Денисов Адам: другие произведения.

M.A.X.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  Адам Денисов
  M.A.X.
  
  
  Жанр: киберпанк
  
  
  Оглавление
  
  1. Нули и единицы
  2. Начало...
  3. "Свобода"
  4. Клуб "Чат"
  5. Mona Lisa
  6. Счастливое число
  7. Одноглазый
  8. "Внутренний Круг"
  9. Прогноз
  10. Следующий
  11. Доза реальности
  12. Больше чем надеяться
  13. Душа +
  14. Братья
  15. Файлы
  16. Пойманный
  17. Большой базар
  18. Эндшпиль
  19. Обратный отсчет
  
  
  1
  
  Нули и единицы
  
  Утро, 1 декабря.
  Зимой частенько бывают такие дни, когда солнца не видно вообще. Сегодня был именно такой нередкий случай. Пришелся он на первый день зимы. В басистом и холодном небе не видно ни единого облака, ни крошечных промельков голубой озоновой оболочки, лишь размытая непогодой серая муть как липкий безобразный осадок, стекающий по обратной стороне стенки лабораторной колбы.
  В это утро раздался очередной телефонный звонок.
  Голос был марсианским.
  Короткое сообщение о том, что некто уже находится в Домене и создал "бета"-версию каких-то новых существ. Кто был этот загадочный человек с другого конца провода? Он представился как anonymous. Может быть случайный свидетель; хакер-зевака, невзначай напоровшийся на угрозу во время виртуальных прогулок или сам виновник - безумец, возомнивший себя Богом и желавший сыграть с Сетевой Полицией в кошки-мышки. А может он просто больной человек, чью цифровую душу разъедает опасный нейронный вирус, подцепленный в одной из "черных" клиник во время нелегальной пересадки органов. Отследить звонок не удалось. Зацепкой был только адрес, который назвал anonymous.
  Гудки.
  Самое обычное утро в городе ЛЮКС.
  Сто лет назад этот мегаполис с населением в триста миллионов человек был в десятке крупных городов Марса. Но череда страшных экономических кризисов поразивших планету в начале нового века беспощадно вывернули карманы горожан наизнанку, отбросив большую их часть на обочину бытия.
  Кто успел, перешел на "черную" сторону.
  Криминал, сетевое жульничество, коррупция и вымогательство - единственные выходы. Всего за несколько лет в городе была выстроена многоуровневая и обширная криминальная структура. Властям было все равно. Наркоторговцев, ловцов ДНК и мелких мошенников прибило к берегам ЛЮКСа волной бедности. Улицы наполнили толпы наркоманов, бродяг и кибернетических уродов, точно в лавке по частям распродававших свои органы в подпольные клиники погрязшего в бедноте города.
  Мир ждала новая ядерная война.
  По географическому положению ЛЮКС был не в самой удачной позиции. Город располагался в долине возле Мертвой реки на границе двух держав - Космического Альянса и Союза 13. Эти две конфедерации невзлюбили друг друга еще со времен заселения Земной Орбиты и последующей экспансии человека на Марс. Гонка кибернетического вооружения, начавшаяся еще полвека назад, не давала обоим государствам покоя и как пожар пожирала средства налогоплательщиков. Правда, сейчас обе державы переживали временное перемирие, однако было и так понятно, что и та другая сторона лишь ищет удобный повод для скорейшего возобновления военных действий на "красной" планете.
  
  Район A, дом 2055.
  Возле красной жестяной бочки с облупившейся масляной краской стояли озябшие бродяги. Закутанные в грязно-серые лохмотья, они грелись возле языков пламени вырывающихся из этого сосуда. Изредка бродяги подбрасывали туда мусор, подпитывая горячее сердце пылающей жаром стихии. В их посиневших от холода руках, то и дело, мелькала стеклянная бутылка запрещенного к употреблению синтетического спирта как бесценное сокровище бережно передаваемое от одного к другому.
  Все еще шел радиоактивный снег.
  Его снежинки светились как светлячки в ночном небе и не были похожи на те шестиугольники, которые привык видеть каждый из нас. Снег застилал обледенелый асфальт, тая в яркие неоновые лужицы.
  В двух метрах от пьяных бродяг, жмущихся поближе к огню и переминающихся с ноги на ногу, крутился, не переставая, старый ветряной генератор, собранный кем-то из озабоченных экологией мастеров. Впрочем, он мог оказаться полезным в быту. Проблемы с подачей электроэнергии были явлениями частыми. То и дело различные мелкие шайки обрезали линии передач и продавали это ворованное добро в подпольные металлургические заводы, зарабатывая на кусок хлеба и питьевую воду.
  Иметь в пользовании альтернативный источник питания было не так уж глупо, как могло кому-то показаться на первый взгляд. Иногда использовали и солнечные батареи, но зимой от них почти не было толку. В то время как ветра созданные аномальным смещением атмосферного равновесия становились с каждым следующим годом только сильнее, зачастую перерастая в торнадо шестого класса.
  Хлопок дверцы.
  Рядом с черной элегантной машиной - "седаном" нового образца, имевшего "синие" номера и зарегистрированного на Полицию, стоял мужчина высокого роста и атлетического телосложения, скрытого под теплым пальто похожим на древние плащи с двойной подкладкой из искусственного меха. Глаза имели некий серебристый блеск и казались металлическими точно шарики, отлитые из олова.
  Кибернетические имплантаты 3-го уровня.
  В ЛЮКСе экология была настолько запущена, что пребывание "чистых" людей в городе было сродни выходу в открытый космос без скафандра. Воздух был горьким как сигаретный дым, из глубоких недр безжизненной почвы каждый год выделялись тысячи тонн ядовитых испарений. А в теплые времена года зеленоватые кислотные дожди отравляли построенные столетия назад реки и моря. Подводная вода, как и та, которая была на поверхности планеты, была также непригодна для питья.
  Нанопористый черный респиратор, закрывавший почти половину лица, неприятно потирал его свежевыбритый подбородок. Губы и ноздри были также укрыты этим фильтрующим устройством. Носить респиратор приходилось всегда. Только таким образом можно защититься от вредоносных нанороботов подобно углеродным земным вирусам, наполняющим воздух ЛЮКСа. По крайней мере, так обещали производители СИЗ. Конечно, их слова никогда не звучали убедительно, но все же немного успокаивали.
  По-черепашьи втянув голову за громадный оттопыренный меховой воротник пальто, мужчина пошел по тропинке выложенной из сине-серых камней идеально квадратной формы. Движения его были мало похожи на исконно человеческие. Скорее мужчина вел себя как те, про кого приезжий мог, указав пальцем, с непривычки сказать: глядите, идет робот в одежде! Ну и прочее расистское дерьмо.
  Дом выглядел как одноэтажная гостиница.
  Вокруг дремал заснеженный сад.
  Район A был одним из самых дорогих секторов ЛЮКСа. В радиусе более десяти километров не было ни одного небоскреба - только частные одноэтажные и двухэтажные коттеджи с обширными зелеными садами и аллеями. Мало кто из жителей мог позволить себе проживать в такой небесной роскоши. Все это размещалось в самом сердце города, своего рода, заповеднике богачей и крупных шишек.
  Неподалеку, вокруг зеленых зарослей морозостойкого бамбука, было небольшое искусственное озеро с минерализованной водой. Несмотря на холодную погоду, вода в нем не замерзала, что даже не было видно у поверхности озера тончайшей корки льда. Дело в том, что марсианские ученые разработали особую воду, температура кристаллизации которой была снижена почти до минус 42,5 градусов.
  Пройдя около двух третей извилистой тропинки, мужчина встретил дерево. В настоящее время ввоз семян растений с других планет был запрещен, а родных "зеленых" культур на Марсе никогда не росло. Вот и пришлось местным генетикам выводить ДНК углеродных растений искусственным путем, параллельно улучшая их биологические качества внесением или удалением тех или иных промежуточных генов. Как и земные генетические собратья, гигантские марсианские деревья тоже сбрасывали листву на зиму. На одной из голых ветвей сидела механическая птица - альтернатива живым.
  В саду водилась и другая "живность".
  Кибернетические садовники, выглядевшие как большие железные крабы, исполняя вшитые в их ОС приказы, ползали по аккуратному саду, ухаживая за еще зелеными растениями. Их клешни как маленькие детские лопатки разгребали радиоактивный снег. Вскоре гость заметил, как один из этих механических работников переваливая свое овальное тело через земляные волны, подполз к нему. Его бронзовый панцирь выглядел как новенький - без царапин и сколов, хотя и был немного запачкан.
  Когда до ноги мужчины остался метр, это ползающее существо просканировало незнакомца, а после ненадолго застыло, анализируя полученные данные. Получив решение, "краб" изменил курс для того, чтобы обогнуть черный резиновый сапог гостя. После кибернетический садовник пополз дальше.
  Еще десяток шагов и мужчина добрался до конца тропинки.
  Впереди стоял другой человек.
  Выглядел он как офицер Полиции. За плечом на старой лямке висела скорострельная винтовка 4-го поколения. Как и первый мужчина, этот полицейский был одет в двойное зимнее пальто, а его лицо закрывала бледно-серая нанопористая респираторная маска с двумя круглыми фильтрами по бокам точно как у древних образцов противогазов, получивших широкую популярность в мировых войнах.
  - Посторонним вход закрыт, - заявил офицер.
  - Правда?
  - Место преступления.
  - Я детектив Сетевой Полиции. - Мужчина сунул руку в карман пальто и предъявил цифровое удостоверение в виде голографической карточки, раскрывающейся силой мысли. - Кодовый номер NP-5091-11.
  - Сетевая Полиция?
  - Да.
  - И какого черта вам тут надо?!
  - Расследуем убийства.
  - Наши ребята и сами справятся, - заявил полицейский.
  - Я бы не был в этом уверен.
  - Неужели?
  - Есть подозрения, что к этому делу причастны хакеры из марсианских кланов. Разве вам еще не передали? Если будет доказано что здесь имел место взлом сознания или подтасовка памяти, то боюсь лишними будете как раз вы, - парировал Fox, пряча удостоверение в кармане пальто. - Где убитые?
  - Там, в доме.
  - Благодарю, CP-4014-00, - сказал детектив, зачитав номер на его нагрудном значке, и вошел в дом.
  Интерьер помещения был обставлен в японском стиле - минимум вещей, максимум свободного пространства. Несколько тусклых люминесцентных ламп на потолке и на стенах узких коридоров. Все стены в этом домике были тонкими почти бумажными с деревянным решетчатым каркасом не позволяющим упасть потолку. Сочетание легкости, простоты и древнего восточного стиля. Всюду ходили люди из городской Полиции. Их лица были надежно скрыты под респираторными масками но, судя по белым защитным костюмам, они были бригадой из отдела судебной и медицинской экспертизы.
  Детектив направился в гостиную.
  Как заметил Fox, именно оттуда доносилось большинство голосов и слепящих глаза вспышек фотоаппаратов. Расталкивая толпу офицеров Полиции, он наконец-то сумел пробраться в первый ряд.
  Гостиная имела форму квадрата со сторонами в десять метров. На полу, застеленном сбитыми коврами, лежала стеклянная посуда: тарелки, кружки, ваза и растрепанные букеты искусственных цветов. Какая-то раздавленная ногами пища присохла к светло-коричневому паркету. Клетчатая хлопчатобумажная скатерть с чайного столика была сорвана рукой и прикрывала одного из убитых людей.
  Fox обошел тело вокруг.
  Жертвой был мужчина средних лет, одетый в дорогой костюм, который по самым скромным меркам стоил в два раза дороже той двухкомнатной квартиры, в которую пару лет назад заселился Fox.
  Его пальцы украшали золотые изделия.
  Особенно внимание детектива привлек перстень на безымянном пальце правой руки. Золотой, круглой формы с буквой "М" выточенной из натурального рубина. Дорогая вещица, учитывая, что на рынке встречаются рубины, полученные синтетическим путем. Наверняка жертва была крупной акулой.
  В других углах комнаты лежали еще несколько убитых мужчин. Все они были одного возраста и вероятно социального положения. Об этом говорили их золотые перстни с той же самой буквой "М".
  Рядом с ними лежали мертвые девушки.
  В их затвердевших руках как в тисках были крепко зажаты кортики. Лезвия покрывали тонкие слои засохшей крови. Респираторы с их лиц были сорваны. Похоже, девушки умерли, отравившись воздухом.
  - Доброе утро, детектив Fox!
  - Лейтенант John_191.
  К детективу подошел полицейский ростом до плеча и, протянув сухую тощую кисть, пожал его руку.
  - Вот уж не думал, что Сетевая Полиция будет интересоваться убийствами.
  - Ну, только если их совершили из Сети.
  - Есть доказательства?
  - Анонимный звонок, - ответил Fox.
  - Ясно...
  - Может, введешь меня в курс дела?
  - Разумеется.
  Лейтенант провел детектива в центр гостиной, откуда было хорошо видно всех убитых.
  - Всего одиннадцать человек, - начал John_191.
  - Кто жертвы?
  - Мафиози.
  - Это семья Corleno?
  - Да.
  - Месть? Конкуренты из наркобизнеса? - предположил Fox.
  - Кто знает.
  - А что за девушки?
  - Марионетки из дешевых борделей на окраинах ЛЮКСа, - сказал лейтенант. - Богачи нередко пользуются их сексуальными услугами. Всего пара пачек "розовой" валюты и абсолютно никаких обязательств. Чего только эти богачи с ними не вытворяют. Не удивлюсь, если причина убийств - самозащита.
  - Не думаю.
  - У тебя уже есть догадки?
  - Вроде того.
  - Интересно какие.
  Но Fox промолчал.
  - Ты думаешь, этих девиц подставили? - спросил John_191.
  - Да.
  - По-твоему они невиновны?
  - Думаю еще рано говорить об этом, - ответил Fox. - Кстати, вы уже провели анализ крови на лезвиях?
  - Давно.
  - И какие результаты?
  - Похоже, ими были зарезаны все мафиози.
  - Девушками?
  - Да.
  - А они сами?
  - Полагаю, что мафиози успели сорвать респираторы с лиц девушек во время борьбы. Ты также думаешь?
  - Полагаю, их тоже убили, - произнес детектив.
  - Но кто? Хакеры?
  - Вероятно.
  - В таком случае...
  - Да. Полагаю, их смерти не были случайностями.
  - И все же это только гипотеза, - произнес John_191. - А нам нужны факты!
  - А как же память?
  - Мои ребята проверяли дважды. Ничего. - Он покачал головой. - Будто функцию записи мозга отключили.
  - Потребуется вскрытие сознания.
  - Зачем?
  - Если виновники хакеры, то в нем еще должны остаться их электронные отпечатки, - ответил Fox.
  Лейтенант протянул детективу листок бумаги.
  - Вот, распишись, и тела твои, - сказал он.
  - А мафиози?
  - Извини, но их передать не могу.
  - Спасибо, я твой должник, - улыбнулся Fox, вырисовывая на бумаге замысловатые завитушки. После свернутый вчетверо документ незаметно затонул во внутреннем обросшем мехом кармане пальто.
  В это же время к лейтенанту подошел один из бригады и подал отчет.
  - Вот идентификация девушек по ДНК, - произнес он.
  - Могу я взглянуть? - спросил Fox.
  - Пожалуйста.
  Детектив пробежал глазами по списку из шести имен, параллельно копируя их в ячейки своей памяти.
  - Девочки из борделя "Мечта", - прочитал лейтенант.
  - Кто владелец?
  - Lee.
  - Мой старый знакомый, - сказал Fox. - У тебя еще есть досье на него?
  - Конечно.
  - Вышли на мой E-mail.
  - Зачем?
  - Да так, кое-что разузнать хочу.
  - Ладно.
  - Спасибо, друг.
  Детектив выскочил на улицу и торопливыми шагами направился назад по каменной сине-серой тропинке. Певчая птица улетела, "крабы" закончив садовые работы, попрятались в своих глубоких кибернетических норах. И только радиоактивный снег все падал и падал, застилая серый ледяной асфальт.
  Встряхнув с плеч снег Fox сел в машину.
  Минуту спустя, раздалось негромкое жужжание - заработали электродвигатели. Рука детектива чуть-чуть опустила стекло, когда он закурил от прикуривателя. Шелестя шиповой зимней резиной, автомобиль помчался по 14-ой улице на север ЛЮКСа, рассекая бесформенные лужи с масляными разводами.
  
  
  2
  
  Начало...
  
  Месяц назад.
  Последние годы жизни-существования Max провел во второсортном марсианском Домене на информационном отшибе Сети. Хостинг в размере 500 гигабайт он получил от своего знакомого Интернет-провайдера, подобно банку, предоставляющему дисковые объемы для собственных нужд клиентов.
  На этом отформатированном чистом поле, зарегистрировав свой хост, Max построил себе некий идеальный мир, навсегда разделенный с Базовой Реальностью. Мир по законам его воображения и фантазии. В нем не было границ или логики. В нем только ты сам решал, как далеко ты хотел уйти вперед в электронное будущее или вернуться назад на страницы жизни-существования, чтобы еще раз пережить былые дни.
  Иногда Max возвращался в детство.
  Прыжок. И ты уже там!
  Как в сказке ему вновь исполнялось тринадцать лет. Он видел себя лежащим на кровати в своей любимой комнате в старой квартире на окраине ЛЮКСа. В углу пылился старенький пластиковый компьютер еще не на голографической, а обычной проекторной основе. Юный Max читал научно-фантастическую книжку с красочной обложкой и в твердом переплете при свете синей неоновой лампы, а по ночам мастурбировал, ощущая запах чистых хлопковых простыней и думая о девочках из класса.
  Но прогулки в прошлое были редкими.
  Max не очень-то любил свое прошлое, и старался не думать о нем. Ему намного легче жилось здесь, в настоящем - в интерактивном нейронном мире из миллиардов нулей и единиц похожем на обычную компьютерную игру, полностью разработанную и созданную, конечно же, только самим им.
  
  Max проснулся.
  Щурясь от яркого солнечного света, он едва-едва приоткрыл глаза - вдавленные и тусклые, обведенные черными кругами измождения. Вены на глазах лопнули и затопили белки сгустками крови. Круглые настенные часы с эмблемой и бело-красной раскраской его любимой футбольной команды тикали так громко, что сонный Max закрыл уши ладонями и сильнее уткнулся в пуховую подушку.
  Скорее всего, это был результат обострения органов чувств, который обычно возникает после недавнего приема сильнодействующих наркотиков. Звук не утихал. Держа уши закрытыми, Max на секунду представил себе абсолютную тишину. Вдруг часы замолкли. Их стрелка замерла на цифре "1". Будто села батарейка. Следующим, что ощутил Max, было теплое женское тело под его левым боком.
  Комната, в которой проснулся Max - как пещера. Голый шероховатый белый пластик покрывал все шесть поверхностей этого жилого куба. Всего 500 гигабайт дискового пространства, но этого ему было вполне достаточно, чтобы жить-существовать, радуясь каждому дню своего цифрового бессмертия.
  Сквозь защищенное алюминиевой решеткой стекло над головой в комнату сочился солнечный свет. Мягкий точно как пух он вращал зависшие в воздухе пылинки и ложился на оголенную кожу, пригревая лучами. Толстые сетевые кабели, свисая с белоснежного потолка, тихо покачивались в нескольких сантиметрах от прохладного пластикового пола, напоминая собой удочки-лианы диких джунглей.
  В кубической комнате не было почти ничего, за исключением просторного розоватого мата в углу и старомодного книжного шкафа напротив, заодно замечательно играющего роль квартирного пылесборника.
  Рядом с матом лежали две совершенно одинаковые черные пластиковые коробки, напичканные какими-то старинными вещами малознакомыми и неинтересными современным людям. Среди них можно найти допотопные виртуальные манипуляторы, софт и spy-программы еще древних версий, которых уже давным-давно не использовались пользователями Сети из-за бесчисленных "багов". Впрочем, Max всегда забывал выбросить их из своей памяти, поэтому все это старье, словно мусор, продолжало обитать в его комнате. Все остальные же воспоминания Max держал при себе - внутри памяти.
  Max был хакером Старой Эры.
  Из тех авантюрных парней, что не представляли жизни-существования без компьютеров, без вольных прогулок по Сети, воровства драйверов и виртуального секса с каким-нибудь "горячим" ПО.
  Как ковбои они набрасывали электронное лассо на брандмауэры Корпораций, разоряли банки и делились награбленным богатством со всеми людьми. Но, увы, время галантных сетевых рыцарей прошло. На смену старикам пришли молодые радикально-настроенные хакеры, чьими интересами был лишь только материальный заработок. Хакерство умерло. Корпорации сами начали нанимать умельцев, чтоб еще надежнее защищать себя. Борьба за свободу и правду превратилась в обычный бизнес.
  На голове типичный "ежик" из черных жестких как проволока волос, приправленных прядями металлизированных волосяных имплантатов, придающих прическе хакера пожизненный эффект отравлено-серебряной седины. Когда-то давно это считалось, чуть ли не последним писком кибер-моды.
  В июне ему стукнет 35 лет.
  Лучшее время, чтобы добровольно уйти с сетевой сцены. Впрочем, не только возраст послужил причиной его ухода из хакерских кругов. Родных у Max`а не было - вернее говоря, не осталось уже никого. С друзьями он не общался уже двенадцать лет. Ровно столько Max проторчал на хостинге в Домене.
  Max покинул мир в тот самый день, когда казнили брата. После он еще долго вспоминал Zero - старшего брата по ДНК. Вспоминал его рыжие как корочка запеченного яблочного пирога волосы, широкую всегда ободряющую улыбку и добрые голубые глаза - дорогие имплантаты то ли 3-го, то ли 4-го уровня. Помнил, как учился у него всем премудростям хакерского ремесла, следуя по его стопам.
  Вскоре Zero даже принял его в свой клан - NET5. В него входили лучшие хакеры ЛЮКСа и, безусловно, лучшие друзья брата. Но финал был, увы, трагичен! Во время одного из заданий, брата вычислили, и нейронный вирус, мчащийся по оптико-волоконным магистралям на скорости света, поразил его "вторичное" сознание через Сеть. Разум Zero был парализован. Выручать его, не было времени и всем остальным пришлось уйти, бросив своего капитана в одиночестве. Несколькими днями позже хакер был осужден по статье 931. Ни о каком тюремном заключении не могло быть и речи.
  Хакеры считались социальными уродами.
  Чем-то это было похоже на охоту за ведьмами с последующим сожжением на электронном костре. Хакеров нарекали еретиками, носителями аморальной жизненной философии и червяками, грызущими корни Сообщества. Zero был приговорен к смертной казни. Спустя неделю приговор привели в силу: брата заперли в тесной металлической камере, где он принял душ из органических растворителей. Мучительная, страшная смерть как прилипшая к зрачку картинка долгие месяцы не покидала голову младшего брата - приходила к нему во сне и наяву. В тот день он потерял все, что имел.
  Женщина рядом шевельнулась.
  Max приподнялся на левом локте, чтобы взглянуть на нее. Лицо женщины было ему незнакомо, но из числа тех к каким хакер уже привык за двенадцать лет жизни-существования в виртуальном пространстве. Банальная красотка, порождение второсортной дешевой пластической хирургии и безжалостной моды, прихотей его временами безумных фантазий - одним словом некий архетип, составленный из сотен или тысячи популярных экранных лиц за годы его жизни-существования в ЛЮКСе.
  Ее тело было скрыто под складками голубой простыни.
  Имени или прочих ее данных он не знал, да и вряд ли они вообще существовали. Эта женщина даже не была биологической - порождение нейронного желания. Что-то вроде сексуальной мысли обличенной в визуальную различимую для человеческих глаз оболочку. Довольно привычная вещь в компьютерном мире. И, похоже, Max торчал на этой параллельной реальности как наркоман на игле.
  Он сел, опустив ноги на пол.
  Подошвы ног зарегистрировали на плитке дробь песчинок с пляжа. Он вспомнил что-то, но тут же забыл.
  В комнате стоял не выветрившийся за ночь слабый всепроникающий запах марсианской травы.
  Голый, со сверлящей в голове болью, Max все-таки встал и заставил ноги передвигаться. Дойдя то кучи сваленной в один ком одежды, хакер начал натягивать на себя новенькие черные джинсы лежавшие на самом верху. После аккуратно застегнул блестящую серебряную пуговицу и молнию гульфика.
  - Доброе утро, любимый!
  Max повернулся и увидел, что женщина сидела на мате, натянув одеяло на грудь, и протирала глаза.
  - Как спалось?
  - Не хуже, чем на небесах, - сказала она, поправляя золотистый локон небрежно упавший ей на лицо.
  Max начал натягивать футболку.
  Женщина не покидала постели, будто бы ожидала команды. Ее кожа плеч выглядела как бархат - мягкая и немного святящаяся неоном как очень-очень слабая рекламная вывеска над входом в какой-нибудь дорогостоящий бутик или хирургический центр. Губы были пухлые с силиконовыми вставками, а помада блестела так ярко, будто была только нанесена. На ее лице никаких следов сна или наркотика.
  Max вручил ей дымящуюся чашку кофе.
  Женщина протянула руку, как вдруг в ее лице хакер увидел другую. Как маску это новое лицо наложили на старое, будто ты, сидя в графическом редакторе, подбираешь головы для отдельного тела. Max увидел длинные черные волосы, льющиеся как отравленная чернильная вода из сточных труб. Бледное лицо из синтетической кожи с уменьшенными порами и купленные по специальной новогодней скидке глаза - усталые и обведенные угольным карандашом, напоминающим след от сажи.
  Это была Mona Lisa - бывшая девушка хакера, которую по сей день, не могла заменить ни одна из его жизненных попутчиц. Только в ней одной он видел невероятное хитросплетение духовного родства. Mona была будто бы не из этого мира - с другими взглядами и желаниями, с необычайной душой.
  Начиная с первого дня проведенного вместе, жизнь хакера вошла в простую колею. Вдвоем они часто завтракали в Интернет-кафе с рифлеными желтыми стенами на углу 85-ой и 96-ой улиц за их любимым столиком под листьями невысокой, где-то со средний человеческий рост, искусственной пальмы. Загружаясь в Сеть, они часами гуляли по виртуальным проспектам, пока палящее солнце, наконец, не загоняло в защищенную ставнями прохладу гостиничных номеров, где они занимались любовью под зеркальным потолком и четырьмя медленно кружащимися лопастями пластикового вентилятора.
  К ночи они выходи в Базовую Реальность, но только наступало утро и они вновь погружались в эту необъятную бинарную Вселенную с обедами на верандах ресторанов, золотистыми пляжами, красным вином и чистыми номерами гостиниц. Жизнь-существование вместе с ней казалось Max`у сном.
  Но счастье было недолгим.
  Max так и не понял истинных причин расставания. Mona Lisa просто ушла. Пытаться вернуть ее назад бесполезно. Хакер был даже готов примириться с ее постыдной работой в дешевом борделе "Мечта", но все равно это было бы напрасно. Никто не мог предположить, что все произойдет вот так.
  Кофе было уже выпито, и Max молча уставился на темное кольцо на дне чашки. Остатки кофе крутились с той скоростью, какую задавал им хакер, слегка покачивая чашку из стороны в сторону. На минуту Max почувствовал в себе божественное начало - всемогущество, что он способен одной лишь силой мысли сдвинуть горы и перейти океаны. Но, увы, этой власти у него не было в Базовой Реальности.
  - Ты о чем-то задумался?
  Max глянул на женщину, но встретил уже крупные карие глаза.
  - Нет, - солгал он.
  Раздался звонок.
  Max не спеша открыл дверь, встречая на пороге незваного гостя. Им оказался довольно рослый мужчина на три года старше хакера. Лицо искусно прооперировано: ни морщинок, ни возрастных складок. Гладкая кожа на искусственной гель-основе и маленькие шрамы вокруг ямок глаз в форме веера. Гость был блондином с приподнятой челкой и смотрелся как типичная поп-звезда из шоу-бизнеса.
  Загар, на его полуобнаженном торсе включая руки, был неравномерным: эффект, достигаемый узконаправленным воздействием ультрафиолетовых лучей на меланин клеток подкожной ткани. Многочисленные темные пятна перекрывали друг друга, создавая невероятные узоры, подчеркивая или затеняя накаченную анаболиками мускулатуру. Сразу видно, что это работа лучших соляриев ЛЮКСа.
  - Nicky?!
  - Да, это я, - кивнул он.
  Как помнил Max, рук у его приятеля не было еще в первый день их знакомства. Говорили, что их отрубил ему его собственный дилер. В те давние времена Nicky был еще типичным наркоманом и потому часто сидел на мели, по-тихому воруя дурь, которую должен был продавать подросткам в колледже.
  Через месяц он собственноручно задушил бывшего босса новыми дюралюминиевыми руками. С наркотой Nicky завязал почти в тот же самый день, когда приобрел кибернетические протезы - купил себе нервную систему ver.2.0.44. Эти образцы были невосприимчивы к действию наркотика. Старых знакомых приходов или чувства эйфории не было. Через месяц интерес к наркоте угас сам по себе.
  - Какого черта тебе здесь нужно? - спросил Max.
  - Навестить друга.
  - Уходи.
  Но Nicky выставил кожаный ботинок вперед, не позволив хакеру захлопнуть двери.
  - Хреново выглядишь, приятель, - произнес он. - Опять наркотики?
  - Тебе-то, какое дело?
  - Эй, - наморщился Nicky. - Ты что такой холодный? Не рад мне?
  - Не очень.
  - Где же тот Max, которого я знал?
  - Давно умер.
  - Жаль.
  - Он был дураком, - бросил хакер.
  - Нет, он был настоящим другом, - поправил Nicky. - Я, ты, Zero, другие друзья. Помнишь еще нас?
  - Не начинай.
  Хакер отвернулся и направился к розовому мату.
  - Все развлекаешься с голограммами?
  - А что?
  - Лучше найди себе нормальную бабу, - сказал Nicky.
  Max хлопнул и женщина, лежавшая под голубой простыней, исчезла словно свет в померкшей лампе.
  - Так чего тебе надо от меня?
  - Есть дело.
  - Хакерство?
  - Ну, а как же без этого. Если бы... - Но Nicky был прерван.
  - Отказываюсь.
  - Эй, погоди!
  - Не хочу даже слышать об этом, - заявил Max.
  - Да ты что?!
  - Лучше найди ребят помоложе.
  - Нет таких парней.
  - Правда? А я думал, нынче хакеров как бродячих собак!
  - Не в этом дело, - произнес Nicky. - Мне нужен человек, которому я могу доверить жизнь. Ты и я - мы последние из NET5. Пойми это дело действительно важное. Я просто не имею права брать каких-то молокососов. Если бы не работа в Сети, то я бы никогда не побеспокоил тебя, друг. Давай решайся.
  - Я завязал.
  - Да брось ты! - настаивал он. - Давай обсудим, только в другой обстановке. За парой кружек пива.
  Max дважды хлопнул в ладоши.
  Через 0,1127 секунды оба приятеля очутились в баре.
  Бар выглядел как любое среднестатистическое заведение подобного рода: недорогие загорелые шлюхи; выпивка и тысячи пьяных посетителей, размахивающих "розовых" деньгами как какие-нибудь богачи. Как и все прочие вещи виртуального мира, бар был полностью взят из воображения хакера и приправлен некоторыми деталями, закравшимися в его память, во время посещений баров ЛЮКСа.
  Max и Nicky разыскали себе свободное место за стойкой.
  В тот же миг толстяк-бармен наградил их двумя кружками первосортного пива - золотистого с густой белоснежной пеной. В Базовой Реальности такой чудесный напиток может разве что только присниться. В пивных ЛЮКСа ты в лучшем случае получишь разведенную мочу, от которой так и хочется плеваться, если попробуешь глоток пенного напитка, прежде чем отключишь все вкусовые рецепторы.
  Неожиданно к ним приблизился незнакомец.
  Им был мужчина, одетый в старый плащ-накидку и ковбойскую шляпу. Расстегнутый жилет на рубашке с накрахмаленным воротничком, шейный воротник был свободно завязан вокруг шеи. На его ногах были штаны, прикрытые широкими кожаными чехлами и ярко-красные, начищенные до блеска сапоги с острым носком и шпорами. Как раз такими парнями запомнились Max`у ковбои из древних еще записанных на земле 3D-фильмов, которые мальчишка пересматривал в детстве сотни раз.
  Его лица не было видно, из-за чего ковбой выглядел немного подозрительно. Был виден только серый дымок от тлеющей в желтых зубах сигареты. Из кобуры торчала рукоятка шестизарядного револьвера.
  Nicky косо глянул в его сторону.
  - А он...
  - Не волнуйся, он только плод моего воображения, - успокоил Max.
  - Окей.
  Друг хлебнул пива.
  - Так вот, слушай... - начал он.
  - Ну?
  - Ты помнишь поставщика наркотиков? - спросил Nicky. - Ну, паренек был такой, невзрачный и чудаковатый. У него из головы торчали древние диоды, нос и нижняя губа были в килограмме пирсинга и уши вытянутой формы с такими меховыми кисточками на кончиках. Мы называли его D_Elf.
  - Тот, который лысый?
  - Да.
  - И что ему нужно? - спросил Max.
  - После распада нашего клана я какое-то время сотрудничал с ним, - говорил друг. - Недавно у него появился интересный товар. Я думаю надо как можно скорее вывести это добро на "черный" рынок.
  - Что за товар?
  - Наркотик.
  - Нет, я на это никогда не пойду. Такие торговцы в ЛЮКСе на каждом углу.
  - Да нет же, - убеждал его Nicky. - D_Elf предлагает товар иного сорта!
  - И какого?
  - X.
  - Какой-то новый наркотик?
  - Именно.
  - Есть образец? - спросил Max.
  - Нет. Нельзя пока я не дам ему согласие на партнерство.
  - Ну и что это за наркотик?
  - Впервые его синтезировали на Меркурии месяц назад, - рассказывал Nicky. - Эффект сильнее раз в десять, чем у всего другого. Аналогов не существует. Я чуть не свихнулся, когда попробовал дозу. Душу буквально выбрасывает из тела, все равно, что круглосуточно торчать в Сети, только безо всяких проводов, сетевого оборудования и прочей херни. Богом клянусь, это то, что надо всем людям!
  - А трафик?
  - Рынок абсолютно пустой.
  - Ты уверен?
  - Мы за два-три месяца заработает больше чем за целые годы, - говорил Nicky. - И, наконец, у нас будут деньги, чтобы раз и навсегда свалить из ЛЮКСа. Выкупим у Корпораций наши жизни и ДНК всех наших друзей. Другого шанса просто не будет. Уйдем в другой город и начнем жизнь с нуля.
  - Возможно ли?
  - Вот скажи, сколько лет ты торчишь в этом Домене?
  - Двенадцать.
  - И ты рад?! - удивился Nicky. - Как друг я бы советовал тебе стремиться жить в собственной плоти. Не волнуйся, деньги у нас будут, и мы обязательно уедем из ЛЮКСа. В другом городе твое счастье, друг. Другая Mona Lisa ждет там тебя! Или ты полагаешь, у тебя есть будущее, сидя в этой подделке?
  - Вот только мое тело...
  - Конечно, твое тело давно сгнило, но я найду тебе новую оболочку.
  - Когда?
  - Поскольку ты мой лучший друг, то я подберу тебе самые лучшие причиндалы. В ближайшие дни мои знакомые врачи упакуют тебя заново. Наполнят мозг информацией и на сутки поместят в резервуар жизнеобеспечения. Клонируют для тебя несколько квадратных метров кожи, вырастив ее на пластинах коллагена и полисахаридов из хрящей. Органы и мышцы будут на синтетической полимерной основе. Глаза и гениталии приобретем на свободном "черном" рынке. Кстати, я уже позаботился о них, - произнес Nicky. - Твои новые глаза, как и старые, будут кофейно-зеленого цвета.
  - Дело точно не выгорит?
  - Ручаюсь, я же сам вкладываю деньги, - уверял он. - Ты нужен, черт возьми!
  - Ладно.
  - Ну так, по рукам?
  - Да.
  - Окей, тогда жди тело!
  - Хорошо.
  - Надеюсь, оно не будет тебе мало, - прощаясь, улыбнулся Nicky.
  
  
  3
  
  "Свобода"
  
  Вечер пятницы.
  Nicky и Max пробирались сквозь уличную толпу.
  Они шли мимо небольших подпольных лавок, торгующих уцененным софтом; мимо картонных ценников с выведенными фломастерами заманчивыми ценами; мимо бесчисленных динамиков, из которых во все стороны вылетали обрывки разнообразной музыки. В вечернем воздухе витал запах мочи, недорогой косметики, пищи и выхлопных газов - отходы сгорания жидкого синтетического топлива.
  На лицах обоих были надеты нанопористые респираторы.
  Час назад они обедали в дешевой забегаловке на углу 99-ой и 108-ой улиц с пыльной неоновой вывеской. Впервые за двенадцать лет Max вновь ощутил вкус настоящей пищи. Аромат дешевых дамских духов из ферментных вытяжек и недорогая жратва, выращенная на пищевых процессорах из полимерных концентратов, пробуждали в нем давно позабытый плотский аппетит. Max заказал себе большую пиццу, здоровенный кусок синтетического крашенного белка, имитирующего бекон и полулитровый бокал темно-зеленого пива. На лучшие сорта денег не хватило. Друг ограничился выпивкой.
  Max поймал себя на мысли, что еда оказалась потрясающей.
  Почти не пережевывая, он уплетал один кусок пиццы за другим, хотя Nicky прекрасно знал, что вкус здешних продуктов был куда паршивее, чем тот, который был запрограммирован в сетевых ресторанах и кафе. Видимо это было просто из-за голодания по жизни-существованию в Базовой Реальности.
  Nicky провел хакера сквозь череду баров и стриптиз-клубов, которых Max никогда раньше не видел. Их построили только шесть лет назад. Да и вообще, надо сказать, что ЛЮКС выглядел для хакера немного незнакомым, хотя дух города остался прежним, точно таким, каким запомнил его Max в день ухода в Домен. Как и двенадцать лет назад он наблюдал одну ту же картину - ЛЮКС умирал.
  В правой руке Nicky нес новенький стальной кейс.
  Наручники были надеты из соображения безопасности, только так Nicky мог быть уверенным в том, что кейс не потеряется. А если и пропадет то только в том редком случае, если он потеряет и собственную руку, а сделать это случайно или по невнимательности, которой, кстати, страдал Max, невозможно.
  В кейсе лежали три дозы X, того нового наркотика, который нахваливал Nicky во время своего визита в Домен. Увы, но на большее количество доз денег не хватило. Большая часть сбережений Nicky, отмытых им в "черных" банках Космического Альянса ушла на восстановления физической оболочки хакера, включая расходы на недорогое жилье, пищу, одежду и еще целый список прочих мелочей.
  Вчера они нанесли визит поставщику.
  Как еще раз убедился хакер - D_Elf был осторожен как шпион. Все встречи он проводил только в Сети, поэтому было вполне вероятно, что чудаковатая внешность, которую всегда видели друзья, а именно диоды в голове, пинсинг, заостренные ушки эльфа - все это не более чем обыкновенная подделка, своего рода 3D-аватар с помощью которого этого парня легко узнавали. Кем был D_Elf в Базовой Реальности, не знал никто. Во всяком случае, в ЛЮКСе, таких осведомленных людей не было. D_Elf мог быть кем угодно: школьником; бывшим хакером; психопатом, приговоренным к лечению, но сбежавшим из психбольницы; адвокатом или менеджером разорившейся Корпорации. Одно было очевидно - в его руках была огромная власть, маленький кусочек которой хотел урвать каждый.
  Впрочем, были некоторые факты.
  Во-первых, D_Elf был родом из Союза 13. Во-вторых, одно время по Сети ходили слухи, что он недавно поселился в каком-то захудалом тихом городке в глубине Союза 13 в 9204 километрах от ЛЮКСа, а также купил себе коттедж в марсианских пустынях возле экватора "красной" планеты. Но не исключено, что все эти на первый взгляд достоверные слухи пустил никто иной, как сам D_Elf.
  Сегодня, целью их прогулки была встреча со знакомым наркодилером, проживающим в Районе Z. Он держал небольшой магазинчик по прокату пиратского софта и микромодулей, материнских плат и прочего силиконового барахла, который до этого тоннами пылился на городских свалках или на заброшенных складах компьютерных салонов. Естественно, что это было только легальное прикрытие.
  Как помнил Nicky, по обеим сторонам павильона тянулись ряды мелких киосков. Покупателей было мало, да и брать в этом магазине было почти нечего - хлам, да и только! В некотором роде его магазинчик был типичной комиссионкой. Клиентура в подавляющем большинстве состояла из подростков, у которых, кроме мечты и пары монет для ее осуществления, за душой ничего больше и не было. Лишь единичным покупателям можно было дать более двадцати, а тем более тридцати лет.
  - Ну и кто наш покупатель? - спросил Max.
  - Cyber.
  - Кто он такой?
  - Клубный заводила, - ответил друг.
  - Это прозвище?
  - Ага. Наркодилер, поставляющий в местные клубы ЛЮКСа дешевые наркотики, - кивнул он. - Подростки и любители дискотек просто боготворят его. Но заранее предупреждаю: он немного не такой.
  - В смысле? - насторожился Max. - Он что, гей?
  - Да нет, - засмеялся Nicky. - Просто в голове у него тараканы. И еще какие!
  - Тоже хакер?
  - Да. Но только в худшей форме.
  Max ухмыльнулся.
  - Послушай, ты будь с ним поосторожнее, - говорил друг. - У него крыша съехала, я тебе точно говорю!
  - Из какой он организации?
  - "Свобода".
  - Анархисты что ли?
  - Насколько я понял эти ребята хакеры-идеалисты - борцы за свободу души, - сказал Nicky. - И с мозгами у них точно разлад. Наверное, перегорела пара-другая контактов. Ты слышал о Сетевой Секте?
  - Нет.
  - Так вот, они сектанты.
  - Серьезно?
  - Конечно, - кивнул друг. - В основном они призывают к самоубийствам и сохранению данных на необъятных просторах Сети. Проклинают физическую плоть и жизнь-существование в Базовой Реальности. Читают молитвы о компьютерах и восхищаются новыми жесткими дисками объемом в 10000 гигабайт. И самое главное верят в загробную жизнь в Сети. Неужели они и правда считают, что волоконно-оптический кабель, подключенный к их плавящимся мозгам, приведет их к Господу Богу.
  - И поэтому дружно сидят на наркотиках? - спросил Max.
  - Им плевать на физические тела.
  - И на боль?
  - Боль? - Nicky усмехнулся. - Сектанты давно понизили болевой порог до нуля.
  - Боятся боли?
  - Думаю, это что-то вроде проверки их веры. Те, кто проживут жизнь, страдая, получат билет в Рай.
  - Кучка мазохистов.
  - И еще каких!
  - Окей, буду молчать как рыба, - пообещал Max.
  
