Адашов Юрий: другие произведения.

Лилия Многоликая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

Нет одной легенды. Возможно, вы удивлены. Ведь нет гораздо больше легенд. Даже больше, чем есть. Но мне интересна лишь эта. Одна. Которой нет.
Однажды родился ребёнок... Ну вот. Почему однажды? Разве можно родиться дважды? Или трижды? Впрочем... Пожалуй, начну по-другому.
Почти полвека назад, когда схождение сфер уже шло полным ходом, в одной маленькой деревушке родился ребёнок. Милая кроха или крепкий бутуз. Почему ребёнок, а не мальчик или девочка? Потому что, не знаю. История не сохранила. Легенды ведь нет. Ребёнок был странным. Почему странным? Тоже не знаю. Меня там не было. Но, обязательно, странным. Его сторонились сверстники и взрослые шептались за спиной. Но, однажды(опять?), в их деревушку заглянул странствующий маг. И родители решили показать ребёнка ему...
  
Труп выглядел отвратно. Серая кожа, сухая и сморщенная, глубокие морщины. Волосы, больше смахивающие на тонкую паутину. Одет в роскошную шелковую пижаму. Я молча взялся за высушенный палец, слегка потянул. Тот легко отломился, и тут же рассыпался, потёк струйкой серой пыли. Я брезгливо отряхнул ладони.
- Горевать по нему никто не будет, - знакомый голос позади.
Обернулся. Так и есть. Детектив Макарти, старый знакомец и заклятый друг. Я вопросительно поднял брови. Макарти махнул рукой в сторону трупа:
- Тэдди Доджер, тридцать два года, преуспевающий адвокат. Та ещё сволочь. Защищал, в основном, богатеньких ублюдков. Крови нам немало попортил.
Я кивнул и вновь повернулся к трупу. Тридцать два года, а выглядит на все сто тридцать два. Огляделся. Роскошная спальня. Впрочем, как и вся квартира. Доджер жил на семнадцатом этаже в элитных апартаментах элитного здания в элитном районе... Я поморщился. Два предыдущих случая были попроще.
Макарти меж тем спросил:
- Ты здесь зачем? Доджер был из ваших?
Я кивнул:
- Да. Из них. Оратор. Риторик. Слабый. Третья ступень.
- Ясно, - кивнул детектив, - потому и преуспевал. Вот только мне очень подозрительно, как Хранитель так быстро разузнал, что ты прибыл почти вровень с нами.
Я пожал плечами:
- Пути Хранителя неисповедимы. Третий случай.
- Третий? - нахмурился детектив. - А где первые два? Я ничего не слышал.
- Запроси сводки по девятому и седьмому участкам, услышишь. Жертвы там были попроще. Но тебе зачем? Не твоя юрисдикция.
- Не уверен, - отрубил Макарти, - ваша юрисдикция уже в печёнках сидит. Будь моя воля...
- Вашей воли тут нет, детектив, - перебил голос моей напарницы, - и ещё долго не будет. Особенно в свете последних событий.
Я раздражённо поморщился. Кто её просил открывать рот? Макарти - почти мой друг, но вот нрав не из простых. Если детективу вздумается подгадить, то... Я вздохнул и повернулся к этой парочке, готовясь погасить назревающий конфликт. Не пришлось. На удивление, Макарти не обиделся. Лишь с непонятной улыбкой и едва заметным удивлением в глазах разглядывал мою протеже. Как мужчина я его понимал. Рыжая бестия. Метр семьдесят пять ведьмовской красоты и ума. Личико, словно сошедшее со страниц мужского журнала, рыжие волосы до лопаток, грудь четвёртого размера, тонкая талия, крутые бёдра и аппетитная задница. Всё затянуто в кожаный облегающий костюм, которые так любят практикующие ведьмы. Особенно, красивые ведьмы. Да уж, мечта эротомана. Впрочем, сейчас это на руку. Детектив окончил осмотр и повернулся ко мне:
- Не представишь?
- Стелла, это - Влад Макарти. Детектив отдела убийств. Лучший детектив. - Не преминул подпустить я толику лести. - Детектив, это - Стелла. Ведьма. Оперативник-стажёр Хранителя.
- Приятно, очень-очень прия-я-ятно, - произнёс Макарти и протянул руку. Стелла обворожительно улыбнулась и протянула свою в ответ. Детектив старомодно-галантно поклонился и поцеловал тонкие женские пальцы. Рыжая бестия зарделась. Я вздохнул и мысленно закатил глаза к небу. Везде одно и тоже. Сейчас пойдёт привычный сценарий. Но Макарти неожиданно соригинальничал:
- Я обожаю, когда меня пытаются совратить, - вполне нормальным голосом заявил он, - но хотелось бы узнать, что это за свет последних событий?
- Вы разве не знаете? - проворковала Стелла, - прошлой ночью Хранитель спас вашего мэра. Вылечил наконец, вернее буквально вытащил с того света. Так что наша юрисдикция в ближайшие годы будет непоколебима.
- Вот как. - детектив пожевал губами, подумал и спросил: - Так что вы хотите знать?
- Всё, - ответил я, - и даже больше.
- Особо, нечего сказать. Доджер вчера вернулся домой около девяти вечера. Из квартиры не выходил. К нему также никто не заходил. Дверь и окна заперты изнутри. Дом дорогой - здесь камеры видеонаблюдения на каждом углу. Семнадцатый этаж - снаружи по стене забраться практически нереально. Если только с крыши. Но мы её осмотрели. Ничего подозрительного. Там тоже есть камеры. Никакого движения не зафиксировано. Вообще.
- Кто его обнаружил?
- Консьерж. С полицией. Доджера хватились к полудню - у него процесс сегодня. Клиент - очень влиятельный прыщ на заднице. На звонки Доджер не отвечал, начали искать. Ну и вот. Нашли. Около пяти вечера.
- Не поздновато?
- Дом дорогой. Влиятельные шишки живут. Чтобы взломать дверь, пришлось кучу разрешений получить. Так что - в самый раз.
- Ясно. - Я задумался. Картина вырисовывалась неприглядная. Макарти я склонен верить - детектив своё дело знает. Не лукавил, когда характеризовал его как лучшего. Некоторая тормознутость ума с лихвой компенсировалась бульдожьей хваткой и занудным, скрупулёзным вниманием к деталям. Если говорит, что никто и практически нереально, то так и есть. Подозрения, что раньше терзали на грани, стали обретать твёрдую почву.
- Информация за информацию, - прервал мои размышления Макарти, - что по стальным двум случаям?
Я посмотрел на детектива, потом кивнул Стелле:
- Подробности можете узнать в отчётах, детектив, - начала ворковать моя подопечная, - но если вкратце. Автомеханик и медсестра. Во обоих случаях - ничего общего. Разный круг общения, разный возраст, разный доход. Жили в совершенно разных районах города. Объединяет только одно: они маги невысокой ступени. И вид трупов.
- Кто-то открыл охоту на магов? - с интересом спросил Макарти.
- Возможно, возможно... - протянул я, - хотя есть и другое мнение. Все три случая объединяет ещё одна деталь. - Я подошёл к столику, на котором находилась большая стеклянная чаша, наполненная прозрачной водой и с белым песком на дне. Внутри плавало несколько бело-жёлтых лилий. - Цветы. У всех жертв были эти цветы.
- Что не так в цветах? - удивился Макарти, - обычные лилии.
- Не совсем детектив. Это - писк. - Стелла подошла к чаше и протянула руку, открытой ладонью книзу. Цветочные чашечки тотчас закружились по кругу в неспешном танце, а на поверхности лепестков проступили чёткие красные прожилки. - Это - "lilium milia", специальный сорт, выведенный Флористом. Цветут и танцуют только в присутствии мага. Последний писк моды. Каждый приличный маг, считает свои долгом. Дело престижа и статуса. Поговаривают, что даже у Хранителя... Правда, цветы официально не приветствуются.
- Почему? - удивился Макарти.
- Флорист - вне закона, - буркнул я, - торговец "фиолетовым серебром" - наркотиком, усиливающим магические способности. Но, сейчас, на это смотрят сквозь пальцы. "Серебро" нужно.
- Так, - детектив выставил ладони вперёд, - убедили. Вся эта магическая хрень - в вашей юрисдикции. Я займусь своей работой: опросом свидетелей, видеозаписями, протоколами с мест всех убийств. Мой телефон знаешь.
Я кивнул и развернулся, чтобы уйти, но Макарти тронул меня за рукав:
- Неоперабельный рак желудка. Мэру оставалось пару месяцев. Хранитель действительно вылечил такое? Не думал, что старику хватит сил.
- Я тоже, - буркнул я и вышел из комнаты.
  
