Денисов Адам: другие произведения.

Мимикрия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  Адам Денисов
  Мимикрия
  
  
  Жанр: киберпанк
  
  
  Оглавление
  
  Часть 1. Старые друзья
  Часть 2. Девяносто шесть
  Часть 3. Прятки
  Часть 4. 300`000`000
  Часть 5. НЕБЕСА
  Часть 6. Контакт
  Часть 7. Двойная рокировка
  
  
  1
  
  Окончательно одурев от таблеток, которые подсунули друзья, Икс несколько часов провалялся в постели.
  Остатки эрекции между ног казались страшнее самой жуткой пытки, которую можно было себе только вообразить. Сон не приходил. Вместо него Икс испытывал лишь нескончаемые шизоидные галлюцинации. Их поток овладевал сознанием и сводил юношу с ума, не позволяя телу охладиться. Жар. Икс понимал, что дьявольскую наркоту она подсунула неслучайно, просто хотела незаметно уйти.
  Крепко зажмурившись, Икс попытался сосредоточиться на посторонних шумах, вроде шипения старенького кондиционера, чтобы выветрить из ноющей от боли головы всю эту галлюциногенную заразу. Обычно он с удовольствием употреблял наркотики: глотал дюжину просроченных таблеток из вечно валяющейся под рукой упаковки, но на этот раз приход оказался некстати, да и вчера Икс дал себе честное пионерское слово, что хочет завязать с этим дерьмом. А коли дал слово, то держи его.
  Наркотическое действие ослабевало.
  Икс вздохнул.
  Недавно он начал представлять себя в совсем другой жизни, том варианте, который вполне мог сложиться, не сделай он того или иного шага. По существу каждый из нас время от времени думает об этом - о том, что бы случилось, если бы я поступил иначе? Если бы у меня в кармане было чуть больше храбрости? И как бы сложилась моя жизнь, узнай я о чем-то важном немного раньше, чем сейчас?
  Икс рисовал себя в дорогом европейском костюме, сидящим во главе стола новомодной фирмы по производству очередной синтетической дряни. Бизнес. Доллары, льющиеся в его руки как воды Ниагары. Годом раньше он бы возненавидел себя за это, и скорее бы перерезал себе вены в ванной, нежели согласился бы стать одним из этих бездушных коммерческих червей. Но только не сейчас! Икс чувствовал, что все это время ему чего-то недоставало в жизни, и кажется сегодня, он нашел ответ.
  Комната выглядела как обычная помойка. Всюду валялись горы хлама: грязная одежда, мелкие вещи, пивные банки, распечатки песен запорошили старый проеденный молью ковер. Можно было сказать, будто Икс подвергся ночному налету воров. Впрочем, так оно и было. Вот только воровать тут было нечего - имущество не богаче, чем у бездомного бродяги, коротающего ночи в картонной коробке. Перевернув комнату с ног на голову, воры ушли с пустыми руками. Прибираться Икс не стал.
  В дальнем углу, напротив скрипучей кровати, застеленной пожелтевшими простынями, стояла электрогитара. Черная лакированная дека имела соблазняющую женственную форму. В наши дни деки делали из пропитанного волокнами пластика. Дерево было дефицитным сырьем - по карману немногим богачам. Изящный гриф с никелированными колками, двадцать три посеребренных лада и нержавеющие струны инструмента, как тусклый свет далеких небесных звезд блистали в сумраке угла.
  Икс был музыкантом.
  В прошлом году он играл на гитаре в молодежной группе "Осколки". От ныне покойного отца юноша унаследовал кучу амбиций, которые могла остановить разве что пуля, а также испытывал страсть к большим сиськам и аритмию сердца. "Осколки" были сколочены менее чем за неделю из четырех подружившихся парней, которые однажды ради дозы веселья и андеграунда собрались на тусовке в клубе ДЕЖА ВЮ. За два года существования группа с успехом выступила в нескольких клубах и на тройке крупных площадок. Последние месяцы Икс часто вспоминал ту пару лет славы, когда под дикие вопли и крики друзей-фанатов он прижимал струны гитары, извлекая медиатором потусторонние разрушительной силы звуки. Но всему наступает конец: группа развалилась - слава угасла.
  Начиная со дня раскола, жизнь Икса превратилась в одну сплошную черную полосу. Истратив последние деньги, вырученные им за прощальный концерт "Осколков", Икс пожелал на некоторое время залечь на дно - уйти в себя. Хронически не имея ни денег, ни постоянной работы он встал на учет в службу государственного содействия. В следующем месяце выплаты пособия прекратятся уже.
  
  За окном рассветало. Утро.
  Мрачные уродливые улицы, прикрытые свежевыпавшим снегом, отсюда с высоты сорок пятого этажа казались тонкими линиями, нарисованными мелом на бледно-серой проржавелой классной доске.
  Хлопья снега похожие на клочки рваной бумаги тихо кружились в морозящем зимнем воздухе, укрывая насквозь промерзшие кислотные лужи, дорожную грязь и оранжевые раны металлических конструкции небоскребов-невидимок. По календарю наступило Новое Тысячелетие, однако жизнь от этого обстоятельства ничуть не изменилась. Все тот же старый мутный снег осыпал мегаполис, а вовсе не обещанные пророками и ясновидицами пурпурные языки ада. Предвечная, неизбывная белизна.
  На улицах города было непривычно безлюдно, чего нельзя было сказать несколько часов назад, когда, встречая Новое Тысячелетие, по улицам ходили толпы верующих, держащих в своих руках горящие свечи. Люди с улиц исчезли, как и ощущение новогоднего праздника. Заперлись в своих тесных многоэтажных норах, и только дремавшие пьяницы, корчась от холода, замерзали в пустых переулках.
  DEMO-реальность не погибла.
  Давние обещания конца света оказались обычной выдумкой. Дерьмовый мир продолжал вонять дальше.
  
  Икс открыл глаза.
  Глаза гитариста были двух разных цветов. Левый глаз имел черную радужку, правый напротив - белую. Дуализм - двойственность человеческой натуры, подчеркнутая в уродливой сценической маске, которой Икс гримировал себя, и что самое потрясающее - она подходила ему словно родное лицо.
  Гипнотические глаза были выращены в биомеханических утробах поликлиники и пересажены в глазницы. Икс рассчитывал, что с таким необычным "аксессуаром" он выглядит куда круче, чем с теми глазами, которые достались ему от рождения и завоевание публики будет минутным делом. О цвете своих старых глаз Икс имел смутные воспоминания. Они являлись загадочной смесью трех-четырех оттенков, сочетание которых трудно было удержать в памяти, и юноша вспоминал свой натуральный цвет только когда вытаскивал из-под железной кровати семейный альбом со старыми фотографиями. Друзья из группы по достоинству оценили его новый дерзкий имидж, и стильный Икс уже на следующей репетиции получил роль ведущего гитариста, до этого дня играя на вторых ролях.
  Легким движением рук, собрав пряди черных лоснящихся волос в пучок, Икс закрепил их сзади резинкой. Натянув через голову несвежую заляпанную пятнами футболку, он закурил вчерашнюю недокуренную сигарету, потушенную в пепельнице возле подушки и неторопливо выжав из легких литр никотинового дыма, глянул в сторону окна. Утренний свет сочился сквозь узкую щель между штор.
  Впервые за долгие годы Икс смотрел на утро по-иному.
  На этот раз он действительно хотел дожить до лучей солнца, увидеть рассвет, совсем не думая о таких вещах как похмелье или отходняк, настигающий тебя после дозы приятельской дури. Еще позавчера Икс был на волосок от смерти. Нет, весь последний месяц он ставил на кон собственный зад.
  Докуривая тлеющую сигарету, Икс осторожно коснулся пальцем затылка - бугорка на задней стороне шеи уже не было, даже как-то непривычно. Все что осталось от той злосчастной инъекции, так это черствые обрывчатые воспоминания, дозы адреналина, перегоревшие от стресса нейроны, запах ее духов и переработанные печенью литры спиртного. На заработанные содействием деньги Икс купил себе новую физическую оболочку. Старое тело сжег. Конечно, поначалу новая оболочка чесалась и от ее кожи, как от любой новенькой вещицы, невыносимо разило ароматом заводского нафталина, но вскоре Икс перестал замечать эти незначительные пустяки, адаптировал к ним свой нос.
  Швырнув окурок на пол, Икс вновь забрался под одеяло. На небольшом самодельном столике возле поскрипывающей кровати аккуратно выстроились шесть пустых пластиковых бутылочек из-под русской водки, небольших, каждая из этих сосудов емкостью не больше одного стакана. Глядя на эту бутылочную шеренгу, Икс ощутил во рту неприятный осадочный привкус от выпитого им напитка. Раздражающий привкус, исходивший из недр глотки, был таким, что ничем не запьешь и ничем не заешь. Придется только терпеливо ожидать того часа, когда он потихоньку выветрится из организма.
  В соседнем с гитарой углу работал телевизор.
  Пузырчатый кинескоп и древняя электронно-лучевая трубка. Такой хлам не встретится даже в лавках старьевщиков. Кадры на экране телевизора прыгали, дергались, а иногда прокручивались с различной скоростью. Ясное дело, что телевизор пора бы давно сдать в ремонт, но вот только Иксу было жалко тратить деньги на починку столь убогого аппарата. Да и какой дурак возьмется за это старье? Дешевле будет выбросить этот чертов телевизор на помойку или из окна, а после с детским восхищением наблюдать за тем как килограммы доисторической аппаратуры, со свистом рассекая морозный зимний воздух, ударившись об асфальт, за какие-то доли секунды разлетятся на тысячи осколков.
  На единственном настроенном канале шел ежедневный утренний выпуск новостей. Когда обзор новогодних новостей закончился, точно уложившись в пятнадцать эфирных минут, голос получили лживые синоптики. Как обычно метеосводка не содержала в себе ничего позитивного: снежные бури, снегопады, движение фронтов низкого и высокого давления. Звук телевизора был слабым, поэтому Икс попросту отвернулся от фосфоресцирующего "ящика" и начал разыскивать седьмую бутылочку, которая пряталась под подушкой. Он всегда прятал туда одну или две, чтобы с утра не ползать по всей комнате и не заглядывать в каждый ящик, выискивая панацею от своей головной боли.
  Откупорив сосуд, Икс разом осушил его.
  Горечь и жар водки смазали глотку как шестерни механизма. Прорезался голос, только им был обычный кашель - мокрый и смолистый, кашель курильщика, когда накопившаяся грязь облепляет собой все горло. Прокашлявшись и вытерев краем простыни, потрескавшиеся от сухости губы, Икс протянул испещренную татуировками руку к невзрачному столику, сколоченному из прогнивших досок.
  Ухватив ею черный скрученный на столике шнур, Икс подтянул его к себе. Оторвав тяжелую голову от износившейся, почти плоской подушки, он воткнул конец этого шнура себе в небольшой разъем из нержавеющей стали, размещавшийся за его правым ухом. Рядом было несколько других разъемов - различного размера, цвета и стандарта, точно как на задних панелях материнских плат компьютеров. Другой конец змеящегося старенького шнура был воткнут в гнездо незамысловатой черной пластиковой коробки с бесчисленными отпечатками пальцев, пятнами от кетчупа и еще какой-то пищевой дряни. Черная коробка имела квадратную форму и смахивала на антикварную шкатулку из сувенирной лавки, правда напичканную не дешевой бижутерией, а кучей устаревших микросхем.
  Пошарив рукой по сыроватому вафельному ковру, Икс отыскал любимый картридж с дешевым интерактивным порно от первого лица - таким, которое километрами пленки снимается, чуть ли не в каждом доме мегаполиса, а после в пережатом цифровом формате выкладывается на городских сайтах. Многие люди сколотили целые состояния, снимая неподозревающих "актеров" на скрытые камеры.
  Никогда не угадаешь, кто именно попадется завтра в кадр. Может быть твои совокупляющиеся друзья, знакомые или быть может соседская девчонка, которой ты уже давно мечтаешь воткнуть в жопу.
  Картридж имел незамысловатый вид как обычная банковская пластиковая карта только с более широкой оптико-магнитной полосой. Надпись на лицевой стороне картриджа совсем стерлась и ее вряд ли можно разобрать без специального распознающего редактора. Ночные прикосновения рук Икса превратили ее в белое, неразборчивое, матовое пятно. Безымянный картридж для безымянной жизни.
  Когда картридж был вставлен в слот черной коробки, сигнал по старенькому шнуру устремился в мозг Икса, перенося его разум из DEMO-Реальности на необъятные информационные просторы компьютерной Сети. Сухие губы прошептали заветные слова с невероятной страстью и голосом из сердца, словно чтение древнего магического заклинания друидов перед жертвенным алтарем. Икс ускоренно прокрутил дурацкие титры и вступительную сцену, зачем-то идущие в начале всякого фильма.
  Его рука начала двигаться под одеялом.
  Неожиданно Икс вспомнил ее. Рука замерла и вылезла обратно наружу. Обнаженные девочки перед его глазами застыли, как статичные голограммы, ожидая приказа от своего господина. Стоп-кадр.
  Икс вновь очутился в своей комнате.
  Он выдернул шнур из разъема и отбросил его со всей злости подальше. Смахнул рукой черную коробку со столика вместе с разлетевшимися во все стороны бутылочками. Приставка влетела в стену, а после приземлилась на пол, получив смертельные трещины. Любимый картридж уцелел - вывалился от удара из слота и упал рядом. Чуть полегчало. Вчера она ушла, даже не сказав Иксу: "Прощай".
  
  
  Часть 1. Старые друзья
  
  2
  
  Честно говоря, в жизни Икса понедельники занимали особое место среди других дней недели. Обычно на них приходилось ужасное утреннее похмелье, неизбежно следующее за безудержными воскресными попойками, а также катастрофическое отсутствие денег или вернее сказать кошелька. Потерять его на пьяную голову проще простого, если конечно прежде его не отберут в ближайшем переулке. Отдашь с радостью, хотя пьяному все равно, что с ним случится. Мерзкое утро мерзкого дня.
  Что было еще более скверно, так это то, что чертовая неприятность случилась с Иксом сегодня, в самом начале недели. Кошелек и лежащая в нем пара помятых купюр - все деньги на эту неделю, были на месте, в заднем кармане стареньких джинсов. Возникшая проблема была несколько иного рода.
  Весь день, начиная с семи утра, Икс как угорелый носился по музыкальным магазинам. Голова ныла и кружилась от дикого похмелья. Впрочем, час суматохи и кружка кофе из автомата привели его в чувства. Ощущая сухость в горле, Икс прикупил себе полулитровый бутыль ионизированной воды и втиснулся в отъезжающий от остановки переполненный трамвай, парящий на магнитной подушке. Трамвай с легким гулом двигателя скользил мимо ноябрьской слякоти, пока Икс попивал обогащенный напиток. Кто-то, проползая к выходу, наступил Иксу на ногу. На кроссовке остался четкий отпечаток, однако, учитывая, что кроссовок и так был в грязи - сей факт не испортил облик обуви.
  Кое-как вырвавшись из душной металлической коробки трамвая, Икс продолжил свое "турне". Оглядевшись по сторонам, он успел пересечь дорогу на мигающий зеленый свет светофора, затем резко свернул за угол старомодной высотки, как будто уходил от погони. Старые привычки, кодекс улиц.
  Детство Икса не было похоже на счастливое. Родителей он потерял рано, поэтому с малых лет рос сам по себе. Играл на краденой гитаре, обчищал чужие карманы. Денег почти не было, а те, что появлялись сразу уходили на оплату квартиры и электричества. Питался он обычно либо в гостях у друзей, либо еще где-нибудь. Из собственности у Икса была одна гитара. Лакированная подруга, с которой он никогда не расставался. Продать гитару он не смог бы даже под приставленным к его виску дулом пистолета. Гитара давала музыканту хлеб не только для души, но в том числе и для тела.
  После распада "Осколков" Икс даже не пытался собирать новую группу, ведь для этого нужны были большие деньги на репетиции, записи и эфирное время. А найти богатых единомышленников было невероятно трудно. Подобные экземпляры давно расхвачены, и очередь на них стояла на год, а то и на два вперед. Вот и приходилось Иксу, разве что, подыгрывать в молодых группах, заменяя временно отсутствующих гитаристов, когда те болели или лежали в коме, наглотавшись таблеток, алкоголя или прочей дряни. За свою помощь Икс получал деньги. В общем, так и сводил концы с концами.
  Главное - быть в форме, всегда!
  Заказы могли поступить внезапно, например, телефонный звонок или тебя отловят прямо перед концертом у входа в ночной клуб. "Выручай, брат!". Для Икса этого достаточно, чтобы ответить: "Да".
  По ночам, когда бессонница в очередной раз одолевала Икса, он просто играл у себя в комнате. Как страстный приверженец андеграунда Икс не позволял себе пропускать выступления городских начинающих групп, а также подолгу торчал на студиях звукозаписи, наблюдая за репетициями и помогая поглощать чипсы и выпивать литры пива. Поэтому-то юноша знал песни других групп как свои.
  Молодежные группы собирались, разбивались и вновь собирались. Каких только извращенных экспериментов не производило над ними время. Но лица, светившиеся на залитой неоном сцене и перед микрофонной стойкой, оставались одними и теми же. За билеты Икс, как правило, не платил, по дружбе с музыкантами охрана пропускала его через служебный вход, в том числе в гримерную "звезд".
  Вчера поздно вечером во время одной из квартирных репетиций Икс порвал струну. Запаски в ящике не оказалось. Именно поэтому Икс проснулся раньше обычного и носился по всему городу, выискивая струны в магазинах. Однако найти достойную замену оказалось не так легко, как могло показаться на первый взгляд. На прилавках магазинов и ларьков чаще всего встречались подделки и некачественный продукт. Эти струны вечно растягивались, рвались, а звучание было настоящий ужас.
  
  Поздно вечером, уставший и пропустивший через почки пол-литра пива, Икс заглянул в ДЕЖА ВЮ.
  Популярный ночной клуб, каким являлся ДЕЖА ВЮ, был чем-то вроде музыкальной святыни. Заведение являющееся меккой для местных индустриальных банд всех мастей и прочих отпрысков мира андеграунда. По соседству с ночным клубом располагалась грязная не дотягивающая даже до двух звезд гостиница вечно забитая дешевыми проститутками, торговцами наркотиками и всяким социальным отрепьем. Во дворе имелся небольшой бассейн с водой, загаженной блевотиной и мочой. Каждую пятницу после очередного сумасшедшего выступления Икс вместе с ребятами из "Осколков" снимал 13-ый номер в этой клоаке, а под конец уикенда обнаруживал себя в сортире, душевно разбитым и блюющим мимо унитаза после тонны наркоты, коктейлей и дюжины литров пива.
  Клуб выглядел не лучше.
  Каждый раз, когда обезумевшая возбужденная толпа ликующих фанатов покидала заведение, в нем воняло точно в бесплатном общественном сортире. Сырой цементный пол - любой другой бы попросту треснул от топота такого дикого стада - был устлан пустыми пивными банками, стеклом, дешевыми сигаретами, рваными презервативами и прочим самым ходовым в молодежной среде дерьмом.
  Икс был одет так, как полагается для людей подобных ему - дикарей современности, живущих по законам джунглей. Мотоциклетная черная куртка из плотной синтетической кожи с нашивками известных мировых групп, придающая его худым плечам почти квадратную форму качка. Курткой ему как-то заплатила одна из групп, которую он выручил, отыграв песню на их концерте. Деньги у групп большая редкость, а такая вещь пригодится, тем более что старая куртка была изношена, да и не такая модная. Джинсы синие со стильными заплатами и порезами на обоих коленях. Сбоку на правом бедре болталась внушительная стальная цепочка, на глаз, весом в пятьдесят килограмм. На запястьях обоих рук были надеты десятки колючих браслетов в стиле рок-идолов давно минувших лет.
  Когда Икс вошел внутрь клуба, то первым делом, начал лавировать между толпами трясущейся под басы молодежи, рожи которой имели скорее звериный облик, нежели человеческий. Сборище мрачных как смерть готов, агрессивных панков выкрасивших себя во все цвета радуги, исколотых неформалов, бородатых почитателей старого доброго рока и подобных им любителей дьявольской музыки. Играло очередное дерьмо. Качественную музыку крутили редко, да и мало кто исполнял такую. Для пьяной толпы любая сгодится, лишь бы заставляла чаще биться сердце как кофеиновые таблетки. Обойдя нескольких панков, Икс начал продвигаться к барной стойке. Икса здесь знали и давали скидку, поэтому он целыми днями мозолил штаны, сидя на своем любимом крайнем стуле, том который стоял возле угла бара, и запивал неудачи горькой водкой. Но сегодня место оказалось занято.
  Икс подошел ближе, чтобы лучше разглядеть этого наглеца. Со спины он мало, что мог сказать об этом странном типе. Обычный темноволосый парень, растекшийся как кисель по барной стойке, курящий марихуану и дико ржущий без умолку. Но над чем, известно было только ему одному. Со стороны было видно, что он просто пялился в пустое пространство бара, хохоча, словно конченый безумец.
  Поначалу Икс захотел со всей силы врезать этому ублюдку и уже было крепче сжал кулак, как парень, расплескав от нервного хихиканья бокал с пивом, вдруг повернулся и своими стеклянными глазами тупо уставился на подкрадывающегося к нему сзади гитариста. Кулак разжался. Психом, который сидел на стуле Икса был экс-басист "Осколков". Звали его Дэн. Миловидное лицо этого юноши с длинной закрывающей пол-лица челкой выглядело куда презентабельнее, нежели дико ржущий затылок и дрожащие от смеха плечи. Если бы Икс его не знал, то обязательно бы подумал что этот парень самый обыкновенный гей, уж очень смахивали на это его телодвижения и сахарное лицо поп-звезды. Единственное, что уродовало его симпатичную мордашку - серебряное кольцо в нижней губе и здоровенные черные клипсы, из-за которых его мочки казались увеличенными в два раза.
  - Здорова, брат! - широко улыбнулся Дэн.
  - Привет.
  - И все?! Так ты встречаешь друга?
  - А чего ты ожидал? - Икс подсел рядом с экс-басистом. - Допивай свое пиво и катись ко всем чертям.
  - Не дуйся. Я угощаю!
  - Ладно, - согласился Икс.
  Махнув рукой, он подозвал Марию. Ей была новенькая официантка с каштановыми волосами и огромным бюстом, работающая в клубе после занятий в колледже. Она приехала из провинции, так что заработок оказывался кстати, да и ребята чаевые платили щедрые. Когда девушка подошла, Икс заказал себе дорогого пива, не забыв упомянуть, что за все напитки заплатит его обкуренный дружок. А когда заказ был закончен, Икс, не отрывая губ от ее уха и стараясь перекричать громкую музыку, предложил ей заглянуть к нему в гости. Но в ответ от девушки услышал только задорный смех.
  Знакомство Икса с Дэном, как и другими участниками "Осколки" случилось на тусовке в этом самом клубе с мистическим названием ДЕЖА ВЮ. Именно такую сводническую репутацию носил клуб в музыкальных кругах пост-капиталистической молодежи, загнанной по тупикам собственной жизни.
  После того как у четырех повстречавшихся ребят возникла общая идея, Дэн днями просиживал в квартире Икса, и можно сказать, что именно они вдвоем были сердцем всей группы. Часами они болтали о всякой ерунде, бренчали на своих гитарах и опустошали спиртное в надежде вот-вот родить музыкальный шедевр. Дэн постоянно втирал какие-то группы прошлых десятилетий, якобы они были фундаментом для становления его собственного стиля игры на басу, и он всегда старался равняться на них. Икс брал роль снабженца. Через налаженную сеть знакомых добывал раритетные аудиозаписи. Друзья подолгу обсуждали достоинства, недостатки и нюансы гитарной игры тех или иных знаменитых личностей из мира музыки. Один словом, со дня встречи в клубе ДЕЖА ВЮ они постоянно зависали вместе, занимались писаниной и шлялись по концертам дерьмовых городских банд.
  - Давно не виделись, - начал разговор Дэн. - Как жизнь?
  - Сам не видишь?
  - Как ребята?
  - Думаешь, что мы общаемся? - усмехнулся Икс, глядя на то, как экс-басист теребит кольцо в губе. - Итан ушел в какую-то группу, кажется, на него возлагают большие надежды. Да и карманы у него не пустые. Не то, что мои! А Фредди, этот хренов наркоман, окончательно слетел с катушек. Я давно ничего не слышал о нем. Черт знает, где он отсиживается: в психбольнице, в тюрьме или сдох.
  Иксу принесли пиво.
  Как-то раз Икс услышал от приятелей, что вскоре после распада "Осколков" Дэн собрал какую-то дерьмовую индустриально-металлическую команду, думая, что она является божьим даром для тысяч фанатов. Разумеется, что с его фотогеничным лицом на обложке любой будет рад поиграть с ним в одной группе. Девочки-фанатки в гримерной комнате были обеспечены, как и обалденный секс с ними. Однако вытерпеть претенциозность и манию величия, которой был одарен Дэн, мог не каждый, да и басистом он слыл паршивым. Всего-то и умеет, что дергать за струны, когда скажут, а сам не знает ни нот, ни аккордов. Месяц назад в руки Иксу случайно попали записи двух-трех их песен. И название группе они взяли тоже хреновое. Вот только какое Икс не смог вспомнить; слово вертелось на языке. Спрашивать об этом Дэна не стал, опасался того, что тот начнет доставать его болтовней.
  - Чем занимаешься?
  - Играю, - бросил Икс.
  - Сколотил группу?
  - Нет, я гитарист-дублер, - ответил он и глотнул пива. - Не нужна мне группа. Устал я от этого дерьма.
  Дэн начал собираться.
  Он понял, что, как и год, назад Икс по-прежнему таил обиду за тот концерт, вернее за то, что сделал Дэн, после чего концерт "Осколков" стал последним. И хотя синяки давно сошли, боль еще жила.
  - Ну, не теряйся. Окей? - прощался Дэн. - И приходи на мой концерт.
  Когда же друг скрылся, затерявшись в разноликой толпе неформалов, озлобленный Икс разбил бокал.
  
  
  3
  
  Последний концерт "Осколков" проходил во второсортном наркоманском притоне именуемом а-КЛУБ. Им было небольшое здание старомодного образца, построенное в конце прошлого века и чудом дожившее до сегодняшних дней. Клуб располагался в десяти кварталах восточнее ДЕЖА ВЮ. Месяц назад в здании сделали ремонт, рассчитывая привлечь сюда студентов и молодежные группы. Денег у владельцев хватило только лишь на частичное укрепление и отделку внутреннего пространства. Вид фасада оставался прежним. Кирпичные стены были закопчены клубами дыма, изрисованы граффити; бродяги жгли валяющийся под ногами мусор, чтобы не окоченеть осенними ночами. Разбитые стекла а-КЛУБА были заколочены досками. Впрочем, так эта постройка чем-то напоминала тех, кто посещал подобные заведения. Уродливая личина снаружи и поэтический дух внутри.
  В ночь концерта "Осколки" приветствовала толпа из сорока-пятидесяти ликующих зрителей. Большего числа клуб просто не смог бы вместить, но никто и не собирался потрясать публику. К этому времени у группы уже были собственные постоянные слушатели. Их доминирующую часть составляли знакомые или друзья со школьной скамьи. Однако имелись в толпе и те, кто приехал из соседних районов и даже из пригородов. Молодая группа стремительно набирала обороты в мире музыки.
  Параллельно с выступлениями в дерьмовых городских клубах вовсю велась работа по записи дебютного альбома. Изначально он должен был содержать тринадцать композиций, однако, после долгих дискуссий, ребята решили остановиться на девяти треках. На запись остальных не хватало денег. Песни записывали на RECORDS - небольшой звукозаписывающей студии. Ее владельцем был, кстати, хороший друг Икса по имени Пьер, забавный французский паренек, хотя и по-своему больной.
  
  Перед вечерним концертом Икс заехал в а-КЛУБ немного раньше, чем было нужно. Ночной клуб был закрыт, но гитариста пропустили внутрь, позволив осмотреть сцену, кулисы и коридоры. Для будущего выступления это имело огромное значение, и было чем-то вроде церемониального ритуала.
  Всякий новый клуб отличался от других, и поэтому было крайне важно адаптироваться к нему, поговорить с ним, так, словно он дышащий организм, хотя как нередко утверждал Икс, он таковым и являлся. Аура клуба заряжала не только зрителей, но и самих музыкантов. А экскурсии неплохо успокаивали нервы, особенно когда волнуешься перед концертом. Побродив по трем этажам, Икс осел в гримерной, чтобы набрать храбрость эквивалентную двум-трем бутылкам пива и настроить гитару.
  Дверь скрипнула.
  В гримерную заглянула девушка. Поначалу Икс принял ее за работницу клуба, но, увидев на ее груди черную майку со своим собственным лицом, он понял, что ошибся. Милое округлое личико, розовые волосы, заплетенные в десятки болтающихся дредов, лиловые тени вокруг глаз, кольцо в нижней губе из золота и проколотая левая бровь. Несколько браслетов, черная юбка и здоровенные сапоги на двухдюймовой подошве. Готическая дева. Каким чудом она вообще сумела прокрасться сюда?
  Девушка представилась Алисой, вроде той, которая попала в Страну Чудес. Чудесами же своей обыденной жизни она считала, прежде всего, магию индустриальной музыки, и клялась в верности любимым группам. Недолгая беседа наедине заставила Икса поверить, что девушка не фальшивка и знает о чем болтает. А после он случайно поймал себя на мысли, что начинает испытывать к ней влечение.
  Алиса протянула ему на ладони зеленую таблетку. Дарья, бывшая подружка Икса, с которой он порвал несколько недель назад, часто ела эту дрянь. Икс узнал таблетку по выгравированному на ней знаку доллара. Икс никогда не пробовал ее, прекрасно видя поведение бывшей. Но сейчас был другой случай и он решил идти до конца. До концерта еще три часа. Куча времени, чтобы прийти в себя.
  Икс взял таблетку и закинул в рот. Подержал немного. В отличие от лекарств таблетка ни была кислой или горькой. Икс мужественно проглотил ее. На округлом лице Алисы блеснула загадочная улыбка.
  - Что ты чувствуешь? - спросила она.
  - Ничего.
  Икс надеялся, что его собственных сил окажется достаточно, чтобы сопротивляться действию чуждого элемента в организме. И пока Икс задумывался над тем, что же творилось у него в голове, Алиса подсела к нему ближе, задрала его футболку с изображенным на ней штриховым кодом 666, обнажив красующиеся на впалой груди, недавно полученные порезы и летописные шрамы. Другая ее рука незаметно с феноменальной ловкостью карманника расстегнула его джинсы. И почему Икс не сообразил, что эта легкость ее движений была связана с тем, что она проделывала это миллионы раз?
  Ее рот пылал жаром. Чувствовался запах мятных сигарет и виски. Не отступая ни на шаг назад, как будто этого слова не существовало, Алиса запустила свой язык в глотку гитариста. Эффектно перекрестив руки, девушка стянула с себя майку и бросила через плечо. Схватив руку Икса, Алиса сунула ее под юбку. Икс почувствовал, что под ней у нее ничего не было, лишь влажные лобковые волосы.
  - Мне надо с тобой поговорить, - прошептала Алиса. - Я готова послать своего парня, если ты согласен пойти дальше вместе со мной. Я сделаю тебя счастливым. Я знаю, я могу. Никто не будет заботиться о тебе так, как я. Никто не будет трахаться с тобой так, как я. Я дам тебе то, о чем ты не мечтал.
  Икс увидел, что Алиса тоже приняла зеленую таблетку.
  Дальше он поплыл.
  - Ну как, чувствуешь перемены?
  - Немного, - ответил Икс.
  - Мы будем стараться. - Из ее губ звучал сладкий шепот. - Ради нас.
  Когда девушка в очередной раз произнесла "нас", ее лицо засияло, ярче, чем рекламный щит, освещенный неоновыми трубками. А слово как будто повисло в воздухе, и это было очень забавно. Алиса посмотрела в лицо Икса, и тогда он впервые разглядел дьявола в ее ангельских голубых глазах.
  Икс и не подозревал, что этот невинный половой акт в гримерной комнате окажется началом их шестимесячного сексуального безумства. В последствии юноша узнает, что никакого парня у этой сохнущей по нему сучки не было, и что вообще, вряд ли ей кто-то был нужен. В парнях она видела только члены и играла с ними, пока те не надоедали. Спустя шесть месяцев они разбегутся, а Икс поймет, что он единственный виноват в том, что заглотнул наживку и нечаянно сотворил весь этот бред.
  
  Концерт начался в десять вечера и продолжался до полуночи. Правда, несколько раз обрывался из-за банальных неполадок с аппаратурой и звуком, который был, кстати, хреновее некуда. За два часа "Осколки" смогли отыграть лишь пару-тройку хитов и несколько новых композиции, каждая из которых была встречена восторженными криками из зала. Люди угадывали песню буквально по первым ревущим гитарным рифам и в тот же миг буквально захлебывались в слюне и собственном крике.
  Дэн терзал струны баса, подпевая своим бархатным голосом куплеты. Икс же довольствовался брутальный выкрикиванием в микрофон неразборчивых слов и коротких фраз под оглушительные раскаты барабанов и звон десятка латунный тарелок лысого Итана, имевшего козлиную бородку и постоянно носившего темные очки. Он был самым стоящим музыкантом из всех парней в группе. Когда палки попадали ему в руки, то Итан задавал такие безумные ритмы, слушая которые, тебя могло просто вывернуть наизнанку. Второй гитарист, Фредди, имел стопроцентно отсутствующий вид.
  Мало того, что Фредди опоздал на концерт, так его еще и угораздило заявиться в ужасном виде. И, увы, это был далеко не первый случай! Чем дольше он играл в "Осколках", тем больше народу поговаривало, что парень хренов наркоман. Иксу было жалко этого засранца, поскольку в целом Фредди был не таким уж плохим парнем, и ему нравилось сочинять с ним песни. Но как ни крути, ключевой частью его секретной жизни были наркотики, а игра на гитаре только способом убить время между дозами. Когда Фредди объявился в гримерной комнате, то Икс сел напротив него и попытался объяснить, как важна для него команда и что ему надоело нянчиться с таким уродом как он.
  Фредди разрыдался и начал извиняться, обещая, что больше он не будет ширяться и никогда не подведет. Поскольку он говорил и вел себя убедительно, Икс позволил обмануть себя в очередной раз.
  Когда концерт закончился, Икс практически не помнил, что творил на сцене, и пришел в себя, только когда очутился блюющим в сортире. Учитывая затянувшееся действие зеленой таблетки, опоздание Фредди, хреновый звук и прочие мелкие детали, негативно повлиявшие на концерт, он решил, что это было самое отвратительное выступление, как для зрителей, так и для музыкантов. Однако из зала доносились аплодисменты, это была заслуженная награда за пролитые кровь, пот и слезы.
  После, когда его желудок пришел в норму и заполнился стаканом янтарного пива, Икс вышел на улицу покурить. Компанию составил Итан, питающий слабость к той же марке крепких сигарет. На извлеченной из кармана пачке неоготическим шрифтом были нацарапаны два слова: "Касание Смерти". Малопривлекательное название, однако, ход оказался успешным и вскоре эти сигареты стали культовыми в среде подростков помешанных на магии, ворожбе, суициде и потустороннем мире.
  Через минуту к ним подошел Дэн и спокойно заявил, что собирается завтра бросить их. Якобы его позвали в одну небольшую банду, в которой играли старые друзья, с которыми он хочет заново попытаться пройти сквозь музыкальный ад. Как сказал Дэн, они для него дороги, и он не хотел бы их потерять. Пальцы выронили сигарету. Икс не мог заставить себя поверить во все это и поначалу онемел. Казалось, что все складывалось для молодых музыкантов просто идеально - популярность и слава, как вдруг эта маячившая буквально перед глазами мечта в одночасье разбилась вдребезги. Крах.
  К этому дню их альбом был записан на треть. Икс, как и все по ночам подрабатывал на стройке, наскребая деньги и вкладывая их в общее дело. Без басиста альбом не записать. Осознав, что все их старания могут превратиться в пустую трату времени, Икс как дикий зверь накинулся на Дэна. Между лучшими друзьями завязалась драка. Итан попытался разнять их, но взамен получил синяк под глаз и сломанные очки. Когда драка закончилась, сплюнув кровь и выбитый кулаком зуб, Дэн ушел.
  В тот же день в четыре ночи Фредди ворвался в квартиру Икса в сопровождении каких-то двух трансвеститов. Он все еще был в концертном наряде - кожаной жилетке на голое тело, украшенной серебряными звездами и нашивками, агитирующими за наркотики; в порванных джинсах и в очень грязных ботинках. Икса вдруг осенило, что из-за потасовки, которая возникла между ним и Дэном, никто из них и даже Итан не заметили, что сразу после окончания концерта Фредди вдруг куда-то испарился.
  Его глаза бегали из стороны в сторону, а пухлые губы бормотали о чем-то, что очень важно для него. Его спутницы имели абсолютно бледные лица, руки и ноги, как будто из тел выкачали всю кровь. Когда они начали предлагать героин и всякую прочую чушь, находящуюся в карманах, Икс прогнал их из квартиры и покрепче запер замок на железной двери. Фредди тем временем казалось целиком потерялся в себе и судорожно трясся на не заправленной кровати. Пот ручьями стекал по его лицу, которое, как кожа хамелеона каждую секунду меняло свой цвет. Затем он вырубился, как обесточенная заводная игрушка. Икс первым делом попытался привести дурака обратно в чувства, но бесполезно. Когда друга отвезли в больницу, Икс проторчал у палаты всю оставшуюся ночь, до утра.
  Икс не в первый раз понял, что уже не хочет дальше поддерживать этот кусок дерьма, который зависит от ложки и иглы. Фредди был уволен. Икс понимал, что этим решением он ставит крест на группе, но другого выхода у него просто не было. Итан, конечно, был расстроен этим, но горевал недолго. Неделю спустя Икс заметил его играющим в клубе ДЕЖА ВЮ по субботним вечерам. Он был единственным, кто и до ухода получал приглашения от других команд, но из-за честности был вынужден каждый раз давать отказ. Такой уж он был человек - доброжелательный и верный точно пес.
  В конце концов "Осколки" разлетелись на осколки. Ирония судьбы. Икс отказывался верить в это.
  
  
  4
  
  Брызги, вылетевшие из-под колес проезжающего грузовика, осыпали лицо и разбудили пьяного гитариста. Сколько времени он провел, валяясь в дорожной луже? Час? Два? Чудо, что Икса до сих пор не задавила ни одна из проезжих машин. Вероятно, только лишь из-за того, что здешние улицы по ночам обычно пустовали. Два-три ширяющихся наркомана, кучки бродяг и больше никого - ни души.
  Желтые огни машин загораются здесь так редко что, кажется, будто ты не в городе, а где-то на далеком богом позабытом шоссе и, голосуя который час стоишь возле размытой осенним дождем обочины. Водители, чьи маршруты проходили через такие негритянские кварталы, предпочитали не задерживаться на тесных трущобных переулках. Просто выжимали ногой газ и гнали вперед, не обращая внимания ни на мусор на дорогах, ни на людей время от времени попадающихся им под колеса.
  Не стоит даже останавливаться.
  Здесь орудовали шайки автомобильных воров. Вот так повернешь в переулок, заглушись мотор и выйдешь из машины, чтобы отлить заблуждавшийся в организме алкоголь, а в твою машину уже заберется один из них, из этих черномазых, которые живут в подвалах и кормятся всяким дерьмом. Ни стыда, ни совести. Ты всего-то отошел на пару метров, но для них этого уже достаточно, чтобы спереть чужую собственность. И ведь не отберешь ее назад, иначе тебя самого приберут вместе с машиной. Перережут глотку или всадят пару свинцовых пуль в спину. Они не одиночки, работают командой ублюдки. А если услышал, что двигатель твоей машины завелся, когда тебя в ней нет, то лучше даже не оборачивайся. Иди, как идешь. Молчи. Смотри вниз - на что угодно: загаженный блевотиной асфальт, заляпанные грязью носки туфель. Но ни в коем случае не поднимай глаз, а то убьют.
  Держась за водосточную трубу, Икс поднялся на ноги. Голова болела и кровоточила. Видимо кто-то ударили его сзади чем-то тяжелым - битой. Однако благодаря его алкогольному опьянению сотрясения мозга не было. Икс обшарил карманы. Пусто. Кошелек пропал, а также всякая мелочь и что самое удивительное, мятные конфеты, которыми он обычно заедал запах сигарет. И на кой они им сдались? Махнув на все рукой, Икс устало поплел дальше, растворяясь в "черных" кварталах гетто.
  Когда Дэн ушел из клуба ДЕЖА ВЮ, где произошла их встреча, Икс окончательно разозлился. И чуть было не вышел из себя от злобы. Напился и начал бить посуду, словно малолетний хулиган. Охранник Томми, старый приятель Икса, выставил разбушевавшегося гитариста и сообщил, что тот, только что лишился всех привилегий и, в том числе, скидки на все напитки. Любому другому смельчаку, бьющему казенные бокалы и отпускающему в адрес посетителей скверные словечки, уже давно переломали бы все кости на заднем дворе клуба и с корнем вырвали бы его поганый язык.
  
