такой же, как и в гостинице Арама, обошелся всего в двадцатку, а не в тридцать пять, как для других клиентов. Хорошая скидка, одним словом. Минусом гостиницы было отсутствие собственной кухни, зато рядом располагались сразу два местных ресторана. Единственный в городе оружейный магазин тоже был недалеко, всего в пяти минутах ходьбы.
  
  Смит уехал отдыхать, оставив меня наедине со своим барахлом. Делать было нечего, денег тоже практически не осталось, так что я наскоро перекусил, умяв совсем не малого размера сэндвич от Арама, и решил разобраться, чем же я тут разжился. Сперва решил разложить большую сумку добра снятого с обитателей джипа. Так, что у нас сверху - неплохой средний бронежилет. Производитель неизвестен, судя по количеству слоёв кевлара, не ниже второго класса будет. Это если вытащить композитные пластины, превратив его в лёгкий броник, типа от обычной пистолетной пули спасёт, но не больше. А вот с пластинами уже ближе к четвёртому получится, если посмотреть на их маркировку, то есть от автоматной обычной пули сразу не умрёшь, сквозного ранения не получишь. От динамического удара никуда не деться, тут уж без вариантов, серьёзной системы распределения энергии удара пули тут нет. И вообще, носить бронежилет по здешней жаре, я даже не представляю как можно. Впрочем, лучше лишний раз пропотеть, чем случайно продырявится. Броник был снят с бандита, который в меня через окно на ходу палить пытался, и он ему ни капельки не помог, так как я стрелял в голову. Вот была бы у него ещё каска..., но каски у него не было.
  Что у нас тут дальше..., хм, очень редкая вещь - полувоенный защищённый ноутбук 'DELL', в комплекте в сумке есть универсальный адаптер питания, работающий и от сети и от автомобиля. Причём ноутбук новейшей модификации, я такие только на картинках в интернете видел. Мобильный пентиум, усиленная батарея, прочный корпус, в рекламе писали, что по нему на машине проехать можно, и ему ничего не станется. Врут, наверное. Однако моя радость по поводу обретения столь ценного агрегата была недолгой. Компьютер оказался запароленным на включение, то есть при включении на экране загоралась надпись 'введите пароль' и после трёх неудачных попыток бук отключался. Плохо. Это в обычном компьютере подобный пароль можно сбросить, закоротив внутреннюю батарейку на материнской плате. Там даже специальные контакты для этого есть. А тут основательная система защиты данных. Даже загрузочный микрокод материнской платы зашифрован, и используется дополнительная микросхема секьюрити-ром. Без пароля всё это добро не более чем набор запчастей, и даже жесткий диск никуда не вставишь, он тоже пароля захочет. Про идею считать с него информацию, можно даже не думать. Не исключено, что именно поэтому мне этот трофей и отдали, не сомневаюсь, что машинку включали, посмотрели на счёт идеи скачать имеющуюся информацию. Даже представляю выражение лица того, кто клал её в сумку для меня, типа - 'пусть он облизнётся и обломается'. Однако я тоже не пальцем деланный, и не такие агрегаты приходилось ломать. Как раз относительно недавно похожую модель расковырял, которой мой приятель где-то задёшево разжился, более старую, конечно, но не исключено, здесь ещё имеющуюся маленькую ошибку в защите так и не исправили. Зачем-то они запоминают в той самой секьюрити-ром МАС адрес сетевого адаптера. Его можно узнать, подключив включенный и просящий пароля бук к компьютерной сети. И потом через специальный программатор считать содержимое этого самого секьюрити-рома и расшифровать вбитый пароль. То ли они специально так сделали, то ли у них ошибка в программе загрузчика, хотя, скорее всего, просто сэкономили на ещё одной копеечной микросхеме, где и полагалось отдельно хранить тот самый МАС адрес по идее. Впрочем, для того, чтобы провести нужную операцию вскрытия, нужны инструменты, паяльник, провода, несколько радиодеталей и другой компьютер. Позже попробую узнать, где тут всем этим на время можно разжиться, всё же такой хороший ноутбук мне совсем не помешает.
  
  Следующим по очереди оказалась камуфлированная разгрузка с полными карманами. Тут были сразу три металлических магазина к 'калашникову' с патронами 7,62Х39 с неизвестным клеймом в виде шестерёнки пронзённой мечом. Патроны с виду были очень хорошего качества, стальная плакированная медью гильза, аккуратный капсюль. Сами патроны, похоже что обычные валовые. Но 7,62 - это вам не 5,45. Потом посмотрю какой ствол этими патронами собирались кормить, там был вроде как какой-то тюнингованный 'Калаш', я видел. Но это было не к спеху, опечатанные оружейные сумки я сдал на хранение в гостиничный сейф. В карманах разгрузки нашлись две американских гранаты. Обычные такие яйцевидные гранаты, без особых изысков. Тактический фонарь - это ценнее, это точно пригодится не один раз. Пара обойм к какому-то пистолету, судя по надписи на обоймах - 'Глоку', с неизвестными мне патронами чуть большего девяти миллиметров калибра с тупорылыми носами. И напоследок я выудил из кармана разгрузки КПК (карманный портативный компьютер) тоже в полувоенном ударопрочном исполнении. КПК, как и ноутбук, оказался запаролен. Можно надеяться, что если мне удастся расколоть пароль в буке, тот подойдёт и к КПК. Надежда небольшая, но тем не менее, у некоторых пользователей на всю их технику стоит один и тот же пароль. Признаться, я и сам такой. Всё, разгрузка пуста, кладу в сторону, снова лезу в сумку. Патроны в пачках, пять штук, те же 7,62Х39. На пачках клеймо в виде картинки с мечом и шестерёнкой и надписью 'Демидовскпатрон', похоже местное производство. Ещё четыре пачки пистолетных патронов сорокового калибра 'Smith & Wesson'. Те самые тупорылые патроны, которые я видел в пистолетных обоймах. Две малогабаритных рации 'Harris', судя по всему, что-то от американской военщины, я с такими игрушками раньше не встречался, но микросхемы от этого производителя паять приходилось не один раз. По внешнему виду и надписям, весьма неплохие радиостанции. К ним зарядки от машины и ещё зарядка к КПК. Пара наручных часов, примерно как у меня, пара ножей разного размера в ножнах. Малогабаритный армейский бинокль с дальномером в чехле. Тоже дорогая и полезная вещь. Две кобуры под разные пистолеты. Вторая, похоже, снята с водителя, в ней два магазина с девятимиллиметровыми парабеллумовскими патронами. Наверняка что-то ещё было и у пулемётчика, но в этой сумке больше ничего нет. Запихиваю всё кроме броника и ноутбука обратно.
  
  В следующем бауле я нашел местную снайперскую 'лохматку' с бурым пятном крови в одном месте. Очень хорошая 'лохматка', я только по вспышкам засёк её хозяина, почищу от крови и моей будет. Ещё кобура с обоймами, нерабочий, но с виду целый КПК, нож-тесак, разные по размеру магазины к винтовке с натовскими патронами 7,62Х51, отдельно патроны россыпью, примерно полторы сотни. Патроны качественные в латунных гильзах, явно 'из-за ленточки'. Бинокль, какая-то военная версия, долго не рассматривал. Очередная рация 'Harris', поменьше размером и с гарнитурой. Немного новее, чем предыдущая пара, но, с виду, несколько попроще. Бензиновая зажигалка, инструментальный нож 'Leatherman'. Причём, настоящий 'Leatherman', а не какая-то китайская подделка из хренового железа. Два разных оптических прицела с хитрыми крепёжными кронштейнами в специальных футлярах. Странно, я не видел бликов от оптики во время боя, неужели снайпер бил с открытого прицела? Вполне возможно, там расстояние меньше трёхсот метров было. Я тоже на такое расстояние из карабина всегда так стрелял, вот если расстояние до цели больше будет, уже без оптики сложно, а так только мешает обзору. Я ведь так и не научился стрелять целясь через оптику и открывая оба глаза, как меня пытались учить более опытные охотники. Типа одним глазом наводишься на цель, а другим сморишь за окружающим цель пространством. Если получится, тут потренируюсь на досуге. О, на дне баула оказались вполне подходящие мне по размеру хорошие ботинки, совсем не изношенные, даже протектор как новенький. Немного обмяты и всё. Да уж, весёлые ребята из Патруля, подобрали с бандитов всё более-менее ценное, оставив их бренные тушки местным падальщикам. В последнем бауле нашлось не так уж много ценного, по сравнению с уже разобранными трофеями. Опять три пистолетных кобуры, пластиковые магазины к натовской винтовке, очень приличное количество патронов 5,56Х45 явно 'из-за ленточки' и некоторое количество от 'Демидовскпатрона', они, похоже, тут не только наш стандарт клепают, ножи, рации, ещё одна неплохая разгрузка, не забрызганная кровью, да и в общем всё, о чём можно упомянуть. Теперь всякого барахла у меня стало заметно больше, чем могло пригодиться. Завтра разберусь с делами и попробую от лишнего избавиться хоть за какие-то деньги. Когда я закончил чахнуть над своим 'златом' как тот самый Кощей, на улице наступила темнота, и я не придумал ничего лучшего, чем завалиться в койку.
  
  
  Шестой день. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.
  
  Утром я долго валялся в кровати, не желая из неё вылезать. Проснулся я слишком рано, и делать ничего не хотелось. Превозмогая свою лень, я дотащился до ванной, затем съел последний привет от Арама, куда-либо идти мне категорически не хотелось, почистил от крови трофейную 'лохматку' и тщательно вымыл чужие ботинки, поставив их сушиться. Только успел подумать, чем бы ещё занять себя, как приехал Смит.
  -- Гляжу, ты с барахлом разобрался, - он окинул взором разложенные по всему номеру вчерашние трофеи, - нашел что-то полезное?
  -- Ещё бы, могу сказать, всё очень полезное, если грамотно приложить руки. Вот только как всё это на себе я потащу, пока не знаю.
  -- Что-нибудь придумаешь, вы, русские, всегда славились своей смекалкой и изворотливостью, - он негромко усмехнулся.
  -- Завидуешь? - передразнил я его, хмыкая в ответ.
  -- Нет, учусь вместе с языком, очень, знаешь ли способствует. Итак, ты готов идти в банк, где тебе причитается некоторая сумма?
  -- Если мне, а не с меня - то всегда готов, как тот самый пионер.
  -- Тогда одевайся и спускайся вниз, я тебе там подожду, сумки с оружием тоже захвати, потом на стрельбище скатаемся, пока там никого нет, - сказал он, и вышел из номера.
  
  В банке я узнал, что стал здесь более-менее обеспеченным человеком. Ну не то, что бы совсем богачом, но теперь можно не считать каждый отдельный экю, стараясь сэкономить на спичках. За семерых бандитов мне полагались семь премий по тысяче, за главаря отдельная премия в пять. Ещё двадцать пять тысяч я получил за машины и два крупнокалиберных пулемёта, которые забрал Патруль. В итоге у меня на счету оказалось тридцать семь тысяч, а это уже была очень хорошая сумма. Можно было идти, приценяться к машинам и рассчитывать на что-либо вполне приличное, правда далеко не самое новое, или на новое, но так, для катания по городу и по дорогам в составе конвоя. Однако у меня уже был куплен билет на корабль, и я всерьёз сомневался, что машину можно будет записать как обычный багаж. И ещё меня посетила мысль сдать этот самый билет обратно, устроиться тут на работу, благо уже поступило два предложения, но червячок сомнения был жестоко задавлен тяжелым аргументом, что новый мир вначале нужно обязательно посмотреть, а не падать в первую удобную ямку.
  
  На стрельбище, которое было заметно попроще, чем на орденской базе, я вначале решил рассортировать и почистить трофеи. Первой из сумки была извлечена американская винтовка М16А3. Я смотрел на неё как мангуст на кобру, не решаясь что делать, разбирать или сразу отложить в сторону. Если честно, то у меня к этому оружию было весьма негативное отношение, правда сформировано оно было исключительно на основе чужих слов о ненадёжности и неудобности данного оружия. До сего момента я видел его только в чужих руках. Смит смотрел на меня понимающе, немного качая головой, видя мои сомнения.
  -- Ну что стоишь, помоги разобрать, коль сам не стреляешь, - обратился я к нему. Благо у него с собой был карабин М4, что по сути - та же М16, только покороче.
  Он показал мне, как это чудо инженерной мысли разбирается и чистится. А ведь действительно чудо инженерной мысли, весьма оригинальная модульная конструкция, всё вроде как просто и понятно, хотя деталек мелких значимо больше, чем в 'Калаше'. И ещё один момент - отвод пороховых газов непосредственно в ствольную коробку, это же надо же до такого додуматься было, сколько геморроя должно быть при чистке, на что я и намекнул Смиту. Тот лишь развёл руками.
  -- Ну что поделаешь, это такая особая концепция всего оружия. Просто требуется использовать нормальные патроны, и тогда оно по идее должно самоочищаться.
  -- И что, оно реально самоочищается? - я был весь скепсис.
  -- Как тебе сказать, не важно, самоочищается она или нет, чистить её всё равно после любой стрельбы требуется по инструкции. Иначе надёжность не гарантируется. И боеприпасы надо брать только определённых марок. Вот твой 'демидовск' в список рекомендованных не входит, однако не волнуйся, хорошие патроны, просто чаще чистить придётся.
  
  Закончив с чисткой и собрав винтовку, я набил два магазина патронами и устроился к стрельбе. Сделав десяток одиночных выстрелов, а затем отстреляв несколько очередей, я остался доволен. Заменил опустевший магазин на полный, расстрелял и его. Что могу сказать, удобная машинка. Отдача не сильная, такая точность стрельбы очередями 'Калашу' и не снилась, хотя на ста метрах стрельбища это не так очевидно. Пули ложатся кучно в цель. Сложновата в обслуживании, по сравнению с тем же 'Калашом', но это пока не смертельно. Однако сразу видны принципиальные конструктивные особенности всей концепции этого оружия. Не могу сказать, что недостатки, хотя как раз они больше всего к ним и относятся. Первое, что бросилось в глаза, вернее сначала бросилось в руки - это магазин. Да, сделано вроде как удобно, легко выпадает при нажатии кнопки и вставляется одним движением. Но если в приёмную горловину попадёт грязь, или магазин будет не совсем чист - всё. Сама внутренняя конструкция чрезвычайно боится загрязнений, её постоянно требуется беречь, беречь от всего, от грязи, от воды, от песка. Так что М16 и её производные больше всего подходят для идеальных условий стрельбища, а не войны. Подумав, решил поделиться этой мыслью со Смитом, может он что прояснит:
  -- Слушай, Смит, а как служат эти машинки в здешних условиях? - я показал на свою М16А3, которую снова перебирал и чистил, теперь уже сам без его помощи, - часто ли бывают отказы и всё такое?
  -- У тебя к этому оружию прямо стойкое предубеждение какое-то..., - ответил он мне улыбаясь.
  -- Не без этого, я сейчас хочу понять, на чём мне остановиться, не таскать же с собой весь свой арсенал на все случаи жизни.
  -- Тогда смотри какой здесь расклад. Местный климат устойчив, если не брать сезон дождей. Грязи тут совсем мало, разве что дорожная пыль, если ты на машине в составе конвоя идёшь. Так что для М16 практически идеальные условия. По стрельбе из неё ты сам уже почувствовал, какова она в деле, я не заметил, чтобы ты был недоволен.
  -- Именно потому и спрашиваю, что понравилась точность боя, да и вообще, удобно. Вот только я всего пару магазинов опустошил, а вдруг придётся стрелять гораздо больше?
  -- Эх, - немного погрустнел Смит, - М16, да и М4, не очень предназначены для интенсивной стрельбы. Более четырёх - пяти магазинов за один раз из неё выпускать вообще не рекомендуется. Это просто такая общая концепция применения оружия в американской армии, и само оружие под неё создаётся.
  -- Интересно, интересно, что за концепция такая? - мне было реально интересно, так как, похоже, здесь находится корень проблемы и ключ к пониманию.
  -- Концепция простая и понятная, что если солдату потребовалось много стрелять из винтовки - это значит неправильно спланирована вся операция. Для решения разных задач есть разное оружие и его много, от пистолетов, до стратегических бомбардировщиков и авианосцев. При нормальном планировании и организации боя, один боец вообще не должен больше пары магазинов расходовать, если случился продолжительный огневой контакт - требуется немедленно отступить или вызвать подкрепление с другим оружием. Так что при такой концепции М16 действительно получается идеальное оружие бойца-пехотинца.
  -- Но ведь на войне всё может случиться, и не всегда планы оказываются эффективными, у нас у русских, есть поговорка - 'гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить'.
  -- Верно. Однако тут вступает в дело обратная связь между низовым звеном, солдатами то есть, и командованием. Командование прекрасно знает, какое есть оружие у их солдат и как надо планировать операции с их использованием. И у этого командования по идее не должно возникать даже мысли направить бойцов в мясорубку, где им может не хватить штатного боекомплекта и где они могут столкнуться с проблемами своего оружия. Такой подход всегда минимизирует потери живой силы, что качественно влияет на моральный дух армии. Понятно в общих чертах?
  -- Постепенно начинаю понимать.
  
  Все нестыковки, имевшиеся у меня ранее на тему сильных и слабых сторон американской армии вставали на свои места. Как оказалось всё завязано в один клубок, оружие, управление боем, да и вообще планирование военных кампаний. И совершенно очевидна чрезвычайно высокая цена такой войны, которую могут позволить себе сами американцы и, пожалуй, больше никто в Старом Мире. А все их действия в рамках блока НАТО по навязыванию такой же системы всем своим партнёрам - это всего лишь механизм непрямого привязывания их к своим ресурсам и подчинение своему влиянию. Ибо сами по себе отдельные члены этого блока оказываются просто несамостоятельны и уже не смогут воевать по-другому. Замкнутый круг получается. А здесь же, в Новом Мире, всё должно быть иначе...
  -- Слушай, - я отвлёкся от своих мыслей и снова обратился к Смиту, - здесь же нет американской армии и нет всего того, что ей полагается для правильного ведения войны. Почему же тогда используется то же оружие, что и там, 'по ту сторону ленточки'?
  -- Это скорее в силу инерции. Орден ведь американский, хоть и пытается выглядеть интернациональным. Вот они по традиции и переняли всё что могли из американской армии, вместе с оружием и солдатами. Я до того, как здесь очутиться, пять лет там отслужил. Служил бы и дальше, но не очень повезло с командованием. Кстати, в местной Америке гораздо в большей чести именно русское оружие, те же АК-101 под 5,56 патрон. Но орденское начальство не переубедишь перейти на него, можно даже не пытаться.
  -- А тебе самому оно как? Я не думаю, что ты для себя не примеривался.
  -- У меня есть свой АКМ из трофеев. Когда не по службе оказываюсь за охраняемой территорией, его беру. В здешних условиях больший калибр лучше, особенно против зверья.
  -- Что-то ты его сюда с собой не захватил, с М4 припёрся? - я решил его немного уязвить, а то читает мне тут лекции о превосходстве американского оружия, понимаешь.
  -- Есть отличие в патронах. Одни собственные, за свои деньги купленные, а другие бесплатно по службе выданы для тренировок личного состава.
  -- Да, существенная разница, тут не поспоришь, - я рассмеялся, оценив весомость представленного аргумента.
  
  Отложив вычищенную винтовку я снова полез в сумку и извлёк оттуда точно такую же сестру-близняшку этой. Разве что вместо штатной ручки-переноски на верхней планке был установлен прицел-коллиматор ACOG. С такими прицелами я раньше не сталкивался, и долго искал где у него должна быть ручка включения подсветки. Смит же, наблюдая за моими действиями только тихо хихикал.
  -- Повезло тебе с этой игрушкой, редкий и дорогой прицел, - прервал он мои поиски, - и не ищи в нём батареек, он пассивный. Там оптоволокно и люминофор, днём от внешнего света работает, а на ночь накапливает и подсвечивает.
  Не вычищая винтовки, я набил магазин патронами и стал ловить очередную ростовую мишень в сетку прицела. Отстрелявшись, решил оставить прицел себе в любом случае, хотя особого преимущества на стометровке по сравнению со штатной прицельной планкой для меня не было, а дополнительные почти полкило веса скорее будут лишними. После стрельбы отсоединив и отложив понравившийся прицел в сторону, вычистил и вторую винтовку, после чего извлёк из сумки очередной трофейный ствол. Это было уже совсем другое оружие, снайперское, завёрнутое в светлую маскировочную ленту. Тоже под натовский стандарт, но уже под 7,62Х51, немецкий полуавтомат Hekler & Koch HK SR9T. Прицелы к ней остались у меня в номере, как и магазины с патронами, которые я забыл взять. Однако тут был недобитый маленький магазин на пять патронов, так что два выстрела по мишеням я из неё сделал. Отдача оказалась весьма приличной, хотя и сам патрон не слабый, сильнее чем с привычным мне карабином СКС. Зато приклад регулировался, позволяя подстроиться под наиболее удобное положение для стрельбы. Вот с такой винтовкой можно и на охоту пойти, снайпера из меня не получится, разве что учить с применением палки кто возьмётся, но с полукилометра точно не промахнусь. Дальше - надо привыкнуть к оружию и к патронам. Снайпер ведь это не только стрельба, это ещё и куча всяких специфических знаний, которыми я не обладаю. Находить удобные для стрельбы места, незаметно выдвигаться на позицию, маскироваться и долго лежать или сидеть неподвижно я умею, на охоте не раз приходилось подолгу высиживать осторожного зверя. Но одно дело охота на животных, а другое дело стрельба по людям, которые могут подозревать, что на них ведётся охота. Здесь я пока полный ноль, хотя свой счёт уже открыл. Просто не стоит преувеличивать свои силы и возможности.
  
  Решил перебрать винтовку, но отложил это дело до лучших времён. Её внутреннее устройство было мне незнакомо, Смит тоже ничем не мог помочь, а потому просто заглянув в ствольную коробку, я решил сначала найти инструкцию, очень не хочется что-то потерять или сломать. В сумке оставались ещё пистолеты, но я их проигнорировал. Так как в другой сумке меня ожидало что-то более интересное, вернее более привычное. Уж знакомые очертания 'Калаша' трудно не узнать, несмотря ни на какой тюннинг. На свет появилось нечто с камуфлированными пятнами и узнаваемыми очертаниями. Вроде 'Калаш', а вроде как и нет. Приклад телескопический с двумя направляющими, скользящими в пазах, идущих вдоль корпуса, с пластиковым подпятником сзади, пистолетная рукоятка непривычно далеко отклонена назад, газоотводная трубка как-то подозрительно длинновата. Переключатель режимов огня в виде небольшого флажка справа над пистолетной рукояткой почти как на некоторых буржуйских стволах, да ещё с четырьмя положениями. Съёмный пламегаситель сложной формы. Крышка ствольной коробки открывается не кнопкой в заднике возвратной пружины, а специальным рычажком. Сидит плотно, хоть планки под западные прицельные приспособления монтируй. Под крышкой какая-то дополнительная конструкция, нарушающая знакомые очертания затворной рамы 'Калашникова'. Да, это уже не 'Калаш', это что-то другое, сделанное на его основе. Я такую картинку где-то в интернете видел, то ли экспериментальный то ли экспортный образец. Смит стоит рядом и внимательно сморит, как я разбираю это чудо. Разбирается, кстати, вполне интуитивно понятно, всё же в основу была взята привычная конструкция 'Калаша'. Судя по всему, то, что я вижу в механизме, называется 'сбалансированной автоматикой', где-то я это читал, не помню. Внимательно осматриваю разобранный автомат и нахожу невзрачную маркировку замазанную камуфляжной краской АЕК-973С. Вот, значит, как это чудо называется. Ладно, попробуем собрать его обратно. Полную разборку я пока делать не буду, там наверняка есть свои сложности, не в условиях стрельбища с ними разбираться. Собираю автомат, ставлю на место крышку ствольной коробки. Ну что же, пришло время проверить, ради чего там столько всего наворотили в механизме.
  
  По одиночным выстрелам никаких отличий от АКМ. Хотя эргономика оружия более продумана. Даже такая, отклонённая назад пистолетная рукоятка позволяет быстрее ловить цель, всего небольшое изменение положения правой руки и подключается 'указательный рефлекс', как на охотничьем ружье. Переключаю флажок управления огнём в положение 'А' - то есть 'автомат'. Вот оно где появляется кардинальное отличие от 'Калаша'! Ствол совсем не задирается вверх, автомат жестко упирается прикладом в плечо, как бы вдавливаясь в него и прилипая к нему. Даже при калибре 7,62 кучность попаданий получилась не хуже, чем у отстреленной мной ранее М16. У неё по сравнению с АЕК-ом нет никаких шансов, хотя бы из-за калибра. Так, тут ещё есть одно положение переводчика огня 'ГР'. Непонятно. Так, это оказывается отсечка очереди в три патрона. Мне как бы не надо, я сам могу момент ловить, но совсем не лишняя опция. Смит стоит рядом, сморит и о чём-то всерьёз задумался.
  -- Дай мне этот ствол попробовать, я тебе патроны компенсирую, - обращается он ко мне.
  Я подаю ему автомат и два полных рожка. Он пару минут примеряется к оружию, то прикладываясь к нему, то опуская ствол. Потом быстро садится на одно колено, вскидывая оружие и за несколько секунд опустошает весь магазин короткими очередями с очень малыми интервалами по нескольким мишеням сразу. Ни одного промаха, я бы так быстро не смог. Он мгновенно перекидывает магазин и снова быстро расстреливает его аналогичным способом. Встаёт с колена, держа автомат левой рукой за цевьё и смотрит на меня.
  -- Если надумаешь продавать, я первый в очереди, - он передал оружие мне, - хорошую цену дам не поскуплюсь, - в его глазах горит азарт.
  -- Что, уже не по нраву тебе шедевры американских оружейников? - я ухмыляюсь, качая головой, - хочешь, отдам М16?
  -- Нет, спасибо, ты просто ещё не понимаешь, можно сказать это практически идеальный ствол для местных условий будет.
  -- Я тоже так думаю, потому лучше себе пока оставлю, - мне действительно понравился этот АЕК.
  -- И всё же если что, ну ты понял...
  Я лишь кивнул ему в ответ и снова задумался о произошедшем вчера.
  
  -- Слушай, если я всё понял правильно, то что-то не похожи нападавшие на нас на обычных бандитов. Что-то у них больно снаряга хорошая оказалась, а взять нас они всё равно не смогли. Может, если разобраться кто они такие и откуда, у них ещё такими стволами разжиться можно?
  -- На счёт разжиться стволами не уверен, но, скажу тебе по секрету, это не распространяемая информация, ты прав. Это не простые бандиты, это профессиональные наёмники. В прошлом году из Старого Мира к нам пожаловали и уже успели несколько раз хорошо отметиться. Их Орден ищет и Русская Армия тоже, им они успели где-то хорошо насолить.
  -- Что-то ты темнишь, Смит, эти наёмники столько глупостей сделали, не профессионалы это.
  -- При штурме поезда профессионалов всего несколько человек было, остальные действительно местная банда. Хотя подготовлена она этими же наёмниками была, но бандиты они и есть бандиты. Да и ещё, сами профи большей частью улизнули, мы далеко не всех видели. У них там ещё несколько грузовиков имелось. Они в стороне стояли, чтобы случайно не привлечь внимание патрульного самолёта, облетавшего железную дорогу накануне, вот и не успели подойти к месту боя. А там и Патруль подоспел. Тоже чисто случайно, кстати. Они утром проводили конвой до Порто-Франко и возвращались назад, с усилением для базы, помнишь, Джек говорил о нападении на патрули? Совершенно случайно заметили бой, в том месте от железки до дороги приличное расстояние. Никто с поезда не смог подать сигнала тревоги, радиосвязь заглушили.
  -- Получается, что всё на волоске висело?
  -- Да, так и есть. Нам всем просто сильно повезло.
  -- И что, потом за ними погоню не послали, и следов не нашли?
  -- Погоню послали и следы нашли, но без всякого толку. Те ушли в саванну, прокатились по дорогам и где-то спрятались. Ищи их теперь до второго пришествия.
  -- Искать-то будут?
  -- Это вряд ли. Некому тут такими делами заниматься, Патруль и так разорваться не может, людей не хватает. Вот когда те наёмники снова проявят себя - тогда уже будет другой разговор.
  -- Не хочется мне с ними пересекаться, если честно.
  -- Мне тоже не хочется, - глубоко вздохнул Смит, - но ничего не поделать, служба.
  
  Я снова почистил АЕК и решил глянуть пистолеты. В сумке с последним автоматом была парочка, один классическая девятимиллиметровая 'Беретта-92', а второй 'Глок-22', с теми самыми патронами, которыми я удивлялся вчера. Я положил два пистолета рядом друг с другом и кивнул Смиту.
  -- Что про эти игрушки скажешь? Я как-то не имел дела ни с тем ни с другим.
  Он взял сначала 'Беретту', выщелкнул и вставил обратно магазин, передёрнул затвор, снова выщелкнул магазин и снова передёрнул затвор, выбрасывая патрон. Ту же самую операцию проделал и с 'Глоком'. Покрутил в руках, посмотрел внимательно стволы
  -- Как ты сказал, 'игрушки', в очень хорошем состоянии, стреляли мало. Если я бы выбирал себе, то взял бы 'Глок', хотя 'Беретта' и солиднее смотрится.
  -- А что у него за калибр такой?
  -- Это оружие агентов ФБР, специально под них сделали, более мощный патрон 'Smith & Wesson' сорокового калибра, чтобы бронежилеты пробивать. Вот только тренироваться с ним накладно будет, патроны больно дороги. Девятимиллиметровый 'люггер' вчетверо дешевле обойдётся, а местный 'демидовск' так и вообще вшестеро.
  -- Для тренировки у меня 'Наган' есть.
  -- Постреляй, попробуй, будет заметная разница, гарантирую.
  
  Разница действительно была. Отдача существенно сильней, но к этому я был готов. Сразу проверил хват, чтобы не палить мимо цели. Удачно попал в мишень на двадцати метрах с первого выстрела, похоже, навык у меня уже закрепился, однако кучность попаданий так себе. Переложил пистолет в левую руку, отстрелял полный магазин. Результат оказался неожиданно существенно лучше чем с правой. Даже самому странно. Решил достать 'Наган' и перепроверить. Здесь всё по-прежнему, правая лидирует, левая отстаёт. Казалось бы какая разница, однако вот. Взял оружие сразу в обе руки. Если мишени находятся рядом, то могу кое-как почти одновременно попасть по ним. Главное здесь слово - 'кое-как'. Стреляя попеременно с небольшими паузами, то с одной руки то с другой, результаты существенно улучшаются. Ладно, остальное дело практики, сейчас не буду на этом сосредотачиваться. Из остальных трофейных пистолетов я оставил себе ещё один 'Глок', но в этот раз классический семнадцатый. Пусть будет запасным и для тренировки, раз на него патроны относительно дешевые. Почистил остальное оружие и сложил в две сумки то, что оставляю себе, а в третью, что пойдёт на продажу. Думал продавать 'укорот', но затем решил его оставить, так как за него тут всё равно много не дадут. А как дополнительное оружие при работе со снайперской винтовкой он может и пригодиться, несмотря на лишние три с половиной кило веса самого автомата и патронов, которые придётся таскать на себе. Пострелял ещё из 'Нагана', большей частью тренируясь в скорости открытия огня. Получалось всё также плохо, но некоторый прогресс несомненно был. После стрельб мы перекусили в небольшом ресторанчике недалеко от порта, а потом Смит закинул меня в гостиницу, сказав, чтобы я к завтрашнему утру был готов идти на охоту.
  
  Решил сходить до оружейного магазина, благо недалеко. Встретила меня снаружи большая вывеска с изображением револьвера и винтовки, и хмурый немолодой продавец внутри. Я внимательно осмотрел имевшееся предложение. Целая стена с самыми различными пистолетами и револьверами. Можно выбирать на любой вкус и цвет, но мне этого добра уже не надо, от некоторых своих бы избавиться. Цены, кстати, кусачие. Обычный семнадцатый 'Глок' семь сотен экю стоит, 'Беретта' ещё дороже. Есть и стеллажи с винтовками, автоматами и даже пулемётами. Всё исключительно западного производства, ничего российского. Что-то новое, а что-то явно б/у (бывшее в употреблении). На одном из стеллажей с разнообразной оптикой обнаружился ценный кронштейн-переходник для крепления западной оптики на российские стволы. Конечно полтинник экю за железку откровенно дорого, но, пожалуй, придётся раскошелиться. Не найдя для себя более ничего интересного, решил предложить продавцу свои излишки, но так как сразу предлагать неправильно, надо сделать покупку.
  -- Уважаемый, - я по-английски обратился к практически игнорирующему моё присутствие продавцу, - мне бы кое-что купить, я показал в сторону кронштейна-переходника, вернее в сторону витрины, где он лежал.
  Тот с невозмутимым, ничего не выражающим видом подошел к витрине и достал необходимое, даже не уточнив, что конкретно мне надо. Несомненно видел, что меня так заинтересовало. Ох не прост этот мужик, хотя сразу и не скажешь.
  -- Вы трофеи, случаем, не берёте? - спросил я, отдав ему купюру необходимого достоинства.
  -- Смотря какие трофеи, - немного гнусавым голосом ответил он, - показывай, раз принёс.
  Я поставил перед ним оружейную сумку, он быстро срезал пломбу и я стал выкладывать на стол свои оружейные излишки. Первыми на свет были извлечены обе М16, а затем и набор пистолетов. Продавец взял одну винтовку, быстро разобрал её и я заметил, как он на меня мельком глянул. В его взгляде проскользнуло то ли уважение то ли удивление, а может и то и другое одновременно. Ту же операцию он проделал и со вторым стволом, отложив в сторону первый. Кстати, недостающая у одной из винтовок ручка переноски нашлась в моих трофеях и я поставил её на место ещё на стрельбище.
  
  -- Как думаешь продавать? - обратился ко мне мужчина, - сразу за деньги или на комиссию выставишь, можно и так и так.
  -- Цена вопроса? - ответил я вопросом на вопрос.
  -- Если сразу за деньги, то это полцены. За комиссию я возьму двадцать процентов.
  -- Давай на комиссию, я пока никуда не тороплюсь.
  -- Хорошо, - сказал продавец, собирая в ящик с номерными ячейками остальное, что осталось на столе, - больше ничего не надо?
  А ведь надо, я поставил на стол другую сумку, попросив её распечатать, достал немецкую снайперку.
  -- Не найдётся ли на эту модель какого мануала (инструкции по пользованию)?
  Тот взял в руки винтовку, посмотрел, покрутил её в руках, снял крышку ствольной коробки, заглянул внутрь, и снова поставил её на место.
  -- Для такой нет. Но я могу поискать от похожих по конструкции немцев, есть у меня тут каталог. Завтра к вечеру заходи, откопирую что найду.
  -- Буду признателен, - поблагодарил я его.
  Я уже было собирался уйти, но вспомнил, что стоит поинтересоваться патронами к снайперке. Почти двести штук у меня было, но запас боеприпасов, как говорится, лишним не бывает. В результате, сходив в гостиницу, я наменял ещё две сотни на более мне ненужные 5,56. Коэффициент обмена был просто грабительским, но с другой стороны, почти честным, патроны были целевые, а не пулемётные. На всякий случай полторы сотни ремингтонов всё же я себе оставил. Мало ли ещё какой ствол попадётся, не покупать же их, если пострелять захочу.
  
  Следующим пунктом на сегодняшний день стояла попытка вскрыть ноутбук. Здесь же рядом обнаружился магазин 'Компьютеры и Электроника', куда я с ним и заявился. Продавец, совсем молодой парнишка, увлечённо во что-то рубился за компьютером, не замечая моего появления. Пока он никак не мог пройти очередной уровень, я рассмотрел, что тут продаётся. Собственно, всё как и на той стороне ленточки в подобном магазине, только цены минимум вдвое выше, да ещё в экю. Видимо сумев прогрызть игровой уровень, парень заметил меня.
  -- Вам что-нибудь подсказать? - одарил он меня самой что ни на есть дежурной фразой для всех без исключения продавцов.
  -- У меня тут есть некоторая проблема, - я немного замялся, подбирая слова как бы попроще рассказать, - мне нужно починить свой ноутбук, но у меня нет инструмента, и ещё мне потребуется на время арендовать какой-либо компьютер. У вас есть такая возможность?
  -- Подождите секундочку, - сказал парень и быстро убежал в заднюю дверь торгового зала.
  Вернулся он не один, а с достаточно миловидной практически незагорелой женщиной около тридцати лет с длинными до пояса светлыми волосами.
  --Чем мы вам можем помочь? - переспросила она меня.
  Я повторил свою просьбу.
  -- Проходите за мной, - сказала женщина, направляясь в ту же дверь, откуда пришла.
  
  Мы поднялись на второй этаж магазина, где явно была жилая зона. Впрочем, тут обнаружилась не только жилая часть, но и хорошо обставленная мастерская, где никого не было.
  -- Здесь есть всё, что вам может потребоваться, женщина смотрела на меня как-то изучающее, с интересом, - вот только помочь вам я не смогу, - как-то грустно добавила она. - Вы сами справитесь?
  -- Думаю да.
  -- Если вы не возражаете, я с вами тут посижу. Могу приготовить кофе, если захотите.
  Что-то она больно щедрая, хотя да, оседлый народ тут от скуки страдает, а я своим приходом компанию создаю.
  -- Не возражаю, и от кофе не откажусь, только не сразу, сначала дело.
  Женщина пожала плечами и уселась на удобный стул из плетёной кожи в углу мастерской. Я оглядел большую комнату внимательным взором, ища всё, что мне может потребоваться, придвинул к столу такой же плетёный стул и включил стоящий под столом компьютер. Когда он загрузился, я подключил к нему в информационную сеть свой ноутбук. МАС адрес вскоре был получен, а я взялся за отвёртки. Действительно крепкие делают корпуса для этих защищённых 'DELL'-ов, полчаса ушло на раскручивание винтов и разборку корпуса. Паяльник в мастерской был, а вот необходимых радиодеталей для того, чтобы сделать программатор, нет. И в городе их купить тоже было негде. Ни магазина радиодеталей, ни мастерской, где занимаются ремонтом электроники тут не водилось, я переспросил у женщины, был в городе ещё одни подобный магазин, как у неё, но поменьше. А ассортимент там был такой же. Положение спас имевшийся в хозяйстве дохлый блок питания от стационарного компьютера, в потрохах которого нашлось всё необходимое. Длинные провода от него тоже пошли в дело, и ещё через пятнадцать минут я спаял нужную схему. Но всё это было лишь подготовкой, схема без специальной программы не работает, а программу здесь взять негде, интернета нет, да и мой архив нужных на все случаи жизни программ остался с другой стороны 'ворот'. Другой бы на моём месте всё бы бросил, но я к такому раскладу был готов. Ещё почти три часа ушло на написание программы. Не такая она уж и сложная, программа эта, благо я такую уже ваял в прошлом году, когда ковырялся с ноутом своего другана. Пока я занимался кодингом (программированием), женщина сидела и смотрела на мои действия. Кофе она меня всё же напоила, да и сама выпила чашечку за компанию. Не знаю, с чего ей так интересно сидеть, со мной даже не поговоришь, когда я активно работаю. И тем не менее, она никуда не ушла, и советами не замучила, так что я напрасно опасался такого развития событий при её присутствии.
  
  Информация с микросхемы была успешно считана, и пока компьютер расшифровывал пароль, дело это не очень быстрое, я снова собрал свою машинку. Мне повезло. Известная ошибка в системе программной защиты была и на этой новой модели. А ведь о ней в интернете писали, на специальных тематических форумах, естественно, но такой крупный производитель как 'DELL', по идее, должен был мониторить всё, что касается его продукции и исправлять обнаруженные хакерами уязвимости. Однако вот уже третье поколение их изделий ломается совершенно одинаковым способом. Я ввёл восьмизначный цифровой пароль и компьютер стал загружать операционную систему. Это победа! Однако для входа в систему требовался ещё один пароль. И тот, что я расшифровал, туда не подходил. Как и не подходили стандартные пароли администратора, имевшиеся в типичных загрузках операционных систем продукции данного производителя. Можно, конечно, плюнуть и переставить 'винды', полностью восстановив работоспособность ноутбука, но мне хотелось добраться до пользовательской информации, которая на нём была. А с закрытой паролем администратора операционной системой и гарантированным включением локального шифрования файловой системы, это бы не получилось, пришлось бы форматировать диск, и прощай данные. Если это был ноут главаря банды, а вернее - наёмников, то там могло оказаться очень много интересного, стоит повозиться ещё. Майкрософт не зря ест свой хлеб, вскрыть защиту его операционки будет посложнее, чем разломить сам ноутбук, однако хитрые ключики есть и к ней. Вот только программу - взломщик писать придется, но это уже не сейчас, на неё времени много уйдёт, хорошо что если за полный день справлюсь. Я выключил ноутбук и откинулся на спинке стула, устал всё же.
  
  -- Первый раз вижу настоящего хакера, - подала свой голос сидевшая до этого в полном молчании женщина, обращаясь ко мне.
  -- Вообще-то я не хакер, - возразил я ей, - просто разбираюсь немножко. Я по различному электронному оборудованию специалист, пришлось некогда изучать. А тут трофей хороший взял, вот и вспомнил былое.
  -- Не отговаривайтесь, не надо, здесь так никто не может, а кто может, то не здесь. Вы, кстати, только взламывать пароли можете или чинить сломанное железо тоже?
  -- Могу и чинить, если есть инструменты и запчасти. А что есть потребность?
  -- Просто огромная потребность, в Порто-Франко нет ни одного специалиста по ремонту электроники. По машинам есть, по оружию сколько угодно, докторов хватает, а вот компьютер вылечить некому.
  -- Я вижу, у вас тут неплохая мастерская обустроена, как раз по ремонтной части.
  -- Эх..., горько вздохнула женщина, - раньше здесь мой муж занимался ремонтом. Но в прошлом году конвой, в котором он шел, попал в засаду на дороге совсем недалеко от города. Случайная пуля...
  -- Соболезную, - поддержал я её как мог.
  -- Вы, кстати, где работаете, если не секрет? - она перешла на более деловой тон, видимо, с потерей своего мужа она давно смирилась.
  -- Не секрет, пока нигде. Я недавно через 'ворота' прошел, второй день как в Порто-Франко.
  -- Это, кстати, заметно, что вы недавно здесь.
  -- Как, по слабому загару? Вы ведь тоже совсем не коричневого цвета, кстати, как местные старожилы.
  -- Ко мне просто не пристаёт, да и нечасто я бываю на солнце. А вы просто ведёте себя немного не так как те, кто здесь уже давно живёт. Любого переселенца сразу видно.
  -- Я это уже сам заметил по тому, как ко мне относятся.
  -- И если вы хотите найти хорошую работу, можете приходить сюда, я вам всегда буду рада.
  -- Вы третий человек, кто меня трудоустроить хочет. Прямо наваждение какое-то, с той стороны ленточки никак не мог найти работу, а тут ещё не прошла неделя, как столько предложений, одно другого лучше.
  -- Здесь большой мир, а людей мало. Хороших людей ещё меньше. Потому если надумаете, обязательно приходите, я буду ждать.
  -- Обязательно приду. Наверное послезавтра, мне опять потребуется компьютер. Кстати, сколько я вам должен за всё это? - я обвёл жестом руки комнату.
  -- Оставьте ваши деньги себе, вам они пригодятся и без этого, мне было приятно наблюдать за тем, что вы делаете, чем-то вы напомнили мне моего бывшего мужа. И кстати, меня зовут Мэри, - наконец представилась она.
  -- Алекс, Ветров Алекс, - на английский манер представил себя я.
  Мэри принесла мне большую кружку какао с ароматными булочками, мы посидели, поговорили за местную жизнь ещё около часа и я отправился в гостиницу. На улице уже стемнело, а мне завтра с раннего утра собираться на охоту.
  
  
  Седьмой день.
  
  Смит заехал за мной, когда рассвет только ещё собирался быть. Мол, 'надо проконтролировать, чтобы ты правильно собрался'. Это кто ещё кого учить будет, я на охоту с детства хожу. Однако здесь были свои реалии, и он, в общем, был прав. Так я сразу получил столько советов и ценных указаний с его стороны, что даже половины не запомнил. И вообще, планировать охоту как настоящую боевую операцию - это как-то за гранью добра и зла, по-моему. Но с другой стороны, если бы мы ехали завалить какого рогача, всё это было действительно лишним. Наша же цель была совсем другой, предполагалось добыть местного козла, который в прочем, совсем не козёл, а кто-то ещё, но у него есть копыта, рога и длинная борода, так что мудрить с названием никто не стал, козёл и всё тут. У этого животного были несомненные плюсы как у объекта охоты. Зверь был редким и очень осторожным. Водился только в определённых местах, в саванне его не встретишь. Мясо козла отличалось особым вкусом, а потому любой местный ресторан платил за его тушу хорошие деньги. И ещё из его рогов и копыт делали местное лекарство, которое по эффективности воздействия на мужчин превосходило знаменитые 'Виагру' и 'Сиалис' вместе взятые. Да и женщинам оно, будучи случайно добавлено, к примеру, в вино, хорошо развязывало моральные узлы. Может сказки всё это, но Смит именно так мне всё и расписывал. Так что ради такого трофея можно было проехать по бушу две сотни миль и полдня пролежать в засаде недалеко от водопоя. А все сложности этого процесса заключались в том, что здесь охотник, если он, конечно, не сидит в машине, сам может легко оказаться добычей для хищников. Потому приходится внимательно следить друг за другом, постоянно контролируя близлежащие окрестности.
  
  Собравшись и взвалив на себя поклажу, мы вышли на улицу. Было уже светло и длинные косые лучи местного солнца пробивались через крыши домов и кроны деревьев к земле, оставляя на ней рваные желтые пятна. Транспортным средством Смита была видавшая виды белая 'Тойота', в варианте 'фермерский грузовик' с кабиной на двоих и большим кузовом сзади. Кузов был местами помят, и если приглядеться внимательно, то можно было заметить следы от замазанных пулевых пробоин. В кузове имелся кронштейн для установки пулемёта, правда сам пулемёт в комплекте отсутствовал. Быстро покидав и закрепив в кузове вещи, мы двинулись в сторону выезда из города, где у нас была назначена встреча с другой парой охотников, и мы уже ощутимо опаздывали на неё. Нас встретил уже хорошо знакомый мне Джек, и высокий крепкий немец лет сорока с крючковатым носом - охотник Ганс. Как-то забавно, если русские через одного считай - Иваны, так немцы сплошь Гансы. У Ганса была большая машина, что-то типа внедорожника-эвакуатора. Хотя, что тут думать, если тот же рогач чуть поменее молодого слона размером будет, да и антилопы местные поболее лошади вырастают, так что такая машина для здешнего охотника в самый раз получается. Иначе добычу придётся по частям везти. Мы представились друг другу и выехали из города. На блокпосте отчего-то сильно весёлые бойцы Патруля распечатали наше оружие и пожелали возвращаться с богатой добычей. Сначала мы быстро ехали по наезженной дороге, оставляя за собой высоко поднятую пыль, но где-то через час пути машина Ганса свернула в саванну, Смит последовал за ней на небольшом удалении и чуть справа, чтобы видеть направление пути вдаль. Несмотря на то, что ещё было утреннее время, пришла реальная жара. Кондиционер в машине был, и даже вроде как работал, но Смит отказался закрывать окна и включать его, типа мне привыкать надо.
  
  Когда мне надоело рассматривать однообразные пейзажи по сторонам под звуки тихо рычащего мотора, я решил помучить вопросами своего напарника.
  -- Скажи, Смит, а как вы тут ориентируетесь хоть, с виду одно и то же со всех сторон, а компаса я у тебя не наблюдаю?
  -- Перед кем-либо другим после такого вопроса, Алекс, я бы стал наполняться внутренней гордостью и рассказывать, как по углу падения солнечных лучей, времени на часах, направлению ветра, он, кстати, тут практически днём не меняется, знания карты и прочее, прочее, можно чётко определить нужное направление движения. Но перед тобой не буду. Лично я тут совершенно не ориентируюсь. Вернее ориентируюсь, как сказал только что, но очень условно. Вот Ганс - тот реально знает куда мы едем. У него природное чутьё, тут он каждый холм, каждый чахлый куст помнит и может проложить верный путь не застряв в каком-либо овраге. Потому ни одна более-менее интересная охота тут без него не обходится, это его и увлечение и бизнес. Он с Джеком закадычный друг, так что мы сейчас экономим кучу экю.
  -- То есть здесь на охоте можно реально построить бизнес? - мне вдруг показалась эта идея интереснее самой охоты.
  -- Нет, на самой охоте бизнес не построишь, а вот на глупых охотниках можно, - Смит громко засмеялся своей шутке.
  -- И много тут этих 'глупых охотников'?
  -- Как тебе сказать, если подумать, то таковых половина мужского населения Порто-Франко будет. Все чем-то заняты, хотя постоянно маются от безделья. Стрелять рогачей, которых тут как свиней на ферме, никому не интересно. Да и невкусные они, из них только тушеные консервы хорошо получаются. Есть ещё антилопы, их мясо, конечно, несколько жестковато, но в окрестностях города их уже мало стало, да бандиты невдалеке от дорог, бывает, шастают, опасно. А вот если захотеть добыть что-то более-менее интересное, требуется уже знать куда ехать. И как это добыть тоже. Так что народ иногда скидывается деньгами и нанимает Ганса как егеря-проводника. Он меньше двух тысяч экю за один выезд не берёт, однако пару раз в неделю обязательно кого-то возит. В общем, совсем не бедствует, несмотря на всю свою страсть к коллекционированию разнообразного оружия. Ты ему только свой АЕК не показывай, не отстанет, пока не выкупит.
  -- Не покажу, не волнуйся, я обещал тебе, что ты будешь первым на очереди, если я его продавать надумаю. Да и потом я его в гостинице оставил.
  -- Зря, тут охота не охота, а автомат с собой обязательно должен быть, - Смит потрогал свободной от руля правой рукой свой АКМ, закреплённый в кронштейне на потолке кабины.
  -- Я 'укорот' взял, он полегче будет.
  -- Ладно, тебе виднее, только зря ты его в сумке оставил, надо было его с собой вместо винтовки брать в кабину.
  -- Винтовку жалко, мало ли что в пути с грузом случится, а 'Калашу' чего станется?
  -- Ты бы лучше подумал о том, что сейчас здесь груз - это ты,- Смит громко засмеялся, - и если что с ним случится, лучше бы ему иметь автомат под рукой, а не винтовку.
  -- Ладно, уел, уел, когда остановимся, перекину.
  -- Уже скоро, даже я узнаю эту местность, были тут несколько раз, сейчас распадок будет, там привал устроим перед финальным броском.
  И действительно машина Ганса повернула вправо, постепенно снижая скорость, и мы съехали в широкий распадок, где и остановились.
  -- Час на отдых и подготовку, - Ганс сразу взялся за общее командование, - новичкам можно пристрелять свои стволы прямо тут, используя торчащие камни на склоне как мишени, - это уже было адресовано лично мне.
  
  Я пожал плечами, взял с сидения машины свою винтовку и неспешно установил на неё одни из имеющихся оптических прицелов. Это был малознакомый мне прицел фирмы 'Leupold' с переменной кратностью и совсем небольшими верньерами настроек. Я видел подобные прицелы у других охотников, но для меня они были слишком дороговаты. Ганс стоял рядом и смотрел что я делаю, тихо говоря про себя толи в мой адрес, толи в адрес винтовки 'зер гут, зер гут...'. У него самого тоже была снайперка с хорошим прицелом, скорее всего - 'Цейсом'. Калибр его винтовки был заметно поболее моего 7,62, то ли триста восьмая лапуа, то ли ещё больше, но точно не пятидесятого, тот бы я опознал, хотя бы по размеру конструкции. Я вытащил бинокль с дальномером, промерил расстояние до некоторых камней. Нашел несколько подходящих на расстояниях от четырехсот до семисот метров. Можно было поискать и более дальние цели, но я не очень был уверен в успешном попадании и на семистах. Устроившись поудобнее на земле и положив в качестве упора небольшой валик, сделанный из части моих бывших штанов, пиджака, и обрезков плотной кожи, сверху обтянутых камуфляжной тряпкой, вот и нашлось достойное применение моей одежды из старого мира, я стал ловить в прицел выделяющиеся камни. На четыреста и на пятьсот метров попал сразу. Типа практически дистанция прямого выстрела, привычная для стрельбы из карабина, просто немного подкорректировал прицел. Перекинул пустой магазин на полный. На шестьсот уже так просто не получается, расстрелял два магазина по пять патронов, и тоже смог зачесть себе этот рубеж. Дальние камни забрали у меня ещё пару магазинов, даже чуть больше семисот метров могу уверенно взять, если ветра не будет. Из своего СКС я на такую дистанцию даже не думал замахиваться, пуля-то долетит, но вот попасть уже сложно, там эффективный предел в половину километра, не больше. Не успел я на пробу прицелиться по ещё более далёкой цели, как рядом со мной ударил громкий выстрел, и я увидел, как разлетелся на куски небольшой белый камень, на дистанции заметно больше километра. Оторвал голову от оптики и увидел позади меня встающего с земли довольного Ганса. Ну да, тут я ему совсем не конкурент. И дело даже не в калибре, не удивлюсь, что он из моей винтовки километровый рубеж легко возьмёт если не с первого выстрела, так с третьего точно.
  
  Прекратив переводить на изменение ландшафта ценные боеприпасы, мы собрались окончательным образом. К месту охоты следует подбираться тихо и пешком, если осторожные звери услышат звуки машин или почувствуют их запах, то скорее всего, мы их просто не увидим. А потому, требовалось оставить машины в двух километрах от предполагаемого места засады, и аккуратно, пользуясь складками местности, пробраться к удобному для стрельбы рубежу. Проверили радиосвязь, рации должны быть у всех, Смит помог мне разобраться с настройками трофейного 'Харриса', он с подобными аппаратами был знаком во время службы в американской армии. Моя модель была совсем новой и имела кучу дополнительных функций, но они пока не требовались, а на разбирательство с ними просто не было времени. Кстати, здесь патруль почему-то использовал преимущественно гражданскую продукцию, те же 'Кенвуды', к примеру. А вот наёмники как раз на армейском оборудовании работали. Оно и понятно, при использовании 'глушилок', сами наёмники оставались со связью. В армейских рациях, в отличие от гражданской продукции, можно запрограммировать механизм автоматического перескока с одного заданного канала на другой заданный канал как по времени, так и по специальным сигналам. А сами 'глушилки' тоже не забивают абсолютно все диапазоны сразу, оставляя кратковременные открытые 'окна' специально для 'своих' по заданной программе. Если согласовать программы в системе РЭБ (радиоэлектронной борьбы) и в системе защищённой связи, то получится, что страдают от отсутствия радиосвязи все, кроме тех, кто эту систему использует. Вот так всё просто. Но даже имея трофейное оборудование, поддерживающее все необходимые функции, вклинится в чужую организованную систему закрытой связи непросто. Нужна именно программа установки, которые меняются от операции к операции. Так что считанная с конкретной радиостанции информация была для нас совершенно бесполезной.
  
  Ещё через два часа езды по саванне, мы оказались на месте, дальше предстоял пеший переход. Здесь ещё было открытое пространство, но дальше, куда лежал наш путь, начинались выходы небольших пологих скал, местами заросших чахлым лесом. Недалеко от скальной гряды и леска, вытекал из-под земли большой родник, скорее даже небольшая речушка, теряющаяся в километре от своего истока в весьма приличном по размеру болоте, заросшим кустами и высоким тростником. Куда, по настойчивой рекомендации Ганса, лучше не соваться. И даже близко не подходить. Ибо всех видов ядовитых змей, обитающих там, даже толком не смогли посчитать, слишком быстро закончились немногочисленные желающие это делать. Однако к самому роднику имелся относительно удобный подход, облюбованный местным зверьём под водопой. Здесь нам и следовало ждать тех самых козлов, которые обитали где-то в здешних скалах, изредка выходя к воде ближе к вечеру. Облачившись в 'лохматки' и обработавшись репилентом, здесь уже хватало назойливых насекомых, желающих отведать нашей крови, мы двумя парами, попеременно страхуя друг друга, выдвинулись в сторону будущей засады. Два километра в одежде и по сорокоградусной жаре - это знаете ли вам, та ещё прогулка. Хорошо, что ветер дует с гор в нашу сторону, а то о нашем приближении узнало бы всё окрестное зверьё по запаху пота.
  У Ганса была самая удобная для наблюдения за местностью точка на вершине небольшой заросшей редкими хилыми кустами возвышенности, но далековато от самого водопоя. Хотя с его-то винтовкой это не расстояние. Мы же, все трое, расположились гораздо ближе на склоне, я примерно в шестистах метрах, Смит и Джон ещё на сто пятьдесят метров ближе. Я оказался с правого краю, ближе всех к скалам. Смит то ли не имел винтовки, то ли не желал её брать, но в качестве оружия у него был тот самый АКМ, только с прилаженной оптикой. Джон же вообще взял какой-то однозарядный штуцер пятидесятого калибра, не пойму, зачем он тогда так близко с ним подобрался.
  -- Проверка связи, - сказала рация голосом Ганса, - наблюдаю все три ваши задницы на позиции.
  -- Проверка связи, - ответил в микрофон я, - наблюдаю задницы Смита и Джека на позиции, задницы Джека, правда не вижу из-за куста, торчат только ботинки.
  Джек чуть-чуть сместился в сторону и я смог видеть его в прицел целиком.
  -- Теперь вижу, - добавил я в микрофон гарнитуры.
  -- Связь есть, - подал голос Джек, - Смит, я тебя, если что, вижу.
  -- И я тебя, если что, - закончил перекличку Смит.
  -- Раз все хорошо устроились, - снова заговорил в эфире Ганс, - затаиваемся и ведём наблюдение. Алекс, ты берёшь на себя правую сторону, Джек, на тебе левая. Смит, ты смотришь за лесом прямо. Я прикрываю тылы и смотрю на ваши задницы. Всем периодически посматривать в сторону друг друга кого вы видите, на предмет появления неожиданных гостей, нам тут ещё долго сидеть. Если кто что заметит, сразу сообщаем в эфир. Отбой связи.
  