Часть записи в блокноте, забытом в ящике стола:
...Я ненавижу магию. Её нет. Почти. Сейчас. Сопряжение сфер на минимуме и силовые линии почти пусты. Словно годы тяжелейшей засухи пронеслись по земле. От полноводных рек остались тоненькие ручейки. Двести пятьдесят лет назад магом был чуть ли не каждый первый, а сейчас... В столице больше трёх миллионов, а магов всего чуть больше тысячи. И почти все - дерьмо. Слабенькая аура и танец лилий. Лишь единицы на что-то способны. Как Хранитель. Чудесное исцеление, что старик провернул с мэром. Чудесное? Я помню времена, когда неоперабельный рак мог вылечить любой маг-лекарь средней руки. Впрочем, это не их вина. Время засухи. У фей и перевёртышей выжил один из ста, а единственная пара драконов залегла в вековую спячку. Магия сохранилась лишь в артефактах...
  
- Что ты думаешь? - Стелла аккуратно промокнула бумажной салфеткой губы и потянулась к стакану с молочным коктейлем.
Мы сидели на улице за столиком небольшой кафешки. Я молча курил, время от времени прихлёбывая из чашки крепчайший кофе. Люблю сидеть вот так, курить не спеша, благо на рак лёгких мне плевать, и пить кофе, неторопливо смакуя каждый глоток. Одно из немногих удовольствий, что остались. Это и ещё алкоголь. Почти не пьянею, и на меня не действуют наркотики, но крепкий алкоголь по-прежнему обжигает горло и растекается приятными огненными ручейками внутри. Иногда нужно совсем немного - всего лишь ощущение.
Я затянулся последний раз, затушил сигарету в пепельнице и посмотрел на ведьму:
- Думаю, что мы имеем дело с магосоской, - произнёс буднично, внимательно ожидая реакции напарницы.
Реакция оказалась предсказуемой. Лицо Стеллы побледнело, как и костяшки держащих стакан пальцев, что судорожно сжались, сминая хрупкий пластик, выплёскивая на стол содержимое.
- Не может быть, - тихо прошептала ведьма, - это ведь только страшилка. Да и какая магососка теперь? Время засухи.
Я пожал плечами:
- Именно теперь. Когда силы вдоволь, магососки не нужны. Когда силы нет, её нужно взять. Где-нибудь. У кого-нибудь.
- Нужно сообщить Хранителю!
Я молча достал телефон, сделал звонок и поставил на громкую связь. Трубку сняли после второго гудка:
- Докладывай. - Я поморщился. Аура благости, окутывающая нынешнего Хранителя, пробивалась даже через техноауру телефона. Старик на удивление силён.
- Да! - коротко ответил я.
В трубке несколько секунд помолчали, потом тот же благостный голос произнёс:
- Соображения?
- Думаю потрясти Флориста.
- Всё-таки лилии?
- Не знаю. Это единственный след. Пока единственный.
- Это - проблема. Я не знаю, где обитает Флорист.
- У меня есть кое-какие мысли на этот счёт.
- Хорошо. Действуйте. Стеллой не рискуй. И ещё - за вами следят.
- Знаю. Уже давно. И даже больше, чем следят.
- Добро. Осторожней. Докладывай по необходимости.
Гудки отбоя. Я молча спрятал телефон и посмотрел на ведьму.
- Так вы знали! - Стелла смотрела возмущённо, лицо покраснело до кончиков аккуратных ушек, что очень ей шло.
- Догадывались. Здесь нельзя быть излишне осторожным. Любой из членов Совета не прочь стать магосоской.
- Это незаконно.
- Закон работает тогда, когда поймают. Не будь наивной, девочка. Это дело может перемолоть и выплюнуть наши бренные останки на помойку.
Стелла несколько секунд подумала и спросила:
- Но почему их? Все жертвы - очень слабенькие маги. Сколько из них энергии можно высосать?
- Не важно. Магическая сущность напрямую завязана на жизненную силу. Ты видела состояние трупов. Магососки сосут "душу", - я покачал головой, - тут многое можно поиметь. Особенно, если нет моральных тормозов.
- Ясно, - ведьма наморщила лобик, - ты думаешь, что это лилии? И Флорист пользуется ими, чтобы сосать силу из других?
- Вряд ли. Магососка - это человек. Маг. Очень сильный маг. Или с подходящим инструментом. Вроде лилий. Но Флорист и лилии - тут не всё так прямо.
- Почему?
