Chirsine (Aleera): другие произведения.

Темные Волшебники. Часть первая. Триада

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.45*53  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    <Если бы все повернулось иначе и у Гарри Поттера был бы брат? Каким бы стал мир? Величайшие темные волшебники из ныне живущих объединяются против своего собрата, возжелавшего власти> фик от автора Chirsine (Aleera);первая часть была закончена но сама серия остановиласьна второй части. ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!!!

  Глава 1. Второй сын Поттеров.
  
  
  
   Крайняя дверь слева на четвертом этаже особняка Поттеров тихо скрипнула. В коридор осторожно высунулась темноволосая зеленоглазая голова. Это был Гарри Поттер, один из "обитателей" особняка, которому сегодня исполнилось десять лет. Оглядев коридор, он вернулся к себе в комнату и посмотрел на небольшой будильник, стоявший на тумбочке. Удостоверившись, что в такую рань, как восемь часов утра, в выходной день, а уж тем более - и в день рождения брата (и его самого, между прочим), никто посреди коридора никого отлавливать за шкирку не будет, Гарри Джеймс Поттер вышел из своей комнаты в коридор и тихонько прикрыл за собой дверь.
  
   Спускаясь по лестнице, мальчик раздумывал о том, что сегодня наконец-то состоится его первый (и, что самое главное, - самостоятельный) поход в Косой переулок. С кухни, находившейся на первом этаж, доносился какой-то непонятный звон и грохот. Гарри тяжело вздохнул. Что ж, раз его мать уже встала и занята на кухне приготовлениями к празднику, незаметно проскользнуть мимо не удастся. Ну, во всяком случае, он у нее хоть завтрака допросится.
  
  - Доброе утро, мам, - произнес Гарольд, заходя на кухню.
  
  Миссис Поттер, что-то жарившая на старенькой маггловской плите, сдвинула с камфорки сковороду и повернулась к сыну.
  
  - Что ты тут делаешь так рано? Неужели опять собираешься сбежать куда-нибудь?
  
  - Ну, для начала я решил позавтракать.
  
  - Тогда будь добр, возьми себе еду сам - мне еще к сегодняшнему празднику нужно кое-что приготовить, - сказала Лили, проходя к шкафу с солениями и что-то там выискивая.
  
  Гарри же, достав тарелку из подвесного шкафчика над плитой, лопаточкой соскреб на нее кусочки не совсем удавшейся яичницы с беконом и положил поверх пару хорошо прожаренных блинчиков с мясом.
  
  - Так куда ты собрался?
  
  - В Косой переулок, мам.
  
  - Еще чего не хватало! В одиночку отправиться в Косой переулок? Ты еще слишком мал, чтобы одному гулять по Магическому Лондону!
  
  - Я уже решил, мам. Да и что ты мне предлагаешь делать? Весь день бегать от этих придурков, Робертса и Маркса? Или, может, запереться в своей комнате и тихо умирать от жары? - недовольно воскликнул мальчик, усаживаясь за стол. - Я хочу хоть один день рождения провести нормально!
  
  - Не говори так о друзьях твоего брата - они очень неплохие молодые люди.
  
  - О, ну да, конечно! Они послушные и вежливые мальчики, которые без Джереми и шагу не ступят! Мам, да очнись же ты, они с Джереми дружат только потому, что он Мальчик-Который-Выжил! А я для них - объект насмешек, потому что у меня нет на лбу шрама в виде молнии, я ношу очки и меня абсолютно не выносит Аластор Грюм!
  
  Лили Поттер громко хлопнула дверцей шкафа и устало посмотрела на сына.
  
  - Ни Терри, ни Дэви ничуть не виноваты в том, что ты необщительный, резкий ребенок, который готов засыпать колкостями кого угодно. Ты мог хотя бы попытаться узнать их лучше!
  
  - Ага! Это я-то резкий? Мам, да ты хоть раз слышала, что они говорят? Поверь мне, по сравнению с этим мои колкости - ерунда! И вообще, почему ты так уверена, что у них хоть что-то в голове имеется? Да я их всех умнее на порядок! Я, мам, не виноват, что мне нравится книги читать, а не носиться весь день с высунутым языком на метле, как последний идиот!
  
  - Так, Гарри, все. Я требую, чтобы ты немедленно прекратил этот бессмысленный разговор. Сколько тебе можно объяснять, что достаточно тебе хоть раз показать себя с лучшей стороны, как, будь уверен, у тебя появятся друзья?!
  
  - А что ты имеешь в виду под этой лучшей стороной? - сделал большие глаза Гарри, доедая завтрак и складывая тарелку в мойку. - Что бы я круглые сутки болтал только о новейших моделях метел и об игре сборной Англии?
  
  - Мерлин! Кроме квиддича есть много других интересных тем для разговора! - миссис Поттер поставила кастрюлю на плиту и вздохнула.
  
  - Судя по репликам друзей Джереми, это не так, - буркнул мальчик, косясь на дверь. Он уже успел, как минимум, раз пять пожалеть о том, что заглянул на кухню. - Кстати, у меня сегодня тоже день рождения, ты об этом помнишь?
  
  Волшебница, начиная сосредоточенно помешивать непонятное варево в кастрюле, махнула рукой в сторону подоконника. Там, возле горшка с кусачей бегонией, которая из всех обитателей дома больше всего любила именно миссис Поттер, лежал мешочек. Судя по звону, в нем находились волшебные монеты.
  
  - Как обычно? - деловито осведомился Гарольд, заглядывая в мешочек с волшебными галеонами. - Ну, что ж, спасибо вам с отцом хоть за это...
  
  - Я не понимаю, чего ты хочешь от нас, Гарри? - Лили всплеснула руками. - Что тебе не дари - ты вечно недоволен и бурчишь, что могли бы над подарком подумать получше!
  
  - Просто мне совершенно не нужно, чтобы на каждый праздник мне дарили связку носков или варежки и шапку с помпоном! - воскликнул Гарри.
  
  Он уже был в гостиной, когда его настиг голос матери:
  
  - Прежде чем куда-нибудь уйти, будь добр, сделай полезное дело - вымой посуду.
  
  Мысленно пожалев свою мать, которая на кухне, похоже, будет торчать до морковкиного заговенья, мальчик вернулся и приступил к помывке ожидавшей его горы грязной посуды. Оставалось только догадываться, в какую же рань поднялась миссис Поттер, чтобы заняться готовкой для предстоящего праздничного пикника.
  
  После мытья посуды для Гарри нашлось еще одно небольшое занятие, прошедшее под тем же лозунгом, что и предыдущее: нужно было обязательно прибраться в гостиной, поскольку, как выразилась Лили, перед гостями за тот бедлам, который здесь устроили Гарри и Джереми, ей очень стыдно. Ближе к десяти утра, когда на улице уже вовсю светило солнце, спуститься вниз соизволил еще один член семьи Поттеров, а именно виновник торжества и Мальчик-Который-Выжил в одном лице - Джереми Морган Поттер. Сладко позевывающий Герой Магического Мира застал своего брата за уборкой.
  
  - Доброе утро, домовой эльф, - хмыкнул маленький мальчик, поглядывая на Гарри.
  
  - И тебя... туда же, дорогой братец, - откликнулся тот.
  
  Джереми тем временем, удобно расположившись на последней ступеньке лестницы, наблюдал за работой своего брата.
  
  - Опять собираешься весь день провести в комнате и изображать из себя главного мученика? - с издевкой поинтересовался он.
  
  - Как ты догадался? - притворно изумился Гарри, сноровисто вытирая пыль с книжных полок.
  
  - Да вот, смотрю на твою недовольную рожу. Тебя прямо аж распирает от негодования, да? Несмотря на то, что у нас день рождения в один день, празднуют-то только мой. А тебе никакого праздника не устраивают! Только масюсенький мешочек с галеонами бедному-горемычному отдадут, чтобы ты побыстрее ото всех отстал, да еще этот... Люпин что-нибудь подарит... Завидно, наверное, что у меня подарков столько? Что от меня никто не откупается?
  
  - Не очень, - спокойно произнес мальчик в ответ. - У меня, зато хоть какие-то деньги есть, а у тебя одни шарфы, шапки, метлы, да вязаные свитера...
  
  Джереми покраснел от бешенства.
  
  - Зато родители меня больше любят! - с яростью выкрикнул он.
  
  - Ну, для меня это не конец света, уж поверь, - хмыкнул в ответ Гарри. - От них мне и даром ничего не надо, а то, что мама из отца эти деньги буквально выбивает - что уж поделать. От твоего же Сириуса Блэка я вообще предпочту подальше держаться - не равен час, блох подхвачу! - насмешливо закончил мальчик.
  
  - Кто бы говорил! - воскликнул Джереми. - Этот Люпин - оборотень! Темное Существо! Я вообще удивляюсь, как его родители терпят!
  
  - А я удивляюсь, как они тебя терпят! - прошипел Гарольд.
  
  - Мальчики, что у вас случилось? - с кухни появилась Лили Поттер. - Вы, что, опять ругаетесь? Джереми, что происходит?
  
  - Мам, он меня обзывает! - плаксиво произнес Джереми. - А еще Сириуса назвал блохастым!
  
  - Можно подумать, что это с реальностью не соответствует, - пробурчал Гарри.
  
  - Гарри, Джереми, неужели хотя бы в ваш общий день рождения вы не можете обойтись без ссор? - возмутилась Лили.
  
  - Так, все, я пошел, - не дожидаясь разрешения от матери, Гарольд шагнул к камину.
  
  - Да куда ты собрался-то? - ухмыльнулся Джереми.
  
  - В Косой переулок! - фыркнул мальчик и, мельком глянув на исказившееся от зависти лицо брата, взял в ладонь горстку Летучего Пороха.
  
  Бросив его в огонь, Гарольд произнес:
  
  - Дырявый котел!
  
  
  * * *
  
  
  
  Сколько себя помнил Гарри Джеймс Поттер, а это примерно с четырех лет, родители между собой не ладили. Может быть, раньше, во время учебы в школе между ними была большая и светлая любовь, но теперь поверить в ее наличие было очень сложно. Впрочем, если судить по репликам Сириуса Блэка, того самого "светлого и чистого" чувства между ними даже тогда не наблюдалось. Если опять-таки верить на слово Блэку, свадьба Джеймса Поттера и Лили Эванс для всех была настоящим шоком, поскольку в свои юношеские годы они друг друга люто ненавидели.
  
   Молодожены сразу же переехали в фамильный особняк Поттеров в Годриковой Лощине. Через год у Лили и Джеймса Поттеров родились сыновья - Гарри и Джереми. В крестные отцы им были выбраны лучшие друзья бурной юности Джеймса Поттера - Ремус Люпин и Сириус Блэк. Почти год спустя "тот милый рыжий карапуз", как называл своего крестника Сириус, стал Мальчиком-Который-Выжил. А произошло это потому, что некоей провидицей было сделано пророчество, в котором говорилось о ребенке, способном победить Темного Лорда. Согласно словам Сивиллы Трелони, которая на момент создания пророчества всего лишь нанималась в школу на преподавательскую должность, ребенок должен был быть рожден в конце июля, у родителей, которые трижды бросали вызов Волан-де-Морту. Во всей Магической Британии таких детей нашлось только трое: Невилл Лонгботтом, Джереми и Гарольд Поттеры. Оставалось только одно - Лорд должен был отметить одного из них, как равного себе, а это значит, что он должен был прийти в один из двух домов самых уважаемых авроров Англии. Естественно, и Поттеров, и Лонгботтомов охраняли, но это мало чем помогло.
  
   В ночь на Хэллоуин Лили и Джеймс Поттеры были срочно отозваны в Британский Аврориат. Поэтому они и оставили сыновей на попечение няньки, очень кстати пришедшего в гости Питера Питтегрю и министерских авроров. Тем не менее, полчаса спустя, когда двое родителей вернулись, их встретил совершенно безлюдный дом с Черной Меткой над крышей. Министерских авроров не было... по крайней мере, живых. За порогом дома обоих Поттеров ожидала не менее неприятная картина: обугленные останки того, что всего лишь полчаса назад было няней Джереми и Гарри Поттеров, палец Питера Питтегрю (который нашли чуть позже) и развороченная взрывом почти до фундамента гостиная. Джеймс и Лили сразу же бросились в спальню, где должны были лежать в своих кроватках дети. В том, что здесь побывал Лорд Волан-де-Морт, сомнений не было, а уж в том, что Мэри Грейс и Питер Питтегрю пытались ему помешать тем более. Но, о чудо, маленькие братья мирно спали посреди полнейшего разгрома, и на лбу Джереми красовался шрам виде молнии. Когда же стало известно, что Темный Лорд исчез, юный Джерри Поттер стал всенародным героем, победившим Волан-де-Морта и защитившим своего брата.
  
   Для всех оставалось загадкой, почему Волан-де-Морт выбрал именно рыжего голубоглазого мальчугана Джереми, который даже в младенчестве уже был миниатюрным Джеймсом Поттером - начиная от характера и заканчивая внешностью. Разве что только цвет волос у него был, как у матери.
  
   Поттеры-старшие старались уделить максимум внимания Джереми, мотивируя это тем, что мальчику необходима забота, ибо он пережил нечто такое, что не достается пережить и сильнейшим из магов. Но если Лили, у которой все-таки имелся какой-никакой материнский инстинкт, была более или менее лояльна ко второму сыну, то Джеймс Поттер, в отношении Джереми, носящего лавры героя магического мира, проявлял истинный фаворитизм, а вот Гарри чаще всего принимал за предмет интерьера. Это можно было легко объяснить тем, что, наслушавшись Грозного Глаза Грюма (непосредственного начальника обоих старших Поттеров, который был для Джеймса примером для подражания), он предпочел поступать точно так же как и начальник.
  
   Единственным, пожалуй, на кого магическое превращение Джереми в Мальчика-Который-Выжил не произвело особого впечатления, был Ремус Люпин. Каждый раз видя, как Сириус Блэк вместе с Джеймсом Поттером и Грюмом, который всей компании в деды годился, улюлюкали и баловали Джереми, обделяя при этом вниманием Гарри, оборотень приходил в неистовство. Вполне логично, что Ремус, сам в юности остро чувствовавший свое одиночество, перенес всю заботу на своего крестника. А что еще он мог сделать в данной ситуации?
  
   Гарольд не мог найти общий язык со сверстниками, с которыми дружил Джереми, поскольку их обществу ("сборищу придурков", как выражался он сам), он предпочитал запираться в отцовской библиотеке и неизвестно чего начитываться. Он часто сбегал из дома погулять в небольшой рощице неподалеку или просто пройтись по деревушке, рядом с которой располагался особняк семейства.
  
  Тяжелый же характер его брата от обилия внимания менялся далеко не в лучшую сторону. Джереми все больше и больше походил на избалованного мальчишку богатых родителей, по первому слову которого все готовы броситься перед ним на колени. Что ж, как говориться, самое страшное для ребенка - излишне любвеобильные родители. Вместе с переменой характера менялись и отношения между братьями. Если раньше Джереми Поттер всего лишь свысока посматривал на своего братца, изредка удостаивая его словом-другим, то со временем не проходило и дня без ссоры или драки. Ну, а главной "отправной точкой" в разрушении отношений в семье стал седьмой день рождения.
  
  Поттеры решили устроить небольшой пикник на озере недалеко от особняка. Пригласили друзей, знакомых, кого-то из сослуживцев. Праздник намечался знатный. Естественно, позвали и лучших друзей Джереми - Терри Робертса и Дэви Маркса с родителями.
  
   Пока взрослые, передав имениннику (только одному из них) подарки, были заняты обсуждением своих рабочих и личных проблем, Джереми, Терри и Дэви отправились к озеру, пробираясь через перелесок и колючие кусты. Собственно, им было положено оставаться при родителях, но кому же будет интересно выслушивать их скучную и нудную болтовню? А день был жаркий, и искупаться детям хотелось давно, тем более что плавать умели все. Вместе с ними решил прогуляться и Гарри, которого откровенно злили неодобрительные, а временами даже и недовольные взгляды взрослых, которым Джеймс о своем младшем сыне рассказал невесть что.
  
  - Говорят, что тут водится какой-то монстр, - заговорщитским шепотом сообщил Джереми друзьям.
  
  - Да ну тебя, Джерри! - отмахнулся Маркс. - Какие тут монстры? Если бы здесь кто-нибудь был, твой папаша уж точно позаботился бы о том, чтобы это нечто сидело, забившись как можно дальше, и ничего кроме морской капусты не ело.
  
  При словах "морская капуста" все четверо, включая Гарри, издали дружное "бе-е".
  
  - А спорим, что тут кто-то все-таки есть? - хитро спросил Джереми. - Эй, Гарри?
  
  - Что? - второй сын Поттеров задумчиво смотрел на воду. Разглядеть что-нибудь на дне было сложно.
  
  - Ты же у нас ладишь со всяким зверьем. Ты знаешь, здесь кто-то есть?
  
  - Не знаю, - пожал плечами тот. - Может, помимо рыб тут и живет кто-нибудь, но только, наверное, на глубине.
  
  - Тогда давайте сплаваем, - предложил Джереми.
  
  Но никто не горел желанием проверить правдивость слухов.
  
  - А вдруг там действительно кто-то есть? - занервничал Робертс. - И этот кто-то нас схватит? Ты умеешь под водой дышать? Или без волшебной палочки колдовать? Я - нет.
  
  - Ребята, вы что, трусите? Мы же хотим в Гриффиндор попасть, а для этого надо быть смелыми и ничего не бояться! Да и вообще, тут где-то плот был - мы на нем с папой плавали. А чтобы на нас никто не напал - возьмем с собой Гарри. Я же вам говорю - он с любым зверьем договориться может.
  
  - Ты уверен?
  
  - Вполне, - самодовольно произнес Джереми.
  
  - А мое мнение ты узнать не хочешь? Вдруг я не хочу с вами плыть? - спросил Гарри.
  
  Трое мальчишек переглянулись и издевательски засмеялись.
  
  - Ты боишься? - глумливо поинтересовался Маркс. - Уси-пуси, малыш Гарри испугался! Бедняжка, наверное, даже штанишки намочил?
  
  - Да ничего я не испугался, - надулся Гарольд. - Идите, доставайте свой плот.
  
   Через несколько минут, Джереми вместе с Терри и Дэви выволокли из кустов уже столкнутый кем-то сердобольным в воду плот, состоявший из шести связанных между собой бревен, и всей компанией на него залезли, отпуская шуточки в сторону "хлюпика-Гарри". Оба Поттера благополучно при этом позабыли, что устраивать самостоятельные круизы по озеру родители им строго-настрого запретили.
  
   Ближе к середине озера Джереми пришло в голову поразвлечься - он стал раскачивать плот, так чтобы одна часть поднялась, а другая погрузилась в воду. Гарри все это не нравилось, поскольку он сидел с краю, и даже отсев поближе к центру его окатывало брызгами. Его брат с друзьями наоборот - веселились. Они носились по плоту с дикими воплями и отпрыгивали от находящей на него волны, еще сильнее этот плот раскачивая.
  
  - Слушайте, может, хватит? - поинтересовался насквозь промокший Гарри.
  
  - А что? Тебе не нравится? - широко ухмыляясь, спросил Джереми. - В таком случае предлагаю окунуть моего братца в воду, чтобы он тоже прочувствовал все удовольствие...
  
  - Эй, а ну стоп! - видя, как замирают на месте с буйным весельем в глазах Маркс и Робертс, Гарри отскочил в сторону - ближе к краю.
  
   Подобные шуточки они в последнее время устраивали все чаще и чаще, что второму сыну Поттеров совершенно не нравилось.
  
  - Ребята, смотрите! - воскликнул Джерри, указывая на водную гладь. - Там что-то мелькнуло!
  
  Трое мальчиков столпились на краю плота, стараясь разглядеть что-нибудь в воде. Тихо прыснув, Джереми подошел к ним со спины и с радостным воплем толкнул своего брата. Тот полетел в воду.
  
  - Гад! - выкрикнул Гарри, выныривая из воды.
  
  Робертс и Маркс ухмыльнулись и стали быстро-быстро грести в сторону.
  
  - Эй, Гарри, догонишь? - насмешливо спросил кто-то из них. - А если нет - придется плыть до берега самому!
  
  Гарольд, державшийся на воде и безуспешно пытавшийся протереть очки, чтобы было лучше видно, поплыл за ними, выплевывая попадающую в рот воду. К мальчикам подключился и Джереми. Втроем они еще быстрее поплыли к берегу.
  
  - Постойте! Подождите! - до берега было далековато и своими силами до него доплыть было несколько... сложно.
  
  Вдруг Гарри почувствовал, как под ногами у него что-то проскользнуло. Он еще быстрее загреб руками. Сзади на него тихонько плеснула небольшая волна и упала чья-то тень. С плота донесся вопль ужаса. Поттер упрямо продолжал плыть.
  
  - Странный ребенок... - услышал мальчик над собой. - Помочь ему? Почему бы и нет...
  
  Судя по всплеску и разошедшимся в сторону волнам, говоривший снова ушел под воду. Буквально через секунду Гарри ощутил, как под него скользнуло длинное гибкое тело, и его с утроенной скоростью понесло к берегу. А там уже с дикими криками бежали в сторону отдыхавших взрослых Джереми, Терри и Дэви.
  
   Там, где Гарри уже мог стоять на ногах (вода почти доходила ему до плеч), мальчик поспешно обернулся. Сзади мелькнула и ушла под воду голова гигантского морского змея.
  
  - Постой! - крикнул Гарри.
  
  Несколько секунд под водой ничего не происходило, а потом, в четырех-пяти футах от него, осторожно показалась верхняя часть головы змеи, покрытая множеством наростов. Глаза, прикрытые белесой пленкой, внимательно на него уставились. Темно-желтая чешуя, отливавшая золотом, сверкала на солнце влажным блеском. Еще через пару секунд голова появилась целиком, поднявшись на высоту нескольких футов над Поттером.
  
  - Что ты сказал? - в приоткрывшейся пасти мелькнул раздвоенный язык.
  
  - Я хотел сказать спасибо, - удивленно произнес мальчик.
  
  - Ты меня понимаешь? - змея приблизила голову. - И можешь со мной говорить?
  
  - Да, - кивнул мальчик.
  
  - Славно! Славно! - раздалось шипение в ответ. Змея повела головой в сторону. - Мне здесь ужасно скучно - столько лет в одиночестве... как скучно...
  
  Гарольд не знал, что можно на это сказать.
  
  - Я - Шесу. Как зовут тебя, ребенок? - змея нависла над мальчиком.
  
  - Гарри.
  
  - Замечательно...
  
  Откуда-то из-за деревьев раздались громкие крики. К нему бежали взрослые. Гарри смог разглядеть сквозь мутные разводы на очках, как родители достают волшебные палочки.
  
  - Плохо... очень плохо... - прошипела змея, медленно уходя под воду. - Но ты приходи еще, ребенок, ведь в озере есть много чего интересного. Я тебе с удовольствием покажу...
  
  "Оглушители", которые использовали взрослые, бесцельно резанули по кромке воды - змея уже уплыла. Лили подбежала к Гарри и схватила его за руку.
  
  - Гарри, ну, пойдем же быстрее домой.... Простудишься еще...
  
  - Мам, она хорошая и ни на кого не нападает. Она мне помогла доплыть и сказала... - торопливо начал мальчик, но замолчал, увидев испуганные взгляды отца, Сириуса Блэка и Ремуса Люпина.
  
  - Что ж, простите, но праздник придется прервать из-за моего непутевого сына, - сухо произнес Поттер-старший. Выражение его лица Гарри совершенно не понравилось.
  
   Через пол часа, укутанный в несколько одеял, Гарри Джеймс Поттер сидел на диване в гостиной и слушал, как на кухне ругаются родители. Напротив него сидел Джереми, отодвинувшийся от брата как можно дальше и старавшийся на него вообще не смотреть, как будто рядом с ним находилась неимоверная мерзость.
  
  - Поздравьте меня, у меня растет сын - темный маг! - процедил Джеймс. - Причем, владеющий исконно темной способностью общаться со змеями! И я достоверно могу сказать, откуда у него эта способность....
  
  - Знаешь, мне надоело выслушивать эти глупые ханжеские выводы в сторону всех тех, кто выбивается из твоего узкого мировоззрения! Твоя параноидальная ненависть кого угодно до нервного срыва доведет! - прошипела в ответ Лили. - И совершенно тому же ты обучаешь Джереми! Хочешь, чтобы он стал такой же беспринципной сволочью?
  
  - Он мой сын, и я имею право учить его всему, чему считаю нужным! А на твое мнение вообще плевать хотел!
  
  - Лили, Джеймс, хватит! - прервал их Альбус Дамблдор, которого старшие Поттеры вызвали несколько минут назад по каминной сети. - Я вам уже говорил, что такой вариант развития событий вполне возможен, учитывая несколько... х-мм... нестандартную ситуацию. Мы все это уже обсуждали.
  
  - А я думаю, тут дело в другом... - с расстановкой произнес Грюм. - и Темный Лорд, который, хвала Мерлину, сгинул, совершенно не виноват в том, что мальчишка... как ты сказал Джеймс? Он разговаривал с этой змеей?
  
  - Именно, - судя по голосу, Поттера-старшего передернуло от отвращения. - Ладно, хоть никто из гостей этого не заметил.... Позору не оберешься!
  
  - Немедленно возьми свои слова обратно! - взвизгнула миссис Поттер.
  
  - Спокойно, Эванс - извини, уж привык тебя так называть - Джеймс прав. С таким сынком как бы дело не пошло дальше одного только позора.
  
  - Аластор, - оборвал его Альбус Дамблдор. - Прекрати. Твое мнение всем известно. И очень прискорбно, что вы даже не пытаетесь понять мальчика, а сразу же от него открещиваетесь. Ну да, он змееуст, но это еще не показатель того, что он...
  
  - Альбус, ваша привычка абсолютно всем доверять и способность обелить в глазах людей даже Темного Лорда нам всем хорошо известна, - с раздражением произнес Блэк. - Змееусты всегда были темными магами, причем не только в Британии.
  
  - А какая разница, какой он: темный или светлый? - вступил в разговор Ремус Люпин. - Многие темные маги работали и жили, как все, не пытаясь устаивать государственные перевороты и захватывать мир. Более того ...
  
  - Люпин, умолкни. Ты так же можешь сказать, что все твои "друзья по стае" тоже всего лишь милые собачки! - процедил Грюм.
  
  - Аластор, еще раз тебе говорю, хватит! - Дамблдор громко хлопнул ладонью по столу. - Гарри совершенно обычный мальчик и я требую, чтобы к нему относились так же!
  
  Перечить не на шутку разозленному директору Хогвартса никто не осмелился, и на этом решили разойтись. Альбус Дамблдор и Аластор Грюм отправились через каминную сеть в Хогвартс. Причем последний, уже бросая шепотку Летучего Пороха, смерил Гарольда таким взглядом, что мальчик невольно поежился.
  
  - Расходитесь по комнатам, нам нужно кое-что обсудить, - не терпящим возражений тоном произнесла "бывшая мисс Эванс", бросив короткий взгляд на сыновей.
  
   Гарольду было известно только то, что в тот день все четверо взрослых между собой разругались. Ремус продолжал настаивать на том, что, несмотря на способность разговаривать со змеями, Гарри совершенно нормальный. Джеймс и Сириус сошлись во мнении, что Гарри может дурно повлиять на своего брата. Лили же вообще готова была растерзать своего мужа за то, что он не смотрел за детьми, и что могло бы случиться, если бы Джерри остался тогда в воде с братом.
  
   О судьбе Шесу Гарри Поттер предпочитал не вспоминать, поскольку была она плачевна. Джеймс Поттер, одержимый идеей собственноручно уничтожить "адову змеюку", умудрился ее как-то выманить. И, не дав ей даже как-либо себя обнаружить, хладнокровно расправился с Шесу на глазах у Гарри.
  
  Точка в этой истории была поставлена несколько месяцев спустя, в Хэллоуин, когда Гарри без помощи волшебной палочки заколдовал друзей Джереми.
  
   Спускаться в гостиную и праздновать вместе со всеми Гарольд наотрез отказался, мотивируя это тем, что после того, что сделал его драгоценный папаша, он Джеймса в глаза видеть не хочет (надо сказать, что этот молчаливый бойкот со стороны Гарри, продолжавшийся уже несколько месяцев, его непосредственному родителю был абсолютно до лампочки). Поэтому Гарри остался в своей комнате в компании очередной книги из родительской библиотеки. Стоило бы заметить, что к своему личному пространству мальчик относился очень трепетно и терпеть не мог, когда к нему кто-нибудь вваливался без спросу. Тем более, когда это были Джереми с дружками, от которых он за прошедшее время ничего кроме гадостей и обзывательств не слышал.
  
   Поэтому, когда в его комнату с дикими воплями ввалились наряженные в каких-то монстров Робертс и Маркс, мирно читавший "Справочник магических растений" Гарри подскочил на месте от неожиданности. Как позже выяснилось, у него произошел спонтанный выброс магии, и он наложил на лучших друзей своего брата чары окаменения, которые, в общем-то, особенно "светлыми" никогда не считались. Позже насмерть перепуганные Терри и Дэви, когда несколько недель спустя их вернули в нормальное состояние (заклятие, наложенное Гарольдом, оказалось, очень трудно снять), говорили о том, что Гарольд их пытал, перед тем как использовать заклятие окаменения. И, что неудивительно, учитывая отношение к Гарри Поттера-старшего и его друзей, этому все поверили. Никому даже в голову не пришло, что маленький семилетний мальчик просто-напросто не смог бы использовать Круциатус.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Слухи о том, что второй сын Поттеров - темный маг, разлетелись в одно мгновение. Тем более что сам отец этого "недоразумения", как выражались некоторые знакомые Джеймса, не особенно-то и скрывал. С этого момента началась непримиримая война между Джеймсом (на стороне которого выступал Джереми) и Гарри (за которого иногда заступалась мать). Более или менее мирные дни в семье Поттеров закончились. Навсегда.
  
  Теперь же Гарри Поттер стоял у входа в Дырявый Котел, разглядывая тупик с кирпичной стеной. Он прекрасно знал, что нужно делать волшебнику, не имеющему палочки, чтобы пройти в Косой Переулок. Коснувшись рукой нескольких кирпичей, мальчик отошел назад, ожидая, что произойдет. Кирпичи начали медленно расходиться, образовывая проход-арку на огромную улицу, заполненную волшебными магазинами и снующими туда-сюда колдунами. Что ж, возможно, сегодняшний день станет одним из удачнейших его Дней рождения, а для этого ему всего лишь нужно осмотреться.
  
  
  Глава 2. Гениальные решения.
  
  
  
  Итак, Косой Переулок. С чего же начать? Пожалуй, с того, что юному Гарри Поттеру надо было не совсем сюда. Точнее, и сюда тоже, но... его настоящей целью был Лютный. Поэтому мальчик без малейшего интереса прошел мимо магазина "Все для Квиддича" (уж чем-чем, а этой глупой игрой он не интересовался вовсе), "Флориш и Блоттс" (где, по рассказам одного из друзей Джеймса Поттера, разговоры с которым Гарри слышал краем уха, драли баснословное количество галеонов даже за простой комплект учебников для хогвартских первокурсников). Следующим магазином, на витрины которого он даже и не взглянул, был "Одежда на все случаи жизни" (сюда Поттер не стал заходить просто из принципа). В Косом переулке его интересовали только две вещи: "Гринготтс", и "Волшебные палочки семейства Олливандер".
  
  Первым делом Гарри отправился к Олливандеру, здраво полагая, что главную цель своего похода по магазинам надо выполнить сразу, пока деньги не потрачены на что-либо другое. Ненадолго замерев перед обветшалой дверью, мальчик вошел внутрь.
  
  - Э-мм, здравствуйте, - громко произнес он, оглядывая комнату. Откуда-то из недр лабиринта высоких шкафов появился пожилой человек с большими почти бесцветными глазами.
  
  - Добрый день, молодой человек.
  
  - Мне нужна волшебная палочка, сэр, - Гарольда посетило смутное предчувствие, что у него ничего не выйдет.
  
  - Хм, а где же ваши родители? - Олливандер, а это был он, посмотрел на мальчика поверх очков.
  
  - Они во "Флориш и Блоттс", сэр, покупают книги.
  
  Похоже, продавец и изготовитель волшебных палочек в одном лице не поверил и, повернувшись к стеллажу с узкими длинными коробочками, начал что-то проверять. Когда он снова обернулся, Гарри заметил в его глазах усмешку.
  
  - Я буду рад подобрать вам палочку, молодой человек, когда ваши родители подойдут сюда. Да и потом, насколько я знаю, волшебные палочки покупают перед поездкой в Хогвартс, а вам еще нет одиннадцати, не так ли, мистер Поттер?
  
  Олливандер снова посмотрел на него поверх очков.
  
  Поттер, покраснев, выбежал из магазина.
  
  - Буду искренне счастлив вас видеть через три-четыре года, вместе с Лили и Джеймсом, - крикнул ему вдогонку мужчина.
  
  Не помня себя стыда, юный Поттер отправился в "Гринготтс". Еще не хватало, чтобы такой позор ждал его и там! Однако гоблины к маленькому мальчику, зашедшему в волшебный банк без старших сопровождающих, отнеслись спокойно.
  
  - Если желаете провести операции со счетом, вам туда, - гоблин в алой с золотом униформе, стоявший у дверей, указал длинным пальцем в сторону протянувшейся от стены до стены стойки, за которой сидели с десяток таких же, как и он, существ. Тем не менее, к гоблинам выстроилась приличная очередь.
  
  Мальчик встал в самом конце. Скоро в сторону Гарри обернулась большая часть стоявших в очереди волшебников. Начали раздаваться смешки.
  
  - Эй, малец, сюда только взрослым дядям и тетям можно, - со смехом произнес стоящий впереди мужчина.
  
  - Спасибо, сэр, я знаю.
  
  - А где твои родители, мальчик? - поинтересовался еще кто-то. - Ты мне кого-то сильно напоминаешь!
  
  - Вряд ли вы знакомы со мной и моими родителями, сэр, - с той же вежливостью произнес Гарольд.
  
  - А с чего это ты взял?
  
  - Очередь! - рявкнул гоблин, и волшебники поспешили занять освободившиеся места у стойки. Гарри уселся напротив одного из оформлявших документы гоблинов.
  
  - Чего хотите? - лаконично спросил тот.
  
  - Открыть счет.
  
  - Минимальный первоначальный взнос составляет сорок галеонов. У вас есть с собой эта сумма?
  
  - Да, вот деньги, - Поттер поспешил достать мешочек с золотыми монетами.
  
  - Отдадите их Крюкохвату, он стоит возле двери в подземелья банка, - гоблин указал она такого же гоблина, одетого в черное с серебром. - Когда я оформлю на вас счет, Крюкохват перенесет ваши деньги в хранилище. Итак, на какое имя вы желаете открыть счет?
  
  - На имя Гарольда Джеймса Поттера. Это я, - зачем-то уточнил мальчик.
  
  Гоблин хмыкнул и, достав какие-то бланки, начал их заполнять.
  
  - На данном этапе ваше хранилище будет находиться на седьмом уровне и иметь стандартную защиту первого уровня. Годовая прибыль составит шесть процентов. В случае увеличения суммы в денежном или предметном эквиваленте до десяти тысяч галеонов, ваше хранилище будет перенесено на семь этажей ниже, - бубнил выученные наизусть стандартные правила хранения гоблин. - Защита будет повышена до третьего уровня. Прибыль составит четырнадцать процентов. Если хранимое в вашем сейфе будет оценено суммой в сто тысяч галеонов и выше - хранилище перенесут на тридцать седьмой уровень. Прибыль - двадцать процентов. Защиту поднимут до шестого уровня плюс особое заклятие, наложенное на дверь.
  
  - А какова максимальная сумма или количество объектов, которые можно хранить у вас? - поинтересовался мальчик.
  
  Гоблин всерьез его вопрос не воспринял, но все-таки ответил:
  
  - Сумма безгранична. Доступ к вашему счету осуществляется через филиалы банка "Гринготтс" по всему миру. У вас есть ко мне вопросы?
  
  - Нет. Хотя.... Если хранимая в банке сумма превысит миллион галеонов, каковы будут условия?
  
  Гоблин усмехнулся. Гарри же тем временем услышал, как соседний гоблин отвечает какому-то волшебнику:
  
  - Сотрудников банка мало интересует происхождение ваших денег. "Гринготтс" ставит только одно условие...
  
  - Мой сын знает это и больше не будет задавать глупых вопросов, - холодно отрезал мужчина.
  
  - Вы меня слушаете? - поинтересовался гоблин, оформивший на Гарри Поттера сейф. - В обозначенном вами случае, сейф будет находиться на пятидесятом уровне хранилища. Помимо десятого уровня защиты и заклинаний, сейф будет охраняться драконами, а так же контролироваться работниками банка. Годовой прирост составит двадцать пять процентов от общей суммы в денежном эквиваленте. Это все, что вас интересует?
  
  - Да, благодарю.
  
  - Возьмите ваш ключ и отдайте деньги Крюкохвату.
  
  Ровно через десять минут Гарри Поттер вышел из волшебного банка "Гринготтс", причем настроение его было куда выше, чем когда он входил.
  
  "Так, теперь осталось только пройти в Лютный".
  
  Как раз напротив "Гринготтса" мальчик заметил неприметный переулок, поворачивающий куда-то направо.
  
  "Ага! Как раз то, что надо!".
  
  Гарри почти бегом дошёл до прохода и, завернув за угол, оказался в самом начале Лютного Переулка.
  
  Здесь не было ярких вывесок и наклеенных на стены плакатов с рекламой. Сами стены представляли собой голый кирпич, так и не оштукатуренный даже банальной известкой. Обычно те, кто появляется в Лютном, сами знают, что им надо и куда за этим обращаться. Иначе здесь просто нечего делать. Приличным волшебникам было бы очень трудно сориентироваться в этом лабиринте кирпичных стен, не имевшем яркой конфетной обертки, как в Косом Переулке. Да здесь и не особо приличных-то тоже было не так уж и много: Лютный постоянно находился в полупустом состоянии с закрытой на ремонт более чем половиной магазинов.
  
  На свою удачу, Гарольд Поттер прекрасно знал, что и где искать. Так же, как и раньше, не заглядывая по дороге ни в один магазин, он прошел весь Лютный переулок и очутился в тупике. Большую стену, находящуюся прямо перед ним, охраняли две каменные статуи - средневековые рыцари, стоящие лицом друг к другу, скрестив оружие. Один держал в руках огромный меч с широким лезвием и длинный треугольный щит, другой - огромную каменную секиру и щит. Скрещенные меч и секира находились на таком уровне, что для того, чтобы пройти под ними, пришлось бы наклониться.
  
  Гарри знал, что именно этого делать было нельзя. Иначе либо отрубят голову, либо размозжат её же ударом тяжелого каменного топора. Чтобы пройти в настоящий Лютный переулок, или Темную Аллею, как ее называли посвященные, нужно было, чтобы рыцари пропустили волшебника. А вот тут-то и начинались серьезные проблемы у тех, кто хотел проникнуть на Аллею обманом или просто не имел принадлежности к Темной Магии. В свое время Министр Магии Корнелиус Фадж не раз посылал отряды Авроров на поиск и "зачистку" Тёмной Аллеи. Они разносили весь Лютный переулок от ярости, но не могли пройти мимо Стражей. Чего только не делали разозленные авроры с каменными рыцарями! Их и взрывали, и пытались сдвинуть, и искали следы наложенной на них магии. Даже Невыразимцев из Отдела Тайн пригласили поглядеть на это, в некотором смысле, чудо. Но все усилия были тщетны. Два каменных рыцаря, чей поединок вот-вот должен был начаться, так и стояли, скрестив меч и секиру.
  
  Все это Гарри Поттер прочитал в одной из занимательных книг в библиотеке Поттеров, в которую он часто наведывался по ночам. Теперь же мальчик в нерешительности замер перед каменными изваяниями. Он знал, что нужно сделать, чтобы рыцари пропустили его, подняли меч и булаву ровно на такое расстояние, чтобы он прошел, не задев их. Но это только теоретически. А кто сказал, что на практике все выйдет именно так? Взять, например, Олливандера. Планируя сегодняшний поход, Гарольд был уверен, что старик легко продаст ему палочку, невзирая на возраст, и к статуям он подойдет уже с ней. На деле все оказалось по-другому. А с другой стороны, какая ему разница?
  
  - Молодой человек, не хотите ли подать пример моему трусливому сыну и пройти первым на Темную Аллею? - раздался голос за спиной Поттера. Он обернулся.
  
  В нескольких шагах от мальчика стояли те самые волшебник с сыном, которых он видел в "Гринготтсе". Оба сероглазые, светловолосые и одетые в дорогие мантии.
  
  "Я, наверное, на их фоне последним оборванцем выгляжу".
  
  - Конечно, сэр.
  
  "Ну, все, назад хода нет, да и не было!"
  
  Гарри Поттер шагнул к скрещенным орудиям боя, произнося на ходу краткую формулировку клятвы темного мага. Рыцари пришли в движение. Однако они не только подняли оружие, как рассчитывал Поттер, но и убрали его. Повернувшись к мальчику и встав на одно колено, изваяния склонились в почтительном поклоне.
  
  "Так я и знал, что поступят они по-другому. Видимо, в заклятье оживления добавили какую-то модификацию".
  
  Тем временем в стене появилась арка, как было и с входом в Косой Переулок. Впереди виднелась длинная и широкая улица, заполненная волшебниками. Мальчик, недоверчиво улыбнувшись, шагнул вперед. Рыцари за его спиной приняли свое обычное положение.
  
  С того самого момента, четыре года назад, когда он впервые залез в родительскую библиотеку и нашел там "Исторические Места Темных Магов", Гарольд мечтал попасть на Темную Аллею. Это единственное место во всем мире, на которое не распространялась ничья власть. Сюда приезжали темные маги со всего мира, только хотя бы для того, чтобы просто побывать в Аллее. Именно здесь находился мировой магический черный рынок, где продавалось абсолютно все, включая запретные ингредиенты для зелий, артефакты и запрещенные книги.
  
  Для пребывающих на Темной Аллее волшебников действовало только одно правило: не нападать на своих. Наказанием за нарушение этого нехитрого правила была смерть. Причем осуществлялось оно без помощи каких-либо местных карательных органов, которых нет и не было на Аллее. Приговор приводила в исполнение та самая магия, что заставляла каждый раз каменных стражей пропускать магов. Помимо запрета на убийство, темные маги выработали еще несколько собственных правил, обеспечивших на Темной Аллее относительный порядок.
  
  История создания Темной Аллеи не известна. Достоверным, пожалуй, является только то, что возникла она чуть позже Хогвартса. Многие уверены, что Аллея - своеобразный противовес оплоту сил Света, Хогвартсу, созданный самой Магией для удержания равновесия. Естественно, находятся и те, кто считает совершенно иначе, но признавать первую версию ошибочной никто не спешил.
  
  Стены магазинов и мостовая были выложены черным камнем. Дома были украшены лепниной или кованым железом. Но Аллея не казалась мрачной, потому, что она была довольно просторной и пропускала достаточно солнечного света. Что превращало ее в маленький, отрезанный ото всех мирок, чем она, по сути, и являлась.
  
  - Ну, вот видишь, сын, - снова раздался голос за спиной Поттера. На этот раз он был полон ядовитого сарказма. - Все не так плохо, как ты думал.
  
  Волшебник вместе со своим сыном подошёл к Гарри.
  
  - Давайте знакомится, молодой человек, - произнес маг, перекладывая трость из одной руки в другую. - Мое имя Люциус Малфой. Это мой сын Драко.
  
  Гарри прекрасно помнил, какими щедрыми эпитетами его отец одаривал семейство Малфоев, когда возвращался с работы, и как при этом ему поддакивала мать. Теория же Гарольда Поттера была такова: все люди, о которых Джеймс Поттер отзывался самым гнусным образом, на самом деле были гораздо лучше него самого и представляли собой неоценимый кладезь информации для юного Гарри.
  
  Поэтому, прокрутив в уме все эти нехитрые размышления, мальчик выполнил традиционное приветствие чистокровного волшебника, прижав правую руку, сжатую в кулак, сначала к сердцу, а затем отведя ее в сторону и слегка поклонившись.
  
  - Меня зовут Гарри Поттер, сэр.
  
  Всего на секунду у Малфоя-старшего на лице появилось выражение замешательства, но он почти мгновенно справился с собой и, как это ни странно, тоже выполнил приветственный поклон, только куда более быстро и плавно, нежели Поттер. Драко Малфой, получив от отца чувствительный тычок в плечо, тоже поклонился.
  
  - Итак, мистер Поттер, я полагаю, вы здесь, чтобы приобрести нечто необычное. Поскольку я абсолютно уверен, что вы здесь впервые, позвольте предложить вам свою компанию.
  
  - Благодарю вас, мистер Малфой, для меня большая честь принять ваше предложение, - старательно придерживаясь Кодекса общения между чистокровными волшебниками, ответил Гарольд. Раз уж его признали равным, то надо соответствовать.
  
  - Сначала мы отправимся в лавку местного торговца волшебными палочками.
  
  Свое согласие мальчик дал с большим энтузиазмом, и они втроем двинулись сквозь толпу волшебников.
  
  "Отлично! Хорошо, что я не купил волшебную палочку в Косом Переулке: здесь выбор будет гораздо больше и лучше.... Кстати, интересно, с чего бы это Малфой такой добрый? Тем более, с представителем семьи Поттеров? Может, ему отец при их очередной встрече нажаловался на своего сына - темного мага, раз за разом позорящего род?"
  
  От этой мысли Гарри совсем развеселился, и ему пришлось совершить над собой немалое усилие для того, чтобы сдержать улыбку.
  
  Они с Малфоем-младшим шли чуть позади Люциуса, поглядывая по сторонам.
  
  - Ты ведь Поттер, да? - тихо поинтересовался у него Драко. - Брат Мальчика-Который-Выжил?
  
  - Я брат идиота, который только и занимается тем, что день-деньской трескает сладости и летает на метле, - хмыкнул в ответ Гарри Поттер, решив, что уж с этим мальчиком можно общаться и без Кодекса.
  
  Лицо Малфоя-младшего просияло:
  
  - Слава Моргане, не я один его терпеть не могу. Слушай, Поттер, ты просто не поверишь, но у твоего дорогого братца просто толпы фанатов!
  
  - Ну почему же не поверю? Я об этом прекрасно знаю. Я только одного не понимаю: почему все его считают великим волшебником? Мало ли, что произошло десять лет назад! Может, Джереми тут не при чем. Вдруг Волан-де-Морт сам случайно запутался в полах мантии, послал Заклятие Смерти в трюмо, оно отразилось и убило его самого? А осколком зеркала братцу оцарапало лоб!
  
  Драко нервно хихикнул.
  
  - Ты только при отце про Темного Лорда не упоминай: он Пожиратель Смерти, - тихо сказал он.
  
  - Бывший? - так же тихо поинтересовался Гарольд.
  
  - Они бывшими не бывают, - покачал головой Малфой-младший. - О, мы уже пришли!
  
  И действительно, пока мальчики разговаривали, Люциус Малфой привел их к магазину волшебных палочек. "Волшебные палочки Киркана" - гласила вывеска. Малфои и Поттер вошли внутрь.
  
  Интерьером лавка Киркана очень походила на магазин Олливандера: всё пространство было занято длинными стеллажами. Однако вместо черных футляров на полках расположились вертикальные подставки, прикрытые прозрачными стеклянными колпаками, в которых находились палочки. Откуда-то сбоку появился и владелец магазина.
  
  - Добро пожаловать, Люциус, - кивнул Киркан Малфою-старшему, - пришли покупать сыну волшебную палочку?
  
  - Именно. А еще со мной мистер Гарольд Поттер, который здесь по той же причине.
  
  Джонатан Киркан, бодрый мужчина средних лет с темно-каштановой шевелюрой и острым взглядом карих глаз, еще раз оглядел своих гостей.
  
  - Ну что ж, приступим. Люциус, ваш сын может подобрать себе палочку среди тех, что лежат на пятой полке снизу. Если он левша - на шестой, - Киркан указал на стеллаж рядом с окном. - А вами, мистер Поттер, я займусь, пожалуй, лично. Каждому изготовителю палочек за всю свою жизнь, какой бы насыщенной она ни была, попадается всего лишь три-четыре мага, как вы.
  
  Ничего толком не понявший Гарри счел за благо промолчать, и разобраться с этими словами позже. Тем временем владелец магазина полез за стойку и достал оттуда огромный окованный железом сундук. Стерев с него пыль, изготовитель волшебных палочек осторожно приподнял крышку и заглянул внутрь. Удовлетворенно кивнув, он развернул сундук к Поттеру и уже полностью открыл его.
  
  - Вы правша, так, мистер Поттер? - мальчик кивнул в ответ. - Можете выбирать одну из лежащих здесь.
  
  - А что надо делать? - поинтересовался Гарольд.
  
  Киркан удивленно поднял брови, глянув на Малфоя-старшего. Тот пожал плечами.
  
  - Возьмите палочку в руки и взмахните.
  
  Гарри взял верхнюю коробочку с прозрачным колпаком и достал из нее волшебную палочку.
  
  - Дуб и коготь дракона Арктуса, жившего еще во времена Мерлина, - подсказал Киркан. - Дуб - символ долголетия, мудрости и выносливости. Своему хозяину она придает уверенность в силах, терпение. Коготь дракона же символизирует высокий ум и проницательность. Палочка хорошо подходит магам, использующим защитную магию в качестве основной своей специализации.
  
  Мальчик взмахнул палочкой. В ответ раздался низкий гул, и по стене магазина побежала трещина.
  
  - Увы, молодой человек, защита не ваш профиль. Берите следующую, - произнес Джонатан, взмахом своей палочки восстанавливая ущерб. - А это тоже дуб, но уже с волосом единорога внутри. Сила заключается в цельном, сбалансированном составе, поскольку волос единорога символ скромности и единения с природой. Дуб и волос единорога как нельзя лучше подходят друг другу.
  
  В этот раз от взмаха палочкой вылетели стекла.
  
  - Следующую, молодой человек, берите следующую. Клен и толченый рог единорога - так же очень удачный состав. Рог единорога обладает почти теми же свойствами, что и волос, а клен означает трудолюбие, энергичность и любовь к окружающим. Впрочем, её можете сразу положить обратно - хорошо подходит только для будущего Мастера Чар. Во избежание полного разрушения моего магазина рекомендую ей не махать. Это? Остролист и перо Темного Феникса. Остролист - символ практичности и, даже, некоторой приземленности в сочетании со способностью решать любые поставленные задачи с помощью логики. Пожалуй, единственный существенный минус, это повышенный оптимизм и сверхчувствительность к критике. Перо феникса подходит смелым и решительным магам, готовым ради друзей сделать что угодно. Палочка очень сильная, но подходит для магов, практикующих Древние Заклятия. Не интересуетесь ими? Нет? Кладите обратно. У меня была одна замечательная волшебная палочка, подходящая для черномагической трансфигурации, но ее уже купили. Между прочим, тоже с пером феникса, только светлого. Интересный парадокс, не правда ли?
  
  Поттер тем временем достал новую палочку.
  
  - О, мое любимое творение. Совершенно дикая смесь: чешуя короля василисков Хайнакейна и кора Гремучей Ивы, той самой, что посадили в Хогвартсе. Именно ива может умерить пыл своего владельца и дать ему время сначала подумать, а уже потом действовать. Чешуя же василиска означает мудрость и тягу к знаниям, острый язык, уверенность и способность постоять за себя и свои интересы. Натура, обладающая палочкой, в сердцевине которой находится чешуя змеи, постоянно ведет внутреннюю борьбу с самим собой, и редко использует свои знания во благо кому-либо кроме себя. Обычно такие люди переходят на темную сторону, но мы то ведь с вами знаем, что это означает? - Киркан хитро подмигнул. - Уверен, именно эта палочка вам подойдет. Специально берег ее для такого случая. Попробуйте. Очень необычный состав, и мне прямо-таки интересно, что за маг может ею обладать.
  
  Гарри нерешительно взмахнул ею. Все-таки энциклопедия по Зельям, найденная в домашней библиотеке и вызубренная практически от корки до корки, подействовала на эрудицию юного волшебника благотворно. Поэтому, услышав о смеси из коры Гремучей Ивы и чешуи василиска, Поттер невольно похолодел. Два совершенно несовместимых компонента. Да палочка просто взорвется у него в руках!
  
  Но этого не произошло. Порывом ветра перелистнуло пару страниц лежавшей на прилавке книги. И все.
  
  - Великолепно! Как я и ожидал, - Киркан довольно заулыбался. - Мистер Поттер, с вас десять галеонов.
  
  Мальчик отдал ему нужную сумму и повернулся к Малфоям. Джонатан тоже посмотрел на них.
  
  - Выбрали сыну палочку, Люциус?
  
  - Ему ничего не подходит, - с плохо скрываемым раздражением произнес Малфой-старший.
  
  Хозяин магазина выглядел удивленным.
  
  - Неужели я ошибся? - недоуменно пробормотал он. - Идите сюда, молодой человек.
  
  Драко послушно подошел к прилавку. Похоже, выбор палочек ему порядком надоел.
  
  - Вот, возьмите эту палочку, - Киркан протянул ту, которую Гарри Поттер взял в руки первой.
  
  Малфой-младший послушно ею взмахнул. Ничего не произошло.
  
  - Странно. Впервые вижу.... А впрочем, я уверен, что вам подойдет вот эта, - Джонатан подал мальчику коробочку с волшебной палочкой светлого дерева. - Жилы северного дракона и тополь. Наличие жилы дракона обычно означает, что ее хозяин волшебник с большим магическим потенциалом, властен и очень любит покомандовать. Тополь же символизирует страстность и противоречивость. Маги, которым он подходит никогда не знают, чего точно они хотят. Но, тем не менее, у них огромные амбиции и желание преуспеть во всем, за что берутся. Палочка знаменитого русского мастера Волчанова. Большая редкость.
  
  Как он и говорил, палочка Драко подошла.
  
  - И сколько она стоит? - спросил Малфой-старший.
  
  - Десять галеонов, как и остальные, - произнес Киркан.
  
  Расплатившись с владельцем магазина, Люциус повел мальчиков в местный книжный магазин. Гарри Поттер, доверявший своей интуиции, был уверен, что самое интересное только впереди.
  
  
  Глава 3. В гостях у Малфоев.
  
  
  
  Люциус Малфой свое слово сдержал. До самого обеда он водил мальчиков по Темной Аллее, рассказывая со свойственными ему полуязвительными полупрезрительными нотками историю того или иного места. Гарри и Драко слушали его в пол уха, предпочитая обсуждать прочитанные ими книги.
  
  - История Магии в целом меня мало интересует, - произнес Малфой-младший, поворачивая голову в сторону очередной вывески. - Крайне скучный раздел, если не считать того, что там можно найти пару - тройку каких-нибудь изошедшихся пылью заклинаний. Другое дело - защитная магия. Например, я недавно узнал об одной довольно необычной серии щитовых проклятий. Они могут не только отражать заклятия обратно в напавшего, но и удваивать их. Представляешь, Поттер? Пошлют в тебя Ступеффай, а ты таким щитом закрылся, и твоему противнику придется отклонять уже два заклинания.
  
  - А против Непростительных Заклятий действует?
  
  - Вроде бы нет.... Но ведь и без них полно всяких заклинаний!
  
  - Да ладно, ладно, я ничего не имею против твоего драгоценного "Искусство щита и иллюзий". Это ведь оттуда, так? Дома в библиотеке я ее видел и даже пролистал пару глав, но щиты - это не мое. Я имею в виду - как специализация. Кстати говоря, мне очень понравилась "Черномагическая Тактика" - это серия трактатов семнадцатого века. Крайне занятная вещь. К сожалению, в отцовской библиотеке только копия "Тактики" в каком-то совершенно неудобоваримом переводе, да еще и неполная....
  
  - А позволь узнать, Поттер, откуда в твоей светлой-пресветлой семейке такие книги? - ехидно поинтересовался Драко.
  
  - Джеймс Поттер предпочитает знать своего врага.
  
  - А? Да, они ведь у тебя авроры.... Мои соболезнования.
  
  - Благодарю. Так ты в вашей библиотеке не видел эту книгу?
  
  - Что-то похожее, по-моему, было. Ею, вроде бы, отец интересовался.
  
  Старший Малфой, давно уже замолчавший и слушавший разговор мальчиков, хмыкнул.
  
  - Что ж, молодые люди, если история Темной Аллеи вам менее предпочтительна, чем книги, рекомендую, в таком случае, времени зря не терять и отправиться в местный книжный магазин....
  
   Закончить ему не удалось. К ним подбежал раскрасневшийся от бега мужчина, оказавшийся МакНейром - министерским работником и очередным бывшим Пожирателем Смерти.
  
  - Малфой, у нас огромные проблемы. Тебе срочно нужно....
  
  Люциус прервал его взмахом руки и повернулся к сыну.
  
  - Я надеюсь, Драко, что ты помнишь о гостеприимстве нашего рода и не забудешь пригласить мистера Поттера в наш родовой замок.
  
  И вместе с МакНейром он аппарировал.
  
  - Ну и влип же ты, Поттер, - хмыкнул разом потерявший всю свою робость Драко. - Теперь не отвертишься.
  
  - А в чем дело?
  
  - Ты думаешь, что мой отец благотворительностью круглые сутки занят? Всех встречных в гости зовет? А тем более Поттеров? Он тебе просто от большой любви к искусству тут экскурсию устроил?
  
  - Считаешь, что я ему зачем-то нужен? Мерлин мой, Малфой, среди ваших только ленивый не знает, что мне не очень повезло с семейкой. А точнее - Поттерам со мной.
  
  - Так ты ничего не понял? Тебе Стражи поклонились! И этот Дерек Киркан с тобой носился как с писаной торбой!
  
  - Малфой, тише, не преувеличивай мои и без того нескромные достоинства, - теперь хмыкать пришла очередь Поттера. - Кто кому и зачем нужен, мы узнаем позже. А теперь не хочешь до "Иллитриса" прогуляться, раз уж твой отец нам предложил сразу туда идти?
  
  - Знаешь, Поттер, я тут подумал - ты не такой идиот, каким хочешь казаться. Иначе бы ты во всей своей "Черномагической Тактике" ни слова бы не разобрал. Так скажи мне, о юное светило магических наук, зачем ты связался с моим папашей, раз прекрасно знаешь, чем это чревато?
  
  - Чтобы скучно не было. Хочешь, скажу тебе, как мыслит волшебник типа твоего отца? Он считает, что раз сумел добиться успеха в рядах Темного Лорда....
  
  - Поттер, ну хоть ты его так не называй! - поморщился Малфой. - Мне дома от этого тошно становиться, а тут ты еще....
  
  - Пожалуйста. Волан-де-Морт. Так больше нравится?
  
  - Да, вполне.
  
  - Так вот. Люциус думает, что раз уж он и у Волан-де-Морта в армии не последнее место занимает, так он круче всех. Ну, кроме Дамблдора, пожалуй.
  
  - Дамблдор? А это воплощение старческого маразма тут причем?
  
  - Привсем! У твоего отца складывается мнение, что его особо гениальные замыслы никто не поймет. А что я могу об этом сказать, если даже его сыночек прекрасно знает что к чему? Кстати, а тебе-то с чего все это нужно?
  
  - Во-первых, Поттер, еще один "сыночек" и вся ваша аврорская семейка будет очень рада избавлению от тебя. Во-вторых, можешь считать это проявлением нашего фамильного качества - желания пристроиться потеплее и поудобнее. Может, я тоже хочу втереться в доверие к подающему надежды на мировое господство юному магу?
  
  - Предположим, с мировым господством ты слегка переборщил. И вообще - хватит философствовать на вечные темы, Малфой, я тут не за этим.
  
  - Ну, ладно, ладно, идем, - вздохнул Драко. - и возрадуйся, смертный, я все-таки приглашаю тебя в наше поместье на званый обед.
  
  - Званый? В мою честь?
  
  - Не дождешься! Это официальная формулировка из Кодекса.
  
  - Ну хоть в отсутствие отца ты можешь без этих чистокровных заморочек обойтись?
  
  - Могу, если очень хочу. Все-таки это воспитание, Поттер... Тебе не понять!
  
  - Да, конечно! Куда уж мне!
  
  Малфой фыркнул от смеха.
  
  - Предлагаю сделать так, - произнес он. - Сейчас мы идем в книжный, а оттуда, уже через портал в особняк.
  
  - У тебя есть портал в Малфой-Мэнор?
  
  - Естественно. А ты хочешь сказать, что у тебя нет прямого портала домой?
  
  - Не-а. В нашей....
  
  - ....донельзя аскетичной в отношение тебя....
  
  - ....семье порталов никому никуда не давали и не дают.
  
  - Мои соболезнования, Поттер.
  
  - Ты это говоришь уже во второй раз. У меня твои соболезнования поперек гола стоят.
  
  - Ну и что? Или ты сейчас от душевного расстройства бросишься домой - жаловаться своему братцу?
  
  Поттер на эту реплику никак не отреагировал. Внешне. Однако, через несколько секунд, Темную Аллею огласил возмущенный вопль донельзя оскорбленного Малфоя. Проходя мимо очередной витрины он заметил, что его замечательные платиновые волосы непонятно с чего поменяли цвет на ярко-синий с белыми полосками.
  
  - Поттер! Убери эту гадость! Я знаю, что это сделал ты! - покраснев от злости, заорал наследник чистокровного рода Малфоев.
  
  - Что ты имеешь ввиду? - невинно поинтересовался Гарольд.
  
  - Вот это! - для убедительности мальчик указал на свои волосы.
  
  - Голову твою убрать? - ехидно спросил Гарри. - Извини, но по мелочам я не размениваюсь.
  
   Что-то злобно шипя, Малфой попытался сам снять заклятие, но у него ничего не вышло.
  
  - Тебя подождать? - сдерживая смех, поинтересовался Поттер.
  
  - Поттер, последний раз прошу - верни моим волосам нормальный цвет!
  
  - О! Ну, раз ты просишь.... Arbitrum liberum!
  
  Волосы Драко Малфоя, словно бы нехотя, вернули себе прежний цвет.
  
  - Спасибо, Поттер. Рекомендую больше так не делать. Кстати, а что это было за заклинание?
  
  - Первое или второе?
  
  - Второе.
  
  - Стандартное контрзаклятие. Снимает наложенные чары по первый и третий уровень включительно.
  
  - Где нашел?
  
  - Да все в той же "Тактике".
  
  - Торжественно обещаю найти в нашей библиотеке эту книгу и проштудировать от корки до корки!
  
  - Слушай, Малфой, а ты ведь "спасибо" сказал! Все, мир рухнул! Кстати, мы пришли.
  
  Драко что-то недовольно буркнул в ответ.
  
  Юные волшебники отворили дверь и вошли в магазин. Где-то тихо звякнул колокольчик. Пока Малфой остался ждать хозяина магазина, Поттер отправился осматривать книжные полки. Глаза разбежались от обилия книг по темной магии. А сколько тут было запрещенных Министерством! Мальчик прикинул в уме, что было бы, если бы сюда нагрянул отряд Авроров. Их инфаркт бы хватил, как минимум.
  
   Внимательно разглядывая корешки книг, Поттер заметил то, от чего у него перехватило дух - "Сэн Санскрематиль" - дневники главы Ордена Заката, мага, жившего в одно время с Мерлином и Морганой! Дрожащими руками мальчик достал книгу с полки и шумно выдохнул - не то. Увы, это был не истинный "Санскрематиль" и даже не его копия, ценящаяся не меньше, чем Философский Камень и такая же недостижимая. Всего лишь сборник легенд и предположений об этой книге и ее местоположении.
  
  - Разочарованы, молодой человек? - раздался голос над ухом мальчика.
  
  Гарри обернулся и увидел седовласого старичка, с интересом разглядывающего его.
  
  - Фицджеральд Сорвин, владелец книжного магазина "Иллитрис". Чем могу помочь?
  
  Собираясь что-то спросить, Поттер глянул за спину Сорвину и увидел точно такого же старичка, беседовавшего с Драко Малфоем.
  
  - Особое заклинание, помогающее мне одновременно беседовать с несколькими клиентами, - любезно пояснил Фицджеральд. - Так какую книгу вы хотите?
  
  - Полный сборник "Черномагической Тактики", сэр.
  
  Сорвин прикрыл глаза, что-то пробормотав, и снова посмотрел на мальчика.
  
  - Увы, увы, полную копию у меня купили. Осталась только частично переписанная Ульфредом Нориком. Подойдет?
  
   Прикинув, что сборник одних и тех же отрывков "Тактики" ему не нужен, Гарри покачал головой.
  
  - Благодарю, сэр, но - нет.
  
  - Жаль. В таком случае - посмотрите что-нибудь еще.
  
  Старик (или его копия?), стоявший перед Гарольдом, растаял в пространстве.
  
   Драко тем временем успел набрать приличную стопку книг и что-то выспрашивал у Фицджеральда. Подошедшему к ним Гарри он сунул в руки большую часть купленных книг.
  
  - Эй, Малфой, я тебе не вьючный осел!
  
  - Руки отваляться подержать шесть книжек?
  
  - Да!
  
  - Ну, ладно, ладно, сейчас заберу.
  
   В результате, из магазина Гарри Поттер вышел налегке, как, впрочем, и вошел, а Драко с огромной стопкой книг, вынужденный из-за нее выглядывать, чтобы ни в кого не врезаться.
  
  - Поттер, подержи-ка, я портал достану, - пропыхтел он, передавая книги.
  
  Через несколько минут напряженных поисков по карманам, Малфой извлек тоненькое серебряное колечко. Поттер что-то недовольно пробурчал.
  
  - Что-что? - удивленно переспросил Драко.
  
  - Чертов папаша твой, Моргана его побери! Не мог придумать что-нибудь побольше? Как я, по-твоему, за это кольцо возьмусь, если у меня руки книгами заняты?
  
  - Сейчас, подожди, я часть заберу....
  
  Еще через пару минут мальчики, наконец, разобрались, кто сколько книг понесет, и, взявшись за портал, растворились вместе со злосчастными книгами в воздухе.
  
  
  * * *
  
  
  
  Малфой-Мэнор, один из древнейших особняков Британии, гостей всегда встречал одинаково - холодным и недоверчивым взглядом зашторенных окон, недовольным и на редкость колючим магическим плющом, овившим весь первый этаж, запущенным садом с периодически оживающими кустами-статуями и гигантским каменными горгульями, нависающими с парапета крыши. Для Малфоев панорама несколько менялась. Приобретший по чьей-то безумной прихоти подобие сознательности магический особняк (или замок, перенесший уйму косметических ремонтов?) своих хозяев всегда встречал с радостью, распахивая двери, отдергивая тяжелые занавеси и давая приказ домашним эльфам приготовить что-нибудь перекусить. А еще Малфой-Мэнор был неприступным бастионом для врагов. Дом был готов защищать своих хозяев до последнего вздоха. В ход шло все, что угодно: от кухонной утвари до тяжелой мебели, кустов-изваяний и деревьев, включая даже все тех же домашних эльфов, приравниваемых домом, как и его хозяевами, к предметам интерьера.
  
  Особняку, естественно, требовалось внимание. Поэтому, уже которое поколение Малфоев передавало "управление" дома в руки юных наследников рода. По каким-либо серьезным вопросам дом все равно обратится к старшему хозяину, а ребенку - польза, обучится управлению поместьем и частично - экономике.
  
  В нынешнем поколении "развлечением" особняка занимался Драко Малфой. Причем, занимался этим по собственному желанию, что, само по себе, было нонсенсом. Драко объяснял это невыносимой скукой. И действительно, он был единственным ребенком в семье, хотя даже у его отца были братья. Дореан и Алексис Малфои в свое время тоже вступили под знамена Лорда Волан-де-Морта, но таких успехов, как Люциус, не достигли. Они погибли во время провалившейся попытки Темного Лорда захватить Министерство Магии (что произошло за год до Хэллоуинской ночи, когда он исчез).
  
  Все свое раннее детство Драко Малфой был крайне неугомонным и любознательным ребенком, который умудрился облазить весь дом, наплевав на многочисленные защитные и блокирующие заклятия. То, что дом допустил юного наследника, до всех своих укромных мест - уже показатель. Поэтому, Люциус, с огромной радостью передал "управление" Малфой-Мэнором сыну, чтобы хоть чем-то его занять. Малфой-младший, почти безвылазно находившийся на территории Родового Имения, у которого до сих пор не было друзей, отцовскую идею принял с восторгом, пока не понял, что это означает. А точнее - постоянно поддерживать мысленную связь с замком, что, само по себе, дело отнюдь не простое, а с обретшим разум домом - нечто за гранью. Веселье наследника рода уменьшилось еще и потому, что отец сообщил ему удивительную новость - особенности их дома такова, что в особняке обязательно должен присутствовать кто-нибудь из членов семьи. Или хотя-бы дом не должен был пустовать более суток.
  
  - Так что всю эту радость спихнули мне. Поэтому все свои восемь лет я провел в нашем особняке. Мама постоянно пребывала на балах и посиделках всякого рода, а отец - на работе, или чем он там еще занят.... - закончил свой рассказ Драко Малфой.
  
  - А как, в таком случае, вы ездили куда-нибудь? - поинтересовался Гарри. - Ни за что ведь не поверю, что ты никуда за пределы Англии не выезжал.
  
  - Все происходило очень просто - я ехал с матерью, а папа - оставался.
  
   Вот уже около часа Малфой-младший водил своего гостя по особняку, показывая ему комнаты.
  
  - Х-мм, теперь идем в столовую. Эльфы должны были уже приготовить обед и накрыть на стол.
  
  - А у нас дома эльфов нет, - хмыкнул Поттер. - Их заменяем я и мать.
  
  Малфой резко остановился.
  
  - Ты что, серьезно?
  
  - Ага. Мама все делает сама, ну и, естественно, меня подключает к общему делу. В комнатах уборку сделать, помочь готовить....
  
  - И что?
  
  - И то! При всем этом, кстати, хорошо, что свою комнату я сам убираю, иначе там бы такое выяснилось.... В отличие от тебя, Малфой, мы с братом доступа в библиотеку не имеем - из соображений нашей безопасности. Джереми это не особо огорчает, и он с лихвой компенсирует это квиддичем. Меня же это возмутило. Пришлось придумывать способ попасть в библиотеку так, чтобы охранная магия меня не заметила. Волшебной палочки-то у меня не было, и пришлось импровизировать.
  
  - Мне очень интересно, откуда ты умудрился залезть? - произнес Драко. - У вас ведь четырехэтажный дом, так? И все левое крыло третьего этажа - библиотека?
  
  - Да. Она находится как раз под моей комнатой.
  
  - Ну и что? На окна, как и на двери, тоже всегда накладываются защитные заклинания.
  
  - И на внешние стены. Снаружи.
  
  - Так ты....?
  
  - Между внешней и внутренней прослойкой внешней западной стены, где окон нет вообще, расстояние чуть меньше полуметра, и там находится шикарная каменная лестница. На каждый этаж - небольшая площадка с входом в соответствующую комнату. Узнал я об этом тайном ходе совершенно случайно. Это самая узкая стена дома, и покрывает ее косой срез крыши. Во время дождя у меня в комнате обычно такой грохот стоит.... Недавно я и заинтересовался - в чем же дело. В других комнатах на четвертом этаже ничего не слышно, значит, что-то не так. Начал ощупывать стену - наткнулся на небольшой камешек в самом низу кладки, который открывал проем в этот самый проход. Дом у нас, слава Моргане, без собственных понятий о мире и гармонии, так что никто из родителей ничего не узнал. Ну, я и начал потихоньку брать книги из библиотеки. Прочитаю, запишу все, что меня заинтересовало на пергамент и возвращаю очередной фолиант на его законное место. А убраться в комнате все как-то руки не доходят. Там теперь такой завал.... Повсюду валяются сломанные перья, по разным углам разбросаны три пустых чернильницы, свитки с записями.... Куда не шагни - обязательно на что-нибудь наступишь. Единственное свободное место в моей комнате - кровать. И то только потому, что с нее приходится все стряхивать....
  
  - М-да, Поттер, мне это знакомо. Я имею в виду - бардак.
  
  - Я все как представлю, что ко мне мать или отец зайдут, так сразу порываюсь прибраться слегка, а тут, как назло, очередное занятие мне родители находят....
  
  - Ну, ваш-то домик немногим меньше нашего будет. Неудивительно, что Лили Поттер одна не справляется. Ты бы подкинул ей идею об домашних эльфах, а?
  
  - Да уже... пытался. Меня чуть не обозвали рабовладельцем и прочли целую лекцию о важности свободы и хорошего отношения к иным расам.
  
  - Да какая это уж иная раса-то!
  
  - Видишь ли, Малфой, если бы я тогда не сдержал бы подобный возмущенный возглас, то услышал бы еще чего-нибудь очень интересного и длительного.
  
  Перед юными волшебниками, тем временем, заботливо распахнулись тяжелые двери темного дерева, словно приглашая войти.
  
  - Э, Поттер, а ты ему понравился! - слегка удивленно усмехнулся Малфой-младший.
  
  - Кому "ему"?
  
  - Замку. Видишь, он тебе и стул уже отодвинул....
  
  И действительно, пока Гарольд разглядывал столовую комнату, заботливый дом успел отодвинуть мальчикам стулья, и распахнуть тяжелые парчовые занавеси. В комнате сразу стало светло, благодаря огромным окнам с распахнутыми ставнями, через которые в столовую проник яркий солнечный свет и свежий воздух.
  
   Темный ковер под ногами, оказался темно-зеленым, как и рельефные обои со светло-коричневыми прожилками. Ощущение было такое, будто находишься посреди лесной поляны.
  
  - Малфой, я, конечно, понимаю, что это меня мало касается, - начал Поттер, усаживаясь за достаточно небольшой дубовый стол с резными ножками.
  
  - Что?
  
  - Почему у вас так много зеленого и серебряного? У меня уже в глазах рябит!
  
  Драко в ответ хмыкнул.
  
  - Зеленый, серебряный и черный - цвета Слизерина.
  
  - Ну и....?
  
  - А Малфои всегда были приверженцами его идей. И служили Темным Лордам. Мама мне рассказывала, что сначала ей тоже было неуютно, но потом она привыкла. А я все время только эти стены и вижу. Мне уже не их цвет, а они сами надоели....
  
   Пока они говорили, на столе появились блюда с едой. Рядом с каждым мальчиком, поклонившись, встал домовой эльф.
  
  Гарри, несколько секунд разглядывая овсяную кашу в тарелке перед ним, поинтересовался:
  
  - А особняк ваш в своем уме? Сейчас уже далеко не утро - часа три дня. Какого Мерлина он мне овсянку дает?
  
  - Поттер, тебя больше бесит, сам факт того, что тебе подали завтрак вместо обеда или то, что это овсяная каша?
  
  - Второе, - нехотя буркнул Гарри. - Меня ею в детстве постоянно кормили. И на завтрак, и на обед, и на ужин....
  
  - Матери готовить некогда было? - ехидно осведомился Драко.
  
  Поттер в ответ только вздохнул.
  
  - Тем не менее, у меня график ломаный - ложусь поздно, встаю - еще позднее, - продолжил Драко. - И, зачастую, у нас в семье завтрак с обедом совпадают по времени. А иногда и на ужин накладываются.
  
  - Понятно, - пробурчал Гарольд, продолжая без особого удовольствия терзать овсянку.
  
  - Да ладно тебе, Поттер, сейчас что-нибудь повкуснее будет, раз уж тебя так от бедной и ни в чем неповинной каши так воротит.
  
  
  * * *
  
  
  После обеда, действительно оказавшегося куда более аппетитным, чем сначала предполагал Поттер, двое юных волшебников отправились на прогулку по территории Родового Имения Малфоев. По-дороге они завернули в сад.
  
  - Ты тут осторожней, Поттер, мало ли, что там мой папочка на твой счет думает - у местных кустов свои понятия о мире и покое. Меня тут года три назад чуть не сожрали. И то, жив я остался только потому, что дом вовремя спохватился, да отец мимо проходил.
  
  - Нам бы в сад такую живую изгородь.... - мечтательно протянул Гарри.
  
  - М-да, она живая - это точно. Только меня слегка напрягает, что ты к ней такими дружескими чувствами проникся. Кустам-то этим как-то без разницы - любишь ты их, или не любишь....
  
   На деле все оказалось не так страшно - кусты, подстриженные виде животных, стояли и не шевелились. Видимо, нынешние гости сада их мало интересовали. Поэтому, часа через два прогулки на свежем воздухе и горячих обсуждений на извечные темы, мальчики вернулись в главный зал, в котором находился подключенный к общей сети камин.
  
  - Ну, мне пора. Малфой, - усмехнулся Гарольд. - Стоило бы и дома показаться....
  
  - А-а, понятно.... А ты родителям сказал в котором часу домой собираешься приходить?
  
  - Не-я. Видишь ли, утром у меня произошел несколько натянутый разговор с матерью, в результате которого я, образно выражаясь, хлопнул дверью и был таков. Но они там вряд ли беспокоятся - сегодня у Джереми день рождения. Обо мне вообще, наверное, не вспомнят, пока на глаза не покажусь.
  
  - Странное у тебя семейство, Поттер, - вздохнул Драко. - И сам ты... однообразием не отличаешься.
  
  - Спасибо на добром слове, Драко Малфой, за доверие и проведенный в вашем обществе день....
  
  - Ну, и кто теперь не может обойтись без чистокровных заморочек? - прервал его Малфой-младший. - Мог бы сразу сказать.... Так и быть, Поттер, у меня друзей мало, так что принимаю тебя в их узкий круг без предварительных испытаний....
  
  Оба фыркнули от смеха.
  
  - Я сомневаюсь, что в ближайшую неделю меня выпустят из дома из-за этого... побега. Так что лучше ты мне сов шли.
  
  - А у тебя совы нет, что ли? Не перестаешь меня удивлять.
  
  - Это мое хобби. А сову я так и не купил.... Забежать, что ли, в Темную аллею за какой-нибудь летучей зверушкой? - задумчиво пробормотал Гарри.
  
  - И не думай! Отправляйся домой. Мне кажется, что там все не совсем так, как ты думаешь. А сов у нас много, отец не заметит, если одна вдруг пропадет....
  
  - Ладно, до встречи, Малфой, - хмыкнул Гарольд Поттер. - Фамильный Особняк Поттеров!
  
  И шагнул в магический камин.
  
  
  * * *
  
  
  
  В гостиной, куда он шагнул из мгновенно опавшего зеленого пламени, повсюду лежала мишура и волшебные конфетти. В комнате никого не было. Вздохнув нечто вроде "и зачем я тут утром убирался", мальчик направился в сторону кухни, откуда доносились голоса, и замер на полушаге.
  
  - Уже шестой час, Джеймс, а Гарри все еще нет! - сначала Гарольд даже не узнал тихий голос матери.
  
  - Ну вот, стоило ему только куда-то деться, как ты уже льешь слезы. Вернется, - хмыкнул мужчина в ответ. Отец.
  
  - Что самое интересное, я видел мальчика в Лютном переулке сегодня днем, - ехидный скрипучий голос. Аластор "Грозный Глаз" Грюм. Глава Британского Аврориата и непосредственный начальник родителей Гарри.
  
  - Вот видишь, - снова хмыкнул Джеймс Поттер. - Нагуляется со своими дружками из Лютного и вернется. Вон, у Артура Уизли такой же вы...
  
  - Джеймс Арчибальд Поттер! - гневно воскликнула Лили.
  
  - ... сын растет, - поправился он. - Тоже где-то сутками пропадает, и ничего, всегда приходит домой.
  
  - А! Это ты про малыша Ронни говоришь? - судя по тону, старый аврор скривился в презрительной усмешке.
  
   Поттер невесело усмехнулся и пошел к родителям.
  
  
  Глава 4. Близкие родственники.
  
  
  
  Лили Поттер, увидев вернувшегося сына, едва не кинулась его обнимать, но сдержалась и, по-возможности строгим голосом, спросила:
  
  - Гарри, где ты был?
  
  - Гулял, - беспечно ответил мальчик. - Вам ведь мистер Грюм, наверное, рассказал, куда я ходил.
  
  Старый аврор хмыкнул, от чего его покрытое шрамами лицо исказилось еще сильнее.
  
  - И что, много нагулял по Лютному переулку? - поинтересовался он. - Родители тут с ума сходят, у брата день рождения испорчен, а он, довольный, заявляется почти к ночи!
  
  - Ну, во-первых, не к ночи, а вечером. Разница большая. Да и самое главное здесь, наверное, то, - зевнув, произнес в ответ мальчик, - что мой дорогой братец не получил свою ежегодную порцию внимания. В кой-то веки тридцать первого июля думают не о Джереми Поттере, а об его беспутном братце.... Хотя я сильно сомневаюсь, чтобы вы все бросили и побежали меня искать - это было бы чем-то, не поддающемся объяснению....
  
  - Придержите язык, молодой человек! - недобро сверкнув глазами, сухо произнес Джеймс Поттер.
  
  - И не подумаю! - криво усмехнулся Гарольд. - Свой семейный долг я выполнил - показался вам на глаза. Теперь же позвольте откланяться!
  
  Отвесив шутливый поклон, он вышел, бросив на ходу:
  
  - Кстати, можете не беспокоиться, я не голоден и вполне обойдусь без ужина.
  
  Взрослые ничего ему не ответили.
  
   Пересекая гостиную, Гарри заметил, как вспыхнул в камине огонь. Через секунду появился запыхавшийся Ремус Люпин.
  
  - Джеймс, Лили, я все обыскал, но Гарри... - тут он запнулся на полуслове, заметив мальчика. - Гарри! Слава Мерлину, ты здесь! Все так волновались! Я тебя весь день искал...
  
  Мальчик улыбнулся и послушно дал взъерошить волосы себе на голове.
  
  - Ты, пожалуйста, больше из дома не сбегай. Лили места себе от горя не находила.
  
  Мальчик удивленно уставился на школьного друга родителей.
  
  - А отец? - тихо поинтересовался он, с долей скептицизма в голосе.
  
  Оборотень что-то тихо пробормотал, старательно избегая взгляда юного Поттера.
  
  - Все понятно, - хмыкнул Гарольд. - Ну, теперь ведь все в порядке, так? Я спать, пожалуй, пойду. Спокойной ночи, дядя Ремус.
  
  - И тебе, - произнес Люпин, глядя в спину поднимающемуся по лестнице мальчику. На кухне, тем временем, раздавались тихие всхлипы. Оборотень тяжело вздохнул.
  
   Гарри же, поднявшись на четвертый этаж, заперся в своей комнате. Он тоскливо оглядел царивший там бардак и в сотый раз пообещал прибраться. Стряхнув очередной свиток с конспектом какой-то книги, он забрался с ногами на кровать и сел по-турецки. День был нелегкий, надо все хорошенько обдумать и разложить полученную информацию по полочкам.
  
   Во-первых, "Гринготтс".... Нет, с волшебным банком надо разбираться тогда, когда появятся хоть какие-то приличные деньги. Сорок галеонов на счету - смех, да и только! Позор...
  
   Что ж, тогда следует начать со стражей Темной Аллеи, но тогда нужно учитывать и Малфоев, и этого Дерека Киркана.... Мальчик чуть не взвыл. Стоп. Самое первое - что Малфои забыли в "Гринготтсе"? Ну, тут особой логики не надо - Малфой-старший своему сынку счет открыл. Иначе для чего же еще отправляться к гоблинам двум представителям самого чистокровного и богатого семейства Магического Мира?
  
   Гарри Поттер мысленно сделал заметку - заработать каким-нибудь образом себе на карманные расходы.
  
   Идем дальше. В Темную Аллею Малфой-старший отправился за волшебной палочкой для сына. И тут на сцену входит он. Гарри прикрыл глаза, вспоминая, что произошло около статуй. Он произнес обычную формулировку клятвы. Да, впрочем, какая это клятва? Так, ерунда какая-то, придуманная излишне ревностными и фанатичными блюстителями правил Темных Сил. Стражи ему поклонились....
  
   Что-то знакомое забрезжило на грани сознания. Мальчик торопливо припоминал последующие события, надеясь, что какое-нибудь из них подтолкнет его в нужном направлении. Темная Аллея.... Разговор с Малфоем-младшим.... Киркан.... Волшебные палочки и их "начинка".... Точно! Владелец магазина почему-то подробно рассказывал о каждой палочке, будто он думал, что Гарри это поможет с выбором. Палочка для мага со способностями к многоуровневым цепочкам защитных заклинаний, для мастера чар, для мага-хронотика.... Сами составы палочек его ни на какую мысль не наталкивали, а вот виды чародейской специализации.... Мальчик хлопнул себя по лбу, сетуя на собственную тупость. Ну, конечно же, "Черномагическая Тактика"!
  
   Мгновенно соскочив с постели, Гарольд зарылся в собственные конспекты, пытаясь найти в этом хаосе информацию из "Тактики". Вот первые пять глав - преимущества и неудобства темных магов в масштабных битвах.... Дальше - энергоемкость и виды каких-то совершенно несуразных заклятий, использовавшихся в древние времена, которые сейчас были совершенно... не к месту. А потом шел длинный разрыв - аж до двадцатой главы - спасибо косорукому переводчику Ульфреду Норику, не сумевшему нормально перевести с греческого добрый десяток глав и попросту пропустившего их. Двадцать первая, двадцать вторая, двадцать третья.... Дальше уже сам Гарри не мог ничего разобрать, потому как на листке с конспектом двадцать четвертой главы, который прерывался на середине, дальше шли выдержки из какой-то другой книги.
  
  Недовольно что-то пробурчав, он решил наведаться в библиотеку за первоисточником, и, нажав на неприметный камешек в самом низу стены, проскользнул в открывшийся проход. Спустившись по каменной лесенке, юный волшебник оказался перед тайным входом в библиотеку. Вслушиваясь в доносящиеся из библиотеки звуки, юный волшебник понял, что там кто-то есть. Выждав, пока этот кто-то уйдет, мальчик нажал на центральный камень в стене и оказался прямо у книжного стеллажа. В библиотеке было темно, но Гарри догадался захватить с собой волшебную палочку, и проблема освещения его волновать перестала.
  
  - Lumos! - тихо произнес он, радуясь, что за домом Поттеров Отдел По Контролю За Применением Магии не следит. На конце его волшебной палочки вспыхнул голубоватый огонек, осветив названия книг на ближайшей полке.
  
  "История восстания гоблинов", "Магия Средневековья" и "Министерство Магии - история до наших дней". Итак, он в "исторической" части семейной библиотеки. Значит, нужно пройти два стеллажа вперед и повернуть налево. Ага, вот и "Черная магия". Табличка на одном из книжных шкафов была отчищена почти до блеска. Собираясь шагнуть к стеллажу, мальчик почувствовал сильный магический поток, словно удерживающий его на месте.
  
  - Verba volant, scripta manent! - прошептал мальчик, направляя палочку в пространство между двумя стеллажами, и уже в который раз порадовался своей полезной покупке.
  
   Огонек на конце его волшебной палочки погас, а за тем в радиусе трех футов вокруг мальчика (на большее ему пока не хватало сил) рассеялась тьма. Точнее - выцвела. Все цвета, который были невидимы в темноте, превратились в оттенки серого, а перед Гарри медленно начали проявляться похожие на веревки толстые жгуты, обвивающиеся вокруг шкафов. Причем они находились в движении - словно тоненькие струйки воды перетекали в разных направлениях. Потом к ним вернулся цвет - часть окрасилась в золотистый цвет, часть - в насыщенно-алый. Это две защитных цепочки, наложенных, судя по яркой пульсации, несколько минут назад. А чуть ниже их вьется тоненькая ниточка ярко-голубого цвета - оповещающее заклятие. Похоже, мания Джеймса Поттера продолжает нарастать.
  
   Гарольд задумчиво уставился на пульсирующие нити заклинаний. Нужно было либо снять их, не задев оповещающих чар, либо как-то обмануть. Первый вариант был бы проще в исполнении, хотя, потом пришлось бы заново накладывать защиту.
  
  "Иначе отец точно может подумать, что кто-нибудь к нам вломился посреди ночи", - раздумывал он. Так, а что если "заморозить" на время защитные чары, а самому быстро взять книгу? Вряд ли родители наведаются сюда ночью, а после завтрака он вернет книгу на место.
  
  "Ну что за глупость! Скоро ведь весь дом защитными чарами перетянут!".
  
  - Praestare! Aevum! - выпалил мальчик. Все три полосы защитных чар перестали светиться и замерли. Что ж, у него есть чуть больше пяти минут, чтобы найти нужную книгу и отойти от стеллажа на пару метров. А лучше - вообще убраться из библиотеки. К счастью, Гарри прекрасно помнил, где стояла "Черномагическая Тактика", и не потратил на ее поиски слишком много времени. Схватив с верхней полки искомую книгу, он почти бегом кинулся к потайному ходу, натыкаясь на стеллажи. Сейчас магию лучше не применять. Даже простенькое освещающее заклятие может все испортить. Буквально взлетев по лестнице, мальчик быстро открыл проход в свою комнату. И только когда за ним сомкнулась каменная стена, он облегченно вздохнул. Сейчас, по его примерным расчетам, заклятия сохранения и остановки времени перестанут действовать. "Очнувшиеся" после "заморозки" защитные чары сработают с утроенной силой и накроют всю библиотеку, а вместе с ними - и оповещающие. К утру, конечно, все снова придет в нормальное состояние, но сейчас туда лучше не соваться.
  
   Гарри устроился на кровати с книгой. Заглянув в оглавление, Гарольд нашел нужную главу и с головой ушел в чтение. "Командная Тактика" - гласила книга.
  
  "... Светлые маги, едино, как и Темные, использую часто в магических войнах силу так называемых Триад, в которые входили три мага, соответственные каждой стороне. Триадой белых магов называются собранные вместе такие волшебники: маг-трансфигуратор иначе - Знающий Силу Превращений, маг-защитник - иначе Мастер Охранительных Чар и светлый боевой чародей - иначе Атакующий. Собой они представляют единство трех видов магии, и являются большой союзной силой для армии. Главным в Белой Триаде является Атакующий, он принимает все решения, от него зависят силы двух других чародеев. Маг-трансфигуратор ведает боевой тактикой отряда, и...". А дальше шел пустой лист. Что самое интересное, Ульфред Норик не просто пропускал текст, но и оставил вместе него пустые листы, так что внешне копия по количеству страниц совпадает с оригиналом. Увы, настоящую "Тактику" найти сложно, тем более - в Магической Британии, даже не смотря на наличие Темной Аллеи. Некоторые маги, специально ради нее учили язык Древней Эллады, на котором была написана книга, потому что полностью переведенную "Черномагическую Тактику" на английский или хотя бы на латынь вообще днем с огнем не сыщешь.
  
   Прошипев сквозь зубы свое мнение относительно автора, Гарри перевернул пустую страницу и заметил несколько строчек внизу листа после опять-таки пустого пространства.
  
  ".... Неудачным в этой идее является то, что у каждого мага Триады специализация должна быть единой. То есть в случае, если один из Троих сведущ еще и в чарах обычных, помимо основной своей силы, то нет ему дороги в Триаду, а двое оставшихся магов разойдутся по разные стороны. Ибо таки волшебники могут быть только в триаде, иначе....". Следующий пропуск шел на два листа.
  
  ".... Триада же темных магов не столь зависит от единой специализации ее магов, и даже позволительно и надобно им быть сведущими в еще каких-либо видах ворожбы, чтобы...."
  
  "..... так же губителен для Черномагической Триады разлад ее магов. Пока они единой командой сражаются и живут по-братски, ничто не угрожает им, стоит, однако, разойтись....".
  
   Раздраженный отсутствием возможности вычленить из этих разрозненных кусков текста нужную информацию, Гарри Поттер перевернул еще несколько пустых листов. На трехсотой странице начиналась новая глава - "Защита Крепостей".
  
  
  * * *
  
  
  
  Следующим утром Гарри Поттер проснулся с четким ощущением неприятностей. Тоскливо оглядев ставший родным бардак в комнате, он застелил кровать, и, после выполнения каждодневных утренних процедур, спустился на завтрак. Теперь он уже точно был уверен, что если срочно не сделает в своей комнате хоть какое-то подобие уборки, ему светят большие неприятности. Причем такие, каких со времен того случая со змеей и Робертсом с Марксом еще не было.
  
   На кухне был только Джереми. Он с преувеличенным интересом читал какую-то статью в Ежедневном Пророке, явно ничего в ней не понимая.
  
  - С добрым утром, братец, - произнес Гарольд.
  
  - И тебе того же, - откликнулся Джереми, продолжая читать. Гарри, тем временем, взял себе со сковородки омлет.
  
  - Где родители? - поинтересовался он, сев напротив брата. - Я, похоже, с ними разминулся.
  
  Тот, наконец, поднял глаза. На лице мальчика была неприятная ухмылка.
  
  - Мама пошла тебя будить, а папа - в библиотеку.
  
  Гарри чуть не пронес вилку мимо рта. Вот так новость!
  
  - Ему, вроде бы, там какая-то книга нужна была, по темной магии, - продолжил тем временем Джереми.
  
  - Ну и какая же?
  
  - Что-то вроде "Тактика Черной Магии". Название какое-то заковыристое.
  
  Судорожно вздохнув, Гарольд постарался сохранить лицо и продолжил невозмутимо есть омлет. Однако мысленно он уже просчитывал, чем все обернется. Каковы шансы того, что Лили Поттер задержится в его комнате из-за какого-нибудь попавшегося на глаза клочка пергамента? Нулевые. Практически нулевые. А того, что Джеймс Поттер нарвется на собственные оповещающие чары, усиленные в несколько раз? Неизвестно. По расчетам Гарри, все заклинания должны были придти в норму.
  
   В повисшей на кухне тишине можно было услышать, как двумя этажами выше раздался какой-то грохот, и дурным голосом взвыло охранное заклятие. Гарри Поттер прикрыл глаза. М-да, сегодня определенно не его день.
  
   В полной тишине братья продолжал ждать. Как ни странно, никто не бежал с воплями вниз по лестнице. Гарольд успел позавтракать и теперь с нетерпением смертника-камикадзе, завидевшего свою цель, поглядывал на дверной проем. Причина веселья брата была ясна.
  
   Через пару минут на лестнице послышались шаги. Медленные такие, можно даже сказать - вальяжные.
  
  "Похоже, это отец, а за ним и мама", - меланхолично подумал Гарри.
  
  Вошедший Джеймс был на удивление спокоен, предположения Гарри Поттера подтверждались только тем, что в руках отец семейства держал книгу в кожаном переплете и аккуратно сложенную стопку пергаментов. Следом за ним вошла Лили, более бледная и менее спокойная.
  
  - Доброе утро, сын, - произнес Джеймс Поттер, обращаясь к Гарри.
  
  Тот пробурчал в ответ нечто невразумительное.
  
  - Мне сегодня утром захотелось взять почитать одну книгу в нашей библиотеке....
  
  Гарри буркнул что-то вроде "не имею ничего против".
  
  - Так вот, я пошел на третий этаж. Открываю дверь и отражаю свою собственную защиту, наложенную, заметь, только на два стеллажа. Сначала мне показалось, что это чья-то не очень удачная шутка.
  
  Гарольд вздохнул. Началось.
  
  - А потом оказалось, что "Черномагической Тактики" в библиотеке нет. Но, о чудо, между стенами рядом со стеллажом Магической Истории был небольшой зазор. Я попытался отодвинуть одну из стен и нашел потайной ход. Интересно, не правда ли, молодой человек? - Джемс Поттер по-прежнему обращался только к Гарри.
  
  - Действительно, - спокойно произнес в ответ Гарольд. В голове же у него крутились пренеприятные мысли.
  
  - И по этому ходу я решил подняться вверх и посмотреть, куда же он ведет. Как оказалось - в тупик, но что странно - за стеной я услышал голос Лили. Пошарив по стене, я случайно надавил на какой-то камень и оказался в твой комнате.
  
  - Просто чудеса какие-то! - как можно невиннее усмехнулся Гарри.
  
  - Именно. А там твоя мама с интересом читала твои же конспекты некоторых очень интересных книг по темной магии.
  
  Поттер-старший, ожидая какой-нибудь реакции, наблюдал за сыном. Гарольд же молчал.
  
  Ну и что на это сказать?
  
  - Меня, собственно, интересует две вещи, - продолжил, тем временем, отец. - Первое: что ты сделал с моими охранными заклятьями и куда ты дел волшебную палочку своего брата....
  
  - Ему купили палочку? - шок на лице мальчика был настолько правдоподобным, что Джеймс запнулся на полуслове.
  
  - Так ты не....
  
  - ЕМУ КУПИЛИ ВОЛШЕБНУЮ ПАЛОЧКУ? - Гарольд вскочил со стула.
  
  - Подарили на день рождения, - сухо ответил Поттер-старший. - В таком случае скажи, как давно ты без спросу лазаешь в нашу библиотеку за книгами по Темной Магии?
  
  - Ну, она же наша, значит, и я имею право, - пробормотал мальчик. Ну и новости!
  
  Лили Поттер, не дожидаясь, пока муж найдет, что ответить, сообщила сыну дрожащим голосом:
  
  - Мы с твоим отцом решили, что ты на некоторое время отправишься к моим родственникам в Литтл-Уинглинге...
  
  - К магглам, - закончил Джеймс Поттер. - А мы пока разберемся, что ты еще успел натворить в доме. Можешь собираться прямо сейчас.
  
  Мальчик не двигался с места, его брат же вовсю ухмылялся.
  
  - Я сказал - живо! - самообладания Джеймса Поттера на долго не хватило. - Радуйся, что только к магглам отправляешься, а не вон из дома на улицу! И, не дай Мерлин, по приезду ты продолжишь заниматься подобными вещами! И крайне рекомендую не попадаться мне на глаза, иначе прежняя жизнь тебе раем покажется! А все эти записи... ты больше не увидишь!
  
  Слегка ошалевший мальчик безропотно поднялся со стула и пошел в свою комнату собирать вещи. Одна часть его мозга все еще находилась в некотором ступоре, другая же вовсю просчитывала варианты последующих событий. В том числе радовало и то, что волшебную палочку он догадался взять с собой, спрятав в рукав рубашки. Иначе бы такое началось! Да и сейчас он еще легко отделался - могло бы быть и гораздо хуже! Неужели мать постаралась? Значит, его отправляют к магглам.... Самое обидное, что колдовать он, похоже, не сможет. Потому что за применением магии у не-волшебников министерство следит строго.
  
   Вслед за Гарольдом в его комнату поднялась и Лили. Она села на кровать мальчика, устало вздохнув.
  
  - Я уговорила твоего папу отправить тебя к Дурслям - это семья моей сестры Петуньи. Я у нее уже давно не была, да и расстались мы не при самых лучших обстоятельствах... тебя может ожидать прохладный прием, но это лучший вариант, поверь. Гарри, ну почему ты молчишь?
  
  - А что мне сказать? Спасибо? Ладно, я очень благодарен. Ведь вы действительно могли бы меня отправить куда подальше, в тот же детский дом....
  
  - Гарри, не говори так! Просто Джеймс очень расстроен, что ты сильно отличаешься от нас.
  
  - Короче - не вижу в моем тупом братце героя Магического Мира?
  
  - Джереми вовсе не тупой! Ты просто даже не пытаешься с ним поговорить!
  
  - Пытался. Сегодня во время завтрака. Просто знаешь, мам, невозможно нормально общаться с человеком, когда он постоянно тебе желает всяких гадостей. Вот другое дело - Малфой.
  
  - Так ты был вчера у Малфоев? - Лили Поттер всплеснула руками.
  
  - А где еще? Вам Грюм, небось, наплел Мерлин знает что! Вполне нормальные люди, между прочим, зря вы с отцом их так не любите.... - спокойно произнес мальчик, укладывая вещи в небольшую сумку. - Мам, ну не надо плакать. Ну да, я не такой как все Поттеры.... Это же не конец света.
  
  В дверях появился Джеймс.
  
  - Успел свою мать до слез довести? - зло прошипел он. - Бери вещи и идем.
  
  Гарольд, послушно спустился за отцом в гостиную, подозревая, что лишние высказывания могут ему стоить больших неприятностей.
  
   Они вышли из дома и прошли еще метров сто в сторону стоявшего недалеко леса - до конца антиаппарционного барьера. Схватив сына за руку, он аппарировал.
  
  
  * * *
  
  
  
  Гарри стоял перед домом номер четыре по Тисовой улице. Минуту назад его оставил здесь отец, не очень подробно объяснив, что делать. Мальчик, постояв перед домом, взял в руку сумку с вещами и подошел к двери. Позвонив, он чуть отошел, ожидая реакции.
  
   Несколько секунд спустя дверь открыла высокая худая женщина.
  
  - Здравствуйте, мэм, - робко произнес мальчик, припоминая, как расписывал Дурслей отец. Он не был особо уверен, что здесь сработает "золото правило", так как почти не знал магглов. - Я Гарри Поттер, сын вашей сестры....
  
  - Ах, Гарри! Ну, наконец-то! - женщина радостно заулыбалась, что еще сильнее смутило мальчика. - Я все жду, когда же Лили покажет мне своего сына!
  
  - Э-э... Мэм, родители дали мне письмо для вас, они сами заняты э-э... ремонтом.
  
  Миссис Дурсль взяла из рук мальчика пергамент и с интересом углубилась в чтение.
  
  Гарри продолжал ждать ее реакции. Особенно злой она ему не казалась.
  
  - Конечно, ты можешь оставаться у нас погостить! - произнесла она, дочитав письмо. - Я буду очень рада, проходи, дорогой.
  
  - Миссис Дурсль....
  
  - Можешь звать меня просто - тетей Петуньей.
  
  - Хорошо, тетя Петунья, там не сказано как долго я у вас буду в гостях? - поинтересовался Гарольд, кивая на письмо.
  
  - Несколько недель, - рассеянно произнесла Петунья Дурсль. - Бери свои вещи и проходи в дом, я познакомлю тебя с семьей.
  
   Перешагнув через порог вслед за миссис Дурсль, Гарри оказался в маленькой опрятной прихожей.
  
  - Вернон, Дадли, идите посмотреть, кто приехал к нам в гости! - тетя Петунья тем временем прошла на кухню.
  
   Вскоре откуда-то сбоку появился полный усатый мужчина.
  
  - Здравствуй, молодой человек, - произнес он, протягивая для рукопожатия ладонь. - Я Вернон Дурсль.
  
  - Приятно познакомится, сэр, - произнес мальчик. - Гарри Поттер.
  
  - Петунья нам столько рассказывала про свою сестру.... Так вы правда волшебники?
  
  В гостиную спустился светловолосый мальчик в черной футболке с какими-то монстрами и джинсах, такой же полный, как и отец.
  
  - Привет, - он весело улыбнулся. - Я Дадли. А ты мой кузен, верно? Гарри?
  
  Поттер молча кивнул. Столько радушия и внимания было ему в новинку.
  
  - Я думаю, Гарри, тебе подойдет маленькая спальня Дадлика, - сообщила вернувшаяся с кухни Петунья и обратилась к сыну:
  
  - Милый, помоги кузену отнести вещи на второй этаж.
  
  Собственно, особенно тяжелой сумка Гарольда не была, но Дадли все равно взял ее в руки.
  
  - Пошли, я покажу тебе, где будешь жить, - произнес он.
  
  "Что ж, похоже, Джеймс Поттер снова не прав", - размышлял мальчик, пока поднимался по лестнице за кузеном.
  
  Тот толкнул первую от лестницы дверь и зашел в помещение.
  
  - Ну, вот и твоя новая комната. Я здесь жил, когда бы маленьким, а потом перебрался в другую - она за стеной. Я, это, что сказать-то хочу - я иногда по ночам музыку слишком громко включаю. Если тебе мешать будет - ты сразу говори, ладно?
  
  Гарри молча кивнул и занялся распаковкой вещей. Дадли сел на край кровати, с интересом уставившись на своего кузена.
  
  - Тебя папа уже спрашивал, наверное, - произнес он после недолгого молчания.- Ты действительно маг?
  
  - Ага.
  
  - Ну, может, покажешь какое-нибудь волшебство?
  
  - Не могу, - буркнул Гарри, отправляя сумку пинком ноги под кровать. - У нас запрещается колдовать перед магглами, в смысле - не-волшебниками. За этим внимательно следят и наказывают нарушителей.
  
  - А рассказывать-то хоть можно? - поинтересовался Дадли.
  
  - Можно. Разговоры подслушивать наше Министерство еще не догадалось.
  
  - У вас есть свое Министерство? Круто!
  
  - Ага, - фыркнул Гарольд в ответ. - Круче некуда.
  
  Дурсль младший его сарказма, похоже, не понял.
  
  - А я тоже магией интересуюсь, - не без гордости заметил он. - Только у нас это оккультизмом называется.
  
  Поттер тихонько усмехнулся. Ай да отец! И это магглы, которые ненавидят волшебство!
  
  - Если хочешь, я тебе могу свои книги показать. Может, найдешь там что-нибудь интересное для себя.
  
  - Конечно я не против.
  
  Коротко кивнув, Дадли отправился в свою комнату и через несколько секунд вернулся с пятью увесистыми книгами, ни в чем не уступавшим настоящим магическим фолиантам из библиотеки Поттеров.
  
  - Держи. Ты их просмотри пока. А после обеда я тебе наш район покажу, с друзьями познакомлю. Короче, если что - я у себя.
  
  И, оставив Поттера обживаться, он вышел. Почти сразу же за стеной раздался дикий грохот. Как позже выяснил Гарри, это и была та самая "громкая маггловская музыка", или, как ее назвал Дурсль младший, тяжелый металл. Некоторое время юный волшебник вслушивался, пытаясь уловить саму мелодию или хотя бы слова песни, но у него ничего не вышло.
  
   Чуть привыкнув к несмолкающему грохоту в комнате кузена, Гарольд устроился на кровати и взял одну из книг, принесенных кузеном. Он пробежался глазами по оглавлению и открыл первый раздел.
  
  
  Глава 5. Нет и не было покоя.
  
  
  
  Как и ожидал Гарри, книги оказались полной ерундой. Хотя, если посмотреть на это с другой стороны - он так давно не веселился. А читать эти "фолианты" без смеха просто невозможно, особенно "Науку Алхимии" - уйма совершенно глупых рецептов. Например, зелье левитации, в состав которого входят перо страуса, лапка жабы, копыто оленя и еще какая-то бредятина. Откуда что берется...
  
  Ближе к обеду, Гарри Поттер, вытирая выступившие от длительного смеха слезы, отнес часть книг кузену.
  
  - Ну и как? - поинтересовался Дадли.
  
  - Ничего так, есть несколько интересных моментов.
  
  - А знаешь, что самое классное? У меня некоторые штучки из этих книг получаются.
  
  Гарри опешил от такой новости.
  
  - Да? И что же? - недоверчиво поинтересовался он.
  
  - Два-три заклинания из "Основ Магии", ты ее еще не прочитал, наверное. Я когда очень разозлился, что у меня ничего не выходит...
  
  - А, понятно. Слушай, а ты не сквиб случаем?
  
  - Кто-кто?
  
  Но Гарольд, окрыленный своим открытием, уже мчался вниз к тете Петунье.
  
  "В Министерстве Магии одни идиоты. Не могут проследить за использованием магии нормально - то аппарируют слишком поздно, то вообще ничего не делают. Ели у него что-то получилось из этих книжек, то отсюда есть два вывода - во-первых, в них есть что-то стоящее, во-вторых, были выбросы магии. Мерлинова борода, ну неужели у Дадли в детстве не было спонтанного колдовства?".
  
  Петунья Дурсль нашлась на кухне, и, судя по запахам, обед был почти готов.
  
  - Тетя Петунья, можно вас спросить?
  
  Утвердительно кивнув, миссис Дурсль продолжила сосредоточенно помешивать суп.
  
  - С Дадли в детстве ничего необычного не случалось?
  
  - Вроде бы нет, - чуть помедлив, ответила она.
  
  - Просто он мне книги показывал...
  
  - А! Что-то про магию, да? Дадлик давно этим увлекается. Интересно читать, не правда ли?
  
  - Ну, как вам сказать... Просто кузен сказал, что у него кое-что получалось из заклинаний...
  
  Петунья, чуть не пересолив суп от неожиданности, повернулась к мальчику.
  
  - Да? Он тебе сказал?
  
  - Вот я и думаю, может он сквиб... Вы ведь знаете, что это такое?
  
  - Ну, да. Я слышала что-то подобное...
  
  - Правда, я сомневаюсь, что его магическая сила не меньше, чем у обычного сквиба. Но это все лирика. Мы скоро будем обедать? - как бы невзначай произнес Гарольд.
  
  Миссис Дурсль слегка ошарашено посмотрела на него и произнесла:
  
  - Ты бери себе суп, я пойду позову Вернона и Дадли.
  
  Тихо хмыкнув, мальчик взял себе тарелку и стал вылавливать половником в кастрюле фрикадельки. И здесь ему покоя нет. Дома совершенно ненормальные родители, а здесь веселые родственнички... Но они, в целом, не так уж и плохи...
  
  Весь обед Гарри размышлял о своем кузене. Сказать ему или нет? Ведь с одной стороны сказать стоит, но тогда Дадли от дикого восторга начнет постоянно колдовать и об этом прознает Министерство. Тогда мальчик по имени Гарри Поттер может помахать ручкой своему неожиданному убежищу. А с другой стороны не сказать не получится, он-то ведь уже об этом заикнулся... Значит, надо выкручиваться. Тем более, что "Дадлик", похоже, колдовал без палочки. Это самое интересное. Гарри даже позавидовал ему. Хотя, с другой стороны, какие же это должны быть заклинания, чтобы их мог использовать сквиб, применяя беспалочковую магию? Но раз это спонтанный выброс...
  
  Размышления Гарри прервал Дурсль-младший, напомнив, что обещал познавательную прогулку по району. Мальчики, накинув куртки, вышли на улицу. Кузен предложил сначала дойти до местной детской площадки, там-де собираются свои.
  
  "Ну, конечно, где же им еще собираться?", - хмыкнул Гарольд, решив подождать, пока Дадли сам не спросит об их разговоре. Долго ждать не пришлось.
  
  - Ты до обеда про каких-то сквибов говорил. Да еще и меня к ним причислил, - начал Дурсль-младший. - Что это значит?
  
  - То, что ты волшебник, - спокойно произнес в ответ Поттер.
  
  - Такой же, как ты? Настоящий? Круто! А ты...
  
  - Стоп-стоп, не так быстро. Ты немного не такой, как все маги.
  
  Дадли от этих слов воодушевился еще сильнее.
  
  "М-да, даже жалко его будет так огорошить - он так обрадовался...".
  
  - Просто у тебя гораздо меньше сил, - безжалостно закончил Гарольд, наблюдая за переменой в лице кузена. - Ты можешь использовать только са-амые слабенькие заклинания, и то достаточно редко. То, что ты колдуешь без волшебной палочки вообще гигантский прогресс! В принципе, я могу сообщить об этом в Министерство... Но от этого пользы не будет.
  
  - Почему? - неприятно удивленный Дурсль-младший посмотрел на него. Судя по лицу, ему казалось, что хуже быть уже ничего не может.
  
  - Наше Министерство Магии ничуть не лучше вашего маггловского. Ты сам подумай: я им сообщу, с тобой проведут воспитательную беседу и запретят колдовать. За каждым твоим применением магии будут следить, и, поверь мне, ничего хорошего тебя не ждет. А так ты можешь делать, что хочешь. В пределах твоих возможностей, разумеется.
  
  - По-моему, лучше никому не сообщать, - пробормотал Дадли, "переваривая" полученную информацию.
  
  - Вот и я так думаю, - заметил довольный собой Поттер. - А когда мы придем, я просмотрю ту книжку... как ее там? "Основы магии"?
  
  Конечно, большая часть его речи являлась полной чушью, но на кузена подействовало. Конечно, стоило бы как-нибудь проверить силы Дадли... но точно это можно будет выяснить только если ему придет письмо из Хогвартса. А это через три года, потому что этой весной Дадли исполнилось десять лет, как, впрочем, и самому Гарри буквально на днях. Интересно, с какой это радости в семье магглов второе поколение подряд рождаются волшебники? Конечно, подобные события в целом совершенно непредсказуемы, но все же....
  
   Его размышления самым бесцеремонным образом прервал Дадли, толкнув Гарольда в плечо.
  
  - Мы пришли, - произнес он.
  
  Они стояли на краю заасфальтированной детской площадки.
  
  "Это чтобы с качелей падать было удобнее?" - подумал мимоходом Поттер, проходя за кузеном вглубь площадки. Там, на бортике песочницы и на рядом стоящих скамьях сидела компания ребят.
  
  - Меня отец года два назад отправил в секцию бокса, - мимоходом сообщил Дурсль. - Там я с ребятами и познакомился.
  
  Заметив приближающихся мальчиков, отдыхавшая на детской площадке кампания в приветствии замахала руками. Дадли махнул им в ответ.
  
  - Это Пирс Полкисс, мы с ним учимся в одном классе, - Дурсль-младший мотнул головой в сторону одного из мальчишек. - Вместе с ним Дик, Энтони и Марк. Они с секции бокса.
  
  Гарри кивнул.
  
  "Что ж, могло быть и хуже".
  
  - А это Дональд и Бенни.
  
  Полкисс первым поприветствовал Дадли и Гарри. Он, как выяснилось позже, был мозгом всей команды и, в начальственном плане, замещал Дадли во время его отсутствия.
  
  - О! Смотрите, кто к нам пришел! Великий волшебник! - хмыкнул он, пожимая руку Дурслю. - Кого с собой привел, юное светило магии?
  
  - Своего кузена - Гарри Поттера.
  
  Пока с Дадли здоровались другие ребята, Пирс критически разглядывал Гарольда. Похоже, причиной всех своих бед он определил именно стоящего перед ним Гарри Поттера.
  
  - Судя по твоему виду, на магии ты двинутый не меньше чем наш Большой Дэ...
  
  - Кто-то? - не понял мальчик.
  
  - Дадли, - снисходительно пояснил Полкисс, - он боксер хороший. Знаешь, Поттер, потолковал бы ты с кузеном, объяснил бы ему, что вся эта волшебная дурь не для него. Такой спортсмен себя губит.
  
  - М-да, я, конечно, все понимаю, - хмыкнул в ответ Гарри. - Только одно маленькое но: волшебство немного не по моей части. Мой бзик - коллекционирование марок. Так что ты не по адресу.
  
  По недобро сверкнувшим глазам Полкисса стало ясно, что такой ответ ему не очень понравился, а значит - жди от него гадостей. Однако, заметив, что в их сторону подозрительно смотрит Дадли, Пирс с фальшивой улыбкой пожал Поттеру руку и слегка хлопнул по плечу.
  
  
  * * *
  
  
  Неприятности не заставили себя ждать. Через две недели Гарри уже волком выл от скуки, совершенно не зная чем себя занять. С таинственными заклинаниями из "Основ Магии" он разобрался сразу, благо мозгами его не обделили. И успел-таки самым простым способом проверить магические силы своего кузена. Как Поттер и ожидал, Дадли и до сквиба очень далеко. И, сообщив эту далеко не радостную весть, Гарольд постарался, как можно меньше видится с огорченным Дадли, что было весьма проблематично.
  
  А с заклинаниями все было очень просто. Дело оказалось в непонятно как затесавшихся в маггловскую книжку кусках формул настоящих заклинаний. Первооткрывательский интерес Поттера сразу иссяк после этого нехитрого факта. Усеченная версия "Вингардиум Левиоса"? "Огрызок" "Ступеффая"? Интересно только то, как они туда попали, а это, в принципе, не его дело.
  
  Задание по покупке хлеба в ближайшем магазине окончательно разнежившемуся от безделья Поттеру показалось манной небесной. Радостно выбежав на улицу, Гарольд почувствовал, как привычная лень его понемногу отпускает и постепенно возвращается в прежних размерах мыслительный процесс. На повестке дня сразу встали два вопроса - "где можно найти подключенный к Магической Сети камин" и "почему нет сов от Малфоя". Впрочем, второй вопрос был не особо важен, и его можно было пропустить.
  
  Поэтому, возвращаясь из магазина, увлеченный своими мыслями Поттер не сразу понял, что стоит в кругу ребят, а перед ним гордо ухмыляется Пирс Полкисс. Комизм ситуации до него дошел, когда кулак Полкисса сломал ему очки и пребольно заехал по носу, а с противоположного конца улицы послышался вопль Дадли, возмущенного таким поведением товарищей. Пока Пирс продолжал ухмыляться, Гарри оценивал нанесенный ему ущерб и отыскивал пути для решения ситуации. Мальчик впервые пожалел, что не занимался спортом, даже так горячо ненавидимым им квиддичем. Хотя даже в том случае против шестерых мальчишек, из которых как минимум треть занимается боксом, ему не выстоять. Даже с поддержкой Большого Дэ. А устраивать забег на длинные дистанции от маггловских ребят он считал ниже своего достоинства. Что ж вывод один.
  
  - Полкисс, ты зря мне очки сломал, - спокойно произнес Гарольд, разглядывая развалившиеся на две половинки очки.
  
  "Мне, скорее всего, влетит по первое число дома, но рожа Полкисса того стоит".
  
  - Reparo! -он направил волшебную палочку на очки и произнес заклятие починки. Очки вернули себе нормальное состояние.
  
  Надев свои очки, Гарри огляделся: команда Полкисса, включая его самого, пребывала в, мягко говоря, шоковом состоянии.
  
  - Ну, так вот, я вам в последний раз объясняю - я к волшебству отношения не имею, я марки коллекционирую. Так что давайте спокойно разойдемся...
  
  Разойтись спокойно не получилось из-за едва не свихнувшегося Дональда, который заорал на всю улицу: "Колдун!". Спокойствие Поттера как ветром сдуло.
  
  - Да заткнешься ты или нет? - зло прошипел он, направляя палочку на мальчика. - Silensio!
  
  Дональд продолжал что-то орать, но, к счастью юного волшебника, беззвучно.
  