  Потянулись долгие часы ожидания. Я просматривал в бинокль свой сектор, периодически поглядывая в сторону напарников. Если не знать точно, где они лежат, ничего особо не заметишь, так очередные травянистые бугорки, коих здесь совсем не мало. К водопою постоянно подходили разные животные, преимущественно криворогие антилопы и мелкие длинноногие газели, но заходили сюда и звери покрупнее, типа наших зубров, только без длинной шерсти и с четырьмя рогами. Такие младшие братья здешних рогачей. Самих рогачей, кстати, в округе не было, Ганс что-то говорил о том, что они не любят стеснённые пространства. Иногда в высокой траве у водопоя мелькали стремительные силуэты каких-то полосатых хищников и копытные быстро разбегались, чтобы через некоторое время вернуться вновь. В стороне болота раздался предсмертный крик крупного животного, кому-то из здешних хищников повезло с обедом. За пару часов лежания не произошло ничего примечательного. Я внимательно осматривал предгорья, в надежде первым увидеть тех, кого мы ждём. Периодически на границе леска мелькали какие-то похожие по описанию на козла звери, но появлялись они всего на несколько секунд, чтобы снова скрыться среди кустов и деревьев. К жаре я потихоньку начинал привыкать. То есть уже мог просто не замечать её, оставляя в фоне. Потребление жидкости я продолжал чётко нормировать, держа свой организм на гране её лёгкой недостаточности. Только так можно быстро приучить его к рациональному употреблению воды и расходованию её через пот. В армии нам объясняли, что организм должен настроиться на постоянное нахождение в жарком климате, это скажется на всём, включая активность мозга и тонус мышц, что вызовет снижение расхода энергии вообще и снизит потребность в охлаждении. Главное постепенно уменьшать количество питья на жаре, не переходя грань реальной достаточности. На третьем часу ожидания два подходящих под описание силуэта отделились от кромки леса и осторожно короткими перебежками с периодическими замираниями и оглядыванием окрестностей, двинулись в сторону родника, иногда прячась среди цепочки небольших кустов.
  -- Внимание всем, - я активировал рацию, - вижу похожие под описание добычи объекты в полутора километрах справа от себя.
  -- Молодец, Алекс, - отозвался Ганс, - это действительно они, теперь и я вижу. Ждём, когда подойдут к водопою. Приготовьтесь к стрельбе.
  
  Не делая резких движений, я отложил бинокль в сторону и взял винтовку, осматривая в прицел место вокруг родника. Оно не пустовало, сейчас там периодически склоняли головы к воде осторожные газели. Пара козлов тоже осторожно пристроилась к ручью в некотором удалении от них. Мне они были хорошо видны, а вот Смиту и Джеку, скорее всего, мешали кусты, вот что значит выбор позиции, ближе - совсем не значит лучше. Ганс сверху тоже всё прекрасно видел, как и то, что стрелять сейчас можем только мы двое.
  -- Алекс, внимание, твой правый, мой левый, как будешь готов сразу бей, я за тобой, меня не жди, - скомандовал он.
  Я взял в прицел голову правого козла, когда тот в очередной раз поднял её, оглядывая окрестности, медленно выбрал спуск. Бах, винтовка дёргается, ударяя в плечо, и я уже вижу, что попал. В ту же секунду сзади стреляет Ганс, и второй козёл падает на землю. Всё, добыча наша!
  -- Джек, Смит, - снова ожила рация голосом Ганса, - вам сегодня немного не повезло, так что идите за машинами. Алекс, остаёшься на месте, если появятся падальщики или хищники сразу стреляй. У некоторых из них тут сформировалась совершенно неправильная привычка идти на выстрелы в ожидании лёгкой поживы. Так что будь внимателен, я прикрою ребят со своей позиции.
  Снова потянулось время ожидания. После наших выстрелов зверьё мгновенно разбежалось от водопоя. Высунувшаяся было из кустов большая тёмная морда какого-то хищника получила от меня пулю, и с громким рёвом убралась обратно, похоже, одного попадания животине было слишком мало, чтобы сдохнуть на месте. Послышался приближающийся звук моторов и к роднику подкатили две наши машины.
  -- Алекс, иди, помогай грузить трофеи, я послежу,- Ганс не торопился покидать свою лёжку, управляя нами по радио.
  -- Уже иду, - ответил я ему в гарнитуру, и неспешно выдвинулся вниз по склону, стараясь обходить отдельные кусты, опасаясь встретить змею.
  
  Погрузка была простая и без особых изысков. Требовалось зацепить трос лебёдки козлу за голову и втащить его тушу в кузов машины по длинным сходням. Козлы, кстати, были совсем не маленькие, примерно с лошадь размером, с острыми кромками круглых копыт и классическими козлиными витыми рогами. Зафиксировав последнюю тушу в кузове 'Тойоты', я спрыгнул на землю, сделав несколько шагов в сторону ручья. Что-то меня там заинтересовало, как-то странно блеснув из-под воды.
  Едва я подошел к ручью, как в ближайших кустах что-то треснуло и в мою сторону метнулась здоровенная тень. Рефлексы сработали быстрее, чем я смог понять что происходит. В прыжке вперёд с одновременным переворотом, правая рука выхватила из кобуры 'Глок', достать до 'Нагана' помешала бы 'лохматка'. Медленно-медленно разлетаются в сторону водяные брызги, я уже стреляю, выпуская пулю за пулей в огромную зубастую пасть, неотвратимо приближающуюся ко мне, обдавая меня ужасным смрадом. Здоровенный хищник упал, едва не придавив своей головой мои ноги. Ход времени резко ускорился и я, наконец, почувствовал холодную воду, в которой оказался. По зверю практически в упор успел выпустить очередь из своего автомата Смит, едва не зацепив при этом меня. Хорошо, что я оказался в воде, будет не стыдно показаться народу, так как мои штаны успели промокнуть не только снаружи, но и изнутри, а так это не будет видно. Руки практически не слушаются, я не могу сразу выпустить из них свой разряженный пистолет, так и сжимая его двумя руками. Немного побарахтавшись задницей в холодной воде, мне всё же удаётся подняться и убрать 'Глок' в кобуру предварительно вылив из неё воду. Хорошо что моя винтовка осталась в машине, не знаю, как бы она перенесла купание.
  -- Никто не пострадал? - снова оживает рация голосом Ганса.
  -- Вроде как нет, если только чьи-то штаны, - отвечает ему Джек, уже выскочивший из кабины его грузовика и сжимающий в руках свой штуцер.
  -- Что это было? - постепенно я прихожу в себя, осматривая убитого монстра.
  Здоровенная кожистая пятнистая туша, весом как бы не в пару тонн, маленькие глазки на сморщенной роже, основную часть которой занимают громадные как у крокодила челюсти с рядами острых десятисантиметровых зубов. Из челюсти вытекает тонкой струйкой кровь, быстро уносимая течением небольшой речушки.
  -- Это была местная гиена, приятель, - Смит походит ко мне и осматривает меня со всех сторон. - Быстрая у тебя реакция, не успел бы прыгнуть в воду, разорвала бы она тебя одним движением и за меня бы принялась. Как только подобралась незаметно, не понимаю.
  -- Зато я понимаю, - Джек стоял около воды и сжимал в правой руке большой блестящий револьвер с очень длинным стволом, - Не этим ли ты, Алекс, так заинтересовался, когда пошел к реке? - он подал его мне.
  -- Да, это он блестел там, я увидел...
  -- Так вот, мы здесь явно не первые людишки, за которыми эта тварюга охотилась. Распробовала человечинки, значит, - он подошел к поверженной туше и несколько раз сильно пнул её ногой.
  -- Внимание, не расслабляйтесь, - снова подала голос рация, - быстро грузите свои задницы по машинам и валим отсюда, сюда ещё парочка гиен направляются, пока ещё далеко, но не мешкаем. Меня только по дороге прихватите, - Ганс снова взял на себя руководство.
  
  Через час езды я попросил Смита остановиться где-то чтобы привести себя в порядок. Несмотря на жару, штаны так и не высохли до конца, а в ботинках ещё хлюпала вода, в общем, я чувствовал себя весьма некомфортно. Я даже не стал рассматривать доставшееся мне оружие, сразу бросив его в свой рюкзак. Смит связался по рации с Гансом и тот ответил, что сейчас, свернём в удобную лощинку, чтобы не светится в буше, как блоха на тарелке, да и перекусить бы нам совсем не помешало, с утра ничего не ели. Ещё через пять минут лидирующий грузовик вильнул в сторону и мы покатились за ним по относительно крутому склону вниз небольшого распадка, постепенно превращающегося в заросший кустами овраг. Не подъезжая к кустам мы встали, и я аккуратно рассмотрев в прицел винтовки потенциальное опасное направление, вылез из машины. Точно также поступил и Смит. Джек и Ганс одновременно попрыгали из высокой кабины. Тут я внимательно посмотрел в сторону, откуда мы приехали. Что-то там было не так, а именно в стороне от наших следов была какая-то движущаяся то ли муть, то ли пыль. Я быстро показал на неё Смиту, а он Джеку.
  -- Быстро по машинам и ходу отсюда, за нами хвост, выезды перекрывают, - сразу сказал он, метнувшись в сторону грузовика.
  -- Алекс, прыгай в кузов, если что отстреливаться будешь, - Смит рванулся на водительское место, громко хлопнув дверью.
  Едва я плюхнулся сзади козлиной туши, где оставалось совсем немного места, Смит рванул так резко вперёд, закладывая крутой вираж разворота, что я чуть не выпал из кузова. Машина очень быстро набрала максимальную скорость, подпрыгивая на небольших кочках, стремительно вылетела из распадка наверх, где мы едва не столкнулись лоб в лоб с двумя камуфлированными внедорожниками, явно спешившими навстречу нам. Машина сильно вильнула, я опять с трудом удержался, чтобы не вылететь за борт. У пожаловавших за нами машин на турелях стояли пулемёты, но стоявшие за ними пулемётчики не успели среагировать, как и водители джипов. Мы выскочили наверх, а они на полном ходу рванули вниз. Пока они там развернутся, у нас будет приличная фора.
  
  -- Где ты там пропал? - зашипела рация голосом Смита, когда я наконец, приладил выпавшую гарнитуру, стараясь не выпасть при частых прыжках машины, несущейся по саванне на полной скорости.
  -- Здесь я, ты меня чуть за борт не выкинул своим вилянием, - недовольным тоном ответил я ему. - Кто это за нами пожаловал, не подскажешь?
  -- Банда латиносов, - в наш разговор вклинился Джек, - и где ж они нас перехватить-то смогли...
  Машина Ганса постепенно обогнала нас, пользуясь преимуществом более мощного движка. Я посмотрел назад и увидел, как те самые два джипа выскочили из распадка и погнались за нами. Сбоку вдалеке шли ещё два внедорожника в нашу сторону. Фора у нас получилась реально приличная, чуть меньше километра, пожалуй, но расстояние между нами стало постепенно сокращаться. Несмотря на то, что Смит выжимал максимум из старой 'Тойоты', преследователи шли явно быстрее.
  -- Будут приближаться ближе, стреляй, - снова ожила рация, - не попадёшь, хрен с ними, просто пусть понервничают. Пулемётов не бойся, на такой скорости они не смогут стрелять вперёд.
  Скорость была реально около сотни километров в час, как по хорошему шоссе. От набегающего воздушного потока меня прикрывала кабина внедорожника, и я вполне мог стрелять назад, опираясь на козлиную тушу, вот только прицелиться с такой скачкой вряд ли получится. Скособочившись и уперевшись в козла, я вбил магазин на двадцать патрон в винтовку и попытался поймать в оптику машину преследователей. Ага, сейчас, получив окуляром прицела по глазу, при очередном подскоке машины, сдёргиваю прицел вместе с крепёжным кронштейном. На этой винтовке прицел снимается за пару секунд, как на наших стволах, надавил на специальный флажок и всё, а поставить ещё проще. Вот теперь совсем другое дело. Двое преследователей уже ближе четырёхсот метров от нас и дистанция заметно сокращается, идут на расстоянии друг от друга, собираясь зажать нас с боков, обойти и ударить из пулемётов.
  -- Ну где ты там, уснул что ли? - Смит по радио торопит меня открывать огонь.
  Быстро пять раз бью по правой машине, на мгновение оказывающейся у меня на мушке. Как при охоте с лодки на вылетающих из зарослей тростника уток, главное поймать то самое мгновение для выстрела, когда цель ещё не пересекла линию прицела, но должна её пересечь мгновением позже. Стреляю просто по машине, ибо на таком расстоянии сложно разглядеть отдельные детали. Ни по кому вроде не попал, однако лобовое стекло пару раз продырявил, даже отсюда хорошо видно, как оно забелело. Переношу огонь на левого преследователя и тоже бью пять раз. Он резко вильнул в сторону, уходя в ещё более крутой вираж, подпрыгнул на кочке и закувыркался, разбрасывая в стороны содержимое своего кузова и детали подвески. Похоже, его водителя я, таки, зацепил. Правый преследователь резко сбросил скорость, но я успел ещё пять раз отстреляться по нему. Попал или нет, неизвестно, он как-то быстро отстал и скрылся из виду. Два оставшихся джипа преследовали нас ещё с полчаса, держась на приличном расстоянии, пока не отстали.
  
  Я так и просидел до самого города за тушей козла в кузове 'Тойоты' не выпуская свою винтовку из рук. В голове не было ни одной мысли, исключительно созерцательное настроение, примерно такое же, как было после боя у поезда. Меня пару раз дёргали по рации, настойчиво предлагая вернуться в кабину, но потом отстали, слыша мои сдавленные ругательства в ответ на эти попытки. Я так и смотрел в убегающую даль, и только в вечерних сумерках на блокпосте вернулся в более-менее человеческое состояние, пригодное к поверхностной коммуникации с себе подобными. В попытке изменить моё не совсем адекватное состояние, меня хорошо напоили местным самогоном в каком-то ресторане, под какую-то закуску и с какой-то беседой, которые прошли для меня совершенно незамеченными. У меня перед глазами постоянно возникали попрыгивающие в прицеле машины и кувыркающийся джип, от которого отлетают в стороны детали и части груза. Чёрт, никак к такому не привыкну. Смит по чернильной темноте наступившей ночи, завёз меня в гостиницу, пообещав, послезавтра рассчитаться со мной за добытые охотничьи трофеи, которые они уже успели куда-то пристроить. Обнаружив себя в номере около кровати, я бросил на неё свой рюкзак вместо подушки и так не раздеваясь, и не снимая ботинок, завалился сверху на покрывало, вспоминая на грани провала в сон, что мне пыталась сказать хозяйка отеля, когда я отдавал ей оружейную сумку. Вроде бы меня кто-то сегодня активно искал из Ордена...
  
  
  Ночь с седьмых на восьмые сутки в Новом Мире. Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко.
  
  Как у меня всегда бывает после выпивки, проснулся я примерно через три часа после того, как прилёг. Ночь даже ещё не собиралась сменяться утром, и большая желтая луна освещала тусклым светом мой гостиничный номер. Послышалось какое-то тихое шуршание в стороне двери, хотя скорее всего в коридоре, мыши, наверное, прогуляться вышли пока все спят. Кошки им здесь не хватает. Кстати, до сих пор я в этом мире так и не видел кошек. Зверья местного уже насмотрелся, каких-то кошкообразных хищников тоже замечал, а вот обычных земных кошек как-то не встретил. Может климат для них не подходит, а может просто не принято их тут содержать? Вот и мыши завелись в респектабельных отелях, мешая спать некоторым их постояльцам. Мой организм героически переборол отравление алкоголем и потребовал мозговой активности. Думаю тут о всяких кошках, как будто нет более интересных тем. В общем, мне категорически не рекомендуется использовать в качестве снотворного спиртное. Да и вообще не понимаю, как некоторые его чуть ли не каждый день в себя заливают, пьют прямо как воду..., они же дурными после этого становятся. Нет, на других людей они редко после этого кидаются, хотя и такое бывает, просто тупят или тормозят откровенно, если со стороны посмотреть, особенно от пива. И охота им травить себя за свои же деньги? Однако, несмотря на то, что мозг проснулся, вставать, да и даже просто шевелиться мне совершенно не хотелось. Вот такое странное состояние, и спать невозможно и шевелится лениво. Только моя голова лежит на чём-то твёрдом, причём совсем не самой удобной для лежания головы формы. Придётся шевелиться. Лезу под клапан рюкзака, хватая предмет, который мне так мешал. Оп-па, да это же вчерашний трофейный револьвер, я забыл его бросить в оружейную сумку к остальным стволам. Надо бы его спрятать и в таком виде никому тут не показывать, всё же пять сотен экю штрафа совсем не маленькие деньги, если платить их за свою забывчивость. Шуршание за дверью повторилось, причём более явственно. Нет, это не мыши, это кто-то более крупный. Так-так, похоже этот 'кто-то' по мою душу пожаловал, тихо проворачивается ключ в замочной скважине, бесшумно открывается дверь и в номер входит чёрная тень с чем-то очень неприятным для меня в своей руке, водя им из стороны в сторону. Кровать в стороне, он меня ещё не видит, но стоит ему повернуться..., вот он уже поворачивается, направляя на меня чёрную трубу... Мгновенно перекатываюсь с кровати вбок, вскидывая руку с револьвером вверх, в сторону незваного посетителя..., 'лишь бы был заряжен', промелькнула запоздалая мысль...
  Бабах, по руке ударяет сильнейшая отдача, вырывая из неё оружие. Посетитель с треском ломая дверь, вылетает в коридор и громко падает, так что пол гостиницы ощутимо сотрясается под весом его тела. Слышится звон разбитого стекла, упавшего где-то недалеко на улице. По моей щеке стекает что-то липкое, я касаюсь её рукой, и смотрю на чёрную кровь, растекающуюся по моей ладони.
  
   Буквально через минуту в дверном проёме появилась хозяйка гостиницы с налобным фонарём и автоматическим дробовиком в руках, быстро оглядывая лежащее тело ночного гостя и меня, всё так же заворожено смотрящего на свою собственную кровь. Что характерно, боли я так ещё не почувствовал.
  -- У вас кровь на щеке, - риторически заметила она, - я сейчас вернусь, подождите.
  В ответ я только пожал плечами, продолжая пребывать в некоей разновидности нирваны. Что-то слишком часто в последнее время меня хотят убить. Ещё через пару минут хозяйка вернулась не одна, а с каким-то мужчиной, сжимающим в руке блестящий револьвер, немного поменьше того, из которого я стрелял. Мужчина стал внимательно смотреть за коридором, иногда заглядывая в номер, а хозяйка взяла в руку флакончик йода и приложила ватный тампон к моей щеке. Тут-то я и взвыл от резкой боли.
  -- Потерпите голубчик, потерпите. Ещё несколько секунд и всё пройдёт, - она уговаривала меня как маленького мальчика, которому прижигают йодом очередную ссадину, - всего лишь одна царапина на щеке с трёх выстрелов по вам.
  -- Трёх...? - я забыл о своей боли, так как был сильно удивлён, - я ни одного не услышал, пока сам не выстрелил.
  -- Трёх, трёх, - утвердительно сказала она, - вот полюбуйтесь, - она посветила своим фонарём в сторону стены, где я заметил два пулевых отверстия, и вот, - она направила фонарь в сторону окна, в стекле была ещё одна дыра от пули, расходящаяся паутиной мелких трещин. Стекло не разлетелось на осколки только потому, что на нём была наклеена светоотражающая плёнка, что было совсем не лишним при здешнем солнце.
  -- Ничего не понимаю, простите..., - неужели я совсем оглох и ослеп, что не заметил самих выстрелов.
  -- Посмотрите из чего по вам стреляли, - теперь она посветила на пол, и я увидел чёрный пистолет с длинной трубой глушителя.
  -- Но как он успел три раза выстрелить, я же первый успел..., - я так до сих пор не мог понять произошедшего.
  -- Не знаю, - хозяйка гостиницы прекратила обрабатывать мою щёку и наклеила на неё тонкую полоску пластыря, - сейчас приедет Патруль, они и разбираться будут. У нас тут и свет и телефон не работает, но соседи уже вызвали.
  
  Действительно, не прошло и пяти минут, как рядом с гостиницей остановились несколько машин и из них, светя по сторонам фонарями-прожекторами, попрыгали солдаты Патруля. Ещё через минуту двое внимательных бойцов в бронежилетах и с винтовками М16А2 были в моём номере.
  -- Что тут у вас произошло? - сразу взялся за дело один из них, среднего возраста, немногим более тридцати лет, с короткой стрижкой мужчина. Во втором бойце я с некоторым удивлением разглядел молодую женщину.
  -- Меня, похоже, просто хотели убить, - многозначительно пожал плечами я, показывая на лежащее тело ночного гостя и его оружие.
  Мужчина аккуратно взял с пола пистолет, осмотрел его и положил на стол. После чего посветил фонарём по полу, ища стреляные гильзы, три желтых цилиндрика сорок пятого калибра тоже вскоре оказались на столе.
  -- Вы из чего стреляли? - обратился он ко мне.
  Я стал искать, куда запропастился мой револьвер. Встав в ту же позу, как я стрелял из него, прикинул, куда бы его должно было отбросить. Вскоре оружие нашлось на полу за тумбочкой.
  Боец бегло осмотрел его и передал женщине.
  -- Почему ваше оружие не было опечатано? - задал он совершенно неуместный здесь, по моему мнению, протокольный вопрос.
  -- Забыл в рюкзаке, - честно признался я, показывая на рюкзак, лежащий вместо подушки на кровати, - только вчера нашел этот револьвер в воде, даже как следует осмотреть не успел.
  -- Это видно, - ухмыльнулась женщина, - тебе сильно повезло, что он вообще смог выстрелить, барабан, кстати, заклинен, а так практически новая 'Анаконда'.
  -- Хорошо, - сказал мужчина, - мне вроде как всё понятно, сейчас мы оформим протокол и вы будете свободны. Если бы ваше оружие было исправно, то вам бы пришлось заплатить штраф в любом случае, но ваш случай попадает под единственную поправку в наших правилах, касающуюся повреждённых стволов.
  Вот ведь какие бюрократы, меня тут, понимаешь, чуть не пристрелили, а они соблюдают букву инструкции, вместо того, чтобы разбираться с несостоявшимся убийцей и его потенциальными сообщниками.
  
  Вскоре в гостинице включили свет, и меня ещё два часа мурыжили вопросами, касающимися обстоятельств произошедшего. Как я сумел проснуться, почему я спал в одежде, что я собирался делать ночью, и всё в таком же духе, как будто именно я собирался кого-то тут идти убивать. Но потом поблагодарили за сотрудничество, отдали пистолет убийцы вместе с кобурой и тремя полными магазинами, а так же парой сотен экю из его карманов. Боевые трофеи в Новом Мире что-то типа священной коровы в Индии. Но предупредили напоследок, что светить глушителем здесь не стоит, это может восприниматься не совсем адекватно. Тело ночного гостя уже унесли. Кстати, я понял, почему его так сильно отбросило, на нём был такой же бронежилет, какой достался мне в трофеи раньше. Посему выходило, что за мной пришли дружки того главаря наёмников. Интересно, им был нужен я чтобы отомстить, или они что-то ещё хотели, а я просто оказался в ненужном месте в ненужное время? Не исключено, что им нужен не я сам, а трофейный ноутбук. Как-то я слишком легкомысленно отнёсся к его появлению у меня, не озаботившись возможными последствиями. А потому выходит, что информация из него имеет реальную ценность и непременно стоит до неё добраться как можно скорее. Сегодня, кстати, я собирался им заняться, вот и дополнительный стимул появился. Ко мне снова заявилась хозяйка отеля, предложив переселится в соседний непострадавший номер, и быстро постирать от крови мою одежду. Я согласился с обоими её предложениями без особых раздумий. Затем она пригласила меня к себе в комнату попить кофе, невзирая на мой вид в майке и трусах, пока стиральная машинка занимается моей одеждой. Сегодня же зайду в магазин и куплю себе минимум три комплекта на все случаи жизни, а то денег уже куча, а сам как босяк в одной рубашке хожу. Хозяйка по секрету поведала мне, что убитый мной ночной гость - это тот самый представитель Ордена, как он ей представлялся, который искал меня днём. И что у него ещё был один сопровождающий. Час от часу не легче. А представители Патруля даже не поинтересовались её мнением на это счёт. Просто проверили мои слова и всё, впрочем, она бы им и так ничего не рассказала, так как слишком тёмное дело получается. Да, попал я в переплёт, надо бы сообщить Смиту и Джеку, я тут больше никому не могу доверять, но они сегодня будут на дежурстве.
  
  
  Восьмой день в Новом Мире.
  
  Повалявшись в новой кровати ещё несколько часов, подождав, пока просушится одежда, я неспешно приступил к дневным делам. Что-то было запланировано заранее, но начинать пришлось совсем с другого. Сперва оружейный магазин. Надо разобраться со своей винтовкой и новыми трофеями.
  -- А это ты, стрелок, проходи, - поприветствовал меня продавец, сегодня он был подозрительно в хорошем настроении, - тут некоторые твои игрушки уже купили, так что можешь получить деньги и обещанный мануал я приготовил.
  -- Кстати, - я решил задать давно вертевшийся у меня на уме вопрос, - можно ли узнать причину такой строгости с опечатыванием оружия в городе? Я тут случайно чуть на пятьсот экю не попал по своей забывчивости.
  -- 'Чуть' у нас здесь не считается, а опечатывание вынужденная мера. Сюда столько зелёных переселенцев едет, совершенно без какой-либо культуры обращения с оружием. Пока не ввели обязательные оружейные сумки, тут каждый день пальба была. Кто спьяну, кто по эмоциональной несдержанности, кто по неумению пользоваться стволом.
  -- А как же тогда заниматься обслуживанием оружия? Даже в гостинице приходится сдавать сумки на хранение в сейф.
  -- Так не вопрос, иди на стрельбище и за четвертак три свои пушки хоть до зеркального блеска, ну или выезжай за пределы города, там вообще бесплатно. Можешь у меня всего за двадцатку посидеть в мастерской. Сюда многие за этим приходят, кстати.
  -- Хороший, значит, приварок к основному бизнесу?
  -- Не жалуюсь, - улыбнулся продавец, - ну так как будешь деньгами брать или что-то себе присмотришь? Обе твои М16 ушли и 'Беретта' тоже. И ещё на пару пистолетов предоплату получил. С меня пять восемьсот экю, если что присмотришь для себя из моего ассортимента дам скидку.
  -- Хорошо, но у меня тут ещё пара артефактов образовалась, надо бы посмотреть, - с этими словами я поставил на стол сумку, где лежало моё оружие.
  -- Это у нас Кольт 'Анаконда', охотничья модель с восьмидюймовым стволом, в немного пострадавшем состоянии, - продавец осматривал моего ночного спасителя, - отремонтируется за полчаса, тут всё просто. Теперь я догадываюсь почему было твоё 'чуть', повезло тебе не заплатить штраф. Если желаешь продать, сразу дам пять сотен, у меня на такой заказ есть.
  Я пожал плечами. Несмотря на то, что мне эта пушка спасла жизнь, как-то не представляю себе, где и как можно её применить. Охотиться с револьвером? При наличии винтовки и автомата? Нет, не в этой жизни. Стрелять в тире набивая себе руку таким слонобоем? Увольте.
  -- Забирай, - продавец отложил револьвер под стол.
  -- Мда, - в руках у него оказался пистолет моего ночного гостя, - даже не буду спрашивать где ты эту штуку взял. И при каких обстоятельствах тоже, - он особенно внимательно взглянул на полоску пластыря на моей щеке.
  Вынул магазин, открутил глушитель, внимательно посмотрел ствол, не разбирая самого пистолета.
  -- Очень редкая версия 1911 Кольта, ничего необычного, просто очень маленькая партия с немного лучшими характеристиками и качеством обработки. Коллекционная вещь. Если надумаешь продавать, то две тысячи я тебе гарантирую.
  Я снова задумался. Знаменитый военный Кольт, сорок пятый калибр, да ещё и знатный глушитель к нему имеется в комплекте. Хотя своих пистолетов у меня уже достаточно набирается, но пусть будет. Постреляю опять же, бог с ними, с дорогими патронами, чай не сильно обеднею.
  -- Нет, пожалуй я эту машинку себе оставлю, вот только патронов прикуплю, надеюсь, имеются?
  -- Какие хочешь. Есть практические по сорок центов, экспансивные по семьдесят пять, ну и для особых гурманов 'Глейзеры' с мелкой дробью внутри пластиковой пули по два экю. Это чтобы не рикошетило при промахах, а есть попадёшь, то звать врача не приходилось.
  -- Давай пару сотен практических и пятьдесят 'Глейзеров', пусть будут, в хозяйстве пригодится.
  -- Естественно пригодится, с твоей-то активной жизнью точно. Ну так как, посмотришь что себе из стволов?
  -- Хм, а у тебя тут только натовский стандарт, русского ничего нет? И кстати, почему нет?
  -- Так бессмысленно здесь русским оружием торговать. Сами русские едут с базы Ордена уже закупившись чем-то дешевым, а здешние городские обитатели больше западные марки ценят. Вот твои М16А3 сразу ушли только потому, что на базах продаются только А2 варианты, да и то преимущественно старые. Полный автомат здесь ценится, а поставок 'из-за ленточки' немного. Старое русское же оружие только если на базах закупать, но мне просто не выгодно, наценка мала, а нового особо не закажешь, да и дорого будет. Понятно?
  -- Понятно.
  -- А вот на счёт, что у меня ничего русского нет, это неправда, я его просто на витринах не показываю, но постоянным клиентам всегда можно пойти навстречу. Пойдём, покажу, что имеется.
  
  Мы вошли в подсобное помещение, забранное со всех сторон решеткой из железных прутьев. Здесь явно был основной склад, так как комната наполовину была заставлена ящиками с оружием и патронами. В стороне был небольшой стеллаж с до боли знакомыми по армии оружейными ящиками.
  -- Ну вот, сейчас покажу, что у меня есть..., - с этими словами продавец взялся за нижний ящик.
  В нём обнаружилась парочка совершенно новых, ещё в заводской смазке АК-47 с фрезерованной ствольной коробкой и деревянным прикладом. Так называемая вторая версия, облегчённая. Хотя и более тяжелая, нежели АКМ, но пожалуй, даже более надёжная. Если поменять ему приклад на что-то более современное и удобное, то для местных условий в самый раз. Но у меня уже АЕК имеется, так что не надо.
  -- Если хочешь, - подал своё голос продавец, как бы подтверждая мои мысли, - могу недорого немного модернизировать, приклад поменять. Обойдётся в восемь сотен, редкий ствол. Такие раньше иногда на орденских базах были, но давно кончились. Я их уже двадцать штук продал истинным ценителям русского оружия.
  -- Нет, спасибо, у меня есть свой ствол под такой калибр.
  -- Как хочешь. Ну вот тогда смотри вот это, - он задвинул первый ящик и открыл следующий.
  Пулемёты РПКМ с длинным стволом и сложенными сошками, тоже совершенно нулёвые. Взял бы сразу, будь у меня машина. Но пока не знаю куда его приспособить. Но кое-что от такого оружия можно и спросить
  -- А есть к ним дисковые магазины? - для себя бы я один точно взял, так как он к моему АЕК-у вполне подойдёт.
  -- Увы, есть только рожки на сорок пять патронов.
  -- Тогда не надо.
  -- Твоя воля, - он открыл следующий ящик.
  Снайперские винтовки СВУ-АС. Нет, мне такого добра точно не надо. Несмотря на красивый модерновый внешний вид, я ещё помню, какими словами о них отзывались снайперы десантников, когда им выдали такие вместо СВД. Цензурными среди этих слов были, пожалуй, только связки и предлоги.
  -- Нет, я сам закрыл оружейный ящик.
  -- На тебя не угодишь, однако, - вздохнул продавец, - из нового больше ничего нет, есть ещё кое-что из трофеев, он достал самый большой ящик, где было свалено в кучу много разного оружия.
  
  Так, АК-74 нам не надо, 'укороты' тоже, ого, я вытащил из-под завала оружия завёрнутый в промасленную тряпку специальный автомат АС 'Вал', которые раньше видел только один раз на стрельбище у спецназовцев. И откуда тут такой взялся интересно?
  -- Если сильно понравился, бери, совсем недорого отдам, - продавец как-то слишком ехидно улыбается, что-то явно замышляя при этом.
  -- Не дорого, это сколько? - решил уточнить у него я.
  -- Всего тысяча экю и он твой.
  -- Что-то подозрительно мало ты за него хочешь..., - я почему-то был в скепсисе.
  Хотя будь у меня при нападении на наш поезд такой автомат, хрен бы меня сразу засекли. Я помню звук выстрела из него, если невдалеке стреляет кто-то ещё, его вообще не слышно. Да и в полной тишине метров за сто его уже не разобрать, одним словом, не выстрел, а какой-то совершенно непонятный звук. Нет, это совсем не бесшумное оружие, как можно ненароком посчитать, взглянув не его внушительный глушитель, но что оно реально тихое, это верно. Стреляющего из него практически нереально засечь по вспышке выстрела, да и по звуку тоже даже вблизи. Этот самый звук как бы размазывается в пространстве, невозможно чётко определить направление на него.
  -- Мало, это да, за него надо три с половиной или четыре тысячи по идее просить, - продавец заметно поморщился, что-то вспоминая, - однако его чинить пришлось, как неисправный в прошлом году взял. Даже сначала брать не хотел, просто отдали до кучи к остальным трофеям. Да и патронов к нему тут нигде не купишь. Они есть только у Русской Армии, но они их никому не продают и не собираются. Если будешь брать, у меня найдётся к нему четыре с половиной сотни, что с ним мне отдано было, только потому и взял, кстати, и пять магазинов в комплекте. Но больше даже не спрашивай, нет и не будет, даже в заказ не возьму. Да и неправильное это оружие.
  -- Почему же неправильное? - мне была реально интересна такая вот его оценка.
  -- Не очень у нас тут приветствуется желание поохотиться на человека. А это оружие только для того и предназначено. Если захочешь из него пострелять, на орденское стрельбище не ходи, лучше за город скатайся. И ещё я тебе рекомендую к нему в комплекте взять небольшой чехол для переноски, который можно отдельно опечатать при случае, опять же, совсем недорого, - он как-то подозрительно мне подмигнул.
  -- Хорошо, давай всё что говорил, умеешь ты уговаривать, - я пока не знал, зачем я беру этот 'одноразовый' из-за отсутствия в продаже патронов автомат, но интуиция мене подсказывала, что он мне может вскорости хорошо пригодиться в свете недавних событий.
  Вняв недвусмысленному намёку продавца, я внимательно осмотрел внутреннее устройство приобретённого автомата и набив патронами все имевшиеся к нему магазины, убрал его в специальный чехол. Где были даже кармашки для размещения в них магазинов, как раз подходящие по размеру. Можно было подумать, что этот чехол был специально предназначен для этого оружия, ибо практически идеально подходил для него по размеру. Пока буду постоянно носить его с собой на всякий случай, пломбу срезать одна секунда, бог с ним, со штрафом, голова дороже. Там же, не пожалев двадцатки, перебрал свою винтовку по нашедшейся инструкции. Всё оказалось просто, но я правильно сделал, что не стал до этого сам разбираться, оказывается там важен порядок сборки-разборки, если его не соблюсти, то можно безвозвратно испортить оружие.
  
  После оружейного магазина я посетил магазин одежды, где наконец, обрёл всё что хотел, в том числе и запасные тёмные очки. Потом заглянул ещё в магазин, который в Старом Мире мог бы назваться туристическим, но здесь это был скорее магазин всего того, что вам может потребоваться при случайном выезде из города, откуда я ушел с небольшой сапёрной лопаткой и кучей всяких полезных мелочей. Думал взять ещё ноктовизор (прибор ночного видения), однако обе имевшихся там модели были слишком неудобны, несмотря на свою совсем не маленькую цену. В оружейном магазине были военные модели, но чем-то они мне тоже не понравились, скорее всего ценником. Заглянув в свой гостиничный номер, я собрал в сумку всю имевшуюся у меня электронику, в том числе и рации, и отправился со всем этим хозяйством в магазин электроники и компьютеров. За прилавком в это раз сидела Мэри, которая сразу обрадовалась моему появлению и несколько озадачилась, увидев пластырь на щеке.
  -- Что с вами произошло Алекс, где вы так оцарапались? - с некоторой тревогой в голосе спросила она.
  -- Да вот, так получилось, что ночью ко мне заявились коллеги бывшего владельца того ноутбука, - не стал я придумывать для неё особую историю, решив сказать правду. - Если можно, мне надо опять немного поработать с инструментами и ещё взять какой-либо ноут под залог на пару дней, не хочу подвергать вас случайному риску, оставаясь у вас надолго.
  -- Об этом и не думайте, пусть кто приходит, я их хорошо встречу, - с этими словами, сказанными решительным тоном, не допускающим возражений, она достала из-под прилавка помповый дробовик, - не волнуйтесь, я хорошо стреляю.
  -- А вы не боитесь штрафа держать у себя не опечатанное оружие? - решил я уточнить свой вопрос, который был у меня ещё с утра, вспоминая хозяйку гостиницы с подобным дробовиком.
  -- Владельцам коммерческих заведений на своей территории можно открыто держать такое оружие. Просто на всякий случай возможного ограбления. Налётов грабителей давно в городе не было, разве что в 'латинском квартале', но правило осталось, так что не беспокойтесь за меня. Идите наверх, дорогу, думаю, не забыли. Я буду здесь до закрытия магазина, потом поднимусь к вам.
  
  Не в моих привычках возражать решительным женщинам, может быть это не самое лучшее мужское качество, но меня уже сложно переделать. Я поднялся в мастерскую, включил компьютер и надолго прилип к клавиатуре, постепенно выуживая из своей памяти принципы построения файловой системы NTFS, и механизмы защиты операционной системы 'Windows XP', которая не очень-то изменилась по сравнению с 'Windows 2000', а та, в свою очередь, многое унаследовала от 'Windows NT'. И дополнительным благом было то, что всякие бренды-производители компьютеров ставят на них не голую операционную систему, а пихают в неё кучу своих фирменных программ и утилит. Типа от них пользователю какая особая польза будет. По мне они так только мешают, и я их сразу удаляю. А ещё эти программы несут потенциальную угрозу безопасности компьютера, позволяя грамотному хакеру залезть в него. Эти программы часто оставляют в защищённой шифрованием части пользовательской информации свои внутренние данные, по которым шифр можно расколоть. Если вскрыть голую систему весьма непросто, то вот такую 'фирменную', уже можно давать на экзамене по профессиональной пригодности начинающим хакерам. Где-то час ушел только на общую подготовку и написание плана программы на обычном английском языке. Русского, понятно, тут не было, а так бы на нём написал, как я обычно это у себя дома делал. Затем раздвигая строчки текста, этот текст стал постепенно заполняться кодом программы. Очень удобно так работать, если для маленьких программ можно всё держать в голове, но когда количество строк кода переваливает за пару сотен, то без предварительного плана и комментариев, слишком много времени потратится на ловлю ошибок и отладку. Это те самые азы прикладного программирования, о которых, к сожалению, не подозревают и многие маститые программисты.
  
  Мэри поднялась наверх, когда я уже закончил набирать код и занимался отладкой. Всё же я не идеальный программист, и писать сразу без ошибок не могу. Главное я умею качественно сокращать время на поиск этих самых ошибок, что считаю более важным.
  -- Хотите, я приготовлю ужин? - сказала она, когда немного ознакомилась с тем, чем я был занят
  Не исключаю возможности, что она заглядывала в мастерскую и раньше, но я был настолько погружен в работу, что мог запросто не замечать её появления.
  -- Не откажусь, - ответил я, если предлагают, то почему бы и не согласиться, - только чуть позже, я почти закончил. Примерно полчаса или час.
  -- Хорошо, оно как раз через час и приготовится, - она снова оставила меня наедине с железным мозгом.
  До приготовления ужина, я успел отладить программу, и загрузивши свой ноутбук с внешнего диска, запустил её в работу. Расшифровка системы может занять несколько суток при неудачном раскладе, и несколько минут при удачном. На сильно большую удачу сразу я не рассчитывал, а потому приготовился терпеливо ждать результата. У меня утром была идея повозиться ещё с КПК и рациями, но накопившаяся усталость совсем не способствовала реализации этих планов. Да и Мэри явно хочется со мной пообщаться, не стоит лишать её этой возможности, так и обидеть можно.
  За неспешно протекающим ужином мы даже не говорили друг с другом, просто ели и смотрели друг на друга, однако я чувствовал, что Мэри что-то постоянно хочет сказать мне, и всё никак не решается это сделать. Когда мы уже пили горячий шоколад, женщина как-то с опаской поглядывала на настенные электронные часы, висящие за моей спиной, я решил взять некоторую инициативу в свои руки.
  -- Мэри, - тихо сказал я, - я чувствую твоё желание что-то рассказать мне, не стесняйся пожалуйста.
  Собственно, я уже догадался, чего она хочет, любая женщина, сильно желающая мужчину, так или иначе сигнализирует ему о своём желании, как бы она не сдерживала себя силой воли. Не все мужчины могут видеть эти особые женские сигналы, но я ведь уже совсем не молодой юноша, чтобы их не замечать.
  -- По-моему, ты, Алекс, уже обо всём догадался, - тихо вздохнула она, - я даже не знаю, чего тебе говорить.
  Я ещё заметно внутренне переживал совсем недавнее расставание с Оксаной. Влюбился ли я в неё? Пожалуй что нет. Мне вообще не свойственно так быстро влюбляться. Вот если мы прожили вместе чуть дольше, тогда да, а так я просто хотел снова оказаться с ней рядом, но не настолько, чтобы всё бросить и бежать за ней по первому зову. Да и помня её слова - 'не думай, но помни', и 'не сдерживай себя от отношений с другими женщинами, которых ты встретишь на своём пути, я не хочу вставать между ними и тобой', я не вправе из-за своих чувств к ней отказываться от общения с Мэри, которая этого хочет. Вот только длительных отношений тут я тоже не смогу создать, и об этом сразу надо рассказать, иначе будет нечестно с моей стороны, дарить ей несбыточные надежды.
  -- У меня меньше чем через две недели отплытие из Порто-Франко, я не смогу долго быть с тобой рядом, - сказал я ждущей моего слова женщине.
  -- Я догадываюсь, - ещё раз вздохнула она, - но хоть сегодня не уходи от меня пожалуйста...
  Так я остался у неё ночевать. Мэри оказалась редкой искусницей в постельных ласках, умевшая отдаваться сама без остатка и способная завести меня так, что я тоже отдавал всё что мог и даже что не мог, а так же то, о чём даже не мог подозревать, что могу. И даже когда на активные действия уже не хватало сил, мы долго лежали обнявшись, лаская руками друг друга, а рядом с кроватью на всякий случай стояло заряженное ружьё и висела моя оружейная сумка со специальным автоматом. На всякий случай. Вдруг нас кто-то захочет случайно потревожить кроме ангелов-покровителей телесной любви?
  
  
  Девятый день.
  
  Утреннее пробуждение потребовало от меня некоторой отдачи едва восстановленных сил. Причём сразу после пробуждения, ибо Мэри проснулась раньше меня и терпеливо ждала, когда я, наконец, буду проявлять хоть какие-либо признаки активности. Впрочем, этих сил в итоге стало только больше. Вот что значит целевое воздействие грамотной женщины на здоровый мужской организм. Пока она ушла готовить завтрак, я привёл себя в относительный порядок в ванной и только после этого решил одеться. Не ходить же по чужому дому голышом? Но я не думаю, что Мэри будет сильно возражать против этого, скорее просто опять утащит в спальню и будет долго мучить, пока я, наконец, не попрошу пощады.
  
  В мастерской же меня уже ждал мой ноутбук. Запущенная вчера программа успешно завершила работу и я обрёл, наконец, долгожданный пароль к системе. Пользовательских данных на машине оказалось не очень много. Вернее немного по объёму, а вот по количеству отдельных файлов очень даже немало. Тут оказалась сохранённая переписка кого-то с многочисленными респондентами на нескольких языках, включая даже русский. Интернета в этом мире пока ещё нет, однако для некоторых осталась привычка накапливать электронный архив. Читать эту переписку я пока не стал, лишь пролистал бегло, грубо оценивая необходимое для переработки текста время. Нашлись различные карты местности в приличном количестве. Некоторые даже с какими-то пометками. Обнаружились программы настройки системы РЭБ и радиостанций защищённой связи. К сожалению, таблицы кодов для отдельных операций генерятся этими программами автоматически на основе случайных чисел, а потому систему так просто не вскрыть, даже имея эти самые программы. Но если получится так, что они были только у главаря на этом ноутбуке, и у других наёмников их нет, то им придётся пользоваться старыми настройками. Или же настраивать аппаратуру вручную, что, конечно, возможно, но являлось достаточно квалифицированной работой для знающего специалиста. Был ли таковой у наёмников? Сомневаюсь, иначе не использовали бы сервисные программы. Потому у меня был совсем ненулевой шанс следующий раз иметь доступ в защищённую систему связи этой группы. Или наоборот заглушить их связь начисто, ибо сделать свою собственную интеллектуальную 'глушилку' из пары радиостанций средней мощности и ноутбука, мне на день работы. И то и другое продаёт магазин Мэри, кстати. Я спустился к ней в торговый зал и приватизировал несколько флешек-накопителей, оставив на всякий случай записку и пару купюр за них. Сама Мэри колдовала на кухне, куда она отказалась меня пускать, пока всё не будет готово. Перекачав данные с компьютера на накопители, я поменял пароли на свои собственные, как на включение бука, так и на загрузку системы. Пусть и дальше бук выглядит точно так, как мне достался. А вот если кому ещё он случайно достанется, его будет ожидать жирный облом. Сильно сомневаюсь, что тут есть ещё такие специалисты, типа меня, способные добраться до хорошо защищённых данных. Всё же фирменные программы производителя и результаты их деятельности в пользовательской зоне я удалил, проведя после этого дефрагментацию диска. Теперь даже я сам не уверен, что смогу удачно взломать пароль на систему, добравшись до ценной информации. К сожалению, обретённый пароль не подошел к рабочему КПК. Моя зыбкая надежда на чужое разгильдяйство так и не оправдалась. Ну ничего, не всё ещё потеряно, есть второй такой же КПК, пусть и не рабочий, но можно будет с ним разобраться, понять, как устроен программный код данной модели. Не исключено, там найдётся свой обходящий систему защиты путь.
  
  -- Алекс, ну где ты пропадаешь, пора завтракать, - Мэри стояла в двери мастерской и смотрела на меня немного грозным взглядом.
  Эх, ну почему мной всегда бабы командовать любят, а?
  -- Не смотри на меня так строго, пожалуйста, меня это пугает и наносит удар по мужской силе, - тут главное вовремя изменить эмоциональный настрой, сбить этот женский напор, иначе будет постоянно идти игрушка в доминирование-подчинение-сопротивление. А я так не хочу.
  Мэри широко улыбнулась, и продолжила:
  -- Как ты так можешь, другой бы на твоём месте от такого запаха уже сам бы прибежал на кухню, - запах, распространившийся с кухни в мастерскую, был действительно весьма соблазнительным, мой желудок быстро отреагировал на него явственным выделением пищеварительного сока, - а вот ты уткнулся в свои железки, - она снова строго посмотрела на меня. - Прямо как мой бывший муж..., эх, мужчины-мужчины...
  -- Судя по всему, тебе именно такие мужчины и по нраву, - для меня всё как бы было очевидно.
  -- Ты прав, Алекс, ладо, пойдём уже, всё стынет.
  Да, теперь я понимаю всю великую силу женского мастерства привязывания к себе мужчин. Ведь что нам, мужчинам, по существу надо в жизни? Вкусно поесть, страстно поласкаться с женщиной, да и своими любимыми делами позаниматься, чтобы никто особо не мешал. Не будь у меня спасительного билета на корабль, я точно не смогу выбраться из этой соблазнительной ловушки, которую на меня поставила Мэри. Любовница она редкая, фигура для зрелой женщины тоже на загляденье, приятно и посмотреть и пощупать, что её только заводит, кстати, готовит так, что в ресторан можно не ходить, там точно будет хуже, умеет не мешать мужику, когда он делом занят. Мечта - женщина. И с ней мне точно не будет скучно.
  -- Слушай, а перебирайся ко мне жить, зачем тебе гостиница? - как бы читая мои мысли предложила она.
  -- И ты не боишься, если меня кто ночью искать возьмётся?
  -- Алекс, ты опять об этом..., нет не боюсь. Я наоборот боюсь, что тебя будут искать, а меня не будет рядом.
  Вот ведь настырная какая.
  -- Ладно, уговорила, сейчас быстро доделаю дела и перенесу к тебе свои вещи. Ты такая классная, да! - от моих слов женщина зарделась, и завтрак как-то быстро окончился в спальне, откуда мы выбрались только через полтора часа.
  
  Мэри спустилась открывать магазин, ибо уже давно пора это было сделать, но вот как-то не до того было, а я, захватив свою оружейную сумку, отправился в гостиницу. Хозяйка внизу дала мне записку с телефоном. Утром заходил Смит, и не найдя меня на месте, просил перезвонить ему на сотовый, как только я смогу добраться до телефона. Телефон в гостинице был, так что я сразу набрал нужный номер.
  -- Ало, Смит, это я, Алекс, ты меня искал утром?
  -- Фууух,- явственно выдохнула трубка голосом Смита, - с тобой, значит, всё в порядке. Ты у себя в гостинице?
  -- Да, а что?
  -- Никуда не уходи, я через полчаса заеду. Тут такие дела начались, но это уже не телефонный разговор.
  -- Хорошо, - ответил я ему, - жду тебя у себя в номере.
  Я поднялся к себе наверх, открывая ключом дверь. Вроде бы всё на месте почти в том же виде, как я вчера тут всё оставил. Но именно 'почти'. Мой внимательный взгляд заметил несколько незначительных мелочей, которых не было вчера. Чуть-чуть сдвинут рюкзак, покрывало на кровати как-то слишком распрямлено, пакеты с одеждой сдвинуты ближе к центру стола, хотя вчера были с краю. Можно было подумать, что в номере кто-то просто убирался. Однако нет, здесь явно побывала не горничная, а кто-то ещё, кто пытался найти что-то в моих вещах. То ли второй ночной гость, то ли кто-то ещё, надо бы узнать у хозяйки гостиницы, может она что скажет.
  Моё сообщение вызвало у хозяйки состояние близкое к шоку, а потом привело в сильное нервное возбуждение. Она взяла свой дробовик и поднялась со мной в номер, чтобы самостоятельно всё осмотреть. Не найдя ничего подозрительного в самом номере, она отправилась смотреть мой старый номер, который пострадал вчера, и где со вчерашнего дня был организован небольшой ремонт.
  Не исключено, что этой женщине приходилось уже штурмовать здания, занятые злыми террористами, она вломилась в комнату как бывалый спецназовец-штурмовик, разве что без предварительного броска гранаты и активной стрельбы длинными очередями во все углы. Я осторожно последовал за ней, будучи готов быстро распечатать свой автомат, который лежал в сумке во взведённом состоянии с патроном в стволе. Однако номер был пуст. Но зато у окна обнаружились следы, кто-то явно пользовался им, чтобы скрытно покинуть здание. Выходил такой расклад, что среди вчерашних рабочих был человек, незаметно оставшийся в номере, и ночью, а может и не ночью, но когда ему никто не мешал, забрался в мой новый номер, что-то там поискал, а затем покинул гостиницу через окно. Сильно сомневаюсь, что окажись я ночью в гостинице, мне бы так же повезло, как вчера.
  
  Пока мы рассматривали оставленные следы, к гостинице подъехал Смит, я увидел его знакомую 'Тойоту' в окно.
  -- Бери стволы, поедем на стрельбище, там и поговорим, - оглядываясь по сторонам предложил Смит, когда я встретил его внизу, - не хочу чтобы нас кто-то смог подслушать.
  -- Всё так серьёзно? - усмехнулся я, хотя внутри у меня не было ни капельки смешного чувства.
  -- Более чем. Так что не будем терять времени и поехали стрелять, там вряд ли кто будет слушать через направленный микрофон.
  Дождавшись спустившуюся хозяйку, я забрал у неё свои оружейные сумки, взял купленные вчера патроны, в довесок к тем, что у меня были, и мы неспешно поехали в сторону товарной станции.
  
  Сегодня на стрельбище был настоящий аншлаг. Нам со Смитом даже не сразу нашелся свободный стрелковый рубеж. Самая разная публика заявилась сюда избавиться от лишних патронов. Из оружия большая часть народа предпочитала самые разные пистолеты, но были и автоматы, а так же я заметил двух подростков лет двенадцати с мелкашками. Я обратил внимание на толстого, но с виду крепкого мужика в мокрой от пота рубашке и бейсболке с большим козырьком, который тщательно выцеливал мишени из большого револьвера, точности такого же, как я вчера отдал оружейнику. Не удивлюсь, что это был тот самый Кольт 'Анаконда' и его счастливый обладатель, дождавшийся своего заказа. Толстяк не торопился, долго ловил мишень на мушку и только потом сосредоточенно жал на курок. Револьвер громко бахал в его руке, которую резко подбрасывало вверх, мужик при этом морщился, сильно сжимая губы, но снова опускал руку для следующего выстрела. Настырный, однако, я бы так над собой не измывался, действительно не моё это оружие. Пока для нас не было места на рубеже, я неторопливо набивал практическими патронами магазины к ново обретённому армейскому Кольту.
  -- Смотрю, у тебя появилась новая игрушка, - заметил набивающий магазины к своей 'Беретте' Смит, - купил, али подарил кто?
  -- Да так, позавчера ночью гости заходили, вот и оставили на память.
  -- И ещё щёку тебе пометили тоже на память, мне левую у поезда, тебе правую в гостинице, - спокойно констатировал Смит.
  --Ты всё уже знаешь, да? - собственно, вопрос был явно лишним.
  -- Всё, да не совсем. Вернее сказать, нихрена я не знаю. Ещё позавчера что-то было понятно, а вот теперь всё опять запуталось.
  -- Крота на базе нашли, но допросить не удалось? - появилась у меня догадка.
  -- Нашли одного. Только его особо не допросишь, он в орденском руководстве состоит. Как вы, русские, говорите - 'близок локоток, да не укусишь'. И ещё мы сильно сомневаемся, что этот 'крот' один единственный. Здесь в Порто-Франко тоже что-то нехорошее творится. Я за собой слежку заметил, вроде как на наших, орденских, не похожи, скорее латиносы из местного криминала, только хорошо подготовленные. Но зачем-то я им потребовался?
  -- В мой гостиничный номер сегодня ночью кто-то заглядывал, да только меня там не было, я в другом месте на ночёвку устроился.
  -- Это ты вовремя сделал, гостиница, как ни крути, а проходной двор. И что?
  -- А ничего. Вещи перевернули, ничего не взяли и тихо ушли, стараясь не оставлять следов, но тем не менее оставили их прилично. Думаю, они ноутбук искали, что мне в трофеи достался.
  -- Ты его ещё не продал, кстати? Он же совершенно бесполезен без пароля, - а ведь знает, хитрюга Смит, всё знает. Только ещё не догадывается, на что я способен.
  -- Зачем продавать хорошую рабочую вещь? Здесь таких в магазине не купишь даже за деньги, я им сам теперь пользоваться буду, - в голос у меня было добавлено достаточно сарказма.
  -- Хочешь сказать, что ты сумел подобрать пароль? - Смит был реально удивлён и смотрел на меня несколько насторожено.
  -- Там было два пароля, - как бы между делом заметил я, - второй стоял на загрузку системы, и ещё с включением шифрования пользовательских данных.
  -- Ничего не понял, повтори, - Смит потряс головой, вряд ли он меня не расслышал, хотя выстрелы хлопали рядом достаточно часто.
  -- Взломал я защиту, короче, - твёрдо ответил я, и данные все содрал, там аж сто мегабайт было.
  Я незаметно достал маленький накопитель из кармана и передал его Смиту. Тот как-то недоверчиво взял его и убрал себе в кобуру, воткнув рядом с обоймами.
  -- Это то, что я думаю? - он смотрел на меня прямо.
  -- Ага. Там переписка занятная имеется, я её лишь бегло просмотрел. Будет время сам погляди, может тебе что-то знакомое обнаружится. Я-то здесь только появился, ещё никого не знаю.
  -- Вот это подарок, Алекс, спасибо, даже не ожидал такого. Я передам данные Джеку, он сейчас на базе 'Северная Америка' сидит, пытается с кротами и предателями разобраться. Как только что-либо прояснится, я тебе дам знать. И ещё, вот возьми мобильник, - он протянул мне относительно небольшой телефон в корпусе из обрезиненной пластмассы, - и держи его всегда при себе. Зарядку я тебе потом дам, как вернёмся к машине. Если что, я на него тебе буду звонить, а мой номер ты уже знаешь.
  -- Хорошо, буду держать при себе. Что вы ещё успели выяснить, кстати?
  -- Ничего хорошего. Идёт какая-то нечестная игра с очень большими ставками. Концы тянутся аж на Нью-Хэвен, но туда нам хода нет ни при каких обстоятельствах. Но, похоже, основная база наёмников где-то здесь, в Порто-Франко или совсем рядом.
  -- Умеешь ты, Смит, обрадовать, так, что хоть бронежилет по жаре носи.
  -- Сомневаюсь, что в городе на тебя будут в открытую охотиться. Разве что если тебя к латиносам занесёт. Здесь на человека с открытым стволом, каждый первый встречный сразу патрулю настучит, если заметит.
  -- А что так? Неужели горожане столь сознательны?
  -- Так ведь половина штрафа пойдёт тому, кто нарушителя заметит, да и патрульным сотня останется, так что те быстро приедут. Ты лично откажешься от двух с половиной сотен экю за один короткий телефонный звонок?
  -- Хм, сомневаюсь.
  -- Ну вот потому и стучат здесь сразу и с большим энтузиазмом. Вот ночью стоит реально опасаться, но здесь можно действовать по принципу 'мой дом - моя крепость'. Кому какое дело, что ты у себя там дома под подушкой держишь в не опечатанном состоянии. Просто открыто не свети и всё. Патруль же блюдёт неприкосновенность жилища, если нет явного криминала.
  -- Кстати, - у меня в голове появилась интересная идея, если я переезжаю к Мэри, то надо бы подумать с организацией охраны в доме и магазине, - ты можешь мне достать пару-тройку светошумовых гранат? Или просто светошоковых.
  -- Однако у тебя и потребности..., есть у меня небольшая заначка с тем, что ты просишь, вечером могу подвезти.
  
