Абзианидзе Владимир Валерьевич: другие произведения.

Дэн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   АБЗАК
  
   0x01 graphic
  

Писатели, которые, в общем

не умеют придавать отчётливости своим мыслям

в частностях будут с особенной любовью выбирать

сильнейшие, самые преувеличенные выражения

и превосходные степени. Этим создаётся световой эффект

как при освещении факелами тёмных лесных дорог

Ф. Ницше.

  

ДЭН

  
   1. ДЭН.
  
   Середина ноября.
   Молодые ребята лет по 13 собрались, как обычно собирается молодежь. Кто на лавочке сидит, кто стоит рядом, смеются, кто курит, кто пиво потягивает, одним словом общаются.
   Издали замечают они приближающегося к ним человека, узнают в нём "боцмана".
   -Дэн, вон боцман идет. Всё, считай, часа на полтора будет нам надоедать, блин, достал уже.
   -Да ладно тебе, с кем ему как не с нами ещё говорить? Жаль его, что-то он как будто не сделал что должен был сделать, что-то не нашёл что искал, вот и запил от этого бедняга. Не гоните его, сам уйдёт.
   -Скверная игра ползущих облаков, влажной тоски, заволочённого неба, украденных солнц, завывающих осенних ветров.
   -Вау, боцман, ну ты даешь, прям философ или поэт. Как тебя лучше называть?
   -Поэт торжественно везёт свои мысли на колеснице ритма, обыкновенно потому, что они не идут на своих ногах. Зовите меня просто - боцман.
   -Я смотрю, ты уже накатил с утра боцман? чего так?
   -Твои дары о жизнь унынье и туга, хмельная чаша лишь одна нам дорога. Вино ведь мира кровь, а мир наш кровопийца, так почему бы нам не пить кровь кровного врага?
   -Это Омар Хайям, я знаю.
   -Не думал, что кто-то в вашем возрасте слышал про Хайяма, удивлен, тебя как звать-то?
   -Дэн.
   -А лет сколько?
   -Завтра 14 будет.
   -Вот скажи мне Дэн, я смотрю, ты тут самый умный, раз Хайяма знаешь. Человечество год от года прогрессирует во всем, улучшает свои показатели, например спортивные, если раньше бегали за 12 секунд то сейчас пробегают за 9, а что будет через 100 лет? за сколько будут пробегать? может за 6, а через 500 лет может за 3, а через 1000лет? Где конец прогресса человечества?
   -В гробу конец прогресса человечества боцман, в гробу.
   Ничего не сказал на это боцман, только как то сразу погрустнел, как будто услышал ответ который сам искал всю жизнь, постоял молча, взглянул на Дэна, покивал головой да пошел своей дорогой.
   Больше никто и никогда не видел боцмана.
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
  
   -Мама я в город, хочу книжку купить, так что вечером приеду.
   -Хорошо Дэн, езжай, освежись, а то всё сидишь возле этого камина, всё один да один, даже телевизор не смотришь, с ума можно сойти от этого. Общаться тебе с людьми надо, а ты всё книжки читаешь, да всё книги какие-то непонятные, какие-то заумные. Бросай ты это одиночество твоё.
   -Лучшее, мама,- это та глубокая тишина, в которой я живу и развиваюсь в отношении к миру, и в которой я приобретаю то, чего они не могут отнять у меня огнём и мечём. - Это сказал ещё Гёте.
   -Дэн, женится тебе уже пора, 28 лет уже как ни как. Езжай в город, может с девушкой познакомишься хорошей, ты ж наверно и в Макдоналдс зайдешь твой любимый, отраву эту покушать, там то много девушек красивых, может и познакомишься с кем-нибудь.
   -Может. Я на машине, так что думаю побыстрее управлюсь, но в Макдоналдс конечно зайду. Тебе привезти Чиз?
   -Да ну тебя, сам травись этой гадостью.
   Сев в машину, Дэн включил радио, машина было единственным местом, где он слушал радио, это помогало ему отвлечься от своих мыслей, в тишине он мог потерять контроль над дорогой, что было чревато.
   -А Лера, привет, очень рад, что именно ты будешь сопровождать меня в дороге.
   Из динамиков лился очень приятный голос радиоведущей, её звали Лера, это всё что он знал о ней. Её голос действовал на него как-то волшебно, он завораживал его как завораживал только огонь, который постоянно горел у него в камине. Где-то он услышал: "САМЫЕ ТИХИЕ СЛОВА ТЕ, - ЧТО ПРИНОСЯТ БУРЮ", он точно знал, что её слова когда-нибудь принесут бурю и ему, знал это где-то в глубине своего сознания, хотя никогда не думал об этом. Это было как предчувствие о котором он сам ещё не догадывался, но что-то заставляло его всё сильнее и сильнее прислушиваться к её простым словам, говорила ли она о погоде или еще о чём-то незначительном. Он был влюблён в её тихий, спокойный голос.
   Дорога в город заняла менее часа. Как обычно, оставив машину возле Макдоналдса на Пушкинской, Дэн решил передвигаться пешком, любил он пешие прогулки, тем более что погода была его, осенняя, по-настоящему грустная погода, он вспомнил боцмана: "Скверная игра ползущих облаков, влажной тоски, заволочённого неба, украденных солнц, завывающих осенних ветров".
   Так, не торопясь, незаметно для себя, он подошел к книжному рынку, на котором продавались все книги которые только были когда-то напечатаны, а может и те, которые только будут напечатаны, как ему показалось.
   Проходя через ряды с современными, красочными обложками из которых на него смотрели полубандиты, проститутки, какие-то серьёзные дяди в костюмах и при галстуках, он недоумевал, неужели кто-то читает этот бред? Ну а почему бы и нет? если люди всё еще смотрят телевизор, и эти расплодившиеся сериалы, шоу, даже гнусность всякую, почему бы им не читать этот хлам? У людей уже потребность в том, что бы не быть в тишине, наедине с собой и со своими мыслями, им всегда нужен кто-то второй, телевизор, газета, радио. Они уже не могут быть в одиночестве, они - большинство людей. Им уже не понять, что вдвоём человек бывает более одиноким, чем наедине с собою. Они могут читать все что угодно, лишь бы не оставаться наедине со своими мыслями, потому что у многих их вообще нет. Пустоголовые, у них остались только инстинкты, и ими они и живут. У них есть своё удовольствице для дня и своё удовольствице для ночи.
   Что происходит в их душах??? хотя... Есть души, которых никогда не откроют... разве что сперва выдумают их.
   Общепринятые книги - всегда зловонные книги, запах маленьких людей пристаёт к ним, там, где толпа ест и пьёт, даже там где она поклоняется - там обыкновенно воняет. Не нужно ходить в церкви, если хочешь дышать чистым воздухом.
   Дэн нехотя всё же покупает что-то, но чувствует, что это не то, что он давно уже ищет, он и сам толком не знает что ему надо, он ждёт что это само к нему придет или найдётся, он терпелив, он ищет.
   На обратном пути он замечает библиотеку, решается зайти и туда. Книги, книги, книги, тысячи книг.
   -Да, но здесь есть хоть какой-то порядок, можно смело проходить мимо большинства стеллажей, даже не замечая того, что там лежит.
   -Вот кстати, давно уже хотел тебя почитать,- остановившись и обращаясь к книге, прошептал Дэн - давно уже хотел, даже в детстве пробовал, но честно понял, что рановато читать тебя в незрелом возрасте. Ну что ж, может быть время настало. Беру тебя.
   Подойдя к девушке, которая оформляла книги, он с некоторым смущением протянул ей выбранную книгу.
   -О, Вы не похожи на того, кто сможет осилить её. - С улыбкой сказала девушка.
   -Почему это?
   -Ну, Вы такой современный, вон волосы длинные, а это скорее для людей более старшего возраста, таких каких-то, ну в общем не таких как Вы.
   -Я попробую, наверно в ней должно быть что-то, что так влияет на людей?
   -Да я вообще не думаю, что её кто-то прочитал до конца, а тем более понял.
   -А Вы читали?
   -Нет, даже не пыталась, и не хочу. Я лучше с Вами например в кафе сходила, пообщались бы, а?
   -Спасибо, Вы меня смутили, не знаю что и ответить. Может в другой раз, извините.
   -Да ладно я пошутила, - явно с обидой в голосе протягивая книгу, сказала девушка.- Может я и ошиблась и эта книга как раз для тебя.
   -сори.
  