  - Ладно, как хотите, - произнес Гарри прикидывая, сколько времени осталось до прибытия министерских служащих. - Все равно мне нужно потренироваться в заклятиях забвения - Obliviate!
  
  Вся бойцовская команда недоуменно захлопала глазами.
  
  - Так, вы спокойненько гуляете по улице, никому не мешаете, и вообще - просто отличные детки. Ах да, Finite Inkantatem! - буркнул он, указывая волшебной палочкой на несчастного Дональда.
  
  - И, наконец - мне, чтобы на волшебной палочке не осталось следов от заклинаний - Cassum!
  
  Теперь только осталось дождаться авроров и прикинуться паинькой - мол, я не виноват, и вообще тут просто мимо проходил. Однако вместо грозных блюстителей магического порядка, появления которых юный волшебник ожидал с минуты на минуту, возник Драко Малфой.
  
  - Наконец-то, - выдохнул он. - Поттер, в какую дыру тебя занесло, что ни одна сова тебя найти не может?
  
  - Ты-то здесь что делаешь? - поинтересовался слегка опешивший Гарольд.
  
  - Решил все взять в свои руки. От тебя две недели ни слуху, ни духу, а мне дома скучно стало...
  
  - Ага, вот ты и решил наведаться. Портал настроил?
  
  - Естественно. Ну, Поттер, показывай, где ты живешь...
  
  В это время к ним подбежал порядком запыхавшийся Дадли Дурсль.
  
  - Это мой кузен Дадли, - представил его Гарри.
  
  Малфой мельком глянул на Дурсля и спросил:
  
  - Маггл?
  
  - Нет. Сквиб, почти.
  
  - Почти?...
  
  - Ладно, пошли, познакомлю с родственниками.
  
  - А они...
  
  - Магглы. И не надо морщиться, Малфой, никакой катастрофы не случится, если ты побываешь в маггловском доме. Я же вот жив до сих пор.
  
  - Как ни странно...
  
  - Идем уже, сколько можно препираться?
  
  - Кстати. Поттер, позволь узнать, а что это ты несешь?
  
  - Пакет с хлебом.
  
  - А! Так ты и здесь устроился вместо домашнего эльфа?
  
  - Мечтай.
  
  На пороге дома ребят встретила миссис Дурсль.
  
  - Тетя Петунья, позвольте представить - мой... друг, Драко Малфой. Он тоже волшебник.
  
  - Приятно познакомится, молодой человек. Вы останетесь на обед?
  
  - Нет, спасибо, я тут из-за Поттера. Если вы не против, мы сейчас отправимся в Малфой-Мэнор, и до вечера вы его не увидите.
  
  Петунья Дурсль забеспокоилась, переводя взгляд с одного мальчика на другого.
  
  - Гарри, ты уверен, что твои родители... - нерешительно начала она.
  
  - Уверен.
  
  На это миссис Дурсль ответить было нечего, и она отправилась в гостиную, забрав с собой Дадли.
  
  - Так мы отправляемся в Малфой-Мэнор? - хмыкнул Поттер.
  
  - Только на пять минут. А оттуда на Национальный Британский Стадион.
  
  - Та-ак, ты хочешь сказать...
  
  - Отец приобрел три билета на матч Сборная Англии - Германия. За неимением лучших кандидатур, третьим будешь ты.
  
  - Никуда я не пойду! Да я этот чертов квиддич просто ненавижу!
  
  - Поттер, а я тебя спрашивал, как ты к национальной игре волшебников относишься? Нет? Вот и заткнись тогда. Мне еще портал перенастроить обратно на Фамильный особняк надо. И вообще - возражения не принимаются.
  
  Что-то недовольно бормоча, Малфой достал из кармана свое колечко-телепорт.
  
  - Его переколдовывать каждый раз - мука адская, - произнес Драко, накладывая на кольцо чары перемещения. - Да и еще магический почерк отцовский подделывать приходится... Все таки, Поттер, в одном ты был прав - мой папаша не мог придумать что-нибудь поудобнее.... Уф! Ну, наконец-то!
  
  Гарри, с улыбкой наблюдавший за манипуляциями своего товарища, махнул на прощание рукой Дурслям, и вместе с Малфоем-младшим переместился в Родовое Имение.
  
   Парадная, она же гостиная, с последнего появления в ней Поттера ничуть не изменилась - все то же гигантское помещение полуготического стиля с режущим глаза обилием зеленого и серебряного.
  
  - Поттер, живо брось в камин горсть летучего пороха, чтобы пламя стало зеленым.
  
  - Что, не хочешь, чтобы Люциус Малфой узнал о том, что его сынок научился перенаправлять порталы? - хмыкнул Гарольд, бросая щепотку летучего пороха в камин. По его мнению, этого как раз было достаточно для эффекта прибытия через Каминную Сеть.
  
   Впрочем, как выяснилось позже, этого можно было и не делать, потому что сам Малфой-старший для возвращения домой использовал тот же способ перемещения, который пытались сымитировать двое юных магов. После длительных приветствий, вразумительных бесед и путешествия через Магический Камин трое волшебников оказались на площадке перед маленькой ложей, находившейся на высшем ярусе.
  
   Пока ведьма из Министерства Магии проверяла билеты, а заодно любезничала с Люциусом Малфоем, Драко пытался втолковать своему непутевому товарищу, как же ему повезло.
  
  - Поттер, это одна третья финала Мирового Кубка! Соображаешь, а? К тому же сидим не где-нибудь на десятом ярусе, где от земли рукой подать и ничего невидно из того, что твориться в воздухе, а в Высокой ложе. К тому же это одна из последних игр на этом стадионе. Скоро его снесут.
  
  - А что? Ветхий стал? Под ногами ступеньки крошатся? - не удержался от шпильки Гарольд.
  
  - Нет, просто в Министерстве проблемы какие-то, и следующие шесть-семь серий матчей будут проводить на Шотландском стадионе. А у нас новый построят только лет через шесть...
  
  - Какой ужас! - изобразив на лице искреннее огорчение, хмыкнул Поттер. Устроившись на местах, мальчики продолжили свою дискуссию, так увлекшись, что благополучно пропустили и представление команд, и шоу талисманов, и объявление о начале матча, только Малфой-младший вовремя спохватился и тут же прижал к глазам омнинокль, стараясь уследить за началом игры.
  
  - За кого болеешь? - поинтересовался Гарри несколько минут спустя, когда ему волей-неволей пришлось подключиться к всеобщему созерцанию матча через омнинокли, которые, кстати, им достались совершенно бесплатно - в качестве "бонуса" к баснословно дорогим местам.
  
  Малфой-младший удивленно взглянул на него, прежде чем ответить.
  
  - Естественно за нашу сборную...
  
  - Только за нее болеть бесполезно, - произнес Гарри. - Судя по тому, что я слышал, удивляться надо, что эта команда в треть финала прошла.
  
  - Ну, вот, не все так безнадежно! О! Смотри! Сейчас гол забьют!
  
   И действительно, не на шутку разошедшиеся охотники сборной Англии, в едином порыве чуть не смели немецкого вратаря, но свои два гола урвали. Чему, кстати, страшно обрадовались вместе с болельщиками и ненадолго потеряли бдительность. За что сборная чуть не поплатилась голом уже в свои "ворота".
  
  - В большой семье не щелкай клювом! - злорадно прокомментировал Поттер.
  
   Слегка удивленные своей удачей, "англичане" продолжали свои попытки завладеть квоффлом и, что наиболее важно, отправить его в полет через германские кольца-ворота. Пока попытки особым успехом не увенчались. Ни у кого.
  
  - Да что они там творят? - Малфой-младший, оказавшийся ярым поклонником волшебного спорта, едва не подпрыгивал от возмущения.
  
  - Усложняют слишком, - ответил на этот риторический вопрос Поттер.
  
  - Чего?
  
  - Ближе к кольцам делают слишком много пасов - квоффл либо к противнику в руки попадает, либо его вратарь ловит, либо он просто падает. Смотри, Малфой, как от своих колец двумя хорошими бросками перебросили к "воротам" немецкой команды? Вот сейчас опять ерундой маяться начнут, нет чтоб так же быстро в несколько перепасовок гол забить! Видишь, назад зачем-то мяч бросил. Это обманка у него такая, что ли? ...Ну, правильно, там же не было никого, куда этот идиот квоффл кинул?
  
   Примерно в том же духе прошла первая часть матча, завершившаяся пятиминутным тайм-аутом по просьбе немецкой команды. Счет тем временем уже далеко перерос за двадцать очков, но, к сожалению, только со стороны гостей матча - 140:50 в пользу немцев. Где прибывали ловцы вместе со снитчем, никто не знал, и по этому поводу по стадиону уже пошли неприличные шуточки... Всерьез свои прямые обязанности исполняли только загонщики. При их почти регулярной помощи осуществилась львиная доля голов немецкой команды и три из пяти английских голов.
  
   Тем временем, Драко Малфоя уже интересовало то, зачем он согласился сюда идти и смотреть этот позор. Мнение Малфоя-старшего определить было сложно. Определить, смотрел ли он матч вообще, казалось невозможным. Гарри Поттер же был бодр и вошел во вкус. Похоже, его патриотический дух спал где-то очень далеко и даже не собирался просыпаться. Поэтому Гарри всю первую часть матча раскритиковывал сборную Англии и получал от этого полное моральное удовлетворение.
  
  - А кое-кто, между прочим, говорил, что квиддич терпеть не может! - поддел его Драко, окончательно разуверившийся в победе национальной сборной.
  
  - Если я его не люблю, то это не значит, что я ничего в нем не смыслю. Да ты представь - твой отец на подобные мероприятия ходит только ради знакомства с каким-нибудь влиятельным идиотом, который обожает эту игру. Сама игра его не волнует. А у меня такое светопреставление творится... Джеймс берет с собой моего чудесного братишку, и на несколько часов они уходит из дому. Затишье длится до тех пор, пока они не возвращаются обратно...
  
  - Представляю, что происходит после, - фыркнул Малфой-младший. - Особенно, если учесть, что болеют они за нашу драгоценную сборную, с которой можно инфаркт легко заработать...
  
  - Это что... По сравнению с тем, что мой братец вытворяет у нас за домом на площадке для игры, это все просто детский лепет.
  
  - Он летать-то умеет? - съехидничал Драко, поглядывая через омнинокль на суетящегося судью, который что-то доказывал капитанам обеих команд, бешено размахивая руками.
  
  - Как раз это он и умеет. Точнее только это.
  
  - Ты серьезно?
  
  - Ага. В этом он весь в отца.
  
   Судья объявил конец тайм-аута. Игроки вновь поднялись в воздух.
  
  
  * * *
  
  
  
  Через два часа Гарри Поттер и Драко Малфой уже выходили из Дырявого Котла. Минут двадцать назад закончился матч между сборной Англии и командой Германии. Закончился в ничью 200:200. Потому что внезапно объявившийся ловец "англичан" умудрился поймать снитч и спас таким образом всю свою команду.
  
   Малфоя-младшего, уже не ожидавшего нечего хорошего, ничья крайне развеселила.
  
  - Вот и ходи после этого на матчи, - произнес Драко. - Так, Поттер, план таков - мы сейчас быстро дойдем до Темной аллеи. Мне там надо в книжный заглянуть - отцу приглянулась та самая "Черномагическая тактика". Только вот ему копия из нашей библиотеки чем-то не понравилась - то ли она не полная, то ли перевод какой-то дурацкий...
  
  - А-а! Тогда это бесполезно. Я сам нормальную копию ищу... ее почти невозможно достать.
  
  - Ну, это тебе невозможно. Я же все-таки Малфой - сумею как-нибудь, - не без гордости заметил Драко, внезапно замерев на месте. Рядом с ним остановился и собиравшийся ехидно ответить Поттер. Впереди происходило что-то интересное.
  
   А именно: двое авроров буквально тащили в их сторону рыжего мальчика, бешено упирающегося и вопящего что-то до крайности обидное взрослым людям.
  
  - Так, малыш, рекомендую тебе заткнутся, - не выдержал один из министерских работников.
  
  - Пустите! Я не хочу домой! - еще громче завопил мальчик. - Если не отпустите, я вас прокляну!
  
  Взрослые чуть не покатились со смеху.
  
  - Ну, давай, попробуй, сопляк! У тебя даже палочки нет!
  
  За этим бесплатным концертом и наблюдали Малфой и Поттер.
  
  - Это Рон Уизли, - кивнул на рыжего мальчика Гарольд.
  
  - А! Тот самый "позор всех рыжих"?
  
  - Именно. Поэтому предлагаю помочь собрату по несчастью. Это, похоже, новички, иначе они бы его не волокли в Дырявый Котел, а сразу Артуру Уизли на руки сдали.
  
  - Ты хотел сказать, что они нас не узнают и никому никуда не доложат?
  
  - О чем докладывать-то? О том, что их мальчишки восьмилетние заколдовали? Их, выпускников Аврориата? Малфой, не смеши меня. Идем. К тому же, в случае чего, мы можем быстро скрыться в направлении Темной Аллеи.
  
   Заметив двух приближающихся ребят, авроры заторопились.
  
  - Шли бы вы, мальчики, мимо, да побыстрее, - порекомендовал один из них, который обозвал Рона "сопляком".
  
  "Мальчики", не размениваясь на объяснения, оглушили министерских работников "Ступеффаями", и, пока авроры не очнулись, дали деру в сторону знакомой улочки, выводившей к Лютному переулку.
  
  - Эй, вы куда? - воскликнул не успевающий за ними Рон.
  
  - Все потом, - на бегу ответил ему Гарри. - Ты, главное, не отставай!
  
  Оказавшись у знакомых статуй двух рыцарей, ребята остановились.
  
  - Ну, ты и перестраховщик! - прошипел едва отдышавшийся Малфой. - Сам говорит - они, мол, ничего не сделают... А сам-то деру дал!
  
  - Ты головой подумай! Может, я и не такой уж светлый маг и знаю некоторые интересные заклинания, но как, по-твоему, я выстою против двух авроров? И рассчитывай, что от тебя будет какая-то польза!
  
  На них недоуменно уставился Уизли.
  
  - Это, что, тупик? Тогда зачем вы сюда бежали?
  
  Малфой посмотрел на него как на идиота.
  
  
  Глава 6. Третий.
  
  
  
  Рон Уизли понял, что сморозил какую-то глупость. Судя по язвительной улыбке на лице Драко, ничего хорошего его не ожидало.
  
  - Здесь находится вход в Темную Аллею, - ответил Гарри.
  
  - Надеюсь, ты о ней слышал? - Малфой все-таки не удержался от колкости.
  
  - Слышал, - буркнул Рон, стремительно краснея на глазах.
  
  - Чтобы открылся проход в Аллею, нужно пройти мимо этих каменных стражей, - Поттер снова взял инициативу в свои руки. - Если ты истинный темный, то они поднимут оружие на такую высоту, что ты сможешь пройти.
  
  - А если они сочтут, что....
  
  - То ты останешься здесь, Уизли, - почти пропел Малфой-младший. - Смотри как надо!
  
  Он почти стрелой метнулся к каменным рыцарям и чуть не врезался в медленно поднимающуюся секиру. Недовольно бурча, Драко дождался, пока стражи поднимут оружие и пропустят его, и шагнул в возникшую перед ним арку.
  
  - Позер, - усмехнулся Гарольд. - Ну, ладно, теперь твоя очередь - я последним пойду.
  
  Уизли с тоской посмотрел на каменные статуи, но все-таки подошел к ним, ожидая вердикта. Стражи, похоже, в принадлежности рыжего мальчика к темным магам сомневались. Причем, сомневались довольно долго. Малфой, ждавший ребят по ту сторону арки, наблюдал за всем этим с презрительной усмешкой и уже начал корчить рожицы. Но каменные рыцари, наконец, "смилостивились", и подняли оружие, давая Рону пройти в Темную Аллею. Следом за ним вошел и Поттер, которого, как и в прошлый раз, статуи приветствовали, встав на одно колено. Уизли обернулся и удивленно уставился на это чудо.
  
   Подождав, пока проход за ним снова закроется, Гарри оглядел своих товарищей.
  
  - Ну, вот, мы и пришли....
  
  - Вот именно, - перебил Драко и потянул его куда-то в сторону. - Так что рыжий, пока, и удачи тебе. Нам в книжный надо побыстрее, да Поттер?
  
  - Да что с тобой? Не хочешь помочь? Он же наш, да еще и в Темной Аллее, похоже, впервые.
  
  - Ну и что? Мы ему уже помогли - от авроров спасли, как сюда попасть показали. Может, хватит свое благородство выказывать?
  
  - Малфой, тебе жалко, что ли? С тебя за это деньги сдерут?
  
  Блондин, похоже, таким словам обиделся и, что-то невнятно бурча, отвернулся. Гарри, тем временем, подошел к слегка растерявшемуся Рону Уизли.
  
  - Ты ведь в Косой Переулок за покупками пришел, так?
  
  - Ага, мне волшебную палочку надо. Только Олливандер отказался мне ее продавать. Вы не знаете, где их еще продают?
  
  Стоявший рядом с безразличным видом Драко Малфой от этого бесхитростного заявления хмыкнул.
  
  - Между прочим, ничего смешного, Малфой, - произнес Гарольд. - И не надо теперь вселенскую скорбь изображать. Нам все равно по пути. Так что до магазина волшебных палочек мы тебя доведем.
  
  - Только рекомендую дорогу хорошо запомнить, - снова встрял Драко. - потому что в следующий раз Поттера с его регулярными приступами благородства может рядом и не быть.
  
  - Стоп-стоп, так вы Гарри Поттер и Драко Малфой? - Уизли уставился на них так, как будто увидел нечто сверхъестественное.
  
  - О, Потти, мы становимся знаменитостями. Совсем как твой братец!
  
  - Вовсе нет, Малфи. Просто Аврориат, это большая деревня, где все всё друг о друге знают. Ничуть не хуже, чем ваши.
  
  - Ну, предположим, не наши, а отцовские, но я понял.
  
  - С ума сойти! Малфой что-то понял!
  
  - Да хватит уже, вон твой Уизел уже заскучал... действительно, нужно его за палочкой сводить, пока не потерялся тут. Эй, рыжий, хватит достопримечательности рассматривать, в другой раз по сторонам глазеть будешь! Нам идти надо.
  
  Поттер посмотрел на маггловские наручные часы, которые он, по причине отсутствия ремешка, носил в кармане.
  
  - Ты прав, Драко, надо бы поторопиться - уже шестой час, а мне к семи возвращаться надо.... Мерлинова борода! У них же камин к сети не подключен!
  
  - Намек ясен, - насмешливо произнес Малфой. - так уж и быть, специально для тебя еще разок портал перенаправлю.
  
  - Ты умеешь перенаправлять порталы? - удивился Рон.
  
  - А что тут сложного - заклятием истинного зрения высматриваешь магическую подпись и подделываешь ее.
  
  - Но вроде надо сначала узнать, кто чары наложил....
  
  - Так и я без того знаю, что это мой отец!
  
  Тут к разговору подключился и Гарри.
  
  - Кстати, как ты умудрился меня найти?
  
  - Ой, это отдельная история! Тебя совы найти не могут - как будто барьер вокруг этих магглов и их дома стоит. Ну, я подумал-подумал... можно же ведь аппарировать, настраиваясь на определенного человека, вот я и решил провернуть ту же штуку с порталом.
  
  - М-да, только вот обычно это не очень хорошо заканчивается...
  
  - Поттер, ты о чем?
  
  - Об аппарации.
  
  - Так портал-то переносит не прямо в то место, где находиться нужный человек, а рядом с ним! Ты думаешь, я бы полез экспериментировать, если бы точно не знал, что это безопасно?
  
  - Ах да, слизеринско-малфоевский инстинкт самосохранения - совсем про него забыл, - фыркнул в ответ Гарольд.
  
  Пока мальчики шли по Темной Аллее, разговор плавно перетек на Хогвартс.
  
  - Я согласен только на Слизерин. И пусть они там, на распределении, даже и подумать не смеют о другом факультете. Это же такой позор будет - Малфой и вдруг, например, в Когтевране!
  
  - Да ты особо не беспокойся, тебя никуда кроме Слизерина не возьмут, - усмехнулся Гарри. - А ты куда хочешь, Рон?
  
  Молчавший до сих пор Уизли пожал плечами.
  
  - Мне как-то без разницы. Впрочем, в Гриффиндор мне нельзя - там старшие братья учатся. Они меня слегка недолюбливают за то, что я выбиваюсь из формата нашего "дружного семейства Уизли". Так что я согласен и на Когтевран, и на Пуффендуй.
  
  - Ясненько, - протянул Драко. По его тону было понятно, что мальчик что-то просчитывает. - А ты, Поттер?
  
  - Понятия не имею. То есть, конечно, я тоже не очень-то хочу быть в Гриффиндоре - туда точно поступит Джереми. Можно и в тот же самый Когтевран - научусь изображать из себя всезнайку.
  
  - Ага, а в Пуффендуе - идиота, - хмыкнул Малфой-младший.
  
  - Да сам ты идиот! Чем тебе Пуффендуй не угодил?
  
  - Судя по тому, что рассказывает мой отец...
  
  - Твой отец вообще слишком много всего рассказывает. Так жаждешь пойти по его стопам? - съязвил в ответ Гарольд. - Все, мы пришли.
  
   Переглянувшись, мальчики зашли в "Волшебные палочки Киркана". Владелец магазина как раз стоял у прилавка, и, заметив посетителей, устремился к ним.
  
  - Добрый вечер, молодые люди. Мистер Поттер, мистер Малфой... о, юный Рональд Уизли. Уж вас-то я совсем не ожидал здесь встретить. Так значит, молодые люди, к вам уже присоединился третий?
  
  - Ну не шестой же! - буркнул себе под нос Драко, мысленно удивившись странной интонации Джонатана Киркана. Судя по взгляду Поттера, мимолетно брошенному на продавца, ему тоже что-то не понравилось.
  
  - Олливандер даже представить себе не может, каких покупателей он потерял!
  
  Мальчики переглянулись. Рон, при упоминании об Олливандере, покраснел.
  
  - Ну, мистер Уизли, давайте-ка подберем вам волшебную палочку.... - произнес Джонатан, доставая из-под прилавка тот самый сундук, в котором почти две недели назад ожидали своего часа палочки Драко и Гарри.
  
  Владелец магазина, открыв замки на сундуке, обратился к ним:
  
  - Мистер Поттер, мистер Малфой, будьте добры ваши волшебные палочки, - получив искомые, Джонатан нахмурился. - Так, первая - чешуя Хайнакейна и Гремучая ива, очень хороша для атакующей магии. И еще что-то.... Значит... ага. Все верно. Теперь вы, мистер Малфой. Жилы северного дракона Ангробара и тополь, странно... ах да, это ведь палочка работы Волчанова. Специализация - оборонные заклятия и... и все. Хотя да, Ангобар ведь был кровным родственником Арктуса, если к драконам применимо такое понятие. Юноша, у вас в семье нет каких-нибудь необычных талантов вроде чтения мыслей? Нет? Значит, вас просто в это еще не посвятили, иначе эта палочка вам бы в руки просто не далась. Так. По моим примерным подсчетам вам подойдет эта - остролист и перо Темного Феникса. Отличная палочка, учитывая, что вы, как я полагаю, интересуетесь Древней Магией. Взмахните ей.
  
   Слегка отвлекшийся во время длительной речи Киркана, Рон Уизли покорно взмахнул волшебной палочкой, и если бы не подхватившие его вовремя Гарри и Драко, то мальчик бы врезался в стену. Джонатан, которого некому было ловить, совершил "полет" в сторону одного из стеллажей.
  
  - М-да, странно, - протянул он, потирая ушибленную спину. - Кладите палочку обратно, мистер Уизли она вам не подходит. Может, я ошибся? Вроде бы - нет. Тогда возьмите эту - дуб и волос единорога. Не подходит? Жаль. Берите следующую.
  
  Растерянный и смущенный Рон взял другую палочку.
  
  - Так, а вот эту лучше сразу положите. В прошлый раз ею чуть не взмахнул мистер Поттер. Вы легко можете с ее помощью весь магазин взорвать. Берите-ка лучше другую.... Эта? Тоже остролист, но в сочетании с сушеным лист аконита. О, да, вижу, вы знаете, что аконит - символ вечности и бессмертия. Взмахните. Подходит? Странно.... Мерлинова борода! Я же палочки подбираю не Светлой Тр... не светлым магам! Тогда все правильно! С вас десять галенов, молодой человек.
  
  Рон, оставив палочку на прилавке, полез в карман, достав оттуда внушительную гору кнатов. Он начал медленно отсчитывать десять галеонов, когда Малфой, презрительно фыркнув, оттолкнул его от прилавка.
  
  - Мерлин и Моргана! Мы так до второго Волан-де-Мортового пришествия тут ждать будем! - недовольно воскликнул Драко и, расплатившись с продавцом, подтолкнул товарищей к выходу.
  
  Все трое, выйдя из магазина, двинулись к книжному. Малфой продолжал недовольно бурчать:
  
  - Ну, вот, Поттер, ты был не прав, деньги с меня уже содрали. Десять галеонов, между прочим, на дороге не валяются.
  
  - Я просил платить за меня? - мгновенно вспыхнул Рон. У него это, похоже, была больная тема. - Сам виноват! Сейчас тебе все кнатами и отдам!
  
  Гарольд с тоской наблюдал за этой перепалкой, когда ему пришла в голову странная мысль.
  
  - Так, вы двое, ждите здесь - я сейчас вернусь.
  
  Разгорячившиеся Малфой и Уизли его ухода, похоже, даже не заметили.
  
  Гарри метнулся обратно к магазину волшебных палочек.
  
  - Мистер Киркан, можно вас спросить? - выпалил он, замерев на пороге.
  
  Владелец магазина, оторвавшись от пересчета прибыли, посмотрел на мальчика.
  
  - Конечно, в чем проблема?
  
  - Ваши волшебные палочки в Министерстве зарегистрированы?
  
  - Нет. А с чего вы решили, что это так?
  
  - Да вот... подумал... ладно, ерунда. Большое спасибо.
  
  Мальчик стрелой вылетел на улицу, не заметив, как облегченно вздохнул Джонатан Киркан, явно ожидавший совсем другого вопроса....
  
   К приходу Поттера, его товарищи мирно беседовали, присев на стоявшую неподалеку скамейку. Подойдя ближе, Гарри понял, в чем дело - эти двое все-таки подрались. Малфой-младший периодически вытирал платком идущую из носа кровь, а Рон щеголял с разбитой губой. И когда они только успели?
  
  - Куда бегал, Поттер? - слегка гнусаво поинтересовался Драко.
  
  - К Киркану. Узнал одну интересную подробность - наши палочки не зарегистрированы в Министерстве.
  
  - Ты разве не знал? - поморщился Малфой. - М-да, теперь понятно, почему утром у тебя лицо такое было, когда я переместился порталом к Дурслям. Ладно, идем в "Иллитрис" - меня отец просил все-таки поискать "Черномагическую Тактику".... Надо ему в ней что-то прочитать. Может, договорюсь с этим Фицджеральдом Сорвиным, и он мне ее откуда-нибудь достанет?
  
  - Надейся и жди, - хмыкнул Гарри. Его больше интересовали открывшиеся в связи с незарегистрированной палочкой перспективы.
  
  Когда мальчик отвлекся от своих размышлений, его товарищи обсуждали квиддич. Как ни странно, в обсуждении игры всех волшебников Рон и Драко почти мгновенно нашли общий язык. Поэтому, стараясь не вслушиваться в восторженные рассказы Малфоя о сегодняшнем матче, Гарольд снова "ушел в себя".
  
   Где-то через час, после похода в книжный магазин, мальчики сидели в местном подобии Дырявого Котла. Малфой был обижен на весь свет - ему не удалось договориться с Сорвином о доставке экземпляра "Тактики". Какие бы деньги Драко не сулил продавцу, тот отрицательно мотал головой и советовал взять что-нибудь другое. Рон, оглушенный огромным количеством новых впечатлений, молча пил апельсиновый сок. Поттер тоже был на всех обижен, но в глубине души - ему не очень-то хотелось возвращаться ни к Дурслям, ни к Поттерам. Мальчик представил себе, как бы он жил один, в том же самом Дырявом Котле в какой ни будь небольшой комнатке - ему-то много не надо. Но тут же представил, сколько нужно будет денег, потому что кормить и одевать его никто не будет. От шока Гарольда спас Драко.
  
  - Я тут вам сказать хотел, - начал он. - У нас дома намечается что-то вроде званого обеда. Через год - где-то в начале августа. Я вас приглашаю.
  
  - Так ты....
  
  - Шестого августа. Мой день рождения специально праздновать не будут - перенесут все на август. И письмо из Хогвартса нарочно придержат.
  
  - Малфой, я имею в виду - ты не слишком рано об этом говоришь?
  
  - Вовсе нет, - ответил за него Рон. - таков порядок. На такие серьезные мероприятия заранее всех приглашают - традиция такая. Тем более что этот званый обед просто так, ни с того ни с сего, на август переносить не стали бы. Там ведь все не только из-за твоего дня рождения, так, Драко?
  
  Малфой-младший тоскливо кивнул.
  
  - Там объявят о моей помолвке.
  
  - Чего? Вы совсем спятили? Какая помолвка?! Тебе же только десять лет! Ну, ладно, тогда одиннадцать исполнится.... Все равно бред! - удивленно воскликнул Поттер. - Может тебя там еще и женить собираются?
  
  Объяснять снова взялся Рон Уизли.
  
  - Вообще-то свадьба будет после семнадцатилетия, если я не ошибаюсь, а помолвка - это традиция. Ты же знаешь, Гарри, что в чистокровных семьях часто женятся только для того, чтобы спасти финансовое положение, сохранить свое чистокровие.... Поэтому, кстати, у нас в Англии все богатые чистокровные семьи - родственники. Взять хотя бы нас с Малфоем. У него матушка урожденная Блэк, у а меня от них корни то ли по отцу, то ли по матери.
  
  - Ты еще скажи, что это в тебе блэковская кровь взыграла - вот ты и стал темным.
  
  - Сложно сказать, - усмехнулся Рон. Совершенно малфоевское выражение лица его даже облагораживало. - Поттеры, например, тоже чистокровные. Во всяком случае - были, так что Гарри и ты наш родственник, пускай и дальний.
  
  - М-да, свихнуться можно с такими родственниками.... Ты что-то далеко от темы ушел. Что там с помолвкой Малфоя?
  
  - Мне невесту давно выбрали, - спокойно произнес Драко. - Вот и будем через год знакомиться.
  
  - Так вы с ней даже не знакомы?
  
  - Ты думаешь, мне интересно общаться с девчушкой, у которой в голове одни куклы?
  
  - С чего ты взял? Я имею в виду - про куклы.
  
  - А о чем ей еще думать? О проблемах мира? Поттер, ты пойми - то, что мы, десятилетние мальчики, сидим и вот так по-взрослому все обсуждаем - это не нормально!
  
  - Так какой резон вас знакомить? Все равно же в Хогвартсе встретитесь! - сделав вид, что пропустил реплику товарища мимо ушей, недоумевал Гарри.
  
  - Обычай такой - перед школой познакомить. Ты себе представляешь - первого сентября у всех нервы уже на пределе, а тебе говорят - вот, мол, с тобой на один курс пойдет твой супруг будущий.... Да это же форменная истерия начнется, особенно если учитывать, что Малфоев в нашем кругу не особенно-то любят, хоть и стараются этого не показывать. И потом, все это делается, чтобы совсем уж противно в день свадьбы не было - будем знать, что нам надо хотя бы более или менее приличные отношения друг с другом наладить. Может, мы подружимся даже.
  
  Гарольд недоверчиво хмыкнул.
  
  - Все-таки чистокровные маги точно ненормальные....
  
  - Чего веселишься-то? Ты, между прочим, один из нас. Кстати о веселье, мне тут Уизли недавно рассказал о его семейке. Теперь я точно могу сказать, что ненормальные - это как раз таки авроры и министерские, помешанные на своей "светлости". Такой бред дома устраивают!
  
  - Я же тебе говорил, что Аврориат, в сущности, одна большая, крепко ударенная на голову деревня.
  
  - Вот и я о том же... Рыжий, просвети Поттера относительно твоего первого использования магии - посмеется хоть.
  
  - Ага, очень смешно, - фыркнул Рон. - Дело, в общем-то, было года три назад. У нас в семье есть традиция - ребенок должен в пять лет совершить какое-нибудь колдовство. Ну, вот и мне в день рождения отец подарил волшебную палочку - мол, колдуй сынок. Ну, я и наколдовал.... Надо мной постоянно Фред с Джорджем издевались. Вот я и решил отомстить. Вычитал в какой-то книжке одно интересное заклинание.... И применил.
  
  - Во-первых, кто такие эти Фред с Джорджем? - поинтересовался Гарри.
  
  - Два моих старших брата, они близнецы. Так вот, применил я заклинание к ним и стою, смотрю, что в результате получилось. А вместе со мной рядом стоят отец и мать, удивленные тем, что у меня получилось что-то серьезное.
  
  - А что это хоть за заклятие-то было?
  
  - А, ерунда какая-то - из пятого круга Древней Магии. То ли каменеющее, то ли замораживающее... одним словом - темное. Но братьям и этого хватило - их потом несколько месяцев в Святого Мунго держали. Они там всю больницу на уши поставили. Меня с тех пор все старшие недолюбливают.
  
  - Догадываюсь, что тебе устроили родители, - хмыкнул Поттер-младший, мгновенно представив, что было бы с ним самим в такой ситуации.
  
  - Мне тут Малфой рассказывал про твой магический прорыв... классно ты этих Робертса и Маркса в камень превратил! Я читал об этих чарах. "Simulacrum muratus" считается сложным заклинанием, - произнес Рон. - Ну, а у меня родители просто очень расстроились. Известно ведь, какое первое заклинание маг применит - таковой и будет его специализация.
  
  - Ну, предположим, это не всегда верно, - влез Драко.
  
  - Тем не менее... мама разрыдалась, а отец стал мне объяснять, чем светлая магия отличается от темной, и почему последнюю нельзя применять.
  
  - Судя по тому, что ты здесь с нами сидишь, лектора из него не вышло, - усмехнулся Гарольд.
  
  - Вовсе нет, просто... как это сказать... я знал, что он уверен в своей правоте и только, а никаких "вещественных" доказательств за этой уверенностью не стоит. А если так, то зачем его слушать? И, махнув рукой на запрет, я с головой ушел в древнюю магию.
  
  - А потом об этом узнали.
  
  Уизли виновато развел руками.
  
  - И отобрали палочку.
  
  - Короче, я понял, чем отличаются методы воздействия ваших родителей, - ни с того ни с сего заявил Драко Малфой. - У Уизли предпочитают давить на жалость, устраивая истерики и слезы, а у Поттера родители используют методику регулярного кнута с полным отсутствием пряника.
  
  - Юный гений... - фыркнул в ответ Гарри. - Про свой первый магический опыт рассказать не хочешь?
  
  - А чего там особенно рассказывать-то? - притворно удивился Драко.
  
  - Давай, давай, мы же с Гарри тебе рассказали! Или маленький Дракусик смущается? - с улыбкой подначил его Рональд.
  
  Покрасневший Малфой с вызовом уставился на товарищей.
  
  - Ничего я не смущаюсь! Просто полез в отцовский кабинет, а там сработала охранная магия. В меня десяток оглушителей полетел, вот я чисто интуитивно и использовал щитовое заклинание.
  
  - И что, прямо так уж все и отбил? - съехидничал Рон.
  
  - Нет, два-три в меня все же попало, а потом меня отец нашел. Точнее сказать на "нашел", а "наткнулся" - я как раз у порога лежал. Хотя, я бы даже сказал не "наткнулся", а "запнулся" об меня.
  
  - Мило, - хмыкнул Рональд. - Сильно потом ругали?
  
  - Не очень, больше успокаивающим зельем отпаивали - и меня, и папу. Зато как раз после этого "инцидента" ему пришла в голову мысль о том, чтобы "развлечение" дома переложить на меня. Я годика в три-четыре вообще по дому носился как угорелый и совал нос во все углы. Отца с матерью своим любопытством до белого каления довел. Так что папа теперь старается сделать так, чтобы я постоянно был чем-то занят.
  
  - М-да, везет вам, - с какой-то грустью произнес Гарольд. - А тебя, Ронни, как я понял, дома вообще очень любят. Чего не сидится у родителей под крылышком, а?
  
  - Э, Поттер, что с тобой?
  
  - Все в порядке, просто на сегодня новых впечатлении уже хватит. Можете меня больше в ваши чистокровные заморочки не посвящать. Я пас - домой к Дурслям пора.
  
  Уизли и Малфой переглянулись.
  
  - Действительно. Только давай я сначала Рыжика домой заброшу, а то он тут, похоже, на ночь хочет остаться.
  
  - Я бы остался, - тихо пробормотал Гарри.
  
  
  * * *
  
  
  После двух недель полного безделия, Поттера-младшего наконец-то забрали домой - в "Поттер-Мэнор", как он про себя называл их особняк. Увы, такой же нежностью, какую Малфой испытывал к своему родовому гнезду, Гарри похвастаться не мог. Поместье Поттеров ему напоминало отца, к которому он не испытывал ни капли уважения. И вот теперь, после почти месячного отсутствия, Гарри понял, с чем у него ассоциировался дом - с тюрьмой, из которой никуда не денешься. А до Хогвартса и той свободы, которую сулило обучение в Магической школе еще целый год. Очень хотелось тоскливо взвыть. Тем более, что в его комнате провели тотальную чистку. Все записи Гарольда улетучились в неизвестном направлении - скорее всего эта "ересь" была символично сожжена в камине. А проход в стене был заблокирован целым комплексом запирающих чар.
  
   Тем не менее, на протяжении следующего полугода Гарри Поттер смог найти себе вполне сносное занятие, и, спасибо появившимся внезапно друзьям, скучно ему не было. Дабы, наконец, успокоить вот уже который месяц душившую его жабу, Поттер-младший нанялся в помощники к Флориану Фортескью - мороженщику из Косого переулка. Летом он помогал в торговле мороженым на улице, иногда заменяя самого Фортескью, когда тот куда-то отходил, а в начале осени перебирался под крышу местного кафе - даже зимой в Косом Переулке находилось немало волшебников, желавших полакомиться мороженым.
  
   Гарольду все это было на руку. Поработав до обеда у мороженщика, вторую половину дня мальчик проводил за неспешными прогулками по Темной Аллее, где встречался с друзьями - Роном и Драко. Эти двое, похоже, были рады ненадолго вырваться из дому - что самостоятельный и до ужаса любопытный Малфой, что страдающий от излишнего внимания родителей Уизли. Втроем они облазили всю Аллею вдоль и поперек. К Рождеству троица ребят стала для "обитателей" и посетителей Темной Аллеи уже чем-то привычным и само собой разумеющимся. Дело дошло до того, что Сорвин разрешил-таки после длительных уговоров устроить у себя нечто вроде импровизированной библиотеки для троих юных волшебников, позволив им читать имеющиеся в магазине книги.
  
   Однако все хорошее рано или поздно заканчивается. Весной, Джеймс Поттер узнал о том, что у его "не самого любимого сына" есть волшебная палочка. Узнал он об этом совершенно случайно, но, так уж повелось, что большинство случайностей становятся роковыми. Спасибо нужно было сказать Джереми Поттеру, который наконец-то разобрался со своей собственной палочкой и тут же решил устроить подлянку своему брату, наслав на него несколько примитивных заклятий. Гарри, по глупости, отбил их на глазах своего папаши. Разразился скандал, вследствие которого, вместе с совершенно необоснованными упреками, Гарольду в более или менее вежливой форме порекомендовали не появляться дома еще некоторое время. Лили Поттер, успевшей "отбить" своего сына у разъяренного отца, ничего не оставалось делать, как договариваться с Томом, барменом Дырявого Котла, о временном съеме комнаты. Впрочем, сначала она хотела обратиться к своей сестре, но Дурсли уехали куда-то отдыхать на два месяца. Друзья по работе мальчика взять отказывались - наслушавшись Джеймса Поттера, они беспокоились, как бы "тот самый младший Поттер" не натворил чего-нибудь с их собственными детьми.
  
   Естественно, вся деятельность Лили проходила в сопровождении со слезами и истериками. А как при этом досталось Джеймсу.... Но, тем не менее, обещав мальчику каждый день к нему приезжать ("Еще чего не хватало!"), Лили Поттер отправилась на "штурм" собственного мужа, собираясь измотать его до полной невозможности, но добиться от него разрешения на возвращение сына.
  
   Тем не менее, Гарри Поттеру это пошло на пользу - его давняя мечта осуществилась, хоть и частично: он жил сам по себе, если, конечно не учитывать, что за него платила мать. Тьфу ты, опять кто-то за него платит! Приказав себе не думать о всяких глупостях, Гарольд решил получить максимум удовольствия - завтракай, когда хочешь, спи, сколько хочешь, делай, что хочешь.... И никакого вечно ноющего и делающего гадости брата под боком. Никакого неуравновешенного папаши, из-за которого даже самое мирное утро способно превратиться в атомный взрыв. Ежечасная ругань с домашними сошла на нет. Свобода... почти. И вообще - волшебную палочку отобрать у него отцу не удалось!
  
   Самой большой радостью Поттера было то, что он наконец-то, как нормальный человек, праздновал что-то (пуская даже этим чем-то был день рождения Рона) среди своих друзей. Ближе к ночи, объевшиеся тортом товарищи, после долгого празднования и очередных разговоров о "тяжких судьбах мира" вручили имениннику подарки, и, по причине позднего времени, были таковы. Позже выяснилось, что икавший от огромного количества выпитой газировки Драко Малфой, собравшийся отправиться домой через каминную сеть, не смог точно назвать адреса. И, как это обычно бывает, его прилично помотало по чужим каминам, прежде чем миссис Малфой удалось "отловить" своего сынулю.
  
   Несколько недель спустя дня рождения Рональда Уизли, в доме у Поттеров все улеглось, и Гарри вернулся обратно. Сказать, что он не очень-то хотел в "Поттер-Мэнор", означало - не сказать ничего. Но его не спрашивали, и жизнь снова вошла в прежнюю колею. Он так же подрабатывал у Флорина Фортескью, так же виделся с друзьями, а по вечерам до хрипоты ругался с отцом по любой мелочи. Так же очень часто Гарри стал навещать Ремус Люпин. Похоже, он начал подозревать, что у его крестника не все хорошо, и с удовольствием проводил время вместе с мальчиком, рассказывая ему много интересного.
  
  Так тихо и незаметно промелькнуло время.
  
  
  * * *
  
  
  
  Одиннадцатый день рождения Джереми Поттера ознаменовался очередным событием, связанным с его братом - Джеймс Поттер чуть не отрекся от второго сына. И Мерлин с ним, если бы Поттер-старший просто наорал на Гарольда - ерунда, дело привычное. Как назло, выдающийся аврор вспомнил один старый раздел Магии Кровных Уз - Отречение от Рода, и всерьез собирался провести нужный ритуал, ничуть не гнушаясь сомнительной "светлостью" как самих данных, так и ритуала в частности. Одному Мерлину известно, чем бы все это закончилось, если бы с похода по магазинам не вернулась Лили Поттер.
  
   Как это ни странно, допрос она учинила обоим братьям. То есть Джереми впервые ощутил на себе праведный родительский гнев, для которого это стало истинным шоком. Как выяснилось, все началось еще с утра, когда Гарри отправили на уборку гостиной, что, само по себе, стало уже традицией. Но, ввиду того, что в этот раз на уборку мальчика отправил отец, Гарольд возмутился. В конце концов, когда Лили просит его протереть пыль - это одно, ведь мать на всех готовит, занимается домашними делами. А другое дело, когда сонный Джеймс Поттер, невнятно что-то пробурчав, отрывает Гарри от завтрака и отправляет в гостиную, едва ли не придав пинка для ускорения.
  
   В гостиную спустился Джереми - посмотреть на работающего братца, что тоже успело стать традицией, собственно как и его подначки. Однако в этот раз, похоже, ни тому, ни другому выдержки не хватило, и мальчики устроили драку. Разнимать их, естественно, принялся Джеймс. Посмотрев на покрытое синяками лицо Мальчика-Который-Выжил и на его грозно ухмыляющегося брата, которого во время каникул Дадли обучал драться хотя бы на самом примитивном уровне, Поттер-старший без лишних разговоров пошел в библиотеку за книгой по Ритуалам Кровных Уз.
  
   Узнав, что ее муж собирается отречься от сына, причем еще и лишив его поддержки всего рода, Лили Поттер, в девичестве - Эванс, показала, что она все-таки ведьма. От ее возмущенного голоса тихо позвякивали окна на первом этаже, а где-то в коридоре разбилась фарфоровая вазочка с цветами. Намечалась ссора, сравнимая разве что с цунами.
  
   Поэтому, дабы не оказаться на пути все сметающего урагана, Гарри быстро побросал вещи в сумку, что у него в последнее время получалось в совершенстве - сказался опыт регулярных "выдворений" из дома. Подхватив сумку и успевшие недавно появиться новые конспекты, Гарольд, с волшебной палочкой в рукаве, совершил марш-бросок к камину, откуда и отбыл. Все его страхи относительно обнаружения были совершенно беспочвенны - получившие, наконец, настоящую возможность высказаться друг о друге, родители так увлеклись, что забыли, из-за чего все началось.
  
   А Гарольд Поттер, тем временем, уже выходил из камина в гостиной Малфой-Мэнора. Благо после трех лет дружбы с Драко, Гарри у Малфоев был желанным гостем и мог к ним заявляться в любое время дня и ночи. Чем он, собственно, и воспользовался.
  
  
  Глава 7. Будни и праздники.
  
  
  
  Прибывшего Гарри Поттера встретила миссис Малфой. Привыкшая к причудам своего сына и его друзей, она без лишних расспросов приказала домашним эльфам приготовить мальчику комнату.
  
  - Миссис Малфой, я хотел у вас погостить до первого сентября...
  
  - Конечно, ты можешь остаться. Я уверена, Драко и Люциус будут очень рады. Кстати, Гарри, ты завтракал?
  
  Мальчик, поморщившись от неприятных воспоминаний о прерванном завтраке и последующих событиях, отрицательно мотнул головой.
  
  - Тогда отдай вещи эльфам, а сам иди в столовую. Я прикажу подать завтрак, а пока пойду и разбужу сына... двенадцатый час как-никак.
  
  Довольный Поттер, вручив сумку домашним эльфам, отправился вместе с Нарциссой на второй этаж.
  
  - В Хогвартсе ему придется поменять свой график, - заметил Гарольд, удивившись поведению друга. - Занятия ведь начинаются в восемь...
  
  - Да, - Нарцисса Малфой мечтательно улыбнулась, наверно мысленно вернувшись во времена своего обучения в Школе Чародейства и Волшебства. - В последнее время мой бедный Драко просто сам не свой - а все из-за этой помолвки, которую Люциус решил устроить послезавтра!
  
  Судя по интонациям в голосе женщины, ей очень хотелось высказать свое мнение по поводу действий мужа, который даже слушать ее не стал.
  
  - Вполне можно было подождать до конца августа, - продолжила миссис Малфой. - И устроить бедному ребенку нормальный день рождения, а не делать все в один день!
  
  Гарри, услышав про "бедного ребенка", тихо хмыкнул, представив реакцию Малфоя-младшего на эти слова.
  
  - И бедная девочка так мучается! - Нарцисса распалялась все сильнее. - Это же такие нервы! Их даже не познакомили до сих пор!
  
  - Я с вами согласен, это очень большой стресс, особенно учитывая, что они друг друга совсем не знают, - поддакнул Поттер, стараясь слегка отстать от волшебницы и не попасться под горячую руку.
  
  Судя по напряженному шагу миссис Малфой, ее сыну крупно не повезло, какой бы не была причина его излишне длительного сна.
  
  Гарольд, тем временем, свернул в коридор, ведущий к столовой комнате, а точнее - столовому залу. Он прекрасно помнил свои впечатления, когда впервые там оказался - единственная комната, в которой ему не резало глаза от обилия серебра и зелени. Тут всего было в меру. В столовой мальчику снова показалось, что он стоит на лесной поляне. Если представить, что шелест листьев доносится не снаружи, а просто откуда-то сверху, то стены в миг становились стволами гигантских деревьев, уходящих куда-то ввысь. Ковер с высоким ворсом преображался в лесную траву, а окна становились просветами между древесных исполинов, сквозь которые пробивался солнечный свет и дул ветер...
  
  - Поттер, хватит мечтать! - рявкнул над ухом знакомый голос.
  
  Гарри недовольно открыл глаза и невольно вздрогнул - комната действительно превратилась в лесную поляну! А за его спиной, скрестив руки на груди, стоял Драко Малфой.
  
  - Это просто хорошая иллюзия, - ответил блондин на безмолвный вопрос друга. - А у тебя очень сильная воля, раз сумел заставить дом ее создать. Садись завтракать.
  
  Так ничего толком и не понявший Гарри Поттер покорно уселся на ближайший стул. На столе перед ним мгновенно возник стакан апельсинового сока и бифштекс. Поскольку мальчик был не против того, чтобы плотно позавтракать и не имел никаких предрассудков по-поводу жареного утром, он с удовольствием принялся на еду.
  
  "После каждой стычки с отцом я есть хочу, как неделю не кормленная мантикора. Интересно, может Джеймс Поттер - энергетический вампир?".
  
   Драко сидел, уронив голову на руки. Похоже, он успел задремать. Что, в свою очередь, совершенно не устраивало Гарольда. И стоило ему только подумать о том, как бы ненавязчиво намекнуть другу, что пора бы уже проснуться, как Малфой-младший мгновенно вскочил, будто облитый ледяной водой.
  
  Недоуменно оглянувшись, он со стоном рухнул обратно на стул.
  
  - Спелись, - глухо пробормотал Драко, медленно взяв свой стакан с соком.
  
  - Что, прости? - переспросил Гарри, отрываясь от тарелки.
  
  - Спелись, говорю. Вы с домом.
  
  - Малфой, объясни толком, что ты имеешь в виду?
  
  - О, Мерлин! Ну почему ты так туго соображаешь?
  
  - Поправка - это ты утром не в состоянии двух слов связать. Хотя нет, я ошибся - уже не утро.
  
  - Поттер, избавь меня от своих комментариев! Ты умудрился договориться с особняком, что для не принадлежащего к семье Малфоев невозможно в принципе.
  
  - Так ты же сам говорил, что все семьи в Магическом Мире - родственники...
  
  - Я имею в виду, не принадлежащего к прямой ветви нашего семейства. А теперь изволь заткнуться... хотя, погоди-ка! Ты что это в Малфой-Мэноре делаешь? Опять из дому выкинули? Папаша-параноик очередную лекцию прочел? Неужели он тебя головой об угол приложить забыл для пущего эффекта?
  
  - Гениально, Малфой, - холодно улыбнулся Поттер. - Все именно так. И не хочется огорчать тебя, но я собираюсь у вас остаться до первого сентября.
  
  Драко изобразил на лице дикий ужас.
  
  - Я повешусь, - хмыкнул он.
  
  - Тогда рекомендую сделать это прямо послезавтра, на глазах семьи и гостей. Уверен, твоя будущая невеста будет просто счастлива!
  
  Малфой поморщился и замолк, сверля взглядом столешницу.
  
  - Я бы с удовольствием, - наконец тихо произнес он, так и не подняв голову.
  
  Всю злость у Гарольда как ветром сдуло.
  
  - Я тут уже который месяц по дому мечусь - не знаю, куда себя деть, - словно извиняясь, продолжил Драко. - Я, конечно, понимаю, что все это со стороны глупо выглядит, но ничего поделать с собой не могу. У меня такое ощущение, будто меня к казни приговорили и послезавтра поведут на плаху.
  
  - Я понимаю...
  
  - Эх, Мерлинова борода! Сказал бы, что ни черта не понимаешь, Поттер, но язык не поворачивается. Я все эти три года не ушами хлопал! Думаешь, мы с Рыжим не видели, с каким лицом ты домой после наших совместных прогулок возвращаешься? Так что давай не будем друг другу на больные места давить. Предлагаю начать сначала. Что там у вас такого случилось, что даже у тебя не хватило терпения?
  
  - Ты сам все сказал.
  
  - Поттер, я ведь объяснил, что у меня тут тоже не очень весело. Извиниться надо? Ладно, извини.
  
  - Я не это имел в виду. Просто ты действительно был прав. Ну, почти. Отец меня чуть из Рода не изгнал.
  
  Малфой едва не выронил стакан с соком.
  
  - Магия Кровных Уз, насколько я помню, относится к темному колдовству. Его это не смутило? - поинтересовался он.
  
  - Ничуть. Там, знаешь ли, не до того было.
  
  - М-да, после такого невольно задумываешься, кому хуже живется?
  
  Гарри в ответ только усмехнулся.
  
  - Слушай, а с чего это ты сегодня так припозднился? Ты же, вроде, обычно часов в десять уже на ногах?
  
  - Да вчера зачитался. Залез в нашу библиотеку и просидел там до четырех утра. Ладно, что хоть меня эльфы спать отправили, а то бы до сих пор в книгах копался бы...
  
  - Ага, а потом на сутки отключился бы. Что хоть за книги-то? Опять защитные чары?
  
  - Поменьше иронии. Я там такое нашел... О, кстати! Сейчас я доем и пойду кое-что дочитаю.
  
  - Нет-нет, никаких книжек сегодня. У меня одна идея появилась, так что давай Рона дождемся. Он, вроде, собирался к вам в гости?
  
  - Собирался, но не "к вам", а "к нам". Поттер, ты теперь тоже в Малфой-Мэноре обитаешь, пусть даже и временно. Так что ты там придумал?
  
  - Говорю - давай Рыжего дождемся. Ты, наконец, позавтракал?
  
  - Да, пошли.
  
  Оба мальчика спустились в гостиную, где на их глазах Нарцисса Малфой, бросив в камин горсть летучего пороха, шагнула в зеленое пламя.
  
  - Ну, вот опять! - фыркнул Драко. - Материнский долг в лице побудки сына исполнили, и можно отправляться к подругам.
  
  - Знаешь, я бы на твоем месте не жаловался - бывает и хуже.
  
  - Да ладно, - отмахнулся Малфой. - Давай, пока Уизли не пришел, сыграем в шахматы. С ним я играть не могу - гордость не позволяет каждый раз проигрывать, а с тобой хоть какая-то иллюзия поединка сохраняется.
  
  - Докатились... в шахматы играем. Ладно, неси.
  
  - Вот еще! Accio, магические шахматы!
  
  Где-то наверху раздался грохот и звон стекла. Малфой-младший инстинктивно вжал голову в плечи.
  
  - Черт! Они же лежали у отца в кабинете...
  
  - А что там звенело-то?
  
  - Видимо, шахматная коробка снесла по дороге стеклянную дверцу шкафа или еще какую-нибудь ерунду... Надо будет посмотреть, что там все-таки разбилось. Потом разберемся, - произнес Драко. - Какими играешь?
  
  - Черными.
  
  - Ладно. Так, а вы все - на доску, - приказал он шахматным фигуркам.
  
  И те послушно встали на нужные клетки. Только тут Гарри Поттер получил возможность подробнее рассмотреть шахматы. Сама доска была составлена из отдельных ячеек мрамора белого и черного цветов. Буквы и цифры были сделаны из малахита в виде маленьких змеек. Сами же фигуры были не менее интересны - белые, вырезанные из слоновой кости, с причудливой вязью, выполненной серебром, и черные, сделанные из обсидиана, были украшены золотым узором, похожим на зигзаги молнии. Вырезаны были они с удивительной точностью, так, что можно было разглядеть мельчайшие сегменты кольчуги у Офицера или горностаевую шерсть на мантии Короля. Шахматные фигурки, выстроившись на доске, замерли в ожидании приказов.
  
  - Ничего себе, - пробормотал Гарольд. - С шахматами Сорвина не сравнишь!
  
  - Это подарок отцу от какого-то знакомого, - усмехнулся Драко.
  
  - Что же это за знакомый, который дарит такие подарки?
  
  - Ты не то спрашиваешь. Правильно будет - за что дарятся такие подарки?
  
  - Да уж. Давай играть. Кстати, им приказы как отдавать - голосом?
  
  - Не-а, можно и мысленно.
  
  И в подтверждение его слов, вперед на две клетки выдвинулась центральная белая пешка.
  
   Примерно через час, когда у обоих игроков осталось равное количество фигур, а сами мальчики, напряженно склонившись над шахматной доской, размышляли над своим следующим ходом, над ними раздался веселый голос:
  
  - Патовая ситуация, господа! Можете пожать друг другу руки и расходиться.
  
  Им радостно улыбался Рон Уизли.
  
  - И долго ты тут стоишь? - осведомился Гарри.
  
  - Последние четыре хода. У вас такие серьезные лица были, будто тут судьба мира решалась... Вот решил и не отрывать вас.
  
  - А мы как раз тебя ждали, Рыжик. У Поттера тут какая-то гениальная идея родилась. Но высказывать ее без тебя он отказался. Ну, самый главный элемент здесь. Выкладывай, Потти!
  
  - Сперва пара вопросов - у вас иллюзии генерируются по всему дому?
  
  - Нет, только в гостиной, в отцовском кабинете, в столовой и в подземельях.
  
  - Ага, в подземельях? Тогда нам туда.
  
  - В подземелья? Ты с ума сошел?
  
  - Вовсе нет. Слушай, если все получится, то нам будет, чем заняться. Так что давай, пошли, и не забудь отнести в кабинет отца шахматы.
  
  - Да ну их, из коробки они никуда не денутся, а отец вернется только поздно вечером. Успею еще их отнести, идемте, - отмахнулся Драко. - Я покажу, где Комната Иллюзий. В каждом замке, использовавшемся, как военная крепость, есть такая комната. Обычно она располагается в подземельях рядом с аналитическим штабом - в ней можно создать объемную карту территории.
  
  - Я знаю о таких комнатах. Там в центре должна быть квадратная плита со стороной шесть-семь футов. Это нам на руку, - пробурчал Поттер. - А ты не знаешь, иллюзии создает сам дом или какой-то артефакт?
  
  - Насчет артефакта не знаю, но это точно не дом. Может, какое-нибудь заклятие иллюзии. Уизел, ты у нас эксперт по всяким там "древностям", как думаешь?
  
  - Я не знаю таких иллюзорных заклинаний, которые могут держаться несколько веков. Так что - сомневаюсь. Малфой, куда мы идем?
  
  - К портрету - за ним ход в подземелья.
  
  - Ну, и сколько мы будем идти?
  
  - Минут пятнадцать. В принципе, к Комнате Иллюзий есть и короткая дорога, но ее отец мне не показывал, а самим туда соваться - чистой воды самоубийство.
  
  - Из-за обилия ходов? - со знанием дела переспросил Гарри.
  
  - Под домом находится целый лабиринт - фундамент уходит футов на сто сорок под землю. Конечно, если учесть, что часть ходов давно завалило, то не все так страшно, но я все равно предпочитаю здесь особенно часто не появляться.
  
  - А дом подземелья контролирует?
  
  - Ага, причем все подземелья.
  
  Уизли нервно усмехнулся.
  
  - М-да, все же не очень приятно, особенно когда над тобой еще и четырехэтажная громадина стоит, а не только футы земли.
  
  Гарри Поттер, который все это время мало участвовал в разговоре и больше смотрел по сторонам, произнес:
  
  - Все это, конечно, хорошо, но я тут смотрю, у вас подземелья в идеальном порядке содержатся. А когда мы мимо камер проходили, я вообще удивился - чистота и ожидание новых пленников.
  
  - Еще бы, - косо ухмыльнулся Малфой-младший. - Во время первой войны с Волан-де-Мортом наш особняк использовался как его штаб. Естественно, всех пленников держали именно в этих подземельях.
  
  - А я слышал, что штабом Темного Лорда был замок Грин-де-Вальда, - влез Рональд.
  
  - Наивный, уши развесил... жди, тебе еще не такой лапши навешают. Если Волан-де-Морт и нашел тот самый замок , то обжиться в нем он явно не успел. Кстати говоря, именно благодаря твоему братцу, Поттер, - съехидничал Драко.
  
  - Мне вот интересно, пускай это и немного не в тему, - поморщившись от реплики Драко, произнес Гарольд. - Ты все жалуешься, что в вашем кругу Малфоев терпеть не могут, а все равно почему-то за тебя чью-то дочку отдают, причем, похоже, неплохо обеспеченную.
  
  Теперь пришла очередь Малфоя недовольно морщиться.
  
  - Ну, я же просил...
  
  - А я предупреждал.
  
  - Ладно. Просто Малфои выкрутятся из любой ситуации. Знаешь, сколько арестов последовало после смерти Темного Лорда? А мой отец отвертелся, благодаря деньгам, естественно. Быть близким родственником Малфоев очень полезно - в мирное время из-за денег, во время войны - из-за поддержки очередного Темного Лорда. И не надо на меня так смотреть! Всем давно известно, что Малфои служат исключительно Темным Лордам! Для нас не важно - возродится ли Волан-де-Морт, займет ли его место кто-либо другой - мы все равно предложим свои услуги и добьемся высокого положения. Повторяю, быть Малфоем - выгодно.
  
  - Так кажется только со стороны, не так ли? - тихо поинтересовался Поттер.
  
  - Давайте-ка философствовать не будем, - напряженно отозвался Рон. - Меня от ваших рассуждений дрожь берет. Мы скоро придем?
  
  - Уже, - произнес Малфой, замирая перед небольшой деревянной дверцей. - Заходите, здесь нет защитных чар.
  
  Мальчики, недоверчиво посмотрев на Драко, вошли внутрь. Действительно, Комната Иллюзий была такой, какой ее и описали Драко и Гарри - каменные пол и стены, а в центре - гигантская плита высотой по пояс.
  
  - Ну, и что ты собираешься делать, Поттер? - спросил Малфой-младший.
  
  - Как ею управлять? Мысленно или голосом?
  
  - Лучше - мысленно, создав четкий образ того, что должно появиться здесь, - мальчик указал на плиту.
  
  Гарри сосредоточился и закрыл глаза. Через некоторое время каменная плита засветилась и на ней возникла гигантская рельефная карта каких-то неведомых земель - реки, озера, горы, леса, болота, равнины... все многообразие природы на таком сравнительно небольшом участке.
  
  - Что это? - хрипло поинтересовался Рон Уизли. - Такого места нет.
  
  - Именно, - произнес довольный проделанной работой Поттер. - Это несуществующая земля. Проще говоря - я ее придумал. Я предлагаю устроить нечто вроде маггловской компьютерной игры - каждый из нас выберет себе расу, за которой он будет управлять. Нужно будет добывать ресурсы, строить здания, разведывать территорию, изучать новые технологии и заклинания, и, естественно - воевать.
  
  - Но как? - удивленно спросил Малфой.
  
  - Для этого под твоим командованием будут существа на карте, соответствующие выбранной тобой расе. Это могут быть рабочие, ученые, шпионы, солдаты или какие-то животные - драконы, единороги, грифоны, ну, и так далее.
  
  - А ну-ка покажи!
  
  - Смотрите, - Гарольд, чуть сощурившись, посмотрел на карту. Перед ним, на кусочке зеленой травы возникло пять маленьких человечков. - Это рабочие расы людей. Сейчас они построят... например, башню.
  
  Рабочие, уловив мысленный приказ, мгновенно возвели строительные леса, и, окружив их, стали стучать молотками. Откуда-то из земли начала вырастать макушка башни.
  
  - Круто! - восхищенно произнес Рон. - Я играл в маггловские компьютерные игры у друзей, но это - гораздо лучше.
  
  - Слушайте дальше. На постройку здания, создание армии, научные исследования или наем рабочих нужны ресурсы. На карте они будут выглядеть, как, например, лес - там можно рубить деревья, открытое месторождение золота или серебра - туда нужно ставить плавильню.
  
  - А ресурсы-то кто добывать будет? И какие они бывают?
  
  - Все те же рабочие, но специализированные под добычу нужных ресурсов. А бываю они совершенно разные. Давайте-ка вы пока потренируетесь на этой карте, а я покажу, что надо делать.
  
  Где-то через пол часа азы понял даже отродясь не видевший компьютера Драко Малфой.
  
  - Так, вроде бы разобрались. Давайте-ка перейдем к настоящей игре. Сейчас появится новая карта, на которой нам нужно будет выбрать свою расу.
  
  Карту затянуло непроглядным туманом, скрывшим очертания ландшафта.
  
  - Малфой, за кого играешь?
  
  - За эльфов.
  
  - Уверен?
  
  - Да.
  
  - Тогда иди к тому углу карты - там будет находиться твой главный лагерь. Рон?
  
  - Скорее всего - кентавры.
  
  - Скорее всего, или точно?
  
  - Точно.
  
  - Тогда твой лагерь в правом дальнем углу - справа от Малфоя. Я буду играть за людей, мой лагерь - напротив тебя и слева от Драко.
  
  - А почему карта проявилась только рядом с моим лагерем? - спросил через некоторое время Малфой-младший. - Все остальное затянуто туманом так, что ничего не видно.
  
  - Потому, что остальную территорию тебе придется разведывать самому. Смотри, сейчас перед тобой возникнет таблица - твои ресурсы, количество рабочих, солдат, зданий... Да, кстати, нам нужно будет выбрать аватара, который поведет армию.
  
  - То есть главного воина?
  
  - Ага. Одно условие - он должен быть человеческой расы. Придумайте, как он должен выглядеть и покажите его остальным. У вашего аватара может быть одна необычная способность, которую вы назовете. Остальные его навыки вам придется развивать тренировками - владение оружием, магия и так далее...
  
  Мальчики задумались.
  
  - Ладно, я - первый, - буркнул Драко. Над его "углом" карты возникло изображение человека, одетого в плащ дементора. Однако под капюшоном у аватара была зеркальная маска на все лицо. В руке он держал посох. - Это... Алгиз. Его способность - самовосстановление.
  
  - Вот хитрый гад! Ну, теперь моя очередь, - усмехнулся Рональд. Перед ним возник всадник, одетый в причудливую броню с острыми шипами и шлемом в виде головы ворона. Лошадь, сверкнув алыми глазами, всхрапнула и встала на дыбы. Всадник, покрепче ухватившись за уздечку, приветственно вскинул копье. - Мой аватар - Драэвал, он может "пить" жизненную энергию врагов, за счет которой залечивает свои раны. Расстояние действия - три фута.
  
  - Ребята, вы только из своих аватаров абсолютных богов не делайте. Колдовать они могут только до тех пор, пока у них не кончится мана, ладно?
  
  - Мана - это синяя полосочка, которая над красной находится?
  
  - Ага. А красная - это жизнь. Я же объяснял уже!
  
  - Все, проехали, Поттер. Давай, показывай своего генерала.
  
  - Так, ну... - перед Гарольдом появился одетый в черный плащ воин. Под плащом угадывалась легкая кольчуга. Вместо шлема была маска на все лицо с прорезями для глаз, по краям которой вспыхивали языки зеленого пламени. - Это Ангол.
  
  - Ангол или Анго? - переспросил Малфой.
  
  - Ангол.
  
  - А что такого? - поинтересовался Рон.
  
  - Игра слов. В первом случае - имеется в виду тайное знание, магия. Во втором случае - змея, а змеи тоже хранители тайных ритуалов... короче - схожие значения. А вообще, очень смахивает по происхождению на "Дагор" - битва, сражение с использованием темной магии.
  
  Невинно улыбнувшись, Поттер поправил упавшие на глаза волосы.
  
  - Способность аватара - дыхание смерти, - в подтверждение его слов, Ангола окутала алая дымка. - Почему так называется, надеюсь, объяснять не надо? Зона действия... так уж и быть - тоже три фута. Ладно, давайте начинать.
  
  - Стоп, Поттер. А что находится в том углу? - Малфой указал в угол напротив.
  
  - Четвертая раса со своим лагерем. За нее будет играть дом - так будет интереснее.
  
  - А у него есть генерал?
  
  - Не знаю.
  
  - Ну, а союз с ним можно заключить или каждый сам за себя?
  
  - Как хочешь.
  
  Мальчики углубились в игру. Гарри Поттер, периодически делая странные движения руками, тихо цедил сквозь зубы ругательства. Его действия прервал недовольный вопль Драко Малфоя:
  
  - Да у меня тут сплошные болота! Ну, повезло - "болотные эльфы"! Тьфу!
  
  - Идиот, не раскрывай свои военные тайны! - шикнул на него Рон.
  
  - Да к Мерлину эти тайны, у меня дерево кончилось! Ребят, продайте единиц двести древесины! Поттер, хочешь, я тебе золотом заплачу?
  
  - У меня своего вполне хватает, а дерева и так у меня мало. Вот если нужны будут камень или металлы - обращайся.
  
  - А ты, Уизли?
  
  Рональд задумчиво посмотрел на свой кусок карты.
  
  - Ну, ладно, давай. Только взамен ты мне не золото отдашь, а травы, которые у тебя на болоте растут.
  
  - На десять единиц дерева - единица травы, - сходу предложил Малфой.
  
  - Совсем с ума сошел? Думаешь, у меня лес резиновый? Один к одному!
  
  - Ага, мечтай! Знаешь, сколько трава "арикош" золотом стоит?
  
  - Ну и подавись ею тогда!
  
  - Ну, Уизли! Давай хотя бы - три к одному! У меня ведь тоже запасов "арикош" не так много...
  
  - Ладно, ладно. Эй, Поттер, что скажешь? Будешь посредником?
  
  - Погоди-ка, - недовольно буркнул Гарри, снова делая странный взмах рукой. - Ну, в чем дело?
  
  - Мы с Малфоем ресурсами меняемся, посредником, говорю, будешь?
  
  - А где вы хоть собираетесь этот "ресурсный бартер" устраивать?
  
  - Ну, это ты нам скажи.
  
  Поттер задумчиво посмотрел на карту и указал в центр. Туман там мгновенно рассеялся, и перед друзьями предстала живописная долина, окруженная пятью озерами.
  
  - Это Озерная долина - вполне приличное место. Я могу туда солдат послать для охраны. Устроим там что-то вроде рынка.
  
  - Стоп, стоп, стоп! Озерная долина? Это ты так это место назвал? Так ты уже до середины каты добрался? - с каждой фразой в голосе Малфоя-младшего все сильнее звучала паника.
  
  - Да ладно тебе! Просто отправил двух разведчиков на ящерицах осмотреться.
  
  На самом деле их было далеко не двое, и отправились они не только в центр, но остальных это не касалось.
  
  - В самом деле, Малфой, брось панику. Давай, собирай обозы с травой, охрану для них наскребешь? Я пока займусь заготовкой деревьев.
  
  - Кстати, вы в курсе, что я тут раз за разом жесты доброй воли совершаю? Новые места вам на карте открываю, солдат для охраны отдаю, - поинтересовался Гарольд. - Может, мне за это что-нибудь причитается?
  
  - Ну вот, началось, - хмыкнул Рон. - Ладно, пять единиц от обоих товаров твои.
  
  - Десять - и я арбалетчиков для защиты пошлю.
  
  - Нужны там твои арбалетчики! Кентавры с луками их сделают в два счета!
  
  - А у меня стрелы ядовитые, - вклинился в разговор Драко. - Так что семь единиц, Поттер, не больше!
  
  Тот, пробурчав в ответ что-то, недовольно кивнул.
  
  - А как там твой Ангол поживает? - поинтересовался пару минут спустя Уизли, завершив обмен с Мафоем-младшим и отправив свой караван, набитый травой "арикош", обратно.
  
  - Вполне прилично, тренируется. Кстати, ты уже и до "Цитадели Мудрости" добрался, раз "арикош" нужна?
  
  - Это у тебя "Цитадель", у меня "Шалаш Зрящих Истину".
  
  - Шалаш?
  
  - Шалаш. Тут вообще названия такие... умора просто. Например, то, что у тебя называется "стрельбищем", меня "Поляна Полета Стрелы"...
  
  - Кентавры, что еще сказать. Да, а тебя соседи не беспокоят?
  
  - В смысле? Малфой, что ли? Он вообще даже до границы моей не добрался! А животных диких Драэвал гоняет - тоже тренируется.
  
  - Слушай, а ты с ориентировкой в пространстве уже разобрался?
  
  - Ага. Ты - на западе, Малфой - на юге, я, соответственно, на востоке, а горы - на севере.
  
  - Так у тебя это горы?
  
  - Да. Там ни единой тропки нет, я до сих пор не могу подняться туда и посмотреть, что за горами.
  
  - Везучий...
  
  - Что, прости?
  
  - Кстати, Уизли, хочешь знать, что означает слово "драэвал"? - подключился к разговору Драко Малфой.
  
  - Ну?
  
  - Время. А "Алгиз" - это одна из рун. Руна защиты, использовавшаяся в боевой магии скандинавского Севера, обеспечивающая победу и неуязвимость в бою. Требует от человека значительных затрат "личной силы", открытости, стремления к истине и определенной гибкости поведения
  
  - Ух ты, Древними Рунами интересуешься? Это же, вроде бы, не твоя стезя.
  
  - Так тебе тоже Нумерология не особо подходит. Захочешь - загляни в нашу семейную библиотеку - там есть уйма книг-толкователей имен и названий. Да и нумерологии с Древними рунами полно материалов. Кстати о материалах... у меня кто-то постоянно крадет ресурсы! Поттер!
  
  - Это не я, - быстро ответил тот.
  
  - Ага, тень твоя! Аватар твой тут шурует! Неужели нельзя нормально обменяться? Что за безобра-а-а-а! Что это за гадость летающая? Убери ее немедленно с моей территории!
  
  - Это грифоны-нежить, - спокойно ответил Гарри. - Между прочим, очень неплохие войска. Я, конечно, извиняюсь, но мне ресурсы нужны.
  
  - Ты как вообще до меня добрался? - в панике посылая свои отряды на неожиданного противника, воскликнул Малфой.
  
  - Очень просто - у меня хорошая разведка. Я уже почти всю карту открыл.
  
  - Вот гад! - с чувством произнес Рон. - Так, Малфой, мы с тобой торгуем и все такое прочее, короче - ты мой союзник, и я посылаю тебе помощь!
  
   Через некоторое время на поле боя из пограничных лесов вышли кентавры с луками и мечами. Войска Поттера подумали-подумали, и, разделившись на две группы,
  
  атаковали сразу обоих противников. В самой гуще сражения находился небезызвестный Ангол, который парой взмахов меча умудрялся отправлять к эльфийским праотцам сразу десяток хлипких с виду воинов из армии Драко Малфоя. Вскоре, со стороны Поттера показались какие-то деревянные махины, напрочь снесшие оборону из эльфийских башен.
  
  - Огненные катапульты - новейшее изобретение, - гордо произнес Гарольд. - Это еще ничего, я к вам старые немодернизированные войска отправил, скоро новые отряды подойдут.
  
  - Мне конец, - Малфой чуть не взвыл. - Ты армией все это время занимался что ли?
  
  К этому времени отряды кентавров резко проредила армия Поттера, а на создание подкрепления времени катастрофически не хватало.
  
  - И зачем я наукой занимался? - удрученно вздохнул Рональд Уизли. - Особо прочные здания, повышение добычи ресурсов, картография... ерунда какая! Надо было все на армию тратить, теперь бы не сидел, как дурак!
  
  - Это, между прочим, тоже наука, только не направленная на пацифизм, - ответил ему Гарольд, сосредоточенно оглядывающий свои земли. - Мерлин и Моргана! Опять!
  
  Вдруг, его войска спешно оставили поле боя и рванули обратно.
  
  - Эй, чего случилось? - недоуменно поинтересовался Драко, обрадованный прекращением атаки, а точнее - мясорубки, которую устроил Поттер на его землях.
  
  - Помнишь, Уизли, ты говорил, что ты с севера "закрыт" горами? А я - нет. И ко мне постоянно оттуда наведываются отряды каких-то монстров. Поэтому я и бросил все ресурсы на развитие армии. У вас с Малфоем обстановка не та для такого пути развития - все тихо-мирно, а я...
  
  - Погоди-ка, так то, что ты мне сейчас тут устроил, у тебя постоянно происходит? - поинтересовался Малфой-младший.
  
  - Да. У нас всех лимит войска - двести пятьдесят единиц, так? У меня семьдесят процентов сосредоточены именно на подступах к горам, чтобы на мои земли никто не прорвался. Мало того, я там все такими башнями утыкал, что эти твои хлипкие эльфийские зданьица в сравнении с ними - детские игрушки.
  
  - М-да, не повезло, - тихо произнес Рон.
  
  Комната Иллюзий на некоторое время погрузилась в тишину.
  
  - Слушай, Поттер, хочешь, мы тебе поможем? - наконец спросил Драко. - Армии пошлем?
  
  - Да какие у вас там армии-то. Ладно, давайте. Я сейчас вам карту открою.
  
  И действительно, через несколько секунд туман над большей частью карты рассеялся, и Малфой с удивлением уставился на лагерь Поттера. Судя по вытянувшемуся от удивления лицу Рона Уизли, все его модернизации здании не идут ни в какое сравнение с тем утыканным оружием ужасом, которое стоит на землях Гарри Поттера.
  
  - Мерлинова борода! - одновременно произнесли и Рон и Драко.
  
  - Поттер, а у меня какая-то новая опция появилась, - внезапно произнес Уизли. - Создать титана. Это что значит?
  
  - Это значит, что мы можем создать воина, который будет иметь качества всех рас.
  
  - Что-то мне кажется, что будет он выглядеть по-идиотски. Представьте себе, что будет, если соединить кентавра, человека и эльфа?
  
  - Будет полуэльф-получеловек на лошади. Успокойся Малфой, раз уж предложили помощь - отказываться поздно.
  
  - А кто отказывается то? Ладно, давайте этого титана создадим. Сколько на него ресурсов надо?
  
  - От каждого по двести единиц одного ресурса.
  
  - Двести? Грабеж!
  
  - Ну, тебя! У него на складах "арикош" более двух тысяч лежит, а он жадничает!
  
  - Все-все, молчу. Уизли, давай.
  
  В центре Озерной долины что-то ярко вспыхнуло.
  
  - Ну, и где титан?
  
  - Подожди, - раздраженно пробормотал Рональд. - Только двадцать пять процентов от всего процесса создания прошло.
  
  - Кошмар! Чего он так долго? Представляю, сколько будет такая армия изготавливаться!
  
  - А титана можно создать только одного, - заметил Поттер. - Ага, осталось десять процентов.
  
   Через пару секунд в центре Озерной долины появился гигантский всадник, ростом с двух аватаров. Одет он был в сверкающие доспехи, в руках держал алебарду. Под ним переминался с ноги на ногу конь в боевой попоне.
  
  - Красота, - усмехнулся Рон. - Ну, господа, собираем армию? Мои войска готовы, Малфой?
  
  - Почти.
  
  - Поттер?
  
  - Уже давно.
  
  Сбор войск решили устроить у подножия гор. Заодно, соратники пригляделись к армиям друг друга. Малфой прислал на подмогу целую орду друидов и ассасинов с ядовитыми кинжалами. Под флагами Уизли-младшего выступали отряды кентавров с кривыми саблями и гигантскими луками. От Поттера стояли полностью закованные в доспехи воины с длинными мечами, покрытыми острыми зазубринами, грифоны-нежить, на которых восседали маги с посохами, и конница.
  
  - Ну, что ж, приступим, - заявил Рональд.
  
  - Погоди, нужно наладить постоянное подкрепление, - отрицательно мотнул головой Гарри Поттер.
  
  - Тогда давайте мы с Малфоем пошлем рабочих, чтобы они выстроили на твоих землях наши форпосты - так будет куда быстрее. А пока они строят - пробьемся вперед.
  
   Три армии, каждая о главе со своим генералом, двинулась к горам, вместе с ними - и титан на своем коне. Черед некоторое время Малфой устал вслух удивляться, как это Поттер так долго выдерживал натиск ледяных монстров. А еще через несколько минут он заявил, что ресурсы кончились.
  
  - Это были только первые два уровня защиты Ледяного Бастиона из шести, - хмыкнул Гарольд. - Ладно, пока будем тратить мои ресурсы. Двигаемся дальше. - Постарайтесь отвлечь войска от защитных башен - нужно уничтожить форпост этих монстров, тогда их количество перестанет увеличиваться.
  
   Армии медленно продвигались дальше по ледяному лабиринту к вершинам гор. На каждом повороте их ожидало новое скопление монстров и полоса препятствий виде ряда защитных башен. Тут пригодились таланты аватаров - и "дыхание смерти", действовавшее даже на камень, и самовосстановление, и возможность отобрать чужую жизненную силу.
  
  - А что, интересно получается, - внезапно произнес Рон. - В жизни специализация Поттера - атака, моя - древняя магия, нечто среднее между атакой и защитой, у Малфоя - защита. Так и здесь ваши аватары две крайности, а мой - нечто среднее между ними.
  
  - Давай потом, а? Вот Ледяной Бастион возьмем, и будем придаваться философским размышлениям, - прервал его Малфой, напряженно следя за развитием событий в горах.
  
  - Мы уже к Снежному Замку подобрались, - заметил Поттер пару минут спустя. - Совсем немного осталось... ну... Уизли, оттяни своих лучников чуть южнее.
  
  - Не-а. Там через пропасть, и стрелять резона нет. Вот если их чуть назад подать и развернуть... сейчас, погоди. Есть! Последняя башня уничтожена, остался только лагерь.
  
  - От ресурсов я их отрезал, - злорадно заявил Малфой. - Штурмуйте Замок.
  
   Еще через пару минут раздался дружный вопль мальчиков, наконец взявших ледяную Крепость. Однако их веселье было недолгим.
  
  - Я, конечно, очень рад проявленной вам сплоченности, молодые люди, - раздался холодный голос у входа в Комнату Иллюзий. - Но уже десять часов вечера. Не пора ли прекратить?
  
  Драко тихо охнул, и, закусив губу, обернулся. В дверях стояли мистер и миссис Малфой сиречь Люциус и Нарцисса.
  
  "Доигрались", - подумал Поттер.
  
  "Надо же было так увлечься, мы обед и ужин пропустили", - мысленно усмехнулся Рон.
  
  - Мистеру Уизли давно пора домой, - продолжил, тем временем, Малфой-старший. - Мистер Поттер, я уверен, тоже хочет отправиться в приготовленную для него комнату. А вот с тобой, сын, у меня будет отдельный разговор об этом вопиющем безобразии, которое называется твоим поведением.
  
  Все трое мальчиков одновременно вспомнили о шахматах, оставленных на ковре в гостиной. Драко побледнел.
  
  - Мистер Малфой, это была мой идея... - начал Гарольд, но Люциус прервал его взмахом руки.
  
  - Мистер Поттер, вы наш гость, и, я уверен, ни в чем не виноваты, а вот моему сыну следует вспомнить его манеры. В вашей комнате вас ожидает ужин. Мы с Нарциссой проводим вас до гостиной, молодые люди.
  
  
  * * *
  
  
  
  В общем, Драко Малфою сильно досталось- и за шахматы, и разбитую китайскую вазу в кабинете Люциуса Малфоя, и за то, что обеспокоенная чета Малфоев битый час искала детей по всему замку, пока они не догадались спросить у дома .
  
   У Драко на все это было свое мнение, которое он и высказал на следующий же день, когда три друга снова собрались в гостиной и отправились в Комнату Иллюзий. Игра всем троим настолько понравилась, что они опять увлеклись, и, если бы не миссис Малфой, то вновь весь день просидели бы около иллюзорной карты.
  
   Утром же второго августа (утро для Гарольда и Драко наступало, примерно, в десять-одиннадцать часов) Малфоя-младшего в его комнате не обнаружилось, как, впрочем, и оставшегося ночевать в Малфой-Мэноре Рона Уизли. А уже через час должна была начаться церемония, и начали прибывать гости. Не желая огорчать миссис Малфой, которая все утро вертелась, как белка в колесе, чтобы украсить гостиную и все подготовить, Гарри сказал ей, что друзья ушли погулять в сад. Сам он, мысленно ругая их всеми известными ему эпитетами, облазил весь дом и даже чуть не заблудился в подземельях, выискивая своих товарищей. Наконец, ему пришла в голосу здравая мысль - спросить у дома . Конечно, то, что он не принадлежал к роду Малфоев, было существенной помехой, но Поттер своего добился. Заботливый особняк вывел мальчика прямо к двум друзьям, оказавшимся в одной из трех башен особняка.
  
   Драко Малфой сидел, прислонившись к стене и уставившись куда-то в пространство невидящим взглядом. Рядом с ним стоял Рон Уизли, перекрывая своими возмущенными воплями какую-то тихую и грустную мелодию, звучавшую из маленькой резной деревянной шкатулки.
  
  - Ты вообще головой думаешь? Или тебе последние мозги отшибло? Уже который день хныкаешь, как маленький! Сколько можно! - орал покрасневший от злости Рон. - Думаешь, Поттеру приятно каждый день слушать твое нытье, переходящее в натуральное хамство?! Считаешь, что если тебя с этой девчонкой обручат, так все - конец света наступит? Слизняк!
  
  Малфою, который, похоже, эти "излияния" слушал уже не первый час, это надоело. Вскочив, он направил волшебную палочку на Рона.
  
  - Еще одно слово, рыжий идиот, и от тебя ничего не останется!
  
  - Ага, наша нюня подобрала свои сопли, и делает вид, что на что-то способна! Ты смешон, Малфой, - ухмыльнувшись, Уизли тоже поднял палочку. - У тебя даже ни одного заклинания не выйдет!
  
  За всем этим из-за угла наблюдал Гарольд с вытянувшимся от удивления лицом.
  
  - Stupefy!
  
  - Protego!
  
  - Flagrum! - выкрикнул Малфой заклятие кнута.
  
  - Ad umbram nomene!
  
  Рон использовал "Имя Тени", на секунду растворившись в воздухе, и заклятие прошло мимо него, врезавшись в стену. Посыпалась каменная крошка. Поттер мысленно поблагодарил всех известных ему богов за то, что Малфой-Мэнор не находился под контролем Министерства Магии. Впрочем, такой выброс темной энергии не заметить сложно, если, конечно, дом его не поглотит.
  
  - Caecitas! Surditas! - вычерчивая узор кончиком палочки, произнес он.
  
  - Murus! - щитом "стены" Малфой-младший легко отбил заклятия слепоты и глухоты.
  
  - Вот значит как, - сузив глаза, прошипел Рональд. - Telum Palatum!
  
  "Копье небес", а именно - разряд молний направленный в сторону противника натолкнулся на щит.
  
  - Meritum, - предусмотрительно произнес Драко, наблюдая, как электрические разряды возвращаются обратно к Рону Уизли. Щит "возмездия" свою миссию выполнил. Рыжий, рухнув на пол и пропустив над собой молнии, выкрикнул:
  
  - Spiritus Percussus!
  
  В ответ, нехорошо улыбнувшись, Малфой тихо произнес:
  
  - Ad dragom volen!
  
  Перед ни выросла голубоватая стена щитового заклинания. После попавшего в щит "Воли Дракона" заклятия страха, на ровной голубоватой поверхности появились алые нити, с каждой секундой утолщающиеся все сильнее. В центре щита образовался алый сгусток энергии.
  
  Смертоубийства Гарри Поттер допустить никак не мог.
  
  - Так, ребятки, поигрались, и хватит. Barathro Donare!
  
  Щит с тихим хлопком исчез, а двое дуэлянтов недовольно уставились на товарища.
  
  - И что у вас тут случилось? - спросил Гарри.
  
  - Да вот, убеждаю этого придурка спуститься вниз к гостям. Он не хочет, - пожаловался Рон. Малфой же снова опустился на каменный пол, прикрыв глаза. Рядом с ним присел и Гарольд, а чуть позже - Уизли.
  
  - Ладно тебе, Драко, зачем ты себе нервы портишь? Ну, можно подумать, если вы с этой девчонкой будете помолвлены, то мир рухнет. Свадьба-то только через пять-шесть лет! За это время много чего может измениться, - тихо произнес Гарри.
  
  - Вот именно - встретитесь сегодня и разойдетесь. Я тебе все утро об этом говорю, голос сорвать успел! - поддакнул Рон.
  
  - Меня раздражает то, что решение принимал не я, - ответил Драко.
  
  - А ты думаешь, что всегда только ты будешь за себя решать - мечтай!
  
  Судя по тому, как резко покраснел Поттер-младший, он что-то понял и почувствовал себя полным идиотом. Рону достаточно было одного взгляда на его смущенную физиономию, чтобы понять, что случилось.
  
  - А знаешь, Малфой, кто из нас троих самый главный придурок? Это Поттер. Он спутал ритуал Помолвки с Защитой Крови.
  
  Малфой тихо прыснул.
  
  - Ничего смешного в этом нет, - обиженно буркнул Гарольд, но через несколько секунд он уже смеялся с друзьями. - Слушайте, двенадцать доходит, давайте-ка спустимся в гостиную. Ронни, держи маску - мне миссис Малфой ее дала.
  
  - Зачем мне маска?
  
  - Не только тебе, а нам обоим - видишь ли, гости, вряд ли, будут рады видеть Поттера и Уизли в своем кругу, какие бы там про нас слухи не ходили. А теперь господа, готовьтесь, скоро начнется шоу с Драко Малфоем в главной роли!
  
   Обещанное шоу началось куда раньше, чем они предполагали. Спустившись в гостиную и получив нагоняй от Малфоев-старших, мальчики остановились около стола из темного дерева, на котором стояли две свечи, два бокала и лежал серебряный нож.
  
  - Б-р-р, что-то мне не по себе, - пробормотал Драко Малфой. - Может, мы зря пришли?
  
  Тем временем из камина вышли двое волшебников, ведущих под руки девчушку лет одиннадцати. Впрочем, "ведущих" - это мягко сказано, точнее - ее "волокли", а девочка упиралась изо всех сил, визжа и рыдая. Родители, смущенно улыбаясь, старались успокоить свою дочь.
  
  - Вот смотри - это Драко Малфой, твой будущий муж. А он, между прочим, не плачет.
  
  Гарри и Рон, услышав это, захихикали, поглядывая на красного как рак Малфоя-младшего.
  
   На девочку увещевания не действовали, даже наоборот - увидев своего жениха, она разрыдалась еще сильнее, бормоча что-то вроде "ненавижу" и "убью".
  
  - М-да, кровожадные они здесь какие-то, - пробормотал Рон. - И действительно, чего мы сюда пришли, а Гарри?
  
   Под презрительным взглядом Люциуса Малфоя, родители девочки, окончательно смутились и, оставив девочку около стола, отошли в сторону. Драко же, скрестив руки на груди, едва слышно шевелил губами - то ли молился, то ли проклинал всех присутствующих. Второе было более вероятно.
  
   Наконец, к столу подошел Малфой-старший вместе с молодым темноволосым мужчиной. Гости мгновенно замолчали.
  
  - Это Арчибальд Матрикус, знаток ритуалов, я пригласил его провести церемонию помолвки. Арчибальд, прошу вас.
  
  - Итак, мы собрались здесь, чтобы породнить два этих уважаемых семейства - Малфоев и Забини, - звучным голосом начал Матрикус.
  
  - Так это Блэйз Забини, - шепнул на ухо Поттеру Рон. - слышал, у нее характер тяжелый.
  
  - Ничего, они с Малфоем друг друга стоят, - так же тихо ответил он.
  
  Обсуждая гостей, мальчики в пол уха слушали Арчибальда Матрикуса, всеми силами стараясь подбодрить своего товарища, пребывавшего в полном унынии.
  
   Драко терпеливо слушал болтовню Арчибальда, послушно дал надрезать себе запястье и капнуть кровью сначала на обе свечи, а потом в бокал, предназначавшийся Блэйз Забини. Девочка с отвращением проделала то же самое. Взрослые, оправившись от смущения, тихо смеялись над детьми, явно не питавшими друг к другу теплых чувств.
  
   Матрикус, тем временем, налил в каждый бокал немного вина и передал детям:
  
  - Сделайте ровно три глотка.
  
  - Да им и этого много! - громко произнес кто-то из гостей. По гостиной прокатилась волна смешков. Малфой-старший, приподняв брови, оглянулся, все смешки сразу смолкли.
  
  - Unio Fixis! - торжественно произнес Арчибальд Матрикус и Драко и Блэйз на секунду скрылись в яркой вспышке.
  
  - Я надеюсь, это все? - язвительно поинтересовалась юная мисс Забини.
  
  - Хвала Мерлину, - хмыкнул Малфой-младший, оборачиваясь к не перестающим хихикать друзьям.
  
  
  Глава 8. Будни и праздники - часть 2.
  
  
  
  Гарри Поттер с улыбкой наблюдал за стоящим у импровизированного алтаря другом. Малфой-младший явно пытался выглядеть спокойно и, насколько это возможно, невозмутимо, и, если бы он постоянно не оборачивался на них с Роном, это было бы вполне правдоподобно.
  
   Рон же старался сдержать смех при виде насупившейся Блэйз Забини, которая буквально прожигала взглядом Малфоя.
  
  - Она его в Хогвартсе придушит, - с усмешкой произнес Рон.
  
  - Или он ее, - ответил Гарри.
  
  Смеяться хотелось все сильнее - чего стоил этот излишне важничающий Арчибальд Матрикус, строгий и даже немного суровый Люциус Малфой, усмехающиеся гости....
  
  - Что за фарс они тут устроили? - недоуменно пробормотал Рональд. - Просто глупость какая-то!
  
  - Ладно тебе, сейчас церемонию закончат, и сходим куда-нибудь.
  
  - Церемония. Ха! Просто глупое сборище с доисторическими шаманскими плясками у костра. А ведь, между прочим, помолвка - одно из важнейших событий в жизни волшебника. А они из этого устраивают посиделки с бокалами вина.
  
  - Расслабься, Уизли, нас это не касается.
  
  - Еще как касается! Именно нам после всего этого выслушивать нытье обиженного всеми Драко Малфоя, - отрезал Рон. - Опять будет что-то вроде: "Как они могли так надо мною издеваться! Я ведь наследник рода, а не какая-нибудь там грязнокровка!"
  
  - Ну, относительно "наследника" я сильно сомневаюсь, но про "грязнокровок" ты точно подметил - малфоевская идея фикс.
  
  Матрикус, тем временем что-то вещал, обращаясь, преимущественно, к взрослым.
  
  - Э, глянь, кто это там, около камина стоит?
  
  - Кто-то с собой детей привел? - поинтересовался Поттер.
  
  - Ага. Смотри, в списках приглашенных точно есть Паркинсоны, Гойлы, Крэббы, Нотты и остальные - то есть вся гвардия Пожирателей. Им обязательно надо свих детей перезнакомить друг с другом - смена будет, в конце концов. Волан-де-Морт возродится - пойдут ему служить прямо по стопам родителей. Кто-нибудь новый появится - еще лучше.
  
  - Слушай, а с чего это вы с Малфоем так уверены, что Темный Лорд все еще жив? В стане Светлых о нем уже и думать забыли.
  
  - Ну, жив или нет - это сложно сказать, но что-то в этой вашей Поттеровской истории не так.
  
  - Опять! Вам что, так нравится меня этим доставать? Дома мне покоя нет, так еще и здесь!
  
  - Все-все не кипятись, - примирительно произнес Рон. - Посмотри-ка лучше на Драко - весь уже искрутился, пока этот Арчер... Арчу... тьфу ты, Арчибальд первую часть ритуала исполнял.
  
  - Первую часть ритуала? Так это была не просто болтовня?
  
  - Не-а, он там какие-то силы призывал, чтобы они благоволили будущему союзу. Я точно не знаю - никогда особо не интересовался ритуалами магии Крови и Родства.
  
  - А как же ты тогда отличаешь церемонию Помолвки от Принятия-в-Род-ради-Защиты?
  
  - Очень просто. Это в состоянии сделать каждый чистокровный. Сам ритуал и его суть значительно отличаются. Тебе разве дома не рассказывали? Ах, да, Поттеры ведь....
  
  - Еще раз скажешь при мне слово "грязнокровка", и от тебя даже шнурков матушке на память не останется!
  
  - Поттер, успокойся.
  
  - Откуда только у вас с Малфоем такой расизм проявился? Колдует - значит, волшебник, а какая к Моргане разница каких он кровей?
  
  - Ну, во-первых, это не расизм, а даже скорее "магглоизм", но это все лирика.... А берется все это из-за воспитания, которое использовали уже не на одном поколении магов. Общество такое, Поттер.
  
  - Значит, менять надо это общество!
  
  - Этим, между прочим, все и заняты, включая Волан-де-Морта.
  
  - Ну, в этом случае шило на мыло менять бесполезно. Он был еще большим магглоненавистником, чем сам Салазар Слизерин!
  
  - Поттер, погоди-ка со своей философией, я тут интересных гостей углядел.
  
  - И?
  
  - Во-первых, Эйвери со своим младшим и супругой.
  
  - Эйвери? Этот маньяк? После всего этого колдовского шабаша пойду и лично поблагодарю миссис Малфой за маски. Таким как Эвейри без разницы темный я или светлый, как только услышит фамилию "Поттер" - убьет без размышлений.
  
  - Ну-ну, посмотрим, хотя, в целом я с тобой согласен. А вон там и Карроу. Вот уж никогда бы не подумал, что они Пожиратели! - удивился Рон.
  
  - М-да, у нас сегодня день открытий - приятных и не очень. Смотри, у лестницы Долохов с Каркаровым стоят.
  
  - Долохов - русский. Нормально, да? У Темного Лорда, наверное, во время принятия Антонина Долохова в Пожиратели Смерти произошло временное помутнение рассудка.
  
  - У него не временное, а постоянное помутнение было, - усмехнулся Гарри. - Это я тебе сообщаю, как его несостоявшаяся жертва. А Долохов, между прочим, хорошо знает древнюю магию и умудряется ее как-то по-своему применять, так что расколдовать никто не может. У них там в России все делают правой ногой через левое ухо, и между прочим, о-го-го что получается! А Игорь Каркаров, вроде бы, директор Дурмстранга, болгарской школы магии, так?
  
  - Именно. У них там идет серьезный упор на Темную Магию, а не защиту от нее, как у нас. Я бы с удовольствием отправился учиться в Дурмстранг, но меня уже, похоже, в Хогвартс зачислили, да и родители стеной встанут против. Ух, жалко здесь Гиббона и Джагсона нет, я столько о них слышал - в Азкабане сидят вместе с Лестранжами, Розье, Руквудом и Мальсибьером.
  
  - А чего жалко-то? Я о них от отца с матерью как-то слышал - ничего особенного. Такие же мясники, как и Эйвери. Ты еще ими и восхищаешься.... - поморщился Гарольд.
  
  - Ничего я не восхищаюсь! Просто Мальсибьер, например, был мастером Заклятия Подвластья, Лестранжи, оба, были лучшими в использовании пыточных....
  
  - И именно они пытали Лонгботтомов, между прочим, пока их Лорд развлекался у нас дома.
  
  - А что с ними стало, кстати?
  
  - Отправили в "Святого Мунго" - у них рассудок повредился от пыток.
  
  - М-да.... Насколько я помню, в Азкабане еще и Трэворс с Яксли. Странно, что не сумели выкрутиться.
  
  - Денег на откуп Министерству не хватило.
  
  Тем временем, к ним подошел Драко Малфой, недовольно потиравший запястье.
  
  - Ну, весь Первый Круг упомянули? - спросил он.
  
  - Почти, слу-у-ушай, а что здесь Уилкс делает? Его же убили за год до падения Темного Лорда?
  
  - Уизли, во-первых, говори тише, во-вторых, его никто не убивал. Тогдашнее выступление авроров - инсценировка.
  
  - Понятно, дали кому-то на лапу - и все дела.... Ух, здесь и МакНейр! Он же, вроде министерский палач.
  
  - И бывший Пожиратель по-совместительству. Мы с Поттером его видели, когда в Темную Аллею за палочками ходили. Кстати, насчет Первого Круга я не шутил - за исключением некоторых, они все здесь. Почти все.
  
  - А еще, ты говорил, что бывших Пожирателей не бывает, - внезапно произнес Поттер.
  
  - Это ты к чему?
  
  - Да так - мысли вслух. Церемония ваша, вроде бы, закончена....
  
  - Ага, - прервал его Драко. - у старших сейчас начнется дружеская болтовня за ящиком вина. А нас отошлют куда подальше....
  
  - За ящиком?
  
  - А ты думал, зачем все здесь собрались? Только чтобы посмотреть, как меня с Забини обручат? Нет уж. Давно известно, что у отца лучший винный погреб во всей Англии. Вот к нему и наведываются - никаких высоких материй, Потти.
  
  - Тогда давайте прихватим бутылку вина, пока никто не заметил, и сами предадимся высоким материям? - с хитрой улыбкой произнес Рональд. - Отметим, в конце концов, грандиозное событие в жизни Драко Малфоя - помолвку.
  
  - Которую все легко превратили в натуральный цирк, где я выступаю в роли главного клоуна. Но ничего не выйдет, Рыжий, по крайней мере - пока гости окончательно не уйдут в "свои миры" или, как выражался один знакомый отца с Востока - понаблюдать восход полной луны из зарослей бамбука. Кстати, Ронни, рекомендую не попадаться на глаза Панси Паркинсон.
  
  - А что такого?
  
  Но Малфой на этот вопрос не ответил, удивленно глядя в спину удаляющемуся Поттеру.
  
  - Куда собрался?
  
  - Прогуляюсь по саду, - отмахнулся тот.
  
  - Погоди, скоро мой крестный должен будет прийти!
  
  Гарри его не расслышал и только отмахнулся.
  
  - А кто твой крестный-то? - поинтересовался Уизли.
  
  - Северус Снейп.
  
  - Алхимический ужас Хогвартса?
  
  - Ага, - хмыкнул Драко. - он ужас для всех, кроме слизеринцев. Он их декан.
  
  - Понятно. Я, в таком случае, постараюсь попасть в Слизерин, хотя бы ради сохранения собственной шкуры. У меня пятеро старших братьев и все его так расписывали...
  
  - Правильно - они же гриффиндорцы, а Северус их терпеть не может. О, а вот и он. Между прочим, единственный более или менее нормальный человек во всем Первом Круге Пожирателей.
  
  Из камина вышел высокий худой мужчина в темной мантии. Оглядевшись, он кивнул Малфою-старшему и отправился прямиком к крестнику.
  
  - Поздравляю, - произнес он с долей ехидства в голосе.
  
  - Спасибо, - на лице Малфоя-младшего возникла неприятная гримаса.
  
  - Что ж, по крайней мере, твой отец, наконец-то, от меня отстанет с просьбами повлиять на непутевого сына. Люциус в последнее время стал излишне деятельным, видимо, скучает по прежним временам.... Так-так, а что это за молодой человек рядом с тобой?
  
  - Это мой друг - Рональд Уизли, - поспешил представить слегка оробевшего товарища Драко.
  
  - Уизли? В Малфой-Мэноре? Это что-то новенькое. Во всяком случае, становится ясно, почему он в маске. Впрочем, это еще не самое худшее. Вот если бы ты, например, приволок сюда Поттера...
  
  На лице Малфоя-младшего отразилось виноватое выражение.
  
  - Он тоже мой друг, - пробормотал он куда-то в сторону.
  
  Брови Снейпа поползли вверх.
  
  - Мерлин и Моргана! Кто бы мог подумать - цвет подрастающего поколения Гвардии Света гуляет по сборищам Пожирателей. Ну, и где же этот твой друг?
  
  - В саду.
  
  - Надеюсь, ты ему не объяснил, что за особенности у сада Малфой-Мэнора?
  
  - Изгородь его не трогает.
  
  - Очень жаль.
  
  На удивленный взгляд Рона Уизли, Драко жестами объяснил, что Снейп Поттеров на дух не переносит.
  
  Зельевар, тем временем, рассмотрев гостей и степень намоченности их рукавов первой росой с листьев пятисотлетней криптомерии, сиречь - оценивания запасов винного погребя Люциуса Малфоя, поспешил отправить своего крестника куда-нибудь подальше. Краем глаза он успел заметить, как остальных детей тихонько отправляют через камин по домам, чтобы не мешали взрослым отдыхать.
  
  - Отлично. В таком случае, позволь познакомиться и со вторым твоим товарищем, раз уж я здесь. Должен же я представлять, с кем ты будешь водиться в Хогвартсе, - съязвил Снейп, мрачно поглядывая на Малфоя-старшего. - И не забудь захватить с собой своего рыжего друга - не рекомендую оставлять его одного в такой кампании.
  
  Драко, пожав плечами, повел их в сад. Удовольствие от происходящего у него давно перешло в глубокий минус.
  
   Пока мастер зелий в сопровождении Малфоя и Уизли гуляли по саду в поисках Поттера-младшего, в их сторону регулярно облизывался кто-нибудь из зеленой изгороди. Растения, подстриженные в виде животных, заинтересованно сверкая глазами-бусинками, поворачивали в сторону волшебников свои головы.
  
  - Не очень люблю наш сад, - тихо произнес Драко.
  
  Словно в подтверждении его словам, за ними раздался громкий шелест. Рон, подскочив на месте, схватился за волшебную палочку.
  
  - Против них бесполезно использовать магию, мистер Уизли, - презрительно хмыкнул Северус. - Впрочем, сильно сомневаюсь, что вы ее и применять-то умеете.
  
  - Руки бы поотрывать тому, кто оживил этот сад, - буркнул Рон.
  
  - Не выйдет, - хмыкнул Драко. - это один из нескольких внешних уровней защиты нашего особняка.
  
  - У твоих родственников было своеобразное чувство юмора.
  
  - Как, впрочем, и у первых поколений Прюэттов, - ввернул Снейп. - Насколько я помню из истории Средневековья, Августус Прюэтт был одним из первых Темных Лордов.
  
  Шелест становился все громче.
  
  - Вот сейчас мы выйдем к фонтану, а там у этих тварей какое-нибудь собрание. На нас посмотрят-посмотрят, специями посыпят и сожрут, - мрачно пошутил Малфой.
  
  Отчасти он был прав. В их сторону никто из оживших растений даже не повернулся. Все "животные" перемещались вокруг сидевшего у фонтана Поттера, который за всем этим действом наблюдал и гостей заметил не сразу.
  
  - А вот и Гарри Поттер, - произнес Драко. - Наше коммуникабельное чудо. Может договориться с кем угодно, включая замковых горгулий, которых строит по стойке "смирно". С изгородью он, как видите, уже успел подружиться. А тебе, Поттер, позволь представить моего крестного - Северуса Снейпа.
  
  - Приятно познакомится с лучшим зельеваром Англии, - произнес Гарольд, поднимаясь с земли. Фигуры животных вокруг него зашелестели еще сильнее.
  
  - Видимо, такту вас не научили, Поттер. Наглость, на сколько я помню - визитная карточка вашего отца.
  
  - Что я могу сказать - преемственность поколений.
  
  - Северус, а у нас сегодня дуэли будут? - быстро спросил Малфой, переводя разговор в другое русло. - Ты обещал какие-то новые заклинания показать.
  
  - Что ж, учитывая, что в замке куражится толпа Пожирателей и будет там до вечера, можно тренироваться прямо здесь. Если, конечно, мистер Поттер соизволит разогнать свой зверинец.
  
  - А зверинец никому не помешает, - весело ответил Гарри. Тем не менее, изгородь "расползлась" по углам.
  
  - Малфой, а вы что, с крестным дуэлями занимаетесь? - шепотом поинтересовался Рон.
  
  - Ага. Он меня с детства обучает.
  
  - Ну, я думаю, мистер Поттер не будет против, если он первым со мной сразиться? - нехорошо сверкнув глазами, съехидничал Северус.
  
  Гарольд пожал плечами, вставая напротив Снейпа. Тот медленно взмахнул волшебной палочкой, чуть уводя ее в сторону и вверх - разрешение оппоненту использовать темную магию. Поттер-младший сделал аналогичное движение и, судя по усмешке Северуса, совершенно зря.
  
  Дуэль начали с самых простых заклинаний.
  
  - Stupefy!
  
  - Petrificus Totalus!
  
  Лучи срикошетили друг о друга и ударили в фонтан, подняв тучу брызгов.
  
  - Impedimenta!
  
  - Rictusempra!
  
  - Dantisimus!
  
  - Furunculus!
  
  - Caecitas! Surditas! Silensio!
  
  Первые два заклятия зельевар легко блокировал, а хитро вставленное в конец заклятие немоты не успел (или специально про него забыл?). Поттер, надеявшийся, что его оппонент невербальной магией не владеет, был крайне огорчен, заметив посланные в его сторону Оглушители. От которых он, как и от прошлых заклятий увернулся, не желая тратить силы на щиты. На этом его и поймали.
  
  - Tarantellegra! Fluidum!
  
  Дернувшись в сторону от заклятия, Поттер ни с того ни с сего по щиколотку увяз в только что бывших твердыми камнях.
  
  "Идиот! Fluidum - заклинание "разжижения" поверхности! ", - раздраженно подумал мальчик.
  
  - Meritum! - произнес он, используя "отражающий" щит.
  
  - Jussum mortus!
  
  Накрепко "влипший" в камень Поттер был вынужден использовать специфические щитовые чары, чтобы начавшееся под ним локальное землетрясение прекратилось, потому что он прекрасно знал, чем чревато промедление:
  
  - Silentes Umbrae! Carcer!
  
  Последнее заклятие заключило Северуса Снейпа в клетку с разрядами молний в качестве решетки. Пока он метался по маленькому пространству внутри своей "клетки", ожидая, когда магия сойдет на нет, Гарольд пытался выбраться из каменного "капкана".
  
  - Fervo! - пробормотал он, направляя волшебную палочку на камень, надеясь "вскипятить" его.
  
  С воплем мальчик отскочил в сторону, потирая обожженные ноги. Это его спасло от очередного Оглушителя, вместе со щитом:
  
  - Veto!
  
  Еще некоторое время они перебрасывались несложными заклинаниями, пока Поттер окончательно не разозлился. В мыслях, как на грех, крутилось одно далеко не светлое и даже не "пограничное" заклинание. За тем перед глазами у него все внезапно потемнело, и он перестал контролировать свои действия. Временно окружив себя одним из наименее энергоемких щитов, мальчик, волшебной палочкой описал перед собой круг, а в нем начертал руну "хагалаз".
  
  Мастер зелий, некоторое время безрезультатно пытаясь пробить щит, удивленно уставился на Поттера. Нескольких секунд ему хватило, чтобы понять, что происходит. Надеясь успеть во время, он использовал заклинание поглощения магии. Оказалось - опоздал. Щит-то, конечно, вокруг Гарри пропал, но вот какое-то зловещее алое сияние вокруг него никуда не делось. Солнце внезапно заволокло буквально из ниоткуда взявшимися тучами.
  
  Малфой начал лихорадочно выставлять все известные ему щиты. Уизли, периодически то растворяясь в воздухе, то снова возникая, пытался куда-нибудь сгинуть. Все это безобразие остановил Снейп, использовав простенькие чары щекотки. Охранная магия заклинания, которое использовал Поттер, окутавшая его легкой дымкой после того, как вспыхнул рунический знак, легко пропустила заклинание, не посчитав его опасным. А зря. Пару минут спустя, Гарольд рухнул на землю, сотрясаясь от смеха. Алое сияние повисело-повисело, и, не дождавшись финальной фразы заклинания, сгинуло.
  
  Под хмурым взглядом Северуса и насмерть перепуганными Рона и Драко, смех Поттера медленно переходил в истерическое хихиканье.
  
  - Снимите кто-нибудь с меня эту гадость! - вопил он.
  
  Подержав в учебных целях заклятие еще некоторое время, Северус его снял.
  
  - Поздравляю, Поттер, вы нас всех чуть не угробили, - это были первые слова, которые услышал Гарольд, отошедший от действия магии, но еще нервно посмеивающийся. Причем, произнесены они были отнюдь не самым мирным тоном. Похоже, чары молчания Северус Снейп с себя снял.
  
  - Сами виноваты, - парировал мальчик. - Это была не моя идея.
  
  - В следующий раз, Поттер, извольте предупредить, кода захотите отправиться на тот свет, прихватив с собой пол Англии в придачу, - съязвил Снейп.
  
  - А почему пол Англии-то? - обиженно поинтересовался Гарри, даже не пытаясь подняться с земли.
  
  - Потому что вы не сумели бы вовремя снять это заклинание и от переизбытка банальным образом взорвались бы.
  
  Гарри ненадолго задумался и внезапно фыркнул.
  
  - Ну, вы, конечно, догадались - меня Риктусемпрой "угомонить". Такой полет фантазии....
  
  Малфой и Уизли, удивленные такой фамильярностью, удивились еще больше, когда Мастер зелий вполне спокойно ответил:
  
  - Зато подействовало. В экстренной ситуации и не такое придумать можно, мистер Поттер, - затем он повернулся к двум недоуменно переглядывающимся мальчикам. - Все успели запомнить, молодые люди? Считайте, что это была вводная лекция в науку ведения дуэлей.
  
  - А что за комплекс заклятий был в самом начале - там про мертвецов упоминалось, насколько я смог разобрать....
  
  - Jussum mortus и silentes umbrae? Первое - поднятие из земли инферналов, второе - его отменяющее, которое, кстати, действует так же, как и первое, если не произносится как контрзаклинание.
  
  - То есть если просто так ляпнуть "Тени Мертвых", то тоже появятся инферналы,
  
  а если после "Приказа Мертвых", то они исчезнут? - перевел все это на доступный язык Рон.
  
  - Гениально, мистер Уизли, - хмыкнул Снейп. - И поднимите, наконец, с земли Поттера - а то он еще простудится.
  
  Полностью ушедший в свои мысли Гарольд, вернулся к реальности, только когда ему на плечо уселась огромная сипуха с конвертом, прикрепленным к лапе. Еще двое прилетели к Рону и Драко.
  
  - Это письма из Хогвартса, - сухо заметил зельевар, заметив удивление мальчиков, и расположился на ближайшей скамейке. - В этом году ваши слегка придержали. По просьбе Малфоя-старшего.
  
  - Тут еще и список покупок прилагается, - через некоторое время произнес Драко. - Мерлин! Столько всего купить надо!
  
  Рональд в ответ только усмехнулся и покачал головой.
  
  - Северус, может, возьмешь нас сегодня в Темную Аллею? - Малфой-младший скорчил умоляющую рожицу. - Дома сейчас делать нечего - там совет бывших Пожирателей происходит.
  
  - Вас можно только на то свет брать - спокойнее будет. Ладно, откладывать в долгий ящик не стоит... а не то Люциус опять что-нибудь учудит.
  
  Судя по ехидству, прозвучавшему в последней фразе, методов воспитания Малфоя-младшего его отцом Снейп не переносил и предпочитал брать заботу о крестнике в свои руки.
  
  - Сейчас перенесемся в Лютный переулок. Рекомендую вам во время аппарации не потеряться, - ухмыльнувшись, посоветовал он Гарри и Рону.
  
  Через пару секунд, свое состояние во время которых Поттер-младший определил как "проталкивание сквозь очень узкую трубу", они оказались возле статуй. Снейп подтолкнул вперед мальчиков. Первым мимо стражей прошел Рон Уизли, как обычно не произнося никаких клятв, что удивило Мастера зелий. Следующим следовал Малфой. Он, как и друг, также ничего не говорил. Больше всех Снейп изумился, когда увидел, как каменные статуи преклонили колени перед Поттером.
  
   Быстро пойдя вслед за мальчиками, увы, не сумев обойтись без произнесения клятвы, Северус отстраненно поинтересовался у крестника:
  
  - Не заметил ничего странного?
  
  - Ты про этих стражей? Да мы за три года уже привыкли, когда по десять раз на дню здесь появлялись. Мы тут, между прочим, каждый угол облазили, - не без гордости заметил мальчик.
  
  - Лучше всего будет сейчас зайти в магазин ингредиентов к зельям - он ближе других находится, - оповестил всех Гарольд.
  
  - Вас не спрашивали, - отрезал Снейп, вознамерившийся наверстать упущенную язвительность. - Сейчас вы отправляетесь в "Иллитрис".
  
  - Но Северус, до него еще идти и идти! - возмутился Малфой, но, получив фирменный "снейповский" взгляд, замолчал.
  
  - Ничего, пройдетесь. Рекомендую через час купить себе нужные книги и мантии, я буду вас ждать в магазине "Все для зелий".
  
  Что-то недовольно буркнув, Драко махнул друзьям рукой и отправился вместе с ними к книжному магазину.
  
  - Ну, Поттер, зачем ты влез, а? Промолчать не мог? Осведомленность ему свою показать хочется.
  
  - Успокойся и не ной. Не так уж далеко и идти. Сорвин, между прочим, обещал для нас припасти что-нибудь интересненькое. Так что давайте, в темпе, я еще подумываю нагрянуть в одно интересное место, если успеем.... Кстати, кто знает, который час?
  
  - Начало четвертого.
  
  - Ну, ничего себе! - прокомментировал Драко. - Так, давайте-ка действительно побыстрее. Что нам надо в книжном?
  
  Рональд развернул список литературы, прилагавшийся с письмом.
  
  - Так, во-первых, по чарам - "Курсическая книга заговоров и заклинаний" на первый курс, автор Миранда Гуссокл. Во-вторых, история магии - "История Магии" Батильды Бэгшот. "Теория Магии" для чего не знаю, может, просто для общего развития? Автор, кстати, Альберт Уоффлинг.
  
  - Ерунда какая-то, - буркнул Гарри. - "История Магии", "Теория Магии", "Возникновение Магии", еще бы книжку "Как применять магию" придумали, или как волшебную палочку правильно держать....
  
  - Ты чем недоволен? Не все же такие юные гении, как мы. Уизли, читай дальше.
  
  - Дальше идет трансфигурация - "Пособие для начинающих", автор Эмерик Свитч.
  
  - А там случаем учебника по квиддичу нет? Уверен, вы оба будете страшно рады.
  
  - Поттер, замолкни, а? От Северуса набрался?
  
  - Хватит ругаться, - буркнул Рон. - Пришли уже.
  
   Минут через двадцать, нагруженные учебниками и книгами для "дополнительного чтения", заботливо врученными Фицджеральдом Сорвином, мальчики вышли на улицу.
  