  В это время освободились находящиеся рядом друг с другом два рубежа и мы пошли портить свои мишени. Я вставил полный магазин в свой Кольт 1911, ухватил его покрепче, чтобы почувствовать рукой оружие. Ощущение рукояти в руке мне понравилось. Пистолет сидел как влитой, его нельзя схватить по-другому, просто неудобно будет, очень хорошо продуманная эргономика всего оружия. По сравнению с 'Глоком' он ощутимо тяжелее, однако у меня руки уже привыкли к тяжести, это не вызывает дискомфорта, как при носке. Вот с ней явно могут возникнуть некоторые сложности. Условно-комфортный вес кобуры с оружием, который через некоторое время вообще перестаёт ощущаться как что-то чужеродное, находится где-то в районе восемьсот-девятьсот грамм. Если этот вес больше, то даже при наработанной долгой привычке, дискомфорт никуда не исчезает. Причём этот дискомфорт может совершенно не ассоциироваться с самим оружием, оставаясь в фоне общего раздражения на всё что угодно. И чисто на автомате, раздраженный человек будет стремиться от этого дискомфортного веса избавиться, или выложить оружие, или его потерять, не заметив сразу. А заметив, переживать ещё сильнее. Такая вот особенность человеческого организма, я как-то читал об этом в оружейном журнале. Да, естественно, есть немало людей, для которых и полтора килограмма носить на поясе в кобуре приятно будет. Так называемый 'вес, придающий уверенности в себе'. Но это скорее исключение, чем рядовое правило. А потому пистолеты для постоянного ношения конструкторы стараются делать по весу не сильно выходя за те же девятьсот грамм, хотя получается это далеко не у всех и не всегда. Те же американцы, так вообще, по-моему, лёгких пистолетов делать не любят. А если ещё учесть, что в кобуре таскается ещё по несколько запасных магазинов..., ну, в общем, этим можно как-то попытаться объяснить, почему среди американских вояк слишком много тех, чей взгляд сильно отличается от приветливого, по отношению к другим людям. И ведь совсем не бедствуют, как их российские коллеги, которым многое простительно только потому, в какие условия поставила их власть.
  
  Ладно, довольно бесплодных рассуждений, я ловлю мишень в прицел, несильно рассчитывая на подключение рефлекса сразу, и три раза жму на курок. Отдача от такого мощного патрона, как сорок пятый калибр, подозрительно слабая, её частично съела автоматика оружия. Теперь я понимаю всю любовь многочисленных пользователей именно к этой модели. Однако кучность моих попаданий весьма посредственна. По цели я попал все три раза, но вот куда хотел - только один раз. Первый. Хорошо, попробую ещё. Теперь я не целюсь по мушке, сразу подключая 'указательный рефлекс'. Вот так получилось гораздо лучше. И всё равно из 'Глока' сорокового калибра я даже лучше попадал, хотя у него более сильная отдача. Похоже, дело просто в общей инерционности оружия и надо стрелять медленнее. Разряжаю остатки магазина в более низком темпе и перекидываю его на полный. Хорошо пошло, теперь можно брать более дальнюю мишень. Отстреливаю в выбранном темпе весь магазин. А приятно, чёрт возьми, этот пистолет затягивает, доставляя какое-то особое удовольствие при стрельбе из него. Достаю последний заряженный магазин и перекидываю Кольт в левую руку. И тут тоже всё получилось, чуть хуже, но не сильно. Причём получилось сразу, даже корректировать не пришлось. Возможно просто постепенно нарос опыт, а может оружие удобное. Ладно, пора снова набивать опустевшие магазины, не зря же я две сотни практических брал.
  -- Ну как тебе новая игрушка? - Смит стоял рядом и смотрел на мои действия. Пока я примерялся да прицеливался, он уже успел отстрелять десяток магазинов в хорошем темпе. И что бы он при этом мазал, я как-то не заметил
  -- Хороша игрушка, не уверен, что повешу её себе на пояс, а вот пострелять иногда, активно борясь со своей жабой из-за цены патронов, периодически буду брать.
  -- А как же твой знаменитый 'Наган'? - Смит откровенно насмехался надомной.
  -- Вот сейчас расстреляю ещё три магазина и за него возьмусь.
  Собственно, 'Наганом' дело не закончилось, я пострелял ещё из семнадцатого 'Глока', потом чуть-чуть поупражнялся со стрельбой с двух рук из разных пистолетов, в общем, настрелялся опять до звона в ушах. Результаты стрельбы меня всё больше и больше радовали. Я ещё не чувствовал оружие, как неотъемлемую часть своего тела, способную дотянуться до чего-либо на расстоянии, но было уже что-то близкое к этому. Даже скорость выхватывания пистолета из кобуры как-то резко возросла, можно было констатировать образование у меня нового, очень полезного в этом мире рефлекса.
  
  Смит сначала довёз меня до гостиницы, где я кинул к нему в кузов свои вещи. Хозяйка гостиницы долго отказывалась брать у меня деньги, типа не смогла она обеспечить мне достойный сервис, но я успокоил её, что это не она виновата, это просто бандиты слишком хорошо подготовлены были, в общем, уговорил её не сильно расстраиваться по поводу всего случившегося. Доехав до магазина 'Компьютеры и Электроника', я познакомил Смита и Мэри, после чего Смит умотал решать наши общие проблемы, пообещав к вечеру подвезти обещанное. Немного потеревшись в торговом зале вместе с красавицей Мэри, я узнал очень интересный расклад, касающийся столь большой разницы в цене техники здесь и той же техникой 'за ленточкой'. Самая минимальная разница была минимум двукратной, но чаще доходила до трёх. Оказалось, что в цену нового товара добавляется страховая сумма. Гарантийных сервисов тут нет, ремонтировать брак некому. А потому всё продаваемое просто страхуется, а если оно ломается и покупатель умудряется доказать вину производителя, впрочем, тут не принято обманывать, ему просто дают новый товар или аналогичный. Брак же просто периодически списывается страховой комиссией, деньги возвращаются на счёт магазина. Логичная схема, однако. Но самое для меня интересное было в том, что залежи этого самого списанного брака, то есть много всякой неисправной электроники, находятся на складе магазина. По идее всё это должно было быть утилизировано или уничтожено, но этим-то как раз некому было заниматься. То есть можно было брать, чинить и снова продавать, как бывшее в употреблении, за деньгу малую. Так здесь делали некоторые китайцы, изредка приезжая в город и скупая накопившиеся запасы хлама. Действительно тут раздолье ремонтникам вроде меня.
  
  Однако меня сейчас интересовало не это, денег вроде как и так хватает, а то, что пустив несколько сломанных музыкальных центров на запчасти, можно сделать полноценную систему электронной защиты дома. Готовых систем тут, почему-то не продавали.
  -- Мэри, а что тут надо делать, если к примеру, грабители пожалуют? - спросил я её, после того, как обнаружил отсутствие искомой охранной техники.
  -- Под прилавком и на полу есть тревожная кнопка, патруль приедет минут через пять, у них здесь недалеко пост.
  -- И это всё?
  -- Можно ещё по телефону позвонить.
  -- Какая-либо иная сигнализация есть?
  -- Зачем? В доме всегда кто-то находится, так что если что произойдёт, я услышу.
  -- Ну а почему у тебя не продаётся ничего из этого, неужели нет клиентов, здесь, знаешь ли иногда стреляют и по гостиницам в чужие номера лазают..., - я вспомнил утренние события, будь там электронная охрана, такого бы не произошло.
  -- Заказать-то я могу, - вздохнула Мэри, - но кто купит? Охрану должен кто-то устанавливать кто-то знающий. А здесь таковых нет. И даже если бы был, работа быстро бы кончилась, клиентов мало, по домам здесь особо не лазают, слишком опасно, можно быстро получить пулю от хозяев. У орденцев есть свои специалисты и своё оборудование, они ставят охрану, если очень надо, но слишком дорого это, проще лишний ствол и кучу патронов купить.
  
  Вот и думай теперь, как здесь безопасностью заниматься, непаханое поле, однако. В общем, я снова засел в мастерской. Вначале думал соорудить оптические финишные ленточки, типа как в автоматах метро, но потом догадался, что в ноктовизоре инфракрасную подсветку будет даже лучше видно. И если кто хорошо подготовленный придёт ночью, то ему обойти всю эту 'самодеятельность' не составит никакого труда. Можно обойтись только механическими датчиками, к примеру, разместить их на дверях, окнах и лестнице, но это не универсальная система, её не везде смонтируешь. Так что я решил сделать ёмкостные датчики, реагирующие на присутствие в контролируемом объёме посторонних массивных тел. Конструкция такого датчика проста. Делается два генератора, работающих на близких частотах. Один эталонный, а второй измерительный. К измерительному генератору подводятся провода от антенны, а антенна, в свою очередь размещается в контролируемом пространстве. Если в этом пространстве оказывается кто-то посторонний, вносящий в это пространство дополнительную ёмкость, то частота измерительного генератора изменяется. Срабатывает следящая схема, сравнивающая частоты эталонного и измерительного генератора, подавая сигнал тревоги. Там ещё есть дополнительная схема медленной подстройки сигнала обоих генераторов друг к другу в фоновом режиме, чтобы исключить необходимость ручной настройки и избежать ложных срабатываний, ну и, собственно, всё. Делается всё конструкция на семи обычных транзисторах и небольшой кучки других элементов, даже без применения микросхем. До того момента, как приехал Смит, я успел спаять четыре таких датчика. И даже смонтировать два из них в распределительных коробках электрической сети. Глянул на часы - шесть часов как-то совсем незаметно пролетело. Смит же мне помог смонтировать оставшиеся, и протянуть необходимые провода, благо последние в большом количестве нашлись в хозяйстве магазина. Ну и несколько неожиданных сюрпризов для незваных гостей мы тоже приготовили. С электрическим приводом, понятное дело.
  
  Когда мы закончили монтаж и проверку оборудования, наступил глубокий вечер. Дни здесь, на Новой Земле, длинные, но всё же не бесконечные. Мэри накормила нас ужином, но она как-то недобро поглядывала на Смита, а он прекрасно это видел. Нет, она не испытывала к нему никаких негативных чувств, просто он мешал ей остаться наедине со мной, что она целый день так ждала. И сейчас держалась только из чувства гостеприимства. Вскоре Смит покинул нас, попрощавшись со мной отдельно и сказав, 'если что - звони в любое время, не думай'. А когда он уехал, я был быстро затащен сначала в ванну, а потом в койку. Ибо слишком долго не думал о такой красивой женщине, как несравненная Мэри.
  
  
  Ночь с девятых на десятые сутки.
  
  Пии-пии, до чего же противный звук, блин, ну только заснул...
  Пии-пии, тихо но настойчиво дала о себе знать установленная вечером охранная система. Сам же ведь вчера сделал такой сигнал. Может быть ложное срабатывание, точную настройку-то я не делал, понадеявшись на автоподстройку частоты. Пии-пии, опять подала голос электроника. Так, встаю, встаю, что там у нас на пульте? Ага, горит светодиод, кто-то стоит перед задней дверью. Перекидываю тумблер отключения звука, Мэри спит, лучше её не тревожить, может, обойдётся. Ага, вот загорелся ещё один, и перед передней дверью кто-то есть. Ну ладно, будут пытаться открывать, там ещё контактные датчики стоят. Но это точно не ложное срабатывание, было бы одно, можно было списать на глюк, а вот два - это тенденция. Начинаю медленно одеваться, штаны, ботинки, бронежилет, как раз специально для такого случая на спинке стула висел. Мэри, потеряв подушку в виде моего плеча, заворочалась и открыла глаза.
  -- Ты куда собрался? - с тревогой в голосе тихо спросила она.
  -- Похоже у нас гости, - так же тихо ответил я, - лежи тут, я прихвачу твой дробовик, если что в моей сумке заряженный автомат, умеешь пользоваться?
  -- Умею. Может патруль вызвать?
  -- Не надо, они ещё в дом не влезли, судя по датчикам, подходы осматривают. Если полезут, будет чем их встретить, а патруль их спугнет раньше срока.
  
  Оба индикатора погасли, видимо, гости не решились заходить через двери. Ну ничего, окна у нас тоже теперь оснащены контактными датчиками, пусть попробуют открыть или разбить. Минут двадцать ничего не происходило, однако я всё ещё находился на стрёме, ожидая изменения ситуации в любой момент. Снаружи где-то сверху послышалось какое-то тихое шуршание и лёгкое скрежетание. Так, неужели через крышу лезут, там-то как раз датчиков и нет, не догадался я о таком необычном способе проникновения в дом. Ну ничего, с крыши и чердака есть только один проход в коридор второго этажа, а там-то как раз всё нужное имеется. Лишь бы не вздумали через потолок на звуки стрелять, кто их знает, что у них на уме, а потолки здесь тонкие. Как бы подтверждая мои мысли, сверху опять послышалось какое-то тихое шуршание, я приложил палец к губам, показывая Мэри, что требуется сохранять тишину. Так, сработал первый ёмкостной датчик в коридоре, расположенный ближе к мастерской и выходу на чердак. По звуку ничего не слышно, ползут они там что ли? Где расположена спальня они могут знать, если наблюдали за домом, самое последнее окно, где погас свет - это либо сортир, либо спальня. В сортире тут окна нет, так что без вариантов. То, что они наблюдали - сомнения не вызывает, видели наверняка, как мы провода вечером монтировали, запросто догадались, что это не просто так. Первый сигнал гаснет, но вскоре зажигается вновь. Вернулся обратно? Нет, вот загорелся другой, уже ближе к спальне. Значит, гостей у нас минимум двое, пора действовать. Жму кнопку активации сюрприза. Тихий хлопок, и в щель под дверью врывается яркий белый световой поток от магниевой вспышки. Считаю про себя четыре секунды и нажимаю следующую кнопку. Предыдущий эффект повторяется вновь. Стремительно рву дверь спальни, выпрыгивая в коридор с дробовиком в руках, держа тактический фонарь под помповой рукояткой. Совсем рядом с дверью пытается повернуться на звук какое-то тело, сильный удар ногой откидывает его назад, там возится ещё одно, пытаясь стянуть с себя ослепший ноктовизор. Когда же это у него получается, первое, что он видит перед собой - яркий свет фонаря, а чуть выше чёрный ствол дробовика. Я бы на его месте запросто обмочился от страха с непривычки, но он, похоже, был достаточно крепок нервами.
  -- Где третий? - совершенно безапелляционно заявляю я, качая толстым стволом около его лица.
  Обалдевший мужчина, в классической бандитской чёрной шапке с прорезями для глаз, мотает головой, показывая, то ли он меня не понял, то ли нет третьего.
  -- Вас было только двое? - переспрашиваю его я.
  В этот раз я получаю утвердительное кивание. Сомневаюсь, что мне врут, в состоянии аффекта это непросто сделать. Второй гость пока не шевелится, хорошо я его приложил.
  -- На колени спиной ко мне, руки за спину, - командую я, делая шаг назад, но продолжая держать обалдевшего бандита на мушке. Главное не дать ему очухаться, иначе может начать совершать неправильные действия, сопротивляться, к примеру.
  Он быстро выполняет мой приказ, я достаю петлю из провода от компьютерной сети, и затягиваю ему руки сзади. Ага, специально вчера несколько штук сделал из оставшихся после монтажа обрезков витой пары, как чувствовал, что пригодятся, но не догадывался, что так скоро. Затем спутываю ему ноги второй петлёй.
  -- Пикнешь, задницу отстрелю, - предупреждаю его на всякий случай.
  Он лишь слабо кивает, типа - 'понял, понял'. Теперь следующий, он вроде как уже начал приходить в себя. Погоди не торопись, сейчас я и тебя упакую. Ещё минута и всё готово. Подбираю и откидываю в сторону спальни оружие гостей.
  
  Так, что-то знакомое, видел где-то похожее в интернете, кажись пистолет-пулемёт НК МР-7 с длинной трубой глушителя и убранным прикладом, собирались стрелять с руки. Тут калибр совсем маленький, это запросто получается. А вот пульки очень злые, не факт, что успей они выстрелить, мне бы сильно помог бронежилет. Так-так, у второго был пистолет тоже с глушителем, классическая 'Беретта', что-то мне на них в последнее время везёт. Теперь пошаримся по кармашкам. Сотовый телефон, в записной книжечке покопаемся обязательно. Четыре полных магазина к автомату, три к пистолету, ножички, тоже давайте сюда, и остальные ценные и просто предметы тоже. Вам они пока не пригодятся. За ноктовизоры отдельное спасибо, AN\PVS-14 вроде бы новые дорогие военные монокуляры, не должны сильно пострадать от вспышек, лишь ослепли ненадолго. В коридор выглядывает одетая в не запахнутый халат Мэри, в котором она бы выглядела совершенно восхитительно, не будь тут посторонних, быстро подхватывает с пола пистолет-пулемёт, раздвигая приклад.
  -- Я вызываю Патруль? - явно бодрящимся голосам заявляет она, хотя я чувствую, что она боится.
  -- Успокойся, Мэри, всё уже кончилось, - подбадриваю её я, - их было только двое. Патруль вызывать не надо, я сейчас Смиту позвоню. Лучше организуй пустую комнату, куда эти два тела пока пристроить можно, - носком ботинка я легонько пнул в бок первого товарища, который начал как-то слишком активно ворочаться при моих словах.
  
  -- Да, слушаю, - очень сонным голосом ответила телефонная трубка после десятка долгих гудков.
  -- А почему тебе, Смит, не спится, в эту тёмную ночь? - мене было как-то слишком весело, отходняк, вероятно.
  -- Алекс, зараза, звонишь среди ночи, я только прилёг, всё твои данные разбирал.
  -- Сам же говорил звонить в любое время, если что...
  -- Что у тебя там случилось? - Смит, похоже, наконец, проснулся и голос его стал серьёзным.
  -- Гости у меня. Двое. Спасибо за вчерашние подарочки, хорошо помогли.
  -- Живые?
  -- Да что с ними сделается, так помялись немного.
  -- Патруль вызвали?
  -- Нет.
  -- Правильно сделали. Ждите меня, я скоро буду. Ну не совсем скоро, примерно через полчаса, я без машины приду. Этих двоих спеленайте, поговорим с ними.
  -- Уже сделано. И ещё, Смит, ты осторожно посмотри в окрестностях дома, может там ещё кто из их сообщников остался. Один утверждает, что никого больше нет, но я ему не особо верю, проверь там, хорошо? И лестницу на крышу потом убери, если до сих пор стоит, они через верх залезли. Я из дома выходить не буду, если вдруг кто снаружи смотрит.
  -- Всё правильно, жди. Я позвоню тебе, как буду стоять около задней двери, - Смит положил трубку.
  Телефон зазвонил только через час, а не через обещанные полчаса.
  -- Нет там никакой лестницы, - сказал Смит, когда я закрыл за ним дверь.
  -- Интересно, как же они на крышу забрались, левитация?
  -- Посмотри на крыше, скорее всего они её просто подняли, чтобы случаем не засветиться. И где они сами, кстати.
  -- Идём.
  Мы вошли в небольшую кладовку на втором этаже, у которой не было окон, и вообще она была практически единственным в доме хорошо защищённым местом с крепкой дверью, так как здесь хранилось самое ценное из торгового ассортимента, и стоял магазинный сейф. Сейчас же всё кроме этого сейфа Мэри вынесла в спальню, чтобы было где разместить наших пленников.
  -- Так, кто это к нам пожаловал..., - заметил Смит, поочерёдно сдёргивая с гостей чёрные шапочки.
  По внешности они были совсем не европейцами, скорее - латиносы.
  -- Одного я, похоже, знаю, - тут он перешел на испанский язык, которого я совершенно не понимал, и выдал на нём длинную тираду.
  Оба бандита после этого заметно напряглись и зашевелились, но пара лёгких тычков ботинками по рёбрам быстро помогли им снова утихомирится. Один из пленников в ответ выдал длинную фразу на том же испанском, но тут даже я практически всё понял, так как она состояла из сплошных ругательств. Смит отвесил говоруну ещё пару оплеух, заставляя его заткнуться.
  -- Алекс, здесь найдётся в мастерской что-то, что поможет развязать им языки, а то ребята ещё не поняли, куда они попали, - он обратился ко мне по-английски, явно работая на публику.
  -- Сейчас принесу, - я вышел и отправился в мастерскую, вскоре вернувшись с паяльником в руках.
  -- И как этим пользоваться, глаза им прижигать что ли? - спросил меня Смит.
  -- Зачем же глаза, хотя тоже неплохо будет, - ответил я, также продолжая играть на публику, - кладёшь тело на живот, режешь штаны, включаешь паяльник и вставляешь его сам догадайся куда. Только в рот предварительно кляп вставь, иначе орать на весь квартал будет. Как запахнет жареным мясом, можешь задавать любые вопросы, рассчитывая на полную откровенность.
  Судя по лицам пленников, такая перспектива им совсем не понравилась, один из них опять разродился обильными словесами на испанском языке, однако теперь в них явно содержалась полезная информация.
  -- Ладно, Алекс, ты иди, успокой Мэри, я пока с ними сам поговорю. Только паяльник мне оставь на всякий случай.
  
  Пока Смит разговаривал с незваными посетителями, я сходил, успокоил Мэри, а это ей действительно требовалось. Как бы она прежде не храбрилась, но вот тут, столкнувшись с реальной опасностью, её нервы сдали. Я даже подумал поначалу идти искать на кухню какие-либо транквилизаторы, к примеру, то же самое местное вино, которого я сам не пил по вполне понятным причинам, но вроде как обошлось. Женщина успокоилась, стоило мне посидеть с ней рядом. Затем я сходил на крышу и спустил вниз на верёвке раскладную лестницу, по которой гости забрались наверх. Как и говорил Смит, они подняли её, чтобы не светиться, пока будут орудовать в доме.
  -- Ты знаешь, Алекс, во сколько оценили твою голову? - спросил меня Смит, когда примерно через час нашел меня на кухне.
  Мэри заснула после моих лёгких ласк, несмотря на присутствие в доме посторонних, сказалось нервное напряжение вкупе с недосыпанием, а я сидел в одиночестве и пил крепкий кофе. Разбудили некстати, голова начала побаливать, кофе хоть как-то позволяет побороть это гадостное состояние организма.
  -- И сколько я тут уже стою? - мне было реально интересно, приехал в этот мир чуть больше недели как, считай - вообще голышом, а теперь за мою голову уже деньги платить собираются.
  -- Сто штук, - ошарашил меня суммой Смит, - правда клиент немножко не тот, мог бы и не заплатить.
  -- Нифига себе, а что так много, за меньшую сумму эти гады не согласились бы лезть?
  -- Ты прав, за меньшее не полезли бы. Эти двое совсем непростая парочка, они ни с кем из местных боссов в близких отношениях не состоят, сами по себе работают уже несколько лет. Их раньше четверо было, но двое где-то потерялись, они и сами не знают где, короче. Пока они особо не светились перед Патрулём, хотя далеко не одного из местных криминальных авторитетов латинского квартала умудрились помножить на ноль. То есть пока работали в своей среде, до них никому дела не было. Работали бы и дальше, жили бы спокойно, разве мести от дружков убитых могли опасаться. Но тут недавно они взялись поработать на нового жирного заказчика. Сначала они одного местного крупного торговца выслеживали, чем-то он крепко задолжал кому-то, а сегодня с утра заказчик дал им новое срочное задание, то есть тебя заказал. Короче, тебя самого в расход, а главное найти ноутбук. Если бы ты попался со спущенными штанами, на что и был их расчет, сначала бы долго издевались, прежде чем пристрелили. У них в этом деле большой опыт имеется.
  -- Да, невесёлая перспективка меня ожидала, однако..., кто же меня заказал, и почему ты говоришь, что он может не заплатить? Это наёмным убийцам-то...
  -- Кстати, заказчик - твой соотечественник, Аслан Мадоев. Тут уже пару лет живёт недалеко от 'латинского квартала', с приличной группой таких же как он сам. В городе ничем особо криминальным не занимается, а что творится вне города, никого не интересует. То есть к нему у Патруля тоже нет никаких претензий, так стоит на заметке, как источник потенциальной опасности.
  -- Дай я угадаю, ты сказал мой соотечественник, скорее всего из Чечни, да?
  Кстати, на здешних картах была особая территория отмечена с названием 'Ичкерийский Имамат' и столицей в городе Джохар-Юрт, рядом с 'Протекторатом Русской Армии'. Специально они их так тут разместили, интересно?
  -- Ты прав, из Чечни. Я знаю, что вы их не считаете за своих, но вроде как живёте там в одной стране.
  -- Ладно, забей на эту тему Смит, меня теперь больше волнует, что мне дальше делать. Или нам делать, если тебя это тоже касается. Чечены так просто от своего не отступятся, я их знаю, тут или они тебя или ты их, третьего не дано. Мне нужно или срочно валить из города, или идти в последний и решительный бой. Что бы ты предложил?
  -- Я бы постарался свалить, их много, а ты один. Да и даже со мной, или если ещё Джека попросить, а он ребят доверенных попросит, всё равно слишком мало. Если что, я попробую похлопотать, до своего отплытия посидишь на дальнем посту Патруля.
  -- Спасибо за заботу, дружище, но так дело не пойдёт. Я там буду сидеть, а они будут искать ко мне пути-дорожки. Мэри точно пострадает, я даже думать об этом не хочу. Тебя тоже найдут, это с гарантией, если только ты со мной вместе сидеть не будешь. А потому, узнай, пожалуйста у этих идиотов, что сидят в кладовке, подробности места проживания тех чеченцев, я к ним прямо сейчас в гости наведаюсь. Если они послали за мной, то я приду за ними, пока они меня не ждут.
  -- Ты полный отморозок Алекс, тебе об этом ещё никто не говорил?
  -- Это лучшая защита от здешней жары, не отговаривай меня, просто сделай, что я прошу.
  
  Смит пожал плечами, а я пошел готовиться к драке. Первым делом проверил работоспособность трофейных ноктовизоров. Удачные модели, я бы такие себе не купил, жаба бы задушила при взгляде на ценник. Теперь оружие. Бог с ним со штрафом, заплачу с радостью, если жив останусь, долой пломбы. Гранаты все сюда, мало их, надо бы ещё, мог ведь и купить, эх..., поздно жалеть, спокойно вкручиваю запалы. Кольт с глушителем, 'Вал' тоже в дело, забиваю патроны во все пять имеющихся к нему магазинов. Что ещё брать? Вроде как всё, остальное будет лишним и скорее помешает. Осталось одеться и можно двигать. Я перетащил всю актуальную снарягу на кухню.
  -- 'Фортуна улыбается обречённым', - растягивая губы в улыбке сказал Смит, когда зашел ко мне и кинул на стол ворох чёрной одежды, снятой с наших пленников, - придётся тебе срочно переодеваться, дружище.
  -- Зачем? - я немало удивился такой постановке задачи.
  -- Ты о последствиях не задумывался? У нас здесь за вооруженное нападение вообще-то виселица полагается, если живым возьмут.
  -- Не возьмут, не дамся, - я был настроен весьма решительно и действительно так считал.
  -- Я говорил уже - ты полный отморозок. Ладно, слушай сюда. Основные силы этого Аслана вчера кого-то встречать поехали, будут в городе только завтра утром. В доме осталось человек пять не больше, и сам Аслан, естественно. Наши гости подозревали, что их могут запросто с деньгами кинуть, и разведали подходы к нему на всякий случай, ещё до того, как за тебя взяться, просто из-за профессиональной осторожности при работе с новым заказчиком. Значит так, там есть охрана обычная и камеры стоят. Но монтировали их неграмотно и в паре мест есть небольшие 'мёртвые зоны', где охране ничего не видно. Можно спокойно проникнуть за ограду и подобраться к дому. Это ты их умудрился своим 'самопалом' подловить, не ждали они от тебя такой подлости, у них с собой оборудование для поиска скрытых камер и других типовых технических средств электронной охраны имелось, - Смит подмигнул мне, и продолжил:
  -- Рядом с домом строит будка охраны, раньше там сидели двое, теперь, скорее всего, только один остался. И все мониторы слежения стоят именно там. Охранника можно попытаться снять через окно из глушенного ствола. В доме на первом этаже есть несколько комнат, там могут быть ещё люди. Сам Аслан обитает на втором этаже, и кроме него никого сейчас нет. Но подобраться к нему непросто, проход на второй этаж перекрыт металлической дверью, и он её всегда закрывает, не особо доверяя своим людям. Ну да это понятно. Однако у нас есть лестница, любезно предоставленная сам знаешь кем. И машина их совсем рядом стоит, ей и воспользуемся.
  -- А ты уверен, кстати, что они тебе всю правду рассказали, ничего не утаив? Им-то в чём резон помогать нам? Ты, кстати, тоже решил в дело подписаться?
  -- Ну не оставлять же тебя одного, и потом ты мне жизнь там, в поезде, спас, вот долг и верну при случае. А что касается правды..., я пообещал им сохранить жизнь, если у нас всё получится.
  -- И ты реально сдержишь обещание, не опасаясь последствий? Хочешь отпустить наёмных убийц?
  -- А то. Смотри какой расклад. Мы сейчас одеваем их шмотки, надеюсь на нас они кое-как налезут, берём их оружие. И машину тоже, кстати. Делаем дело и возвращаемся. Утром приезжает основной состав банды и что они видят? И на кого они при этом подумают? Понимаешь?
  -- Посчитают, что Аслан, как обычно, не заплатил киллерам, а те вместо того, чтобы просто тихо умереть, грохнули его самого, так?
  -- Именно. А так как у них кровная месть и всё такое, то я сильно не завидую этим ребятам. Придётся им рвать когти из Порто-Франко, так что мне их бояться не стоит. Про тебя кроме Аслана никто особо ничего не знает, это его личные дела с кем-то ещё.
  -- А если чехи их потом возьмут, да придирчиво расспросят перед смертью?
  -- К тому моменту поздно будет, их информация станет неактуальной. А вот когда они быстро рванут из города, то за ними увяжется погоня и твоим чеченцам станет надолго не до нас в принципе. А ребятки, хоть ты их и умудрился сцапать, совсем не дураки, быстро чеченцам не попадутся, если вообще когда попадутся. Ну как тебе такой план?
  -- Замечательный план, но трещит по всем швам.
  -- Ты вообще собирался без подготовки голышом в берлогу к медведю залезть, да ещё себе задницу мёдом предварительно помазать, а так есть хоть какой-то шанс.
  -- Уговорил, языкастый, ладно, давай собираться, ночь не бесконечная.
  -- Ничего ещё шесть часов темноты у нас есть, можно не торопиться.
  Кое-как я напялил на себя чужую одежду, Смиту повезло больше, ему один комплект как раз подошел, несколько коротковат, но это мелочи, а вот я долго влезал в чужие ботинки. Ботинки, вернее что-то типа кроссовок, с мягкой эластичной подошвой, чтобы перемещаться бесшумно и не скользить при этом, они растягивались, но делали это небыстро. Через полчаса я уже мог ходить не морщась от боли при каждом шаге. Затем мы проверили чужое оружие по разу выстрелив в пол на первом этаже магазина, чтобы оценить эффективность глушителей. Самым тихим оказался МР-7, не исключено, что там были заряжены ослабленные патроны. Но и глушенная 'Беретта' тоже оказалась на высоте. Из своего оружия я взял только четыре гранаты, просто на всякий случай, если всё пойдёт не так, как мы планируем. Я разбудил Мэри и рассказал ей о том, что мы задумали. Женщина сначала пришла в ужас, и попыталась меня отговорить, но после того, как я ей рассказал, про то, кто такие чеченцы и что они сделают с ней, если всё пойдёт по-другому, она меня благословила со словами - 'вас, мужчин, не переделать, иди'.
  
  К особняку Аслана мы подъехали заглушив мотор, с горочки и по инерции. Фары нам тоже были не нужны. Только тихо скрипели покрышки колёс по засохшей до состояния твёрдого бетона глине улицы. Достаточно быстро мы нашли по имевшемуся описанию ту часть забора, которая с той стороны не просматривается камерами. Наружный периметр вообще не охранялся, просто за ненадобностью. Ну кто, спрашивается, полезет через забор, когда с другой стороны его сразу встретят множество хорошо вооруженных злых мужиков? Дураков нет, кроме меня и Смита, конечно. Машину немножко пришлось подтолкнуть к нужной позиции. Смит быстро разложил лестницу и я, стараясь не шуметь, перебрался через забор, спрыгивая с той стороны.
  -- Чисто, - шепотом сказал я в гарнитуру рации, когда простоял на месте без движения минут десять, водя глушенным стволом пистолета-пулемёта по сторонам, - иду дальше, - отключился я от связи.
  Я легко проскочил к особняку по траве между нескольких плодовых деревьев, которые росли с этой стороны забора. Прижавшись спиной к стене простоял так ещё пять минут. Смит будет заходить только после того, как я сниму охрану, а сейчас он пребывает с той стороны на стрёме, рассчитывая прикрыть меня, если меня самого случайно обнаружат, и я буду отходить. Он потенциально сможет перекинуть мне лестницу, чтобы я смог быстро взобраться по ней на забор. План хлипкий, но лучше, чем ничего.
  
  Так, вот я уже около пункта охраны. Охранник, большой бородатый мужик в камуфляже и с 'Калашом' на спине не спит, а сидя боком что-то выглядывает в монитор. Действительно, тут их должно быть двое, судя по месту и количеству стульев, но сейчас дежурит только один. Окно наполовину приоткрыто, ловлю голову охранника в прицел. Буп-буп, две пули бьют его в затылок и он практически бесшумно заваливается со стула, звякает только стукнувшееся об стену оружие. Мои гильзы не вылетают и со звоном падают на камни, у меня гильзоуловитель имеется. Спасибо вам, наёмные убийцы, хорошо позаботились о ночной тишине. Жду ещё пять минут, всё тихо.
  -- Охрана спит, - я снова подаю голос в эфир.
  Залезаю в охранную будку и бегло обыскиваю мёртвого охранника. У него ничего нет, кроме пачки каких-то местных сигарет, зажигалки, запасного магазина к автомату и пистолета в кобуре. Но мне ничего из этого не надо, а ожидаемых ключей от входной двери нет. Она или открыта, или открывается изнутри.
  Через пять минут появляется Смит, перед самым появлением щёлкнув в эфир опознавательный сигнал. Мы подходим к особняку. Можно попытаться проникнуть в него через дверь, но она может быть заперта или шуметь при открывании. Правее двери есть открытое окно, из которого доносится бодрый храп. Смит подсаживает меня и я бесшумно запрыгиваю на подоконник. Так, большая комната с рядами коек. Кто-то храпит у дальней стенки, но ещё три кровати не пустуют. Буп..., Буп..., Буп..., три одиночных выстрела, всё, трое спят вечным сном. Храпуна я пока не трогаю, он создаёт нужный шумовой фон. Если заворочается, или не дай бог - проснётся, получит свою пулю. Впрочем, он её и так получит, только чуть позже.
  Втягиваю за руки в комнату Смита, пусть присмотрит за спящим. Включаю активную инфракрасную подсветку ноктовизора, здесь уже мало естественного света даже для него, выглядываю в коридор, приоткрыв дверь. Ага, есть ещё один в дальнем от меня конце, спит, сидя на стуле. Буп..., тело дёрнулось, но практически не изменило позы..., спи дальше, бравый дневальный. Не торопясь проверяю остальные двери на этаже вдоль коридора. Ни одной закрытой, практически все помещения пусты. Ещё одна казарма..., Буп..., минус один. Всё, живых больше не наблюдается. Снова смотрю в коридор. В самой дальней стороне, которую я ещё не проверил, медленно открывается дверь, откуда натягивая штаны выходит ещё один бородач. Буп-Буп, приятного тебе было облегчения. Пробираюсь к той двери и внимательно осматриваю небольшой сортир на четыре кабинки, мало ли там кто спрятался. Этаж чист, можно двигаться дальше. Захожу в казарму, киваю головой Смиту. Бап, дёрнулся пистолет в его руке, храп сразу прекратился.
  
  Вылезаем на улицу, идём за лестницей. Проход на второй этаж действительно закрыт, можно попробовать воспользоваться гранатой, но этого нам не надо. В темпе раскладываем лестницу и тихо, придерживая на верёвке, прислоняем её к открытому чердачному окну. Первым забирается Смит, я его страхую снизу. Интересно, у меня также тихо получится? Вроде как получилось, я осматриваю в ноктовизор длинный чердак с каким-то сваленным в кучи хламом. Особняк типовой, немного похож на магазин Мэри, только побольше размером. Стараясь не шуршать, мы проходим к лестнице, ведущий в коридор второго этажа. Смит идёт впереди, я крадусь за ним. Где находится спальня Аслана, мы знаем от наёмных убийц, как и примерное расположение остальных помещений в особняке. Они видели далеко не всё, но всё что видели, рассказали Смиту. Вот мы уже и у нужной двери, Смит показывает мне рукой, что он будет открывать дверь, а мне, соответственно, заходить внутрь. Хотелось бы взять хозяина живьём, и порасспросить его немножко на тему того, кто меня заказал и вообще, к чему весь этот цирк. При планировании я хотел закатить в спальню светошоковую гранату, нашлась ещё одна, последняя. Но Смит отговорил меня, ибо яркую вспышку могут заметить соседи, которые тут хоть и не особо близко располагаются, и тоже заборами отгородились, квартал, знаете ли такой, но тем не менее лучше не рисковать. Резко открывается дверь, я возникаю в приседании на одно колено в дверном проёме, направляя ствол пистолета-пулемёта внутрь комнаты. Успеваю глазом засечь, как быстро дёргается с места лежащий на большой кровати мужчина с пистолетом в руке, направляя его в мою сторону. Буп-Буп-Буп-Буп-Буп, длинная очередь бьёт его в шею и голову, он так и не успевает выстрелить, сваливаясь с кровати. Смит врывается в спальню, а я замечаю, как на кровати под одеялом что-то шевелится. Неужели баба? Смит резко сдёргивает одеяло и я действительно наблюдаю голое женское тело, в ужасе сжавшееся в комок. Мой напарник разрождается длинной фразой на испанском, девушка вроде как перестаёт судорожно жать голову в колени. Нас она может видеть, но очень плохо, в спальне светится тусклый неоновый ночник. Две чёрные тени, только что быстро и бесшумно убившие её мужчину. Какую ей ожидать от нас судьбу?
  
  Смит показывает мне рукой, чтобы я вышел из спальни, выхожу в коридор, осторожно начинаю проверять остальные двери. Слышу, как он о чём-то быстро говорит с девушкой по-испански, я ничего не понимаю. Здесь многие двери оказываются закрытыми, в помещениях, куда я заглядывал, не нашлось ничего интересного. Большая комната отдыха с мягкими диванами и огромной плазменной панелью на стене. Колонки мощной стереосистемы, длинная полка с музыкальными и видеодисками. Кухня, два здоровых холодильника, забитых разными продуктами. Ещё одна большая комната, похожа на зал для совещаний, по центру большой овальный стол и многочисленные кресла вокруг него. На стенах висят чьи-то портреты, одни бородатые мужики. В следующей комнате, дверь в которую вела из зала совещаний, обнаружился кабинет, с открытым шикарным ноутбуком 'SONY' на небольшом столе и сейфом у стены. Пошарив в ящиках стола, обнаруживаю кучу каких-то бумаг, и большой револьвер с коротким стволом. Этого добра мне не надо. Включаю ноутбук, он загружается сразу, не требуя никаких паролей. Что у нас тут интересного на винте имеется..., так, куча игр, музыка, какие-то фильмы, явно Голливуд. Документов, карт и прочих полезных пользовательских данных нет. Ну да, этот компьютер по саванне не таскают, зачем его паролить, а вот все ценные данные на флешку и в сейф. Лично я бы именно так и поступал на месте Аслана. Снова выхожу в коридор, встречая там Смита.
  -- Нашел что интересного? - не понижая голоса спрашивает он меня.
  -- Разве что сейф в кабинете, ключей нет. Бук там ещё неплохой есть, можно взять, но он больно приметный будет, редкая дорогая модель.
  -- Ключи вот, - он достал из кармана большую связку ключей, - пока есть немного времени, можно тут покопаться, вдруг найдём что-то полезное для наших скорбных дел.
  -- Что с девкой, убил?
  -- Ты что, зачем? Только сонную артерию пережал, и связал на всякий случай, поваляется в отключке пару часов и будет жива - здорова. Она в нас твоих гостей сама опознала, так что это нам только на руку. Я даже сказал, что Аслан нам денег не заплатил за работу и убить хотел, что для неё явно не стало большим сюрпризом, а мы вот к нему за этими деньгами и пришли. Деньги есть в сейфе, совсем немного правда, всё на какой-то товар ушло, за которым завтра заказчик придёт, но ключей для сейфа недостаточно, нужен ещё код, а его она не знает, так что здесь облом.
  Мы стали открывать закрытые двери. В одной обнаружился небольшой арсенал. Преимущественно там были хорошие знакомцы АКМ, но были автоматы и новых серий, несколько укороченные по сравнению с обычными 'калашами' АК-104. Была пара винтовок СВД и несколько пулемётов ПКМ, а так же американских крупняков М2. Также здесь были и американские стволы М4 и М16. Само собой и различных пистолетов изрядное количество, но ничего необычного. Несколько труб гранатомётов РПГ-7 и ящики с гранатами к ним. Большие залежи разнообразных патронов. Пока я рассматривал оружие, Смит заглянул в несколько соседних комнат и позвал меня за собой смотреть то, что он там нашел.
  -- Что это? - я смотрел в свете тактического фонаря на большую сумку, доверху наполненную полиэтиленовыми пакетами с белым порошком. Здесь же рядом лежали ещё четыре таких сумки.
  -- Это героин, - как бы между делом заметил Смит, - и его здесь почти двести кило. Что делать будем?
  -- Ого, и куда же его тут столько, всем жителям Порто-Франко на всю жизнь хватит, если они каждый день потреблять будут, и их внукам ещё останется. Планируешь оставить, нам-то он к чему?
  -- Оставлять нельзя ни при каких обстоятельствах, - Смит стал как-то слишком серьёзен, - в другое время можно было бы вызвать Патруль и разнести здесь всё по кирпичикам, но это не в наших интересах. И вообще сомневаюсь, что они сюда сейчас сунуться, это ведь получится борьба за справедливость, а не охрана правопорядка. За справедливость у нас тут Патрулю денег не заплатят, оклада, типа, достаточно, а вот получить пулю за лишнюю инициативу можно запросто. Я могу только догадываться, кому столько порошка здесь понадобилось, лучше бы я его и не видел вовсе.
  -- Давай с собой заберём, - как-то не уверенно предложил я...
  -- Хватай сумки, потащили в ванну, есть идея, - Смит застегнул сумку, с трудом взвалив её на плечо, по моим прикидкам там было не менее сорока килограмм.
  Я потащил за ним следующую сумку, а потом подтаскивал и остальные. Смит аккуратно складывал пакеты с наркотиками в ванну, разрезая их ножом посередине с двух сторон и тонкой струйкой пускал воду, смывающую белый порошок в канализацию.
  -- Нам главное не надышаться самим этой гадости, а то тут сами и ляжем, - предупредил он меня, принимая очередную сумку.
  -- Интересно, куда вытекает здесь эта канализация? - задал я возникший у меня вопрос.
  -- Как куда, в море, естественно, тут очистных сооружений ещё не построили, несколько километров трубы по морскому дну и вся недолга. Море пока как-то справляется с потоком нечистот. Но близко к городу лучше не купаться, даже если захочешь рискнуть, по вполне понятным причинам. А вот рыбы тут от этого только больше стало.
  -- Представляю, что будет с этой рыбой, когда она весь этот героин схавает, она же на берег гулять пойдёт.
  Не отрываясь от своего медитативного занятия, Смит громко рассмеялся.
  -- Вот завтра и посмотрим, что будет и кто куда пойдёт. Хотя на здешних рыб-то героин скорее всего вообще не подействует, они и без наркотиков все как одна больны на голову. А вот на тех, кто этого добра завтра не дождётся, подействует ещё как.
  
  Целый час ушел на скармливание порошка канализации и последующую отмывку ванны горячей водой. Даже большую пачку стирального порошка засыпали, чтобы отбить запах наркотиков и прочистить стоки. Теперь будет сложно сказать, что здесь кто-то что-то такое делал. Затем Смит собрал пустые пакеты и уложил их в одну сумку. А эту сумку вместе с остальными запихнул в другую сумку, мол потом это с собой заберём. Пора было уходить, но я опять заглянул в арсенал, и найдя там ещё одну большую сумку набил её сколько мог патронами. Преимущественно 7,62Х39, явно из-за ленточки, включая бронебойные и трассеры, но и остальных калибров хватало, брал всё что может пригодиться так или иначе. Были бы ручные гранаты, их бы тоже прихватил, но тут их не нашлось, даже странно, наверняка здесь это не единственный арсенал, но нам некогда искать. И всё же уйти с пустыми руками я никак не могу. Да, я теперь реальный хомяк, во всём, что касается оружия и патронов, а что? Здесь даже нашлись аж пять сотен СП-5 к моему 'Валу', в виде запечатанного цинка, хотя оружия под такой калибр я тут не обнаружил. Смит сильно огорчил меня, сказав не брать стволы, мол приметными могут оказаться, хотя я и примерялся к одиноко стоящему 'Баррету' пятидесятого калибра. Не знаю, зачем он мне, но просто очень соблазнительно выглядел. Однако какой-то большой американский ночной прицел в коробке с причиндалами я всё же ухватил, не удержался. Зачем он чеченам? Обойдутся. А вот мне может и пригодится. Никому здесь не буду показывать, уберу пока у себя куда подальше. Смит тоже прихватил себе изрядное количество патронов, не оставлять же хорошее добро врагу. Ещё раз разочарованно вздохнув тому, что нельзя утащить ничего из оружия, несколько неплохих игрушек я себе бы взял, мы закрыли арсенал. Как будто тут нас и не было. Молчать, жаба ненасытная! Умом всё понимаю, что будь я сам на месте чеченцев, на всё своё оружие по номерам базу бы вёл. Ну и потому, за кем какой ствол записан тоже. Пропадёт где их человек, а ствол его вдруг всплывёт в оружейном магазине, вот и ниточки-зацепки появились. Потенциальная кровная месть от большой сплочённой группы - великая сила в здешних местах. Ох неспроста здешний оружейник русское оружие на витрину не кладёт, а трофеи так вообще в последнюю очередь достал, ох неспроста...
  
  Мы выбрались из особняка тем же путём, как зашли в него, пригибаясь под тяжестью сумок с патронами. Я набрал не менее шестидесяти кило и еле-еле взобрался по шаткой лестнице на забор с большой сумкой на спине. Перед уходом мы постарались замести все возможные следы, которые так или иначе могут привести потенциальных сыщиков к нам двоим. Затем долго петляли на машине по кварталам, стараясь не пересекаться с маршрутами патрулей, которые Смит хорошо знал. После чего мы подъехали к задней двери магазина Мэри и перекинули награбленное добро в дом. Скинув с себя опостылевшую чужую одежду и протерев использованное оружие, его предполагалось вернуть тем, у кого взяли, мы загрузили в машину обоих связанных наёмных убийц, которым распутали только ноги. После чего Смит попросил меня пару суток не высовываться на улицу и держать включённым сотовый телефон. Затем мы крепко обнялись и он куда-то повёз наших пленников. Как он пообещал им и мне - выпускать пташек на свободу, предварительно поведав им, какую хорошую боевую операцию они провели сегодня ночью и что им за это будет, если они не успеют вовремя сбежать из города. Не уверен до конца, что он их реально отпустит, ну да не моё это теперь дело.
  Я глубоко вздохнул ночной воздух полной грудью, и пошел отмываться в ванну. На востоке уже начало розоветь небо, оставалось чуть меньше часа темноты.
  
  
  Десятый день.
  
  Я проснулся среди дня в совершенно восхитительном состоянии духа. Как будто с моих плеч свалился большой камень, и при этом придавил плохого человека на моих глазах. Смутно помню, как Мэри пыталась утром домогаться меня, однако не могу сказать, было ли что-то после этого. Посещая ванну и стоя под холодными струями душа, отметил, что почему-то у меня нет никаких глупых мыслей на тему того, что вчера я совершенно обыденно застрелил нескольких человек. Причём, застрелил спящих, не испытывая при этом никаких особых угрызений совести. Как будто тараканов на кухне тапком давил. Наверное перегорел уже, перестав воспринимать отдельную человеческую жизнь как что-то уникальное и сверхценное. Тут или ты или тебя, кто первый успел выстрелить - тот и молодец. Есть свои люди, за которых не жалко отдать свою жизнь, а есть враги, реальные или потенциальные, которых жалеть нельзя. Не знаю к добру ли все эти перемены или нет, будущее покажет.
  Спустился в торговый зал показать Мэри, что несмотря на все сложности жизни, я снова готов к общению с ней. Она позвонила соседям и вскоре прибежал тот самый пацан, которого я повстречал в первый раз зайдя в этот магазин. Он иногда подрабатывал у Мэри, подменяя её, когда ей было это надо, заодно пользуясь возможностью немного поиграть на компьютере, который всё никак не желали покупать его родители. И я их вполне понимаю, кстати.
  Едва мы оказались вдвоём на кухне, женщина уткнулась мне в грудь лицом, и разревелась. Несмотря на все мои жалкие попытки остановить поток её слёз, проплакала она минут сорок, выжимая со слезами из себя всё то нервное напряжение, которое накопилось у неё за прошедшую ночь. Поняв, что от меня ничего не требуется, кроме как быть простой промокашкой, я нежно гладил её по голове ничего не говоря при этом. Когда же она вдоволь наплакалась, она отстранилась от меня и подняв голову сказала
  -- Никогда так больше не делай, прошу тебя никогда.
  Я глубокомысленно пожал плечами, мол, что я могу поделать, такова жизнь.
  После чего она накормила меня завтраком, а сама не ела, просто наблюдая за мной, сидя за столом напротив. Я ещё не допил очень вкусный ягодный компот, когда зазвонил сотовый телефон.
  -- Слушаю, - сказал я в трубку.
  -- Слушай дальше, Алекс, ты не сильно будешь возражать, если я к тебе приеду?
  Я посмотрел на Мэри и спросил её мнения на счёт званых гостей, она не возражала, хотя особой радости по этому поводу явно не испытывала.
  -- Приезжай, Смит, только ненадолго, сам знаешь кто волнуется при твоём появлении, ибо от него трудно ожидать что-то хорошее.
  -- Сейчас буду, - телефон показал, что связь прекратилась.
  
  Через пятнадцать минут мой компаньон по ночным прогулкам заходил в магазин.
  -- Это тебе, - протянул он мне пластиковую коробочку без надписей с двумя пузырьками из тёмного стекла и какой-то маслянистой жидкостью внутри них.
  -- Что это, Смит, яд какой?
  -- Нет, не яд, а твоя часть охотничьих трофеев, можно сказать - львиная доля. И за удачный выстрел и за удачную стрельбу вообще. Это то самое лекарство, изготовленное из добытых нами козлов. Его совершенно невозможно купить в свободной продаже, Орден скупает всё на корню, сразу отправляя на Нью-Хэвен. Вот эти два пузырька не меньше десяти штук экю стоят, если Ордену продавать. Неслабо, да?
  -- Неслабо..., хорошие деньги можно выручить, но вроде как я это, пока ещё на свою мужскую силу не жалуюсь...
  -- Вот и дальше не жалуйся. Короче, там в комплекте есть дозатор, нужная разовая доза очень мала, так что применяй аккуратно, не переборщи. У лекарства общеукрепляющий эффект сильный, реально омолаживающий. Говорят, что если принимать ежедневно в течение месяца, можно лет десять по внешнему виду с возраста скинуть. Что-то там с гормонами и какой-то биохимией связано, я не знаю подробностей. Я сам пока не пробовал, денег жалко, да и незачем было. Ещё при ранениях и переломах костей хорошо помогает, вот это проверено, так что береги и никому не показывай особо.
  Я сильно удивился. Прямо чудо местного разлива, получается. И я бы совсем не хотел оказаться на месте тех животных, из которых это чудо делают.
  -- Даже странно, что этих козлов здесь ещё не всех перебили, раз они столь ценны, - решил я озвучить свою догадку.
  -- Их раньше больше было, да и охотиться сложно. Ганс так вообще никого кроме своих хороших знакомых охотиться на них не берёт. И нам очень сильно повезло, не каждый день такая удача улыбается охотнику.
  -- Ну а если применить технику, при таком наваре со зверя, можно хоть лёгкий вертолёт для охоты купить.
  -- С вертолёта ты там не больно поохотишься, горы с лесом. Да и дорог этот вертолёт тут будет, надо быть очень богатым охотником, чтобы его купить. На машине же не проедешь, только на своих двоих там пройдёшь. Но это занятие для самоубийцы, тебя самого там схарчат быстрее, чем ты первого козла найдёшь. Помнишь гиену? То-то. А ещё там каменные вараны обитают. Те же крокодилы, по своей сути, только сухопутные и стремительные как курьерский поезд. На них тоже можно охоться, трофей знатный, но опасно. Если только кто из них на равнину выберется, они это иногда делают, особенно после сезона дождей. Так что с козлами всё сложно, желающих заработать на них немного найдётся. Их только на водопое можно относительно безопасно подкараулить, как мы и сделали.
  -- Понятно, - для меня тема как-то закрылась, хотя мой охотничий дух всё ещё не желал сдаваться, несмотря на все трудности, такая сложная охота как раз по мне.
  -- И ещё, - заметил Смит, - зверя мало добыть, его ещё надо знать кому сбыть. Так, сами рога и копыта скупаются недорого, и только для хороших знакомых..., ну ты понял.
  -- Угу, - буркнул я в ответ.
  В это момент у Смита зазвонил телефон, он посмотрел на вызывающий номер и вышел говорить на улицу. Вернулся он в очень задумчивом состоянии.
  -- Случилось что? - спросил я его.
  -- Похоже кое-какие рыбы всё же решили выбраться погулять на берег, - так и пребывая в своём задумчивом состоянии, сообщил мне Смит, - в город одновременно с разных блокпостов въезжают слишком много подозрительных личностей, такое ощущение, что стекается весь окрестный криминалитет. Меня на усиление вызывают и всех других свободных от дежурства патрульных тоже. Что-то нехорошее в городе затевается. Короче, сидите тут тихо, оружие далеко не убирайте, мало ли что.
  Смит уехал, забрав свою сумку из вчерашних трофеев, а я отправился наверх, рассказал о происходящем Мэри, и стал готовиться ко всяким неприятностям.
  
  Тёмные грозовые тучи медленно двигались над городом. Нет, небо, как всегда, было чистым, ярко светило солнце и стояла близкая к сорока градусам жара. Однако слухи и домыслы о том, что вот-вот произойдёт что-то страшное, разлетелись по городу где-то за час, и городские улицы постепенно опустели. В магазине сегодня и так не было аншлага покупателей, а теперь всякое движение прекратилось вовсе, Мэри, отпустив подростка-продавца домой, закрыла входную дверь, повестив табличку 'Закрыто'. Пока ничего не происходило, но чувствовалось, что вот-вот произойдёт. Не зная чем ещё заняться, я перебрал кучу барахла из магазинной кладовки. Так получается, что если долго ждать неприятностей, то можно сидеть и трястись, волноваться непонятно зачем, а можно заняться каким-либо полезным делом, забыв про беспокойство. Мэри подалась активно наводить порядок с ведром и шваброй, даже на меня незлобно цыкнула, чтобы не мешался под ногами. Ну и я не стал придумывать себе дело, оно само давно ждало меня. Прикинул сразу, что можно починить из особо полезного или дорогого, а что нет. Перспективными для ремонта оказались несколько ноутбуков, и ещё пяток стационарных системных компьютерных блоков. С электричеством в Порто-Франко было неважно. То есть электричество-то было, но вот особой стабильностью напряжения местная сеть не отличалась, а потому самым распространённым дефектом у местной электроники был выход из строя блока питания. В Старом Мире такой ремонт был бы прост и быстр. Здесь же дело осложнялось полным отсутствием необходимых запчастей. Мэри могла заказать всё необходимое по представленному мной списку у представителей Ордена, и месяца через полтора всё было бы доставлено. Но у меня не было столько времени ждать, а потому я попытался собрать одно работоспособное изделие из нескольких неработоспособных, кое-как это получалось. Отдельное спасибо можно было сказать некоторым брендам-производителям за качественно реализованную схему защиты от перенапряжения в сети. Там дело решалось заменой предохранителей, они, кстати, тоже были в дефиците, и перепайки вышедших из строя элементов, отвечающих за блокировку этого самого перенапряжения. В общем, я практически целый день пускал канифольный дым в мастерской, и даже не сразу заметил, как всё началось.
  
  Вначале я подумал, что за окном действительно разыгралась гроза, и только потом понял, что в нескольких кварталах от нас что-то хорошо взорвалось. Я немного приоткрыл окно, чтобы лучше слышать отголоски происходящего на улице. Где-то вдалеке слышались автоматные очереди и отдельные выстрелы, иногда хлопали взрывы гранат. Бои то затихали, то разгорались вновь. По улицам периодически проносились патрульные машины с солдатами внутри, но судя по их перемещениям туда-сюда, в драку они не лезли. Я бы на их месте тоже не полез. Зачем? Пусть плохие ребята друг друга перестреляют сами, хорошим ребятам останется только добить ослабевшего победителя и собрать трупы, а так же ценное имущество по недоразумению бывшее у плохих ребят. Патрульные, похоже, думали аналогично, просто не позволяя драке выйти в респектабельные кварталы. На всякий случай я затащил в укреплённую кладовку, где ещё недавно ждали своей участи наши ночные гости, матрац с кровати из спальни и оборудовал защищённое спальное место. Вдруг какая пуля случайно залетит, мне так спокойнее будет. Не за себя самого, я как-то уже совсем не боялся стрельбы после всего, что со мной тут уже случилось, а за Мэри.
  Похоже зря я так только что подумал, над самой моей головой в стену громко хлопнув, и обдав меня штукатуркой, врезается шальная пуля и только потом послышался звон разбитого ею стекла. Пройди пуля на пару сантиметров ниже..., нет, как только всё успокоится, куплю себе хороший шлем. В оружейном магазине есть небольшой выбор, деньги у меня уже есть, с жабой договорюсь. Сомневаюсь, что какой-либо шлем спасёт меня от прямого прицельного попадания из винтовки, случись мне оказаться в драке, но с ним как-то спокойнее будет.
  Мэри сильно испугалась, когда я показал ей пулевую дырку в стене, а потому сразу согласилась укрыться в нашей новой спальне, где несмотря на продолжающиеся уличные беспорядки, мы занялись очень приятным делом. И я даже не успел попробовать специально приготовленное для этого дела дорогое лекарство.
  
  
  Ночь с десятого дня на одиннадцатый.
  
