Adriada: другие произведения.

Золото и Пламя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что вы знаете об ангелах? Что они небесные создания наполненные светом, теплом и любовью ко всему живому? Что они грозные защитники и надежда всего мира от сил тьмы? Что они до жути уравновешенные, справедливые, возвышенные и спокойные? Так вот это история не про тех ангелов. Эта история одной ведьмы, умудрившейся довести до состояния крайнего бешенства одного ангела, вынудив ее нелицеприятно ругаться и подружиться с пакостными демонами. Эта история объединения сил тьмы и света с одной целью - предотвратить гибель ведьмы, но та как назло то на Бога Смерти случайно накричит, то наживет себе одного могущественного врага, то к драконам нагрянет, то сильно повздорит с местной инквизицией....



Золото и Пламя




Глава первая. Похищение

Глава вторая. Начало

Глава третья. Отчаянье

Глава четвертая. Надежда

Глава пятая. Встреча

Глава шестая. Дар

Глава седьмая. Неизвестность

Глава восьмая. Путь

Глава девятая. Охота

Глава десятая. Предложение

Глава одиннадцатая. Перерождение

Глава двенадцатая. Неизбежное

Глава тринадцатая. Решение

Глава четырнадцатая. Знакомство

Глава пятнадцатая. Свобода

Глава шестнадцатая. Смерть

Глава семнадцатая. Горы

Глава восемнадцатая. Выбор

Глава девятнадцатая. Правда

Глава двадцатая. Стая

Эпилог


Глава первая. Похищение


Никогда не идите на странный шум.... Возможно источник Вам не понравится,
а Вы ему еще больше.......



13 лет назад - это была могущественная сторожевая крепость. Защищенная с трех сторон высокими отвесными скалами, ее башни черными шпилями касались самого небо. В центре Черной Крепости возвышалась грозная и непреступная башня, последнее убежище стражей. Внизу этой башни за утолщёнными стенами были склады провизии, родник, оружейные и жилые комнаты. Под самой крышей располагались комнаты дозорных и главная сигнальная труба. Но никто и никогда так и не смог даже приблизиться к главной башне. Ее и небольшой дворик, раскинувшийся у ее самого подножья, защищали высокие внутренние стены. А за ними располагался внутренний двор с конюшнями и складами, с подъемами на внешние стены, что цепочкой связывали остальные внешние башни. Величественный бастион выдерживал не один натиск ветров, воды и врагов. С моря Черную Крепость невозможно было атаковать, так как у подножья бурлила вода, разбивая корабли о многочисленные выступы и скалы, а бойницы и огнестрельные баллисты наводили ужас на рискнувших приблизиться. К Крепости можно было подойти лишь с земли, по извилистой узкой тропе, которая прекрасно простреливалась со стены и двух башен, и вела к высоким кованным двойным воротам, по обеим сторонам которых располагались бойницы для лучников. Ни кто и ни что не могло сломить ни стены Крепости, ни дух тех, кто в ней служил. Самые высокие восточная и западная башни позволяли увидеть в дали приближение вражеских судов или шторма и армии, отважившиеся на штурм цитадели. Ничто не могло укрыться от дозорных в башнях. Служить в Черной Крепости и охранять остров - было честью.
У подножья скалы на берегу располагались рыбацкие поселения. Будучи уверенными в своей безопасности, рыбаки выходили в море за уловом, который поставляли по всему острову, выменивая за него зерно, одежду, веревки и сети.... Но однажды все изменилось.......
Западная часть острова, на которой располагалась Крепость, была самая приближенная к Великой Буре. Никто не знает что внутри Бури. Знают только одно - выходить в море и приближаться к Великой Буре - верная Смерть. Непроглядная Тьма Бури скрывает горизонт, там нет солнца, нет звезд. Там нет ничего живого, только вода и ветер ..... Корабли, попадавшие в Бурю, пропадали. Изредка на берег выбрасывало их обломки. Но Буря властвовала лишь над морем, и никогда не выходила на сушу. Так думали 13 лет назад....
Однажды дозорные заметили, что Буря на удивление близко подошла к острову. С западной башни утром раздался тревожный сигнал, предвещающий приближение Бури. Буря иногда приближалась к острову, но в этот раз она подошла слишком близко... Во время запретов рыбаки оставались с семьями, некоторые отправлялись вглубь острова в соседние поселения для торговли. Наступала ночь, стада возвращались с пастьбы, женщины готовили ужин, а детвора, прощаясь, расходилась по домам. Все шло как обычно. Но когда небо окончательно стемнело, а люди завершали свои ежедневные дела, вновь раздался сигнал тревоги с башни. Трубы предупреждали о приближающейся опасности, но было слишком поздно. Великая Буря молниеносно подошла вплотную к острову, стремительно окутывая прибрежную часть серым туманом. Торговцы и рыбаки, что покинули свои дома утром, услышали сигнал тревоги, увидели, как небо заволокло тяжелыми тучами, и начался пронизывающий ледяной дождь. Они видели, как их соседи выскакивали из домов. Как порывы ветра срывали с домов крыши, унося их ввысь, потоки воды уносили жителей в море. И все заволакивало серой непроглядной пеленой..... Людям мерещилось, что из Бури вышла дюжина черных кораблей, но никто точно не был уверен - корабли ли это были или туман. Волны врезались черным гребнем в стены Крепости, но никак не могли достичь ее башен, никак не могли сокрушить древнюю кладку. Они лишь врезались в стены и неизбежно отступали. Так пришла Буря на остров.
Море злилось и пенилось у подножья скалы, собирая новые силы для удара. И тогда, словно слепящее серебро, молния прочертила линию на черном полотне неба, а гром был такой, что многим показалось, будто бы обрушилось само небо! Но стоило молнии погаснуть, как волны врезались в скалу, достигая ее вершины. Они обрушили камень вместе с частью Черной Крепости. А дальше от кораблей-призраков пополз густой серый туман, укутавший оставшиеся прибрежные дома и Крепость непроглядной завесой.... И наступила тишина.... А потом......
- Бабушка, ты нам рассказываешь эту историю каждый год! - Воскликнула Лизи, обижено надувая губки. Действительно, эту историю знала вся семья, так же как и любая другая семья на острове, но выражать недовольство умудрялась только Лизи. Она, как и все мои браться с сестрами была похожа на маму. Со светлыми пшеничными волосами, выразительными карими глазами, добрым характером, но упертым нравом. Будучи младшей девочкой в семье, она всегда была окружена вниманием, и ее, откровенно говоря, баловали. Вот и теперь она надувала губы и морщила нос, всем своим видом показывая, что ей эта история уже надоела.
- Да, но скоро День памяти падения Черной Крепости. Люди со всего острова будут приносить дары Великой Буре, прося ее о пощаде, и воздавать дань памяти погибшим в ту ночь, среди которых был и брат вашего отца. - Ответила бабушка, ласково улыбаясь. Отчего Лизи тут же забыла причину своей сердитости и стала оживленно оглядываться по сторонам.
Бабушка усмехнулась. Ее седые волосы были собраны в длинную, аккуратную косу, а лицо, покрытое многочисленными морщинами, излучало тепло и радость. В ее глазах молодо блестели озорные огоньки, словно она была такая же молодая, как и Лизи, и тоже не могла долго сидеть на месте. Лишь старческое тело не позволяло ей так же елозить и то и дело вскакивать со скамьи. Мы с братьями и сестрами часто бегали к бабушке кто по поручению родителей, кто поживиться чем-нибудь вкусным, и она всегда была нам рада, у нее всегда были припасены сладкие пироги и ягоды. Бабушка относилась к полевым ведам, знала практически все травы, деревья и ягоды, делала настой, обереги и могла накладывать или снимать проклятья, хорошо понимала поведение животных. Говорят, ее на остров сослал Князь в наказание, другие говорят, что они поехала вслед за мужем, который должен был служить в Крепости. Бабушка никогда нам не рассказывала, как она попала на остров, а деда мы не застали. Зато мы хорошо знали кто такие полевые веды.
Полевые веды - немногочисленный народ славящийся умением изготавливать настойки, лечить недуги, делать припарки, облегчать чужую боль. У них слабая магия необходимая для врачевания, накладывания или снимания проклятий, заговоров. Вообще на острове было три веды. Они пришли в помощь людям. К ведам люди идут за лечением, советом, а когда и просто выговориться, и последние, как говорит бабушка, лечит лучше всех настоев и трав. Даже старосты поселений ходят к ним за советом, а рыбаки за приметами. На материке вед не любят, ведь они входят в число ведьм. Бабушка рассказывала, что ведьмы бывают разные полевые, лесные, озерные - эти ведьмы живут в мире с людьми и животными, помогают и лечат, оберегают природу и всех ее обитателей, равно как и человека. Бывают колдуны и колдуньи. Они обучаются в специальных школах или у наставников и служат в крупных поселениях или при замке Князя. Бывают ведьмы болотные и с сильным Даром или как их по-другому называют "отчужденные" - эти ведьмы опасные. Они насылают мор, выжигают поселения, губят скот и пашни, отпугивают дичь из лесов, воруют людей. На этих ведьм идет постоянная охота инквизиторов. А есть еще горные ведьмы. Они самые сильные, живут высоко в горах, управляют снегами и ветрами. Их, как говорят, опасается даже Князь. Но они не спускаются с гор, и не любят чужаков. Инквизиция и монахи не один раз пытались проникнуть в горы к ведьмам, но оттуда мало кто возвращался, а кто и возвращался - редко мог вообще говорить...
- В День Памяти наши семьи соберутся вместе, приедут семьи из других поселений, это неплохой шанс найти мужа. - Старушка выразительно посмотрела на меня и улыбнулась.
За этим мы и едем в Бродвиг. За дарами и тканями. Бродвиг - крупнейшее поселение на острове. Дома выросли вокруг восточного порта соединяющего остров с материком. Здесь протекает вся торговая жизнь острова, точнее единственная. Здесь торговцы выменивают красный жемчуг, который водится только с северной стороны острова или раковины, водоросли и прочие дары моря на украшения, утварь из дерева, зерно, ткани. На острове мало что растет, травы хватает на небольшие стада коз, а деревья почти не встречаются. Здесь постоянно дует ветер, который, приносит влагу и соль. Поэтому островитяне носят грубую плотную одежду, способную выдерживать капризы погоды. Но эта одежда в основном серая или черная. Впечатлить будущего супруга в такой одежде нелегко. А еще так оценивают обеспеченность семьи. Способна ли семья позволить себе более тонкую и редкую ткань. Отец с братьями занимается добычей жемчуга, а так же браконьерством черногрудых орланов, поэтому мы могли позволить всей семье купить ткань перед праздником и зерно в дар Буре.
Черногрудые орланы на лето прилетают на северные скалы на острове, создают пары и выводят потомство. Вот на потомство и идет охота. Вылупившихся орланов выкрадывают с гнезда и продают на материк. Но достать их не так просто. Орланы выбирают отвесные скалы, селятся стаями и способны сбить человека или других крупных хищников со скалы, просто обрушившись сверху. Орланы не промахиваются и из-за своей скорости почти не заметны, необычайно дальнозорки и очень сильны. Поэтому их так ценят как охотников. Но браконьерство орланов жестоко наказывается на материке, да и сами птицы предпочитают селиться на острове, где вдоволь еды и более защищенные скалы.
- Посмотрите, какая прелесть! - Взвизгнула Лизи, глядя на телегу, доверху наполненную свертками разноцветных тканей тончайшей работы. Лизи до замужества еще лет пять или семь, но каждый год в День Памяти она умудряется уговорить родителей купить ей ткань на платье.
Я же смотрела на пестреющую телегу хмуро. Дело в том, что четвертый год подряд мои родные норовят выдать меня замуж. В первый год меня нарядили в ярко синее платье, туго завязали шнуровку, накрасили лицо и воткнули в волосы железные шпильки с разноцветными железными цветочками и сказали, что все женихи будут мои.....
Мама, глядя на меня всплакнула, а я даже поверила родным, что выгляжу чудесно. Но потом меня подвели к зеркалу. Может быть, я не сильно понимаю в платьях, то это было просто ужасно! Платье шили не по мне, а по сестре, которая ниже меня сантиметров на пять и шире (ведь она в ту пору была беременная). Платье висело мешком. Но данную проблему решили просто - затянули шнуровку потуже, отчего платье пошло складкой по всему телу и эта же шнуровка забрала сантиметров пять-шесть длинны платья. В итоге подол прикрывал лишь часть щиколотки, открывая мои старые, потертые видавшие виды черные сапоги. Как мне сказали: "надо было ткань самой выбирать вместе с обувью, а не бегать по Бродвигу. И надо было дома находиться, когда платье шили!". Ну да, я единственная из сестер помогаю бабушке собирать травы, да и за водорослями сестры тоже не ныряют. Их вовсе из двора не выгонишь. Вообще в доме, кроме меня и Лизи, уже не должно было никого остаться из девочек. Мы были самыми младшими и единственными не замужними. Но некоторые старшие сестры хоть и были замужем, но жили вместе с мужьями в нашем доме. Мама была только рада не отпускать дочерей из дома, а отец радовался прибавлению мужской части, которая способна выходить на промысел. Так повелось, что все мужья сестер стали для родителей родными и ко всем относились как к сыновьям. У нас всегда были рады всем. Чего порой нельзя было сказать о других семьях....
Второй мой ужас был связан с красным поясом. Это выбирала Лизи по совету тетушки Арни. Тетушка Арни - младшая сестра мамы и жена торговца. Она приезжала к нам в гости каждый год перед Днем Памяти и объявляла о последней моде с материка. Так вот, в тот год было модно носить красные широкие атласные пояса. Даже свита Князя их носила, поэтому я просто обязана была его надеть. А еще этот дурацкий макияж. Синие тени в тон платья и красная помада в тон пояса (опять тетушка Арни). Такое ночью увидишь - не проснешься. И завершали "образ" облезшие железные шпильки, торчавшие из моих мышиного цвета волос в разные стороны. Шпильки с цветочками символизировали чистоту и невинность девушки, поэтому их делали массивными, что б родители жениха уж точно рассмотрели.
Вся родня в тот день была уверена, что выберут жениха, и весной сыграем свадьбу. Но вот мне не было особо радостно. Я не представляла себе жизни в другой семье, а если меня вообще увезут в другое поселение? И кто будет помогать отцу, добывать водоросли? А бабушке травы собирать? Я только начала перенимать от бабушки знания о травах. Вряд ли будущая семья одобрит мой интерес к миру вед.
Мне стали интересны настои после того как бабушка брата вылечила. Мы всегда знали, что бабушкины отвары любую хворь снимут, но как она справилась с смертельными ранами - видели впервые. Как-то летом братья с отцом орланов высмотрели и, дождавшись пока взрослые птицы на охоту отправятся, полезли на скалы за птенцами. Орлан обрушился сверху, его удара хватило, что бы сбить моего взрослого крепкого брата со скалы. Его отец удержал, ведь они всегда парами достают птенцов - один достает, второй высматривает орланов и страхует веревкой. Брат сильно ударился о скалы, когда отец его держал, а потом веревка порвалась. Хоть и не высоко было, но падение на скалы оставило мало шансов на выживание. Бабушка всю ночь тогда с ним просидела, что-то шептала, что-то давала пить, чем - то мазала. А утром она вышла с комнаты и объявила, что угрозы его жизни больше нет.
За ту ночь она постарела, седины в волосах прибавилось, и глаза не блестели как обычно. Уходила она, пошатываясь, с опущенными плечами. Отец увез ее тогда, заверив нас, что все в порядке. Но было видно, что бабушка еле стоит на ногах, и она очень измучена. Меня вечером к ней не пустили, сказали, что спит. На следующее утро я уговорила маму отпустить меня к бабушке. Я принесла ей обед, но она еще спала, проснулась она лишь к вечеру. Но не разговаривала, и выглядела очень уставшей. Лишь съела обед, и отправила меня домой. С тех пор я и начала к ней ходить каждый день, спрашивать про жизнь вед, про травы, про настойки и отвары. Теперь весь это могло прекратиться из-за сватовства. Да еще и выбора то у меня особо не было. Нет, я конечно не против замужества, но с человеком, который будет хотя бы нравиться, ну или я хотя бы его буду знать, хотя бы минут пять.....
В тот день, после практически целого дня проведенного в дороге, меня буквально тащила тетушка Арни к центральной площади небольшого наполовину уцелевшего после прихода Бури поселения, откуда начиналось шествие к морю с дарами. Притащила, и выпихнула вперед (по традиции девушки, которые были на выданье стояли отдельно впереди всех, в это время женихи со своими семьями выбирали себе будущую невесту). Так же поступали практически все. В итоге я оказалась окружена точно такими же "выпихнутыми" девушками. Кто был смущен, кто счастлив, некоторые уже начали выбирать себе женихов побогаче, кидали в их стороны томные взгляды и улыбки и даже махали рукой. Я чувствовала себя гадко, на нас смотрели и отбирали, как коз для стада. Девушки вообще были лишены права выбора, а семья жениха могла заставить отказаться от той или иной девушки только, по тому, что маме жениха не понравился цвет платья будущей невесты. Я зло схватила свой мешок с даром, и направилась к морю. Один вечер мог перевернуть мою жизнь. И я бессильна. Если меня выберет жених - то быть свадьбе. Если меня выберет семья жениха - то быть свадьбе. День плавно перетекал в вечер, вечер в ночь. На воде и пляже зажгли огни, в воздух отправили фонарики. По традиции фонарики отправляли для тех, кто потерялся в море, чтоб они могли вернуться домой. Люди приносили дары Буре, сгружали их на плоты, в центре которого был сложен высокий костер, его поджигали, и плот отправляли в море. Девушки и парни хвастались уже во всю перед семьями своим выбором, а я бродила в одиночестве по краю пляжа, подальше от общей массы людей. Бездействие и бессилие меня сильно раздражало. Уже ближе к полуночи, ко мне таки подошел какой-то парень, выпятил живот вперед, показывая серебряную вышивку на жилетке.
- Привет. - Сказал он. - Меня Рандер зовут.
- Риа. - Кисло ответила я, ну и что теперь мне с ним делать? Я в упор смотрела на него в надежде, что он рассмотрит макияж и с воплями убежит подальше. Но он не бежал никуда, как увалень только стоял и растеряно моргал глазами.
- Эм... Я - сын рыбака. - Парень переминался с ноги на ногу. Я удивленно подняла бровь. Тут почти все дети рыбаков. Дети торговцев в основном выбирают пары на материке в более богатых семьях. - Моя семья сказала, что ты хорошая девушка..... - Нет, ну так откровенно говорить, что ему все равно кто будет его женой некрасиво как минимум. Я, между прочим, тоже восторга от его присутствия не испытываю. Он - то еще может от меня отказаться, если он имеет свое мнение и достаточно силен, что бы спорить с семьей, но это редкие случаи.
Насколько я помню, отказ от девушки, выбранной семьей, становился новостью и скандалом на весь остров. Так было с моими родителями. Отец три года вообще отказывался выбрать спутницу, а потом выбрал маму. Мамина семья не была рыбаками, родителей она потеряла, когда была маленькой, и ее с сестрами и братьями воспитывала бабушка. Они жили не богато, и не могли позволить себе купить кусок дорогой ткани. Ведь веды мало когда принимали деньги за свои услуги. Отец впервые увидел маму, когда она принесла пряжу на продажу в их дом. Мама с девства научилась вязать и прясть, но на этом сильно не заработаешь, да еще когда в семье маленькие дети. Мама была самой старшим ребенком в семье, поэтому забота о младших полностью легла на ее детские плечи. Пряжу она меняла на рыбу и водоросли, потому что некому было добывать пропитание из моря. Отцу она сильно понравилась, но она не доросла до замужества. Три года он ругался со своей семьей, не говоря о своих намереньях. А перед последним праздником зимы он спросил у мамы, пойдет ли она за него замуж. Мама тогда расплакалась и сказала, что это невозможно - он рыбак с обеспеченной семьи, которая никогда не примет сироту в свой дом, да еще и с маленькими братьями и сестрой. Она убежала в слезах. Но на следующий день отец целенаправленно шел за мамой. А потом забрал ее, даже не посоветовавшись с родителями. Его мама тогда сильно ругалась, грозилась выгнать его с дома, но отец был тверд. Они обвенчались раньше, чем была назначена дата свадьбы. Его мама пыталась всячески разрушить их связь и отодвинуть дату свадьбы. Мама и папа отправились к бабушке за советом, а та уговорила старосту и местного монаха обвенчать их. Спустя полтора месяца после зимних праздников мама и папа тайно обвенчались в старом Храме, единственном на острове, где не требовалось семей на обручение. Храм был давно заброшен, никто даже не помнил, кому он посвящен, но, как и в былые времена в нем остался удивительный по своей красоте алтарь, окруженный вечнозелеными растениями, даже зимой около алтаря было тепло, и по легенде к этому алтарю не могли подойти ни веды, ни маги, ни ведьмы. После этого папа в дом привел уже свою жену. Его мама долго плакала, но смирилась с выбором сына. Спустя полгода отец с семьей построил отдельный дом, куда они и переехали, а мама уже была беременна братом, и вязала одежду первенцу из покупной пряжи.
Но это был не тут случай. Парень передо мной вообще не понимал, что он тут делает, но спорить с семьей не рискнул. Молчанье тяжелой тучей висело в воздухе. О чем поговорить ни я, ни парень не знали. Вот так и стояли, отправляя взгляды мольбы своим семьям.
- Знаешь, а у меня есть для тебя подарок..... - Сказал он, и полез в карман. Подарок в День Памяти избраннице? Парень видать готовился. Даже стало интересно, что он приготовил. Я подалась вперед, что бы рассмотреть, что он вытаскивает из кармана. Моему разочарованию не было предела. На ладони парня лежали голубые водоросли. Голубыми их называли только по тому, что они усиливали цвет воды и выделялись насыщенно голубым цветом. На самом деле на суше они были прозрачными. Водились они на мелководье, насобирать их могли даже дети, чем и радовали своих матерей. Но голубые водоросли не только теряли свою красоту на суше, еще были абсолютно бесполезны. В еду, они не годны потому, что состояли только из тонких стенок наполненных водой, были не достаточно крепки, что бы использовать их в хозяйстве, и самое ужасное было то, что через пару часов они начнут вонять на весь дом, а то и улицу. Мой спутник, не смотря на меня, продолжил:
- Я иногда вечером хожу на пляж, смотрю на закат, ну и собираю водоросли - это успокаивает и помогает отвлечься от пастьбы. - От удивления я открыла рот. Он не рыбак, он - пастух.
Нет, ну что за вечер? Сначала он честно признался, что не в восторге от меня, потом умудрился подарить абсолютно бесполезный "подарок", а теперь выясняется что он еще и пастух! На острове промыслом занимаются все мужское население и даже не редко женское. На земле остаются только маленькие дети, некоторые женщины и старики. Он был в том возрасте, когда парни уже выходят на промысел самостоятельно и обеспечивают семью. Из-за скудной растительности стада были не крупные, и справиться с ними могли дети и старики, или слабые мужчины, которых к морю даже не подпускают. Одним стадом невозможно прокормить семью, это все знают. Именно поэтому в семьях ценят мальчиков, которые займутся промыслом. Именно поэтому мнение жениха куда более ценное, чем мнение невесты. Семья этого горе ухажера, по-видимому, занимается и промыслом и браконьерством, но они не будут содержать семью собственного сына, а он не способен сам прокормить свою семью. Такого жениха моя семья не примет. Отец не примет. Я на это очень сильно надеюсь. Но тетушка Арни будет очень даже "за". Не проходит и года когда она не учувствует в свадьбах, и умудряется даже при выборе невест ругаться с родителями, доказывая, что она лучше знает, что нужно братьям. У нас не было ни года, что б кто - то отказался от свадьбы. Надо как то избавиться от жениха, прежде чем в него вцепиться тетушка. Парень стоял и рассказывал о красоте заката, о стадах, о том какие красивые виды открываются с возвышенностей острова и о том, что он покажет мне всю красоту острова...... А я стояла и думала, как от него избавиться. Отказать я ему не могу, может только семья, но тетушка Анри не успокоиться, не выдав меня замуж сегодня. Значит надо придумать, что-то, что точно не потерпит семья. Он не рыбак, и, скорее всего, просто биться открытой воды, иначе смог бы выудить более ценный подарок. Если моя семья узнает это до знакомства, то тетушке не удастся меня выдать замуж. С другой стороны если я избавлюсь от него сейчас, то прицепиться какой-нибудь другой жених. Значит надо избавляться от него после речи старосты. Надо показать моей семье, что он не рыбак, а это возможно только на воде. Надо столкнуть его в воду, но там где не сильно глубоко, а то еще утонет. Но как заманить его на воду?
Я оглянулась вокруг и увидела причал. Точно! У причала есть плотики, с которых запускают фонарики в воздух и костры по воде и с дарами. Дальние плотики находятся там, где уже глубоко, а вот ближние.... В День Памяти парочки используют плотики для общения, что бы поближе узнать друг друга. Сейчас там нет ни одного свободного, а вот после речи старосты, парочки пойдут представлять своих избранников семьям. Тогда и мы спустимся к воде.
- У тебя красивая улыбка. - Прервал мои мысли спутник. - Ты улыбаешься, словно светишься.
- Да, улыбка - единственное, что мне досталось от мамы. - Ответила я с неохотой. Знал бы ты, отчего я улыбаюсь, бежал бы к семье отказываться от меня.
Но, увы, он не знал. Стоял и продолжал рассказывать об уловах своей семьи. Ну, вот явно преувеличивает...... Весь остаток вечера мы проходили по пляжу, подальше от моих родных. Хотя тетушка Арни уже очень активно махала руками, приглашая показать избранника. Я старательно делала вид, что не замечаю, и уводила жениха подальше. Раздался сигнал трубы, возвещая о том, что наступила полночь, по рассказам туман отступил от Крепости ровно в полночь, но все еще оставался на прибрежной территории до самого утра. На помост взошел староста, произнес традиционную речь о Великой Буре, о храбрости павших воинах, о погибших людях, о том что, несмотря на все невзгоды, люди живы, о том, что началась новая жизнь, что после долгой зимы придет тепло и весна, а вместе с ней невесты станут женами, влюбленные будут связаны узами брака и весь остров будет радоваться весенним праздникам.
В толпе я глазами нашла своих родных. Отец стоял серее тучи, мама тихонько плакала, а вот тетушка Арни просто светилась радостью. Рано радуетесь тетушка! Она уже в деталях представила свадьбу, цвет платья, венок на голове, ленту, связывающую двоих влюбленных .......
После речи старосты, моя семья попыталась подойти, но толпа расходившихся воодушевленных островитян не позволила. Зато я без препятствий, под возмущенный взгляд тетушки потащила "жениха" в сторону причала.
- Эмм,... а куда мы идем? - Спросил горе - жених. "Топиться" - мысленно ответила я. Что там тетушка говорила про романтику и про то, что стоит лишь похлопать глазками, как мужчины сдаются? Правда мое "хлопанье" она называла нервным параличом, но сейчас надо постараться.
- Такой дивный вечер, не хочется уходить. Я когда была маленькой, всегда мечтала посидеть на плотике на воде, полюбоваться ночным небом с фонариками с будущим супругом. - Я со всей силы тянула его к воде. Моему спутнику ничего не оставалось, и он обреченно побрел сам следом. Выбрав плотик примерно на середине причала, я жестом пригласила его спуститься вниз по веревочной лестнице. Особенность плотиков была в том, что они рассчитаны на одного человека, который зажигает костры и фонарики, а вдвоем на них достаточно трудно удержаться, поэтому парочкам приходиться сидеть почти в обнимку (что несказанно радует последних). А еще они очень не устойчивые, одно неверное движение, и те, кто не успел уцепиться за лестницу, улетали в воду. Парень на дрожащих ногах спустился на плотик, и до побелевших костяшек вцепился в веревку. Я вежливо попросил отойти от лесенки, что бы освободить мне место для спуска. Парень побледнел, но все же просьбу выполнил. Когда он отошел на противоположный край, я с удовольствием спрыгнула, ухватившись при этом за лесенку, чтобы не упасть. Мои надежды оправдались - горе жених пошатнулся, и начал заваливаться на спину, бешено махая руками в надежде ухватиться хоть за что-нибудь. Но ухватиться было не за что, и мой спутник плюхнулся в воду, издавая при этом крик толи раненого быка, толи потерявшегося кита. Он изо всех сил барахтался в воде и вопил о помощи, а я уже сидела на плотике от души хохотала.
На его крик прибежали все, кто оставался на пляже, в том числе его и моя семья. Его мама, увидав чадо, барахтается в воде, завизжала громче сына, подтверждая всем присутствующим мои мысли, что плавать он таки не умеет. Мужчины это тоже поняли, и кинулись спасать утопающего. Всей толпой с криками и воплями. Кто бежал по причалу и прыгал с него в воду, кто кинулся с пляжа сразу в воду, женщины кричали и подгоняли мужчин..... Когда первый спасающий с причала оказался около парня, народ замер и притих. Дело в том, что выбранный плотик, хоть и находился на глубине, но здесь вода могла достать парню максимум до губ, а как оказалось так вообще до подбородка, но он был слишком занят криками о помощи, что бы это заметить. Мужчины остановились разом. Мокрые и злые в дорогих одеждах, испорченных сапогах и жилетках. "Утопающий" судя по всему пожалел, что не утонул, вздохнул, и в сопровождении спасителей обреченно поплелся к берегу. И вместе со своей семьей удалился с пляжа, ни разу не обернувшись на меня. Я сидела на плотике, утирая слезы смеха, и наблюдала за удаляющейся процессией. На причал меня вытянул, в буквальном смысле, отец, просто ухватив за руку, поднял как куклу и поставил перед собой. Лицо его было сурово, но в глазах плясали смешинки. Я поняла по взгляду отца - никакая тетя Арни не заставит меня выйти замуж за этого горе жениха. Так уже решил отец. Он обнял меня, и увел с пляжа, ни сказав никому, ни слова. Так провалилась первая попытка моих родных выдать меня замуж.
Весь следующий год моя родня охала и ахала по поводу неудачного стечения обстоятельств. Они искренне подбадривали меня и обещали, что уж в этом-то году я точно выйду замуж. И этим планам почти было суждено сбыться. За год я научилась делать мази и настои, неплохо разбиралась в травах и даже начала под наблюдением бабушки лечить порезы или не тяжелые болезни. Я целыми днями помогала маме по хозяйству, ныряла за водорослями, а когда выдавалось свободное время, бежала к бабушке училась, делала настои и заготавливала травы. Порой я днями не появлялась дома, и бабушка буквально выгоняла меня из своего дома. Но год пролетел очень быстро, и мы опять отправились в Бродвиг, опять выбирали ткани, и опять к нам приехала тетушка Арни. На этот раз платье шили по мне, от шпилек я отказалась, так же как и от косметики, чем вызвала недовольство тетушки. И снова это позор на площади и опять дары Буре. И опять жених. На этот раз рыбак. Первое знакомство с его и моими родителями. Его отец очень суровый человек и успешный рыбак. Мама жениха боялась собственного мужа и вздрагивала каждый раз, когда он к ней обращался или что-то громко произносил. Я видела это, отец тоже, отчего хмурился все больше с каждым приездом семьи жениха. Все шло к свадьбе, семьи обговаривали мое приданное, и то, что даст семья жениха за меня, уже даже примерно обговорили, когда будем венчаться. С меня сняли все домашние обязанности, что не сильно меня радовало. Отец ходил хмурый, а мама частенько пускала слезу, говоря, какая я стала совсем взрослая. В общем радости было мало.
Как то вечером, отец объявил о том, что венчаться мы будем не в родном поселении, а у жениха, я ушла к бабушке. Я понимала, что уже ничего изменить нельзя, но расстраиваться на глазах родных не хотелось. Бабушка с вечера ушла собирать лунную траву, которую она не один год выращивала, и особо ценны были ее листья. Эта трава снимала почти все недуги, но собирать ее нужно осторожно, только под полной луной последнего месяца, перед тем как наступят холода, а землю укроет снегом, иначе от обычного сена пользы больше. Бабушка ушла с вечера, а я, наплакавшись, принялась делать настой от солей в суставах. Солевая болезнь терзала практически все население острова, порой даже проявлялась у новорожденных детей. Настой снимал боль и отеки суставов, поэтому потребность в нем была всегда. Бабушка вернулась уже за полночь, уставшая и довольная. Полная корзинка лунной травы была у нее в руках. Когда бабушка вошла в дом она уже почуяла, что настойку я испортила.
- Что же ты травы переводишь? - Спросила она меня с порога.- Кто ж Огницу то в настойку добавляет? Так и аллергический зуд можно вызвать с язвами. Такая настойка больше вреда принесет, чем пользы.
Я стояла и удивленно смотрела на бабушку, а потом посмотрела на котелок и стол рядом. На столе была мелко порезанная Огница, а настой приобрел красный оттенок. Я устало села на стул. Совсем эта свадьба меня мне думать не дает. Невольно слезы навернулись на глаза.
- Да не расстраивайся ты так. - Сказала ласково бабушка. - Настоем будем раны и язвы прижигать, да и порезы, трав еще много. Пойду, поищу, чем твое горе подсластить можно.
Бабушка направилась на кухню за чаем, а я сидела и смотрела на котелок. Настойка на Огнице хорошо прижигает раны, при всяких кожных болячках, которые можно именно прижигать, что бы не дать пойти заражению по крови, но слишком большая доза настойки может вызывать зуд и язвы, а их боится весь остров. Из-за постоянной соли малейшее воспаление на коже или заражение крови может привести к необратимым последствиям. Раны плохо затягиваются, а от язв люди не редко и умирали. Чаще всего на острове гибнут от заражения крови, которое получить можно где угодно - порезать ногу камнем, или в море кто-то укусит, или на суше. Все одно заражение крови практически вылечить не возможно - человек покрывается пятнами, язвами и волдырями. Как раз именно то, что может вызвать Огница даже в маленьких дозах, и уж тем более, если ее принять вовнутрь. И самое главное - чаще всего больных закрывают дома и отпаивают настоями. Лечатся больные, по меньшей мере, полгода - год без права даже купаться летом в море. А это хороший шанс избавиться от настырного жениха.
Я схватила ближайшую склянку, до краев наполнила ее настоем и сунула в карман. Как раз вошла бабушка с чаем и пирогом. На следующий день мне удалось уговорить отца пригласить семью жениха в гости. Отец сначала отказывался, но потом все же согласился. Через неделю они приехали в гости, мы с мамой накрывали на стол, мужчины обсуждали последние уловы, а женщины дела по хозяйству. Я в тот вечер была приветливая и улыбалась чаще, чем обычно. Отец жениха одобрительно кивал, а вот мой хмурился. Я вызвалась налить чай гостям, пока мама раскладывала пироги. По традиции чай наливается в первую очередь самым старшим, потом мужчинам, женщинам, детям и только после этого тот, кто наливает чай, может налить себе. Закончив с чаем. Я села рядом с женихом, и потянулась за пирогом, специально поставленным подальше, что бы пришлось тянуться через кружку жениха. Я зацепила ее и опрокинула, разлив почти половину содержимого.
Я извинилась за свою неуклюжесть, выслушала от отца жениха, что подобные выходки у них в семье не принимаются, и как бы в наказания пошла на кухню за чаем, налила я специально чая ровно на одну кружку и влила в чайник несколько ложек настоя, добавив еще и сладкой настойки, что бы перебить привкус Огницы. После чего вернулась и, поставив новую кружку перед женихом, наполнила ее. Вечер проходил дальше без инцидентов, и, закончив трапезу, семья жениха уехала домой. Я почти всю ночь молилась Богам о помощи.
Через три дня приехал отец жениха и объявил о болезни сына и, что его теперь лекари из дома год или даже два из дома не выпустят, и вообще, не известно сможет ли он после болезни в море выходить. Я удивилась, почему так долго?
- Так у него бурно покраснения проявляться стали. Лекари даже опасались за его жизнь, так быстро болезнь проявлялась, вот два дня Богам молились, лекари настоями поили, вроде перестала распространяться, да только одно, дома он лежит, никуда не выходит, чешется весь. - Отец жениха грустнел с каждым словом, мне его стало жалко, но все же когда зуд пройдет, жених сможет выходить в море, пусть даже через год. От рассказа отца жениха мне было не по себе, может, стоило ему меньше влить? Отец жениха принес извинения моей семье, и помолвка была разорвана. Я думала, никто не заподозрит меня в болезни. Но оказывается, отец посоветовал обратиться к бабушке за помощью, и даже сам ее свозил к ним. Бабушка определила источник зуда больного сразу, лихо сняла все покраснение, дала настои на будущее, и посоветовала поберечь желудок, но выдавать меня больному не стала, а вот отцу рассказала. Отец ругался тогда долго, а потом, подмигнув, сказал, что ему жених сам не нравился. Больше из семьи никто этого не узнал. Я была свободна до следующего Дня Памяти.
На следующий год жениха мне удалось спровадить буквально через неделю после Дня Памяти. Все той же настойкой, но уже в меньшем количестве и в пироге, а еще я добавила в настойку несколько трав, и зуд был теперь вполне терпимый, и желудок не так сильно страдал, но и болезнь теперь протекала дольше. Отец, узнав о женихе, лишь тяжело вздохнул, бросил на меня хмурый взгляд и отправился на рыбалку. А вот бабушка настойку нашла и забрала. В наказание даже почти месяц не подпускала к травам.
И вот теперь опять Бродвиг и впереди День Памяти, а значит, будет и очередной жених. Бабушка сидела напротив и хитро улыбалась, она порой точно знала, о чем я думаю. Вот и сейчас она наклонилась ко мне, и тихо спросила:
- Ну что как в этом году выкручиваться будешь?
Ответа у меня не было, я лишь пожала плечами. Теперь, когда и отец, и бабушка знают, что все злополучья с женихами - это моя работа, они будут следить за мной, да и по острову поползли слухи, что я невезучая. Если еще и в этом году с женихом что - то случиться вообще без мужа останусь. До Дня Памяти оставалось еще чуть больше месяца, а значит, подумать время есть. Мы въехали в Бродвиг. Лизи воодушевленно щебетала у мамы на коленях, о том какое она платье хочет в этом году. Мама в ответ ласково улыбалась.
- Ри, а какое ты хочешь платье? - Спросила мама. - В этом году мы непременно найдем тебе жениха.
Вся женская половина нашей семьи закивала головами в знак согласия. Да, мои родственники явно не успокоятся и не предоставят мне самой выбор жениха. Что ж на примете никого нет, а значит, придется отбиваться еще один год, но в этот раз изворотливее. Я хмуро оглядывалась вокруг. Люди как с ума сошли. Мужчины сновали туда - сюда для приобретения необходимых товаров, а женщины бегали от лавки к лавке в поисках самой изысканной ткани, обуви, косметики и украшений. Наша телега повернула на узкую улочку, ведущую в северную часть Бродвига. Даже здесь в стороне от главной базарной площади кипела жизнь - бегали взмыленные посыльные, телеги тянулись в нескончаемом потоке к базарной площади, трактирщики не успевали пополнять припасы вина и еды.
Наша семья в этот раз привезла четыре телеги с различным уловом, одну с орланами и в последней ехали женщины. По дороге встречались знакомые и дальние родственники с других поселений. Наша телега остановилась на повороте к базарной площади.
- Все, дальше сами идите, на телегах не проедем. - Сказал отец, помогая спуститься бабушке. - Мы оставим телеги и лошадей в "Морском шуме", продадим товар, а вы пока погуляйте. - Он отсыпал каждой из дочерей золота. Даже мои взрослые сестры каждый год получали от отца небольшие, но деньги что бы себе купить что-то нужное. - Это вам на безделушки. Собираемся к обеду в трактире и оттуда домой. Не опаздывать.
Отец поцеловал маму, и с братьями и мужьями сестер отправился в сторону трактира. "Морской Шум" - трактир, который держит двоюродный брат отца. Мы всегда здесь останавливаемся, если приезжаем в Бродвиг. Здесь отец оставляет лошадей и телеги, пока выменивает орланов и улов за дары и необходимую утварь. Потом, ближе к обеду, когда семья встречается в трактире, обедаем вкуснейшими пирогами тетушки Гэти, отец делиться новостями о торговли, а женщины рассказывают о приобретенных тканях, украшениях или сладостях. После обеда нас ждет небольшой отдых, пока мужчины укладывают телеги, и мы выдвигаемся обратно домой. Иногда на обратном пути мы заезжаем к родным и друзьям семьи, узнаем новости, иногда даже ночуем в гостях, но чаще всего отец не любит создавать неудобств, даже если он гостит у собственных детей, поэтому порой глубокой ночью, а иногда и под утро, но мы все же возвращаемся домой.
Как только мама попрощалась с отцом, пожелав удачной торговли, Лизи схватила меня за руку и потянула в сторону торговых лавок. Добрых часа полтора мы рассматривали ткани, трогали и выбирали, торговцы показывали ленты, булавки, шпильки и прочую ерунду от которой у меня голова кругом шла. Лизи все это время возбужденно щебетала и привередливо отвергала ткани, как будто ее замуж выдают. Когда я устала слушать гомон Лизи, выбрала первую понравившуюся ткань цвета темного моря, и пока лавочник полез за какими-то лентами, вывернулась из рук родных и выскользнула на улицу от греха подальше, а то, судя по блеску в глазах сестер и Лизи, стоять мне в лавке до самого обеда ленты примерять. Пусть дальше сами подбирают. Я шла по Бродвигу, наслаждаясь жизнью. У нас дома жизнь текла плавно и серо по давно устоявшемуся порядку. Здесь же царил беспорядок, люди носились туда - сюда, было море красок, запахов, впечатлений. Мне Бродвиг очень нравился. Только здесь можно было попробовать сладости, только здесь продавались фрукты, только здесь можно было увидеть животных с материка и только здесь пекли пироги с мясом.
На острове практически не было животных, небольшие стада коз и тех держали больше для детей и стариков. Все дело в скудной траве, которая едва торчала небольшими клоками из земли. Стада просто негде было пасти. А в Бродвиг привозили мясо с материка, с южного порта. Да и вокруг Бродвига было несколько более или менее пригодных полей для пастьбы, местные жители держали скот. И только здесь к пирогам подавали молоко с пряными травами и зернами. Но лучшие пироги были в трактире "Черная Гавань". Туда я и направилась. Раз в год выпадал шанс полакомиться не только рыбой с водорослями, и я не собиралась упускать этот шанс. Но такой радости как оказалась придавалась не я одна. Трактир был переполнен, люди ели даже во дворе, сидя на бочках. Я кое-как протиснулась к прилавку, и тут же меня увидел господин Мерун. Это был крепкого телосложения мужчина, с широкими плечами, каштановыми волосами и карими глазами. Господин Мерун раньше был достаточно успешным рыбаком, он мог содержать и свою семью, и семью родителей, а в трудные времена не бросал даже семьи братьев и сестер. Так же он занимался браконьерством, но потом он вложил все деньги в трактир и завел стадо. Его семья сначала его порицала, и всячески пыталась отговорить, но его жена и дети помогли ему, к тому же за ним последовала и одна из его сестер, овдовевшая спустя полгода после женитьбы. Как мне рассказывали девушка - уже была бремена, когда море забрало ее мужа. Обычно таких девушек забирают обратно родители, питая надежду повторно выдать замуж. В лучшем случае девушкам удаётся выйти замуж. В худшем не многим удается узнать, что такое материнство. Жена трактирщика с дочерями пекли пироги, сестра вызвалась обслуживать первых тогда еще немногочисленных посетителей, а сыновья выходили в море и помогали выплачивать долг за землю и за содержание скота. Постепенно его трактир приобрел широкую известность и начал приносить доходы. Сейчас это был один из крупнейших трактиров в Бродвиге, с лучшим вином и вкуснейшими пирогами. Жена господина Меруна до сих пор работает на кухне, но уже в окружении наемных поваров, а дочери были выданы замуж с хорошим приданным. В трактире до сих пор пекут безумно вкусные сладкие пироги с фруктами, а так же делают леденцы под чутким руководством хозяйки трактира. А сестру господин Мерун вполне удачно выдал замуж за торговца, случайно заглянувшего к нему в трактир.
- А-а-а Риа! - Воскликнул Мерну радостно - Доброго тебе дня. Снова ткань выбираешь? - Он улыбался самой добродушной улыбкой.
- И вам доброго. - Ответила я, немного смущаясь. - Да, опять за тканью приехали.
- Не знаю, что я буду делать, если ты в следующем году не придешь. - Он подмигнул мне. Вообще на острове все обо всех все знали. Кто заболел, у кого стадо на скалы угодило, кто сорвался, кто не женился, у кого дети родились. Так жил весь остров - старосты, торговцы, рыбаки всегда делились новостями с других поселений. - Ну что, тебе как обычно? Мясной пирог и молоко?
В ответ я кивнула. Мерун сам удалился на кухню за моим заказом. Он всегда сам обслуживал меня. Наша бабушка часто помогала ему, лечила привезенный скот, пока животные адаптировались к соли на острове. Бабушка ему не одно потомство спасла, поэтому мы здесь были желанными гостями. Мерун принес тарелку с пирогом и кружку теплого молока, а в придачу увесистый сверток с какими-то сладостями.
- Это подарок от жены. - Сказал он, отдавая сверток. - Здесь мест нет, но ты можешь подняться выше, там, в коридоре, есть столик и стул, не совсем удобно, но зато просторно.
-Спасибо большое. - Я расплатилась за заказ и, взяв угощение, отправилась к лестнице.
На второй этаже трактира располагались гостевые комнаты, которые в это время были все заняты торговцами. В коридоре стоял столик. Ночью на него ставили свечу, что бы постояльцы могли найти свою комнату. Сейчас свечи не было, и, поэтому, столик был пуст. Я убрала сверток со сладостями в карман юбки, после обеда с сестрами разделим, и принялась за трапезу. Съев пирог и выпив пол кружки молока, я расслаблено облокотилась на спинку стула. Гомон с нижнего этажа доносился даже досюда. Постепенно глаза начали слипаться, если я усну - отец точно рассердиться на меня. Я отпила еще молока и услышала непонятный шум. Сначала мне показалось, что это снизу с трактира доноситься, но потом я поняла, что шум исходил из соседней комнаты. Я встала и приблизилась к двери. Шум был похож на звук опрокидывания мебели или чего - то тяжелого. Не хотелось бы, что бы постояльцев обокрали, а на господина Меруна лег такой позор. Я осторожно потянула за ручку и приоткрыла дверь. Грохот повторился, а я вздрогнула и замерла. В образовавшийся проем было видно, как двое мужчин душили рыбака. На полу лежало еще два тела без малейших признаков движения.
- Никто не смеет ослушаться моего приказа! - Раздался откуда-то из глубины комнаты мелодичный женский голос. - Трусы, что населяют этот остров не исключение!
Мужчину, которого душили уже била конвульсии, он последний раз дернулся и замер. Раздался стук каблуков по ковру, и к трупу приблизилась обладательница голоса. Высокая стройная Эльфийка, облаченная в темно синее длинное шелковое платье, с черными густыми волосами, спадающими почти до пола. Необычайно грациозна и очень красива, она подошла к убитым, и встала к двери боком, открывая свое лицо. Ее черные волосы и серая практически обескровленная кожа говорили о том, что родом она из Эльфов Ночи, но насыщенные темно-карие глаза выдавали ее не чистую кровь, а дорогое платье, расшитое золотом, подпоясанное тонким золотым поясом и роскошные украшения в волосах и на руках о том, что она из знатного рода.
- Что скажите, Лорд? - Она обратилась к одному из душителей. Высокому широкоплечему мужчине в капюшоне, лица которого не было видно, он стоял ко мне спиной.
- Здесь все шесть рыбаков, которых я нашел для выхода в море. - Он немного отошел от тела мужчины на полу, его голос был охрипшим, как будто его самого недавно душили. - Других нет. - Он, кашляя, скрылся в глубине комнаты.
- Так найди других! - Эльфийка взвизгнула и обернулась в сторону собеседника, ее темные глаза зло сверкнули, а удлиненные уши возмущённо дрогнули. Она была явно в бешенстве. - Если ты хочешь быть со мной, ели ты хочешь занять место моего мужа - найди тех, кто выйдет в море!
- Местные бояться подплывать к Крепости. - Сказал второй мужчина, я поняла, что это пират. Кожа его потемнела от постоянного солнца и воды, на лице были шрамы, в ушах серьги от мочки до самого верха, а еще у него не хватало пальцев. - У них тут какое-то суеверия...
- Мне плевать на суеверия островных дикарей! Они уперты и глупы как скот! - Эльфийка притопнула ногой - Хоть весь остров убейте с женщинами и детьми, но найдите, тех, кто выйдет в море. Я щедро заплачу. К сожалению, мне придется покинуть вас. - Сказала она, немного остывая. - Мой муж стал что-то подозревать, он велел за мной следить, надо быть осторожными. Найдите рыбаков и сообщите мне, когда они осмотрят Крепость! А до тех пор....
- Эй! Что ты тут делаешь!? - Раздался голос в коридоре, от неожиданности я подпрыгнула и выпустила ручку двери. Дверь поспешила распахнуться, открывая меня.
- Поймайте ее! - Крикнула Эльфийка.
Не знаю, может от страха, может за годы жизни на острове с постоянными опасностями, но я отпрыгнула от двери прежде, чем успела сообразить, что это надо сделать. Спустя мгновение высунулась рука из комнаты и ухватила воздух где, только что было моя голова. Я тут же развернулась и кинулась к лестнице, за мной последовали тяжелые шаги. Буквально слетев с лестницы, я нырнула в толпу ожидающих свой заказ. Благодаря своим маленьким размерам, протиснуться в толпе к выходу было не трудно. Выбежав на улицу, я со всех ног кинулась бежать к базарной площади. Сейчас там пик торговли и затеряться будет легче. Пробежав площадь, петляя между прилавками, свернув на центральную улицу, и пару раз пропетляв по улице, я заскочила в ближайший магазин, забилась в самый дальний угол лавки, где толпились люди в ожидании своих заказов. Люди заходили, приобретали товар, оплачивали заказ и уходили. На улице шумел народ, но следов погони не было. Я стояла в дальнем углу, в страхе выйти на улицу. Сердце гулко билось о ребра, а в голове стучала кровь. Боги, да они же рыбаков убили! Неожиданно мимо лавки пробежали трое мужчин и, встретившись с еще тремя, прибежавшими с другой стороны, развернулись и побежали обратно к базарной площади. Не знаю от чего, но мне полегчало. Я повернулась к лавочнику, и попросила послать кого-нибудь за платком, объясняя, что на солнце стало плохо. Лавочник сочувственно кивнул, видя учащенное дыхание и покрасневшее лицо, принял оплату и отправил дочь за платком. Она вернулась быстро. Я поблагодарила, укрыла голову платком и осторожно выглянула на улицу. Лавочник покачал головой и предложил проводить, но я отказалась. Я пониже надвинула платок на лицо и, оглядываясь, поспешила в "Морской Шум". По дороге не было видно следов погони, поэтому, вбежав в ворота трактира, я буквально свалилась на ближайшую бочку.
- Ты опоздала! Где ты была? - Тут же накинулась Лизи. - Отец злиться.
Я сидела на бочке и пыталась восстановить дыхание. Меня била дрожь. Они убили рыбаков! Из трактира выскочила мама:
- Где ты была? Отец беспокоиться! Риа, что с тобой!?
- Ничего, нам надо уезжать с города, срочно! - Я встала с бочки, в боку кололо сильно, но все же я смогла дойти до телег, где отец проверял лошадей. - Я все объясню по дороге, нам надо уезжать сейчас!
Отец удивленно осмотрел, но увидев мое состояние, кивнул и сказал братьям выводить лошадей. Я плотнее укуталась в платок и вышла вместе с женщинами. Мама косилась на меня, но спрашивать не стала. На обратной дороге из города мы выходили как полагается в Бродвиге пешком, прощались со знакомыми и желали удачной торговли. Я нервно оглядывалась по сторонам. Отец видел мое поведение и хмуро на меня смотрел, ой влетит мне дома. Мы миновали поворот на базарную площадь, когда я вспомнила, что в кармане у меня подарок от жены Меруна. Я вытащила сверток и закинула его в телегу на колени Лизи. Они с бабушкой единственные выезжали из города в телеге. Мы почти добрались до ворот, когда раздался сигнал тревоги, от которого все внутренности сжались, а сердце буквально ушло в пятки, пропуская пару ударов, а в ворота ворвались пираты. Началась паника.
- Разворачивайте телеги и уводите обратно в трактир! - Крикнул отец, отдавая повод матери. Сам он достал старенький клинок из-под сиденья.
Мужчины развернули лошадей, передали их управление женщинам, и, наравне с отцом, достали кто ножи, кто топоры, а кто и просто оглоблю. Мы направились обратно в "Морской шум", сестры с мужьями и братьями, уводившие лощадей, и я, бежавшая рядом с мамой, управляющей лошадью с телегой, в которой сидели бабушка и Лизи. Самым последним бежал отец, готовый в случае опасности защищать семью. Из проулка выскочил пират, и отцу пришлось вступить с ним в бой. Я подобрала потерявшегося ребенка, потом разберемся, чей он, усадила его в телегу к бабушке и обернулась. Отец дрался с пиратом и явно проигрывал. Отец споткнулся и повалился на бок, тут же к нему подскочил пират и начал заносить клинок для удара. Я схватила ближайший горшок и запустила в пирата. Попала по лицу, пират пошатнулся, закрывая лицо руками, а отец в это время ударил его клинком.
- Я сказал всем уходить в трактир! - Закричал отец, подбегая ко мне и хватая за руку, развернул в сторону трактира. - Беги!
Я развернулась и побежала по улочке, догонять телеги, на повороте с базарной площади на меня налетел мужчина. Это был второй душитель - пират.
- Вот она! - Закричал он сообщникам. Я успела увернуться от рук пиратов, но он перекрыл мне путь к родным. Выход был только один - бежать к базарной площади, а оттуда опрокидывая бочки, к юго-восточным воротам, там располагалась охрана. Впереди уже показался пост охраны, когда сбоку налетел пират, сбив с ног. Я кубарем повалилась на землю, и больно саданула руки и ушибла бок. Лежа на спине, я пнула пирата, закричала и попыталась встать. Я вовремя заметила приближающихся пиратов и кубарем откатилась с дороги под телегу. Выскочила с другой стороны, при этом подобрав клинок пирата. Охрана так и не появлялась. Один пират кинулся ко мне, я наугад махнула клинком и порезала его по ноге. Пираты остановились.
- Бойкая девица. - Сказал душитель. - Ну посмотрим, как ты дерешься, не бойся, я поддамся.
Он откинул клинок в сторону на землю и развел руки в сторону, как бы приглашая нападать. Даже безоружный он был сильнее меня. Сбоку стена, с другого - телега, впереди пираты сзади улица, по ней я могу попробовать добежать до стражи. Я швырнула клинок в пирата наугад, и побежала в противоположную сторону. Тут же раздался звук погони. Но мне было бежать легче, поэтому в считаные мгновенья я добежала до дверей поста и, что есть сил, начала молотить по двери. Сзади меня схватили за волосы и потянули назад. В ответ я, развернувшись, со всей силы ударила пирата между ног. Пират отпустил волосы и согнулся, очень грязно ругаясь. Вокруг стояли пираты и смеялись.
Отварилось смотровое окошко в двери, оттуда показался стражник, но заметив пирата - душителя поспешил захлопнуть окошко обратно.
- Вот ты и попалась. - Сказал он, хватая меня за руку. - Пойдем, мы итак задержались.
Но идти с ними не очень-то хотелось, я согнула колени, буквально повиснув у него на руке и, что есть сил, укусила. Пират взвыл и отшвырнул меня как куклу. Я отлетела в сторону, но перевернувшись, тут же вскочила, правда мир уже вертелся перед глазами. Пираты накинулась со всех сторон, я пиналась, кусалась, даже пыталась кому-то пальцем в глаз ткнуть, но вырваться мне не позволили. Два пирата скрутили руки и спиной потащили к восточным воротам. Створки стражи еще раз распахнулись и закрылись опять. Великая Буря, да что происходит? С каких пор стража позволяет воровать людей средь бела дня?! Я кричала, но на помощь так никто и не пришел. Мы миновали ворота, и только после этого решетка опустилась, отрезая мне путь обратно. Я кричала до хрипоты, но никто не слышал, меня протащили по пристани и подняли по трапу. Я лягнула ближайшего пирата по коленке, от чего тот взвыл, хватаясь за ушибленное место, а следующим ударом ноги скинула в воду, но сама потеряла равновесие, меня за руку втянул на корабль душитель и, буквально бросив посередине палубы, отдал приказ отплывать. Пираты скинули лестницу из веревок тому, что за бортом, и начали выполнять приказ. Душитель встал за штурвал и вывел корабль из бухты. Бродвиг удалялся, а вместе с ним моя семья и надежды на спасенье. Пираты носились по палубе, выполняя приказы душителя, не обращая на меня никакого внимания. Дикий страх сковал мое тело. Ну, зачем я открыла эту дверь? Лучше бы как все замуж вышла.... Я сидела на палубе, парализованная страхом. Вскоре Бродвиг скрылся из виду, а остров все становился меньше. Мы покинули бухту.
- Это ты влипла, девка. - Сказал капитан.- Ты не знала, что любопытные долго не живут?
Ответа не последовало, не было сил вообще шевелиться, меня трясло от страха.
- Жаль, такая хорошенькая и смазливая девица редкость на острове. - Капитан подошел ко мне, и, поймав руками мое лицо, заставил посмотреть на себя. - Можно было бы, оставить тебя с нами. Мои парни давно не развлекались с куколками. Что скажите? - Он обратился к стоящим вокруг нас пиратам, в ответ они заулюлюкали в знак согласия. - Но, увы, на тебя другие планы! Проводите нашу гостью вниз!
Двое пиратов кинулись выполнять приказ, схватив меня за руки, подняли и потащили к трюму. Меня спустили на нижнюю палубу. Здесь висели подвесные кровати, стояли бочки, валялись сети, лежаки, груды непонятных вещей. Пахло гнилью, не мытыми телами и плесенью. Я с трудом подавила рвоту, еле успевая переставлять ноги. Пираты спустили меня ниже, здесь были бочки, лежали мешки и стояли две клетки. В одну из которых меня и зашвырнули.
- Добро пожаловать на борт! - Один из пиратов слегка присел, оттопыривая ткань грязных коричневых штанов в бок руками, изображая реверанс и, захлопнув дверь, закрыл замок
Пираты, смеясь, ушли, оставляя меня одну во власти страха и отчаянья. Я сжалась в комочек в углу и почувствовала, как по щекам текут слезы. Никогда не любила плакать. Жизнь на острове заставляет забыть про жалость к себе, иначе погибнешь. Годами характеры островитян закаляют ветер, волны и соль. Плакали редко, и старалась, что бы рядом никого не было, а здесь слезы накатили волной, хотелось от бессилия выть, сжимая кулаки. Как ни странно волна слез, принесла успокоение. Слезы высохли, и мне стало чуточку лучше. Позже пираты принесли миску, с какой-то похлебкой. Жутко недосоленной и недоваренной. Выбора особого не было, поэтому пришлось с трудом проглотить немного еды и вернуть миску. И вновь остаться в одиночестве. Сколько прошло времени - я не знаю, но когда за мной пришли пираты и подняли на палубу, уже солнца не было. Вокруг корабля раскинулось черное ночное небо, усеянное яркими звездами, а вода в точности отражало небо. Создавалось впечатление, что корабль волшебный и он смог подняться ввысь и теперь идет по звездному небу. От такого зрелища в один миг исчезли все страхи, осталась лишь непередаваемая красота звёздного моря. Но долго любоваться мне не дали, развернули в другую сторону, и только после этого стал заметен второй корабль, намного больше этого. Он был освящен множеством факелов, из окон на воду падал свет от многочисленных свечей и факелов, отчего краски ночного моря тускнели, а звезды пропадали. Света от него исходило столько, будто он сам хотел стать звездой, затмив собою все вокруг. Меня потащили в сторону этого корабля и по трапу втянули на него. Это был явно не пиратский корабль, люди здесь были в форме, на которой были вышит герб замка, но кому принадлежит эта форма, так и осталось для меня загадкой. Меня потащили к каютам.
В коридоре между изысканными резными дверьми на полу лежал мягкий ковер, на стенах висели картины в золотых рамах, везде стояли небольшие столики на тоненьких ножках с причудливыми узорами по бокам и золотыми ободками, а сверху стояли изысканные подсвечники с зажжёнными свечами. В углу стоял отполированный стол с хрустальным кувшином. Богатство и изящество обстановки говорили о том, что корабль принадлежит кому - то очень состоятельному. И что - то мне подсказывало, что хозяйкой была Эльфийка. Меня волокли по коридору за капитаном пиратского корабля. Коридор заканчивался массивной резной дверью, слуги при нашем приближении открыли створки. За которыми была огромная каюта. На полу лежал мягкий ковер, ворс которого доставал до щиколоток, в стороне стояла кровать способная вместить человек пять. Резные столбики кровати были обрамлены тончайшей полупрозрачной тканью. На кровати лежало толстое темное покрывало расшитое золотыми нитями, сплетающимися с замысловатый узор. На прикроватном отполированном столике стоя хрустальный кувшин, а рядом с ним бокал с золотой ножкой. Меня развернули в бок, и я увидела Эльфийку, сидящую на изысканной резной софе, отделанной дорогой тканью. Она расслабленной сидела с позолоченным бокалом, а одна из служанок расчесывала ее длинные черные волосы. Она была поистине красавицей. Длинные ухоженные шелковистые волосы оттеняли ее ровную серую кожу, глубокий карий оттенок глаз притягивал к себе взгляд, аккуратное лицо не требовало никакой косметики, что бы приковать к себе взгляды окружающих.
- Вот поймали. - Сказал капитан пиратов, указывая на меня. - Как вы и приказывали.
Эльфийка повернула в нашу сторону голову и выгнула темную бровь, а на ее лице появилась гримаса отвращения и презрения.
- Долго же ты бегала. - Сказал она мелодичным голосом. - Тебе некто не говорил, что если лезть не в свое дело, то долго не проживешь?
Ответа от меня не последовало, лишь иногда были слышны всхлипы. Меня колотило от страха.
- Наивная глупая девица. - Фыркнула тем временем Эльфийка. - Весь остров населен глупыми людишками, вы не на что не способный скот! - Она резко подалась вперед, а девушка, что расчесывала ей волосы, не успела отпустить локон.
Эльфийка гневно посмотрела на служанку, медленно поднялась и жестом приказала ей подойти. Девушку мелко затрясло, но все же она подошла. Эльфийка звучно ударила ее по лицу, оставляя кровавый росчерк от кольца. Девушка взвизгнула и повалилась на колени, низко опуская голову.
- Ни на что неспособный скот! - Кричала Эльфийка. - Сколько времени я потратила, что бы найти рыбаков, что смогут подплыть к Крепости? И все зря! Трусы! Плодящие глупое потомство! - Она гневно буравила меня глазами, которые приобрели оттенок темного дерева. - Ничего я умею ждать, когда-нибудь найдутся те, кто выйдет в море по-хорошему или из-за своей драгоценной семьи.
Она, успокоившись, села обратно на софу и жестом приказала налить ей еще в бокал вина. Служанка тем временем воспользовалась случаем и отползла за софу, подальше от гнева своей госпожи.
- Что с девчонкой будем делать? - Спросил капитан пиратов
- Она нам не нужна, но и оставлять в живых нельзя. - Поморщившись, сказал Эльфийка. - Люди слишком болтливы. Скиньте в море.
- Нет. Стойте. - От моего крика Эльфийка только больше сморщила нос и отвернулась. - Не убивайте, я никому не скажу!
Пираты не стали спрашивать дважды, и не смотря не на что, развернулись и потащили меня обратно. Тут же на глаза навернулись слезы страха и бессилия. Всю дорогу от кают я кричала, умоляла отпустить, но меня притащили обратно в клетку, закрыли дверь и ушли, оставив одну. Я сорвала голос, а после тихонечко лежала и рыдала. Молясь всем Богам о помощи. Окончательно слезы и паника выбили из сил, и пришел долгожданный покой в мире сновидений.
- ... и что ты предлагаешь? - Сквозь сон, откуда то из темноты донесся голос, от которого я проснулась, но лежала неподвижно, прислушиваясь. - Ты слышал ее, девчонку приказано убить.
- Ну, приказано и что? - Второй голос возразил. - Посмотри какая хорошенькая! Команда обрадуется.
- Ты забываешь об одном. - Ответил первый, в котором можно было узнать капитана. - Парни не успеют наиграться ею, и не захотят отдавать, а нам уже надо будет быть на береге. Ее опасно будет убивать возле материка, сможет выжить и добраться до охраны. Лучше выбросить здесь.
- Зачем ее выбрасывать за борт? Ведь она прекрасный товар, и поспорить готов не тронутый! Да мы за нее денег можем получить.
- И как ты предлагаешь ее продать? Кому? В западном порту? Да там людей Лорда полно, а он непременно доложит и тогда нам не поздоровиться, сами за борт пойдем.
- Зачем сразу в западном потру? Мы можем отправиться на север. Там переждать время и заодно девчонку продать. Там ее точно никто не найдет, да и сильно то разговаривать не сможет. Северяне не любят болтливых.
- Не знаю слишком рискованно.
- Да мы за нее неплохо выручим золота, это ж редкий товар. Сам подумай! Кто ее там найдет?
- Ладно, есть у меня там один работорговец, он ее подальше отправит. Стереги девку, парни еле сдерживаются, а нам еще несколько дней пути.
Раздались удаляющиеся шаги. Слава Богам, Смерть пока откладывается. Я распахнула глаза и села. На севере меня ждет рабство, но это лучше Смерти. Впервые за последний день у меня зародилась надежда на возвращение домой, возможно, мне удастся сбежать, и вернуться на остров, предупрежу людей о происках этой стервы Эльфийки. Последующие дни проходили одинаково - приносили еду, воду, горшок, ведро с водой для умывания. Постепенно становилось все холоднее и холоднее, мне кинули какой-то старый прорванный местами плащ. Не знаю, сколько дней я там провела подобный образом, кутаясь в тряпках от холода.
Меня разбудили шаги и последующий звук открывающегося замка. Я резко распахнула глаза и села. Клетку открывал капитан.
- Пошли, ты нас покидаешь.
- Что со мной будет? - Вопрос конечно глупый, но умнее ничего не пришло в голову.
- Это, смотря как себя вести будешь. - Ответил пират. - Но мой тебе совет, о том, что видела тебе лучше помалкивать. Да и вообще мужчины не любят болтливых, никому не будет интересно кто ты и откуда, просто делай, что говорят и проблем не будет.
Я поднялась с трудом, ноги отвыкли от работы и теперь плохо слушались. Капитан схватил меня за руку и потянул наверх на палубы. Когда мы вышли наверх, я ненадолго ослепла от резкого света. Корабль пришвартовался около небольшого деревянного причала маленького поселения, которое от воды защищал каменистый берег. Капитан вытянул меня на берег и повел в сторону перевернутых лодок. Под ногами шуршали камни, причал и дома были сделаны из серых грубо отесанных глыб. С моря тянуло холодом, было зябко и противно, несмотря на то, что солнце светило во всю, но как то слабо и серо, а отсутствие теней подсказывало, что уже полдень. За перевернутыми лодками нас ждал какой-то невысокий рыжий мужчина в темном плаще.
- Да не встретиться тебе Буря на пути, да поможет тебе Бог Моря! - Мужчина поприветствовал пирата. - Какими судьбами?
- Вот товар привез. - Сказал капитан, указывая на меня
- Что - то на непохожа на обычную девицу, слишком бледна. - Сказал мужчина, рассматривая меня
- Она с острова. - Брови мужчины удивленно поднялись. - Редкая пташка. Правда, вид потрепанный, пришлось ее несколько дней в клетке продержать, но сам понимаешь мои парни долго бы не ждали.
- Мммм. Островитянки большая редкость. - Мужчина потрогал мое лицо руками - Да с твоими парнями действительно безопаснее в клетке сидеть. Хорошенькая, я даже знаю, куда ее пристроить.
Мужчина отпустил мое лицо, и кивнул, куда-то в сторону. С боку тут же к нам подошел другой мужчина покрупнее и повыше, у него на поясе были ножны с мечом, а с другого бока был пристегнут кнут. Он схватил меня за руку и потянул в сторону. Мы отошли совсем недалеко к единственной телеге. Я обернулась на пирата, в этот момент он брал мешок у рыжего мужчины. Он посмотрел на меня, ухмыльнулся и пошел обратно к кораблю. Рыжий подошел к нам позже, осмотрел меня еще раз и, прищурившись, залез на место вознице ко второму мужчине. Мужчина прикрикнул на лошадей, и повозка тронулась в путь. Корабль пиратов уже снялся с якоря и отходил от причала. Куда меня везут - не известно, что будет тоже. Была лишь совсем слабая надежда на то, что удастся сбежать. Я вспомнила свою семью. Они сейчас в безопасности на острове. И пиратов и Эльфийки там нет, а значит они не смогут причинить вред моей семье. Я должна вырваться и сообщить об опасности. Ехали вдоль побережья почти до самой ночи. По дороге нам не встретилось ни одного поселения. Только каменистая дорога и хмурый лес. Когда совсем стемнело, впереди показался свет от костров впереди.
Люди, мое сердце радостно подпрыгнуло. Мне связали только руки, а значит, есть возможность выпрыгнуть в поселении и добежать до охраны. Я с нетерпением ждала приближения огней. Но моим надеждам не суждено было оправдаться. Дорога повернула за небольшой холм, и мне открылось поселенье, а точнее невольничий рынок. Дорога пошла вниз к рынку, а по бокам от нее лежали большие валуны, служащие прикрытьем от непрошеных гостей. Среди валунов я заметила несколько небольших групп мужчин. Дорога спускалась к клеткам с рабами: мужчины, дети, женщины грязные и запуганные сидели, прижавшись, друг к другу. Почти на всех были следы от ударов кнутами. Некоторые, уже в основном пожилые, мужчины и женщины сновали между клетками. Они были такими же грязными и в лохмотьях, а на руках и ногах были цепи, но лица этих людей были изуродованными от ударов кнутами. Они носили корзины с бельем, чистили лошадей, приносили горшки, кувшины с вином, подносы с едой в палатки. Мое сердце сжималось от страха и жалости. Худшего места я представить не могла.
- Все приехали. - Сказал рыжий, когда телега остановилась. Он спрыгнул на землю и, повернувшись ко мне, добавил. - Завтра приедет Смотритель одного очень уважаемого Лорда, ты должна ему понравиться. Если не понравишься, он - рыжий показал в сторону второго мужчины - шкуру с тебя спустит, тебя- то мы в любом случае продадим, но ты должна не только окупиться, но и принести нам денег. А теперь вытащи ее!
Второй мужчина спрыгнул со своего места, подошел ко мне и за руки вытянул с телеги. Меня он дотащил до отдельно стоящей клетки с женщинами, открыл ее, снял веревки и зашвырнул меня вовнутрь.
- Будешь с ними ночевать. - Сказал мужчина. - И запомни, никаких слез - нечего портить нам товар, иначе я отучу тебе от привычки плакать вот этим. - Он указал на кнут и, закрыв клетку, ушел.
Я перевернулась и села в углу. Девушки, в клетке очень испуганно на меня смотрели, прижавшись друг к другу. На них не было шрамов и следов побоев, и завернуты они были в теплые покрывала. Покрывал больше не было, поэтому, закутавшись в плащ пиратов, мне оставалось только мерзнуть. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем страх окончательно измотал и пришел неглубокий сон.
Разбудил меня грохочущий звук. Охранники будили рабов, колотя палками по клеткам, отчего люди начинали трястись. Было раннее утро, солнце только появилось на небе. Было холодно.
- Встать всем. - Орали охранники, переходя от клетки к клетке. - Просыпаемся, сегодня важный день!
Нам принесли ведро с водой и тарелки с похлебкой. Я, так же как и девушки, буквально накинулась на еду. В животе жутко урчало от голода. После небольшого завтрака, девушки наскоро умывались и оправляли одежду и волосы. Они были одеты в легкие полупрозрачные платья. Их ознобило от холода. Мне ведро пододвинули только в самом конце. Я умылась и, завернувшись обратно в плащ, села в угол. По лагерю бегали рабы в цепях, приносили и уносили ведра, собирали посуду. Солнце поднялось уже достаточно высоко, когда пришел рыжий.
- Вот этих вытащить, вот этих, нет эту не надо. - Он указывал на рабов пальцем. - Эту клетку полностью вытаскивайте, вот с этой только детей. Так, где новенькая? А вот. - Он подошел к нашей клетке. - Что у тебя с лицом? Ты вообще умываться умеешь? Где твоя улыбка и почему не причесана? Эй ты. - Он крикнул пробегающей мимо женщине в цепях, от испуга она подскочила на месте. - Привести ее в порядок. - Он указал на меня. - Не будет готова - с обеих шкуру спущу. Всю клетку вытаскивайте.
Меня вытащили с клетки и подвели к женщине. Она, мелко дрожа, принялась распутывать мои волосы. Я наскоро вытерлась мокрой тряпкой. Я успела рассмотреть женщину. Плотно сжатые губы, с седыми волосами и белым лицом, невозможно было определить ее возраст, а еще на лице у нее был шрам от волос на виске по щеке до самой шеи.
- Это они вас? - Тихо спросила я.
Женщина вздрогнула и, оглянувшись, проверяя, что б никто не видел, слегка кивнула и добавила:
- Они не любят, когда рабынь не покупают. Девушек покрасивее продают Лордам в личное пользование, остальных, как и мужчин и детей для работы по хозяйству, если раба не купили он служит здесь в лагере, обслуживая торговцев и клетки. Долго здесь не живут. - Страх и горе овладевали этой женщиной, мне было ее безумно жаль.
- Где мы?
- На самом севере людских поселений, на границе с Великими лесами.
- А выбраться отсюда можно? - Глаза женщины округлились от страха.
- Даже и не думай... - Зашептала она. - Перед морем отвесные скалы, по дороге не выбраться, там постоянно дежурят охранники. Не получиться! Когда кто - то из рабов сбегает, охранники ловят его и запарывают насмерть, а так же наказывают остальных рабов, что бы неповадно было. Тихо!
К нам приблизился рыжий и, оттолкнув женщину, схватил меня за руку и потянул в сторону клеток. Мы вышли к границе между палатками и клетками где уже стояли рабы. Меня пихнули к девушкам, стоящим в стороне. Простояли так примерно час, прежде чем вновь показался рыжий, сопровождающий какого-то толстого мужчину в серой накидке, подбитой мехом. Мужчина рассматривал рабов с самым скучающим видом. Как я догадалась - это и был тот самый Смотритель. Тех на кого он указывал, выводили из общей линии и вели к повозкам. Он забрал уже почти всех детей и мужчин. Не торопясь Смотритель и рыжий приблизились к женщинам.
- А вот тут у нас неплохое приобретение для вашего Лорда! - Воскликнул рыжий, указывая на ближайшую девицу. Смотритель заметно оживился и начал лапать девушку. Он трогал лицо, волосы, плотоядно осматривал фигуру, после чего соглашаясь, кивал в сторону повозок и делал глоток из кубка с вином. Он забрал почти всех девушек, и очередь дошла до меня - А вот тут у нас новенька, только привезли! Островитянка! - Тарахтел рыжий. - Такой у вашего Лорда точно еще не было! Домашняя смазливая, правда немного уставшая и не в то одетая, но только с корабля! Сами понимаете такую достать редкость!
Смотритель поймал мое лицо в свои потные толстые ладошки, повертел в стороны, распахнул плащ. В глазах его проскользнуло расстройство. Не мне было мое обычное платье, а не обтягивающая тряпка из полупрозрачной ткани. Но все же он кивнул в сторону и меня потащили к тегам. Телеги уже были полные, меня подняли на телегу с какими -то мешками, и крепко привязали руки к бортам. Смотрителя не было еще какое-то время. Потом он пришел и, улыбаясь как кот, влез на телегу и сел рядом. Кивнув рыжему, он отдал приказ выдвигаться. Возница прикрикнул на лошадей, и вновь телеги отправились в путь. Смотритель в это время придвинулся поближе, одну руку положил мне на бедро, распахнув плащ, а второй повернул мое лицо к себе, сказал:
-Жаль, что Лорд любит нетронутых девиц, а то ночевала бы ты сегодня не в телеге а с большим удобством. Но завтра когда Лорд выгонит тебя из своих повоев, я приду к тебе. - От него пахло мерзко, я еле как подавляла тошноту. - Запомни, Лорд не часто бывает в замке, а я постоянно, поэтому тебе лучше угодить нам обоим, у тебя меньше проблем будет. Я забочусь о податливых рабах.
Он отвернулся, но рука его осталась на бедре. Я отвернулась в сторону возницы настолько насколько позволяли веревки, было противно, но выбора не было - пришлось сидеть смирно и не вырываться. Ближе к обеду колонна из повозок въехала в какое-то поселение. Люди в страхе уступали дорогу и даже боялись смотреть в сторону телег. Понятно - кричать бессмысленно, люди скорее разбегутся по домам, чем помогут. Мы подъехали к самому большому дому, перед которым была площадь. Возницы остановили лошадей, а Смотритель слез с телеги, распоряжаясь, что бы рабам дали хлеба и воды. Навстречу Смотрителю выбежал мужчина средних лет, он кланялся, приглашая в дом. Они скрылись в дверях, пока нам раздавали воду и хлеб. Живот требовательно урчал, но, увы, еды больше не давали. Люди старательно обходили телеги стороной, отводили глаза и старались скрыться как можно скорее за углом. Вокруг нас вскоре не осталось ни одного человека из поселения. Позже несколько людей притащили еще какие-то мешки, которые возницы грузили в телегу, где была привязана я. Что сильно обрадовало ведь теперь места для мерзкого толстяка не осталось. Сидеть пришлось достаточно долго, прежде чем из дверей дома появился Смотритель. На его лице и руках виднелись следы жира. К крыльцу подъехала более комфортабельная повозка с крышей, толстяк влез в нее, дал поцеловать руку мужчине с дома и приказал выезжать. Телеги тронулись в путь. Так началось мое приближение к рабству.


Глава вторая. Начало


Желающего судьба ведет, нежелающего тащит.