  Причудливые изгибы пыльных стеклянных неоновых трубок на кирпичной стене складывались в название магазина: "Кибер@". Шершавые бетонные стены, во весь рост расписанные граффити и старомодные окна с толстыми армированными стеклами, помогающими обезопасить магазин от частых нападок ночных воров-наркоманов и неполовозрелых хулиганов, слоняющихся по здешних улицам.
  - Ну, вот и пришли!
  - Заходим?
  - Да. Но нам туда. - Nicky указал на переулок. - Наш вход со двора.
  Выйдя из безликого потока прохожих, они вскоре затерялись в полумраке переулка. Переулок оказался чересчур узким - метр или полтора в ширину, и так на всем пути. Мутное небо было где-то далеко-далеко наверху и выглядело точно прямоугольники, обрезанные крышами пятиэтажных бараков. Лучи света если и проникали, то часто умирали на полпути, не достигая каменной кожуры асфальта.
  Бетонные стены старых зданий стояли так близко друг к другу, что просто наводили на хакера ужас, как узкое ущелье в скале, которое вот-вот норовит захлопнуться. Невыносимо воняло мочой, духами и несвежими продуктами, отчего Max ощутил даже легкую тошноту. Рецепторы пришлось отключить.
  Некоторые из окон выходи прямо в переулок. Из любопытства хакер заглянул в несколько из них. Либо квартиры были пусты, либо опущены жалюзи. Иногда из окон были слышны голоса или женские стоны. Но в скором времени все эти звуки замирали. И вот уже как будто бы ничего и не было.
  После первого изгиба переулка друзья встретили корчащегося под ногами наркомана в старой рваной и явно ворованной одежде. Возле него валялся мутно-белый использованный стеклянный шприц. Парень лежал в конвульсиях, как заключенный, посаженый на работающий электрический стул.
  Холодный пот. Пена изо рта.
  Возле него, в обнимку с пустой бутылкой спокойно дрых пьяный бродяга с лицом, покрытым коростами.
  Еще поворот и к ним навстречу, из гремящих мусорных баков, выскочил бродячий кот - рыжий с искусственной шерстью. Скрипя несмазанными суставами, кибернетический зверек подскочил к Nicky, чтобы потереться об его ногу, но тот пнул его под мягкое пластиковое брюхо. Кот упал на спину и задрыгал в воздухе рыжими лапками, но очень быстро перевернулся и, прошипев, убежал прочь.
  - Мерзкое животное, - наморщился Nicky.
  На правом носке новеньких черных туфель, - на том, что коснулся бродячего кибернетического кота, была заметна глубокая царапина размером в пару сантиметров. Замазать ее кремом вряд ли удастся.
  Позади еще пара поворотов.
  Max окинул взглядом пустынный замусоренный переулок, заканчивающийся тупиком. Ветер гнал клочья грязных газет мимо мрачных подворотен. Вихревой ветер обитал здесь. В детстве Max слышал что-то, связанное с конвекцией, конфигурацией и тесным расположением зданий. Деталей подробно описывающих эти процессы хакер не знал, потому что мало интересовался подобными вещами.
  В конце им встретилась зеленая железная дверь - тяжелая и мрачная как тюремная.
  Она навеяла воспоминания.
  Как-то по молодости Max сидел в тюрьме, попался за нелегальное копирование информации. Впрочем, просидел он недолго - двое суток, до того как Zero не выплатил залог в сумме 100000 Ed. В то время эта цифра для мальчишки казалась просто огромной. Сейчас он понимал, что это были пустяки.
  Nicky постучался. Открылось окошко.
  Через него они разглядели бритоголового парня двадцати лет. Бесцветные купленные на рынке глаза, обведенные красной каймой, нанопористый респиратор 6-ой модели, запоздалые юношеские прыщи на висках и вспотевшем лбу. Вид у него был каким-то отсутствующим, будто обращен вне окружающего пространства. Max заметил, что за левым ухом у юноши-переростка было с дюжину имплантированных гнезд, из которых тянулись тонкие разноцветные проводки. Правая дюжина гнезд пустела. Возможно, ли что этот человек лишь половиной сознания находился в Базовой Реальности?
  - Эй, ты живой?
  Nicky помахал рукой перед глазами парня.
  Взгляд того начал фокусироваться.
  Коснувшись пальцами руки проводков, он резким движением выдернул их из гнезд за левым ухом.
  - Чего тебе надо? - спросил он.
  - Это я, Nicky.
  - А второй?
  - Max, он мой друг.
  - Вход в магазин не здесь!
  - Не в первый раз спрашиваю, - намекнул Nicky. - Слушай, у меня есть кое-что для кое-кого из друзей.
  Оборот замка. Еще оборот.
  И вот уже двери распахнулись навстречу двум гостям.
  - Заходи. Cyber ждет тебя.
  Nicky вошел первым.
  Max последовал за ним, ощущая на своем голом затылке подозрительный взгляд парня. Далее нужно было спуститься по черной железной лестнице, сваренной из металлолома. Лестница была старовата и поскрипывала, некоторые ступеньки были загнуты. Max не отпускал рук от трубчатых поручней.
  Малоприятные ребята, первое о чем подумал хакер. Но бежать было не куда, впереди их ждало логово, позади - шла двадцатилетняя бритоголовая "горилла", накаченная каким-то гормональным комплексом.
  После лестницы они попали в подвал.
  Вдоль стен коридора вздымались ряды дюжин и дюжин разнокалиберных шкафов, сервантов, высоких архаичных изделий из темно-коричневого материала, имитирующего натуральное дерево со стеклянными дверцами. Вся эта антикварная мебель совершенно не подходила к этому месту, к пыльным, сырым и мрачным стенам коридора, будто была внесена сюда для каких-то неведомых целей.
  Через каждые десять метров из правой стены торчала тусклая медная стойка, поддерживающая шарообразный стеклянный светильник наподобие земных аналогов. Пол был странно неровным, и только сделав несколько шагов, Max понял, что пол под ними был, как попало, выстлан сотнями разномастных половичков и ковров. В некоторых местах слой ковров доходил до восьми штук - сыроватый "асфальт" из шерсти и хлопка. Видимо в этот подвал тащили всяческий хлам, все что угодно.
  Иногда в поле зрения блуждающего взгляда хакера попадали: заржавелые детали от старинного оружия, битая глиняная посуда, различные неясные предметы, настолько скрытые налетом пыли, что это делало их абсолютно неопределимыми. Кусочки каких-то греческих древностей, а также их пластиковые подделки. Времени, чтобы остановиться, и лучше разглядеть сокровища Земной Эры, не было.
  Вскоре их привели в комнату.
  Помещение было небольшим, чуть побольше, чем сетевая комната, в которой жил Max. Стены покрывали пожелтевшие от старости обои и газеты, наклеенные как заплаты. Вокруг по-прежнему возвышались темно-коричневые "джунгли" полированных шкафов. Над потолком зависало густое облако сигаретного дыма, которое грамм за граммом затягивал в себя медленно вращающийся вентилятор.
  Как заметил Max, почти у каждого из ребят в этой комнате за обоими ушами был целый набор имплантированных углеродных гнезд в точности таких же, какие он видел у парня открывшего им дверь.
  - Приветствую тебя, дорогой друг! - воскликнул Cyber.
  - Здорова.
  - Давненько не видел тебя.
  - Дела, - протянул Nicky.
  - Кого это ты к нам привел?
  Хакер молчал.
  - Max, он мой друг.
  - Понятно, - равнодушно произнес он. - Присаживайтесь, господа!
  В своем халате Cyber рухнул в огромное мягкое кожаное кресло на квадратных хромированных ножках. Max и Nicky прошли под источником желтого света - примитивной лампой накаливания свисающей с потолка на крученом проводе, и как ксерокс, скопировав движения, присели в кресла напротив.
  Вынув из пояса самодельный пистолет, Cyber положил его на низкий медный столик, стоявший рядом с креслом. Столик ломился от медикаментов в самых различных упаковках - от пластиковой пленки до бумажных коробочек и стеклянных флаконов - бутылок с алкоголем и мягких пакетиков из полиэтилена с белым порошком. Max заметил на столике старый стеклянный шприц и стальную ложку.
  Глаза наркодилера были тонированы. Max никак не мог увидеть какого они цвета и даже белок, который должен быть белым, имел черную окраску. Все равно, что смотреть негатив проявленной фотопленки. Ходили слухи, что Cyber прикупил эти имплантаты еще в детстве и с тех пор никто не видел его настоящих глаз. Лоб неестественно блестел от пота - холодного и очень липкого, так как капли даже не стекали по желобам из морщин. Cyber был очень бледен. Обыкновенный наркоман сидящий на всем что хотя бы как-то связано с саморазрушением. Нос, похоже, был выгнут в форме клюва, но из-за респираторной маски было невозможно увидеть его весь целиком, только верхнюю часть.
  - Твой друг хакер? - спросил Cyber.
  - Да.
  - Он что, немой?
  - Нет, - произнес Max.
  Наркодилер улыбнулся.
  Cyber заметил, как жадно хакер разглядывал столик засыпанный медикаментами.
  - Вижу, тебе знакомы эти наркотики, не так ли?
  - Разумеется.
  - Бог создал их, как и всех тварей!
  - Многие думают также, - согласился Max. - Ты делаешь себе инъекции?
  - Да. А что?
  - Но это же чертовски больно!
  - Конечно, это больно.
  - Не проще ли тогда использовать диск?
  - Но боль - это же часть ритуала.
  - Ритуала?
  - Подготовка к вечной жизни, - объяснял Cyber. - Наша физическая оболочка это всего-навсего кусок плоти - образование из миллиарда углеродных молекул. Здоровье - это лишь синтез клеток с определенным ДНК. Наркотики и боль рушат наши тела подобно коррозии, разъедающей металл. Мы как бы приносим их в жертву. Разрушая их, мы доказываем Богу свободу от мира физической материи.
  - Жертвоприношение?
  - Вроде того, - кивнул он. - А ты сам как, бываешь под кайфом?
  - Иногда.
  - Тебе не хватает уверенности в себе!
  Наркодилер перевел взгляд на Nicky.
  - Полагаю в кейсе у тебя тот самый наркотик, - произнес он. - Как его там?
  - X.
  - Ах да!
  - Хочешь пробовать? - спросил Nicky.
  - Еще спрашиваешь! Я мечтаю об этом всю последнюю неделю. Как только ты рассказал о нем мне.
  Nicky положил кейс на колени и ввел шифр. Замок щелкнул.
  Он раскрыл кейс и развернул так, чтобы наркодилер мог увидеть содержимое этого стального "сейфа". В нем на черной бархатной обшивке лежало четыре диска диаметром равным 2,55 дюйма - современные компакт-диски. Объем подобных носителей составлял порядка 900 гигабайт. Диски лежали в пластиковых коробочках предохраняющих их от магнитной пыли, влаги и механических повреждений.
  Nicky вынул один из образцов.
  Подскочивший веснушчатый паренек передал диск в руки Cyber`а. Он аккуратно вынул диск из коробочки и покрутил в руке, разглядывая, как ярко он блестит в ржаво-желтом свете архаичной лампы.
  - Ну что же, попробуем!
  Наркодилер смахнул рукой несколько банок, освобождая небольшой кусочек места на медном столике. Когда место освободилось, он вынул из кармана своих черных кожаных джинсов плоскую коробочку размерами чуть больше вертящегося на пальце диска - миниатюрный дисковод. Когда выдвинулся лоток, Cyber положил на него блестящий круг и нежным нажатием пальца задвинул назад.
  От дисковода к его телу тянулся серый змеящийся шлейф. Разъем был расположен на левом запястье.
  В современное время мало кто еще принимал наркотики классическими способами - через иглу или таблетками.
  Каждый новый день тела были все более компьютеризированы: мышление и логику заменила ОС, память и мысли хранились в каталогах на безразмерных жестких дисках. Людям требовался новый источник удовольствия. На смену старым приходили цифровые наркотики, это были особые программы, в коде которых присутствовали своего рода "хвостики", заставляющие ОС приходить в состояние эйфории. В отличие от прежних наркотиков, у этих не было влияния на тело в Базовой Реальности.
  Вскоре Cyber откинулся на спину и глубоко вздохнул. X подействовал.
  Max не сводил глаз.
  Но увидеть многого хакер так и не сумел.
  Все действие наркотика происходило в Сети, за пределами Базовой Реальности. Дыхание резко замедлилось, пульс ослаб и упал почти до нуля. Вдруг Cyber побледнел как покойник. Термальные датчики, встроенные в электронные глаза хакера показали, что температура его тела понизилась до комнатной.
  - Что с ним происходит?! - испугался Max.
  - Расслабься.
  - Но...
  - Клиническая смерть. Душу вырвало из тела!
  Шло время.
  Наконец, спустя пять минут, Cyber начал подавать признаки жизни-существования.
  - Ты как, приятель?
  - Кажется, я был на небесах!
  - Ну что же, друг, - улыбнулся Nicky, сверкая рядами зубов. - Добро пожаловать в жизнь после смерти.
  
  
  4
  
  Клуб "Чат"
  
  Наши дни.
  На станции "Голографикс" было безлюдно. Пустые платформы и закопченный дымом потолок, поддерживаемый унылыми бетонными колоннами. Другими словами обычная станция "подземки" ЛЮКСа. Грязный мраморный пол, замусоренный пачками, брошенными окурками и шприцами; растоптанная мокрая грязь, отвалившаяся от подошвы кожаных сапог прохожих; едкий запах мочи и косметики. Изрисованные баллончиками стены были выложены из маленькой кремовой плитки - квадратной и шероховатой, на подобие тех которыми выкладывали пол в дешевых общественных туалетах. Станция располагалась неглубоко, всего несколькими метрами ниже шумящего Нулевого Уровня.
  Надуваемый кондиционерами ионизированный воздух гонял по платформе скомканные газеты, страницы журналов, оберточную пленку и прочий легкий мусор. Все скамейки были давно заняты дремавшими бродягами, укрытыми картонными коробками и вонючими лохмотьями, собранными на территории общей свалки. Они без конца что-то ворчали себе под нос. В такое холодное время года станции метро остаются единственным теплым кровом. Не замерзать же им на заснеженных улицах.
  Вечер, 23:04.
  На платформе появился Fox.
  На этот раз детектив был одет вовсе не так, как полагается служащему из Сетевой Полиции. На нем был лиловый зимний жилет, похожий на обыкновенную полиуретановую куртку, но только с отстегнутым капюшоном, без рукавов и на хрустящих от мороза липучках вместо доисторических пуговиц. Спортивные штаны молодежной марки и меховые туфли-кроссовки с толстой утепленной подошвой. Его лицо покрывали фальшивые татуировки - черные мудреные линии перечерчивали верхние части щек, виски и лоб - все то, что не прикрывал респиратор. Маленькая алмазная серьга в мочке левого уха. Короткая боксерская стрижка почти под ноль в сочетании с широкими плечами атлета придавала детективу грозный и устрашающий вид. Глаза же скрывались под затемненными очками.
  Других людей на платформе не было.
  Сырое и мрачное подземелье, освещенное едва работающими люминесцентными лампами. Надо сказать, что с недавних пор эту станцию закрыли, а на входе даже повесили металлическую табличку: "Станция Закрыта", но по привычке граждане продолжали пользоваться станцией, как и прежде.
  Поезда ходили здесь гораздо реже, чем на других еще уцелевших ветвях метрополитена. Пара-тройка поездов за час - на большее надеяться нельзя. До прибытия поезда еще три минуты. Время шло медленно. Fox не спускал взгляда с таймера, который располагался в нижнем левом углу поля зрения. Дело в том, что к его зрительному нерву был подсоединен индикатор, который питался от небольших батарей в форме таблеток, подобные тем которые в древности встречались в наручных часах.
  Издалека раздался нарастающий звук.
  Звук шел откуда-то из глубины черного туннеля. Непрерывный стук металла о металл - голос приближающегося поезда. Еще несколько секунд и станция "Голографикс" начала содрогаться в грохоте.
  Глянув вдаль туннеля, Fox увидел, как желтые фары поезда прожигали в темноте отверстия. В поезде сработали тормоза стоп-крана. Под оглушительный визг замученных рельсов и фейерверк, вылетающих из-под колес искр, гремящая "гусеница" резко замедлила свой ход. Когда же четыре вагона оказались в пределах станции, то их двери автоматически открылись: выпуская и запуская пассажиров.
  Fox зашел в последний вагон.
  Двери захлопнулись, и поезд тронулся, погружаясь во мрак туннеля.
  Воздух в вагоне был тухлым и душным. Вентиляция была сломана. Вместе с рекламой, которой были обклеены стены вагона, их украшали все те же малопонятные простому гражданину рисунки из аэрозольных баллончиков. Причудливые буквы в стиле кибер-гротеск, словно танцующие пары изгибались и вдевались друг в друга, формируя головоломки из намалеванных слов и выражений. Вверху периодично подмигивая пассажирам, горели умирающие неоновые трубки. В углу вагона на ободранной скамье, похожей на кусок изогнутого металла, сидела кучка малолетних смеющихся токсикоманов.
  Излюбленное место ночных насильников, карманников и убийц-психопатов.
  За темными окнами поезда без конца мелькали бледно-белые огни ламп и бесконечно бежали километры линий. Колеса вагонов постукивали и изредка подскакивали, из-за чего поезд немного трясся.
  Краем глаза Fox заметил рядом с собой девочку-подростка.
  Он посмотрел на нее.
  Девочка стояла, держась за поручень возле дверей. На ее плечи наброшена поношенная осенняя красная куртка с ярко-оранжевыми заплатами. Рукава куртки были неумело заштопаны. Девочка была либо сиротой, либо ее мать совсем не умела пользоваться иглой и ниткой. Сзади на куртке было написано какое-то слово, но что оно обозначало, Fox так и не понял. Слово было написано на уже давно мертвом английском языке, который получил широкое распространение с середины XX века.
  Ей было около четырнадцати. Худая и очень бледная. С первого взгляда и не поймешь, какого именно пола это больное рахитичное существо, как и многие сверстники, пытающееся косить под сетевых героев - свисающие с бедер рваные мальчишеские джинсы, из-под которых выглядывали затертые до дыр кроссовки. На руках - связки браслетов со стальными шипами. Сальные волосы, немытые уже больше двух недель и заплетенные в пару свисающих до плеч ржаво-красных кос. А также острые фиксированные пряди, спадающие на бледный, но еще детский лоб цвета бумаги. На лице был надет все тот же нанопористый респиратор. Но вот что было любопытно. Fox не заметил на ее затылке ни одного разъема, не было выбритых участков кожи - тех, куда имплантируются гнезда.
  Неужели ДНК этой девочки было до сих пор "чистым"?
  Рядом с ней стоял мужчина средних лет. В отличие от других людей он не был материален. Он имел вид светящейся как неон голограммы и подобно эфирному призраку следовал за девочкой-подростком. Вид у него был типичного солдата-бойца. Волевой взгляд, осанка - все это не могло быть подделкой. Аккуратно подстриженные смоляные волосы, немного отдающие на голограмме синевой. Зимнее пальто с двойной подкладкой. Лицо мужчины не было скрыто под респиратором. Да и зачем он голограмме? Fox мог увидеть его целиком. Небольшой ровный нос, вытесанные как из камня щеки, выбритый подбородок с маленькой ямочкой по центру - работа достойная лучших клиник.
  В руках девочка держала альбом для рисования.
  Черная готическая обложка с твердым перелетом, который использовался несколько столетий назад. На ее левом плече висела старая кожаная сумка, из кармана которой торчала пачка цветных карандашей.
  Художница, подумал Fox.
  Вдруг их глаза случайно пересеклись.
  Fox увидел желто-зеленые глаза с шестью маленькими точками на радужке. Глаза точно как у дочери.
  Детектив потерял семью два года назад.
  В тот день Fox вернулся с работы позднее обычного, но вместо улыбки его ожидало кровавое зрелище. Жена и маленькая дочь были убиты. Их обнаженные тела валялись на кровати в спальне. Простыни провоняли потом и кровью. В воздухе квартиры ощущался запах недавно выкуренной сигары.
  Собственноручно расследуя дело, Fox пришел к выводу, что к убийству могли быть причастны хакеры из марсианских кланов. Узнав об этом, детектив немедленно подал заявление на перевод в Сетевую Полицию. Только так он мог сохранить расследование дела за собой. Но удачи были не постоянны, и уже вскоре расследование этого дела зашло в тупик. Ни улик, ни подозреваемых не было. Памяти его жены и дочери были отформатированы хакерами, чтобы стереть все электронные отпечатки. Цепляться было не за что и дело несколько раз закрывали, но после вновь открывали по просьбе детектива.
  По вечерам Fox глушил боль водкой.
  Прошли годы. Боль утихла, но изредка его рана еще давала о себе знать. В нагрудном кармане в своем старом коричневом бумажнике детектив до сих пор носил фотографию с тремя смеющимися людьми.
  - Мистер, с вами все в порядке? - спросила его девочка.
  - Да. Извини.
  Поезд остановился. Fox покинул вагон.
  Лестница вывела детектива наверх к гулу электромобилей и шуршанию простуженных голосов. За время поездки в метро на улице заметно похолодело. Лицо, а точнее открытую часть обдувал морозный декабрьский ветер. Fox решил для себя поскорее забыть ту девочку, которую он видел в поезде и заняться настоящим делом, - тем ради чего он прикинулся "образцовым" гражданином ЛЮКСа.
  Прейдя дорогу, он слился с потоком людей.
  
  Розовые неоновые огни, украшавшие вход в ночной клуб "Чат", были известны каждому в этом Богом забытом городе. Неоновые буквы были настолько крупными, что эту надпись можно было прочитать с расстояния в 540 ярдов. Впрочем, разглядывание голограмм меньше всего волновало Fox`а.
  Клуб "Чат" был широко известен в молодежных кругах. В него приходили компаниями, чтобы от души поразвлечься, напиться до блевоты и подцепить на свой крючок красоток у стойки бара или купить пару дешевых шлюх-лесбиянок, заразивших друг друга целым букетом венерических болезней.
  Подобные ночные заведения как магнит тянули к себе шлейфы "торговцев свободой". В конце концов, торговля наркотиками, домашней травкой и нелицензионным софтом стала неотъемлемым атрибутом клубной культуры. Как и малолетние отморозки, хакеры были частыми гостями в этих заведениях.
  Круговорот наркотиков, криминала и похоти!
  Задрав воротник, Fox зашел в клуб.
  Как показало следствие, марионетки убившие людей Мафии, а после самих себя посещали этот клуб и пользовались большим спросом у здешних клиентов: прыщавых подростков страдающих от гормональных припадков, извращенцев и прочих социальных кастратов, желавших в жизни только одного.
  Изнутри "Чат" выглядел как обычный клуб.
  Потолок был низким как в тесных и душных квартирах. Окна заколочены досками и закрыты непроницаемыми для солнечного света тонированными стеклами. Клубы сигаретного дыма плыли над желтым потолком подобно облакам. Как завеса этот дым почти целиком поглощал и без того слабый неоновый свет помещения. Запах мужского пота, животного секса и без конца мелькающие перед электронными глазами посетителей тела дюжины обнаженных девиц, расширенного спектра услуг.
  Неподалеку от входа на мягких диванах обитых ярко-красной кожей, совокуплялись несколько человек. Трое восторженных подростков проникали в своих накуренных напарниц сзади, щеголяя черными мотоциклетными перчатками. Другие девочки-нимфетки разодетые в эротическую кожу, лаская самих себя, отсасывали у своих дружков-наркоманов вальяжно раскинувшиеся на надувных креслах, держа в одной руке сигарету, а другой, залезая в лифчики и белые трусики подошедших официанток.
  Неон, жар и духота.
  Играла громкая индустриальная музыка.
  Классическая молодежь современного времени - смазливые и похотливые подонки, ничего не смыслящие в жизни-существовании и давно не верующие ни во что святое, кроме очередной дозы наркотика.
  Fox подошел к бару.
  - Коктейль Неон-69, - заказал он.
  Вскоре к детективу подрулил тощий, выглядевший как еще не родившийся эмбрион, паренек с ярким крашеным ирокезом как у тропического попугая, да и по правде говоря, он и лицом был похож на эту доисторическую птицы. Круглые белые глаза с маленькими, словно точки зрачками. Радужек почти не было видно, видимо их удалили. Версия 6.15 beta. Способность видеть ИК и УФ спектр электромагнитных волн. Его длинный нос выглядел крепким как клюв. В обоих проколотых ушах висело по нескольку круглых золотых серег. Остальную часть лица закрывал нанопористый респиратор.
  На нем была черная кожаная куртка, рванные старые джинсы и пыльные как проезжая дорога ботинки.
  Детектив глотнул коктейль.
  Когда стакан оказался на пластикой лакированной стойке бара детектив взглянул на это чудо хирургии. Типичный наркоторговец, сообразил Fox. Часто зависает в этом клубе и наверняка знает немало. Но как с ним заговорить о марионетках? Нельзя вызывать подозрений. Для начала нужно было войти в доверия, и детектив решил завязать с ним разговор. К счастью тот парень сделал шаг первым.
  - Ты тут новенький? - спросил он.
  - Да.
  - Как зовут?
  - Rob, - солгал Fox.
  - Ну привет, Rob, - сказал парень-попугай, пожимая руку детектива. - А меня Friend.
  Его имя, скорее всего, было тоже вымышленным.
  - Никогда раньше не видел тебя в этом клубе.
  - Я проездом, - ответил Fox.
  - Из другого города?
  - Ага.
  - Интересуешься чем-нибудь?
  - А у тебя есть? - спросил он.
  - Смотря, что, - засмеялся Friend, нервно почесывая за ухом. - Много чего есть. У тебя деньги с собой?
  - Конечно. - Fox уверенно хлопнул по пустому карману. - Как у тебя с качеством?
  - На уровне.
  - И что у тебя есть с собой?
  - Ну... - вытягивая губы, протянул парень-попугай. - Я бы не хотел обсуждать подробности вслух.
  - Хорошо, - кивнул Fox.
  Friend вытянул из шеи змеящийся шнур, предлагая детективу подключиться к нему через LAN-канал.
  - Надеюсь, у тебя нет вирусов? - спросил он.
  - Нет.
  Fox воткнул штекер в гнездо у себя на затылке. Время замерло, музыка затихла, а ночной клуб "Чат" выкрасился в черно-белые краски. В эти минуты только Fox и Friend были цветными во всем мире.
  - Что бы ты хотел сегодня?
  - Ex-13.
  - Неплохой выбор, Rob, - улыбнулся Friend. - Но у меня есть кое-что, что тебе понравится еще больше.
  - Серьезно?
  - Конечно, стоит немного дороже, но гарантирую - с ним ты взлетишь выше небес!
  - И что это такое?
  - Слышал об X?
  - Нет, - заинтересовался Fox. - Новый наркотик?
  - Ага.
  Disconnect.
  И вновь вокруг них зазвучал бешеный ритм клубной музыки.
  - Идем. Я даже дам тебе скидку на первую дозу, - махнул он.
  Допив мутно-зеленый коктейль из каких-то синтетических ингредиентов, детектив отправился вслед за парнем-попугаем, как нос ледокола, разрубая пластины охваченных танцами и гормонами людей.
  Friend приоткрыл дверь кабинки. Номер 44.
  Fox зашел вслед за ним и закрыл ржавую задвижку - примитивная стальная защелка, вроде тех которые ставят в общественных туалетах. Музыка играла так громко, что даже пластиковые стены кабинки ничуть не изолировали, а всего-навсего терпимо приглушали ломаный ритм электронных сетов.
  Оба присели на мягкий розовый мат.
  Между ними был чайный столик, на котором, как сообразил Fox, и происходил обмен: деньги-наркотики.
  - И где этот X?
  - Вот. - Friend вынул из кармана маленький блестящий диск, но на столик не положил, убрал обратно.
  - Всего лишь диск?! - нахмурился Fox.
  - Не волнуйся, эту дурь с руками отрывают. Я тебе говорю!
  - Неужели?
  - Это сильная штука, - убеждал парень-попугай. - Мозги, будто наизнанку выворачиваются. Я бы сказал, это самое лучшее лекарство от зависти, мелких обид. И все благодаря нашим друзьям - хакерам.
  - Значит, улет?
  - Еще бы. Все равно, что сдохнуть!
  - Беру.
  - Я еще не видел денег? - намекнул Friend.
  - Ну конечно, - улыбнулся Fox.
  Правая рука детектива утонула в лиловом жилете, но вместо бумажника ухватилась за рукоятку пистолета. Всего одно резкое движение и черное пахнущее порохом дуло черного пистолета было наведено на испуганное и побелевшее от страха лицо парня-попугая. Его птичьи глаза округлились еще сильнее.
  - Ты из Полиции, ублюдок!
  - Детектив Fox, - представился он и выстрелил парню-попугаю в бледный вспотевший лоб.
  
  
  5
  
  Mona Lisa
  
  Весь последующий день Fox просидел за работой в своем кабинете Департамента Полиции. На круглых громко тикающих позолоченных настенных часах было за полночь, но детектив вовсе не собирался покидать рабочее место. Работы было навалом и, по-видимому, придется разгребать до утра.
  Иначе говоря, он рисковал, как и вчера проснуться в своем кабинете на черном кожаном диване в метре от полуавтоматического аппарата по разливу в пластиковые стаканчики дистиллированной воды.
  Да и что ему делать у себя дома?
  Позавчера когда Fox увидел глаза как две капли воды похожие на глаза своей дочери, ему еще сильнее захотелось проторчать какое-то время в кабинете, наедине с мыслями и старыми ночными страхами.
  Ни переезд в новую квартиру, ни покупка новой мебели не вывели пятен крови с его души. Fox знал, что домашняя обстановка обязательно заставит его вспомнить фрагменты из прошлого - тот багаж, от которого детектив бежал прочь зажмурив глаза. И он продолжал сидеть в своем запертом кабинете.
  На подоконнике единственного окна стоял барахлящий старый кондиционер по виду похожий на пластиковую коробку. Лопасти пропеллера покрывал пыльный налет, приклеенный статическим электричеством. Кондиционер будто кашлял, а электрическое гудение наполняло кабинет томным звуком.
  Детектив стоял возле окна.
  Поглаживая порезанный тремя морщинами лоб, он обдумывал расследуемое им дело. Глаза же тем временем наблюдали за городом из окна. 54-ый этаж. Квадратные километры ЛЮКСа лежали как на ладони, но, разумеется, это была только песчинка города посреди истинных размеров этого мегаполиса. Респиратор с лица детектива был снят и вместе с пальто заброшен на вешалку возле двери. В здании Департамента Полиции имелись воздухоочистительные системы. Fox отошел от окна.
  На письменном столе - коричневом из пластика имитирующего обыкновенное дерево, лежали стопки подшитых желтоватых бумаг, нагруженные друг на друга рабочие папки и десятки тысяч мелких и крупных документов, аккуратно зафиксированных в скоросшивателях из огнеупорных полимеров. Коробочки с пронумерованными по дате записи дисками были разложены по стопкам высотой чуть ли не до полуметра. Рядом с ними располагался небольшой компьютер размером не больше инженерного калькулятора, который запросто уместился бы в широком боковом кармане зимнего пальто. Мерцая фосфорическими вспышками, работал голографический экран, на который высокопроизводительный компьютер выводил данные. Курсор точно сердце пульсировал на его светящейся неоновой коже. По соседству с портативным компьютером лежал дисковод, в котором как разозленная оса жужжал крутящийся компакт-диск, выводя информацию на моргающий экран. Змеящиеся шлейфы и сетевые кабели как сорняки, цепляющиеся за забор, обвивали "небоскребы" из дисков.
  На другом углу письменного стола стояла белая фарфоровая чашка кофе и пищевые булочки из синтетических белков. Кофе остыл. Глотнув этот черный горький напиток, Fox навсегда отодвинул чашку подальше от себя, а после расстегнув пуговицы пиджака и ослабив удушающий галстук, сел в кресло.
  Детектив изучал досье Lee.
  Одноглазый - именно под таким прозвищем эта фигура была известна всему ЛЮКСу. Дело в том, что у Lee действительно был только один здоровый глаз, и судя по 3D-фотографии, левый - Дьявольское Око. Его глаз был очень даже необычным: граненное глазное яблоко как рубин имело красный цвет, двойной хрусталик, удлиненные и пушистые золотые ресницы, а также легендарное имплантированное веко, закрывающееся в случае угрозы и работающее абсолютно независимо от воли.
  Lee лишился второго глаза еще в подростковом возрасте. Как говорили после, несчастный случай. Глаз был поврежден прилетевшим осколком стекла во время проведения Коалицией серии атак.
  В те годы в Районе G, где проживал маленький Lee, частенько звучали взрывы жилых домов, вызванные враждой мафиозных семей и преступной Коалицией. Войны были, чуть ли не в каждом квартале. По ночам бились витрины магазинов, сгорали квартиры. Реки крови и горы отрубленных конечностей стекали в сточные каналы. Война шла пятьдесят лет, до тех пор, пока власть не стала единоличной.
  Конечно, у Lee было предостаточно денег, чтобы вставить новый глазной имплантат, но парень решил не делать этого. В детстве он всегда мечтал иметь необычный глаз - такой, какого не было бы ни у кого, потому амбициозный Lee распорядился изготовить лишь одни протез. Глаз, которому не будет пары.
  Как и сам Lee, его отец тоже был владельцем борделя "Мечта", пока дикая пуля, застрявшая в мягких розоватых мозгах, не отняла у него право на жизнь-существование. Поговаривали, что Lee имел косвенное отношение к убийству собственного отца. Теперь в его отсутствии он продолжил дела семьи. Проституция - это то, чем их династия занималась еще со времен начала колонизации Марса. За долгие столетия бизнеса клуб тесно связывал деятельность с Мафией ЛЮКСа. Им всегда подавались лучшие девочки и абсолютно бесплатно. Взамен Мафия вытаскивала Lee из передряг, в которые он имел обыкновение попадать по несколько раз за один только месяц, а то и на одной недели.
  В молодости Lee занимался кражами протеинов и запрещенных гормональных стимуляторов, наркотиками и вытяжками ферментов. Оружие, "черный" капитал и расхищение охраняемых ДНК появились в его досье немного позднее. В последние годы на него вешали куда более серьезные правонарушения. Около года назад он был обвинен в педофилии и растлении несовершеннолетних детей. Время от времени, занимался сексуальным рабством, торгуя клонами молодых девушек с аукциона.
  Доказать ничего не удалось. Он всегда выходил сухим из воды!
  Правда, сейчас, когда марионетки изо дня в день убивали людей Мафии, даже странно, что Lee жив.
  Возможно ли, что крестные отцы Мафии решили провести дезинфекцию в своих "дружных" рядах, избавляясь от мелких и крупных крыс? Детективу нужен был след или хотя бы маленькая зацепка.
  Дела у Полиции были неважными.
  Расследования преступлений редко доводились до конца. Во многом этому препятствовал штат сотрудников.
  В последние годы он становился все меньше и меньше. Город умирал. Те, у кого были какие-то деньги уезжали из ЛЮКСа, забирая семьи, родных и близких людей, выкупая ДНК давно усопших родственников.
  ЛЮКС заселялся преступностью, захлебывался в волнах плодящихся анархистов, наркоманов и безработных, количество которых начало возрастать в геометрической прогрессии. Работу было не найти, Корпорации и маленькие частные фирмы закрывались от банкротства. И оставалась только "черная" тропинка жизни-существования. Fox был одним из немногих полицейских, которые еще держались у руля, пытаясь защитить закон и порядок в гибнущем городе, но, увы, силы были не равными.
  Правда, уходить ему тоже было некуда - семью он потерял.
  Когда ты на самом дне, то терять нечего! Наверное, поэтому Fox уже не боялся играть с огнем. Честно говоря, такая игра стала для него развлечением. Вот так позабыв обо всем гоняться за кем-то, ставить ставку равную жизни-существованию. Наркотик, на который Fox подсел также быстро и незаметно как любой начинающий наркоман. В здании число работающих в дневную смену было около 30-40, в ночную и того меньше - можно пересчитать по пальцам. Многие отделы были давно закрыты.
  Ночь, 01:53.
  Раздался голос мобильного телефона.
  Популярная мелодия из какой-то клубной песни, исполняемой на "пиратских" радиостанциях ЛЮКСа.
  - Алло?
  - Детектив Fox?
  - Да, - ответил он. - А с кем я говорю?
  - Я должен сообщить вам кое-что важное, - раздалось с другого конца провода. Голос казался знакомым. - Сегодня в 01:45:15 произошло убийство по IP-адресу 324.67.110.95. Первый удар был сделан из Сети, второй - из Базовой Реальности. Жертвой убийцы стала женщина с биологической оболочкой в возрасте 34 лет. Марионетка. Думаю, вам не составит особого труда вычислить адрес по IP?
  - Кто вы такой?
  - Очевидец.
  - Скажите хотя бы, как вас зовут?
  - Предпочитаю не использовать настоящее имя, - произнес незнакомец. - Зовите меня просто anonymous.
  Fox узнал голос.
  Это был тот самый человек, который звонил в прошлый раз.
  - Ты?!
  - До скорой встречи.
  - Эй, погоди! - крикнул Fox, соскочив со стула как обожженный.
  Но...
  Короткие гудки.
  - Вот мерзавец! - злился Fox и, сунув мобильный телефон в карман пиджака, пулей вылетел из душного кабинета, на ходу захватив с вешалки тяжелое зимнее пальто и очищенный нанопористый респиратор.
  