   -Да..., почему бы мне просто не пригласить её в кафе, как и многих других девушек которые явно были бы не против этого?
   Вот например Макдоналдс. В нем как всегда много девчонок, одних или по две, а то и по три, многие так пристально смотрят на меня, что мне аж неловко как-то, некоторые даже подсаживаются, как бы случайно, я всегда этому улыбаюсь. Я всегда смотрю в их глаза, что я хочу там увидеть? Не знаю, когда увижу, тогда и пойму. Во многих глазах я вижу только желание, как там оно называется - основной инстинкт - им нужно мое тело, для удовлетворения этого инстинкта, но я не хочу быть средством удовлетворения, хочу быть чем-то большим, чем-то главным, единственным наверно.
   И уж во всяком случае, первым это точно. Не потому что я боюсь сравнения с другими, просто я очень брезглив что ли. Хотя не знаю, если я найду когда-нибудь эти глаза, которые я ищу, может я не буду больше думать о том, что в них когда-то смотрел уже кто-то другой.
   -Два двойных чизбургера, один ройаль чизбургер, и большую колу со льдом всё с собой.
   -Пожалуйста, Ваш заказ. Может, что-нибудь ещё?
   -Нет спасибо, - ну вот опять.
  
   Всё, домой, к моему другу огню, я уже соскучился по тебе дружище, вот только доем всю эту вкуснятину, которые многие называют "мертвой едой", как будто все то, что они покупают в магазинах живое или более полезное. Странные предрассудки, вообще люди вы странные.
  
   Уже заводя машину, Дэн непроизвольно побросал весь мусор на коврик соседнего пассажирского сидения, и только тогда заметил, что там уже скопилось довольно-таки много мусора.
   Да, надо бы все повыбрасывать, не забыть бы остановится около мусорного контейнера. Почему некоторые могут бросать пачки сигарет, фантики, всякие обёртки просто в окно из машины? Почему? а разве ты не знаешь что многие люди хуже свиней, вот почему.
   Поехали.
   Радио, опять Лера, сегодня мне везёт, дорога будет не скучной, дорога домой всегда лучшая дорога, а тем более, если едешь с тем, кого любишь.
  
   Ма, я приехал, все нормально, не голодный, поел в городе, так что я пойду к себе наверх, хорошо? Да, если кто позвонит, меня нет, ещё не приехал.
   -Хорошо, ну что купил что искал?
   -Не знаю, что-то купил, а то ли что искал, не знаю.
   Поднявшись наверх, первым делом Дэн подбросил несколько крупных полениц в камин и несколько мелких, что бы быстрее разгорелся костёр, подождал пока огонь не заиграет со всей силой, пока он не начал потрескивать, как бы благодаря его за эти поленья. Дэн вообще относился ко многим вещам как к живым, он разговаривал с ними, он действительно был другим, не таким как все.
  