  Отец Пьера, того самого француза, с которым Икс зависал последние месяцы гораздо чаще, чем обычно, был инженером звукозаписи. И даже не просто инженером, а лучшим в своем практически адском ремесле. Нет ничего более нервного, чем зарабатывать геморрой, просиживая целые сутки на одном и том же с годами пропитанном вонью стуле и изредка вставать, чтобы подзарядить тело и освежить протухшие от густого сигаретного дыма мозги очередной дозой кофеина из кофейного автомата. Вся сложность отцовской профессии заключалась в том, чтобы сделать из куска дерьма музыкальный шедевр для тысяч неполовозрелых уличных фанатов. Пьер понял это еще ребенком, просиживая с отцом в студии ночи на пролет. Нервы должны быть стальными как струны, даже крепче, потому как даже те время от времени рвутся. Звук тогдашних групп, как и сегодняшних, был ужасен, и приходилось делать по десять-двадцать дублей, импровизировать на ходу и съедать килограммы чипсов, чтобы, собирая по секундным кусочкам дюжины дорожек, наконец, родить песню.
  Во времена своей молодости, еще до цифровых дел, ну всех этих виртуальных студий записи, процессы которыми занимался отец относились больше к механике. Надо сказать, было в этом что-то неуклюжее, старомодное, как в технологиях первых столетий третьего тысячелетия. Отец делал свою работу как настоящий человек, а не как бездушный электронно-вычислительный организм, фильтрующий записываемый звук. Отец полагался только на собственный музыкальный слух, а он был у него не хуже, чем у ныне выпендривающихся молодых музыкантов, мнящих себя невесть кем.
  Другим его увлечением была монтажная работа над данными. Бывало ему приносили древние аудиозаписи те, что выпускались еще на первобытных компакт-дисках, и отец нарезал выжившие на них звуки на более современную аппаратуру. Ни одна из компаний не занималась подобными вещами, так как у них просто-напросто не было подходящей техники, а отец все делал вручную по выкаченным из Сети старинным схемам и чертежам. Из груд металлолома он собирал допотопные приборы и аппараты, вроде тех, которые видел каждый день, проходя мимо витрин антикварных лавок.
  Когда отец умер, звукозаписывающая студия перешла под начало девятнадцатилетнего Пьера. Но новый хозяин не был таким же хватким и предприимчивым как его отец, хотя в нем текла такая же кровь. Иначе говоря, вести бизнес Пьер не умел. В те смутные годы серьезно укрепили позиции виртуальные студии, отчего RECORDS стало совсем несладко. Клиентов не было. Последними кто записывался на студии, были "Осколки", но и те распались, так и не завершив работу над своим альбомом.
  Бизнес становился разорительным с каждым днем.
  Время разрушало его как коррозия, медленно, но верно пожирающая обнаженное из-под хрома железо.
  
  Уронив перепачканную грязью кожаную куртку где-то на первых ступеньках, Икс поднялся на второй этаж RECORDS. Он вошел в комнату и тупо уставился на Пьера, который мирно дремал на кушетке неподалеку от операторского пульта и отцовского стула на вращающейся винтовой ножке.
  Икс не раз убеждался в том, что этот друг был той же масти что и Дэн. Или это Дэн был как он? Не только потому, что Пьер был одним из носителей модного лица: заточенные черты, высокие скулы, плоский чистый лоб безо всяких прыщей и прочей дряни, которая когда-то мучила Икса подобно одному и тому же ночному кошмару, приходящему к тебе каждую ночь. Лицо поп-звезды было подарено Пьеру на совершеннолетие руками двух геев-хирургов проживавших по соседству с ним. Была у него с Дэном также и другая общая черта, то, что за всем этим невероятно прекрасным фасадом скрывалась ничтожная и гнилая, как канализационная труба, душа психически больного человека.
  Пьер обожал азарт.
  Ничто даже самый потрясающий секс не мог заставить парня достичь того оргазма, который он испытывал, когда сквозь пластик дверей слышал звон сыплющихся монет, раздающийся в клубе с игровыми автоматами. За годы в качестве владельца RECORDS, Пьер уже продал большую часть отцовского оборудования и некоторую музыкальную аппаратуру. Его студия пустела буквально на глазах. Как наркоман он тащил все что мог, бессовестно обирая собственного покойного отца, ну и себя.
  На шее в десяти сантиметрах ниже левого уха у Пьера сияла татуировка - фашистская свастика. Икс никогда не замечал ее раньше, возможно, потому что частенько был пьян или Пьер сделал ее совсем недавно и пока никому не показывал. Краски были вроде свежими. Икс и раньше знал, что его горе-дружок хворает не только острой зависимостью от азартных игр, но и серьезно увлекается фашизмом, национализмом и прочими утопическими идеями, едва не ставшими реальностью в начале двадцатого века. С тех пор власти держали сторонников подобных идеологий на коротком поводке. Пьер начал увлекаться этим еще в школе: читал труды, изучал политологию. Он называл себя интеллигентным фашистом, но Икс-то знал, что это была лишь самозащита, бегство от самого себя.
  - Эй, просыпайся, - будил его Икс.
  - А! - вскрикнул Пьер.
  Он испугано соскочил с кушетки, напяливая фальшивые очки. Зрение у Пьера было отличное, а стеклышки в очках самый обыкновенный пластик в форме овала, заключенного в дорогой золотой оправе.
  - Как ты вошел?!
  - Ключ. - Икс бросил его на стол с полуфабрикатами. - Ты же всегда держишь ключ для меня. Забыл?
  - Ах, да...
  Пьер чесал затылок, улыбаясь во все зубы.
  - Жрать охота, - бросил Икс, покосив взгляд на распакованные полуфабрикаты. Лапша похожая на желтую закрученную в клубок молекулу белка лежала в ванночке из термостойкого пенопласта; оставалось лишь добавить кипяток. Рядом на столе валялись какие-то объедки, фантики и прочий мусор.
  - Угощайся, - вздохнул Пьер.
  Вытерев руки об штанины джинсов, Икс присел за столик и, порывшись во взгроможденном на него мусоре, отыскал пару китайских палочек. Пьер частенько строил из себя жителя восточных стран. Вилками он не пользовался, что собственно бесило Икса, когда тот решал в очередной раз подкрепиться у друга. Однако голод был гораздо страшнее, чем ненависть к иноземным столовым приборам. Взяв палочки в руки, Икс начал тренироваться пока яичная лапша набухала, поглощая воду.
  - Опять из ДЕЖА ВЮ?
  - Да.
  - Что-то ты рано, обычно приползаешь к утру. - Пьер посмотрел на часы. - Впрочем, такой же голодный.
  - Меня выперли оттуда.
  - Тебя?!
  - Хренов урод, Томми, - злился Икс.
  Пьер рассмеялся.
  - Чего у тебя с ним произошло?
  Вопрос был подчеркнут выскакиванием стаканчика в автомате и его дальнейшим заполнением черным чаем со сливками. Честно говоря, эта молочная дрянь добавлялось только для того, чтобы прикрыть светло-коричневый разбавленный цвет напитка. И неважно хотел ты эти сливки или нет! Автомат все равно забрасывал их, как будто был запрограммирован с ошибкой. Хотя возможно это были проделки хакеров-малолеток, посчитавших, что фокус с чаем, забавен или хуже того - жутко крут.
  - Встретил Дэна, - ответил Икс.
  - Шутишь?!
  - Нет.
  - Я бы ему раскрасил физиономию, - признался Пьер, потягивая поддельный чай. - И почему я один его не вижу? Я уж подумал, что он умер. Этот сучонок должен мне денег! Думаю, он избегает меня.
  - Не говори ерунды.
  - А что?
  - Ладно, забудь. Мне плевать на него, - отрезал Икс, набивая рот лапшой. - Как Алиса?
  - Жива, здорова. - Пьер допил чай.
  Алиса стала подружкой Пьера. Икс узнал об этом, когда однажды застукал их лижущимися на вечеринке общего друга. Черт знает, кто из них кого подцепил. В любом случае Алиса опутала его той же липкой паутиной испепеляющей страсти, в которой целых шесть месяцев бился пойманный Икс.
  В тот день Икс уже месяц как был свободен.
  Они разошлись мирно: без слез, криков и истерик. Наверное, потому что в душе они оба хотели этого. Для Алисы было неинтересно заново преодолевать одну и ту же уже взятую ей высоту, как спортсмену-прыгуну. Девушка хотела двигаться дальше. Икс был для нее временным попутчиком, и она выпроводила его, продолжив поездку по своему бесконечно прямому однополосному шоссе жизни.
  Икс тоже не был в восторге от ее увлечений. Конечно, он с самого начала подозревал, что она прятала скелет в своем шкафу, но если бы он узнал об этом раньше, то бросил бы ее при первой же возможности или спихнул кому-нибудь из врагов, потому что ничего кроме проблем эта особа не могла принести. Два аборта, полгода лечений в центре венерических заболеваний, четырнадцать попыток суицида - шрамы от бритв покрывали обе ее руки до локтей. И это была только верхушка айсберга.
  Как-то раз Икс проводил ее до дома старенького девятиэтажного здания в центре города. Чтобы убедиться, что Алиса добралась до квартиры, он присел на скамейку закурил сигарету и уставился на ее окна, ожидая пока в них зажжется желтый свет лампы. Однако прошло около минуты, а свет в ее квартире так и был потушен. Икс бросил сигарету и уже хотел подняться, чтобы проверить все ли с Алисой в порядке, как увидел ее выскочившей из подъезда. Девушка не заметила гитариста и запрыгнула в пойманное на свист такси. Икс тут же уселся в такси ехавшее за первой машиной и заставил водителя следовать за его коллегой. "Интересно куда она собралась?" Икс начал ползать по внутренним карманам ветровки, выискивая немного денег, прибереженных на всякий пожарный случай.
  Алиса высадилась возле входа в бордель, куда она немедля поспешила, исчезнув за широкими спинами двух бритоголовых охранников. "КЛУБНИКА" - именно это многообещающее красочное название горело неоновыми огнями над невозмутимыми, словно выточенными из камня, лицами охранников. Место весьма известное в определенных кругах. Рай для богачей. Именно тогда Икс узнал, кем работала его пассия по ночам. Признаться, ее вымышленные истории о работе курьера и вечных поездках на двух колесах по чертовому городу звучали куда приятнее. В действительности оказалось, что вся ее работа - без лишних слов раздвигать ноги перед каким-нибудь стареньким морщинистым хрящом, трахающим ее, подвешенным на поясе здоровенным резиновым фаллосом, потому как собственные "причиндалы" напоминали бесполезный кусок мяса, болтающийся между ног. Алиса, как и подобные ей молодые девушки начала работать проституткой еще с ранних лет. За час наедине с педофилом в номере дешевого отеля она зарабатывала в десятки раз больше тех денег, которые любящие родители давали дочке на карманные расходы. И Алиса втянулась в этот бизнес.
  Любопытно было также то, что Пьер знал об этом. Икс сам рассказал ему. Почему же он до сих пор шляется с этой потаскухой? Может быть, Алиса дает ему деньги тем самым, подкармливая его и без того прогрессирующую с каждым днем психическую болезнь. Но что именно она получает от него взамен? Пьер хренов импотент, у которого член никогда не вставал на женщин. Или может он выступает в их сексуальных игрищах совсем в другой, далеко не мужской роли? Икс даже не хотел гадать.
  Пьер рухнул в кресло-качалку, которое досталось ему от отца. Икс давно бился над вопросом: почему француз до сих пор не сдал эту рухлядь в антикварную лавку, выручив за нее пару-тройку тысяч?
  Подобрав с паркета валяющийся пульт дистанционного управления, Пьер включил телевизор, который имел вид трех фотонных пушек висящих в углу комнаты в перпендикулярных друг другу плоскостях. Между тремя пушками загорелся куб - голографический экран с боковой диагональю в девятнадцать дюймов. Француз увеличил громкость до четверти. Канал транслировал боксерский матч.
  - В эту субботу будет финальный матч, - начал Пьер.
  - Опять ты за свое?
  - А что?
  - Пьер, тебе в психушке лечиться надо, - сказал Икс. - Я тебе как говорю друг. И как ты еще на воле?
  - Не учи. Я знаю что делаю!
  - Хочешь опять проиграть?
  - Никогда. На этот раз я хорошо поговорил с Джеком, он говорит, что победителем обязательно будет боксер по прозвищу Малыш. - Пьер показал на негра в красных трусах, габариты которого были столь огромны, что он запросто сыграл бы в фильме, сбежавшую из зоопарка гориллу. - Вот он.
  - Какой Джек? Тот самый Джек?!
  - Да, - моргнул Пьер.
  - А если это развод?
  - Да, брось!
  - Все-таки тебе лучше отказать, у меня дурное предчувствие, - настаивал Икс.
  - Если тут и есть что дурного, так это твой характер!
  - Пьер...
  - Ну все, с меня хватит, - завелся он. - Ты посмотри на эту гориллу, его даже экспресс-поезд не вырубит. Вчера я звонил Джеку и он пообещал, что все устроит. Многие поставили на Малыша. Я выиграю. Я просто обязан сыграть по-крупному. Ты понимаешь меня, друг? Нельзя упускать такой шанс.
  - А деньги на ставку?
  - Джек согласился дать мне кредит.
  Пьер еще долго уверял друга в том, что он играет только ради своего бизнеса, якобы привести RECORDS в порядок своими руками невероятно затратное дело и сорвать джек-пот - последний выход избежать банкротства. Но было очевидно, что этими словами он всего лишь оправдывался перед самим собой и отрицал свою страшную болезнь. В любом случае, даже взяв куш, Пьер все равно просадит его в ближайшие дни, и снова будет надеяться, что в следующий раз ему повезет больше.
  
  
  5
  
  Дар предвидения проснулся в сознании Икса после недавнего посещения им больницы. Вернее через месяц после трансплантации искусственного сердца его стали постоянно навещать странные сны. Они состояли из обжигающего плоть металла, леденящего душу ужаса, вопящих и мечущихся людей, чьи лица Икс никогда не видел и вряд ли повстречал бы. Сны становились все страшнее и злее.
  Иногда он видел себя бегущим наперегонки с пулей. Икс бежал так быстро, что окружающие улицы сливались в один неразличимый мазок. А после прятался в одном из тернистых переулков. Ее он тоже встретил во сне. Предзнаменование. Дороги из крови и пепла, хвойные сибирские леса, объятые пожаром, оглушительные залпы артиллерии, аккуратные вспыхивающие на закате яркие шарики, похороны тысяч людей. Живые люди упаковали их в грязные пластиковые мешки. Война. Ракета, упавшая в центре города была неожиданностью. Никто не заметил, как она вылетела из-за гор.
  Поначалу, Икс уверенно списывал это на побочное действие наркотиков и алкоголя, которые, несмотря на строгие предписания лечащих врачей, употреблял в лошадиных дозах. Однако уже в скором времени он заметил кое-что действительно пугающее: явь начала все более походить на его сны.
  
  Икс проснулся в холодном поту.
  Рядом с ним лежала молодая девушка, чье голое тело вылезло из-под одеяла, сбив его ногами в одну морщинистую кучу. Девушка явно следила за фигурой, о чем говорило отсутствие жировых отложений на бедрах и талии. Красивые тощие руки и длинные ноги, вытянутые в ортопедических клиниках. Маленькая грудь с похожими на угольки темными сосками. Крашенные в лимон волосы были скомканы на пожелтевшей от жира и грязи подушке. Загар худышки был ровный и слишком равномерный, без единого кусочка бледной позабытой лучами кожи. Фотомодель. Девушку звали Линда.
  Об ее существовании Икс узнал только несколько часов, когда подцепил эту малышку в клубе ДЕЖА ВЮ. Представился, предложил выпить, ну а дальше действовал по плану, отработанному и отлаженному как швейцарский механизм. Закончилось все пьяным угаром в ближайшем дешевом отеле.
  Икс уселся посреди широкой, как поле, кровати. Он медленно осмотрелся вокруг. В ушах стоял нарастающих гул, будто находишься в деловом квартале. Увидел голую девушку и их пропахшую алкоголем скомканную одежду, разбросанную по небольшой комнате с ванной - гостиничный номер на пятнадцать квадратных метров. Верхние этажи. В горле гитариста засел какой-то мерзкий привкус, отравляющий собой последнюю оставшуюся влагу. Тошнота. Сухость. Сам Икс, как и его малознакомая спутница, тоже был раздет догола. Трусы валялись в углу в нескольких метрах от него.
  Голова раскалывалась от боли. Икс взял с тумбочки стеклянный графин и жадно отпил из него безвкусную негазированную воду. Комната продолжала качаться, расплываться, снова становиться резкой. Икс чувствовал, будто его глаза такие огромные, что не помещаются в глазницы и норовят выпасть в любой момент. Он потер их, чтобы прийти в чувства, но вместо просветления утонул в море ярких, тошнотворно зеленых вспышек. В его желудке перекатывался холодный ком выпитой воды. Икс заставил себя встать и, не одеваясь, подошел к высокому старомодному окну. Раздвинул тяжелые пыльные занавески. Рассвет за окном выглядел как потемневшее бабушкино серебро. Или это грязное стекло? Сегодня четверг. Мрачный, хмурый. Отель. Третий этаж. Во дворе находился небольшой бассейн из белой плитки с загаженной водой. Икс начал потихоньку представлять свои координаты.
  В белой ванной он жмурился от неожиданной вспышки света, которая ослепила его, когда Икс взглянул в небольшое квадратное зеркало над раковиной. Он плеснул на онемевшее лицо холодной воды. Опять протер глаза. Кафельный пол неприятно холодил босые ноги. Похлопав ресницами, Икс еще раз взглянул на Линду, высунув из ванной голову на длинной шее. Клуб, пьянка, девушка, секс.
  Линда тоже проснулась и уже надела на себя трусики и лифчик.
  Вода бежала из крана.
  Икс начал уже закручивать кран, как вдруг сердце дало первый сбой. Он почувствовал, как оно вдруг потяжелело, рухнуло на дно грудной клетки словно камень. Затем орган защемило, как будто в нем застрял громадный колючий шар, чьи иглы пронзили тонкие стенки мышцы. Икс заколотил себя по тощей груди. Линда увидела его отчаянную схватку за жизнь и бросилась к телефону. К этому моменту Икс уже не мог твердо держаться на ногах и, потеряв сознание, упал на холодный пол.
  
  Очнулся Икс на следующий день, живой и здоровый. Он спал на белой чистой постели в одной из палат больницы. Мир без тошнотворного действия алкоголя и "гремучих" смесей из наркотиков показался ему совершенно неузнаваемым и чужеродным. Икс уже позабыл, какого это не быть под кайфом. Мир был слишком хорош, чтобы Икс смог почувствовать, что он и, правда, достоин этого рая.
  Икс приподнялся, чтобы присесть. Койки пусты, постельное белье заправлено. Других больных нет.
  Из выпученной синевато-зеленой вены на левой руке, той, которая была чище, нежели правая, торчала толстая стальная игла, через которую по трубке в кровь гитариста поступал неокрашенный раствор. Левее его больничной койки на колесиках стояли самопишущие стрекочущие приборы и электронное оборудование. К голой груди Икса были приклеены сенсоры и провода, фиксирующие на распечатке сердцебиение. Тук-тук. Переведя взгляд на собственное тело, Икс заметил на левой части груди аккуратный шрам длинной около десяти сантиметров. "Откуда он вообще взялся, черт возьми?"
  Чувствуя легкое покалывание, Икс коснулся кончиком пальца затылка и обнаружил небольшой бугорок, подобный воспаленному лимфатическому узлу, правда, этот размещался ровно по центру затылка.
  В палату вошел доктор, им был один из хирургов оперировавших Икса утром. Его звали Ямада Йоджи. Японец. Доктор был невысокого роста - чуть ниже общего стандарта, что было довольно распространенным явлением среди разоряющихся с каждым годом азиатских народов. Лицами они тоже были слишком похожи друг на друга. Голова овальной формы с темно-желтой кожей и двумя впалыми щеками, усеянными щетиной и седые волосы. Нос такой крошечный, что не заслуживал описания и два небольших черных глаза - узких, словно перевернутый на ночном небе молодой месяц.
  В молодости Ямада с отличием окончил медицинский университет у себя в Японии, после чего, поработав пару лет в местной провинциальной больнице, переехал сюда в затерянный сибирский город. Обратно на теплую родину он больше никогда не возвращался, только пару раз отправлялся в командировку. Ямада никому не рассказывал причины, заставившие его иммигрировать в другую страну, но ходил слух, что это как-то связано с его религиозными убеждениями и акциями Сетевой Секты.
  - Добрый день, Икс-сан. - Мило улыбался Ямада, присаживаясь на пустующий табурет. - Как вы?
  - Неплохо.
  - Очень хорошо.
  - Доктор, что со мной произошло? - спросил Икс.
  - Сущие пустяки.
  - Пустяки?
  - Нестабильная работа сердца.
  - Из-за наследственной аритмии, верно?
  - Не совсем, - ответил он. - Какие наркотические препараты вы употребляли в последнее часы?
  - Хрен знает, в голове сплошной пробел, - жаловался Икс.
  - Понимаю...
  Ямада сделал заметку в блокноте.
  - Что это вы там пишите?
  - Ваш ответ.
  - Зачем?
  - Порядок такой, - сказал Ямада.
  - Какой еще порядок?!
  - Если врачи находят при больных наркотики, траву или шприцы, то они обязаны известить об этом полицию. Кстати, я думаю, что сбои работы вашего сердца, были вызваны теми наркотиками, которые вы вчера употребили. Учитывая ваш нынешний образ жизни это вполне возможно, да еще аритмия.
  - Эй, мне не нужны проблемы!
  Икс тут же вспомнил, что перед тем как завалиться в постель, он и Линда наглотались какой-то дряни купленной в холле гостиницы у прыщавого парня в клетчатой кепке и с густыми темными кудрями. Люк - так звали того хулигана - батрачил у родственников в аптеке за углом и постоянно воровал различного рода препараты, которые невозможно было получить без справки от лечащего врача. Паренек торговал с рук, и Икс часто брал у него товар: таблетки в миниатюрных стеклянных баночках, упаковки с белым порошком. Конечно, "лекарства" были не из дешевых, но зато полный улет.
  В ту минуту эксперимент с дурью казался им забавным.
  Но сейчас на трезвую голову Икс никогда бы в жизни не решился во второй раз повторить этот подвиг.
  - Я что умру?! - испугался он.
  Ямада рассмеялся.
  У доктора был какой-то странный и необычный смех, как будто хохочущий гном - неуклюжий, резкий. В наши дни смех, это всего лишь обыкновенный продукт программной индустрии. Любой человек мог совершенно спокойно зайти в компьютерный магазин, приобрести необходимый для него софт, инсталлировать программу-редактора в мозг и откорректировать звучание собственного смеха.
  - Нет, не умрете, - улыбался он.
  - Уверены?
  - Мы перелили кровь перед операцией, - сказал Ямада.
  - Операцией?!
  - Да.
  - Меня что, резали?
  - Я пересадил вам искусственное сердце. Старое барахлило и могло убить вас после первой же дозы.
  Доктор Ямада повернулся к приборам. На полу валялась длинная лента бумаги, автоматически складывающаяся в одну медленно поднимающуюся стопку. Ямада бегло просмотрел непрерывную колеблющуюся линию, ее частоту, амплитуду. Все это время он молчал. Затем кисть морщинистой руки многозначительно обхватила колючий подбородок. Лицо хирурга стало выглядеть задумчиво. Икс пристально смотрел на него, как собака на скачущую рядом лошадь, тщетно пытаясь прочесть мыслительную кашу, варящуюся в данный момент в ссохшейся, словно сухофрукт, голове мудрого Ямады.
  Наконец, японский доктор обратился к больному:
  - Раз уж все хорошо, то я, пожалуй, пойду.
  - Доктор...
  - Да?
  - А что за бугорок у меня на затылке?
  - Инъекция Т-4.
  - Зачем она?
  - Для укрепления иммунитета, - ответил Ямада, обнажая ряды азиатских зубов.
  Вряд ли Икс догадывался, что этот маленький красный бугорок очень скоро перевернет всю его жизнь.
  
  
  Часть 2. Девяносто шесть
  
  6
  
  Обычно по утрам, особенно таким, городской парк Кью был необычно людным местом, не то, что в ночное время суток, когда над всем городом сгущались угольно-черные тучи, а любой шорох в кустах мог запросто спровоцировать инфаркт, ну или в лучшем случае напугать до смерти. Узкие дорожки запорошила последняя опавшая листва, нагие обледенелые деревья выглядели так, словно они сделаны стекольщиками из хрусталя. Воздух холодел с каждым днем. Догорали последние дни осени.
  На вечнозеленых змеящихся парковых скамейках располагались десятки влюбленных парочек, жадно дыша морозным воздухом и медленно отдавая с выходящим из тел паром частички своего тепла. Глядя на все это, с трудом верится, что каждый раз, когда на небо взбирается щербатая луна, в столь романтическом месте, как и в сотне других, случаются убийства, грабежи и изнасилования. Да и по правде говоря, при дневном свете город казался куда дружелюбнее. Он как будто чередует маски. Или может все дело в самих жителях, которые словно оборотни превращаются по ночам в чудовищ?
  Вдалеке на засыпанной золотом аллее раздалось отчетливое, как ход часов, цоканье туфель на шпильке. Она. Молодая, стройная и красивая, вроде тех немногих силиконовых девушек, которые за бешеные деньги позируют для глянцевых обложек порно-журналов или усердно работают ртом в гримерных комнатах знаменитых продюсеров из мира шоу-бизнеса, пробиваясь сквозь тернии к звездам. Но, безусловно, что она совсем не одна из них. Черные кожаные джинсы настолько узкие, что облегают бедра, словно ее вторая кожа, подобранный в тон блестящий плащ туго затянутый на талии ремнем. Задранный воротник беззвучно колыхался на прохладном осеннем ветру в унисон с ее обесцвеченными волосами. Стрижка криминального фасона - волосы были не длинные, но и не короткие. Кожа мертвенно-бледного цвета, лишенная жизни, как у трупа, или просто маскирующая себя под смерть. Две полоски тонких губ; ядовито-зеленая помада. Девушка сама как яд. Она шла, жуя жвачку. Ее глаза скрывали аккуратные овальные зеркальные стеклышки очков в платиновой оправе. Глядя на нее можно было с уверенностью сказать, что она из тех волчиц, которым никто не нужен.
  Разгоняя походкой кормящихся крошками голубей, девушка гордо шагала через промерзший парк. На одной из зеленых скамеек сидел слепой от рождения "музыкант". Звали его Ефим. Старик появлялся тут почти каждый день и с утра до позднего вечера бренчал на своей замученной гитаре. По городу в так называемых рыбных местах работали сотни подобных Ефиму безногих инвалидов, зарабатывающих на кусок хлеба своей дерьмовой игрой или катающихся на инвалидных колясках по оживленным автомагистралям, собирая милостыню у застрявших в "пробках" автомобилистов. Разумеется, что этот бизнес не был открытым и за каждым функционирующим инвалидом следили свои люди, взимая с них долю, а попрошайки получали гарантированную "крышу". Черт знает, где и каким образом Ефим раздобыл эту гитару, однако играть на ней он явно не умел. Как и год назад, он так и не выучил ни одного аккорда. Просто мучил инструмент, мозолил пальцы и самозабвенно надрывал на морозящем воздухе свои дешевые имплантированные в "черной" клинике голосовые связки.
  Вынув из кармана джинсов несколько ржавых монет, девушка бросила их в консервную банку слепого. Монеты, падая в жестяной сосуд, прозвенели - старик улыбнулся. За долгие годы работы Ефим научился определять по звуку не только число, но и достоинство монет. Две монеты по пять рублей.
  - Мелло, я узнал тебя, - произнес слепой.
  - Да, это я.
  - Как дела у Ямады?
  - Хуже некуда, - ответила она.
  Девушка зашагала дальше, проходя мимо воркующих парочек, разбитого на куски засохшего фонтана и клумб с поникшими цветами. Правее за столетними облысевшими деревьями виднелись деловые кварталы, левее - золотистые шпили построенной пару десятилетий назад церкви Сетевой Секты. Небо купалось в воспроизведении окрасок подобранных специальной программой. Сегодня у него был розовый цвет. Немного ниже на высоте двух сотен метров над центром города нависала серая хроническая дымка из продуктов заводских и фабричных выбросов. К полудню она обычно исчезала.
  Когда парк был уже позади, Мелло подошла к шумящей дороге. Не глядя по сторонам, девушка переступила через поребрик в тот самый момент, когда на мигающем светофоре загорелся зеленый свет. Со стороны это выглядело так, словно Мелло с точность до сотых долей секунды знала, когда это произойдет. Оборачиваться на поворачивающие из-за угла перекрестка автомобили она тоже не стала - не было необходимости. Девушка видела их так, если бы у нее выросли глаза на затылке. Закончив переходить реку гудящих клаксонов, Мелло обернулась вокруг невидимой оси, свернув налево.
  Засунув руки в карманы плаща девушка начала пробираться сквозь уличную толпу. Шла мимо однодневных лавочек, торгующих явно ворованными вещами, детской порнографией и уцененным софтом, мимо экзотических цветочных магазинов с мутированными видами домашних растений и их семенами. Фонарные столбы и кирпичные стены старых построек были оклеены многослойной рекламой, среди которых виднелся черно-красный клочок бумаги, оставшийся от бывшего плаката "Осколков". Нос беспокоили запахи косметики, мочи, синтетической пищи и вонючие выхлопные газы.
  Мелло двигалась не так как все другие люди. Ее походка была чужеродной, а манера двигаться, надо сказать, совершенно неожиданной. Обычно пробираясь через большое столпотворение людей мы сами того не подозревая подсознательно оцениваем куда нам двигаться так, чтобы всегда была возможность идти вперед. И так думает каждый человек. По своей сути поведение толпы далеко от хаотичной модели броуновского движения; толпа скорее похожа на некое спонтанно рождающееся коллективное сознание, в котором координаты одного человека зависят от других участников. Как игра в "пятнашки". Мелло же думала иначе. Она шла бесстрашно, как будто знала наперед, кто из людей в какую сторону сделает свой следующий шаг. Из-за этого могло показаться, будто девушка все время находится на грани столкновения со встречными прохожими, но каждый раз в самый последний миг, когда кажется что удара не избежать, люди расступались в сторону, освобождая ей путь.
  В кармане плаща лежал пистолет.
  Ее рука крепко сжимала рукоять. Ствол пистолета был еще теплым. В обойме не хватало одной патроны.
  
  Пройдя еще сотню метров, Мелло повернула налево и, столь же искусно перейдя через дорогу, но уже на красный цвет, исчезла в арке. Минутой позже она засветилась в небольшом брошенном переулке извилистом и тесном как залежалый на солнце кишечник. Воняло несвежей рыбой. Дикое местечко, полигон для мелких вымогателей и прочих грабителей, рыскающих по здешним улочкам в поисках заблудших душ. Впрочем, перспективы от встречи с подобными отбросами мало пугали Мелло.
  В конце узкого переулка стояла телефонная будка - старая из тех немногих, которые до сих пор использовали высоковольтные линии передач в качестве переносчика сигнала. В десятке метров от будки, заправившись тоннами пищевых отходов, отъезжал шипящий мусоровоз. Мелло подождала, пока эта гремящая махина скроется за поворотом, после чего двинулась в сторону доисторического аппарата.
  Когда в округе воцарилась тишина, девушка открыла скрипящую дверь и зашла в телефонную будку. Размалеванный краской и граффити, этот ржавый саркофаг выглядел, как разлагающийся труп. Стекла выбиты, стенки будки помяты, так что двери закрывались не до конца. Телефонный аппарат тоже не внушал доверия. Его корпус был искорежен, сбоку торчали рваные разноцветные провода. Видимо кто-то безуспешно копался в нем, пытаясь то ли украсть аппарат, то ли надеялся бесплатно воспользоваться казенным добром, а может, просто захотелось развеяться от безделья и скуки.
  Девушка сняла с держателя черную полиуретановую трубку и поднесла ее к уху. Другой рукой, шустро бегая, зелеными, заточенными как бритва ноготками по перепачканной кровью клавиатуре, набрала десятизначный номер. Вскоре в трубке раздался некий звуковой сигнал, необычный такой, вроде тех, когда тебя переключают на другую линию или другого оператора телефонной связи. В настоящее время мало кто пользовался этой устаревшей системой линейных телефонов и поэтому никем незащищенные сети становились боевой ареной для хакеров и компьютерщиков с "черного" рынка.
  Наконец, в трубке раздались привычные гудки.
  Мелло вынула изо рта жвачку и прилепила ее к углу нижней стенки телефонного аппарата. На звонок ответил мужской голос, правда, неподлинный, а отредактированный через подключенный к аппарату модуль. Многие уважающие себя люди из криминального мира имели несколько голосов. Один голос для телефонных разговоров с клиентами, другой - для деловых встреч, и только третий свой.
  - Алло?
  - Это я, - сказала Мелло, озираясь по сторонам.
  - Линия защищена?
  - Нет.
  - Погоди, я включу защиту, - сказал он.
  В трубке раздался щелчок.
  - Как у тебя дела?
  - Неплохо, - ответила она. - Встретилась с тем самым наркоторговцем в клубе ДЕЖА ВЮ. Ну, тот рыжеволосый урод, на след которого нас вывело последнее убийство. Вонючий ублюдок никак не хотел колоться! Нет, ты представляешь? Козел. Я помахала у него перед носом пистолетом, но видимо он так и не понял всей серьезности того дерьма, в которое угодил. Пришлось размазать ему мозги.
  - Свидетели?
  - Нет. Когда я встретила его в мужском сортире, он забавлялся с какой-то малолеткой. Трахал ее прямо на глазах наркоманов и пьяниц, что заходили в сортир, чтобы помочиться. Я дождалась за дверями, пока он кончит. Ждать, кстати, пришлось совсем недолго - моя жвачка даже не потеряла вкус.
  - А девочка?
  - Когда я вошла девчонка была мертва. Ее голое тело с окровавленными гениталиями валялось на кафеле в луже мочи. На шее был затянут жгут. Он задушил ее, - ответила Мелло. - Вот тогда-то я прижала его к стене. Он, правда, отреагировал медленно, наверное, был под кайфом. Нанюхался кокаина или еще какой синтетической дряни. В общем, когда я приставила дуло к виску, этот козел тупо заулыбался. В клубе играла музыка, так что вряд ли кто-то слышал выстрел. Думая, все тип-топ.
  - Надеюсь, ты обыскала его?
  - Первым делом, - кивнула она. - Фальшивые доллары, пара телефонов, сигареты, ну и чуток фасованного героина. Короче, ничего стоящего, что бы могло помочь нам разыскать убийц моего отца.
  Человека, с которым Мелло разговаривала по телефону, звали Винсент Ло. Хакер, пришедший из НОСТАЛЬГИИ, то есть никогда прежде не работавший ни на правительство, ни на чертовые корпорации. По правде говоря, Мелло не была уверена в том, что ее друг вообще человек. За время их работы она никогда не видела Винсента в лицо, и могла лишь догадываться о том, как выглядит он.
  Иногда он рассказывал, что у него довольно крупная голова, высокий лоб под щеткой жестких темно-пепельных волос. А в другой раз Винсент представлял себя тощим натуральным блондином с имплантированными радужными глазами. Девушка даже сомневалась в том, что он материален, ведь многие люди продавали оболочки, чтобы блуждать по Сети, состоя только из нулей и единиц, бит.
  - Ты раздобыл список пациентов? - спросила Мелло.
  - Да. Пару минут назад.
  - Только что?!
  - Ну...
  - Тебе же было дано два дня?
  - Извини, но я долго возился с взломом их сервера, - оправдывался хакер. - По-твоему, я такой всесильный? Дешифровка данных, поиск ключа, защита. Ну, ты понимаешь вся эта компьютерная морока.
  - Кто следующий?
  - Минутку. - В трубке раздалось щелканье клавиатуры. - Есть в списке паренек, полагаю это он.
  - Симпатичный?
  - Тебе решать.
  - Высылай файл.
  - Лови, - ответил он.
  Мелло подтянула шнур, торчащий из покореженного корпуса телефонного аппарата, и вставила в разъем из нержавеющей стали, размещавшийся за ее правым ухом. В ту же секунду по проводу в мозг девушки начала грузиться информация. Ее глаза, по-прежнему спрятанные под зеркальными стеклышками очков, засветились фосфорическим светом, словно экраны телевизоров. Шло чтение файла.
  - Его зовут Икс, 22 года, - комментировал голос с другого конца трубки. - Гитарист и создатель группы "Осколки". Ямада Йоджи сделал ему операцию по трансплантации сердца полтора месяца назад.
  - А инъекцию Т-4?
  - Тоже.
  - Ты точно уверен, что именно он будет следующим?
  - Да. Вас осталось двое.
  - Выходит это наш последний шанс открутить яйца этим сраным ублюдкам?
  - Ага.
  - Ничего не скажешь, хреново.
  - Кстати, Мелло... - начал Винсент, но осекся.
  - Чего еще?
  - Завтра панихида, верно?
  - Я знаю.
  - Послушай, тебе опасно там появляться. Не забывай, за тобой охотятся!
  - Не волнуйся, я прорвусь.
  - Мне жаль твоего старика, - добавил хакер.
  - Я верю тебе.
  - Нет, правда, жаль. Почему он?
  - Ямада умер, потому что влез в дерьмо.
  - Слушай, он ведь тоже сделал себе ту таинственную инъекцию. А ведь все могло быть совсем иначе.
  