  Через пятнадцать минут детектив Fox прибыл по вычисленному компьютером адресу. Район W, дом 3011. Когда Fox еще только подъезжал к зданию, то уже услышал на улицах нарастающий вой полицейских сирен. Кем бы ни был этот загадочный anonymous, он пригласил на "бал" не только детектива.
  Черный элегантный "седан" с тонированными стеклами и тихо жужжащим электродвигателем протиснулся между сине-белых полицейских машин с номерами на забрызганных грязью дверцах. Когда электромобиль припарковался возле тротуара детектив вынырнул из его обтекаемой формы, напоминающей водяную каплю. На нем было все тоже теплое пальто, копирующее древний плащ. Недавних солнцезащитных очков не было и можно было разглядеть сверкающие серебром глазные имплантаты.
  Колючий снег. Холод.
  По адресу, который вычислил Fox, это был дешевый припортовый отель - пристанище нищих и изгоев. Архаичное ветхое пятиэтажное здание. Детективу был хорошо знаком такой тип домов. В молодости он часто заезжал в глухие трущобы ЛЮКСа, где расследовал преступления в "черных" кварталах. Одним словом архитектурное сооружение образца позабытых времен. Возраст двести лет. Грубая и неровная кирпичная кладка, где каждый кирпичик был сцеплен с другим бетонным раствором.
  Над головами по конической крыше и верхним этажам отеля как солнечные зайчики бегали круги прожекторов. Детектив направился внутрь здания, предъявив на крыльце голографическое удостоверение.
  Свернув и убрав его обратно в нагрудный карман, детектив нырнул во мрак подъезда. Вместе с ним туда отправились двое полицейских, чтобы указать дорогу к месту преступления. В руках они нервно держали фонарики, которыми подсвечивали путь, проходя через задымленные коридоры здания.
  Вообще пожары здесь были частыми. То одинокая старуха из-за изношенности своего жесткого диска позабудет, что включила газ; то бродяги, разведут на лестничных пролетах огонь, в надежде согреть промерзшие кости. Начальства у отеля не было. Постояльцы жили-существовали сами по себе. Лифт, конечно же, не работал. В желтые круги фонариков без конца попадали окровавленные старые бинты, использованные шприцы, выгнутые ложки, следы блевотины или выжатые тюбики клея.
  Этаж, еще этаж.
  На одном из лестничных пролетов Fox встретил маленьких полудетей-полукиборгов. Их было двое. Один немного старше другого. Оба мальчики. Закутанные в лохмотья они бродяжничали по подъездам. Волосы выбриты, на лицах заношенные респираторы. Кожа была из мягкого как резина пластика. Их кукольные глаза выглядели безразличными и холодными как у трупов. Видимо под кайфом.
  Еще немного и Fox был на месте. Третий этаж, квартира 21.
  Когда детектив очутился в квартире, там уже было несколько полицейских, пара фотографов и охрана, стоящая в прихожей, чтобы не пропустить внутрь посторонних людей. В очередной раз, продемонстрировав голографическое удостоверение, Fox начал протискиваться вглубь, в гостиную квартиры.
  Комната была среднего размера. Где-то внизу возле железобетонного основания здания поезда гоняли перед собой сквозь узкие туннели волны сжатого воздуха. Сами по себе эти поезда шума не производили, они мягко скользили на магнитных подушках, но вот гигантские воздушные пробки заставляли туннели петь, гудеть низкочастотным мощным басом. Вибрация доходила до комнаты и в момент движения поезда ощущалась подошвами ног, сгоняя пыль в уродливые щели гнилого паркета.
  Гостиная была обставлена скромно.
  В центре стоял деревянный, выкрашенный белой краской квадратный стол и четыре складных стула вокруг него. На нем стояла сломанная кофеварка и самодельный глиняный литровый графин со свежим апельсиновым соком, изготовленным из быстрорастворимого шипучего порошка. Легко и дешево.
  В углу гостиной была навалена груда из белых пенопластовых упаковочных прокладок, мятой полимерной пленки и россыпи мелких пенопластовых шариков. Видимо упаковка от компьютера или еще какой-нибудь силиконовой техники. Правда, самой покупки как раз не было видно, только дюжина треснутых дисков возле пустых картонных коробок. В темном углу Fox заметил пустые стойки для терминалов. Значит ли это, что компьютер и прочая техника были украдены? Посветив фонариком, детектив разглядел пучки оптоволоконных кабелей и разбитые корпуса разнообразной компьютерной аппаратуры, по большей части, подобранной где-то рядом с территорией городской свалки.
  - Детектив Fox? - раздался голос позади.
  - Да.
  - Мое имя, John_192, - представился лейтенант и крепко пожал руку детектива. - Я расследую убийство.
  То, что его имя было похоже на имя того лейтенанта, которого встречал Fox четыре дня назад, не было случайным совпадением. Он и выглядел точно также. Дело в том, что John_192 и John_191 - оба клоны. Существовало и много других особей человеческого вида с одинаковыми именами и лицами.
  Эксперимент, проводимый учеными еще тридцать лет назад, был направлен на выделение из имеющегося Генофонда 31165 образцов ДНК подходящих для будущих поколений полицейских и соответственно копирования конвейерных людей. Таким углеродным существам не требуется ни семья, ни друзья. Клоны все равно, что генетически улучшенные роботы, только на биологической основе.
  На старом паркете лежала женщина.
  Лоснящиеся жиром черные волосы, искусственное лицо, походящее на мелкопористую бумагу, глаза обведенные черным карандашом были еще раскрыты и через оцепеневшие зрачки смотрели в потолок, обросший уродливо-желтыми пятнами. Глаза жертвы выглядели как стекло - холодные и обвиняющие.
  В ее голове была дыра. Круглая и маленькая от небольшой пули. Кровь уже не хлестала из этой просверленной раны. Просто растеклась на охлажденном зимним воздухом полу, заполняя собой каждое углубление изрытого щелями и трещинами паркета. Лужа крови растеклась бесформенной кляксой.
  - Ее убили из пистолета? - спросил Fox.
  - Да. Мы уже извлекли пулю и отправили группе экспертов. Но результаты ожидаются только завтра.
  - А память?
  - Пуля повредила жесткий диск, - сказал John_192. - Никто из жильцов не слышал выстрела. Я думаю, убийца использовал глушитель. В обычных магазинах их не продают, только на "черном" рынке.
  - Профессионал?
  - Не думаю. И деньги, и драгоценности были похищены.
  - Если они вообще были.
  - Верно. Кто же этот вор на самом деле?
  - Я заметил, что пропал компьютер. Кругом пустые стойки для терминалов, а, судя по числу торчащих пучков кабелей, тут было чем поживиться. Корпуса не тронули, видимо компьютеры для удобства предварительно разобрали. Комплектующие упаковали в спортивные сумки или кожаные чемоданы.
  - И кто вор? Наркоман желающий купить дозу?
  - Или хакер, пытающийся заметать следы, - сообразил Fox. - Ведь сначала он действовал через Сеть.
  - Возможно.
  - Ваши ребята уже установили ID убитой?
  - Да, - произнес John_192. - Ее зовут Mona Lisa. 34 года. Последние годы работала в борделе "Мечта".
  - Еще одна марионетка?
  - Ага.
  - Интересно, интересно, - размышлял Fox.
  - И вот что еще...
  - Да?
  - Мы обнаружили кое-что в вещах. - Он проводил детектива к комоду, которого Fox поначалу и не заметил. Комод был покрыт бесчисленными слоями шелушащейся бледно-бежевой краски. - Вот.
  Лейтенант выдвинул нижний ящик и извлек из него маленький блестящий диск. Детектив сразу вынул из пальто подобный, тот который он вытащил из кармана убитого наркоторговца. Громкая музыка тогда заглушила выстрел, и детектив спокойно растворился среди танцующих пар и вышел из клуба.
  - Могу я забрать эту улику? - спросил Fox.
  - Зачем?
  - Хочу провести анализ на идентичность с этим образцом.
  - Хорошо, - согласился John_192. - А что это?
  - Думаю...
  Но их разговор был прерван голосом молодого полицейского:
  - Лейтенант, взгляните сюда!
  - Да, конечно.
  Детектив не остался в стороне и, следуя за лейтенантом, нырнул под покрывало прикрывающее вход в чулан. В нем закопанным под килограммами пыльного барахла лежало обнаженное женское тело. Одеревенелое. Женщина тоже была мертва и похожа на жертву. Выглядели они как две капли воды.
  - Кто она? Сестра-близнец?
  Детектив проанализировал генетические данные женщины своим электронным глазом. А после констатировал:
  - ДНК совпадают. По-видимому, старая биологическая оболочка. В ее досье есть что-нибудь об этом?
  - Нет, - отрицательно кивнул John_192. - Только рождение ребенка.
  - Ребенка?
  - Да.
  - Девочка, вес 2,8 кг. Рост 51 см.
  - Могу я взглянуть на эти данные? - попросил Fox.
  - Пожалуйста, - ответил лейтенант, вытянув из шеи тонкий черный шнур. Fox воткнул другой конец змеящегося провода к себе в одно из затылочных гнезд, тем самым по безопасному сетевому каналу подключившись к базе данных через IP-адрес коллеги. Копирование данных заняло 0,2176 секунды.
  - Где сейчас ее дочь?
  - Если верить записям, то после рождения Mona сдала ее в Детдом, и что интересно, в другой город.
  - Не хотела нянчиться с ней?
  - Не совсем, - заступился John_192. - Марионетки не имеют лицензии на рождение, а тем более воспитание детей. Отказ был единственным поступком, да и беременность надо было сохранить в тайне.
  - И для этого Mona приобрела вторую оболочку?
  - Похоже на то. Копию она использовала для работы, а в настоящем теле вынашивала ребенка. Кстати говоря, покупка копии стоит немалых денег, не исключено что Mona Lisa воровала у своего босса.
  - Где сейчас девочка?
  - Неизвестно.
  - Почему?
  - Несколько лет назад в Детдоме был пожар. Многие дети погибли.
  - А кто отец?
  - Минутку, - произнес он, загружая вопрос в компьютерную Сеть. Глаза закатились назад - его сознание транслировалось по беспроводной связи в мир данных. Необходимо было разыскать ДНК дочери в Резервном Архиве, а после сопоставить с данными по гражданам ЛЮКСа. Наконец глаза лейтенанта стали прежними - John_192 вернулся из путешествия в Базовую Реальность. - Ее отец Max.
  - Хакер?
  - Да. Max младший брат Zero, - кивнул лейтенант. - Поговаривают, что он недавно вернулся в город.
  
  
  6
  
  Счастливое число
  
  Loading data...
  Прошла неделя, за ней другая.
  Последний день вместе Max и Mona провели на виртуальном пляже в одном из популярных Доменов.
  Круглый год в этот райский уголок съезжались тысячи-тысячи измученных городской рутиной людей, новеньких пар и одиночек, мечтающих найти себе здесь половину, которая бы наполнила жизнь-существование большим смыслом, чем прожигание нейронов. На таких курортах никогда не бывало скучно. Красивые загорелые женские тела в ярких купальниках и килограммы витающего в воздухе тестостерона.
  Из ЛЮКСа сюда приезжали многие.
  
  Добела раскаленный шар цифрового солнца хотя и скатывался к линии горизонта, но еще висел довольно высоко в небе. Небо было голубым и безоблачным, как и дни приезжих. Одним словом - штиль.
  Изредка высоко в небесной голубизне можно было разглядеть шипящие серые точки, но очень скоро они исчезали. Ими были всего-навсего ошибки, неизбежно производимые ПО в процессе его эксплуатации, а также сбои вызванные сетевой активностью хакеров и недоброжелателей вроде Секты Абстракционистов, стремящейся к господству линейности и искоренению земных образов в Сети.
  Держась за руки, Max и Mona гуляли по пляжу.
  Каждый день они загорали, купались и до обеда нежились на хлопковых простынях постели. Max даже с легкостью позабыл о смутном привкусе беспокойства, который мучил его последние несколько дней. Ему казалось, что Mona что-то скрывала. Девушка выглядела веселой и радостной, но было ли это только снаружи? Хакер улавливал в ней перемену, какую-то непривычную для нее напряженность, но спрашивать об этом он не хотел, не хотел портить конец недели. Страх, полагал Max.
  Чайки, рассекающие океанский воздух тоже были частью виртуальной декорации. Программы, работающие таким образом, чтобы в точности воспроизводить повадки и действия биологического существа, некогда населявшего планету Земля. Сегодня чайки вымерший вид, как и 99,9% других углеродных созданий Матери-природы. Мало кому из современников известно как выглядели эти существа. Как в свое время собирали юрский парк по костям, хранившимся в глубинах земли, так и современные археологи собирают информацию о мире, реставрируя картинки с древних жестких дисков.
  Как вражеские истребители чайки кружили над шелестящими волнами, высматривая добычу. И когда рыба наконец-то показывала себя, птица безжалостно на уровне инстинкта хватала ее своим клювом. Удивительно, но в ЛЮКСе, да и других городах Марса, жизнь-существование до сих пор опирается на этот фундаментальный закон, хотя и в немного иной яркой обертке. Кто успел - тот и победил!
  Загар на теле хакера был коричневым и лежал ровным слоем как намазанный крем. Угловатые заплаты, оставшиеся после недавней пересадки кожной ткани полностью исчезли, швы потихоньку затянулись. Mona выглядела тоже несколько иначе, чем всегда - непривычно загорелой. Но все это было только иллюзией созданной ПО, зрительный обман и Max прекрасно понимал, что когда они вернутся в Базовую Реальность, ее кожа будет выглядеть такой же бледной как в день загрузки в Сеть.
  Прилив закончился.
  На берегу остались красивые песчаные волны, значительно более искусные и ровные, нежели исполненные Матерью-природой. Причудливые формы легко описывались тригонометрическими функциями.
  Пляж был песчаный и очень длинный. Песок был влажный. Низ джинсов хакера совсем промок от песка, и их пришлось закатать до колен. Рукава цветастой рубахи Max тоже закатал до локтей, позволяя лучам солнца лучше бомбардировать меланин клеток. Он шел по песку босиком. Песок был прохладным из-за сырости. Песчинки прилипали к наморщенным подошвам ног и застревали между пальцев. Мокрые черные туфли хакер держал в правой руке, левой - держал руку любимой девушки.
  Mona тоже шагала босиком. Набегающая пена прибоя скользила вокруг ее ног, затопляя их по щиколотку. На девушке был надет зеленый сарафан и панама, прикрывающая кожу лица от лучей палящего солнца. Этот сарафан хакер купил ей в маленьком пляжном магазинчике. Марсианский хлопок салатного цвета. Одежда, которую продавали в таких лавочках, редко протягивала больше недели. На запястье ее свободной руки болтался жемчужный браслет месяц назад купленный на рынке.
  Бриз играл ее черными волосами.
  На пляже играли и смеялись маленькие дети с кофейными от загара лицами. Они бесстрашно плескались в набегающих серо-голубых волнах, на фоне которых казались хрупкими и тонкими как ростки молодого дерева. Молодежь в купальниках и вылинявших шортах играли в командные пляжные игры, не думая о скоротечности своих лет. Старшее поколение ворчало, лежа на пляжных креслах, обильно изводя на вялые тела алюминиевые тюбики с кремом от загара. Некоторые из них просто дышали свежим воздухом, читая книги и листая журналы под круглыми тенями пляжных зонтиков.
  На Марсе никогда не было озер, а тем более океанов. Вся вода найденная на "красной" планете была глубоко в недрах. А сверху разве что грозные песчаные бури настолько сильные, что сдирали мясо с костей. Неудивительно, что это пляж напоминал Землю - эту некогда сказочную планету, которая была таковой до тех пор, пока разрастающиеся как эпидемии Корпорации не отравили ее промышленными отходами, ядерным топливом и не загрязнили околоземную орбиту космическим мусором.
  Сделав всего несколько десятков шагов в сторону шумных обитателей пляжа, Max оглянулся и посмотрел назад. Две параллельные цепочки шагов змеились за ними как вытянутые на миллионы километров хвосты комет. При дневном свете пляж выглядел серебристо-белым, а на границе суши и океана - грязно-серым. Небо было по-прежнему голубым и безоблачным. До них и вокруг лежал гладкий и ровный песок.
  Max остановился и повернулся лицом в сторону шелеста прибоя.
  - Ты о чем-то задумался? - спросила Mona.
  - Да.
  - И о чем?
  - О нас, - ответил он.
  - А помнишь нашу встречу? - Хакер кивнул. - Мы встретились здесь на этом самом пляже. Я загорала на кресле неподалеку отсюда, и ты угостил меня коктейлем. По ошибке. Не знаю, почему, но я увидела в тебе что-то другое, что-то доброе. Ты не был похож на тех парней, которых я знала раньше.
  - Ты тоже.
  - А нашу первую ночь?
  - Да.
  - Мы провели ее в отеле. В номере 13, - сказала Mona. - Как ты думаешь, счастливое ли это число?
  - Кто знает.
  Бросив туфли на мокрый песок, Max присел.
  В боковом кармане джинсов у него лежала бутылка пива, которая в скором времени оказалась в руке. Хакер открыл бутылку, выпустив белый ароматный дымок. Mona почему-то отказалась пить, говоря, что ее подташнивает с утра, так что Max пил один. Когда бутылка была пуста, он швырнул ее недалеко в лижущие берег волны океана. Стеклянный сосуд дрейфовал недолго. Очень скоро он заполнился соленой, как слезы водой, и вскоре потонул, как и многие терпящие кораблекрушение влюбленные.
  Вытянув руку, Mona подобрала маленькую ракушку.
  - Выбрось ее, - наморщился Max.
  - Нет.
  - Зачем она тебе?
  - Возьму на память, - ответила девушка.
  Затем Mona поднялась на ноги и неуклюже отряхнула с колен налипший песок. На ее лице все время сияла многозначительная улыбка. Казалось, что Mona не была никогда так счастлива как сегодня. Она часто повторяла, что рядом с хакером чувствовала себя самой собой, по-настоящему свободной.
  Когда они вновь взялись за руки, Mona задала странный вопрос, смысл которого Max уловил не сразу, а понял только на следующее утро.
  Она спросила:
  - Вернемся в прошлое?
  Хакер кивнул.
  Лучший ответ, скажет кто-то. Но тогда Max еще не догадывался, на что дал свое согласие.
  
  К вечеру Mona отвела хакера в тот самый отель, что располагался в миле от серебристо-белого пляжа. В уголках глаз хакера появилась улыбка. Max сильно ошибся, когда подумал что ее вопрос был об отеле.
  Отель ничуть не изменился.
  Вокруг по-прежнему высились пучки пальм и кустарники. Он был невысоким всего три этажа и построен из бамбуковых палок связанных холщевыми веревками. Крышу в форме громадного конуса застилали связки из длинных зеленых листьев сорванных с ближайших пальм. Дом лесного жителя.
  На окнах были те же поскрипывающие на тихом ветерке ставни, выкрашенные в красный цвет. Вход украшала ярко-красная голографическая вывеска, горящая по ночам как разведенный в лесу костер. За девять месяцев их отношений в отеле ничего не изменилось. В холле стояли болотные кожаные кресла, экзотические растения, которые можно было увидеть, разве что, только здесь в Сети или на голограммах. Заплатив за "счастливый" 13-ый номер влюбленные решили остаться в нем на ночь.
  Часом позднее они лежали в постели.
  За окнами быстро темнело, учитывая, что вокруг были джунгли, заслоняющие солнечный свет. Единственным источником света в номере была старая керосиновая лампа, стоящая на деревянном столике. Как куколка, завернувшись в одеяло, Max не сводил глаз с девушки. Он рассматривал ее рот, ее слегка раскрытые от тропической жары губы - блестящие и ровные с зашитыми под кожей силиконовыми вставками. Вентилятор тихо гудел в углу помещения, но воздух успевал нагреться, прежде чем достигал спального ложа имевшего вид жесткой плетеной подстилки крытой старыми матрацами.
  Mona смотрела на Max`а. Ее глаза, как черные бриллианты, сверкающие в полумраке, казались хакеру необычайно большими. Взгляд точно болотная трясина парализовал и медленно засасывал его в себя.
  Потом долгое время его больше ничего не интересовало, и все что Max ощущал так это привкус морской соли на ее нежных губах и загорелой коже. Как ни крути, но была в ней какая-то скрытая таинственная сила, та мощь, что поглощала сознание хакера, и держала в себе. Он был вне времени - прошлое, настоящее, будущее слились воедино, и были неразделимо связанны с ней и только с ней. Подобные ощущения Max испытывал и с другими девушками, но этой особи удавалось задеть его самые тонкие струны души. Без лишних слов, без намеков - открыто и честно! Mona была той, что увлекла его в мир "чистой" плоти. Туда где ДНК человека обретает цену, туда, где физическая оболочка также значима как душа, а не только инструмент достижения нейронного возбуждения. Она была как будто родом из прошлых веков. Из тех времен, когда люди не были столь циничны и трепетно относились к своим телам, так как еще не умели выращивать органы или редактировать ДНК.
  - Извини, но я хочу поспать, - сказала Mona.
  - Хорошо.
  Она повернулась на бок, прислонилась к бедру хакера, нашла под одеялом его руку и прижала к груди.
  
  Когда Max проснулся, то ее рядом не было.
  Вентилятор все еще гудел в углу, неустанно вращая четырьмя пластиковыми лопастями. Утро. Яркий солнечный свет как нож режущий сонные глаза хакера проникал через окно, просачиваясь сквозь чуть приоткрытые планки алюминиевого жалюзи. Приникая в душную комнату, он ложился на крытый лакированными досками пол вытянутым золотым прямоугольником, расчерченным в линеечку.
  - Mona, ты здесь? - спросил Max.
  Но она не отозвалась.
  Хакер выполз из-под клетчатого тонкого одеяла и начал подтягивать к себе брошенную комом одежду. Застегнув цветастую рубаху и натянув узкие джинсы, Max начал чесать затылок. Туфли за ночь высохли и, опасаясь получить занозу, он предпочел надеть их. После он по привычке облазил карманы. Несколько мятых купюр, брелок со звенящими ключами, складной ножик с треснувшей пластиковой рукояткой, дешевая красная зажигалка, пачка крепких сигарет и всяческий мелкий мусор, вроде ржавой скрепки, ниток и пуговицы на днях случайно оторвавшей от его цветастой рубахи.
  Керосиновая лампа потухла.
  Возле дверей с примитивной задвижкой стояли груженные друг на друга ярко-желтые коробки, а также много маленьких упаковок. В лучах утреннего солнца они напоминали здоровенные куски сливочного масла. Что было в коробках, Max едва ли мог себе представить, да и особого желания угадывать у него не было. Желудок хакера свело от голода. Но ничего съедобного под рукой не было. К тому же завтрак в одиночку был теперь не для него. Как решил Max, Mona должна скоро вернуться.
  Выудив из пачки сигарету, он вышел на свежий воздух.
  Балкон был небольшим - пара квадратных метров. Третий этаж. Возле него стоял пластиковый бочонок, как решил хакер, с дождевой водой. Затянувшись дымом Max начал оглядываться вокруг. Вблизи стены отеля выглядели полуразвалившимися. Местами были дыры, из которых торчали перекрытия, свисая огромными полотнищами на погнутых бамбуковых сухожилиях. Веревки тоже износились.
  Max заметил, что ветерок вытягивал дым наружу через мятую трубу. Видимо на кухне что-то готовили. Вскоре его нос уловил запах жареных лепешек. Не в силах терпеть голод он вернулся в номер, чтобы заказать по телефону завтрак на двоих. Он уже снял черную полиуретановую трубку дискового телефона, как вдруг заметил рядом с аппаратом записку, нацарапанную карандашом для подводки глаз.
  Желтый клочок бумаги с душистым цветочным ароматом, каким пахнут страницы из записной книжки его любимой девушки. Почерк, похоже, был тоже ее - ровные и строгие завитки как мазки кисти художника, которые у хакера всегда имели вид уродливых каракулей. Записка была прижата плоской, изнутри гладкой и розоватой ракушкой - той самой, которую Mona подобрала вчера днем на пляже.
  Хакер вытащил записку из-под ракушки.
  Глаза пробежали по строчкам точно лазерный луч сканера, зачитывая закодированную в буквах информацию.
  "Привет! Все в порядке, я ушла сама. Пожалуйста, не ищи меня. Мне было хорошо с тобой, и я рада, что однажды встретила такого замечательного человека как ты. Но больше нам нельзя быть вместе. Кто-то должен был подвести всему черту. Сейчас мне нужны деньги. Даже не знаю, на что я готова пойти ради них, поэтому не хочу причинять тебе лишних проблем. Будь осторожен, Max. Прощай"
  Позже, когда хакер сжал в руке подаренную ракушку, он вспомнил тот привкус беспокойства, который он заметил в ней вчера во время прогулки по пляжу. По-видимому, Mona уже тогда знала, как распутается клубок их отношений. А может еще раньше - неделя, месяц! Костер затух также внезапно, как и зажегся. Все закончилось в том самом месте, где когда-то началось. Цепь событий замкнулась в круг - идеальный сценарий развязки. Сегодня они вернулись в то самое прошлое, о котором вчера спросила Mona. И хакер понял, что, наверное, он зря в тот раз молча кивнул ей в ответ.
  - Счастливое ли это число? - повторил он.
  О беременности хакеру ничего не было известно. Mona держала это в тайне. Все что знал Max, так это то, что Mona подрабатывала в борделе "Мечта". Что же за азартную игру она затеяла? Чего боялась?
  
  Max проснулся в своей клоповой кровати в холодном поту покрывшим липкими бисеринками его лицо и впалую грудь. В его новой квартире воняло тухлыми морепродуктами и мочой. Просто сон.
  
  
  7
  
  Одноглазый
  
  Данные маленького диска, взятого Fox`ом с квартиры марионетки, были абсолютно идентичны данным, на том самом диске, который он вытащил из кармана наркодилера в клубе "Чат". Доза X. Другим существенным открытием было то, что Mona приняла дозу этого наркотика незадолго до своей смерти. За четыре часа. Факт был установлен по логам, хранившимся в резервной "второй" памяти.
  В тот же день Fox запросил экспертизу других убитых марионеток на наличие в их логах кода этого наркотика. Результат положительный. Между смертями и наркотиком была явная причинно-следственная связь. Неясным было только одно: какую роль играл этот наркотик? Многие люди из клуба "Чат" принимали X, но до сих пор живы. Мертвы лишь марионетки. Вероятно, ключом были мафиози.
  Марионетки наверняка видели убийц и поэтому их тоже убрали.
  А Mona? Почему ее убили дома?
  Любопытным фактом было то, что тела убитых мафиози не были переданы на изучение. Мафия будто бы не хотела искать виновных. Может они, уже знали имена тех таинственных палачей? Или хотели намекнуть, что нет никакой надобности работать над этим делом? Их верхушка явно что-то скрывала.
  Куски головоломки кое-как начали сходиться.
  Адреналин вспрыснулся в кровь детектива. Возможно, Fox перешагнул через некую незримую черту чьего-то терпения, когда надеяться на кого-то или доверять уже некому. За его спиной была Мафия, убийства и наркотики. Он слишком много знал - с тяжелой головой тяжело живется! Все события последних дней были сцеплены друг с другом точно гены в молекуле ДНК. Детектив понимал, что ступил на скользкую дорожку между двумя раскинутыми пропастями - ни свернуть, ни спрятаться. Он мог только смело идти вперед, как того требует полицейский ранг. Назад дороги нет.
  
  Ночь. Улица. Фонари.
  Протяжно завывающий на открытых площадках ветер хлыстал лицо, продувал зимнее пальто и тело насквозь, точно луч рентгена до самого мозга костей. Пеплом навеки сожженных надежд шел снег. Его ледяные колючки бесшумно сыпались из черной бездны. Расплата за содеянные грехи. Где-то очень недалеко вздымаясь к крышам красных кирпичных построек, пылал пожар. Горело несколько квартир. Огонь плескался как расплавленное золото высшей пробы. Клубящиеся рукава дыма затягивали собой и без того мрачные отравленные отходами небеса. Издали послышался вой пожарных сирен. Детектив поднял воротник пальто и, вновь сунув руки в меховые карманы, пошел дальше.
  Металлизированная железом кровь, тяжелая и черная точно ртуть, медленно стыла в жилах как масло в "кишечнике" машины. Сегодня Метеослужбой было зарегистрировано небывалое падение температуры сразу на целых двадцать градусов на большей части северного полушария "красной" планеты. Холодный день в аду. Fox любил называть такими именами подобные сюрпризы Матери-природы.
  Часом ранее он засветился в телефонной будке.
  Взяв в руку трубку и бросив в щель телефона-автомата круглую монету, с легкостью ребенка ежедневно загоняющего такие звенящие деньги в любимые игровые автоматы, Fox поднес трубку к своему покрасневшему от мороза уху. Пальцы другой руки пробежали по кнопкам терминала ввода, набирая городской десятизначный номер. Через одиннадцать минут весьма дружественного разговора Fox повесил трубку телефона и направился на устроенную ему встречу с Lee в борделе "Мечта".
  Честно говоря, детектив знал об этом сутенере гораздо больше, чем было написано в досье. В прежние годы Fox был "продажным" полицейским. Он часто контактировал с авторитетами из мира криминала, вокруг которых как вокруг оси крутилась вся преступная прослойка Сообщества ЛЮКСа. Детектив делал свои "черные" дела как настоящий ювелир. Наркотики, web-деньги, трава - все прощалось за пару-тройку кейсов немеченой "розовой" валюты. Поговаривали что некто из "Внутреннего Круга" точил зуб на "продажного" полицейского. И только после убийства жены и маленькой дочери какими-то нанятыми со стороны марсианскими хакерами Fox всерьез понял этот намек.
  Недоброжелателей было более чем соседей в доме. Fox знал что кто-то из авторитетов виновен, но не мог ничего сказать ни Полиции, ни "приятелям" из Мафии. Нельзя верить никому, да и что будет если Полиция узнает обо всех его деяниях? Руки были связаны. Детектив просто бросил свое "черное" ремесло и записался в "хороших" полицейских. Желание узнать имена убийц согревало его душу холодными вечерами, когда Fox бродил по трущобам крайних районов, разыскивая следы хакеров.
  В бордель "Мечта" детектив вошел через служебный вход во дворе. Через парадные двери Fox зайти не решился. Он никогда не бывал здесь дорогим гостем и тем более не хотел попасться на электронные глаза отдыхающих в нем криминальных шишек. С тех пор как Fox стал "хорошим" полицейским отношение к нему резко изменилось. Старые дружеские связи были порваны. Из-за своих поисков убийц он был изгнан из преступного мира. Удивительно, что Lee вообще позволил ему придти сюда, ведь этим он сам рисковал. Что же это - дружба? Fox предполагал, что до Lee уже дошли слухи о том, что детектив лично расследует дело по убийцам-марионеткам и аудиенция могла быть чем-то вроде благодарности, да и, честно говоря, в его интересах был бы поиск этой истины.
  На входе Fox был встречен громилой.
  Высокий лысый парень с искусственно накаченной грудой квадратных мышц как боевой робот из высокопрочного сплава. Громила был одет в майку, облегающую рельефную и загорелую как шоколад мускулатуру. На лице ноль эмоций, глаза обжигающе холодные - синтетический человек. Таких полулюдей-полукиборгов выпускали ежегодно многотысячными партиями. Они недорогие и очень легко обучаемые биокомпьютерные создания. Достаточно загрузить в их кибернетический мозг программу с базовыми данными, и они точно как роботы будут безошибочно выполнять свою работу. Высоким интеллектом не обладали. Такое решение было введено во избежание проблем, которые могли возникнуть в том случае, когда высокоразвитый AI после нескольких лет работы и накапливания получаемой информации, начинает осознавать факт своего существования в Базовой Реальности.
  Молча, разведя руки в стороны, Fox позволил этому недочеловеку просканировать себя ручным металлоискателем. Когда полицейское удостоверение и табельное оружие оказалось в пластиковой корзинке, детектива провели в офис располагавшийся, насколько помнил Fox, на последнем пятом этаже.
  Если мебель в борделе и соответствовала этому веку, то обстановка офиса относилась скорее к началу прошлого столетия. Из задымленного клубами марсианской травы пространства возле окна, прикрытого шторами цвета темной корицы, залитого светом старинной медной лампы с абажуром, детективу приветливо улыбнулось гладкое, розовое, без малейших признаков морщин лицо Lee. Сутенер городского масштаба был надежно огражден от посетителей просторным письменным столом из тонкой хромированной стали. Крышку такого стола с обеих сторон подпирали ящичные "башни" для хранения различного рода письменной документации. Поверхность же стола была завалена дисками, распечатками и диковинными деталями старинных устройств, вроде будильника с механическим заводом или ржавой печатной машинки, к которым Одноглазый с детства питал слабость.
  Несмотря на молодость лица Lee был пожилым человеком. Ему недавно стукнуло 62 года. Но сохранившийся облик молодости вовсе не был чудом. Дело в том, что метаболизм тела тщательно корректировался еженедельными сеансами гормональной и химической терапии. Основой же его борьбы с неизменным старением были периодические летние поездки в экваториальные штаты Космического Альянса на юг Марса. В одном из тамошних городов работали лучшие генетические хирурги, которые, подправляли его ДНК, каждый раз на три года откладывая сроки активации гена старости.
  Fox ни разу не видел владельца "Мечты" в одном и том же костюме дважды. Всякий раз было что-то необычное: пошив, цветовая раскраска или трафаретный рисунок. Пускай даже мельчайшая деталь.
  Респиратор был сделан на заказ.
  По краям его украшали мелкие бриллианты. Кроме двух нанопористых фильтров к нему была подведена полупрозрачная пластиковая трубка, по которой из стоящего на полу баллона поступала особая лечебно-профилактическая кислородная смесь. Но, несмотря на озабоченность молодостью Lee никогда не отказывал себе в удовольствии выкурить в день одну или две сигары марсианской травы. У него даже возле кадыка имелся проведенный в трахею имплантированный фильтр вроде третьей ноздри, через которую он мог затягиваться как любой курильщик, ничуть не отвлекаясь на респиратор.
  Офис был освещен ужасно.
  Но Fox знал, что это вовсе не экономия электроэнергии, так и должно быть, когда к тебе в гости заглядывают старые "друзья". Клубы сигаретного дыма гуляли точно облака в голубом небе, еще сильнее поглощая фотоны, производимые вольфрамовой нитью медной лампы. Мрак покрывал все остальные три стены будто бы их вымазали черной краской. Детектив чувствовал сердцебиения и слышал дыхания. Долгое время, сотрудничая с Lee, ему были известны многие его ритуалы приема гостей. В намеренно созданных слабым светом тенях стояла дюжина закамуфлированных людей - синтетических убийц-профессионалов. Они держали дорогого гостя на прицеле, а пальцы - на курках. Всего лишь одно неверное движение могло стоить детективу гораздо больше, чем он готов заплатить.
  - Что привело тебя в наши края? - спросил Lee.
  Детектив подошел ближе и уселся в креслице с изогнутыми дугами ножками и закинул ногу на ногу.
  - Давненько не видел тебя.
  - Взаимно.
  - Ну, как живется?
  - Бывало и лучше, - ответил Fox.
  - Ты пришел проверять нас? У меня есть бессрочная лицензия на секс-бизнес. Как ты видишь, "хороший" полицейский, все легально, - говорил Одноглазый, шелестя документами. - Да ладно. Я шучу.
  - Я должен задать тебе пару вопросов.
  - Валяй. - Он откинулся в кресле. Из ноздри на горле как из гейзера извергся голубовато-серый дым. - И все-таки ты зря ополчился против старых друзей и "Внутреннего Круга". Мало ли какие сплетни ходили на счет твоей жены и того, кто точил на тебя зуб. Не соверши еще одну ошибку, Fox.
  - Ошибку? Какую?
  - Не теряй нас.
  - Вас?
  - Да, твоих друзей.
  - Порой бывает нелегко отличить друзей от врагов, - заявил Fox.
  - Только крыс.
  На лице детектива блеснула невидимая улыбка.
  - Давай поговорим по делу, - произнес он.
  - Какому делу?
  - Твои марионетки подозреваются в убийствах членов Мафии, но как я считаю, их подставили. Девушки не кончали жизни самоубийство, - поделился мыслями Fox. - Что ты думаешь по этому поводу?
  - Что я думаю? - Lee вдруг вздулся как магма. - Вот что я думаю!
  Вынув из ящика свернутую газету, он бросил ее на край стола перед детективом и ткнул тощим пальцем на заголовок статьи. Заголовок, напечатанный на бледно-серой газетной бумаге крупными заглавными буквами, гласил: "РОКОВЫЕ МАРИОНЕТКИ". Ниже заголовка ютились две колонки статьи. Статья имела средний размер для ежедневной утренней газеты около 400-500 слов. В углу страницы были размещены фотографии тех самых марионеток. Детектив бегло просмотрел статью. Mona Lisa упомянута не была. Видимо, информация о ней еще не дошла до любознательных ушей журналистов.
  - Чертовы СМИ! - злился Одноглазый. - Трещат об этой новости на каждом углу ЛЮКСа. За последние дни прибыль от секс-бизнеса снизилась более чем вдвое. Клиенты боятся пользоваться услугами наших девочек. Никогда не думал, что нам придется вернуться назад к кибернетическим куклам.
  Он яростно втоптал дымящую сигару в уже переполненную окурками пепельницу. Пепельница была из толстого огнеупорного пластика похожего на дорогой горный хрусталь и шестигранной формы.
  - И как ты еще жив? - удивился Fox.
  - О чем ты?
  - Ну, после всего того, что натворили твои марионетки, - продолжил мысль детектив. - Ведь их клиентами были люди из Мафии. Неужели никто из "Внутреннего Круга" даже не собирается тебя убрать?
  - А ходят слухи?!
  - Нет.
  - Тогда незачем волноваться. - Холодные тонкие пальцы Lee слегка коснулись превосходно завязанного узла кремового шелкового галстука подходящего по тону к светло-черной нейлоновой рубашке. - Я в хороших отношениях с Мафией, у нас почти родственные узы. Не думаю, что будут какие-то проблемы из-за того, что мои маленькие нимфетки вывели из игры несколько смазливых сопляков.
  - Уверен в этом?
  - Следи за тем, что говоришь, сынок! - Он нахмурился. - Я полезен, а вот тебе стоит держаться подальше.
  Детектив кивнул.
  - Тебе известно что-нибудь об X?
  - Ничего. А что это?
  - Новый наркотик, - ответил Fox. - Я покопался в кое-каких документах и узнал, что его возят с Меркурия. Пару месяцев назад его синтезировали на "серой" планете. Перевозку производят через Сеть.
  - Цифровой наркотик?
  - Похоже, кто-то наладил трафик до Марса. И раз уж его распространяют по Сети, то вероятно хакеры.
  - А мне какая разница?
  - Большая, - ответил Fox. - Марионетки приобретали этот наркотик в клубе "Чат" и принимали непосредственно перед оказанием сексуальных услуг своим богатым клиентам. Наркотик, скорее всего, подталкивал их расшатанную психику к насилию, пробуждая во время полового акта, жажду убийства.
  - Исключено, - защитился Lee.
  - Почему?
  - Автопилот. Девушки, приходящие поработать марионетками, просто ищут легкий заработок. На время обслуживания клиента они с помощью наших программистов выключают свое сознание. Все равно, что войти в глубокий сон, приняв лошадиную дозу снотворного. В то время пока они спят, их тела работают на автопилоте, исполняя самые извращенные фантазии щедрых клиентов. Через какое-то время они просыпаются. Все зависит от того, на какое время клиент заказал себе девочку. Разумеется, после пробуждения некоторое время подташнивает, и чувствуешь себя как кусок дерьма, но в памяти не остается негативных записей. Клиенты получают секс, а марионетки деньги.
  - А контроль?
  - Мы следим за тем, чтобы они были без сознания.
  - Как заботливо, - усмехнулся Fox.
  - В нашем борделе марионетки на любой вкус, только деньги плати. И клиенты платят.
  - Значит, девушки не просыпаются?
  - Никогда.
  - А что если автопилот неисправен? Кто поставщик?
  - Корпорация V.I.P. Но до сих пор эксперты ничего подозрительного в их софте не находили: базовый набор голосовых записей, стандартный комплект поз и симулятор оргазма. Мы уже много лет используем ПО их производства, и проблемы никогда возникали. Я думаю причина в чем-то другом.
  - А другие функции?
  - Марионетки на автопилоте как кролики - умеют только трахаться!
  - А реакция тела на ощущение боли?
  - Мозг получает отфильтрованные сигналы рецепторов, - закуривая новую сигару, ответил Lee.
  - И в это время они не могут получить контроль над своими телами?
  - Да.
  - Ну, а если... - не отступал Fox.
  - Раз уж тебе так интересно, то ходят слухи, что в одном из городов Союза 13, разрабатывается прототип нового кибер-оружия. Компьютерная программа, контролирующая тело из Сети. Проект 665.
  - Сосед Зверя?
  - Может у них уже есть и сам Зверь, - сказал Lee.
  