  Телефонный звонок вырвал меня из объятий сна и из объятий Мэри тоже. Я посмотрел на определившийся номер, это был явно не Смит.
  -- Слушаю, - тихо, чтобы не разбудить спящую женщину, сказал я в трубку.
  -- Это Джек, - ответила мне она, - нам тут срочно требуется твоя помощь, ты ведь с компьютерами хорошо общаться умеешь?
  -- Относительно хорошо, - не стал отпираться и сильно хвастаться я, - что у вас там случилось?
  -- Приезжай, сам увидишь. За тобой сейчас машина подъедет. И это, своё оружие захвати на всякий случай, тут ещё стреляют иногда.
  Мэри в этот раз не проснулась, когда я выбирался со спального места, видимо сказалась предыдущая ночка. Я быстро написал ей записку, обещая в ней, что стрелять в этот раз не собираюсь, просто требуется моя техническая помощь. Знаю, что всё равно она будет волноваться, но если меня просит Джек - значит дело серьёзное, нельзя отказать. Не торопясь собрался, одевая под разгрузку бронежилет в максимальном варианте со всеми пластинами. Из оружия решил взять только армейский Кольт и свой 'укорот', как самое подходящее оружие для войны в городе. Подумал ещё раз и взял пару американских гранат, мало ли что. Ноктовизор решил не брать, всё же свежие трофеи, которые я так и не вернул бывшим владельцам, а вот тактический фонарь и инструментальный нож запихнул в карманы разгрузки. Взял ещё ноутбук из тех, что починились вчера, маленькую портативную 'Тошибу', на которую я записал все необходимые для своей работы программы, что были в магазине Мэри. Здесь, кстати, процветало махровое пиратство, никто и не думал ни о каких-то там авторских правах и прочей интеллектуальной собственности тех, кто остался по 'ту сторону ленточки'. Вот потому первый починенный мной аппарат я решил оставить себе для работы, забив его винт практически на две трети всяким полезным софтом на все случаи жизни. Как чувствовал, что может вскоре пригодиться. Светить же свой трофейный бук в работоспособном состоянии я пока не собирался.
  
  На улице меня уже ждал боец в машине, который не сказав ни слова, быстро рванул с места, как только я забрался на своё место и захлопнул дверь. Через несколько минут мы въехали в большие ворота какой-то огороженной территории, где нас встретили несколько человек из патруля с Джеком во главе.
  -- Спасибо что приехал, - Джек поздоровался со мной за руку, - тут у нас трудности возникли, пойдём, покажу.
  Мы прошли по дорожкам из каменных плиток и вошли внутрь большого особняка. На стенах дома в свете фонаря были видны следы от попаданий пуль, а крыльцо было буквально залито чёрной кровью. Запах тоже был соответствующий. При виде всего этого, меня бы, по идее, должно было мутить, но нет, просто возникают ощущения как от грязной кухни и ничего больше. Внутри дома явно был серьёзный бой. Опять пулевые отметины и чёрные пятна от взрывов гранат, кровавые следы то тут, то там. Трупы уже убрали, но вот прибираться в помещении было явно некому.
  -- Здесь жила большая дружная компания из латинских стран, - пояснил мне Джек, - занимались всем противозаконным понемногу, но не выходя за рамки приличий. Мы сначала так считали, что не выходя. Но сейчас кое-что стало очевидно и уже так не скажешь. Ну и сегодня им не сильно повезло, в общем, сам посмотри.
  -- Кто их так? - уж не потревоженные нами чечены, часом, про себя подумал я.
  -- Да пойди, разберись, - отмахнулся от моего вопроса Джек, - здесь реальная война всех со всеми случилась, давно, видимо, противоречия копились. Появился какой-то сильный предлог и началось. Не сегодня, так завтра или в следующем году полыхнуло бы. Наше руководство давно закрывало глаза на присутствие в городе бандитских гнёзд, теперь, похоже, это изменится.
  
  В это время мы спустились в подвал здания, ранее перекрытый массивной металлической дверью. Сейчас же она была грубо взорвана, и в виде покорёженной груды металла лежала посреди коридора. Мы свернули в небольшую комнатку с сохранившейся немного покоцанной дверью. Здесь тоже были кровавые отметки, хотя следов явно боя не наблюдалась. Такое ощущение, что кого-то просто добили на месте. В комнате были мониторы камер наблюдения, некоторые из них даже показывали соответствующую картинку.
  -- Вот, - показал мне Джек на включённый компьютер, требующий ввести пароль для входа в систему, - надо получить к нему доступ, а рассказать, как это сделать больше некому, ребята поторопились.
  -- Хотите получить запись здешней драки, чтобы понять, что тут произошло? - мне было интересно.
  -- Нет, - Джек немного помялся, как бы думая, говорить или нет, - не буду от тебя скрывать, ты сам всё вскоре увидишь, мы здесь нашли подземную тюрьму. Люди там. А проникнуть в неё можно только через один проход, дверь же управляется откуда-то отсюда.
  -- Так взорвите её, как ту, в коридоре, или термитным шнуром срежьте.
  -- Боюсь, так ничего не выйдет. Вернее - выйдет большая воронка на месте этого особняка, плюс половину ближайшего квартала заодно снесёт. Там кроме тюрьмы арсенал, да и заминировано на всякий случай. Вот по камерам слежения только и разобрались что к чему, - он показал мне на несколько экранов, - сначала как раз как ты говоришь, планировали сделать.
  -- А почему тогда тут не рвануло, когда дверь выносили, неужели тут не было мин? А я бы поставил, если честно, всё же помещение охраны дело серьёзное...
  -- Были здесь мины, но почему-то не сработали, может детонаторы плохие были, может ещё что.
  -- Может и там так же?
  -- Ты рискнёшь, Алекс? - Джек как-то невесело усмехнулся.
  -- Нет, - однозначно ответил я.
  -- Тогда помоги разобраться. Если что, за нами не заржавеет, рассчитаемся.
  -- Ладно, сейчас возьмусь. Только вот я сильно не уверен, что здесь не предусмотрена особая взрывающаяся защита от попытки взлома системы, я б поставил.
  -- Вроде как нет, - Джек пожал плечами, мы здесь бегло проверили помещение, вроде ничего такого нет. Не должно взорваться, короче.
  -- Хорошо, тогда оставь меня одного, если у меня получится - дам знать. Ну а если всё плохо будет, взрыв вы услышите и с улицы.
  -- Не накаркай, - хлопнул меня по плечу Джек, и вышел из помещения.
  
  Я уселся поудобнее на стул, протянув руки к легко окроплённой кровью клавиатуре. А мандраж-то никуда не исчез, вот он, здрасте, встречайте, я посмотрел, как легко подрагивают мои пальцы от нервного напряжения. Нет, так не пойдёт, убираю руки от клавиатуры и стараюсь немного успокоиться. Кажется, отпустило, продолжим. На экране компьютера предлагается выбор из двух пользователей и каждый требует пароля. Что ж, жму на три кнопки (Ctrl, Alt, Del), и ввожу в появившемся окне авторизации имя пользователя 'Administrator', не вводя ничего в окошко пароля, завершаю свои действия клавишей ввода. Оп-па, сработало. Система загружается с максимальными правами и практически голым рабочим столом. Вот так, проверка на дурака неожиданно дала позитивный результат. Мало кто знает, что при установке операционной системы (имеется в виду Windows XP) запрашивается введения отдельного пароля администратора. Часто те, кто занимается установкой системы не устанавливают этот пароль, а пользователи, просто не знают, как потом активировать эту учётную запись.
  Отменяю пароли на пользовательские учётные записи и загружаю первую из них, выйдя из-под администратора. Сразу загружается сервисная программа управления, медленно открываются окна с изображением от камер. Минут двадцать разбираюсь с программой, стараясь просмотреть все доступные функции управления.
  Что могу сказать, хотя и кустарщина, с одной стороны, но с другой систему делали грамотные люди. В ту же тюрьму, и к складам нельзя добраться просто так. Двери могут открыть только с пункта охраны, а охранники видят, кому они их открывают. Понятное дело, из тюрьмы тоже не сбежишь, как не старайся. А для особо настойчивых, желающих прорваться силой что снаружи, что изнутри, установлены взрывающиеся сюрпризы. Не хотел бы я оказаться в таком подвальчике в роли узника.
  
  Выхожу на улицу, рассказываю Джеку о том, что всё получилось, и можно идти освобождать людей. Иду обратно в помещение охраны с одним из бойцов открывать двери. Народ заметно повеселел, видимо они там действительно скорее ожидали хлопка взрыва, а не того, что у меня что-то получится. Показываю бойцу, как управлять системой и снова выхожу наружу, всё же в помещении чувствовал себя неуютно. В тюрьму и к арсеналу я не полез, не захотел портить себе и так не самое лучшее настроение, несмотря на то, что там по идее можно было чем-то поживиться. Вскоре меня отвёз домой тот же боец, что забирал меня из дома. Я спросил у Джека перед отъездом, что делать с распломбированным оружием, типа когда и кому платить штраф, на что он только посмеялся и пообещал завтра решить эту проблему.
  Проснувшаяся к моему возвращению Мэри, меня даже не ругала, так вздохнула пару раз, напоила горячим какао и снова утащила в постель, потребовав немедленной компенсации за её переживания.
  
  
  Одиннадцатый день в Новом Мире.
  
  Долго поспать мне как-то не удалось и на этот раз. Просто не спалось и всё. После завтрака снова засел в мастерской, работы ещё хватало. Ближе к вечеру на несколько минут заехал Джек, и передал мне карточку внештатного сотрудника патруля Ордена. Вот меня и на работу устроили, не спросив моего мнения. Впрочем, зарплаты внештатному сотруднику не полагалось, снабжать себя всем необходимым он должен был себя сам. Но и привлекать такого сотрудника ко всем делам патруля тоже как-то не предполагалось, разве что как специалиста по профилю, в случае возникновения особой необходимости, как сегодня ночью. Зато эта официальная должность позволяла не пломбировать оружие в Порто-Франко и бесплатно пользоваться стрельбищем. Это было для меня существенным плюсом. Работы немного, я тут вообще ненадолго, а деньги лишними не бывают. Кстати о деньгах, Джек сказал мне ещё зайти в банк, получить за ночную работу премию. Ну и напоследок пригласил на завтрашние барбекю, предлагалось съездить за город, пожарить мяса и немного пострелять. Оно и понятно, народ, похоже, разжился трофеями, хочет опробовать. От такого предложения я не стал отказываться. Джек уехал по своим делам дальше, сказав, что завтра за мной заедет Смит, и что будут только доверенные люди, как бы на что-то намекая.
  Не откладывая дела в долгий ящик, я собрался в банк, сегодня на городских улицах было уже тихо, никто не стрелял, и даже ничего не горело, если оглядеться по сторонам. Как будто вчера ничего и не случилось, только Патрули Ордена всё также сновали на машинах по улицам, правда уже в несколько расслабленном состоянии. В банке я стал богаче на целых пять тысяч. Неплохо за полчаса несложной работы. Следующим пунктом сегодняшней прогулки был оружейный магазин. Вчерашняя пуля как-то засела у меня в голове, даже если она реально засела в стене. И если бы она засела у меня в голове, то мне бы уже ни до чего было.
  -- Что-то ты сегодня с пустыми руками, стрелок, - поприветствовал меня продавец.
  -- Да вроде бы ничего лишнего нет, - ответил я ему, оглядывая магазин.
  А разнообразного оружия на полках значимо добавилось. Я даже отметил появления там русских стволов, в основном 'Калашниковых' новых сотых серий и ещё пулемётов ПКМ.
  -- Желаешь что-то прикупить, - снова отвлёк меня продавец, - есть кое-что из того, что может тебя заинтересовать, как любителя русского оружия.
  -- Мне вообще-то шлем нужен. Получше и полегче одновременно.
  -- Так не бывает, - заметил продавец, - тут или получше или полегче.
  -- И всё же..., - я ещё верил, что такое возможно.
  -- Хорошо, вот смотри, - он подал мне с полки шлем, - около двух килограмм. Композит. Правда срок эксплуатации не более четырёх лет, потом уже защитные свойства не гарантируется.
  -- А что так мало? - удивился я
  -- Так у производителя написано. Впрочем, это самая лёгкая модель из более-менее подходящих, пистолетную пулю выдержит, винтовочную - смотря с какого расстояния, не с сотни метров понятно. Стальные и титановые шлемы с лучшими характеристиками тяжелее. Можешь другие посмотреть, но я тебе этот рекомендую.
  Я осмотрел, а потом примерил шлем и остался в целом, доволен. Типа всё равно беру просто на всякий случай. Что-то подобное я видел на вооружении американских военных, или просто похож, не знаю. Сюда бы ещё крепление к ПНВ (прибор ночного видения, ноктовизор), вообще было бы замечательно, но нет, придётся отдельно что-то придумывать. Плохо я разбираюсь во всей этой военной снараге, хотя за столь недолгое время пребывания в этом мире успел ей конкретно обрасти. Если прикинуть мой нынешний багаж, то большую его часть займёт именно оружие и военное снаряжение. Дожил, называется.
  -- Ну так как берёшь? - переспрашивает меня продавец, - семь сотен и он твой.
  -- Ладно, беру, - всё равно премию дали, вот сейчас и потрачу, - мне бы ещё гранат взять.
  -- Без проблем, на выбор.
  Выбор действительно был. Правда, к сожалению, ничего для меня знакомого. Да и цены..., сто экю за гранату - это как-то слишком. Но позавчера я уже было жалел, а потому разорился на десяток американских гранат, что-то промежуточное между нашими РГД-5 и Ф-1, с готовыми поражающими элементами и взрывателем двойного типа по задержке и от удара. Осталось последнее дело, о котором я вспомнил только что. Осмотр витрины с различной оптикой мне ничего не дал, пришлось спрашивать.
  -- Случайно оптики на мой автомат у тебя нет? - хотя я и не собирался активно использовать 'Вал', как снайперку, несмотря на существенную прибавку патронов к нему, иметь такую возможность было бы неплохо. Всё же от знаменитого 'Винтореза' его отличает разве что раскладной металлический приклад.
  -- Случайно есть, знал, что ты про него спросишь, - пойдём, достану, заодно может ещё что себе присмотришь.
  Через минуту я держал в руках прицел ПСО-1-1 специально градуированный под баллистику патронов СП-5. К нему нашелся практически полный комплект, включая две запасные лампочки, но без батареек. Продавец как-то загадочно улыбался, смотря на меня.
  -- А чего ты мне его прошлый раз не предложил? - несколько возмущённо спросил я
  -- Считал, ты сам спросишь рано или поздно - вот и не предлагал.
  -- Батареек, как я понимаю, к нему нет?
  -- Извини, чего нет, того нет. Попробуй от часов по размеру подобрать.
  -- Ладно, сколько денег?
  -- Ну..., - продавец несколько замялся, - шесть сотен хочу.
  -- Теперь понимаю почему раньше не предлагал, думал, тогда и автомат не возьму.
  -- Что поделаешь, бизнес. Ещё что смотреть будешь?
  -- Думаю, что сегодня нет, хватит.
  А куда мне ещё чего-то брать, у меня и так всякого добра уже хватает. Разве что на крупные калибры посмотреть, но что я с ними делать буду?
  
  Вернувшись домой и поужинав с Мэри, я решил заняться небольшой переделкой ново обретённого прицела. Ну не люблю я лампочки, когда есть светодиоды, да и батареек подходящих не найти. В принципе запросто можно обойтись и без подсветки прицельной сетки, но раз такая возможность есть, почему бы её не реализовать как положено? Через полтора часа у меня всё было готово. Теперь можно класть прицел в комплект. Завтра пристреляю, не пожалею патронов, у меня их почти двадцать кило, за раз не унести. Но я недавно пригрел ещё и ночной прицел, с ним тоже стоит разобраться, чтобы был всегда доступен. Достаю коробку, открываю, смотрю, что за зверь. Так, Raytheon W1000-9, приличная по размеру чёрная штуковина, весом под два килограмма. Сделано красиво, не то что некоторая наша отечественная техника, скруглённые грани корпуса всё зализано. Серьёзный аппарат, надо бы глянуть инструкцию. Так, это что же я такое упёр? Это не ночник, это настоящий термооптический прицел. То есть даже лучше, чем можно было подумать. С такими штуками я дело не имел никогда, даже не знаю, как он покажет себя в деле. Ладно, буду и его завтра пробовать, если успею. Проверил, как этот прицел крепится к переходнику на наш стандарт и как вся эта конструкция садится на 'Вал'. Если честно, то получается не очень, если небольшим люфтом всё легко решается, то слишком высокий центр масс никуда не денется. Если стрелять лёжа с упором, то будет ещё ничего, а вот если потребуется на весу... К нему бы вообще моя снайперская винтовка лучше подошла, но на неё тоже крепёж делать надо, там он нестандартный, со специальным кронштейном на ствольную коробку. Потом что-то придумаю, прикручу планку пикатини, к примеру. Ещё немного по-Кощеевски почахнув над своим богатством, я собрал к завтрашнему выезду рюкзак, и оторвав Мэри от просмотра телевизора, утащил её в спальню.
  В общем так этот день и закончился, практически без особых событий в текучке обычной жизни.
  
  
  Двенадцатый день.
  
  Вот она обычная мирная жизнь Новой Земли. Можно вставать ещё затемно, ибо ночь слишком длинная, три раза успеешь выспаться, успевать сделать все свои мелкие дела, и ещё времени куча остаётся. Тридцать часов в сутках мне как-то даже удобнее двадцати четырёх, хотя многие тут не представляют чем их заполнить. Я же дело всегда себе найду. Вот и сейчас заняв мастерскую, переделываю собственную сигнализацию. Сделанная на скорую руку, она хорошо поработала только одну ночь. Можно сказать - сразу оправдав своё предназначение. Но дальше начались мелкие неприятности, один датчик вообще вышел из строя, другой периодически давал ложные сигналы. Сказалась общая поспешность в изготовлении и монтаже. Как может нормально работать конструкция, сделанная в виде клубка радиодеталей, затянутых в термоусадочную трубку? А потому сижу тут и переделываю, мысленно чертыхаясь на себя самого. До завтрака успел перемонтировать неисправные датчики и сделать ещё один, разместив его на чердаке. Таким образом, следящая система дома оказалась полностью законченной, с ней Мэри справится и без меня при необходимости.
  После завтрака я даже не успел снова забраться в мастерскую, приехал Смит с местами перемазанным каким-то лекарством лицом и небольшой повязкой на левой руке, выступающей из-под рукава рубашки.
  -- Где тебя так красиво отметили, дружище? - спросил я его.
  -- Это я вчера при бритье порезался, - насмешливо ответил он мне.
  -- Интересно, какого калибра была та бритва? - думаю, даже шутки иногда надо доводить до логического конца.
  -- Не знаю, если честно, - отмахнулся Смит, - меня осколками стекла зацепило, так царапины.
  -- Расскажешь, что там произошло, а то я тут сижу, мучаюсь в догадках, страдаю, можно сказать...
  -- В дороге расскажу, а теперь бери пустые коробки и пластиковые бутылки, свои стрелялки и рацию не забудь.
  -- А рацию-то зачем?
  -- Есть идея поиграть в кое-что интересное.
  -- Догадываюсь, какие у вас могут быть игры. Ладно, сейчас всё соберу.
  Через двадцать минут я попрощался с Мэри, которая всё также недобро смотрела на наши приготовления, но ничего при этом не говорила, и мы двинулись в путь.
  -- Ну, рассказывай, что там произошло, - я сразу взялся удовлетворить своё любопытство, как только мы тронулись с места.
  -- Тебе с самого начала, или как?
  -- Давай с самого начала.
  -- Вначале было слово..., - начал было Смит...
  -- И это слово было матерным, - поддержал его начинание я, после чего мы дружно засмеялись.
  -- Верно ты подметил, - отсмеявшись, заметил Смит, - без крепкого слова этот мир было не сотворить.
  -- Так что там было-то? - пошутили и будет.
  -- В общем, дело обстояло примерно так. С раннего утра к открытию блокпостов я отвёз тех двоих. Они сразу же рванули из города налегке, рассчитывая вскоре вернуться.
  -- Ты действительно их отпустил? - мне что-то до сих пор не верилось в это.
  -- Ну не совсем отпустил, по дороге их быстро перехватили люди Джека и припрятали покамест. Они слишком много интересного знают, нельзя их отпускать, но тут я как бы уже не причём буду, своё обещание я сдержал. Так вот, на блокпосте видели, с чем те товарищи выехали. Когда же вернулась сердитая компания тех, главаря кого мы случайно посетили ночью, то сразу начались активные поиски угадай чего.
  -- Что рыбкам досталось?
  -- Точно. Типа те, оказывается, на эту партию дряни денег занимали чуть ли не у половины местных бандитов. Ну и пошли искать, кто их так решил хорошо кинуть. Про кого надо узнали через своих купленных людей в Патруле, догадались, что те пустые были. Ну или не весь товар вывезли. Заявились к одному местному боссу, и спросили его - типа твоя работа, давай признавайся гад, я немного этому поспособствовал со своей стороны, кстати...
  -- И что он им ответил?
  -- Что-что, послал очень невежливо, естественно. Те были в понятно каком состоянии, попытались схватиться за стволы, но у них ничего не получилось, двоих там на месте положила охрана босса. Чеченцы обиделись и стали собирать народ. Их же тут порядочно было, не все они в особняке Аслана обитали. Босс тоже не остался сидеть ровно на заднице и ждать, пока его возьмут штурмом. Короче, весь 'латинский квартал' пришел в движение. Многие вспомнили свои старые счёты, рассчитывая под шумок разобраться со своими давними врагами. Ну а дальше случилась реальная бойня. Тут особо рассказывать нечего, Патруль вмешался только когда всё начало стихать, но и тогда нам мало не показалось, вот меня слегка зацепило, а пятерым нашим не повезло попасть в машине под гранатомёт. В общем, без потерь не обошлось, - в голосе напарника чувствовалась злость и горечь одновременно.
  -- Да, закрутили мы с тобой дела..., и какие от всего этого ожидаются последствия?
  -- Орденское руководство в бешенстве, кто-то там у них погиб в этой мясорубке из своих людей, спрашивается, что он там делал. Патруль нашел очень много интересного по месту обитания некоторых достойных и уважаемых в прошлом жителей города, ты даже сам принимал участие в освобождении тюрьмы, знаешь. Нам приказали выгнать весь этот криминальный и полукриминальный сброд к чертям собачим, даже тех, кого только подозревали. Вчера весь день только этим и занимались, несколько конвоев из города выпроводили. Так что 'латинского квартала' в Порто-Франко официально больше не будет.
  -- Что неужели всех насильно выселили? - что-то мне такое оригинальное решение проблемы серьёзно подняло настроение.
  -- Не всех, но самых организованных. Разрозненная мелочь, понятно, осталось, кто-то клубы да бордели содержать должен? Да и не насильно, это только тех, кто в драку влез, Орден выкупает оставляемую недвижимость и имущество по своей цене. Кстати, не желаешь тут особнячком разжиться, пока дёшево?
  -- Как-то не хочется, особенно вспоминая бывших хозяев и оставшихся соседей.
  -- Ну как хочешь, а я вот подумаю. Хорошая история у нас получилась, в общем, несмотря на все издержки.
  -- Да, история хорошая, однако, - сильно озадачился я, такой оценкой произошедшего, продолжая думать о своём вкладе в неё, - выходит, что мы стали её причиной?
  -- Нет, причин там было много, просто мы хорошо задели давно шатавшийся камень, вот он и породил лавину. Хорошо хоть мы сами вовремя из-под этой лавины выскочить успели.
  -- Думаешь всё кончилось? - я как-то в этом не был уверен, такие резкие изменения не остаются без последствий.
  -- Основные события да, кончились, - Смит как-то слишком был уверен в том, что говорил, - с возможными последствиями справимся.
  -- А как же те наёмники, что напали на поезд, их тоже взяли? - вот этот вопрос для меня был актуальным, я не думаю, что они от меня так просто отцепятся.
  -- Эх, - разочарованно вздохнул напарник, - вот это как раз самая серьёзная проблема из остающихся. Их базы в городе мы не нашли, в драке они не участвовали, допросы нескольких выживших бандитов, имевших с ними контакт, ничего не дал. Но Джек активно работает над этим делом.
  -- Кстати, я вот с вами уже сколько общаюсь, но так и не узнал, кто вы такие, не обычные же бойцы Патруля, как я посмотрю?
  --'От любопытства кошка сдохла', - вставил он русскую пословицу, - да, мы действительно не простые патрульные. Джек заместитель командира мобильных сил, ну а я..., я иногда решаю всякие разные задачи, которые больше некому поручить.
  -- Интересно, какие такие задачи, или секрет?
  -- Секрет. Я тебе предлагал к нам работать идти, вот если согласишься, тогда узнаешь. Мне как раз напарник нужен.
  -- Да ну тебя, я в городе всего неделю живу, и чувствую, как будто на войну попал, не хочу так дальше, извини, билет на корабль уже куплен, сдавать не собираюсь.
  -- Смотри, ещё вернёшься, поздно будет.
  -- Если вернусь, тогда и пожалею, - зарыл я эту тему в разговоре.
  
  Мы почти доехали до орденской базы 'Северная Америка', прежде чем повернуть в саванну. Затем ещё полтора часа ехали по невзрачной колее, петлявшей между холмов. Многочисленные стада рогачей и других копытных практически не обращали на нас никакого внимания. Наверное уже привыкли к изредка проезжающим автомобилям не считая их опасными. И правда, кто будет стрелять сдуру по стаду рогачей даже с машины? Вот с танка - я ещё понимаю, можно, а машину они запросто снесут, если их хорошо разозлить. Разве что крупнокалиберный пулемёт поможет отстреляться от их таранного удара, но зачем это нужно, не понимаю. Если уж и охотиться на рогача, то из винтовки с полукилометра. Убил одного, остальных распугал, и подбирай добычу, если есть на чём увезти.
  Чем дальше мы удалялись от берега моря вглубь саванны, тем меньше попадалось животных. Здесь уже не встречались участки зелёной травы, всё успело выгореть. Вскоре зверьё перестало попадаться вообще и Смит свернул куда-то в сторону широкого распадка, снова петляя между холмов по жухлой травяной целине. Местность немного стала понижаться и мы выехали на такой небольшой пятачок метров двести в диаметре между холмов с пятнами мелкой зелёной травы и редким кустарником. Здесь явно был родник или просто близкий к поверхности выход подземных вод, но, видимо, из-за небольших размеров этого участка его не оккупировали многочисленные животные.
  -- Тут не опасно? - спросил я, когда Смит остановил 'Тойоту' у единственного относительно высокого дерева, имевшегося тут, и даже не побеспокоив свой новенький АК-104, висевший в кронштейне на потолке, вместо бывшего там ранее старого АКМ.
  Я сам как-то уже стал немного бояться после той охоты, оказываясь в подобных местах, но уверенность Смита постепенно передалась и мне.
  -- Здесь везде опасно, - заметил он, - но конкретно тут - нет. Это место вообще называется 'Врата Ада', дальше, - он показал рукой в одну сторону, - идёт заболоченная низменность и там выделяются какие-то газы, которые сильно не нравятся местному зверью. Для людей вроде как не опасно, просто пахнет не очень аппетитно. Зато там даже змей нет, одни мелкие кровопийцы, но днём они сюда практически не долетают. Больные звери к болотам умирать приходят, если захочешь прогуляться дальше - там будет настоящая 'Долина Скелетов'.
  -- Красиво должно быть, - я реально захотел посмотреть на эту 'долину', несмотря на запах.
  -- Сейчас приедет Джек, мы тут съедим чего-либо вкусного, и заглянем в те края, там неплохо пострелять можно.
  
  Долго ждать не пришлось, где-то через полчаса послышался шум моторов и ещё два внедорожника встали рядом с деревом. Из первого выпрыгнул Джек собственной персоной, а из другого выбрались ещё два бойца.
  -- Знакомьтесь, - сказал он, когда поздоровался со мной и Смитом за руку, - это Алекс, русский переселенец и вообще позитивный тип, - показал он на меня бойцам, - а это Рей и Виктор, мои ребята. Рей, - он подтолкнул ко мне высокого худого блондина, по виду около тридцати лет, чтобы тот подержался за мою руку, - в прошлом мой соотечественник, успел много где отметиться в Старом Мире, даже поработать в ФБР, правда немного. А вот Виктор, - среднего роста молодой шатен, лет двадцати пяти, сам подошедший ко мне вслед за Реем, - Виктор у нас француз. Про своё прошлое вспоминать не любит, так что его о нём лучше не спрашивать.
  Оба бойца явно были давно знакомы со Смитом, поэтому поздоровались и с ним, приобнявшись и похлопав друг друга по спине.
  -- Ну что встали как рогачи перед новым забором, - продолжал Джек, сразу после того, как мы все поздоровались, - вытаскивайте барахло из машин, мы сюда не природой любоваться приехали.
  Пока мы дружно вытаскивали из приехавших машин мангал и кучу дров, Джек закинул на дерево внешнюю антенну радиостанции. Отдых - отдыхом, а служба требует. Интересно, будет ли тут что-то реально ловиться, всё же низина и холмы кругом, но судя по тому, с какой сноровкой закинул провод Джек, делает он это не первый раз.
  Затем мы, дожидаясь углей, жгли сухие дрова, обсуждая события последних дней, участниками которых собравшиеся тут являлись. Я узнал много нового о том, как происходили бои между городскими криминальными элементами и о том, как их потом зачищал патруль. Давно Порто-Франко нуждался в подобной чистке, только вот команды это сделать всё никак не поступало, пока реальный жареный петух не клюнул. Количества изъятой у бандитов взрывчатки и других запрещённых боеприпасов, хватило бы на то, чтобы снести половину города. Теперь же подобный вариант больше не должен был повториться, так как принято официальное решение препятствовать образованию в городе преступных сообществ. Да и на дорогах должно стать спокойнее, ибо сейчас даже с орденских баз приехавших переселенцев приходится конвоями вывозить, опасаясь налётов разбойников.
  Вскоре угли созрели и над ними зашипело в решетках аппетитное мясо. Которое по вкусу, к сожалению, оказалось совсем не таким, как я ожидал. Нет, есть, в принципе, можно, даже относительно вкусно, но не умеют ни здешние американцы ни европейцы готовить нормальный шашлык. По возможности, я это упущение планирую исправить. В магазинах есть всё, что надо, даже кефир неплохой имеется, если в нём замариновать мясо, получится такая вкуснятина, с которой это 'барбекю' даже сравнивать нельзя будет.
  
  После еды и небольшого отдыха по плану были стрельбы. Не рассказывая какая сегодня ожидалась игра, Смит потащил меня оборудовать стрельбище. Собственно, стрельбищем это можно было назвать условно, мы ходили и вбивали в землю колышки, на которые надевали пустые пластиковые бутылки и привязывали верёвками коробки, чтобы те далеко не улетали при попадании в них пуль. Стрельбище разметили аж до восьмисот метров, для моего оружия это была предельная дистанция, хотя вообще-то я планировал брать гораздо более близкие рубежи из своего 'Вала', на который я потратил немало денег и пока даже ни разу не выстрелил из него. Непорядок.
  Находившись по жаре, я присел в тени, разбирая свои оружейные сумки. Достал магазины к 'Валу' и стал медленно набивать их патронами. Гляжу, на меня как-то подозрительно посматривают бойцы Джека, они кстати, сами сидели рядом и набивали 'Калашниковские' рожки. Закончив с магазинами, я расчехлил автомат и зафиксировал на штатном месте оптический прицел. Это уже заметил и сам Джек.
  -- Откуда у тебя это оружие? - как то слишком строго спросил он меня.
  -- Если я скажу, что в магазине купил, ты поверишь? - вопрос на вопрос лучший ответ на такой вопрос, по-моему.
  -- С трудом, - ответил Джек, - такое оружие тут в открытую никто не продает, это чревато большими неприятностями.
  -- Оно не в открытую продавалось, я его у оружейника в кладовке среди трофеев откопал. Он даже как-то среагировал вначале нехорошо, когда я его увидел, зато потом практически соблазнил на покупку.
  -- Возможно, возможно. Это как-то может пролить свет на кое-какие прошлогодние события.
  -- Конфликт с Русской Армией? - высказал я свою догадку.
  -- Да, был тут один нехороший инцидент, похоже, нас кто-то тогда хорошо подставил, ибо мы оказались крайними, хотя нас самих там и рядом не было.
  -- Мне лично это чем-то грозит? - задал я вопрос, который меня больше всего интересовал в данный момент.
  -- Думаю, что нет, если этот ствол особо светить не будешь. А так всё нормально.
  -- Хорошо, не буду, спасибо за предупреждение.
  
  Сложный вопрос казалось бы был улажен и я устроился поудобнее для стрельбы. Так, дистанция сто метров, одиночный огонь. Передвигаю небольшой переключатель огня, расположенный сзади спускового крючка направо, медленно тяну сам крючок. Пумц, хлопнул одиночный выстрел, большая белая коробка, в которую я целился, подпрыгнула и завертелась на верёвке, к которой была привязана. Так, надо немного подкрутить боковое смещение на прицеле. Ну что могу сказать, выстрел 'Вала' сильно далёк от бесшумного. Немного тише выстрела из мелкашки, и совершенно не такой по звуку, каким должен быть именно выстрел. Если услышать где-то недалеко этот звук, сложно подумать, что это такое было. Так, по трубе водосточной ногой резко стукнули, а где непонятно, звук не концентрируется в одном месте, как при выстреле. Кстати, сиё качество даже плюс, ибо на некоторое время может дезориентировать противника, никогда с таким оружием не сталкивавшегося. Пока он будет соображать, что же там такое пумкнуло, ему следующий шестнадцатиграммовый подарочек прилетит. Пумц, Пумц, Пумц, стреляю по близким мишеням. Попал все три раза. Рядом начинает бить очередями переменной длины Виктор из своего АК-103-тьего. Боковым взглядом смотрю, что ему это как-то неудобно, похоже, первый раз взял в руки такое оружие. И на звуковом фоне его выстрелов ещё пара моих были вообще не слышны. А вот мишени на трёхстах метрах я уверенно подбил. Перевожу флажок режимов огня налево. Стрелять очередями с оптикой - это сильно неправильное занятие и напрасный перевод патронов. Попасть-то попал, но похоже, только первыми патронами из трёх в очереди. Снова перехожу на одиночные и пытаюсь брать более дальние мишени. Подкручивая маховики настройки прицела, добиваюсь попаданий на рубеже четырёхсот метров. А вот дальше уже так не получается. Попасть, конечно, можно, но неуверенно, слишком крутая траектория пули, её ветром хорошо сносит. Попробовал целиться, пользуясь прицельной сеткой прицела, не трогая настройку дальности. Ничего особо сложного, хотя на дальних дистанциях у меня не получается, быстрый перенос в глубину не дальше трёх сотен метров, стоит запомнить этот предел, чтобы не оказаться неоправданно уверенным в себе. Отстреляв три рожка, иду перебирать автомат, пока хватит с него, я его вполне почувствовал, теперь смогу использовать по прямому назначению, случись такая потребность. Наверное не с самой высокой эффективностью, какая может вообще быть, но вполне достаточно. Короче, я был полностью удовлетворён своим приобретением, несмотря на его достаточно тёмную историю.
  Снимаю крышку ствольной коробки и тихо офигиваю. Это ж надо столько порохового нагара на механизм словить. Будь его в два раза больше и автомат запросто может начать клинить, это же не 'Калаш'. Отстрелял-то всего шестьдесят патронов, а уже стоит перебирать и чистить. Получается та же концепция американской М16, типа стреляй мало, но точно, иначе рискуешь остаться без оружия. А с другой стороны, это же снайперская винтовка ВСС 'Винторез' была изначально. Из неё как бы много за один раз стрелять вообще не полагается.
  
  Пока я чистился, народ основательно проредил мишени, и прекратив стрельбу, пошел ставить их вновь, благо коробок и пластиковых бутылок мы взяли с собой много. Следующим пунктом у меня на очереди была попытка попробовать стрелять из снайперки с двумя открытыми глазами. Торопится всё равно некуда, а где я ещё так потренируюсь на открытом стрельбище? Дождавшись возращения товарищей, я устроился поудобнее и стал сразу ловить бутылки, поставленные на шестистах метрах. Из первого пятипатронного магазина попал только один раз, но подкрутив прицел, и сориентировавшись с поправкой к ветру, второй магазин отстрелял прицельно. Кстати, отметил, что бьющие рядом выстрелы меня уже совсем не отвлекают. Просто такой особый шумовой фон и всё. Вот теперь попробую открыть оба глаза, один смотрит в прицел, а второй куда-то вдаль. Нет, шестьсот метров для второго глаза слишком далеко, я им практически ничего не вижу, надо брать более близкую цель. Если бы там была ростовая мишень, может быть и увидел, но вот коробку уже так просто не разглядеть. На четырёхстах же метрах уже можно работать. Бах, отдача бьёт в плечо, мимо. Снова пытаюсь прицелиться, наблюдая за окружающим мишень пространством, опять промах. Перед самым выстрелом мишень как-то расплывается в прицеле, я чуть-чуть смещаю винтовку и мажу. Пробую расслабить взгляд, просто смотря двумя глазами одновременно вдаль. Это, прямо скажу, тяжело, картинка в мозгу расплывается, не желая собираться во что-то определённое. Дожидаюсь, пока получится. Нет, не работает, даже голова заболела. Закрываю глаза и жду, пока отпустит. Затем повторяю попытку. Опять ничего не получается, но я не сдаюсь. Где-то через час бесплодных попыток мой организм устал сопротивляться, и у меня возник уже знакомый по стрельбе из пистолета кратковременный тоннельный эффект зрения, и я даже не задумавшись, автоматически нажал на спусковой крючок. Пробитая пулей коробка запрыгала вдали. Попал всё-таки. Так, закрываю глаза, лежу неподвижно минут пять. Снова на короткую секунду вижу только одну мишень и снова попадание. Неужели работает? То есть мне теперь просто требуется зафиксировать прицел в нужной точке, и захотеть попасть, дальше тело работает само. Взгляд как бы немного мерцает в момент выстрела и всё. И при этом я действительно прекрасно вижу что происходит вокруг, не собирая весь свой взгляд в оптический прицел, я всегда могу быстро перенести прицел на другую более актуальную цель, если её вовремя замечу. Проверяю себя, быстро разряжая два маленьких магазина по нескольким мишеням сразу. Эх, как же болит голова от такой стрельбы, хватит, пора отдыхать, не всё стоит доводить до совершенства с первого раза.
  
  Народ уже вдоволь настрелялся и жарит очередную порцию мяса, иногда искоса поглядывая чем я там ещё занимаюсь.
  -- Как успехи, Алекс? - Смит быстро крутит в руках внушительного размера нож, как бы пытаясь наносить им колющие и режущие удары потенциальному противнику, - чем ты там в последний раз занимался, я так и не понял.
  Я ещё не отошел до конца от стрельбы, вернее от раздвоения зрения, оно теперь и без оптического прицела какое-то не такое стало. Наверняка это и со стороны хорошо заметно.
  -- Успехи..., не знаю, какие они должны быть, только голова разболелась. Я пытался двумя глазами целиться, кажется, получилось.
  -- Я видел, ты в конце хорошо стрелял, правда что-то слишком близко.
  -- Надо бы ещё так пострелять, тогда и дистанция возрасти может, но пока хватит.
  -- Ладно, давай тогда перекусим и пора убирать мусор. Не дело загаживать этот Новый Мир, как было в Старом.
  А что, оказалось, что нет лучшего средства для расслабления напряженного взгляда и победы над мигренью, чем усердное жевание жестковатого куска жареного мяса. У меня даже появилось желание опять взять винтовку, но я переборол себя, мол на сегодня достаточно. Сначала мы закинули наше оружие и всё остальное барахло в машину, всё равно дальше проще на колёсах ехать, чем пешком тащиться, и поехали чистить местность от следов своего пребывания тут. Ребята Джека составили нам компанию на своей машине, а сам Джек остался на старом месте, как он сказал - слушать эфир.
  
  Когда мы медленно въехали в 'Долину Скелетов', от увиденного зрелища у меня перехватил дух. Великое множество лежащих на земле в зелёной траве огромных костяков рогачей, кучи белых костей самых разных животных простирались вдаль по немного заболоченной местами низине. Сколько их тут было? Многие-многие тысячи, сколько видел мой взгляд. Белое на зелёном. И полная тишина вокруг, нарушаемая только тихим звуком мотора машины.
  -- Величественно да? - отметил напарник, глядя на мой открытый рот, - сюда бы экскурсии за деньги возить, отбоя б от желающих не было, но пока никто так и не надумал.
  -- Предлагаешь мне организовать?
  -- Попробуй, может у тебя что и получится, - как-то он был слишком язвителен, зараза.
  -- Да ну тебя, опять соблазняешь, чертяка, лучше расскажи, что за игру вы тут решили устроить.
  -- Ты только сразу не смейся, - он попытался придать своему лицу элементы серьёзности, но в глазах осталась та же насмешливость, - игра самая обыкновенная, называется - 'прятки'.
  Несмотря на полученное предупреждение я смеялся минут пять, будучи не в силах остановиться. Ну вроде бы ничего смешного, по идее, но вот сказанное таким тоном...
  -- Ладно, - сказал Смит, когда я уже почти отсмеялся, - игра не совсем в 'прятки', а 'найди стрелка'.
  -- Это уже интереснее, - заметил я, окончательно прекратив смеяться, - и какие у этой игры правила?
  -- Сейчас мы соорудим десяток мишеней в нескольких местах. Затем потянем жребий очерёдности, кому стрелять первым. Остальные участники временно покинут долину, а стрелок где-то схоронится среди всего этого великолепия, - Смит окинул рукой скопление костей, показывая где надо прятаться. - Как он схоронится - даёт сигнал по радио, остальные возвращаются в долину, занимая удобные для себя места в некотором отдалении от мишеней. И только после этого стрелку даётся команда начинать. Стрелок должен поразить мишени быстрее, чем его обнаружат и засветят из ЛЦУ (лазерного целеуказателя). Как только обнаружили и засветили - всё, стоп. Если стрелок кладёт все десять мишеней - значит он победил. Если хоть одну не успел - проиграл. Всё ясно?
  -- Вроде как да, всё просто и понятно.
  -- У тебя, кстати, свой ЛЦУ есть?
  -- Нет, как-то не подумал об этом, я и без него хорошо обхожусь.
  -- Так я и знал, вот держи, - он протянул мне небольшую чёрную штуковину с креплением на планку пикатини, - если кого из нас первым срисуешь - себе заберёшь.
  -- Договорились.
  
  Дальше мы дружно размечали стрельбище. Размечали с умом, выставляя мишени так, чтобы их нельзя было поразить не сходя с одного места. Стрелку обязательно требовалось перемещаться как минимум три раза, если бы он хотел достигнуть успеха. Потом мы разыграли очерёдность стрельбы, Смит оказался первым, а я последним. Затем Смит остался в долине, а мы ушли за ближайший холм, ждать, пока он приготовит себе позиции. Я опробовал доставшийся мне целеуказатель, не зная куда бы его закрепить, на моём оружии не было крепления под него, в результате я кое-как прикрепил его к пистолету. Где-то через пятнадцать минут Смит оповестил нас, что готов встречать гостей. Мы не торопясь вышли и заняли наиболее удобные для наблюдения за стрельбищем и стрелком позиции, дав в эфир сигнал начинать. Из-под полуразвалившегося костяка в трёхстах метрах ударила пара вспышек, две мишени были подбиты. Я направил лазерный луч в ту сторону, но Смита там уже, понятно, не было. Снова ударили пара выстрелов в стороне от первого места, и снова пара бутылок спрыгнули со своих колышков.
  -- Стоп, - прозвучала команда в эфире, - вылезай оттуда, Смит, я тебя зацепил, - сказала рация голосом Рея.
  -- Вижу, - разочарованно ответил ему он, - как ты меня так быстро перехватил?
  -- Точно так же, как и ты меня в прошлый раз, не надо было повторять мой приём, - ответил ему Рей.
  Теперь уже Рей занимал оборону, а мы ушли его ждать. Что он там делал целых полчаса непонятно, но всё же, мы получили его долгожданный сигнал.
  Первый раз Рей выстрелил всего в сотне метров от нас и даже я успел заметить краем глаза, как он быстро покинул своё убежище и скрылся в нагромождении костей, на котором заалели бегающие красные пятна наших лазерных целеуказателей. Вторая серия выстрелов, супротив ожидаемого, снова ударила почти из того же самого места, откуда и первая, немного в стороне. Как он туда обратно переполз, не понимаю, там было не менее десяти метров совершенно открытого пространства. А на третьей серии выстрелов, Рея поймал Виктор.
  -- Ну ты и придумщик Рей, - заметил Смит, когда мы снова собрались вместе, - это же надо догадаться куртку на верёвочный блок зацепить...
  -- Как ты видишь, - немного грустно заметил Рей, - мне это не особо помогло.
  -- Что поделаешь, у твоего приятеля зоркий глаз, я тебя тоже успел в конце поймать, кстати.
  Следующего на очереди Виктора пришлось ловить на длинной дистанции. Он умело перебегал от одного укрытия к другому, успевая отстреляться по мишеням, и умудряясь уворачиваться от наших лазерных лучей. Но и ему не хватило удачи поразить всего две бутылки, когда его засветили одновременно Смит и Рей. Я в этой игре пока совершенно не котировался, так как слишком долго думал, куда надо целиться. Будь тут настоящий бой, а не такая изощрённая стрелковая игра, меня бы давно грохнули без особых напрягов и риска для себя.
  
  И вот наступила моя очередь идти занимать позиции. Тут стоило для начала хорошо подумать. Действовать точно так же, как делали это только что опытные бойцы Патруля, у меня не получится, слишком мало опыта. Да и место это они знают не в пример лучше, не первый раз здесь стреляют. Чем я могу выделиться на их фоне, чтобы успеть удачно поразить хотя бы половину мишеней? Так, если внимательно посмотреть, то все мишени не видны сразу только со стороны скопления костей, а вот с ближайшего холма запросто. Не совсем удобно будет переносить огонь с одной группы мишеней на другую, но это не особо страшно. Ждущих меня охотников оттуда я никак не задену, буду стрелять сверху вниз, расстояние до мишеней примерно метров двести. Так, беру 'Вал', наматываю на него маскировочную ленту, достаю 'лохматку' и иду на холм, периодически оглядываясь назад, поверяя, не оставляю ли я за собой видимого следа из примятой травы. Спрятаться здесь особо негде, ни кустов ни высокой травы, весь расчёт исключительно на скорость и скрытность моей стрельбы. Когда я пристроился и просмотрел в прицел на мишени, отмечая удобную очерёдность стрельбы по ним, я сообщил в эфир, что полностью готов к встрече.
  Вот, охотники уже расположились на своих местах и внимательно осматривают все удобные укрытия на поле костей. Ага, ищите меня, ищите, я нахожусь у вас сзади. Мне дали сигнал начинать, отлично..., давлю адреналиновый всплеск, постепенно успокаиваю дыхание. Пару минут справляюсь с собой и замечаю, как наблюдатели уже немного начали нервничать, в ожидании моих первых выстрелов. Ну что ж, поехали, в темпе жму спусковой крючок, поражая мишени одну за другой в выбранной очерёдности. Где-то в стороне недалеко от меня активно зашарили лазерные лучи, но меня так и не спалили, сразу после стрельбы я затаился, представляя собой ещё один желтый травяной холмик на склоне. Полежав ещё пять минут, встаю на ноги и поднимаю руки вверх вместе со своим оружием.
  -- Сюрприз, сюрприз, - хлопнул меня по спине Смит, когда я подошел к ждущим меня внизу товарищам, - я, конечно, догадался, что ты свой 'тихарь' использовать будешь, но что бы так оригинально... Я даже не понял, откуда ты стрелял. Да и вообще практически ничего не слышно было, только удары от паданий пуль в землю. Лишь по ним и удалось понять направление на твою лёжку. Не хотел бы я оказаться на месте тех, кого ты таким образом караулить будешь.
  -- Просто вы были не готовы к такому решению, - ответил ему я, немного смутившись такой откровенной лести, даже несмотря на некоторую долю ехидства в голосе Смита, - если бы сразу искали снайпера на склоне, то ничего бы у меня не получилось.
  -- Всё равно ты быстро мишени израсходовал, в реальном бою с такой позиции и такого близкого расстояния нам бы ничего не светило.
  -- Да с чего ты взял? Начни мишени бегать и суетиться после первого попадания, я бы так лихо уже не стрелял.
  -- Не умаляй свои заслуги, Алекс, - поддержал Смита Рей, - здесь уже давно никому из наших знакомых не удавалось перебить все мишени, раньше, чем его ловили. Хотя на будущее и твой вариант мы, естественно, учтём, такой откровенной халявы больше не получится.
  -- Я что-либо иное придумаю, - безапелляционно заявил ему я, если уж меня хвалят, то можно и поддержать настрой.
  -- Ну что, ещё по одному разу? - предложил было Смит.
  
  -- Ребята, быстро возвращайтесь на старое место, - сказала рация голосом Джека, - похоже у нас дела появились.
  Мы быстро погрузились в машины и вскоре снова припарковались у одинокого дерева на зелёной поляне, рядом с машиной Джека, который в данный момент сматывал провод, работавший ранее антенной.
  -- Итак, бойцы, - сразу взялся за дело донесения возникшей ситуации до общественности Джек, - как и ожидалось, наш 'золотой мальчик' поехал встречаться с неизвестными кое-где совсем недалеко отсюда. У нас есть неплохой шанс перехватить его по-тихому и заодно выяснить, где обитают ниши закадычные друзья, недавно устроившие нам весёлую жизнь. Времени у нас немного, так что поспешим.
  Мда, как-то мне почему-то совсем не очень хочется опять в чужую драку лезть. А ведь не зря меня пригласил сюда Джек, ведь рассчитывает на что-то. Оно понятно, что предстоит совершить нечто совершенно незаконное, да ещё и сильно опасное. Неужели у него так мало людей, которым он может реально доверять, и зачем ему в таком деле я? Просто как неплохой стрелок? Странно, очень странно.
  -- Слушай, Джек, - я решил сразу расставить все точки над 'ё', - ты ведь знал, что сегодня так будет и специально меня пригласил. Это вроде как ваше внутреннее дело патруля, зачем тебе я?
  -- Ты приносишь удачу просто своим присутствием, - совершенно серьёзно ответил мне бывалый вояка, - и потом ты разве сам не хочешь добраться до тех, кто тебя несколько раз пытался убить?
  -- Хочу, конечно, но как-то наверное не так... - я несколько замялся, не зная чего ответить, а ведь действительно я хотел добраться до наёмников раньше, чем они доберутся до меня.
  -- Извини, Алекс, что использовал тебя втёмную, - также серьёзным и несколько виноватым тоном продолжил Джек, - ты уже нам очень сильно помог. Ты выступал вроде приманки для хитрого и осторожного хищника, и ты оказался гораздо сильнее, чем мы предполагали. Извини ещё раз, это была моя личная инициатива и моя персональная ответственность. Просто у нас не было другого выхода, пойми.
  -- Да всё я понимаю...
   Мне на мгновение стало реально противного, все эти последние события, и даже хорошая компания Смита, оказались всего лишь частью чужой большой игры, в которую меня затащили, не особо поинтересовавшись моим мнением. Да, вроде как мне напрямую ничего не приказывали, но подстраивали события таким образом, что я постоянно оказывался близко к самому пеклу, если не в нём самом. А с другой стороны, за последние дни, я стал реально другим человеком. И это новый человек мне нравится гораздо больше, чем тот, старый я. Для меня нынешнего, влезть в чужие кровавые разборки, уже не кажется чем-то выходящим за грань допустимого, что тут скрывать, я даже сам этого хочу. Если кто бы мне рассказал о таком раньше - не просто бы не поверил, но ещё и кулаком по лбу стукнул. Эх...
  -- Хорошо, Джек, я помогу вам, - мой голос был твёрд и даже немного резок, - но дальше предлагаю играть честно, без этих вот закулисных игр.
  -- Спасибо, Алекс, - Джек крепко пожал мою руку, - я ждал именно такого ответа от тебя, иначе я бы не смог сказать себе, что хоть как-то разбираюсь в людях.
  Чёрт, а он ещё и смеётся...
  -- Ладно, проехали, - ну что ж, коли меня просчитали как первоклашку, то тут я уже ничего не поделаю, впредь буду умнее, - что у нас по существу предстоящего дела?
  -- Итак, - снова обратился ко всем Джек, - этот сегодняшний выезд стал возможным благодаря информации с ноутбука, которую сумел достать Алекс, спасибо тебе огромное, - он снова отметил меня при всех, показывая мои заслуги, грамотно, шельма, работает. - Там была переписка и карта, по которой мы смогли предполагать место и время встречи наших непосредственных руководителей, ведущих двойную игру и связных бандитских групп. В большую драку нам пока лезть рано, но если мы сумеем нейтрализовать внутренних врагов, то дальше будет проще расправиться с внешними. Теперь по поводу того, что предстоит сейчас. Идём в полном радиомолчании, у противника есть сканнеры. Дожидаемся завершения встречи и по-тихому берём наших людей, оказавшихся совсем не нашими людьми, если не удастся взять без шума живьём, их нужно просто уничтожить. Бандитских связных трогать пока нельзя, Рей и Виктор - ваша задача проследить их до конечной точки пути, справитесь?
  -- Постараемся, Джек, - за себя и за своего напарника ответил Рей.
  -- Смит, Алекс, вы обеспечиваете захват. 'Золотой мальчик' не один, с ним ещё трое грамотных бойцов. Тех можно бить сразу, они нам не особо нужны. Постарайтесь сразу отстрелить антенну радиостанции на машине, тогда они не смогут дать знать о нападении на них своим сообщникам, их вторая машина будет находиться где-то недалеко, километрах в пяти, ближе не подойдут по условиям договора с бандитами. Вторую машину трогать никак нельзя, да и вообще им на глаза лучше не попадаться. Наша задача сделать так, чтобы всё выглядело как результат конфликта между бандитами и 'золотым мальчиком', их отношения и так далеки от идеальных в свете последних событий. Всё ясно, вопросы есть?
  Вопросов не было. Даже у меня, хотя я себя всё же чувствовал немного не в своей тарелке. Получается, я сейчас иду охотиться на человека. Причём не на очевидного врага, как было с чеченцами, а вот просто на такого, который нужен даже не мне. Ценная добыча, одним словом. Однако моральных терзаний у меня почему-то совсем нет, так, просто отмечается нетипичность ситуации.
  
  Около часа заняла дорога на машине, а потом ещё столько же мы втроём, Смит Джек и я, подбирались к установленному месту встречи. Основные её участники должны были прибыть чуть позже, а потому мы успели хорошо замаскироваться на склоне ближайшего холма. Я схоронился ближе всех к удобному для остановки нескольких автомобилей месту, полностью накрывшись маскировочной сетью сквозь которую были пропущены стебли сухой травы. Смит был сзади меня и несколько в стороне. Когда я начну стрелять и выбью потенциально-опасных врагов, ему оттуда будет проще быстро добежать до места, там чуть более пологий склон и нет особого риска переломать ноги при беге. У него с собой, кстати, была замотанная маскировочной лентой винтовка М16 с длинной трубой глушителя, раньше он её не показывал. Джек же вообще остался недалеко от оставленных нами машин, ждать нашего условного сигнала в эфире на заданном канале. В его задачу входило прикрытие наших позиций и общее наблюдение за окружающим пространством, мало ли какие ещё гости пожаловать могут. Рей и Виктор несли своё дежурство в другой стороне, у них своё задание.
  Ждать пришлось совсем недолго. Сначала послышался звук мотора и на намеченный пятачок съехал патрульный внедорожник с пулемётом и пулемётчиком в кузове. Пулемётчик внимательно осматривал в прицел окрестности, но нас не заметил, уставившись куда-то в другую сторону. Из кабины тоже внимательно смотрели по сторонам, Помимо 'золотого мальчика' там был только один водитель, третьего они потеряли где-то по дороге. Это очень плохо, этот 'третий' может наблюдать за данной встречей где-то со стороны холмов с винтовкой в руках. Надо бы учесть данный момент при своих действиях, очень не хочется получить пулю. Смит наверняка думает аналогичным образом, ибо всё прекрасно видит со своего места, даже лучше чем я. Минут через пятнадцать опять послышался шум мотора, теперь в другой стороне. И к первому автомобилю подъехал его брат-близнец, только народу в кабине было больше, да и в кузове у пулемёта было двое. Вторая машина встала метрах в двадцати от первой, пулемётчики направили стволы крупнокалиберных пулемётов друг на друга. Да, дружескими отношениями здесь явно не пахнет.
  Из кабины первого внедорожника лихо выскочил 'золотой мальчик', действительно, совсем юноша, лет так двадцать с небольшим, в армейском камуфляже, который на нём слишком неопрятно смотрелся. Видимо непривычная для него одежда, ему бы дорогой пиджак лучше подошел. В руках он крепко держал небольшой рыжий чемоданчик. Из машины связных вышли двое крепких, с виду, бойцов, и направились ему навстречу. Встретившись посередине между своими машинами, они минут пятнадцать о чём-то спорили. Отсюда мне было не разобрать, что там говориться, но эмоциональные размахивания руками были прекрасно видны. Тем временем я внимательно осматривал взглядом противоположный склон. Пару раз там практически на самой вершине подозрительно что-то чуть блеснуло, метрах в четырёхстах от меня. Кто-то наблюдает за встречей то ли в бинокль, то ли в оптический прицел. Я, кстати, пока не открывал объектив своего прицела, чтобы не давать случайных бликов оптики. Но я гораздо ближе нахожусь, да и солнце светит сзади меня. Тому же стрелку чтобы что-то разглядеть внизу, оптика просто необходима. Не поленись он забраться на тот же склон, что и мы, было бы совсем худо. Но на наш склон трудно забираться, подъехав к нему на машине, со всех сторон камни и осыпи, а вот противоположный более пологий и весь покрыт травой. Не зря мы сюда столько времени лезли, не зря...
  
  Так, пока ещё никто не собирается разъезжаться, следует распределить очерёдность целей. Первым, понятное дело, идёт вражеский снайпер. Не уверен, что сниму его с первого выстрела, но у моего 'Вала' магазин на двадцать патронов. Следующим идёт антенна на крыше машины, пулемётчика и водителя изначально планировал снять Смит, у него более удачная позиция для этого. Дальше наша задача просто не дать уехать 'золотому мальчику' и вызвать Джека. Если честно, мне весь этот план совсем не нравится, слишком много вероятностей, что всё пойдёт не так. Откуда такая уверенность, что первой уедет именно машина бандитских курьеров? Да и уже наличие отдельного стрелка, прикрывающего 'золотого мальчика', говорит о поспешности планирования и слишком большой надежде на удачу. А я, стало быть, тот самый артефакт, который повышает вероятность желательного развития событий. Что-то опять темнит Джек, когда всё закончится, прижму его к стенке и заставлю выдать всё начистоту. О том, что всё это закончится нашим поражением я даже думать не хочу.
  