   Ну что ж, теперь можно посидеть в тишине, почитать, подумать. Почему я так люблю думать? Почему я так люблю быть один? Нормально ли это?
   Нормальный ли я, как это принято в обществе? Разговаривать с самим собой - это кажется всем ненормальным, но я всегда говорю сам с собой.
   Никто не рассказывает мне ничего нового, поэтому я рассказываю себе о самом себе. Всегда один и один - это даёт со временем двух.
   Ну что ж, читать.
   За чтением Дэн мог проводить бесконечно долго времени, когда он читал, для него вообще не существовало времени. Он любил прочитывать книги за один присест, не отрываясь, ни есть, ни пить, а так что то время от времени подносить к своему рту, какой-нибудь бутерброд, который его любимая мама зная его усердность в чтении, всегда приносила ему на стол. И кофе, много кофе.
   Здесь у себя он был вне времени, ему только приходилось подбрасывать поленья в костер, когда тот уже потухал, это было единственное, что могло его оторвать от чтения.
   Его комната была простой, даже очень простой, она была большая, но в ней ничего не было кроме стола, на котором стоял только монитор, принтер, и всякая канцелярская всячина. Единственная вещь, которая была ему необходима, но которой у него так и не было это Интернет. Да, это было всё что ему не хватало, во всем остальном он не нуждался.
   Увлёкшись чтением, он напряженно, с усилием читал книгу, которую взял в библиотеке, можно было заметить, как он периодически пожимал плечами, как будто прочитал что-то несуразное, что-то совсем не то, что он надеялся найти в ней. Чем дальше он погружался в книгу, тем больше было его возмущение и протест. Нет, не протест, это было что-то большее. Молчаливое несогласие с тем, что в ней написано, это несогласие будоражило его, он как будто не верил своим собственным глазам, часто он перелистывал и перечитывал, но только убеждался в своём несогласии. Наконец, не выдержав, в порыве возмущения он сам того не осознавая, встал, закрыл книгу, и бросил её в камин.
   -Бред какой-то, как можно это читать и тем более верить в это???
   Так, молча, он наблюдал, как языки пламени постепенно схватывались на книге, ему было не жаль её.
   -Дэн, может спустишься, поешь что-нибудь? Ты уже вторые сутки не спускаешься. Ну, нельзя так, пожалей ты себя. Спустись, поешь, подыши воздухом чистым, хватит уже тут у камина сидеть.
   Мама непроизвольно посмотрела на огонь, и заметив в нём книгу продолжила - Ну вот, уже книги жжёшь, так нельзя, нельзя жечь книги. Что это за книга?
   -У каждого это своя книга, это книга в которой он искал и не нашел. Такие книги надо сжигать.
   Приглядевшись к книге, мама голыми руками потянулась к ней, достала уже сильно обожженные страницы и сбивая пламя молча, с неподдельным ужасом смотря на сына, вышла из комнаты.
   -Нет, так я ни чего не найду. Что-то само должно прийти ко мне.
   Дэн оглянулся, взял флешку со стола и вышел.
   По дороге в Интернет клуб он остановился на набережной, моря не было видно, его отогнало, так часто бывало.
   - Море, если бы не ты, то наверно я не смог бы и жить здесь. Ты чудесно даже сей час, когда тебя нет. А может сей час и особенно:
   Все источники иссякли, и даже море отступило назад, земля хочет треснуть - но бездна не хочет поглотить. Это про тебя и про сей час.
   Оставив машину, Дэн пешком прошел в Интернет клуб, там как всегда было много народу в основном детвора, так что он с трудом смог найти свободный комп. Погрузившись в виртуальность, он долго открывал ссылки которых как всегда было более чем, как вдруг монитор застыл. Все.
   Как будто что-то остановило Интернет. Он достал флешку которая всегда висела у него на шнурке, вставил её в комп и стал скидывать на неё то что неподвижно застыло на мониторе. Загрузка файла завершена. Как всегда в вежливом безмолвии напечаталось на мониторе.
   С каким то внутренним предчувствием что он наконец нашел то что искал Дэн встал, дотронулся до монитора и тихо почти про себя, еле слышно произнес:
   -Gates, u always be my brother.
   В каком-то непонятном возбуждении он быстро, почти бегом направился к своей машине и резко сорвался домой.
   Так же быстро, он вбежал к себе в комнату, вставил флешку в комп сразу нажал на "печать" и нетерпеливо смотрел как в принтере стали появляться листы с текстом. Дэн не мог долго сидеть за монитором, у него начинали болеть глаза, поэтому он и напечатал себе книгу. Когда он проделывал дыроколом дырки и складывал листы с пронумерованными страницами в папку, им овладело чувство что это его собственная книга и она ему нравилась всё больше и больше, он решил не экономить на бумаге, и напечатал только на одной стороне листа, потом он благодарил себя за это, потому что это давало ему возможность делать заметки на чистых страницах.
   Только тогда, когда его книга была готова, он успокоился, спустился вниз, подошел к маме, обнял её. Он умел любить, и любил маму.
   Он читал, читал долго, как одержимый,
   Все кто знал Дэна, заметили как он изменился, он даже внешне стал другим, особенно изменился его взгляд, казалось, что он уже созрел для чего-то и не хватает совсем малого, что бы он преобразился, одного какого-то слова, может взгляда, он уже не искал, он нашел, ему осталось только взять. Он и сам понимал, что изменился.
   На все вопросы о своей перемене он отвечал:
   -Когда человек долго и умно мыслит, не только его лицо, всё его тело приобретает умное выражение.
  
   Хотя Дэн и был не таким как все, у него хватало хороших друзей, к нему любили приходить просто так, не по поводу и не для чего-то, а просто поговорить, с ним было интересно.
   -Дар иметь хороших друзей во многих людях гораздо более велик, чем дар быть хорошим другом. Но он был хорошим другом, для тех, кого он любил.
  
   -Нет, Дэн, не могу с тобой согласится, собаки всё же лучше кошек, они даже могут за тебя отдать жизнь, согласись, кошке ты интересен только как средство к пропитанию.
   -Может в этом ты прав Макс, не буду с тобой опять начинать этот спор, потому что ты уже уходишь, не хочу тебя задерживать, иди уже, привет передавай Таньке, заходите как-нибудь вместе, посидим пива попьём. Но и ты согласись, в собаках всё-таки есть что-то рабское, кошке ты же не можешь сказать, например " сидеть".
   -Ладно, давай, пока.
   Ох уж этот Макс, хороший парень, но строит из себя мудреца, а сам не знает, буквально, сколько будет 4-6, для него не существует отрицательных чисел, это уже выше его понимания. Точно, что весьма редко встречается мудрец, который был бы умён и вдобавок не был бы ослом. Это про него. Честно.
   Иногда лучше вместе с радио, чем вместе с ним.
   Проходя к окну, Дэн включил радио. Лера:
   -согласись, в собаках всё таки есть что-то рабское, кошке ты же не можешь сказать, например "сидеть".
   Дэн замер.
   -Лера, ты всё больше и больше удивляешь меня. Я и раньше замечал, что ты озвучиваешь мои мысли целыми предложениями слово в слово. Но сей час, ты повторила то, что я минуту назад сказал Максу. Это более чем странно, думаю у нас много общего. Я хочу её увидеть. Сказал он сам себе.
   Нет, так слишком просто. Я хочу, что бы она захотела меня увидеть. Так лучше.
  
  
  
   2. ЛЕРА.
  
   Она была хорошей девушкой.
   Ни доброй, ни злой,- честной.
   Она была по-настоящему влюблена в музыку, и сделала это увлечение своей профессией. Кроме того, она была умна.
   Каждое утро за ней заезжал бой-френд, сын "серьёзного" человека.
   Она нехотя спускалась к нему, иногда даже не утруждая себя простой вежливостью.
  
   -Привет, поехали.
   -Лера, а чё опять не так? а где поцелуй дёсна в дёсны? Чё за х...ня?
   -Блин, Глеб я сколько раз тебя просила не выражаться?
   -А я блин сколько раз тебя просил?
   -Ну ладно извини, что-то настроение не важное, давай поехали?
   Они поехали, так и не дотронувшись друг до друга. Почему-то сегодня ей особенно не хотелось его трогать.
  