  
  8
  
  "Внутренний Круг"
  
  В городе кружил снег.
  Пойманное такси скользило мимо разграбленных хирургических бутиков и старых ювелирных магазинов. На окнах были надеты решетки, но даже это обстоятельство не защитило сокровища от рук мародеров.
  Редкие одетые во все черное фигуры нищих людей на пустых улицах оборачивались и подолгу смотрели машине вслед. Такси ехало по центральным транспортным артериям ЛЮКСа. Район C. Мало кто из обычных людей еще заглядывал в эти покинутые края, когда Сообщество вымирает, то жизнь-существование начинает кипеть только на окраине. Люди не могли позволить себе жилье в этих престижных местах, да и Полиции здесь было гораздо больше, чем в трущобах. Вот они и уходили опечаленные несчастьем в крайние районы - туда, где царила свобода, а их законом была Анархия.
  Изношенные и стертые шины четырех колес тихо шуршали по обледенелому асфальту. Морозы ударившие вчера по ЛЮКСу, и всей северной части "красной" планеты, доставляли кучу проблем. Из-за гололеда и лысых шин тормоз был бесполезен, водителю приходилось прилагать не дюжее мастерство, чтобы входить в повороты и при этом не давать автомобилю катиться по льду куском металлолома.
  Такси было выкрашено желтой неоновой краской с эффектом пульсации.
  Разбитая и старая, настоящая груда ходящего металлолома как ботинок, переживший не одного хозяина. Все фары разбиты, бамперы отсутствовали с обеих сторон. Царапинам и заплатам не было числа. Одним словом машина выглядела так, будто перед выездом на работу ее подвергали крэш-тесту.
  Таксист был средних лет.
  Его немного горбатый нос был свойственен генам низших национальностей. Кожа смуглая, как после легкого двухчасового загара в каком-нибудь из дешевых городских соляриев. Волосы были коротко остриженными, но, благодаря, заложенной в ДНК кудрявости, производили эффект муара, какой можно было встретить разве что только на мягких и очень ценных шкурках новорожденных ягнят. Густые черные усы, выращенные с помощью вживленных в подкожные слои искусственных луковиц, полностью прикрывали верхнюю губу. Глаза у таксиста были затемненными с кофейным отливом. По краям слегка деформированной радужки имевшей раскраску правильной семицветной радуги были расположены мельчайшие нанодатчики подключенные к марсианской навигационной системе.
  Респиратора нет. Видимо он был синтетическим человеком.
  На заднем сиденье ехала Candy.
  Ей была та самая девочка-подросток, в глазах которой Fox увидел глаза дочери. Как и в поезде на ней была надета красная заношенная куртка с ярко-оранжевыми заплатами и с таинственным английским словом, вышитым на ее спине черными капроновыми нитками. Рваные мальчишеские синие джинсы едва висели на тощих бедрах. Из аккуратно вырезанных на ее джинсах округлых отверстий выглядывали колени с синяками и ссадинами. Нитки низа джинсов были распущены и выглядели как побелевшая от старости бахрома. Грязные красные кроссовки без шнурков и такие же засалившиеся рыжие волосы, собранные в две спадающие на плечи косы. На лице старенький респиратор.
  За эти дни девочка ничуть не изменилась. Ее лицо оставалось бледным. Тонкие руки сжимали альбом, для рисования обернутый в готическую обложку из черного бархата. Местами ткань была повреждена и виднелась картонная основа обложки, которая была похожа на повидло, вытекшее из пирожка.
  Альбом был прижат к груди.
  Кожаная сумка с пачкой цветных карандашей лежала рядом с Candy, между ней и ее взрослым спутником. Им была та самая светящейся как неон голограмма - эфирный призрак без респиратора с бледно-голубоватым лицом, одетый в теплое зимнее пальто с двойной подкладкой. Аккуратно подстриженные смоляные волосы и соколиный взгляд - взгляд, который заставляет уважать, либо бояться.
  Его звали Spider. Прозвище он получил во время военной кампании в районе залива на планете Венера. В те годы по всей поверхности планеты шли активные антитеррористические операции. Гористая кожура Венеры работала на руку террористам, позволяя возводить в глубоких пещерах гор разветвленные системы коммуникаций, прокладывать железнодорожные и магнитные дороги. Повсюду то и дело вырастали их "муравейники". Венера не являлась благоприятной планетой. Как и Марс, она была безжизненна, и потому ее освоение начиналось через создание Корпорациями баз жизнеобеспечения. Когда же искусственный климат установился на планете, появились первые фермерские хозяйства, а вслед за ними на Венеру мигрировали толпы террористов, неся планету на джихад.
  Spider был командиром взвода A17.
  Их высадили в квадрат VF91 - в "горячую" точку Венеры. Костюмы-невидимки, оптические камуфляжи, ионное оружие. Это была совершенно иная война ничуть не похожая на предыдущие сражения, запротоколированные на многотысячных страницах истории. Ночи без сна и постоянная нехватка провизии. Командир Spider и переданные ему под командование бойцы-солдаты состояли в особом подразделении. Говорят, их тела накачивали лошадиными дозами амфетаминов и прочего химического дерьма. Итог: необычный душевный подъем, отсутствие всякой усталости, придание бодрости, уверенности в своих силах, способностях. Но у человеческого организма имеется предел - черта, за которой препараты обращают людей в психов. Многие не выдержали нагрузок: у одних перегорали нервы, других - запирали в психиатрических клиниках сразу после их возвращения с залитых кровью полей сражений.
  Жизнь-существование было похоже на хождение по лезвию ножа. Либо тебя убьет пуля, либо передозировка.
  Весь взвод, которым руководил Spider погиб. Кто-то ступил на замаскированную под песком мину, другие попали в зону действия сетевой атаки. Террористы современного мира уже не были кучками мусульман, катающимися на лошадях или верблюдах с автоматами и пулеметами древних образцов. Их арсенал усложнялся по мере развития Мировых Сообществ. Теперь среди них было множество наемных хакеров и всяческого сетевого оборудования способного совершать теракты в Сети.
  Шла компьютерная война.
  Сам Spider был ранен в обе ноги, после чего он оказался в плену у террористов. Гнилая вода и кусок черствого хлеба - все, на что Spider мог рассчитывать. Вскоре его одолел недуг. Без свежего ПО тело стало уязвимо для нанороботов и компьютерных вирусов, водящихся на информационных полях, на которых точно как в тюрьме содержалась его загруженная в Сеть память. Террористы планировали обменять его на своих, тех, кто попали в плен Космического Альянса, но Власти дали отказ.
  Прошел месяц, другой.
  Наконец "муравейник" был зачищен от террористов. Когда код на замке виртуальной тюрьмы был взломан, Spider вышел на свободу. Правда его физическое тело так нигде и не было найдено. Ни единой клетки, так что восстановлению тело не подлежало. Если была бы хотя бы одна живая клетка, генетики смогли бы заново вырастить ему оболочку. Пока Spider бестелесен, он обречен на жизнь-существование в пределах Сети. В Базовой же Реальности он имеет вид светящейся неоном голограммы - нематериальная иллюзия запомнившегося тела, проецируемая на электронные глаза людей.
  Candy молчала.
  Она неотрывно смотрела в окно, уперев бледный лоб в холодное стекло. Края стекла обросли красивыми ледяными узорами, и выглядели окно как мерцающий экран телевизора в хрустальной рамке.
  Такси неслось сквозь бледные больные кварталы похожие на мутные разводы краски на сырой картине.
  Вся левая сторона улицы была занята миниатюрными свалками, возникшими по случайности. Возле подъездов невысоких захудалых домов были встроены и пристроены лавочки старьевщиков. Почти все были закрыты, не пережив банкротства. На мраморных плитах стояли полуразобранные автомобили. Вокруг валялись их бесчисленные детали - подобный пейзаж встречается на свалках, куда свозится весь такой покореженный металлолом. Рядом стоял трамвай - старая модель и давно снятая с маршрутов. Изнутри транспорт был черным, видимо когда-то его подожгли. Безголовые бронзовые статуи и искалеченные мраморные монументы были окружены обломками собственных соседей. Работа типичных городских вандалов или Общества Будущего, чьи приверженцы свято верили в Перестройку и призывали к ликвидации любого культурного наследия как пережитков времени.
  Правую сторону улицы занимал Большой базар.
  В таком месте можно было по низким ценам приобрести почти любой товар, будь то пряности, свободные наркотики, низкокачественная и народная парфюмерия, запрещенные лекарственные препараты, оружие, пиратский софт, ворованное "железо", аудио-продукция и многое другое без чего была бы невозможна или скучна жизнь современного человека. Большой базар был настолько огромен, что за один день его было не обойти. Ты просто затеряешься среди миллионов прилавков выстроенных в лабиринт. На этом базаре вот уже много лет работал один знакомый - торговец секретным оружием, так что Spider иногда заглядывал к нему. К счастью, сегодня им туда не было нужно.
  - Мы проезжаем через некогда процветавший центр ЛЮКСа, - сообщил таксист, выруливая на Главный проспект.
  Проспект был невероятно прямой, словно аккуратный разрез, вспарывающий километры тела города. Девочка рассматривала проносящуюся мимо заснеженную пургой мешанину из гипсовых и панельных многоквартирных домов, гаражей, современных промышленных зданий, разорившихся торговых центров из тонированного стеклопластика и сожженных ломбардов. Между бетонными руинами и горами мусора, из промерзшей земли торчали скелеты заброшенных новостроек. Затем снова панельные дома, заводы и мрачные качающиеся на ветру небоскребы. Картина повторялась несколько раз.
  - Значит, в настоящее время все здесь катится к черту? - поддержал беседу Spider.
  - Именно.
  - Что же случилось?
  Мужчина сделал вид, что впервые в ЛЮКСе.
  - Разгул преступности, - ответил таксист. - А вообще на этот счет у ученых есть даже теория.
  - Какая?
  - Ну, о том, что все цивилизации, как и все во Вселенной проживают какой-то срок. После чего наступает неминуемый экономический и социальный кризис, а Сообщество погружается в пучину тотального Хаоса и безграничной Анархии. Цивилизации, таким образом, переживают собственное перерождение. Наверное, пришло и наше время. Лучшей жизнь в ЛЮКСе уже не станет. Городу надо очиститься, как люди очищают душу от грехов, - рассказывал таксист. - Ты понимаешь меня, приятель?
  - Может просто людям измениться?
  - Нет. Дело не в них.
  - А в ком?
  - В самом городе, - бросил он. - На мертвой земле жизнь не цветет!
  - Ты сообразителен для синтетического человека.
  - Когда возишь, многое узнаешь! - улыбнулся он.
  Приняв сигнал навигационной системы, таксист плавно повернуло за угол высокого каменного здания.
  - Вы ведь приезжие, верно?
  - Да. Едем с севера.
  - Ясно...
  - А что?
  - Обычно из ЛЮКСа уезжают, а вы наоборот. Да и детям здесь не место, - произнес таксист. - Дочь?
  - Да, - солгал Spider.
  Когда таксист отвернулся, то оставил после себя металлический запах лосьона. Затем, поняв, что разговор исчерпан начал напевать какую-то песню на странной смеси болгарского, греческого и турецкого, иногда вставляя короткие фразы на привычном Едином языке. Скорее всего, таксист не знал, как правильно произносить некоторые слова. Просто воспроизводил слова такими, какими слышал.
  
  Небольшая улочка, на которой они высадились из такси, была старой, даже очень старой. Дома во всей округе выглядели разрушенными и покинутыми, будто бы их покарала молния. Их стены были сложены из блоков темного гранита. Тротуар был неровный, и от него пахло синтетическим бензином.
  Через минуту Candy и Spider вошли в небольшое здание "Коннект Сити" - кирпичное строение темное скорее от грязи и старости, нежели от использованного стройматериала. Дверей на входе не было, а потому они вошли безо всякого разрешения. Спрашивать его все равно было не у кого. В холле стояла тишина. Золотистые нити солнечного света тянулись в полумрак помещения, сочась сквозь дыры и щели в досках, которыми были заколочены окна. На гранитовых стенах встречались заплаты, видимо кто-то баловался с динамитом или какой-то другой взрывчаткой, после чего дыры пришлось забетонировать. Изредка были слышны глухие крики и стоны корчащихся от ломки и окоченелых от мороза наркоманов, матерные выкрики и частый звон бьющегося стекла. Голоса как призраки множественным эхом облетали комнаты, пустые коридоры и ветхие лестницы старого здания.
  Помещение с кабинками, подключенными к Сети, находились на втором этаже. Поднявшись на него по закрученной в форме спирали лестнице, Spider и Candy присели на единственную целую скамью возле кофейного аппарата. Кофе он уже давно не выдавал, сколько бы монет ты в него не бросал.
  Spider взглянул на часы. 14:07.
  Молчаливая Candy до сих пор не проронила ни слова. Она вообще мало разговаривала, а если и говорила то короткие фразы, вроде: да или нет. И очень редко целые предложения. Сейчас девочка листала свой альбом. Он лежал у нее на коленях в раскрытом виде. Пальцы ее руки хватали лист за угол и аккуратно переворачивали, чтобы не повредить или не надорвать тонкую бумагу. На каждой странице ей был нарисован портрет человека, но каждый раз нового. Под портретами стояли дата и время.
  Среди запечатленных ее руками людей были и молодые и старые, дети и родители, мужчины и женщины. Но у всех людей была общая черта - они выглядели мертвыми. Как на ЗD-фотографиях сделанных следственными группами, приехавшими на место преступления. Других рисунков не было.
  Когда Candy дошла до последней страницы, на ней было изображено бледное лицо женщины с черными лоснящимися жиром волосами, омытыми запекшейся на холодном полу кровью. Ее глаза выглядели, как мутное стекло и были обведены угольным карандашом, напоминающим след от сажи.
  Это была Mona Lisa.
  В нижнем правом углу этого альбомного листа стояла информация: 4 декабря, 01:45:15. Точное время убийства.
  На шероховатой белоснежной бумаге листа были видны точки - высохшие слезы. Candy всегда плакала, когда рисовала в альбоме. Портреты уже закончились, и девочка открыла чистый лист, но рисовать на нем пока что никого не стала, да и не смогла бы - все цветные карандаши лежали в ее сумке.
  Spider еще раз взглянул на часы. 14:10.
  - Ну ладно, мне надо идти на встречу, - сказал он. - Жди тут, хорошо?
  Candy молча кивнула.
  Зайдя в одну из кабинок похожих на самые обыкновенные телефонные будки, которые можно встретить почти на каждом перекрестке города, Spider вставил в затылочное гнездо имеющийся в ней голографический сетевой кабель, после чего через особую программу включил переключатель сознания.
  
  Connecting...
  Как пожарная машина с ревущей сиреной он несся по оптико-волоконным маршрутам, что как пучки нервных волокон пронизывали необъятную Сеть. Перед ним один за другим распахивались информационные поля, богатства которых могут разве что только сниться. Но Spider пропускал их мимо. Ему нужно было попасть на закрытый web-форум городского Домена в раздел "Конференц-зал".
  Конференц-зал, в который загрузился Spider, был похож на огромное пространство. Абсолютно пустое помещение, не имевшее потолка или стен. Мироздание в самом начале своего собственного сотворения. Вокруг него на расстоянии десятка метров выстроившись в круг, парили шесть черных гранитовых плиты. На плитах были нанесены красные неоновые имена - Face 01, Face 02, Face 03, Face 04, Face 05, Face 06. Поддельные имена вполне реальных людей. Шестерку составляли самые влиятельные люди ЛЮКСа, чья власть простиралась на многие-многие километры от него, а также соседние города. Их личности и настоящие имена были такой страшной тайной, что никто, и в том числе они сами не знали истинных лиц друг друга. Имя этой секретной организации - "Внутренний Круг".
  - Вижу, ты благополучно добрался, Spider, - произнес Face 01.
  - Это было нетрудно.
  - У нас для тебя есть задание.
  - Что за работа?
  - Необходимо убрать кое-что из ЛЮКСа, - говорил Face 05. - Мы полагаем тебе это будет по плечу.
  - Наверное, кое-кого? - переспросил Spider.
  - Нет, - ответил он.
  - Мы бы не стали называть "это" человеком, - объяснил Face 04.
  Spider сделал вопросительное выражение лица и решил выслушать до конца, прежде чем делать выводы.
  - И что же это такое?
  - Корпорация V.I.P. с успехом выполнила свою миссию, - рассказывал Face 03. - Но их детище больше не может оставаться в городе, это причинит нам, да и горожанам, немало лишних проблем, тем более что трафик наркотика X с Меркурия принимает все больший размах. Нам не нужны подозрения со стороны Властей, а тем более семьи Corleno. Завезенный в ЛЮКС убийца должен быть ликвидирован в течение 72 часов. Надеемся, что тебе, как опытному охотнику, это будет под силу.
  - Убить? Зачем?
  - Нельзя оставлять улик, - ответил Face 06. - Война с Союзом 13 неизбежна. ЛЮКС является пограничным город, а значит примет удар первым. Мы не можем допустить, чтобы Проект 666 и Душа + попала в чьи-либо руки. Мы позаботимся обо всех документах, а твоя задача уничтожение объекта.
  - Душа +?
  - Это новейшее оружие на духовной основе, - сказал Face 02. - Нам мало, что известно об этой технологии, но это только дело времени. Когда-то древние земляне тоже создали и использовали в войне ядерное оружие, даже не представляя какие оно принесет последствия. Когда мы перейдет от опытных образцов к созданию готовых боевых моделей, то мы будем на шаг ближе к созданию Бога.
  - Не многовато ли?
  - Всего лишь честолюбие. И только!
  - Инструкции будут высланы попозже, - сообщил Face 04. - Корпорацию V.I.P. закроют завтра утром.
  - Хорошо, я понял.
  - На твой банковский счет уже перечислен аванс. Мы приобрели квартиру в центре ЛЮКСа, поживи в ней на время операции. Постарайся не привлекать к себе внимания. Ты знаешь, зачем ты здесь.
  
  
  9
  
  Прогноз
  
  Из-за поворота выполз длинный как автобус лимузин. Неповоротливый и громадный, он ели-ели повернул на узкой для него улице, воспользовавшись для этого тротуаром, и чуть не поцарапал передний бампер об фонарный столб. Автомобиль был серебристого цвета натертый до блеска как зеркало. Бронированный, своего рода, танк в изящной скорлупе. Ветровое стекло тонировано - черное и блестящее с эффектом двойного зеркала. Непроницаемое для света, как лужица пролитых чернил.
  Из-под заднего полированного бампера вырывались густые клубы грязно-черных выхлопных газов. Очевидно, этот дорогой автомобиль был сконструирован по древним технологиям землян - двигатель внутреннего сгорания. Подобные доисторические механические чудища ужасно шумели своими многоцилиндровыми моторами, чего не было у современных электромобилей. Нефти на Марсе давно не было, как впрочем, и на Земле. Ее выкачали еще столетия назад, поэтому ученые использовали химические реакции, получая синтетический бензин из промышленных полимерных отходов.
  Учитывая состояние марсианской экологии, использование подобных машин было запрещено. Воздух и так был непереносимым, отравленный токсинами и вредоносными нанороботами. Но это ничуть не отпугивало любителей старины, а таковых в ЛЮКСе было немало. Допотопные машины ценились, в первую очередь, за мощь их "движка" и скорость, которую они развивали, чего нельзя было сказать об автомобилях на электродвигателе, где компьютер ставил кучу ограничений. Иначе говоря, электромобили не давали людям всей той абсолютной свободы, которую могла дать старая барахлящая на бензине колымага, а ради свободы, как известно, люди были и будут готовы идти на многое.
  Когда лимузин остановился, заехав одни колесом на поребрик, с одной из сторон открылась задняя дверь. Из работающего на холостом ходу автомобиля вылезли Candy и Spider. Лица шофера видно не было, да и, честно говоря, вряд ли у него вообще существовало какое-то определенное лицо.
  Дело в том, что "Внутренний Круг" традиционно нанимал к себе на работу только особый сорт людей - безликих. Ими были люди готовые жертвовать лицом ради службы "Внутреннему Кругу", своего рода, доказательство и одновременно испытание их веры. Брали, разумеется, не всех, да и не каждый знал про существование этой организации. Наем осуществлялся только через скрытые каналы связи и исключительно по рекомендациям других известных акул криминального мира. Как видно, даже просто приблизиться к "Внутреннему Кругу" было почти что невозможно. Тех же счастливчиков, что получали право на работу, отвозили в "черные" клиники, где уже свои хирурги проводили ампутацию лица. Все лица отвозились в тайное подземное хранилище, где их хранили как некий гарант лояльности их владельцев супер-идеям и политическим замыслам "Внутреннего Круга".
  После операции "лица" нанятых людей или вернее то, что оставалось от их прежних лиц, было похоже на гладкий участок кожи. Щеки были выпрямлены и сглажены, морщины отсутствовали. Не было ресниц, бровей и прочего волосяного покрова. Их глаза заменяли общей моделью версии 3.012. Не самая новая, но зато самая распространенная версия электронных глазных имплантатов. Нос и губы были полностью удалены. Впрочем, из-за нанопористого респиратора их все равно не было видно.
  Опустилось стекло.
  Через него сидящий внутри человек, рядом с которым, по-видимому, они ехали, передал Candy пачку "розовых" купюр национальной валюты "красной" планеты. Девочка тут же сунула щедрый подарок глубоко в сумку под целую кучу наваленного в нее барахла. Самого человека не было видно с улицы. Единственное что можно было заметить, так это рукав дорогого пиджака, белый манжет шелковой рубашки, молодую кисть руки и золотое кольцо с буквой "М" на безымянном пальце.
  Разумеется, деньги были предназначены для ее опекуна: на продукты, нужны и прочие мелкие расходы, которые могли возникнуть во время выполнения миссии. Однако из-за отсутствия своего материального тела, Spider не мог самостоятельно взаимодействовать с физическими объектами из Базовой Реальности.
  За последние годы Candy выполняла функции его дополнительного органа, контактирующего с Базовой Реальностью, а он, в свою очередь, ее органа, когда работа была внутри Сети. Получался симбиоз.
  Каким было задание на этот раз, Candy не знала, хотя и полагала, что было нечто похоже на те заказы, которые Spider выполнял до этого времени: убийство банд или крупных шишек, теракты на фабриках по переработке ядерного топлива или химического синтеза ядра изотопов. Если Spider и обсуждал что-то с загадочным человеком из лимузина, то их общение шло через безопасный LAN-канал.
  Когда стекло вновь закрылось, лимузин тронулся вперед гордо проезжая мимо жилых домов. Разгоняясь по ледяному асфальту, он отдалялся все быстрее и быстрее пока вовсе не исчез из виду, укрывшись за бледно-серым занавесом из тоскливо кружащихся в воздухе хлопьев радиоактивного снега.
  
  Дешевый отель.
  В прошлом отель был жилым домом, но несколько лет назад один предприимчивый бизнесмен владеющей сетью гостиниц в городе ЛЮКС выкупил его и демонтировал дом в недорогой отель. Он проложил под новые стальные водопроводы, заменив то проросшее ржавчиной гнилье, которое не ремонтировали, начиная со времен постройки дома. Обновил прочие коммуникации и проводку, до этого ее часто замыкало, в те дни, когда сточные воды затопляли подвал. Произвел отделку номеров, хотя и дешевой, но все же пригодной для жизни-существования мебелью. В отеле всегда были электричество, вода и отопление. Но с недавнего времени цены на недвижимость в ЛЮКСе упали.
  Бизнес катился под гору как снежный ком, нарастая с каждым следующим оборотом. Долги, кредиты. Удержаться на плаву, на таком непредсказуемом рынке было непросто, но бизнесмен все-таки выкрутился. Впрочем, ненадолго. Сейчас отель выставлен на продажу, а пока его покупатель не найден старые постояльцы продолжают жить в нем и дальше. Все же это лучше, чем зимовать в бесплатных и холодных квартирах Крайних Районов. Candy и голограмма-опекун зашли в подъезд отеля.
  Навстречу им попалась старуха. Ее незаурядный внешний облик напомнил девочке маленькие фаянсовые фигурки с праздничной кукольной ярмарки, которую она посетила год назад, когда они по делам заезжали в небольшой городок в 11405 километрах северо-восточнее ЛЮКСа. На тех раскрашенных масляными красками самодельных фигурках были изображены люди еще со времен Земной Эры.
  Как и на фигурках, ее волосы были черными с проседью. Кожа лица как поверхность Европы, спутника Юпитера, была изрыта глубокими морщинами. Дряхлая, мягкая кожа как будто сползала с лица под силами гравитации. Никаких следов использования пластической хирургии - природная старость. В ушах висели крупные тяжелые костяные серьги, мочки были сильно оттянуты как у представителей древних времен. Лицо было красноватым, по-видимому, гены ДНК этой пожилой постоялицы уходили своими корнями к индейским племенам, когда-то много тысячелетий назад, населявшим Северную Америку. Именно поэтому ее сходство с фигуркой так сильно ошеломило Candy.
  В руках старуха несла продуктовую сумку.
  Морщинистые коричневые пальцы крепко держали ее за кожаные ручки, прижимая поближе к себе. Не поднимая электронных глаз, старуха прошла мимо героев, после чего позади них раздался громкий хлопок тяжелой входной двери. Оглядевшись по сторонам, Spider отправился наверх по лестнице.
  Лестничные пролеты были везде одинаковы. И Spider давно убедился в этом. Кругом валялись инфицированные шприцы, окурки от сигарет, упаковки из-под рваных презервативов. Царапины и дыры от намертво застрявших в бетоне пуль, несколько валяющихся бронзовых гильз. Мусор был аккуратно свален в некие горки возле засоренного мусоропровода. Гипертрофированные силуэты мужских гениталий и сюрреалистическое граффити - молодежное наскальное искусство дикой современности.
  Лифт не работал.
  Бесконечные перебои с электроэнергией сделали его использование рисковым занятием. Свет отключали довольно часто, почти каждый час. Застрять в парализованном без электричества лифте было проще простого. Все равно, что угодить в часовую пробку в час-пик на оживленных улицах города.
  Ключ от квартиры был у Candy.
  Когда они вошли в квартиру, то сверху донесся шум, топот. Но уже вскоре все также внезапно прекратилось. Стянув кроссовки, девочка прошла в комнату вслед за парящей голограммой своего опекуна.
  В углу под окном стоял пылающий жаром и шипящий масляный обогреватель. Рядом стояла не включенная в сеть спиральная тепловая пушка на случай сильных заморозков. Кровать - стальная, крашенная белой эмалевой краской облупившейся на вареных стыках металлических труб, в самых уязвимых местах. Постель застелена стареньким полосатым матрацем и явно несвежими льняными простынями.
  Возле пуховой подушки стоял дешевый пластиковый столик с радиотелефоном. Синтетический ковер, копирующий натуральные турецкие прототипы и устилавший комнату, насквозь пропитался пылью. Когда нога ступала не него, то было отчетливо видно, как песчинки пыли подскакивали на высоту пары сантиметров, а, покружив в ионизированном воздухе, приземлялись обратно в свое королевство.
  Девочка сняла респиратор и, бросив его на постель, наконец-то глубоко вздохнула. Свободно и естественно.
  Spider подошел к окну.
  Жалюзи были приоткрыты, поэтому он мог, будучи незаметным, разглядеть округу. Рамы окон закрывались плохо, повсюду были не забитые ватином щели и из них дул холодный пробирающий кости мороз. Обогреватели почти не спасали в такой ситуации. Раздеваться в таком помещении было просто нельзя, и Candy продолжала оставаться в своей красной куртке, разве что расстегнула липучки.
  На всех окнах были железные решетки - тяжелые и черные как чугун. Как будто ты сидишь в тесной тюремной камере, только условия немного лучше, а шершавые бетонные стены покрыты исписанными до потолка обоями и малоинтересными страницами из выпусков дешевых утренних газет.
  Прыгнув на кровать, Candy вынула из сумки старую потрепанную книжку. Надпись на обложке давно стерлась, еще до того как эта книга попала в руки девочки. Листы в книге были бумажными с краями, пожелтевшими от старости и жира пальцев. Candy уже не в первый раз читала эту книгу, но перечитывала и дальше. Раз за разом она пыталась проникнуть в скрытый смысл, придумывала каждый раз новые названия для нее подчас сумасшедшие, но ни одно из них не отражало всей сути книги. И она искала заветное слово вновь и вновь. В ее сумке лежали и другие книжки, но более тонкие - рассказы, детские сказки. Из пожелтевших наушников звучала музыка, а в CD-плеере как юла крутился аудиодиск, неся по двум проводам голоса и ноты прошлых времен. Диск был куплен как-то на блошином рынке во время распродажи. Продавец не знал, что это такое и отдал почти за бесценок.
  Из окна открывался знакомый железобетонный пейзаж. Желто-серые заснеженные небоскребы, ржавые конструкции и развалины старых кирпичных построек, как выцветшие от солнечного цвета журналы, в которых картинки даже не цветные, а разных оттенков серого и желтого. Вдалеке были видны разобранные мосты, "муравейники" трущоб. Улицы и переулки засыпаны белым холодным одеялом.
  Звуки улиц были приглушены оконными стеками.
  На улице темнело.
  На короткое время Spider`у показалось, что всякая напряженность, всякая городская суматоха - все это вдруг исчезло. Редкая, желанная всем сердцем минута, когда этот сумасшедший мир, будто бы обнаружив у себя скрытый ото всех глаз центр тяжести, пришел в некое равновесие. Тишина. Спокойствие.
  Вид из окна напоминал подобные этой квартиры и гостиничных номеров, в которых он ночевал или останавливался на несколько дней до выполнения заказа. Сколько их было - десяток, сотня, не менее. Все это время вместе с ним путешествовала Candy. Они были знакомы девять лет. Spider подобрал ее на улице, когда ей было только пять, и с тех пор возил вместе с собой, заботился как отец.
  Когда он нашел Candy, то она была беспризорным ребенком, бродила по улицам. В тот день он был в городе только проездом. Увидев насквозь продрогшую девочку, он купил ей хлеба, а, узнав, что у бедняжки не были ни родителей, ни своего дома предложил отправиться с ним в путешествие по Марсу.
  Говорят за неделю до этого, в Детдоме этого города произошел сильный пожар - взрыв газовых баллонов. Дети разбежались кто куда. Одних эвакуировали, некоторые погибли, но были и другие, те, кто испугавшись, бежал прочь, а после не мог вернуться назад и затерялся в громадном городе-миллионере.
  Убрав книгу, Candy сползла с кровати.
  Кухня располагалась в дальней стороне помещения, что-то вроде разделения пространства на две зоны. Отворив дверцу холодильника, девочка заглянула в него. На всех четырех алюминиевых решетках выступающих в роли полок было пусто, кроме пятой на которой стоял литровый пакет молока в картонной упаковке. Candy взяла его, но поднеся к лицу почувствовала, что молоко давно скисло. Белые коагулированные сгустки казеина плавали в водянистой сыворотке. Сбоку на дверце холодильника было несколько маленьких пластиковых кармашков. В одном из них лежал десяток яиц.
  - Какая миссия на этот раз? - спросила Candy.
  - Погоня за дьяволом.
  - Настоящим?
  - Ну, думаю, что-то вроде того, - кивнул Spider.
  Девочка взяла пару. Яйца были сырыми. Покопавшись в деревянном шкафу с грязной посудой, она разыскала сковороду. Газовая плита зажглась, пылая синеватым пламенем. Ударив по яйцам тупым краем лезвия ножа, Candy аккуратно разлила их питательное содержимое по тефлоновому дну.
  - Все-таки у тебя опасная работа, - произнесла она.
  - Какая есть.
  - А тебя точно не убьют?
  - Разве я тебя когда-то обманывал? - ответил Spider. - Не забывай, я голограмма, меня пулями не убить.
  - То есть ты бессмертен?
  - Ну не совсем.
  Масло в сковороде затрещало.
  Яйца быстро приобретали белую окраску и набухали, образуя под собой крупные пузыри воздуха. Кухня быстро наполнилась ароматом яичницы, побуждая тело вырабатывать желудочный сок.
  - А какого это, блуждать по Сети? - спросила Candy.
  - Как в воображении.
  - Вот здорово!
  - Но быстро надоедает, - сказал Spider.
  Пока он говорил, девочка соскабливала жареные яйца на тарелку.
  - Недавно я подумала об имплантации гнезд, - сказала Candy, уплетая приготовленный ужин. - Что скажешь?
  - Думаю, нет.
  - Нет?!
  - Сейчас твои гены "чисты". В мире осталось немного людей без денатурации ДНК. К тому же, благодаря, чистоте генов, твой разум не синхронизирован с Сетью. Твое "я" защищено от сетевых атак хакеров. Ты не уязвима. Сетевому миру не заменить Базовую Реальность. Поверь, если бы у меня была возможность вернуться в свое тело, я бы никогда не подключил себя к проводам. Разве я сейчас счастлив? Я не ощущаю запахи, не осязаю предметы. Я не бываю голодным или усталым. Иногда, мне кажется, что я уже вовсе не человек. Не имея тела, я всего-навсего цепочка из нулей и единиц.
  - Обменяемся? - хихикнула Candy.
  - Не шути.
  - Ладно, я еще подожду.
  - Что-то ты сегодня разговорчивее, чем обычно, - заметил Spider.
  - Я даже не знаю почему, - сказала девочка, собирая ломтиком хлеба растекшийся по тарелки желток.
  - Может быть, из-за того, что мы в ЛЮКСе?
  - Наверное.
  - Обещаю, мы найдем твоего отца в ближайшие дни, - сказал он.
  Когда ужин был закончен, а над потолком уже горела допотопная лампа накаливания, висящая на скрученном проводе, изредка покачивающаяся на сквозняке из стороны в сторону, Candy села на кровать и, разложив перед собой цветные карандаши, начала рисовать портрет очередного незнакомца.
  Поначалу лицо было неясным, что типично для начального этапа - овал и штриховая разметка: глаза, нос, губы и уши. Но вскоре Spider заметил первые очертания человека. Молодой мужчина. Крашенные волосы, зачесанные назад и зафиксированные гелем. Двухдневная щетина. И дырка во лбу.
  Из глаз Candy потекли слезы.
  Девочка вытирала их рукавами куртки, но они все равно капали на бумагу, пропитывая портрет болью и страданием. Тело его было изогнутое, скорчившееся как у наркомана. На нем полицейская форма.
  - Сколько ему еще?
  - 5 часов 45 минут.
  - Может мне стоит опять сообщить об этом в Полицию? - спросил Spider.
  
  
  10
  
  Следующий
  
  В районе полуночи, когда Fox в который раз допоздна засиделся за работой в своем кабинете Департамента Полиции, раздался звонок мобильного телефона. Fox поднес звенящее устройство к уху.
  - Алло?
  - Сетевая Полиция?
  - Да, - ответил он. - Что вы хотели?
  Голос в трубке оказался вовсе не тем, который так ждал детектив в каждом звонке. Anonymous не звонил в Полицию уже несколько дней. Может, с ним случилось что-то: несчастный случай или о нем хорошо позаботился наемный убийца-профессионал, нанятый богатыми недоброжелателями. Детектив изо дня в день по нескольку раз прокручивал записи их разговоров. Их было-то всего две, но этого вполне хватило, чтобы в последние дни его начала беспокоить одна навязчивая мысль - Fox считал, что он знал, чей это голос. Давний друг или, возможно, знакомый. Детектив мог узнать этот голос из тысячи других, словно мать отыскать ребенка среди похожих друг на друга грудных детей.
  Или может убийства закончены?
  Впервые в жизни Fox желал, чтобы убийства продолжали повторяться, иначе дело окажется в тупике. Затем его просто-напросто закроют, как многие другие до сих пор валяющиеся на пыльных полках архива. А, учитывая личную неприязнь к Fox`у со стороны начальства Полиции связанную с его "продажным" прошлым, закрытие этого расследования будет не более чем секундным делом. Кем бы ни был этот убийца он никогда не оставлял электронных отпечатков в сознаниях своих многочисленных жертв. Не было ни единой зацепки указывающей на личность убийцы. Был ли он человеком?
  На письменном столе как всегда был завал. Стопки из бумаг, тысячи документов, бесконечные папки с аккуратно подшитыми в них вещественными уликами из последних раскрытых детективом дел. "Небоскребы" из пластиковых коробок с дисками напоминали миниатюрный макет кварталов ЛЮКСа.
  На дисках были сотни часов видеозаписей: телевизионное интервью с акулами из криминала, частные съемки с мест преступления, оцифрованная с кассет любительская порнография, изъятая из душных квартир старых второсортных проституток, тайком снимающих на пленку собственных богатых клиентов, с целью шантажа и финансовой наживы этих похотливых, заплывших в жире, ублюдков.
  Высокопроизводительный компьютер размером не больше инженерного калькулятора выводил на мерцающий голографический экран череду из множества jpg-файлов. Один за другим, один за другим. Их мелькание напоминало детективу коллективные просмотр слайдов из детства, когда у старенького голографического проектора собиралась вся семья, родственники и их друзья. На тех слайдах никогда не было ничего такого уж особенного. Обычные добрые и забавные фотографии с пляжей, куда маленький Fox вместе с семьей ездил, отдыхал каждые летние школьные каникулы. Океан. Загорелые тела. Солнце. Время, застывшее на пленке. Правда, сегодня слайды были иного сорта.
  Кровь и женская нагота, обезглавленные трупы в дорогих костюмах, купленное на "черных" рынках ворованное оружие, не хуже чем в армии. Пакеты с белым порошком, травой и куча дисков с цифровыми наркотиками. Иглы, стальные ложки и зеркала, усыпанные кокаиновыми дорожками. Мафия, изнасилования и зверские убийства марионеток, вонючие полуночные бордели с грязными туалетами.
  На диване сидел его напарник.
  В руках он держал декабрьский выпуск порно-журнала "СЕКС-ЛЮКС" и, аккуратно листая глянцевые страницы, с подростковым интересом разглядывал силиконовые прелести обнаженных фотомоделей.
  Напарника звали Rock.
  Им был молодой парень, 23 года. Ничего особенного собой не представлял. Крашенные темные волосы кофейного оттенка, как у коммерческой поп-звезды, зачесанные назад и зафиксированные толстым слоем геля. Захватить из дома электробритву Rock к несчастью позабыл, так что короткая колючая как кактус щетина подсказывала, сколько именно дней он уже проторчал в кабинете. Двое суток.
  Телосложение было у него, мягко говоря, не спортивное. За свои молодые годы Rock уже успел несколько лет поработать в Сетевой Полиции, начиная карьерный рост, как и все другие, с низшей ступени, и неплохо зарекомендовал себя. Как и вся молодежь, Rock отлично шарил в компьютерах, софте и "железе", иначе говоря, был кем-то вроде хакера, но только по другую сторону баррикады. Довелось ему работать и над серьезными сетевыми делами: кражи IP-адресов, взломы сознания и подтасовка памятей, нелегальные денежные переводы через "черные" банки и это был далеко не конец.
  Вчера по приказу начальства Fox взял парня к себе.
  - Хочу сообщить, что во двор моего дома уже третий день подряд по ночам приезжает какой-то подозрительный микроавтобус, - говорил голос в трубке. - На нем нет номеров. Я думаю машина в розыске. Работает на дизельном двигателе это слышно по гремящему звуку, который доносится от нее.
  - Мы проверим.
  - И вот что еще... - Голос выдержал паузу. - Мне кажется, с него продают наркотики!
  - Почему вы так решили?
  - Возле нее постоянно ошиваются наркоманы. Еще с вечера они собираются на лавочках и в ближайших подъездах. Выстраиваются в очереди. А, ребята, привозящие наркотики, должно быть хакеры.
  - Вы знаете их имена? - спросил Fox.
  - Нет, но это ребята из "Свободы".
  - Какой наркотик?
  - Я как-то слышал, как наркоманы обсуждали тот, о котором по новостям говорят. Как его... X. Вот.
  - Спасибо, мы разберемся.
  Когда звонок был закончен, а сотовый телефон оказался в кармане брюк, детектив выскочил из-за письменного стола и поспешил к костлявой вешалке за своим зимним пальто и нанопористым респиратором. Сняв с вешалки гангстерскую шляпу с теплой меховой подкладкой, Fox швырнул ее в широко улыбающееся лицо своего молодого напарника, который все еще листал дешевый порно-журнал.
  - Эй, ты что! - возмутился он, приняв удар шляпой.
  - Давай собирайся. Мы выезжаем.
  - Куда?
  - Кажется, у нас появился свежий след, - ответил Fox.
  
  Ночное небо было необычным, будто предвестник трагедии.
  На нем впервые за долгие месяцы были видны звезды - мельчайшие точки, горящие на ночном покрывале и выстраивающиеся в замысловатые созвездия. Высоко над пиками небоскребов горели две марсианских луны. Двойное полнолуние. Довольно редкостное космическое явление. Деймос и Фобос, выстроились друг за другом, по поверью обрушивая на Марс свои зловещие и мистические чары.
  Черный "седан" детектива мчался на предельной скорости. Ночной ЛЮКС пролетал мимо них как фильм, поставленный на ускоренную перемотку. Черные стержни небоскребов, водонапорные башни, мертвый лес из телевизионных антенн и дымоходы старинных домов. Весь винегрет слился в одно сплошное размазанное по асфальту пятно Настоящего. Колеса "седана" точно циркулярные пилы рассекали подтаявшие лужи в местах теплотрасс, откуда как ночные призраки вываливались клубы белого обжигающего пара. Автомобиль несся по узким и широким улицам, срезая повороты и углы. Сирена была выключена. Подкрепление из полицейских нарядов уже было вызвано к месту встречи.
  - Расскажешь, чего ты там разнюхал? - произнес Rock.
  - Торговцы X.
  - Тот цифровой наркотик?
  - Его возят с Меркурия, - кивнул Fox. - Прошло два месяца, но уже появился канал трафика.
  - Обычное дело, - сказал напарник.
  - Я уже давно мечтаю выловить этих наркоторговцев, тогда можно будет выйти на поставщика, - говорил детектив. - Полагаю, что наркотики распространяет известный хакерский клан. Но чтобы удержаться на плаву в таком опасном бизнесе они должны быть настоящими профессионалами. Никто из зарубежных поставщиков не захочет иметь бизнес с мелкими сошками, которые наложат полные штаны дерьма, стоит их только припугнуть Полиции или конкурентам из криминального мира.
  - Логично, - согласился Rock.
  - За долгие годы моей службы в Департаменте Полиции я не встречал ни одного хакерского клана, который подходил бы кроме NET5. Ребята были словно шило в заднице у Полиции долгие годы.
  - Но ведь Zero казнили, - сказал напарник. - NET5 давно распался!
  - Не будь так уверен.
  - Нет?
  - Говорят, что его младший брат, Max, после двенадцати лет проведенных в бегах вернулся в ЛЮКС.
  - Ради мести?
  - Кто знает. Но если Max собрал ребят, для того чтобы провернуть какое-то дело, то возможно, что именно он занимается распространением X в ЛЮКСе, да и связи у него не плохие. И время его возвращения и появления наркотика в городе тоже совпадают. А вот это уже наводит на некоторые размышления.
  - И зачем? Возрождение клана?
  - Что бы это ни было, оно скоро прекратится, - произнес Fox. - Я лично посажу эту сволочь на электрический стул!
  - И все равно я не вижу связи с марионетками.
  - Сейчас расскажу. - Он повернул в поворот. - Я установил, что все марионетки перед смертью принимали наркотик X. За четыре часа до своей кончины. Факт был установлен по скрытым логам, хранившимся во "второй" памяти. X принимался за несколько минут до полового акта. Видимо клиенты были не против таких вещей, а возможно даже сами подсаживали марионеток на эту дурь. Когда секс заканчивался, марионетки жестоко убивали своих клиентов серебряными кортиками, а после и самих себя. И еще один любопытный факт. Mona была убита последней из марионеток и она тоже принимала X. Правда, в ту ночь, когда обнаружили ее тело, у женщины не было никаких клиентов.
  - Другой убийца?
  - Ага. Подражатель или хитрец, желающий спихнуть свою вину на серийного убийцу, - кивнул Fox.
  - Кем была Mona?
  - Шлюха, - сказал детектив. - Но в ее жизни есть интересный момент. Пятнадцать лет назад ее парнем был Max. И что еще удивительнее, у них был общий ребенок, но Mona порвала с хакером еще до того, как беременность стала заметной для посторонних глаз. Родившуюся дочь Mona сдала в Детдом.
  - А лицензия?
  - Вторая оболочка. Наверное, она воровала деньги у Lee.
  - А что говорит Мафия?
  - Ведет себя очень подозрительно, - ответил Fox. - Им плевать на дело и поиск преступников, будто убили каких-то вшивых бродяг. Тела убитый не передали нам на экспертизу. У меня есть все основания полагать, что крестные отцы скрывают от Сетевой Полиции что-то важное касаемо этих убийств.
  - Препятствуют расследованию?
  - Не думаю, что девушек убили за плохой минет, - заявил детектив. - Их использовали, чтобы без шума вывести из игры отдельных мафиози или возможно революционную группировку внутри Мафии.
  Автомобиль несся дальше.
  - Я тут выдвинул версию на счет воздействия X. Все марионетки приобретали этот наркотик в клубе "Чат" и принимали непосредственно перед оказанием сексуальных услуг своим богатым клиентам. Наркотик, скорее всего, подталкивал их расшатанную психику к насилию, пробуждая во время полового акта, жажду убийства. Но Lee считает, что это полный абсурд. Он утверждает, что X действует только на сознание, а уже сознание в свою очередь действует на тело. Lee заверил, что во время оказания услуг, марионетки были на автопилоте. После этого я уперся в стену. Я чую, что связь есть!
  - А кто производит ПО?
  - Корпорация V.I.P, - сказал Fox. - Кстати я тут немного разузнал о них недавно. Ходят слухи, что в одном из городов Союза 13, Корпорация разрабатывает прототип новейшего кибер-оружия. Компьютерная программа способная контролировать действия физического тела из Сети. Проект 665.
  - Подожди, подожди...
  - Ты что-то понял?
  - Я слышал, что X как бы выбрасывает твою душу наружу, - говорил Rock. - Все равно, что торчать в Сети. Невесомый полет среди кромешной космической пустоты, чувство единения со всей Вселенной, своего рода, превозношение своего сознания до высоты Бога. Говорят ощущение потрясающее.
  - Да. Мне нечто подобное рассказывал один парень-попугай.
  - Как долго длится эффект от наркотика?
  - Вроде бы пару-тройку часов, - сказал детектив. - А что?
  - Кажется, что понял, в чем суть!
  - Выкладывай.
  - Программисты борделя контролируют только отключение сознания, но не проверяют то, что занимает его место, полагаясь на включенный автопилот. Насколько мне известно, автопилот крайне трудно отключить и это по плечу только производителю ПО, а именно Корпорации V.I.P. Я полагаю, что X используется не как объект получения нейронного удовлетворения, а как ключ, отпирающий замок автопилота. В этом случае они имею отношение к его созданию. Получается, наркотик был специально завезен в ЛЮКС и распространен среди марионеток. Когда выключается автопилот, то базовое сознание сразу возвращается. Но наркотическое действие X способно задержать душу вне Базовой Реальности некоторое время. В это самое время, когда тела абсолютно пусты через открытую наркотиком "дыру" в них проникает душа убийцы. Я считаю, что за всеми этими убийствами стоит сама Корпорации V.I.P. и, разумеется, их Проект по контролю над телами из Сети.
  - Господи, да ты гений! - воскликнул Fox.
  