- Растения подходят как инструмент. Но создать такой инструмент может только природный патриарх. Восьмая ступень, не ниже. Таких сейчас нет. И быть не может. У Хранителя - седьмая. И он не природный, а благой. Второй вариант - фея. Флорист - фея. Вернее, фей. Но феи не сосут людей. Мы несовместимы. Человеческая "душа" - сильный аллерген. Если здесь замешан он, то вариант один: "lilium milia" созданы под кого-то, достаточно могущественного, чтобы подчинить или подкупить фея. И я бы очень хотел посмотреть на этого человека.
Стелла поёжилась, посидела несколько минут молча, что-то обдумывая. Я за это время достал новую сигарету, закурил, откинулся на спинку стула и закрыл глаза. Вываливать на свою напарницу всё скопом не хотелось, но так лучше. Впереди ещё боевое крещение. Не позже, чем через час, по моим прикидкам.
- Я даже не знала, что Флорист - фей, - наконец произнесла напарница, - думала, что просто очень сильный природный маг. Вроде Хранителя.
- Он торговец "фиолетовым серебром". Знаешь, что такое "серебро"? Хотя, вряд ли. Посмертная пыль усопшей феи. Во время засухи они умирают тысячами, оставляя после себя такой подарок. Тем, кто выжил. Но я бы сейчас тревожился о другом. Нас хотят убить.
- Кто? - в голосе моей напарницы проскользнули нотки страха.
- Помнишь, Хранитель сказал, что за нами следят? Заметил слежку сразу после второго убийства. Сначала были люди. Очень слабенькие маги. После Доджера ситуация кардинально поменялась. За нами идут три перевёртыша. Судя по ауре - волк и две кошки. Их не посылают для слежки. Только убить.
- И что нам делать?
- Убить их. Здесь не нападут - слишком людно. Знаю одно подходящее местечко. Волка нужно взять живым - потрусливей и поразговорчивее будет. Если их послал Флорист, то узнаем, где этот сраный фей обитается.
- Я никогда не сражалась с перевёртышами вживую.
- Немудрено. Их в столице всего с десяток осталось, - усмехнулся я, - но странновато. В былые времена против нас осмелилось бы выйти не меньше десятка. Во время засухи эти твари дуреют. Силу не теряют, в отличии от магов. Хотя, они всегда не шибко умны. Звериная сущность не способствует.
- Это интересно, но что делать мне? - в голосе Стеллы прорезались истеричные нотки.
- Слушай внимательно. Прекрасно знаю их тактику боя. Кошки наиболее смертоносны и действуют в паре. Их так обучают. Нападут на меня - из нас двоих я выгляжу опасней. Тебе достанется волк. Волки сильны, но прямолинейны. Ухищрения не для них. Будет переть напролом. Уклоняйся и отбивайся. Как учили. Не нужно нападать. Не дай схватить себя за горло. Просто продержись, пока я укатаю кисок. Всё понятно, стажёр?
Стелла кивнула, но было видно, что не успокоилась. Взял её за руку, посмотрел в глаза:
- Это твой первый бой, но отнюдь не последний. Мы напарники, и я рядом. И буду рядом столько, сколько нужно.
На этот раз ведьма кивнула бодрее.
Небольшой пустырь на окраине, что я выбрал для боя, был совершенно безлюден. Неудивительно. Дурная слава: здесь нередко находят свеженькие трупы. Полиция тоже не суётся без надобности. Добирались минут сорок, и весь путь "эскорт" исправно следовал за нами. Возле самого места поотстали. Вероятно, до скудных полузвериных умов дошло, что их заметили и к бою мы готовы. Я было испугался, что противник отступит, но появились минут через пять, ровно оттуда, что и мы. Трое парней, под два места ростом и весом за центнер.
  
Первая глава легенды, которой нет:
...странствующий маг (история не сохранила его имени, ведь легенды нет) был в восторге. У ребёнка дар. Мощный и сильный. Вот только единственная проблема - ребёнок слишком юн. До пробуждения дара оставалось ещё лет десять. Но маг преуспевал, и он выкупил дитя у родителей, чтобы воспитать как сына и сделать учеником...
Десять лет они странствовали вдвоём. Дитя постигало науку магии, пока лишь только теоретически, под суровым взглядом и жёсткой рукой приёмного отца. Но время пришло, дар начал пробуждаться, рваться на волю, заявлять о себе. Безымянный маг был в нетерпении. Ведь скоро у него появится ученик, чей потенциал огромен. И вот, в одну ночь, маг получил, что желал. И умер в ту же ночь.
Ибо дитя оказалось... Я не знаю, как это назвать. Ведь такого никогда не было до, и никогда после. Но другие назвали его Пожирателем...
  