Тринадцать лет назад Черную Крепость окутал туман. Этот туман поглотил крики о помощи, тревожный сигнал труб, мольбы людей о спасение. Он унес десятки жизней и оставил после себя раскисшую землю и уцелевшую часть цитадели, черной пастью нависшей над морем. Когда взошло солнце, туман, словно дымка растаял, оставив лишь пол скалы и пол Крепости как напоминание о том, что произошло. Буря уже была далеко в море. Люди, пришедшие к подножью скалы, пытались найти хоть кого-нибудь. Но не было ни живых, ни мертвых. Рыбаки и торговцы собирали помощь семьям, чьи родные оказались пропавшими. Люди выходили в море снова и снова, но каждый раз поиски не приносили никаких результатов. Ни в море, ни на острове, нигде не было следов пропавших людей и унесенных домов. Вдоль пляжа все было мертвым, к Крепости не прилетали птицы, не подходили животные. Когда солнце уже садилось, жители услышали непонятный шум. Словно большая стая птиц летит над островом. Но это были не птицы - с небес спускался святой Легион Богини Живы, покровительницы Жизни, Света, тепла, радости, инквизиторов и Великого Светлого Храма Небесного города. Ангелы - прекрасные существа, Духи, принявшие человеческое обличье, но с правильными мягкими чертами лица, светлыми волосами, ярко голубыми глазами и сильными крыльями за спиной. Мужчины и женщины. Они искрились Светом и теплом. Люди острова взмолились о помощи найти родных, радовались пришедшей помощи. Ангелы не касаясь земли, подлетели к Крепости и озарили ее Светом Богини. Черная Крепость засияла золотым Светом, словно была сама его источником. Люди замерил в надежде и от удивления, и, затаив дыхание, любовались чудом. Но все закончилось очень быстро. Золотое сияние, окутавшее Крепость и побережье начало тускнеть, а потом и вовсе исчезло. Люди почувствовали себя так, словно у них забрали радость, словно погас последний луч надежды. Как только сияние окончательно пропало, Легион резко набрал высоту. Они улетали прочь от острова, в Великий Храм Богини Живы. Люди почувствовали себя покинутыми, горе накатило новой волной.
Постепенно побережье опустело, кто мог, подался вглубь острова к друзьям и родственникам горевать, кто подался в восточный порт в поисках работы. Островитяне всегда чувствовали себя покинутыми и отчужденными. Суровость жизни на острове, сами условия существования и постоянная борьба за выживание не позволяли унывать, заставляли бороться вновь и вновь. Иначе Смерть. Остров не позволяет проявлять ласку, слишком нежить детей, или не работать взрослым. Даже стариков, проживших жизнь в борьбе, море забирает навсегда. Рыбаки считали почетным умереть в море. Даже тех, кого забирают болезни, на лодках отправляют в последнее плаванье. Люди иногда могли расслабиться на суше в своих домах на праздники или в зимние штормы, но Буря показала, насколько беззащитны люди. Прошли первый дни, горюющие люди все еще пытались найти родных, или хотя бы признак того, что случилось. На четвертый день после Бури прибыл Глашатай от Князя. Он принес соболезнования за унесенные жизни и разрушенные дома, заверил, что все княжество скорбит вместе с людьми и молит Бога Смерти принять и упокоить Души. Злость и боль захлестнули людей. Посланца прогнали, никто не верил в помощь с материка, и все вновь вернулись к поискам.
День за днем надежда уходила от людей. Горе и усталость заставили прекратить поиски и вернуться к делам. Люди окончательно потеряли всякую надежду найти родных, возвели небольшую братскую могилу из камня на побережье у подножья скал. Прошел год, весенние праздники были отменены из-за траура, а день, когда Великая Буря пришла на остров объявили Днем Памяти. Люди приходили к братской могиле, скорбели, оставляли зажженные фонари, приносили дары Буре, цветы и венки к могиле. А на следующий день начиналась новая жизнь, новый год. Люди радовались, что Буря не вернулась, заключали браки и продолжали жить, молясь Богу моря, что бы он не подпускал больше Бурю к острову. Но радоваться людям дали не долго. Не прошло и полгода после первого Дня Памяти, когда люди вновь услышали шум крыльев, приближающегося Легиона Богини Живы. Этот звук люди не спутали бы ни с чем. Звук одиночества, горя и потерь....
Я словно выпала из состояния полусна. Смеркалось. Тело, ноги и руки сильно затекли, и теперь при малейшем движении, будто маленькие иголки впивались повсюду. Вокруг был лес. Настоящий высокий лес! Я распахнула широко глаза, забывая обо всем на свете, и стала присматриваться. Воздух пах прелыми листьями. Впервые в жизни не чувствовалось море. Ни запаха, ни шума. Было ощущение, как будто что-то забрали, то о чем не задумаешься, что оно есть, но понимаешь, что без этого трудно дышать. Вот и я сейчас сидела и боялась пошевелиться. Тоска и боль сжали сердце, а на глазах выступили слезы. Как можно бежать, когда я даже не знаю где я и куда бежать? Местные люди при первом же побеге вернут рабов Лорду. И что ждет в замке Лорда? Рабство и домогательство Смотрителя, а когда надоем?
Уже совсем стемнело, и возницы зажигали фонари на телегах, отчего лес вокруг становился все более пугающим. Тени удлинялись, сплетались между собой и двигались под мерный скрип колес. Колона продолжала ехать по лесной дороге без остановок. Тело вновь затекло, я уже не чувствовала ни ног, ни рук, а при малейшем движении в конечности вновь врезались иголки. Боль, холод, усталость, очень хотелось есть и пить. Даже страх уступил навязчивому чувству дикого голода. Сколько ехали - я не знала, только лес уже давно стал черной стеной вокруг, по которой все плясали отбрасываемые факелами тени, когда Смотритель приказал останавливаться и разбивать лагерь. Возницы поспешили выполнить приказ. Они спустили всех рабов с телег и привязали их к деревьям, расседлали лошадей, дали им зерна и привязали на краю леса для пастьбы. Повозки оттащили к краю дороги, выстраивая их полукругом вокруг повозки Смотрителя, и развели костры неподалеку. Меня отвязали от последней телеги, самой близкой к повозке Смотрителя, из которой он так и не вылез, и поволокли к краю лагеря, что бы привязать к дереву. Рабам раздали лепешки и дали воды. Съев скудный ужин под надзором, я попыталась устроиться более удобно, но веревки не позволяли. Возницы, устроившись между телегами и кострами, варили похлебку. Запах еды разносился по всему лагерю, отчего желудок только сильнее урчал и требовал добавки, но, увы, никто не обращал внимание на голодных людей, привязанных к деревьям. Страх, холод и голод окончательно меня измотали, и, даже, несмотря на онемевшее тело, веки потяжелели, и я провалилась в дремоту.
Мне снился отец. Он только что вернулся с промысла довольный собой, улыбался и что-то ласковое говорил, потом появилась мама. Он крепко обнял ее, поцеловал и как обычно начал рассказывать про улов, показывал орланов в корзинке. Они маленькие и беспомощные жались друг к другу, пытаясь найти защиту, и не понимали что происходит. Но вдруг сон изменился. Теперь я сидела в корзинке, маленькая и беспомощная, а со всех сторон тянулись руки Смотрителя. Я металась по дну, пытаясь убежать от приближающихся рук, но не могла, каждый раз края корзинки были слишком высоко и не за что было зацепиться. От беспомощности, когда пухлая рука Смотрителя была совсем близко, я закричала и проснулась. Стояла уже глубокая ночь, многие костры возниц погасли. Сами возницы спали крепким сном, укутанные в покрывала, остались только те, что охраняли лагерь. От дурного сна участилось дыхание, а сердце бешено билось о ребра, готовое вот - вот покинуть тело. Постепенно мне удалось выровнять дыхание и немного успокоиться. Ну сон, ну плохой - с каждым бывает. Пришлось раза два или три с силой тряхнуть головой, что бы выступивший пот наконец-то скатился со лба. И как раз когда удалось избавиться от надоедливых капель, со стороны леса неожиданно раздался треск. Я вздрогнула и посмотрела туда, откуда он доносился. Неподалеку среди деревьев в тумане угадывались очертания лошади. Вот глупое животное! Все спят, а она тут пастись удумала.
Я хмыкнула про себя, что совсем уже трусихой стала. Хотя надо признаться, вид лошади в тумане нагонял страха. Не было видно ее головы, только довольные взмахи хвостом, но это же не повод впадать в панику.... Лошадь как лошадь. Ни волк, ни враг, ни чудовище страшное - просто лошадь. Потихонечку удалось совладать с собой и даже убедить, что ничего страшного тут нет, но почему-то взгляд от лошади так и не смогла отвести. Чем больше я всматривалась в животное, тем почему-то страшнее становилось, хотя ничего необычного не происходило. Пришлось списать это все на переживания за последние несколько дней, постоянный страх и отсутствие сна и силой заставить себя отвернуться в другую сторону, хотя и не скрою - внутренне все тело было напряжено. Вокруг стало немного светлее. Скорее всего, до рассвета совсем мало времени осталось. Возницы усердно храпели под телегами, а те, что охраняли, отчаянно зевали. В животе забурлило. Боги, есть-то как хочется! Топот копыт и треск раздался совсем рядом, заставив от неожиданности подпрыгнуть на месте и ойкнуть. Вот не повернусь больше в ее сторону! Непутевое животное. Как она вообще сюда пришла? Лошадей всех привязали к деревьям недалеко от возниц, а эта тут одна. И все же обернуться пришлось в сторону совсем рядом доносящегося шума. Страх сжал сердце, а из горла готов был вырваться крик, но кричать мне не дала большая ладонь, вовремя прижатая к моему рту. Надо мной склонился кентавр.
-Закричишь - убью! - Сказал он чуть сиплым голосом, приставляя к моему горлу лезвие меча.
Я что было силы, замотала головой в стороны, сама правда, не понимая соглашаюсь или отрицаю сказанное. Кентавра это не убедило, потому что он даже не пошевелился, лишь презрительно фыркнул, отвернувшись к лесу. И только сейчас стало заметно в густом тумане среди деревьев двигающиеся тени. Лошади, почуяв гостей, начали фыркать и бить копытом, но очень сдержано и неуверенно, поэтому возницы не реагировали, почти свалившись в сон. Кентавры обходили лагерь, окружая его со всех сторон. Укрытые туманом, ночью и лесом, они так и остались незамеченные. Некоторые даже вышли на дорогу, натягивая короткие луки в сторону телег. Потом резко раздался боевой кличь из леса, в одно мгновенье вокруг вспыхнули огни и на лагерь обрушились подожженные стрелы со всех сторон, словно огненный дождь. Кентавр, что зажимал мне рот, встал на дыбы и кинулся в атаку на проснувшихся возниц. Так же поступили и его собратья, выскакивая со всех сторон на лагерь. Они рубились яростно, не давая шанса опомниться людям. Кентавры сбивали с ног поднимающихся возниц, втаптывали их в землю, наносили сокрушительные удары мечами. В воздухе повис запах дыма и крови. Лес наполнился звоном оружия, проклятьями, хрипами умирающих и мольбами о пощаде. Я дернула веревки, в надежде на освобождение, но бесполезно, связали нас крепко. Бессильно, пришлось наблюдать за боем.
Неподалеку на самой окраине на молодом кентавре повисли два возницы, подгибая ему колени и стараясь опрокинуть его на землю. Сил выдержать у кентавра явно не хватало. Вдвоем возницы смогли завалить его на землю, и занесли меч для удара. В бой вмешался кентавр, что зажимал мне рот. Он буквально сбил с ног ближайшего мужчину и перехватил удар второго. Освобожденный молодой кентавр поднялся с земли, но в бой уже вступить не мог. У него по лицу текла кровь, и он хромал на ногу. Первый возница, отлетев от удара, через некоторое время пришел в себя и присоединился к товарищу, атакуя кентавра с боку. Они старались дотянуться до ног нападающего или повиснуть и придавить к земле. Но кентавр отбивал их удары, иногда отбрыкивался ногами, наносил ответные удары. Один из возниц не успел увернуться от задних копыт кентавра и получил сильный удар в грудь. Мужчина, как тряпичная кукла, отлетел в мою сторону и от удара при падении потерял сознание. Он растянулся на земле совсем рядом с моими ногами, а в руке у него был меч! Если удастся дотянуться до рукоятки, то мне будет чем перерезать веревки.
Первые попытки сползти ниже не увенчались успехом - веревки были крепкими, но все же со временем немного, но мне удалось оказаться ниже. Практически лежа на земле, я изо всех сил тянулась ногами к мечу. Сердце бешено билось, веревки больно впились в руки, растирая их до крови, но дотянуться до оружия все же получилось. Слишком медленно, понемногу, но клинок становился все ближе, и с каждым мгновением становилось легче его подтаскивать. Было потеряно очень много времени, но все же меч был уже совсем близко, так, что до него можно было дотянуться пальцами. Окончательно обрадовавшись, я вцепилась в лезвие рукой и потянула его наверх к веревкам. Держась за лезвие, я наспех перерезала веревки, которые ни в какую не желали поддаваться. По ладони текла кровь, пару раз острие лезвия соскочило, порезав руку вместе с рукавом, но ни боль, ни стекающая кровь - не имели никакого значения. Постепенно веревка за веревкой, клинок перерезал все путы, подарив мне долгожданную свободу.
Все это время вокруг шел бой. Неподалеку от меня кентавр, что зажимал мне рот, дрался с мужчинами. Он тяжело и часто дышал, уже не так активно брыкался. У него была ранена нога, и лицо заливал пот. Прибежавший на помощь возницам мужчина, смог повиснуть на кентавре сзади на плечах, заламывая ему руки назад. Тут же с другой стороны на него прыгнул еще один мужчина, и еще один мужчина подогнул ему ногу. Кентавр хрипел, но держался из последних сил на трех ногах. Мне стало очень жалко его. Он мог убить меня, но не сделал этого. Теперь возницы пытаются убить его. Возницы, которые привезли меня сюда с невольничьего рынка, которые стерегут и избивают рабов. Когда бой закончиться, возницы кинуться в погоню за рабами, и неизвестно где Смотритель и успеет он защитить рабов или просто бросит здесь на растерзание волков? Кентавры точно в погоню не кинуться, а значит чем дольше кентавры держаться, тем больше у меня шансов сбежать. Надо им помочь!
Я вскочила на ноги и оглянулась по сторонам, в поисках того чем можно было бы помочь нападавшим. Неподалеку лежала упавшая толстая ветка, на вид вполне крепкая. Она и стала моим орудием. С разбегу и со всей силы я ударила одного из возниц за спиной у кентавра. Мужчина вскрикнул и, схватившись за голову, повалился на землю. Кентавр смог выпрямиться и одним ударом сразил возницу подгибающего ему ногу. Освобожденный от тяжести мужчин, он смог скинуть последнего возницу на землю и развернуться к нападающему лицом. Закипел новый бой. В это время пришел в себя возница, упавший на землю.
- Ах ты дрянь! - Зло зарычал он, подбирая меч, и шагнул ко мне.
Я шарахнулась от мужчины назад и крепче сжала ветку. Тут же в голову пришла мысль - что лезть в драку не самая хорошая идея. Мужчина медленно приближался, держа наготове меч, а я ..... Пятилась назад до тех пор пока не уперлась в дерево, к которому же и была привязана. По бокам были корни, и вряд ли удастся перепрыгнуть через них. Мужчина ждал, пока паника окончательно завладеет мной. Очень хотелось кинуться к ближайшему корню и попытаться вскарабкаться на него, но только этого и ждет возница. Пришлось заставлять себя во что бы то ни стало не отворачиваться от мужчины и только крепче сжать ветку, всем своим видом показывая что живой он, точно меня не получит. Было страшно.
Мужчина ухмыльнулся и с уверенностью шагнул ко мне, предвкушая легкую победу. И в это же время сбоку раздался топот копыт и на возницу обрушился кентавр, сбивая его с ног. Мужчина попытался встать, пока кентавр разворачивался, но я, смутно соображая, что делаю, от страха ударила его по голове веткой. Мужчину в одно мгновенье растянулся на земле и забился в конвульсиях, а из пробитой головы потекла кровь. Кентавр приблизился и вонзил меч в шею мужчине. Возница дернулся последний раз и замер. Тошнота на меня накатила волной, в глазах потемнело. Вот и провалился мой побег. Я потеряла сознание, не выпуская ветку из рук.
- Почему мы не бросили ее в лесу? Она же человек! Зачем ты ее забрал?!?! - Незнакомый голос доносился, откуда то, из далека.
-Потому, что обязан ей жизнью! - Ответил второй голос.
- Она рабыня! И человек! И....и ... и человек?!?!? - Второй голос перешел почти на крик. Каждое слово отзывалось у меня в голове звоном
- Это не отменяет ее поступка! - Ой меня сейчас стошнит.
- А вдруг ее нам подослал Толриг, что бы выследить наше стойбище?! - Что ж все так трясется то?
- Она была в лагере Смотрителя Лорда и привязана к дереву, как и остальные рабы, она ударила возницу, и он пытался ее убить. Повторяю еще раз: если бы она не вмешалась, меня б здесь не было. Она спасла мне жизнь, брат, тогда, когда я уже поверил в собственную Смерть. Свобода это меньшее что я могу для нее сделать. - Сколько ж можно болтать? И почему меня трясет из стороны в сторону?
- Ну и оставил бы ее там! Она свободна, пришла бы в себя и была бы свободна! - Ой опять приступ тошноты. А еще этот настойчивый запах лошади. И шерсть раздражает лицо.
- Эльнар, она человек! В этих лесах ей и дня не протянуть. А по дороге лагерь уже должны были найти люди Толрига. Она бы просто не успела прийти в себя! - Все попытки понять что происходит, или хотя бы открыть глаза - были тщетными. Голова кружилась и по-моему она болталась где то ниже тела.
- Решение твое, но племя будет против!- Похоже, второй голос сдался.
- Племя должно меня понять. Я поступаю так, как велят наши традиции.
Я обхватила шатающуюся голову руками, в надежде ее остановить. Шум в голове понемногу стихал, но меня до сих пор укачивало. И опять этот настойчивый запах лошади и волосы на лице. Одной рукой мне все же удалось определить источник запаха - около моего лица был шерстяной бок кентавра. Точнее меня попросту перекинули через круп кентавра, как мешок, что и позволило голове и рукам свободно болтаться. Не знаю, сколько прошло времени, но все тело затекло и жутко болело, а в голове будто бы шумел рой разозленных пчел. Первая попытка перекинуть ногу через круп, для того что бы можно было сесть, не удалась. Все тело было налито свинцовой тяжестью, которая придавливала меня к бокам кентавра. Спустя некоторое время мне удалось повторить попытку сесть, но, увы, опять сил мне не хватило. Вновь накатила тошнота.
- Ну, вот она уже оседлать тебя пытается, правда как-то странно, задом на перед.....
От этих слов я распахнула глаза и огляделась вокруг. Был уже довольно ясный день. Вокруг был настоящий высокий лес, стоявший стеной с обеих сторон от небольшого отряда кентавров. Сколько хватало обзора - везде были стволы деревьев и никакой дороги, по которой вчера везли рабов. Как оказалось я, пыталась перекинуть ногу через переднюю часть кентавра, и если бы мне это удалось, то сидеть бы пришлось назад лицом. Обладатель голоса появился перед глазами мгновенье спустя, закрывая мне обзор. Это был молодой кентавр вороной масти с черными длинными волосами, наполовину собранными на затылке в хвост с несколькими заплетенными косичками, с широкими плечами, мускулистыми руками. Его лицо с жесткими чертами и твердым подбородком излучало любопытство, а карие глаза смотрели не мигая. Одет он был в кожаный жилет-безрукавку, служащий и одеждой и доспехом, закрывающим все, начиная от груди до низа живота, на запястьях у него были наручи, на поясе у него красовались ножны с мечом, а за спиной колчан со стрелами и луком.
- Я не пытаюсь. - Возмутилась я. - Меня просто укачивает в таком положении.
- Еще б не укачивало. - Сказал черноволосый. - Ты провисела так полдня. Я уже даже предлагал тебя мечом потыкать, проверить, жива ли ты. Брат не дал.
- Зачем мечом то? - Удивилась я.
- Так ветку, ты отпускать не хотела! - Выпалил кентавр. Перед глазами услужливо встал вид крови, вытекающий из разбитой головы мужчины. Меня опять затошнило. Боги я убила человека! Я зажала рот руками, стараясь подавить тошноту.
- Стой! - Крикнул черноволосый. - Ей, похоже, стало плохо, да и позеленела вся.
Чьи-то руки меня обхватили за талию, как куклу, сдернули с крупа и поставили на землю. Правда, особо обрадоваться нормальному положению было невозможно - мне не удалось твердо встать на ноги. Кентавр, что вез меня, придержал, не давая упасть. Ноги тряслись и отказывались держать тело. Я опиралась на руки кентавра и приходила в себя. Приступ тошноты удалось подавить, осталось разобраться только с ногами.
- Спасибо.- Сказала я и подняла глаза на второго кентавра и удивленно округлила глаза. Это был тот кентавр, что зажимал мне рот перед атакой. Более того передо мной стояла более взрослая копия первого кентавра: такой же вороной масти, с черными длинными волосами и карими глазами, широкими плечами и мускулистыми руками, но это был чуть крупнее и с чуть более резкими чертами. Одет он был в такую же жилетку-безрукавку. На плечах и руках были шрамы, да и выглядел кентавр старше. На поясе у него были ножны с мечом, и через круп были перекинуты сумки.
- Не за что.- Ответил кентавр. - Это я должен тебе сказать спасибо - ты спасла меня. Ты очень храбрая девушка.
- Ну давайте, постоим тут, подождем погоню Толрига. - Сказал, фыркая младший кентавр. - А вы как раз обменяетесь любезностями и благодарностями!
- Это Эльнар. - Сказал старший кентавр. - Мой вспыльчивый и ворчливый младший брат. Молодость и горячая кровь иногда помогают ему потерять голову и наделать глупостей. Отряду нужен отдых. - Он посмотрел укоризненно на Эльнара, давая знак остальным кентаврам остановиться на отдых. - Меня зовут Ханор.
- Риа. - Чуть сдавлено ответила я.- Очень приятно.
- А как ты попала в лагерь Смотрителя замка Нуис? - Спросил Эльнар, помогая снять брату сумки.
- Меня пираты с острова увезли, по приказу какой - то Эльфийки. Я видела, как по ее приказу убили людей. Вот она и приказала от меня избавиться.
- Так ты островитянка? - Удивился Ханор. - Да, далеко тебя занесло.
- А где мы сейчас?
- Северные людские поселения, на границе с землями Эльфов Великого леса. - Ответил старший брат, доставая фляги из сумки.
- Ага прям между молотом и наковальней. - Эльнар, достал покрывало и дал мне.
- В каком смысле? - Не поняла я.
- Ну видишь ли. - Ханор закрыл сумки. - Лорд Толриг эль Нуис, хозяин замка Нуис, не любит кентавров, а если быть еще точнее у нас идет война - он выжег и захватил наши земли, оттеснив нас на север в Великие леса Эльфов, а последние не очень гостеприимны и выгнали нас. С тех пор мы скитаемся по границе между людьми и эльфами, гонимые и теми и другими. Ладно, у нас немного времени. Эльнар раскладывайся, а я за водой.
- Э-э-э, нет. - Сказал черноволосый. - Ты пока дохромаешь, мы с жажды сдохнем. Так что раскладывайся, а я за водой.
Он забрал фляги у Ханора, свистнул и с несколькими кентаврами скрылся из виду в лесу.
- А они не потеряются?
- Они кентавры, у них обоняние и слух лучше, да и не в первый раз этими тропами ходим, вода не далеко. Пойду, посмотрю как остальные.
- Понятно.
Я сидела на покрывале и осматривалась вокруг. Лес был наполнен запахами и пением птиц. Им коротать здесь еще месяц другой, а потом станет холодно, птицы улетят на юг, а лес сбросит листву. Солнце светило во всю, окрашивая все вокруг в зеленый цвет. Такого на острове не увидишь. Я опять вспомнила остров, маму и папу, братьев, сестер, бабушку. Как же хочется вернуться домой. Так что даже выть захотелось!
Вернулся Ханор, открыл одну из сумок и сказал:
- Знаешь, не все одобряют то, что в племени человек. Кентавры сильно озлобились на людей и не верят, что остался хоть кто-то, кто не желает нам зла. Ты главное не пугайся, они могут быть резкими, но я помогу вернуться тебе домой. Племя не будет мешать.
- Спасибо. - Ответила я. - Мне жаль, что вы столько бед перенесли по вине людей. Я постараюсь особо не привлекать внимание племени.
- Вот и замечательно. - Ханор достал из сумки тканевый сверток. - Не унывай, скоро будешь дома.
- Ага, если по пути не ввяжемся в драку с Толригом. - Из кустов выскочил Эльнар, от неожиданности я подпрыгнула на месте. - А драки не избежать, если будем останавливаться.
- Эрганду становиться хуже. - Сказал Ханор, разворачивая сверток. - Он почти не в состоянии идти.
- А что с ним? - Спросила я.
- Его сильно ранили. - Ответил Ханор, в сверке оказался хлеб, обсыпанный зернами. Кентавр разделил хлеб на три части и раздал нам по куску. - Ешьте, скоро выходим.
Ханор забрал одну из фляг у брата и направился к остальным кентаврам, стоявшим особняком. Живот у меня отчаянно урчал, требуя еды. Я буквально проглотила свой кусок хлеба и, вдоволь напившись из фляги, откинулась на спину.
- Ну и чем тебя тут братец пугал? - Эльнар подошел ближе, с интересом разглядывая меня.
- Ни чем не пугал, наоборот успокаивал. Сказал что поможет. - Честно ответила я.
- Раз сказал, значит поможет. Он не бросает слов на ветер. А тебе бы лучше одежду достать другую, а то ехать далеко, а в платье неудобно будет на кентавре верхом.
- Но к людям же мы не пойдем? Поэтому придется в юбке. И если честно я не умею верхом ездить. У нас лошади только в телеги запрягались или мужчины на них ездили.
- Учить тебя верхом ехать некогда, в дороге научишься. Странно обычно люди почти все ездят на лошадях с рождения?
- Может быть на материке и ездят, но у нас негде пасти лошадей, да и зерно дорогое. Наша семья держит семь лошадей и это считается много. В основном держат лошади две три не больше.
- Да, это проблема. Ладно, я скажу брату.
- О чем? - К нам подошел Ханор.
- Девчонка ездить верхом не умеет. - Ответил Эльнар.
- По дороге научим. - Ханор улыбнулся мне, а я ему в ответ. Братья мне начинали нравиться все больше и больше.
Я обратила внимание на то, что при ходьбе Ханор хромает, а сейчас заметила и повязку на ноге. Кентавр отдал флягу Эльнару, полез в сумку и достал чистую тряпку. Он размотал грязную повязку, открывая сильный уже воспалившийся порез. Края раны вспухли и покраснели, а сама рана уже имела следы накопившегося гноя - верные признаки заражения.
- Подожди не заматывай. - Я вскочила на ноги и подошла к Ханору, он удивленно поднял бровь. - Нужно промыть и очистить от грязи, дай мне воду и нож.
- Рана не глубокая, сама заживет.
- Я умею лечить такие раны, бабушка научила, так что стой и не дергайся. - Эльнар подошел ближе, честно протянул флягу и нож и с удивлением наблюдал за моими действиями. Я аккуратно кончиком ножа вскрыла рану, откуда тут же потекли белые сгустки гноя. Как и предполагала в ране оказалась грязь. Нужно было очень осторожно вычистить грязь и промыть порез водой из фляги. Ханор фыркал и дергал мышцами ноги, но изо всех сил старался не мешать. Правда иногда он отбивал задними копытами землю, а я переживала, что терпенье у него кончиться и в лоб меня ударят копытом.
Худшие опасения не оправдались: никто в лоб мне не заехал. Отложив нож и фляжку, я обтерла рану и приложила чистую тряпку.
- Подержи так. - Ханор послушно прижал тряпку ладонью.
Я взяла нож и отправилась к поляне неподалеку. Еще когда мы только расстилались, на глаза попались несколько кустов живицы неподалеку. Живица - трава с широкими листьями, ее сок обеззараживает и снимает воспаления, помогая затянуться ранам быстрее. Достаточно было сорвать несколько листочков, отчистить их от грубых прожилок, тем самым выпуская сок и туго примотать к ране.
- К вечеру заражение должно пойти на спад. - Я промыла и обтерла об юбку нож и отдала его кентавру. - И боль утихнет, рана глубокая, но за ночь должна немного затянуться, завтра новую повязку сделаю.
- Не знал, что островитянки разбираются в травах. - Удивился Эльнар.
- Не все. - Ответила я. - У нас бабушка из полевых вед, у нее в огороде много трав с материка есть, она мне и объяснила, как с их помощью раны лечить.
- Да девчонка еще и лекарем оказалась. - Удивлению Эльнара не было предела. - Да братец, знал, кого спасать! Ладно, хватит болтать, нам еще долгий путь предстоит.
Ханор кивнул, а кентавры дружно начали собирать вещи, помогая друг другу. Я собрала еще живицы. Если за нами следует погоня, то будут еще стычки, а значит понадобиться обрабатывать раны. На обратном пути к братьям на глаза попался раненый кентавр. Молодой и очень бледный он лежал на покрывале. Пегой масти, он отличался от остальных узкими плечами и необыкновенными серыми глазами. Его собраться были более мускулистыми и широкогрудыми, а он больше походил на поджарого коня с русо-рыжими длинными волосами, заплетёнными в недлинную косу. Его пытались напоить водой и приободрить, он лишь слабо улыбался в ответ. На его лице выступил пот. Да его лихорадка бьет. Двое кентавров помогли ему подняться и, поддерживая, помогали идти. Я шла рядом с Ханорм, складывая листья живицы в мешочек, выпрошенный у кентавра. Сначала мы шли быстро, но Эрганду становилось все хуже, ему все тяжелее давалось стоять на ногах.
- К вечеру его лихорадка с ног свалит. - Сказала я Ханору. - Он не сможет идти, я могу осмотреть его раны.
- К ране ему траву приложили. За тобой пол лагеря наблюдало. - Объяснил Ханор, заметив удивление в моих глазах. - Пока он в сознании, он тебя к себе не подпустит, да и другие тоже.
- Никто не любит людей. - Грустно сказала я, глядя на раненого.
- Нет, просто кентавры слишком много перенесли из-за людей. - Сказал Ханор.
Мы шли по лесу медленно. Времени было достаточно, что бы отбегать от племени в поисках полезных трав. Итогом стала полная сумка трав, и две фляги с настоями, в одной из которых были листья живицы. А вторая терпеливо ждала своего череда. На одной из полян обнаружился золотой плющ - крайне редкое растение и очень полезное. Ценные у него молодые листики, так что пришлось лезть на дерево, предварительно взяв у Эльнара нож и фляжку с водой, что вызвало обильное фырканье у последнего. На дерево меня подсадил Ханор, вдоволь насмотревшись на мои жалкие попытки забраться наверх. Несколько кентавров тоже с любопытством наблюдали за мной и веселились от души. Меня это не остановило - золотой плющ важнее. Золотым его называют не из-за цвета, а из-за стоимости на рынках. Малоприметное растение, оплетало деревья, вскарабкиваясь на самый верх, и пряча наиболее ценные листья в кронах деревьев. Мне повезло: плющ попался молодым, и новые листья были не сильно высоко. Я нарвала листья и срезала один из боковых побегов у растения. Это не вызовет отмирания растения, и у меня есть стебель для приготовления настоек. Спуститься мне помог Ханор, и нам пришлось бегом догонять племя. Подбегая, я услышала, воскликни спорящих кентавров: одни требовали продолжить путь, другие дать отдохнуть раненому. Сам Эрганд лежал на земле, тяжело дышал и обливался потом. Он попытался встать, но силы у него закончились, ноги его не держали и подгибались. В том, что он не встанет, не у кого не было сомнений, но что делать никто не знал.
- Бросьте меня здесь, уходите сами. - Прохрипел Эрганд. - Я лишь вас задерживаю. Толриг уже должен был обнаружить нападение, и он непременно последует за нами. Нам не выстоять против его погони. Уходите. Вы не сможете нести меня, а сам идти я больше не могу.
- Вообще то смогут. - Я задумалась. Когда то давно у нас молодой конь резвился на поле около обрыва, споткнулся на краю и кубарем полетел вниз. Сильно он не пострадал, но сломал ногу. Отец с братьями его тогда на плоту к бабушке несли, крепко связав ему ноги, что бы не брыкался. - Нужны лишь ветки и веревки. Ну и два - три кентавра.
Все дружно обернулись на меня. Очень неуютно вот так стоять под хмурым взглядом отряда. Я нервно сглотнула.
- Как можно нести кентавра? - Раздался голос откуда - то сбоку. - Он не мешок и за ноги нести мы его нести не сможем.
- Да, но можно смастерить плот или лежак и нести на нем, закрепив лежак на крупе, на подобие как крепятся телеги на лошадях.
Ответом было дружное и злобное фырканье. Мало того что голос подал человек, так еще и с лошадьми их сравнивает. Ну, теперь точно обещание Хнору не смогу сдержать - внимание всецело было приковано ко мне.
- Ты сможешь помочь племени, если позволишь помочь тебе. Я знаю, как лечить раны и могу ее обработать, пока ты не потерял сознание. - Я протянула ему флягу с листьями живицы. Он ее не взял и лишь зло на меня смотрел, так же как и почти все вокруг. Я вздохнула. Что ж, сдаваться никто не собирался, придется говорить то, что итак всем понятно.
- Я понимаю, человек ваш враг, и мне вы станете доверять в последнюю очередь. Но подумай сам ты не встанешь, как бы не старался..... - Я обратилась с Эрганду. -У тебя лихорадка и она постепенно заберет у тебя последние силы. Тут только два выхода или все кто здесь находиться оставляют тебя здесь, и ты умираешь в одиночестве, терзаемый жаром и лихорадкой. Позже тебя найдет Лорд, даже если ты будешь в сознании, ты их не остановишь, и не думаю, что он убьёт тебя милосердно. И Лорд только убедиться в правильности направления и будет преследовать оставшихся кентавров, которые будут винить себя за то, что бросили тебя. Или второй путь все остаются здесь. И свою Смерть найдут все, кто здесь присутствуют. И я так думаю, что ближе вам второй вариант. Смерть своих собратьев будет на тебе. Ты этого хочешь? - Я строго спросила у раненого, почти вплотную подойдя к нему. Все-таки польза в воспитании младших двоюродных племянников есть - вырабатывается определенная сдержанность и строгость в общении, от которой младшие как правила опускают взгляд в пол и виновато хлюпают носом. Только Лизи умудрялась ни как не реагировать на подобный тон. Вот и кентавр почувствовал себя виноватым, и, оглядываясь вокруг, словно извиняясь, взял фляжку из моих рук.
- Выпьешь пол фляжки, и еще попей воды - ты много крови потерял, и постарайся не потерять сознание. - Сказала я, отбирая нож у Эльнара, который смотрел на все это с открытым ртом. - Нужны крепкие ветки будем мастерить плот. - Ханор кивнул, достал меч и пошел со мной на поиски. Отойдя не далеко, я услышала топот копыт. Похоже, кентавры отошли от шока и направились объяснять наглой девице, что командуют тут они. Но вместо этого они направились на поиски веток. Мне же досталась участь собирать все покрывала, и все веревки что были. Эльнар помогал. Кентавры работали слажено, и вскоре около раненого уже лежала гора толстых веток. Состояние Эрганда с каждым мгновением ухудшалось - он горел, закатывал глаза и обливался потом. Я обтерла ему лицо намоченной в живице тряпкой и укрыла парой покрывал.
Кентавры принесли последние ветки, а я связывала их между собой. На острове все умеют вязать плоты, правда из более тонких веток, и рассчитаны они на детей, взрослые же как правило делают крепкие лодки, а плотики вспоминают лишь как детскую забаву. Здесь же требовался более прочный плот, поэтому пришлось его делать двойным. Уловив идею Ханор предложил вставить в середину несколько выступающих веток, для того что бы можно было нести плот еще нескольким кентаврам по бокам. Сверху на ветки настелили листья и укрыли их несколькими покрывалами. Между нижними ветками предусмотрительно пустили веревки и закрепили их так, что бы можно было привязать плот к кентаврам. Кентавры помогали, больше не фыркая, а я молилась Богам, что бы плот выдержал Эрганда. Когда плот был закончен, Ханор отобрал трех по высоте одинаковых кентавров. Мы водрузили на них плот, примеряя. На каждого из трех кентавров, я положила в несколько раз сложенные покрывала и укрыла их еще одним, так чтобы края свисали ниже живота. Покрывала не дадут сильно травмировать веревкам кентавров. Мы сняли плот.
- Отдохните, выпейте воды и перекусите - плот нести будет тяжело. Да и снять его будет трудно. - Командовал старший брат. А мне нужно было заняться раненым.
- Мне нужно осмотреть рану. - Я протянула фляжку с живицей ему. - А тебе выпить это.
Он не стал спорить, принял фляжку и выпил сколько смог. Аккуратно размотав повязку, я чуть не застонала от увиденного, а от запаха мой живот нервно сжался в комочек. Рана была глубокая под ребрами. Она воспалилась и загноилась. Взяв воду и нож, пришлось вскрывать рану, при этом кентавр глухо застонал и закатил глаза. Я осторожно промыла рану и удалила гной. Эргант стонал, хмурился, сжимал челюсть, но сознания не потерял, что насказано радовало.
- Потерпи еще немного. - Уговаривала я. - Думай о семье, о родных.
- Я потерял родных. - Ответил бледный кентавр. - Их всех убили люди. Даже беременную жену не пощадили.
Я застыла с ножом в руках, и почувствовала, как на глаза навернулись слезы. Сколько же вынесли кентавры. Он потерял всех кого любил. Это было больно. Мне было не понятно, из-за чего идет война и за что ненавидеть не рождённого малыша?
- Соболезную. - Тихо прошептала я, вытирая украдкой слезы, Эрганд внимательно за мной наблюдал. Что оставалось делать кроме того что окончательно промыть рану и забинтовать? Кентавр итак уже настрадался. - Тебе надо нам помочь. Мы подтащим плот, а тебе надо будет на него взобраться. Сможешь? - В ответ он лишь кивнул.
Кентавры притащили плот. Эрганд попытался встать, но не смог, кентавры попытались его поднять за руки и перетянуть на плот - тоже не вышло.
- Так отпустите его. - Сказала я, доставая очередное покрывало. - Ничего мы что-нибудь придумаем, но придется тебе немного потерпеть.
- Что делать? - Молодой кентавр уже еда даже разговаривал.
- Приподнимись на передних ногах. - Попросила я, садясь около раненого. Эрганд приподнялся так, что можно было просунуть скрученное жгутом покрывало под его передними ногами. - Теперь задними. - Взяв второе покрывало, я вернулась в Эрганду. Но увы он не смог приподняться. Сил не хватило. Сколько бы не было попыток затолкать под кентавра покрывало, это у меня так и не получилось.
- Ханор помоги его перевернуть на другой бок. - Я положила свернутое покрывало, так что один конец был сложен пополам под самым боком кентавра, а второй свободно лежал на земле. Сдаваться отчаянно не хотелось.
Ханор и еще какой - то кентавр помогли перевернуть раненого, так что стало возможно расправить второй конец. Получилось, конечно, криво, но зато теперь кентавры смогли приподнять раненого за края покрывал и перетащить его на плот. Эрганд морщился от боли, но помогал, опираясь на передние ноги и на руки. Кентавры окружили плот с раненым и, пользуясь выступающими ручками и держа за края, подняли плот от земли. Тройка бок о бок заняла свои места под ним. Я расправляла покрывала на кентаврах и затягивала веревки под животом, тщательно убирая конец веревки подальше от ног. По кентавру встали с боков, держа плот за ручки. Осталось только укрыть раненого.
- Так теперь надо сделать шаг, вы должны двигаться вместе и синхронно. - Сказал Ханор. - Давайте шаг. - Кентавры шагнули дружно. - Шаг, шаг.
- Надо попытаться быстрее. - Добавил Эльнар. - Плот держится. Выберите одного, кто будет задавать ритм и пробуйте быстрее.
Кентавры обговорили ритм и, отказавшись от боковых кентавров из-за боязни не влезть между деревьями, сделали шаг. Центральный кентавр задавал ритм и постепенно они перешли с шага на рысь, а потом и вовсе в галоп. Ханор помог мне запрыгнуть на него, и мы помчались с племенем.
Мы скакали несколько часов, иногда переходили на шаг. В это время тройка пыталась отдышаться, немного выпивала воды и снова срывалась в галоп, хрипя и обливаясь потом. Скоро стало темнеть, кентавры, взмокшие и уставшие, были выбиты из сил, а я еле держалась на Ханоре. Болело все ниже спины, и по ощущениям сейчас там все превратилось в одно плоское и отбитое место, а про и ноги, спину и руки вообще говорить не приходиться. Отряд уже проскакал очень большое расстояние, и кентавры немного успокоились, не оглядывались назад, высматривая погоню. В очередной раз перейдя на шаг, они обсудил место остановки, и, обрадовавшись скорому привалу, кентавры бросились галопом к долгожданному отдыху.
Мы остановились на небольшой поляне, с одной стороны прикрытой холмом. Я слезла с Ханора и поспешила, а нужно признаться это получилось не сразу и исключительно на согнутых ногах, к плоту развязывать веревки. Кентавры держали плот, а тройка еле стояла на ногах, грозя вот-вот упасть. Развязав, верёвки я с ужасом обнаружила, что покрывала не спасли животы от натирания, на одном кентавре веревка растерла кожу до крови. Освободившись, тройка свалилась на землю со вздохом облегчения. Плот положили на землю. Эрганд лежал на нем без сознания, его била лихорадка и он метался, и пытался брыкаться. Я собрала тряпки и, намочив их водой, обвернула раненого. Это поможет сбить температуру, но чревато воспалением легких. Ханор помог приподнять голову раненого и влить ему в рот настой с золотым плющом. Размотав повязку, мы промыли рану настойкой, удалив гной, приложили новую живицу и туго перевязали. Большего я сделать не могла. Только менять повязки и тряпки, обтирая раненого водой. А еще надеяться, что вскоре Эрганду станет лучше и он придет в себя.
- Вот, тебе надо поесть. - Ханор принес мне хлеба с зернами и воды. - Как он?
- Ночь покажет. - Честно ответила я, откусывая хлеба.
- Кентавры тебе благодарны за спасение одного из нас, похоже, ты сумела их расположить к себе.
- Я еще никого не спасла, я - не моя бабушка и многого из врачевания не знаю.
- Я думаю, твоя бабушка сейчас бы тобой гордилась. - Ханор улыбался искренне, что вызвало у меня ответную улыбку. - Что ж сегодня ты спасла всех нас. Ты была права - отряд не бросил бы Эрганда, таковы наши традиции, но меня все мучает другой вопрос: тогда, при нападении, я сказал, что убью тебя, а ты пришла на помощь. Почему?
- Не знаю. Я думала только о том, как сбежать. Я подумала, что вы сможете задержать возниц, а я успею сбежать. Потом я увидела, что на тебе трое возниц, и мне стало жаль тебя. Трое на одного - не честный бой.
- Люди Толрига не знают, что такое честь. Я рад, что спас тебя. Нелегко же тебе на материке. - Он грустно улыбнулся.
- Нелегко, но делать нечего. Честно еще на корабле пиратов, я потеряла надежду вернуться и испугалась.
- Не теряй надежды. Это последнее что остается у нас. Не убеждение, не вера не помогут тебе в трудной ситуации, только надежда тебя поддержит. Я помогу тебе добраться домой.
- Как? Ведь люди вас гонят?
- Не все. Толриг воюет не только с нами, но и с восточными Лордами. Я доставлю тебя к реке на переправу. С этой стороны тебе не уплыть, а вот с восточного берега сможешь. У меня там знакомый, у него есть торговое судно. Он доставит тебя в южный порт, а оттуда уже поплывешь домой. Но для начала нам надо оторваться от преследования Толрига. А для этого надо хорошенько выспаться. Тебе еще понадобиться силы.
- Спасибо, я укрою Эрганда и приду спать, и, кстати, мне еще твою рану осмотреть надо.
- За меня не беспокойся, рана не болит, с утра посмотришь.
Я кивнула, сняла мокрые тряпки с Эрганда, оставив тряпки лишь на его лбу, укрыла его и, ковыляя, пошла с Ханором к сумкам, где мне выдали покрывало, и показали на расстеленный, на земле лежак. Нужно признаться, что завернуться в покрывало и наконец то прилечь - было даром Богов, поэтому сон пришел почти сразу же, как моя голова коснулась сумки.
Проснулась от того что мне нечем было дышать. Ханор спал рядом и грел как печка. Выскользнув из-под покрывала, я направилась к костру, около которого лежал Эрганд. Он был бледный, мокрый, но уже не метался на плоту и не хрипел. Я аккуратно сняла с его лба нагревшуюся ткань, намочив ее в воде, слегка отжала, и приложила обратно. В этот момент Эрганд вздрогнул и открыл глаза.
-Привет. - Улыбнулась я.
- Привет. - Немного погодя ответил кентавр, хотя по его состоянию было видно, что он все еще не в сознании. - Где мы?
- Не знаю, где то в лесу.
- Это я вижу. - Эрганд стал оглядываться. - Мы оторвались? Сколько я был без сознания?
- Не знаю, насколько мы оторвались и насколько мы продвинулись, я тут впервые. Но могу сказать только то, что скакали день почти без остановок, меня даже к тебе не подпускали. ....
Меня уже никто не слушал. Эрганд вновь провалился в безсознание. Лихорадка отступала, он перестал трястись, черты его лица постепенно разглаживались. Теперь перед мной был совсем молодой кентавр с очень приятным лицом. Я укрыла его пледом, немного посидела у костра, подкинула в него пару палок, еще раз поменяла тряпку на лбу больного и отправилась спать. Выспаться мне не дал топот копыт. Было еще темно, но на небе уже появились первые лучи солнца, а по лесу расползся туман. Я села и попыталась понять, что происходит. Кентавры тушили костры, собирали вещи. Эрганд тоже уже не спал. Он выглядел намного лучше, и кое - где появился румянец. Я встала и поплелась к раненому проводить утренний осмотр.
- Привет. - Сказал он.
- Привет. - В ответ буркнула я, протягивая ему фляжку. Молодой кентавр уже не сопротивлялся при смене повязок, и даже сам пытался помочь, хоть и был слаб.
Когда я закончила, Эрганд немного съел хлеба, выпил еще воды и растянулся на плоту, прикрывая глаза. Что ж он в сознании и есть сам, это хорошо. Нужно было возвращаться к Ханору, который, собирал последние вещи с земли.
- Почему ты не разбудил меня? - Спросила я. - Мне еще тебя рану осмотреть надо.
- Ну ты ночью вставала, решил дать тебе поспать. - Улыбнулся в ответ он, протягивая мне хлеб.
Я конечно хлеб взяла, но есть, пока не стала. Размотала повязку на ноге старшего брата и осмотрела рану. Она почти затянулась твердой корочкой и больше не гноилась. Теперь нужно время, и менять повязки. Только после осмотра ближайших раненых можно было сесть и поесть, но мне не дали.
- Нам пора. - Подбежал Эльнар, и, не скрывая улыбки, добавил, обращаясь ко мне, - у тебя сегодня великий день! - Я удивленно подняла бровь, продолжая жевать самый вкусных хлеб, что когда либо доводилось попробовать. - Как Ханор тебе не сказал? Сегодня ты едешь на мне! - Эльнар расплылся в злорадной улыбке, а я при этом чуть не подавилась, а черная язва продолжила. - Я посмотрю тебе такой вариант решения тоже нравиться, ну что не будем терять ни минуты!
Он встал на дыбы, немного погарцевал и, дождавшись пока я прокашляюсь, подхватил меня, перекинул за спину и помчался в галоп. Как оказалось, племя уже было собрано и гарцевало в предвкушении скачки, кроме тройки новых кентавров под плотом. Кентавры с места перешли в дикий галоп. Меня трясло, и я больно отбивала то место, на котором обычно сидят, ноги, дико болевшие еще с вчера, то и дело сводило судорогой от нового напряжения. Черная зараза выбирала дорогу так, что бы можно было повилять между деревьями или перепрыгнуть через канаву или поваленный ствол, а если таковых не наблюдалось, он начинал брыкаться, от чего я дико визжала, вцепившись в плечи Эльнара. Мы неслись по лесу так, что ветер в ушах завывал. И все же, когда не чувствовалось уже ничего ниже шеи, мне удалось все таки поймать ритм бега кентавра и приноровилась к нему, обеспечивая более мягкое приземление. А спустя какое-то время удалось и вовсе расслабиться, окончательно привыкнув к ритму, и даже начала чувствовать, когда Эльнар готовился к прыжку, и почти инстинктивно сжимать колени. Я начала получать удовольствием от скачки. А во время прыжков мне казалось, что мы вовсе летим над землей.
Мне так понравилось это чувство, что когда Эльнар в очередной раз перепрыгивал канаву, я раскинула руки в стороны и почувствовала восторг и свободу полета. Кентавр приторцовывал, а мне понравилось чувствовать его силу, необузданность, мне не было даже уже так больно - была лишь свобода. В этом был весь Эльнар - он получал от скачки такое же удовольствие, как и я, он наслаждался силой и свободой, он любил летать, замирая над землей, а потом падать вниз в стремительном полете, надеясь только на силу собственного тела. Кентавр глянул на меня, улыбнулся и перепрыгнул еще одно дерево. Я уже не визжала, лишь крепче сжала его плечи и приготовилась взлететь.
Впереди показалась неглубокая речка, отряд дружно сиганул в воду, переходя с галопа на рысь, направляясь против течения, и разбрасывая вокруг себя разноцветные брызги. Кентавры были взмокшие, тяжело дышащие, но бесконечно счастливые.
- Скорость и хороший галоп. - Вот что необходимо для кентавра, что бы жить! -Сказал Эльнар, улыбаясь. - А ты молодец, в начале только орала так, что я почти оглох....
-Я не умею ездить на лоша.. ну на кентавре! - Ответом послужило лишь фырканье, а я в свою очередь показала язык. Мне давно не было так весело.
Мы шли по течению вверх. Я попыталась слезть с Эльнара, но он меня не пустил, объясняя, что вода унесет их запах и погоне трудно будет их найти. Через несколько часов Эрганду помогли спуститься с плота, и, поддерживая его, дали немного пройтись. Племя вышло на берег, и Ханор объявил привал. Кентавры расположились на пологом склоне. Я сменила повязку Эрганду и вернулась к Ханору, который уже делил припасы на три куска. Я с удовольствием съела трапезу, растянулась на покрывале, давая долгожданный отдых телу и задремала. А проснулась я от того, что одна черная зараза била копытом по земле около моей головы. Приоткрыв один глаз, я спросила:
- Ну что еще?
- Что, что? Ты долго тут лежать собираешься? - Эльнар развел руками, указывая на покрывало.
- Долго, а тебе что места не хватает? - Я перевернулась на бок, демонстрируя, что точно сейчас не время для перепалки.
- Мне хватает. - Черная язва обошла меня с другой стороны, топая копытами. - Но я думал, что тебе будет интересно сходить на одну полянку неподалеку, вдруг там что - то интересное растет?
- Будет. - Конечно тут будет какая-то подлянка, но интерес пересилил. - С чего ты взял, что там что - то есть интересное? - Я встала с покрывала. - Ты стал разбираться в травах?
- Нет, не стал, но твоя живица там точно есть. - Эльнар загадочно улыбался. - Ты и скажешь есть там что -то интересное или нет, пошли.
Ох, чую что что-то тут не то, но не пойти вслед за кентавром было невозможно. Мы отошли от лагеря не далеко, на лесную полянку, освещенную солнцем. Посередине полянки стоял Ханор, подставив лицо под луч света.
- По дороге сюда даже близко живицы не было. - Я вступила на полянку. - И что вы тут задумали?
- Вот. - Ханор отвернулся от света и протянул мне небольшие ножны с клинком. -Они тебе подойдут неплохо, да и поудобнее ветки будут.
- Боюсь веткой мне привычнее. - Сказала я, но ножны не взяла, с интересом глядя на старшего брата. - Ханор, спасибо за подарок, но я не умею им пользоваться.
- Мы можем тебя научить. - Ханор улыбался. - Это не трудно, да и мне будет спокойнее. Впереди дорога по чужой земле, будут стычки. Я не всегда смогу защитить тебя.
- Да, а я научу тебя стрелять с лука! - Эльнар, достал свой лук. - Ты все равно едешь или у меня или у брата за спиной.
- Мы не говорим, что ты должна стать воином и безупречно владеть оружием. - Ханор положил руку мне на плечо. - Но защитить мы тебя сможем не всегда. Вернешься на остров - забудешь все, а до этого момента у тебя впереди долгая дорога, и поверь мне, будет лучше, если ты сумеешь продержаться хотя бы до нашего прихода.
Вздохнув, все же пришлось принять подарок, как бы этого не хотелось. Они правы, защита никогда не помешает. Я с интересом вынула клинок из ножен: не длинный, легкий, с не большой удобной рукояткой, и замысловатым рисунком в виде вздымающихся языков пламени на лезвии. По ощущениям он был гладкий и холодный, с едва различимым рисунком...
- Не порежься. - Сказал весело Эльнар, приближаясь.
- Не доставлю тебе такой радости. - Фыркнула в ответ я.
- А вы, похоже, нашли общий язык. - Ханор, похлопал брата по плечу. - Давай, я объясню тебе как его держать.
Я удивленно посмотрела на старшего брата. Чего тут непонятного то? Взяла за рукоять и нападай. Но все оказалось не так просто. При первой же атаке на Ханора клинок выпал из рук, при этом младший из братьев язвительно позлорадствовал, а старший лишь улыбнулся. Дальше клинок я не роняла, но и попасть по громадному кентавру мне не удалось. Он предугадывал мои нападения и с лёгкостью уходил от удара, даже не используя свой меч. Я даже по хвосту не попала, хотя пыталась трижды. Окончательно выдохшись, я убрала клинок в ножны и села отдышаться на поваленное дерево.
- А ты неплохо машешь. - Ко мне подошел с самым задумчивым видом Эльнар. Я удивленно на него уставилась. - Неплохо, если бы у тебя в руках был бы веник, вся поляна была бы чистой! Не волнуйся, найдем тебе метлу покрепче, и сможешь всех мышей разогнать, а особо упертых древком стукнешь - тебе не привыкать!
- Тебе нужна практика и собранность. - Сказал Ханор. - Не все так плохо, скоро сможешь даже ему хвост подрезать. - Он указал на брата.
- Ну, теперь у меня есть хороший повод для тренировок. - Сказала я, поднимаясь с земли и доставая клинок.
Не успела я подняться с земли, как на меня в атаку пошел Ханор. Шквал ударов обрушился со всех сторон. Я удивленно ойкнула и попятилась, соответственно почти все удары пропустила, за что поплатилась ушибленными руками, боками, ключицами, ногами и даже попой, по которой кентавр ударил плашмя мечом. Удары были не сильные, поэтому пострадало больше мое самолюбие, особенно после попы. Да и черная зараза молча стоять не могла.
- Что ты стоишь как бревно? Шевелись! Да не туда шевелись. Ну, куда ты отступаешь? Это тактика такая убегать?! Прыгай! Да не сейчас, а вот сейчас! А нет, опять опоздала. Ну, кто так оружием машет? Да ты хоть в сторону противника маши! Ой, положи камень. Ри немедленно положи камень на ..... совсем озверела? Нет в том, что ты не попадешь, я не сомневался, но зачем камнями разбрасываться? Меч крепче держи. Плечи расправь, грудь вперед. Да грудь вперед, а не голову. Пригнись! Я сказал: просто пригнись, а не покидай поле боя на четвереньках, да еще и в кусты ползком.
Ханор хохотал в голос, пока я заползала за ближайший куст.
- Новая тактика для победы - умори врагов хохотом, эффектно уползая в кусты! - Эльнар давился со смеха. - Ри еще пара таких приемов и людей Толрига не останется - все со смеху сдохнут!
- Не сдохнут, - я вылезла из-за куста, - а хвост я тебе еще подрежу.
- Но не сегодня!- Сказал, успокаиваясь, Ханор. - Нам пора собираться.
Втроем мы направились обратно к реке. Я молчала, а кентавры обсуждали самые яркие моменты моей "тренировки". Лагерь уже сворачивался. Эрганд лежал на плоту, а рядом стояла новая тройка готовящихся принять ношу. Дав раненому настой живицы, я осмотрела рану: она больше не кровоточила и не гноилась, да и от лихорадки не осталось и следа. Но все равно Эрганд был еще слишком слаб для дальнего перехода. Когда я закончила осмотр, плот подняли и помогли тройке занять места под ним. Я расправила покрывала и завязала веревки. Племя тронулось дальше по лесу. Некоторое время мы шли шагом, я, воспользовавшись моментом, пополняла запасы трав, но вскоре кентавры перешли на рысь. Ханор подхватил меня и помог взобраться за его спину. Когда мы догнали отряд, кентавры перешли в галоп... опять..... Моя пятая точка пострадавшая уже дважды снова заныла, но на этот раз я довольно быстро приноровилась к ритму Ханора, да и шел он намного спокойнее и мягче своего брата. Как ни странно мне стало не хватать брыканий Эльнара и ощущения полета. Мы скакали почти до ночи и лишь когда стемнело, перешли на шаг. Кентавры обсудили место ночевки и дружно зашагали в его направлении. Примерно через час мы вышли на полянку, где и разбили лагерь.
- Завтра найдем остальное племя. - Ханор по традиции раздал нам хлеб. - Мы уже близко.
Я с удовольствием съела свою порцию. Как ни странно хлеба мне доставалось примерно столько же, сколько и в лагере смотрителя, но чувство сытости приходило быстро и долго держалось. Нужно будет узнать, в чем секрет. С этими мыслями я завернулась в покрывало, и мгновенно уснула.
Мне снилось, что я опять на корабле. Меня укачивало, и было душно. Я попыталась встать, но что - то не давало. Я попыталась освободиться, но было бесполезно. Кто -то сильный держал меня, не позволял вырваться. Я вырывалась изо всех сил. Я должна освободиться, я должна сбежать, я должна.....
- Убиться под копытами кентавра! И должен заметить это не лучшая затея.
Я открыла глаза. Был уже день. Я лежала на руках у Эльнара, который улыбался язвительной улыбкой.
- Ты не захотела лежать за спиной и постоянно брыкалась и переворачивалась. Вот пришлось на руках тебя нести. Кстати я устал - сказал он, отвечая на мой немой вопрос.
- Мог бы просто разбудить. - Буркнула я.
- Тебя будили, но ты послав всех к Буре, сказала, что в такую рань с места не сдвинешься.- Эльнар улыбался, а я покраснела. - И кстати ты проспала завтрак.
- Не страшно, хватит меня как мешок тащить, я могу пересесть за спину?
- Знаешь..... - Сказал растянуто кентавр. - Пересаживать тебя в галопе за спину - очень рисковое дело. - Его голос стал зловещим. - Упадешь, попадешь под копыта, или я споткнусь... случайно...
Я притворно в ужасе расширила глаза, ухватила его за удлиненное мохнатое ухо и слегка потянула на себя. А потом и вовсе уцепившись за плечи начала перелазить за его спину. При этом черная зараза наклонился вперед и чуть не уронил меня. Пришлось вцепиться в его руки, ибо перспектива попасть под копыта меня не радовала.
- Я рад, что ты осознала мои слова. - Улыбнулся кентавр.
- Ну и неси меня на руках! - Фыркнула я, и отвернулась от него.
- Нет, мы сделаем вот что! - При этих словах он круто принял вправо, приближаясь вплотную к Ханору. Не сбавляя скорости, меня он просто перебросил за спину к брату. Было страшно, но все же я уже не визжала и не закрывала глаза, даже наоборот было страшно интересно. Руки Эльнара я все же еще боялась отпустить, хотя понимала, что уже полностью сижу на Ханоре.
- Вот вцепилась - то. Неужели тебе скачки с препятствиями стали по душе? - Сказал Эльнар. - Если так, могу забрать обратно и устроить.
Я отпустила его, и уселась удобнее на Ханоре, Эльнар при этом успел достать хлеб, и перекинул мне. Вот и завтрак. Мы скакали по лесу, в приглушенном свете солнца, пробивающегося сквозь уже немного жухлую листву. Иногда нам попадались животные, но услышав топот копыт, как правило, разбегались. Многих из них я видела впервые. Впрочем, такой лес я тоже видела впервые в жизни. Величественные деревья, упирались массивными кронами прямо в небо, внизу был мягкий ковер из листьев. На острове деревья тонкие, с гнутыми от ветра стволами и скудной листвой, а листья почти все ветер сдувал, оголяя скалы и корни. На острове не было разноцветных цветов и растений, что попадались тут. Я любовалась окружающим нас лесом. Неожиданно со стороны послышался свист и начал различаться топот приближающихся копыт. Я приготовилась к нападению, ближе прижавшись к Ханору и перекинув ножны перед собой. Свист раздался снова, и топот копыт становился все громче. Судя по звуку, к нам приближался достаточно большой отряд. Я оглянулась на звук и увидела среди деревьев кентавров. Ханор поднял руку и принял ближе к приближающемуся отряду. Две группы кентавров слились в одно племя.
- Ханор! Рад тебя видеть! - Крикнул кентавр рыжей масти, приблизившийся к нам. - Что здесь делает человек?
- Здравствуй Лорац, - поприветствовал его Ханор. - Эту девушку зовут Риа, она спасла мне жизнь и Эрганду.
- Племя не одобрит ее присутствие. Вас долго не было, что - то случилось?
- Да, возникла проблема - Эрганда сильно ранили, пришлось задержаться.
Рыжий кивнул и отделился от нас, направляясь к плоту-носилкам.
- Похоже, нас ждет не самый теплый прием. - Сказал Эльнар.
- Я от своего решения не откажусь. - Ханора похоже начинала злить эта вражда. - И помогу Ри добраться до дома.
- Послушай это не обязательно. - Я положила руку на плечо Ханора, в надежде его успокоить. - Скажите только куда идти, и надеюсь сама доберусь. Я не хочу, что бы у вас были проблемы из-за меня.
- Я обещал помочь и помогу! - Ханор фыркнул, но уже не так напряжено.
- Да, упорности моему брату не занимать. - Весело подмигнул мне Эльнар. - На нас троих с головой хватит!
Мы дружно усмехнулись, напряжение спало окончательно, и Ханор успокоился. Постепенно племя перешло на рысь. Я все не могла понять, кто ведет отряд, все двигались как-то слажено, но в любом стаде же есть вожак? Или нет? Когда сделали плот, ритм задавали кентавры что несли раненного, они так же как и сейчас шли впереди и от их выносливости завесил темп передвижения. Но места остановок, или направления движения выбирались с участием Ханора и Эльнара, они же и поднимали отряд в путь и, как я заметила, оставались по очереди первые сторожили племя. Отряд шел слажено, как будто без вожака и Ханор и Эльнар держались позади отряда. Сейчас Лорац рысил среди первых, рядом с раненым и вроде вел оба отряда, но место остановки опять обсуждали с братьями. А порой впередиидущие словно по чье-то команде сбавляли шаг, даже без видимых признаков усталости. Кто вожак я так и не поняла. Постепенно усталость брала свое и тройка перешла на шаг.
Присоединившиеся кентавры делились новостями, из обрывков фраз я поняла, что наш отряд не единственный, кто нападал на Лорда, Лорац тоже возглавлял нападения, но вернулся намного раньше, и, когда наш отряд задержался, выступил нам на встречу. Кентавры подбадривали раненого, и расспрашивали о плоте, на котором лежал Эрганд. Каждый раз когда он рассказывал кентавры косились на меня. И кроме неприязни я пока не увидела ничего, зато сам Эрганд улыбался, обнажая все зубы, далеко не человеческих размеров, не улыбнуться в ответ я не могла. После полудня отряд остановился, и кентавры помогли раненому спуститься и идти самостоятельно. Воспользовавшись тем, что племя шло достаточно медленно, я спрыгнула с Ханора, поправила уже окончательно перекочевавшую ко мне сумку с травами и фляжками, перекинула меч на бок и отправилась к раненому. Мне осталось до него дойти совсем немного, когда резко развернувшись, передо мной встал серый в яблоках кентавр с хмурым взглядом и сложенными мускулистыми руками на груди. Племя напряженно замолчало, а я стояла и в упор смотрела на сероглазого кентавра.
- Риа! Привет, ну ты и спишь! - За спиной у серого раздался радостный голос Эрганда - Я то уже расстроился, что утренний осмотр не состоится.
Он, освободившись от поддержки, обошел серого, и встал между мной и кентавром.
- Привет. - Ответила я.
- Пошли, будешь проводить осмотр на ходу, заодно расскажешь о твоем уползании вчера от Ханора! - Эрганд радостно мне подмигнул, и мы двинулись дальше. - Кстати очень жаль, что я пропустил это зрелище, тут много разговоров было. Эльнар нам все в красках описал. - Я обернулась и нашла черную заразу глазами. У него еще и наглости хватило мне рукой помахать. Я передала фляжку с плющом Эрганду. - Да и наши тоже видели, говорят было эффектно!
- Ну, Эльнар, теперь я точно тебе хвост подрежу! - Я забрала фляжку и поймала на себе недоумевающие взгляды окружающих.
- Сначала подрежь! - К нам присоединилась язва кареглазая. - Кстати, я уже поспорил с братом, через, сколько ты до моего хвоста доберешься. Я честно поставил на "никогда"! И еще сегодня я тебя тренирую! Заодно и посмотрим, кто чей хвост подрежет. - Он потрепал мою сплетенную косу.
В ответ я выдернула из его рук свои волосы и показала язык. Окружающие дружно хохотнули, а присоединившиеся кентавры недоумевали и переводили взгляд с одного кентавра на другого, потом на меня и снова на кентавров.
- Ладно, Эрганд, нам еще надо пройтись до привала, так что осмотр откладывается до остановки, а тебя надо еще поддерживать. - Эльнар кивнул двум кентаврам, те подхватили раненого с двух сторон и двинулись дальше.
- Они примут тебя. - К нам подошел Ханор. - Не сразу, но примут, ты уже смогла расположить к себе часть племени, и остальные примут.
- А разве имеет это значение? - Спросила я. - Я у вас гость в лучшем случае, скоро отправлюсь домой, и им не придется меня терпеть. Тем более я не хочу создавать вам неприятностей.
- Ханор! По вашим следам шел Толриг. - К нам подошел серый. - Разведчики сказали, что он в гневе за Смотрителя, разоренный обоз и угнанных рабов.
- Не, рабы не наша заслуга, мы их не тронули. - Глаза Эльнара заблестели. - Обоз да, разворошили весь и лошадей шуганули, пусть теперь по лесу поищет, ну седла немного попортили, а рабы не наша работа, только ее забрали.- Он кивнул в мою сторону. - А Смотрителя нового найдет.
- Брат прав. - Ханор хмурился. - Мы взяли только припасы и ценное с обоза. Смотритель сам виноват, нечего на лошадь запрыгивать, если ездить не умеешь. Он сам себе шею сломал. А рабов мы не трогали, кстати, знакомься это Риа, она мне жизнь во время нападения спасла и сейчас наш лекарь. - Ханор дружелюбно мне подмигнул. - Эрганд с нами ее заслугами.
Я кивнула в знак приветствия кентавру, он смерил меня взглядом, все же кивнул в ответ и представился:
- Рурак. Не думал, что остались люди, которые могут прийти на помощь. Рад знакомству.
- Видимо не очень. - Сказал я тихо в сторону, но Эльнар все же услышал и расплылся в улыбке. И уже громче добавила. - Я тоже рада знакомству. Не все люди одинаковые.
Рурак смерил еще раз меня взглядом, и разговаривал уже только с Ханорм, он рассказал, сколько обозов кентавры смогли разграбить, сколько раненых при этом было, перечислил кто погиб.... И так до самого привала. Несколько раз я отходила от отряда в поисках полезных трав и корней. Если я не успевала завершить свой промысел, до того момента как отряд пройдет, со мной оставался Эльнар. Удивительно, но, несмотря на все его колючие фразы, он не действовал на нервы, наоборот успокаивал и приободрял. С ним мне было спокойней, чем со всем отрядом. Наконец кентавры вышли к краю леса, за которым начиналось широкое поле. В тени деревьев было решено сделать привал. Эрганд со вздохом облегчения свалился на бок, растягиваясь на земле. Я сделала примерно тоже самое, только на расстеленном покрывале, взятом у Ханора. Все таки длительные переходы тяжело мне даются. Я поела, откинулась на спину, нежась в тени деревьев и уснула. А разбудил меня как обычно топот копыт около моей головы. Черная зараза притопывал и улыбался, обнажая не маленькие зубы.
- Хватит спать! Пошли тренироваться! - Сказал он, приторцовывая от нетерпения.
Что ж, я дала обещания ему хвост подрезать, а для этого нужно тренироваться. Я нехотя встала и поплелась за Эльнаром.
- Сколько можно спать? - Тараторил он по дороге, выводя меня на поле. - Все люди такие сони или ты отдельный экземпляр? Что ты плетешься? Да враги помрут от одного ожидания!
Сил и желания ему отвечать не было, я отчаянно зевала. Как объяснить кентавру, что человеку трудно даются столь длинные перемещения. Мы прошлись немного по полю, где уже была вытоптана тропинка, которая вела к поляне, тоже уже вытоптанной.
- Итак начнем со стрельбы из лука. - Он достал свой лук и пару стрел. - Тут все просто пойми как стрелять, остальное наработаешь в практике.
Он натянул лук и выстрелил в лежащее дерево на другой стороне поляны. Стрела пролетев по дуге воткнулась в бревно. Эльнар показал, как стрелять. После нескольких попыток, пальцы у меня горели огнем, а на руке красовался кровоподтёк от кисти до локтевого сгиба. Пару раз мне даже удалось попасть в бревно, но большинство стрел или улетали в сторону или не долетали вообще. Когда сил натягивать лук у меня не осталось, а рука очень сильно горела огнем Эльнар забрал у меня лук:
- Хватит, ты итак молодец. Опыта не хватает, но для девчонки вполне сносно. Теперь бери меч и попробуй отражать мои удары.
Он обнажил меч и отошел от меня на несколько шагов. Я достала клинок и приняла стойку, которой учил Ханор. Не успела я поднять клинок, как на меня обрушились удары Эльнара. Он двигался юрко, то подскакивал ближе, то отпрыгивал в сторону, делал обманные выпады, и один раз даже слегка лягнул.
- Ай! Больно! - Взвыла я, потирая ушибленную ногу.
- Это не больно. - Ответил Эльнар. - Больно это вот так. - Он встал на передние ноги, и с силой толкнул воздух сзади себя. - А я тебя слегка задел. Теперь нападай!
- Береги хвост!- Крикнула я, делая выпад в сторону кентавра
- Не так быстро ты доберешься до хвоста. - Отпрыгнув, засмеялся Эльнар.
Я делала выпады, подскакивала, снизу наносила удары по ногам, и старалась задеть хвост. Эльнар почти всегда блокировал удары, или просто уходил в сторону. Постепенно тренировка стала похожа на детскую игру догонялки: я гонялась за кентавром, пытаясь поймать его хвост, а он убегал от меня, махая этим самым хвостом, дразня меня. Потом все поменялась и уже я убегала от Эльнра, а он в свою очередь подгонял меня мечом, нанося не сильные удары плашмя. Его хохот и мой визг разносились по полю. Когда я уже окончательно выбилась из сил от бега и остановилась, убирая меч, Эльнар подскочил и, подхватив меня за руки, перекинул за спину. Когда я оказалась за спиной, он начал гарцевать и носиться по полю, вытаптывая оставшуюся траву. Он то вставал на дыбы, то несся диким галопом, то брыкался. Он словно ребенок бегал из стороны в сторону, давая выход необузданной силе. Я крепко держалась за его плечи, чтобы не упасть, и визжала от восторга. Наскакавшись, Эльнар остановился. Весь в пене, мокрый и тяжело дышащий. Несмотря на это все, он был счастлив, впрочем, я не сильно от него отличалась: мокрая, взлохмаченная и со сбившимся дыханием, но счастливая. Я так веселилась только с отцом, когда была маленькая. Отец подбрасывал меня вверх, я взлетала и, с хохотом и визгом, падала в его объятья. Я знала, что он поймает, и просто наслаждалась моментом, так же как знала и сейчас: Эльнар поймает, поддержит не бросит, поэтому я опять просто наслаждалась моментом.
- Резвитесь дети? - К нам подошел Ханор. - Еще не устали?
Мы с Эльнаром резко обернулись в сторону леса с видом, как будто нас застукали за какой - то пакостью. В тени леса стоял весь отряд и наблюдал за нами. Было видно: они веселились от души. Даже Эрганд стоял, опираясь на собратьев. Переглянувшись с Эльнаром, мы хором ответили:
- Нет!
Эльнар галопом помчался по полю в противоположную сторону от леса, так что ветер завывал в ушах, а я раскинула руки в стороны, наслаждаясь полетом. Но все же пришлось вернуться в тень леса, где мы развалились на покрывале, требуя отдыха и еды. Кентавры уже собирались. Было решено, что отряд будет идти шагом до тех пор, пока Эрганд не устанет, а дальше галопом до стойбища племени. Мы с Эльнаром плелись в самом конце, потому что были самыми уставшими. Кентавры ухмылялись, даже подбадривали, но положения дел это не меняло: впереди галоп, и ни я, ни Эльнар к нему не готовы ни морально, ни физически. Зато у кентавров не было того, что было у нас. Помимо какого-никакого лекаря в моем лице, у нас была очень хорошая настойка.
Вечером, когда еще горели костры, я вскипятила воду, и заранее порезанный стебель золотого плюща, залила кипятком, добавив пару трав. Получилось довольно приличное взбадривающее средство. Но использовать я его пока не решалась. Стебель молодой и я по ошибке двойную порцию четырехлистника положила, а он как раз и усиливал действие настойки. И теперь я понятия не имела, в каких пропорциях использовать настойку. Эрганд уставал на глазах, а значит скоро и мне и Эльнару понадобиться больше сил. Что ж нужно попробовать. Я изложила суть проблемы на ходу кентавру, он согласился попробовать, но с условием, что пить будем вместе. Я кивнула и достала настойку с сумки. Эльнар сделал сначала три глотка, а я с поправкой на то, что я человек и меньше его как минимум вдвое, всего полтора. Мы шли и не чувствовали никаких результатов. Сделали каждый в два раза больше глотков - тоже ничего. Эльнар хмыкнул, что я недоучка и опустошил пол фляги и протяну остатки мне. Уговор есть уговор, я допила оставшуюся настойку и убрала пустую флягу в сумку. Эффекта никакого. Мы печально смотрели на Эрганда, который из последних сил держался, и понимали: скачка будет для нас тяжелой. А я все думала, что же я не так сделала с настойкой. Конечно тут практика нужна и опыт.
Но не прошло и полу часа, когда эффект все же появился. Эрганд не успел еще окончательно сдаться усталости, когда Эльнар начал пригарцовывать, а я почувствовала, как сердце забилось быстрее, разнося по телу такой прилив сил, что мне показалось, будто я сама уже гарцую. При этом я вспомнила бабушкины слова: что подобные зелья нужно дозировать и ни в коем случае не принимать еще настойки, если эффекта нет, иначе можно вызвать слишком бурный эффект. Как же я об этом забыла? Мы же вдвоем всю фляжку выпили! Вот что делает усталость... хотя какая усталость? Да я сейчас могу горы свернуть, быстрее кентавров бегать.... Мы бегом догнали племя, которое уже крепило носилки - плот на новой тройке, и готовилось к галопу, а дальше случилось нечто невообразимое. Обогнав отряд (надо отметить, что кентавры уже на нас косо смотрели), мы с Эльнаром резко остановились, переглянулись. Он гарцевал, я подпрыгивала на ногах, он встал на дыбы, а я подпрыгнула выше, и, поймав удивленные взгляды, замерших кентавров, мы с черной язвой кинулись в разные стороны бегом: с криками и воплями вокруг ошалевших окончательно кентавров. Он со свистом, брыканием галопом с одной стороны отряда, а я с другой стороны с криком, вприпрыжку. Мы встретились сзади отряда, снова переглянулись, поняли, что не отпустило, и кинулись опять в разные стороны от отряда. Я отметила, что даже дыханье ни у меня, ни у него не сбилось. Мы снова встретились в начале отряда, опять обменялись взглядами и опять разбежались... На третьем круге уже не останавливались. Настойка была что надо! И теперь нам попросту надо было куда-то деть слишком много появившейся силы. При этом и физической и эмоциональной.
- Ри, что с вами? - На ходу спросил Ханор, остальное племя пока не отмерло.
- Да ничего, зелья много выпели! - Крикнула я в ответ, заходя на новый круг - а-а-а- я задрала руки на верх и унеслась по кругу. - Не останавливайтесь! - Я опять бежала мимо Ханора. - Нас думаю, отпустит...
С другой стороны отряда послышалось такое же "а-а-а-а" и на встречу выскочил Эльнар.
- Побежали, нечего стоять, - только и успел он крикнуть, скрываясь за отрядом. - А долго действовать будет? - Он показался с другой стороны
- Не знаааааюююю! - Крикнула я, пробегая мимо него - но мне определенно нравиться! - Я с криками, в очередной раз перепрыгнула через поваленное бревно.
Отряд дружно хохотал, утирая слезы. Но все же Ханор смог их привести в чувства и кентавры двинулись дальше рысью, как ни странно Эльнар бежал впереди, и, когда слишком отрывался, возвращался, делал круг и по-новому обгонял отряд, а я немного отставала, но все же держала темп. Спустя какое то время, я уже не кричала, появилась отдышка, и я почувствовала, что бежать то мне уже не очень хочется, но сил было еще через край. Эльнар тоже уже не брыкался и не перескакивал через канавы. Кентавры остановились, поменяли тройку, в число которой вошли Рурак и Лорац, и поскакали дальше рысью. Я бежала рядом, вполне довольная ритмом. Я все таки человек, хоть и под действием настойки, но я начинала уставать, а вот и без того резвый Эльнар рвался в галоп. Кентавры накинули на него веревки, и теперь двое удерживали его, выполняя функцию балласта. Эльнар нещадно молотил копытами землю, его тело требовал галопа. Я, было, открыла рот от удивления, когда в бок резко ударила острая боль, и нечем стало дышать. Я согнулась пополам в надежде унять боль. Тут же меня подхватил какой - то кентавр и усадил за спину Ханора.
- Набегалась? - Спросил он, улыбаясь
- Угу... - Я, скрючившись, сидела на нем. - Теперь не помереть бы. Боги как же все болит. Долго мы так?
- Ну, больше половины пути, благодаря вам, мы движемся быстрее, чем планировали. Скоро будем.
- Главное что бы до этого Эльнара не скрутило, а то понадобиться второй плот.
Племя перешло в галоп. Веревки от Эльнара не убирали, он все еще рвался вперед, таща за собой двух кентавров. А я корчилась от боли на спине у Ханора и громко стонала. В горле пересохло, руки не слушались, ноги тряслись, тело болело, а бок просто разрывало от боли. Думать, что будет чувствовать Эльнар, не хотелось. Мы проскакали довольно много, когда веревки перестали натягиваться и просто волоклись по земле между кентаврами. Эльнар начал уставать, а значит, скоро он и вовсе шевелиться не сможет. Уже начинало смеркаться, и отряд хотел остановиться и сделать передышку, но Ханор не дал, он, так же как и я, внимательно следил за братом, и понимал, что надолго его не хватит, если остановимся, то до стойбища точно не доберемся сегодня. Ханор подбодрил всех, добавил еще кентавров нести плот за ручки, и ускорил темп. Отряд взмок и хрипел, но скакали все. Постепенно Эльнар сбавлял скорость и уже переместился в конец отряда. На его лбу выступил пот и он начал тяжело дышать. Когда он уже начал отставать Ханор сбавил темп, позволяя брату подтянуться. Эльнар держался из последних сил.
Впереди замаячили огни от костров, а выбитый из сил Эльнар перешел на рысь. Он жмурился, обливался потом, задыхался, но все же рысил. Мне было его очень жаль, ведь это моя вина, что он сейчас мучается. Боль меня немного отпустила, но руки и ноги болели и тряслись. Бедный Эльнар!
На подходе он вовсе перешел на шаг, Ханор тяжело вздохнул и повел отряд шагом. Эльнар тяжело дышал, опустил руки и голову. Его поддерживали сородичи, но сил ему катастрофически не хватало. Эрганд предложил ему место на плоту, но черный отказался, устало помотав головой. Он все же смог сам дойти до поляны, где горели костры. Я удивленно открыла рот. Здесь было, по меньшей мере, сотня кентавров: в основном женщины, дети и старики. Были и взрослые мужчины кентавры, но в меньшем количестве. Мы нашли стойбище.
- Эльнар! Что с тобой? - Воскликнула одна из женщин. - Что с тобой ответь?
Вместо ответа, Эльнар сделал несколько шагов ближе к костру, и распластался прямо на земле, издав стон облегчения и горя одновременно.
- С ним все в порядке. - Попытался успокоить ее Ханор. - Просто переход оказался э - эм слишком для него тяжелый.
- Он ранен? Ханор что случилось? - Она ласково гладила Эльнара по голове
- Нет не ранен, просто устал. - Честно оправдывался кентавр. - Мам, все в порядке! - Женщина подняла глаза на второго сына.
- А это что? Человек? - Завизжала она. Мужчины в стойбище, от ее визга обнажили оружие и повернулись на шум.
- Успокойся, - Ханор и многие из отряда, пришедшего с нами, достали свои мечи. - Она не опасна, она...
Дальше я не слушала, достала из сумки Ханора два покрывала, доковыляла на трясущихся ногах до Эльнара, полностью проигнорировав злобное фырканье женщины, и топот копыт мужчин, укрыла черную язву одним покрывалом, во второе завернулась сама и, свалившись к нему под бок, уснула.
Сколько я проспала, не знаю. Меня разбудил Ханор, тряся за плечи. Я не сразу смогла вспомнить, кто я и где, и почему все тело так болит. Память услужливо прокрутила наш забег, и я со стоном полезла обратно под покрывало.
- Проснись, ты весь обед проспишь. - Ханор принялся меня трясти опять.
- Пусть спит, нам сейчас не до обеда. - Рядом подал признаки жизни Эльнар, он как и я, укрылся пледом с головой. - И вообще чего расшумелся? Не видишь, человек спит? Кстати кентавр тоже спит!
- Ну знаете ли. - Ханор недовольно фыркнул. - Сами напросились! - Меня наконец отпустили, и я воспользовавшись моментом, положила голову на ногу младшего из братьев, устроилась дальше спать. До меня доносился звук удаляющихся копыт. Мы с Эльнаром дружно облегченно вздохнули, и задремали опять. Из сна нас выдернули несколько ведер холодной воды, вылитые несколькими кентаврами и Ханорм в том числе. Я взвизгнула и подскочила, рядом фыркал Эльнар. Сказать, что мы были готовы придушить Ханора - ничего не сказать.
- Я вас предупреждал, что не встанете - водой окочу с родника.
- Когда? - Возмутился Эльнар, - я ничего такого не помню! - Я поднапрягла память, но тоже ничего не вспомнив подобного, уставилась на Ханора.
- Как когда? - Улыбался тот. - Когда вы спали. - Он подхватил ведро и направился прочь от нас.
Спать нам определенно не дадут, грустно вздохнув, мы с Эльнаром нашли в себе силы встать. Под веселые взгляды племени, мы собрали покрывала, я даже обнаружила натянутые веревки между деревьями, куда мы и повесили покрывала сохнуть, а так же жилетку Эльнара. А вот я осталась в мокром платье, от которого меня слегка знобило. Даже плащ пиратов не спасал. Мокрые, не выспавшиеся и голодные, мы отправились на поиски Ханора. И каждый из нас строил план мести. Он обнаружился довольно быстро, около импровизированного стола, на котором горой лежали, карты, свитки и какая - то другая бумажная ерунда.
- А-а-а-а с добрым утром! - Воскликнул он. - Наконец наши сони проснулись.
Проходящие мимо кентавры отпускали шутки в нашу сторону и смешки. Ханор тем временем окончательно освободил стол и поставил перед ним ведро дном вверх. Жестом он пригласил меня сеть и, заметив, что меня трясет от холода, принес порывало и укрыл меня. Откуда - то с боку пришла мама братьев. Она принесла две миски с какой -то вкусно пахнущей похлебкой, от которой у меня потекли слюнки и громко заурчал живот. Вместе с мисками на стол она выложила хлеб, какие - то травы и коренья. Мы с Эльнаром жадно накинулись на еду. Правда я недоела, потому - что порция была для кентавра, но эту проблему решил младший из братьев. Я, объевшись, и разморившись на солнце, нашла вполне симпатичный бугор земли, на котором и развалилась, греясь под солнцем в покрывале, моему примеру последовал и Эльнар, нагло пихнув меня, уволился рядом. Что ж жизнь, похоже, налаживается. Солнце светило во всю, и меня уже не так ознобило, но платье было мокрым и высохнет оно не скоро, недалеко от нас играли маленькие кентавры, с любопытством оглядывавшиеся на нас. Я тоже с интересом наблюдала за ними. Когда еще будет еще возможность попасть в племя настоящих кентавров?
Мне было очень интересно наблюдать за стойбищем. Женщины развешивали белье, играли с детьми, собирали грязную посуду. Мужчины точили мечи и стрелы, объясняли детям, как стрелять с лука, помогали женщинам носить корзины. Да, если я кому-нибудь на острове расскажу, что видела кентавров - никто не поверит. Мое безмятежное настроение прервал Ханор:
- Ри, Эльнар вы весь день решили ничего не делать? - Спросил он
- А тебе что завидно? - Фыркнул Эльнар. - Не видишь - силы восстанавливаем?
- Так может, расскажете, что это вчера было? - Ханор навис надо мной, загораживая солнце.
- Немного с дозировкой не рассчитала. - Честно призналась я, переползая выше на солнышко.
- Ничего себе немного. - Фыркнул Ханор.- Да ты вчера хороший темп держала.
- Ой, не напоминай. - Мой бок откликнулся болью. - Сколько нас отпускать будет - неизвестно.
- Ладно. - Усмехнулся Ханор. - Это тебе, мама дала, иди, переоденься. Эльнар, сколько у нас всего было мешков с провизией?
Он протянул мне сверток, внутри которого обнаружились плотная тканная туника примерно до середины бедра и штаны. Я удивленно подняла глаза на Ханора.
- Раньше наше племя славилось тем, что женщины ткали и шили добротную одежду. - Объяснил он. - Кстати, сапоги и безрукавку позже принесу. Я матери сказал, что тебя бы переодеть по походному, вот она с вечера и занялась, если будет жать - она переделает.
- Спасибо. - Ответила я.
Эльнар поднялся и отвел меня к ближайшим деревьям, где натянули покрывала, что бы я могла переодеться. Братья обсуждали добычу с налета, как я поняла, в мешках было зерно, мука, и дань с деревень. Смотритель раз в месяц объезжал деревни для сбора золота, но обычно он ездил с охраной Лорда и больше суток негде не задерживался, а если и задерживался, то ночевал в поселениях под охраной. В этот раз кентавры одновременно ударили с трех сторон, обрушиваясь на северные, западные и восточнее земли Лорда. Всю охрану ему пришлось перекинуть на защиту своей территории. Еще один отряд кентавров ударил по основному поселению Лорда, рабы воспользовавшись дракой, кинулись разорять амбары, дошло до того, что Лорду пришлось отбиваться с двух сторон с одной стороны кентавры с другой оголодавшие рабы. Как и ожидали кентавры, Лорд отправил Смотрителя за новыми рабами, заодно и за золотом, а так же с приказом собрать съестные припасы, потому что восставшие рабы, добрались до запасов замка, и большую часть испортили. На этот обоз и напал отряд, который меня спас. Смотритель отправился без охраны потому, что отряд, который возглавлял Лорац, громил западные поселения и уводил обозы. Лорд все силы кинул на их поимку, не ожидая, что Ханор сможет атаковать небольшим отрядом. Я слушала и переодевалась. Туника с длинным рукавом и шнуровкой у ворота, была сплетена из тонкой шерсти, и была на ощупь мягкой и гладкой. Да и штаны на завязках на вид были крепкими и отлично сидели. Какой - то кентавр принес Ханору сапоги и жилет, которые передали мне. Я таких сапог в жизни не носила. Мягкие, почти до колена, из кожи, и со шнуровкой сзади. Жилетка больше напоминала широкий пояс с лямками и, как я поняла, выполняла функцию небольшого легкого доспеха. Зашнуровав жилетку под грудью, я застегнула ножны на поясе и вышла к братьям.
- Отлично выглядишь! - Присвистнул Эльнар.
- Спасибо, но мне нечем вам отплатить за это.
- Ничего и не надо. - К нам подошла мама братьев. - Вот он должен подойти. - Она расправила передо мной плащ и перекинув за спину, закрепила ремнями спереди.
- Мне неудобно за то, что ничего не могу дать взамен. - Я переминалась с ноги на ногу. Отец приучил нас, что за все надо платить, даже если это подарок. На острове ничего не дается даром, все упорный труд людей.
- Ты уже спасла мне сына. - Сказала женщина. - И вернула Эрганда живым, это мы должны тебя благодарить.
- Ладно, мам, не смущай ее еще больше. - Эльнар обнял мать. - А то она выпьет еще зелья, и сбежит от нас.
Все дружно рассмеялись. Похоже, мое пребывание в племени, не будет уж таким трудным. Я уже радовалась, что меня кентавры приняли, когда подошел Рурак и что-то сказал Ханору на ухо, отчего последний перестал улыбаться, и стал серее тучи.
- Пойдем. - Сказал он, обращаясь ко мне. - Надо тебя с кое -кем познакомить.
При этих словах замерли все, даже непоседливый Эльнар напрягся. Что ж не в моих интересах перечить племени. Если для возвращения домой надо пойти и познакомиться с очередным фыркающим кентавром, который полдня будет выговаривать мне за людей, в общем, и меня в частности, придется терпеть.
- А позже нельзя? - Попыталась я отсрочить неизбежное.
- Нет, вечером мы сворачиваем стоянку и уходим. - Обрубил Ханор. Я вздохнула и поплелась за ним.
Повиляв между навесов, мы подошли к внушительных размеров палатке. Никогда б не подумала, что кентавры пользуются палатками. По всему лагерю стояли лишь навесы с закрывающимися боками от солнца и дождя. Ханор откинул полог, и жестом пригласил меня войти. Я вздохнула еще раз и вошла. Внутри была небольшая группа из пожилых кентавров. Их главное отличие от соплеменников было в том, что они почти все были одеты в туники, спадающие почти до колен, а в волосы цвета серебра были вплетены перья, бусы, ленты. А еще они были на много старше всех, кто был в лагере. Они стояли примерно на середине палатки и что - то горячо обсуждали. Меня они пока не заметили, а Ханор остался на улице. Я стояла в стороне и не знала что делать. Но мое присутствие не осталось не замечено. Во время спора на меня посмотрел один из кентавров с любопытством, но пока ни чего не говорил. Потом он кивнул в знак приветствия, и голоса вмиг утихли.
- Так вот что за девушку привел в племя Ханор? - Ко мне обратилась, улыбаясь, старушка кентавр. Когда то в молодости она была рыжей масти, от которой сейчас остались следы только на крупе и немного по бокам, почти всю остальную шерсть, как и волосы, съела седина. Лицо, покрытое сетью морщин, излучало доброту и любопытство, а карие глаза блестели неподдельной живостью. Как мне показалась, эта старушка еще сможет хорошую трепку задать. - Меня зовут Алана.
- Здравствуйте, меня Риа зовут. - Честно сказать, я понятия не имела что им говорить и что им надо от меня, хотя о их роли в племени начала догадываться.
- Привод человека в племя.... - В центр вышел кентавр средних лет. Он был на много моложе всех окружающих и одет по-другому. Как воин, в жилете безрукавке, открывавшей его сильные, мускулистые руки с множеством шрамов. Его лицо было суровым, а черный цвет волос еще больше придавал ему устрашающий вид. На висках у него уже проступила седина, но остальные волосы, сверху собранные в пучок, а снизу ниспадающие ниже плеч, были цвета вороного крыла. Он демонстративно скрестил руки на груди и продолжил: - не лучшая идея, требующая вескую причину и не малую храбрость! - А вот и фыркающий кентавр, в его присутствии мне стало не по себе, и я уже подумывала с позором сбежать, позабыв даже про желание вернуться домой. - Так какая причина привела тебя в наше племя? - Его голосе прозвучал металл. Да так прозвучал, что я напрочь забыла все слова. Упорно стояла и молчала.
- Она спасла мне жизнь. - В палатке показался Ханор.
- Ее можно было отпустить по дороге. - Сказал черноволосый с нажимом. - И кто позволил тебе войти в собрание старейшин?
- Она не местная. - Уперто ответил Ханор. - Была в числе рабов Толрига, куда б она пошла? И как бы долго протянула в лесу? И что было бы попади она на земли Эльфов? Я сам вошел, потому что обязан ей жизнью!
- Проблемы людей меня не интересуют! - Черный горячился и повысил голос, мне захотелось спрятаться или бежать, не оглядываясь подальше, да хоть обратно в рабство, но Ханор даже бровью не повел. - Ты уверен, что она не из его людей? Ты уверен, что человек не предаст нас второй раз? Или может ты забыл, сколько бед мы пережили из-за людей? Сколько собратьев потеряли? Когда в последний раз наши дети спали в домах, а не на улице? Сколько крови мы пролили в войне за еду и безопасность наших женщин? Так сколько будет пользы от ее присутствия?
- Никакой! - Раздался голос позади черного. Я опустила голову ниже, испытывая стыд за всех людей и даже не смела ни на миг поднять глаза на черного. - Абсолютно! Не считая спасения жизни твоего сына.... - Я резко вскинула голову. И только сейчас заметила сходство между отцом и сыном, а они были очень похожи. Сзади к черному подошла старушка. - И не считая смертельно раненого Эрганда. И спасения жизни целому отряду. Как же по твоему разумению вернулись все кентавры? Включая обоих твоих сыновей и моего внука, который видел, как девушка спасла жизнь твоему сыну при нападении. И что меняет то, что она человек? Да еще и рабыня Толрига? Ее теперь копытом в лоб заодно только рождение? Райзар, да от нее вреда за эти дни меньше, чем за час от одного твоего Эльнара!
- Эльнар мой сын! - Он попытался возразить Алане.
- И это дает ему право голых девок по реке гонять? - Алана и не думала уступать. - Или в соседнем племени жеребят мало черненьких скакало? Или ...
- Да понял я! - Уже рычал Райзар. - Но факт остается фактом: она человек! И я как вожак должен принять решение!
- Не надо отец. - Обратился к нему Ханор. - Я уже принял решение. Я уведу ее к реке, помогу переправиться на другой берег, а оттуда она поплывет домой.
- Я этого не разрешал! - Рявкнул на него Райзар.
- А я и не спрашивал. - Очень спокойно ответил Ханор, они с отцом встретились взглядом и никто не хотел уступать. - Я сам принял решение, и мне за него отвечать. Я обязан ей жизнью и по нашим традициям ....
- Отец не тронь Ри!!! - В палатку кубарем влетел Эльнар в охапку с рыжим кентавром, что охранял вход. - Отец она спасла жизнь Ханору, Эрганду ... да всему отряду ...и.... и вообще мы не судим беззащитных девушек!
- Эльнар будь добор покинь совет! - В голосе вожака опять зазвенел металл
- Нет, только с Ри! - Уперся тот.
Райзар окончательно потерял терпение. Он встал на дыбы, и со всей силы протаранил грудью Эльнара, отчего тот вылетел из палатки и кубарем долетел до каких то мешков. Племя замерло, а я стояла, прикрыв рот рукой, что бы не закричать. Райзар медленно пошел на пытающегося встать сына, доставая из-за спины меч. Я всерьез испугалась за черную язву и поэтому кинулась вперед к Райзару. Но путь мне преградили кентавры. Страх перед ними за собственную жизнь сейчас уступил страху за жизнь Эльнара, поэтому я нырнула под животы кентавров и смогла-таки выскочить между отцом и сыном.
- Не троньте его! - Воскликнула я, вокруг было очень тихо. - Хотите меня судить за то, что обратилась к вам за помощью? Судите! Хотите судить за то, что человек? Судите! Хотите судите за то, что поверила слову Вашего сына! Но тронуть Эльнара я Вам не позволю!
Меня била дрожь, но я упрямо смотрела в глаза Райзару. Страшно вот так стоять и кричать на здоровенного разозленного кентавра со здоровенным мечом в руках. У меня физически не хватало сил противостоять ему, поэтому к горлу уже подкатывалось рыданье, и глаза предательски защипало. Еще мгновенье и я разревусь и уползу в ближайшие кусты, прихватив с собой Эльнара.
- Ханор! - Рык вожака прокатился эхом по затихшему лагерю, заставляя вздрогнуть и меня и кентавров. - Девчонка в твоем распоряжении. Ты принял решение, ты его и исполнишь! - Ой мама! Я почти начала оседать, когда меня подхватил, уже поднявшийся, Эльнар - А ты, - Райзар указал на младшего сына, - еще раз нарушишь правила племени - лично проучу, да так, что неделю хромать будешь, и никакие тебе полевые лекарки не помогут! - Он развернулся и пошел к палатке, и уже почти войдя в нее крикнул всему племени: - Сворачиваемся!
Кентавры вздрогнули и отмерли. Подарив нам с Эльнаром взгляды сочувствия, племя начало сборы. Ханора позвал с собой отец, и они оба скрылись в палатке. Вокруг нас сновали туда сюда кентавры, собирая вещи и сворачивая навесы. Мы с Эльнаром стояли, молча, и обнимали друг друга. Слов не было у обоих.
- Пошли, потренируемся. - Неожиданно сказал младший из братьев, отпуская меня.
Я кивнула, понимая, что нам нужно сейчас не столько тренироваться, сколько уйти с лагеря и отойти от пережитого. Лишь прихватив оружие, мы довольно быстро оказались за пределами лагеря. Уйдя подальше, мы молча принялись править местную природу: Эльнар злобно срубал деревья потолще, оставляя наискось торчащие остатки стволов, или кромсал ствол особо упертых деревьев до тех пор, пока оно покорно не падало на землю, а я взялась за кустарники. От дерева к дереву, от куста к кусту мы двигались, вырубая все на своем пути и выпуская пар и успокаиваясь.
- Эй вы, бобры проказники, оставьте растительность в покое, она вам ничего не сделала! - Сзади к нам шел Ханор. Мы с Эльнаром переглянулись, и продолжили заниматься истреблением скудной зелени. - Ну ладно вам, получили взбучку с кем не бывает? - Очередное дерево упало и Эльнар перешел к другому. - Я серьезно, оставьте деревья в покое, Толриг идет по следу, он поймет, что мы тут были!
- А я думаю, он решит, что тут были бобры с лютой ненавистью к деревьям.... - Сказала я, срубая очередную жертву и переходя к следующей.
- Ладно, приду, когда вы успокоитесь, или племя выдвигаться будет. - Ханор развернулся и пошел в обратном направлении.
- Эй бобер маньяк! - Обратилась я к Эльнару, стряхивая грязь с меча. - Когда ты умудрился голых девушек по реке погонять?
- Да было дело - Ответил он, останавливаясь. - Да молод был и горяч, вот в человеческие деревню и заскакивал. Кому телеги переворачивал, кому коз разгонял, у кого сено стяну. Это еще до войны было...
- Вы едите сено? - Как то я раньше не задумывалась над этим вопросом.
- Можем, когда сильно с едой плохо. Больше похлебки овощные, зерно, хлеб ну и мясо. Хотя жареное мясо мало кто любит, а вот от мясной похлебки или мяса с зерном не откажемся. Когда Толриг сжег нашу деревню, вместе со всеми запасами еды, туго было. Еды нет, крова нет. И зима началась. Зиму пережили на том, что откапывали из-под снега, доходило до прелой травы и веток. Дичь всю люди выловили. Взрослые еще ничего - стерпели, а вот маленьким совсем тяжело было. Многих жеребят болезни забрали. - Он на несколько мгновений замер, словно вспоминал то время. - Так вот, пошел я опять в деревню. - Он отмер и радостно продолжил - Лето было, жарко и уже дело вечером было. Пошел по реке, ну что бы запаха не оставить, и охладиться заодно. Слышу, впереди девицы песни поют. Ну, я в кусты спрятался, а оттуда уже за ними стал наблюдать. Они стирать белье пришли, заодно и купались. Кто голый, кто в нижних рубашках, да разницы нет, мокрая она ничего не скрывает. Ну белье стирают, песенки поют, в воде барахтаются, хихикают. Я в глине извалялся, ветки в волосы воткнул, и лицо землей измазал. Вот в таком виде на них из кустов и выскочил. Визгу было, одна даже в обморок упала, а подруги ее с криками в рассыпную, белье побросали и бегом. Я за ними, одну даже на руки подхватил. Я ж как лучше, что б она не поранилась, да ножки свои голые не запачкала. А она даже спасибо не сказал, орала как ненормальная, даже за палец укусила, от чего я, кстати, ее и бросил. - Я хохотала, пока Эльнар демонстрировал мне пострадавший палец. - Ну а дальше я их в рыбацкую деревеньку загнал. Вот там девицам пришлось убегать уже от рыбаков.
- Бедные девушки. - Вытирая слезы, сказал я.
- Да не, я им даже помог замуж выйти! - Эльнар расплылся в счастливой улыбке. - Кроме той, что меня за палец укусила.
- Ты откуда знаешь?
- Они потом, уже замужние, когда за рыбаков вышли, в ту же заводь, венки обручальные принесли все, после свадьбы. И венчались они все в один день.
- А ты откуда знаешь, что тебе принесли?
- Так я опять в кустах сидел, от старосты прятался, а тут они с речами благодарности. Ряженые в венечных платьях в воду зашли, поблагодарили и венки по воде отправили.
- А от старосты то зачем прятался?
- Так я ж говорю, молодой был. - Эльнар опять расплылся в счастливой улыбке. - Не в гости на брагу прибегал. Староста, в то лето новый табун лошадей дорогих пригнал, по мне кобылы как кобылы, хоть и кони. А староста с них пылинки сдувал, дорого они ему встали, да и поговаривали, что с княжеских конюшен привез. Ну я средь бела дня табун то его с пастбища угнал в лес, а потом и коз его нашел. Тоже расшугал по окрестностям. А там еще с козами волки помогли. Козы его в огороды полезли, за что местные жители спасибо ему не сказали, как понимаешь. Коз он дня три потом собирал, да не всех, сытые волки больше попадались. А коней так всю неделю. Не привыкли они еще в конюшню идти, так и поскакали по старой памяти в княжеские конюшни. И то не всех собрал, я пару кобыл в соседних деревнях за зерно выменял. Староста потом к отцу поехал жаловаться.
- И что отец сделал?
- Старосту выгнал, сказал, что стадо защищать надо, а про волков так вообще я не причем, про девиц он еще плату за сватовство затребовал. А мне тумаков надавал. Ничего я потом как от тумаков отошел к дочерям старосты свататься пошел. При этом ко всем трем разом! Одну даже в кусты утащил, о любви говорил, к другой в окошко залез, когда она переодевалась, ну а третью покатал по полю. Так что она теперь при виде лошади в обморок падает. - Кентавр довольно улыбался, а я вволю смеялась.
Напряжение ушло окончательно, и мы все-таки решили потренироваться. Как обычно, начали с лука, а закончили догонялками. Не обошлось и без комментариев от черной заразы:
- Нет, женщинам нельзя давать что-то острее метлы! И то не уверен, что ты метлой не поранишься. Что ты руками машешь? Я тебе что ворона, меня так не отгонишь. Ну, кто так бьет? У меня слепая прабабка, да примет земля ее тело, а Бог Смерти успокоит Душу, и та сильнее била! Что ты задом вертишь? Не впечатляет! И не в моем вкусе! Эй ты чего кусаешься?!
- А нечего на мой зад заглядываться! - Ответила я, отплевывая шерсть с его ноги, за которую укусила.
- Да на что заглядываться то? У тебя даже хвоста нет! - Не успокаивался Эльнар. - Ладно передышка. В целом дерешься ты лучше, да и быстро усваиваешь уроки. Теперь тебя в мокрую рубашку и перед отрядом Толрига можно выставлять как приманку. С какой стороны меч держать знаешь, жить захочешь - отобьешься, а у них шок будет и им не до нас будет, глядишь так и войну выиграем!
Эти слова я не могла пропустить и поэтому с криком кинулась в атаку на кентавра. Мой удар он отбил, но не рассчитал, что цель был не удар, а подобраться к нему ближе, что я и сделала дальше. Я подпрыгнув уцепилась за его шею и одной рукой вцепилась в ухо, сильно потянув на себя. Эльнар придержал меня одной рукой и встал на дыбы и рванул в галоп. Потом он резко остановился, отчего мне пришлось сильнее сжать его шею, он встал на дыбы и перекинул меня за спину. Меч я уронила, еще когда Эльнар с места сорвался, а сейчас вцепилась в его плечи. Кентавр начал с остервенением брыкаться и носиться по полю. Несколько раз я чуть было не вылетела, но кентавр успевал придержать за ноги. Я с удовольствием чувствовала его силу и свободу, и каждый прыжок его вызывал восторг у меня.
- Ну вы нарезвились? - Крикнул, догоняя нас, Ханор. - Если даже нет, все равно пошли. Племя готово тронуться в путь.
Эльнар на ходу поднял наши мечи, свой он тоже выронил, когда меня перекидывал. Отдал мне мой меч, а свой убрал в ножны, собрал стрелы в колчан, и подобрал лук. На поляну начали выходить кентавры, нагруженные в основном сумками, они ждали только нас. Эльнар подмигнул мне, пристегнул колчан с луком на бок, и гордо подняв голову, проследовал в начало племени к вожаку. Ханор встал по правую руку от Райзара, а Эльнар со мной на спине по левую. За вожаком шли женщины, которых возглавляла мать братьев. Посередине были жеребята и старики. С боков и сзади женщин окружали кентавры мужчины. Райзар выразительно смотрел на Эльнара, но тот уперто смотрел только вперед с гордо поднятой головой. Раздался вздох от Ханора, но он не сказал ни слова. Более того, уже окрепший Эрганд, поменял место справа от Ханора, на место с лева от Эльнара, и весело мне подмигнул и протянул хлеб с зернами и фляжку с водой. Райзар смерил всех четверых хмурым взглядом, а мы все четверо стояли и смотрели упорно вперед, я так вообще умудрилась откусить хлеб и сидела его жевала. Райзар хмыкнул, встал на дыбы и пошел вскачь. Следом за ним тронулось племя. На этот раз Эльнар не брыкался, а скакал спокойно слегка позади отца. Я отчетливо улавливала ритм движений кентавра и с легкостью подстроилась под него. Даже руками не держалась. Мне нравилось скакать на Эльнаре, но не хватало его брыканий и ощущения полета, от которых бешено стучало сердце и кровь закипала в жилах. Похоже, я буду скучать по нашим скачкам и по братьям в целом. Интересно, что скажет мама, когда узнает, что я скакала верхом и дралась на мечах с кентаврами?
Преодолев значительное расстояние, Райзар перевел племя в рысь, а потом и вовсе на шаг. Удивительно, но племя слушалось его без каких-либо слов или сигналов. Мы шагали достаточно продолжительное время, и впереди и с боку показались еще два отряда кентавров, я видела их в лагере, когда только проснулась. Отряды слились с племенем, и пошли шагом, Райзар поднял руку вверх и перешел в галоп, вслед за ним, отделились мужчины, что возглавляли переход. Остальное племя шло дальше шагом. Эльнар повинуясь приказу отца, перешел на галоп. Мы бешено скакали вперед, после чего взобрались на высокий холм и кентавры осматривались вокруг. Как оказалось, от племени мы находились уже на большом расстоянии.
- Опасности нет. - Сказал Ханор, обращаясь к отцу.
- Опасность есть всегда. - Ответил тот. - Стоит немного расслабиться, и ты ее уже никогда не обнаружишь. Стоит хоть на миг поверить в то, что опасности нет - она застанет тебя врасплох. Не стоит недооценивать опасность, но и панически ее бояться тоже не нужно.
Райзар кивнул сыну и помчался обратно к племени, которое уже было у подножья холма. Воссоединившись с сородичами, вожак снова перевел все племя в галоп, и мы помчались к холмам, возвышающимся вдали. Скачка уже изрядно надоела, и начали болеть ноги, но я терпела молча. Я итак не по нраву вожаку, чего доброго скинет с сына под копыта племени и скажет, что сама упала. Уже стемнело, когда мы добрались до холмов, и на небе красовалась яркая луна в окружении звезд. Сзади слышалось тяжелое дыханье женщин, детей и стариков, даже мужчины устали, но племя продолжало двигаться. Меня клонило в сон и хотелось скорее ощутить землю под ногами. Да и Эльнар уже скакал вяло, чувствовалось, что он устал. Эрганд так вообще хрипел из последних сил. Болезнь сильно его подкосила. Спустившись с холма, Райзар наконец перевел племя в шаг, а потом и вовсе остановился и отдал приказ разбивать ночлег. Мужчины кентавры ставили навесы, дети свалились в кучу от усталости, примерно так же поступили старики и Эрганд, с разницей, что нашли место поудобнее и расстелили покрывала. Женщины собирали ужин. Мужчин кормили первыми. Скоро поев Ханор, Эльнар и еще один кентавр отправились на холм, стоять в дозоре, Райзар с тремя кентаврами отправились в противоположное направление, Рурак и Лорац с еще одним кентавром отправились в третье.
- Вождь и его сыновья имеют честь первыми стоять в дозоре после перехода. - Ко мне подошла мать братьев и протянула миску с похлебкой и хлеб. - Так проверяют силу и выносливость вожака и его сыновей. Вожак единственный, кто в переходах спит несколько часов, перед самым выходом, когда племя уже просыпается. Сыновья отстоят свое время, и вернуться на отдых, кентавры сменяться, а Райзар будет стоять всю ночь.
- Жестоко. - Сказала я. - Спасибо. А если утром будет нападение? А вожак не выспится?
- Значит, вожак будет биться в первых рядах и с особой жестокостью. Кентаврам можно проиграть сражение, вожаку нет. Его проигрыш - смерть всего племени. Отец Райзара погиб, защищая племя. В нем было пять стрел, перерезаны руки и ноги, но он сражался за племя. Маги с княжеского отряда, еще при старом Князе, когда шла война, окружили его и оттеснили от племени. Он забрал с собой всех магов. До последнего он шел, истекая кровью, и на нем было три мужчины, которые кололи его ножами. Он убил последнего мага и люди дрогнули. Райзар видел его смерть и его поступок, последнее, что сказал ему отец: "Племя важнее Жизни". Племя без вожака сможет выжить, вожак без племени нет. - Она немного помолчала, а потом добавила, глядя в сторону. - Я не могу сказать, что одобрила выбор сына, когда он привел тебя. Райзар спас не только наше племя, когда люди сожгли наши дома, он спас и многие соседние племена. На севере всех кентавров постигла одна и та же учесть. Поэтому сама понимаешь, кентавры не верят людям. И все было бы проще, если бы ты была просто чужаком. Но отряд, с которым ты пришла, все как один утверждают, что ты спасла Ханора, Эрганда, не побоялась и помогла уйти от погони. Эльнар пошел на конфликт с отцом, да еще и ты при всем племени его защищала. Впервые кентавры защищают человека, от других кентавров. Это все усложняет.
- Я не просила помощи у Ханора, просто стало плохо. Я очень хочу домой и все.
- А как ты попала на материк? Мне сказали ты с острова.
Я рассказала ей все свое путешествие, под конец я просто расплакалась от бессилья и тоски по дому. Мать братьев пыталась меня успокоить, но без толку. Я поблагодарила ее еще раз за одежду и еду, стала разворачивать покрывала. Женщина выразила соболезнования, ушла. Я завернулась в покрывало и легла спать, но уснуть мне не давали мысли роившиеся в голове. Что значит проще? Смерть? Или дали бы пинка и иди куда хочешь? Или все же казнили? Я все пыталась представить сейчас свою семью, мама и папа не смогли бы успокоиться. Что теперь сними? С этими мыслями мне удалось все же уснуть.
Я проснулась от того, что не могла дышать, и было невыносимо душно. Все попытки пошевелиться не увенчались успехом, что-то тяжелое не позволяло двигаться. Я открыла глаза, надеясь понять, чем меня придавили. Кентаврами. Братья спали крепким сном, придавив меня по бокам. Видать Эльнар и Ханор после дежурства свалились от усталости и даже не подумали о том, что мне воздух нужен. Прижатая к лежаку двумя далеко не легкими кентаврами, я могла шевелить только головой. Похоже, братьев я сейчас разбудить не смогу, да и не хочется, поэтому придётся искать выход самой. Потихонечку, я перевернулась на бок, и попыталась выползти наверх. Освободить получилось только одну руку, вторая намертво была зажата. Я пыталась выползти наверх, но бедра застряли между боками кентавров. Братья спали и даже не пошевелились, когда я переворачивалась. Похоже, мне здесь придется лежать до утра. Неожиданно кто-то ухватил меня за свободное запястье и с силой вытянул.
- Ты пыхтишь так, что можно пол лагеря разбудить! - Райзар собственной персоной. - Правда к моим сыновьям это не относиться, они молоды и сон у них крепкий. Ты чего не спишь? День впереди долгий и трудный.
- Мне дышать нечем было. - Ответила я, потирая запястье.
- Поражаюсь, как мои сыновья могут довериться человеку, после всего пережитого....
- Ну может, они поняли, что меня на материке не было в то время? И что я не Толриг, и зла никому не желаю? - Лишенная тепла братьев, я ежилась от холода ночного воздуха. По лесу расползся туман, отчего становилось еще более зябко. Я начала замерзать и уже планировала вернуться обратно к братьям.
- Может и не было. - Райзар развернул принесенное покрывало. - Но еще неизвестно, сколько бед нам принесет помощь человеку. Люди Толрига идут по следу. И если он нас догонит, моим сыновьям придется выбирать защищать племя или человека. Ни одна женщина не сможет тебя нести: они будут спасать детей и стариков. И ни один мужчина не возьмет тебя в бой, потому что будут сражаться и прикрывать уходящее племя. Тебе продеться спасаться самой.
- Однажды уже убежала, может быть и во второй раз повезет. В любом случае Вы от меня избавитесь.
Райзар хмыкнул, укрыл сыновей покрывалом и добавил:
- Проблема не в том, что я хочу от тебя избавиться, а в том, что из-за тебя могут пострадать мои дети. Я уважаю выбор Ханора и его решение, и как будущий вожак, он должен отвечать за свои решения. Но как отец я не могу поставить его жизнь под угрозу. Подумай над тем, а хочешь ли ты этого? Спокойной ночи.
Он еще раз посмотрел на спящих сыновей. Сейчас это был не тот кентавр в палатке, не грозный воин, не строгий вожак, сейчас передо мной стоял отец, который безумно любит своих детей. Черты его лица расслабились и излучали доброту и спокойствие. Он грустно вздохнул и отправился к своей жене. Только сейчас, проследив за ним взглядом, я заметила маленького черного жеребенка, спящего около матери. Райзар поцеловал малыша и жену, укрыл их и лег рядом, обнимая обоих. Он не тиран, который безжалостно гонит свое племя, он отец и сделает все для безопасности семьи. Он в ответе за всех, кто следует за ним, доверяя свои жизни. И он прав. Я не могу просить братьев поставить под удар брата с матерью только для своей свободы. Мне придется убегать самой, при этом надо занять братьев, чтоб в погоню не кинулись. Небо понемногу стало светлеть.
Я, закутавшись в покрывало, легла сверху на братьев и устроилась поудобнее. Перед глазами был отец. Он всегда, если возвращался поздно, приходил вначале к детям, целовал, укрывал и шел к маме. С мыслями о семье я уснула.
Бабушка рассказывала нам, что кентавры сильное и выносливое племя. Они превосходные войны, которые могут бесшумно подкрасться к врагу и атаковать, не издав ни единого звука.... Так вот, это племя было не в курсе подобного описания. Все племя топало так, что тряслась земля у меня под головой. Кентавры сновали туда-сюда, успокаивали капризничающих детей, которые после пробуждения фыркали и плакали, не желая просыпаться. Кряхтели и фыркали старики, разминая кости после сна. Повсюду гремела посуда, матери ругали детей, за пронесенную мимо рта еду. Мужчина подгоняли друг друга криками, складывали навесы, кто-то опрокинул ведро воды, за что теперь получал выговор. В общем, мое пробуждение не было самым радужным. Мне было холодно. Черномастные братья куда-то улизнули, оставив меня мерзнуть одну. Я попыталась натянуть покрывало выше на голову, но ни от шума, ни от холода это не спасло.
- Неужели замерзла? - Эрганд был на удивление выспавшийся и отдохнувший. Я села, потирая глаза руками. - И еще не проснулась. Вот, держи. - Он, улыбаясь, протянул мне миску с какой то кашей. - Женщины утром сварили. Эльнар с Ханорм за водой ушли, вот решил, что тебе завтрак не повредит.
- Спасибо. - Ответила я, зевая. - И давно вы не спите? - Миска в руках была теплой и удивительно пахла.
- Не очень. Первые женщины встают, завтрак готовят, за ними мужчины, а потом, когда уже поедят мужчины, детей будят и стариков.
- А понятно, меня прировняли к детям и старикам, буду с ними завтракать. - Улыбнулась я, отправляя очередную ложку в рот.
- Ага. - Улыбнулся в ответ Эрганд. - Слушай, я вот о чем подумал. Тебя надо срочно на переправу доставить. Ханор не сможет во время перехода этого сделать, а сколько мы будем искать безопасное место для племени никому не известно. Эльнар и Ханор должны будут находиться рядом с отцом, тем более Ханор прямой наследник и не может отвернуться от племени. За нами следует погоня, поэтому Райзар вынужден будет угнать племя на север, да и отряды на атаку земель Толрига отправлять надо, еду запасать на зиму. А это грозит тем, что почти все мужчины покинут племя, а тебя будут вынуждены оставить с женщинами. Сама понимаешь, если жена Райзара тебя и приняла, с остальными будут проблемы. Так вот. Перед тобой я не в меньшем долгу, чем Ханор или Эльнар, даже можно сказать в большем. Меня, скорее всего, тоже не пустят в бой, из-за ранения. Я могу отвезти тебя на переправу. Правда это будет дольше, но мне то Райзар точно не найдет повода отказать. С обозов Толрига, у нас есть золото, поэтому с переправой и судном для тебя проблем не будет.
- Отличная идея! Надо поговорить с Ханором. - Я отдала пустую миску Эрганду и благодарно ему улыбалась.
- Хорошо, только не тяни. Скоро племя повернет на север, и чем дольше будем продвигаться, тем сложнее будет уйти.- Он забрал миску, кивнул мне и ушел.
Вернулись братья, я рассказала им предложение Эрганда, пока мы собирали вещи. Братья с планом согласились, но с поправкой, что проводят нас немного и с нами пойдут оба внука Аланы. Как меня заверили, одного я уже видела, в день нападения, молодого кентавра, которого отбил Ханор. Я согласилась, старший брат отправился на поиски Эрганда, что бы вместе пойти к Райзару, и получить согласие. Эльнар остался со мной и выглядел уставшим. Я хмыкнула и полезла в сумку за настоем плюща. На этот раз я его настаивала холодной водой и в меньшей концентрации. Я протянула фляжку кентавру.
- Выпей, полегчает.
- Ага, опять буду галопом бегать вокруг племени? - Эльнар все же взял фляжку и сделал пару глотков. - Ты ж недоучка.
- Ну тут концентрация меньше. - Попыталась успокоить я его.
- Да и недоучка!
- Отец дал добро. - К нам подошел Ханор. - Сказал: сегодня выступаем, а завтра на рассвете уйдете. Да и, кстати, с вами Рурак пойдет. - При этом я закатила глаза. - И вот возьми. - Он протянул мне увесистый мешочек. - Золота здесь хватит добраться тебе до острова, вернуться к нам и еще раз добраться до острова.
- Спасибо. - Сказала я, закрепляя мешок на поясе штанов. - А Рурак с нами зачем?
- Ну два раненых кентавра и один юнец, сопровождающие девушку, не сильная охрана, а Рурак опытный боец, да и внуки Аланы не смогут тебя долго нести, слишком молоды. Не бойся, Рурак не кусается. - Хнор весело мне подмигнул.
- Ага, только лягается. - Я протянула ему фляжку. - Пара глотков - не больше.
- И что буду прыгать как вы в прошлый раз? - Улыбаясь, он взял фляжку.
- Не, как в прошлый раз не получиться. - Вмешался Эльнар. - Она ж недоучка, у нее все настои эксклюзивные, а последствия непредсказуемые.
Я хотела возмутиться, но неожиданно недалеко в лесу зазвучал рог. Кентавры выхватили свои мечи и обернулись в сторону, откуда был звук. Мужчины обнажали оружие и выстраивались линей, отгораживая племя. Женщины, подхватывали сумки, помогли подняться старикам и детям и собирались около жены Райзара. К ней жался маленький черный малыш. Райзар подскочил к ним, поцеловал жену и отдал приказ уходить. Женщины рванули в галоп в противоположное от звука направление. Ханор посадил меня к себе за спину.
- Что бы ни случилось. - Давал он мне наставления. - Не упади под копыта. И постарайся не мешать. И держись крепче!
Райзар подскочил к нам, и занял место во главе кентавров. Он смерил меня взглядом, посмотрел на клинок, который я сжимала в руках, фыркнул и, встав на дыбы, кинулся в сторону повторяющегося сигнала тревоги. Кентавры, вторя вожаку, встали на дыбы и с криками кинулись сквозь лес. Впереди показались всадники. На конях укрытых попонами с неизвестными мне гербами замка, которому они служили, в тяжелых доспехах и кольчугах. Они развернули лошадей навстречу кентаврам, готовясь принять бой. Эльнар на ходу достал лук и стрелы и начал стрелять по приближающимся всадникам. Одному он попал в открытый участок шеи, отчего мужчина повалился назад, а его лошадь встала на дыбы, скидывая седока. Кентавры стреляли по наездникам на расстоянии, целясь или в неприкрытее участки тела или в лошадей. Первых всадников почти всех выбили из седел, но расстояние было слишком маленькое и кентавры, закинув луки за спины, обнажили мечи. Райзар занес меч над головой, буквально врезался в лошадь ближайшего всадника грудью, опрокидывая ее назад и добивая всадника мечом. Зазвенело оружие. Я старалась не мешать Ханору, и почти била наугад, прикрывая его с боков. Я не успевала различать, от кого исходит удар, видела только приближающиеся лезвия и руки, держащие мечи, по рукам в основном я и наносила удары. Как Ханор успевал отбивать удары, я не могла понять. Людей было слишком много, и бились они со злобой, но кентавры держали натиск, отбивая удары. Часть всадников обошла кентавров с боку, и продолжила погоню за остальным племенем. Райзар сражаясь, не заметил этого. Я закричала, указывая Ханору направление, в котором поскакали всадники. Но с боку его уже атаковали люди Толрига, и вырваться не было возможности. Я вскочила на ноги на спине кентавра, и прежде, чем осознала что делаю, перепрыгнула за спину одному всаднику. Длина моего клинка позволила мне, нанести удар в шею как раз между шлемом и доспехом. Мужчина схватился за фонтанирующую кровью рану, а я выпихнула его с седла и потянула лошадь, заставляя ее пятиться. В натиске образовалась брешь, которой воспользовался Эльнар, выскочив на то место, где только, что была моя лошадь. Откуда -то он достал второй короткий меч и теперь дрался двумя руками. Я смогла объехать всадников сзади и теперь атаковала их с тыла, а когда не могла дотянуться, то доставалось их лошадям. Эльнар мощным ударом ног вышибал всадников с седел и отправлял на других всадников. Кентавры держались стойко, а вот женщины остались беззащитны. Шансов у меня одолеть всех преследователей нет, но можно попытаться, отвлечь их от погони.
Я развернула лошадь и галопом помчалась за преследователями. С боку раздался топот копыт, и я уже приготовилась отражать удар, когда увидела Эльнара. Он скакал во весь опор и при этом был предельно злой, даже моя лошадь от него шарахнулась, когда мы поравнялись. На холме он убрал меч и достал лук, и, не сбавляя скорости, начал обстреливать преследователей. После третьего, чья лошадь свалилась, нас все-таки заметили, и им мы точно не понравились. Люди Толрига разделились, часть отправилась в погоню за племенем, а часть развернулась к нам.
- Ри, придержи лошадь и скачи за мной! - На ходу подстреливая очередного всадника, крикнул Эльнар.
Я послушно придержала лошадь, пропуская черномастного вперед. Кентавр перекинул лук назад и, достав оба меча, повторил атаку своего отца, протаранив грудью перепуганную лошадь, опрокидывая ее вместе с всадником. Но в отличие от отца ему не хватало сил и тренировки - он еле сам остался на ногах от удара, только благодаря тому, что завалился на бок лошади. Этой заминкой воспользовались всадники, и попытались атаковать неприкрытый бок Эльнара. Я направила лошадь между кентавром и всадником и на ходу, пригнувшись, нанесла удар под мышку мужчине, где нет железа. Эльнар наконец смог восстановить равновесие и атаковал двоих всадников, еще двое кинулись за мной. Скачки на Эльнаре научили ездить почти в любой позе, крепко держась ногами, к тому же здесь было седло, на котором ехать куда удобнее, чем на хребте кентавра. Я одной рукой удерживала повод, а второй ощупывала седло сзади себя. Какой воин отправиться в возможно длительную погоню без седельной сумки с вещами? И мои ожидания оправдались, я смогла нашарить увесистый мешок.
Я ударила плашмя клинком лошадь по бедру, заставляя ее скакать быстрее, отстегнула мешок и с разворотом тела бросила мешок в одного из преследователей. Всадник не ожидал такого подвоха, поэтому даже не успел прикрыться. Мешок угодил ему в голову. Инстинктивно всадник наклонил тело в бок, и вся тяжесть доспехов и взрослого мужчины, начала заваливать лошадь под ним. Он окончательно потеряв равновесие, свалился под копыта лошади. Одна нога у него застряла в стремени, и лошадь его поволокла по земле в сторону. Я слишком увлеклась бросанием мешка и потеряла из виду второго всадника, который как раз поравнялся с моей лошадью. Когда я обернулась, то не успела даже взять клинок, лежавший у меня на ногах, и прижатый одной рукой. Всадник занес над моей головой меч. Я попыталась наклониться вперед, что бы уйти от удара, но понимала слишком поздно. В ногу лошади всадника вгрызлась стрела, отчего и лошадь и всадник полетели кубарем по земле. Я обернулась. Эльнар скакал сзади и, настигнув поднимающегося всадника, ударил его мечом по горлу. Мужчина схватился за горло, из которого бил фонтан крови, и упал на колени. Впереди уже виднелись преследователи, и они нашли племя. До женщин им оставалось совсем немного. Я подгоняла лошадь, а Эльнар несся как сумасшедший. Стрелы у него закончились и на расстоянии помочь племени он не мог.
От племени отделилась группа женщин, во главе которых была мама братьев. Кентавр зарычал, так что я его слышала даже на расстоянии. Женщины обнажили мечи и с криками кинулись навстречу преследователям. Мы были близко, но не успевали предотвратить столкновение. Женщины-кентавры и всадники столкнулись. Опять зазвенело оружие. Эльнар не сбавляя скорости, влетел сзади на всадников, опрокидывая четырех мужчин сразу. Моя взмыленная лошадь хрипела, боя она не вынесет, поэтому я просто направила ее к ближайшему всаднику и перепрыгнула к нему за спину, нанося удар в шею и скидывая его с седла. Эльнар бился неистово, вклиниваясь между женщинами и всадниками, и старался оттащить на себя нападавших. Женщины, пользуясь тем, что всадники переключились в основном на Эльнара, наносили удары, окружали людей Толрига и выбивали их из седел. Я заметила мужчину, который несся на мать Эльнара с занесенным мечом, а она атаковала другого мужчину, поэтому не замечала его. Направив лошадь наперерез всаднику, я рубанула его по руке, отчего всадник не пострадал, но не смог нанести удар. Он развернулся и был готов помчаться за мной, когда мать братьев вонзила ему в шею кинжал. Раньше я не замечала у нее оружия, но сейчас я была благодарна, так же как и она мне. Эльнар добил последних преследователей и бой закончился. Кентавр тяжело дышал и, выдернув меч из насквозь пробитого на груди всадника доспеха, и посмотрел на мать. Она кивнула ему, показывая, что с ней все в порядке, и подошла ко мне, протягивая кинжал.
- Он тебе пригодиться больше чем мне.
Я кивнула, взяла кинжал и запихала его за голенище сапога, Эльнар уже развернулся и направился обратно в лес, там еще шел бой. Я развернула лошадь и направилась вслед за ним, поймав при этом взгляды одобрения и восхищения женщин. Похоже, Эрганд был неправ, в племени с женщинами мне будет теперь более чем комфортно. Немного отдышавшись, мы перешли в галоп на помощь Райзару. Эльнар на ходу крепил колчаны, снятые с убитых, мне тоже перепали лук и один колчан, которые я закрепила за спиной. Впереди показался лес, в котором шло сражение. Из леса выскочил новый отряд преследователей, а на расстоянии за ним группа кентавров, которые пытались догнать всадников. Ничего не говоря, я отвязала веревку, болтающуюся на седле, и один конец перекинула Эльнару, а второй завязала на седле. Кентавр понял задумку и, кивнув, перехватил покрепче веревку. Мы ехали рядом, не выдавая задумки. Всадники подгоняли лошадей, намереваясь нас просто снести. Почти перед самым столкновением мы резко разъехались в разные стороны, натягивая веревку. Лошади преследователей не успели перескочить через неожиданное препятствие и зацепились ногами о веревку. Первые всадники вылетели из седел через голову своих животных, при этом я, державшая веревку, едва тоже не вылетела, а лошадь так вообще резко осела, чудом удерживаясь на ногах. Последующие всадники не успели отреагировать и влетели в собратьев. Подпруга на моем седле не выдержала и лопнула, седло слетело с лошади, а вместе с ним и я. Но дело было сделано. Всадники влетали друг в друга, не успевая отреагировать, лошади и люди - все свалились в одну кучу. Кентавры догнали людей и добили, тех, кто пытался встать. Эльнар, успел поймать мне лошадь и подскочил ко мне. Руки ему стерло веревкой, но от перевязки он отказался: в лесу шел бой.
Я запрыгнула на лошадь и последовала за черномастным братом. Райзар бился отчаянно, усталость навалилась и на людей и на кентавров. Увидев нас, кентавры приободрились и с новой силой начали отбиваться, а потом и вовсе перешли в атаку. Я успела разглядеть, что несколько кентавров погибли, а сам Райзар истекал кровью. Сумка, подаренная Ханорм, была на мне, а в ней имелся хороший запас живицы и плюща вместе с тряпками для перевязки. Я направила лошадь к одному из всадников, что атаковал вожака, убрала меч и достала кинжал. Перепрыгнув за спину мужчине, я нанесла удар в горло и скинула с седла, а дальше перепрыгнула уже на самого Райзара, вызвав у последнего фырканье и недоумение.
- Только кровь остановлю! - Крикнула я, доставая тряпки.
Райзар ответить не успел, его атаковал всадник с боку. На ходу, пригнувшись к ране на боку, при постоянном дерганье, я смогла промыть рану настоем живицы и, приложив пару листьев, туго прижала ремнем вожака. Убрав тряпки и фляжку, я достала клинок. Вовремя. На Райзара сбоку как раз прыгнул всадник, пытаясь завалить кентавра. Я ударила между шлемом и доспехом. Хлынула кровь из раны и Райзар смог его скинуть. Вожак тяжело дышал, и чувствовалась усталость. Людей было больше, и отбиваться кентаврам приходилось все тяжелее. Я покопалась в сумке и достала фляжку с золотым плющом.
- Четыре глотка. - Я протянула ему фляжку. Райзар был слишком уставшим, что бы спорить, да и жажда его мучала.
Он послушно выпил требуемое количество и вернул фляжку мне. Я соскочила с него на землю. Правда, долго на земле мне быть не позволили. Меня подхватил Эльнар, отругал и усади сзади на себя. Я передала ему фляжку, крикнула, что бы передал остальным, и перескочила на лошадь очередного убитого всадника. Эльнар перекинул фляжку дальше, объяснил, что делать и атаковал новых преследователей. Я нашла кентавров, что лежали на земле. Один из них хрипел. Под ребрами у него была сильная рана. Спрыгнув с лошади и привязав ее к руке раненого, я аккуратно сняла жилетку с кентавра и принялась обрабатывать рану. Пока на меня не обращали внимания. Обработав рану, я туго перевязала его и почти силой влила ему в рот настой плюща, а потом и живицы. Я нашла в седельной сумке покрывало и укрыла раненого. Забрав лошадь, я отправилась к следующему.
Бой шел уже в стороне, поэтому мне не мешали обработать всех кентавров, что лежали на земле. Двоим я не смогла помочь. Было уже поздно. На глаза выступили слезы, и я отправилась к другим раненым. Закончив с ними, я села на уже отдохнувшую лошадь и отправилась искать Ханора или Эльнара. Кентавры бились с новой силой. Настойка подействовала. Недалеко я заметила Рурака, который был ранен. Вздохнув, я повторила выходку с Райзаром, и обработала рану. Рурак поблагодарил и сам пересадил меня на лошадь. Оставались еще раненые, к кому смогла к тому перепрыгнула и обработала раны. Кентавры не мешали, и даже не фыркали. Я пересела на лошадь и попыталась найти глазами братьев. Неподалеку Эльнар бился с тремя всадниками. Весь мокрый и уставший, ему не хватало сил даже с настойкой. Один из мужчин увернувшись от удара, смог наклониться и подрезать кентавру ногу, но за это получил удар копытами в грудь, отлетел и, ударившись об дерево, упал. Я подскочила к Эльнару, прикрывая его бок, и блокировала удар от всадника. Зло глянув, мужчина попытался атаковать меня, но упустил из виду Эльнара, за что и получил удар мечом по шее.
- Я же говорил, что из тебя отличная приманка получиться! - Улыбался Эльнар.
Вот язва. Я улыбнулась в ответ. Эльнар вновь бросился в атаку, а я заметила, что в мою сторону скакал всадник с мечом в руках. Я направила лошадь ему на встречу и в последний момент пригнулась к лошади, отчего меч пролетел у меня над головой. Я скакала во весь опор, а развернувшийся всадник меня преследовал. В бой с ним вступать опасно, он и опытнее и ни чем не занят, а значит, мне продеться убегать и надеяться, что кентавры это заметят. Виляя между деревьями, я никак не могла от него оторваться. Он скакал позади меня с мечом наизготовку. Лес мимо проносился с бешеной скоростью, всадник оттеснил меня от отряда, и теперь я понятия не имела куда скакала. Лес постепенно становился все темнее, а по пятам следовал всадник. Звук боя уже не был слышен. И как оторваться я не знала. Страх скрутил живот, и я гнала бедное животное вперед. Лошадь хрипела, но остановиться я не могла. У меня была только одна надежда: кто-нибудь из кентавров должен был увидеть нас, кто-нибудь придет на помощь, просто мы слишком далеко ускакали, нужно повернуть назад и сократить расстояние.
Всадник позади вскрикнул и повалился на лошадь. А потом и вовсе упал на землю. Я остановила хрипящую лошадь, но подъезжать пока не решалась. Всадник не поднимался и не издавал ни одного звука. Вокруг было тихо и темно. Я подъехала поближе, но слезать с лошади не стала, лишь приготовила меч для защиты. Всадник не дышал, я прислушалась, подождала, но никаких признаков жизни он не подавал. Я отвернула лошадь, подъехала к молодому дереву и, наклонившись, срубила его. Лес при этом очень странно загудел. Стало жутко страшно. Я перехватила ствол деревца и вернулась к всаднику. Ткнула его в руку один раз и тут же приготовила меч, а повод лошади натянула, заставляя ее пятиться, но всадник не пошевелился. После очередного тыканья вновь никаких признаков жизни не последовало. Очередное сильное тыканье досталось мужчине по шее, но он опять не шевелился. Я слезла с лошади, убрав меч, и перевернула всадника. Изо рта у него сочилась кровь, а из груди, пробив доспех, торчала стрела. Это была стрела не Эльнара или всадников. Недлинная и с черным опереньем. Кто-то помог мне избавиться от всадника... или не помог? В лесу раздался шорох. Я вскрикнула и кинулась на лошадь, что есть силы, ударила по бокам ее, направляя обратно, откуда мы прискакали. Туда где должен был идти еще бой кентавров, туда, где мне не будет так страшно, туда, где никто не будет стрелять из тени леса неизвестно для чего.
Резкая боль пронзила плечо, я повалилась вперед, едва не вылетая из седла, и закричала. Но обучения Эльнар не прошли даром. Я смогла удержаться в седле. Из плеча торчала короткая стрела с черным опереньем и текла кровь, я гнала лошадь, отчаянно колотя ее по бокам. Животное хрипело и что есть силы неслось куда глаза глядят, ведь всадник ее вообще не сдерживал. Неожиданно животное споткнулось, и мы кубарем полетели по земле, врезаясь в корни деревьев. Лошадь испуганно заржала, вскочила и бросилась наутек, прихрамывая на ногу, в которой торчала стрела с черным опереньем. Последнее что я увидела, едва стоило мне отползти ближе к корням, был черный силуэт, непохожий ни на одно существо в мире. С одной стороны силуэт был выше и непонятной формы, с другой имел вполне человеческие очертания. Кровь заливала глаза и рассмотреть, что это мне не удалось. Сознание покинуло пришибленное тело.