  Через десять минут детектив и напарник были на месте. Дабы не привлекать к себе внимание и не вызывать подозрений со стороны наркодилеров полицейские расположились в сотне метров от них.
  Детектив вытащил из бардачка бинокль - электронный из черного прочного пластика с ИК и УФ сканированием. Опустив тонированное стекло машины, Fox глянул в сторону микроавтобуса хакеров.
  Первыми в поле зрения электронного устройства попали толпы наркоманов. Все в точности как описывал позвонивший им жилец. Наркоманы выстраивались в очереди и ходили группами по три человека. В основном среди них была пьяная молодежь, неполовозрелые подростки и безработные отбросы. Как солдаты все они были одеты в одну общую масть - рваные старые пальтишки или грязная смердящая одежда, вырытая ими на городских помойках под завалами сырых картонных коробок. В центре этого молодежного столпотворения стоял обещанный Полиции микроавтобус - невзрачное дизельное чудище с неокрашенным кузовом, ржавыми боками и разбитыми вдребезги фарами.
  Детектив видел, как наркоманы один за другим подходят к задней части машины, где какой-то человек раздавал коробочки с блестящими дисками. Наверняка X. Деньги собирал кто-то другой, стоявший рядом с раздающим. Вокруг микроавтобуса было несколько вооруженных винтовками синтетических громил с кучей имплантированных углеродных гнезд по всему затылку - ребята из "Свободы".
  - Что видишь? - спросил Rock.
  - Наркоманы, микроавтобус, наркоторговцев, - перечислял Fox.
  - Сколько их?
  - Два, три, четыре... пять, - посчитал он. - Да эти, ублюдки, вооружены не хуже марсианской армии. Винтовки, пистолеты, дробовики, дурацкие апельсиновые костюмы. Ребята из "Свободы" - никто другой так не наряжается так, как эти отбросы. Хреновы хакеры-идеалисты с их бредовыми суицидальными идеями. Полагаю, они тоже в доле. Скоро они узнают кто здесь истинный Господь Бог.
  - Кажется их лидер Cyber, да?
  - Верно.
  - Говорят, что он кумир во всех клубах, - произнес Rock.
  - Шутишь?
  - Нет.
  - Вот сукин сын! - усмехнулся Fox. - Значит, это он стоит во главе продажи X в ЛЮКСе. Max со своей бандой хакеров-недоносков наверняка работает с ним как со своим деловым партнером по бизнесу.
  - А самого его видно?
  - Ищу.
  Но Cyber`а там не было.
  Да и что такая авторитетная фигура как он будет делать на этом празднике уродцев. Бинокль детектива продолжал изучать окна микроавтобуса. Неожиданно, в глубине салона Fox заметил еще одного человека.
  - Вот черт!
  - Что?!
  - Внутри еще кто-то сидит, - ответил он. - Шестой.
  - Видно лицо?
  - Нет. Его загораживают другие.
  Fox увеличил разрешающую способность бинокля. Как вдруг хакер, закрывающий собой обзор, нагнулся, чтобы поднять выпавший из его рук предмет. Бинокль моментально сделал фотоснимок. На картинке с застывшим временем отпечатался портрет шестого наркоторговца - это был Max. На голове "ежик" из черных жестких волос, приправленных прядями металлизированных волосяных имплантатов, придающих прическе хакера пожизненный эффект отравлено-серебряной седины. Лицо бледного далеко нездорового цвета. Таким оно бывает у людей проводящих много времени в душных помещениях, в Сети или не спящих уже долгое время глотая пачки амфетаминов и прочее дерьмо. Старый довоенный респиратор. Глаза кофейно-зеленого цвета с сильно расширившимися зрачками.
  Детектив вынул из кармана 3D-фотографию, на которой был Max. Он взял ее с собой на всякий случай.
  - Вот это да! - ахнул Fox. - Там и правда сидит Max!
  - Уверен?!
  - Абсолютно. Надо хватать всех этих сосунков за жабры пока они не расползлись по углам как тараканы, - произнес Fox, перезаряжая вынутый из кобуры пистолет. - На допросе эти подонки обо всем расскажут.
  Как только команда к захвату микроавтобуса была объявлена, к преступникам со всех сторон рванули полицейские наряды. Поднялись крики блюстителей, визг бегущих наркоманов. На улице было за полночь, а потому для людей, не имевших приборы ночного видения, вокруг было темно, и не каждый понимал, куда он бежал. Различить среди толпы отморозков, людей в погонах, было почти невозможно. Поэтому ребята из "Свободы" начали палить из винтовок по всем, кто двигался в их сторону.
  Перестрелка.
  Пули засвистели над головой.
  Max пригнулся и начал быстро набивать кейсы деньгами и остатками X. На сегодня Дворец Удовольствий был закрыт. Медлить нельзя. Хакерам нужно было сматываться поскорее, пока есть время
  Детектив вместе с напарником пробирались к Max`у.
  Расталкивая пятящихся назад наркоманов, они пытались поскорее добраться до микроавтобуса. Ошарашенные от страха и под действием наркотика эти отбросы Сообщества выглядели как стадо диких зверей бегущих из объятого пожаром леса. Выбив наркоманам с десяток зубов и переломав кучу рук, Fox все-таки добрался до тачки и, держа палец на курке, заскочил внутрь. Микроавтобус был пуст.
  Внезапно где-то со стороны, возможно из окон домов открылся огонь по микроавтобусу. Fox упал на пол в тот самый миг, когда пули буквально изрешетили дряхлый ржавый бок допотопного автомобиля.
  - Как ты, приятель? - спросил Fox напарника.
  Rock молчал.
  - Эй, приятель. Ты...
  Детектив увидел лужицу из жидкой крови.
  Fox коснулся шеи напарника. Пульс не чувствовался. Детектив дернул его за плечо, перевернув на спину. В голове напарника была маленькая дыра - ровное круглое отверстие, какое могла прорезать только пуля, с потеками крови, которые как шрамы рассекли лоб на неровные угловатые сегменты.
  Глаза были как стекло - холодные и молчаливые. Казалось, они хотели еще многое рассказать, но, увы, не могли. Детектив закрыл их ладонью. Ему было искренне жаль этого молодого парня, с которым он едва не подружился во время поездки в машине. Rock был смышленым парнем. Ловец хакеров и стражник Сети. Просто у него не было еще достаточного опыта для работы в Базовой Реальности. Он высунулся больше, чем было нужно, попал под вражеский обстрел и поймал себе на голову, летящую мимо шальную пулю. Нелепые смерти - верные спутники всех сумасшедших городов.
  Вскоре Сетевая Полиция взяла двор под свой контроль. Все кто был на территории двора, были арестованы.
  - Детектив Fox, задержано 57 человек из них 4 торговца, - доложил полицейский.
  - А где Max?
  - Его нет.
  - Как? Ушел?
  - Ребята слышали, как отъезжали бензиновые машины, - ответил он. - Полагаю, Max сел в одну из них.
  - Сукин сын!
  Скоро включились прожектора, разжижая кромешную тьму двора. Заснеженные улицы округи наполнились машинами с "синими" номерами и кошмарным всепоглощающим миганием красно-синих лампочек, людьми, блеском и перезвоном стальных наручников. Рев бури аккомпанировал сиренам, все новых и новых, прибывающих во двор полицейских машин. Их угрюмый хоровой вой сливались в дикую депрессивную кататонию, словно скулящая стая гончих упустивших шуструю добычу.
  Время ушло.
  - Клянусь, я поймаю тебя, Max! - сквозь зубы прошипел Fox.
  
  
  11
  
  Доза реальности
  
  Дико ревущие машины мчались сквозь ночной город.
  Вой сирен затих.
  Беспокойство и тревоги смолкли где-то далеко позади, затонули как якорь идущий на глубину сумрачного моря. На улице пошел снег. Колючий. Max сидел на заднем сидении одного из двух бензиновых автомобилей. Машины выглядели одинаково ужасно - старые заезженные "седаны" с лупящейся краской, царапинами и трещинами на лобовых стеклах после нескольких столкновений с пешеходами, мусорными баками и другими преградами, которые время от времени встречаются в переулках.
  Запчасти для подобных бензиновых автомобилей было нигде не достать, а если и появлялись в подпольных магазинах, то любители-автомобилисты узнавали об этом первыми, гораздо раньше хакеров, через собственную обширную сеть друзей работающих в этой сфере. Сами делать детали не умели. Да и зачем? Автомобили были на ходу, а в ночи внешний вид все равно никакой роли не играл.
  Имплантат, пульсирующий в груди хакера, начал успокаиваться. Max еще раз глянул на дорогу позади них. Пустая, без единой машины, без пешеходов. Конец дороги уходил в черный как будто пропитанный чернилами воздух и миллионы снежинок кружащих в нем попадались в тусклый свет задних фар.
  Погони не было.
  Впрочем, в этом можно было не сомневаться. Полицейские машины работали на электрических двигателях с жидким водородным топливом и попросту не могли быть достойными соперниками этим горячим как пламя шестицилиндровым динозаврам на четырех колесах. Другими словами у "хороших" ребят из Сетевой Полиции не были ни одного шанса угнаться за лихими автомобилями хакеров.
  Оба стальных кейса лежали на драном кожаном сидении возле Max`а. Улов сегодня получился что надо. Конечно, Полиция немного подпортила их замечательный план, но все равно ребятам из "Свободы" удалось сбыть достаточное количество доз. Кейсы были сыты от шелестящей валюты как городские осенние сады или парки. В портмоне хакера лежало еще несколько непроданных доз X. Около десятка. Рисковать своей шкурой из-за продажи такой крошечной партии были просто глупо. Столь малое количество наркотика, даже такого как X, не принесло бы к уже имеющимся на руках миллионам ничего существенного. Логичнее было бы использовать их по назначению, что и сделал Max.
  Вынув остатки X из дешевого кожаного портмоне, он раздал их ребят сидящим вместе с ним в машине, а также попросил передать их друзьям в соседнем автомобиле. Себе Max тоже оставил одну дозу. До сих пор, несмотря на то, что со дня его возвращения в Базовую Реальность прошло уже два месяца, хакер еще ни разу не попробовал этот чудо-наркотик. Конечно, он приобретал себе белый порошок, разнообразные таблетки, то чего на "черных" рынках ЛЮКСа было вдоволь и что было дешево как сахар. Деньги приходилось сильно экономить, чтобы скорее набрать достаточную сумму для выезда из проклятого города и сказочной жизни-существования в каком-нибудь другом государстве.
  Покрутив в руке блестящий диск с последней дозой, он улыбнулся и сунул X во внутренний карман зимней куртки. Куртка из темно-синей полимерной ткани была весьма широкая благодаря нескольким прослойкам утепляющих материалов. В ней тощий Max казался не худее, чем какого-нибудь накаченного анаболиками вышибала из стриптиз-клуба в обтягивающей рельеф его тела тонкой синтетической майке. Куртку Max выбрал не сам, после приезда ее подсунул ему Nicky. На куртке имелось множество карманов, что придавало дополнительные удобства при пользовании. Карманы были всюду: на груди, на рукавах, на полах куртки. Сзади за жестким воротником висел меховой капюшон. Max начал обследовать карманы на наличие в них каких-либо полезных вещей. Найдено было следующее: пара смятых купюр достоинством в 10 и 20 Ed, билет за проезд в метро, поддельные водительские права с демонтированной 3D-фотографией и вырванный клочок карты ЛЮКСа.
  Mona больше не посещала фантазии Max`а.
  Ее призрак перестал преследовать его во сне и наяву, когда он, проходя по улице города, видел женщину, оборачивался ей вслед или догонял, чтобы узнать была ли это Mona. Осознание правды, того, что Mona мертва и ей никогда не вернуться к жизни-существованию, было для хакера адской пыткой.
  Как бы все сложилось, если бы он вдруг попытался ее отыскать? Захотела ли Mona увидеться с ним после пятнадцати лет? Одной из главных причин, почему хакер согласился вернуться обратно в ЛЮКС, была именно она. Долгими бессонными ночами Max рисовал в воображении картину как, однажды, проходя мимо дешевой закусочной или мимо ее старого дома, из которого как он позже узнал, Mona давно переехала, хакер случайно или может быть нет, столкнулся бы с ней. Случайная встреча. Он спросил бы ее: как она поживает, с кем. Но всем его мечтам пришел конец, больше ему уже никогда не задать ей вопросов. Жизнь-существование будто бы перевернулось с ног на голову, когда утром он увидел ее фотографии в статье об убийстве. Mona лежала на полу в крови, слезах и печали.
  Холодное и бездыханное, дитя жестокого города, где тебя запросто убьют за смешную сумму, на которую нельзя и нормально пообедать в Интернет-кафе или похитят люди в масках, а спустя сутки твои кибернетические органы окажутся в холодильных камерах "черных" клиниках, ожидая богачей с оттопыренными карманами, набитыми толстыми пачками хрустящих денег. ЛЮКС был подобен военному полигону для ненаучных экспериментов в области естественного отбора. Стоит только затормозить, отдышаться и все - ты бесследно канешь в безвестность, и от тебя не остается ничего, кроме расплывчатых воспоминаний в головах оседлых типов, вроде приятелей из пивного бара.
  Жизнь-существование в ЛЮКСе, в этой ужасающей клетке, походило на несмолкаемое гудение пчелиного улья, а смерть горожан была вполне обычной расплатой за лень, вялую изворотливость, чрезмерную жадность и критические ошибки в соблюдении негласных уличных законов ночного города.
  В самом деле, без поддержки своего друга, Max, наверное, поступил бы точно также в первый день возвращения из Сети. Ведь оставшиеся без денег или надежд на излечение от компьютерных болезней, люди дают себе полный форсаж и принимаются изыскивать источники средств к жизни-существованию с такой настойчивостью и самозабвенностью что кажется, будто бы они все сошли с ума. Рамки морали или человечности начисто стираются. Дикий город, где борьба между людьми идет не на жизнь, а насмерть. Жизнь здесь похожа на каменный век с его обезьяньими пещерными людьми, с той разницей, что сожженные на кострах жертвы приносятся не Богам, а финансовым идолам.
  Max более не хотел оставаться здесь - ЛЮКС был противен ему. Город отобрал у хакера брата, друзей, и, наконец любимую женщину. Max хотел убежать подальше отсюда, скрыться, исчезнуть. Напиться, снять себе неприхотливую молоденькую девочку из 8-го переулка. Может даже умереть, лишь бы оказаться вдалеке от этого омерзительного железобетонного агломерата. Забыться, уйти, раствориться в животном сексе с красоткой, сбросить с себя груз, вспомнить, как выглядит простое счастье.
  - Куда тебя подбросить, приятель?
  - К Nicky, - бросил Max.
  
  Когда автомобиль, гремя черными выхлопами, остановился у тротуара, Max застегивая куртку, вылез из бензиновой машины, прихватив с собой один кейс. Второй он оставил лежать на сидении. Он принадлежал Cyber`у на правах делового партнера как законная 50%-ная доля в их совместном бизнесе.
  Махнув рукой, хакер проводил взглядом исчезающие в ночи машины, после чего, как воробей, съежившись от забирающегося под куртку холода, неспешно двинулся вглубь темного трущобного двора.
  Пройдя мимо кучки бездомных греющих руки возле костров горящих в громадных бочках, Max подошел к кирпичному зданию. Позади него тянулась цепочка параллельных следов оставленных на свежевыпавшем радиоактивном снеге. С фасада здание выглядело как старенький заброшенный сарай. В нескольких метрах от хакера валялся сваленный деревянный забор, который понемногу сжигали бродяги, таская как топливо к своему полыхающему в бочке костру. С противоположной стороны, возле промерзшей кирпичной стены здания, из высоких сугробов торчали мотки колючей проволоки.
  Ветхое здание было прачечной - сама она давно не работала и закрылась много лет назад, когда Max еще работал вместе с братом и его кланом. Именно здесь в этом месте Nicky укрывался долгие годы.
  Дело в том, что это старое здание принадлежало семье Nicky. Его родители занималась стиркой грязного белья - такой у них был семейный бизнес. Nicky тоже занимался отмыванием, но только "грязных" денег, сетевыми капиталами, незаконными открытием и закрытием банковских счетов. В юности он закончил юридический и финансовый колледжи, получил два диплома и знал все обо всех денежных операциях и "лазейках" в законах, для честного укрытия полученных с наркотиков капиталов. Именно из-за этого Nicky и состоял в клане NET5. Он был кем-то вроде бухгалтера для клана.
  Старый фонарь был подвешен на крюк и раскачивался на ветру.
  Max постучал в дверь. Железная дверь имела неприглядный зеленый цвет не-то от подобранной на помойке просроченной краски, не-то от наросшего на ней мутированного мха. Поверхность ее была шершавой, а местами и вовсе пористой. В углах двери и вокруг ее старых скрипящих петель красовались бесформенные островки ржавчины как рак, медленно и верно поживающие молекулы куска металла. Дверь была запачкана чем-то липким. Хакер понял это, когда попытался дернуть за ручку.
  На двери открылось окошко.
  В нем Max увидел молодое лицо Nicky. Гладкая кожа и маленькие шрамы вокруг ямочек глаз в форме веера. Лицо поп-звезды. Он выглядел расслабленным и немного заторможенным, видимо от недавно принятой дозы цифрового наркотика, способного неким чудесным образом обхитрить его имплантированную нервную систему. Всегда приподнятая челка была примята как после крепкого сна.
  - Max, это ты? - спросил он.
  - Да.
  - Зачем пожаловал?
  - Есть разговор, - нервно оглядываясь, ответил хакер. - Я должен где-то укрыться.
  - А деньги?
  - Наша доля со мной. - Max показал кейс.
  Оглядев округу через узкое окошко в двери, Nicky, в конце концов, открыл ему дверь, впуская друга.
  - Ну, выкладывай, - произнес он. - Что стряслось?
  - Сетевая Полиция едва не взяла нас сегодня, - рассказывал Max. - Но я вместе с некоторыми ребятами ушел от них на бензиновых тачках. Мы просто чудом избежали ареста. Еще бы чуть-чуть и...
  - Полицейские видела тебя?
  - Наверное, - произнес он, почесывая грязными ногтями натертое воротником горло. - Ты даже не представляешь себе, что там было! Черт возьми, какая паника поднялась! Похоже, что Полиция была подготовлена к этому аресту. Настоящая охота на лис, ты понимаешь меня? Кто-то настучал на нас.
  - Наркоманы?
  - Да какая сейчас разница!
  - А хакеры из "Свободы"?
  - Кажется, кого-то из них тоже арестовали. Не думаю, что Cyber сумеет вытащить их. Полиция наверняка уже устроила им полное сканирование мозгов. Загрузят все водящиеся в головах мысли, из них выжмут информацию как из лимонов. Готов поспорить, что Cyber сейчас проклинает все на свете. Все-таки пострадали ребята из его команды, и не дай бог, из их памятей вытянут данные по нему.
  - Cyber достанет нас из-под земли.
  - Вот-вот, - кивнул Max. - Надо сматываться пока у нас еще есть возможность. Раз уж Сетевая Полиция заинтересовалась нами, то они так просто от нас не отстанут, а если они увидели меня, то поднимут все архивы, начиная со дня моего рождения. И тебя тоже могут зацепить, ты ведь тоже один из NET5. Домой я не поехал, боюсь там засада. Решил, будет лучше приехать сюда и обо всем рассказать тебе.
  - Да это верно, - кивнул Nicky и на минуту задумался. - Конечно, я планировал заработать еще немного.
  - Еще?! У нас и так достаточно.
  - Ну, хорошо. Я свяжусь с людьми, - наконец согласился он. - Давай кейс и проходи. Посиди у меня.
  Интерьер прачечной был довольно скуден. Несколько допотопных ламп висящих над потолком в алюминиевых воротниках. Вдоль голых бетонных стен стояли сломанные стиральные машины барабанного типа, оставшиеся здесь еще со времен молодости родителей его владельца. Несколько сушилок, груда розовых бельевых корзинок, решетчатые тележки и прочий инвентарь подобных заведений.
  Сырой пол был выложен из шершавого кафеля.
  Max снял респиратор.
  Пройдя по лужам из хлорированной воды, Nicky повел хакера в свою комнату, дверь которой была распахнута.
  Комната друга была чуток больше той, в которой Max прожил последние два месяца. Окон не было. Вместо них на стену была прикреплена голограмма с видом открытого космоса. Такие вещи, как и многое другое барахло, продавались где угодно, и поэтому их можно было часто встретить в жилых комнатах. На другие стены были прикреплены пять очень больших объемных изображений каких-то людей, по-видимому, музыкантов из новомодной рок-группы. Музыка, как и хакерство, была нелегальным занятием. Музыканты ЛЮКСа прятались в заброшенных сырых подвалах, сами сооружали себе инструменты и с кровью пробивались "наверх". Выступления проводились только в Сети.
  В комнате был приглушенный свет создаваемый настольными лампами с розовыми абажурами. Возле пожелтевшей стены стоял небольшой диван, обитый красным искусственным бархатом. В розовом свете он выглядел похожим на громадный сгусток запекшейся крови. Символ плотского начала.
  На диване сидела Cat.
  Молодая, сексапильная особа была девушкой Nicky. Каштановые волосы, имплантированные в косметических салонах, завивались спиралями, чуть-чуть касаясь ее загорелых оголенных плеч. На девушке была безрукавная блестящая черная майка, как вторая кожа, облегающая округлую грудь явно искусственного происхождения. Ее узкая коротенькая юбка выглядела немного потрепанной как товар, купленный на распродаже. Ноги покрывали тонкие нейлоновые чулки с сеточкой сзади. Когда Cat скрещивала ноги, то можно было разглядеть края черных кружевных резинок. Розовые открытые туфли на высоком каблуке со стальными застежками, демонстрировали гостю дорогой педикюр.
  Лицо Cat имело по-детски гладкую кожу, выращенную видимо на отборном белковом сырье. Маленький и милый веснушчатый носик, глаза, по цвету напоминающие янтарь с ненатуральным блеском.
  Кстати, Cat не была живой биологической девушкой. Она была обыкновенной кибернетической любовницей вроде тех, которые пару столетий назад заполняли бордели и публичные отели всех городов Марса. В отличие от теперешних марионеток, эти машины-любви обслуживали по сорок клиентов за один день, принося в карманы сутенеров огромные богатства. Однако когда в ЛЮКСе появился вирус, заражающий киборгов "чувствами". Властями был введен немедленный запрет на использование подобных игрушек. Cat была из числа последних выживших киборгов с зараженной ОС.
  - Так вот какая у тебя "нормальная баба"? - произнес Max.
  - Да уж лучше, чем голограмма!
  Max рухнул на диван.
  Рука протянулась к низкому светло-коричневому столику перед диваном. На столике была куча разнообразной выпивки: пиво в мятых алюминиевых банках, открытые бутылки с водкой, коньяки, шампанское. Также дамские сигареты и серая пепельница из плексигласа, переполненная тлящими окурками.
  Хакер встряхнул уже использованный кем-то пластиковый стакан и перелил в него все остатки водки, искусственно побродившего винца и дешевого коньяка отдающего запахом синтетического спирта. Когда стакан заполнился, он одним глотком отправил всю эту гремучую смесь прямиком в желудок.
  - А ты неплохо устроился, - Max облизал губы. - Жилье, работа и девушка. Все что нужно для счастья!
  - Да, - кивнул Nicky, обминая Cat. - Эта куколка очень дорога для меня, друг. Даже больше чем живая девушка. Я считаю зараженные "чувствами" киборги ничем не уступают настоящим людям. Люди и так уже как полукиборги из-за всего того электронного дерьма, которое они впихивают в тела. А эти машины хотя бы верны нам. Как животные они не умеют лгать. Ты понимаешь о чем я толкую?
  - Я хочу ширнуться, - перебил Max, лихорадочно оглядывая комнату.
  - Опять нервы?
  - Да.
  Nicky подбросил на столик тонкий полиэтиленовый пакет. В нем были порции белого порошка и куча круглых и квадратных разноцветных таблеток на химической основе. Стандартный рацион наркомана.
  - Вот угощайся, - сказал он. - А я, пожалуй, пойду.
  - Куда ты?
  - D_Elf просил связаться с ним как только мы закончим дела по продаже наркотика в ЛЮКСе. Ему ведь надо будет новых оптовиков искать, иначе он рискует вовсе остаться без рынка сбыта в этом городе. А я бы не стал его кидать. Еще нужно перебросить денег на наши подставные счета в марсианские банки. Как только я "отмою" их, то мы станем богачами. Я договорюсь с ребятами, чтобы мы переехали в Союз 13. В этом государстве нас может преследовать Сетевая Полиция, так что бегство заграницу будет скорее необходимостью, нежели прихотью. И еще... - Nicky выдержал паузу.
  - Да?
  - Если Cyber попытается с тобой связаться, не отвечай ему. У нас с ним больше нет никаких дел.
  - Ладно, я понял.
  - Ну, тогда я пошел, - произнес Nicky и на прощание поцеловал Cat. - Желаю удачно провести время.
  Когда Nicky, захватив кейс с деньгами, скрылся за дверью, Cat развязала полиэтиленовый пакет с дурью. Max захватил горсть разноцветных таблеток и закинул их в рот запивая бледно-желтым напитком, называющимся на банке пивом. Сморщив лицо от неприятного вкуса, хакер взглянул на Cat. Девушка была абсолютно спокойна. Ее тонкие пальцы захватили из пакета голубую таблетку и положили на острый язычок. Max вдруг поймал себя на мысли, что сам того не подозревая, очень внимательно проследил путь ее таблетки. Интересно, каким хакер выглядел со стороны? Наверное, он был похож на тупого сексуально озабоченного подростка, который впервые увидел красотку так близко.
  - Эй, Max! - сказала Cat.
  - А?
  Девушка жадно смотрела на хакера.
  В ее янтарных глазах блестела дикая испепеляющая страсть. Кожа на руках хакера чувствовала аромат необузданной звериной похоти исходящей от этой девушки. Max вдруг оказался растерян. Изо всех сил, напрягая извилины, он второпях сгенерировал идею и, не раздумывая, спросил Cat об этом.
  - А ты разве не уходишь?
  - Нет.
  - Почему? - удивился Max.
  - Nicky не нравится, когда я хожу с ним на важные встречи, - ответила Cat. - Лучше глянь вот это.
  Девушка, как ни в чем не бывало, откинулась на спинку дивана. Желание в ее глазах исчезло. Cat подтянула к себе блестящую сумочку покрытую поддельными бриллиантами и извлекла из нее стопку 2D-фотографий - изображения на старинной бумаге, размером около четверти тетрадного листа.
  - Мы ездили этим летом в один из Доменов.
  - Загорали на пляже?
  - Не только, - хихикнула Cat.
  Хакер взял стопку с фотографиями в руки и начал их перебирать - одну за другой. На них не было ничего особенного. Фасады дорогих мраморных гостиниц, обеды, пальмы, серебристо-белый песок. Шумящие волны океана, ракушки и пена, лижущая босые ноги. Cat была на фотографиях в открытом купальнике, и почти на каждой в новом. Рядом с ней стоял Nicky. Хакер вдруг вспомнил райский день на берегу, тот день, когда с ним гуляла Mona. К сожалению, у него не было их общих фотографий, после расставания Max сжег их все, но забыть ее помогло бы только сожжение сердца и памяти.
  - Милые снимки, - досмотрев, оценил Max.
  - Ага.
  - И качество класс.
  - Мы всегда фотографируемся во время поездок, - сказала Cat. - А ты?
  - Давно вы вместе?
  - Четыре года.
  - Неплохо...
  - Nicky говорил, что ты много лет прожил в Сети.
  - Да. Но я бы не хотел говорить об этом, - сказал Max, положив фотографии. - На душе и так хреново.
  - Это поправимо.
  Девушка прижала руку хакера к горячему бедру и опустила ее вглубь под юбку, так чтобы под задранной черной тканью Max нащупал ладонью резинку чулок - вороные кружева, те, на которые он невольно бросил взгляд, когда увидел Cat. Девушка широко улыбнулась, ожидая от хакера реакции.
  - Нравиться?
  - Конечно.
  Max ответил машинально, поэтому вскоре осознав всю глупость сказанного им, виновато отвел глаза в сторону. Ощущение было непривычным или вернее сказать давно позабытым. За долгие двенадцать лет проведенных в Сети Max не имел никаких отношений с настоящими девушками, пускай и кибернетическими заменителями. Он развлекался с собственными фантазиями, которым придавался материальный вид, и поэтому хакер едва ли мог верно оценить, насколько сильно его ощущение.
  В горле пересохло.
  Max испуганно отдернул руку назад.
  - Cat, я не... - выдавил он.
  - Да брось. Не стесняйся!
  Девушка придвинулась к нему вплотную, излучая своим телом тепло и похотливое желание. Расширившиеся зрачки в щелях ее глаз поглотили почти всю радужную оболочку, жилы на ее шее были натянуты как струны. Хакер решил, что Cat приняла дозу до его прихода, и только теперь ее зацепило.
  - Только не говори, что тебе это пришлось не по кайфу?
  - Дело в другом, - объяснял Max.
  - В чем?
  - Черт возьми, ты же девушка моего друга!
  - Nicky ушел.
  - Но...
  - Nicky ушел, - более настойчиво повторила Cat. - Думаешь, он случайно оставил нас наедине? Он попросил позаботиться о тебе. Nicky отлично разбирается в людях и уж кто-кто, а он знает, что тебе нужно.
  Девушка взяла его руку и зажала ее между ладонями.
  - И все-таки...
  - Не волнуйся, - шепнула Cat, укусив хакера за нижнюю губу.
  Закусив свои розовые губы и глядя на гостя соблазняющим взглядом, Cat скинула через голову майку.
  - Ну, чего желаешь теперь?
  - Для начала попробовать вот эту штуку, - посмелев, произнес он, вынув из кармана блестящий диск.
  - Еще ни разу не пробовал?
  - Ни разу.
  - Тогда ты просто обязан сделать это прямо сейчас!
  Проводя долгие ночи в постелях с голографическими женщинами, Max чувствовал оцепенение. Бесчувственный, фригидный секс, холодный и ледяной как ежедневные сделки с наркоторговцами. Но после долгих лет неудач - отрезком между сегодня и днем, когда его бросила Mona, в нем вновь вспыхнуло пламя, и оно согрело бездействующее до этого момента тело. Заработал старый файл. Cat помогла хакеру подключить дисковод через разъем на его запястье, после чего вложила диск с X.
  Cat уютно прильнула к нему.
  - Тебе понравиться на небесах.
  - Надеюсь, - вздохнул он.
  - Не надо надеяться, я уверена в этом! - пообещала она.
  Наркотик налетел на хакера как экспресс-поезд. Дыхание замедлилось, пульс ослаб и снизился почти до нуля. Max побледнел как покойник. Его связь с Базовой Реальности постепенно исчезала, будто по очереди рвались тысячи невидимых ниточек, протянутых между душой и плотью. Все как во время обычной загрузки в Сеть, разве что с не совсем привычными для этого ощущениями и симптомами.
  Зрение ослабло.
  Вместо крови он почувствовал влитую в артерии кислоту. Она растекалась по всему организму, поражая нервные клетки, лишая их чувствительности. Сознание металось в черепной коробке как свирепый зверь, запечатанный в тесной клетке, заставляя мозг порождать какие-то сумасшедшие нереальные фантазии. Между нейронами искрились вспышки коротких замыканий от сексуальной энергии. Концентрированная, едкая наркотическая смесь вирусных кодов повреждала файлы ОС, растворяя границу между двумя полярными мирами. Агония. Мутное едва ли узнаваемое лицо Cat принадлежало как будто какой-то кукле, подвешенной на невидимых ниточках кукловода. Части ее рта двигались без устали. Слова извергались наружу подобно дискретным волнам, резонирующим в ушах. Окружающий мир заполнили потусторонние шумы - коктейль из не перевариваемых ухом звуков.
  Вдруг в глазах полыхнуло белым.
  Отдаленно где-то в глубине подсознания, Max слышал, как рвется одежда, и чувствовал глухие отзвуки касаний к его телу чьи-то прохладных рук. Перед ним простирался космос из миллиарда звезд. Ночные созвездия двигались, сливались, как будто были растворены в некой дисперсионной жидкости. Они плыли самостоятельно, подобно живым существам запредельной реальности. И так продолжалось некоторое время, до тех пор, пока со временем эти миллиарды звезд на черном фоне безбрежного космоса не сложились в один огромный портрет из пикселей света. Лицо утерянной мечты.
  Max отключился.
  
  
  12
  
  Больше чем надеяться
  
  Наркоманов рассадили по грязным тюремным камерам в цокольной части здания Департамента Полиции, в так называемый "обезьянник". В нем сидели преступники низших рангов, взятые по подозрению в грабеже или за незначительные отклонения от закона, например, из-за хулиганства или пьяной драки. Четырех хакеров-торговцев, которых полицейским удалось арестовать, держали под более строгим присмотром с охраной. Их ожидал допрос, хотя можно было и не надеяться, что им известно что-то серьезное. Однако надежда жила. Эти ребята не были такими крутыми как их криминальные босс Cyber, обычные хакеры, жалкие "двойки" и "тройки" из колоды уголовного Сообщества.
  Обмен был неравноценным.
  Ведь за этих четырех ублюдков пришлось заплатить жизнью человека - офицера Rock`а. После того как шум и суматоха во дворе стихли, убитого полицейского увезли на амбулаторной машине. Шансов, что напарника удастся воскресить, не было, и даже современная генная медицина с ее нанотехнологиями была, увы, бессильна. Кибернетический мозг был пробит пулей и не поддавался чтению. Похорон не было. ДНК напарника скопировали для будущих поколений, а тело подвергли кремации.
  Сейчас никого не хоронили.
  Покойников просто превращали в черно-серый измельченный пепел, а после из урны развевали их на просторах Марса, принося песчинки людей ветрам, которые долгие месяцы свирепствуют на безжизненной, будто бы выжженной напалмом аскетической пустынной поверхности "красной" планеты.
  
  Полдень.
  Середина рабочего дня, которая плавно продолжала вчерашний. Fox сидел у себя в кабинете, за коричневым под имитацию дерева столом, заваленный грудой бумаг, папок с делами и коробочек с оптическими дисками. Детектив чувствовал себя опустошенным. Дела у него клеились не лучшим образом. Еще несколько неровных швов, и расследование по убийству марионеток можно будет выкинуть на задворки, как и всякое признанное бракованным изделие, усыпанное недопустимыми дефектами.
  Понемногу подливая золотистое виски в штампованный стакан с формой похожей как куб, Fox пытался избавиться от стресса и сильной головной боли, которая мучила его, скорее от утомления, нежели от чего-то другого. Медленно тающие кубики льда с потрескавшимися краями звонко ударялись о стекло стакана точно айсберги, плавая в алкогольной луже. Fox тоже пытался изучить такой преступный айсберг, гуляющий по улицам ЛЮКСа. Последние часы жизни-существования детектив никак не мог найти себе место. Как заведенная юла, он буквально рвал на себе волос и от злости и от счастья. Нейроны в кибернетическом мозгу перегорали от перенапряжения подобно древним лампочкам. Если бы это состояние длилось чуть больше времени, то ему пришлось бы записаться в очередь в городскую клинику на пересадку всей нервной системы. Но пока этого не требовалось.
  За десять часов работы он побывал в уйме мест ЛЮКСа и успел сделать такую работу, которая показалась бы недельной нормой. Такое часто бывает, когда твой разум попадает в сумасшедший ритм, привыкает и уже сам подгоняет себя. Водоворот, где ты тонущий, который даже не замечает, насколько быстро энергия, полученная при выбросе в кровь гормонов умственной и физической активности, высасывается из твоего собственного тела. И ты уже не видишь, как насилуешь свое тело, как пропиталась потом рубашка и ботинки, и как твои нервы, точно струны, в конце концов, оказываются, натянуты на октаву выше необходимого. Нон-стоп. Скрежет жизни-существования. Бесконечные темные извилистые переулки, встречи с кем-то, кого ты даже и близко не знаешь, разговоры с прохожими, целая куча пыльной работы с тоннами макулатуры. Рутина полицейского дня.
  С того часа, когда Fox услышал версию своего напарника, то он вовсе перестал думать о чем-то другом и с головой сунулся в омут. Погрузился в гнилостное болото преступных связей, затонуть в котором было не так уж сложно особенно с той репутацией, которую Fox имел в криминальных кругах.
  Проторчав в архивном отделе пару-тройку часов, Fox собрал исчерпывающую информацию на Max`а. Детектив хотел ознакомиться с делами, всеми нарушениями, которые тянулись за хакером многотомным хвостом, словно дым от паровоза, мчащегося сквозь кукурузные поля. В данных на клан NET5 не хватало еще одного свидетельства смерти. Значит, Nicky был жив, предположил Fox и, не мешкая, принялся изучать и эту теневую персону. В его делах не было ничего связанного с промышленным хакерством, а именно воровством софта, драйверов и ПО из электронных сейфов Корпорации. Но зато была куча финансовых преступлений. Как сообразил Fox, Nicky был асом в этих вещах.
  Несмотря на мелочность арестованных ребят, это была и настоящая удача. Уже десяток лет Fox кропотливо собирал данные на "Свободу", ведь когда детектив обитал в криминальных кругах, он многое разузнал об этих хакерах-идеалистах. Их цели и средства достижения результатов. Перейдя на светлую сторону, детектив мечтал о том, чтобы однажды прикрыть их, но ни одна попытка не имела успеха.
  Выдвигаемые детективом обвинения были пустым звуком, когда на судебный фронт выходили подкупные присяжные. Но даже в случаи победы ребята из "Свободы" не понесли бы серьезного наказания, отделавшись крупными штрафами или парой месяцев отпуска на холодных тюремных нарах. Однако сегодня был совсем иной случай. Их взяли с поличным, прямо во время торговли наркотиками и что еще больше радовало детектива, их машина числилась в угоне, а оружие было краденым.
  Имея такие козыри, Fox мог бы нанести удар в сердце этой мозолящей глаза как красный прыщ организации. Детектив полагал, что вряд ли кто-то из Мафии или "Внутреннего Круга" высунется на защиту этих жалких хакеров-неудачников, а Cyber уже в ближайшем будущем окажется в роли игрушки.
  Перед макулатурной работой, которой Fox завалил себя скорее от бездействия, чем от желания покопаться в грязном белье, детектив посетил штаб Корпорации V.I.P в сопровождении с сиренами пожарных машин. В соответствии с версией напарника Корпорация занимала немаловажную, если не ключевую позиции в этом клубке с примесями политической, экономической и наркодилерской борьбы.
  Но, увы, детектива постигла неудача.
  Никакой ордер, запрос на выдачу которого, Fox планировал сделать завтра, не мог уже помочь ему. Когда Fox приехал в гости к Корпорации V.I.P., то обнаружил, что данная организация была устранена юридическими службами Власти. Причина банкротство. Fox опоздал. Казалось, словно кто-то заметает следы, не позволяя Сетевой Полиции ухватиться за оставленные преступниками улики.
  Детектив и его дюжина полицейских прочесали все окрестности территории Корпорации V.I.P., осмотрели все этажи и каждый горелый офис в этом громадном и богатом, застекленном зеркалами небоскребе. Ничего. Никаких зацепок и ни малейших намеков на Проект 665 или существование Зверя. Может быть это паранойя? Файлы на жестких дисках компьютеров были стерты, документы дожирал огонь. После официального объявления Корпорации V.I.P. банкротом и яростных криков обманутых акционеров на одном из верхних этажей начался пожар. Пламя как сообщили Сетевой Полиции очевидцы, разгорелось очень быстро, за считанные минуты охватив весь этаж и соседние. Поджог.
  К куче других добавилась еще одна загадка.
  Кто этот поджигатель? Сошедший с ума директор решивший покончить с собой, после того как разорил Корпорацию, спустив миллиардные вклады на проституток и автомобили, а теперь боялся расплаты. Или может государственные люди - заказчики Зверя, устранили, таким образом, улики в который раз пытаясь завести расследование в тупик. Или же это просто глупая невинная шалость местных малолетних хулиганов, что впрочем, было гораздо менее вероятно, нежели два первых варианта.
  Допив виски, Fox поставил стакан на край стола, а сам вытянул бледно-розовую папку из кипы других. Дело 9090-11: Mona. Детектив интуитивно отвел этой невзрачной и опустившейся на дно женщине роль "джокера" - единственной карты, которая была способна изменять комбинации при любом даже самом неудачном раскладе. Mona была для него счастливой картой, той которая могла вывести детектива на всю колоду ЛЮКСа. А ведь так и было! Mona была чем-то вроде центра, вокруг которого плодились замыслы, как узел, через который, так или иначе, проходили почти все ниточки: Max и его друзья из клана, звонящий anonymous, "Свобода", наркотик Х, ее подруги марионетки и Мафия, украденные деньги Lee и Корпорация V.I.P. с их античеловеческими экспериментами и поддержкой от Властей. Mona была неким общим перекрестком судеб всех этих людей.
  Пока что Fox предполагал, что Mona была убита человеком, однако, по словам неизвестного звонившего в ту ночь, первый удар был нанесен из Сети. Как и другие марионетки Mona умерла, будучи под кайфом. Возможно ли, что Зверь обитал в Сети, дожидаясь пока она примет дозу X? Или может, он просто опередил материального убийцу? Получается ли, что ее смерть была нужна многим?
  В кабинет заглянул молодой полицейский.
  - Детектив Fox, - обратился он. - Оборудование уже подготовлено к работе. Можете начинать допрос.
  Следуя за офицером в кабинет для допроса, детектив спустился по гремящей металлической лестнице схожей по конструкции с вертикально поставленной молекулой ДНК. Она представляла собой двойные переплетенные лестничные пролеты, располагавшиеся в концентрической форме, будто исполняя идеальный дуэт. Обе лестницы были и основными и запасными. Лифты были часто заняты, поэтому для подъема и спуска на ближние этажи требовалось "двухполосное" лестничное движение.
  