   -Всем привет.
   На работе она забывала обо всём. Здесь она жила.
   Прямой эфир, она всегда к нему готова, она вообще не готовится, она вообще не понимает, как можно готовиться? Если только ты не ждешь кого-то в студию. Но сегодня она ждала, сегодня к ней приходит гость.
   Сразу после "хит с доставкой".
   -Слушаю Вас, Вы в прямом эфире.
   -Здравствуйте Лера, меня зовут Света, я хочу передать привет, всем кто меня знает и особенный Вам и всей вашей радиостанции. Вы просто супер, молодцы, просто слов нет.
   -Да спасибо, захвалили Вы прям нас, очень приятно когда хвалят, спасибо.
   -Взглянем на Ваши смс сообщения, так, есть сообщения, читаю:
   "Они хвалят там, где не могут любить, и охотно готовы восхищаться, но ещё охотней убегают...........проч" - уже про себя прочитала Лера.
   Она ещё раз прочитала его, уже только про себя, не вслух.
   Они хвалят там, где не могут любить, и охотно готовы восхищаться, но ещё охотней убегают проч.
   Ей сразу бросилась в глаза грамматическая ошибка.
   В каком-то непонятном даже для себя возмущение, она произнесла:
   -Абонент, к сожалению анонимный, слово "прочь" пишется с мягким знаком.
   Но что-то заставило её ещё раз прочитать. Она задумалась, ведь она и сама ни когда не хвалила то, что любит, она просто любит. Это так просто, само.
   На мониторе новое сообщение, она читает его уже только про себя:
   "Мы хвалим или порицаем, смотря по тому, даёт ли нам то или другое большую возможность обнаружить блеск нашего ума".
   Она опять задумалась.
   Тоже верно, но как-то жестоко, что ли. Как будто поставлена точка, как будто и добавить нечего.
   Она не привыкла к такому.
   Она продолжает. Старается забыть эти странные сообщения, но это у неё плохо получается, время от времени она снова и снова перечитывает их, Уже под конец программы она незаметно для себя выучила их наизусть. Это удивило её.
   -Ну вот наша программа подходит к концу, всё было здорово, всем пока, а мне сегодня приснился Элвис Пресли честно-честно. Завтра расскажу, если вспомню.
   Монитор, засветился новым сообщением:
   "Когда мы отдаём себе ясный отсчёт в нашем сне, мы пугаемся, что в нас таится столько безумия".
   Да, Лера правда была напугана сном, это она точно помнит, "приснится же такое" - первое что она сказала утром.
   -Не хочу, что бы эти сообщения кто-то видел кроме меня, они - это то, что я люблю.
   Что это за человек такой, странный какой то, не подписывается, хотя я неоднократно предупреждала, что не принимаю анонимки. Может розыгрыш? Сама себя убедила Лера
   и отправила смс со своего телефона:
   "можно отсылать сюда - так вернее будет".
  
   Дэн улыбнулся, так быстро? телефон?
   Нет, звонить не буду, пусть сама позвонит, я подожду.
  
  
  
   3. ЖИЗНЬ.
  
   Утро. В окно из своей квартиры, на молодых совсем еще девчонок, лет по 13-14 смотрит одетый в одни трусы мужчина, лет пятидесяти, толстенький, бородатый. Долго смотрит, пристально, с вожделением.
   Незаметно сзади к нему подходит женщина, в платочке лет так сорока. Догадывается о его мыслях и тихо зовет по имени. Михаил.
   Мужчина оборачивается, в смущении проходит мимо неё в ванную комнату. Смутился он конечно не своих мыслей.
   Люди не стыдятся думать что-нибудь грязное, но стыдятся когда предполагают, что им предписывают эти грязные мысли.
   Только в ванной комнате он был самим собой, там, где его точно ни кто не видел, в ванной не было даже окна, а уж заперта ли дверь - он этого никогда не забывал проверять. Никогда...
   Вот и теперь, включив воду, он проверил дверь и лишь убедившись, что она заперта, снял с себя трусы и долго смотрел на своё отображение в зеркале. Смотрел себе в глаза, смотрел и представлял. Это было понятно по тому, что у него возникала эрекция.
   Закрывая глаза, он нежно гладил себя и онанировал. Это продолжалось не долго, пару минут, ему хватало, что бы кончить.
   Что-то как будто уходило от него вместе с его семенем, он преображался.
   Умывался, чистил зубы и выходил уже другим. Освободившемся.
   Так и сей час, выйдя из ванны, он надел свою рясу священника, поверх неё крест на цепи.
   -Ты же сегодня не долго, у тебя только 2 урока да Михаил?
   -Да нет, после школы я иду на радио. Пригласили пообщаться. Будем говорить о религиозных уроках в школе, хочу что бы увеличили их количество. Благое дело Господу угодное.
  
   В школе училась младшая сестра Леры - Аня ей было 13 лет, красивая девочка, умная, она много чего не могла понять, зачем ей читать, а тем более учить классиков, хотя она знала,что ей это точно не пригодится в жизни. Они часто спорили с Лерой о целесообразности многих предметов, в том числе и религиозных. И если после того, что Лера выдала ей про классиков вот это:
   "Чтение классиков, в этом согласны все образованные люди, в том виде как оно всюду ведется, есть чудовищная процедура, осуществляемая перед молодыми людьми, которые ни в каком отношении не созрели для этого, учителями, которые каждым своим словом, часто самим своим видом покрывают плесенью хорошего автора. Но здесь-то и таится обыкновенно упускаемое из виду значение, то, что эти учителя говорят на абстрактном языке высшей культуры, на языке который при всей своей тяжеловесности и трудности для понимания является высокой гимнастикой головы. Что в их языке постоянно встречаются понятия, технические выражения, методы, намёки которых молодые люди почти никогда не слышат в речи членов своей семьи и на улице. Когда ученики только слушают, их интеллект уже непроизвольно подготавливается к научному способу восприятия вещей. Невозможно выйти после этой тренировки совершенно незатронутым абстракцией, как чистое дитя природы."
   -она кое-как и согласилась читать, то в вопросе религии они так и не сошлись.
   Надо сказать, что Лера была как бы религиозна, но скорее она была всё же агностиком.
   Во всяком случае, каждое утро она начинала с легкой молитвы обращенной к какому-то своему, только ей одной понятному богу. Но при этом крестилась и ходила иногда в церковь.
   Да, как-то странно она верила. Аня же была совершенно продвинутой девицей и называла религию просто - бред.
  
   -Добрый день дети. Отец Михаил не спеша вошел в класс.
   -Анна, я сегодня после уроков иду к твоей сестре на радио, что ей передать от тебя? хочешь, можем вместе после урока пойти к ней. Я думаю, она будет рада тебя видеть.
   -Мы с ней и дома повидаемся, спасибо, не пойду и вообще, хотела у вас сегодня отпроситься, мне надо уходить, можно?
   -Конечно. Иди если надо, только пообещай, что позднее найдешь время и я проведу тебе и всем кто сегодня не присутствует дополнительный урок, хорошо?
   -Хорошо, я постараюсь. До свидания.
   -До свидания, провожая взглядом, пробубнил себе под нос отец Михаил, иногда он всё-таки забывался.
  