  - Дальше. Что у нас по списку?
  
  - Мантии, - коротко произнес Рональд, стараясь удержать опасно накренившуюся стопку книг. - А ну их к Мерлину! Wingardium Leviosa!
  
  Аккуратно перевязанная бечевкой стопка книг послушно взмыла в воздух и поплыла вслед за своим хозяином.
  
  - Вот он, истинный гений, - хмыкнул Драко, поднимая в воздух свои книги. Гарольд, недовольно вздохнув, поступил так же.
  
  - Предлагаю сделать проще - сразу купить школьный чемодан и укладывать все в него по мере надобности.
  
  - Еще один гений нашелся, - прокомментировал Малфой-младший. - Ты сначала этот чемодан найди, а потом мы уж посмотрим, что с ним делать.
  
  Как ни странно, чемоданы нашлись легко, а учебники в них поместились еще легче. Тем не менее, вопрос о мантиях оставался открытым.
  
  - Я туда не пойду, - отрезал Гарри, останавливаясь перед вывеской.
  
  - Пойдешь, - с нажимом произнес Малфой. - Я вот как-то ведь умудряюсь себе мантии покупать...
  
  - А что ту странного? Ты и дома-то перед зеркалом крутишься, как девчонка.
  
  - Поттер!
  
  - Я уже одиннадцать лет как Поттер, хотя... больше предпочитаю девичью фамилию матери - Эванс.
  
  Уизли-младший, наблюдая эту перепалку, тихо хихикал и, уловив момент, запихнул Гарри в магазин мантий, и, прихватив Малфоя вместе с их чемоданами, зашел вслед за другом. За них сразу взялась продавец.
  
  - О, добрый вечер, молодые люди, - приветливо улыбнулась женщина.
  
  Поттер в ответ буркнул, что-то про то, что вечер еще не наступил.
  
  - Мы в этом году поступаем в Хогвартс, мадам, и хотели бы заказать три стандартных комплекта мантий, - вежливо произнес Драко. Поттер закатил глаза в притворном восхищении, за что немедленно получил чувствительный удар локтем.
  
  - Да-да, Хогвартс. Сию минуту, молодые люди, - засуетилась продавец. - Три стандартных черных мантии с магическим гербом, защитные перчатки из кожи дракона и зимний плащ, так?
  
  - Именно.
  
  - Сейчас вас обмеряет линейка... какой материал предпочитаете для мантий?
  
  Рон и Гарри успели углубиться в какой-то спор и никак не отреагировали. Отдуваться пришлось Малфою.
  
  - Бархат и парча.
  
  Записав все на пергамент, включая данные с успевшей всех обмерять линейки, женщина скрылась в глубине магазина.
  
  - Поттер, ты номер своего счета в Гринготтсе помнишь? - вкрадчиво спросил блондин.
  
  - Да, а зачем? У меня с собой есть деньги.
  
  - Тебе их не хватит, - ласково пояснил Драко.
  
  Тут же появилась продавец, неся в руках три упакованных комплекта. Цену за них она назвала совершенно астрономическую, от чего Гарольду захотелось лично придушить Малфоя. Судя по бледному лицу Рона, его наличности катастрофически не хватало.
  
  - Их что, из золота сделали? - зло прошипел мальчик.
  
  - Парча и бархат, Поттер, - беззаботно пояснил Малфой-младший.
  
  - Убью, - пообещал в ответ Гарри. - А для начала ты оплатишь все сегодняшние покупки Рона.
  
  По его лицу расплылась мстительная ухмылка, и Поттер бодро продиктовал женщине номер своего счета в Гринготтсе.
  
   На Малфоя было жалко смотреть.
  
  - Не рой другому яму, - наставительно произнес Гарольд. - Иначе сам в нее попадешь.
  
  С Рональдом дела обстояли еще хуже, учитывая, что он просто ненавидел, когда ему не хватало денег, и кто-то за него платил. Тем более что этим "кем-то" чаще всего был Драко Малфой, который потом постоянно напоминал Рону о своей "благотворительности" в его отношении. Уизли от этого каждый раз просто корежило, после чего он готов был свою семью проклясть до самых основателей рода.
  
  - Прюэтты, наверное, были богатыми, - мечтательно пробормотал он.
  
  - Ага, только куда все их богатство делось? - ехидно осведомился Драко, которого дома ожидала хорошая трепка от отца за огромные траты. - Ладно, замяли... пока что. Нам осталось купить чернила, пергаменты, перья, телескоп, ингредиенты для зелий, котел и...
  
  - Медные весы и набор стеклянных или хрустальных флаконов, - закончил за него Гарри. - Все четыре последних пункта можно приобрести в этом самом "Все для зелий". Кстати, я думаю, что нам стоит купить хрустальные флаконы.... Ладно тебе, Малфой, не надо так корчиться, за себя я сам как-нибудь расплачусь. Что? Отец тебя убьет? Ничего, он убьет, а мы - воскресим. Конечно, я подозреваю, что наш сегодняшний поход по магазинам сожрет добрую часть моей выручки у Фортескью.... М-да, я вообще в последнее время подозреваю, что финансы у нас - больной вопрос.... Ладно, пошли в "Перья и Кляксы", там, вроде бы открылся астрономический отдел.
  
  - Кстати о птичках, Поттер, тебе... да и нам всем пора сов себе купить. Я уже домашних до такой степени измочалил, что ими пользоваться невозможно, а отец своего филина не дает.
  
  - Ну, давайте тогда в "Тысячу магических животных" зайдем, - робко произнес Рон. - У меня раньше была ручная крыса, но ее сестре отдали....
  
  Оставив свои гигантские школьные чемоданы с наложенными на них чарами левитации висеть около прилавка, мальчики разошлись по магазину. Малфой и Уизли сразу отправились в "совятную".
  
  - Слушай, Рыжий, у меня идея - давай мы тебе Шерстепуха купим?
  
  Рон резко покраснел и посоветовал отправиться вместе с этим "дурацким Шерстепухом" куда подальше. Малфоя это, похоже, развеселило, и он начал подкалывать своего друга, предлагая купить ему каких-нибудь магических животных из министерского списка "Особо Опасных".
  
  Поттер, с усмешкой вслушиваясь в их разговор, не заметил, как оказался в серпентарии.
  
  "Точно, если уж брать животное, то такое, чтобы от него пол школы шарахалось.... В письме сказано: разрешается привезти кошку, жабу или сову. Но там же не написано, что запрещается иметь змею".
  
  Прогуливаясь мимо террариумов, мальчик внимательно разглядывал змей. Он, конечно, примерно представлял себе, кто есть кто, но быть полностью уверенным не мог. К тому же, как назло, нигде не было табличек. Внимание Гарольда привлек гигантский вольер-террариум, по которому ползала трехглавая ало-оранжевая змея с черными полосами трех-четырех футов длиной. Свои перемещения по вольеру змея сопровождала яростным шипением, доносившимся из всех трех голов одновременно. Похоже, они спорили, однако, заметив подошедшего к ним волшебника, замолкли.
  
  - Ну вот, опять! - прошипела правая голова. - Посмотрит-посмотрит, позовет папочку с мамочкой и уйдет, а нам здесь торчать!
  
  - Погоди-ка, что ты за зверь? - удивленно спросил мальчик.
  
  - Вы, маги, называете нас "руноследами", - ответила средняя голова, мечтательно поглядывая на возможного хозяина.
  
  - Постой, - правая снова вступила в разговор. - Ты можешь нас понимать? Ты владеешь языком змей? Человек, просим тебя, забери нас отсюда! Здесь совершенно невозможно жить! Мы тебе обещаем, что будем очень послушными и полезными!
  
  Остальные головы согласно закивали. Поттер, не ожидавший такого развития событий, слегка ошалело кивнул и пошел за продавцом.
  
   Змеиные головы, посовещавшись, все же решили, что волшебник их брать отказался. Каково же было их удивление, когда мальчик явился в сопровождение продавца, радостно причитавшего, что мол, наконец-то он избавится от этой твари. Остальные змеи, взбудораженные происходящим, с шипением метались по террариумам, упрашивая мага-змееуста купить и их.
  
  - Не могу же я купить весь "серпентарий" сразу! - наконец не выдержал Гарри. - Если вы согласитесь подождать, то я, возможно, найду, куда вас пристроить.
  
  Змеи согласно закивали, завистливо поглядывая в сторону руноследа, которого продавец дрожащими руками запаковывал в коробку.
  
  - Вот уж не думал, что при жизни встречу змееуста, - пробормотал мужчина, вручая коробку со змеей Гарольду. - Купите еще кого-нибудь, молодой человек?
  
  - Какую-нибудь сову.
  
  Но сову купить не получилось - птицы шарахались от него как от огня, взлетая на самые высокие жердочки и не желая спускаться. Драко, с тревогой поглядывая на странную коробку в руках Поттера, наблюдал за всем этим форменным безобразием.
  
  - В таком случае я могу посоветовать вам купить, скажем, ворона, - произнес продавец, отводя юного волшебника в отдел с другими птицами. - Они отлично дрессируются - ни чуть не хуже, а возможно, и лучше сов.
  
  - Или можно купить авгурия, - тихо хмыкнул Рон, выбравший себе маленького бодро посвистывающего совенка. - Будет личный предсказатель погоды.
  
  - Еще не хватало потом от его воплей просыпаться, - отрезал Малфой-младший. У него на плече, настороженно "ухая", сидел большой черный филин.
  
  - Или смертестона, - продолжал Рон. - Или сниждета...
  
  - Сниджета Поттер не купит - он квиддич ненавидит.
  
  Тем временем, вместе с продавцом вернулся страшно довольный Поттер.
  
  - Ну, кого купил?
  
  Тот, загадочно ухмыльнувшись, приоткрыл крышку верхней коробки. Прямо на Малфоя и Уизли оттуда вылетел огромный черный ворон, оглашая мрачным карканьем магазин. В "совятне" раздалось перепуганное уханье.
  
  - Это кейнерил - одно из магических созданий, - произнес Гарри. - Видите, у него клюв, когти и часть перьев сделаны из облеченного металла?
  
  - Ага, а глаза красные, - поежился Драко. - И этот ужас ты будешь использовать, как почтовую птицу? Ты свихнулся!
  
  - А я слышал, - влез Уизли. - перья кейнерила нужны для каких-то зелий...
  
  - Только попробуйте его ощипать - без пальцев останетесь, - предупредил Гарольд. Кейнерил утвердительно щелкнул клювом.
  
  - Запомните, молодой человек, - напутствовал продавец, - кейнерила в совятне держать нельзя!
  
  - А что у тебя во второй коробке? - вдруг поинтересовался Рональд.
  
  - Это сюрприз. Узнаете это первого сентября, - буркнул мальчик, загоняя кейнерила обратно в коробку.
  
  Чуть позже, в канцелярском магазине, окончательно смирившись с потерей денег, друзья накупили дорогих самопишущих перьев для конспектирования лекций. Рон уверял, что деньги окупятся с лихвой.
  
   В общем, к магазину "Все для зелий" они подошли часа полтора спустя, где их отчитал Снейп и тут же разругался с Гарри Поттером, которого до белого каления доводили любые сравнения с его отцом.
  
   Рон, войдя в магазин, так и замер на пороге, восхищенно глазея по сторонам.
  
  - С ним всегда так, - буркнул Драко в ответ на немой вопрос своего крестного. - Каждый раз, когда проходим мимо какого-нибудь магазина, специализирующегося на зельях, у Рыжего ступор приключается. От восхищения. Это тоже, своего рода, традиция.
  
  Недовольно поглядывая на зельевара, Гарольд первым занялся закупкой ингредиентов, котлов и прочих принадлежностей, постоянно сверяясь со списком. За ним последовал и Малфой, тратясь, к тому же, и на Рона. Удивленный Снейп поинтересовался, в чем дело. После объяснений он долго не мог придумать, что же ему делать - ругать крестника или посочувствовать ему.
  
  
  * * *
  
  
  Чуть меньше месяца, оставшиеся до первого сентября, проходили под девизом "узнать все". Все трое друзей с упоением погрузились в учебники, и под постоянные комментарии Поттера потихоньку начали самостоятельно осваивать программу. Вскоре к этому делу подключился и Северус Снейп, который в школу должен был отправиться только тридцать первого августа. Поттера, к тому же, почти "забрасывал" своими письмами его крестный, обеспокоенный происходящим. Узнав, где находится крестник, Ремус Люпин собирался лично нагрянуть в Малфой-Мэнор. Одному Мерлину известно, каких трудов стоили Гарольду отговорить Люпина от этого. Тем не менее, оборотень отказался от своей идеи, поставив условие - крестник ему будет постоянно писать, что у Малфоев, что в Хогвартсе.
  
   Занятия со Снейпом были, несомненно, увлекательными, если бы не одно "но" - он постоянно ругался с Поттером, так что оба срывали голос в бесконечных перепалках по совершенно пустяковым поводам. Снейп ненавидел Поттеров-старших, и, как следствие обоих их сыновей. Гарольда очень раздражало, что его судили по его родителям, о чем регулярно высказывался. Все это крайне раздражало и огорчало Малфоя-младшего, который никак не желал разрываться на две части, как и выбирать кого-то одного. Снейп был его крестным, и Драко уважал его, пожалуй, даже больше, чем отца. Гарольд был лучшим, и, что не маловажно, первым другом, и расставаться с ним не хотелось.
  
  Самое же странное, что после каждого такого "скандала" Гарри уходил к себе в комнату и запирался там, появляясь только ближе к ужину. Чем он там занимался, Малфою-младшему было не известно, и очень его интересовало.
  
   Все точки над i были расставлены в двадцатых числах августа, когда зельевар и Поттер-младший опять разругались, чуть не доведя дело до дуэли. Сам Драко при этом не присутствовал, но позже с огромным удивлением и облегчением заметил, что крестный и его лучший друг не только помирились, но даже прониклись уважением друг к другу. Как это произошло, и с чем было связано, никто не знал. Рон предполагал, что и Гарри и Северус просто сошлись в своей взаимной неприязни к Джеймсу Поттеру. Но все его домыслы сопровождались непрерывным потоком смеха, поэтому всерьез их Малфой не принимал.
  
   Чем Поттер занимался в своей комнате, выяснилось в ночь на первое сентября. Малфой-младший, отправившийся спать после прогулки на свежем воздухе только ближе к часу ночи, был крайне удивлен, заметив в окнах Поттера свет. Поскольку комнаты их находились напротив, Драко решил заглянуть к своему другу.
  
   Войдя в комнату, он был оглушен каким-то металлическим грохотом и лязгом, и первые две минуты потратил на то, чтобы прийти в себя. Старательно зажимая уши, надеясь их уберечь от невыносимого шума, Малфой огляделся.
  
   Комната Поттера ему даже нравилась больше, чем своя - в ней не было обилия зелени, серебра, змей и гербовых знаков рода Малфоев. Все было устроено просто и со вкусом - небольшая комната, декоративный камин, светло-бежевый ковер, мебель темного дерева. Единственной по-настоящему роскошной вещью в комнате была огромная кровать с балдахином, на которой и лежал Гарольд, рассеянно помахивая рукой в такт этому невообразимому металлическому гвалту. Задумчиво посмотрев сторону двери, он заметил своего друга. В комнате мгновенно стало тихо.
  
  - Что-то случилось? - поинтересовался Поттер.
  
  - Да нет, просто мимо проходил....
  
  - Что-то поздновато для прогулок.
  
  - И для прослушивания этого "нечто".
  
  - Любовью к маггловской музыке я от Дадли заразился. Он от тяжелого рока и металла просто с ума сходит.
  
  - Тут точно с ума сойдешь.... Так как ты умудряешься слушать этот ужас? Маггловские проигрыватели тут не работают.
  
  - Ты думаешь, что только у тебя одного есть волшебная музыкальная шкатулка?
  
  - Потратить такую замечательную вещь на такую отвратительную музыку, если это вообще можно музыкой назвать!
  
  - Я, между прочим, под нее расслабляюсь. Не всем же твою флейту слушать. Знаешь, Драко, шел бы ты спать - завтра у нас великий день, - мечтательно произнес Гарри.
  
  - Ага, великий.... Спокойной ночи, Поттер.
  
  
  Глава 9. Хогвартс. Первый курс.
  
  
  
  Утро первого сентября ознаменовало свой приход легкой моросью и холодным ветром. Однако без пяти минут студентов школы Хогвартс, а именно - Гарри Поттера и Драко Малфоя это волновало меньше всего.
  
   Большие старинные часы, висевшие над камином, показывали половину одиннадцатого, а Люциуса Малфоя, который пожелал самолично отправить сына в школу, до сих пор не было. Миссис Малфой, решив в сотый раз проверить, все ли взял с собой ее сын, распотрошила его школьный чемодан и стала заново укладывать вещи.
  
   Драко, так толком и не проснувшийся, носился по дому вслед за матерью, отговаривая ее класть в чемодан "еще один свитерок". За всем этим утренним безобразием наблюдал сидевший на нижних ступеньках лестницы Гарри, то и дело тоскливо поглядывающий на часы.
  
   Когда же мимо него в очередной раз, перепрыгивая через ступеньки, буквально взлетел по лестнице Малфой-младший вместе с левитированной им чашкой кофе, и, не рассчитав траекторию движения, снес по дороге вещи Поттера, тот не выдержал:
  
  - Хватит!
  
  Малфой, резко затормозивший перед другом и оказавшийся облитым собственным кофе, с недовольным видом устроился на одной из ступенек рядом с Поттером. Хорошенько поразмыслив, он налил себе еще бодрящего напитка в чашку из стоящего неподалеку кофейника.
  
  - Спать хочу, - коротко прокомментировал он произошедшее.
  
  - Нечего было вчера ночные променады устраивать! - рявкнул в ответ Гарольд, пытаясь отловить своего птицеобразного питомца-кейнерила, вылетевшего из клетки. - Ты вообще под ноги смотришь, или нет? Сколько я Ракшаса вчера в клетку загонял, а теперь, спасибо тебе, все по-новой!
  
  - Да ну тебя, Поттер. Я же не виноват, что у меня распорядок дня такой - я в одиннадцать в лучшем случае только просыпаюсь.
  
  - Тебя послушать, так ты ни в чем не виноват, чистый ангел, Мерлин и Моргана! - буркнул в ответ друг. - А ну живо в клетку! Это я не тебе, Малфой.
  
  - Да уже понял.
  
  Блондин с улыбкой наблюдал, как происходит очередное "столкновение характеров" Поттера и его птички. Победил, к сожалению для Ракшаса, Гарольд. Вследствие чего, оглашая особняк своими возмущенными воплями, кейнерил заметался по клетке.
  
  - "Петрификус Тоталус" на него наложи, - посоветовал Драко.
  
  - Я что, садист?
  
  - Ага.
  
  - Вот сейчас как выпущу его в вашу совятню...и пойдут клочки по закоулочкам.
  
  - Ну, я же говорил.
  
  - Главный садист - твой отец, который черт знает, где мотается, а мы тут его ждать вынуждены! Кстати, а почему мы его ждем? Уже без пятнадцати одиннадцать! Можно было бы портал создать....
  
  - Ты совсем с ума сошел? Какой портал с таким количеством вещей?
  
  - Вот я и говорю - все из-за твоего папаши.
  
  - В сотый раз объясняю: возжелав почувствовать на себе тяжкое бремя отцовства, Люциус Малфой захотел лично понаблюдать за отбытием сына в школу... только вот еще немного - и никакого отбытия не будет.
  
  - Мерлинова борода! Почему нельзя бы просто дать нам портал...
  
  - Говорю же - захотелось бремя отцовства ощутить.
  
  - А я уже ощутил бремя пунктуальности. Нет, чем он думает? Считает, что из-за нас будут поезд задерживать?
  
  - Понятия не имею, но если мама еще раз захочет перепроверить содержимое моего чемодана, я точно свихнусь.
  
  К концу этого разговора из камина вышел Люциус Малфой.
  
  - Надеюсь, вы уже собрали вещи? - спросил он таким тоном, будто это мальчики виноваты в том, что они могут опоздать на поезд.
  
  - Да, отец, - покорно пробормотал Малфой-младший.
  
  - Сейчас вы пройдете камином на вокзал "Кинг Кросс". Не забудьте взять тележки для чемоданов.
  
   Кое-как, удерживая в руках и чемодан, и клетку с птицей, а у Поттера была еще и сомнительного вида коробка, оба мальчика шагнули во вспыхнувший зеленым огонь.
  
   Через две минуты они, нетерпеливо оглядываясь на медленно и чинно идущих Малфоев-старших, отвезли тележки к разделительному барьеру между платформами девять и десять. Там их окликнул хмурый Рон Уизли, вырвавшийся из объятий матери.
  
  А рядом с семейством Уизлей стояли и Поттеры.
  
  - Черт, - тихо пробормотал Гарольд, никак не желавший встречаться с братом и родителями. Его они, вроде бы, пока не заметили.
  
  - Давайте быстрее, - зашипел Рональд. - иначе меня никуда не отпустят!
  
  К счастью для него и для Гарри, Драко Малфой с родителями распрощался быстро и, пообещав часто писать, направился в сторону барьера.
  
  - Рональд Уизли!
  
  И одновременно с этим второй разгневанный вопль:
  
  - Гарольд Джеймс Поттер!
  
  - Черт, черт, черт! Быстрее! - прикусив губу, подгонял друзей Поттер-младший, старательно делая вид, что ничего не слышал. - А ну вон с дороги!
  
  Отпихнув удивленно на него таращившегося брата, Гарри прошел сквозь барьер между платформами.
  
  На платформе 9 ? было еще более людно, чем на вокзале. Всюду сновали маги - родители, отправляющие детей в школу, персонал платформы, авроры.... Шум стоял просто невообразимый. Недовольно нахохлившись на своей жердочке, кейнерил по прозвищу Ракшас издал протяжный вопль.
  
  - Осталось минут пять до отправки, а нам еще купе искать! - выдал появившийся следом Драко. - Wingardium Leviosa!
  
  Взмахом палочки он отправил чемодан и клетку в вагон.
  
  - Дождись Рыжего, а я пока купе найду! - крикнул он, стараясь перекрыть шум толпы, и отправился следом за вещами.
  
  Рон, красный от смущения, не заставил себя долго ждать.
  
  - Малфой где? - первым делом спросил он.
  
  - Занят поисками купе. Давай, левитируй вещи, и пошли в вагон.
  
  Протиснувшись вслед за Малфоем сквозь толпу высовывающихся из окон и прощавшихся с родителями школьников, они оказались в пустом купе.
  
  - Забрасывайте вещи в отделение для багажа.
  
  - Успели, - облегченно выдохнул Поттер-младший.
  
  Мальчики, разобравшись с чемоданами, клетками и прочим, расселись. Рон сразу наложил на дверь запечатывающее заклинание.
  
  - Не хочу, чтобы кто-нибудь из моих братьев устроил тут мне разбор полетов, - смущенно произнес он, поглядывая на ухмыляющегося Малфоя-младшего.
  
  - И правильно, - пробормотал Гарри, откинувшись на спинку сидения. - Еще не хватало, чтобы сюда и мой братец заявился со своими дружками.
  
  Дождавшись свистка, означавшего отбытие от платформы, мальчики с улыбками переглянулись. Состав медленно тронулся, оставляя платформу позади.
  
  - Вот теперь точно - успели. Так, Поттер, а ну-ка показывай, что за чудо живет у тебя в коробке?
  
  - Куда ты опаздываешь? - усмехнулся Рональд. - Нам почти весь день ехать - прибудем только к шести-семи часам. Успеем еще на поттеровского питомца посмотреть. Кстати, а чего вы так долго-то? Я на вокзале часов с десяти стоял, ждал вас.... Вещи укладывали?
  
  - Это вообще отдельная история, - фыркнул от смеха Гарольд. - Мы еще со вчерашнего вечера все собрали... погоди-ка... по-моему, я забыл свою музыкальную шкатулку. Малфой, хватит ухмыляться, как наевшийся сметаны кот!
  
  - А я что? Я вообще не по этому поводу радуюсь.
  
  Пока Поттер углубился в поиски своей шкатулки, Драко пересказал товарищу события утра.
  
  - М-да.... А я ведь специально встал рано утром, все упаковал, - покачал головой Рон, услышав о заботливости миссис Малфой.
  
  - Не дай нам Мерлин, чтобы все последующие отъезды в школу проходили так же. Ну, Поттер, нашел свою "пыточную шкатулку"?
  
  - Нашел. Можешь торжественно впасть в траур. Кстати, раз уж полез в чемодан, достану-ка я вторую зверушку.
  
  В ответ раздалось радостное шипение выбравшейся, наконец, из коробки гигантской трехглавой змеи.
  
  - Гарри, это же рунослед! - восхищенно пробормотал Уизли.
  
  - Красавец, да?
  
  - Так ты его купил тогда в зверинце?
  
  - Пока вы там сов подбирали, я прогулялся в серпентарий. И вот, не удержался - купил.
  
  - Знаешь, судя по твоему взгляду, - осторожно осматривая змею, произнес Малфой. - если бы была возможность, ты бы весь серпентарий скупил.
  
  - А я и собираюсь. В ближайшем обозримом будущем. Когда найду, где им жить.
  
  - Змеиный маньяк, - фыркнул Рон. - Как ты хоть с этим чудом управляешься?
  
  - Я змееуст.
  
  Малфой поперхнулся.
  
  - Правда? Это же невероятно! Считалось, что только Салазар Слизерин мог говорить со змеями.
  
  - Или его наследники, - спокойно произнес Рон.
  
  - Я к ним не отношусь - Поттеры всегда были светлыми и с родом Слизеринов не имели ничего общего.
  
  - Но вот ты же темный. Вдруг и раньше были такие же "отступники"? - задумчиво произнес Рыжий. - Как хоть зовут твою зверушку?
  
  - Шинзор.
  
  - Странное имя, но, впрочем, у меня нет других знакомых, имеющих руноследа, чтобы достоверно об этом судить. Кстати, тебе не кажется, что крайние головы между собой ссорятся?
  
  - Они так постоянно. Я читал об этом в "Магических существах".
  
  - Естественно, эта не та ерундовая книженция, по которой мы будем учиться весь этот год?
  
  - Естественно - нет, она из вашей библиотеки, Малфой. Так вот, там рассказывается задача каждой головы. Левая (со стороны волшебника, находящегося лицом к руноследу), например, - это планировщик, решает, куда дальше ползти и что делать. Средняя - мечтатель, благодаря которой рунослед может дни напролет не двигаться с места, витая в великолепных иллюзиях и мечтах. Правая - критик, который постоянно выносит свою оценку по поводу действий левой и средней голов, выражаемую в надоедливом шипении. Зубы правой головы, между прочим, очень ядовиты.
  
  - Спасибо, теперь я точно знаю, с какой стороны к твоей змеюке лучше не подходить, - буркнул Малфой-младший. - Все-таки, на мой взгляд, эта твоя змеюка слишком длинная.
  
  - Это еще ничего. Шинзор еще маленький, вот когда вырастет....
  
  - Так он еще и расти будет?
  
  - Ага. Взрослые руноследы достигаю длины шести - семи футов.
  
  Представивший себе всю эту картину Драко содрогнулся.
  
  - И о чем они говорят? - заинтересовался Рон.
  
  - Есть хотят. Вот и спорят, кто из них троих мне об этом скажет.
  
  - А чем ты руноследа кормишь?
  
  - Мышами.
  
  - А... ты только предупреди свою чешуйчатую радость, что в следующем году в Хогвартс моя младшая сестренка Джинни поступит. Пусть рунослед ее мыша не есть, иначе мне голову дома открутят.
  
  - Погоди-ка, Джинни - это та маленькая рыжая пискля, которая влюбленными глазами смотрела на Джереми Поттера?
  
  - Именно, - хмыкнул Рон. - Я предлагаю заняться интеллектуальным трудом, а потом чем-нибудь перекусить.
  
  И тут же достав какую-то потрепанную книжку, углубился в чтение.
  
  - С кем я общаюсь.... - вздохнул Малфой, но, тоже достав из чемодана средних размеров талмуд, отвлекся от мира сего. - Поттер, вы там со своей змеей шипите потише.
  
  - Это не змея, а змей.
  
  - Ну, значит - со змеем.
  
  Гарри, усмехнувшись в ответ, продолжил о чем-то совещаться с Шинзором.
  
  Примерно в половине первого в дверь купе постучали. Рон, с неудовольствием оторвавшись от книги, снял запирающие чары. В купе заглянула улыбающаяся женщина.
  
  - Хотите чем-нибудь перекусить, ребята?
  
  Поттер, успевший к этому времени достать кусок пергамента и начав на нем что-то писать, отрицательно покачал головой. Плотно отобедавший тремя мышам змей, предусмотрительно свернувшийся клубочком рядом с мальчиком, постарался слиться с обстановкой и не показываться на глаза продавщице волшебных сладостей.
  
   Малфой, бросив взгляд на что-то пробормотавшего Рона, у которого покраснели уши, вышел в коридор.
  
  Через некоторое время он вернулся с охапкой сладостей.
  
  - Подвинься, Рыжий, - буркнул он, сваливая покупки на сидение. - Давайте есть, я с голоду умираю.
  
  - В десять был завтрак, - невнятно произнес Гарольд.
  
  - А я его проспал и теперь страшно хочу есть.
  
  - Он тебе рассказывал, как бегал по дому с левитированной чашкой кофе? - через пару секунд брюнет обратился к Рону.
  
  - И даже про то, как этим кофе облился.
  
  - Да чего вы ждете? Есть давайте!
  
  - Мне мама сандвичи с собой дала, - произнес Рон. - Будете?
  
  - А с чем они?
  
  - Вроде с ветчиной... - Уизли полез в свой чемодан. - Вот черт! Они с копченой говядиной! Мама забыла, что я ее не люблю - нас у нее очень много, постоянно забывает кто что любит..... М-да, теперь, наверное, мои сандвичи с ветчиной и соусом уплетает Перси - это один из моих братьев.
  
  - Ты рассказывал. Ладно уж, давай свои сандвичи - все равно съедим.
  
  - Нет, эти вам вряд ли понравятся - мясо сухое.
  
  - Вот поэтому давайте есть сладости, - настаивал на своем Драко.
  
  - Да погоди ты! У меня где-то свои припасы были, - отрезал Гарри. - А от одних твоих сладостей сыт не будешь.
  
  - Да что у тебя за припасы? Сухари недельной давности?
  
  - Нет. Во-первых, волшебное варенье, только я не очень-то понял, что в нем волшебного, во-вторых... во-вторых, сандвичи с сыром, что-то еще и "в-третьих" было, но я пока найти не могу. Вроде - несколько кусочков буженины....
  
  - А кофе или чай ты с собой не взял? - ехидно осведомился Малфой.
  
  - Я-то не взял. Но твоя мать мне сунула некое подобие маггловского термоса.
  
  - Неплохо вы собрались, - усмехнулся Рональд. - Вот что значит - предусмотрительные родители. А со сладостями, думаю, мы и так разберемся.
  
  - Уизли, хватит болтать, иначе тебе ничего не достанется. Знаешь такую маггловскую поговорку "В большой семье не щелкай клювом"?
  
  - Знаю, - грустно улыбнулся Уизли-младший. - Так, Гарри, давай-ка сюда свое варенье.
  
  - Оно не мое - его миссис Малфой дала.
  
  - А с какой это радости моя мать тебя продовольствием запасла? - неожиданно спросил Драко.
  
  - С такой. Она прекрасно знает, что ты сразу все съешь, а потом весь день будешь ныть.
  
  - Так, стоп, ребята. Давайте не будем ругаться из-за мелочи, - прервал их рыжий.
  
  - Ага. Мир, дружба, жвачка... кстати о жвачках. Я тут купил "лучшую взрывающуюся жевательную резинку Друбблс". Будете?
  
  - Только если со своих волос остатки этой жевательной резинки ты будешь соскребать сам.
  
  - Да говорю вам - хватит спорить! - воскликнул Рон. - Между прочим, тебе страшно повезло, Гарри. Я имею в виду варенье - со вкусом яблока, малины и вишни попадается редко.
  
  - Повезло? По мне, так это не очень вкусно - намешать все сразу...
  
  - Тут ничего не намешано! Просто магическое варенье может менять свой вкус по желанию волшебника. Вот смотри - на этикетке указано, что есть три вкуса, выбирай, какой хочешь, и варенье станет таким.
  
  - Мне, чур, яблочное, - влез Малфой.
  
  Однако дележка варенья была прервана стуком в дверь, после которого ее невежливо распахнули. В дверном проеме показалась Блэйз Забини, за спиной которой, нервно переминаясь с ноги на ногу, стояли еще шесть-семь ребят.
  
  - Здравствуй, Блэйз, - упавшим голосом произнес Драко.
  
  - И тебя туда же, Малфой, - бодро парировала девочка. - О, и Рыжик здесь! Привет, Уизел!
  
  - Привет, - ошарашено пробормотал Рон.
  
  Первым пришел в себя от такого напора Гарольд.
  
  - Я, конечно, понимаю, что это несколько невежливо, но что вы забыли в нашем купе? - осведомился он, поднимаясь с сидения.
  
  - Нам стало скучно.... - стушевалась Блэйз. - И мы решили поискать знакомые лица.
  
  - Ну, нашли. Что собираетесь делать дальше?
  
  - Это и я спросить собиралась. Может, поступите по-джентльменски и пригласите нас на ваш импровизированный обед?
  
  - Только через мой труп, - отрезал Малфой-младший.
  
  - Это можно очень легко устроить, - фыркнула девочка в ответ. - Так как, Поттер? Ты же в вашей банде главный.
  
  Скосив глаза на усмехающегося Рональда и стремительно бледнеющего Драко, мальчик вздохнул.
  
  - Только если вы не разнесете нам все купе.
  
  Через пару минут все дружно уплетали припасы Поттера и купленные Малфоем сладости, причем последний это делал с таким видом, будто ему зубы свело от сладкого. Как ни странно, даже сандвичи Рона Уизли кому-то пришлись по вкусу.
  
   Вскоре вся дружная компания, неизвестно как разместившаяся в одном-единственном купе уже бодро травила байки, играла в "плюй-камни" и шахматы. Кто-то с воплями "какая лапочка" разглядывал поттеровского руноследа. Малфой, вместе с Ноттом, Эйвери и Уизли углубились в обсуждение квиддича и шансов на победу сборной Англии в ближайшем матче. Девочки, во главе с Блэйз Забини и Алисой Карроу, о чем-то тихо совещались, периодически поглядывая на мальчишек.
  
   В общем, можно было с уверенностью сказать, что большая часть будущей "надежды Пожирателей" находилась именно в купе номер три, где под предводительством Поттера, Малфоя и Уизли, они проводили время. На самом же деле, Гарольд все это время просидел, уткнувшись в первый попавшийся под руку учебник - "Магические отвары и зелья". Когда стоявший в купе гомон ему окончательно надоел, мальчик, прихватив с собой книгу, вышел в коридор. Вслед за ним выполз и пресытившийся вниманием и впечатлениями Шинзор, который, обвившись вокруг хозяина, положил ему на плечо все свои три головы и, сладко зевнув, отправился в объятия змеиного Морфея.
  
   Снаружи, тем временем, уже стемнело. В вагонах включились лампы. Гарри, подумав про спящую змею, поправил мантию, чтобы три посапывающих головы не было видно.
  
   За его спиной кто-то деликатно покашлял, привлекая к себе внимание. Поттер-младший обернулся. Перед ним оказались двое: темноволосая девчушка с "вороньим гнездом" на голове и полный круглолицый мальчик. Его Гарри видел еще на платформе - мальчик, которого звали, кажется, Невиллом, жаловался бабушке, что он что-то потерял.
  
  Девочка, чуть смутившись, спросила:
  
  - Извините за беспокойство, мы ищем жабу Невилла. Вы ее не видели?
  
  - Нет.
  
  - Очень жаль. Мы уже весь поезд обошли, - пожаловалась она.
  
  - Рекомендую заглянуть в туалеты.
  
  Двое сначала покраснели, решив, что Гарольд над ними издевается. Но потом Невилл, что-то вспомнив, радостно заулыбался и, поблагодарив ребят, отправился в сторону тамбура.
  
  - Меня зовут Гермиона Грэйнджер, - представилась девочка после недолгого молчания. - А вы, наверное, со второго или третьего курса?
  
  - Вовсе нет. Я только поступаю в Хогвартс.
  
  - Вот здорово! Как и я! - обрадовалась Гермиона. - Мне скоро уже двенадцать исполнится, я в сентябре родилась, поэтому, кстати, год пропустила.
  
  - Так вот в чем дело, - произнес Гарри. - Тогда понятно, почему поступаешь только на первый курс. Я читал в "Истории Хогвартса", что можно поступить только с одиннадцати лет.
  
  - Так вы... ты тоже читал "Историю Хогвартса"? - с некоторой заминкой спросила девочка. - У меня уже успело сложиться мнение, что кроме меня никто ни учебников, ни какой-либо еще дополнительной литературы не читал.
  
  - Ну, как видишь, это не так. Кстати, забыл представиться - Гарри Поттер.
  
  - Ты брат Джереми? - глаза девочки удивленно расширились. - Но вы ведь совершенно не похожи! Ни капельки сходства! А еще он говорил, что ты....
  
  - Он вообще много говорит, - пробормотал Гарольд, уже жалея, что начал этот разговор.
  
  Мисс Грэйнджер, видимо почувствовав, что на эту тему ее новый знакомый говорить не хочет, быстро перевела разговор в другое русло.
  
  - О, а что это такое? - спросила она, указывая на змею.
  
  - Рунослед. Он мой питомец.
  
  - Рунослед? Я читала о них - очень умные животные. У них очень ценная шкура....
  
  - ....И ядовитые зубы. Я тоже читал. В "Магических существах мира" им отведена целая глава. Кстати, насчет зелий ты права - шкуры и яйца, откладываемые руноследом, используют в изготовлении зелий для стимуляции умственных способностей.
  
  - Да. Ой, а у тебя с собой учебник по зельям? Я вспомнила один интересный рецепт....
  
  В общем, когда будущие слизеринцы, наконец, обратили внимание на длительное отсутствие Поттера и выглянули в коридор, он о чем-то спорил с Гермионой Грэйнджер, ссылаясь на очередную книгу, совершенно не относящуюся к списку школьной литературы.
  
  - Два гения нашли друг друга, - в разгар спора объявился Драко Малфой. - Привет.
  
  Ответить Гермиона не успела, потому как в дальнем конце вагона показался Джереми Поттер со своими друзьями.
  
  - Немедленно отойди от них, Гермиона, - покровительственным тоном произнес он. - Тебе не стоит водиться с моим братом.
  
  - Он очень даже неплохой собеседник, - возразила девочка. - А ты говорил....
  
  - Кто к нам заявился, - протянул Малфой-младший. - Неужели это сам великий и грозный Мальчик-Который-Выжил? Предлагаю всем срочно падать ниц перед нашей юной звездой.
  
  - Заткнись, белобрысый! Гермиона, пошли отсюда. Ты же не хочешь остаться в обществе детей Пожирателей Смерти?
  
  - Как ты меня назвал, аврорское отродье? - прошипел Малфой.
  
  - Кто-то там про смерть упомянул? - из купе показалась Блэйз. Следом за ней вышел и Рон.
  
  - Ух, всю свою ватагу собрал, братишка? - ехидно поинтересовался Джереми.
  
  - Ну, они-то в отличие от тебя и твоих подхалимов хоть что-то могут.... - хмыкнул Гарольд. - М-да, что-то твоих нынче маловато... обычно за тобой толпами гоняются с просьбой дать автограф.
  
  - А тебе завидно? - гордо произнес его брат.
  
  - Эх, Джерри-Джерри, ничего нового придумать не можешь... все об одном и том же. Сколько я тебе говорил - не меряй всех по себе!
  
  При упоминании о сокращенном варианте его имени, который использовала только Лили Поттер, Мальчик-Который-Выжил резко покраснел. Гарри, тем временем, с равнодушной усмешкой обратился к Гермионе Грэйнджер:
  
  - В самом деле, мисс, шли бы вы в вашу гриффиндорскую кампанию.... А то Джереми уже весь изошелся от желания проявить над кем-нибудь свою опеку. Весь в нашего дорогого папашу пошел, за исключением внешности, конечно. Такой же вспыльчивый, ненормальный урод!
  
  - Как ты смеешь так говорить об отце! - разъяренно заорал Джереми, бросаясь на брата с кулаками.
  
  В этот момент, почувствовав, что творится что-то неладное, змей, до сих пор мирно спавший, проснулся и во все свои три глотки возмущенно зашипел на Джереми Поттера. Он же, испуганно отшатнувшись от брата, запнулся и полетел на пол.
  
  - В чем дело, Джерри? Испугался моей зверушки? - насмешливо осведомился Гарольд.
  
  В это время, радостно улыбаясь и держа на руках Тревора, появился Невилл Лонгботтом. Собираясь что-то сказать, он недоуменно огляделся по сторонам и побледнел.
  
   Рядом с дверью в третье купе стояла целая банда воинственно настроенных ребят под предводительством Гарри Поттера, поглаживающего три змеиных головы, высунувшиеся над его левым плечом и что-то недовольно шипящих.
  
  - Шли бы вы отсюда, мальчики, пока живы, - подвела итог Блэйз и обманчиво-дружелюбно продолжила:
  
  - А заодно свою грязнокровку-зазнайку с этим сквибышем забрали бы!
  
  Оскорбленная Гермиона покраснела и, схватив за руку ничего не понимающего Невилла, ретировалась в сторону компании Джереми. Тот, неловко поднявшись с пола, последовал ее примеру.
  
  - По-моему, Блэйз, это был перебор, - несколько секунд спустя, когда его брат вместе со своими друзьями убрался восвояси из вагона, произнес Гарри Поттер.
  
  - Вовсе нет, - поджав губы, отрезала девочка. - К тому же я видела списки учеников - Грэйнджер магглокровка. У нее родители эти... как их... зубные врачи.
  
  - Дантисты, что ли?
  
  - Ага. В магии - ни в зуб ногой. А эта дура думает, что если она перечитала все учебники, помахала палочкой, тут же станет чистокровной ведьмой!
  
  - Ты подслушивала наш разговор? - приподняв брови, поинтересовался Гарольд.
  
  - Дверь была неплотно закрыта, - смутилась она.
  
  - Или у Блэйзи слишком большие ушки, - язвительно сказал Драко.
  
  - Все, не желаю это больше слушать, - отрезал Поттер. - Скоро подъезжаем, так что рекомендую вам разойтись по купе.
  
  И, вернувшись в свое купе, захлопнул за собой дверь.
  
  - Что это с ним? - недоуменно просил Теодор Нотт.
  
  - Да так, вы ему на больную мозоль наступили. У него, можно сказать, на грязнокровках "пунктик", - отмахнулся Рон, скрывшись в купе вслед за другом.
  
  - Ладно, до встречи на распределении, ребята, - усмехнулся Малфой-младший и последовал за Уизли. Все оставшееся время они ехали молча. Вскоре Хогвартс-экспресс начал сбавлять ход.
  
  "Мы подъезжаем к Хогвартсу через пять минут. Пожалуйста, оставьте ваш багаж в поезде, его доставят отдельно", - разнесся по вагонам усиленный магией голос машиниста.
  
  После того, как поезд остановился, Гарри, Рон и Драко одними из первых вышли на маленькую, плохо освещенную платформу.
  
  - Первокурсники! Все сюда! - раздался громкий бас. Перед учениками показался держащий в руках большую лампу великан, на добрых три-четыре фута возвышавшийся над толпой юных волшебников. - Все собрались? Тогда идите за мной. Не забудьте смотреть себе под ноги!
  
  - Это Хагрид - школьный лесничий. Он полувеликан, - сообщил друзьям Малфой. - Мы сейчас должны будем на лодках через озеро переправиться в Хогвартс. Отец говорил, что отсюда открывается прекрасный вид на замок.
  
  - М-да, а Люциус Малфой, оказывается, эстет! - съехидничал Рональд.
  
  Толпа первокурсников вышла к берегу большого черного озера, на другой стороне которого возвышался воистину гигантский замок с множеством башен. Огромные окна ярко горели, создавая сказочное впечатление.
  
  - Круто, - выдохнул Рон, вместе с другими ребятами. - Это и есть Хогвартс?
  
  Лесничий, тем временем, рассаживал первокурсников по маленьким лодочкам, покачивающимся на воде у берега.
  
  - По четыре человека в лодку, не больше! - предупредил Хагрид. - Все расселись? Тогда поплыли!
  
  Лодка Гарри, Рона и Драко, к которым подсел Теодор Нотт, двинулась к замку.
  
  Лодки медленно заскользили по водной глади, давая возможность ребятам рассмотреть их новый дом во всей его красе.
  
  - Всем пригнуться! - крикнул лесничий, когда лодки подплыли к утесу. Из скрытой витками плюща бухты, Хагрид повел первокурсников по тоннелю, затем по каменной лестнице. Вскоре все оказались на лужайке перед замком.
  
  - Никто не потерялся? - спросил Хагрид.
  
  Убедившись, что все в порядке, полувеликан постучал в гигантские ворота. Двери распахнулись, и ребят встретила высокая волшебница в изумрудно-зеленой мантии.
  
  - Декан Гриффиндора - Минерва МакГонагалл, - пояснил Малфой. - Она трансфигурацию преподает.
  
  - А чего она в зеленом, если гриффиндорский декан? - поинтересовался Рон Уизли.
  
  МакГонагалл повела будущих учеников в гигантский зал, из которого вела на верхние этажи мраморная лестница.
  
  - Сейчас нас поведут в Большой Зал на Распределение, - снова прокомментировал Драко.
  
  Но, в этот раз он был не прав. Профессор МакГонагалл привела учеников в маленький пустой зальчик.
  
  - Добро пожаловать в Хогвартс, - начала она. Рядом с Роном ехидно усмехнулся Теодор. - Сейчас вы отправитесь на банкет по случаю начала учебного года. Однако прежде вас должны будут распределить по факультетам. Распределение - серьезная церемония, по результатам которой вы попадете на определенный факультет, который станет вашей второй семьей с сегодняшнего дня и до окончания школы. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне.... - при этих словах по залу покатились смешки. МакГонагалл недовольно нахмурилась, и все замолчали. - Вы будете проводить свободное время в специальных комнатах, отведенных для каждого факультета. Факультетов в школе четыре: Гриффиндор, Когтевран, Пуффендуй и Слизерин....
  
  - Ну, конечно, начала она со своего факультета, - недовольно пробормотал Нотт. - Сейчас нам точно будет мозги пудрить - в Слизерине, мол, только темные маги учатся...
  
  - Пусть делает, что хочет, а я никуда кроме Слизерина не пойду, - сказала Панси Паркинсон. - И не дай Мерлин, они меня на какой-нибудь другой факультет распределят!
  
  - Ага, тогда Хогвартс сначала оглохнет от твоих воплей, а потом утонет в слезах, - усмехнулся Эйвери.
  
  Драко Малфой же был совершенно спокоен и расслаблен, даже не делая вид, что слушает МакГонагалл.
  
  - Что с тобой? - тихо спросил его Рональд.
  
  - Помнишь, что я рассказывал про Малфой-Мэнор?
  
  - Что он полуразумен?
  
  - Да. Так вот знаешь, Хогвартс, по-моему, тоже живой.
  
  - Ты его чувствуешь? - уточнил Гарри.
  
  - Именно. Замок радуется новым ученикам. Знаете, на что это похоже? Будто кто-то по голове гладит, легонько так, почти незаметно. Я думаю, если вы сосредоточитесь, то тоже сможете почувствовать.
  
  Рон, сосредоточившись, постарался что-то такое уловить, но у него ничего не вышло.
  
  - Гарри, а ты?
  
  - Есть что-то такое, только я как будто отголоски чьей-то радости ощущаю.
  
  - Это оно.
  
  - Знаешь, наверное, Киркан был прав - у тебя есть какие-то способности, - задумчиво протянул Поттер-младший. - Скорее всего - эмпатия.
  
  - Чего?
  
  - Так у магглов называют способность к чтению эмоций других людей.
  
  - Этого еще мне не хватало для полного счастья! Завтра пошлю домой сову и поинтересуюсь, почему мне до сих пор ничего об этом не сказали!
  
  - .... Надеюсь, каждый из вас будет достойным членом своей новой семьи, - чуть повысив голос, закончила профессор МакГонагалл, глядя на разговорившихся мальчиков. - Церемония распределения начнется через несколько минут, а пока я советую вам собраться с мыслями.
  
  Она задержала взгляд на Невилле Лонгботтоме, у которого сбилась мантия, на Джереми Поттере, болтавшим со своими друзьями и, попросив всех вести себя тихо, вышла.
  
  Стоило ей уйти, как от тишины не осталось и следа. Будущие первокурсники обсуждали, что же за церемония отбора им предстоит.
  
  - Дети! - фыркнула Блэйз Забини. - Думают, что нас будут испытывать. Глупости!
  
  - Раз ты такая умная, - рассерженно перебила ее Гермиона. - то скажи, что там будет.
  
  - О-о, Грэйнджи, все в свое время! Узнаешь, когда окажешься в Большом Зале, - лукаво усмехнулась Забини.
  
  Начавшийся спор прекратился сам собой, потому что через противоположную стену в маленький зал просочились призраки. На учеников они поглядывали с интересом и даже пытались их ободрить. Толстый Проповедник, привидение Пуффендуя, радостно улыбался собравшимся, приглашая их на свой факультет.
  
  - Это Кровавый Барон, - тихо сказал Драко, указав в сторону одного из призраков, державшегося чуть в стороне от других. - Он привидение слизеринских подземелий.
  
  Барон, словно услышав, что говорят о нем, посмотрел на ребят.
  
   Тем временем, в зал вернулась Минерва МакГонагалл.
  
  - Выстройтесь в шеренгу и идите за мной! - скомандовала она первокурсникам.
  
  Ребята, послушно построившись, вошли за ней в зал, в котором побывали при входе в замок, и, сквозь гигантские двойные двери вошли в Большой Зал.
  
  - Так вот он какой! - восхищенно пробормотал Рон, разглядывая освещенный тысячами свечей зал. - А вон тот самый знаменитый потолок! Я даже примерно знаю, какое заклинание на него наложено! Такое чувство, будто мы находимся под открытым небом!
  
  - Заткнись, - беззлобно посоветовал ему Теодор, не менее пораженный увиденным, чем остальные.
  
  Шинзор же, оставшийся со своим хозяином, посоветовал ему плотнее запахнуть мантию, дабы не быть обнаруженным.
  
  Перед первокурсниками, пока они оглядывали Большой Зал, поставили табурет со старой выцветшей остроконечной шляпой.
  
   Шляпа шевельнулась, и, когда в ней появилась напоминающая рот дыра, она запела:
  
  Быть может, я некрасива на вид,
  
  Но строго меня не судите.
  
  Ведь шляпы умнее меня не найти,
  
  Чего там не говорите.
  
  Шапки, цилиндры и котелки
  
  Красивей меня без сомнений.
  
  Но если б были они и умнее,
  
  От меня бы не ждали решений.
  
  Все помыслы ваши я вижу насквозь,
  
  Не скрыть от меня ничего.
  
  Наденьте меня, и сообщу
  
  Где учится вам суждено.
  
  Быть может, вас Гриффиндор ждет,
  
  Где учатся лишь храбрецы,
  
  Их сердце песню отваги поет,
  
  К тому ж благородны они.
  
  А может быть, Пуффендуй - ваша судьба,
  
  Где все идеалам высоким верны.
  
  Упорства и чести ждет их мечта
  
  Терпеньем ее добиваться должны.
  
  Если же к знаниям вас тяготит,
  
  Есть юмор и силы гранит грызть наук,
  
  То путь, по-секрету, скажу я, лежит
  
  В Когтевран - ваш будущий лучший друг.
  
  Быть может, что Слизерин ваша судьба,
  
  Где найдете себе вы друзей.
  
  То хитрецов гениальных тропа,
  
  Которой прошел не единый злодей.
  
  Не бойтесь меня, надевайте смелей,
  
  И вашу судьбу предскажу я верней,
  
  Чем сделал бы это иной.
  
  В надежные руки попали вы все,
  
  Пусть и их лишена я к беде,
  
  Но горжусь я собой.
  
  Зал зааплодировал шляпе.
  
  - Когда я назову ваше имя, вы подойдете сюда, сядете на табурет и наденете шляпу, - произнесла МакГонагалл. - Итак, начнем. Аббот, Ханна!
  
   Девочка с косичками вышла из шеренги и, надев шляпу, села.
  
  - Пуффендуй! - не замедлила с вердиктом Шляпа.
  
  Крайний правый стол разразился аплодисментами.
  
  - Эйвери, Эдвард!
  
  - Слизерин!
  
  Ребята со второго стола справа захлопали ему.
  
  - Вот туда мы и попадем, - ободряюще улыбнулся товарищам Драко.
  
  А распределение продолжалось.
  
  - Боунс, Сьюзан!
  
  - Пуффендуй!
  
  Сьюзан поспешила отправиться к нужному столу и сесть рядом с Ханной.
  
  - Бут, Терри!
  
  - Когтевран!
  
  Теперь зааплодировали за вторым столом слева. Несколько старшекурсников поднялись с мест, чтобы пожать руку новенькому.
  
  - Броклхерст, Мэнди!
  
  - Когтевран!
  
  - Браун, Лаванда!
  
  - Гриффиндор!
  
  Теперь бурные овации послышались со стороны крайнего левого стола.
  
  - Булстроуд, Миллисента!
  
  - Слизерин!
  
  - Финч-Флетчли, Джастин!
  
  - Пуффендуй!
  
  - Финниган, Симус!
  
  Шляпа, оказавшись на голове светловолосого мальчика, задумалась.
  
  - Один из хороших друзей Джереми, - сообщил Гарри, неприязненно поглядывая на Симуса.
  
  - Гриффиндор! - наконец произнесла Шляпа.
  
  - Грэйнджер, Гермиона!
  
  - Гриффиндор!
  
  Джереми Поттер с друзьями как-то кисло переглянулись, что совершенно не соответствовало тому рвению, с которым они "защищали" эту девочку в поезде.
  
  - Карроу, Алисия!
  
  - Слизерин!
  
  - Лонгботтом, Невилл!
  
  Это был тот самый неуклюжий мальчик, который потерял в поезде свою жабу. Он умудрился споткнуться и упасть, еще не дойдя до табурета со Шляпой, которая долго молчала, прежде чем произнесла:
  
  - Гриффиндор!
  
  - МакДугал, Мораг!
  
  - Пуффендуй!
  
  - Малфой, Драко!
  
  Проболтав половину распределения с друзьями, Драко ухмыльнулся и, гордо выпрямившись, пошел к табурету со Шляпой. Едва коснувшись его головы, она произнесла:
  
  - Слизерин!
  
  Малфой-младший присоединился к ранее отобранным Крэббу и Гойлу, получив поздравления от других слизеринцев.
  
  - Остались мы с тобой, Рон, - хмыкнул Поттер.
  
  - Ничего, и до нас скоро очередь дойдет. А там уж я как-нибудь уговорю эту шляпку не отправлять меня в Гриффиндор.
  
  После Драко Малфоя распределили Дэви Маркса, Теодора Нотта, Терри Робертса, Роджера Муна, Панси Паркинсон, девочек-близнецов Парвати и Падму Патил, Салли-Энн Перкс....
  
  - Поттер, Гарри!
  
  - Ну, дружище, удачи, - Рон хлопнул товарища по плечу.
  
  В Большом Зале повисла зловещая тишина. Все с напряжением наблюдали, как Поттер подходит к табурету и надевает шляпу на голову.
  
  "Уставились на меня, как стадо баранов на новые ворота", - раздраженно подумал мальчик.
  
  - Я с тобой согласна, ученики редко бывают деликатными, - раздался тихий голос у него над ухом. - Но, приступим к распределению. Вопрос непростой, признаю сразу. Итак, посмотрим.... Смелости много, она даже граничит с безрассудством. Ум весьма не плох. Талантами природа тоже не обделила.... И куда же мне тебя отправить? Весьма похвальное желание себя проявить. Хитрость и изворотливость, которым позавидовал бы сам Салазар. А еще очень много злобы и ненависти. Нельзя так жечь свою душу, юноша!
  
  "Я сам знаю, что мне делать", - мысленно ответил Гарольд.
  
  - И я в этом ничуть не сомневаюсь. Что же мне делать? - мальчику на секунду показалось, что в голосе шляпы послышалось сомнение. - Я не могу допустить, чтобы эта злость сокрушила тебя. Слишком тонка грань. Решено.
  
  - Только в Слизерин и никуда более! - громко произнесла шляпа.
  
  Стол слизеринцев взорвался овациями. Единственный во всем зале. Остальные, включая преподавателей, хранили молчание.
  
  Гарри с облегчением вздохнул и улыбнулся своим новым друзьям, опускаясь на место рядом с Драко Малфоем.
  
  - Ух, устроил же ты представление, Поттер, - усмехнулся он.
  
  - Старался, как мог. Ну, дожидаемся Рыжего?
  
  - Ага. Скоро и до него дойдет очередь.
  
  - Поттер, Джереми!
  
  Все в той же тишине к Распределительной Шляпе подошел Джереми. Судя по лицу, он был явно недоволен, что внимание к нему такое - молчаливое, напряженное, недоверчивое. Похоже, будь у него возможность, он сказал бы на весь Большой Зал: "Не сравнивайте меня с братом! Я не такой как он!". Тем не менее, стоило Шляпе оказаться у него на голове, как она без сомнений выдала:
  
  - Гриффиндор!
  
  Стол под алым с золотыми знаменами как-то вяло похлопали новоприбывшему и замолчали.
  
  - Уизли, Рональд! - объявила Минерва МакГонагалл.
  
  Шляпа, оказавшись у него на голове, долго молчала. Как подозревал Гарри, она устроила ему "разбор полетов" или сам Рон, как он обещал ранее, уговаривал Шляпу. Наконец, когда уже среди учеников пошли недовольные разговоры, по залу разнесся вердикт:
  
  - Слизерин!
  
  Со стола гриффидорцев послышались гневные выкрики, но Рон спокойно прошел к слизеринскому столу.
  
  - Мы это сделали! - довольно произнес Драко Малфой. - Мы все на одном факультете. Причем, на самом лучшем в этой школе.
  
  - Да... вот только братья теперь меня точно убьют, - тихо пробормотал рыжий.
  
  - Эй, детский сад, не унывайте, - произнес кто-то, с улыбкой глядя на новичков. - Мы вас живо развеселим!
  
  - Спасибо, Мальсибьер, но мы и сами справимся, - хмыкнул Малфой.
  
  Когда распределили Блэйз Забини, последнюю в списке, со своего трона поднялся Альбус Дамблдор.
  
  - Добро пожаловать в Хогвартс, дорогие ученики! Я уверен, что вы с радостью примете новеньких, а пока я приглашаю вас начать наш праздничный банкет!
  
  - Старый магглолюб, - буркнул Драко. - Ну, ничего, сейчас мы, наконец, поужинаем....
  
  В мгновение ока стоявшие на столе тарелки наполнились едой: ростбиф, жареный цыпленок, картошка, свиные и бараньи отбивные, пироги с капустой, мясом, йоркширский пудинг, мясные подливки....
  
  Уизли, не теряя времени даром, положил себе в тарелку мясо и жареную картошку.
  
  - А не мало будет? - весело усмехнулся Эдвард.
  
  - В самый раз, - ответил рыжий. - Знаешь, стресс какой? Я есть хочу сильнее, чем Малфой утром.
  
  - Ну, скажешь то же, - мгновенно отреагировал блондин. - Смотрите, привидения! Вот и Кровавый Барон!
  
  Призрак, заприметивший троих друзей еще до распределения, опустился рядом с ними.
  
  - Никто не ожидал, - скрипучим голосом произнес он.
  
  - Кроме нас, - фыркнул Гарри, оглядывая стол в поисках свиной корейки.
  
  - Что это случится так скоро, - продолжил Барон, чуть помедлив. - Тем не менее, я горд за свой факультет и за тех, кому посчастливилось на нем оказаться.
  
  - Премного благодарны, - ответил за всех Рон. - Кстати, ребята, подскажите, здесь всегда только тыквенный сок?
  
  - А ты вина захотел, Рыжий? - засмеялся кто-то из старшекурсников. - А если серьезно, то где-то должен быть и апельсиновый. Эй, передайте кто-нибудь кубок с апельсиновым соком!
  
   Когда все наелись и тарелки опустели, буквально через мгновение на них возник десерт. Пироги с яблоком, торты, пончики, мороженое, бисквиты, желе... все, чего только душа пожелает.
  
   Пока все наполняли свои тарелки десертами, старшекурсники углубились в разговоры по поводу очередных экзаменов. Дерек Мальсибьер уже десять минут отвечал на расспросы Блэйз Забини. Периодически к нему присоединялись друзья, но напора мисс Забини они не выдерживали.
  
   Малфой, исподтишка оглядывая преподавательский стол, ткнул локтем Гарри.
  
  - Смотри, вон Северус. У него лицо такое.... Сидит и сверлит взглядом твоего братишку.
  
  - Знаешь, МакГонагалл тоже не очень радостная - краше в гроб кладут.
  
  - Из-за тебя. Такое с этой шляпой устроил, да и своему братцу все испортил...
  
  - Между прочим, все это катание на лодках тоже грамотно состряпанное шоу, - влез Рон.
  
  - А кто это рядом со Снейпом сидит? - внезапно спросил Поттер.
  
  - Квиррел, преподаватель Защиты От Темных Искусств. Нервный он слегка, - ответил Дерек. - А что?
  
  - Да так, померещилось.
  
  Тем временем, Дамблдор снова поднялся со своего трона.
  
  - Коль скоро все сыты, я бы хотел сделать небольшое сообщение. Первокурсники, а так же кое-кто из старой гвардии должны усвоить, что всем запрещено ходить в лес, находящийся на территории школы.
  
  - А что это за лес? - тут же шепотом осведомился Гарольд.
  
  - Запретный Лес. Лучше туда не соваться, - ответил ему один из старшекурсников.
  
  - Понятно, - судя по глазам, Гарри для себя уже кое-что решил.
  
  - Так же я напоминаю, по просьбе мистера Филча, нашего школьного смотрителя, что колдовать на переменах запрещено. Тренировки по квиддичу начнутся через неделю, и все, кто хотел бы играть за сборные своих факультетов, должны подойти к мадам Хуч. Напоминаю также, что играть разрешается ученикам вторых курсов и старше. И, наконец, я должен вам сообщить, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для всех, кто не желает умереть медленной и мучительной смертью....
  
  - Странно, не похоже, что он шутит, - настороженно пробормотал Дерек Мальсибьер, староста Слизерина.
  
  - Вообще-то Дамблдор обычно объясняет, почему нельзя ходить куда либо, - произнесла девушка с длинными темными волосами. - Например, с тем же Запретным Лесом - там много всякой нечисти ошивается. А тут он молчит. Ох, не к добру все это!
  
  - Позвольте вам представить нашу паникершу - Катрину Лестранж, она же вторая староста Слизерина.
  
  - М-да, - протянул Драко. - что дома, что здесь - никуда не денешься от знакомых фамилий.
  
  - Судьба такая, малыш, - хмыкнула Катрин. - Кстати, нечего так удивляться, меня в четыре года родственники к себе забрали, я росла без своей известной всему Магическому Миру матушки. В общем, можете не смотреть на меня, вылупив глаза. И, Эдвард, твой старший братец уже успел с кем-то из гриффидорцев поцапаться, так что он отлеживается в больничном крыле. Завтра с ним увидитесь.
  
  Эйвери кивнул.
  
  - У меня такое ощущение, что тут все с братьями и сестрами учатся, - пробормотал Гарри.
  
  - А ты как думал? Почти все маги Британии учились или учатся в Хогвартсе. Редко кто выбирает иную школу.
  
  - .... А теперь, прежде чем пойти спать, - продолжил директор. - Предлагаю спеть школьный гимн! Каждый поет на свой любимый мотив. Начали!
  
  И весь зал заголосил:
  
  Хогвартс, Хогвартс, наш любимый Хогвартс,
  
  Научи нас хоть чему-нибудь.
  
  Молодых и старых, лысых и косматых,
  
  Возраст ведь не важен, а важна лишь суть.
  
  В наших головах сейчас гуляет ветер,
  
  В них пусто и уныло, и кучи дохлых мух,
  
  Но для знаний место в них всегда найдется,
  
  Так что научи нас хоть чему-нибудь.
  
  Если что забудем, ты уж нам напомни,
  
  А если не знаем, ты нам объясни.
  
  Сделай все, что можешь, наш любимый Хогвартс,
  
  А мы уж постараемся тебя не подвести.
  
   Каждый пел на свой мотив, поэтому и закончили все в разное время. А кто-то, пока все пели гимн, беззаботно болтал с соседями. Дольше и торжественное всех пели близнецы Уизли, изобразив на лице важность.
  
   Когда же они закончили, успевший прослезиться от умиления Дамблдор хлопал громче остальных.
  
  - Что ж, дорогие ученики, пришло время и честь знать. Все по спальням - марш!
  
  - Первокурсники, Я, Катрин Лестранж, и Дерек Мальсибьер - старосты Слизерина, следуйте за нами, - произнесла девушка. - И запоминайте дорогу.
  
   В то время как гостиные остальных факультетов находились в башнях, Слизерин обитал в подземельях. Поэтому, спустившись на несколько лестничных пролетов, и пройдя длинные коридоры с тремя потайными ходами слизеринская процессия, наконец, оказалась перед портретом немолодого мужчины в полный рост, одетого в зеленое с серебром. Он с интересом оглядел первокурсников.
  
  - Пополнение, мисс Лестранж?
  
  - Да, мистер Слизерин, - почтительно произнесла девушка.
  
  - Тут есть достаточно интересные личности... но об этом позже. Пароль?
  
  - Владычество тьмы.
  
  - Верно, проходите.
  
  Портрет отошел в сторону, открывая арку-проход в гостиную.
  
  - Так, народ, прошу не разбредаться, сейчас придет профессор Снейп и скажет пару слов насчет учебного года, - разом потеряв весь официоз, произнес Дерек. - И Като, попридержи своих, ты же знаешь....
  
  Лестранж в ответ только махнула рукой.
  
  - Первокурсники, вас это касается в первую очередь. Подождите немного и отправитесь спать.
  
  Ожидая появления своего декана, слизеринцы разбрелись по гостиной.
  
   Большая квадратная комната, с обшитыми деревянными панелями стенами, декорированная в зеленом, черном и серебряном, пришлась по вкусу всем первогодкам. Слева от входа в гостиную находились каменные лестницы в спальни.
  
  - Вот видишь, Малфой, умею же люди делать так, чтобы и глазами приятно было смотреть, - лениво произнес Рон. - А не то, что у тебя дома....
  
  Они втроем уставшие, но жутко довольные устроились на одном из кожаных диванов, стоящих рядом с камином. Чуть поодаль стояли на резных ножках два круглых письменных стола темного дерева.
  
  - А на окна, между прочим, иллюзия наложена, - продолжил он.
  
  - Ошибаешься, Рыжий, - напротив сонных мальчиков устроилась Блэйз. - Там какая-то сложная магия, связанная с пятым измерением. Как, между прочим, и во всей гостиной. Иначе думаешь, как бы разместились все спальни?
  
  В гостиной, тем временем, все смолкли, потому что у входа стоял Северус Снейп.
  
  - Как вам уже сообщили, - начал он без предисловий. - Хогвартс на все время обучения станет вашим вторым домом. А ваш факультет - второй семьей. Позволю себе уточнить, что не компанией друзей по учебе, не просто местом проживания, и уж тем более - не сборищем едва знакомых лиц. Слизерин - именно семья, в которой у каждого есть свои обязанности и привилегии. И где от вас потребуется все ваше старание и вся помощь, которую вы можете оказать, но никак не вред. С теми, кто понять этого не может, разговор у меня обычно короткий. Надеюсь, в этой параллели таких не будет. Возможно, вы успели заметить, что в школе к ученикам факультета Слизерин несколько холодное и предвзятое отношение. Поэтому, рекомендую не удивляться, когда это особенно ярко проявится со стороны некоторых преподавателей. Именно поэтому вы должны защищать честь своего факультета. В разумных пределах, естественно.... Директор уже сообщил вам о квиддиче, я же добавлю только одно - капитаном сборной в этом году будет Маркус Флинт. Надеюсь, он обеспечит нам победу, поскольку я не желаю шестой год подряд выслушивать утешения своих коллег по этому поводу. Аналогично и с соревнованием между факультетами. Это относится ко всем. И последнее. В случае проблем прошу обращаться к нашим новым старостам - Катрин Лестранж и Дереку Мальсибьеру, или ко мне лично. Расписание уроков вы получите завтра утром.
  
  Декан Слизерина, развернувшись, вышел.
  
  - Вот что странно - ни Снейп, ни Дамблдор ничего толком не объясняют по-поводу третьего этажа, - пробормотала Лестранж.
  
  - Като, ладно тебе, отправляй нашу девчачью гвардию по кроватям, а я - ребят. Спать пора, завтра рано вставать. Эй, первокурсники, завтрак начинается в восемь, в половине девятого - уроки. Они идут до двух, после них сразу обед. Хотя, чаще всего уроки к половине второго уже заканчиваются. Ужин в половине седьмого. Далее, после девяти часов вам крайне не рекомендуется выходить из гостиной и гулять по замку. Эй, вы там еще не уснули? Завтра будут только вводные уроки, так что учебники брать не нужно. Только перья, чернила и пергаменты. Всем ясно? А теперь расходимся по спальням!
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Первый учебный день, он же - вторник, начался с побудки Драко Малфоя, который вставать с постели никак не желал. Кое-как поднять его и запихнуть в душ удалось только после того, как Теодор Нотт, при содействии однокурсника Мальсибьера и Лестранж - Алекса Розье, облил Малфоя холодной водой. В этом так же помогли возмущенные вопли чуть не оставленного на день в запертой клетке кейнерила, которого вместе с багажом доставили в спальню мальчиков.
  
  "На счастье хогвартских сов", - как позже говорил Гарри.
  
   Птица, которую вчера вечером хозяин выпустил на волю - полетать и поохотиться, вернулась утром на свою жердочку в клетке. Однако Ракшас желал иметь свободный "доступ" к полетам.
  
   В результате, покидав вещи в сумки, невыспавшиеся первокурсники Слизерина, бежали по подземельям на завтрак.
  
   В Большом Зале они оказались чуть раньше восьми. Гарри Поттер, бодрый и готовый к активным действиям, обсуждал с Роном их будущие уроки. Сонный Малфой обшаривал взглядом стол, ища на нем утешение виде чашки кофе. Увы, поиски его успехом не увенчались.
  
  - Эй, ребятня, чего так рано? - поинтересовался старший брат Эдварда Эйвери - Доминик.
  
  - Спа-ать хочу, - ответил на это Драко.
  
  - Что это с ним? - весело спросил Доминик.
  
  - Вставать рано не привык и страшно мучается без кофе, - ответил ему Гарольд.
  
  - О, ну, насчет кофе - нет ничего проще. Сейчас наколдую ему чашку. Это, между прочим, почетная обязанность слизеринских старшекурсников - снабжать братьев наших меньших, вас то есть, средствами скорой побудки. Сначала действительно рано вставать тяжело, но потом, вроде, постепенно привыкаешь... А вот и наши неугомонные старосты. Кстати, детишки, совет хотите? Вы зря тут без пятнадцати восемь объявились. Завтрак ровно до половины девятого идет. Приходите где-то в двадцать минут девятого - все равно много есть не будете, а пол часа сна лишними не бывают.
  
  И, взъерошив младшему брату волосы на голове, Эйвери-старший отсел к подошедшим старшекурсникам.
  
  - Так, народ, держите свои расписания на неделю. Это первым курсам... это вторым... это третьим. Стоп! Где весь третий курс? Опять спят? Уже третий год учатся, а они до сих пор начхать на время хотели. Нам от Снейпа за это влетит!
  
  - Тише, Като, они уже появились. Между прочим, еще только без пяти восемь.
  
  - И что? Вот, кстати, расписания на четвертый курс, вот наши... а вот и шестым-седьмым. Все получили? Хвала Мерлину, теперь можно будет сесть и позавтракать.
  
  Драко Малфой, получивший совершенно безвозмездно самозаполняющуюся кружку с кофе (которую, как уверял Эйвери, вручая такие же Гарри и Рону, имел каждый уважающий себя слизеринец), уже успел сделать глоток, прежде чем глянул на расписание. Это и спасло бедный пергамент от скорой встречи с кофе.
  
  - Сдвоенная трансфигурация первым уроком? - воскликнул он.
  
  - Да тихо ты, не паникуй, сейчас посмотрим с кем, - усмехнулся подошедший Розье. - У, детишки, вам не повезло - вместе с Гриффиндором. Так поглядим, что еще у вас с краснознаменными.... Зелья, астрономия, полеты, Уход За Магическими Существами. Нехило. Травология и заклинания с Когтевраном. История Магии и ЗОТИ с Пуффендуем. М-да, старушка Минерва явно от души повеселилась, составляя ваше расписание. Утешает одно - отоспитесь на Истории. Хотя, это как фишка ляжет - например, если История первым уроком, то отоспаться-то, конечно, можно. Но вот если ее поставили прямо перед обедом - дело дрянь. До обеда вам Бинс так надоест, что с воем на стенку полезете. Впрочем, предлагаю вам все это ощутить на своей еще никем не потрепанной шкурке, ибо, как говорят у магглов: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать"! Кстати, надо бы кого-нибудь с вами снарядить и показать, где какие кабинеты находятся. Дерек! Прихвати свою ненаглядную Лестранж, и идите сюда!
  
  - Ну, чего надо? - невнятно спросил староста, дожевывая пончик с шоколадной глазурью.
  
  - Вы кого с уроков сгоните, чтобы мелким показать расположение кабинетов?
  
  - Э-э-э... - Мальсибьер задумался. - Като, тут люди дельную вещь придумали: кого-нибудь из старших поотпрашивать с уроков, чтобы они новеньким кабинеты показали.
  
  - Неплохо бы, - в дело подключилась и Катрин. - Поттер, дай свое расписание посмотреть. Так... Сдвоенная трансфигурация, заклинания, сдвоенные зелья, две истории, вот бедняги. Значит, вы закончите где-то к половине второго.... Вот как поступим - я сейчас предупрежу Флитвика, что опоздаю на чары и покажу, где находится класс трансфигурации. Третьим у нас зелья... пойдешь ты, Дерек. Отпросишься у Снейпа, а потом заберешь с трансфигурации ребят и отведешь на заклинания. Потом ты, Алекс. Что у вас там будет?
  
  - Будет травология.
  
  - Значит, поговоришь с профессором Стебль. Твой маршрут - от заклинаний на зелья. А в конце... Эйвери, иди сюда! Ты слышал, чем мы тут заняты?
  
  - Ну?
  
  - У вас что пятым?
  
  - Вроде, МакГонагалл.
  
  - М-да, плохо. Сомневаюсь, что она тебя отпустит, даже из лучших гриффиндорских побуждений. Значит, последним будет.... О! Флинт! С добрым утром! Ты-то мне и нужен.
  
  - И зачем это?
  
  - Во-первых, держи наше расписание. Во-вторых, согласишься опоздать на пятый урок и проводить наших новичков от зелий на историю?
  
  - Кабинеты что ли показать? А что у нас пятым? ЗОТИ? Тогда ладно. Сейчас пойду, скажу Квиррелу.
  
  - Вот спасибо! Позавтракать не забудь! - затем, довольная тем, что проявила свои организаторские таланты, Лестранж повернулась к первокурсникам. - После обеда никуда не разбредайтесь, мы с Мальсибьером покажем вам замок.
  
  Новички, удивленные тем, как лихо всех уговорила Картин, только кивнули в ответ.
  
  - О! А вот и почта! До конца завтрака как раз минут пятнадцать осталось - успею "Ежедневный Пророк" почитать, - произнес Дерек.
  
  Гарри Поттер, тем временем, заприметив мчащуюся к нему сову, невольно сжался. Похоже, это был Арес - филин Поттеров. Так же целеустремленно, но, увы, менее быстро, к Рону Уизли спешила Стрелка - сова Уизлей-старших.
  
  Обе птицы, сбросив на стол алые конверты, были таковы.
  
  - Осторожно, это Громовещатель! - воскликнул Теодор. - Откройте их живее!
  
  - Ага, сейчас! Позориться мне еще на всю школу не хватало! Рон, быстро сложи их вместе! Defectus!
  
  Оба конверта исчезли.
  
  - Ох, пронесло... успел.
  
  - А-а что это было? - недоуменно поинтересовалась Катрин.
  
  - То есть?
  
  - Это Defectus... так?
  
  - "Исчезновение"? Что-то вроде "Эванеско", только более действенное.
  
  Старшекурсники переглянулись.
  
  - Ладно, давайте на трансфигурацию пойдем. К старушке МакГонагалл лучше не опаздывать.
  
  - Вот именно, - поддакнул Мальсибьер, уплетая за обе щеки овсянку. - А то она еще и баллы содрать может. Берегитесь злой Минервы!
  
  Шутливо напутствовав первогодок, он уткнулся в принесенную совой газету.
  
  
  
  Глава 10. Обучение началось.
  
  
  
  Катрин Лестранж повела их вверх по постоянно меняющим свое направление лестницам.
  
  - У МакГонагалл кабинет на четвертом этаже. Лестницы, ведущие туда, часто передвигаются, и попасть на четвертый этаж вовремя бывает довольно сложно. Поэтому я рекомендую перед Трансфигурацией особо не зевать, чтобы осталось время использовать обходной путь, - объясняла Катрин. - Дорогу к кабинетам запоминайте сразу. В крайнем случае, можно обратиться к портретам, но вы вряд ли получите от них четкий ответ. Так, сейчас колокол прозвенит, бегом к МакГонагалл!
  
  Подгоняемые пятикурсницей, юные слизеринцы успели на Трансфигурацию вовремя. Рассевшись за свободными партами, они стали дожидаться преподавателя.
  
  - А чего это Грэйнджер одна на первой парте делает? - поинтересовалась Блэйз Забини, нагло усевшаяся рядом с Малфоем-младшим.
  
  - Видимо, никто с ней сидеть не хочет, - усмехнулся в ответ Драко. - Гриффиндорцы не проявили свою легендарную взаимовыручку! Мир рухнул в моих глазах!
  
  - Как бы еще кое-кто куда-нибудь не рухнул, - злорадно сказал Гарольд, поглядывая на своего брата. - Мне до жути интересно, кто это родителям доложил, что я в Слизерин попал?
  
  - И моим тоже, - поддержал его Рон. - Тем более что они Громовещатель прислали. Узнаю, кто это сделал - в медпункте месяц торчать будет!
  
  В кабинет вошла Минерва МакГонагалл.
  
  - Успокаиваемся и замолкаем, - произнесла она, не удостаивая слизеринскую часть класса даже взглядом.
  
  Профессор, разложив на своем столе журнал, начала по порядку зачитывать фамилии учеников, знакомясь с классом.
  
  Каждого ученика своего факультета она одаривала одобрительным взглядом, на слизеринцев же смотрела с истинно гриффиндорским презрением. Гермионе она даже слегка улыбнулась, явно демонстрируя девочке свою симпатию. При взгляде на Малфоя она только нахмурилась. Отвращение же к "зеленому" факультету у профессора достигло апогея, когда она дошла по списку до Гарри Поттера. МакГонагалл каким-то чудом сумела удержать на лице выражение полного спокойствия и невозмутимости, однако, судя по резкому выдоху на фамилии последующего ученика, а это был Джереми, выдержка профессора подверглась серьезному испытанию. Кивнув Мальчику-Который-Выжил, Минерва дошла до конца списка и, отложив в сторону журнал, обратилась к классу:
  
  - Трансфигурация - один из самых сложных и опасных разделов магии, которые вы будете изучать в Хогвартсе. Опасность трансфигурации заключается в том, что в большинстве случаев она необратима. Так же это относится и к неправильно произнесенным трансфигурационным заклинаниям...
  
  - Все так говорят про свой предмет, - тихо прокомментировал Гарольд.
  
  - ... поэтому любое нарушение дисциплины на моих уроках - и нарушитель выйдет из этого кабинета и больше в него не вернется.
  
  В классе мгновенно установилась мертвая тишина.
  
  - Дабы удостовериться в том, что вы пришли в этот класс более или менее подготовленными, - при этих словах ученики недоуменно переглянулись, - я прошу вас кратко описать историю появления изучаемой нами волшебной науки.
  
  Гермиона Грэйнджер, вскинув руку, единственная в классе выразила желание ответить. Однако профессор МакГонагалл решила иначе.
  
  Окинув взглядом невозмутимого слизеринца-первогодку, она, удержав на лице выражение несвойственного ей хладнокровия, обратилась к нему:
  
  - Мистер Гарри Поттер, возможно, на каникулах у вас была свободная минутка, чтобы заглянуть в учебник Трансфигурации для первого курса. Не хотите ли вы рассказать классу о выводах, сделанных из прочитанного?
  
  Мысленно представив, как натравливает на МакГонагалл своего руноследа, Гарри встал с места.
  
  - Трансфигурация - более позднее название Магии Метаморфоз. "Metamorphosis" в переводе с латинского языка означает "превращение". В этот раздел магии входят заклинания, меняющие физические, химические или оптические характеристики определенного предмета, - монотонно начал он. - Главной и отличительной чертой формулы любого заклинания трансфигурации является так называемая "метаморфозия" - определенная последовательность символов, позволяющая направить магическую энергию именно на превращение. При первой классификации заклинаний, произошедшей в Древней Греции, именно по "метаморфозии" были впервые систематизированы и отделены от других трансфигурационные чары.
  
  - А что-нибудь из точных данных, мистер Поттер? Не знаете? Садитесь, пять баллов Слизерину. Мисс Грейнджер, хотите дополнить?
  
  - Первая классификация чар была проведена Дедалием Афинским на рубеже тринадцатого и двенадцатого веков до нашей эры в преддверие Троянской войны и в связи с необходимостью участия в ней магов, - протараторила девочка.
  
  - Двадцать баллов Гриффиндору за правильный ответ, можете сесть.
  
  - Заучка, - тихо произнесла Трэйси Дейвис. Сидевшая рядом с ней Амелия Гринграсс согласно кивнула. - Ей столько баллов начислили за коротенький ответ, а Гарри - только пять.
  
  - Возможно, юная леди, вы хотите вместо меня рассказать тему урока? - холодно поинтересовалась у слизеринки МакГонагалл. - Нет? Десять баллов с вашего факультета за разговоры, не относящиеся к уроку. Мистер Финниган, я неясно выразилась? Что вас так развеселило? Мне и с вас нужно снять баллы?
  
  Симус, косо поглядывающий на слизеринцев, резко посерьезнел.
  
  - Итак, сегодня мы приступим к самому легкому разделу нынешнего семестра - трансфигурации одного предмета в другой, близкий ему по форме, весу и материалу. Запишите эти формулы и выучите их к следующему уроку.
  
  На доске за ее спиной сами по себе возникли надписи - несколько длинных и запутанных предложений, в которых Гарри углядел знакомую ему часть - ту самую "метаморфозию". Первокурсники заскрипели перьями. Затем перед каждым возникло по спичке. Их, как сказала МакГонагалл, нужно было превратить в иголки. Для примера, а может быть и для воодушевления приунывших учеников, она продемонстрировала трансфигурацию собственного стола в свинью и обратно, велев приступать к выполнению задания.
  
  К концу первого урока спичка Драко Малфоя слегка заострилась и покрылась серебром. Преисполнившись гордости за себя, он с жалостью глянул на склонившуюся над партой Гермиону, которую уже все слизеринцы окрестили заучкой и ходячей энциклопедией. Заметив краем глаз, что никто кроме него с заданием пока не справился, Малфой-младший повернулся к друзьям. От удивления Драко чуть не выронил свою псевдо иголку. Рон, отрешившись от мира сего, пытался трансфигурировать спичку и, видимо, для большего эффекта левитировал ее над столом. Гарри же ничего не делал вообще, потому что перед ним уже лежала новенькая серебряная иголка.
  
  - Чертова Трансфигурация! Чертова МакГонагалл! - шипел Рон, в очередной раз не получив никакого результата. - Ничего не выходит!
  
  - А ты попробуй по-другому, - посоветовал ему справившийся со своим заданием Гарри.
  
  - Как по-другому?
  
  - Ты сейчас пытаешься трансфигурировать спичку, используя принципы Древней Магии. Это тебе все и портит. Смотри!
  
  Поттер взмахнул волшебной палочкой и на глазах его удивленных друзей, а вместе с ними и повернувшейся к мальчикам Блэйз, спичка истончилась, заострилась с обеих сторон и посеребрилась.
  
  - У вас получилась полная трансфигурация, мистер Поттер? Я очень рада, однако сильно сомневаюсь, что вы только что своими действиями помогли мистеру Уизли освоить заклинание. Будьте добры, ему мешать, а еще лучше, пересядьте за первый стол к мисс Грэйнджер.
  
  - Но, профессор....
  
  - Вы хотите сказать, что спичку трансфигурировал ваш друг? За кого вы меня принимаете, мистер Поттер? Немедленно пересядьте, если не желаете лишить свой факультет баллов! А вы, мистер Уизли, постарайтесь в следующий раз справиться без помощи товарища!
  
  Гриффиндорцы мерзко захихикали. Гарри Поттер, мрачно посмотрев на преподавательницу, взял свои вещи и отправился к первой парте. Гермиона Грэйнджер подвинулась, уступая место.
  
  - У тебя тоже получилось? - тихо спросила она несколько минут спустя.
  
  - Да, - нехотя буркнул Поттер.
  
  - Тогда тебе нужно превратить стальное перо в обычное. Вот, бери одно.
  
  - Спасибо, - так же буркнул мальчик.
  
  Обратная трансфигурация далась ему куда сложнее. Перо превращалось по частям, и то - с огромным нежеланием. Пока верхушка пера из металлической стала обычной, Гарольд успел вспотеть и жутко разозлиться: у Грэйнджер все почти получилось!
  
  - Хочешь, помогу? - поинтересовалась Гермиона, осторожно прикоснувшись к его руке. - Я поняла принцип: здесь нужно только....
  
  - Обойдусь без твоих подсказок, Грэйнджер! Занимайся своим делом и не мешай мне! - зло прошипел в ответ ее сосед по парте.
  
  Девочка покраснела и отвернулась. А у Поттера какой-либо приличный результат получился только к концу второго урока. МакГонагалл задала им на дом читать первые пять параграфов учебника, посвященные новой теме, законспектировать их и практиковаться в превращениях. Как позже выяснил Гарольд, который весь второй урок находился в иных астральных сферах, пытаясь справиться с металлическим пером, с их факультета, а именно с тех же Трейси и Амелии сняли еще три десятка баллов за болтовню.
  
  - Первые два урока прошли, а мы уже тридцать пять баллов потеряли! - сокрушался Малфой, выходя из кабинета. - А у нас еще Заклинания!
  
  - И Зелья, - поддакнул Рон.
  
  - На Зельях, как раз, вам ничего не грозит: Снейп со своих баллы не снимает. Зато Гриффиндору мало не покажется, раз их деканша сегодня вам поободрала шкурки.... - успокоил их Дерек, дожидавшийся у кабинета своих "подопечных". - Эй, красные, чего уставились? Думаете, я и вам в проводники нанимался? Проваливайте отсюда!
  
  Оскорбленные гриффиндорцы отправились к лестницам, не желая связываться со старшекурсником.
  
  - Так, у нас есть минут десять. Я вас провожу по короткому пути, а вы пока мне из первых рук сообщите, как ласково вас встретила старушка Минерва.
  
  После рассказа о зверствах декана краснознаменного факультета в исполнении Гарри, Мальсибьер крепко призадумался.
  
  - Талант у тебя, Потти, - наконец сказал он, выводя первокурсников по какому-то ходу в коридор шестого этажа.
  
  - Ага, талант. Влипать в неприятности.
  
  - Я рад, что ты все-таки на нашем факультете: далеко пойдешь, поверь мне.
  
  - Пока что я собираюсь пойти на Заклинания, если ты, не против...
  
  - Иди уж. Кстати, проследи за остальными - Флитвик, конечно, классный дядька и к нам нормально относится, но мало ли, вдруг Дейвис и Гринграсс опять что-нибудь ляпнут?
  
  - Постараюсь.
  
  Усмехнувшись старосте, Гарри Поттер зашел вместе с остальными в класс Чар. От кабинета МакГонагалл он отличался радикально. Три гигантских незаштореннных окна, несколько рядов скамей справа и слева от кафедры, имевших подобие ярусов, и огромная стопка книг на учительском стуле.
  
  - Ну, и где этот "классный дядька"? - ехидно осведомился Малфой, устраиваясь на длинной скамье рядом с друзьями. - Мальсибьер его с таким уважением описывал....
  
  - Видимо, он любимый ученик Флитвика, - подключилась к разговору Миллисента.
  
  - Извини, можно тебя попросить? - подошел к ней Гарольд. - Ты ведь рядом с девчонками сидишь - проследи, чтобы лишнего не болтали. Мы уже на Трансфигурации Мерлинову уйму баллов потеряли и пока еще ничего не заработали.
  
  - Ладно, - серьезно ответила Буллстроуд.
  
  Около Малфоя уселись Теодор Нотт, Роджер Мун и Эдвард Эйвери.
  
  - Вы где были? - спросил Рон.
  
  - Заблудились, - смущенно ответил Эдвард. - Ладно, хоть Мальсибьер обратно шел - помог найти кабинет, иначе мы бы до ночи плутали по коридорам. Кстати, вы заметили, что он знает кучу тайных проходов в замке?
  
  - Вот доживешь до пятого курса, тоже будешь знать замок, как свои пять пальцев, - сварливо пробормотал Рональд.
  
  - Ну тебя, Уизел. Все еще на МакГонагалл злишься?
  
  - Кошка драная! - отреагировал слизеринец.
  
  - Э, потише! Эмоции убавь!
  
  Вместе со звоном колокола, означавшим начало урока, в кабинет вошел Филиус Флитвик. Ученики, уже видевшие своего миниатюрного профессора на завтраке и испытавшие всю гамму удивления тогда же, к появлению преподавателя отнеслись спокойно.
  
  - Добрый день, класс! - поприветствовал первокурсников Флитвик, забираясь на стопку книг, служившую ему своего рода подставкой. - Предлагаю начать наш первый урок со знакомства. Когда я назову вашу фамилию, вы поднимитесь с места.
  
  Дерек, убеждавший ребят в лояльности Флитвика по отношению к Слизерину, оказался прав: преподаватель Чар одинаковой улыбкой и коронным "Приятно с вами познакомиться!" одаривал каждого ученика, не обращая внимания на его факультет.
  
  - Итак, я очень рад приветствовать вас на своих уроках, где мы будем встречаться все семь лет вашего обучения в Хогвартсе. На Заклинаниях от вас потребуется только желание узнать что-то новое, внимание, старательность и немного упорства. Тогда у вас все получится. А сегодня мы начнем с чар левитации. Замечу, что в ваших учебниках им посвящен весь первый параграф. Кто-нибудь знает простейшие чары левитации? Мистер... Голдстейн? Прошу.
  
  - Наиболее распространенными являются чары "Вингардиум Левиоса". Они позволяют левитировать предметы, невзирая на их вес или размер.
  
  - Браво, десять баллов Когтеврану! Есть желающие продемонстрировать нам эти чары?
  
  - Ну нет, - прошипел Малфой, уязвленный порцией баллов, доставшейся другому факультету. - Сэр! Можно мне?
  
  - Мистер Малфой? Конечно! Левитируйте лежащее перед вами перо.
  
  - Wingardium Leviosa!
  
  Похоже, Драко вложил слишком много сил в заклинание, потому что вместе с его пером взмыли в воздух все демонстрационные перья в классе.
  
  - Великолепно, мистер Малфой! Браво! Двадцать баллов Слизерину! Какой потенциал! Позвольте попросить вас задержаться после урока. Что ж, молодые люди, теперь и вы должны поднять в воздух свои перья. Приступайте!
  
  Гарри и Рон, для которых Заклинания были не в пример легче Трансфигурации, а уж для Уизли-младшего тем более, с легеньким заклинанием, которым пользовались по тридцать раз на дню, справились мгновенно. Поэтому, получив вожделенные баллы, они, под завистливыми взглядами остальных учеников, занялись изучением следующей темы под руководством Флитвика.
  
  К концу урока, донельзя счастливый Филиус расхваливал талантливого Драко Малфоя и, несмотря на свою благодушность, задал гигантское задание. А уж тем, кто у него на уроке отличился, и вовсе пришлось несладко.
  
  По просьбе преподавателя Малфой задержался после того, как прозвонил колокол, а заодно и удержал за мантии своих друзей.
  
  - Я поражен вашими талантами, молодой человек, - произнес преподаватель. - И очень хотел бы, чтобы они зря не пропадали. Поэтому я предлагаю вам ходить на дополнительные занятия по чарам.
  
  - С большим удовольствием, сэр, - с готовностью ответил Драко. - А можно мне будет брать с собой друзей?
  
  Уизли категорически замотал головой, всеми силами пытаясь доказать, что он как-нибудь без дополнительных уроков обойдется.
  
  - Конечно, конечно, - закивал Флитвик. - Они тоже очень способные молодые люди! Я провожу дополнительные занятия по понедельникам, средам и пятницам с пяти до половины седьмого.
  
  - Мы обязательно придем, профессор! - объявил Малфой, стараясь не смотреть на стремительно краснеющего от злости Рона.
  
  - Совсем с катушек съехал? - поинтересовался рыжий мальчик, сверкая глазами. - Мы еще и первый день не отучились, а он уже на дополнительные занятия записался! Идиот! Придурок!
  
  - Чего разбушевались? - поинтересовался Розье, поморщившись от громких воплей ребят. - Кстати, зачем вас Флитвик задержал? Перемена, между прочим, не резиновая, а мне еще переодеваться и идти в теплицы.
  
  - На курсы свои нас запихнул, - буркнул Рон.
  
  - О! Тогда претензии снимаются. Будете туда с Дереком ходить - он у нас флитвиковский любимчик.
  
  - Погоди, как это с Мальсибьером? Он же пятикурсник!
  
  - Флитвик вам будет разные задания давать, не паникуй зря. Между прочим, ты мне этим Катрин напоминаешь: она перед каждой контрольной такую истерику закатывает.... Сразу видно - в мамочку характером пошла. А чего вы так мало баллов-то набрали? Филиус обычно на них не скупится, а уж если ученик талантливый в Чарах, то...
  
  - С нас МакГонагалл тридцать с лишним баллов содрала.
  
  - Все понятно. Отработки хоть не назначила? Тогда это ерунда! Наш курс на каждом уроке почти по сотне баллов теряет, а бедная Лестранж потом их срочно набирает на других предметах.
  
  - А что такое "отработки"? - заинтересовался Поттер.
  
  - Ну, это что-то вроде наказания - в теплицах всю землю перекапать и удобрить, награды почистить без магии, еще что-нибудь сделать... Короче, физический труд. Хуже всего, когда на отработки к Филчу посылают: он вообще полы мыть заставляет. Так, что-то я заболтался. Вам сейчас нужно дойти до конца коридора и повернуть налево - будет кабинет зелий. Все, я побежал!
  
  Слизеринцы, оказавшиеся в нужном коридоре первыми, подошли к дверям.
  
  - В кабинет зайдете со звоном колокола, - предупредил их подошедший с журналом курса Северус Снейп. - Поттер, Малфой и Уизли - за мной!
  
  Трое мальчишек, переглянувшись, последовали за деканом. В кабинете было холоднее, чем в самом замке. Окон не было вообще - класс освещался множеством факелов. Вдоль стен стояли стеклянные банки с ингредиентами или заспиртованными животными.
  
  - Расставьте котлы к стенам - первый урок будет посвящен теории, - сказал им Мастер Зелий.
  
  Ребята, бросив сумки на свои места, взмахнули палочками.
  
  - Как прошел урок Чар? - поинтересовался Снейп несколько минут спустя.
  
  - Супер! - воскликнул Драко и тут же пересказал все события, начиная с самого утра.
  
  - М-да, шпион из тебя ну просто никакой! - съехидничал Гарольд. - Между прочим, нас Флитвик на какие-то курсы свои пригласил....
  
  - Я этим двум идиотам говорю - мы еще только первый день в Хогвартсе, а они уже себя нагружают! - возмутился Рон Уизли.
  
  - Рыжий, заткнись! Сиди и молчи в тряпочку.
  
  Зельевар на это отреагировал с усмешкой, заявив, что чем сильнее они будут загружены, тем меньше возникнет желания мотаться по замку в неурочное время. А это, в свою очередь, хоть немного снизит почти астрономические потери баллов.
  
  Звон колокола объявил о начале урока. В кабинет, вжав головы в плечи, вошли гриффиндорцы. Судя по их лицам, о зверствах слизеринского декана товарищи по факультету им успели рассказать предостаточно.
  
  Как и МакГонагалл с Флитвиком, Снейп начал урок со знакомства с классом. Вслух фамилий он не называл, однако ученики каким-то шестым чувством осознавали, что только что Мастер Зелий скользнул взглядом именно по их фамилии. Но, так же как и Флитвик, Северус Снейп остановился, дойдя до второго Поттера, находившегося на Гриффиндоре.
  
  - О, да, мистер Джереми Поттер - наша новая знаменитость, - негромко произнес он.
  
  Гарри, Драко и Рон тихо прыснули. Им достаточно было посмотреть на профессора, чтобы понять - прогнозы Дерека Мальсибьера относительно полного краха Гриффиндора на зельях оправдаются безоговорочно.
  
  - Вы здесь для того, чтобы изучать науку приготовления волшебных снадобий и зелий. Очень точную и тонкую науку, - начал Снейп.
  
  В классе стояла неестественная тишина, куда более зловещая и непроницаемая, чем на уроках МакГонагалл. Никто не отважился комментировать слова профессора, как это некогда сделал на Трансфигурации Гарри Поттер.
  
  - Глупое помахивание волшебной палочкой к моему предмету не имеет никакого отношения, и поэтому многие из вас с трудом поверят, что зелья являются важной составляющей магических наук, - продолжил тем временем Мастер Зелий. - Я не думаю, что вы оцените красоту медленно кипящего котла или внутреннюю силу порабощающих и околдовывающих разум человека жидкостей. В этом кабинете вы научитесь, как разливать по флаконам известность, как сварить триумф или закупорить смерть. Но всего этого достигнут только те, кто отличается от того стада болванов, которые обычно приходят на мои уроки. Запомните раз и навсегда - на Зельях вам не нужно знание исторических дат и имен волшебников. В этом кабинете царят внимательность, собранность и целеустремленность. Крайне не рекомендую вам нарушать существующий порядок вещей.
  
  Малфой нервно улыбнулся. Всю речь профессора Снейпа он проерзал на стуле - все таки декан Слизерина умел нагнать страху, как на чужих, так и на своих.
  
  - Поттер! - неожиданно произнес зельевар. - Что получится, если я смешаю настойку полыни и измельченный корень асфоделя?
  
  Гарри, внутренне вздрогнув, собрался подняться с места и ответить, когда понял, что Северус Снейп обращается к его брату. Мальчик облегченно вздохнул. Нет, зелья он знал очень даже неплохо для своего возраста, как однажды сообщил ему Снейп, но отвечать он слегка побаивался.
  
  Гермиона Грэйнджер, тоже зная ответ, подняла руку.
  
  - Я не знаю, сэр, - ответил Джереми, судя по его лицу, надеясь этим ответом отделаться от преподавателя.
  
  - Так-так... Очевидно, известность - это далеко не все, мистер Поттер. Но, возможно, вы ответите на следующий вопрос? Что является необходимым элементом большинства противоядий?
  
  Гермиону и ее поднятую руку Северус Снейп явно игнорировал. Девочка же едва удерживала себя от того, чтобы вскочить и немедленно ответить.
  
  - Я не знаю, сэр, - снова произнес Поттер с краснознаменного факультета.
  
  - Что ж, тогда, может быть, вы скажете, какие еще есть названия у растения "борец"?
  
  Гермиона вскочила с места, не в силах удержаться от желания ответить.
  
  - Я не имею ни малейшего представления, сэр. Однако, похоже, ответить хочет мисс Грэйнджер. Почему бы вам не спросить ее? - нахально поинтересовался обиженный на то, что выставлен перед всем классом круглым идиотом, Джереми Поттер.
  
  Со стороны гриффиндорцев раздались слабые смешки. Гермиона же, посчитав, что все-таки может ответить, начала:
  
  - Сэр, у растения "борец" есть еще три названия....
  
  - Двадцать баллов с Гриффиндора за ваш наглый ответ, Поттер, - мгновенно отреагировал Северус Снейп, прервав девочку. - И еще десять с мисс Грэйнджер - сядьте и соизвольте отвечать, только когда вас спрашивают, а не когда заблагорассудится. Мистер Уизли, вы можете ответить на мои вопросы?
  
  Рон встал, как-то странно улыбнулся и кивнул.
  
  - При смешивании толченого корня асфоделя и настойки полыни в соотношении десять грамм на два литра можно получить усыпляющее зелье под названием "Напиток Живой Смерти", оно имеет очень сильный эффект. Необходимым элементом большинства противоядий является беозаровый камень. Однако он сам по себе так же является противоядием. Извлечь его можно из желудка козы. Другими названиями растения "борец" являются аконит, клобук монаха и волчья отрава.
  
  - Тридцать баллов Слизерину за правильный ответ, - прокомментировал Мастер Зелий. - Класс, запишите полученную информацию. До конца первого урока вы будете писать проверочную работу, которая покажет, пришло ли вам в голову на каникулах заглянуть в учебник по Зельям.
  
  Ученики недоуменно переглянулись. Похоже, проверки знаний в первый же день учебы никто не ожидал.
  
  С преподавательского стола по классу разлетелись пергаменты с заданиями.
  
  - Время пошло, - сообщил Снейп, переворачивая стоявшие на его столе песочные часы.
  
  Вздохнув и мысленно уже в который раз прокляв братца, Гарри углубился в задание.
  
  "Продукты жизнедеятельности какого животного используются иногда для сгущения зелий?", - гласил первый вопрос.
  
  "Ну, это легко. Флоббер-червь", - мальчик написал нужный ответ на пергаменте.
  
  "Применение какого из зелий строго контролируется Министерством Магии?"
  
  "Сыворотки правды, конечно. Только я сильно сомневаюсь, чтобы ее применение так уж строго контролировалось. Особенно в последнее время".
  
  "Какое из растений обладает сильными восстанавливающими свойствами?"
  
  "Вроде, мандрагора.... Ах, да, все правильно. Ее используют в зельях "оживления" или в чем-то вроде того".
  
  "Что из перечисленных компонентов зелий не является растением?"
  
  Рядом с вопросом прилагалось пять вариантов ответа, правильный нужно было пометить галочкой: аконит, асфодель, жаберник, златоглазка, полынь.
  
  "На что угодно спорю - братишка отметит жаберник. Мерлин, это же бесспорно златоглазка!".
  
  "Редким и ценным элементов зелий, повышающих умственные способности, являются яйца..."
  
  "Руноследа, конечно! Один, между прочим, у меня живет... Интересно, что случится, если о нем узнает еще и преподаватели?".
  
  "Перья смертестона используются в..."
  
  "Откуда я могу знать, в чем они используются? Я же всего лишь первокурсник! Ладно-ладно, перед Снейпом отпираться бесполезно - их используют в зельях памяти и сыворотке правды".
  
  "Что из перечисленного является необходимым элементом большинства противоядий?"
  
  "Ну, Рон только что сказал - беозаровый камень. Подозреваю, что Снейп специально его спросил - знал, наверное, что никто в учебники не заглядывал даже".
  
  "Какое растение носит названия "клобук монаха", "волчья отрава", "борец"?".
  
  "Ну, вот, то же самое. Аконит, естественно! Так, вроде бы все.... А как там остальные?"
  
  Под "остальными" подразумевались Драко Малфой и Рон Уизли. Малфой задумчиво смотрел на свой листок, явно не зная ответа ни на один из вопросов. Заметив, что Поттер закончил работу, Драко знаками ему показал, что не справился с шестым вопросом. Гарольд одними губами произнес правильный ответ. Затем он повернулся к Рону. Рыжий мальчик, все так же улыбаясь неизвестно чему, до сих пор писал, что само по себе было странно, учитывая, что Рональд зелья знал на "отлично". Однако, увидев вопросы, доставшиеся другу, Гарри мысленно ужаснулся - уровень конца первого, а то и второго курса. Чего только стоил вопрос об "Оборотном зелье".
  
  - Время вышло, - сухо произнес зельевар и взмахом волшебной палочки отправил пергаменты с парт учеников обратно на свой стол. - Возьмите котлы. Вашим заданием на второй урок станет приготовление зелья исцеления от фурункулов. Работать будете парами. Рекомендую за перемену успеть подготовить нужные ингредиенты, а пока можете быть свободны.
  
  Драко задержался, а вместе с ним и Гарри с Роном.
  
  - Рональд, позвольте поинтересоваться, у вас в семье врожденных алхимиков не было? - внезапно спросил Северус Снейп, который, похоже, проверял работу именно Рона Уизли.
  
  - Да нет, вроде, - настороженно ответил мальчик.
  
  - Теперь есть, - произнес Снейп. - Я вам дал экзаменационную работу первого курса, и, что самое странное, вы не только не допустили ни единой ошибки, но и выдали мне целое мини-сочинение по "Оборотному зелью". Все это наводит на вполне определенные мысли.
  
  - Ну вот, - развеселился Малфой. - Теперь и ты у нас при деле будешь! А то все бурчал по поводу Чар.
  
  - Я бы действительно вам порекомендовал вам заняться зельями на более профессиональном уровне.
  
  - Ну, все, Малфой, ты сам виноват, - угрожающе улыбнулся Уизли. - Профессор, а можно...
  
  - Не можно, а нужно, - сухо сообщил Мастер зелий. - Во всяком случае, придется. Когда у вас назначены дополнительные занятия по Чарам?
  
  - В понедельник, среду и пятницу с пяти до ужина, - тоскливо ответил Драко, предчувствуя, что свободных вечеров почти не останется.
  
  - В таком случае будете приходить после ужина и до девяти.
  
  - А в девять уже...
  
  - Значит, до гостиной будете добираться порасторопнее!
  
  - Но Филч...
  
  - Скажите, что ходите ко мне на дополнительные задания. Я его извещу на днях. Начинайте готовить исцеляющее зелье: сейчас колокол прозвонит. Рональд, вам особое задание - приготовите уменьшающую настойку.
  
  Мальчики кивнули в ответ, устанавливая рядом с партами котлы.
  
  - Малфой, может, объяснишь мне, кто такие эти "врожденные алхимики"? - спросил Поттер, наблюдая за входящими в кабинет учениками. Когда все разошлись по местам, выяснилось, что у Гермионы Грэйнджер не оказалось пары. Упрямо сверля взглядом один из стеллажей с ингредиентами, девочка сообщила, что сама справится.
  
  - Слушай, давай как-нибудь позже? - шепотом попросил Малфой. - На Истории Магии, скажем. Все равно мы лекцию Бинса конспектировать не будем: самопишущие перья для этого есть.
  
  Снейп тем временем кружил по классу, шурша своей длинной черной мантией, и следил за действиями учеников. Он раскритиковал всех, кроме известной троицы, которая сразу же заработала прозвище "снейповских любимчиков".
  
  - Вот, учись, как надо язвить, - наставительно изрек Драко, взвешивая высушенные листья крапивы, пока его партнер по работе толок в ступке змеиные зубы до состояния порошка.
  
  - Я только этим всю жизнь и занимаюсь, - буркнул Гарри Поттер, высыпая белый порошок в котел с зельем.
  
  Внезапно класс наполнился ядовито-зеленым дымом и громким шипением. Все дело оказалось в неуклюжем гриффиндорце Невилле, который умудрился расплавить котел соседа, и тот превратился в огромную бесформенную лужу, а зелье, которое они готовили, прожигая дырки в каменном полу и ботинках учеников, растекалось по сторонам. Через несколько секунд все с воплями забрались на стулья, кроме ушедшего с головой в работу Рона Уизли. Лонгботтом же, которого окатило выплеснувшееся зелье, застонал от боли, на его руках и лице появились огромные волдыри.
  
  - Идиот! - взревел Мастер Зелий. - Evanesco!
  
  - Defectus! - одновременно с ним рявкнул Гарольд.
  
  Под действием двух заклинаний испорченное зелье исчезло.
  
  - Как я понимаю, прежде чем снять котел с огня вы добавили в зелье иглы дикобраза? - более спокойно поинтересовался Снейп. Однако это спокойствие ничего хорошего не сулило. - Отведите это недоразумение в больничное крыло. Мисс Грэйнджер, почему вы не сказали своему однокурснику, что иглы дикобраза добавлять нельзя? Вы думали, что на его фоне будете выглядеть умнее? Урок назад вы рвались проявить свои знания, и что я вижу? Из-за вас я снимаю с Гриффиндора еще десять баллов. Можете идти.
  
  Проходившие мимо гриффиндорцы прошипели что-то вроде: "Чертова заучка!". Девочка расплакалась и выбежала из кабинета.
  
  Слизеринцев же у дверей кабинета дожидался внешне смахивающий на тролля Маркус Флинт.
  
  - Ну, как вам уроки нашего декана? - с широкой ухмылкой поинтересовался он.
  
  - Слов нет, одни эмоции, - усмехнулся Рон. - У нас на первом же уроке была проверочная работа.
  
  - Это ничего - ерунда. Что еще было? Какое варили зелье?
  
  - Исцеления от фурункулов. Видел, гриффиндорцы своего в больничное крыло вели? Этот придурок иглы дикобраза добавил.
  
  Флинт рассмеялся.
  
  - А что за "мисс Воронье гнездо" тут пробежала вся в слезах? - спросил он.
  
  - А это гриффиндорская зубрила Грэйнджер. Думает, что она умнее всех.
  
  - И ее на собственном факультете невзлюбили, - внезапно произнес Гарри.
  
  - Это что же такое надо сделать, чтобы в первый же день против себя однокурсников настроить? Так, у вас, вроде бы, сейчас История? С пуффендуйцами? Тогда нам на второй этаж.... Давайте, поживее, иначе опоздаем.
  
  
  * * *
  
  
  
  История Магии действительно оказалась крайне утомительной. Ученики буквально засыпали под монотонную диктовку преподавателя-призрака Бинса, не успевая записывать за ним.
  
  Слизеринское трио благодаря своим самопишущим перьям не пыталось даже создать видимость работы. Рон Уизли, страшно злой из-за того, что не успел доделать свое зелье, что-то бешено строчил на куске пергамента, причем к Истории Магии эта писанина явно не имела никакого отношения.
  
  Малфой же взялся рассказывать второму своему товарищу, кто такие "врожденные алхимики".
  
  - Вообще-то, их очень мало - только двое-трое в Братании и около двух десятков в мире вообще. Врожденные алхимики занимают в Гильдии зельеваров самые почетные посты.
  
  - Ну, а почему врожденные? - недоуменно спросил Гарри Поттер.
  
  - Потому что они интуитивно чувствую правильные пропорции ингредиентов в зельях, могут до считанных секунд подгадать момент, чтобы положить нужный ингредиент. У них никогда не бывает провалов в изготовлении зелий.
  
  - То есть наш Рыжий может сварить, например, тот же самый "Напиток Живой Смерти"?
  
  - Нет, точнее - не совсем. Во-первых, способности эти нужно развивать. А во-вторых, Уизли, конечно, может попытаться его сделать, но у него ничего не выйдет - он даже рецепта не знает.
  
  - Короче, я ничего не понял.
  
  - Ты никогда ничего не понимаешь. Все, Потти, баюшки-баю. Мне спать охота. Когда второй урок кончится - разбудишь?
  
  - Ладно, так и быть.
  
  Этот разговор произошел в начале первого урока Истории Магии.
  
  Как и говорили старшекурсники, к последним минутам урока первокурсники уже на стенку лезли, не зная, чем себя занять. Когда же, наконец, прозвенел колокол, они опрометью бросились вон из кабинета.
  
  С пользой время провел только Поттер, догадавшийся все это время посвятить домашнему заданию по Трансфигурации, а именно его письменной части. Теперь, гордо поглядывая на друзей, он продемонстрировал им свой конспект.
  
  - У-у, хитрый Поттер! - буркнул сонный Драко. - Ладно, давайте отнесем в гостиную вещи и пойдем в Большой Зал - через пол часа будет обед.
  
  Спуск до гостиной слизеринского факультета и подъем обратно как раз занял лишние тридцать минут. Так что мальчики как раз пришли к самому началу.
  
  За столом их факультета уже сидели ребята со старших курсов, смакуя подробности происшедшего за время уроков. Одной из обсуждаемых тем, естественно, были похождения первокурсников.
  
  - Поттер, сделай доброе дело, посмотри, какое у нас расписание на неделю, - попросил друга уплетавший за обе щеки картофельное пюре, Драко.
  
  - Ты думаешь, я его с собой таскаю?
  
  - Я в этом уверен, потому что видел, как ты его утром положил во внутренний карман мантии.
  
  - Ладно-ладно, сейчас. Понедельник у нас начинается с Зелий... М-да, это неплохо. Потом идут пара ЗОТИ, Трансфигурация, Заклинания, УЗМС и Травология.
  
  - Привет, ребята, как вам первый учебный день? - поинтересовалась у первокурсников Селена Яксли. - Впечатляюще, неправда ли?
  
  - Ага, точно. Селена, а ты не знаешь, сколько у нас часов Зелий в неделю?
  
  - У первокурсников их, вроде бы, шесть, как, кстати, и Трансфигурации с Чарами. ЗОТИ должно быть пять штук. Травология у вас будет три раза в неделю, УЗМС - дважды. Впрочем, у вас это не совсем то УЗМС, какое изучаем мы - только лекции и всякая ерунда.... Никакой практики.
  
  - Ага, спасибо. Так, на вторник мы уже расписание узнали.... В среду - УЗМС, Чары, Зелья и Трансфигурация с Защитой. Парад завершает Травология. В полночь будет Астрономия. В четверг первых двух уроков нет, видимо из-за Астрономии.... Так, стандартный набор: Зелья, Чары, Трансфигурация, ЗОТИ в единичном наборе каждый и... все.
  
  - Только четыре урока?
  
  - Ага, дальше идет пятница. Первым Трансфигурация, потом Зелья, сдвоенные Чары, Защита, и опять Травология. Почему ее постоянно последней ставят? Кстати, в пятницу после обеда, будет первый урок Полетов на метле.
  
  - Чтобы вы успели вымыться и переодеться перед обедом, - усмехнулась старшекурсница.
  
  - Кошмар, - простонал Рональд Уизли, внимательно слушавший своего друга.
  
  - Не без этого, - весело подтвердила Яксли. - Ну, вы наших старост пока здесь подождите. Они пообедают и устроят вам краткую экскурсию по Хогвартсу, а я пошла - нам Квиррел совершенно жуткое домашнее задание дал.
  
  
  Глава 11. Новости из ниоткуда.
  
  
  
  В гостиную первокурсники-слизеринцы из-за обещанной старостами "экскурсии" по Хогвартсу, которая прервалась лишь на время ужина, вернулись только в девятом часу.
  
  После обеда, сбегав в гостиную и оставив сумки, юные слизеринцы отправились вслед за старостами. Прогулка по замку началась с первого этажа. Катрин и Дерек, мудро решив не водить новых студентов по прилегающей территории и Запретному Лесу, старались заинтересовать ребят какими-нибудь смешными особенностями того или иного места. Пока Лестранж выдавала очередную историческую справку, Мальсибьер успевал рассказать о том, какие тайные ходы ведут отсюда в то или иное место замка, сколько их, какими и в какой ситуации пользоваться стоит, а какими - нет.
  
  За первым этажом последовал второй, а за ним - третий, во главе с одним из наиболее востребованных во время экзаменов помещений школы - библиотекой. Как рассказывала Като, Хогвартская библиотека была одной из самых старых, учитывая, что появилась она во времена Основателей. На данный момент школа могла похвастаться наиболее полными собраниями книг по той или иной тематике.
  
  - Только вот, к сожалению, самое интересное находится в Запретной Секции, - шепотом сообщил Дерек. - Попасть туда можно только с письменного разрешения одного из преподавателей.
  
  - А чего вы у Снейпа не выпросите разрешение? - поинтересовалась Трэйси.
  
  - Святая простота! - усмехнулся староста. - Давай ты к нему подойдешь и попросишь, а мы посмотрим, что от тебя останется!
  
  - Ну, он же наш декан...
  
  - И что? Если у тебя нет серьезной причины туда идти, например, чего-то вроде курсовой работы, то это дохлый номер.
  
  - Дерек! Опять на свою любимую тему распинаешься? Немедленно прекрати! Еще не хватало, чтобы они полезли ночью в Запретную Секцию, только потому, что староста им сказал!
  
  - Эй, Като, потише! Я ничего такого не сказал!
  
  - Конечно! Ты вообще...
  
  - Погоди-ка, - Мальсибьер внимательно посмотрел за спину девушки. - Ага, а вот и наш гриффиндорский Индюшонок... Перси Уизли.
  
  - О, черт! - выдохнул Рон. - Я сматываюсь отсюда.
  
  - Стоять! С каких это пор слизеринец бегает от гриффиндорца? Мы новичкам замок показываем, а они пусть катятся отсюда! - к концу своей речи Дерек, сузив глаза, начал рыться в карманах мантии.
  
  - Не это ищешь? - с усмешкой спросила Лестранж, показывая своему напарнику его же волшебную палочку. - Никаких дуэлей в моем присутствии, тем более - с Уизли. И уж не на глазах первокурсников. Ты подумай головой: какой пример им подаешь?
  
  - Отдай мне палочку, - сквозь зубы процедил староста.
  
  - Иначе что? Мальсибьер, остынь! Приди же, наконец, в себя! Все еще из-за Пенелопы Кристалл собираешься его на дуэль вызвать?
  