Я молча киваю напарнице и, плавно ступая, иду направо, неторопливо обходя тварей по широкой дуге. Несмотря на бодрые уверения накануне, опасения есть. Перевёртыши могут оказаться хитрее. Но нет. Двое из них, кошки, немного расходятся в стороны, внимательно следя за мной. Третий устремляется прямиком к Стелле, не обращая внимания ни на что, оборачивается на ходу. В здоровенного, почти мне по подбородок в холке, чёрного волка. Бросаю встревоженный взгляд на напарницу. Однако рыжая перед лицом зримой опасности успокаивается. Хлопает запястьями друг о друга, встаёт в боевую стойку. Горло ведьмы закрывает широкий и гибкий металлический обруч, в правой руке возникает призрачный клинок, а левую, словно перчатка до самого плеча, окутывает магический "щит". Один из плюсов работы на Хранителя - у старика прекрасный выбор боевых артефактов. Волк, не останавливаясь, прыгает. Стелла уходит в сторону, рубит. Волк изгибается в полёте, что клинок рассекает лишь воздух, приземляется, разворачивается и застывает, оценивая противника. Молодец, девочка, справляется. Я переключаю внимание на кошек.
Мои противники расходятся в стороны, осторожно приближаются, всё ещё в человеческом облике. Нас разделяет метров тридцать. Левой рукой выхватываю "FN" из кобуры на боку, трещат две короткие очереди. Перевёртыши превращаются в призрачные тени, растворяются в воздухе, появляются вновь в виде коричневых пум. На таком расстоянии из пистолета-пулемёта не взять. Быстро сую оружие обратно, бросаюсь на правого. Замедляется время, расплывается прозрачной, густой патокой вокруг. Твари не знают, насколько я быстр. Пума скалится, обнажает мощные клыки, чуть приседает, прыгает. Шлёпаюсь в подкат, скользя на спине и заднице. Светло-коричневое брюхо надо мной, правая рука выстреливает вверх, скрытый клинок из ножен на предплечье мягко входит в плоть твари. Резко дёргаю рукой, разрезая податливое брюхо. Монстр рушится на землю, воет, кувыркается, пытается лапами запихать обратно вывалившиеся внутренности. Перекатываюсь на живот, вскакиваю и... удар когтистой лапы в грудь отбрасывает метра на три. Второй перевёртыш, которого я упустил из виду. От удара спиной об землю почти вышибает дух. Пума рядом. Правую руку с клинком припечатывает к земле, оскаленные клыки нависают. Молниеносно выхватываю "FN" левой рукой, сую ствол в раззявленную пасть, жму на курок. Увернись от этого, тварь! Голова пумы взрывается, разбрасывая кровь и ошмётки мозгов, тело припечатывает меня к земле. Жду. Обезглавленный труп оборачивается обратно в человека, выбираюсь, сажусь. Провожу языком по зубам, сплёвываю кровью. Ощупываю грудь. Кожаный плащ, мой магический бронежилет, смягчил удар, открытых ран нет. На груди огромный синяк и, возможно, пару рёбер треснуло. Оглядываюсь. Вторая "пума" справилась с внутренностями, лежит на боку, тяжело, со всхлипами, дышит. Мой клинок проклят. Перевёртышу остаётся несколько часов мучений, проклятие не даст обернуться человеком, чтоб умереть быстрее.
Поднимаюсь на ноги. Нужно помочь своей рыжей ведьме. Но Стелла прекрасно справляется сама. Волк тяжело дышит, на теле несколько кровоточащих порезов. Крутится на месте, еле поспевая за пританцовывающей ведьмой, делает выпады. Рыжая легко уклоняется и парирует. Выглядит прекрасно, лишь порвана кожаная куртка, из прорехи выглядывает голая грудь. Фурия! Я без труда опознаю несимметричный, чуть рваный ритм движений, хватку пальцев на клинке, умелую работу "щитом". Очень хорошо обученная. У перевёртыша нет шансов - Стелла щадит волка, помня наказ взять живым. Сейчас в этом нет нужды. "Кончай его, стажёр!" - кричу я. Ведьма слышит, "внезапно" спотыкается, останавливается на миг. Волк тут же прыгает... и осыпается на землю грудой тёмной трухи. Стелла отряхивает клинок, хлопает запястьем по запястью, деактивируя артефакты, поворачивается ко мне...
  
Часть записи в блокноте, забытом в ящике стола:
...Я помню? Да, помню. Как моим именем пугали детей и юнцов. Бич Магов, Карающий Меч - в те времена пафоса хватало. Но нынешний Хранитель лишь "добрый дедушко", наставник и третейский судья. По сути - никто. Всё решает магический Совет. Магический... Банкиры, олигархи, судьи, чиновники, политики - нынешние хозяева жизни. Только маги из них - дерьмо. Время засухи.
Я помню... Как замуровал свою магию внутри себя. Запер на замок и выбросил ключ. Бывший... Бич Магов... Карающий Меч... Я ненавижу магию....
  
- Но я никогда не сражалась с перевёртышами вживую. Это всё интересно, но что делать мне? - передразнивая недавний разговор, просипел я, - и зачем было врать?
- Это правда! - горячо воскликнула ведьма и зарделась до кончиков ушей, - сегодня первый раз! Вот так, вживую, насмерть! - На её глаза внезапно навернулись слёзы, губы чуть искривились...
Подошёл и обнял, прижав рыжеволосую голову к груди. Плечи ведьмы задрожали и она беззвучно расплакалась. Проклятье! Совсем забыл, насколько она молода, почти юна. Молча гладил рыжие волосы, ожидая, когда пройдёт истерика. Потом отстранил и нежно поцеловал в оба заплаканные глаза по очереди. Он неожиданности Стелла отпрянула, но плакать перестала.
- Всё хорошо, - как можно твёрже сказал я, - ты - отличный боец. И красавица. И станешь ещё лучше.
- Ладно, - ещё всхлипывая, ответила она, - но как мы узнаем про Флориста?
Повернулся и молча указал на недобитого перевёртыша. Подошли и я присел перед умирающей пумой. Кровавая пена выступила на губах и клыках, взгляд с ненавистью буравил нас. Я вздохнул и начал говорить, как можно спокойней:
- Слушай меня! Постарайся понять! Знаю - в зверином обличье это трудно. Вас послал Флорист? Мне нужно знать! Обязательно! Ты всё равно умрёшь, тебе больно, а я не хочу тебя пытать. Будешь помогать?
Замолчал. Перевёртыш лишь тяжело дышал, не подавая признаков, что понял. Я продолжил:
- Ты ненавидишь меня. Я убил тебя. Убил твоего напарника. Но вы были воины. Погибли, как воины. Если поможешь, то я клянусь! Я добью тебя. Быстро. Воздам последние почести. Всё как нужно. Были воинами - погибли воинами - я похороню вас, как воинов. Расскажу вашему клану. Традиции не будут нарушены. Вы займёте достойное место в чертогах ушедших. Будешь помогать?
Когтистая лапа шевельнулась, чуть приподнялась, выпустив один коготь, и накарябала на земле слово "да".
- Хорошо, - продолжил я, - первый вопрос. Вас послал Флорист?
Лапа, лежащая на "да", чуть шевельнулась и замерла.
- Будем считать, что ты ответил. Теперь сложно - где скрывается Флорист?
Перевёртыш задышал чуть сильнее, видно собираясь с силами, поднял лапу и начал царапать...
Я отряхнул кровь и спрятал клинок в ножны. Тело перевёртыша тут же начало обращаться в человека.
- Что это за "Гринхолл" такой? - спросила Стелла.
- Бывший Холм Фей, - ответил я, - один из. В засуху большинство Холмов покинуто. Тогда там селятся такие, как Флорист. Торговцы. Много "серебра" остаётся от прежних обитателей.
- Ясненько. И что мы будем делать теперь?
- Сейчас подгоню машину. Соберём останки, отвезём в лес и предадим ритуальному огню. Обещания нужно выполнять. Потом ко мне. Отмоемся, а то все в мозгах и крови. Особенно я. Поедим и отдохнём. После подумаем.
- Я тоже... к тебе?
- Тоже. Нападение может повториться, так что одну тебя не оставлю. Есть возражения? - Возражений не последовало, я повернулся и зашагал к машине.
  