  Кабинет для допроса был обычного размера не больше не меньше чем офис детектива. Кабинет был почти лишен мебели - только тощие раскладные стулья и такой же стальной простецкий стол. Скелетообразные конструкции. На столе лежал ноутбук - компьютерный чемоданчик не толще папки. Рядом лежали несколько дисков с программами для взлома в треснутых полупрозрачных коробочках. Шипящие кабели как змеи тянулись от ноутбука под стол туда, где стояли системные блоки. Для успеха допроса и взлома базы памяти защищенной 128-битным паролем требовалась поистине огромная электронно-вычислительная мощь, которой в одиночку не достигал пока что ни один компьютер.
  Единственным источником света было неоновое мерцание голубого голографического экрана ноутбука. Стены покрывали мрачные костлявые тени, отброшенные от находящихся в помещении людей.
  Помещение было похоже на обычный подвал.
  В углах стен стояли видеокамеры.
  Высокое разрешение объектива фиксировало каждую деталь допроса. Дверь для надежности имела автоматический замок. Снаружи и внутри кабинет охраняло по двое полицейских. Сбежать невозможно.
  Допрос проводился с каждым обвиненным по отдельности. Сейчас был первый из них. Тратить время на наркоманов Сетевая Полиция даже не стала. Первым на допрос вызвали одного из членов хакерской организации "Свобода", трое других задержанных приятелей сидели в камерах, ожидая очереди.
  Он сидел на раскладном хромированном стуле. Руки были прицеплены к ручкам стула двумя наручниками, как и ноги. Закурив сигарету, Fox деловито опустил левую руку в карман пиджака и подошел к хакеру. Палец правой руки детектива наступил на гладкую черную кнопку настольной лампы. Когда лампа зажглась, очертив на стальном столе ровный желтый круг, детектив повернул ее гибкий резиновый "позвоночник", направив режущий свет на морщащееся лицо пойманного преступника.
  Им был бритоголовый парень двадцати лет. Бесцветные купленные на рынке глаза, обведенные красной каймой, нанопористый респиратор 6-ой модели, запоздалые юношеские прыщи на висках и вспотевшем лбу. Тот самый парень с отсутствующим видом, который открыл дверь, когда к ним в гости приходили Max и Nicky. Правда, сейчас он был иным. Лицо выглядело, хотя и недовольно, но была заметна сосредоточенность и напряженность, которая словно ток сквозила его нейронные клетки, удерживая мышцы под напряжением. Он несколько раз дернул конечностями, но стальные наручники оказались прочней. Даже у этого переростка не хватало силы, чтобы расцепить кольца цепей.
  - Не дергайся, малыш!
  - Где другие?
  - В своих камерах, ты ведь не подумал, что мы посадим вас вместе, - сказал Fox.
  - Я хочу видеть их!
  - Еще увидишь, на суде, - ответил детектив.
  Из дырявого затылка хакера тянулись несколько разноцветных кабелей другие концы, которых были подключены к задним планкам оборудования. Доступа к Сети на вычислительных агрегатах не было, так что юноша не мог сбежать как обычно, загрузив себя в компьютерное пространство. И даже если бы он взломал систему и получил администраторские права, ничего бы у него не вышло. Стены кабинета не пропускали радиосигналы и не принимали. Дороги были перекрыты. Красный свет.
  Через эти кабели компьютер пытался вытянуть из хакера информацию. Но пробиться к блокам памяти было непросто, требовалось время. Пока оператор ЭВМ приступал к подготовительному этапу для взлома сознания преступника и проникновения в глубины жесткого диска, детектив, дабы не терять понапрасну время, начал с небольшого устного допроса. Точь-в-точь как в старые времена, когда для определения говорил человек правду или лгал, полагались на его речь, мимику и жесты.
  - Как тебя зовут? - спросил Fox.
  - Bob.
  - Хорошо. Расскажи о себе.
  - Что рассказать?
  - Ну, кто ты такой, - пояснял детектив. - Почему был там, где тебе не следовало?
  - Я обычный наркоман.
  - Лжешь?
  - Нет.
  - Может, ты еще и невиновен, а?
  - Я просто покупал X, - бросил Bob и сделал обиженное лицо. - Вот и все!
  - Во-первых, у тебя было найдено незаконное оружие, во-вторых, ты попытался его применить против Полиции. Статьи 764 и 821, срок 50 лет, - говорил Fox, описывая в воздухе круги тлеющей сигаретой. - И, наконец, в-третьих, я знаю, кто ты и не пытайся скрывать это, тем более, если мы начнем сканирование мозгов. Лучше рассказывай нам всю правду. Добровольное признание всегда поощряется.
  - Черта с два!
  - Ну, дело твое, - произнес детектив. - Я-то просто хотел поговорить по душам. Ты не обычный нищий наркоман, который шлялся по улицам города и случайно унюхал запах дури. Ты не простой паренек. Ты из "Свободы"! Об этом говорит защита, которую наш оператор пытается обойти. Не так ли?
  - У тебя ничего не выйдет.
  - Ошибаешься.
  Детектив улыбнулся.
  - Давай-ка не будем тебя мучить процедурами, но взамен ты должен рассказать все и так чтобы я захотел поверить тебе, - предложил Fox. - И заруби себе на носу, я поверю только, когда услышу правду.
  - Ломайте память.
  - Не хочешь говорить? Ты ведь знаешь, какие нарушения это вызывает в нервных тканях и как опасно для работы мозга. Некоторые их взломанных людей остаются инвалидами. Если хочешь, испытай судьбу, а если нет, то живо выкладывай информацию про своего босса и всех тех с кем вы сотрудничаете.
  - Пошел к черту!
  - Эх, я к тебе по-дружески. А ты? - Fox затушил сигарету прижав ее ко лбу хакера. Bob молча стерпел боль. - Ты думаешь, что ты крепкий парень? Ты что, круче всех тут? Вот что я тебе скажу ублюдок, сдавай приятелей, и я скину с тебя десяток лет, а если откажешься, то твои дружки сами сдадут тебя, и тогда я поджарю тебя на электрическом стуле. Не погнив в тюрьме, тебе на свободу не выйти.
  - Кто бы говорил, - ощерился Bob. - Ты уже покойник.
  - Что ты сказал?
  - Таких вшивых "копов" как ты, Cyber размазывает по стенам как мух!
  - Cyber сам окажется за решеткой.
  - Кто его посадит?
  - Я.
  - Тогда советую тебе почаще оглядываться, - засмеялся Bob.
  Детектив взял с края стола небольшую прямоугольную коробку. Коробочка была черного цвета из твердого пластика. Fox снял крышку. Внутри коробочка была заполнена пористым поролоном с вырезанными пазами для содержащихся в коробочке вещиц. Среди них: пластиковый одноразовый шприц, который можно было найти в кармане любого наркомана, как и сигареты, стальная игла и ампула с зеленым маслянистым раствором, похожим на дистиллированную воду, подкрашенную химикатами.
  - Вирус U-47, - произнес Bob, глянув на ампулу.
  Несколько десятков лет назад, когда этот вирус был только-только синтезирован био-хакерами, его использовали преимущественно в военных целях. Инвесторами Корпорации выступали люди в звездных погонах возглавляющие тайные Спецслужбы, секретные программы по загрузке людей в Сеть и прочие сумасшедшие идеи зажжены в умах военных, вроде Проекта 665. Не факт что и сегодня в делах Корпорации V.I.P. не были замешены генералы марсианских армий или хуже того они не спонсировали Корпорацию деньгами, нажитыми с Мафии, наркобизнеса и публичного дома Lee.
  К сожалению, U-47 имел ужасный побочный эффект - разрушение данных. Вирус поражал все файлы, делая их как бы "видимыми" для сканера. Но вместе с тем, этим файлам уже оставалось недолго жить. Неконтролируемое распространение вируса могло повлечь уничтожение абсолютно всех данных. Медленная смерть всего информационного пространства - аналог СПИДа только на сетевых полях. Лекарства не было. Ученых занимавшихся разработкой вируса-правды расстреляли по приказу заказчика. Военные боялись оставлять их в живых, а все записи были уничтожены. Все повторяется.
  Вскоре он был объявлен запрещенным препаратом.
  Вирус U-47 поражал нервную систему, делая человека беззащитным, притупляя его чувства и мышление. Инволюция сознания. Вместе с ослаблением разума, в теле ослаблялись компьютерные системы защиты. Через минуту после введения инъекции, ОС индивида становилась уязвимой для атаки.
  - Он не заставит меня заговорить! - закричал хакер.
  - Не будь так уверен.
  - Я тренировался.
  - Да?
  - У меня иммунитет! - Bob блефовал.
  Fox извлек из коробки шприц, насадил на него блестящую иглу. Затем аккуратно положил его на стол, поднял ампулу и надломил ее конец. Введя в образовавшееся отверстие иглу шприца, Fox наполнил шприц зеленым раствором. Пять кубиков. Убедившись, что в шприце уже не осталось ни грамма воздуха, детектив поднял грозное пластиковое орудие стальной иглой вверх и приблизился к хакеру.
  Bob начал противиться и бросаться угрозами в адрес детектива. Изо рта брызгала слюна, губы покрыла пена. Fox прекрасно знал, что хакер блефует. Bob боялся U-47. Мило улыбаясь, детектив обхватил хакера рукой за голову, чтобы та не могла дергаться, и всадил иглу в вытаращенную вену на шее.
  - Сука, ты сделал это! - кричал Bob, брызгая слюной.
  - Спокойно, малыш.
  Когда кровь добралась до мозга вирус начал действовать. Bob до этого ведший себя агрессивно, вдруг успокоился. Оператор зафиксировал ослабление иммунной защиты. Ее уровень снизился до класса F. Взлом баз памяти, имеющих столь хилую сетевую защиту по плечу даже школьнику. На голографическом экране ноутбука начали высвечиваться цифры. Они пересекали его сверху вниз быстрее, чем были способны воспринять глаза. Гуд системных блоков усилился. Началась атака на брандмауэр защищавший ячейки памяти от несанкционированного вторжения по LAN-каналу. Для безопасного вхождения в его ОС необходим был пароль. Оператор сидящий за столом, и похожий на типичного хакера, скользил двадцатью имплантированными раздвоенными пальцами по черной клавиатуре.
  Нескончаемое биение курсора.
  Еще несколько секунд ожидания и голографический экран компьютера заполняется сплошным потоком цифр. Стекая вниз мерцающими голубовато-электрическими колонками, они стремились постепенно образовать в верхней части экрана десятизначный пароль необходимый для входа в ОС.
  9 3 0 _ _ _ _ _ _ _
  Три первые цифры пароля были определены, другие семь колонок продолжали свое плавное падение. Шло время. Друг за другом, с интервалом в двадцать секунд, загорались остальные знаки. Fox не отрывал глаз от цифрового дождя. И вот уже на экране наконец-то определилась последняя цифра.
  - Готово, - произнес оператор.
  - Я могу задавать вопросы?
  - Да.
  - Ну, наконец-то, - обрадовался Fox.
  Детектив захватил стул и, развернув его на тонкой ножке, сел напротив загипнотизированного хакера.
  - Ну что поговорил? - спросил он. - Как тебя зовут?
  - Bob.
  - Скажи Bob, когда X завезли в ЛЮКС?
  - Два месяца назад. - Без колебаний отвечал он. - К нам в убежище пришел Nicky, до этого он не одну неделю наведывался к нам в гости и все время хвастался, что может протянуть трафик до Марса.
  - Nicky был один?
  - Нет, с ним пришел его друг Max. Странный парень, очень странный. Подозрительный какой-то. Как признался Nicky, он вытянул своего друга из Сети только потому, что наших умений было недостаточно, чтобы провернуть дельце. Но думаю, этот ублюдок Nicky просто не хотел позволить нам напрямую контактировать с их поставщиком. Он держит козыри в своих руках, даже если ты друг.
  - Уже неплохо, - оценил Fox. - А где теперь Max и Nicky?
  - Их нет.
  - Как нет? Их убили?
  - Наши дела закончены, партнерству конец. Не думаю, что теперь, когда на них объявит охоту Cyber, они задержатся в ЛЮКСе. Наверное, они уже давно за границей или вот-вот собираются ее пересечь. Я слышал, как Nicky рассказывал нашему боссу, что мечтает поскорее вырваться из этой дыры.
  - А как на счет босса?
  - Cyber приехал в ЛЮКС пять лет назад, - говорил Bob. Глаза были закрыты, зрачки закатились назад. - Поначалу воровал ПО, а после сбывал украденное на Большом базаре. Околачивался там, делил пищу с местными бродягами, спал в ржавых фургонах и на скамейках парков. Но два года назад к нему пришли крупные деньги. Неожиданная удача. Сам Cyber был обделен родительским теплом, ненавидел мир и призирал жизнь-существование в Базовой Реальности. Домой он попадал только когда подключался к Сети или торчал на игле. Тогда-то у него и зародилась идея создания Нового Сообщества, новая религия и сама организация "Свобода". Cyber хотел дать шанс каждому кого чем-то обделил злой рок или вселенская случайность. За четыре дня он собрал талантливых ребят.
  - Зачем?
  - Для одной работенки.
  - Какой?
  - Два года назад мы работали на "Внутренний Круг". К нам поступил заказ - убрать семью...
  Fox побледнел.
  Его лицо вспотело, руки похолодели. Пальцы выронили сигарету.
  - Жену и маленькую дочь, - продолжал Bob. - Да, твою семью Fox! Твоя жена была шлюхой, совала нос в чужие дела и плела паутины у тебя за спиной внутри "Внутреннего Круга". Путалась с мафиози. Жена использовала положение и связи, чтобы убить тебя. Но мы спасли тебя, убив ее первой.
  - Ты лжешь!
  - Ты знаешь, что я под действием U-47.
  Детектив соскочил со стула, опрокинув его на гладкий каменный пол. Стук упал с шумом. Bob получил кулаком по челюсти. Его фарфоровые зубы хрустнули во рту точно чипсы. Губы окрасила кровь.
  Допрашивать остальных смысла нет - Fox узнал больше чем надеялся.
  
  
  13
  
  Душа +
  
  Connecting...
  Присев на корточки, Spider спрятался за подпаленной бетонной стеной, куском руин, торчащим из асфальта, заплеванного сыростью и дождевой грязью. Когда-то раньше она была частью какого-то сооружения - жилого одноквартирного дома или задней несущей частью дешевого полуночного бара. Все выглядело так, будто здание лопнуло изнутри, разорвавшись от ящика динамита - явный заказ.
  Не вставая, Spider выглянул из-за ломаного кривого края стены.
  Улицы были безлюдны.
  Тишина...
  И только протяжные скрипящие шаги скелетообразных Дозорных, облетали округу. Именно от их всевидящих электронных глаз со встроенным в них сканером для фильтра IP-адресов прятался Spider.
  Выглянув из-за своего бетонного укрытия, мужчина заметил, как из темного объятого листвой мрака переулка вышел один из таких Дозорных. Сражаться с этими существами было бы просто-напросто глупо. Уровень их прав в политике Домена был куда выше, чем у любого загруженного на информационное поле пользователя. Дозорный мог запросто обратить тебя в каменную статую или коричневый кусок собственного дерьма, всего-навсего силой своей мысли переписав твой код, навсегда заблокировать твой IP-адрес или подвергнуть твою пойманную грешную душу ужасным пыткам в собственном придуманном им времени, когда одна секунда будет казаться тебе длиннее вечности. Дозорные были как Боги, несущие правосудие и порядок в анархические компьютерные Сети.
  Надо сказать, что появлялись Дозорные крайне редко.
  Обычно этому всегда предшествовал запрос от систем безопасности Домена, зафиксировавшей незаконное подключение к информационным полям или попытку взлома баз данных хакерами. Или на улицах виртуального города появлялся псих-самоубийца, который угрожал своей жизни, да и жизням других пользователей. Дозорные играли роль сторожевых псов. Они не были живыми людьми, связанными с Базовой Реальностью, или загруженными в Сеть бестелесными душами, они защитные программы, которые хранили мир и спокойствие на форумах, чатах и информационных полях.
  Дозорные были электронными существами.
  Рост в 8,31 метра.
  Тощие как скелеты, только размерами более чем трехэтажный дом. Их внутренняя архитектура была схожа с внутриклеточным аморфным строением доисторических микроорганизмов - никаких органов. Непропорционально длинные руки с толстыми, как морские канаты сухожилиями, ноги немного коротковатые, как у низших приматов, из-за чего Дозорные опирались на обе руки, чтобы сохранять равновесие при передвижении по городу. Цвет кожи был лилово-черный, на ощупь как желе - мягкий и жирный. Скрипучих шагов этих гигантов не было слышно, как и их самих не было видно, только обладатели особых глазных имплантатов и звуковых плат могли воочию наблюдать гуляющих по виртуальному городу Богов. Как нестранно, Spider обладал такими глазами и ушами. За долгие годы работы в Сети, эти имплантаты стали для него настоящим сокровищем, не один раз вытаскивая из таких передряг, в которых любой другой бы "невооруженный" пользователь просто погиб.
  На бесформенном лице Дозорного была надета костяная маска похожая на ритуальные маски первобытных земных племен с роговыми воротником и узкими щелками, за которыми виднелись пульсирующие красные зрачки. Чудовище сделало шаг вперед и повертело головой на бескостной шее, сканируя окружающее его дисковое пространство. Если бы не плащ-накидка, работающая как кожа хамелеона, то охотника уже давно бы вычислили. Чтобы не оставлять улик, Spider забрался в Домен незаконно, и потому попадаться на глаза Дозорным как любой другой пользователь не имел права.
  Когда же, наконец, Дозорный исчез в соседнем переулке, Spider двинулся чуть дальше вглубь Домена.
  
  По правде говоря, темное время суток длилось в городе гораздо дольше, чем светлое, что было связано с экономией электричества. Времена года были одинаковы. Не было ни снега, ни дождя, но и не было жарко как летом. Ветра в черте города были по умолчанию отключены. Дополнительные тени, как и основные, также выключались, время от времени. Глубина цвета в 256 бит оставляла, конечно, желать лучшего. Текстуры и детализация предметов уменьшены до минимума. Работала только часть звуковых каналов. Дело в том, что наличие виртуального города оказывала немалую нагрузку на ядра серверных компьютеров, поэтому админы этого бедствующего информационного поля выключали некоторые, на их взгляд, лишние детали, чтобы оптимизировать нагрузку сетевых каналов.
  Spider загрузился в один из Доменов города ЛЮКСа под фальшивыми сетевыми реквизитами. Его задачей было выслеживание, и ликвидация Души +, того идеального бесчувственного убийцу, которого произвела на свет Корпорация V.I.P. для удаления неугодных и политически опасных для "Внутреннего Круга" людей, с недавних пор появившихся среди доселе дружной мафиозной семьи Corleno. Остался 41 час. Почти половина отведенного на работу времени была потрачена на поиски Домена, в котором укрывалась дичь. Сейчас дело за малым, войти и захватить программу-убийцу в свои охотничьи силки. Ни Власти, ни Мафия еще пока и не подозревали, что "Внутренний Круг" имел отношение к убийствам, скорее всего, они облаивали друг друга и были готовы сцепиться как собаки.
  Сегодня рано утром вместе с еще одной внушительной пачкой наличных, Spider получил от незнакомца в черном пальто бумажный пакет, в котором лежал маленький блестящий диск. На нем были записаны инструкции, подробное описание хакерских способностей и иммунитет против яда Души +.
  Как сообщалось в документах, Душа + являлась новым оружием на духовной основе, результат эксперимента, целью которого было создание искусственной души, используя психический синтез. Души в пробирках. Для значительного усиления эффекта и повышения процента успеха, Душу + собирали из разрозненных ампутированных кусков различных душ, комбинируя их в оптимальном соотношении. Сырье брали из ранее записанных в базу данных и уже мертвых душ. Получалось некое подобие Франкенштейна - уродец, сшитый из чужеродных духовных частиц. Разумеется, что физической оболочки создание не имело, а потому, как и Spider, было обречено болтаться по просторам Доменов. Все что он имел, так это запрограммированную жажду преступления, желание проникать в чужие тела, мысли и, по еще свежим отпечатанным в памяти алгоритмам, совершать преступления, которые вершили те казненные преступники, чьи души отныне содержала в себе Душа +.
  Среди них были серийные убийцы, насильники и известные хакеры - адская смесь достойная воплощать собой Зверя. Как писалось на 26-ой странице отчета: Душа + не способна к эмоциям, не понимает логики, она как дикое животное беспощадна ко всему живому, до кого могут добраться ее руки.
  Итак, "Внутренний Круг" выполнил часть своей работы - Корпорация была ликвидирована, об этом Spider узнал из вечерней сводки новостей по "Четвертому Каналу". Игра началась, отступать некуда.
  Зайдя в один из дворов, Spider встретил кучку бродяг.
  Городские аборигены были закутаны в грязные лохмотья и поеденное сетевой молью дырявое тряпье - остатки изношенного с годами ПО, которое когда-то было, быть может, дорогой одеждой бизнесмена. Лица грязные, в болезненных коростах и покрытые уже несмываемыми слоями черной информационной сажи. Бродяги сидели на громадных тракторных шинах, соорудив из них что-то вроде цилиндрических седалищ, в которые можно было бы нырнуть в случае появления врагов или опасности.
  Они ели дешевые просроченные мясные консервы, сырая коробка с которыми валялась в метре от них. Рядом стояли другие деревянные ящики, по-видимому, тоже с ворованным провиантом. Из мятой зеленовато-ржавой бочки из-под бензина показывались красные языки пламени, не столько согревая, сколько освещая чумазые лица и по-кошачьи светящиеся глаза уличного дворянства, и их дворец.
  Улыбнувшись удаче, Spider подошел к бродягам поближе. Охотник много раз видел подобные социальные портреты всходов, выращенных на убитой асфальтом земле, напоенной кровью, потом и деньгами. Дети современного времени - брошенные никому не нужные, обреченные скитаться в Сети в поисках собственного рая. Называйте это как хотите: утопия, мечта, фантазии. Это все что у них есть и ради этого, люди готовы зайти далеко. Как азартная игра, в которой победитель тот, кто первый наберет некоторую сумму очков, отнимая их у других более слабых участников. Ему были хорошо известны такие законы. Как на войне - где или ты убьешь врага, или он - тебя! Не бывает ничьей.
  Обычные упавшие на дно индивиды. Ангелы, падшие с небес в грязь под колеса безжалостных машин. Простые люди, которые долгие годы или десятилетия торчат в Сети из-за невозможности возвратиться назад в Базовую Реальность. Скорее всего, они продали на рынках свои физические оболочки, распродали органы, ради излечения родных от болезней или ради дешевой выпивки. У каждого была своя нелегкая дорога, но все пути привели их на один перекресток, который оказался тупиком.
  - Эй, ребята! - окрикнул Spider, махнув рукой. - Я бы хотел спросить у вас кое-что.
  - Чего тебе надо?
  Ему ответил бродяга сидящий повыше других. На нем был потрепанный коричневый костюм с семицветным пластиковым цветком, торчащим из нагрудного кармана короткого пиджака. Рукава были оторваны, так что охотнику были отлично видны его руки до локтей перевязанные бинтами, под которыми бродяга, скорее всего, прятал отвратительные язвы - следы от недуга, коим страдал долгие годы. Подобно средневековым крысам, бродяги часто переносили страшные компьютерные болезни, закодированные в их мутированное ДНК. Кожа выше локтей была нездорового зелено-серого цвета, как у лягушки, только с черными ромбическими пятнами. Лицо были также закрыто пожелтевшими от старости бинтами. Его губы выглядели объеденными. Глаза - круглые монеты с узкими черными зрачками. Бродяга выскребал ногтями со дна банки поджаристые остатки мясных консервов.
  - Ищу кое-кого, - ответил Spider.
  - А что у тебя есть интересного?
  - Например, это. - Он вынул из кармана несколько купюр. - Интересно?
  Бродяга швырнул пустую консервную банку в кучу мусора возле костра и спрыгнул на землю. Только сейчас глядя на его хромую походку, Spider заметил, что бродяга был одноногим. Вместо левой ноги у него была пластиковая палка, прикрепленная к коленной чашечке ампутированной конечности.
  - Давай их сюда!
  - Не так быстро, - сказал Spider, убирая деньги в карман. - Ну, так мы поговорим?
  - Кого ты ищешь?
  - Душу.
  - А точнее?
  - Может быть, ты слышал что-нибудь странное о некоторых здешних обитателях, какие-нибудь истории или слухи, - говорил охотник. - Я даже неуверен в том, что эта душа может принадлежать человеку.
  - Можешь дальше не рассказывать, - перебил его бродяга. - Я знаю кто ты. Ты охотник, верно? Ты ищешь Зверя?
  - Зверя?
  - Да, мы так его называем, - произнес он, углядев в глазах богатенького гостя интерес. - Я могу рассказать тебе, где он живет. Зверь появился недавно, всего несколько недель назад. После в наши края повадились всякие хакерские кланы, компьютерные шаманы и ловцы экзотических душ. Ты ведь приятель тоже один из тех сумасшедших людей вечно гоняющихся за странными сетевыми существами?
  - Да, верно, - солгал Spider. - И где Зверь?
  - Тебе нужно идти в Заброшенный Район, - ответил бродяга и замолк. Получив половину денег, он продолжил свой рассказ. - Вон в том далеком небоскребе на самой крыше и обитает твой Зверь, там логово. За последние дни он не покидал его, но даже если он и уходит, то всегда возвращается обратно.
  - А Дозорные?
  - Они там не бывают, - кашляя, сказал он.
  Охотник улыбнулся.
  Вручив бродяге оставшуюся сумму, Spider двинулся к полуразрушенной торчащей из асфальта конструкции.
  
  Снадобье разогрело и взбодрило окоченевшие цепочки его нейронов. Он торопливо зашагал по пустынным улицам города, а затем свернул на серебристый мост, перекинутый через высохшую реку, от которой остался разве что только гладкий бетонный желоб - площадка для молодежи и их экстремальных спортивных увлечений. Хвоста, на что он всей душой надеялся, за ним не было, и это было хорошо. Дозорные и, правда, не обитали в этой части виртуального города. Наверняка местные дома - эти расклеивающиеся на глазах конструкции, числились в списке на удаление для экономии дискового пространства. И никому не нужные закоулки сервера, превращались в свалку мусора.
  В конце улицы напротив разрушенного книжного магазинчика, возвышалось то самое здание, к которому торопился Spider. Оно было из грязноватого желтого кирпича, какие-то мастерские или дешевые офисы. Свет в окнах не горел, чего и следовало ожидать от любого другого заброшенного уголка, но, задрав голову, можно было разглядеть вверху, под пробитой молнией крышей, тусклую светящуюся надпись. Набор китайских иероглифов вывески из мертвенно-неоновых трубок. Spider не был знаком с этим языком, и поэтому просто глянул за причудливые, непохожие на привычные буквы, значки.
  Цель была уже близка. В крови двойная доза адреналина.
  Вход в прозрачную шахту лифта был прямо с мостовой. Лифт лепился снаружи к осыпающейся стене и держался, что называется на одном честном слове. Spider вошел в пластиковую кабинку и для пуска лифта немного покопался в торчащих проводах, воспользовавшись самым действенным способом.
  В лифте воняло косметикой и сигаретами. Стены тесной кабинки были покрыты царапинами и грязными пятнами - следами чьих-то пальцев. Когда же кабинка миновала пятый этаж, внизу стали видны крошечные огни виртуального города: костры бродяг, пожары, горящие окна престижных кварталов, куда еще заселялись люди, мечтавшие некоторое время побыть подальше от Базовой Реальности. Когда лифт начал замедлять ход, Spider сунул руку в карман и погладил прохладную сталь пистолета. Остановка кабинки, как обычно, сопровождалась вытряхивающим душу рывком, но охотника это волновало в гораздо меньшей степени, чем то, что ему предстояло сделать. Spider покинул лифт.
  Дверей для входа в логово Зверя не оказалось, поэтому Spider воспользовался громадной дырой диаметром в два метра пробитой в бетонной стене. Внутри было темно. Никаких источников света. Охотник вынул пистолет и скрестил руки на запястьях. Другой рукой он держал фонарик, которым подсвечивал себе дорогу. На сыром полу, валялись куски бетона с торчащими из них железными прутьями.
  Повсюду были электронные отпечатки Души +.
  Spider сглотнул.
  К сожалению, самого объекта нигде не было видно. Логово было пустым.
  Disconnect.
  - Ну как, встретил дьявола? - спросила Candy, когда увидела что Spider покинул кабинку для подключений.
  - Опоздал.
  - Он уже вышел на охоту?
  - Да, - кивнул Spider. - И я знаю, куда он направился.
  
  
  14
  
  Братья
  
  В ЛЮКСе еще стояли сумерки. Раннее зимнее утро, когда весь город еще спал и только редкие силуэты безработных людей мерзли в метро и на автобусных остановках. Автомобилей было мало. Угнанный "седан", перекрашенный в ярко-серебристый цвет с вмонтированным карбюраторным двигателем, скользил мимо закрытых решетками темных окон дешевых ювелирных магазинчиков, торгующих искусственно выращенными в подвальных лабораториях подделками, и хирургических бутиков.
  Max ехал в этой машине. Он сидел на правой стороне заднего сидения на велюровых подушках дорогого авто. Голову хакер наклонил к двери автомобиля, упершись тяжелым вспотевшим лбом в холодное разрисованное морозом стекло. Голова страшно болела, будто в ней пульсировала некая раскаленная масса. Мозги перемешивались в черепной коробке, словно жидкая карамель в горячих чанах.
  Прикрыв глаза, Max прочувствовал в себе клубок звериной ярости, маленький горящий уголек чистейшей злости. Но откуда это взялось в нем? Километры города мелькали за окном, оставаясь далеко позади. Возвращение в ЛЮКС не принесла хакеру ни грамма обещанной другом радости, напротив он еще больше разочаровался в жизни-существовании в Базовой Реальности. Преданные надежды, как подарки, которых не оказалось утром под новогодней елкой. Душа хакера была еще сильнее изуродована, и казалось большего не перенести. Max был готов на любой поступок лишь бы только поскорее усмирить свой душевный недуг. Пока он ощущал внутри себя только пустоту. Прошлого нет, настоящего и будущего - тоже. Max потерял необходимость в том, чтобы помнить кого-то. Вскоре, когда он выберется из ЛЮКСа, он захочет стереть память, позабыть обо всех, ведь никого из тех, кто был у него в прошлом, уже нет. Начать жизнь-существование сначала в новом теле.
  Ярость пришла к нему еще двенадцать лет назад, когда Власти отобрали у хакера брата, лишив чувства быть нужным. Max испугался одиночества, бросил и без того обреченный на развал клан, и убежал в Домен, где рассчитывал зализать свои сердечные раны. В те годы он был еще юношей - молодой и горячий, часто совершающий необдуманные действия. Быть может, если бы он остался в ЛЮКСе, то что-то бы и изменилось, но теперь было поздно рассуждать об этом. Будущее стоится сейчас.
  В животе у хакера шла революция.
  Дурное ощущение завладевало им. Max чувствовал как его подташнивало, в желудке раздутом точно пузырь бродила какая-то гремучая смесь, сдружившаяся с прочим химическим дерьмом, и пытающаяся выбраться наружу через ту же дырку, через которую она в него угодила. Бесконечные коктейли, домашняя водка, таблетки, наркотики и животный секс - переварить все это за раз было невозможно. Учитывая, что Max до этого долгое время жил-существовал в Сети, то было вообще чудо, что он остался жив и здоров. Оболочка и органы были новенькими, что и уберегло хакера от трагедии. Жар окутывал шею. Max чувствовал, будто его голова сидела в холщевой петле, которую затягивали. Холодный и липкий пот, клеил кожаные джинсы к коже. Одежда насквозь провоняла второсортным табаком и дешевым алкоголем. Хакер постоянно оттягивал узкий воротник черной хлопчатой футболки, пытаясь избавиться от мучащего его удушения, но дело, разумеется, было в другом.
  - Хреново выглядишь, друг. Хорошо повеселился?
  - Голова трещит. Да еще...
  - Живот?
  - Да.
  - Отходняк. Может, нужен еще разок, чтобы заглушить боли?
  - Издеваешься?!
  - Да я шучу. Вот лучше съешь одну, - произнес Nicky и вытащил из кармана упаковку круглых белых таблеток. - Через десять минут будешь как новенький. Я только этим средством снимаю эти вещи.
  Max извлек из упаковки таблетку и особо не разглядывая ее закинул в рот, на секунду оттянув нанопористый респиратор. Разжевал ее, чтобы быстрее усвоилась. Защитная блестящая оболочка медикамента захрустела на его пожелтевших коренных зубах как кусок сахара-рафинада. На вкус лекарство оказалось настолько противным и горьким, что хакера чуть окончательно не вывернуло наизнанку.
  - Забирай свою отраву!
  - Ты мне еще спасибо скажешь, - заявил друг, убирая лекарство в карман.
  Nicky ехал рядом, на другой половине заднего сидения. Друг был одет в сиреневый полосатый пиджак - дешевая подвальная подделка самой дорогой и популярной фабричной марки "Одежда и обувь". Туфли черные из затемненной крокодиловой кожи выведенной из сохранившихся образцов ДНК.
  Кроме нового наряда, Nicky купил себе и новое лицо. Шов был совсем свежим и в форме овала очерчивал лицо вдоль периметра. Кожа на шве еще не срослась и была заметна тонкая полоска, как длинная глубокая морщина. Нитей уже не было, они рассосались через пару часов после операции, однако разные оттенки новой и старой, поношенной с годами, кожи выдавали правду как детектор лжи.
  Зачем же Nicky понадобилось новое лицо?
  Скрываться от Сетевой Полиции? Нет. На самом деле вовсе не для этого. Дело в том, что Nicky очень трепетно относился к своей внешности и как женщина целыми часами торчал возле зеркала, разглядывая поры или недавно появившиеся крошечные морщинки под глазами. Nicky нравилось выглядеть красиво и стильно. Иметь вкус. В мире есть только три движущие вещи: секс, деньги и красота. Впрочем, последняя больше зависит от умений пластических хирургов, нежели от самого индивида.
  Nicky был необыкновенно прекрасен, как решил для себя Max. Новое лицо являлось продуктов хирургов из центра ЛЮКСа, возможно даже приезжих из других краев сего государства. Тонкая и продуманная работа, ничего общего со смесью примитивной броскости прежнего лица типичных поп-звезд. Лоб Nicky был высоким и гладким, серые глаза спокойными и холодными. Волосы тоже изменились, приобретя белый цвет, копирующий седину. Облик деловитого богача или известного бизнесмена столь необходимый для скорейшей адаптации и приобретения авторитета в новом городе.
  Автомобиль несся дальше.
  Впереди сидела Cat. На ней была надета та же одежда, которую Max помнил: короткая юбка, блестящая черная майка и нейлоновые чулки с эротической сеточкой и, конечно же, лакированные розовые туфли. Наверное, Nicky заехал за ними чуть раньше, чем планировалось, и поэтому Cat не успела переодеться. Max смутно помнил как оказался в этой машине. Хакер тогда был еще под кайфом, а валяющийся кусок мяса вряд ли может здраво оценивать происходящую вокруг него ситуацию.
  За рулем сидел синтетический человек. Молчаливый и холодный как лед. Он работал на одного из приятелей Nicky. Max попытался вспомнить имя этого человека, но безуспешно - отходняк еще мутил разум. Надо сказать, что соображал он с трудом, отчего со стороны выглядел как умственно отсталый. Все что Max смог разыскать в своей памяти, так это то, что у того приятеля был частный аэропорт неподалеку от ЛЮКСа. Всего полчаса езды или около того. Сам хакер с ним никогда не встречался, но много слышал в те времена, когда существовал NET5. Он был старым знакомым Nicky, и они всегда помогали друг другу. Оба начинали свою карьеру скупщиками, делали бизнес на краденых товарах, преимущественно в области ПО. Иногда им приходилось залазить и в другие сферы и контактировать с поставщиками из более традиционных областей: драгоценные металлы, марки, редкие монеты, ювелирные изделия, меха, картины и прочие дорогостоящие предметы искусства.
  Вскоре хакеру стало легче, и он оживился.
  - Куда мы едем, черт возьми?
  - В аэропорт, - ответил друг.
  - К тому приятелю?
  - Да.
  - Задумал сбежать по воздуху?
  - Lonny владеет несколькими аэропортами в крупных городах обоих государств, - сказал Nicky. - Ты, наверное, думаешь, что у него только один аэропорт, но так было двенадцать лет назад. Мы сядем на его самолет и приземлимся в другом его аэропорту. Никакого таможенного досмотра. Нас проведут.
  - Сколько заплатил?
  - Достаточно, чтобы не рисковать моей жизнью и твоей тоже, - ответил друг. - Ты как, кстати?
  - Получше.
  - Я же говорил. А ты не верил!
  Max глянул в окно.
  Глаза тоскливо рассматривали несущуюся мимо темную полосу ветхих деревянных и бетонных построек. Одиночки небоскребы. Изредка в окне мелькали неоновые огни уцелевших продуктовых магазинов, меховых бутиков и стоматологические салоны. Ломбарды и киоски. Громадные старые промышленные фабрики и заводы, их рыжие кирпичные трубы с километровыми шлейфами дыма, крыши сожженных двухэтажных бараков, крытых ржавыми листами рифленого железа. Крайние Районы.
  Пейзаж напомнил Max`у детство на окраине ЛЮКСа.
  - Кстати, скоро будет первая остановка.
  - Остановка? Зачем?
  - На границе ЛЮКСа надо будет поменять машину, - ответил Nicky. - Не хочу, чтобы Полиция повязала нас на первом же блокпосту. Ее, наверное, уже объявили в розыск по городу и за его пределами. Бросим моему знакомому, а сами возьмем себе "лошадку" побыстрее. Верно я говорю, Driver?
  - Да, - поддакнул он.
  - Ну, вот видишь, даже водитель согласен.
  - А деньги? - спросил Max.
  - Денежки переведены на секретные счета в банки Союза 13. Отследить переводы не удастся, я использовал несколько липовых транснациональных фирм. Кстати, я позаботился об изготовлении поддельных паспортов. Все документы ждут в аэропорту. Lonny лично проследит за тем, чтобы нас отправили первым классом и уже менее чем через четыре часа, мы будем загорать под лучами солнца.
  - Куда поедем потом?
  - У Lonny есть загородная вилла, на которой мы сможем побыть какое-то время, пока уляжется шумиха, - говорил Nicky. - Бассейны, ночные бары, тропические коктейли, молоденькие девочки в бикини...
  - А магазины? - вмешалась Cat.
  - Конечно, дорогая, - ответил он, после чего перевел свое внимание на друга. - У них есть даже песчаный пляж. Не какая-то компьютерная подделка, а самый настоящий. Насколько я знаю, город построен вблизи небольшого соленого озера, единственного на Марсе. Оно отмечено на карте как курорт для богатых. Тебе понравиться там как в Сети, с той разницей, что на этот раз все будет по-настоящему.
  - Жду не дождусь, - улыбнулся Max.
  - Настоящий рай, поверь друг!
  Заползя рукой под зимнюю куртку, Max почесал бок, а после попросил у Nicky еще одну чудо-таблетку.
  