  Это на пятикурсника подействовало, как ведро холодной воды. Парень резко покраснел, и, невнятно что-то пробурчав, предложил отправиться на четвертый этаж.
  
  - Добрый день, - вежливо произнес только что подошедший Перси Уизли. Похоже, и ему эта "встреча" удовольствия не доставила. - Я тут ученикам показываю замок...
  
  - С ума сойти! Не поверишь, Уизел, но мы тоже, - ехидно ответил Дерек.
  
  - Я, собственно, по поводу первого в этом году собрания старост, - краснея, пробормотал гриффиндорец-пятикурсник. - Катрин, меня попросили вам передать, что...
  
  Если Дерека Мальсибьера "обрадовало" появление Перси, то Гарри находился в полном "восторге" от лицезрения довольной рожи своего брата и его дружков.
  
  - Смотрите-ка, кто это тут? Неужели наш скользкий слизеринский друг? Ну, как тебе Хогвартс, братец? Успел записаться в ряды местных домашних эльфов? - облокотившись на стеллаж с книгами по трансфигурации, поинтересовался Джереми.
  
  Из-за его плеча осторожно выглядывала Гермиона Грэйнджер.
  
  - В полном восторге, братишка! - скрывая злость в более или менее дружеском оскале, сообщил Гарольд. - А кто с тобой пришел? Терри Робертс? Дэви Маркс? Ребята, вы меня разочаровали! Я-то думал, что "библиотека" для вас - ругательное слово.
  
  - Между прочим... - начал Джереми Поттер, но его тут же прервал Драко:
  
  - Мерлин мой, кого я вижу! Поттер с компанией! Кто там за тобой прячется? Наша мисс "ходячий учебник"? Энциклопедия на ножках? Привет, Грэйнджер! Как тебе прогулка по твоей новой вотчине?
  
  Девочка покраснела.
  
  - А это что за недоразумение ходячее? - презрительно произнес Поттер с алознаменного факультета. - Что за слизень в юбке? Твоя подружка, Малфой? Как ее там зовут? Блэйз?
  
  - А за "слизня", Поттер, ты неделю в лазарете валяться будешь! - яростно прошипела Забини, прекрасно слышавшая весь разговор.
  
  - Ой, ой, ой! Я уже боюсь! Правда, ребята? - Робертс и Маркс послушно загоготали.
  
  - Кстати, раз уж мы встретились, братец, не подскажешь, с чего бы это мне родители Громовещатель послали? - нарочито спокойно спросил Поттер-слизеринец. - А заодно и Рону?
  
  - Понятия не имею, - Джереми сделал честные глаза.
  
  - Нехорошо врать старшему брату. Хотя, конечно, для гриффиндорца у тебя слишком живое воображение!
  
  Теперь пришел черед ухмыляться Рону и Драко.
  
  - Мальчики, прекратите! - вышла вперед Гермиона, переводя взгляд с одного на другого. - Зачем вы друг друга оскорбляете? Вы же братья!
  
  - Слушай, грязнокровка, заткнись! Не суйся не в свое дело! - рявкнул Малфой, направляя на гриффиндорку волшебную палочку.
  
  - Только тронь ее! - взвыл Джереми.
  
  Пока старосты, углубившись в дебри межфакультетской розни, выясняли отношения при помощи слов, воздерживаясь от рукоприкладства, между первокурсниками грозила возникнуть серьезная драка, лишь отдаленно напоминающая магическую дуэль.
  
  - Stupefy! Rictusempra! Tarantellegra! - прорычал Джереми Поттер, как позже выяснилось, весь оставшийся до школы месяц изучавший заклинания под присмотром Грозного Глаза Грюма.
  
  - Insendio! - это уже "произведение" Терри Робертса, как-то не сообразившего, что огненным заклинанием можно спалить ближайший стеллаж с книгами.
  
  - Impedimenta! - произнес Дэйви.
  
  - Vecordia! - Рон, решив не мелочиться, использовал заклинание помутнения рассудка, проще говоря - кратковременного безумия.
  
  - Verbatim! - прозвучало со стороны Малфоя-младшего, вознамерившегося отправить заклинания гриффиндорцев "по обратному адресу".
  
  Поттер-слизеринец на все это взирал без особой радости. Подраться с братом, конечно, святое дело, но не в библиотеке и не на глазах у половины школы.
  
  - Barathro Donare! - коротко произнес он.
  
  И ничего не произошло: не вспыхнула мантия Рона Уизли, на которого было направлено огненное заклинание, не сработало заклинание Драко, как и вся остальная магия, примененная первокурсниками. Только Гермиона Грэйнджер расширившимися от удивления глазами смотрела на черноволосого слизеринца. Похоже, она поняла, что за магия только что свершилась. В библиотеке стояла тишина.
  
  - Ну вот, опять все удовольствие испортил, - буркнул Малфой.
  
  - Так, господа, настоятельно рекомендую вам успокоиться, - сказал Гарольд таким тоном, будто он находился не в эпицентре неслучившейся дуэли, а где-нибудь на пикнике. - Во-первых, Драко, я тебя, кажется, предупреждал, насчет твоих чистокровных замашек. Во-вторых, мой дорогой братишка, нацепи ошейник на свою свору и гуляй отсюда. Пусть тебя хоть тридцать три Аластора Грюма летом обучали, ты ни на что серьезное не способен.
  
  - Так, ребятишки, приятно оставаться, а мы отсюда уходим, - "подвел итог" его речи Мальсибьер, слегка побледневший от накала страстей, и взял Катрину под локоть. - Мы же уходим.
  
  - Но... вы нарушили правила! - запротестовал Перси. - Нужно сообщить преподавателям, что первокурсники использовали...
  
  - Для начала, заткнись, Индюшонок. Еще неизвестно, кто первым применил магию, а кто кого на ее использование спровоцировал. Ты уверен, что хочешь позвать учителей? Снейп нас все равно отмажет, а я, вот уж не сомневайся, не забуду случайно рассказать про нашего гриффиндорца-доносчика. Каково, Персик?
  
  Гордо ухмыляясь, он вытолкал в коридор воинственно настроенных младших слизеринцев.
  
  - Ну и кашу вы заварили! - сообщил староста "слизеринскому трио", когда они отошли на безопасное расстояние. - Если бы это был не Перси Уизли, а кто-нибудь другой, мы бы так легко не отделались!
  
  - Но ты же сам сказал, - влезла Амелия Гринграсс, наблюдавшая за произошедшей "дуэлью" между ее однокурсниками и гриффиндорцами. - Декан нас отмажет.
  
  - Мерлинова борода, Гринграсс, вы обе с Дэйвис просто невозможны! За каким дьяволом Шляпа вас с полным отсутствием мозгов в Слизерин отправила?! Неужели непонятно, что...
  
  - Что мы слегка приврали, - закончила за него Катрин. - Поэтому, если бы это был не Перси, ничего бы не получилось. Он один такой доверчивый на весь Хогвартс.
  
  - Вас послушать, так Снейп нас вообще не защищает! А сами, между прочим, говорили... - не отступала девочка.
  
  - Гинграсс, в разумных пределах! И нам, между прочим, за серьезные проступки декан отработки назначает! Просто он это делает так, чтобы никто не узнал. Вот со стороны и кажется, что мы всегда сухими из воды выходим, - все сильнее распаляясь, выпалил Мальсибьер.
  
  - Ладно, оставим в покое Снейпа. У меня к тебе вопрос, Дерек: зачем надо было устраивать перепалку с Персивалем Уизли? Из-за тебя, между прочим, все и началось! - поинтересовалась Лестранж, практически выдергивая руку из стального захвата своего однокурсника. - Зачем выпендриваться надо было? Не мог подождать чуть-чуть? Он действительно собирался сказать что-то очень важное!
  
  - Мы не важные вещи слушать пошли, а замок показывать, - пожал плечами Дерек. - Так что давай этим и займемся. А у своего "Персика" потом выспросишь все, что хотела. Например, когда завтра в библиотеку пойдешь с ним.
  
  - Что ты сказал?! - взвыла девушка.
  
  - Ничего. Пойдем к лестницам на четвертый...
  
  - Какие, к Мерлину, лестницы?
  
  - Ну, значит, к ходам.
  
  Слегка осоловевшие после выяснения межфакультетских отношений и ругани собственных старост, слизеринцы безропотно последовали в нужном направлении, воздерживаясь от вопросов.
  
  Через несколько минут напряженного пыхтения и подъемов по потайным ходам, они, наконец, оказались на четвертом этаже. Старосты, похоже, решили сделать вид, что ничего не произошло.
  
  - Именно этой дорогой Катрин вас вела на Трансфигурацию. Рекомендую ею и пользоваться: точно на уроки не опоздаете, - наигранно весело посоветовал Дерек Мальсибьер, напряженно посматривая на свою напарницу-старосту.
  
  - Ага, мы в свое время из-за лестниц на четвертый этаж уйму баллов и времени потеряли, - подхватила та с едва заметным кивком. - пока этот ход не нашли.
  
  После прогулки по четвертому этажу первокурсники побывали у кабинетов Чар, Защиты от Темных Искусств, Истории Магии. Чуть позже они поднялись на самый верх Астрономической башни, в одном из кабинетов которой у них будут проходить занятия. Поттер успел вылезти на крышу и разведать обстановку с высоты птичьего полета. В качестве заключения, Лестранж показала, где находится больничное крыло. А потом слизеринцы дружной кампанией спустились на ужин.
  
  - Вот ведь идиоты, учудили разборки прямо в библиотеке! Хорошо хоть, что мадам Пинс была занята! - бурчала Като, подходя к слизеринскому столу. - После ужина мы вам покажем подземелья, так что не расходитесь!
  
  - Одна из причин, по которой вам крайне не рекомендуется нарушать правила, это страшное занудство нашей второй старосты, Катрин. Она вас просто достанет своим недовольством, - заговорщическим шепотом сообщил Дерек, тут же получив чувствительный удар локтем от второй старосты.
  
  - Если точнее, то нужно не попадаться на нарушении правил, - произнес Драко Малфой, подождав, пока оба пятикурсника отойдут на достаточное расстояние. - Ибо хороший студент никогда не попадается на нарушениях.
  
  - Гениально! - фыркнул Рон. - Кстати, возвращаясь к утренним событиям, что будем делать с Джереми? Зуб даю - он нас сдал.
  
  - Придумаем что-нибудь, - пробормотал Гарольд. - Или, в крайнем случае, выдерем твой зуб.
  
  Внезапно по залу разнеслось возмущенное карканье. В одно из окон впорхнула черная птица, и, громко выражая свое недовольство, направилась к слизеринскому столу.
  
  - А твой Ракшас здесь что забыл? - спросил Рональд. - Ты же его, вроде, за письмами не отправляешь...
  
  - Да просто по злобности душевной, наверное, прилетел, - ответил Гарри, поднимаясь с места и протягивая руку птице. Кейнерил сей жест истолковал по-своему, используя руку волшебника, как жердочку.
  
  - Ай, зараза, что же ты когтями-то впиваешься! - зашипел юный волшебник, опускаясь обратно на скамью. Ракшас, цепляясь за мантию, с запястья перебрался на плечо. - Ну, чего тебе надо?
  
  Птица тряхнула лапой, к которой были привязаны два свитка.
  
  - Поттер, может, хватит народ развлекать? - тоскливо поинтересовался Драко, когда студенты в Большом Зале принялись обсуждать птичку и ее хозяина.
  
  - Я что, виноват? - раздраженно поинтересовался в ответ Гарри, пытаясь отвязать пергаменты от лапы своего летучего питомца. - Да хватит мне в ухо каркать! Стой спокойно, ненормальное животное!
  
  - А я ведь предлагал "Петрификус Тоталус", - прокомментировал Малфой.
  
  - Заткнись!
  
  - Это ты Ракшасу?
  
  - И тебе тоже! Ох, все руки исклевал, зараза такая! Давай, проваливай отсюда, сам как-нибудь покормишься! И зачем я его только купил... - вздохнул Поттер, разглядывая полученную "почту". - Что-то меня без причины корреспонденцией завалили.... Так, ладно... первое от Ремуса....
  
  - Что крестный пишет? - осведомился Рон, прожевывая котлету. - Конвертик-то пухленький. Чего-нибудь прислал?
  
  - Нет, вроде. Пишет, что дома у меня все как обычно... не очень-то и хотелось знать, между прочим,... погоди-ка.... Он газету вложил, вот почему конверт такой большой...
  
  - Что за газета?
  
  - Сегодняшний выпуск "Пророка".
  
  - Дай-ка сюда...
  
  Через несколько минут Уизли удивленно вытаращился на страницу газеты.
  
  - Представляете, кто-то ограбил Гринготтс!
  
  - Чего? - Драко и Гарри заинтересованно повернулись к другу.
  
  - Тут пишут, что кто-то пробрался в Гринготтс и попытался ограбить один из сейфов с защитой шестого уровня.
  
  Гарольд, припомнив свой разговор с гоблином, состоявшийся почти год назад, присвистнул.
  
  - Самое интересное, что сейф был пустым: его содержимое забрали рано утром тридцать первого июля, незадолго до ограбления. А вора так и не нашли. Это что же за маг должен быть?
  
  - Малфой, помолчи, пожалуйста! Гарри, что Люпин об этом пишет? - прервал его Рон.
  
  - Пишет, что утром тридцать первого был в Гринготтсе. Дальше начинается какая-то чертовщина.... Он там столкнулся с Хагридом, спускались они в подземелья в одной тележке - в банке было много народу. Так вот, Ремус пишет, что после его сейфа, они спустились куда-то вниз: то ли на сороковой, то ли на пятидесятый уровень. На двери сейфа было особое проклятие идентификации... Хагрид, когда в тележку вернулся, в руках держал какой-то маленький сверток.
  
  - А номер сейфа он не помнит? - напряженно поинтересовался Малфой-младший.
  
  Гарри еще раз вчитался в нужные строчки.
  
  - Начинается на тройку.
  
  - Доигрались... - прокомментировал блондин. - Так, давайте-ка, суммируем полученную информацию. Первое: кто-то позарился на Гринготтс. Кстати, почему информация появилась только что, учитывая, что ограбление произошло как раз в день рождения нашего дорогого Потти?
  
  - Скорее всего, гоблины сами хотели разобраться, - задумчиво протянул Рональд. - Но они не справились и привлекли к этому делу авроров.
  
  - Не поздновато ли?
  
  - Следы магии держатся очень долгое время, если ты об этом. Да и к тому же - они не хотели огласки.
  
  - Ладно, поверю тебе на слово. Перейдем ко второму: в день сего "происшествия" в банке были Рубеус Хагрид и Ремус Люпин. Так? Лесничий спустился на пятидесятый уровень и что-то оттуда забрал. Причем его сейф - предположим, это был именно его сейф - охранялся особым заклятием. Какие будут мысли?
  
  - Насколько я знаю, - осторожно начал Гарри, - ниже тридцать седьмого уровня находятся только сейфы с содержимым повышенной ценности. Да еще и это идентификационное заклинание... Нечего на меня так смотреть! Я у одного из служащих банка спрашивал!
  
  - Все ясно. Значит, Хагрид зачем-то отправился в сейф, охраняемый защитой шестого уровня.... Еще раз спрашиваю, на какие мысли это наводит?
  
  - Не разыгрывай из себя гения, Малфой. Мы уже давно поняли. Только вот не факт, что это был тот самый сейф, который позже ограбили.
  
  - Я просто...
  
  - Чтобы точно узнать, надо будет спросить у этого Хагрида. Зайдем к нему после уроков? - Рон, предвкушая авантюру, глянул на друзей.
  
  - Может быть. Но не сегодня и не завтра, - охладил его пыл Гарольд. - Во-первых, уже поздно и скоро будет отбой. Во-вторых, завтра у нас курсы у Флитвика и Снейпа, а ночью, к тому же, Астрономия. В пятницу после обеда будут Полеты. Предлагаю отложить все на выходные.
  
  - А как же четверг? - безнадежно вздохнув, спросил Рон.
  
  - А четверг мы потратим на обследование библиотеки. Я же вас не приглашаю по ночам шататься по замку. Хотя идейка побывать в гостях у лесничего недурна, учитывая, что он хорошо знает Запретный Лес...
  
  - Ты к чему это, Поттер?
  
  - Да так... мысли вслух. Все, сворачиваемся: идут старосты. Нас ожидает продолжение экскурсии.
  
  
  * * *
  
  
  Знакомство с подземельями оказалось и в половину не таким интересным, как прогулка по замку. Катрин и Дерек водили новеньких по коридорам, назначение и конечную цель которых они сами мало знали. Причем, особо приподнятого настроения у них не наблюдалось: похоже, что от Снейпа, как-то узнавшего о происшествии в библиотеке, все-таки влетело. Сами ученики тоже не очень-то внимали рассказам старших, думая, кто о домашней работе, кто о полученной недавно информации. В общем, вернуться обратно в гостиную было явным облегчением. Буркнув что-то на прощание, пятикурсники удалились к друзьям.
  
  В девять часов, когда всем порядочным людям, сиречь студентам, пора было расслабляться у камина и вести ничего не значащие разговоры в преддверие скорой отправки по постелям, у первокурсников-слизеринцев был самый разгар выполнения домашнего задания.
  
  - Одно радует, - пыхтел Драко Малфой, склонившись над своим почти законченным конспектом по трансфигурации. - Северус нам такой ахинеи не задал.
  
  - Он просто не успел, - криво усмехнулся Рональд, занимавшийся тем же. - Гарри, может, дашь списать, а?
  
  - Не рано? Первый день всего - и уже списывать? - ехидно произнес Поттер, рассеянно поглядывая в учебник Чар.
  
  - К хорошему надо привыкать сразу, - наставительно пробормотал Драко. - Так как там с твоим конспектом?
  
  - Фигушки. Пока вы спали на Истории, я его делал, а теперь просто так давать списать?
  
  - Жалко, что ли?
  
  - Вообще-то, да.
  
  - Ну, ладно тебе, Поттер! Мне осталось только полпараграфа! - раздраженно воскликнул Малфой.
  
  - Тогда с тебя Чары.
  
  - На, подавись!
  
  - Премного благодарен, тебе того же желаю, - довольно ухмыляясь, брюнет углубился в прочтение мини-реферата о левитирующих чарах. - Кстати, рекомендую лечь спать пораньше, иначе утром тебя ожидает новая порция бодрящей ледяной воды... Ладно, ребятки, я пошел.
  
  - Ну и проваливай отсюда! - запустил ему вслед учебником по злосчастной трансфигурации Малфой-младший.
  
  Гарри, улыбнувшись каким-то своим мыслям, легко замедлил полет книги "Импедиментой". Мальчик поднялся по винтовой лестнице в спальню и прошел к своей кровати. Рон и Драко будут заняты уроками еще с полчаса, а, учитывая, что Малфой просто физически не способен уснуть раньше двенадцати, они еще долго будут сидеть вместе с остальными в гостиной.
  
  Поттер, мимоходом поглядев на чистившего перья Ракшаса, со вздохом достал из кармана мантии оставшееся письмо, о котором благополучно забыл. Оно было от матери. Забравшись с ногами на кровать и задернув полог, мальчик распечатал конверт. Откуда-то сбоку с заинтересованным шипением высунулись три головы руноследа.
  
  - Что это, хозяин? - недоуменно спросила левая голова.
  
  - Письмо от матери, - коротко ответил юный волшебник, раздумывая, стоит ли его читать. Хотя сам факт того, что это был не Громовещатель, уже говорил о многом.
  
  - Ты не хочешь читать? - поинтересовалась правая голова, хитро скосив глаза на хозяина.
  
  - Я не знаю.
  
  - Ну, тогда просто прочитай его для нас, - бесхитростно заявила средняя.
  
  - Не вижу логики.
  
  - А ее и нет, - прошипела правая голова. - Просто читай.
  
  Рунослед обвился вокруг мальчика, водрузив все свои головы ему на плечо. Похоже, такое "местоположение" нравилось змею больше всего.
  
  "Дорогой Гарри! Надеюсь, что это письмо ты прочитаешь в тот же день, когда и получишь Громовещатель от Джеймса. Мне очень жаль, что я не сумела его отговорить от этой глупой затеи, но твой отец... всегда был несколько импульсивным. Он не очень обрадовался, когда узнал, что ты учишься в Слизерине. Я же уверена, что раз Шляпа отправила тебя туда, то это твой путь, и ты сам в состоянии решить для себя определенные вещи.
  
  Относительно самого Громовещателя... Все обстоит несколько сложнее, чем кажется, и я многого не могу тебе пока объяснить. В общем, Джеймсу и Артуру Уизли (я знаю, что вы с его сыном подружились) сказал Аластор. Я понятия не имею, откуда он узнал, но это не главное.
  
  Ты, наверное, удивлен, что мое письмо пришло вместе с письмом Ремуса. Дело в том, что я совершенно не представляла, как с тобой связаться, но недавно узнала, что ты последние два месяца переписывался с Ремусом.... и обратилась к нему. Ты ведь знаешь, что они с твоим отцом и Сириусом в последнее время находятся не в лучших отношениях, однако мне он отказать не смог. Вот я и отправила с твоей необычной птицей свое небольшое послание.
  
  Я очень по тебе скучаю, Гарри. Понимаю, что это звучит достаточно глупо после всех этих твоих регулярных отлучек, когда ты почти не бывал дома.... Но я все же видела тебя, хоть и раз за день-два. У тебя, конечно, не будет времени каждый день мне писать, да и вряд ли найдется такое желание, но все же, пожалуйста, хотя бы раз в месяц отправляй мне весточку. Хватит даже нескольких слов.
  
  Я, возможно, даже смогу появиться в Хогвартсе на этой неделе.... Скорее всего, в четверг. Постараюсь переговорить с Дамблдором и Северусом, но возможно, что со мной захочет съездить и Джеймс... Гарри, пожалуйста, будь осторожен. Я ничуть не сомневаюсь, что вы с друзьями можете за себя постоять (это мне известно благодаря письму Джереми, которое твой отец зачитывал вчера вечером на повышенных тонах), но постарайтесь ни во что не ввязаться!
  
  Твоя мама, Лили".
  
  - Сумбурно, - заметила левая голова.
  
  - Она беспокоится, - тут же отреагировала правая. - Это вполне естественно: мать должна заботиться о своем потомстве.
  
  Гарольд тихо прыснул, слушая разговор голов руноследа.
  
  - Напиши ей ответ, - внезапно произнесла средняя голова.
  
  - Завтра, - устало сказал мальчик. - А сейчас давайте-ка спать.
  
  Делал он все на автомате: переодевался, собирал на утро сумку... Письмо его задело. Несмотря на сумбур, множество непоняток, саму неожиданность этого сообщения, Гарри был удивлен и... смущен тем, что мать проявила такую явную заботу. Она написала, что соскучилась...
  
  Гарри Поттер, забравшись под одеяло, закрыл глаза. На груди у него клубком свернулся Шинзор, чья левая голова тихо шипела что-то вроде колыбельной, прерываемой хихиканьем двух других голов.
  
  - Все, хватит, - улыбнувшись, сказал Гарри. - Спите.
  
  - И ты спи, - мгновенно отреагировала средняя голова. - Очисти свое сознание от посторонних мыслей и оставь все проблемы на следующий день.
  
  Задремавший волшебник уснул под успокаивающее шипение змея и не услышал, как в спальню пришли его однокурсники.
  
  Утром он встал первым и начал будить остальных. Рунослед, свернувшись под покрывалом, наблюдал за студентами, ожидая, когда они выйдут, чтобы прошмыгнуть в подземелья замка и поохотиться на крыс.
  
  Тем временем в Большом Зале потихоньку собирались ученики и преподаватели. Достав перо, чернильницу и пергамент, Гарри Поттер сел писать ответы Ремусу и матери.
  
  - С добрым, - произнес Рон, усаживаясь рядом. - Кому пишешь?
  
  - Крестному.
  
  - И? Кому еще?
  
  - Матери.
  
  - Это от нее было второе письмо?
  
  - Да. О том, что ты в Слизерине, Артуру Уизли сообщил Грозный Глаз.
  
  - Ясно... оптимизма мне это не прибавляет. О, вот и наша Спящая Красавица! - на входе в Большой Зал показался Драко Малфой. - Давай живее, Дракоша, я тебя сегодня пожалел: разбудил только в восемь! С Поттера бери пример - он вообще в семь утра вскочил...
  
  - И разворотил половину гостиной в поисках галстука, - сонно зевнув, пробормотал блондин.
  
  - Ошибаешься, это был Эдвард, - Поттер продолжил писать.
  
  Малфой оглушительно чихнул в ответ.
  
  - Будь, - произнес Рональд укороченную версию пожелания здоровья.
  
  - Буду. Что у нас первым?
  
  - Уход за Магическими Существами. В одном из кабинетов второго этажа. Вы позавтракали уже? - поинтересовался Гарольд, привязывая послания к лапе сидящего у него на плече кейнерила.
  
  - Погоди немного, я кофе допью.
  
  - Двадцать минут девятого, быстрее допивайте свой кофе.
  
  - Да идем уже, идем! Не беспокойся, пунктуальный ты наш!
  
  Через пять минут группа слизеринцев-первогодок под предводительством Поттера уже стояла перед дверью кабинета. Рядом стояли и гриффиндорцы, державшиеся подчеркнуто независимо и старавшиеся сокурсников не замечать. Со звонком к кабинету подошел профессор Кеттлберн - преподаватель УЗМС, щуплый пожилой мужчина в темно-лиловой мантии.
  
  - Заходите в кабинет, - произнес он, пропуская студентов вперед. Разложив на своем столе журнал, он продолжил:
  
  - Спрячьте учебники - нужный материал я продиктую сам. Итак, начнём. С этого года вы приступаете к изучению очень опасной и серьезной науки, которая, возможно, не раз спасет вам жизнь. Я имею в виду свой предмет. Никому не известно, в какой ситуации вы окажетесь по прошествии нескольких лет. Возможно, вам придется иметь дело с опасными существами, укрощать их, лечить, ухаживать за ними. Для этого вам нужно знать их повадки, места обитания, историю возникновения и прочее.... Именно поэтому вы будете изучать Уход за Магическими Существами первые пять лет вашего обучения в Хогвартсе. Тема сегодня - фауна Великобритании в Древние Времена. На примере этого материала вы сможете понять связь повадок животных и их местом обитания. Записывайте...
  
  Студенты послушно заскрипели перьями, записывая за учителем. Лекция длилась на протяжении всего урока, к концу которого профессор Кеттлберн задал двухфутовое сочинение по гидрам, грифонам, гиппогрифам и сфинксам - в качестве знакомства с этими существами.
  
  - И откуда нам брать информацию по сфинксам? Создать портал в Египет и там поискать? М-да, представляю, как мы зайдем в Луксорский заповедник. Здравствуйте, мы из английской школы Хогвартс, нам надо реферат по сфинксам писать. Вы не могли бы нам помочь? - разбушевался Рон Уизли.
  
  - Успокойся, Рыжий, приди в нужную кондицию - сейчас будут Чары.
  
  - Ага, обрадовал, благодарю покорно. Я сейчас в такую кондицию приду, что никому мало не покажется... Хорошо, что Чары у нас не с Гриффиндором. Я уже просто смотреть не могу на ухмыляющуюся рожу Джереми Поттера!
  
  - Увы, Уизли, кроме нас никто не понимает, что это всего лишь юная бездарность, а не...
  
  - Может, хватит? - поинтересовался Гарольд. - Не надоело вам еще обсуждать моего брата? Зачем, кстати, вы вчера дуэль устроили? Не сиделось на месте?
  
  - А какого Мерлина он со своей грязнокровкой с таким видом ходит, будто весь Хогвартс ему скоро в наследство перейдёт?
  
  - Во-первых, Джереми всегда такой. Во-вторых, прекрати называть Гермиону Грэйнджер грязнокровкой!
  
  - Ну, вот, опять! - воскликнул Драко. - Какое тебе дело, как я ее называю?
  
  - Объяснить? - с совершенно снейповским выражением лица поинтересовался Гарри.
  
  - Нет, спасибо, - тут же пошел напопятый блондин. - До урока осталось минут пять, может, отложим?
  
  - Только если ты пообещаешь следить за своей речью. Хотя бы в моем присутствии.
  
  - Сдалась же тебе эта грязнокр... гриффиндорка! Ладно, ладно, обещаю! Все, идем, иначе нас Флитвик убьет!
  
  
  * * *
  
  
  
  Урок Заклинаний прошел, так же, как и вчера. Флитвик проверил домашнее задание и продолжил тренировать студентов в чарах левитации, подбадривая их различными шуточками. После своего урока, он напомнил "слизеринскому трио" о дополнительных занятиях и отпустил первокурсников на Зелья.
  
  Беготня вниз по лестницам с шестого этажа в подземелья особой бодрости не придала, но мозги перед зельями освежила хорошенько. В кабинете студенты сразу разошлись по местам под наблюдением бдительного ока Северуса Снейпа.
  
  - Наше сегодняшнее задание - сварить зелье быстрого заживления открытых ран, - объявил он. - Рецепт на доске. Мистер Уизли, продолжаете варить ваше зелье.
  
  Рон, мгновенно переменившись в лице и едва ли не насвистывая что-то себе под нос, склонился над "законсервированной" заготовкой Зелья Уменьшения. Гарри и Драко, которых Снейп снова поставил работать вместе, недоуменно переглянулись, заметив такую резкую перемену настроения друга.
  
  Грэйнджер отправили работать с Лонгботтомом, однако, это не спасло факультет от очередной потери баллов. Невилл, несмотря на помощь девочки, чуть не отправил весь первый курс вместе с половиной Хогвартса к праотцам, высыпав в котел вместо сушеных листьев крапивы толченый зуб дракона. Взбешенный декан Слизерина, выпроводив студентов с заданием в виде трехфутового сочинения по свойствам лечебных зелий, остался "выводить" последствия несвершившегося атомного взрыва.
  
  На трансфигурацию студенты обоих факультетов поднимались с одинаковым предчувствием больших неприятностей. А может, просто так повлиял подъем на четвертый этаж... ведь давно известно - спуск легче подъема.
  
  В результате и слизеринцы, которых Гарри Поттер, хорошо помнивший, за каким портретом находится ход на четвертый этаж, провел к кабинету, и гриффиндорцы, которые на голом энтузиазме дожидались нужной лестницы, прилично запоздали. Предчувствие никого не подвело.
  
  Сначала, когда Минерва МакГонагалл сняла по пять баллов с каждого слизеринца за опоздание, никто не удивился. Но потом, когда она то же самое проделала с учениками своего факультета, приправив процедуру лишения баллов еще и наставительной речью, студенты затихли.
  
  Дав ученикам все тоже задание - превратить спичку в иголку, - профессор наблюдала за стараниями первокурсников с кафедры. Гарольд же, вместе со всеми подивившись действиям МакГонагалл, обратился к своему перу, которое надо было сначала сделать серебряным, а потом вернуть ему первоначальный вид. Рядом с ним, тихо как мышка, сидела Гермиона. Глянув в ее сторону, мальчик заметил ее заплаканное лицо.
  
  - Грэйнджер, что ты плачешь? Из-за Зелий? - шепотом спросил Гарри. - Не обращай внимания на придирки профессора и все будет в порядке!
  
  Девочка отрицательно мотнула головой и, утерев выступившие слезы, сказала:
  
  - Все в порядке, спасибо за заботу. Скажи, пожалуйста, какое было задание?
  
  - Как и вчера, надо трансфигурировать перо.
  
  Она молча кивнула и, направив на свое перо волшебную палочку, произнесла нужное заклинание. Ничего не произошло. Гермиона Грэйнджер, беспомощно оглянувшись, всхлипнула.
  
  - Ну, прекрати плакать, - тихо произнес мальчик, не знавший, что сказать, чтобы ее успокоить. - Утри слезы и сосредоточься, тогда все получится.
  
  В подтверждение своих слов он коснулся палочкой пера, мгновенно превратившегося в серебряное.
  
  Гриффиндорка, закусив губу, кивнула.
  
  - Спасибо. Я справлюсь.
  
  К концу урока выяснилась совершенно неожиданная вещь - профессор МакГонагалл прибавила Слизерину два десятка баллов за удачную трансфигурацию, проделанную Блэйз Забини, и столько же сняла со своего факультета за болтовню Джереми.
  
  Выходя со звоном колокола из кабинета, Гарри Поттер, к своему удивлению, услышал, как декан Гриффиндора окликнула Гермиону и напомнила ей о дополнительных занятиях по трансфигурации.
  
  - Значит, у МакГонагалл тоже есть курсы? - усмехнулся Рон. - Что ж, нам туда попасть не судьба...
  
  - Тебе Зелий с Чарами мало? - скривился Драко Малфой. - Сегодня и так придется уроки делать в экстренном режиме, чтобы успеть до занятий с Флитвиком.
  
  - Да ладно, зато скучно не будет! Гарри, а ты чего грустный такой? Что случилось? Радоваться надо, ведь трансфигураторша не только с нас баллы поснимала, но и с гриффиндорцев. А потом, спасибо крошке Блэйз, нам еще и добавила. Чего это она подобрела? - фыркнул Рон. - Вчера она нас не особенно жаловала.
  
  - Не нас, а меня, - отрицательно мотнул головой Поттер. - Она, наверное, на меня злилась за то, что я в Слизерин попал, вот и на уроке прищучила. А теперь то ли смирилась, то ли еще что-нибудь... Катрин ведь говорила утром, что МакГонагалл, в принципе, в отличие от Снейпа, более или менее честная и беспристрастная.
  
  - Ага, - фыркнул Малфой. - Ну, ты продолжай, мы тебя слушаем... сказочник Мерлинов!
  
  - Повторяю - мне об этом Като сказала!
  
  - Всему Хогвартсу известно, что у нее собственные понятия о честности и всей этой прочей ерунде.
  
  - Погоди, так чего ты кислый-то такой? - снова спросил Уизли, пропуская друзей вперед по лестнице и перепрыгивая вниз через очередную исчезающую ступеньку.
  
  - Я ведь с Грэйнджер на первой парте сижу...
  
  - И?
  
  - Она почти весь урок занималась пыталась не заплакать.
  
  - Интересно, с чем это связано?
  
  - Я спрашивал - не с Зельями.
  
  - Ага, наивный такой, так она тебе и сказала... - усмехнулся Драко.
  
  - Не думаю, чтобы она врала.
  
  - Но тогда из-за чего слезы-то? Из-за своих сокурсников что ли? Из-за гриффиндорцев? Ни в жизнь не поверю!
  
  - А по мне, так вполне возможно, - внезапно сказал Рон. - Смотри: мы в Слизерине одна большая семья, в которой у каждого свои тараканы в голове. Но никто никого за это не душит и не "выталкивает" из общего круга. А гриффиндорцы - это одна большая компания, в которой все между собой друзья. Вполне логично, если в их "компанию" кто-то не впишется....
  
  - Знаешь, иногда и в семьях бывают свои... аутсайдеры.
  
  - Мерлин и Моргана! Гарри, я же беру идеализированные понятия! Стой, а Драко где? Паркинсон, доведи наших до кабинета - мы Драко поищем.
  
  Рон Уизли, прихватив с собой Гарольда, развернулся к лестничным пролетам. Завернув за угол, они обнаружили прижавшегося лбом к холодной стене Драко Малфоя, мимо которого только что прошел профессор Квиррел с журналом курса в руках.
  
  - Эй, Драко, что случилось? - осторожно прикоснувшись к плечу друга, спросил Рональд.
  
  - Все нормально, - Драко, изобразив на лице бодрость, улыбнулся. Получилось неправдоподобно. - Все прошло. Пошли на ЗОТИ.
  
  Так же фальшиво бодро улыбаясь, он потянул друзей к кабинету.
  
  - Да что хоть произошло-то? - допытывался рыжий мальчик.
  
  - Голова немного приболела и все... - улыбка мгновенно перешла в гримасу, и Малфой схватился за виски.
  
  Испугавшиеся мальчики подхватили его под руки и буквально затащили в кабинет, усадив на ближайшую скамью. На них стали удивленно оглядываться пуффендуйцы.
  
  Из-за своего стола вышел Квиррел.
  
  - Чт-то-т-то случил-лось, м-молодые л-люди? - заикаясь, спросил он.
  
  Малфой застонал от боли, обхватив руками голову.
  
  - Да сделайте же хоть что-нибудь! - взвыл он.
  
  - Профессор, мистеру Малфою плохо, можно я его в больничное крыло отведу? - осторожно произнес Рон, с опаской поглядывая на скорчившегося на скамье друга.
  
  - Д-да, идите, я в-вас осв-вобожд-даю от з-з-занятия, - испуганно кивнул учитель.
  
  - Гарри, я с ним в лазарете побуду и постараюсь узнать, что случилось, - шепотом произнес Уизли. - Встретимся на травологии!
  
  Рыжий мальчик, заботливо придерживая друга, вывел его из кабинета.
  
  - Т-так, м-молодые люди, п-прошу вас сесть н-на места, н-начнем урок.
  
  Профессор Квиррел, не проявив оригинальности, начал урок со вступительной речи. Однако его никто не слушал - студенты обсуждали произошедшее с Драко Малфоем. Сколько бы преподаватель не пытался воззвать к тишине - это не помогало. Наконец, Гарри, раздосадованный происшествием с другом и тем, что один из важнейших, по его мнению, уроков никак не начнется, взмахнул волшебной палочкой. В кабинете раздался грохот, и ученики сразу притихли.
  
  - С-спасибо, м-мистер Поттер, - произнес Квиррел. - П-позвольте пояснить классу, что за м-магию вы только что п-применили. Ш-шумовое з-заклинание "Ст-тепитус" - одно из заклинаний, используем-мых аврорами М-минимтерства М-магии в качестве от-твлекающего или оглушающего, в прям-мом см-мысле слова. Десять б-б-баллов Слизерину за п-прекрасную д-демонстрацию. П-прошу вас п-приступить к к-конспекту м-моей лекции...
  
  Записывать за Квиреллом было гораздо сложнее, чем за другими преподавателями. Диктовал он быстро, да и к тому же постоянно заикался, потому разобрать что-либо было сложно. Самопишущее перо, которым хотел воспользоваться Гарольд, записывало все точно так, как говорил учитель, включая его заикания и покашливания, что делало лекцию совершенно неудобоваримой для прослушивания и последующего прочтения.
  
  Еле отсидев Защиту, Гарри Поттер со всех ног побежал к теплицам, где его должен был ждать Рон.
  
  
  * * *
  
  
  
  Рон Уизли ждал своего друга около одной из теплиц, чуть прищурившись на солнце и постоянно оглядываясь на замок.
  
   Когда к нему подбежал запыхавшийся Гарри, Рональд облегченно выдохнул.
  
  - Ну, что случилось? Рассказывай.
  
  - У Малфоя перед ЗОТИ резко заболела голова. В больничном крыле его осмотрела мадам Помфри, наша школьная медсестра.
  
  - И?
  
  - И все. Она ничего не нашла, поэтому и оставила его на какие-то дополнительные обследования. Когда я уходил, мадам Помфри сказала, что это как-то связано с тем, что наш с тобой друг - эмпат. Что-то не так с его способностями. В общем, к вечеру его, конечно, выпустят, но не раньше ужина..... Так что к Флитвику мы пойдем без Драко.
  
  - М-да, он, наверное, очень расстроится, - заметил Поттер. - Знаешь, Рон, я не слышал, чтобы наследственные эмпаты вот так ни с того ни с сего хватались с воплями за голову и торчали потом в лазаретах. Он же просто эмоции должен чувствовать!
  
  Уизли молча пожал плечами.
  
  - Ладно, идем на травологию. Вечером выясним у него, что все-таки происходит. С кем, кстати, мы заниматься будем?
  
  - С когтевранцами.
  
  - То есть - флитвиковцами. Он их декан, если ты не знал, а мадам Спраут - декан Пуффендуя.
  
  - Вдохновляюще. Как думаешь, она к нам нормально будет относиться, или так же, как и МакГонагалл?
  
  - МакГонагалл, между прочим, сегодня не так уж и зверствовала.... В конце концов, мы сами виноваты в том, что опоздали.
  
  - Что я слышу, Рыжик! А кто это ее вчера последними словами обругивал?
  
  - Ну, это было вчера, - Уизли смутился. - Что касается Спраут.... Подумай сам: Пуффендуй никогда в межфакультетских разборках не участвовал, если верить словам старших слизеринцев. И чего же еще ждать от их декана, как не такой же "отстраненности" от наших маленьких военных маневров? Оно ей надо - встревать в слизеринско-гриффиндорскую вражду? Это не Когтевран, который может, закатав рукава пойти и врезать хорошенько обидчику всем факультетом разом, естественно после длительного внушения со стороны декана. И, уж тем более, не Слизерин, где все кучкой тихонько соберутся и утроят такую пакость, что к утру весь замок во главе с директором с воем на стенку полезут!
  
  - Ну, надо же, сколько гордости за своих!
  
  - Стараюсь.... А вот и наша теплица. Первыми зайдем?
  
  - Нам не привыкать, Рон, - улыбнулся мальчик. - Пошли. Чем раньше травология начнется, тем быстрее она закончится!
  
  Мальчики, переглянувшись, осторожно переступили порог гигантской теплицы, вдоль стен которой были посажены ровные ряды растений.
  
  - Это анемоны-большеглазки, - удивленно произнес Рон, рассматривая тепличную флору.
  
  - Именно, молодой человек, - весело заметила пухленькая женщина в темно-зеленой с коричневыми прожилками мантии. - С него мы и начнем ваше знакомство с такой интересной и полезной наукой, как травология! Весь класс здесь? Никто не потерялся? Нет? Замечательно. Тогда пусть каждый из вас выберет себе по растению и подойдет к нему.
  
  Студенты, переглядываясь, подошли к анемонам. Они-то ожидали очередной вступительной лекции, а тут сразу - практика.
  
  - Все базовые навыки работы с волшебными растениями вы получите именно здесь - в хогвартских теплицах. В начале каждого урока я буду вам объяснять, что именно нужно делать, так что можете не носить учебники - их можно использовать только как источник дополнительной информации. Сейчас от вас требуется только коснуться одного из верхних листьев своего растения.
  
   Гарри оглядел свой анемон-большеглазку в поисках тех самых "верхних листьев". Сам цветок был достаточно высоким, доходя мальчику почти до пояса. Нежно-лилового цвета бутон, остающийся закрытым, чуть раскачивался из стороны в сторону, хотя никакого ветра не наблюдалось. Чуть ниже на стебле ровными ярусами, по четыре штуки росли широкие листья по шесть семь дюймов длиной и два шириной.
  
  - Рон, который из них? - шепотом спросил Гарольд у своего друга, который куда более уверенным взглядом осматривал растение.
  
  - Любой, - ответил тот. - Только ты лучше не просто коснись его, а погладь слегка. Анемоны это больше любят.
  
  Удивившись подобному совету, мальчик, тем не менее, ему последовал. Лист оказался очень мягким на ощупь. Осторожно проведя по нему рукой, Поттер невольно вздрогнул, услышав донесшийся из бутона мелодичный звон. Еще через несколько секунд таким же звоном отозвался цветок Рона Уизли.
  
  - О! Вы уже справились? Десять баллов каждому, - профессор подошла к ним. - Замечательно! Теперь нужно подождать, пока они распустятся. Потом вы сможете их пересадить вон в те симпатичные горшки! А пока, возможно, кто-нибудь из вас скажет мне, чем же анемоны отличаются от других волшебных растений?
  
  Рон поднял руку.
  
  - Нет, нет, юноша, сегодня вы уже получили баллы. Дайте ответить и кому-нибудь другому. Есть еще желающие? Мистер Бут?
  
  - Анемоны-большеглазки - один из немногих видов растений, полностью безопасных для волшебников. Анемон распускается, когда его гладят по листьям, или во время дождя. Известно так же, что мелодичный звон, который он издает, полезен и действует успокаивающее.
  
  - Десять баллов за хороший ответ. Но, может, вы нам скажете, почему, все же, их называют "большеглазками"? Не знаете?
  
  Рон снова поднял руку, явно ухмыляясь - желающих ответить больше не было, так что профессору Спраут все равно придется дать ему слово.
  
  - Что ж, - женщина вздохнула. - Отвечайте вы, юноша. Ваша фамилия Уизли?
  
  - Да, мадам. "Большеглазками" эти растения были названым из-за того, что открывший их волшебник, Джош Фризлер, один из известнейших американских целителей, принял их за глаза какого-то неведомого зверя. Он отправился в джунгли, чтобы собрать лечебные травы, а когда к вечеру зашел слишком далеко в тропический лес, наткнулся на куст с двумя анемонами. В темноте ему показалось, что это большие светящиеся фиолетовые глаза издающего странные звуки животного. Позже, когда Фризлер вернулся в ближайшую деревеньку, местные ему рассказали о странном растении с чудодейственной силой.
  
  - Благодарю вас за историческую справку, мистер Уизли. Добавляю еще десять баллов Слизерину. Так, похоже, почти все вправились с первой частью нашего задания. Теперь, пожалуйста, возьмите по горшку и пересадите туда свое растение. Будьте осторожны и постарайтесь не повредить корни и листы!
  
  Студенты, клятвенно заверив преподавателя, что обращаться с растениями будут очень осторожно, пошли за горшками в угол теплицы, где находился хозяйственный инвентарь. Через пару минут окружающее пространство было наполнено мягким, успокаивающим звоном. "Голос" каждого растения отличался, однако, звуча вместе, они не создавали какофонии звуков - напротив, пение цветов напоминало песню.
  
  - Предлагаю где-нибудь раздобыть себе анемон, - произнес Рональд, насыпая дренажные камни в горшок. - Поставим его в спальне или гостиной и будем слушать на ночь. А лучше несколько купить - такая музыка красивая будет....
  
  - Ага, только мы и без анемонов засыпаем, как убитые. Да и стоят они недешево - слишком мало их осталось.
  
  - Да, ладно, ладно, я же просто предложил....
  
  - Хотя, ты, в принципе, прав, - внезапно согласился Гарри. - Они же, как раз успокаивающе действуют на нервную систему.... Действительно, было бы неплохо.
  
  Внезапно рыжий мальчик фыркнул.
  
  - Ты весь в земле извозился! - сообщил он, разглядывая заляпанную землей мантию друга.
  
  - Кто бы говорил, - недовольно пробурчал Гарольд, пытаясь стереть грязные пятна. Однако лучше от этого не стало - земля только еще сильнее размазалась по ткани.
  
  -Теперь я точно знаю, почему травологию обязательно надо ставить последней в расписании! - произнес он, когда слизеринцы после звона колокола отправились в подземелья отмываться от грязи. - Как только представлю, что пришлось бы вот так ходить весь день... б-р-р!
  
  - Ага, - поддакнул Рон. - Идешь, а с тебя песок сыпется и на зубах скрипит. Все-таки Яксли была права - вот что значит многолетний опыт!
  
  В подземельях до самого обеда первый курс не вылезал из ванных комнат, после чего, под шутливые комментарии старшекурсников, они отправились в Большой Зал.
  
   Туда уже потихоньку начали "стекаться" остальные ученики, а вместе с ними и намаявшиеся за день преподаватели. Куда менее интенсивно, чем утром, продолжался разнос почты совами. К слизеринскому столу спешили сразу несколько сов, одна из которых спикировала на Рона. Иссиня-черная птица, настойчиво ухая, крутилась вокруг его головы.
  
  - Это Мехрус, мой филин, - словно оправдываясь, сообщил мальчик, отвязывая письмо. Еще одна птица, отличавшаяся от Мехруса только цветом - серыми перьями на крыльях - опустилась около тарелки с овощным рагу.
  
  - Малфоевская сова, - прокомментировал Поттер. - Не помню, как его зовут, но он, похоже, принес посылку для Драко.
  
  - Отвяжи - вечером ему передадим, - отмахнулся Рональд, углубившись в прочтение письма. Его лицо постепенно приобретало пурпурный оттенок.
  
  Некоторое время спустя, на слизеринский стол опустился и Ракшас - в гордом одиночестве, так как совы от него шугались, как от огня. Кейнерил, цокая когтями, с важным видом прошелся по столешнице и остановился прямо перед своим хозяином.
  
  - О, а вот и мой питомец заявился, - хмыкнул Гарри. - Ну, что сегодня мне принес? Давай-ка отвяжу, а ты стой спокойно.... Все, можешь лететь. Что? Голодный, что ли? Ребят, передайте пару котлет - птица есть хочет!
  
  Посмеиваясь, Эйвери-старший положил перед кейнерилом тарелку с двумя котлетами.
  
  - Ну, что на меня уставился? Ешь, никто тебя не собирается травить! - воскликнул Гарри, в ответ на недоуменный взгляд Ракшаса.
  
  Волшебный ворон, для порядка еще раз глянув на хозяина, примостился около тарелки и принялся склевывать предложенное "угощение".
  
  - А что это у тебя за птичка, а, Поттер? Когти металлические, клюв металлический, глаза красные.... - поинтересовалась Селена Яксли, наблюдая за кейнерилом.
  
  - Да вот, завел, чтобы народ пугать.... Это - Ракшас, один из волшебных воронов, выведенных Министерством Магии.
  
  - Тогда понятно, почему у него такой жуткий вид - Министерство ничего нормального придумать не может, все монстров каких-нибудь создает!
  
  Гарольд на это только многозначительно хмыкнул и углубился в собственную корреспонденцию. Набор писем повторился - от матери и от Ремуса. Мальчик решил начать именно с последнего.
  
  Крестный, которому Гарри в утреннем письме сообщил их общие догадки по поводу произошедшего, с ними в некоторых деталях был согласен, но сомневался, зачем и кому надо было посылать Хагрида в один из самых защищенных сейфов Гринготтса.
  
  К этому времени, Рон, читавший, судя по лицу, нечто крайне для себя неприятное, с яростным воплем отбросил пергамент и, направив на ни в чем не повинное письмо волшебную палочку, сжег его.
  
  - Что случилось? - дочитывая послание от крестного, поинтересовался Гарри Поттер.
  
  - От родителей, - с отвращением на лице сказал Уизли, кивая на горстку пепла.
  
  - И что пишут?
  
  - Сам подумай, что они мне могут писать! - зло воскликнул рыжий мальчик. - Это у тебя хотя бы мать нормальная - опомнилась, а мои окончательно свихнулись! Оба! "Ронни, ты выбрал неправильный путь. Ты нас всех предал, как так можно...." и прочее бла-бла-бла! А в конце еще... от отца... У-ух! Ненавижу!
  
  - Я это с четырех лет слышу, - фыркнул в ответ Гарольд. - Идем лучше в гостиную. Нам до дополнительных занятий с Флитвиком надо всю домашнюю работу сделать.
  
  - Какой, к Мерлину, Флитвик? Какие занятия? - тоскливо произнес Рон. - Мне такую выволочку обещают, когда я на каникулы домой поеду....
  
  - А ты оставайся в замке. Ну их всех - мы тут втроем такое устроим на каникулах, весь Хогвартс на стенку лезть будет! Давай, пошли в гостиную.
  
  Уизли, с тоской поглядывая на гриффиндорский стол, за которым сидели его братья, пошел вслед за другом в слизеринские подземелья.
  
   Сообщив портрету Салазара Слизерина пароль, мальчики прошли в гостиную и, кинув сумки возле кресел, устроились перед камином. Повозившись несколько минут с учебниками, Гарри пододвинул поближе небольшой столик-тумбочку.
  
  - Ну, начнем с Чар. Что нам Флитвик задал?
  
  - Проанализировать существующие виды магии и как они относятся к Заклинаниям.
  
  Поттер, несколько секунд задумчиво смотря в огонь, вскочил и, с не предвещающей ничего хорошего улыбкой, сбегал в спальню первокурсников. Вернулся он оттуда с исписанным свитком.
  
  - Что это такое? - поинтересовался Рон.
  
  - Так, кое-что веселенькое. Помнишь, я рассказывал про своего кузена Дадли? Вот это все я надергал из его книжек. Весь текст - одно сплошное издевательство над маггловским увлечением этим их "оккультизмом". Ну, естественно, все с моими комментариями. Давай, пиши, порадуем Флитвика знаниями культуры магглов. Первое - Белая Магия. Лабораторная магия, адепты которой ставят опыты над людьми.
  
  Рональд Уизли прыснул.
  
  - Ты уверен, что это именно Белая Магия? - улыбаясь, спросил он.
  
  - Ага. Ты пиши-пиши. Второе - Чёрная магия. Лабораторная магия, адепты которой ставят опыты на себе.
  
  Рон тихо посмеиваясь, записал и это.
  
  - Если это так, то мы просто обязаны поставить на себе какой-нибудь опыт, - сообщил он, стараясь удержать серьезное выражение лица.
  
  - Ага. Дальше - Любовная магия. Лабораторная магия, адепты которой ставят опыты, как над собой, так и над другими, сразу или попеременно.
  
  Уизли от смеха выронил перо.
  
  - Что за чушь? - спросил он, отсмеявшись.
  
  - Маггловское понятие магии. Тебе диктовать дальше? Так вот, четвертое - Серая магия. Лабораторная магия, адепты которой ставятся опыты над всем остальным, полагая, что ставить опыты над людьми, пусть даже этот человек ты сам, - неэтично. Потом идет Церемониальная магия, она же - ритуальная. Вежливая магия с разработанным этикетом. Истинный джентльмен, желая пообщаться с демоном или с каким-нибудь другим существом, перед этим обязательно перед этим скажет что-то вроде: "Уважаемое Существо, Не соблаговолите ли проследовать в сей круг!". Получив распространение среди средних классов общества, из церемониальной магии выделилась балансовая магия, с основным принципом - "если где-то что-то убудет, то в другом месте что-то прибудет".
  
  Рон медленно сполз с кресла, продолжая смеяться.
  
  - Молодежь, по какому поводу веселимся? - поинтересовался подошедший к ним Мальсибьер.
  
  - Присоединяйся - разбираем маггловское понятие о магии и ее разделах, - усмехнулся Гарри, делая приглашающий жест.
  
  Дерек сел в ближайшее кресло, с явной заинтересованностью уставившись на Поттера.
  
  - После церемониальной идет Бытовая или простонародная магия. Обходится вообще без теоретической части, одни рецепты, сродни кулинарным, часто заимствованные из других типов магии. Действие её не всегда чётко однозначно, но зато вещи, необходимые для выполнения магических воздействий - незамысловаты. Никакой крови дракона, больше - бутылки, нитки, булавки, могильная земля и куриные яйца. Желания тоже просты: за/выведение бородавок, прыщей, насморка, мелкие козни и пакости, или их предотвращение.
  
  Староста нервно хихикнул.
  
  - Что за бред?
  
  - Ты слушай дальше, - порекомендовал Гарольд. - Дальше - Боевая Магия. Маги, занимающиеся боевой магией - те, которые осознали, что их главные желания - это не давать осуществляться желаниям других. Магия Вуду - приятная магия, поощряющая адепта обзаводиться всякими вкусными штучками, так, чтобы всегда была возможность покормить своих духов. У вудуиста в кармане всегда отыщется кусок печенья или яблоко. Или более экзотические продукты питания, которыми вудуист готов полакомить своих духов.
  
   К прослушиванию "лекции" присоединились еще несколько старшекурсников, заинтересовавшихся, от чего в гостиной стоит такой хохот.
  
  -Магия Хаоса - непонятная магия. "В сознании образуется вакуум, заполняемый желаемой реальностью", "высвобождение созидательного хаоса вовне себя". Вам понятно? Мне - не очень, не могу уловить тут никакой структуры. Далее следует Некромантия - скромная магия, адепты которой даже по какой-то причине стыдятся назвать свою область занятий ну хотя бы некромагией. Мол, это мы всё так просто. Адепты немногословны, если не сказать, застенчивы, предпочитают чёрный цвет в одежде, любят шаловливо ковырять кончиком носка землю. Сефиротическая магия - воображаемая магия, всё находится в сознании, магия там же, логично. Тантрическая магия - привлекательная магия, адепты которой, исключительный случай, заняты отпугиванием от занятий этой магией всех остальных. Разве что человек попадётся ну очень симпатичный.
  
  Количество "слушателей" лекции о маггловских понятиях магии возросло.
  
  - Оккультизм - специфическая магия, направленная больше всего на потворствование своему желанию знать тонкую структуру мира, - посмеиваясь вместе со всеми, продолжил Гарри. - Каббала - тайная магия, любое знание о ней является тайной. Не верьте никому, кто говорит, что он знает каббалу. Никто ничего про неё не знает. Магия сновидений. Сновидение - такая область, где теоретически возможно всё. Следовательно, овладев намерением всего, а потом умело совместив реальность реальности и реальность сновидения, можно всё. Этномагии - набор магических практик, специфических для какой-нибудь народности. Колоритные магии, реквизит включает набор музыки, обрядов, одежды и праздников, соответствующих данному народу на протяжении всей его истории. Может встретится всё что угодно, всевозможные своеобразные пляски общего и особенного, хотя и в жёстких рамках. Так, если этномаги средней полосы России превращаются в волков и медведей, то негры превращаются в леопардов. И никак не наоборот. Этномаги используют специфические ментальные особенности народа-носителя, есть ли это магия китайская, лаосская, эфиопская или ново-русская. Несколько особняком из этномагий стоит Шаманизм - этномагия, объединяющая в себя музыку, обряды, одежды и праздники сотен редких и исчезающих народностей земного шара. Телема - прикольная магия. В желаниях важно не только что желается, но и как это желание исполняется, ведь удовольствие можно получить от всего. Не находите, скажем, что аромат лепестков роз и звук колокольчиков добавят нотку душевности в процесс общения с духом своего прадедушки? И правда, что мешает в процессе исполнения своих желаний хорошенько не повеселиться? Дальше будет еще интереснее. Астрология - древняя магия, очень древняя, настолько древняя, что уже заработала себе склероз. Изучает звёзды. Звезд много, изучать ещё очень долго. Влечёт к себе тех, для кого результат сам по себе не важен, зато приятен сам процесс. И, наконец, Алхимия - благородная магия. Занята поиском и добычей философского камня, обладающего многими чудесными свойствами, в частности, с его помощью можно преобразовывать различные металлы в золото. Большой минус алхимии в том, что заниматься алхимией может позволить себе только очень состоятельный человек, а это идёт в разрез с
  
  общедемократическими тенденциями нашего времени. Фен-шуй - магия гармонии, считающая, что если человек гармонизировал достаточно большую часть своей жизни, за этой частью незамедлительно проследует и всё остальное. Тоже гармонизируется, главное - подать хороший пример! Гомеопатия - неординарная магия. Противоположности сходятся, как известно. Любовь переходит в ненависть, а малое в большое. Например, если удастся потратить исчезающе малую сумму денег, то они к тебе вернутся в бесконечно большом объёме. Однако гомеопатия тоже идёт вразрез с течением нашего времени, поскольку противоречит принципу Жадности.
  
   Вся слизеринская гостиная заходилась смехом, слушая, как им читает все это с серьезным лицом Гарри Поттер.
  
  
  Глава 12. Все меняется, все неизменно.
  
  
  
  Гарри Поттер, улыбаясь устроенной им шутке, в сопровождении рыжего друга, шел на дополнительные занятия по Чарам.
  
  - Покажем Флитвику - пусть тоже повеселится! - уговаривал он своего товарища.
  
  - Еще не хватало, чтобы он наши "художества" прочел - в сознание придется долго приводить, - усмехнулся Рональд.
  
  - А почему бы и нет? Такая информационная ценность пропадает!
  
  Вспоминая, как они всей гостиной ухахатывались, читая заметки Поттера, мальчики с улыбками переглянулись.
  
  - Ну, вот и нормально - ты написал про виды магии, а я - про особые понятия, - продолжил Гарри.
  
  - Ага, а вот когда уж он твое "сочинение" прочтет - придется Дамблдору нового преподавателя Заклинаний нанимать!
  
  - Все равно я ему дам проглядеть - не урок же из-за этого завтра срывать!
  
  Рон только фыркнул в ответ.
  
  Преодолев еще два лестничных пролета и один коридор, двое слизеринцев оказались перед кабинетом Заклинаний, возле которого уже стояли Энтони Голдстейн, Терри Бут, Майкл Корнер, Ханна Аббот и... Гермиона Грэйнджер, на которую никто подчеркнуто не обращал внимания.
  
  - О, смотрите-ка, кто тут! Привет, ребята, - помахал рукой Энтони.
  
  - С чего бы такая любезность, Голдстейн? - насмешливо осведомился Уизли.
  
  - Да так... решил поприветствовать, - смутился когтевранец.
  
  К группе студентов подошли несколько старшекурсников вместе с Флитвиком.
  
  - Очень рад вас видеть, молодые люди. Проходите в кабинет, - произнес он, оглядывая ребят. - А мистер Малфой разве все еще в больничном крыле?
  
  - Да, мадам Помфри его там решила оставить до ужина, - торопливо сообщил Рон, усевшись на ближайшую скамью рядом с Гарри.
  
  Филиус Флитвик тем временем давал задания старшекурсникам. Для Мальсибьера, например, это были Веселящие чары, которые он должен был наложить на Маркуса Флинта.
  
  У младших курсов это были всем знакомые заклинания Левитации, плюс Воспламенение.
  
  - Для начала вам стоит собственноручно расшифровать формулы заклинаний Огненного стиля, чтобы лучше понять их суть. После можете попробовать воспламенить лежащие перед вами перья или вскипятить воду в стаканах, - объявил профессор.
  
  Первые десять-пятнадцать минут первокурсники честно пытались выполнить требуемое задание. Однако потом, после того, как они заметили, что делают остальные "любимцы" преподавателя Чар, желание заниматься отпало мгновенно.
  
  Старшекурсники, подсев к преподавательскому столу, играли вместе с Флитвиком в карты. Обычные. Маггловские. Терри Бут, вылупившись на своего декана, как на восьмое чудо света, с истеричным хихиканьем сполз под парту.
  
  - Ну, вот, а ты говорил - нас не поймут. Читать, мол, всю эту ерунду не стоит... - укоряющее произнес Гарольд, доставая из сумки сочинение по Чарам. - Профессор, можно вас отвлечь?
  
  Филиус, повернувшись к первокурсникам, удивленно обозрел их радостные и немного смущенные лица.
  
  - Вы нам сочинение задали на завтра... Мы уже написали и хотели бы вам показать, - невинно произнес Поттер.
  
  Мальсибьер, переглянувшись с Флинтом, захохотали в голос, припомнив "содержание" этой письменной работы.
  
  Флитвик, толком ничего не понявший, радостно кивнул, протягивая руку за двумя солидными по своим размерам свитками. Первым ему попалось сочинение Рона Уизли.
  
  - Как раз "разогреется" перед твоей писаниной, - ухмыльнулся рыжий, наблюдая за тем, как стремительно меняется в лице профессор, - иначе такую ересь без предварительной подготовки он просто не перенесет.
  
  - Ага, - радостно подтвердил его друг. Преподаватель к этому времени уже повизгивал от смеха, сверзившись со своей подставки из книг.
  
  Отсмеявшись и утерев выступившие слезы, Флитвик перешел ко второму "реферату".
  
  - Все, сейчас ему наступит полный и тотальный конец, - прокомментировал Рон.
  
  - Ребята, а что у вас там такого, что Флитвик уже минут пять успокоиться не может? - удивленно поинтересовалась Ханна.
  
  - Очень интересная и познавательная информация, - растягивая слова на малфоевский манер, ответил ей Гарри. - Повезет - он вам зачитает некоторые пункты.
  
  И Филиус Флитвик как будто услышал его слова.
  
  - Мистер Поттер, мистер Уизли - это шедевр! - провозгласил он, давясь от смеха.
  
  - Мы старались, - скромно сообщили мальчики в один голос.
  
  - Вы только послушайте: Общемагические и наиболее часто встречающиеся понятия волшебства у магглов. Маг - любой человек, занимающийся магией, осознанно или неосознанно. Урожденный маг - тот, кто уже родился магом. В теме такие маги давно, опыт у них накоплен большой, поэтому свысока смотрят на изобретение начинающими магами точных копий велосипедов, которые уже стоят у них в сарае. Видящие - разновидность магов, которые не педалируют тот факт, что они могучие.
  
  Магические знания - любого рода знания, которым обладают маги. Тут действует Закон Относительности. То, что для одного мага представляется сакральным магическим знанием, для другого вполне может иметь вид чуши обыкновенной. Магическая энергия - энергия, задействованная при магических действиях и для них. Понятие, имеющееся во многих магических системах, где часто носит своё специализированное название, например, мана, ци, санса и многие другие. Встречается подразделение на положительную, отрицательную, тёмную, светлую, огня, воды, земли, воздуха.... Встречаются и сложные классификации. Магическая сила - способность осознанно или неосознанно управлять ситуацией, направляя её в желаемое русло. Магические способности - любые способности, необходимые для того, чтобы делать магию. У всех имеются способности, даже к нескольким видам магии. Вот, к примеру, облака могут разгонять все. Но для достижения высот в определённых видах магии всё же необходимы специфические способности, для каждого вида магии - свои.
  
  Магический салон - место взаимной трансформации магии и денег. Человек, у которого есть деньги, но нет магии, получает там за свои деньги магию. Маг, у которого есть магия, но нет денег, наоборот, за свою магию получает деньги. Магические войны - войны, ведущиеся с применением магических средств, в идеале ими и ограничивающиеся. Сейчас это настолько обычное дело, что обычно они не привлекают внимания даже печатной прессы, не говоря уж о телевидении. Магические ордена, кланы, ковены, туаты, дозоры - формы организаций магов. Магу не обязательно входить в магическую организацию. Чаще всего встречаются маги-одиночки. Магические спецслужбы - организации, занимающиеся магией по долгу службы. Ввиду того, что заниматься чем-либо из-под палки не самая огромная радость, обычно чрезвычайно раздражительны, желчны и мизантропичны. Посему занимаются разработкой самых массовых магических воздействий, носящих самый оболванивающий характер, и исключительно деструктивного толка. Разгон облаков - удобная демонстрация и доказательство того, что магия существует. Разгонять облака получается у ВСЕХ, хотя, возможно, и не всегда. Но даже если не получается, то если запастись терпением и иметь время, то получится обязательно. И - старокитайское гадание, заключающееся в кидании стеблей тысячелистника на панцирь черепахи, и последующем их сортировании. Очень вдумчивый процесс, никогда не надоедает. Поэтому гадание прожило долго, и всех нас еще переживёт. Учитель - распространённый в некоторых течениях магии принцип, в соответствии с которым, вместо исполнения самому своих желаний, можно потратить время на то, чтобы найти Учителя, который эти желание исполнить поможет, потому что умеет и потому что у него тоже был Учитель:
  
  "- Вы что, и есть за меня тоже будете?
  
  - Ага!!!..."
  
  Дух - любая сущность, невидимая обычным глазом. Духа, впрочем, можно слышать, щупать, нюхать, короче, общаться. И даже разговаривать. Хотя всё зависит от духа. Элементаль - самые элементарные духи, по одному на стихию. Аналогично понятию математической точки в геометрии. Сколько их типов, и какие они - разнится в зависимости от традиции. Дух-помощник - любой, у кого хватило ума окончить среднюю школу, поразмыслив, поймет, что это такое. У сильного мага ВСЕ духи автоматически становятся абсолютно добровольными помощниками. Астрал - узкая область воображаемого, находящаяся в промежутке между различными видениями и мечтами о всевластии. Астральная проекция - самый популярный способ выхода в астрал. Эфир - все то, что не поместилось в астрале. Ментал - всё то, что выше наших возможностей воображения. Казуал - всё то, о чём даже ментал не имеет никакого понятия. Порча, Сглаз, Проклятие - специфические ритуалы белой магии, вне белой магии распространения практически не имеют. Так называются различные деформации энергетической структуры человека, вызванные ритуалами и другими магическими воздействиями белой магии. Ввиду своих больших познаний в способах воздействия на людей, белые маги социально востребованы, и обычно именно белые маги заполняют собой магические салоны. Заговор, Заклинание, Заклятие - некоторые маги считают, что Вселенная в каком-то смысле похожа на женщину, и что Вселенную можно просто уговорить.
  
  Намерение - фундаментальное понятие, можно сказать, база магии. Для того чтобы магическое действие получилось, у мага должно быть намерение, чтобы действие получилось. Даже если и намерения не было, а что-то получилось, как всегда, любой маг скажет, что всё-таки какое-то намерение - было! Воля - фундаментальное понятие, можно сказать, двигатель магии. Для того чтобы проявить намерение, маг должен применить волю. Ин и Янь - в соответствии с некоторыми магическими системами, то, из чего состоит Вселенная. Если то, на что ты смотришь, не является Инем, можно не волноваться, это - Янь! И наоборот. Аура - это понятие тоже иногда вызывает споры. Некоторые считают, что размер ауры важен, другие же полагают, что её размер не имеет абсолютно никакого значения, и даже ауры в два дюйма вполне хватит для полноценной жизни. Совесть - непременный атрибут если не всех, то подавляющего большинства магов. Она говорит магу, ПОЧЕМУ он хочет ту или иную вещь. Настоящему магу всегда стыдно за бесплодно прожитые годы и совестно по этому поводу что-то менять.
  
  Нелюдь - термин, используемый в противовес человеку, живущему полностью в мире социума и уверенному, что желания социума являются его собственными. Раса нелюдей - Рас нелюдей существует большое число, определение своей расы - одна из увлекательных магических задач для нелюдя, уже выяснившего, в чём состоят его желания. Определяется исключительно эмпирическим путём, и тут каждый одинок. Крайне маловероятно найти человека, точно знающего, чем раса косматых мясорубок отличается от снуснумриков, к примеру. Третий глаз - сам по себе ничего не видит, пока его не откроешь. Будучи открытым, третий глаз даёт возможность не только видеть глубину и перспективы, каковые умения достигаются открытием второго глаза, но и восприятием постигать сущность вещей. Фэнтези - литература, служащая вторым по значимости источником магических знаний, после компьютерных игрушек. Для некоторых магов фэнтези является основным источником. Другие, более экзотичные источники: пыльные фолианты, инфополе, интуиция, ясновидение, Дух, духи, ОБС, Источник Иггдрасиля, Абсолютное Знание, Учитель.... Много источников, в общем. Некоторым тибетским магам магические знания являлись непосредственно написанными простым тибетским прямо на простом небе. Познание - получение знаний. Знания - Сила для того, чтобы исполнять желания. Маги ищут Силу, в частности, она содержится в Знании. Медитация - разные традиции понимают под этим настолько разные вещи, что не представляется возможным выделить хоть что-нибудь общее. Добро, Зло - понятия. Даже в каких-то определённых характеристиках этих понятий нет единства. Например, некоторые считают что Добро (Зло) может быть абсолютным, другие же утверждают, что не могут, это чисто относительные понятия. Часто встречается мнение, что магия по отношению к этим понятиям должна быть нейтральна. Воображение - качество, настоятельно рекомендуемое магу. Маг должен обладать несокрушимым воображением. Воля - уже было, но, ввиду важности понятия, можно и повториться. Качество, настоятельно рекомендуемое магу. Маг должен обладать несгибаемой волей. Терпение - качество, настоятельно рекомендуемое магу. Маг должен обладать неистощимым терпением. Сноровка - качество, настоятельно рекомендуемое магу. Маг должен обладать незаурядной сноровкой. Мудрость - качество, настоятельно рекомендуемое не только магам, но и вообще всем. Но для магов обладает практической ценностью в том, что мудрость иногда удерживает от поспешных действий или от погони за неистинными желаниями. Магу, обладающему неистощимым терпением и незаурядной сноровкой, магия редко приносит огорчения. Маг, обладающий несгибаемой волей и несокрушимым воображением, не пожалуется на отсутствие результатов, на то, что его магия - не действует...(*прим. автора - в этой и предыдущей главах информация взята с сайта http://www.darkstronghold.ru/*)
  
  Перечитывая реферат вслух, Филиус Флитвик, недавно забравшийся на свой книжный "постамент" опять с него свалился и продолжил "обобщение" новой информации уже с пола. Теперь то, что некоторое время назад так веселило слизеринцев, стало достоянием межфакультетской общественности.
  
  - По двадцать... хи-хи-хи... баллов каждому.... Ох, все... успокоился. Так вот, мистер Поттер, мистер Уизли, каждому из вас начисляю по двадцать баллов за отличные рефераты. Только в следующий раз рекомендую сделать работу на какую-нибудь более серьезную тему.
  
  - А ты говорил, что читать не надо, - подначил Гарольд своего друга. Тот только отмахнулся в ответ. - М-да, Драко явно многое пропустил.
  
  - Ничего, мы ему в спальне дадим прочитать, - "обнадежил" его Рон.
  
  - Нет! Ни в коем случае! Иначе он опять спать ляжет только под утро!
  
  - И что? Зато нас будет ожидать увлекательная игра под названием "облей Малфоя ледяной водой".
  
  - Садист.
  
  - Кто бы говорил!
  
  Тем временем, Флитвик, похоже, решил наверстать упущенное время, и до ужина не в меру развеселившиеся студенты выполняли письменное задание.
  
  В результате, к половине седьмого в Большой Зал они в сопровождении учителя спустились, разминая уставшие от объемной письменной работы пальцы.
  
  Со стола Слизерина, состроив тоскливую мину, товарищам махнул рукой Драко Малфой, тут же уткнувшись в тарелку с макаронами.
  
  - Пока нам точно не расскажешь, почему тебя Помфри так долго держала в больничном крыле - не отстанем, - вместо приветствия заявил Рональд, придвигая к себе рагу.
  
  - Она сказала, что это просто перенапряжение, - буркнул в ответ мальчик.
  
  - Ага, перенапряжение! А я - Мерлин, Великий и Единственный! Мозги не пудри, - фыркнул Гарри. - Кому говорят, рассказывай.
  
  Малфой со вздохом уронил голову на руки.
  
  - Все из-за этой дурацкой эмпатии, - наконец глухо произнес он. - Я почему-то очень остро реагирую на Квиррела. Что-то здесь не так.
  
  - Конечно, с твоей головой что-то не так, - широко ухмыльнулся Поттер, и, склонившись над бифштексом, продолжил куда более тихим голосом: - Я у него на уроке ничего не заметил.
  
  - А то ты способен хоть что-то заметить, - вяло отмахнулся Драко. - Я не знаю, в чем дело. Поэтому весь день и провел в лазарете: мадам Помфри никак не могла понять, что не так.
  
  - Постой-ка, - Рон неловко взмахнул вилкой, заляпав нанизанным на нее рагу соседа. - Получается, насчет эмпатии это твои собственные выводы?
  
  - Да. Я ей, конечно, об этом сообщил, но она вряд ли сочла это чем-то серьезным.
  
  - А ты, вроде, отцу письмо собирался послать насчет всех своих способностей, - напомнил Гарри.
  
  - Я и послал. А ответ вы сегодня вместо меня получили.
  
  - Так письмо, которое в обед филин принес...
  
  - Именно. Но отец ничего по-настоящему полезного не написал - такое ощущение, что вообще просто отписаться хотел!
  
  - Все же, предлагаю пока ничего не делать и выждать некоторое время, - покачал головой Гарри Поттер. - Кстати, очень жаль, что тебя не было на дополнительных занятиях по Чарам - там такое творилось!
  
  - Ага, с его подачи, - ухмыльнулся Уизли. - Представляешь, Флитвик со старшекурсниками в карты играл! Маггловские!
  
  Драко Малфой от удивления чуть не выронил кубок с соком.
  
  - Да? Честно?
  
  - Ага! Зато теперь понятно, почему Мальсибьер так любит эти дополнительные уроки, - с улыбкой сказал Гарри. - Мы почти ничего не делали.
  
  - Только последние минут десять-пятнадцать писали конспект, - подхватил Рон. - Но что-то я сомневаюсь, что у Снейпа мы тоже будем заниматься ничегонеделаньем.
  
  Блондин сразу скис.
  
  - Поправочка, Рыжий, Снейп заданиями нагрузит только тебя: ты же у нас восходящая звезда алхимии!
  
  Теперь недовольную рожу скорчил Рональд Уизли.
  
  - Ничего, вот у нас в полночь астрономия - там я отыграюсь!
  
  - Какая полночь? Какая астрономия? - ужаснулся Малфой. - Я спать по ночам хочу, а не в телескоп пялиться!
  
  - Это обязательный урок, - ехидно заметил Поттер, давно заметивший, что режим дня - больное место друга.
  
  Драко чуть не взвыл.
  
  - А когда мне уроки делать?
  
  - Возьми с собой учебники и свитки, а мы уж как-нибудь тебя у Снейпа отмажем, - смилостивился Рональд.
  
  - Тогда я сейчас приду, - дожевывая на ходу, пробормотал Малфой и выбежал из Большого зала по направлению к подземельям.
  
  - Почему-то мне кажется, что именно вот так, по-дурацки, пройдет весь наш первый год обучения, - пробормотал Уизли.
  
  - Знаешь, я тоже так думаю. Пошли к Снейпу, Драко нас нагонит - ему из гостиной ближе.
  
  Пока мальчики спускались по очередной лестнице в подземелья к кабинету своего декана, Малфой действительно их успел нагнать. Запыхавшись и помахав перед носами друзей учебниками, он, тяжело дыша, провозгласил:
  
  - Грызть гранит науки трудно, хотя бы потому, что его составляющие с собой таскать надо.... А самый тяжелый талмуд из всего этого, между прочим, трансфигурация.
  
  - Ну-ну, бедняга, - посмеиваясь, Рон постучал в дверь кабинета зелий, и, услышав что-то в ответ, просунул голову в приоткрывшуюся дверь.
  
  Минуту спустя "Слизеринское трио" устраивалось за партами. Рон, предвкушая нечто интересное, поглядывал на ингредиенты в шкафах. Драко, открыв злосчастный учебник трансфигурации, отправился прогрызать себе тропку в том самом плохо перевариваемом "граните науки". Гарри Поттер, на свою беду успевший сделать домашнее задание после обеда, не знал, куда себя деть.
  
  В результате, когда Рональда "впрягли" в приготовление яда "Синей кожи", Гарри успел разговориться с профессором на тему заклятий темной магии. Мальчик, припомнив, как почти месяц назад сражался с Северусом Снейпом на дуэли, начал выспрашивать подробности применения тех или иных заклинаний.
  
  - Ну, объясните мне, наконец, почему я "Проклятие" не могу использовать! - взмолился юный волшебник, после длительной лекции о темных искусствах в исполнении Мастера Зелий.
  
  - Поттер, вы меня слушали? - раздраженно поинтересовался Снейп, одним взмахом пера перечеркивая чей-то реферат. - Каким именно местом, позвольте спросить?
  
  - Не ушами, - хитро улыбаясь, произнес мальчик. - Единственное, что я из всего этого понял - и "Проклятие", и "В бездну" имеют общий энергетический смысл.
  
  - Не общий, а обратный! - поправил его Уизли, отрываясь от своего высокоинтеллектуального занятия.
  
  - Уткнись в свой котел и помалкивай! Тоже мне, знаток нашелся!
  
  - Между прочим, Рональд прав, - просматривая очередную работу, сказал Северус. - Если, используя заклинание "Barathro Donare", Поттер, вы вместе со всей поглощаемой им магией отдаете и часть своей, причем - большую, то в случае с "Exsecratio" вы энергию принимаете.
  
  - И в чем дело? - не понял мальчик.
  
  - В том, что вы можете либо умереть от истощения, либо - взорваться от переизбытка энергии! - рявкнул Снейп, ставя кому-то очередное "отвратительно".
  
  От своей домашней работы наконец-то оторвался Драко Малфой.
  
  - И что, решение использовать эти заклинания или нет, зависит от сил и резервов самого мага? - поинтересовался он.
  
  - Браво, гениальный вывод, - буркнул Рон.
  
  - То есть, я в тот раз действительно мог пол-Англии разрушить? - перед внутренним взором Гарольда, похоже, что-то начало проясняться.
  
  - Именно. А, поскольку поток этой энергии бесконечен, то даже самые сильные маги не могут долго удерживать это заклинание. Что уж говорить о вас, Поттер. Если быть откровенным, я вообще удивился, когда вы его использовали - "Exsecratio" считается утерянным, как и его светлый двойник "Молитва" - "Supplicatio".
  
  - А смысл?
  
  - В чем?
  
  - В двух одинаковых заклинаниях? Одного что ли мало было? Второе такое же зачем создавать было?
  
  - Вообще-то смысл был, идеологический, по крайней мере, - произнес Снейп.
  
  - Ага. Видишь ли, одно дело, когда белый маг, оплот сил света, применяет светлое заклинание, пускай и всеобщего уничтожения, а другое дело, когда он же применяет такое же темное, - Рональд Уизли снова оторвался от приготовления зелья и, подперев рукой подбородок, облокотился на парту.
  
  - Не знаю, как Поттер, но я ничего не понял, - честно произнес Драко, отрываясь от конспектов.
  
  - Кто бы сомневался, - усмехнулся Рон. - В этом и вся соль - тут можно и идеологию приписать, и диалектику... Короче, светлый маг должен применять только светлые заклинания, и при этом не важно, какой у них будет результат.
  
  - Хоть кто-то из вас интересуется философией и историей создания заклинаний, - беззлобно буркнул зельевар. - Естественно, со временем подобное мнение себя изжило, но некоторые... последствия от него остались. То же деление на Темную и Светлую магию, например.
  
  - По мне, так это вообще глупость, - произнес Гарри. - Они бы еще по всем цветам радуги поделили.... Но мы что-то отошли от темы разговора. Зато, кстати, теперь ясно, почему я весь вчерашний вечер колдовать толком не мог...
  
  - Так, а вот с этого места поподробнее, - зельевар отложил стопку пергаментов в сторону.
  
  - Знаешь, Поттер, из тебя тайный агент, как и из Малфоя, - снова прокомментировал Рон Уизли
  
  - Мы вчера во время небольшой прогулки по замку напоролись на гриффиндорцев...
  
  - С Золотым Мальчиком и его прихлебателями во главе, - фыркнул Драко.
  
  - А эти два идиота сразу полезли в драку.
  
  - Ничего не сразу! - возмутился рыжий мальчик.
  
  - А то меня там не было! Вот и пришлось, поэтому, кстати, использовать заклинание полного поглощения магии - они бы там просто полбиблиотеки спалили.
  
  - В первый день успели дуэль устроить? - с сомнением в голосе поинтересовался Снейп.
  
  - Нам волю дай - и не такое учиним! - усмехнулся Гарри.
  
  Где-то через полчаса оживленных дискуссий на тему черномагических проклятий, разбавленных регулярными комментариями Рона, или, как выразился Поттер "вяканьем из-за котла", Северус Снейп отпустил мальчиков с "занятий".
  
  - Профессор, а вы куда? - удивленно спросил Малфой, наблюдая за тем, как Снейп собирает со стола бумаги и, по-видимому, собирается закрывать кабинет.
  
  - По-вашему, я и ночевать здесь должен? - ехидно спросил зельевар.
  
  Рон Уизли тихо фыркнул.
  
  - Драко, я, конечно, понимаю, что ты в преддверие отправки по кроватям заранее впадаешь в спячку, но у нас Астрономия в полночь, - подчеркнуто-спокойно произнес он, сдерживая смех.
  
  - Что? Астрономия?
  
  - Третий или четвертый, - заметил Поттер.
  
  - Что? - недоуменно спросил Рон.
  
  - Ты уже третий или четвертый раз ему напоминаешь про Астрономию. И это не учитывая то, что я тоже вроде как об этом говорил.
  
  - Просто если Дракоша на нее опоздает, то с него могут снять баллы. А наши старосты очень не любят, когда Слизерин теряет баллы из-за ерунды.
  
  - Короче, Като и Дерек его прибьют, - подытожил Гарольд.
  
  Почти бегом пройдя гостиную, мальчики поднялись в спальню первого курса. Их однокурсники к этому времени уже готовились спать, руководствуясь желанием выгадать на отдых немного времени.
  
  - А где твой змееныш? - заинтересовался Эйвери, кивая на пустую кровать Поттера.
  
  - Ползает где-нибудь, - ответил мальчик, отправляя сумку под кровать. Сейчас его интересовало письмо от матери, прочтение которого он откладывал до последнего момента.
  
  Лили Поттер очень обрадовалась ответу на свое письмо, и, то ли от удивления, то ли по иной причине, почти пол письма посвятила какой-то откровенной ерунде. Однако в конце письма Гарри увидел то, что его так интересовало - от идеи навестить его и Джереми в четверг родители отказались ввиду своей занятости.
  
  С окна гаркнул вернувшийся с охоты кейнерил, внимательно смотря на хозяина. Иногда Гарольд был уверен, что птица его прекрасно понимает.
  
  
  * * *
  
  
  Весь первый курс выполз из спален без пятнадцати двенадцать.
  
  - Садизм! - без конца восклицал Малфой. - Два с половиной часа сна - это извращение!
  
  - А кто тебе мешал в гостиной посидеть? - раздраженно поинтересовалась Блэйз.
  
  - Я спать хотел.
  
  - Это только твои проблемы.
  
  - Спасибо, я прекрасно об этом знаю.
  
  В перепалку вклинился Уизли.
  
  - Кто-нибудь Гарри видел? - спросил он, нервно оглядывая гостиную.
  
  - Нет, а в спальне его разве не было?
  
  Но Рон уже подошел к Мальсибьеру.
  
  - Ты не знаешь, Гарри уже ушел на Астрономию?
  
  - Он еще в девять куда-то из гостиной вышел, - пожал плечами староста. - Но у него, в отличие от Малфоя, с мозгами и памятью все в порядке, так что, наверное, он уже у профессора Синистры. А вот вы, если не поторопитесь - опоздаете обязательно. Первокурсники, кому говорю, бегом марш в астрономическую башню!
  
  И студенты, подхватив сумки, рванули к лестницам. Действительно, добраться до верха самой высокой башни Хогвартса из подземелий за десять-пятнадцать минут - задача совершенно нереальная. Поэтому, когда на лестничной площадке между седьмым и восьмым этажами к ним присоединились заспанные гриффиндорцы, никто и ухом не повел.
  
  На последнем дыхании "сборная команда" учеников с обоих факультетов преодолела очередной пролет и оказалась перед кабинетом астрономии. Поттера там не было и в помине - это было единственной вещью, которую смог более или менее четко воспринять Драко Малфой. Профессор Синистра, оглядев раскрасневшихся после экстремального подъема студентов, и, похоже, даже пересчитав их, запустила первокурсников в кабинет.
  
  - Добро пожаловать на уроки Астрономии, которые вы будете посещать раз в неделю по средам, - начала преподаватель, но ее прервал бесцеремонный стук в дверь.
  
  - Можно войти? - в дверном проеме показался запыхавшийся Гарри Поттер.
  
  - Входите, молодой человек, - Синистра с явным неодобрением посмотрела на студента. - Впредь постарайтесь не опаздывать.
  
  - Всенепременно, профессор! - широко улыбнувшись, ответил мальчик, ища глазами свободное место. Таковое оказалось рядом с Гермионой Грэйнджер, с которой опять никто не сидел. Со вздохом Гарри сел рядом с ней.
  
  - Итак, как я уже сказала, - продолжила профессор, - вы будете ходить на мои уроки в отведенное для этого расписанием время. Астрономия - наука очень точная и пригодится тем, кто в будущем выберет такие дополнительные предметы, как Древние руны, Нумерологию, продвинутую Алхимию, Защиту от Темных Сил или Предсказания.
  
  Студенты недоуменно переглянулись.
  
  - Вы изучите, как могут звезды влиять на те или иные действия магов, на зелья или защитные ритуалы. Так же вам понадобится расчет местоположения небесных светил в Нумерологии, но это лирическое отступление. Достаньте перья - первая часть занятий будет теоретической. Начну с самого простого - кто знает названия всех планет нашей Солнечной системы?
  
  Гермиона вскинула руку.
  
  - Прошу вас, мисс.
  
  - В Солнечной системе всего девять планет - Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун и Плутон.
  
  - Верно, десять баллов Гриффиндору. Можете сесть, мисс Грэйнджер. Остальным я настоятельно рекомендую записать названия планет. Отсюда же вытекает и второй вопрос: почему они были названы именно так? Мисс Грэйнджер, имейте терпение, я должна спросить еще кого-нибудь.
  
  Взгляд профессора упал на читавшего записку от Малфоя Гарри Поттера.
  
  - Мистер Поттер, вы знаете, почему планеты были названы именно так?
  
  - Ну, - мальчик ненадолго задумался. - Все планеты названы в честь Древнеримских богов. Так же и со спутниками планет - Луной, Фобосом, Деймосом, Каллисто. Планеты были открыты в Древние времена и Средневековье, а тогда люди предпочитали придерживаться устоявшихся правил и называть звезды именами мифологических персонажей.
  
  - Десять баллов Слизерину, мистер Поттер, сядьте и больше не отвлекайтесь...
  
  Опустившись на скамью, мальчик сделал вид, что записывает за профессором, а сам снова развернул клочок пергамента, брошенный ему Малфоем.
  
  "Ты где был все это время?".
  
  Мальчик решил эту тему не развивать и написал в ответ совершенно другое: "Глянь на моего братца. Сидит с таким видом, будто он пуп земли. Гриффиндорский крыс! Предлагаю ему устроить какую-нибудь пакость. Например, завтра на зельях в усыпляющую настойку добавить несколько капель желчи броненосца".
  
  Через пару секунд, когда маленькая бумажка была успешно левитирована к друзьям, в кабинете раздался взрыв хохота - это Рон Уизли оценил шутку друга. Виновато пробормотав, что он, мол, больше так не будет, рыжий мальчик уткнулся в записи. Еще через пару секунд Поттер все той же "воздушной почтой" получил ответ:
  
  "Если ты уговоришь Снейпа потом отскребать с потолка получившийся суперклей, то мы только "за". Кстати, почему именно "гриффиндорский крыс"?".
  
  "А зачем Снейпу самому отскребать-то? Он легко может назначить отработку. А "крыс" потому, что есть такой маггловский мультфильм - про кота и мышь, которую звали "Джерри". Ну, мой братец скорее крыса, чем мышь, а "Джерри" - краткий вариант его имени".
  
  С задних парт, где устроились слизеринцы, снова раздались смешки. Похоже, "переписку" они читали всем курсом.
  
  Однако веселье сразу закончилось, когда профессор Синистра дала ученикам практическое задание - просчитать какие-то данные по планетам. То, что слизеринцы все время объяснений, как эту работу нужно выполнять, ушами прохлопали, никого не волновало. Поэтому, Гарри с грехом пополам, периодически подглядывая в записи Гермионы, навычеслял к концу второго занятия нечто крайне мутное и трудно расшифровываемое. Притом, он сам толком не понял, что же именно делал.
  
  После фразы преподавателя "сдайте работы и можете быть свободны", студенты с радостными воплями бросились вон из кабинета, намереваясь как можно раньше очутиться в своих кроватях.
  
  Утром же, с совершенно неработающей головой и благодарностью в мыслях в адрес МакГонаглл за то, что занятия начинаются только с третьего урока, сонные слизеринцы-первокурсники выползли на завтрак в девять утра с четко оформившимся желанием поспать, если уж не в кроватях, так в тарелках.
  
  - Кто-нибудь знает, сколько длилось это астрономическое извращение? - мрачно поинтересовался Драко, когда первый курс, покончив с завтраком, направился на зелья.
  
  - Два с половиной часа, я специально время засек, - ответил Поттер, выделявшийся своей бодростью среди всех однокурсников.
  
  - Засек он... Поттер, а, Поттер, почему все спать хотят, а ты такой бодрый?
  
  - Потому что они с Грэйнджер знают тайный источник постоянной бодрости, - заговорщитским шепотом произнес Теодор. - Это библиотека!
  
  - Тогда уж - источник вечного сна, - фыркнул Эйвери, чуть не врезавшись в кого-то из однокурсников.
  
  - Вот я и говорю: в библиотеке отоспятся и бодрые весь день на занятия шастают!
  
  Под тихое хихиканье однокурсников, студенты зашли в кабинет зелий.
  
  Как оказалось, Снейпу было совершенно наплевать на то, что его урок был первым у невыспавшейся после Астрономии орды учеников. Снисхождение он проявил к слизеринцам, что, само по себе, мало кого удивило.
  
  Честно вытерпев половину урока и почти доварив свое зелье, Гарри Поттер приступил к исполнению плана "приклеенная крыса". Ввиду того, что Драко и Рон находились в маловменяемом состоянии, выполнить главные пункты "операции" ему пришлось самому. Во-первых, дождаться, пока братец в очередной раз отвернется к Дэви Марксу, и левитировать к нему в котел маленькую колбочку с желчью. Во-вторых, тихонько, чтобы никто не заметил, усилить огонь под котлом Джереми. И, в-третьих.... Когда Джереми Поттер повернулся к своему котлу, он обнаружил перед собой записку: "Загляни в котел, гриффиндорский крысеныш, и получишь ни с чем не сравнимое удовольствие!".
  
  Его зелье взорвалось одновременно с зельем Лонгботтома, окатив всю гриффиндорскую братию с ног до головы. Тем, на кого попали оба зелья одновременно, страшно не повезло, хотя, впрочем, еще неизвестно, может для кого-то не так уж и неприятно выдирать из клея постоянно отрастающие волосы.
  
  - Лонгботтом! Джереми Поттер! По тридцать баллов с каждого! Отработки с Филчем на неделю! - раненым броненосцем, чья желчь так пригодилась слизеринскому шутнику, взревел Снейп. - Вон из кабинета!
  
  - Это все он виноват! - заорал Мальчик-Который-Выжил, указывая на брата, одновременно пытаясь отодрать затвердевающую клейкую массу с мантии и волос.
  
  - Еще двадцать баллов с Гриффиндора за пререкания с учителем! Вон из класса, я сказал!
  
  Когда же из класса выходил Гарри, его окликнул Мастер зелий.
  
  - Гарольд, я понимаю, что вы слегка недолюбливаете своего брата, - при этих словах Гарри усмехнулся. - Но неужели было обязательно устраивать на уроке такой погром? Могли бы предупредить меня о своих "полевых экспериментах". И то ладно, что только вы решили пошутить. Представляю себе, что бы произошло, если бы к вашему "занятию" подключились мистер Малфой и мистер Уизли.
  
  На лице слизеринца снова появилась улыбка, потому что он представил, что бы в таком случае осталось от кабинета.
  
  - Чтобы это было в первый и последний раз.
  
  - Да, профессор. Такого больше не повториться.
  
  "Великая вещь - вложенный в фразу смысл", - раздумывал Поттер, пока нагонял свой класс. Он ведь обещал что "такое" больше не повториться.
  
  Оставшиеся уроки прошли, как в тумане - что Заклинания, на которых Флитвик всеми силами пытался подбодрить слизеринскую часть класса, что Трансфигурация, где МакГонагалл задала расшифровывать какую-то формулу очередного превращения.... Чуть позже Малфой буквально сбежал с ЗОТИ, вымученно улыбнувшись и сославшись на головную боль.
  
  На обеде все более или менее активизировались. Поэтому, глянув на бодро наворачивающих гречневую кашу слизеринцев, Поттер ушел в длительную прогулку по территории замка и вернулся только к вечеру - делать домашнюю работу.
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Утро пятницы наконец-то выспавшимся ученикам показалось вполне приемлемым. Хотя чему удивляться - спать легли в несусветную рань под названием "восемь вечера". Позавтракав овсянкой, которую Гарри Поттер решительно променял на хорошо поджаренные тосты, слизеринцы направились на уроки, где их с распростертыми объятиями ожидала Минерва МакГонагалл вместе с очередным занятием, посвященным практике.
  
  Тайна века под названием "как правильно себя вести на трансфигурации" была легко разгадана на примере Джереми Поттера или, как его окрестили с легкой подачи Гарольда, "гриффиндорской крысы". Мальчика-Который-Выжил-и-Достал-МакГонагалл-Своей-Болтовней выдворили из кабинета, сняв десяток баллов в качестве ускоряющего пинка. Слизеринцы же, непривычно тихие и скромные, гнева своей грозной преподавательницы избежали и с легким сердцем отправились на Алхимию.
  
  Котлов на уроке не взорвалось, но, судя по дрожащим рукам Невилла, бледному лицу Гермионы и злющему взгляду "Золотого Гриффиндорца", затишье было куплено дорогой ценой и все-таки диким количеством снятых баллов. Ну, а после зелий два факультета разошлись по разным углам замка - каждый на свои занятия.
  
  У первого курса Слизерина это были Чары.
  
  Флитвик дал новую тему: воспламеняющие заклинания, которые "Слизеринское трио" проходило на дополнительных занятиях, а Малфой - в гостиной по учебнику, и отлично справились с ними на уроке. У остальных, увы, таких блестящих результатов не наблюдалось. Половина когтевранцев, несмотря на тот же "кружок" по Заклинаниям, куда они ходили в полном составе, большую часть обоих уроков промаялись без пользы для дела. Другой же половине срочно пришлось разучивать еще и "водные" чары, чтобы как-то погасить пожар в кабинете. Нечто подобное произошло и с большей частью слизеринцев... причем, кто-то из девочек умудрился поджечь собственную мантию...
  
  В общем, очередную лекцию у Квиррела порядком подпалившие себе волосы слизеринцы приняли, как манну небесную. Естественно, кроме Малфоя, который с маниакальным упорством добивался своей цели - регулярного прогуливания уроков Защиты. Вся эйфория длилась до тех пор, пока студенты не попытались записать за профессором что-то более или менее вразумительное. И Поттер, как национальный слизеринский герой, на которого нежданно-негаданно старосты спихнули заботу о своих однокурсниках, оторвал преподавателя от лекции и весь урок с ним продискутировал на им одним понятную тему. Своими благородными действиями он избавил класс от пытки под названием "законспектируй за заикой-Квиррелом". Однако, в результате, воодушевившийся профессор, а оттого еще больше заикающийся, добавил "зеленому" факультету двадцать баллов и пригласил истинное дарование в лице Поттера приходить к нему на дополнительные уроки по вторникам и четвергам.
  
  Над этим долго посмеивался Рон, а потом и Драко, когда последний явился-таки на Травологию.
  
  - А самое прекрасное во всем этом то, что на дополнительные ЗОТИ ходить будет только Поттер, ибо нас туда не пригласили! - вещал на обеде блондин, который всего полчаса назад носился с возмущенными воплями по гостиной, пытаясь оттереть с мантии землю, пока его общими усилиями не загнали в душ.
  
  - Примите мои поздравления, - отрезал Гарри.
  
  - Между прочим, Поттер, тебе действительно не повезло. Знаешь, почему? По предметам, изучаемым углубленно, преподаватели задают больше домашней работы, - вдохновлено продолжил Малфой. - Вот, например, Чары. Я специально спросил у Роджера Муна - у них домашнее задание на порядок легче нашего!
  
  Уизли, пребывавший в дальних слоях астрала, рассеянно кивнул.
  
  - Так, что-то мы зазевались! Через десять минут будет первый урок Полетов.
  
  - Про который ты нам все уши прожужжал, - буркнул Гарольд.
  
  - Вот давайте и не будем на него опаздывать, - жизнерадостность Драко Малфоя била все рекорды, в то время как настроение Поттера падало все ниже.
  
  - Твои Полеты у нас, между прочим, с гриффиндорцами.
  
  - И что?
  
  - А то, что лучшим ты не будешь ни при каком раскладе.
  
  - Это еще почему?
  
  - Потому что наш "гриффиндорский крыс" лучше всех - это я тебе заявляю, как приближенное к "царскому трону" лицо, не раз видевшее его тренировки.
  
  Если Драко это заявление как-то и задело, то виду он не подал. А Гарри Поттера посреди коридора отловила профессор Синистра, рядом с которой, скромно потупившись, стояла Гермиона.
  
  - Мистер Поттер, я проверила вашу работу - превосходный метод вычислений! Вы с мисс Грэйнджер обязательно должны будете ходить на Нумерологию с третьего курса.
  
  - Но, профессор, я...
  
  - Я даже поговорю с профессором Вектор, чтобы она заранее включила вас в свой класс.
  
  Наблюдая за тем, как уверенная в том, что обрадовала своего ученика, Синистра отправляется куда-то вглубь коридоров, мальчик стиснул зубы. Этого ему еще не хватало!
  
  - У нас сейчас Полеты, ты пойдешь? - робко спросила гриффиндорка, старательно избегая смотреть ему в глаза.
  
  Раздраженно прошипев что-то в ответ, слизеринец сверкнул глазами и размашистым шагом направился на улицу.
  
  - Что ты злющий такой? - поинтересовался у него чуть позже Рон.
  
  - Меня заочно записали на Нумерологию!
  
  Рональд присвистнул.
  
  - Как это ты умудрился?
  
  - Да я просто часть работы по Астрономии у Грэйнджер скатал, а Синистра подумала, что я юный гений номер два.
  
  - А как у тебя вообще получилось хоть что-то самому написать? Мы с Драко до последнего маялись и сдали почти пустые пергаменты!
  
  - Меня Дадли, кузен мой, пытался обучить маггловской алгебре... в ней есть общие моменты с астрономическими вычислениями.
  
  Рядом усмехнулся Малфой.
  
  - Вот видишь, пригодилось тебе. На летних каникулах попроси Дурсля еще что-нибудь из маггловских предметов тебе показать - вдруг тоже понадобится?
  
  Мадам Хуч, преподаватель полетов, построила учеников, и сопроводила их к ровной полянке, находившейся как можно дальше от Запретного Леса. Слизеринцы переглянулись. На поляне их ожидали около двадцати лежавших на земле метел.
  
  - Каждый встает напротив своей метлы. Давайте, пошевеливайтесь! - командный тон вывел студентов из оцепенения, и они разошлись к метлам.
  
  Гарри Поттер посмотрел на доставшуюся ему метлу. Старая, с торчащими в стороны прутьями... Большого доверия она не внушала.
  
  - Вытяните правую руку над метлой и скажите "вверх", - продолжила мадам Хуч, встав перед строем.
  
  - ВВЕРХ! - рявкнули студенты. Однако, несмотря на общий порыв, результаты у всех были разные.
  
  Гарольду, Джереми, Рону, Драко и еще нескольким ребятам метлы сразу прыгнули в руки. У Невилла Лонгботтома метла даже не двинулась с места, а у Гермионы Грэйнджер вообще покатилась по земле куда-то в сторону. Мадам Хуч тем временем уже показывала, как правильно надо сидеть на метле, приведя в пример "Золотого Гриффиндорца", который крайне обрадовался похвале и воодушевился еще сильнее, утвердившись во мнении, что он в этом сборище первогодок - лучший. Что, в сущности, было правдой, если учитывать только полеты.
  
  - Теперь, когда я дуну в свисток, вы с силой оттолкнетесь от земли, - произнесла преподаватель. - Крепко держите метлу, старайтесь, чтобы она была в ровном положении. Затем поднимитесь на четыре-пять футов, и спускайтесь - для этого надо слегка наклонить древко метлы вперед. Итак, по моему свистку - три, два, один...
  
  Под оглушительный свист ученики взмыли в воздух на метлах, ну, или попытались это сделать. Джереми, естественно, плавно повернув метлу, парил над землей, снисходительно поглядывая на остальных. Куда более резко, но так же выполнив какую-то замысловатую фигуру, поднялся в воздух Малфой, с вызовом уставившись на гриффиндорца. Гермиона Грэйнджер в воздух не поднялась вообще. Гарольд и Рон, более или менее ровно удерживая метлу, без каких-либо излишеств в виде фигур высшего пилотажа поднялись в воздух. Даже Невилл сумел ненадолго подняться, но тут же сверзился на землю, благо, высота была небольшая.
  
  Миллисенте Буллстроуд повезло куда меньше. Разозлившись, что в числе немногих осталась на земле, она посильнее оттолкнулась, и ее метла рванула вверх. Сейчас она напоминала вылетевшую из бутылки пробку. Пять футов, десять, пятнадцать... и девочка, с ужасом посмотрев вниз, внезапно соскользнула с метлы, рухнув неподалеку от площадки для полетов.
  
  Мадам Хуч тотчас же склонилась над слизеринкой. Лицо ее было куда белее, чем у девочки.
  
  - Сломана лодыжка, - с явным облегчением сообщила она. - Ferula! Обопрись на меня, девочка.
  
  Ногу Миллисенты зафиксировали толстые бинты. Преподавательница же обернулась к остальным студентам.
  
  - Сейчас я отведу эту юную леди в больничное крыло, а вы ждите меня и ничего не делайте. Метлы оставьте на земле. Тот, кто в мое отсутствие дотронется до метлы, вылетит из Хогвартса быстрее, чем успеет сказать слово "квиддич".
  
  Мадам Хуч помогла Буллстроуд опереться на свое плечо и повела ее в сторону замка. Как только они удалились на достаточное расстояние, Джереми фыркнул:
  
  - Что за факультетское позорище? Впрочем, все ясно: в Слизерине только такие и учатся! Вы физиономию этой дуры видели? Неуклюжая, как мешок с бладжерами!
  
  - Заткнись! - воскликнула Забини.
  
  - Ой, ой, ой! Неужели один слизеринец заступился за другого? Небывалое событие!
  
  Малфой внезапно прищурился, глядя куда-то в сторону и, нагнувшись, поднял с земли шарик, внутри которого светился бледно-серый дымок.
  
  - Смотрите-ка, напоминалка.... Эй, Крысеныш, не твоя случаем? Героям магического мира стыдно иметь склероз! - слизеринец перебросил сверкнувший на солнце шарик из одной руки в другую. Драко зло ухмыльнулся. - Впрочем, даже если она не твоя, а вашего драгоценного растяпы Лонгботтома, нужно найти достойное применение этой вещице. Я думаю, что положу ее куда-нибудь, чтобы вы потом всем факультетом бегали доставать!
  
  - Дай сюда! - заорал "Золотой мальчик", однако Малфой вскочил на метлу и поднялся в воздух, насмешливо поглядывая на Джереми.
  
  - А ты ее отбери! - предложил он.
  
  Джереми Поттер схватил метлу.
  
  - Нет! - воскликнула Грэйнджер, ухватив его за локоть. - Нам запретили летать!
  
  "Гриффиндорский крыс", сверкнув глазами, грубо оттолкнул девочку и взмыл в воздух вслед за Драко Малфоем. Резко развернув метлу, он оказался напротив успевшего подняться на приличную высоту Малфоя.
  
  - Или ты мне отдашь напоминалку, или твой папаша еще долго будет тебя соскребать с земли! - крикнул Джереми. - Я тебя с метлы собью!
  
  - Да ну? - издевательски переспросил Драко. - Посмотрим, кто кого!
  
  Оба мальчика рванули друг на друга, как выпущенные из пращи камни. В последнюю секунду Малфой успел уклониться, а гриффиндорец, проскочив мимо, резко развернул метлу.
  
  - Испугался? - скривился в презрительной ухмылке Джереми. - Или заскучал без своих дружков-прихлебателей? Хотя, о чем это я? Это ведь ты везде за моим братом, как приклеенный ходишь! Ну, здесь тебе никто не поможет, даже великий и могучий Гарри Поттер.
  
  "Золотой мальчик" предпринял еще один маневр, намериваясь сломать древко метлы Драко. Тот снова успел увернуться и неосознанно рванул куда-то в сторону озера.
  
  На земле у наблюдавших за всем этим учеников обуревали противоречивые чувства. Гриффиндорцы смеялись и улюлюкали, слизеринцы старались подбодрить Малфоя...
  
  - Остановите их, пожалуйста! - раздался рядом с Гарри робкий голос Невилла. - Они же разобьются!
  
  Неуклюжий гриффиндорец выглядел так жалко и явно собирался расплакаться.
  
  - Если кто и разобьется, так это Малфой, - сухо ответил Поттер, наблюдая за воздушными маневрами брата.
  
  У Драко, тем временем, были большие проблемы с метлой - он волчком крутился на месте, то падая вниз, то набирая высоту. Похоже, его метла просто сошла с ума. Джереми это было на руку. Пригнувшись к древку метлы и крепко в него вцепившись, "Золотой Гриффиндорец" рванул в сторону соперника. Малфой, надеясь как-то отвязаться от него и разобраться для начала со своей метлой, бросил напоминалку куда-то в сторону. Но это на Джереми Поттера никак не подействовало.
  
  - Stupefy! - раздался снизу голос Гарольда. Луч заклинания пронесся в нескольких дюймах от Джерри, заставив его сменить курс.
  
  Пока уязвленный своей "боевой" неудачей Мальчик-Который-Выжил решил покрасоваться и, войдя в отвесное пике, у самой земли поймал злосчастный шарик под радостные вопли гриффиндорцев, Драко Малфой осторожно спустился на землю.
  
  - С тобой все нормально? - первым делом спросила у него Блэйз Забини.
  
  - Скажи спасибо Гарри, - пересохшими от волнения губами ответил Драко. - А этот ненормальный придурок из Гриффиндора меня убить мог!
  
  Джереми же, раздосадовано швырнув Невиллу напоминалку и достав волшебную палочку, подошел к брату.
  
  - Какого Мерлина ты это сделал? - почти прошипел он. - Ты же убить меня мог!
  
  - И сделал бы это с огромным удовольствием, - холодно произнес Гарольд Поттер. - Но к твоему счастью применение Непростительных четко отслеживается!
  
  - Гарри и Джереми Поттеры! - раздался гневный вскрик. К воинственно настроенным мальчикам бежала профессор МакГонагалл.
  
  - Никогда... за все время моего преподавания... ученики не вели себя столь безответственно! - декан Гриффиндора осеклась. От волнения ей не хватало воздуха, но очки ее яростно посверкивали на солнце.
  
  Вслед за ней из дверей замка показался и профессор Снейп.
  
  - Как вы могли... Вы же чуть не убили...
  
  - Но это Джереми виноват, он...
  
  - Мистер Уизли, я вас не спрашивала!
  
  - Но он...
  
  - Мисс Забини, я все видела собственными глазами! Джереми Поттер, следуйте за мной.
  
  Проводив взглядом удалившихся Минерву МакГонагалл с Джереми, Снейп обратился к остальным:
  
  - Все, кроме Гарольда Поттера, могут разойтись по гостиным. Метлы оставьте здесь.
  
  - Но профессор Снейп, сэр, Гарри не виноват! - вцепившись в руку своего декана, воскликнул Рон Уизли.
  
  - Джереми хотел меня сбить с метлы, - подтвердил его слова бледный Драко Малфой.
  
  - Я сказал, отправляйтесь в гостиную, - отрезал Северус.
  
  Студенты с поникшими головами последовали приказу профессора.
  
  - Вам нужно будет пройти со мной в кабинет директора. Догадываетесь, почему, не так ли, Поттер?
  
  - Нет, - спокойно глядя зельевару в глаза, ответил Гарри.
  
  - По вашей вине студент мог упасть и разбиться насмерть.
  
  - А если бы он сбил Драко, было бы то же самое, - возразил мальчик.
  
  - Я знаю, что вы правы, но свою точку зрения вам придется отстаивать перед директором. МакГонагалл большей части вашей баталии не видела.
  
  Поттер, окинув взглядом замок, пожал плечами.
  
  - Можете особенно не торопиться, - сказал Снейп, внимательно за ним наблюдая.
  
  - Все равно Дамблдор никуда не денется? - невесело усмехнулся Гарольд. - Профессор, а меня исключат?
  
  - Сомневаюсь, - Мастер Зелий слегка улыбнулся уголками рта. - Во всяком случае, я этого не позволю, Поттер. Должны же в Хогвартсе учиться не только растяпы, но и по-настоящему талантливые ученики.
  
  Мальчик тихо фыркнул от такой похвалы.
  
  Они с профессором медленным, прогулочным шагом направились к замку. Наблюдая за тем, как по коридорам снуют ученики, Гарри думал, что же он будет делать, если его все-таки исключат...
  
  Воспользовавшись одной из самоперемещающихся лестниц, профессор Снейп повел его к кабинету директора. В самом конце коридора, по которому они прошли, стояла огромная каменная горгулья, оскалившая в широкой гостеприимной ухмылке зубы.
  
  - Шоколадные лягушки, - произнес Снейп, недовольно поморщившись.
  
  Горгулья взмахнула крыльями и переместилась в сторону, открывая проход к кованой винтовой лестнице. Откуда-то сверху послышались громкие голоса. Мальчик, непроизвольно втянув голову в плечи, поднялся вслед за деканом по лестнице и вошел в приоткрытую дверь.
  
  Он оказался в огромной круглой комнате, служившей, по-видимому, кабинетом Альбуса Дамблдора. Все стены, кроме той, на которой находился волшебный камин, были заняты высокими стеллажами с книгами и портретами волшебников, а на подоконниках двух гигантских окон стояли какие-то непонятные предметы. В центре кабинета находился большой стол, рядом с которым на высокой жердочке сидел феникс. За столом сидел сам Дамблдор, а рядом стояли чета Поттеров вместе с Джереми и Минерва МакГонагалл.
  
  - О, Северус, вы с мистером Поттером-младшим, похоже, не очень торопились, - дружелюбно улыбнувшись, заметил директор Хогвартса. - Это хорошо, потому что я как раз объяснял Лили и Джеймсу, что случилось маленькое недоразумение. А всю эту ситуацию по-другому не назовешь.
  
  - Если вы называете попытку студента Гриффиндора сбить с метлы одного из моего подопечных нелепым недоразумением, - процедил Мастер зелий, железной хваткой вцепившись в плечо резко побледневшего Гарольда. - То я с вами не согласен.
  
  - Для начала, это ваш студент, Северус, пытался сбить с метлы моего, - холодно сообщила МакГонагалл.
  
  - Мне кажется, Минерва, вы слегка опоздали и не знаете, с чего все началось, - в голосе зельевара чувствовался яд.
  
  Старшие Поттеры молчали. Джеймс, словно в противовес Снейпу, положив руку на плечо Джереми, сверлил холодным взглядом второго своего сына.
  
  - Что ж, в таком случае, я попрошу Гарри рассказать нам, как все было, - продолжая доброжелательно улыбаться, сказал Альбус.
  
  - Сомневаюсь, что вы услышите правду, - сухо произнесла декан Гриффиндора.
  
  - А я - нет, - отрезал Снейп. - Гарольд, рассказывай.
  
  Слизеринец, глубоко вздохнув и сжав руки в кулаки, начал пересказывать события. Без всякого выражения в голосе, он рассказал, как упала с метлы Миллисента, и никто из студентов не успел к ней применить левитирующих чар, как мадам Хуч, запретив им даже прикасаться к метле, повела девочку в лазарет... как Джереми повернул метлу на Малфоя и точно сбил бы его, если бы не "Оглушитель" Гарри...
  
  - Он лжет, - безапелляционно заявил Джеймс Поттер. - Мой сын не может сделать такого.
  
  - Если ты помнишь, я тоже твой сын, - тихо заметил Гарольд, глядя куда-то в сторону.
  
  - Ты не сын, а позор нашего рода! - воскликнул Поттер-старший, чуть дернувшись вперед. Лили его удержала. Гнев аврора обрушился на декана Слизерина. - Что, Нюниус, две змеюки нашли друг друга? Подобрал ученика себе под стать?
  
  Джереми Поттер, тем временем, победно поглядывал на брата.
  
  Снейп собирался ответить на это язвительной тирадой про самого Джеймса, как внезапно его опередил Гарри:
  
  - Заткнись и не смей так говорить о профессоре!
  
  Джеймс Поттер не стерпел этого. Подскочив к сыну, он отвесил мальчику звонкую оплеуху, так, что голова Гарри мотнулась в сторону. Занесенную для следующего удара руку перехватил Снейп.
  
  - Только попробуй еще раз ударить моего студента, - с угрозой произнес он. - И, клянусь тебе, Поттер, ты отсюда живым не выйдешь!
  
  Между ними внезапно встала Лили.
  
  - Хватит, - тихо сказала она. - Джеймс, мы все решили - Гарри не виноват, он защищал друга.
  
  - Но... - Поттер-старший, казалось, не мог понять, что происходит. И тут же в нескольких дюймах от него пронесся луч какого-то заклятия, явно не относившегося к светлым. Гарольд Поттер, чуть отведя палочку в сторону, с невыразимой тоской в глазах смотрел на мать.
  
  - Да как ты посмел поднять палочку на отца? - спокойно спросил Джеймс. Похоже, его гнев перешел на новую стадию.
  
  - Сами разбирайтесь. Мне уже все равно, - тихо ответил мальчик и выбежал из директорского кабинета.
  
  
  Глава 13. Ночные бдения.
  
  
  
  Гарри Поттер, которого ждали Рон и Драко, нервно прохаживаясь по слизеринской гостиной, так и не появился. Ни через час, ни через два, ни перед самыми занятиями с Флитвиком.
  
  - Где его Мерлин носит? - бушевал Рональд. - Вчера все время перед Астрономией черт знает, где провел, и теперь его опять не дождешься!
  
  Еще не совсем пришедший в себя Малфой сидел, о чудо, вместе с Блэйз Забини. Она же час от часу распалялась все сильнее, придумывая совершенно невероятные проклятия несостоявшемуся убийце ее будущего мужа.
  
  - Я эту Крысу сотру в порошок! - сжимая кулачки, шипела девочка. - Он еще пожалеет, что на свет родился! Рональд Уизли, сядь и заткнись! Никуда твой Гарри не денется!
  
  От этого командного окрика Рон как стоял, так и сел, чуть-чуть не дотянув до ближайшего стула. И так и остался сидеть на полу, разом успокоившись и подперев рукой подбородок.
  
  - Так, Блэйз, давай-ка ты еще раз нам расскажешь, что случилось, - наконец абсолютно спокойным голосом произнес он. - И куда вместе с Гарри отправился Снейп.
  
  Слизеринка закатила глаза.
  
  - Поттера, я имею в виду - Гарри, вызвали в кабинет директора. Снейп его туда сопровождал. Потом они там о чем-то говорили, и Гарри буквально пулей вылетел к лестницам. Куда он дальше направился, я не в курсе. Однако через пару минут из кабинета директора вышел Снейп и тоже со всех ног куда-то ломанулся. Похоже, искать вашего друга.
  
  - М-да, - протянул Рон, глядя в камин, - очень содержательно.
  
  - Ну, и что же в таком случае может предложить наш слизеринский гений? - скептически поинтересовалась девочка.
  