   Лера ждала отца Михаила, она была уже в студии, когда увидела в окно подъехавшую иномарку, из которой он вышел.
   -Да, машинка-то ничего, наверно религия это всё таки хороший бизнес, особенно в наше время, когда уже в церквях не стесняясь продают все что угодно, когда каждое религиозное таинство точно определенно в цене: покрестись стоит столько, отпеть столько, у них там все расписано с точностью до копеечки. Они превратили веру в товар, разложили её по коробочкам, наклеили ценники и научились хорошо продавать. Как-то всё это не правильно, что ли. Где-то я прочитала: "Церковь? - это род государства, причём самый лживый".
   Не буду больше ходить туда, у меня своя вера.
   Иисус был бы первым из нас, кого они упекли бы в психушку, чтобы не мешал им наживаться, окажись он здесь.
   Такие мысли иногда возникали у Леры, отца Михаила она знала уже давно, когда он ещё не был служителем культа, а был простым участковым, именно поэтому у него были большие связи во властных структурах. Его многие побаивались.
   -Здравствуйте, отец Михаил, рада вас видеть в нашей студии, спасибо, что нашли время для наших радиослушателей.
   -Доброго дня. Вам спасибо что пригласили. После утренней молитвы я ходил в школу, проводил уроки, люблю детей, общаясь с ними, я долго хожу под впечатлением. Вижу как многим интересно то, о чём я им говорю, они и сами, я уверен, выходят после моих уроков более добрыми.
   -Значит, Вы уверенны, что религиозные уроки необходимы?
   -Конечно. Благое дело. Вы вот пришли бы как-нибудь ко мне на урок в класс вашей сестры, послушали бы детей, о чём они рассуждают, как укрепляется их вера в Господа, многих из них я потом вижу с родителями в церкви на службе, эти дети навряд ли смогут совершать злые, недобрые поступки, а наоборот, каждый урок я вижу как они приближаются к богу, многие из них признались мне, что утро у них начинается с молитвы, это ли не чудо?
  
   -Да уж, действительно чудо, что люди всё ещё верят в это.- Дэн слушал их разговор пока ехал домой. - А дети? Почему их с детства приучают к раболепию? Для чего? Зачем нужно из людей делать рабов? хоть и божьих. Раб божий - как-то это отдаёт мерзостью.
   Хотя понятно зачем - чем больше стадо, тем жирнее пастух.
  
   -Да. Добру учить сложное дело? - продолжала разговор Лера.
   -С Господом в сердце, с добрыми мыслями, это очень просто. Сложность только в том, что уроков маловато, так много хотелось бы рассказать детям, столь многому хотелось бы научить, надеюсь, скоро мне увеличат школьные часы. Добра не может быть много, слишком много.
   Вот сегодня..........
   Отец Михаил ещё долго что-то говорил, но Лера занята была уже другим, ей пришло смс все от того же "мои философ" как она его записала в телефоне.
   "Школа не имеет более важной задачи, как обучать строгому мышлению, осторожности в суждениях, и последовательности в умозаключениях. Поэтому она должна отказаться от всего, что непригодно для этих операций, например от религии. Она ведь (школа) может рассчитывать на то, что человеческая смутность, привычка и потребность позднее снова ослабят слишком туго натянутый лук мышления. Но всю силу своего влияния школа должна употреблять на достижение того, что есть существенного и отличительного в человеке "Разума и науки - этой высочайшей силы человека" - как полагает, по крайней мере, Гёте.
   Великий естествоиспытатель Фон Бер видит превосходство всех европейцев по сравнению с азиатами в их приобретённой через воспитание способности указывать основания своих мнений, к чему совершенно неспособны последние. Европа прошла школу последовательного и критического мышления. Азия всё ещё не умеет различать между правдой и поэзией и не сознает, проистекают ли её убеждения из собственного наблюдения и правильного мышления или же из фантазии. Школьная дисциплина разума сделала Европу Европой, в средние века, благодаря христианской религии, она была на пути к тому, что бы снова стать частью или придатком Азии, то есть потерять научный дух, которым она обязана античным грекам".
   Дальше ей был уже не интересен этот монотонный голос отца Михаила, который как ей показалось, говорил об одном и том же.
  
  
   -Ну что куда поедем, ко мне или где-нибудь посидим для начала?
   -Для начала чего?
   -Сама знаешь чего. Хотя можно и сразу ко мне, просто потрахаемся, если общаться не хочешь.
   -"О чём с тобой можно общаться?" про себя подумала Лера.
   -Нет Глеб, пожалуйста не сегодня, я очень устала, и настроение какое то непонятное, я уж думаю не отец ли Михаил на меня так подействовал?
   -Мишка что ли? Папа мне много чего про него интересного рассказывал, уж он его знает как облупленного, ещё с тех времён. Ты знаешь чего он в отцы подался? ему срок светил за изнасилование, только это так, между нами, об этом давно уже все забыли, а первый он сам забыл наверно. Он к тебе там в студии не приставал? Ха-ха-ха.
   -Поехали уже, домой меня отвези.
   -Ладно, сегодня отдыхай, но завтра, чтоб никаких отговорок не было понятно?
   -Хорошо, понятно.
   -Так то. Смотри у меня Лера, не забывай, кому ты этим всем обязана, вместо тебя, знаешь, сколько желающих найдётся? и на радио работать и в постели у меня?
   -Глеб, иногда ты мне противен.
   -Да ладно, шутка.
  