Вторая глава легенды, которой нет:
Пожиратель... Бедное дитя. Разве он был виноват? Магическая прихоть судьбы. Дар, что должен защищать своего хозяина, обернулся кошмаром. Ребёнок, нет уже юноша, даже не мог контролировать своё проклятие. Бросок заклинания, полёт арбалетной стрелы. На таком расстоянии действовал его дар. Стоило лишь рассердиться, услышать гневное слово, увидеть косой взгляд - и дар начинал действовать. Пожирая душу обидчика. И даже того, кто лишь хотел обидеть. Сжигая дотла, оставляя лишь пустую, безмозглую оболочку. Не имело значения кто: маг любой силы, женщина, мужчина, ребёнок, фея, перевёртыш и даже дракон. Дар не делал различий. Он защищал. От всех.
Он много путешествовал, не задерживаясь на одном месте. Старался не злиться. Носил глухой шлем, чтоб меньше видеть и меньше слышать. Но его проклятый дар всё делал за него. Видел, слышал, читал мысли других. Бросок заклинания, полёт арбалетной стрелы. На таком расстоянии действовал его дар.
Он шёл от города к городу, оставляя за собой толпы безмозглых оболочек, и его жуткая слава росла. Дошло до того, что пустели города, при слухах, что он идёт. И он сдался. Он не хотел умирать, но и жить не хотел. Попытался убить себя - и не смог. Дар защищал его даже от самого себя.
И тогда он ушёл. В горы. Подальше от людей. Пожиратель... Бедное дитя.
  
Сигара была отличной, а виски - дешёвым. Другое не пью. Я сидел на диване в мягком махровом халате, неторопливо потягивая спиртное из стакана, курил, выпуская дым через ноздри, и делал заметки в блокноте. Пока возились с останками перевёртышей, пока возвращались домой, незаметно подкрался вечер. Рана на груди оказалась нестрашной: рёбра выдержали, а вот синяк действительно был впечатляющий. Но это мелочи. Я был несказанно доволен: слишком долго пришлось тренировать это тело, чтобы разбрасываться по пустякам. Хорошенько отмылся в душе, смазал синяки целебной мазью и теперь расслаблялся, изливая желчь на бумагу. Ждал пока из душа выйдет моя напарница.
Наконец появилась она. В моём халате, с влажными волосами, чистенькая и распаренная, Стелла выглядела по-домашнему милой и уютной. Я затушил сигару, плеснул виски во второй стакан. Ведьма присела рядом, взяла спиртное, отхлебнула, поморщилась:
- Что за гадость ты пьёшь?
Молча пожал плечами. Стелла подняла взгляд:
- Я слышала много разных небылиц. Про Карающий Меч Хранителя. Говорят, это ты.
- Говорят, - равнодушно согласился я.
- Говорят, что каждый Меч незримой нитью, природу которой никто не знает, связан с тем, первым Мечом, кто смог уничтожить Пожирателя. Что каждый Меч, как и тот, первый, запирает свой магический дар на замок, для того чтобы стать полностью неуязвимым к магии. Вот такое говорят и шепчут на всех углах.
Стелла придвинулась ближе, не спуская с меня взгляд. Едва уловимый запах пощекотал ноздри, возбуждая плоть.
- Насколько крепкий этот замок? - Её губы почти касались моего уха. - Что за ключ может открыть его?
Повернул голову и посмотрел ей в глаза.
- Моя жизнь, - ответил я, - это достаточно крепкий замок?
- Правда? - прошептала она.
Развязала поясок и скинула халат с плеч. Да пошло оно всё к Хранителю! У меня не было женщины уже с десяток лет. Притянул ведьму к себе и впился ей в губы...
...Я лежал в постели и курил пахучую сигаретку, которой угостила она. Сигаретка с травкой, но мне без разницы. Молча любовался Стеллой, что стояла обнажённой возле зеркала и расчёсывала волосы.
- Ну и зачем? - лениво спросил я.
Она повернула голову, лукаво посмотрела на меня, потом опять вернулась к своему занятию.
- Что зачем? -ответила наконец, - зачем совратила тебя? Так это ты меня совратил. Вот как расскажу Хранителю... - В её голосе прорезались смешливые нотки.
Я покачал головой. Стелла закончила своё занятие и плюхнулась на кровать рядом.
- Мне было интересно. - Её палец легонько прошёлся по моей груди. - А может влюбилась. Ни о чём не жалею. Десятилетнее воздержание пошло тебе явно на пользу.
Молча обнял, и она положила голову на моё плечо. Некоторое время лежали молча. Наконец спросила:
- И что мы будем делать дальше?
- Мы - ничего. Я навещу Флориста. А ты вернёшься к Хранителю.
- Нет! - Она резко поднялась и уставилась мне в лицо, нахмурив брови. - Я поеду с тобой!
- Пойми, - принялся мягко уговаривать я, - если с помощью лилий высасывают магов, то тебе ехать к Флористу смертельно опасно. Он же Флорист. У него этих цветов дохрена. А ты перед ними беззащитна.
- Не надо меня пугать. Я тоже кое-что знаю. Во-первых, этих цветов по всему городу дохрена. Даже у Хранителя они есть. Или были. Неважно! Во-вторых, высосать мага непросто. Нужно хорошо нацелиться. Всех троих высосали во сне. А почему? В движущуюся мишень труднее попасть. В-третьих, неужели Флорист даст убить оперативника Хранителя у себя в доме? Да его же Совет со свету сживёт! И "фиолетовое серебро" не поможет. И вообще, я от тебя никуда. Я точно знаю, что защитить меня сможешь только ты! - Стелла закончила монолог и сердито смотрела на меня, надув губки.
Я вздохнул. Резоны в рассуждении напарницы, а теперь уже и любовницы, были. К тому же, грызла подспудная мыслишка, что разделяться теперь не следует.
- Ладно, - сдался я, - поедем вместе.
Она взвизгнула, страстно поцеловала меня в губы и мир ненадолго исчез...
  