  - Версий много, но общий смысл один: Гарри услышал что-то такое, отчего у него разом пропало все настроение, и решил пройтись, пока пол замка не разнес.
  
  - Да, злой или обиженный на кого-то Поттер - это очень опасно для окружающих! - многозначительно протянул Малфой, с трудом возвращая себе ясность мышления. - Так что даже хорошо, что он куда-то смылся, иначе точно бы от Хогвартса одни руины остались.
  
  - Вот в этом-то и весь вопрос, - пропустив мимо ушей реплику друга, пробормотал Рон Уизли. - Что же такого интересного ему сообщили?
  
  - Я-то откуда знаю? - фыркнула Блэйз.
  
  - Это был риторический вопрос, можешь не напрягаться. Если честно, у меня есть одно очень неприятное подозрение. Драко, помнишь, мы обсуждали письмо его крестного?
  
  Блондин кивнул.
  
  - Так вот, - Рон явно собирался что-то сказать, но, скосив на мисс Забини глаза, отрицательно мотнул головой.
  
  - Так что ты имел в виду? - спросила девочка.
  
  - Что нам пора на Чары, - невпопад буркнул Рон, подхватывая сумку.
  
  Тут же к Флитвику заторопился и Драко Малфой. Поблагодарив за оказанную заботу Блэйз, он поспешно юркнул вслед за другом в открывшийся проход из гостиной.
  
  - Ну, что ты хотел сказать? - спросил он, когда мальчики, оказались у лестниц.
  
  - Помнишь, в тот день Гарри прислали два письма?
  
  - Ну, и что дальше?
  
  - Первым было послание от крестного, а вторым - от Лили Поттер. Что в нем было написано, я не знаю, но Гарри обмолвился о том, что родители собираются навестить их с Джерри.
  
  - Что-о? - Малфой замер посреди лестницы.
  
  - Вот-вот. Но, что самое интересное, они это собирались сделать в четверг. А я что-то не припомню, чтобы вчера по замку носился с выпученными от счастья глазами Джеймс Поттер с Крысом в охапку.
  
  - То есть они явились сегодня?
  
  - Не совсем. Скорее всего, поскольку Поттеры-старшие состоят в боевом подразделении авроров и свободного времени у них не так уж много, от этой идеи они отказались. Но раз случилась такая... х-мм... неприятность с их сыновьями, они должны были, несмотря ни на что, сорваться с места и броситься в Хогвартс.
  
  - Особенно учитывая, что Джеймс Поттер обожает своего героического сыночка... - невесело хмыкнул Драко.
  
  - Отсюда проклевывается следующий вывод: Поттер-старший хорошенько промыл Гарри мозги... - Рон, похоже, находился в глубокой прострации.
  
  - Но там был Снейп, и он, скорее всего, попытался нашего друга защитить, - подхватил Малфой. - И они с Джеймсом Поттером сцепились. Гарри их, наверное, бросился разнимать...
  
  - Или наоборот, решил помочь моему крестному разделать под орех Поттера-старшего.
  
  - И тут же схлопотал по своему самому уязвимому органу - голове.
  
  - И ответил на это каким-нибудь мерзопакостным заклинанием.
  
  Увлекшиеся обсуждением мальчики пришли в себя только у кабинета Заклинаний.
  
  - Только вот непонятно, почему его потом оттуда как ветром сдуло, - протянул Драко.
  
  Рон, прикусив губу, задумался.
  
  - Знаешь, по-моему, это уже перебор, - наконец, произнес он. - Мы тут такого понапридумывали.... Давай все-таки его дождемся и спросим. Кстати, раз уж мы тут Снейпа упомянули, он тебя искал и, похоже, собирался поговорить насчет прогулов ЗОТИ.
  
  Малфой тихо взвыл.
  
  - Этого только не хватало... Мерлин! Ну, что я ему скажу? Что на дух не переношу Квиррела и в состоянии его вытерпеть только во время трапез в Большом Зале?
  
  - Слушай, - произнес Рон, - а почему все-таки ты на него так реагируешь? Ничего понять не могу. Он что, маг какой-то особенный?
  
  - Да не знаю я! - заорал Малфой. На слизеринцев обернулись некоторые из учеников, успевших обосноваться неподалеку от кабинета Флитвика. - Хоть убей - не понимаю! Только когда рядом с ним оказываюсь, у меня такое ощущение, будто голова вот-вот взорвется.
  
  - Может, тогда поищем в библиотеке что-нибудь на тему твоих эмпатических способностей? - предложил Рон.
  
  Блондин от него отмахнулся.
  
  - Во всяком случае, надо сказать об этом Снейпу, - сказал Уизли.
  
  - С ума сошел? - Драко удивленно на него уставился.
  
  - Он же твой крестный!
  
  - Ну и что? Он сначала меня угробит за то, что я до сих пор молчал об этой своей способности, а потом еще и заязвит насмерть, прежде чем хотя бы подумает, стоит ему мне помогать или нет.
  
  - Сам виноват, - Рональд старался выбрать фразу потактичнее, но решил остановиться на самом простом варианте.
  
  - Да я и без тебя это знаю, - отмахнулся Малфой-младший.
  
  Дальнейшее развитие событий предопределило появление Филиуса Флитвика, пустившего маявшихся от безделья учеников в класс. Что самое интересное, профессор Чар отсутствия Поттера на занятиях или не заметил, или уже знал, что ждать юного слизеринца не стоит. Драко и Рона это навело на одни и те же мысли.
  
  На этот раз Флитвик решил нового материала не давать, а отработать со своей группой воспламеняющие заклинания. Драко же оставалось о такой ерунде только мечтать. Ему Филиус, решив не мелочиться, дал задание изучить заклинания воздействия на неживое четвертого порядка: например, выявление скрытого, стирание или восстановление поврежденных объектов. И если с последним Малфой легко справился (благо, дома у него была уйма возможностей практиковаться в использовании "Repairo" и иных его модификаций, а еще под боком был Поттер с его коронным "Defectus"), то обнаружение скрытого своей невыполнимостью вогнало слизеринца в тоску. Она же медленно перешла в истерику с самоуничижающими воплями типа: "Я даже такой элементарщины не могу наколдовать!".
  
  Старшекурсники, как и в прошлый раз, пытались выполнить задание учителя только первые пять-десять минут. Потом, видимо, у Мальсибьера лопнуло терпение. На пару с кем-то из однокурсников-когтевранцев они запустили фейерверк и заколдовали потолок, так чтобы с него шел снег, а из иллюзорных облаков периодически возникали громко каркающие вороны. Флитвик умилился, в то время как остальные ученики (кроме ушедшего с головой в работу Малфоя и крайне заинтересованного происходящим Рона Уизли) забились под парты, с ужасом поглядывая на воцарившийся в кабинете хаос. Самое веселье наступило, когда профессор попросил снять наложенные заклинания, и выяснилось, что старшекурсники сами не знают, как у них такое вышло.
  
  К концу дополнительных занятий, когда от воплощенного буйства фантазии старших студентов общими стараниями избавились, выжатый, как губка, Драко, способный разве что передвигать ноги, но никак уж не связно соображать, поплелся вслед за Роном к учительскому столу.
  
  - Профессор Флитвик... - робко начал Уизли. - Я хотел у вас спросить...
  
  - Да-да, молодой человек, я вас внимательно слушаю, - Флитвик оторвался от записей.
  
  - Гарри Поттер отсутствовал на сегодняшних занятиях. Вы не знаете, с ним случилось что-то серьезное?
  
  Филиус удивленно посмотрел на замерших в напряженной позе слизеринцев, а потом на присоединившуюся к ним Гермиону.
  
  - С ним все в порядке. Просто у мальчика... некоторые проблемы. Я уверен, он с ними справится. Вы что-то хотели спросить, мисс Грэйнджер?
  
  Гриффиндорка, засмущавшись, что-то пролепетала и почти бегом отправилась к выходу из кабинета.
  
  - Спасибо, сэр, - произнес Рон. Оказавшись в коридоре, он продолжил, на этот раз обращаясь к Малфою:
  
  - Хочешь - не хочешь, а к Снейпу нам все равно идти придётся, причем, могу на что угодно поспорить, он знает, где все это время шатался Гарри.
  
  - Я идиот, который не может наколдовать простейшие чары, - бубнил Малфой-младший.
  
  - Да плюнь ты на эти чары исчезновения! Нам до них еще по программе очень далеко - успеешь выучить. Вообще странно, что Флитвик тебе такое тяжелое задание дал...
  
  - Я сквиб и жалкое ничтожество, - продолжал блондин.
  
  - Ладно, раз так хочешь, то ты ни на что не способный идиот. Доволен?
  
  Обиженно посмотрев на друга, Малфой поспешил в Большой зал.
  
  - Ну, вот, я теперь и виноват еще, - вздохнул Рон. - Достал уже со своим самокопанием.
  
  На ужине Поттера-который-главный-слизеринец видно не было. Как, впрочем, за преподавательским столом не наблюдалось и Северуса Снейпа.
  
  - Они, наверное, вдвоем куда-то смылись, - пробормотал Драко.
  
  - Поэтому предлагаю совершить пробежку по замку и поискать Гарри.
  
  Малфой подавился куском мяса. Отдышавшись, он знаками показал Рону, куда ему следует с такими предложениями обращаться и чего ждать в ответ.
  
  - Понял, - не моргнув глазом, ответил Уизли. - Тогда хотя бы давай до библиотеки и обратно. Помнится, наш общий друг давно хотел туда наведаться.
  
  С точки зрения Драко, сей план был куда более выполним, чем первый. Поэтому, спешно доужинав, блондин вслед за постоянно подгоняющим его Рональдом отправился в библиотеку. Рыжего мальчика, похоже, настолько распирало любопытство, что он без труда взобрался по лестнице, что о его друге сказать было сложно.
  
  Небольшой спринт до библиотеки, а от нее в подземелья, занял у юных слизеринцев около часа. Когда же они, запыхавшиеся, но, так и не солоно хлебавши, спустились в гостиной, их встретила разъяренная Блэйз.
  
  - Где вас носит? - грозно спросила девочка, уперев руки в бока.
  
  - Милая моя, не строй из себя всеобщую мамочку, - выдавил Малфой. - Где надо, там и были.
  
  - Между прочим, это самое "где надо" находится в библиотеке, - вклинился Рон.
  
  - Какая, к Моргане, библиотека? Вас обоих Снейп уже около часа в кабинете дожидается! Знаете, как он ругался?
  
  Оба мальчика переглянулись, а затем Малфой дал Рону крепкий подзатыльник.
  
  - В следующий раз я тебя с твоими дурацкими идеями в Запретный Лес пошлю. За грибочками. Понял?
  
  Уизли на это презрительно фыркнул.
  
  - И сам именно туда и отправишься, - сообщил он Драко.
  
  - Хватит тут отношения выяснять! - взвизгнула Блэйз. - В общем, я вам передала. Если что, сами виноваты будете.
  
  - Мы всегда виноваты, - мрачно заметил Малфой.
  
  Робко постучав в дверь кабинета зельеварения, и, не дождавшись разрешения, приоткрыв дверь, студенты стали свидетелями интереснейшей картины: на первой парте восседал лохматый Поттер, писавший что-то под диктовку злющего Снейпа, вышагивающего перед ним и осыпающего мальчика язвительными комментариями. Что самое странное, Гарольд на это только хмыкал и сам что-нибудь периодически бурчал по ему одному известному поводу. Снейп, наконец, обратил внимание на топчущихся на пороге слизеринцев.
  
  - Мистер Малфой и мистер Уизли могут зайти, а мисс Забини лучше отправиться в гостиную, - нехорошо прищурившись, произнес зельевар. Гарри на это тихо прыснул, уткнувшись в записи.
  
  Блэйз как ветром сдуло.
  
  - И где вы, позвольте узнать, были? - Мастер Зелий, похоже, собирался просверлить взглядом дырку в мальчишках.
  
  - Разборки, дубль два, - тихо прокомментировал Драко.
  
  - Мы Поттера искали, - бодро отрапортовал Рон.
  
  - А вас просили? - риторически поинтересовался Снейп. - Искать можете кого угодно, где угодно и сколько угодно, но в следующий раз рекомендую на мои дополнительные занятия не опаздывать.
  
  - Мы все равно на них толком еще ничего не делали, - пробурчал Малфой, бросая сумку на ближайшую скамью.
  
  - Сейчас "еще" станет "уже". Кстати, Рональд, возьмите со стола работы вашего курса и проверьте их.
  
  Рон замер посреди класса с открытым ртом.
  
  - Сверять будете по своей. Ну, чего ждете?
  
  Мальчик пожал плечами и вместе с пергаментами отсел на заднюю парту.
  
  - А я ничего делать не буду, пока Поттер мне не скажет, где он весь день мотался! - скрестив руки на груди, произнес Драко.
  
  - В таком случае, Поттер, рекомендую вам как можно быстрее разобраться со своими друзьями, иначе можете считать, что лекция окончена, - сухо произнес Мастер Зелий, выжидающе глядя на своего студента.
  
  Гарри вздохнул и повернулся к другу.
  
  - Я гулял, - коротко произнес он.
  
  - Где? - сразу же спросил Драко.
  
  - На улице.
  
  - Где именно?
  
  - На территории, прилежащей к замку, - широко улыбнулся Поттер.
  
  - Кстати, позвольте узнать, вы хотя бы на сегодня нагулялись? - ехидно поинтересовался Снейп.
  
  - На сегодня - да, - состроив невинное выражение лица, мальчик кивнул.
  
  - Поттер, предупреждаю, если я, не дай Мерлин, еще раз вас поймаю в... - Северус осекся, скосив глаза на навостривших уши Рона и Драко. - Ну, в общем, вы сами поняли где, завалю отработками на весь оставшийся год.
  
  - Хорошо, сэр, вы меня не поймаете, - все с той же улыбкой ответил темноволосый слизеринец. - А лекцию-то, может, все-таки продолжите?
  
  Зельевар, буркнув что-то про непомерную поттеровскую наглость, передающуюся по наследству, продолжил надиктовывать какие-то непонятные предложения, который тот с истинным усердием записывал. Причем, "лекция" перемежалась совершенно непонятными для остальных комментариями, как со стороны Гарри, так и со стороны профессора.
  
  Малфой, которому Снейп дал задание сварить какое-то целебное зелье, ощущал себя слегка не в своей тарелке. Блондину вспомнились разговоры Малфоя-старшего с его друзьями, которые, чтобы никто, кроме них, не понял, о чем идет речь, состояли из совершенно пустых фраз. Маленький и до жути любопытный Драко, всюду совавший свой нос, очень огорчался, когда ничего не мог понять в этих разговорах и страшно сердился на отца-конспиратора. Сейчас, наблюдая ту же картину, но в исполнении Гарри и Снейпа, мальчик снова почувствовал раздражение.
  
  Рон тем временем ухахатывался над работами первокурсников.
  
  - Нет, ну кто это пишет? - всхлипывая от смеха, выдавил он. - Слушайте: оказывается, полынь у нас - это не растение.
  
  - И что в этом смешного? - удивленно произнес Драко, оторвавшийся от своих размышлений.
  
  - Ты что, не понял? - теперь вытянулось и лицо Рона.
  
  - Так, кто это тут такой сказочник? - осведомился зельевар, подходя к Рону.
  
  Он несколько секунд просматривал протянутый пергамент.
  
  - Маркс? Ему "отвратительно". Сразу. Без дальнейшей проверки, - приказал Снейп.
  
  - А вдруг у него оставшиеся ответы правильные? - возразил Малфой.
  
  - Поверь мне, - с первой парты на них глянул Поттер-младший. - Если у него "полынь" не относится к растениям, вряд ли другие ответы будут совпадать с реальностью.
  
  Рон, отложив пергамент с жирно обведенным "О" в сторону, взялся за следующую работу.
  
  - А вот это Грэйнджер писала... сейчас посмотрим...
  
  Малфой оживился.
  
  - Ну-с? Что там наша заучка выдала?
  
  - Прямо диссертация целая! - восхищенно прокомментировал Рональд. - Тонны информации. Спрашивается только: зачем? Но зато ошибок нет вовсе.
  
  - Ставьте "удовлетворительно", - прокомментировал Северус, успевший проглядеть конспекты Поттера и что-то в них исправить. - А вам, Гарольд, настоятельно рекомендую в дальнейшем подобной самодеятельностью не заниматься и не устраивать нагромождения из абсолютно простых формул.
  
  В подтверждение своих слов Мастер зелий указал куда-то в конец пергамента.
  
  - А чего Грэйнджер-то "удовлетворительно"? - Драко, которому процесс приготовления целебной настойки откровенно наскучил, оторвался от котла.
  
  - Надо же уважить ее письменный труд, - фыркнул Рон. - А в следующий раз будет знать, что краткость - сестра таланта. Прямо так и напишу...
  
  - Рональд, обойдемся без художеств, - отрезал Снейп.
  
  Рыжий мальчик вздохнул, загоняя свое вдохновение куда подальше. Внезапно ему в голову пришла какая-то мысль, и Рон скосил глаза на Драко Малфоя. Тот, поняв в чем дело, отрицательно покачал головой и отмахнулся от друга. Уизли на это раздраженно нахмурился.
  
  - Профессор Снейп, - медленно начал Рон, в упор при этом глядя на Малфоя.
  
  - Заткнись, - прошипел Драко.
  
  - ...А за одну ошибку можно "превосходно" ставить или все-таки снижать? - с садистской ухмылкой спросил Рональд.
  
  Малфой со свистом выдохнул.
  
  - Снижайте, - ответил Северус. - А вам, Драко, рекомендую не изображать из себя разварившегося кальмара, а сказать, наконец, что же у вас случилось. Это ведь связано с вашими систематическими прогулами Защиты от Темных Искусств?
  
  Блондин медленно сполз под парту.
  
  - А меня за это никто не убьет? - поинтересовался он из своего импровизированного укрытия.
  
  - Разве что Поттер, - съехидничал зельевар. Из-под парты на это раздалось невнятное бурчание. - Погодите, Драко, повторите-ка еще раз.
  
  - У меня открылись эмпатические способности, - над столешницей появилась голова Малфоя.
  
  Снейп смерил его задумчивым взглядом.
  
  - И когда? - сухо осведомился он.
  
  - Первого сентября.
  
  - Перед самым Распределением, - ввернул Рон, зарывшись на всякий случай в пергаменты.
  
  - И вы до сих пор молчали? - Мастер зелий отошел к своему столу. - Надеюсь, Люциус об этом знает?
  
  Драко кивнул.
  
  - Да вылезайте вы из-под парты, никто с вами ничего не сделает! - раздраженно рявкнул Снейп, когда светловолосая макушка снова скрылась под столешницей. - Просто, между прочим, Драко, мне вы должны были сообщить об этом если не в тот же день, то хотя бы на следующее утро.
  
  Обрадованный тем, что никто его трясти за шкирку не собирается, Малфой-младший, отряхивая мантию, выбрался "на свет божий".
  
  - Ну и что же вам отец на это ответил? - спросил Снейп, записывая что-то на пергаменте.
  
  - Посоветовал самому разобраться и не мешать взрослым заниматься своими делами. А ЗОТИ я прогуливаю потому, что Квиррела не переношу вовсе.
  
  - Что значит "не переношу"?
  
  - Голова у меня раскалывается, когда он подходит, - буркнул Драко.
  
  - М-да, я так понимаю, что если бы не мистер Уизли, вы бы так до сих пор и молчали бы про свои способности?
  
  - Ну... наверное, да. Просто я даже не понимаю, почему так происходит. И почему мои способности проявились именно в Хогвартсе.
  
  - Этот замок - очень своеобразное место, в том числе, своеобразное энергетически, - задумчиво произнес Снейп. - А что касается Квиррела... я вам ничего точно сказать не могу.
  
  
  * * *
  
  
  Утро субботы началось в Хогвартсе с завтрака, а заодно и с новостей, одной из которых была настоящей сенсацией: Джереми Поттер стал ловцом Гриффиндора. Вторая сенсация была несостоявшейся мечтой Джерри об исключении из школы его братца.
  
  - Самый молодой ловец в истории Хогвартса за последние сто лет, - Рон передразнил гриффиндорского Крыса, гордо сообщавшего эту информацию каждому встречному-поперечному. - Собственными руками придушил бы!
  
  Малфой, с тоской глядя на гриффиндорцев проронил:
  
  - Что ж, понятно, откуда что берется. За убиение слизеринцев теперь награждают Орденом Мерлина, а за неудавшуюся попытку - местом ловца в команде. А все Лонгботтом с его чертовой напоминалкой! Ненавижу!
  
  - Сам виноват, - отрезал Гарри, которого квиддичные дела совершенно не интересовали, но гордая физиономия брата порядочно раздражала. - Нечего было ее...
  
  - С добрым утром, дорогой брат, - раздался за мальчиками приторно-вежливый голос Джереми.
  
  - И тебя к черту рогатому, Крысеныш, - мгновенно отреагировал Поттер. - Как спалось, герой ты наш?
  
  - Да вот не очень, - не уловив сарказма, ответил гриффиндорец. - Все мне мысль одна покоя не давала.
  
  - Ух ты, бедняга. Извини, забыл предупредить: мыслительный процесс для твоих тупых мозгов действительно может быть болезненным.
  
  - Во-первых, почему тебя до сих пор из школы не выкинули и даже толком ничего не сделали? А меня, между прочим, после твоего триумфального побега из кабинета Дамблдора, почему-то мать отчитала. Не знаешь, с чего бы это она так разозлилась? - прищурившись, поинтересовался Джерри.
  
  - Понятия не имею, - оскалился в ответ Гарольд. - Но могу сказать точно: я все еще в школе по той же причине, что и ты.
  
  - Кстати, дорогой мой братишка, возможно для тебя это новость... но мне придется вызвать тебя на дуэль - ты меня оскорбил на глазах всего курса.
  
  - Где и когда? Я имею в виду - дуэль.
  
  Опешив, Джереми удивленно уставился на слизеринца. Похоже, Мальчик-который-выжил не ожидал, что его братец вот так сразу согласится.
  
  - Сегодня в полночь в зале наград.
  
  - Буду ждать с нетерпением, - Гарри отвернулся к столу, уткнувшись в газету и тем самым дав понять, что разговор окончен.
  
  - Эй, погоди, а кого ты назначаешь своими секундантами?
  
  - Глаза протри, - ощерился Драко Малфой. - Или головой подумай ради разнообразия.
  
  - Что тут происходит? - к столу подошел Мальсибьер. - Эй, гриффиндорец, ты что тут забыл? Бери своих дружков, и проваливайте к своему столу.
  
  Стушевавшись, Джереми пробормотал что-то вроде того, что его секундантами будут Терри Робертс и Дэви Маркс, и в их компании поспешил убраться куда подальше.
  
  - Во что опять ввязались? - осведомился Дерек.
  
  - Ни во что, - отрезал Рон, демонстративно уткнувшись в тарелку с завтраком.
  
  - Кстати, Поттер, ты нам, помнится, обещал, что познакомишь наш с Хагридом, - выпалил внезапно Драко.
  
  Гарри, несколько секунд мучительно соображая, что же такого он наобещал, отрешенно кивнул. Смысл происходящего до него дошел только у хижины лесничего.
  
  - Стоп, я ничего никому не... - при этом мальчик резко покраснел.
  
  - Все равно мы к нему собирались, - заметил Рон. - Так что сейчас и сходим. Может, заодно узнаем, что такого он делал в Гринготтсе.
  
  - Сильно в этом сомневаюсь, - буркнул Гарри. - Может, его вообще сегодня нет.
  
  Тем не менее, на стук гигантская дверь почти сразу же распахнулась, и взору мальчиков предстала огромная псина.
  
  - Эт-то еще что за чудище? - выдавил побледневший Малфой.
  
  - Это Клык и он не кусается, - заверил его Гарольд. - Хагрид, доброе утро! Мы к вам в гости пришли!
  
  В дверях показался лесничий.
  
  - О, Гарри! Ты, эта, хватит со мной "выкать". Проходи, давай.
  
  - А это мои друзья: Рон Уизли и Драко Малфой.
  
  - Уизли говоришь? Я его брата Чарли хорошо знаю - славный малый.
  
  Рон смутился и что-то пробормотал.
  
  - А это, значит, Малфой? - теперь Хагрид смотрел на блондина. - Ну, и тебе привет. Раз уж Гарри с тобой водится...
  
  Его простодушную речь прервал сам Поттер.
  
  - Мы так просто... в гости пришли... поболтать немного...
  
  - А! Ну, чего стоите в дверях? Давайте-ка, чаем, я вас, что ли, напою... - Хагрид пошел ставить на огонь гигантских размеров чайник.
  
  - Вы только кексы его не ешьте, - шепотом посоветовал Гарри. - Иначе все зубы пообломаете.
  
  - А ты когда вообще с ним успел подружиться? - подозрительно поинтересовался Драко.
  
  - Да на днях... было дело, в общем.
  
  Судя по отрывочным фразам, от Гарольда больше на этот счет друзья ничего не добьются. Так же было и вчера вечером, когда они вернулись от Снейпа и попытались учинить Поттеру допрос. Ничего не вышло.
  
  - Как там живность-то поживает? - поинтересовался тем временем Хагрид.
  
  - Живность? - Гарри сделал большие глаза, но лесничий, похоже, не заметил.
  
  - Ну, ты же вчера ходил, вроде... - тут он, наконец, осекся. - А, ну, эта, ерунда, в общем. Не обращай внимания.
  
  Рональд и Драко переглянулись.
  
  - Так чего ты спросить хотел-то, а Гарри?
  
  - Да вот, прочитал на днях "Пророк". Там интересная статья про ограбление Гринготтса была...
  
  Хагрид занервничал.
  
  - Ну, был я там тридцать первого... все у них там было в порядке. Ума не приложу, когда ограбить-то успели? Я в это время, наверное, уже снова в Хогвартсе был...
  
  Мальчики снова переглянулись, но теперь уже все трое.
  
  - О, слушайте, ребятки, я вам могу поинтереснее чего рассказать. Вот про животных всяких, например. Ты-то, Гарри, в прошлый раз про мантикор все спрашивал, да про змей...
  
  Малфой и Уизли, стоически перенеся два часа обсуждения мантикор, наконец, сославшись на домашнюю работу, вытолкали Гарольда из хижины лесничего.
  
  - Ребята, вы эта, приходите еще! - радостно крикнул им вдогонку Хагрид.
  
  - Нашлись тут... два любителя монстров.... Уж ты-то, Поттер, имел бы совесть! Нет, он по Запретному Лесу шатается! - шипел Рон, вцепившись в локоть упирающегося товарища, которого они с Драко волокли к замку. - Вот где тебя весь вечер Снейп отлавливал! Нашел развлечение на свою больную голову!
  
  Малфой, с тихим "упс" запнулся и рухнул в ближайшую лужу, несчетное количество которых образовалось после прошедшего ночью дождя.
  
  - Где, говоришь, он гулял? В Запретном Лесу? - критически оглядывая мокрую мантию, пробормотал Драко.
  
  - Ага! И знаешь, что самое возмутительное? - Рональд распалялся все сильнее. - Вовсе не то, что он нам ничего не рассказывал, а то, что он нас с собой не позвал! Поттер! Чего ухмыляешься?
  
  - Не кипятись, а то сейчас остужу самым проверенным методом, да и к тому же озерцо недалеко. Я вас с собой не зову потому, что вам там с Малфоем делать нечего.
  
  - Ага, тебе - можно, а нам - делать нечего, - фыркнул блондин, чьи изыскания относительно безнадежно испорченной мантии привели к удручающим результатам.
  
  - Опять вы ничего не поняли.
  
  - А ты объясни.
  
  - Вот возьмем, например, Хагрида - к нему все зверье Леса привыкло и его знает. Меня же они просто не трогают. Почему - понятия не имею.
  
  - И ты думаешь... - Рон, в некоторых случаях соображавший раза в два быстрее Малфоя, тяжело вздохнул. - Ладно, все, забыли. Только впредь изволь хотя бы иногда нас в свои ночные загулы брать. Ты же не только по Запретному Лесу расхаживаешь.
  
  Поттер хмыкнул, но ничего не сказал.
  
  - Так, в общем, я так ничего и не понял, но мы, кажется, собирались обсудить гринготтскую кражу, - молчание прервал Драко. - Исходя из той версии, что наш лесничий забрал из банка что-то важное и отнес это в Хогвартс, можно сделать вывод...
  
  - ...что все это связано с закрытием коридора на третьем этаже, - закончил за него Рон. - Когда мы туда собираемся наведываться?
  
  - Когда с Джереми разберемся, - отрезал Гарольд. - А лучше, одновременно.
  
  Он как в воду глядел.
  
  Весь день "Слизеринское трио" посвятили изучению мельком увиденной Хогвартской библиотеки. С фанатизмом, который привел в священный трепет даже мадам Пинс, трое первокурсников осматривали разделы библиотеки. Поттера, например, пришлось буквально оттаскивать от Запретной Секции, на которую он глядел так же, как проведший несколько дней в пустыне человек смотрит на кувшин с колодезной водой.
  
  - Я у Снейпа обязательно выпрошу разрешение, - уверял он друзей, которые многозначительно перемигивались и вздыхали за его спиной. - Смешно вам?
  
  - Ты уж сначала со своими зверушками из Леса разберись, Поттер, а потом уже в библиотеку лезь!
  
  Неожиданно из-за одного из стеллажей появилась Гермиона Грэйнджер.
  
  - Мальчики! - при этих словах Малфоя аж передернуло. - Мне нужно с вами поговорить.
  
  - Ну, и о чем же? - недружелюбно поинтересовался Рональд.
  
  - Пожалуйста, не ходите на сегодняшнюю дуэль!
  
  - Так тебя Гриффиндорский Крыс подослал? - на лице Драко медленно расползалась хищная улыбка. - Что ж, можешь ему передать, что мы все равно придем. Даже если он все это подстроил специально и сам не явится, а пришлет МакГонагалл ловить нарушителей режима.
  
  - Я не это имела в виду! - воскликнула девочка. - Просто...
  
  - Просто она за моего братца беспокоится, - раздался холодный голос.
  
  Мальчики удивленно обернулись на презрительно усмехающегося Поттера.
  
  - Видите ли, наша юная гриффиндорка по уши влюбилась в моего братишку и теперь страшно боится, не сделаем ли мы с ним чего-нибудь нехорошего.
  
  - А мы сделаем, - глаза Малфоя сверкнули.
  
  - Между прочим, боится она не без основания, - проигнорировав Драко, продолжил Поттер. - Я-то думал, Грэйнджер, что ты будешь поумнее всех этих девчонок, ан нет... ошибся. Уверяю тебя, Джерри даже и не глянет в твою сторону. Лохматых зубрил он на дух не переносит!
  
  Гермиона, видимо, хотевшая сделать как лучше, расплакалась и убежала.
  
  - Ну, так на чем мы остановились? - будничным тоном продолжил Рон.
  
  
  * * *
  
  
  
  Где-то без двадцати двенадцать в спальне первокурсников раздался тихий шорох, и трое слизеринцев, постоянно оглядываясь по сторонам, осторожно спустились по лестнице в гостиную.
  
  - Идем? - шепотом осведомился Рон, поглядывая на большие напольные часы.
  
  - Если он не придет, я его точно прибью.
  
  - А так он просто отделается неделей лежания в лазарете, - усмехнулся Драко в ответ на реплику Поттера. - Идемте уж, нам еще до Зала Наград добираться!
  
  Выскользнув за портрет, мальчики двинулись в сторону лестниц.
  
  - Нам бы дезиллюминационные чары... - мечтательно пробормотал Уизли.
  
  - Ага! Только их начинают изучать на шестом курсе, и то, если, дай Мерлин, по программе за прошлые годы никого не надо подтягивать! - прошипел в ответ Гарри. - Эйвери-старший рассказывал, что они их только-только во втором семестре начнут проходить.
  
  - Вот уж точно - кладезь полезной информации. Они с Эдвардом каждый вечер из-за своих семейных разборок всю гостиную на уши ставят.
  
  - Кто же придумал, чтобы братья и сестры в одной школе учились? - для Поттера, который братьев Эйвери понимал, эта тема была очень актуальной.
  
  - Понятия не имею, но знаю, что с этим человеком нужно сделать, - мстительно заметил Рональд, который тоже прекрасно знал, что значит постоянно иметь под боком ораву братьев.
  
  - Теперь-то куда? - обсуждение прервал Драко Малфой, вот уже несколько раз призывавший своих друзей к тишине.
  
  - Лестницы в Зал Наград нет. Ну что за гадство! Придется так, обходными путями, - буркнул Гарольд, припоминая, какой из ходов ведет туда, куда им нужно. - Ладно, пошли направо, там, вроде, за портретом колдуна с котом должна быть лестница.
  
  Когда же мальчики, поднявшись через нужный проход, оказались прямо перед дверями зала, их, естественно, никто не встретил.
  
  - Ну? - Драко скептически посмотрел на двери Зала Наград. - Заперто. Постоим минут десять для приличия или сразу уйдем?
  
  - Постоим пока, - решил Поттер.
  
  - Ну-ну, представляю, что будет, если нас поймают! - Рон Уизли усмехнулся, глядя на массивные двери. - Тот же Филч, например. Ведь он точно побежит докладываться первому преподавателю, которого найдет, а ближе всех находятся личные комнаты МакГонагалл.
  
  - Ближе всех? - Малфой хмыкнул.
  
  - Ну, во всяком случае, по сравнению с подземельями. Ну, так вот, доложит он МакГонагалл, а она с нас шкурку посдирает-посдирает и пойдет будить Снейпа.
  
  - А Снейп не спит на самом деле, а устраивает какой-нибудь важный эксперимент, который из-за МакГонагалл сорвется, - подхватил Гарри. - И злющий-злющий Снейп пойдет нас четвертовать. И при этом будет говорить, что, к его сожалению, в Хогвартсе учиться будут только одни бездарности, потому что последних талантливых и гениальных студентов он самолично отправляет на дыбу.
  
  - С-слушайте, что-то мне от вашей сказочки слегка не по себе, - Малфой вздрогнул, прислушавшись к чему-то. - Вот черт, Уизли, накаркал!
  
  Однако это были всего лишь запоздавшие на дуэль гриффиндорцы в компании с пытавшейся их переубедить Гермионой Грэйнджер.
  
  - Джереми, неужели вы не поняли...
  
  - Грейнджер, отстань! Сама с нами захотела идти, так хоть на нервы не действуй!
  
  - Но...
  
  - Молчать!
  
  - Просто...
  
  На этот раз под колючим взглядом Маркса она замолчала сама.
  
  - Невежливо на дуэли опаздывать, - ехидно усмехнулся Малфой. - Тем более - на тобою же и назначенную.
  
  - Заткнись! - выплюнул Джереми Поттер. - Нас чуть не поймали из-за этой дуры, а теперь еще и вы!
  
  - Потише, иначе точно весь замок перебудишь! - отрезал Гарри. - Мы сюда на дуэль пришли, а не разглагольствовать!
  
  - Да, точно, становитесь на позиции, ребятки, - ухмыльнулся Рональд.
  
  Два брата разошлись в стороны.
  
  - М-да, коридорчик-то, конечно, узковат, - недовольно протянул Уизли. - но деваться некуда. Вы уверены, что не хотите отказаться от дуэли и решить дело мирным путем?
  
  - Что-то ты загнул, слизень, - хохотнул Робертс. - Какие тут мирные пути?
  
  - Заткнись, придурок! Это часть дуэльного кодекса! - прошипел Малфой.
  
  - Так, на счет три вы начинаете, - продолжил Рон. - Раз... два...
  
  Тут внезапно двери Зала Наград скрипнули.
  
  - Ну, моя дорогая миссис Норрис, тут, похоже, что-то происходит без нашего с тобой ведома...
  
  Гриффиндорцы и слизеринцы в ужасе замерли. У всех в голове промелькнула одна и та же мысль: как можно быстрее "дать деру" от Филча. Первым эту мысль озвучил Дэви Маркс:
  
  - Бежим отсюда! - его вопль разнесся по коридору вслед за скрипом открывающихся дверей.
  
  И, полностью подчинившись одному из стадных инстинктов, а именно - всеобщему бегству, четверо гриффиндорцев и трое слизеринцев рванули по коридору. На одном дыхании пробежав весь коридор и уткнувшись в дверь кабинета Чар, студенты рванули обратно, влетев на ходу в один из потайных ходов. Буквально скатившись по наклонному полу ничем не освещаемого коридора, они оказались на третьем этаже.
  
  Гарри, единственный из всей компании более или менее представлявший план местности, невольно вспомнил свои утренние слова. Кроме того как проникнуть в закрытую часть коридора третьего этажа, способа отделаться от Филча, который с громким кряхтением спускался по одной из лестниц, не было.
  
  Поэтому, когда вся компания дружно рванула за угол и в буквальном смысле слова наткнулась на Пивза. Только Гарольд смог достаточно здраво оценить масштабы возможной катастрофы и предпочел действовать быстро:
  
  - Пивз, пожалуйста, не выдавай нас. Иначе мне придется пожаловаться Кровавому Барону.
  
  - Надо же, студенты ночью бродят по замку. Я, наверное, должен об этом сообщить Филчу... - полтергейст его как будто и не слышал. Словесный маневр себя не оправдал.
  
  - Нет, Пивз, не надо! - взмолилась Грэйнджер.
  
  - УЧЕНИКИ НА ТРЕТЬЕМ ЭТАЖЕ! НАРУШИТЕЛИ РЕЖИМА! ОНИ НА ТРЕТЬЕМ ЭТАЖЕ!
  
  Мысленно чертыхнувшись, а, судя по лицу Гермионы, все-таки вслух, Гарри Поттер потянул растерявшихся собратьев по несчастью к двери в конце коридора. Около двери, похоже, помимо него от бешеной гонки по коридорам очнулся еще кто-то, поэтому "Alohamora" они рявкнули в четыре голоса и, едва дыша, рванули за дверь.
  
  - Уф, отделались, - выдохнул Драко, вслушиваясь в происходящее снаружи.
  
  А там, в приступе бессильной ярости, метался Аргус Филч.
  
  - Пивз, немедленно скажи: куда они делись? - рычал завхоз.
  
  - Сказать? Ты уверен? - полтергейст, похоже, решил и над ним покуражиться.
  
  - Быстрее, Пивз, я жду.
  
  - Скажи "пожалуйста".
  
  - Не зли меня! Куда побежали студенты?
  
  - Или ты скажешь "пожалуйста", или я ничего не скажу.
  
  Филч, судя по голосу, впал в бешенство.
  
  - Хорошо, "пожалуйста"!
  
  - А я ничего не знаю! Я не видел! - полтергейст с радостным улюлюканьем унесся куда-то по коридору. А вслед ему доносились ругательства Аргуса Филча.
  
  Малфой вместе с Роном и Джереми, оказавшиеся ближе всех к двери, ухахатывались, представляя себе злющего Филча. Отсмеявшись, мальчики удивились наступившей тишине.
  
  - Эй, ребята что случи... - Джереми замолк на полуслове, потому что увидел "что" именно случилось.
  
  Запертая дверь на третьем этаже вела не в комнату, а в достаточно просторный коридор, большую часть которого занимало "нечто", больше смахивающее на трехголовую собаку. Псина всеми тремя своими носами принюхивалась к пришельцам, явно раздумывая, что с ними делать. Опасно обнажились гигантские клыки.
  
  - Медленно откройте дверь и выходите, - спокойно произнес Гарри Поттер, выходя вперед и внимательно глядя в глаза центральной голове. - Спокойно... стой спокойно... мы тебе не враги...
  
  Трехголовая псина, будто забыв об остальных, следила за его медленными успокаивающими движениями.
  
  - Идите, кому говорю, - прошипел Поттер, на секунду разрывая зрительный контакт с существом. Псина встрепенулась и тихонько зарычала.
  
  - А ты? - почти всхлипнула Гермиона.
  
  - А я за вами. Живее, иначе я не успею!
  
  Малфой вместе с Джереми осторожно повернулись к двери и, стараясь, чтобы не раздалось не звука, могущего отвлечь трехголового монстра от гипнотизирующей речи Поттера, отворили ее.
  
  - Давайте, Грэйнджер, ты первая. Потом Робертс и Маркс, а за ними Уизли, - скомандовал Драко, опасливо поглядывая в сторону Гарри, что-то монотонно говорившего "псу".
  
  Рон, заметив, что пришла его очередь, схватил за локоть Поттера и дернул его вслед за собой в коридор. Спохватившиеся Робертс и Малфой захлопнули дверь прямо перед всеми тремя мордами зверя.
  
  - Обошлось, - облегченно выдохнул Джереми.
  
  - Угу, повезло, - без привычного сарказма ответил Гарольд, едва отдышавшись. - Так, если вы не против, я предлагаю всем разойтись по гостиным. Приключений на сегодня и так многовато.
  
  - А, ну, тогда ладно, - неуверенно пробормотала Гермиона, потянув вслед за собой гриффиндорцев. - Спокойной ночи, мальчики.
  
  - Ага, спокойной, - фыркнул Драко, глядя вслед уходящей четверке с алознаменного факультета. - Ну, Поттер, как тебе наш крестовый поход?
  
  - Впечатляет, - отрешено заметил Гарольд.
  
  - Зато теперь ясно, как ты умудряешься ладить со зверьем, - фыркнул Рон. - А если серьезно, то мы были правы. То, что Хагрид забрал из Гринготтса, находится именно здесь. И это "что-то" охраняет трехголовая псина с несомненными людоедскими замашками.
  
  - А если серьезно, то давайте-ка спать пойдем, пока нас действительно Филч не отловил, - устало произнес Поттер. - Все остальное предлагаю отложить на потом.
  
  
  Глава 14. Хэллоуин.
  
  
  
  После памятной для некоторых первокурсников ночной "прогулки" по замку, к счастью, не имевшей каких-либо серьезных последствий, учебный ритм жизни начал потихоньку брать свое. Все привычнее становились торопливые завтраки перед самым началом занятий, беготня по коридорам между кабинетами и "коллективное" выполнение домашних работ.
  
   На смену солнечному и по-летнему теплому сентябрю пришел октябрь, а вместе с ним и затяжные моросящие дожди, которые, зарядив с самого утра мелкой противной дробью, могли продолжаться весь день. Вся прилегающая к замку территория превратилась в единое буро-коричнево-зеленое месиво, так что студентам приходилось проявлять чудеса акробатики, чтобы с громким "плюх" не угодить в ближайшую лужу. Естественно, количество прогулок вне замка в свободное время резко сократилось. Верен себе остался только Гарри Поттер, который, наплевав на все и вся, ночи на пролет где-то гулял, возвращаясь под утро насквозь промокшим и извозившимся в земле. Однако поскольку об этом его маленьком "увлечении" знали только Рон Уизли и Драко Малфой, слизеринцу все нарушения режима сходили с рук.
  
  Но "Слизеринскому трио" было чем заняться помимо обсуждения странностей друг друга. Мальчики продолжали ходить на дополнительные занятия к Флитвику и Снейпу, а Поттер даже успевал бывать у Квиррела, регулярно забегая к нему, как выражался сам слизеринец, "на чашку чая". Это, кстати, было еще одной из загадок Гарольда: как он все успевает? Допытываться было совершенно бесполезно, да и интересовались-то этим не долго: хватало своих проблем. Рон, проходивший усложненный курс Алхимии, похоже, окончательно перестал понимать Трансфигурацию. С каждым уроком он все больше и больше запутывался в хитросплетениях метаморфических формул и был вынужден начать заново проходить всю программу, пользуясь только учебниками, своими корявыми конспектами и путаными объяснениями Гарри. Поэтому, каждый раз углубляясь в учебник по трансфигурации, рыжий мальчик полностью выпадал из окружающего мира. У Драко Малфоя была несколько иная причина для головной боли, и в прямом и в переносном смыслах. У него начала развиваться эмпатия, поэтому юный Малфой, постоянно морщась от неприятных ощущений, бегал к Снейпу. Последний, надо отдать ему должное, хоть и не был эмпатом, но в ментальных способностях разбирался хорошо, поэтому и взялся помогать своему крестнику.
  
   Возвращаясь же периодически к событиям ночи "несостоявшейся дуэли", мальчики не раз обсуждали, что же мог охранять трехглавый пес. О Пушке они, кстати, справились у Хагрида, который сначала пришел в ужас, а потом, наконец, выдал, что "невинная зверушка" там находится при деле, и вообще, какого Мерлина туда понесло первокурсников? Выяснилась так же интересная деталь: оказывается, у Хагрида частенько бывал в гостях Джереми со своими дружками и тоже спрашивал о том, что Пушок делает в коридоре на третьем этаже.
  
  Тем временем начали свои тренировки сборные факультетов по квиддичу. Маркус Флинт, только что занявший должность капитана, с остервенением гонял по полю отобранных в команду игроков. В отношении погоды он был полностью солидарен с Поттером: что дождь, что ветер - Флинту было все равно. Масло в огонь подливал и тот факт, что первый в этом учебном году матч должен будет проходить между сборными Слизерина и Гриффиндора, а проигрывать краснознаменному факультету не желал никто. На это нашелся и свой скептик - все тот же Гарри Поттер, который не понаслышке знал о квиддичных талантах своего братца и пророчил Слизерину полный разгром на матче.
  
  Вот так, в суматохе, прошел сентябрь, а за ним и подошел к своему завершению октябрь. Проснувшиеся утром в канун Хэллоуина ученики почувствовали ни с чем не сравнимый восхитительный запах печеной тыквы, являвшейся непременным атрибутом этого дня. Предвкушая праздник, студенты спешили на занятия. Даже преподаватели хотели побыстрее закончить урок и отпускали учеников раньше положенного времени. Замок погрузился в атмосферу праздника.
  
  После обеда преподаватели закрылись в Большом Зале, решив устроить ученикам небольшой сюрприз. Поэтому, когда ровно в шесть часов студентов пустили в Зал, их глазам предстало невероятное зрелище: на стенах и потолках сидели, помахивая крыльями, сотни летучих мышей. Над столами, повинуясь наложенной на них магии, зависли в воздухе тыквы со вставленными в них свечками. По небу, отображавшемся на потолке Большого Зала, проплывали редкие облачка, закрывая ярко светящиеся звезды и полный лунный диск.
  
  Гарри Поттер тяжело вздохнул, вспомнив, чем для его крестного обернулся праздник.
  
  - Пошли к столу, - подтолкнул замеревшего на месте Гарри Рон.
  
  - Красиво, - пробормотал он.
  
  - Ага, у нас дома никогда такой красоты не было: пара тыковок на кухне, мишура в гостиной и кусок пирога для каждого.
  
  - Везучий, - вздохнул вынырнувший из толпы студентов Малфой. - У нас что ни Хэллоуин, так какой-нибудь званый ужин.... Поэтому я ненавижу праздники. Отец всегда приглашает своих друзей, и они допоздна сидят и что-то обсуждают, а меня отсылают спать.
  
  - Я вообще Хэллоуина не справлял, - пожал плечами Гарольд. - Так что совсем не против и подобных вариантов. Но в Хогвартсе все гораздо лучше.
  
  Как и на банкете по случаю начала учебного года, на столах стояли пустые золотые тарелки, мгновенно наполнившиеся разнообразными кушаньями.
  
  Тем временем, к мальчикам, за обе щеки уплетавшим праздничный ужин, подсела Блэйз Забини.
  
  - Привет, ребята, - произнесла она, накладывая на тарелку картофелины.
  
  - И по какому же поводу нас посетила Ее Высочество? - ехидно осведомился Драко.
  
  - Ага, Ее высочество - будущая миссис Малфой, - фыркнул Рон. Проблема будущего замужества оставалась больной темой как для Малфоя, так и для Забини.
  
  - Заткнись, - посоветовал блондин. - Иначе сейчас окажешься лицом в своей тарелке.
  
  - А сверху будешь присыпан листочками из учебника по трансфигурации, - усмехнулась девочка.
  
  Рон, покраснев, засунул учебник в сумку.
  
  - Так я, собственно, чего к вам подсела-то... - продолжила Блэйз. - Наши Львята, похоже, совсем свою заучку достали.
  
  Сидевшие рядом с мальчиками Трэйси и Амели противно захихикали. Гермионе Грэйнджер они не сочувствовали вовсе, будучи солидарными во мнении со многими студентами, что этот "гриффиндорский кошмар" заслуживает только презрения и издевательств.
  
  - Я, если честно, просто поражаюсь, как она умудрилась против себя почти весь факультет настроить. Прямо волшебство какое-то!
  
  - Ага, - усмехнулся Драко. - Если уж она и нас на занятиях доводит до белого каления, то что же тогда в гриффиндорской гостиной творится? Я даже начинаю жалеть "алознаменников".
  
  - Я все это к тому веду, что Грэйнджер сегодня после первых двух уроков куда-то пропала. А я только что слышала от Парватти и Лаванды, что Грэйнджи весь день сидит в женском туалете и рыдает, прося, чтобы ее оставили в покое.
  
  - Так вот в чем секрет агентурной сети Блэйз Забини! - фыркнул Рон. - Сплетницы с разных факультетов, объединяйтесь!
  
  - И что, Блэйз? - спокойно осведомился Поттер, проигнорировав слова друга. - Нам от радости теперь на столе сплясать?
  
  - Ну, я думала, вам интересно будет, - надулась девочка.
  
  - Все, новостями ты с нами поделилась. Можешь идти, - отрезал Гарольд.
  
  Оскорбленная до глубины души Блэйз, зло сверкнув глазами, отсела к второкурсницам.
  
  - Так, похоже, Поттер сегодня не в настроении, - резюмировал Драко Малфой.
  
  Большая часть праздничного ужина прошла в молчании. Ближе к концу пира двери Большого зала внезапно распахнулись, и в них вбежал профессор Квиррел. Его тюрбан сбился на бок, на лице застыло выражение дикого ужаса. Все студенты замолкли, и в наступившей тишине насмерть перепуганный профессор подбежал к преподавательскому столу.
  
  - Т-тролль! Т-тролль в замке! С-спешил вам с-сообщить, - выдохнул он и рухнул на пол, потеряв сознание.
  
   Ставшая почти осязаемой тишина в зале буквально взорвалась криками. Поднялась паника.
  
  - Тихо! - зычно крикнул Дамблдор, мгновенно перекрывая нарастающий гомон. - Старосты! Немедленно уводите свои факультеты в спальни!
  
  Дерек, Катрин, а вместе с ними и еще несколько старшекурсников вскочили с мест.
  
  - Быстро за нами! - скомандовал Мальсибьер. - Первокурсники, держитесь вместе! Если будете меня слушаться, ничего страшного не произойдет. Эйвери-старший, Флинт и Розье будут замыкающими. Следите, чтобы никто не отстал. Пошли!
  
  Слизерин организованным строем двинулся к лестницам вслед за бодро трусившими по коридору гриффиндорцами. Когтевран, ближе всех сидевший к дверям зала, успел эвакуироваться в свою башню одним из первых, а вот Пуффендуй, полностью оправдывая репутацию своего факультета, потерянно столпившись в коридоре, мешал пройти остальным студентам.
  
  - Какого Мерлина тролль делает в замке? - пропыхтел Малфой, проталкиваясь вслед за Мальсибьером сквозь толпу.
  
  - Я-то откуда знаю? - раздраженно ответил староста. - Вообще-то это очень странно, что у тупого, как пробка, тролля хватило мозгов пробраться в Хогвартс. Может, это хэллоуинский подарочек Пивза?
  
  Вдруг в толпе мелькнули алые с золотым мантии.
  
  - Почему гриффиндорцы все еще здесь? Они уже должны были быть в своей башне, - недоуменно произнес Рональд.
  
  - Это Джереми со своими дружками, - Гарри замер, глядя вслед брату. - Идем за ними.
  
  - Что? Ты ополоумел? - воскликнул Драко, отставший от основной массы слизеринцев. - Представь, что будет, если кто-нибудь узнает о том, что мы не пошли со всеми?
  
  - В такой суматохе они еще не скоро разберутся! - в глазах брюнета вспыхнул какой-то странный огонек. - Пошли быстрее! Может, успеем поглядеть на тролля!
  
  - Поттер, ты меня пугаешь, - пробормотал Малфой, но побежал вслед за товарищами по одному из боковых коридоров. Где-то впереди опять мелькнули гриффиндорские мантии, и мальчики ускорили бег.
  
  - Знаешь, у меня есть подозрение, - выдохнул Рональд, - что ты все это затеял не ради того, чтобы на тролля посмотреть, а чтобы Грэйнджер спасти. Угадал?
  
  - Умный больно, - буркнул Поттер.
  
  - Стоп, а причем тут Грэйнджер? - удивленно спросил Малфой, едва успев перевести дух.
  
  - Она не знает про тролля, - коротко ответил Рон.
  
  Где-то сзади послышались быстрые шаги.
  
  - Черт! Это Мальсибьер! - Малфой, схватив друзей за руки, спрятался вместе с ними за большим каменным фонтаном.
  
  Однако мимо них прошел вовсе не Мальсибьер, а профессор Снейп. Он пересек коридор и скрылся в темноте.
  
  - Что он тут делает? - покачал головой Драко. - Почему он не вместе с другими учителями? Они же сейчас должны прочесывать подземелья в поисках тролля!
  
  - Вот и мне хотелось бы знать, - прошептал Гарри. - Погоди-ка, коридор, в который он вошел, ведет на третий этаж.
  
  Малфой и Уизли уставились на него округлившимися от удивления глазами. Внезапно все трое поморщились от ужасающей вони. Вслед за неприятным запахом раздался низкий рев и шарканье гигантских подошв. В конце коридора появилось нечто огромное, и мальчики отпрянули в тень, наблюдая, как ЭТО выходит на освещенный лунным светом участок коридора.
  
   Тролль, а это без сомнений был он, доходил ростом где-то до тринадцати футов, с тускло-серой кожей и крошечной лысой головой, напоминающей больше кокосовый орех. Руки у него были намного длиннее ног, поэтому гигантская дубина, которую он держал в руке, волочилась по полу. Хотя, в ней даже не было надобности - запах, исходивший от тролля, разил наповал лучше всякой дубины.
  
   Тролль остановился у одного из дверных проемов и заглянул внутрь. Он зашевелил непропорционально длинными ушами, явно пытаясь принять какое-то решение. Процесс обдумывания затянулся, поскольку мозг у этого существа, если судить по размерам головы, был совершенно крошечным. Однако после долгих раздумий решение, наконец, было принято: тролль пролез в комнату.
  
  - Смотрите, - шепотом произнес Рон. - В двери остался ключ. Мы можем его там запереть! Идем, только тихо, чтобы тролль...
  
  - Осел, - так же шепотом пробормотал Драко. - Wingardium Leviosa!
  
  Дверь беззвучно захлопнулась, а ключ в замке повернулся.
  
  - Пронесло, - выдохнул Уизли.
  
  Внезапно до мальчиков донесся дикий вопль, слившийся в один, а затем какие-то крики. В щелях между дверью и косяком периодически вспыхивал свет.
  
  - Черт! - воскликнул Гарольд. - Это был женский туалет!
  
  Через мгновение мальчики рванули обратно к дверям. Руки у Малфоя, судорожно пытавшегося повернуть ключ в замке, тряслись неимоверно.
  
  - Отойди, - процедил сквозь зубы Поттер и направил на дверь волшебную палочку. - Stupefy! - Дверь снесло с петель, и мальчики вошли внутрь.
  
   В самом углу туалета жались друг к другу Терри Робертс, Гермиона Грэйнджер и Дэви Маркс. Чуть впереди них стоял Джереми Поттер, постоянно посылавший в тролля "оглушители", которые, впрочем, совершенно не действовали.
  
  - Так-так, значит, безрассудства нашей Крыске все же хватает, а вот сообразительностью природа явно обделила, - холодно произнес Гарри. - Flagrum!
  
  Тролль, двинувшийся на студентов Гриффиндора, с оглушающим ревом остановился, потому что на его спине стала расходиться кожа, а за ней треснули кости гигантского позвоночника.
  
  - Что это было? - хрипло спросил Драко, с ужасом глядя на однокурсника.
  
  - Живо беги к Джерри и закрывайся щитом, - Гарольд в упор глядел на медленно разворачивающегося тролля. - И не забудь сообщить этому гриффиндорскому идиоту, что "оглушители" не подействуют. Пусть лучше не вмешивается.
  
  Малфой прошмыгнул мимо тролля, оказываясь за его спиной и предусмотрительно накрывая себя и гриффиндорцев куполом щита, не пропускающего физические предметы.
  
  - Что будем делать? - поинтересовался Рон, пока тролль их осматривал, явно прикидывая, могут ли они быть причиной такой чудовищной боли в спине.
  
  - Догадайся, - пожал плечами слизеринец. - Жаль все-таки, что Смертельное проклятие использовать нельзя - придется теперь с этой тупоголовой горой мяса возиться.
  
  Уизли просто не узнавал своего друга. За какие-то секунды Гарри Поттер из одиннадцатилетнего мальчишки превратился в смертельно опасного бойца, способного за считанные секунды делать такое...
  
  После еще двух заклинаний сомнительного происхождения полуосвежеванный тролль, наконец, решил, что ему делать, и с гортанным рыком двинулся на мальчиков. Рон не выдержал. Лицезреть снятие скальпа с тролля ему не особенно хотелось, а, учитывая, что его друг раз пять применил проклятие кнута, не внесенное в списки запрещенных только из-за своей неизвестности большинству волшебников Министерства, именно этим Поттер и собирался заняться.
  
  - Sphaera Glacialis! - коротко произнес Рональд, вычерчивая палочкой в воздухе круг с руной льда в центре. Круг вспыхнул голубоватым пламенем и, обретя объемность, метнулся в тролля, который, замерев на месте, покрылся корочкой льда толщиной два фута.
  
  - Предусмотрительно, - сухо заметил Гарольд.
  
  - Освежевание тролля не по мне, - пояснил рыжий мальчик.
  
  Хлопанье дверей и громкие шаги заставили их обернуться. Они даже не отдавали себе отчета, в том, какой шум подняли. Кто-то внизу, наверное, все-таки услышал рев тролля и крики, и секундой позже в женский туалет ворвался почти весь преподавательский состав Хогвартса. Вперед вышли МакГонагалл, Снейп и Квиррел, который, взглянув на тролля, тут же тихо заскулил и рухнул на пол, держась за сердце.
  
   Пока разозленная Минерва МакГонагалл сверлила взглядом Поттера и Уизли, периодически посматривая и на съежившихся за малфоевским щитом гриффиндорцев, Снейп подошел к троллю.
  
  - Мистер Малфой, можете снять щит "Кольчуга", - голос декана Гриффиндора дрожал от гнева. Она снова перевела взгляд на Гарольда и Рона. - О чем вы, позвольте узнать, думали? Вам просто невероятно повезло, что вы все остались живы! Почему вы не отправились в факультетские гостиные вместе со старостами?
  
  Снейп скользнул по лицам слизеринцев острым, как нож, взглядом.
  
  - Мне кажется, Минерва, что со своими учениками я в состоянии разобраться без вашей помощи. А вам стоило бы их поблагодарить, иначе я сильно сомневаюсь, что ваши студенты остались бы живы. Насколько я понимаю, с троллем разобрались именно вы, Поттер, Уизли?
  
  Гарри кивнул.
  
  - Что ж, с вашего позволения, Минерва, я заберу своих учеников. Мистер Малфой, снимите, наконец, щит! - Снейп, смерив слизеринцев ледяным взглядом, развернулся и вышел.
  
  Из толпы преподавателей тем временем появился Филиус Флитвик и сразу же замер с восхищенно приоткрытым ртом, переводя взгляд с тролля на щит "Кольчуга" и обратно.
  
   Смутившись, Драко взмахнул палочкой и серебристо-металличский купол пропал. Слизеринец, присоединившись к двум своим друзьям, вышел вслед за деканом. Сзади слышался голос МакГонагалл, отчитывающей гриффиндорцев.
  
   Снейп, даже не оглядываясь в сторону понуро следовавших за ним мальчиков, спустился по лестнице на первый этаж.
  
  - Вот и мне очень хотелось бы знать, что вы забыли на третьем этаже, если должны были быть вместе со всеми в гостиной? - наконец произнес он, поворачивая к лестнице в подземелья.
  
  - Они пошли туда из-за меня, - глухо произнес Гарольд Поттер.
  
  - Оставьте ваши гриффиндорские замашки на потом. Меня интересует, почему вы отправились искать приключений себе на голову.
  
  - Я хотел предупредить Гермиону Грэйнджер - ее не было на уроках и праздничном банкете, она не знала о тролле.
  
  - Что ж, неплохой способ предупредить об опасности, Гарольд. Вполне в вашем стиле, - сказал Снейп, пройдя мимо кабинета зелий.
  
  - Куда мы идем, сэр? - робко поинтересовался Малфой-младший.
  
  - В мои личные апартаменты, мистер Малфой, где вы подробно и обстоятельно расскажете, как все произошло.
  
  Пройдя еще два коридора, Мастер зелий остановился у картины. На ней никого не было, однако Снейпа это не удивило. Он взмахнул волшебной палочкой и что-то тихо произнес. Картина "отползла" в сторону, открывая проход.
  
   Вслед за зельеваром мальчики вошли в небольшую гостиную. Окон в комнате не было, зато был камин, несколько кресел, небольшой столик и стеллажи с книгами. Снейп, устроившись в одном из кресел, жестом пригласил мальчиков сесть.
  
  - Итак, теперь, я надеюсь, вы мне сообщите, как умудрились навлечь на свои головы неприятности.
  
  Слизеринцы переглянулись. Рассказчиком пришлось выступить Драко Малфою. Пока же он посвящал Северуса Снейпа в произошедшие события, Рон и Гарри тихонько переговаривались.
  
  - Ты заметил? - рыжий мальчик неопределенно мотнул головой в сторону Снейпа.
  
  - Да, он сильно прихрамывает.
  
  - Думаешь, это после похода на третий этаж и встречи с Пушком?
  
  - Вполне возможно, но вот только зачем... Сильно сомневаюсь, что Снейп туда отправился чисто из праздного любопытства.
  
  Драко, тем временем, в красках расписывал сражение с троллем.
  
  - Что же все-таки охраняет эта псина, раз из-за нее в замок запустили тролля? - покачал головой Рон.
  
  - То, что она охраняет, вас не касается, мистер Уизли, - отрезал Северус, который, похоже, вслушивался и в тихое перешептывание мальчиков. - И уж позвольте узнать, откуда вам о ней известно?
  
  Слизеринцы переглянулись и рассказали о несостоявшейся дуэли.
  
  - Похоже, вас все-таки надо было отправить в Гриффиндор. Всех троих. На моей памяти слизеринцы впервые ввязываются в подобные авантюры, проявляя просто удивительную тупоголовость, безрассудство и беспечность! Про вас, Поттер, вообще отдельный разговор!
  
  - Да, я уникум, - улыбнулся мальчик. Зеленые глаза потемнели, будто покрывшись изнутри ледяной корочкой.
  
  - У меня такое ощущение, что лучше позволить вам гулять по Запретному Лесу, чем держать в замке.
  
  Гарри все с той же улыбкой пожал плечами.
  
  - А что вы делали на третьем этаже, профессор? - поинтересовался он.
  
  - Проверял кое-какие гипотезы, - раздраженно отозвался Снейп, только что понявший, что прямо у него под носом уже второй месяц самым бессовестным образом нарушаются правила. - Крайне рекомендую вам ни во что не ввязываться, поскольку бесконечно избавлять вас от праведного гнева Минервы МакГонагалл я не смогу.
  
  - Хорошо, сэр, мы просто не будем никому попадаться, - криво улыбнулся Рон.
  
  - И, Гарольд, позвольте напоследок поинтересоваться, где вы откопали пыточное проклятие, приравниваемое к Круциатусу?
  
  - Знал, что и где нужно искать, - пожал плечами мальчик. - Вы лучше у Рона и Драко спросите, откуда у них такие знания.
  
  Слизеринцы вышли из комнат декана и отправились в гостиную.
  
  - Значит, все не так просто, - пробормотал Драко.
  
  - Кто-то впустил в Хогвартс тролля, чтобы самому тихонько пробраться к Пушку.
  
  - Ну, а Снейп ему пытался помешать? - с усмешкой спросил Поттер. - Что-то вы, ребята, разошлись. Впрочем, тут я с вами согласен: троллю не хватило бы мозгов самому проникнуть в замок. Ему кто-то помог...
  
  - И наша задача - узнать, кто это, - подытожил Рон.
  
  - С чего это ты взял? Еще не хватало ввязываться! - запротестовал блондин.
  
  - Поздно, мы уже ввязались, - отрезал Поттер, и, назвав портрету Салазара Слизерина пароль, вошел в гостиную.
  
  Там на мальчиков накинулась Лестранж.
  
  - Где вы были? Что за самонадеянность! Мы тут извелись, пока вас ждали, даже искать собирались! Да о таком безобразии нужно декану сообщить!
  
  - Он все знает, - будничным тоном произнес Гарри. - Мы только что от него.
  
  Катрин замерла, удивленно уставившись на мальчиков.
  
  - А... ну, тогда... спать идите,... наверное...
  
  - И тебе спокойной ночи, - буркнул Драко. - Я совершенно не против подобного варианта развития событий после такой увеселительной прогулки.
  
  Поттер, оказавшись в спальнях, даже не соизволил расстелить постель, сразу начав поиски своей змеиной зверушки.
  
  - Кто-нибудь Шинзора видел? - наконец осведомился он.
  
  Теперь поисками руноследа занялись все, ибо найти под утро трехголовую змеюку, мирно дремлющую на подушке по соседству с головой, не хотелось никому. Нашел ее все-таки сам Поттер, когда уселся на кровать. Под покрывалом что-то из-под него сразу юркнуло в сторону и недовольно зашипело.
  
  - А, вот ты где... гнездо себе свил на моей кровати, - пробормотал слизеринец, выуживая руноследа из-под подушки. Рунослед что-то зашипел всеми тремя головами одновременно и моментально обвился вокруг хозяина.
  
  - Гарри, на очередную прогулку собрался? - шепотом поинтересовался Рональд, чья кровать располагалась к Поттеровской ближе других.
  
  - Ага, - так же шепотом ответил мальчик, задергивая полог и делая вид, что собирается засыпать.
  
  
  * * *
  
  
  
  В начале ноября сильно похолодало. Все чаще по утрам вся прилежащая к замку территория покрывалась инеем, а озеро под тонкой корочкой льда напоминало заледеневшую сталь.
  
   А в школе нарастала предквиддичная лихорадка. Флинт умудрялся настолько загонять членов сборной Слизерина, что ближе к полуночи, когда они возвращались с тренировок, вся команда "растекалась" по гостиной этакой зелено-серебряной киселеподобной лужей.
  
   Крайне деморализующим фактором для слизеринцев было то, что Джереми или "Гриффиндорской Крысе" Поттер-старший купил новейшую модель гоночной метлы - "Нимбус 2000". А если добавить, что ловец Слизерина, Терри Хиггс, летал на "Комете 260", то сей "подарочек" мог быть фатальным для слизеринской сборной.
  
   Субботнее утро выдалось холодным, но солнечным. За завтраком студенты обсуждали предстоящий матч, предвкушая захватывающее зрелище.
  
   За столом Слизерина царила такая же нервозность, как и у гриффиндорцев.
  
  - Поттер, ты просто обязан пойти с нами на матч, - уговаривал своего товарища Драко Малфой.
  
  - Кому и что именно?
  
  - Чего?
  
  - Кому, говорю, обязан, и чем именно?
  
  - Поттер! Ты пойдешь, и точка!
  
  - Попробуй, заставь, - отрезал брюнет и вышел из Зала.
  
   К одиннадцати часам стадион был заполнен. Казалось, на первый матч собралась вся школа, впрочем, так оно и было. Трибуны располагались высоко над землей, но порой и с них было сложно разглядеть, что происходит в воздухе.
  
   Гриффиндорцы, устроившись на предназначенной для их факультета трибуне, решили, видимо, поддержать своего ловца, и развернули огромное знамя с огромным львом и надписью "Поттер - чемпион".
  
  - Идиотизм, - прокомментировал Драко, когда они с Роном уселись на свободную скамью.
  
  Гарри Поттера вместе с ними не было: он опять куда-то делся. И сколько бы его всем факультетом не искали после завтрака, так и не нашли.
  
  - Сейчас наши, наверное, в раздевалке, - усмехнулся Рон, окидывая поле задумчивым взглядом, - слушают речь Флинта...
  
  - Они его теперь живьем сожрать готовы, - фыркнул сидящий рядом Теодор Нотт.
  
  - Ага, особенно, если проиграют. Иначе, зачем тогда Маркус почти два месяца подряд с них шкуру драл?
  
  - Тогда, скорее уж он сам их придушит, - заметил голос с верхней скамьи. - Давайте, поднимайтесь ко мне, тут лучше видно.
  
  Мысленно хорошенько обругав вольготно развалившегося на свободной скамье Поттера, мальчики поднялись к нему.
  
  - И давно ты тут сидишь?
  
  - Пару минут. Я за омниноклями бегал. Кстати, Малфой, держи свой.
  
  На поле тем временем вышли команды.
  
  - Итак, позвольте поприветствовать вас на первом в этом учебном году матче по квиддичу! - по полю разнесся усиленный магическим микрофоном голос Ли Джордана, гриффиндорца-старшекурсника. - Сегодня мы увидим захватывающее противоборство двух команд - сборной Слизерина и сборной Гриффиндора. А вот и они! Слизерин: Флинт, Пьюси, Монтегю, Блетчили, Кроу, Перегрин и Хиггс. Гриффиндор: Вуд, Бэлл, Джонсон, Спиннет, Уизли, Уизли и Поттер!
  
  Гриффиндорские трибуны взорвались аплодисментами.
  
  - Можно подумать, что благодаря Поттеру они выиграют, - фыркнул Драко, дождавшись, пока бурные овации гриффиндорцев малость стихнут.
  
  - Поверь мне, так оно и будет, - спокойно произнес Гарри, прикладывая к глазам омнинокль.
  
  Мадам Хуч, сказав что-то капитанам, подбросила высоко в воздух квоффл и дунула в свисток.
  
  - И вот, матч начался. Квоффл оказывается в руках Анжелины Джонсон, очень симпатичной девушки, между прочим, - вещал тем временем Ли Джордан. На него укоряющее посмотрела сидевшая рядом МакГонагалл. Она, собственно, и села рядом с комментатором только из-за того, что его надо было постоянно одергивать.
  
  - Итак, Анжелина отличным маневром обходит Монтегю и пасует квоффл Алисии Спиннет. Между прочим, Алисия в прошлом году была всего лишь запасной, но Оливер наконец-то разглядел в ней талант и допустил к игре. Так, снова пас на Джонсон и... мяч перехватывает Флинт. Он пасует на Монтегю. Еще одна перепасовка, на этот раз - на Пьюси. Охотники Слизерина вплотную приближаются к кольцам... какая жалость! Флинт получил бладжером по затылку. Квоффл перехватывает Джонсон. Пьюси ее чуть не сталкивает с метлы, но отбирает мяч. Обходит Вуда и... ГОЛ! Слизерин отрывает счет.
  
  Слизеринская трибуна бурно зааплодировала.
  
   Гарри Поттер, оторвавшись от созерцания игры, оглянулся на гриффиндорские трибуны. К ученикам подсел Хагрид. Глянув на ряды слизеринских скамей, великан приметил Гарри и махнул ему рукой. Мальчик махнул в ответ.
  
   Игра продолжалась.
  
  - Мяч у команды Слизерина. Флинт уклоняется от бладжера, еще от одного, маневром обходит близнецов Уизли и устремляется к воротам. Стоп, не снитч ли это?
  
   По трибунам пробежал громкий шепот. Эдриан Пьюси, которому Маркус перепасовал квоффл, оглянулся назад и стал вглядываться в небо, чуть не выронив при этом мяч.
  
  - Хиггс и Поттер устремляются к снитчу. Какой полет! Поттер красиво обходит Хиггса и блокирует ему путь. Сейчас он поймает снитч!
  
   Раздался глухой удар. С трибун возмущенно взревели гриффиндорцы - Маркус Флинт будто бы случайно на полном ходу врезался в Джереми, который после удара отлетел в сторону, цепляясь за метлу.
  
   Мадам Хуч свистком остановила игру и назначила свободный удар в ворота Слизерина, что касается снитча, то он исчез в неизвестном направлении, оставив ловцов ни с чем.
  
  - Эх! Жалко он твоего братца вообще не сшиб, - покачал головой Рон, смотревший на поле через отобранный у Малфоя омнинокль.
  
  - Его не так-то просто с метлы сбить, - ответил Гарольд.
  
  Со стороны гриффиндорцев продолжались возмущенные выкрики, и Ли Джордан не удержался от того, чтобы обозначить свою позицию относительно произошедшего.
  
  - Итак, после этого грубого и бесчестного нарушения...
  
  - Мистер Джордан! - рявкнула МакГонагалл.
  
  - Я хотел сказать, - поправился комментатор, стараясь сохранить свою беспристрастность, - после этого омерзительного приема...
  
  - Джордан, это мое последнее предупреждение!
  
  - Хорошо, профессор, извините. Итак, после того как Флинт едва не убил гриффиндорского ловца, Слизерину назначается штрафной удар. Исполнять его будет Алисия Спиннет. Она пасует мяч назад на Джонсон. Еще один пас, на этот раз вперед... Да! Кэти Белл забила! Десять - десять, счет сравнялся. Так, мяч у Слизерина. К Флинту присоединяются Пьюси и Монтегю, по бокам летят Перегрин и Кроу. Вся эта орава буквально сметает с пути близнецов Уизли и Вуда. Флинт забивает гол. Мяч перехватывает Пьюси. Второй гол. Да прекратите же кто-нибудь этот расстрел гриффиндорских ворот!
  
  - Джордан! - предупреждающе произнесла профессор трансфигурации.
  
  - Спиннет перехватывает мяч,... делает пас на Белл.... Она получает удар бладжером в лицо, кажется, это дело рук Алекса Кроу. Слизерин забрасывает еще один мяч. Где, позвольте узнать, прохлаждается Оливер Вуд?
  
  Болельщики Слизерина дружно зааплодировали своей команде. И никто, кроме внимательно осматривающего в омнинокль поле Гарольда Поттера, не заметил, что с метлой Джереми что-то не так.
  
  - Малфой, глянь, что там с нашим Крысом происходит? - напряженно произнес он.
  
  Блондин, отобрав свой омнинокль у Рона, вгляделся.
  
  - Черт возьми, что он там творит? Я, конечно, понимаю, что хочется покрасоваться перед публикой, но это уже ни в какие ворота не лезет.
  
  - Что случилось? - к мальчикам повернулся Рон.
  
   Внезапно кто-то из гриффиндорцев громким вскриком привлек внимание к Джереми Поттеру, и все взгляды устремились на гриффиндорского ловца, вцепившегося, как клещ, в беснующуюся метлу. "Нимбус" несколько раз перевернулся в воздухе, а затем резко накренился, сбросив ловца, оставшегося висеть, вцепившись обеими руками в рукоятку метлы.
  
  - Может, ее Флинт как-то повредил? - задумчиво сказал Гарри, увеличивая резкость омнинокля.
  
  - Сомневаюсь, - Рон, снова выхватив у Малфоя-младшего омнинокль, теперь осматривал трибуны. - С метлой ничего такого случиться не может, разве что... разве что ее кто-то заколдовал.
  
  - Что ты делаешь? - возмущенно воскликнул Драко, который, сощурившись, пытался разглядеть происходящее на поле.
  
  - Для магии такого класса нужен постоянный зрительный контакт. Вот я и пытаюсь определить, кто сейчас колдует. Кстати, гляньте-ка, наши Гриффиндорцы тоже всполошились! Вот Грэйнджер вскочила и направилась в сторону преподавательской трибуны. Погодите-ка... Неужели?!
  
  - Что? - Гарольд уставился на друга.
  
  - Посмотри на Снейпа. Похоже, это он.
  
  - Быть этого не может! - зашипел Драко. - Крестный не может! Это не он!
  
  - Приглядись повнимательнее, Рон, - в голосе Поттера появились странные нотки. - Скажем, посмотри на Квиррела.
  
  Уизли мгновенно сместил омнинокль чуть левее.
  
  - Мерлинова Борода! - выдохнул он. - С ума сойти!
  
  Тем временем метла Джереми Поттера резко рванула в сторону, совершая просто умопомрачительные кульбиты. Зрителям было ясно: висеть так ловцу осталось недолго. Товарища решили выручить близнецы Уизли, собираясь подлететь к нему ближе и перетащить на одну из своих метел. Однако стоило им приблизиться, как "Нимбус" поднялся выше на несколько футов и опасно завибрировал.
  
   Рон Уизли и Гарри Поттер продолжали следить за перемещениями Гермионы Грэйнджер. Похоже, гриффиндорка допустила ту же ошибку, что и Рон в начале - она решила, что в странном поведении метлы виноват Северус Снейп. Девочка находилась рядом ниже профессора и с упорством продвигалась вперед, не заметив, как случайно сбила Квиррела.
  
  - Точно он, - пробормотал Рональд Уизли. - Смотри, стоило Грэйнджер сбить его, как метла разом успокоилась.
  
  - Квиррел? - пораженно выдохнул Драко.
  
   Игру никто не останавливал, но она остановилась сама по себе. Потому что все взгляды были прикованы к Джереми Поттеру. Тем не менее, все равно никто ничего не понял, когда Джереми, взобравшись на метлу, резко спикировал в сторону колец Слизерина. Секундой позже он взметнул в воздух руку с зажатым в ней снитчем.
  
  - Черт, - тоскливо пробормотал Драко. - Мы проиграли.
  
  - Я предупреждал, - резонно заметил Гарри. - Идем, нужно обсудить произошедшее. Может, заодно и к Хагриду заглянем.
  
  Слизеринцы с сомнением переглянулись, но последовали за другом. Через несколько минут они уже были у хижины лесничего, однако самого Хагрида в ней не было.
  
  - И что, будем стоять тут и мерзнуть? - скептически поинтересовался Рон.
  
  - Да, а если ты замерз, можешь попрыгать на месте, авось согреешься, - сухо произнес Малфой. - Ну, что за позорище! Проиграть, и кому, самое главное! Гриффиндорцам! Все, Снейп Флинта убьет. Нам теперь победы не видать, как своих ушей. Второе или третье место - и это максимум.
  
  - Я вам говорил, что мой брат действительно хорошо летает? Вы не верили.
  
  - Ну, вот, опять! Что ты заладил "я говорил", "я говорил"! Какая разница!
  
  А от замка к слизеринцам с бодрой улыбкой на лице топал Хагрид.
  
  - Привет, ребятки. Я вас сегодня на матче видел.
  
  - Ага, мы тебя тоже, Хагрид, - откликнулся Гарри. - Что сегодня творилось, просто с ума сойти!
  
  - Вот именно, - простодушно закивал лесничий. - Вы проходите, чего морозиться на улице? Я сейчас вам чаю с кексами дам...
  
  - Мы есть не очень хотим, а вот от чая не отказались бы, - торопливо произнес Рон.
  
  - Ага, ну, эта, ладно тогда. Действительно что-то сегодня странное творилось на поле. Вы уж меня, конечно, извините, но этот ваш Флинт! Ну, как так можно! Он же Джереми запросто сшибить с метлы мог!
  
  Слизеринцы на это с ухмылками переглянулись.
  
  - Видишь ли, Хагрид, квиддич - вообще опасная игра. Да и в жизни не всегда успеваешь себе подстелить матрасик на то место, куда падаешь. Кстати, о метле... знаешь, у нас тут некоторые соображения по этому поводу появились...
  
  - И вы туда же! - вздохнул полувеликан. - Сначала ко мне Гермиона и эти двое друзей Джереми... как их там... Терри и Дэви все тоже приставали, говорили, что все это, мол, Снейп, что именно он заколдовал метлу...
  
  - Как раз таки это не Снейп! Он её расколдовывал! А виноват во всем Квиррел!
  
  - Это еще что за глупости? Профессор Квиррел тут вовсе не причем. Да и зачем бы ему такое делать?
  
  - Мы видели в омнинокли, что это он! А я даже почти уверен, что знаю, какое он использовал заклинание! И уж поверь мне, Хагрид, я в Древней магии отлично разб...
  
  Рон поперхнулся на полуслове, получив под столом чувствительный пинок от Малфоя.
  
  - А что тебе говорили о Снейпе Грэйнджер и Маркс с Робертсом? - быстро спросил блондин, недовольно косясь в сторону Уизли.
  
  - Что видели, как он в Хэллоуин к Пушку ходил, и что Пушок его покусал, - пожал плечами Хагрид, и тут он спохватился. - А вы-то что? Всей командой что ли за Снейпом следите? По ночам по замку бродите? Живо это занятие бросайте! Развлечение они себе нашли! Одно дело, что Гарри иногда...
  
  - Я уже знаю, что я совершенно уникальный, - фыркнул на это мальчик. - Мы за Снейпом не следим и даже уверены, что он ни в чем не виноват. Но, действительно, что ему на третьем этаже делать?
  
  - Потому что Пушок охраняет очень важную вещь! - воскликнул Хагрид. - Я его в прошлом году купил, а вот теперь он Дамблдору понадобился...
  
  - Зачем? - быстро переспросил Рон. - Что именно он охраняет?
  
  - Так, - Хагрид хлопнул ладонью по столу. - Вы, эта, пейте чай, а глупости все эти бросьте. Секрет это, ясно вам? Очень-очень большой и важный секрет.
  
  - Но ведь кто-то пытается украсть то, что охраняет Пушок. И пускай профессор Снейп пытается помешать, но ведь постоянно-то он этого делать не сможет. Может... может Квиррел имеет к этому какое-то отношение?
  
  - Глупости, - отмахнулся лесничий. - Профессор Квиррел - преподаватель школы. Он в жизни ничего такого не сделает. Или вы думаете, что Дамблдор просто так людей нанимает? Дамблдор знает все!
  
  - Но Хагрид, поверь мне, я знаю, что такое Древняя Магия, и что нужно, чтобы ее наложить, - убедительно произнес Рон. - А Квиррел пользовался именно ею. Если он не причем, то зачем пытаться убить Джереми? Ты не веришь мне? Хочешь, назову те чары, которые использовал Квиррел? Это заклинание "Vecordia", переводится как "безумие". Его можно накладывать и на неодушевленные предметы. Ты видел, к чему это чуть не привело!
  
  - А я вам говорю: все это не правда и Снейп с Квиррелом тут вовсе не причем! - воскликнул Хагрид. - Знать не знаю, что там с метлой случилось и где вы такое заклинание раскопали, но Квиррел ни в жизни такого не сотворил бы! Да еще чтобы ученика попытаться убить! Чушь полная! Вы, эта, меня послушайте внимательно: не лезьте вы во все это, да! Вас все это вовсе не касается! И про Пушка напрочь забудьте, и про то, что он охраняет, тоже вообще не вспоминайте! Все это касается только профессора Дамблдора да еще Николаса Фламеля...
  
  - Фламеля? - удивленно переспросил Драко.
  
  Хагрид в ужасе зажал себе рот.
  
  - Забудьте, я ничего не говорил, никакого Фламеля! Все, баста!
  
  - Да, да, конечно, - слизеринцы закивали.
  
  - Не лезьте в это, - еще раз произнес Хагрид, перед тем, как проводить мальчиков к замку.
  
  
  * * *
  
  
  В слизеринской гостиной творилось нечто невообразимое. Раздосадованный проигрышем своей команды, Флинт в ярости метался по комнате, срывая злость на любом, кто попадется ему под руку.
  
  - А вот и Поттер сюда нагрянул! - зло выплюнул он. - Ну, как тебе? Уже успел поздравить своего дорогого братишку?
  
  - Ты прекрасно знаешь, Маркус, что я не виноват в том, что он хорошо летает. Так что не пытайся меня делать виноватым.
  
  - Ах, да, ты же у нас провидец чертов! Ну, скажи, что нас ждет? Еще один погром? На этот раз от Пуффендуя? Ну, чего молчишь, Поттер?
  
  - Успокойся, - отрезал мальчик.
  
  - Меня Снейп теперь убьет, - констатировал Флинт, рухнув на диван. - Так что, господа, предлагаю распихать малышню по спальням, и отметить наше позорное поражение вкупе с моими предстоящими похоронами.
  
  Нестройный хор старшекурсников выдал одобрение по этому поводу. Поэтому все младшие курсы, а именно с первого по третий, были отосланы спать.
  
  - М-да, сегодня у тебя, Гарри, еженощные прогулки отменяются, - весело прокомментировал Рон. - Наши старшие будут до утра в гостиной сидеть и всем косточки перемывать!
  
  - Да ладно, ерунда, - мальчик рухнул на кровать, распечатывая полученные днем письма.
  
  - Ну? Что новенького? - рядом с Рональдом уселся Малфой.
  
  - Как обычно. Отец на меня все еще злится, но из дому вроде выкидывать не собирается. Мама все-таки рекомендует на Рождество домой не приезжать, сказала, сама в Хогвартс заглянет. Ремус тоже ничего нового не говорит, у него самого все в порядке, больше интересуется, как мы тут учимся.
  
  - Ага, - Рон фыркнул. - У нас тут покоя не было, нет, и не будет!
  
  - Вот-вот, - прокомментировал Драко. - Кстати, вы заметили, что наша "Гриффиндорская троица" плавно перетекла в квадригу?
  
  - В смысле?
  
  - В прямом. Теперь с Крысом и его "подкрысками" еще и Грэйнджер ходит.
  
  - Ну, еще бы, ведь они же ее от тролля спасли, - Рон рассмеялся. - Идиоты...
  
  - Да уж, представляю, что бы они там без нас наспасали бы, - ядовито ухмыльнулся Поттер. - Кстати, предлагаю вернуться к наиболее насущной теме. Что там насчет этого Фламеля? Вы о нем слышали?
  
  - Я, кажется, где-то читал, - пробормотал Рон, задумчиво оглядывая спальню. - Но вот где и что именно про него было написано - хоть убей не помню.
  
  - Ну, поскольку читать ты можешь только об алхимии, то отсюда вытекает, что этот Николас Фламель - алхимик.
  
  - А может, все-таки сходим к Снейпу и ему расскажем? - робко поинтересовался Уизли.
  
  - Рано, - отрезал Гарри, все это время слушавший тихое шипение своего руноследа. - У нас еще слишком мало информации на руках. Да и я что-то сильно сомневаюсь, что Снейп просто так возьмет и все нам расскажет. Он тоже себе на уме. Скорее даже - просто порекомендует не соваться в это, как Хагрид, или чего посерьезнее придумает, чтобы наше буйное любопытство успокоить.
  
  - Тогда хотя бы перестань ходить к Квиррелу на дополнительные занятия, - настаивал Рональд.
  
  - Еще чего! Я даже и не подумаю так сделать! Ронни, это наш единственный шанс хоть что-то узнать!
  
  - Но он владеет Древней Магией! Ты хоть представляешь себе, к какой ступени принадлежит заклятие "Vecordia"? Это очень серьезная магия. Квиррел же сегодня чуть Джереми не убил! Он и с тобой может легко разобраться и сделать так, что все будут уверены, что случился несчастный случай!
  
  - Ну-ну, что-то ты разошелся, - примирительно заметил Драко.
  
  Поттер тем временем продолжал слушать что-то нашептывающего ему змея.
  
  - Квиррелу незачем нас убивать, - наконец произнес он. - Он уверен, что мы встанем на его сторону.
  
  - Что за глупости? - возмутился Малфой.
  
  - Тебя не бывает на ЗоТИ, и ты ничего не знаешь, но на самом деле, похоже, Гарри все-таки прав, - покачал головой рыжий слизеринец. - Судя по поведению Квиррела, он уверен, что мы примем его сторону, что мы такие же, как он.
  
  - Поэтому я обязательно продолжу ходить к нему на дополнительные уроки, - сказал Гарольд, - просто буду с собой брать Шинзора.
  
  Малфой-младший нервно усмехнулся.
  
  - Да уж, эта змеюка тебя от чего угодно защитит!
  
  - И ты даже не представляешь, насколько прав! - таинственно усмехнулся слизеринец.
  
  
  * * *
  
  
  
  Утро воскресенья ознаменовалось для Гарри Поттера новой неприятностью: в школу прибыл отец. На этот раз он собирался разобраться, что же произошло на матче. Потому во время завтрака Гарольд спешно допил сок и потянул друзей к подземельям.
  
  - Давайте-ка, живее натягивайте свитера.
  
  - Куда это ты собираешься? - подозрительно спросил Рон.
  
  - Запретный Лес вам показать хочу, - усмехнулся Поттер. - Вы же давно хотели в нем побывать.
  
  - Ты серьезно? - Драко разом побледнел.
  
  - Уверяю вас, это гораздо лучше, чем столкнуться с моим отцом. Так что через десять минут жду у хижины Хагрида. Не опаздывайте.
  
  И, махнув друзьям рукой, он направился к главному входу Хогвартса.
  
  
  Глава 15. Запретный лес.
  
  
  
  Через десять минут, порядком запыхавшиеся, но не растерявшие энтузиазма Рон Уизли и Драко Малфой стояли напротив хижины Хагрида. Откуда-то сбоку появился Гарри Поттер.
  
  - Собрались? - деловито осведомился он.
  
  - Ага, - буркнул Малфой. - Можно подумать, что на северный полюс отправляемся.
  
  - В Запретном Лесу гораздо холоднее, чем здесь, - пожал плечами Гарольд. - Давайте, пошли, пока нас кто-нибудь не заприметил.
  
  И мальчики вслед за другом "нырнули" в лесную тень. Как ни странно, Поттер был прав. В лесу было заметно холоднее, чем снаружи, да еще и дул откуда-то взявшийся прохладный ветер.
  
   Несмотря на солнечный день, в Запретном Лесу было сумрачно. Стволы деревьев уходили куда-то высоко, закрывая солнце. Под ногами хрустели сухие ветки и опавшие листья - и ни намека на снег. Впереди то и дело раздавались какие-то звуки, отдаленно похожие на пение птиц. Атмосфера леса навевала легкую жуть.
  
  - Lumos! - Малфой зажег на конце палочки небольшой огонек.
  
  - Придурок, - прошипел Поттер. - Погаси немедленно! Местная живность терпеть не может магического огня!
  
  - Тогда как же здесь ходить-то? Не видно же ничего!
  
  - С обычной керосиновой или масляной лампой, - отрезал мальчик.
  
  - А ты как здесь гуляешь, да еще и ночью? - полюбопытствовал Рон.
  
  - Глаза к темноте привыкают. Один раз только не повезло: споткнулся об какой-то корень и потерял очки. Чуть ли не пол-Леса облазил наощупь, пока не догадался их манящими чарами призвать.
  
  - Кстати, о твоих очках. Чего к Снейпу не подойдешь и не попросишь зелье для улучшения зрения?
  
  - Да ну, все как-то не до того. К тому же я к ним привык, - пожал плечами Гарри.
  
  Драко и Рональд переглянулись.
  
  - И не надо на меня как на ненормального смотреть! - возмутился мальчик. Внезапно он замер, будто прислушиваясь к чему-то, и повернулся к одному из древесных стволов.
  
  - Вроде правильно... - пробормотал Гарри, задумчиво ощупывая кору древесного исполина.
  
  - В смысле? - спросил Малфой, тоже попытавшийся углядеть что-нибудь особенное в дереве, на которое смотрел его друг.
  
  - Тут в лесу, чтобы не потеряться, надо знать ориентиры. Так, между прочим, здесь Хагрид ходит: он знает особые деревья, корни или кусты, по которым можно определить направление. Я вот, когда в первый раз из чистого любопытства сюда сунулся, это еще в начале сентября было, чуть не потерялся. Меня Снейп и Хагрид нашли только благодаря этим самым ориентирам, ну, и еще кое-чему. Иначе я бы тут до сих пор блуждать мог бы...
  
  - А-а! Погоди-ка... так тогда, после разговора в кабинете директора, ты именно в Запретный Лес побежал? - удивленно протянул Малфой.
  
  - Именно. Ну, насчет любопытства я, конечно, приврал чуток: мне тогда совершенно все равно было, главное, куда-нибудь подальше деться. Я же вообще тогда не соображал, что делаю, вот в Лес-то и понесло.
  
  - А чего такого произошло, что ты как угорелый через весь замок рванул в Запретный Лес?
  
  - Да с родителями поругался, - отмахнулся Поттер.
  
  - Ну, вот, в чем-то мы были правы, - произнес Драко.
  
  - И в чем это вы еще правы?
  
  - Мы, пока на дополнительные занятия по Чарам шли, размышляли все, что ж такого случилось, и прямо целую историю придумали...
  
  С искренним удивлением мальчик выслушал от друзей, чего они такого нафантазировали, пока он сам совершал променад по Лесу.
  
  - Знаете, что самое смешное? - наконец произнес Поттер. - Вы были почти полностью правы. Отец со Снейпом чуть ли не дуэль собирались устроить.... А я в папашу своего "Aequitas" послал, в качестве "успокоительного".
  
  - Вот ведь, Драко, провидцы мы с тобой! - весело фыркнул Уизли. - Нет, ну ты тоже хорош: зачем было "беспристрастие" использовать? Можно было бы что-нибудь более действенное найти.
  
  - Да просто ляпнул первое, что в голову пришло, - признал Гарольд.
  
  Где-то рядом ухнула сова, и мальчики, за исключением бодро оглядывающегося Поттера, вжали головы в плечи.
  
  - Слушайте, перестаньте вы шарахаться от каждого звука, - раздраженно сказал брюнет. - Никто вас не тронет.
  
  - Сказала одна "калеодская муха" другой перед тем, как их сожрал акромантул, - продекламировал Рон. - Кстати, Гарри, тут акромантулы водятся?
  
  - Еще как водятся! А есть и кое-что поинтереснее твоих ненаглядных пауков.
  
  - Во-первых, они не мои. Во-вторых, я их терпеть не могу!
  
  - Да ладно, ладно, чего ты так разнервничался? Они нам вряд ли попадутся: этой тропой паучки не ходят, для них тут слишком мало еды. Все-таки это еще не сам Лес, а "предлесок", фигурально выражаясь. Тут никого особенного нету. А вот дальше...
  
  - Я уже начинаю жалеть о том, что спросил про этих чертовых акромантулов! - меняясь в лице, произнес Рональд.
  
  - Да ничего страшного, просто с тропки главное не сходить...
  
  - Какая тропка, Поттер? Ты где тропу-то видишь? - воскликнул Драко.
  
  - Малфой, для начала успокойся и прекрати орать. Я же говорю: здесь все определять по особым приметам надо, потому что на земле не то, что тропинок не протаптывается - вообще следов не остается. Я тут все более или менее знаю, так что мы не потеряемся. Хотя, конечно, до Хагрида мне еще ой как далеко...
  
  Следующие несколько минут слизеринцы провели в молчании. Чем дальше они углублялись в лес, тем меньше было солнечного света. Однако непроглядной темноты все же не было - казалось, что лес все равно как-то слабо освещается изнутри.
  
  - Поттер, а Поттер, тут, по идее, вообще темно должно быть, а я иду и даже начинаю мелкие веточки различать. Почему так? - поинтересовался Малфой-младший.
  
  - Во-первых, у тебя глаза к полумраку привыкли. Ну а во-вторых, лес... как бы это сказать... сам себя понемножку освещает. Но это тоже не всегда: тут все зависит от того, нравишься ты ему или нет.
  
  - Так что, тут не только замок, но еще и Лес живой? - Рон от удивления раскрыл рот.
  
  - Лес и замок - одно целое. Вот когда придем туда, куда я вас отвести собирался, все и поймете, - туманно объяснил Гарольд. - А вообще, насчет замка, он действительно разумен, причем даже поумнее некоторых будет.
  
  - Так и наш фамильный особняк Малфоев тоже не идиот, - передернул плечами блондин.
  
  - Ты что, разницы в упор не видишь? Это же две совершенно разные вещи! Одно дело, когда дом что-то едва соображает, потому что мозги у него, как у верной домашней псины, а другое дело, когда он действительно думать может. Конечно, "мыслительный процесс" это слишком громко сказано.
  
  - Я, конечно, во всем этом не разбираюсь, - влез Рон Уизли. - Потому что такой ерундой, как оживление, в нашем роду, хвала Мерлину, не занимались. Однако знаю, что в Англии три "разумных" замка: Малфой-мэнор, Хогвартс и еще какая-то развальня, которая уже последний век доживает... ну, как ее... тоже ведь замок, еще и с именем каким-то звучным, даже пафосным таким.... То ли "твердыня Бессмертия", то ли "крепость Времен" называется... не помню точно. Я на упоминание об этих "замковых руинах" случайно в одной книжке наткнулся.
  
  - А что, прямо-таки руины? - заинтересовался Малфой.
  
  - Ну, не совсем. Сначала это была очень даже неплохо защищенная крепость светлых магов, ее сколько не осаждали - взять никак не могли. Но потом, ближе к нашему времени, что-то такое случилось, от чего замок начал потихоньку разрушаться. Сейчас в нем даже ходить опасно: пол может запросто провалиться, или с потолка что-нибудь упадет.
  
  - Что-нибудь - это многотонная каменная плита?
  
  - Ага. В общем, чахнуть замок стал. В чем дело, понять никто не может, а сам дом молчит. Хотя, напомню, он интеллектом был ничуть не хуже Хогвартса и хотя бы на уровне эмоций мог "объяснить", что происходит.
  
  - Что-то вы от темы ушли, - заметил Поттер. - Я к чему разговор-то вел: когда ты, Малфой, в один прекрасный день станешь наследником замка, будь добр, доведи ритуал оживления хотя бы до середины, если уж не до логического завершения, а то на этого вашего "интеллектуального инвалида" смотреть больно.
  
  - Интересная мысль, - фыркнул Драко. - Посмотрим, Поттер. Боюсь только, что этот "прекрасный день", как ты выразился, еще не скоро наступит!
  
  - М-да, - усмехнулся Рон. - Что-то странно Лес этот на нас действует, на странные мысли наводит...
  
  - А здесь всегда так, - помолчав, сказал Гарри. - Я ведь не только воздухом подышать или на местный зверинец глянуть сюда прихожу. Здесь действительно некоторые полезные мысли в голову приходят.
  
  - Тогда странно, что сюда учеников "самовразумляться" не пускают!
  
  - Ничего странного: в Лесу все-таки опасно. Вас, например, до сих пор еще не сожрали только из-за того, что вы со мной пришли.
  
  - Так ты же говорил, что Лес, вроде, часть замка. Чего ж нас Хогвартс не защищает?
  
  - Во-первых, здесь есть те представители магической фауны, которым на желания замка начхать. А во-вторых, у самого замка есть резон, чтобы по Лесу никто не шастал.
  
  - Короче, ты нас еще сильнее запутал, - резюмировал Малфой.
  
  Гарольд только отмахнулся, ускорив шаг. Друзья поспешили сделать то же самое. Остаться в Запретном Лесу без провожатого, даже такого, как Поттер, им не хотелось. Однако им вслед раздалось чье-то недовольное карканье.
  
  - О, поттеровские питомцы тоже решили выйти на прогулку! - развеселился Малфой.
  
  На мальчиков спикировал кейнерил, держащий в когтях шипящего во все свои змеиные глотки руноследа.
  
  - Обиделись, что я их с собой не взял, - прокомментировал брюнет. - Я же обычно, как в лес собираюсь, их с собой гулять беру.
  
  Шинзор, тем временем, выскользнул из неплотно сомкнутых когтей магического ворона и с мягким, почти неслышным звуком, шлепнулся на землю, заспешив к хозяину. На этот раз он решил обвиться вокруг левой руки юного волшебника, но головы все-таки устроил на плече Поттера. Все это время рунослед не переставал шипеть. А лицо Гарольда постепенно мрачнело.
  
  - Что случилось? - встревожился Рональд.
  
  - Ничего, идем дальше, - мальчик отмахнулся.
  
  Они продолжили свой путь по Лесу.
  
  - Все равно странно, - пробормотал, наконец, рыжий.
  
  - И что же?
  
  - Да мы сами! Вот посудите: мы в темной магии разбираемся, всякими особыми силами и способностями владеем, по лесам шастаем, трехголовых псин укрощаем. У Гарри вообще какой-то несусветный зверинец обитает, и он еще серпентарий скупить хочет. Мы с Малфоем оба прямо особо гениальные уникумы, но все мы в учебе ничуть не лучше других. Ну, не смешно ли?
  
  - Вот такой вот парадокс, - фыркнул Малфой-младший. - Хотя, знаешь, я бы больше удивился, если бы у нас абсолютно все получалось бы. Тогда точно надо было бы бить тревогу. А так мы хоть чуть-чуть на нормальных похожи.
  
  - Что-то вас в философию понесло, - критически оглядывая друзей, покачал головой Гарри.
  
  - Так ведь обстановка вполне располагает, - пожал плечами Драко. - Нам по твоему замечательному Лесу долго еще идти?
  
  - Не очень, в принципе... где-то около получаса. Но можно еще немного побродить...
  
  - Нет! Не надо. Бродить тут без нас будешь!
  
  - Ладно, как хотите... просто тут много всяких интересных и редких растений: я их показать вам хотел...
  
  У Рональда загорелись глаза. Ракшас, которому надоело кружить над мальчиками, с протяжным карканьем унесся куда-то вглубь леса.
  
  - И Рыжика нашел, чем подкупить, - покачал головой Малфой. - Я так понимаю, двое против одного?
  
  - Если ты не хочешь, Драко, то тебя никто не заставляет.
  
  - Ага, вы сами куда-нибудь сбежите, а меня здесь оставите!
  
  - Что-то я за тобой раньше подобной истеричности не замечал.
  
  Блондин внезапно остановился, будто налетев на невидимую преграду.
  
  - Ничего не понимаю, - произнес он. - Поттер, в этом твоем Запретном Лесу творится что-то крайне мерзопакостное, а я это чувствую.
  
  - И закатываешь нам тут истерики? - съехидничал Рон.
  
  - Я серьезно.
  
  - Если здесь что-то происходит, то мы об этом скоро узнаем, - пожал плечами Гарольд. - А пока предлагаю сделать привал. Я с собой бутерброды и чай прихватил...
  
  - Вот он, стандартный прогулочный набор Гарри Поттера: чай и бутерброды.
  
  - Радуйтесь, что хоть что-то есть.
  
  Мальчики, уютно устроившись между корнями деревьев, уплетали свой сегодняшний обед, благо, количество бутербродов оказалось вполне достаточным для троих голодных ребят.
  
  - Запасливый ты, Поттер, предусмотрительный, - пробормотал разомлевший Драко.
  
  - Спать здесь не рекомендую, - предупредил на это брюнет. - Можем только посидеть немного.
  
  После импровизированного привала, растянувшегося где-то на час, слизеринцы, наконец отдохнув, двинулись в путь.
  
  - Слушай, объясни по-человечески, зачем все-таки ты нас сюда повел? - поинтересовался Рональд.
  
  - Ну, во-первых, лес показать, - начал перечислять Гарри. - Тут побывать действительно стоит, чего бы там Дамблдор с остальными учителями не говорили. Во-вторых, тут есть одна очень интересная вещь, которая и является главным сегодняшним сюрпризом. В-третьих, я еще хочу вас кое с кем познакомить...
  
  И он с утроенной скоростью двинулся в самую чащу леса. Чтобы успеть за другом, двум слизеринцам приходилось проявлять воистину акробатические таланты, перелезая через очередной, не в меру разросшийся корень дерева или взбираясь на склон "миниатюрного" оврага. Вскоре они даже вошли во вкус, с удовольствием следуя по этой полосе препятствий за ушедшим далеко вперед Гарри Поттером.
  
  - Теперь понятно, почему он тут регулярно шатается, - пробормотал Драко Малфой, запнувшись об корень и не скатившийся вниз только благодаря успевшему его вовремя подхватить Рону. - Постоянно внимание надо концентрировать только на том, как бы не скатиться, а всем остальным проблемам можно только ручкой помахать!
  
  - Эй, вы там уснули что ли? - впереди мелькнуло бледное лицо Гарольда.
  
  - Да, уже десятый сон видим, - раздраженно буркнул Рон, который в порыве вдохновения сам чуть не упал. - Поттер, уйми ты своих лесных друзей: пусть они свои корни подберут. Идти же невозможно!
  
  - Ну, знаешь, общение с деревьями не по моей части! - весело фыркнул брюнет, опять скрывшись между стволами деревьев под шипение своей змеюки.
  
  - Придем на ужин - съем все, что на столе будет, - бубнил Драко, аккуратно обходя очередное "произведение кустарного искусства".
  
  - Ты уверен? Я если я туда учебник трансфигурации положу? - Рон, похоже, хоть чем-то пытался развеселить друга.
  
  - Тогда сам будешь МакГонаглл объяснять, почему материал не выучил! - отрезал Малфой. Споткнувшись об очередной корень и по привычке нелепо взмахнув руками, он со всей силы рухнул вниз. И, если бы падение не прервалось на половине пути, Малфой был бы вынужден недельку-другую ходить с распухшим, словно слива, носом.
  
  - Спасибо, Рон, - произнес Драко, чувствуя, как его удерживают за ворот мантии.
  
  - А чего спасибо-то? - голос рыжего мальчика донесся откуда-то спереди. - Я же вроде... - внезапно он замолк.
  
  - Ладно, все ясно, - стараясь сохранить самообладание, произнес Малфой. - Сэр как-вас-там, который меня держит. Не соблаговолите ли вы еще и помочь мне нормально встать на ноги?
  
  Этот кто-то вполне любезно, за тот же ворот слизеринской мантии, приподнял Драко Малфоя над землей на полфута, и, подержав немного на весу, опустил.
  
  - Большое спасибо, - мысленно готовясь к худшему, мальчик обернулся.
  
  Перед ним стоял молодой кентавр с луком и колчаном, полным стрел, за спиной.
  
  - Пожалуйста, - спокойно ответил кентавр, тряхнув светлыми волосами.
  
  - Э-м-м... видите ли... я тут пришел вместе с одним волшебником... Гарри Поттером, - начал Драко. - Вам это имя ничего не говорит?
  
  - Говорит, - кивнул полуконь. - Сейчас его приведут сюда.
  
  - Мы сделали что-то не то? - Малфой всеми силами пытался выяснить, что происходит.
  
  - Сейчас вам все объяснят.
  
  Сбоку появился еще один кентавр. Он вел за собой Рона Уизли, хотя точнее будет сказать, волочил за шкирку. Уизли ворчал и постоянно потирал ушибленные коленки.
  
  - Я вполне могу обойтись без вашей помощи! - возмущался Рональд.
  
  Гнедой кентавр не обращал на его вопли никакого внимания.
  
  - Интересно, сколько еще их тут? - с неподдельным весельем в голосе спросил он.
  
  - Нас только трое, - полузадушено пискнул Уизли, которого в тот момент особенно сильно "придушили" воротом мантии.
  
  - Ронан, отпусти ребенка, - произнес светловолосый кентавр. - Ты его сейчас задушишь.
  
  - О, извини, - Ронан отпустил мальчика, который с недовольным видом отскочил в сторону, поправляя свою мантию. - Кстати, Флоренц, а где наш часовой бродит?
  
  - Поттера ловит, - пожал плечами кентавр.
  
  - О, ну тогда все ясно, - Ронан развеселился еще сильнее. - Тогда мы их до вечера тут ждать будем: этот юный дьяволенок по лесу носится как угорелый...
  
  Словно в ответ на его слова впереди раздалось чье-то чертыханье.
  
  - Ты ошибся, - спокойно сказал Флоренц.
  
  На небольшую полянку вышел третий кентавр, с черными волосами и вороным телом. За ним шел Гарри Поттер. Ронан и Флоренц нервно переступили копытами: их явно напрягло присутствие руноследа.
  
  - Объясните, наконец, какого Мерлина нас из Леса гонят? - возмущался слизеринец.
  
  - Успокойся, несносный человеческий детёныш! - Бэйн, доведенный мальчиком до белого каления, уже сожалел, что взялся самолично поймать Поттера.
  
  - О, Ронан, Флоренц! Здравствуйте! - Гарри же, увидев остальных кентавров, даже как-то весь просветлел. - Может, хоть вы объясните, что случилось?
  
  - Вам нужно уходить из леса, - ответил Флоренц.
  
  - Это я уже понял, но почему? Неужели из-за единорогов...
  
  - А ты откуда знаешь? - Ронан нервно рыл копытом землю.
  
  - А мне Шинзор сказал, - пожал плечами слизеринец. - Но кто же все-таки на них нападает?
  
  - Знали бы, не стали устраивать засады по всему лесу, - буркнул Бэйн. - В общем, сын Поттеров, тебе здесь делать нечего. И в ближайшие месяцы даже не суйся в Лес - пришпилим стрелой к дереву ненароком.
  
  - Но я хотел друзьям...
  
  - Никаких "хотел"! Все! Считай, что теперь и тебе запрещено здесь появляться!
  
  - Так мы что, зря сюда шли? - как-то обиженно произнес Рон.
  
  - Да! - Бэйн, похоже, не на шутку разозлился. - Говорят же вам: идите в замок!
  
  - А... а можно мне еще чуть-чуть задержаться? На пять минуточек буквально: кое-что глянуть надо! - Гарольд нервно глянул на кентавров.
  
  - Нет, - покачал головой Флоренц. - Вы уйдете прямо сейчас. А ты, сын Поттеров, сообщи Хагриду - он еще ничего не знает. Обо всем остальном можешь не беспокоиться.
  
  Мальчик вздохнул.
  
  - Неужели ты совсем ничего не понимаешь? - вздохнул Ронан.
  
  - Понимаю. Какой-то маг настолько сошел с ума, что убивает единорогов и пьет их кровь. Чего тут не понять?
  
  - Единорогов убивают? - встрепенулся Малфой. - Такого даже ненормальный в жизни не сделает!
  
  Кентавры нервно переглянулись.
  
  - Не хватало еще... - начал Бэйн, но замолк. - Ладно уж, залезайте к нам на спины: так быстрее будет. Но, Поттер, в последний раз предупреждаю: еще хоть раз от тебя услышу "пошла вперед, лошадка", и ты точно больше никаких лошадок никогда в жизни не увидишь!
  
  Рон и Драко тихо прыснули.
  
  - Ронан, Флоренц, отвезите этих двух к кромке леса, проходящей ближе всего к замку: не ровен час, они без своего друга тут заплутают. А мы отправляемся к Хагриду.
  
  - Ребята, вы сразу в гостиную идите, - тем временем говорил друзьям Гарри Поттер. - Я как приду, сразу вам все расскажу.
  
  Кентавры понимающе переглянулись, и, посадив на спины мальчишек, разошлись в разные стороны: Бэйну к хижине Хагрида нужно было скакать совсем другой тропой.
  
  Дождавшись, пока скроются Флоренц и Ронан, гнедой кентавр припустил по лесу.
  
  - Значит, говоришь, тебе змея сказала? - глухо спросил он у сидевшего на спине Поттера.
  
  - Вообще-то, не змея, а змей, но это так: мне сказал Шинзор.
  
  - Невозможный ребенок, - покачал головой кентавр. - И на других плохо влияешь.
  
  - Да знаю я, - пожал плечами мальчик. - Э-эх! Ведь ребят-то я сюда не просто так привел - "Сердце Хогвартса" показать хотел.
  
  Полуконь фыркнул.
  
  - Я уже начинаю жалеть, что мы тебе разрешили по нашему лесу гулять. Ты ведь скоро сюда половину школы непременно приведешь!
  
  - Вовсе нет! Просто Рон и Драко мои друзья.
  
  - Все с тобой понятно, мальчик.
  
  В несколько больших скачков кентавр оказался на большой поляне, за которой виднелась территория Хогвартса и хижина лесничего. Как ни странно, снаружи уже стемнело.
  
  - Здесь забываешь о времени, - пробормотал Гарри.
  
  - Таков уж наш Лес. В нем время течет по-иному.
  
  - Вот ведь заладил: "наш", "наш"! Общий он!
  
  - Что за глупости! Испокон веков мы, кентавры, здесь жили! Волшебников тогда даже не было еще!
  
  - Ага, не было!
  
   Вот так, спорящими о Запретном Лесе, их и нашел Хагрид.
  
  - Эта, Бэйн, здравствуй! - лесничий бодро помахал арбалетом.
  
  - И тебе доброго времени суток, Хагрид.
  
  - Случилось чаво, что ли? Или Гарри опять напортачил?
  
  - Поттер ничего не сделал. Все обошлось, хвала Небесным Светилам, без его участия. Хагрид, в Лесу кто-то убивает единорогов.
  
  - Да ты что!? - полувеликан с неподдельной скорбью на лице почесал затылок.
  
  - Мы уже расставили везде засады и лишь просим тебя проследить, чтобы этот человеческий ребенок в лесу в ближайшие месяцы не появлялся.
  
  - Так не честно! - воскликнул Гарольд. - Зимой в Запретном Лесу интереснее всего!
  
  - Кентавры свое слово сказали, Гарри Поттер, тебе сюда ходу нет. Тебе же, Хагрид, рекомендую быть настороже: мы не знаем, кто совершает такие злодеяния и насколько он силен.
  
  - А! Ну, ладно, спасибо, что сообщил. Пойдем-ка, Гарри, расскажешь, как в этот раз погулял.
  
  Глядя вслед Бэйну, мальчик спросил:
  
  - Хагрид, а сколько сейчас времени?
  
  - У, да ты уже обед успел пропустить. Сейчас, вроде, полпятого, - лесничий покачал косматой головой. - Хочешь, я тебе печеной картошки дам?
  
  - Без кексов? - улыбаясь, спросил Гарольд.
  
  - Да без них, окаянных! Думаешь, я не знаю, что вы их не так уж и любите? М-да, стряпать у меня, эта, не выходит.
  
  - Зато чай хорошо получается, - подбодрил его слизеринец. - Я, кстати, столько всего углядеть успел, пока вместе с Роном и Драко гулял...
  
  - Так ты и их с собой прихватил? - удивился Хагрид, войдя вслед за мальчиком в свою хижину и зажигая огонь в импровизированной плите. - Дык, они, наверное, такой шум подняли, что всех зверушек бедных перепугали... да и сами... перепугались.
  
  - Вовсе нет, твои питомцы прекрасно умеют держаться в тени и не высовываться.
  
   После чая и сытного обеда, которым сердобольный Хагрид накормил слизеринца, и после очередного разговора о волшебных животных, мальчик шел к замку, весело насвистывая и периодически запихивая обратно под мантию регулярно высовывающегося руноследа. Шинзор лесничего привел в дикий восторг, и тот все время порывался понянчить млеющую от обилия внимания змею.
  
  - Мистер Поттер, - вкрадчиво произнес кто-то у него над ухом.
  
  Гарольд мысленно обрадовался, что Шинзор все-таки согласился забраться под мантию и не вылезать, пока не окажется в спальне: Снейп встречи с руноследом не пережил бы. Во всяком случае, декана Слизерина пришлось бы очень долго приводить в сознание. Об этом Гарри судил по своим однокурсникам, когда они впервые узнали о змее. С них потом еще пришлось брать магическую клятву, что они никому не разболтают...
  
  - Позвольте узнать, как вам прогулка?
  
  - Отлично, профессор, - сдержанно ответил юный волшебник.
  
  - Вот и замечательно, потому что таких прогулок у вас больше не будет.
  
  - А почему?
  
  - Во-первых, я назначаю вам отработки до Рождественских каникул включительно, в профилактических целях, чтобы не было лишних искушений. Во-вторых, беру с вас волшебную клятву, что вы по своей воле в Лес не сунетесь до конца учебного года.
  
  - Но... сэр... я же... еще больше полугода...
  
  - Вот именно. Вы и так порядочно нагулялись, хватит. Будете, Поттер, как примерный ученик, вовремя спать ложиться, а не променады совершать. Весь день где-то гулять, а потом к вечеру заявляться! Вы хоть думали о том, что вас по всему замку искали? Воистину, Поттер, вам надо было в Гриффиндоре учиться - шуточки в их стиле! А теперь, будьте добры, идите в гостиную.
  
  Мальчик разом потерял весь свой задор.
  
  - Профессор, а отец мой хоть уехал? - тоскливо поинтересовался он, надеясь, что хотя бы не придется лицезреть Джеймса Поттера.
  
  - К всеобщему счастью, - Северус скривился. - Только что, между прочим.
  
  - Хоть в чем-то повезло, - вздохнул Гарри и направился к главному входу в замок вслед за своим деканом.
  
  
  * * *
  
  
  
  Один за другим проходили дни, заполненные учебой, дополнительными занятиями, а для некоторых и отработками. В свои права вступил декабрь.
  
   Где-то к середине месяца ударил мороз и выпал снег, поэтому, проснувшиеся одним зимним утром ученики, обнаружили, что Хогвартс, а вместе с ним и вся территория укрыты пушистым снежным покрывалом. Большое озеро покрылось толстой корочкой льда, что навело некоторых студентов на мысли о коньках. Однако похолодание коснулось и замка. Конечно, в Большом Зале и гостиных факультетов было по-прежнему тепло благодаря неугасающему пламени в каминах, но вот в некоторых кабинетах было холодно, а часть коридоров и вовсе заледенела.
  
   И если Филиусу Флитвику подобное погодное изменение пришлось только на руку (ученики наконец-то принялись за изучение огненных и согревающих чар), то, скажем, на ЗоТИ или Трансфигурации, когда нужно было воспроизвести какую-нибудь сложную формулу, все срывалось из-за того, что стучащий зубами от холода студент не мог выговорить ни слова.
  
   Хуже всего студентам приходилось на зельях, ну, кроме, естественно, слизеринцев, которые к местному "климату" привыкли и даже научились с ним бороться. Другим же приходилось, забыв об ожогах и прочих опасностях, едва ли не прижиматься к котлам, в надежде хоть немножко согреться.
  
   А еще, вместе с самым разгаром зимы, надвигались рождественские каникулы, и ни о чем кроме них ученики думать уже не могли. Каждый, мечтательно поглядывая на небо Большого Зала, прикидывал, куда он поедет на каникулы и с кем будет встречать Рождество.
  