  Объехав магазинчик "Радиотовары", расположенный на углу улиц, автомобиль завернул в арку и въехал во двор. Асфальт постелен неровно, ухабисто и покрыт ледяной коркой под тонким слоем снега.
  Двор выглядел пустым, как и большинство трущоб. Но это вовсе не значит, что здесь никого не было, скорее всего, жильцы прятались в своих тесных каморках как мыши под гнилыми половыми досками. Окна были закрыты, а у нижних этажей - выбиты и прикрыты кусками фанерных досок. Окружающие Г-образные дома выглядели устрашающе. Бандитский район. В центре двора стояла разрушенная детская площадка: сломанные качели, песочника наполненная бетоном, шведская стенка из ржавого металла, большая часть которой была разворованная и сданная в пункты приема металлолома.
  - И чего мы тут забыли? - спросил хакер, нервно оглядывая двор.
  - Не бойся.
  - А чего мне боятся?
  - Я только заключу сделку, - сказал Nicky.
  Автомобиль подъехал к подъезду с разбитым крыльцом и черной металлической дверью. Замка на ней не было - сняли хулиганы. Водитель посигналил пару раз. Резкий звук воздушными цунами затопил двор. Max подумал, что он громче обычного, наверное, это из-за особенности конструкции двора и акустических свойств, которыми он обладал. Хакер нервно глянул на часы. Он знал, что Полиция ищет его, и любая незапланированная задержка могла стоить последнего, что у него было - жизни.
  В окне показалась фигура мужчины.
  Он махнул Nicky.
  - Только не задерживайся, - попросил Max.
  - Хорошо.
  Nicky вернулся спустя минуту. Из подъезда он вышел довольный и как понял Max, сделка была заключена.
  - Выходите, - скомандовал Nicky.
  Когда из машины вышла Cat, он набросил ей на плечи меховое пальто, до этого гревшееся у нее на коленях. Max покинул автомобиль последним, хлопнув дверями. Их вторая машина, на которую друг обменял дорогое авто, была явно хуже. Красный цвет. Старая спортивная марка, теперь такие уже не изготовляли, да еще и переделанная под четырехместную. Но как только хакер сделал шаг в сторону уже подошедших к другой машине друзей, как его окатило тревожное чувство. Опасность. Max замер.
  - Эй, ты чего? - окрикнул его Nicky.
  Внезапно раздался треск стекол. Осколки сотни выбитых окон дождем пролились на асфальт. Max успел укрыться курткой и отскочил от дорогого автомобиля прежде, чем на него сверху упало что-то невидимое. Машину расплющило, как алюминиевую банку под подошвой сапога, словно на него упал многотонный банковский сейф только невидимый для электронных глаз. Max увидел как его до смерти напуганные друзья рванули к спортивному авто. Убийца-невидимка. Если это было живое материальное существо, то либо оно необычайно сильное, либо всего лишь хотело таковым казаться.
  К удивлению хакера никто из жильцов не подошел к окну, чтобы глянуть на то, что происходит у них во дворе. Почему? В эту самую секунду хакера осенило. Иллюзия. Существо вовсе не было в Базовой Реальности. Как выяснил Max, оно использовало обычную нейронную иллюзию, вызывая галлюцинации электронных органов чувств: электронного зрения, звуковой карты и даже осязания. Контроль над всей нервной системы. Все равно, что оказаться запертым внутри Сети, но не знать об этом.
  Атака на ОС.
  Видимо этот незнакомец выбрал целью только их. Но почему? Может он из Сетевой Полиции? В любом случае он отлично умел взламывать сознания. Max был удивлен тому, как технично он это исполнил. Никто, и даже известные марсианские хакеры, не обходили его защитные системы с такой легкостью. Дикий страх. Max вдруг ощутил себя беспомощным. Неужели в городе появился столь искусный виртуоз сетевого ремесла? Должно было быть логичное объяснение. Видимо этот хакер знал ключ к ОС и системам друзей. Иначе, он бы долго ломал код и дал о себе знать, прежде чем забрался бы в сознание Max`а. Но как он сумел узнать пароль, возможно ли, что Max работал с ним?
  - Max, что происходит? - крикнул Nicky.
  - Сетевая атака.
  - Что?!
  - Блокируйте порты!
  - Вот черт! Все в машину, быстро!
  Вслед за друзьями Max рванул к машине но, увы. Невидимый кулак нанес ему удар, по животу отбросив хакера назад. Сила была столь велика, что разом хрустнула половина ребер, а сам хакер отлетел на несколько метров, влетев спиной в железную дверь подъезда. На секунду Max потерял ориентацию. В ушах стоял звон. Он слышал крики друзей, которые звали его, но испуг связал руки и ноги.
  - Какого черта тебе надо!
  Max понимал, что тот, кто взломал его ОС, находился не здесь и даже не близко. Возможно, он сидел у себя дома в километрах отсюда и играл в игры жизнями других людей. Компьютерный маньяк.
  До блокировки портов оставалось меньше минуты.
  Наконец придя в себя, Max решился на вторую попытку. Вытерев разбитую губу, он побежал к уже ревущему автомобилю. Дверь открыта - нужно только заскочить! Лавируя невидимые удары с помощью интуиции, Max добрался до своих друзей. В этот самый момент он вдруг разглядел лицо нападавшего. Видимо тот хакер случайно или нет, но допустил ошибку в кодировании сигнала или еще чего.
  Лицо убийцы было составлено из кучи различных лиц - от каждого по кусочку. Max заметил голубой левый глаз и выщипанную рыжую бровь с пирсингом - колючим черным пластиковым шариком на металлической оси. Кусочек лица брата. Нет сомнений. Однако в следующую секунду сработала блокировка портов. Образ нападавшего исчез, растворился в неоне воздуха как призрак. Вокруг все стало как прежде: их старое дорогое авто стояло целым и невредимым, окна в домах не разбиты, ребра были целыми. С глаз будто сняли пленку. Max увидел вокруг себя вопросительные лица людей все это время следивших за тем цирковым выступлением, которое хакер устраивал под их окнами.
  - Да что это было, черт возьми? - раздался голос Nicky.
  - Кто-то взломал нас.
  - Cyber?
  - Кажется, я видел Zero, - сказал Max. - Иначе не объяснить то, как взломщик так легко обошел защиту.
  - Друг, ты в своем уме?
  - Конечно.
  - Zero казнили.
  - Я верю, тому, что видел!
  - Не будь параноиком, - произнес Nicky. - Любой тупой школьник мог присобачить к кукле его портрет, чтобы одурачить тебя. Мы тоже делали так, когда взламывали мозги, ведущих ученых из Корпораций.
  - Но зачем?
  - Хорошо, - согласился он. - Как поступишь?
  - Я не уйду сейчас. Я должен разобраться.
  - Понимаю.
  - А ты?
  Nicky взглянул на Cat.
  Девушка улыбалась и листала глянцевый журнал, обводя розовым фломастером свои будущие покупки.
  - Извини, но я не могу остаться, - ответил он.
  - Ладно, удачи тебе.
  - Будь осторожен, Max, - сказал Nicky, обняв друга на прощание.
  Автомобиль уехал.
  Max остался в ЛЮКСе, сунул руки в карманы черных узких джинсов и в первый раз улыбнулся зимнему рассвету.
  
  
  15
  
  Файлы
  
  Через два часа Max был у себя дома. Используя большой палец и такси, он вернулся обратно на снимаемую им квартиру. Срок аренды этого клоповника, в котором хакер прожил последние два месяца заканчивался только завтра, поэтому Max мог спокойно провести здесь еще день. Хакер не представлял, куда пойти потом, да и честно говоря, его это не тревожило. Сейчас в его голове была другая каша.
  Max захлопнул дверь, запер замки и задвижку - старую ржавую, достаточно сильно ударить по двери, чтобы переломить ее, впрочем воровать здесь было все равно нечего, и Max не беспокоился об этом.
  Ключи он бросил на тумбочку в прихожей. Тумбочка чем-то походили на антикварную мебель - целиком деревянная с полированными и лакированными стенками. Подобные экземпляры можно увидеть разве что в Музее Древностей, где недавно были выставлены частные коллекции земных экспонатов, но вряд ли она была оттуда. Из-за множественных дыр прогрызенных насекомыми эта тумбочка совсем потеряла товарный вид, как и цену. Дверца была сломана и висела косо, держась на расшатанных креплениях, магнитный замок давно отсутствовал. Не было ни одной из четырех ножек.
  Стянув с себя зимние сапоги, Max расстегнул куртку и, не доходя до торчащего из стены гвоздя играющего роль крючка для вешания верхней одежды, бросил ее рядом с обувью. Шапку он сунул в рукав куртки, чтобы не потерять посреди всего того беспорядка и гор мусора, которые наполняли квартиру.
  Респиратор тоже снял.
  Комната имела форму куба - тесная и душная. Чем-то она была похожа на ту, в которой обитал хакер, когда жил в Сети, впрочем, та комната была в тысячу раз удобнее. Квартира была в старом трещащим по швам доме, который этим летом должны были объявить под снос. Прежние жильцы дома давно покинули квартиры, продав их неким двум предприимчивым людям, которые скупили временные права на весь дом, превратив небоскреб в дешевый отель - ночлег для приезжих гостей и воров.
  Хакеру с его нервной профессией были хорошо знакомы подобные комнаты и такой тип жизни-существования, когда, убегая от Сетевой Полиции, приходится ночевать в разных и часто не самых роскошных местах. В любом случае, этот клоповник был лучше, чем сырые подвалы окраинных небоскребов, залы ожидания на вокзалах, фургоны под мостом или же холодные, не отапливаемые новостройки.
  В комнате не было почти ничего. Голые стены отражали звук. Кривые и слегка отклоненные от вертикали гипсовые перегородки покрывала неаккуратно наложенная и пожелтевшая со временем штукатурка. Участки стен, где она совсем отпала, рассыпавшись хлопьями на грязном полу, были заклеены слоями еженедельных газет, поверх которых намазаны бесчисленные слои шелушащейся бежевой краски. Газеты клеили не один раз, о чем свидетельствовала толщина "обоев". Стены не высокие.
  Единственное окно, квадратное, выкрашенное черной краской на фоне штукатуренных бледно-серых стен выглядело как творение Малевича. Естественно, что никакие солнечные лучи не могли проникнуть в комнату сквозь эти шторы, поэтому Max обходился искусственными источниками - запыленной люминесцентной лампой, прикрепленной к потолку, и свечением голографического экрана.
  В комнате воняло искусственной косметикой и дешевыми духами. Запах сохранившийся еще с прошлых жильцов. Наверняка ими была влюбленная молодая парочка, ежечасно придававшаяся марафонскому сексу или молодая женщина - днем секретарша, а ночью вольная проститутка по распоряжению босса обхаживающая богатых клиентов своей мелкой фирмы. Духи пахли цветами, хотя за время их запах смешался с другими и превратился в ужасный смердящий аромат недельной гнили, часто вызывая в носоглотке рвотные позывы. Max уже привык к нему, как и к вони тухлых морепродуктов, а также мочи пропитавшей нижние части углов, стен и старомодный пластиковый плинтус.
  Из вентиляции - маленькой черной дырочки под потолком, прикрытой грязной металлической сеткой, тянуло второсортными сигаретами. Воздух в комнате был настоящим кошмаром. Max уже давно не открывал окно и не проветривал помещение, да и сам он редко бывал тут за эти недели. Заходил только чтобы упасть замертво на свою постель и отоспаться перед следующим чертовски сложным днем. Воздух был тяжелым, законсервированным. Пахло потом. Ванны не было. Max уже так давно не принимал горячий душ, что уже успел позабыл запах мыла. Одежду он также давно не менял.
  На полу, застеленном притащенными с улиц кусками линолеума, стояли стопки компьютерных журналов. Некоторые из них были такими старыми, что картинки были даже не цветные, а разных оттенков серого. Выцвели. Max платил беспризорникам деньги за то, чтобы они подкидывали ему под дверь свежую корреспонденцию: журналы, газеты, информационные базы и прочие детища СМИ. Дети отлично выполняли свою работу. Украденные ими номера всегда вовремя оказывались в руках хакера, и он не скупился доплачивать этим бродяжничавшим ребятам несколько лишних монет.
  Шкафов или другой крупной мебели в комнате не оказалось. Всю одежду Max скидывал кучей в угол неподалеку от раковины. Фарфоровая раковина была покрыта оранжевым налетом - грязная вода. Трубы, уходящие от раковины в стену, были обмотаны толстым слоем синей изоляционной ленты, и имели на себе засохшие ржавые потеки. Видимо они частенько протекали. Max подошел к раковине и покрутил оба крана - красный и синий. Горячей воды не было, только холодная - серая от избытка растворенной в ней хлорки. Стянув через голову черную футболку, Max плеснул на онемевшее лицо холодную воду, потер красные глаза. Вымыв руки, он воспользовался вафельным полотенцем, висящим на крючке рядом с зеркалом. Сонливость и хреновое ощущение, вызванное с ночи, отступило, но все равно оставило после себя какой-то мерзкий, залегший на самое дно души, осадок.
  В другом углу стояла кровать. Потрепанный клоповый матрац, простыни со следами спермы и мочи, старое полосатое одеяло. Вместо ножек под железной рамой кровати были положены рыжие кирпичи.
  Чайник закипел. Max выдернул свистящий прибор из розетки. Взяв стоящую рядом железную эмалированную кружку, уже использованную, но пока что не вымытую - на дне засохли следы от кофе. Хакер запил в нее бурлящий кипяток. Из кружки повалили клубы белого пара. Max вынул из красочной упаковки маленький пакетик и аккуратно надорвав его высыпал в кружку черный порошок - искусственный заменитель кофе. Как и настоящий он придавал этому горячему напитку горький и крепкий кофеиновый аромат. Кипяток быстро растворил в себе порошок, окрасившись в ровный черный оттенок. Сливок и сахара под рукой не оказалось, да и Max никогда не использовал их.
  Хакер присел на стул - костлявый и скрипящий в узлах соединений. Глотнул горячий кофе. На столе похожем, на фанеру с тремя прикрепленными от другого стола ножками, работал небольшой компьютер, старенькой модели уже давно снятой с производства. Голографические знаки старого образца на черно-белом экране. Дюжина дисков со spy-программами, вирусами, программами для взлома и с прочими написанные уже им компьютерными отмычками, какие водились в арсенале любого уважающего себя сетевого кудесника. Антивирусное ПО известных фирм, дистрибутивы, "движки" сайтов и сетевые симуляторы, играющие роль подопытных крыс в хобби супер-хакера - эксперименты с новыми видами сетевых атак. Встроенный в компьютер доисторический струйный принтер, в виде небольшого вздутия на правом боку корпуса, как и весь компьютер, отделанного пластиком под серебро, без устали изрыгал из выходной щели тонкий бесконечный бумажный язык. Max вспомнил как вчера утром запрограммировал его на распечатку кое-каких документов, а после забыл отменить задачу. Хакер нажал на белую кнопку слева от выходной щели. Стрекотание прекратилось.
  Вокруг стола на полу были разбросаны упаковочные материал из пенопласта, мягкая пленка и пара коробок из подмокшего и сильно пожелтевшего гофрированного картона. Под столом стоял невзрачный системный блок - мозг и сердце любого компьютера. Им был старый пластиковый корпус с плохой вентиляцией, из-за чего процессор часто нагревался до высоких температур, пыль и отходы жизнедеятельности насекомые забивали лопасти кулеров. Материнская плата "машины" была починена вручную. Max подобрал ее сломанной, так что пришлось ни один вечер повозиться с паяльником, восстанавливая на зеленом стеклотекстолите "лабиринты" контактов, микрочипов и разъемов.
  Сетевой кабель, подключенный к задней стенке системного блока, скользил по полу через кучи наваленного барахла и сквозь наплывы грязи, вдоль плинтуса и заворачивал за угол, где уползал в дыру.
  Разумеется, этот компьютер хакер использовал для личных целей, чтобы хоть как-то скоротать одинокие ночи или часы отсидки в квартире. Заниматься хакерством на такой "черепахе" сущий вздор.
  Max закурил. Откинулся.
  Крепкие сигареты неизвестной марки - названия не имели, с повышенным содержанием доли никотина и никчемным фильтром, отлично сочетающимся с низкой ценой этого дешевого яда. Max пристрастился к ним после приезда в ЛЮКС и частенько покупал в лавке у торгаша здесь за углом, обычно поздно ночью по дороге домой. Курил Max только в одиночестве и всегда в квартире, для себя.
  Пощелкав пальцами, он принялся за работу.
  Во-первых, Max решил пробраться на информационные поля Сетевой Полиции, исследовать их библиотеки, собрания архивов. Как высококлассный хакер он мог сделать это за пару секунд, в два счета обойдя их хваленые брандмауэры и прочую защитную хрень, которая только дорого стоила, а не защищала. С другой стороны он, конечно, понимал, что незаконный вход в базу данных надо делать на другой более быстрой "машине", но в эту минуту им двигало что-то иное, неразумное - некое плотское чувство. Max не мог мешкать, не мог ждать удобного часа или дня когда у него под руками окажется мощный компьютер. Вседозволенность. Он переступил главное табу хакеров: не предпринял никаких мер по защите. Кем он возомнил себя, наверное, даже он сам не знал. Будто посчитал себя неуязвимым, равным Богу. Ничто и никто не мог преградить ему дорогу на пути к истине.
  Ложь и страхи ушли, разлетелись как бабочки. Пожалуй такого возбужденного состояния он не испытывал начиная с первых лет пребывания в Домене, когда хакер сутками напролет отрывался с молоденькими девочками в своих буйных юношеских фантазиях, заставляя эти транслируемые в мозг голограммы исполнять все его безумные сексуальные прихоти. Действовать надо было очень осторожно, ведь наемные ловцы-хакеры, стерегущие информационные богатства не дремлют. Того и гляди, вычислят и загрузят к тебе в систему нейронный вирус, мчащийся по кабелям на скорости света.
  В жизни-существовании хакеров бывают минуты, когда каждый срывается. Совершает ошибку.
  Быть может, пришло время и ему подписать себе последний приговор?
  Но пока что Max был жив и здоров. Игра продолжалась. Игра, начатая еще с зарождения в нем духа хакера, взявшей старт с первой взломанной ОС домашнего животного. Кровь разогревал адреналин. Пальцы бегали по белой грязноватой клавиатуре сами собой. Мышечная память вела их прогуляться по электронным запрограммированным дебрям Сети. Азарт. Все равно, что играть со смертью в салки. То убегать от нее прочь, то вновь и вновь напрашиваться на касание. Философия хакера.
  Первым файлом, на который наткнулся Max, был отчет о событиях произошедших утром 1-го декабря.
  Документ касался убийства мафиози и мертвых марионеток, совершивших акты самоубийства. В отличие от газетной версии, которую полицейские как кость кинули голодным псам из СМИ, в отчете содержалась подробная информация, касательно наркотика X, которую не предали огласке. В нем также сообщалось, что марионетки обслуживающие клиентов, а после убитые кортиками, принимали этот самый наркотик.
  Теперь ему было ясно, как Сетевая Полиция вышла на их след. И откуда Полиция узнала об X. Видимо у жертв были запасы, и цепочка вывела на них. Раз так, то Max понимал, что оставаться в ЛЮКСе еще опаснее, нежели он предполагал. Раз X настолько опасен, то хакера могли обвинить в смерти людей.
  Глотнув кофе, Max продолжил.
  Перепрыгивая с компьютера на компьютер, хакер, наконец, добрался до некого детектива. Имя компьютера: Fox. Глядя на те, файлы которые были у него, Max понял, что он попал в яблочко. Fox занимался расследованием этого дела. Порывшись в каталогах полных файлов, Max отыскал свое собственное досье, некоторые сведения на Nicky, там же была организация "Свобода" с полным перечнем всех заслуг их участников. Настоящая коллекция. Но все это хакеру было давно известно и не представляло интереса. Max искал информацию о брате. Как нестранно, но его данных там не было, ни единого килобайта. Зато были папки по Корпорации V.I.P., заметки о неком Проекте 665 и их связи с Правительством Союза 13. Научный эксперимент над созданием прототипа новейшего кибер-оружия. Компьютерная программа способная контролировать действия физического тела из Сети. Хакер сразу вспомнил сегодняшнюю встречу со странным существом, у которого был глаз и бровь брата. Более того, как разузнал Max, к этому Зверю имели отношение сутенер Lee и люди в погонах.
  Закрыв глаза для детального осмысливания ситуации, он старался состыковать друг с другом и рассортировать все увиденные им факты. Старенький компьютер пыхтел, с трудом обрабатывая мощный гигабайтный пласт информации и выжимал из него обзор, в котором все равно оставалось много неясностей. Часть информации представляла собой отснятые печатные материалы, которые плыли по черно-белому экрану, но слишком быстро, и Max прокручивал их вручную, параллельно прослушивая читающий компьютер. Были в досье и аудиозаписи телефонных переговоров, копии документов.
  Кофе быстро закончился.
  Напоследок, уже собираясь уйти, Max обнаружил дело 9090-11: Mona. Оно лежало в отдельной папке, из-за чего хакер не заметил этот файл ранее, когда только заходил в директорию на жесткий диск.
  Open file...
  Max был шокирован.
  Он даже не предполагал, что Mona была в то время беременна и более того носила ребенка от него. Кажется, хакер начинал понимать причину их расставания. Mona не хотела, чтобы Max узнал о ребенке, она боялась за себя и за него. Среди кучи данных были фотографии ее второго тела. Max понял зачем ей были нужны деньги и что девушка собиралась их достать любой ценой, включая убийства и воровство. Mona боялась что, узнав об этом Max задержит ее. Отговорит. Девочка была для нее всем на этом свете, дороже жизни, и она не могла пойти на аборт, даже зная, что не имеет лицензии на зачатие. Наверное, Mona знала, что второго шанса вырастить ребенка у нее никогда не будет.
  Max закурил еще сигарету.
  Если верить записям в файлах, дочь была сдана в Детдом, но он сгорел много лет назад. Часть детей тогда была найдена, часть - погибла от удушения или сгорела заживо, прячась под столами и койками. Max ощущал противоречивые чувства: гордость и страх, волнение и счастье. Дочери уже четырнадцать лет.
  Хакер выключил мерцающий экран.
  Наконец оргазм был достигнут, довольный Max отполз от экрана, рухнул на клоповый матрац и уснул.
  
  
  16
  
  Пойманный
  
  Max бы разбужен посторонними голосами.
  Говорили шепотом.
  Заворочавшись на своем клоповом матраце, хакер медленно высунулся из-под разлохмаченного по краям полосатого одеяла, открыл левый глаз и оглядел им комнату. Первым делом Max заметил человека, мужчину средних лет, довольно крепкого телосложения сидящего прямо напротив него и загородившего своей фигурой половину обзора. Хакер испуганно вздрогнул, точно кролик. Зрение сфокусировалось за считанные доли секунды. Сонливость сразу куда-то исчезла, как провалилась в яму.
  На мужчине сидел элегантный черный костюм. Шелковый галстук, стрелки, затемненные очки, как с иголочки. Несмотря на то, что находился в сидячем положении, он казался хакеру высокого роста. Стул поскрипывал, неприятно режа слух разбуженному постояльцу. Его глаз Max не увидел, только собственное отражение с недоумевающим и растерянным лицом в зеркальных стеклышках очков.
  Даже добрые сны имели привычку превращаться в кошмары в самый неподходящий для этого момент.
  - Кто вы такой?!
  - Детектив Fox, - представился гость, предъявив цифровое удостоверение. - Вы арестованы.
  Max на секунду задумался.
  Раз уж он детектив, то видимо работает на Сетевую Полицию, сообразил хакер. Max попытался вспомнить, где он мог слышать это имя раньше. Каким-то знакомым оно казалось. В конце концов, хакер вспомнил компьютер детектива, тот самый, который он вчера обшарил. Теперь Max отлично понял, что ему было нужно от него и зачем он сюда заявился, а еще понял, что оказался в полном дерьме!
  Рефлекторно Max окинул всю квартиру. Разумеется, Fox пришел в гости не один. В крошечной прихожей стояло двое полицейских. В руках оба держали пистолеты - черные неясной марки, вряд ли огнестрельные, скорее паралитического действия, ведь Max был для них очень важной фигурой. Нельзя просто так убивать его, тем более защитнику закона. С другой стороны хакер был уверен в том, что паралитические пули они используют сразу, как только он сделает неверный шаг. Лучше не дергаться и выглядеть невиновным, решил Max, ошибочно считая, что кроме досье у детектива ничего нет.
  - Вас зовут Max? - спросил Fox.
  - Да, это я.
  Детектив вынул из дипломата желтую папку и, полистав ее, зачитал ему некоторые данные. Он назвал год и место его рождения, ID, а также несколько имен, в которых Max узнал свои прошлые псевдонимы. Но всем им было более двенадцати лет. С тех пор как Max ушел в Домен, имена он не менял.
  - И давно вы здесь?
  - Пару часов, - ответил Fox, закрывая желтую папку.
  Хакер заметил, что все его личные вещи были разложены на полу на голубой полиэтиленовой скатерти и рассортированы по типам. Куча грязного сваленного белья исчезла, оказавшись на этой самой скатерти. Черные джинсы, грязная футболка, трусы, несколько пар носок. Каждая из вещей была упакована в отдельный полиэтиленовый пакет, как и полагается уликам. На скатерти лежали и некоторые другие вещи: старая полысевшая зубная щетка, почти закончившийся тюбик с пастой, электробритва, сотовый телефон. Компьютер был отключен от Сети, Max понял это, когда увидел смотанный сетевой кабель. Диски с ПО были разложены по небольшим коробкам. Системный блок опечатан лентами и наклейками. Хакер знал, что полицейским еще предстояло детальное изучение его содержимого, восстановление ранее удаленных файлов, сбор данных из защищенных паролями директорий. В углу скатерти были разложены прочие вещи: недоеденный завтрак на одноразовой тарелке, несколько смятых купюр, пачка крепких сигарет неизвестной марки и старая пластиковая зажигалка.
  - Работали тихо, чтобы не разбудить меня?
  - Ты против?
  - А ордер-то у вас имеется?
  - Для обыска такого подонка он не нужен! - бросил Fox. - Ну что, готов отвечать на вопросы?
  - Можно сначала сигарету?
  Детектив вынул из кармана пачку сигарет и выполнил просьбу хакера. Из зажигалки - дорогой из высокоуглеродистого сплава с гравировкой на боковой стенке, выскочил сантиметровый язычок пламени.
  Max закурил.
  Хакер все еще лежал на своей постели. На грязных вонючих простынях, полуголый, укрытый только одним полосатым одеялом. Черные жесткие засаленные волосы на голове были безобразно перемешаны друг с другом, точно как порция холодных слипшихся на тарелке макарон из уличной столовой.
  - Где Nicky?
  Вопрос детектива был подчеркнут щелчком крышки зажигалки, притушившей пламя.
  - Кто это - Nicky?
  - Не прикидывайся дураком, - произнес Fox.
  - Понятия не имею, - признался Max, упал головой на подушку, затянулся и начал пускать дым в потолок. - Nicky уехал из ЛЮКСа вчера. Прихватил красивую девчонку и скрылся в неизвестном направлении.
  - А ты?
  - Как видишь, я остался.
  - Интересно почему?
  - Скажем так, - произнес хакер, делая затяжку. - Меня кинули. Nicky заграбастал себе деньги и по-тихому скрылся. Я думаю, вам и самим известно, как сильно окрыляют людей крупные суммы денег.
  - Насколько крупные?
  - Очень.
  - Ну и куда он мог отправиться? - спросил Fox.
  - Туда, где ваша хренова юрисдикция не имеет силы, - произнес Max, туша сигарету об стену. - Ну что, теперь я свободен?
  Детектив нахмурился.
  - Мне кажется, ты не отдаешь себе отчета в сложившейся ситуации. Ты здорово влип, Max. Ты был замечен на месте преступления и более того скрылся. Торговал наркотиком X, а, учитывая, что у этого зелья дурная слава, я бы на твоем месте уже давно начинал беспокоиться об адвокате. В ближайшие дни тебе будет предъявлено обвинение в перевозке и распространению наркотика X в особо крупных размерах. Говоришь, не знаешь где Nicky? Он кинул тебя? Ну ничего, дружок. На допросе я развяжу твой поганый язык. И, не дай бог, будет обвинение по статье 421: Дача ложных показаний.
  - Чего ты хочешь?
  - Поджарить тебя на электрическом стуле. Вставай!
  После того как полуголый хакер оказался закованным в наручники, его посадили на костлявый стул. Max чувствовал себя немного неловко, сидя перед незнакомыми людьми в одних трусах, но ничего другого не оставалось. Fox настроен решительно и хакер уловил эту волну с первых секунд разговора.
  - Так-так, мой дорогой Max. - Fox обошел хакера вокруг. - Ты прямо удивил меня! Забрался на мой рабочий компьютер, покопался в файлах и даже не удосужился подумать о своей защите. Нет, я, конечно же, благодарен тебе за эту глупую ошибку. Но за кого ты нас держишь? За безмозглых идиотов? Или ты считаешь, себя настолько крутым, что ты неуязвим ни для кого, в том числе для наших ловцов-хакеров? Думаешь, что если ты когда-то был лучшим, то тебе все можно? Я сильно разочарован.
  - Вот как вы засекли?
  - Вычислили твой IP-адрес. Звонок провайдеру, и вот у нас уже твой адрес!
  - Оперативно.
  - Поначалу я был так удивлен, что подумал, будто ты явился с повинной.
  - Допустим так, - кивнул Max. - Я могу одеться?
  - Нет.
  Хакер догадывался, что в голове детектива, а может быть даже у всех троих, были встроенные передатчики. Все, что Max сейчас скажет и сделает, будет рассматриваться Сетевой Полицией как вещественное доказательство. Нужно было быть осторожным в разговоре, и ни в коем случае не производить лишних телодвижений, хотя такой ходячий детектор лжи было трудно обвести вокруг пальца.
  - Могу я попросить хотя бы стакан воды? - спросил Max.
  - В горле пересохло?
  Хакер кивнул.
  Детектив подошел к раковине и взял с узкой пластиковой полки под зеркалом граненый стакан. Покрутив, кран с синей пометкой - холодная вода. Он набрал в него жидкость. Вода грязно-серого оттенка, пенилась и пузырилась, быстро заполняя до этого пустой стеклянный сосуд. Руки у хакера были обездвижены наручниками, и он попросил поднести стакан к нему. Fox выполнил просьбу. Max начал жадно глотать хлорированную сводящую зубы ледяную воду, будто бы провел день под палящим солнцем. Как только стеклянный стакан был опустошен, он очутился на краю фанерного стола.
  - Какого черта ты залез на мой компьютер? - спросил Fox.
  - Из любопытства.
  - Ты собирался удалить файлы?
  - Нет, - ответил Max. - Тогда бы ты узнал, что я был в гостях. К тому же у тебя есть копии всех дел. Не так ли?
  - Верно. Знаешь, я давно гоняюсь за тобой, и до сих пор, ты уходил от меня. Ты скользкий тип, но сегодня тебе придется ответить за все перед законом, - говорил детектив. - Когда мы арестовали Zero, ты хитро поступил - убежал в Домен. Отсиделся, переждал, даже инсценировал собственную смерть. Твоя оболочка с дырой в голове была обнаружена нашими ребятами в загородном дешевом отеле. Захотел притвориться мертвым, да? Думал, что мы тебя забудем? Через двенадцать лет ты всплыл. Поздравляю, ублюдок, тебе удалось обхитрить нас! Но рано или поздно, ты бы дал о себе знать.
  - Старые привычки.
  - А ты неплохо устроился. Снял себе вшивую квартирку в среднем Районе. Отдельная комната, компьютер.
  - Надо же где-то ночевать.
  - Ну, рассказывай, зачем вернулся в ЛЮКС? - спросил Fox.
  - Соскучился.
  - Не мели ерунды. Мы оба знаем, зачем ты объявился в городе. Ребята из "Свободы" поведали о тебе много интересного. - Max насторожился. Fox заприметил это и, пряча довольную улыбку за темно-черным нанопористым респиратором, продолжил. - Nicky и ты родом из клана NET5. Вы последние кто выжил из "пятерки". Остальные члены либо погибли от рук городских преступных группировок, либо были казнены. Да ты и сам об этом знаешь! Твой дружок не зря вытянул тебя из Домена, где ты прятался от правосудия. Nicky были необходимы твои умения, чтобы обеспечить безопасную перевозку наркотика X по секретным оптико-волоконным каналам, в обход Сетевой Таможни.
  - И что тебе еще неясно?
  - Что "неясно"...
  Выдержав паузу, Fox сделал шаг вперед и присел на край стола. Хакер почувствовал, как на его плечи взвалилась тяжелая тень правосудия.
  - Кто поставщик наркотика?
  - D_Elf.
  - Адрес.
  - Вам его не найти, - предупредил Max.
  - А ты помоги.
  - Боюсь, ничего не знаю.
  - Слушай сюда, это не дружеская беседа, а полицейский допрос, - сказал Fox. - Если ты будешь прикидываться дураком, то этим лишь затруднишь свое и без того тяжелое положение. Воровство, взломы, инсценировка смерти, наконец, перевозка и торговля наркотиками, повлекших за собой гибель двенадцати людей. Ты ведь уже в курсе, что те, кто принимал X, умирали? Учитывая только эти заслуги, тебе уже гарантирован электрический стул, а потому тебе не следует бояться старых дружков.
  - Ладно. D_Elf проводил встречи со мной только в Сети. Никто из моих знакомых не знает как он выглядит в Базовой Реальности. Лично я даже сомневаюсь в том, что он вообще живой человек. Многие хакеры часто пишут программы, наделенные AI, которые выступают в роли поставщиков или посредников, перечисляя деньги на их банковские счета. По некоторым слухам, D_Elf родом из небольшого городка в Союзе 13. Он купил коттедж в пустынях возле экватора. Вот все что мне известно, - сообщил Max, спросив под конец, надеясь на небольшую компенсацию. - Что будет со мной?
  - Для начала выступишь в роли свидетеля на суде над организацией "Свобода", - сказал Fox. - Нам нужны показания, чтобы запечатать этих ублюдков за решетку. Тогда им никакие адвокаты не помогут.
  - Предать своих?
  - Не думаю, что Cyber станет выгораживать тебя на допросе, - говорил детектив, делая заметки в блокноте. - Кажется, вы расстались при не лучших обстоятельствах. Возможно, суд сменит тебе казнь на пожизненное заключение. Но не обольщайся Max, пока я жив, дышаться тебе свободно не будет.
  - А если все же откажусь?
  - Ты не просто глупец, ты намного хуже, - произнес Fox, вставая с трехногого фанерного стола. - Одевайся.
  Наручники были сняты и Max, вытащив руки из-за спины, помассировал натертые об холодную сталь запястья. Вещи были конфискованы как улики, поэтому он не мог надеть: ни любимые узкие джинсы, ни черную майку, даже темно-синяя куртка, подаренная Nicky, была свернута и упакована в полиэтилен.
  - И во что же мне одеться? - спросил он.
  - Вот.
  Детектив бросил хакеру под ноги полицейскую сумку - широкую и вместительную, вроде тех с которыми люди ходят в тренажерные залы. Присев на корточки, Max расстегнул молнию и начал рыться в сумке, отыскивая себе достойный выходной наряд. Ничего кроме формы заключенного в ней не оказалось. На вкус эта одежда была просто отвратительной, в такой не побегаешь по улице незаметным.
  Хакер натянул оранжевую майку через голову. Брюки имели такой же оттенок. Зимние ботинки были утяжелены на пару килограммов. В подобных обувках не удрать, будь ты даже олимпийским чемпионом. Max поискал в себе ярость, тот маленький горящий уголек, который жег душу когда он ехал в автомобиле. Ярость ушла, испарилась. Настало время сдаться, пора уже, наконец, идти на попятную.
  
  В лифте, опускающимся на первый этаж, хакер подумал о Nicky. Max помнил как их красный спортивный автомобиль скрылся в арке, оставив после себя лишь мимолетную метановую дымку, изрыгающуюся из гремящей выхлопной трубы. Он вспомнил, что из-за встречи с кем-то похожим на брата, забыл попрощаться с Cat, да и незачем было этого делать. Max не знал как повести себя перед ней после ночи наркотиков и безумного секса, не знал что сказать на прощание. Наверное, Max просто не хотел встретиться с ее золотистыми янтарными глазами и веснушчатым модельным носиком.
  "Nicky и Cat счастливы как никогда раньше, - говорил про себя Max. - Они уже приземлились в сказочном городе Союза 13 и ночевали на роскошной загородной вилле Lonny. Денег, которые они успели отмыть, хватит, чтобы весело провести жизнь-существование в Базовой Реальности". Хакер понимал, что ему всего этого богатства уже не видать, в лучшем случае, свою долю, он смог бы использовать, для того чтобы выйти из тюрьмы или хотя бы обеспечить себе комфортную камеру и кормежку.
  Детектив стоял позади и держал дуло пистолета в нескольких сантиметрах от ребер хакера.
  Max прислонился лбом к серой алюминиевой двери мчащегося сквозь этажи лифта и закрыл глаза.
  Выйдя из грязного подъезда, Max спустился по ступенькам крыльца, под руки его держали двое офицеров. Детектив держался позади арестованного и не убирал пальца со спускового курка. Max в своем тюремном оранжевом костюме выглядел ярким как рекламная неоновая вывеска посреди ночи.
  - Не думай выкинуть глупость, - предупредил Fox.
  - И не смог бы.
  В нескольких метрах от подъезда стоял припаркованный черный "седан" с блестящими покрышками - полицейская машина. Расплата настигла хакера как накатившая волна. Max будто в последний раз с тоской взглянул вверх, в кинематографическое декабрьское небо свинцово-серого цвета.
  Когда один из офицеров открыл дверь машины, то Max почуял возросшую сетевую активность. Через секунду все трое полицейских захрипели и, корча лица от адской боли, замертво попадали на посыпанный радиоактивным снегом асфальт. Со стороны это представление выглядело так, будто их кто-то задушил голыми руками. Сетевая атака. Max уже хотел броситься бежать прочь, но ноги онемели. Вчера с ним уже провернули подобный трюк, и не в его правилах было наступать на одни и те же грабли второй раз. Однако что было удивительно нападавший не тронул ОС хакера, даже не попытался взломать ее и завладеть сознанием. Чего добивался этот убивший полицейских сукин сын?
  Из соседнего переулка вышла Candy.
  Красная поношенная куртка с ярко-оранжевыми заплатами. Рваные мальчишеские джинсы с вырезанными округлыми отверстиями. Старая кожаная сумка. В руках девочка держала альбом для рисования.
  - Кто ты?
  - Тсс... просто иди за мной, - ответила она.
  