Третья глава легенды, которой нет:
...он ушёл. В горы. Подальше от людей. Почти на пятьдесят лет. Возможно, вы спросите: "Как?" Я ведь рассказывал про его дар? Дар не хотел, чтобы он умирал. Тело почти не старело, он не болел, а горы не так пустынны, как кажется на первый взгляд.
И вот, однажды (ну что за, опять?), в горах его нашёл патриарх. Даже не патриарх. Хранитель. Старый, седой Хранитель (история не сохранила... ну, вы в курсе).
-Я знаю, как помочь тебе. - Хранитель был не только стар, но и мудр. - Ты лишь должен поверить. И должен позволить. Я помирю тебя с твоим проклятием. Лишь поверь.
Он промолчал. И его дар промолчал. Хранитель был не только мудр, но и добр. Не желал ему зла. И тогда он поверил. И позволил.
Хранитель шептал заклинания, когда случилось то, что он не ожидал. Его дар сработал. Но теперь что-то было по-другому. Потому как тьма и боль. И он умер... чтобы очнуться вновь. Открыл глаза и увидел себя. Вернее, своё старое тело с мечом в сердце. И Хранителя рядом. А у него было новое тело.
- Ты, - злость переполняла его, - ты натравил на меня убийцу!
- Да, - спокойно ответил Хранитель, - но ты не тревожься. Он был приговорён. К смерти. И лишь твоё убийство дарило ему помилование.
Злость переполняла его, он хотел убивать, но, вдруг, осознал. Его дар молчал! Он злился, а дар молчал!
- Как? - ещё не веря, прошептал он.
- Твой дар был словно испуганное дитя, - ответил Хранитель, - он слишком боялся. Смерти. Боли. Я просто показал, что смерть и боль не так уж и страшны. И подарил тебе новое тело.
- Так дар ушёл?
- Нет, - покачал головой мудрый Хранитель, - он не ушёл. Он замурован внутри тебя. Но это уже другой дар. Зрелый и мудрый. Магия больше не сможет сделать тебе зла. И ты сможешь прожить нормальную жизнь.
Он поднялся, осмотрел себя. Его новое тело было молодым и крепким. Но он растерялся. Он привык быть один и не знал, что ему делать.
- Ты можешь прожить нормальную жизнь, - старый, мудрый Хранитель всё понимал, - но захочешь ли? У меня есть для тебя предложение, мой обновлённый друг...
И он поклялся. До конца своей жизни...
Так умер Пожиратель. Бедное дитя. И родился Карающий Меч. Первый. Бич Магов...
  
Усадьба "Гринхолл" была окружена мощным глухим забором по периметру. Забор не проблема, но всё свободное пространство поместья, кроме хозяйского дома и построек занимал зачарованный лес. А лезть в такой лесок, не зная броду - самоубийство. Леса фей пускали корни в элементные сущности земли, воды и воздуха напрямую, игнорируя магические силовые линии, так что цвели буйным цветом в любые времена. Что было вдвойне удивительно, поскольку их хозяева-феи таких способностей не имели. Впрочем, как и Стелла, я считал, что Флорист не станет убивать в своём доме. И дело не в Совете. Просто предъявить было нечего. Нападение перевёртышей с Флористом не свяжешь, а обвинить фею в разведении лилий - выставить себя полнейшими идиотами. Главный вход тоже подойдёт. Флорист не откажет во встрече, а вот что при этой встрече всплывёт - стоило послушать. Феи не любили работать на людей - в подчинении, либо за деньги значения не имело - так что есть хороший шанс узнать необходимое.
Главные ворота охранялись массивным детинушкой-перевёртышем, более двух метров ростом и обхватом в баобаб. Просканировав его ауру, невольно вздрогнул - носорог. Если бы на пустыре был он, то неизвестно, чем бы кончилось дело. Потом дошло - приращение до массы даже некрупного носорога будет жрать магическую энергию мегаваттами. Стало немного жаль беднягу - оборачиваться в своей жизни ему нечасто. "Бедняга" подошёл к машине и уставился на нас тяжёлым взглядом. Я махнул своим значком и буркнул: "К Флористу". Носорог кивнул, проследовал в свою будку, поговорил по рации пару минут, махнул рукой и открыл ворота.
Путь до хозяйского дома запомнился аккуратной брусчатой дорогой и зелёной стеной леса по обе стороны машины. Сколько ни вглядывайся в зачарованную чащобу - увидишь лишь то, что тебе захотят показать. Нам показывать явно ничего не хотели. Минут через десять подъехали к дому. Хотя домом назвать это было сложно - зелёный холм метров тридцати в высоту и метров сто в поперёк. Во времена магии здесь бы находился вход в "измерение фей, призрачное и прекрасное, где даже время течёт по-иному", т.е. в роскошные казино, бары, бордели и остальное, чем так славятся феи. Но сейчас Холм покинут и вход запечатан для людей. Я остановил машину на небольшой стоянке. Здесь нас встретил другой перевёртыш, на этот раз обычный волк. Он указал рукой на дорожку из песчаных плит, что огибала Холм справа, и куда-то исчез.
Минут через десять дорожка вывела на огромную поляну, большую часть которой занимали бассейны с прозрачной водой и белым песком на дне. Внутри - лилии, тысячи лилий. "Lilium milia", специальный сорт. Чашечки цветов неспешно двигались в причудливом танце и пронзительно алели прожилки на жёлто-белых лепестках. Я оглянулся на Стеллу. Ведьма слегка побледнела, но решительно продолжала идти вперёд. Что ж, убегать поздно. Дорожка вела на середину поляны, к большой мраморной беседке, где виднелось пару фигур. При взгляде на них... Охнула сзади Стелла. Я не был удивлён. Подспудно подозревал нечто подобное. Лишь злость поднялась комом к горлу. Флориста в беседке не было...
- На меня не скалься, - детектив Макарти махнул рукой в отрицании, - я сам ни чёрта не понимаю. Что вообще происходит?
- Я понимаю. - Благостный голос заставил невольно поморщится. Хранитель сложил руки ладонь к ладони перед собой, закрыл глаза и продолжил: - Я знал, что вы доберётесь. Но прежде чем судить - должны выслушать.
  