  Тем временем переговорщики о чём-то договорились. 'Золотой мальчик' передал свой чемоданчик одному из бойцов, и неспешно пошагал к своей машине, раскуривая на ходу большую сигару. Второй джип резко стронулся с места, как только подобрал своих людей, и, быстро набирая скорость, выскочил из долины. Наши же клиенты пока никуда не спешили, 'золотой мальчик' продолжал курить свою сигару, стоя рядом с машиной и смотря в сторону уехавших бандитов. Тык-тык, раздался в наушнике условный сигнал начала операции, Смит даёт знать, что он готов. Отвечаю ему аналогичным образом, открываю оптический прицел и ловлю то место, где раньше я видел блики оптики. Есть, вижу хорошо замаскировавшегося стрелка только по небольшой примятости травы в одном месте, поленился он сделать так же как мы, когда занимал позицию. Впрочем, снизу его очень сложно разглядеть, а вот с нашего склона уже есть шанс, но не такой уж и большой. Не будь бликов, никогда бы я его там не нашел. Опять быстро давлю адреналиновый всплеск и успокаиваю дыхание. Три одиночных хлопка 'Вала', и я вижу результат своей стрельбы в виде красного пятна в месте, куда целился. Попал, всё же. Люди у машины пока ничего не поняли и вертят головой по сторонам, тихие непонятные звуки моих выстрелов дезориентировали их, как и ожидалось. Перенастраиваю прицел на близкую дистанцию и отстреливаю антенну, как и было в плане операции, в этот момент падает пулемётчик, сбитый пулей Смита, и водитель следом тоже забрызгивает лобовое стекло кровью из разбитой головы. 'Золотой мальчик' падает под машину и старается лежать не высовываясь оттуда. Но Смиту он частично виден и я замечаю ещё несколько пулевых попаданий в землю где-то рядом с ним. Всё, он вроде как не шевелится и не показывается. Смит даёт условный сигнал Джеку, он скоро подъедет, мы своё дело сделали.
  Через двадцать минут послышался шум мотора. Джек подъехал вплотную к стоящей машине и быстро вытащил из-под неё 'золотого мальчика', которого быстро упаковал и запихнул себе в кабину, помахав нам рукой, чтобы мы подходили к нему вниз, типа чисто.
  -- Поздравляю вас, бойцы, - довольно сказал Джек, когда мы спустились к нему, - чисто сработали мне самому даже не верится.
  Я было хотел сказать много нехороших слов про планирование операции, про эту его оговорку про 'не верится' и всё остальное, и..., набрав в лёгкие побольше воздуха, уже было открыл рот, но он жестом остановил меня.
  -- Алекс, знаю, что ты хочешь сейчас сказать, потом всё объясню, так было надо. А теперь быстро грузим трупы в машину, Смит ты садишься за руль этого - он показал на машину, с забрызганной кровью кабиной, вот-то Смиту приятно будет, - Алекс, ты давай ко мне.
  -- Там ещё один на склоне, - я показал в сторону убитого снайпера, - его тоже забрать надо.
  -- Смит заберёт, поехали, - отрезал Джек, подталкивая меня к своему джипу.
  Мы покинули место засады, и, отъехав не очень далеко от неё, замаскировали в большом овраге чужую машину, бросив раздетые и обобранные трупы около места с явными следами присутствия зверья. Завтра от них ничего кроме скелетов не останется, да и мелкие кости растащат местные падальщики. После мы вернулись к оставленной машине Смита, я пересел к нему в кабину и мы поехали обратно в город, по дороге расставшись с Джеком. У него был свой путь, а у нас свой. На обратном пути я всё думал, как же так меня угораздило попасть на чужую шахматную доску в роли обычной пешки, а главное о том, какой план может оказаться на эту пешку у самого игрока. Станет ли пешка ферзём, дойдя до противоположного края игрового поля, или ей пожертвуют ради получения выигрышной комбинации в игре, которую я пока не понимаю. И ещё я не знаю, как мне с этой самой доски слезть, а также стукнуть хорошенько по морде самого игрока, просто из чувства глубокой искренней благодарности.
  
  
  Тринадцатый день, причём пятница.
  
  Как это ни странно, особо переживать по поводу своего участия в чужих играх у меня долго не получилось. Ну да, втянули, вернее - втравили самым наглым способом и что теперь? Застрелиться? Вот только я слишком долго буду думать, из какого пистолета в моей коллекции это лучше всего получится, и так ничего не решу в итоге. Ибо тут требуется ставить натурные эксперименты, а одна-единственная попытка меня совсем не устроит. Короче, ну его нафиг. Моя задача выжать из сложившейся ситуации по максимуму возможных благ для себя, любимого. А что, разве плохо так думать? Ведь если так прикинуть, поди всё по мирному варианту, устройся я где тихо и спокойно работать, что бы у меня к сегодняшнему дню было? Да ничего бы не было. Только то, с чем в мире оказался. И по вещам и по полезным навыкам. А теперь даже какой-никакой боевой опыт появился. Нет, сказать о том, что я стал воином, можно только из чувства очень глубокой лести. Выйди я против того же Смита, я бы не поставил бы и шелухи от семечек на себя самого. Короче, учится мне ещё и учится, как завещал тот самый вождь мирового пролетариата, стоя где-то рядом с революционным броневиком. Вот этой наукой и стоит стрясти с Джека и Смита компенсацию за погибших смертью храбрых нервных клеток моего мозга, пока я ещё не уплыл в дальние края за призрачной новой жизнью. А идея остаться в Порто-Франко как-то совсем не хочет приживаться у меня в голове.
  
  Нынешний день начался как обычно. Хм, и надо же так было сказать - 'обычно', очень ведь даже необычно, Мэри сегодня с утра была в каком-то угаре, и выжала меня практически досуха. Уж не знаю, что у неё такое случилось, может мой вчерашний слишком задумчивый вид так повлиял? Я, естественно, про вчерашние события рассказал ей совершенно 'официальную версию'. Поверила мне она или нет, я так и не понял, умеет она быть скрытной, если захочет. Вечером она ко мне практически не приставала, зато оторвалась утром. Вернее - сначала это я захотел утром к ней пристать, но инициатива оказалась слишком хорошо наказуемой. Спасибо, что хоть ещё часок полежать дала перед завтраком.
  После столь бурного утра на меня напала конкретная лень. Вроде бы и надо чем-то заняться, а не хочется. Могу просто лежать и смотреть в потолок, даже телевизор в первый раз в этом мире включить, но лень. Лениться, кстати, тоже быстро надоело, и я спустился в торговый зал, там хоть нескучно будет, поболтаю со своей подругой о жизни.
  
  Наконец-то снова открылись орденские базы, и в городе сразу резко добавилось новых переселенцев. Базы открылись ещё вчера вечером, и сегодня можно было наблюдать, как столько разных людей, с самыми разными выражениями на лицах, разъезжали по Порто-Франко, пытаясь решить свои неожиданно образовавшиеся проблемы. Глядя на новых переселенцев, заходящих в магазин Мэри, я некоторое время думал, неужели почти две недели назад и я был таким? С таким же вот ошалелым взглядом, с такими же суетными действиями в попытке разобраться что к чему в этом Новом Мире. Не могу сказать, что я уже полностью стал похож на здешних долгожителей, и всё же, в последнее время, я уже не выгляжу в глазах местных жителей вот так, как эти новые переселенцы. Да и сам смотрю на них с некоторой долей снисхождения и улыбкой на лице вместе с искренним желанием помочь, как старший брат помогает младшему. Среди этих переселенцев попадаются крепкие мужики, в которых чувствуется серьёзная военная подготовка, и всё равно, несмотря на всю эту подготовку, они пока не чувствуют себя частью этого Нового Мира, а это прекрасно видно со стороны. Они пока не могут понять стиля здешней жизни, где 'цивилизация' и 'дикие земли' часто практически не разделяются друг от друга, даже если между ними стоит забор и серьёзный блокпост. Да и сам я почувствовал всё это, можно сказать, что только вчера.
  
  Между этими раздумьями я активно работал продавцом-консультантом, стоя за прилавком. Большим спросом в магазине пользовались компьютерные диски с подготовленными местными специалистами картами и фотографиями местной флоры и фауны. Такие хорошие интерактивные справочники-энциклопедии, их бы на орденских базах продавать, вместо той самой 'Памятки переселенцу', которую я утратил ещё в поезде, так с ней и не ознакомившись. Активно раскупали и радиостанции, начиная от простейших уоки-токи, кончая навороченными автомобильными агрегатами. Наплыв покупателей был так велик, что Мэри одна не справлялась и мне пришлось постоянно помогать ей. Так что моя идея просто так поговорить за жизнь оказалась грубо разрушена силой обстоятельств.
  Только ближе к вечеру мы решили сделать часовой перерыв и поднялись наверх, где нас ожидал достаточно неприятный сюрприз. Пока мы были в торговом зале, жилую часть и мастерскую кто-то посетил. Сразу стало понятно что там искали, бук наёмников я спрятал в сейфе, вместе с оружием и всем остальным самым ценным имуществом, докуда как раз эти 'посетители' и не добрались. Им бы тогда пришлось ломать крепкую металлическую дверь с хорошим замком, а шуметь они явно не собирались. Пропал только один нерабочий КПК, который лежал в разобранном состоянии в мастерской. В других же вещах же просто покопались, но ничего не взяли. Я быстро спрятал Мэри в кладовку, облачился в бронежилет и полчаса обыскивал весь дом с дробовиком в руках. Увы, 'посетители' прятаться и задерживаться не стали. Я разве что выяснил, как они проникли в дом. Задняя дверь была вскрыта отмычкой, и, видимо, пока нас активно отвлекали в торговом зале, кто-то спокойно поднялся по лестнице и так же вернулся обратно. Хорошо сработали, вот только на душе теперь сильно неспокойно. Что бы я теперь предпринял на их месте, не найдя искомого? Да всё просто и понятно, взял бы меня самого да хорошенько спросил. И вообще не понимаю, почему просто не предложить мне продать столь ценную вещь, раз она им так нужна? Неужели думают, что я сразу миллион запрошу или у них с деньгами напряг, но в это я просто не поверю. Вдруг я возьму и сразу соглашусь, заодно избавившись от лишних неприятностей? Пару раз ведь уже пытались меня убить... Так, хоть и не хочу этого делать, но придётся опять звонить Смиту.
  -- Это я, - весёлым голосом ответила телефонная трубка после десяти долгих гудков, - что у тебя опять случилось?
  -- Да так, опять гости заходили, - ответил я, ожидая услышать нотки удивлёния в его голосе.
  -- Знаю, - спокойно ответил Смит.
  Я внутренне закипел, но сразу успокоил себя, решив, что ни к чему показывать свои чувства.
  -- И давно ты это знаешь? - ехидно переспросил его я.
  -- Часа три как. Ну, в общем, как ребята доложили, так и знаю.
  -- Что ж ты мне сразу не позвонил-то, гад, а?
  -- А зачем? Начал бы ты суетиться раньше срока, спугнул бы их наблюдателей ненароком. А так пока они смотрят за тобой, мы смотрим за ними, всем хорошо.
  -- И что мне теперь делать?
  -- Ничего не делать. В этот раз попробуем разобраться и без твоей помощи. Занимайтесь там своими делами как будто ничего не произошло. Завтра или я или Джек с тобой свяжемся, там тебе за вчерашнее кое-что причитается, да и просто поговорить надо, ты же сам этого вроде как хотел.
  -- Хотел, - я даже сразу мысленно успокоился, но на уровне чувств тревога никуда не исчезала, - может тебе есть что мне ещё сказать?
  -- Завтра скажу. А сейчас..., на всякий случай не прячь далеко пушку и никуда не ходи, ребята тебя прикрывают. Всё, отбой, - Смит выключил связь.
  
  
  Четырнадцатый день
  
  -- Ну, рассказывай, как вы там без меня справились? - я сразу взял в оборот Смита, когда мы выехали за пределы Порто-Франко.
  -- Потерпи немного, любопытный, - он смотрел на меня как-то слишком насмешливо, но я чувствовал, что ему просто не хочется говорить, - вот приедем на место, там Джек тебе всё и расскажет.
  -- Опять темнить будете? - я начинал раздражаться, надоели мне эти игры.
  -- Не знаю, Алекс, - Смит как-то посерьёзнел, - я, если честно, сам не всё понимаю, как-то всё запутанно получается.
  -- Ладно, послушаю Джека, - пошел я на мировую, - но втравить себя в очередную вашу разборку я не дам, - тогда я именно так и думал.
  -- Зачем в очередную, - усмехнулся Смит, - ещё предыдущая не завершилась.
  -- Так и подумал, что, тех гавриков, что ко мне лазали, не поймали, да?
  -- Угадал, не поймали. Вернее одного при попытке захвата застрелили, уж очень ловок оказался, а остальные успели улизнуть из города. Зато мы нашли их городскую базу, хоть там нам ничего не обломилось, но можно думать, что к тебе они больше не полезут, ибо поняли принцип действия нашей ловушки с тобой в качестве наживки.
  -- Хоть и на том спасибо, Смит...
  
  Мы вскорости выехали на пустынный берег моря, с теряющимся за горизонтом песчаным пляжем, на который морские волны выбрасывали большие кучи бурых водорослей. На самих кучах группками сидели зубастые чайки. Странные такие птички, внешне напоминают обычных земных чаек, но несколько крупнее, и их клюв имеет множество длинных острых зубов. На человека они вроде как не нападают, только если вдруг кто-то 'альтернативно одарённый' полезет в места их гнездовий, расположенные на холмах недалеко от моря.
  Внимательно осмотрев окрестности в бинокли, привычно повесив за спину своё оружие, мы выбрались из машины, двинувшись в сторону моря. Наше приближение чайки практически проигнорировали, лениво прыгая на соседние кучи водорослей, если только мы приближались совсем уж близко. Глядя на пенные буруны волн, я вспоминал несколько дней проведённых на базе Ордена, вместе с Оксаной. Непроизвольно защемило сердце, отзываясь болью недавнего расставания. Старательно выполняя просьбу Оксаны не думать о ней, я действительно так делал и вроде как всё у меня получалось, однако стоило вернуться назад в своей памяти, посмотреть на море, и пришло это щемящее чувство. Даже не знаю, как там она поживает без меня, чем живёт, с кем общается, кого любит жаркими ночами. Сомневаюсь, что буду также тосковать после скорого расставания с Мэри. Несмотря на всё между нами случившееся, я совсем не чувствую с ней той близости, какая была меду мной и Оксаной. Мы просто сошлись вместе, ощущая, что это совсем ненадолго. Если честно, я до сих пор теряюсь при общении с местными женщинами. Они совсем не такие, как те, что остались на 'Старой Земле', они более 'правильные' тут что ли. Не теряют рассудка, контролируют чувства, инициативные и уверенные в своих действиях, но если отдаются страсти, то без всякого остатка, каждый раз как последний раз. Наверное это так здешний мир влияет, со своими опасностями и неспокойной жизнью. А может мне всё это всего лишь так кажется, слишком мало времени я тут нахожусь и слишком мало видел.
  
  Вот так, смотря на волны и думая о женщинах, я даже не заметил, как подъехал Джек вместе с Виктором. Ветер дул с моря и я даже не расслышал за шумом прибоя его машины, остановившейся от нас в десяти метрах. Если бы это были враги, то они смогли бы легко взять меня 'тёпленьким', несмотря на всю мою вооруженность.
  -- Ты чего такой хмурый? - Джек посмотрел на меня сбоку, после того, как пожал мою руку.
  -- Да вот думаю, под какое нехорошее дело ты меня в этот раз подложишь.
  -- Ну извини, у нас тут хороших дел давно как-то не попадается. Зато на них хорошо поживится можно.
  С этими словами он достал из внутреннего кармана толстую колоду карт, а вернее - местных денег, перетянутых резинкой, и протянул её мне. Я её взял и собирался было пересчитать.
  -- Не считай, здесь ровно десятка, твоя доля с последней операции. Как видишь, мы про тебя не забыли.
  -- Да я вроде как не за деньги участвовал в вашей последней авантюре, ты говорил, что тебе нужна помощь. Но если это у вас такой бизнес, то я больше в нём не участвую, - я сказал последнюю фразу с твёрдым металлом в своём голосе.
  -- Здесь вся жизнь - бизнес, ты или в нём участвуешь, или он участвует в тебе, помимо твоего согласия.
  Джек нахмурился, отвернулся от меня и показал что-то знаками Виктору, стоящему около его джипа, повернулся ко мне уже с примирительной улыбкой на губах, и продолжил:
  -- Я могу тебе всё рассказать, Алекс, если ты, конечно, так хочешь, но тогда ты будешь с нами всеми повязан общими целями. Не сомневайся, они более чем достойны, даже если ты сейчас считаешь иначе.
  -- Рассказывай, рассказывай, я подумаю, - так же твёрдо ответил ему я.
  -- Хорошо, сейчас запалим костерок и я поведаю о делах наших скорбных.
  Пока мы говорили, Виктор и Смит вытащили кучу дров из машины Джека и раскладывали небольшой костёр. С собой Джек привёз несколько раскладных матерчатых кресел, которые мы заняли после того, как огонь немного разгорелся, поставив их вокруг него.
  -- Итак, ты хотел знать - слушай, - продолжил Джек наш прервавшийся разговор. - Я тебе уже говорил, что вся здешняя жизнь сплошной бизнес, так вот, повторю это ещё раз. Тут все, так или иначе чем-то таким занимаются. И далеко не всегда чем-то законным. Ибо чем меньше закона - тем больше денег. Всё это образовалось совсем не сегодня, так тут уже много лет. Но сейчас просто всё стало слишком уж кроваво. Да, тут и раньше неспокойно было, но вот до вооруженных штурмов поезда и городских боёв дело как-то не доходило.
  -- Вы так и не выяснили, на кого наёмники работали? - решил спросить я.
  -- Выяснили, конечно, но у нас нет прямых доказательств, и ещё слишком высоко сидят в Ордене эти 'шишки'.
  -- А что тот наш 'золотой мальчик', неужели до сих пор молчит?
  -- Он там далеко не самый главный, и слишком мало знает. Он сам не знает, на кого конкретно работает, нити тянутся на остров Нью-Хэвен и там же и теряются. Так что добраться до реальных организаторов здешнего бардака мы не сможем. Но у нас есть шанс развалить их бизнес в этом месте и навести хоть какой-то порядок. Всем нормальным людям этот бардак недалеко от баз Ордена уже порядочно надоел.
  -- И для этого вам потребовался я, да?
  -- Ты просто оказался в ненужном месте в ненужное время. Но мы потом страховали тебя.
  -- И даже в авантюре с 'золотым мальчиком'? Только не говори, что там тоже было всё под контролем.
  -- Всё не было - это правда. А много ты сам не видел. Непосредственную операцию осуществляли только доверенные люди. Но были и ещё. Им незачем знать подробностей, но если бы всё пошло наперекосяк - они бы вступили в дело.
  Джек как-то не очень уверенно мне всё это говорил, вернее - он делал вид, что говорит уверено, но я чувствовал некоторую фальшь в его словах. Не то, чтобы я ему не верил, но вот про всякую там 'поддержку' и 'страховку' - точно нет. Видимо, действительно с доверенными людьми у него плохо и он просто играет с огнём.
  Если так подумать, то что было бы, если нас накрыли? В то, что взяли бы живьём - я сильно сомневаюсь, а вот ухлопать меня и Смита могли запросто. Что бы тогда могли выяснить наши противники? Думаю, основная версия была - возможная месть за инцидент с поездом. Типа Смит уговорил меня и мы, получив нужную информацию с ноутбука, решили достать заказчика своими силами. Джек бы точно оказался не причём, будучи в стороне. Смит-то шел на риск совершенно сознательно, а вот я не понимал, подо что подписываюсь. И пусть нам тогда сильно повезло, но следующий раз уже не буду таким доверчивым. Можно прямо сказать Джеку о ходе своих мыслей, но пока не буду, он мне явно опять что-то предложить хочет, вот об этом и продолжим разговор.
  -- Ладно, Джек, я догадываюсь о твоих трудностях, и чувствую, что ты не всё мне хочешь говорить, я смотрел на него немного прищурившись, - а теперь говори, что тебе в этот раз от меня потребовалось?
  Джек усмехнулся, и одобрительно глядя на меня спросил:
  -- Ты себе какую машину приобрести хочешь?
  Я как-то сразу внутренне запнулся от такого вопроса, и это явно сказалось на моём лице. Даже не думал в последнее время на эту тему, хотя прекрасно понимал, что без машины на Новой Земле никуда. Впрочем, деньги у меня теперь есть, но вот как-то не присмотрел себе ничего подходящего. Хотя идея купить 'Хамви', на которых тут катается Патруль, весьма соблазнительна, только вот цена кусается больно.
  -- Хм, а что есть какие подходящие варианты?
  -- Если сделаем в ближайшие дни ещё пару дел, то точно будут. Выберешь себе что пожелаешь из того, что будет.
  -- А много чего будет? - в моём голосе был явный интерес.
  -- Много. Если всё пойдёт по нашему плану, конечно.
  -- Рассказывай, уж коль сумел меня заинтересовать.
  -- Значит так, нам стало известно, что через три дня наёмники и бандиты будут брать конвой чуть дальше, чем в половине дневного перегона от Порто-Франко. Конвой идёт с тем же самым грузом, что был в поезде, и это их последняя удобная попытка выполнить своё задание. Конвой идёт как обычно, без особого усиления, типа чтобы не привлекать к себе внимания, и с этим ничего нельзя поделать, там есть своё руководство, до которого нам не достучаться по понятным причинам. Однако из добытой тобой информации мы знаем, где у захватчиков будет промежуточная база. Там предполагается ночёвка основных сил перед операцией и стоянка их техники во время неё. Если мы своими малыми силами сумеем там их прижать и продержать на месте до подхода основных сил Патруля, то они все там и останутся.
  -- А что, разве нельзя атаковать сразу всеми силами? - я как-то был удивлён такому варианту с большим риском для 'малой группы' в состав которой мне явно предложат войти.
  -- Нельзя, - вздохнул Джек, - я не могу гарантировать, что информация не окажется у противника раньше, чем основные наши силы выдут из города. А там их уже будет не поймать. Максимум, что мы так можем сделать - это их спугнуть и временно защитить конвой, но так нам просто ничего не обломится.
  -- Предлагаешь рискнуть и заработать, значит?
  -- Естественно. Если мы правильно сумеем всё рассчитать, то там много чего будет и с минимальным риском для нас.
  -- Неужели ты это серьёзно говоришь, Джек, - я что-то опять впал в критический скепсис, - там же не уличные хулиганы из подворотни, а матёрые профи. Они нас как куропаток перестреляют. Или ты опять рассчитываешь на мою особую везучесть?
  -- Ты явно не в тех войсках служил, Алекс, - Джек как-то странно посмотрел на меня, типа я что-то тут совсем не понимаю, а ведь должен был по идее. - Грамотно спланированная и чётко проведённая военная операция - это по сути не война, а бойня, с минимальным риском. Если ты, конечно, сумел навязать своему противнику бой на твоих условиях.
  -- А если не сумел?
  -- Вот тогда начинается та самая война. Но нашей задачей состоит не довести до этого в любом случае. У нашего противника есть преимущество в численности и подготовленности, а мы имеем преимущество в информированности и скрытности. Мы знаем, где они не будут нас ждать. Да, они профессионалы и озаботятся своей безопасностью в любом случае. Однако всего не предусмотришь просто по определению.
  -- Я хотел бы посмотреть на то место своими глазами, чтобы сказать, с вами я или нет.
  -- Вот это самые правильные слова, Алекс, - сказал Джек, - сейчас ещё посидим немного тут и поедем смотреть то самое место, если никто не возражает.
  
  Возражающих, естественно не нашлось. Посидев ещё с полчаса, дожидаясь прогорания дров, и поговорив за жизнь, мы собрались в дорогу. Я отметил про себя, что уже практически свыкся с местной жарой. То есть уже просто не воспринимаю её как что-то мне особо мешающее. Да и ещё вдобавок, посидев немного у костра, вдруг почувствовал некоторую прохладу от потока жаркого воздуха, летящего из открытого окна машины. Ехали мы очень быстро, пару раз обогнав небольшие конвои, оставляя за собой поднятую дорожную пыль. Чтобы конвои нас не приняли за потенциальных бандитов и не расстреляли из пулемётов, Джек опознавался с ними по радио. К счастью, ведущие конвой бойцы его знали и у нас не возникло никаких проблем. До нужного нам места мы доехали за четыре часа, и я не могу сказать, что дорога далась мне легко. Я едва не упал, когда едва выбрался из машины, успев схватиться за открытую дверь и выронив при этом свой автомат. В глазах мутило, ноги не держали, руки слушались, но с большим скрипом, я и вдруг понял, что попал под тепловой удар, слишком рано понадеявшись на собственную акклиматизацию. Заметив моё состояние, Смит быстро вылил мне на голову половину своей фляги с водой, дав вторую половину мне для питья. Несмотря на то, что вода в его фляге была тёплая, мне сразу немного полегчало.
  -- Ты меня больше так не пугай, дружище, - сказал он, когда я более-менее пришел в себя. Если неважно чувствуешь себя - сразу говори, иначе здесь практически на ровном месте помереть можно без своевременной помощи.
  Я лишь кивнул ему в ответ, продолжив приводить в порядок свой некстати сбойнувший организм. Только ещё минут через десять меня наконец-то отпустило и я стал изучать взглядом открывающиеся просторы.
  Ну что же, место для небольшого лагеря просто идеальное. Широкий распадок, закрытый практически со всех сторон пологими, спускающимися в небольшую низину холмами. Внизу кусты и немного небольших деревьев, можно загнать туда пару десятков машин и накинуть на них маскировочную сетку, так что со стороны тех же холмов ничего не видно будет. Да и патрульный самолёт, если пролетит над этим местом, тоже ничего такого не заметит. Подобраться же близко к спрятавшимся внизу людям практически нереально. На их месте я бы некоторые подходы к своему лагерю вообще бы заминировал для надёжности. Во все стороны окружающие холмы просматриваются очень хорошо на расстояние более километра. Только в одном месте, примерно метрах в двухстах от самой низины есть небольшой нерегулярный выступ земли с более крутым склоном. Чем ещё хорошо это место? Тем, что из него можно легко выехать на машине практически в любом направлении. Здесь невозможно закрыть ловушку малыми силами, да и немалыми тоже. Не исключено, что невдалеке на холмах будут бдить дозоры на машинах с пулемётами. Так что о том, что можно подобраться тихо и незаметно можно даже не думать. Всё это я и поведал Джеку, когда пересёкся с ним, стоя около небольшого выступа земли.
  -- Не подобраться, к ним, говоришь? - переспросил он меня.
  -- Да. Тут всё просматривается очень хорошо. Разве что вот тут на этом небольшом крутом склоне нору выкопать и в ней залечь с винтовкой, но ведь быстро накроют, как только обнаружат. Слишком близко.
  -- Значит, надо сделать так, чтобы не обнаружили, - задумчиво сказал Джек. - Ребята рассказали мне, что тебя с твоим 'тихарём' засечь сложно. Ни по звуку ни по вспышкам. По звуку если только очень приблизительно можно определить направление.
  -- Да, это так, однако стоит хоть кому-то определить примерное направление, откуда я буду стрелять, то просто здесь весь холм густо нашпигуют пулями вместе со мной. Может нам лучше просто низину заминировать и рвануть, когда они все там соберутся?
  -- Нет, минировать мы ничего не будем, тогда техника придёт в негодность, а ведь мы-то её как раз прибрать к своим рукам хотим. Да и спугнуть их это может, обнаружат хотя бы одну мину и всё. Не дураки они в самом деле. А потому надо просто сделать так, чтобы тебя не смогли обнаружить.
  -- Как?
  -- Очень просто. Вместе с тобой одновременно наши ребята будут стрелять с других холмов. Там слишком большое расстояние и сложно по кому-либо реально попасть, но зато они отвлекут основное внимание на себя. Ты же сможешь спокойно работать в полную силу, отсюда вся низина как на ладони. Когда бандиты догадаются, что кто-то слишком быстро их валит откуда-то с близи, уже слишком поздно будет.
  -- А с ихними патрулями на холмах что делать, наверняка же они будут.
  -- С этим мы разберёмся, есть соответствующий опыт. Так что ты пока присмотри для себя пару мест, где бы ты тут мог залечь, а потом возьми лопату у меня в машине, там же найдётся чем перекрыть нору изнутри. Если мы всё приготовим ещё сегодня, то у нас будет два спокойных дня на остальную подготовку.
  
  Дело быстро сдвинулось с мёртвой точки. За пару часов я откопал две неплохих норы, в которых можно пересидеть сутки, дожидаясь удобного момента. Одну чуть пониже, другую чуть повыше. Спрашивается, зачем две? Мало ли пригодится. Если что, вторую Смит может занять. Его М16 с глушителем не особо хуже моего 'Вала' по скрытности стрельбы получается. Да, она слишком приметна из-за своей длины, но тем не менее тоже неплохой вариант, если больше ничего нет. Для глушенного пистолета-пулемёта здесь всё же далековато, а ближе уже негде укрыться. Норы мы хорошо замаскировали, их с пары-тройки метров не заметишь, если не будешь искать специально. Выбранную землю отвезли на машине, так что никаких следов земляных работ тут не осталось. Затем я помог народу оборудовать на других холмах ещё несколько замаскированных стрелковых позиций из которых вниз стрелять не очень удобно, зато и снизу по стрелку практически не попадёшь. Плюс отойти с дальних позиций даже под огнём относительно легко получится, вот мне внизу, в случае чего, придётся ждать, пока всё закончится. А если меня специально искать будут, активно прочёсывая склон, то вообще без шансов. Ещё раз посмотрев на предполагаемое место засады мы отправились в обратный путь.
  
  Перед въездом в город мы опять остановились на морском берегу. Чаек поблизости уже не было и только морской прибой всё так же лизал пустынный песчаный пляж. Вечернее солнце уже не жгло, а приятно грело. Я даже подумал искупаться по-быстрому, разделся и подошел к пенным волнам, но Смит остановил меня у самой воды, быстро подбежав и схватив за руку.
  -- Не стоит тебе этого делать, здесь слишком близко к берегу подходит большая глубина, а что в ней водится лучше и не знать.
  -- Как скажешь, но может быть я у самого берега быстро окунусь и обратно?
  -- Угу, быстро окунёшься, а тебя там уже кто-то обязательно ждёт, пуская слюну. Как ты думаешь, почему днём здесь было столько чаек?
  -- Не знаю, может с водорослями для них что съедобное выбрасывает?
  -- Да, выбрасывает иногда.
  Смит показал мне рукой в сторону моря и я заметил, как из воды выпрыгнула небольшая стая каких-то длинных и стремительных рыб всего в пяти метрах от берега. Затем в нескольких местах дальше повторилось то же самое. Иногда отдельные рыбы выпрыгивали прямо из волны на берег и потом скатывались обратно в море со следующей волной. Чайки, похоже, здесь просто обжираются.
  -- Эти рыбки не просто так тут прыгают ради развлечения, - за ними снизу совсем немаленькие акулы гоняются, а ты купаться надумал. Как раз на обед к ним собрался.
  -- Спасибо что предупредил, - я снова поразился своей глупой непредусмотрительности. А ведь реально мог бы в воду залезть, уж очень хотелось после жаркого дня и земляных работ.
  К нам подошел Джек и посмотрев с укоризной на меня спросил:
  -- Алекс, у меня есть к тебе вопрос и просьба одновременно. Ты можешь быстро сделать глушилку радиосвязи, если потребуется?
  -- Быстро могу, однако она не совсем полноценная будет. И что у вас самих нет подобного оборудования?
  -- Оборудование, конечно, есть, но его использование у нас на учёте, а нам, как понимаешь, светиться нельзя. А в чём будет его неполноценность, если ты что-то сделаешь?
  -- Мы не сможем заглушить всё. Разве только подавить активные источники сигналов в конкретном месте. Да и то, только когда они активироваться будут, а не постоянно. Ибо за основу я возьму три обычные гражданские радиостанции и пару сканнеров, связав это компьютерной программой в единую систему.
  -- Это именно то, что нам и надо. А мы сами при этом можем со связью остаться?
  -- Не вопрос, вот только рации военные потребуются. Такие вот, как те 'Харрисы', что у меня в трофеях были.
  -- Найдём на всех. Разве ты одну из своих презентуешь, у тебя, кажется, был запас.
  -- Презентую. С последующим возвратом, у меня на них свои планы имеются.
  -- Договорились, - Джек подал мою руку, - все расходы мы потом тебе обязательно компенсируем, если у нас всё получится.
  -- Верю.
  Однако внутри у меня при этом веры совсем не было. Ох не просто так меня на передний край выставляют, совсем не просто так. Хотя, если посмотреть с другой стороны, то где я ещё могу что-то показать с имеющимся у меня оружием и мизером реального опыта?
  
  
  Пятнадцатый день.
  
  Мэри практически сразу почувствовала, что я опять собираюсь влезть в опасное дело, едва я ещё с вечера озадачился подбором необходимых мне радиостанций.
  -- Алекс, я же просила тебя не подвергать себя опасности, неужели тебе совсем безразличны мои чувства? - спросила она меня за завтраком с соответствующим вопросу тоном.
  Если честно, мне такой тон у женщин никогда не нравился, ибо за ним обычно шла или серьёзная разборка или истерика со слезами, соплями и прочими средствами эффективного давления на мою мужскую психику.
  -- Извини, красавица, но я не могу иначе. Не скажу, что это мой долг, нет, не скажу, но понимаешь, мне это очень надо.
  Я старался говорить ровно и безэмоционально, однако твёрдо и уверенно при этом. Как о чём-то бытовом, незначительном, но при этом важном. Однако внутри я уже был готов сорваться, начать убеждать, доказывать своё право поступать как мне хочется, хотя и понимал, что всё это будет совершенно бесполезно.
  -- Я уже с тобой за несколько дней столько страху натерпелась, как за всю предыдущую жизнь, - Мэри глубоко вздохнула и посмотрела на меня глазами, в которых уже были видны капельки слёз.
  -- Мэри, дорогая, попробуй посмотреть на всё это иначе. Мы с тобой живы и здоровы, с нами ничего плохого не произошло, а то, что ты переживаешь - так это нормально, ты же женщина. Зато я точно могу сказать, что тебе не было скучно, я постарался перевести разговор в другое, более безопасное для меня русло.
  -- Неужели ты такой бесчувственный и хочешь заставить меня страдать? - она ещё не хотела сдаваться, но едва выступившие слёзы уже немного подсохли. - Я так переживаю, если ты куда-то уезжаешь с оружием, всё жду, когда мне придут и скажут, что тебя больше нет...
  -- Ни в коем случае я такого не хочу. И вообще, переживать так совершенно бесполезно.
  -- Почему?
  -- Ну смотри, как получается. Когда ты переживаешь и страдаешь, то либо ты это напрасно делаешь, ибо ещё ничего не случилось, или же просто бесполезно, ибо если что-то и случилось, ты всё равно уже ничего не поделаешь. Единственная польза от этого страдания в том, что ты мне его потом захочешь дорого продать, потребовав компенсации за причинённые неудобства. А разве это хорошо, страдать специально на продажу?
  Женщина серьёзно задумалась такой постановке вопроса с моей стороны. Я чувствовал, что она хочет продолжить гнуть свою линию, и прекрасно понимал её. Но я тоже не собирался отступать от своих принципов.
  -- С тобой совершенно невозможно говорить о серьёзных вещах, - Мэри посмотрела на меня и опустила взгляд в свою тарелку, - я тебе говорю о своих чувствах, а ты мне о каких-то там продажах.
  -- Что поделать, я же мужчина, ты ведь должна знать, что мы все такие. А кто не такие, те, наверное и не мужчины вовсе...
  -- Ладно, делай что хочешь, Алекс, только не рискуй понапрасну. Хорошо? - Мэри перестала на меня дуться, и посмотрела с примирительной улыбкой на губах и задорным огоньком в глазах, если не получается одним способом, можно ведь попробовать и другой.
  -- Хорошо, я тебе это обещаю. Ибо мне самому не хочется зря рисковать, я ещё пожить хочу, только-только распробовал вкус настоящей жизни..., - я тоже пошел на мировую и взглянул в её декольте мужским взглядом с явным совершенно понятным желанием.
  В общем, завтрак как-то сам собою кончился в спальне, и мы опять сильно задержались с открытием магазина.
  
  Несмотря на мою самонадеянность, подобрать подходящие радиостанции для того, чтобы сделать из них 'глушилку' оказалось очень непросто. В силу того, что придётся давить военную систему, большая часть гражданской продукции просто не подходила изначально, так как там просто не было всех необходимых диапазонов. А на перепрограммирование внутренних микроконтроллеров, которые управляют синтезатором частоты, просто не хватило бы времени. У Мэри в магазине нашлась только одна подходящая стационарная радиостанция, из которой что-то более-менее могло выйти. За второй такой мне пришлось идти в другой магазин радиоэлектроники и больше их в городе ни у кого не было. Крайне неходовой товар из-за своей высокой цены и сильно избыточных для обычных людей возможностей, каждая такая 'игрушка' обошлась мне в семь с половиной тысяч экю. Плюс ещё пара двухсотваттных усилителей по полторы тысячи, плюс несколько антенн на разные диапазоны, что меня с одной стороны, сильно расстраивало, так как я тратил свои деньги, а с другой мне была обещана компенсация, что немного грело мою хомячью душу инженера возможностью поковыряться в хорошей новой технике за чужой счёт. Купленные мной радиостанции имели готовый компьютерный интерфейс и в комплекте с ними шла сервисная программа для компьютера. К сожалению, сама эта программа под нужную мне задачу не годилась, да и вообще она мало для чего такого годилась, сделана она была коряво и на визуальной среде программирования, что существенно облегчило мне дальнейшую работу. Вот так всегда бывает, производитель создал очень серьёзную 'железку', вложил в её создание немалые деньги, а на компьютерную часть, как обычно, поскупился. И все возможные преимущества от использования этой 'железки' совместно с компьютером так и оставались на уровне декларации намерений и заявлений рекламщиков. Да, через пару таких радиостанций можно попытаться связать два компьютера между собой, и даже, если сильно повезёт, получится обменяться информацией. Но вот всё остальное из заявленного в проспекте списка возможностей, увы, практически не работало как надо. Разве что отображение работы сканнера активных каналов работало совершенно безупречно.
  Существенным плюсом было то, что эти радиостанции были практически последнего поколения и могли полностью настраиваться с компьютера, имея внутри собственный процессор. И поэтому программа для работы с ними состояла из отдельных качественных сервисных модулей, которые использовал сам производитель для этой самой настройки ещё при производстве, связанных между собой корявым внешним пользовательским интерфейсом. Подозреваю, что этот самый интерфейс был заказан у каких-либо криворуких китайцев по аутсортингу за очень малые деньги. Для меня же такой расклад был только на руку, так как к внутренним технологическим модулям в теле основной программы, имелись все необходимые описания для работы с ними. Как будто специально для меня оставили. Понятное дело, что сам производитель не должен был бы такое допустить, ибо это раскрывало слишком много его из 'ноу-хау', и позволяло слишком многое выжать из его продукции, часто перекрывая возможности более дорогих военных продуктов. Однако никому до этого просто не было дела, в силу того, что пользовательский компьютерный интерфейс, похоже, приделали в большой спешке и в самый последний момент.
  И всё равно мне не хватило своих знаний. Мне пришлось звонить Смиту и долго узнавать подробности об имевшихся у нас и у наёмников портативных 'Харрисов'. Да и вообще об особенностях связи, используемой американскими военными. Это сразу выявило несколько серьёзных проблем в моём непростом деле. Несмотря на то, что имевшиеся у меня радиостанции перекрывали все нужные диапазоны от 1 до 550 мегагерц, нормально работать с фазовой модуляцией и по американскому военному стандарту они в имевшейся версии не могли. Вернее что-то близкое могли, но совсем не в тех диапазонах, что мне было нужно. Впрочем, благодаря криворуким программистам, данные недостатки я быстро устранил при использовании внешнего управления от компьютера. Нет, нормально связываться, используя военные стандарты, эти радиостанции так и не научились, там внутренние потроха надо серьёзно перепрограммировать, а это небыстро, зато нарушить чужую связь они потенциально могли. Я даже успел проверить работу системы 'глушилки' с моими личными радиостанциями, выбрав несколько свободных каналов, чтобы никому случайно не помешать. Получилось хреново, вернее - практически совсем не получилось, но я не хотел бросить своё занятие, так как тогда получится, что я напрасно потратил свои деньги. Да, что-то потом можно будет вернуть обратно на склад магазина, но далеко не всё, к сожалению. А потраченное зря время так вообще мне никто не вернёт.
  
  Вечером, когда у меня окончательно заболела голова от сидения за монитором, я прогулялся до оружейного магазина, где купил запас патронов S&W сорокового калибра, к своему двадцать второму 'Глоку', а то у меня их оставалось всего на пару обойм. Не скупясь, закупил сразу три сотни, что оставались в магазине, где я их ещё тут искать буду? Несмотря на все свои достоинства, которые я успел оценить во время нападения гиены, этот калибр тут оказался непопулярный, под него было мало пистолетов, здешние обитатели более предпочитали сорок пятый калибр. Даже в трофеях, доставшихся из арсенала чеченцев, к сожалению, таких патронов не нашлось. А постреливать иногда из пистолета всё равно нужно, чтобы сохранять устойчивую привычку к этому оружию. То есть из всего имеющегося у меня арсенала, с которым я так или иначе собираюсь пользоваться, мне требуется хоть иногда упражняться. Только так можно будет поддерживать себя в необходимой готовности к его использованию. Слишком дорогая эта привычка, быть в постоянной боеготовности, но своя-то голова по любому дороже денег. Жалко сегодня я так и не дошел до стрельбища, очень хотелось немного пострелять после долгого сидения за компьютером.
  Я посмотрел на существенно оскудевший ассортимент оружия в магазине. Все выставленные ранее русские стволы уже раскупили, кроме одинокой винтовки СВУ-АС с достаточно небольшим ценником, уж не знаю, почему продавец её решил выставить в открытую продажу, наверное просто надоело держать на складе. Он сам был сильно занят сразу несколькими покупателями одновременно, в коих явственно узнавались недавние переселенцы, так что поговорить за жизнь и покопаться в магазинных запасах мне не удалось, хотя такое желание у меня имелось. Была у меня идея купить кое-что в качестве подарка Оксане и охраннику Бобу, который одарил меня столькими полезными и уже не один раз пригодившимися вещами.
  Пока ходил туда-сюда, моя голова немного прочистилась и я снова сел за компьютер, вспомнив, что могу скачать имеющиеся настройки с моих радиостанций и подумать как ими воспользоваться. Хоть там и плавающие алгоритмы выбора подходящей несущей частоты, но хоть что-то я могу использовать против всего этого?
  Дело потихонечку сдвинулось с мёртвой точки, я достал всё, что у меня было по радиостанциям и системам РЭБ из ноутбука главаря наёмников, однако вскоре опять уткнулось в кучу совершенно не решаемых имеющимися средствами проблем. Ну очень грамотный алгоритм заложен в военный стандарт связи. Нет, сделать 'глушилку' для него можно, но конструкция получится весьма серьёзная, и времени на её создание уйдёт много. Переоценил я свои силы. Но должен быть какой-то простой выход, просто обязан быть...
  
  Я сидел в одиночестве на кухне, и пил крепкий кофе. Мэри уже ушла спать, даже не приставая ко мне после ужина, видя моё весьма специфическое состояние души. Ну да, я сейчас слишком поглощён решением своего вопроса, и ни на что другое совершенно неспособен. Даже уснуть как следует не получиться, буду постоянно ворочаться до самого утра. После второй большой чашки кофе, мозги вроде как немного прояснились, и появилась парочка идей, которые стоит проверить практическим способом. Если мне нужно противостоять совершенно конкретному оборудованию, то оно же мне может и помочь. С этой идеей я вернулся в мастерскую, где сразу разобрал одну из своих портативных радиостанций.
  Да, легко победа над радиосвязью мне не далась. Пришлось сидеть всю ночь, программировать и паять, потом снова программировать, и опять паять. Только под самое утро у меня получилось связать в одну конструкцию пару мощных радиостанций, пару портативок и управляющий всем этим хозяйством ноутбук. 'Харрисы' стали главным звеном всей системы, так как именно их процессоры в попытках установить друг с другом связь, давали нужную мне информацию для глушения свободных и не сильно зашумлённых естественными помехами каналов. Ну и много чего полезного ещё делали. В последнюю очередь я запрограммировал таблицы 'времени свободных окон' для нашей собственной связи, а вот имеющиеся в трофейных радиостанциях настройки пошли на 'прямое подавление'. Если, как я думаю, наёмники не перепрограммировали свою систему связи, то у них не останется ни одного шанса связаться друг с другом после включения моей конструкции. Напоследок я проверил, как глушится гражданская продукция, благо в магазине Мэри был неплохой выбор радиостанций. В общем, гражданская связь тоже достаточно эффективно давилась, не полностью, конечно, но вполне реально получалось блокировать голосовое общение. На улице уже было светло, когда я закончил окончательный монтаж и настройку. В конструкции пока не хватало пары автомобильных аккумуляторов для автономной работы, но это уже не мои проблемы, с этим собирался разбираться Джек, я свою часть задания выполнил. Уставший и довольный я завалился спать прямо в мастерской сидя в кресле, которое очень любила занимать Мэри, наблюдая за моей работой.
  
  
  Шестнадцатый день.
  
  Долго поспать мне, естественно, не удалось. Можно было сказать, что только уснул, как уже меня кто-то усиленно тряс за плечи.
  -- А..., какого чёрта...
  -- Ну наконец-то ты соизволил проснуться..., - передо мной появилась довольная рожа Смита, - я уж думал тебя холодной водой поливать придётся.
  -- От тебя, подлеца, любую гадость можно ожидать, - я ещё воспринимал окружающую реальность как какой-то кошмарный сон и ужасно не хотел окончательно просыпаться.
  -- Вставай, вставай, нам уже пора ехать, - он снова хотел меня потрясти, но я вывернулся.
  -- Джек говорил, что у нас есть два дня на подготовку..., - что-то я промямлил, вспоминая.
  -- Да, сегодня нам и нужно подготовиться конкретно уже на месте, вечером будет встреча с 'дорогими людьми'.
  -- Что же вы сразу не сказали, гады, - сон из меня постепенно улетучился, осталась лишь большая вялость во всём теле.
  -- Думали ты и сам догадаешься. Кстати, неужели работает? - Смит окинул взглядом стол, заставленный радиоаппаратурой.
  -- Работает, только под утро успел закончить.
  -- Спасибо тебе, дружище, я на такой подарок от тебя даже и не мог рассчитывать. Джек не зря в тебя верил.
  -- А если бы я не сделал, что бы было?
  -- Обошлись как-либо и без всего этого, чай не в первый раз, правда тогда риск существенно возрос бы, всё же не с простыми хулиганами идём силой мерятся.
  В этот момент в мастерскую вошел Джек вместе с Мэри. Та выглядела сильно недовольно, но по своему обыкновению молчала. В общем, я её понимаю, сегодня практически предпоследний последний день, когда мы можем быть вместе, послезавтра вечером, если всё пойдёт хорошо, я должен отплыть в сторону русских земель. А тут ещё это наше рисковое дело намечается...
  Джек внимательно осмотрел сделанную мной конструкцию, и перекинулся взглядами со Смитом.
  -- Проверять будете? - спросил я его.
  -- Давай проверим, что тут у тебя получилось, - Джек всё также задумчиво смотрел на аппаратуру.
  Я встал и пошел включать свою конструкцию в сеть, выдав Смиту и Джеку две своих оставшихся военных радиостанции. Усилители большой мощности, естественно, я подключать не стал, да и вместо штатных антенн были подключены короткие проволочные штыри.
  -- Вот теперь попробуйте связаться друг с другом, - сказал я им, когда, наконец, загрузился ноутбук с программой, - в радиусе около ста метров вся коротковолновая голосовая радиосвязь задавлена. Если можете работать морзянкой - ваше счастье.
  Они вышли из комнаты и через десять минут вернулись обратно очень довольные.
  -- А на каком расстоянии всё это будет работать, если подключить остальное? - Джек смотрел на меня с большим уважением во взгляде.
  -- В зависимости от места расположения антенн, пять-десять километров покроет. Но только не сильно рассчитывайте на эту штуку впоследствии, она далеко не универсальна. Хорошо подойдёт только под нашу конкретную задачу и имеющуюся у противника технику.
  -- И то хлеб, сколько мы тебе за всё это хозяйство должны?
  -- Двадцать одну тысячу, если брать только по цене того, что я купил.
  -- Хм, - Джек несколько задумался, - я думал, заметно дороже обойдётся. Если брать стоимость подобной техники даже по ценам Старой Земли, просто несравнимо получается.
  С этими словами он выдал мне две перевязанных резинками колоды местных денег и ещё отделил половину от третьей.
  -- Тут даже несколько больше, чем ты потратил, если на месте всё пройдёт хорошо, я тебе ещё добавлю или трофеями рассчитаемся.
  -- Договорились. Хотя это и неправильно делить шкуру не убитого медведя, может плохо кончится. Правда опять-таки повторюсь, это не универсальная военная система, а грубая любительская поделка под одну задачу.
  -- Посмотрим, как она себя в деле покажет, тогда и разговор будет.
  
  Пока Смит с Джеком грузили аппаратуру, я собрался в дорогу. Старался брать только то, что может реально пригодиться и не набрать много лишнего. Однако мой груз всё равно оказался весьма тяжел, так как такие сборы тут обычно проходят под девизами - 'мало ли что в жизни случиться может' и 'оружия много не бывает'. Все имеющиеся у меня наличные деньги я отдал Мэри, так что если вдруг со мной что-то случится, ей от них будет хоть какая-то польза, понимаю, живого человека никакие деньги не заменят, но тем не менее. Мэри, естественно, не захотела брать у меня этих денег, но я её уговорил, с основным аргументом, что это такая хорошая русская примета, мол - 'я обязательно вернусь к ней за своими деньгами, что бы там не произошло'. Сильно неуверен, что сумел её убедить, но деньги она всё-таки взяла. Когда сборы были закончены мы все быстро позавтракали, и отправились в дорогу на джипе Джека, Смит свою машину в этот раз не брал. На выезде из города, ведущего в сторону баз Ордена, а совсем не наоборот, в сторону 'западной дороги', как по идее должно было быть, наша колонна увеличилась ещё на две патрульных машины, с полным комплектом людей в салонах, среди которых я узнал француза Виктора за рулём одной из машин. Его приятеля Рея я не наблюдал, не исключено, что он был занят слежкой за бандитами, на встречу с которыми мы сейчас едем.
  
  Дорогу до места я откровенно проспал, будучи зажат на заднем сидении баулами со снарягой. Смит опять грубо растолкал меня, когда потребовалось моё деятельное участие по монтажу радиооборудования в одну из отрытых позавчера ячеек примерно в километре с небольшим хвостиком от низины на вершине холма. Здесь были сделаны сразу две расположенные рядом ячейки, в одну я установил свою конструкцию, а вторую будет занимать Смит. Когда же нам потребуется активно действовать, он поднимет стойку с антеннами из ячейки и включит усилители сигнала, потянув за верёвку. Вооружен Смит в этот раз был куда серьёзнее, чем обычно, мощной 'антиматериальной' винтовкой фирмы 'Баррет' пятидесятого калибра с большим плоским дульным тормозом. Именно к такой вот внушительной 'штуке' я примерялся в чеченском арсенале, но именно Смит тогда растоптал все мои частнособственнические устремления. Впрочем, я и так еле-еле дотащил всё то, что я там набрал, даже снайперские патроны под такую вот винтовку до кучи оприходовал.
  -- Чур, если попадётся такая 'игрушка' в трофеях, её мне оставьте пожалуйста.
  Я взял в руки тяжелый ствол, примеряясь к его весу. Хотя сам понимаю, что это у меня просто блажь, однако ничего с собой не могу поделать, хочу и всё тут. У самого куча самого разного оружия, а мне всё мало и мало. Это наверное особая форма болезни, 'воспаление жадности' называется. А вот нарваться на хорошее и эффективное лекарство от неё в виде вражеской пули, мне совсем как-то не хочется. И, тем не менее, именно я буду на самом переднем крае, потому я считал для себя возможным сейчас немного понаглеть, пока ещё ничего не началось.
  -- Если сегодня у нас всё получится так, как мы задумываем, - усмехнулся мне Смит, - я тебе её просто так подарю, благо у меня ещё одна есть. Да и патронов щедро отсыплю для тренировки, чтоб ты себе всё прикладом отбил.
  -- Запасливый ты, братец-кролик, ловлю тебя на слове, дружище. А за меня не беспокойся, не первый год приклад ласкаю. Короче, принимай работу, у меня всё готово.
  Я показал Смиту что надо делать для того, чтобы поднять антенны и включить систему глушения радиосвязи. Затем облачился в свой бронежилет и шлем, водрузил на себя рюкзак и отправился пешком к своей позиции, занимать одну из отрытых нор, какая покажется мне удобнее.
  
  Едва я откинул маскировочную сеть в своё будущее убежище, как на меня оттуда стремительно пригнуло что рыжее. Непроизвольно упав вбок я выхватил из кобуры пистолет, но так и не успел выстрелить, неизвестное мне длинное существо бросилось вниз по склону часто петляя в невысокой жухлой траве. Присмотревшись к нему внимательнее, я определил его как большую многоножку, длиной около полуметра. Никогда раньше таких больших насекомых не видел. Не удивлюсь, что трогать руками эту гадость крайне не рекомендуется, тварь запросто может быть ядовитой. Посветив внутрь норы фонариком, я обнаружил там ещё одну такую же гадость, свёрнутую в мохнатый клубок. Кое-как стволом автомата я подцепил её и выбросил вслед за первой. 'Фуух, ну надо же как успел напугаться', - про себя думал я, залезая и устраиваясь в норе, успокаивая при этом свои трясущиеся руки. Людей с оружием уже не так боюсь, как всяких местных тварей. Обустроившись и хорошо замаскировавшись, я проверил своё оружие и заодно опробовал связь с остальными бойцами нашей группы, промерил дальномером точное расстояние до нескольких ориентиров в низине и опять пристроился немного поспать, несмотря на жару и своё полное обмундирование, которое совсем не добавляло прохлады. Всё же выдохся я за эту ночку геройского трудового порыва.
  
  В этот раз я проснулся сам от едва слышимого шума мотора. Даже не просто шума, а кого-то высокочастотного звона что ли. Не поднимая маскировочной сети, я попробовал оглядеть, что происходит внизу. Пока там никого не было, однако я заметил, как что-то быстро промелькнуло вверху, пройдя практически в нескольких метрах над моей лёжкой с характерным тихим звоном двигателя небольшой авиамодели. Если бы самолётик пролетел немного дальше от меня, то его уже было бы сложно услышать. 'Вот это да, тут оказывается, разведывательные БПЛА уже применяют' - про себя подумал я, забиваясь подальше в нору. Если они что-то заметят, то здесь точно не остановятся, уйдут на запасную позицию, в существовании которой можно не сомневаться, или вовсе отменят свою операцию в этом месте. Тогда и наша операция пойдёт по второму варианту, но в этом случае мне лично ничего интересного не обломится, но и риска тоже не будет, что существенный плюс. Хотя, с другой стороны, с чего-то я тут напрасно разволновался, нормальной оптики у видеокамеры на такой маленькой 'птичке' нет, так что хрен там что-то будет видно на экране оператора. Тут надо знать, что и где искать, чтобы что-то найти, а так, при осмотре сверху ничего не увидишь, трава и трава. Маскировались мы со знанием дела, хотя и не рассчитывали на воздушную разведку, и всё равно пусть смотрят, здесь совсем никого нет, об отсутствии следов мы позаботились изначально, даже на машинах заезжали по чьим-то старым следам. Вскоре звук мотора авиамодели стих, зато появился автомобильный. Вниз в распадок быстро на скорости съехала пулемётная багги с длинной антенной радиостанции сверху, покрутилась там некоторое время и остановилась около большого куста. Затем послышался шум большой колонны автомобилей. Один за другим вниз съезжали разнообразные грузовики, джипы, ещё несколько багги с пулемётами. Я насчитал семнадцать машин, практически все они были вооружены пулемётами на турелях, даже грузовики. Серьёзная команда, пожаловала, аж страшно высовываться. Просто сметут лавиной огня из всех имеющихся у них стволов, имени-фамилии не спросят. Но шанс у нас есть..., если они вдруг ненадолго расслабятся, почувствовав себя в относительной безопасности. Нельзя же постоянно быть на стрёме, ведь никаких нервов не хватит. Однако те ребята своё дело знали хорошо. Недолго постояв внизу, на соседние холмы, где имелись удобные для наблюдения за округой точки, выдвинулись две багги. Мы примерно предполагали, где они будут стоять, так что там их достанут наши люди, когда нам будет нужно. Затем народ внизу стал суетиться, натягивать маскировочные сети над машинами, часть народа таскала различное оружие в два грузовика, с тентованными кузовами, потом в эти же грузовики запрыгнули около двадцати человек, и они поехали в сторону 'западной дороги' под прикрытием одной пулемётной багги. Как мы изначально и предполагали, часть наёмников будут сразу устраиваться на своих огневых позициях, которые они подготовили явно заранее, а часть останется в основном лагере. Я насчитал внизу около тридцати человек из тех, кто остался, впрочем, я мог видеть далеко не всех, может кто-то остался в машинах.
  Натянув маскировочные сети, часть оставшихся в лагере людей стали ставить походные палатки. Действительно, ночевать в машине далеко не самое удобное дело. Я бы сейчас с большим удовольствием пристроился бы в подобной палатке, а не сидел бы в своей узкой под землёй. От дневной жары я весь успел обчесаться, вернее стоически мысленно давить зуд, гуляющий по всему моему телу. Ибо если начну чесаться, то потом трудно будет остановиться, отвлекающий рефлекс, однако.
  Я старался получше разглядеть суетящихся внизу людей, чтобы выбрать подходящий момент для первого выстрела. Именно я должен подать команду к открытию огня, так как лучше всех видел происходящее в лагере врага. И если я успею быстро поразить хотя бы нескольких человек, до тех пор, пока наёмники и бандиты опомнятся, это будет большой успех. Однако долгое время этот подходящий момент так и не наступал, слишком мало я видел одновременно людей, многие из них были около машин, а там я совсем не уверен, что смогу их достать. Всё же у меня не бронебойные патроны, а обычные. И если кто-то успеет добраться до пулемёта, раньше, чем я его сниму, могут быть потери с нашей стороны, а такого расклада нам не надо. Нас слишком мало, следовательно требуется бить только наверняка и без какой-либо суеты.
  