  
  7
  
  Неделей ранее.
  Черный обтекаемый как капля воды легковой автомобиль занял свободное место на пустующей подземной парковке. Автоматические дверцы распахнулись с обеих сторон - синхронно. Из салона машины вышли двое высоких мужчин, один из которых был даже слишком высоким не менее двух метров.
  Оба были одеты одинаково точно братья близнецы, да и лица у них были однотипные, схожи на девяносто девять процентов, будто их вырастили из синтезированных клеток одного генетического донора. Светловолосые со славянскими чертами лица. На самом лице отсутствие эмоций и мимики вообще. На мужчинах сидели черные строгие костюмы. Вокруг шеи завязаны полосатые галстуки. Несмотря на то, что солнце почти не выглядывало из-за серости уже долгие недели, на обоих мужчинах были зеркальные солнцезащитные очки. За ухом у каждого имелся маленький наушник, шнур от которого был спрятан за белым выглаженным воротником чистенькой хлопчатобумажной рубахи.
  - Ну что, идем расследовать убийство? - произнес Аркадий, который был моложе и чуток ниже ростом.
  - Сетевая полиция уже там?
  - Да.
  - Чертовы копы!
  - Надеюсь, они не узнают ничего лишнего. Ну, ты понимаешь?
  - Да, - кивнул Сергей. - Помни: ни слова.
  - Не тупой.
  - Идем, - скомандовал он.
  - Постой, я только... - Аркадий начал обшаривать карманы пиджака, а после зачем-то полез в бардачок.
  - Что ты ищешь?
  - Забыл мелочь на кофе, - ответил напарник. - Чтоб я еще раз когда-нибудь сунул в эти сраные автоматы купюры?! Да никогда! А то эти суки снова сожрут полтинник без сдачи, как в прошлый раз.
  Подземная парковка, на которую заехали агенты ФСБ, принадлежала Мединституту - высшему учебному заведению еще в прошлом веке построенному возле экологического южного лесопарка. Мединститут состоял из трех семиэтажных корпусов и вмещал около пятнадцати тысяч студентов. Впрочем, третий корпус был построен относительно недавно, всего-то год назад, и располагался в четырех сотнях метров от основной части. Их разделял лес. Асфальтировать дорогу начали только в прошлом месяце, а раньше профессора и студенты добирались по тропинкам. За год уже успело созреть множество страшных слухов об этом таящемся в лесной глуши корпусе. В основном они были связаны с некими мистическими и сверхъестественными силами, обитавшими в этом третьем здании. Кто-то поговаривал, будто новый корпус построен на захоронении радиоактивных отходов трехсотлетней давности, другие - на криогенном кладбище доисторических сибирских племен, третьи уверяли всех в существовании ведьм и злобных духов, что долгие тысячелетия жили в этих лесах.
  Хлопнув дверцами черного автомобиля, агенты ФСБ прошли несколько метров до серебристой двери, сливающейся с серостью сырой бетонной стены. Войдя в дверь, они начали подниматься по лестнице. Свет на лестничных пролетах был отключен. Из щелей в гнилых оконных рамах свистел ветер.
  - Какой этаж? - спросил Аркадий.
  - Пятый.
  - Надо было на лифте.
  - Кстати, пока мы не пришли, я хочу сразу тебе сказать, чтобы ты вел себя так, как того требует наша работа. Не упускай ни единой детали, обо всем подозрительном или необъяснимом сообщай мне и только мне. Ты в нашем деле новичок, Аркадий, а я уже одиннадцать лет ношу черно-белый костюм.
  - Да, я в курсе.
  - Погоди, я еще не закончил, - перебил его Сергей.
  - Ну?
  - Не нукай!
  Аркадий виновато опустил глаза.
  - Разговаривать с офицером полиции буду я, - говорил Сергей. - Твое дело маленькое - искать улики.
  - Инъекцию Т-4?
  - Дурак, не произноси вслух!
  - Извини.
  - Ну и хренов напарник мне достался. Лучше держи свой рот на замке, а не-то точно провалим дело.
  После подъема по лестнице агенты вышли в длинный коридор, по обеим сторонам которого были расположены абсолютно одинаковые двери только с разными номерами. Сергей шел первым, громко цокая каблуками блестящих, как и их автомобиль, черных туфель. Аркадий, держа правую руку в кармане брюк, шагал за ним следом на расстоянии метра, потягивая из стаканчика горячий кофе.
  И Аркадий, и Сергей были чистокровными русскими. Ну и, разумеется, отлично разговаривали по-русски, вернее, на том русском языке, на котором общались их предки, жившие десять столетий назад, до того как случился Апокалипсис, когда из-за всеобщей экономической и политической депрессии города и территории держав-победителей были уничтожены, а миром овладели ядерные зимы. Сегодня русская нация практически вымерла, если и можно где-то встретить славянский ген, то только в колониальных глубинках. Впрочем, уже долгие десятилетия ходит слух, что якобы на отшибе города в заброшенных еще со времен войны угольных шахтах есть подземные деревни, в которых до сих пор прячутся чистокровные славяне. Однако найти первобытных людей пока не удалось.
  Вскоре оба агента ФСБ зашли в небольшой кабинет.
  Кабинет оказался заполнен всяческими вещами, как кладовка, в которую подбрасывают старое барахло. Аркадий с трудом распознавал во всем этом пыльном мусоре отдельные предметы и тут же терял их. Казалось, они растворялись в общей массе: потроха компьютера, очень древнего, судя по громадным платам из зеленого стеклотекстолита, оптические диски доисторических образцов, кипы перевязанных бечевкой научно-фантастических журналов, погнутая антенна и полимерные трубы.
  Убитый японец был одет в белый лабораторный халат. Он валялся на купленном на барахолке персидском коврике ручной работы, пропитанном кровью. Японец лежал на спине, поэтому грудь была отчетливо видна. Сердце у жертвы убийства отсутствовало - просто пустая грудная клетка с вывернутыми наружу двадцати четырьмя ребрами и двумя сморщившимися на воздухе легочными мешками. Вены на запястьях обоих морщинистых рук были вскрыты бритвами. Пальцы на руках и босых ногах обстрижены хирургическим инструментом, вроде специальных ножниц для обрезания сигар.
  - Здравствуйте, офицер, я агент ФСБ, - представился Сергей.
  - Сержант Иванов.
  - Насколько мне известно, расследованием ритуальных убийств занимается люди из ФСБ. Мое начальство еще час назад предоставило вам письменное распоряжение. Так, какого черта, вы еще тут?
  - Изучаем улики, - ответил Иванов.
  - Кажется, вам было поручено только обеспечить безопасность и не допустить проникновения на место преступления журналистов из СМИ. Если я хоть в чем-то не прав, пожалуйста, поправьте меня.
  - Эй, я всего лишь делаю свою работу. Вот и все!
  - Нет, вы нарушаете приказ.
  - Подумаешь, убили японского хирурга. Между прочим, обычное дело, так что ваши секретные задницы только зря тут воняют, - заявил Иванов. - Я еще двадцать лет назад разбирался с такими делами.
  - А приказ у вас на это имеется?
  - Нет.
  Ни имея причин задерживаться, Иванов был вынужден отозвать своих ребят и удалиться.
  - Ты установил личность убитого? - спросил Сергей, проводив полицейских взглядом.
  - Ямада Йоджи, - сообщил Аркадий.
  - Сам Ямада?!
  - Да.
  - Приступай к обыску помещения, - скомандовал Сергей.
  Аркадий снял солнцезащитные очки и, сложив их, сунул в нагрудный карман пиджака. Глаза у него были голубого цвета, но не глубокие и яркие, а напротив тусклые и безжизненные, словно две ледышки. Агент ФСБ начал сканирование рабочего кабинета. Невидимый луч скользил по желтым клетчатым обоям, белому потолку и книжным шкафам, заполненным таким количеством книг, что казалось, полки вот-вот рухнут, не выдержав тяжести. В углу кабинета стоял металлический стол, наподобие хирургического, заполненный всякими стеклянными сосудами: грязными пробирками и коническими колбами с разноцветными растворами. "Мог ли Ямада проводить здесь запрещенные опыты?" Рядом с сосудами лежали папки с подшитыми в них документами. Аркадий пролистал их, рукописи сфотографировал и записал на вмонтированный в череп жесткий диск. В документах не оказалось ни единого прямого намека на формулу инъекции Т-4, однако последнее слово все равно будет за экспертами. Затем Аркадий приступил к знакомству с микробиологическими образцами, хранящимися в запечатанных цилиндрических баночках в небольшом незапертом шкафчике над столом.
  В это время Сергей используя свой черный скрученный шнур, подключился к памяти хирурга, чтобы увидеть последнее, что видел Ямада перед смертью. Он сунул один конец провода, в гнездо доктора, заметив, что на затылке жертвы был красный бугорок. Такую метку Сергей находил у каждого убитого, а было таковых уже около сотни, если не больше. Убивали не только жителей этого города, но и соседних сибирских селений. А однажды одним из убитых стал даже гражданин США. Другой конец змеящегося шнура Сергей сунул себе за правое ухо, в USB-разъем. Не прошло и секунды как бледно-ледяные глаза агента, скрытые за зеркальными солнцезащитными очками, покрылись ярким фосфорическим свечением, транслируя в мозг агента ФСБ мчащийся по шнуру файл.
  И вновь, в очередной раз за месяц расследования дела, Сергей увидел тот же самый жестокий пейзаж убийства. Полумрак. Дымящиеся на полу черные свечи. Алтарь из обнаженной женщины и яркая как восходящее солнце белая свеча, располагающаяся справа от него. Люди - их десяток или два, облаченные в черные рясы с капюшонами, скрывающими их злые лица. Наполненный кровью серебряный кубок в руке священника. Вскоре картинка стала размытой и нечеткой. Ямада сходил с ума.
  - Ну, как твои успехи, напарник? - спросил Аркадий.
  - Ямада тоже меченный.
  - Инъекция?
  - Да, - кивнул Сергей.
  - Неужели он и себя заразил Т-4?
  - Очень похоже.
  - И в памяти опять тот же сатанинский ритуал?
  - Именно так, - ответил Сергей. - А что у тебя?
  - Ничего особенного. Горы документов, заметок в журналах. Я облазил все ящики письменного стола. Как думаешь, образец с его наследием еще в кабинете? Возможно ли, что Ямада создавал Т-4 здесь в учебном заведении? Или он согласился читать лекции по нанохирургии только из-за того, чтобы получить доступ к лабораториям? Говорят, из бюджета выделили сотни миллионов, чтобы оснастить здешние лаборатории по последнему слову техники. Кругом электронные замки и даже охрана.
  - Другой вопрос как убийцы проникли сюда?
  - Может убийцы студенты?
  - Надо будет обмозговать эту версию. Пускай деканат предоставит нам документы на каждого учащегося.
  
  
  8
  
  Детектив D отсчитал двести сорок восемь рублей, расплатился, открыл заднюю дверцу машины и с облегчением покинул бугристое продавленное тысячами чужих задниц сидение. Передние и задние сидения авто разделяла прочная перегородка из армированного стекла. Кавказец-таксист взял деньги своей смуглой волосатой рукой через специальное маленькое окошко в перегородке. Пересчитав потрепанные в путешествии купюры, он сунул их в карман протертых до дыр джинсов, а мелочь опустил в ржавую металлическую банку-копилку с узким отверстием, лежавшую рядом с водительским местом. Детектив D зажал черную кожаную папку подмышкой и захлопнул дверцу. Жадно вдохнув позабытый аромат родного сибирского воздуха, он отправился на прогулку вдоль реки.
  В городе детектив не был больше года.
  Ездил по стране в электричках. Летать самолетами D побаивался, несмотря на все современные технологии. Побывал в сотнях больших и малых городов, начиная от Сибири и заканчивая бывшей Беларусью. Дальше ехать было просто некуда. Европа была разорена. От прежнего процветающего союза стран остались только старые фотографии, воспоминания и французские записи на компакт-дисках. Апокалипсис, пришедший из Сети, поставил европейские державы на колени. Миллионы людей умирали от невиданных кибернетических болезней, а те, кто были здоровы, копили деньги и вместе с семьями, родными бежали в Мексику или Китай, куда угодно, лишь бы подальше от этого ада.
  В эту совсем не летнюю погоду детектив заглянул в свое любимое летнее кафе. Кафе ничуть не изменилось. Все такое же, каким его запомнил D в день отъезда, когда он заглянул на пятнадцать минут, чтобы в последний раз выпить чашку кофе, который, между прочим, здесь готовили просто отменный. Старое кирпичное здание с расписанными стенами, зеленая дверь с красивой неоновой подсветкой. На улице было все также оживленно, как и год назад: гремящие тележки мороженого и жареной рыбы, дребезг сталкивающихся на опасном перекрестке машин, аромат свежего хлеба и круглых лепешек из небольшой пекарни через дорогу десяток лет назад основанной таджикской семьей.
  В здешнем районе с населением более пятидесяти тысяч человек, D не знали разве что только приезжие. Каждый раз, когда его спрашивали об его настоящем имени, то детектив лишь пожимал плечами. Все-таки странное это имя, всего одна буква "D". Одни полагали, что детектив позабыл имя из-за амнезии, которую получил в молодости во время войны в заливе, с тех пор он переехал сюда и зажил новой жизнью. Другие же считали, что детектив просто-напросто скрывал настоящее имя.
  Зайдя в кафе, D скинул шляпу и вместе с теплым осенним пальто повесил на гнутую вешалку у двери.
  Когда детектив оказался за своим любимым столиком к нему подошел официант. Стройный, но прыщавый Роман в рубашке с коротким рукавом под грязно-белым засаленным фартуком и с ярко-синей извивающейся вокруг руки змеей, вытатуированной начиная от запястья и до самого локтя. Он второй год обучался в Мединституте, а в кафе работал по выходным или после занятий. Роман приехал учиться из северного города Архангельска. Говорят, этот российский город был сожжен прислужниками Апокалипсиса дотла и только четыре века спустя город восстановили в исходное состояние. Роман протянул детективу меню, однако D отказался от него. Детектив помнил блюда наизусть и попросил принести ему стандартный утренний комплект, включавший в себя чашечку кофе с пятью кусочками сахара-рафинада, а также клубничное пирожное с взбитыми сливками. Несмотря на тридцатилетний возраст D обожал сладкое также сильно как ребенок. Роман вежливо удалился.
  Детектив вынул из нагрудного кармана пиджака электронную записную книжку, включил ее и с помощью специального карандаша из гибкого как резина пластика начал описывать посетителей кафе, подробно фиксируя на квадратном светящемся дисплее все самые интересные на его взгляд детали.
  В дальнем углу кафе торчал Ринат, лысый пьяница, вечно небритый с красными пятнышками лопнувших сосудов на пожелтевших белках померкших глаз. По ежедневным заметкам, бережно хранившимся в памяти записной книжки, Ринат сидел в кафе каждый день, но никогда ничего не заказывал - просто трезвел после очередной ночной попойки. Домой жена его не пускала. Вот он и околачивался, где придется. Рыжая хозяйка кафе, Эльвира, была старой знакомой и не беспокоила Рината, лишь бы этот пьяница не создавал ей проблем. Пускай себе сопит в углу. Никому же он не мешает.
  Кроме этого опустившего на четыре лапы алкоголика, кафе часто посещала другая колоритная фигура. Анжелина. Она и сейчас сидела одна через несколько столиков от детектива и не торопясь, попивали зеленый чай. Как заметил D, девушка никогда ни с кем не общалась, была вечно хмурая и замкнутая. Она была моложе всех людей, кто посещал кафе. Лет шестнадцать. Детектив привык к тому, что все современные подростки заносчивы и обозлены. Или просто не хотят открываться миру?
  Детектив выстрелил взглядом вдоль стойки на профили прочих посетителей: поляки, литовцы, болгары и даже чертовый американец. Кого только сегодня не встретишь в российских городах! D продолжил вести запись в своей записной книжке, дополняя словесные портреты карикатурными набросками. Заостренный кончик черного карандаша негромко постукивал по светящемуся неоном экрану.
  Искусно лавируя между столиками зала, появился Роман.
  - Ваш заказ, господин D, - произнес он.
  На середине стального подноса стояла небольшая чашечка кофе из тяжелого и толстого фаянса, пять кубиков сахара-рафинада на краешке блюдца, маленькая тарелочка с клубничным пирожным, несколько свернутых треугольниками салфеток и записка - обыкновенный лист бумаги сложенный вдвое.
  - А это что такое? - спросил детектив.
  - Записка.
  - Кому?
  - Вам. Кому же еще?
  - И от кого она?
  - От какого-то господина. - Роман повернулся, чтобы указать на мужчину. - Черт! Куда же он пропал?
  Детектив немного насторожился.
  Раз уж Роман не знал его имени, то вероятно, этот человек был не местный. D окинул взглядом кафе. Не наблюдая среди новоиспеченных лиц ничего подозрительного, он раскрыл записку. В ней во всю ширину мраморно-белого листа было написано следующее: "Добрый день, детектив D. Мы много слышали о вашем выдающемся таланте, да и в районе о вас отзываются добрыми словами. У нас есть дело, которое заинтересует вас". Чуть ниже в углу листа стояла подпись: ИНТЕРСТРАХ.
  Когда D оторвал взгляд от записки, то обнаружил что за его столиком сидит человек. Детектив даже не заметил, как незнакомец подсел, и должен был, как все нормальные люди, испугаться или хотя бы вздрогнуть от неожиданности. Однако он сохранил на лице хладнокровный взгляд. Много лет назад путешествуя через разграбленные нищетой земли Афганистана, D посетил их "черную" клинику, где ему вживили под кожу специальный механизм, позволявший контролировать мимику лица.
  Незнакомец был не из простых людей, которых привык видеть D каждый день. Безликий. Такие люди работают на корпорации, которые, заботясь о своих коммерческих задницах, стирали лица работникам. На лице соседа не было ни носа, ни губ - сплошной слой синтетической кожи, только не гладкий, а с бугорками в области скул и подбородка. Ушей тоже не было. Из-за своего уродства незнакомец никогда не снимал свою широкую черную шляпу и всегда держал воротник плаща в поднятом состоянии. Глаза соседа поражали своей странной и необыкновенной пустотой. Живые, блестящие, но абсолютно пустые, как будто все то, что он собой представлял была лишь кукольная оболочка.
  - Кажется, я незнаком с вами, - начал разговор D.
  - N, - сказал незнакомец.
  - Простите?
  - Мое кодовое имя - N.
  - Детектив D.
  - Знаю. Мне вообще многое известно о вас!
  Детектив отхлебнул горячий кофе и вновь обратился к записной книжке, которая все еще была включена.
  - Чем я могу быть полезен?
  - Дело серьезное, - говорил N. - В случае успеха можете рассчитывать на чек с шестью нулями. Мы могли обратиться к сетевой полиции, но думаю, вы и сами понимаете, что тогда не избежать визита налоговиков. Вот почему мы были вынуждены обратиться к лучшему частному детективу, вам.
  D широко улыбнулся, обнажая ряды золотых зубов.
  На новом электронном листе записной книжки детектив сделал следующую заметку: "Ноябрь, 30, 12:00. Летнее кафе: столик номер 5. Встретил господина N (Кодовое имя). Дело на миллион рублей".
  - Вы вот так все время что-то записываете туда, привычка?
  - Необходимость, - ответил D. - Пожалуйста, ближе к делу.
  - Как вы, наверное, догадались по подписи в записке, я работаю на международную компанию ИНТЕРСТРАХ. Наши клиенты проживают по всему миру, а в этом кибер-городе расположен один из наших филиалов. Мы застраховываем жизни людей, а после смерти выплачиваем страховку их семьям. Но в течение двух последних месяцев счета многих клиентов оказались обнулены. Деньги исчезли.
  - И много таких случаев?
  - Девяносто четыре, - произнес N. - Кстати, что удивительно, все они были пациентами одного и того же хирурга, который накануне сделал им операции на сердце. Доктора звали Ямада Йоджи. Он долгое время обучался в Токио, но после, почти сразу уехал из родной страны, иммигрировал в РФ.
  - Его уже задержали?
  - Нет. Ямада мертв, - ответил безликий. - И, между прочим, его счет тоже обнулился.
  - То есть он вне подозрений?
  - Как знать.
  - Полагаю это проделки хакеров, - предположил D.
  - НОСТАЛЬГИЯ?
  - Говорят, их развелось как собак!
  - Возможно, однако, есть еще кое-что, - заявил N. - Любопытно, что мы не замечали воровства долгое время, так как не было взлома. Хакеры обошли компьютерную систему вполне легальным путем.
  - Кто-то из ваших людей?
  - Ямада знал счета своих пациентов. Наша компания оплачивала также и медицинские услуги. Мы ведь не хотим, чтобы клиенты умирали раньше, чем начнут окупаться. Ну, вы понимаете о чем я. Полагаю, что Ямада Йоджи был связан с кем-то из НОСТАЛЬГИИ, возможно, работал сообща с ними.
  - Хорошо, я проверю.
  - И вот еще что, - добавил N. - Ямада ранее состоял в Сетевой Секте. В последние недели о них ничего не слышно. Чертовы сектанты залегли на дно! Вот несколько аудиозаписей Ямады, которые сетевая полиция представила нам после его смерти. Надеюсь, вы извлечете из них какую-нибудь пользу.
  Господин N протянул через столик несколько компакт-дисков завернутых в белую салфетку, D не глядя, сунул их в пришитый внутренний карман пиджака - большой, специально для хранения улик.
  - Как будем держать связь?
  - Не волнуйтесь, мы еще обязательно встретимся, - улыбнулся N. - До свидания.
  
  
  Часть 3. Прятки
  
  9
  
  Субботним вечером Икс впервые после нескольких дней самовольного заточения высунулся из квартиры. Он был бы не против и дольше проваляться в постели, перед телевизором, глядя порно и потягивая пиво, но сегодня в клубе ДЕЖА ВЮ должен состояться финальный матч, и Икс как друг обещал Пьеру, что непременно придет, чтобы поболеть за Малыша. А уговор, как известно дороже денег.
  Когда Икс только входил в клуб, то мгновенно почувствовал на себе косой взгляд белобрысого Томми. Разговаривать с охранником, как в былые времена, Икс не рискнул. Он чувствовал, что его мышцы напряжены. Вот-вот и терпение Томми лопнет. А дальше он сорвется, как обычно делает это на простых посетителях, к числу которых недавно приписали и Икса. Гитарист просто опустил на глаза капюшон и протиснулся в зал, как призрак, растворившись в толпе трясущихся под металл эмо.
  Как и ожидал Икс свое парковочное место с края у барной стойки, он безвозвратно потерял. На стуле сидел какой-то обкуренный бритоголовый нацист. На затылке у него была татуировка в виде фашисткой свастики, подобной той, какую Икс видел у Пьера. Неделей ранее Икс мог бы запросто залепить кулаком этому козлу, а если бы его дружки-нацисты что-то сказали, то Томми с братвой живо выбросили бы их из клуба и для профилактики обязательно побили на заднем дворе. Говорят, все кто проходили через имплантированные дюралюминиевые руки Томми, ложились в больницу с сотрясением мозга. Но сейчас все было иначе. Не строя из себя супергероя, гитарист разыскал себе новое местечко под солнцем - между Лолитой из КЛУБНИКИ со светящимся молочно-белым париком и толстым парнем в странной ковбойской шляпе, опустошающим один бокал мартини за другим.
  Икс заказал пиво. Дружба с окружающими людьми катилась ко всем чертям! Икс чувствовал, что лишался старых друзей. Или может в действительности все дело в том, что Икс потерял самого себя?
  Чтобы выбросить всю эту кучу сверлящих мозги мыслей, Икс решил поскорее расправиться с бутылкой.
  - Ну как, приятель, еще пива?
  Выбритую голову тучной женщины за стойкой украшал сложный черный орнамент, доходящий примерно до естественной границы волосяного покрова. Ее звали Кларисса. Она была кем-то вроде мамаши в ночном клубе - заботилась об официантках и присматривала за нажравшимися в жопу подростками. Основными элементами татуировки являлись ацтекские узлы, пост-древние руны, а с боков красовались две зигзагообразные молнии. Ее сохраненные на макушке волосы были собраны в пучок и выкрашены в ярко-рыжий цвет. Левое ухо Клариссы было проколото не менее десяти раз вдоль ушной раковины, вытянутой как у эльфов. Отверстия же заполняли серьги из хирургической стали.
  Оплатив заказанное пиво по полной стоимости, Икс впервые заметил насколько, черт возьми, дорогими были здесь напитки. Деньги из его и без того тощего кошелька испарялись быстрее, чем могли уследить его мысли. В старые добрые времена, имея жалкую сотню рублей, он мог запросто подцепить себе неприхотливую девицу с парой силиконовых мячей и даже забить ей гол. А теперь самому бы хватило напиться! Икс раскрыл кошелек и пересчитал последние купюры - одна, две, три...
  - Нет, - сказал он.
  - У тебя нет денег на бутылку?!
  Ее насмешка задела Икса.
  - Есть.
  - Хочешь здесь сидеть, так закажи что-нибудь. Или мотай!
  - Ладно, давай еще одну.
  - Такое же?
  - Да.
  Кларисса откупорила бутылку, поставила на стойку и переключилась на алкаша в ковбойской шляпе. Икс бросил на стойку последние червонцы, захлопнул пустой кошелек и, захватив бутылку, отправился вглубь сходящего с ума клуба в надежде напороться на кого-нибудь старого приятеля, у которого действительна членская скидка и который может по дружбе угостить его парой-другой бокалов. Пьера нигде не было видно. Икс вдруг вспомнил, что друг говорил ему, будто он немного опоздает - есть дела, хотя, что может быть важнее, чем матч, на который ты поставил последнюю рубаху, разве что секс с этой долбаной сучкой Алисой. Если так, то Пьер объявится только к концу матча.
  
  К десяти часам вечера началось долгожданное представление. В центре зала быстро соорудили самодельный ринг, конечно, не такой дорогостоящий как на профессиональных турнирах. Красные маты, постеленные на бетонный пол, определяли границы ринга. В четырех углах стояло по стойке метр в высоту, а между ними были трижды протянуты обычные канаты, закупленные в магазине промтоваров. Для подпольного чемпионата это было очень даже ничего. На ринге суетился рефери в полосатой форме - худой и бледный старичок и что-то яростно обсуждал с лысым организатором боя.
  Наконец, в зале погас свет.
  В первом углу появился негр в красных трусах обшитых золотом. Икс сразу узнал его, это был тот самый Малыш, действующий чемпион. Пьяная публика встретила боксера аплодисментами и свистом, и еще долго не могла утихнуть, что рефери пришлось прибегнуть к помощи микрофона. Малыш оказался таким же в точности как на экране телевизора или, вернее сказать, даже крупнее. Кожа темно-коричневого цвета с незначительной примесью фиолетового - африканец, метра два ростом и сложен как дубовый шкаф. Икс слышал краем уха, что боксер родом из Камеруна, города Яунде.
  В противоположном углу появился другой претендент на чемпионский титул - Скала. Белый здоровяк из соседнего города, с густой бородой и усами вокруг губ, но лысой головой. На вид ему, как и Малышу было за тридцать. Противник был явно американских кровей с ощутимым пивным брюхом. На нем были надеты синие трусы и боксерские перчатки того же цвета размером с голову. Его волосатую грудь покрывал сверкающий бисер пота. Как и Малыш, он разогрелся и был готов к бою.
  Гонг. Начало первого раунда.
  Пробираясь сквозь толпы пьяных панков, Икс повстречал старого приятеля Игоря. Он был еще тем пронырой. Узнавал обо всем раньше остальных и везде совал свой длинный нос. Игорь косил под гея. Красил короткие взлохмаченные волосы в голубой цвет, пользовался подводкой для глаз и покрывал губы сверкающим блеском. Икс познакомился с Игорем пару лет назад во время клубной тусовки. Парень просто рухнул на диван рядом с гитаристом и заявил что, между прочим, он гей и находит Икса невероятно привлекательной мужской особью. Правда, уже на следующей утро, Икс узнал, что Игорь обычный натурал, просто его прикалывало выдавать себя за гомосексуалиста, якобы так гораздо легче дурить девичьи сердца желающие излечить его от страшного сексуального недуга.
  - Привет, Игорь, - сказал Икс.
  - А, салют.
  Гонг. Конец первого раунда.
  Как показалось Иксу, первый раунд закончился слишком скоро, он даже не успел понаблюдать за схваткой. Сейчас оба боксера сидели в своих углах. Скала тяжело дышал. Его суровое бородатое лицо было разрисовано кровью, точно детские рисунки акварелью. Тренер обработал раны ватным тампоном. Малышу тоже наложили солидный макияж: синяк под левым глазом и разбитая верхняя губа.
  Через минуту Икс заметил, как среди орущей публики на противоположной стороне появился никто иной, как Джек. Скользкий букмекер с хитрым лисьим лицом всегда появляющийся там, где пахнет лохами и большими деньгами, начиная от безобидных тараканьих бегов и заканчивая шоу с участием детоубийц. Разумеется, ставками на этом финальном боксерском матче тоже заправлял он.
  Пьер сошелся с этим куском дерьма на виртуальном ипподроме. В отличие от живых лошадей на нем использовались электронные скакуны. Настоящих лошадей уже давно не существует, а тем более породистых. Арабские генетики пытались оживить их путем редакции ДНК парнокопытных, но, увы, пробирочные лошади дохли, прежде чем достигали зрелости. Пьер в тот вечер спустил все деньги и тогда Джек пригласил его поучаствовать в одной авантюре, за что гарантировал простаку кусок от доли. Пьер согласился. Затем Пьер еще несколько раз получал от Джека деньги и в итоге подсел.
  Когда Джек разнюхал, что француз имеет звукозаписывающую студию, то немедленно захотел заполучить, правда, не ее, а землю, на которой та стояла. Сейчас землю хрен купишь! Квадратный метр быстро дорожал, как и терпение Джека. А Пьер не догадывался об этом и продолжал играть с огнем.
  - Ты не видел Пьера? - забеспокоился Икс.
  - Нет. А что?
  - Да он...
  - Он тоже поставил?!
  - Да. На Малыша.
  - Ха-ха-ха.
  - Чего ты ржешь? - спросил Икс.
  - Надеюсь, Пьер ставил немного, потому что этот олух может и не надеяться, что увидит свои деньги.
  - О чем ты?
  - Малыша купили. Весь матч подстава!
  - Шутишь?!
  - Нет. Джек договорился, чтобы Малыш лег. А, насколько мне известно, все поставили на него. Джек заработает до хрена денег, когда Скала победит. Тут не один Джек, тут замешана мафия. Они делают деньги на таких боях. Малышу сказали примерно так: либо ложишься сам, либо ляжет твоя жена.
  - Когда? Когда он ляжет?
  - Не знаю, но уверен, это обязательно случиться.
  Икс уставился на Джека. Он видел, как этот жалкий ублюдок ухмылялся и хихикал, поглядывая на часы. На лисьем лице не было волнения, он был спокоен как айсберг и прикуривал сигару будто и, правда, знал конечный исход этого матча. Вдруг толпа взревела. Икс сразу кинул взгляд на ринг. Малыш, этот громадный как горилла боец, валялся без сознания. Пятый раунд. Икс не видел удара сокрушившего камерунца. Дыхание замерло, Икс с ужасом слушал, как рефери отсчитывал время. Десять, девять, восемь. Лицо побледнело как у покойника. Холодный пот выступил на морщинках лба и висках. "Вставай, вставай!" - кричала толпа. Но Малыш лежал неподвижно, притворял он или нет - отсюда этого нельзя было разглядеть. Три, два, один. Рефери закончил обратный отсчет. Предчувствие его не обмануло. Икс понимал, что, начиная с этой минуты, Пьер оказался в полном дерьме.
  Опасаясь, что Джек знает его лицо, Икс набросил на голову капюшон и, сунув руки в куртку, словно пуля выскочил из клуба, едва не сбив с ног громилу Томми. Сейчас он хотел только одного - предупредить Пьера или хотя бы отыскать хренова друга раньше, чем это сделают ребята Джека. Оббегая машины и летящую из-под колес смешанную с мусором слякоть, Икс со всех ног рванул в RECORDS.
  Беги, просто беги.
  
  
  10
  
  - Где ж ты, сукин сын!
  С такими словами Икс пулей выскочил из комнаты Пьера на втором этаже RECORDS. Друга, между прочим, на звукозаписывающей студии не оказалось. Он будто испарился, из-за чего Икс был готов уже рвать волосы. Вообще это было очень похоже на Пьера. Икс давно заметил, что этот миловидный француз для своих мистических исчезновений всегда выбирал самое неподходящее время.
  Сотовый телефон у Пьера был отключен.
  Куда он мог пойти? Хотя друг и был психически больным и повернутым на азартных играх, но он и не был дураком. Он наверняка уже узнал результат матча, - а раз так, то горюет и обязательно пьет и если в его голове еще остались трезвые мысли, то Пьер ни за что не вылезет из безопасного убежища. Он обычный трус особенно, когда дело касается оплаты долга. Наверняка уже намочил в штаны.
  Но с другой стороны, возможно, Икс опоздал.
  Раз уж Джек подстроил боксерский матч, то еще в понедельник, когда началось все это дерьмо, букмекер был уверен в том, что Пьер проиграет, и приказал ребятам брать его пока тот тепленький. Икс вспомнил, что не разговаривал с другом вот уже два дня, вдруг его схватили гораздо раньше, чем сейчас. Может за три или два дня до начала субботнего матча, чтобы Пьер не слинял из города или вообще за границу с ворованными деньгами. А что? Закинули в подвал, привязали к стулу и время от времени разукрашивали физиономию алюминиевой битой, пока Пьер, плюясь кровью, в конце концов, не согласился подписать необходимые бумаги. Все что нужно этому козлу Джеку - земля, на которой стоит RECORDS. А такой сукин сын как он, разыщет с десяток способов, чтобы отобрать чужую собственность, и раз уж не получается добровольно, то он возьмет согласие через пытки.
  Обмозговав ситуацию, Икс отправился к Алисе.
  
  Когда Икс добрался до КЛУБНИКИ было за полночь. Сразу заходить в бордель юноша не стал, подумал, что для начала неплохо было бы немного успокоить нервы, потому как в данный момент Икс больше смахивал на хренова психа. Он нервно подергивал правой половиной лица, как будто у него был тик, да и выглядел мрачным и чертовски бледным. Глаза носились по орбитам, в уголках белок залила кровь из лопнувших капилляров. Еще в клубе ДЕЖА ВЮ перед матчем Икс выловил Джо, темнокожего парнишку, торгующего наркотой. Для большего кайфа гитарист ширнулся в сортире. Но этот мелкий ублюдок продал какую-то дрянь то ли разбавленную, то ли еще чего. Икса до сих пор мутило, и кайфом это ощущение назвать трудно. В КЛУБНИКЕ же надо выглядеть как огурец.
  Обычно бомжей, наркоманов даже не запускали туда - им там делать нечего. Вот и Икс, будучи не в лучшем виде опасался соваться в бордель сейчас, ведь если чего заподозрят, за тобой повсюду будет следовать хвост из двух охранников, а когда догонят, предстоит долгий разговор, правда, без помощи языка. Икс вынул из кармана пачку "Касание Смерти". Пачка была помята. Он выудил последнюю сигарету, сильнее скомкал пачку и швырнул в урну, но промахнулся и черный комок упал рядом. Закурил. Икс курил очень быстро, торопился. Доза никотина резко охладила его кровь и чуток расслабила тело. Теперь он был полностью готов зайти в это недружелюбное для бедняка место.
  Внутри оказалось довольно мило, куда лучше, чем в ночном клубе. Заведение было рассчитано явно на клиентов либо пожилого возраста, либо мужчин тридцати-сорока лет. Звучала медленная музыка. В зале с приглушенным светом стояли мягкие розовые двухместные диванчики, обитые бархатом. Люди здесь были разных мастей: туристы, бизнесмены, директора магазинов; верховные судьи и адвокаты, сбегающие от своих жен; учителя из средней школы, встречающиеся со своими ученицами. Вдоль стен, отдавая неоновым свечением, горели десятки голограмм проституток - эти были свободны в данный момент. Всякий имеющий кучу денег и желающий ее просадить, просто подходил к этим витринам разглядывал девиц и выбирал себе ту, которая понравится, касаясь ее голограммы.
  Услугами жриц любви часто пользовались и одинокие лесбиянки. Проституток вроде Алисы не особо интересовал пол клиента, главное - хорошо заплати, а дальше делай все что вздумается. Да и сама Алиса была такой сумасшедшей, что запросто сошлась бы с подружкой и не только на работе. Она вообще любила разного рода сексуальные эксперименты, что собственно, рано или поздно, но неизбежно начало раздражать Икса. Понаблюдав за одной из таких коротко-стриженых лесбиянок, выбирающих себе грудастую ночную игрушку, Икс вернулся к основной цели. Он повернул налево и начал подниматься вверх по металлической винтовой лестнице утопающей в зарослях вьющихся лиан.
  На втором этаже борделя располагалась касса и длинный слабоосвещенный коридор, ведущий к кабинкам с проститутками. За кассой стояла мадам Марго. По возрасту, она могла годиться Иксу в бабушки, однако благодаря чудесам современной пластической хирургии и коррекции ДНК, эта женщина по сей день, сохранила молодость лица, выглядя на двадцать с небольшим лет. Каждый год Марго ложилась на две недели в клинику, где знакомые доктора подлечивали ее тело, словно ремонтники, чинящие подержанную машину в автомастерской. Разумеется, для лечения она ездила в Токио. Здесь подобной медицины просто не существовало. Интенсивные гормональные терапии подправляли метаболизм ее тела. Возвращение скоротечной молодости Марго всякий раз отмечала недельной прогулкой по японским магазинам, приобретая все, что только приглянулось ее острому глазу.
  На голове мадам Марго был нацеплен громадный парик из обесцвеченных распущенных волос. Ее лицо было исправлено и перекроено так, чтобы напоминать известных топ-моделей. Все что ее выдавало так это безобидные привычки - атрибуты старины, с которыми Марго не расставалась со дня своей юности: красная помада и столь же ядовитого оттенка лак, покрывающий длинные почти пятисантиметровые и чуть загнутые вниз ногти. Казалось, будто она нацепила на кончики пальцев бритвы, омытые кровью обслуженных, а после беспощадно расчлененных клиентов. На Марго был накинут легкий полупрозрачный пеньюар с розовым воротником, низом и манжетами из пышного искусственного меха, сквозь который был виден бюстгальтер на тонких невидимых бретельках из пластика.
  Марго работала хозяйкой. Как и девочки, она начинала с самых низов - с улицы. Тридцать семь лет отработала на панели, получила деньги, власть и богатства. Шантажируя городских политиков - бывших клиентов, получила разрешение на открытие собственного борделя каковым и является КЛУБНИКА. Кто уж больше чем Марго, знал об этом ремесле? Ее работа сводилась к контролю того, как трясущие деньгами богачи-свиньи обращались с новенькими сотрудницами ее волшебной страны, поначалу немного робкими и еще не освоившими всех тонкостей своей профессии. Иногда Марго даже запиралась с новенькими в одной из кабинок и насиловала их, но девочки все равно любили ее как мать. Кроме того, Марго лично брала деньги за оказанные ее проститутками услуги. Причем брала деньги особым образом: часть денег безналичным расчетом, а другую, безусловно, большую часть - клиент платил наличными, ведь налоговые сборы были не в интересах заведения. Цены, указанные в прейскурантах, были тоже только для налоговиков. Марго брала себе тридцать процентов от всех чаевых, которые клиенты платили девочкам за послушание и дополнительные ласки.
  - Добрый вечер, я бы хотел... - обратился Икс, на что получил ответ.
  - Бродяг не обслуживаем!
  - Я не бродяга.
  - Да? - Марго скривила лицо.
  - Я здесь по делу.
  - Ага, все вы юнцы такие, - хохотала она. - Не можешь что ли, как мужик, сказать, что пришел трахнуться?
  - Я ищу кое-кого...
  - Дырку, да?
  Икс вдруг понял что, видимо, его неверно поняли и более того, даже не хотели совсем слышать то, что говорил он. Поэтому, если Икс начнет возмущаться и как девчонка пускать сопли, объясняя причину, то, скорее всего, Марго просто-напросто вызовет охрану. Конечно, если хозяйка уже не нажала скрытую у нее под кассой сигнальную кнопку. А далее гитариста ожидаем всем известный исход - несколько синяков, пара сломанных ребер и перспектива очнуться лицом в луже. Чтобы и дальше не обострять ситуацию Икс согласился выслушать Марго, а уж потом, когда она спросит, чего желает клиент и, наконец, раскроет для этого уши, предельно уважительно объяснить ей свою цель.
  - Ладно, предлагайте, - вздохнул он.
  - Куда-то спешишь?
  - Нет.
  - Половое предпочтение?
  - Девушки, - автоматом ответил он. - Разве я похож на гея?
  - А хрен вас знает молодых. Время такое, кругом бисексуалы. - Марго повернулась к ноутбуку. Запустила какие-то файлы на рабочем столе и начала искать свободную кабинку. - Номер двадцать пять. Девочка уже ждет. Сообщи, если что-то тебя не устроит, пацан. Давай сюда свою банковскую карту.
  - У меня ее нет, - сказал Икс.
  - Плати наличными.
  - Их тоже нет.
  - Ты что, козел, издеваешься?! - закричала Марго.
  - Говорю же, я по делу.
  - Какому делу?
  - Мне нужно увидится с Алисой, моей подругой, - наконец, высказался он.
  Когда Марго позвала Алису по микрофону, то Икс больше всего боялся того, как она встретит его. Они не виделись уже долгое время, а тем более не разговаривали. Что если Алиса психанет и откажется его узнавать? В этом случае Иксу придется все утро ползать на четвереньках, собирая с асфальта выбитые зубы. Вот и она. Розовые волосы, заплетенные в десятки дредов, лиловые тени, кольцо в нижней губе и проколотая левая бровь. Вынырнув из 33-й кабинки, девушка поспешила к ним.
  К счастью, Алиса признала друга. Девушка даже улыбалась, будто была рада их неожиданной встрече.
  - Привет. Пьер с тобой? - сразу спросил Икс.
  - Нет.
  - А где он?
  - Кстати, раз уж ты начал, то надо будет поговорить о Пьере, - заявила Алиса.
  - Да. Я тоже хочу.
  - Тоже?
  - Послушай, это очень важно, - уверял гитарист.
  - Поговорим, но только не сейчас. Меня ждет еще один клиент, я только разогрела его. Ну, ты понял! - Алиса хихикнула. Ее голос неожиданно резонировал, отразился в иле замутненной памяти Икса.
  - Ты долго?
  - Не знаю, но ты подожди меня.
  - Ладно, подожду, - ответил Икс, расстегивая молнию куртки. - Давай побыстрее, у меня мало времени.
  