Четвёртая глава легенды, которой нет:
Пятьдесят семь... До конца своей жизни... Пятьдесят семь. Лет. Именно столько.
Звук его шагов глухо отражался от каменных стен старого замка. Бум! Бум! Бум! Пятьдесят семь лет этот звук вселял ужас в сердца врагов. Звук шагов и стальной блеск его меча. Давным-давно умер старый, мудрый Хранитель. И не только он. Несколько Хранителей успело смениться, а он всё служил. Вскрывая заговоры, наказывая отступников, карая преступников. Безжалостно. Хладнокровно. Карающий Меч. Бич Магов...
Разлетелась в щепки деревянная дверь. Он вошёл в комнату. И понял, что сегодня он проиграл. Слишком много. Их было слишком много. В последний раз он обнажил меч, оскалился и принял бой. Он никогда не отступал и не просил пощады. Пятьдесят семь. Лет...
Так умер первый Карающий Меч. Бич Магов...
А на дворе благоухало время магии, и сопряжение сфер было почти на максимуме.
  
- Всё просто, - зло ответил я, - можно было догадаться раньше. Хотя догадывался. Гнал прочь эту мысль. Чудесное исцеление. Вытащил с того света. Как же. Для чудесного исцеления мэра понадобилось высосать трёх магов. Аура пробивающая техноауру телефона - да тут сила патриарха нужна. Хотя, не уверен. Нет у нас патриархов. Но стать магосоской... Одного не понимаю - ты же благой. Как так то?
- Один алкоголик, постоянно лупящий жену и детей. Вторая - некромант, подпитывающая свою ауру от страданий умирающих. Третий - продажный адвокат. - Хранитель отвечал спокойно, словно проповедь читал. - Думаешь мне было сложно?
- Ах, ну да. И ты высосал трёх подлецов, чтобы спасти жизнь четвёртому? Ну да, четвёртый у власти - с этого много можно поиметь.
- Совершенно верно. За исключением того, что мэр - не подлец. Вполне адекватен.
- И это даёт право лишать жизни троих людей?
- Не даёт, - спокойно ответил Хранитель, - но я трус. Именно так. Стар и труслив.
Это заявление несколько обескуражило, и я замолчал. Хранитель меж тем продолжил:
- Подумай вот о чём: зачем ты здесь? И зачем он здесь? - С последней фразой Хранитель указал на Макарти.
Я перевёл взгляд на детектива:
- Кстати, да. Что ты тут делаешь, Макарти? Ты не маг, эти разборки тебя не...
- Он - маг, - перебил Хранитель, - только первой ступени, но всё же.
- И давно? - удивлённо спросил у детектива.
- Не знаю я! - буквально завопил Макарти, - я мало что помню после Доджера.
Я замолчал и задумался. Что-то не складывалось. Первая ступень - это ещё не магия, но... По сути - все люди маги. В разной степени. Тот же Доджер, во времена магии был бы сильнее нынешнего Хранителя. А вот Макарти - примерно на уровне нынешнего Доджера. А сейчас, в засуху, первая ступень у детектива - всё равно, что увидеть патриарха. Живого и активно действующего. Хотя, Макрти могли активировать. Непонятно зачем, но могли. Но тут нужна фея - иначе никак. Фея или фей. И, кстати...
- Где Флорист? - спросил я.
Хранитель не ответил. Неестественная тишина окутала всё вокруг. И сквозь неё прорезалось:
- Действительно, где же Флорист?
Сзади охнули, словно от боли. Я обернулся. Стелла преображалась. Удлинились волосы, становясь гуще и чуть темнее, покрывались серебряным мерцанием. Немного вытянулось лицо и заострились кончики аккуратных ушек. Увеличились и налились пронзительной зеленью глаза.
- Где же Флорист? - Голос ведьмы приобрёл несколько иной тембр. - Хороший вопрос.
- Стелла - ты. Флорист? - обескураженно спросил я.
- О, нет. - "Стелла" покачала головой, - было искушение поиграть с тобой. Но боюсь, твой благой Хранитель не даст. Святоша. Стелла сейчас, скажем так, спит. Я не могу общаться с тобой мысленно, так что приходится пользоваться тем, что под руку подвернётся. Сейчас я лишь воплощение в теле твоей подружки. Но можешь называть меня Флористом.
- Ты где?
- Везде, - Флорист обвёл рукой вокруг, - в лесе, цветах, траве. И не только здесь.
- Не понимаю, - покачал головой я.
- Ладно, объясню. Поговорить охота. Как-то я, скуки ради, решил прочитать людскую книжку. Странная была книженция. О том, что можно перенести своё сознание в какую-то машину. Оцифровать. И этим достигнуть бессмертия. Я мало что понял, но мысль о бессмертии и сохранении себя запала. И я сотворил их. - С этими словами Флорист протянул руку к ближайшим лилиям, которые тут же закружились быстрее.
- Ты перенёс своё сознание в цветы?
- Не сразу. Сперва, озаботился, чтобы мои детки стали популярны и появились везде. Так что теперь, могу контролировать практически всех магов. Детки оказались способными и в процессе селекции приобрели ещё кучу полезных свойств.
- Но зачем высасывать людей? Тебе их души...
-...не к чему, - закончил мою мысль Флорист. - Но я не для себя. Для него. - Указал на Хранителя. - Я щедро вознаграждаю верных слуг. Эти трое мне не нравились. Несговорчивые были.
- Слуг? - удивлённо переспросил я.
- Я стар и труслив, - устало произнёс Хранитель.
Злоба подкатила вновь. Я глубоко вздохнул и процедил сквозь зубы:
- Значит, стоит сообщить Совету, уничтожить все грёбаные лилии и ты умрёшь!
Флорист рассмеялся, звонко и заливисто.
- Не сработает, - отсмеявшись произнёс он, - теперь я не только в детях. Здесь я везде. Весь Гринхолл - это я. Везде, где есть мои дети - это я. Я слышу и вижу всё. Даже, если у тебя получится сообщить, то догадайся, кто успеет первым? Как только почую неладное - я начну убивать.
- И какая цель всего этого? - устало спросил я.
- Всё как обычно. Господство. Власть. Сейчас я контролирую лишь магов, жалкие остатки фей и перевёртышей. Но, я бессмертен, а время засухи пройдёт. Магические существа возродятся вновь, а все люди станут магами. И тогда моя власть станет безграничной. Нужно лишь подождать.
- А Макарти тебе зачем?
- Он много знает. И в этом виноват ты со своей рыжей подружкой. Не нужно было говорить ему про детей. Пришлось его активировать, чтобы получить контроль. Впрочем, пригодится.
Я помотал головой. Услышанное не укладывалось в мозгах. Впрочем, каких чудес не бывает...
- Значит, хочешь завербовать меня в число своих слуг?
- Тебя? - В голосе Флориста слышалось искреннее удивление. - Ты несговорчив, не поддаёшься магии и контролю. Зачем мне такой слуга? Нет, я хочу, чтобы ты убил себя. Прямо здесь.
- А если не соглашусь? - зло спросил я.
Флорист опять искренне рассмеялся.
- Ты жив лишь потому, что был интересен. К тому же, меня сильно занимал вопрос - что за секрет храните вы, Карающие Мечи? Хранитель не говорит или не знает, а читать людские мысли пока не умею. Но понаблюдав за тобой, понял: ты всего лишь обычный тренированный дуболом, а ваш секрет - это невероятная устойчивость к магии. Главное - напустить побольше туману. Так что, мой друг, увы. Ты мне не нужен. Можно было бы натравить на тебя Совет - но это лишняя шумиха. Ни к чему. Перевёртышей и магов терять больше не хочется. А если не согласишься - начну убивать твоих друзей. Сначала детектива, потом - рыжую ведьму. Долго и мучительно.
Я посмотрел на Хранителя.
- Извини, - развёл руками тот, - но я был уверен, что тебе предстоит этот выбор. Я ведь прекрасно знаю твои возможности. - Чуть, заметно лишь мне, выделил интонацией старик.
- Хорошо, - я вновь посмотрел на Флориста, - согласен. Я убью себя. Но дай слово, что не тронешь Стеллу. Никогда!
- Ладно, - как-то слишком быстро согласился фей, - даю. Приступай.
Я вздохнул, посмотрел на небо, достал сигарету, закурил. Сделал несколько глубоких затяжек и растоптал окурок на тропинке. Достал "FN", приставил к груди напротив сердца и нажал на курок...
  