   -Ма, я пришла.
   -Не пришла, а приехала. Я видела, что он тебя подвозил. Лера, ну что ты с ним связалась? Что у вас может быть общего? Ты же его не любишь, я знаю, я вижу, как ты мучаешься.
   -Ничего ма, привыкну, я вот чуть-чуть помучаюсь, привыкну, зато потом жить поживать буду да горя не знать. Нищету я не люблю ещё больше чем Глеба, знаешь, - одно бывает необходимее другого. В жизни всегда надо чем-то пожертвовать, что бы в чём-то другом получить что-то большее. Вот ты, например, за папу вышла замуж по любви и что? Как жизнь удалась?
   От зарплаты до зарплаты, а если не хватает можно у знакомых перехватить, это что ли лучше чем Глеб?
   -Я люблю, и всегда любила твоего отца, это главное поверь.
   -Да? А как же тот майор, про которого ты мне рассказывала? Ты же мне сама говорила, что когда папы не стало, ты встречалась с этим женатым майором?
   -Замолчи, я же просила тебя никогда не говорить об этом. Ты же знаешь, как мне больно это вспоминать. Зачем ты так?
   -Вот и ты мама не вмешивайся в мою жизнь, воспитывай вон Аньку, её ещё можно, меня уже поздно.
   Оставив маму в слезах, Лера направилась в свою комнату, завалилась на кровать и сама зарыдала, да так сильно, как ей казалось она уже и не умеет.
   Она очень любила маму, и знала, что она и с этим майором встречалась то из-за них с Аней, уж очень трудное время тогда было, Папа погиб в горячей точке, мама осталась одна с двумя детьми, в незнакомом городе, практически без средств к существованию. Понимая, как она расстроила маму, она не знала, как, с какими словами подойти к ней и помирится.
   Неожиданно, засветил телефон. Принято новое сообщение.
   Молча, она поднесла телефон, "мой философ"
   "Борьба, которая обыкновенно разыгрывается между двумя поколениями, (между отцом и сыном, матерью и дочерью) вмещается в пределы одной человеческой жизни проходящей через несколько культур. Близость родства обостряет эту борьбу, ибо каждая партия беспощадно вовлекает в нее столь хорошо знакомую ей внутреннюю жизнь другой партии, и от того эта борьба в отдельной личности будет вестись наиболее ожесточенно. Здесь каждая фаза преодолевает прежнюю с жестокой несправедливостью и с полным непониманием её средств и целей".
   - ...полным непониманием её средств и целей.
   А сегодня же день матери. Как я могла забыть? Господи.
   Лера выбежала из комнаты, подбежала к маме которая сидела на стуле и тихо плакала, отпустилась перед ней на колени и обняв её ноги, зарыдала ещё сильнее.
   -Мамочка прости меня, я тебя очень люблю, ты самая добрая мама на свете ну прости меня.
   Всё что она смогла сказать.
   Так они еще долго сидели, сначала плакали, потом смеялись, долго держа маму за руку, Лера смотрела ей в глаза и говорила про себя-
   "мама, я больше ни когда не буду тебя обижать, клянусь тебе ты единственный человек, которого я люблю по настоящему"
   -Ты знаешь, сегодня день матери, предлагаю отметить, я пойду в магазин за вином, а ты давай что-нибудь на стол приготовь, посидим тут с тобой вдвоем, а может и Аня придет, ей уже пора.
   -Хорошо, ты не долго ходи только.
   -Я быстро, - уже накидывая пальто, сказала Лера.
   Уже выходя, Лера заметила соседскую девчонку, совсем ещё маленькую Танечку, которая стояла в слезах, возле запертой двери своей квартиры, из которой доносились крики и ругань её родителей.
   -Что опять ругаются?
   -Угу.
   -Пошли к нам, посидишь с бабушкой Валей, пока я в магазин схожу.
   Лера завела Таню к себе.
   -Ма, на вот, займись пока Таней.
   -Привет Танечка? Как дела?
   -Здравствуйте бабушка Валя, мама с папой опять ругаются.
   -Ну ничего, проходи, поможешь мне. Иди Лера.
   Проходя мимо двери, из которой всё ещё доносились слабые крики, Лера вспомнила недавно прочитанную книгу:
   "неразрешенные диссонансы в отношении характера и образа мыслей родителей продолжают звучать в натуре ребёнка и образуют внутреннюю историю его страданий".
   Да, детей жалко, у них в жизни столько страданий впереди, а тут ещё мама с папой уже историю создают.
  
   -Ма, я уже. А где Танюшка?
   -Света зашла, забрала её.
   -Ну как она? он хоть не побил её, как тогда?
   -Нет с ней всё нормально, я не расспрашивала. Ты же знаешь, я не люблю вмешиваться. Танюшка всё пока сидела на твою Фею смотрела, говорит "а можно эту куклу я сегодня с собой возьму? она будет со мной спать"
   -Как я вижу, ты её не отдала, спасибо, ты же знаешь, эта Фея принесёт мне когда-нибудь счастья. Она мне очень дорога.
   -Да знаю, вот и не отдала. Ну, давай отмечать.
  
   Проснувшись утром, Лера уже по привычке сложила ладони, чтобы произнести свою утреннюю молитву, как раздался сигнал о принятом сообщении.
   -Кто это там? С утра пораньше? Ууу... мой философ, прочитаем.
   -"Лучшее средство хорошо начать день состоит в том, чтобы, проснувшись подумать, нельзя ли хоть одному человеку доставить сегодня радость. Если бы это могло быть признано возмещением религиозной привычке к молитве, то наши ближние имели бы выгоду от этой перемены", прочитала она вслух.
   Как это было почти всегда, она перечитывала сообщения Дэна по нескольку раз подряд.
   Так ей полнее открывался смысл этих простых слов.
   -Ну что ж, попробую.
   Лера снова легла на кровать, закрыла глаза и стала думать.
   Полежав так минут 7, она вдруг резко встала, накинула халат и почти бегом побежала на кухню, там на самой верхней полке была её Фея.
   Через считанные секунды она уже стояла у двери Танюшкиной квартиры.
   -Ой, привет Лера, ты чего это так рано?
   -Привет Свет. Ты извини, Танечка уже проснулась?
   -Да, в садик собираемся, Таня иди сюда, тебя Лера зовёт.
   -Доброе утро, Танюшка, Вот. Теперь она твоя. Она точно принесёт тебе счастья. Береги её.
   -Спасибо - только и смогла ответить Таня, двумя руками потянувшись к кукле.
  
   День прошел на редкость приятно, и очень весело, на работе все сегодня явно были в ударе.
   Смех сопровождал её целый день, она радовалась.
   Уже не удивляясь, по дороге домой она прочитала сообщение:
   "И когда мы научимся лучше радоваться, тогда мы тем лучше разучимся причинять другим горе - и выдумывать его".
   -Да! - с восторгом повторила она. - Блин, философ, я люблю тебя!!!
   Это было её первое признание в любви.
   Сегодня она шла домой пешком, Глеб уехал по делам - Она была счастлива.
   Уже подходя к подъезду, она услышала детский смех, это была Танечка, она шла с мамой и папой под руки, в её сумке Лера увидела Фею.
   -Счастья вам, люди,... всем - прошептала она.
   Уже на кровати перечитывая все сообщения, подумав, она стала набирать текст.
   "Спасибо".
   Дэн улыбнулся, ему было приятно.
  
  
  
  
   4.СМЕРТЬ.
  