  Алиса освободилась через полчаса, закинула на плечо сумочку из поддельной крокодиловой кожи, заплатила Марго третью часть от чаевых, а остальные мятые бумажки, не сортируя, сунула в карман джинсов. Выйдя на улицу Икс, не захотел ехать на такси и предложил Алисе проводить ее до дома. Девушка согласилась, тем более что все эти месяцы она копила деньги для операции на грудь.
  - Сигарету?
  Девушка вытащила из локтевого кармана куртки мятую пачку "Касание Смерти" с фильтром и вытряхнула одну для Икса, старого друга и бывшего парня. Икс ни за что бы не согласился брать что-то у нее, зная, что тогда он будет обязан предложить что-то ей. Жаль, что у него тогда не было сигарет.
  - Бери, - подталкивала Алиса.
  Икс неохотно взял обнаженную из пачки сигарету, прикурил от красной зажигалки и хотел уже убрать обратно в джинсы, но Алиса перехватила ее, чтобы тоже прикурить. Именно таким хитрым ходом она обычно начинала коварную игру. Забрав зажигалку, Икс поспешил утопить ее в боковом кармане.
  - Похоже, что ты ширнулся, Икс, - улыбнулась Алиса.
  - Послушай, - оборвал он.
  - Да?
  - Когда ты видела Пьера в последний раз?
  - Дня два назад. А что?
  - Черт!
  - Да что случилось?
  - Пьер проиграл, вот что, - нервничал Икс. - И думаю много денег. Денег, которые даже не его! Джек точно прихлопнет его, но сначала вытрясет из него все что можно, обберет его до копейки. А он обязательно сделает это. Джек запросто проделает Пьеру маленькую черную дырку между глаз. Вот же хренов француз. Каким же надо быть придурком, чтобы вот так запросто вляпаться в такое дерьмо.
  - Ничего выкрутится.
  - А ты?
  - А мне какое дело?
  - Но ведь он твой парень, и до тебя доберутся, - сказал Икс.
  - Да черт с ним!
  - Как это?!
  - Пускай подохнет раз уж так, - ответила Алиса. - Его жизнь меня больше не интересует. Я все равно собиралась уйти от него. Лучше забудь про него вообще, выкинь из головы этот хлам. Пьер конченый человек и ты это знаешь, да еще и импотент. Он доставлял только кучу хлопот и воровал деньги.
  - Но...
  - Хватит уже.
  Алиса обняла Икса, словно прохладное брюхо змеи, кольцами опутавшее тело. В такие минуты Икс чувствовал себя кроликом, таял и испытывал возникающую ниоткуда уязвимость, робость в ее объятиях. Он вспомнил, как пахла ее кожа жаркими летними ночами, когда ее пальцы сплетались у него за спиной. Глядя ей прямо в глаза Икс, будто окаменел, позволяя Алисе творить с ним все что угодно. Она шепнула ему на ухо заветные слова, после чего поцеловала. Икс не противился, хотя и понимал, что еще каких-то полчаса назад ее губы были украшены миллионами частиц чужой спермы.
  
  
  11
  
  Икс проводил Алису до ее дома, того старенького девятиэтажного здания, мимо которого он не проходил уже шесть месяцев. Не то что бы его маршруты никоим образом не пересекали этот двор, Икс сам не хотел светиться перед окнами. Мало ли столкнешься с кем-нибудь из окружения Алисы или еще хуже - с ней самой. И вот они стоят здесь, на том самом месте, где когда-то разошлись их пути.
  Весь путь до дома девушка держала его за руку.
  - Зайдешь?
  - Нет.
  - Всего на минуту, - настаивала она.
  Не выпуская его руки из своей, Алиса потянула его за собой, пытаясь затащить в подъезд. Икс понимал, что все, что ей нужно так это, чтобы он переступил через порог ее двери, а там он будет беззащитен. Запутает своей паутиной в липкий любовный кокон, точно голодный паук пойманную муху. Однако именно времени у Икса как раз и не было. Он до сих пор не догадывался, где был его друг.
  - Это плохая идея.
  - Ладно, как хочешь. - Девушка выпустила руку Икса. - Жаль, а ведь тебе могло перепасть кое-что.
  - Как-нибудь в другой раз.
  - Договорились.
  - А сейчас я должен найти Пьера. Думаю, я представляю, где находится этот сукин сын. Хотел бы скорее заглянуть туда. Ну, знаешь, у нас есть свое секретное место... Прости, я должен спешить. Пока.
  - До встречи.
  Набрав на терминале пароль, Алиса исчезла за ржавой железной дверью. Дверь захлопнулась за ней. Пройдет пара минут, прежде чем она доберется до своей квартиры, отыщет в сумочке ключи и, отперев двери, включит светильники, зажигая в окне желтые огни. В любой другой раз Икс, как и раньше, остался бы подождать, пока это произойдет. Когда Алиса появится в своем окне, чтобы махнуть ей на прощание, но только не сегодня. По-черепашьи втянув голову в плечи и набросив на нее капюшон от зимней куртки, Икс быстро зашагал по тротуару, укрытому тонким слоем первого снега.
  Ни Икс, ни Алиса не заметили, что за церемонией их прощания наблюдал третий человек. Им был Аполлон. Мужчина тридцати четырех лет, сидящий на той самой скамье, с которой Икс когда-то любовался окнами бывшей девушки. Да и честно говоря, на фоне кроющей улицы ночи, он был практически незаметен. Аполлон был одет в черное длинное пальто, черные кожаные перчатки, на лице пластиковая маска с широко улыбающимся лицом, окрашенным в тот же однотонный черный цвет.
  Через крошечные глазные отверстия в маске, Аполлон сканировал окружающее пространство точно робот-шпион. Как только новые полученные данные были занесены в мозг, уложившись на свободные гигабайты его жесткого диска, а Икс скрылся под покрывалом начавшего падать снега, Аполлон встал со скамьи, отряхнул рукава пальто от налипших снежинок и, захватив стоящий на мерзлой земле портфель, насвистывая мелодию, двинулся в другую сторону, противоположную от Икса.
  Последние пять дней Аполлон круглосуточно наблюдал за Иксом. И делал это так искусно, что Икс ничего не подозревал об этом. Он ходил за гитаристом по пятам, словно его собственная тень, хотя, честно говоря, в этом черном облачении Аполлон таковым и являлся. Он вычислял интересы, увлечения Икса, изучал обширный круг друзей и знакомых, врагов и недоброжелателей. Изо дня в день Аполлон кропотливо выстраивал в воображении матрицы и сложные схемы, помогающие ему глубже понять душевное состояние этого непростого человека. Вводя имеющиеся на руках данные - фотографии, диалоги, заметки - в мощный компьютер, Аполлон занимался вычислением судьбы Икса. И сейчас после пяти долгих дней наблюдений Аполлон мог с точностью до девяноста девяти процентов предсказать, куда направлялся Икс. Впрочем, Аполлон не был из тех безумных фанатов, которые следуют за кумиром. На Икса у него, конечно, имелись планы, но отнюдь не получение автографа.
  Сегодня слежка была закончена. Аполлон насобирал достаточно материала, чтобы предугадать любое действие Икса. Он представлял, как работает его сознание, знал Икса как свои пять пальцев. Аполлон был похож на чертова маньяка, лишенного своей жизни и ищущего смысл собственного существования в наблюдении за незнакомыми людьми, боготворя их лишь до тех пор, пока те не окажутся связанными и запертыми в его подвале на разделочном столе, залитом кровью бывших "звезд".
  
  Через пару кварталов, перейдя дорогу, Аполлон заскочил в интернет-кафе. На входе он снял с лица улыбающуюся маску. Когда же он проходил через ряды столиков, то все засидевшиеся в кафе посетители невольно оборачивались на него, шептались и даже официанты, бегающие с подносами по залу. Вообще-то Аполлон уже привык, что люди то ли враждебно, то ли дико воспринимали его внешность, хотя он не был уродлив или некрасив. Просто он был альбиносом. Розовые морозные глаза, тонкие белые волосы, черты лица поражающие своей холодностью. Аполлон был человеком, каких редко встретишь в мире, ведь вероятность пробуждения виновного гена меньше миллионной доли.
  Детство Аполлона прошло не в самых ярких тонах.
  Из-за своей уникальности над бедняжкой все время подшучивали дворовые мальчишки, а затем одноклассники. Правда худшее ждало еще впереди. Со временем смех перерастал в страх, а иногда выливался в жгучую ненависть. В юности юношу постоянно били живущие по соседству расисты и прочее выращенное на лжи дерьмо, которое рыскало по дворам и вылавливало на улице всех тех, кто якобы не подходил под их представления и оказывался стеной на пути сотворения идеального мира.
  Но в один день, проходя мимо магазина старьевщика, торгующего всяким собранным невесть откуда дерьмом, Аполлон заметил среди груды хлама эту самую маску с улыбающимся лицом. Он немедленно купил ее, и с того момента его жизнь круто изменилась, хотя повлияло на это и другое обстоятельство. Будучи изгоем и не имея друзей, Аполлон целыми днями торчал дома один: чинил платы и возился с софтом. Постепенно он все больше и больше осваивал Сеть, ведь там, у человека не было ни лица, ни имена - только псевдоним. Ты мог общаться с кем-то, делиться с ним самыми сокровенными секретами, и даже не знать какого пола был твой собеседник. Короче, посетив пару форумов, Аполлон быстро разыскал себе сетевых приятелей, а его знания помогли заслужить их дружбу.
  Просиживая за мерцающим экраном компьютера дни и ночи, Аполлон освоил азы хакерства и с помощью сетевых друзей продолжил свой крупномасштабный экскурс в джунгли альтернативной реальности. Несколько лет назад он присоединился к НОСТАЛЬГИИ - туда, где водились только хакеры-профессионалы, и вскоре освоился там как рыба в воде. Анонимность, таков их девиз и его тоже.
  Официант поднес стакан с лимонадом.
  Аполлон вытянул из кошелька пару купюр и заплатил за напиток. Отпив шипучего лимонада, он положил портфель на столик из дешевой слоеной фанеры. Взявшись за замочки обеими руками, хакер раздвинул их в противоположные стороны, расстегивая молнию портфеля. Когда портфель был раскрыт, Аполлон вынул из его мягких набитых ватой потрохов серебристо-черный ноутбук - легкий и плоский словно папка. Портативный компьютер был из числа самых последних моделей. На таких машинах данные обрабатывались за считанные доли секунды, в десятки раз быстрее, чем на предыдущем поколении ноутбуков. Все комплектующие, разумеется, были заказаны за рубежом и доставлены контрабандой по секретной схеме, четкой и отлаженной как механизм швейцарских часов.
  Подтянув лежащий на столике сетевой кабель, Аполлон вставил его в разъем на задней панели ноутбука. На экране появился значок соединения, началось подключения к Сети. Аполлон глотнул лимонада.
  Когда связь была, наконец, установлена хакер, точно пианист-виртуоз пробежался пальцами по клавиатуре, вводя IP-адреса, пароли, изменяя данные профиля пользователя и прочую цифровую хрень понятную разве что только посвященным в эти дела людям, которая так и лезла из черных системных окон. Закончив манипуляции с операционной системой и отладив Сеть по своему, что называется вкусу, а именно закодировав все получаемые и отсылаемые через протоколы данные, Аполлон загрузил чат-менеджер, дважды кликнув пальцем по яркому ярлыку на сенсорном экране. В правой части экрана появилось окно, а вместе с ним на экран высыпала куча непрочитанных сообщений от всяких старых и малоизвестных сетевых знакомых. Аполлон не стал себя утруждать открывать, читать, а после неизбежно закрывать эти ненужные сообщения, которые ему накидали невесть кто. Обычно все, что можно было встретить в этих случайных сообщениях делилось на три категории: приветствия и желание познакомиться, ссылки на порно-сайты, зараженные вирусами и троянцами или банальный SPAM, распространение, которого ассоциировалось у хакера с разливом рек.
  Игнорируя прочие сообщения и оставив их непрочитанными, Аполлон открыл всего лишь одно единственное. Сообщение безо всяких приветствий и содержало в себе два коротеньких, но емких слова: "Как дела?". Отправитель - Жанна. На белом лице Аполлона засветилась улыбка, правда, выглядела она больше зловещей и лукавой, нежели по-обычному милой как у большинства других людей.
  "Ты получила данные через спутник?" - отбил Аполлон.
  Жанна не отвечала и только спустя несколько минут на экране загорелись новые строчки в окне чата.
  "Да, уже поставила их на обработку".
  "Умница", - сразу же ушел ответ.
  "Начнем второй этап?"
  "Да", - коротко ответил Аполлон.
  "Кстати, сетевая полиция уже отстранена от расследования убийств, - печатала Жанна. - Нами будут заниматься двое русских агентов в черно-белых костюмах. Я уже раздобыла на них досье из Сети".
  "ФСБ?"
  "В яблочко".
  Его собеседницей была француженка Жанна. Красные крашеные волосы, собранные в десятки коротких торчащих во все стороны косичек. Лицо девушки обвешивали килограммы нержавеющей стали: были проколотые брови, нос, обе губы заключали в себе до пяти колец, подбородок украшал блестящий платиновый шарик. Уши были проткнуты во стольких местах, что даже Аполлону было трудно себе вообразить, каким же образом на этих маленьких лоскутках кожи умещалось столько стали.
  "Могу я спросить кое-что?" - напечатала Жана.
  "Валяй".
  "Куда ты потом отправишься?"
  "После контракта?"
  "Да", - сказала она.
  Несколько минут Аполлон молчал и, наконец, ответил.
  "Я думаю, нам хватит денег на два билета. А ты?"
  "Я тоже так думаю", - отозвалась она.
  Аполлон еще раз улыбнулся.
  "Кто следующий?"
  "Икс. Мишень более легкая, чем остальные, - печатал Аполлон. - Полное ничтожество. Пока я наблюдал за ним, то мне даже стало немножко жаль пацана. Но не убивать, а напротив - оставлять жить".
  "Не сближайся. Или ты забыл?"
  "Будь уверена: завтра Икс умрет". - Аполлон захлопнул серебристо-черный ноутбук и допил лимонад.
  
  
  12
  
  По-правде говоря, Икс не представлял, где мог прятаться Пьер. Что касается якобы секретного места, то здесь Икс просто солгал Алисе. Не было у друзей такого, известного только им, уголка. А если бы таковой был, то стал бы гитарист бродить по ночному городу в поисках хренова француза? Обычно они всегда срастались в клубе ДЕЖА ВЮ, но сегодня это было неудачное место. Зачем же он тогда солгал Алисе? Все очень просто. Икс хотел, чтобы у него появился маломальский повод удрать от этой трахнутой на голову девчонки, которая уже чуть было не затащила гитариста в свою койку.
  За те недолгие шесть месяцев Икс четко уяснил простую истину - Алиса была из тех немногих людей, которым всегда удавалось заполучить то, что они хотели, будь то мелочь вроде глупых бус в дешевом магазинчике за углом или же чувства и сердце человека. Если не можешь сказать свое твердое слово, то лучше сразу иди, сдавайся. Жизнь с этой чертовкой была похожа на перегонки - или ты или тебя! Вот только бегала эта сучка в таких делах как чемпион. В крайнем случае, Алиса всегда начинала давить на жалость, выглядеть несчастной, задевая в душе каждой жертвы тонкие и чувствительные струны, и лишь только ты поддавался на ее сладкие лживые речи, твои яйца сразу оказывались крепко зажаты в ее руке. А согласитесь это не очень приятно, когда ими вертит кто-то другой.
  До рассвета еще далеко.
  Неприкаянным призраком Икс бродил по снежному ковру тротуара и пинал сверкающую перед опущенными глазами консервную банку. Он раздумывал над тем, где мог сейчас находиться друг. Как вдруг, протрезвевшую после часовой прогулки, голову осенило. Пьер запросто мог прятаться у них.
  
  Неподалеку от психбольницы переоборудованной в недорогую гостиницу с видом на помойку, располагался небезызвестный притон. Вход был с заднего двора и не в двери постройки, а в подвал досыта напичканный обкуренными кибер-хиппи. Икс никогда не понимал трепа этих торчков, а на их хреновы идеалы ему было, мягко говоря, наплевать. Все что он уяснил себе в первый же день от общения с этими овощами, так в шутку их называли в музыкальной среде андеграунда, так это то, что они самые обыкновенные пацифисты. Об этом факте даже красочно и пафосное объявляло не совсем удачное - явно рук любителя - граффити над входом в притон, гласящее: "За мир во всей Сети!".
  Как-то раз, наблюдая за этими кибер-хиппи, Икс невольно заметил, что вся их жизнь - марафон, только без красочной финишной ленточки. Вместо нее только пустота, черная и холодная. Как бы быстро не рвалось твое сердце к собственной поломке, у твоего соперника всегда есть шанс обойти тебя. Никто не знает, какой длины окажется его дорожка и поэтому у каждого есть шанс оказаться первым, правда, на столе патологоанатома. Их жизнь или вернее сказать существование на грязных бетонных полах и драных диванах сводилась к необычайно простым вещам - углеродная жратва, спринтерский секс, от двух до пяти минут, и курение травы, выращенной на своем малюсеньком балкончике. Из-за чего эти ребята напоминали Иксу микроорганизмы, растущие на дне стеклянной банки.
  Квартиры кибер-хиппи были столь же пусты, как и их прокуренные мозги. Икс вспомнил, как однажды он не мог ночевать у себя дома. Кое-кто из крутых ребят искал его, чтобы стрясти денег, которые он задолжал. Пьер предложил другу переночевать у старого приятеля по прозвищу Туман, который, кстати, был одним из этих кибер-хиппи. Пока они шли до его квартиры, Туман без конца трепал языком, рассказывал о вселенском смысле бытия, открывающимся перед ним после каждой затяжки и бранил три бессмертных вещи: деньги, оружие и телевидение. Он даже пару раз пытался всучить косяк Иксу, но тот, глядя на сползающую с черепа физиономию Тумана, отвечал коротко: нет.
  Когда Икс с новым приятелем завалился к нему на квартиру, то обнаружил абсолютно пустые комнаты. На стенах даже не было обоев, разве что пара залапанных грязными пальцами плакатов порнографического содержания. Из дальней комнаты показывалось едва заметное глазом мерцание доисторического монитора. Там, на ледяном застеленном досками полу, обогреваемом сгоревшим радиатором, стоял старый системный блок и прочая компьютерная рухлядь - то ли ворованная, то ли позаимствованная у какого-то добряка. Сидеть пришлось на полу. Холодно конечно для задниц и ветер дует из оконных щелей, но делать нечего - стульев нет. В углу комнаты валялся матрац, от которого за метр разило мочой - старый, потрепанный, будто изнасилованный. Впрочем, кто знает, что снится этим обкуренным придуркам по ночам или какие возникают перед ними галлюцинации. В этой же разваливающейся по кусочкам сраной комнате под окном висела облупленная гармошка батареи - тоже холодная. Отопление было отключено во всей пятиэтажке из-за неуплаты долга. Да и воды тоже не было. Из покрытого известью крана лезло все что угодно - слизь, ржавчина. Трубы прогнили, отчего по всему рушащемуся дому расплодились тараканы. Словно мутанты они были на сантиметр длиннее, чем обычно. Бегали по стенам и полу будто бы у себя дома. Тумана или его сожителей они мало волновали. В общем, чего только Икс не нагляделся, побывав в гостях у этого овоща.
  Да и что могло волновать таких как Туман? Икс однажды спросил у него имя, но тот ничего не ответил, только улыбался как лошадь или истошно ржал, брызгая во все стороны горькой слюной. Не мог Туман вспомнить собственного имени. Ни на этот день, ни на другой. В самом деле - что может помнить человек, когда у него отмерла четверть мозга? Однако Туман продолжал курить по десять косяков в день и периодически, когда к нему заглядывала синеволосая подружка Мальвина, колоться всяким дерьмом, вынуждая нейроны перегорать один за другим как лампочки - быстро и необратимо. Всю ночь Икс не мог сомкнуть глаз и материл Пьера, считая, что уж лучше заночевать на улице. Когда же, наконец, настало утро, Икс захватил одежду и незаметно, как мышь, свалил из тараканьего логова, пока Туман еще дрых на своем матрасе, совершая возвратно-поступательные движения.
  В подвале, где располагался притон, всегда было невероятно тесно. Вокруг клубились кучевые пары ганжи, что нередко казалось, будто чертовы кибер-хиппи вообще разучились дышать чистым воздухом. Может они вообще передохнут, если им надеть на лица кислородные маски? Правда, вне притона воздух тоже сложно было назвать чистым, из-за ежедневных выбросов тонн газообразных токсических отходов с фабрик и заводов. Как-никак, город все-таки являлся столицей химической отрасли.
  Защищая нос от парящих повсюду зеленоватых облаков Икс начал пробираться сквозь плотные пачки законченных пацифистов, которые пребывали во всех возможных позах, дабы только влезть в консервную банку - их подвал. Кто-то сидел на полу, другие навалились на стену. Зрелище было жуткое, однако наружная красота не интересовала кибер-хиппи, им ближе были страдания души, в наличии которой Икс, кстати, сильно сомневался. И правда, какая душа может быть у трахнутых торчков? Скандируют за мир и свободу, а сами посадили себя в клетку на "зеленую" иглу. Все их миролюбие исходит не из гуманности, а из банального безразличия и равнодушия к жизни и всему миру. Не то чтобы они были против войн, им просто лень бороться за лучшую жизнь, за место под солнцем. Вот они и выдумали себе новое травяное солнце, под которым пока еще каждому хватает места. Удобно и славно. Впрочем, не бывает лучшей жизни. Люди везде одинаковы - меняйте хоть флаги, хоть имена, свергайте старых и избирайте себе новых богов, но люди все равно останутся дерьмом.
  Воняло от этих хреновых торчков сильнее, чем от диких животных. Кибер-хиппи вообще редко пользовались одеколонами или духами. Нарушение естества тела считалось своего рода смертным грехом. Одним словом, они пахли как каменные люди, которые оттаяли после извлечения их тел из тысячелетнего ледника. Как они выносили это? Никак. Их мозги были настолько затуманены, что вряд ли они замечали что-то вокруг себя. Немытые грязные пакли на головах, нечесаные месяцами и болтающиеся как попало. Одевались торчки в гавайские рубашки с яркими почти кислотными узорами.
  Морщась и зажимая нос, Икс все-таки прополз сквозь толпу кибер-хиппи. Духота сжимала его горло, будто затянувшаяся на шее петля. В глубине притона было жарче, чем в духовке. Икс начал чувствовать, что его кожа запекается. Однако вскоре понял, что это наркотическое действие травы. Не дышать ей здесь было попросту невозможно, разве что если ты нацепишь на себя водолазный костюм и баллоны с кислородной смесью. В конце концов, пытка и дискомфорт которые испытал Икс, не были напрасны. Среди людей, сидящих за барной стойкой, Икс заметил знакомый сколиоз Пьера.
  Друг был, что называется, пьяный в жопу.
  Пьер лежал грудью на барной стойке в луже разлитого им же пива, руки неподвижно свисали в сторону пола, стремясь вот-вот отвалиться с концами. Жалкое зрелище, но Пьер имел на это право. Икс подскочил к нему и радостно пихнул друга в левое плечо, отчего француз испуганно вскричал, очухался и начал суматошно бегать глазами вдоль стойки, пытаясь разыскать потерянную кружку пива.
  - Пьер, я здесь. - Икс помахал рукой.
  - А, ты.
  Не считая приличной дозы алкоголя и травы, от рубашки Пьера воняло какими-то дешевыми сладковатыми духами. Наверное, по дороге сюда подвыпивший француз попутался со сторублевой шлюхой, из числа тех, что торговали своими заразными прелестями у каждого фонарного столба. Стояли в круге из желтого света, словно бабочки, порхающие вокруг пламени. Икс как-то давно по глупости свалялся с одной из них, той, что работала в нескольких метрах от его дома и строила ему глазки.
  Время поджимало, так что их "свидание" прошло в режиме ускоренной перемотки, да еще без презерватива. Несколько дней спустя яйца у гитариста начали зудеть. Икс даже пропустил концерт "Осколков". Только тогда он понял безответственность своего дурацкого поступка. Зуд мучил его весь день, а под вечер и вовсе перекинулся на кожу под лобковыми волосами. Вернувшись, домой, Икс сразу же направился в ванную, где в лучах люминесцентной лампы принялся детально изучать свое скромное достоинство. Оказалось, что он ненароком подцепил от этой девицы вшей. Натянув джинсы, Икс мигом рванул в ближайшую аптеку, накупил всяческого лекарства, вроде лечебных мазей, сбрил густую растительность и принялся воевать с гадкими кровососами, оккупировавшими член.
  - Ну и заставил ты меня поволноваться, - произнес Икс, подсаживаясь к другу.
  - Ты искал меня?
  - Да. Почему твой телефон отключен?
  - Батарея сдохла, - протянул Пьер.
  - Ты уже в курсе, что Джек тебя поимел?
  - Да. Хренов козел!
  - И сколько ты поставил на Малыша?
  - Сорок тысяч.
  - Сорок?! - Икс чуть не свалился со стула. - Ты что вообще?! Тебе же никогда не расплатиться! Джек обязательно заставит тебя продать RECORDS и, более того, он до последней нитки обчистит тебя.
  - Хрен ему.
  - Что?
  - Говорю, хрен этот урод получит свои деньги. Я не дам ему ни копейки. Вот куплю себе новое лицо и кого Джек будет ловить, а? Скажи друг, как тебе моя идея? Или куплю себе большой ствол и прострелю башку этому лживому ублюдку к чертям собачьим! Пускай эта сука дохнет, рыдая на коленях.
  Разумеется, Икс не обращал внимания на весь этот пьяный бред, который поносом лился изо рта Пьера. Джек лично контролировал бизнес в "черных" клиниках по трансплантации лиц, а что касается оружия, то у него на службе такие головорезы, что ФСБ и сетевая полиция дружно боятся его.
  - Валить тебе надо, - качал головой Икс.
  - Откуда?
  - Из города.
  - Эй, я не какой-то там трус!
  - Слушай, у меня есть знакомые в автобусном депо, - говорил Икс. - Я там подрабатывал летом и завел дружбу с некоторыми водителями междугородних рейсов. Давай я сгоняю к ним, потолкую с ребятами. Не больше часа займет. Я запросто раздобуду у них лишний билет для тебя. Конечно, не официально, ведь Джек будет отслеживать списки пассажиров на все междугородние автобусы и...
  - Нет.
  - Ты дурак?
  - Я буду здесь, пока все не уляжется.
  Как сильно ни пытался Икс переубедить друга, Пьер оставался непоколебим. Глядя в его глаза, скрытые под тонким слоем стекла, Икс вдруг понял, что на самом деле задумал этот придурок - он не хотел убегать, это было бы противоестественно. Пьер собирался отыграться, чтобы вернуть себе звукозаписывающую студию, а так как кроме нее у него ничего уже не было, француз был готов поставить на кон, хоть собственную жизнь, лишь бы еще разок ощутить адреналин, бурлящий в его крови.
  Икс ушел. Француз остался.
  Как сказала Алиса, Пьер был конченым человеком. Просто Икс всегда боялся признаться себе в этом.
  
  
  13
  
  Рассвет застал Икса, когда он, наконец, добрался до подъезда своего пятидесятиэтажного дома. В здешнем рассвете было мало, что удивительного для горожан. Небо просто резко сменило цвет с черного на светло-голубой. Могло показаться, словно сам господь бог повернул окружающий мир, точно калейдоскоп, мгновенно сложив из тысяч осколков совсем иной и каждый раз неповторимый узор. Воспроизведение утреннего неба не было четким. Специальная программа наладит яркость и насыщенность цвета только через час, поэтому пока небо пульсировало как тихо гудящая неоновая лампа.
  На небо Икс не смотрел. Он даже не заметил того, что вокруг стало светлее. Прежде, когда Икс был ребенком, то просыпался пораньше, чтобы первым в городе как он считал увидеть новый цвет неба. Что касается сегодняшнего Икса, то он, увы, не был тем маленьким мечтающим мальчиком. Он шел погруженный в бурлящий океан мыслей. С потерей последнего друга ему стало плевать на все.
  Голодный и уставший Икс носился по городу всю ночь напролет. И только сейчас осознав, что оказывается его труд, был никому не нужен, сердитый на самого себя вернулся обратно домой. Все чего он сейчас хотел - завалиться в свою квартиру, рухнуть на скрипящую кровать и проваляться, не выходя из дома пару недель, живя на китайской лапше, а уже в следующем месяце, отправиться искать работу. Как посчитал Икс, у него появился отличный повод, чтобы начать жизнь с чистого листа.
  Сунув руки в карманы куртки, Икс заскочил в подъезд. Двери были сломаны, а кодовый замок не работал. Икс поднялся по девяти первым ступенькам, прошел мимо разрисованной граффити стены и нескольких квартир, железные двери которых стали продолжением громадного настенного рисунка. Далее были почтовые ящики. Как гроздья винограда эти зеленые алюминиевые карманы висели на старой исцарапанной ножом стене, краска которой шелушилась и отпадала маленькими кусочками каждый раз, когда кто-нибудь проходил мимо. Ее уже год как хотели зашпатлевать и выкрасить заново, однако ничего не менялось. Посвистывая, Икс заглянул в свой почтовый ящик. Пусто.
  Разуметься, в таком обществе, где развиты информационные технологии, не должно оказаться места для такой древней профессии как почтальон, но в действительности это было не совсем так. Безусловно, что обычной почтой никто не пользовался так часто как тысячи лет назад, но просто с некоторого времени становилось все более опасно использовать электронную. И виной всему были бессмертные хакеры. Каждый, кто был хотя бы немного знаком со структурой почтового сервера и почтовых протоколов, мог запросто перехватывать и переправлять письма, вносить в них ложные файлы.
  Вот и ожило старое ремесло.
  Курьеры забирали письма и развозили их по указанным на конвертах адресам. Сейчас в городе работал всего десяток курьеров. Их можно было узнать по глуповатому розовому шлему, верхом на мотороллере с не менее глупой розовой корзинкой перед рулем. Почтовой перевозкой по городу занималось всего две компании. Обычные письма писались редко и, как правило, были дороговаты для простых людей, поэтому услугами курьеров пользовались крупные корпорации. К тому же им самим было выгодно передавать документ без участия Сети, ведь все сетевые потоки сканировала сетевая полиция, тут уж не до махинаций с данными. А с обычной почтой никто ничего не узнает - только курьер, да и то, он не имеет права заглядывать в конверты или пакеты. За ним, ведь следят тоже.
  Обойдя лужу мочи с потушенными в ней тремя окурками, Икс заскочил в прибывший на этаж лифт.
  У квартиры Икса ожидал сюрприз.
  Во-первых, когда гитарист вышел из автоматически раздвигающихся дверей лифта, сделал пять привычных шагов, добрался до своей квартиры и вынул из заднего кармана джинсов ключ, Икс не обнаружил на дверях того отверстия, в которое вставляют ключ. Замок на двери отсутствовал. Его просто сняли, причем, судя по отогнутому краю железной двери, делали это далеко не работники ЖЭКа.
  Во-вторых, когда Икс, сжав кулаки и оттолкнув дверь носком кроссовка, заскочил в квартиру. Квартира гитариста и раньше выглядела как обычная свалка, которая наблюдается у большинства безработных людей, как он, творческих личностей, проводящих дни в вечных несмываемых ничем хронических депрессиях и коротающих тоскливые одинокие вечера, сидя на алкоголе или слабой наркоте, приобретаемой за углом соседнего дома. Впрочем, сей беспорядок не был устроен руками Икса.
  Мысль об ограблении зажглась в голове Икса раньше других. Все доказательства были на лицо: вещи разбросаны на ковре, ящики выпотрошены, матрац и кровать перевернуты, мебель немного отодвинута от стены. Вероятно, воры надеялись обнаружить за шкафом толстую пачку спрятанных на "черный" день денег. Но, оглядев место преступления повнимательнее, Икс догадался, что это не могли быть грабители. Телевизор все еще работал, с того часа, когда Икс забыл выдернуть шнур из розетки. Приставка и диски валялись на столике, а черная гитара лежала под кучей наваленных вещей. Очевидно, что гостей мало интересовали предметы. Им были нужны либо деньги, либо сам Икс.
  - Джек! - сообразил он.
  Если это правда, то незваными гостями были никто иные как головорезы Джека. А кому еще в здравом уме понадобиться забираться в эту квартиру? Ты только зря потратишь время на вскрытие замка, который наверняка и есть самое дорогое и ценное, чем может здесь поживиться квартирный вор.
  Думая об этом, Икс вдруг понял - какое счастье, что он промотался всю ночь на улице. Ведь если бы он плюнул, и пьяный завалился домой после матча, черт знает, чтобы с ним сотворили эти ублюдки. Они не станут звонить и вежливо просить впустить. Вышибли бы дверь ко всем чертям! Джек надеялся увидеть Пьера. Но почему? И как он узнал об Иксе? Худший вариант, что Пьер сам протрепался о своем друге или же Джек заставил его сделать это еще давно, когда француз только попал в банду, чтобы всегда было на кого надавить случись чего не так, подобно поручительству в банке.
  Икс не ожидал такой удара от собственного друга. Какой у них был договор, какое дерьмо Пьер растрепал Джеку? Обмозговывая ситуацию, Икс осознал, что он не более чем разменная фигура на шахматной доске. Дурацкое предчувствие вернулось снова. Грудь покрыл холодный и липкий пот. Икс чувствовал нависшую угрозу, будто жить ему осталось недолго. Смерть уже близка, как гудок поезда мчащегося наружу из черной глубины подземного туннеля. На этот раз Икс не мог отрицать этого, он должен был довериться этому чувству. Логично предположить, что когда ребята Джека ушли, то посадили на скамейку мальца следить за подъездом дома, ожидая, когда вернется хозяин, и быть может, он уже сообщил им об этом. Если головорезы Джека поймают Икса, то ему придется отдуваться за друга. Этим ублюдкам все равно кого отделать за сорок тысяч рублей, лишь бы дали объект.
  Надо удирать!
  
  Из подъезда Икс вышел переодетым.
  Больше всего гитарист боялся того, что поблизости могут оказаться головорезы Джека. Вертеть головой, озираться по сторонам или оборачиваться нельзя - на такого подозрительного экземпляра сразу обратят внимание. Икс накинул капюшон старой куртки и надел солнцезащитные очки. Идти старался не быстро, хотя ноги, будто не слушались сознания, стараясь побыстрее доставить тело за угол.
  За небоскребом располагалась строительная площадка. Котлован вырыли еще этим летом, с тех пор уже возвели первые пять этажей. Шумящую по утрам стройку окружал забор из нержавеющей стали высотой в два с половиной метра, поверх которого была протянута колючая проволока как на охраняемых зонах. Высоченные башенные краны выглядели как скелеты в палеонтологическом музее - большие и неподвижные, что было, между прочим, странно. Рабочий день уже должен был во всю начаться, однако на площадке не было никого, да еще и ворота для въезда были почему-то открыты.
  Глянув по сторонам и не увидев поблизости охранника, Икс решил воспользоваться удачей. Из окон квартиры он часто наблюдал за ходом строительства. С высоты сорок пятого этажа площадка казалась как на ладони, а суетящиеся рабочие имели размеры муравьев. Икс с интересом наблюдал за тем, как по глинистым дорогам, размытым дождем, ездили крошечные самосвалы или буксовали грузовики, похожие на миниатюрные модели из магазина детских игрушек, управляемые людьми-точками.
  Изучая планировку стройплощадки, Икс запомнил, что у нее имелось два выхода - на южной и северной стороне. Икс решил выбраться из двора через нее. Ребята Джека вряд ли будут делать там засаду. Им проще выловить тебя на улице в арке или узком переулке, куда обычно убегают люди во время погони, чтобы не торчать на виду. К тому же лабиринт, сооруженный из строительных материалов, Икс знал наизусть. Даже сейчас в голове он держал точный чертеж этих двух гектаров стройки.
  Икс слишком торопился, чтобы задерживаться, оббегая строящийся дом вокруг. Гораздо более короткий путь пролегал через само здание. А, учитывая, что сегодня никого из рабочих на стройке не было, то никто и не заметит. Намотав на подошву кроссовок изрядное количество бурой глины, Икс забежал в серые еще неокрашенные и необработанные стены из железобетона. На пыльном полу первого этажа валялось куча хлама: сверлильные инструменты, электродрели, шпатели, банки с краской, серые мешки, куски стекловаты, которая, как пообещал себе Икс, впредь не коснется его рук.
  Преодолев препятствие из поставленной поперек дороги стремянки, гитарист свернул направо. Планировка дома отличалась от той, к которой привык Икс, поэтому он немного побегал, прежде чем выбрался в коридор, ведущий к квартирам. Странно, что на первом этаже их было только три и все рядом. Несущие стены были давно поставлены, а вот прочие перегородки почти отсутствовали, из-за чего могло сложиться ощущение, будто это одна многокомнатная квартира. Переступая через заросли протянутых со всех сторон удлинителей, он двинулся в сторону ближайшего окна, как вдруг неподалеку от себя расслышал чьи-то голоса. Икс прилип спиной к стене, будто ее вымазали клеем. Сглотнув слюну, гитарист наклонился вбок и, всего одним глазом, выглянул из-за гипсовой стены.
  В соседней комнате буквально через стену от Икса были два человека, оба мужчины. Один из них тот, что лысый и с приличным пивным животом, был одет как солидный бизнесмен. Дорогой светло-серый костюм, красный галстук в полоску. На пухлых пальцах Икс заметил блеск - золотой перстень. Однако поза у мужчины была не настолько крутая. Он стоял на коленях, рот был заклеен изоляционной лентой, мотки которой всюду валялись под ногами, что иногда можно запнуться. И хотя руки у него были свободны отклеивать ленту бизнесмен, похоже, не торопился. На квартире или в иных обстоятельствах, Икс заподозрил бы, что этот мужик чокнутый мазохист, но мокрая от мочи правая штанина дорогих иностранных брюк говорила скорее о страхе, нежели о сексуальном возбуждении.
  Второй мужчина был ростом чуть выше среднего. Безликий. Он был окутан длинным черным плащом, из кармана которого он вытащил пистолет с глушителем и установил его дуло так, чтобы вылетевшая пуля угодила в лоб дрожащего бизнесмена. На голове, прикрывая уродство лица, была широкая черная шляпа. Глаза выглядели холодными и пустыми. Он держал оружие с привычной непринужденностью профессионала, как Икс гитару. На левой руке безликого была хирургическая перчатка. Икс не расслышал слов из их разговора и поэтому молился, что они не расслышали его шагов.
  "Что же делать?"
  Проще всего было тупо прижаться к стене и не шевелиться, надеясь, что скоро дорожки этих двоих разойдутся. Вдруг размышления прервал странный звук, словно громкий плевок. Икс вновь осторожно выглянул. На этот раз картина изменилась. И не в лучшую сторону! Бездыханное тело бизнесмена валялось на пыльном полу с простреленным черепом. Из маленькой круглой дырочки в его лбу сочилась кровь, закрашивая квадратные дециметры шершавого бетона. Безликий довольно улыбался, вытирая платком ствол орудия. Икс чуть не вскрикнул от ужаса, но вовремя закрыл рот рукой. Имплантат в груди Икса бешено заколотился. В нескольких метрах от него был настоящий киллер.
  В детстве Икс видел киллеров только по телевизору и даже немного восхищался ими и пытался подражать. Сутки напролет он смотрел боевики, в которых они удирали от агентов ФБР, взрывали фабрики или в одиночку побеждали криминальные кланы, обязательно сваливая вину на других. Но, сейчас, столкнувшись с живым представителем, Икс был всего на волосок от того чтобы, как и жертва, намочить в джинсы. Остается молчать как рыба. Такие ребята как безликий не очень любят оставлять свидетелей. Другой вопрос, будет ли стоить вонючая шкура Икса потраченной на нее пули?
  Икс услышал, как киллер сделал шаг в сторону жертвы.
  Через секунду Икс расслышал еще один "плевок" - контрольный выстрел и загадочное слово: sayonara, - что в переводе с японского значит "прощай". Видимо этот убийца приехал из Японии. В голову Икса как всегда лезли бесполезные мысли. Лучше бы он думал над тем, как спасти задницу, не заработав в ней лишней дырки. Икс боялся даже пошевелиться, и тут случилось самое ужасное, что только могло произойти с ним. В кармане его старой куртки зазвонил телефон. Икса засекли, увы.
  - Эй, ты! - крикнул киллер.
  Опешив от страха Икс, выхватил из кармана сотовый и швырнул его в сторону. Звук упавшего где-то в десятке метров телефона на долю секунды отвлек киллера от истинного местонахождения гитариста. Икс немедленно воспользовался этим моментом и рванул в сторону окна. Бежать было недалеко всего пятнадцать метров. Заметив удирающего свидетеля, киллер не стал гнаться за ним - просто выстрелил. К счастью, Икс был будто рожден в рубашке. Пуля просвистела рядом с правым ухом.
  Добежав до не застекленного оконного проема, Икс бросился в него. Приземлился он на горку из насыпанного щебня, конечно, не самая мягкая подстилка, но Иксу было не до того. Соскочив на ноги, он побежал дальше. Безликий после неудачного выстрела попытался преследовать беглеца, но бесполезно, Икс перемахнул через перегородку и растворился в лабиринте стройматериалов. Не останавливаясь, позабыв обо всем на свете, он удирал без оглядки. Икс дрожал, он был напуган до смерти.
  Выбежав со стройки, Икс рванул к дороге; уши были словно заложены. Он ничего не слышал и продолжал бежать до тех пор, пока на середине дороги юношу не сбил отъезжающий от остановки трамвай.
  