Пятая (и последняя) глава легенды, которой нет:
...он умер. И вновь открыл глаза. В теле своего убийцы. Чтобы увидеть своё растерзанное тело и жалкие остатки врагов, глумящиеся над ним. Вот только старого, мудрого Хранителя, чьё имя не сохранила история, рядом не было. Интересно, знал ли Хранитель, во что превратил дар Пожирателя? Что обрёк его на бессмертие? Боюсь, мы этого никогда не узнаем.
А что же он? Наш ребёнок, наше бедное дитя, наш первый Карающий Меч? Ничего. Он просто ушёл. До самой смерти... Он умер и его служба закончилась. Он ушёл жить, раз не мог умереть. Поговаривают, что он многое пережил и многое испытал. Был мужчиной и женщиной, феей, перевёртышем и даже драконом. Что никогда не умирал сам, и даже случайно никогда. А когда его находила смерть - воплощался в тело того, кто был виновен в этой смерти. Ведь его дар всегда с ним. Внутри. Зрелый и мудрый.
Где он сейчас? Я не знаю. Возможно, он сменил тысячу лиц и пережил тысячу воплощений. Всё так же бродит по миру. Или вернулся обратно. Продолжать служение. Я не знаю.
Кто он? Я не знаю. Возможно, бог, что спустился на землю. Или стихия, что нашла воплощение в людях. Я зову его просто - тысячеликий странник.
  
Я очнулся, открыл глаза... Тысячи глаз, которыми мог видеть. Тысячи ушей, которыми мог слышать. Ощущал трепетание нежных лепестков и листьев, бурление соков в корнях, уходящих в сердце земли. Ощущения нахлынули мощной волной, но я безжалостно отсёк всё лишнее. Сейчас мне важно не это.
Стелла уже приходила в себя. Облик феи спал, и моя ведьма вновь выглядела как всегда - рыжей и прекрасной. Я мягко коснулся её, нежным ветерком пошевелил прядь волос. Теперь я всегда буду рядом, моя рыжая фурия.
Я был мужчиной, женщиной, феей, перевёртышем и даже драконом. Теперь я - Гринхолл. Карающий Меч. Всевидящий, всезнающий, идеальный. Такова моя песня. Я ненавижу магию. Потому прослежу, чтобы засуха прошла и её пережили достойно. Вновь сойдутся сферы, наполнятся магические реки и тогда я открою секрет. Всем, кто услышит. Меня уничтожат, но я вернусь вновь. Уже в другом обличье. Нет, я не бог. Богам нет дела до смертных. И не стихия. Стихия не может чувствовать. Я просто...
  
Нет одной легенды. Возможно, вы удивлены. Ведь нет гораздо больше легенд. Даже больше, чем есть. Но мне интересна лишь эта. Одна. Которой нет.
Однажды родился ребёнок... Ну вот. Почему однажды? Разве можно родиться дважды? Или трижды? Четырежды? Впрочем...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Невеста для ректора"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"