Глава третья. Отчаянье



Иногда спасенье близко, но один шаг не туда и спасенья больше нет.




Люди высматривали Легион Живы в небе, и вскоре он появился из-за туч. Ангелы спустились к людям. Те немногие инквизиторы, что служили в храмах на острове, кинулись кланяться ангелам, но остальное население было не радо гостям. Часть легиона отправилась к обрушенной крепости, но близко не подходила. Главный Ангел что-то растолковывал инквизиторам, отчего те округляли глаза в удивлении и страхе. Ангел отправился к легиону, а инквизиторы обратились к людям:
- Островитяне! - Начали они. - В дни потерь и траура, когда Смерть идет по пятам, святая Богиня Жизни прислала нам помощь. Ангелы смогут нам помочь найти наших родных и близких унесенных порождением Тьмы, которую вы именуете Великой Бурей! За грехи наши, за несовершенство рода человеческого заплатили мы кровью братьев и сестер. Так взмолимся к Богине Жизни, попросим у нее прощения и поможем ее Легиону в поисках! Страшна Тьма сгущающаяся над родом человеческим, но еще страшнее Тьма в сердцах людей! Забудем дела мирские и поможем Легиону победить Тьму....
- А детей наших кто кормить будет? - Раздался голос из толпы. - Твой Легион? Или может Богиня до нас низойдет? Где была Богиня, когда Буря унесла жизни наших братьев? Где была Богиня, когда ее Легион покинул нас? Где были Ангелы, когда люди осиротели? В своем Храме? Вот пускай туда и улетает Легион!
- Безбожники! - Взвыли инквизиторы. - Демонами подчиненные! Тьмой порабощенные, не знаете, что вы творите!
- Ты говоришь красиво. - Вперед вышел староста поселения. - Но Буря забрала жизни наших родных и Ангелы нам не помогли. Что нужно теперь Ангелам на острове?
- Мы ищем то, что было спрятано в Черной крепости. - К людям подошел Ангел. - То, что спрятал Колдун много тысячелетий назад.
- Эту сказку мы все слышали. - Ответил ему сын старосты. - Про Колдуна, что создал тайник, в котором несметные богатства хранятся. Да только никто тот тайник до сих пор не нашел! Не один век Черную крепость дозорные проверяли.
- Есть тот тайник. - Ответил Ангел. - Но ни Богам, ни Божьим созданиям к нему не подойти.
- Вот и замечательно. - Ответил сын старосты. - Раз не можете к Крепости подойти, значит делать вам тут нечего. Родных вы нам не вернете ни живыми, ни мертвыми. Никто вам не поможет, Богиня покинула нас, когда мы просили помощи, теперь мы покинем Богиню. А если инквизиторы сунуться к Крепости - лично в море утоплю. Я не позволю топтать могилу погибших, среди которых и моя мать! Улетайте в Храм, тут вам не рады.
Ангел ничего не ответил, лишь кивнул инквизиторам, и Легион поднялся ввысь.
- Безбожники! Ведьмами совращенные, Тьме поклоняющиеся! - Визжали инквизиторы. - Да как вы посмели отказать Богине?! Безбожники! Сжечь ваших ведьм вместе с вами, от единственной Богини отказываетесь!!!!
Легион улетел с острова в Великий Храм Богини Живы. Что именно из тайника надо было Ангелам - люди так и не узнали, хотя догадывались. Старая сказка, забытая людьми. Старая легенда стражников Черной Крепости. Про Колдуна, что заговорил Крепость, и спрятал несметные богатства в тайнике. Каждый стражник при поступлении на службу искал тайник. Тот, кто найдет его, мог стать командиром Крепости, мог обогатиться и жить безбедно до самой Смерти. Но никто за многие тысячелетья не стал командиром Крепости по прихоти судьбы. Никто не обладал такими богатствами, даже сам Колдун. Лишь единожды на острове появился юноша, сказавший, что видел тайник, но богатств в нем не было....
Я пришла в себя, и обнаружила, что связана. Голова жутко болела от удара, было холодно и очень болела рана на плече. Рядом никого не было, вокруг было тихо. Солнце сюда не пробивалось, отчего становилось еще холоднее и страшнее. Я нашла глазами свою сумку, вокруг которой валялись фляжки, тряпки, мешочки с травами, неподалеку от нее лежали ножны с мечом и кинжал. От вида такого безобразия я хотела возмутиться, но боль в плече напомнила, что лучше промолчать. Я смогла сесть, чем вызвала новую головную боль. С боку раздался шорох приближающихся шагов. После встречи с пиратами я была готова ко всему, но вид хрупкой молодой женщины, меня немного смутил. Обычная женщина в черном плаще, с мечом на поясе, коротким луком в руках и наручами на запястьях. Не высокого роста, каштановыми волнистыми волосами, карими глазами и миловидным лицом, на котором красовались немного пухлые губы как у младенца, длинные и густые ресницы. Женщина была без единого изъяна. Странно, но я ожидала, что сейчас из-за дерева выйдет какой-нибудь разбойник, отберет у нее меч, дабы не поранилась и расхохочется от моего изумлённого лица с открытым ртом. Но разбойник не выходил, а девушка стояла и молча, изучала меня взглядом. Более того, лук она держала крепко и по хозяйски, что говорило о том, что пользоваться она им умеет. Получается, это она меня подстрелила?
- Долго любоваться будешь? - Не выдержала девушка, от чего я вздрогнула. - Кто ты? Для ведьмы ты слишком молода.
- Ага, а ты для убийцы слишком мила. - Сорвалось у меня с языка. Я села удобнее, старясь рассмотреть девушку. Где - то я ее видела, но столь хрупкую девушку не встретишь на острове. А на материке я видела только работорговцев и кентавров. Где ж тогда я с ней встречалась? Может в Бродвиге? Мало там пришлого народа встречается?
- Я не убийца. - Сказала она, прерывая ход моих мыслей. - Я лишь выполняю свою часть договоренностей. Ты зря сюда приехала. Хозяева леса знаю о тебе, и о том, что ты срубила дерево.
- Хозяева ласа? - Фыркнула я - Слушай, а если ты меня развяжешь, и я просто убегу? Я никому не скажу, что видела тебя и уж точно не захочу возвращаться сюда.
- Тебя учуяли, когда ты пересекла границу, теперь не тебе решать уйдешь ты или нет. А сейчас спи и не мешай мне.
- Спасибо выспалась. А нельзя...
- Нет нельзя! - Она подняла руку в мою сторону. - Спи!
- Не хочу я ...... - Я провалилась в сон.
Мне снился кошмар. Кто-то преследовал меня, а я пыталась убежать. Я спотыкалась, падала, разбивала руки в кровь, снова вставала и бежала. Вокруг был лес черный и немой, он пытался поглотить меня туманом. Было чувство, что если я сдамся, если остановлюсь, то туман заберет меня, растворит в этом черном лесу. Я убегала и кричала, звала на помощь, а потом споткнулась, и туман накрыл меня. Я закричала опять, и проснулась. В лесу стало темнее, рядом горел огонь. Недалеко от костра сидела девушка ко мне лицом и затачивала меч. В свете огня она не утратила своей миловидности. Правильные черты лица, густые волосы, волной спадающие до плеч, хрупкая фигура. Только глаза грустные. Она была идеальна. Не бывает таких идеальных людей. Да еще и в таком жутком лесу.
- Я не изваяние, что б меня так пристально рассматривали. - Сказала она, не отрывая взгляд от меча.
- А мне больше делать не чего. - Ответила я, все же где то я ее видела. - Только сидеть и смотреть на тебя.
Она пожала плечами и вновь сосредоточилась на своем занятье, словно ей ничего не стоит держать людей связанными в лесу. Этот лес сильно отличался, от того, где была я раньше. Тут было темно, воздух был тяжелый и спертый, не было пения птиц, не росли кустарники. Даже ветра не было, была лишь тишина, страшная и непоколебимая. И это пугало. А еще пугало то, что кентавры до сих пор не появились. Бой давно должен был закончиться, а братья - ни Ханор, ни Эльнар не бросили бы меня одну в лесу. Если они не ранены. Или ранен Райзар. Я переживала за кентавров, а единственным кто мне мого хоть что-то сказать была девушка передо мной, но разговаривать она явно не хотела.
- Послушай. - Начала я. - Я знаю, я тебе не нравлюсь и зашла куда - то не туда, но я даже понятия не имею где я. Мы ехали с кентаврами и на нас напали. Некоторые из моих друзей ранены, и я должна помочь. Пожалуйста. Мне бы только раны им обработать.
Девушка внимательно слушала, смотря на меня как на умалишённую.
- Меня, конечно, удивило то, что ты приехала с кентаврами. - Начала она, откладывая меч. - Да еще и прыгала с одного на другого. Но с чего ты взяла, что кентавры остались там же где шел бой? Кентавры ненавидят людей, особенно людей Толрига. Мне было любопытно наблюдать, что ты приехала на кентавре, и стала их защищать, а они тебя. А еще удивительнее, что их вожак приказал искать тебя, несмотря на уходящее племя. Они искали до темноты, а потом увидели хромую лошадь, выходящую из леса, а на седле кусок твоей туники. Более того сыновья вожака и один пегий разведчик рвались в лес за тобой, но им вход сюда равносилен Смерти, поэтому вожак их не пустил. Теперь и ты рвешься обработать их раны. Убедиться, что все живы, даже те, кто был повержен, но кого ты спасла. Что заставило кентавров поменять мнение о людях?
- Считают, что обязаны мне жизнью. А вход им равен Смерти из-за тебя или твоих хозяев?
- Они не мои хозяева. Они хозяева леса. И да, из-за них. В лесу есть стражи, которых не победить кентаврам. Я могу здесь находиться, только в обмен на стражу с моей стороны леса. А ты вторглась в их владения, да еще и дерево вырубила.
- У них, что все столовое серебро своровали, что они так гостей не любят? - Меня начали раздражать эти невидимые хозяева.
- Нет, только сожгли лес, разрушили город и Великий храм их родной Богини. Обрушили мор на головы хозяев и украли реликвию, а еще выжгли всю священную рощу.
- И что за изверги тут в гостях были?
- Люди. Точнее ведьмы. Еще в давние времена, когда было перемирье между Тьмой и Светом. Когда было перемирье между тремя расами: людьми, эльфами и гномами. Здесь была спрятана реликвия, которую и выкрали ведьмы, а священная роща была для нее укрытием.
- Легенды о создании Мира, рождение Света и Тьмы. Да меня и сестер с братьями пугали в детстве такими историями, отец рассказывал или бабушка. А тут есть кто-нибудь, кто видел этих ведьм? Или тоже книжек начитались?
- Да, рощу сожгли при нынешнем правителе Великих Северных Лесов.
- Эльфы! - Выдохнула я.
- Да, они и являются хозяевами этого леса, точнее этой границы, которая защищает их от повторного нападения людей.
- За что тогда они ненавидят кентавров? Ведь они потеряли свой дом, и хотят найти убежище. И уж точно не жгли рощу......
- Они не ненавидят кентавров, они защищают свою территорию, что бы не произошло того, что случилось с кентаврами. Люди Толрига не за один год отняли земли кентавров. Много лет назад семья Толрига была приближена к Князю. Отец Толрига, был не со знатной семьи далеких северных Лордов, но сумел подняться с одного замка Нуис до княжеских собраний. Мать Толрига, была родом из боковой линии от старого Князя. Их брак был расчетом, с одной стороны успешный Лорд северных земель, с другой семья Князя. Князь выдал замуж мать Толрига, обеспечивая себе порядок и верность на севере. У них был всего один ребенок - Толриг. Он рос при княжеском дворе, утопая в драгоценностях и внимании. Но мать Толрига захотела большего. Она захотела править наравне с Князем. Тогда она и начала шантажировать сына Князя беременностью своей фаворитки. За молчанье она требовала титул Тень-Княжны, которая по власти приравнивается к жене князя, или правящей матери-регенту при сыне-Князе. Про это узнал Князь и приказал магам избавиться от ребенка, заодно и фаворитки. Маги сделали свою работу, обнаружив заодно, что отец ребенка вовсе не наследник, а какой -то безродный мужчина.
В то время отец Толрига восстанавливал родовой замок Нуис. Кентавры с радостью работали на Смотрителя замка. Они доставляли бревна, ткали одежду, переправляли камень, укрепляли стены. Замок был отремонтирован, когда пришло известье, о предательстве матери Толрига. Князь отнял все титулы у родителей Толрига. Маги при Князе выяснили, что отец Толрига не знал о заговоре, он хотел перевезти семью из столицы в родовое гнездо, и там заняться воспитанием сына, который не хотел вникать в дела семьи, лишь смолоду тратил деньги и принижал людей и хотел жить в столице с матерью. Доходило до избивания служанок, только за то, что они ниже по факту рождения. Мать Толрига казнили, а у отца отняли имущество, земли, титул и вернули отца с сыном в родовой замок. Сам Толриг был уже достаточно взрослым и помнил ту роскошь, с которой жили они с матерью, он проклинал ее, а заодно и отца, за то, что он отдал титул и земли без боя. Князя убили, и на престол взошел его сын. Толриг отправился в столицу, просить вернуть земли, он при молодом Князе проклинал мать- предательницу и клялся, что не знал о заговоре. Но маги - дознаватели еще тогда выяснили, что мать с ним делилась планами. Толригу было отказано, и он еще злее вернулся в замок. Племя отца Райзара, так же как и другие кентавры торговали со старшим Лордом. Толриг позарился на их земли и не редко обвинял кентавров в том, что они низшая раса, и должны как кони стоять в сарае, а не иметь собственные земли. Армия замка подчинялась Лорду замка, которым был отец Толрига, но наступил момент, когда его отец умер, а титул и замок перешел к Толригу.
Первым же приказом Толрига был приказ о подготовке к войне. Через две недели Толриг выступил на кентавров, выжигая их деревни и убивая самих кентавров. Молодой Князь был слишком занят восстаниями своих Лордов, и праздной жизнью, что бы обращать внимание на северные земли. Поэтому Толриг беспрепятственно нападал на кентавров. Райзар дал бой и смог отбить несколько племен. Кентавры разбрелись по границе между эльфами и людьми. Из всех племен, что здесь были, осталось только восемь и те подавлены и разбиты. Кроме племени, в котором была ты. Но свою деревню Райзар потерял. Он увел племя на север на земли эльфов, прося о помощи. Ведь пришла зима, а кентавры лишились крова и запасенной еды, да и среди их детей начались Смерти. Еще два племени погибло той зимой. Эльфы приняли кентавров, позволили находиться на границе и питаться тем, что найдут. Эльфы смогли поддержать здесь тепло, отчего трава была почти весь год, кроме самых морозных дней, когда снега заметали весь лес. Но пришло лето, и эльфы напомнили кентаврам о договоренности, что защита им будет дана только до лета. Толриг тем временем ввязался в бои с южными и восточными соседями. Райзар пытался поговорить со старейшиной, но эльфы выпустили Даэрхов, пообещав, что если через три дня кентавры не уйдут, то Даэрхи нападут.
- А Даэрхи это кто?
- Это стражи леса, специально обученные животные, которые признают только эльфов, животных они не трогают, да и без приказа не нападают, но если им однажды дать приказ не впускать кого-то - то не нарушат его никогда. Райзар был вынужден покинуть лес и вернуться на земли Толрига, с тех пор у них и идет война. Толриг сейчас разрывается между восставшими южными землями и кентаврами с севера. К тому же на юго-западе бывший Лорд, потерявший земли, собирает силы для удара. Кентавры сами виноваты, что позволили человеку укрепиться по соседству, человеку который их ненавидит. Они сами возвели замок Нуис, и теперь его штурмуют. Эльфы не допустят такой ошибки, они не позволят врагу закрепиться на их территории.
- Но я-то им не враг? Да и тут находиться не хочу! Почему меня будут судить?
- Ты ведьма. - Я удивленно округлила глаза.
-Я не могу быть ведьмой. Я суп то варить не умею....
- Но проходила обучение у ведьмы. Она на тебя поставила свой оберег от сглаза и проклятья. Любая ведьма, увидев этот знак, тебя не тронет, даже поможет, считая, что ты одна из них. Хотя это и странно.
- Полевая веда - моя бабушка. Я у нее спрашивала, как лечить раны и все. Но я родилась без Силы ведьм. Бабушка нашу всю семью защищает и помогает. Что тут странного?
- В тебе есть Сила, но спящая. Ведьма - бабушка? Это и странно. Полевой ведьмой не обязательно рождаться. Ими становятся женщины, которым причинили боль равную Смерти. Женщины, которые выживают и могут мириться с этой болью, обучаются ремеслу ведьм, постепенно увеличивая свою Силу. Твоя бабушка не может быть тебе родственницей. Как правило, веды это женщины, которые видели Смерть собственных детей, женщины, на руках которых умирали мужья и дети. После потери женщины начинают скитаться в поисках собственной Смерти, тогда их и находят ведьмы. Они предлагают обучение, и по окончанию обучения ведьма способна отомстить тем, кто причинил ей боль или начать помогать людям. В любом случае ведьма покидает свою наставницу и ищет свое убежище. Но ведьмы больше не могут обзавестись семьей.
- Но наша бабушка - часть нашей семьи! Она живет с нами, мы заботимся о ней, а она о нас! Что бы ты ни говорила - мы ее семья!
- Я не стану с тобой спорить. Хотя я впервые слышу, чтобы ведьма жила с семьей. Это сейчас не главное. Важнее то, что ты отмечена знаком ведьмы, а значит, предстанешь перед правителем этих земель.
- И что он сделает со мной?
- Не знаю. Ведьмы, попадающие в эти земли, подлежат казни. Но ты не полноценная ведьма, не прошла еще обряд посвящения. Я не могу сказать, что с тобой будет.
- А почему меня нельзя просто отпустить? Я не по собственной воле сюда пришла. Мне надо на переправу, а оттуда домой. Может меня просто отпустят, и я уйду с их земель навсегда?
- Может, и опустят, а может, казнят. Я не знаю. Мне надо поспать, поэтому, отдыхай.
- Спасибо, выспалась. - Фыркнула я. - А что с кентаврами? Они все целы и ушли от погони?
- Да целы твои кентавры. - Девушка встала. - И ушли от погони. Спи.
Она повернулась ко мне спиной, и только сейчас я заметила, что плащ сзади скрывает горб. Я удивленно открыла рот. Девушка двигалась свободно, а черный плащ скрывал ее горбатость. Может именно поэтому она живет в отчуждении здесь? Одна без семьи и родных. Но какая семья отвергнет собственное дитя только из-за внешности и обречет скитаться в одиночестве среди этих злобных эльфов?
- Слушай, а почему эльфы такие злопамятные? Рощу выжгли много тысячелетий назад.- Спросила я, разглядывая бугор на ее спине, скрытый плащом.
- Потому что до сих пор эльфы сжигают ведьм, а ведьмы до сих пор убивают эльфов. Эта война идет уже много тысячелетий. К тому же эльфы служат Великому Храму Богини Живы, которая, так же как и их родная Богиня Луна ведет борьбу с ведьмами. Инквизиторы есть в каждом эльфийском поселении, они воздают почести Богине и служат в храме. Спи. - Она откинула покрывало своего лежака и, сняв сапоги, легла на него.
- То есть меня сожгут?
- Этого я не говорила. - Она уже зевала. - Это решит Правитель.
- Но я не ведьма!
- Я сказала, спи! - Рявкнула она.
- Не хочу я спать! - Крикнула в ответ я.- Как я могу спать, когда я связана, и мою судьбу будет решать только потому, что ведьмы и эльфы не помирились?!? Я не ведьма! Я островитянка и хочу вернуться домой!! А не сидеть тут связанная и ждать неизвестно чего! - Мой крик эхом разносился по лесу.
При этом девушка встала с лежака, взяла веревку и пару тряпок для перевязок и сделала мне кляп. Оставшись довольной собой, она отправилась обратно к лежаку. Я дождалась пока она ляжет, убедиться, что вокруг тихо, и, накрывшись одеялом, будет засыпать, а потом что есть силы, я замычала сквозь тряпку, колотя при этом ногами по земле. Девушка подскочила как ужаленная, при этом гневно сверкая глазами. Кажется, до эльфов я не доживу. Девушка стояла и гневно сверлила меня глазами, а я в ответ не менее гневно смотрела на нее. Спустя несколько мгновений лицо девушки расслабилось, и она провела рукой по воздуху, а я провалилась в сон.
Проснулась я довольно поздно, отдохнувшая и не связанная. Я встала, разминая затекшее тело, когда сзади раздался голос девушки:
- На случай если надумаешь бежать: помни, я стреляю метко. К тому же тебе некуда бежать: вокруг лес и в нем Даэрхи. Пора завтракать.
Она вернулась к своему лежаку и, взяв сумку неподалёку, достала из нее вяленое мясо и хлеб, завернутые в листья. Трапезу разделили пополам. Я устроилась на своем лежаке. Никогда не ела такого вкусного завтрака. К тому же вяленое мясо я ела впервые, и была очень голодной. Девушка только хмыкнула, когда я съела все до последней крошки. Плечо болело, поэтому я, вытерев руки об тряпку, ощупала рану. Воспаления не было, что, несомненно, радовало, но рана затягивалась плохо. Скорее всего, стрелы у девушки чем-то смазаны, но спрашивать я не стала. Взяв пару тряпок, смочила их настоем живицы и обтерла рану. Повязку мне сделать не удастся, потому что просто не достану со спины. Вместо этого я приложила пару листьев к ране, сверху сложенную в несколько раз тряпку и затянула шнуровку жилетки и накинула плащ. Прижимает слабо, но какое-то время продержится. Я собрала свои вещи в сумку и проверила целостность настоев. Живицы, осталось не много, но мне пару глотков досталось.
- Ведьма тебя неплохо обучила. - Девушка все это время наблюдала за мной. - Сколько ты была у нее ученицей?
- Бабушка показала мне только как лечить раны, и некоторые травы. Я не ученица веды, я скорее была помощницей, заготавливала для нее настои, сушила травы и то не все.
- Забавно. - Ответила она, убирая вещи в сумку.
- Что забавно? - Не поняла я.
-Забавно то, что ведьмы не берут помощниц, только учеников и то, как я говорила, не каждая женщина может стать ученицей. Ведьмы не создают семьи, слишком большой риск, и постоянная охота на них инквизиторов. Готова поспорить твои родители тоже называют ее бабушкой, и не скажут, чья именно она мать.
Я слушала девушку и впервые за наше короткое знакомство, смысл ее слов стал до меня доходить. Родители действительно называют ее бабушкой. К тому же бабушку и дедушку по линии отца мы похоронили, а мамины родители погибли, когда мама была маленькой. Получается она действительно мне не бабушка, или по крайней мере двоюродная или троюродная, или вообще прабабушка. Но она из нашей семьи. Она воспитывала маму с братьями и сестрами. Она воспитывала нас. Все праздники, все радости и все беды наша семья встречала с ней. С бабушкой мы ездили в Бродвиг, мы ей приносили еду, мы заботились о ней, а она о нас. Не может незнакомый человек так заботиться о семье, а семья не станет так заботиться о незнакомце. Девушка ничего про нас не знает, и она не может говорить правду.
- Она моя бабушка! И я не ученица веды! - С нажимом сказала я. - Я ее внучка или правнучка и она научила меня врачевать. Если в твоей семье это считается колдовством - можешь так дальше и считать. Но в моей семье это называется врачеванием.
Девушка в ответ лишь пожала плечами и продолжила собирать вещи. После сборов, мы покинули место ночевки. Бежать я и не думала, точнее, думала, вот только куда неизвестно. Вокруг стоял непроглядный лес. По дороге очень мало попадалось кустарников и трав. Я собирала те, что знаю, и изучала те, что видела впервые. Мы шли довольно долго, а лес все не менялся. Не было солнца, что бы определить время, не было ветра, чтобы понять, куда мы идем, даже животные попадались крайне редко. Лес стоял непроницаемой стеной. Поэтому когда мы вышли к небольшой речке, моей радости не было предела. Хоть какой - то признак жизни и того что мы не ходим по кругу. Мы расположились около реки. Девушка достала ловко набрала воды в свою фляжку и, достав мясо и хлеб из сумки, разделила еду пополам. После долго перехода очень хотелось есть, что и подтвердил мой живот, издав громкое урчанье. Наевшись, я с удовольствием откинулась на спину, подложив сумку под голову. После хорошего обеда даже этот мрачный лес стал не таким пугающим.
- А что ты делаешь здесь? - Спросила я у девушки. - И почему эльфы до сих пор тебя не прогнали, раз они так рьяно стерегут свою территорию от чужаков?
- Когда-то я принадлежала к народу, который уважают эльфы. - Она подбирала слова, отчего говорила немного растянуто. - У нас есть договоренности, я стерегу свою часть границы, за это могу жить здесь.
- А твой народ? Почему ты не с ними и почему они оставили тебя здесь одну? - Поинтересовалась я - Как твоя семья тебя отпустила? Ты молода и красива, и вдруг одна в этом жутком месте?
- У каждого из нас свои причины находиться здесь. - Ответила она грустно.
- Ну мои причины понятны. Меня здесь удерживают силой, а твои? И почему твоя семья не вернет тебя обратно?
- Ты слишком молода и доверчива, и судишь по внешности. Мой народ. - Она запнулась. - Они знают, где я, но вернуться к ним я не смогу.
- Почему не сможешь вернуться домой? Ты изгнана?
- Нет, потому что не смогу преодолеть путь домой. - Тоска звучала в ее голосе, а я не могла понять смысла ее слов. Где ж тогда живет ее народ? В горах? В непроходимых топях?
Она взяла меч и, не сказав ни слова больше, ушла в лес, оставив меня одну с сумками. "Потому что не смогу преодолеть путь домой" - ее слова все крутились у меня в голове. До любого поселения можно добраться, долго, трудно, но возможно. И почему ее народ, если они знаю, где она, не поможет ей вернуться домой? Какой народ бессердечно будет обрекать девушку скитаться в одиночестве по лесу? Странно все это.
Я лежала на земле и наслаждалась отдыхом. Все же грустная девушка не выходила у меня из головы. А еще откуда она знает столько про эльфов, ведьм, того же Толрига и кентавров? Она молода и не сильно старше меня. Допустим, эльфы с ведьмами - эта часть историй ее народа, тогда, скорее всего, они помогали эльфам в борьбе с ведьмами. Это объясняет, почему ей разрешено здесь жить. Но она знает историю Толрига, и как я поняла он на много старше нас с ней. Кентавры не одну зиму уже ведут войну, да и молодого Князя, того что отверг просьбу Толрига, свергли когда я еще маленькой была. И между изгнанием семьи Лорда на север и развязыванием войны не один год прошел, пока кентавры восстанавливали замок Нуис. Получается или она не стареет, тогда кто она? Или рассказывает истории, что сама слышала от старшего поколения.
Из раздумий меня вырвал топот копыт где-то в стороне. Кентавры! Они все же ищут меня! Я вскочила на ноги, схватила свою сумку и кинулась сквозь лес на шум копыт, невзирая на боль от раны. Я бежала очень быстро, с самой счастливой улыбкой, и была согласна столкнуться хоть с самим Райзаром. Но, увы, мысль о том, что кентавры в лес зайти не могут меня не посетила. Я выскочила прямо перед всадниками Толрига.
То, что это были именно они, я даже не сомневалась. Во-первых моя везучесть не оставляла мне другого шанса, во-вторых попоны лошадей были расшиты цветами замка Нуис, которые я уже видела, а в-третьих один из всадников указывая в мою сторону громко объяснял товарищам, что я помогала кентаврам в битве в лесу. Нет за столь короткое пребывание в этом лесу, у меня сложилось стойкое ощущение, что до суда эльфов я точно не доживу. Вот и озлобленные лица всадников, обнажающих оружие, ничего хорошего не обещали. Бежать? Куда от тринадцати опытных воинов на лошадях. Но и смирной в руки я им не дамся. Я потянулась к своему клинку.
- Вы бы не пугали девочку, а то она впечатлительная. - Сзади раздался голос девушки. - И от переизбытка чувств - спит плохо и мне мешает. А мне ее еще терпеть три дня.
- Ничего. - Ответил тот всадник, что указывал на меня. - За наших братьев, она будет спать крепко и навсегда. Ты кстати тоже. Но не сразу, мы сначала позабавимся.
Девушка ничего не ответила, а всадник, улыбнувшись товарищам, пришпорил лошадь и понесся вперед. Я отскочила в сторону, и пыталась глазами найти укрытие. Сзади раздался удар чего-то тяжелого о землю. Я обернулась на звук. Недалеко на земле лежал всадник, а из груди у него торчала черная стрела. Оставшиеся всадники пришпорили лошадей и кинулись в атаку. Двенадцать воинов на одну девушку. Но численное превосходство нисколько не смутило ее. Выбив трех с седел с помощью лука, в двоих она метнула ножи, с такой скоростью, что в воздухе был лишь заметен только серебристый след, и обнажила меч. Из-под копыт лошадей он выскочила, подрезав подпругу одного из всадников, от чего тот свалился на землю. Мужчинам было неудобно ее атаковать с лошадей, поэтому они спешились. Зазвенело оружие. Девушка отбивала удары плавно и грациозно, всадники пытались ее окружить и атаковать с боков, но она отступала или уходила от ударов в бок. Я не смогла остаться в стороне, поэтому выхватила свой клинок, и атаковала ближайшего мужчину сзади. Мужчины выпустили меня из виду, поэтому моя атака стала неожиданность. Мой клинок вспорол шею всадника, пытающегося атаковать девушку с боку. Мужчина схватился за рану и повалился на землю. Круто развернувшись, я воткнула клинок в плечо ближайшего мужчины, он вскрикнул и шарахнулся от меня, девушка воспользовалась тем, что он отвлекся, и нанесла ему смертельный удар в шею. Один из всадников, смог блокировать мой удар по другому мужчине, и теперь мне пришлось уходить от его ударов. Всадник, отвлекся от девушки и полностью переключился на меня. Пришлось убегать, виляя между деревьями. Всадники разделились, один бегал за мной, еще четверо атаковали девушку. Один из мужчин смог забежать ей за спину с намереньями атаковать. Девушка резко обернулась и отбила атаку мечом, но пропустила удар кулаком по лицу от другого всадника. Она упала на землю от удара, отплевывая кровь. Мужчина, что ударил ее, занес меч над головой, но я успела подскочить к нему с боку и воткнуть клинок в шов на боку между пластинами доспеха. Увы, мужчина успел схватить меня и вместе мы упали на землю. Я оказалась прижата к земле. Всадник, что гнался за мной, медленно с ухмылкой приближался ко мне, а остальные направились к девушке. Вот теперь точно нам конец. Что там говорят на похоронах? Да заберет твою Душу Бог Смерти и Забвенья, пусть Душа твоя найдет покой в Царстве Мертвых? Но не успела я сама попрощаться с Царством Живых, как услышала удивленный вскрик всадников, что направились к девушке. Тот, что двигался ко мне, замер, вытаращив глаза в ее направлении. Я повернула голову в ее сторону, и сама удивленно охнула.
Пока всадники были отвлечены на меня, девушка успела скинуть плащ. Она была облачена в черные кожаные доспехи, обтягивающие фигуру, хрупкого телосложения с тонкой талией, на которой висели ножны с одной стороны и колчан с короткими стрелами с другой стороны, а за спиной расправлялось серое с черными перьями крыло. Она - Ангел.
Долго любоваться ею ни мне, ни всадникам она не позволила. Расправив крыло, она ударила ближайшего мужчину сгибом крыла в грудь. От удара мужчина отлетел назад и врезался в дерево. Бой возобновился. Того всадника, что двигался ко мне, она атаковала почти молниеносно, просто перескочив через него, полоснула лезвием по горлу. Мужчины понимали: атаковать ангела, пусть и с одним, но расправленным крылом - верная Смерть. Им не хватит ни силы, ни скорости. Поэтому они отступили, поймав ближайших лошадей, и ускакали прочь.
Я лежала с широко распахнутыми глазами и боялась даже пошевелиться. Она убрала меч и направилась ко мне. Было видно, она смущена и раздосадована, из-за того что пришлось открыться. Она, молча, помогла мне выбраться и отправилась собирать стрелы и ножи. А я стояла с открытым ртом и рассматривала ее крыло. Я практически ничего не знаю об ангелах, только легенды и истории. Знаю, что они живут в Небесном городе, служат в Великом Храме Богини Живы, что ведут войну с Тьмой и Демонами, что покровительствуют инквизиторам и помогают избавляться от ведьм, что иногда они покидают свой город и спускаются на землю. Но то, что ангелы бывают однокрылыми, да и то, что живут на земле, я узнала впервые. "Потому что не смогу преодолеть путь домой" - вот что значили ее слова. Она не может взлететь в Небесный город.
- Так и будешь столбом стоять? - Она подняла с земли плащ и, аккуратно сложив крыло, надела его. И с раздражением добавила: - пошли.
Делать нечего, пришлось взять себя в руки, захлопнуть рот и пойти за ней. Мы шли молча, думая каждая о своем. Бабушка рассказывала, что ангелы, лишившиеся крыльев, погибают на земле. Для них потеря крыльев означает разрыв связи со своим народом и Богиней Света и Жизни. Но у нее есть одно крыло, значит, связь не разорвана. Тогда почему ее народ не может ее исцелить? Богиня способна даровать крылья смертным, великие правители Эльфов, Людей и даже Гномов обретали бессмертие под покровительством Богини в Небесном городе, им даровались крылья. Тогда почему ее до сих пор не исцелили и не вернули домой? И как вообще возможно потерять одно крыло? Мы в тишине дошли до места, где оставались сумки. В голове было очень много вопросов, но что-то мне подсказывало, что отвечать она на них не будет. Я взглянула на ангела и только заметила, что она хромает и на запястье у нее кровь.
- Ты ранена? - Спросила я.
В ответ она лишь пожала плечами, подобрала сумки и направилась вдоль реки.
- Постой, пока мы около реки, я могу промыть раны. - Я догнала ее.
- Заживет. - Ответила она, не оборачиваясь.
- Нет, стой - Схватила ее за руку, и заставила обернуться.
Из разбитой губы все еще текла кровь, а на щеке у нее остался след от удара, который уже припух и покраснел. Она была раздражена и смотрела на меня недобрым взглядом, пока я обошла ее с боку, преграждая путь.
- Позволь промыть рану. - Сказала я как можно мягче, в тайне радуюсь, что ангелы не умеют испепелять взглядом.
- Нам лучше идти. - Фыркнула она, выдирая руку. - Из-за твоей беготни итак времени много потеряли.
- У твоих эльфов, что времени нет? Или дождаться не могут, что бы меня сжечь? - Я уперла руки в бока. -А если у тебя заражение пойдет? Тогда эльфы точно меня ловить сами пойдут, потому, что теперь я знаю в каком направлении бежать!
- Я в состоянии сама о себе позаботиться! - Она стояла очень злая.
- Если бы это было правдой, ты сейчас бы не истекала кровью. - Уперлась я. - Мы дольше спорить будем! Но я с места не сдвинусь, пока не осмотрю твои раны!
Ангел фыркнула и зло сбросила сумки не землю. Также подчеркнуто небрежно она отстегнула ножны, бросила их к сумкам и принялась за плащ, сверля меня очень не добрым взглядом. Я помогла ей расстегнуть доспехи, сделанные так, что одна половина доходила только до основания крыла, не стесняя его в движениях, а вторая прикрывала спину до плеча. Сняв броню, Ангел осталась лишь в достаточно свободной темно серной тонкой рубахе. На плече рубаха пропиталась кровью и была вспорота, открывая рану. Да и штаны ее были пропороты, но все же смогли выдержать удар клинком, отчего рана была не глубокая и не опасная, а вот плечо сильно пострадало. Проблема еще заключалась в том, что ангел стояла, уперев руки в боки и всем видом показывала, что дальше раздеваться она не будет. Я вздохнула, набрала воды и принялась за осмотр. Штаны пришлось еще немного вспороть, что бы протереть рану и приложить к ней живицу. Повязку соответственно пришлось накладывать поверх штанов, приложив ткань к живице и расправив под штанами. От такой повязки толку при ходьбе мало, но пока я занимаюсь раной на плече, должна остановить кровь. Усадив ангела на корни деревьев, я принялась за плечо, закатав края рубахи до самого верха Рана балы почти до середины плеча и в ней была земля и грязь. Аккуратно промывая рану, я удалила всю грязь и обрабатывала ее настоем плюща. Невольно я обратила внимание на шрам там, где когда-то было крыло. Затянувшаяся кожа была немного углублена, и сам рубец имел неровные, рваные края, как будто крыло вырвали вместе с кожей из тела. По всему рубцу и по краям были фиолетовые кровотоки. А вокруг рубца, были небольшие фиолетовые пятна, словно кто-то протыкал кожу кинжалом у основания крыла. Края шрама неровно срослись и не кровоточили, но я все же заметила небольшие покраснения, словно не до конца еще зажили и продолжали терзать свою обладательницу. Перевязывая плечо, я все же не удержалась и коснулась пальцами шрама. Она буквально горела, там, где были покраснения. Ангел вздрогнула и вскочила как ужаленая, оборачиваясь на меня, а в глазах плясали молнии.
- У тебя... там заражение.... - Тихо сказала я, отводя глаза и прикидывая, сколько смогу пробежать, прежде чем она убьет меня. Нет, до эльфов я точно не доживу.
- Это не заражение. - Процедила она сквозь зубы. - Это расплата за содеянное. А ты если хочешь жить, замолчи и собирайся, мы уходим.
Вот замолчать я как раз таки и не могла. Что значит плата за содеянное? А вдруг все-таки заражение? Я отмела весь свой страх перед воинством Света, собрала последние остатки мужества и хотела уже возразить, когда перед моим лицом ангел взмахнула рукой и Свет для меня погас. Я провалилась в сон с открытым ртом, готовым произнести долгую речь о заражениях и их последствиях. Мне снился опять кошмар. Я видела Ангела, но с двумя крыльями. Одно было окровавлено, и кто-то невидимый выкручивал крыло из нее. Я слышала треск ломающихся костей. Я пыталась подбежать к ней, пыталась найти и остановить того, кто беспощадно вырывал ее крыло. Но добежать до нее так и не смогла, кто-то резко дернул за крыло и вырвал его из тела ангела. Ее лицо исказилось болью. Я закричала, чувствуя, как по щекам текут слезы.
- Эй, ты чего вопишь? - Она трясла меня за плечи - Проснись это всего лишь сон.
- Ты в порядке? - Я кинулась к ней, обнимая, чувствуя, как по щекам бегут слезы. Ангел напряглась и замерла. А я сидела, обнимала ее и рыдала.
- Ну ты, это... - Она была смущена. - Не дождешься! Я все равно отдам тебя эльфам! - Она отстранилась от меня, позволяя вытереть слезы.
Ангел отвернулась и смущенно пошла к своему спальному месту. Неподалеку горел костер, а я была на лежаке, укрытая теплым покрывалом. Но не смотря ни на что меня ознобило, поэтому я придвинулась ближе к костру и попыталась взять себя в руки. В конце концов, это всего лишь сон, да и, что бы читать чужие воспоминания, нужно обладать очень сильным Даром. Я сидела около костра и погрузилась в свои мысли. "Это не заражение, это расплата за содеянное" - то есть ее так наказали? За что и кто? За какие страшные вещи она заплатила столь высокую плату?
- Да, с тобой не выспишься. - Буркнула Ангел, поднимаясь. - Ну что ты тут расселась? Огонь заговариваешь? Так это только ведьмы с сильным Даром умеют. А ты травница и то не прошедшая посвящение.
- Меня Риа зовут. - Неожиданно даже для меня, слова сами вырвались. - Нет, не заговариваю, просто сижу, думаю. Я не хотела тебе мешать.
- Знаешь.... Риа, последний человек, который мне сказал, что он думает.... - Она села рядом и открыла свою сумку. - Плохо закончил. Не людское это занятье. Вы там себе надумаете, накрутите, найдете тайные смыслы и знаки. А потом паранойя, за оружие хватаетесь, везде заговоры видите. Или в беду попадаете, или войну развязываете. Все исход один. Поэтому лучше оставь эту затею. Меня Раадель зовут. Вот держи. - Она достала из сумки мясо и хлеб. - Надо поохотиться, а то еды мало осталось.
- А разве здесь можно охотиться? - Удивилась я, принимая еду.
- Нет, здесь нельзя ни охотиться, ни срубать живые деревья. Но мы на границе, поэтому можно выйти на север людских поселений и там поохотиться. Только ты все равно или спать ляжешь, или связанная будешь. - Она улыбнулась мне. А я в ответ фыркнула.
- А откуда ты знаешь столько об этих местах? - Спросила я, прожевывая мясо. - Да и об Эльфах, и Людях?
- Как ты уже поняла, я из ангелов. Точно так же как и эльфы, мы не стареем, но в отличие от эльфов, которые могут постареть из-за состояния собственной Души, мы можем потерять бессмертие и прожить человеческую жизнь с благословления Богини Света и Жизни среди людей или в одиночестве. Эльфы и ангелы - два народа, особо почитающие Богиню Живу. Это наша единственная Богиня, а эльфы поклоняются еще и своей родной богине Луне или как ее здесь принято называть Серебряная Луна. Наши народы ведут войну с теми, кто принадлежит Царству Мертвых. Только ангелы больше воюют с демонами, слугами Бога Смерти и Забвенья, а эльфы и инквизиторы с ведьмами. Поэтому наши народы достаточно хорошо знают и уважают друг друга. Но все же каждый народ живет отдельно. Когда - то давно я спасла сына Владыки этого леса. И когда я... - Она запнулась, немного помолчала, подбирая слова. - Когда мне понадобилась помощь, эльфы Великих Северных Лесов приняли меня на свою территорию. Владыка предложил мне поселиться в самих Лесах, жить с комфортом и почестями, достойными ангела, слушать пения птиц, любоваться свободно гуляющими животными, растить деревья, радоваться на Высоких Холмах восходящей Серебряной Луне.
Я отказалась, выбрав приграничный лес. Хмурый и пустой, почти мертвый. Как раз под стать моему положению. Сюда я пришла почти мертвой. Я не хотела селиться среди эльфов и пользоваться их благами. Поэтому в обмен на разрешение жить здесь, я охраняю их границу со своей стороны. Вот и живя здесь, я невольно стала свидетелем деяний Толрига. Еще задолго до появления самого Толрига, сюда приходили люди. Кто с предложениями о торговле, кто за советом, кто с требованиями. С моей стороны по уговору, всех кто пересекает границу, я доставляю к стражам. А стражи уже доставляют их на совет, где эльфы и решают, что делать с ними. Сейчас все меняться. Владыка готовиться отбыть к своей дочери и временно передал управление. В войне она потеряла своего мужа - правителя и ей теперь нужна помощь в войне с людскими Лордами. На его место, временно взошёл другой эльф. Он и настоял на том, что бы стража выпустила Даэрхов на кентавров, и я так думаю, что ко мне у него тоже возникнут претензии. Он слишком боязлив и в буквальном смысле воспринимает писания древних о защите и целостности вверенных земель.
- Тогда зачем ты живешь здесь? - Спросила я.
- Ну до меня он может добираться лет сто - двести, да и причина отказать ангелу должна быть более чем веской. Конечно сто лет не слишком большой срок, но я могу пока не задумываться куда идти. Да и стоит ли уходить вообще...
- Какие то у тебя мрачные мысли.... - Я стряхнула крошки со штанов. - Можно подумать ты совсем не хочешь нормально жить, только Смерти ищешь.
- Отчасти так оно и есть. Я не могу состариться, не могу прожить человеческую Жизнь, я не получила благословления Богини. И вернуться не могу. Мне уготована вечная Жизнь в одиночестве и скитание. - Она говорила все с большей тоской в голосе и становилась все грустнее. Я не выдержала и обняла ее. Мне было искренне ее жаль. Что бы она там не сделала - наказание слишком жестокое. - Ладно, хватит. - Пробурчала она, поднимаясь. - Поела? Умылась? Пошли! Мне тебя еще эльфам сдавать. И нечего на меня так смотреть.
- Пошли, - сказала я, поднимаясь. - Только осмотрю твои раны.
- Ты опять? - Ох как мне сейчас хотелось уползти в кусты. - Ну что за человек, такой? - Она ворчала, расшнуровывая рубаху. - Может действительно связать и бросить здесь, а стражам сказать, что сбежала?
Она села на корни деревьев, позволяя мне начать осмотр. Теперь, когда мне удалось узнать ее тайну, она не прятала больше крыло, позволяя ему свисать до самой земли. Осмотрев раны, я осталась довольна. Они не гноились и не кровоточили. К тому же затягивались намного быстрее, чем у обычных людей. Я сменила ей повязки, и, собрав сумки, мы отправились в путь дальше. Шли достаточно легко и быстро добрались до небольшого холма. По пути попадались травы, которые я собирала, а Раадель собирала ягоды. Весь холм был усыпан ярко красными ягодами, которыми лакомились прилетевшие птицы. Как ни удивительно на холм пробивался яркий дневной свет. Я помогла Раадель набрать ягод, немного погрелась под солнцем, отдыхая от перехода, и попутно лакомясь красными сочными ягодами, которые на вкус оказались сладкими. Немного отдохнув, мы пошли дальше. За холмом лес постепенно начал меняться. Появлялись новые кустарники, пробивалось больше света сквозь кроны деревьев. Лес больше не стоял непроницаемой серой стеной окутанной туманом, и воздух стал намного свежее. Мы почти вышли с владений эльфов. Это заставило сердце радостно подпрыгнуть. Но радоваться мне дали недолго. Раадель подошла к поваленному дереву, сняла сумку и, указав на ствол, сказала:
- Ты остаешься здесь! И если я приду, а тебя здесь не будет, то ты до эльфов не доживешь. Мы все еще на границе, до людей добежать не успеешь. А я тебя быстро найду по следам. И не смей выбегать на звук лошадей. Кентавры далеко, только на всадников выскочишь опять.
В ответ я лишь фыркнула. Правда в ее словах была, с этим не поспоришь. Поэтому пришлось согласиться с ее словами и, устроившись на дереве, заняться травами, что набрала по дороге. Закончив со своей добычей, я немного посидела, греясь на солнышке, а потом начала изучать полянку на которой остановились. На ней оказались два куста живицы и один небольшой куст очень редкого первоцвета. Обрадовавшись находке и набрав листьев, я отправилась на дальше, увидев куст Дикого Ползуна немного в стороне. Набрав листьев и выкопав один из боковых корней, я увидела недалеко на дереве Золотой Плющ. Постепенно двигаясь от одного куста к другому, я углубилась в свое занятие с головой, не замечая больше ничего вокруг. А когда моя сумку была доверху набита травами и корнями, поваленного дерева с сумкой Раадель и близко не было. Я попыталась найти свои следы, что бы вернуться обратно, но, увы, не нашла. Я обошла вокруг последнего куста несколько раз, но так и не поняла, откуда пришла. Раадель точно меня убьет. Я побродила немного по лесу, недалеко от куста и решила рискнуть, отошла дальше. Направление выбрано было не верно, зато обнаружилась живописная полянка, по краям которой росла живица.
Блуждая по лесу, я начала волноваться и чем дольше не находился обратный путь, тем больше рос мой страх. Не смотря на то, что сумка уже была полная и тяжелая, я принялась за сборы листьев, больше для того, что бы успокоиться. Это помогло, но ненадолго. Солнце уже садилось, и начали сгущаться сумерки, а между деревьев вновь пополз липкий туман, усиливая мой страх. Лес вновь стал непроницаемой стеной, а воздух тяжелее. Ночевать одной в темном лесу мне не хотелось, а Раадель все не появлялась. Я надеялась на ее угрозу, что она меня легко найдет по следам. А что если она в сумерках потеряла след? Или вообще его не нашла. Тревога с каждым мгновением возрастала, подстегиваемая страхом и скверными мыслями. Я подошла к очередному кусту, из которого прямо на меня прыгнул заяц. Я взвизгнула и отскочила в сторону. Сердце бешено билось от страха, а серый уже скрылся из виду. Сумерки все сгущались, а мне становилось все страшнее. Сбоку раздался шорох. Запоздалая мысль пришла как гром среди ясного неба: я в лесу, одна, где водятся волки, возможно и оборотни, если они вообще существуют, а еще где-то бегают эти Даэрхи, которые точно существуют, и которые очень не любят гостей. Шорох повторился, заставляя меня отступить подальше и обнажить меч.
Меня била уже крупная дрожь, я прижалась спиной к дереву. Если рядом кто-то и бродит страшный, планирующий поужинать мной, то со спины уже точно не подойдет. Ближайшие кусты затряслись, а я подняла меч для обороны. Из-под куста вылез ежик и, фыркая, довольно громко протопал мимо. Ежик! Да я за ночь тут сума сойду. Я беспомощно сползла по стволу дерева и обхватила коленки руками. Раадель похоже потеряла след, кричать сейчас - точно какой-нибудь Даэрх прибежит. Я сидела под деревом и вздрагивала от каждого шороха. Где-то недалеко раздался писк пойманной зверька, где-то вспорхнула птица, где-то шуршали ночные зверьки в листве. Ночной безмолвный лес усиливал звуки подлунной жизни, а темнота и туман делали зловещими деревьями. Сбоку от меня совсем рядом раздался едва различимый шорох. Я сидела и боялась даже посмотреть в сторону шороха, даже боялась дышать, а сердце стучало так, что мне казалось его слышит пол леса не меньше.
- Ну и долго тут сидеть, трястись собралась? - Раадель стояла, прислонившись к дереву. Ее голос заставил меня вздрогнуть, нервно охнуть и живо подскочить на ноги. - И совет, если пытаешься остаться не замеченной - дыши полной грудью, во-первых многие хищники реагируют на сердцебиение, а оно успокаивается от глубоких вдохов, во-вторых будет шанс притвориться спящей, хищник или неопытный охотник расслабляться и подойдут ближе, а это уже преимущество для атаки. - Она обошла дерево и встала передо мной. - Я где сказала тебе быть? - Таким строгим голосом со мной даже мама не разговаривала. Видать боялась за мою психику. - Что мне с тобой делать? А?
- Покормить. - Слова как-то сами вырвались. А что ей еще можно сказать? Я сама еле живая от страха. И голодная. Но на всякий случай я старалась смотреть себе под ноги.
Раадель помедлила немного, тяжело вздохнула и, развернувшись, направилась в сторону от дерева со словами:
- Богиня, что за человек попался. Ей говоришь, сиди тут, там опасно, так она туда и идет. Интересно весь род людской сейчас такой, или только мне такое счастье привалило? - Я шла за ней, молча, а она продолжала: - а что если привести ее к логову волков и сказать не ходи туда? Ведь пойдет же. Потом поминай, как звали. Эльфам скажу, что не доглядела, сгинула бедняжка в волчьем логове. А еще лучше в логово Даэрхов, а то волки еще пожалеть могут. Хотя зачем всех их искать? Вон всадников пол леса бегает, случайно под копыта спихнуть. Стражам скажу: сама убиться решила. Не в первой. У самой рука не поднимается, а до стражи еще идти и идти. Может точно к всадникам?
Она остановилась и внимательно посмотрела на меня. Впереди виднелся отблеск от костра. Я изумленно взглянула на нее, неужели действительно к всадникам привела? В ответ Ангел усмехнулась и зашагала к костру, который горел около поваленного дерева с сумкой, а не далеко на ветках висело мясо какого-то зверя. То есть она меня еще и не сразу искать пошла? Я удивленно переводила взгляд с костра на мясо, с мяса на Ангела.
- Ну я решила дать тебе возможность насладиться ночным лесом. - Ответила она на мой немой вопрос, снимая мясо с дерева. - Я же сказала найти тебя по следам не сложно, тем более ты пол леса перерыла. Твои следы я нашла еще когда возвращалась, проследила, тебя нашла - ты под кустами лазила, вот и решила тебе не мешать.
В ответ я фыркнула. То есть пока я сидела едва живая под деревом, она спокойно мясо разделывала? А еще говорят демоны жестокие создания. Я сбросила сумку около поваленного дерева, и села на него сама. Раадель усмехнулась и занялась мясом, ловко орудуя ножом. Я невольно на нее засмотрелась. Часть мяса она натерла какими-то зернами и ягодами, завернула в широкие листья и, перевязав веревкой повесила на дерево. Другую часть нанизала на прутья, воткнутые около костра. Пространство вокруг наполнилось запахом жареного мяса, у меня возмущенно заурчал живот. Звук долетел до Раадель, отчего та, вскинув голову, посмотрела на меня вопросительно. Я лишь пожала плечами, что тут сказать: я голодная. Ангел отложила мясо и, достав из сумки пару кусков хлеба, передала мне. Ура хоть какая-то еда! Оставшуюся часть мяса она обсыпала зернами, завернула в ткань и повесила на оставшийся свободный прут, который стоял чуть дальше от костра.
- Давно ты здесь живешь одна? - Поинтересовалась я, стряхивая крошки. Здесь около костра было не так страшно.
- Достаточно. - Ответила Ангел. - Я не сразу здесь поселилась, некоторое время скиталась ..... лет пятьдесят, может больше. Тогда время для меня не имело значения.
Лет пятьдесят? Это ж, сколько ей сейчас?
- А почему твой народ не вылечит тебя? Или не заберет в Небесный город?
- Потому что я сама отвернулась от своего народа. Давай есть. - Она протянула мне прутик с мясом и хлеб.
Наевшись, я откинулась на бревно, отдаваясь отдыху. Последний кусок явно был лишним.
- А ты как попала на материк?- Спустя некоторое время раздался голос Раадель. Она сняла мясо с дерева и теперь хитроумно складывала его около костра, пододвигая к нему ближе угли. - По тебе видно, что ты островитянка при этом домашняя. Даже и не думала никуда убегать.
- Я случайно увидела, как убили рыбаков. Вот кто убивал, те меня и схватили. Пираты схватили.... И продали в рабство. Оттуда была продана Смотрителю замка Толрига, но кентавры вмешались и забрали с собой. Хотели помочь переправиться через реку, найти корабль и отправиться до южного порта, а оттуда уже домой на остров.
- Ходячая проблема не меньше. Знаешь в чем у тебя самая большая проблема? - Я вопросительно глянула на нее. - Ты не умеешь слушать и слушаться. Насколько я знаю островитян, вы всегда ходите семьями за переделами своих деревень, в сопровождении старших женщин и мужчин, и готова поспорить, что ты убийство видела одна, в каком-нибудь укрытом месте, потому что тебе стало любопытно, что там происходит. Слушалась бы сидела бы сейчас дома, детей рожала да пироги пекла. Нет, влезла же! Да и убийства на острове, да еще и с похищением девушки, где все друг друга знают и обязательно кинуться в погоню, это надо быть очень влиятельным, что б такое совершить.
Она говорила чистую правду. Я сама виновата во всех своих бедах. Вот зачем я противилась свадьбе? Зачем одна пошла в таверну? И уже тем более зачем открывала эту проклятую дверь. Съела бы себе пирог и пошла б домой. А теперь сиди тут и жди непонятно чего, толи казни.... Толи костра. Я тяжело вздохнула. Интересно как там моя семья. Родители наверное места себе не находят от переживаний. Вот бы им хоть весточку послать, что я жива.
- Не печалься. - Вырвал меня из раздумий голос Ангела. - Все могло бы закончиться хуже. Да и совет эльфов не означает твоей Смерти. Если Владыка еще здесь, то он тебя отпустит. Он не признает полу ведьм, и считает, что любую ведьму можно вернуть. С ее, конечно, согласия.
- А почему эльфы и ведьмы вообще воюют?
- Когда-то давно не было ни ведьм, ни магов, ни инквизиторов. Даже Света и Тьмы не было. - Ее мелодичный голос убаюкивал. - Были только Боги. Многие из них были жестоки и беспощадны, но попадались и те, кто защищал Существ. Для защиты от кровожадности, гордыни и высокомерия Богов три наиболее сильных племени объединились: Люди, Эльфы и Гномы. Именно этот союз помог прийти в наш мир Свету и Тьме. Богиня Жива и Бог Нарон - родились одновременно и равными, и цель их была защитить союз от жестокости Богов. Когда Боги были повержены, те, что уцелели, разбрелись по Миру, поддерживаемые только своими верными последователями. Многие из уцелевших Богов вернулись в свои родные обители, подобно Серебряной Луне на небо, или Богу Моря, они стали покровительствовать своим последователям. Постепенно союз ослаб, и в нем начались раздоры. Эльфы больше поклонялись Богине Живе, Смерть для них не так важна как Жизнь. Люди же больше почитали Бога Нарона, из-за страха перед Смертью. Так и получилось, что эльфы постигали и воспевали Жизнь, оберегали ее и взращивали новую, а люди постигали тайны Смерти, так и появились ведьмы и маги. Люди, что вступили в сговор с демонами для приобретения Силы, они отдали еще при Жизни свои Души Смерти за Дар. Раскол в союзе рос и в итоге, союз распался. Более того, Демоны и Ангелы вступили в войну между собой за племена. Война перекинулась и на сами племена. Среди Людей были те, кто почитал Свет, они и стали впоследствии инквизиторами. При Храмах Богини Света и Жизни организовывались школы для монахов, которые после обучения становятся инквизиторами. А были и те, кто пытался приручить Смерть и пользовался Даром демонов. Мужчины стали магами, женщины ведьмами.
- Но не все ведьмы и маги злые? - Я вспомнила вед на острове и единственного мага, живущего в Бродвиге. Он очень приятный пожилой мужчина, всегда помогал людям и интересовался делами. Зла он точно никому не делал.
- Да, не все. Но Дару обучаются и маги, и ведьмы одинаково от старшего поколения. А Сила была подарена демонами. Более того, раньше считали, что Сила не передается по наследству и каждая ведьма должна была заключать договор с демонами, но как оказалось позже, Дар передается.
- Ты же говорила, что ведьмы не живут с семьями?
- Да не живут. Но ведьма способна передать своей ученице Силу, способна передать Силу живым родным, а способна и сама родить ребенка. Но редко когда ведьма воспитывает сама свое дитя. Чаще подкидывает или родным, или в деревни, оставаясь неподалеку и наблюдая за жизнью своего ребенка. Иногда, отдают отцам. Единственные ведьмы, которые берегут своих детей и живут с ними - горные ведьмы. И то, только по тому, что инквизиторы не могут до них добраться в горах.
- А почему не могут до них добраться? И как тогда они сами туда добрались?- Мой интерес разгорался с новой Силой, несмотря на то, что глаза слипались.
- Несколько тысячелетий назад появилась ведьма Огня. Очень сильная. Ее деревню сожгли, вместе с ее мужем и сыновьями. Дочерям, так же как и ей досталась учесть страшнее. Когда завоеватели удовлетворились, половина ее дочерей уже была мертва, остальные умерли позднее от ран и кровотечений. Она видела все эти зверства и не могла помочь. В ней кипела ярость и боль, когда ее бросили в горящий дом, погибать. Огонь мог сжечь ее тело, но боли он уже не мог причинить. Боли сильнее той, что она пережила. Она впитала Огонь, ее тело обгорело, но ярость, злость, гнев не позволили ей умереть. Она выжила. Несколько лет она восстанавливала тело, приручала свой Огонь и искала тех завоевателей. Она нашла их всех, они все умерли не пережив ни боли, ни Огня. Инквизиторы пытались ее остановить, но не смогли, жажда мести была сильнее, и она сметала всех на своем пути. Оставался последний завоеватель.
Слухи о ведьме до него дошли. Но он даже не попытался бежать. Когда она добралась до завоевателя, он был дома с семьей, женой и детьми. Он ее узнал и был согласен понести Смерть. Но вместо этого она заставила его рассказать все, что он с ней сделал своей жене и дочерям. Она показала им, что с ней стало, и ушла, оставив его с семьей. Больше жажды мести в ней не было, но была неукротимая Сила и горечь. Она даже не сопротивлялась, когда инквизиторы ее схватили и пытались повесить. Ее спасла другая ведьма, предложив направить ее Силу на защиту, тех, кто перенес подобное горе. Ведьма согласилась. Вдвоем они собрали несколько десятков обездоленных женщин, не все они были с Силой. Женщин, что пережили боль потерь, женщин, что испытывали побои мужчин, что были унижены, обездолены, беззащитны. Инквизиторы, пытаясь поймать, загнали их в горы.
Ведьмы нашли там старую крепость, созданную еще задолго до рождения Света и Тьмы. Крепость служила убежищем от напастей, посланных Богами. Ведьмы укрылись в ней и отбили атаку инквизиторов. Они смогли восстановить и даже расширить крепость. Обездоленные женщины потянулись к ним, в поисках защиты. Ведьма стала первой предводительницей горных ведьм. Она создала их законы и правила, она смогла сплотить женщин и обучить их, смогла отговорить большинство из них от мести. Инквизиторы не одно столетье пытаются взять крепость, а ведьм покарать.
- А почему их не могут оставить в покое? Они ведь не сходят с гор?
- В основном нет, но иногда по каким - либо причинам ведьм изгоняют из крепости, и тогда горе приходит всем прилегающим деревням. Ведьмы вырастают там, с рождения проходя обучение, с рождения усиливая свои возможности. В горах сильнейшие ведьмы, способные причинить зло всему Миру. Инквизиторы построили вокруг входа в горы стену, и возвели монастыри и Храмы, в надежде отловить изгнанных ведьм. Да и я так думаю, Лорды тех земель бояться, что ведьмы захотят войны и выжгут все ближайшие замки. Каждый Лорд в своем замке разместил по десятку инквизиторов на службу, да и в каждой деревни по Храму с боевыми монахами. Но даже это не спасает от вылазок ведьм. Они порой спускаются в деревни, очаровывают мужчин и уводят их за собой. Но, увы, мужчины больше не возвращаются. Горные ведьмы необычайно сильны. Поэтому и опасны. Как и любые другие ведьмы, они используют Дар демонов. Дар позволяет ведьмам соблазнять мужчин, уродовать женщин и даже воровать детей. Не все ведьмы живут, не нанося вреда ближайшим поселениям. Многие насылают проклятья на людей, скитаясь от деревни к деревни. Некоторые пытаются призвать демонов, что бы выпустить Тьму. Обряды, жертвоприношения все это делают ведьмы по собственной воле, так же как и наводят порчу, морят скот. Эльфы и инквизиторы отлавливают подобных ведьм и сжигают. Многие деревни были спасены от ведьм силами эльфов.
- Я все равно не понимаю. Горные ведьмы может и опасны, но не все же ведьмы вредят. Полевые помогают людям, лечат раны, исцеляют скот, снимают порчу.
- Есть много безвредных ведьм. Полевые, озерные, лесные. Они действительно помогают людям. Но помогают они с помощью Дара. Их Душа уже принадлежит Богу Смерти, поэтому инквизиторы и ведут на них охоту. Любая ведьма может пожелать большего, и никто не сможет ей помешать начать вредить. Никто не сможет остановить ведьму, если она захочет заключить новую сделку в обмен на Жизни других. Тут даже демонов призывать не придется. Мнение инквизиторов: лучше искоренять проблему до ее появления. И во многом это обоснованное мнение.
- Это не справедливо. - Возмутилась я.
- Зато эффективно. Ты уже совсем с дерева сползла. Давай-ка спать. - Она дала мне лежак с одеялом.
- А ты? - Спросила я, когда она обратно села к костру.
- Мне надо закончить, да и выспаться у меня впереди целая вечность.
Целая вечность в одиночестве и скитаниях. Без друзей и родных. Мне ее безумно жаль, даже все мои страдания когда-нибудь кончаться. У меня есть возможность увидеть родных, оказаться в кругу совей семьи. Она же всегда будет одинока. На глаза невольно навернулись слезы.
- Ненавижу, когда меня жалеют и тем более оплакивают! - Фыркнула она. - Нашла кого жалеть. Я сделала свой выбор, а ты лучше о себе подумай. Завтра - послезавтра ты предстанешь перед Советом эльфов. И нечего глаза закатывать!
- Ну и язва же ты. - Сказала я, смахивая слезу и залезая под покрывало.
От пережитого страха и усталости я провалилась в сон почти мгновенно. Мне снилась Раадель. Она беззаботно смеялась, собирала цветы на солнечном лугу. Ее темные волосы были распущены и ветер трепал локоны. Сейчас она была похожа на юную девчонку, а сзади у нее блестели два белоснежных крыла. Она увидела меня и, распахнув крылья, подлетела ко мне. Я шагнула к ней на встречу, улыбаясь в ответ. Радость и счастье светились в ее глазах. Но вмиг она погрустнела и спросила меня:
- Зачем ты это сделала?
- Что я сделала?
- Стала ведьмой? - Вокруг стало темнее, пропало солнце, радость. А Раадель становилась все печальнее.
- Но я не ведьма. - Я хотела вернуть радость и Свет в ее глазах.
- Тогда зачем забрала мое крыло? - Мир вокруг поглотила темнота. Белоснежное платье Ангела было испачкано кровью, так же как и мои руки. А за спиной у нее уже было лишь одно крыло со следами крови.
- Это не я! Я не могла! Я не стану ведьмой! Никогда!
Я проснулась мокрая и тяжело дышащая. Ну и ну. Кошмары стали сниться с завидной регулярностью. Я огляделась. Вокруг было тихо и темно, костер почти погас, догорали последние две-три ветки. Раадель спала не далеко, повернувшись ко мне спиной и укрытая почти с головой покрывалом. Ночь стояла относительно теплая, но по спине отчего-то ползли мурашки. Безмолвный лес вокруг утонул в тумане, в котором можно было смутно угадать ветки и кусты, отчего становилось еще холоднее и страшнее. И чем больше я всматривалась в лес, тем сильнее росла моя тревога. Хотелось встать и убежать подальше. Сейчас, не объясняя ничего. Просто убежать. Я мотнула головой, отгоняя мрачнее мысли. Дрожь списала на кошмар, да и нервы не выдерживают таких нагрузок. Что бы успокоиться я встала и подошла к костру. Рядом лежали ветки. Расшевелив угли, я подбросила пару веток в костер. Огонь радостно с треском поглотил новую жертву, наполняя теплотой пространство вокруг себя. Я посмотрела на ангела. Странно, но раньше мне стоило открыть только глаза, как она просыпалась, а сейчас не слышит меня. А еще появилось нехорошее чувство, словно кто-то пристально смотрит на меня. Я обернулась, но никого не увидела. Вся кожа на руках покрылась мурашками, и участилось сердцебиение. Неужели последние события помогли развиться у меня паранойе?
Чувство страха усиливалось, и я уже заставляла себя сидеть на месте силой. Тело требовало убежать сейчас, спасаться, оказаться как можно дальше, убежать от наблюдающих за мной не добрых глаз. Я нервно оглядывалась, мне казалось, что то что за мной наблюдает уже везде. Я отвернулась от леса и уставилась на огонь. Теплый, мирный и безобидный. Я подняла ладони и поднесла к костру. Тепло тут же окутало их, помогая немного успокоиться. Я подкинула еще пару веток в огонь, который тут же засветил ярче. Нет, все таки, нервы не выдерживают. Необоснованный страх прошел, да и убежать больше не хотелось. Я улыбнулась сама себе и опять уставилась на огонь.
Вот только страх оказался более чем обоснованный. Сзади раздался шум удара чего-то тяжелого о землю. Я вздрогнула и оглянулась. Около моего спального места лежала моя сумка, которую я поставила на поваленное дерево. А на самом дереве было то, что вызвало мой страх. Темно серый зверь, похожий на волка, но на много крупнее, с длинными острыми когтями, овальными прижатыми ушами, удлиненной мордой и черной пастью, в которой были внушительных размеров клыки. Зверь имел красные злобные глаза, с узкими черными зрачками. Из широкой мохнатой груди раздался низкий рык, а загнутый к низу хвост, нервно вздрагивал. Первым желанием было убежать, вторым - завизжать, а третьим - упасть в обморок. При этом все желания грозились исполниться одновременно.
- Не шевелись. - Раздался голос Раадель. - Это Даэрх - страж эльфов.
Вот только не шевелиться не получалось. Меня била крупная дрожь, а тварь все стояла и скалилась на меня. Краем глаза я заметила движение в стороне. Осторожно, что б не провоцировать зверя, я повернула голову. Мама дорогая! Да их тут минимум шесть штук, один страшнее другого.
- Они за нами второй день идут. - Сказала Ангел садясь на покрывале. - От них магия исходит, все непрошеные гости убегают в страхе, а они догоняют. Ри, да не стучи ты зубами. Хотели бы уже напали бы, еще, когда ты по лесу одна ходила. Они хозяев ждут. И раз подошли так близко, значит хозяева близко.
Не стучи зубами. Легко ей говорить, а мне страшно! И даже очень. Я отвела взгляд от тварей и обхватила колени руками, может быть смогу немного унять дрожь. На Даэрха это не произвело ровно никакого впечатления. Он как стоял и скалился на меня, так и продолжал стоять. Я смогла унять дрожь, все-таки, если Раадель сказала правду, и они идут за нами второй день, значит, правда приказа убивать у них нет. Правда менее устрашающим это их вид не делает. Неожиданно Даэрх передо мной перестал скалиться и повернул большое мохнатое ухо в сторону леса, а потом и вовсе развернул морду и уставился в лес. Раадель, уже убравшая свой лежак в сумку, повернулась в туже сторону. Следуя их примеру, я стала вглядываться в том же направлении. И я только смогла перестать стучать зубами, как страх накатился новой волной, заставляя мои зубы биться друг об друга в бешеном ритме. Из глубины леса к нам приближались три эльфа на лошадях. Типичные представители своей расы. С длинными шелковистыми волосами, спадающими ниже поясницы, правильными утонченными чертами лица, надменным взглядом, гибкими грациозными высокими телами и мохнатыми удлиненными и заостренными ушами. Белокожие, до тошноты правильные и утонченные, даже не смотря на доспехи.
- Раадель! - Мелодичным голосом протянул один из них, слегка улыбаясь Ангелу. - Меньше Луны назад спорил с Владыкой о том, что однокрылому ангелу уже некуда ниже пасть, как ты начинаешь таскать по нашему лесу ведьму?
- Она не ведьма. - Предельно спокойно ответила Ангел. - Я проверила.
- Она познала тайну трав! И училась у ведьмы! - С отвращением сказал Эльф. - К тому же на ней оберег ведьмы, и достаточно сильный. Неужели за годы твоего бездействия ты настолько ослепла? Она выбрана в ученицы ведьмы, ее Душа уже продана демонам! А ты ведешь ее на суд эльфов? Зачем, что бы она, темное создание, просила помощи? Многие из нас милосердны и смогут ее простить, и этим она воспользуется, Тьма в ее Душе будет расти и, в конце концов, эльфы признают, что поощрили рабыню Тьмы!
- Силу она не получила! - Раадель хмуро смотрела на эльфа. В ответ тот лишь улыбался. - Лишь совету решать, что с ней делать!
- Ты ослепла от гордыни и слаба от жалости. Твоя слабость уже стоила тебе крыла! Один раз ты спасла человека, и что? Где он? Чем отплатил? Твоим изгнанием? Теперь ты жалеешь ведьму? Она не должна попасть на совет. Приказ Владыки убить девчонку.
- Владыка никогда не отдал бы такого приказа. Я не буду тебя слушать, Лизанир, она попадет на совет эльфов! - Раадель уже перешла на рык.
- Да, Владыка не мог бы отдать такой приказ. - Эльф улыбался все шире. - Но, видишь ли, два дня назад Владыка отбыл к своей дочери. А обязанности по управлению полностью передал мне. Поэтому мой тебе приказ, Раадель, убей ведьму, и можешь дальше скитаться в одиночестве, не нарушая договоренностей.
- Я не договаривалась убивать беззащитных девушек, ни с тобой, ни с Владыкой!
- Тогда я вынужден признать, что ты вступила в ряды врагов! - Его радости не было предела. - Ты предала свой народ, свое дело, свою Богиню! Ты продала Душу демонам, защищая ведьму! Впустила Тьму в сердце, и ничто не вырвет ее оттуда! Расплаты одним крылом, тебе было мало. Вечность в изгнании для тебя слишком слабое наказание! Отныне тебе запрещено входить в Великий Северный Лес! .... Хотя ты вряд ли переживешь эту ночь. Убить их обеих. - Эльф махнул рукой в нашу сторону.
Даэрхи не заставили себя ждать, или повторять им дважды. Я рта не успела открыть, как тот, что был на дереве, оттолкнулся лапами и кинулся в мою сторону, разевая клыкастую пасть и выпуская внушительные когти. Я не успела ни отползти, ни даже попытаться отреагировать на тварь, ни даже сообразить, что вообще происходит, когда она свалилась на меня с пробитой черной стрелой грудью. Тут же сзади меня схватила Раадель, рывком выдернула из-под твари, и откинула в сторону поваленного дерева. Там, где мгновение назад были мы, приземлились два Даэрха. Они развернулись к Ангелу и кинулись в атаку. Реакция Раадель была не менее молниеносной. Она одного откинула крылом, а второго, поднырнув ему под брюхо, пробила живот мечом. Уходя от нападения третьего, она перекувыркнулась и кинула нож в очередную тварь. Даэрхи отлетали от нее, вспарывали когтями землю, вставали и снова атаковали. Одна из тварей смогла атаковать Ангела со спины, впиваясь клыками в основание крыла, а когтями в плечи. Раадель закричала, падая на колени. Ее крик вывел меня из оцепенения. Я подскочила на ноги, и кинулась к ней. Подхватил меч из ее рук, я воткнула его в шею твари. Даэрх захрипел и разжал челюсть, отступая.
- Ну, надо же. Ведьма еще и драться умеет. - Удивился эльф. - Все равно это вас не спасет.
- Катись к Нанору! - Выругалась Раадель, поднимаясь и отбирая у меня меч.
- Вы там окажетесь раньше. - Заверил эльф, разворачивая лошадь. - Намного раньше.
Эльфы удалились обратно в туманный лес, оставляя нас наедине с Даэрхами. Их больше, да и раны у них затягивались на глазах, даже того, что ударила я в шею, уже не хрипел и не истекал кровью, в отличие от Ангела.
- Хватай сумки. - Крикнула Раадель, уволакивая меня в сторону от прыгнувшего Даэрха, при этом тащила она меня буквально за шкирку по земле. Мне было за ними не угнаться. Зато я смогла подхватить ее сумку и перекинуть себе через плечо. В следующий момент Раадель меня резко дернула назад, а там где была мгновение назад моя голова, клацнули зубы Даэрха. Дернув назад, и подняв меня на ноги, она буквально перекинула меня к поваленному дереву, через спину твари. Приземление не было мягким, зато я подхватила свой лежак, плащ и сумку. Заодно и вытащила свой клинок. Раадель отбивала атаки Даэрхов с сумасшедшей скоростью. Даэрхи нападали, рычали и отлетали от нее. Иногда она подныривала под них, и наносила удары по животам. Ее сзади обошел очередной Даэрх и готовился к атаке. Я вскочила на ноги и кинулась ему наперерез, столкнулась я с ним, когда он уже оттолкнулся от земли. Я кинулась на него, вонзая клинок в мохнатый бок. Раадель лишь на мгновение обернулась.
- Уходим! - Крикнула она, отбивая очередную атаку твари, и подбирая горящую ветку с костра. Мы кинулись бежать по лесу. Я на ходу запихивала вещи в сумку, а Раадель успевала отбивать атаки, используя и меч и ветку. Даэрхи преследовали нас, выпрыгивая наперерез, или атаковали сзади или боков. Нанесенные раны, не мешали преследователям, лишь немного задерживали, они затягивались слишком быстро, а вот Раадель заметно ослабла. Впереди показался крутой обрыв, а за ним не сильно широкая, но бурная река. Я резко остановилась, не зная, куда бежать дальше, но была сбита Ангелом. Кубарем мы полетели по крутому склону вниз к воде. Вода нас тут же подхватила и понесла по течению. Река была бурная, поэтому пришлось достаточно долго барахтаться, что бы выбраться на противоположный берег.
- Жива? - Спросила Раадель.
Я утвердительно кивнула и развалилась на каменистом берегу, восстанавливая дыханье и отплевывая воду. Конечно утонуть тому, кто всю жизнь плавал в бурлящем море трудно, но река непредсказуемая, да и море слишком часто забирает Души. Руки и ноги болели от борьбы с водой, да и кое где были кровоподтёки оставленные подводными камнями. Очередной вздох известил о том что ребрам досталось тоже. С противоположного берега раздался гулкий вой.
- Спасибо. - Сказала я.
- Не за что. - Ответила Раадель, садясь. - Я ангел, хоть и в прошлом. А ангелы должны отстаивать справедливость. Ладно, пошли, Даэрхи тут в воду не полезут, но будут искать переправу, и вскоре нагонят нас. Мы все еще на границе эльфов. Надо скорее выйти с нее.
- А твои раны? - Спросила я, поднимаясь.
- Не до них пока.
- Сумки я понесу. - Хоть ее сумка и была тяжелой, и больше моей, но она ранена и уставшая. Если Даэрхи нас догонят, от меня будет мало пользы. - А куда мы пойдем?
- На переправу людей. Оттуда на другой берег, там найдем судно и поплывем в южный порт, оттуда ты сможешь вернуться домой.
- А ты?
- А я на север, возможно к горам, там можно найти укрытие и продолжить нести наказание.
- А может, ты со мной поплывешь? У нас на острове тоже есть, где укрыться, только злобных эльфов нет.
- Я подумаю. - Она улыбнулась.