  - У нас вся семья собирается навестить моего старшего брата Чарли. Он сейчас находится в Румынии, и мама с отцом, Джинни и Перси на Рождество поедут к нему, - пожал плечами Рон на заданный ему Малфоем во время одного из обедов вопрос о том, останется ли он в замке. - Меня они с собой не берут, так что Рождество я буду справлять в замке...
  
  - Я останусь из-за отработок, - теперь очередь отвечать пришла Поттеру. - Хотя, на самом деле, я просто не хочу домой ехать, да и мать не советовала. А ты, Драко?
  
  - Скорее всего, уеду домой, и, между прочим, вас приглашаю с собой. Неужели ты ради отработок останешься в замке, а, Гарри? Тебе оно надо? Снейп, если ты его попросишь, их перенесет.
  
  Гарольд только отмахнулся, а вот Рон даже пообещал подумать.
  
  - Кстати, Драко, раз уж ты будешь в Малфой-Мэноре, загляни в вашу библиотеку. Может, найдешь что-нибудь про Николаса Фламеля.
  
  - А ты сам, чем занят будешь?
  
  - Буду в Хогвартской библиотеке искать. Только странно все это. Будто такого ученого никогда и не было в Магическом Мире. Я все справочники по известным алхимикам проштудировал, а ничего о нем не нашел. Кажется, кто-то нарочно всю информацию как-то изъять умудрился.
  
  - Другое дело, что о нем просто никто ничего не упоминал, - произнес Рональд. - Тогда понятно, почему мы уже который месяц ничего найти не можем. Но я уверен, что где-то читал про Фламеля... Возможно, в Хогвартсе эта книга находится в Запретной Секции?
  
  - Пытаться туда залезть без разрешения преподавателей - пустая трата времени, особенно если учесть, что маскирующих чар мы еще не проходили.
  
   Вскоре, наконец, наступили каникулы, с которыми большая часть студенческого населения замка разъехалась по домам. В гостиных факультетов стало куда меньше народу, а в спальне, например, Гарри Поттер вообще остался один, потому что все его однокурсники поехали отмечать Рождество со своими семьями. Даже Рональд Уизли почти в последнюю минуту согласился ехать в Малфой-Мэнор, так что Гарольд вместе с Хагридом провожал слизеринцев к Хогвартс-экспрессу, идущему на этот раз в Лондон...
  
   На самом деле Гарри очень хотел, чтобы друзья остались, потому что он собирался вместе с ними побродить по опустевшему замку и погулять вокруг озера, но, в принципе, он был не против и одиночества.
  
   Проснувшись же рождественским утром, слизеринец первым делом заметил яркие свертки около своей кровати. Вместе с ним проявил интерес к перевязанным яркими лентами коробочкам и Шинзор, не преминув осмотреть подарки на предмет их безопасности для хозяина.
  
   Самой первой была простенькая коробочка с приложенной к ней запиской, на которой размашистым почерком Рональда было выведено:
  
  "Нашему четырехглазому другу от Драко и Рона. Зелье восстановления зрения.
  
  P.S. Пить все сразу - зелье жутко противное на вкус, да и подействует через несколько часов. Но зато со своими дурацкими очками сможешь распрощаться раз и навсегда".
  
  Мальчик с улыбкой извлек из коробочки длинный флакон с сербристо-лиловой жидкостью.
  
  - Эта жидкость не опасна, - вынесла свой вердикт левая голова руноследа. - И даже полезна.
  
  - Вот на завтраке и выпью, - фыркнул Гарольд, наблюдая за тем, как рунослед буквально скатывается по пологу его кровати на пол и подползает к коробкам.
  
   Следующим подарком оказался огромный, высотой в полфута, талмуд от тех же Малфоя и Уизли, только в карточке значился еще и Сорвин.
  
  - Так, посмотрим... - пробормотал Поттер, раскрывая книгу. На титульном листе под названием "Подлинная история Магических Искусств" стоял фирменный вензель книжного магазина "Иллитрис", а в списке переводчиков был и сам Фицджеральд.
  
  - Ну и молодцы: такую книженцию раскопать! Только как я ее с собой таскать буду, если она даже в сумку не влезает?
  
  Рунослед тоже оценил книгу, правда, в несколько ином смысле: ему больше понравилась кожаная обложка, на которой можно было удобно свернуться и дремать.
  
  - Соня, тебе бы все поспать да поспать... - пробормотал юный маг, беря в руки еще одну коробку.
  
   На сей раз подарок был от Ремуса Люпина. Оборотень в коротенькой записке поздравлял крестника с Рождеством и извинялся за то, что не сможет его навестить. А в присланной им темно-синей коробочке обнаружился стеклянный шар на подставке, внутри которого находился миниатюрный Хогвартс, перед которым, на заснеженной полянке сидел маленький волк. Гарри несколько раз перевернул шар, пока на игрушечный замок не посыпался снег.
  
  - Красота! - восхищенно произнес мальчик, глядя, как волк оживает и начинает с радостным, совершенно собачьим лаем, скакать по полянке и ловить пастью снег.
  
   Последним был подарок от Лили Поттер. Мама осталась верна себе: она прислала Гарольду теплую, подбитую мехом мантию и тот самый "анемон-большеглазку", который мальчик изучал на самом первом уроке травологии. Растеньице выглядело довольно крепким, несмотря на то что оно пережило перелет на холоде. Похоже, миссис Поттер наложила на большую коробку, в которой и отправляла анемон, консервирующие чары.
  
   Сам же Гарри Поттер на подарки тоже не скупился: Рону он буквально на днях отправил набор дорогих небьющихся флаконов для зелий и несколько особых ингредиентов, собранных самим мальчиком в Запретном Лесу. Вместе с подарком для Уизли Гарольд отправил и небольшую посылку Драко Малфою: амулет, который должен был помочь блондину справиться с его буйными эмпатическими способностями и сдержать их.
  
   Праздничный завтрак проходил весело. Факультетские столы из Большого Зала убрали, и все оставшиеся на каникулы в замке студенты сидели за одним большим столом с преподавателями. Справа сидели несколько гриффиндорцев, в числе которых были и неугомонные близнецы Уизли, рядом с ними скромно ковырялись в тарелках когтевранцы. Из Пуффендуя, что примечательно, никого не было.
  
  - Спят еще, наверное, - пожал плечами на это Флинт, который тоже почему-то решил на праздники домой не ехать. Сам он свое решение объяснил как-то излишне туманно, но это мало кого интересовало. - С Рождеством тебя, кстати, Поттер.
  
  - И тебя, - буркнул Гарольд, осматривая стол в поисках чего-нибудь вкусненького.
  
  Впрочем, рождественское меню в выгодную сторону отличалось даже от того, что было на банкете по случаю начала учебного года.
  
  - А ты уже с книжкой? - все с той же усмешкой поинтересовался Маркус. - Очередное чтиво? Размерчики, конечно, у твоей "энциклопедии" вполне приличные. Как только ты ее таскаешь с собой?
  
  - Да вот как-то умудряюсь, знаешь ли. Кстати, что сегодня делать собираешься?
  
  - Пока еще не знаю. Нам на каникулы горы домашнего задания дали, так что, наверное, засяду за писанину... а, может, и прогуляемся с друзьями в Хогсмид...
  
  - Куда?
  
  - В Хогсмид. Это волшебная деревенька неподалеку от Хогвартса. Туда ходить только с третьего курса разрешают.
  
  - А-а! Ясно.
  
  Гарри, вспомнив про зелье, задумчиво оглядел небольшой полупрозрачный флакончик и залпом его выпил. Рон все-таки был полностью прав: зелье на вкус оказалось просто отвратительным, и слизеринец поспешил запить его апельсиновым соком.
  
  
  * * *
  
  
  Каникулы проходили как-то неожиданно тихо и спокойно: за чтением новой книжки, прогулками по замку, чаевничанием у Хагрида... и отработками у Филча. Впрочем, чаще всего Снейп снимал его с этих отработок и забирал к себе в кабинет нарезать ингредиенты, или просто изучить какое-нибудь новое зелье. Гарри, если честно, сам особенно не понимал, зачем в таком случае надо было ему отработку назначать? Видимо, зельевар тоже задавался подобным вопросом, но решил ничего не менять.
  
   Однако идиллия скоро кончилась. Ни с того ни с сего в замок вернулся Джереми, который все оставшееся до учебы время тратил на то, чтобы вывести своего брата из себя и выискивал Гарольда по всему замку. Слизеринец тоже не оставался в долгу, устраивая "гриффиндорскому Крысу" такие гадости, по сравнению с которыми шутка, проделанная на зельях в первые дни обучения, была просто ерундой.
  
   Но скоро Гарри начал замечать, что с его братом творилось что-то странное: Джереми ходил отрешённый, как сомнамбула, мало воспринимая происходящее вокруг и даже почти перестав обращать внимание на издевающихся над ним слизеринцев, что само по себе было странно. Конечно, состояние брата было наименее важной из всех проблем Гарри Поттера, и если бы не случайность, то он бы так и не понял, в чем дело.
  
   В один из вечеров после приезда своего брата Гарольд, возвращаясь с очередной отработки у Филча (на этот раз он чистил награды) слишком увлекся прогулкой по ночному Хогвартсу и едва не натолкнулся на патрулирующую коридоры МакГонагалл. А поскольку время было далеко не детское, и отделаться от профессора трансфигурации простой отговоркой не получилось бы, слизеринец предпринял попытку к бегству. И, крепко прижимая к себе ставший за несколько дней обожаемым талмуд по истории магических искусств, который он с собой носил практически везде, мальчик рванул по коридору. Завернув за угол, он нырнул в первую попавшуюся дверь и тихонько закрыл ее за собой.
  
   Отдышавшись, ибо встреча с "любимым" преподавателем порядочно сбила дыхание, Гарри огляделся. Он оказался в одной из классных комнат замка, которая, однако, судя по слою пыли на составленных в углу партах, очень давно не использовалась. И ничего особенно примечательного в классе не было бы, если бы не какой-то гигантский предмет, стоявший у стены, накрытый длинным серым чехлом. Положив на одну из парт свою книгу, Поттер осторожно стянул чехол. Перед ним оказалось огромное зеркало, высотой до потолка, в золотой раме. Зеркало стояло, опираясь на подставки в виде когтистых львиных лап. На верхней части рамы была выгравирована совершенно непонятная надпись, заканчивающаяся одним-единственным словом, выделяющимся среди других: "Еиналеж".
  
   Гарольду стало интересно: перед ним явно находился какой-то древний артефакт, но вот в чем его особенность? В чем сила? Прислушавшись, не идет ли кто-нибудь по коридору, слизеринец подошел ближе к зеркалу, ожидая увидеть что-либо необычное. Но на зеркальной поверхности отражался только он сам: встрепанный мальчишка, стоящий посреди пыльной комнаты.
  
   Но от зеркала все же исходила какая-то таинственная энергия, поэтому, решив воспользоваться самым простецким методом проверки на магию, мальчик осторожно прикоснулся к серебристой поверхности. Снова ничего.
  
   Не на шутку заинтригованный Гарри Поттер сломя голову бросился в слизеринскую гостиную за волшебной палочкой. Почти на середине дороги он вспомнил, что оставил "Историю" в той самой комнате, и ускорил бег. Но вернуться в класс с зеркалом в тот вечер Гарольду не удалось из-за Снейпа, внезапно наткнувшегося на своего студента и отправившего мальчика спать. Когда же на следующее утро слизеринец с большим трудом отыскал нужную классную комнату, книги в ней уже не было. Поттер расстроился, потому что найти подарок друзей не предстояло возможным: не работали даже простейшие манящие чары. И сколько бы он не приходил к этому странному зеркалу, часами проводя около него в странной полудреме, ничего не менялось...
  
   ...Поэтому неделю спустя, оказавшись у той самой комнаты при тех же обстоятельствах, Гарри невольно принял это за нечто, связанное с волей провидения, и притаился за горой парт, ожидая сам не зная чего.
  
   Через некоторое время дверь сама приоткрылась и тут же захлопнулась. Не успев удивиться подобному явлению, Гарри увидел, как буквально из воздуха возник его порядком осунувшийся братец. С плеч Джереми буквально стекла на пол серебристая мантия.
  
  "Мантия-невидимка отца!" - едва удержался от восклицания Гарольд. Так вот кому ее подарил Джеймс Поттер!
  
  Джереми же, тем временем, поступил уж совершенно непонятно: он достал из-за пазухи какую-то огромную книгу и с благоговейным видом положил ее перед зеркалом. В книге слизеринец мгновенно узнал свою потерянную "Историю", которую он уже и не надеялся найти. Гнев вскипел в мальчике почти мгновенно, и с тихим шипением он бросился на брата, сбив его с ног. Гриффиндорец, до сих пор не знавший, что в комнате есть кто-то, кроме него, сначала испугался, но потом, увидев своего противника, резким ударом оттолкнул его в сторону.
  
  - Ты? Какого черта? - прорычал гриффиндорец.
  
  - А какого черта ты украл мою книгу? - бросил в ответ Гарольд.
  
  - Она не твоя! Я ее здесь нашел! Она от Зеркала!
  
  Мальчики снова сцепились.
  
  - Что за чушь ты несешь? - прошипел в перерывах между ударами слизеринец. - Я ее здесь оставил, а ты пришел и забрал!
  
  - Лжешь! Она тут была! Благодаря ней Зеркало показывает...
  
  Внезапно мальчиков буквально отбросило в стороны какой-то неведомой силой.
  
  - Я бы рекомендовал вам, молодые люди, решать подобные вопросы более мирным способом. Особенно учитывая, что вы братья, - из тени вышел Альбус Дамблдор.
  
  Оба Поттера мгновенно замерли.
  
  - Я вас здесь не видел! - воскликнул Джереми.
  
  - Для того чтобы становиться невидимым, мне не нужная зачарованная мантия, - мягко улыбнулся Дамблдор. - А вы, как я вижу, нашли зеркало Еиналеж.
  
  - Я не знал, что оно так называется, сэр, - уже более почтительно произнес гриффиндорец.
  
  Гарри же скосил глаза на надпись на раме зеркала. Там тоже было это слово - "Еиналеж".
  
  "Возможно, эта надпись касается зеркала, и ее стоит расшифровать", - размышлял юный слизеринец.
  
  - Итак, что же на ваш взгляд, мальчики, показывает нам Еиналеж? Гарри? Джереми?
  
  - Я в нем ничего не увидел, кроме своего отражения, - отрезал Гарольд, продолжая и так и эдак прокручивать в мыслях надпись.
  
  - Надо же! - директор Хогвартса, похоже, испытал неподдельное удивление. - А ты, Джереми? Ты видел что-нибудь необычное?
  
  - Да! - мальчик с чувством собственного превосходства глянул на брата. - Только я вам сказать не могу: вдруг не сбудется? Это зеркало ведь показывает нам то, что должно случиться?
  
  - Не совсем. Кстати, эта замечательная и необычная книга действительно принадлежит твоему брату, Джереми, и не имеет к зеркалу никакого отношения.
  
  Гриффиндорец что-то буркнул и отвел взгляд, не глядя на то, как Гарольд бережно подбирает "Историю магических искусств" и отряхивает ее.
  
  - Давай-ка я попробую навести тебя на правильную мысль. Самый счастливый человек на земле, тот, у которого все есть, увидит в зеркале самого себя, такого, какой он есть на самом деле. Как, вот, например, твой брат.
  
  Слизеринец невольно вздрогнул, поднимая взгляд на Дамблдора.
  
  - Я что, самый счастливый? - удивленно произнес он.
  
  - Счастье - понятие многогранное, - пожал плечами старец. - Но, похоже, так оно и есть, юноша. Так что вы надумали насчет Еиналеж? Вы поняли, в чем его сила?
  
  Джереми пожал плечами. Гарри же еще раз посмотрел на надпись.
  
  - "Желания ваших сердец я сквозь лица читаю и отражаю" - это ведь о Еиналеж? - внезапно спросил он. - Зеркало показывает только самые сокровенные желания, так?
  
  - Ты на удивление четко расшифровал эту надпись, - директор Хогвартса заговорщически подмигнул слизеринцу. - Однако Еиналеж не дает нам ни знаний, ни правды - оно отражает всего лишь желания. Поэтому очень многие сломали себе жизнь из-за него, не в силах оторваться от тех картин, что показывало оно. Другие же сходили с ума, оттого что не могли понять, сбудется ли предсказание Еиналеж.
  
  Оба брата невольно переглянулись.
  
  - Я хочу вас уведомить, что завтра зеркало перенесут в другое помещение, - произнес тем временем Альбус Дамблдор. - Я прошу вас, и тебя, Джереми, в особенности, больше его не искать. Возможно, если вы снова столкнетесь с ним, мальчики, то будете знать, что делать, и не поддадитесь обману снов и мечтаний. А теперь, почему бы вам не отправиться по спальням? Время позднее, молодые люди!
  
  Дамблдор снова улыбнулся мальчикам.
  
  - Рекомендую, Гарри, в следующий раз не оставлять такую прекрасную и мудрую книгу где попало.
  
  Слизеринец, сощурившись, глянул на директора и, фыркнув, вышел. У него было достаточно времени, чтобы разобраться во всем этом.
  
  
  Глава 16. Тайна Фламеля.
  
  
  
  После знаменательного похода к зеркалу Еиналеж, Гарри Поттер зарекся шататься ночами по замку. Впрочем, он все равно не мог утерпеть и, даже возвращаясь с порядком надоевших отработок, предпочитал делать порядочный крюк по коридорам, а не сразу спускаться к лестницам в подземелья.
  
   Каникулы медленно подходили к своему логическому завершению. В Хогвартс начали потихоньку съезжаться ученики, и за завтраком Большой Зал снова стал наполняться гомоном. Для Гарри последние деньки рождественских каникул ознаменовались приездом матери. Лили Поттер наконец-то вырвалась с работы и в последний день каникул навестила сына. Причем, только того, который учился в Слизерине.
  
   Неразлучный со своим талмудом по "Истории магических искусств" Гарольд, с самого утра забившийся в дальний угол гостиной Слизерина в надежде, что его никто не будет беспокоить, был оторван от чтения Северусом Снейпом.
  
  - В следующий раз буду отталкивающие чары накладывать, - пробурчал мальчик, поднимаясь с кресла навстречу декану.
  
  - Сомневаюсь, Поттер, что они у тебя получатся, - хмыкнул Снейп. - Идем в Большой Зал: к тебе пришли. Рекомендую одеться потеплее. И оставь, наконец, свою книгу! Никто ее красть не собирается!
  
  Слизеринец на это только закатил глаза, но "Историю" все же оставил на столе.
  
  - А кому это я так срочно понадобился? - невинно осведомился он.
  
  - Придешь - увидишь.
  
  Зельевар быстрым шагом покинул гостиную, а за ним, косясь на стол и прикидывая, не наложить ли на него какие-нибудь чары, последовал Поттер. Он сбегал в спальню за шарфом, перчатками и утепленной мантией и натягивал на себя всё это, чуть ли не бегом догоняя своего декана.
  
  - Профессор, а почему вы уверены, что отталкивающие чары у меня создать не получится? - внезапно заинтересовался Гарольд.
  
  - Ну, я, конечно, не учитываю, что первокурснику на них элементарно не хватит сил, и не говорю, что тебе они в принципе не должны быть знакомы. Все дело в том, Поттер, что ты отвратительно колдуешь.
  
  - В смысле? - мальчик опешил от такого заявления.
  
  - Возьмем, например, дуэли. Ну кто так сражается?
  
  - Вообще-то, сэр, я на дуэли с вами сражался полгода назад. Больше вы в моем исполнении боевой магии не видели. Да и к тому же, что значит "отвратительно колдую"? Я очень даже...
  
  - Поттер, угомонись. Если ты считаешь, что для исполнения заклятий нужно только зазубрить формулы и взмахи палочкой, то ты не прав. Волшебника и то, что он может, в первую очередь определяет стиль его колдовства.
  
  - Чего-чего? Какой еще стиль?
  
  - В том-то и вся проблема, что ты, в сущности, из-за своего отрывочного самообразования посредством родительской библиотеки, ничего толком не знаешь. Поэтому приведу наглядный пример: твой друг, мистер Уизли, и его попытки переучить трансфигурацию. У него абсолютно ничего не получается, а знаешь почему? Он колдует совершенно по-другому, нежели нужно для магии превращений.
  
  Гарри невольно припомнил самый первый урок трансфигурации, когда он сам поправлял Рона. Он тогда, вроде, тоже что-то подобное Рону говорил: мол, тот использует принципы Древней магии...
  
  - Я вообще удивляюсь, - продолжил тем временем Мастер Зелий, - как у него получаются вполне приличные чары на Заклинаниях. У Рональда какой-то метод колдовства странный, до сих пор никак не определю.
  
  - Древняя магия, - задумчиво пробормотал мальчик.
  
  - Что ты сказал? - переспросил Снейп, начиная подниматься по лестнице, ведущей в Большой Зал.
  
  - Да так, ничего. Просто Рон привык колдовать в стиле определенного раздела магии, вот ему и сложно перестроиться.
  
  - А все потому, что он с детства обучался колдовству только одного этого вида. А вообще, если уж его учить магии начали, так надо было хотя бы равномерно это делать.... Поэтому, между прочим, рекомендуется до одиннадцати лет ничему серьезному юных волшебников не обучать. Иначе как у вашей кампании все получится: каждый хорошо разбирается только в одном определенном виде магии, а во всем остальном совершенно ничего не понимает. Вот у тебя, Поттер, идет сильный перекос в сторону атакующих заклятий. Отсюда и вся остальная магия получается слишком резкой, а отталкивающие чары, равно как и магглоотталкивающие, вообще относятся к защитным, которые исполнять надо совершенно по-другому.
  
  - Короче, это стезя Драко, - подытожил юный слизеринец. - Но я с вами не согласен, профессор. Я, между прочим, довольно прилично знаю щитовые цепочки, да и Древ... короче, неплохо я в них разбираюсь.
  
  - Сказывается влияние Драко Малфоя. Ведь признайся, это же он вас с Рональдом буквально за уши притягивает читать литературу на подобную тематику?
  
  - Ну...
  
  - В этом и вся уникальность вашей ситуации. Объясняю еще раз, Поттер, на бис. Если волшебника в ранние годы обучать только одному виду магии, то он потом всю жизнь будет колдовать в стиле, соответствующем именно этой магии. Вам, кстати, с Рональдом и Драко, повезло, что успели одной компанией собраться и поэтому друг на друга потихоньку влияете, переучиваете. Между прочим, заметь, никого из твоих однокурсников магии в детстве не обучали, поскольку родительская педагогика в этом плане хромает на все конечности. Правильно и равномерно обучить колдовству могут только в школах, хотя тоже сложно сказать, чтобы результаты были особенно хороши. Посмотри на своего брата: яркий пример того, что бывает с... х-мм... детьми, когда за их "вымуштровывание" берутся авроры. На этом фоне даже все ваше самообучение выглядит не так жутко.
  
  Под эти слова декан Слизерина вместе со своим учеником достигли ворот Большого Зала, где их уже кто-то ожидал.
  
  - Мама? - Гарри замер на месте. - А ты разве сегодня...
  
  - Я сегодня весь день собираюсь провести с сыном, - Лили Поттер радостно улыбнулась мальчику. - Спасибо, что привел его, Северус. Я еще во время учебы в слизеринских подземельях постоянно плутала, а теперь уж что говорить...
  
  Снейп, буркнув что-то нечленораздельное, удалился, напомнив мимоходом Гарольду, чтобы тот после ужина пришел к нему на последнюю отработку.
  
  - Ох, Гарри, да ты без очков?
  
  - Мне друзья подарили на Рождество зелье, восстанавливающее зрение, - гордо ответил слизеринец.
  
  - А, понятно.... Ну, так как тебе тут? Как эти твои друзья, однокурсники? - Лили обняла сына, и, отстранившись, внимательно его оглядела. - Кстати, Гарри, ты шарф одеть не забыл?
  
  Мальчик отрицательно покачал головой и для убедительности помахал зелено-серебристыми кисточками шарфа.
  
  - Перчатки?
  
  - Взял.
  
  - Вот и замечательно. Просто боюсь, как бы ты не замерз: я с тобой по окрестностям замка погулять собиралась.
  
  Гарри, у которого "окрестности" ассоциировались с Запретным Лесом, на это тихо прыснул, представив, как они с матерью продираются через припорошенные-таки легким снежком кусты.
  
  - Кстати, как тебе подарки? - беззаботно осведомилась миссис Поттер.
  
  - Мантию, как видишь, я с удовольствием ношу, а анемон твой - просто чудо! Мы с ребятами хотели такой купить еще с сентября, после первого урока травологии, но они вроде очень дорого стоят...
  
  - У меня есть одна хорошая знакомая в министерских теплицах, вот я ее и попросила, - Лили явно была довольна тем, что ее подарки пришлись сыну по вкусу. - Ну, давай, рассказывай, как прошли твои первые полгода в Хогвартсе?
  
  - Да так, нормально... - протянул слизеринец. - Учусь, книжки всякие читаю, гуляю по замку.
  
  - И влипаешь в неприятности, - закончила за него Лили.
  
  - Куда уж без них, а, мам?
  
  - Да уж. Я, конечно, порядком наслышана о твоих приключениях, и подозреваю, что все это только цветочки, особенно учитывая, что твой отец вытворял во время учебы...
  
  Тут миссис Поттер замолчала, видимо, пожалев, что коснулась "болезненной" темы.
  
  - В общем, с тобой надо железные нервы иметь, - бодро продолжила она через некоторое время.
  
  - Мам, а вы с... Джеймсом откуда все знаете?
  
  Женщина, задумчиво прикусив губу, посмотрела на сына.
  
  - Ну, мы иногда с Минервой переписываемся... вообще-то, это, в основном, твой отец... Джеймс ей пишет.
  
  - Ну, все понятно, - сухо произнес Гарольд.
  
  - Просто знаешь, он у нее любимым учеником был, а меня Минерва в свое время не очень-то жаловала, - задумчиво произнесла Лили, но тут же поспешно добавила: - Она очень хороший человек и замечательный преподаватель, Гарри, просто принимает близко к сердцу...
  
  - Случаи, вроде меня, - закончил мальчик.
  
  - Да, верно.
  
  - А еще кто вам... рассказывает про нашу учебу?
  
  - Ну, знаешь, остальные дети ведь родителям письма шлют...
  
  - Ага, Аврориат - одна большая деревня.
  
  - В сущности - да.
  
  Мальчик задумчиво посмотрел в сторону заледеневшего озера.
  
  - А знаешь, что? Давай-ка сходим в Хогсмид - это такая деревушка рядом с Хогвартсом, где живут только волшебники...
  
  - Я знаю, мама, мне старшекурсники рассказывали.
  
  - Ну вот, прогуляемся по магазинам, перекусим где-нибудь, а ты мне пока расскажешь, что же все-таки у вас там произошло. Я все же считаю, что информация из первых рук - наиболее надежная.
  
   Лили Поттер вместе с сыном отправилась по мощенной булыжником дорожке в волшебную деревеньку.
  
  - А вот это - Визжащая Хижина, - волшебница указала на полуразрушенный домик, стоявший на самом отшибе. - Говорят, что в ней водятся привидения.
  
  - Поэтому заколочены все окна и двери?
  
  - Ну, не совсем...
  
  Первым делом Лили повела юного слизеринца в Сладкое Королевство. У мальчика при виде такого количества сладостей самого невообразимого вида, вкуса и размера глаза разбежались.
  
  - Мы постоянно сюда бегали во время учебы, - с улыбкой сообщила она. - Сбегали с уроков, особенно, с Истории магии, и мимо Филча ухитрялись пробраться сюда. Потом, конечно, стали больше в "Трех метлах" появляться...
  
  - Мам, а что это за "Три метлы"?
  
  - Ну, что-то вроде местной кафешки, очень милое место. Во всяком случае, там испокон веков собирались все студенты. Ты пока выбирай, что будем покупать.
  
  Взгляд Гарольда заскользил по полкам: столько вкусностей он в жизни не видел, а вот теперь ему еще и что-то из них выбирать надо!
  
  - Знаешь, а давай-ка всего понемногу возьмем, - прервала молчание Лили.
  
  Через некоторое время Гарри вышел вместе с матерью из "Сладкого королевства" с огромным пакетом в руках. Продавщица, умилившаяся появлению в ее магазине небольшого такого семейства, наложила на пакет двойные консервирующие чары, дабы сладости "для этой зеленоглазой лапушки" (имелся в виду, конечно, Гарри Поттер, состроивший невероятно умильное выражение лица) не испортились.
  
  - Юный актер, - сквозь смех пробормотала Лили Поттер.
  
  - А то! - мальчик с улыбкой посмотрел на маму.
  
  - Все, идем в "Три метлы". Ты же не будешь на голодный желудок одни сладости есть? Сначала надо нормально пообедать.
  
  - Ну, мама! Так не честно!
  
  - А я и не обещала, что все будет честно, давай, пошли. Иначе когда я еще увижу, как мой сын нормально обедает?
  
  - Для созерцания данной картины рекомендую вам появляться в Большом зале Хогвартса каждый день в два часа, - с заумным видом произнес слизеринец.
  
  Лили снова рассмеялась.
  
  - Все-все, не упирайся, идем. И не забудь предоставить мне полный отчет о своих похождениях! - наигранно-строго произнесла она.
  
  - В письменном или устном виде? - не моргнув глазом, спросил мальчик.
  
  - В любом!
  
  Вот так, шутливо препираясь, они дошли до паба "Три метлы". Внутри было много народу, в основном, конечно же, студенты-старшекурсники со всех факультетов.
  
  - О! Ребята! Гляньте, кто это тут! Наша слизеринская гордость! Как только умудрился сюда пробраться? - раздался смешок с дальнего стола. - Поттер! Давай к нам!
  
  Этим кем-то оказался Флинт, который сразу замолк, увидев, что Гарольд пришел не один.
  
  - Это твои друзья? - с усмешкой поинтересовалась Лили.
  
  - Ну, да. Это Маркус Флинт - капитан нашей сборной.
  
  - Ясно, - похоже, при упоминании о квиддиче, волшебница о чем-то вспомнила. - Ну, я надеюсь, они не обидятся, если ты все же посидишь со мной.
  
  Гарри радостно закивал, усаживаясь за столик у окна, бережно поставив пакеты на стоявший рядом стул. Лили Поттер села напротив сына.
  
  - Что будете заказывать? - к ним тем временем подошла женщина с подносом в руках.
  
  - Нам, пожалуйста, мясо с овощами, Розмерта.
  
  - О! Лили! Как я рада тебя видеть! Помню, когда ты еще была такой же бесшабашной девчонкой, бегала ко мне с уроков вместе с друзьями... - Розмерта доброжелательно улыбнулась. - А этот очаровательный малыш твой сын?
  
  Гарри состроил недовольную гримасу.
  
  - Да, только он очень не любит, когда его считают маленьким, все-таки первый курс Хогвартса, взрослый уже, - последнюю фразу Лили произнесла с такой широкой улыбкой, что сомневаться в ее мнении по этому поводу было невозможно.
  
  - Ну, тогда, молодой человек, еще полтора-два года и вы на правах своей полной самостоятельности сможете появляться в Хогсмиде без сопровождения. Если, конечно, твои родители подпишут разрешение.
  
  Обе женщины весело рассмеялись, глядя на надувшегося мальчика.
  
  - Ладно-ладно, мы еще посмотрим, - пробурчал он, глядя вслед Розмерте.
  
  - Гарри, ну что ты, в самом деле! Кстати, расскажи мне все-таки, что там во время квиддичного матча случилось?
  
  Поттер-младший задумчиво посмотрел на мать.
  
  - Просто Джеймс прямо с совещания вдруг в школу рванулся, как... извини... наскипидаренный, а я в Аврориате осталась, - словно оправдываясь, сказала волшебница. - Я-то более или менее знаю, что там с метлой какие-то неполадки произошли... но он такой скандал устроил!
  
  - Еще бы! - фыркнул Гарри. - Это, мам, не с метлой "неполадки". У гоночных метел класса "Нимбус", тем более у "двухтысячных", тем более у новых, такого быть не может. Ее заколдовали.
  
  - Что? - Лили удивленно уставилась на сына.
  
  - Да, именно заколдовали. Древняя магия, разряд - психические заклинания, причем, если мы с ребятами не ошиблись, это заклинание "Vecordia".
  
  Миссис Поттер в упор посмотрела на слизеринца. У Гарри возникло такое ощущение, что, судя по ее взгляду, она будто впервые своего сына увидела.
  
  - Я не знаю, откуда тебе и твоим друзьям известны эти заклинания, - медленно произнесла она. - И даже спрашивать об этом не буду, справедливо полагая, что за все свое детство ты успел много чего нахвататься, особенно учитывая, что я не очень-то следила за твоим воспитанием. И я даже постараюсь сильно не удивляться тому, что у тебя получилось "Беспристрастие" тогда, в кабинете Дамблдора. Но ты точно уверен, что на метлу были наложены именно те чары?
  
  - Их накладывали прямо во время матча, мама. Мы даже навскидку определили силу того, кто это делал.
  
  - И?
  
  - Темный, без сомнения, очень могущественный колдун. Однако с силами у него какая-то чертовщина творится. Мы даже подозреваем кое-кого, но точно сказать очень сложно.
  
  - Вы подозреваете кого-то?
  
  - Я пока не могу сказать.
  
  Лили тяжело вздохнула и помассировала пальцами виски.
  
  - Так, все, ладно, я просто хотела с сыном прогуляться, а не...
  
  - Между прочим, мамочка, этот же человек впустил в замок тролля в Хэллоуин, - продолжил Гарольд, не обращая внимания на слова волшебницы. - Вы ведь, несомненно, об этом происшествии слышали и даже, наверное, отрядили кого-то расследовать появление опасного магического существа.
  
  - Гарри, все, хватит. Мы сюда пришли Рождество отпраздновать.
  
  Слизеринец на это с кривой усмешкой пожал плечами.
  
  - Ты сама спросила. Кстати, хочешь, еще кое-что интересное сообщу? Я уверен, что вы с Джеймсом и Дамблдором, да и еще, наверное, плюс весь педагогический состав Хогвартса, знаете, почему все это происходит. Мы ведь тоже не дураки. Вы в замке что-то спрятали, защитили этой несчастной трехголовой псиной, Пушком, и еще Мерлин знает чем! А кто-то пытается это забрать!
  
  - Не кричи, - оборвала его Лили. - Я совершенно не понимаю, каким Мерлином вы во все это влезли и как умудрились... в общем, хватит разыгрывать из себя шпионов. Все это не шутки, Гарри, и я не позволю своим детям подставлять голову под чьи-то заклятия.
  
  - Детям? Значит, Джереми тоже узнал о Фламеле?
  
  - Вы уже успели раскопать и про Николаса Фламеля?
  
  - Да. Почти. Мам, скажи, при чем тут он?
  
  Миссис Поттер покачала головой, явно собираясь что-то сказать, но к столику подошла мадам Розмерта.
  
  - Вот, пожалуйста, - она поставила на стол тарелки с ароматным рагу. - Если понадобится что-нибудь еще - я у стойки.
  
  - Да, спасибо, Розмерта, - Лили, дождавшись, пока женщина отойдет подальше, продолжила: - Я ничего не скажу тебе, Гарри, хотя бы ради того, чтобы не стало еще хуже.
  
  - Хуже некуда, мамочка, мы уже в этих ваших "играх" завязли по самые ушки, - мальчик, у которого весь этот разговор совершенно отбил аппетит, тоскливо ковырялся в тарелке. - Значит, ты ничего рассказывать не будешь? Отлично. Тогда я тебе чётко объясню, как мы обо все этом догадались. Нам известно, что Николас Фламель - алхимик. Судя по тому, что он связан с Дамблдором, он создал что-то очень важное для магической науки. Однако поскольку ни слова о нем и его изобретении нет ни в одном современном справочнике по алхимическим открытиям XVI-XX веков, то либо его работа засекречена, либо его открытие сделано раньше. Второй вариант, на мой взгляд, более вероятен. Значит, Фламель прямо-таки долгожитель, получается! Но известно, что маги, несмотря на долголетие, по пятьсот лет не живут. Отсюда вытекает вывод, что его открытие было направленно именно на это... а вывод... вывод...
  
  Глаза слизеринца расширились. Похоже, результат его аналитической работы привел слизеринца в священный ужас.
  
  - Доигрались, - тихо пробормотал он. - Вы ведь прячете именно...
  
  - Тише, - Лили прижала палец к губам. - Просто молчи. Я все равно ничего не скажу.
  
  - Но мама!
  
  - Поклянись, что оставишь все это.
  
  - Нет.
  
  - Гарри, это очень опасно.
  
  - И что? Поздно, мам. Да, кстати, уже четвертый час, мне в замок пора.
  
  Волшебница тяжело вздохнула.
  
  - Я ведь просто хотела с тобой погулять, провести с сыном один выходной...
  
  - Со мной "просто" не бывает, мам. Кстати, вы с Крыса тоже потребовали клятву?
  
  - С кого? С какого еще крыса?
  
  - Я имел в виду с Джереми.
  
  Лили Поттер грустно улыбнулась.
  
  - Да. Когда он Джеймсу все это вывалил, тот чуть с ума не сошел.
  
  - А разве не уже...? - ехидно осведомился Гарольд.
  
  - Джерри про Фламеля ничего не известно, они тоже всю библиотеку в поисках информации о нем перерыли. Вот Джеймс и распинался битый час про то, что незачем во все это лезть... ну, естественно, он этим твоего брата только раззадорил.
  
  Слизеринец вздохнул.
  
  - Извини, мама, не получается у меня нормальным сыном быть. Так что давай просто сделаем вид, что праздник удался, ладно? А теперь пошли в замок.
  
  
  * * *
  
  
  
  К вечеру в замок прибыли Рон Уизли и Драко Малфой. Оба мальчика, счастливые и довольные, с уймой пакетов в руках, отправились на поиски Поттера, собираясь поделиться с ним впечатлениями о каникулах. Своего друга они обнаружили в спальне забравшегося с ногами на кровать и о чем-то разговаривающего с руноследом. Вошедшим в спальню ребятам он только махнул рукой, продолжая что-то шипеть Шинзору. Все три головы змея то и дело недоуменно переглядывались, но отвечали.
  
  - Так, Поттер, прекращай свою змеемедитацию. Рассказывай, что тут без нас случилось, - сразу сказал Драко. - И не пытайся отнекиваться: я чувствую, что на каникулах тут было что-то интересненькое.
  
  Гарольд на это снова отмахнулся, знаками попросив, чтобы еще хотя бы пару минут к нему не приставали с расспросами.
  
   Шинзор периодически переползал с места на место. Похоже змей нервничал.
  
  - Ну, что? - наконец, брюнет повернулся к друзьям, успевшим распаковать вещи. - Давайте вы сначала: у меня все новости очень серьезные.
  
  - В общем, за подарки спасибо, мы их оценили, - начал Рон. - Кстати, знаешь, что мне этот белобрысый увалень подарил? Тот самый отцовский коллекционный набор шахмат.
  
  - Естественно, у Люциуса он разрешения не спросил, - утвердительно произнес Гарри.
  
  - Еще бы! Я вообще отцу бойкот объявил, - гордо произнес Драко. - Во-первых, потому что он мне про эмпатию ничего не говорил и даже не думал помогать с ней разбираться. Во-вторых, а точнее, это должно стоять на первом месте, из-за помолвки с Блэйз.
  
  - Мерлин мой, ты бы еще с самого сотворения мира начал! - ухмыльнулся на это Рон.
  
  - Да и потом, папаша мне опять весь праздник испортил! - возмущенно воскликнул Драко, перекрывая своим воплем бормотание рыжего мальчика. - Он опять устроил званый обед, на который пригласил кучу своих дружков, а меня с мамой и Роном отослал куда подальше! Ну, маме-то все равно: она к подругам отправилась, а мы весь вечер...
  
  - Спорили и чуть не передрались, - закончил за него Уизли. - Кстати, раз уж мы про Рождество вспомнили, знаешь, что Дракусику родители подарили?
  
  За "Дракусика" он немедленно получил крепкий подзатыльник от Малфоя-младшего.
  
  - Ну?
  
  - Генеалогическое древо их семейства.
  
  - Классный подарок! - фыркнул Гарри. - А мне мать анемон подарила, вот он, на окне стоит.
  
  - Класс! - Малфой сразу полез осматривать растеньице, которое от повышенного внимания сразу издало несколько музыкальных трелей.
  
  - Кстати, как тебе "История"? - осведомился Рональд.
  
  - Про нее разговор отдельный. Значит, вы, ребятки, каникулы провели не так уж и плохо...
  
  - Ага. Теперь твоя очередь рассказывать. Кстати, забыл показать...
  
  Рон достал из тумбочки кипу пергаментов.
  
  - Мне Чарли прислал на Рождество из Румынии. Здесь есть рисунки каждого из десяти видов драконов вместе с описанием. Круто, да?
  
  - Ага, очень. Ну, ладно. Во-первых, ребята, я выяснил, кто такой Фламель и как он связан с Пушком и со всем этим...
  
  - И?
  
  Гарри кратко изложил события своей "прогулки" с матерью. Уизли тихо присвистнул.
  
  - Значит, Пушок охраняет Философский камень? А Квиррел пытается его стащить? Ну и новости.
  
  - Причем, что самое интересное, Крыс и его "подкрыски" вместе с Грэйнджер копают информацию в том же направлении, что и мы. Это первое. Нам нужно будет с ними... не то, чтобы объединиться, но вместе мозгами пораскинуть. Это второе. И я собираюсь добыть этот камешек, по возможности, раньше Квиррела. Это третье.
  
  - С первым все ясно, - Малфой утвердительно кивнул. - Со вторым - проблемы. За каким Мерлином нам с ними объединяться? Да они же нас просто отошлют подальше!
  
  - Не отошлют. Им тоже информация нужна. А нам нужен мозговой штурм по этой теме и пушечное мясо - совершенно на всякий случай.
  
  - Ты что? Какое пушечное мясо? - Рон вскочил с кровати.
  
  - Я имею в виду не Джереми и Гермиону, а Робертса и Маркса. Если мой братец - достояние общественности, а Грэйнджер - главный мозг "всея Гриффиндора", то эти "покрыски" совершенно никакой ценой информационной нагрузки не несут. Отсюда вывод.
  
  - Мне твои выводы не нравятся. И направление мыслей, в целом, тоже!
  
  - И что? - невинно произнес Поттер. - Зато действенно. Правда, все это пока только планы, построенные на зыбких предположениях. Чтобы точно представлять, на что мы идем, надо иметь точную информацию.
  
  - Ты меня скоро угробишь своими планами, - пробормотал рыжий мальчик. - Ладно, тебе нужны дополнительные мозги, рабочая сила и отвлекающий маневр в лице Роберста и Маркса, но как, Мерлина ради, ты собираешься преодолеть защиту камня? А она, наверное, немалая.
  
  - Вот с этим пока проблемы, - признался мальчик. - Но первая идейка уже есть. Правда, она слегка недоработана... ну да ладно, давайте-ка я свои наполеоновские планы по захвату камня на потом отложу. Вы спрашивали, причем тут "История"? А весь курьез в том, что в ней была информация про Фламеля, включая даже его возраст на данный момент.
  
  Малфой напряженно хихикнул.
  
  - Ну, и сколько ему?
  
  - Шестьсот шестьдесят пять лет.
  
  - Эх, еще одного годика не хватает... - протянул Рональд.
  
  - Вот и я так думал. Но это все лирическое отступление. Неделю назад я стал свидетелем очень интересного разговора между Снейпом и Квиррелом, суть которого, похоже, сводится к тому, что наш декан его вполне конкретно подозревает.
  
  - Час от часу не легче, - фыркнул Рон.
  
  - Поэтому, я думаю, скоро Квиррел нам предложит к нему присоединиться.
  
  - Сомневаюсь, что скоро, но вполне возможно, что он это сделает вообще.
  
  - И на бис: я натолкнулся на зеркало Еиналеж.
  
  Следующие пять минут слизеринцы слушали историю о ночных похождениях Гарри Поттера.
  
  - Интересно дела обстоят, - выдохнули одновременно Драко и Рональд
  
  - В общем, сами делайте соответствующие выводы - у меня уже от напряженной мыслительной деятельности и так голова побаливает, - закончил свою маленькую речь Гарри.
  
  - Ох, как мне все это не нравится! - Рон невидяще уставился в окно, задумчиво закусив губу. Малфой и Поттер предпочти на некоторое время умолкнуть, ожидая, что же выдаст аналитически подкованный Рон.
  
  - Так, давайте все эти рассуждения на потом отложим: я ничего толкового придумать не могу. Ты, Гарри, меня своими грандиозными планами в полный ступор привел. Идемте-ка лучше на ужин, а потом к Снейпу заглянем.
  
  Слизеринцы мрачно переглянулись и отправились в Большой Зал.
  
  - А что ты, собственно, руноследу своему втолковывал? - поинтересовался Драко на полпути к дверям Большого Зала.
  
  - Попросил его за Квиррелом приглядывать потихоньку: лишней подобная предосторожность не будет. Кстати, давайте уж решим, когда нам перемолвиться словечком с гриффиндорским "крысятником".
  
  - Ты, например, спокойно можешь это сделать завтра на трансфигурации. Вы же с Грэйнджер за одной партой сидите, вот и пообщаетесь. А что касается остальных, с ними без Заучки разговаривать бесполезно, - пожал плечами Рон.
  
  - Ясно, - Гарольд на это согласно кивнул и с головой ушел в свои размышления по поводу происходящего.
  
  Ужин проходил шумно и весело, в основном благодаря тому, что студенты, вернувшиеся с каникул, пересказывали друг другу свежие сплетни. Обменивался мыслями и собравшийся полным составном "гриффиндорский крысятник". Судя по мрачным выражениям лиц, дело у них застопорилось.
  
  - Ну, к Снейпу? - доедающий последнюю печеночную котлетку Драко Малфой при этой реплике поперхнулся.
  
  - Да-да, идем, - блондин спешно засобирался.
  
  - Что-то у тебя реакция на своего крестного... слегка ненормальная, - заметил Рон.
  
  - Так правильно! Знаешь, как он меня из-за эмпатии достает? Я уже на стенку лезть готов. А все благодаря...
  
  - Малфой, ты не подскажешь, с кем Слизерин на следующем матче играть будет? - быстро перевел разговор в другое русло Поттер.
  
  Малфой-младший сразу прервал свои горестные излияния и задумался.
  
  - Так, первый матч был Гриффиндор-Слизерин. Скоро будет второй, Гриффиндор-Пуффендуй, потом сыграем мы с Когтевраном. В третьем семестре будут Пуффендуй-Когтевран и финальный матч за кубок школы. Кстати, интересно, мы хотя бы до второго места дотянем в соревнованиях?
  
  - Еще бы! Флинт теперь такое устроит бедным когтевранцам, чтобы по очкам обогнать Гриффиндор...
  
  Рон и Драко углубились в обсуждение квиддича, плавно перейдя от команд хогвартских к сборным Великобритании. И к тому времени, когда они подошли к кабинету зелий, оба мальчика готовы были друг другу в волосы вцепиться, споря о том, кто же выйдет на первое место в турнирной таблице английских команд.
  
  - Не устраивайте дележ шкуры неубитого медведя, - порекомендовал им Поттер. - Еще даже одной восьмой Кубка Британии не было, а вы уже с пеной у рта друг другу доказываете, что "Пушки Педдл" лучше "Эвридики".
  
  - Выискался тут знаток! - пренебрежительно бросил Драко.
  
  Но, войдя в кабинет Снейпа, спорщики притихли и мирно расселись за партами. Давать им очередные задания декан Слизерина не спешил.
  
  - Итак, насколько я понимаю, вы все-таки ввязались в очередную сомнительную авантюру, - медленно начал он, сверля взглядом студентов.
  
  - Понятия не имею, о чем вы говорите, профессор, - пожал плечами Гарольд.
  
  - Поттер, я вам, кажется, не раз говорил, чтобы вы не совали свой нос в чужие дела, тем более, в дела Альбуса Дамблдора, которые вас ни в коей мере не касаются.
  
  - А мы виноваты, что ли, что голова у нас на плечах есть? Что она, при этом, еще и работает? - пробурчал Рон.
  
  - Вы виноваты, что она работает не в том направлении, - желчно произнес зельевар.
  
  - Скажите нам, кто или что еще помимо Пушка охраняет Философский камень? И мы обещаем, что оставим все это в покое, - быстро произнес Драко.
  
  - Сомневаюсь, что вы утерпите и не броситесь спасать Камень.
  
  - Спасать? А разве его надо спасать? - удивление Гарри Поттеру удалось изобразить почти натуральное. Почти.
  
  - Поттер, не делайте вид, что ничего не знаете! У вас же прекрасно, как выразился мистер Уизли, "работает голова". Запомните, я категорически запрещаю любые поползновения в сторону Философского камня и попытки "оградить его от Вселенского зла". Неужели вы думаете, что гениальные волшебники, работавшие с его защитой, не предусмотрели никаких случайностей?
  
  - Мы именно в этом и уверены, - гнул свое разом посерьезневший Гарри. - Вот не предусмотрели же вы, что мы все это выясним!
  
  - С вами нервов не оберешься, - пробурчал, наконец, Снейп, уверившись в бессмысленности дискуссий.
  
  Поттер же, наоборот, только разошелся.
  
  - И вообще, какого Мерлина вы все так за нас трясетесь? Тут же главный герой магического мира Джереми, а не мы! Почему за ним никто с лекциями по поводу недопустимости подобных действий не бегает? Почему именно его не отлавливают всем преподавательским составом за любое малейшее нарушение? Чем мы-то хуже? А?
  
  - Поттер, не скатывайтесь в истерику и, уж будьте добры, не утрируйте. Никто вас за каждое нарушение дисциплины к стенке не припирает. К тому же, мозги у вас на месте, с учебой все в относительном порядке, и вообще, вы все трое представляете куда большую ценность, чем Джереми Поттер, и это не только на мой взгляд. Так что в следующий раз не напрашивайтесь на комплименты, а извольте просто хорошенько над ситуацией поразмыслить. Все, на этом я предлагаю закончить разговор о Философском камне и перейти к вашим дополнительным занятиям. Мистер Уизли, достаньте чернила и пергамент, я вам сейчас продиктую некоторые формулы, которые вам пригодятся для вычислений пропорций ингредиентов. Надеюсь, к концу следующей недели вы их если не выучите, то хотя бы расшифруете. Драко, вы сегодня варите слабый аналог Костероста. Рецепт на доске, ингредиенты возьмете в шкафу. Гарольд...
  
  - Сэр, вы ведь подозреваете Квиррела? С ним ведь действительно что-то не то происх...
  
  - Я, кажется, сказал, что разговоры на эту тему мы закончили, - взгляд Северуса Снейпа пригвоздил мальчика к месту.
  
  - Да, сэр.
  
  - Вы, Поттер, конспектируете информацию о яде "Алой розы" из справочника. Причем делаете это молча.
  
  Кабинет наполнился шуршанием пергаментов и скрипом перьев. Пока Рон и Гарри занимались письменной работой, Мастер Зелий помогал своему крестнику правильно варить зелье.
  
  - Профессор, можно задать вопрос? - не утерпел Гарольд.
  
  - Вы его уже задали, но, тем не менее, разрешаю задать и второй.
  
  - Вот вы утром говорили про стили колдовства. А вы нас можете обучить использовать магию так, чтобы не было этих самых "перекосов" в сторону, скажем, трансфигурации или Чар?
  
  - Этому обучают только в Аврориате, Поттер, а я, что, похож на аврора?
  
  Мальчик потупил взгляд, однако, судя по всему, отступать он не собирался.
  
  - Поттер, за обучение ваших буйных голов есть смысл браться только в следующем году, когда вы немного успокоитесь и перестанете всюду совать свой нос.
  
  - А еще потому, что к следующему году Философский камень уже перепрячут, - тихо пробормотал Гарольд, ни к кому конкретно не обращаясь.
  
  - Поттер! - рявкнул доведенный до белого каления зельевар.
  
  
  * * *
  
  
  
  С понедельника начались занятия. Первокурсникам, неожиданно для себя сбившимся с учебного ритма во время каникул, пришлось заново "приучать" себя к расписанию. Не за горами был и очередной матч по квиддичу, судить который, ни с того ни с сего, вызвался Снейп. Гриффиндорская сборная после такой новости еще долго приходила в себя. Но злорадствовал Слизерин не долго, ибо Джереми Поттер все-таки поймал снитч, да еще и обеспечив Гриффиндор гигантским отрывом в очках, чем вывел свой факультет на первое место. Флинт после матча Гриффиндор-Пуффендуй исходил яростным рычанием: всем было известно, что они с Оливером Вудом непримиримые соперники и так просто Маркус отступать не собирался. Капитан слизеринской сборной удвоил количество тренировок, доведя остальных членов команды до форменной истерики. Впрочем, чего стоил этот "строгий режим", можно было выяснить только непосредственно на матче с Когтевраном, который должен был состояться в конце второго семестра.
  
   К исполнению своего плана по "объединению" с "гриффиндорским крысятником" Гарри Поттер смог приступить прямо после матча, отловив в библиотеке лихорадочно что-то выискивающую Гермиону Грэйнджер.
  
  - Грэйнджер, привет, - произнес он, бесшумно подойдя к гриффиндорке.
  
  Девочка аж подпрыгнула на месте от неожиданности, и, вцепившись в первую попавшуюся книгу, обернулась.
  
  - А, этот ты, Гарри... привет.
  
  Поттер мысленно поразился тому, что он остался для нее "Гарри", а не стал "Как-тебя-там-чертов-слизень", как для остальных гриффиндорцев после "просвещений" Крыса относительно истинной сущности его брата. М-да, а Грэйнджер-то не безнадежна...
  
  - Что-то ищешь? - мальчик постарался изобразить вежливую заинтересованность.
  
  - Нет-нет, - гриффиндорка сразу испугалась и даже чуть отступила назад.
  
  - Слушай, мы ведь уже нашли информацию о Фламеле, - решил не церемониться Гарольд, вполне обоснованно полагая, что такими темпами Гермиона просто сбежит куда подальше, так и не выслушав его. - И я могу ею поделиться.
  
  Удивление по поводу такой информации в ее глазах почти сразу же сменилось пониманием.
  
  - А что тебе нужно взамен? - почти сразу же отреагировала на его предложение гриффиндорка.
  
  - Чтобы кто-нибудь кроме меня и Малфоя с Уизли хорошенько пораскинул мозгами на эту тему. Ты, например. Слушай, давай сделаем так: ты сейчас посоветуешься с Джереми или его командой, а за час до ужина мы все встретимся в секции астрономии, идет?
  
  Гермиона, явно собиравшаяся сказать, что ей, мол, ни с кем советоваться не надо, сдержалась и только кивнула головой.
  
  - Вот и отлично. В конце концов, Грэйнджер, если мы объединим усилия - действовать будет легче, - он только забыл добавить, кому именно.
  
  Девочка почти сразу же пулей вылетела из библиотеки в направлении гриффиндорской башни. Несомненно, Джереми сегодня ожидает большой сюрприз.
  
   Все оставшееся время Поттер дико нервничал. Впрочем, он почти сразу же нашел, чем себя занять: Квиррел на дополнительных занятиях дал ему на аналитический разбор какое-то простенькое заклинание. Его друзья тоже были "при деле". У Драко прямо-таки требовало своего написания огромное эссе по трансфигурации, недвусмысленно намекая на то, что в противном случае у Малфоя могли быть серьезные проблемы с Минервой МакГонагалл. Рон занялся расшифровыванием тех "уравнений", которые он некоторое время назад списал у Снейпа на занятиях. Теперь Уизли метался по всей гостиной в поисках учебника по зельям второго курса, на внутренней корочке которого он видел необходимые для его работы формулы.
  
  - Садизм, - тихо бормотал он, переписывая на пергамент длинные нагромождения каких-то символов из учебника, одолженного у какого-то сердобольного второкурсника. На данный момент перед рыжим мальчиком стояли три задачи: расписать "уравнения" содержания ингредиентов, дешифровав их; "упростить" полученные нагромождения и свернуть их обратно. А только потом уже решать...
  
  - Гарри! Тебя же кузен обучал маггловской алгебре? Скажи, как это все решить? - наконец произнес Рональд, окончательно запутавшись в собственных вычислениях.
  
  Поттер глянул поверх своих справочников по ЗоТИ на пергамент друга.
  
  - Понятия не имею, - произнес он, снова углубляясь в свои записи.
  
  Рон тихо взвыл.
  
  - Снейп точно садист, - изрек он после вдумчивого разглядывания потолка.
  
  - Э, нет. Садистка тут МакГонагалл, - ухмыльнулся Драко. - Но я все равно написал это дурацкое эссе, все два фута, как она и сказала. Ни строчкой больше. Кстати, Поттер, а что это ты там у себя за ерунду пишешь? Ты что, формул анализа заклинаний не знаешь? У тебя вся эта писанина больше трех футов выйдет!
  
  - Знаю я все твои формулы, - сквозь зубы процедил брюнет. - Просто Квиррелу это выяснять совсем не обязательно.
  
  - А! Так ты у нас секретный агент... ну, и как?
  
  - Никак. Хитрый, оказывается, наш профессор.
  
  - Ну, с тобой-то и хитрости особой не надо, ты же у нас, Поттер, прямо как в пословице: "болтун - находка для шпиона".
  
  - Кто бы говорил! Скажи, это не Эйвери случаем вчера перед Блэйз Забини соловьем разливался по поводу того, что он знает уйму всяких заклинаний?
  
  Малфой стушевался. Еще через полчаса отлип от своих горе-вычислений и Рон. А за час до ужина вся компания дружно отнесла сумки с учебниками в спальню и отправилась в библиотеку.
  
  - Где, говоришь, мы встретиться должны? - спросил Рональд Уизли, косясь на мадам Пинс.
  
  - В секции нумерологии и астрономии.
  
  - Извращенный у тебя юмор, - фыркнул Малфой, который профессора Синистеру с ее постоянными практическими работами на вычисление местоположения планет люто ненавидел.
  
  - Ага, а вот и наши гриффиндорцы, - протянул Уизли. - Судя по лицам, они ожидали, что мы так и не придем.
  
  Да, выражение лиц членов "крысятника" полностью соответствовало сказанному Роном. Самым мрачным из "боевой гриффиндорской квадриги" был, собственно, Джереми Поттер.
  
  - Ты со своими дружками опоздал, - хмуро произнес он. - Это все, между прочим, именно тебе было надо.
  
  - Во-первых, не только мне, а нам всем, - меланхолично произнес Гарольд. - А, во-вторых, это не мы опоздали, а ты рано пришел со своими дружками.
  
  Трое слизеринцев уселись напротив своих возможных соратников.
  
  - Так что вы собирались нам сообщить? - спросил Джереми.
  
  - Информацию относительно Фламеля, - лаконично ответил Драко. - Кстати, чтобы так уж не страдало ваше Гриффиндорское самолюбие, могу дать вам небольшую подсказку - может, сами догадаться сумеете.
  
  Алознаменники шпильку в его словах проглотили молча, воздержавшись от высказываний.
  
  - Упоминаний о Фламеле и его изобретении нет в справочнике "Великие Алхимики XVI-XX веков".
  
  Из всех гриффиндорцев в размышления погрузилась только Грэйнджер, и по ее лицу можно было сделать вывод, что девочка выстраивает примерно ту же логическую цепочку, что и до нее Гарри Поттер.
  
  - Он... создатель Философского камня? - охрипшим голосом произнесла она.
  
  - И именно его камешек прячут в Хогвартсе, - усмехнулся Рон.
  
  - Но... как же так? Охрану такой ценной вещи составляет только какой-то там цербер? - удивленно спросил Джерри.
  
  - Что-то не припомню, чтобы ты говорил про "какого-то там цербера", когда стоял нос к носу с Пушком, - огрызнулся Гарри. - И охрану камня составляет не только эта милая собачка, если вы об этом. Там есть и система ловушек.
  
  - Что? - Малфой удивленно приподнял брови. - Ты откуда знаешь?
  
  - Шинзор рассказал.
  
  - Вот так-так! Ты своего драгоценного змея, значит, на разведку отправляешь?
  
  - А чем мне еще заниматься? Только это все большей частью бесполезно: он все равно не может проникнуть намного дальше коридора с Пушком.
  
  - То есть вы говорите, что Философский камень охраняется еще и заклинаниями? - глаза у Джереми ярко вспыхнули в предвкушении авантюры.
  
  - Но-но, сбавь обороты. Если это будут заклинания - полбеды, а вот если полноправная полоса препятствий...
  
  - ...то дело будет швах! - закончил за Гарольда Рон.
  
  - Но не только у нас, но и у Снейпа. Который полезет этот камень доставать! - возразил Дэви Маркс.
  
  - Вы, что, идиоты? Снейпу-то он зачем? Наш декан, наоборот, защитить Философский камень пытается! - воскликнул Драко.
  
  - Врешь! Он меня чуть с метлы не сбил! Это все он! И в Хэллоуин он к Пушку ходил, и Квиррелу он угрожал! - "Гриффиндорский крыс" повысил голос.
  
  - Нет!
  
  - Разговор слепого с глухим, - спокойно прокомментировал Гарри, в упор глядя на вжавшуюся в скамью гриффиндорку. - А ты что думаешь, Грэйнджер?
  
  - Я? То, что нам стоит отложить обсуждение того, кто именно пытается украсть камень - не это важно. Важно то, что нам делать.
  
  - Во-первых, не дергаться, - Рон, кисло улыбаясь, усадил взбешенного Малфоя на место. - И попытаться все точно выяснить. Лично я знаю только один безопасный источник информации: Хагрид.
  
  - Раз вы такие умные, зачем мы вам нужны? - мрачно поинтересовался Робертс.
  
  - А пушечное мясо всегда нужно! - ядовито прошипел Малфой-младший.
  
  Гермиона, похоже, точно знавшая значение этой фразы, вздрогнула и удивленно воззрилась на слизеринцев.
  
  - Кто у нас там главная находка для шпиона? - безразлично осведомился Гарольд Поттер.
  
  Блондин на это ответил только хмурым взглядом.
  
  - Так, мы, пожалуй, пойдем отсюда, - напряжено произнесла Грэйнджер.
  
  - Вперед, вас никто не держит, - отрезал Рон. - А тебе, Малфой, надо уметь рот на замке держать!
  
  - Ничего, никуда они не денутся! - запальчиво воскликнул тот. - Все равно...
  
  - Все равно есть и другие варианты, кроме сотрудничества с алознаменниками, - меланхолично произнес Гарри. - А на тебя в следующий раз будем заклятие немоты накладывать, гений разведки.
  
  
  Глава 17. Малыш Норберт.
  
  
  
  - Идиот, - развалившийся на диване Рональд Уизли скосил глаза в сторону своего друга.
  
  - Я и так об этом знаю, - мрачно буркнул Драко.
  
  - Вот если бы ты учился не способности свои "заткнуть" вовремя, а не вякать, когда не просят...
  
  - Да прекрати уже! - взорвался блондин. - Ты мне теперь этих гриффиндорцев до гробовой доски припоминать будешь? Что я, виноват, что они меня до белого каления доводят?
  
  - Доводят они его, нервный какой выискался...
  
  Впрочем, сами гриффиндорцы после "приятного" разговора в библиотеке затаились и даже перестали задирать остальных слизеринцев, только Джереми зло сверкал глазами в сторону брата. Похоже, он что-то задумал, естественно, при посильной поддержке оскорбленной поступком Поттера-слизеринца Гермионы Грэйнджер. Кстати, в последующие несколько недель "объясниться" с ней Гарольду так и не удалось: девочка делала вид, что в упор его не замечает, а на переменках, завидев Гарри, мгновенно меняла дислокацию в пользу "крысятника".
  
   В конце концов, слизеринцу эти метания надоели, и он просто махнул на всех рукой, углубившись в разработку планов по похищению Философского камня.
  
  - Ну, и что нам со всем этим делать? - поинтересовался Малфой во время обсуждения очередного варианта проникновения в хранилище "камушка". - Пытаться самим взломать наложенную защиту - чистое самоубийство. Я вам об этом авторитетно заявляю.
  
  - Поэтому за камнем мы пойдем вслед за Квиррелом, - сказал на это Гарри. - Вопрос только в том, когда он сам соберется это сделать. Для того, чтобы все это узнать, я хотел бы попросить тебя осторожненько прощупывать при помощи своей эмпатии обстановку в школе.
  
  - Легко сказать, - фыркнул блондин. - Ничего в этом плане обещать не могу: слишком много народу. Тут такой ураган эмоций, что мне и без того проблем хватает.
  
  - На этот случай у меня есть еще одна мысль, но я ее пока попридержу. Предполагаю, однако, что наш общий знакомый будет действовать, когда в его поле зрения не будет Дамблдора.
  
  - Хех, ну, ему тогда еще очень долго придется ждать. Да и нам, кстати, тоже, - ухмыльнулся Рон.
  
  - Я не это имел в виду, - брюнет от него только отмахнулся. - Квиррел будет ждать, пока Дамблдор из Хогвартса по каким-нибудь своим делам не уедет.
  
  - Ну, заешь, это тоже вряд ли прямо завтра произойдет.
  
  - Значит, просто будем ждать. Мало ли что случится за это время.
  
  Тем не менее, вполне оптимистичные планы на будущее затмила каждодневная учебная рутина. Как-то незаметно прошел январь, за ним февраль, а потом наступила весна с ее теплыми солнечными днями и веселым звоном ручьев. В конце марта прошел очередной квиддичный матч. На этот раз на поле встречались Слизерин и Когтевран. Совершенно озверевшая за время регулярных тренировок сборная Слизерина "синих" буквально под орех разделала. За время всей этой воздушной "баталии" судья матча, которым снова была мадам Хуч, назначила "змеям" добрый десяток штрафных за совершенно неподобающие действия на поле. К счастью, Блетчили на воротах не спал, а занимался своими прямыми обязанностями. Поэтому матч закончился полным поражением когтевранской команды, которую после игры с поля сразу (большей частью) унесли в больничное крыло. Со счетом двести двадцать - сорок Слизерин вышел в школьный "полуфинал".
  
   Окрыленные своей победой и тем, что по очкам в турнирной таблице они почти нагнали Гриффиндор, слизеринцы надолго выпали из реальности. Когда же они "пришли в себя", наступили пасхальные каникулы, и заваленным домашними заданиями ученикам ничего не оставалось, кроме как с головой зарыться в библиотечные книги и забыть обо всех радостях мира сего. А погода улучшалась день ото дня, так что к третьему семестру добрая половина студентов Хогвартса жадными глазами смотрела на улицу и тихо вздыхала над учебниками.
  
   Философский камень все еще находился на своем месте. Во всяком случае, Пушок все так же пребывал в закрытом коридоре на третьем этаже и очень недовольно взрыкивал, если кто-то подходил к дверям. Из этого можно было заключить, что свои планы профессор Квиррел пока осуществлять не собирается.
  
   Как давно было известно, всякие неприятности приходят оттуда, откуда их ну совсем не ждешь, и, как правило, от тех, о ком и подумать-то ничего подобного нельзя. Поэтому, когда трое слизеринцев получили от Хагрида небольшую записочку с просьбой зайти к нему после уроков, они ничего такого не заподозрили. Рон даже рад был немного "проветриться" после почти получасового копания в земле в душных теплицах мадам Спраут. Поэтому предложение "попить чайку" он поддерживал больше всех. Тем более что Гарри в последний момент решился поспрашивать у Хагрида про защиту Философского камня и тоже загорелся идеей встретиться с лесничим. Ну а Драко уже настолько опротивела Хогвартская библиотека, что он готов был куда угодно деваться из замка.
  
   Так что после обеда и старательного выполнения домашних заданий ("Чтобы на потом ничего не откладывать!"), мальчики отправились к Хагриду. К вящему ужасу Рональда, в хижине лесничего тоже стояла порядочная жара.
  
  - А, пришли наконец, - добродушно улыбнулся полувеликан. - Нате, лимонаду холодного попейте: у меня тут парник настоящий.
  
  Слизеринцы благодарно приняли от лесничего ведрообразные стаканы с освежающим напитком.
  
  - Хагрид, а мы уже все знаем, - начал Гарольд.
  
  - Да неужто? Когда ж успели-то? - Хагрид всплеснул руками. - А, эта, Джерри, наверное, сказал...
  
  - Я про Философский камень, - покачал головой Поттер.
  
  - Чего? - полувеликан чуть не выронил чайник. - Докопались-таки?
  
  - Ну, да, в общем-то. Скажи, кто или что еще, кроме Пушка, охраняет камень?
  
  - Ага, вот еще, так я все и рассказал! Во-первых, сам толком не знаю, а, во-вторых, вы и так уже больно много чего раскопали. Ну, вы, эта, сами подумайте: раз его из самого Гринготтса чуть не украли, то Дамблдор явно очень надежную защиту поставил. Да я и вообще никак не пойму, как вы при таких делах столько всего умудрились узнать?
  
  - Да ну тебя, Хагрид! Не прикидывайся, - фыркнул Уизли. - Ты ведь прекрасно знаешь обо всем, что в замке происходит. Нам просто интересно знать, кому еще Альбус Дамблдор кроме тебя настолько доверяет, что привлек к установке защитных чар над камушком.
  
  Хагрид гордо улыбнулся: лесть своей цели достигла. Малфой на это тихо фыркнул и показал Рональду большой палец.
  
  - Ну, все равно... что тут такого... - полувеликан задумчиво почесал затылок. - Раз вам действительно интересно.... Значит так, Пушок - это раз. Потом профессор Спраут какое-то растение туда посадила - это два. Потом профессор Флитвик поколдовал, профессор МакГонагалл, профессор Снейп, сам профессор Дамблдор, конечно же,... ну, и Квиррел.
  
  - Квиррел? - Драко удивленно приподнял брови. - Разве он...
  
  - Так, вы, эта, живо прекращайте. Не понятно, что ли, что он камень помогает охранять, зачем ему красть-то?
  
  - Ну, ладно, ладно, - Гарри поспешно закивал. - Хагрид, а кто еще кроме тебя знает, как пройти мимо Пушка?
  
  - Э-э-э... только Дамблдор, а что?
  
  - Да так, просто подумал тут.... Слушай, а окно нельзя открыть? Жарко, все-таки.
  
  - Ох! Нельзя никак! Ну и заболтали вы меня, совсем забыл, зачем вас позвал. Вот, гляньте-ка в камин.
  
  - Это еще что такое? - тихо спросил Рон.
  
  В самом центре камина, прямо под висящим на огне чайником лежало большое черное яйцо.
  
  - Дракон? - деловито поинтересовался Гарольд, встав перед камином на колени и внимательно разглядывая яйцо. - Какой породы?
  
  - А... ну... вроде, должен быть норвежский горбатый. Я по книжке определил, называется "Разведение драконов". Старовата она, конечно, но ничего, сойдет.
  
  Хагрид явно был собой доволен.
  
  - Откуда ты его взял? - настороженно спросил Рон Уизли. - Яйца драконов стоят уйму денег.
  
  - Да, эта, выиграл. Вчера вечером и выиграл в Хогсмиде. Я там пошел прогуляться, а тут ко мне подходит незнакомец какой-то предлагает в карты на яйцо это сыграть. Он, похоже, сам не знал, как от него отделаться.
  
  - А что ты будешь делать, когда он вылупиться?
  
  - Ну, кормить его буду. Тут про все в книжке есть. Например, драконихи на свои яйца огнем дышат, согревают их так, вот я его в камин и засунул.... А когда вылупится он, ему надо давать раз в полчаса ковшик цыплячьей крови...
  
  - Это все, конечно, замечательно, но, Хагрид, твой подопечный всю хижину спалить может: она же деревянная! - заметил Драко, но его никто не слушал: Рон причитал по поводу хагридовой доверчивости, сам лесничий наперебой с Поттером спорили о том, как назвать дракона...
  
   А вскоре произошло и знаменательное событие: вылупление. Естественно, Хагрид сразу же пригласил мальчиков к себе, чтобы они ничего не пропустили. Когда они после уроков заглянули к лесничему, он, раскрасневшись от нервов, метался по своей хижине.
  
  - Он уже почти вылез! - воскликнул полувеликан при виде гостей.
  
  Словно в аккомпанемент его словам, раздался громкий треск. Слизеринцы пулей метнулись к столу. Из яйца на деревянную поверхность выпал маленький дракончик, смахивающий больше на серо-черный скомканный зонт. Морда у дракончика была очень длинная, с большими ноздрями, выпученными оранжевыми глазами и небольшими отростками рогов. На спине топорщились непропорционально большие крылья. Дракончик умильно посмотрел на окружавших его волшебников и чихнул, из его ноздрей при этом вылетело несколько искр.
  
  - Красавец, а? - Хагрид на свое новорожденное чудо нарадоваться не мог. Стоило только лесничему протянуть руку, чтобы погладить милого дракончика, как тот молниеносно щелкнул пастью, пытаясь ухватить полувеликина за палец. - Голодный, бедняга...
  
  Пока полувеликан что-то готовил для дракончика, не на шутку обеспокоенный Рон поинтересовался у него:
  
  - Хагрид, а кто еще знает о нем?
  
  - Ну, я сначала еще и Джерри с его друзьями пригласил, но у них сегодня уроков много... они, эта, не смогли прийти...
  
  - Мерлин! Странно, что в таком случае о твоем драконе не стало известно всему Хогвартсу! - простонал Малфой, опускаясь на скамью. - Кстати, а как быстро растут норвежские горбатые драконы?
  
  - Хватит его "драконом" звать, я ему имя придумал: Норберт, - Хагрид гордо посмотрел на ребят.
  
  
  * * *
  
  
  Однако, похоже, норвежский горбатый все-таки рос очень быстро, потому что всего лишь через неделю Норберт стал раза в три длиннее, а из его ноздрей постоянно вырывались клубы дыма. Но лесничий, как, впрочем, и Гарри, с головой ушедшие в заботы о маленьком дракончике, этого совершенно не замечали.
  
  - Эти двое окончательно рехнулись, - покачал головой Драко, глядя, как Гарольд и Хагрид пытаются покормить дракона. - Эй, вы вообще понимаете, что нельзя его держать в хижине? Еще две недели, и Норберт просто не поместится в ней. Чем его кормить и где держать? Вам это в голову не приходило?
  
  - Ну, я же понимаю, что не могу его у себя оставить, но и бросить не могу.... Он же маленький, беспомощный... - полувеликан покачал головой.
  
  - Тогда давайте его отправим к Чарли, - через несколько минут напряженного молчания произнес Рон. - Вообще-то, он из всех моих братьев лучше всего ко мне относится, да и потом, он в Румынском Национальном Драконарии работает, так что вполне сумеет о Норберте позаботиться.
  
  Хагриду эта мысль не очень-то понравилась, но, после долгих уговоров, он согласился послать Чарли сову. Хотя в тайне, наверное, надеялся на то, что ответ придет нескоро. А может, и вообще не придет.
  
   Тем временем слизеринцев очень беспокоил Джереми и его компания, поскольку "главный гриффиндорец", несомненно, зная о драконе, прознал и о том, что его хотят отправить в Румынию. Конечно же, ему рассказал простодушный Хагрид. Вывод был один: ждать от "Гриффиндорского крыса" в ближайшее время больших гадостей. А пока мальчики ожидали ответа от Чарли, который пришел в начале следующей недели, и принес его неугомонный кейнерил, которого Гарри отправил с посланием к брату Рональда. Чарли Уизли сообщил, что будет очень рад повидаться с младшим братишкой, но, поскольку перевозка дракона - дело незаконное, он предложил встретиться на крыше астрономической башни в субботу в полночь.
  
   Как все это устроить, Гарольд Поттер совершенно не представлял. Начнем с того, что он не знал даже, как Норберту пасть заткнуть, чтобы тот ни звука не издал. Да и потом, как им пробраться посреди ночи мимо Филча и преподавателей? Тем более что плана, как такового, по поводу "переправки" Норберта не было вовсе. Да и какой тут может быть план? Но разбираться с "милым дракончиком" надо было как можно скорее, потому что еще через пару дней он чуть не спалил хагридову хижину. Все эти неприятные мысли одолевали юного слизеринца до самой субботы, когда пришло время отправки дракона.
  
   С Норбертом Хагрид прощался со слезами на глазах и постоянно порывался перепроверить, хватит ли дракончику в ящике, в который его упаковал лесничий, еды. Особенно счастливым не выглядел и сам Поттер, чувствовавший, будто собирается шагнуть в пропасть, а уж Драко Малфой вообще места себе не находил, пророча им большие проблемы. Так что мальчики, мрачно переглянувшись и подняв левитационными чарами ящик, отправились с ним в замок, благо, ночь была безлунная и на подступах к Хогвартсу их никто не засек.
  
  - Ну, и как же мы проберемся под носом у Филча? - желчно поинтересовался Малфой-младший, когда они уже подошли к лестнице.
  
  Гарри Поттер таинственно ухмыльнулся и достал из-за пазухи своего трехглавого змея. Опустив Шинзора на пол, он что-то ему сказал. Рунослед критически оглядел мальчиков вместе с ящиком и пополз вверх по лестнице. Вслед за ним стали подниматься и слизеринцы.
  
   Ну и, конечно, не все было так гладко, как подразумевалось в начале. Например, мальчикам пришлось сделать значительный крюк, чтобы избежать встречи с Пивзом, о приближении которого им любезно сообщил рунослед. А это, в свою очередь, отняло порядочно времени. Но все же "Слизеринское трио" очень скоро добралось до винтовой лестницы на крышу астрономической башни, и через несколько минут они уже стояли на свежем воздухе. На крыше их поджидали несколько магов с метлами в руках.
  
  - О, малыш Ронни! Рад тебя видеть! - рыжий волшебник радостно улыбнулся своему младшему брату.
  
  - Тут малыш один только Норберт, которого мы вам торжественно вручаем, - смущенно буркнул Рон.
  
  - Ага, ребята, крепите его, - Чарли махнул рукой своим друзьям, и те принялись устанавливать ящик с Норбертом между метлами при помощи специальных креплений.
  
  - Как родители? - тем временем спросил Уизли-младший. - Они мне не особенно-то пишут...
  
  - Ничего так. Они на Рождество ко мне ездили...
  
  - Да, я знаю.
  
  - Ну, мы поговорили.... Они на тебя не обижаются, Рон, просто не знают, как им реагировать на то, что ты вполне успешно учишься в Слизерине.
  
  - И об этом уже успели доложить! - взвился мальчик.
  
  Чарли на это с улыбкой развел руками.
  
  - Странно, что ты удивляешься, - усмехнулся он. - Я вот помню, когда сам в Хогвартсе учился, вся родня знала, где и сколько раз я чихнул, что уж говорить про учебу...
  
  - Кстати, а ты знал про то, что мы из рода Прюэттов? - внезапно поинтересовался Рональд, которого, похоже, это очень интересовало. И немудрено: обсудить-то собственное генеалогическое древо особенно было не с кем, поскольку у всех срочно находились важные и неотложные дела, а родители... это была вообще другая история.
  
  - Ты имеешь в виду, знаю ли я, что наш предок был первым Темным Лордом? Да, мне родители рассказали...
  
  - Тогда почему я об этом узнаю от совершенно постороннего человека?
  
  - Потому что и мне сообщили только после завершения учебы в Хогвартсе. Мама думает, что ты еще маленький, чтобы это знать, тем более что учишься в Слизерине.
  
  - Так, - вмешался Гарольд. - Я, конечно, понимаю, что все это очень важно, но, может, мы пойдем в гостиную? Не ровен час, нас поймает кто-нибудь.
  
  - Ах да, - Чарли Уизли досадливо поморщился. - Ну, тогда ладно, пока, ребятки. Все-таки чудные это деньки были: время учебы здесь, в Хогвартсе...
  
  Махнув на прощание рукой, он и его друзья взобрались на метлы и, вместе с раскачивающимся ящиком, в котором, наверное, Норберт волчком крутился, улетели.
  
  - Ладно, идем. Только, главное, слишком много шуму не производить, - Малфой направился к люку.
  
  Гарри же замер на месте, обвившийся вокруг него рунослед что-то шипел.
  
  - Что случилось?
  
  - Нас сдали.
  
  - Кто?
  
  - Грэйнджер.
  
  Малфой выругался сквозь зубы.
  
  - Ну, ребята, я так понимаю, мы доигрались?
  
  Тем временем на крышу башни поднялся Аргус Филч в компании с незабвенной Гермионой Грэйнджер, чьи глаза прямо-таки лучились праведным гневом.
  
  - Так-так, мальчики, у вас большие проблемы, - ехидно произнес завхоз.
  
  
  * * *
  
  
  
  Филч их повел прямиком в кабинет МакГонагалл, где трое слизеринцев молча сидели, ожидая появления декана Гриффиндора. Рон все это время пытался изобрести достойное оправдание их прогулке, но каждая новая версия была слабее предыдущей. Тем более, что их поймали не просто во время ночной прогулки по школе, а находившимися на крыше самой высокой башни Хогвартса, куда, кроме как на уроки астрономии, подниматься было строжайше запрещено. А если МакГонагалл еще и заметит притаившегося под мантией у Поттера Шинзора, то все: вещички точно можно будет паковать, поскольку рунослед, все-таки, классифицировался Министерством Магии, как очень опасное животное, и содержание его в домашних условиях совершенно не приветствовалось.
  
   Тем временем в кабинете появилась Минерва МакГонагалл в сопровождении Джереми Поттера, выглядевшего отнюдь не так радостно, как предполагалось.
  
  - Омерзительно, - выдохнула МакГонагалл. - Как это в духе слизеринцев! Подставить сокурсников, чтобы выйти сухими из воды!
  
  - Госпожа МакГонагалл, эти ученики сейчас находились на крыше астрономической башни, - заметил Филч.
  
  - Вы хоть знаете, что бывать там в неурочное время запрещается?! Что вы делали на крыше? Объясните немедленно!
  
  Гарри, сверля яростным взглядом попеременно то братца, то Грэйнджер, молчал, стиснув зубы. Рон смотрел куда-то в потолок и разве что не насвистывал, показывая, насколько ему плевать на слова профессора. Драко вообще сделал вид, что ничего не услышал.
  
  - Кажется, я начинаю понимать, что происходит, - медленно произнесла МакГонагалл, так и не дождавшись ответа. - Не нужно быть гением, чтобы догадаться, в чем дело. Вы, мистер Поттер, скормили эту глупую историю про дракона своему брату, в расчете на то, что, выйдя посреди ночи из гостиной факультета, он и мисс Грэйнджер напорются на кого-нибудь из учителей, а вы пока спокойно прогуляетесь до башни и обратно? Нет, мистер Поттер, не вышло!
  
  Гермиона с широко раскрытыми от удивления глазами уставилась на МакГонагалл, а затем и на слизеринцев. Похоже, слова про дракона были для нее новостью.
  
  - Вы, наверное, сочли, что раз принадлежите к факультету Слизерин, то имеете право делать, что вам вздумается?
  
  А в дверь в этот момент кто-то постучал.
  
  - Войдите, - раздраженно бросила профессор.
  
  В дверном проеме появился Северус Снейп. МакГонагалл недовольно посмотрела на декана Слизерина. Видимо, она рассчитывала собственноручно разобраться с ситуацией.
  
  - Насколько я понял со слов мистера Филча, моих учеников поймали на крыше астрономической башни? - спокойно спросил он.
  
  - Да, и именно из-за них ученики моего факультета...
  
  - Ученики вашего факультета, Минерва, отправились на ночную прогулку по собственной глупости, что, конечно же, не отрицает наличия этого же качества и у остальных присутствующих здесь студентов.
  
  - Поэтому я предлагаю назначить дисциплинарное взыскание, - произнесла Минерва. - Всем пятерым.
  
  Джереми вздрогнул. Похоже, ситуация сильно отклонилась от намеченного им плана.
  
  - И пятьдесят штрафных баллов каждому, - ледяным тоном закончил Снейп, даже не глядя в сторону слизеринцев. - А теперь, позвольте проводить моих учеников по спальням, с вашими, надеюсь, вы сами разберетесь.
  
  - Пятьдесят штрафных с каждого? - Гарри с колотящимся в груди сердцем вскочил со скамьи. - Это же... невозможно!
  
  - Еще как возможно, мистер Поттер.
  
  Тон зельевара Драко Малфою, прекрасно знакомому с характером крестного, совершенно не понравился. Закусив губу, блондин покачал головой. Он ведь предупреждал, что добром вся эта затея не кончится... что же тогда получается?
  
  - Надеюсь, мне не придется всю ночь вас ждать?
  
  Снейп уже выходил в коридор. Слизеринцы, ссутулившись, последовали за ним. Весь боевой задор разом вышел. А у Рона от мысли, что случиться завтра утром, когда весь замок узнает о снятых баллах, тряслись руки.
  
  - Я не буду спрашивать, что вы делали на астрономической башне, и вообще ни о чем спрашивать не буду. Скажу только, вам очень повезло, что на этот раз все обошлось взысканием и снятием баллов. Еще одна выходка подобного рода, и вы сразу же исключаетесь из школы, - спокойно произнес Мастер Зелий, однако, всем было ясно, что говорит он все это не просто так.
  
  - Но...
  
  - Никаких "но", мистер Малфой. Повторяю, еще одно "гуляние по замку" в неурочное время, и вы, вместе с обоими Поттерами, Уизли и Грэйнджер дружной компанией пакуете вещи и едете по домам. Я вас задерживать не буду: смею заверить, мне не очень нужны ученики, позорящие весь факультет своими выходками.
  
  Остальной путь до слизеринской гостиной они проделали в молчании.
  
   Оказавшись по ту сторону портера, Рональд Уизли, отводя душу, выдал длинную тираду по поводу поступка Джереми и его "подружки", включавшую в себя так же его личное мнение о Филче, Снейпе и МакГонагалл.
  
  - Мы его действительно разозлили, - тихо произнес Драко, устраиваясь в одном из кресел. - Крестный раньше со своего факультета никогда баллов не снимал.
  
  - А мы, что, виноваты? - вскинулся Уизли. - Вот так вот, делай после этого добрые дела!
  
  - Не ори, - устало прервал его Гарольд. - Во-первых, думать надо о том, что с нами завтра утром сделают остальные слизеринцы, а во-вторых, это я во всем виноват.
  
  - Поттер, у тебя мания величия развивается, - серьезно заявил Рон. - Ты физически не можешь быть виноват абсолютно во всем. Просто знаешь, есть такая противная штука, как обстоятельства.
  
  - Теперь нам тем более надо разобраться с этим чертовым Философским камнем. Хуже уже не будет, а так мы хоть отсюда вылетим не с пустыми руками, - задумчиво сказал Малфой.
  
  - Вот именно что, давайте просто не будем раскисать, - Рональд, похоже, всеми силами пытался сам не впасть в депрессию и не допустить подобного у друзей. - А пока идемте-ка спать. Кстати, Драко, не в службу, а в дружбу, поставь нам на кровати охранные заклятия.
  
  - Ты думаешь, все так серьезно?
  
  - Нет, но я иногда бываю жутким перестраховщиком, хотя и, признаться, запоздалым...
  
  Следующим утром в школе случилось просто нечто невообразимое. Сначала никто не понял, что произошло, и такой страшный недобор баллов у Слизерина и Гриффиндора - просто ошибка. Ну, как же такое может быть? Факультет просто не может всего за одну ночь потерять сто, а то и все сто пятьдесят баллов! Но уже во время завтрака выяснилось, что причиной всему этому знаменитые на всю школу братья Поттеры, а вместе с ними и Драко Малфой, Рональд Уизли и еще какая-то девчонка-первокурсница.
  
   Разбужен был Гарри Поттер чьим-то громким чертыханьем. Похоже, этот кто-то только что напоролся на фирменные малфоевские щиты, которые тот возвел накануне вечером.
  
  - Поттер, просыпайся! - взревел этот кто-то, оказавшийся, впрочем, Дереком Мальсибьером. - Не смей спать!
  
  Мальчик, внутренне сжавшись, нарочито медленно приоткрыл глаза.
  
  - Ну? - как можно недовольнее произнес он.
  
  - Ну!? И это все, что ты можешь сказать? - староста буквально кипел от гнева. - Мы потеряли за ночь сто пятьдесят очков!
  
  - И?
  
  - По твоей, черт возьми, вине! И по вине твоих друзей!
  
  - И что?
  
  - Вылезай, черт возьми! Мне с тобой поговорить нужно! - угрожающий рык Мальсибьера не сулил ничего хорошего.
  
  - А мне с тобой нет, и вообще, Silensio!
  
  Следующую реплику Дерека никто не услышал, по причине того, что сработало заклятие. Пятикурсник только всплеснул руками и, зыркнув на Поттера, похоже, пошел за помощью к Катрин Лестранж.
  
   Пока он вернулся вместе с Като, Гарольд успел уже окончательно проснуться и переодеться.
  
  - Так, ты, живо спускайся в гостиную.
  
  - Ага, сейчас, только зубы почищу.
  
  - Поттер, ты сейчас не в том положении, чтобы паясничать.
  
  - Катрин, я сам знаю, в каком я положении и из-за кого. Можешь мне лекций не читать: Снейп вчера устроил отличную выволочку. А сейчас, изволь, я в библиотеку иду.
  
  - Хотя бы скажи, почему с тебя сняли столько баллов?
  
  - За то, что сделал доброе дело. Довольна?
  
  ...В принципе, Гарри был даже рад, что до экзаменов оставалось мало времени, поскольку он с друзьями мог с головой зарыться в учебники и не видеть осуждающих взглядов других слизеринцев. Мальчики каждую свободную минуту проводили за изучением и повторением пройденного. Они до самой ночи корпели над учебниками, а иногда и даже над книгами из "личного резерва", которые, большей частью были строжайше запрещены.
  
   Вся школьная жизнь как будто протекала мимо них, день за днем проводивших время, уткнувшись в какую-нибудь заумную книжку. Прошел матч Пуффендуя с Когтевраном, надвигался последний матч, на котором должны были встретиться команды Гриффиндора и Слизерина. Да и разговоры в школе "про тех самых Поттеров" как-то стихли. Факультеты потихоньку смирились с тем, что находятся в самом конце турнирной таблицы, и все пошло по-прежнему.
  
  Так же кисло дела обстояли и у Грэйнджер с Джереми. Только, похоже, гриффиндорцы отреагировали на снятие сотни баллов куда более болезненно, нежели "проглотившие" обиду слизеринцы.
  
  Но вот почти за неделю до экзаменов "слизеринскому трио" во время завтрака пришли записки, в которых было написано одно и то же:
  
  "Для отбытия наказания будьте сегодня в одиннадцать часов вечера у выхода школы. Там вас будет ждать мистер Филч.
  
   Проф. С. Снейп."
  
  Мальчики переглянулись и дружно посмотрели на стол Гриффиндора. Там "Крыс" и Гермиона тоже напряженно разглядывали какие-то записки.
  
  - Ну, вот и пришел наш час, - тоскливо усмехнулся Рон.
  
   В одиннадцать вечера трое слизеринцев поднялись к главному входу в Хогвартс. Там их уже поджидали гриффиндорцы. Грэйнджер, за последнюю неделю что-то сообразившая и пытавшаяся поговорить с жертвами их "гениальной" выходки глянула на мальчиков, надеясь все-таки узнать, что же такое произошло на башне.
  
  - Идите за мной, - скомандовал Филч, зажигая масляную лампу и выводя их на улицу. - Вас, ребятки, ждет нечто интересненькое, так что вы в следующий раз хорошенько подумаете, прежде чем нарушать правила. Я в этом уверен...
  
   Филч повел их к хижине Хагрида. Несмотря на его лампу и, в общем-то, достаточно ярко светившую луну, света хватало только на то, чтобы разглядеть, куда в следующую секунду делать шаг.
  
  Вскоре послышался голос полувеликана.
  
  - Ты что ли идешь, Филч? Живее давай, у меня не так много времени!
  
  У Гарри Поттера на душе сразу просветлело. Куда-то идти вместе с Хагридом? Так это же просто замечательно! Хоть одно более или менее радостное событие за все прошедшее время!
  
  - Вы что, думаете, развлекаться тут будете? - зло прошипел Филч. - Ошибаетесь, детки! Вы в Запретный Лес пойдете! И я не сильно ошибусь, если скажу, что вас после этого вряд ли увижу...
  
  Его прервал веселый смех Гарольда, для которого положение дел становилось все лучше и лучше. Кто бы мог подумать, что ему так повезет? Вот остальные были несколько иного мнения. Если Драко и Рон особенно не испугались, то гриффиндорцы буквально в ужас пришли от такой "новости".
  
  - Чего ржешь, придурок? - презрительно бросил Джерри. - Вы, конечно, как хотите, но я туда не пойду, и мой отец, когда услышит о том, что учеников тут скармливают оборотням...
  
  - Скажет, что так тебе и надо, - злорадно закончил за него завхоз.
  
  Из темноты вышел Хагрид, у ног которого крутился Клык.
  
  - Ну, наконец-то! Я уж вас заждался. А ты, Филч, шел бы отсюда, дальше моя работа.
  
  - Хорошо, я вернусь к рассвету и заберу то, что от них осталось, - Аргус неприятно усмехнулся и пошел к обратно к замку.
  
  - Эх, вы, предатели, а еще ведь гриффиндорцы! - лесничий вздохнул, тоскливо посмотрев на Джереми и Гермиону.
  
  - Мне кто-нибудь, наконец, объяснит, что они там делали на башне? - тихо спросила девочка.
  
  - Они Норберта переправляли в Румынию, - сухо ответил Хагрид и повернулся к Гарри: - Слушай, я знаю, что тебе запретили в Лесу появляться, но теперь запрет снят, и кентаврам нужна наша помощь в поимке того, кто убивает единорогов.
  
  - Так ты уже был в запретном Лесу? - воскликнул Крыс, изумленно глядя на брата.
  
  Гермиона же старалась мальчикам вообще в глаза не смотреть.
  
  - Я не знала, что вы Норберта переправляли, - наконец, выдавила она. - Джерри мне сказал совершенно иное...
  
  Опустив голову, она чуть отошла в сторону от компании.
  
  - Так, слушайте меня внимательно, - начал полувеликан. - В Запретном Лесу хорошо ориентируемся только я да Гарри, поэтому, остальные от нас ни на шаг. Будьте осторожны. Мне особо не надо, чтобы с кем-нибудь из вас что-нибудь случилось. А теперь пошли.
  
  Хагрид повел их почти вплотную к кромке леса, и, высоко подняв свою гигантскую лампу, указал на едва заметную тропку, терявшуюся в темноте.
  
  - Видите, во-он там, в темноте, серебристые пятна светятся? - обратился к студентам Хагрид. - Это кровь единорога, так вот. Где-то по лесу бродит раненый единорог. Уже который раз такое происходит, между прочим. Я вот в среду нашел одного, правда, он мертвый уже был.... А этот жив еще, и надо нам беднягу найти и помочь ему. Ну, или добить, если уже ничего сделать нельзя, чтобы он, хотя бы, не мучался.
  
  - А кто его так... поранил? - хмуро поинтересовался Джерри.
  
  - Знал бы кто, собственными руками задушил, - отрезал лесничий. - Так мы сейчас разобьемся на три группы. Рон, Драко вы возьмете Клыка, и пойдет вон по той цепочке следов... что-то их, эта, многовато... видать, единорог-то тут со вчерашнего дня шатается... ну, да ладно. Джереми, ты со мной пойдешь.
  
  - Я пойду один, - сказал Гарри Поттер.
  
  - Не-а, не могу тебя одного отпустить, - Хагрид отрицательно покачал головой. - Ты ведь все-таки сюда наказание отрабатывать пришел... эта, Гермиону с собой возьми, что ли...
  
  - Если она не успеет за мной и потеряется - я не виноват, - с плохо скрываемым ехидством произнес на это мальчик.
  
  Малфой и Уизли, прекрасно знавшие, с какой скоростью Поттер предпочитает перемещаться по Лесу, зло рассмеялись.
  
  - Значит, просто медленнее пойдешь, - примирительно сказал полувеликан. - Твое направление - в сторону Сам-Знаешь-Чего. Там энергии светлой очень много, а она единорогов сильно притягивает.
  
  - Хорошо, - Гарольд кивнул и, недовольно покосившись на гриффиндорку, быстрым шагом отправился в свою сторону.
  
  Через несколько минут выяснилось, что Гермиона за ним действительно не успевала.
  
  - Гарри, подожди! - воскликнула запыхавшаяся девочка, не привыкшая к прогулкам по специфической местности Запретного Леса.
  
  - Для тебя - Поттер, - отрезал слизеринец и ускорил шаг.
  
  - Ну, подожди же! - Грэйнджер кинулась за ним и совершила распространенную среди тех, кто бывал в Лесу в первый раз, ошибку. Она совершенно перестала смотреть себе под ноги. И, как следствие этого, очень скоро запнулась о какой-то корень и с визгом полетела на землю. Когда же она, размазывая выступившие от боли слезы, поднялась, над ней уже возвышался Поттер с четко написанным на лице недовольством.
  
  - Так, Грэйнджер, ты, похоже, не совсем поняла, где находишься, - медленно и с расстановкой произнес он, копируя при этом разговорный стиль Снейпа. - Это тебе не прогулочная площадка. Поэтому крайне не рекомендую орать во все горло или визжать. Одному Мерлину известно, кто из местной живности сегодня захочет тобой пообедать, так что изволь не привлекать к себе излишнее внимание.
  
  - Извини, - всхлипнула девочка.
  
  - Извиняю, - буркнул Гарри. - В следующий раз под ноги смотри.
  
  - Я тебя догнать хотела... думала, ты очень далеко ушел...
  
  - Если я от тебя куда-нибудь особенно далеко денусь, с меня Хагрид голову снимет. Так что на этот счет можешь не беспокоиться.
  
  Еще через несколько минут молчаливого передвижения по лесной чаще Гермиона все-таки не утерпела и спросила:
  
  - Гарри, а почему тут так светло?
  
  - А ты как думаешь? - поинтересовался в ответ Гарольд.
  
  - Ну, или сам Запретный Лес имеет магическую сущность, или те, кто здесь живут, создают достаточно большую магическую ауру...
  
  - В общем-то, оба варианта правильные, только к ним стоит еще и третий присуммировать: тут есть не только "кто-то", но еще и "что-то".
  
  Грэйнджер замолчала, обдумывая полученную информацию.
  
  - Гарри, - снова позвала она слизеринца.
  
  - Ну, что опять?
  
  - Извини, пожалуйста.
  
  - За что?
  
  - Ну, за... Норберта. Я честно не стала бы вас Филчу сдавать, если бы знала, что вы Хагриду помогаете, просто мне Джереми сказал, что вы на крыше башни собираетесь какой-то ритуал устроить, чтобы всем навредить...
  
  - Ага, конечно, вот оно, проявление маниакального желания власти у моего брата. А ты-то, светоч науки, не могла сообразить, что у нас на по-настоящему серьезный ритуал сил бы просто не хватило?
  
  - Ну, просто после этого разговора в библиотеке я подумала, что вы...
  
  - Понятно.
  
  - Еще раз извини.
  
  - Да чего уж там, ладно. В конце концов, вы тоже оказались в дурацкой ситуации.
  
  Откуда-то сбоку раздался треск, и перед студентами появился кентавр Бэйн. Собственной персоной.
  
  - Поттер?
  
  - И тебе привет. Мне тут Хагрид разрешил находиться, если что.
  
  - Если что, это мы сказали Хагриду, чтобы он тебя сюда привел вместе с твоими друзьями.
  
  Гермиона Грэйнджер, выглядывающая из-за ствола огромного дуба с интересом смотрела на кентавра.
  
  - А это еще кто? - подозрительно спросил Бэйн.
  
  - Одна из моих... однокурсница моя, короче.
  
  - Ну, говорил же, что скоро сюда весь Хогвартс водить начнешь.
  
  - Враки! Ничего не весь! Мы просто... кстати, а зачем вам Рон с Драко понадобились?
  
  - Один из них эмпат и может почувствовать приближение того, кто убивает единорогов.
  
  - Они сейчас где-то к востоку отсюда, ищи их там, Бэйн, а мы скоро к вам подойдем...
  
  Поттера прервал чей-то громкий крик. За ним последовал зычный бас Хагрида, звавшего их.
  
  Гарольд оглянулся на гриффиндорку.
  
  - Я здесь не останусь, - девочка категорично тряхнула волосами.
  
  - Ну, тогда нашему общему другу еще разок придется побывать извозчиком. Бэйн, ты ведь не против?
  
  - Становиться позором кентавров? Конечно, нет! - он совершенно по-лошадиному фыркнул и все-таки усадил себе на спину Гермиону Грэйнджер. - Только Поттер, не дай Мерлин, ты от меня отстанешь!
  
  - Да куда уж я денусь...
  
  Теперь побегать пришлось Гарольду, поскольку угнаться за кентавром, который в Лесу жил не первый год, даже для него было не так-то уж и просто. Поэтому на поляну, где обосновался Хагрид с арбалетом, он попал все-таки чуть позже Бэйна.
  
  - Что с Драко? - сразу спросил лесничий, стоило только слизеринцу подбежать к нему.
  
  - А что такое?
  
  - Он внезапно схватился за голову и что-то закричал. Я ничего разобрать не мог...
  
  Сам же Драко Малфой тем временем уже затих, и вроде бы даже более или менее пришел в себя.
  
  - Ох, хвала Мерлину, Поттер, ты мне этот амулет подарил. Иначе я совсем с ума сошел бы! - пробормотал блондин, усаживаясь на землю возле одного из деревьев.
  
  - Да что произошло-то?
  
  - У меня снова случился один из приступов... как при Квирреле.
  
  Это сравнение Гарольду совершенно не понравилось.
  
  - А где наш гриффиндорский Крыс?
  
  Гермиона, оглядевшись, недоуменно пожала плечами.
  
  - Я и его, вроде, тоже позвал, - озадаченно пробормотал Хагрид. - Вот только мне еще не хватало, чтобы Джереми Поттер потерялся.... Так, теперь еще и его искать вместе с Клыком... э-эх! Ладно, разделимся по другому. Гермиона, пойдешь с Роном. Малфой, ходить-то можешь?
  
  Тот неопределенно качнул головой.
  
  - Значит, поползешь вместе со мной. Гарри, ты опять сам. Постарайся получше приглядываться к тому, что происходит. Бэйн, а ты-то сам ничего такого не заметил когда сюда... скакал?
  
  Кентавр, невольно взглянувший на небо, небольшой клочок которого виднелся в разрыве древесных крон, так и замер на месте.
  
  - Марс сегодня яркий, - произнес он.
  
  - А чего-нибудь кроме Марса ты видел? - нервничавший Хагрид недовольно на него посмотрел. - Так, видимо, нет. Ну, ладно, тогда мы пойдем.
  
  Гарри усмешкой подбодрил своих горе-товарищей и отправился глубже в чащу Запретного Леса. Скоро ему начали попадаться серебристые пятна крови единорога. Слизеринец был близок к цели. Вскоре он заметил движение где-то впереди. Бесшумно подкравшись, а это он, к счастью, умел, мальчик притаился за деревом. Из кустов неподалеку выступила закутанная в длинный балахон фигура с наброшенным на голову капюшоном. Этот человек как-то странно повел руками и к нему из глубины леса вышел едва волочивший копыта от потери крови единорог. Маг взмахнул рукой, и конь с жемчужного цвета гривой рухнул в траву. А потом этот некто подошел к мертвому животному и... начал пить кровь из большой рваной раны на боку единорога.
  
  - Ах ты, гад! - прошипел Поттер и молнией метнулся к фигуре в плаще. - Chaos Saltatio!
  
  Маг единым движением развернулся и встал. Насыщенно-лиловый луч прошел чуть в стороне от его фигуры.
  
  - Кто ты? - услышал слизеринец холодный высокий голос.
  
  - Sphaera Glacialis! - любимое заклинание Рональда Уизли тоже прошло мимо цели, превратив землю за неизвестным магом в сплошной ледяной каток.
  
  У Гарри из-за спины буквально вылетел кентавр с луком наперевес. Фигура в плаще стремительно повернулась и скрылась в кустах.
  
  - Поймайте его! - в отчаянье воскликнул Поттер.
  
  - Там наша застава, далеко не уйдет, - покачал головой Флоренц, а это был именно он.
  
  - Уйдет! - убежденно произнес Гарольд.
  
  - Это все, наконец, закончилось? - из-за спины Флоренца вышел Джереми, мертвой хваткой вцепившийся в ошейник Клыка.
  
  - Так ты все это время сидел здесь и ничего не делал? Трус паршивый! - возмутился слизеринец.
  
  - Заткнись! - зло оборвал его Крыс.
  
  - Вам лучше уйти отсюда, - спокойный голос Флоренца разом остудил пыл готовых уже броситься с драку мальчиков. - В лесу по прежнему опасно, а мы допустили глупость, решив привлечь к этому детей. Уходите из Запретного Леса.
  
  - Но что все это значит? - воскликнул в спину удаляющемуся кентавру Джерри.
  
  - Это значит, что дело - дрянь, - сухо произнес Гарри. - Знаешь, что такое убийство единорога? Это чудовищное преступление, на которое решается только тот, кому терять абсолютно нечего и кто стремиться к полной победе. Кровь единорога спасает даже того, кто находится на волосок от смерти. Но одновременно с этим маг, выпивший ее, будет навеки проклят.
  
  - Поэтому на такое может решиться только такой как ты, какой-нибудь Темный Маг.
  
  - Ты действительно начисто мозгов лишен или только прикидываешься? - устало поинтересовался Гарольд.
  
  Через несколько минут мальчиков нашел Хагрид, и первым делом ему пришлось-таки разнимать сцепившихся братьев. В результате, в Хогвартс Джереми вернулся с распухшим носом, а Гарри с огромным синяком на скуле.
  
   Тем не менее, выслушав сбивчивый рассказ обоих Поттеров, Хагрид забеспокоился и спешно отправил студентов обратно в замок, а сам после этого вернулся в лес.
  
   Слизеринцы же, обсудившие немного погодя произошедшее, уверились в том, что все это имеет какое-то отношение к Квиррелу, и что скоро он попытается-таки завладеть Философским камнем. Ну, а пока первокурсникам нужно было сдать экзамены.
  
  
  * * *
  
  
  
  В экзаменационных кабинетах, как и на улице, стояла просто невыносимая жара. Поэтому сдававшие свои зачеты студенты, будь то экзамен письменный или устный, буквально обливались потом и, тяжело дыша, пытались что-то из себя выдавить в ответ экзаменатору. Флитвик на экзамене спрашивал один из ослабленных вариантов "чар подчинения", МакГонагалл дала каждому задание превратить мышь в табакерку, а на алхимии ученики должны были приготовить зелье, отнимающее память.
  
   Как они умудрились сдать все экзамены, мальчики даже не представляли, но когда они написали последнюю тестовую работу, на этот раз был экзамен по истории Магии, трое слизеринцев поспешили выйти на свежий воздух.
  
  - Все, отмаялись, - довольно произнес Рон во время прогулки вокруг Большого Озера. - Теперь только отдых и прогулки... больше ничего учить не надо, слава Мерлину... Гарри, между прочим, мог бы и повеселее выглядеть!
  
  Поттер, сосредоточенно созерцавший водную гладь, досадливо отмахнулся от друга.
  
  - Ну, что опять случилось? - нервно спросил Уизли.
  
  - Да уснуть сегодня никак не мог... одна мысль интересная в голову пришла.
  
  - Слушай, хватит уже ночи напролет не спать! Я твой режим дня вообще не понимаю, хоть убей! - Малфой всплеснул руками. - Мы больше ни во что не ввязываемся, ведем себя как нормальные дети, а ты тут...
  
  - Вам все это странным не кажется? - Поттер, похоже, его даже и не слушал. - Я вот только вчера надо всем этим задумался. Я точно знаю, что Хагрид больше всего мечтал о драконе. И тут вдруг появляется незнакомец, у которого волшебным образом оказалось в кармане драконье яйцо...
  
  - Слушай, да не вспоминай ты лучше эту историю... Мне до сих пор противно от мысли, как глупо мы попались.
  
  - ... а разведение драконов и торговля ими и их яйцами строжайше запрещена! Можно подумать, по Англии толпами шастают волшебники с драконьими яйцами в карманах. А у них толпы Хагридов эти яйца выигрывают в карточной игре.
  
  - Та-ак... - глаза Рона Уизли расширились.
  
  - Не понимаю, о чем это вы? - Драко перевел недоуменный взгляд с одного мальчика на другого.
  
  - А тут и понимать нечего, - отрезал Уизли. - Идем к Хагриду.
  
  
  Глава 18. Философский камень.
  
  
  
  
  Мальчики почти бегом отправились в сторону хагридовой хижины.
  
  - Черт знает что! - бормотал Рональд. - Мы, как последние идиоты, все это время просто ушами хлопали, а прямо у нас под носом такое творилось!...
  
  - Расслабься, Уизли, главное, мы все-таки заметили, что происходит, так что на этот раз ничего не упустим, - Малфой был куда более спокоен и распространять панику не намеревался.
  
  - Расслабься... я тебе сейчас так расслаблюсь, что мадам Помфри за неделю не вылечит! Эй, Хагрид!
  
  Полувеликан, чем-то шуршавший в дверях своего дома, повернулся к слизеринцам.
  
  - Привет, ребятки, чего красные-то такие?
  
  - Бежали быстро. Хагрид, а скажи, ты, когда с тем незнакомцем, у которого яйцо драконье было, разговаривал, он тебя о Хогвартсе не спрашивал?
  
  - Э-э... спрашивал, вроде. Он же, эта, волновался, не хотел абы кому яйцо-то отдавать... Он и сыграть-то на него решил просто так... чтобы даром не получилось.
  
  - И что ты рассказал? - Поттер нервно теребил в руках волшебную палочку.
  
  - Ну, что я мог сказать... Что лесничим при школе работаю, вот. Что опыт общения с интересными животными имею, - задумавшийся Хагрид начал загибать пальцы. - Да после мантикор с Пушком, дракон - тьфу, ерунда! Главное, знать к ним всем правильный подход, да! Вот Пушок, например, такая лапочка... спой ему или сыграй - он и засыпает!
  
  Рон устало прислонился к деревянной стене.
  
  - Приплыли...
  
  - Стоп! - воскликнул великан, понимая, что сболтнул что-то совершенно лишнее. - Немедленно забудьте все, что я сказал! Вы ничего не слышали!
  
  - М-да, странно, что при таком раскладе камень все еще в замке, - фыркнул Драко, на вопли полувеликана не обращая ровным счетом никакого внимания. - Ну, дела...
  
  - Так, вы, эта, забудьте, говорю! - продолжал увещевать мальчиков Хагрид, яростно размахивая руками. - Я вам ничего не говорил...
  
  - Слушайте-ка, а дела наши не так уж и плохи, - спокойно сказал Гарри. - Я сейчас отправляюсь на очередные дополнительные занятия к Квиррелу и попытаюсь выяснить, когда он пойдет за камушком. Вы с Малфоем узнаете, есть ли в школе Дамблдор, после чего будете ждать от меня сообщений.
  
  - Вы куда это? Вы что делать-то собираетесь? - воскликнул лесничий в спины удаляющимся слизеринцам.
  
  -Поттер, поподробнее давай! Мы сейчас ищем по школе Дамблдора и сообщаем ему наши выводы, а потом сидим и ждем от тебя записку или какую-нибудь еще бумажку с дальнейшим планом действий? - переспросил брюнета Малфой-младший. - Кстати, кого из своих зверушек ты собираешься с этим "сообщением" отправить?
  
  - С Ракшасом записку пришлю, или с Шинзором, - буркнул мальчик и направился в сторону лестниц, хмыкнув напоследок: - И вообще, не дергайтесь! Ни за каким Философским камнем я без вас не пойду.
  
  - Утешил, - фыркнул Рон. - Ну, пошли, что ли, к Снейпу для начала?
  
  - Ага, чтобы он нас на части порвал? Уже бегу, только галстук вот поправлю!
  
  - А у кого мы про Дамблдора спросим? Хотя, стой, я знаю, подойди к Флитвику. Он тебе, как своему любимому ученику, все расскажет.
  
  - Гениально. По-твоему, я вот так в наглую вваливаюсь в учительскую и Флитвику говорю: "Профессор, здрасьте, вы не в курсе, Дамблдор в школе или нет? Просто, знаете, кто-то собирается прямо у вас из-под носа Философский камушек свиснуть, и мы подозреваем, что это Квиррел". Примерно так?
  
  - Ну, почти. А Поттер все-таки хитрющий гад: слинял себе к Квиррелу, и все - нет его, а нам теперь сиди и нервничай!
  
  - Ну, ладно, хватит лясы точить. Идем в учительскую, авось, повезет.
  
   И слизеринцы, бурча себе под нос нечто нелицеприятное в сторону так "удачно" свалившего к Квиррелу Гарри Поттера, направились к учительской. На полдороги к искомому месту их поймала МакГонагалл.
  
  - Что вы тут делаете? - подозрительно осведомилась преподаватель трансфигурации.
  
  - Мы ищем профессора Дамблдора, - ответил ей Рональд Уизли. - Не подскажете, он в замке?
  
  - А зачем это он вам понадобился?
  
  Мальчики переглянулись.
  
  - Это... секрет.
  
  Минерва МакГонагалл поджала губы.
  
  - Он отбыл в Министерство Магии.
  
  - Куда? - воскликнул Драко. - Но в такое время... как же... это очень важно, профессор МакГонагалл!
  
  - Вы думаете, молодые люди, что ваша проблема гораздо важнее всех дел Альбуса Дамблдора? - сощурилась декан Гриффиндора.
  
  - Да!
  
  - Да? Вы хотите сказать...
  
  - Профессор, это касается Философского камня!
  
  МакГонагалл резко побледнела.
  
  - К-как вы об этом узнали? Откуда?
  
  - Это не важно. Самое главное, мы знаем, что его кто-то собирается похитить!
  
  - Почему вы решили, что камень не защищен от посягательств? Неужели вы думаете, что к охране артефакта такой высокой значимости мы отнеслись небрежно?
  
  - Но...
  
  - Немедленно отправляйтесь в гостиную своего факультета, молодые люди, все это не ваше дело.
  
  - Пока не будет профессора Дамблдора, камень украдут! - Рональд совершил последнюю попытку объясниться с деканом Гриффиндора.
  
  - Я сказала: идите в гостиную! Иначе ваш факультет немедленно лишится абсолютно всех баллов!
  
  Слизеринцы недовольно переглянулись. Рон повернулся к уходящей преподавательнице и показал ей язык.
  
  - Не наше дело... выдумали, Моргана их всех побери, отговорку! - бурчал рыжий мальчик.
  
  - Так, ладно, остынь. Про Дамблдора мы выяснили, теперь остается только дождаться вестей от Поттера.
  
  - Ну, тогда, может, последуем совету "гриффиндорской тети" и пойдем в гостиную?
  
  - Ну-ну... действительно, идем-ка отсюда, а не то еще на Снейпа напоремся: он последние две недели совершенно не в настроении - как взмылит нам мозги...
  
  - Кстати, может, все-таки сходим к нему и скажем? Он же не МакГонагалл - соображает, что происходит и что во всем этом крепко замешан Квиррел.
  
  - Ты меня со своей идеей пойти и доложиться нашему декану уже порядком достал. Ты понимаешь, Ронни, что он нас из школы исключит за то, что опять "нос суем не в свое дело"?
  
  - Ну, тогда хоть знать будет, что тут твориться.
  
  - А то без нас он не знает! А мы после этого героического поступка будем ручкой всем махать из купе Хогвартс-экспресса!
  
  - Да ну тебя... я же как лучше хотел...
  
  - А получится как всегда!
  
  Тихо переругиваясь, слизеринцы спустились в Главный Холл и оттуда отправились в подземелья.
  
  - Кстати, интересно, как нам Поттер собирается сообщить о том, что Квиррел приводит в исполнение свой план? Насколько я помню, свою многофункциональную змеюку он не захватил, когда шел к "Хогвартскому З-заике", - задумчиво произнес Малфой-младший. - А его пташка, по-моему, до сих пор где-то по Лесу ошивается.
  
  - Ну, найдет уж способ, это же Гарри.
  
  - Ух... наконец-то прохлада! Класс. На улицу сейчас просто не высунуться...
  
  - Потому что твой аристократически бледный нос мигом обгорит на солнце.
  
  - Ну, лучше уж пусть обгорит, чем твоими дурацкими веснушками покроется!
  
  - Э! Ты мои веснушки-то не трогай!
  
  Еще после двух-трех ничего не значащих фраз мальчики оказались в спальне первокурсников.
  
  - Так, стоп, а где все? - поинтересовался Рон.
  
  - Кто-то в Большом Озере топится, наверное... Весь пятый курс на квиддичном поле торчит: завтра матч Гриффиндор-Слизерин, и Флинт там с игроков тридцать три шкуры дерет...
  
  - Кстати, как думаешь, у нас шансы против Гриффиндорцев есть?
  
  - А то как же! Только брать надо количеством очков, а не поимкой снитча. Видел я, как Крысеныш летает на тренировках: нам всем впору от зависти давиться!
  
  - Ага, тогда надо будет, как минимум, с пятой секунды квоффлом завладеть, чтобы успеть хотя бы до ничьей добрать...
  
  - Так это же на какой скорости летать-то надо? Помнишь матч "Львов" против пуффендуйцев? Поттер же буквально за две-три минуты снитч сграбастал.
  
  - Ну да, в таком случае нам, конечно, на поле делать нечего.
  
  - В таком случае Снейп Флинта просто на части порвет.
  
  - Да уж, бедняга, я ему не завидую... помнишь, как он после первого матча-то метался? - Уизли с разбегу бросился на свою кровать, которая от такого истязания жалобно скрипнула.
  
  - Сыграем в шахматы? - Рон достал из-под кровати коробку с теми самыми коллекционными шахматами, которые ему на Рождество подарил Драко.
  
  - Я что, ненормальный что ли? С тобой играть бесполезно: все равно результат один.
  
  - Ага, не хочешь свою малфоевскую гордость уязвлять? - фыркнул мальчик, но почти тут же внезапно с диким воплем буквально скатился с покрывала.
  