  
  17
  
  Большой базар
  
  На следующее утро за ними заехали.
  К дешевому отелю, в котором временно остановился Spider, подкатил серебристый лимузин - длинный и неповоротливый как общественный автобус. Им был тот самый автомобиль, который подвозил Spider`а и Candy пару дней назад. Бронированный корпус серебристого цвета, натертый до блеска словно зеркало. Тонированные стекла, сквозь которые даже направленным в них ярким светом не разглядеть ничего, в то время как сидящим внутри автомобиля было отлично видно все происходящее снаружи. Из-под заднего бампера вырывались басистые клубы черных выхлопных газов.
  - Вот так тачка! - воскликнул Max. - Твоя?
  - Нет.
  - А жаль.
  - Забирайся, - сказал ему Spider.
  Когда троица оказалась внутри, дверь захлопнулась автоматически.
  Max никогда еще не видел подобные машины изнутри и был просто поражен. Он был удивлен тому, как много в автомобиле было свободного места. Разумеется, что по объему дорогой салон лимузина не был больше даже его тесной вшивой гостиничной комнаты, но зато был в тысячи раз удобнее.
  Светло-бежевый плетеный ковер, такие же стены обтянутые дышащей искусственной кожей, немного мебели - из красного дерева, крайне редкой и почти драгоценной породы. Из мебели был небольшой бар, имевший форму куба и округлая доска в десяти сантиметрах над ним - столик для алкогольных напитков. Он был заставлен тремя фужерами. Как предусмотрительно, заметил Max. Рядом с баром стоял миниатюрный холодильник, хакер приоткрыл его красную крашенную дверцу и заглянул в него. В холодильнике было несколько бутылок ионизированной минеральной воды и полулитровая бутылочка лимонада. Забравшись в бар, Max отыскал себе светлого иностранного пива.
  - Не возражаешь?
  - Нет.
  - Отлично. - Max скинув респиратор и сделал глоток.
  За рулем лимузина сидел безликий шофер.
  Поначалу Max принял его за человека получившего кучу ожогов и перенесшего пластическую операцию с наложением выращенной из его ДНК кожи, но вскоре понял, что лицо отсутствовало вовсе.
  Все время, после встречи с Candy в переулке, хакер провалялся в кровати. Видимо ему вкололи какое-то средство вероятно снотворное. Очнулся Max за несколько минут до посадки в лимузин. Он был ужасно голодным. "Если бы они захотели меня убить, то давно сделали бы это, значит, я им нужен или есть еще какие-то причины. Получается, снотворное было использовано, чтобы я не сбежал. Они не хотели потерять меня из виду. Значит, они искали меня и, судя по всему, очень настойчиво". Размышляя обо всем этом, Max неторопливо потягивал пиво через горлышко и закусывал шоколадными батончиками из модифицированного сырья с верхней стеклянной полки бара.
  Хакер не знал чего ожидать от новых друзей. Кто они вообще такие? Они хладнокровно убили троих полицейских, будто бы это были бездомные бродяги, до которых никому нет дела. Неужели им совсем не страшно от этого и их это вовсе не волнует? Лично Max так перепугался, что чуть не намочил в свои оранжевые брюки. Убить полицейского все равно, что добровольно подписаться на смертный приговор. Таких убийц ловят любой ценой, они обречены, превратиться в тени. Даже новые оболочки и поддельные документы не помогут. А эти ребята были спокойны! Однако, судя по машине, они работали не на мелких сошек, и явно не любители. Профессионалы. Возможно, работают на Власти, в этом случае им, конечно, все сойдет с рук. Лицензия на убийство вроде той, какую имеют многие агенты международного статуса. Max никогда не любил политику и старался не залезать в это гнилое болото. Хакер только и мечтал забиться в любую дыру, лишь бы оказаться подальше от людей, каждый из которых мог быть "шпиком" в костюме дороже жизни человека. На таких людей нельзя надеяться, говорил он. Все они свиньи - продаются, покупаются, как лоты на аукционе.
  Переодеться хакеру не удалось. В квартире, в которой проснулся Max, одежды не было. Домой возвращаться тоже глупо: наверняка все улицы уже перекрыты и работает бригада криминалистов-экспертов, а прогуливаться по городу в ярко-оранжевой форме заключенного не самая блестящая идея.
  На одном из лестничных пролетов Max купил старую куртку у бомжа, чье лицо заросло язвами. Еще он попытался продать какую-то консервированную томатную отраву, но хакер категорически отказался даже выслушивать, что за дрянь этот бродяга пытается ему всучить. Ворованное дерьмо. Сейчас он, наверное, сидит в какой-нибудь тошнотворной забегаловке и просаживает вырученные за куртку "розовые" за кружкой разбавленного мочой пива или нечищеной дешевой синтетической водки.
  Наконец, закончив набивать желудок бесплатной едой, Max засунул бутылку и прочие отходы в мусорную корзину, стоящую рядом с маленьким холодильником. После хакер откинулся назад на мягкое кресло и засунул руки в карманы купленной куртки. Он не знал, куда его везут. Знал только что не нужно задавать лишние вопросы. Черт знает, в каком кювете взорвется эта машина в скором времени.
  - Говоришь, что ты охотник?
  - Да, - кивнул Spider.
  Его голографический образ сидел рядом с хакером.
  Надо сказать, что хакеру он показался странным мужиком. Бестелесный, обитающий в Сети как приведение, прицепленное проклятием к одному замку и вынужденное обитать в нем, сводя с ума алчных грабителей-жильцов желающих поживиться сокрытыми фамильными сокровищами. В нем воплощалась идеология "Свободы" - разум, отделенный от тела. Как заметил Max, черты его лица были похожи на армейские: ровный нос, гладкие хорошо выбритые щеки, подбородок с маленькой ямочкой.
  Candy молча глядела в окно.
  Она сидела на другом диванчике, том который стоял перпендикулярно. По неписанному закону Сообщества части ЛЮКСа, яркие и оживленные ночью оказывались почему-то наутро тусклыми и малопривлекательными. Каким-то чудом даже слоняющиеся по улицам здешние попрошайки и бродяги, выглядели сейчас на порядок страшнее, чем в нормальные свои рабочие часы. Еще пара кварталов и начинаются более оживленные улицы. Безработные толпы, скитающиеся по офисам в надежде получить работу. Очереди мерзнущих людей. Карманники часто орудуют здесь - больше возможностей спрятаться в толпе, хотя без дремучего покрова ночи - больше шансов нарваться на Полицию.
  - Ты из военных?
  - Много лет назад был командиром взвода, - ответил Spider. - Почему тебе это интересно?
  - Не интересно, - сказал Max. - Просто ты непохож на наемника, желающего перерезать глотку какому-нибудь бизнесмену за толстую пачку наличных. Я сразу же предположил, что в прошлом у тебя была профессиональная подготовка, а лучше всего эти качества закрепляются на настоящей войне. Анализ данных. В конце концов, я же один из лучших хакеров ЛЮКСа. Для меня это сущий пустяк.
  - Ты подходишь нам.
  - Кому "нам"?
  - Тем на кого я работаю, но тебе их знать необязательно, - ответил он. - Скажу только, что эти люди гораздо более могущественные, нежели Власти или Мафия, и я бы не стал шутить с ними. Я в ЛЮКСе только проездом на неделю. Когда я закончу свою миссию, я уеду в другие города. А ты делай что хочешь. Да ты не бойся, убивать тебя никто не станет. Кому охота мараться? К тому же ты, приятель, и без того нажил себе немало врагов в ЛЮКСе, что я думаю, смерть это будет скорее награда.
  - Чего тебе от меня надо?
  - Хорошо, перейдем сразу к делу, - произнес Spider. - Но я бы хотел поговорить с глазу на глаз. Ты не против?
  - Нет.
  Spider попросил хакера подключиться к Сети, используя кабель, торчащий из сидения рядом с ним. Max воткнул конец провода себе в одно из гнезд на затылке и переместился в корпоративный Домен. Весь разговор шел через LAN-канал, чтобы никто извне и, в том числе Candy, не могли их услышать.
  - Max, я ищу Зверя, - начал разговор Spider.
  - А мне-то что?
  - Недавно я узнал, что он ищет тебя.
  - Меня? Зачем?
  - Выходит, ты еще не знаешь правды, - сообразил он. - Ничего, я успею рассказать, пока мы не приехали.
  - Куда мы едем?!
  - Скоро узнаешь, - ответил Spider. - Много лет назад Корпорация V.I.P. запустила Проект 665, параллельно они работали над Проектом 666. Он был еще более секретным, и о нем было известно только узкому кругу "меченых" лиц. Целью проекта было создание "Души +" - нового оружия на духовной основе, используя психический синтез. Души выращенные в пробирках. Сырье брали из мертвых душ. Среди них были выбраны серийные убийцы, насильники и самые известные хакеры. Всего 16 человек. Проект 666 был начат еще двенадцать лет назад, именно тогда, когда ты покинул ЛЮКС и...
  - Казнили Zero?
  - Полагаю, на днях ты уже встречал своего брата. Не так ли?
  Пустынный двор. Снег. Холод.
  Взлом. Галлюцинации.
  Голубой глаз. Лицо брата.
  Череда образов фотовспышками пробежала перед глазами хакера так, будто Max снова попал в то утро.
  - Раз уж ты жив, то полагаю, ты закрыл порты.
  - Что с ним случилось?
  - Ничего. Казнили только оболочку Zero, - объяснил Spider. - Корпорация не могла допустить, чтобы такой талантливый парень вот так пропал. Ее хакеры взломали Домен и скопировали душу твоего брата, пока он находился в электронной камере. Оригинал был удален. На место души они загрузили бота - обычную программу со стандартным наборов эмоций, поведения, речи. Твой брат выжил, однако вместо смертной камеры оказался на операционном столе в подземной лаборатории Корпорации.
  - Значит, это был он?
  - Да. Но сейчас он уже не человек. Нейронные хирурги поработали над похищенными душами, удалили сознание и отредактировали память. Zero сейчас всего лишь часть коллективного разума, всего лишь одно из шестнадцати ответвлений в общем древе. Он ничего не помнит о себе, поэтому нельзя сказать, что это он. Все что осталось от твоего брата, так это алгоритмы взлома и хакерские повадки.
  - Тогда зачем Zero ищет меня? - не понимал Max.
  - Вероятно, какой-то файл из прежней памяти сохранился на его жестком диске, - предположил Spider. - Не уверен, но, наверное, именно поэтому Zero пытается подобраться к тебе. Но я не знаю зачем.
  - Какой тебе дали приказ?
  - Ликвидировать объект.
  - Выходит, я на твоей охоте в роли приманки, так?
  - Именно.
  - Катись к черту, ублюдок. Я ухожу.
  - Нельзя.
  - Тогда я сбегу! - заявил хакер.
  - Валяй, тебе все равно бежать некуда. Я уже позвонил в Сетевую Полицию и рассказал им обо всем. Подумать только, ты оказал сопротивление при аресте и убил троих полицейских. Тебя ищут лучшие детективы и еще куча народа. Ты хакер, а так как атака на ОС полицейских была из Сети, они поверят, что их убил ты. Обо мне все равно никто не знает. Я официально даже не существую. Вот тебе выбор, дружок: либо ты помогаешь мне поймать Душу +, а я подотру это дерьмо за тобой; либо я сегодня же собственноручно сдам тебя в Департамент Полиции и ты покатишься ко всем чертям.
  - Ах ты, сукин сын!
  - Поверь, я, правда, желаю тебе счастья.
  
  Через полчаса поездки лимузин затормозил.
  Max сразу же глянул в окно автомобиля и увидел знакомую железную ограду Большого базара. Как подумал хакер, наверняка им нужно было для начала затовариться классными компьютерными штуками. А где это сделать как ни здесь? Натянув на свое давненько небритое лицо темно-серый нанопористый респиратор, он, следуя за охотником и Candy, покинул комфортный кожаный салон лимузина.
  Spider обошел длинный автомобиль, подошел к шоферу и через приоткрытое стекло и произнес что-то на ломанном французском языке. Видимо он прошел скоростное обучение мертвого языка, когда в твою память принудительно вживляют слова, кодируя их в дремучих лабиринтах нейронов или в ячейках жесткого диска подобно перезаписи экс-воспоминаний. Однако у этой экспресс-методики был один недостаток, а именно записав слова в мозг, человек мог без проблем понимать чужую речь на новом еще вчера неясном языке. Но вот говорить самому было куда сложнее, язык не был проучен произносить инородные звуки и слоги, из-за чего речь человека получалась просто ужасной.
  Когда охотник отошел от лимузина, шофер заглушил двигатель. Выхлопная труба автомобиля смолкла.
  - Идем, - скомандовал Spider.
  Стоило им только оказаться на базаре, как Max заметно повеселел, будто обнаружил в толпах и постоянной давке со всех сторон какой-то определенный комфорт. А таковой и был! В таком месте легко потеряться и тяжело отыскать кого-то. Когда Max еще работал в клане NET5, то они часто размещали точки сетевого входа поблизости с людными местами: рынки, кинотеатры, концертные сцены с поп-звездами. Так было легче уходить от Сетевой Полиции. Вывернул куртку наизнанку, бросил устройства в мусорный бак, натянул на голову парик и тебя уже не найти среди миллиона лиц.
  Впереди шел Spider, хакер следовал за ним. Позади них шла Candy. Всю дорогу она молчала, что Max даже подумал, будто девочка глухонемая. Лавируя перекрестные течения из тысяч-тысяч суетящихся с покупками людей, троица проходила вдоль широких торговых прилавков торгующих всяческим барахлом и ворованными из квартир вещами, мимо заляпанных сажей листов железа и выкрашенных янтарной краской подделок из бронзы времен паровых двигателей. Вокруг словно новогодние гирлянды мигали и вращались тысячи разнообразных неоновых и голографических вывесок.
  На некоторых прилавках стояли чучела зверей: обезьяны, лесные птицы, обитатели саванны. Сильнее всего внимание хакера привлекло чучело жирафа. Ростом пять метров оно возвышалось над людьми и магазинами. Когда Max был ребенком, то всегда удивлялся, зачем этому зверю была нужна такая длинная и, по большому счету, бесполезная шея. Лошадь была куда более логичной комплекции, как считал маленький Max. Разумеется, что чучела были сделаны не из настоящих животных, а из пластика обернутого шкурами и перьями, якобы выращенными из сохранившихся ДНК.
  Говорят на Марсе есть немало богачей, которые еще не теряют надежд клонировать многих из вымерших земных существ для своих зоопарков. Однако пока им удалось возродить только змей, ящериц, крупных насекомых, рыб и прочих неприхотливых созданий. Другие животные почему-то дохли.
  - Candy, - обратился Spider.
  - Да?
  - Иди, прогуляйся, купи себе подарки, - сказал он.
  Когда девочку уходила, Max заметил, что ее затылок и шея были "чистыми" - ни разъемов, ни гнезд.
  - Странная какая-то, - проводив ее взглядом, произнес Max.
  - Почему?
  - Похоже, у нее нет гнезд. Неужели у этой девчонки и, правда, "чистое" ДНК? Подобные люди встречаются крайне редко, один на миллион или еще реже. В современном мире тяжело выживать без модификации.
  - Да, это верно.
  - Незаконно рожденная?
  - Ага.
  - И где ты только откопал ее? - поинтересовался хакер.
  - Девять лет назад Candy сбежала из Детдома, когда в нем начался пожар. - Spider вдруг глянул хакеру прямо в глаза. - Mona подбросила ее в тот приют, желая от нее избавиться. Она твоя дочь, Max.
  Max на секунду онемел.
  - Она... уже знает... кто я? - запинаясь, спросил он.
  - Да. Иначе бы я не стал разыскивать тебя, а тем более вытаскивать из того дерьма, в которое ты вляпался, - сказал Spider. - Если бы ни я, ты бы давно гнил в тюрьме. Сейчас ты на свободе, так воспользуйся этим. Послушай, я обещал Candy, что обязательно разыщу тебя, поэтому постарайся оправдать надежды девочки, впервые увидевшей своего отца. Я же говорил, что желаю тебе только счастья.
  - Хорошо.
  - Вот и славно. - Неоном улыбнулся он. - Идем, нас ждут.
  Пройдя несколько прилавков Spider, завернул за угол в сторону контейнеров, которые грузят на тягачи. Они стояли ровными рядами в несколько шеренг. Ржавые, красные с рифленые железными бронированными стенами контейнеры выглядели как неприступные бункеры времен 2-ой мировой войны. Spider прошел первый ряд и остановился возле одно из контейнеров с порядковым номером 1013. На верху висела вывеска: "Компьютерные Доспехи". Как понял Max, в этой лавке торговали ПО.
  Лавка была закрыта. Spider постучался в железную дверь три раза, наверное, это был условный сигнал.
  - Кто там? - раздался голос.
  - Ali, открывай.
  Дверь открыл мужчина средних лет. Им был тот старый знакомый, закоренелый торговец ПО и "черным" оружием. Посредник, через которого работал "Внутренний Круг" и Spider. В такой гуже торгашей Полиция не могла проверить каждого, оружие и ПО отлично прятались здесь и могли целыми годами лежать в контейнере, ожидая того часа, когда их придется использовать. К тому же использовать челноков было выгоднее. Ни паспортов, ни лицензии на провозимый товар, никаких зацепок.
  - Рад видеть тебя, брат! - воскликнул беззубый Ali.
  - Здорова.
  - Как живется?
  - Неплохо, - ответил Spider. - Кстати это мой приятель, Max.
  Лицо Ali имело смуглую загорелую кожу. Учитывая то, что сезон в ЛЮКСе был не солнечный, Max решил, что это природный цвет. Короткие волосы густые с черными кудрями. Орлиные брови. Щеки покрывала жесткая щетина, какой не обладал даже хакер. И хотя половина носа, губы и подбородок были скрыты под нанопористым респиратором, Max мог безошибочно заявить, что ДНК этого человека содержало в себе арабские гены. Скорее всего, его предки, да и он сам, родом из нищих кочевых народов долгое время скитавшихся по марсианским пустыням в поисках Благой Земли.
  - Проходите, - пригласил он.
  Запуская гостей, Ali уступил дорогу. Дверь захлопнулась. Звук был таким резким и внезапным, что Max даже вздрогнул. Контейнер внутри был оборудован как самый обыкновенный магазин. Вдоль стен стояли столы, на которых были разложены всяческие товары: диски с пиратским ПО, ворованное "железо", устаревшие модели материнских плат и пластиковых корпусов, за которыми толпами гонялись коллекционеры со всего Марса. Несколько пистолетов 22-го калибра, магазины с патронами, упаковки легких наркотиков, марсианской травы и куча второсортной любительской порнографии от первого лица - видео транслировалось тебе прямо в мозг, создавая иллюзию твоего участия.
  Со стен глядело более крупнокалиберное оружие: винтовки, автоматы, ружья. Образец военной формы, медали, погоны и поддельные ордена из пластика, отлитые на здешнем подпольном заводе. На гвоздях висели пучки разноцветных кабелей, шлейфы, коммутаторы, переходники, допотопные ЖК-экраны и прочие редкие и древние артефакты, перешедшие в современность из предыдущей Эры.
  - Как там мой заказ уже прибыл? - спросил Spider.
  - Конечно.
  Араб начал суетливо рыться в коробках под столами отыскивая нужную. Наконец, он вытащил упаковку и положил на стол. Разорвав ее защитную полиэтиленовую пленку и открыв картонную коробку, Ali извлек из упаковки круглый и блестящий, словно зеркало диск, и покрутил им перед гостями.
  - На нем записано все необходимое ПО, - сказал продавец.
  - Проверял?
  - Разве я тебя подводил?!
  - Ладно. Отдай ему.
  Max взял диск и не глядя сунул в карман куртки.
  - А что на нем? - спросил хакер.
  - Кое-какая программа, - ответил Spider. - Ты ведь не думал, что я пойду на охоту с обычным оружием.
  - Логично.
  - Max, у нас остается только 6 часов. Пора бы уже заарканить Зверя, - произнес Spider, взглянув на часы. - Пока я улаживаю все дела, ты разыщи Candy. Я сказал ей, что мы встретимся возле того жирафа.
  - Хорошо.
  - И вот что еще...
  - Да?
  - Купи себе что-нибудь приличное из одежды, - добавил он.
  
  
  18
  
  Эндшпиль
  
  Лимузин высадил их возле второсортного придорожного кафе неподалеку от Большого базара. На это раз Max был одет по-человечески. В первой же попавшейся ему на глаза лавке он приобрел себе черные узкие джинсы. Времени было мало, и хакер выбирал размер на глаз, поэтому, когда он переоделся, джинсы оказались немного маловаты. Купил нейлоновую рубашку с металлическими пуговицами, короткую дубленку и зимние сапоги. После того как Max пробегал в утяжеленных на пару килограммов ботинках весь день, новые показались ему легче пушинок. Ноги будто попали в рай.
  Кафе имело низкий потолок, и как сразу показалось хакеру, было состряпано на скорую руку из подручных строительных материалов, уродство которых впоследствии было замазано краской и ярким праздничным пластиком. Стройные юноши-студенты, скорее всего, синтетической природы, в засаленных белых фартуках лавировали в переполненном зале между грязными пластиковыми столиками, балансируя стальными подносами с бутылками алкогольных напитков и чашечками чая.
  Побродив вилкой по тарелке, Max доел заказанный омлет, затем залпом выпил чашечку кофе и закурил сигарету из пачки, которую купил при входе в кафе. Вентиляторы над крашеным потолком томно крутились, наводя на сердце тоску. Когда Candy закончила со своим обедом, включавшим в себя легкий салат из модифицированных овощей и чай, хакер, не дожидаясь официанта со счетом, бросил на стол возле салфеток пару потрепанных купюр и вся трое дружно покинуть эту вонючую дыру.
  
  Неподалеку от них над замерзшей рекой раскинулся мост. Max сказал, что хотел бы поговорить с Candy, прежде чем они отправятся выполнять миссию. Spider молча кивнул и дал ему несколько минут.
  Max отвел дочь на мост - ажурную металлическую конструкцию изогнутую, как искривленный позвоночник. Под ними до замершей на зиму реки было недалеко, всего-то три-четыре метра. Река выглядела, как длинный сосуд с застывшей кровью, как аорта мертвеца, коим уже давно является ЛЮКС.
  Иногда на толстой корке льда можно было увидеть туманные призрачные фигуры, укутанные в дешевые меха и тулупы, которые, часами просиживая на раскладных пляжных стульчиках, ловили рыбу на самодельные удочки через маленькие просверленные лунки. В воздухе запахло жареной рыбой.
  Рядом с мостом, по другую сторону берега, начинался Район Q. Его открывали обыденные для ЛЮКСа заведения: татуировочные салоны, тускло освещенные лотки, торгующими пожелтевшими рассыпающимися на листки журналами, игорные ряды, лавки с рыболовным инвентарем. Немного дальше висели неоновые вывески магазинчиков пиротехники, работающие безо всяких лицензий, старые ломбарды, парикмахерские и пивные бары. Конгломерат серых безликих зданий и город, казавшийся с моста - унылым и невыразительным, как размытое пятно, посаженное на шелковую скатерть.
  - Послушай, я давно хотел спросить тебя, что это за альбом, который ты все время таскаешь с собой?
  - Я рисую в нем.
  - Серьезно?
  - Да, - кивнула Candy. - Spider говорит что у меня талант.
  - Можно взглянуть?
  Девочка протянула альбом хакеру.
  Покрутив его в руках, Max открыл первую страницу. Рисунок и, правда, был хорош. Как будто работа настоящего художника. На листке был изображен черно-белый портрет пожилой женщины. Чем дольше Max глядел на него, тем живее казалось ему работа. Будто сама душа была запечатана в этом рисунке. Редкие собранные в пучок волосы с проседью, морщинки покрывающие лицо как паутины, наплетенные в пыльных углах старых домов. Кожа немного темная от старости и сухости с пигментными пятнами на щеках и изрезанном глубокими морщинами лбу. Дешевые кольца на кривых похожих на сухофрукты пальцах, серьги с поддельными драгоценными камнями и прочая бижутерия.
  - Ты действительно отлично рисуешь!
  - Спасибо.
  - А что это за пятна? - поинтересовался Max.
  - Слезы. Они льются сами, будто я оплакиваю тех, кого рисую, - сказала Candy. - Наверное, это странно?
  - Немного.
  Max продолжил листать альбом.
  Один за другим перед ним открывались новые и новые незнакомые лица. Мужчины, женщины, дети. И снова, и снова, и снова. Кровь, убийство, смерть и агония умирающей души. Их трагичные замученные лица были настолько тонко переданы в черно-белой готической гамме, что Max не мог оторваться.
  - Как много!
  - Да, я часто покупаю альбомы, - ответила Candy.
  Пролистав еще десяток страниц, Max вдруг наткнулся на знакомое лицо. Зеленые глаза хакера округлились то ли от ужаса, то ли от шока. На очередной странице было изображено бледное лицо женщины с черными лоснящимися жиром волосами, омытыми кровью, запекшейся на холодном паркете. Ее глаза выглядели, как стекло и были обведены угольным карандашом, напоминающим след от сажи. Mona Lisa, сверкнуло в мозгу хакера. Она ничуть не изменилась со дня расставания, с того дня, когда Max видел ее в последний раз. Рядом с портретом стояла дата и время: 4 декабря, 01:45:15.
  Max онемел.
  Мысли крутились со скоростью света. Испугавшись, но ничего, не сказав Candy, он продолжил листать альбом, но теперь Max делал это иначе. Пальцы хватали страницы и нервно перекидывали их, глаза пытались увидеть что-то, но что - не знали сами. Вскоре Max увидел еще знакомые лица. На последних страницах было нарисовано оцепеневшее в ужасе лицо детектива Fox`а. Двух других полицейских, что ранним утром приходили на квартиру хакера вместе с детективом, в альбоме не оказалось.
  Дальше белые страницы.
  - Когда ты успела нарисовать этих людей?
  - В день их смерти, - сказала девочка.
  - Смерти?!
  - Да.
  - Ты убила их всех? Или это сделал Spider?
  - Нет, - произнесла Candy. - Их убивали разные люди. Я просто предвидела их смерти. Однако время предвидения зависит во многом от расстояния, которое разделяет меня с жертвами. Все эти люди уже давно мертвы. Ты только не пугайся, но я умею слышать наши внутренние голоса. Когда какому-то человеку суждено вскоре умереть его внутренний голос затихает, точно музыка в конце песни.
  - Голоса душ?
  - Да. А ты в это не веришь?
  - Никогда не думал об этом.
  - Я даже не представляю, откуда у меня такой дар. И вообще нужен ли он кому-то? Видеть, как изо дня в день обрываются десятки жизней. Говорят, что когда-то в начале времен существовало Древнее Учение о психических связях между людьми. Некие невидимые нити, которые протянуты между нами и заставляют нас встречаться, расставаться или чувствовать, когда что-то происходит с кем-то, даже если этот человек далеко. Но за последние тысячелетия чувство притупилось. Люди модифицировали свои ДНК, инфицировали души и утратили многие из скрытых способностей, тех которые были заложены в нас Вселенной. Мы еще многого не знаем о себе, хотя многого добились в мире.
  - А мое будущее?
  - Твое?
  - Да, - сказал Max. - Ты тоже видишь его?
  - Тебе интересно?
  - Нет, вовсе нет. Просто я хотел предупредить, что если ты и, правда, видишь мое будущее, то никогда не раскрывай мне о нем. Не хочу бояться сделать ошибку или переживать из-за того, что я уже давно обречен. Просто мне будет неинтересно жить-существовать, - говорил хакер, оглядывая серый пейзаж города. - Души, родство... звучит неплохо. Черт возьми! Я действительно горжусь тобой.
  - И мама тоже.
  - Mona? Интересно как она?
  - Не волнуйся, у нее все хорошо, - ответила Candy, глядя на кинематографическое небо. - Мама улыбается.
  Лимузин просигналил.
  Когда Candy села в машину, Spider распорядился, чтобы ее отвезли в отель, пока они будут на задании.
  
  Час спустя после небольшой пешей прогулки по тоскливым постепенно обрастающим вечерней жизнью переулкам, Max и Spider вошли в хорошо знакомое им обоим кирпичное здание "Коннект Сити". Пройдя полуразваленный холл, они свернули на спиралевидную лестницу, через которую поднялись на второй этаж. Как и во время прошлого визита, в зале стоял ряд кабинок для входа в Сеть.
  Следуя за охотником, хакер зашел в соседнюю свободную кабинку. Пол оказался залит мочой вперемешку с лобковыми волосами и пивом, смесь этих запахов как нельзя лучше характеризовала жизнь-существование в городе-миллионере. На тонких пластиковых стенах кабинки видны следы ультрамаринового лака соскоблившегося с ногтей прижатой к стенке молодой шлюхи или жертвы изнасилования.
  Вынув из кармана купленный на Большом базаре блестящий диск, Max вставил его в дисковод, лоток которого выдвинулся наружу из черной немного мятой и поцарапанной пластиковой панели. Диск завращался, издавая легкое гудение, будто мелкое насекомое, бьющееся об стекло литровой банки. На диске была одна интересная программа. По дороге сюда Spider рассказал хакеру вкратце весь план. ПО, которое содержалось на диске, было ничем иным как сетевое оружие против Зверя, оно имело вид самого обычного пистолета 22-го калибра. Черный полуавтоматический пистолет с удобной рифленой рукояткой, чтобы оружие не скользило в испуганной вспотевшей руке, а также магазин из "особых" патронов. Именно патроны были секретной начинкой этого ПО и ключом к победе.
  Загрузив данных с диска, Max подтянул к себе торчащий из аппаратуры замученный кабель и вставил его в одно из гнезд на выбритом затылке. Переход сознание из Базовой Реальности в Сеть, как всегда, сопровождалось неестественным рывком и легким зудом в нервных тканях физической оболочки.
  Connecting...
  Загрузка была произведена. Через 13,0417 секунды Max очутился на открытой баскетбольной площадке. Площадка располагалась в среднестатистическом городском дворе, и была чем-то вроде стандартного атрибута. Подобные игровые поля можно были встретить повсюду. Другое дело, что мало кто ими пользовался. Кольца давно были спилены и проданы за копейки в пункты приема металлолома. Одни голые щиты с очерченным в их центре небольшим квадратом, и то увидеть их целыми было большой редкостью. Асфальт игровой площадки был закатан дешевым программным материалом и трудом программистов-эмигрантов. На реальный, он был похож только цветом, ну и твердостью.
  Изгородь из высокого сетчатого ограждения вокруг баскетбольной площадки была повалена на землю. Max сразу осмотрелся вокруг. Тишина. Небо темнело, это было заметно с каждой минутой, будто смотришь пленку, ускоренную в 60 раз. Но как только в виртуальном городе наступала ночь, пленка замирала и так до тех пор, пока не начнет рассветать. Дозорных поблизости не было. Max больше всего боялся во время загрузки столкнуться с этими скелетообразными гигантами лицом к лицу. Вход был чистым. Как опытный хакер, Max умело замаскировал свой IP-адрес через proxy-сервер таким образом, чтобы его истинный адрес нельзя было отследить и вызвать подозрения со стороны электронных блюстителей сетевого порядка. Spider же предпочитал пользоваться своими фокусами.
  К этому времени охотник был на боевой позиции. Max заметил как он подал ему сигнал - блеск зеркала с одного из этажей дома. Хакер автоматически подсчитал окна, это был четвертый этаж. Высокое старомодное окно, без стекол с выбитой оконной рамой и окаймленное черной копотью и сажей.
  Директория, в которую загрузились Max и Spider, была в сотне метров от логова Зверя. Душа + не могла пройти мимо такого визита, о чем собственно они оба узнали уже в ближайшее время. Не успело хакеру еще наскучить, вот так тупо и бесцельно стоять посреди баскетбольной площадки, как вдруг он почуял мощный поток данных. В их директорию шла загрузка. Загружалось что-то большое. Spider тоже заметил изменения, положил палец на упругий курок и приготовился сделать выстрел. Но все оказалось не совсем так, как ожидали игроки. Хакера охватила тревога, ощущение было сходным с тем, когда ты стоишь на земле и чувствуешь, как вот-вот начнется землетрясение. Материя преображалась. Кто-то часто изменял структуру кода многих текстур, блоков данных, как подгонка ключа, до тех пор, пока он не подойдет к замку. В хакерском ремесле это первое правило взлома.
  Денатурация кода.
  Воздух потяжелел, будто кто-то подвинул рычаг, увеличив гравитацию. Дышать было тяжелее, чем обычно. Легкие будто наполняла вода, а не воздух. Подобной атаки Max никогда не встречал. Напуганный как ребенок, он кинулся бежать прочь, в тот самый момент, когда асфальт под ним с оглушительным громыханием растрескался и вскрылся, словно подтаявший весенний лед. Хакера отбросило ударной волной на несколько метров, после чего он кубарем прокатился по голой земле, набивая синяки и получая глубокие ссадины. В голове стоял звук - звук больше похожий на белый шум. Где-то в глубине сознания сортируя лавинный поток поступающих данных, Max разобрал приглушенный посторонними шумами звук выстрела. Зверь уже здесь, автоматически мелькнуло в голове. Max решился оглянуться назад. Позади него было то самое чудовище - коллективное лицо, неаккуратно сшитое из множества различных человеческих лиц. На сей раз, Max ясно видел этого Зверя.
  Громадный здоровяк с уродливыми конечностями - маленькими и большими. Распухшие от уколов вены и выпученные жилы на четырех мускулистых руках, полосы келоидных рубцов, ран и ожогов. Кожа желтая и грязная, облезавшая как со змеи. Существо без одежды и без пола. Все тело Души + покрывали швы и вживленные металлические скобы, удерживающие отдельные части, не давая существу развалиться на первоначальные детали. Дыхание. Хакер понял, что было это вовсе не физическое безобразие, а уродство синтезированной в лабораториях души - гнилой, несчастной. Результат психологической несовместимости подопытных. Зверь в дистиллированной форме, как тот, что обитает в темном подземелье каждого из нас и посещает наши сознания в самых страшных кошмарах.
  Соскочив на ноги, Max забежал в подъезд.
  Крича матом что-то невнятное, хакер как ураган распугал греющихся на лестничных пролетах бродяг.
  Внезапно стену, возле которой бежал хакер, разорвало. Куски арматуры разлетелись в стороны, царапая хакера и падая вниз через лестничные пролеты. В образованной дыре, загораживая собой свет, стояла Душа +. Max успел увернуться. Его рефлексы были улучшены новой версией, которую он получил вместе с новым телом, иначе хакер бы давно оказался в сильных как клешни пальцах чудовища.
  Не теряя времени, он еще быстрее рванул наверх. Зверь погнался за ним. Как заметил Max в его передвижениях по лестнице, было мало что человеческого. Душа + двигалась скорее как обезьяна, использовала руки, чтобы цепляться за перила и перескакивать с этажа на этаж, с такой скоростью, с какой не мог обыкновенный человек. Наконец появился и Spider. Увидев гонящуюся за хакером Душу +, он швырнул в нее несколько электронных паутин, но Зверь с легкостью увернулся от всех их.
  - Вот черт!
  - Spider, сукин сын! - крикнул Max, увидев его. - Забери меня!
  Схватив хакера, Spider потащил его за собой в заготовленную им заранее "лазейку". Она была похожа на обыкновенную дверь с той лишь разницей, что вела не в соседнее помещение, а в любое другое. "Лазейками" назывались всяческие незамеченные программистами "дыры" в процессах ПО, позволяющие умелым хакерам всего за одно мгновение перемещаться из одной директории в любую другую вне зависимости от того, сколько тысяч терабайтов разделяют эти комнаты между собой.
  Дверь захлопнулась. Зверь остался с другой стороны.
  Max и Spider переместились в небольшую комнату оформленную в стиле прошлых веков, когда престижной считалась подлинная деревянная мебель. Пол был застелен старым ковром квадратной формы, накопившим в себе тонны мещанской пыли. Зеленоватые невысокие стены со стародавней шелушащейся краской. В углах стояли деревянные насквозь прогнившие декоративные шкафы со сломанными дверцами. Возле заклеенного газетами окна располагался архаичный бабушкин комод - метр ростом и шириной. Мебель покрывал слой пыли, видимо в комнату не заходи уже долгие годы.
  - Господи. А ведь чуть не попались! - задыхался Max.
  - Не расслабляйся.
  - Сколько?
  - Пара минут. - Вдруг Spider осекся. - Нет, уже секунд.
  В комнату ворвался кружащийся ветер. Листы тетрадей на столах и тумбочках зашелестели как осенняя листва. Крупицы шелушащейся на стенах краски оторвались и уже вскоре были захвачены этим вихревым потоком. Понемногу маленькие частицы начали отрываться отовсюду: пола, стен и потолка. Подхваченные в электронном порыве они приближались к эпицентру электромагнитного вихря, их коды переписывались, склеивались между собой, образуя монолитное тело, коим и стала Душа +.
  - Убить их! Убить их!
  Детский шепот звучал, будто из каждого предмета комнаты. Разъедал мозг и сводил тебя с ума! Max и Spider решили сбежать обратно через "лазейку", но их дверь уже исчезла. Зверь закрыл эту уязвимость в процессе, как и все другие, которые могли бы позволить им вновь скрыться от него. Увидев рядом с собой окно, Max рванул к нему но, попытавшись в него выпрыгнуть, лишь больно ударился головой об стену. Окно исчезло раньше, чем он смог подобраться к нему. Мысли Зверя контролировали директорию как свой собственный мир, в этом он был похож на самих Дозорных, хотя нет, он был гораздо страшнее их. В его глазах стояла испепеляющая ярость, тяжелое дыхание обжигало воздух. Магнитная аура, пульсирующая вокруг была тяжела как гравитация умирающей звезды.
  Поняв, что лучшей возможности не будет, Spider наставил пистолет на Душу + и открыл огонь. Пара выпущенных пуль прошла мимо. Как будто Зверь видел эти пули и мог свободно уклониться от них. Каким-то невероятным образом он мог двигаться со скоростью многократно превышающей предел зрительного восприятия глаза. Как искры его размазанный скоростью силуэт мелькал перед глазами. Spider не успел ничего предпринять, как ощутил, что рука чудовища прошла сквозь него, словно копье. Кровь, перемешанная со слюной, брызнула из его рта на запыленный ковер. Черный полуавтоматический пистолет вылетел из руки охотника и, скользя по полу, доехал до забившегося в угол хакера. Похолодевшее тело жертвы скорчилось, как трехмесячный эмбрион насаженный на шампур.
  - Убей его скорее... - прохрипел Spider.
  Охваченный страхом Max схватил упавший пистолет и неумело, крепко сжав обеими руками, наставил на Зверя. По лбу и щекам бежали тонкие кровяные дорожки. Сердце разгрызало грудную клетку. Адреналин. Передозировка. Запах смерть. Мощнее, чем любой наркотик. Ядерный реактор внутри тела. Max понимал, что сейчас, рука Души + застряла в охотнике и он ее удерживает всеми силами. Долго ему не продержаться. Сейчас или никогда! Похрабрев и охладив свою кровь, хакер прицелился.
  Посреди тонны искореженной и уродливой заросшей коростами и нарывами кожи Max заметил голубой глаз брата - плачущий, будто молящий убить его, позволив душе отойти в потусторонний мир.
  - Прости, я должен.
  В этот момент другая рука Зверя удлинилась и ее длинные как сабли пальцы пронзили хакера, образовав на теле пять сквозных дыр. Max вскрикнул от боли и зажмурив глаза рефлекторно сжал пальцы, выжав курок. Хакер никогда прежде не пользовался огнестрельным оружием. Отдача едва не оторвала ему кисти рук. Она оказалась сильнее, чем он ожидал от такого небольшого пистолета. Пламя выстрела полыхнуло с яркостью фотовспышки. Еще страдая от глухого болезненного звона в ушах, Max приоткрыл один глаз и увидел перед собой рваную дыру, проделанную пулей в голове Души +. Разрывные пули. Хакер снова поднял пистолет и нацелился на изрядно замедлившегося Зверя.
  Второго выстрела не потребовалось.
  Вскоре тело Зверя покрыли электрические искры. Аннигиляция данных. Кожа этого чудовища засветилась как накаляющаяся вольфрамовая нить лампочки. Свечение было таким ярким, что Max зажмурился и закрылся рукавом дубленки, опасаясь ослепнуть. Но свет все равно проходил сквозь веки. Минутой позже Душа + окончательно растворилась, как пользователь выходящий из сетевой игры.
  Disconnect.
  Голограмма Spider`а исчезла, он погиб от ошибок данных. Max истекая кровью валялся на полу кабинки.
  
  
  19
  
  Обратный отсчет
  
  Утро.
  Морозный воющий ветер царапал кирпичную обшивку старых домов и тощих новостроек. Шел снег. Колючий. Белые хлопья снега кружились черной похоронной тоской, медленно оседая на дно бездыханного ЛЮКСа, заметая волнистые цепочки пьяных следов и свежие протоптанные за ночь тропинки. Снега выпало так много, что серость города за считанные часы исчезла под покрывалом небесного пепла. Холод. Одиночество. ЛЮКС все еще дышал сном сквозь миллионы зашторенных окон.
  Candy провела ночь на улице.
  Никто не вернулся.
  Когда девочку высадили из лимузина, она не стала пониматься домой, не было ключей. Candy выбросила их из окна, когда автомобиль затормозил на ближайшем светофоре. В квартире ей уже делать нечего. Вместо этого, съежившись, как воробей, она сидела на крыльце отеля и смотрела на грязно-желтый дом, из-за которого обычно выезжал лимузин. И хотя могло показаться, но Candy никого не ждала. Девочка уже знала наперед, что произойдет с людьми и ЛЮКСом. Знала, еще до разговора на мосту. Все что Candy могла сделать, так это молча наблюдать за судьбами людей со стороны.
  Миллионы голосов в ее голове...
  Они затихали.
  - Их уже едва слышно, - улыбнулась Candy, наполняя ладони хлопьями снега. - Скоро, очень скоро.
  Внутренние голоса жителей стихали один за другим. Поначалу лениво, но с каждой следующей секундой их число начало стремительный рост, ускорялось в квадрате как сила ядерного удара. Ее собственная "песня" затихала вместе с другими. Вскоре в ЛЮКСе наступила абсолютная тишина. Впервые за четырнадцать лет в голове Candy перестали звучать душевные струны, "инструменты" прекратили играть свою музыку и подготавливались занимать предназначенные для них цинковые чехлы.
  Альбом валялся на снегу.
  Раскрытый.
  Ветер дикий и неистовый листал его страницы, надрывая их. Candy выбросила его, потому что больше он был ей не нужен. Ждать было нечего, надеяться - не на что! ЛЮКС давно сошел с ума. Рано или поздно, но это судорожное бесконечное лихорадочное безумие поглотило бы город. Ради продолжения жизни-существования нужно было уничтожить ЛЮКС. Дать ему время остановиться и отдышаться. Убить людей, очистить город от всей той преступной грязи, которая превратила его в болото.
  Как деревья жители приросли своими корнями к почве города и как всякий лес были обречены, погибнуть вместе с ним. Люди сами избрали себе такую долю, сами подписали кровью поколений смертный приговор. Неизбежность. Никто не виноват в случившемся, просто сработал обратный отчет. Город должен вернуться назад, к началу. Очиститься. Переродиться. И подарить шанс новой жизни. Люди не сумели обмануть собственные гены, не смогли освободиться от их генетических ограничений. Пройдет еще ни один миллион лет, прежде чем человек станет, действительно иным существом.
  Прощай!
  Высоко в небе уже звучала сирена воздушной тревоги. До войны - пять минут.
  
  
  Февраль, 2007 г.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"