Глава четвертая. Надежда



Надежда последнее, что должно умирать в душе....
Даже если сама душа умерла.



Лишь единожды на острове появился юноша, сказавший, что видел тайник, но богатств в нем не было.... Юноша, которого стражи кинули в темницу Черной Крепости, который пробыл во Тьме и одиночестве больше месяца. Он был приговорен к смертной казни за убийство. Он ожидал возвращения командира с материка. Целый месяц он не видел света. Когда за ним пришли стражи, он не хотел выходить из темницы, обещая защищать тайник. Стражи силой вытаскивали, сопротивляющегося пленника. Он должен был предстать перед комендантом и командиром Крепости. К ним в тот день узника и вели. На допросе юноша рассказал, что видел тайник. Колдун снился ему каждый день. Он требовал спрятать то, что лежит в тайнике, то, что способно покорить Мир, поработить народы и даже убить Богов. Ни стражи, ни комендант ему не поверили. Старая сказка про богатства, старая легенда про тайник давно будоражили сознания людей и стражников Крепости. Только командир прислушался к словам юноши.
Смертную казнь командир перенес, требуя тщательнее разобраться в этом деле. Дознаватели удивлялись, ведь вина преступника была доказана, были и свидетели, да и юноша сам признался, но командир был непреклонен. Юношу вернули в темницу, а командир снова отправился на материк, приказав не трогать пленника до его возвращения. Поведение командира вызывало недоумение у стражников, но перечить приказу они не стали.
Командир Крепости вновь отправится на материк. Ранее на совете, собранным Князем, обсуждали странное нападение ведьм на Эльфов. Кто-то дал им необычайную Силу. Ведьмы вторглись во владения эльфов северного леса и помимо прочих разрушений выжгли Священную рощу. Миру эльфы сказали, что ведьмы выкрали древнюю реликвию их народа, но о том, что ее наши за воротами эльфы сказали только на этом совете. Ведьмам она не нужна была. Они выкрали реликвию куда более ценную.
Священная роща была посажена после войны с Богами. Тогда когда Бог Нарон и Богиня Жива смогли свергнуть жестоких Богов, когда большинство из них были убиты, а остальные вернулись в свои владения. Нарон и Жива в союзе с народами смогли противостоять Богам и их тварям. Жестокость Богов, напасти, посланные ими, смертельные развлечения Богов, прекратились с их свержением. Три расы: эльфы, гномы и люди, создали, при помощи Бога Нарона и Богини Живы, посох, способный убить Богов. Но после войны посох пропал. Лишь эльфы помнили, что посох был разбит. Правители трех рас забрали по обломку, и спрятали их в надежных местах. Эльфы возвели величественный Храм Богини Луны и вокруг Храма посадили Священную рощу. Среди деревьев было древко от посоха. Эльфы надеялись, что в роще древко никто не сможет найти. Ведь оно зацвело, и лишь знающий мог отличить его от дерева.
Ведьмы искать не стали. Они сожгли всю рощу. А из пепла достали древко. Про существование посоха помнили только Боги и эльфы. Люди и гномы не прислушались на совете к эльфам, но Князь настоял на помощи. Гномы, люди и эльфы направили все силы на поиски ведьм и древка, но след затерялся в Южном порту. Многие видели ведьм, уплывающими в море, но никто и нигде не видел, как они возвращались.
Командир прибыл на материк в главную библиотеку Князя, наиболее древнюю и наиболее крупную во всем княжестве. Даже эльфийские библиотеки были меньше. Командир четыре месяца искал упоминания о посохе. Но он находил лишь переписанные сказки о рождении Света и Тьмы. Отчаявшись, командир собирался уже возвращаться на остров, когда ему на глаза попалась переписка того самого Колдуна с острова и Князя. Колдун молил Князя принять его, упоминал о части посоха, объяснял, что миру грозит беда. Пользуясь своим высоким положением, Командир смог получить доступ к документам с того собрания. Колдун действительно принес Князю осколок посоха, а именно Камень. В чем сила Камня никто не помнил уже, а обращаться к эльфам Князь не стал. Князь приказал спрятать Камень. Тогда Колдун предложил возвести Крепость, в которой будет множество тайников, в один из которых он спрячет Камень и запечатает тайник навсегда. Князь согласился с Колдуном, и началось строительство неприступной Крепости. Черной Крепости, которая находилась в ведение нынешнего Командира.
Командир вернулся в Крепость, в надежде, что тайник вскрыть не успели, о Юноше он никому не сказал, о своем открытии тоже. Но его ждало разочарование. Юноша смог сбежать, разобрав каменную кладку пола своей темницы. Что под темницей окажется лабиринт, ведущий к хижине Колдуна, никто и не догадывался. В море недалеко от хижины стражи нашли мертвое тело Юноши. Что он нашел в тайнике, и нашел ли он его вообще никто так и не узнал.
Спустя три дня после похорон Юноши на остров прибыли ведьмы с бродячими артистами. Командир догадался зачем. Слухи о Юноше, нашедшего тайник Колдуна дошли до ведьм. Они провели на острове два дня. Первый день они расспрашивали стражей о смерти Юноши и даже хотели с ним пообщаться с мира Мертвых. Командир предвидел такую возможность, поэтому настоял, что бы Юношу перезахоронили именно на кладбище при Храме Богини Живы. Более того вокруг гроба командир лично рассыпал соль, и в сам гроб и одежду покойника вложил множество оберегов и приказал инквизиторам освятить тело символом Богини Жизни. Тело Юноши стало недоступно для ведьм, а вмести с ним и его Душа. О попытке вскрыть гроб ведьмами узнал весь остров на второй день, когда при прикосновении к оберегам сгорело четыре ведьмы, а последняя выжила, но была сильно обожжена. Их крик разнесся эхом по ночному острову. Командир и инквизиторы смогли обезвредить и доставить к Князю последнюю ведьму.
На допросе она призналась, что они выкрали древко для своего хозяина, но кто он так и не сказала. Она рассказала и то, что они пытались обыскать Крепость, но тайник Колдуна вскрыт, и где теперь Камень мог знать только Юноша. Ведьма пророчила скорую гибель Мира, рассказав, что ее хозяину нахватает только Камня, но теперь он знает, где искать, и не заставит себя ждать. От пыток ведьма умерла. Князь направил некромантов для поиска души Юноши и общения с ним. Тело Юноши сгорело вместе с ведьмами, а вместе с телом пропала и Душа. Князь отправил гонцов к Гномам для подтверждения слов ведьмы. Гномы ответили, что более века назад ведьмы разрушили их главный город, в котором и хранился последний осколок посоха. Теперь все зависело лишь от Камня. Князь создал особый отряд колдунов, который должен был найти Камень, но шли годы и поиски не приносили результатов. Прошли столетия, а угроза ведьмы так и не исполнилась. Мир забыл про Камень, посох и даже нападения ведьм. Но не забыли Боги и некоторые эльфы помнили... Помнила и еще одна ведьма, оставшаяся на острове. Она не присоединилась к поиску тела покойника, она должна была в это время обыскать лабиринт и хижину Колдуна.........
Второй день мы двигались практически без остановок. Ели не останавливаясь, ночью не позволяли себе даже пару часов вздремнуть. Я давно перестала понимать куда мы идем. Надежда была только на Раадель, которая уверено шала по лесу. Иногда сзади раздавался вой, иногда Ангел останавливалась, прислушивалась и определяла где Даэрхи. Иногда мы бежали, иногда шли быстро. День и ночь смазались превратившись в одно бесконечное бегство. Усталость валила с ног в буквальном смысле, тело требовало отдыха, даже не взирая на погоню, но каждый раз Раадель меня поднимала и заставляла идти дальше. Один раз на нас напало трое Даэрхов, но Раадель, у которой уже затянулись раны, смогла их ранить, выигрывая для нас время.
- Граница эльфов. - Сказала Ангел, указывая на широкое поле, показавшееся за деревьями.
- А дальше что? - Спросила я, с трудом переводя дыхание.
- Дальше владения людей, а именно Толрига. По полю днем идти опасно, немного отойдем от деревьев, но идти придется все же вдоль границы, это дольше, зато безопаснее.
Я радостно кивнула, предчувствуя скорый отдых. Большего и желать было трудно. Отойдя от деревьев на приличное расстояние, Раадель наконец-то объявила о привале. Я на всякий случай отошла подальше и, скинув сумки, легла на землю. Не прошло и мгновения, как глубокий сон затянул в свои объятья. Впервые со времени похищения, мне ни чего не снилось. Что не могло не радовать, особенно учитывая то, что даже во сне болело все тело. Разбудил меня вой, раздавшийся совсем близко. Я подскочила на ноги, выхватывая оружие и не сразу сообразив что происходит. За деревьями маячили Даэрхи, бегали, скалились, рычали, а теперь еще и выли. Их было не меньше сотни. Недалеко от деревьев сидела Раадель и, как ни в чем не бывало, затачивала меч.
- Они не могут выйти за деревья. - Объяснила она, не отрываясь от занятия.
- А я думала, Ангелы не умеют издеваться. - Я убрала меч. - А если лапой дотянуться?
- Тогда лапа останется тут, а Даэрх там. - Раадель показала мне меч. - Выспалась?
- Да, похоже на то. А ты? - Я подсела к ней ближе, чем вызвала новый приступ ярости у Даэрхов.
- Да я тоже ночью поспала.
- Ночью? - Это сколько времени прошло?
- Второй день пошел. - Ответила Раадель, доставая мясо с сумки. - Вода испортила большинство запасов. Придётся охотиться.
Скудный завтрак из каких то семян и слегка намокших лепешек притупил чувство дикого голода. Раадель вытащила из сумки пропавшее мясо, я честно его зашвырнула обратно в лес, прицеливаясь в Даэрхов, пару раз даже попала. Раадель ухмыльнулась и отправилась на охоту, разложив вещи из сумки досыхать. Я отошла подальше от леса, а то лапу перехватить точно не успею, и занялась своей сумкой. Многие травы намокли, и пришли в негодность. Настои были целы, да некоторые стебли и пучки трав все же удалось спасти. Я, следуя примеру спутницы, разложила вещи сохнуть. Сняв плащ и сапоги, я лежала и грелась на солнышке, а рядом из леса постоянно раздавался рык. Я опять уснула, а проснулась только, когда Ангел слегка трясла меня за плечи.
- Ты опять решила поспать?
Я утвердительно помотала головой и перевернулась на другой бок.
- Пошли, тебя еще домой доставить надо. - Раадель улыбнулась. - И что случилось с Даэрхами?
Я удивленно посмотрела в сторону леса. Даэрхи лежали на земле, не скалились и не рычали. Странно. Они не повели ухом даже, при нашем приближении к лесу.
- А если за деревья зайти?
- Думаешь, успеешь выскочить? - Раадель в недоумении смотрела на этих "смирненьких" животных.
- А так они даже симпатичные. - Сказала я, опираясь на дерево и рассматривая их лучше. С серебристой длинной шерстью, сейчас они больше походили на крупных волков. Глаза их перестали излучать злобу и поменяли цвет на теплый коричневый, исчезли когти, да и скалиться эти животные перестали. Не считая размеров, они выглядели вполне безобидными.
- Им приказали не нападать на нас. - Сказала Раадель, заходя в лес, Даэрхи в ее сторону лишь ухом повели. - Видать совет не согласился с решением.
- Тогда почему они не уходят? - Спросила я, боязливо входя в лес.
- Кто-то едет к нам. И судя по числу Даэрхов, кто-то важный и не один. В совете много уважаемых и мудрых эльфов, и многие поддерживали меня.
- Мне не очень хочется еще раз встречаться с эльфами. - Честно призналась я.
- В любом случае ты отправишься домой. Пошли. У меня тоже желание встречаться с советом пропало.
Даэрхи возмущенно вздохнули, наблюдая, как мы собираем вещи и уходим. За нами они не последовали. Что несказанно радовало. Раадель чувствовала, что за нами наблюдают не одни Даэрхи. В тени леса стояли Высшие Эльфы Северного Леса и смотрели нам в след.
- Ты не имел права выгонять Ангела с Леса, Лизанир. - На белоснежной лошади сидела стройная и гибкая эльфийка с темными волосами и фиалковыми глазами.
- Она покровительствовала ведьме! Нионира, ведьме не место на нашей земле. - Ответил, скривившись, эльф.
- Не тебе это решать. Мой отец доверил тебе управление нашей землёю, но лишь совет вправе решать, кого изгонять, а кого нет. Девушка не ведьма.
- Но она училась у ведьмы, и на ней знак.
- Да, девушка в травах разбирается. Вот только, Лизанир, ты не заметил, что ведьма ее учила одна, а знак стоит другой ведьмы.
- Откуда тебе это известно?
- Остров мал, и ведьм там много. Но ведьмы, что могла поставить такой знак на острове нет. Уже нет. Это знак на роду. Вот почему ведьма взялась за обучение. Девушка в силах изменить Мир и ход войны. Столетия мы отрицали, что на острове осталась одна из ведьм для поиска Камня. Теперь отрицать бессмысленно. Ее знак на девушке, а ты выгнал ее, не дал даже опровергнуть опасения Владыки.
- Их можно еще вернуть. - Сказал один из приближенных эльфов.
- Они покинули нашу территорию. Девушка сама выберет свой путь. - Нионира, младшая дочь Владыки Северных Лесов, развернула лошадь обратно в лес и добавила, обращаясь к Лизаниру: - Отец узнает о твоем поступке. И девушка не ведьма, по крайней мере, пока. Думаю, мы услышим еще о них.
Остаток дня мы шли довольно легко и быстро преодолели внушительное расстояние, лишь иногда приближаясь к краю леса. Но нужды заходить за деревья у нас не было. Ни всадников, ни людей вообще не было видно. Солнце уже клонилось к закату. Раадель с удовольствием слушала мои рассказы о семье, об отце, маме. Ей были не чужды людские радости, она с удовольствием смеялась над забавными историями, и соболезновала, когда истории были грустные. За весь день мы останавливались всего один раз для небольшого обеда еще не испорченными остатками.
- Завтра днем доберемся до переправы. - Сказала она, останавливаясь под одиноко стоящем раскидистым деревом. - Тут переночуем.
- Так ты поплывешь со мной? - Мы расстелили лежаки и теперь сидели перед костром. Я наблюдала, как Раадель ловко разделывает небольшие тушки птиц, подстреленных на ходу, и честно бездельничала. - Не хочется тебя одну бросать на материке.
- Не думаю, что я уживусь с твоей бабушкой. Она же ведьма. - Раадель улыбнулась, и передала прутик с жареным мясом.
- А я думаю, уживетесь. Она очень хорошая, так же как и ты. Да и вам жить вместе не обязательно. На острове ты сможешь найти уединение. Если, правда мои братья и сестры не узнают, что ты ангел. Тогда их точно от тебя не оторвать будет.
- Я благодарна тебе за приглашение. Но я должна понести наказание.
- А разве ты его уже не понесла? - Перед глазами вновь замаячила рана ангела.
- Нет. Это была плата, а наказание мое - это одиночество.
- За что потребовали такую высокую плату?
- Это уже не важно. Давай спать. - Она нырнула под покрывало.
- Давай, а ты точно со мной не хочешь? - Я легла на свой лежак.
- Я не могу. - Голос Раадель меня убаюкивал, и я с удовольствием провалилась в сон.
Новый день встретил нас ярким солнцем и пением птиц. Раадель уже проснулась, собралась и ушла неизвестно куда. Я проснулась довольно отдохнувшая. Сегодня мы доберемся до переправы, а оттуда в порт и домой. Я скоро увижу своих родных, смогу обнять всю свою семью и рассказать, как их сильно люблю. Вернулась Раадель с водой, мы умылись, позавтракали, собрались и отправились дальше в путь. Настроение было легкое и беззаботное, чем, похоже, и Раадель заразилась. Она смеялась, отчего выглядела моложе. Грусть на время уступила радости, а в глазах ангела плескался Свет. Такой ею можно было бесконечно долго восхищаться, ее молодостью, красотой и жизнелюбию. Ближе к полудню впереди показалось поселение. Точнее то, что от него осталось. Черное выжженное поле перед обугленными домами, почерневшие каменные строения, некогда служившие жильем.
- Что здесь произошло? - Ахнула я.
- Люди замка Нуис выжгли все поселение, когда их Лорд отказался служить Толригу. С этой стороны причал разрушен, нужно найти перевозчика и переправиться на другую сторону.
- А зачем он поселения выжигает?
- Что бы люди могли селиться только в его поселениях, от этого он получает дань. Лорды - соседи Толрига почти все разорены, война истощила их землю и людей.
- И где же мы найдем перевозчика?
- На реке. - Улыбнулась мне Раадель. Мы вошли в покосившиеся черные от сажи ворота. Выжженные улицы встретили молчание, иногда из руин выходили люди, но увидев нас, спешили вернуться в свои укрытия, иногда на руинах появлялись дети, грязные и перепачканные сажей.
- А почему люди не уходят?
- А куда им идти? - Раадель подманила малышку и вручила ей завернутое в листья мясо. - Заплатить перевозчику им нечем, да и страх перед новым местом сильнее, чем перед людьми Толрига. Люди бояться уйти на новое место, вам проще жить в неудобствах или страхе, чем уйти в неизвестные места.
Малышка с удовольствием сжевала еду и теперь сидела в проеме, оставшемся от ворот дома, и скорябывала с грязного мешковатого платья засохшую грязь. Мы вышли на центральную площадь, точнее на выжженный пустырь, выложенный обугленным камнем, в центре руин. За ним были остатки от фундамента дома старосты. На фундаменте сидели мальчишки лет по шесть-семь и чистили рыбу. Рядом, внизу сидела девочка лет пяти она собирала головы рыб в корзинку. Заметив нас дети, замерли. Раадель достала лепешки с мясом, разделила на три куска, два из которых положила на фундамент, а один, завернула в листья и положила на землю. До тех пор, пока мы не удалились на достаточное расстояние, дети боялись подойти к еде. Мы свернули от площади на узкую черную улочку и прошли вдоль домов. Улица вывела нас к пирсу. Широкая и бурная река встретила шумом и необыкновенной пустотой. Пристань была разрушена, подпорные столбы, были выворочены и сейчас плавали недалеко от поваленного пирса, привязанные веревками. Я огляделась вокруг. Нигде не было даже намека на переправу, или хотя бы лодку.
- А как мы доберемся на тот берег?
- Он нам поможет. - Раадель кивнула в сторону поваленного пирса.
Я проследила за ее взглядом и обнаружила, что в щелях между досками была три пары любопытных глаз. Люди поняли, что их обнаружили, поэтому из своего укрытия вышел пожилой мужчина в грязных лохмотьях.
- Доброго вам дня. - Поздоровалась Раадель.
- Где ж ты у нас добрый день то нашла? - Удивился старик. - Зачем вы к нам пришли?
- Нам на другую сторону попасть нужно. - Ответила спутница.
- Много кому туда нужно. - Ответил ей старик. - Да только опоздали вы девоньки, пирс разрушен, переправа сожжена, через реку не перебраться.
- Ну, мы надеялись позаимствовать вашу лодку, спрятанную под причалом. - Раадель ласково улыбнулась старику и протянула ему еду и небольшой мешок золота. - Переправите нас на тот берег, и вернетесь к себе под причал.
Старичок, немного подумал, оглянулся на причал, в котором уже был не один десяток любопытных глаз, и, кивнув, согласился. Взяв золото и еду, он отправился обратно под причал. Его не было какое-то время, а потом он вернулся с тремя юными парнями.
- Мои сыновья доставят вас на тот берег. - Он кивнул парням, и те взялись за подпорки поваленного причала.
Доски поднялись, и я заметила, что причал служил защитой и прикрытием для людей. Под причалом было вырыто углубление, из которого сейчас убирали сваленные ветки и доски. За мусором оказалась лодка, которую и вытаскивали парни. А за лодкой в углублении были лежаки, небольшой стол, и даже небольшая печка, сложенная из камня. Труба, предусмотрительно уходила, куда-то наверх, и терялась в комнатах и руинах, стоящего на верху дома. На лежаках сидели дети и женщины. Перепачканные в саже, в лохмотьях. В нос ударил запах тины, сажи и не мытых тел. Пока сыновья старика спускали лодку на воду, я осматривалась вокруг. Некоторые из детей тяжело кашляли, у одного из мальчишек была перемотана нога грязной тряпкой, на которой были следы крови. Я подошла к нему.
- Привет. - Сказала я. Парень поднял на меня глаза, которые на перепачканном лице выделялись необычайной голубизной. - Ты позволишь посмотреть? Я хочу просто посмотреть. - Парень испугано стал оглядываться, а на лице отразился страх. - Я не сделаю тебе больно. - Я попыталась его успокоить.
- Хочешь подержать? - Раадель подошла к нам, и протянула мальчишке один из своих ножей, с гравировкой в виде листьев плюща.
Я заметила, что она провела по воздуху рукой, и ее глаза начали слегка светиться, вместе с этим ожила и гравировка. Листья переместились на край лезвия, а посередине распустился цветок, который начал светиться таким же светом, что и глаза Ангела. Мальчишка восторженно рассматривал кинжал, а потом и вовсе потянул к нему руки. Раадель передала ему оружие и кивнула мне. Я аккуратно размотала тряпку на его ноге. Пальцы мальчика были стерты до крови, и кровоточили, кожа вокруг была покрасневшая и вздутая, кое-где виднелся гной и грязь. Если не вылечить его, мальчик умрет от заражения. Раадель тоже это видела, так же как и старик, что встретил нас. Мы удивленно подняли на него глаза.
- У него не было другой обуви.... - Попытался оправдаться старик, опуская глаза. - Он ходил в старой, а потом начал хромать. Обувь с него срезали.
- А промыть рану вы не могли? - Возмутилась я.
- Так кто в этом понимает? Воды набрали, полили и замотали. Что нам еще сделать надо было? Среди выживших нет лекаря.
- А с детьми что? - Спросила я, доставаясвои настойки.
- Зиму мало малышей пережили. - Старик расплакался. - Все эти безбожники. Чтоб их Бог Смерти в Вулкане сжарил! Греться нам нечем, да и всадник на дым приходят. Топим только по ночам. Да толку нету. Окоченевших по утрам находим. И детки почти все заболели. Кашляют все. Многие детки кашляли, потом жар поднимался, лекарств и лекаря у нас нет. Вот и схоронили многих.
- Твои сыновья пойдут со мной. - Раадель встала с лежака, погладила малыша по голове. - Мы вернемся после полудня. - И уже обращаясь ко мне, добавила: - делай, что задумала, я знаю, как помочь детям.
Мальчик с радостью рассматривал кинжал Раадель, пока я промывала ему рану. Иногда, правда приходилось вскрывать рану, отчего мальчику было больно, и он плакал и вырывался. Старик остался рядом, держал и уговаривал его потерпеть. Я смогла остановить кровотечение, вымыть всю грязи и даже напоить ребенка настойкой плюща, когда вернулась Раадель с сыновьями старика. Каждый из них нес по охапке какой-то травы. Раадель объяснила, как сделать лежаки, и что эта трава высохнет, и будет отлично держать тепло. Так же она объяснила, что парни знают, где ее искать, и зимой они смогут утеплить свою землянку. А потом она занялась детьми. Она разогрела ладони, достала из сумки фляжку и попросила кружку и воду. В кружку она накапала немного жидкости из фляжки, разбавила водой и, подзывая детей, давала им питье. Пока они пили, она клала одну ладонь на грудь ребенка спереди, другую сзади. На мгновение закрывала глаза и отпускала детей. Я ожидала чуда излечения, Божественного Света или чего-то подобного, но к моему разочарованию, ничего подобного не происходило. Дети выпивали воду, и продолжали кашлять. Вот только Ангел уставала. Когда я закончила с мальчиком, а Раадель с оставшимися детьми, мы начали собираться.
- А что ты делала с детьми? - Спросила я Раадель, выходя из-под навеса из досок.
- Грела.
- А почему ничего не происходило?
- Потому, что люди этого не видят. - Улыбнулась Ангел. - Ангелы не могут лечить мгновенно. Любое излечение требует времени. Дети перестанут кашлять, и будут менее восприимчивы к холоду. Я смогла направить их силы на борьбу с болезнью, пусть они сами этого и не почувствовали, но дети смогут выздороветь.
Мы сели в лодку, где уже был один из сыновей старика. Сам мужчина вышел к нам, пожелал удачного пути и поблагодарил за помощь и еду. Сын старика оттолкнулся веслами от берега и начал грести на середину реки. Раадель была слишком уставшая, поэтому она просто завернулась в плащ и уснула. Я последовала ее примеру. Парень уверено греб по течению, а вода меня убаюкивала. Глубокий сон пришел под мерное покачивание лодки на воде. Разбудил нас робкий голос парня. Я открыла глаза, что бы выяснить, в чем дело. А дело было в том, что мы приплыли. Только вот пристани не было, так же как и поселения. Его сожгли. Черная обуглившаяся пристань, наполовину упала в воду. От бывшего причала тянулись три улицы, покрытые пеплом, некоторые дома еще дымились.
- Что здесь произошло? - Вокруг не было ни живого существа. Только пепел и разрушения.
- Или Толриг смог и сюда добраться, или люди начали и здесь воевать. -Предположила Раадель, спрыгивая с лодки.
- Толриг. - Ответил парень.
- Так ты знал, что тут нет пристани? - Возмутилась я.
- Да, но вы же не сказали, что вам нужна именно пристань. Вы просили лишь на этот берег. - Парень опустил взгляд.
- Ладно. - Сказала Раадель. - Ты знаешь, где тут остались поселения?
- Да. - Кивнул юноша. - Три дня пути на юго-восток. Там небольшая деревенька есть, но вас, скорее всего оттуда выгонят. Отец несколько раз пытался к ним напроситься зиму переждать, выгоняли его. Там староста и священник из инквизиторов, вот народ и надоумили чужаков отгонять.
- Понятно. - Ответила Ангел. - Посмотрим, что там за староста.
Мы попрощались с юношей и отправились в указанном направлении. Точнее Раадель нас вела, потому что я даже понятия не имела где мы. Шли почти до глубокой ночи, прежде чем разбили лагерь на опушке небольшого подлеска.
- Завтра надо будет поохотиться. - Сказала Раадель, доставая остатки еды и деля между нами.
- Хорошо, ты меня тут тоже найдешь по следам? - Я улыбнулась ей.
- Найду. Но здесь не лес, да и всадники могут быть, где то рядом. Тут не далеко река, около нее тебя и оставлю. Ты как раз сможешь сделать свои настои.
В ответ я кивнула. Где есть река там будут и травы. Мы поужинали и легли спать. День был трудный, поэтому сон пришел мгновенно и без сновидений, что в последнее время стало радовать. Разбудила меня Раадель рано утром, когда еще даже солнце не успело подняться, что бы рассеять утренний туман вокруг. И что за необходимость так рано вставать? Радости не прибавило и холодное мясо на завтрак. Последняя еда, по словам Ангела, поэтому мы без задержек направились к реке, где немного пройдя вверх по течению, спутница оставила меня с сумками, а сама отправилась на охоту. Неширокая, но довольно бурная речка мерно рокотала между корней деревьев, подставляя свое переливающееся брюхо под лучи солнца. От единения воды и света в разные стороны подобно магическим светлячкам разлетались блики, а иногда можно было увидеть небольшую радугу над самой водой.
Мне нравилось наблюдать за водой, слушать ее журчанье и даже ловить блики - в этом было что-то успокаивающие и восторгающее. Так день потихоньку клонился к полудню, а Раадель все не появлялась. Я съела остаток лепешки, оставшийся с вечера. Немного посидела под солнышком, нежась в лучах солнца, а позже отправилась собирать травы. Как и предполагалось, неподалеку росли несколько кустов живицы и других ценных трав. Я поднималась вверх по течению, не забывая оставлять следы больше для себя, чем для Раадель.
Речка вывела меня к холму, на котором росли знакомые мне ягоды. Решив помочь своей спутнице в добыче пропитания, я сняла сумку и стала собирать ягодки, медленно поднимаясь наверх. А на самой вершине холма открывались такие виды, что не остановиться было не возможно. Скоро я буду дома, и, наверное, больше никогда не представиться такой возможности увидеть широкие живописные поля с пролегающей посередине переливающейся рекой. Здесь она была свободна от корней, ничто не удерживало ее более - поэтому она пролегла широкой переливающейся лентой среди трав. Трава хоть уже и не была насыщенно зеленой, как это бывает только летом, но все же свой цвет сохранила, а яркие пятна поздних цветов маленькими искорками резко выделялись на общем все еще зеленеющем фоне. Завершающий штрих в этот изумительный по красоте вид вносило и послеполуденное теплое оранжевое солнце, лениво сползающее к горизонту. Я сидела на вершине, ела сладкие ягодки и любовалась раскинувшимся внизу полем, греясь на солнце. Настроение было веселое и уходить не хотелось вовсе. Солнце яркими бликами играло на воде, и все ближе спускалось к горизонту, а Раадель все не было видно.
Появившееся беспокойство, словно маятник слегка покачивалось внутри, чем, собственно говоря, и подпортило настроение. Я оглянулась на речку, в надежде, что и как в прошлый раз она развела костер и занята мясом, поэтому и не приходит. Но не было ни костра, ни хотя бы дыма, ни даже смой спутницы. Вокруг меня не было никого. И только сейчас пришло осознание, что за все это время ни один зверь не пробежал, ни прополз, ни даже не пролетел, ни пискнул нигде в округе. Все было тихо. И словно читая мысли, на дерево недалеко от меня села красивая крупная птица. Она отдаленно напоминала орланов - крупное тело, красивые сильные крылья, густое оперение, но имела серый в черную полоску окрас, серые загнутые когти и почти черный загнутый клюв. И была немного меньше орланов. Такая птица и средних размеров козу без труда унесет. Хотя случалось, что и орланы таскали молодняк из стада, но это были редкие случаи - в основном они не решались нападать на большое скопление животных. Птица не улетала, но и не нападала. Скорее всего, она прилетела полакомиться ягодами на знакомое место, и никак не ожидала тут встретить гостя. Я встала, отряхнула землю со штанов, и решила уже пойти обратно, никому не мешая, когда птица издала непонятный довольно громкий крик, что и заставило меня обернуться. Только сейчас, при более внимательном рассмотрении стало ясно, что это не просто птица - она не мигает, и имеет крупные темно серые глаза с вертикальным зрачком. От вида ее глаз, мне стало жутко. На всякий случай, не теряя ее из виду, я попятилась с холма к реке. Птица сидела неподвижно, что и дало повод подумать, что нападать она не будет. Я облегченно выдохнула, спустившись с холма, когда злополучное дерево скрылось из виду, и зашагала к реке, и тут же услышала сзади недалеко над головой тот крик и меня накрыла огромная тень. Я, вскрикнув, на всякий случай пригнулась и обернулась. Вот лучше бы вообще на острове сидела или замуж вышла!
Передо мной приземлился настоящий Дракон, окатывая меня горячим дыханием, вырывающимся из ноздрей. Золотая чешуя переливалась под вечерним солнцем, так что слепило глаза. Морда начиналась с довольно крупных ноздрей, из которых исходил горячий воздух, и плавно заканчивалась пластинами, прикрывающими шею, снизу и внушительными шипами сверху. Еще два длинных шипа выступали по бокам с каждой стороны. Верхние шипы были больше, начинались над самыми глазами, и уходили наверх, через лоб, а дальше свободно выступали над головой. Вторые шипы, поменьше, были немного толще, но короче. Мощная шея, покрытая золотом, плавно расширялась и переходила в широкую грудь. Под грудью были передние лапы, заканчивающиеся удлиненными загнутыми когтями черного цвета, точно такими же как и на задних. А по бокам были большие перепончатые крылья, с внушительными шипами на сгибах. Заканчивались крылья неровными краями натянутой кожи между выступающих костей. Дракон смотрел на меня глазами с вертикальным зрачком, только теперь глаза приобрели цвет темного золота с черными прожилками. Из глубины его пасти раздался рык, высвободивший горячую волну воздуха из его легких.
Мои коленки подогнулись, и я больно осела на землю, вмиг забывая, что надо кричать или спасаться. Хотя было итак ясно, что бежать бессмысленно, так же как и кричать. Я сидела и смотрела на него, затаив дыхание, а он, не мигая, на меня. Дракон поднял голову вверх, вытягивая шею. Его голова оказалась почти выше деревьев, но взгляда от меня он не отрывал. Величественный и смертоносный, он навис надо мной золотой горой, от страха перед которой все внутренности сжимались до размера кулака. Что делать на ум никак не шло, более того, душа панически хотела покинуть бренное тело. Дракон зарычал и обнажил большие клыки, принимая еще более угрожающий вид. Мне сильно хотелось убежать, закричать, или оказаться да хоть в замке Толрига, но ноги не слушались, язык к небу присох, а Толригу даже ума не хватило бы меня отсюда забрать. Не знаю зачем, но мое бренно тельце сделало попытку отползти. Дракон выпустил чуть выше моей головы струю пламени, вызывая у меня приступ необузданной паники, от которой зубы стали выбивать барабанную дробь, а сердце прыгало... Хотя нет оно не прыгало, оно истерически билось в горле, в надежде выпрыгнуть и убежать подальше. Да он же сожжет меня за мгновенье! Я сидела и боялась даже шевельнуться, вдохнуть или хотя бы посмотреть в сторону. А что я еще могла сделать? Только смотреть на этого древнее создание, широко распахнутыми глазами, тихо восхищаясь его красотой и крупно дрожать в преддверии неизбежного, ощущая как кровь отхлынула не только от лица, но и от остальных участков тела тоже.
Дракон встал в высоту на задние лапы, поднимаясь выше крон деревьев, загораживая мне солнце. Он сам был солнцем и небожителем, он был тем, чем восхищаются, чего бояться, и уж чего точно никогда не стоит встречать на своем пути. Дракон еще раз смерил меня взглядом и обрушился вниз с высоты своего роста, взрывая когтями землю совсем рядом, так что меня от силы удара подбросила на месте, и довольно сильно припечатало обратно к земле. Конец мне. Я была уже почти на грани обморока от страха. Вот только восхищение и бешено прыгающее сердце не давали пока потерять сознание. Жаль.
Неожиданно он протянул ко мне когтистую лапу, сгреб в охапку, и потащил в бок, вокруг холма, как куклу. За холмом, с другой стороны оказался заросший травой вход в пещеру. Похоже или я стану обедом, или пленницей, хотя последнее полнейшая выдумка, тех кто тешит себя надеждой, что драконы воруют девушек, которые потом ждут своего спасителя в гостях. Мол этим древним созданиям, которые видели рождения Мира, которые сами сюда попали неизвестно как, и по собственной воле, которые не подчинялись ни одному закону, ни моральным нормам людей, было хоть какое-то дело до того кого пускать в обед. Животное, создание Богов, Люди, Эльфы, Гномы, девушки, мужчины, дети - никто, никогда не возвращался после похищения живой. Только в детских сказках появлялись рыцари - спасители, которые вырывали из лап чудовища красавиц, и все жили долго и счастливо. Беда состояла в том, что в нашем мире рыцари не прижились - одно время при Храмах Живы создавались особые тяжелые конные отряды из рядов инквизиторов, только вот вредная привычка драконов все сжигать на своем пути не очень то поспособствовала развитию этих отрядов. Но в моей ситуации очень хотелось откинуть здравый смысл и поверить в сказки.
Пещера уходила резко вниз. Дракон, без труда цепляясь когтями за выступы, спустился на самое дно. Здесь оказалась достаточно широкая пещера, сверху падал приглушенный свет, откуда-то доносился звук воды, сбоку лежала какая-то трава. На нее меня дракон и посадил, точнее бросил. Развернулся и уполз в боковую пещеру. Все таки мне попался сказочный дракон? От обморока и следа не осталось. Я осмотрелась. Здесь не было скелетов съеденных животных, не капала с потолка вода, не было стоячего спертого воздуха. Значит, где-то еще есть выход на волю. По углам валялись какие-то мешки, обломки телег, и еще какой-то мусор. Но он весь лежал горкой и был отсортирован: мебель к мебели, оружие к оружию, чашки, ложки, кубки - все вместе. Дракон, заботящийся о порядке?
Все это время он наблюдал за мной. Сейчас в пещере он приобрел цвет темного золота и не был таким страшным. Он не рычал и не извергал огонь. Прямо милашка необъятных размеров. Я смогла его рассмотреть лучше. В некоторых местах чешуя была повреждена, на шее имелись царапины, а на одном крыле неровно срослась кость. На груди у него тоже били царапины, вот только что за животное могло пробить драконью чешую и имело такие размеры? Если это был не другой дракон. Но, насколько мне известно, драконы, живущие поодиночке, не конфликтуют друг с другом. Мне стало очень любопытно, какой он на ощупь. Что ж съесть он меня пока не планирует, иначе бы расправился еще на верху, а любопытство порой у меня пересиливает даже страх перед Смертью. Я поднялась на ноги и трусливо приблизилась в его лапе. Когти при столь близком рассмотрении оказались примерно мне от запястья руки до кончиков пальцев, необычайно острыми и прочными. Я осторожно протянула трясущуюся руку к его лапе, дракон выпустил из ноздрей горячий воздух. Спасибо хоть не огонь.
Хоть все равно умирать, так помру же, утолив свое любопытство. Я провела рукой по его лапе. Каждая чешуйка тут же встретила меня упругими краями, идеально ровными если гладить сверху вниз, и острыми и несгибаемыми если наоборот. Дракон не убирал лапу, поэтому я смогла рассмотреть ее лучше. Чешуйки переливались в полумраке пещеры, словно они были вылиты из золота и меняли цвет, словно это золото до сих пор жидкое и свободно перетекает от края чешуек до края. Чуть выше на сгибе лапы у него были три царапины, оставленные, чьими-то когтями. Царапины бугрились, скорее всего, под чешуей остался рубец, сама же чешуя утратила своего переливания и имела черные прожилки. Я присмотрелась ближе. Чешуя не прилегала плотно на месте ранения и образовывала небольшие зазорны, открывая позолоченную кожу. Чешуя сама была холодная, а вот из зазоров шло тепло.
- Почему ты не боишься? - Голос раздался настолько неожиданно, что я вскрикнула и отскочила от лапы, уставившись, почему то на когти дракона, и только спустя мгновение обернулась в поисках источника звука. Но в пещере некого больше не было. Я подняла взгляд на дракона. Он был в том же положении, когда я к нему приближалась.
- Ты умеешь передавать мысли? - Тихо шепча, я округлила глаза полные восхищения и посмотрела на дракона.
- Да, нет. Я умею разговаривать. - Сказал он, недоумевая и хлопая глазами. Говорящий дракон? Это мое сознание понимать отказалось, поэтому я просто упала в обморок, подняв к верху указательный палец и оставив рот открытым. Видать что-то хотела сказать... Или спросить... Не важно...
Пришла в себя я от громкого шума. Из боковой пещеры раздался звон чего-то металлического и бормотание.
- Я совсем не страшный, почему она не испугалась? Я ведь должен был ее сжечь. И что мне теперь делать? Обратно в лес отнести? Так съедят пока, она без сознания будет. Вот напасть то. И зачем я ее в пещеру принес....
Бабушка рассказывала нам о Драконах. Сказки конечно, но в них драконы жили в мерзких сырых пещерах, сжигали путников, или, как существа обладающие магией, заманивали путников в ловушки. Были еще и те, кто жили в замках, башнях, развалинах, ну это те, что воровали девушек, что бы их кормить, поить и развлекать в надежде, что за ними хоть кто-то приедет. Но это сказки. В мире драконы появлялись крайне редко. Из ныне живущих Народов, последний раз их видели эльфы. И то только тогда, когда у эльфов был специальный отряд Драконьих наездников. Говорят, драконы живут стаей на севере в горах. Но больше о драконах ничего не известно. Только в сказках описываются эти древние существа. Я попыталась вспомнить хоть одну сказку, где дракон был миролюбивым или хотя бы люди, сталкивающиеся с драконами, выживали. Но, увы, ни одной сказки я так и не вспомнила. Зато вспомнила, что в мире есть люди, которые охотятся на драконов, и их было крайне мало.... В это время из боковой пещеры показалась золотая морда. Он что-то сжимал в передней лапе. Дракон выполз примерно на середину пещеры, под отверстие, служащее входом и поставил передо мной котелок с водой на треноги. Для того что бы сварить меня там, он был слишком мал, да и зачем дракону варить кого-то? Я удивленно посмотрела на дракона. Он в свою очередь подтащил какие-то ветки, сложил их под котелком, а потом дыхнул пламенем. Котелок раскалился, ветки вспыхнули как спички, а вода почти мгновенно закипела. Дракон оставил бурлить воду дальше, а сам удалился в боковую пещеру. Опять чем-то погремел, и приволок железную кружку и каких-то два мешка. Все это богатство он выложил передо мной. Это было более чем удивительно. Я осторожно поднялась и стала изучать содержимое мешков. В одном оказался травяной сбор для чая, во второй сушеные ягоды. Я подняла глаза на дракона. В ответ он протянул мне когтистой лапой кружку. Похоже, это приглашение на чаепитие. Я насыпала с первого мешка сбор в котелок, подождала, пока вода потемнеет, и зачерпнула себе ароматного напитка кружкой. Осторожно отпив напитка, я взяла горсть ягод и отправилась обратно в угол. Дракон с любопытством за мной наблюдал, так же как и я за ним. Что делать я не знала, поэтому сидела, пила очень вкусный чай и ела ягоды. Я отставила пустую чашку и посмотрела на дракона.
- Ты в обморок падать больше не собираешься? - Спросил он, спустя некоторое время.
- Нет, пока. - Я помолчала, закатила глаза к потолку, прислушалась к организму, и только потом добавила: - спасибо за чай.
- Не за что.
Мы сидели молча, и не знали что делать.
- А ты совсем меня не испугалась? - Спросил как то обижено дракон.
- Испугалась.
- Почему тогда не убегала и не кричала? - Дракон пристально смотрел на меня.
- Ну а какой смысл от тебя бежать? Ты ж догонишь? А кричать зачем? - Меня удивляли его вопросы.
- Я ведь дракон! Страшное грозное существо, способное обратить человека в пепел! - Взревел он.
- Хотел бы обратить - обратил бы. Сейчас-то зачем шумишь? Слушай, наверху у меня спутница осталась, она меня искать будет и беспокоиться. Мне бы ее успокоить, что я жива.
- А почему твоя спутница не была с тобой на холме?
- Она охотиться пошла.
- Значит, придет не скоро еще.
- Это почему? - Удивилась я.
- Так живность вся вокруг меня учуяла и разбежалась. Ей придется долго охотиться.
- А ты чем питаешься? Если живности вокруг нет....
- Рыбой, иногда в соседних деревнях козлят орлом таскаю.
- Дракон, что бы утащить козу в птицу превращается? - Странный какой-то это дракон, он не нападал, не рычал, а еще разговаривал.
- Так проще. Люди не охотиться на птиц, а вот дракон промелькнет в небе, так за вилы сразу и хватаются. Поохотиться не дают спокойно.
- Я думала, драконам не страшны люди с вилами?
- Не страшны, но люди начнут искать пещеру, вламываться сюда, ломая все на своем пути, будут кидать сети и вилы. А когда попросишь их самих уйти и за собой убраться - так они с еще большим энтузиазмом вилы начинают кидать. Выгонишь этих, уберёшься, а уже и новые подходят..... И так до тех пор, пока пещеру не покинешь.
- Ну, так драконы же сами на поселения нападают? Путников сжигают? И охотников?
- Да нужны нам больно ваши поселения. Пожар случился - виноват дракон. А то что дракон в это время вообще в спячке был никого не интересует. И как путников не сжигать? Когда они сети ставят на входе, охотников нанимают, видите ли, им чешуя драконья понравилась, а если б с них самих шкуру сдирали бы, они что молча бы сидели?
- А как же все сказки? Про кровожадных драконов?
- Так пишут их люди. А в наших сказках люди кровожадные. - Он отвернулся и пополз обратно в боковую пещеру.
- А зачем ты меня сюда принес? - Спросила я. - И что ты собрался со мной делать?
- Ничего. - Ответил он грустно. - Сначала хотел напугать, а ты не испугалась. Плохой из меня дракон..... Да и поговорить не с кем. Одиноко тут.
- А твои сородичи?
- Они далеко. Здесь я один живу.
- Понятно, тогда почему ты не выходишь к людям, если тебе поговорить не с кем?
- Я ж сказал, люди сразу за вилы хватаются, а это не способствует разговорам. - Дракон скрылся в боковой пещере.
- А мне что делать? - Я была в недоумении.
- Ну можем поговорить.... А можешь вернуться к своей спутнице. Только не говори никому, что видела дракона. Второй выход сзади от тебя за мешком. Выйдешь к реке. Но ведь у тебя время есть, да и спутница твоя....
- Я никому не скажу, что видела тебя. Пока. - Я подскочила на месте, торопясь удалится.
Дракон грустно вздохнул. Мне, отчего то, его стало жалко. В стене пещеры, за грудой мешков, действительно оказался тоннель, ведущий к реке. И тут же обнаружились мои следы. Солнце садилось, и сгущались сумерки. Надо найти Раадель. Я поспешила к месту, где она меня оставила, и только я нашла ее сумку, как она сама показалась из-за кустов.
- Ты в порядке? - Спросила она.
- Да, за тебя беспокоилась. - Промолчать или нет? Хотя лучше промолчать, вдруг ангелы и драконов не любят.
- Со мной-то что могло произойти? - Она улыбнулась. - Вот только охота не удачная была. Живности в округе почти нет. Спугнул ее кто-то.
- Ну без ужина мы не останемся. - Я показала ей полный мешок ягоды с холма.
- А ты, я погляжу, времени зря не теряла. Надеюсь, никого не встретила?
- Нет. - Раадель как-то странно на меня посмотрела, потом кивнула и пошла к речке, умываться.
Мы развели костер, Ангел разделала мясо двух единственных пойманных небольших зверьков, а я разделила ягоды и занялась травами в сумке. После ужина, разложили лежаки и легли спать. Разбудила меня Раадель рано утром. Как всегда собранная и выспавшаяся. И как ей это только удается? Мы позавтракали, собрались и отправились дальше в путь. Раадель уверенно шагала впереди, поднимаясь вверх по течению.
- Прошлая прогулка по лесу тебя все-таки образумила, - напутствовала она, указывая на мои следы - по крайней мере, заблудиться тебе, будет сложнее. Только следы надо оставлять не заметные и понятнее только тебе, а не вырывать на земле цепочку ямок. Так тебя любой охотник отыщет.
Мы прошли мимо холма, Раадель внимательно изучала следы на земле, неужели нашла след дракона? Она посмотрела на холм.
- А нам долго идти до поселения? - Я встала перед ней, мешая дальше всматриваться в следы на земле.
- Нет. - Задумчиво ответила она. - Завтра выйдем к нему.
Мы отошли от холма. Раадель не отрывала взгляда от земли. Ближе к полудню она перестала искать следы и уверенно шагала впереди. Мы шли долго. Ноги уже давно начали требовать отдыха и болели с каждым шагом все сильнее. Я устала, а передышки все не было. Наконец-то Раадель сжалилась и объявила привал. Мы съели остатки ягод, и я с удовольствием легла на плащ, греясь под солнцем. Где-то недалеко закричала птица, и раздался шум крыльев. Раадель на секунду прислушалась, а потом произнесла:
- Сиди тут, я скоро вернусь.
Она взяла лук и стрелы и отправилась в сторону, где села птица. Солнце грело, и после обеда глаза слипались. Я задремала. А проснулась, вздрогнув от того, что меня накрыла тень.
- Спасибо, что не рассказала ей обо мне. - Передо мной стоял золотой дракон. Его чешуя отражала солнце, отчего трудно не него было смотреть. А я удивлялась как ему при таких размерах удалось так тихо ко мне подкрасться?
- Я же сказала, что никому не скажу. - Я обернулась в сторону, куда ушла Ангел. - А зачем ты прилетел?
- Просто так. Ангел нашла мои следы, я видел, что ты ей помешала найти вход в пещеру. Почему?
- Не знаю. Ты же сам сказал, что не хочешь, чтоб тебя нашли. И откуда ты узнал, что она Ангел?
- Я способен видеть сущность. Спасибо еще раз.
- Не за что, а что значит "видеть сущность"?
Вместо ответа я услышала звук крыльев. Дракон, а точнее орел запарил над полем, теряясь где-то в траве.
- До деревни нам хватит! - Из-за кустов вышла Раадель с подстреленной птицей. - Вечером разделаю. Ты готова? Пошли.
Я послушно встала, взяла сумку и, помалкивая, пошла за Ангелом. Дракона нигде не было видно, но Раадель все же, дожидаясь меня, очень внимательно смотрела на место где он сидел. Меня она ни о чем не спрашивала, но смотрела как-то подозрительно. Мы шли почти до самой ночи. Добрались до небольшого подлеска и в корнях деревьев решили разбить лагерь. Поужинав, Раадель занялась птицей, а я без дела лежала на покрывале и смотрела на огонь.
- Ты кого-нибудь встречала сегодня? - Ангел, не отрываясь от своего занятия, как бы между прочим задала вопрос.
- А кого я могла встретить? - Врать ей очень не хотелось, но и дракону я пообещала не выдавать его.
- Ну, может, проезжал кто? - Раадель на меня не смотрела, но я чувствовала, она следит за каждым моим движением.
- Нет, никто не проезжал. - Я потянулась и зевнула с самым скучающим видом.
Раадель усмехнулась, но больше вопросов задавать не стала. Может, поняла, что не договариваю что-то, а может и поверила, ведь никто ж не проезжал. Раадель разделала птицу, обмазала ее какими-то зернами и завернула в листья. Я уснула, не дожидаясь пока она ляжет спать. Утром я проснулась от солнца, светившего мне на лицо. Раадель нигде не было видно. Может, опять за водой пошла? Около моей сумки лежало мясо и лепешка завернутые в тряпку. Я позавтракала, умылась и села ее ждать. Наверху в кроне деревьев села птица. Я подняла голову и узнала орла в серую полоску. Он соскочил с дерева и, бесшумно приземляясь, превратился в золотого дракона.
- Доброго утра. - Поздоровалась я.
- Доброго дня. - Ответил дракон. - Почему вы остановились? Я думал, вы спешите в поселение?
- Не совсем спешим. Мы хотим добраться до южного порта, что бы я оттуда смогла отправиться домой.
- А откуда ты? - Дракон лег на землю, подпирая морду одной лапой. - И как сюда попала? Я же угадал? Ты не местная?
- С острова. Меня пираты выкрали, продали в рабство, оттуда меня забрали кентавры. На кентавров напали люди, убегая от преследователей, я встретила Ангела, она спасла меня от Даэрхов и теперь помогает добраться домой.
- Не повезло тебе. Хотя если смотреть с другой стороны, ты столько узнала, побывала на материке, тебе будет, что вспомнить... Люди к старости очень становятся сентиментальными, а порой и угрюмыми, потому что за целую жизнь им вспомнить нечего. А тебе будет что рассказать и детям и внукам! А почему тогда вы остановились? - Дракон лениво вытянул задние лапы и подпер второй передней лапой морду. И, по-моему, он улыбался.....
- Не знаю. Раадель наверное за водой пошла.
- Да, неверное. Только вот вода в другом направлении и фляг она с собой не взяла. Она в лес ушла. И уже давно.
- А ты откуда знаешь? - Я оглянулась на сумку Ангела. Фляги действительно были на месте.
- Я видел.
- Ты за нами следишь?
- Не совсем.
- Что это значит? Как ты можешь за нами не следить, если ты все видел?
- Соседним поселениям надоела птица, ворующая коз. Вот третью неделю люди гнездо ищут. Так они и до пещеры доберутся и поймут что к чему. А это, как я говорил, привлечет охотников. Вот я и решил покинуть пещеру, тогда на холме, я прилетел последний раз взглянуть на свой дом. Мне очень нравилась моя пещера. А там ты сидела.
- То есть ты, теперь ищешь новое место, где можно устроиться? Как то странно все это. Ты покидаешь дом, который тебе нравился только из-за людей? Ну, допустим так. Тогда почему не взлетишь как дракон и не улетишь куда-нибудь подальше?
- Потому, что он трус и изгнанник. - Из леса показалась Раадель с натянутым луком и целилась она в дракона.
- Раадель подожди. - Я вскочила на ноги.
- Риа, ты хоть понимаешь, что могла пострадать? - Раадель гневно смотрела на дракона.
- Да, но не пострадала! - Я встала перед острием стрелы Ангела. - Он не тронул меня и даже напоил чаем.
- Риа, это дракон - Раадель опустила лук. - Он не домашняя зверюшка, это опасный хищник. Который идет за тобой по следу, а ты даже мне об этом не сказала!
- Зачем ему убивать меня? - Удивилась я.
- Потому, что они не ценят человеческой Жизни! Риа, Драконы обладают опасной магией, их воздействие могут пережить люди с очень сильным Даром и то не всегда! Что ты с ним делала! Что ты видела в его пещере? Риа, они заманивают людей видением несметных богатств в пещеры и там медленно сжигают. Риа?!
- Да что я делала? Ничего не успела я там увидеть! В обморок упала. - Я отвернулась от Раадель, и со злостью направилась к своему лежаку, собирать вещи. - Ты думаешь, я бы стояла сейчас здесь, если бы он меня сжег? Никаких богатств я не видела. Думаешь, я каждый день встречаю драконов? Что бы знать, что делать? - Я собрала вещи, накинула плащ, подобрала сумку Раадель.- Я просто выполнила обещание не говорить о нем и все! Полетел за нами и пусть летит. Никому же не навредил! Его дело куда лететь, но данное обещание надо выполнять. Так отец говорит всегда!
Я примерно вспомнила, куда мы вчера шли, и зло зашагала в том направлении. Тоже мне высшие существа. Людские решения им не нарваться. Вот и пусть разбираются сами. Меня догнала Раадель и отобрала свою сумку. В ответ я лишь фыркнула, а вот тень дракона, накрывшая меня, заставила удивленно посмотреть на Ангела. Та лишь пожала плечами, поймала меня под локоть и развернула в обратном направлении. Нет, я вообще не приспособлена к путешествиям. Полдня мы шли молча. Ближе к полудню Дракон превратился в птицу и куда-то улетел. Раадель останавливаться не стала. Через некоторое время он вернулся, и принес две большие рыбины. Ангелу ничего не оставалось, кроме как объявить привал. Она выпотрошила рыбу, нанизала на прутья. В это время я собрала ветки, а дракон выдохнул на них огонь. Раадель приготовила рыбу на костре, и передала мне одну. Дракон снова превратился в орла и улетел.
- Риа. - Раадель подошла ко мне. - Это опрометчивый шаг. И опасный.
- Я просто выполнила обещание. К тому же ему одиноко. И вреда никому он не причинил.....
Не успела я сказать об этом, как рядом упала тушка козленка, а сверху на нее сел довольный серый орел.
- Что ты там сказала про вред? - Спросила Раадель меня, не отрывая взгляда от тушки.
Орел понял, о чем речь, подцепил тушку и улетел в ближайший подлесок, превратившись в дракона.
- Ну, по крайней мере, пропитание он себе сам добывает. - Попыталась оправдаться я.
- Ага, заодно и привлечет к нам внимание местных жителей, которые кинуться искать пропавшего козленка.......
Мы не стали дожидаться Дракона, отправившись дальше. Он прилетел позже, когда уже показались пахотные поля поселения. Больше орел не превращался в дракона, и вел себя более незаметно. Он парил от дерева к дереву, стараясь не шуметь и не привлекать к себе внимания на открытых местах. Мы приблизились к поселению, которое встретило нас ощетинившимся частоколом вокруг высокого забора. Главные и, похоже, единственные ворота были закрыты и имели бойницы для лучников. Вокруг поселения был вырыт ров с торчащими кольями. Единственный мост через ров был рассчитан по ширине только на две лошади, идущие рядом или запряженных в телегу. Похоже, гостей тут точно не любят. Раадель постучала в ворота.
- Что надо? - В воротах открылось небольшое окошко, в котором показался бородатый стражник. - Зачем приехали? Если попрошайки - уходите по-хорошему!
- Нам к старосте надо. - Ответила Раадель.
- Много кому надо к нему. Кто ты и твоя спутница? И зачем вам староста?
- Я служительница Храма Богини Живы и у меня есть разговор к старосте. - Раадель показала в окошко гербовую бумагу с оттиском печати Великого Светлого Храма.
Охранник посмотрел на бумагу, потом на Раадель, и нехотя кивнул. Нам пришлось ждать, пока охранники откроют хорошо укрепленные ворота. А само поселение встретило нас не радостно. Не широкая главная улица была выложена из камня, такой же камень служил материалом и для домов. Улица была безлюдна, как объяснил нам страж, все люди находились сейчас на молитве в главном храме. Дорого вывела нас на центральную площадь. В отличие от Бродвига или любых других поселений, здесь на центральной площади не было торговых лавок. На протяжении всей улицы их было всего две или три, и если вспомнить что это центральная улица, то окраины даже представлять не хочется, да и, судя по состоянию лавок, особой прибыли они не приносили. Все центральная площадь была заполнена молящимися людьми. От детей до стариков, все стояли на коленях и молились. От центральной площади в разные стороны расходились три не широких улочки, выложенные серым камнем, с небольшими каменными домами, а на самой площади стоял впечатляющих размеров дом старосты и не менее впечатляющий по размерам храм. И храм и дом были богато убраны, с красными коврами на крыльце, золотыми перилами. Под навесом крыльца дома стояло позолоченное кресло, на котором восседал упитанный мужчина в красном плаще, белой с вытканными красными нитками сорочке, свободных штанах и высоких кожаных сапогах. На шее мужчины висел массивный золотой медальон с красным камнем посередине. На крыльце храма стоял не менее упитанный священник, одетый в красную мантию, отделанную золотыми нитями. А вот люди на площади были одеты в черные или серые одежды из мешковины, подвязанные веревками. Многие были обуты в рваные сапоги. Раадель хмуро смотрела на все это. К старосте подбежал один из слуг и аккуратно разбудил его, указывая в нашем направлении. Староста что-то сказал слуге, и тот побежал к нам.
- Староста спрашивает кто вы и как посмели прийти в разгар молитвы?
- Скажи старосте, что Служительница Великого Светлого Храма пришла к нему, а поговорить я буду лишь со старостой. - Раадель кивнула слуге, и его тут же как ветром сдуло. В это время нас заметил священник.
- Безбожницы!!! - Взревел он со своего помоста. - В момент, когда честные жители нашего славного поселения замаливают грехи свои, вы вламываетесь в наши дома, внося раздор и грех в наши жизни! - Жители удивленно охнули, оборачиваясь на нас и прижимая к себе детей. - Братья и Сестры! Берегите Души свои! В этот темный для мира час ведьмы ищут своих жертв! Тьма, принесена ими, поселиться ваших Душах, и ничто не изгонит ее! - Ближайшие жители к нам начали понемногу отползать подальше, как будто мы прокаженные. - Гоните чужаков из домов, из жизни, сжигайте ведьм без колебаний!
- Ты, священник, сначала присмотрись кто ведьма, а кто нет. - Раадель его речь не впечатлила. - А сжигать невинных только демоны могут! Всякая Душа излечима.
- Вот слова демонов! - Взвизгнул священник. - Вы впустили Тьму в наш город! Они проникнут в ваши дома, развратят детей, изуродуют женщин, поработят мужчин! Сжечь ведьм!
- Даааа, ведьмой меня называют впервые. - Тихо произнесла Раадель, наклонившись ко мне.
-Зато теперь знаешь, каково это когда тебя ведьмой называют и сжечь хотят. - Я тихонько прошептала спутнице.
-На мне знака нет! - Тихо зашипела она мне в ответ. И уже громче священнику добавила: - Не Тьму принесли, а Свет Богини! - Ангел показала ему гербовую бумагу. - Неужели Служительнице Великого Светлого Храма будет отказано в приеме? Тогда стоит задуматься о Тьме в твоей Душе.
Священник присмотрелся к бумаге, а потом зло посмотрел на Раадель. Но спорить или возражать не стал.
- Что ж, - встал староста - Служительницам мы всегда рады...
- А людям потерявшим дом на другом берегу реки? - Раадель резко повернулась к старосте.
- Они безбожники! - Подал голос священник.
- Они пострадавшие люди, которым Богиня велит помогать! - Раадель была непреклонна.
- Прошу, давайте мы не будем прерывать молитв наших братьев и сестер! Пройдемте в мой дом. - Староста встал между Ангелом и священником, жестом приглашая войти.
Раадель немного подумала и кивнула в ответ. На крыльцо выбежали слуги встречать нас. Внутри дом был так же богато убран, как и снаружи. Позолоченные перила, ковры, золотые рамы картин и зеркал, огромный деревянный стол с белоснежной скатертью, перед которым стоял резной мягкий небольшой трон. Нам на встречу вышла жена старосты. Грузная женщина в дорогом платье, отделанном кружевом по вырезу на груди и рукавах. На шее женщина красовался массивное золотое украшение с крупным белым камнем. Женщина кинула в нашу сторону хмурый взгляд, и отвернулась, так и не удосужившись даже поздороваться. Староста распорядился накрыть на стол и позвал своих детей. Слуги тут же кинулись исполнять приказ. К нам подошли полные дети разных возрастов, очень похожие на свою мать. Староста представил нам своих детей по старшинству и пригласил нас за стол.
- Так что вас привело в наше поселение? - Поинтересовался он, усаживаясь на свой трон. Сбоку по правую руку от него важно села жена, а за ней уже дети. С другой стороны сел священник. Нам казали места за священником.
- Мы направляемся в южный порт, хотели найти судно, но поселения выжжены с обеих сторон. - Ответила Раадель, жестом отказываясь от вина.
- Сейчас неспокойные времена. - Староста опустошил свой кубок одним глотком, проливая несколько капель на рубаху. - Многие поселения пострадали. Лорды воюют, люди страдают.
- Вас, как я понимаю, война не тронула?
- Мы чужаков не пускаем, поэтому и нет у нас войны. - Оживился священник.
- Как же вы тогда можете проповедовать доброту, если сами ее не творите? - Раадель посмотрела на священника.
- Доброту творят Богиня и ангелы, а мы люди смертные не достойны этого. Мы можем лишь молить о прощении.
- Это убеждения распространяют демоны - Раадель хмуро смотрела на собеседника. - Ангелы и Богиня призывают творить добро, это есть в писаниях. Все ангелы вместе взятые не смогут сотворить столько добра, сколько может простой человек. Задача ангелов не творить добро. Они оберегают Душу людей, помогают бороться с Тьмой, а добрые поступки делают именно люди по отношению к нуждающимся людям.
- Правда, твоя, Служительница. - Староста примирительно поднял кубок в сторону Ангела. - Но если мы будем пускать, кого попало в поселение - жди беды.
- Вы обрекаете людей на гибель. - Жестко подчеркнула Раадель. - А это уже беда. Ваш народ беден и запуган, они не будут вечно это терпеть. Беду вы сами себе найдете, даже не впуская чужаков.
- Может оно и так. - Староста откинулся на спинку своего трона. - Так вы не сказали чем, мы обязаны вашему визиту?
- Мы бы хотели у вас взять лошадей, что бы добраться до порта. Да и провести одну ночь перед долгой дорогой в постели, а не на лежаке под деревом, мы были бы тоже рады.
- Что ж. - Староста кивнул слугам. - Не выгонять же вас на ночь глядя.
- А на счет лошадей что? - Раадель в упор смотрела на старосту, которому совсем не хотелось расставаться со своими лошадьми. Служителям Великого Светлого Храма старосты обязаны предоставлять все, что они требуют, иначе слишком частые визиты инквизиции и отчуждение земель в пользование Храмов обеспечено. После недолгих раздумий, староста все же ответил.
- Есть у нас две лошади, кобылы. Не молодые, зато крепкие и выносливые.
- Нас и это устроит. - Кивнула Раадель.
Дальнейший разговор состоял в основном из новостей. Староста оказался на удивление пресвященным в дела остального мира. Он рассказал, как лучше ехать в порт, какие поселения стоит объезжать, и где идет война. Священник же наоборот оказался молчаливы, но каждый раз скептических высказывался о новостях, рассказанных старостой. Мы закончили трапезу, одна из служанок проводила нас наверх для отдыха. В комнате ждала лохань с горячей водой. Раадель отправилась пополнять запасы провизии на кухню, а я с удовольствием искупалась в теплой воде. Служанка принесла чистые вещи и забрала мои. Вымывшись, я подошла к широкому окну и открыла его, впуская вечернюю прохладу. Несколько мгновений спустя на окно сел серый орел. Я машинально погладила его по голове. Орел слетел на пол в комнате и ускакал за спинку кровати, когда в дверь раздался стук. Пришла служанка с новыми ведрами горячей воды и сообщила, что к утру вещи будут готовы. Она уточнила - нужно ли еще что-то, но получив отказ, скрылась за дверью. Раадель уже довольно долго не было. Я разобрала травы, сделала настойки, походила по комнате. Ангел так и не появилась. Поэтому самым логичным было лечь спать. Орел сидел за кроватью и мирно чистил перья.
Разбудил меня орел, клюнув за торчавшие пальцы ног из-под одеяла. Я взвизгнула и проснулась с желанием задушить пернатое создание. За окном все еще было темно, посветлела только небольшая полоска на небе. Вода в комнате стояла так и не тронутая, так же как и постель. Скорее всего Раадель не приходила. Значит придётся идти ее искать, только проблема в том где и в чем? Вторая проблема решилась довольно быстро - за дверью на табурете в полу дреме сопела служанка. Я разбудила ее и попросила принести свои вещи, а то искать Ангела босой и в ночной рубашке не очень хотелось. Служанки не было буквально пары мгновений, прежде чем она робко постучалась в комнату с теплыми, но все еще сырыми вещами. Я взяла свою сумку и вышла из комнаты. За мной следом по полу прыгал орел. Где искать спутницу я не знала, но можно спросить на кухне приходила она или нет. Неожиданно на меня сбоку прыгнул орел, от его тяжести я пошатнулась, а неугомонная птица вцепилась в волосы и поволокла в сторону. Я оказалась в какой-то пыльной нише. Вот гад пернатый, поймаю - сама в суп пущу! Но мои возмущения по этому поводу так и остались не высказанными - в коридоре послышались голоса.
- Ты хоть думаешь, что ты предлагаешь? - Судя по голосу - это был староста. - Служительница тебе не крестьянка. Если донесет в главный Храм, то тебе здесь точно головы не сносить, а если Лорду, так и мне тут не задержаться!
- Да Служительница итак опасна! - Второй голос принадлежал священнику. Этот мерзкий писклявый голосок можно было бы узнать даже с зажатыми ушами. - Она обязательно доложит. Думаешь, все ее расспросы про жизнь людей и упреки останутся не услышанными в Храме? Или она праздности ради расспрашивала про то, как живут люди? Или думаешь, что она ослепла и не видела твоего богатства? Сам вспомни, как ты все свое золото получил? Не в точно ли таких же расспросах? Их нельзя выпускать с поселения. Они Лорду доложат. Просто так Служительницы не разъезжают по поселениям. Тем более люди у Служительницы золотишко видели....
- И как ты предлагаешь от них избавиться? - Я вжалась в угол своего укрытия, а голоса и свет от свечи все приближались.
- Есть яд. Девчонка спит на верху, ей влить его не составит труда, а Служительница всю ночь в Храме молиться. Утром ей подольем яд и дело с концом.
- А люди, что скажут? Поползут слухи о неожиданной смерти Служительницы.
- Служанка у девчонки зелья и травы видела, можно сказать, что Служительница ведьму везла, а ведьма ее и сгубила. Девчонку как ведьму сожжем прилюдно, если не отравим. И народ побоится об этом говорить и золото наше будет.
Они прошли мимо меня. Я облегченно выдохнула - не заметили. Главное сейчас не шуметь, а дождаться пока они пройдут. Староста и священник скрылись за углом, а я дождалась, пока их голоса окончательно стихнут, потом потихонечку вышла из своего укрытия. Нужно найти Раадель скорее. Я выбежала из дома старосты и направилась в храм. Раадель стояла на коленях перед алтарем и молилась, сцепив руки перед грудью.
- Раадель! - Я вбежала в храм, орел летел над полами за мной. - Нам нужно уходить! Сейчас же.
Ангел не пошевелилась, не оторвалась от молитвы, она вообще стояла неподвижно. Очередной оклик так ответа и не получил. Я осторожно положила руку к ней на плечо, но опять никакой реакции не последовало. Да что же это? Спустя продолжительное время, после того когда я ее уже с силой трясла за плечи и хлопала по щекам, она таки открыла глаза. Мой удивленный вздох прокатился эхом по пустому храму. Ее глаза были наполнены голубым Светом, не было видно ни белков, ни зрачков, только Свет. Постепенно он потускнел, и снова можно было рассмотреть ее карие глаза.
- И как это понимать? - Спросила Раадель хмуро.
- Нам.... уезжать..... пора. - Слова, после увиденного, как то не вязались между собой.
- Нельзя прерывать службу ангела! Запомни.- Раадель хмуро посмотрела на орла затаившегося между сидений. - А он что тут делает?
- Жизнь нам спасает. - Я собралась с мыслями и встала на ноги. - Давай мы уедем подальше отсюда, а там молись сколько хочешь, но пошли нам выбираться отсюда надо.
- Во что опять вляпались? - Раадель хмуро смотрела то на меня, то на орла.
- А вот вы где! - Ворота храма отворились, и в них вошел староста и священник. - А мы то уже волноваться стали, куда вы пропали.
- Я думал ваша молитва, Служительница, закончиться только с первыми лучами солнца? - Священник переглянулся со старостой, явно не ожидая, что все уже закончилось.
- Да, так оно и должно было быть. - Ангел испытывающее смотрела на меня. - Но моя спутница волновалась за меня, поэтому пришлось прервать молитву.
- Что ж. - Радостно хлопнул в ладоши староста. - Тогда прошу к столу, завтрак накроют.
- Мы не голодны! - Я взяла за руку Ангела. - Спасибо вам за приглашение, но нам еще собраться надо. - Я потянула Ангела по направлению к выходу в обход двух мужчин.
- Я настаиваю! - Дорогу нам преградил староста. - Вам же потом долго скакать, вам подкрепиться надо.
- Да и я рассчитывал с вами Служительница попробовать лучшее наше вино! - Вклинился в разговор священник, вставая рядом со старостой и преграждая нам путь - Не откажите в таком почтении. Если не пьете вино, то принесут чудесный настой на ягодах! Поддержите нас?
- Я думаю.... - Раадель смотрела то на меня, то на старосту и священника. - Мы будем вынуждены отказаться. Моя спутница права, нам действительно пора ехать, мы итак опаздываем.
- Никуда вы не поедете! - Зло выкрикнул староста. - Ты и девчонка остаетесь тут! Стража! Взять их!
В храм мгновенно вбежали стражники. Мы с Ангелом одновременно сделали шаг назад, обнажая оружие. Стражники обнажили мечи и бросились по проходу к нам. На них сверху обрушился орел. Застигнутая врасплох охрана была вынуждена пригнуться. Раадель схватила меня за руку, и помогла обогнуть стражу. Мы выбежали на улицу. Солнце только встало и осветило улицы. Кое - где пели первые птицы, просыпались люди. Ангел, не выпуская моей руки, свернула на ближайшую улочку и бегом потащила меня по ней. Над головой пролетел серый орел.
- Вас вообще можно оставлять одних? - На ходу крикнула Ангел, таща меня за руку за угол. - Что вы натворили опять?
- Почему мы? - Возмутилась я. - Они нас отравить хотели! Меня вообще сжечь.
- Ну я ж говорила, ты ведьма, тебя все сжечь пытаются! - Раадель улыбнулась.
Мы свернули еще раз и оказались перед конюшней. Раадель отворила ворота и пошла вглубь. То, что конюшня старосты было понятно по кованым воротам и золотым перегородкам.
- Я думаю, староста не обидеться, если мы возьмем племенных жеребцов? - Раадель откуда - то из глубины принесла два седла и свою сумку.
Мы быстро заседлали лошадей и направились к выходу. Вдалеке послышался топот стражи. Нужно было успеть к воротам, которые были закрыты, раньше охраны - иначе не выберемся. Стража еще не успела открыть ворота после ночи. Кони резво в один миг доставили нас к посту стражи. Раадель показала гербовую печать стражникам и приказала выпустить нас. Охранники нехотя выполнили приказ, поднимая массивные ворота, и все время косясь на жеребцов старосты. Но не успели ворота открыться полностью, как сзади раздался крик:
- Остановить их!
Раадель пришпорила своего жеребца, и поводом ударила моего. Проехать смогли только нагнувшись. Мы выскочили на поле, а жеребцы резво скакали вперед, унося нас от поселения.
- Нужно будет в главный Храм написать, а то слишком они распоясались. - Сказала Раадель, переводя своего жеребца на шаг. - А теперь рассказывай, что там произошло?
- Нас хотели отравить, именно за то, что ты могла сообщить в Храм и Лорду о несправедливых поборах старосты и священника.
- Хорошая идея. А Дракон как с тобой опять оказался?
- Он ночевал со мной в комнате, потом разбудил, я пошла тебя искать, он меня в нишу толкнул, там подслушала разговор, ну и отправилась тебя искать. - Я пожала плечами.
- Понятно. От него просто так мы не избавимся......
- А зачем от него избавляться?
- Ри, - Раадель снова на меня строго посмотрела, - это не домашняя зверюшка.
- Зато если бы не он, меня точно тут уже не было! И кстати спасибо. - Я посмотрела в сторону летающего орла.
- Не за что. - Рядом с моим жеребцом приземлился золотой Дракон, вызвав испуг животных. - Простите. - Мы кое как успокоили лошадей, поскакав на них приличное расстояние.
- Ри, - позвала меня Ангел, - завтрак. - Она достала из сумки пирог и разделила пополам.
- А ты? - Спросила я Дракона.
- Я пока не голоден. - Ответил он.
- Ага и пирогам козлят предпочитает. - Фыркнула Раадель. - Завтра надо будет поохотиться, еды не так уж и много.
- Я могу помочь? - спросил Дракон Ангела.
- Нет. - Ответила она категорично. - Я сама справлюсь.
Дракон вздохнул и понуро побрел рядом с моей лошадью. Полдня ехали молча. После обеда Дракон превратился в орла и улетел, а Раадель объявила привал.
- А у ангелов с драконами тоже война? - Спросила я, расседлывая коня.
- С чего ты взяла?
- Ты недоброжелательно относишься к нему. - Я пожала плечами.
- Ри, - Раадель привязала к дереву своего коня, - я уже говорила, он опасен.
Я ничего не ответила, привязала своего коня к другому дереву и отпустила пастись. Мы пообедали, отдохнули, собрали сумки, отвязали лошадей и пошли дальше пешком, давая лошадям отдохнуть. Нас догнал серый орел и, приземляясь рядом со мной, превратился в Дракона. Кони беспокойно фыркнули и шарахнулись от него в сторону.
- А зачем ты превращаешься в орла? - Поинтересовалась я.
- Так удобнее охотиться, да и животные спокойнее себя ведут. - Ответил чешуйчатый.
- Тогда зачем превращаешься в дракона?
- Магия драконов сильная, но очень много сил отнимает. Орлом я могу быть дня два-три. Возможно и больше, если не летать. - Ответил он. - Да и орлов меньше животных боится, чем драконов.
- А ты пока вредительством занимался, не посмотрел где ближайшие поселения? - Спросила Раадель.
- На юге одно, но там ведьма, поля гниют. - Немного смутившись, ответил Дракон. - Одно севернее примерно дня два пешком, но там топи лошадей сгубите. Лучше пока идти до западного поселения. Оно и больше и от него хорошая дорога начинается, быстрее скакать будете.
- И в каком поселении ты позавтракал? - Спросила Раадель хмуро.
- Я в поселения не летал, севернее речка есть, там охотился. - Раадель фыркнула в ответ.
- А как тебя зовут? - Спросила я.
- Драконы не называют своих имен смертным. - Ответила за него Раадель. - У них считается только равный может знать имя. Для остальных они безымянные.
- Не только равный, - ответил Дракон - но и друг, или того, кого дракон уважает. Мое имя Граэль.
- Очень приятно, меня Риа зовут.
- А вот это ты зря сказала. - Ангел кинула на Дракона хмурый взгляд. - Когда ты называешь имя, ты даешь право его использовать. Магия драконов позволяет им управлять сознанием на расстоянии. Но им для этого нужно, что бы хозяин имени сам его назвал. Правда, не все драконы обладают такой сильной магией. Только сильнейшие, старейшины или вожаки.
- Я не стану использовать свою магию, если это не будет необходимо. - Граэль превратился в орла и взлетел ввысь.
- Я думала он слабый дракон? - Я посмотрела на задумчивую Раадель. - Он же один живет, и предпочитает ни с кем не связываться.....
- Нет, - ответила она, провожая орла взглядом, - даже очень сильно нет. Будем надеться, он сдержит слово. Ри, если у тебя начнутся видения, голоса, или навязчивое чувство беспокойства - обязательно скажи мне. Человеческое сознание слишком хрупкое, ты можешь не выдержать его воздействия. Ты дала ему имя, а это значит, что даже против собственной воли он будет на тебя воздействовать.
- А что будет, если мое сознание не выдержит?
- В лучшем случае сойдешь сума. В худшем самоубийство. Не бойся, Дракон может в первый раз воздействовать только в непосредственной близи, и я смогу блокировать его.
- А сейчас почему не блокируешь?
- Потому, что я потеряю почти всю Силу, так же как и он. Мы не сможем даже пошевелиться, к тому же я не знаю насколько крепкое твое сознание, тебе будет больно, если я и дракон одновременно влезут тебе в голову. Поэтому будем надеяться, он сдержит слово. И будет держать Силу под контролем.
В ответ я кивнула. Мы заседлали лошадей и поскакали на запад. Немного позже прилетел орел, и нагло прыгнул мне на плечо, а потом и вовсе устроился впереди меня на седле. До самого вечера мы скакали, почти не останавливаясь. Тело жутко болело, ноги затекли, а все что было выше попросту было отбитым. Уже стемнело, когда мы въехали в ворота поселения. Широкая мощеная улица встретила нас огнями от уличных факелов. По улицы прохаживался народ. Женщины загоняли детей домой, мужчины толпились в трактирах. Несмотря на позднее время, люди не спешили по домам. Поселение продолжало жить. Мы въехали в ворота ближайшего трактира, Раадель передала конюху наших лошадей, и потянула меня во внутрь. Граэль сидел послушно на крыше - он то если что и там переночевать может. У трактирщика Ангел заказала комнату и еду. Мужчина средних лет принял оплату, отправил одну из служанок на кухню, а хозяйка трактира повела нас наверх показывать комнату.
- Я схожу в храм: нужно письмо написать в Великий Храм о старосте. Скоро вернусь. - Сказала Раадель, снимая сумки. - Постарайся никуда не влипнуть. - Она развернулась к двери и собиралась уже уйти, когда остановилась и добавила - И не привлекать лишнего внимания. - Она снова отвернулась и взялась за ручку на двери, а потом, обернувшись, добавила: - И не выходи из комнаты. - Она открыла дверь и вышла, а потом заглянула обратно и сказала: - Закройся и некому не открывай. Я приду, постучу.
- Да поняла я. - Я открыла окно, впуская вечернюю прохладу и орла в комнату. - Поняла. Сижу тут и не с кем не разговариваю и никому не открываю.
- А сейчас ты что сделала?
Раадель кинула взгляд на Дракона, вздохнула и ушла. Я закрыла за ней дверь, сняла плащ и сапоги и легла на кровать. Граэль взлетел на спинку кровати и засунул клюв под крыло, закрывая глаза. Почему то мои глаза тоже начали мгновенно слипаться. Хотя это было и не удивительно. За целый год на острове со мной приключалось куда меньше, чем сейчас за один день. К тому же дальние переходы, перебежки и безумные скачи, после которых едва возможно ходить. Да, братья кентавры старались в моем обучении, но все же свинцовые ноги и затекшая спина пока еще никуда не делись. Спустя мгновение я уснула. Снился мне странный сон. Будто я летела. Внизу проносились залитые солнцем поля, блестели реки, лоснилась шелковистая зеленая трава. Я взлетала выше облаков, а потом падала вниз камнем, купаясь в кучерявых облаках, вдыхала их особый запах. Мне очень нравилось это чувство. А еще я знала, что где-то внизу за мной наблюдают с радостью. Кто-то кто мне очень дорог. Я взлетала все выше и выше, туда где легким уже было трудно дышать, а когда обернулась, то увидела всполохи огня. Там, откуда за мной наблюдали было выжженное пятно. Я почувствовала боль пронзающую грудь, попыталась спуститься в низ, но не могла, что-то заставляло меня набирать высоту. Я почувствовала последний вздох, там внизу, последний удар сердца. Меня накрыла тень.....
- Риа! - Раадель трясла меня за плечи. - Риа, проснись.
Я едва разлепила глаза и удивленно посмотрела на Ангела. За окном уже встало солнце, пели птицы и просыпались люди.
- Что случилось?
- Ты всю ночь металась, плохой сон? - Спутница выглядела обеспокоенной.
- Нет, вроде не плохой.... Странный. Когда ты вернулась? Я ведь закрывала дверь?
- Думаешь, Ангелу помеха дверной замок? Ты даже не поела вечером. Ладно завтракай и поехали.
Я встала, умылась и позавтракала. Немного пирога перепало и Граэлю, который все так же сидел на спинке моей кровати. Не смотря на то, что я только проснулась, я чувствовала себя не выспавшейся. Раадель ушла на конюшню, Граэля вылетел в окно. Собравшись, я спустилась вниз к Раадель. Лошади были вычесаны и уже оседланные. Конюх вывел моего жеребца и помог закрепить на седле сумку. Ангел появилась немного позже. Из ворот трактира мы выходили пешком, ведя жеребцов под уздцы. Люди проснулись и отправились по ежедневным делам. Дорогу нам преградило стадо, сонные животные медленно шествовали по направлению к воротам, подгоняемые пастухами. За воротами мы свернули на широкую дорогу и, сев на лошадей, отправились в дальнейший путь. Скакали мы до самого вечера, иногда переходя на шаг, давая лошадям отдохнуть. Граэль сидел у меня на седле спереди, взлетал только поохотиться. Вечером мы догнали небольшой торговый обоз, который разрешил нам заночевать с ними на телегах около костра. Так веселее, да и с ними безопаснее ночевать. Торговцы наняли охрану, и везли с собой небольшие палатки. С утра нас накормили, мальчишки конюхи вычистили наших лошадей, за что получили от Раадель по монетке. Мы шли с обозом некоторое время, потом оторвались, перейдя на галоп. Ближе к полудню Раадель повернула лошадей в лес, к небольшому ручейку. Лошадям да и нам требовался хоть не большой, но отдых.
- Мне нужно поохотиться. - Сказала Раадель, привязывая своего жеребца к дереву. - Запасов у нас не так много, сейчас не сезон для путешественников, поэтому в трактире получилось взять не так много еды. В следующем поселении надеюсь повезет больше. Вот - Раадель протянула мне небольшую тушку. - Повариха продала утром. Можете пока пожарить, а я поохочусь, что бы времени не терять. Я вернусь скоро. - Раадель ушла в лес, оставив меня с Граэлем.
- Не найдет она тут животных. - Сказал он, подкладывая под морду когтистую лапу.
- Почему? - Удивилась я, собирая ветки вокруг для костра.
- Так тут же охотиться местный Лорд. - Сказал Дракон, выплюнув огонь на ветки. - Тут ловушки стоят повсюду, зверье все выловили. - Слушай, а ты мясо то жарить умеешь?
- Нет только рыбу. - Честно призналась я. - И то я умею пироги с рыбой делать. На острове мало кто держит скот.
- А на острове есть пещеры?
- Есть, но затопленные водой. Остальные обвалились, а что? - Я вспомнила, как Раадель надевала мясо на ветки, только вот я никак не могла его нанизать.
- Просто думаю куда податься. - Ответил чешуйчатый.
- Ну, можешь попробовать на острове поселиться, только остров не большой, там точно узнают, где живет орел, козлят таскающий. - Я все же смогла надеть мясо на ветки и теперь их втыкала в землю около костра. Мясо держаться отказывалось, и постоянно съезжало вниз. - А где твоя семья?
- Далеко. - Дракон выплюнул еще огня на ветки.
- А почему не хочешь к ним вернуться? - Я в очередной раз подняла мясо выше.
- Я не могу. Я сбежал.
- Драконы сбегают? Никогда б не подумала.
- Многие драконы живут поодиночке, или в изгнании. Я решил жить один, моей семье это не понравилось. Поэтому приходиться постоянно менять пещеры.
- Тебя ищет семья? Они накажут тебя? - Я зло выдернула ветку из земли, и расположила мясо над огнем, держа ветку в руках, переворачивая на разные стороны мясо.
- Можно и так сказать. Все же мне лучше одному. Жить в стае мне не дадут. А кто тебя ждет?
- Моя семья. - Я опять перевернула мясо. - Отец, мама, бабушка, братья и сестры.
- Они волнуются за тебя?
- Наверное. Я никогда не пропадала из дома. А сейчас меня выкрали, да еще и я была с родителями.
- Твои родители видели твое похищение? - Удивился Дракон.
- Да так получилось, что мы были в поселении все вместе, и оттуда меня выкрали пираты. Даже стража им не помешала. Мама, наверное, сума сходит.
- Наверное. А когда ты успела с ведьмой познакомиться?
- Ты про что? - Я опять перевернула мясо. Руки уже изрядно устали держать палку, но втыкать ее обратно в землю, что бы мучиться со сползающим мясом не хотелось.
- На тебе знак ведьмы.
- А, ты тоже его видишь? Это наша бабушка, полевая ведьма, я у нее училась врачеванию. Раадель тоже этот знак видит.
- Полевая ведьма? - Дракон прищурено на меня посмотрел.
- Ну да, а что? - Удивилась я.
- Да то, что полевая ведьма не могла на тебя этот знак поставить. Знак ставила ведьма боевая и опасная, полевые такой магией не обладают.
- Никогда не встречала других ведьм. - Я все же воткнула ветку в землю, и повернулась к Дракону.
- Ты не врешь, я бы это почувствовал. - Дракон внимательно меня разглядывал. - Но я чую боевую магию, этот знак охранный. Ведьма не хотела, что бы с тобой что-то случилось. Но знак хорошо спрятан, поэтому его можно было бы принять за охранный полевых ведьм. Но я чувствую Силу ведьмы, поставившей знак.
- Ты хочешь сказать, что какая-то ведьма поставила на меня охранный знак, который все принимают за знак полевых ведьм?
- Именно. При этом эта ведьма ставила его тщательно и не один месяц. А еще знак скрывает тебя от кого -то. Может от колдуна какого-то, которого эта ведьма боялась.
- Тогда причем тут я? Я всегда жила с родителями, меня не похищали, с ведьмами я не общалась, да и на острове знали бы о ведьме.
- Знак ведьма поставила не конкретно на тебя, а на твою семью. Скорее всего, на твоих братьях и на ком-то из родителей такой же знак. Потому, что знак поставлен на крови.
- Зачем ведьме ставить знак на семью? - Я села перед Драконом.
- По разным причинам. Может, поставила, чтобы найти и проклясть, может кто-то из твоих родственников в прошлом заключил сделку с ведьмой, что-то что нужно было ведьме обменял на защитный знак всего рода, может ведьму спас кто-то из твоих родственников и она отблагодарила поставив знак. Но наверняка могу сказать одно - многие проклятья тебе не страшны. Слабые ведьмы не смогут тебе навредить, ни проклясть, ни навести порчу.
- А почему только ты видишь этот знак? Раадель тоже приняла его за знак полевой ведьмы.
- Ангелы не разбираются в природе Сил ведьм. Они могут отличить множество оттенков Света, могут различить сотню оттенков радости, но Тьму они воспринимают одинаково, так же как и демоны могут различить тысячу оттенков горя, страданий или Тьмы, но Свет они воспринимают просто как Свет. Им не понять разницы между радостью за друга, радостью за возлюбленного и радостью за ребенка. Они видят все это одинаково. Драконы не принадлежат ни к Тьме, ни к Свету, поэтому мы воспринимаем все таким, какое оно есть. Мы видим равно оттенки Тьмы и оттенки Света. Ангел увидела темный знак, но его природу не стала изучать. Может взглядом ангела она и поняла бы этот знак, но для этого ей пришлось бы тратить Силы. Ты ей не враг, поэтому она не смотрела на тебя истинным взглядом.
- А ведьмы могут различить, чей этот знак? Почему тогда бабушка о нем никогда не говорила?
-Потому, что скорее всего она восприняла его как знак полевой ведьмы. Я же сказал, только сильные колдуны и ведьмы смогут увидеть истинную Силу знака. Ведьмы полевые не входят в число сильнейших. Они между Тьмой и Светом, конечно относятся к Тьме, но творят Свет. Они не наделены такой Силой.
- А как можно узнать, чей это знак?
- Никак. В том то и проблема. Ведьма скрыла свое участие в ритуале, применив другой ритуал. Она стерла свой след.
- Зачем ведьма поставила знак и стерла свой след?
- Не знаю. - Дракон вздохнул. - Я много еще не знаю, мне многое еще не открылось. Но могу сказать точно, знак ведьма поставила в страхе. Она не хотела ни что бы нашли твою семью, ни что б ее нашли. Могу поспорить, со своей стороны она тоже оборвала след, ведущий к вам. А это надо признать требует очень большого расхода Силы. Если ведьма одна проводила все эти ритуалы, то скорее всего она была или очень сильной, или умерла.
- Странная какая-то ведьма. - Мне в нос ударил запах горелого мяса. - Ой.
Я обернулась, на костре наполовину уже сгорело мясо, вторая половина даже и не думала прожариваться.
- У тебя костер почти погас. Я помогу. - Сказал Граэль поднимая морду.
- Нет, стой, подожди! - Я не успела вскочить на ноги, когда Дракон выдохнул струю пламени в сторону веток. Соответственно от жара пламени вспыхнула ветка с мясом будто щепка. Когда пламя погасло, на обгоревшей ветке висели одни угольки.
- Ой. - Виновато сказал Дракон.
- Это не то слово "ой"... - Раздался сзади голос Раадель. - Вам двоим что-нибудь доверить можно? - Дракон при виде рассерженного Ангела попытался заползти за меня, прячась, только у него это не вышло, получилось спрятать только морду и ту не всю. - Это был ваш обед, и возможно ужин, если до поселения сегодня не доедем. Собираемся. А ты чешуйчатый, только попробуй у местных козу своровать!
Мы виновато переглянулись с Граэлем, собрали сумки, и отправились дальше в путь. Граэль превратился в орла и всю дорогу просидел у меня на седле под плащом. Раадель ехала чуть впереди молча. Вместо обеда пришлось довольствоваться водой и разделенным пирогом, запасенным Ангелом. Ехали в тишине до самого вечера, у меня отчаянно урчал живот. Когда солнце уже давно село, впереди замаячил свет от факелов поселения. Ужинали так же молча в трактире, а после отправились спать. Я заползла под одеяло с радостными мыслями. Сонный и уже порядком уставший за день трактирщик сказал, что главная дрога сейчас практически пустая, до порта доберемся за неделю, может полторы. Скоро я увижу своих родных, скоро я буду дома.