  
  14
  
  Икс очнулся в больничной палате.
  Как постеленный асфальт он неподвижно лежал на койке, будучи укрытый темно-коричневым одеялом из утепляющей синтетической ткани. Разноцветные глаза смотрели на грязный потолок, обросший желтыми уродливыми пятнами, которые были особенно яркими в углах комнаты. Сбоку над гитаристом возвышалась металлическая рама, чуть-чуть обглоданная ржавчиной. К ней была прицеплена шторка, вроде тех, какие обычно бывают в примерочных кабинках магазинов одежды. Простыни, на которых проснулся Икс, не были свежими, казалось, что от них пахло предыдущим пациентом.
  Иксу вспомнилось утро, когда он оказался у Ямады.
  Сегодняшняя больница была грязная, нищая и кишащая бродягами со всякими компьютерными болезнями. И еще нос донимал этот странный запах. Однажды, ухаживая за пожилыми людьми в престарелом доме, куда Икс был направлен судом, гитарист заметил, что у всех стариков имеется такой специфический малоприятный запах, очень схожий с прогоркшим, говорящим о несвежести некоторых молочных продуктов. Напротив белой пластиковой двери имелось большое окно во всю стену. Люминесцентные лампы в палате не работали. Либо больница экономила энергию, либо они сгорели.
  На сей раз в венах Икса не было никаких игл. Он лежал одетый в больничную пижаму. Рядом с койкой стоял самопишущий стрекочущий прибор и допотопное электронное оборудование. Икс не видел, что на его голове была натянута резиновая сетка с множеством датчиков в один сантиметр в форме твердых черных шариков. На бесконечно длинном листе распечатки фиксировалась работа мозга.
  Перед приборами на вращающемся стуле сидела молодая медсестра. Сестра не видела, что Икс открыл глаза, и продолжала изучать распечатки. У нее были вьющиеся русые волосы подобранные бархатной резинкой похожей на багровый огненный цветок. На ней был двухслойный белый халат, из особой синтетической ткани плотно облегающий тело и имеющий встроенный фильтр ото всех видов нанороботов. На затылке дополнительные "безопасные" разъемы. Лицо медсестры скрывала нанопористая респираторная маска. Учитывая, что здесь бывают пациенты, зараженные опасными заболеваниями, приходилось соблюдать меры предосторожности. Ее глаза скрывали непрозрачные очки.
  - Идете на поправку, - произнесла она. - Как вас зовут?
  - Икс. Где я?
  - В бесплатной больнице.
  - Что-то не так с моей страховкой?!
  Икс попытался приподняться, чтобы присесть, но в результате у него вдруг резко закружилась голова.
  - Лучше лежите, - сказала медсестра. - Ваша страховка в порядке, просто эта была ближайшая больница. Вас доставили сюда с сильным кровотечением. Мы обработали рану и наложили швы. Через пару недель рана на вашем левом виске окончательно затянется, а пока вам следует поберечь себя.
  - Когда я смогу уйти? - спросил Икс.
  - Вы пробудете здесь еще три дня.
  - Три?! Что со мной?
  - Ничего серьезного, - ответила девушка. - Вы просто получили сотрясение мозга. Мы сейчас восстанавливает файлы. Не беспокойтесь, ваша операционная система будет работать, как прежде. Надеюсь, у вас не пиратские версии софта, либо пакеты обновлений низкого качества. Иначе будут сбои.
  - А что случилось до? - спросил он.
  - До больницы?
  - Да.
  - Вы что, ничего не помните? - Медсестра вздохнула.
  Икс начал медленно углубляться в дебри памяти, пытаясь найти ответ. Поначалу он не находил ничего, но со временем отдельные фрагменты начали появляться. Оставалось собрать головоломку воедино. Икс заново услышал свист пули, увидел безликого киллера и его пистолет. Вспомнил, как он выскочил через окно и побежал прочь. Весь окружающий мир в тот момент показался каким-то странным. Икс не слышал ни звука - как будто он смотрел немое кино, где движения предметов не плавные, а похожи на подергивание. Неожиданно глаза залил черный свет, густой непроницаемый для лучей. Никакой боли Икс не почувствовал; словно обморок, когда ты попросту вырубаешься и все.
  - Кажется, да.
  - Вас сбил трамвай, - ответила она и сочувственно похлопала по плечу. - За дверью ждут люди. Я сообщу им, что вы наконец-то очнулись. Они хотели бы задать вам какие-то вопросы. Я подойду позже.
  Как только девушка скрылась за дверями, в палату вошли двое высоких мужчин в черно-белых костюмах. Их глаза были скрыты зеркальными солнцезащитными очками и, как обнаружил Икс, у каждого имелся миниатюрный наушник, тонкий вьющийся шнур которого был запрятан за белый воротник рубашки. Несомненно, это были те самые чистокровные русские агенты ФСБ: Аркадий и Сергей.
  - Здравствуйте, вас зовут Икс?
  - Да, это я.
  - Говорят у вас серьезное сотрясение мозга, - произнес Сергей. - Но мы настояли на встрече с вами.
  - Кто вы такие вообще?
  - Агенты ФСБ.
  - И какого черта вам от меня надо?! - бросил Икс.
  - Попридержи язык, сопляк. - Двухметровый агент ФСБ угрожающе наклонился над койкой Икса.
  Гитарист сглотнул.
  Аркадий обошел больного и уселся на пустующую койку между Иксом и окном. Сергей присел на стул медсестры, таким образом, он был между дверью и Иксом. Неужели они решили, что он захочет сбежать? Хотя если они держали его за хренова психопата, то должны были подготовиться ко всем вариантам. С другой стороны агенты были в курсе сотрясения гитариста и понимали, что еще несколько часов назад он валялся под колесами проезжающих мимо машин. Иксу сейчас и на ноги прямо не встать не то, что удрать от двух здоровяков. Или это была обычная психологическая атака?
  Икс дал бы им обоим по тридцать лет, хотя по поведению они годились друг другу, скорее как отец и сын. Приглядевшись к ним, Икс заметил, что их молодость была дорогостоящей подделкой. Их возраст выдавали морщины на костяшках пальцев - то, что пластическая хирургия исправить не могла.
  - Вас подозревают в убийстве, - заявил Сергей.
  - Бред!
  - Вы думаете, мы здесь шутки шутим?
  Мысль какое-то время блуждала в голове Икса, как эхо, отражаясь от одной стенки сознания к другой. Когда, наконец, мозг переварил всю полученную информацию, гитарист перевел взгляд на дверь. В стеклянном квадратном окошке были видны двое полицейских, видимо они сторожили его.
  - Я никого не убивал! - заявил он.
  - Спокойно, - произнес Аркадий.
  - В таком случае я заполню пробелы. - Глаза Сергея покрылись фосфорическим свечением. Он вывел файл и начал зачитывать отчет вслух. - Жертва: Руслан Серов, сорок девять лет. Директор крупной строительной компании. Компания на рынке уже более десяти лет. Время смерти 10 часов 19 минут. Скончался от огнестрельного ранения в голову, лоб. Согласно нашей экспертизе первый выстрел был произведен киллером с двух метров, второй - почти в упор. Пистолет с глушителем неизвестной марки, возможно, сделан на заказ. Орудие найдено в правой руке убитого. Руслан был левшой. Отпечатков пальцев кроме тех, которые принадлежат жертве, на пистолете обнаружены не были.
  Икс с трудом пытался сохранять спокойствие и не выдавать тревоги. Его лицо было повернуто к Сергею, поэтому он не мог видеть напарника, однако чувствовал кожей, как Аркадий пристально следил за каждым его телодвижением. Агенты ФСБ отличные психологи. Икс знал, что настоящий убийца безликий, но разве ему поверят? Все что должен делать Икс - отрицать то, что он там был, если они не соберут достаточное число убедительных улик, то их обвинение не более чем пустой звук.
  - Вы слушаете меня? - спросил Сергей.
  - Да, - кивнул Икс.
  - Кажется, вы задумались, интересно о чем?
  - Не каждый день подозревают в убийстве.
  - Лучше не шути, - предупредил Аркадий.
  - Как вы понимаете самоубийство с двумя выстрелами в голову попросту абсурдно, - закончил Сергей.
  - Раз нет отпечатков, то почему подозреваемый я?
  Агент улыбнулся.
  - Неподалеку от убитого был обнаружен сотовый телефон. Модель Y3K, - объяснял Сергей. - Мы аккуратно сняли с телефона отпечатки пальцев и определили, что аппарат находился в ваших руках. Более того, заводской номер и SIM-карта подтверждают, что данный телефон принадлежит вам.
  - Да, он мой, - признал Икс. - Но я его потерял.
  - Когда?
  - Вчера в клубе ДЕЖА ВЮ на боксерском матче. Я был там, серьезно! Выпил парочку бутылок пива...
  - И ширнулся, - добавил Аркадий.
  - Эй, откуда?!
  - Мы сделали анализ крови.
  - Видимо, кто-то из местных карманников незаметно спер мой телефон, - сочинял Икс.
  - Но других отпечатков нет.
  - А вы думаете, вор их оставит? Меня подставили!
  - Вот как?
  - Честно. Вы вернете телефон?
  - Не так быстро, приятель, - засмеялся Аркадий.
  - Мы увидели на нем пропущенный звонок, время которого загадочным образом совпадает со временем смерти Руслана Серова, - добавил Сергей. - Полагаете совпадение? Номер на экране не определился, но будьте уверены, что мы непременно вычислим звонившего. Или вы сами назовете имя?
  - Ничего не знаю об этом.
  - Вы уверяете, что этим утром вас не было на стройплощадке?
  - Именно, - кивнул Икс. - Разве еще не ясно?
  - А я так не думаю.
  - Почему?
  - На ваших кроссовках была обнаружена глина, - произнес Сергей. - Мы запросили анализ ее с той, которая на стройплощадке. Результат положительный. Как это объясните? Воры украли вашу обувь?
  - Да, я бываю там. И что, это делает меня убийцей?
  - Подозреваемым, - поправил Аркадий.
  - Я проживаю в соседнем доме. Иногда захожу на стройку, чтобы поболтать со знакомыми и друзьями.
  Как-то давно от друзей Икс слышал, что в головах агентов ФСБ имеются устройства для записи всех получаемых ими через органы чувств данных. Что-то вроде контроля над их деятельностью и одновременно очень удобная вещица для сбора малозаметных улик. Сейчас главное не наболтать лишнего и не противоречить собственным ранее сказанным словам, опровергая их отчасти верную теорию.
  - Ваша наглая ложь не спасет вас, когда мы проверим вашу память, - пригрозил Сергей.
  - Не имеете права.
  - Не забывайте, ФСБ на все имеет право!
  - Чушь собачья, - брызнул Икс. - Зачем мне его убивать?
  - А кто тебя знает? Может ты псих. Нажрался в клубе паленой наркоты, тебе сорвало башню. И вот уже ты носишься по улице, мочишь людей. Руками убивать, конечно, трудно, потому раздобыл ствол.
  - Интересно где?
  - Не переживай, мы придумаем, - улыбнулся Аркадий.
  Икс был ошарашен.
  Агенты ФСБ намеренно собирали улики таким хитрым образом, чтобы они указывали против него. Неужели они даже не собираются искать киллера или им глубоко плевать на расследование? Может это заговор? Мотивы, которые двигали этими двумя долговязыми, были абсолютно неясны. Они только что открыто и без зазрения совести заявили, что готовы арестовать невиновного! Если учесть, что все данные пересылаются их руководству по безопасным каналам, то вероятно, что они пришли сюда вовсе не за правосудием. Тогда чего эти правительственные крысы добиваются, черт возьми?
  - Чего вы хотите? - спросил Икс.
  - Сотрудничества, - прозвучал ответ. - Просто делай то, что тебе прикажут, не задавая лишних вопросов.
  - А если откажусь?
  - Отправишься за решетку - и надолго! - ответил Аркадия.
  До смерти напуганный Икс уже было хотел подписаться и продать душу государству, как вдруг двери скрипнули. В палату вошла молодая девушка с обесцвеченными волосами в черном кожаном плаще. Она молча подошла к Сергею и опустила солнцезащитные очки, обнажая под ними зеленые глаза. Взгляд у незнакомки, как решил Икс, был нездоровый и безумный, словно эта девушка сама смерть.
  - Ты кто такая, мать твою?! - бросил Сергей.
  - Меня зовут Мелло, я адвокат, - представилась девушка, швыряя на колени Сергея блестящую пластиковую визитку. - И с этой минуты подозреваемый по делу об убийстве переходит под мою защиту.
  
  
  Часть 4. 300`000`000
  
  15
  
  Конец сентября.
  Черный легковой автомобиль, покрытый каплями дождя, припарковался в неположенном для того месте, чем сразу привлек внимание дежурившего неподалеку дорожного инспектора. Захватив в руки электронный блокнот, страж поспешил к машине нарушителя, параллельно переписывая ее номер.
  Как заметил инспектор, номер автомобиля был не здешний даже не этот регион страны, но и не иностранным. Региона, номер которого включал бы в себя "00", просто не существовало. Погасив мерцающий экран и сунув блокнот обратно в карман ярко-желтого дождевика, молодой инспектор подошел к черному автомобилю и постучал в тонированное водительское стекло. Стекло плавно опустилось.
  - Какого черта, езжайте отсюда! - приказал инспектор. - Здесь парковка запрещена!
  - Нам известно об этом.
  - Так трогайте!
  - Мы здесь по делу, - прозвучал ответ.
  - И что это за дело?
  Молодой инспектор заглянул в салон.
  Он подробно разглядел самого водителя и второго человека, сидящего рядом с ним. Мужчины средних лет. На их лицах зеркальные солнцезащитные очки, глядя в которые видишь собственное отражение. Оба одеты в дорогие черно-белые костюмы с наушниками. Как убедился инспектор, они не были арабскими террористами-камикадзе, разыскиваемыми хакерами или пьяными в жопу угонщиками. Чтобы полностью убедиться в своей правоте, он попросил их предъявить паспорта - оба.
  - Ваш ID-документ, - попросил инспектор.
  - Вот.
  - А вашего пассажира?
  - Пожалуйста, - протянул Аркадий.
  Дорожный инспектор взял оба документа и принялся изучать их на подлинность. Конечно, если ты проработал несколько лет, то без труда, даже на ощупь определишь, когда тебе подсовывают подделку, а когда настоящий документ. Однако этот инспектор был еще совсем новичок. Он долго изучал закодированные данные и на всякий случай перепроверил заново, чтобы быть уверенным в них.
  - Может уже вернете документы?
  - Да, конечно.
  Паспорта вновь оказались в карманах агентов.
  - Вы, правда, агенты ФСБ?
  - Правда.
  - И что вы здесь делаете? - Его глаза заблестели. - Следите за международным преступником?
  - Нет, парень, - улыбнулся Сергей, вынимая ключи из зажигания. - Все парковки поблизости заняты, а я ужасно не люблю ходить пешком. Вот и заехали сюда. Если ты закончил допрос, то мы пожалуй займемся своими делами. Не думаю, что препятствование работе агентов пойдет тебе на пользу.
  - А как же штраф?
  - Выписывай, если хочешь, - ответил он.
  Молодой инспектор задумался, пожал плечами и молча удалился.
  - Забавный малый.
  - Молодой еще, только из академии, - добавил Сергей. - Ничего, научится.
  - Кстати, может, ты один сходишь к Медведеву?
  - Чего это ты вдруг?
  - А какой от меня толк? Ты же не даешь мне вести беседу, - ответил Аркадий. - Да еще ливень такой.
  - Кончай трепаться и бери зонт.
  Раскрыв черные классические зонты, агенты ФСБ покинули автомобиль. Шлепая ботинками по лужам, они добрались до крыльца, свернули зонты и стряхнули с брезента капли дождя. Первым в отделение сетевой полиции вошел Аркадий через вращающиеся двери. Сергей, сфотографировав взглядом лица прохожих и двух курящих на крыльце толстобрюхих полицейских, зашел следом за ним.
  
  - Кажется, я говорил не беспокоить меня!
  Раздраженный голос окатил Сергея и его напарника, когда агент ФСБ, постучав, отворил дверь кабинета.
  - Добрый день, господин Медведев.
  - А, это вы. - Он убавил пыл.
  - Простите?
  - Ну, я думал это мои ребята. А вы собственно кто такие, чтобы вот так заявляться ко мне без спроса?
  Медведеву было за сорок.
  На лысеющей голове седина, возникшая от старости и бесконечных стрессов. Медведев в тайне подкрашивал волосы, чтобы придать им прежнюю черноту, однако ребята из отдела догадывались об этом - просто не говорили ему в лицо. Не дай бог разозлить начальника! Лицо выглядело как старая маска - трещины и морщины. Медведеву пора было бы сходить на сеансы по реабилитации кожного покрова, но вот только преданность делу, да еще куча пришедших из академии новичков, которые ничего не смыслят, не позволяла начальнику покинуть стены кабинета. На нем был надет потрепанный пиджачок с протертыми рукавами и галстук, чья расцветка была в моде десяток лет назад.
  - Мы из ФСБ, - сообщил Сергей, показав ID-документ.
  - Агенты?
  - Да.
  - Присаживайтесь, - пригласил он.
  Между посетителями и Медведевым был широкий письменный стол из тонкой хромированной стали. Квадратный метр поверхности стола был загружен стопками папок с распечатками из досье, изъятыми компакт-дисками и иным дерьмом. На левой половине стола пыхтел старый компьютер: экран показывал тусклое смазанное изображение, а кнопки клавиатуры были заляпаны домашним медом.
  - Пожалуй, мы перейдем сразу к делу, - объявил Сергей.
  - Давайте, а то скоро обед.
  - До нас дошли слухи, что вчера сетевая полиция завела дело по убийству Рижского, - сказал он.
  - Может быть. У нас сотни убийств!
  - Уверяю, такое не забывается.
  - Намекнете?
  - Ритуальное убийство, - подсказал Сергей.
  - А, кажется, я знаю, о чем вы, - припоминал Медведев. - Вчера обнаружили парня, у которого была вывернута наизнанку грудная клетка, вырвано сердце, а все двадцать пальцев были отрезаны. Мы просканировали память жертвы. Похоже, что в городе завелась банда сатанистов. Вы об этом деле?
  - Да.
  - Не волнуйтесь, мы быстро изловим этих больных ублюдков, - заверил Медведев.
  - Не думаю.
  - Считаете нас бесполезными?
  - Нет, просто мы забирает это дело себе, включая все вещественные улики, - ответил Сергей.
  - Приятель, попридержи лошадей. Кого это вы из себя строите? Хотите забрать все лавры себе? Черта с два! - возмущался Медведев, что даже угрожающе ударил кулаком по поверхности стола. - Врываетесь в мой кабинет, когда вам это вздумается. Считаете, вам все дозволено? Я знал, что не к добру сюда сунулись правительственные крысы. Значит, захотели отобрать у нас дело Рижского? По-вашему мы тупые?! Только вот хрен вы, что получите от сетевой полиции на этот раз. Надоело уже.
  - Извините, я что, неясно выразился? - спросил Сергей.
  - Я уже объявил свое решение.
  - Тогда вам лучше поторопиться забрать его обратно, - сказал Аркадий. - Иначе останетесь без кресла.
  Аркадий протянул руку и взял с края письменного стола рамку с фотографией. На ней были три человека: сам Медведев, его супруга и их маленький сын. Агент повернул фотографию в сторону начальника и задал вопрос. От его холодного пугающего тона по старой коже Медведева пробежал мороз.
  - Жена и сын?
  - Да.
  - Вам ведь дорога ваша семья? - еще раз спросил Аркадий.
  - Ах ты, ублюдок!
  - Спокойно.
  - Угрожаете мне?
  - Напротив, - объяснял Сергей. - Мы беспокоимся за них, поэтому и спросили. Будет жаль если ваше глупое упрямство отразиться на них. Как нам известно, убийцы охотятся на семьи тех, кто их ищет.
  - По-вашему, я боюсь?
  - Нет, вы глупы.
  - Ерунда. Я знаю, кто убийцы, - гордо сообщил Медведев. - Мои ребята завтра же арестуют эту банду.
  - Боюсь, вы не представляете всей сложности ситуации, - предупредил Сергей. - Послушайте, мы здесь не просто так и пустяками не занимаемся. Это убийство не единичный случай. Подобное произошло на днях в соседних городах. Сатанистами было убито порядка тридцати шести человек, в том числе гражданин США. Мы подозреваем, что в этом замешана далеко не кучка любителей, а Орден Трапеции, имеющий ниточки влияния на политиков по всему миру и преследующий тайные цели.
  - Хм. Орден Трапеции?
  Медведев снял очки и протер платком запотевшие стеклышки.
  - Будет лучше, если расследованием займется ФСБ.
  - Ну, хорошо.
  Медведев откинулся и выдвинул нижний ящик. В ящике поверх прочих бумаг лежала желтая папка.
  - Все здесь, - произнес он.
  Аркадий взял желтую папку в руки и бегло пролистал содержимое. Дело было подлинным. Все фотоснимки, мелкие улики, заключения судебно-медицинских экспертов в нумерованном порядке были прикреплены к делу. Захлопнув желтую папку, Аркадий обратился к Сергею и переговорил с ним на старорусском языке. Из их языка Медведев понимал в лучшем случае не более половины слов, отчего, недоумевая, глядел на агентов, как студент в упор непонимающий экзаменационный билет.
  Когда агенты уже покидали кабинет, Медведев спросил:
  - Что же теперь делать мне?
  - Ничего.
  - Но...
  - Лучше забудьте об этом деле и о нашем разговоре, - сказал Сергей. - Крепче будете спать по ночам.
  
  
  16
  
  Неудача заставила Аполлона и Жанну продлить срок проживания в гостиничном номере еще на неделю.
  Их номер на двадцать пятом этаже не представлял собой ничего особенного. Однокомнатный. Пять метров в длину и три в ширину. В среднем плата за такие номера составляла тысячу рублей за ночь, однако в данном случае, едва добирала до шестисот. Оранжевый застеленный прогнившими досками пол, под которыми по ночам, в тишине, можно услышать как скребутся крысы, разгрызая дерево. На старой гардине висели грязные темные шторы, потяжелевшие от накопившейся на них пыли. Давно не белый подоконник украшал пейзаж из дохлых мух. Насекомые были задуты сюда вентиляцией и, похоже, с конца лета их так никто из горничных и не убрал. Из окна, защищенного мрачной чугунной решеткой, была видна светящаяся подпорченная хулиганами реклама борделя КЛУБНИКА, где из восьми букв неоновой вывески, гнутых неоновых трубок, не горели последние две.
  В дальнем затененном углу потолка была сплетена паутина. Аполлон начал бояться пауков еще с детства, когда мальчишки прикалывались над ним, подкладывая противных созданий в портфель или карманы. Он каждый раз брал из ванной швабру и наматывал на нее серебристые нити, однако каждое утро паутина вновь оказывалась в углу на том же самом месте, что выводило хакера из себя.
  На низеньком медном столике пылились старые отполированные пальцами тысяч побывавших здесь рук порно-журналы. Аполлон побрезговал брать эти журналы своими руками. Каких только вредоносных нанороботов не подцепишь на кожу, полистав страницы этих журналов пару-другую раз.
  Скрестив ноги, Жанна сидела на потрепанном маленьком диванчике, обитой дешевой тканью и, не глядя на руки, как будто задумавшись о чем-то, разбирала пистолет. Все детали она укладывала рядом на развернутый белый шелковый платок. Замысловатые детали оружия напоминали кусочки хитрой головоломки. Время от времени Жанна подглядывала на настенные часы - эллипсоидные с большими неоновыми цифрами и горящими в ночи фосфорическими стрелками. Девушка была в ожидании, а занятие по разборке и сборки оружия, как признавалась Жанна, всегда успокаивало ей нервы.
  Рядом с диваном неоновым светом горели голографические экраны. Стены помещения, словно непроходимые джунгли, обрастали компьютерным оборудованием. Экраны были развешаны на стенах подобно музейным картинам. Невесомые виртуальные клавиатуры дрейфовали по комнате. Заросли толстокожих переплетенных кабелей обвивали помещение и петлистым ковром стелились на холодный пол. Жужжали и поскрипывали работающие процессоры, обрабатывая поступающие из Сети потоки данных. Изредка монотонный гул компьютеров перекрывало громкое стрекотание принтера.
  На мерцающие экраны один за другим выводились черные системные окна. Программа-вирус автоматически прописывала в них какие-то данные, изменяла значения реестра, автозапуска. Окна сворачивались и вновь всплывали. Шло сканирование Сети на уязвимые объекты, фильтрация IP-адресов. Как сошедшая с горы снежная лавина "умный" вирус стремительно поглощал терабайты сетевого пространства, порабощая все другие компьютеры и заставляя их также работать на своих хозяев.
  - Я дома, - произнес Аполлон, звеня ключами.
  - Ты задержался.
  - Прости.
  - Я волновалась за тебя.
  Аполлон сбросил с плеч черное длинное пальто, сверкая револьвером в кобуре, висящим у него подмышкой. Под пальто у хакера прятался старый потрепанный жилет с застежками-молниями на плечах. Пуленепробиваемый. Любимую маску он повесил поверх намокшего от падающего снега пальто.
  Через минуту на нем был махровый халат, распахнутый до пояса. Широкая грудь, не закрытая халатом, была безволосой и мускулистой, а живот подтянутым и крепким. Аполлон любил держать свое тело в форме: регулярно занимался утренним бегом, два дня в неделю посещал тренажерный зал. Несмотря на рельефные мышцы, пальцы у хакера оставались какими же женственными как у пианиста. Подобно музыканту Аполлон тоже играл, правда его инструментом была клавиатура. Он берег пальцы как сокровище, ведь компьютерное сражение это гонка: чьи пальцы будут ловчее, а ум острее - тот и победит. Повреди хотя бы левый мизинец и все, твоя сила сократится на десятую долю.
  Держа в руке стакан с холодным лимонадом, Аполлон устало рухнул в мягкое кресло напротив диванчика. Кубики льда звонко ударялись о стекло стакана, когда хакер встряхивал напиток перед глотком.
  - Слышала, наш парень угодил в больницу, - произнесла Жанна.
  - И не только угодил.
  - Когда выпишут?
  - Через трое суток.
  Девушка вынула из кармана золотистую зажигалку и поднесла огонек к сигарете, висящей на ее влажной губе. Выпустив из легких дым, Жанна продолжила возиться с хромированными деталями разобранного оружия. Аполлон наблюдал за ее мастерскими оточенными движениями, подливая в стакан лимонад из пластиковой двухлитровой бутылки с причудливым гербом в виде говорящего фрукта.
  - Придется еще неделю торчать в городе. Досадно.
  - Кто второй? Мелло?
  - Ага, - кивнул Аполлон. - Еще та сучка: ни друзей, ни знакомых. Если начнет подозревать что-то неладное, то сразу же ускользнет за границу. Мелло держит на руках несколько паспортов. Черт знает, где она откопала их, но подозревая, что совесть у этой девчонки не так уж кристально чиста! Одно радует, в ближайшие дни она вряд ли куда-то денется. Я видел, как Мелло крутилась возле Икса.
  - Может они давние знакомые?
  - Не думаю.
  - Значит ей известно кто он?
  - Наверное, у Мелло тоже есть список, ведь Ямада был ее отцом.
  - И что она делает в больнице?
  - Она адвокат. Защищает Икса.
  - Как трогательно. - Жанна щелкнула затвором. - А наш паренек крупно вляпался, да еще ФСБ подсели ему на хвост. Агенты наверняка попытаются переманить Икса на свою сторону, запугивая этого сопляка страшными сказками. Если он откажется, то его заточат в тюрьму как убийцу. Если согласится, то его навечно запрут в секретных лабораториях. В том и другом случаях нам к нему будет не подобраться. Надеюсь, Мелло сделает доброе дело, вытащит его из лап правительства. С другой стороны, в их случайном союзе может обнаружиться выгода и для нас. - Жанна направила незаряженный пистолет на черно-белые фотографии Икса и Мелло, приклеенные на грязной стене. Палец лег на курок, пистолет щелкнул. - У нас появится отличный шанс, убить двух зайцев одним выстрелом.
  
  
  17
  
  Первые дни сентября оказались на удивление сухими и по-летнему теплыми. Гуляя по городу, Аполлон заскочил в небольшое кафе на открытом воздухе - одно из тех, которые расплодились по улицам, словно грибы после дождя. Усевшись за столик под пестрым натянутым над кафе тентом, хакер заказал лимонад. Он умирал от жажды и даже на пару минут снял улыбающуюся маску, чтобы вытереть бисеринки пота с бледного и абсолютно не загоревшего за жаркие летние месяцы лица.
  Кожа у Аполлона была настолько чувствительна, что сгорала за считанные минуты пребывания на солнце. Все летние дни он проторчал дома, уткнувшись в мерцающий экран компьютера. На улицу выходил редко и всегда надевал рубаху, с длинными рукавами, застегивая ее до последней пуговицы. В ней кожа была защищена. Кисти рук хакер обычно держал в карманах узких черных брюк.
  Сегодня как показалось Аполлону, был удачный день. Ничего такого еще не произошло, и дело было даже не в прекрасной погоде, учитывая, что две прошлые недели августа лил бесконечный дождь. У хакера просто было хорошее предчувствие. Аполлон взял стакан с холодным лимонадом и сделал до омерзения жадный глоток. Через полчаса он должен будет встретиться со своей новой напарницей по имени Жанна. Они договорились срастись у разбитого фонтана в городском парке Кью.
  До этого времени они уже были немного знакомы друг с другом. В течение двух лет общались через Сеть под псевдонимами. Жанна тоже была хакером, но с большим криминальным прошлым, нежели Аполлон, однако ей не хватало его опыта в сетевых махинациях. Зато дай в руки пистолет, и она запросто собьет банку с десяти метров. Как и Аполлон, девушка состояла в НОСТАЛЬГИИ. В лицо они друг друга никогда не видели, хотя за время общения провернули с десяток дел, но в основном по мелочи. Надо сказать, что хакеры НОСТАЛЬГИИ не любили раскрывать свои имена и предпочитали действовать анонимно, ведь никогда не угадаешь кто в этом дерьмовом мире тебе друг, а кто - враг. Однако ради этого дела они согласились пойти на риск - встретиться в реальном мире.
  Неделю назад на открытом для Сети форуме НОСТАЛЬГИИ появилась тема от неизвестного пользователя. Он был загружен на форум как гость, поэтому никакие из его сетевых реквизитов не были занесены в базу данных. Отследить IP-адрес пользователя так и не удалось, хотя вряд ли кто-то из тамошних ребят задавался таким вопросом всерьез. Все чего хотел этот гость: разыскать двух хакеров, готовых выполнить для него кое-какое поручение. Деталей он не разъяснил - только при личной встрече. Сообщение от гостя было коротким, но можно было понять, что речь шла об убийстве и не одного, а нескольких людей. Гость пообещал за выполнение задания высокую плату. В конце сообщения имелась ссылка на электронный почтовый ящик, по которому можно связаться с гостем. Когда Аполлон из любопытства решил проверить местонахождение почтового сервера, на котором был зарегистрирован загадочный гость, то обнаружил, что тот находился далеко, аж в Токио.
  Большинство хакеров проигнорировали сообщение.
  Кто-то счел это баловством, другие были категорически против убийств, а тем более массовых. Да и была необходима личная встреча. Риск слишком велик! Однако для Жанны это было делом привычным. С тринадцати лет девушка числилась в розыске в пятнадцати странах по всему миру, терять ей было нечего. Подумаешь, будут разыскивать тебя в шестнадцати странах; одной страной больше. Аполлон, уставший от боящихся его взглядов и скрытой ненависти окружающих, давно подумывал убраться из России. Его мечтой была тихая жизнь в африканской стране, но не хватало только денег, чтобы построить этот рай. В конце концов, хакеры решились выполнить это грязное дело.
  Аполлон допил лимонад, бросил на бежевый пластиковый столик пару червонцев и, нацепив на лицо маску, отправился на встречу. Деревья в парке были еще зелеными. Кроны выглядели сочно, хотя на некоторых начинала проявляться первая желтизна - ритуал перед долгим шестимесячным сном.
  Как и было обговорено в чат-менеджере, Жанна была одета в яркую майку и черные джинсы с завязанным на поясе тонким свитером. В зубах она держала сигарету. Аполлона было легко узнать по черной театральной маске. Они обменялись приветствиями и, не желая задерживаться на столь приметном месте дольше минуты, отправились к точке встречи, туда, где их ожидал таинственный гость.
  Шагая по оживленным улицам, они долго молчали.
  Им обоим было трудно вот так просто заговорить, да и как-то непривычно без оставшихся дома сетевых вуалей. Через пару кварталов они все же заговорили. Не выдерживая молчания, Жанна начала допытывать его на счет маски. Аполлон неохотно вкратце поведал ей историю. Как заметил хакер его истинное лицо ничуть не вызвало у девушки страха, а напротив приятное удивление. Как в последствии узнал Аполлон, у девушки вообще были весьма специфические вкусы и взгляды на мир.
  
  Мост был перекинут через мутную реку шириной в сотню метров. Обычно в теплое время года здесь никого не было. Вода в ней считалась отравленной химикатами, а почва на бегах этой реки - токсичной. Даже бродяги предпочитали обходить это место стороной. Километр вверх по течению работал фармацевтический завод, ежедневно сливавший в реку тонны отработанных химических растворов. Его не раз пытались закрыть, но все иски почему-то отзывались. Ходил слух, что якобы завод опекало правительство. А на самом заводе штамповали не аспирин, а проводили опыты над ДНК.
  - Что думаешь об этом деле? - спросил Аполлон.
  - А что я должна думать?
  - Ну, может у тебя есть какие-то сведения о том, кто такой этот гость, - предположил он.
  - Никаких.
  - У меня тоже.
  - Все-таки это странно... - произнесла Жанна.
  - Что странно?
  - Вот так заявлять на открытом форуме, что тебе нужно пришить нескольких человек. Обычно для таких дел люди используют связи в криминальном мире. Общаются со знакомыми и только через них выходят на исполнителей. Может это проделки сетевой полиции? Какая-нибудь ряженая "утка" попросит убрать иностранного дипломата, а после сама возьмет нас с поличным, устроив засаду возле посольства. За такое не станут отправлять в тюрьму - сразу посадят на электрический стул.
  - Думаешь подстава?
  - Возможно.
  - Кстати, я тоже подумал об этом, - поделился мыслями Аполлон. - И на всякий случай глянул файлы из архивов сетевой полиции. Они ничего не замышляют против нас. У них и без того дел хватает: ловить мошенников и всяких сопляков, мнящих себя крутыми хакерами, да и условия не были определены. Если бы это были проделки сетевой полиции, то они бы постарались заманить в это дело побольше хакеров. А тут ничего! Такое чувство, как будто гость сам боялся создавать эту тему.
  - Выходит не подстава?
  - В любом случае мы уже здесь и скоро обо всем узнаем, - ответил Аполлон.
  Жанна угостила хакера сигаретой.
  Наверное, именно в тот момент между будущими напарниками спала вся неловкость и нервная напряженность, которую обычно испытываешь при встрече с новыми людьми. Аполлон ухватился пальцами за вытряхнутую из пачки сигарету и улыбнулся. Она тоже. Впервые за два года общения они улыбнулись друг другу по-настоящему без всяких там идиотских смайлов в конце коротких фраз.
  Вскоре появился гость. Он хромал.
  Обращаясь к хакерам, незнакомец даже не представился. Избегал имен или просто забыл? Он был в коричневом старомодном костюме и мягкой фетровой шляпе. Лицо гостя скрывали круглые абсолютно непрозрачные очки. Ростом он был совсем невысоким, до плеча Аполлону. И судя по голосу престарелого возраста. Незнакомец говорил коротко и четко, будто избегал двойственности фраз. Часто просто так оглядывался по сторонам, несмотря на то, что в радиусе километра не было ни души. Можно было с уверенностью сказать, что либо этот таинственный гость серьезно страдал манией преследования, либо уж очень боялся раскрыться, будучи полным новичком в такого рода делах.
  - Вы те самые хакеры? - спросил он.
  - Да.
  - Простите. Я опоздал.
  - Ничего.
  - Давайте ближе к делу, - потребовала Жанна. - Что за задание?
  - Убийства, - ответил гость. - В случае успеха вам гарантированы триста миллионов. Неплохо, да?
  Цифра, которую назвал незнакомец, едва не сбила хакеров с ног.
  Разумеется, они рассчитывали содрать сотню или даже пятьсот тысяч. Но такая сумма казалась для них просто фантастикой. Ни одному хакеру никогда не платили таких денег. Сумма настолько нереальная, что сразу казалась обычным розыгрышем, будто хакеры попали на телевизионное шоу, где разводят лохов. Теперь было понятно, почему гость не сообщил об этом на форуме. Если бы он назвал цену сделки еще до встречи с Аполлоном и Жанной, то никто бы из них и за сотню лет не клюнул бы на это. Ну, сам подумай, откуда у старика водятся такие деньги? Однако пятиться назад поздно.
  - Не верю, - отмахнулся Аполлон.
  - Вполне понимаю вас.
  - Так, где камеры?
  - Какие?
  - Телевизионные.
  - Их нет.
  - Как нет? Розыгрыш же!
  - Нет никакого розыгрыша, - объяснял старик. - Все по-честному.
  Гость вытащил из кармана пиджака свернутый вчетверо лист бумаги, развернул его и передал Жанне. Аполлон не спускал со старика глаз. Черт знает, что у этого типа на уме! А вдруг старость поддельна. Выхватит пистолет другой рукой и пришьет здесь обоих. Вокруг нет свидетелей, а тела бросит на дно шумной реки. Все равно к ней никто не приближается без специального водолазного костюма. В здешней воде, насквозь пропитанной токсичными реагентами, тела разложатся за один день.
  На листе бумаги имелся список фамилий.
  - Что это? - спросила Жанна.
  - Девяносто шесть фамилий, - ответил старик. - Вы должны убить этих людей.
  - Всех?!
  - Несомненно.
  - Аванс? - машинально спросил Аполлон.
  - Нет, но будет кое-что получше.
  - Получше?
  - Убивая кого-либо, вы будете получать на счет небольшую долю - чуть более трех миллионов, иначе говоря, каждое новое вычеркивание человека из DEMO-Реальности будет приближать вас к чеку на триста миллионов рублей. Но имейте в виду, что на выполнение дела вам отводится срок! Убийства должны быть совершены хотя бы за день до наступления Нового Тысячелетия. Вам это ясно?
  - За четыре месяца?!
  - Именно.
  - По-вашему, это возможно? - удивилась Жанна.
  - Постарайтесь.
  - Интересно, почему именно до нового года? - вмешался Аполлон.
  - Все очень просто. - Гость улыбнулся. - Начиная с января, вы не сможете получать деньги за дело.
  - Как это понимать?
  - Счета обновятся.
  - Какие счета?
  - И кто нам платит?! - добавил Аполлон.
  - Они. - Гость ткнул пальцем в фамилии.
  - Покойники?
  - Да, - кивнул он. - У всех них есть страховка в компании ИНТЕРСТРАХ. После убийства вы должны просто забрать деньги с их счета. Пароли на активирование счетов можете получить из их памяти.
  - А номера страховок?
  - Вот. - Он протянул компакт-диск. - Данные, правда, закодированы.
  - Это же корпоративная информация. Откуда она у вас?
  - Компания давала номера счетов больнице, чтобы та могла снимать деньги, - поведал старик. - Довольны?
  - Есть еще один вопрос.
  - Какой?
  - Вы не представились. Как вас зовут?
  - Ямада Йоджи, - был ответ.
  Гость обернулся и хотел уйти, но Жанна вновь адресовала ему вопрос:
  - Постойте...
  - Да?
  - Ваше имя. Оно тоже в списке!
  - Все верно. Я очень надеюсь на вас, - улыбнулся старый японец.
  
  
  Часть 5. НЕБЕСА
  
  18
  
  Нота протеста была заявлена Мелло еще в день ареста Икса, однако до конечной инстанции она дошла достаточно нескоро. После долгих разборок улики, собранные агентами ФСБ, были сочтены как неубедительные, а то, что гитарист держал язык за зубами и отрицал любую связь с убийством, только облегчило работу явившегося ниоткуда ангела-хранителя. Икс был освобожден через три дня.
  Вновь возвращаться в камеру, в которой он коротал последнюю тройку суток, Икс абсолютно не хотел. Мало того, что ты находишься в тесном замкнутом пространстве, так еще не застрахован от ночных избиений резиновыми дубинками. Полицейские делали это ради забавы, вытаскивали из камеры, окружали и колотили пока синяки полностью не покроют твое тело, а после с садисткой ухмылкой смеялись, забрасывая тебя в камеру как набитый дерьмом мешок. Они так поднимали себе настроение. Своеобразная терапия против стрессов и разрядка копящейся внутри агрессии. И не дай бог, ты окажешься из числа хреновых расистов, "черных" или же обкуренных неформалов с продырявленными кольцами частями лица. В этом случае тебе обеспечено особое внимание с их стороны.
  Камера была два на два метра.
  Старая двухъярусная кровать с полосатыми матрацами, от которых невыносимо воняло мочой, вымазанный дерьмом и засоренный унитаз с оранжевой высохшей лужей блевотины по соседству. На стене висело маленькое заплеванное квадратное зеркало и длинное полотенце с пятнами крови. Икс даже не рисковал брать последнее в руки. Страшно подумать, что им делали те, кто проживали здесь до гитариста. Может в него подкладывали куски мыла, а после избивали сокамерника. Таким образом, мстили стукачам. После подобной процедуры тело ломает, а синяков нет и не докажешь, что побили. Или связывали им руки, чтобы не дергался, пока безмозглый громила насилует тебя в зад.
  Кстати, Иксу еще жутко повезло, что эти дни в камере гитарист пробыл в одиночестве. А то тут как в рулетке - никто кто знает, кем окажется твой сосед. Вдруг попадешь в общество здоровяков готовых отсодомировать любого человека с длинными волосами или же очутишься в компании алкашей, наркоманов и прочего отрепья, что чревато возможностью подцепить от этих отбросов кибернетическую заразу, где всякие паразиты - палочки, вши или глисты - еще не самая страшная беда.
  Жратва, которой кормили заключенных, была по вкусу не лучше тараканов, обитавших в углу камеры. Отсчитывая часы своего заключения, Икс даже немного завидовал этим рыжим тварям. Тараканы могли ползать, где желали, запросто забираться в любую щель. Беззаботные они, бегают себе.
  