  Солнце уже заметно склонилось к горизонту, когда я снова услышал шум моторов. Это возвращались в лагерь те машины, что отвозили наёмников на позиции. Оно понятно, если вдруг дорогу перед проходом важного конвоя будут осматривать с воздуха, то ничего подозрительного не заметят. А пара грузовиков недалеко от подходящего для засады места, запросто вызовут подозрение. В том, что воздушный осмотр будет, я нисколько не сомневался, впрочем, бандиты тоже всяко были в курсе, а потому старались лишний не демаскировать себя. Вот когда подтянется по дороге конвой, и наблюдатели в нужный момент подадут сигнал, несколько машин отправятся к засаде для поддержки оставшихся там бойцов, чтобы своевременно вступить в бой.
  Грузовики съехали вниз, встав около остальной техники, из кабин попрыгали водители, один из которых сразу полез в кузов своей машины и выволок оттуда сопротивляющуюся девушку в коротком белом платье. Я открыл оптический прицел и рассмотрел её более внимательно не поднимая маскировочной сетки. Совсем ещё детское лицо, длинные светлые волосы, платье местами имеет следы то ли грязи то ли крови, руки стянуты блестящими наручниками спереди. У меня даже защемило сердце, уж очень она похожа на мою дочь, оставшуюся в Старом Мире, только чуть постарше с виду. Бандит пару раз несильно ударил девушку по лицу и поволок в сторону стоящих палаток. Та продолжила сопротивляться и упала на землю, за что получила несколько ударов ногой по бокам и спине. Девушка громко закричала, её крик был хорошо слышен даже мне, в двухстах метрах от места событий. Всё это вызвало оживление в бандитском лагере, люди дружно повылезали из машин и палаток, чтобы посмотреть на происходящее действо. Группа бандитов собралась в большой круг вокруг несчастной жертвы, которую так же периодически пинал ногами всё тот же бандит. Из большого грузовика с несколькими антеннами на крыше кунга, выпрыгнул и пошел в сторону развлекающихся чужими страданиями сволочей ещё один бандит, едва взглянув в прицел на лицо которого, у меня по спине пробежали мурашки. Такая особая смертоносная сила в нём ощущалась, что пробирала меня даже на приличном расстоянии. Не иначе именно этот человек командует всем этим сбродом, и возникшая ситуация ему очень не нравится. Его рука как бы сама собой уже находилась около пистолета в кобуре, а взгляд был направлен не на своих бойцов, а на лежащую девушку. Я, кажется, понял, что сейчас вот-вот произойдёт, и моё сердце сжалось в груди ещё сильнее, чем при первом взгляде на девушку.
  
  -- Работаем, - сказал я в эфир одно-единственное слово, запускающее все заранее согласованные действия нашей команды и потянул спусковой крючок.
  В самый последний момент 'командир' что-то успевает почувствовать, он резко падает в сторону, уходя в перекат, и моя пуля, предназначенная его голове, бьёт в землю. Не останавливаясь на нём, я мгновенно переношу огонь на других бандитов, которые изначально показались мне самыми опасными, кто не убирал оружия из своих рук и выглядели наиболее внимательными, начиная с самых дальних стоящих около расставленных палаток, а затем, тех, что были около машин. Стреляю как по мишеням-бутылкам на стрельбище в 'долине скелетов', не видя при этом людей, а видя те самые бутылки на их месте. Тело работает само, я просто смотрю на происходящее внизу одним глазом в прицел, а другим так. Картинка восприятия на мгновение потеряла объём, став плоской и контрастной. Только после моего восьмого выстрела до основного состава банды дошло, что что-то происходит совсем не так, как должно было быть, и это вызвало некоторое движение. В этот самый момент дружно ударили выстрелы со стороны холмов, и я заметил, как ещё двое бандитов были резко отброшены ударами крупнокалиберных пуль. Эти выстрелы вызвали куда более явную реакцию среди бандитов, они стали действовать наиболее правильным способом, быстро перемещаясь рваными движениями в сторону возможных укрытий, чтобы уйти от снайперского огня. Но тем не менее ещё троих я успел насадить на пулю, прежде чем в нашу сторону ударили частые автоматные очереди из-за стоящих машин. Я едва заметил, как в одном грузовике к крупнокалиберному пулемёту встал боец, резко направляя ствол в мою сторону. Первая пуля ушла мимо, отрикошетив со вспышкой искр от щитка пулемёта, зато вторая вошла в его шею, едва не оторвав голову, которая повисла на перебитой шее на лоскутке плоти. Брызнул фонтан крови из разорванных артерий.
  Наблюдаю чью-то задницу, торчащую из-за другого грузовика. Бью по ней два раза и меняю магазин на полный, хотя в первом ещё осталось несколько патрон. Ещё один пулемётчик успел выпустить куда-то вверх короткую очередь прежде чем я поймал его голову в свой прицел. Один из стоящих с краю джипов резко рванул с места, сдёргивая маскировочную сеть сразу с кучи остальных машин, но резко встал, едва не перевернувшись в крутом вираже, так и не проехав десяти метров, намотав сеть себе на колесо. Я послал две пули в водителя, которого мельком увидел через боковое стекло. Судя по тому, что этот джип больше не сдвинулся с места, я его таки зацепил. Ещё два бандита укрылись около машин и стреляют куда-то в сторону. Вижу только их ноги, но и это подходящая цель. После того, как я по ним отстрелялся, переношу огонь в сторону палаток, там наблюдаю ещё двоих. Одного убил сразу, попав в голову, второй успел переместиться и получил тяжелую пулю в свою винтовку, которую выбило силой удара из его рук. Он резко прыгнул за палатку, уходя из зоны моей видимости, но я выстрелил ещё четыре раза, примерно прикидывая то место, где он может находиться. 'Что за...', - едва успеваю заметить резкое движение в стороне от основного скопления бандитов, резко перекидывая прицел в сторону и полсекунды вижу лицо того самого 'командира', смотрящего прямо на меня через прицел своей винтовки, её ствол задрался чуть выше... Мы выстрелили практически одновременно, я послал ему пулю в лоб, а он ударил по мне из подствольника. Я даже успел различить мгновение, как граната вылетела из его подствольника, устремившись в мою сторону, прежде чем хлопнул близкий взрыв и последовал удар в голову, после чего я на какое-то время потерял сознание.
  
  Когда я пришел в себя, выстрелы уже стихли, но ещё явно не всё кончилось. Моя левая рука была вся в крови, но боли я практически не чувствовал, разве что с головой было что-то не так, хотя, с другой стороны, жив же и всё понимаю, значит ничего страшного, пройдёт со временем. С большим трудом стянув с руки порванную перчатку, я обнаружил на тыльной стороне кисти длинный кровоточащий порез от осколка. Облизав его языком, кое-как стянул края раны куском пластыря, лежавшего на всякий подобный случай в верхнем кармане разгрузки, после чего поднял свой автомат, вставив полный магазин и снова стал осматривать в прицел низину на предмет проявления вражеской активности. Однако её не было, разве что в различных позах то тут, то там валялись убитые. Я заметил небольшое шевеление и разглядел ту самую девушку, которая так и лежала в том же самом месте, где её бил бандит. Он тоже лежал в паре метрах от неё с дыркой в голове, я его заземлил одним из первых, хотя, по идее, это было и неправильно.
  -- Я выхожу посмотреть, - сказал я в эфир, - прикройте меня, если кто слышит.
  -- Не надо этого делать, Алекс, - пробиваясь через отдельные помехи отозвалась рация, - мы уже успели тебя похоронить десять минут назад, не хочется повторить.
  -- Значит и дальше не судьба вам погулять на моих похоронах, я уже пошел, просто прикройте меня со своих позиций.
  Я еле-еле выполз из своей норы и шатаясь при ходьбе побрёл вниз. Приложило в голову меня знатно, не было бы на мне шлема, был бы сейчас трупом. Вовремя же его приобрёл, не поскупился...
  -- Бросайте оружие и выходите с поднятыми руками, - громко крикнул я по-английски в пустоту, когда спустился вниз, одновременно активируя рацию, чтобы слышали наши люди. - Лагерь простреливается со всех сторон снайперами, если кто-то хочет остаться в живых, быстро поднимайте руки и выходите, чтобы я вас видел.
  Пару минут ничего не происходило. Затем из-за одной машины вылетела и упала на землю винтовка и сначала показались две руки, а только потом совсем молодой их обладатель.
  -- Медленно иди сюда, - сказал я ему, - не доходя до меня пяти метров, поворачивайся ко мне спиной, становись на колени и закладывай руки на затылок.
  Молодой парень с полной обречённостью во взгляде выполнил все мои приказы, каждую секунду ожидая выстрела. Но я старался зря не провоцировать его, так же как и кого-то ещё, кто мог за нами наблюдать из своих укрытий. Я внешне расслабленно поглядывал по сторонам, отпустив свой автомат на ремень. Впрочем, моя правая рука была около кобуры с 'Наганом'.
  -- Если никто больше не собирается сдаваться, через десять минут сюда подъедет взвод солдат Патруля для проведения полной зачистки под прикрытием наших стрелков, у вас нет никаких шансов. Ещё желающие жить имеются? - снова крикнул я в пустоту.
  Вскоре показались ещё двое крепких бандитов с поднятыми руками, которые понуро пошли и встали на колени рядом с первым парнем. Вдруг я что-то замечаю боковым зрением, резко приседая и заваливаясь на землю, рывком выхватываю 'Наган' из кобуры и три раза стреляю на рефлексе в подозрительную сторону. Там падает ещё один бандит, явно собиравшийся подстрелить меня из своей винтовки, успев выпустить короткую очередь в воздух непосредственно над моей головой, прежде чем получить пулю от меня. Лучше бы он из пистолета стрелял, тогда бы точно успел, расстояние чуть больше десяти метров было, сложно промахнуться. Не сообразил вовремя, дурень, за что и поплатился. А может быть он просто пистолетом плохо владел, теперь не и узнать, другое дело, если бы пистолет обронил где, но кобура-то у него совсем не пустая. Опять мне реально повезло. Хотя с другой стороны, я-то в шлеме и бронежилете, обычная пистолетная пуля меня может и не взять...
  Стоящие на коленях пленные вжимают головы в плечи, ожидая выстрелов в свои спины, но я совершенно не тороплюсь их убивать, считая, что таким образом даю хороший знак тем, кто ещё только думает о сдаче. Не стреляют и наши снайперы, явно наблюдая в оптику за моими совершенно глупыми и напрасными, по их мнению, действиями. Всё это даёт свои плоды, и вскоре к сдавшимся присоединяются ещё четверо, вылезших из-под машин. Среди них нет ни одного раненного, а если те и остались тут где-то лежать, то это уже не моя забота будет. Постояв ещё минут пять, я снова активировал рацию:
  -- Можно подъезжать паковать груз, у меня, кажется, всё.
  Я сам уже немного расслабился, но продолжал держать своё внимание не только на пленниках, но и посматривать по сторонам, не убирая в кобуру свой раритетный револьвер с длинным стволом. Солнце вот-вот скроется за горизонтом и быстро наступит чернильная темнота юга, вернее солнце уже скрылось за высокими холмами, однако ещё у нас было чуть более получаса слабеющего дневного света. Дальше придётся пользоваться ноктовизорами или фонарями, а это очень сильно сужает возможность обзора и повышает риск нарваться на пулю от спрятавшегося врага.
  
  Через десять минут подъехала машина с четырьмя бойцами под командованием Джека, которые быстро связали руки пленным, а также привязали их друг к другу на всякий случай. Потом разбившись на две пары, бойцы стали быстро прочёсывать бандитский лагерь. Послышалось несколько пистолетных хлопков, похоже просто добивали раненых или производили контроль. Я тем временем пошел осмотреть сидящую и смотрящую на меня во все свои огромные синие глаза девушку. Пошарив по карманам у трупа её мучителя, я разжился ключами к её наручникам и наконец освободил ей руки, положив наручники и ключи от них в карман своей разгрузки. Осмотрев девушку внимательнее, я окончательно уверился в том, что она ещё совсем ребёнок, лет пятнадцати не больше, хотя её женская фигура уже практически сформировалась, даже грудь имеет весьма явные выделяющиеся формы. Спасённая мной девушка уж очень похожа лицом на мою родную дочь, та тоже станет такой же красавицей всего через несколько лет, как жалко, что я её больше никогда не увижу. Сильно сомневаюсь, что нам суждено встретиться здесь, на Новой Земле. Взяв трясущуюся всем телом девушку за руку, я отвёл её к машине Джека и посадил в салон на заднее сидение, закрыв дверь. Говорить с ней мне пока как-то не хотелось, да и вообще на душе было погано. Вроде как всё прошло по нашему плану и я уже не выворачиваюсь наизнанку при виде свежих трупов, как и не испытываю моральных терзаний по поводу убитых мною людей, но всё равно мне плохо. Есть чувство чего-то нереального или неправильного. Чтобы избавится от таких мыслей, я пошел собирать трофеи. Может хоть они как-то обрадуют меня.
  
  Первым я осмотрел 'командира', угостившего меня гранатой. Ведь наверняка, гад, не видел меня, иначе бы просто очередью продырявил, бил-то практически наугад. Вот бы и мне иметь такое же чутьё как было у него, чтобы так чувствовать смертельную опасность и точно определять спрятавшегося врага. Он же меня едва не ухлопал, пройди граната чуть ниже, влетела бы она мне прямо в лицо, тогда бы вообще ничего не помогло, ни шлем ни бронежилет ни какое особое везенье. Я подобрал его оружие, которое оказалось красивой немецкой винтовкой G-36 с подствольным гранатомётом. В его разгрузке нашлись четыре гранаты для него, а так же пять полных прозрачных магазинов. Также он одарил меня двумя пистолетами, один классический М1911 Кольт и ещё один совсем маленький пистолетик для скрытого ношения в наплечной кобуре, который я не особо разглядел сразу. Рацию хорошо знакомого мне типа и гарнитуру к ней, естественно, сразу прибрал к рукам, если уж обирать труп, то стоит брать всё более-менее ценное. Выкладывая все добытые ценности на землю, я задумался, куда я всё это буду складывать. Нужен какой-либо мешок или сумка. С собой я, естественно, ничего такого не взял. Ладно, пойду немного пошарюсь по машинам, благо мне как раз надо себе что- то выбрать, раз кое-кто обещал. Так, откуда этот 'командир' вылез, начинаю вспоминать самое начало боя, так, вон тот здоровый грузовик с КУНГом, кажется. (КУНГ - кузов универсальный нулевого габарита) Подхожу ближе, осматриваю машину. Немного смахивает на короткую грузовую фуру, шесть колёс, высокая подвеска, большой бак для топлива, мерседесовский значок на капоте. Я таких грузовиков раньше не видел, что-то явно нестандартное, по конструкции шасси он немного похож на наш 'Урал', однако кабина высокая как у 'КАМАЗ-а'. По кабине можно сказать, что это мерседесовский 'Актрос' в какой-то специальной модификации. Двери достаточно лёгкие, обычные, внутреннего бронирования нет. Хоть машина явно военная, однако не предназначенная для того, чтобы попадать на ней под обстрел. Залезаю в кабину. Да, это действительно совсем не наш 'Урал' или 'КАМАЗ' по уровню комфорта для водителя и пассажиров, хотя машина и сделана для армии. Вот за что я уважаю немцев, так это за продуманность всей конструкции и искренней заботе о тех, кто будет пользоваться их техникой. Здесь даже кондиционер имеется. Сверху кабины есть открытый люк и установлен пулемёт М2 на подвижной турели, правда добираться пулемётчику до него из кабины не очень удобно. Судя по всему, эта доработка не была изначально предусмотрена при проектировании машины, а добавлена уже в готовый проект по требованию заказчика - 'что б было'. Но, несмотря ни на что, пулемёт - это очень хорошо, особенно такой хороший американский крупнокалиберный пулемёт, неважно что старый и тяжелый, всё равно на машине едет, жалко они запрещены для использования гражданскими лицами, для этого надо приобретать конвойную лицензию охраны, платить приличные взносы и заниматься прочей бюрократией. Попробую узнать у Джека, с моим статусом 'внештатного сотрудника патруля' можно ли иметь такое оружие. Ещё раз внимательно осмотрев кабину, выбираюсь наружу, иду смотреть что хорошего есть в кузове.
  Оп-па, всё, я серьёзно попал. Это же ремонтная машина для поддержки техники, в КУНГе размещена настоящая небольшая мастерская. Даже малогабаритный универсальный металлообрабатывающий станок от 'Сименса' стоит. Он специально для таких вот 'передвижных мастерских' предназначен, слишком большие детали на нём не обработаешь, но этого и не требуется. Компоновка КУНГа сделана весьма качественно, станок не занимает много места, в наличии длинный складывающийся рабочий стол, имеются несколько больших инструментальных шкафов, висящих на стенах, две откидывающиеся кушетки, стойка с радиоаппаратурой, состоящей из двух различных радиостанций уже известной мне фирмы 'Харрис' на разные диапазоны и пары усилителей мощности сигнала. В стойке оставалось свободное место и можно вписать что-то ещё при желании и необходимости. Короче, о таком варианте автомобиля для себя я даже и подумать не мог, думая прежде о всяких там 'Хамви', как пределе моих мечтаний в самом лучшем случае. Впрочем, я даже не могу подумать, сколько здесь такая машина должна стоить, кирпичный дом всяко дешевле получится, но дом с места не сдвинешь. Тут ведь можно ещё поставить всю необходимую аппаратуру для ремонта компьютеров и электроники, и кататься по большим и малым городам Новой Земли в виде передвижной мастерской. Серьёзный бизнес получится, и сидеть на одном месте не потребуется. Именно то, что мне надо, однако. Пойду, озадачу Джека своим выбором, пока он меня чем-то ещё не запряг.
  Вытащив из ближнего к выходной двери шкафа, плотно занятого военной амуницией и оружием большую сумку, я выпрыгнул наружу. Потом вернусь, внимательно переберу всё то, что там находится, больно много всего интересного. Моё настроение стремительно улучшалось.
  
  -- Я погляжу, ты уже подобрал себе транспорт, раз такой довольный? - Джек внимательно осмотрел меня со всех сторон, явно что-то выискивая.
  -- Да, ответил я ему, у меня тут, похоже, случилась 'любовь с первого взгляда', не просто машина, а передвижная мастерская. Кстати, что ты меня так пристально разглядываешь?
  -- Ты бы на себя, Алекс, в зеркало бы посмотрел, много чего интересного увидел бы.
  -- Вот ещё, я не женщина, чтобы в зеркала на себя любоваться, - недовольно фыркнул я.
  -- Ты хоть шлем свой сними, посмотри на него сверху.
  Я снял шлем и чуть было не сел на землю после взгляда на него. Вся верхняя поверхность была хорошо покоцана мелкими осколками гранаты, обтягивающая маскировочная ткань была конкретно разлохмачена.
  -- На спине у тебя тоже пара рваных дыр имеется, - заметил Джек, - скажи спасибо тому, кто тебе этот шлем посоветовал, у него очень хорошая система гашения удара, иначе бы ты шею сломал при ударе осколков гранаты. И вообще, ты полный идиот, Алекс, понимаешь? Зачем зря раньше времени подставился, не мог совсем немного подождать с началом веселухи? Мы бы первые ударили сверху, тебя бы вообще не заметили после этого.
  -- Не мог я так поступить, извини. Та девушка на мою дочку сильно похожа, а её бы, скорее всего, пристрелили, если бы я чуть-чуть задержался, - я отмахнулся от отповеди Джека, - не мог я иначе, понимаешь?
  -- Не хочу тебя расстраивать, Алекс, но у тебя с ней могут возникнуть некоторые проблемы... - Джек несколько замялся, глядя в сторону от меня.
  -- Какие такие проблемы, если не секрет? Жива, руки ноги на месте, синяки и ссадины быстро заживут. Разве что небольшая психологическая реабилитация потребуется. Брать её замуж я не собираюсь, слишком молодая ещё.
  Джек опять немного помялся и посмотрел на меня прямо.
  -- Тут такое дело..., она явно несовершеннолетняя, и если у неё не найдётся здесь живых родственников, что вполне вероятно, то ты, как её непосредственный спаситель, станешь её опекуном, типа приёмного отца. Традиция такая. Можешь, конечно, отказаться, особенно, если она сама откажется от тебя, но это будет очень неприличным поступком с твоей стороны.
  -- Ерунда, справлюсь, - я отмахнулся от этого вопроса, - деньги у меня есть, остальное решаемо. Ты мне вот что скажи, могу ли я со своим нынешним статусом официально владеть крупнокалиберными пулемётами?
  -- Владеть - сколько угодно, - Джек немного усмехнулся, - а вот пользоваться открыто..., с этим уже сложнее. Ладно, сделаю я тебе специальное разрешение, правда действовать оно будет далеко не везде, только на территориях Ордена и в здешней Америке, с ними у нас есть договор, ты это потом обязательно учти, чтобы не нарваться на неприятности.
  -- Ну и то хорошо, - я облегчённо вздохнул, - хоть что-то просто решить можно.
  -- Да, завтра ещё нам надо будет заехать в банк, оформить премии за убитых бандитов, они хоть и не у дороги были нами взяты, но на них имеются материалы, доказывающие их участие в дорожном разбое и нападении на поезд. Плюс на тебя ещё один особенный скальп записать надо.
  -- Спасибо за заботу, Джек, что б я без тебя делал, - сказал я с лёгкой ухмылкой, - деньги лишними не бывают.
  -- Это ещё не всё, - он одобрительно хлопнул меня по плечу, - тебе ещё за пленных кое-что причитаться будет. Я даже не думал, что ты такую дурость отмочишь - бандитов в плен брать.
  -- А что разве не надо было, - я был серьёзно удивлён такому раскладу, - типа вам лишняя информация стала совсем не нужна, и допрашивать уже никого не надо?
  -- Тебе в очередной раз сильно повезло. Обычно таких как они стреляют сразу, так безопаснее. И потом, у нас тут тюрем нет, но раз уж взяли живьём, то попробуем извлечь пользу, ты прав. Возможно, их в Американскую Конфедерацию продадут после краткого разбирательства, будут там строить дороги и плотины, правда сильно долго не протянут, жизнь у них совсем не сахарная будет, гуманнее было сразу пристрелить. Но если кто из них полезную информацию нам может дать, то даже отпустить пообещаем, если ты не возражаешь, конечно.
  -- Это уже ваше дело, я как-то не хочу во все это лезть, - нутром чувствую, что меня опять в какое дело затащить хотят, блин, сколько можно...
  -- Правильно делаешь, кстати, - Джек хмыкнул, глядя на моё скривившееся лицо. - Хоть у меня есть желание опять повязать тебя своими проблемами, но ты так старательно отпихиваешься от них, что больше не буду. Было бы у нас в Патруле побольше таких 'героев' как ты, мы бы давно здесь порядок навели. Правда боец из тебя пока неважный, ни ума ни дисциплины, уж извини меня за такие слова.
  -- Я сам всё прекрасно понимаю, да и не горю особым желанием посвятить себя войне с кем бы то ни было, - я вроде как даже успокоился, такому признанию своих намерений от Джека. - С радиосвязью как поступишь, моя 'глушилка' больше не нужна? - я перевёл разговор на другую тему, не желая слышать об очередной необходимости Джека с кем-то повоевать, причём прямо сейчас.
  -- С одной стороны вроде как не нужна, - Джек опять немного задумался, глядя куда-то в сторону машин, - мы тут целый грузовик специальной радиоаппаратуры взяли, но и твою конструкцию я себе оставлю, кое-кому отправлю её на изучение, пусть поломают голову, что ты там такое наворотил, ибо очень не хочется с чем-либо подобным по службе случайно столкнуться. Ты, видимо, из своей норы просто не успел заметить, как кое-кто несколько раз пытался организовать управление отражением нашей атаки. И нихрена у него не получилось, пока ты его не положил. Если бы не твоя самопальная 'глушилка', то мы бы так легко не отделались. И свою засаду у дороги они бы предупредить смогли, а так, те пока ни сном ни духом. Извини, если ты что-то хотел что-то дальше делать в этом направлении.
  -- Хрен с ним, дело ваше, ты со мной уже рассчитался деньгами. Будет очень нужно - куплю всё необходимое ещё раз, хотя пока не вижу в этом смысла.
  -- Если хочешь, можешь ещё с парочки трофейных машин себе понравившиеся радиостанции скрутить для окончательной компенсации. Ну и стволы бери какие понравятся, хоть мы и работали командой, но тебе десять комплектов с трупов всяко причитаются как за добытую информацию, так и за непосредственное участие. Рисковал ты чуть ли не больше всех, даже если не учитывать твою последнюю выходку.
  -- Спасибо, Джек, пойду собирать трофеи, - я попрощался, пожав его за руку.
  
  Прежде чем отправится на поиски всяческих полезных ништяков, я ещё раз посмотрел на спасённую девушку, она уже спала, свернувшись калачиком на заднем сиденье автомобиля. 'Значит, всё будет хорошо', - про себя подумал я, прикрепляя налобный фонарь, так как уже стемнело, после чего отправился лазать по машинам, ибо обобрать трупы я ещё успею. Уже во втором осмотренном мной грузовике, сильно похожим на тот, что я уже облюбовал для себя, разве что с четырёхколёсной базой, я нашел чем заинтересоваться. Помимо обнаруженных нескольких ящиков американских ручных гранат, чему я несказанно обрадовался, вспоминая их стоимость в магазине, здесь располагался центр управления малыми БПЛА и висели пять самолётиков над потолком и на стенах КУНГа. Комплектов управления, состоящих из ноутбука и относительно небольшого блока связи было два, поэтому я с чистой совестью прихватил один себе вместе с парой самолётиков. Также пригрел комплект запчастей к ним в виде большого ящика с двумя ручками для переноски, из которого при желании можно было собрать ещё два самолётика. Опять же не знаю, зачем всё это мне нужно, но пусть будет, коли можно взять нахаляву. Можно приспособить для разведки местности и охоты, хотя я сомневаюсь, что дальность действия этих самолётиков будет достаточно большой, чтобы на них можно было серьёзно полагаться, проще просто продать, хороших денег должно стоить. Больше ничего особо выдающегося не нашлось, разве что заинтересовавшие меня многодиапазонные радиостанции 'Харрис' RF-5800M-MP, ещё пару штук я, естественно, скрутил с машины вместе со всей причитающейся к ним обвязкой. Тоже пойдёт на продажу или обмен при случае, весьма дорогие военные игрушки. Заодно я хотел позже более серьёзно разобраться в военной связи, так как чувствовал сильную нехватку практических знаний в этой области, вот и собирал всё, что к ней так или иначе может относиться. Кстати, портативных 'Харрисов' нашлось очень мало, я обнаружил всего три штуки, зато присутствовали модели других производителей, очень симпатичные с виду радиостанции 'Vertex' VX-180, куда как более лёгкие и удобные, нежели военные 'Харрисы', а также 'Моторолы' нескольких видов. Явно всё это должно быть так или иначе совместимо между собой, если эта команда головорезов всем этим активно пользовалась. Странно, что в трофеях, выданных мне бойцами Патруля после боя у поезда, таких не было. Или были, но мне почему-то отдали именно военные 'Харрисы'? Ладно, со всем этим я потом разберусь, если получится, конечно.
  
  В следующей обшаренной мной машине я отыскал новенький американский армейский бронежилет, оказавшийся существенно лучше, чем тот, что был на мне, и шлем, сильно смахивающий на мой, правда чуть более тяжелый. Ещё нашлись несколько комплектов маскировочных костюмов разной расцветки, в том числе что-то явно для джунглей, которых я в здешних местах пока не наблюдал. Из оружия практически ничего особенного и интересного так и не попалось, основной состав банды был вооружен американскими карабинами М4, и винтовками М16, только у их 'командира' была немецкая винтовка, которую я отнёс в теперь уже свой грузовик. Пистолетов было много, я взял себе ещё одни двадцать второй 'Глок' сорокового калибра, который нашел в бардачке одной из машин, и подобрал несколько других пистолетов разных типов. Потренируюсь стрелять из разного оружия, чтобы закрепить уже имеющиеся навыки. А может быть когда-либо коллекцию собирать буду, кто меня знает.
  Нашлись здесь и единые пулемёты М240 в большом ассортименте на автомобильных турелях. Я прихватил себе один на случай того, что не будет возможности использовать крупнокалиберный М2. Да и отдельно от автомобиля его использовать можно, несмотря на его совсем немалый вес. Я бы больше обрадовался знакомому ПКМ, но тут было, что было, практически то же самое, зато бесплатно и в комплекте с большой кучей патронов. Памятуя про имеющиеся запреты на использование тяжелого оружия, я не стал брать гранатомёты, хотя их нашлось очень приличное количество вместе с боеприпасами к ним, однако прихватил пару ящиков взрывчатки и запас детонаторов. Действительно, ну куда мне столько всего? Ладно, большую часть лишнего оружия продам или сменяю на что-то реально нужное, а вот кому гранатомёты я тут продавать буду? Пользоваться я ими всё равно не умею, надо где-то тренироваться, а оно мне надо? Как оружие обороны на открытой местности гранатомёт всё равно уступает крупнокалиберному пулемёту, а штурмовать конвои с бронетехникой из засады и блокпосты я как-то не собираюсь. Взрывчатка - это дело особое, вдруг что-то взорвать потребуется? К примеру, больше дерево быстро свалить, или яму вырыть. Я не то, чтобы сапёр какой, но умею кое-что. В общем, половину ночи я перебирал добытые трофеи, стараясь даже не думать, куда я всё это дену и не дай бог что-то реально пригодится. Не для мирной жизни всё это 'богатство'. Я теперь здесь могу маленькую войну организовать, столько у меня всего нужного и не очень образовалось. Даже моя внутренняя жаба заткнулась, видимо пребывая в перманентном шоке от обилия свалившейся на меня халявы. А ведь всю эту кучу оружия ещё перебирать и чистить надо. Как только появится время и возможности буду избавляться от излишков. Даже патроны лишние продам, столько я их успел натаскать.
  Я сходил к своей лёжке и притащил оттуда рюкзак, обратно в город поеду на своей машине, пусть всё сразу при мне будет, после чего отогнал грузовик в сторону от остальной техники, заодно проверяя, насколько сложно им управлять. Да, сразу можно сказать, совсем не легковушка, но и не как технические 'чудеса' отечественного автопрома с которым я имел знакомство. Ничего не имею против советских и российских автомобилей, особенно в плане их ремонта, но немцы реально лучше машины делают. Перекинувшись парой слов с Джеком, залез в кабину сильно с непривычки захлопнув дверь. Сняв с раны на руке пластырь и обработав её дезинфицирующим раствором, я наложил на неё антисептическую прокладку, а затем правильно перевязав бинтом, я завалился спать, в ночное дежурство меня не включили.
  
  
  Семнадцатый день.
  
  Проснулся я ещё затемно, утро ещё только обозначилось едва розовеющим горизонтом на востоке. Чувствовал я себя вполне хорошо, если не считать немного болящих мышц от таскания всяких железок и слегка чешущейся раны на руке. Настроение было бодрым, и сильно хотелось чего-либо сожрать. Наскоро зажевав сухой паёк, и запив его остывшем кофе из термоса, я выбрался наружу. Я был далеко не единственной ранней пташкой, скорее я встал одним из последних. Впрочем, не исключено, что кто-то просто до сих пор даже не ложился спать. Бойцы Джека активно сворачивали лагерь, забрасывая свёрнутые палатки в грузовики. Лежащих в разных местах трупов уже не было, их рядком выложили в стороне от лагеря, освободив их от всей приличной одежды, даже ботинки сняли. Облегчившись в сторонке от своего грузовика, я пошел искать себе дело, ибо мой организм требовал активной деятельности. Однако моя помощь никому не требовалась, бойцы мягко послали меня искать Джека на холмы, куда он ушел вместе со Смитом полчаса назад. Не долго думая на тему, что можно просто попробовать связаться с ними по радио, а также о том как я их там буду искать, когда ещё ничего не видно без ноктовизора, я распаковал тепловизионный прицел и закрепил его на свой АЕК. Тяжелая получилась бандура, но ходить без оружия тут крайне не рекомендуется. Немного посмотрев в прицел по сторонам, я отправился на ближайший холм, в сторону которого меня направили. Поднявшись на его вершину, я снова осмотрел окрестности в прицел, выискивая тепловые засветки где-то рядом. Однако помимо тех людей, что были чётко видны в лагере, больше никого не было видно, разве что мелкие засветки от какого-то зверья где-то вдалеке на пределе захвата моего прицела. Я постоял ещё некоторое время, оглядывая окрестности, постепенно обследуя дальние дистанции, медленно перемещая прицел. На вершине соседнего холма я таки заметил двоих человек, которые двигались в сторону лагеря. Это, видимо, как раз и были те двое, кого я искал, вот только послали меня совсем в другую сторону, не иначе как специально, ладно, хоть прогулялся немного. Постояв ещё минут десять, я двинулся обратно в лагерь. Пока я ходил туда-сюда, окончательно рассвело, но было ещё довольно прохладно.
  -- Как жизнь, дружище? - Смит хлопнул меня рукой по спине, когда я встретил его внизу, после чего мы крепко обнялись.
  -- Думаю, что буду иногда скучать по всяким приключениям, когда я, наконец, уеду от вас всех куда подальше, - в моём голосе было полно сарказма.
  -- Неужели мы тебе так сильно не нравимся, а? - Смит решил подколоть меня по своему обычаю, - мы же очень хорошие мальчики...
  -- Мне, вообще-то дамы нравятся, а не всякие грязные мужики с суточной небритостью, - вернул я ему его подколку.
  -- Ради такого красавца как ты, Алекс, я прямо сейчас пойду чиститься и бриться, - Смит широко улыбался глядя на меня, как на капризную, но красивую женщину.
  -- Всё равно я тебя любить не буду, у меня совсем не та ориентация, - отрезал я.
  Мы дружно засмеялись над этой совсем не смешной с виду шуткой. Просто настроение у нас было слишком хорошее.
  -- Ладно, Алекс, там с тобой хотел поговорить Джек, мы скоро уже выдвигаться будем, так что поторопись.
  
  -- Ты хотел меня видеть? - я поздоровался с Джеком примерно так же, как только что здоровался со Смитом.
  -- Да, хотел. Я вчера говорил тебе про возможные проблемы с девочкой, короче, я оказался прав. Машину её родителей, не вовремя оказавшихся вчера на дороге, и ставших ненужными свидетелями, обстреляли бандиты. Отец погиб сразу, а её и мать прихватили для 'развлечений'. Мать попыталась оказать сопротивление, у неё в одежде был спрятан небольшой нож, который не нашли сразу..., итог вполне понятен. И ведь они были совсем не новички, здесь уже пару лет живут, однако оказать сопротивление или погибнуть в бою просто не успели, слишком быстро их повязали. Да и без конвоя шли, что вообще-то тут совсем не рекомендуется, срочное дело у них там какое-то было. Вот и 'успели', однако. Других родственников у девочки здесь нет, так что теперь она будет числиться за тобой, если ты не против. Более того, она сама хочет видеть в качестве опекуна именно тебя, спрашивала, кто пристрелил её мучителя. Я честно рассказал кто, и она даже немного обрадовалась, чем-то ты ей успел понравился за то время, что вы общались, если можно так сказать. Сегодня тебе потребуется оформить все необходимые документы на опекунство, это можно совместить с походом в банк, до вечера надо управиться с делами.
  -- Хорошо, я уже вчера согласился с таким вариантом, так что с моей стороны проблем не будет. С остальными бандитами, оставшимися у дороги мы что-то делать будем? Я вроде как могу ещё немного пострелять, если очень надо..., - как-то для меня самого такая постановка вопроса казалась вполне естественной, впрочем, сейчас я далеко не полностью отдавал себе отчёт, думая в это время о девочке и о том, что мне дальше с ней делать.
  -- Без нас с ними расправятся, все кто надо уже в курсе. Другим хорошим людям тоже стоит дать возможность немного подзаработать. Короче, забирай у меня из машины своего 'спасёныша', и готовься к отъезду, через полчаса тронемся в путь.
  -- Кстати, а где вы на все трофейные машины водителей найдёте?
  -- Сейчас ещё подъедут наши бойцы, так что водителей хватит. Всё, давай двигай, время не ждёт.
  
  Я забрал девочку у Джека и пошел с ней к своему грузовику. По её лицу не было видно, чтобы она плакала, скорее наоборот. Чувствовалось, что она до сих пор всё пережитое крепко держит в себе. Впрочем, я совсем не детский психолог, чтобы здесь чем-либо ей помочь. Однако надо же как-то устанавливать с ней контакт...
  -- Я Алекс, - представился ей я. - А тебя как зовут?
  -- Элизабет, - она посмотрела на меня острым изучающим взглядом, словно выискивая какой-то изъян. Осмотрела перебинтованную кисть левой руки, внимательно изучила взглядом мой автомат, надолго задержавшись на нём.
  -- Вот что, Лиза, - я решил сразу донести до неё свои планы, - если ты хочешь чтобы я стал твоим опекуном, тебе придётся вскоре уехать со мной в другие места. Здесь, на Новой Земле, я совсем недолго, всего пару недель, и собирался вскорости переселяться в русские земли. Я и сам русский, если для тебя это что-то скажет.
  -- Меня это устраивает, - она подняла на меня свой взгляд, в котором чувствовалась и боль и решимость одновременно, - там я, возможно, не буду постоянно вспоминать всё, что вчера произошло.
  -- Знаешь, что девочка, - я взял её за руку, - я сильно сомневаюсь, что ты что-то из произошедшего забудешь. Просто смотри вперёд, а не оглядывайся постоянно назад. Только тогда у тебя будет своя счастливая жизнь, понимаешь?
  -- Понимаю, - совсем тихо ответила она, потупив свой взор.
  -- Ладно, я не буду требовать от тебя чего-либо невозможного, но постарайся не всё время грустить и переживать, хорошо?
  -- Хорошо, - тихо ответила она, хотя по её голосу можно было сказать, что всё совсем не 'хорошо' и хорошо не будет.
  -- Кстати, ты стрелять умеешь? - у меня вдруг возник весьма актуальный вопрос, если же теперь мне придётся заботиться не только о себе, но и о ком-то ещё, то я бы предпочёл, чтобы этот 'кто-то' мог позаботиться о себе сам хотя бы иногда.
  -- Умею, но плохо, меня отец немного учил, правда я стреляла только из лёгкого пистолета и из малокалиберной винтовки, её взгляд стал более сосредоточенным, она о чём-то думала, когда говорила. - Отец говорил, у меня руки слишком слабые, и вообще - 'девочка не должна ходить с оружием', а мать его постоянно в этом поддерживала.
  Ну вот, теперь мне всё стало понятно. Даже я, за то короткое время пребывания на Новой Земле, успел почувствовать здешний дух необходимой силы оружия. Если ты проявляешь слабость и неосмотрительность, то слишком быстро можешь расстаться с жизнью. Ты можешь рисковать, но рисковать разумно, выбирая варианты, где именно ты будешь нападать первым, а не надеяться только на счастливое стечение обстоятельств. И тогда у тебя есть реальный шанс не только выжить, но и что-то приобрести, а не просто что-то не потерять в случае чего. Если думать по-другому, то рано или поздно обязательно потеряешь, в том числе и свою жизнь. Родители Элизабет так и остались обычными людьми, жившими мирными принципами Старого Мира, несмотря на прожитые здесь годы, и теперь мне предстоит исправлять их ошибки.
  -- Придётся нам этот вопрос срочно решать, хоть ты ещё ребёнок, но защитить себя от всяких гадов ты должна уметь, - я очень внимательно посмотрел на девочку, - так что готовься к серьёзным тренировкам, без скидок на малый возраст и женский пол. Подберёшь себе что-то из моего арсенала, и будешь регулярно практиковаться при первой возможности. Правда мелкашки у меня нет и не будет, возьмёшь сразу боевой ствол.
  А вот теперь огонёк в её взгляде мне реально понравился. Такой особенный злой огонёк, с каким обычно в прицел на врага смотрят.
  -- Пойдём в машину, нам уже пора ехать, - я посмотрел на три подъехавшие к нам машины с бойцами Патруля.
  Мы запрыгнули в кабину, я завёл мотор и стал аккуратно встраиваться в формирующуюся колонну. Вести грузовик по саванне было легко, если не делать рулём резких движений. Я относительно быстро сориентировался с инерционностью большой машины, и управление ею стало доставлять мне реальное удовольствие. Мощный дизель тянул ровно, большие колёса скрадывали кочки и неровности условной дороги, можно было даже подумать, что мы едем по асфальту. Наша колонна вытянулась на целый километр и постепенно увеличила скорость хода, когда мы выбрались из саванны на основную дорогу. Сильный боковой ветер сносил поднятую колёсами пыль, и можно было ехать быстро, стрелка на спидометре находилась около отметки в девяносто километров в час, что было близко к предельной скорости для моего грузовика. Через час езды наша колонна разделилась, часть машин поехала к городу, а другая большая часть с джипом Джека во главе отправилась на базу 'Северная Америка' по второстепенной дороге через саванну. До Порто-Франко мы добрались всего за три с половиной часа с момента выезда колонны на основную дорогу, я даже не устал, хотя и не сидел за рулём больше года, а грузовиками так вообще управлял лет десять назад. На въезде в город мне пришлось снять тяжелый пулемёт с турели и отнести его в КУНГ, больше никаких проблем не возникло. Немного расслабленные бойцы на въездном блокпосту были уже в курсе произошедших событий, и встречали нас как настоящих героев с шутками и подколками. Ну не верилось им почему-то, что нам не пришлось пару раз менять свои штаны, слёзно просили подарить их им на память, обещали даже не стирать и показывать молодым бойцам, чтобы те прониклись истинным героическим духом. Извращенцы-фетишисты, понимаешь... И ещё они рассказали нам напоследок, что оставшуюся засаду на конвой два часа назад успешно забила рейдовая группа Патруля без потерь со своей стороны. Хорошие новости.
  
  Мэри кинулась мне на шею, едва я выбрался из кабины грузовика и сделал несколько шагов в сторону её магазина. Едва не задушила, я едва сумел оторвать её от себя и поставить на землю.
  -- Ну зачем же так убиваться, красавица, видишь, я живой, и даже вполне здоровый, - сказал я нежно обнимая её левой рукой за плечи, а правой вытирая с её щёк хлынувшие слёзы радости.
  -- А это что? - она показала взглядом на мою перебинтованную руку.
  -- Да так, случайно оцарапался, бывает, - отмахнулся от неё я. - Вот, познакомься лучше с Лизой, - девочка стояла рядом с нами и понуро смотрела себе под ноги.
  Мэри оторвалась, наконец, от меня и осмотрела внимательно девочку. Несмотря на то, что та уже переоделась в мой запасной камуфляж, висевший на ней большим мешком, и он полностью скрывал её синяки на ногах и руках, выглядела она явно не очень, по ней сразу можно было сказать, что она недавно пережила.
  -- Кажется я её знаю, - задумчиво сказала Мэри через минуту, - не говори мне сейчас ничего, Алекс, и быстро иди в ванну, от тебя несёт как от мусорного бака. Только давай быстро, свою одежду брось в стиральную машину, со всем остальным я сама разберусь, - деловым тоном построила она меня.
  Вот что значит настоящая женщина Новой Земли, сначала дело, потом всё остальное. Я пожал плечами и отправился наверх мыться. Хоть я уже явно принюхался к себе, но для остальных окружающих я был не самым желанным собеседником в таком состоянии, особенно в закрытом помещении. Перед тем как забраться под душ, я развязал повязку на руке, ещё раз внимательно изучил рану, и найдя её в удовлетворительном состоянии, поменял антисептическую подкладку и залепил широким куском пластыря. Теперь можно спокойно мыться, ничего особо не опасаясь.
  Через сорок минут Мэри силком усадила меня за накрытый стол на кухне, а Лизу отправила в освободившуюся ванну.
  -- Что собираешься делать дальше? - спросила меня она, после того, как поставила передо мной тарелки с аппетитным содержимым в виде тушеного мяса и овощей.
  -- Сперва надо съездить в порт, возможно сдать билет на сухогруз, если не получится загрузить на борт моё имущество и ещё одну пассажирку. Дальше следует уладить все необходимые формальности с наследством Элизабет, и получить кое-что причитающееся мне в орденском банке.
  Неторопливо жуя еду и отвечая на вопрос Мэри, я ворочал в своей голове очень странные мысли. Сложившийся к сегодняшнему дню расклад прямо просит, чтобы я оставался здесь, в Порто-Франко, постепенно врастая в мирную жизнь, занимаясь самыми обыденными делами, иногда путешествуя по ближайшим городкам и выезжая на охоту. У меня теперь есть практически всё, что нужно для этой самой мирной жизни, женщина которой я нравлюсь, девочка, очень похожая на мою дочь, деньги в приличном количестве, хорошее оружие, любимая работа и множество перспектив, казалось бы живи и радуйся. Однако у меня внутри возникло сильное чувство, буквально кричащее, что мне нужно как можно быстрее покинуть этот город. И стоит мне лишь ненадолго задержаться, замешкаться, и я снова попаду в серьёзный переплёт, с очень небольшими шансами выбраться из него. Мой разум, к большому сожалению, не может подсказать, откуда мне грозит опасность, но вот чувства просто кричат о ней. Эта опасность неожиданно возникнет непонятно откуда и будет грозить не только мне одному, но и тем, кто окажется со мной рядом. А вот этого допускать нельзя, если за себя я ещё кое-как постоять могу, то жизни Мэри и Лизы зависят только от моей расторопности и удачливости. Наверное это и неправильно, поддаваться такой вот непонятной панике, но у меня в жизни уже несколько раз подобные чувства возникали, и всегда за ними следовали всякие неприятности. Последний раз так было как раз перед теми событиями, в результате которых я оказался здесь, на Новой Земле. Тогда я к своим чувствам не прислушался, и теперь имею сплошные непрекращающиеся приключения с большим риском для жизни. Может быть мне их уже хватит?
  -- Тебя что-то сильно тревожит, - Мэри заметила моё состояние, и подсев ко мне поближе и стала ворошить рукой мои волосы,- расскажи, может я помогу тебе.
  -- Сильно сомневаюсь, что ты мне тут сможешь чем-то помочь, - глубоко вздохнул я, - чувствую, что мне нужно как можно скорее уезжать. И чем дальше уезжать, тем лучше, иначе нам всем будет грозить опасность. Не пытайся меня отговорить от этого, женщина, не получиться, в ближайший день-два я встаю в первый же конвой, идущий из города, если не получится договориться в порту. Разве что помоги собраться, чтобы не терять зря времени.
  -- Я ведь сразу знала, Алекс, что ты меня обязательно покинешь, однако всё же надеялась на какое-то чудо, но, видимо, не судьба, - Мэри прижалась ко мне своим телом, явно не желая отпускать меня от себя, - делай то, что считаешь нужным, я помогу собраться Лизе, она твёрдо решила ехать с тобой, независимо от того, куда ты собрался. Её семья жила тут в Порто-Франко, у них есть небольшой дом на окраине, я с ней съезжу, заберу необходимые вещи, пока ты будешь разбираться со своими делами. Только вечером ты никуда не уходи, пожалуйста, подари этот вечер мне, хорошо?
  -- Обещаю, красавица, - ответил ей я, нежно целуя в шею.
  Доев завтрак, я отправился в порт на грузовике, ибо идти пешком было далеко, а брать машину Мэри я не стал, так как она сейчас ей самой потребуется, плюс на обратной дороге я хотел заехать в оружейный магазин, продать часть своих вчерашних трофеев и купить кое-что по мелочи.
  
  Около порта царил настоящий бардак, туда-сюда мотались обычные машины и грузовики, суетился народ, даже пришлось пятнадцать минут постоять в образовавшейся пробке на дороге. Диспетчер порта, у которого я ранее брал билет, с кем-то долго ругался по телефону, сильно грохнув в конце разговора трубку на аппарат, прежде чем выслушал мою просьбу.
  -- Подождите здесь двадцать минут, - сказал он мне постепенно приобретая нормальный цвет лица после своего телефонного разговора, - сейчас подойдёт помощник капитана сухогруза, с ним и договаривайтесь. Если хотите отказаться от билета и получить обратно свои деньги, подходите сюда часа через три-четыре, у нас тут электронная система с самого утра отказала, пока её не починят, ничем не смогу вам помочь.
  Диспетчер снова взял трубку подавшего сигнал телефонного аппарата, несколько секунд слушал, что ему говорили, и разразился в ответ очередным потоком отборных ругательств.
  Я вышел из кабинета и сел на стул в прихожей, откинув голову назад и закрыв глаза, глубоко окунаясь в свои мысли, пытаясь разобраться, откуда возникло у меня чувство близкой опасности. Казалось бы всё должно быть ровно наоборот, всех имевшихся врагов недавно полностью победили, однако вот. Очнулся я от того, что меня кто-то потряс за плечо.
  -- Возникли какие-то проблемы, собрат? - неожиданно по-русски спросил меня крепкий жилистый мужчина, примерно сорока пяти лет с местами поседевшей короткой шевелюрой и загорелым дочерна лицом и руками.
  -- А..., что, - я не сразу пришел в себя, - какие проблемы?
  -- Я помощник капитана сухогруза 'Викинг', он, - мужчина кивнул в сторону двери диспетчера, - сказал мне, что у тебя есть какие-то проблемы, которые я могу решить.
  -- Да, действительно, возникли некоторые трудности, и я не знаю, как поступить. У меня имеется заранее купленный пассажирский билет на ваш корабль до Берегового, однако теперь появилось кое-какое дополнительное габаритное имущество и ещё один член семьи, которого я не могу тут оставить.
  -- Фёдор, - представился мне помощник капитала, протянув мне руку для рукопожатия, - пойдём в бар, там всё и решим, есть варианты.
  -- Алексей Ветров, - представился я в ответ, пожимая протянутую мне руку, - а как так сразу ты опознал во мне соотечественника?
  Мы вышли из административного здания порта и направились к ближайшему бару, который находился рядом с ним через дорогу.
  -- Как я определил, - заметил через некоторое время помощник капитана, - так это очень просто, я тебя видел семь лет назад ещё на Старой Земле, в Питерском порту. У меня очень хорошая память на людей, ты доставленный нами груз для завода ЛОМО проверял. Что-то тебе в сопроводительной документации тогда не понравилось, пока все контейнеры не перерыл, не успокоился.
  -- Было такое..., давно правда, да и выглядел я тогда сильно по-другому.
  -- У меня глаз намётан, так что я тебя быстро вспомнил, - пожал плечами Фёдор.
  Мы устроились за небольшим столиком в баре у окна, выходящего на дорогу, я взял большой фужер местного газированного компота, а Фёдор кружку тёмного пива.
  -- Значит так, - продолжил наш разговор моряк, отхлебнув пару раз из своей кружки и посмотрев на меня, - у тебя какой груз, по объёму в контейнер влезет?
  -- В контейнер не влезет, это вон тот грузовик - я показал в окно на стоящий невдалеке от бара грузовик.
  -- Так даже ещё лучше, не придётся арендовать пустой контейнер и меньше погрузочных работ будет, - Фёдор взглядом оценил машину, было заметно, что она ему понравилась, он покачал немного головой и снова посмотрел на меня. - Поставим машину на палубу, закрепим и всё, не первый раз такие грузы берём. Мы всё равно идём в рейс с приличным недогрузом, тут весь график поставок из-за орденцев полетел, так что всего за тысячу экю до Берегового твой грузовик доставим. Оплата наличными лично мне в руки, остальное я возьму на себя. Это сильно дешевле, чем по официальным расценкам, если оформлять груз через порт, но для своего человека не жалко. Коли собираешься пойти своим ходом с конвоем, на топливе совсем немного по деньгам сэкономишь, путь-то совсем не близкий. Да и по времени мы гораздо быстрее на месте будем, чем ты сам доедешь. Что касается твоего члена семьи, если ему не будет нужна отдельная каюта, то и проблем никаких, в каюте две койки, дополнительно платить ничего не надо, я всё улажу, если возникнут лишние вопросы. Если ты согласен, подъезжай завтра с деньгами к одиннадцати часам на погрузку.
  А меня, похоже, реально уговаривают отправиться в морское путешествие. Не знаю почему, из чувства помощи соотечественнику или чего-либо ещё, но я не чувствую какого-либо подвоха. Ну что ж, если так всё хорошо получается, значит надо соглашаться.
  -- Подъеду обязательно, мне так действительно будет лучше, и дело не в деньгах, с ними у меня нет особых проблем, просто конвой долго ждать не хочу. Деньги, если надо, могу дать прямо сейчас.
  -- Давай, если уже согласен.
  Я полез в карман и отсчитал Фёдору тысячу экю наличными. Судя по всему, мой груз пойдёт как неучтённый, а деньги разделят между собой все кому надо, не поделившись с официальными структурами порта и реальным владельцем судна. Мне же всё равно, лишь бы до нужного места доставили. Мы ещё некоторое время посмотрели друг на друга и опустошив свои ёмкости попрощались до завтра. Я забрался в кабину и вырулил в обратную от порта сторону.
  
  -- Здравствуй, стрелок, - поприветствовал меня хозяин оружейного магазина, - опять что-то нужно или есть чего предложить?
  Сегодня он был немного хмурый, наверное его слишком рано утром кто-то разбудил или торговля плохо идёт, хотя передо мной из магазина вышел человек с оружейной сумкой на плече. Других покупателей кроме меня в магазине не было.
  -- И то и другое, - ответил ему я, осматривая стенки с оружием в поисках чего-либо новенького, что я раньше тут не видел. - Во-первых, спасибо за шлем, пригодился он мне, а во-вторых, у меня на продажу есть шесть штук М16А3, вот только отдавать их за полцены я не хочу, а на комиссию оставить не могу, завтра уезжаю.
  Продавец на несколько секунд задумался, потом посмотрел на меня очень внимательно.
  -- У меня к тебе есть выгодное предложение, пойдём, покажу кое-что.
  Оказавшись на складе, он достал оружейный ящик и открыл его передо мной.
  -- Вот, смотри, три новеньких АК-103, к ним есть по четыре запасных магазина на ствол, ЗИП и полный комплект для обвеса, прицелы и подствольники. Могу поменять один к одному на тройку твоих американцев. Ремингтоновские патроны, если есть лишние, тоже один к одному на 7,62Х39 поменяю, ещё есть пара цинков гранат для подствольника, отдам по пятнадцать экю за штуку, если возьмёшь сразу все.
  -- А что ты всё это здесь не выставил на продажу, хороший же товар? - я сильно удивился такому предложению, пока не понимая, к чему тот клонит.
  -- Товар-то именно что хороший, только за ту цену, что я хочу за него взять, его тут трудно продать будет, - продавец немного помялся и продолжил, - переселенцы не купят, дорого слишком, для большинства местных, если те заинтересуются русским калибром, хватит дешевого АКМ. Такое оружие интересует в основном тех, кто часто на машине вне конвоев ходит, против зверья хорошо, там даже лучше пулемёт РПК будет. Их здесь и берут, но мне с ними не очень выгодно заниматься, их на базах Ордена продают. Русские армейские прицелы и подствольники тоже мало кому интересны, так что я не буду их предлагать отдельно по бросовой цене. А ты, когда окажешься в русских землях, давно догадываюсь, куда ты собираешься, сможешь всё это выгодно продать. Тысячи по три-три с половиной за комплект получится, там это оружие реально востребовано. И мне хорошо и тебе, соглашайся.
  -- Зачем же ты тогда его тут купил если не рассчитывал выгодно продать? - спросил я его, понимая, что предложение, в общем, неплохое, но сразу соглашаться будет неправильно.
  -- Да один мой постоянный клиент предложил выгодно поменяться на кое-что из моего ассортимента, вот я и взял. Денег у него вечно не хватает, вот расплачивается со мной своим товаром, если ему что надо. Как ты думаешь, откуда у меня тут новое русское оружие имеется, если я им не занимаюсь?
  -- Интересно, а ему что тогда от тебя потребовалось, если у него самого хорошее оружие есть? - у меня разыгралось настоящее любопытство, хотя и чувствовал, что оно тут скорее лишнее.
  -- Извини, - немного смутился продавец, - это тайна сделки. Чтобы тебе лучше думалось, я цену на гранаты к подствольнику ещё на пятёрку скину, если согласишься с моим предложением.
  -- Ладно, считай, что уговорил, меняемся, - я решил не пытаться вытянуть чужие секреты, и попробовал узнать что-то более важное для себя. - А теперь расскажи, какие калибры и патроны актуальны в русских землях. Только честно, а то ты постоянно норовишь побольше всего мне сразу продать, - я широко улыбнулся, показывая, что вижу все его уловки.
  -- Ты хочешь знать, что выпускает Демидовск? - пожал плечами хозяин магазина.
  -- Да, кое-что я уже видел, но хочется знать точнее.
  -- В Демидовске производят практически все основные автоматные и пулемётные калибры - 5,56 ремингтон, русский 5,45 и 7,62 как русские, так и НАТО. Пистолетные патроны выпускают, но ассортимент мал, только самые ходовые 9Х19 и ещё сорок пятый калибр. Это из того, что я знаю, сюда их никто не везёт, а то бы я сам брал на реализацию. Цены на всё в три-четыре раза ниже, чем здесь. Качество вполне нормальное, правда используемые пороха не очень годятся для распространённых американцев, нагара больше чем у тех, что идут 'из-за ленточки'. Впрочем, для тех, кому не лень лишний раз почистить оружие, это не проблема при такой разнице в цене. Однако в Демидовске не выпускают снайперских и специальных пистолетных патронов, так что бери у меня, дам скидку, если очень нужно, там гарантированно дороже будет.
  Я немного задумался над его словами. Вроде бы всё очевидно, я бы на месте здешних промышленников-оружейников именно так бы и делал, то есть выпускал самое распространённое в расчёте на количество, давил бы ценой при вполне умеренном качестве. А выпускать всякую редкую 'экзотику' просто нерентабельно при наличии поставок 'из-за ленточки', несмотря на все торговые накрутки многочисленных посредников.
  -- Мне могут пригодиться разве что снайперские 7,62Х51, пару сотен в запас возьму, остальное у меня есть. Ещё могу сменять тысячу 5,56 на русские 7,62, - ответил я, подсчитывая в уме расход патронов на тренировки и возможность замены снайперских патронов имеющимися у меня в большом количестве пулемётными. - Нет, давай не две сотни снайперских, а четыре, пусть будут, - решил я, даже не советуясь со своей жабой, ибо денег теперь у меня более чем достаточно, а освоить снайперку надо бы и получше, особенно на дальних дистанциях.
  -- Бери тогда сразу пять сотен, с дополнительной скидкой чуть дороже четырёх будет, - продавец был в своём привычном амплуа.
  -- Хорошо, давай, умеешь ты убалтывать.
  -- Может ещё что нужно? Скидка на всё двадцать процентов, - широко улыбнулся продавец.
  -- Пожалуй что нет, разве что ещё один такой же шлем, как я брал раньше, мой немного пострадал.
  Хотя у меня и был хороший новый шлем в трофеях, я решил иметь ещё один на всякий случай. В крайнем случае Лизу тоже надо будет полностью экипировать как бойца, а значит относительно лёгкий и надёжный шлем будет очень кстати.
  -- Если хочешь, всего за пару сотен, я его тебе на новый поменяю, - озадачил меня Хозяин магазина, когда мы выбрались из склада в торговый зал с оружейным ящиком в руках.
  -- Годится, - согласился с этим предложением я.
  