Глава пятая. Встреча



В наше время можно расслабиться только в гробу.
В остальное время это непростительная роскошь.



Ведьма почувствовала смерть сподвижниц. Она обыскала хижину Колдуна, но так ничего похожего на посох и не нашла. Зато она нашла ответы, которые мучили ее давно. Еще несколько десятков лет назад, когда она была совсем маленькой девчонкой, ей приснился сон. Он поведал о том, что весь Мир окутал мрак, что вода в реках была отравлена кровью невинных существ. Он поведал о том, как Боги уничтожали поселения, как они разрывали Народы. Как Боги насылали свои проклятья. И всему виной была она. Теперь спустя столько лет ее сон обрел реальные очертания. Она нашла записи Колдуна, а так же книги о рождении Мира. Много книг. Некоторые из них были древними сказками, а некоторые содержали в себе переписку между главами трех основных крупных Народов: Людьми, Эльфами и Гномами. Из книг ведьма узнала, что ее сон был когда-то реальностью. Ведьма нашла летописи первых Эльфов.
В них говорилось о святыни. Той, что дала жизнь всему, что есть в мире. Разные летописи называли эту святыню по-разному. В одних она была осколком Звезды, в других слезой Луны, в третьих золотым детищем самого солнца. Но во всех летописях эту святыню описывали как Камень. Камень, что сотворил мир, заселил его животными, разлил реки, создал море, небо, землю, звезды. Затем родились Боги, которые должны были созидать и охранять мир, поддерживая равновесие. А после родились Народы, что должны были созидать мир, радоваться ему и, равно Богам, стараться оберегать. Но создавая что-то, Камень терял свою Силу. С рождением последних существ Сила Камня иссякла. Он стал бесполезен, потерял свое золотое сияние. Боги рьяно принялись за свои обязанности, каждый Бог оберегал вверенные ему владения. Первыми кто видел красоту и мощь Камня были Эльфы, поэтому после потери его Силы, они забрали Камень и стали его оберегать. Эльфы были воодушевлены тем, что увидели, и свято верили в Силу Камня. Несколько тысячелетий спустя Племена возвели величественный Храм. Первородный Храм. Эльфы, Гномы и Люди вместе трудились над его постройкой. Этот Храм по красоте и величию превзошел все обители Богов. Вокруг храма Эльфы вырастили редчайшие деревья, собранные со всего Мира. Гномы возвели необычайно крепкие и красивые башни Храма, украсили их самыми редкими породами и драгоценными камнями и металлами. Люди возвели необычайной красоты алтарь, украсили Храм тончайшими тканями.
Боги, увидев Храм, устыдились своих обителей. Тогда Боги решили возвести более величественный Храм, что бы показать свое могущество. Призвав свою Силу, они построили Пантеон - обитель Богов, но он не обладал ни красотой, ни величием Первородного Храма. Существа со всего мира приходили покланяться Камню, а в Пантеон приходили изредка, и то восхвалить только какого-то одного Бога. Боги взревновали любовь существ, высмеяли ее за поклонение тому, что давно потеряло Силу. Но Народы упрекнули Богов. Ведь именно Камень дал им жизнь, и всему, что есть в Мире. Боги итак злились из-за великолепия Храма, они считали, что этот Храм должен был быть посвящен им, а не Камню. Но совет трех кланов был не приклонен. Первородный Храм так же как и раньше служил святилищем Камня. Вокруг него выросли дома послушников тех, кто посвящал всю свою жизнь служению. А когда поклонения стали приносить только Камню, ставя его выше Богов, ревность и негодование захлестнули перворожденных. Боги обрушили всю свою злобу на Храм. Вокруг запылал огонь, землетрясения стремились разрушить кладку, а насланные бури должны были обратить стены в прах. Но ни пожар, ни буря, ни землетрясения не смогли разрушить Храм, столь крепко были сложены стены. Племена возрадовались еще больше своей работе, а Боги восприняли это как вызов их Силе.
Второй раз Боги наслали проклятья сильнее. Несколько недель подряд они обрушивали на Храм потопы, бури, землетрясения, пожары. Даже плесень и крыс. Племена с ужасом смотрели на эти деяния, они молили Богов прекратить это. Но Боги не слушали. Тогда племена сами встали на защиту Храма. Они выгнали крыс, осушили воду, залатали стены, потушили пожары. Но Боги еще больше разгневались на неповиновение племен. Они решили покарать всех тех, как они считали, их предали. Все Боги объединились в одном желании мести, подпитываемой завистью и злостью. Они насылали пожары в поселения, уничтожали поля, обрушивали на головы существ горы, разливали реки, разжигали войны. Они разрывали, жгли и топили племена. И тогда мрак окутал Мир, дым от пожаров затмил солнце, а реки были отравлены кровью, животные прятались в страхе, птицы погибали от удушья, а выжженная трава черным покрывалом закрывала землю.
Оставшийся без поддержки Первородный Храм не выдержал и все-таки рухнул. Но Богам уже было не до него. Они истребляли Народы. Пожары, хаос, голод, болезни и распри окутали Мир. Боги не успокоились и тогда, когда от Храма осталось лишь выжженное поле, к которому никто не решался даже приблизиться. Народы покинули свои разрушенные поселения. Они приносили дары Богам, жертвы. Они молили о пощаде. Но Боги не хотели слышать их мольбу. Они хотели остаться последними творениями Камня, единственными кто может созидать Мир в своей первородной красоте. Племена спасались бегством, уходили высоко в горы, в глубокие пещеры, в темные леса. Но куда бы они ни отправились, их везде настигали проклятья Богов. Народы становилось все труднее ловить, поэтому на помощь себе обитатели Пантеона создали тварей, чьим смыслом существования было преследование выживших существ. Племена редко выбирались из своих укрытий. Они привыкли жить в темноте, в голоде и в страхе. Но все же кто-то должен был выбираться из укрытий для добычи пропитания. И с теми кто отправлялся на охоту - прощались на всегда.
Проходили тысячелетия, на месте пепелища Храма уже давно выросла новая трава, а ветер стер последние следы от древней кладки, но Боги не успокаивались. Наиболее жестокие из них преследовали остатки трех Народов по всему Миру. Не существовало уже и поселений. Много времени прошло, прежде чем потухли последние пожары, прежде чем трава вновь заколосилась, а реки отчистили свои воды. Животные вновь разбрелись по Миру, расцветали цветы, только Народы все так же жили в гонениях, страхах, постоянно преследуемые тварями Богов. Они привыкли спасаться, привыкли жить в мольбах и бегстве, даже не помня уже причины гнева обитателей Пантеона. Но не все Боги были настолько жестоки к ним. В Пантеоне были и те Боги, которые сочувствовали племенам, помогали им спрятаться, предупреждали об опасностях. Эльфы, на чью долю выпало увидеть и расцвет племен и их катастрофическое истребление, хранили записи о Камне, о Храме и о том прекрасном Мире, в котором не было ни злобы Богов, ни жестокости. Люди и Гномы переняли эти воспоминания и воспели их как награду за поклонение Богам. Люди и Гномы верили, что тот Мир, что описали Эльфы - это Мир в котором они будут жить, если смогут умилостивить Богов. Это и придавало им Силы на выживание.
Боги же наслаждались кровавыми наказаниями, ловля Народов в Пантеоне стала неотъемлемой частью существования его обитателей. Каждый день Боги обсуждали, сколько существ они убили, сколько пролили крови и какими способами. Просто убийство их не интересовало уже давно. Поэтому на свет появлялись новые твари, созданные Богами. Они должны были находить Народы медленно и мучительно разрывать их на части. Но и это очень быстро наскучило Богам. Тогда они стали соревноваться в том, кто белее жестоко умертвит Племена. Боги находили семьи, поджигали их обители, оставляя выход лишь для одного члена семьи, и семья должна была выбрать, кто это будет. А когда семья сгорала, на того, кто выжил, спускали тварей. Или насылали болезни, когда тела медленно и болезненно гнили. С каждым годом ловля становилась все более кровавой и жестокой.
Но со временем в Пантеоне назрел раскол. Некоторые Боги просили остановиться собратьев. Вспомнить, зачем они пришли в этот Мир, зачем их создал Камень. Упоминание о Камне сильно разозлило остальных Богов, и в Пантеоне началось кровопролитие. Несколько десятков Богов погибло. Некоторые наиболее слабые не влезали в сражение собратьев. А выжили именно те Боги, которые топили Мир в крови. Но пока шли кровопролития в Пантеоне, существа успели окрепнуть и найти себе убежище. Несколько столетий Боги воевали между собой, а Племена собирали силы. Но было в эти столетие и еще одно событие. Никем не замеченное событие, что изменило все существование и Народов, и Богов. Среди руин Первородного Храма юный охотник нашел Камень. Ему понравилась простая красота и теплота Камня, которую он в своей пещере, пока рос, никогда не видел, поэтому он решил забрать находку с собой и подарить возлюбленной. Дар, принесенный с охоты, считался поистине великим, как и то, что сам охотник или собиратель вообще возвращался. Твари все так же рыскали по Миру.....
Второй день мы ехали под холодным дождем. Жеребцы недовольно фыркали, требуя найти теплые стойла и дать им отдохнуть. Непогода застигла нас в придорожном трактире, заставив день просидеть без дела. Но улучшения погоды не принесло и утро второго дня, поэтому было решено выезжать после обеда, когда дождь ненадолго прекратился, но небо так и не отчистилось от облаков, в надежде, что по дороге погода улучшиться. Увы, наши ожидания не оправдались. Более того из-за дождя мы не могли ехать быстро. Возвращение домой оттягивалось на неопределенно время из-за капризов природы. Ночевать пришлось у раскисшей дороги под деревьями. Граэль, несмотря на недовольство Ангела, укрыл нас крылом. После холодного дождя оказаться пусть и не в сухости, зато в теплоте было божественно. Еды осталось мало, лошади устали, мы замерзли, нам просто необходимо было найти поселение. Граэль несколько раз предлагал взлететь и посмотреть, где ближайшие дома, но Раадель отказывалась, объясняя это сильным ветром. Что несколько обижало Дракона, но спорить он не решался. Уже вечером впереди замаячил долгожданный свет от факелов и обнесенное высоким каменными стенами поселение. Войдя в двухстворчатые ворота, мы были несколько огорчены, ибо дождь не только нас заставил искать сухой кров над головой. Трактиры были переполнены. Люди с окрестностей в непогоду стягивались в сухие и теплые трактиры, обменивались новостями, обсуждали удои, урожаи, выпивали. Раадель смогла найти нам свободную комнату в одном из трактиров, заказала теплый ужин в комнату, а лошадей устроила в конюшне, хоть и в проходе, наказав конюхам хорошо обтереть животных соломой. Комната оказалась небольшой, и относилась больше к подсобным помещениям, в которые в спешке притащили две стареньких кровати. Но мы радовались и этому, все не на улице ночевать под дождем. Ближе к ночи дождь стих, разгулявшийся народ высыпал на улицы, напевая песни. А нам принесли ароматный горячий ужин и две кружки молока.
Раадель после ужина снова ушла на кухню договариваться о съестных припасах в дорогу, а после в Храм, оставив меня с Граэлем наедине. Поговорить с ним, пока он не превратиться в Дракона - было невозможно. Поэтому я решила прогуляться по поселению, может, удастся купить подарки семье. Все-таки не каждый день домой возвращаюсь, да и товары с материка не часто увидишь у нас на острове. Поселение было довольно крупное, примерно как Бродвиг, а возможно и больше, поэтому многие лавки должны были работать до поздней ночи. Улица, умытая дождем, встретила холодом и песнями. Граэль следовал за мной, перелетая с крыши на крышу. На улицах зажгли фонари, воздух был чистым и свежим. Как я предполагала лавки, несмотря на позднее время, еще работали, заманивая посетителей яркими огнями и приветливо распахнутыми дверями, благо народу на улицу после дождя высыпало довольно много. Мне повезло: в первой же лавке нашлись сладости, которым мои сестры и братья будут несказанно рады. А вот дальше удача повернулась другой, не особо лицеприятной, стороной. Обойдя три торговых улицы, подарки просто отказывались находиться или попадаться на глаза. Здесь продавалось все: от предметов обихода до массивных статуй из мрамора на любой вкус, да только самое необходимое итак есть, а статуи - кому они вообще нужны? В самом конце одна зевающая лавочница подсказала, что на центральной площади есть гостевой дом для богатых постояльцев, дочери хозяина дома ткут изысканную ткань с очень редким и красивым рисунком и продают ее относительно не дорого. Поблагодарив женщину, я направилась на главную площадь. Тем более все равно пришлось бы туда идти за Раадель, да и посмотреть на саму площадь. Все улицы в подобных поселениях ведут к площади, поэтому я развернулась и пошла в противоположном направлении от ворот по мощенной камнем улице.
Центральная площадь была здесь очень большая, вымощенная камнем с бордюрами по бокам и даже небольшими клумбами по кругу. С одной стороны полукругом стоял дом старосты. Каменное трехэтажное строение занимало пространство между двумя крупными улицами. За домом старосты была скала, и создавалось впечатление, что сам дом вырезан из скалы и является ее логическим продолжением. С другой стороны стоял храм, не менее грандиозный, чем дом старосты, но выложенный из неизвестного мне белого камня. Храм и дом старосты стояли друг напротив друга, и любой оказавшийся на площади чувствовал себя маленькой частичкой, зажатой между двумя гигантами. С одной стороны, откуда вышла я, между улицами начинались торговые ряды, а с другой стоял тот самый гостевой дом, за которым начинались дома более состоятельных жителей. Я направилась к гостевому дому, невольно любуясь убранством домов жителей этого квартала. Дома были дорого отделаны и по высоте не уступали дому старосты. Многие были с ковровыми дорожками и позолоченными перилами, личными гербами и другой атрибутикой богатых домов. У некоторых даже были роскошные сады с неизвестными мне деревьями и кустарниками. А сама улица была выложена гладким камнем и утопала по бокам в клумбах с цветами и раскидистыми кустарниками. Такого уж точно на острове не встретишь, даже в мечтах! Перед гостевым домом стояла роскошная карета, запряженная шестеркой отличных лошадей, чья шерсть лоснилась даже от отблесков факелов. На карете был позолоченный герб. Нехорошее предчувствие и ощущение, что где-то он попадался на глаза, тут же замаячили как надоедливая муха. Сзади на карете стояли слуги в форменной одежде дорогого пошива, ожидая хозяев. Сбруя на лошадях, так же как и сама карета была отделана золотом, и имела гербовые знаки. Где-то я видела этот герб, но где? Да и форменная одежда показалась знакомой. В глубине сознания словно маятник раскачивалась тревога. Я отмахнулась от нехороших мыслей и отправилась к ближайшему слуге, ожидающего около двери. Слуга окинул меня взглядом, оценил и даже не подумал открывать дверь. Видать решил, что денег мне не хватит тут даже на кружку воды. Выслушав короткое объяснение, что вода и уж тем более в кружке, собственно говоря, никому не нужна, слуга улыбнулся, и объяснил, что бы купить ткань надо обойти дом, и войти в черный вход, там всегда сидит охранник, который и проводит к девушкам.
Я поблагодарила слугу и уже хотела уходить, как из дверей выбежал слуга в такой же форме, что и на карете, поспешно отворил двери. Что бы не быть сбитой расторопливым слугой, мне пришлось отскочить в сторону веранды, и тут же я оказалась зажата между креслом и дверью. На широком крыльце дома стояли мягкие плетеные кресла и небольшой столик, огражденные перилами. Стараясь не задеть ничего, я прошла немного вглубь по крыльцу, не создавая никому помех, а когда обернулась к дверям, мое сердце пропустило удар. Оно вообще перестало биться, а я перестала дышать. В дверях стояла Эльфийка, та, что приказала убить меня. Пока она меня не замечала, отдавая приказы своим слугам. Один незамедлительно кинулся бегом по площади, спеша исполнить приказ. Мужчина сзади нее, что-то сказал. В ответ она кивнула головой и стала спускаться по широким ступенькам крыльца. Я стояла и не шевелилась, пока она меня не замечала. Уже перед самой каретой, когда слуга покорно отворил перед ней дверцу кареты, она обернулась в сторону мужчины, идущего за ней, что-то сказала и.... Заметила меня. Взгляд ее стал моментально злой и колючий.
- Ты? - Зарычала она. - Поймать девчонку! - Ее крик почти громом прокатился по каменной площади. Никогда б не подумала, что представители Эльфов так умеют кричать.
Слуги мгновенно кинулись ко мне. Я отреагировала почти так же быстро, как и они. Попросту вскочила на одно из плетеных кресел и перепрыгнула через перила. Отбитые ноги приятнее, чем отрубленная голова. С двух сторон от кареты ко мне кинулись слуги, отрезая путь к спасению. В прошлый раз я хорошо усвоила, что кричать бесполезно, придется убегать. Я с разбегу запрыгнула на место возницы и что есть силы, держась за поручни, пнула ближайшую лошадь по бедру. Последняя заржала, пытаясь встать на дыбы, и срываясь в бег. Остальные кони не стали особо возражать, поэтому поддержали родственницу и зарысили по площади. Я взяла повод и кнут и, прикрикнув на лошадей, разогнала их в галоп. Похоже, Эльфийке придется обойтись пока без кареты. Я резко повернула лошадей на узкую улочку. Карета была сделана для удобства путешественников, и дабы показать их величие и богатство, но она была слишком громоздкой, поэтому на повороте задела край здания, отчего позолоченные задние поручни отлетели, так же как и крюки для ремней, державших багаж. На улицу полетели, раскрываясь сумки и сундуки. По всей улице пестрыми пятнами разлетелись дорогие платья, обувь, перчатки, украшения. Теперь мне точно лучше ей не попадаться. Я притормозила лошадей, спрыгнула в проулок и хлыстом саданула первых коней, те заржали и кинулись галопом дальше. Насколько я помню, эта улочка ведет к воротам, а значит, лошади выскочат за ворота. Скорее всего, за мной она послала погоню, пока она поймает карету с лошадьми, мы успеем выскочить с города. Второй раз оставаться в поселении с закрытыми воротами мне не хочется. Тень проулка должна помещать погони меня заметить. Недалеко в проулке приземлился серый орел.
- Некогда объяснять. Найди Раадель, приведи ее на восточную улицу к воротам. Быстро!
Мимо проулка проскакал конный отряд. Значит, времени совсем мало. Я кинулась по проулку на соседнюю улицу, оттуда к нашему трактиру. Заскочив на конюшню и отдав приказ срочно седлать лошадей, я кинулась через две ступеньки наверх в комнату. Собрать сумки, отсыпать трактирщику золото и варварски сгрести с ближайших подносов пироги, мясо и хлеб. Только бы успеть! Конюх молча держал лошадей под уздцы около крыльца, так же молча закрепил сумку Раадель, и ничего не спрашивая принял оплату и побрел обратно в конюшню. Ангела я нашла довольно быстро: она ждала, нервно отстукивая по углу дома пальцами.
- И что на этот раз? - Завидев меня, она перестала отстукивать по дому.
- Не сейчас. Уходим! - Я перекинула ей повод и взлетела в седло, Раадель спорить не стала, только молча запрыгнула в седло. Раздался сигнал труб, приказывая затворить ворота. Мы ударили жеребцов по бокам и уже перед самым закрытием успели выскочить. Вновь нам повезло! Неожиданно перед мордами наших лошадей появился серый орел, вцепился когтями в оголовье моего коня и потащил его в бок с дороги. Раадель повернула за нами, выкрикивая угрозы расправы над одним пернатым. Перепуганный конь не слушался повод, и несся по лесу как сумасшедший. Кое как я все-таки смогла заставить остановиться животное, но мы уже были на приличном расстоянии от дороги под прикрытием деревьев.
- Да вы что с ума сегодня сошли оба? - Закричала гневная Раадель. Сзади на дороге послышался топот копыт, конный отряд вел шестерку запряженных лошадей, но кареты за ними не было. Нас отряд не заметил среди деревьев. Они были слишком далеко. - Риа, объясни, что случилось!
- Эльфийка, та, что приказала меня убить. - Я перевела дыхание. - Я ее встретила. И она опять приказала меня убить.
- Вас вообще оставить ни на минуту нельзя? - Раадель посмотрела хмуро наверх, где в кроне деревьев сидел серый орел. - Одна эльфиек встречает, второй в храм влетает и меня за волосы тянет неизвестно куда. Вам вообще жить надоело? Обоим?
- Он по моей просьбе.
- Да все равно. А ты по чьей? Тебе чего в трактире не сиделось? Два дня потерпеть не могла. До порта осталось два дня!
Со стороны поселения раздался громкий взрыв, заставляя наших лошадей нервно фыркнуть. Мы выехали из-за деревьев, что бы посмотреть, что там произошло.
- Замечательно! - Воскликнула Раадель, глядя на поднимающийся алый дым от поселения. Судя по голосу у нее явно не хватала на нас нервов.....
- Что это?
- Поисковое заклятье. Похоже, эльфийка твоя поняла, что ты провела охрану, и призвала колдунов найти тебя.- Дым накрыл облаком все поселение. - И судя по размаху- эльфийка далеко не бедная. Тут колдунов пять - шесть поработали.
- А если дым меня найдет? - Как-то жутковато было сидеть вот так и смотреть на дым тугим облаком поглотившим целое поселение.
- Тогда тебя пронзит боль. Дым окраситься в фиолетовый. А эльфийка сможет тебя найти уже обездвиженную. Заклятье парализует цель, при этом это довольно больно. Да не трясись ты. Обычно заклятье работает только на небольшие расстояния и колдунам надо знать границы заклятья - например: стены. Искать за стенами это нужно магов десять и очень сильных. Думаешь, она возит с собой такой отряд сильнейший магов? На такое даже Князь не способен.... - Не успела она договорить, как со стороны облака раздался второй взрыв, дым взметнулся вверх столбом и направился в нашу сторону. - Да забери тебя Нарон! Едем быстро!!!!!!
Мы изо всех сил пришпорили лошадей и понеслись по дороге. Дым словно привязанный, тянулся сзади, не отставая. Дым неизбежно приближался, а лошади уставали. Неожиданно Граэль превратился в дракона, и, пропустив нас, выплюнул струю огня в направлении дыма.
- Взлетай! - Крикнула Раадель.
Граэль послушался ее, взмыв вверх, вовремя. Из дыма в его сторону полетели искры и разноцветные сгустки. Но пламя Граэля сделало свое дело - дым не выдержал и рассеялся, открывая нам отряд всадников, двигающихся следом.
- Маги! - Раадель подогнала лошадь.
Маги отставать не собирались, более того мы скакали по открытой дороге и были хорошей мишенью. В нашу сторону полетели боевые заклятья, но расстояние было слишком большим, поэтому заклятья не долетали. А вот Дракона они не заметили из-за дыма. Правда и Граэль не сильно торопился ввязаться бой, но с высоты ему было отлично видно и дорогу, и погоню и нас.
"Риа, - в моей голове неожиданно раздался голос Граэля,- впереди пост стражи, у них инквизитор и маг, стража заметит погоню и попытаются вас остановить. Сверните на болота. Скажи Ангелу ехать за тобой. Я покажу тебе дорогу через топи".
- Раадель! - Я закричала. - Скачи за мной, Граэль покажет дорогу.
- Кто? Риа! Граэль не смей!
Последние слова Ангела долетали уже откуда-то снизу. Свист ветра мешал сосредоточиться на ее словах, да и особого желания не было. Важнее было другое. Внизу скакали маленькие фигурки, а за ними скакал отряд из десяти фигурок. Они были совсем маленькими, даже крошечными, но это нисколько не мешало рассмотреть маленькую брошку размером с булавку зеленого цвета на одном из преследователей. Обычным человеческим взглядом не возможно был ее отличить от обычной булавки, но от взгляда Дракона не укрылось четкое зеленое свечение. Один из немногих артефактов этого Мира. Затвердевшая слеза самой земли. Редкая, бесценная и сильная вещь. Ее обладатель скорее всего маг земли, довольно сильный. Но даже ему с артефактом не справиться с трясиной, не найти тропу среди топей и гнили - земля там бессильна. Ее можно увидеть только с высоты. Я внимательно искала съезд на болота. Вот он показался. Еле заметная тропка среди топей, узкая полоска, где корни травы сплели довольно прочный безопасный мост. Коням придется идти, утопая в трясине по колено, но все же корни их выдержат. Нужно повернуть - сейчас! Одна из фигурок впереди словно прочитала мысли и свернула на тропку, вторая хоть и кричала что-то очень грозное, но послушно поехала следом, шаг в шаг. Первая фигурка завиляла по небольшой тропке. Там внизу ее было не различить под слоем гниющей воды, травы, чьих-то останков, но здесь она ниточкой тянулась на середину топи к небольшому островку, который держался только благодаря двум деревьям и нескольким кустарникам - их корни удерживали землю вокруг, позволяя существовать самому острову среди трясины.
Отряд фигурок преследователей попытался свернуть в том же месте, но, увы, двое промахнулись мимо, тропки и их лошадей теперь безжалостно засасывало в трясину. Одна фигурка, что все же смогла свернуть, но тоже потерпела неудачу на ближайшем повороте тропинки, и теперь пыталась вытащить свою лошадь заклятьями. Но все было бесполезно. Животное билось, ржало и неизбежно погружалось в трясину. Единственное что смогли сделать маги для своих лошадей - добить их быстро, чтобы не мучились, не рвались. Шансов найти беглянок на болоте у магов не было. Они немного в недоумении постояли на краю болот, обсудили, что делать и приняли решение возвращаться в поселение за помощью, конями и снаряжением, ибо поиски на болотах - дело очень рисковое. Маги, оставшиеся без скакунов, обреченно поплелись пешком в сторону поселения, а две фигурки на топях уже развернули лошадей и пошли в обратном направлении. Ждать магов на болотах уж точно никто не собирался. Снизу доносились крики разъяренного Ангела. Внизу одна из фигурок безвольно повисла на седле. Человеческое сознание отказывалось возвращаться в тело.
- Ты вообще о чем думал?!?!? - Откуда-то издалека доносился яростный крик Раадель. - Ты ее убить мог! А о том, что она просто не вернется в сознание, ты подумал?!?!?! Сколько теперь она будет в таком состоянии?!?!?
От сильной тошноты желудок сжал спазм, так же как и горло, а голова раскалывалась пополам. Каждый крик Ангела раскатывался громом, на мгновенье оглушая и даря долгожданную тишину. Все тело болело, словно меня палками били, а каждый удар сердца с отзывался шумом в ушах. Я не выдержала и застонала. Боги, мне некогда так плохо не было!
- Риа, ты слышишь меня? - Раадель осторожно убрала прядь волос у меня на лбу.- Хоть рукой пошевели.
В ответ нужно было сказать, что - то очень важное, что все в порядке, но, увы, получилось лишь нечленораздельное мычанье. На меня волной накатила усталость и сон. Проснулась я от того, что меня укачивало. Наши жеребцы ехали рядом, Раадель поддерживала меня, пока я бессовестно дрыхла. Вовсю светило солнце. Дорога была пустой, виляющей между полей, и, что несказанно обрадовало - ни погони, ни магов и близко не было.
- Доброе утро. - Поздоровалась Раадель, помогая мне занять более или меня вертикальное положение. - Точнее вечер.
- Я проспала до вечера? Что произошло? И где мы? - Голова все еще шла кругом, тело болело, а руки слушались с трудом.
- Да уже скоро солнце сядет. Мы не могли ехать быстро, поэтому отъехали не так далеко, как хотелось бы. Но погони пока не видно. Ты перенесла вторжение дракона в сознание. Тебе оно конечно, как неопытному человеку, очень тяжело далось, но одно радует - ты выжила и перенесла его более или менее нормально. Есть будешь?
- Нет. Не могу. А где Граэль?
- Охотиться улетел. Ты кстати его видишь? - Я посмотрела наверх, но никого не увидела, поэтому отрицательно помахала головой. - Ладно, с этим разберемся потом. Ты в седле удержишься? Нам оторваться надо.
- А куда мы едем? - Конь недовольно фыркнул, когда мои дрожащие пальцы вцепились ему в гриву, управлять им пока не представлялось возможным, поэтому повод так и остался в руке Ангела.
- Обратно на север. Здесь только одна дорога, через поселение, а там, скорее всего, поставили поисковое заклятье. Поедем искать другую дорогу к порту. Поехали.
Лошади довольно резво зарысили, а потом и вовсе понесли нас галопом. Дорога от затяжных дождей раскисла и чавкала под копытами жеребцов. Когда совсем уже стемнело Раадель наконец - то объявила привал, развела костер и расседлала лошадей. Я почти не шевелилась, было плохо, сильно болела голова, руки и ноги дрожали, несколько раз даже кровь из носа бежала тоненькой струйкой. Немного позже прилетел Граеэль с большой рыбиной в лапах. Ангел хмуро на него смотрела, но ничего не говорила, а мое состояние не позволило бы разбираться с ними, поэтому я просто немного поев, легла спать. Сон глубокий и вязкий тут же навалился свинцовой тяжестью на все тело. Радовало только то, что сновидений не было, но стоило закрыть на мгновенье глаза, как тут же совсем рядом раздался топот копыт. Я, с трудом разлепив глаза, обнаружила, что по дороге мимо нас скакал вооруженный конный отряд. В нем было человек пятнадцать - двадцать, все в серых железных доспехах и со знаменами замка, которому служат. Замыкали отряд рыцарь в черных доспехах на сером коне, два знаменосца и еще два всадника. Рыцарь, увидев нас, поднял руку вверх со сжатым кулаком, и остановил лошадь. Один из последних всадников крикнул отряду об остановке.
- Доброе утро дамы. - Рыцарь подъехал к нам. - Могу ли я поинтересоваться, куда вы держите путь и не нужна ли вам помощь?
- Доброе утро. - Ответила Раадель. - Мы держим путь на север, остановились по причине того, что моя спутница приболела в дороге.
- Тогда я могу предложить услуги своего лекаря и сопровождения, потому что мы тоже держим путь на север. Не стоит двум юным девушкам путешествовать одним в наше неспокойное время.
- Спасибо, но я думаю, мы сможем сами добраться, тем более нам немного осталось. - Раадель смотрела на него с неким напряжением и опаской.
- Что ж не стану настаивать, но позвольте хотя бы разделить с вами завтрак и обогреться у вашего костра, мой отряд уже давно в пути. Да и вам будет спокойнее.
Раадель немного помешкала, но потом согласилась. Рыцарь кивнул всадником, и спрыгнул с лошади. Его отряд, съехав с дороги, расположился немного в стороне от нас, а рыцарь и двое всадников расположились около нашего костра.
- Что заставило столь юных особ податься на север? - Спросил рыцарь, улыбаясь Раадель.
Я с любопытством рассматривала незнакомца. Широкоплечий, в черных доспехах, с прямой спиной, с твердым приподнятым подбородком, широкими скулами, черными волосами, спадающими ниже плеч, и твердым взглядом карих глаз. На его правой щеке был шрам, начинающийся чуть выше брови и заканчивающийся на скуле. Похоже, глаз остался целым только чудом. Все его движения были твердыми, что, несомненно, подчеркивало его мужественность. Даже улыбка, с которой он разговаривал с Раадель, не делала его лицо мягче. Черные доспехи лишь подчеркивали его угрожающий вид. Мужчина, воин, командир - его слушались без вопросов, он отдавал четкие приказы, и думаю, никто бы не решился с ним спорить, и похоже он занимал довольно высокое положение в замке, которому служит. Мужчина сидел свободно, но в тоже время собранно, не выпуская отряд из виду и не убирая меч. Воин готовый к нападению, готовый кажется к чему угодно.....
- Семейные дела. - Раадель недоверчиво на него смотрела, даже ни разу ему не улыбнулась. Было видно, что рыцарь по каким-то причинам ее не нравиться.
- Север опасен даже для опытных воинов. - Незнакомец понял, что ответной улыбки у Ангела он не вызовет, поэтому улыбался уже мне, что невольно вызвало ответную улыбку. - И все же я предлагаю снова свои услуги по сопровождению. Вам так будет безопаснее.
- Благодарю, но мы все же откажемся. - Раадель встала, собирая сумку, и показывая всем видом, что она то уж точно не нуждается в охране.
Войны разогрели на нашем костре воды, умылись, поели и тоже стали собираться. Рыцарь больше не предлагал свои услуги, целиком сосредоточившись на разговоре с одним из приближенных всадников. Лошади уже были заседланы и сумки собраны, когда со стороны дороги раздался громкий хлопок, и заклубился дым. Воины в одно мгновенье обнажили оружие и окружили Рыцаря, прикрывая его с боков и сзади.
- Ваша Светлость! - Закричал какой-то пожилой мужчина в черном плаще. - Маги напали. Три мага скачут со стороны дороги, сработала ловушка и пока задержала их, но они с ней вот-вот расправятся.
- Похоже, кто-то решил испортить мне путешествие. - Брови рыцаря сошлись на переносице, делая его лицо более угрожающим. Мужчина слишком уж спокойно поднялся, обнажая меч - Дарнал, ты сможешь прикрыть нас от их магии? - Пожилой мужчина кивнул ему в ответ. - Посмотрим, какие из них воины. Дамы, прошу вас сесть на лошадей и отъехать подальше по дороге, вы не должны пострадать из-за нападения на меня. Ларк, - обратился он к одному из приближенных воинов, - сопроводи дам до поста стражи.
- Мы сами можем доехать. - Раадель уже сидела на коне. - Отбивайтесь лучше сами.
Из дыма в это время раздался второй хлопок, сам дым закрутился и рассеялся, открывая всадников. Колдуны, в черных плащах скакали в нашу сторону, распуская вокруг себя разноцветные сгустки магии, и, похоже, три первых колдуна это была лишь часть - сзади за ними скакал отряд человек в двадцать. Раадель окрикнула меня и пришпорила лошадь. Мы проскакали дальше по дороге, но до поста стражи так и не доехали.
- Думаешь это за ним охота? - Спросила я, останавливаясь рядом с Ангелом.
- Нет, это по твою душу.
- Откуда ты знаешь?
- Они по поисковому заклятию скакали. Маг не обратил внимания, но заклятие тебя ищет. - На месте остановки вовсю кипел бой. Взрывались заклинания, разлетались всполохи и искры. - Нам лучше уехать сейчас. Маги может и не смогут одолеть всадников, но объяснить то всегда можно кого ищут.
Не успели мы повернуть лошадей, как раздался громкий взрыв, от которого место боя заволокло. Дым и поднятая пыль постепенно рассеялись, открывая раскиданных всадников, колдунов и новый отряд, скачущий еще пока вдалеке на помощь магам. Всадников и рыцаря от взрыва раскидало в разные стороны, немного оглушило, и вид у них был явно перепуганный, новому отряду преследователей не составило бы труда их просто снести, пока они не оправились, поэтому единственная возможность им спастись - отступить. Рыцарь тоже это понял, поэтому приказал оседлать лошадей и скакать на север, по пути приказав и нам ехать с ними. Выбора у нас особого не было, поэтому пришлось подчиниться. Погоня продолжалась до самого вечера, маги следовали по пятам, но все же расстояние не позволяло им достать до нас. Колдун в отряде рыцаря на ходу ставил ловушки и обманки, в надежде задержать преследователей. Несколько раз это срабатывало, давая нам небольшой отрыв, в остальных случаях маги попросту сносили ловушки. Когда солнце уже стало садиться, нам на встречу выехал вооруженный отряд, с такими же флагами, что и у всадников. В отряде было пять или шесть магов. Рыцарь, соединив свои силы, развернул лошадей, и дал бой нашим преследователям. По его приказу, двое всадников доставили нас на ближайший пост стражи, который тоже, судя по развивающимся флагам, принадлежал замку, что и всадники. Нас накормили и предложили комнату для отдыха - не большую, зато чистую с двумя кроватями. Погоня сильно утомила, поэтому ни я, ни Раадель не стали возражать. Уже глубокой ночью стихли последние взрывы и отблески магии.
- Магов отогнали. - Сказала Раадель, входя в комнату. А я все время пока ее не было лежала на кровати, силясь победить головокружение, слабость и сон. Раадель ушла сразу после ужина, что бы успеть предупредить, если все-таки всадники проиграют, и нам надо будет срочно уезжать. - У них потери небольшие. Трое или четверо ранены, один мертв. У всадников потерь больше. Трое убитых и больше раненых. Подруга твоя отобрала сильных магов, и пустила по твоему следу. Нам не удастся проехать этой же дорогой, маги не отступят.
- Так маги за вами ехали? - В дверях появился рыцарь. - И кому вы так мешаете?
- Это уже вас не касается. - Раадель резко обернулась к нему. - Приносим извинение за доставленное неудобство, завтра же мы вас покинем.
- Боюсь вас разочаровать, - усмехнулся он в ответ - но отсюда два пути: или на юг к магам, или на север, но эта дорога с нами по пути. Я не стану спрашивать, почему маги охотятся за вами, но могу предложить сопровождение. Одни вы все равно не противостоите колдунам. Я не требую ответа сейчас, но выезжаем мы рано утром.
- Как далеко вы едете? - Спросила Раадель.
- А как далеко надо вам? - Рыцарь оперся плечом о дверной косяк, скрестив руки на груди.
- До ближайшей дороги, что ведет на юг. - Моя спутница тоже скрестила руки на груди и упёрлась взглядом в мужчину.
- Мои вам поздравления. Ближайшая объездная дорога будет через три дня, почти перед самым замком Ившен. Могу вас обрадовать и тем, что мне именно в этот замок и надо. Нам по пути.
- Хорошо, мы поедем с вами. - Сдалась Ангел. - До дороги на юг.
- У меня есть предложение лучше. - Рыцарь весело посмотрел на меня, вальяжно оттолкнулся плечом от косяка и опустил руки. Сейчас он был без доспехов, но оставался все таким же угрожающе опасным и воинственным, а заткнутый за пояс кинжал подтверждал мои догадки - что он готов был к чему угодно. - Вы можете воспользоваться удобствами замка Ившен. А потом отправиться в путь. Та дорога лежит через болота, и займет дольше времени.
- Не думаю, что Лорд Ившен захочет принимать незнакомок в замке. - Ответила Раадель. - Мы поедем своей дорогой.
- Лорд замка уже оказал вам гостеприимство. - Я удивленно подняла бровь. - Мое имя Дардмуд Третий эль Ившен. Я Лорд замка, и я предлагаю вам свое гостеприимство.
- Благодарю, но ответ не измениться. - Дардмуд хмыкнул, кивнул в ответ, попрощался и вышел из комнаты. - Не нравиться он мне. - Заключила моя спутница, в окно влетел серый орел. - Больше тебя не нравиться. - Раадель кивнула в его сторону.
- Почему? - Удивилась я.
- Слишком много в нем Тьмы.
- Поэтому ты отказалась ехать в замок? - Я делила мясной пирог на две части.
- И поэтому тоже, но еще что-то он скрывает, что-то творит плохое. - Раадель села на кровать.
- Что теперь делать будем? - Я отщипнула от своего куска пирога и скормила его Граэлю.
- Поедем на север, если Лорд Ившен не обманул, то повернем на юг и в объезд доберемся до порта. Надеюсь, по дороге ты не планируешь ни с кем встречаться?
- Да я бы прошлую встречу с радостью пропустила. - Граэль сидел у меня на коленках и поедал мой пирог.
- Ладно, через три дня будет видно, что там за дорога. А пока прекрати кормить этого обжору, доедай сама, и ложимся спать. - Раадель, не раздеваясь, легла поверх покрывала. - Утром рано выезжать.
- А зачем ты в каждом поселении в храмы ходишь? - Я пересадила Граэля на спинку кровати, сняла сапоги и залезла под одеяло.
- Ты слишком любопытная.
- Нет, я серьезно.
- Ты не отстанешь? - В ответ я отрицательно помотала головой. Раадель вздохнула. - Я несу свое наказание в одиночестве, но иногда ко мне прилетают другие ангелы. Я ведь осталась на земле по своей воле, Богиня предлагала мне вернуться в Небесный город. В храме я прощу прощения за свой поступок, прощу принять мое решение, ну и так ангелы и Богиня знают где я. Да и только в храме я могу отречься от своих мыслей и очистить сознание.
- Поэтому у тебя глаза светятся? - Раадель удивленно посмотрела на меня.
- Ты уже и это видела? - Я утвердительно кивнула. - Да, Ангелы в Храмах могут обращаться к Свету Богини. Не во всех, только там где есть святыни, где стены пропитаны Светом. Тогда Ангел очищает и тело, и мысли, тогда приходят ответы на давно мучавшие вопросы. Иногда Свет может показывать прошлое, настоящее или будущее, в зависимости от того, что требуется Ангелу. Но в такие моменты мы почти беззащитны, ничего не видим и не слышим, нас легко убить, поэтому подобные обращения происходят в Небесном городе, или когда рядом, есть те, кто может защитить.
- А что видела ты?
- Свое прошлое.
- Когда потеряла крыло? - Я перевернулась набок, подложив руку под голову. Раадель некоторое время молчала.
- Да. Я снова видела, как отдала крыло.....
- Отдала? Что это значит? Как можно отдать крыло? Как это произошло?
-Вот неугомонная! - Раадель вздохнула. -Спи давай, доедем до порта там и расскажу.
Раадель отвернулась к стенке, я вздохнула, погладила орла и тоже легла спать. "Ангел может отдать крыло за существо, - в голове раздался голос Граэля - исцелить его, но только в том случае, если Ангел любит чистой любовью, и согласен даже расстаться с Жизнью. Ангел тебе не расскажет этого, но она любила очень сильно. - Я лежала с закрытыми глазами и слушала Дракона. - Очень давно, когда Жива и Нарон в союзе с тремя сильнейшими Народами отражали атаки Богов, Жива влюбилась в одного война. Она покровительствовала ему, давала Силу полубога. По ее примеру некоторые Ангелы тоже привязались к существам. Многие думали, что мужчина после войны останется с Богиней, но он погиб в последней битве. Жива искала его два дня, объезжая на своем белоснежном коне весь палаточный лагерь с ранеными и поле битвы. На второй день на закате она нашла его, но было поздно. Жива перенесла тяжело эту потерю. Во время траура к Живе присоединились несколько Ангелов, те, что выжили после потери. Некоторые из них настолько привязались к существам, что Смерть последних приравнивалась к Смерти Ангелов. Жива не могла допустить Смерти своих творений, поэтому она навсегда поселилась в Небесном городе, тем самым прекратив связь между Ангелами и существами.
Но многие остались на земле. Когда приходило время для их возлюбленных, они отдавали свое бессмертие и свои крылья взамен на несколько десятков лет у Смерти. Порой это стоило целой Жизни Ангела. Бог Смерти Нарон принял этот дар из жалости и уважения к чувствам подданных своей сестры, но возвращение к Жизни сильно изменяло существ. Они сходили сума, обращались к Тьме, поддавались соблазнам, погружались во Тьму и тянули за собой созданий Света. Дар навсегда связывал Ангела и существо нерушимой связью. Поэтому если возлюбленный обращался к Тьме, Ангел постепенно и тяжело умирал. Даже Жива не могла облегчить эту боль. Одно время Боги ввели запрет на отдачу своих крыльев, запрещали любить, запрещали вообще общаться с Народами, но это не прекратило подобные связи. Твоя подруга отдала крыло ради возлюбленного, ей тяжело видеть других Ангелов с крыльями, болезненно видеть Свет, тяжело жить, борясь все время с Тьмой, ведь ее любовь после Дара оказалась безответной.....".
Сон поглотил мое сознание целиком под мерный голос Дракона. Сон, в котором я парила над облаками, окрыленная счастьем и волнением. Чувство полета одурманивало сознание, наполняя его восхитительной, безграничной радостью, счастьем и самой жизнью. Сильное сердце бешено стучало в груди, разнося тепло и силу по всему телу. Возбуждение и счастья мешали дышать, а внизу с неимоверной скоростью проносились поля, изредка выглядывающие из-за облаков. Где-то снизу промелькнула темный силуэт, из облаков показались темно-золотистые короткие шипы на спине и снова скрылись в облаке. Я устремилась вперед, стараясь обогнать тень и клубящиеся облака, но, увы, силы моих крыльев не хватало. Тень на мгновенье пропала из виду, но потом сбоку от меня из облаков вынырнула темная с позолотой дракониха. Парой взмахов мощных черных крыльев она устремилась ввысь, туда, где легкие обжигало огнем, и, сложив крылья, начала падение. Я повторила за ней. Пара взмахов - недостаточных чтобы набрать высоту, но все же, и вот земля с неимоверной скоростью приближается, свист ветра оглушает, а холодный воздух невольно выжимает крупицы влаги из глаз. Невесомость и восторг. Бешенное сердце норовит выпрыгнуть из груди, а кожу от воздуха уже колит, но все это было не важно - главное я так же как и черная с золотым дракониха несемся вниз с невероятной скоростью. Она улыбалась и смотрела на меня, в ее глазах отражалась гордость и маленький золотой дракон совсем на нее не похожий. Неожиданно взгляд зеленых с золотым глаз изменился. Зрачок сузился, а из пасти вырвалось пламя, раскаляя воздух немного выше меня. Я резко перевернулась в воздухе, выставляя когти вперед для обороны. Сверху тут обрушился другой темный дракон. Более крупный чем я, с черной кожей, но золотой чешуей, он лапами вцепился в мои, а пастью начал рвать основание шеи.
Боль пронзила правое плечо. Я попыталась перевернуться, что бы сбросить его, да и земля приближалась слишком быстро, но сил не хватало, он был и взрослее и крупнее и агрессивнее. Удар его хвоста с шипами пришелся на ногу, сдирая чешую и садня кожу. Боль пронзила уже другое плечо. Краем глаза я увидела ее. Она рвалась ко мне, но более взрослый золотой дракон не пускал ее, когда она попыталась облететь его сбоку, он ударил хвостом, оглушая ее. Она потеряла сознание от удара и теперь безвольно камнем падала вниз к земле.
- Мама! - Закричала я, забывая про свою боль. Но дракониха не приходила в себя. Сбоку раздался смех грубый и жестокий. Взрослый дракон подлетел под нее и парой сильных взмахов крыльев остановил падение своей жены. Меня выпустили из когтей, но земля оказалась слишком близко, я успела лишь немного расправить крылья, смягчая падение. Пришла я в себя от звуков борьбы. Дракониха с силой ударила хвостом второго дракона, что атаковал меня, но удар перехватил взрослый дракон, лапами откидывая жену от собственного ребенка. "Он навсегда останется трусом из-за тебя! Он должен научиться драться или погибнет! Идем сын...." - слова врезавшиеся мне в память навсегда. Сильно болело плечо, им даже пошевелить было невозможно, болели бока от удара о землю, было трудно вздохнуть - все отзывалось болю. Мама подошла ко мне, обняла и закрыла собой, укрывая нас черными крыльями с золотыми прожилками. Меня накрыло тепло. Пусть брат сильнее, пусть он гордость отца, зато у него не будет никогда такого тепла матери. Гордостью отца всегда будет брат, он старше, он будущий вожак стаи, но мама всегда будет рядом со мной, она никогда меня не покинет, так же как и я ее! Мне нужно было что-то сказать очень важное, даже слова уже сплелись в голове в предложение, готовое вот-вот вырваться из пасти, но неожиданно сон прервался. Словно единственная горящая свеча в темной комнате, и вдруг ее кто - то задул. Сразу стало неуютно, пусто, и хотелось крикнуть: "Подождите! Дайте еще немного времени!", но ответом была лишь тишина. Я лежала вроде не спала, но проснуться не могла.
-Риа, - Раадель осторожно потрясла мое плечо.
- Что? - Не открывая глаз, отозвалась я.
- Расскажи мне сон, который видела. - Раадель осторожно погладила меня по волосам. Движение которое врезалось в память с детства. На острове дети часто болеют. Особенно зимой. И очень часто простуды их забирают навсегда. Такая болезнь и меня когда-то приковала к кровати. Бабушка тогда сидела на краю кровати, что -то давала пить, что-то шептала про какого-то Бога, что то про спасённую жизнь, и все время она ласково приглаживала мои мышиного цвета волосы.
- Зачем? - Сон никак не шел из головы, что-то в нем было .... Родное?
- Расскажи и я объясню тебе. - Я рассказала, все, что видела во сне. Почему-то под конец на глазах выступили слезы, словно это был не сон...
- Это воспоминания. Граэлю снилась семья, его прошлое. - Заключила Раадель, тяжело вздыхая. - Он смог передать тебе свои воспоминания, а ты приняла их как свои. Ты переживаешь с ним его прошлое.
- Это плохо? - Я вытерла слезы краем рукава, и только сейчас обратила внимание, что окно открыто и Граэля в комнате нет. - А где он?
- Я для начала разбудила его и узнала, что ему снилось, потом объяснила, что случилось. Ему лучше побыть сейчас подальше от тебя.
- Почему?
- Твое сознание может зацепиться за его воспоминания, принимая их за свои. И не вернуться в тело. Ри, связь между драконом и наездником устанавливается долгое время, и только после того, как наездник может сам контролировать свое тело, даже при вторжении дракона, только так связь становиться не опасной.
- Но я же не наездник?
- Да, но связь у вас уже прочная. Он не хотел вторгаться в твое сознание, ты сама нашла к нему дорогу. Это словно тропа по полю некошеной травы. Пройдя один раз, оставляешь для себя тропу, но по ней можно пройти с двух сторон. Даже с условием, что он общался с тобой мысленно и связь со своей стороны он оборвал. Ты сама восстановила связь. Сама нашла к нему путь, и теперь не контролируешь где его воспоминания, а где твои. В конце концов ты запутаешься, не сможешь отделить себя как человека от дракона....
- И что теперь? Граэль улетит?
- Нет, но тебе надо научиться контролировать свое сознание. - Раадель встала с кровати. - Риа, неконтролируемая связь с драконом может навредить тебя. Ты потеряешься в сознание, запутаешься во времени, воспоминаниях, твое сознание может покинуть тело и устремиться за ним, риск твоего не возврата в тело слишком велик. Ты не знаешь, как отделить твои воспоминания от дракона, когда вы связаны. Тебе надо научиться управлять собой, научишься блокировать дракона, ни один маг не сможет к тебе пробиться.
- И сколько нужно учиться? - Я села на кровати.
- По-разному. Иногда годами наездники учатся улавливать мысли дракона, а ты уже смогла. - Раадель вернулась на свою кровать.
- Раадель, мне кажется, что его маму убили.....
- С чего ты взяла? - Моя спутница удивленно приподняла бровь.
- До этого я видела сон, видела смерть, кого-то кто ему очень дорог. Я думала, что тогда это просто сон, я не знала, честное слово.
- Понятно. Значит, ты уже знала, что можно подсмотреть его воспоминания. - Раадель встала и подошла к открытому окну. Она явно нервничала и не находила себе место, а морщинка на лбу становилась все темнее. Из-за туч на черном небе показалась луна, немного одиноко повисела на небосводе и снова скрылась в облаках, словно под одеялом. - Граэль сильный дракон и у него сильная магия, но он не пользуется ею. Я не могу понять откуда он, жил ли он в стае или рос сам. Судя по рассказу у него была семья. Теперь стало понятно, что с его матерью. Остается отец и брат.
- А как тебе это поможет?
- Не мне, а нам. Слабые драконы, точнее драконы, не обладающие магией, или обладающие слабой магией обитают поодиночке, что - бы не привлекать внимание охотников. Драконы уже с более сильной магией живут семьями или стаями. У каждого дракона магия уникальна, и проследить какой дракон, к какой стае относиться очень трудно. Но если знать стаю или род магии стаи можно научиться отражать его атаки. Золотые Драконы редкость. Конечно есть еще не чистокровно Золотые Драконы, это те кто не наследуют магию и Силу своих Золотых предков - они то как правило и живут отдельно, хотя и выглядят как свои полноценные сородичи. Сами же Золотые Драконы - Императорские Золотые Драконы - чистокровные, если я не ошибаюсь, живут крупной стаей, их вожак никогда не отпустит ни одну особь из стаи. Они живут высоко в горах, оберегая свои владения. И наш крылатый друг, как мне кажется, с более молодой семьи отбившихся нечистокровных Драконов.
- А почему именно отбившихся? - Я посмотрела на открытое окно.
- Золотые Драконы, даже не чистокровные - очень ценные, поэтому на них идет охота. Многие охотники отдали свои жизни, выслеживая их. Поэтому их вожак так рьяно оберегает свою стаю и не позволяет уйти из нее, даже тем кто не унаследовал магию предков. Охота запрещена на любых драконов, но ни людей, ни эльфов это не останавливает. Особенно эльфы темных кланов преуспевают в охоте, потому что они умеют делать оружие и броню из чешуи, да и почти все органы драконов используются в приготовлении зелий. Есть легенды, что свою скорость и выносливость эльфы темных кланов получили, именно убив однажды Золотого Дракона. И не уверена, что это только легенды.
- Мне то казалось - Эльфы миролюбивые создания... Ну кроме одной..... - Трудно было представить эльфа, разделывающего дракона.....
- Светлые эльфы не охотятся на драконов. Они лишь их приручали, и становились наездниками. Несколько тысячелетий назад эльфы на первый день рождения детей дарили яйцо. Драконы родителей поочередно высиживали его и растили, пока рос ребенок, постепенно устанавливалась связь между дракончиком и эльфенком. К своему взрослению эльф становился полноценным наездником, и в свое пятисотлетие окончательно укреплял связь с драконом.
- А что случилось с наездниками?
- Ведьмы смогли околдовать на время драконов, вызвав у них приступ ярости. Сами драконы напали на своих наездников. Многие драконы дрались и между собой, с наездниками на спине. Почти все всадники, что находились на драконах, погибли или были сильно покалечены. Когда драконы успокоились, их изгнали.
- А как так получилось, что ведьмы смогли их околдовать?
- Для наездников выбирали слабых драконов, что бы было легче установить связь. Сильные не стали бы никогда покоряться наездникам. Поэтому я и говорю, нам было бы легче, если бы мы знали к кому относиться Граэль. Если он сильный, то тебе жизни не хватит научиться отражать его атаки, если слабый, то научишься быстро. Тебе будет сложно поначалу, но у нас впереди долгая дорога, да и дорога по болотам дается тяжело, поэтому, как свернем на юг, начнем твое обучение.
- Что для этого понадобиться? - Я легла обратно на кровать. Сон вновь начал подкрадываться, слепляя веки....
- Только твое терпение. Много твоего терпения....- Она тоже вернулась к себе на кровать - ... И думаю много моего терпения. Скоро рассвет, надо хоть немного поспать.
- А Граэль? - Я посмотрела в сторону пустого окна.
- Догонит утром. Он же сейчас птица и на дереве поспит.