  Мелло прекрасно понимала, что отныне их судьбы не могут разбежаться в разные стороны. За юношей охотились не только ФСБ, но также убийцы Ямады Йоджи. Они будут и дальше следить за ним. Агенты попытаются подстроить очередное убийство и обвинить Икса в смертных грехах, а убийцы - просто вычеркнуть из списка очередную фамилию. Мелло выбросила прежнюю одежду Икса, она была грязной после валяния гитариста в дорожной слякоти, да и необходима была иная маскировка. Новые шмотки девушка приобрела в магазине через дорогу. Зимняя куртка с двумя лицевыми сторонами для быстрого переодевания - белой и черной, джинсы с множеством боковых оттопыренных карманов, в которых удобно хранить кучу предметов и черная двухслойная вязаная шапка.
  - Спасибо, что вытащила, Мелло, - благодарил Икс.
  - Не стоит.
  - Тебя ведь прислал, Пьер, да?
  - Нет. Он твой друг?
  Объясняться перед малознакомой девушкой Икс не хотел, даже учитывая то, что она спасла его задницу. Кто знает, какие тараканы копошатся у этой красивой куколки в голове. Вдруг она как-то связана с Джеком, который подослал ее вытащить гитариста из тюрьмы. Раз так то, скорее всего, начиная от здания сетевой полиции, их уже пасут ребята букмекера. Валить надо, валить пока не поздно.
  - Ну ладно, я должен идти, - произнес Икс.
  - А ну-ка постой!
  Мелло схватила гитариста под руку. Ее молодое тело, обернутое в блестящую кожу, прильнуло к нему. Со стороны казалось, будто они одна из любовных парочек прогуливающихся декабрьским днем. Вот только вместо предполагаемой сказочной любви Икс почувствовал нечто иное - твердое дуло пистолета незаметно для окружающих упершееся ему под ребра из кармана ее шелестящего плаща.
  - Даже не вздумай убежать от меня. - Мелло была непохожа на саму себя. - А теперь молчи и слушай.
  - Ты чего, Мелло?!
  - Заткнись, а то будет хуже.
  - Мелло...
  - И кончай повторять мое имя! - сказала девушка, ткнув дулом под ребра.
  - Извини.
  - Так-то лучше. Будь умницей.
  - Кто ты такая? - спросил Икс.
  - Не волнуйся, я не убью тебя без надобности, - холодно ответила Мелло. - Твоя поганая жизнь стоит кучи денег. Но если ты будешь и дальше строить из себя придурка, задавать лишние вопросы или доставать меня своим бабским нытьем, клянусь, я пришью тебя в ближайшем переулке. Усек, пацан?
  Икс кивнул.
  - Пойми, ты ценный не только когда живой. За тебя мертвого тоже можно выручить неплохие деньги.
  - О чем ты, черт возьми?!
  - Расскажу завтра.
  - Завтра? Я что весь день буду болтаться с тобой?! - возмутился Икс.
  - Ну, ты и козел! - произнесла Мелло. - Запомни, я друг - тот, кто нужен тебе больше чем доза дури загибающемуся от ломки наркоману. Можешь валить, но обещаю дальше двух шагов тебе не уйти.
  - Убьешь?
  - Ни я, так другие убьют.
  - Другие? Кто?
  - Не притворяйся, тебе уже известно, что на тебя объявлена охота, - ответила Мелло.
  - Джек?!
  - Какой еще Джек?
  - Букмекер. Пьер взял у него приличный кредит и все просадил в финальном матче, - объяснял Икс. - Джек хочет, чтобы я погасил долг друга. Сам Пьер прячется от него, и хрен заплатит деньги. Черт!
  - Слушай, не засоряй мне мозги херней.
  - Но...
  - Да забудь ты про Джека. На тебя охотятся настоящие киллеры.
  - Профессионалы?
  - Девяносто четыре убийства за три месяца, - сказала она. - Ты следующий. Лучше бы думал об этом.
  - Шутишь?!
  - Да заткни, наконец, глотку. Ты, конечно, милый парень, но совсем не в моем вкусе, так что не позволяй языку болтаться больше необходимого, - намекнула девушка, глубже вонзив по его ребра дуло.
  - Ладно, я все понял.
  - Так гораздо лучше, - улыбнулась Мелло.
  Отложив ненадолго разговор, они перешли через дорогу. Мелло огляделась и, убедившись, что за ними нет хвоста, заставила Икса заскочить в подошедший на остановку трамвай на магнитной подушке.
  Вагон был наполнен немногими фигурами, в основном греющимися бомжами, которые целыми днями катались в общественном транспорте. У окон дремали пенсионеры с внуками, рисующими пальцами на заледененных стеклах. Заплатив кондуктору за два взрослых билета, Мелло потащила Икса за собой в конец вагона - туда, где можно было поговорить вдалеке от посторонних ушей и глаз. Девушка тащила его, вцепившись в рукав куртки, как будто волокла завернутый в полиэтилен труп. Мелло, как убедился Икс, была одной из тех девушек, которым следовало бы родиться с яйцами.
  - Куда мы едем? - спросил он.
  - Ко мне.
  - Надо же какое совпадение, что подошел как раз нужный нам трамвай, - поддерживал беседу Икс.
  - По-твоему, удача?
  - Ну, не могла же ты предвидеть этого! - отмахнулся он.
  - А если да?
  Из подвешенных в углах вагона динамиков раздался хриплый голос водителя. Он сообщил, что двери закрываются и, как обычно, своей ужасной дикцией огласил название следующей остановки. Трамвай тронулся. За стеклом замелькали автомобили и частокол административных заснеженных зданий.
  - Короче тебе придется какое-то время тусоваться со мной, - нарушив паузу, заговорила Мелло. - Домой идти тебе нельзя. Убийцы знают о тебе больше, чем ты сам. Я уверена, что они следили за тобой несколько дней. Им известны имена твоих близких друзей, адреса всех знакомых, телефоны прослушивают, за подъездами ведется скрытое наблюдение. Эти ребята знают, куда ты ходишь и с кем.
  - Прямо как ФСБ?
  - Не умничай. Они в сто раз хуже. Полагаю, они хотели убить тебя еще неделю назад, когда ты только попал в больницу. Но в тот день рядом с тобой вертелись агенты ФСБ. После лечения тебя на три дня поместили в тюрьму, поэтому ты вновь был для них недоступен. Думаю, в их интересах было, чтобы я помогла тебе выбраться из этого дерьма, но они не подозревают, что у меня имеется план.
  - Погоди, - прервал Икс. - Почему им нужен я?
  - Из-за Т-4.
  - Что это такое?
  - Два месяцев назад ты попал в больницу к хирургу Ямада Йоджи.
  - Ага, - кивнул Икс. - Пересадил сердце.
  - Еще он сделал тебе инъекцию, - добавила Мелло.
  - Ту, которая для иммунитета?
  - Какого на хрен иммунитета?!
  - Ямада так сказал, - протянул Икс.
  - Невероятно, - поразилась Мелло. - Получается, что ты вообще не в теме?
  - Нет. Что этот старый хрыч сотворил со мной?! - забеспокоился гитарист.
  - Попридержи язык.
  - Его нужно найти.
  - Твой доктор уже ответил за все, - сказала Мелло.
  - Его что, убили?!
  - Да.
  - Те самые ребята?
  - Ровно две недели назад.
  - Пожалуйста, расскажи мне правду, - попросил Икс.
  Улыбаясь, Мелло вытащила из кармана жвачку, развернула ее обертку и отправила пластину в рот.
  - Ну, раз у тебя есть время...
  - Сколько потребуется.
  - Ямада состоял в Сетевой Секте, - облокотившись, начала рассказ Мелло. - Ты слышал о них, Икс?
  
  
  19
  
  До наступления совершеннолетия, жизнь Мелло была намазана ровным толстым слоем дерьма. Ее молодые родители развелись, когда она была ребенком, с тех пор девочка постоянно летала на самолетах из одного российского города в другой, жила месяц с матерью, потом с отцом. Впрочем, разведенные родители горевали недолго. Через год оба нашли свои новые "половинки", а к дочери совсем потеряли интерес. Новые семьи, новая жизнь, новые надежды. Мелло стала для них вроде как лишней, как непредвиденный результат неудачного эксперимента, о котором хочется навсегда забыть.
  В двенадцать лет девочка сбежала из дому. Друзья заменили ей семью. Защитников на улице не было, поэтому бегать и плакаться в чью-то жилетку Мелло не привыкла. Уже в то время она была похожа на парня-хулигана. Носила потертые джинсы, украденные из уличной лавки, нестиранную футболку с эмблемой футбольной команды и пыльную кепку. Волосы были коротко подстрижены, из-за чего ее нередко путали с мальчиком. Друзьями в основном были парни, с другими девочками она общалась крайне редко и неохотно, да и сами они немного побаивались ее из-за вспыльчивого нрава.
  Деньги на хлеб добывала тоже самостоятельно.
  Друзья неплохо шарили в компьютерах, софте и всяких электронных системах защиты. Ее тоже брали в долю. На трудности преступной жизни Мелло никогда не жаловалась. Воровала "железо" для компьютеров, грабила банковские счета, взламывала денежные автоматы. Иногда приходилось влезать в драку. Мелло довольно скоро обучилась различного рода приемам, вроде тех как с пары несложных ударов уложить здорового взрослого мужика. Оказалось, что руки у девчонки тяжелее кирпичей - раз двинет и челюсть сломана. А дальше драть когти пока побитая жертва дала тебе фору.
  Но больше всего запомнилась Мелло та ночь, когда она сбежала из колонии для подростков. Ей тогда было около шестнадцати. Вот-вот наступило бы совершеннолетие и перевод на другую зону, где бы Мелло досидела остальные три года заключения. Самой до конца непонятно как, она сумела перемахнуть через колючую проволоку, о чем свидетельствовали шрамы, сохранившиеся на обеих ладонях. Однако дышать свободой оказалось не так-то легко, самое интересное ждало ее впереди, когда в ночном воздухе раздался рев сирены - громкий, пульсирующий в голове. Мелло рванула в темный дремучий лес как дикий испуганный зверь, спасающийся от выстрелов охотничьих ружей. Девушка знала, что десятки надзирателей одетых в камуфляжные костюмы-невидимки уже рыщут по окрестностям колонии, выискивая ее следы вместе с дюжиной собак, которые в два счета учуют ее.
  Ладони кровоточили.
  Мелло повезло, что было лето. Бежать из тюрьмы зимой занятие весьма рискованное - вокруг глубокие сугробы, да еще лютый мороз, а в тяжелой шубе далеко не убежишь, разве что в метель, тогда у тебя есть хотя бы пара дней, чтобы отдалиться до объявления поисков. Мелло пробиралась сквозь глухой дремучий лес. Деревья мелькали перед ее глазами. Она бежала, просто бежала куда-то.
  Вдруг девушка расслышала стук.
  Мелло двинулась на шум. Вскоре она вышла к железной дороге - старой, той, по которой еще ходили древние поезда с колесами. В наше время почти весь транспорт был оснащен магнитными подушками. Поездами старых образцов еще пользовались мелкие компании по перевозке и всякие контрабандисты на собственный страх и риск, путешествующие по давно заброшенным веткам путей.
  Мелло собралась с последними силами и заскочила в один из груженых вагонов проходящего мимо товарняка. Внутри было немного тесно. Свободное пространство занимали холщевые мешки с дешевой китайской одеждой. Мелло решила переодеться. Порезала мешок хранящейся в кармане заточкой и разорвала бумажную обертку, вытаскивая модные шмотки. От оранжевого тюремного комбинезона, в котором убегала Мелло, нужно было избавиться. Во-первых, он был ярок и заметен издалека. Во-вторых, после километров бега по чащам и болотистым местам он порядочно промок, да и был перемазан кровью. В-третьих, Мелло просто не могла себе позволить появиться в нем в обществе. Ее арестует первый же полицейский. А дальше обратно в тюрьму, да еще накинут пару лет за побег. Обуви в мешках не оказалось, поэтому старые кроссовки так и остались болтаться на пятках.
  Постукивание колес действовало точно снотворное. Как крот, зарывшись поглубже в холщевые мешки, девушка заснула, отогнав все свои проблемы куда-то на сотни миль вдаль. Мелло проспала в вагоне товарняка остаток ночи, а с первыми лучами отравлено-серебристого рассвета сошла с него. Поезд не был скоростным, но за ночь девушка преодолела около сотни километров. Перейдя через луг, Мелло выбралась к узкой тропинке. Намокшая оторвавшаяся подошва правой кроссовки хлюпала. Побродив около часа, девушка обнаружила ручей, утолила жажду и пошла дальше. Через километр до ее ушей донесся колокольный звон. Мелло поняла, что рядом есть люди и поспешила туда.
  Тогда, надо думать, ее и повстречал Ямада.
  
  Открыв глаза, Мелло увидела прямоугольное вытянутое вверх окно с закругленной вершиной. Вместо стекла в окно был вставлен витраж. Кое-где художественное окно было заткнуто тряпками. Рисунок напоминал некое существо - ангела с белыми развивающимися крыльями или может, это был святой, на что указывал светящийся золотом нимб над его кудрями. Лучи солнца, пробиваясь через эти цветные стекла, переливались всеми цветами радуги, будто голографическая маслянистая лужа.
  Мелло обнаружила, что она лежала в постели. Впервые за долгие годы девушка проснулась на чистых простынях, под теплым одеялом. Мелло так давно не чувствовала заботы, что случившееся казалось ей абсолютно нереальным, как будто она умерла и попала в рай. Покрутив лысой головой, которую обрили еще в колонии, девушка оглядела незнакомое помещение. Им была небольшая, но довольно уютная комната. Ничего дорогого или богатого в ней не было, однако явно чувствовалась атмосфера добра. Воздух был будто заряжен некой таинственной целительной силой. На стене она заметила огромный крест с распятым на нем кибернетическим Иисусом. Его тело было отлито из меди.
  Ощупывая разъемы на затылке Мелло случайно задела рану. Девушка оскалилась и прошипела как змея от покалывания, которое произвело на разодранную кожу касание. Мелло не помнила, как попала сюда. Пробел. Последнее, что отпечаталось у нее в памяти так это то, что она шла от ручья, как вдруг потеряла сознание, не успев даже почувствовать, как ударилась затылком о поваленное дерево.
  Дверь скрипнула.
  В комнату, кланяясь, вошел мужчина пожилых лет. Маленькие узенькие глаза, овальное лицо и желтая кожа, словно он был болен гепатитом. Японец. Эти азиаты всегда настолько вежливые, что порой от их поклонов начинает тошнить. Однако чтобы тебя стошнило надо что-то прежде съесть, а в ссохшемся желудке Мелло со вчерашнего вечера не было ни крошки хлеба. Ужин в тюрьме она пропустила, а в лесу кроме здоровенных ягод и грибов, выращенных на радиоактивных отходах, не было ничего съедобного. Не закрывая дверей, японец повернулся к девушке спиной и закатил в комнату тележку на маленьких колесиках вроде той, на которой прикатывают заказы в номера дорогих гостиниц. Как только Мелло заметила на тележке пищу, то в ней сразу же вспыхнул заряд бодрости.
  Японец представился как Ямада Йоджи.
  Он был окутан в белую подпоясанную веревкой рясу. Как сразу решила Мелло, он был похож на монаха или священника. Именно тогда жуя приготовленный ей бутерброд, девушка вспомнила тот колокольный звон и поняла, что она в сектантской церкви. Христианских, исламских и других церквей не существовало. Официальные религии уже столетия назад давно изжили себя и канули в небытие.
  Нынешние религии выглядели скорее как забавные байки, сочиненные людьми, и перекочевали в реальность со страниц фантастических журналов. Религией называли все, что не имело научного подтверждения и могло держаться только на слепой вере. Некоторые из новоиспеченных религий были настолько нелепы и абсурдны, что противоречили здравому уму. Священниками становились все, кто был хоть как-то связан со сверхъестественными делами: гадалки, ясновидцы-экстрасенсы, кучки любители старой фантастики, тайные организации, мечтающие об установлении контакта с инопланетянами и все чокнутые футуристы, разрабатывающие чертежи божественной перестройки мира.
  Впрочем, Ямада не показался девушке одним из этих помешанных, хотя у него тоже были свои причуды. Поначалу они бесили Мелло, а со временем стали даже нравиться. Ведь как-никак Ямада стал для нее отцом, а сектантская церковь - новым домом. Через два года обритые волосы отрасли вновь.
  За те нескольких лет проведенных в сектантской церкви, Ямада ни разу не спрашивал Мелло о ее прошлом. Он считал, что она сама расскажет, когда ей захочется. А пока не стоит тревожить эту, как подозревал японец, больную для нее тему. Ямада видел, что в ее глазах и сердце живет беглец. Мелло из тех людей, которые совсем не ценят прошлое - бегут от него, ищут новое пристанище в мире. Зато японец охотно говорил о себе и жизни, и это не позволяло Мелло совсем отдаляться от людей.
  Как-то утром заметив девушку листающей электронную книгу, Ямада рассказал ей о Сетевой Секте.
  - На каком языке написана эта книга? - спросила она.
  - Будь аккуратна с ней, Мелло.
  - Она дорогая?
  - Нет, очень древняя.
  - А ты умеешь читать эти письмена?
  - Умею. - Он присел на старое поскрипывающее кресло. - Давай-ка ее сюда, Мелло.
  Девушка поднесла Ямаде дисплей из жидких кристаллов похожий на небольшой кусок тонкого стекла. Из-за старости электронная книга была немного подпорчена и имела неровные заостренные края как кривой осколок. Таких древних "осколков" в сундучке японца была целая уйма. Все были разложены в последовательности по степени сохранности и обернуты мягкой прозрачной пленкой. Некоторые электронные книги видимо наиболее ценные хранились в футлярах из непроницаемого для света пластика с маленькими серебряными кодовыми замками. Мелло ни один раз пыталась их вскрыть по старой привычке, но подобрать пароль не удавалось. В конце концов, она бросила эту затею.
  - Этой книге уже более тысячи лет, - говорил Ямада нежно поглаживая "осколок". - Люди из Сетевой Секты потратили долгие годы на воссоздание программы для прочтения столь древних файлов. Подробное изучение содержимого показало, что книга написана на первом компьютерном языке.
  - Разве такой был?
  - Да. Когда-то давно во времена первых компьютеров, - надев очки начал рассказывать Ямада. Японец выглядел, словно отец, читающий дочери сказку. - Тогда компьютеров в мире было не так много как сейчас, но уже в те первобытные времена они объединялись в единую информационную паутину. Уже в то примитивное время, имея даже маломальский компьютер можно было связаться с серверами, находящимися на другом конце земного шара. Проникнуть в Сеть можно было только с помощью модема - допотопного устройства, преобразующего цифровые сигналы компьютера в последовательности аналоговых сигналов, передающихся по линиям телефонной связи. В те годы, средства защиты данных еще не были разработаны, можно было обойтись без имени пользователя и пароля. Тогда же приписывается появление первых компьютерных вирусов и червей. Это время во всех электронных книгах было названо Началом, заложившим основы для зарождения Нового Мира.
  - И что стало с этим Новым Миром?
  - Мы стали жить в нем.
  - И даже сейчас?
  - Да, - кивнул Ямада.
  - А другой мир, тот который был раньше? - спросила Мелло.
  - Раз уж человек перекочевал сюда, то вероятнее всего Старый Мир исчерпал свои ресурсы и погиб. В любом случае мы рождены в DEMO-Реальности и должны принимать ее как родной мир. И еще я убежден, что где-то там. - Японец указал пальцем вверх. - Живут боги создавшие Новый Мир.
  - Кто они?
  - В электронных книгах говориться об AI. Много веков назад они были созданы человеком для управления Новым Миром. Безусловно, что такая большая инфраструктура не могла существовать без обслуживающего персонала, и его место заняли сетевые существа, наделенные искусственным интеллектом. Контроль над всеми событиями DEMO-Реальности был доверен невиданно мощным компьютерам, связанным со всеми частями необъятного Нового Мира посредством компьютерных сетей, проникновение которых в жизнь человека было тотальным. Эти бессмертные существа и по сей день обитают на НЕБЕСАХ. Но никто из ныне живущих смертных людей не в силах попасть туда.
  - Почему?
  - Двойная защита, - ответил Ямада. - Видишь ли, любое людское изобретение порождает силу, которая стремится овладеть им. Именно развитие компьютерных сетей спровоцировало появление хакеров. Поэтому, чтобы избежать подобного вторжения, вход на НЕБЕСА был открыт только для AI.
  - И нет никакого способа?
  - Есть.
  - Какой же?
  - Построить лестницу, ведущую на НЕБЕСА, - ответил он.
  
  Мелло жила в церкви пока ей не стукнуло двадцать шесть. Все эти годы Ямада сутками и даже неделями пропадал в старом военном бункере в лесу неподалеку от сектантской церкви. Мелло он туда не запускал, как и других братьев-монахов. Когда ему задавали вопросы о бункере, то японец всегда отвечал, что у него там небольшая лаборатория, в которой он проводит важнейший научный опыт.
  Однажды Ямада разбудил Мелло среди ночи. Он был одет в мирскую одежду, за плечами висел рюкзак.
  - Собирайся, мы уходим.
  Утром, мчась в скоростном поезде сквозь сибирские леса, Мелло узнала, что ее отца объявили диссидентом.
  
  
  20
  
  Мелло остановилась в отеле ЕВРАЗИЯ. Десятиэтажная гостиница, находящаяся в одном из наиболее известных исторических мест, в центре деловой и культурной части города. Поблизости были расположены архитектурные достопримечательности, офисы - иностранных и российских компаний, а также посольство США. Мелло намеренно выбрала гостиницу так, чтобы та была в двух шагах от американского посольства. Поддельный паспорт для въезда в США у нее уже был на руках.
  В гостиницу они зашли через служебный вход.
  Мелло подозревала, что убийцы следят за ней с безопасного расстояния - через бинокли или из Сети, поэтому ни в коем случае нельзя было показывать им свою берлогу. Ключ от замка Мелло украла у прыщавого рыжеволосого простака занимающегося обслуживанием номеров. С помощью нехитрого приспособления сделала слепок ключа, а после изготовила в мастерской собственный ключ.
  Оказавшись в холле гостиницы и волоча за собой озирающегося на дорогущий интерьер Икса, Мелло подошла к портье. Мужчина, передававший постояльцам ключи, был среднего возраста с крупными залысинами и очень редкими волосами на макушке. Современная медицина позволяла пересадку синтетических волос, однако делать этого он, похоже, не собирался. Портье был одет в черный смокинг с белой рубашкой под черной бабочкой. На груди покачивался золотистый бейдж. Увидев Мелло, он пригладил свои тонко заточенные французские усы и натянул на лицо широкую улыбку.
  - Добрый день, Жаклин, - приветствовал он.
  - Добрый.
  - Жаклин?! - удивился Икс.
  Но через секунду гитарист догадался, что вполне возможно Мелло использовала псевдоним для регистрации в гостинице. В том мире, где цифровые технологии прокрались всюду, словно гамма-излучение, твое имя, записанное на любом носителе данных, могло бы запросто стоить тебе жизни. За тобой гоняются убийцы, которые только и ждут, когда ты сделаешь эту самую роковую ошибку. Однако данный факт заставил Икса задуматься и над другим - над истинным именем. Может быть, Мелло, тоже очередной ее псевдоним. Если так, то насколько честна девушка? И можно ли верить ей?
  - Кто этот человек, мадам?
  - Евгений, - солгала Мелло. - Пианист. Он со мной.
  - Его полагается занести в журнал.
  - Оформляй.
  - Ваша фамилия, мсье? - спросил Ральф.
  - Ежов, Евгений Ежов, - отстрелял Икс.
  Портье раскрыл ноутбук и аккуратно, щелкая пальцами по клавиатуре, напечатал ложное имя Икса в пустующей строке. Номер указал тот же самый, в котором пару недель назад остановилась Мелло.
  - Я бы хотела подняться в номер, - сказала Мелло.
  Портье выудил из деревянного ящика ключ с пластмассовым брелком, на котором было число 1001.
  - Почта приходила?
  - Нет, - ответил он.
  Когда улыбчивый портье оказался в десятке метров позади Икс решил спросить Мелло, но та опередила:
  - Да. Меня здесь знают как Жаклин.
  - Твой псевдоним?
  - И да, и нет, - ответила Мелло.
  - Как это?
  - Имя Жаклин мне дали родители. Когда я сбежала из дома, то чтобы меня не нашли, изменила имя. Вечером в день побега в кинотеатрах города шел фильм с участием известной актрисы. Денег естественно не было, поэтому в зал я пробралась украдкой. Я сидела в тени на последних рядах. Фильм был старым, снятым еще пятьдесят лет назад. Классика. Так вот героиню того фильма звали Мелло.
  - Значит, тебе понравилась актриса?
  - Отчасти. А твое имя откуда?
  - Придумал.
  - Тоже отказался от старого?
  - Нет. В детстве я получил травму и забыл, кто я, - ответил Икс. - Моих родителей тогда уже не было.
  Икс и Мелло заскочили в лифт. Желания ехать с кем-то третьим не было, поэтому, когда Мелло только сошла с мраморного пола на днище лифта, она сразу же выжала верхнюю кнопку на белой пластиковой панели. Внутри кнопки загорелась яркая желтая лампочка. Раздался короткий звонок. Автоматические двери лифта захлопнулись. Икс почувствовал, как напряглись толстые стальные тросы, поднимая оцинкованную кабинку, грохочущую в длинном сумрачном горле гостиничного здания.
  Икс прижался лбом к серебряной пластиковой обшивке боковой стены и, закрыв усталые глаза, шепнул:
  - Господи, что же со мной будет?
  - Ничего особенного.
  - Ничего?!
  - Не бойся, пока я рядом ты не отдашь концы, - заверила Мелло.
  - Расскажи об инъекции. Я должен знать все!
  - Хорошо. Всю жизнь, ну или, по крайней мере, ту часть, в которой я была рядом с ним, Ямада работал над созданием новейшего типа нанороботов. Полгода назад, когда его выгнали из Сетевой Секты, Ямада рассказал мне, что создал нанороботов класса Т-4, где буква "Т" была сокращением от ТЕТРАГРАММАТОНА, Непроизносимого Имени Господа, считающееся собственным именем бога.
  - ЙХВХ?
  - Да. Мой отец был необычайно религиозен. Он свято верил, что НЕБЕСА и есть тот Едемским сад, поэтому долгие годы Ямада жаждал правосудия для людей DEMO-Реальности от руки нового бога.
  - Правосудие? Над кем?
  - Над прошлым, настоящим и будущим, - ответила Мелло. - Как я уже говорила, Ямада мечтал подобраться к НЕБЕСАМ. Но чтобы люди смогли попасть туда, необходимо было изменить саму человеческую суть, модернизировать, сделать ее более похожей на AI. Инъекция была создана как механизм для запуска перестройки и выведения расы "новых людей". Подобное богохульство не нашло бы поддержки среди Сетевой Секты, поэтому Ямада решился перестраивать человечество в тайне.
  - Делая инъекции пациентам?
  - Верно.
  - Как работает Т-4? - спросил Икс.
  - Нанороботы лишь переписывают коды некоторых файлов в мозге. Процесс не моментальный, им требуется много времени. Обычно ранние симптомы после переписи файлов проявляются через месяц.
  - Какие еще симптомы?
  - Ты их уже видел.
  - Нет.
  - Ну, ты же спросил меня о трамвае, - напомнила Мелло. - Или ты забыл?
  Лифт остановился.
  Икс проследовал за девушкой к номеру. Мелло вынула из кармана джинсов ключ с брелоком, вставила в замочную скважину и отперла двери. Золотой блестящий ключ вновь скрылся в темноте ее кармана. Когда Икс заходил в номер, то невольно заметил, что входная дверь была необычайно толстой. Пуленепробиваемая. Он догадывался и прежде, что все дорогие гостиницы предоставляют и серьезные средства защиты: пожарная сигнализация, датчики движения. Зайдя в комнату Икс, обнаружил несколько мерцающих экранов подключенных к камерам видео-наблюдения. Как понял Икс по картинкам, камеры размещались в коридоре этажа перед дверью номера и в холле, чтобы постоялец мог наблюдать за теми, кто приходил к нему. Остальные камеры были установлены на входе в гостиницу и двигались из стороны в сторону, сканируя каждое припаркованное к крыльцу авто.
  - Не раздвигай шторы, - сказала Мелло.
  - Снайперы?
  - Нет. Но если за нами была слежка, то я не хочу, чтобы они знали, что я захожу со служебного входа.
  Номер был не той масти, какую привык видеть Икс за годы своей сумасшедшей музыкальной карьеры.
  Молочно-белый пластик пола покрывал дорогой зеленоватый ковер. Узор представлял собой изображение электронной микросхемы из стеклотекстолита. Надувной кожаный диван стоял вдоль белой стены напротив здоровенного работающего вхолостую голографического телевизора. Рядом с ним висело популярное современное полотно в духе Пикассо. В углу между зашторенным окном и узким книжным шкафом в горшке из дорогущей керамики росла карликовая пальма. На данный момент растение уже достигло роста взрослого человека, а размах его листьев был немного более метра.
  Мелло предложила расположиться в креслах обитых красным бархатом, между которыми стоял стеклянный стол с пылящимися на нем деловыми журналами. По всей видимости, Мелло выдавала себя за бизнес-леди, удачливую и, безусловно, богатую. К богатым людям, как известно, претензий нет.
  - Налить чего-нибудь?
  - Воды.
  Алкоголь, как подумал Икс, будет лишним. Да и черт знает, что у этой девицы на уме! Напоит, а после воспользуется тобой, как похотливые подростки, разводящие невинных малолеток на секс. Жизнь какого-то вшивого гитариста, подобранного на улице, для нее не дороже, чем одноразовая жвачка, которую Мелло пожует, пожует, да выплевывает через час или два, когда пропадет былой вкус.
  Тем временем пока Икс размышлял, подозрительно изучая каждый квадратный метр комнаты, Мелло поднесла стакан с водой и поставила на край прозрачного стола. Рухнув в кресло напротив, она вскрыла бутылку с тоником. Бутылка в ее руках зашипела, выпуская образованный от реакции газ.
  - Веришь ли ты, что мы творим наше будущее? - спросила Мелло.
  - Скорее влияем, - поправил Икс.
  - А что ты ответишь, если я скажу, что трамвай оказался на остановке, потому что я пожелала этого?
  - Отвечу, что ты джин.
  - Давай, без шуток.
  - Но ты ведь не могла заставить его появиться из пустоты?
  - Нет, конечно.
  - Ну и как тебе это удалось? - сдался Икс.
  - Чем-то это похоже на программы, управляющие цветами неба, - говорила она. - Я изменила обстоятельства таким образом, чтобы трамвай прибыл точно в то время, когда мы окажемся на остановке. Формирование близкого будущего, это ранний симптом. Ты должен был уже научиться этому.
  - Невозможно контролировать столько событий одновременно!
  - Можно, если ты частично AI, - объяснила Мелло.
  - Я уже тоже AI?
  - На подходе.
  - Что будет со мной?
  - В конце концов, твоя человеческая натура отомрет, и ты необратимо превратишься в сетевое существо.
  - Как остановить этот процесс?!
  - Не спеши, ковбой. - Мелло забросила обе ноги на стеклянный стол. - Ты ведь не подумал, что я таскаю тебя с собой из чувства жалости. Ты нужен мне, чтобы провернуть кое-какое дельце. Если справишься - заслужишь исцеление. А до того часа нанороботы и дальше будут разбирать тебя на части.
  - Ты все это придумала, да?
  - Уверяю, нет.
  - Хватит мне вешать лапшу!
  - Твое право не верить, но ты сам знаешь, что это правда, - сказала Мелло. - Дар предвидения. Я знаю, что ты уже испытал его. Вот только это не было предвидением - это случилось по твоему желанию. Отныне ты ответственен не только за то, что говорил и делал, но даже за то, о чем думал, Икс.
  - По-твоему, это я виновен в том, что Джек...
  - Возможно.
  - А те странные сны?
  - Думаю, они станут явью, - ответила она.
  На тумбочке зазвонил телефон.
  Мелло подскочила к аппарату, изготовленному наподобие древних дисковых образцов, сняла трубку и присела на обитый кожей диван. В правой руке блеснул черный пистолет. Опустив на нос очки, девушка с недоверием посмотрела в сторону примерзшего к креслу Икса, приказывая сидеть тихо.
  - Жаклин слушает, - произнесла она.
  - Это я.
  - А, привет.
  - Кто это? - испугался Икс.
  - Сиди смирно и помалкивай, - ответила Мелло, подчеркнув слова устрашающим движением пистолета. Дуло глядело на лицо гитариста парализующим взглядом, словно танцующая под дудку кобра.
  - Кто третий? Икс?
  - Да, - кивнула она. - Сидит напротив меня, готовый в любой момент намочить в штаны. Что узнал?
  - Я тут раскопал сведения на этих агентов, которых вертелись возле Икса. Они уже вышли на убийц.
  - Докладывай.
  - Вся их теория опирается на предсмертный фрагмент памяти, извлеченный из мозга каждой жертвы. Они подозревают сатанистов. Я проверил по базам и обнаружил, что Орден Трапеции обосновался возле западного шоссе в двадцати девяти километрах от города. По мнению агентов, сатанисты Ордена убивали этих людей, будучи убежденными, что эти люди сошедшие посланники бога.
  - Из-за заражения Т-4?
  - По-видимому.
  - А другие зацепки? - спросила Мелло.
  - Других нет.
  - Но ведь память нельзя расценивать как доказательство!
  - Хочешь переубедить ФСБ?
  - Вот еще! - фыркнула девушка. - Но на всякий случай мы проведем расследование. Раздобудь нам один из фрагментов памяти. Знаю, будет сложно, но для тех, кто поработал в НОСТАЛЬГИИ, нет ничего невозможного. Да ты и сам говорил мне об этом в день нашего знакомства. Просмотри фрагмент на следы монтажа или замены видеоряда. Я должна быть уверена в том, что картинка не липа.
  - Попробую. Что будем делать с сатанистами?
  - Устроим слежку, - сказала она.
  - Держи меня в курсе.
  - Окей.
  Положив трубку телефона и спрятав пистолет в карман блестящего плаща, Мелло обратилась к Иксу:
  - Ну, хватит висеть на моей шее. Для тебя появилось задание.
  
  
  21
  
  - Ну, вот и приехали. Вылезай, - скомандовала Мелло.
  - А где храм?
  - Оставшиеся двести метров добирайся пешком, - ответила она, подняв стекло мотоциклетного шлема.
  Иск слез с кожаного седла мотоцикла.
  Черный корпус пружинисто приподнялся, лишившись веса гитариста, и несколько раз качнулся на толстых хромированных амортизаторах. Из двух выхлопных труб водородного двигателя капал конденсат.
  - А как вернуться назад? - спросил Икс.
  - Самостоятельно.
  - Эй, ты ведь не бросишь меня здесь?!
  - Думаешь, я бы бросила тебя дурака? - сказала Мелло. - Ты только недолго. Делай дело и вали оттуда.
  - Знаю.
  - Оставаться на шоссе опасно, поэтому я съеду на лесную тропу. В километре отсюда есть мост через небольшую речку. Там и встретимся. Запомнил? - Икс кивнул. - Учти, я буду ждать до двух ночи.
  - По-твоему, я похож на сатаниста? - спросил Икс, оглядывая новый прикид.
  - Узнаешь, когда подойдешь к ним поближе, - ухмыльнулась она. Мелло включила двигатель, повернула ручку руля и быстро, хрустя шипованными колесами по снегу, скрылась в ночной мгле леса.
  Икс смотрел вслед огням мотоцикла Мелло до тех самых пор, пока они не исчезли вдали, после чего повернулся и зашагал по обочине шоссе мимо широких ярко освещенных прилавков сельских торговцев с разложенным на них хламом: мутированные продукты, домашняя деревянная утварь, дюжины старых пожелтевших порно-журналов найденных на сеновале. Прямо над головой, вокруг погашенной на ночь DEMO-Реальности, голографическое небо сверкало сотнями фантастических созвездий.
  Не привлекая к себе внимания торговцев в драных шляпах, Икс торопливо зашагал в сторону храма. Пересмотрев сайты, посвященные прислужникам дьявола, Икс коренным образом изменил свой прикид. Мелло отстегнула гитаристу несколько тысяч рублей, чтобы тот прикупил на рынке шмотки. Одежда Икса состояла из тотально черной гаммы. Конечно, некоторое время, выступая на городских концертах, гитарист привык и всем сердцем полюбил этот чарующий глаза цвет, однако сейчас одежда была из матовой ткани, лишенная всякого глянцевого блеска. На Иксе были надеты черные джинсы со сверкающими атрибутами, вроде цепи висящей на боку и ремня с заклепками. Волосы собраны назад и заплетены в длинную косу. Поверх всей одежды была надета черная ряса - обязательная деталь любого сатанинского ритуала. В лавке за углом, торгующей рухлядью, Икс приобрел несколько фальшивых перстней из металла, имитирующего серебро. Его грудь украшала болтающаяся на цепочке серебряная пентаграмма, заключенная в круг с распятой на ней козлиной головой.
  