  Я оттащил ящик с оружием в грузовик и принёс в две ходки то, что пошло на обмен. Пару М16А3 я оставил себе на всякий случай, в другом месте продам, ещё один пошел в обмен на патроны, шлем и кое-что по мелочи типа оружейной смазки и наборов инструментов для ремонта и обслуживания оружия. Также на витрине я обнаружил отдельно продающийся кронштейн с ремнями для крепления ноктовизора на шлем, которого мне так сильно не хватало. Едва я закончил грузиться, зазвонил мой сотовый телефон.
  -- Слушаю, - сказал я в трубку.
  -- Это Джек, - ответила мне она, - подъезжай сейчас к банку, уладим все необходимые формальности, если ты ещё не забыл про это.
  --Не забыл, буду минут через пятнадцать, я здесь рядом, в оружейном магазине.
  -- Где ж тебя ещё было искать, раз дома нет - значит в оружейном засел, - рассмеялся Джек и прервал связь.
  В этот раз формальности заняли неожиданно много времени. Если с премией за убитых бандитов разобрались всего за полчаса, то оформление опекунства над Элизабет отняло у меня почти два часа. Хорошо хоть ехать за ней для подтверждения её личного согласия не потребовалось, хватило моего слова и подтверждения Джека, как представителя Патруля. Я подписал кучу разных бумаг, и ответил на множество вопросов, возникших у служащего Ордена, занимавшегося моим делом. В результате выяснилось, что у погибших родителей девочки был дом, купленный в кредит, и часть кредита была ими уже выплачена. Я не собирался записывать этот дом на себя и продолжать выплаты, впрочем, оставшаяся сумма была относительно небольшой, всего двенадцать тысяч экю, и я мог сразу погасить его, что мне и посоветовал сделать Джек. Ибо этот дом, свободный от закладной орденского банка, можно быстро продать в течение одного дня, если не стараться получить его полную цену, а не ждать, пока банк самостоятельно реализует его на ежемесячном аукционе, положив полученные деньги за вычетом остатка кредита на Лизин счёт. Этим счётом, я как её опекун, практически не смогу пользоваться, разве что потратить деньги на покупку нашего совместного дома где-либо в другом месте, опять же через орденский банк. Мой вариант решения вопроса был не очень корректным, однако вполне законным из-за особенностей местного законодательства, позволяющего опекуну полностью распоряжаться имуществом опекаемого, в отличие от денег. На счёт девочки перешли деньги со счетов её родителей, так что к своему совершеннолетию у неё будет некоторая заметная сумма, которой она сможет распорядиться по своему усмотрению.
  -- Что будешь делать дальше? - спросил меня Джек, когда закончив возится с бумагами и формальностями, мы вышли к машинам.
  -- Завтра вечером отплываю, уже обо всём договорился.
  -- Значит не хочешь оставаться, так? - переспросил он меня.
  -- Нет, чувствую, что если останусь, то обязательно случится какая-то беда, такое со мной уже бывало. Так что даже не уговаривай, ни на какие золотые горы я больше не соглашусь.
  -- Возможно ты правильно делаешь, тут к тебе слишком много лишнего внимания кое-кто проявлять стал, это не очень хорошо, хотя уехать - это и не самый лучший выход для тебя...
  -- Вы что, так и не решили все свои проблемы, Джек? - немного удивился я некоторым реальным подтверждениям своего плохого предчувствия.
  -- Все нет, многие - да, - Джек посмотрел мне в глаза и вздохнул. - Тут теперь многое изменится, станет спокойнее, но не всем это пришлось по нраву. Многие потеряли слишком много денег и не только денег, такое не любят прощать. Нам они вряд ли что сделать смогут, руки коротки, а вот тебе попортить жизнь могут и попытаться. Выход для тебя идти на работу в Патруль в мой отдел, иначе рано или поздно достанут, даже если уедешь.
  -- В русских землях не достанут, - уверенно сказал я.
  -- Это смотря где, - задумчиво сказал Джек, - если в Протекторате Русской Армии, то не достанут, а вот на счёт Москвы и Одессы, я б не был так уверен. Не всё там чисто, короче. Москва так и вовсе тот ещё рассадник всякой швали, сидящей на шее Ордена, только это между нами, хорошо.
  -- Хорошо.
  -- Да, кстати, чуть не забыл, - Джек достал из кармана толстую колоду денег и протянул её мне, - здесь восемнадцать тысяч, это за пленных бандитов и твоя часть за оставшиеся трофеи, помимо грузовика и остального, что ты прибрал сам. Хорошо поработали, хорошо заработали.
  -- Спасибо, Джек, я даже не ожидал, что мне что-то ещё причитаться будет.
  -- У нас всё чётко, Алекс, своих мы никогда не обманываем.
  -- А чужих?
  -- Это как получится, - усмехнулся он. - Да, вот ещё тебе кое-что Смит просил передать, - Джек полез в свой 'Хамви' и вытащил оттуда длинную и явно тяжелую оружейную сумку и несколько коробок снайперских патронов пятидесятого калибра. - Он тебе что-то пообещал вчера, вот выполняет взятые на себя обязательства.
  -- А сам он что не приехал? - спросил я, принимая у него сумку с коробками и забрасывая их в кабину грузовика.
  -- Завтра приедет ненадолго, у него сейчас срочные дела есть.
  -- Ладно, приезжайте завтра вместе к обеду, прощаться будем.
  -- Приедем, не волнуйся, хотя времени у нас немного будет.
  -- Да, вот ещё вопрос, Джек, - тут я вспомнил одну свою старую мысль, - а ты можешь передать на базу 'Россия и Восточная Европа' пару подарков двум тамошним сотрудникам?
  -- Хочешь кого-то отблагодарить за тёплую встречу? Не вопрос, подготовь всё что надо к завтрашнему дню, передам.
  Мы попрощались и я поехал домой к магазину Мэри. Близился вечер и я был готов выполнить то, что ей сегодня обещал.
  
  Я подъехал к заднему выходу в магазин, чтобы грузовик не перекрывал основной вход и не мешал торговле, да и вещи ближе таскать будет. Только открыл дверь кабины, а меня уже встречали Мэри и Элизабет, я даже немного удивился от неожиданности. Впрочем, такую машину, как мой грузовик очень сложно было не заметить, особенно, когда я пытался припарковаться задом поближе к двери в течение десяти минут, не чувствуя габаритов и практически не ориентируясь по зеркалам. К новой машине привыкать надо, а пока приходится компенсировать недостаток опыта осторожностью и чрезмерной неторопливостью. Лиза теперь выглядела существенно лучше, чем утром, когда я уехал по делам, она была одета в лёгкие серые штаны и рубашку песчаной расцветки с длинными рукавами. Волосы были аккуратно зачёсаны в хвост, а на лице была заметна косметика, плохо прикрывавшая пару царапин. В руках она держала большие очки-хамелеоны. Если бы эти очки были на ней, то можно было сказать, что девочка чем-то сильно сосредоточена, а вот так без них, было видно истинное положение дел. Внутри она всё ещё постоянно переживает произошедшее с ней, хотя и не так остро как раньше, тогда её ещё и заметно трясло. Интересно, что бы было со мной, переживи я то, что с ней случилось? Наверняка моя 'крыша' запросто бы прохудилась, а вот она молодец, держится. Впрочем, держится явно с трудом, загоняя всё вглубь себя, а это добром точно не кончится, в лучшем случае замкнётся в себе. Так, с этим опять надо что-то делать, но вот что - совершенно непонятно, ладно, пока буду пытаться реализовать старый план, и может быть что-либо придумаю по ходу дела. Благо мне кое-что в этой области рассказывал один знакомый охотник, работавший в милиции, и в своё время прошедший через 'горячие точки' после распада СССР. Тогда в кровопролитных беспорядках, когда в некоторых бывших национальных республиках убивали людей просто по 'неправильному' национальному признаку, осталось очень много детей, потерявших родителей и прошедших через унижения и издевательства, с которыми требовалось что-то делать. И делали. Как могли и как понимали в меру своих сил и возможностей. Простые мужики справлялись там, где пасовали дипломированные психологи и прочие специалисты. У того самого милиционера двое приёмных сыновей, на момент нашей последней встречи - уже взрослые парни, с нормальной психикой, сильные и целеустремлённые, несмотря на всё то, через что им пришлось пройти. Значит и у меня всё получится с этой бедной девочкой, если я буду делать правильно.
  -- Лиза, - обратился я к девочке, сразу как перестал обниматься с Мэри, - завтра до нашего вечернего отплытия мы успеем сходить в тир, и я начну тебя учить правильно стрелять. Пистолет я тебе выдам тот, что посчитаю для тебя правильным, а вот винтовку, пойдём, выберешь сама и будешь её сегодня изучать.
  Я вышел на улицу, залез в КУНГ грузовика и вскоре вернулся с оружейной сумкой, в которой лежала G36, с которой я снял гранатомёт, и очередная, не доставшаяся торговцу оружием М16 из вчерашних трофеев. Вначале думал взять до комплекта ещё и сто третий 'Калаш', но потом, прикинув силу отдачи по своей памяти и ощущению в плече, решил его оставить. Если для меня самого отдача патрона его калибра была вполне приемлема, то для субтильной Лизы будет уже великовата. Да и поудобнее 'Калаша' эти винтовки будут, если говорить честно, заодно к обязательной чистке оружия приучу девочку. Правильные навыки лучше закреплять сразу, аппелируя очевидной необходимостью.
  -- Идём наверх, сказал я девочке, передавая ей оружейную сумку, - сейчас покажу, что надо делать с оружием для его обслуживания и чистки. С этого всё начинается и этим всё заканчивается. Каждый раз при первой возможности. Чтобы не возникали проблемы при стрельбе оружие требуется содержать в надлежащем состоянии, это понятно?
  Лиза кивнула мне, молча соглашаясь со всем сказанным. Мэри при этом смотрела на меня неодобрительно, однако я подмигнул ей, как бы давая понять - 'я знаю, что делаю, не мешай'. Затем я сходил в кладовку за пистолетом, в качестве которого пошел классический семнадцатый 'Глок', который я оставлял себе для тренировки. Был вариант повторить тренинг с 'Наганом', который прошел я, однако патронов к нему оставалось совсем немного. Плюс я уже привык к нему и его постоянному присутствию со мной, и передавать его кому-либо ещё пока не собираюсь. Пусть сразу тренируется с тем оружием, которое будет постоянно носить. Сомневаюсь, что Лиза выберет себе что-то другое, кроме 'Глока', ибо сочетание малого веса и удобства использования у этого пистолета практически оптимально, да и с патронами к нему проблем нет, они тут самые распространённые.
  
  Мы втроём оккупировали мастерскую, я выложил на стол набор приспособлений для чистки и быстро раскидал по столу американку, показывая что и как делать дальше. Лиза сидела рядом со мной, а Мэри внимательно смотрела на нас со стороны из своего любимого кресла.
  -- Сложное оружие требуется надлежащим образом чистить после использования и всегда поддерживать его в надлежащей чистоте, - начал я читать свою короткую лекцию двум слушательницам, - для этого нельзя жалеть ни сил ни времени. Ибо накопившийся пороховой нагар или попавшая внутрь механизма грязь может привести к отказу вашей винтовки в самое неподходящее время, и тогда ценой лени будет ваша жизнь.
  Понятное дело, что я несколько преувеличивал возможную опасность, всё же конструкция Юджина Стоунера (конструктор-разработчик М16) не такая уж и ненадёжная и уже давно избавленная от всех известных 'детских болезней'. Тем не менее, я продолжил:
  -- А потому вы всегда должны помнить о том, в каком состоянии находится ваше оружие и вовремя вспоминать о необходимости его своевременного обслуживания. Итак, Лиза, вот теперь внимательно смотри что надо делать...
  Я показал детали затворной группы, на которых было некоторое количество нагара, и передал дальнейшую инициативу девочке, лишь изредка вмешиваясь советами и указаниями в её действия. Несмотря на своё состояние, Лиза точно выполняла мои указания и вскоре правильно почистила и собрала винтовку. Я попросил её самостоятельно её ещё раз разобрать и собрать. Это не заняло у неё много времени и особых усилий, нужные действия она запомнила с первого раза. Очень хорошо. Следом пришла очередь немки. Её конструкция была несколько похожа на американку, хотя и отличалась большей продуманностью, в виде наличия газового поршня, так что искать мануал, как к моей снайперке от этого же производителя, не пришлось. В конце чистки оружия я выдал Лизе пистолет с кобурой, и тут меня осенила очередная идея-воспоминание из рассказов моего знакомого. Девочка вроде как втянулась в процесс активной деятельности и перестала выглядеть убитой горем, но теперь требуется её ещё подстегнуть к правильному восприятию всего произошедшего с ней.
  -- Так, с оружием пока заканчиваем заниматься до завтра. Сейчас, Элизабет, бери бумагу, ручку и пиши очень подробный отчёт о том, что вчера произошло с тобой и твоими родителями во время пути и последующих событий. Подробно вспоминай все мелочи, даже если тебе они неприятны.
  Видя её недоумённый взгляд и такой же взгляд Мэри я продолжил:
  -- Из любых произошедших событий, независимо от того, как они воспринимаются чувствами, надо извлекать уроки на будущее. К примеру, Лиза, будь у тебя и у твоей матери нормальное оружие, а главное - навыки его использования, то всё могло обернуться иначе. Или не могло, но сказать об этом можно будет только после подробной проработки произошедшей ситуации. А для этого нужно всё внимательно вспомнить, выделить основные и второстепенные ошибки, которые вы совершили, и после подумать о том, как могли бы развиваться события в других возможных вариантах. И твой подробный письменный отчёт поможет нам это сделать. Когда будешь писать, если будет сложно, попробуй взглянуть на ситуацию со стороны, к примеру, со стороны твоего личного ангела-хранителя, бывшего радом с вами и который ничего не смог сделать для твоих родителей, но сумел спасти тебя.
  Лиза посмотрела на меня внимательно, ничего не сказав кивнула мне головой в знак согласия. Главное, что я заметил в её взгляде - было некоторое понимание задачи, поставленной мной, говорить про какую-либо решительность я бы не стал. Ну да ладно, по рассказам того самого моего знакомого охотника, написание подробных отчётов после всяких острых ситуаций, когда дело доходило до применения табельного оружия, нередко заменяет бутылку водки, как действенное средство борьбы со стрессами, не говоря про всяких там психологов. И что именно подобная практика помогла поставить на место мозги очень многим детям и взрослым, пережившим боль утраты близких. Такой отчёт заставляет включать разум, отодвигая эмоции на дальние планы. А разум своими активными действиями уже позволяет восстановить разрушенную болью и горем защиту психики. Может и здесь это сработает, всё равно я больше ничего толкового не могу придумать. И писать Лизе придётся не один отчёт и даже не два. Я всё равно не приму первый вариант и потребую его несколько раз переделывать. Это поможет ей перевести ситуацию из категории личного горя в разряд не очень приятных, но вполне рабочих материалов. А ведь сию интересную идею стоит распространить и на себя самого, так будет проще копить осознанный опыт и выявлять ошибки, которые я раз за разом умудряюсь совершать. Жалко я раньше обо всём этом не подумал, теперь как только появится свободное время, попробую вести что-то в виде дневника, записывая туда свою версию произошедших событий и раскладывая всё это на полочки с разными названиями. Возможно когда-либо из этого дневника получатся неплохие мемуары, если случайно доживу до старости, в чём у меня сейчас есть некоторые сомнения.
  
  Вдвоём с Мэри мы закрылись на кухне, я сидел в кресле и смотрел, как она быстро режет овощи на разделочной доске, сбрасывая нарезанные порции в кастрюлю. Большой кухонный нож в её руках мелькал так быстро, что залюбовавшись её работой, я выпал из реальности, уйдя в глубокий транс. Наверное в это время меня можно было запросто запрограммировать, сознанием я бы абсолютно ничего не понял, но выполнил бы всё не задумываясь и ещё с большим удовольствием. Скажи кто мне сейчас - 'брось всё и останься тут навсегда', ведь бросил бы и остался, наплевав на почти завершенные сборы в дальнюю дорогу и чувство близкой опасности, толкающее меня в этот путь. Мэри же вместо того, чтобы пользоваться столь удачным моментом, была слишком сосредоточена на своём деле, лишь изредка посматривая на меня. Обычно она не пускала меня на кухню, занимаясь готовкой, но сейчас она хотела оставаться со мной как можно дольше перед скорым расставанием. Свалив очередную порцию резаной зелени в кастрюлю, Мэри поставила её на плиту и посмотрела на меня внимательно, явно оценивая глубину моего гипнотического транса. Обнаружив моё временное отсутствие в этом мире, и помахав своим ножом в воздухе, тем самым развеивая наведённое на меня сумрачное состояние, спросила о том, что её больше всего интересовало:
  -- И куда ты теперь, блудный муж, отправишься, как жить будешь, чем займёшься? Вижу, что обыкновенная жизнь тебя не устраивает, ты не можешь долго обойтись без приключений.
  Я глубоко вздохнул и немного задумался, прикидывая, что же я реально хочу, и как думаю жить. Добраться до русских земель, купить домик, хорошо обустроится, найти интересную работу и спокойно жить как все нормальные люди - вполне доступная возможность для меня и Лизы. Деньги есть, здоровье тоже, можно строить большие планы на будущее. Однако планы - планами, но Мэри права, не смогу я долго обходиться без приключений, и если буду сознательно держаться от них подальше, то рано или поздно они найдут меня сами. Значит, стоит работать на опережение по возможности. Ещё раз вздохнув, я устроился поудобнее в кресле, положив ногу на ногу и честно как на духу ответил что думаю:
  -- Как только я оказался тут, я искал различные варианты устроиться где-то на работу и жить так, как жил там, на Старой Земле. Работа, дом, опять работа, в выходные дни иногда на охоту можно сходить и так жить год за годом. Прикидывал как постепенно за несколько лет скоплю денег на собственный дом, куплю машину и прочее необходимое для спокойной жизни. Личную жизнь опять же собирался устроить на новом месте и чтобы всё как у других людей было. А получилось так, что мне теперь не о чём мечтать, из того, о чём я мечтал раньше, всё получилось совсем не так, как я рассчитывал. Такое ощущение, что если и есть на небе Бог, то он просто пошутил надо мной, сразу выдав мне всё то, о чём я мечтал ранее и даже добавки кинул, а потом, ухмыляясь, спросил меня - 'ну как ты, горе-человек, доволен?'. Вот только в процессе выдачи мне всех этих благ, со мной что-то произошло. Я сильно изменился за две с половиной недели, прожитые тут, и стал совсем другим человеком. То ли обстоятельства так сложились, то ли мои собственные таланты, о которых я ранее не подозревал, раскрылись. Не смогу я теперь долго усидеть на одном месте, просто не захочу, ты полностью права, женщина. Мне новому потребуется регулярно видеть новые земли узнавать новых людей, не задерживаясь где-либо надолго. Может быть, через некоторое время, я устану от такой жизни, и захочу уютной стабильности и тёплого семейного счастья, но когда это ещё будет..., - я развёл руки широко в стороны, показывая, всю глубину и ширину своего неведения по этому вопросу.
  -- А ты про девочку подумал, как ей с таким гулящим 'отцом' жить? Её ещё ведь в школе учиться надо, - Мэри глядела на меня с некоторой укоризной, но в её голосе совсем не чувствовалось упрёка, хотя по смыслу сказанного он, несомненно, был.
  -- Она уже совсем не маленький ребёнок, сможет найти чем заняться. Я многому её могу научить сам, особенно тому, что ни в какой школе не преподают, было бы у неё самой желание учиться. Если ей не понравится со мной жить в постоянном движении, пристрою её где-либо при первой возможности, деньги пока есть, остальное решаемо, - с нотками лёгкого металла в голосе ответил я на её упрёк.
  -- Как-то всё слишком просто у тебя получается, Алекс, - женщина снова была задумчива, - допустим, сейчас ты заработал много денег и приобрёл столько имущества, что я тут и за пять лет торговли магазина не накоплю, одна машина, пожалуй, дороже дома будет, но чем ты дальше жить будешь при твоих планах? Здесь, в этом мире зарабатывать деньги честным трудом не сложно, но для этого требуется иметь некоторую позитивную репутацию, чтобы люди тебя хорошо знали. Иначе они не захотят иметь с тобой никаких дел, а на новых переселенцах сильно много не заработаешь даже тут, в Порто-Франко. И если ты собираешься постоянно ездить с места на место, то ты просто не сумеешь заработать себе достойную репутацию ни на одном месте. Опять за автомат возьмёшься, значит? - Мэри покачала головой, выражая своё недовольство моими планами, вернее тем, как она их видела.
  -- Нет, за автомат не возьмусь, ну разве что если заставит кто, есть у меня парочка хороших идей... - так же покачав головой ответил ей я, - к примеру, идея с передвижной мастерской. Электрика, электроника, компьютеры, системы видеонаблюдения и электронной защиты, автомобили, холодильники, стиральные машины, и прочая бытовая техника, всё это я могу делать и чинить. Приеду в очередной город, встану на главной улице, повешу большую вывеску на машину и буду ждать клиентов. Сработаю все образовавшиеся заказы в течение месяца, и поеду дальше с ближайшим конвоем. Сомневаюсь, что в каждом местном городке есть свой мастер широкого профиля со всем необходимым инструментом. А техника ломается всегда и у всех. И в любом городке для меня найдётся какое-либо дело. Так что без денег точно не останусь, независимо от отсутствия репутации и знакомств на местах.
  Мэри выглядела немного озадачено, даже посматривая на меня с некоторой опаской. Мне стало сильно интересно, о чём она в этот момент думала, но по её лицу я не смог этого прочитать.
  -- Богатым будешь, совсем зазнаешься, - ответила она через некоторое время, довольно улыбнувшись, - такой бизнес хорошо пойдёт, конкурентов-то совсем нет, разве что по машинам, да и то не везде. Даже здесь, в Порто-Франко можешь иногда задерживаться на месяц - два, а где можно вкусно поесть и не очень спокойно переночевать, ты, наверное, знаешь...
  -- Знаю, - улыбнулся в ответ я.
  -- Я тебя всегда буду рада видеть, - сказала Мэри, подошла ко мне сзади, обняла опустив руки вниз, положив голову мне на плечо.
  Я стал нежно гладить её по голове, забираясь пальцами в густые волосы, и открытым рукам, потом посадил её к себе на колени и продолжил распускать свои руки, иногда забираясь ими под платье в интересных местах. Мы практически забылись друг с другом на какое-то время, пока от плиты не потянуло чем-то подгоревшим. Почувствовав запах, Мэри отпустила меня и стремительно бросилась к плите, спасая наш будущий ужин.
  -- Это ты во всём виноват, - сказала она мне шутливым тоном, когда прекратила активно мешать варево и подливать воду в кастрюлю, - у меня ещё никогда ничего не подгорало. Теперь придётся добавить перца и специй, чтобы никто кроме тебя не узнал о моей оплошности.
  Я лишь недоумённо пожал плечами, мол - 'если тебе надо - добавляй, я всё съем'.
  -- Кстати, ты говорил о парочке идей, а рассказал мне только об одной, - озадачила меня она, когда закончив суету у плиты снова приземлилась на мои колени, взяв мои руки и направив их к себе под платье, чтобы я зря не терял времени.
  -- Вторая идея немного похожа на первую, - ответил ей я, при этом не особо усердствуя своими руками, догадываясь о возможной печальной судьбе ужина в противном случае, - хочу исследовать этот мир, его диких обитателей там, куда ещё никто не совался. Тут такие охотничьи перспективы открываются...
  -- А ты не подумал, что если куда-то тут ещё никто не совался, то это просто слишком опасно для жизни? - Мэри немного отстранилась от меня и внимательно посмотрела мне в глаза. - Гиену ты уже видел? А здесь встречаются и другие 'очень милые' зверюшки. Ты им всем, несомненно, очень понравишься, к примеру, на вкус.
  Мэри смотрела на меня как на маленького глупого мальчика, не понимающего того, что он хочет. Про инцидент с гиеной на охоте я ей всё же рассказал, но сильно подкорректированную версию произошедших событий. Не очень я люблю рассказывать другим людям о ситуациях, в которых я был далеко не на высоте. Про свои мокрые штаны тем более, вернее лишь часть о случайном купании в ручье. Но тут у меня предполагается несколько иной расклад, о котором я собирался рассказать ей сейчас.
  -- Сам знаю, не учи учёного, - легко отмахнулся от её менторского тона я, - я не собираюсь совать во все дыры свою голову, и кормить собой здешних зверушек тем более, для исследований специальная техника имеется. Я тут ко всему прочему разжился маленькими самолётиками-разведчиками, у тебя внизу продаются радиоуправляемые машинки для детей, на которые можно поставить видеокамеру, всё это при грамотном использовании может сильно помочь в моём деле.
  -- Это тоже непросто будет, - Мэри опять ненадолго задумалась, - ты далеко не первый собираешься опробовать эту идею, и до тебя тут хватало умников, но у них, похоже, ничего не получилось.
  -- Я настырный, у меня обязательно будет толк, - уверенно ответил я, - лучше подскажи, где здесь можно купить портативную аппаратуру для видеонаблюдения, я у тебя её не видел, да и в других магазинах тоже ничего подобного нет, как будто это никому и не нужно.
  -- Если ты не видел, то это совсем не значит, что совсем ничего нет, - женщина слезла с моих коленей вернувшись к плите. - В прошлом году один здешний чудик-профессор, после охоты с небезызвестным тебе Гансом, пробудился идеей великих научных открытий, заказал мне кое-что по каталогу 'из-за ленточки'. И даже оплатил часть заказа. Но с тех пор он связался с Орденом, ища его поддержки в своих начинаниях и куда-то пропал, хотя должен был давно объявиться, а его заказ пылится на складе. Можешь посмотреть что там есть, в дальнем углу лежит большая синяя коробка, и если тебе что-то там надо будет - бери по себестоимости и даже без обязательной страховки.
  -- А как же заказчик, вдруг объявится? - мне как-то совсем не хотелось портить бизнес и репутацию магазина Мэри.
  -- Этот вопрос я без тебя решу, - уверенно сказала она, - вот если бы он оплатил всё сразу - тогда можно было бы мне претензии предъявлять, а так вовремя нужно появляться, чтобы не морозить мои деньги. Совсем немаленькие деньги, кстати. И договор у нас с ним был всего на неделю хранения заказа после его доставки, а он уже полгода лежит. Так что если ему очень будет надо - подождёт ещё раз.
  -- Хм, - тут я вспомнил о своей первой идее, - а быстро твои заказы из Старого Мира Орден доставляет?
  -- Это смотря что заказывать, - пожала плечами она, - обычный промышленный товар для магазина за неделю привезут, если, конечно, не в сезон дождей, да ещё банк удобный кредит под него даёт, а вот что-либо нестандартное могут полгода и больше тянуть несмотря на полную предоплату. Мой бывший муж оборудование для своей мастерской почти год ждал, да и то получил не всё, что хотел.
  А вот тут, похоже, полный облом. Именно о заказе приборов и инструментов для своей передвижной мастерской я сейчас думал. И некоторые ходовые запчасти заказать хорошо бы было. К примеру, наборы разных электронных компонентов, резисторы и конденсаторы разных номиналов, ходовые транзисторы и микросхемы. Не всё же время убитую радиоаппаратуру разбирать. Однако, если ждать такого заказа по полгода и больше, эта затея не пройдёт, придётся выкручиваться исключительно подручными средствами, скупая за бесценок ту же битую аппаратуру, если нет возможности её починить. Это, конечно, какой-никакой выход, если не учитывать того, что половину машины этим барахлом запросто можно захламить. В Старом Мире для этой цели у меня был целый гараж, а тут его даже и не предвидится. Ладно, с этим дело всяко терпит, а вот инструменты и приборы мне будут нужны прямо сейчас. Что-то досталось мне в качестве трофеев с машиной, к примеру, хороший портативный сварочный аппарат и качественный слесарный инструмент, станок опять же, что-то можно купить здесь, но этого мало, для ремонта электроники практически ничего в продаже нет, кроме пары типов самых простых китайских мультиметров и паяльников, которыми удобно разве что большие медные тазы лудить. Для обычного электрика они кое-как подойдут, а вот мне хотелось чего-либо лучшего. Благо я знаю, где это всё есть.
  -- Мэри, слушай, продай мне сейчас мастерскую, вернее часть того, что там имеется. Себе же всё необходимое закажешь 'из-за ленточки', если надо. А то когда ещё я своего заказа дождусь, чем мне работать, опять в людей стрелять? Вот оружия у меня теперь хватает, могу даже с тобой поделиться...
  Не очень хорошо пользоваться тёплыми отношениями с женщиной для достижения меркантильных целей, да ещё прикрываясь угрозой безопасности того, кто ей нравится, а что делать? Однако в ответ на мой последний пассаж Мэри только звонко рассмеялась и заметила:
  -- Я тебе сама хотела именно этот вариант предложить, прекрасно представляя, чем ты так хорошо в последнее время себе на жизнь зарабатываешь. Только мне ничего заказывать не надо, я не мастер, в приборах этих ничего не понимаю. И денег с тебя мне тоже не надо, пусть это будет моим подарком тебе за всё то, что у нас с тобой было.
  -- Спасибо тебе, красавица, - я встал с кресла, подошел к ней и поцеловал в щёку, стараясь особо не отвлекать её от кухонных забот в которые она погрузилась в разговоре со мной, - вот только деньги и тебе лишними не будут.
  -- Отстань ты от меня с этими деньгами, Алекс, у тебя теперь есть на кого их потратить, бери всё что тебе надо, и ни о чём не переживай. И вообще, иди, займись пока своими делами, я сейчас буду готовить мясо, с тобой рядом оно плохо получится, - нежно но уверенно Мэри вытолкала меня из кухни, плотно закрыв за собой дверь.
  
  Постояв минуту за закрытой дверью, я отправился в мастерскую. Раз мне дарят её содержимое, стоит озаботиться переноской его в машину, чтобы не заниматься этим завтра с утра пораньше. Элизабет уже исписала несколько листов бумаги, разложив их по рабочему столу, и выглядела, надо отметить, вполне нормально, по крайней мере следов слёз на её лице я не заметил. Пара листов были сильно перечерканы ручкой, с полностью замазанными отдельными предложениями, что-то Лиза явно не хотела никому показывать, даже самой себе. Ну что же, похоже, предложенный мной вариант психотерапии даёт свои результаты, а на счёт замазанного текста я с ней потом поговорю, сейчас пусть работает дальше, займусь своим делом.
  Я стал собирать инструмент, разложил для начала его по столу, прикидывая, куда бы его сложить, чтобы потом удобно доставать было. Сходил в спальню, достал свой пустой чемоданчик, который прибыл со мной из Старого Мира. Вот он мне и пригодился, хорошо что не бросил его ещё на базе Ордена. Собственно, инструмента в мастерской было не так много, три набора разнообразных отвёрток, монтажные пассатижи нескольких видов и размеров, кусачки, инструмент для зачистки проводов, клещи для обжимки сетевого кабеля, несколько паяльников разной мощности и по мелочи кучка всего ещё, что может пригодиться при монтаже и демонтаже мелких элементов. Главная же ценность - это термо-воздушная паяльная станция, припой и набор флюсов для пайки. Если остальной инструмент худо-бедно, но можно тут купить, то паяльную станцию и расходные материалы для пайки, только заказывать и ждать. А без такой станции в современной электронной технике мало чего обычным паяльником наковыряешь. И ещё ко всему этому был промышленный монтажный микроскоп. То что надо для осмотра мелкого монтажа всяких портативных устройств и работы с ним, ибо даже имея идеальное зрение там всё что нужно не разглядишь, а пользоваться обычным увеличительным стеклом просто неудобно.
  Из приборов имелся портативный осциллограф фирмы 'Fluke', универсальный мультиметр от этой же фирмы и высокочастотный двухлучевой аналоговый осциллограф с дополнительным функционалом анализатора спектра. Аппарат не очень новый, но весьма солидный. Ещё был регулируемый источник напряжений и широкополосный генератор сигналов. Без всего этого оборудования серьёзно разбираться с теми же радиостанциями практически невозможно, или же на уровне технического шаманства - 'паяльником взмахну как волшебной палочкой, чую, всё обязательно заработает как надо!'. Но, к сожалению, так что-то получается далеко не всегда...
  Пока Мэри готовила ужин, всё необходимое я отнёс в грузовик, и даже закрепил над рабочим столом, благо там имелись удобные для крепления оборудования кронштейны. Позже придётся сделать дополнительную электрическую проводку и доделать освещение, ибо имеющееся штатно меня не устраивало. Хоть немецкие конструкторы и грамотно сделали компоновку КУНГа, но с нормальным освещением явно не справились. Помянув всё это, прихватил со склада магазина несколько бухт различного кабеля, чтобы не пришлось искать его где-либо в дороге. Я почти закончил свои дела, когда Мэри позвала меня и Лизу ужинать.
  
  Во время ужина мы все молчали, периодически поглядывая друг на друга. У меня куда-то напрочь подевался аппетит, но тем не менее я отдал должное кулинарному искусству Мэри, положив себе всего по чуть-чуть и медленно поглощая еду. А вот Лиза ела много и даже с некоторой спешкой, немного замедлившись только когда ей положили добавки. Буду надеяться, хороший аппетит - признак того, что психологический кризис потихонечку рассасывается.
  После еды мы отправили девочку спать в отдельную маленькую комнату, а сами закрылись в спальне, скинув с себя одежду и заключив друг друга в горячие объятья.
  
  
  Восемнадцатый день. Последний день в городе 'Порто-Франко'.
  
  Наше утро опять началось ещё затемно. Хорошенько утомив друг друга ещё ночью, утро продолжилось поцелуями и нежными поглаживаниями, которые пробудили во мне очевидное желание, чем быстро воспользовалась Мэри, устроившись на мне сверху и вдавив меня в подушки, пока я никуда не убежал. Но как бы ей не хотелось меня отпускать, через час мы выдохлись и выбрались, наконец, из спальни. Нам предстояло сделать ещё много совершенно необходимых дел. Я должен был окончательно разобраться с наследством Лизы, отогнать грузовик в порт на погрузку, а Мэри собиралась приготовить праздничный обед.
  Пока в городе ещё не началась деловая жизнь, я упаковал все свои вещи за исключением тех, что ещё понадобятся нам до вечера, и оттащил их в грузовик. Перехватив пару бутербродов на кухне у Мэри, под её неодобрительные взгляды, я поехал в орденский банк, чтобы взять подготовленные для меня документы на имущество Элизабет. Сразу не могли вчера всё сделать, что-то там им перепроверять потребовалось, бюрократы. С продажей дома не возникло никаких проблем, спасибо Мэри, она ещё вчера кому-то позвонила из своих знакомых в городе и теперь мне оставалось только окончательно оформить сделку, получив причитающиеся деньги.
  Когда я приехал в банк, было ещё слишком рано и мне пришлось подождать полчаса до его открытия и потом ещё минут двадцать, пока придёт нужный мне клерк. Я сильно не люблю такого вот бесцельного времяпрепровождения, а озадачится тем, чтобы было чем-либо заняться, если придётся кого-то ждать, я не подумал заранее, и это явно отразилось на моём внешнем виде. Ну да, сначала сидеть в кабине грузовика, хоть и утро, но солнце уже жарило вовсю, а потом перебрался в приёмную банка, поближе к работающему кондиционеру, продолжая маяться от безделья и копить внутреннее раздражение по этому поводу.
  -- У вас какие-то проблемы? - спросил меня женский голос, когда я в очередной раз поёрзал на жестком стуле, и глядел куда-то в пол, - хотите, я налью вам кофе?
  -- Хочу, - ответил я и поднял свой взгляд на ту, что спрашивала меня.
  Рядом со мной стояла весьма миловидная женщина лет тридцати пяти. Я зацепился за неё взглядом и стал её внимательно рассматривать, чем, похоже, её немного смутил. Но мне показалось, что это смущение было скорее наигранным.
  Женщина удалилась готовить мне кофе, а я продолжал смотреть в её след. Фигура у неё была не то чтобы чем-то выдающаяся, так, ничего особенного, но вот как она смотрелась... Обычное, с виду, платье, хорошо подчёркивало то, что есть и скрывало то, чего как бы нет, косметики я не видел, но отметил, как гармонично притягивают мой взгляд небольшие серёжки в ушах и изящное колье на груди. Платье и украшения делали из этой, в общем, совершенно обычной женщины, ту, на которой невольно останавливается мужской взгляд. Той же Мэри, при всех достоинствах её фигуры и большого количества имеющихся у неё одежды, сильно не хватало чего-либо такого, добавляющего к её образу дополнительные яркие штрихи. Кстати, каких-либо украшений я у неё вообще не видел, даже самых маленьких серёжек, хотя её уши были проколоты. Я ещё вчера задумался над вопросом, чем я могу отдариться Мэри за подаренное оборудование, но ничего совершенно не приходило в голову. У неё же практически всё есть, если рассматривать что-то материальное, а теперь пришло какое-то понимание, чего ей действительно не хватало. Не знаю, как ей это понравится, но попробовать стоит. Осталось только выяснить, где тут можно достать то, что мне нужно.
  -- Кстати о моих проблемах, - начал я разговор с женщиной, когда она поставила передо мной на маленький столик чашку кофе, - вы поможете мне их решить?
  -- Если они в моей непосредственной компетенции, - женщина улыбнулась мне и села за столик напротив меня красуясь, так, чтобы мне было удобно смотреть на неё, - я здесь занимаюсь исключительно кредитами и другие вопросы не решаю. Разве что могу дать какой-либо деловой совет, порекомендовать обратиться к кому-либо ещё.
  -- Ну..., - я немного замялся, отмечая некоторую странность в своих ощущениях, вроде как у нас тут чисто деловая беседа, но что-то тут есть ещё..., - кредит мне пока точно не требуется, своих средств хватает, у меня скорее личный вопрос.
  -- Если что, я замужем, - нисколько не смутившись ответила женщина, хотя осмотрела меня с явным интересом.
  С очень явным и недвусмысленным интересом, как может рассматривать женщина понравившегося ей мужчину, что я даже смутился сам. Странно, чем же я тут так женщин к себе притягиваю? Что во мне такого необычного?
  -- Нет, вы меня не так поняли, - я пытался побороть своё смущение, хотя получалось у меня плохо, - мне просто нужен чисто женский совет.
  -- Совет..., хорошо, спрашивайте.
  Я успел заметить сначала лёгкое разочарование на лице женщины, видимо ожидавшей от меня приглашения встретится сегодня вечером, которое сменилось явным внутренним удовлетворением. Мою реакцию и смущение женщина явно оценила как комплимент себе любимой. А про себя я успел подумать, что в общении со здешними женщинами мне стоит быть более осторожным.
  -- Собственно, у меня проблема в том, что я не знаю что можно подарить одной красивой женщине. Вернее, увидев вас, - я отметил голосом последнее слово, - теперь я знаю, что ей можно подарить, но не знаю где тут в Порто-Франко можно приобрести что-либо, способное подчеркнуть настоящую женскую красоту. А вот вы это явно знаете, так?
  -- Знаю, - внутреннее удовлетворение женщины стало ещё больше, она подалась чуть ближе в мою сторону позволяя лучше рассмотреть её чуть открывающуюся из-под платья грудь, хотя я больше смотрел на её колье, впрочем мой взгляд был в нужной ей стороне, - тут недалеко в сторону порта есть 'Женский Магазин', там можно кое-что посмотреть и выбрать. По вывеске быстро сориентируетесь, не перепутаете. Он, вообще-то в городе сейчас единственный, ещё один был в латинском квартале, правда более вульгарный, как по мне, и после недавних беспорядков он закрылся. Что даже к лучшему. Ещё есть парочка хороших ателье, шьют любую одежду по заказу. Если хотите, я могу вечером после работы проводить вас, показать что и как, в общем составить компанию, если у вас возникнут сложности с выбором.
  -- Спасибо за заботу, я сильно сожалею, вечером меня уже не будет в городе, дела знаете ли.
  -- Если что - обращаётесь, где меня найти вы знаете, - женщина поднялась и с достоинством удалилась куда-то в глубину помещения банка.
  Я облегчённо вздохнул, допил свой кофе и пошел получать бумаги, нужный мне клерк несколько минут как был замечен мной боковым зрением.
  
  Следующим на очереди моим деловым адресом был местный риэлтор, потенциальный покупатель дома и остального имущества родителей Элизабет. Им оказалась благовидная старушка, с очень твёрдой деловой хваткой. Хорошо хоть мне с ней торговаться не пришлось, цена за всё уже была согласована ещё вчера, Мэри постаралась, от меня просто требовалось подписать все необходимые документы и передать бумаги, полученные из банка. Здесь вдруг выяснилось, что имущества несколько прибавилось, бойцы Патруля доставили в город пострадавшую от пуль, но оставшуюся на ходу машину Лизиных родителей, и мне требовалось решить что с ней делать. Платить премию бойцам, вкладываться в ремонт и прочее мне совершенно не хотелось, а потому машина была присовокуплена к остальному имуществу, передаваемому престарелой риэлторше по остаточной стоимости. Всё же лишние шесть тысяч экю будут совсем не лишними к тем тридцати двум, что получались за дом и всё остальное. Если бы я не торопился с отплытием, наверняка бы захотел самостоятельно осмотреть ту машину и, скорее всего, не стал бы её продавать, что я не мастер, что ли, но тут делать нечего, лишний груз мне сейчас ни к чему. Закончив решать дела, я отправился искать 'Женский магазин', необходимая 'программа минимум' была мной успешно выполнена.
  
  'Женский Магазин' был достаточно небольшим, примерно в две трети от магазина Мэри, не больше. Однако, по моим субъективным ощущениям, внутри он был явно больше чем снаружи, хотя реально это, естественно, было не так, просто складывалось такое впечатление. Большую часть магазина занимали вешалки с разнообразной женской одеждой, и только в глубине располагался небольшая витрина с ювелирными изделиями. Одежды было на удивление много, правда, преимущественно, относительно дешевая китайская мануфактура, то ли завезённая 'из-за ленточки', то ли пошитая в тутошнем Китае по тем же самым принципам, что и в Старом Мире. В общем, ничего примечательного среди этой одежды я так и не увидел, хотя прикидывал, как то или иное платье будет смотреться на фигуре Мэри. Было тут и то, что называется в Старом Мире 'модельной одеждой'. Уж не знаю, на кого она так моделируется, но на живой красивой женщине то, что я вижу тут, будет скорее портить её фигуру, чем наоборот, видимо, мне всё это просто не дано понять. И предложение женщины из банка взять её в роли советчика, могло оказаться очень кстати, хотя я совсем не захотел бы последующего продолжения, на которое мне были сделаны все возможные намёки. Так что быстро просмотрев всё, что имелось на вешалках, я так и не нашел, к чему бы можно было присмотреться более внимательно. Молодая девушка, работавшая тут за продавщицу, проводила меня внимательным взглядом из-под длинной чёлки, прикрывающей её глаза, когда я прошел мимо одежды осматривать витрину с ювелиркой. А девушка, кстати, была очень симпатичной, да ещё и в хорошо подчёркивающей её фигуру одежде, подобной в её магазинном хозяйстве более не наблюдалось. Совсем не исключено, что её шили специально для неё, а не выбирали из готовых изделий, впрочем, я могу в этом ошибаться.
  
  Я остановился у ювелирной витрины, рассматривая выставленное под яркими лампами её содержимое. Тут, если сказать откровенно, тоже оказалось всё очень плохо. Дешевая бижутерия, обручальные кольца, какие-то массивные золотые или позолоченные цепочки. Вульгарные перстни с большими разноцветными камнями, ещё что-то такое невнятное, что я даже не мог представить, как оно будет смотреться на женщине. Ничего подходящего на роль подарка Мэри я тут сразу не увидел и уже был готов сильно опечалиться по этому поводу, как мой взгляд зацепился за небольшой изящный браслет с мелкими камушками, лежавший в самом низу витрины. Он сильно выделялся на фоне всего остального предложения хотя бы тем, что в нём чувствовалась ручная работа настоящего мастера, а не очередная промышленная поделка для ничего не понимающих в красоте народных масс. И что было странно, лежал этот самый браслет так, чтобы его было сложно заметить, видимо, его просто не хотели продать. На него совсем не падал свет от витринных ламп и он выглядел очень блёкло на фоне ярко сверкающих конкурентов. Однако, присмотревшись к нему внимательнее, я заметил характерные отблески мелких камней, из которых был сложен замысловатый рисунок. Камни были натуральными бриллиантами очень оригинальной тонкой огранки. Я такой раньше никогда не видел, хотя, работая на оптическом производстве, насмотрелся всякого, и поделок из стекла и огранённых камней. И всё же очень странно, что тут эта вещь делает, и почему к ней такое отношение. Даже цена подозрительно низкая, всего семьсот экю. Впрочем, более дорогими изделиями тут были разве что массивные золотые кресты с кучей драгоценных камней, которые так любят носить на груди итальянские мафиози и некоторые 'новые русские'. Как-то не уважают тут это произведение искусства. Удивившись своим мыслям я подозвал продавщицу, чтобы немного прояснить свои сомнения на это счёт.
  -- Подскажите мне пожалуйста, девушка..., не знаю, как вас зовут..., - немного замялся я...
  -- Алиса, - улыбнулась мне девушка, - что вас заинтересовало?
  -- Вот этот браслет, - показал я рукой, - можно посмотреть поближе, а то он у вас так лежит как будто его хотят спрятать?
  -- Можно, - ответила она, доставая мне браслет, при этом по её лицу проскочило явное неудовольствие, но она быстро вернула своё прежнее выражение лица, взяв себя в руки.
  Тем временем я внимательно разглядывал произведение ювелирного искусства, любуясь занятной игрой света в его камнях. Несмотря на свои малые размеры, при должном освещении получалась интересная картина, которая как бы поднималась над самим браслетом на небольшое расстояние. В этой картине угадывалось какое-то причудливое животное, причём это животное дышало и шевелилось, если чуть-чуть поворачивать браслет относительно источника света. Даже не знаю, как можно создать такой потрясающий эффект, это выше моего представления о возможном. Полюбовавшись этим великолепным изделием, представил, как оно будет смотреться на руке Мэри. И немного опечалился этому представлению, ибо ей этот браслет не пойдёт. Он будет куда более к лицу молодой яркой девушке, к примеру, такой девушке как Оксана. А вот для зрелой Мэри желательно выбрать что-либо другое. Однако тут ничего другого более подходящего просто нет. И во всём остальном Порто-Франко тоже, раз меня направили именно в этот магазин. Даже странно, на такой большой по местным меркам город всего один магазин, где торгуют ювелирными изделиями. Ну да, вроде как был ещё и второй, пока его не закрыли, но всё равно как-то маловато будет на такой большой город. Очень странно, или я просто чего-то до сих пор не понимаю в этом мире.
  -- Подскажи мне, Алиса, - я снова обратился к девушке, - а нет ли у вас, случайно, других изделий от мастера, который сделал этот браслет?
  То, что браслет - это не серийное изделие было совершенно очевидно, но по уровню его исполнения, он был далеко не первой работой того, кто его создал, и наверняка он был далеко не единственным в своём роде, так что шанс получить желаемое у меня был, по крайней мере я в него ещё верил.
  -- Других сейчас нет, - ответила мне Алиса, искренне улыбнувшись при этом, - но если хотите, я дам вам его адрес, можете узнать у него сами.
  -- Буду много вам благодарен, - я протянул браслет ей, - его я тоже возьму, если вы расскажете мне, чем вы были так недовольны, когда я указал вам на него в первый раз.
  Алиса взяла у меня из рук браслет и немного покраснела. Судя по всему, тут явно замешаны какие-то личные мотивы, причём дело не столько в самом браслете, а в чём-то ещё.
  -- Можно я не буду вам это рассказывать? - перестав смущаться, ответила мне девушка.
  -- Мне просто очень интересно, но если вам это сложно..., - я не стал сильно настаивать и придавил своё любопытство.
  -- Хорошо, - кивнула головой Алиса, - я вам расскажу, если вы об этом никому потом не скажете.
  -- Если вам это причинит боль, тогда не надо, не рассказывайте, - я пошел на попятную, хотя любопытство у меня разыгралось ещё сильнее.
  Ага, ага, при этом успел заметить про себя я, теперь она от меня не отвяжется пока всё не расскажет. Или же я совершенно ничего не понимаю в женщинах.
  -- К сожалению, всё уже в прошлом, - Алиса достала небольшую резную деревянную коробочку и, спрятав в неё браслет, протянула её мне, - чем вам удобнее платить - наличными или чеком?
  -- А как удобнее будет вам? - мне было совершенно всё равно, после продажи дома и остатков имущества родителей Элизабет у меня с собой было много наличности, но переводить её на свой банковский счёт я как-то не собирался. Несмотря ни на что я не сильно доверял орденскому банку. Вернее я не доверял банкам вообще, предпочитая наличные.
  -- Лучше чеком, это как раз несколько связано с моим неудовольствием, - заметила явно повеселевшая тем, что её внимательно слушают, продавщица.
  -- Не вопрос, - я достал свой 'АйДи' и выписал чек на требуемую сумму со своего счёта.
  -- В общем, история этого браслета связана с моим бывшим парнем, - сдвинув длинную чёлку с правого глаза, глубоко вздохнув, начала свой рассказ Алиса. - Он женихался ко мне и собирался сделать мне дорогой подарок к моему восемнадцатилетию, чтобы подтвердить серьёзность своих намерений. Я девушка правильная, кому попало на шею не бросаюсь, да и мой отец, не последний человек в Порто-Франко, не разрешил бы мне связаться с первым встречным. Вот Льюис - тот самый мой бывший парень, и купил у мастера-ювелира для меня этот браслет, как он хвастался, аж за три тысячи экю. Врал, наверное, но это уже не важно. Потом, незадолго до моего дня рождения мы с ним поссорились. Он был сильно пьян, когда заявился ко мне, хотел затащить меня в кладовку, ударил меня по лицу и порвал платье, в общем, я решила с ним больше не встречаться и отвергнуть все его последовавшие извинения. Если он не может держать себя в руках, как я буду с ним жить? Потом в последнее время он слишком часто был нетрезв. Он походил вокруг меня ещё какое-то время, всякий раз получая отказы с моей стороны, а затем решил отомстить мне, продав этот самый браслет через нашу магазинную комиссию, чтобы мне было особенно обидно, ибо мне самой его придётся продавать. Я бы отказала ему в этом, но моя мать, хозяйка магазина, не позволяет мне смешивать личные проблемы с делом. Отец бы меня поддержал, но его тогда не было в городе. Сначала браслет выставили за три тысячи, но я, как вы точно заметили, сделала так, чтобы он не выделялся и им никто не заинтересовался. Через полгода цена постепенно опустилась до нынешних семисот экю, что почти соответствует его цене, если продавать через ломбард по цене золота и минимальной за камни. Я хотела постепенно опустить его цену ещё ниже, в этом и состояла идея моей маленькой ответной мести Льюису. Ещё сотню экю через месяц вполне можно было скинуть. Но вы поверьте моему опыту, эта вещь уникальна и стоит больше минимум раза в два, чем вы её сейчас купили. Вот вам визитка мастера, он иногда продаёт через наш магазин некоторые свои работы, - девушка протянула мне плотную простую визитку с адресом, - он обычно работает только под заказ, но если вам что-то реально надо, попросите его, от моего имени, возможно он вам покажет то, что у него придержано не для всех.
  -- Спасибо, Алиса, вы мне реально помогли, - отблагодарил я девушку, - и пусть удача улыбнётся вам и вы встретите достойного для себя молодого человека.
  Я убрал коробочку с браслетом в карман и отправился искать здешнего ювелира, вдруг у него окажется что-то более подходящее для подарка Мэри, чем этот браслет. Хотя и на него я давно знаю явную претендентку.
  
  Через пятнадцать минут я уже теребил кнопку звонка по адресу, указанному в визитке, и мне долго никто не собирался открывать. Я уже было отчаялся и собирался уйти не солоно хлебавши, до погрузки машины в порту оставалось не так уж много времени, чтобы его тратить не долгие ожидания непонятно чего, как дверь открылась и я самым откровенным образом уставился на своего давнего знакомого по работе в Старом Мире, пожилого еврея Генриха Моисеевича. А он так же застыл в проходе, немного качая головой, прикрывая при этом то один глаз, то другой, и прикидывая я ли это или не я. Впрочем, когда я работал с ним на одном предприятии, мы никогда особо не были дружны, хотя виделись чуть ли не каждый день. Он был большим специалистом по оптике, а я по станкам, так что прямых пересечений друг с другом у нас почти не было. Разве что в домино регулярно играли и я иногда выполнял его указания по перенастройке станков, и кое-что изредка заказывал у него для своих нужд.
  -- Генрих, морда жидовская, ты ли это? - перестав играть в гляделки, первым начал я, подавая ему руку для рукопожатия.
  -- Не Генрих я, а Абрам..., русская чумазая обезьяна, - ответил он своим скрипучим голосом и крепко пожал мою руку.
  -- Я тоже тут теперь Алексом буду, Абрам, - я выделил голосом его новое имя, - стало быть будем снова знакомы. В дом пустишь или будем тут стоять, чтобы у тебя сахару к чаю больше осталось? - подколол я его по старой памяти, припоминая кое-что из нашего совместного общения по работе.
  -- Хм, Алекс, - моё новое имя тоже не обошлось без явного ехидного подчёркивания, - заходи раз пришел, специально сахару тебе целую чашку насыплю, что б ты доволен был, заодно расскажешь как ты тут очутился. Вот кого-кого, а тебя я тут совершенно не ожидал увидеть. Ты ж совсем нормальным мирным мужиком был, а теперь не пойми кто стал, смотри-ка даже с кобурой на поясе ходишь, небось в Патруле работаешь?
  -- Нет, не работаю, а так, иногда немного подрабатываю, - слегка начал оправдываться я, входя в дом, следуя за Абрамом, - недавно оказал им услуги по своему профилю и умению, электронные системы управления безопасностью ломал после городских беспорядков, вот теперь могу официально носить не опечатанное оружие в городе вроде как в награду за особые заслуги.
  -- Стало быть это ты защиту тюрьмы Кипроноса распотрошил?
  -- Кого-кого? - удивился я.
  -- Кипроноса. Был тут в городе один, хм, деятель, что б ему в аду сковородку погорячее черти под зад положили и масла погуще налили. Его люди заложников держали. За долги там и просто так, если у кого-то что-то хорошее есть и он этим добровольно делиться не желает. Сын у меня, дурень великовозрастный, у него сидел, как оказалось. Всё пытался меня уесть, больше меня денег для семьи заработать, в долги к этим уродам влез, нет бы у своих людей спросить, к мафиози подался, а потом и вовсе пропал. Я его уже мёртвым посчитал, все нервы себе перепортил, а недавно он совсем исхудавший с трясущимися руками домой вернулся и всё рассказал, где был и что потом произошло. Я у своих знакомых в Патруле расспрашивал подробности того дела, вот и знаю теперь кое-что. Стало быть это ты там был.
  -- Был, не скрою, только вот об этом Кипроносе только что от тебя узнал. Я там вообще надолго не задержался, сделал дело и ушел, сильно противно было там находиться.
  -- Хорошо понимаю тебя, - вздохнул старый Генрих-Абрам, - ладно, пойдём на кухню, сейчас заварю чаю, а ты сначала рассказывай, зачем ко мне пришел, дело вперёд, потом за жизнь потреплемся.
  Мы поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж относительно небольшого кирпичного дома, прошли по короткому коридору пару дверей и оказались в очень уютной просторной кухне. Абрам включил электрический чайник и через пару-тройку минут, разлил кипяток по чашкам. Сахару он действительно в этот раз не пожалел, поставив передо мной изящную стеклянную сахарницу явно ручной работы и блюдце с нарезанным дольками лимоном. Отхлебнув пару маленьких глотков обжигающего напитка, я решил перейти к делу.
  -- Твоя работа? - я достал из кармана коробочку с браслетом и протянул её Абраму.
  Абрам сначала сильно напрягся, внимательно смотря на меня, потом вздохнул и посмотрел куда-то в сторону, думая о чём-то своём, что явно не доставляло ему удовольствия.
  -- Моя, - ответил он через некоторое время, и поднял свой острый и сильно недоверчивый взгляд на меня, - только не говори мне, что ты его просто купил. Или же ты действительно на Орден работаешь?
  -- Не работаю, успокойся, Абрам. И скажу что действительно я этот браслет только что купил, меня к тебе вообще-то некто Алиса из 'Женского Магазина' послала, если ты знаешь кто это такая, даже визитку с твоим адресом дала, - я достал из кармана визитку и положил ей перед Абрамом.
  -- Знаю я эту Алису, - старый еврей явно успокоился, взял в руки совою визитку, и снова положил её на стол, - но что-то мне совсем не верится, чтобы она тебе могла так просто взять и продать подарок от своего жениха, который тот у меня специально заказывал для неё. Я ведь всегда знаю для кого что делаю.
  -- Поссорились они, и этот самый 'жених' заставил её выставить данный браслет на комиссию в магазине. Чтобы так своеобразно отомстить ей.
  -- Вот же гадёныш, - Абрам стукнул кулаком по столу, за которым мы сидели, так, что подпрыгнули стоящие на нём чашки, - а выглядел очень респектабельным молодым человеком из хорошей, уважаемой в городе семьи. Тебе Алекс, я верю скорее по старой памяти, но извини, всё равно спрошу Алису, ты так и знай если что.
  -- Если честно, она просила меня никому не говорить о том, что она мне рассказала, - ответил я глупо улыбаясь, - у меня проблем не будет, но как-то нехорошо получится...
  -- Ладно, я, в отличие от тебя, грубого и неотёсанного болвана, знаю очень грамотные подходы к молодым девушкам, хе-хе, они мне всё рассказывают и ни на что не обижаются, - Абрам расплылся в улыбке, - так что не так по-твоему с этим браслетом?
  -- С ним всё так, если не сказать того, что он меня сильно удивил когда я его впервые увидел, просто он не совсем подходит для той женщины, которой я хочу сделать подарок. Вот и пришел к тебе, чтобы узнать, нет ли у тебя случайно чего-либо более подходящего.
  -- Для кого-либо другого точно не нашлось бы, я сейчас работаю только по предварительным заказам, и то не каждый принимаю, но для тебя что-то обязательно найдётся. Из того, что делал, можно сказать, для себя. У тебя как с деньгами, кстати?
  -- Что, три цены, как обычно, заломишь? Для лучших друзей по старой памяти?
  Если честно, водилась раньше за Генрихом, ставшим здесь Абрамом, такая слабость. В бытность нашей совместной работы я заказывал ему пару линз и зеркало, была у меня идея сделать телескоп по своим расчётам, кстати, хорошо получился, так вот он с меня тогда двадцать литров жидкой валюты стряс. Если бы мне не хотелось получить максимально возможное качество, обратился к кому-либо другому, желающих подхалтурить всегда хватало среди заводских мастеров. Но выбора у меня особо не было, пришлось просить Генриха, хотя и знал, что дёшево не отделаюсь, впрочем, спирт у меня всё равно был халявный, мне его для обслуживания электроники станков много выдавали. Я эту протирочную жидкость не пил, как некоторые, вот и имел свои запасы. Сам же мастер был очень прижимист, даже когда ему реально от кого-либо другого было что-то нужно. Одним словом - он был настоящий классический еврей, хотя запросто ел свинину и работал по субботам, если обещали хорошо заплатить.
  -- Нет, ну что ты, Алекс, совсем не три цены, - немного смутился Абрам, - просто то, что у меня отложено для себя, мне самому слишком дорого обошлось и трудов много отняло. Так что извини, ничего дешевого у меня нет. Что тебе может приглянуться, будет минимум четыре с половиной тысячи стоить. Это с хорошей скидкой, другим бы обошлось сильно дороже, да вот никому прежде даже и не предлагал, жалко было расставаться. Но для тебя лично, по старой памяти, что не сделаешь. Идёт?
  -- Идёт. Мне дешевого и не надо, - я с удовольствием отхлебнул большой глоток обжигающего чая, - мне нужно что-то необычное, типа этого браслета, только для зрелой женщины, а не для молодой девушки, понимаешь?
  -- Хорошо, пойдём, покажу что есть, чай потом допьём.
  