Глава шестая. Дар



Иногда лучше прислушаться к тому, что тебе говорят окружающие.
Прислушаться, принять и сделать по-своему.




Юный охотник забрал Камень с собой. Как и было задумано, он преподнес подарок своей возлюбленной. Но подарок ей не понравился. Да - он был и красивым, и теплым, но это был всего лишь камень, а в мире, где превыше всего цениться еда, красота мало кого интересует. Расстроенный юноша вернулся к родителям, которым он и поведал свое горе. Родители сжалились над молодым охотником и посоветовали ему найти эльфов, ведь они старше всех в мире и они ценили красоту, поэтому могли бы оценить и Камень. Родители надеялись, что юноша сможет обменять Камень у эльфов на что-нибудь более нужное или редкое, что понравиться девушке, или он сможет получить совет. Но они сильно ошибались.
Их племя уже давно покинуло родные края. Охотники выловили всю дичь в лесах, а старики и дети ободрали все кони и листья в пещере и вокруг. Племени нужно было покинуть свое укрытие и найти новый дом, иначе они бы погибли от голода. Вожак племени долго собирался с силами, что бы повести людей на столь опасный шаг, но охотники все чаще возвращались с пустыми руками, а голод становился с каждым днем сильнее. И однажды вожак, с тяжелым сердцем и великим страхом, вывел все племя наружу. Они шли осторожно - прислушиваясь к каждому шороху. Ведь никто не знал, когда их найдут твари Богов. Охотники все так же добывали пропитание, а племя все дальше уходило от родной пещеры. И по воле судьбы юный охотник отправился на место, некогда принадлежавшее Первородному Храму, но добычи он так и не нашел. В это время племя встретило Лесных Эльфов. Одних из наиболее древних существ в мире, что нашли свое укрытие среди деревьев. Они ловко научились прятаться в ветвях, питаться листьями и плодами. Вожак племени вызвался помочь юноше и проводить его к эльфам. Три дня они искали обитель эльфов, неотступно, пока остальное племя отдыхало в укрытие, и их поиски на закате третьего дня увенчались успехом.
Их приняли с теплотой и дружелюбием. Юноша поведал свою историю одному из предводителей эльфов. Сначала над охотником посмеивались, но все же из уважения к чувствам и жалости решили помочь ему, и посмотреть на находку. Давно потерянный Камень лежал на ладони юноши перед изумленным эльфом. Он помнил возведение Храма и гнев Богов. Эльф не стал торговаться, предложил юноше укрытие, еду и безопасность на всю оставшуюся жизнь, а так же самые изысканные и дорогие украшения, что имелись у эльфов. Он был готов отдать все. Юноша удивился и спросил что - же это за такой бесценный камень? Но эльф не ответил. Он сказал лишь на прощанье, что охотнику и всему его племени лучше вообще забыть, что они видели Камень, иначе им грозит беда.
Обрадованный юноша с дорогими подарками покинул пределы Лесных Эльфов. А в глубине леса на тайном собрании эльф представил совету старейшин трех кланов Камень. Испуганные эльфы решили спрятать находку в самый крепкий сундук и закопать его в надежном месте, что бы никогда ни Боги, ни существа не вспоминали о нем. Они надеялись, что гнев Богов прошел, ведь последнее столетие Боги не устраивали кровопролитий. Но они ошиблись.
Когда закончилась война в Пантеоне, Боги были разозлены еще больше. Ведь теперь существа не только посмели усомниться в их силе, так еще и Боги убили своих собратьев. Новая волна кровопролитий и истребления обрушилась на головы существ. Боги жестоко мстили. Но все же в Пантеоне нашлись и те, кто хотел защитить существ. Такими защитниками стали Боги Радости и Справедливости. Тайно они помогали существам укрыться, залечивали их раны и предупреждали об очередной погоне. Однажды эльфы рассказали им о Камне, о том, что знают, где он. Радость и Справедливость сначала испугались. Но потом решили все же взглянуть на Камень. Они надеялись, что Камень не всю силу растратил, и они смогут придумать, как защитить существ от Богов. Но лес, в котором был зарыт Камень, давно выжгли Боги. Радость и Справедливость созвали на поиски Камня все три народа. Долго ни Эльфам, ни Гномам, ни Людям не удавалось найти тайник. Но все же спустя несколько десятков лет Гномы отрыли сундук, а вместе с ним и Камень.
Племена очень сильно обрадовались находке, ведь они верили. Верили в то, что их страдания кончаться. Что прекратятся истязательства и кровопролития. Что они смогут жить свободно. Со всего Мира, из всех закоулков прибыли представители трех народов. Они должны были или увидеть чудо и оповестить свои народы радостной вестью, или принести великую печаль и горе. Радость и Справедливость долго изучали Камень, его возможности и свойства. Он хранил еще остатки Силы, поэтому и был теплым. Но как использовать эту Силу никто не знал. К тому же Боги заметили, что Камень понемногу восполняет Силу от радости, надежды и любви существ вокруг. Но все это было уж слишком долго. Вера и надежда у существ таяла на глазах, многие отчаялись. Тогда Радость и Справедливость предположили, что возможно Камню хватит восполненной Силы, что бы в последний раз создать нового Бога, который придет на защиту существ. Но нужно было решить, что это будет за Бог, какая у него будет Сила и отчего он сможет защищать. Существа так и не смогли решить, какой будет новый Бог. Тогда Радость и Справедливость спросили, чего больше всего бояться существа. И снова начались споры. Люди, Эльфы и Гномы боялись только своих Богов. Ведь Гномам не известен гнев Бога моря, а Эльфы не видели гнева Бога охоты, так же как и Людям не страшен Бог рудников и гор. Долго спорили существа, выбирая кто сильнее и кто страшнее, но так и не пришли к единому мнению. Радость и Справедливость были в отчаянье, они не смогли дать существам защиты, они не смогли даже привести их к единому решению.
Но решение все же было принято. Справедливость заметила, что в споре участвуют только взрослые. Тогда существа собрали своих детей и спросили, чего они бояться. Дети ответили почти единогласно - Смерти. Они боялись самой Смерти, боялись того что их Души и после будут терзать твари Богов, что по прихоти Богов не родятся их братья и сестры, что Боги убьют их родителей. Радость и Справедливость задумались, ведь в Пантеоне не было Бога, который защищал Жизнь и Смерть существ. Тогда и приняли решение, что они попросят у Камня даровать им Бога Жизни и Смерти. Племена согласились с таким решением. Долго народы приносили дары и приношения и молились Камню о рождении нового Бога. Но Камень был глух. Потихоньку вера в защитника иссякла у племен. Существа бессильно опустили руки и смирились со своей судьбой. Только Радость и Справедливость не смирились. Они решили принести свои Жизни в дар Камню, в обмен за рождение Бога. Племена пытались их отговорить, но так и не смогли. Боги знали, что собратья давно уже подозревают их, что в Пантеоне зреет новое кровопролитие, и что, вернувшись в Пантеон, они не выживут. Радость и Справедливость отдали свои Жизни за рождение одного единственного Бога, который спасет народы. Камень принял в дар жизни и силы Радости и Справедливости, вот только один единственный Бог так и не родился....
Маленький отряд Лорда Ившен второй день передвигался практически без остановок. Ехали в основном рысью, иногда шли шагом, иногда переходили в галоп. Одну ночь шагали без остановки, едва не выпадая из седла, сделав небольшой привал лишь на рассвете. Лорд Дардмуд не давал отдыха ни себе, ни людям, ни лошадям. Наши жеребцы недовольно фыркали, явно не привыкшие к такому темпу. Сам Дардмуд был обходителен, он настоял на том, что бы мы ехали около него. Во время привалов или шага он интересовался: не устали, не голодны, несколько раз пытался выяснить, куда держим путь, откуда, кто мы. Раадель почти всегда губила подобные разговоры в самом начале, напоминая, что это не его дело. Ночью на второй день нам позволили полноценно отдохнуть. Всадники поставили навесы, развели костры, согрели еду. Граэль за все два дня появлялся изредка, показываясь среди деревьев. Он следовал за нами, но держался на расстоянии. Ночь была холодной. Север и приближение зимы не делали эти места приятными для ночлега. Несколько раз мой неглубокий сон прерывался от того, что жутко было холодно, приходилось сжиматься в комочек, надеясь хоть немного согреться, а еще мешал спать огонь, которым пылали все мышцы ниже шеи, затекшие во время длительного пребывания верхом. Сон как назло пришел только под утро и то, буквально через пару мгновений раздался звук труб. Всадники замка Ившен играли подъем. Тут же вокруг зазвенело оружие, доспехи, посуда, разгорались костры, заржали, разбуженные кони. Спать дальше было невозможно, поэтому я села на своем лежаке, завернувшись в покрывало, тихо проклиная и всадников, и пиратов, и север, и зиму. Самого Дардмуда не было видно. Один из всадников принес нам подогретого мясного пирога, холодного мяса, пару лемешек и какой-то теплый напиток. Если верить Дардмуду, то скоро будет поворот на объездную дорогу, а значит сможем хоть немного отдохнуть, выспаться и размять ноги. Мы позавтракали, собрали сумки как раз к тому моменту, когда появился Лорд замка Ившен.
- Доброе утро, дамы. - Поздоровался он, как обычно сдержано улыбаясь. Он не сильно старался быть любезным, но проявлял воспитания Лорда и мужчины. - Я принес вам хорошие вести. Последние дни дождя не было, поэтому дорога сухая. Болото тоже немного подсохло, поэтому проблем вам проехать там не должно возникнуть. И еще... - Он улыбнулся чуть шире, обращаясь к Ангелу. - Мне нужно объехать северные поселения, поэтому отряд поедет в замок, а я поверну с вами осмотреть свои владения перед зимой.
- Благодарю вас. - Подчеркнуто сухо, ответила Раадель. - Боюсь, наш темп передвижения вам будет не по душе.
- Я смогу подстроиться. Без отряда я в меньшинстве..... - Лорд усмехнулся и добавил, обращаясь к ближайшему всаднику - Седлаемся, мы выезжаем.
Всадники не заставили себя ждать. Спорить было бессмысленно - ехать под охраной лучше чем в одиночестве...... Как и предыдущие дни весь день ехали практически молча, мало отдыхали, отчего все тело вновь запылало огнем. Конечно, мой конь шел довольно мягкой рысью, а такое большое количество лошадей не позволяло ему в полной мере проявить свой нрав и порезвиться, но общего дела это не меняло - спина и ноги занемели и уже давно отказывались слушаться, я чудом держалась верхом. Когда солнце уже начало клониться к верхушкам деревьев, показался долгожданный поворот. Основной отряд, не останавливаясь, проскакал мимо него, а мы с Раадель и Дардмуд с двумя всадниками сопровождения свернули на восток. Но даже когда основной отряд скрылся из виду, сосредоточенное молчание так и не было никем нарушено. Так не заметно солнце село, а вокруг расплескались сумерки, сгущающиеся с каждым шагом коней. Когда темнота вокруг стала непроглядной, впереди наконец-то показались огни поселения с точно такими же флагами, что несли всадники. Заметив нас, охранники поспешили отворить запертые на ночь ворота. Лишь миновав ворота, Дардмуд любезно предложил переночевать в поселении, а уже утром продолжить путь. Раадель не стала отрицать, что и людям и животным нужен полноценный отдых и хорошая еда.
Небольшое поселение насчитывало домов двадцать не больше. Все дома были одноэтажными, а улочки узкими и не вымощенные камнем. Из крайнего дома нам навстречу выбежал пожилой мужчина, поклонился Лорду и поздоровался с нами. Дардмут кивнул мужчине, передал ему коня и распорядился накормить нас и разместить в комнате. Наших лошадей забрали молодые конюхи, пообещав, как следует позаботиться о жеребцах. Тут же вокруг нас засуетилась женщина с добрым лицом и темными волосами, заплетенными в тугую косу. Она, улыбаясь, отдала еще какие то указания мальчишкам во дворе, и проводила нас на широкую кухню, где уже ждала горячая похлебка и ароматный хлеб. Дардмуд не присоединился к нам за ужином, он остался в небольшом холе и расспрашивал мужчину о делах в поселении. Из разговора я поняла, что два месяца назад начал пропадать скот, а затем и дети. Селяне организовали поиски, но наткнулись на ловушки ведьм. На болотах где-то поселились ведьмы и теперь не дают людям спокойной жизни. Месяц назад они устроили пожар, наслали крыс на амбары. Впереди зима, а из-за ведьм поселение потеряло почти все запасы еды и сена. Ведьмы уже своровали шестерых детей и двух юных девушек. Лорд слушал, не перебивая, и очень сильно хмурился. По окончанию рассказа Дардмут спросил у мужчины у кого именно украли детей и девушек, что бы помочь или золотом, или прислать сирот с замка Ившен. Мужчина расплакался и сказал, что у него пропала дочка младшая, и у соседей. Дардмуд пообещал помочь, и приказал утром отправить посыльного в замок, что бы там снарядили отряд с колдуном и инквизитором из главного храма. Мы с Раадель слушали их разговор, молча, но очень внимательно.
Уже за полночь, когда с едой было покончено, кухарка предложила проводить нас в комнату, но Раадель отказалась, сказав, что хочет посетить небольшое святилище Богини, а я решила навестить лошадей, заодно и Граэля поискать. Точнее очень хотелось именно выскользнуть из дома и найти друга. Навязчивое желание увидеться с ним переросло в какое-то чувство беспокойство. Я перекинула сумку через плечо, сгребла со стола остатки хлеба и отправилась на конюшню, что бы не мешать женщинам прибраться в кухне. Жеребцы с хрустом поглощали принесенное сено, поэтому на меня, собственно говоря, внимание не обратили. Я немного постояла на конюшне, искрошила часть хлеба курам, и отправилась на улицу высматривать Граэля. Гуляя по поселению, даже не заметила, как обошла две единственные улицы, заглядывала во дворы на деревья и соломенные крыши, в поисках серого орла. Но нигде его не было видно. Впереди показались ворота, запертые на ночь - дальше попросту меня не пустят. Пришлось в расстроенных чувствах вернуться к дому, от которого и начались мои поиски. Не смотря на позднее время, здесь все еще текла жизнь: мальчишки конюхи внесли в ворота сарая по охапке сена, крыльцо подметала одна из кухарок, не молодая женщина со светлыми волосами и необычайно добрыми голубыми глазами. Когда мы были на кухне, она пыталась убаюкать маленького голубоглазого карапуза. Я вспомнила его брыкания на руках матери, и невольно улыбнулась. Женщина оторвалась от своего занятия, подняла на меня глаза и обворожительно улыбнулась, а я невольно поймала себя на мысли, что ее мужу ужасно повезло с такой лучезарной женой.... Неожиданно со стороны ворот подул ветер, холодный и зябкий, от которого вся кожа покрылась мурашками, и захотелось укутаться теплее в плащ. Запоздалая мысль, что ворота заперты и должны препятствовать сквозняку, заставила повернуть голову в сторону.
- Ведьма! Ведьма! - Неожиданно раздался истошный крик женщины на крыльце. Да сколько можно меня ведьмой называть? Я вновь обернулась к женщине, и только сейчас краем глаза уловила движение сбоку, почувствовав кожей вихри воздуха за спиной.
Я потянулась за клинком, одновременно поворачиваясь и отступая ближе к дому. Но было уже поздно. Клинок так и остался в ножнах на поясе, едва лишь тронутый теплом пальцев. Последнее что впилось в память, были черные глаза....... В моей голове что-то взорвалось.
"Риа!" - Голос Граэля был далеким и еле уловимым. "Риа, откликнись!" - Он кричал словно через подушку. В голове гудел рой потревоженных пчел, в ушах звенело, а глаза отказывались разлепляться. Я пошевелила ногами - вроде целы, затем руками, тоже все в порядке. Только они были налиты свинцовой тяжестью и отзывались болью. С трудом разлепив глаза, я обнаружила, что лежу в клетке, сумки не было рядом, так же как и клинка, а вот нож за голенищем сапога был на месте. Спасибо матери Ханора. Моя клетка оказалась крайней в ряду, и упиралась в землю сверху, сзади и с одного бока. С другого была такая же клетка, так же с низу. Где-то внизу всхлипывал ребенок. Везде была грязь, глина и какие-то лохмотья. Похоже мы под землей. Воздух здесь был спертый, сырой, а от запаха плесени и гнили невольно к горлу подступала тошнота. Охраны пока нигде не наблюдалось, так же как и ведьм. И снова едва различимо раздался голос Граэля, но уже в отдалении, надо как - то привлечь его внимание! Я легла, закрыла глаза и мысленно позвала Дракона. Ничего не происходило, я позвала громче, но увы, опять ничего. Голос Граэля удалялся. Значит, он улетает. Надо как-то показать, где я. Последний раз наша с ним связь установилась, когда мне снился его сон, его воспоминания - может это поможет? Я напряглась и попыталась вспомнить до мельчайших подробностей сон.
Вот полет над облаками, сильные крылья несут по ветру. Был солнечный день, серые облака откуда-то натягивали влагу. До грозы и дождя еще было долго, но уже где то в стороне дождь копил силы. Меня переполняет восторг, вот снова вынырнули шипы матери из облаков, а вот она сама обрушивается камнем вниз, складывая крылья. Боги, какая она красивая, сильная и любящая. В ее глазах искрилось счастье, радость и любовь, в ее глазах я увидела самое дорогое ей существо. Себя. Молодую девчонку с серыми волосами, невзрачной внешностью, опушёнными плечами, обветренным лицом и глупо открытым ртом. Она смотрела с удивлением, испугом и неподдельным восхищением. А в руках была чашка и горсть засушенных ягод..... Я сидела в углу пещеры и отражалась в глазах золотого Дракона. Перед глазами вновь был тот Дракон и та пещера, в которой мы познакомились. Граэль был растерянный и раздосадованный. Только сейчас вдруг пришло озарение: тогда он хотел напугать меня, поэтому и превратился в Дракона, но я не закричала, что делать со мной он не знал, и побоялся, что я приведу к нему охотников. А еще он не захотел, что бы из-за него кто-то пострадал, поэтому он и забрал меня в пещеру.
Ему было проще улететь орлом, но он в очередной раз решил доказать и себе и отцу, что он не трус и способен быть настоящим Драконом. Но он ошибся. Граэль смотрел на меня с грустью. Он сожалеет о своей трусости, о своем рождении, и о том, что не смог защитить мать. А теперь не смог защитить и меня. Он видел, что сзади ко мне подкралась ведьма, чувствовал, что она начала колдовать. Но вместо того, что бы помочь - он кинулся искать Раадель, он побоялся превращаться в поселении в дракона. И теперь ему было стыдно и горестно. И он боялся. Боялся, что единственный дорогой ему человек и друг сгинет в логове ведьм на болотах, ведь он даже не может пробиться магией сквозь толщи гнилой воды, а запах тины напрочь отбивал нюх. Я бессильно застонала. Как сказать другу, что он не виноват? Как ему сказать, что он настоящий Дракон? Сильный и грозный? Да, я бы не хотела бы, что бы из-за меня на него началась охота, не хотела вообще с ним встречаться, но он стал мне близким другом.....
Дракон вздохнул и пропал. Пропала и пещера. Остались только ночное небо и облака, а еще осознание, что где - то тут под землей есть клетка, а в ней то, что нужно найти. Снизу за мной следовал одинокий факел. Ангел внимательно смотрит, где я кружу. Здесь везде воняет тиной, ведьмами... и Смертью. Здесь везде темная магия. Магия, рожденная на мучениях и крови детей. Ангел слеп здесь. Тьма заглушает ее инстинкты. Единственный способ найти здесь что-то, это установить связь. Теперь связь сильна, и найти источник будет легче. Я нашла место, где громче всех слышу собственные мысли, эхом вторящие откуда - то из под земли, нашла место, где ко всему прочему добавился плач ребенка. Я услышала собственное сердцебиение. И почувствовала, что там внизу я корчусь от боли.... Ангел догонит, она заметила, где я кружу. Скоро все закончиться, Ангел найдет вход, она вытащит меня. Недалеко за Ангелом следовало еще два факела. Лорд и инквизитор с поселения кинулись в погоню. Но им лучше не находить логово болотных ведьм, когда там будет Ангел, они могут слишком многое увидеть. Я тихо парила над небольшим пятаком сухой земли среди болот, стараясь как можно мягче разорвать связь. Хотя это и не поможет, вторжение все равно уже причинило боль. Постепенно Тьма вокруг стала вязкой, она навалилась всей тяжестью, в нос ударил запах гнили. Неожиданно Тьма расступилась, открывая верх клетки, подпирающий землю. При первом же вздохе - легкие обожгло огнем, а потолок вновь заволокла Тьма. Меня тошнило. Боль в голове нарастала, словно приближающийся рой пчел. Где - то сверху был Дракон, он бесшумно парил на высоте, но я слышала каждый взмах его крыльев, слышала его дыхание. Боль стала нестерпимой. Я потеряла сознание.
Меня кто-то сильно тряс за плечи, вокруг было шумно, плакали дети и повсюду был хохот.... Злой и мерзкий. Чьи - то липкие руки вытащили меня из клетки, воняло тиной, плесенью и дымом. Жутко болела голова, мысли путались, тело отказывалось слушаться, да я и не пыталась пошевелиться телом, я пыталась усмирить мысли. Голову словно разрывало на мелкие кусочки, часть мыслей тянулась туда наверх, часть я смогла удержать здесь внизу. Я собралась с силами и попыталась разобраться, где мои мысли, а где воспоминания Дракона. Но ничего не получалось, то и дело перед глазами, словно вспышки огня, возникали всполохи из прошлого Граэля. Вновь полет. Мое тело устремилось наверх - летать. Боль снова усилилась, вновь грозя вытолкнуть сознание Нужно попробовать что-то другое. Ноги безвольно тянулись по скользкой глине, которая была вместо пола, а крылья несли вверх к облакам.... Связь установилась, когда я вспомнила сон, может мои воспоминания помогут? Я собрала остатки собственных мыслей, чувствуя, что скоро опять потеряю сознание. Первое что вспомнилось - отец, мамины пироги, запах маминых волос, бабушкины ароматные настойки. Ветер. Снова облака, тянущиеся к горизонту, едва розовые от восходящего солнца. Море. Сапоги были насквозь мокрые и очень холодные, лед с воды, едва отступил от кромки берега, но теплее не становилось от этого. Золотые глаза отца, смотрели на меня испытывающее, когда я укусила его за хвост. Терпкий запах теплой настойки, которой поили в семье всех, кто подхватил простуду. Попытка выбраться из гнезда. Первая встреча с морем. Был летний солнечный день, и я смогла уговорить отца взять меня с собой за водорослями. Никто из сестер никогда не проявлял интерес ни к рыбалке, ни к добыче водорослей. Это всегда считалось мужским занятием.
Братья подшучивали надо мной, дразнили, что ничего у меня не получиться, что я намокну и начну капризничать. Но все же отец взял меня на берег. Он показал, как плавать, как нырять, где искать водоросли, как их добывать. А потом мы начали баловаться. Мы барахтались с отцом в воде весь день. Смеялись и резвились. Вечером мы пришли домой мокрые и счастливые. Правда, со скудным уловом. Зато я насобирала маме ракушек, а потом сделала из них подвеску. Мама всегда надевала ее на семейные праздники, и очень гордилась ею. Она даже как то на день памяти сшила себе платье в тон подвески. В тот день она с гордостью шагала навстречу своему сыну, который вел под руку свою будущую жену. Мама весь день улыбалась, слушая комплименты от соседей и знакомых. Боль притупилась. Воспоминания помогли расслабиться, а моя радость буквально била через край. Неожиданно тот, кто меня волочил, разжал руки, отпихивая от себя, я начала падать и распахнула глаза. Падать было конечно больно, да и руки тут же встретились с какой-то жижей на полу, но мое сознание слушалось и пока не собиралось теряться - это очень радовало, а вот испачканные, напуганные дети вокруг не очень.
Мы были в невысоком боковом помещение. Если это так можно назвать. Вырытая в земле яма с маленькими комнатками-норами по бокам, подпертая палками и бревнами. Посередине был выложен помост из бревен, ведущий к большому кострищу, выложенному из камня. По бокам стояли грязные столы, сколоченные из каких-то гнилых досок. Создавалось впечатление, что они лежали где-то в земле, где уже изрядно подгнили, прежде чем их принесли сюда, и сколотили скудную мебель. На противоположной стороне была лестница на второй ярус, и небольшой балкон из досок с перилами. Посередине на кострище стоял котел, не сильно большой, но взрослый человек там поместиться вполне. Под балконом стоял стол, на котором располагались грязные банки и коробочки. Везде висели травы и непонятные мешки. Сбоку от нашей норы был вырыт вход к клеткам, в которых сидели дети. Сзади раздался шум, повернув голову, я увидела двух девочек лет пяти. Они кусками плоского железа рыли новое помещение - нору. Дети были исхудавшие и запуганные. Рядом сидела девушка немного младше меня и горько всхлипывала. За ней сидело трое или четверо малышей, жавшихся друг к другу. Они тоже плакали.
- А ну не скулить! - К нам приблизилась старая женщина с кнутом. - А не то запорю!
Женщина была невысокая с морщинистым серым лицом, с черными взбухшими венами. Спутанные волосы, клоками свисали немного ниже плеч. Одета она была в грязные лохмотья и хромала на одну ногу. А еще от нее ужасно несло гнилью. Ведьма оценивающе глянула на меня.
- Не надейся, девчонка, на свой охранительный знак. Полевые ведьмы слабее нас, сломать мы его сможем, а вот ты умирать будешь долго!
Сзади нее со второго яруса раздался скрипучий смех. Из дверей на втором ярусе вышли три ведьмы. В отличие от той, что стояла с кнутом, они были одеты в черные длинные платья, зашнурованные сзади, их длинные темные волосы были расчесаны и доставали почти до пояса, но у них так же были черные вены, хоть и не настолько крупные и вздутые.
- Сестры! - Привлекла внимание к себе, самая высока черноволосая ведьма из троицы. Девушка или женина - трудно было определить ее возраст из-за мертвенного цвета лица и высокомерно вздернутого носа. В остальном она была довольно приятной. Правильные черты небольшого лица, немного высокие скулы, выразительные глаза делали ее красивой. А темные волосы выгодно подчеркивали ее практически белую кожу, похожую на тонкий фарфор. Только вот серые и черные вены небольшой сеточкой покрывали все лицо и шею и все портили. - Сегодня великий день. Мы столько лет терпели изгнание, одиночество и боль! На нас столько лет ведут охоту инквизиторы, маги, колдуны и охотники! - К ней из боковых проходов, комнат на втором ярусе потянулись разношерстные ведьмы. Грязные, страшные и злобные собирались в основном внизу. А на второй ярус вышло пять-шесть довольно приятных женщин, лица которых даже не были покрытыми черными венами. В центре у котла, куда спустилась черноволосая, собралось около десяти ведьм. - Нас вешали, жгли, душили, травили, натравливали псов.... Мы потеряли сестер! Мы потеряли матерей! Но сегодня мы будем праздновать! Сегодня к нам присоединиться еще одна сестра! - Она указала на юную девушку, спускающуюся по лестнице. Девушка, в отличие от всех присутствующих, была одета в простую коричневую юбку и довольно легкую жилетку поверх нижней тонкой рубахи. Ее русые волосы свободно спадали ниже плеч. Она спускалась не уверено, заламывая руки перед собой. - Сегодня мы станем сильнее, нас станет больше! - Ведьма подманила девушку к себе, в центр. - Она любила, как и многие из нас. Но вместо ответной любви, она получила разбитое сердце, парень насытился ее телом и бросил ее! Ее семья не захотела принять такую дочь! Они отвергли ее, выбросили как паршивую псину!- По пещере покатился гул возмущения. - Но мы не они. Мы не предадим и не выбросим, мы примем, ее такой, какая она есть. Утешим сердце, залечим тело, мы отомстим за причиненную боль и нанесенное оскорбление! К этому мы готовились не один месяц! Сегодня мы принесем в жертву детей в обмен на Силу для нашей новой сестры!
Ведьмы дружно поддержали черноволосую, выкрикивали слова поддержки молодой девушке, и проклятья ее родным и вообще всем людям. Девушка робко улыбалась. Ее заверили, что тот, кто причинил ей боль, будет мучиться. Скорей бы Раадель появилась. Ведьмы тем временем принесли дров, сложили их под котлом и разожгли костер. Черноволосая ведьма принесла какую-то книгу, остальные по ее приказу приносили и уносили травы, коренья и мешочки, что в них мне узнавать не хотелось. В нос ударил сильный тошнотворный запах. Ведьма читала что-то на непонятном мне языке. Оказывается в котле была уже вода, которая сейчас забурлила, испаряя над собой темный пар. Постепенно вода загустела и приобрела алый оттенок. Ведьмы кинули туда еще пару трав, что-то влили, и вода окончательно приобрела ярко алый оттенок, подобно лавине выплескивающейся за края котла.
- Сестры!- Опять начала черноволосая. - Мы призовем жидкий Огонь Царства Мертвых. Он очистит тело и душу нашей сестры и дарует Силу! Не все могут пережить этот Огонь, лишь сильные Духом! - Она вновь повернулась к девушке. - Огонь причинит боль, но временную. Он излечит тебя и подарит возможность отомстить. Думай об этом, и тебе будет дарована новая свободная жизнь! Лишь сильные Духом могут пережить Огонь!
"Ага и чокнутые..." - Подумала я про себя. Ведьма взмахнула руками, что-то выкрикнула и.... из котла взметнулся самый настоящий Огонь. Только он бурлил, словно кипящая вода, выплевывал языки пламени и пара. Жидкий Огонь взметнулся еще раз, заливая пещеру ярким светом, он рвался наружу в своей жажде разрушений. В кровавой жажде. И судя по всему, ведьмы готовились утолить эту жажду. Они подволокли к котлу что-то наподобие скамейки, на лице девушки рисовали какие-то знаки куском угля, а детей стали теснить ближе к кострищу. Скоро начнутся жертвоприношения, а значит, пора выбираться отсюда. Я осторожно вытащила нож из-за голенища сапога, и спрятала его за спиной в рукав. Ведьмы сгруппировались около котла, подготавливая девушку к посвящению. Она нервничала, боялась и, каждый раз как Огонь с ревом взметался наверх, вздрагивала. Она понимала, что сама виновата и в том, как с ней поступил парень и семья, она сама это позволила, и теперь сама идет в объятья жидкого Огня. И чем она потом станет? Вот такой вот ведьмой с вздутыми венами, обвисшим лицом и уродскими бородавками? Сейчас она красивая и молодая, и все это она приносит в жертву собственной глупости. Девушка едва заметно попятилась. Черноволосая ведьма тут же возникла с боку и что-то прошептала ей на ухо, та встрепенулась, расправила плечи и шагнула к котлу, а взгляд ее стал безумным.....
Откуда-то сверху раздался взрыв, а под потолком расплескался раскаленный огонь, рожденный не из котла, призванный не магией, но не менее опасный и злой. А следом за ним вовнутрь, через проломленную крышу ворвался разъяренный однокрылый Ангел. Ей хватило сил парить на одном крыле. Летать она не может, но парить вниз было довольно легко. Раадель начала стрелять из лука по ведьмам из под самой крыши, едва появившись в сполохах пламени. Благо все мишени были в одном месте. Ведьмы вскрикнули и кинулись в рассыпную, кто еще мог. Раадель приземлилась недалеко от котла. Ведьмы спрятались за подпорками от стрел, и теперь обстреливали Ангела из укрытия сгустками магии. Я вскочила на ноги и выпихнула одну из целившихся ведьм на середину. Тут же в не воткнулся светящийся клинок моей спутницы. Оказавшись внизу, Ангел с молниеносной скоростью обнажила оружие, откинув уже только мешающий лук в сторону. Раадель отбивала нападения с легкостью, каждый раз ее клинок находил ведьм и бил без промаху. Помощь ей явно не требовалась, пока. Да и опыта тягаться с боевыми ведьмами у меня не было. Дети, что рыли землю, были привязаны к опорным столбам, так же как и девушка, что сидела неподалеку. Я быстро разрезала свои веревки, и кинулась к пленникам, перерезая и их путы. Сзади что-то громыхнуло, так что с потолка посыпались куски земли, а нас буквально зашвырнуло обратно в помещение с клетками, в которых было еще несколько детей. Но ключа по близости видно не было.
- Послушай. - Я помогла подняться трясущейся девушке. - Ты не видела, куда они ключи от клеток дели?
- Нн-е-ет. - Заикаясь, ответила она.
- Я видела... - Робко сказала маленькая девочка, что рыла землю. - Они ключи с собой с верхнего этажа приносили, они никогда их внизу не оставляли.
Я выглянула из прохода, кивнув ребенку. Раадель дралась с двумя ведьмами. Некоторые ведьмы пытались помочь раненым или уже мертвым товаркам, но большинство кинулось в рассыпную, в поисках выхода. А черноволосая ведьма, спрятавшись за столом, что-то произносила, раскинув руки в стороны. И мне очень не нравилось как вены на ее лице с каждым словом темнели и вздувались. Я кинулась к ней, благо на пути никто не попадался. Ведьма не видела меня, ее глаза закатились, а обескровленные губы едва шевелились. Из-за укрытия ее никто не должен был заметить, по крайней мере, Ангел уж точно. Я схватила одну из банок, что стояли на полке, и что есть силы, огрела ведьму по голове. Она вскрикнула и повалилась на пол, хватаясь за голову. А я только сейчас поняла, что в банке была кровь. Чья то кровь. По всей полке были банки с кровью, зубами, и даже детскими головами. Тошнота и злоба волной захлестнули все сознание. Сверху на ведьму я обрушила полку с банками, в которых, помимо прочего, были зелья и яды. Кожа ведьмы на открытых участках тела и лица мгновенно пошла волдырями. Смешиваясь яды сжигали ей кожу, обнажая кости. Раадель окликнула меня и перекинула какой-то мешочек, сказав рассыпать по ведьме. Как только серебристый порошок коснулся ее, она сильно закричала. Смесь Ангела сжигала ведьму, которая билась в агонии. Спустя несколько мгновений передо мной лежал лишь пепел от ведьмы вперемешку с серебристой пылью. Зрелище было жутким, а еще на пальцах осталась серебристая пыль и кровь. Я завязала мешочек и перекинула его обратно Ангелу. Смерть, даже таких злобных и отвратительных созданий, не вернет всех погубленных детей, но она сможет предотвратить похищение новых. Но это уже будет не моя война, мне нужно лишь найти ключи и помочь живым.....
Я взлетела на второй этаж логова ведьм по лестнице. Дорогу никто не преграждал, никто даже не пытался напасть - все ведьмы были заняты Ангелом. Мне нужно найти лишь ключи и вытащить всех из клеток - войну пусть забирают другие..... Со второго яруса логова было хорошо видно котел, в котором ведьмы пробудили жидкий Огонь. Он бурлил, шипел, выплевывал яркие языки пламени. Нужно быть сумасшедшим, что бы добровольно согласиться в него нырнуть. Недовольный Огонь, не получивший жертвы, взревел, озаряя логово светом и жаром. Воспользовавшись моментом, я огляделась вокруг. Мои поиски почти сразу увенчались успехом - связка ключей висела на крючке на противоположной стороне второго яруса.
Окрыленная своим везением, я в одно мгновение оказалась около столба с ключами, развернулась и пробежала уже половину второго яруса, когда увидела на лестнице поднимающуюся ведьму. Пожилая женщина со спутанными серыми волосами, кривым носом (на котором, кстати, была бородавка) и злым безумным взглядом. Понимая, что сейчас придется убегать, я оглянулась в поисках укрытия. Внизу шел бой, ведьмы из своих укрытий атаковали Ангела, которая отбивала их нападки мечом. Клинок разбивал магию, и от их столкновения в разные стороны разлетались сноп искр. В какой-то момент ведьмы перестали атаковать, загнав Ангела под опорный столб прямо подо мной. Я окликнула Раадель, и перекинула ей ключи. Она их не потеряет, а вот я, похоже, буду сейчас очень занята. Сбоку полыхнула вспышка, а что-то очень нехорошее быстро приближалось. Я сама не успела понять, как распласталась на полу, прикрывая руками голову. Где-то сверху пролетел огненный шар, опалив меня жаром, и врезался в деревянный пол. Огонь в котле отреагировал на близкий выброс магии и взревел с новой силой, опаляя меня жаром уже снизу. Но это была меньшая из проблем. Огонь ведьмы, угодивший в доски, буквально за мгновения их сжигал. А Огонь из котла поджог несущую балку снизу. Дерево трещало и прогорало, весь второй ярус начало охватывать пламенем. Балка не выдержала и треснула, отчего весь второй этаж накренился в сторону котла, который был как раз немного в стороне от меня. Нужно выбираться, но куда? За перилами Огонь, сзади огонь, сбоку деревянная стена, впереди ведьма. Вот к ней я и решила выбираться, с ней еще можно побегать, да и Раадель возможно уже освободилась. Я поднялась на ноги и приготовилась прыгнуть к ведьме, когда жидкий Огонь взревел еще раз, требуя чей-нибудь жизни и окончательно доламывая балку. Она треснула, и прогнулась вниз, а вместе с ней наклонились и доски. Я потеряла равновесие и начала заваливаться назад, махая руками в надежде восстановить равновесие. Мир, словно замер, сердце перестало биться, а я махала руками и летела в объятья жидкого Огня, пробужденного ведьмами.
- Риа! - Крик Раадель, полный отчаянья и страха, долетел до меня уже над самым краем котла. Слишком поздно. Над головой сомкнулся жидкий Огонь.
Если падение растянулось в бесконечно долгий миг, то сейчас все завертелось с бешеной скоростью. Огонь поглотил меня, я захлебывалась им. Он опалял дыхание, выжигал легкие, сжигал волосы и кожу. Я барахталась, последней мыслью было только то, что котел неглубокий, а значит, я могу ухватиться за край. Мой крик боли утонул в реве Огня. Он сжигал тело и выжигал Душу. Раскаленный, нестерпимый, разрушающий Огонь. Где-то должен быть край......
- Все бесполезно, ты уже мертва.... - Огонь, боль, мой страх - все слилось в одном голосе. - Ты не выберешься.
- Я должна.... - Закричала я в ответ, делая еще одну попытку найти край. Но все было бесполезно.
- Ты уже мертва! - Огонь раскалился и злился. - Ты уже в моей власти! Твоя Душа в моей власти!
-Нет, ты можешь забрать только тело, а Душа моя! - Я должна выбраться, я должна помочь.....
Мир вокруг стих. Все закончилось так же быстро, как и началось. Больше не существовало ни боли, ни Огня, ни Мира вообще. Вокруг была только Тьма. Я лежала в ней без движения, без чувств, без желаний, без жизни. Здравствуй Царство мертвых, Здравствуй бог Смерти и Забвенья.... Как его там зовут? Да не важно. Неожиданно перед глазами появились мама и отец. Они никогда не узнают, что их дочери больше нет, я вспомнила сестер, братьев, бабушку, а вместе с ними, почему-то и кентавров и Раадель с Граэлем. Они остались, надеялись меня спасти, они все хотели помочь. А я даже выжить не смогла. Я хотела расплакаться, но слез не было. Даже моргать было невозможно, мои глаза закрылись навсегда. Все закончилось.
- Риа... - Далекий мелодичный голос позвал меня. Что я там должна делать? Лететь на Свет или голос? Но мне почему-то не летелось, да и Света рядом не было. И вообще если я нужна голосу, пусть сам и прилетает. Я, между прочим, только что умерла. Кто вообще это придумал? Надо спросить у кого-нибудь. Только у кого? Я ж вроде мертвая. У Бога Смерти? Да я даже не помню, как его зовут. А может он сам представиться? Нет, надо все-таки узнать, как его зовут.
-Риа... - Голос стал ближе. И не был уже таким мелодичным. Я хотела ответить ему, что б он замолчал, но не могла. И вообще я тут пытаюсь вспомнить, как Богов зовут, а мне мешают. Моя меланхолия стала какой-то тяжелой, раздражающей, пропала легкость, словно что-то навалилось сверху. Стало трудно дышать. А еще появилось странное покалывание в конечностях.
-Риа! - Да голос был уже почти на грани истерики, он был возмущен, напуган, и кажется, слегка дрожал. Ну, ничего переживет мое безразличие, или перемрет? Как теперь это тут называется? Нет, надо точно узнать, как зовут Бога Смерти. И вообще с чего я взяла, что тут вообще разговаривают? Может быть, я уже в Царстве мертвых, но говорить то не могу. Покалывание перекинулось выше. Оно медленно разливалось по телу, причиняя боль, но не сильную, похожую на зуд.
- Риа! - Голос был совсем рядом и очень знакомый. Более того у голоса была истерика, и как ни странно меня начали трясти из стороны в сторону. Это что мой персональный вид приглашения? Мол, не захотела сама по доброй воле идти, так теперь кричать и трясти надо?
- Риа, ты меня слышишь? - Да, и даже очень хорошо, что не видно? Вот что этому голосу надо? При Жизни это, наверное, была какая-нибудь истеричная мамочка, которая лекарей на уши поднимала, стоило ее дитё поцарапаться. С каждым мгновением мне становилось все тяжелее дышать, боль нарастала. Нет, даже помереть спокойно не дадут!
- Риа, ответь! - Ох, не понравиться тебе то, что крутиться у меня на языке. Ведь прямую дорогу к Нарону укажу. О! я вспомнила, как его зовут! Ура!
- Нарон.... - Только и смогла я простонать через спекшиеся губы.
- КТО?!?!?!?! - Голос яростно закричал. Это что я не так его назвала что ли? Так извините я тут впервые, никого не знаю и вообще я не местная!
- Нарон.... Вроде... - Я простонала второй раз. - Идите все к Нарону... или как там его... Сами разберетесь....
Вокруг повисла гробовая тишина. Подействовало имя? Или голос проследовал по направлению? Спустя мгновение меня кинулся кто-то душить, горло обожгло нестерпимой болью, так же как и грудь, меня, немного подушили, а потом обняли. К щеке прижалось что-то теплое и мокрое, а я хватала ртом воздух, обжигающий легкие. Нет, ну помереть мне по-человечески точно не дадут. Неожиданно резко ворвались в мою голову другие звуки. Тело кололо, а кожу жгло. Но я чувствовала ноги и руки, моя апатия окончательно сменилась тяжестью и болью. Кто-то взял мою руку и согнул в локте, меня обожгло болью, но все же она двигалась и была целой. Глаз я так открыть не могла. Я чувствовала, что мое лицо горит, а кто-то заботливо покрывают кожу чем-то прохладным. Мне стало немного легче, но тело горело огнем. Рядом раздался шум, чьи-то шаги, что-то поставили рядом. Кто-то укрыл меня какой-то грубой тканью, которая оцарапала итак пострадавшую кожу. Стоп! Это что я без одежды? Я дернула рукой, проверяя неожиданную мысль, но одежды на себе так и не нашла. Я резко, через боль распахнула спекшиеся глаза. Чем тут же вызвала жуткое головокружение и дикую боль, грозящую потерей сознания. На мгновенье все вновь заволокла Тьма, и лишь, когда боль притупилась, вернулась способность видеть. Глиняный закопченный потолок с дыркой сверху. Ниже обгоревшие доски, сбоку от меня перевернуты котел и чья-то очень знакомая сумка. Голова болела, тело жгло, а еще от постоянной боли мир плыл перед глазами. Сбоку послышались шаги, кто-то поднял мою голову и дал выпить какую-то горькую настойку. После того, как я, морщась, допила все до последней капли, меня опустили обратно на пол, тут - то и стало понятно, кому принадлежал голос - Раадель.
Уставшая, взволнованная, и раненая. На плече у нее красовалась кровавая дорожка от глубокой раны. Кровь не останавливалась, да и никто и не думал хотя бы кусок ткани к ней прижать. Я протянула руку в направлении раны, нужно остановить кровь, но Ангел отрицательно помотала головой. А я застонала, наконец то рассмотрев свои руки. Красные с обожженной кожей, кровоточащие. Клоки кожи были как маленькие островки и резко выделялись более темным обгоревшем краем. В остальных же местах была только запечённая кровь, кое-где были большие волдыри, налитые прозрачной жидкостью. Стон отчаянья, боли и страха так и стался стоном - запекшиеся губы не желали открываться, да и сил не было. Раадель аккуратно взяла мою ладонь, опустила руку вниз на грубую ткань в районе живота.
- Ты сильно обгорела, но я обработала твои раны. Заживет, главное ты жива. - В словах Ангела было столько горечи, что верить в жизнь не особо то и получалось.
Жизнь, когда я уже смирилась со Смертью. Вернулась из Царства мертвых. Я немного успокоилась. Но вид запекшейся крови на руке не давал покоя. Представлять, что с остальным телом не хотелось. Жива. Только примут ли меня такой родители? Как я смогу им показаться? Усталость накатила волной, пережитое наваливалось сверху, мешая дышать. Или просто легкие сжег Огонь? Неожиданно сверху раздался взрыв, заставивший меня вздрогнуть, а глиняный потолок начал осыпаться кусками. Где-то рядом заплакали дети. А еще рядом сел серый орел.
- Инквизиция! - Откуда-то сверху раздался женский голос.
- И маги. - Добавила Раадель. - Они пришли по поисковому заклинанию. Здесь есть другой выход. - Ангел говорила куда-то в сторону. - Выводи детей через тот выход. Инквизиторам проще сжечь всех подряд, чем разбираться, как вы оказались в логове ведьм. Наверху еще остались ведьмы, привлеченные ритуалом перерождения, они задержат магов, но если ворвутся сюда, всем не поздоровиться. - Радом раздался топот, я видела как дети, что сидели в клетках, убегают куда-то в боковой проход. - Граэль я задержу магов, но инквизиторы могут сюда спуститься и найдут Ри. Они убьют ее. - Что? Я удивленно посмотрела на Ангела, что я инквизиции-то сделала? - Превращайся, и улетайте за запад болот, дальше не вылетайте, запах тины и гнили перебьет запах ведьмы, там будет проще спрятаться. Ждите меня на болотах. Спрячь Ри, пусть в себя приходит. Только взлетай тихо, что бы маги не услышали.
Меня накрыла тень Дракона. Что значит, меня убьют? Почему инквизиция? Какой запах ведьмы?!? Раадель завернула меня в покрывало и подвязала его ремнем из сумки. Граэль вытянул когтистую лапу, аккуратно поднял меня и пополз наверх, расширяя головой дыру в потолке. Я хотела возмутиться, но боль вызванная прикосновение ткани и лапы скрутила, хотелось кричать, но вместо этого лишь мычала от боли. В нос ударил ночной воздух и резкий запах болот и гнили. Граэль поднял голову, втянул воздух, и оттолкнулся лапами от земли. Мне сначала показалось, что он попрыгать решил, но подпрыгнув не сильно высоко, он расправил крылья и запарил низко над болотами, не издав при этом ни звука. Сколько мы летели - не знаю. Несколько раз от боли я теряла сознание, несмотря на то, что ветер приносил облегчение. Очнулась уже лежа на твердой земле. Рядом сидел Граэль и с тревогой наблюдал за мной.
- Привет. - Поздоровалась я, выдавив из себя подобие улыбки.
- Привет.- Осторожно поздоровался он.
- Где мы? - Первая же попытка приподняться на локтях и сесть провалилась - тело не слушалось, все болело и жгло, но уже не так сильно. - Как давно мы тут?
- Мы где -то на западе, я не нашел другого места, что бы укрыть тебя. - Ответил Дракон, сосредоточено глядя на меня. - Здесь сухой участок, ты сможешь отлежаться, нет, не сильно давно, ночь еще не закончилась. Как ты?
- Словно по мне племя кентавров пробежалось. Раадель когда вернется?
- Не знаю, она вступила в бой с магами. Ей помогает Дардмуд и его боевой маг. Но там еще инквизиторы и ведьмы рыщут.
- Надо ей помочь, они с Лордом не справятся.
- Ри, тебе туда нельзя.
- Почему? - Возмутилась я - Маги напали из-за меня. Инквизиторы должны защищать невинных, да и магов они не любят. Они могут помочь нам! Надо только им сказать.
- Риа, тебе туда нельзя именно из-за инквизиторов. Ангел справиться с магами, инквизиторы не лезут в их бой, но если ты появишься, Раадель не сможет тебя защитить!
- Почему мне нельзя к инквизиторам? Граэль что происходит? Я же не ведьма!
- Очень любопытно слышать это от ведьмы...... - Сбоку из-за кустов показалась девушка. Граэль оскалился, но один взмах руки девушки и пасть Дракона оказалась связана какими-то веревками. - Итак, ты утверждаешь, что ты не ведьма?
- Нет, конечно. - Я все же села, приступ боли и тошноты не заставил себя ждать, но все же мне удалось принять более удобную позу, хотя все тело от этого тряслось, и теперь рассматривала девушку, которая терпеливо ждала, когда я отдышусь. Очень странную девушку. Она была одета в длинное платье черного цвета. Снизу оно расходилось широкой юбкой до самого пола, а сверху обтягивало миниатюрную фигурку корсетом, застегнутым спереди на пуговицы, и от пояса до самого выреза на груди отделанного черным кружевом. Ее плечи прикрывал длинный черный плащ, но ее тонкой фигуры он не мог скрыть. В руках девушка держала посох с фиолетовым круглым шаром на наконечнике. Внутри шара словно бушевала фиолетовая буря. Сам посох был из черного дерева, с вырезанными узорами по всей длине. Волосы девушки копной спадали ниже талии и были в тон шара фиолетового цвета. Миниатюрное аккуратное лицо девушки излучало любопытство, только вот тоненькие обескровленные губы сложились в непонятной мне ухмылке, а глаза были черными как ночь. Ее кожа была серой, словно крови в ней нет вообще. Граэль рычал и пытался выбраться из пут, но веревки только сильнее его стягивали.
- Я так понимаю, ты не знаешь, кто я? - Девушка сделала шаг вперед, а из пасти Дракона вырвался огонь. Я отрицательно помотала головой. - Удивительно, и ты даже не видишь кто я?
- Если ты про знак - сразу говорю - это уже не ново, он охранительный и поставлен моей бабушкой, для оберега. Я не ведьма и никогда ей не была. И, пожалуйста, освободи Дракона, он не опасен, мы скоро уйдем сами своей дорогой. И прости, что отвлекли от.... Чем ты там занималась?
- Неопасный Дракон в паре с ведьмой, на которую ведьма поставила охранительный знак? Такое не часто встретишь, если вообще встретишь. - Девушка улыбалась.
- Да не ведьма я! Сколько можно повторять. - От раздражения у меня пошла голова кругом.
- Она не знает? - Девушка вопросительно посмотрела в сторону Дракона, тот в ответ зарычал. - Что ж это не мое дело, каждый верит в свою правду, но мой тебе совет - девушка обратилась уже ко мне - не ищи встречи с колдунами и инквизиторами.
- Почему?
- Тебе не понравиться. Ну а про то, чем я тут занималась - я отвечу, а еще лучше покажу.....
С этими словами девушка, улыбаясь, пошла обратно в кусты, Граэль, не переставая, рычал. Что поделать? Мое любопытство требовало удовлетворения, поэтому я попыталась сесть удобнее, что бы лучше видеть кусты, даже невзирая на рык друга. Оттуда, куда ушла девушка, доносились странные звуки: чавкала раскисшая болотная земля, ломалась сухая трава и... рычанье? Через несколько мгновений девушка вернулась обратно. Ее лицо стало еще бледнее, а глаза.... Едва засветились фиолетовым светом. Кусты за ней затрясись, и на поляну выполз труп. Я зажала рот рукой, не в силах кричать. Она Некромант! Труп в это время вылез на середину нашей сухой поляны и хрипел, обтекая болотной жижей. Полусгнивший, в зеленой тине. На него тут же начали слетаться насекомые, привлеченные запахом, часть внутренностей была видна под ребрами. Он источал запах гнили и болот, и за ним тянулась зеленая полоса тины. К горлу подступила рвота.
- Вот друга нашла на болотах. Думала, может отправить его в ближайшую деревню, народ попугать? А тут как назло инквизиторы на болото нагрянули, придется его еще в болотах подержать. - Девушка ласково погладила труп по лысому черепу, от чего тот закатил глаза. - Но ничего страшно. Он здесь погниет еще несколько дней, отчего только приобретет лучший вид! Ты так не считаешь?
Я отрицательно помотала головой, стараясь не смотреть на мертвеца, тошнота все еще бушевала в желудке, подкатывая к горлу. Граэль уже не рычал, он прикрыл меня когтистой лапой, сколько мог достать из-под веревок, и стал выжидать дальнейших действий.
- Зачем тебе это? - Я все же смогла заставить себя успокоиться. Ну, подумаешь зелененький гниющий труп. С кем не бывает? Главное не смотреть.....
- Ради развлечения. Ты развлекаешься хоть иногда? Или ты после Огня перерождения не помнишь?
- Я все помню. И да я развлекаюсь. С семьей по праздникам. Или на торговых площадях. Но мы как без трупов обходимся....
- Вот видишь. А я не могу ходить по торговым площадям, маги и инквизиторы почему-то нервничают. Да и праздников у меня нет. Праздники нужны только живым, что бы отвлечься от мыслей о грядущем. Так вот я сама могу устроить себе праздник. Напомнить живым, что все когда-нибудь будут именно в таком виде. Поднять кладбище и натравить мертвых в праздник Света и Радости? Что на это скажешь? Или утянуть живых в болото, пополняя ряды своих подчиненных. Я могу разбудить могилы во всех ближайших деревнях. Они безропотно придут на зов и сделают все, что захочу. Я могу приказать воронам напасть на детей, выклевывать им куски мяса и разбрасывать по округе, привлекая крыс. Кстати крыс я тоже могу натравить на поселения.
- Да только инквизиторы и охотники этого не позволят, да и мертвых сжечь можно. От крыс в поселениях есть коты, а от ворон можно отбиться. - Я смогла сесть. Граэль поддерживал меня. Мази Раадель принесли облегчение. Кожу больше не жгло. Она зудела, но не горела.
- Инквизиторы и охотники сейчас должны переворачивать логово ведьм. Они третий месяц их ищут. А тут такое событие, полная луна, да еще и дети, пропадающие по окрестностям, даже запах болот не перебивает запаха гнили ведьм, привлеченных ритуалом перерождения. Повезло тебе, они как раз нашли логово и атаковали, а ты успела выбраться. Но сейчас не о том. Хочешь посмотреть, как мертвец может порвать живого человека?
- А ты хочешь посмотреть, как некроматка жариться в огне? - Граэль смог освободиться от веревок, и теперь пристально смотрел за девушкой.
- Твой огонь не сможет убить меня. - Девушка поставила перед собой посох, от камня исходило в разные стороны сияние. - Я в отличие от тебя, прошла обучение до конца.
- Ага, других некромантов и не бывает. Говорят, дохнете рано. - При этих словах девушку перекосило. - А в твоем обучении были схватки с Императорским Драконом?
- Возможно, и были. - Девушка вытащила из ножен, висящих на поясе, которкий меч. - Где ж ты Императорского Дракона здесь найдешь?
- Врешь, - Граэль сделал шаг к девушке. - В отличие от тебя я лучше разбираюсь в драконах, поэтому присмотрись.
Граэль поднял высоко голову, расправил крылья. На голове у него поднялись кожистые шипы с натянутой между ними кожей, образуя корону. Чешуя по всему его телу засияла, словно золото под солнцем. Граэль - Императорский Дракон? Мы с девушкой обе смотрели на него с открытым ртом. Императорских Драконов очень мало. Точнее их всего две семьи, насколько я помню. Одна семья живет с горными ведьмами. Вторая семья обитает на севере за Великим Лесом эльфов высоко в горах. Их вожак жестокий и кровожадный Дракон. Сын его, наследник, еще более кровожадный. Ходят легенды, что когда-то давно вожак и его сын выжгли большую часть людских поселений. Они разрывали людей в клочья, сжигали заживо, дробили кости хвостами, за убийство .... жены вожака и младшего сына. Точнее убийство жены Императорского Дракона, а младший сын, говорили, пропал. Люди не редко хвастались тем, что отыскали того самого сына и убили. Каждую сотню лет появлялись охотники, хвастающиеся этой добычей. Так Граэль возможно сын вожака? Нет, невозможно. Вожак стаи не отпустил бы его, он не смог бы жить отдельно от стаи. Тогда почему он прячется? От отца? От брата? От кого?
Да его мать убили, так же как и жену вожака, но Императорские Драконы никогда не покидают семьи. И по моим воспоминаниям мать Граэля была тоже золотой, точнее позолоченной, а значит она родилась среди Золотых Драконов, но не унаследовала дара предков. Не мог же вожак стаи жениться на своей сестре? Повисло молчание. Насколько я поняла девушка достаточно сильный некромант, и с драконами она сталкивалась, возможно, конечно, это только слова девушки, но говорила она очень убедительно и вела себя уверено. А Граэль Императорский Дракон, или где-то около того. Силы ему не занимать ни магической, ни физической... а я обожженная уставшая островитянка, на которую даже страшно смотреть.....
- Послушайте. - Мне очень не хотелось увидеть их драку, да и это привлечет магов и инквизиторов сюда. Я с трудом, опираясь на лапу друга, но смогла подняться на ноги. - Давайте мы не будем ругаться, а просто разойдемся по своим делам. Я уже чувствую себя лучше и могу идти, наверное. Граэль хватит, мы можем уже уйти, найдем другой клочок земли. Ой!
Недалеко от моих ног выскочила серая мышь. Маленький серый зверек пискнул, и, заметив нас, кинулся обратно в кусты.
- Аааааааа! - Дико завопила некромантка.
В мгновенье ока она оказалась на самом верху дракона, дико визжа и забрасывая место, где была мышь фиолетовыми сгустками. От прикосновения магии земля выгорала, шипела и оплавлялась, наполняя воздух неприятным запахам вонючего дыма. Надеюсь, мышка успела убежать. Потому что там, где был зверек земля горела фиолетовым пламенем. От столь неожиданного поворота событий, Граэль шарахнулся в сторону, но девушка смогла удержаться на его голове, а я пошатнулась, лишившись опоры, на еще слабых ногах и начала падать на землю. Устоять у меня не было сил, а подхватить некому, поэтому я приготовилась к неприятному столкновению с землей всем своим обожжённым телом. Даже глаза крепко были зажмурены в ожидании удара. Вот только упасть мне не дали. Чьи-то сильные руки подхватили меня как куклу, не позволяя упасть. Граэль снова предупреждающе, но очень сдержано зарычал, а я сначала нащупала чью-то шею, и только потом открыла глаза. Лучше бы я в обморок упала. Или просто упала на землю и уползла с мышкой в кусты. На меня, не мигая, смотрели два пугающих черных, как ночь, глаза. Серое обескровленное лицо и плотно сжатые серые губы, тоже привлекательности не добавляли. В остальном мой спаситель был очень даже привлекательный. Черные длинные прямые распущенные волосы обрамляли лицо с обеих сторон. Немного заостренный подбородок, высокие скулы, черные брови, и хмурый взгляд делали его с одной стороны очень привлекательным и мужественным с другой - пугающим. Отпускать меня он, похоже, не собирался. Он вообще, оторвав от меня взгляд, сделал вид, что меня нет. И хмуро смотрел на Граэля.
- Что опять? - Голос его эхом разлетелся над замершей поляной. А голос у него приятный и строгий.
- М-мы-шь... - Сверху показалась девушка. Глаза ее уже не светились.
- Удивительно, ты одна не боишься нарушить мой приказ сидеть тихо, пока инквизиторы по болоту рыскают, найти мертвеца, упокоить его, потом разбудить и разбрасываться заклинаниями, выжигая все вокруг, кстати, мертвеца ты тоже спалила, но несчастную мышку ты боишься?
- Он-на не несчастная! - Взвизгнула девушка. Мне даже стало ее жалко. Подобный тон я уже слышала. - Это был монстр! Злой и ужасный! С когтями и зубами!
- А еще хвостом. - Граэль не скрывал своего ехидного оскала. И даже немного опустил голову, что бы мужчине было лучше девушку.
- Да еще и с хвостом!- Повторила девушка, цепляясь руками за шипы на голове Дракона.
- Все мыши с зубами, когтями и хвостами! Я где сказал тебе быть?! - Ой, кому-то сейчас влетит. - Мы полночи потратили, что бы инквизиторы мимо прошли, логово не учуяли, а ты магию расшвыриваешь по сторонам!
- Ага, а еще она мертвеца на деревни натравить хотела, смеха ради. - Граэль понял, что девушке сейчас влетит, поэтому сдавал ее по полной. Думаю если дойдет до наказания девушки - друг обязательно примет участия в этом.
- Не, это она так, пугала вас. Мы никогда не натравливаем мертвых на деревни. - Некромант улыбнулся Дракону. - Разве ты этого не почувствовал?
- Почувствовал, да посмотреть хотел, как выкручиваться будет.
- Ладно, что с ведьмой? - Некромант указал в мою сторону. - Другую же хотели девушку переродить?
- Упала в Огонь перерождения. В логове ведьм. Ведьмы ее украли и хотели в жертву принести, та девушка, что хотела переродиться сбежала, когда на логово напали.
- Не выжила б она. Я ее видел. Удивительно, что ты выжила. - С глаз Некроманта сошла Тьма, теперь на меня смотрели внимательные темно-карие глаза. Лицо хоть и оставалось таким же бледно-серым, но смотреть на него стало куда более приятно.
- Еле как выжила. - Граэль подошел ближе. - В логове ведьм осталась наша спутница, она магов сдерживает. Нам бы время переждать, пока Ри оправиться.
- Что ж, пойдемте с нами. Нам пора тоже собираться. Она, - мужчина кивнул в сторону девушки на Граэле. - много шума наделала, инквизиторы сюда скоро нагрянут. Вам бы тоже лучше уйти, ведьм они не любят. Вы сможете время переждать у нас, а мы собраться.
- Да не ведьма я! - Силы покидали меня. Глаза слипались, и уже было тяжело разбирать слова окружающих, все слилось в один шорох. Я потеряла сознание на руках Некроманта.
- Она еще не поняла. - Граэль печально вздохнул.
- Скоро поймет.....
Над миром сомкнулась Тьма - непроглядная и пугающая. Меня несли над болотами. Иногда казалось, что болото оживало, шипело и звало к себе. Везде был запах гнили и чего-то еще, неизвестного мне. Все попытки успокоиться проваливались, под тяжестью наваливающейся Тьмы.
Грубые деревянные доски уже изрядно надоели, все остальное пока на отрез не хотело попадаться на глаза. Спустя какое то время пришло осознание того, что я лежала на кровати. Сверху меня укрыли теплым одеялом. Кожа перестала саднить и печь, немного зудела и чесалась. Все равно я была разбитая. Руки и ноги не слушались, все тело ломало. Тяжело было сесть на кровати, для этого понадобилось очень много времени. Перед кроватью висел плотный серый занавес, отделяющий кровать от комнаты с одной свечкой. За занавесом кто-то ходил и что-то собирал, темный силуэт то и дело мелькал из стороны в сторону по занавесу. Я осторожно отодвинула ткань, и тут же встретилась с взглядом фиалковых глаз.
- Привет. - Передо мной стояла молодая женщина, в черном длинном платье с широкой юбкой. Ее корсет был зашнурован спереди, на груди шнуровка расходилась, продолжая вырез платья и немного открывая грудь. На шее у нее висела черная подвеска в форме черепа с раскрытым ртом. Руки прикрывали широкие рукава. На пальце у нее было не широкое черное кольцо с таким же черным камнем. Бледная кожа, неестественные фиалковые глаза, обескровленные губы, волосы цвета вороньего пера с переливами спадающие ниже поясницы - все это подсказывало мне, что она тоже некромант. Холодная и сдержанная, от нее словно от могилы, несло холодом. Она смотрела слишком спокойно, слишком холодно и по неживому, мне захотелось с головой занырнуть обратно под одеялом.
- Привет. - Поздоровалась я. Стоять пока еще было трудно, и меня нещадно качало со стороны в сторону, хотелось лечь или сесть и плакать. Только бы эта слабость, эта пустота, и нарастающая тревога - все исчезло. - Где я?
- В нашем доме. Если это так можно назвать.
- То есть в склепе? - Меня пробрал мороз. Бабушка рассказывала нам, что некроманты живут на кладбищах, в склепах или могилах.
- Нет. - Она рассмеялась, но лицо ее оставалось холодным. Ее смех на удивление был мелодичным и приятным, так же как и голос. Она говорила спокойно, немного растянуто и не сильно громко. - Это скорее логово, в склепах мы не живем.
- А как же все рассказы?
- Придуманы глупцами, которые не могут объяснить зачем некроманты ходят по кладбищам и склепам.
- И зачем же?
- Органы, трупный яд, волосы, зубы, кости, мертвецы, плотская гниль.... Тебе все перечислить?
- Нет.- Меня опять затошнило.
- Тебе еще рано вставать. Ложись, отдохни.
- Нет, а где Дракон?
- Полетел встречать вашу спутницу. И заодно узнать, где инквизиторы.
- Понятно, извините, что привлекли к вам инквизиторов.
- Не вы привлекли, а магия некромантов. Не вини себя за то, чего не делала. Ты бы лучше оделась. Платье я тебе положила. - Она кивнула в сторону небольшого сундука около кровати, на котором лежало черное платье, с широкой юбкой, корсетом и черным кружевом. А рядом стояли черные сапоги.
- Спасибо, а штанов и туники у вас нет?
- Нет, мы предпочитаем платья. Тебе помочь?
- Думаю я не смогу его одеть. Кожа еще долго не заживет, да и как буду выглядеть? Обгоревшая. - Девушка удивительно посмотрела на меня. Подошла к одной из сумок на кровати, достала зеркало и протянула его мне.
- Думаю, тебе оно очень подойдет.
Я удивленно взглянула на собеседницу и взяла зеркало из ее рук. Моему удивлению не было предела. Из зеркала на меня смотрела молодая немного покрасневшая девушка, отдаленно напоминающая меня. Только волосы огненного цвета отрасли уже примерно до середины шеи, глаза приобрели глубокий насыщенный карий оттенок с огненными прожилками. Не было больше бледной кожи, она был немного покрасневшей как будто я весь день провела на солнце, исчезли шрамы и морщинки вокруг глаз. Исчезли круги под глазами. Больше не было серой обветренной кожи. Волосы и ногти отрастали с удивительной скоростью. А еще этот Огонь в глазах. Я видела его, когда падала в котел. Озарение пришло как гром. Ведьма! Я теперь ведьма! Я переродилась. Все сошлось. И о том, что говорил Граэль, и Некромант, и девушка... и о том, что теперь мне лучше не попадаться инквизиции. Я выронила зеркало из рук и бессильно села на пол. Я ведьма! Я стала ведьмой.
- С кем она?!?!?!?!?! Куда ты ее притащил?!?!?!?!?! - Снаружи раздался громогласный крик Раадель. - Чешуйчатый, я тебя придушу голыми руками!
- Подожди! - Голос Граэля перекрыл крики Ангела. - Ей плохо, что я должен был оставить ее на болоте?
- Да лучше на болоте! - Дверь слетела с петель. Девушка медленно и спокойно обернулась к Ангелу. - Риа! Что с тобой? - Раадель убрала меч и подошла ко мне. - Они обидели тебя? Скажи хоть что-нибудь.
- Я - ведьма? - Слезы покатились градом из глаз. - Раадель, я стала ведьмой. Я ведь не хотела. Почему?
- Тихо. - Раадель обняла меня. - Ну ведьма, ну стала и что? Сама же сказала, не все ведьмы злые.
- Я не хочу! - У меня была истерика. - Что я родителям скажу? Как я теперь им на глаза покажусь? Что мне теперь делать?
- Как минимум одеться и убраться отсюда нам всем вместе. - В комнату вошел Некромант. - Дракон сказал, что инквизиторы напали на след. ангелу и дракону они нечего не сделают, а вот нам и тебе лучше быть отсюда подальше. Елена помоги ей одеться, и уходим.
Некромантка подошла ко мне и помогла встать. Они с Раадель быстро одели меня. Елена накинула мне на плечи плащ и укрыла им с головой. Раадель помогла ей зашнуровать сапоги, и поддерживала меня, пока девушка взяла свой длинный меч в ножнах, застегнула его на поясе, накинула плащ, подобрала сумки и кивнула на выход. Появился Некромант, взял у нее сумки, поправил плащ, и вышел наружу. Когда мы все вышли, Некромант кивнул Дракону. Граэль набрал воздуха в грудь и выплюнул огонь в открытую дверь. Логово тут же объяло огнем, затрещали доски, и запахло дымом.
- Уходим, инквизиторы придут на огонь. - И уже обращаясь к Граэлю, добавил. - Возьми девушку на себя. Выходить через болота ей трудно будет. Где скажу - взлетай, но не высоко, пока с болот не выберемся.
Граэль кивнул, раскрыл когтистую лапу, взял меня и посадил себе на спину между шипов. Некромант взял сумки и двинулся в сторону кустов. За ним последовали обе девушки. Граэль чтобы не попадаться под тяжелый взгляд Ангела последовал за ними. Раадель тяжело вздохнула, подняла взгляд к небу и, подобрав свою сумку, пошла следом. Дорога действительно оказалась мало пригодна для передвижения. Несколько раз Граэль взлетал, что бы преодолеть непроходимые места. Несколько раз Некромант колдовал, чтобы поддержать трясину и дать возможность пройти девушкам. Раадель каждый раз фыркала, но не спорила и молча проходила. Я периодически теряла сознание или просто засыпала. Мой организм пытался понять, что с ним стало, и все силы тратил на восстановление. Я засыпала, просыпалась, теряла сознание и вновь просыпалась. Мне синились мертвецы и ведьмы. Пару раз я не выдерживала и плакала. Тихо, но все же плакала. Я ведьма. От слез, окончательно выбившись из сил, засыпала. В очередной раз проснувшись, я поняла, что уже наступил рассвет. Высоко над болотами встало солнце и теперь ласково пригревало меня на спине Дракона. Кстати про Дракона....
"-Граэль." - Я мысленно позвала своего чешуйчатого друга.
"- Тебе лучше не устанавливать связь пока со мной. - Граэль все же ответил. - Ты итак пострадала".
"-Почему ты не сказал, что ты Императорский Дракон?"
"- А что бы это поменяло?"
"-Ничего, просто я удивилась. Так ты получается сын вожака северных драконов? Почему ты ушел от семьи?"
"-Это тяжело объяснить. - Граэль помолчал, но потом добавил.- Я бы не смог с ними жить".
"- Это из-за твоей мамы?"
"- Не только".
"- Расскажешь?"
"- Только если ты не превратишься в злобную ведьму. Риа, я могу показать тебе все, но пообещай, что свою Силу ты будешь использовать только во благо. И никогда не воспользуешься ею ради Тьмы!"
"- Я постараюсь"
"-Тогда спи". -Граеэль оттолкнулся от земли и бесшумно запарил над болтами в сторону.
- Граэль? - Раадель окрикнула Дракона, но она уже была слишком далеко.
Мы вернулись почти к логову ведьм, после чего Граэль мощными взмахами крыльев взлетел в высоту. Уговаривать себя уснуть не пришлось - глаза вновь слипались. Я была маленькой. Я впервые вышла из пещеры с мамой. Впервые видела солнце и горы. Видела белые пики, которые заливал свет. Белоснежные вершины отражали солнце. А вокруг меня были блики. Много бликов. Я заинтересовалась ими, мне было интересно их поймать, но они убегали он меня. Я прыгала сверху, старалась ухватить их зубами, но вместо бликов поймала что-то белое и холодное. Снег! Он таял во рту. Блики меня уже не интересовали, я набирала полный рот снега. Мне было весело и беззаботно. Неожиданно кто-то накрыл меня тенью и больно укусил за шею.
- Оставь брата! Он еще маленький! - Мама строго сказала брату.
- Ну мам, он же дракон! - Возразил брат. - Он должен драться! Он мой подданный!
- Не сейчас. Не мешай ему.
- Ты только и делаешь, что с ним возишься! - Возразил брат. - А наследник все равно я!
Брат больно впил когти мне в плечи, я пискнула от боли. Мама начала кричать на брата, а он со злостью швырнул меня в ближайший камень. Мне было больно и страшно. Мой сон изменился. Я не поддавалась на уговоры мамы выйти еще раз из пещеры. Там был брат. Здесь в гнезде, он не трогал меня. А там снова была боль. Мама долго уговаривала меня, но я не хотела. Там мама кричала, а здесь она была ласковая. Пришел отец. Он громко начал кричать на маму, что она слишком нежиться, что она испортит меня. Я вжалась в край гнезда. Я никогда не видела, что бы отец кричал на маму. Он приходил, радовался мне, он спал с нами, но днем уползал из пещеры и возвращался лишь ночью, когда я спала. А сейчас он протянул когтистую лапу ко мне, взял за шею и вытащил из пещеры. Я прижалась к отцу. Мне было страшно, что опять появиться брат, но вместо защиты отец оттолкнул меня на снег.
- Он вырастит трусом из-за тебя!- Отец обратился к матери. Мне было стыдно, за то, что отец кричит на нее из-за меня.
- Он только вылупился! - Мама крикнула ему в ответ.
- Только вылупился и ты уже нянчишься с ним!
Мой сон снова изменился. Я сама выходила из пещеры. Я не хотела, что бы отец кричал на маму. Я хотела его порадовать. Мама учила меня летать, но брат повредил мне крыло. Оно не держало меня, не слушалось. Каждый раз, когда я падала в снег, мама улыбалась мне. Несколько раз прилетал брат, но мама не подпускала его ко мне. Я стала вести себя увереннее и старалась взлететь. Но все же брат улучил время, когда мама отвлеклась, и кинулся на меня. Я выставила когти ему на встречу, он не ожидал такого, поэтому мои когти вспороли чешую на его шее. Брат испугался и вскрикнул от боли. Мама закричала на нас. Брат вспорхнул наверх. Мама загнала меня в пещеру и отругала. Она злилась и говорила, что мы не должны драться. Она говорила, что я не могу кинуть вызов брату, не должна, он наследник, он первенец. Мне было ничего не понятно. Мне не хотелось только расстраивать маму, а знание, что в будущем наши драки расценят как вызов наследнику, и брат будет вынужден отстоять свое право на наследие, даже моей смертью, тогда мне не нужно было.
Мой сон снова изменился. Была моя первая охота. Был солнечный день, снег таял, ветер приносил откуда-то новые запахи. Мама поймала кролика и принесла мне, потренироваться. Я старалась изо всех сил, гонялась за серым зверьком по всей полянке, и когда уже была близка к тому, что бы поймать зверька, мой брат свалился откуда-то сверху и отобрал его. А потом и вовсе пользуясь тем, что мы были закрыты от маминого взгляда камнями, он напал на меня. "Ты не посмеешь возражать наследнику"! - Брат злился за оцарапанную шею. Еще больше он злился из-за мамы, что я младше, и она все время со мной. Он впился зубами в плечо и начал его раздирать. Мама нашла меня почти без сознания с разодранным крылом, погрызенной шеей и прокушенной лапой. Мама хотела отругать брата, но ей не позволил отец. Я долго не выходила потом из пещеры, отходила от ран. Время шло, я росла, все мои сверстники уже давно вылетали из гнезда, охотились вместе со взрослыми, а я не могла летать из-за поврежденного крыла. Пришло время, когда отец устал ждать моего выздоровления и вытащил меня из пещеры. Мама волновалась сильно, но я старалась не расстроить ее. Моей первой добычей стала рыба. Я принесла ее маме. Мама радовалась за меня, и гордилась, а брат злился. Он поймал дичь, но родители его только похвалили и все. А мне досталась и гордость, и ласка мамы. С каждым днем охотиться на рыб у меня получалось все лучше и лучше, а брат все больше злился. Он ревновал. Он был гордостью отца, но мама гордилась мной. Он хотел, что бы внимание родителей было приковано только к нему.
Он несколько раз срывал мне охоту, пару раз он нападал на меня и сбивал в воду. А потом настал день, когда мама показала мне красоту облаков. Мы с мамой летали весь день, ныряли в облака, а потом на меня напал брат. Я разбилась. Сильно. Сломанное крыло. Я не смогла взлететь в гнездо. Отец ругал меня. Он сказал, что я позорю его. "Трус и слабак" - мне было обидно и больно. Мама шипела на отца, но сделать уже ничего не смогла. Ей пришлось остаться со мной на земле. Она нашла нам пещеру, в ней я и выздоравливала. Несколько раз прилетал отец, но мама выгоняла его. А я забилась в угол и боялась выйти наружу. Там был брат и боль.
Спустя месяцы я все же вышла из пещеры. Мама все это время охотилась за нас двоих. Она сильно устала и была истощена. Больше сидеть в пещере я не могла. Иначе мы можем погибнуть оба с голода. Я вышла с пещеры, но взлететь так и не смогла, как ни пыталась. Перелом и многие месяцы бездействия лишили меня возможности летать. Но мы могли погибнуть, нужно было что-то придумать. Недалеко была река. Я поползла к ней, там должна быть рыба. Мама улетела на охоту, нужно было к ее возвращению наловить рыбы. Дичи осталось очень мало и ее стало трудно ловить. Но рыбы должно было быть много. Мне повезло. Никем не пуганная рыба, буквально сама попадалась в зубы. Выловила я ее столько, сколько смогла съесть и еще столько, сколько могла унести. Мама вернулась поздно, уставшая и голодная. Она принесла небольшую дичь, нам бы двоим не хватило. Я отказалась от нее, и вытащила из угла рыбу. Мама очень мной гордилась, мы выжили. Редко прилетал отец, иногда приносил еду, и ругал маму, говорил, что она мешает, слишком нежиться. Но все же мама оставалась со мной. Я окрепла, начала летать, у меня хорошо получалось ловить рыбу, мама начала обучать меня магии драконов. Той магии, что она узнала от своей матери. Если бы мы знали, что мои следы заметили охотники.
Был прекрасный солнечный день. Мама в очередной раз уговорила меня полетать. Отказать ей было невозможно. Крыло окрепло, и уже выдерживало достаточно длительные полеты. Но я никогда не взлетала к облакам. Меня одолевал страх. Если я разобьюсь, второго раза мы не переживем. И все же я решилась на полет. Мне хотелось проверить силу собственных крыльев. Хотелось увидеть облака. А снизу за мной наблюдала мама. Она устала от ночной дальней охоты и не полетела со мной. Она обещала наблюдать за мной с земли. Если бы я знала. Если бы я была внимательнее, вылетая с пещеры. Но меня звали облака, ветер и свобода. Внизу проносились залитые солнцем поля, блестели реки. Я взлетала выше облаков, а потом падала вниз камнем. Мне очень нравилось это чувство. А еще я знала, что где-то внизу за мной наблюдают с радостью. Та, кто мне очень дорог, больше жизни. В запале, мне нужно было обогнать саму себя, взлетая все выше и выше, а когда я обернулась, то увидела всполохи огня. Там, откуда за мной наблюдали было выжженное пятно. Я почувствовала боль пронзающую грудь, попыталась спуститься в низ, но не могла, что-то заставляло меня набирать высоту, туда где обжигало легкие. Я почувствовала последний вздох, там внизу, последний удар сердца. Меня накрыла тень. Отец тоже наблюдал за мной. Впервые в жизни он хотел летать рядом, как положено отцу с сыном. Он хотел присоединиться к полету. Счастливый отец, получивший повод для гордости от своего младшего сына. Он заметил мою панику и боль, он посмотрел вниз, туда где бушевало пламя.
Мы летели к выжженному пятну на земле. К нам присоединился брат, но я обогнала их обоих. Надежда пульсировала в голове, надежда гнала меня вперед, надежда и страх. Но было поздно. Мама была мертва. Рядом были охотники, они заметили дракона, и уже готовили ловушки в предвкушении второй добычи. Но ни сети, ни копья меня не остановили. От всего я увернулась. Они не посмеют тронуть маму. Меня накрыла ярость и злость. Я набрала полную грудь воздуха, и обрушила на их головы раскаленный добела огонь. Не выжил никто. Отец и брат прилетели мгновением позже. Они взревели от горя и полетели выжигать деревни людей, мстить. А я осталась с мамой. Я не хотела воевать, не хотела мстить. Я уговаривала ее открыть глаза, слушала, возможно, она дышит, умоляла ее жить..... Единственное существо, которое я любила, было убито. Из-за меня. Я накрыла тело мамы своим крыльями, и только сейчас заметила, какая она маленькая и беззащитная.
Спустя три дня прилетел отец, он хотел забрать меня с собой, но я не пошла. Он дал мне неделю. Он не оставит меня в покое. Никогда не оставлял. Я принесла для мамы веток и бревен, сложила ей погребальный костер и сожгла. Она не достанется ни охотникам, ни падальщикам. Когда тело мамы сгорело, я покинула владения отца. Навсегда. Он будет искать и не позволит уйти. Но он не знал, что я могу оборвать всякую связь с вожаком, превратившись в орла. Мама научила. Меня всему научила мама. Я очнулась на горячей спине Дракона. Он сидел на краю озера, и грустно смотрела на свое отражение в воде....
- Я должен был защитить ее.
- Ты не мог. - Мне было безумно его жаль.
- Отец был прав, я не дракон. Я трус. Я никогда не смогу вернуться к семье. Моя семья умерла. - Граэль наклонился, помогая мне слезть с него.
- Нет, не трус. Граэль послушай - ты храбрый дракон. Я в это верю. - Я положила руку к нему на лапу.
- На столько храбрый..... - Граэль зарычал, - что не смог напугать маленькую девчонку? Настолько храбрый, что испугался ведьм? И настолько храбрый, что позволил какой-то некромантке скрутить меня? Риа, я трус! Им родился, и не смогу стать некем другим!
Граэль выдохнул в сторону огонь, превратился в орла и улетел ввысь, оставляя меня одну на земле. Я бессильно села. Граэль имеет право побыть в одиночестве. Но мне хотелось утешить его. Облегчить как-то боль. Он действительно потерял семью. Отец и брат превратили его жизнь в кошмар. Сбоку раздался шум. Я оглянулась. Солнце уже поднялось достаточно высоко, и теперь освещало небольшую полянку на берегу озера. Сзади стояла высокая болотная трава, с одной стороны был лес. Где искать спутников я не знала, да и желанья не было. Я спустилась ниже к озеру и опустила руки в воду. Странно но ладони жгло, не сильно, но ощутимо. Вода принесла прохладу. Умывшись, мне стало легче намного. Сзади повторился шум. Я обернулась и едва не закричала. От болот ко мне полз фиолетовый туман. Холодный, вязкий и ... могильный?
- Риа! - Из-за кустов раздался крик Раадель.
Кричать в ответ не хотелось. Да и усталость давала о себе знать. Туман коснулся меня, липкий и холодный, немного поклубился у ног и растаял. Из-за кустов вышла некромантка окруженная фиолетовым дымом.
- А Ангел там сума сходит, что злобный Дракон тебя съел. - Она улыбнулась мне. - Правда я ее заверила, что теперь с твоей магией, он скорее подавиться, но она почему-то не успокоилась.
В ответ я рассмеялась. Не могу представить себе, что бы Граэль меня ел. Интересно, если он решиться когда-нибудь на это, сколько он будет выбирать с какой стороны начать?
"- С головы!" - Раздался обиженный голос Граэля.
- Я этому чешуйчатому голову оторву. - Из-за кустов показалась Раадель. Вид у нее был, мягко говоря, потрепанный. Перепачканная в тине, с мечом на перевес и голубыми светящимися глазами. Волосы ее были растрепаны, испачканы, лицо тоже было испачкано, но даже такой она оставалась красавицей, пусть и разъярённой. - А еще паре некромантов!
- Ты сама полезла в болото. - За ней вышел из-за кустов Некромант чистый и явно в хорошем расположении духа. - Я же тебе сказал: надо обойти трясину.
- Ты сказал, когда я уже в ней была!
- Прости, не успел раньше, ты так быстро кинулась через болота за Драконом, что я даже немного смутился. Предупреждал идти за мной.
- Ты самый мерзкий Некромант, которого я знаю! - Раадель зло зарычала на него.
- И много узнала из наших? - Удивился тот. - Только не говори, что трех, и всех сегодня.
- Да, потому что обычно я прислужников Тьмы убиваю!
- Ага, а мы обычно ангелов на болотах бросаем. Ко всему приходиться привыкать. - Он скинул сумки около меня, и добавил. - Привал. Девочки отдыхают, мальчики на развертку. Пернатый, - он посмотрел на дерево, - с тебя завтрак.
- С чего ты решил, что будешь командовать? - Раадель уперла руки в бока.
- Потому, что если не тебе, то моим сестрам и ведьме нужен отдых, а я в это время смогу осмотреться и поставить ловушки.
Раадель фыркнула, но спорить не стала. Странно был видеть ее такой. Она подошла к озеру, умылась и направилась ко мне.
- И что это было?
- Летали. - Врать ей бесполезно - увидит, но можно увести от темы. - Я спала.
- Вижу. Риа, тебя всю трясет. Ты и полдня не продержишься! Ты опять связь с Граэлем устанавливала? Я же тебя просила!
- Раадель все хорошо. - Я улыбнулась, ругаться с ней совершенно не хотелось. - Я справлюсь.
- Риа, тебе отдых нужен.
- Отдых ближайшие дня два не предвидеться. - Вернулся Некромант. - За нами погоня. Инквизиторы и маги. Они нашли логово и взяли след. Кстати завтрак тоже откладывается.
- Почему именно два дня? - Раадель обернулась к нему.
- Потому, что до ближайшего поселения два дня. Нам разделяться смысла нет - инквизиторам бой дать легче, если вместе держаться будем. А через два дня, в поселении, вы сможете приобрести лошадей и продолжить свой путь, а мы пойдем по своему.
- Хорошо. - Раадель подобрала свою сумку. - Риа, не сможет долго идти.
- Дракон поможет. А ближе к поселению, что-нибудь придумаем. - Я удивленно посмотрела на Некроманта. Создавалось впечатление, что он заранее подготовил ответы на все вопросы.
Прилетел Граэль, выслушал гневную тираду от Ангела, посадил меня на шею. Отряд выдвинулся в путь. На это раз впереди шла Раадель, за ней некромантки, потом Граэль со мной, а завершал шествие Некромант. Ангел была права - не прошло и полдня как меня разморило на солнце, и сон окончательно завладел мною. Проснулась я уже на земле. Рядом горел костер, на котором жарилась рыба.
- Сколько я проспала? - Спросила я у Елены, сидящей около костра.
- День давно за полдень перевалил. Как себя чувствуешь? - Некромантка внимательно на меня смотрела.
- Не знаю. Не поняла еще. - Я села и огляделась. - А где все?
- Брат с сестрой ловушки ставят, Дракон получил от Ангела и улетел охотиться, сама Ангел ушла охотиться.
- Понятно. Все заняты делом, а я одна сплю.
- Спать иногда тоже очень полезное дело. - Она сдержано улыбнулась мне. - Тебе надо поправляться. И, кстати, я тоже без дела сижу, и ничего страшно.
- А кто за рыбой смотрит?
- Предполагалось, что Ангел или Мира, но в силу своей неусидчивости, сестра уплелась за братом, а Ангел в силу своей вспыльчивости пошла, успокаиваться охотой. А я готовить не умею.
- А кто вам тогда готовил? - Я удивлено посмотрела на Елену.
- Тебе ответ не понравиться.
- Возможно.
- Некроманты, проходя обучение, питаются тем, что поймают. - Некромантка прямо смотрела на меня. - Сама понимаешь на кладбище животные редкость. Да и в склепе костра не развести, что бы что-то пожарить.
- Трупы? - Сознание услужливо нарисовало картинку: трое некромантов ночью разрывают могилу и делят между собой - кому достанется нога, кому ребра, а кому все стальное.....
- Нет, мертвецов мы не едим. - Елена ухмыльнулась при виде моего бледного лица. - Но вороны, собаки, насекомые .... всякое попадалось.
- Ты права.... - Тошнота подкатила к горлу, в надежде вырваться наружу. - Ответ мне не нравиться.
- А зря. - Она встала на ноги, потягиваясь. - Еще неизвестно, что тебя ждет, как ведьму. Поверь если встанет вопрос твоего выживания, и могильные черви деликатесом покажутся. Вопрос сколько ты будешь с собой бороться. И поверь, эту войну ты проиграешь. Наши тела не различают запахов, вкусов, им чужда эстетика и красота. Им нужно выживать, любыми способами.
- Надеюсь, я никогда не узнаю вкус могильных червей....
- Ага, а вкус сожженной рыбы тебе больше нравиться? - Из-за кустов показалась Мира. И судя по тому как она безразлично смотрела на рыбу, стало понятно - еда ее беспокоит меньше всего. Половина сгоревшей рыбы на костре красовалась своей черной корочкой от которой уже поднимался дым. Раадель не обрадуется.
Пришлось собрать Силы, встать и заняться готовкой. Насколько я понимаю от некроманток в этом вопросе толку нет, а Раадель неизвестно где и когда придет. Что ж пора заканчивать лежать без дела, и браться в новом своем обличье ведьмы .... За рыбу....