  Согласно давно сложившейся традиции Орден Трапеции собирался в старом языческом храме, воздвигнутом тысячи лет назад еще во времени Руси. Каменная обитель жрецов из средних веков, безусловно, была изрядно подпорчена временем, но от этого храм приобретал только еще большее величие. Заложенные в основании храма каменные глыбы имели длину в несколько метров и, как предполагают международные археологи, были доставлены сюда из ущелья в сотнях километрах южнее.
  Рядом с входом в храм Икс заметил кучки людей.
  Люди были одеты в черные рясы, что подталкивало на мысль, что все они участники, ждущие начало ритуала. Капюшоны не были надеты, поэтому Икс мог без труда видеть лицо каждого из сатанистов. Он начал прохаживать, вокруг записывая в ячейки памяти лица присутствующих. Из храма раздался голос, и сатанисты начали заходить внутрь, надевая капюшоны. Икс последовал за ними.
  Помещение, в которое следом за другими участниками вошел Икс, было довольно просторным. Чем-то храм изнутри был похож на пещеру, только гораздо шире. На холодных каменных стенах в свете сотен черных свечей прыгали причудливые изгибающиеся точно под действием магии тени людей. Использование любое другого искусственного освещения было строжайше запрещено. На слегка грязноватом от сырых подошв бетонном полу округлого зала была изображена гигантская пентаграмма, выполненная красной краской, которая как вообразил себе Икс, вполне могла бы оказаться кровью недавно павших жертв, подпитывающей мистическую энергетику этого древнего храма.
  В самом центре пентаграммы на коленях стоял мужчина. Он был раздет. Из одежды только трусы. Руки мужчины были связаны за спиной бечевкой, его ноги обвивала тяжелая металлическая цепь. Рот закрыт кляпом. Он не мог сказать ни единого слова, даже шевельнуться. Глаза закрывала черная повязка, по-видимому, это было сделано за тем, чтобы мужчина не мог видеть, проведение ритуала.
  Люди в черных рясах окружили мужчину. Одни из них перешептывались друг с другом, другие - молчали. Слушая их диалоги, Икс расслышал, как его сосед слева сказал: "убить". Только сейчас гитарист осознал, что сам того не подозревая, принимает участие в самом настоящем убийстве. Он мог только гадать каким из десятков способов казни, будет покарана этот, по-видимому, виновный гад.
  Молодая обнаженная девушка, игравшая роль алтаря согласно правилам сидела возле западной стены. Слева от нее располагалась черная свеча, символизируя собой Силы Тьмы и Левосторонний Путь. Единственная белая свеча располагалась справа от девушки, являя лицемерие магов Белого Света и последователей Правостороннего Пути. Как помнил Икс, в ранние годы занимавшийся на досуге изучением оккультных наук, огонь черной свечи использовался для придания силы и успеха участникам ритуала; в ее пламени, кроме того, предавали огню бумажные пергаменты, на которых были изложены милости. Белая свеча использовалась исключительно для уничтожения заклятых врагов.
  Через минуту перед алтарем появился священник.
  Его звали Марк Зомби. Внешне он не отличался от других участников ритуала - тоже был одет в черную мешковатую рясу, но только его капюшон был опущен, чтобы участники и в том числе Икс могли видеть его лицо. Черты лица у него смахивали чем-то на армейские, такие же суровые, не имеющие эмоций и, наверное, оттого неспособные сопереживать всякому ближнему попавшему в беду.
  Раздался удар колокола, возвещающий начало ритуала. Люди замолкли, будто умерли.
  Марк прозвонил в колокол девять раз, поворачиваясь против часовой стрелки, и направляя звук его ударов в четыре главных стороны света. Звук колокола был громким и пронзительным. Когда колокол стих, Икс заметил, что воздух в храме, будто бы очистился от посторонних звуков. Затем священник начал читать вслух заклинание к Сатане и следующие за ним адские имена. Участники повторяли за Марком каждое адское имя. Когда и этот шаг был завершен, священник взял в руки серебряный кубок и отпил из него. Что именно пил священник Икс не разглядел. Когда кубок был осушен, Марк перешел к следующей части ритуала. Он вынул из сажен прикрепленных на поясе меч.
  Вновь поворачиваясь против часовой стрелки, Марк указывал мечом на главные стороны света, вызывая соответствующих принцев ада. После священник взял в руки пергамент лежащий справа от него, изготовленный из плотной бумаги. Дальнейшая часть ритуала включала в себя чтение заклинания.
  - Смотрите! Могучий глас моего отмщения разрушает безмятежность воздуха и стоит подобный монолитам гнева средь поля корчащихся змиев, - зачитывал с пергамента Марк. - Я стал подобен чудовищной машине уничтожения гноящихся кусков тела того, кто намеревается меня остановить. Я не сожалею о том, что призывы мои оседлали ураганные ветры, умножающие жжение моего яда. И огромные черные скользкие призраки восстанут из солевых копей и изрыгнут гной свой в жалкий мозг его. Я призываю посланников рока изрубить с мрачным удовольствием избранную мною жертву. Безмолвна та безголосная птица, что питается мякотью мозга того, кто мучил меня; и агония того, чему суждено сбыться, будет неотступно присутствовать в криках боли, с тем только, чтобы послужить сигналами предупреждения тем, кто посмеет затаить на меня злобу. О, выйдите во имя Абадонны и уничтожьте того, чье имя я укажу. О, великое братство ночи, несущее мое успокоение, выезжающее на жарких ветрах ада, живущее в храме дьявола, появись же! Предстань пред тем, чей низкий разум движет устами, невнятно насмехающимися над справедливыми и сильными! Вырви этот гогочущий язык и запихни его ему обратно в глотку, о, Кали! Пронзи его легкие жалами скорпионов, о, Сехмет! Ввергни суть его в пустоту гнетущую, о, могучий Дагон! Я закидываю раздвоенный адский крюк, и на зубьях его покоится безупречно насаженная жертва моей мести!
  В заключение заклинания священник произнес:
  - Шемхамфораш! Да здравствует Сатана!
  В зале храма раздался гонг, и все участники ритуала хором повторили последние слова Марка.
  Когда чтение заклинания уничтожения было завершено, священник пронзил пергамент острием меча и поднес, сжигая его в пламени белой свечи. Пергамент свернулся и быстро вспыхнул, сгорев дотла. После этого Марк начал зачитывание десятого ключа, порождающего неудержимый гнев и насилие. Ключ был написан на одном из древнейших существующих ныне языков - енохианском. Происхождение этого языка до сих пор покрыто тайной. Некоторые ученые утверждали, что это - архаичный язык, отголоски которого прослеживались в священных и тайных мистериях древних религий всего мира. Обрывки писания были найдены на глиняных табличках и развалинах многих храмов.
  - Oxiayala holado, od zodirome O coraxo das zodialadare raasyo. Od vabezodire cameliaxa od bahala: NIISO! Salarnanu telocahe! Casaremanu hoel-qo, od ti ta zod cahisa soba caremefa i ga. NIISA! bagile aberameji nonucape. Zodacare eca od Zodameranu! odo cicale Qaa! Zodoreje, lape zodiredo Noco Mada, noathahe Saitan!
  Что бросилось в глаза Иксу так это то, что в енохианском языке значения слов, сочетающиеся с их звуковой характеристикой, объединялись, создавая звуковые последовательности, способные вызвать мощнейшие реакции в магической атмосфере. Варварские тональности этого архаического языка наделял речь волшебным эффектом, неподдающимся никакому описанию. Икс был очарован им.
  Финальный удар колокола возвестил об окончании периода очищения. Мужчина в трусах вдруг испуганно закрутил головой по сторонам, как будто ощутил смерть, коснувшуюся его души и тела. Он был чертовски бледен. Через мгновение Икс услышал, как из пересохшего горла раздался стон. Мужчина скрючился в ужасной агонии и, в конце концов, замертво рухнул на пол. Икс сделал шаг назад.
  - Итак, свершено.
  Этими словами Марк Зомби завершил последний тринадцатый шаг ритуала.
  Икс одним из первых выбрался наружу. Он был так напуган, что потерял дар речи. "Они убили его! Сукины дети, они просто взяли и убили его!" - нескончаемо звучало в его голове. Отойдя от храма на сотню метров, Икс побежал как сумасшедший. До моста он бежал без оглядки, задыхаясь и хрипя на бегу, ругался матом. Чувства переполняли. Иксу нужно было столько всего рассказать Мелло.
  
  
  Часть 6. Контакт
  
  22
  
  В очередной раз, проходя мимо разбитых витрин, D заглянул на завтрак в летнее кафе. Со дня приезда, как и в прежние времена, детектив засиживался в уютном кафе вплоть до полудня, после чего, подзарядив сердечный имплантат приличной дозой кофеина, отправлялся на поиски хакеров НОСТАЛЬГИИ. Впрочем, искать их оказалось куда сложнее, чем он предполагал. Чертовы хакеры были настолько осторожны, что никто не знал их в лицо. Лучшее, что удалось собрать детективу - их псевдонимы. Вот только какой от них прок, если хакеры меняют их как перчатки. Дело зашло в тупик.
  Повесив на вешалку шляпу и пальто, D проследовал к столику возле окна с изображенной на армированном стекле белой чашкой дымящего кофе. Роман, тот самый подрабатывающий студент, принял у детектива заказ, захлопнул свой блокнот и незаметно растворился в зале битком набитом посетителями.
  Оставшись без дела, D вынул из нагрудного кармана пиджака электронную записную книжку, включил ее и, постукивая по дисплею специальным карандашом, в очередной раз начал детально описывать посетителей кафе. Изо дня в день записи почти не изменялись. Детектив видел в кафе одни и те же знакомые лица: небритый и вонючий пьяница Ринат, замкнутая и неразговорчивая Анжелина, за барной стойкой работала рыжеволосая Эльвира. Вдоль стойки торчали иностранцы, переехавшие в этот сибирский город. Пропускали по дюжине кружек дрянного пива и дожевывали чипсы.
  Закончив плановое заполнение очередной электронной страницы, и захлопнув крышку книжки, которая являлась дисплеем, D оглянулся по сторонам, а после на минуту задумался. Он вспомнил последнюю встречу с безликим, чье кодовое имя, как и имя детектива, состояло из одной буквы - "N".
  Их следующая встреча произошла через пару дней после первой, неподалеку от дома D, когда детектив возвращался из продуктового магазина, чтобы наконец-то заполнить пустовавший более года холодильник. В сумке у него были обычные продукты: шоколадное печение, яйца, бекон, пара упаковок дешевой лапши и чуток алкоголя. Повернув с аллеи, D услышал, чьи-то чужие шаги - его кто-то преследовал, причем, судя по звуку, этот некто шагал достаточно быстро, пытаясь догнать детектива. D был хорошо знаком с хулиганами, тормозящими тебя в безлюдных местах и готовыми стрясти пару лишних купюр, поэтому засунул руку под пиджак, нащупывая пистолет. Выхватив оружие из расстегнутой кожаной кобуры, детектив резко обернулся и наставил дуло пистолета на своего преследователя с уродливым обезображенным хирургией лицом, одетого в черный плащ и шляпу.
  Встреча закончилась тем, что безликий передал детективу чек на небольшую сумму. Пятьдесят тысяч рублей. Аванс. Также N сообщил, что остальная сумма будет уплачена только после поимки хакеров, но если из списка исчезнет хотя бы одна фамилия, то цена контракта будет урезана ровно в два раза. В том случае, если хакеры НОСТАЛЬГИИ успеют убить обоих оставшихся клиентов, то расследование дела уже не будет иметь никакого значения, а D лишится всякого вознаграждения. Детектив хотел задать еще вопрос, но безликий не был настроен на беседу. N сел в автомобиль и уехал.
  Когда пирожное было съедено, а чашка кофе наполовину пуста, D взглянул на лежащую возле края стола свежую газету. Их изготавливали по древней технологии из различной макулатуры, из-за чего страницы газет были грязновато-серого цвета. Чернила лежали не лучшим образом. Иной раз достаточно было провести по странице пальцем, слегка прижав его к бумаге, и все попавшие под палец буквы разом смазывались, превращаясь в какую-то серую муть. Впрочем, для дешевых многотысячных изданий, чей срок службы не превышал одних суток, это было вполне приемлемое качество.
  В богатых районах города жители вообще не покупали газет. Все новости рассылались им на электронные почтовые ящики в виде файлов или ссылок на информационные сетевые ресурсы. Бумажными носителями пользовались обычно те кто, несмотря на кибернетический век, не мог себе позволить компьютер, подключенный к Сети, или как D совершенно не умел им пользоваться, а потому отрицал всю эту бинарную чепуху. Детектив был из тех редких людей, которые отдавали предпочтение реальности. Для него было крайне важно держать объект в руках, как пойманного преступника. Поэтому, имея даже неплохой заработок, он продолжал жить на окраинах города в районе населенном по большей части неграми и разноязычными иммигрантами из Союза Ближних Стран.
  Раскрыв газету D бегло просмотрел содержимое страниц.
  Надо сказать, что у детектива был особый, оригинальный способ просмотра ежедневных газет. Многим он показался бы наверняка странным или даже чудаковатым, однако было в этом безумии и рациональное зерно. D листал газету с последней страницы. Как часто любил говорить детектив: отгадка никогда не лежит на виду, иначе бы каждый мог разгадать любую тайну. Именно поэтому он старался больше обращать внимание на те факты, которым придали меньшее значение, а такие имелись только на последних страницах газет. На первые из коммерческих соображений выходила либо реклама, либо новости мира шоу-бизнеса. И то и другое волновало D еще меньше, чем мозоль выросшая на левой ноге президента. К тому же новости с первых страниц обыкновенная "желтая" пресса.
  В середине газеты в правом нижнем углу страницы, D заметил статью с фотографией человека, который выглядел знакомым. Длинные лоснящиеся волосы, популярная среди молодежи одежда и разноцветные глаза. На лица детектив имел отличную память. В его мозгу без труда умещались тысячи людей - неотъемлемая часть его работы. Однако именно этого молодого человека детектив никогда не видел лично, скорее всего, он наблюдал его лицо на другой фотографии. Переведя взгляд выше, D прочел название статьи, в которой фигурировало известное ему имя - Икс. И тут детектив вспомнил, что сведения об этом человеке были на компакт-диске, который он получил от N.
  В статье упоминалось другое знакомое имя - Мелло.
  Оба имени не были вычеркнуты из списка. Раз уж они оба живы, то логично предположить, что хакеры вовсю ведут охоту за их страховыми счетами, а тем более сейчас, когда они засветились в прессе.
  В статье сообщалось, что Икс, бывший гитарист "Осколков", а ныне безработный, был обвинен в убийстве Руслана Серова директора крупной строительной компании. Однако скрыться с места преступления ему не удалось, подозреваемый был сбит отъезжающим от остановки трамваем и с сотрясением мозга был доставлен в ближайшую больницу. Мелло лично вызвалась защищать его интересы. Вскоре Икс был признан невиновным, с гитариста сняли обвинения и выпустили из-под стражи.
  Учитывая, что Мелло появилась по собственному желанию, D сделал логичный вытекающий из фактов вывод: им известно, что за ними ведется охота, а лучший способ выжить - держаться друг друга.
  Детектив вновь раскрыл записную книжку и сделал несколько заметок. Еще в самый первый день, когда D взялся за это дело, он попытался как-то связаться с Мелло и Иксом, предполагая, что когда за их головами объявятся хакеры, детектив без проблем задержит неуловимых преступников. Однако поиски были безрезультатны. Квартира Икса давно пустовала, а Мелло - была неуловимее, чем призрак. А теперь, когда они, наконец, вместе и Икс вслед за девушкой провалился как сквозь землю.
  И тут детектива осенило.
  Мелло никак не могла защищать Икса, не предоставив сетевой полиции документов, в которых могли содержаться контакты. Допив кофе, D отправился в отделение, в котором недавно держали Икса.
  
  Вечер, того же дня.
  Перейдя дорогу, D притормозил возле торгового автомата. Детектив покопался в кармане брюк, вытащил пригоршню мелких одно- и двухрублевых монет, имеющих традицию накапливаться за пару-тройку дней, после чего начал бросать их в щель торгового автомата. Один за другим, кружки из легкого сплава по окраске похожие на отполированную до блеска сталь, утопали в узкой щели, увеличивая цифры на электронном табло автомата. Когда необходимая сумма была набрана, D выжал третью кнопку снизу. Через секунду в специальную ячейку торгового автомата упала банка кофе.
  Рядом находился телефон-автомат.
  Взбалтывая холодный напиток, D запустил руку в карман брюк и вынул монету достоинством в два рубля. Заплатив ей телефону-автомату, детектив снял трубку и, прижав левым плечом, набрал телефонный номер, который узнал в отделении сетевой полиции. Дело в том, что Мелло оставила визитку, на которой имелся телефон. Адрес, конечно, был поддельным. D убедился в этом, после того как пару часов наматывал круги, по "черному" району пытаясь разыскать несуществующий дом. Однако телефон вряд ли был липой, все-таки она хотела вытащить Икса, и если бы кто-то позвонил ей, а в итоге попал черт знает куда, Мелло бы саму посадили в камеру по известной всем статье.
  - Алло? - раздался голос девушки.
  - Это ты, Мелло?
  - Да.
  - Нам надо встретиться.
  - Кто ты, черт возьми?!
  - Друг, у которого есть информация об убийствах, - ответил D. - Не хочешь ли поговорить об этом?
  
  
  23
  
  Весь следующий день Икс торчал в номере гостиницы ЕВРАЗИЯ. Мелло не спускала с него глаз.
  За последний час ей звонили несколько раз. Телефон буквально разрывался от звонков. Икс не знал, были ли звонившие разными людьми или это один и тот же человек. Мелло ничего не желала рассказывать - просто сидела на кожаном диване в метре от старого дискового аппарата, ожидая в любой момент важный звонок. Дела у нее, по-видимому, шли в гору. Девушка сидела на диванчике скрестив ноги, руки были раскинуты как крылья в полете и охватывали спинку дивана. Перед ней на мягкой велюровой подушке точно головоломка лежал ее пистолет, разобранный на маленькие части.
  Картинки, мелькающие на камерах слежения, быстро надоели Иксу.
  Он вновь лениво потянулся к стеклянному столу и ухватил с него упаковку аспирина. Выдавив из упаковки пару последних таблеток, гитарист закинул их в рот и, морщась от неприятного вкуса, поспешил запить тепловатой безвкусной водой из узкого стакана. Голова трещала как переспелый арбуз. Все, буквально все вокруг, причиняло ему боль: светящиеся под потолком люминесцентные лампы, звуки, издаваемые электроприборами, шипение голографического телевизора и особенно пронзительный телефонный звонок заставляющий резонировать каждую его нервную клетку. Мозг будто лишился защитных покровов, превратился в огромный ком боли, в чудовищный серый гной, неудержимо рвущийся прочь из тела. Аспирин не справлялся с болью, но хотя бы уменьшал ее очаг.
  Впрочем, Мелло это мало волновало. Она знала, что ужасные головные боли обычное побочное явление после сканирования. В ту же ночь, когда Икс на ощупь выбрался по лесной тропинке к мосту, на котором его ожидала Мелло, он угадил в "черную" клинику. У девушки, будучи дочерью известного хирурга, были дружеские связи с иностранными докторами иммигрантами, особенно из Японии.
  Через минуту после прибытия раздетый догола Икс, еще не понимавший тогда, что с ним хотят сотворить, уже лежал на холодном столе с маленькими черными колесиками. Ему вкололи в вену зеленую дрянь, парализующую работу мышц. Затем гитариста забросили в какой-то сканирующий аппарат похожий на цилиндрическую камеру, а руки и ноги на всякий случай закрепили кожаными ремнями.
  Доктора в марлевых масках начали присоединять к Иксу шнуры. Один за другим, пока не были заполнены все углеродные гнезда. Когда подготовительная работа была закончена, они уселись в кресла. Икс слышал, как бешено щелкают четыре десятка их хирургически раздвоенных пальцев по допотопным пластиковым клавиатурам. В мозг гитариста начал поступать мощный устойчивый сигнал - spy-программа похожая на обыкновенный компьютерный зонд. Когда зонд выделил из общей памяти все искомые фрагменты, начался болезненный процесс загрузки данных на съемный жесткий диск. Загрузка данных из мозга человека никогда не была безопасной и согласно закону официально запрещена, однако в стране было немало фанатиков-ученых продолжающих работы в этой области знаний. Температура тела подскочила на четыре градуса. Икса бросило в жар. Лицо покрыл холодный липкий пот. Организм гитариста отчаянно боролся с этой инородной системной атакой.
  Все полученные данные были перенаправлены Винсенту Ло. Икс не раз спрашивал о нем, хотел узнать, кто этот таинственный человек, однако каждый раз получал один и тот же отрицательный ответ.
  Убив боль парой таблеток аспирина, гитарист вновь обратился к валяющемуся на столе порно-журналу.
  - В шесть утра сетевая полиция обнаружила тело Николая Дуба, - произнесла Мелло, повесив трубку.
  - Кто он?
  - Тот, кого убили сатанисты.
  - Где его нашли? В лесу?
  - В подъезде собственного дома. Видимо Орден перевез тело, чтобы не оставлять лишних улик. По данным сетевой полиции смерть мужчины наступила в результате сердечного приступа. Дело не завели.
  - Но ведь его убили!
  - Ну, а кто докажет?
  На секунду Икс замолк, а после произнес:
  - Никто. Любой, кто отважится, умрет.
  - Ого, ты стал трезво мыслить, голова уже прошла?
  - Ни хрена!
  - Ничего, потерпишь еще, - сказала она.
  - А кем он был?
  - Да кем угодно. Может он хренов коммерсант, который обставил сатанистов, сунув им какое-нибудь дерьмо или банкир, просадивший на выпивку и девочек их вклады. Месть. В любом случае он не случайный прохожий. Наверняка давно сидел у них в печенках. Черт возьми, тебе-то какое дело?
  - Никакое.
  - Вот и помалкивай, - заявила Мелло. - А то ведь знаешь, что бывает с теми, у кого длинный язык.
  - А память проверяли?
  - Да.
  - И не видели убийц?!
  - На глазах была завязана повязка. Когда полицейские подключились к памяти, то не увидели ничего кроме беспорядочной комбинации шизоидных узоров и ярких галлюциногенных вспышек света.
  - Но разве он видел не черное пятно?
  - Черное, - кивнула она. - Но это было бы подозрительно, поэтому перед убийством сатанисты накачали его какими-то галлюциногенами. Вероятно, доза наркотика и спровоцировала сердечный удар.
  - И это у здорового человека?
  - Николай Дуб не был здоровым. Он уже дважды за этот год попадал в больницу с приступами, но всякий раз на убеждения докторов отказывался от операции. В детстве ему делали операцию на сердце - укрепляли стенки аорты. Однако из-за оплошности молодого хирурга были повреждены ткани. Оттого Николай и боялся операций; считал, что не проснется, если ляжет под скальпель еще раз.
  - Короче, обвинили болезнь?
  - Именно.
  - Выходит, нет никакого намека на то, что Орден Трапеции замешан в убийстве? - размышлял Икс.
  Раздался телефонный звонок. Мелло сразу же сняла трубку.
  Девушка только слушала чей-то голос, сама молчала. Кивнула, еще раз. Улыбнулась. Повесила трубку.
  - Кто это был? - тут же спросил Икс.
  - Винсент. Он проанализировал вчерашний ритуала и тот, который был из памятей жертв. Они похожи.
  - Значит убийцы сатанисты?
  - Еще вчера я бы безоговорочно поверила в это, но, учитывая убийство Николая Дуба, я сильно засомневалась. Если за убийством пациентов действительно стоит Орден Трапеции, то каков же их мотив. Ненависть, месть к Сетевой Секте? Возможно. Но убийства обычных граждан, которые не относятся к верующим просто абсурдно, - размышляла Мелло, перекатывая жвачку из одной щеки в другую. - С другой стороны ни на одном из убитых пациентов не было надето повязок, они были убиты так, будто их покромсал какой-то больной маньяк. Почему Орден Трапеции не скрыл свою причастность? Или может истинные убийцы хотели, чтобы мы приняли за правду то, что они нам показали?
  - Имитаторы?
  - На это указывает и другой факт.
  - Какой?
  - Последние фрагменты жизней всех жертв идентичны. Для проверки Винсент выкрал образцы видеозаписей, конечно, только шесть штук, но их сходство между собой поразительно - 99%. Смог бы ты повторить ритуал сотню раз и каждый раз таким образом, чтобы он казался точной копией прошлого?
  - Наверное, нет.
  - Разница у этих видеозаписей только в том, что одежда и лица жертв разные. Остальное один в один! - добавила Мелло. - Я думаю, был использован нейронный шаблон, который копировали им в мозг. Иначе говоря, какой-то умник делал подтасовку памяти. Ты понимаешь, приятель, к чему я веду?
  - Убивали другие?
  - Нет, болван. Хакеры. НОСТАЛЬГИЯ, - разжевала она. - Разве неясно?
  - Ясно, ясно... - кивал Икс, будучи далеким от всего этого сетевого жаргона. - Получается, что у ФСБ ошибочная версия, ведь они по-прежнему убеждены в причастности сатанистов из Ордена и...
  - Да хрен с ними!
  Мелло начала собирать пистолет. Детали накладывались друг на друга быстро, плавно и точно, словно девушка проделывала эти движения миллионы раз. Тощий скелет орудия быстро обрастал рабочими органами и тяжелел буквально на глазах, будто инопланетный робот из фантастического фильма.
  - Или агенты ФСБ водят всех за нос, - заявила Мелло.
  - Зачем им это?
  - А кто знает, чего они задумали!
  - Может и так, - согласился Икс.
  - Жди меня здесь. Я на свидание.
  - С кем?
  - А что, ревнуешь? - хихикнула Мелло. Ответа дожидаться не стала, да и Икс уже погрузился в свой журнал. Девушка завела обойму в рукоять пистолета - раздался щелчок. Выплюнув жвачку в мусорную корзину, она накинула на плечи блестящий кожаный плащ и вышла, захлопнув за собой дверь.
  
  
  24
  
  Добравшись до старого кинотеатра, Мелло пристроилась к облезлой стене возле входа в здание. Кривые изгибы безжизненных пыльных стеклянных неоновых трубок на изрисованной кирпичной стене складывались в название: "СТАРОЕ КИНО". Буквы были не печатные, а скорее курсивные, будто выведенные рукой. По крайней мере, таковыми они являлись некоторое время назад. Сейчас же многие из завитушек этих мерцающих красным букв разбиты хулиганами, и видно их разве что днем.
  Рядом с голографическими огнями мерцали различные вывески на русском, английском и в том числе на каком-то азиатском языке - китайском или японском. Хрен разберешь. И хотя Ямада был японцем, Мелло никогда не проявляла интереса к изучению иероглифов. Они казались ей слишком сложными и бесполезными. На кирпичной стене кинотеатра, закрывая граффити, висело несколько больших ярких афиш с рекламой старых фильмов, отснятых древним способом - на камеру, а не смоделированных с помощью компьютера в воображении режиссера. Актеры в них были живыми людьми.
  СТАРОЕ КИНО был последним кинотеатром, в котором можно увидеть фильм, отснятый на настоящей пленке. Остальные использовали индивидуальные или групповые кабинки, которыми точно коконами был заполнен зал. Люди забирались в них, усаживались поудобнее и подключали себя через провода к видео-серверу. Миллионы бит со скоростью света устремлялись в их мозг, создавая иллюзию присутствия внутри самого фильма. В этом кинотеатре все наоборот - никаких шнуров и прочей компьютерной дряни. Люди как в старину садятся в удобное мягкое кресло перед натянутым во всю стену экраном и наслаждаются картинкой, поглощая килограммы воздушной кукурузы.
  Двумя кварталами до кинотеатра девушка запила чашкой кофе последнюю пилюлю - плоский розоватый препарат, который она периодически принимала для нормального функционирования ее нервной системы. Пилюли не были наркотиком или какой еще фантастической дурью, от которой можно словить кайф. Обычное лекарство, какое прописывают больным. Мелло приобретала его по рецепту в местной аптеке, хотя сейчас со смертью Ямады новую партию будет закупить сложнее. Однако девушка не очень-то переживала по этому поводу, у нее были кое-какие связи на "черном" рынке.
  Лекарство она стала принимать год назад, когда Мелло полностью заменили нервную систему, каждую нервную клетку. Данные памяти были переписаны на жесткий диск, а после загружены в ее новый специально выращенный в инкубаторе мозг. Новая нервная система, имплантированная в тело Мелло, увеличила ее рефлексы, повысила скорость и ловкость, настолько, что девушка ничуть не уступала диким животным. Чем-то она напоминала страшного ночного зверя зашитого в шкуру человека.
  Мелло глянула на часы. 14:58.
  Встреча D и Мелло должна была состояться ровно в три часа. Ни минуты позже, иначе встречи не будет вовсе. Об этом они условились еще во время телефонного разговора. Девушка абсолютно не представляла, как выглядел звонивший. Все что ей было известно, так это то, что D - мужчина и судя по голосу средних лет. Детектив не стал говорить подробностей, просто сказал, что контакт будет. Все, что требовалось от Мелло - это следовать его инструкциям. На вопрос как он ее узнает среди людей, D ответил, что он частный детектив и раскопал на нее кучу информации, в том числе фотографии. Разумеется, девушка была насторожена истинными целями этой встречи. Что если D враг? Однако раз уж он нашел телефон, адрес и знает ее в лицо, то если бы он хотел, давно бы убил Мелло.
  Девушка выудила из кармана жвачку. Разжевывая пока что сочный и твердый кусок пищевого полимера она стала оглядываться по сторонам. Смотрела на людей, подозревала каждого. Что если убийцы разнюхали об этой встрече? Что если среди прохожих полицейские в штатском или еще хуже агенты ФСБ? Паранойя без конца мучила Мелло. Когда ты постоянно живешь в бесконечных бегах, то со временем привыкаешь к такому бешеному ритму, учишься видеть людей насквозь как рентгеновский луч, проверяющий багаж. Дозы адреналина разогревают кровь и, в конце концов, ты так привыкаешь к этому сумасшествию, что уже не можешь жить иначе и по-другому видеть мир.
  Через дорогу шла дама с детской зимней коляской. Но ребенок ли там? В такую коляску можно положить все, что угодно: пистолеты, автоматы и устройства слежения. А если и есть ребенок, то вместо него человекоподобный робот с нежной бархатистой кожей из белого латекса, начиненный взрывчаткой. На встречу мамаше шла влюбленная парочка - туристы, щелкающие всюду своими фотоаппаратами. Возле костров, переминаясь с ноги на ногу, грелись бродяги и дельцы. Несколько дешевых малолетних шлюх торчали под афишами кинотеатра, зарабатывая на жизнь дерьмовыми минетами.
  Неподалеку сидела кучка наркоманов с отвлеченными взглядами озираясь вокруг. На соседней скамейке возле опрокинутой урны сидел мужчина в длинном сером плаще, читающий субботнюю газету. Наверняка он наблюдал за всеми. Рядом с ним крутилась механическая собака, растаскивая мусор.
  В воздухе зазвучала сирена, извещающая об очередном выбросе токсинов. Небо над городом медленно затягивало сумрачно-серой пленкой. Дышать стало тяжелее. Все шло к тому, что многие прохожие из-за духоты начинали надевать свои респираторные маски с двумя нанофильтрами по бокам.
  Вскоре к Мелло подкатил какой-то мужик. Он был одет в спортивную зимнюю куртку, штаны с полосками на боках и вязаную шапку, натянутую до красных мочек ушей. Лицо скрывали крупные солнечные очки похожие на глаза стрекозы. Подойдя к ней, он слегка уперся рукой в грязно-серую стену, скрестил ноги и неприлично широко улыбнулся ей, обнажая золото под синевой замерзших губ.
  - Закурить будет? - спросил он.
  - Нет.
  - Жаль. Ждешь кого-то?
  - А тебе-то что?
  Мужик погладил гладкий выбритый с утра подбородок.
  - Сколько стоишь?
  - Чего?!
  - Говорю, сколько берешь за раз?
  Девушка ухватила его за воротник, подтянула к себе поближе и ткнула дулом пистолета между ног.
  - Отвали, козел!
  - Эй, остынь сестренка, - заулыбался он, отступая назад.
  Когда извращенец утопал от нее и растворился в потоке прохожих, Мелло вновь взглянула на часы. Электронное табло наручного прибора настроенного идентично часам детектива показывало 15:01.
  - Чертов сукин сын!
  Не желая и дальше торчать на виду еще хрен знает сколько времени, Мелло подошла к обочине и свистнула, тормозя проезжающее мимо такси. Затем открыла заднюю дверь и, не задерживаясь, влезла в кожаный салон автомобиля, присев на сидение, нагретое недавней задницей. Водитель лицо, которого Мелло увидела в зеркале заднего вида, был чистокровным мусульманином в белом тюрбане.
  - Гостиница ЕВРАЗИЯ, - бросила Мелло.
  Для ответа таксист использовал запись, имеющуюся на цифровой автомобильной магнитоле. Мелло не совсем поняла, в чем здесь юмор, однако отвлекаться сейчас на подобные вещи у нее не было времени. Когда машина тронулась, таксист нажал кнопку и воспроизвел следующий аудио-файл.
  - Где второй человек?
  - Простите?
  - Ты ведь Мелло. А где твой друг, Икс?
  Голос, доносящийся из динамика, был нечеловеческим, скорее обработанным через компьютер. Водитель продолжил запускать один файл за другим, ведя странную беседу с подсевшей к нему дамой.
  Мелло дернула за ручку, желая выпрыгнуть из автомобиля на ходу, но дверца не открывалась. Застрелить водителя тоже нельзя. Между ним и пассажирами было вставлено пуленепробиваемое армированное стекло - персональная защита от всяческих грабителей и тех, кто любит кататься на халяву.
  - Двери заперты.
  - Ты кто такой?!
  - Я работаю на D. Не волнуйся, твоей жизни ничего не угрожает, - последовал ответ. - Я отвезу тебя к нему.
  
  Около полчаса, петляя по лабиринту заснеженных улиц, такси наконец-то затормозило. В салон влез мужчина. Незнакомец был одет в теплое осеннее пальто, которое давно надо было сменить на дубленку, а голову покрывала шляпа. Кончики замерзших ушей от ожидания на улице порозовели. Мелло неохотно передвинулась вдоль сидения на другую сторону, освобождая мужчине нагретое место.
  - Добрый день, - произнес D. - Кажется у нас тут встреча?
  - Ты опоздал.
  - Разве? - Детектив улыбнулся, обнажая золото.
  - Так значит, это ты был тем ублюдком, который домогался меня у кинотеатра? - догадалась Мелло.
  - Ты уж извини меня.
  - Ничего.
  - Прежде всего, я стараюсь понять, каков человек, с которым мне предстоит работать. А лучше всего узнать человека, создав экстремальную ситуацию. Ты проявила себя смело, я не ожидал. Мое уважение.
  - Ты совсем не знаешь меня!
  - Теперь да.
  - Придурок, я могла запросто отстрелить тебе яйца, - сказала Мелло.
  - Вряд ли. Кругом были люди, - возразил D.
  - Ладно, проехали. Что там за информация?
  - Рад, что ты об этом заговорила. Ахмед, езжай на шоссе. В городе слишком душно, чтоб вести беседу.
  
  Мелло не знала, куда ее везут. Ее руки не вылезали из обоих карманов: одна сжимала рукоять пистолета; другая - перочинный ножик, чтобы в случае необходимости нанести детективу второй удар.
  - Ну, так что там за информация? - прервав молчание, спросила Мелло. - Кажется, мы выехали за городскую черту. Пора бы тебе рассказать всю правду, если конечно ты не торопишься к своим прадедам.
  - Ты не в том положении чтобы угрожать, - заметил D.
  - Ты думаешь?
  - Послушай, я откровенен, поэтому жду от тебя такой же честной помощи, - говорил детектив. - Конечно, ты еще подозреваешь меня, но тебе придется довериться. Выбора у тебя, как видишь, нет.
  - Мы будем обсуждать дела при нем? - спросила Мелло, имея в виду Ахмеда.
  - Не волнуйся, он мой человек.
  - Ну и что?
  - Ахмед ничего не расскажет. Он немой, - объяснил D.
  - Может показать записи.
  - Ахмед не умеет писать.
  - Ну, хорошо, а теперь давай выкладывай, что тебе известно об этих убийствах. Живо, - наехала Мелло.
  - А ты с огоньком!
  - Смотри не подожги запал. - Мелло ткнула ему в лицо пистолетом. - У меня на тебя тоже есть свои счеты. Либо ты мне полезен, либо ты для меня обуза. Раз я сижу здесь, то планирую вытрясти из твоей задницы немного дерьма. Не расскажешь - мигом пристрелю. Выбора у тебя, как видишь, нет.
  Улыбаясь, D отогнул пальто и вытащил из нагрудного кармана пиджака электронную записную книжку. Постукивая карандашом по зажегшемуся дисплею книжки, детектив нацарапал несколько фраз.
  - Что ты там пишешь? - спросила Мелло.
  - Все.
  - Что именно?
  - Все что я вижу, слышу или чувствую, - ответил он. - Если хочешь поговорить об убийствах, то сейчас самое время. Как тебе уже известно, меня зовут D и я местный частный детектив. Меня наняли, чтобы расследовать дело о пропаже денег, ибо кое-кто прикарманил трехсотмиллионный чек.
  - А при чем тут убийства?
  - Полагаю, мы гоняемся за одними и теми же людьми. Ты расследуешь убийство Ямада Йоджи, верно? Он ведь был твоим отцом. Твой единственный след - жертвами убийц становятся пациенты Ямады. Девяносто четыре убитых включая самого хирурга. Осталось только двое пациентов - ты и Икс. Тебе прекрасно известно, что за пареньком ведется охота, поэтому ты держишь Икса рядом, чтобы через его смерть подобраться к убийцам. Пожалуйста, поправь меня, если я хоть в чем-то не прав?
  - Кто дал тебе список? - спросила Мелло.
  - Тот, кто поручил мне расследование.
  - И кто он?
  - Я не раскрываю служебных тайн.
  - А не хочешь унести ее в могилу? - Девушка вновь приставила пистолет к лицу детектива.
  - Ты не убьешь меня, я знаю больше, чем ты думаешь.
  - Хочешь проверить?
  - Раз ты настаиваешь, то я расскажу кто, однако без фамилий. Ловля преступников необходима для компании ИНТЕРСТРАХ. Полагаю, тебе хочется узнать, каким образом замешана страховая компания? Все дело в том, что жертвы убийств были не только пациентами Ямады, но также были застрахованы в этой самой компании, как ты или Икс. Вы тоже имеете в ней страховки, не так ли? Интересно то, что каждый страховой счет загадочным образом обнулялся после смерти очередного клиента. Думаешь, сбой в системе? Нет. В корпорации убеждены, что это происки НОСТАЛЬГИИ, но их программисты-дипломники бессильны, а денежки тем временем утекают. Понимаешь о чем я?
  - Все-таки хакеры?
  - Да.
  - И как они обнуляли счета?
  - Похоже, что вскрывали память убитого человека, выкрадывали оттуда пароль и взламывали счет.
  - А номер счета? Его же никто не знает!
  - Никто, кроме тех учреждений, где лечились пациенты. Есть догадка, что сам Ямада передал хакерами диск с номерами счетов. Конечно, данные закодированы, чтобы никто из врачей не узнал номера. Но вот для хакеров НОСТАЛЬГИИ это не проблема. Твоя страховка и страховка Икса пока что нетронуты. Думаю, хакеры знают ваши номера, но им нужен пароль, который хранится у вас в мозгу.
  - Другой вопрос, зачем Ямада внес в список свою фамилию?
  - Устал от жизни.
  - Нет, он любил жизнь. Какого черта ему потребовалось убивать пациентов, себя и меня в том числе?
  - Есть ли что-то общее между вами? - спросил детектив.
  - Только заражение.
  - Заражение?
  - Нам всем была введена инъекция Т-4.
  - И тебе?
  - Да, - кивнула Мелло.
  - Вот поэтому я искал встречи с тобой, - завершая разговор, сказал D. - Ты ближе к ответу, чем я.
  
  
  25
  
  В 23:30 на телестудию поступил анонимный звонок. Менее чем через минуту в небо уже взмыл вертолет.
  Рассекая ночное полотно, он был похож на узкую хищную осу, мчащуюся за добычей. Лопасти ревели, неся блестящий серебристый кокон над небоскребами-невидимками на высоте в половину километра. Город с такой высоты казался похожим на бескрайний кусок выкрашенного в черный цвет стеклотекстолита с бессчетным множеством размещенных на нем светящихся неоном чипов и разъемов. С земли вертолет не было видно вообще, разве что только маленькие опознавательные красные огоньки, вращающиеся как полицейские сирены, прикрепленные к алюминиевой обшивке на носу и кончике хвоста. Шум, создаваемый вращающимися лопастями, был настолько велик, что их зловещий нарастающий голос было слышно во всех спящих кварталах, над которыми пролетала "железная птица". Впрочем, внутри этого серебристого утроба было напротив, довольно тихо и спокойно. Скорлупа из толстого звуконепроницаемого стекла легко блокировала любые наружные звуки.
  - Далеко еще? - спросила Нонна.
  Ей была молодая журналистка, которой сегодня шеф впервые поручил сделать столь крупный репортаж. Нонна работала на телестудии два с половиной года. Крашенная блондинка с приятным подправленным личиком, которое можно было встретить на рекламных плакатах с топ-моделями. Обычно ей доверяли дела не крупнее ДТП на богом забытом шоссе, но сегодня настал ее звездный час.
  - Десять километров шестьсот пятьдесят метров, - ответил пилот.
  - Хорошо. - Нонна подтянула к себе сумочку и вынула из нее пудреницу, помаду и прочий "инструментарий", чтобы привести себя и прическу в порядок после безумной гонки по лестнице. Когда работа с лицом была закончена, журналистка обмотала шею розовым шарфом и обратилась к оператору, имевшему славянские черты. - Егор, ты уже проверил камеру? Надеюсь, пленки в ней хватит?
  - Все окей.
  - Перепроверь еще раз, пожалуйста, - попросила она. - Не хочу, чтобы этот репортаж сорвался по какой-нибудь глупой ошибке. Мне нужно это чертово повышение, я уже больше года бьюсь над ним.
  - Вы все прям, как с ума сошли!
  - Не болтай, проверь пленку.
  - Ладно, ладно. - Егор отщелкнул оба ремня безопасности и потянулся своим неповоротливым квадратным телом к лежащей в кожаном чехле камере. Вынув камеру из чехла, он начал возится с ней: включал, выключал аппарат, проверял заряд батареи и пленку, а также порылся в сумке под сидением, обнаружив в ней смотанные шнуры и запасной аккумулятор. - А что случилось, опять авария?
  - Ты что, не в курсе?!
  - Нет.
  - Пятнадцать минут назад на телестудию поступил анонимный звонок, - рассказывала Нонна. - Если верить информатору, то в церкви Сетевой Секты произойдет коллективное самоубийство. Он сообщил, что в последний полуночный путь в здании собралось не меньше сотни людей. Я думаю, сектанты захотели устроить публичный ритуал. Мы просто обязаны первыми сделать репортаж об этом.
  - Вот чудаки.
  - Да черт с ними! Главное, что эти психопаты - мой шанс подняться наверх, - цинично заявила Нонна.
  