   Глебу, бой-френду Леры принадлежало не только радиостанция, но так же и кафе и всё что находилось на территории. Он был "крутой". Лера, конечно, была королевой всего этого.
   Все желали её дружбы.
   В то утро Дэн заехал в кафе чтобы передать флешку. В ней было кое-что, что обязательно должно было понравиться Лере.
   -Девушка, а Вы знаете Леру?
   -Если это та, о ком я подумала, конечно знаю, я хоть сегодня первый день работаю но Леру... ту же Леру?
   -Да, да её. Вот, она зайдет, передай ей это. Ты сегодня первый день? Считай, что тебе очень повезло.
   -В чём?
   -Во мне.
   Странный какой-то, но какой симпатичный, как с другой планеты. Точно. Провожая взглядом, подумала барменша.
   Дэн уже в машине набирал сообщение:
   "Зайдите в кафе, я оставил Вам флешку"
   Сообщение отправлено,...Доставлено.
   Поехали.
   -Да, сегодня какой то праздник у коммунистов, вон демонстрации даже, всё те же флаги те же лица, вернее безлица. Вот и к Лере сегодня их главный пришел, не пойму зачем? Уж эту то радиостанцию точно бабушки да дедушки не слушают. Включу, интересно.
   -Напомню, что у нас сегодня в гостях был выдающийся человек, огромнейший ум,
   -Ага, честь и совесть - перебивая Леру, вставил Дэн,- действительно очень умный человек, коммунист по убеждениям, учёный по призванию Петр Андреевич Холодов. Спасибо ещё раз с праздником Вас и Ваших товарищей, праздник это всегда хорошо.
   -Да, всех поздравляю с этим великим праздником. До новых встреч.
   -До свидания, Петр Андреевич.
   -Эх, не могу сдержаться, отправлю. Дэн взял телефон.
   "Иногда появляются резкие, могущественные и захватывающие, но тем не менее отсталые умы, которые еще раз воскрешают пройденную фазу человечества. Они служат доказательством того, что новые направления, которым они противодействуют, ещё недостаточно сильны, что в них чего-то не хватает, иначе последние сумели бы лучше отразить этих заклинателей прошлого".
   Надеюсь, этот Андреевич этого никогда не прочитает, удар хватит. Улыбаясь, сказал вслух Дэн.
  
   Лера уже шла в кафе за флешкой.
   -Таня, привет. Тебе тут оставляли флешку для меня, давай её.
   -Привет Лера, мне??? Нет, ничего не оставляли.
   -Мне, мне оставили.
   -Это кто? я её не видела раньше.
   -Да это новенькая, первый день сегодня. Лена звать.
   Лера подошла к новенькой.
   -Лена да? Тебе передали? а кто?
   -Он.
   Хотя это и был первый рабочий день Лены, она быстро соображала. Да теперь она была уже уверенна, что ей повезло.
   -А ты его запомнила?
   -Еще бы, такого не забудешь.
   -Так, пошли со мной за столик, и флешку не забудь.
  
   -Ни фига себе, это что новенькая с Лерой там за столиком сидят?
   -Ну да, так я им уде два раза чай приносила, прикинь я - новенькой.
   -Офигеть, я тут уже 2 года, а Лера до сих пор даже имя моё толком не запомнила. Вот везёт же людям.
  
   -Таня, пусть Лена тут администратором что ли пока поработает, короче за стойкой ей нельзя. За стойкой надо внимательно на бутылки смотреть, а она пусть смотрит на людей. Хорошо?
   -Ну хорошо, как скажешь Лера, но она только первый день, какой из неё администратор?
   -Ну ты же ей поможешь если что, а?
   -Ладно, помогу если что.
   -Вот и чудно. Всё пока. Лена свой номер я тебе дала, сразу звони в любое время хорошо?
   -Конечно. Я его задержу как смогу - шепотом, на самое Лерыно ухо сказала Лена.
   -Надеюсь.
  
   На выходе её ждал Глеб. Посигналив, он привлёк её внимание.
   Она подошла к его машине.
   -Привет солнце, ты как будто не рада меня видеть. Садись давай в машину.
   -Привет Глеб, конечно я рада, как съездил?
   -Садись говорю, по дороге расскажу.
   Лера села. Она знала, куда они поедут. Ох, как ей этого не хотелось.
   С кровати, накинув халат, Лера быстро пошла в ванную, ей был необходим душ.
   Вернувшись, она увидела свой телефон в руках Глеба. Видно было, с каким трудом ему давалось прочитать увиденное, и понять прочитанное. Ему этого и не надо было, ему достаточно того, что в телефоне есть то, чего как ему казалось, там недолжно было бы быть никогда.
   -Это чё за пидор? Философ х..ф? Чё за х...я вообще б..? Лера, ты чё сука ох...а?
   -Глеб пожалуйста, поменьше мата. Это моя работа, ты не забыл?
   -Работа у тебя на мониторе в студии, а не здесь. - Это уже не работа, это зависимость.
   "Блин, первый раз он сам того не зная, сказал мне то, чего сама не знала я. И он прав"
   -Сей час позвоним, узнаем чё за дела. Уже делая вызов, сказал он.
   Лера даже не поняла, как телефон оказался в её руках, она видела только, как бросает его в унитаз, успев только обернутся, она сразу почувствовала удар по голове. "Было больно", это всё что она помнила следующие 2 часа, пока не уснула.
  
   -Слышь Колян, тут дело есть, давай к кафе, Лёху возьми.
   -Да чё ты паришься Глеб? подумаешь смс. Она ведь общественный человек, творческий.
   Он ей смс отправляет, а ты её трахаешь, т.е. имеешь, извини, так кто из вас двоих ей владеет?
   Как думаете, пацаны?
   -Да всё равно надо припугнуть хорошо, зае...л он.
   -Как скажешь.
  
   "Сегодня я должна его увидеть, о чёрт как болит голова". Первое что она сказала себе проснувшись.
   Как? Где? я даже не знаю его имени. Если только он не придёт в кафе. Он должен, пожалуйста, приди сегодня.
   Так, надо срочно восстановить симку - это первое. Флешка у меня. Блин, потом в кафе, буду ждать его там, пока не придёт.
  
   -Здравствуйте новенькая.
   -Здрасьте, я Вас помню. Вы наверно хотите флешку забрать?
   -Да, хочу, её вернули?
   -Конечно, Лера и забирала и приносила сама, вчера ещё. Присаживайтесь, Таня, принеси молодому человеку кофе.
   -Я смотрю Вы тут со вчерашнего дня освоились? - еле сдерживая смех, сказал Дэн.
   -Ну, да немного - густо покраснев, ответила Лена.
   Выйдя из зала, Лена сразу достала телефон.
   -Ну давай Лера, почему телефон выключен?
   Когда Лена вернулась в зал, Лера уже сидела за одним столом с Дэном. Он пришел.
  
   Они долго сидели молча, просто смотрели друг на друга.
   -Поехали к тебе. Вставая и беря его за руку, сказала Лера.
  
   Следующие два дня для Леры были такими, что ради них стоило родиться. Любовь.
  