  Спустившись на первый этаж, мы оказались в приличной лаборатории. А неплохо тут Генрих устроился, практически всё необходимое оборудование для опытного оптического производства собрал. Причём кое-что тут явно с нашего предприятия. Теперь мне понятна та оригинальность огранки камней на браслете и тот оптический эффект, который они создают, когда на них падает свет. Вот кто-кто, а Генрих такое точно может сделать, с его-то многолетним опытом. Тем временем Генрих-Абрам прошел к дальней стене и легко отодвинул на поворотных петлях достаточно массивный с виду шкаф от стены, за которым обнаружился небольшой сейф. Закрыв его собой от моего взора Абрам открыл дверцу и достал длинную плоскую коробочку-пенал.
  -- Вот смотри, - протянул он мне её, включая дополнительный свет.
  Я открыл коробочку и ахнул. Несмотря, что браслет меня уже сильно удивил и я мог бы считать, что повторить такое удивление подобной темой будет уже сложно, то, что лежало в пенале вообще показалось чем-то нереальным. Ибо колье, а это было именно оно, выглядело живым. Переплетённые стебли и листья виноградной лозы, по которым, к свисающей грозди спускались две небольшие ящерицы. Внешне совсем небольшая вещица, но как она приковывает к себе взгляд, какой оптический эффект создают многочисленные мелкие бриллианты и более крупные, из которых сделана виноградная гроздь. За ювелирной безделушкой, какими я их всегда раньше считал, справедливо признавая, что женщинам они нравятся и в этом их единственная польза, скрывался сложный инженерный расчет и тщательное исполнение исходного замысла. А за этим самым расчетом должен быть замысел великого художника. Это же надо не просто придумать, а увидеть, как оно в целом должно выглядеть, когда ещё совсем ничего нет. Увидеть эту красоту, чтобы потом воплотить её в металле и камнях. Эх, жалко мне не дано такое видение, моя участь - жалкие железки, примитивная техника, а не великое искусство. Но оценить прекрасное мне вполне по силам. Я представил это колье на шее Мэри и понял - это оно, ничего лучше и придумать нельзя для моего подарка ей.
  -- Нравится? - спросил меня Абрам, стоявший сзади меня и наблюдавший глубину моего потрясения, - сначала думал предложить тебе кое-что другое, попроще, но передумал, вот это колье - уникальная вещь, больше я ничего подобного скорее всего никогда не сделаю. Да, обойдётся оно тебе дороже, чем четыре с половиной тысячи.
  -- Почему ты говоришь, что больше не сможешь такое сделать? - обалдело спросил я, проигнорировав актуальный вопрос о деньгах, - если ты сумел сделать Это, то почему не сможешь повторить?
  -- У всех людей есть свой предел, Алекс, - с грустью в голосе сказал Абрам, - для создания подобной вещи нужно очень большое вдохновение, которое слишком редко стало посещать меня, и слишком много терпения, на что я тоже больше не способен. Стар я слишком, а мой наследник..., эх, не буду говорить о грустном. Я хочу за это колье всего шесть тысяч. Ну что, берёшь?
  -- Беру, - твёрдо ответил я, хотя шесть тысяч экю - это шесть месячных зарплат квалифицированного рабочего, такого как я.
  Впрочем, на подарках для дорогих людей обычно не принято мелочится.
  -- Вот и хорошо, - вздохнул Абрам, - кстати, ты мне по своему профилю помочь можешь? - он закрыл сейф и поставил на место шкаф.
  -- Тебе и по моему профилю? - старый еврей сумел меня опять удивить, - что, тебе тоже нужно взломать тюремный компьютер?
  -- Нет, ломать компьютер не надо, он уже и так сломан, вернее я не знаю, как он вообще работает, вот ты лучше сюда глянь, - с этими словами он скинул полиэтиленовый пакет с какого-то относительно небольшого устройства, стоящего на ближайшем столе.
  -- Хм, никогда прежде таких станков не видел, - ответил я после беглого осмотра устройства, - что с ним такое и зачем я тебе нужен?
  -- Это вот тоже деятельность моего сыночка, которая ничего, кроме расходов денег и нервов мне не приносит. Купил он тут это у кого-то задёшево, думал быстро озолотиться, да вот ничего у него не выходит. Не работает эта штука. Совсем не работает, а как она должна работать сын не знает, я же слишком стар для такой техники. Включается, лампочки на нём загораются, экран светится и всё.
  -- А что это хоть? - я осмотрел станок более внимательно, начиная смутно догадываться об его предназначении.
  -- Станок для обработки оптического стекла или огранки ювелирных камней..., - тут Абрам несколько замялся, - с электронным управлением и чем-то ещё. Так вот, это самое управление и не работает, а возможностей работать руками здесь не предусмотрено совершенно. Лежит мёртвым грузом, а выбросить жалко, за него деньги уплачены.
  -- Так тебе его что, починить надо или разобраться, как он должен работать? - я глубоко вздохнул, - извини, Абрам, просто не успею тебе помочь, сегодня вечером уезжаю из города, когда вернусь даже сам не знаю. Может быть вообще никогда не вернусь, есть у меня некоторые опасения.
  -- Жаль, жаль..., впрочем..., -Абрам, как обычно при внутренней борьбе с самим собой, вернее - со своей жабой, покачал головой, - ты точно сегодня уезжаешь?
  -- Точно. И не уезжаю, а уплываю на корабле. В русские земли. Там я и хочу обустроиться для начала.
  -- Слушай, а не хочешь этот станок у меня купить? Я помню, ты всегда интересовался всякими техническими новинками?
  -- Купить? Абрам, ну скажи, зачем он мне нужен? Я же не оптик и не ювелир, разве что только на запчасти, но куда я их потом пристрою? Вот металлорежущий станок был бы интересен, и у меня, впрочем, такой есть. Куда мне ещё, к тому же такой маленький?
  -- А ты подумай, подумай, - голосом бывалого торгаша начал уговаривать меня старый еврей, неужели ему деньги нужны, непонятно, - это станок может и металл обрабатывать, причём твёрдые сплавы с очень большей точностью, это я тебе точно говорю. Ты с ним обязательно разберёшься, а потом спасибо скажешь старому еврею Абраму.
  -- У тебя что, финансовый кризис что ли? За колье я тебе сейчас отсчитаю наличные, не беспокойся ты так.
  -- Нет никакого у меня кризиса, - Абрам вздохнул и перешел на обычный тон голоса без въедливых торгашеских ноток, - просто..., просто я подумал, что лучше мне избавится от этого станка, иначе мой сынок опять во что-то нехорошее из-за него влезет. А я этого не хочу. Пусть он лучше привыкает руками работать, талант у него есть, просто ленится, хочет, чтобы за него автомат работал. Ну купи ты его у меня, всего пятьсот экю попрошу, да ещё со всем его комплектом, как он нам достался. Там много полезного для тебя найдётся.
  -- Пятьсот экю, говоришь..., - тут уже серьёзно задумался я сам, мысленно со всего размаха пнув под зад свою персональную жабу, которая попыталась кинуться к моему горлу.
  Мне, конечно, этот станок сам по себе не нужен, однако я углядел внутри его оптическую систему, несколько камер и приличного размера блок электроники. Если это автоматическая станция обработки оптического стекла, то на её основе можно сделать много чего ещё. Если получится починить и разобраться, естественно. А если не получится, то камеры и оптика из него в другое дело пойдут. К примеру, поставлю на тот станок, что стоит у меня в машине для контроля за процессами обработки деталей. В любом случае интересно повозиться будет, но выкидывать ради этого пятьсот экю..., тут уже моя побитая жаба снова начинает волноваться и медленно подобраться к горлу, ибо что-то я слишком активно стал сорить деньгами. Ладно, подарки близким людям это одно, а всякие непонятные железки - совсем другое.
  -- Как, вижу интересно? - Абрам решил меня поторопить, видя мои мысленные метания, - если возьмёшь, я тебе ещё подарок от себя сделаю.
  -- Ладно, считай - уговорил, беру станок. Если со всем комплектом.
  -- Вот и славно, вот и славно, - засуетился Абрам вокруг меня, - сейчас достану ящик и запакуем твою покупку...
  Мы быстро упаковали станок с кучей прилагающегося к нему барахла в деревянный ящик, и отвезли на тележке его до моей машины, где я его с трудом пристроил в хорошо забитым вещами КУНГе. Затем вернулись на кухню, допивать остывший чай. Пока Абрам заваривал мне очередную чашку, я отсчитал наличные деньги за колье и станок, Абрам порывался отметить сделку коньяком, и хорошо поговорить за жизнь, но я отказался. Время уже постепенно поджимало и пора было отправляться в порт. Ну разве что мы успели рассказать друг другу краткие версии нашего попадания в Новый Мир, и последующего здесь пребывания. Я рассказал свою грустную историю, опустив большую часть своих тутошних 'подвигов', а Абрам свою, понятное дело, тоже многое утаив. В Старом Мире Абрам подпольно занимался ювелирным творчеством и сумел погореть на краденом с приисков золоте. Как он утверждал - это тоже были проделки его сына, хотя верилось в это с трудом, зная его характер, когда он был ещё Генрихом. Если он видел выгодное дело и не видел большого явного риска, то... В общем, попался в цепкие лапки правоохранительных органов он совершенно по-глупому, те ободрали бедного еврея как липку, вытянув практически все накопления, во что тоже не очень верилось, но затем переправили сюда со всей семьёй и кучей скарба. Тогда у нас на заводе говорили, что он в Израиль уехал, а оказалось ещё дальше. И тут он, в общем, совсем неплохо устроился. Рассказал, что тут, при желании, можно очень дёшево купить необработанные алмазы, их добывают в Британской Индии и потом продают Ордену. Но Ордену достаётся далеко не всё, воруют на алмазных копях достаточно, да и подпольно там тоже что-то где-то добывают, а вот со сбытом уворованного добра имеется большая проблема. На Новой Земле практически нет своей ювелирной промышленности, хотя золота и драгоценных камней добывают в разных местах много, и есть какой-никакой спрос, удовлетворяемый преимущественно поставками 'с той стороны ленточки'. Есть немного отдельных мастеров, типа того же Абрама и всё. Куда Орден девает купленные у местных англичан алмазы и у других добытчиков другие драгоценные камни - неизвестно, однако скупает он всё и следит, чтобы налево по возможности ничего не попадало. Скупает же Орден алмазы и другие камни по очень низким ценам, объясняя, что он скупает всё это себе в убыток, запасая впрок, лишь бы впрыснуть денег в экономику Новой Земли, впрочем, это объяснение вполне в его духе и ничего толком так и не объясняет. Но и те, кто добывает алмазы тоже хотят хорошо кушать, и совсем задарма отдавать камни ордену не спешат, а потому на чёрном рынке всегда можно что-либо найти из необработанных алмазов, если знать у кого брать. Более того, именно на чёрный рынок попадают наиболее редкие и уникальные камни, которые отличаются по свойствам от тех, что встречались в Старом Мире. Из таких вот редких камней Абрам и творил свои произведения ювелирного искусства. Понятно, что Ордену сильно не понравится, если он узнает о том, что и сколько проходит мимо его кармана. Хотя, если посмотреть внимательно, скрыть масштабы теневого оборота камней сложно, а поделать с этим ничего нельзя, прямых запретов продавать камни за деньги нет. Возможно именно поэтому здесь ювелирное производство и не развивается, кредит под такое дело в орденском банке не получить, можно даже и не пытаться, разве что просить у мафии с соответствующими последствиями, да и необходимого оборудования 'с той стороны ленточки' тоже в заказ никто не возьмёт. Разве что на что-либо по близкому профилю, что можно как-либо переделать, как тот самый нерабочий станок для обработки оптического стекла. Так что местным ювелирам приходится совсем не просто и особо светиться они не хотят, мало ли что. Вот Абрам и работает в основном только по конкретным заказам от известных в городе людей или по их рекомендациям, разве что заказы на простые изделия в виде обручальных колец и перстней-печаток может взять от кого угодно. С полной предоплатой, естественно. Таких заказов, как это ни странно, у него много, и на хлеб с маслом вполне хватает. Про чёрную икру на этот самый 'хлеб с маслом' я могу и сам догадаться. Но когда он мне всё это рассказывал, я чувствовал некоторые нестыковки, то есть Абрам где-то что-то явно недоговаривал. Да и история с этим станком была какая-то тёмная.
  
  Про подарок старый еврей не забыл и я стал обладателем невзрачного с первого взгляда перстня тёмного металла с каким-то совершенно уникальным камнем, по словам Абрама. К перстню прилагалось требование, чтобы я его никому не дарил, а обязательно носил у себя на безымянном пальце правой руки. Ну ладно, пообещать я могу всё что угодно, мне не жалко. Если не понравится, передаривать не буду, просто выброшу чтобы не мешался. Впрочем, сам перстень мне понравился, если приглядеться к нему поближе, то от его невзрачности не остаётся ничего, и совершенно непонятно как он был сделан. Он был свит сложным плетением из множества тончайших полосок металла, не проволочек, а именно полосок, которые со всех сторон исчезали в сером дымчатом камне, как бы впиваясь в него своими концами. То, что камень перстня совсем не стекло, продемонстрировал Абрам, легко оставив этим камнем глубокую царапину на стальном кухонном ноже. Металл я тоже не смог опознать, не золото и не серебро, немного похож на платину, но и не платина. Какой-то сплав, но без спектрального анализа я не скажу какой. Странный перстень и странный подарок, впрочем, дарёному стволу в дуло не смотрят, дают - бери, бьют - беги или попробуй дать сдачи. Посидев ещё некоторое время и вспомнив старых знакомых, которые остались на Старой земле, мы попрощались и я поехал дальше по своим делам.
  
  Погрузка грузовика в порту не отняла много времени. Когда я подъехал чуть раньше назначенного срока меня уже ждал знакомый помощник капитана, я заехал на платформу, которую быстро подцепили краном и поставили на корабль. Помощник капитана проводил меня до моей каюты, я осмотрел её и остался, в целом, доволен, хотя она и была совсем маленькой. Раза в два больше железнодорожного купе, две койки, пара шкафов для вещей, столик. Жить можно, лишь бы в пути не укачало, отвык я от морских путешествий за последние годы своей жизни. Можно было ещё осмотреть сам корабль, до вечернего отплытия я был совершенно свободен, однако это ещё успею сделать несколько раз во время плавания.
  
  Из порта в центр города меня подкинул на своей машине боец Патруля, с которым я мельком где-то виделся, но не помнил где. Явно не из тех ребят, с кем мы устраивали засаду на бандитов, может быть из тех, что вытащили меня из-под поезда? Скорее всего. Он первым поприветствовал меня, когда я медленно вышел из ворот порта и направился в сторону центра, выезжая на машине из тех же ворот в ту же сторону. Город Порто-Франко не такой большой по числу жителей, но совсем не маленький по расстояниям между разными районами. На своих двоих мне бы пришлось минут сорок тащиться по жаре, а так мы докатили с ветерком до магазина Мэри за десять минут, после чего подвёзший меня боец быстро рванул по своим делам, заложив крутой полицейский разворот на относительно узкой улочке. Лихач, однако.
  В доме уже полным ходом шла подготовка к прощальному обеду, в торговом зале заседал соседский парень, любитель компьютерных игр, а сверху доносились звуки какой-то возни, кто-то что-то тащил, периодически цепляясь этим на пол и стены.
  -- Вам помочь? - спросил я Джека и Смита, застрявшим в коридоре второго этажа с большим столом из торгового зала.
  Они сумели затащить этот стол вверх по лестнице, но застряли с ним в коридоре, не сумев пропихнуть его в сужение, образованное дверью кухни, где, судя по доносящимся оттуда звукам, активно звенела тарелками Мэри.
  -- Помоги, раз вовремя пришел, хватайся с моего конца и потащили, чуть-чуть поднажмём и он протиснется.
  Смит стоял ближе всего ко мне и я подвергся дружеским, но сильным обжиманиям с его стороны. Джек же поприветствовал меня поднятой рукой с другой стороны стола, разделявшего нас, иначе мои рёбра могли оказать слабое сопротивление ещё и его крепким объятьям.
  -- Ну что встали посреди коридора, - я окинул взглядом горе-вояк, переворачивайте стол на бок, поднимайте и понесли дальше.
  -- Э..., - Смит повернулся ко мне, а я тем временем увидел ухмылку на лице Джека, - ты же собирался нам помогать?
  -- Вот я и помогаю вам чем могу. Вернее тем, в чём вы нуждаетесь сейчас больше всего - в грамотном руководстве. Как иначе вы бы догадались, как нужно таскать большие столы по узким коридорам? Без грамотного умного руководства ни одно важное дело не может быть сделано, если в нём принимают участие более одного человека, - менторским тоном закончил я длинную фразу.
  -- Нахал, ну какой нахал, - усмехнулся Смит, но на пару с Джеком перевернул стол на бок и они понесли в сторону бывшей мастерской, в этот раз приспособленную под маленький банкетный зал.
  Впрочем, много народа не ожидалось, практически все участники ожидающегося банкета были уже на месте. Большой стол на пятерых человек - явно Мэрина инициатива. Я бы просто сдвинул вместе пару небольших столов, что были в мастерской и все дела. Едва они освободили дверь кухни, как оттуда вышла лёгкая на моём мысленном помине красавица Мэри и, поцеловав меня в щёку, молча всучила мне в руки стопку чистых тарелок. Вот кто тут реально командует, причём так, что и не возразишь. Я отправился вслед за Смитом и Джеком, уже сумевшим затащить стол в дверь мастерской. Интересно, как бы они пытались это без моего совета? То, что они бы обязательно справились, я даже не сомневался, но вот то, что дверной косяк всё это мог бы и не пережить - мелочи жизни. Поставив стопку тарелок на один из рабочих столов, я собирался, наконец решить вопрос с подарками, и тихо исчез из контролируемого дружескими силами пространства, пока меня не запрягли для чего-либо ещё.
  
  Заглянув в спальню, я обнаружил там сидящую на кровати Элизабет, которая что-то активно писала на листке бумаги, подложив под него большую Библию Мэри, которую та зачем-то всегда держала на тумбочке рядом с кроватью. Я несколько удивился, когда первый раз увидел её там, так как за самой Мэри особой религиозности не заметил, ни в высказываниях ни тем более в поступках, скорее наоборот, у неё даже банального крестика на цепочке не было. Потом я ни разу не видел, чтобы она эту Библию брала в руки, однако спрашивать, что эта 'бумага' делает в спальне, не стал, мало ли что. Может традиция такая, от родителей доставшаяся, лежит - значит надо. А вот Лиза показала, зачем она может пригодиться.
  -- Что пишем? - спросил я девушку, - на отчёт, о котором я тебе вчера говорил, совсем не похоже.
  Я не видел, что там у неё было написано, но решил высказать свою промелькнувшую догадку, которая вдруг оказалась верной. Девушка сразу зарделась и быстро перевернула исписанный листок, явно не желая показывать его мне, а потом вздохнула и ответила:
  -- Это письмо. Только не спрашивай кому, пусть это останется моим секретом.
  -- Пусть останется, - не стал настаивать я, - мне вот тоже надо бы сейчас письмо написать.
  -- А кому, если не секрет? - вот так, сама тут секретничает, а своё любопытство вовсю проявляет...
  -- Не секрет, - ответил ей я, - когда я только что прибыл в этот Мир, меня тепло, - чуть было не сказал - жарко, - встретила одна хорошая девушка, с которой мы вскоре расстались. К сожалению, дальше наши дороги вели в разные стороны. Я не знаю, увижу ли я её ещё когда-либо, однако хочу поведать ей, что я всё ещё жив и мой путь продолжается, и ещё оставить ей подарок на память о том, что у нас с ней было.
  -- А что ты ей подаришь, покажи, а?
  Вот ведь какая любопытная девочка, расскажи ей, покажи..., тут же дело личное, а с другой стороны, если ей со мной предстоит жить дальше, то какой смысл разводить секреты?
  -- Вот это, - я достал коробочку с браслетом и протянул её Элизабет.
  -- Какой красивый, - через пару минут разглядывания ответила она, - ты наверное любишь её, - утвердительно заметила она, чем чуть было не вогнала меня самого в краску.
  Я до сих пор не разобрался окончательно в своих чувствах к Оксане, её отсутствие рядом со мной меня не совсем тяготило, как если бы я был реально влюблён, но я периодически с теплом и некоторой тоской вспоминал о ней.
  -- Пусть это останется моим секретом, - ответил я Лизе, забирая у неё браслет и коробочку.
  -- Хорошо, - улыбнулась она мне.
  Я распаковал рюкзак, который мне презентовал Боб Стэй, спасённый мной от огня охранник Базы Ордена, и достал оттуда кобуру с 1911 Кольтом, взятым трофеем в последней заварухе. Пойдёт в подарок Бобу. Вначале я думал, подарить ему сто четвёртый 'Калаш', но потом пришла здравая мысль, что такое оружие не очень хорошо попадает в категорию ответного подарка. Причём, подарка, который как-либо запоминается и может оказаться полезным или даже часто используемым. Именно такой по свойствам подарок мне сделали на базе, до сих пор иногда мысленно благодарю. Я не сомневаюсь, что у Боба есть своё собственное оружие, но вот какое - вопрос. В качестве служебного я видел у него карабин М4 и стандартную армейскую 'Беретту'. Странно, у служащих в Ордене женщин я видел преимущественно 'Глоки', а вот мужчинам выдают 'Беретты'. Возможно им представляют свободный выбор из нескольких вариантов под определённые боеприпасы, не знаю, очень похоже. Но служебное оружие - это одно, а вот личное - совсем другое. На месте Боба я бы имел собственное оружие, обязательно совместимое по боеприпасам с табельным, ибо им патроны выдают для регулярной практики, меня Смит хорошо просветил на этот счёт. Что у них там стандарт под пистолеты? Девять на девятнадцать, самые дешевые и распространенные. А вот патроны под сорок пятый калибр Кольта придётся покупать за свой счёт, а это уже дорогое удовольствие для любителей просто так пострелять, значит надо добавить пару-тройку пачек к своему подарку. Да и если учесть цены на оружие, почему-то 1911 Кольты тут, по моему мнению, совершенно незаслуженно стоят дороже многих других 'машинок'. Ну пистолет, ну хороший пистолет, что тут такого? Под тот же патрон и получше варианты имеются. И тем не менее 1911 Кольт выделяется особенно, если судить по всему предложению здешнего оружейного магазина. Он - оружие-легенда. Как и мой 'Наган', только тот сильно забытая российская легенда, а вот Кольт - живая американская. Так что на роль ответного подарка такая 'живая легенда' пойдёт наилучшим образом, по моему мнению.
  
  Ну вот, откладываю три пачки пистолетных патронов, припасённых мной для сегодняшнего посещения тира, с одним подарком я разобрался, теперь второй, вернее - по смыслу и значимости той, кому он предназначен - первый. С самим подарком всё ясно, но надо ведь ещё и письмо написать. И что туда писать я не знаю. Написать краткую историю своих приключений за последние недели? Можно будет подумать, что я хвастаюсь или сказки рассказываю. Не годится. 'Люблю, целую, скучаю, страдаю'... то же совсем не то. Надо что-то совсем краткое, и тем не менее, раскрывающее всё то, что я хочу выразить. Хм, в моей памяти сами собой всплывают несколько сцен из моего общения с Оксаной, и что я тут думаю-то? Так, легко отделю лист бумаги из планшета и пишу:
   'Здравствуй Оксана. Я всё ещё помню о тебе, но, как ты и просила, не думаю. Вернее как раз именно сейчас думаю, прости меня за это, а потому прими от меня скромный подарок на память.
  PS.... Я приобрёл себе другой пистолет, ибо к 'Нагану' уже практически кончились патроны'.
  Вот так, всего две короткие строчки, но я уверен, что Оксана всё поймёт, она очень умная девочка, хоть часто и пытается это своё свойство скрыть от окружающих.
  На следующем листке чиркаю краткую записку Бобу, прошу его передать привет Михаилу и Николаю.
  
  -- Алекс, Лиза, хватит сидеть взаперти, - раздаётся голос Мэри из коридора, - все уже собрались, вас одних ждём.
  -- Лиза, выйди, пожалуйста, мне надо поговорить с Мэри наедине, - попросил я девочку, когда она закончила писать, и свернула свой лист в четыре раза.
  Она понимающе кивнула мне и вышла в коридор. Я выглянул за ней и ухватил Мэри за руку, утягивая в спальню и закрывая за собой дверь.
  -- Если ты сейчас вдруг будешь отказываться, я сильно обижусь, - сказал я тихим голосом Мэри на ушко, когда усадил её рядом с собой на кровать.
  -- Подожди, подожди, я сниму платье, - Мэри попыталась скинуть с себя одежду, но я её слегка придержал.
  -- Не торопись, красавица, я не об этом..., - свободной рукой я незаметно достал из кармана резную коробочку с колье, - но твоя идея мне тоже нравится.
  -- Нас люди ждут, - ответила она мне несколько саркастическим тоном, и увидев предмет в руке спросила, - что это?
  -- Подарок от меня на память и вообще, - ответил я, протягивая ей коробочку.
  Открыв коробочку женщина на несколько минут выпала из окружающей действительности, разглядывая удивительную вещицу, держа её в руках и примеряя у себя на груди. Потом аккуратно положила колье на тумбочку и одним движением скинула с себя платье. В общем, ждали нас ещё минимум полчаса. Когда мы вместе вошли в 'малый банкетный зал' колье с бриллиантами блистало уже на груди Мэри, притягивая к себе взгляды всех собравшихся. Отказываться от моего подарка она совсем не собиралась.
  
  Праздничный, а вернее - прощальный обед прошел как-то буднично. Мы даже не особо говорили друг с другом, как я вначале несколько побаивался. Что-то мне не очень хотелось снова и снова пересказывать истории из своей жизни. И я был очень рад, что этого практически не потребовалось. Мы лишь немного вспомнили парочку недавних событий, немного посмеялись над моим конфузом во время охоты, вспомнили общих знакомых, да и, пожалуй, всё. В конце дружно выпили по паре стопок ягодного вина, поднимая тосты 'за удачный дальнейший путь' и 'новые земли'. Лизе, кстати, вина так и не налили, хотя она и попыталась подставить свой стакан под кувшин с вином, который держала на раздаче Мэри, обошлась компотом из тех же ягод. Сначала Лиза выглядела немножко обиженной, так как её, видимо, не посчитали достаточно взрослой, но потом успокоилась и вполне радостно поддерживала тосты, на которые сподобился сначала Джек, а потом и Смит. Обед завершился, но время для прощания ещё не наступило, до отплытия хватало времени и мы всей компанией, включая Мэри отправились на орденское стрельбище. После обеда я обещал дать Лизе пару уроков обращения с боевым оружием и в этом начинании меня быстро поддержала вся наша компания. Джек и Смит при этом как-то так саркастически улыбались, я даже догадываюсь о чём они при этом думали про себя. Вояки, тоже мне, понимаешь...
  
  Сегодня на стрельбище было не так много народа, и нашей маленькой компании не пришлось долго ждать своей очереди на рубеже.
  -- Так, Элизабет, иди сюда, - подозвал я девочку, которая в этот момент о чём-то в стороне беседовала с Мэри, и выглядела несколько напуганной.
  То ли хлопки выстрелов напомнили ей о недавно пережитом, толи она просто немного боялась брать в руки боевое оружие. Я расстегнул оружейную сумку, доставая на стоящий рядом со стрелковой позицией стол её содержимое в виде двух винтовок, нескольких магазинов, пары пистолетов и пачек с патронами. Мэри взяла всё ещё бледную Лизу за руку и подвела её ко мне.
  -- Выбирай, что тебе больше всего нравится, и занимай рубеж, - показал я девочке рукой на стол.
  Та неуверенно взяла М16, присоединила к винтовке магазин и как-то неуверенно встала на позиции. Мишень уже стояла на максимальных для этого стрельбища ста метрах. Тем временем я быстро огляделся по сторонам, отмечая, кто и как смотрит в нашу сторону, просто интересно, как всё это видят со стороны зрители. Впрочем, я отметил, на нас пока не особо обращали внимание, разве что сзади о чём-то перешептывались Смит с Джеком, с довольными ухмылками на лицах. Глядя на выражение побледневшего лица Лизы я тоже хотел ухмыльнуться, но я сюда совсем не за этим пришел.
  -- Чего трясёшься, девочка, - я встал рядом с Элизабет, наблюдая за её трясущимися руками. - Когда оружие находится в твоих руках, трястись должны те, кто находится по другую сторону приклада. Ты же говорила мне, что стреляла раньше, неужели обманула?
  -- Нет, просто..., просто..., мне почему-то сейчас очень хочется спрятаться. Не знаю почему, просто хочется, - Лиза опустила ствол винтовки и свой взгляд в землю.
  -- Хорошо, - догадался о кое-чём я, вспоминая себя в самые первые моменты самого первого моего боя у поезда, - а с какой стороны находится твой страх?
  -- Он вокруг меня, давит сверху.
  Вот это уже плохо, похоже, она сама себя боится. Уж не знаю, что делать в таком случае. Впрочем, если попробовать её страх локализовать в нужном направлении..., а это идея.
  -- А теперь представь, что этот твой страх там, впереди, - я показал рукой в сторону мишеней. - Представь, что он собрался там и злобно смотрит оттуда, ожидая, когда ты сломаешься под его давлением. Убей его! - на последней фразе я резко повысил голос, срываясь на крик.
  Девочка присела на одно колено, вскинула винтовку к плечу и неуклюже выпустила длинную очередь в целый магазин в сторону мишени. Хорошо хоть приклад к плечу плотно прижала, и правильно напрягла тело, чувствуется хоть какая-то стрелковая практика. Возможно она даже куда-то и попала, хотя явно не в саму мишень. Зато я заметил, что в её облике пропала та самая дрожь и появилась явная твёрдость. Когда человек стреляет, он меньше боится. Но нужно срочно закреплять наметившийся успех, не позволив вернуться страху и растерянности.
  -- Повтори, - сказал я ей, подавая полный магазин.
  Элизабет аккуратно достала пустой магазин и затолкала полный. Затем передёрнула затвор, вскинула винтовку, пару секунд целилась и выпустила три относительно коротких очереди по мишени. Я даже отметил парочку-тройку попаданий по тому, как дёрнулась мишень.
  -- Вот, это уже гораздо лучше, - похвалил её я, - теперь попробуй бить одиночными, очередями ты пока напрасно тратишь патроны.
  Девочка перевела режим стрельбы и стала целиться чуть дольше, несколько раз нажав на курок, выстреливая остатки патронов в магазине.
  -- Это совсем другое дело, молодец, - снова я не поскупился на похвалу, подтягивая мишень, чтобы показать всем результаты стрельбы Элизабет. - Тебе удобно стрелять из этого оружия? - спросил я немного удивлённую продырявленной во многих местах мишенью девочку.
  -- Отдача слишком сильная и уши немного заложило, - громким голосом, ответила она.
  -- Теперь возьми другую винтовку и попробуй ещё раз, - я протянул ей немецкую G-36 с уже присоединенным магазином и отправил новую мишень на позицию. - Только бей одиночными выстрелами, очереди пока не для тебя.
  -- Почему? - Лиза подняла на меня свой взгляд.
  -- Ты пока не очень твёрдо держишь винтовку и отдача слишком сильно играет стволом, - я поделился с ней своими наблюдениями за её стрельбой. - Возможно лёжа, с упором у тебя получится лучше, но вот в полуприсяде пока стоит использовать одиночный огонь. С глазомером, как я посмотрю, у тебя всё хорошо, вот тут сразу два прицела, коллиматор и приближающий оптический, попробуй последовательно целиться через них.
  Лиза неторопливо отстреляла магазин, встала и протянула винтовку мне с немного недовольным видом. Хотя я заметил, что мимо мишени не ушла ни одна пуля. Странно.
  -- Ну как, - спросил я её, - эта винтовка лучше предыдущей?
  -- Не знаю, - девочка немного замялась, - тут я хуже вижу, что творится вокруг, хотя целиться через оптический прицел действительно проще. И даже медленнее, чем с обычным.
  -- Странно, хотя... А ты попробуй целиться двумя глазами, - заметил я ей, - одним смотри в прицел, а другим осматривайся вокруг.
  -- Я уже так пробовала, это пока слишком сложно для меня, всё расплывается, - ответила она мне, - мне лучше с той первой винтовкой ещё раз попробовать. Да и отдача, кажется, здесь сильнее.
  На счёт более сильной отдачи у G-36 по сравнению с М16 я сильно сомневался, скорее всего это просто оттого, что Лиза себе прикладом плечо чуть набила и теперь сильнее чувствует отдачу, а вот на счёт моего совета целиться двумя глазами..., тут да, я как-то поторопился, сам ведь только недавно освоил этот приём. Ладно, пусть стреляет из того, что ей больше нравится, хотя я бы для неё оставил именно немецкую винтовку, всё же два штатных прицела и более удобная конструкция того стоит. Впрочем, со временем, оптику или коллиматор можно и на М16 поставить, благо, у меня есть из чего выбрать.
  Лиза снова взяла М16 и последний полный магазин, пристроила поплотнее приклад к плечу и стала быстро стрелять одиночными с каким-то злым выражением на лице, видимо представляя на месте мишени кого-то из своих недавних обидчиков. Притянув изодранную мишень я только тихо поцокал языком, думая про себя, что не хотел бы я оказаться на мушке у этого ребёнка. Стоило ей победить свой страх и растерянность, как она превратилась в хорошего стрелка. Да, ей явно не хватает практики, но это дело наживное. Кстати, я заметил, как внимательно смотрят в нашу сторону Джек со Смитом, а так же присоединившаяся к ним Мэри. Ага, вот вам и бесплатное цирковое представление, смотрите, завидуйте.
  -- Ладно, теперь возьми пистолет, - я забрал у Лизы винтовку и передал ей 'Глок', отогнав новую ростовую мишень на десять метров.
  Девочка взяла пистолет, вставая в классическую стойку полуоборота корпуса в сторону мишени, держа пистолет в полусогнутой правой руке и поддерживая его снизу левой рукой. Быстро прицелившись она нажала на спусковой крючок. Мишень слегка дёрнулась, реагируя на попадание. А ведь её действительно учили стрелять. Но именно что стрелять на стрельбище, судя по тому, как она держит оружие и целится. Я-то сам уже из пистолета не целюсь, работая на чистом 'указательном рефлексе', направляя пистолет в любую сторону одной рукой из практически любого положения. Лучше всего это у меня получается с 'Наганом', но и с двадцать вторым 'Глоком' тоже неплохо выходит, разве что куда более сильная отдача последнего даёт о себе знать, заметно влияя на скорострельность. Тем временем Лиза ещё выстрелила несколько раз, каждый раз поражая мишень в разных местах, судя по тому, как та дёргалась. Отгонять мишень на более дальнюю дистанцию не стоило, я видел, что ей и так сложно попадать, но она сильно старалась. Расстреляв обойму, Лиза отошла от позиции и положила пистолет на стол.
  -- Правая рука сильно болит, - ответила она на мой незаданный вопрос, - и отдача слишком сильная для меня.
  -- Что ж, коли так, то теперь чисть оружие, а руки твои мы постепенно натренируем, чтобы отдача от пистолета не причиняла больших неудобств. Да и над остальным ещё много придётся работать...
  Я выхватил свой 'Наган' из кобуры и не целясь быстро выпустил весь барабан в мишень менее чем за три секунды, после чего подтянул мишень, показывая результаты своей стрельбы. Десять метров для меня слишком лёгкая дистанция. Выгрызенная пулями рваная дыра в центре головы мишени впечатлила не только Лизу но и других наблюдателей, стоящих рядом с нами.
  -- А я когда-либо так смогу? - спросила меня девочка, поднимая свой восхищённый взгляд на меня.
  -- Думаю, да, - обнадёжил я её, - я сам только недавно научился, там, на 'Старой Земле', я стрелял примерно так же, как ты сейчас. Но у меня был хороший инструктор, и я запомнил, как надо учить стрельбе. Так что готовься к тяжелым тренировкам.
  -- Не пугай меня трудностями, - ничуть не смутилась моим словам Лиза, - лучше покажи ещё раз, как ты стреляешь, а то я ничего и не поняла.
  -- Сейчас, только перезаряжусь, это не быстро, - ответил я, неторопливо выпихивая шомполом стреляные гильзы из камор револьвера.
  Перезарядившись, я отогнал очередную мишень на пятьдесят метров, после чего снова быстро разрядил барабан в две серии из трёх и четырёх выстрелов. Первая в грудь, вторая в голову мишени.
  -- Понятнее стало? - спросил я девочку, когда снова подтянул мишень, демонстрируя результаты стрельбы.
  -- Нет, не стало. И ещё..., ведь ты совсем не целишься, я вижу, но как так можно, а?
  -- Это рефлекс такой. Он у всех людей есть в той или иной мере. Его надо лишь один раз поймать за хвост и набить руку. Ничего сложного.
  -- Эх, - глубоко вздохнула Лиза, и о чём-то задумавшись стала чистить винтовку.
  После мы ещё стреляли по мишеням, пока не закончились все патроны, которые я захватил с собой. Постреляла из винтовки даже Мэри, показав неожиданно очень хороший результат. Смит и Джек выпустили по паре обойм из своих пистолетов, и так и не влезли с деловыми наставлениями для начинающих стрелков, то есть для меня и Лизы, чего я так ждал с их стороны.
  Когда у меня уже заболела голова от выстрелов мы покинули стрельбище и поехали посетить ресторан, располагавшийся на набережной. Там мы дружно провели время до вечера, где мне всё же пришлось рассказать некоторые истории из моей совсем недавней жизни, как я не сопротивлялся и не пытался растормошить на подобные рассказы Смита или Джека.
  
  Однако всё хорошее так или иначе кончается, вот и наступило время прощаться. Я ненадолго остался наедине с Мэри, мы стояли в стороне от всех и обнимались.
  -- Прощай мой неспокойный друг, - сказала она мне в самом конце, - ты подарил мне немножко светлых мгновений, немножко счастья, спасибо тебе за всё это. Пусть удача и дальше всегда будет на твоей стороне. И внимательно присмотри за Элизабет, она будет хорошей девочкой, если не будет лениться.
  Мэри развернулась от меня и торопливо вышла на улицу, я лишь успел мельком заметить, что она старательно сдерживала себя, чтобы не расплакаться прямо тут. Я вышел за ней, чтобы что-то сказать ей в ответ, пожелать ей от себя всего самого, но она уже села в машину Джека, который обещал доставить её до дома. До порта меня и Лизу собирался подкинуть Смит на своей, несколько побитой жизнью Тойоте. Мой путь по берегу 'Новой Земли' постепенно подходил к концу, меня ждало открытое море.
  
  ***
  
  Остров Ордена.
  
  Высокий мужчина в дорогом деловом костюме с явно военной выправкой стоял и молча смотрел в большое окно. За ним простирался шикарный вид на искрящиеся под вечернем солнцем, опустившим вниз свои косые лучи, брызги воды небольшого водопада, падающего вниз с горного склона. Дальше простиралась зелёная долина, скрывающая в своей яркой зелени великого множества самых разных растений очень много интересного, как созданного природой, так и построенного руками людей. Вдали, в лёгкой вечерней дымке, угадывалась тёмнеющая полоска синего моря. Мужчина смотрел в окно и напряженно думал уже сорок минут кряду, не обращая никакого внимания на тёмнокожую девушку, полулежащую на светлом диване справа от него, на которой из одежды был только маленький белый фартук спереди, практически ничего не прикрывающий на её ладном теле. Девушка была совершенно неподвижна и её можно было принять за какую-то оригинальную скульптуру, вырезанную искусным мастером из черного дерева, и зачем-то помещённую в кабинет этого явно делового человека. На массивном рабочем столе мелодично пропел сигнал вызова один телефонный аппарат из трёх, стоящих вряд с одного бока стола. Мужчина оторвался от созерцания красот природы, подошел к столу и взял трубку.
  -- Внимательно слушаю..., да, как можно быстрее иди ко мне, Карл, и захвати с собой те самые материалы..., я сказал - бегом, Карл, и не заставляй меня долго ждать, - положив трубку на аппарат и повернувшись к девушке, - Изольда, принеси мне как обычно, и ещё сообщай всем, кто пожелает меня увидеть или услышать, что меня нет на месте.
  Девушка встала с дивана одним лёгким движением, повернулась направо и налево, как бы показывая своему хозяину все прелести своего тела, и удалилась из кабинета, покачивая своими широкими пропорциональными бёдрами, плотно закрыв за собой дверь.
  Через несколько минут девушка бесшумно появилась в кабинете своего босса вместе с подносом, на котором стояли несколько высоких фужеров с какими-то разноцветными напитками, а позади неё шел толстячок с очками в золотой оправе на своём заметно покрасневшем от неожиданной физической нагрузки лице. Поставив поднос на стол, девушка снова молча удалилась, оставив мужчин наедине друг с другом.
  -- Итак, Карл, - высокий мужчина подошел к окну и прислонился к нему спиной, при этом как бы возвышаясь над всем кабинетом, подавляя своим присутствием любого другого посетителя, который мог там оказаться, - в этот раз ты действительно всё сам проверил, или опять принёс мне сырой материал?
  -- Всё проверил сам, Босс, - толстячок явно нервничал, впрочем, для него это было уже привычно, когда он посещал этот кабинет, - именно поэтому я и задержался со своим докладом до самого вечера. Данные от статистического отдела пришли ещё вчера, как я сообщил вам сегодня утром по телефону.
  -- Хорошо, рассказывай, что там с тем объектом. Слишком рано он сумел проявить себя, это как минимум странно.
  -- Статистическая служба по моему указанию внимательно отслеживала движение денег по счету объекта 'С-9', а так же проверяла все возможные источники поступления средств. Если первые выданные ему премии за головы можно было отнести к случайным совпадениям, то последующие уже явно укладываются в систему. Всё это время объект вёл активную деятельность, принесшую ему за две недели пребывания в нашем мире сумму, существенно превышающую средний годовой доход для подобного ему переселенца. И это только по официальным каналам, не исключено, что не меньшая часть досталась ему в виде не учитываемой нами наличности. Даже официальная сумма тянет на абсолютный рекорд за последние пять лет. Да, некоторые местные 'охотники за головами' зарабатывали и больше, однако, стоит учесть, что мы имеем дело не с профессионалом. Полученные о нём данные 'с той стороны ленточки' однозначно говорят об этом. Также прослеживается явная связь деятельности этого объекта с последними событиями в Порто-Франко, принесшие столько неприятностей нашим конкурентам, особенно вашему родственнику, - при этом толстячок злорадно ухмыльнулся, тот, кого он имел ввиду, явно не входил в число приятных ему людей.
  Эта эмоция явно не осталось незамеченной его начальником.
  -- Карл, - голос высокого мужчины совсем не вызывал возможного удовольствия, скорее наоборот, - запомни мои слова хорошенько и в следующий раз думай более внимательно. Любые неприятности, возникающие у моего родственника, хоть и доставляют мне лично некоторую долю радости, но в перспективе приводят к нарушению в том числе и наших планов. Это понятно?
  -- Понятно, Босс.
  -- И если тебе это понято, то сразу прогнозируй возможное развитие ситуации, собирай информацию и сообщай мне о принятых тобой действиях по минимизации наших возможных потерь.
  -- Да, Босс, я ещё позавчера дал команду нашим людям провести собственное расследование тех событий, но наши возможности сильно ограниченны вашим приказом по возможности оставаться в тени. Мои люди не могут полноценно допросить некоторых руководителей Патруля, так или иначе засветившихся в тех событиях. А это приводит к потере времени и сильно затрудняет поиск важной информации.
  -- Это не обсуждается, Карл. Мы и так слишком много делаем того, что выходит за рамки некоторых договорённостей. Мои партнёры сильно недовольны, когда мы пересекаемся с их интересами. Действовать нужно тоньше, используя агентуру, для этого тебе было выделено достаточно средств. Мне нужно проверить, как ты ими распорядился?
  -- Не нужно проверять, Босс, я могу подать свой полный отчёт по этому вопросу через два дня. У меня просто было слишком мало времени, чтобы что-либо сделать в этом направлении, но работа идёт. Проблема в том, что почти все мои информаторы в Порто-Франко исчезли в результате последних событий.
  -- А ты не пробовал договариваться с нормальными людьми, а не пытаться делать бизнес со всяким сбродом? - голос высокого мужчины изменился совсем чуть-чуть, но Карл очень сильно покраснел и спрятал свои мелко трясущиеся руки под стол.
  -- Нормальные люди стоят существенно дороже, - попытался оправдаться толстячок, - имеющегося у меня бюджета на это дело просто не хватает.
  -- Не всё решается исключительно деньгами, Карл, ладно, - высокий мужчина махнул рукой, и продолжил более спокойным деловым тоном, без скрытой в голосе угрозы, - больше ты этой задачей не занимаешься, подберёшь толкового человека и представишь его мне. Отчёт по потраченным средствам тоже. И перестань трястись, ты мне пока нужен для других не менее важных задач. Что там ещё у тебя по нашему объекту?
  Толстячка явно отпустило, он открыл папку, с которой пришел и пробежал глазами по какой-то бумажке.
  -- Предварительные расчеты наших экспертов показывают, что вероятность успешного результата при использовании данного объекта при слепом пробое, будет не менее шестидесяти процентов. Однако вероятность того, что сам объект при этом останется жив ничтожна, и второй попытки в случае неудачи у нас не будет. Техника же должна уцелеть, с этим проблем нет, после анализа тех аварий мы нашли способы эффективного блокирования выбросов энергии.
  -- Ты сказал не меньше шестидесяти процентов, я не ослышался? - высокий мужчина подошел к толстячку и взял у него открытую папку. - Это совершенно невероятно, но ошибки в расчётах я не вижу. Так, где сейчас находится объект, как скоро мы можем его доставить на остров?
  -- Последние транзакции по его счёту проходили сегодня в Порто-Франко, так что объект ещё там. Ближайшие несколько дней конвоев из города не ожидается, потому, думаю, завтра мы сможем его перехватить и доставить сюда.
  -- Немедленно, слышишь - немедленно передай команду, чтобы при попытке выезда объекта за пределы города его задержали до прибытия наших людей. Но без применения силы и прочего, официальная версия, что у нас к нему срочно появились несколько вопросов, связанных с аварией на Базе Ордена. Если он связан с недавними событиями и о нашем интересе к нему станет известно моим партнёрам, у нас могут появиться большие проблемы. Вернее - большие проблемы будут лично у тебя. Так что при свидетелях действуем исключительно в рамках приличий. Можешь обещать ему компенсацию любых возможных расходов, возникших в случае задержки, обещать с запасом, вообще можешь обещать всё что угодно, всё равно, как только он окажется у нас, это будет уже не важно. Всё, действуй, Карл, завтра жду от тебя результата.
  Толстячок не поворачиваясь спиной к своему боссу, медленно пятясь задом покинул кабинет, плотно закрыв за собой дверь. Через минуту дверь снова приоткрылась, и в кабинет тихо вскользнула тёмная тень.
  -- Изольда, иди скорей ко мне, - махнул рукой высокий мужчина, сидевший развалившись на диване, и обнаженная тёмнокожая красотка стремительно устроилась у него на коленях, обвив своими руками его шею.
  
  ***
  
  Город Порто-Франко. Порт.
  
  В комнату дежурного Патруля на въезде в порт вошли двое бойцов.
  -- Здорово, Фидель, - поприветствовал один из них ещё одного бойца, сидящего за большим компьютерным монитором, - как сегодня работалось?
  -- Как всегда, Майкл, - сидящий повернулся на вращающемся кресле к вошедшим, резко откинувшись назад на спинку кресла так, что оно жалобно скрипнуло, - пока кондиционер совсем не сдох, жаловаться особо не на что. Но недолго ему осталось, скрежещет времени от времени и вырубается иногда. Включишь, выключишь - снова работает. Пора подавать заявку, пусть поменяют. У тебя-то как, как твоя молодая жена себя чувствует?
  -- Ей ещё два месяца большой живот носить, пока держится. А вот я теперь страдаю без женской ласки, держусь из последних сил.
  -- Зато ночами спишь спокойно...
  Все трое в комнате дружно рассмеялись.
  -- Ладно, Фидель, сдавай дежурство Тому и пойдём, пропустим по стаканчику.
  -- Давно бы так, - Фидель снова повернулся к монитору и что-то набрал на клавиатуре. Экран монитора погас и загорелся вновь через пару секунд, - всё, я вышел, Том, принимай пост.
  -- Сейчас приму, - в разговор вступил до этого молчащий третий боец, - только сбегаю за своей сумкой, опять её в машине забыл.
  -- Растяпа, - Майкл легонько пихнул Тома локтём в бок, выпихивая его из помещения, - Фидель, пойдём на улицу, этот олух и без нас разберётся, всё равно никого нет.
  Майкл и Фидель вышли из прохладного помещения на улицу, Фидель вздохнул полной грудью горячий городской воздух и поправил складки на форме, образовавшиеся от долго сидения в кресле. Рядом с опущенным шлагбаумом, перекрывающим въезд в порт, затормозил внедорожник, из которого вышел мужчина в саванном камуфляже с короткой стрижкой, закинувший на спину небольшой армейский рюкзак и пристроивший на плечо большую оружейную сумку. Следом вылезла из машины совсем молодая девушка со светлыми волосами тоже облачённая в подобный камуфляж с большими солнцезащитными очками на лице и панаме, болтающейся у неё на спине.
  -- Привет Майкл, здорово Фидель, - с другой стороны джипа вылез водитель и помахал рукой стоящим бойцам.
  -- Какие люди в наших краях, старина Смит, ты что тут делаешь? - Майкл сделал несколько шагов и крепко ухватился за правую руку водителя, и легко стукнул его кулаком в плечо.
  Затем подобное приветствие повторилось у Смита с Фиделем, правда чуть менее интенсивно и Фидель явно немного побаивался Смита, так что подходил к нему с осторожностью, ожидая от него какой-то неизвестной подлянки. Бойцы были давно знакомы, причём знакомство это было совсем не шапочным.
  --Так, - махнул рукой Смит в сторону мужчины и девушки, - своих друзей подвёз к отплытию 'Викинга', и совсем уж не думал вас, обормотов, тут встретить. Вы куда собрались, кстати?
  -- По стаканчику пропустить, - Майк снова оказался рядом со Смитом, - ты как, идёшь с нами, или нет?
  -- Сейчас, только попрощаюсь с друзьями, как-то мы давно с вами не виделись, Майк, есть о чём поговорить, подождите меня, хорошо?
  Смит подошел к мужчине и крепко обнялся с ним. Потом потрепал рукой по голове девушку и повернулся к ждущим его бойцам.
  -- Нас кто-то пропустит в порт? - спросил мужчина через несколько секунд, доставая свой 'АйДи' из кармана.
  -- Проходите, - махнул рукой Фидель, не проверив 'АйДи' мужчины на компьютере, что с одной стороны было нарушением инструкции, а с другой он свою смену уже официально сдал и возвращаться обратно в дежурку не хотел, - этот растяпа Том ещё где-то бегает, пролезьте под шлагбаумом если не хотите его ждать.
  Фидель знал, что камера, стоящая над проездом уже два дня как перестала работать и менять её будут только послезавтра, а потому никаких проблем из-за такого небрежения службой не последует, да и его командир - Майк явно не возражает. И если этого мужчину привёз Смит, то это значит, что никаких проблем с ним быть не может, Смиту можно было всегда доверять, если дело касалось знакомых людей. Мужчина пару секунд помялся, приглядываясь, как лучше ему преодолеть барьер, сверху или снизу и полез вниз, аккуратно придерживая свою сумку. Его маневр более легко и изящно повторила девушка и они пошли вдвоём к заставленным контейнерами пирсам, где уже прогревал свои машины перед отплытием, пуская сизый дым из труб сухогруз 'Viking'. Трое бойцов Патруля неспешно направились к ближайшему бару, чтобы утолить жажду и поговорить о делах и просто за жизнь. Прибежавший через три минуты и плюхнувшийся в кресло дежурного Том набрал свой пароль для входа в систему, увидел на экране экстренное оповещение о необходимости задержать какого-то мужчину, мельком посмотрел выданную компьютером фотографию, и откинулся в кресле, свернув полученное сообщение. Он сильно сомневался, что увидит этого мужчину тут, в порту, за время своего ночного дежурства. Том так и не узнал, что именно этот мужчина несколько минут назад пролез под шлагбаумом и уже входил по трапу на готовящийся к отплытию корабль, и что он мог бы получить солидную премию, если б не отлучался со своего поста.
  
  ***
  
  Я стоял на высокой корме сухогруза и смотрел на пенные буруны воды, бьющие из-под винтов корабля и удаляющийся город Порто-Франко, тонущий в лучах закатного солнца. Рядом стояла Лиза и так же как и я смотрела вдаль, прощаясь с городом, который так и не стал ей родным. После посещения стрельбища я перестал волноваться за её душевное состояние, чётко поняв, что она справится. Справится с моей небольшой помощью, но сама. И что у тех недалёких людей, кто вдруг встанут препятствием на её пути, будут очень большие проблемы со здоровьем, которое явно не добавляется от пулевых дыр в теле. Что ж, будем жить дальше и смотреть вперёд, лишь иногда оглядываясь назад. Вернусь ли я когда-либо в Порто-Франко, или нет, не знаю. Но знаю, что меня там будут ждать. И даже если не будут ждать, то всё равно будут мне всегда рады.
  
  Глядя на вечернее море и уже далёкий берег, я вспоминал отдельные моменты из своих недавних приключений, приятные и не очень, смертельно опасные и полные любовной страсти. За то недолгое время, что я провёл в этом удивительном мире, я столько раз ходил по лезвию ножа над глубокой пропастью, что перестал отмечать это как что-либо особенное. Просто тут такая особенная жизнь, стоит принимать её как данность. И живущие тут какое-то время люди её постепенно принимают, изменяются, становятся совсем другими, не такими, как были там, в Старом Мире. И здешние люди мне нравятся куда больше, чем те. Предложи мне сейчас вернуться обратно, ещё раз пройти через врата и вернутся домой, я откажусь от этого предложения. Теперь мой дом в этом мире, весь этот мир мой дом. Пусть здесь полно разных опасностей, но я знаю, как с ними можно жить и у меня есть всё необходимое для такой жизни. 'Надёжное оружие в руках прибавляет уверенности в завтрашнем дне', не помню, кто это сказал, но подпишусь под каждым сказанным словом. Возможно, мои самые опасные приключения закончились и дальше меня ждёт спокойная жизнь. У меня на неё столько всяких планов... Хочется думать, что наконец закончилась эта 'чёрная полоса' и дальше будет 'белая'. Но кто мне сейчас скажет, что ждёт меня впереди, какие опасности поджидают завтра, и какие трудные загадки подкинет мне судьба в ближайшее время. Моя интуиция тихо шепотом говорит мне, что я рано радуюсь, и впереди будет много борьбы и трудностей, но я уверен, что никакие трудности не остановят меня. Буду неисправимым оптимистом, ибо только им принадлежит будущее.
  
  КОНЕЦ
Оценка: 6.74*126  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Раб из нашего времени-7.Возвращение" К.Полянская "И полцарства в придачу..." Е.Азарова "Охотники за Луной.Ловушка" Е.Кароль "Зазеркалье для Евы" Е.Никольская "Чужая невеста" К.Измайлова, А.Орлова "Футарк.Второй атт" А.Левковская "Безумный Сфинкс-2.Салочки с отражением" М.Николаев "Телохранители" А.Алексина "Перехлестье" Е.Щепетнов "Монах.Шанти" Г.Гончарова "Средневековая история-3.Интриги королевского двора" Т.Коростышевская "Мать четырех ветров" Л.Ежова "Ее темные рыцари" И.Георгиева "Ева-3.Колыбельная для Титана" А.Джейн "Мой идеальный смерч-2.Игра с огнем" В.Сафронов "Жди свистка,пацан" А.Быченин "Черный археолог-3.Конец игры" Е.Казакова, А.Харитонова "Жнецы страданий" М.Николаева "Алая тень" А.Черчень "Дипломная работа по обитателям болота" В.Кучеренко "Алебардист" А.Гаврилова, Н.Жильцова "Академия Стихий.Танец огня" В.Чиркова "Тихоня"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"