  - Что? - блондин вскочил со стоявшего в углу кресла.
  
  - Фу-ух! Нельзя же пугать-то так! - Рональд отряхнулся и поднялся с пола. - Тут у меня на кровати, оказывается, поттеровская змеюка окопалась.
  
  Драко нервно хмыкнул.
  
  - Э, да у нее в одной из пастей что-то есть! - Уизли боязливо протянул руку в сторону центральной головы руноследа, ожидая, что в любую секунду две другие головы немедленно вцепятся ему в ладонь.
  
  - Ну? - Малфой подошел ближе.
  
  - Записка от Поттера:
  
  "Как только получите от Шинзора это сообщение, отправляйтесь на третий этаж: Квиррел приступил к исполнению своего плана. Я буду ждать вас у двери в коридор с Пушком".
  
  - Та-ак, началось, - пробормотал Рон. - Ну, идем?
  
  - Да пошли уж.
  
  Теперь слизеринцам предстоял обратный путь: из подземелий подняться на третий этаж, что они и сделали за довольно короткий срок.
  
  - И где же Поттер? - недовольно осведомился Драко.
  
  - Задержался? - предположил Уизли.
  
  - Да нет! Это он нас ждать должен, а не мы его! И потом, мы сами слегка запоздали: пока в Большой Зал заглянули, пока в гостиной перекусили бутербродами...
  
  Рональд нервно оглянулся.
  
  - Мне все это не нравится, - произнес он. - Малфой, что там твое расчудесное эмпатическое чутье нам сообщает?
  
  - Заткнулось и молчит в тряпочку.
  
  - Обнадеживает, - фыркнул рыжий мальчик. - Слушай, а может, он нас действительно долго прождал и решил сам пойти?
  
  - Я ему голову оторву в таком случае.
  
  - Ну, вдруг он думал, что мы его нагоним?
  
  Из-за поворота ни с того ни с сего вылетела раскрасневшаяся от быстрого бега Гермиона Грэйнджер.
  
  - Мальчики, вы Джереми не видели?
  
  - Нет, - хором ответили слизеринцы.
  
  - А тебе Гарри случаем не попадался? - тут же спросил Рональд.
  
  - Нет, - гриффиндорка покачала головой. - Думаете, они оба уже там?
  
  Девочка взглядом указала в сторону двери, за которой притаился трехглавый пес.
  
  - Скорее, там уже Крыс, а наш Поттер где-нибудь еще гуляет, - ехидно произнес Драко.
  
  - Не факт, - отрезал Рон. - А давно твой Джерри смылся в сторону Пушка?
  
  - Ну, во-первых, он не мой...
  
  - О, Мерлин Великий, Грэйнджер, ближе к делу! - закатил глаза Малфой-младший.
  
  - Уже минут пятнадцать как он с друзьями из башни ушел.
  
  - А где же ты все это время была? - вытаращился Уизли.
  
  - Ну, я... - гриффиндорка смутилась.
  
  - Понятно. Ты посчитывала вероятность того, что они тут выживут, - Драко от нее отмахнулся. - Ну, так мы пойдем к этому Пушку или нет?
  
  - А, черт с ним, с Гарри, надо будет - догонит.
  
  - К тому же, он нам сам устроит... Апокалипсис в локальном масштабе, если выясниться, что мы тут за лишней болтовней камушек упустили... все, вперед. Грэйнджи, ты с нами?
  
  Девочка утвердительно закивала.
  
  - Тогда вперед и с песней!
  
  Малфой, морально подготовившись к тому, что сейчас прямо на него прыгнет здоровая трехголовая псина, распахнул дверь и так и замер на пороге: Пушок мирно посапывал под какие-то мелодичные звуки, раздававшиеся со стороны стоявшего рядом с ним анемона-большеглазки.
  
  - Либо это Квиррел такой умный, либо тут точно мимо Поттер пробегал. Наш Поттер, я имею в виду - тот, который слизеринец, - прокомментировал блондин увиденное.
  
  - А я-то думаю, куда у нас из спальни анемон делся?
  
  - Так вы считаете, что камень хочет похитить Квиррел? - полюбопытствовала Гермиона. - Не Снейп?
  
  - Слушай, Грэйнджи, мы нашего декана знаем. Ему это и даром не надо, пускай даже он бывший... - Рон замолчал, получив от Малфоя чувствительный тычок под ребра.
  
  - Короче, сложи два и два - поймешь, - отрезал Драко.
  
  - Но ведь на матче... - запротестовала девочка.
  
  - Так, Грэйнджер, я специалист по Древней Магии, уж поверь, это так, и я точно знаю, какое на матче Северус Снейп применял заклинание. Он пытался помочь Джереми, используя контрзаклинание к тому, что в этот момент на метлу нашего гриффиндорского героя накладывал Квиррел. К тому же, мы думаем, что тролля в Хэллоуинскую ночь в Хогвартс пустил именно Квиррел. И вообще, вот найдем Философский камень - все сама увидишь и поймешь, а здесь не место для дебатов, Мисс-хочу-все-знать!
  
  Гермиона на это обиделась и совершенно по-макгоногалловски поджала губы.
  
  - Кстати, глянь-ка, Малфой, что там в углу стоит? - Рон кивнул в сторону одной из стен.
  
  - Моя музыкальная шкатулка? Что она тут делает?
  
  - М-да, теперь точно понятно, что тут был Поттер. Иначе кто еще догадается использовать твою шкатулку в качестве подстраховки? Ни один нормальный человек ее ни в жизни слушать не будет!
  
  - Предположительно, под этой прекрасной трехголовой тушей находится люк, - Драко сделал вид, что колкости не услышал. - Уизли, давай-ка вдвоем его "Вингардиум Левиосой" чуть-чуть отодвинем.... А ты, Грэйнджер, отойди пока в сторонку.
  
  Оба мальчика единым движением вскинули волшебные палочки и произнесли левитационное заклинание. Спящий Пушок лениво взмыл в воздух, отплывая чуть в сторону и открывая ведущий куда-то вниз люк.
  
  - У нас есть последний шанс передумать, - сообщил Драко Малфой. - Желающих вернуться обратно в гостиные нет? Отлично, тогда прыгаем в люк. Дамы вперед.
  
  - Очень смешно, - пробормотала Гермиона Грэйнджер.
  
  - Мы тебе не Гарри, будь он неладен, Поттер, который любой гриффиндорке готов руку подать и плащ подстелить.
  
  Девочка села на край люка, а затем соскользнула вниз, продолжая удерживаться на руках. Через несколько секунд она собралась с духом и разжала пальцы. Откуда-то снизу раздался смачный плюх.
  
  - Все в порядке, герои, - крикнула им Грэйнджер, - можете прыгать: посадка будет мягкой!
  
  Через мгновение оба слизеринца один за другим приземлились рядом с ней.
  
  - Что это такое? - поинтересовался Драко.
  
  - Кто его знает, - фыркнул Рон. - Может, позаботились, чтобы падать мягче было...
  
  - Ага, позаботились! - взвизгнула гриффиндорка. - Посмотрите на себя!
  
  Все трое, покоившиеся на постоянно извивающихся клубках каких-то лиан, недоуменно оглядели себя. Эти самые лианы как-то незаметно успели обвить ноги, причем так, что даже пошевелиться было невозможно.
  
  - Не шевелитесь, иначе они вас задушат еще быстрее, - произнесла Гермиона. - Это "дьявольские силки".
  
  - О-па! Ну, Спраут, удружила! - фыркнул Рон. - Помнишь, Хагрид говорил, что она тоже участвовала в установке защиты над Философским камнем? Вот, оказывается, что за растеньице она сюда посадила.
  
  - Силки... Мы же их недавно проходили! - Грэйнджер явно паниковала. - Как же их уничтожить? Я не помню!
  
  - Вы, два гения, соображайте быстрее! - воскликнул Малфой, которого лианы уже обвили почти по самую шею.
  
  - Так, дьявольские силки любят влажность и живут преимущественно...
  
  - Влажность, говоришь? - Рон кое-как освободил руку от гибких зелено-бурых плетей. - Ignis Sopitur!
  
  Окружающие их лианы вспыхнули ярко-алым, явно магическим огнем. Сами лианы горели, но не было ни дыма, ни какого-то особенного жара, да и самих юных волшебников огонь не касался.
  
  - Что это за заклинание? - поинтересовалась Гермиона спустя несколько секунд, когда выбралась из вороха полуобгоревших листьев и стеблей вслед за мальчиками.
  
  - "Чуть тлеющий огонь", - лаконично ответил Уизли, окидывая взглядом пещеру с высокими сводами, в которой они оказались.
  
  - Не особенно похоже, чтобы он едва-едва тлел, - съехидничал Драко.
  
  - Что ты цепляешься к каждому моему слову? Это же не я такое название придумал! - возмутился рыжий мальчик.
  
  - Что хочу, то и делаю! Не хватало еще, чтобы всякие тут Уизелы указывали, как мне поступать!
  
  - Тише, не время ссориться, - осадила их девочка. - Кстати, нам нужно во-он в тот проход.
  
  - Ага, там даже, вроде, лестница виднеется... - протянул Уизли.
  
  Вскоре действительно показалась лестница, ведущая вниз и скудно освещаемая нещадно чадящими факелами, из-за чего обоим слизеринцам пришлось использовать "Люмос", чтобы хоть как-то более прилично осветить себе путь.
  
  Где-то впереди отчетливо послышалось шуршание.
  
  - Интересно, что там такое? - произнес Малфой.
  
  - Там свет впереди... и что-то движется. Ну, особого выбора у нас нет, так что предлагаю ускорить шаг, - ответил Рон.
  
  Добравшись до конца коридора, трое волшебников оказались у входа в гигантский зал с высоким потолком. Под самыми сводами зала порхала целая стая мелких, ярко блестевших в неизвестно откуда пробивающемся свете птиц. На другой стороне зала была тяжелая дверь с массивным замком.
  
  - Это же ключи! - воскликнул зоркий Рональд, несколько секунд приглядывавшийся к блестящему скоплению "птиц".
  
  - А там замок. Логика ясна? Вон, кстати, и метлы стоят...
  
  - Еще чего не хватало! Ключи эти на метле ловить! - воскликнула Гермиона Грэйнджер и быстрым шагом направилась к двери в следующее помещение. - Alohamora!.
  
  Ничего не произошло. Как ни странно, из-за двери послышались какие-то приглушенные звуки... Гриффиндорка сглотнула.
  
  - Штучки в духе старины Флитвика, - прокомментировал Малфой-младший.
  
  - Поэтому ваши с Грэйнджи познания здесь бесполезны - клин клином тут не выбьешь. А вот моя магия вполне пригодится: вряд ли преподаватель Чар предполагал, что в Хогвартсе найдется специалист по Древней Магии, - самодовольно заявил Рон Уизли.
  
  - Ага, специалист, как же! - фыркнул уязвленный блондин.
  
  Рональд на это сделал какой-то непонятный жест и произнес:
  
  - Imperarum aperire, ad Blasearum nomene!
  
  В этот момент, видимо, дверь должна была распахнуться настежь и едва ли не ковровую дорожку выкатить к ногам студентов, но этого не произошло.
  
  - Ну, чего смутился, великий и могучий чародей? - ехидно произнес Драко.
  
  - А-а почему она не открылась-то? - Рональд начал ощупывать дверь и ее замок. - Ничего не понимаю! То, что я сейчас применил, стандартный приказ на открытие любой двери или какого-либо запечатанного предмета. Приказ, сопровождаемый именем Блазеара, должен ломать любую запирающую магию.
  
  - А это просто замок, Уизли, вот так-то! Поэтому, сделаем проще: Accio, ключ от этого замка!
  
  Манящие чары тоже не сработали.
  
  - Гений юный... "ключ от этого замка"... уморил, - фыркнул Рон. - Ты даже четко сформулировать название предмета не можешь!
  
  - Так, похоже, мальчики, придется все-таки садиться на метлу... - покачала головой Гермиона.
  
  - Вперед, - Рон Уизли сделал приглашающий жест. - Сама хочешь или Дракоше уступишь?
  
  - Сейчас за "Дракошу" схлопочешь, - отрезал блондин, забираясь на метлу.
  
  - Ой-ой-ой, как я испугался, ловец ты наш новоиспеченный! Ты, наверное, думаешь, что и Джереми Поттера за пояс заткнешь своим непревзойденным мастерством?
  
  Что-то процедивший сквозь зубы Драко резко оттолкнулся от земли и взлетел. Покружив над головами своих товарищей по приключению, он направил метлу в сторону скопления летающих ключей.
  
  - А вы что, постоянно между собой ругаетесь? - Гермиона Грэйнджер повернулась к внимательно наблюдающему за действиями товарища Рону.
  
  - Не-а, просто в шоковой ситуации... да еще и без нашего главного сдерживающего элемента...
  
  - В смысле, Гарри? - не поняла девочка.
  
  - Смотри, куда летишь, идиот! - воскликнул Уизли при виде того, как Малфой чуть не вписался в стену, не успев выровнять метлу после очередного виража.
  
  - Заткнись! - рявкнул тот, паря под самым потолком. - Сейчас сам вместо меня полетишь!
  
  - Испугал... - хмыкнул Рональд. - Так-так, а это что такое?...
  
  Рыжий слизеринец внимательно вгляделся в "ключную" тучу, за которой уже несколько минут совершенно без всякой пользы для дела летал Малфой-младший.
  
  - Accio, ключ с помятыми крыльями! - в руку Рона через несколько мгновений, слабо трепеща, опустился огромный серебряный ключ с сильно помятым крылом. - Все, Малфой, спускайся.
  
  - Ты как это умудрился? - удивленно воскликнул Драко.
  
  - Если бы крылья у ключа не были мятыми, нам бы ни в жизни такой трюк не провернуть, - пожал плечами Уизли. - Спасибо тем, кто здесь до нас прошел. Так, вперед.
  
  Мальчик с силой вонзил ключ в замок и повернул. Раздался гулкий щелчок, и дверь открылась. Впереди было темно, хоть глаз выколи. Стоило только товарищам по несчастью переступить порог очередного зала-или-еще-какой-либо-пещеры, произошло сразу два события: за ними захлопнулась дверь и в зале зажглись все факелы, которых, кстати, было не мало. Заодно сразу стало понятно, кто издавал те крики, которыми "наслаждались" трое студентов, пока пытались отыскать нужный ключ.
  
   Они стояли на краю поистине гигантской шахматной доски, прямо за черными фигурами, которые были выше их на три-четыре головы. У стоящих напротив них белых фигур лиц не было. А в ряду черных, на месте двух пешек, стояли Терри Робертс и Дэви Маркс.
  
  - Ну, наконец-то хоть кто... - начал Маркс, но, увидев, кто именно пришел к ним на помощь, выпучил глаза. - Малфой, Уизли и Грэйнджер? Моргана меня подери! Лучше бы мы тут так и остались стоять!
  
  - Мальчики, да что же с вами случилось? - Гермиона сделала шаг в сторону доски, но на нее тут же рявкнул за это Робертс:
  
  - Стой, дура! Если встанешь на доску, сдвинуться уже не сможешь! Не суйся, идиотка!
  
  - Так, хватит на нее орать! - вспылил разом подобравшийся при виде гриффиндорцев Драко Малфой. - Живо объясняйте, что тут случилось и какого Мерлина вы тут делаете?
  
  - Ну, мы вместе с Джереми пошли за Философским камнем, - начал Дэви. - Когда подошли к коридору с Пушком, увидели, как к ней приближаются две фигуры в плащах и капюшонах, и тихонько прокрались вслед за ними. Пушка эти двое усыпили каким-то цветком и шкатулкой, те гадские ползучие растения вообще сожгли к чертям и что-то наколдовали с ключами. Мы-то догадались почти след в след за ними идти, так что успели дойти до этой шахматной доски, а потом оказалось, что они о нас знают. Они наколдовали что-то и вдруг все фигуры с доски убежали в стороны. А тот, что повыше был, обездвижил Джереми, связал и левитировал за собой куда-то дальше. Мы за ними побежали, а тут-то колдовство и кончилось: мы остались стоять на месте этих пешек и никак не могли сдвинуться, а остальные шахматные фигуры вернулись на свои места.
  
  - Прекрасно, - пробормотал Рон. - Догадываетесь, кто был вторым, а?
  
  - М-да уж, замечательный расклад вышел, - кисло улыбнулся Драко. - Как представлю, против кого нам придется...
  
  - Так, ну, ладно, сейчас мы, так сказать, информацию из первых рук получим! - рыжий слизеринец подошел к одному из черных всадников и дотронулся до его коня.
  
  Всадник тут же ожил: сам он вопрошающе посмотрел на Рона сквозь забрало своего шлема, а конь начал рыть копытом землю, или чем там была шахматная доска.
  
  - Сэр, нам нужно присоединиться к вам, чтобы перейти на ту сторону и попасть к следующей двери?
  
  Рыцарь кивнул.
  
  - А, как нужно... э-э-э... командовать вами?
  
  - Встань на место любого из нас и скажи "возлагаю на себя право командования", - раздался сухой, смахивающий на скрежет камней друг о друга, голос из-под шлема.
  
  - Отлично, благодарю, - Уизли повернулся к Гермионе и Драко. - Нуте-с, приступим. Поскольку я лучше вас всех играю в шахматы, думаю, все согласятся, что командовать должен я?
  
  Слизеринец и гриффиндорка переглянулись и закивали.
  
  - Так, тогда вот как поступим: Робертс и Маркс останутся пешками. Малфой, встань на место офицера, того, что слева.
  
  Вышеозначенный офицер ожил, и, сойдя со своего места, сделал приглашающий жест. Драко, у которого нервно дергалось веко, занял его место и кивком головы поблагодарил за переданный ему меч, которым, кстати, он все равно владеть не умел. Офицер сошел с доски и встал сбоку.
  
  - Гермиона, ты будешь... будешь... куда бы тебя поставить? Если бы на месте тебя был Гарри, я бы его поставил вместо королевы - у него всегда была просто гигантская свобода маневр... но ты, наверное... хотя, чем черт не шутит? Ладно, уж, будешь черной королевой, иди.
  
  Каменная фигура надменно повернулась и, взмахнув многочисленными юбками, направилась к офицеру.
  
  - Так, ну а я сам... пожалуй... буду конем.
  
  Тот самый рыцарь, который так любезно разъяснил юному шахматисту тонкости происходящего, слез со своего коня и отправился к остальным черным фигурам, сошедшим с доски. Рон взгромоздился на коня и взял в руку тяжелое каменное копье.
  
  - Так, ну что ж, начнем нашу партию. Я, Рональд Уизли, возлагаю на себя право командования черными фигурами.
  
  Белые, которые, по идее, должны были ходить первыми, продолжали стоять.
  
  - Ну, что опять не так? - воскликнул Рон.
  
  - Ты не так это произнес, маг, - сообщила ему каменная королева.
  
  - Спасибо большое! - желчно произнес Рональд. - А вы, кстати, не хотите мне заодно и пару ходов подсказать?
  
  - Не имеем право, - отрезала она.
  
  - Ох, ну и не надо! Ego, Ronald Weasley, accommodare sibi ad juris imperium supra pullus figurae!
  
  - Приказывай! - рявкнули в двенадцать глоток черные шахматные фигуры.
  
  - Это все, похоже, сделала профессор МакГонагалл, - задумчиво произнесла Гермиона Грэйнджер. - Оживление статуй - один из разделов высшей трансфигурации.
  
  - Видимо, фантазия у вашей деканши очень бурная, - фыркнул Драко.
  
  - Тише, - прикрикнул на них Уизли. - Белые начинают ходить.
  
  Одна из центральных белых пешек передвинулась на две клетки вперед.
  
  - Так, Робертс, твой ход - тоже две клетки.
  
  Терри покорно шагнул в требуемую клетку. Было видно, как у него тряслись коленки.
  
  Еще через несколько разминочных ходов пешками, Рон "выпустил" Гермиону.
  
  - Грэйнджер, на пять клеток влево - можешь взять вражеского офицера.
  
  Девочка послушно прошла нужное расстояние и коснулась рукой белой каменной фигуры. Офицер рухнул на поле. Бывший черный всадник, прогулочным шагом дошел до них и стащил с поля белый "труп".
  
   Пару тройку ходов спустя белая королева напала на второго черного всадника.
  
  - М-да, вы только не подумайте, будто я этого не предусмотрел, - дрожащим голосом произнес Рон, нервно сглотнув.
  
  В общем-то, пока что удача была на их стороне, хотя, может, дело было вовсе не в удаче, а в шахматистском таланте Рона? Белых фигур осталось меньше половины, а у черных, помимо Гермионы, Рона, Драко и до сих пор "живых" Робертса и Маркса, были еще две ладьи, второй офицер, пара пешек, и, собственно, сам черный король.
  
  - Ну, господа, осталось совсем немного... - вскоре пробормотал Уизли, от напряжения покрывшийся крупными бисеринами пота. - Так, Маркс, вперед на один сектор.
  
  - Вот еще! Ты что, не видишь, там королева стоит?
  
  - Помнишь, что вам Малфой сказал? Вы пушечное мясо, так что и действуй по своему прямому назначению! Я приказываю тебе!
  
  Ноги гриффиндорца сами его понесли на клетку вперед, прямо под удар белой королевы. Несколько мгновений спустя все тот же бывший всадник, а вместе с ним и бывший черный офицер и его стащили в доски.
  
  - Мне что, тоже надо иди? - плаксивым голосом спросил Терри.
  
  - Нет пока, не дергайся и не паникуй. Гермиона, на G3, рысью! Так, шах у нас уже есть. Осталось мат поставить...
  
  Белый король, стоявший наискось через клетку от девочки, совсем по-человечески вздрогнул. Белая королева сместилась на клетку назад.
  
  - Малфой, быстрее, атакуй королеву!
  
  Драко почти бегом рванулся к белой фигуре, неумело обрушивая на нее меч.
  
  - Хорошо, Робертс, твой выход. Сейчас благодаря тебе я смогу забрать второго офицера белых. Пошел.
  
  Гриффиндорец, нервно втянув носом воздух, обреченно шагнул на клетку вперед. На него обрушился удар белого офицера.
  
  - Великолепно, а вот я тебя за это теперь... - теперь уже сам Рон обрушил на офицера свое копье.
  
  На пару клеток вперед сместилась ладья.
  
  - Малфой, три клетки вправо. Молодец, ты тоже зажал короля. Осталось только мне...
  
  Ладья шагнула еще на две клетки.
  
  - А вот фигушки вам, - Уизли быстро переместился на очередную положенную ему букву "г". - Мат! Все, властитель умер, шах и мат!
  
  Белый король снял с себя корону и бросил ее под ноги победителей. Сбоку уважительно зааплодировали черные фигуры - рыцарь, офицер и королева.
  
  - Вы можете идти дальше, - проскрипел бывший всадник.
  
  Трое студентов с явным облегчением сошли с доски и направились к двери в следующее помещение.
  
  - Так, Хагрид был, Спраут была, Флитвик был, МакГонагалл была...
  
  - Остались Квиррел и Снейп, - подсказала Гермиона, еще не совсем пришедшая в себя после шахматной партии.
  
  И действительно, в следующей комнате юных волшебников поджидал тролль, а вместе с ним и отвратительный запах. Правда, к счастью, сам тролль был без сознания, о чем свидетельствовала и огромная шишка, занимавшая большую часть его головы.
  
  - Ладно, хоть не пришлось с ним сражаться... - хмыкнул Малфой, предварительно зажав нос. - Впрочем, это было бы не так уж и сложно, но все-таки... так что давайте-ка быстрее пройдем дальше.
  
  В следующей небольшой, в общем-то, комнатке их не ждало ничего страшного. Только стол и стоящие на нем в ряд семь разнокалиберных сосудов, наполненные ярко-алой жидкостью, на поверхности которой играли блики в свете факелов.
  
  - Так, это детище профессора Снейпа. Что тут надо делать? - задумчиво произнес Драко Малфой.
  
  Как только волшебники подошли к сосудам, сзади и впереди, отсекая их от дверных проемов, вспыхнул ярко-фиолетовый огонь.
  
  - Уизли, что это такое?
  
  - "Пламя тьмы", насколько я понимаю, - отозвался рыжий мальчик.
  
  - И как его снять?
  
  - В том-то и дело, что никак. Более того, этот огонь способен убивать магов. Хотя, раз здесь стоят сосуды с зельями, все, что нам нужно - найти искомую бутыль и с ее помощью пройти сквозь стену огня. Грэйнджер, глянь, что там за пергамент?
  
  - Подсказка, какой нам нужен флакончик с зельем, - девочка протянула им листок со стихом.
  
  - М-да, поэтических талантов у Снейпа не наблюдается, - прокомментировал Драко. - Ну, кто из вас, великих логиков, нам на этот раз поможет?
  
  - Я пока подумаю над загадкой, - робко произнесла Гермиона.
  
  - А я попробую определить, где находится яд, - задумчиво произнес Рон.
  
  В то время как гриффиндорка осматривала флакончики, Уизли отставлял в сторону те, которые, по его мнению, содержали яд.
  
  - Что ты делаешь? - возмутилась девочка. - Ты точно уверен, что яд находится именно в этих?
  
  - Грэйнджер, я врожденный алхимик и могу наличие яда определять со стопроцентной точностью. Совсем другое дело узнать, что именно это за яд...
  
  - Ты врожденный алхимик? - глаза девочки удивлено расширились.
  
  - Да-да, Гарри Поттер вокруг себя собирает только одаренных волшебников, - скучающим тоном заметил Малфой-младший. - А теперь не могли бы вы вернуться к нашей маленькой проблемке?
  
  - А я уже отгадала. Самое важное, практически напрямую указывающее на то, какие нам нужны флакончики, написано в последнем четверостишье. Все остальное только для того, чтобы запутать посильнее.
  
  - Замечательно, ну и...?
  
  - Нам нужен самый маленький флакончик. Правда, я сильно сомневаюсь, что его хватит на всех троих.
  
  - Ничего, просто сделаем маленькие глотки.
  
  Все трое по очереди глотнули из маленькой бутыли.
  
  - Отвратительно. Такое ощущение, будто глыбу льда проглотил, - буркнул Рон. - Ладно, идем.
  
  Драко внезапно схватился за голову.
  
  - Ты чего? - удивленно произнесла Гермиона.
  
  - Он там, - выдохнул Малфой. - В следующем зале.
  
  - Так, Гермиона, остаешься с ним, я иду дальше.
  
  - Нет, - Драко отрицательно мотнул головой. - Идем все. Я взял с собой амулет, так что как-нибудь справлюсь. Не обращайте внимание.
  
  - Уверен? - переспросил Рональд.
  
  - Да. Пошли.
  
  Все трое шагнули в следующий зал. В последний. Там их уже ждали.
  
  
  * * *
  
  
  
  - Добрый вечер, - им вполне приветливо улыбнулся профессор Квиррел, первый, кого они увидели в небольшом зале.
  
  - Мы вас уже заждались, - раздался откуда-то сбоку холодный голос. Из-за одной из колонн вышел Гарри Поттер. Лицо его больше напоминало застывшую восковую маску, на которой только выделялись горящие адским огнем зеленые глаза. - Неужели не могли побыстрее?
  
  - Ну же, Гарри, будь снисходителен к своим друзьям, - нарочито строго сказал Квиррел.
  
  - Так ребята были правы и это... вы, а не профессор Снейп? - хрипло спросила Гермиона.
  
  - А вы думали, что это Северус? - Квиррел расхохотался. Его ледяной пронзительный смех резал уши. - Да, выглядит он, прямо скажем, подозрительно. Похож на огромную летучую мышь. Он оказался очень и очень полезен. При наличии такого зловредного Снейпа, вряд ли кто-то мог заподозрить б-бедного, н-несчаст-тного п-профессора К-квиррела, кроме, пожалуй, этого воистину одаренного мальчика, который сделал правильный выбор, присоединившись ко мне. И ему уже давно известно, что именно я пытался убить на матче Джереми Поттера, который, кстати, тоже здесь.
  
  Только теперь юные маги заметили лежащего в углу и связанного по рукам и ногам Джерри Поттера, который с широко открытыми от ужаса глазами наблюдал за происходящим.
  
  - О да, я пытался его убить, но Снейп мне помешал, а потом еще и вы, мисс Грэйнджер, меня сбили с ног в самый ответственный момент. А позже Северус и вовсе вызвался судить следующий матч, надеясь снова помешать моим планам. Но ему не стоило так стараться: на игре был Дамблдор, я все равно ничего не мог сделать. А потом вы все снова влезли в это дело, помешав мне в Хэллоуин, когда я выпустил тролля. У меня есть особый дар управляться с этими безмозглыми гигантами. А теперь вы никак не даете мне с моим юным союзником разобраться с этим чертовым зеркалом!
  
  Бывший профессор сорвался на крик. Оказывается, в центре зала, прямо за ним, находилось то самое зеркало Еиналеж, с которым в Рождественские каникулы столкнулись Поттеры.
  
  - Accio, волшебные палочки Уизли, Малфоя и Грэйнджер, - сухо произнес Гарольд. - Рекомендую вам не мешать, а, впрочем, профессор Квиррел, будьте так любезны...
  
  Старший маг, не отрываясь от зеркала, взмахнул палочкой и всех троих мгновенно опутали веревки.
  
  - Так, что же нам все-таки делать с этим зеркалом? Глупый Джереми Поттер не желает подчиняться воле нашего господина... жалкий мальчишка, из-за него все могло бы сорваться.
  
  - Господина? Какого господина? - удивленно переспросил Драко, едва отошедший от шока, испытанного при увиденном. Их лучший друг так просто отказался от них из-за какого-то камня?
  
  - Великого мага, который всегда незримо присутствует рядом с нами, - произнес Гарри Поттер. - Лорд Волан-де-Морт, величайший чародей, из когда-либо существовавших, даже сейчас не потерявший свей мощи.
  
  - Используйте мальчишку... Джереми Поттера... он знает тайну зеркала...
  
  Гарри повернулся к брату и взмахом палочки извлек у него изо рта кляп.
  
  - Встал и подошел к зеркалу, живо, - приказал мальчик.
  
  Джереми, пошатываясь, поднялся и последовал приказу. Он все пытался что-то сказать, но, видимо, на него были наложены еще какие-то чары.
  
  - Что ты видишь? - спросил у него Квиррел.
  
  - Я... я вижу, что стал Министром Магии и мне все поклоняются... - всхлипывая, выдавил из себя Крыс. - И... и еще...
  
  - Бог ты мой, какое честолюбие, - фыркнул Гарольд, ровным, прогулочным шагом перемещающийся по залу. - Министр Магии... высоко метишь, братишка... Может, еще Мерлином Великим стать желаешь?
  
  Гарри прогулочным шагом прошелся за спинами своих связанных однокурсников.
  
  - Но я не виноват! - внезапно тонко воскликнул Джерри. - Ему Дамблдор тоже сказал, как использовать зеркало!
  
  - Что?! - голос Квиррела исказился от ярости.
  
  - Sphaera Glacialis! - коротко произнес на это Гарри Поттер. - Ну, и чего вы встали-то? Я вам просто так, что ли, палочки отдал?
  
  Рон, первые несколько секунд просто ошалело молчавший, издал какой-то непонятный, но явно радостный вопль.
  
  - Вот урод! Гад! А мы-то подумали, что ты действительно переметнулся на его сторону!
  
  - Поттер у нас просто великолепный актер, - процедил сквозь зубы Драко, стягивая опутывающие его веревки. - Очень любит на публику работать.
  
  - Да ну вас, - мальчик от них отмахнулся. - Зато все очень хорошо получилось. С Квиррелом мы уже разобрались, и осталось только...
  
  Он махнул в сторону зеркала.
  
  - Фу-ух, ну ты нас испугал! - Рон все никак не мог отойти от потрясения. - Мы тут... а он...
  
  Гермиона, освободившаяся от веревок, сразу бросилась к Джереми.
  
  - Avada Kedavra!
  
  Заклятие ударило чуть выше головы Гарри Поттера и попало в стену.
  
  - Ты... жалкий предатель... - прошипел мокрый насквозь, но сумевший освободиться от ледяного плена "профессор". - Посмел меня так надуть...
  
  - Какая жалость, - с наглой усмешкой фыркнул Гарри. - Бедный дядя Волан-де-Морт... обидели его...
  
  Квиррел взревел дурным голосом, а вместе с ним раздался еще один оскорбленный рык:
  
  - Уничтожить их всех! Приказываю!
  
  Джереми, у которого, похоже, на эту фразочку рефлекс сработал, рванул к проему в предыдущую залу.
  
  - Джерри? - удивленно воскликнула гриффиндорка.
  
  Однако перед аркой в тот же момент вспыхнул столб темно-лилового огня.
  
  - Опять, - пробормотал Уизли.
  
  - В рассыпную по залу! - крикнул Гарольд, уворачиваясь от очередного заклятия. - Ему нужен только я!
  
  - Ошибаешься, - прошипел Квиррел, а точнее, нечто сзади него. - Узрите могущество Темного Лорда! - бывший профессор начал медленно разматывать тюрбан на своей голове.
  
  - Что-то думается мне, ничего хорошего мы не увидим, - как-то слабо улыбнулся Рон, спрятавшийся за одной из колонн вместе с Гермионой, которую он утянул следом за собой.
  
  Квиррел, чья голова в отсутствии тюрбана резко уменьшилась, повернулся к ребятам спиной. Там, где у всех нормальных людей находится затылок, у него находилось второе лицо. Мертвенно-бледное, с узкими щелями вместо ноздрей и ярко-алыми глазами, пылающими безумным гневом.
  
  - Ты... посмел... меня обмануть, мальчишка! А ведь мы могли бы стать союзниками... настоящими... и ты получил бы всю ту власть, которая причитается тебе по праву... и не должен был бы пресмыкаться перед этими грязнокровками и бессильными глупцами, мнящими себя центром всего мира...
  
  - Пока что бессильный глупец, который себя пупом земли считает, это ты, - сухим и безжизненным голосом произнес Гарольд. Похоже, слова Лорда что-то в нем задели.
  
  - Жаль, жаль, что ты отвергаешь такую возможность... стать всемогущим! Мой верный слуга заставит тебя сделать то, что мне нужно! Или убьет, если ты будешь сопротивляться!
  
  Квиррел снова поднял палочку.
  
  - Imperio!
  
  Гарри снова увернулся. Откуда-то со стороны колонн появились несколько вспышек: наконец-то пришли в себя Драко и Рон. Дальше началась сплошная круговерть. Квиррел использовал отражающие щиты, так что досталось всем и с лихвой. Стены крошились, колонны разлетались на куски, а в центре всего этого бедлама "фехтовали" на палочках Квиррел и Гарри Поттер. Джерри давно уже забился в дальний угол и даже не делал никаких попыток ввязаться в сражение. Рон Уизли, как мог, помогал своему другу атакующей магией, Драко Малфой и Гермиона Грэйнджер вместе творили один за другим мощные щиты. Поскольку атаковать Драко не мог из-за постоянно пульсирующей боли в голове, ему оставалось использовать только одни из самых сильных щитовых чар.
  
  - Aequitas! Vecordia! Apathai! Aequanimitas! - выпалил Рон целую цепочку психических чар. И тут же ему пришлось защищаться от своих же заклятий, которые Квиррел, у которого выдалась свободная секунда, отправил "обратным адресом".
  
  С такой скоростью Драко Малфой не колдовал уже давно.
  
  - Грэйнджер, в сторону! Murus! Meritum! Veto! Verbatim! Ad Dragom Volen!
  
  Все выставленные им пять щита, кроме "драконьего", были сметены одним махом: видимо, Рон вложил в чары очень много сил. Последний же щит, лишь немного прогнувшись на пару секунд, устоял. На его поверхности начали возникать толстые алые жгуты, переплетающиеся в клубок где-то в районе центра щита.
  
  - Началось, - удовлетворенно произнес Драко, продолжавший удерживать щит.
  
  Клубок алых нитей продолжал разрастаться, а Квиррел, только что увернувшийся от очередного проклятия в исполнении Гарри Поттера и заметивший сию странность, удивленно вытаращился.
  
  - Это еще что такое?
  
  - Asseris! Chaos Saltatio! Silentum Saecultus! - Гарольд тем временем тоже не спал.
  
  Но все его заклятия Квиррел отразил одним-единственым взмахом палочки и тоже в сторону щита "Дракона", видимо, заинтересовавшись, что же будет дальше. Гарольда он следующим взмахом отшвырнул к стене.
  
  На щит заклятия никак не повлияли, хотя, без сомнения, были они не из самых слабых. Пожалуй, алый клубок только разросся еще сильнее. Вот из него, словно из кокона, возникли очертания дракона. Алый крылатый ящер, оживший сгусток энергии, деловито огляделся и уставился на Квиррела. Сам же маг тем временем нехорошо ухмыльнулся.
  
  - Accio, Джереми Поттер! - прошипел он. Что самое странное, Джерри буквально выдернуло из его закутка и швырнуло прямо в руки Квиррела. Но вот только стоило ему дотронуться до гриффиндорца, как зал огласили сразу два вопля: руки Квиррела покрылись волдырями, а сам Джереми схватился за свой шрам в виде молнии. Алый дракон размером под четыре фута в это время оторвался от поверхности щита и взмыл под потолок. Он явно нацелился на Квиррела, снова вцепившегося в Джерри, несмотря на дикую боль, и закрывшегося мальчиком. Похоже, он готов был и частичное самосожжение вытерпеть, лишь бы живым остаться.
  
  Глаза Малфоя удивленно расширились.
  
  - Поттер! Он их убьет! - воскликнул блондин, перекрывая слившийся в один вопль.
  
  - Кто кого? - Гарри, пошатываясь, поднялся с пола. Судя по тоненькой струйке крови, текущей из края рта и огромной вмятины, оставшейся в стене, у него были какие-то внутренние повреждения.
  
  - Этот Дракон убьет и Квиррела, и Джереми! Он же сгусток чистейшей энергии! Они просто в мгновение ока сгорят оба! Сделай что-нибудь!
  
  Гарольд тяжело вздохнул.
  
  - Стой, - крикнула Гермиона, бросаясь к нему. - У тебя сил не хватит, ты использовал слишком много Высших заклинаний! Wingardium Leviosa!
  
  На ходу девочка левитировала один из осколков от колонны и швырнула его в Квиррела. Но бывший профессор Хогвартса продолжал сохранять бдительность, даже несмотря на то, что его руки уже начали гореть и по залу распространился сладковатый запах горелого мяса. Камень срикошетил обратно в гриффиндорку.
  
  Алый дракон же решил атаковать. Он рванул вниз, обратившись в сияющий сгусток энергии, собираясь насквозь прошить и Квиррела, и Джерри.
  
  - Не дождетесь! - Гарри усмехнулся. - Barathro Donare!
  
  Но заклятие сработало совершенно неожиданно. Огонь вспыхнул почти до самого потолка. Зеркало Еиналеж просто взорвалось изнутри, разлетевшись на десятки брызнувших в разные стороны осколков. Раздался грохот, и стены дрогнули. Посыпалось каменное крошево, а за ним начали отслаиваться и падать крупные глыбы.
  
  Гарри Поттер, полубезумно рассмеявшись, рухнул в пыль и потерял сознание.
  
  
  
  Глава 19. Время объяснений.
  
  
  
  Гарри Поттер не понимал, где он находится. С одной стороны, он точно был без сознания и покоился, окруженный густым покрывалом тьмы, где-то в неизвестном ему пространстве. Но, с другой стороны, он чувствовал (по крайней мере, частично) свое тело. Мальчик, сосредоточившись на этом ощущении, попытался шевельнуть рукой или ногой. У него ничего не получилось.
  
  "Да что же это такое, Мерлин побери?!" - мыслительный процесс, благо, оставался при нем в полном объеме.
  
  ...Но вот нагромождение камней над ним начало постепенно убывать. Кто-то буквально вытянул его из-под каменной плиты, которая, похоже, на него упала, но благодаря выступам в виде "огрызков" от колонн, не расплющила в малопонятную и не поддающуюся опознанию кашицу, а только "приятно" придавила.
  
  Словно издалека послышался бодрый голос Рона Уизли:
  
  - Сэр, как я могу вам помочь?
  
  - Для начала, Рональд, просто не мешайте, - еще никогда Гарри не был так рад слышать голос профессора Снейпа. - Позвольте узнать, а вы-то как умудрились оказаться в относительном порядке?
  
  - Я около во-он той колонны стоял... там камни почти не падали, как, например, в центре, где были Квиррел и Джереми.
  
  - С вами все ясно.
  
  - Сэр, скажите, с Гарри и Драко все нормально?
  
  - А может, вы еще поинтересуетесь здоровьем и своих гриффиндорских товарищей?
  
  - Да ну их! Мне главное узнать, что...
  
  - С ними все нормально. Еще двое-трое суток в Больничном крыле под присмотром мадам Помфри, и они встанут на ноги.
  
   Гарольд тем временем почувствовал, как его куда-то перекладывают, а потом и вовсе уносят. Звуки постепенно пропадали, и мальчик не придумал ничего лучше размышлений над нынешней ситуацией. Благо, от обычных людей маги отличались еще и тем, что даже в экстремальной и опасной для жизни ситуации могли достаточно здраво рассуждать и принимать верные решения. Другое дело, что эту полезную способность не каждый применял...
  
   Итак, все живы, и он своими действиями если кого и угробил, то только Квиррела, а ему туда и дорога... с Волан-де-Мортом за ручку. С Роном и Драко все в порядке, что само по себе просто великолепно, учитывая его, Гарри, совершенно наполеоновские планы. М-да, все просто замечательно закончилось, причем с наименьшими из всех возможных потерями. Надо сказать, что из всех предварительно обдумываемых им логических завершений "крестового похода за камнем", этот вариант казался наименее возможным, а вот ведь как все обошлось.
  
   Гарри Поттер постепенно, шаг за шагом, прокручивал все свои действия за этот день, мысленно возвращаясь к тому моменту, с которого все началось...
  
  ...Он быстро шел в кабинет Квиррела, оставив своих друзей позади. Был Дамблдор в школе или его неизвестно каким ветром сдуло с директорского трона, разницы для себя юный Поттер не видел никакой вообще. Более того, он был стопроцентно уверен, что весь этот фарс найдет свое завершение именно сегодня, а уж своей интуиции в таких делах, особенно, когда сия вольнодумная леди соизволяла дать о себе знать, слизеринец верил как никому другому. Поэтому Гарри мысленно прикинул, все ли находится на своих местах, сиречь насколько быстро он сможет добраться до некоторых вещичек в экстренном случае. По его расчетам все выходило правильно, особенно, если учитывать, что поблизости должен был быть Шинзор, сопровождавший мальчика во время каждого его похода к преподавателю ЗоТИ.
  
  В классе Защиты от Темных Искусств никого не было, и Поттера с распростертыми объятиями никто не встречал, что уже само по себе его не на шутку насторожило. Гарольд едва удержался от того, чтобы выругаться сквозь зубы. Неужели их "п-профессор" не утерпел и уже ушел за Философским камнем? Вот так-так! Слизеринец начал лихорадочно продумывать дальнейший план действий, когда дверь в кабинет тихо скрипнула. Вошел Квиррел, как никогда бледный и потерянный.
  
  - Зд-дравствуй, Г-гарри, - на их дополнительных занятиях профессор никогда не заикался, но сегодня, видимо, был особый случай. - Т-ты сегодня рано.
  
  - Добрый день, сэр. Видите ли, я решил, что... мне показалось, что сегодняшнее занятие будет очень важным, и пришел заранее.
  
  Мысленно (поскольку на глазах Квиррела он себе такой роскоши позволить не мог) мальчик облегченно выдохнул и немного расслабился. Все в порядке, панику до поры до времени можно не устраивать.
  
  - Д-да, ты прав. С-сегодня очень н-необычный день. Сегодня с-случиться то, чего я т-так долго ждал... к чему т-так долго готовился...
  
  Профессор, нервно передернув плечами, опустил на свой стол стопку пергаментов с записями. Его что-то очень беспокоило, и, чтобы взять себя в руки, он был вынужден сделать несколько глубоких вздохов. Это Гарольда очень насторожило.
  
  - П-послушай, Гарри, я тебе, конечно, доверяю и б-благодарю за помощь в некоторых... х-мм... приготовлениях. Но я точно д-должен знать, что ты на моей стороне... на нашей стороне.
  
  - Что вы имели в виду, когда говорили "на нашей"?
  
  - Видишь ли, все это время.... Впрочем, сначала поклянись Магической клятвой в верности нашему делу.
  
  "Он серьезно? Ну, ладно... "нашему"-то делу я еще как поклянусь! Вот только почему-то меня берет сильное сомнение, что оно имеет хоть что-нибудь общее с делом "вашим", профессор!".
  
  Слизеринец покорно выговорил формулировку магической клятвы и вслед за Квиррелом произнес, что же он, собственно, клянется исполнять. Только вот преподаватель ЗоТИ, похоже, не знал одной маленькой тонкости клятвенного ритуала, из-за чего его мог использовать только маг-легилимент или маг, обладающий врожденными эмпатическими или телепатическими способностями. Сия тонкость заключалась вот в чем: в первую очередь, клятвенная магия распространялась на то, какой смысл волшебник вкладывал в свои слова. Проще говоря, что он имел в виду, когда клялся что-либо выполнить. Поэтому для Гарольда Поттера, все эти тонкости прекрасно знавшего, обвести вокруг пальца своего преподавателя было несложно, что он и сделал, сказав одно, а подумав другое. Ибо он был точно уверен, что Квиррел о легилименции если даже слышал и то краем уха. Правда, мальчик все равно жизнь себе порядком испортил, поскольку первым, что ему пришло в голову, была клятва добыть Философский камень. Но, в принципе, он и так собирался во что бы то ни стало это исполнить. Просто теперь в выполнении его плана возникла еще и жизненная необходимость, так как с клятвенной магией, тем более, исполненной добровольно, шутки были плохи. Очень плохи. А это Гарри тоже очень хорошо знал.
  
  - Отлично, теперь ты можешь увидеть, - пробормотал Квиррел.
  
  - Что увидеть? Или кого?
  
  - Видишь ли, - взрослый маг снова нервно дернулся, - все это время я исполнял приказы своего Повелителя, великого чародея Лорда Волан-де-Морта.
  
  Теперь передернуло Гарольда. Тот, кто пытался убить его десять лет назад, все еще жив? И, более того, он строит такие грандиозные планы? Дела становятся все хуже.
  
  - Господин наделил меня силой и знанием, позволив узреть путь истинного мага.
  
  "Ага, а чем еще он наделил?", - ехидно подумал слизеринец, вслух же он произнес совершенно другое, стараясь избавиться от оттенка того же ехидства в голосе:
  
  - И где же ваш Повелитель? Он здесь, в Хогвартсе?
  
  Гарри, стараясь особенно не отвлекаться от разговора, мысленно прикинул, что ему делать. Все-таки облапошить по-настоящему Великого мага и стянуть у него из-под носа вожделенный камушек - дело ой какое нелегкое.
  
  - Да, он здесь, - ответил тем временем Квиррел.
  
  Гарольд выдохнул сквозь крепко стиснутые зубы.
  
  - Он всегда со мной, всегда сопровождал меня, наставлял... и наказывал за проступки. Он и сейчас здесь, с нами.
  
  В голову Поттеру закралась очень неприятная мысль по поводу этого Волан-де-Морта и легилименции. Причем, он уже начинал догадываться о том, что увидит. Мальчик внутренне подобрался.
  
  - Лорд Волан-де-Морт хотел лично увидеть своего юного сторонника, - сообщил профессор каким-то чужим ему, деревянным голосом.
  
  Гарри внимательно следил за каждым движением преподавателя. Квиррел начал медленно разматывать свой тюрбан.
  
  - Господин в последнее время был очень мною недоволен... я подвел его, - бормотал он.
  
  Отшвырнув в сторону длинный отрез лиловой ткани, только что бывший тюрбаном, он повернулся к Гарри Поттеру спиной.
  
  В ярко-зеленые глаза слизеринца впились алые щели того, чье лицо находилось на затылке преподавателя ЗоТИ.
  
  - Здравствуй, мальчик, - две тонкие полосы, заменявшие этому "нечто" губы, разомкнулись в неприятной усмешке.
  
  - Здравствуйте... сэр.
  
  - Весь этот год я наблюдал за тобой и моим верным слугой Квиррелом. Признаюсь, что доволен увиденным: ты хорошо мне послужил. К сожалению, я не могу быть абсолютно уверен в тебе, поскольку не могу проконтролировать твои мысли и правдивость той клятвы, что ты дал.
  
  - Не можете... мой Лорд? - Поттер постарался быть максимально вежливым, однако удержаться от вопроса не смог.
  
  - Слишком много моих сил ушло на поддержание того жалкого состояния полужизни, на которое ты со своим братом обрек меня. Но, исходя из того, как ты нам помог, я более или менее уверяюсь в твоей лояльности, Гарри Поттер. Теперь скажи мне, почему ты решил помочь моему слуге?
  
  - Ну, сначала мне просто было интересно: я с детства изучаю темную магию, - Гарольд тщательно обдумывал каждое слово. Все-таки чем черт не шутит? Волан-де-Морт мог и солгать о своих силах, а теперь просто устраивает ему завуалированный допрос. - А еще я всю жизнь хотел отомстить брату за то, что именно он в центре внимания. Все любят только его, а на меня не обращают внимания.
  
  - Да, мне известно, что вы друг друга ненавидите.
  
  - Он просто выскочка-неумеха, которому все поклоняются!
  
  Волан-де-Морт снова усмехнулся.
  
  - Тогда позволь спросить еще кое-что, мой юный последователь. Как давно ты раскрыл моего слугу?
  
  - Еще во время первого квиддичного матча. Я видел, как он колдует.
  
  - А что же твои друзья...?
  
  - Они ни о чем не подозревают, - отчеканил слизеринец. - Сначала, правда, они забеспокоились, но я быстро навел их на ложный след.
  
  - Что ж, ты действительно... очень ценен, как союзник. Итак, Гарри Поттер, ты уже знаешь, что мы сегодня собираемся сделать?
  
  - Да, мой Лорд. Вы... то есть мы сейчас отправимся за Философским камнем.
  
  - Верно. Над его охраной поработали почти все преподаватели и, несомненно, сам Дамблдор. Ты уверен, что сможешь пройти все шесть уровней защиты камня вслед за моим верным слугой, и не станешь обузой для него?
  
  Теперь все зависело от того, насколько удачный ответ подберет слизеринец.
  
  - Да, мой Лорд. Я даже уверен, что смогу принести существенную пользу. Я достаточно неплохо разбираюсь в трансфигурации, и могу помочь вам разрушить чары Минервы МакГонагалл.
  
  - Что ж, тогда не будем больше тратить времени на излишние разговоры. Пришло время.
  
  Квиррел, тяжело вздохнув, начал наматывать обратно на голову лиловую ткань, возвращая ей вид тюрбана.
  
  - Так, до возвращения Дамблдора у нас есть пара часов...
  
  - А его разве нет в школе?
  
  - Отбыл в Министерство Магии нашими стараниями.
  
  - Понятно...
  
  Пока профессор занимался последними приготовлениями, Гарри оглядел кабинет и, приметив затаившегося в углу классной комнаты руноследа, быстро черкнул пару строчек на клочке пергамента и отдал его своему змею. Шинзор был проинструктирован заранее о том, что ему следовало делать в подобном случае, и поэтому сразу же быстро пополз вон из класса.
  
   Через несколько минут Квиррел закончил свои сборы, и они вместе с Гарри Поттером отправились к Запретному Коридору. Все-таки слизеринец, конечно, помнил о своей уникальной способности "договориться" почти с любым животным, но он не был уверен, что сумеет самостоятельно усыпить Пушка.
  
  - Сэр, я тут припас кое-что на подобный случай... видите ли, чтобы усыпить Пушка нам нужно...
  
  - Нам нужна музыка, Гарри, я знаю.
  
  - Так вот, у меня есть музыкальная шкатулка и анемон-большеглазка, ну, знаете, это тот, который еще...
  
  - Я понял, что ты имеешь в виду, но мы потеряем время, если пойдем сейчас в слизеринскую гостиную.
  
  - Это вовсе необязательно, сэр. Я нашел небольшой тайничок на третьем этаже, он находится как раз на пути к коридору с Пушком.
  
  - Хорошо. Возьмешь и шкатулку, и это растение... пригодятся оба.
  
  - Да, сэр.
  
  И действительно, шагах в пяти от двери в тот самый коридор, Гарольд остановился и пару раз стукнул палочкой по какому-то неприметному кирпичу. В стене образовалась выемка, в которой, собственно, Поттер и прятал некоторые "полезные вещички", которые он предпочитал держать под рукой на всякий случай. Шкатулка Малфоя там оказалась совершенно случайно, чего не скажешь об анемоне. Дело в том, что ближе к лету частота "позвякиваний" этого растения увеличилась, и держать его в спальне стало просто невозможно. А для того, чтобы хоть как-то его заткнуть, нужно какое-то особое заклинание, которого никто не знал, и искать его было всем лень. Поэтому Гарри просто засунул анемон в этот небольшой тайничок, поскольку выкидывать подарок собственной матери - это несколько... х-мм... нецелесообразно. Вот и оказалось, что растеньице пригодилось.
  
   Квиррел, дождавшись согласного кивка мальчика, приоткрыл дверь к Пушку, куда шагнул Поттер, мгновенно распахнув шкатулку и локтем прижав к себе анемон.
  
  Огромная трехголовая псина сладко зевнула. Все три пары глаз сонно осмотрели вошедшего и, не найдя в нем никакой для себя угрозы, сомкнулись.
  
  - Он уснул, сэр, - через пару секунд Гарри обернулся к преподавателю.
  
  - Оставь все это здесь, чтобы наш трехголовый страж ненароком не проснулся.
  
  Сам же Квиррел накладывал на дверь оповещающие чары.
  
  - Admonitorium! - профессор завершил создание оповещающих чар косым взмахом волшебной палочки и повернулся к пристально за ним наблюдавшему Гарри. - Теперь мы можем идти дальше. Открывай люк - посмотрим, какой сюрприз нам преподнесла мадам Спраут.
  
  - Lumos! Там, по-моему, что-то шевелится. Лианы какие-то.
  
  - Еще не хватало. Похоже, это... направь палочку чуть ниже... похоже, это Дьявольские силки. Удобнее всего их будет сжечь, но тогда они минут через десять снова отрастут, а времени, чтобы выкапывать и уничтожать их корень, нет.
  
  - Ну, тогда ладно... Via Inglis!
  
  Волна огня, сорвавшаяся с волшебной палочки слизеринца, обрушилась на разросшееся внизу растение.
  
  - Оно, вроде, выгорело, - пробормотал Гарри, вглядываясь в освещенную всполохами догорающего пламени пещеру.
  
  - Тогда спускаемся. Прыгать придется не очень высоко.
  
  Через пару секунд они оба спрыгнули вниз. Дым постепенно сам собой рассеивался, и потихоньку из углов пещеры к ним потянулись новые лианы.
  
  - Так, идем в следующий зал, пока тут все опять не заполнило это растение.
  
  Где-то наверху всхрапывал Пушок, подергивая во сне лапами и крутясь с боку на бок.
  
  - Ну-с, а это что? - Квиррел замер перед аркой в следующий зал. - Похоже на творение Флитвика. Посмотрим, что тут можно сделать.
  
  - Там дверь впереди, наверное, нужно найти способ открыть ее. И под потолком... под потолком летают зачарованные ключи. Похоже, надо поймать нужный ключ и с его помощью открыть дверь.
  
  - Ну и какой же нам нужен? Искать придется слишком долго, предлагаю поступить гораздо проще: поколдовать над самой дверью.
  
  Преподаватель ЗоТИ начал с самых простых отпирающих заклятий, но уже минут через пять был вынужден использовать какое-то непонятное длинное заклятие, с упоминанием какого-то Блазеара. Тем не менее, ничего не помогало.
  
  - Кажется, дверь зачарована от магического воздействия, - с сомнением произнес Гарри.
  
  - Тогда поступим иначе, - пробормотал Квиррел и нацелил палочку на медленно "плывущий" под потолком рой ключей. - Necessarius clavis!
  
  Один из ключей вспыхнул голубоватым светом.
  
  - Ну, вот, теперь все проще. Accio!
  
  Через секунду ключ был в руках профессора. Но вместо того, чтобы подойти к двери и открыть замок на ней, Квиррел замешкался.
  
  - Что-то случилось, сэр? - спросил Гарольд.
  
  - Мои оповещающие заклятия засекли присутствие посторонних.
  
  Поттер напрягся. Это не могли быть Рон и Драко: он их предупредил, чтобы они появились не раньше чем через пятнадцать минут после получения "сообщения". Тогда кто же это? Неужели Джереми?
  
  - Сэр, возможно, это мой брат, - заметил мальчик.
  
  - Джереми Поттер?
  
  - Да, насколько я знаю, ему тоже известно, что именно охраняет Пушок, так что он, наверное, тоже захотел завладеть камнем.
  
  - Что ж, тогда мы устроим ему небольшой сюрприз. Идем в следующий зал, Гарри.
  
  Впереди их ожидала очередная полоса препятствий, на этот раз, созданная МакГонагалл.
  
  - Итак, гигантская шахматная доска. Как предсказуемо, - перед тем как покинуть зал с ключами, Квиррел снова наложил на двери оповещающие чары. - Ты, кажется, говорил, что интересуешься трансфигурацией...
  
  - Да, и примерно могу определить, что за чары наложены на эти каменные статуи. Оживляющее заклятие. Оно очень сложно в исполнении и относится к Высшей Трансфигурации. К сожалению, я о нем только читал и контрзаклятия к нему не знаю, да и вряд ли у меня хватило бы сил его исполнить... но вовсе необязательно ломиться в запертую дверь. Я мог бы обойти чары профессора МакГонагалл.
  
  - Что ж, тогда попробуй.... А твой брат, между прочим, уже вошел в Зал Ключей, - в голосе преподавателя послышалась нервозность.
  
  - Значит, у меня есть еще минуты две-три. Сэр, помните, на матче по квиддичу вы применили заклятие подчинения неодушевленного предмета? Его можно использовать и сейчас?
  
  - Alternatio regimentum!
  
  По залу прокатился низкий гул. Каменные фигуры заворочались: белый офицер перебросил меч из одной руки в другую, белый же король поправил свою мантию, недовольно всхрапнул конь под одним из всадников.
  
  - Так, ну и напоследок... Nullus Passus. Теперь главное, чтобы на шахматную доску первым вошел Джереми.
  
  - Первым?
  
  - Вместе с ним точно отправились его друзья. Но они нам не страшны, сэр, а наложенное мной заклинание пропускает только первых трех магов. Так что двое его друзей останутся на этой шахматной доске и не смогут никуда сдвинуться.
  
  - Отлично, тогда подождем твоего брата.
  
  Через некоторое время дверь Зала Ключей распахнулась, и на шахматную доску почти влетели трое: Джереми Поттер, Терри Робертс и Дэви Маркс. Все шахматные фигуры шарахнулись от них в стороны. Они даже толком удивиться не успели, когда Робертс и Маркс буквально приросли ногами к полу на месте двух центральных пешек.
  
  - Что происходит? - воскликнул "Гриффиндорский Крыс", наблюдая, как за ним смыкается ряд каменных фигур, а его друзья не могут сдвинуться с места.
  
  Гарольд ухмыльнулся. Впрочем, братец его лица все равно не видел: слизеринец, по совету того же Квиррела, надел капюшон.
  
   Сам же профессор в мгновение ока обездвижил гриффиндорца.
  
  - Ты нам пригодишься позже, - произнес Квиррел, левитируя вслед за собой Джереми. - Сейчас нам нужно идти дальше.
  
  Гарри тем временем перевел дух. Так, теперь эту шахматную доску Рон пройдет без сучка и без задоринки, тем более, он оставил своему другу некоторые подсказки. Да и Робертс с Марксом лишними не будут...
  
  - ...Ну же, Гарри, хватит спать! Вторые сутки тут валяешься, совесть иметь надо!
  
  Неожиданно для себя, Поттер открыл глаза. И тут же снова их закрыл, поскольку отвык от бьющего в лицо снопа яркого солнечного света.
  
  - Проснулся-таки, герой. А мы уж думали - все...
  
  - Типун тебе на язык, Малфой, и еще кое-куда ради разнообразия, - сипло выговорил Гарольд.
  
  - Ну вот, раз язвить может, значит, живой.
  
  - Да уж придется тут ожить... - слизеринец сел. - Я так понимаю, мы все в Больничном крыле находимся?
  
  - Ага, - Малфой, у которого была забинтована рука, кивнул. - Говорю сразу: все живы, никто не помер, кроме Квиррела...
  
  - А туда ему и дорога, - хором закончили все трое.
  
  - Вот и замечательно. Так, а теперь рассказывай немедленно, как это ты умудрился так хитро обдурить нашего бывшего преподавателя?
  
  Поттер с усмешкой посмотрел на друзей и начал свой рассказ.
  
  - ...В общем, как только Квиррел обездвижил Крыса, мы, левитируя его, отправились в следующий зал. Там нас ждал тролль.
  
  - Да, мы мимо него проходили. Чем это вы ему так крепко по голове дали? - прервал его Рон.
  
  - Вообще-то, он сам об стенку приложился головой.
  
  - Сам?
  
  - Ну, не совсем. Квиррел мне сказал, что у него была какая-то особенная способность управлять троллями... да он и вам об этом потом сообщил.
  
  - То есть, ты хочешь сказать, что он вот так вот приказал троллю подойти к стене и что есть силы удариться об нее головой?
  
  - Похоже, что так. Он что-то такое непонятное говорил... я не разобрал.
  
  - А что было дальше?
  
  - Снейп с его логической задачкой. Вы-то ее прошли, чего спрашиваете?
  
  - А вдруг вы как-то по-хитрому опять поступили? Я же тебе рассказывал, что за светопреставление мы устроили с ключами.
  
  - Не беспокойся, Рон, ничего хитрого. А что касается того, почему у вас потом был полный флакончик жидкости - на комнату наложены особые хронотические чары. Ну, дальше, как вы уже поняли, было зеркало Еиналеж.
  
  - Жалко только, - Уизли грустно вздохнул, - что камень у нас добыть не получилось.
  
  - У вас нет, а у меня все получилось, - самодовольно заметил Гарри. - Давайте сюда мою мантию.
  
  - Она, вроде, где-то здесь была... дырки на ней домовики залатали и повесили на стул... ага, вот. Держи.
  
  - Сам держи. Произнеси "отрицающее" заклятие.
  
  - Ну?
  
  - Видишь, карман появился?
  
  Малфой, выхватив из рук своего рыжеволосого товарища мантию, мгновенно извлек из кармашка алый полупрозрачный камень.
  
  - Это и есть...
  
  - Цыц! Живо засунь обратно! Сюда кто-то идет!
  
  Дверь в Больничное крыло, находившаяся чуть наискось от койки, на которой расположились слизеринцы, тихонько приоткрылась. Гермиона Грэйнджер, предварительно оглядев помещение на предмет наличия кого-то из старших, быстро вошла.
  
  - Гарри! - радостно воскликнула она. - Ты уже пришел в себя!
  
  Девочка кинулась обнимать слегка удивленного от такого проявления чувств слизеринца.
  
  - Э-мм... Гермиона... ты меня сейчас придушишь, можно немного сбавить эмоции? - осторожно поинтересовался Гарольд.
  
  - Ой, да, извини, конечно, - смущенная гриффиндорка мгновенно отскочила в сторону.
  
  - Ну, а ты сама... как? Все нормально?
  
  - Да, я еще позавчера в себя пришла: меня просто камнем задело.
  
  - Да, я помню, - поморщился Поттер. - Слушай, я тут ребятам свой поход с Квиррелом дорассказываю, ты, если хочешь, можешь присоединиться. Я о том, что сначала было, тебе потом расскажу.
  
  - Ну, я, собственно, начало слышала, - Гермиона смутилась еще сильнее.
  
  - М-да, оказывается, долго общаться с нашей Блэйз Забини просто опасно, - съязвил Драко.
  
  - В смысле? Блэйз-то причем?
  
  - Она все два дня из Больничного крыла буквально не вылезала, - давясь от смеха, сообщил Рон. - Тут же ее Дракусик в коме валялся - у него после этого "драконьего щита" полное магическое истощение было. Всем Хогвартсом его в сознание приводили. Да мы, в принципе, все тут по той же причине несколько дней провели - слишком уж большая была магическая нагрузка. Рановато нам было, конечно, с Квиррелом сражаться, ой как рановато... Ну, в общем, тут все время крутилась Блэйз с ее жаждой засунуть свой носик во все возможные щели и услышать то, что ее напрочь не касается.
  
  - Между прочим, меня все то, что рассказал Гарри, касается напрямую, - заметила Гермиона. - Я только одного не услышала, что ты ответил Рону на его слова о том, что у нас, мол, не получилось камень добыть?
  
  - Сказал, что лопухи вы все, - фыркнул Гарри. - И вообще, Джерри-то где?
  
  - Видишь, еще через койку все ширмой отгорожено? Там сейчас твой братец дрыхнет, будь он неладен, - Малфой-младший презрительно хмыкнул. - Ты бы слышал, как тут твои родители вчера орали друг на друга, когда вас навестить приехали... я после этого зрелища вообще удивляюсь, как Поттер-мэнор еще стоит на своем месте, а не взорвался к Мерлиновой бабушке!
  
  - Да, вот такая вот у меня семья.
  
  Гермиона Грэйнджер, все это время нервно кусавшая губы, наконец произнесла:
  
  - Мне, наверное, опять перед вами извиняться придется, мальчики. Вы все-таки правы были.
  
  - Да ну, ерунда, - улыбнулся Рон, правда, из-за небольшого шрама на щеке улыбка вышла немного кривоватой.
  
  - Нет, не ерунда! Я до сих пор не понимаю, почему Джереми так поступил? Почему он, как самый последний трус, попытался бежать? И даже вам помочь не пытался? Такое поведение недостойно гриффиндорца!
  
  - Грэйнджер, а мы ведь слизеринцы, если ты до сих пор не в курсе, хоть и ведем себя тоже слегка несоответственно факультету. И вообще несоответственно... всему.
  
  - Да какая разница? Он же Темного Лорда в детстве победил, он должен быть...
  
  - Ну, про Волан-де-Морта в свете последних событий вообще черт надвое сказал, да и потом, с чего ты взяла, что раз он в один годик что-то там сделал, так должен быть истинным светочем магии? - нахмурился Гарольд. - По-моему, тут одно с другим вообще никак не связано.
  
  - Знаете что... - прервал их спор Рональд Уизли. - Я, вообще, конечно, рад, что у тебя, Грэйнджер, глаза раскрылись на происходящее, но, может, Гарри нам дорасскажет, что там они с Квиррелом у зеркала Еиналеж делали?
  
  - Ладно, ладно, если вам так интересно...
  
  ...В центре зала, в который они вошли, левитируя за собой обездвиженного Джереми Поттера, стояло огромное зеркало. Гарри его сразу узнал, вспомнив свои рождественские похождения. Еиналеж. Вот только что оно здесь делает? Неужели оно и есть последний уровень защиты, который, похоже, должен был устанавливать сам Альбус Дамблдор? Странно.
  
  - Что это за зеркало? - удивленно спросил Квиррел, снимая левитирующие чары с Крыса.
  
  - Еиналеж. Слышали о нем?
  
  - Нет, а это какой-то защитный артефакт?
  
  - Ну, я бы не сказал, - мальчик задумался. - Оно показывает то, что хочет увидеть человек.
  
  - Тогда очень странно, что оно здесь находится. Посмотри, что с ним можно сделать. Я слышал, что Дамблдор в юности специализировался на трансфигурации, так что в твоих силах выяснить, что за чары он наложил. А я пока попытаюсь просканировать помещение, вдруг здесь есть какой-то скрытый тайник, а это зеркало поставлено для отвода глаз?
  
  Гарри готов был признаться самому себе, что такой вариант развития событий ему был по душе: очень уж не хотелось возиться с этим зеркалом, тем более что ему надо поберечь силы для сражения с Квиррелом и... Волан-де-Мортом. А это сражение непременно состоится.
  
  Слизеринец подошел к зеркалу. Сейчас его интересовало только одно: какую защиту наложил директор Хогвартса, как ее снять, и как при том завладеть камнем так, чтобы Квиррел этого не заметил. Сначала поверхность Еиналеж продолжала отражать повернувшегося к мальчику спиной профессора, но затем картина изменилась: сам Гарри, вместе с Роном и Драко, стояли лицом к какому-то полуразрушенному замку. Все трое были гораздо старше, года на три-четыре. Сказать, что слизеринец удивился, значит, ничего не сказать. А как же то, что говорил Дамблдор? О том, что счастливые люди, мол, в Еиналеж увидят только собственное отражение, ну, и вся остальная его старческая болтовня? Вот это новости. Видимо, его лимит такого нестойкого душевного состояния, как полное благодушие, себя исчерпал.
  
   Поттер упорно продолжал смотреть в зеркало. Несколько секунд ничего не менялось, а затем вместо их "троицы" возник он сам, корпевший над каким-то пергаментом. Рядом, на большом столе из темного дерева, в центре какого-то странного аппарата лежал алый полупрозрачный камушек. Периодически в сосуд, который под этим аппаратом стоял, по нескольку капель падала серебристая жидкость, очень сильно смахивающая на кровь единорога.
  
   Все это навело юного мага на определенные мысли, точнее, на то, как эти самые мысли влияют на показываемые зеркалом картины. В первый раз он думал о том, что будет делать с друзьями после окончания школы. Мысли, конечно, были совершенно не к месту (неизвестно еще, окончит ли он хотя бы первый курс), но, чтобы снять напряжение, хотелось подумать о чем-то сильно отвлеченном. Второй раз мысли слизеринца вернулись к камню и к тому, что с ним можно было бы сделать (но, опять-таки, его же еще сначала добыть надо). Поскольку третий раз за все платит, Поттер решил попытаться себе представить, как он этот камень добывает всеми правдами и неправдами. И, о чудо, картина в зеркале снова изменилась: он видел самого себя, такого же измотанного и уставшего от постоянного напряжения. Но вот отражение, скосив на секунду глаза в сторону занимающегося поисками тайников Квиррела, залихватски ухмыльнулось и засунуло руку в потайной кармашек мантии, который сам Гарри сделал два дня назад, экспериментируя с некоторыми трансфигурационными чарами. Отражение, продолжая ухмыляться, продемонстрировало алый камень, а затем, подмигнув, спрятало его обратно. В ту же секунду Гарольд почувствовал, как этот самый карман тяжелеет.
  
   Слизеринец чуть не завопил от избытка чувств. Догадался-таки! Получилось! Мальчик тут же обернулся, надеясь, что его вспышку "беспричинной" радости никто не заметил. Джереми судорожно дергался: чары оглушения, похоже, начали проходить. Странно, обычно они держатся дольше... Квиррел это заметил и исправил ситуацию, связав гриффиндорца.
  
  - У меня нет времени постоянно отвлекаться... - пробормотал он. - Ну, Гарри, ты закончил?
  
  - Я? Э-э-э... тут какая-то очень сложная защита. Ничего толком определить не могу, но все точно завязано на мотивации и мыслях.
  
  - Хорошо, проследи пока за братом, мне, похоже, придется самому разобраться с этим зеркалом...
  
  ...Естественно, при Гермионе о Философском камне он умолчал и просто сказал, что начал догадываться о том, как камень можно извлечь из зеркала.
  
  - А тут сработали следящие чары, и мы поняли, что вы, ребята, уже на подходе.
  
  Слизеринцы дружно переглянулись.
  
  - Жалко все-таки, что Философский камень уничтожен, - покачала головой Гермиона.
  
  С соседней кровати раздался оглушительных чих.
  
  - М-да, конспиратор из тебя никакой, - презрительно фыркнул Рон. - Ну, Крыс, как дела?
  
  Из-за ширмы показался взъерошенный гриффиндорец в пижаме.
  
  - Отвратительно. А все из-за вас!
  
  - Ну, да, это ведь мы тебя заставили... можно сказать, силком потащили к Пушку, - усмехнулся Гарри. - Знаешь, братец, давай-ка успокаивайся и не закатывай истерик. Постыдился бы - тут, между прочим, девочка.
  
  - Джентльмен чертов! А ты, Грэйнджер, вообще натуральная перебежчица. Для тебя все очень просто: кто сегодня герой, с тем ты и дружишь!
  
  - Неправда! - взвилась Гермиона. - Я не перебежчица! Это ты трус, который прячется за чужими спинами!
  
  - Ах ты...!
  
  - Мистер Поттер, соизвольте вернуться на вашу койку. Вам, насколько я знаю, предписан пастельный режим, - в Больничном крыле объявился Снейп.
  
  - Куда же мы без вас, профессор? - развеселился Гарольд. - Никак отчитывать пришли?
  
  - Вас отчитывать бесполезно, - отрезал декан Слизерина. - А, вам, мисс Грэйнджер, еще раз сказать? Посещение обоих Поттеров только с разрешения мадам Помфри.
  
  - Но, сэр, она же меня в жизни не пустит!
  
  - А что вы тогда здесь забыли? Или хотите, чтобы в преддверие банкета ваш факультет лишился пары десятков баллов?
  
  Девочка ойкнула и, кивнув на прощание мальчикам, скрылась.
  
  - Так, Поттер, я требую от вас объяснений. Какого Мерлина вы отправились с Квиррелом?
  
  - Ну, знаете, сэр...
  
  - Нет, не знаю. Вы что, забыли мое предупреждение?
  
  - Сэр, вы же не исключите нас прямо перед самым концом года? Ведь мы не дали Волан-де-Морту захватить камень! - воскликнул Рон.
  
  Зельевар поморщился.
  
  - Не орите, Рональд, я глухотой не страдаю. К тому же, я вынужден признать, что вы, оказывается, хоть что-то изучали в течение года. Не хочется как-то исключать из школы тех, кто хоть чем-то полезным занимался во время учебы.
  
  - Ну вот, начали за упокой, а кончаем за здравие, - хмыкнул Драко.
  
  - Тем не менее, неплохо бы с вас за эту выходку еще сотню баллов снять. Но тогда Слизерин окончательно уйдет в минусовой отрыв от остальных факультетов, чего бы мне совершенно не хотелось.
  
  - Кстати, ты знаешь, последний матч-то не состоялся! - шепотом сообщил Гарольду Рон Уизли.
  
  - Да? А что же это нас спасло от громкого позора?
  
  - Спасло... пессимист ты... ну, короче, дело в том, что Крыс-то ведь ловец Гриффиндора, а запасного у них нет. Вот они на поле-то и не вышли. А МакГонагалл, когда узнала, куда именно он делся, сказала, что, мол, это особый случай и матч придется отменить и что все это не шутки... В общем, целую лекцию прочитала. Я все это от Флинта узнал. У нас в гостиной последние дни такой ор стоял, ты просто представить себе не можешь!
  
  - Вы закончили обсуждение квиддича? - ехидно осведомился как всегда все услышавший Снейп. - Поттер, вас к вечеру выпишут, так что извольте быть на банкете.
  
  - Да на каком банкете, скажет мне кто-нибудь или нет?
  
  - На банкете, посвященном концу учебного года, - профессор развернулся и вышел, хлопнув дверью.
  
  - Фу-ух, отмаялись, - пробормотал Рон. - Я-то ожидал, что нас так отчитают...
  
  - Да ну, Снейпу, наверное, надоело уже нам постоянно мозги вправлять, - отмахнулся Гарри.
  
  Откуда-то сбоку, из комнат мадам Помфри, примыкавших к больничному крылу, раздались голоса:
  
  - Господин директор, я не могу сказать, что совершенно против, но тут и так постоянно кто-то объявляется, а мальчикам нужен покой. Хотя бы до вечера. Я уже не говорю о том, что сначала мистер Уизли, а теперь еще и мистер Малфой здесь буквально днюют и ночуют! Это же безобразие!
  
  - Моя дорогая мадам Помфри, что я могу сделать? Мальчики беспокоятся за своего друга!
  
  - Но у Джереми Поттера друзья куда более спокойные и не разу режима не нарушали! Они, наверное, ждут, когда мальчик выпишется, чтобы пообщаться с ним...
  
  В поле зрения слизеринцев появился Дамблдор.
  
  - Профессор! - радостно воскликнул Джереми.
  
  - Только ненадолго, - сварливо произнесла медсестра.
  
  - Обещаю, - кивнул директор. - Итак, молодые люди, добрый день. Очень рад, что все обошлось, и вы находитесь в добром здравии.
  
  Драко поморщился.
  
  - Сэр, я хотел вас спросить, - Крыс явно пытался завладеть вниманием Дамблдора. - Что случилось с Философским камнем?
  
  - Увы, - директор Хогвартса присел на свободную кровать. - К сожалению, он был уничтожен вместе с зеркалом.
  
  Рон тихо прыснул и начал с отвлеченным видом что-то насвистывать.
  
  - А они, между прочим, пытались его себе забрать! А этот, - взмах руки в сторону приподнявшего брови Гарольда, - даже сначала Квиррелу помогал!
  
  - Ну-ну, Джереми, я уверен, твой брат это сделал исключительно потому, что хотел отвлечь внимание...
  
  - Он меня связал и оглушил! - продолжал гриффиндорец.
  
  - Иначе бы профессор Квиррел мне не поверил, - отрезал Гарри.
  
  - Вот видишь, все очень просто. К тому же, я больше не за камень беспокоюсь, а за вас, молодые люди. Вы все были в очень плохом состоянии, особенно ты, Джереми.
  
  - Но, сэр...
  
  - И вы гораздо важнее, чем Философский камень. Цените друг друга и ваши жизни, молодые люди, это очень важно. Кроме того, этот камень не такая уж и замечательная штука... оберегать его постоянно надо, следить, чтобы он не попал в руки таким, как Волан-де-Морт.
  
  - Профессор, а можно вопрос? - теперь уже на своей кровати завозился Гарольд. - Волан-де-Морт опять выжил? Он не погиб?
  
  - Увы, нет, Гарри. Как выжил он десять лет назад, так, похоже, и в этот раз. Он не является живым существом в полной мере, поэтому его нельзя убить. А вот Квиррел, брошенный своим безжалостным господином, действительно погиб. Но это тоже не так уж и плохо. Вы сумели отдалить возвращение Волан-де-Морта еще на некоторое время. А это значит, что спасли жизни людей, которые могли погибнуть.
  
  Джереми аж надулся от гордости.
  
  - А зачем ему вообще потребовалось нас убивать? - слизеринец не мог угомониться, хотя Рональд и Драко его уже успели одернуть. - Тогда, десять лет назад? Что это за дурацкое пророчество, из-за которого он пришел в Поттер-мэнор? Мне говорили только о том, что оно есть, но ни слова о его содержании.
  
  - Увы, на это я ответить пока не могу, - вздохнул старец. - Возможно, когда вы будете старше... я, конечно, понимаю, что звучит это несколько неприятно... но, когда вы будете готовы узнать свою судьбу, тогда и придет время поговорить об этом.
  
  - Хорошо, а почему Квиррел не мог ко мне прикасаться? Почему его охватывал огонь? - влез Джерри.
  
  - О, это одно из древних ограждающих заклятий. Насколько я понимаю, вы с братом связаны из-за того, что Волан-де-Морт пытался убить вас обоих, и неосознанно защищаете друг друга. Это называется Магия Семейных Уз.
  
  - А то мы про нее ничего не знаем, - буркнул в сторону Драко.
  
  - Единственное, чего я не могу понять... - продолжал Дамблдор. - Почему она не сработала в случае с Гарри?
  
  - Наш гриффиндорский Крыс сил на меня пожалел, - фыркнул слизеринец.
  
  - Ну, Гарри, зачем ты так о своем брате!
  
  Слизеринец сделал вид, что смутился.
  
  - Профессор, а можно задать еще один вопрос? - произнес он через некоторое время.
  
  - Конечно, - Дамблдор повернулся к нему.
  
  - Что за заклятие вы наложили на зеркало... то есть, чем вы его защитили, что Квиррел не смог достать камень?
  
  - Очень интересный вопрос. Насколько я знаю, ты интересуешься трансфигурацией, так? Я в молодости тоже ею увлекался... и вот, осталось кое-что в памяти. Одно очень интересное заклинание, которое немного изменяет свойства объекта. Тонкость в том, о чем ты в этот момент думаешь, зеркало показывало бы именно это. Так что достаточно было подумать не о том, как использовать камень, а как его найти.
  
  - Ага, понятно, - пробормотал Гарри.
  
  - Профессор Дамблдор! А что это все-таки за книга была? - спросил через некоторое время Джереми.
  
  - Какая книга?
  
  - Ну, та, которую я на Рождество нашел.
  
  - О, ну, я тебе о ней, кажется, говорил.... В общем-то, это необычная книга, которая и натолкнула меня на мысль о том, какую дать защиту Философскому Камню. Дело в том, что на эту замечательную вещь наложены особые чары, которые меняют свойства некоторых артефактов. Если "Историю" близко поднести к ним.
  
  - А я думал, что зеркало работает только потому, что рядом с ним лежит эта книга...
  
  - Это несколько неправильно. Она просто меняет то, что ты видел в зеркале.
  
  Гриффиндорец резко покраснел.
  
  - Что ж, если все вопросы улажены, я не буду больше мешать вашему отдыху. Мадам Помфри и так уже будет недовольна.
  
  
  * * *
  
  
  
  Праздничный банкет проходил шумно, даже, можно сказать, весело. Праздновали не только окончание учебного года, но и "подвиг" семерых первокурсников, который, естественно, мгновенно стал достоянием общественности и оброс невероятным множеством слухов и подробностей, услышав которые Гарри сначала покраснел бы, а потом насмерть заклял бы того, кто придумал такую глупость. Но Гарри Поттер почти до самого банкета находился в Больничном крыле, поскольку мадам Помфри наотрез отказалась отпускать его раньше, мотивируя это тем, что мальчик, мол, только что очнулся, а вы его сразу гулять хотите отпустить? А вот нет вам!
  
   Так что когда темноволосый слизеринец практически вбежал в Большой Зал, большая часть мест уже была занята и вот-вот должна была начаться церемония награждения. За столом Слизерина, в связи с этим, все сидели хмурые и страшно недовольные. Конечно же, на Гарри всю вину за "пролет" факультета на соревнованиях никто не валил, но мальчик все равно себя чувствовал повинным в общем провале. Единственным более или менее жизнерадостным был Драко Малфой, который все последние дни находился под пристальным наблюдением Блэйз Забини, которая с ним носилась аки курица-наседка с яйцом.
  
   В Большом зале постепенно начала устанавливаться тишина. Последние опоздавшие заняли свои места, и с трона поднялся Дамблдор.
  
  - Итак, мы снова все вместе собрались, чтобы отпраздновать завершение нынешнего учебного года. Для кого-то он выдался нелегким, кто-то его провел с улыбкой на лице и не замечая проблем, а кто-то успевал еще и вершить важные дела. Ну, это все слова, так что давайте приступим к награждению победителей в соревнованиях. Сначала предлагаю разобраться с квиддичем. Поскольку последний матч так и не состоялся, победившая в соревнованиях команда получит кубок прямо сейчас, а это сборная Гриффиндора, которая на момент последнего матча опережала сборную команду Слизерина на пятьдесят очков. Поаплодируем победителям!
  
  Из-за стола Слизерина не раздалось ни звука. Преподаватели начали недовольно коситься в сторону студентов, но, натолкнувшись на мрачный взгляд Северуса Снейпа, ничего предпринимать не стали. Во всяком случае, как смог убедиться Гарри, их факультет набрал достаточно баллов для того, чтобы лидировать в списке.
  
  - Теперь же перейдем к соревнованию факультетов. В нашей таблице сейчас лидируют два факультета: Слизерин и немного отстающий от него Гриффиндор. Однако произошли кое-какие изменения, и я просто обязан их огласить. Во-первых, по шестьдесят баллов начисляется ученикам факультета Гриффиндор Терри Робертсу и Дэви Марксу за дружескую поддержку и самопожертвование. Во-вторых, пятьдесят баллов начисляется Гермионе Грэйнджер за отличную логику и умение держать себя в руках в сложной ситуации. Джереми Поттеру начисляется пятьдесят баллов за смелость и решительность в своих действиях. Далее, ученику факультета Слизерин Рональду Уизли начисляется шестьдесят баллов за лучшую победу в шахматной партии за всю историю Хогвартса. Драко Малфою начисляется шестьдесят баллов за умелое применение щитовой магии и потрясающее знание данного раздела. И семьдесят баллов начисляются Гарри Поттеру, который смело противостоял опасности, ни секунды не сомневался в своих действиях и спас своих друзей, применив уникальные знания.
  
  Слизеринцы, подсчитав общее количество баллов, данных гриффиндорцам, скривились еще сильнее.
  
  - Таким образом, получается, что в межфакультетских соревнованиях у нас два лидера! Слизерин и Гриффиндор поделили между собой первое место!
  
  - Сбылась мечта идиота! - фыркнул Малфой. - Он, наверное, нарочно такое количество баллов всем дал, чтобы очки факультетов уравнялись.
  
  - Короче, мы опять ничего полезного не получили и продули этим гриффиндорцам и здесь! - подытожил Эйвери.
  
  - Ну, а чего еще хотеть? Если на их стороне и сам директор, и его заместитель, который, тем более, еще и их декан? - пожал плечами Гарольд. - Странно, что мы еще вообще первое место заняли, хоть и поделив его с этими... крысообразными.
  
  - Эй, ребята, не раскисайте, у нас еще шесть лет впереди, успеем мы гриффиндорцев натянуть! - Рон явно пытался поднять настроение остальным. - И, вообще, конец учебного года, завтра уже отъезд, каникулы на самом носу, а вы тут кисните! Все равно все так хорошо закончилось!
  
  
  Глава 20. Секреты второкурсников.
  
  
  
  
  Ранним утром тридцать первого августа, почти полтора месяца после начала каникул, Гарри Джеймс Поттер, изредка поглядывая на часы, нервно прохаживался около здания Волшебного банка Гринготтс, где он должен был встретиться с друзьями.
  
   По Косому переулку сновали редкие прохожие. Периодически, с важным видом проходили по улице авроры, занятые какими-то своими, очень важными, аврорскими делами. На мальчика, нервно постукивающего носом ботинка по булыжной мостовой, внимания никто не обращал. Да и самого Гарри прохожие не очень-то волновали.
  
   На лице второкурсника школы Хогвартс, не к месту припомнившего, что именно он тут делает и почему именно сегодня, отразилось искреннее изумление несовершенством мира и поистине отвратительным настроением госпожи Удачи, которая этим летом очень невежливо повернулась к нему спиной. В общем-то, все было просто до зубного скрежета: родители летом взяли отпуск, чтобы провести больше времени со своими ненаглядными чадами. Все бы ничего, но Джеймс Поттер, почтенный глава семейства, возжелал отправиться куда-нибудь заграницу. И уперся, как горный козел рогами, когда Лили предложила иной вариант отдыха. В конечном счете, Джеймс был вынужден сам выбирать как, куда и насколько им ехать, ибо женушка его, при виде такой непочтительности по отношению к себе, встала в позу и наотрез отказалась принимать какое-либо участие в организации отдыха.
  
   Поехать решили в Египет. С середины июля и до конца августа. И это, учитывая, что в стране фараонов летом жарче всего: температура воздуха доходит до сорока, если не пятидесяти градусов, а все Красное и Средиземное моря кишмя кишат туристами, в том числе и волшебниками. Но упрямый Джеймс понадеялся на какого-то своего друга.... О том, что вышло в результате и насколько ему понравился такой метод отдыха, Гарольд предпочитал не вспоминать вовсе, используя теперь слово "отпуск", как одно из сугубо ругательных эпитетов. В том числе его крайне угнетало во время этого "отдыха" и то, что вожделенной экскурсии к пирамидам (и сфинксу в том числе) так и не состоялось - Гринготтс закрыл все местные "пустынные" достопримечательности от туристов из-за каких-то очередных работ по снятию заклятий. Магглам же придумали какое-то глупое объяснение в связи с тем, что памятники старины нужно все-таки реставрировать, и в этот раз именно по этому они и закрыты. Так что извиняйте, граждане отдыхающие, но экскурсий нет. А мальчик уже предвкушал, а заодно и морально готовился к пятичасовой езде на автобусе вместе с магглами до пирамиды Хеопса... ну, и те же пять часов обратно, естественно. Видимо, не судьба была ему туда съездить.
  
   Поэтому, честно выдержав месяц отпускного ужаса, юный маг справедливо рассудил, что пора бы его терпению иссякнуть, и потребовал возвращения обратно в Англию. Ну, и вернулся. Тридцатого августа, днем. Один. Остальная часть семейства Поттеров собиралась использовать свой портал уже вечером непосредственно первого сентября. За несколько часов родители должны были купить своему второму сыночку книги и прочую учебную ерунду и доставить каким-то способом Джереми аккурат к праздничному банкету, а может, даже и позже - ко времени отбоя. Такой расклад устроил всех, вместе с самим Гарри, который был очень рад побыстрее отделаться от брата с отцом.
  
   Вот Гарри Поттер, отправив вчера своего вороненка Малфою, назначив ему с Роном здесь встречу, и ожидал прихода своих друзей, которые, почему-то ему в ответ прислали письмо с проклятием. Ну, проклятие, конечно, было слабеньким и, собственно, сразу было снято, но неприятный осадок остался.
  
  - Ага, вот он, Герой Магического Мира! - со стороны прохода в Лютный переулок к мальчику приближались его друзья-однокурсники. - А мы уже вас и не ждали, Ваше Величество!
  
  - Малфой, прекрати истерию, что вы оба такие злющие?
  
  - А какой гад, по-твоему, на месяц Моргана знает куда свалил, на письма не отвечает и вообще молчком где-то заныкался? Я ведь, как истинный товарищ, пытался даже портал на тебя навести, так не срабатывает ведь, Мерлин побери!
  
  - Потому что ты идиот, - отрезал Рональд. - Я же предупреждал, что на дальние расстояния у тебя еще сил не хватает делать порталы. А ты ведь, Гарри, куда-то с родителями уезжал, правильно? Я вчера это весь вечер пытался этому импульсивному придурку объяснить, но он и слушать не хотел - орал все, что его бросил лучший друг. Еще и проклятие тебе послал...
  
  - Ну, ладно, у меня, знаете ли, тоже каникулы не фонтан какие были.
  
  - Куда ездили-то?
  
  - В Египет. Отбыли в тот же день, когда мы из Хогвартса в Лондон вернулись.
  
  - Ну, и кто теперь идиоты? - теперь фыркал уже Драко.
  
  - А то я сам не знаю, - огрызнулся в ответ Гарри. - Так ведь мало того, что жара, они еще и все экскурсии отменили.
  
  - Да, я получал письмо от Билла, одного из моих братьев, - кивнул Уизли. - Говорит, у них там что-то случилось такое, после чего они все пирамиды в экскурсионном плане быстренько прикрыли. Но ты, все-таки, тоже хорош - неужели ни слова не мог прислать? Мы тут все-таки волновались!
  
  - Мы находились в закрытой зоне - туда папашин друг нас порталом отправил. Принцип работы этой зоны такой же, как и у части защитных чар Темной Аллеи - перемещаться порталом или еще чем-то можно только за несколько сотен ярдов от нее, аппарировать можно только оттуда, но, опять таки, в случае той зоны - только если отойти на пару миль. А уж от сов, и, тем более - воронов, там какой-то хитрый барьер стоит, который я, сколько ни бился, - никак взломать не мог.
  
  - Погоди-ка, так я знаю, где вы были! - усмехнулся Малфой. - Во всех курортных странах есть такие зоны, выкупленные Министерством для отдыха своих высокопоставленных работников.
  
  - Вам-то хорошо, а я там месяц корячился, прежде чем настолько всех достал, что меня почти вышвырнули с порталом домой!
  
  - Ладно, забыли. Ты же нас сюда не просто для дружеской беседы позвал. В чем дело?
  
  - Ох, - Рон, похоже, о чем-то вспомнил. - Точно, вот и я вместе с вами тут деградировать начал! Совсем забыл сказать! Гарри, я еще тогда, в школе, когда вас переносили в больничное крыло, собрал, тихонько, конечно, осколки зеркала Еиналеж. И представь, весь месяц из-за этого мешка с осколками зеркала я как на иголках - как бы не нашел никто. Я несколько штучек и сейчас захватил - продадим, деньги сможем хорошие выручить. А мешочек свой у Сорвина только что оставил, так, на всякий случай.
  
  - Мешок-то оттуда?
  
  - Так это я потом уже в него переложил. Сначала их и в карманы напихал, в мантию, и под рубашку.... Да и к тому же это не мешок, а так, мешочек небольшой...
  
  - Короче, он после этого расцарапанный еще недели три ходил - оказывается, оставленные этими осколками раны напрочь не лечатся ни магией, ни этими... маггловскими средствами.
  
  - Это еще что, - Гарольд задумчиво покосился на выглянувшее из-за облаков солнце. - А вот как я весь месяц с философским камнем в кармане бегал, как последний умалишенный.... Это да.
  
  Малфой-младший удивленно поднял брови и переглянулся с Роном.
  
  - А в египетское отделение Гринготтса пойти было... никак? - выдавил он.
  
  - Никак, - мрачно ответил Гарри. - Единственный раз, когда мне удалось выбраться в город без вездесущего ока моих родителей, не работал Гринготтс.
  
  - Ну и ну! - присвистнул Рональд.
  
  - Поэтому я за этот месяц так с этим камнем дурацким намаялся, что уже смотреть на него не могу!
  
  - А, так ты его хочешь в Гринготтскую ячейку положить?
  
  - Угу, причем, можно вместе с этими осколками Еиналеж. Что у них хоть за свойства?
  
  Уизли пожал плечами.
  
  - Знать не знаю, но Фицджеральд когда их увидел, пришел в дикий восторг и попросил ему один небольшой кусочек продать. Ну, мы, что, не люди что ли? Просто так подарили.
  
  - Так, Рон, волоки сюда свой мешок. Если уж мы и будем что-то в хранилище класть, то надо все и сразу. К тому же, осколки этого зеркала как раз могут стать отличным прикрытием для размещения в сейфе Философского камня. Тем более что можно попросить объединить твою, Драко, с моей ячейки, и устроить там что-то вроде общего хранилища.
  
  Рональд только пожал плечами в ответ.
  
  - Знаю я ваши наполеоновские планы... ладно уж, ждите, пока принесу, и не думайте без меня к гоблинам идти, иначе прокляну обоих! - рыжий мальчик унесся в направлении входа в Темную Аллею.
  
  - Чем вы хоть летом занимались-то? - отвлеченно поинтересовался Гарри.
  
  - Да так, всякой ерундой. Домашнюю работу делали... - Малфой, уже более или менее пришедший в себя и выпустивший весь пар (по крайней мере - с виду), меланхолично посматривал на прохожих.
  
  - А я только вчера начал все делать, сразу как приехал. Кстати, у вас с Роном никаких дел на сегодня нет? В кои-то веки представляется такой шанс побывать у меня дома.
  
  - Насчет нашего Уизлика я не знаю, но сам буду только рад. Вообще в последнее время ловлю себя на мысли, что хочу побыстрее вернуться в Хогвартс. Ну, уроки там всякие, квиддич, общефакультетские посиделки...
  
  - А почему про квиддич с такой постной миной?
  
  - Потому что отец сказал - я в этом году обязательно попаду в команду.
  
  - Что-то я слегка не понимаю....
  
  - Для него мое положение в школе - тоже степень собственного престижа. Хочется, видите ли, Люциусу Малфою, чтобы его сын был ловцом и утер нос гриффиндорцам во главе с Джереми Поттером. А мне надоело, что кроме тебя, Рона, да и Блэйз, пожалуй, все меня судят по отцу!
  
  - Ты Снейпа и Флитвика забыл, - тихо подсказал Гарольд.
  
  - Надоело мне, понятно? Почему все настолько уверены, что без помощи отца я ничего не могу сделать?
  
  Драко стоял, сверля своего друга тяжелым взглядом и сжимая кулаки в приступе бессильной злости.
  
  - Успокойся.
  
  - Почему так повезло именно тебе? Почему именно у тебя такая семья? Ты можешь делать абсолютно, что хочешь, и тебе никто ничего не скажет, не сравнит с отцом!
  
  - Ошибаешься, уж кого-кого, а меня с ним сравнивают постоянно, а еще и с Джереми. Знаешь, Малфой, как замечательно быть братом Мальчика-Который-Выжил, самого любимого сыночка? Когда есть только два варианта: либо сделать его своим кумиром и пускать слюни от восторга каждый раз, когда это Чудо Магического Мира на тебя просто взглянет, либо стать таким, какой я сейчас: ни слизеринец нормальный, не гриффиндорец - нечто среднее с собственными абсолютно ненормативными понятиями о морали, гордости и чести! Уверяю тебя, лучше уж жить под крылышком папаши-Пожирателя, чем так!
  
  Оба мальчика замерли друг перед другом. Казалось, еще чуть-чуть и они сцепятся.
  
  - Ладно, прости, - первым извинился Драко, отведя взгляд в сторону. - В конце концов, это мои проблемы.
  
  - Все нормально, я понимаю - нужно было выговориться.
  
  - Кстати, а где там наш рыжий друг? Решил самостоятельно открыть лавочку по продаже кусков магического зеркала? - перевел разговор на другую тему Малфой.
  
  - Как ты догадался? - к ним медленно пробирался сквозь толпу Рон, волоча за собой по мостовой не такой уж и маленький мешок. - Ну, что вы так на меня уставились? Надоело мне его так нести, тяжелый ведь...
  
  Малфой-младший закатил глаза, всем своим видом говоря: "Ну, что с него возьмешь? Это же Уизли".
  
  - А чары левитации мы, по-твоему, просто так изучали, ради собственного удовольствия?
  
  - А ты думаешь, я не пробовал их применять? - огрызнулся Рональд. - Не работает! Такое ощущение, будто эти осколки магию отражают.
  
  - У тебя вообще никогда ничего не работает! Не удивительно, что....
  
  - Ты ори побольше, Малфой, - беззлобно огрызнулся Поттер. - Давайте уж, раз все и всё в сборе, идем.
  
  Гринготтс их встретил приятной прохладой и практически пустым залом. Видимо, утром тридцать первого августа мало кто жаждал бежать в банк и снимать со счета деньги. Вот гоблины и томились за своими стойками в ожидании клиентов, перебирая бумаги, что-то взвешивая и тихо переругиваясь между собой. Гарри решил обратиться к более или менее знакомому гоблину, а точнее - к тому, кто разбирался с его счетом в банке.
  
  - Добрый день, сэр, я бы хотел пополнить свое хранилище, - начал Гарри, но, получив вполне чувствительный тычок от Малфоя, поправился:
  
  - Сначала, сэр, я хотел бы объединить банковские ячейки мистера Драко Малфоя и мистера Гарольда Поттера.
  
  Гоблин с интересом на него посмотрел, причем, судя по проскользнувшему во взгляде легкому ехидству, своего клиента он узнал.
  
  - А у вас есть ключи от этих хранилищ? - теперь ехидство было и в голосе банковского служащего.
  
  - Вот они, - Гарольд выложил перед гоблином оба ключа: свой, маленький даже слегка начавший ржаветь ключик и тяжелый, серебряный ключ Драко, инкрустированный мелкими алыми камушками.
  
  - Хорошо, кто будет обладать правом пользования этой ячейкой?
  
  - Гарри Поттер, Драко Малфой и Рональд Уизли.
  
  - Мистер... Уизли - это третий присутствующий здесь молодой человек?
  
  - Да, сэр.
  
  - Тогда все понятно... мистер Фицджеральд Сорвин предупреждал о вашем прибытии. Крюкохват, возьми артефактор и оцени содержимое мешка, который держит этот юноша, - гоблин указал своему помощнику на ронов мешок с осколками зеркала.
  
  Крюкохват, подойдя к мешку почему-то сильно в чем-то засомневался, но, глянув на свое непосредственное начальство, развязал мешок и провел над ним каким-то странным прибором, состоявшим из металлической пластины и непрерывно шевелящихся усиков-проводков, прикрепленных к этой самой пластине. Глянув на показания этого "прибора", Крюкохват озадачился еще сильнее. Он передал пластинку с появившимися на ней символами первому гоблину.
  
  - М-да, определенно...
  
  Что именно "определенно" банковский служащий не сообщил, но весь как-то приободрился и вышел из-за своей стойки.
  
  - Крюкохват, возьми мешок и погрузи его в тележку. Мистер Поттер, мистер Малфой и мистер Уизли, прошу за мной.
  
  - Слушайте, а каким это образом, интересно знать, Сорвин предупредил гоблинов о том, что мы с "останками" зеркала к ним заявимся? - заинтересованно произнес Рон.
  
  - У него, вроде, какие-то связи среди них есть, - пожал плечами Драко.
  
  - Ты-то откуда знаешь?
  
  - Это вопрос из цикла, почему я себе заранее учебники не купил. Отец с Сорвиным на неделе очень крупно поругались...
  
  - А, это когда ты...
  
  - Вот-вот. Я уже собирался себе книг по учебе набрать, плюс кое-что новенькое заметил, а меня отец буквально выволок из "Иллитриса". Он еще долго потом по поводу этой их ссоры бурчал, ну, и обмолвился, что стоило бы ему все-таки проявить чуть больше терпения, так как у Фицджеральда есть знакомые в Гринготтсе...
  
  В следующую секунду Малфою пришлось замолчать, поскольку тележка, на которой они ехали, с диким скрежетом рванула куда-то почти отвесно вниз. По подземельям прокатился дружный вопль Рона и Гарри.
  
  - Ничего себе! - выдохнул Уизли. - Интересно, на какую глубину мы уже спустились?
  
  - Пятьдесят первый этаж хранилищ, начиная отсчет с уровня земли, - ответил ему гоблин. - И мы опустимся еще на семь этажей. Кстати, позвольте представиться, мое имя - Вульфрег. Я буду курировать ваше хранилище и сам наложу на него защиту.
  
  - Курировать? - переспросил Гарольд. - Никогда не слышал о том, чтобы хранилища кто-то курировал. Хотя вы что-то говорили о том, что сейфы, находящиеся ниже пятидесятого уровня будут проверять работники банка...
  
  - Именно так, мистер Поттер, - в голосе гоблина как-то разом пропал весь сарказм и ехидство. Вот что значит - важные клиенты. - Однако те хранилища, что располагаются ниже пятьдесят пятого уровня, имеют своего собственного куратора, в чьи обязанности входит постоянная проверка состояния сейфа и всех его защитных систем. А поскольку сейфов с защитой двенадцатого уровня буквально пять или шесть во всем мире, я почту за честь стать куратором вашего.
  
  Рон, прикинув, что же все-таки за сокровище, оказывается, лежит в его мешке, разом побледнел и вцепился в него мертвой хваткой.
  
  - Э-э... мистер Вульфрег, а мы бы хотели изъять со счета некоторое количество денег... - начал Драко, которому ото всех этих разговоров стало немного неуютно.
  
  - Их уже перенесли в ваш новый сейф.
  
  На Малфоя шикнул Поттер.
  
  - Вульфрег, скажите, а мы могли бы перепродать вам несколько кусков зеркала...
  
  Крюкохват резко притормозил тележку, и всех его пассажиров вместе с ним самим бросило вперед.
  
  - Примите мои извинения, - выдавил бледный, как сама смерть, гоблин. - Мы уже прибыли.
  
  Маленькая процессия, состоящая из двух гоблинов, трех волшебников и с дополнительным грузом в виде мешка, а точнее - "мешочка", прошла вглубь по просторному коридору, освещенному факелами, и остановилась перед гигантской кованой дверью. Вульфрег что-то пробормотал и коснулся рукой двери, которая, разделившись на шесть треугольных плит, разошлась в стороны, раскрываясь, подобно какому-то неведомому цветку.
  
  - Обалдеть! - Уизли не смог сдержать своего восторга.
  
  - Ага, - подтвердил Гарри, осторожно заглядывая внутрь. - Вы сняли все защитные чары?
  
  - Да, все, - подтвердил гоблин. - Можете заходить.
  
  Мальчики, с интересом оглядываясь, вошли в новое хранилище. От всего того, что они видели раньше, оно разительно отличалось. Конечно, окон тут не было, да и какие окна могут быть в подземельях, но ковровая дорожка уже казалась им верхом шика. Особенно после того, как обычно выглядели сейфы - склизкие каменные стены, неровный шероховатый пол и в беспорядке наваленные кучи волшебных монет. Тут же все было достаточно чисто и опрятно. Само хранилище больше походило на коридор, длиной в тридцать - сорок футов, вдоль стен которого располагались сундуки из темного металла, стойки для оружия и специальные витрины не то для кольчуг и шлемов, не то еще для чего-то...
  
  - Ну, и куда нам эту радость ссыпать? - поинтересовался Рон, тряхнув мешком с осколками зеркала.
  
  Гоблины замерли у входа в хранилище с таким видом, будто их вообще перестало что-либо интересовать. Только Крюкохват продолжал тоскливо смотреть в сторону мешка.
  
  - Возможно, в какой-нибудь сундук... - пожал плечами Драко. - А, скажите, вся обстановка в хранилище... она... универсальная? Можно будет сюда при дальнейшей надобности еще что-нибудь установить?
  
  - Непременно, - кивнул Вульфрег.
  
  Дальнейшее продолжение разговора не состоялось, поскольку Рональд начал высыпать из мешка разной величины осколки зеркала Еиналеж: он набирал горсть зеркальных обломков и буквально сбрасывал их в один из больших сундуков, здраво рассудив, что даже если они слегка побьются, ничего особенного не произойдет. Скрежет и звон при этом были неимоверные. Крюкохват за всей этой процедурой наблюдал с таким страдальческим выражением лица, что Драко все-таки не выдержал:
  
  - А почему он так морщится? - просил мальчик у Вульфрега.
  
  - Крюкохват - наш специалист по артефактам, и его приводит в искреннее изумление... подобное обращение с такой ценностью, - тонко улыбнулся гоблин.
  
  - А в чем все-таки заключаются свойства этих осколков?
  
  - Самое известное из их свойств заключается в том, что осколок любого магического зеркала способен проявлять истинную сущность отражаемого в нем предмета - например, подлинность той или иной вещи. В случае же контакта с магом, обладающим особыми ментальными способностями, возможно, кусочек зеркала мог бы помочь ему увидеть будущее или, скажем, прочитать чьи-то мысли.
  
  - М-да, - протянул Гарольд, который присел на корточки рядом с Роном и выбирал из кучи осколков более или менее пригодные не то чтобы для личного пользования, но хотя бы для продажи.
  
  - Если же более мелкими осколками какого-либо магического зеркала выложить, скажем, стены, пол или потолок комнаты в определенном порядке, в ней будет невозможно колдовать или, наоборот, постоянно будет присутствовать большое количество магической энергии.
  
  - Ну, надо же, а я совсем не об этом думал, когда все эти осколки собирал, - покачал головой Рон. - Кстати, ты камушек так и будешь с собой таскать?
  
  Похоже, его слов гоблины не расслышали, продолжая объяснять Малфою тонкости обращения с осколками магических зеркал.
  
  - А? - Гарольд оторвался от созерцания собственного отражения в одном из кусков Еиналеж. - Сейчас посмотрю, куда его можно поместить. Не держать же его, в самом деле, в бумажной обертке....
  
  Мальчик, выискивая какую-нибудь подходящую по размерам подставку, забрел вглубь хранилища, и, найдя там один неприметный маленький ларчик, опустил в него Философский камень.
  
  - Ну, все? - спросил он у Рональда Уизли. - Они, вроде, ничего не заметили.
  
  - Ага. Вот эти несколько кусочков мы вполне можем продать, так что у нас хватит денег на покупку всего, что нужно для школы.
  
  
  * * *
  
  
  Выйдя из Гринготтса с позвякивающими при каждом шаге мешочками с галеонами в карманах, мальчики быстрым шагом направились к Стражам Темной Аллеи.
  
  - Все-таки надо сказать спасибо Сорвину. Я очень сильно сомневаюсь, что если бы он не предупредил гоблинов о нашем приходе, мы бы не так беспрепятственно пронесли осколки зеркала Еиналеж в хранилище, - произнес Поттер.
  
  - Ага, особенно, учитывая их ценность и, к сожалению, малое количество, ибо Ронни не позаботился о том....
  
  - Я еще и виноват теперь? - возмутился рыжий мальчик. - Радуйся, что пока ты без сознания валялся, я хоть что-то делал! Мало ему, видите ли.... Я тебе знаешь, что на рождество подарю? Губозакатыватель!
  
  - Успокойтесь, оба. Так, давайте-ка прикинем, куда мы отправимся до возвращения ко мне домой...
  
  - Стоп-стоп, так ты, оказывается, нас в гости к себе пригласил? - Уизли приподнял брови. - А я не в курсе?
  
  - Извини, Уизли, забыл сообщить, - хмыкнул Драко. - Что касается того, куда мы отправимся - список очень четкий и ясный: за книгами, за новыми мантиями пойдем обязательно... хватит скулить, Поттер... за ингредиентами...
  
  - И мне за новым чемоданом, - ввернул Рон. - Да и тебе тоже, между прочим.
  
  - Зачем это вам? - недоуменно поинтересовался Гарольд.
  
  - А мы недавно устроили тут небольшое сражение... ну, и спалили свои чемоданы... подрались немного.
  
  - Вас, похоже, одних оставлять нельзя - обязательно что-нибудь устроите...
  
  - Да кто бы говорил! - не остался в долгу Малфой-младший.
  
  - Все, мы уже пришли, - оборвал начинающийся спор Рональд. - Мистер Сорвин, здравствуйте! А мы к вам за учебниками.
  
  Встречать их вышел все тот же сухонький старичок, каким его запомнил Гарри, бывший в "Иллитрисе" год назад.
  
  - Здравствуйте, мальчики, проходите. Я ведь просил вас звать меня Джеральдом, иначе во всех этих "мистерах", и уж тем более, в моем полном имени запутаться можно!
  
  Гарри, у которого "Джеральд" ассоциировалось с "Джереми", тихонько прыснул.
  
  - Мы вас хотели поблагодарить за то, что вы заранее предупредили гоблинов о нашем приходе. Представляю, что бы они могли подумать...
  
  - Всегда пожалуйста, а, что касается гоблинов - их происхождение вашего богатства, по иному уж не скажешь, мало интересует. У них там своя логика.... Так вы, говорите, за книжками пришли? Сейчас подыщем... Ну-ка, что в этом году студентам понадобится?
  
  Малфой извлек из кармана мантии список учебников.
  
  - Так, во-первых, "Учебник по волшебству, 2-й курс".
  
  - Автор Миранда Гуссокл, верно?
  
  Вышеозначенная книга в трех экземплярах опустилась на прилавок.
  
  - Что дальше?
  
  - У меня дополнительная книга по заклинаниям, видимо, Флитвик приписал, - "История и изучение чар для одаренных магов" Амалии Амриш. По Трансфигурации, УЗМС, Травологии и Истории магии книги, вроде, остаются те же... по зельям нужны учебники для второго курса.
  
  - А мне еще будет нужна... как это... забыл опять. Ну, книга с формулами для вычисления пропорций ингредиентов, - Рон, задумался, пытаясь вспомнить название книги.
  
  - Тебе-то уж она зачем нужна? - зашипел на него Малфой-младший. - Ты же и так врожденный алхимик.
  
  - Откуда я-то знаю? Мне, наверное, Снейп не просто так об этой книге написал. Ты вон тоже блещешь неземными талантами в Чарах, а Флитвик все равно тебе дал задание прочитать какую-то дополнительную литературу! Ох, точно, вспомнил! Называется "Магические аксиомы зельеварения. Таблицы и Формулы".
  
  - Какие еще вам нужны книги? - поинтересовался Фицджеральд.
  
  - Каждому нужен набор книг Златопуста Локонса, - произнес Гарольд, заглядывая в список книг Малфоя. - Кошмар, у нас что, будет преподавать какая-нибудь его поклонница? Это же придется покупать все его книги. М-да, кто-то окончательно свихнулся...
  
  - Скорее всего, вы правы, молодой человек. Сейчас поищу эти... графоманские марания бумаги. Хотя, если честно, искренне надеюсь, что у меня их нет.
  
  - М-да, а нам еще по ним учиться... - тоскливо сказал Рон. - Кстати, у меня родители в начале августа за учебниками ездили в Косой переулок, вместе со мной, естественно. Так мы попали во "Флориш и Блоттс" как раз в тот день, когда этот Локонс там устраивал презентацию своей новой книги "Я - волшебник".
  
  - Я слышал, вроде жуткая давка в тот день была... - пробормотал Драко, листавший новый учебник по чарам.
  
  - Ага, натуральный кошмар! Все как с цепи сорвались. Может, я, конечно, ничего не понимаю, но... Что они в нем нашли? Просто я сильно сомневаюсь, что все, что он понаписал - правда.
  
  - А я этой ерунды даже и не читал, - пожал плечами Гарри. - Так только, краем уха слышал...
  
  - Поверь мне, ты потерял не так уж и много, - хмыкнул Малфой. - Ахинеища просто жуткая.
  
  Со склада вернулся Сорвин, державший в руках по три комплекта локонсовских книг с таким выражением лица, будто это были не книги, а нечто дохлое и противно воняющее.
  
  - Всю эту гадость я отдаю вам бесплатно и даже приплатить готов, чтобы только забрали, - произнес он. - Мерлин и Моргана, у меня еще полтора комплекта этой писанины осталось... может, тоже возьмете?
  
  - А что, все так плохо? - Поттер с усмешкой поднял брови.
  
  - Между прочим, - комплект книг Златопуста Локонса стоит баснословных денег, - сообщил Рон. - А мы тут их задаром берем... кстати, раз уж вы так хотите от них отделаться, мистер Сорвин... Джеральд, давайте я возьму комплект сестренке - она в этом году поступает в Хогвартс.
  
  - Сестренка - это Джинни Уизли? - переспросил его Малфой-младший.
  
  - Ага, вы ее в прошлом году на платформе видели, она еще все от Джереми ни на шаг отходить не хотела...
  
  - Так вы ей еще не купили книги?
  
  - Говорю же - они очень дорого стоят.
  
  - Забирайте, Рональд, отдаю их вам с огромным удовольствием, - еще один комплект новеньких книжек в яркой обложке появился на прилавке.
  
  Расплатившись, мальчики вышли на улицу. За ними "выплыли" связки книг.
  
  - Так, что у нас дальше по списку? Новые мантии? Ладно-ладно, покупать их я иду без вас. Вы сами тогда идите за чемоданами и ингредиентами, встретимся во "Все для зелий".
  
  - М-да, знаешь, у нас такой маршрут, похоже, становится традицией, - пробормотал Рон.
  
  - Что?
  
  - Ну, я имею в виду, что из книжного мы идем за мантиями, потом за всякой мелочью вроде пергаментов и перьев...
  
  - Кстати о перьях, у меня пол комплекта тех, самописчих, еще, вроде, осталось, да и обычное тоже есть.
  
  - Все равно за чернилами идти, а пока Малфой из магазина мантий вернется, один Мерлин знает, сколько времени пройдет.
  
  
  * * *
  
  
  
  Вместе со своими покупками мальчики выбрались из Лютного переулка.
  
  - Так, ну, сразу к тебе домой, Поттер?
  
  - А почему бы и нет? Насколько я понял, если вы с ночевкой у меня останетесь, ничего не случится, а завтра утром мы уж как-нибудь сами организуемся и соберемся.
  
  - Мне надо в Нору, - покачал головой Рон. - Во-первых, сестренке книги отдать, а, во-вторых, ну...
  
  - Родителям в кошельки подложить побольше денег, - ехидно произнес Драко.
  
  - И что в этом такого? - смутился Рональд. - Уж лучше так сделать. Они же еще спрашивать будут, откуда у меня такие деньги....
  
  - А они случаем не спросят, на какие галеоны ты сестричке книг накупил?
  
  Уизли пожал плечами.
  
  - Должен же я хоть что-то сделать!
  
  - М-да, был бы я таким любящим сыном, заботящимся о своих родителях, - с каким-то странным сарказмом протянул Гарри.
  
  - Это ты к чему?
  
  - Это в продолжение нашего небольшого спора с Малфоем. Знаешь, Рон, оставь свой чемодан с вещами нам, а сам с книгами для Джинни через "Дырявый Котел" отправляйся в Нору. Потом просто той же каминной сетью перенесешься ко мне домой. Наш адрес: "Годрикова Лощина, фамильный особняк Поттеров".
  
  - Ладно, я скоро, - рыжий мальчик бегом отправился в сторону прохода в маггловский Лондон.
  
  - А мы-то как к тебе переместимся, тем более со всем этим барахлом?
  
  - А кто у нас тут такой гений, что может порталы перенаправлять? Знаешь, если уж ты аж до Суррея смог портал сделать, до Годриковой Лощины тем более сможешь.
  
  - Тогда соизволь подождать.
  
  Через несколько минут портал был готов, между прочим, это было все то же колечко.
  
  - Знаешь, Малфой, есть все-таки такие вещи, которые никогда не меняются - твое кольцо-портал, например.
  
  - Да-да, я помню, ты к нему всегда пылал неземной любовью.
  
  - Ага, особенно когда тащил с собой еще и кучу всяких книжек или иного барахла специального назначения.
  
  - Ну, что я могу поделать? За то хоть удобно... относительно и в редких случаях. Ладно, давай-ка прикинем, как бы нам разобраться со всеми тремя чемоданами - чары левитации тут не прокатят.
  
  С грехом пополам, слизеринцы умудрились устроить свои вещи так, чтобы телепортироваться вместе с ними.
  
  - А ты уверен, что дома у тебя сейчас никого нет? - подозрительно поинтересовался Драко.
  
  - Вполне. Причем....
  
  Дальнейшее продолжение разговора не состоялось, поскольку оба волшебника прикоснулись к кольцу-порталу, который их перенес аккурат в гостиную особняка Поттеров. Только на два фута выше пола.
  