   -Дэн, пожалуйста, давай уедем, у меня плохое предчувствие. Нам нельзя здесь.
   -Уедем, а куда?
   -Мне всё равно. У меня дома есть немного денег, у тебя тоже, на первое время хватит, сразу работу найдём, и все нормально будет.
   -Какую это ты работу найдешь сразу? На рынке картошкой торговать?
   -А почему бы и нет? это же так на первое время, Ну можно в магазин, а вообще я на парикмахера училась правда давно очень. Да какая разница, что мы с тобой на жильё и еду не заработаем? а со временем всё наладится, вот увидишь.
   Дэн легко мог это сделать, он знал, что ни где не умрет голодной и холодной смертью, его не пугала резкая смена обстановки, честно говоря, он мог поехать сей час же.
   Он думал о другом:
   "По отношению к женщине, более скромному в своих требованиях человеку уже право располагать её телом и удовлетворение полового чувства кажется достаточным и удовлетворяющим его признаком обладания и владения. Другой человек со своей более недоверчивой и более притязательной алчностью к владению, видит в таком обладании "вопросительный знак", видит только его призрачность и хочет более тонких доказательств, прежде всего что бы знать, только ли женщина отдаётся ему или же она готова бросить ради него всё что имеет или чем очень дорожит. Лишь это и значит для него "владеть". Но третий и тут не останавливается в своём недоверии и жажде обладания. Если женщина всем для него жертвует, то он спрашивает себя, не делает ли она этого ради фантома созданного её воображением? Что бы быть вообще любимым он хочет прежде быть основательно, до глубочайших недр своих узнанным. Он отваживается дать разгадать себя. Лишь тогда уверен он, что вполне обладает своей возлюбленной, когда она уже не обманывается на его счёт, когда она любит его так же сильно за его зло и скрытую ненасытность, как и за его доброту, терпение и умственное развитие".
  
   -Лера, а ты же меня почти не знаешь. Почему ты так уверенна во мне?
   В мире нет ничего абсолютного, а значит и во мне есть и зло и мое само.
   -И твое зло и добро и это твое само - всё это и есть ты. Я беру тебя себе таким, какой ты есть, полностью, так же как и ты бери меня всю, целиком я твоя, владей мною - уже со смехом сказала, заваливаясь на него Лера.
  
   Лера уже забыла, что в её жизни существовал когда-то Глеб, если бы он проходил мимо, она может быть, даже и не узнала его. Он исчез в её сознании.
   Но он о ней помнил. Он выжидал её. Ему нужен был "философ", с ней он всегда успеет разобраться.
   Когда Дэн и Лера подъехали к её дому, Глеб подождал пока она не исчезнет в подъезде.
   Вчетвером они быстро выволокли Дэна из машины и усадили в свою.
   Выехав из города, они поехали к озеру.
  
   -Ну чё б.., довые....ся? Философ хренов, ты вообще кто такой?
   -Я - от сегодня и от прежде, но есть во мне нечто, что от завтра, от послезавтра и от когда-нибудь.
   -Не, с ним всё ясно, валить надо. Мы тебя щяс будем убивать. Страшно?
   -Неужели ты думаешь, что можешь меня запугать?
   -Да вообще ох..л. Ты знаешь кто я?
   -Знаю. Ты - баран передовик этого стада. А вон тот толстенький, наверно Глеб, он надо полагать ваш пастух. Каждому пастуху нужен свой баран передовик, что бы самому при случае не становиться бараном.
   -Ну, скажи ещё что-нибудь на прощанье, - сказал толстенький Глеб.- Я ей передам.
   -Жизнь есть родник радости; но всюду, где пьёт отребье, все родники бывают отравлены.
   Они били его долго, чтоб наверняка. Дэн не сопротивлялся - пусть порадуются - это продолжалось минут сорок, Дэн точно был уже мёртв. Это было видно.
   -Родник говоришь? Щас будет тебе родник.
   Глеб расстегнул ширинку штанов. Струя мочи смыла кровь с лица Дэна. Его глаза увидели свет в последний раз.
  
   Леру бил только Глеб, остальное стадо, где-то пило.
   Тогда Лера испытала на своем теле всё.
  
   Среди ночи она очнулась. На столе лежала флешка Дэна.
   Она подошла к компу, и стала ждать.
   Он сидел возле камина. Она всё поняла из его молчания.
   Потом он заговорил:
  
   Поколения будущего.
   Молодые и умные.
   Я обращаюсь к вам.
   Остановитесь и послушайте меня.
   Вы держите в руках будущее не только свое всего человечества.
   Я хочу что бы вы всегда шли к своей цели и как только цель будет достигнута тот час должна родится новая ещё более амбициозная цель ибо существенное заключается в том чтобы смотреть поверх последней ступени лестницы а не успокаиваться на ней.
   Несмотря на все соблазны которыми кишит молодость вы должны понимать что именно сей час вы создаёте фундамент всей вашей жизни и чем крепче будет этот фундамент тем легче в будущем сможете вы брать от жизни всё то что она сможет вам предложить.
   Я хочу чтобы вы знали - вы можете достичь невозможного только если сами этого захотите.
   Я хочу чтобы уверенность глубоко засела в ваши души и пустила там могучие корни.
   Когда вам будет трудно, когда ваши руки ослабнут в бессилии вспомните эти слова и они придадут сил которые помогут преодолеть сложности какие повстречаются вам на вашей дороге
   Те, кому предназначены эти слова - да услышат меня.
  
  
   P.S.
   Можно предположить, что душа, в которой некогда должен совершенно созреть и налиться сладостью тип свободного ума, испытала, как решающее событие своей жизни, великий разрыв и что до этого она была тем более связанной душой и казалась навсегда прикованной к своему углу и столбу. Что вяжет крепче всего? Какие путы почти неразрывны? У людей высокой и избранной породы то будут обязанности - благоговение, которое присуще юности, робость и нежность ко всему издревле почитаемому и достойному, благодарность почве, из которой они выросли, руке, которая их вела, святилищу, в котором они научились поклоняться; их высшие мгновения будут сами крепче всего связывать и дольше всего обвязывать их. Великий разрыв приходит для таких связанных людей внезапно, как подземный толчок: юная душа сразу сотрясается, отрывается, вырывается - она сама не понимает, что с ней происходит. Её влечет и гонит что-то, точно приказание; в ней просыпается желание и стремление уйти, всё равно куда, во что бы то ни стало; горячее опасное любопытство по неоткрытому миру пламенеет и пылает во всех её чувствах. "Лучше умереть, чем жить здесь"- так звучит повелительный голос и соблазн; и это "здесь" это "дома" есть все, что она любила доселе! Внезапный ужас и подозрения против того, что она любила, молния презрения к тому, что звалось её "обязанностью", бунтующий, произвольный, вулканически пробивающийся порыв к странствию, чужбине, отчуждению, охлаждению, отрезвлению, оледенению, ненависть к любви, быть может, святотатственный выпад и взгляд назад, туда, где она доселе поклонялась и любила, быть может, пыл стыда перед тем, что она только что делала, и вместе с тем восторженная радость, что она это делала, упоенное внутреннее радостное содрогание, в котором сказывается победа - победа? над чем? над кем? загадочная, чреватая вопросами и возбуждающая вопросы победа, но всё же первая победа.
  
   Лера ушла тихо, она исчезла.
  
  
   КОНЕЦ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"