Глава седьмая. Неизвестность



Кто знает, что принесет нам следующий день?
Приобретение врага или потерю друга...




Забрав Жизни и Силы Радости и Справедливости, Камень в ответ на мольбы сотворил двух Богов. Родились Богиня Жизни и Света - Жива и Бог Смерти и Забвенья - Нарон. Одна была призвана защищать племена при Жизни, а второй после их Смерти. Существа рассказали новым Богам о своих бедах, о жестокостях и кровожадности Богов, и о том, что для их рождения свои жизни отдали другие два Бога. Жива и Нарон решили вернуть Радость и Справедливость, отдав часть своей силы. Но вернувшиеся Боги были еще слабее, чем раньше. Они даже не могли принять телесной формы, они могли остаться лишь Духами. Тогда Жива предложила придумать им обитель, где бы они могли поселиться. Боги не стали долго выбирать, оставив свои убежища на усмотрение Живы и Нарона.
Один мальчик подарил Богине Жизни и Света кольцо своей погибшей матери. Оно было железное, невзрачное и покрытое ржавчиной. Но для мальчика оно было самым дорогим, что у него осталось. Жива с благодарностью приняла кольцо, отчистила его, украсила живыми цветами. Оно засияло ярче звезд. Мальчик очень был рад этому, а Радость с удовольствием поселилась в кольце среди цветов. Нарону же один старик преподнес другой подарок. Старик чувствовал свою Смерть, и очень боялся, что с его Душой поступят так же, так же как и с Душами его родителей. Он боялся, что твари Богов, которые пытались его не раз поймать при жизни, будут терзать его после Смерти. Старик вручил Нарону похоронную ленту, которой по традиции обвязывали тело мертвеца. Он просил нового Бога сохранить ее до его похорон, а когда придет его время защитить Душу. Нарон пообещал защитить не только его Душу, но и Души всех умерших, а ленту он принял как напоминание о своем обещание. Старик признал справедливость его слов, а Справедливость нашла свою обитель в ленте, которую Бог Смерти и Забвения привязал к своей одежде.
Несмотря на все мольбы и дары Камню Нарон и Жива были слабее, чем остальные Боги. Даже вместе они не смогли бы противостоять Пантеону и его обитателям. Боги, зная это, даже не восприняли Нарона и Живу как серьезных противников. Но все же новорожденные Боги не собирались сдаваться. И в первую очередь они решили защитить всех существ от тварей, рыскающих по всему миру. Для противостояния тварям Богиня Жизни и Света вместе с Богом Смерти и Забвенья решили создать своих существ. Жива призвала Свет всех живых в Мире, а Нарон все Души растерзанные тварями. Свет Богиня разделила на тысячи лучей, что должны были согреть племена, а Бог каждому лучу дал по Духу, что должны были стать защитниками. Лучи Света с Душами стали служителями Света и Жизни,а отбрасываемые ими тени, так же наполненныме Душами, стали Тьмы и Смерти. Так родились ангелы и демоны. Одни наполненные Жизнью, Светом, теплом и любовью, другие Смертью, болью, страхами и ужасами. Одни оберегали Жизнь, другие Смерть. Ангелы и демоны разлетелись по всему Миру и вступили в бой с тварями Богов. Племена возрадовались новорожденным Богами потянулись к ним за защитой. Одни существа были наполнены любовью к Жизни, что давало Силы ангелам, другие страхом и болью перед тварями, что давало Силы демонам.
Боги сначала высмеивали Нарона и Живу, ведь их жалкие попытки противостоять Пантеону должны были провалиться. Но подпитываемые племенами ангелы и демоны смогли одолеть тварей. Боги были удивлены и возмущены, ведь их Силе и их тварям никто и никогда не кидал вызов. Боги задумали уничтожить Живу и Нарона в назидания племенам. Но хотели они их уничтожить так, что бы в племенах погасла последняя надежда на спасение. Но Нарон и Жива рожденные в век кровопролитий были готовы к такому визиту. Они подобно племенам нашли свои неприступные обители, откуда бы он могли помогать существам. Жива с ангелами вознеслась высоко над облаками, на самую высокую и крутую вершину, покинув землю. Из облаков она смогла возвести величайший Небесный Город, где и поселились ангелы. Великолепный город, был невесом, но все же цеплялся за самый пик вершины. Никто кроме созданий Света не мог по нему пройти, никто не мог к нему прикоснуться, он, словно облако таял в руке Что - бы не предпринимали Боги, они не могли достать до Города. Ни ветра, ни громы, ни дожди - все это оставалось ниже Города. Нарон же выбрал для себя место внизу на земле. Там где неприступные скалы встречались с лавой Вечного Вулкана, там, куда не могло попасть ни одно живое существо. Выжженные поля, покрытые пеплом и лавой стали неприступной защитой для Замка Мертвых. И снова попытки Богов увенчались провалом. Боги злились и начали охоту на ангелов и демонов, но, сколько бы они их не уничтожали, Жива и Нарон возвращали своих подопечных.
Племена, получив защиту хотя бы от тварей, заметно окрепли, начали возводить поселения и Храмы Богине Жизни и Богу Смерти. Каждый Храм посетили новорожденные, давая им свою защиту. Боги сильно рассердились и попытались уничтожить поселения, вместе с Храмами. Поселения им уничтожить удалось, а вот племена нет. Ангелы успели спасти живых, а демоны забрали немногих мертвых. Боги тогда поняли, что приходит конец их кровавым развлечениям, что Нарон и Жива не позволят больше истязать народы. Тогда Боги решили развязать войну с новорожденными. Они создавали тварей, что могу взлететь в Небесный Город, тварей, что смогут выдержать температуру Вулкана. Но и Нарон с Живой готовились к войне. Они призвали глав тех племен: Эльфов, Гномов и Людей. Они решили дать племенам то, что сможет уничтожить всех Богов без исключения. Но создать это могли лишь племена все вместе. Представители всех трех племен прибыли на место, где когда-то был Первородный Храм.....
Некромант не обманул. На второй день впереди показалось небольшое поселение. Мы шли достаточно бодро и весело, несмотря даже на вечные перепалки между представителями Тьмы и представительницей Света. А ругались они постоянно. Граэль кстати принял сторону Некромантов, и, как ни странно, нашел у них единогласную поддержку. Елена в основном держалась собрано и холодно, так же как и Некромант. А вот Мира была прямой противоположностью брата и сестры. Она оказалась на удивление жизнерадостной и бойкой. А еще она очень сблизилась с Граэлем. С ней было весело и легко в общение. Даже Раадель не могла устоять под напором веселья Миры, и невольно начинала улыбаться в общение с ней. Я все не могла понять. Мира вообще не похожа на брата с сестрой. Да и Елена с Некромантом были мало схожи между собой, но у них были хотя бы общие черты. Холодный взгляд, собранность, сдержанность, они не делали лишних движений, говорили не громко, но и не тихо, произносили только нужные слова, ничего лишнего они не говорили и не делали. А Мира вела себя словно ребенок. Бегала за Граэлем, собирала цветы, а когда укололась, ... выжгла всю поляну, за что получила нагоняй от Некроманта. Вообще складывалось впечатление, что Некромант ей не брат, а скорее строгий родитель, которому досталось непослушное прыткое дитя. А еще на второй день ее волосы стали меня оттенок, стали более темными. Как мне объяснила Елена, некроманты сами могут поменять цвет волос. В основном после обучения волосы становятся пепельно-белыми, не редки случаи, когда цвет волос становиться черным. Как у самой Елены. Словно воронье крыло. Все зависит от того что некроманту ближе. Правда я не совсем поняла, в чем разница между некромантами, но расспросить времени не хватило. Показались первые дома за поселением.
Граэль с Некромантом помогли мне спуститься. Дальше передвигаться Дракону было опасно, поэтому он превратился в орла и устроился на плече у Миры, что вызвало укол ревности у меня. Мы вышли на дорогу и двинулись в сторону поселения. Уже за полдень, а значит, ночь, скорее всего, проведем за хорошим горячим ужином и в уютных постелях. Мне пришлось идти самой, что, пока давалось с трудом. Наше передвижение замедлилось. Первые дома вне поселения встретили нас пугающей пустотой. Дома были заброшены, окна и двери открыты. Во дворах не было скотины. Единственный кто сидел на невысоком деревянном заборе - была ворона. Елена долго смотрела на нее, до тех пор, пока она не взлетела и не упорхнула куда-то в сторону. Некромант что-то прошептал сестре, та в ответ отрицательно покачала головой. Мы пошли дальше. Следующие дворы встретили нас примерно таким же видом. Пустые дома, стойла, нигде нет животных или людей. А еще мне очень не нравились поля около домов. От них веяло гнилью, и .... гарью? Раадель тоже что-то почувствовала, потому что она взяла в ладонь немного земли, растерла в руках и принюхалась.
- Дай угадаю.... - К ней подошел Некромант. - Соль и зола?
- Да. - Раадель отряхнула руки.
- И что это значит? - Я остановилась, переводя дыхание. - Зачем люди посыпали поля солью и золой? И где вообще все?
- Не люди. - Некромант, перехватил сумки и пошел дальше по дороге.
- А кто? - Я удивленно посмотрела на Ангела.
- Ведьмы.
- Зачем?
- Да, путной ведьмы из тебя не получиться. - Мне улыбнулась Мира. - Скорее всего, здесь есть еще одно логов ведьм. Которые, портят жизнь местному населению. Соль ведьмы используют в двух целях: во-первых излишняя соль на полях губит урожай, во-вторых соль хорошо впитывает не только влагу, но и проклятья. Пахари, работающие на таких полях, заражаются болезнями, скот, которого кормят травой или урожаем с полей - дохнет. А зола с обряда. Ведьмы набирают траву с поля, вяжут пучки и сжигают. Золу рассыпают по полям. Говорят, поля с такой золой очень долго не дают урожая.
- То есть где-то рядом еще одно логово ведьм?
-Вполне возможно. - Ответила Елена. - Ведьмы тут были дня четыре назад, возможно логово не так уж и близко. Просто им надоело доставлять хлопоты ближайшей деревне, поэтому они нашли новую.
- Может, обойдем поселение? - Рядом приземлился Граэль. - Поселение со всех сторон окружено зараженными полями. Люди собрались в городе, и они очень сильно злые. Если узнают, что Ри ведьма, беда будет.
- Не беспокойся, Ри со мной пойдет. - Раадель оглянулась в сторону пустого дома. - А ты бы не превращался в Дракона, если не хочешь к нам лишнего внимания привлекать.
Дракон кивнул и влетел вверх, превращаясь в орла. Путь до ворот поселения мы проделали в тишине. Я все думала, над словами Миры о том, что ведьмы из меня не получиться. Может это и хорошо, но гордость задевало. Да я ничего не знаю о ведьмах и об их мастерстве. Но ведь изучала же травы и врачевание? Вернусь домой и начну изучать ремесло полевых ведьм. Что поменяется? Замуж не возьмут? Так я туда и не стремлюсь. Остается только неизвестно, как воспримут меня родители. Надеюсь, они не отвернуться. Все дорогу до ворот меня мучил вопрос, что сказать родным, как все это объяснить? И как они все это воспримут? Или все таки мне не хватит храбрости и сил признаться родителям, что я стала ведьмой. Не полевой как бабушка. Да и я собственных сил еще не знаю. Может я стала очень слабой ведьмой? И смогу всю жизнь прожить с этой тайной? Где-то в душе зародилось сомнение. Словно внутри дремал тот самый ведьмин Огонь. Необузданный и неудержимый. Словно он ждал, пока я окрепну, что бы вырваться наружу и нести разрушение. Ладони горели, не сильно. Но вчера это было едва заметное жжение, а сегодня уже более ощутимое.
Мы подошли к закрытым воротам довольно поздно. Солнце уже садилось. Некромант кулаком постучал в закрытые ворота. Нам пришлось некоторое время подождать, прежде чем охранник открыл смотровое окошко.
- Кто такие? И что вам надо? - Стражник окинул хмурым взглядом нашу компанию.
- Нам ночь переждать в трактире, - Раадель показала ему грамоту, - и Храм посетить надо.
Стражник прочитал грамоту, почесал затылок, немного помедлил и, нехотя, отворил ворота. Стразу за воротами начиналась не широкая каменная улица с невысокими домами. Сама улица была переполнена людьми. С перекошенными лицами, воспалениями и язвами на коже. У многих была перемотана голова и половина лица. С опухшими руками и шеями. Люди обреченно сидели на каменной улице. Покинутые, подавленные и опустошенные. Нас встретили с удивлением и страхом. Раадель первая шагнула вперед, за ней последовали все остальные. Люди расступались, освобождая дорогу, в страхе прятали детей и в смущении лица. Так мы дошли до первого попавшегося трактира. Как ни странно, но, не смотря, на толпу людей на улице, в трактире было тихо и на удивление безлюдно. Мы сели за столик у окна, тут же к нам подошел трактирщик.
- Добрый день. - Поздоровалась Раадель с ним. - Нам бы горячий ужин и комнаты.
- С комнатами проблем нет. - Мужчина обвел взглядом пустое помещение. - А вот с горячим ужином проблема. Из еды у нас осталось только зерно. Поэтому варим только похлебку, она хоть и не очень вкусная, зато горячая.
- А почему нет другой еды? - Я удивленно посмотрела на хозяина трактира.
- Ведьмы, да забери их Нарон, крыс наслали. Те все запасы еды уничтожили. Удалось спасти только зерно и то, только то, что в бочках хранилось закрытых.
- А что инквизитор говорит? - Раадель хмуро смотрела в окно.
- А что он скажет? За неделю пять женщин сожгли. Они со старостой уже и не знают, что с этой напастью делать. Всех женщин, что не коснулись уродства, сожгли еще в начале месяца.
- Почему женщин сжигают с поселения? Логово искали? - Раадель обернулась к мужчине.
- Искали, да только ничего не нашли. Все до соседних деревень обошли, там про ведьм не слышали, а у нас вон, что твориться. За неделю народ опух. Мои дочери по комнатам сидят, бояться к людям выходить.
-Ничего не нашли поэтому решили, что ведьмы в поселении? - Ангел удивленно подняла бровь.
- А где им еще быть? Жить то им где-то надо.
- Не обязательно. - Сказал Некромант. - Ведьмы вполне себя нормально чувствуют в покинутых домах. Только дома вы-то не проверяли?
- Нет. - Мужчина опустил взгляд в пол. - По лесу искали, да по полям. А дома, кто ж их пустит-то в дома?
- Сами зайдут. - Раадель снова посмотрела в окно. - Или хозяева дома сами покинули дом, или ведьмы их убили. Мы видели много покинутых домов. Ведьмы могли выбрать любой.
- Я передам старосте. - Мужчина задумчиво почесал затылок, и удалился на кухню.
- Не нравиться мне эти ведьмы. - Раадель повернулась к нам.
- А что есть ведьмы, которые нравятся? - Некромант не удержался от колкости.
- Нет, - Ангел бросила на него холодный взгляд, - но есть, те о существовании, которых можно забыть.
- Я так понимаю, полевые ведьмы тебе принципе не мешают? - Некромант смотрел в упор на Раадель. - Только остается уточнить, сколько из них, ты отправила в Царство Мертвых?
- Чуть больше, чем некромантов. - Фыркнула Раадель. - Но и последних не мало было отправлено в объятья их любимого хозяина....
- Хватит вам. - Я оглянулась в поисках серого орла. - Кто-нибудь видел Граэля?
- Думаю, он улетел охотиться. - Некромант не отводил взгляда от Ангела. Так же как и она от него.
- Да что происходит? - Я вопросительно посмотрела на Некроманта.
- Ворон видела? - Елена положила руку на плечо брата.
- Да. Одну. И что?
- Ага, это только та, что сидела на заборе. - Продолжила некромантка. - А во дворах было еще десятка два или три. Люди не покидали домов. Их убили, вместе со скотом. Вороны первые кто почуяли, что магия спала, и, что можно устраивать пир, чем в принципе и воспользовались.
- То есть, там во всех домах лежат их хозяева? - Как ни странно, но меня эта мысль нисколько не волновала. Не было ни приступов тошноты, ни отвращения.
- Да. - Ответил Некромант. - И на них наложено очень сильно заклятье. Заклятье, которым пользуются некроманты, когда имеют дело со свежими мертвецами. Это заклятье позволяет сохранить мертвецов на несколько месяцев нетронутыми разрушениями, оно как кокон обволакивает тела, позволяя сохранить их в более или менее пригодном виде.
- А что потом? - Я вопросительно смотрела на Некроманта.
- Потом или оно спадает само, или при приближении, того кто его накладывал. - Некромант посмотрел на меня. - Так вот, когда мы приблизились, заклятье спало, и вороны, которые этого и ждали, смогли приблизиться к трупам.
Я немного посидела, пока на меня не дошел весь смысл сказанных им слов. То есть заклятье спало из-за некромантов?
- То есть вы должны быть хозяевами этого заклятья?
- Ну, да. - Мира посмотрела в окно. - Или заклятье отреагировала на что-то другое.
- Например? - Раадель откинулась на спинку стула.
- Магия новорожденной ведьмы, например. - Некромант повторил за Ангелом, и скрестил руки на груди. - Или врожденная магия дракона. Да что угодно. Ведьмы здесь поработали сильные. Но откуда им знать весь ритуал наложения заклятий? Даже если они его и знают, каким-то образом, они не могли довести его до конца. Там связь с мертвецом нужна. Заклятье, скорее всего, осталось не законченным, поэтому при вмешательством сильной маги, оно не выдержало и разрушилось. Мы не помогали никаким ведьмам....
- А что дальше будет? - Как-то осознавать, что там за воротами дома полные мертвецов было неприятно. - И почему не было запаха? Ведь мертвецы должны же источать хоть какой-нибудь запах? Разве нет? Если заклятье спало, то и запах должен же был вернуться? Или нет? - За столом воцарилось напряженное молчание. Все почему-то стали смотреть на меня. - Что?
- Ты не чувствовала запах? Вообще никакого?- Раадель внимательно на меня смотрела.
- Нет, а что?
- Вот вам и ответ. - Мира как-то не хорошо улыбалась. Что я опять пропустила?
- От чего спало заклятье, я думаю, мы выяснили. - Некромант оперся локтями о стол. - Что делать? Ночью они воскреснут. Мы упокоим их, что бы в поселение не полезли.
- Хорошо. - Раадель немного расслабилась. - Займитесь мертвецами, а я к старосте и инквизитору схожу. Может, удастся найти логово.
- А мне что делать? - Я посмотрела на Ангела.
- В комнате сидеть. И никуда не выходить! - Раадель, ну очень выразительно на меня посмотрела. - От тебя так проблем меньше будет.
- Значит, я знаю с кем оставить сестру.... - Некромант так же выразительно посмотрел на Миру, которая в ответ показала ему язык. - От тебя так проблем будет меньше.......
- Думаешь, их стоит оставлять одних без присмотра? - Елена обратилась к брату.
- Граэль присмотрит. - Ангел, похоже, нашла общий язык с некромантами.
- Превосходно. - Некромант откинулся на спинку. - А если на дракона еще заклятье вызова наложить, то мы узнаем, сразу, как только они надумают что-нибудь начудить.
- Или кого-нибудь встретить.... - Ангел, тоже откинулась на спинку. - Только сдается мне, что они даже в комнате умудряться во что-нибудь ввязаться. Нужно еще и на двери заклятья поставить....
Мы с Мирой сидели молча. Что тут можно возразить? Особенно если вспомнить из-за чего мы повернули на север. Наконец-то появился трактирщик с подносом. Перед нами на стол поставили тарелки с непонятной светло коричневой жижей. Ни цвет, ни запах не вызывали желания пробовать это блюдо. Зато некроманты абсолютно спокойно взяли ложки и приступили к трапезе. Даже с некоторым безразличием они поглощали еду, не морщась. Возможно похлебка не такая уж и не вкусная. Я посмотрела на Ангела, та в ответ лишь пожала плечами. Я решилась попробовать похлебку. Безвкусная, с уплотнением из зерен, и абсолютно не соленая. Я поморщилась и посмотрела на некромантов.
- Во время обучения и не такое есть приходилось. - Некромант ответил на мой немой вопрос, отодвигая пустую тарелку.
- Гадость, какая. - Я поморщилась еще раз.
- Это, смотря с какой стороны посмотреть. - Некромант честно придвинул к себе мою тарелку, и с аппетитом налег на ее содержимое. - Перетертое и разваренное зерно дает силы для тела, больше на самом деле ничего и не надо для того что бы выжить.
Как я заметила, Ангел тоже немного съела от своего ужина, остальное разделили Елена с Мирой. Пришел трактирщик, принес горячий настой трав, уточнил, сколько нужно комнат и, забрав тарелки и получив золото, удалился на кухню. В комнату меня с Мирой отвели под конвоем. Раз десять повторили, что бы мы не смели никуда выходить. Наказали Граэлю следить за нами, и отправились каждый по своим делам. Некромант и Елена отправились за город, а Раадель в Храм. Когда мы остались одни, Мира залезла на кровать и принялась расчесывать деревянным гребешком волосы, которые уже имели темно красный оттенок.
- Зачем ты меняешь цвет волос? - Я расположилась на другой кровати.
- Они сами.
- То есть как? Елена же сказала, что вы можете выбирать цвет волос.
- Да можем, но иногда цвет меняется сам. Если есть источник магии и некромант не запечатал свою магию.
- Это как?
- Да просто. Вот смотри. Есть рядом сильный источник магии, любые существа, которые ее чувствуют к ней потянуться. Кто откажется использовать не свою магию, а чужую? Соответственно, когда используешь чужую магию, то она оставляет след. Он может по-разному проявляться. Например, если полевая ведьма использовала силу, допустим, тех же болотных ведьм, то она и сама со временем станет болотной. Если один раз воспользоваться Тьмой, Тьма и останется, сколько бы ты не обращалась к Свету. - Мира отложила гребень и посмотрела на меня с улыбкой.
- А как запечатать магию? И где ты нашла источник?
- Некроманты по сути своей не маги. Мы не рождались с Силой, мы ее приобрели. Точнее сказать, впитали ее. Все обучения некроманты проходят в условиях на грани между Жизнью и Смертью. Только так некромант может увидеть и Жизнь и Смерть одновременно. Учитель-некромант, создает для своих учеников смертельные условия. Так мы тренируем свое тело и разум. Подчиняем инстинкты и избавляемся от всего, что не нужно для выживания. В конце обучения, когда некромант впитает всю Силу учителя, мы можем запечатать свою магию. Так некромант отгораживает себя от воздействий магии из внешних источников. Магия может нас изменить, а меняться мы не должны.
- Почему? - Я положила под руку подушку и оперлась на нее.
- Ну смотри. Допустим, некромант общается с мертвыми или Духами. Мы обращаемся к Царству мертвых. Мы сами попадаем в Царство мертвых. Там где все не знают Жизни лучше, точнее Смерти. Если источник магии будет воздействовать на нас, то мы можем потерять реальность. И при живом теле останемся в Царстве Мертвых. Никто не сможет тогда вернут некроманта к Жизни. Одно из испытаний для учеников - месяц в склепе. Только весь месяц ты не живешь. Ты общаешься с Духами, или видишь сны мертвых. По прошествии месяца очень много учеников погибает из-за того что не могут вернуться из Царства Мертвых. Так же и в Царстве Живых, если мы изменимся, привыкнем, то можем погибнуть. Нам нужна стабильность в состоянии между Жизнью и Смертью.
- Много учеников? Кроме тебя с братом и сестрой били еще ученики?
- Да.
- А где они? И почему вы разошлись?
- Потому что они умерли во время обучения.
- Печально. - Я встала и подошла к окну. На небе в облаках сидела луна, озаряя пустую улочку не ярким светом. - А почему ты не запечатала свою Силу?
- Не знаю. - Мира, разгладила складки платья. - Я всегда была слабым некромантом. Брат всегда боялся, что я не выдержу испытаний и умру, а я никогда не понимала, почему он так заботиться обо мне. Когда мы покинули убежище нашего учителя, брат с сестрой смогли запечатать Силу, а я нет. Сколько я не пыталась, у меня не получается. Брат говорит это из-за того что я слишком "живой" некромант. Что мне нужно быть сосредоточеннее. Что нужно быть именно на границе между Жизнью и Смертью. Но мне нравиться и Жизнь, и Смерть. Мне нравиться в равной степени наблюдать за Душами умерших, и за полетом бабочки. Может брат прав, поэтому я и реагирую на тебя.
- На меня? - Я удивленно посмотрела на Миру.
- Да, источник магии здесь ты. Точнее Огонь, который призвали ведьмы. Ри, знаю ни брат, ни Ангел тебе не скажут, но ты не просто ведьма. Ты стала очень сильной ведьмой. Тот Огонь ведьмы вызывали не для перерождения девушки. Огонь должен был убить ее, так же и всех пленников, и Силу получили бы ведьмы. Они воспользовались заклинанием жертвоприношения, в обмен на Силу. Но вы нарушили заклятье, оно хоть и сильное, но не настолько, что бы самостоятельно существовать. Жертвы приносились и до этого Огню. Заклятье уже разрушалось, когда ты упала в котел. Огонь получил жертву, и должен был отдать Силу. Ведьмы принесли очень много жертв, поэтому и Силы у тебя теперь много. Но заклинание не завершено. Твоя Сила пока не беспокоит тебя, потому что не восстановилось тело. Но ты поправишься, и что будет потом неизвестно. Огонь потребует новую жертву для завершения ритуала.
- И что мне теперь делать? - Я вернулась к кровати.
- Ждать. Твоя Сила не окрепла еще и не запечатана. Возможно, ведьмы смогут продолжить ритуал и посвятить тебя в ведьмы с меньшей Силой. Или ты сможешь управлять ею, и сможешь сама укротить Огонь. Но тебе надо учиться искусству ведьм. Возможно, и Ангел поможет с самообладанием. Пока можешь не беспокоиться.
- А почему тогда вы сказали, что заклятье некромантов сняла я?
- Потому что ты сняла. - Мира растянулась на кровати. - Я не сильно много знаю про сущность магии ведьм, но есть правила, которые работают для всех видов магии. И правила эти до безобразия просты. Например, нельзя оставлять заклятья незаконченными. Любой маг может продолжить твое заклятье и направить его на создателя. Или, что более слабая магия разрушается при взаимодействии с сильной. Вот ты и попала под это правило. Твоя Сила, хоть еще и не окрепшая, смогла впитать магию ведьм. Поэтому ты и не почувствовала запах мертвецов. Твоя Сила попросту посчитала, что это твоих рук дело, поэтому и все сопутствующие раздражители тебя не беспокоили.
- Тогда почему я почувствовал запах гнили и гари на поле? Когда Раадель сказала, что там еще и соль. Это ведь тоже магия ведьм? Тогда почему ее я почувствовала?
- Ты чувствовала гниль?
- Ну да.... - Я внимательно смотрела на Миру. - А ты нет?
- Никто из нас не почувствовал. - Мира поднялась на ноги. - Ри, да ты нашла ведьм. Гарь понятно, от проведенного ритуала, а гниль от логова ведьм. Так ведьмы находят друг друга. Нужно сказать брату, ведь они на поля и пошли. Граэль! - Она кинулась к окну, на котором сидел орел. - Передай им, что там ведьмы и найди Ангела. - Девушка развернулась и направилась к двери, доставая на ходу меч и посох.
- Стой, ты куда? - Я подскочила на ноги.
- Я брата с сестрой не брошу. Особенно если там ведьмы, которые используют магию некромантов. - Девушка решительно дернула за ручку двери, которая оказалась закрыта.
- Нам сказали в комнате сидеть! - Я попыталась остановить ее, но некромантка разошлась не на шутку. Подергав ручку, и поняв, что дверь заперта, Мира взмахнула рукой и что-то прошептала. Вокруг нее замерцали черные искры. - Стой! - Но Мира меня не слушала. Она собрала все искры в шар, и кинула его в дверь. Раздался грохот, а дверь отлетела к противоположной стене.... Ох, нам точно не поздоровиться.
Я кинулась за девушкой. Одна она точно не пойдет остальных искать. Только, что мы будем делать, если найдем этих ведьм? Мира вылетела на улицу и бросилась бегом к воротам. Я последовала за ней. Из трактира за нами вылетели ругань и брань хозяина. Да судя по ругани - лучше компания ведьм, чем разъяренный трактирщик. Мира подобными вопросами не задавалась. Она бежала вперед к воротам, ничего не замечая вокруг......
Не знаю как, но я почувствовала запах гнили, и заметила еле уловимое движение в проулке около ворот. Мира как раз остановилась перед закрытыми воротами, зовя стражников. Я останавливаться не стала, поэтому просто сбила девушку с ног, прижимая к земле. Над нами мгновеньем позже полыхнул огонь, окатывая нас жаром. Мире второй раз повторять не надо было, она перевернулась на спину и выставила посох на встречу новой огненной вспышке. Огонь коснулся камня на посохе, зашипел, но дальше пробиться не смог. Из проулка вышли три ведьмы. Длинноволосые, молодые женщины, без единого следа уродства, в длинных, черных платьях, и с хищными улыбками.
- Так, так. Кто тут у нас? - Вперед вышла черноволосая женщина, складывая руки на груди. - Молодая некромантка и ведьма, не до конца прошедшая ритуал перерождения. А мы то все гадали, кто снял наше заклятье с трупов...
Мира, как ни странно, стояла спокойно, меч она не заносила, да и посох слегка опустила. Она не нервничала, не шевелилась. Просто стояла и слушала. А вот меня начала бить дрожь. Три ведьмы - очень опасные соперники, и судя по огню, они не совсем нам рады. А наши спутники неизвестно где.
- Давайте убьем их! - Взвизгнула женщина с серыми волосами и острым носом. - Чего мы ждем?
- Тише, сестра. - Черноволосая сделала еще шаг вперед. - Самый легкий способ убить некроманта - напасть тогда, когда он не ждет. Но, увы, ведьма помещала нам, а значит, нам придется сражаться в открытом бою. Только вот незадача: нас трое, а вас всего две. Да и ведьма, еще даже от перерождения не окрепла, так, что придется сражаться тебе одной некромантка.
- Не думаю, что некроманты бывают одиноки.... - Мира слегка ей улыбнулась, а у меня почему-то от этой улыбки мурашки поползли.
- Брось, - ведьма указала на ворота, - ближайшие мертвецы за воротами, как же ты собралась здесь колдовать? Всех трупов местные жители сожгли.
- Тебя волнует только, как мертвецы попадут сюда? - Мира и вовсе опустила посох и расслабилась. - Или то, что они сделают с твоими сестрами?
- Тебе не призвать их! - Черноволосая рассмеялась. - Ты думаешь, мы, почуяв Служителей Смерти, не позаботились о своей безопасности? На воротах знак отторжения. Они не услышат тебя. Мертвецы, не помогут тебе.
- А мне и не надо что бы ОНИ слышали... - Некромантка сказала с акцентом. - Меня услышат другие.
А дальше было то, отчего мой страх перерос в панику. Мира совсем опустила меч, и свободной рукой провела рукой по воздуху. Крест на крест. Словно кошка махнула лапой, выпуская когти и ловя невидимую добычу. Сначала я слегка удивилась - ничего не происходило, но потом заметила, в воздухе повис след от ее когтей, он становился все четче. Спустя мгновение след разорвал воздух, а ведьмы зашипели и попятились обратно в проулок. След висел, словно царапины на тонкой ткани. А потом эта ткань вовсе разорвалась. Там где только что были ворота, сейчас было кладбище. С полной луной, туманом и могильными статуями. Мне стало жутко, я посмотрела на Миру. Она была сосредоточена, глаза ее светились фиолетовым, вены на лице почернели, а кровь отхлынула от лица. Такой я ее уже видела, поэтому не испугалась. А вот шорох и стоны, раздавшиеся со стороны разрыва, заставили мое сердце бешено биться. Ведьмы ждать не стали. Втроем они атаковали Миру огненными шарами. Девушка даже сопротивляться не стала, попросту, отпрыгнув в сторону, махнула рукой в сторону кладбища и что-то прошептала. Могилы тут же отозвались ей эхом. Из многих склепов вылетели двери, из могил поднялись мертвые.... А я завизжала. Нет, конечно, Мира не натравит их на меня, но все же страшно. Из склепов вышли скелеты, а из могил трупы. Частично разложившиеся, с торчащими костями. Я до последнего не верила, что они выползут из разрыва, но, увы, они выползли, а скелеты довольно резво из него выпрыгнули.
Как то совсем неожиданно для меня сзади оказалась стена, к которой плотно была прижата моя спина. Теперь я понимаю, почему некромантов так бояться. Да они же вот так могут целую армию поднять. Правда армия эта оказалась не очень надежной против огня. Ведьмы атаковали мертвых огнем. Несколько трупов огонь сжег, а вот скелетам, огонь не причинял никакого вреда, только немного задерживал. А еще я заметила, что глаза скелетов светились так же фиолетовым светом, и они были вооружены мечами. Дальше произошло то, что ни я, ни Мира никак не ожидали. Черноволосая ведьма перестала атаковать трупов огнем и, укрывшись за спинами сестер, начала какой-то ритуал. Что за ритуал мне было неизвестно, а вот Мира, кажется, поняла. Она попыталась атаковать ведьму, но та лишь подняла руки, и девушку скрутило от боли. Она закричала и упала на колени. Трупы потеряли связь с хозяйкой и поползли в разные стороны. Один из мертвецов пополз к Мире, хватая ее за подол платья. Затрещала ткань. Девушка стояла на коленях и хватала ртом воздух. Больше не кричала, но широко распахнутые глаза и попытка схватить воздуха выдавали ее дикую боль. Скелеты, так же как и мертвецы, потеряли связь, и теперь громили улицу. Они пробежали немного от ворот и начали опрокидывать телеги, выбивали двери и врывались в дома жителей поселения. Из домов раздался крик.
Ведьмам тоже не сладко пришлось, двое скелетов кинулись к ним. Ведьмы смогли их откинуть магией, но пыла у скелетов от этого не убавилось, да и трупы уже подползали им на помощь. Ведьмам пришлось отступать. Что делать - на ум ничего не приходило. Атаки мертвецов очень редкие, и в основном их всех отражают некроманты, обычным людям крайне редко приходиться сталкиваться с подобной магией. Надо как-то помочь Мире, только она сможет контролировать мертвых. Я подхватила ближайшее ведро и запустила им в мертвеца. Правда никакой ответной реакции не было, он продолжал рвать подол платья девушки и ползти к ней ближе. Что ж пришлось идти на более радикальные меры. Я подскочила к трупу, ухватила его за ногу и потянула на себя. Было мерзко, и он ужасно вонял, но Мира сейчас вообще беззащитна. Труп продолжал ползти и тянуться к девушке, но мне все же удалось его остановить. Ужасно тяжелый, мне не хватало сил его оттащить. Я перехватила его за вторую ногу, уперлась каблуками в камень улицы и разгибая ноги, все же смогла оттащить труп назад. Что, кстати, последнему очень не понравилось. А я, потеряв равновесие, больно села на камень. В это время труп издал глухое рычанье и развернулся ко мне. Злой, со стеклянным взглядом, с частично сгнившей кожей на лице, он потянул крючковатые серые руки ко мне. К несчастью попытка с визгом уползти от него не имела успеха. Он схватил меня за ногу и не отпускал. Паника и страх целиком завладели сознанием, мешая подумать, главное было уползти куда-нибудь. Даже не глядя куда. А ползла я прямиком к разрыву, откуда выползали новые трупы. Заметила я это лишь, когда рука мертвеца больно ухватила меня за волосы и потянула к себе. Я закричала, рванулась вперед, зажмурилась и попыталась отмахнуться от рук трупов........
Мои ладони нестерпимо обожгло. Волосы сильно дернули, и вокруг запахло гарью. Я чувствовала тяжесть руки на волосах, и что рука второго мертвеца все сжимает мою ногу, но они почему-то не шевелились. Прошло несколько мгновений, прежде чем я открыла глаза. Мои руки по-прежнему были впереди, и от них исходил Огонь, окутавший меня. Трупы, попавшие под пламя, сгорели, остались только их руки..... одна на волосах, одна на ноге. Моему изумлению не было передала. Огонь защитил меня, не причиняя вреда. Но чувство жажды разрушения, растущее внутри, пугала.
"Огонь потребует новую жертву для завершения ритуала." - Слова Миры как то слишком навязчиво звучали в голове. От Огня исходила звенящая злоба, жажда разрушения и крови. А еще стало отчетливо понятно, что сейчас пламя ни за что не утихнет, пока израсходует все силы. Слишком долго он ждал и теперь вырвался в своем единственном стремлении - разрушений, и обратно он не вернется. Огонь вокруг раскалялся, опаляя жаром. Едва заметная раньше тонкая защита, становилась все темнее, все жарче. Но меня он не тронет. Я нужна ему. Сам Огонь не может существовать, он не может разрушать без носителя. Ему нужна ведьма. Сильная и злая, с обезумевшим желанием разрушения, мести и крови..... Я не могу стать такой ведьмой. Я обещала Граэлю. И не смогу тогда вернуться домой. Правда жажду разрушения все же придется удовлетворить, заодно и силы растратить... Как раз пара трупов опять полезли к Мире, которая, все еще корчилась от боли. Да и скелеты с домов выбежали в поисках новых жертв.
Я собрала силу в кулак, представила, что пламя повинуется руке, что сгущается вокруг пальцев. Руку тут же объяло огнем. Один жест - словно бросить мячик - и огонь с неимоверной скоростью устремился к мертвецам, в этом жесте была вся ярость и злость. Огонь снес их и впечатал в стену. Дальше пришла очередь скелетов, которые заметили меня, и, соответственно, кинулись в атаку, размахивая мечами. Одного скелета удалось сжечь, обрушив на него силу собственного дара, двух других пламя подхватило и выкинуло в ворота. И вот это было сделано зря. Ворота не выдержали. Их попросту пламя выбило изнутри. Печать, наложенная ведьмами, сломалась и сгорела вместе с воротами и скелетами. Со всех полей в округе раздался хрип-стон. Мира же призвала мертвых! К тому же пламя встретилось с деревом и теперь беспощадно его пожирало. Огонь перекинулся с ворот на соседние дома. Люди итак напуганные криками и хрипами начали выскакивать из домов. М-да ну и вид же им открылся. Ведьма, поджигает их дома, некромантка, призвавшая мертвых, корчиться в стороне от боли... А трех ведьм - зачинщиц и след простыл. А еще в выбитые ворота начали заползать мертвые, а из разрыва полезли новые скелеты. Да сколько же их. И где наши некроманты и Ангел? Кто-то же говорил, что не допустит мертвых в поселение? И где он? Хотя лучше им пока этого не видеть.....
Из разрыва выскочили десятка два скелетов. С перекошенными челюстями и обнаженными мечами. За ними поползли мертвецы. Нет, определенно с разрывом что-то надо сделать. Я не стала ждать, пока скелеты разберутся, что тут происходит, и кинуться в атаку. Пришлось атаковать первой. Огненный шар, оторвавшийся от моей руки, врезался в первых поднятых из могил, и вместе с остальными закинул обратно в разрыв. А дальше я и вовсе вложила в этот шар силу и злость, заставила его висеть перед разрывом, сжигая все, что попытается пересечь границу. И желающих было много. Одной рукой удерживая шар, второй я сжигала мертвецов, приползших с полей тем же способом. Да сколько же их? Через некоторое время руки стали наливаться свинцом, а пыла у меня поубавилось. Силы у меня кончались, а мертвецы все ползли и ползли. Я начала отступать от ворот, ибо сдержать всех у меня уже не было возможности. Сзади бушевала паника. Люди выскакивали из домов, кричали, и бегали... Кто пытался вытащить с домов родных, кто потушить пожар, а кто пытался спасти пожитки. Мысль поразила меня как гром среди ясного неба: выход из города только один. Когда у меня закончатся силы, нас разорвут на мелкие кусочки. И деваться нам будет некуда. Я была слишком увлечена уничтожением мертвецов из ворот, что не заметила подползающего трупа из разрыва. Этот гад каким-то образом умудрился пролезть мимо заметно ослабшего Огня. Он схватил меня за лодыжку и потянул на себя. Я потеряла равновесие и упала на землю. Соответственно сдерживать скелетов и мертвецов было больше некому, поэтому они лавиной хлынули в разрыв. Меня вновь охватила паника. Все попытки отбрыкаться от мертвеца провалились - он держал крепко и неумолимо подползал. Я уже почти сдалась, когда кто-то воткнул вилы в грудь трупа, поднял его и откинул от меня. Высокий крепко сложенный широкоплечий мужнина в обычной серой рубашке и кожаных штанах, с каштановыми волосами и очень сильными руками очень легко запустил трупа в его сородичей.
- Не бойся, ведьма. - Сказал он, обращаясь ко мне. Он протянул мне большую ладонь и с серьезным лицом добавил: - Я помогу.
Я кивнула и протянула ему дрожащую руку. Он поднял меня с земли как куклу, с легкостью. А за ним стояли еще несколько мужиков с вилами и топорами. Похоже, помирать без боя они не собираются. Правда первому мужчине они все уступали размером и плечами.
- Кузнец позвал нас защитить свой дом. - Вперед вышел рыжий, худой парень. - Ведьма делай свое дело, а мы с мертвецами с полей управимся.
Я кивнула и атаковала снова скелетов, которые уже бежали к нам. Люди занялись трупами, заползающими в ворота. Нужно сказать вполне даже успешно. Кузнец откуда-то достал свою кувалду, которой разбивал головы трупам на части. Зрелище не из приятных, зато хоть выжить сможем. Я снова запечатала разрыв, но вложила уже меньше силы. Мне становилось с каждым мгновением все хуже. Руки тряслись вместе с ногами, голова раскалывалась, а из носа уже давно пошла кровь. Кто-то любезно притащил бочку, по которой я сползала вниз..... Мира лежала без движения. Я окрикнула рыжего парня и отправила посмотреть, что с ней. Он подбежал к девушке и перевернул ее. Бедная Мира! Стеклянный взгляд, пена изо рта и трясущиеся руки ни чего хорошего не предвещали. Парень прикрикнул на мальчика, который помогал женщинам таскать воду, и отправил его за лекарем. Врачевательница пришла довольно быстро, и тут же занялась осмотром Миры. Я видела, как лекарь выругалась в сторону и с тяжелым вздохом принялась разжимать сжатую челюсть девушки. Ей помогал паренек. Вместе они смогли влить Мире, какой то настой. Мое сердце сжалось от жалости и тревоги за девушку. Ведь неизвестно, что с ней сделали ведьмы. Прошло несколько мгновений, прежде чем Мира вздрогнула и перестала трястись. Правда в себя она так и не пришла.
Люди уже отвоевали свое поселение и выгнали мертвецов за ворота. Объявился трактирщик с еще одной группой мужчин. Они проволокли доски и гвозди и принялись заколачивать ворота. Кузнец с остальными мужчинами при этом сдерживали мертвецов. Я в душе уже даже обрадовалась, что вполне возможно, мы одолеем нашествие трупов, когда из бокового проема вышли ведьмы.....
Злые и на людей и на меня. Это сильно ухудшало дело. Вот только люди их тоже заметили и были не менее злы на них. Мужчины бросили заколачивать ворота и бросились на ведьм в атаку. Ой зря. Ведьмы сформировали сгустки и бросили их в мужчин. Те, кто бежали первые, повалились на землю мертвыми. В это время в воротах показался кузнец. Он видел, что появились ведьмы и отозвал мужчин обратно в поселение. Все вернулась опять на то место, откуда начинали. Мертвецы начали заползать в ворота, а я держала разрыв. Только теперь моих сил осталось совсем мало, и удержать и разрыв и скелетов не возможно. К тому же кузнец перехватил свою кувалду и кинулся на ведьм.... Нет, ну что за увалень? С кувалдой против магии..... Я отпустила разрыв и успела создать перед кузнецом огненную стену, поглотившую магию, направленную ему прямо в грудь. Кузнецу это только придало и силы, и храбрости, и скорости. Спустя мгновение он одним мощным ударом кувалды откинул черную ведьму в стену дома. Хруст костей даже я услышала, из чего сделала вывод, что мне как ведьме, лучше кузнецов не злить.... Никогда не видела, что мужчины бьют женщин. Но, похоже, ведьмы, да еще принесшие столько бед людям, за женщин не считаются. Рыжий парень тоже бежал за кузнецом, правда атаковал он вилами и, как мне показалось, самую молодую из ведьм. Третью ведьму добил кузнец ударом кувалды по ребрам, развернув корпус в ее сторону. Что-то мне подсказывает, что ее травмы плохо совместимы с жизнью.....
Кузнец похлопал рыжего парня по плечу и с улыбкой повернулся ко мне. Мгновенно его улыбка исчезла, а мохнатые брови сошлись на переносице. Я даже оборачиваться не стала, что бы подтвердить свою догадку. Как говорил Ханор, не умеешь драться - беги. Я рванулась вперед и в бок, падая на землю и прикрывая голову руками. Как оказалось вовремя. Надо мною просвистел меч..... Сил остановить скелета у меня не осталось. Кузнец слишком далеко, а скелетик вот он, родимый, близко. Не знаю, может быть у меня помутнение рассудка, но, по-моему, он торжественно улыбается. Если это вообще возможно. Я уже почти попрощалась с Жизнью, когда откуда-то скелету в лоб прилетела черная стрела. Конечно, ему вреда она не принесла, зато откинула она его от меня подальше. Ангел! Я резко обернулась и увидела такие родные и любимые сердитые карие глаза. Атака Ангела на скелетов было молниеносной. Правда в отличие от мужиков, Раадель не оставляла после себя разбитые головы и кучу трупов. Скелеты и трупы обращались в прах при встрече с ее мечом. Люди тоже поняли, что к чему и поспешили к Ангелу на помощь. И опять трупов выкинули за ворота, правда теперь разрыв сдерживала не я а инквизитор, посыпающий сам разрыв каким-то серебристым порошком. К которому очень не хотели приближаться мертвые.
А я легла на землю и попыталась прийти в себя. Только сейчас стало заметно, что все-таки ранена. Один из скелетов успел достать ногу и, похоже, оставил довольно глубокую рану. Но это не страшно. А вот кровь из носа и полное отсутствие сил настораживали, хотя голова раскалывалась так, что даже это было не важно. Тут же из ворот показались и некроманты. Елена бросилась к Мире, а Некромант занялся разрывом. В общем, все замечательно - почти все живы, если не считать хмурого взгляда Ангела и Некроманта не предвещающих ничего хорошего. А еще, увы, я слишком устала, что бы заметить, как ко мне подползал туман..... Ох зря не заметила. В последнее мгновение я его заметила, и почему то подумала, что это опять Мира шутит. Вот только Мира без сознания лежала на коленях у сестры, и от тумана веяло Смертью и болью. Я протянула руку навстречу туману. От моего крика, как мне показалось, вздрогнули даже мертвые. Все тело сковало невыносимой болью, перед глазами разлетались взрывы, а в голове стучали барабаны. Дым приобрел фиолетовый цвет и тугой пеленой окутал меня. Поисковое заклятье нашло цель......
Я лежала и билась в конвульсиях, изо рта текла пена, с остекленевшим взглядом и замутненным сознанием от боли. Кто-то рядом что-то кричал, кто-то куда-то бежал, а туман все сгущался надо мной, обещая поглотить меня всю. И все же сквозь боль я заметила приближающегося кузнеца. С мокрым лбом, брызгами крови на лице и хмурым взглядом. А еще окровавленную кувалду. Вот теперь мне стало еще хуже. Правда кузнец откинул кувалду, поднял меня на руки и куда-то понес. Сопротивляться ему не было возможности. Я молилась только об одном, что бы эта боль, ломающая ребра утихла. Хоть немного. Я потеряла сознание. Пришла в себя, когда кто-то вливал мне в рот горькую настойку. Кто-то сжимал мне челюсть, заставляя пить, вырваться мне не позволили.
- Тише, ведьма, я не причиню тебе вреда. - Надо мной стояла врачевательница, что помогала Мире. А рядом стоял кузнец. - Он принес тебя сюда. Ты помнишь что произошло?
- Мои друзья? - Я еле смогла раскрыть рот, а вместо голоса слышалась хрипота и тихий стон.
- Они в порядке. - Ответил кузнец. - Некромантку тоже унесли. Ты здесь в безопасности. В городе маги. Они.....
Продолжение я не услышала, снова потеряла сознание. Главное, пока никто не пострадал. Врачевательница влила мне еще настойки, и связь с миром окончательно была потеряна. Иногда я приходила в сознание, точнее всплывала из безсознания, но не понимала, что происходит вокруг. Вокруг мелькали деревья, попалось даже поле с речкой. А еще везде был запах гнили и гари. Чьи-то холодные руки держали меня, не позволяя упасть. Иногда я видела перед глазами черные волосы, словно воронье перо. А еще я иногда слышала тяжелое дыхание. Пришла я окончательно в себя лежа на покрывале, укрытая и рядом с горящим костром. Шевелиться было трудно и очень больно. Голова гудела, а еще эта дикая усталость. Я лежала и смотрела на огонь. На его спокойствие и силу. Я улыбнулась ему, а в ответ он обогрел меня своим теплом. Дальше мне показалось, что огонь приветливо качнулся в сторону. По-моему у меня что-то с головой случилось. Увы, огонь не хотел становиться обратно нормальным и приветственно раскачивался на кострище. Что ж если сходить с ума так по полной. Я протянула к нему руку. И вопреки здравому смыслу, огонь прыгнул на ладонь. Теплый и спокойный, он словной забирал мою слабость, выжигая ее изнутри. Вверх от огня поднялся черный вонючий дым. Сначала мне показалось, что горит моя кожа, но огонь показал мне, что нет, рука цела. Я цела. Огонь согрел меня изнутри, выжег заклятье наложенное магами и .... Начал наполнять Силой? Сокрушительной и неудержимой, той, что мало лишь веток в кострище. Этой силе нужны жертвы, сожжённые дома и разруха.
Я отказалась от этой силы. Я запретила себе брать ее. Огонь больно укусил кожу и обижено спрыгнул вниз на листву. Я с любопытством смотрела, что же он будет делать дальше.... А дальше он оскалился, стал злым и сердитым. А еще он пытался меня закрыть, отгородить оттого что было сбоку. Я повернула голову и встретилась с хмурым взглядом фиалковых глаз.
- Я слышала, что ведьмы огня питают Силу от пламени, но увидеть довелось впервые.
- Это плохо? - Я с интересом смотрела на Елену. - И ты тоже это видишь?
- Да вижу. - Некромантка сапогом загасила пламя. -Не думала, что ты так быстро разберешься со своей Силой. Да и отойдешь от заклятья тоже.
- А что не так?
- А то, что ты можешь тут все сжечь, только потому, что засмотришься на огонь. - Из леса показался Некромант с охапкой веток. - Погляжу, ты вполне пришла в себя.
- А где Раадель?
- Ты уверена, что хочешь сейчас с ней встречаться?
- Да.
- Тогда оглянись. - Некромант как-то не хорошо улыбался.
Я, следуя его совету обернулась. Вот лучше бы я в поселении с мертвецами осталась. Или замуж вышла...Да, что угодно, лишь бы ни этот испепеляющий взгляд. Нет, ну а в чем я опять виновата? Мы же их пошли спасать....
- Я где тебе сказала сидеть?!?!?! - Взревела Ангел на весь лес. - Вы обе, почему ушли из комнаты? Да еще как ушли?!?!?! Дверь выбили!!!!!!! ЗАЧЕМ?!?!?!?!?
- Мы вас пошли спасать, там же ведьмы были....
- Да мы ведьм и выслеживали!!!!!!!!! - Крик Раадель разнесся по ночному лесу, распугивая ночных зверей. Нет, все-таки мертвецы приятнее. - И все бы нечего, да одна непутевая ведьма и непоседливая некромантка из комнаты вышли и магией начали расшвыриваться! Мы же охранное заклятье поставили на двери! Что бы тебя, как перерожденную ведьму не почувствовали!!!!!!!!!! Так вы догадались дверь вынести!!!!!!! Мы почти поймали ведьм, когда они за тобой отправились!!!!! Риа, я тебе сколько раз говорила: не лезь вообще никуда!
- Она не виновата. - Рядом со мной встала Мира. Бледная и очень уставшая. - Это я за братом с сестрой пошла, и я дверь выбила...
- А ты бы помалкивала. - Ну куда же без Некроманта? - Тебе я тоже говорил сидеть в комнате! И чем все закончилось? Ведьмы запечатали ворота, прекрасно понимая, что мы на них охотимся и пошли за двумя глупыми молодыми девицами. Так ты еще и придумала. Против ведьм с заклятьями некромантов кладбище подняла.... А вот наличие у ведьм в арсенале болевых заклятий ты не забыла? Или может, забыла, чем заканчивается встреча некромантов под болевыми заклятьями и неудержимых мертвецов?
- Вы вообще на что надеялись? - Раадель уже убавила тон. Но пылкости осталось еще очень много. - Что ведьма, даже не осознавшая, что она ведьма и не закрытая некромантка смогут противостоять служительницам Тьмы? Вы вообще, чем думали? Ладно, Риа, она как ослица идет прямиком в объятья Смерти. Мира ты о чем думала? Или тебе не объясняли, чем опасны ведьмы, если у тебя Сила не запечатанная? Да они попросту могли завладеть твоей Силой и смогли бы управлять мертвецами....
- Ладно вам. - Сверху спустился Граэль. - Девочки итак настрадались.
- Ты бы тоже помалкивал. - Некромант нехорошо прищурился на Дракона.
- Тебе было сказано их не выпускать!- Рявкнула Раадель.
- И сразу предупреждать, если что нас. - Продолжил Некромант.
- А вы спелись.... - Ох говорливая Мира. Я начала нервно хихикать. Нет, ну а что. Разъяренный Ангел на пару с Некромантом (что уже странно) кричит на ведьму, некромантку и Дракона. А по идее должна была бы убить. Ну хотя бы без Дракона.
Раадель от такой наглости сначала опешила, а потом очень не хорошо выругалась и пошла разбираться с мясом. Похоже, ужин сегодня будет как минимум побитый. Некромант недолго постоял, оценивающе на нашу троицу посмотрел и присоединился к Елене, которая невозмутимо готовила спальные места. А мы сидели надутой троицей, думая каждый о своем. Лезть под горячую руку спутникам не хотелось. Вечер, ровно так же как и ужин, прошел в тишине. Граэль превратился в орла и с удовольствием кормился нашими с Мирой пайками. Есть не хотелось. На меня навалилась усталость, да и девушка зевала. Нас решили не мучить и показали на спальные места, правда, легли мы вдвоем на одно, на то, на котором сидели. Шевелиться не было сил. Нас укрыли и оставили в покое. Утром я проснулась от того что мне холодно. Мира стянула на себя все одеяло. При этом и мое и свое. Еще было раннее утро. На траве блестела роса, а солнце едва коснулось верхушек деревьев. Лагерь спал. Что меня удивило, ведь даже на охране никого не оставили. Раньше Раадель с Граэлем менялись, а сейчас оба спали. Хотя они тоже могли банально устать. День выдался сложный.
Откуда-то сбоку повеяло теплом. Пламя снова приветственно качалось в стороны. Я улыбнулась в ответ и пригласила его к себе на ладонь. Небольшой огонек охотно прыгнул в руку. Тут же по тело разнеслось тепло. Закоченевшие ноги отогрелись. И вообще на душе стало спокойно и хорошо. Правда силу на этот раз я не приняла. Огонек уютно устроился у меня на руке. Будить спутников не хотелось, поэтому я тихо ушла в лес. Надо же мне когда-то учиться управлять магией. Я немного прошлась по утреннему лесу. Странно, но в этот раз мне было не страшно заблудиться. Я чувствовала костер. Даже отойдя на приличное расстояние, я его чувствовала и знала, куда идти обратно. Неожиданно откуда-то раздался треск. Сначала я подумала, что это какой -то зверь дерево сломал. Но за хрустом послышался выдох и свист меча. Я пошла на шум.
Шум исходил от небольшой поляны, окруженной кустарником. Я осторожно, приготовив огонь для защиты, отогнула ветку ближайшего куста. И чуть не уронила пламя. На поляне был Некромант. С обнаженным торсом, в черных штанах, высоких сапогах и мечем в руках. Раньше я его всегда видела только в черной одежде. А сейчас могла рассмотреть и тело. Бледное с проступившими ребрами и мускулами. Мускулы проступали везде, на плечах, косые на боках, на руках. Но его бледность пугала. А еще множество шрамов, укусов, кусков вырванной кожи. Они были почти везде. На плечах, руках, спине, животе, груди. Многие отдавали синевой. Я стояла с открытым ртом и не могла поверить в увиденное. Кто будет так издеваться над человеком? И как же он перетерпел все это? А сестры его такие же?
Некромант кружился по поляне в завораживающем и смертельном танце с мечом. То он осторожно и бесшумно отступал, то атаковал дерево. При этом у дерева не была шансов устоять. Те, что были тоньше просто перерубались пополам, а те, что были потолще, добивались кулаком, и с хрустом ломались. От него исходила сила и опасность. А еще я была просто уверена, что ничем себя не выдала. Но Некромант меня почувствовал даже с закрытыми глазами. Иначе как объяснить то, что завершил он свой танец, обрубив около меня ту ветку, что я держала.
- Налюбовалась? - Некромант с лукавой улыбкой открыл глаза.
- Так ты меня видел? - Я удивленно рассматривала его лицо с капельками пота и в обрамлении черных волос.
- Скорее почувствовал. Тебе чего не спиться?
- Холодно стало.
- Да с Мирой зимой спать - одно мученье. - Некромант стер тыльной частью руки пот со лба. - Я посмотрю, ты осваиваешь свою силу?
- Ты про огонь? С ним теплее.
- И опаснее. - Мой собеседник посмотрел на меня с укором.
- Да я знаю. Я не опытная ведьма, вечно влипающая в неприятности, за мной гоняться маги и инквизиторы одной эльфийки и я очень сильно вам всем действую на нервы.... - Я хотела развернуться и уйти, но Некромант поймал меня за руку и удержал.
- В одном ты права. Ты не опытная ведьма, и огонь может навредить тебе. Ты не сможешь его контролировать, пока не научишься управлять своей Силой.
- А если я не хочу ею управлять? Если я вообще не хочу быть ведьмой? - Меня злило то, что я стала ведьмой, и все каждый раз напоминают мне об этом. Словно уловив ход моих мыслей, огонь стал нестерпимо жечь, а потом и вовсе перекинулся на руку Некроманта, державшую меня. Запахло паленой кожей. Я взвизгнула, а черноволосый даже не пошевелился. Лишь закрыл глаза и второй рукой накрыл огонь, отрезая от воздуха и гася его. - Прости, я не хотела.
- Вот в этом и проблема. Ты разозлилась, и, реагируя на твою злость, огонь вышел из-под контроля.
- Прости. - Я взяла его руку, на которой красовался красный ожог.
- Риа, сейчас не это главное, а ты. - Некромант рукой поднял мою голову. - Представь, что будет, если бы здесь стоял другой человек. Человек без магии. Ты бы сожгла его. Он бы просто не смог защититься. Риа, ты опасна и для себя и для окружающих. - Я честно хлюпала носом. Как ни крути он прав. - Ри, эта не та рана, из-за которой стоит расстраиваться. - Он обнял меня. Несмотря на свою бледность, он оказался очень даже теплым. - Давай поступим так. Мы теперь точно будем идти вместе. Я могу немного потренировать тебя. А то Ангел, сама понимаешь, немного для этого не подходит.
- Откуда? - Я шмыгнула еще раз носом и подняла глаза на собеседника. - Откуда у тебя столько шрамов? Это твои родители сделали?
- Нет. - Некромант меня отпустил. Сразу стало холодно, я начала подумывать: может быть самой его обнять? Хоть теплее станет. - Своей семьи я почти не помню. Помню только, что радовался, когда мама родила маленькую сестренку. И мне очень нравилось с ней возиться.
- Ты про Миру? И где ваша семья?
- Нет, не про Миру. - Некромант подобрал меч и повернулся ко мне. - Риа, а что ты вообще знаешь про некромантов?
- Эм. - Меня немного удивил его вопрос. - Ну они... То есть вы по кладбищам ходите. Мертвых успокаиваете. Иногда их на поселения натравляет.
- В-общем обычные знания, почерпнутые из сказок и легенд. - Он ухмыльнулся, и направился к костру. - Я тебе немножко расскажу про нас. Некроманты всю жизнь видят Смерть и ей служат. Вся магия наша исходит ровным счетом из Смерти. Не будет Смерти - значит, мы бессильны. Некроманту открывается своя Смерть заранее. Примерно лет за пятнадцать - двадцать. Иногда раньше, иногда позже. За это время некромант должен найти учеников и передать им свою Силу. Только вот учеников некромант больше не ищет, а ворует. Детей. Мне было четыре, когда меня нашел Учитель. Он забрал меня из дома. Мире, когда он принес ее было чуть больше двух, и надежды на то, что она выживет, было мало. Елене было три, и она уже была у Учителя.
- Мира сказала, что были и другие ученики? - Мы не спеша шли к лагерю по утреннему лесу.
- Да, очень много детей. - Некромант тяжело вздохнул, а я споткнулась и уставилась на него. - Я маленький был. Да и считать было не когда. Вообще один Учитель может передать Силу лишь одному Ученику. Таковы уж условия нашего обучения. Шрамы остались после обучения. Это напоминание о том, что мы прошли, и что еще пройдем.
- Почему тогда и Миру и Елену ты называешь сестрами? - В голове у меня роились вопросы. Очень много вопросов.
- Потому, что нас сроднила Смерть. - Некромант слегка улыбнулся. Было заметно, что при упоминании девушек он словно оттаивает, становиться мягче, теплее и заботливее. - Смерть других учеников, Смерть Неупокоиных, Смерть нашего Учителя. В нас одна Сила, и идем мы к одной цели.
- К какой?
- К Смерти. - Я удивленно посмотрела на него. - Смотри для живых - Смерть это плохо, а для мертвых - Жизнь это плохо. Некроманты вынуждены при Жизни служить Смерти. Так возможно при Смерти нам удастся служить Жизни? Это, по крайней мере, лучше, чем заверения Учителя, что мы получим свободу только от Смерти.
- Странный у вас какой-то был Учитель. А как тогда вы получили силу втроем?
- Даже не знаю, что тебе ответить. - Мой собеседник потер переносицу. - Видишь ли, как я уже говорил, ученик может выжить лишь один. Учитель делал все, что бы двое из нас покинули Царство живых. С каждым месяцем наши испытания были все тяжелее и опаснее. Случалось и так, что сам Учитель применял на нас магию. Но убить кого-то из нас он не мог. А мы выживали. Каждое испытание, каждый день мы становились роднее, ближе и сплоченнее. У нас нет различий, нет тайн, мы знаем друг друга как себя. Нет ничего, что бы я не знал о сестрах, так же как и они обо мне. У нас одна Жизнь. Так сложилось за многие годы обучения. Когда Смерть пришла за Учителем, нас было все еще трое. Учитель негодовал от злости. Но он не мог нарушить ритуал передачи Силы, и самостоятельно выбрать себе приемника. Тогда он кинул нам вызов. Вызов на последний бой. Это завершение ритуала. Или Ученик побеждает Учителя и получает его Силу. Или Учитель убивает Ученика. А дальше на усмотрение Смерти. Она может забрать некроманта вместе с его Силой, или дать ему еще времени для тренировки новых учеников. Наш Учитель кинул вызов Мире, потому, что всегда считал ее слабой, и не способной выжить. Стоять в стороне ни кто бы не стал. Хоть это было и не правильно. Мы выиграли в бой втроем. Обычно бой длиться очень долго. Не редки случаи, когда неделями. Но нас было трое, поэтому наш бой закончился быстро. На исходе ночи Смерть забрала Душу Учителя, а мы сожгли тело. Его Силу мы впитали равно, но каждый по-своему, объединяя со своей.
- Тогда почему Мира не может запечатать свою силу? - Мы подошли к лагерю, но остались немного в стороне. Ангела уже не было на месте, да и Елена уже проснулась.
- Потому, что она не должна была стать некромантом. Она слишком живая. Ей нужна Жизнь. Возможно, пройдет время, и она сможет запечатать Силу, но пока она словно обычный человек, пытается жить. Ей интересно, почему цветут цветы, почему летают птицы, она словно ребенок, выросший в заточении, и вырвавшийся на свободу, пытается узнать мир вокруг себя.
- А это плохо?
- Да. Если разговор о Служителях Смерти. Когда человек чем-то интересуется чуждым для себя, то он невольно начинает впитывать в себя это чуждое. Представь, что будет, если Мира влюбится? Да при первой же соре она обратит его в мертвеца, а потом будет полжизни сожалеть и оплакивать. Поэтому, меня это и настораживает. - Некромант оперся на ствол ближайшего дерева. Мы немного постояли в тишине, каждый думая о своем, а потом он провел рукой по черным волосам и с улыбкой добавил: - Знаешь, а я бы с удовольствием посмотрел на этого несчастного.
- Все-таки ты жестокий некромант. - Хотя я тоже бы не отказалась за этим понаблюдать.
- С завтрашнего дня начнем твое обучение. До ближайшего поселения, как нас заверил кузнец, дня четыре через лес. - Он обернулся и внимательно посмотрел куда-то в лес. - Возможно, у нас получиться и погоню сбить с пути.
- Да, похоже, твои обманки не сильно помогли? - Откуда -то сбоку к нам подошла Раадель.
- Они хотя бы дали нам время передохнуть. - Некромант приветственно кивнул Ангелу. - Мире и Ри нужен был отдых.
- Хорошо, но маги снова взяли след. - Раадель шагнула к костру. - Нам пора уходить. Кстати, - она весело улыбнулась мне - кузнец просил тебя поблагодарить и передать вот это. - Она показала мне не большой меч. С одной стороны на лезвие было небольшое узорчатое углубление, а с другой пламя. Я с улыбкой приняла подарок. - Кузнец сказал, что ты ему жизнь спасла?
- Ну как сказать спасла. Просто он на ведьм кинулся, а с кувалдой против магии как-то тяжеловато будет воевать. Вот и прикрыла магией. - Я провела пальцами по лезвию.
- Не успела стать ведьмой, как уже колдуешь? - Раадель с укором на меня посмотрела. - Риа, тебе бы еще восстановится нормально.
- Ну извини. Там не до моего восстановления было. Там или я бы колдовала или нас бы разорвали.
- Кстати, раз уж вы заговорили про поселение. - Некромант весело мне подмигнул. - Поздравляю тебя.
- С чем? - В один голос просили мы с Ангелом.
- Я впервые вижу ведьму, которая смогла выжить после того, как Мира подняла кладбище. Обычно все печально заканчивается. И как только смогла?
- А ты про это. - Раадель смягчила тон, и тоже слегка улыбнулась. - Да, как ни крути - Ри, ты показала отличное мастерство владения магией. Не знаю, осознаешь ты или нет, но твоей магии позавидовал бы главный колдун при Князе. Ты там на острове точно только с полевой ведьмой общалась?
- А мне больше понравилось, - откуда-то сверху спустился Граэль, - что ты не бросила людей. И, кстати, ты очень эффектно выбила ворота.
- Ага, только в следующий раз по точнее целься, что бы жители потом полдня поселение не тушили. - Некромант стоял с серьезным лицом. - И спасибо, за то, что защитила сестру.
- Ладно вам. - Я почувствовала, как покраснела даже на холодном воздухе. Все -таки зима скоро. - Нам кажется пора в путь.
-Да, и вынужден признать, - черноволосый обратился к Ангелу, - нам опять предстоит путь до следующего поселения. Но это ненадолго, потом мы вас покинем.
- С радостью с вами распрощаюсь. - Раадель притворно улыбалась. Хотя и была на удивление весела.
Настроение было лучше некуда. Я снова отправляюсь в путь домой. Раадель примирилась с моим новым статусом ведьмы. Некромант обещал помочь укротить силу. Ну и Граэль с нами. Даже Мира проснулась довольно веселой. Хотя бледность еще не отступила, а под глазами проступали сини круги. Ничто не испортило нам завтрака и сборов в дорогу. Впервые с момента перерождения я шла сама и довольно бодро. В пути Раадель рассказала, что все-таки произошло в поселении. Как я и предполагала нас догнали маги, на болотах у логова ведьм они встретили инквизиторов, и почему-то (это особенно настораживало всех) инквизиторы прекратили погоню за ведьмами и увязались с магами. На охоту за одной конкретной уже ведьмой (то есть собственно говоря за мной). Вместе они усилили поисковое заклятье, поэтому и нагнали нас в поселении. Но на горе всем живым и на радость мертвым Мира открыла проход на кладбище, и призвала мертвых. Ну а я выбила ворота со сдерживающим заклятьем. Инквизиторы просто наткнулись на мертвецов на полях, поэтому заклятье опередило их и нашло меня. Как меня заверили, мой крик не слышал никто. Слишком шумно было, да и заклятье частично парализует все мышцы тела, что бы искомый не смог применить магию.
То, что меня окутал туман, и я начала трястись от боли видел кузнец, поэтому от греха подальше, пока все были заняты мертвецами, унес меня в кузню. Куда и лекаря позвал. Заклятье рассчитано только на неподвижные объекты. Если искомый сдвинется с места, туман за ним не последует. Это было сильно нам на руку. Позвав лекаря, кузнец шепнул и некромантом, что происходит и что не мешало бы Миру унести подальше. В принципе только из-за Миры кузнец и решил, что мы связаны. Он видел, что я ее защищала. И опять же предложил свою кузню. Где врачевательница билась над моей глубокой потерей сознания из-за боли. Инквизиторы и маги в это время, как раз ворвались в поселение. Картину они, конечно, увидели страшную. Служительница Света с одним единственным инквизитором и горсткой людей с перекошенными от проклятий лицами давали отпор нашествию мертвецов. А вот их искомая ведьма пропала. Раадель тоже это заметила, но из-за отсутствия и некромантов, паники поднимать не стала. Да и Елена послала с сообщением к ней мальчишку - помощника кузнеца.
Инквизиторам и магам некогда было заниматься поисками, в ворота повалили новые трупы. Поэтому (а я думаю и для спасения собственной шкуры) они занялись истреблением нечисти. Разрыв до этого успел запечатать Некромант. К тому же пожар перекинувшийся на соседние дома и сараи паники добавлял. В общем Раадель, убедившись, что инквизиторы заняты, улизнула в кузню. Мира уже пришла в себя, но была слаба, а я вот все еще корчилась от боли. Кузнец вывел нас тайно через дом старосты. Там как, оказывается, был потайной выход за стены поселения. Кузнец много лет назад ковал для того прохода ворота и решетки. Поэтому и знал о нем. А еще он помог снять все эти решетки с петель, так что мы без проблем выскочи за стены, и отправились в лес. В лесу Граэль смог свободно и без опасения быть замеченным превратиться в дракона и понести нас с Мирой. Точнее нес он меня, а некромантка сидела у него на спине между шипами. Елена и Некромант смогли поставить несколько ловушек обманок, что бы сбить со следа погоню. И как я поняла, вполне успешно. Это дало отряду возможность отдохнуть, а нам с Мирой прийти в себя.
Один день мы шли почти без остановок. Некромант пару раз отставал от нас, ставя обманки. Близость погони не дала нам возможности ни отдохнуть, ни поесть нормально. Поэтому вечером после небольшого ужина все мгновенно провалились в крепкий сон. Раадель даже не стала возражать против соседства со мной, а как оказалось ночью к нам еще и Миру переложили, ибо Некромант и Елена отправились снова ставить ловушки и обманки. Так что наше пробуждение с Ангелом было далеко не их теплых в прямом смысле слова. Мира не пожелала расставаться с покрывалами брата и сестры, так еще и оба наших утянула. Куда ей столько я так и не поняла, но спала она крепко и счастливо в целой горе покрывал. Одна макушка только торчала. Я не выспалась, поэтому забрав свой лежак, я отправилась под бок Граэлю. Дракон укрыл меня тяжелым крылом, и тут же мне стало очень тепло. Я провалилась обратно в сон. А Раадель взялась за костер и завтрак.
Второй день был легче. Во-первых я и Мира уже полностью восстановились, поэтому шагали бодрее и не стонали, что бы нам дали передышку. Во-вторых Елена с Некромантом что-то там намудрили с обманками, и пока в них разбирались маги с инквизиторами, мы успели значительно оторваться. В- третьих у нас был полноценный и обед, который посчастливилось подстрелить Раадель, и ужин, который выловил Граэль. В общем лучшего, перехода придумать нельзя было. А еще я умудрилась снова собрать припасы из трав. Попались даже довольно редкие экземпляры. Вечером, как и обещал Некромант, меня ожидала тренировка. Правда под пристальным и хмурым взглядом Ангела. Честно сказать я ожидала большего, чем просто сидеть перед костром и пытаться разобраться в собственных чувствах, почувствовать огонь внутри себя...
Надолго меня не хватило, и я уснула, прям сидя у костра. Снился мне страшный сон, что я разозлилась на столько, что мой огонь поглотил и меня и окружающих людей. Они кричали. Как оказалось, это был не совсем сон. Вокруг кричали, при этом Мира голосила на пару с Граэлем. Елена, Некромант и Раадель обреченно переглядывались между собой. Как оказалось, виной этому безобразию была я. Уснув, я не потеряла связь с собственной Силой, но перестала ее контролировать. Моя сила тут же нашла где реализоваться - в пламени костра. Сначала никто не обратил внимания, что огонь поменял цвет на белый. Решили не беспокоить мой сон. А вот когда пламя начало извиваться, огоньки стали выпрыгивать из огня и прыгать вокруг и наводить беспорядок (платью Миры не повезло, один из огоньков прожег на подоле дырку), вот тогда и стало понятно, что вечерние тренировки для меня отменяются. Ну а друг просто поддерживал некроманту, поэтому ревел на весь лес про подпаленный подол. Я пожала плечами, согнала все огоньки обратно в костер, и, отвернувшись от огня, легла спать. Тренировка это хорошо, а сон еще лучше.
На третий день занятие со мной начала Раадель. Инквизиторов некроманты не чувствовали, что давало надежду, что они сбились со следа. А значит, у нас появилось свободное время, которое и решено было отдать на обучение. Правда, в обед, когда мне это объявили, меня ждал еще один сюрприз. Некромант каким-то образом уговорил Ангела научить терпению не только меня, но и Миру. Как они обе на это согласились, ума не приложу, но факт, что Раадель загнала нас обеих на небольшую светлую лужайку и усадила для концентрации. Сначала мы с Мирой старались делать, так как говорит Ангел. Закрыли глазки, услышали шум ветра, ощутили умиротворение вокруг себя. Да вот только помимо умиротворения я почувствовала огонь недалеко на месте нашей стоянки, а Мира пару мертвецов, задранных каким-то крупным зверем. И конечно огонь откликнулся на меня, а трупы на некромантку. В итоге не прошло много времени как к поляне с одной стороны подползли скелеты, а с другой огонь выжигал небольшие кусты. Мы получили нагоняи и отправились дальше в путь. Правда, в наказание мне поручили утихомирить пожар, вызванный мною, а Мире упокоить скелеты. И конечно же ни пожар, ни скелеты не хотели нам подчиняться.
В итоге мы пришли к общему решению: скелеты натаскали воды и погасили огонь, а я сожгла их. Раадель фыркнула на это все и выдала еще один нагоняй нам. Вечером того же дня мы забрались на высокий холм, с которого в дали были видны огоньки поселения. Граэль несколько раз взлетал, проверяя, нет ли за нами погони, и каждый раз возвращался с хорошими ответами. Это радовало. Да и вечерняя тренировка с Некромантом принесла первые успехи. Я смогла удержать огонь на палке, не позволяя пламени повредить дерево. Это не сложное с одной стороны занятие, забрало у меня очень много сил. Но я победила свой огонь, пусть даже в этой не значительной и шуточной войне. Ложилась спать я окрыленная. И собственным успехом, и тем, что завтра мы найдем лошадей и поскачем в южный порт, а оттуда я вернусь домой. Это не могло не радовать. Огорчало только то, что Некромант пообещал, что в первом же поселении они расстанутся с нами. Хотя возможно я смогу уговорить его проводить нас хотя бы до порта. Да и помниться Граэль с Раадель не хотят плыть со мной на остров. Но все же я надеялась, что мне удастся их уговорить поплыть со мной. С этими радостными мыслями я уснула. Скоро я буду дома! И все беды остались в прошлом! Я так надеялась.......