  - Малфой, ты когда-нибудь научишься нормально порталы устанавливать? - прохрипел Гарольд, выбираясь из-под своего чемодана.
  
  - Я-то тут причем? - блондину повезло больше - он рухнул на один из диванов. Впрочем, от их с Роном чемоданов его спасли только рефлекторно наколдованные чары помех.
  
  - Забыл учесть, что уровень земли здесь ниже, чем в Косом переулке.
  
  - Все учитывать - голова лопнет от перерасчетов!
  
  - Ага, посмотрим, то ты скажешь, если мы в следующей раз окажемся наполовину вмурованными в стену.
  
  - Поттер, угомонись, дай полюбоваться на вашу замечательную гостиную. Вот ведь как нормальные люди делают - никакого зеленого, серебряного...
  
  - Мне больше нравится и полное отсутствие алого и золотого.
  
  - Вот я и говорю - глаз ничего не режет. Так, где можно расположиться?
  
  - Чемоданы просто ставь к стене, а что касается ваших с Роном комнат.... На втором этаже вроде свободные были... Короче, разберемся. Значит вот как поступим, у меня совершенно нечего поесть, так что придется сбегать в какой-нибудь маггловский магазин... а ты пока подожди Рона.
  
  - Стоп, какой маггловский магазин?
  
  - Тут буквально в двух шагах от особняка деревушка есть. В общем, я быстро, а ты пока устраивайся тут.
  
  Поттер, сбегав на кухню и что-то там прихватив, ушел, оставив Малфоя самолично "располагаться" в гостиной.
  
   Первой мыслью Драко было посидеть и подождать Рона, но потом любопытство взяло верх, и, припомнив все, что Гарольд рассказывал ему о своем доме, Малфой отправился на разведку. На третьем этаже у них, вроде бы, располагалась библиотека, защищенная уймой каких-то чар. Ну, у Малфоя-младшего с собой была волшебная палочка и неплохой багаж знаний, так что местная защита, скорее всего, будет ему вполне по зубам.
  
  В общем, когда его, наконец, нашел Рональд Уизли, Малфой сидел, читая три книги разом.
  
  - Слушай, ты чего тут окопался и не отзываешься? Я стою в гостиной ору-ору, а вас с Гарри все нет....
  
  - Чего? - блондин оторвался от книг.
  
  - Чем занят, спрашиваю.
  
  - Читаю, не видишь?
  
  - А Гарри где?
  
  - Ушел за едой. У них тут магглы рядом живут, вот он в их деревню-то и отправился. Ну, а сам-то как? Подправил семейный бюджет?
  
  - Не смешно, Малфой, просто не у всех такой же бездонный кошелек, как у твоего дражайшего папаши.
  
  Драко на это только поморщился.
  
  - Поищи себе что-нибудь - хоть занят будешь чем-нибудь полезным до прихода Поттера.
  
  - Слушай, Мерлин с ними с книгами, я тут кое-что интересное обнаружил. В конце коридора дверь видел? Это, похоже, кабинет Поттера-старшего. Заглянем?
  
  - А что там делать?
  
  - Ну, а что, мы в кабинете Люциуса Малфоя тоже высокоинтеллектуальным трудом были заняты? Полезли же все равно.
  
  - Какие там хоть чары?
  
  - Первый слой, как я определил, полная чушь. А что касается скрытых сюрпризов, там то ли опознавательные чары, толи еще какая-то ерунда, так что войти может только кто-то из семьи Поттеров. Взломаем, а? В крайнем случае, дождемся возвращения Гарри. Он-то давно хотел своему старшему какую-нибудь подлянку устроить.
  
  - Ага, прямо спал и видел... погоди уж, юный взломщик, дочитаю и пойдем.
  
  - Дочитаешь? Все три?
  
  - Ну, еще хотя бы минут пять дай спокойно посидеть!
  
  Еще некоторое время Рон просто вышагивал перед углубившимся в прочтение местной литературы Малфоем, а потом, так же прихватив какую-то книжку, устроился рядом.
  
  - Ну, чего сидим? - объявившийся где-то через пол часа Гарольд с усмешкой оглядел своих товарищей. - Заждались?
  
  - Не очень, но, знаешь, библиотека у тебя тут преотличная. Я даже завидую.
  
  - Вот и завидуй, но молча, поскольку вся эта радость не моя и моей не будет.
  
  - Это еще почему?
  
  - Мерлин, кто у нас тут знаток Кодекса Чистокровных? О наследовании пункт вспомни!
  
  - А-а...
  
  - Э-э! - передразнил его тот. - Вы чего тут, собственно, расселись?
  
  - Да вот ждали, когда ты придешь, - фыркнул Рон. - Собирались навестить кабинет твоего папаши. Ты же, вроде, хотел ему какой-нибудь приятный сюрприз устроить.
  
  - Ага, очень, чтобы он мне потом второго сентября "погремушку" прислал или сам заявился по старой доброй традиции?
  
  - Кого-кого?
  
  - Громовещатель.
  
  - Ладно, уж, давайте что ли, раз уж собрались... только на место весь этот книжный развал поставьте, - брюнет кивнул в сторону кучи наваленных в углу книг, которые за все это время перебрали двое его друзей. - Кстати, Рон, тебя как, отпустили с ночевкой?
  
  - А то я спросил. Отпустили, конечно, куда деваться-то?
  
  - А насчет того, как ты, мол, завтра сам на платформу попадешь, ничего не говорили?
  
  - Наверное, говорили, но я к тому моменту уже смотался.
  
  - Понятно.
  
  В результате, все трое несколько настороженно подобрались к двери кабинета Джеймса Поттера.
  
  - Ну, и что будем делать? Малфой, командуй, снятие защитных чар - твоя стезя! - усмехнулся Гарри.
  
  - Сейчас, погоди, сам хоть разберусь, что тут твой папаша наворотил... ощущение такое, что он тут прямо очередной Философский камень захоронить собрался. А ты, Уизлик, еще говорил, что тут ни чары - а требуха полная... Неуч.
  
  - Да ну тебя, вместе с этим камнем!
  
  - Разнервничался тут.... Ладно-ладно, молчу. Так, смотрим. Во-первых, чары оповещающие. Куда же без них? Ладно, эту ерунду мы снимем легко. Дальше идут запирающие саму дверь. Тоже ничего сложного. Потом... ну и новости! Похоже, Поттер-старший точно параноик! "Воздушный удар" накладывать в качестве защитного - это уже совсем тяжкий случай.
  
  - А какой резон накладывать атакующие чары в качестве защитных? - удивился Рональд.
  
  - Если ты просто и грубо снимешь всю защиту и при этом "опознающие" чары тебя не определят, как члена семьи Поттеров - эта радость со всей силы по тебе вдарит.
  
  - Отличная перспектива. Ну, полезем?
  
  - Давайте уж.
  
  Пока Малфой возился с защитными чарами, двое его друзей обсуждали предстоящие учебные перспективы.
  
  - Со следующего года у нас дополнительные занятия начинаются, и надо будет выбрать, куда пойдем.
  
  - Ну, у меня в этом плане все очень просто - Синистра по доброте душевной меня уже на нумерологию записала. Посмертно. Куда мне еще идти? На Уход за магическими существами продвинутый, может быть, еще и на Древние руны. К тому же, может быть будут какие-нибудь дополнительные курсы по Защите от Темных Искусств....
  
  - Погоди со своей "защитой", - к ним повернулся Малфой, - не факт, что ты обычные-то уроки с Локонсом вытерпишь.
  
  - Слушайте, а кто это вообще такой? Я же говорил уже - о нем ничего особенного не слышал...
  
  Рон тихо фыркнул.
  
  - Вот везучий - не знает Локонса. Можешь считать, что это кумир всех ведьм, возрастом от десяти до семидесяти лет. Очередная знаменитость Волшебного мира. Мама от него просто без ума: "Локонс написал... что подумает Локонс... Рон, будь хорошим мальчиком и станешь таким же известным магом, как Златопуст Локонс..."... Противно даже.
  
  - То-то Сорвин нам его книги просто так отдал...
  
  - Так, ребята, я почти все чары, кроме "опознавательных" снял. Так что Поттер - твой выход. Видишь эту полупрозрачную завесу перед дверью? Все что тебе нужно - пройти сквозь нее.
  
  - Ага, все ясно, и если я истинный сын Джеймса Арчибальда Поттера, все будет нормально?
  
  - Именно, - со смехом ответил блондин. - Ну, как, готов к проверке своего происхождения?
  
  Гарольд пожал плечами и подошел к двери. Завеса явно задумчиво мигнула и растворилась.
  
  - Мне вот интересно, если Поттер-старший знает, что вы с Джереми очень любите совать свой нос в чужие дела, какой смысл ставить "опознавательные" чары "Recognoscere"? Они же на вас с братом все равно сработают?
  
  - Говорю - паранойя усиливается с каждым годом. Он этого всего, наверное, от Грюма нахватался - тот такой же ненормальный, скоро, похоже, и на туалет с ванной защитные чары начнет накладывать. А логика такова, что помимо нас с Крысом его кабинетом может заинтересоваться и кто-нибудь посторонний.
  
  - Конечно, можно подумать, что после той полосы препятствий, которую так же любезно снял Драко, пока мы шли по коридору, кто-нибудь в живых останется...
  
  - Ну, вот мы же остались.
  
  Гарри осторожно приоткрыл дверь, ожидая еще каких-нибудь гадостей. Тем не менее, больше никаких препятствий на их пути не было.
  
  - Видимо, фантазия твоего отца иссякла, - заключил Рональд, оценивающим взглядом окидывая кабинет Поттера-старшего. - Так, книги, стол. Дикий, истинно поттеровский бардак абсолютно во всем.... Что тут еще интересного имеется?
  
  - Посмотрим. Кстати, предлагаю в какой-нибудь ящик подложить слизня. Будет весело.
  
  - Во-первых, бедняга целые сутки не выживет, а, во-вторых, отец его разом спалит, подумав, что это какой-нибудь анимаг у него в бумагах притаился, - с серьезным лицом сообщил Гарольд. - Да, ладно, ладно... шучу я... не надо такие лица делать... все не настолько плохо, но вот с ящиками вы мне одну идейку подкинули вполне приличную... сейчас мы посмотрим, кто отцу докладывался о наших похождениях во время учебы.
  
   Гарри, поколдовав с защитными чарами письменного стола, выгреб из ящика целую стопку разномастной корреспонденции:
  
  - Ух, Мерлин, всю жизнь мечтал это сделать.... Все письма уже распечатанные, так что, господа, не страшно. Так, ну, посмотрим. Во-первых, письмеца от моего брата - почти ежедневные доклады обо всем, что происходит у гриффиндорцев.
  
  - Так это ему надо сказать спасибо? - заинтересовался Малфой-младший.
  
  - Не-а, не только. Видишь, письма с вензелем Хогвартса? Мама была права - тут еще и МакГонагалл внесла свою лепту: подробный рассказ о том, кто из сыновей чем был занят, и что мы все вместе вытворяли, когда напал тролль. Теперь ясно, почему на протяжении всего первого полугодия мне мама рекомендовала даже и не думать о том, чтобы домой на каникулы приезжать.
  
  - Понятно, давай-ка дальше. Это от кого письма? От Аластора Грюма? Посмотрим, о чем он пишет - это, вроде, послание недавнее. Так-так, на октябрь они решили организовать повальную проверку с обыском у всех, кто был раньше замечен в кругу Пожирателей Смерти. Интересные новости... надо будет отцу сообщить.
  
  - Сообщить? Так ты же, вроде, сам не упускал возможности ему устроить какую-нибудь пакость? - во взгляде Рона появилось некоторое недоумение.
  
  - Рыжий, а ты головой подумай - какой резон допускать то, что может ударить не только по нему, но и по мне? - с усмешкой произнес Драко. - Одно дело действительно какую-нибудь мелкую гадость сделать, но аврорский обыск - это серьезно. Точно надо будет отцу сказать, и другим однокурсникам сообщить - чтобы предупредили родителей. Иначе авроры точно нагребут уйму артефактов. Смотрим дальше, что тут еще интересного есть. Вот еще два письма - тоже от Грюма. Первое довольно старовато, да к нему еще и прилагается что-то. Глянь, Уизли, может что-нибудь интересное. А тут Грюм пишет, что ему нужен наблюдатель в Хогвартсе. Предлагает на этот счет Джереми. А дата какая? Вообще прошлогоднее... ну, во всяком случае, все ясно - будем держаться от нашего гриффиндорского доносчика подальше. Так, Ронни, а у тебя что?
  
  - Мерлин разбери. Письмо тоже прошлогоднее: Грюм пишет, что они, наконец, достали из архива дело Лестранжей, а вместе с ним обнаружили в хранилище множество улик по этому делу, среди них - прилагающаяся к письму книженция.
  
  - Дай-ка сюда, сейчас посмотрим, что это такое, - Поттер взял в руки тоненькую книжицу в черной обложке.
  
  - Дальше написано, что авроры в ней магии не нашли, - продолжил Уизли. - Грозный Глаз все равно отсылает ее Джеймсу Поттеру. Пишет, что, в сущности, в ней нет ничего важного, и в деле Лестранжей она никак не фигурирует, но проверить на всякий случай надо. Можно обратно не возвращать.... М-да, странное какое-то отношение у авроров к вещественным доказательствам.
  
  - Это еще что... - хмыкнул в ответ Драко. - Ну, Потти, чего ты тут такого в ней еще раскопал?
  
  - Это дневник Тома Марволо Риддла.
  
  - И кто это? Какой-нибудь знаменитый маг?
  
  - Вроде - нет. Но фамилия все равно знакомая.... А. точно, вспомнил! Я же все прошло Рождество у Филча на подхвате пробегал, помните? Так вот, он меня как-то отправил в зале Наград убраться. Там у этого Тома Риддла как раз была памятная табличка - за какие-то особые заслуги перед школой. Причем учился он, похоже, лет пятьдесят назад.
  
  - М-да, интересно, что же он такого сделал? Там случаем, в Зале Наград, не было сказано?
  
  - Нет. Ну, сами посудите, раз заслуги "особые" - значит, что-то серьезное было. Тем более я там же видел его имя в списке старост школы за последние сто лет. Но там тоже было написано: "Награжден медалью за магические заслуги". И никаких комментариев.
  
  - Тогда давайте заглянем в этот дневник. Может, найдем что-нибудь интересное?
  
  Мальчики, склонившись над дневником, перелистнули несколько страниц.
  
  - Странно, он пустой...
  
  - Может, какими-то чарами защищен?
  
  - Так ведь авроры следов магии не нашли! - возразил Рон.
  
  - А может, они просто не там искали? - фыркнул Малфой. - Aparecium!
  
  - Так, значит, это не невидимые чернила, - констатировал Уизли. - Интересно, ты так уверен, будь это они - авроры бы не догадались их высветить? Invenire!
  
  - По-моему, здесь ничего нет. Если уж даже "обнрауживающее" такого класса не сработало - дохлый номер.
  
  - Малфой, а попробуй эмпатией своей его посмотреть? Вдруг получится?
  
  - А мне что, делать больше нечего? - возмутился блондин. - Еще чего не хватало!
  
  - Малфой, тебе жалко, что ли?
  
  Что-то недовольно процедив сквозь зубы, мальчик положил руку на дневник и сосредоточился.
  
  - Ерунда какая-то, - наконец произнес он. - С дневником точно что-то неладное - он мою эмпатию буквально экранирует!
  
  - Значит, авроры точно пропустили нечто интересное, - подытожил Гарольд.
  
  - Тогда попробуем вот так, - Рон достал из кармана брюк кусочек зеркала. - Прихватил на всякий случай с собой. Посмотрим, как будет выглядеть отражение этого дневника - гоблины ведь что-то там говорили по поводу того, что осколок магического зеркала выявляет истинную сущность?
  
  В кусочке зеркала Еиналеж вместо дневника отразилось размытое пятно с пульсирующим сгустком тьмы в центре.
  
  - Интересно, что же это все-таки? Может, для дальнейшего анализа прихватим с собой? Поттер, ты как к этой идее относишься? - заинтересованно произнес Драко Малфой.
  
  - Ну, судя по тому, что письмецо было прошлогодним, и, судя по бардаку, отец о нем давным-давно забыл - так что точно можно прихватить с собой. Только, лучше без конверта - пусть думает, что прилагающуюся к нему книжку выкинул куда-нибудь. А пока, ребята, начинайте думать, как мы будем восстанавливать систему защитных чар, которая была наложена на дверь.
  
  
  Глава 21. Привет от Добби.
  
  
  
  
  Остаток последнего предучебного дня мальчишки провели на кухне, поскольку есть хотелось всем, но эти же все любили попривередничать и на полуфабрикаты не польстились. Решили сами чего-нибудь сготовить. Пиццу, например. Дело в том, что продуктовое содержимое кухни располагало только к приготовлению оной: всем известно, что в пиццу класть можно абсолютно все, что угодно, а именно все, что угодно, за исключением самого нужного, и было.
  
   Поскольку один лишь Поттер хоть что-то смыслил в готовке, командовать парадом поручили именно ему, но сами же почему-то в результате долго возмущались неизвестно чему. Что касается участия в приготовлении еды Драко Малфоя, тут все можно было охарактеризовать фразой Рональда Уизли: "Неужели к двенадцати годам жизни Драко Люциус Малфой до сих пор уверен, что вся еда у нормальных людей сама по себе возникает из ниоткуда, материализовываясь по желанию какого-нибудь очередного слабомыслящего особняка?" Малфой-младший после этого долго на всех обижался и мужественно терпел последующие издевки Рона Уизли.
  
   Тем не менее, как раз таки роновы алхимические таланты новоявленным кулинарам и пригодились, поскольку у старенькой маггловской плиты, коей была оборудована кухня миссис Поттер, напрочь отсутствовал, а точнее - сломался, таймер. Вот Рон с умным видом и объявлял, чего и сколько класть, а так же, сколько времени все это чудо будет готовиться. В общем, совместными усилиями "мэтры" кулинарного искусства со своей задачей справились, и думать забыли во время своих кухонных изысканий про таинственный дневник.
  
   Впрочем, про него вспомнили утром, когда стали собирать чемоданы. Встали второкурсники достаточно рано, поэтому сопутствующей всяким сборам паники затевать не стали. Только Малфой, случайно глянув на магический будильник Гарри Поттера, огласил весь особняк своим горестным воплем, означавшим, что, по его мнению, можно было еще немного поспать. Когда же это юное белобрысое дарование появилось на кухне, последовал еще один вопль, на этот раз оповестивший всех о том, что кофе в доме Поттеров нет. Точнее, Драко его не нашел. На что сам Гарольд, спокойно попивавший чай с куском вчерашней пиццы, доступно ему объяснил, что семейство Поттеров чтит обычаи своей исторической родины и в качестве бодрящего напитка воспринимает только этот самый чай. В общем, первоклассное утреннее шоу Рональду Уизли было обеспечено.
  
   Ну и неудивительно, что из троих прибывших в половине девятого на вокзал мальчиков, связно мыслить могли только двое, а третий спал на ходу. Поскольку на вокзале Кинг-Кросс только на платформе девять и три четверти не было магглов, левитационные чары решили не применять и добрых двадцать минут изыскивали тележки. К барьеру между платформой шли медленно и вальяжно, рассуждая о каких-то отвлеченных вещах, поэтому, когда тележка Рона не прошла сквозь магический барьер, никто толком и удивиться не успел. Поскольку скорость у тележки все-таки была не очень-то большой, с нее слетела только клетка с совой, но для привлечения внимания хватило и этого. На грохот к ребятам подоспел дежурный по вокзалу.
  
  - Вы что тут устроили? - гневно воскликнул он.
  
  - Извините, сэр, с управлением не справился, - попытался оправдаться Уизли.
  
  - Вы тут одни? Где ваши родители? - продолжал наседать на них маггл.
  
  - Они в справочную пошли: узнать что-то понадобилось, - сходу соврал Малфой. - Не беспокойтесь, сэр, они сейчас придут.
  
  Буркнув напоследок, что он, мол, через пару минут подойдёт и проверит, так ли это, дежурный отошел куда-то в сторону.
  
  - Так, у нас есть пять минут, чтобы разобраться с происходящим и попасть на платформу, иначе этот настырный маггл сюда всю администрацию вокзала созовет, - произнес Гарри.
  
  - А "Обливиэйт" на него наложить? - с сомнением предложил Малфой.
  
  - Совсем рехнулся? Тут же целая толпа магглов! - осадил его Рональд. - Лучше действительно давайте подумаем, почему мы не можем пройти сквозь барьер.
  
  - Может, вообще поездку в школу на поезде отменили?
  
  - Тогда бы нам совиной почтой письмо прислали, - отрезал Поттер. - Скорее всего, какие-то чары наложили.
  
  - Например, запирающие? - Рональд пожал плечами. - Или просто чары, соединяющие платформу с вокзалом, сняли.
  
  - Это все гадание на кофейной гуще. Меня больше интересует, как нам на платформу попасть.
  
  - А что тут думать? У меня с собой портал есть, - хмыкнул Драко. - Сейчас я его перенастрою - и все будет в порядке.
  
  - Ребят, а может, сначала подождем кого-нибудь из наших? Вдруг через барьер пройти не можем только мы? - спросил Рон.
  
  - Потом выясним, благо, времени у нас полно. Малфой, давай, перенастраивай свой портал на платформу, а мы с тобой, Рон, натянем сеть магглоотталкивающих чар, вот, кстати, и повод в их установке попрактиковаться появился.
  
  Уизли только вздохнул и пожал плечами. Поставив тележки рядом, двое мальчиков занялись наложением чар, стараясь делать это как можно незаметнее, но на них все равно начали косо посматривать.
  
   С порталом Малфой возился долго, что-то перенастраивал несколько раз, недовольно себе под нос бурчал, шипел на своих товарищей, чтобы они говорили потише. Наконец Рон начал его торопить.
  
  - Да что ты возишься? Думаешь, мы прямо мастера отталкивающих чар? Еще максимум минут семь, и все распадется!
  
  - Сейчас, - сквозь зубы процедил Малфой-младший. - Я тут не только порталом занимаюсь, но еще и источник запирающих чар ищу, так что ты вообще меня благодарить должен.
  
  - Ага, уже побежал, галстук вот только завяжу!
  
  - Ну, и ты выяснил, кто тут так нахимичил? - поинтересовался Гарольд, прерывая спор.
  
  - Нахи... чего?
  
  - Наколдовал, короче.
  
  - Явно не маг, - Драко покачал головой. - Ух, все вроде. Давайте все-таки эти странности на платформе обсудим, а пока накройте тележки связывающем полем, чтобы не дай Мерлин, чего-нибудь здесь не осталось, и беритесь за портал.
  
   Взявшись за тоненькое колечко, предварительно наложив по совету Малфоя проверенные опытом и временем связывающие чары, трое мальчиков переместились на платформу девять и три четверти.
  
   На платформе было пусто, только метла сама по себе чистила плитку, поскольку, видимо, была заранее зачарована на это. Машиниста, как, впрочем, и самого поезда не было видно.
  
  - Скорее всего, просто состав еще не подали, - меланхолично пожал плечами Драко.
  
  - Судя по твоему лицу, Малфой, у тебя возникла какая-то идея, - прищурился Рон.
  
  - Вообще-то, да. Помнишь Добби, нашего эльфа?
  
  - Ну, и что?
  
  - А его выходки с течение всего лета?
  
  - Так ты думаешь, это ваш домашний эльф учудил?
  
  - Стоп-стоп, ребята, какой еще домашний эльф? Объясните толком! - ничего не понял Гарри.
  
  - Пока ты за границей отдыхал со своей семейкой, мы с Уизелом у меня дома торчали, - с привычным для него сарказмом начал объяснять Малфой. - Облазили все углы, все вызнали. Ну и забрались к эльфам. Там этот прицепился, как Мерлин знает кто, и заладил: "Не езжайте в Хогвартс в этом году". Все лето покоя не давал, всякие пакости чинил, так еще и с таким невинным выражением лица, постоянно приговаривая: "Все только для вашего блага, молодой господин", что мы его просто двинутым слегка сочли.
  
  - Погоди, а как он хоть выглядел, этот эльф ваш?
  
  - Да так же, как и все остальные: в наволочке, лопоухий... впрочем, уши у Добби действительно феноменальные.
  
  - Наволочка с гербом была или без? - продолжал спрашивать Поттер.
  
  - Конечно, а ты как думаешь? Наш фамильный малфоевский герб.
  
  - Тогда я этого Добби знаю.
  
  - Что, он и к вам в Египет наведался? - с веселым недоумением в голосе спросил Уизли.
  
  - Ага, тоже все говорил, что не надо нам в замок возвращаться: там какая-то грозная опасность... Родителей перепугал насмерть, одним словом. Так еще и постоянно магию применял. Точно на голову больной.
  
  - Веселенькое дельце получается, - присвистнул Драко. - Вот, я, собственно, к чему веду разговор: подозреваю, что это Добби и постарался - оградить нас, видите ли, он хочет от смертельной опасности.
  
  - Ничего себе, оградить, - фыркнул Гарольд. - Тогда уж проще на нас какие-нибудь чары наложить, чтобы мы в Святом Мунго год-два полежали.
  
  - Ох, Поттер, ты меня когда-нибудь своими фразочками в отделение для буйно-помешанных сведешь, в том же Святом Мунго, между прочим. Вроде ведь в семье чистокровных магов живешь, а маггл магглом! Не может домашний эльф своему хозяину вред причинить - это магическая аксиома!
  
  - Так он вреда нанести не может прямого, а косвенный?
  
  - А на косвенный мозгов не хватит, - отрезал Малфой.
  
  - Знаешь, про "мозги" - это из цикла твоего извечного презрения к магглам, а от обычного автомобиля, между прочим, шарахаешься, как от дракона настоящего. И чего вы все, чистокровные, этих магглов так не любите? Мы тут до сих пор почти в каменном веке сидим, а у них уже высокие технологии...
  
  - Поттер, стоп, не уводи разговор в сторону. Твоя маггломания всем известна, угомонись.
  
  - Что, правда глаз колет?
  
  - Скорее твой голос уши режет.
  
  - А, знаете, по-моему... - начал Рон Уизли.
  
  - Заткнись! - дружно осадили его Поттер с Малфоем и продолжили свою словесную перебранку.
  
  - По-моему, говорю, не только мы одни не можем попасть на платформу, - повысив голос и проигнорировав реплики друзей, произнес рыжий мальчик.
  
  - Чего? - растерянно переспросил Драко, прослушав часть фразы из-за разразившегося громкой и уничижительной тирадой в его сторону Гарольда.
  
  - Барьер, похоже, закрыт для всех, - обобщил Рональд. - Еще раз повторить, или дошло?
  
  Поттер присвистнул.
  
  - Не свисти - денег не будет, - на автомате буркнул Малфой, поглядывая в сторону барьера и прикидывая, может ли быть так, что заперли платформу абсолютно для всех.
  
  - Может, опять портал перенастроишь? Только уже на маггловскую часть Кинг-Кросс? Посмотрим, вдруг там уже куча народу столпилась.
  
  - Ерундой не занимайтесь, - хмыкнул Гарри. - Если там есть кто-то из взрослых магов, они обязательно попытаются сюда аппарировать.
  
  - А если этот хитрый жук Добби и антиаппарационные чары наложил?
  
  - Тогда он прямо Мерлин Великий, Всемогущий и Всепредусматривающий. Короче, сидим и ждем, пока кто-нибудь додумается сделать сюда портал, поскольку мне совершенно не улыбается бегать по вокзалу с воплями: "Кто едет на Хогвартс-Экспрессе?"
  
  - Ладно, ждем, - скептически хмыкнул Малфой-младший.
  
  Не прошло и пяти минут, как случились два события: подрались Поттер с Малфоем, и на платформе наконец-то появился машинист из каких-то малоприметных дверей. Обычно прибывал он на перрон еще с вечера и заранее начинал подготавливать Хогвартс-Экспресс к контакту с толпой буквально озверевших за летние каникулы юных волшебников. Поэтому отсутствие на платформе привычной толпы магов его порядком изумило.
  
  - Э! А это еще что такое? - бородатый дядька в выцветшей синей кепочке, которую он на ходу менял на машинистскую фуражку, ошалело оглядел пустой перрон. - Мальцы, чего тут случилось?
  
  Рон, покосившись на друзей, упрямо продолжавших друг друга дубасить, ответил с максимально возможной вежливостью:
  
  - Понятия не имеем, сэр.
  
  - Нету никого... странно, - мужчина покачал головой. - Обычно в начале десятого уже тьма тьмущая народу здесь толчется...
  
  - Мы думаем... - начал Рон, ожидая поддержки со стороны остальных "мы". - Мы думаем, что с барьером что-то случилось.
  
  - А! Ну, понятно. То есть ничего не понятно. Как барьер-то мог сломаться?
  
  Уизли пожал плечами и изобразил на лице искреннее недоумение. Машинист, ожидая еще какой-нибудь ценной информации, глянул ему за спину и заметил двух дерущихся ребят.
  
  - Так, а ну хватит! - в подтверждение своих слов он взмахнул неизвестно откуда взявшейся волшебной палочкой.
  
  Мальчики друг от друга отскочили, как ошпаренные. Малфой достал из кармана носовой платок и начал утирать кровь, бормоча что-то с высокомерным видом про то, что он, мол, на больных людей не обижается.
  
  - А вы двое чего думаете по этому поводу? - взрослый маг спросил теперь и у них.
  
  - То же самое: портал... тьфу ты... барьер кто-то испортил.
  
  - Ага, значит, испортил все-таки? Не сам сломался?
  
  - Эй, мистер, а вы раньше в Аврориате не работали? - прогнусавил Драко, но машинист его не расслышал.
  
  - Сейчас проверим...
  
  На платформе появились двое авроров. Злющие как черти, взмыленные стражи магического порядка остервенело оглядели почти пустой перрон.
  
  - Что вы себе позволяете? - возмутился один из них. - Люди никак на платформу не могут попасть! Аппарировать сюда тоже никто не может: сносит одному Мерлину известно в какую даль, а порталов почти нет ни у кого! Что за безобразие?
  
  - А я сам только что узнал... - заблеял машинист. - Тут только эти мальцы были...
  
  Две пары красных от недосыпа глаз тут же повернулись в сторону троих слизеринцев.
  
  - Спасибо, сдал нас, - процедил Поттер. - Теперь всю кашу расхлебывать будем...
  
  - А вы тут что делаете? - рыкнул тот же аврор.
  
  - Поезд ждем. Хогвартс-Экспресс называется. Знаете такой? - с милой улыбкой на лице произнес Малфой-младший.
  
  - Как сюда попали? - осадив взглядом своего товарища, спросил второй патрульный.
  
  - Порталом. Мне отец дал прямой портал до платформы девять и три четверти, - поспешно ответил блондин.
  
  - А кто ему позволял несанкционированные Министерством порталы делать? - хищно осведомился первый аврор. - Кто он такой? А?
  
  - Люциус Малфой, - ехидно сообщил Драко, глядя, как оба аврора начинают нервничать и старательно отводят взгляд в сторону.
  
  - Так вы... э-э... расскажите, как все случилось.
  
  - А чему случаться-то? - пожал плечами Рон, до сих пор с интересом наблюдавший за "остужением" аврорских голов. - Просто порталом переместились на платформу, а тут нет никого. Вот, решили подождать, пока появятся взрослые.
  
  - А узнать, что случилось, не захотели? Просто пройтись по перрону поискать "взрослых"? Кто у вас тут такой умный, что подождать предложил? - видимо, все-таки аврорам хотелось на ком-то отыграться - им полчаса подряд пришлось выслушивать недовольные вопли волшебников, столпившихся на маггловской части Кинг-Кросс.
  
  - Ну, предположим, это я, - теперь пришла очередь Гарольда "успокаивать" стражей порядка. - Заранее сообщаю, чтобы вы просто имели в виду, что моя фамилия Поттер, а это Рон Уизли.
  
  Авроры приуныли. Видимо, если уже не с Люциусом Малфоем и Артуром Уизли, то с Джеймсом Поттером точно никто связываться не хотел, и правильно- все-таки приближенное к высокому начальству, сиречь Грозному Глазу Грюму, лицо.
  
   Первый аврор внезапно дернулся и извлек из складок мантии небольшое зеркальце. Оттуда на него кто-то так хорошо рявкнул, что парень аж посинел. Гарри довольно заулыбался: этот грозный вопль, сильно смахивающий на паровозный гудок, он прекрасно узнал. И пускай им сейчас самим всыпят по первое число, но наблюдать за меняющимися в лице аврорами-новичками было приятно.
  
  - Ну, вот и само начальство пожаловало, - хмыкнул Рон, который, похоже, голос Аластора Грюма так же знал преотлично. И это несмотря на то, что Уизли-старший был обычным министерским работником и уж куда-куда, а в аврорскую элиту не входил.
  
   По платформе девять и три четверти прошел легкий ветерок, и сработало сразу полдесятка порталов. Бегло оглядев появившихся на перроне волшебников, мальчики уяснили, что до того, как все это дело в виде срочного донесения дойдет до Министра Магии, остались считанные секунды. Потому что помимо Грозного Глаза, Поттер приметил еще семерых молодцов из его специализированного отряда, а это уже было очень плохо. Чувствовалось, скоро будет еще хуже, и Фадж с Дамблдором лично пожелают побывать на месте событий. Поэтому Гарольд решил все взять в свои руки.
  
  - Здравствуйте, дядя Аластор, - громко произнес он.
  
  На перрон опустилась тишина. Только авроры тихонько пересмеивались за спиной своего начальника.
  
  - Гарри Поттер, - процедил сквозь зубы глава Аврориата.
  
  - Он самый, - закивал мальчик, при этом так улыбаясь, будто встретил родного и любимого дедушку. - А мы вас ждем, вместе вот с этими.
  
  Мальчик указал в сторону двух авроров-новичков, которые еще пару минут назад тут распоряжались. Те вжали головы в плечи. Грюм что-то буркнул про дисциплинарное взыскание двум ротозеям и снова вперил оба своих глаза, и настоящий, и магический, в мальчиков.
  
  - Что здесь происходит? - произнес он. - И не пытайтесь отвертеться, я вас троих прекрасно знаю и ваши выходки в течение прошлого года тоже! Ну, живо отвечайте!
  
  - Это не я, - сразу сообщил Гарри.
  
  - И не я, - вторил ему Малфой.
  
  А Рон вообще сделал глупое-преглупое лицо и невинно захлопал глазами, мол, с меня тем более нечего спрашивать.
  
  Все три мальчика избрали единственно верную тактику поведения в такой ситуации: достать всех, а самим, несмотря на предостережения престарелого аврора, отвертеться.
  
  - Тогда кто барьер заблокировал? - взвыл Грюм.
  
  - Ну, дядя Аластор, это все-таки не мы, - Грозного Глаза всего перекосило. - Мы же еще маленькие - нам сил не хватит.
  
  - А кто два месяца назад... - старый аврор начал тихо звереть и едва удержался, чтобы не сболтнуть про Философский камень, о героической эпопее с участием которого знало не так уж и много народу.
  
  - Так это же Джереми! - в один голос воскликнули слизеринцы.
  
  Грозный Глаз явно намеревался что-то добавить, что-то, судя по его садистскому выражению лица, очень неприятное, но Гарольд тихонько произнес:
  
  - Хотите, я папу с мамой вызову, они подтвердят? Ведь не важно, что у них последний день отпуска, они ради нас с Джереми что угодно сделают.
  
  С каждым словом авроры и министерские работники, среди которых оказались два невыразимца, начинали суетиться все сильнее. Причем мало кто сомневался в способности Поттера-младшего выдернуть родителей с отдыха, поскольку для большинства присутствующих на платформе, с тонкостями дела не ознакомленных, Поттеры были идеальной семьей, где все друг за друга были готовы держаться до последнего. У всех же ознакомленных с вышеперечисленными делами, фактор "ускорения" был несколько иным: они прекрасно знали, на что способен Джеймс Поттер, который хочет нормально отдохнуть с любимым сыном, пускай и последний день. А так же всем без исключения был известен буйный нрав Лили Поттер, которая порядок навести могла где угодно, за исключением, почему-то, собственной семьи.
  
   Хотя, конечно, может быть, вся соль была не в этом, а в том, что на платформу одновременно прибыли и Малфои-старшие, и все семейство Уизли, за исключением Билла и Чарли, пребывавших в отъезде. Люциус тут же начал требовать что-то у Аластора Грюма, причем оба были явно не в восторге от того, что встретились. А еще на них двоих наседали мистер и миссис Уизли, похоже, что-то начавшие объяснять.... В общем, про трех мальчиков все благополучно забыли.
  
  - Вижу, тактика борьбы с Грюмом у вас уже отработана, - хмыкнул Драко.
  
  - Ага, главное - вовремя родителей упомянуть, - заметил Поттер-младший. - А еще, чтобы твой отец появился. Тогда все будет в полном порядке.
  
  Аврорское столпотворение понемногу переходило в натуральное родительское собрание из-за того, что Грозный Глаз начал разговор на свою любимую тему: про неправильное воспитание младших Поттера и Уизли и, как следствие, их "ненормальность". Мерлинова борода, лучше бы он этого не делал!
  
  - Знаете, почему Волан-де-Морт в свое время почти захватил Британию? - вдруг произнес Рональд, вслушивающийся в реплику какого-то аврора о том, как надо правильно воспитывать подростков.
  
  - Ну? - вяло отозвался Драко, который уже не знал, куда себя деть от заботливой Нарциссы, начавшей перепроверять содержимое его чемодана: вдруг дорогой отпрыск что-нибудь забыл?
  
  - Потому что каждую боевую операцию авроры превращают в истинный базар.
  
   Вскоре, как предсказывал Гарри, на платформу пожаловал Альбус Дамблдор. И то ли уважение к старому волшебнику, то ли врожденный такт, то ли окрик самого же Дамблдора - что-то заставило всех замолчать. Дальше, подстрекаемые вкрадчивой речью того же директора Хогвартса, все начали развивать бурную деятельность. Через полчаса такой деятельности, Альбус махнул рукой и решил сам разобраться, что же случилось с барьером.
  
  
  * * *
  
  
  
  Хогвартс-Экспресс отошел от платформы с опозданием на два часа: пока наконец разобрались, что с барьером (как и предсказывал Рон, оказалось, что хитрый домашний эльф не только антиаппарационные чары наложил, но и снял чары пятого измерения, связывающие Кинг-Кросс с платформой девять и три четверти), пока успокаивали толпу волшебников, пока новую сеть заклятий накладывали... Студенты старших курсов, наконец-то попавшие в поезд, первокурсники, которые за все утро чуть ли не до истерики перенервничали, радовались этому событию, как манне небесной. А машинист, получивший-таки приказ от самого Министра Магии, гнал, как сумасшедший, чтобы хоть как-то успеть по графику.
  
   В одном из купе третьего вагона, негласно объявленного слизеринским, долгожданному отбытию поезда не радовался никто, поскольку Слизеринское Трио после множественных моральных потрясений мирно отсыпалось. И спасибо стоит сказать Грюму, который своего добился и прямо-таки допрос устроил трем второкурсникам. Более или менее проснулись они только к вечеру, когда за окном уже стемнело, и скоро должны были уже прибыть в Хогвартс.
  
  - Я этому Добби голову откручу. Самолично, - сквозь дрему пробормотал Драко Малфой.
  
  - А что же ты его тогда своему отцу не сдал? - с верхней полки появилась голова Рона.
  
  - Так он же точно прибьет эльфа. Жалко же его. Ты чего, Уизел?
  
  Рональд смутился, а Малфой тем временем продолжил:
  
  - Это все равно, что пойти к Грюму и сказать, что мы заныкали осколки Еиналеж и Философский камень у гоблинов, да еще и вещественные доказательства предъявим, а с ними этот дневник.... Кстати, о дневнике, Поттер, доставай его из сумки - будем разбираться.
  
  - Предположим, насчет Грозного Глаза ты слегка не прав. Меня отец к нему пару раз на "суд праведный" сдавал, так что я знаю, что это такое. А дневник сейчас достану...
  
  Дневник, повинуясь взмаху волшебной палочки, сам вылетел из сумки и опустился на небольшой столик у окна.
  
  - Вперед, - лениво пробормотал Гарольд, собираясь досыпать дальше, но уснуть ему не дали громкие возмущенные крики из клетки с кейнерилом.
  
  - Поттер, угомони свою птаху, - Драко начал по новой перелистывать дневник, еще раз его проглядывая на предмет записей.
  
  Темноволосый слизеринец, прошипев что-то неразборчивое в адрес друга, достал из багажного отделения клетку с питомцем. Ворон каркал и бесновался в клетке.
  
  - Ты что, хочешь на улицу? Ненормальный, тебя же ветром снесет! - произнес Гарри, глядя своему птицу в глаза.
  
  Ракшас с ним не согласился и заголосил пуще прежнего.
  
  - Совсем он после этого Египта у меня распоясался...
  
  - Птенец тебе под стать, Поттер.
  
  - И без сопливых солнце светит, - "ласково" ответил брюнет и снова глянул на птицу. - Ну, открыть тебе окно? Если крылья переломаешь - я не виноват.
  
  Кейнерил в подтверждение своих намерений клюнул хозяина в руку.
  
  - Вот ведь гад... ну, ладно, как хочешь...
  
  Слизеринец открыл окно купе и буквально вытряхнул туда ворона, которого действительно сразу же снесло потоком ветра. Но потом настырное магическое пернатое, противно каркая, нагнало вагон своего хозяина, и, вякнув ему что-то по-своему, по-птичьи, вроде того, чтобы он не беспокоился, куда-то унеслось.
  
  - Ну и животные у меня...
  
  - А как там, кстати, змей твой поживает?
  
  - Дрыхнет сутками. Скоро, кстати, кожу менять собирается.
  
  - Кожу менять будет? - сверху снова показался Рональд Уизли вместе со справочником по зельям.
  
  - Тебе выдам кусочек, так и быть. Малфой, чего с дневником возишься?
  
  - Думаю. Дай-ка перо и чернила.
  
  В дверь постучали. Так же, как и в прошлую поездку на поезде, Рон, бурча, начал снимать с двери заглушающие и запирающие чары.
  
  - Тыквенные печенья, лакричные палочки, лимонные дольки, - продекламировала заглянувшая к ним женщина. - Что-нибудь будете брать, молодые люди?
  
  Малфой-младший аж подскочил от неожиданности и судорожно начал прятать дневник Тома Риддла.
  
  В этот раз почетная должность закупщика провизии выпала Рону, которого, ведомый истинно аристократическим голодом, вместе с мешочком галеонов вытолкал в коридор блондин. Поэтому пока его друзья расчищали стол от кусков пергамента и птичьих перьев, Уизли выбирал им "обед".
  
  - Все? - поинтересовался Драко у входящего Рональда.
  
  - Угу, держи, вечно голодный ужас подземелий. Рассказывай давай, что ты тут с дневником этим накопал.
  
  - Погоди, кое-что проверить хочу...
  
  Малфой, наугад открыв дневник, обмакнул в чернильницу перо и насколько это возможно ровно написал: "Драко Малфой, Рональд Уизли и Гарри Поттер".
  
  Не успели высохнуть чернила, как надпись исчезла, впитавшись в бумагу.
  
  - Ого! - выдохнул Рон, уставившись на лист. - Ничего себе!
  
  Через несколько секунд вместо прошлой надписи появилась другая, сделанная четким, ровным почерком:
  
  "Здравствуйте, Драко, Рон и Гарри. Мое имя - Том Риддл".
  
  Теперь над дневником навис и Поттер, на ходу дожевывающий шоколадную лягушку.
  
  - Пиши, что знаем, - скомандовал он. - Спроси, что это за книженция такая.
  
  "Что это за дневник? На него наложена оживляющая магия?"
  
  Ответ пришел чуть позже. Так, что если бы это был реальный собеседник, можно было бы сказать, что у него от неожиданности произошла заминка.
  
  "Не совсем так. А вы, похоже, волшебники?"
  
  "Да. Мы второкурсники школы Хогвартс".
  
  "Хогвартс? На момент создания этого дневника я сам в ней учусь. На седьмом курсе. Скажите, какой сейчас год?"
  
  "Девяносто второй".
  
  "Надо же почти пятьдесят лет прошло.... Наверное, многое изменилось. Кто сейчас занимает пост директора школы?"
  
  "Альбус Дамблдор. А кто был в ваше время?", - спешно написал Малфой, не дожидаясь реакции друзей на письмо Тома, за что сразу же получил подзатыльник от Рональда.
  
  "Армандо Диппет. Дамблдора я знаю: в наше время он преподавал трансфигурацию".
  
  - Еще бы он нашего директора не знал! Если уж этот Риддл учился пятьдесят лет назад, победу Дамблдора над Грин-де-Вальдом он застал. Только вот я не знал, что он еще и преподавателем был... тем более, трансфигурации... - покачал головой Гарольд.
  
  Написанное, не дожидаясь ответа, втянулось в страницу. Выступили новые слова:
  
  "Где вы нашли этот дневник?", - Риддл, похоже, решил, что лирическое вступление окончено.
  
  "В хранилище вещественных доказательств Аврориата", - любопытство Малфоя опять пересилило здравый смысл.
  
  "Вы имеете туда доступ?"
  
  "Нет, просто этот дневник они за ненадобностью передали отцу Гарри Поттера, а мы у него из стола и стянули", - Драко писал с максимально возможной скоростью, брызжа чернилами во все стороны.
  
  "Странно... что там мог делать мой дневник?"
  
  "Его нашли у некоей Беллатрис Лестранж".
  
  Рон и Гарри оттащили в сторону Малфоя-младшего и сами сели писать:
  
  "А почему ты спрашиваешь?".
  
  "Почерк изменился. Кто из вас троих пишет теперь?"
  
  "Гарри Поттер. Так почему ты спросил?"
  
  "Просто я ожидал, что он будет находиться в другом месте.... Скажем, в семейном хранилище моей семьи, как какая-нибудь безделушка, доставшаяся нынешним Риддлам в наследство".
  
  "Судя по написанному, ты уверен, что не дожил до этого момента... тьфу... ну, в общем, ты понял, что я имею ввиду".
  
  "Такие как я редко доживают до старости", - уклончиво ответил Риддл.
  
  - Ну, кто у нас редко до старости доживает? Узники Азкабана, Темные Маги... еще варианты? - Малфой, отстраненный от писанины, вовсю занимался мыслительной деятельностью. - Если уж человек в семнадцать-восемнадцать лет точно знает, что до старости он не доживет, то точно какой-нибудь некромант или что-то вроде того.
  
  - Это все, конечно, так, - задумчиво пробормотал Рон. - Вот только Мерлин его знает, правду ли говорит... пишет он нам здесь?
  
  - Узнаем, - отмахнулся Гарри. - Ладно, была не была! Примем версию о том, что он Темный маг.
  
  "Ты хочешь сказать, что увлекаешься Темными искусствами?"
  
  Ответа не было долго. Том Риддл, наверное, раздумывал, стоит ли делиться этим с его новоприобретенными собеседниками.
  
  "Да мы ими, в некотором роде, увлекаемся", - не выдержал наконец Драко, вырвав из рук Поттера перо.
  
  - Отличную фразочку выдал... - прокомментировал Уизли.
  
  - А что делать, если вы тут сидите и ушами хлопаете? - огрызнулся Малфой.
  
  "Правда?"
  
  "Да".
  
  "Что же именно вы изучаете?"
  
  "Боевую магию, Древнюю магию, защитные чары", - писал Рон.
  
  "Необычный круг интересов. Тем не менее, очень хорошо сбалансированный. Вам кто-то подсказал выбрать именно такие направления?"
  
  "Нет, все так само по себе сложилось. А чем интересуешься ты?"
  
  "Всем тем же понемногу. Приятно встретить коллег, если можно так выразиться. Если позволите, я хотел бы узнать... что вам известно по этим направлениям, чтобы знать, какой информацией с вами можно поделиться, а что вам уже без надобности".
  
  - И здесь экзаменатор нашелся! - фыркнул Поттер. - Ладно, пиши, пусть спрашивает.
  
  "Пожалуйста. Как именно ты хочешь это узнать?"
  
  "Просто задать несколько вопросов. Например, какое существует наиболее сильное щитовое заклинание?"
  
  - Очень смешно! - фыркнул Драко. - Их же просто уйма!
  
  "Драко просит уточнить какой-нибудь признак этих чар, поскольку, как он выражается, их слишком много".
  
  "Много? Ну, я бы так не сказал. Тем не менее, я поясню: их связывают с Сердцем Тьмы".
  
  - Вот это уже что-то, - пробурчал Малфой, в раздумьях прикусывая губу. - Так, вроде помню... пиши, Уизел, Omnia... Хотя нет, фигушки, он ведь при произношении сразу сработает, такая уж специфическая особенность. А на него у меня столько сил уйдет, что вам в Хогвартс придется в компании с моим трупом ехать. Давай-ка я сам напишу.
  
  - Ну, ничего себе, заклинаньице! Ты только часть произнес, а тут в купе уже такой поток магии пошел...
  
  Малфой-младший, ухмыльнувшись, написал на странице дневника: "Omnia generalis negatio". По всему вагону пошло дребезжание стекол. Мальчики переглянулись.
  
  - М-да, со старыми боевыми чарами времен Троянской войны лучше не шутить, - подытожил Рон. - И не смотри на меня так, Малфи, я это заклинание тоже знаю. По долгу службы.
  
   Поезд начал сбрасывать скорость. Машинист (тот самый бородатый дяденька) по вагонам объявил о том, что Хогвартс-Экспресс подходит к Хогсмиду. Малфой, глянув на еще не впитавшуюся в лист надпись и быстро чиркнув, что они, мол, сейчас очень заняты и писать больше не могут, спрятал дневник во внутренний карман мантии.
  
   Еще через пятнадцать минут Хогвартс-Экспресс остановился, и толпа учеников высыпала на платформу. Где-то в первых рядах Гарольд разглядел кучку гриффиндорцев, а вместе с ними и Гермиону, что-то объяснявшую группе новичков-первокурсников.
  
   Впереди появился Хагрид с лампой. Махнув рукой Поттеру и его товарищам, великан повел первогодок к озеру.
  
  - А мы, интересно знать, как в замок отправимся? Пешком? - с сарказмом поинтересовался Малфой.
  
  - Туда посмотрите, - сказал Рональд, указывая в сторону мощенной камнем дороги к замку, по которой что-то перемещалось в их сторону.
  
  Все студенты старше второго курса уже пошли навстречу этому чему-то. Троих зазевавшихся слизеринцев подтолкнул вперед Мальсибьер.
  
  - Это кареты, они нас каждый год до школы довозят. Идем быстрее.
  
  Мальчики недоверчиво на него покосились и двинулись в сторону этих карет, которые едва можно было разглядеть в темноте.
  
  - А они что, сами едут? - поинтересовался Гарри у следовавших за ним Дерека и Маркуса Флинта.
  
  - Не-а, вы про таких животных, как фестралы, слышали?
  
  - Ну, предположим, да, - ответил за всех Поттер. - Так что же?
  
  - А про их ма-аленькую особенность знаете? Про то, кто их может видеть?
  
  - Да.
  
  - Так это они и везут кареты, - с неприятной усмешкой произнес Мальсибьер. - Забирайтесь. Сейчас Катрин подойдет, и мы с вами поедем.
  
   Всю дорогу до замка под дробный стук колес второкурсники слушали забавные истории из жизни своих старост и посмеивались над выставляемым в этих рассказах полным профаном Филчем. У ворот замка толпу учеников встречал Пивз.
  
  - У-у! Кто это у нас тут? Взросленькие мальчики и девочки учиться приехали... - относительно непрозрачный полтергейст с каверзным видом что-то прятал за спиной.
  
  - Убирайся отсюда, Пивз, - раздались голоса из толпы студентов.
  
  - А то проклянем, - добавили еще пара.
  
  Находящиеся у полтергейста в особом почёте из-за покровительства Кровавого Барона слизеринцы организованным строем с неимоверно самодовольным видом прошли вперед. А все остальные, после того как на них посыпались первые водно-меловые бомбочки Пивза, молча скрежетали зубами и ставили чары помех.
  
  - Ну, что опять случилось? - недовольно буркнул Драко, глядя на настороженно прищурившихся друзей.
  
  - Глянь на преподавательский стол, - процедил Уизли. - А в особенности обрати внимание на то, кто там рядом с Дамблдором обретается... в такой замечательной малиновой мантии с рюшечками.
  
  Малфой буквально подавился заготовленной фразой.
  
  - Локонс? - выдохнул он. - Какого...
  
  - Видимо, один Дамблдор знает, какого именно, - закончил за него Гарольд. - Кстати, глянь-ка на нашего Главного Дедушку.
  
  - Доволен чем-то.... Устроил всем большую пакость и счастлив... - пробормотал Рон. - Ладно, хватит тут "легкое недоумение" изображать, идемте к столу факультетскому.
  
  - Что-то мне действительно не очень нравится его выражение лица, - покачал головой Поттер, усаживаясь на скамью. - Малфой, сделай доброе дело, попробуй "прочесть" его, а?
  
  - Совсем рехнулся? Меня же ровным слоем киселя размажет по во-он той стенке. Маги уровня Дамблдора ото всего защищены так, что нам, дилетантам, лучше даже не соваться!
  
   Тем временем появился всем знакомый табурет с Распределительной Шляпой. В зал вошла Минерва МакГонагалл, а вслед за ней и группа малышей-первокурсников.
  
  - Интересно, мы тоже такие бледные и напуганные на распределении были? - поинтересовался Драко.
  
  - Ну, не настолько, но у каждого глаза были с плошку для супа. Особенно при виде потолка, - фыркнул Розье. - Ну, сейчас посмотрим, кого к нам в этом году определят...
  
  - Мерлин с ним, с распределением, - шепотом произнес Малфой. - Я риддловский дневник с собой захватил с пером и чернилами. Чиркнем ему пару строк?
  
  Увлекшиеся "разговорами" с Томом Риддлом слизеринцы пропустили почти все распределение, лишь изредка вслушиваясь, какие фамилии произносит МакГонагалл. Рон, чья очередь пришла отвечать на очередной каверзный вопрос Риддла, всерьез взявшегося проверить "эрудицию" юных магов, оторвался от дневника.
  
  - Уизли, Джиневра! - объявила декан Гриффиндора, успевшая дойти почти до самого конца списка.
  
  - Так, сейчас посмотрим, куда Джинни попадет, - сказал Рональд.
  
  - А что, есть шанс, что ее к нам забросят? - заинтересовался Драко.
  
  - Посмотрим.
  
  Шляпа, оказавшись на голове щупленькой рыжей девочки, с вердиктом не спешила.
  
  - А чего ты, кстати, к ней в гости не зашел, когда мы в поезде были? - спросил Гарри.
  
  - Как зашел, так бы и вышел. С ней все трое моих братцев, небось, сидели. И вся их гриффиндорская братия в придачу.
  
  Тем временем Шляпа неохотно выдала, будто бы даже сомневаясь в своем выборе:
  
  - Гриффиндор.
  
  За алознаменным столом преувеличенно бодро кто-то заорал и захлопал.
  
  - А впрочем, чего я ожидал? - задал риторический вопрос Рональд Уизли.
  
   После ужина директор как обычно произнес свою приветственную речь и представил нового преподавателя. При виде сияющего, как начищенный медный таз, Локонса у половины слизеринцев, вместе с, кстати говоря, их деканом, зубы свело.
  
  - Боже, и этот идиот будет у нас вести Защиту? - какой-то шестикурсник презрительно глянул в сторону учительского стола. - Наш Старичок точно издевается.
  
  - Ладно, ничего нового мы не услышим, так что давайте-ка пойдем в гостиную, - покачал головой Мальсибьер. - Новички, следуйте за нами... Стоп, а Катрин где?
  
   Как оказалось, Лестранж что-то выспрашивала у уже собравшегося уходить с праздничного банкета профессора Снейпа.
  
  - Тогда вот как сделаем. Поттер, ты у нас человек ответственный, отведи первокурсников в гостиную. Вся основная премудрость этого дела заключается только в том, что нужно уследить, чтобы никто не потерялся. Мы с Като скоро подойдем. Пароль: "Наследие чистокровных".
  
  - Мерлинова борода, какая оригинальность! - ехидно произнес Гарри.
  
   Теперь первокурсники с молчаливым ожиданием в глазах смотрели на Гарольда Поттера.
  
  - Э-э, ну ладно. Тогда, ребята, соберитесь в какую-нибудь компактную кучку, и пошли в гостиную Слизерина. Настоятельно рекомендую дорогу запомнить сразу.
  
  Где-то на периферии заржал Флинт, услышавший про "кучку".
  
  - Маркус, сам сейчас их поведешь! - пригрозил Рон.
  
  - Ага, уже боюсь, - шестикурсник, буквально давившийся от смеха, замахал руками.
  
   Из зала слизеринцы вышли сразу, причем, организовать всю эту серебристо-зеленую толпу удалось только к лестницам в подземелья.
  
  - Так, какие у нас планы на вечер? - поинтересовался Малфой, вышагивающий рядом с друзьями. - Спать-то совершенно не охота.
  
  - Я пойду до Леса прогуляюсь, - тихо ответил Гарри, чтобы его кто-нибудь из новеньких случайно не услышал.
  
  - Опять?
  
  - Не опять, а снова. Интересно, что там нового за прошедшее время случилось.
  
  - Да чего же без твоего царственного участия может произойти?
  
  - Сарказм не по адресу, Малфой.
  
  - А то я не знаю...
  
  В результате, через десять минут, первокурсников в полном составе доставили в гостиную (спасибо Алексу Розье и Доминику Эйвери, которые вовремя заметили четверых отставших чересчур любопытных "малышей").
  
  - М-да, нянька из тебя, Поттер, так себе вышла. Ну, ты не расстраивайся, тренируйся больше, - объявили ему с довольными улыбками на лицах старшекурсники.
  
  - Вот знаешь, чем больше я на них смотрю, тем сильнее уверяюсь во мнении, что ребята в поезде крепко приняли на грудь, - заметил Рон, усаживаясь в кресло, - особенно Флинт с компанией.
  
  - Да уж - отмечали, небось, начало очередного учебного года. Ну, ждем речи Снейпа и расходимся по спальням? - поинтересовался Поттер, который занимался рассаживанием самого юного поколения слизеринцев по гостиной. - Все-таки я Дерека прибью: всю работу на меня свалил, а сам, небось, с Лестранж где-нибудь прохлаждается.
  
  - А, вон, кстати, они, вместе со Снейпом, - Рон мотнул головой в сторону прохода.
  
  Ничего нового второкурсники от своего декана не услышали и с чувством выполненного долга стали расходиться по спальням.
  
  - Ох, думается мне, нас завтра ждет натуральное шоу с участием мастеров побудки, - фыркнул Драко.
  
  - Ты смейся, смейся, только учти, что сам в нем будешь участвовать, - "обнадежил" его Гарольд. - И отнюдь не в роли того, кто ранней пташкой всех будить пойдет.
  
  - Кстати, твой птиц уже тут? - непоследовательно поинтересовался блондин. - Ага, уже сидит на своей жердочке... Слушай, Поттер, одолжи кейнерила, а? Я сейчас отцу пару строк чиркну, пусть Ракшас ему отнесет.
  
  - А до завтра подождать не судьба? - поинтересовался Рональд с долей ехидства в голосе.
  
  - Полезные мысли надо сразу записывать на бумагу, пока они не ушли.
  
  - Ага, с твоей-то дырявой головой...
  
  
  * * *
  
  
  Первый день нового учебного года начался с традиционного завтрака, на который расслабившиеся за время каникул студенты явились в составе одной двадцатой ото всех учащихся Хогвартса.
  
   Причем в этой одной двадцатой присутствовали оба Поттера.
  
  - С добрым, - поприветствовал Гарри своих сонных друзей.
  
  - Кому доброе, а кому нет, - выдал Драко.
  
  - Началось... - простонал Уизли. - Тебе хорошо: всю ночь где-то гулял и в гостиную даже не явился, а у нас такое было...
  
  - Тогда точно хорошо, что я вещи с собой захватил, - предусмотрительный Поттер с усмешкой дожевывал тосты.
  
  - А старосты наши где? Где расписания? - поинтересовался Эдвард Эйвери.
  
  - Спят, - многозначительно ответил Маркус Флинт. - Причем, дабы не травмировать вашу хрупкую детскую психику, я не буду сообщать где, с кем, и как.
  
  Половина прибывших на завтрак слизеринцев выразила свое мнение по этому поводу, в едином порыве громко хмыкнув.
  
  - А кого у нас вчера оставили главным? Поттера? Вот пусть и идет к Снейпу за расписаниями.
  
  - Ага, а вы рады на меня всю ответственность свалить.
  
  - Так нечего по ночам черт знает, где мотаться, - пожал плечами Розье.
  
  - Э, знаете, что я вам на это ответил бы? Да вот не хочу травмировать хрупкую взрослую психику.
  
  - Вот и не травмируй, - чересчур бодрый Мальсибьер с кипой листочков появился в поле зрения слизеринцев. - А вы не сваливайте на наше подрастающее поколение всю работу. Так, господа и дамы, разбираем расписания.
  
  - Ну, что у нас? - спросил Драко.
  
  - Держи свой листок, - ответил Рон. - Первым Травология, потом Трансфигурация, а за ней две Защиты.
  
  - И?
  
  - Одна история и чары.
  
  - Так, два урока с пуффендуйцами, два с гриффиндорцами, два, соответственно, с Когтевраном. Не так уж и плохо.
  
  - Ну-ну, пошли к Спраут. Послушаем, чего она нам новенького сообщит.
  
  
  
  Глава 22. Защита и нападение.
  
  
  
  
  Урок травологии оказался довольно примечательным - семестр начали с изучения мандрагор. Мадам Спраут раздала всем пушистые, грязно-белого цвета, наушники.
  
  - Кто-нибудь хочет рассказать о свойствах мандрагор? - преподаватель оглядела сначала своих учеников, а затем и слизеринцев.
  
  Руку, как всегда, поднял Рональд, признанный в прошлом году всеми четырьмя факультетами экспертом в области магических растений.
  
  - Прошу, мистер Уизли.
  
  - Мандрагора, а точнее ее корень, используются в качестве очень мощного восстановителя здоровья, а так же, когда требуется вернуть кому-то его облик. Часто используются такие отвары с ее применением, как "Чистое Сердце" и "Янтарная слеза". Так же известно, что в соединении с определенными компонентами, название которых держится в секрете министерскими алхимиками, мандрагора может дать невероятно сильный яд, который, благодаря повышенной летучести его паров, буквально за десять минут может охватить территорию в более чем четыре тысячи футов. Название этого яда "Mors evolans" или "Летучая смерть"...
  
  - Достаточно, мистер Уизли, благодарю за подробный ответ. Двадцать баллов Слизерину. Сейчас мы займемся пересадкой мандрагор. А почему же нам в этом деле понадобятся наушники? Никто не ответит? Хорошо, Рональд, вам слово.
  
  - Плач мандрагоры смертельно опасен, а плач молодых мандрагор вызывает временное оглушение, - единым духом выпалил Рон.
  
  - Добавим вам еще десять баллов. Итак, вот в этих ящиках находится рассада мандрагоры, она, как выразился мистер Уизли, еще слишком "молодая" чтобы крики могли по-настоящему убить, но и обмороков мне хотелось бы избежать. Сейчас, когда вы наденете наушники, я покажу, как правильно пересаживать мандрагору.
  
  После пятиминутной демонстрации, во время которой Спраут легко доказала, почему она получила звание профессора, студенты разбились на группы по три-четыре человека и разошлись к своим ящикам с мандрагорами.
  
  - Сегодня все утро слушали восторженные вопли девчонок по-поводу назначения Локонса на должность преподавателя ЗоТИ. И что он в нем нашли? - жаловался Малфой, косо поглядывая на щебечущих о чем-то, точнее - о ком-то слизеринок. - Если это будет продолжаться весь год - я не выдержу. Вся школа и так, как на иголках, а я это чувствую....
  
  Какие еще выводы Драко сделал из своих эмпатических изысканий, никому узнать не удалось, поскольку все опять надели наушники и занялись уже непосредственно пересадкой. Мандрагоры такое развитие событий не приняли и всеми силами сопротивлялись своему перемещению из одного горшка в другой. Во время пересадки одной такой упрямой и, видимо, противно орущей, "мандрагорины" Поттер глянул на профессора Спраут и с удивлением для себя обнаружил ее в обществе Локонса. Последний радостно улыбался во все свои белые-пребелые тридцать два зуба и что-то ей объяснял. При этом преподавательница особенно счастливой не выглядела, а, судя по мерцанию серебристой завесы, находились они в куполе заглушающих чар. Гарри толкнул локтем Малфоя и взглядом указал на профессоров. В этот момент откуда-то из-за спины Локонса, похоже, забывшего закрыть дверь в теплицы, в помещение влетел огромный ворон с металлическим клювом. Это единственное, что можно было разглядеть на той скорости, с которой он спикировал на своего хозяина. Как ни странно, крики мандрагор на наглую птицу не действовали, и Гарри даже был уверен, что Ракшас по силе своего "голоса" им ничуть не уступает.
  
   Кейнерил, раскрывая клюв в беззвучном карканье, носился вокруг темноволосого слизеринца, явно от него что-то требуя. Насилу успокоив птицу, юноша отвязал у нее с лапы пергамент. Ракшас, клюнув его на прощание в руку, стрелой метнулся мимо наконец сообразившего начать закрывать дверь Златопуста Локонса. Спраут на появление с последующим исчезновением этого "летучего недоразумения" не обратила ни толики своего внимания.
  
   Гарольд, развернув послание, несколько секунд напряженно вчитывался, а затем, с парой неприятных слов, которые, впрочем, опять-таки никто не услышал, снова ткнул локтем в бок Драко Малфоя. Недовольно поморщившийся блондин оторвался от пересадки очередного растения и взял в руки пергамент. Через несколько секунд на его лице проявилось сильное удивление. Рон всей этой пантомимы не понял и удивленно воззрился на товарищей, на что Поттер указал на наушники и на Спраут, а за тем и на пергамент, мол, подожди, пока закончится травология.
  
   Рональд стоически дождался, пока мандрагоры будут пересажены и все снимут наушники.
  
  - Ну, что это за письмо? - спросил он, вместе с толпой слизеринцев-второкурсников направляясь в ванные комнаты факультета, благо профессор Спраут отпустила их минут за двадцать до конца урока.
  
  - Держи. Сам прочтешь, - буркнул Драко, передавая ему принесенное Ракшасом послание.
  
  - Что-то я совершенно ничего не понимаю, - наконец произнес Уизли. - Ты объясни сначала, что ты вчера отцу написал?
  
  - Во-первых, про дневник, а во-вторых, попросил, чтобы он ко мне в Хогвартс на некоторое время Добби прислал.
  
  - М-да.... мне особенно понравилась строчка про "немедленно от него избавьтесь". И с чего это он так взбеленился?
  
  - Видимо, прекрасно знает, что это за дневник.
  
  - Так почему тебе не объяснил?
  
  - Мой отец, в отношении моего воспитания всю жизнь руководствуется одним-единственным принципом: многие знания - многие печали, - хмыкнул Малфой-младший.
  
  - В общем, смыл этого письма, как я понимаю, такой: спихнуть дневник Риддла кому угодно, пусть даже гриффиндорцам, - подытожил Гарольд. - Кстати, а почему это Люциус спрашивает, писали ли мы в нем?
  
  - Мерлин его знает. Меня вообще очень интересует один вопрос: как именно от него избавиться и зачем это делать?
  
  - Тайна за семью печатями, - вздохнул Рон. - Вообще-то можно после уроков у самого Риддла на этот счет справиться. Я уверен, что после вчерашней "ночной переписки" он нам много всяких интерессностей рассказать может.
  
  - Это-то конечно, идея дельная, но у нас сейчас должна быть трансфигурация. Опоздаем - станем демонстрационной моделью в исполнении очередных метаморфирующих чар, - пошутил Гарри. - Так что идем быстрее.
  
   Первый урок трансфигурации мало чем отличался от предыдущих, по крайней мере, до половины. Потому что когда посреди урока перед преподавательским столом ни с того ни с сего возник домовой эльф, у Минервы МакГонагалл разве что сердечного приступа не произошло.
  
  - Ч-чье это? - выдавила из себя преподаватель.
  
  - Черт, - тихонько произнес Драко Малфой. - Профессор МакГонагалл, прошу прощения, это наш домашний эльф, я сейчас его уведу из кабинета...
  
  - Позвольте узнать, мистер Малфой, зачем вам в школе понадобился личный домовой эльф? - белея от гнева, осведомилась декан Гриффиндора.
  
  - Мэм, я не... - Малфой буквально примерз к скамье под взглядом преподавателя трансфигурации.
  
  - Вы понимаете, что этой глупой выходкой нарушили дисциплину?
  
  - Но профессор...
  
  - Двадцать баллов со Слизерина, мистер Малфой и дисциплинарное взыскание на сегодняшний вечер в шесть часов. А теперь можете увести этого домового эльфа из кабинета, и не утруждайте себя возвращаться обратно.
  
  - Э-эх, большую часть заработанных на травологии баллов как корова языком слизнула, - тоскливо вздохнул Рональд.
  
  На его беду, это высказывание услышала МакГонагалл и сняла еще десять баллов. Бледный и страшно недовольный происходящим Драко Малфой, покидав учебники в сумку, молча вывел домовика из кабинета трансфигурации. Поттер, который опять сидел с Рональдом в виду того, что в нынешнем учебном году трансфигурация проходит с пуффендуйцами, не очень-то радостно глянул вслед товарищу.
  
   Отправляться же на ЗоТИ Гарольду пришлось одному: Малфой куда-то делся вместе со своим домовым эльфом, а Рона задержала Минерва МакГонагалл, что-то ему собираясь высказать по-поводу успеваемости по ее предмету. Так что компанию ему у кабинета Локонса составили только несколько гриффиндорцев, среди которых, к счастью, не было Джереми Поттера, но была Гермиона Грэйнджер.
  
  - Привет! - радостно улыбаясь, девочка буквально бегом кинулась к нему, но потом спохватилась и перешла на обычный шаг.
  
  - Привет, - улыбка у Гермионы была слишком заразительной, а сам слизеринец такого явного проявления чувств удостаивался редко, так что слегка улыбнулся в ответ. - Как лето провела?
  
  - Отлично. Ну, я еще и занималась.... Ты читал наш учебник по трансфигурации? Впрочем, о чем это я, конечно же, читал! Я у тебя кое-что спросить хотела по новой теме - у нас трансфигурация только через два урока, а ты только что с нее....
  
   Минут за пять до звона колокола, означающего начало урока, когда Рональд, наконец, сумел вырваться из цепких когтистых лап профессора МакГонагалл, он имел честь лицезреть удивительную картину: у двери кабинета над одним из предпоследних параграфов очередного "тпт" (или талмуда по трансфигурации, - как их ласково обзывал Уизли) Гарри и Гермиона проводили очередной научный диспут, причем Рон, далеко в трансфигурации не сведущий, из их диалога не понял решительно ничего. А вот сами они, похоже, результатом своей словесной баталии были довольны, поскольку, когда ослепительно улыбающееся нечто в ярко-лиловой мантии с рюшами, наконец, пришло с журналом и запустило всех в кабинет, они сели вместе на первую парту. Уизли-младший, с явным ехидством на лице, прошел мимо и уселся прямо за Поттером с четким намерением не давать ему покоя весь урок.
  
  Одновременно со звоном колокола в кабинет ввалился встрепанный Драко Малфой с таким видом, будто ему пришлось убегать сразу от десяти троллей. Мгновенно оценив обстановку, он буквально рухнул на скамью рядом с Роном Уизли.
  
  - Конспиратор, Мерлин его подери, - пыхтел светловолосый слизеринец, вытаскивая из сумки книги Локонса. - И этот тоже хорош - все его чертовы графоманские книженции с собой носить приходится! Из-за них сумка вообще неподъемная!
  
  Неодобрительный взгляд Гермионы Грэйнджер, которая, похоже, как и большинство девчонок в Локонсе души не чаяла, Малфоя мгновенно остудил.
  
  - Добро пожаловать на ваш первый в этом учебном году урок Защиты от Темных Искусств, - произнес новоявленный преподаватель, ослепительно улыбаясь. - Итак, я, Златопуст Локонс, кавалер Ордена Мерлина третьей степени, почетный член Лиги защиты от Темных Искусств и пятикратный обладатель приза за самую очаровательную улыбку - ваш новый преподаватель.
  
  Гарольд на это только тяжело вздохнул и уткнулся в девственно чистый пергамент, раздумывая, чем себя занять. Внезапно, откуда-то снизу на пергамент вползла, иначе не скажешь, надпись: "Меня сейчас от обилия пафоса в его голосе на изнанку вывернет! Рон". Удивленный подобным фокусом, Поттер повернулся назад и посмотрел на друга. Уизли заговорщицки приложил палец к губам.
  
   Вслед за загогулинами имени Рональда Уизли на пергамент "вползла" новая строчка, на этот раз, судя по каллиграфически ровному почерку, принадлежавшая перу Малфоя: "Одерни свою подругу - она таким взглядом на это "недоразумение цвета детской неожиданности" смотрит, будто сейчас ему в любви признается!". Первые несколько секунд Гарри мучительно соображал, при чем тут "неожиданность" и кто, собственно такой, сие "недоразумение". Потом он уже собрался писать яростную отповедь обоим слизеринцам по-поводу того, что Гермиона, мол, ему никакая не подруга, но тут вмешался отвлекающий маневр в лице Джереми Поттера. Гриффиндорец стрелой влетел в кабинет, на ходу поправляя галстук и заправляя рубашку в брюки.
  
  - Э-э-э... извините за опоздание, сэр, могу я войти? - Крыс вспомнил правила приличия, только добравшись до середины класса.
  
  - Конечно, молодой человек, но впредь не опаздывайте! - Локонс шутливо пригрозил ему пальцем и углубился в дебри каких-то пространных рассуждений о своих книгах.
  
  Однако Джереми, мельком оглядев класс, уткнулся взглядом в первую парту среднего ряда, за которой, собственно, и сидел его брат вместе с мисс Грэйнджер. Выражение его лица в ту секунду дешифровке не поддавалось вообще. Чего стоили только уползшие куда-то высоко на лоб брови и выпученные глаза. Гермиона на это ему мило улыбнулась и помахала рукой. Гриффиндорский Крыс, пребывая все в той же прострации, медленно прошел в конец класса и сел за одну из последних парт.
  
   Малфой, наблюдавший всю эту немую сцену с веселым недоумением, тихо присвистнул.
  
  "Ты это видел, а? Ну и номер!", - через несколько секунд на пергаменте Гарри появилась надпись.
  
  "Сам диву даюсь!".
  
  Тем временем, Златопуст Локонс, заметив, что большая часть класса давно уже его не слушает, решил устроить небольшую проверочную работу. Собственно, второкурсников, которые в прошлом году получили такой же "подарочек" от Снейпа, испугать этим не удалось. По крайней мере, до того момента, пока они не увидели вопросы этого небольшого теста.
  
  - Ничего страшного в этой работе нет. Если вы читали мои книги, то непременно сможете ответить на все вопросы! - увещевал их Локонс. - В вашем распоряжении пол часа. Можете приступать.
  
   На первый вопрос, который гласил: "Какой любимый цвет Златопуста Локонса?", Гарольд получил аж четыре варианта ответа: собственный, Рона, Драко и, конечно, Гермионы. Причем, он почему-то был уверен, что "озвученные", а точнее - написанные его друзьями варианты с реальностью совпадают мало.
  
   В общем, худо-бедно на вопросы он ответил, иногда сверяясь с листочком сосредоточенно пишущей Гермионы, иногда изобретая собственные варианты, а иногда, не смея отказывать себе в таком удовольствии, вписывал ответы друзей. Ровно через пол часа Локонс собрал листочки с ответами и решил их быстренько проглядеть. Лучше бы он этого не делал, потому что с каждым новым пергаментом он краснел все сильнее, а глаза у него открывались все шире.
  
  - М-да... хм-м... ну, то есть... - преподаватель совершенно не знал, что сказать.
  
  Уизли и Малфой заржали в пол голоса, потому что Локонс добрался именно до их работ.
  
  - В общем, хочу сказать, что с работой на отлично справилась только мисс Гермиона Грэйнджер, - "кавалер ордена Мерлина третьей степени" наконец обрел дар речи. - Просто молодец! Где мисс Грэйнджер?
  
  Бледная от волнения Гермиона вскинула руку.
  
  - Браво, мисс, десять баллов Гриффиндору. А так же поздравляю мистера Поттера, который тоже очень неплохо справился с этим небольшим тестом. Мистер Поттер... о, это вы?
  
  Джереми утвердительно кивнул, правда, весь его вид говорил об отсутствии дикого восторга.
  
  - Еще пять баллов Гриффиндору.... Э-мм, постойте, вы мистер Джереми Поттер?
  
  Крыс снова кивнул. Судя по лицу, ему это уже начало надоедать.
  
  - Но здесь стоят другие инициалы, - Локонс, похоже, совершенно запутался.
  
  - Наверное, потому, сэр, что эту работу писал я, - повысив голос, произнес Гарольд. - Я тоже Поттер, только меня зовут Гарри.
  
  - А! Ну, тогда все ясно, - облегченно произнес преподаватель. - А вы... тогда пять баллов... Слизерину. А теперь перейдем ко второй части сегодняшнего занятия. Я решил, что вам будет очень интересно поближе познакомиться с этими созданиями...
  
  Локонс взмахом палочки левитировал на свой стол огромную клетку, накрытую отрезом какой-то ткани.
  
  - Уверяю, пока я здесь, с вами ничего страшного не случиться. Но в реальной обстановке эти существа могут нанести очень большой вред, - с этими словами он сдернул с клетки покрывало.
  
  В клетке, высовывая из-за прутьев свои мордочки, бесновались маленькие крылатые синекожие существа.
  
  - Корнуэльские пикси, - констатировал Гарри. - И что в них такого опасного?
  
  - Вы зря сомневаетесь, мистер Поттер, их забавы могут быть очень опасны для неподготовленного мага, - Локонс покачал головой. - Вот, скажем, что вы будете делать, если я их выпущу?
  
  Поттер уже собирался по пунктам расписать своему преподавателю, что же именно он сделает, как Златопуст действительно открыл клетку. Слизеринец только тяжело вздохнул, оглядывая, во что превратился класс за несколько секунд. Похоже, пикси решили повеселиться: они рвали книги, разбивали чернильницы, били стекла, поднимали в воздух студентов, чтобы потом их сбросить вниз или повесить на какой-нибудь крюк.
  
  Локонс стоял посреди всего этого безобразия все с той же спокойной улыбкой в тридцать два жемчужно-белых зуба.
  
  - Так что же вы испугались? Это всего лишь пикси! Загоните их в клетку, и все! - воскликнул он.
  
  Не дождавшись поддержки со стороны учеников, он взмахнул палочкой и что-то быстро произнес. Однако заклинание не подействовало и не усмирило не на шутку разбушевавшихся пикси. Даже, наоборот, они разъярились еще сильнее и дернули Локонса за мантию, оторвав от нее изрядный кусок ткани.
  
  - Сэр, вы уверены, что вам не нужна помощь? - поинтересовался Гарольд, единственный, которого пикси не трогали, наблюдавший за тем, как палочка профессора отправляется в дальний полет через окно вместе с одним из этих юрких синих чертят.
  
  - Очень, очень нужна, мистер... э-э.. Поттер, так? Будьте любезны, загоните их обратно, а я пока подожду в коридоре, - сам Златопуст ползком добрался до двери, через которую убегали последние зазевавшиеся студенты, и захлопнул ее с другой стороны.
  
  - Отлично, Поттер, кто тебя за язык тянул? - Драко Малфой, как самый умный и расторопный, просто-напросто закрылся не пропускающим физические объекты щитом.
  
  -А тебе-то что, твое высокоблагородие? Как сидел себе под щитом, так и сиди! - буркнул Рон, вычерчивающий палочкой какие-то сложные фигуры, от которых пикси засыпали прямо в воздухе и со стуком падали на пол. - Гарри, сделай полезное дело, отпусти Грэйнджер и объясни этим неугомонным гадам, что они должны сидеть в клетке!
  
  Говоря "отпусти Гермиону", Уизли имел в виду совершенно иное: на самом деле гриффиндорка сама скукожилась и прижалась к плечу Поттера, что собственно, было мудрым шагом - та самая магия Поттера, позволявшая ему договориться почти с любым магическим существом, окутала и ее, так что девочка могла не опасаться каверз со стороны пикси.
  
  Красный, как рак, Гарольд, вскочил со скамьи, попутно награждая зависшую над потолком кучку пикси таким пронзительным взглядом, что они чуть ли не строем отправились обратно в клетку.
  
  - Ну, вот сразу бы так! - хмыкнул Рональд, помогавший Малфою, выбравшемуся-таки из под щита и решившему принять активное участие в борьбе, отбиваться одной из книжек незабвенного Локонса от толпы синих чертят.
  
   В общем, трое слизеринцев и одна гриффиндорка едва-едва управились с оравой пикси до начала следующего урока и с максимально возможной скоростью разбежались по кабинетам: Гермиона отправилась на трансфигурацию, а "змеиное трио" - на Историю магии. Как выяснилось, Бинс их опоздания даже не заметил.
  
  - Вот вам и "почетный член Лиги защиты от Темных сил", - фыркнул Драко, копируя интонацию Локонса.
  
  - Ага! Совершенно не могу понять, если он даже пикси на нас свалил, то как тогда умудрился наскрести на Орден Мерлина третьей степени? Ведь это серьезная награда, и с бухты-барахты не дается! - Рон его полностью поддерживал.
  
  - Ну, не иначе он в этих своих книжках все переврал напрочь!
  
  
  * * *
  
  
  
  После Истории магии и чар ребята, заглянув перед обедом в библиотеку, отправились в Большой Зал. У слизеринского стола их ожидал лопоухий домовой эльф, материализовавшийся как раз к приходу хозяина.
  
  - Идем, Добби, - устало произнес Малфой-младший.
  
  Пока трое слизеринцев вместе с домовиком проходили к своим местам, Добби постоянно шарахался от учеников. А, завидев Флинта, Мальсибьера и Лестранж, на лице бедняги отразился такой дикий ужас, что Драко его даже невольно пожалел.
  
  - Так, Добби, давай ты нам еще раз подробно расскажешь, почему решил нас огородить от поездки в Хогвартс, - спокойно и как можно дружелюбнее произнес Малфой, когда мальчики уселись на скамью.
  
  - Да, мастер Малфой, сэр, Добби все расскажет, все, что знает, - домовик преданно закивал. - Все лето старший хозяин...
  
  - Он имеет в виду моего отца, - шепотом пояснил Драко.
  
  - ... что-то планировал. Что-то очень не хорошее, связанное со школой Хогвартс. Старший хозяин постоянно бывал в Министерстве, узнавал какую-то информацию. А однажды он вернулся очень злым и недовольным, - полушепотом закончил домашний эльф.
  
  - И почему же он был зол? - сразу спросил Рональд.
  
  - Того, что он искал в архивах Министерства и Аврориата, там не было. Я слышал слова старшего хозяина, обращенные к кому-то еще: то, что он ищет, уже около полугода находится в доме Поттеров.
  
  Внезапно домовик посерел, и начал биться головой о стол.
  
  - Плохой Добби! Плохой! Старший хозяин запретил рассказывать! Добби обязан себя наказать!
  
  - Стой! Прекрати! - всполошился Малфой-младший. На вопли домовика в их сторону начали поворачиваться другие студенты. - Приказываю!
  
  Домовой эльф удивленно замер.
  
  - Ты себя наказывать не должен, - отрезал Драко. - Я тебе разрешил все это говорить, а я тоже твой хозяин. Все, Добби, ты можешь отправляться домой.
  
  Эльф покорно кивнул и растворился в воздухе.
  
  - А что, он всегда такой нервный? - поинтересовался Уизли.
  
  - Нет, только по праздникам! - огрызнулся Малфой-младший. - У вас эльфов нет что ли?
  
  - Нет, - Рон смутился. - Точнее, был один, но он уже умер давно, а нового купить денег не хватает... Мерлин, вот я осел! У нас же теперь есть деньги! Я могу маме эльфа домового купить!
  
  - Поздравь меня - я тоже порядочный придурок, - мрачно произнес Гарри. - У нас благодаря осколкам Еиналеж теперь уйма галеонов, а мой крестный в обносках ходит. И я, как последняя бесчувственная тварь, ему даже ни чем не помогаю!
  
  - Благородство взыграло, - съехидничал Драко.
  
  - Да ну тебя! - нахмурился Гарольд. - Ремус мечется по всему Лондону, пытается себе работу найти...
  
  - А что? Почему не может-то? - приподнял брови рыжий мальчик.
  
  - Он оборотень, - тихо сказал Гарри.
  
  - Ах, да, ты рассказывал. Только знаешь, что? Ты ему прямо так сразу уйму денег не посылай - ни на счет, ни лично в руки. Эти взрослые очень странные люди: в такой ситуации ни за что чужих денег не возьмут, тем более - у ребенка. Я это по своим родителям знаю: сколько пытался им так денег дать - прямо целое светопреставление устраивают! А когда тихонько и понемногу подкладываешь - все как по маслу проходит.
  
  - Так, я, конечно, понимаю, что все это жизненно важно, но может, пока разберемся с тем, что нам Добби сообщил? - язвительно сказал Малфой. - Скажем с тем, что он говорил про поиски моего отца в архивах Министерства и Аврориата?
  
  - А что тут думать? Он, наверное, дневник Риддла искал - вот и всполошился, когда выяснилось, что эта славная книжечка находится у нас, - пожал плечами Рональд.
  
  - Так, давайте поедим, и особенно засиживаться не будем - я, пока гулял по замку вместо трансфигурации, натолкнулся на крестного...
  
  - Со всеми вытекающими... - ехидно пробормотал Уизли.
  
  - Вовсе нет, - отмахнулся блондин, - я его уговорил-таки нас дуэлям обучать.
  
  - Сомневаюсь, что он согласился именно благодаря твоим уговорам, - хмыкнул Поттер. - Снейп мне сам в прошлом году обещал... ну, не совсем обещал...
  
  - Так вот, сказал подойти к нему сегодня после обеда. Поэтому давайте доедать и пойдемте. Нам еще сумки надо в гостиную забросить.
  
  Покончив с обедом, мальчики буквально бегом отправились в слизеринские спальни второкурсников и, оставив там сумки, пошли к классу зельеварения. Снейп их ожидал с привычным язвительным выражением лица.
  
  - Вы, похоже, тянули до последнего, - хмыкнул зельевар.
  
  - А мы где будем заниматься? - поинтересовался Драко.
  
  - Сейчас поднимемся на восьмой этаж - поймете.
  
  Малфой тихо завыл.
  
  - Ну, вот, опять... зачем, спрашивается, из Большого Зала сюда спускались....
  
  - Хватит ныть, - поморщился Рон. - И ты еще собираешься в квиддич играть, а там, нагрузки, между прочим посильнее, чем раз в несколько дней подняться из подземелий до восьмого этажа!
  
  - Начнем с того, что я сам ничего не собирался.
  
  - Начинается... - теперь уже готов был выть Поттер. - Хватит препираться, а? Ни дня без скандала прямо!
  
  - Он еще не доволен! - в унисон хмыкнули Малфой и Уизли.
  
  Успешно преодолев лестницы, слизеринцы, вместе со своим деканом, поднялись на восьмой этаж. Пройдя вглубь по коридору, Снейп замер рядом с одним из гобеленов.
  
  - И что? - снова не утерпел Драко Малфой, но внезапно замолчал, увидев, как сквозь пустую стену напротив гобелена проступают очертания двустворчатой кованой двери. - Что это такое?
  
  - Выручай-Комната, - хмуро ответил зельевар. - А вы хотите сказать, что о ней не знаете?
  
  Мальчики дружно помотали головами.
  
  - А кто мне летом все уши прожужжал тем, что каждый закоулок замка изучил?
  
  Малфой-младший смущенно потупился.
  
  - Хорошо, заходите, - смилостивился Снейп. - Надеюсь, вы прекрасно понимаете, что, как и в случае с Запретным Лесом, сюда всю школу водить не стоит?
  
  Слизеринцы нестройным хором ответили, что, мол, понимают, но обстоятельства бывают разные, и шагнули внутрь.
  
   Мальчики оказались в большом хорошо освещенном зале с длинным помостом в центре. Факелы, прикрепленные вдоль стен, горели ярко, и различить можно было все мельчайшие детали, как например гравюры или фрески-мозаики на стенах.
  
  - И это Выручай-Комната? - удивленно произнес Гарольд.
  
  - Один из частных случаев. Это помещение принимает любой вид и размеры, по желанию того, кто оказывается рядом. Но, как вы заметили, дверь в стене напротив гобелена не появляется каждый раз, когда мимо кто-то проходит. Для того чтобы сработала магия Выручай-комнаты, нужен четкий мысленный приказ.
  
   Рон, прикидывая, какие заклинания наложены на эту комнату, присвистнул.
  
  - Итак, я согласился заниматься с вами дуэлями, - начал Снейп, - поскольку считаю, что это может быть целесообразным в нынешней ситуации, и, что более важно, нужно хоть как-то рассортировать ваши совершенно отрывочные знания в боевой магии.
  
  - Знал бы, что лекция будет - взял бы с собой перо и пергамент, - буркнул Гарри.
  
  - Поттер, ваше умение острить будете выказывать где-нибудь в другом месте. Приступим к нашему занятию. Что же собой представляют дуэли? Увы, это не, как выражается нынешнее поколение выпускников Аврориата: "Жахнуть противника чем-нибудь посильнее и побыстрее с ним разделаться".
  
  Рон что-то тихо произнес.
  
  - В сущности, мистер Уизли, правильно. Раньше дуэль вообще относилась к одному из сложнейших ритуалов. Ну, теперь, конечно, все сильно упростилось - эпоха, как известно, диктует нам свои правила.
  
  Гарольд уже всерьез мысленно пожалел, что не взял писчих принадлежностей - лектором Снейп был великолепным, так что можно было бы и записать.
  
  - К чему сводилась каноническая дуэль, и что из этого вам пригодится сейчас. Для начала, сражение между двумя волшебниками сводится к единству трех сущностей: физической, магической и ментальной.
  
  - Ментальной - это мозги, - шепотом пояснил друзьям Уизли.
  
  - Именно, но мало этими мозгами во время дуэли думать, нужно еще и наблюдать за обстановкой и противником, делать соответствующие выводы. Не надо закатывать глаза, Драко, это все и к вам относится. Видел я летом вашу дуэль с Рональдом - смех, да и только!
  
  Малфой надулся.
  
  - Что ж, судя по вашему взгляду, Поттер, требуется подробное разъяснение.
  
  - И это тоже, сэр, но я, в общем-то, только что выяснил, что у меня друзья, оказывается, между собой дуэль устраивали.
  
  - Да так, Поттер, ерунда, не обращай внимания....
  
  - Ага, этот увалень мне в шахматы продул и обозлился, - фыркнул Рональд.
  
  Драко демонстративно от него отвернулся.
  
  - Хорошо, я поясню, - продолжал Мастер зелий, сделав вид, что пропустил мимо ушей этот обмен репликами. - У опытных дуэлянтов, которых, к тому же, еще и правильно обучали сражаться, совершенно иная походка, жесты и даже мимика. Некоторые движения у них отработаны до автоматизма. Опытный дуэлянт находится в постоянной готовности, и вовсе не из-за того, что у него острый приступ параноидальной шизофрении, а потому, что он привык прощупывать пространство вокруг себя и контролировать любые в нем изменения - как магические, так и обычные. Вам подобное может показаться невозможным, но для таких магов это так же естественно, как, скажем, дышать. А те, кто, фигурально выражаясь, родился с волшебной палочкой в руках, и, при этом, еще и достиг мастерства в работе с ней, могут фактически предчувствовать опасность, и, скажем, определить атакующего еще до того, как он произнесет заклинание. Таких магов в мире единицы, но это истинные мастера колдовства, и в любой войне любой из них будет на вес золота. Каждая из враждующих сторон попытается урвать себе одного - двух таких "специалистов", поскольку во время битвы они в состоянии чувствовать саму суть и основу Магии.
  
  - Сэр, а можно вопрос? - внимательно слушавший своего декана Гарольд припомнил свои "книжные изыскания", а так же слова Джонатана Киркана.
  
  - Слушаю вас, Поттер.
  
  - Вот я читал, что раньше, лет четыреста назад, существовали так называемые Триады, Светлые и Темные соответственно. Вы имели в виду их, когда говорили о мастерах волшебства?
  
  - Не совсем, но аналогию вы привели более или менее удачную. Триады магов - это вообще разговор отдельный, поскольку процесс их возникновения очень сложен и требует особого контроля со стороны волшебников. Заметьте, контроля, а не вмешательства, поскольку именно последнее зачастую и мешало появлению многих Светлых и Темных Триад.
  
  - А что значит "вмешательство"? - спросил Рон.
  
  - Замена одного из событий цепи, которая должна привести к появлению, например, Темной Триады, на совершенно иное, приводит к кардинальному изменению последующих событий. Однажды, например, в результате одного из подобных "изменений" случилась кровопролитная война, в которой погибло несколько миллионов магов и магглов.
  
  - По-моему, такое не возможно, а как же предопределенность событий?
  
  - Предопределенности нет. Ее вообще не существует ни в чем, - похоже, разговор принял несколько нежелательный для Северуса Снейпа оборот. - Вернемся к дуэлям. Мало буквально кожей чувствовать опасность, надо еще и грамотно просчитывать варианты развития событий. Другими словами, каждое действие должно быть рациональным и хорошо обдуманным, а во время боя рассчитанным еще и на то, чтобы потерять как можно меньше энергии на лишние движения или магию. У вас есть голова на плечах, и она должна работать постоянно, а не служить аппаратом для поглощения пищи. И третье - это, собственно, магическая энергия. От того, какова сила заклинания, где и как оно использовано, против чего, в конце концов, может зависеть ваша жизнь. Отсюда вытекает простейший вывод: все три эти "системы" находятся в постоянной зависимости друг от друга, и "нарушение" в одной из них мгновенно повлечет за собой проблемы в двух других.
  
  - Это мы поняли, - вздохнул Малфой.
  
  - Могу привести в пример вашего однокурсника Неввила Лонгботтома, - ехидно заявил зельевар. - Неумение организовать себя приводит прямо-таки к катастрофическим последствиям!
  
  - Вот уж воистину наглядный пример!
  
  - Я могу продолжить? Во-вторых, как я уже в прошлом году сообщил мистеру Поттеру, а он точно передал вам, каждый маг может колдовать как в определенном стиле, так и смешивать их. Вы уже должны были ко второму курсу понять, что то, как вы колдуете, например, на Чарах и на Трансфигурации - два разных между собой стиля, в которых отличается и скорость произношения заклинаний, и плавность взмахов волшебной палочкой. Смешанному стилю колдовства обучают в школе, не делая упора на определенном предмете, а натаскивая сразу по нескольким направлениям. Определенный же стиль - это, можно сказать, последствие ваших "самонаработок", в результате которых, кстати говоря, на вас, Рональд, мне опять начинает жаловаться профессора МакГонагалл. И я с ней, между прочим, согласен: с вашим интеллектом и возможностями, могли бы выдавать что-нибудь получше результатов того же Лонгботтома.
  
  Рон смутился и уставился куда-то в одно из окон, сквозь которые виднелся пейзаж Запретного Леса, хотя, в принципе, в этой комнате окон не могло быть ну никак - она находилась в самом центре каменной толщи замка.
  
  - Впрочем, со стиля Древней Магии переучиваться очень сложно, так что вас винить не в чем, - "обнадежил" его Снейп.
  
  - А откуда вы...
  
  - Все по тем же взмахам палочкой и использованию заклинаний, - снисходительно произнес зельевар. - Это не так уж и трудно, мистер Уизли. У Поттера движения быстрые, резкие и напористые, заклинания он произносит скороговоркой, подсознательно пытаясь сэкономить время, - это четкий признак боевого мага, который нацелен именно на сражения и не важно - один на один, или с толпой. Мой крестник - наоборот, маг, ориентирующийся на чары защитные, и колдует куда медленнее, хотя, зрительно разницу определить сложно. И, поскольку большинство щитов излишней расторопности не приветствуют, у него магия получается вязкой и тягучей, где очень трудно определить конец одного заклинания и начало другого. Ну а Древняя магия сама по себе очень не удобна и громоздка, поскольку ее чары базируются на точной последовательности действий - раньше все они были какими-либо ритуалами. В использовании таких чар, важно держать в уме самую сложную их составляющую и ничего не напутать именно в ней, а это вас и подводит, Рональд, так как в той же трансфигурации нужно воспринимать все заклинание целиком, а не разбивать его на кусочки по степени их сложности.
  
   Вот так вот просто, за несколько минут Снейп четко расписал сильные и слабые стороны каждого из мальчиков. Поттер вздохнул и покачал головой. Все-таки, как же им до него далеко!
  
  - Теперь же, мистер Поттер, мистер Уизли, прошу вас выйти на помост в центре зала.
  
  - Мы должны сразиться друг с другом? - спросил Рональд, поднимаясь по небольшой деревянной лесенке в три-четыре ступени на дуэльный помост.
  
  - Да, но ничего сложного прошу не применять - на вашем примере я смогу кое-что наглядно и понятно объяснить. Займите позиции.
  
  Рон и Гарри встали друг напротив друга.
  
  - Вот еще один важный момент: поза дуэлянтов перед началом сражения. Вам, Рональд, крайне рекомендую ноги расставить поуже и слегка опустить палочку - то, как вы стоите сейчас у меня вызывает ассоциации с морской звездой. Да, вторую руку тоже опустите, и, лучше всего, спрячьте ее за спину.
  
  Рыжий мальчик окончательно смутился и нервно переступил с ноги на ногу.
  
  - Так, теперь вы, Поттер. Вам как раз палочку нужно поднять и уменьшить угол наклона. Не надо невинно хлопать глазами, я прекрасно знаю, какому заклинанию предшествует подобная поза! Повторно вам напоминаю, это учебная дуэль.
  
  Гарольд недовольно что-то пробормотал, чуть отступил назад и перегруппировался, выставив вперед левую ногу и сделав упор на нее.
  
  - Вот это уже куда ближе к реальности. Между прочим, все не так плохо, как я ожидал. Дома каждый день перед зеркалом тренируетесь, Поттер?
  
  - Ага, по несколько часов кряду, - буркнул мальчик, - это мое любимое занятие.
  
  - А вам, Драко, я бы рекомендовал мотать себе на ус, а не смотреть в потолок, будто там написано что-то жизненно важное. Я уже по-поводу дуэлей делал вам несколько замечаний, но сомневаюсь, что они пошли впрок.
  
  Малфой изобразил на лице повышенное внимание и повернулся в сторону дуэльного помоста.
  
  - Начинайте, - кивнул Снейп стоявшим на помосте мальчикам.
  
  - Petrificus Totalus! - как-то нерешительно произнес Рональд Уизли. С Гарри Поттером он еще на дуэли не сражался и силы своего противника представлял только примерно.
  
  Гарольд молча увернулся.
  
  - Stupefy! - лениво выговорил он, отправляя "оглушитель" в своего товарища.
  
  Рон отбил его щитом и послал в Поттера "импедименту". Тот опять увернулся.
  
   Через несколько минут таких вот поочередных произнесений заклятий, зельевар не выдержал:
  
  - Поттер, Уизли, что за "заклинательный бартер"? Вы на дуэли или где?
  
  - Так вы же сами сказали - это дуэль учебная, показательная, - возразил Рон.
  
  - Вот именно! А это значит, что вы не можете использовать только смертельные чары, а не стоять тут и изображать на лице полнейшую скуку.
  
  - Ладненько, - пробормотал Уизли, неприятно так улыбаясь. - А смертельные, это какие? Прямо или косвенно приводящие к гибели противника?
  
  Не дожидаясь ответа, он использовал свою любимую "Сферу Льда". Гарри как-то вывернулся, и ледяной шар пронесся мимо него, впечатавшись в стену и тут же покрыв ее корочкой льда футовой глубины.
  
  - Намек понял, - кивнул Гарольд, - Ictus Aeris!
  
  Рональд закрылся звуконепроницаемым щитом, как впрочем, и Северус Снейп вместе с Драко Малфоем, поскольку усиленный вариант "Грохота" - "Воздушный удар" болевой порог превосходил в несколько раз. Но, как и его более слабый вариант, на самого заклинателя не действовал.
  
  - Ничего ты не понял, - вздохнул Уизли-младший. - Считай это продолжением нашего прошлогоднего спора о применении щитов. Corvusum vocatus!
  
   От стаи возникших буквально из воздуха воронов, подозрительно напоминавших металлическими когтями и клювами кейнерилов, увернуться было невозможно - только применять один и непроницаемых для физических объектов щитов. Но Поттер и тут выкрутился:
  
  - Flagrum aqualis! Это Ронни, не тебе, а твоим птичкам, - пояснил он, подобравшемуся Рональду.
  
  Вороны, при соприкосновении с водным бичом, рассыпались прахом.
  
  - А вот это уже тебе - Simulacrum muratus!
  
  Поскольку против чар окаменения щита, как такового, не было, Рон просто увернулся.
  
  - Ignis tenebratis! Via ignis!
  
  Только уже когда два заклинания одной и той же огненной стихии наложились друг на друга и самопроизвольно решили вернуться к их "отправителю", Уизли вспомнил-таки главное правило применения чар одинаковой природы и смог воочию наблюдать последствия нарушения этого самого правила. Пришлось спешно тушить помост.
  
   Раздосадованный своей ошибкой, Рональд начал воспроизводить какую-то длинную цепочку чар, предварительно окружив себя щитом. Гарольд с интересом на него уставился. Что-то непрерывно бормоча, рыжий мальчик последовательно сделал шаг вперед, шаг в сторону, шаг назад, повернулся вокруг своей оси, и должен был сделать еще один шаг назад. Если бы он в самый ответственный момент не запутался в полах своей мантии, из-под его палочки, несомненно, вышло бы какое-нибудь очень серьезное заклинание, от которого просто так увернуться бы не получилось. Но Рон, запнувшись, рухнул на помост, а Гарри, не теряя даром времени, наложил на него "Петрификус Тоталус", с которого, собственно дуэль и началась.
  
  - Ну, Рыжий, ты продул, - ехидно заявил Малфой, когда с Рональда сняли заклятие. Хотя сам Драко до сих пор сидел под щитом, опасаясь еще каких-нибудь глобальных заклинаний.
  
  - Конечно, это ваше опять-таки ленивое перебрасывание заклинаниями дуэлью назвать сложно, - произнес Снейп. - Но все же хоть что-то отдаленно эту самую дуэль напоминающее я увидел. Теперь, что касается ключевых моментов вашего "сражения". Во-первых, этот ваш "Воздушный Удар", Поттер, в реальном сражении нанесет серьезный урон не только противнику, но и вашим же союзникам. Во-вторых, у вас, что, рука не поднимается щит наколдовать? Зачем устраиваете тут акробатическое представление? Целесообразность действий у вас еще как хромает, Поттер. Неужели не понятно, что все эти ваши увертки берут очень много сил и энергии? Теперь вы, Рональд. Наверное, уже сами успели понять, что два заклинания с использованием одинаковой стихии, применять последовательно одно за другим нельзя.
  
  Уизли кивнул, потирая ушибленный во время падения локоть.
  
  - И теперь, самое главное, насчет ваших последних действий. "Вековое молчание" в первый раз применяете? Рекомендую вам в следующий раз перед применением таких масштабных чар, со сложным исполнением, во-первых, заранее потренироваться, а, во-вторых, использовать их с самого начала. Пока вы еще не вымотались и не валитесь от усталости с ног. Поскольку заклятия, которые вы с Поттером использовали, относятся хоть и к средней ступени, в большом количестве использовать не рекомендуется. Я вам искренне советую, чтобы окончательно свой магический резерв не истощить, сегодня вечером не колдовать.
  
  Мальчики покивали.
  
  - Собственно, именно ради того, что вы в конце устроили, Рональд, я всю эту вашу "дуэль" и затеял. То движение, которое вы выполнили, мистер Уизли, ну, или, во всяком случае, попытались выполнить, - является одной из дуэльных комбинаций, - сообщил им Мастер зелий. - Точнее, одним из упрощенный вариантов. Дуэльная комбинация - это четко определенная цепочка движений с использованием определенных же заклятий, направленная на то, чтобы снизить энергетические и магические потери во время сражения.
  
  - Ага, то есть никаких беспорядочных метаний по дуэльной площадке? - переспросил Рон. который, похоже, имел какое-то представление о том, о чем им рассказывал Снейп.
  
  - Именно. Та дуэльная комбинация, которую вы наблюдали у мистера Уизли, при условии, конечно, что она была бы исполнена достаточно быстро и точно, позволила бы вам увернуться от трех-четырех заклинаний, и самому за время движения использовать примерно такое же количество атакующих чар. Такая цепочка движений называется универсальной, поскольку за время перемещения по помосту вы можете использовать любые заклятия.
  
  - А есть цепочка, при исполнении которой можно использовать, скажем, только щитовые заклинания? - поинтересовался Драко.
  
  - Да, такая есть, и причем, не одна, но все они рассчитаны на определенный вид тех же щитов, так что для вас это пока будет излишне сложно, - отрезал Зельевар. - Разберитесь пока хотя бы с "Цепью Дрогара" - это то, что нам продемонстрировал Рональд. Следующее занятие будет послезавтра, так же после уроков. Надеюсь, к этому времени, вы сможете более или менее четко и быстро исполнить эту дуэльную комбинацию. А сейчас - свободны.
  
  - Но сэр, у нас в среду занятия с профессором Флитвиком с пяти часов.
  
  - Я уверен, что до пяти вы прекрасно успеете, тем более что сейчас только начало шестого. За опоздания Филиус вас не четвертует. Вы же, Рональд, в среду после ужина придете на дополнительные занятия по зельям. Поттеру и Малфою там быть не обязательно.
  
  Покивав, что они, мол, все поняли, мальчики отправились в гостиную. Где-то на лестнице между первым и вторым этажами Рон внезапно замер на месте.
  
  - Ну, что опять случилось, наш дуэльный гений? - поинтересовался Драко.
  
  - Малфой, ты меня сейчас убьешь, - тихо выговорил Уизли.
  
  - Если не скажешь, в чем дело, точно прибью.
  
  - Меня когда МакГонагалл задержала после трансфигурации, попросила тебе передать, что перенесла отработку на пять часов, - выдавил Рональд, - а я забыл тебе об этом сказать.
  
  Первые несколько секунд Малфой-младший не понял, в чем дело, а потом по Залу Лестниц разнесся его дикий вопль:
  
  - Мерлин! Я уже шестнадцать минут как опаздываю на отработку к МакГонагалл!
  
  Блондин рванул на очередном лестничном пролете куда-то в сторону, не надеясь на капризные зачарованные лестницы, а собираясь самому подняться до четвертого этажа.
  
  - М-да, ну ты, Рон, просто умница, - фыркнул Гарольд. - Драко, когда вернется, от тебя и мокрого места не оставит.
  
  - Вряд ли, - без особой уверенности протянул Уизли, - его МакГонагалл так умучает, что он едва до Большого Зала доползет.
  
  - Не факт, что наш профессор трансфигурации его отпустит к ужину.
  
  - Значит, придется захватить для Малфоя пару-тройку пирожков. Может, хоть тогда он примирится с тяжелой действительностью.
  
  - Ладно, идем в гостиную - нам еще домашнее надо сделать. Кстати, а откуда ты все эти "дуэльные комбинации" знаешь?
  
  - Ну, не все, а только "Цепь Дрогара" - ее приходится использовать при исполнении некоторых заклятий из Древней Магии.
  
  - Все-таки Снейп был прав - эта твоя Древняя Магия жутко неудобная штука.
  
  
  
  Глава 23. Ловец сборной Слизерина.
  
  
  
  
  После выполнения домашних заданий и сытного ужина в Большом Зале Рон Уизли и Гарри Поттер поднялись в спальни второкурсников.
  
  - Говорил же, МакГонагалл его до ночи держать будет, - бурчал Поттер, всыпая на кровать еще не вернувшегося с отработки товарища гору пирожков. - А голодный Малфой - вдвойне злобный Малфой.
  
  Рон, зарывшись в справочники по зельям всех мастей, буркнул что-то утвердительное.
  
  - Слушай, а где дневник Риддла? - наконец поинтересовался он. - Я у себя смотрел - нету.
  
  - У меня тоже, - отозвался Гарольд через некоторое время. - Так он у нашего белобрысого друга, наверное, лежит. Тот же его вчера вечером последним в руки брал.
  
  - Ладно, вот он вернется, мы у нашего нового знакомого и спросим кое-что - не буду же я ради какого-то дневника в его вещах швыряться? Кстати, как там твой анемон поживает? - рассеяно поинтересовался Уизли, который, похоже, просто не знал, о чем еще поговорить.
  
  - Сносно. Я его дома оставил от греха подальше - а то здесь я точно после того, как пару раз проснусь в начале пятого утра, с этим цветком что-нибудь сделаю.
  
  - Слушай, ничего, что я у него пару листьев ободрал?
  
  - В общем-то, ладно, но зачем тебе?
  
  - Да тут слегка поэкспериментировать решил. Я летом умудрился-таки достать отвар из корня мандрагоры, и вот хочу кое-что сделать. Правда у меня этого отвара малюсенькая такая скляночка, так что вот теперь сижу и думаю, а может, ну его, лучше эксперименты на потом отложить и пока, на всякий случай, сохранить его?
  
  - А, что, этот самый "всякий случай" может наступить? - спросил Гарри, выслушивая очередной комментарий Шинзора о происходящем.
  
  - Я прямо и не знаю, что думать, - тоскливо ответил Рональд. - У нас ведь Малфой пророческой деятельностью занялся, ты в курсе?
  
  - Нет, - в голосе брюнета послышалось искреннее удивление.
  
  - Прогрессируют у него способности, а из-за этого башню сносит напрочь. Все лето он мне предвещал всякие ужасы.
  
  - Что-то я не заметил, чтобы он в обмороки падал и что-то там пророчил.
  
  - Так я этот твой амулет слегка подкорректировал. Ну, усилил его немного. Вот Драко в предсказательских припадках и не бьется.
  
  На лестнице послышался чей-то топот и громкие голоса.
  
  - Нотт с Эйвери и остальными, - определил Рон. - Видимо, они все-таки достали своими воплями Мальсибьера, и он их спать отправил.
  
  - Опять, наверное, первокурсникам страшилки рассказывали, - ухмыльнулся Поттер.
  
  Орава развеселившихся второкурсников ворвалась в комнату. Откуда-то из-под кроватей достали наборы игры в плюй-камни, колоды взрывающихся карт, и спальня мгновенно погрязла в веселом хаосе.
  
   Ближе к восьми в спальне объявился Драко Малфой. Вид у него был слегка помятый. Собираясь что-то сообщить своим друзьям, он случайно заметил уже порядком поостывшие пирожки с капустой и мясом.
  
  - Ну, надо же, догадались мне с ужина прихватить, - произнес он с набитым ртом. - Так, в общем, Уизли, купи себе напоминалку, иначе последствий твоего приступа склероза я просто не вынесу.
  
  - Страдалец ты наш! - фыркнул Рон.
  
  - Да вы просто не представляете, что мне пришлось вытерпеть за это время!
  
  - Конечно, не представляем, а ты не травмируй нашу слабую детскую психику подробностями и просто скажи: куда ты заныкал дневник Риддла?
  
  Драко на него глянул как на сумасшедшего и жестами стал ему что-то объяснять.
  
  - Не понял, - честно ответил рыжий мальчик.
  
  Сделав мощное глотательное движение, Малфой рявкнул на него:
  
  - Ты соображаешь, что говоришь? Тут же народу полно!
  
  - Ну и что? Когда тебе приспичит, значит, можно и в Большом Зале в нем у всех на глазах писать, а когда нам нужно - извините-подвиньтесь!
  
  - Тише, успокойтесь. Малфой, ты не прав - в таком шуме нам как раз таки никто не помешает, и, раз уж у тебя взыграла паранойя, никто не подслушает. Так что доставай дневник живее.
  
  С очередным пирожком в зубах, Малфой-младший полез под кровать - в свой чемодан. Оттуда он выбрался через несколько минут с крайне озадаченным видом. Поковырявшись в своей тумбочке, а затем, напоследок, посмотрев еще и под подушкой, Драко констатировал:
  
  - Дневника нет.
  
  - Что? - вскинулся Рональд.
  
  - Ну, я имею в виду - его у меня нет. Может, он у вас с Поттером?
  
  Рон и Гарри синхронно помотали головой.
  
  - Тогда все очень плохо, - Малфой уселся на вытащенный из-под кровати чемодан. - Я-то думал, это вы его взяли....
  
  - Так, давайте думать логически. Малфой, ты куда положил дневник, после того как брал его в последний раз? - Гарольд, вместе с возмущенно шипящим руноследом включились в разговор.
  
  - Ну, вроде в чемодан.
  
  - Не "вроде", а "точно".
  
  - В чемодан, говорю же.
  
  - А теперь его там нет. Посмотри, остальные вещи в нем так же лежат, как раньше?
  
  - Так откуда я знаю? Я сейчас этот дневник искал и все вверх дном перевернул.
  
  - Думается мне, его точно кто-то стянул, - покачал головой Уизли.
  
  - Об этом мы уже догадались, - отрезал Драко, недовольный тем, что дневник Риддла украли именно из его вещей.
  
  - Ну, тогда надо выяснить, кто это сделал.
  
  Блондин демонстративно фыркнул.
  
  - А что такого? - обиделся Рональд. - Я же знаю, что у тебя чемодан особыми чарами защищен - вот и проверь, кто их взломал.
  
  Малфой сразу полез разбираться с чемоданом.
  
  - Э-эх, жалко, что сам дневник любую магию отталкивает, - пыхтел он, склонившись над своими вещами. - А то бы мы его просто манящими чарами обратно призвали...
  
  - Ну, какие результаты? - поинтересовался Гарри.
  
  - Их полное отсутствие. Всей моей защиты как будто и не было - настолько ее аккуратненько сняли.
  
  - То же самое было на платформе, когда Добби заблокировал магический барьер, - задумчиво произнес Рон.
  
  - Вообще-то он просто снял все связующие чары...
  
  - Вот и я об этом! Тогда ведь тоже следов никаких не нашли - решили, что просто срок действия заклинаний истек.
  
  - Вы хотите сказать, что это опять Добби? - переспросил Малфой-младший. - У него снова взыграло желание нас от чего-нибудь уберечь?
  
  - М-да, отвратительная ситуация... повезло тебе с домовиком...
  
  - Наверное, его Люциус попросил с собой дневник прихватить, - сказал Поттер. - Помните, что он написал?
  
  - Ну-ну, а может, стоит у него спросить?
  
  - Да ничего он не ответит, - отрезал Драко, - конспиратор чертов!
  
  - Знаешь, Малфой, по-моему, все дело в том, что у тебя руки кривые.
  
  - Чего, пардон? - блондин от такого заявления даже опешил.
  
  - Ты, наверное, опять опознающие чары неправильно наложил, вот мы ничего найти и не можем, - ехидно продолжил Рон. - Так что сделай доброе дело - найди Дерека и приведи сюда, он-то все умеет.
  
  Слегка ошалевший после такого высказывания Малфой безропотно отправился в гостиную.
  
  - Чего ты его так приложил-то? Пожалел бы аристократические гордость и самомнение, - хмыкнул Гарольд.
  
  - Да ну, у него действительно все лето эти чары опознавания не выходили, а на платформе - это так, случайно получилось. И, к тому же, надо нашим старостам сообщить о таком вопиющем факте кражи.
  
  - Только что вы распинались по-поводу той же конспирации, а тут уже собрались высшие инстанции к делу привлечь. Одному Мерлину известно, Добби это сделал или нет. Зачем балаган из этого устраивать?
  
  - Перепроверить надо, - упрямо возразил Уизли. - К тому же мы не обязаны Мальсибьеру говорить, что пропал именно дневник темного мага, пятьдесят лет назад учившегося в нашей школе, - так, книжечка какая-то. Да и сам он направо налево о внутрифакультетских делах не болтает.... Я вообще не уверен, что дневник взял именно Добби - слишком уж простой это вариант. Так ведь и все наши проблемы на него одного свалить можно.
  
  Через некоторое время в спальне второкурсников объявился недовольный староста, которому что-то втолковывал Малфой.
  
  - Да что за бред? - возмутился Дерек. - Никто из слизеринцев не станет красть у своих! Ты эту свою книжку, наверное, просто потерял где-то.
  
  - Да говорю же - не терял я! Она в чемодане лежала! А он, между прочим, находился под защитными чарами!
  
  - И что, их сняли?
  
  - Да!
  
  Мальсибьер задумчиво уставился на малфоевский чемодан.
  
  - А что хоть за заклинания-то ты наложил?
  
  Драко ему что-то тихо сказал. У старосты в недоумении приподнялись брови.
  
  - Ну, извини меня, об этих чарах слышали от силы человек десять из всей школы, за вычетом, конечно, преподавателей, - больно уж древние они и неудобные. А уж что касается того, как их снимать.... Я так думаю, твою книжку точно забрал этот домовой эльф - они отлично умеют напрочь сносить любую защиту. Раз уж ты говорил, что отец так из-за этой книженции переполошился, то он, наверное, эльфа этого для того и послал, чтобы он книжку с собой прихватил.
  
  Рон тяжело вздохнул.
  
  - Вот так вот. Слушай, Дерек, а все равно, наколдуй опознавательные чары, а? Нам от этого спокойней будет.
  
  - Значит, своим не доверяете? - подозрительно спросил Мальсибьер.
  
  - Доверяем, но проверяем, - успокоил его Гарри.
  
  Повторная "экспертиза" дала тот же результат - никаких следов.
  
  - Ну, удостоверились? - поинтересовался староста. - Ладно, я пошел.
  
  Мальчики переглянулись.
  
  - И что ты там говорил про то, как я заклинания накладываю? -