  Через несколько минут вертолет информационного агентства висел над золотистыми шпилями церкви Сетевой Секты. Лучи прожекторов, прикрепленных к лапкам вертолета, имеющих вид двух параллельных лыж, суетливо скользили по куполам сооружения как сканеры выискивая "добычу". Вокруг стального ограждения церкви к этому часу уже скопилось несколько сотен зевак. Это были только те, которых было видно в свете полицейских сирен, ярких огней и зажженных на крышах небоскребов прожекторов. Сколько же было людей в тени, трудно представить - тысяча или может две.
  Толпы, разбухающие как на дрожжах, подходили к ограждению церкви. Полицейские отряды старались затормозить их. В основном через ленты пытались прорваться обезумевшие родители, друзья и близкие родственники, тех людей, которых удерживали внутри церкви. Дюжины отрядов полицейских было недостаточно и каждые пять минут прибывало подкрепление. Пока им был дан один приказ - предотвратить беспорядки и не позволять никому приближаться к церкви. Штурм и арест запершихся в здании сектантов, а также освобождение заложников, пока не входило в планы ФСБ.
  Вертолет продолжал висеть над церковью, светя парой прожекторов, сверху, через падающий снег.
  - Ну как, ты готова, Нонна?
  - Да, включай.
  - Четыре, три, два, один... - начал отсчет Егор, взгромоздив камеру на плечо. - Ты в прямом эфире.
  - Доброй ночи, уважаемые телезрители. С вами новости и я, Нонна Орловская. - Она говорила, держа микрофон в левой руке. - Из анонимных источников нам стало известно, что здесь в церкви Сетевой Секты состоится коллективное самоубийство, в котором примут участие около сотни людей. Сетевая полиция пытается взять ситуацию под свой контроль и постараться предотвратить трагедию.
  Нонна неожиданно замолчала.
  Она прижала пальцем спрятанный в ее правом ухе передатчик. Шумы и радиопомехи искажали сигнал.
  - Согласно последним данным, люди, удерживающиеся внутри здания церкви - прихожане, а организаторы захвата - двенадцать священников Сетевой Секты. Пока еще нам до конца неясно по собственной ли воли находятся заложники или под принуждением со стороны дюжины сектантов. Будем надеяться, что правительство уже вскоре начнет вести переговоры с лидерами религиозной общины.
  - Эй, там кто-то есть! - крикнул пилот.
  - Кто?
  Нонна обернулась, чтобы посмотреть в стекло.
  На крыше церкви появился человек в одеянии священника - белая ряса с огромным золотым крестом, болтающимся на груди. Егор направил камеру туда, куда указывали встретившиеся лучи прожекторов. Камера захватила картинку, и через считанные секунды лицо священника появилось на экране каждого телевизора. Как плетью глаза священника хлестнул луч резкого, мучительно-яркого света, будто в глаза льется расплавленный металл. Прикрывая глаза рукой, он увидел перед собой выходящее из ночной мглы серебристое брюхо вертолета. Поток от винта трепал крашенные под седину волосы сектанта и надувал широкую мешковатую одежду, словно норовил сдуть его с крыши.
  Увидев вертолет, священник скинул с плеча старенький автомат, прицелился и начал стрельбу по железной птице. Пули искрами царапали стекло и со свистом рикошетили от обтекаемой формы корпуса. Надо было скорее набирать высоту, пока пули не повредили коленчатый вал, вращающий лопасти.
  Улицы заполнили крики.
  Часть людей разбежалась, другая еще отчаяннее рванула в сторону церкви. До сего момента не было точно известно, есть оружие у сектантов или нет. К церкви подтягивались прибывшие отряды спецназа вооруженные скорострельными винтовками нового образца и гранатами со слезоточивым газом.
  Потянув рычаг, пилот заставил железную махину поднять нос и на потоках воздуха отступить назад. Подъем оказался столь резким, что Нонну и Егора тряхануло точно в самолете, угодившем в воздушную турбулентность. Журналистка выронила микрофон, хватаясь за сидение, а Егор и вовсе покачнулся и, не успев ни за что ухватиться, рухнул на задний ряд сидений, уронив на себя камеру. Цифровой аппарат не пострадал и после восстановления равновесия, репортаж с борта вертолета продолжился. Однако вооруженного священника на минуту появившегося на крыше церкви уже не было.
  - Эй, Нонна, - произнес пилот.
  - Что?
  - Наша антенна ловит сигнал.
  - Откуда?
  - Прямо из церкви, - ответил он. - Думаю, тот священник вылезал, чтобы разместить на крыше передатчик.
  - Мы можем запустить его в эфир?
  - Сигнал слабый, - говорил пилот, копаясь в мигающих огоньках приборной доски. - Дай пару минут.
  Когда сигнал был усилен, а картинка приобрела четкость и звук, Егор подключил к приемнику камеру.
  - "Раскайтесь в грехах и молите о пощаде перед ликами Всевидящих, - изрекал священник. Как и предыдущий он был облечен в белую рясу. На его груди под крестом висел автомат, кисти рук лежали на старом оружии. - Нашему миру пришел конец, ибо земля переполнилась злодеяниями. Люди погрязли в насилии, эгоизме и лицемерии. Глас божий более не звучит в сердцах людей, чьи души осквернены пороками. Близится час кары, возмездие господнее за зло, посеянное теми, в ком есть дух жизни. Да свершится божья воля - разверзнутся небеса и земля, и превратятся в пустоту, которой были ранее они. Время раскаяния и признаний вышло, Всевышние уже не верят никому из вас. Мир умрет с наступлением Нового Тысячелетия. И будет продолжаться его гибель один день и одну ночь. Род людской проклят за то, что он посмел возомнить себя равным богу, и тем оскорбил Всевышних. Одним из таковых оказался Ямада Йоджи - тринадцатый священник, и Иуда нового времени. Когда наступит Новое Тысячелетие, гнев падет на землю. Все данные будут безвозвратно уничтожены. Добро одержит победу над злом. Родится новый просветленный мир, очищенный от зла, построенный на прахе Старого Света. И спасутся лишь те, кто оставался, верен гласу божьему. Поэтому сегодня я, мои братья и сестры - дети божьи уходим из мира живых, дабы спасти наши данные от стирания и позволить Всевышним, реинкарнировать нас в Новом Мире. Да здравствуют, AI!".
  Дальше связь была прервана.
  Полночь.
  Из церкви раздались звуки стрельбы, причем не из одного, а множества орудий. Действовать нужно было решительно. Забросив в окна десятки гранат со слезоточивым газом, отряды спецназа начали штурм здания. Нацепляя противогазы они один за другим утопали в дверях, окнах церкви, пробираясь сквозь распухающие клубы едкого зеленовато-серого газа, используя специальную оптику. Однако уже вскоре бойцы особого подразделения вышли обратно с пустыми руками. Все двенадцать священников Сетевой Секты и около сотни верующих, запертых в здание церкви, были мертвы.
  До наступления Нового Тысячелетия оставалась неделя.
  
  
  26
  
  Окна "седана" имели насыщенный черный цвет, что вряд ли можно было что-либо разглядеть за ними. Однако так было только снаружи, изнутри стекла выглядели абсолютно прозрачными. Вся хитрость была в том, что стекла имели форму слоеного пирога, где секретной прослойкой являлась некая тонкая пленка полимера, придающая стеклу черноту или прозрачность по указанию самого водителя.
  Не снимая солнцезащитных очков, Сергей наблюдал за мелькающими прохожими, бегающими по давно сломанной игровой площадке детьми, конечной остановкой, на которой каждый трамвай, перед загрузкой накопившейся порции пассажиров, разворачивался, описывая вагонами большую петлю.
  Агенты припарковали черный "седан" рядом с домом Икса так, чтобы было удобно наблюдать за подъездом гитариста. Дежурили они еще со вчерашнего дня. Но за сутки с лишним Икс так и не объявился у себя на квартире. Надо сказать, что после появления в его ничтожной жизни Мелло он сильно изменился, однако это не могло объяснить агентам то, почему Икс столь легко отказался от своего прошлого. Когда гитарист валялся в больнице, будучи подозреваемым в убийстве, агенты ФСБ наведывались в его клоповую квартиру. Изучали вещи, образ его жизни - хотели, так сказать, понять психику Икса, чтобы посильнее надавить. В квартире оставалось много дорогих ему вещей - гитара, картриджи, таблетки, зарытые в нижнем ящике комода. Однако за эту неделю он так и не предпринял попыток забрать все это с собой. Как полагал Сергей, гитарист боялся возвращаться, но как только страхи отступят, он непременно сунется домой. Вот тогда-то агенты и приберут его к рукам.
  Размышления агента прервал стук.
  Удерживая кнопку на обернутой кожей дверце, Сергей плавно опустил тонированное стекло и выглянул наружу. Перед машиной он увидел безногого человека на самодельной роликовой доске. Инвалид сидел на ней, отталкиваясь от холодной обледенелой земли руками. Ногти на руках были грязными, да и кожа ужасно выглядела - твердая загрубевшая от бесчисленных касаний об асфальт как шкура носорога. Серое, землистое лицо калеки, пораженное какой-то сыпью, выглядело точно шершавый кусок бетона. Инвалид был одет в короткое специально обрезанное пальтишко бледно-коричневого оттенка, усеянное разноцветными заплатами. Лысину, приобретенную, после того как вылезли последние волосы, инвалид прикрывал шапкой-ушанкой - старинным русским головным убором. За спиной у безногого калеки болтался рюкзак, больше похожий на мешок с продернутой веревкой.
  - Чего тебе? - спросил Сергей.
  Инвалид протянул алюминиевую кружку и начал бренчать валяющимися на ее дне копейками, другой рукой колотил по дверце машине. Сергей решил, что возможно он немой - родился таким или язык ему отрезали старые приятели, чтобы навсегда заткнулся. А куда податься в этом мире немому, да еще без ног? Только на помойку, быть бродягой и влачить жалкое существование среди мусора. Правда, умирать он тоже не хотел. Другой бы с радостью застрелился, а этот нет. Царапает ногтями землю и катится дальше на скрипучей доске - свыкся с жизнью. Он - невидимка, как и все мы.
  - Вот держи, а теперь исчезни.
  Неохотно Сергей вынул из бумажника и сунул в кружку калеки купюру достоинством в десять рублей. Инвалид широко улыбнулся. Зубов у него почти не было, отчего улыбка показалась агенту немного жутковатой. Калека тут же засунул хрустящую бумажку себе в трусы и испарился словно дым.
  
  Как только Аркадий приблизился к автомобилю, распахнулась дверца. В одной руке агент ФСБ держал белый распухший пакет, напичканный сэндвичами, купленными в торговом автомате возле разоренного магазина через дорогу, в другой - пластмассовый поднос с двумя порциями черного кофе.
  - Ну, наконец-то ты объявился, - обрадовался Сергей.
  - Разбирай.
  Сергей сунул руку в шуршащий пакет и вытащил сэндвичи, состоящие их двух слоев белого хлеба, между которыми располагалась тонкая ядовито-зеленая прослойка пищевой синтетической пасты. Начинку из овощей или бекона сейчас можно встретить разве что в дорогих ресторанах, вот и приходится обманывать желудок, глотая всякую дрянь, изрядно приправленную ароматическими добавками, трансгенными культурами, микробиологическими примесями и прочей органической химией.
  - Еще теплые.
  - И свежие, - добавил Аркадий.
  Хватаясь за край, Сергей начал разматывать прозрачную полиэтиленовую обертку, в которую был завернут продукт. Когда один из углов треугольного сэндвича был обнажен, агент надкусил. Другой рукой он потянулся за кофе. Через пятнадцать минут пакет был опустошен, как и стаканы. Желудки немного потяжелели. Обед удался. Аркадий смял мусор в ком и выбросил в утилизатор - своеобразную мусорную корзину, которая была встроена в панель между бардачком и шипящей рацией.
  - Мы торчим здесь уже, черт знает, сколько времени, - ворчал Сергей. - И никакого толку!
  - Еще веришь, что он объявится?
  - Уже не знаю.
  - Тогда чего мы тут делаем?
  - Выставляем себя дураками перед этой парочкой и перед начальством. Хренов Икс. Если бы в день ареста не появилась Мелло, мы бы давно закрыли дело. Икс просто лох. Пока эта сука крутит его яйцами, он будет жить. А если откажется от него, то все - ищи Икса мертвым в каком-нибудь пруду.
  - Может он, сменил лицо?
  - Нет.
  - Почему нет?
  - Хакеры не такие ребята как мы. Они больше верят цифрам на мониторе, а не глазам, - ответил Сергей. Длинные пальцы левой руки безостановочно стучали по обернутому в кожу рулю, отбивая ритм.
  - Послушай, Сергей, - немного волнуясь, начал говорить Аркадий. Все выглядело так, будто бы он хотел сообщить что-то важное напарнику, но долго не решался. - Вчера звонили из штаба ФСБ и...
  - Да? И что сказали?
  - Начальство дает нам крайний срок - одну неделю, чтобы разыскать Икса и Мелло, - говорил он. - В противном случае нас отстранят от расследования, а дело передадут в руки других агентов ФСБ.
  - Кому? Уже выбрали?
  - Григорий и Илья.
  - Не смеши, эти неудачники случайно раскрыли свое последнее дело, - фыркнул Сергей. - Им повезло.
  - А если повезет и в этот раз?
  - Нет. Это дело закончим мы.
  - Однако...
  - Что еще?
  - Меня больше всего беспокоит, как проявят себя хакеры, - поделился мыслями Аркадий. - Что если они опередят нас? Хакеры убьют и Мелло, и Икса. Тогда наши головы однозначно полетят с плеч.
  - Что верно - то верно...
  - И сетевую полицию надоело кормить этими байками про Орден Трапеции.
  - А что остается? - протянул Сергей.
  - Может нам постараться выйти на хакеров НОСТАЛЬГИИ? Ну, тех двух убийц, которых ищет Мелло. Если поможем ей отомстить за отца, возможно, она отдаст нам Икса. Он ведь ей на хрен не нужен.
  - Мечтай, мечтай, - улыбался Сергей.
  - По-твоему, не сработает?
  - Нет, - отрезал он.
  - Ну, хотя бы попытаться, - настаивал Аркадий.
  - Наша ошибка в том, что надо было сразу браться за Ямаду Йоджи.
  - Кто же знал, что этот старик тоже заражен!
  - И еще одна ошибка. Твоя.
  - Моя?
  - А чья же еще?! Это ты спугнул хирурга, - напомнил Сергей, вынимая из внутреннего кармана пиджака звонящий сотовый телефон. Номер на экране не определился. Агент поднес аппарат к уху. - Алло?
  - Привет, Сергей.
  - Кто ты?
  - Не узнал? Это я - Мелло.
  - Откуда у тебя этот номер?!
  - Не твое собачье дело, - ответила девушка. - Нам обоим нужна помощь против общего врага. Может встретимся? Ну, как тебе мое предложение, в штаны не обделался? Думаю, завтра все будет кончено.
  
  
  Часть 7. Двойная рокировка
  
  27
  
  Черный автомобиль проехал мимо очередного светофора, повернул налево и скрылся в хлопьях падающего снега. Перекресток седьмой и четвертой улицы. Почти на месте. Снегопад был сегодня необычайно сильным, не таким так вчера или неделю назад, будто мистическое предзнаменование. Вчера синоптики предсказывали резкое похолодание без осадков. Впрочем, как и ожидалось, они ошиблись.
  Сергей включил дворники. Хлопья снега облепляли ветровое стекло как пчелы мед, наседали на него, скреплялись между собой крошечными кристаллическими лапками, сплетая причудливые узоры. Видимость была в районе нуля. Ориентирами как ночью становились красные огоньки. Но что делать тем, у кого нет фар, особенно, если этот кто-то пьяный баран, пытающийся перебежать дорогу.
  - Хренов снег. Еду как слепой.
  - Хочешь, я поведу?
  - Еще чего. - Сергей включил сигнал поворота. - Ну, как там уже видно часовню?
  - Ни черта!
  Часовня, которую искали агенты ФСБ, была построена около двух сотен лет тому назад, одним из китайских архитекторов. Никому неясно зачем. Ясно лишь то, что через десяток лет сооружение стало приносить убыток, ведь за механическими часами необходим уход. Надо шестерни смазать, завести пружину, отрегулировать работу других узлов и деталей. Часовщиков не было - нанимали механиков.
  Ныне часовня не работала.
  Механизм проржавел. Стрелки на большом круглом циферблате с рост человека замерли, будто умерли. Бой колоколов часовни не сотрясал улицы города сто пятьдесят лет. Старое время умерло, а мир нет, просто начал жить по совсем другим часам. Рядом с часовней имелась арка, выводящая в небольшой парковый дворик, там и должна была состояться встреча двух агентов ФСБ с Иксом и Мелло.
  Когда арка была найдена "седан" скрылся между ее двумя бетонными стенами. Автомобиль тихо тащился по свежевыпавшему снегу, лениво шевеля колесами с резиновой шиповкой. Аркадий выглянул из окна машины. На белом пушистом снегу не было видно ни чьих следов, да и вокруг никого не было тоже, только торчащие из земли голые обросшие инеем деревья - худые зловещие скелеты. Протектор, остающийся после колес машины, жил недолго; еще минута и его также замел снег.
  Автомобиль катился дальше.
  Как вдруг за неустанно мелькающими перед глазами дворниками Сергей заметил каких-то двух людей - серые силуэты. Машина остановилась, фары погасли, двигатель смолк. Агенты вышли из авто.
  Мелло стояла, не вынимая правой руки из кармана, в темноте которого скрывался заряженный пистолет. Жуя жвачку в такт своим неспешным коротким шагам, девушка немного приблизилась к агентам, чтобы те, узнав ее лицо, убедились в подлинности встречи. Другой рукой она тащила за собой Икса, который бы обязательно струсил и рванул прочь, представься только такая заманчивая возможность, а тем более в такой снегопад. Всего-то и нужно, что оторваться на десяток метров, а дальше как в тумане - тебя уже не найти. Икс накинул на голову капюшон, однако лицо прятать не стал.
  Аркадий хотел подойти ближе, но был остановлен.
  - Стоять, - приказала ему Мелло.
  Агенты ФСБ переглянулись.
  - Не хочу, чтобы встречу испортила чья-то глупая выходка. Медленно вытащите оружие левой рукой. Правую руку держите высоко над головой. Когда вытащите оружие аккуратно положите его на середину капота автомобиля дулом в мою сторону. Так вам будет сложнее схватить его в случае чего.
  - К чему такая осторожность?
  - Выполняй!
  - Уже, - подчинился Сергей.
  Агенты ФСБ сделали все, как сказала Мелло. Через минуту на заснеженном капоте лежало два орудия.
  - Ты тоже бросай пистолет?
  - Зачем?
  - Ради доверия, - пояснил Аркадий.
  - Нет, ваше оружие лежит в двух секундах от вас. За это время я не успею выпустить две пули в цель.
  - Но пока ты не выбросишь оружие, мы ближе не подойдем, - предупредил Сергей.
  - Будем говорить на расстоянии.
  - Я бы предпочел в машине.
  - В вашей?
  - Да, там тепло и уютно, - добавил он.
  - Мы только встретились, а ты уже пытаешься затащить девушку к себе? - произнесла Мелло. - Для начала расскажи мне, что тебе известно о тех хакерах, которые причастны к убийству моего отца.
  - Значит ты уже в курсе? - вмешался Аркадий.
  - Разве это не было очевидно из моего звонка. Или у тебя куриные мозги?
  - Следи за языком, сучка!
  - Успокойся Аркадий, - сказал Сергей, ухватив напарника за пальто. - Переговоры буду вести я.
  - Ну, рассказывай.
  - Во-первых, хакеров нанял твой отец, Ямада Йоджи. Он предоставил им список из девяносто шести имен, включая свое собственное. Во-вторых, за каждую ликвидированную фамилию хакеры получали часть денег, которую они снимали со страхового счета убитой жертвы. Исчерпывающий ответ?
  - Недостаточно, - ответила Мелло.
  - Во всяком случае, я поделился информацией, - заявил Сергей. - Теперь твой черед.
  - Ладно, я не буду предпринимать действий.
  - Действий? - переспросил он.
  - Послушай, если ты и дальше будешь строить из себя крутого и отмалчиваться, рассказывая мне то, что я и без тебя прекрасно знаю, то обещаю, что в скором времени я превращу твою жизнь и жизнь вашей вшивой организации в ад, - угрожала Мелло. - Как тебе понравится такой расклад, пацан?
  - Блеф!
  - Интересно, что будет, если я запущу информацию в СМИ. Насколько мне известно, вам была поручена секретная операция. Так вот, козлы, все ваши труды после этого пойдут коту под хвост! Когда правда предастся огласке, вы не сможете больше морочить голову сетевой полиции байками об Ордене Трапеции. И тогда ФСБ придется искать хакеров и делать это по-настоящему. В любом случае мне такой расклад только на руку - даже не придется напрягаться. Ну что, будут вопросы еще?
  - Не играй с огнем, - злился Сергей.
  - Не впервой.
  - Что тебе надо от нас?
  - Почему мой отец занес себя в список? - спросила Мелло.
  - Ямада был отличным хирургом, но гораздо более ценными были его познания в области нанотехнологий. Перед тем как он нанял хакеров, мы предложили ему работать на правительство. Ямада отказался, а затем приступил к уничтожению всего, что было связано с Т-4. В том числе и себя.
  - Вы угрожали ему?
  - Нет. Нам нужен был только образец Т-4, - ответил Сергей. Его руки по-прежнему указывали вверх. - По-видимому, Ямада испугался, что политики намерены использовать его мечту в своих корыстных целях, чтобы укрепить экономическую мощь и военно-научный потенциал страны. Но твой отец не учел кое-чего - того, что через год или десять лет кто-то другой создаст нанороботов Т-4. Пойми, их появление всего лишь вопрос времени. Почему бы тебе просто не пойти на сделку с ФСБ?
  - Сделку?
  - Обсудим ее в машине?
  - Сначала условия.
  - Икс. Он наш.
  - Что с того получу я? - спросила Мелло.
  - Имена хакеров.
  - Вы знаете настоящие имена тех хакеров?!
  - Именно, но поймать их нам вряд ли удастся. Но ведь тебе будет приятнее сделать это своими руками.
  Мелло задумалась.
  Икс чувствовал, что сейчас вся его двадцати двухлетняя жизнь болтается на волоске. "Да" или "нет". Если же допустить, что агентам ФСБ действительно известны имена хакеров, то Мелло безо всяких раздумий, обменяет на них гитариста, все равно он ей больше не будет нужен. Но вдруг это блеф?
  - Ты ведь не сделаешь этого, Мелло?
  - Заткись!
  - Пожалуйста, не отдавай меня, - умолял он.
  Неожиданно рука Мелло державшая Икса за рукав куртки напряглась точно стальной трос. Еще доля секунды и гитарист получил молниеносный удар ногой под ребра, словно на полной скорости хлестнул выскочивший железный прут. Это был сапог Мелло. Имплантированная нервная система позволяла девушки двигаться со скоростью в несколько раз превышающей предел зрительного восприятия человека. Движение было попросту неуловимо глазом. Перелом четырех ребер. Кровь вперемешку со слюной брызнула на белый снег. Корчась от очага чудовищной боли, Икс упал на колени.
  - Извини, но дальше нам не по пути, - шепнула Мелло.
  - Ах ты, дрянь!
  Затем с такой же сверхзвуковой скоростью девица выхватила пистолет, направив его на агентов ФСБ.
  - Икс уже никуда не убежит. Я тоже больше не потащу его за собой, можете спокойно называть имена хакеров. И, пожалуйста, делайте это очень быстро: у него внутреннее кровотечение, если не поспешите, он сдохнет через пятнадцать минут. Но пока вы не назовете имен, я не подпущу к нему вас.
  - Их зовут Аполлон и Жанна, - ответил Сергей.
  - Премного благодарна...
  Мелло собиралась ответить что-то еще, но из ее головы внезапно брызнула кровь. Над часовней закаркали напуганные выстрелом вороны. Пуля пробила алюминиевый череп и застряла в розово-серых мозгах. Девушка с пустым стеклянным выражением глаз рухнула на девственно-белый снег, поблизости с продолжающим корчится от боли гитаристом. Прозвучал второй выстрел. Икс замолк тоже.
  - Хакеры! В укрытие!
  Прячась за дверями автомобиля, агенты начали сканирование окон домов. Но никого не нашли. Ушли.
  - Быстрее, надо проверить их файлы, - скомандовал Сергей.
  - Понял.
  Оба агента вытянули из-за белых воротников рубашек черные скрученные шнуры и, воткнув их в гнезда, подключились к последним жертвам. Но ничего. Пустая память. Будто бы срок, в течение которого эксплуатировались люди, был не более двух дней. Не обнаружив следов Т-4, агенты ФСБ выдернули шнуры обратно. И тут Аркадий заметил, что на затылке гитариста отсутствует красный бугорок.
  - Вот черт, сукины дети! - вскрикнул он.
  - Что?!
  - Нас надули.
  - Почему ты так решил? - спросил Сергей.
  - Все так, как должно быть: их одежда, их голоса, их жесты. Но это подделки. На затылках нет меток.
  - Куклы?
  - Да. Нас развели как лохов, - бросил Аркадий.
  Сергей начал обшаривать одежду.
  Проверил пистолет Мелло. Оружие оказалось обыкновенной бутафорией. Как агент с большим стажем, Сергей должен был догадаться об этом ранее - узнать вес оружия во время его движения в руке девушки. Но суматоха вокруг этой встречи затмила разум. Он еще раз подключился к мозгу Мелло, надеясь, что удастся, хотя бы засечь точку входа. "Есть!" Но сигнал быстро угасал. Сергей проверил данные по базе. Координаты указали на гостиницу ЕВРАЗИЯ. Десятый этаж, номер-люкс 1001.
  - Идем, Аркадий, - произнес он. - Они в гостинице.
  - А если опять подстава?
  - Это единственная зацепка. К тому же они не станут нас убивать. Кишка тонка, убить агентов ФСБ.
  
  
  28
  
  За час до встречи.
  Мелло повесила трубку телефона и рухнула на диван. Красные бархатные кресла занимали ее двое союзников: Икс и детектив D. Они оба уже знали, что Мелло связалась вчера с агентами ФСБ по "серому" сотовому телефону, но из осторожности, до сих пор не раскрыла друзьям сути своего плана. Детектив держал в руке включенную электронную записную книжку, восторженно занося в нее все новые и новые данные. Только за это утро он уже успел исписать пять-шесть электронных страниц.
  - Итак, через час встреча во дворе часовни, - произнесла Мелло.
  - Мы что, сдаемся? - спросил Икс.
  - Нет, конечно.
  - Полагаю, у тебя имеется план, - сказал D, не отрывая мягкого, как резинка кончика карандаша от святящегося дисплея электронной записной книжки. - По-моему, наступило время поделиться им.
  - Двойная рокировка, - ответила она.
  Мелло подошла к белой испускающей пар кофеварке, взяла пару дорогих чашечек из легкого и тонкого фарфора и до краев наполнила их напитком. Кофе был таким крепкий, что казалось, будто бы девушка в литре дистиллированной воды растворила целую банку порошка. Положив дорогие гостиничные чашки на серебряный блестящий с обеих сторон поднос, Мелло предложила напиток гостям.
  - Кофе?
  - Нет, спасибо, - вежливо отказался D.
  - А ты?
  - Тоже не хочу.
  - Бери. Кофе расшевелит твои ленивые мозги, - настояла Мелло.
  Икс, ухватив чашечку за изящную ручку. Глотнул и сразу наморщился, высовывая черный язык наружу.
  - Горький, какой!
  - Пей.
  - Издеваешься?!
  - Кофе поможет тебе запомнить каждое мое слово. Я не потерплю от тебя ни малейшей осечки. Пока я буду рассказывать припевай кофе. К концу разговора твоя чашка должна быть пустой. Тебе ясно?
  Икс отхлебнул. Побольше.
  - Не торопись так - обожжешь язык. - Вернувшись на обитый кожей диван и положив ногу на ногу, Мелло начала рассказ. - На встречу пойдем все трое, правда, настоящим будет один из нас - детектив D. Агенты ФСБ не знают о нашем сотрудничестве и поэтому ты козырь в этом деле. Что касается нас с тобой, Икс, то на встречу отправятся наши куклы. Винсент уже позаботился об их создании. Моя биологическая кукла была готова давным-давно, и я уже ни раз использовала ее в деле.
  - Когда?
  - Например, в больнице. Или ты думал, что я ходила туда сама?
  - Я думал она человек.
  - В этом и заключается назначение кукол. Кстати, сейчас Винсент приводит в порядок твою куклу.
  - А как же мое лицо, характер?
  - У нас все есть на диске.
  - Откуда?!
  - Мы сделали образ твоей личности, когда ты проходил сканирование памяти в той "черной" клинике, - ответила Мелло, развертывая шелестящую обертку жвачки. - Дело в том, что агенты нас не выпустят, а я не горю желанием провести остаток своих лет запертой в секретных лабораториях и быть для науки чем-то вроде подопытной крысы. Уверена, они ищут Т-4. Впрочем, эту догадку еще предстоит проверить. Самое главное не дать им раскрыть нас, прежде чем мы вытянем из них информацию. Тебе ясно, Икс? И чтобы без всяких глупостей. Любая ошибка может дорого стоить нам.
  Икс кивнул.
  - Но как вы заставите кукол сделать это? - спросил D.
  - Через службу удаленного доступа. - Девушка вытащила из-под дивана блестящий стальной кейс и набрала пароль. Кейс распахнулся со щелчком, обнажая внутренности: два ноутбука и кучу спутанных в клубок проводов для установления контакта между пользователем и вычислительной машиной. - Я с Иксом буду в гостинице. Мы войдем в Сеть, чтобы управлять действиями наших кукол.
  - По-твоему я умею?!
  - Ничего, быстро научишься. Винсент снабдил кукол всем необходимым софтом. Вот компакт-диск с ПО. - Мелло выудила диск из кармана на крышке кейса и запустила им в Икса. - Установи его.
  - А какая моя роль? - поинтересовался D.
  - Убить нас.
  - Эй, я не хочу умирать, Мелло!
  - Ну не в прямом же смысле, болван. Убить кукол, когда агенты раскроют, что мы подсунули им их. Будет весело понаблюдать за тем, как сцепятся агенты и хакеры. Как собаки, дерущиеся за кость.
  - Какой будет моя выгода от участия? - спросил детектив.
  - Узнаешь настоящие имена хакеров. Мне кажется, НОСТАЛЬГИЯ и правительство связаны между собой, иначе бы их давно переловили и оправдание вроде, "они контролируют Сеть", тут не катят. Правительство кого хочешь из-под земли достанет. Очевидно, агентам ФСБ известны имена тех, кто стоит за убийствами. Да еще и эта байка об Ордене Трапеции. Правительство прикрывает их.
  - А зачем убивать кукол? Пускай агенты ФСБ думают, что схватили нас, увезут кукол к себе в лаборатории. Им же потом влетит от начальства, - сказал Икс, рассматривая отражение в кружке кофе.
  - И какой в этом смысл?
  Поняв, что опять сморозил глупость, Икс обратился к кружке. И в наказание сделал еще глоток, побольше.
  - Согласно плану нам необходимо узнать IP-адреса агентов. Винсенту не удалось проникнуть в базы ФСБ. Поэтому единственный способ вычислить сетевые реквизиты агентов, это войти с ними в прямой или косвенный контакт, например, через куклу. Когда агенты подключатся к куклам, то сработает загруженный в их оболочку троянец. Он и перешлет реквизиты Винсенту. В то же время наш хакер, о котором, кстати, агенты также не в курсе, получит пару секунд, чтобы взломать этих дураков.
  - А как же системы защиты?
  - Агентам будет не до того.
  - И что будем делать с их IP-адресами? - спросил Икс.
  - Хакеры больше верят цифрам на мониторе, чем глазам. Мы подменим их сетевые адреса на наши. Винсент уже указал в настройках кукол наши IP-адреса, поэтому даже если хакеры отследят нас и агентов ФСБ, они не заметят подмены. И те и другие будут находиться слишком близко друг к другу. На хакерских мониторах мы будем живы, а агенты - мертвы, - ответила Мелло. - Вот мой план.
  - Но как тебе заставить агентов подключиться? - спросил D.
  - Очень легко. Для этого достаточно убить кукол. Агенты не будут подозревать, что на встрече подделки, они будут убеждены в том, что то, что они видят перед собой истина. Мы последние из пациентов, поэтому нервы у них наверняка на пределе. Хотя агенты и лишены чувств, но я думаю, мой план заставит даже их сердца немного оттаять. Когда нас застрелят, агенты решат что это дело рук хакеров. Чтобы не провалить операцию, им придется как можно скорее подключиться к нашим телам, надеясь заразиться Т-4. Все системы защиты ради успешного заражения, естественно будут отключены. Когда обман раскроется, защита активируется, но будет поздно. Винсент уже взломает их.
  - Что будете делать с лицами? - спросил D.
  - О чем ты?
  - Ну, когда хакеры придут убить вас, то обязательно узнают в вас агентов ФСБ.
  - А кто сказал, что хакеры убивают сами?
  - Но...
  - Не путайте их с обычными убийцами. Хакеры лишь проверят IP-адреса жертв и убедятся, что это мы. Однако, уже вскоре пытаясь снять остатки контракта со счетов, они узнают, что допустили просчет. После этого за ними будут гоняться толпы агентов. Думаю, что хакеры просто плюнут на нас.
  - Выходит, весь твой план сводится к тому, чтобы заманить агентов туда, где обычно бываем мы?
  - Именно так, - кивнула Мелло.
  Вытирая губы тыльной стороной ладони, Икс поставил на стол пустую чашку. Разговор был окончен.
  
  
  29
  
  Менее чем через семь минут агенты припарковали автомобиль у входа в гостиницу ЕВРАЗИЯ. Оказавшись в холле, Сергей немедленно подбежал к Ральфу, который встретил его своей широкой улыбкой. Аркадий же направился в сторону лифта и лестницы, ожидая, когда спустится Мелло или Икс. Сергей вынул из кармана пиджака служебный ID-документ и показал его жизнерадостному портье.
  - Чем могу помочь, агенту ФСБ?
  - Вас зовут Ральф?
  - Да.
  - И давно вы работаете в гостинице?
  - Около десяти лет, - ответил портье.
  Агент ФСБ начал копаться в карманах пиджака и брюк, как будто искал что-то очень-очень важное.
  - Вы видели когда-нибудь эту девушку? - спросил Сергей, показывая портье фото Мелло.
  - Конечно, ее номер 1001.
  - Она одна?
  - Нет. А что, какие-то проблемы?
  - Мне надо бы поговорить с ней.
  - Вероятно она все еще у себя в номере, - подумав, ответил Ральф. - Сегодня ее последний день в гостинице. Она собрала вещи. Ей помогал друг - парень лет двадцати двух с длинными черными волосами, вроде этих бездомных музыкантов. И зачем только он ей понадобился. Да, кстати, она буквально пару минут назад спускалась, чтобы расписаться. Стандартная процедура при выезде из номера.
  - Могу я взглянуть?
  - Как пожелаете.
  Ральф подтянул к себе электронный журнал больше походящий на гладкий квадратный кусочек стекла. Дважды щелкнул пальцев по поверхности журнала, выводя на неоновый экран последнюю запись.
  - Ай-ай-ай, - покачал он головой.
  - Что-то случилось?
  - Она вписала чужое имя. Мелло.
  - А разве ее не так зовут?
  - Нет, ее имя Жаклин. Я сейчас же позвоню и попрошу их спуститься, исправить эту досадную ошибку.
  Портье набрал номер. Долгие гудки.
  - Странно, никто не отвечает.
  - Их нет в номере?
  - Наверное.
  - Этот выход - единственный?! - нервничал Сергей.
  - Да.
  - Вы видели, как они покидали гостиницу?
  - Нет, я бы заметил, - сказал Ральф.
  - Попытайтесь дозвониться. Если увидите их, задержите, - убегая, крикнул Сергей. - Аркадий, наверх!
  
  Когда агенты вбежали в номер, то он был пустым. Никого. На тумбочке продолжал настойчиво дребезжать антикварный телефон с диском из старомодного пластика. На стеклянном столе стояла одна маленькая выпитая чашечка кофе. На обитом кожей диване лежали работающие ноутбуки и множество цветных проводов брошенных в спешке. На полу валялся пустой стальной кейс. Шторы задернуты.
  Мелло и Икс сбежали через служебный выход.
  Винсент знал, что хакеры взламывают журналы гостиниц, отслеживая каждое вписанное в них имя. Они будут использовать любые дозволенные им средства, чтобы вычислить местонахождение Мелло и Икса. Именно поэтому за пару минут до прибытия агентов ФСБ девушка как бы случайно подсказала убийцам свой точный адрес. Поставила свое имя и подпись в колонку напротив номера 1001.
  Оставалось ждать.
  Минутой позднее в номер вошла горничная Матильда. Ей была молодая девушка, лет двадцати. На ней была надета коротенькая розовая форма, оголяющая ноги чуть выше колен, поверх которой красовался белый кружевной фартук. На руке висело махровое полотенце, причем таким образом, что полностью скрывало кисть девушки. Аркадий сразу же поспешил остановить Матильду. Номер уже опечатали. Но в ответ на просьбу удалиться, девушка произвела выстрел. В упор. Услышав "плевок", Сергей тотчас обернулся и успел лишь коснуться рукояти пистолета, когда пуля первой продырявила его череп. Брызги крови заляпали зеленоватый ковер. Еще выстрел и Аркадий также замолк.
  Опустив пистолет, Матильда подошла к ближайшему из агентов и подключилась к нему через черный шнур. Троянец, заразивший горничную и контролирующий ее сознание, начал пересылать бинарные данные Аполлону и Жанне. Затем девушка повторила эту операцию с другим человеком в черно-белом костюме. IP-адрес жертвы принадлежал Иксу, сетевые реквизиты другого убитого - Мелло. Дело сделано. Последние данные, которые марионетка выслала хакерам, были различного рода пароли, хранящиеся в памятях обеих жертв. После этого Матильда безо всяких колебаний облегчила обойму орудия убийства еще на одну свинцовую патрону, застрелив из пистолета саму себя.
  
  
  30
  
  Неделей позже. 31 декабря.
  К утру городские газеты раструбили об аресте двух хакеров, обвиняющихся в девяноста шести убийствах, четыреста сорока махинациях с сетевыми бумагами и бесчисленных взломах. Один из хакеров, а именно Жанна в следующем месяце будет передана заграницу в Париж - туда, где она разыскивалась органами сетевого правопорядка с тринадцати лет. Судьба же Аполлона была для голодных газетчиков покрыта тайной, но вероятно хакера поджарят на электрическом стуле или заставят бесплатно работать на правительство - отлавливать криминальных "рыбешек" из океана Сети.
  Хакеры были арестованы двумя агентами ФСБ, чьи героические фотографии украшали первые полосы газет. Григорий и Илья, гласили заголовки. Небольшой кусок пирога достался и детективу D. Позавчера за утренней чашкой дымящего бразильского кофе, он сообщил безликому имена двух виновных хакеров. Независимое расследование, которое страховая компания пожелала провести, в тайне от полиции, было завершено. Детектив D получил банковский чек на обещанный миллион рублей.
  
  Последний день тысячелетия Икс проводил у себя в квартире. Ему не терпелось встретиться со старыми друзьями. Вместе с ним была Мелло. Гитарист не совсем понял, почему она увязалась за ним. Друзей или знакомых как узнал он, у девушки совсем не было, только Винсент - виртуальный собеседник. Быть может, в душе Мелло не хотела встречать тысячелетие в одиночестве. Откупорив бутылку пива, Икс вышел на балкон, вынул сотовый телефон и разыскал в адресной книге номер Пьера.
  Долгие гудки.
  Икс очень хотел услышать голос друга, хотя бы сегодня в этот чудесный день. Пьер не отвечал. Тогда Икс еще не знал, что друг уже не мог ему ответить, посмеяться, купить ящик пива в качестве извинения и распить вместе с другом, глядя футбольный матч или с пеной на губах возбужденно обсуждая мир музыкального андеграунда. Его телефон тихо пиликал, валяясь в снегу. Экран горел яркими неоновыми красками. В паре метров от аппарата как на праздничной витрине мясной лавки лежал обмороженный труп Пьера. Час назад его зарезали ребята Джека - просто пырнули ножом и ушли.
  Вечером, когда зимнее небо окончательно потемнело, на улицы вышли толпы горожан, держа в руках горящие новогодние свечи. Закурив сигарету и отхлебывая из бутылки пиво, Икс наблюдал за мириадами крошечных полыхающих в холодных руках огоньков, которые горели точно далекие звезды на бескрайнем ночном холсте. В окнах соседних небоскребов пестрили новогодние лампы: красные, голубые, желтые - бешено пульсирующие неоновые краски. Высотки казались одетыми в гирлянды.
  Конец старой жизни, начало - новой.
  Но как бы сильно не менялся мир, что бы не происходило в обществе, люди остаются одними и теми же невидимками. Нам остается только одно - растворяться к окружающей действительности, маскироваться, делать все, что способствует сохранению в борьбе за свое существование. И чтобы выжить нужно уметь делать это лучше других. Хитрить, прятаться, лгать, имитировать поведение и мнение окружающих, зарываться в песок или втягивать голову в железобетонный панцирь ради завтра - ради того, чтобы увидеть утро и надеяться что, быть может, именно оно перевернет нашу жизнь.
  Часы бьют двенадцать.
  
   Май, 2007 г.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"