Глава восьмая. Путь



Стоит однажды решиться сделать шаг
И ты уже не сможешь остановиться. Тебе не позволят.





Богиня Света и Жизни и Бог Смерти и Забвенья собрали предводителей трех племен там, где когда-то был Первородный Храм. Нарон и Жива пообещали дать народам оружие против Богов. Но для этого им требовался Камень и терпение народов. Существа после стольких тысячелетий терзаний были согласны ждать, и были готовы сделать все, что потребуется для создания этого оружия. Нарон и Жива вдохнули в Камень Силу Жизни и Смерти. Камень поручили хранить и беречь Людям, а так же с помощью Камня найти того, кто сможет владеть этим оружием. Люди забрали камень и отправились далеко на север, где укрыли его от глаз Богов. Тысячелетия они ждали, когда родиться тот, кто совладает с Силой Камня. Древние Люди возвели неприступную Крепость высоко в горах, где и хранился Камень, куда приходили существа со всего света, в надежде, что они станут тем самым владельцем Камня. В крепости сменилось не одно поколение Хранителей, знания и умения, а так же главная святыня крепости передавалась из поколения в поколение. Ежедневно Хранители обращались к Камню с одним вопросом - родился ли тот, кому Камень будет подчиняться. Хранители тысячелетиями не получали ответа, но продолжали тренироваться, что бы однажды обучить того, у кого будет Камень. Единожды, спустя столько времени Хранители заметили, что Камень начал сиять. Это был знак. Хранители послали вести об этом во все уголки мира, что бы найти то существо, на которое отреагировал Камень. Спустя много лет Хранители нашли ребенка, который излучал свет подобный Камню. Хранители забрали его в крепость и стали обучать всем знаниям, что успели накопить за столь долгое время. Эльфам и Гномам Нарон и Жива дали по частичке Камня.
Эльфы должны были вырастить дерево. Одно единственное дерево, что послужит древком для будущего оружия, что будет достаточно крепким, что бы выдержать и увеличить Силу Камня, не причиняя вреда владельцу. Эльфы забрали частичку и отправились на северо-запад, где перед драконьими горами простиралось огромное поле. За несколько десятков лет Эльфы высадили на этом поле несколько тысяч деревьев, собранных с разных концов мира. Многие деревья погибали, на их место высаживались другие деревья. За тысячелетия вырос могучий и сильный лес. Великий Северный лес. Обитель Эльфов. На границе гор и леса Эльфы возвели необычайной красоты город. С его главной башни весь лес был хорошо виден. Эльфы каждый день поднимались в башню и высматривали хоть какой-нибудь знак, что нужное дерево выросло. Каждый день Эльфы отправлялись в обход по лесу, убирали мертвые деревья и высаживали новые. Терпение и любовь Эльфов вознаградилась. Однажды в главную башню вбежал один из дозорных и сообщил, что они нашли дерево. Дерево, отжившее свое, и теперь, уже после Смерти, излучавшее небольшое сияние. Эльфы, во главе со своим владыкой, достали частичку Камня и отправились к дереву. Частичка как заколдованная тянулась к дереву, а когда они соприкоснулись, частица растворилась в дереве. Эльфы забрали мертвее дерево и искусно вырезали из него крепкий посох. В это же время до Эльфов дошло сообщение о найденном ребенке, что теперь растет и воспитывается в Северной Крепости. Эльфы отправили старейшин и искуснейших воинов, для обучения ребенка. Оставалось только дождаться, когда он вырастит и сообщения от Гномов. Но, увы, Гномы молчали.
Предводитель Гномов забрал частицу Камня у Нарона и Живы, и вместе с несколькими приближенными кланами, отправился в южные горы. В горах они искали редкие металлы, те, что должны были послужить держателем для Камня. Проходили тысячелетия, Гномы вырыли целый город внутри горы, сменился не один правитель, но сплав для держателя Гномы так и не смогли создать. Им на помощь откликнулись и Эльфы и Люди. Многие Кланы самих гномов прибыли в город для поиска сплава. Но все было безуспешно. Уже пришло сообщение и от Эльфов, о готовом посохе, и люди известили мир, что Хранитель посоха готов к войне. Но Гномы все никак не могли изготовить держатель. Племена призвали Нарона и Живу в помощь, но они тоже не могли помочь. Правда, Бог Смерти предложил посмотреть какие именно металлы нравятся самому Камню. Гномы задумались и решили именно так и поступить. Люди привезли Камень в город Гномов. Гномы долго изучали взаимодействие камня с разными металлами, до тех пор, пока на свет не появилась формула сплава. Когда сплав был готов, Гномы выковали крепкий и изящный держатель.
Оставалось только собрать сам посох. И снова существа и Нарон с Живой собрались вместе, там, где был Первородный Храм. Остальные Боги знали, что новорожденные и племена создают оружие против них, но не верили, что такое возможно. Они не верили, что то, что породило их, сможет уничтожить. Но все же многие Боги делали попытки атаковать племена. Ангелы и демоны защищали существ. В мире шла кровопролитная война. Единственное что спасало племена, это только то, что и ангелов и демонов было больше чем тварей у Богов. Каждый раз, когда Боги атаковали народы на их пути вставали Нарон с Живой со своими подопечными. И каждый раз им было очень тяжело одержать победу. Боги не желали отступать, а уничтожить ненавистных Богов Жизни и Смерти, вообще воспринимали долгом. Но все же, не смотря на отравленную кровью воду, на горевшие поля и поселения, несмотря на ненависть Богов, племена собрались там, откуда и началась эта война.
Предводители трех племен принесли каждый свою часть Хранителю. Он соединил части посоха в единое целое. Племена с замиранием сердца смотрели на посох и на его Хранителя. Ведь они или могли сейчас проиграть и жить вечно угнетенными, или выиграть, навсегда сбросив с себя гнев Богов. На закате к поляне стали подступать Боги со своими тварями. Три народа объединенные под командованием Хранителя, вместе с Нароном и Живой, ангелами и демонами должны были решить судьбу мира навсегда..........
Мы подходили к поселению в приподнятом настроении. Граэль ночью натаскал рыбы, Раадель умудрилась привлечь к приготовлению завтрака Елену (Некромант честно ушел за дровами, как только Ангел намекнула на чистку рыбы), а нам с Мирой дали шанс хоть немножко выспаться. В общем-то, даже по дороге, не смотря на бурчание Елены (две рыбины она из злобы сгноила, за непослушание), мы шли легко и весело. Мира с Граэлем вообще вовсю дурачились. Иногда или Некромант, или Раадель пытались их успокоить, но хватало успокоения ненадолго. День выдался на удивление теплым и солнечным. В середине дня Некромант объявил о небольшом привале, во время которого Ангел снова усадила нас с Мирой учиться концентрации. Результат опят не заставил себя ждать. Из соседнего кладбища приползла пара трупов, ну а мой огонь дотла сжег наш обед. Настроение было немного испорчено, особенно после того как Ангел сказала, что теперь придется идти до поселения голодными. И снова нас заставили устранять свои ошибки. Мне тушить огонь, а Мире упокоить мертвых. Правда, на этот раз нам категорически запретили пользоваться умениями друг друга. В итоге оставшиеся полдня Мира гонялась за мертвыми, а я вызвала целый лесной пожар. Раадель потеряв терпение (а именно терпению и предполагалось, что она будет нас учить) сама затушила пожар, и обратила в пепел мертвецов. Некромант тяжело вздохнул и объявил о сборе в путь. Нас поддержал только Граэль, за что собственно получил убийственный взгляд от Ангела.
К поселению мы подошли уже достаточно поздно и заметно уставшие. Как и раньше ворота в столь поздний час нам отпирать сначала не хотели, а потом, все же трижды прочитав грамоту Раадель, впустили. Нам повезло, в первом же трактире было не сильно многолюдно, и были свободные комнаты. Нам дали две комнаты - одну для некромантов, одну для нас с Раадель. А вот столик заняли мы один на всех. Толи уже по привычке, толи из соображений - устроим прощальные посиделки. Трактирщик подошел к нам довольно быстро, вот только как-то косо смотрел на некромантов. Некромант и Раадель выбрали еду и тут же устроили очередную перепалку, в которой пострадал и Граэль, сидящий у меня на коленях. Их спор прекратил трактирщик, принесший еду. Во время ужина я заметила, что в нашу сторону как-то недобро смотрят, да и вообще когда мы сели, посетители покинули соседние столики. Даже девушки-трактирщицы к нам не подошли. Мои спутники на это попросту не обращали на это внимание, и с аппетитом поглощали еду. А вот меня это почему-то сильно настораживало.
- Вам не кажется здесь что-то странное? - Спросила я у спутников, все-таки нехорошее предчувствие меня не покидало.
- А ты про что именно? - Некромант оторвался от поглощения пищи.
- Ну, на нас все странно смотрят. - Как я могу объяснить, если сама не знаю, что именно меня настораживает.
- Мы к этому привыкли. - Елена посмотрела на меня как обычно холодным, собранным взглядом фиалковых глаз.
- То есть люди вас бояться поэтому так и смотрят? Мне тут что-то не нравиться.
- Что-то ей не нравиться. - Раадель фыркнула и отвернулась к окну. - Что ж нам везет то так.
- Не все так плохо. - Некромант серьезно посмотрел на Ангела.
- Ну да, в прошлом поселении все тоже не так плохо было. И куда интересно смотрят инквизиторы? - Этой фразы Раадель я вообще не поняла. При чем тут инквизиторы.
- На этот раз девушек можно связать. - Некромант так лаааасково улыбался мне и сестре, что я готова была сама себя связать за дно и Миру.
- Нет уж. Если хочешь, оставляй Миру у нас в комнате, я на кладбище не пойду. - Раадель отвернулась от окна и скрестила руки на груди.
- Думаю проблема не в кладбище, там слишком тихо. - Некромант начал улыбаться Ангелу. - И ты боишься ночью по кладбищу ходить? - Раадель несколько мгновений истребляла его взглядом, а потом добавила:
- Я пойду в Храм. Если дело действительно не в кладбище, то служители должны быть предупреждены.
- А вы вообще о чем? - Мира не выдержала.
- Она точно Некромант? - Раадель с улыбкой посмотрела на девушку.
- Да.- Вступился за сестру Некромант. - Вот только до ужаса невнимательная.
- Так вы про что? - Влезла в разговор я, потому что что-то мне подсказывало, что Мира сейчас разразиться праведным гневом.
- В поселение проклятье. - Холодно отрезала Елена. - Люди поэтому и смотрят, что проклятья наложено на кладбище, но мертвецов оно не призвало. И другого некроманта в поселении нет. Но здесь побывали духи и видать испортили жизнь местному поселению.
- То есть кто-то призвал духов? С кладбища? - Я удивленно посмотрела на девушку.
- Не совсем. - Некромант почесал переносицу. - Духов то призвали, вот только это не те духи, что призывают некроманты. И да кто-то колдовал на кладбище, но могилы слишком спокойные. Мы конечно ночью проверим, только не думаю что-то то мы найдем.
- Я с вами иду. - Мира скрестила руки на груди.
- Если там ведьмы....
- То я пойду к вам на помощь, даже если Ангел будет стоять у меня над головой с занесенным мечом. - Некромантка отступать не собиралась.
- Лучше ей действительно пойти с нами. - По лицу Елены вообще не возможно было понять: радуется она этому или наоборот. - Ей будет с нами безопаснее, да и мы будем спокойней.
- Может, и Ри заберете? - Раадель улыбнулась мне. - Ну так и вам и мне будет спокойнее.
- Думаю ей ночная прогулка по кладбищу не понравиться. - Некромант улыбнулся в ответ. - Возможно, Ри уже осознала всю опасность ночных прогулок в одиночестве.
- Я бы не рассчитывала. - Раадель погрустнела. - Ладно вам обоим, - она посмотрела и на Граэля - еще один шанс сидеть в комнате и не искать себе приключений.
- Может, все-таки свяжем? - Нет, они точно с Некромантом сговорились. - Так надежнее.
- Сам же сказал: "возможно" она осознала. И он тоже. - Раадель наградила орла еще одним говорящим взглядом.
- Что-то подсказывает, что нет. - И Елена туда же.
Пришел трактирщик, забрал тарелки и золото, заодно и прекратил нападки спутников на меня. Мы просидели за столиком почти до глубокой ночи. А потом некроманты пожелали нам удачи, попрощались и отправились на кладбище. Меня и Граэля Раадель проводила в комнату, заставила умыться, снять платье и лечь в постель. И только после этого, еще раз пять, повторив, что бы я не смела покидать комнаты, она удалилась в храм. И все же я беспокоилась за некромантов. Пусть они и опытнее и сильнее, но неизвестность пугала. Граэль устроился на спинке кровати и уже давно спал, а я полночи пролежала без сна, прислушиваясь к каждому шороху. Все же усталость взяла свое и я провалилась в сон. Впервые за последнее время мне снилась семья. Я видела бабушку, и отца с мамой, и братьев с сестрами. Отец принес домой жемчуг. Он добывал моллюсков весь день, а после извлекал на берегу жемчуг. Он был уставший и голодный, но все же он радовался удачной добыче. Мама, только услышав его шаги, накрыла на стол, а мы с братьями и сестрами рассматривали улов. Жизнь на острове приучила всех считать на сколько хватит нам этого улова. Отец сказал, что этого хватит выменять для всех наших животных на всю зиму зерно и сено. Мама несказанно радовалась. Только радовалась она не улову. Она радовалась, что отец вернулся живой. Она помнила голодные годы, когда ей приходилось зарабатывать пряжей, и не хотела бы что бы мы испытали что-то подобное. А еще я заметила грусть отца. Он смотрел куда-то вдаль на море. А потом повернулся и сказал:
- Вот бы Ри это видела. - Мама, почему то от этих слов всплакнула.
Но я вижу. Я же стою вот перед отцом, разве он не видит меня? Я попыталась что-то сказать, но у меня не получилось. Отец обнял маму и отвернулся к окну. Как же они не видят меня? Но, увы, никто: ни братья, ни бабушка, ни родители не смотрели на меня. Боль сжало мое сердце. Как мои самые родные и любимые могут не увидеть меня? Кто-то позвал меня. Но я не ответила, я стояла и молила родителей посмотреть на меня. Кто-то начал трясти меня за плечи. Мой сон кончился.
- Риа, что с тобой? - Надо мной склонилась Раадель. Сонная и в нижней рубашке. Я не нашла сил ей ответить. Только разрыдалась, прижавшись к ней. - Что случилось?
- Я видела родителей. - Раадель, обнимая меня, села рядом. - Они говорили обо мне, но меня не видели, словно я умерла, словно меня не было. Я видела, как мама плачет.
- Тише. - Ангел попыталась меня успокоить. - Ри, это всего лишь сон. Что же ты так расстраиваешься? Ты скоро будешь дома, со своими родными.
- А ты поплывешь со мной? - Я подняла на нее глаза.
- Не смотри на меня так. - Фыркнула он. - Ладно, поплыву. Тебя все равно еще учить надо, а то ты там весь остров сожжешь.
- А Граэль?
- Нет, ну совесть у тебя есть? - Ангел посмотрела в сторону орла. - Ладно, и Граэль, но только если перестанет быть трусом и наберется храбрости. Все успокоилась? - В ответ я кивнула головой. - Теперь хорошие новости. Староста даст нам лошадей, отсюда за несколько дней доскачем до порта. Дорога отсюда начинается хорошая и широкая, поэтому доскачем без проблем, я думаю.
- А плохие? - Эта новость однозначно радовала и согревала сердце. Все-таки я скоро попаду домой, и Ангел с Драконом поплывут со мной.
- Некроманты ночью не вернулись. - Она тревожно посмотрела в окно.
- Что-то случилось? - Меня это взволновало.
- Нет. - Ангел отрицательно помотала головой. - Они ушли на кладбище, как и планировали, я, когда возвращалась из Храма, решила проверить все ли у них в порядке и заглянула на кладбище. Они были там проводили ритуалы. Все было нормально. К тому же как меня заверил Некромант они уже заканчивали. Вот только перед самым утром я видела тех духов, что терзают местных жителей. Они появились снова, несмотря на усилия некромантов. Жители сильно напуганы этими духами. Я постучала в комнату некромантов, но никто не ответил. Тогда я спустилась вниз. Трактирщик сказал, что они не возвращались.
- Может они еще на кладбище? - Мое беспокойство росло.
- Возможно, но скорее всего - нет. - Раадель встала с моей кровати и подошла к окну. - Днем некромантам там делать нечего. Духи ночь любят.
- Все равно я предлагаю заглянуть к ним, убедиться, что все у них в порядке.
Раадель кивнула, и пошла умываться. Что же там все-таки произошло? Мы оделись, собрали вещи, и пошли вниз позавтракать. Трактирщик очень громко разговаривал с каким -то посетителем. К нам подошли девушки-трактирщицы, приняли заказ и отправились его исполнять. Мне принесли кружку теплого молока и мясной пирог. Я вспомнила свой любимый трактир на острове - "Черную Гавань". А еще мне показалось, что пироги там намного вкуснее. Я улыбнулась своим мыслям и продолжила трапезу. Откуда-то сбоку до сознания донеслись слова: "ночь", "кладбище", "темные". Я невольно прислушалась к тому, что рассказывал мужчина.
- Староста сказал, их в тюрьму бросили. Говорят, они там какое-то проклятье насылали. - Мужчина продолжил рассказ.
- Твари темные! - Воскликнул другой посетитель. - Наконец-то эту бестию поймали, возможно, и девушек теперь найдем.
- Это вряд ли. - Ответил трактирщик. - Девушки уже давно пропали, скорее, сгубили их.
- Да не выжили бы девушки. - Продолжил мужчина. - Видали бы вы какие темные дела творила эта троица на кладбище. Все кладбище туманом заволокло, а под утро так вообще мертвецы зашевелились, воронье слетелось - чуяли Смерть. А еще люди всполохи видели. И девка одна черноволосая, говорят, вскрикнула от боли. Такие вот ритуалы проводили!
- А всполохи то какого цвета были? - Слушала рассказ не я одна, Раадель тоже как оказывается, следила за повествованием.
- Да разные, то красные, то фиолетовые, то белые. - Мужчина обернулся и встретился взглядом с Ангелом.
- Так что там после всполохов было? - Ой не нравиться мне когда она так вот сердито смотрит.
- Да что было-то. Староста этих гадов полночи искал, стражу всю собрал. Вот и повязали всю троицу.
- Дай догадаюсь. - Сказала она, поднимаясь. - И никакого сопротивления от них не было. А вы дурни обрадовались, что Служителей Тьмы без боя взяли?
- Кто ж будет сопротивляться то против нашего инквизитора и стражи? - Мужик гордо поднял палец вверх.
- Да самая жалкая ведьма без боя инквизитору вашему не сдастся, а тут три опытных некроманта, да еще и на кладбище, где мертвец на мертвеце и не сопротивлялись? С чего вообще староста пошел на них охотиться?
- Так эта напасть не один месяц тянется. - Ответил трактирщик. - Староста уже не первый раз на кладбище их пытался поймать.
- Так они с нами только вчера в поселение пришли! - Сидеть на месте уже, и я не могла.
- Они единственные кто был замечен на кладбище. - Уперся мужик. - Значит они и виновны. Все знают, что сначала эти духи с кладбища поползли, потом вещи пропавших девушек там нашли. Кроме них там никого не было!
- Где некроманты сейчас? - Раадель бросила на стол золото.
- В тюрьме, под охраной инквизитора, он там все камеры оберегами развесил. - Мужика опять гордость за родного храмовника распирала. Раадель молча кивнула и направилась в сторону выхода. Я пошла за ней.
- Ты куда? - Спросила я уже на улице. - И что делать будем?
- Да что тут поделаешь? - Раадель даже не обернулась. - К старосте пойду, объясню, что не тех поймали. Возможно, получиться уговорить их отпустить, а то беда будет.
- Какая? - Не поняла я.
- Людская, Ри. Людская. - Мы подошли к дому старосты. - Ты главное помалкивай, что ты ведьма, а то еще тебя с костра вытаскивать придется.
Раадель постучала в дверь, нам открыл слуга, поинтересовался что нужно, выслушал Ангела и исчез внутри дома. Нас продержали очень долго под дверьми прежде, чем на пороге снова появился этот же слуга и сказал, что получил приказ не впускать нас. Этот паразит даже не ответил, по какой причине, что сильно разозлило меня. У меня аж ладони печь начало. Судя по взгляду спутницы, не у меня одной руки чесались. Правда Раадель окатила хмурым взглядом и меня, и сказала успокоиться, после чего ее глаза слегка засветились голубым, а слуга расплылся в счастливейшей улыбке и распахнул перед нами двери.
- Кто вас впустил? - Закричал староста, когда мы появились в дверях. - Стража!
- Да ты бы лучше стражу не звал, а ответил, на каком основании Служительнице Главного Храма отказал? - Раадель очень недобро на него смотрела, и ткнула ему в лицо свою грамоту. Староста немного попятился назад, прочитал грамоту и жестом отпустил стражников.
- Не знал, что у нас гостит Служительница. - Ответил немного с раздражением мужчина. - Чем могу помочь?
- Это я тебе могу помочь. Ты зачем некромантов в темницу бросил? Поселение давно никто не разрушал? Или жизнь слишком спокойная?
- Тебя это не касается. - Брови старосты сошлись на переносице, но при общих габаритах (отвисшее пузо, пухлые щеки и заплывшая жиром шея) он был больше похож на сердитый шарик.
- Как раз таки касается! - Рявкнула Ангел, отчего староста аж подпрыгнул. - Ты поймал тех, с кем я вчера вошла в поселение, и собрался казнить, даже не разбираясь, что они там делали. И меня напрямую касаются нападения мертвых.
- У нас не нападали мертвецы, твои услуги не понадобятся.
- Это пока. Придет ночь, и места себе не найдешь!
- Это угроза?
- Нет, предупреждение. Ты хоть знаешь сам кого поймал то? У тебя большой опыт в ловле некромантов? А в их обезвреживание?
- Что их там ловить-то? Даже инквизитору отпор втроем дать не смогли.
- Да не смогли. Потому что потратили Силы на устранение ловушек на кладбище. Отсюда и всполохи. Но они сейчас лежат у тебя в темнице, отдыхают и набираются сил. Выведешь их из тюрьмы из под оберегов - откроют проходы на кладбище. Оставишь в тюрьме призовут соседние кладбища. Знаешь, чем это кончится для поселения? Тем, что некроманты не знают где они именно, и мертвецы не упокоятся, пока не разрушат каждый дом, каждый сарай. А в целях защиты хозяев и себя, трупы растерзают всех людей. - Раадель с победоносным видом смотрела на старосту.
- И чего ты хочешь? - Староста растеряно обводил взглядом пол. - Я не могу выпустить их. Люди меня не поймут. Уже второй месяц эти духи, да еще и пропавшие девушки.
- И поэтому вы нашли легкую добычу и представили ее людям. Ведьм то искали?
- А то. Еще когда девушки пропадать стали. - Староста обреченно сел на стул. - Только не нашли. А эти сами попались. Кто еще на кладбище колдовать будет? Это они! А ты просто пытаешься их по какой-то причине вытащить! Нет, завтра в обед мы сожжем их!
- А если мы найдем ведьм? - Раадель смотрела на старосту испепеляющим взглядом.
- Если найдете ведьму - отдам вам ваших некромантов.
- Тогда мне надо с ними поговорить. - Я очень сильно удивлялась словам Ангела. Староста кивнул, а мы развернулись и пошли к двери.
- Мы действительно поможем им? - Уже на улице спросила я спутницу.
- А есть выбор? - Удивилась она. - Или думаешь, я пошутила про мертвецов? Ри, Некромант сделает все, чтобы освободиться и освободить сестер. И ему неважно будет, сколько при этом пострадает людей. К утру от поселения останутся только растерзанные останки и разрушенные дома. Ты сама видела, как Мира призвала кладбище. Вот только Мира самая слабая из них. Некроманту не нужен ни посох, ни меч что бы поднять мертвых. Да и Елене ее колечко не особо здесь понадобиться.
- Что за кольцо? - Не поняла я. Да я видела два кольца на пальцах девушки, вот только не думала, что они необычные.
- Кольцо духов. - Ответила Ангел. - Очень сильная вещь. Обладатель этого кольца может забирать души у живых, или дать мертвым телесную оболочку. В общем-то, при таком кольце даже безобидные духи становятся очень опасными. И все это без затрат Силы. - Мы вошли в тюрьму, стражник проводил нас к лестнице вниз и отворил двери. Дальше мы спускались сами.
- Не думал, что ты так быстро за нам соскучишься. - Некромант, бледный с все еще почерневшими венами сидел на полу. Опираясь спиной на стену.
- Не думала, что ты позволишь храмовнику схватить себя и сестер.
- А ты про это? - Некромант был очень слаб. Он даже говорил с трудом. - Ну а что такого? Конечно, тут нет мягкой кровати с горячим ужином, но все лучше, чем если бы мы сейчас без сознания лежали бы на кладбище.
- Я не поверю тебе, что ты настолько слаб. Когда вы собираетесь мертвецов призывать?
- Уже призвал.
- И где они? - Раадель с нетерпением смотрела прямо на пленника.
- Он. - Некромант, опираясь на стенку, встал и подошел к решетке. - А тебе зачем? Думаешь, я скажу тебе, где его искать, что бы мы с сестрами тут застряли? Или ты решила посмотреть на нашу казнь, и если что принять в ней участие?
- Ты мне не нравишься. - Честно ответила Ангел. - И в любой другой бы ситуации, возможно, я бы поучаствовала в твоей лично казни. Но, увы, у меня эмоциональная ведьма под опекой, которая без разбору полезет вас спасать, к тому же тут налицо ведьма поселилась. Да и перспектива, что вы поднимите кладбище и растерзаете мирных жителей мне не нравиться.
- Этого всего слишком мало, чтобы Служительница Света помогла Сеятелям Смерти. - Некромант лукаво улыбался Ангелу. - Неужели жалость к несправедливо пойманным? Нет? А может твои ангельские привычки - защищать обездоленных проснулись? Или просто отстаиваешь правоту несправедливо обвиненных. И надеешься спасти наши души и вернуть себе крыло? Раадель, наши Души принадлежат Смерти и Тьме. Не хочешь смотреть как будут растерзаны жители - покиньте поселение раньше заката. Да и я сомневаюсь, что Ри ты оберегаешь только из жалости.
- Когда-нибудь я отправлю тебя в объятья твоей любимой Смерти. - Раадель очень недобро зашипела ему в ответ. - А пока до завтрашнего полудня не смей поднимать мертвых, иначе встретишься с ней раньше.
- Договорились. - Некромант отошел от решетки, подмигнул мне и уже садясь на соломенный тюфяк добавил: - может нам еще и ужин закажешь? - Раадель сжала кулаки до побелевших костяшек, но, не проронив ни слова, удалилась.
- Зачем ты так с ней? - Я подошла к решетке. - Она ведь помочь хочет.
- Ри, она - Свет, а я и ты Тьма. Если она пропитается к нам любовью и состраданием - погибнет. Так что считай и я о ней забочусь.
- Все-таки ты жестокий.
- Увы, таким меня сделало обучение. Иначе я бы здесь не сидел. Ты поймешь когда-нибудь, что иногда жестокость единственный способ сберечь близких.
- А где сестры?
- Спят в других камерах. Им отдых нужен.
- А тебе нет?
- Думаю я еще пару часов смогу продержать мертвеца, а потом с удовольствием высплюсь.
- Какого мертвеца? - Я определенно ничего не поняла.
- Я послал мертвеца охранять сестер. - Некромант мне слабо улыбнулся. - А то, что-то мне местные стражники не понравились. Только Ангелу не говори.
- Хочешь - я посижу с сестрами, а ты выспишься?
- Спасибо. Ты лучше Ангелу помоги. - Некромант стал очень серьезным. - Запомни то, что я тебе скажу, у Ангела возникнут вопросы. Передашь все это ей, она поймет, а если нет, придет и спросит. Кладбище мы проверили, не всякий случай упокоили еще раз все могилы. Она и так догадалась, что где-то здесь есть ведьма. Мы угодили в ее ловушки. Она поставила не одну, и очень хорошие. Большинство мы уничтожили, но след так и не нашли. Духи, что она призывает, действительно обитают на кладбище, но в каком-то сосуде, который она приносит туда. Когда я не знаю. И что это тоже. Судя по магии ловушек, ведьма из лесных, и готовит какой-то ритуал. Ей нужна будет кровь. Мы нашли золу на некоторых могила, и я думаю, она готовиться к пробуждению мертвых. Для этого то и нужна кровь. От мертвых мы узнали, что она околдовала трех девушек, двух из деревни, одну из проезжей семьи. На кладбище она принесла их вещи, что бы местные подумали, что девушки мертвы. Мы нашли одну вещь, от нее веет Жизнью. Хоть и слабой. Ищите или на озере на западе от поселения, или на юге в лесу. Север и восток - Елена успела проверить, там пусто. Даже следа нет. Магию, она хорошо скрыла, использовала обереги из веток заговоренных. Ри, ты можешь помочь Ангелу если почуешь ведьму. Вспомни, что ты чувствовала на полях, и попробуй ее найти. Ангел пусть даже не тратит Силы на поиски магического следа, мы все проверили. Запомнила? А теперь уходи, сюда стражники идут.
Я кивнула и бегом кинулась догонять Ангела. Как оказалось, она ждала меня на улице. Я рассказала ей все, что мне передал Некромант. Как ни странно, но она слушала молча, не перебивая. Только иногда переспрашивала, убеждаясь, что я ничего не путаю.
- Значит, некроманты все-таки наткнулись на ведьму. - Заключила она.
- Мы поможем им? - спросила я.
- Ну, можно конечно их оставить, но не думаю, что ни староста к ним не полезет, ни Некромант не вытащит сестер. Что то, что другое закончиться плохо. Нам надо найти ее, хотя бы ради людей. Да и готовящийся ритуал мне не нравиться.
- А что есть ритуалы, которые нравятся? - Я, передразнивая Некроманта, поддела ее.
- У Некроманта нахваталась? - Ангел тепло мне улыбнулась, а от ее злости не сталось и следа. - Ладно, пошли выручать их, а то пропадут.
Мы отправились сначала на озеро, потому что как сказала Ангел, его обыскать легче. Почти до вечера мы искали логово, но ни я, ни Ангел ничего не чувствовали. Мы вернулись в поселение расстроенные и уставшие. Немного передохнули, подкрепились в трактире и снова отправились на поиске, но уже в лес. Уже было далеко за полночь, но ничего мы так и не нашли. Я злилась, но ничего сделать не могла. Мы обшарили всю округу, но ведьмы следов нигде не было. Мы зашли на кладбище - тоже безрезультатно. Несколько раз обошли вокруг поселение. И еще раз отправились в лес. Первые лучи солнца уже коснулись деревьев, а мы все блуждали по лесу. Я была очень уставшей и предложила сделать привал. Ангел хоть и была раздосадована неудачей, но возражать не стала. Мы устроились под деревьями, на корнях, обтянутых со всех сторон мягким мхом. Ноги гудели, а глаза слипались. Что бы не уснуть я стала осматриваться вокруг, и заметила редкий кустарник. Бабушка рассказывала, что он придает сил, если пожевать ветки, и отлично служит оберегом от магии. Я тут же пошла к кустарнику, такой экземпляр встретишь не часто, и не запастись им - было бы неправильно. Вот только при приближении заметила, что не я одна его нашла. Некоторые ветки были срезаны и оборваны листья. Срезы еще были сырыми и не засохли, а значит, их оставили совсем недавно.
- Раадель. - Окликнула я спутницу. - А скажи, кто мог ночью собирать травы?
- Ведьмы или целители. Простой народ в них не понимает. А что?
- Да тут кустарник редкий и ободранный. - Раадель подошла ко мне, и стала изучать куст.
- Слушай, а это идея. - Она достала нож и отрезала ветку ниже среза. - Некромант сказал, что ведьма использует обереги. Это растение как раз хорошо подходит для их изготовления. Ведьма, если его нашла, обязательно бы им запаслась. - Она посмотрела на набранные мною листья и веточки. - Ну прям как ты. Если ведьма сделала оберег, возможно, найти его найти по связи между растением и оберегом.
- И ты сможешь увидеть этот след? - Бабушка как-то рассказывала, что пока у дерева еще течет сок можно найти отрезанную часть, что дерево пока сырой срез еще не теряет связи.
- Да. - Раадель сложила ладони с веткой и закрыла глаза.
Ее руки засветились голубым светом. Несколько мгновений я стояла с широко раскрытыми глазами и ждала чуда. Но вместо этого от рук Ангела ко мне потянулись голубые лучи. Почти все они вели к моей сумке с растением. Я уже начала расстраиваться, что даже так мы не найдем ведьму, когда от рук спутницы потянулся еще один еле заметный лучик. Он уходил вглубь леса. В страхе, что след совсем пропадет мы кинулись по лесу бегом. Чем выше вставало солнце, тем тяжелее было рассмотреть его в листве, да и связь постепенно слабла. Мы углубились уже достаточно далеко в лес, когда лучик стал незаметным. Раадель остановилась, закрыла глаза и уверено зашагала дальше. Я была уверена, что она приведет нас к логову, но, увы, мы остановились посреди очередной поляны и не представляя, куда идти дальше. Я привалилась к ближайшему дереву, что бы отдохнуть от пробежки и перевести дыхание. Солнце поднялось уже достаточно высоко, а значит, староста скоро поведет некромантов на казнь. Я закрыла глаза и глубоко вдохнула. Еле уловимый запах гнили пощекотал нос. Я подскочила на ноги.
- Раадель, она близко! - Я оббежала вокруг дерева, втягивая носом воздух.
- Только не говори, что ты ее почуяла. - Раадель встала, доставая меч.
- Ну или это ведьма, или за теми деревьями что-то сгнило. - Я указала в сторону, откуда запах был сильнее. Раадель кивнула и пошла в указанном направлении. Мы еще больше углубились в лес, и вышли на какие то развалины.
- Что это? - Спросила я, оглядывая руины.
- Старый Храм, остающийся еще со времен, когда люди приносили жертвы Богам. Он старше Первой войны с Богами. - Ангел провела рукой по древней кладке. Невысокое каменное сооружение на половину разрушенное и полностью окруженное зеленью. - Его возвели эльфы, в надежде, что дары, приносимые сюда, умилостивят Богов.
- А почему его покинули тогда? Если он служил для приношения даров Богам?
- Потому, что эльфы из страха покинули эти места и углубились на север. Вряд ли кто-то из местных знает об этом месте. Эльфы построили Храм неприметным, и хорошо защищенным от посторонних глаз.
- А где ведьма? - Я огляделась вокруг.
- Я думаю под нами. - Раадель шагнула вовнутрь развалин. - Тогда все Храмы строились с потайными помещениями, на случай если твари Богов найдут племена. Что бы хоть кто-нибудь укрылся. Алтарь не поврежден, думаю, где-то около него есть тайный спуск вниз, в пещеру. Ри, ты можешь почувствовать, откуда больше всего веет ведьмой?
Я пожала плечами и стала втягивать воздух вокруг алтаря. Везде пахло ведьмой. Я обошла алтарь несколько раз, но так и не поняла где вход.
- Ладно, тогда воспользуйся силой. Мой свет в земле ничего не найдет, а твой огонь может. - Ангел жестом подманила меня. - Положи ладони и нагрей камень, если под камнем есть земля - то ты почувствуешь сопротивление, если там вход, ты почувствуешь пустоту.
Я послушно кивнула и приложила ладони с огнем к полу, затем к алтарю и даже стенам, но нигде я не нашла ничего необычного. Я обошла все несколько раз, но поиск не дал результатов.
- Что будем делать? - Я села на пол, бессильно опустив руки.
- Ну есть еще один вариант. -Раадель посмотрела наверх, я повторила ее движение и увидела Граэля. - Поможешь?
- Попробую. - Граэель приземлился около развалин, превратившись в дракона. - Но, я таким никогда не занимался, и не учился этому, поэтому не ручаюсь, что что-то получиться. И вообще я никогда ведьм не искал...
- Слушай. - Раадель теряла терпение. - Мы тоже ведьм не искали. - Я удивленно посмотрела на нее. - Ну ладно, я выслеживала, но в составе Легиона, и с более опытными ловцами. Ри, так вообще даже колдовать не умеет. Так что будь добр, забудь про свой страх и неуверенность и просто попробуй найти ведьму. - Она встала на ноги. - Иначе отправлю в поселение, некромантов спасать. И как ты будешь их отбивать от разъяренной толпы, мне будет не интересно. А, да, и помни, поселение тебе тоже спасать придется от нашествия мертвецов, поднятых некромантами.
Граэль немного подумал над ее словами, почесал лапой подбородок и только после этого вдохнул полную грудь воздуха. Я думала, он собирается пламя выплевывать, а он..... Загорелся изнутри? Меня опалило жаром, а мой дар тут же потянулся к очень сильному источнику древней магии. Чешуя дракона итак сиявшая, сейчас засияла сильнее, а сам он стал будто из жидкого золота вылитый. От чешуи в разные стороны разлетелись лучи света, а на полу стало нестерпимо жарко. Я встала и отошла подальше, а то складывалось впечатление, что Граэль сейчас попросту лопнет и растечется золотой лавиной. Но вместо этого он распахнул узкие глаза и провел когтем по алтарю, сдвигая некоторые плиты в сторону. Под алтарем открылся проход.
- Не так уж и сложно да? - Раадель перехватила короткий меч и отправилась в проход.
- Молодец. - Я улыбнулась Граэлю. - Пошли, надо ведьму ловить.
- Дальше вы сами.
- Почему? - Удивилась я.
- Я ведьм боюсь. - Граэль, превращаясь, взлетел вверх, а я стояла с открытым ртом. Как это дракон боится ведьм?
Из прохода раздался грохот и полыхнул огонь. Похоже, Ангел нашла ведьму. Я поспешила присоединиться к поимке служительницы Тьмы. Я сбежала по темным едва заметным каменным ступеням вниз, в невысокий коридор, вырытый под Храмом. Коридор, что бы он не обвалился, подпирали столбы из неотесанного камня. Впереди раздался грохот и закричала женщина. Я бросилась вперед на звук. Передо мной открылась круглая вырытая пещера, с такими же каменными подпорками. Посередине горел огонь, дым от которого терялся в черном круге дымохода, высеченного в потолке, а в углу была свалены остатки от мебели, судя по всему оставленные только для того, чтобы было чем топиться. За кострищем лежал на боку, перевернутый стол, а за ним стояла Раадель, внимательно рассматривая что-то. Я обошла кострище и заметила лежащую у ног Ангела женщину. Пожилую женщину с седыми волосами, торчавшими клоками, кривыми худощавыми пальцами. Лицо ее было серым и покрытым морщинами, а еще у нее пол лица занимало бордовое пятно с явными признаками гниения. Бабушка как-то рассказывала, что ведьмы, что портят жизнь остальным людям, чем больше творят Тьму, тем больше они подвержены гниению. Говорят, что ведьмы, которые умирают сами, перед Смертью очень долго мучаются. Их тела сгнивают медленно и мучительно. Поэтому многие из служительниц Тьмы проводят ритуалы на крови, что бы восстановить тело. Но с каждым разом им требуется все больше жертв, и все больше ритуалов.
- Что с ней будем делать? - Я посмотрела на спутницу. - Скоро полдень.
- Я вытащу ее отсюда. - Раадель наклонилась к ведьме. - А ты проверь соседние пещеры, я слышала всхлипы чьи-то, да и Жизнью веет.
Я кивнула ей и отправилась в ближайший проем. Небольшой проход соединял главную пещеру с меньшей. В ней оказалась кладовая ведьмы. Стоял стол, небольшой стул и везде висели травы, а еще стояли баночки с непонятными мне порошками, зернами и, кажется засушенными змеями и другими мелкими животными. Узнавать, что в темных банках, или обмотанных тряпками я категорически не хотела. А вот пучки трав я сняла все, да и мешочки прихватила. Ведьме это все равно это больше не понадобиться. Я запихала все в сумку и отправилась в следующую пещеру. Здесь оказалась комната с небольшой кроватью и грудой мокрых грязных тряпок. А еще несколько книжек. Названия на них были на другом языке, каком я не знала, но судя по черепам и нарисованным скелетам, книги относились к некромантам. Вот они пускай и разбираются...
Я собрала книги, нашла небольшую заплечную сумку, в которую все это и поместила. Впереди меня ждала еще одна маленькая пещера. В ней стояли клетки. Ну какое же логово и без клеток? Из них на меня смотрели голодные и перепуганные взгляды трех девушек. Молодые испачканные и со впавшими щеками. Я нашла ключи и помогла девушкам выбраться. Они были очень слабыми, поэтому выбраться из логова нам удалось не сразу, но все же мы вчетвером вышли обратно к развалинам Храма. Раадель ждала снаружи со связанной ведьмой, которая уже пришла в себя, и зло вращала глазами вокруг себя. Девушки, завидев ведьму, начали трястись.
- Не бойтесь, на ней мой оберег. - Сказала Ангел, поднимая ведьму на ноги. - Колдовать она не сможет. Ри, я отправила сообщение инквизитору, Граэль вызвался помочь. Нас встретят. Пошли.
Ангел круто развернула ведьму, и толчком руки, заставила идти вперед. За ней пошли девушки, а я помогала им идти. Девушек трясло от страха, голода и усталости, но они шли из последних сил. Мы двигались медленно, иногда пленницы спотыкались и падали. Я или Ангел помогали им встать и идти дальше. Мне показалось, что мы так прошли полдня, пока впереди не показались староста со стражей и мужиками. Мужчины, увидев своих дочерей, радостно им закричали. Силы у девушек кончались, две бессильно обмякли на руках у своих родных, а одна просто села и заплакала.
- Все в порядке. - Попыталась я успокоить ее. - Ты скоро будешь дома с родными.
Девушка ни чего не ответила, лишь отрицательно помотала головой, что именно она имела в виду, я так и не поняла. Раадель окликнула меня. Пришлось поднять, плачущую девушку и отправиться вслед за всеми. В поселение мы вошли уже под вечер. Уставшие и голодные. Я была уже не многим лучше девушки, которой помогала идти. Хотя у меня не было такой бледности и впалости лица. Меня морил сон и усталость. Ноги заплетались, да еще и эти дурацкие книги за спиной. В общем единственное на что нас с Раадель хватило - это доковылять до центральной площади и торжественно сдать ведьму инквизитору. Правда, торжественности никто кроме нас почему-то не заметил. Наши некроманты стояли уже перед тремя сложенными кострищами, а по бокам в проулках я почувствовала нежить. Много нежити. Люди конечно обрадовались поимке ведьмы, но сжечь некромантов, да еще целых трех, было для них куда более интересней.
- Мы выполнили свое обещание. - Сказала Ангел старосте. - Теперь отпусти некромантов.
- Люди! - От взвизгивания инквизитора даже я подпрыгнула. - Люди! Послушайте. Эти трое колдовали на кладбище, они угрожали нашим жизням! Они хотели забрать наши души! Они вызывали силы Тьмы. Я не стану скрывать, что не знаю, какими темными делами они занимались на кладбище. Но еще не одно колдовство не было нам во благо! Ведьмы, колдуны, некроманты - Служители Тьмы! Они околдовывают наши сердца, забирают наши души......
- Если ты сейчас не заткнешься, то не уверена, что у тебя будет что околдовывать и что забирать, ибо оно отделиться от твоего тела. - Мира не смогла промолчать.
- Вот видите, они даже не срывают своих намерений разорвать нас! - Инквизитор активно начал указывать руками на некромантов. - Они опасны для нас! Их надо сжечь! - Как ни странно, народ его активно поддерживал.
- Прежде чем ты сожжешь их. - Раадель достала меч, мне пришлось тоже ставать и обнажать оружие. Хотя огонь внутри, несмотря на дикую усталость, негодовал и рвался наружу сжечь к Нарону тут все. - Я успею добраться до тебя и старосты. С каких пор - Ангел подошла вплотную к инквизитору и очень сильно повысила голос, - местные инквизиторы начали противоречить слову Служительнице Главного Храма? С каких пор инквизиторы перестали считаться с приказами Служительницы? Я представляю мнение Главного Храма и я требую отпустить некромантов! Сейчас! - От ее крика даже я шарахнулась в сторону.
- Да, но они Тьма. - Попытался оттянуть удар на себя староста.
-А я участник Княжеского собрания, и могу намекнуть местному Лорду, что следовало бы старосту сменить во имя мира на земле княжеской! - Теперь и он пожалел, что разговаривать научился. - Мы выполнили свой уговор. Привели ведьму и вернули девушек. Освободите их! Сейчас же!
Староста, хоть и нехотя и под ропот народа, но все же отправился развязывать некромантов. Им вернули вещи и оружие. И вроде бы народ смерился с тем, что все-таки придется отпустить ненавистных Служителей Смерти, но все портил Некромант. С наглой улыбкой он стоял и провоцировал .... Ангела.
- Значит совет Князя да? - Наклонился он к ней. - А тебе не говорили, что от вранья перья выпадают? Или хочешь стать однокрылым, так еще и облезшим ангелом?
- Ты бы лучше мертвецов убрал, чем языком мести. - Раадель просто мастерски сохраняла самообладание, но я заметила, что в ее глазах пробежал голубой огонек.
- Хватит вам. - Я встала между ними. - Я устала и хочу есть. Пошли отсюда.
- Вы забрали то, что хотели. - Неожиданно раздался за спиной голос старосты. - Мы сожжем ведьму, но я не хочу что бы темные здесь были. Уходите из поселения. Вам отказано в кровле. И девку заберите, неизвестно чем она от ведьмы заразилась.
- Не сильно и хотелось оставаться. - Ответил Некромант. - Мы итак у вас неплохо отдохнули, спасибо за уют, еду и охрану. - При этих словах старосту перекосило. - Только вот замечание по обслуживанию: стражники больно недружелюбные, да и подушки бы помягче в камеры.
- Хватит. - Зашипела на него Ангел. И уже громче старосте добавила: - Девушка была в плену вместе с остальными. Передайте ее родителям.
- Девка не наша, и нам она не нужна! - Уперся староста. - Она с бродягами приехала. Мало ли чем они заразны, да еще у ведьмы побывала. Все равно что бродяга, что ведьма. Не уберетесь вместе с ней из поселения - сожжем вместе с ведьмой. Как раз три костра сложили. Вам пора за ворота!
Раадель смерила его злым взглядом, ни слова не сказала, развернулась и пошла поднимать девушку. Некромант отстранил Ангела и поднял несчастную на руки. Что ж ни поужинать, ни отдохнуть нам не дадут, а значит можно и выпустить огонь. Что в принципе я и сделала уже перед самыми воротами, запустив большой огненный шар в дом старосты. Улетел он точно, и судя по крикам раздавшимся с площади цель свою он нашел.
- Риа! - Хором выкрикнули Ангел, Некромант и откуда-то сверху Граэль.
- Сами виноваты. - Ответила за меня Мира. За что получила мою благодарную улыбку.
Мы решили остановиться около озера на ночевку. Уже стемнело, а в небе лишь плясало зарево от пылающего дома старосты и костра с ведьмой. Девушка давно потеряла сознание к ее же счастью. Как только мы дошли до озера, Ангел сняла плащ, открывая крыло, а Некромант уложил бедняжку на землю, снял верхнюю одежду и обнажил меч. Соответственно они сцепились. Зазвенел металл, и вокруг заплясали разноцветные искры. Глаза Ангела светились голубым светом, а на лице у Некроманта вздулись и почернели вены. Похоже, бой будет насмерть.
- Их что никто не остановит? Хватит вам. - Я пыталась разнять их, но на меня не обращали внимание. - Раадель я стану ведьмой, если ты не остановишься! Некромант светлой ведьмой!
- Таких не бывает. - Раздался сзади голос Елены. - Они не остановятся, до тех пор, пока не останется один.
- Что? - Я уставилась на нее. - И вы тут будете просто стоять и смотреть? Как они убивают драг друга?
- Да. - Ответила темная. - Мы-то отдохнули, а Ангел? Насколько ее хватит?
-Это не честно. - Возразила я. - Мы вам помогали.
- Нет, вы помогали совести Ангела, не допустить растерзание мирных жителей мертвецами. А нам помогать не надо было.
- И вы бы серьезно их растерзали?
- Мы, еще когда в клетках сидели, уже призвали мертвых. Это не самый лучший вариант, но если встал бы вопрос их Смерть или наша - угадай кто бы выжил.
- Это не правильно.
- Как раз наоборот. - Елена как обычно холодно и серьезно на меня смотрела. - Представь, что за место нас там оказалась ты. Ты ведьма, и спалила дом старосты. Думаешь, люди станут тебя слушать, что ты просто камин ему пыталась разжечь, а пожар это так побочное явление? Сколько людей задумаются что ты грибочки для засолки насобирала, а не для того чтобы зелья варить? И сколько людей попросят тебя не сжигать? Что тогда ты будешь делать? Там на костре, осознавая свой конец и ощущая дыхание Смерти? Сложишь руки и скажешь, что это не правильно? Или будешь до последнего вздоха защищаться, даже если это будет тебе стоить десятков жизней? Ты выросла девчонкой на острове. В домашних условиях, где не было шанса проверить, что ты будешь делать на грани Смерти. Ты не поймешь этого и не узнаешь, на какие чудовищные поступки тебя толкнет близость Смерти. Так устроены люди.
- Может так и устроены люди. - Я не могла позволить пострадать ни Ангелу, ни Некроманту. - Может я и буду творить чудовищные поступки на костре, но сейчас меня не моя Смерть беспокоит. А Смерть одного из них. - Я указала на дерущихся. - И не знаю, как у вас некромантов положено, но меня ни одна Смерть не устроит, и плевала я на ваши уговоры до Смерти. Лучше умру я, чем на моих глазах кто-то один из них!
Я закрыла глаза и собрала весь свой огонь в один шар. Раскаленный добела огненный шар, наполненный злость, жаждой и моим дичайшим страхом. Уж лучше пусть займутся воспитанием одной ведьмы, чем будут драться друг с другом. Я открыла глаза, нашла дерущихся, и с криком "Эй" запустила в них шар. Некромант успел выставить вперед меч, чем и остановил шар, а вот ударной силы он не смог остановить. Сметенные огнем, они оба отлетели на значительное расстояние и упали в воду. В воздухе запахло жженой кожей, рядом от испуга закричала девушка, а я без сознания упала на землю.
Пришла я в сознание уже утром. Рано утром и от холода. Я огляделась вокруг. Конечно, под боком посапывала Мира, укрывшись моим покрывалом и еще чье-то прихватила. Я почувствовала, что с другого бока кто-то шевелиться. Я обернулась и увидела девушку. Тоже без покрывала, она замерзала. Мне удалось стянуть с Миры одно покрывало и накрыт девушку, а еще недалеко от нас догорал костер. Тлеющие угольки да пара недогоревших веток - все что лежало на кострище. Я встала, подбросила свежих веток, но огонь был слишком слаб, поэтому я закрыла глаза и сосредоточилась на угольках. Я представляла, как огонь разрастается и поглощает ветки. Спустя несколько мгновений меня окотило жаром, а рядом затрещал костер. Обрадованная я обернулась и встретилась с испуганным взглядом голубых глаз. Девушка жалась от холода, укутываясь покрывалом. Только сейчас я ее рассмотрела. Впавшие скулы на белой коже, светлые волосы и голубые глаза. А еще я заметила, что девушка была одета в рванье и почти босая. Не удивительно, что она замерзла. Я сняла плащ и протянула ей. Девушка побоялась его взять, слишком была напугана.
- Не бойся, я не причиню тебе вреда. - Сказала я, подходя ближе и укутывая ее в плащ. - Тебя никто не тронет.
Девушка хоть и попыталась отстраниться, но не смогла. Сил не хватило. Я закутала ее в плащ и покрывало, а потом чтобы не пугать отправилась прогуляться по лесу. Солнце едва коснулось верхушек деревьев, а на озере только смолкли стрекотания ночных животных. От воды поднимался туман холодный и мокрый. Я поежилась от холода и углубилась в лес, который только просыпался. Мне нравилась тишина и спокойствие. В стороне раздался треск поваленного дерева. Я пошла на звук, и опять увидела полуголого Некроманта, кружившимся в смертельном танце с мечом. Я не стала ему мешать, просто стояла и наблюдала. Что-то было в танце завораживающим и пугающим одновременно. А еще я заметила, что Некромант распустил все свои волосы, которые теперь доставали ему почти до пояса. Некромант сделал еще один круг по вытоптанной уже поляне, и как и в прошлый раз срубил ветку у меня около лица. Но на этот раз я даже не вздрогнула.
- Доброе утро. - Поздоровалась я.
- Доброго. И чего тебе не спиться?
- Мира, как обычно сгребла все покрывала. А тебе?
- Я мало сплю. - Он вытер пот со лба. - Привык уже спать только столько нужно организму.
- Понятно. Чем вчера все кончалось? - Ангела я не видела около костра, не думаю, что она пострадала, но убедиться надо.
- Ты сознание потеряла. Тебе рано еще такой магией швыряться. Слишком большой выброс произошел, вот ты и не выдержала.
- Я не про это. Я про вас с Ангелом. Что вообще вы устроили и зачем? - Я начала злиться. - Если вы хотите поубивать друг друга - сделайте это без меня! Доставите на остров, и убивайте друг друга, сколько влезет. - Я уже кричала на него. - Где Раадель?
- Необученная ведьма кричит в лесу на некроманта - интересное зрелище. - Из-за кустов показалась Ангел. - Еще скажи, на меня покричать хочешь.
- Да, хочу! Вы зачем вчера это все устроили?
- Подурачиться хотели. - Ох, зря Некромант это сказал. Я вспыхнула как сухие дрова в печке. Руки тут же объяло огнем, а жжение грозило разорвать грудь. Даже не осознавая, что делаю, я резко обернулась к нему. А огонь принял это как сигнал к атаке. Огонь врезался в грудь Некроманта, откидывая далеко назад, за кусты.
- Риа! - Закричала Ангел, бросаясь на помощь к нему.
Что Риа? Они же вчера все равно убить друг друга хотели. Я развернулась и зло пошла обратно к озеру. По дороге меня стало немного отпускать. А если я его сильно ранила? Хотя сам заслужил. А если я ему больно сделала. Да что значит если? Он же собой дерево сломал, а если я его убила. Я дошла до озера и побрела в другую сторону от костра. На душе было гадко, и слезы душили. Я обошла озеро, нашла раскидистое дерево, и бессильно опустилась на землю. Больше сдерживать слезы не было сил. Мне было гадко и страшно. Рядом опустился Граэль.
- Ри? - я отрицательно помотала головой, не желая расставаться со стволом дерева. - Риа, все в порядке. Тише, успокойся, выживет он. - Правда, слова дракона вызвали еще больший поток слез. - Да хватит тебе, нашла по кому слезы лить. - Граэль подошел ближе и притянул меня к себе лапой. - Все хорошо, он не пострадал, с ним все в порядке.
- Граэль, я потеряла контроль. - Сказала я отрывисто. Все-таки слезы сильно мешают разговаривать. - Я не хотела его ранить, но я разозлилась и все. Я стала ведьмой. Я сама себя не контролирую, не могу. А что если так меня разозлят родные? Я ведь опасна. Граэль что мне делать?
- Тренироваться. - Раздался откуда-то сбоку голос Раадель. - И много тренироваться. Самообладание, управление Силой и собственной злостью. - Она подошла ближе. - Твоя Сила растет быстро, и ты начала ей пользоваться. Осознаешь ты или нет, но ты ей пользуешься. С каждым разом она будет опаснее и сильнее. Да ты стала ведьмой. Но какой выбирать тебе. Не позволяй Тьме управлять тобой. Ты сама должна решить чего хочешь или разрушительной необузданной Силы, но тогда тебе точно нельзя на остров, или ты будешь контролировать свою Силу и пустишь ее на защиту людей. - Я всхлипнула носом.
- Как Некромант? - Я повернулась к ней.... И увидела улыбающегося мужчину. Вот гад. Я тут по нему слезы лью, а он стоит тут скалиться.
- Живой. Я все-таки не вчера родился.
- Ты плавать умеешь? - Спросила я, поднимаясь на ноги. Как ни странно, но от слез и следа не осталось. Желание было только еще раз мокнуть одну черную язву в озеро....
- Умею, иначе вчера бы утонул. - Он мне подмигнул, развернулся и отправился обратно к костру.
- Вот гад. - Зашипела я.
- Согласна. - Раадель обняла меня. - Ладно, пошли, тебе поесть надо. А то ты вчера ужин пропустила. Где твой плащ?
- Девушке отдала. - Мы пошли вслед за Некромантом. - Мира утром опять все одеяла собрала на себя, вот замерзла она.
- А ты?
- А я от костра погрелась. Вы что-нибудь узнали вчера о ней?
- Нет. Она слишком слаба и напугана. Решили подождать до утра. Выясним, где ее родных найти и вернем по пути в порт. Нам опять идти до следующего поселения пешком.
- А что в следующем поселении? Опять возьмем лошадей и разойдемся? - Я улыбнулась Ангелу.
- Ага, и ты забыла, что в планах еще встретиться с твоей Эльфийкой и ее магами. - Раадель улыбалась в ответ. - Не, думаю, что мы разойдемся в поселении. Некромант решил тоже сестер на юг увести. Поэтому, к моему огорчению, в порт мы поедем вместе. Но, да ты права, надо взять лошадей. А еще девушку вернуть домой.
Мы подошли к месту ночевки. Солнце уже окончательно поднялось над деревьями и теперь согревало лагерь теплом. Девушка сидела закутавшись в покрывала и смотрела на всех большими от страха глазами. Елена пыталась расчесать сестре снова потемневшие волосы, а Мира как ребенок сидела и рассматривала какую-то пойманную букашку. Некромант уже тоже был здесь, зашнуровывал свою накидку недалеко от сестер. Нас четверых, (девушку, меня, Граэля и Миру) как самых бесполезных усадили около костра ждать завтрак. Елена, завидев Ангела, сгребла брата и отправилась за водой. Что с них взять? Некроманты. В общем, мы сидели в стороне и наблюдали, как Раадель пытается сообразить, чем прокормить такую ораву. Ангел физически не могла наловить столько дичи. Но, как оказалось, Граэль, пока горело поселение, успел обчистить кухню в доме старосты. Так что завтрак у нас был не такой уж и скудный. Мясные и сладкие пироги, холодное мясо, остатки от зажаренной птицы, лепешки, хлеб, пара рыбин и даже котелок овощей утянул. Раадель честно разделила еду на всех, как раз некроманты вернулись. У меня нещадно урчало в животе, ведь я не ела уже давно, да и сил потратила много. Меня ждал еще один сюрприз. Граэль утром умудрился утянуть кувшин теплого молока. Поэтому наелась я до отвала. А после завалилась обратно на лежак, с трудом дыша. Рядом примостилась Мира. Молоко и ей досталось.
- Лежебоки. - Бурчала Ангел, собирая вещи. - Вы бы лучше сумки собрали. Ри, откуда у тебя вторая сумка?
- У ведьмы взяла.
- Что? - Рявкнула Ангел. - И что ты у нее еще взяла?
- Сумка не моя. Вон есть Некромант ему ее и отдай. А взяла я только травы, и то только те, что знаю.
- Зачем мне сумка? - Не понял он.
- У ведьмы книги нашла. - Ответила я, садясь. - Там скелеты нарисованы. Если будет интересно - забирай, если нет - вон костер.
- То есть ты по скелетам решила, что это книжки для некромантов?
- Нет, просто подумала, может, будет интересно.
- А что на книжке то написано?- Некромант взял сумку. - Или читать не умеешь?
- Умею. Да только там каракули какие-то. Я ничего не поняла.
- Еще бы ты поняла язык мертвых... - Ответил некромант. - Елена, похоже, это твоя специализация. - Он протянул книгу сестре. Девушка подошла и с любопытством стала изучать содержимое.
- Ну, теперь понятно, откуда она духов научилась вызывать. - Сказала черноволосая, после небольшого изучения. - И тут описан ритуал на кладбищах. Оставь в дороге посмотрю. - Она отдала брату книгу и вернулась на поваленное дерево расчесывать свои волосы.
- Ладно, с книгами разобрались. - Продолжила Ангел. - Тебя как зовут? - Спросила она у нашей новой подруги. - И где твои родители? Куда нам тебя везти?
- Не знаю. - Честно ответила она.
- Чего именно не знаешь? - Уточнил Некромант.
- Не знаю, куда меня везти и где родители.
- Ты не знаешь, где родилась? - Удивилась я.
- Где родилась - знаю. - Ответила она, а мне показалось, что она сейчас расплачется. - Но того поселения больше нет. Соседний Лорд сжег наши дома. Моя семья, и другие семьи с поселения собрали все, что уцелело и отправились в другие края. Мы шли на юг, и как раз проезжали мимо этого поселения, когда меня выкрала ведьма. Я не знаю где родители. - Девушка отчаянно хлюпала носом.
- А имя то у тебя есть? - Спросил Некромант.
- Лира.
- Красивое имя. - Ответила Ангел. Мы с Мирой на нее оскорблено посмотрели. У некромантки созвучное имя и такого ей Раадель не говорила. А когда я назвала свое, я вообще молчу. Меня на суд везли. Я вспомнила Северный лес. Сколько же всего произошло с того времени. Интересно кентавры целы?...
- Хорошо. Мы постараемся найти твоих родных и вернуть тебя семье. Если тебе на юг, значит нам по пути. Пойдемте. У нас долгая дорога впереди.
- Вот возьми. - Елена протянула мне плащ. - Твой у Лиры, а ночами холодно будет.
- Да, в поселении надо будет одежду раздобыть. - Сказал Некромант. - А то одна с прожженной юбкой, вторая в обрывках, третья свой плащ отдала.
- Нам золото нужно для лошадей. - Ответила ему Ангел.
- Тогда с тебя лошади, с меня одежда. - Как то не хорошо некромант улыбнулся.
Если бы я знала, что он тогда имел в виду. Я бы ни за что не согласилась. Но, увы, мы не знали, ни я, ни Ангел. А все было очень даже просто. При приближении к поселению некроманты подняли пару могил с кладбища и отправили в поселение. Нет, конечно, как нас заверили, они даже не собирались некого рвать. Да вот только местный инквизитор не смог их истребить, а тут на помощь пришли целых три некроманта. Которые, с легкостью и за небольшую плату отчистили поселение от мертвецов. Местные жители отплатили с лихвой, да вот только лошадей не оказалось свободных. Зато мы переоделись. Мира долго мучила швею со своим платьем, но к концу дня платье все же было готово и абсолютно бесплатно, после ухода некромантов дом швеи закрылся до самого нашего ухода из поселения. Лира заметно окрепла. Она выбрала длинное платье с длинным рукавом из тонкой коричневой шерсти, и чуть темнее коричневые кожаные сапоги. Плащ и сумку ей принесла Ангел. Ну а я выбрала себе мягкие кожаные штаны, светло серую тунику из шерсти и высокие сапоги. Больше в поселении нас ничего не задерживало.
Мы закупили необходимые вещи и продукты и утром покинули поселение. Шли легко и свободно. Лира, несмотря на первую боязнь перед некромантами, достаточно легко сблизилась с Мирой. Раадель как обычно шла впереди, возглавляя отряд, за ней шли девушки, потом Елена с Некромантом, ну а я выбрала общество Граэля, который плелся позади. Я заметила, что его что-то беспокоит. Но не могла понять что. А потом почувствовала, точнее я уловила страх дракона, устанавливая связь. Дракону казалось, что за нами идет попятам охота. Я сначала подумала, что он просто путает что-то, а потом как-то ночью почувствовала, что вдалеке горит огонь. Я стала прислушиваться к откликам этого костра каждую ночь, и каждую ночь находила отклик. Кто-то действительно шел за нами по пятам.....


Глава девятая. Охота



Охотник идет днями по следам жертвы, истязая тело и душу.
Но так может оказаться, что это жертва вела охотника, истязая его.




Так началась Первая война с Богами. Люди, Эльфы, Гномы в союзе с Богиней Жизни и Света Живой и Богом Смерти и Забвенья Нароном сошлись в бою с тварями созданными Богами. Сила посоха позволила племенам уничтожить большинство созданий, многие Боги покинули пантеон и отправились на войну. Народы неистово сражались за свою свободу, за мирную жизнь и долгожданный покой. Боги отказывались признать силу посоха, поэтому сами выступили против союза. Они думали, что у племен быстро иссякнут сила и вера, что сам Хранитель сдастся. Но племена не желали сдаваться. С каждым днем в них крепла вера и надежда на победу. С каждым днем у них крепла вера в Хранителя. Он защищал народы, уничтожал тварей, поддерживал братьев по оружию. Он вел вперед существ к миру и свободе. Боги проигрывали, с каждым днем их созданий становилось все меньше, да и Нарон побеспокоился о том, что бы их Сила после смерти попала в Царство мертвых, а Жива препятствовала Жизни новых тварей. Боги не могли восстановить свои силы. Пантеон спустя бесчисленное множество боев и кровопролитий отозвал своих созданий. Мир, растерзанный голодом, болезнями, войнами и кровью впервые погрузился в тишину. Впервые племена вышли из своих укрытий, впервые за многие тысячелетия они могли не прятаться, не убегать. Двое суток мир молчал. Племена забыли, как радоваться, а твари больше не рычали и никого не терзали. Мир наслаждался тишиной.
Нарон и Жива предложили Богам сделку. Каждый Бог должен был вернуться в свою стихию, и править только там, не причиняя вреда народам. Но Боги на это не согласились. Спустя два дня мир снова наполнился криками боли и отчаянья. Боги не стали сражаться с Хранителем посоха, они направили своих оставшихся тварей в разные стороны на остальные племена. Снова реки наполнилась кровью, а воздух сотрясали крики боли. Ангелы, демоны и Хранитель бросились на защиту, но они не успевали за тварями. Куда бы ни приходил Хранитель, было уже слишком поздно. Боги наслаждались новой изворотливой охотой и тщетными попытками Хранителя спасти всех. Нарон и Жива тоже не могли уберечь многих. Твари больше не атаковали стаей - они по одной две особи носились по миру, разрывая всех, кто попадался. Тогда Хранитель собрал вокруг себя оставшееся войско и решил уничтожить весь пантеон. Но его попытки были тщетны. Пантеон находился в недоступном для племен месте, да и большое войско просто не смогло пройти. Боги смеялись и над Хранителем и над его попытками. Тогда ангелы и демоны пришли народам на помощь. Они смогли доставить Хранителя и часть войска в пантеон. Боги отозвали своих тварей для своей защиты. Война закипела уже в обители Богов. Нарон и Жива сражались наравне с племенами и помогли откинуть тварей. В конце концов, Боги признали свое поражение и согласились на условия Живы и Нарона. Племена обрадовались и устроили праздник. Они думали, что наконец-то Боги оставят их в покое.
Но Боги даже и не думали останавливаться. Они разбрелись по своим стихиям, и в разгар праздника снова обрушили свой гнев на племена. Боги не призывали больше своих тварей, они использовали свои стихии. Мир окутал мрак, пожары, реки пересохли, рудники затопило, земля расходилась под ногами у народов. Племена не знали, как спасаться, да и Хранитель не знал, как помочь, ведь не с кем было сражаться. Боги использовали только свои стихии. Спаслись только те, кто прибыл поблагодарить Хранителя. На радость племен, в благодарность с дарами поспешило большинство существ. Все хотели отблагодарить спасителей. Хранитель понял, что сила посоха не дает Богам уничтожить племена. Так же он понимал и то, что всех спасти он не сможет, только тех, кто будет рядом. Разъяренные племена потребовали у Хранителя ответить Богам, нанести им ответный удар. Хранитель был против, ведь тогда ему придется оставить беззащитных существ. Боги этого и ждали. Ждали и их твари. Хранитель повел остающихся существ к пантеону, думая, как же ему и племена спасти и с Богами воевать. Решение нашли Нарон с Живой. Они вызвались защищать племена, пока Хранитель будет в пантеоне. Многих существ спрятали, некоторых подняли в Небесный Город, некоторых укрыли в Царстве мертвых. Хранитель в это время ворвался в пантеон. Но, увы, он уже был пуст.
Боги знали о приходе племен, поэтому покинули свою обитель. Мир снова сотрясся от гнева Богов. Но как бы они не старались, ангелы и демоны смогли спасти племена от гнева до возвращения Хранителя. Народы не знали, что делать. Мир был вновь растерзан Богами, и все понимали, что те, кто уйдут от посоха - будут растерзаны тварями. Существам снова пришлось выживать, но уже сплотившись под защитой посоха. Первая война была проиграна. Народы были в отчаянье, а Боги нашли способ отравлять итак нелегкую жизнь племен. Они меняли течения рек, пускали пожары, выжигали почву вокруг. Они не могли уничтожить посох, но оставить народы без воды и еды было вполне в их силах. Хранителю пришлось уводить племена в поисках воды и еды. И куда бы они ни следовали, везде их ждали выжженные поля и сухие реки....
- Что ты делаешь? - Второй день Раадель задавала мне один и тот же вопрос. На все наши с Граэлем предупреждения о преследователях она отмахивалась, а меня еще и ругала за установленную связь. Но каждый день я чувствовала отклик небольшого костра. Кто-то шел неотступно по следам. И вот теперь я пыталась хотя бы выяснить кто это и как далеко.
- Пытаюсь дать силу огню, что бы почувствовать погоню. - Я пол утра просидела перед огнем и пыталась заговорить его, что бы он не потух до прихода преследователей. Я хотела узнать как они далеко.
- Эта пустая трата времени. - Ворчала Ангел. - Некроманты уже ставили ловушки - пусто. Граэль взлетал - пусто. Да даже я ставила метки, но ничего. Понимаешь? У чешуйчатого голова не в порядке, а ты в нее влезла.
- Пусть хоть потренируется. - За меня вступился Некромант. - Так она хотя бы себя смирно ведет, да и лес не страдает от пожаров. К тому же нравиться тебе это или нет, но это тренировка, требующая усилий и концентрации. Посмотри как усердно и смирно сидит. Я вот думаю, может Граэль и Миру этой же мыслью заразит? Представь их обеих так усердно тренирующимися?
- Да ну вас. - Я поднялась с земли. Угли в кострище еле тлели, но внутри хранилось очень много силы. Даже сырая ветка будет пылать костром. Главное, что бы погоня успела найти кострище до того как сила иссякнет.
- Нам пора. - Елена как обычно даже не интересовалась окружающим миром. Она вообще последнее время углубилась в чтение. Девушка и так-то мало разговаривала и вообще реагировала на нас, а тут и вовсе в книгах потерялась. Единственный раз когда она поднималась с лежака по вечерам - это было когда она дочитала одну книгу, а после этого молча встала и кинула ее в огонь. Надо признаться меня тут же пронзил страх, а Ангел страшно ругалась. Пламя объяло книгу, запахло жженой кожей и пламя окрасилось в кровавый цвет, а еще этот вонючий черный дым. Ангел долго на нее ругалась, а она пожала плечами и достала новую книгу.
Мы снова зашагали по лесу. На дорогу мы не выходили. Слишком опасно, но Граэль проверял, правильно ли мы идем. Некроманты как обычно шагали вместе, но уже втроем. Как мне объяснили: Елена во время перехода повторяет прочитанное, поэтому даже с Некромантом не разговаривает. Поэтому он подозвал Миру. Ангел тоже нашла себе собеседника в лице Лиры. Блондинка вообще-то еще побаивалась некромантов, а я так вообще на нее ужас наводила. Чем только не понятно. Меня она старалась избегать и заметно напрягалась при моем приближении. Ангел сказала, что ей время надо, она слишком боится ведьм, а не меня конкретно. А в компании Ангела она чувствовала себя превосходно. Да и Раадель заметно успокоилась с ее появлением. Еще бы. Нас с Граэлем к готовке больше не подпускали. Подумаешь, пару раз я с огнем перестаралась, так что все мясо сожгла. А вот Лира как, оказалось, готовить умеет и даже разделывать и мясо и рыбу умеет, что очень радовало Ангела. Раадель теперь только охотилась, все остальное блондинка делала. Я как обычно разделала общество дракона. Вот только обоюдное чувство преследователей не давало нам расслабиться. Может Ангел права и Граэль просто что-то путает. Но я чувствовала отклик огня. Чувствовала, что огонь движется по следу и становиться теплее. Но как тогда Граэль его не видел? Шли мы спокойно, по пути Ангел охотилась, иногда Некромант ей помогал, загонял дичь страхом. Как я только не поняла. Отдых давали в основном из-за Лиры. Она еще не до конца окрепла, хотя мои настойки пить отказалась. Может быть, меня бы это и оскорбило, но преследователи были куда важнее.
Так мы и передвигались до самого вечера. Нашли место стоянки, Некромант натаскал дров, я разожгла огонь, Ангел разделывала мясо, а Лира готовила ужин. Елена читала, а Мира пыталась ее вывести из себя - без толку. А Граэль нервничал, и все время оглядывался назад. Я хотела его успокоить, когда вспышка собственной силы откинула меня назад до ближайшего дерева. Встреча, которая не понравилась ни мне, ни моей голове. Из носа захлестала кровь, а щеки обожгло жаром. Там на кострище кто-то развел огонь.
- Костер. - Единственное, что выдавила я из себя. - Граэль взлетай, там костер горит! Проверь! Я чувствую!
- Сколько же ты силы вложила? - Меня поднял Некромант, а Граэль уже взмыл вверх.
- Граэль дай я посмотрю! - Закричала я снизу.
- Даже не думай! - Ко мне подбежала Ангел, протягивая тряпку, что бы остановить кровь. Я увернулась и снова закричала, я знала, дракон слышит.
- Граэль! Там моя магия, я смогу почувствовать, но мне нужно увидеть огонь! Граэль.....
Мой крик утонул где-то внизу. Я парила. Точнее нет. Парил дракон, а я видела его глазами. Я чувствовала его телом, но была отдельной от него. Впервые полет я почувствовала как не что-то врожденное, а собственным телом, словно я сама впервые взлетела, а внизу мое тело билось в спазмах. Похоже, влетит мне от Ангела.
"- И мне" - Ответил на мои мысли Граэль. Я почувствовала, он улыбается. Впервые, пожалуй, за много тысячелетий он вспомнил, как это радоваться. Впервые он обрел друзей. Я улыбнулась в ответ и усилием воли заставила свое тело расслабиться. Нужно же учиться контролировать и связи и силу и себя. Впереди замаячил огонь. Видать погоня нашла тлеющие угли и решила развести огонь. Пламя разгорелось и, получив новую порцию дров, выбросило всю вложенную силу. Я сосредоточилась на пламени. Я пыталась стать им. Кто-то топтал огонь, пытался его загасить. Я чувствовала, что огонь спалил не только дрова, в воздухе пахло жжеными волосами. По моему усилию пламя усмирилось, и теперь горело спокойно. От пламени я отбрасывала потоки тепла, как тогда в Храме. Тепло нашло отклик. Но только один. Преследователь был один. Почему то ему даже спокойное пламя не нравилось. Он гасил его. А еще она достал какой-то порошок и высыпал в огонь. Я стала задыхаться. Стало очень трудно дышать, я вернулась к дракону. Пламя почти угасло, а дракон его не видел. Но я то чувствовала. Граэль не стал приближаться к костру, слишком опасно. Нужно известить остальных.
Дракон вернулся к месту нашей ночевки, тут же встретился с хмурым взглядом глаз Ангела, а еще с перепуганными голубыми глазами. На Лире лица не было от страха. Она жалась в сторону и даже боялась дышать. А еще ни мне, ни Граэлю не понравились некроманты, склонившиеся над чем-то. Точнее над кем-то. Надо мной. Моим телом, которое билось в конвульсиях и задыхалось. Я попыталась сосредоточиться на нем, но меня окатило болью и страшно стало не хватать воздуха.
"-Риа, ты должна вернуться в тело, иначе задохнешься."- Граэль закрыл глаза. Его чешуя засветилась, окутывая мое тело золотым светом. Я попыталась снова вернуться в тело, но снова волна боли меня не пускала. Пришлось стиснуть зубы и уцепиться хоть за краешек сознания. Получилось, но плохо. Тело билось от нехватки воздуха и от боли, а я не могла его успокоить. Я вспомнила, что мои собственные воспоминания помогали мне вернуться. Я начала вспоминать. Боль, жуткая боль накрыла с головой. Я лихорадочно вспоминала. Мама, отец, крик от боли, братья сестры. Снова крик. День рождения, бабушка спасла брата. И снова крик. Орланы, жемчуг, первый улов, гордость отца. Крик. Море, играем в догонялки. Крик. Бабушкины пироги. Сладости в Бродвиге. Вздох. Крик. Первый раз бабушка показала травы. Первый раз еду на кентавре. Бешеный галоп. Полет с драконом. Стон. Встреча с Ангелом. Я жива. Встреча с некромантами. Спасение некромантов. Маленький жеребенок возле матери. Первая тренировка на мечах. Первое спасение чьей-то жизни. Сбежали от Даэрхов, ушли от магов и инквизиторов. Меня ждут. Я скоро буду дома.......
- Я тебя когда-нибудь убью!- Угроза Раадель эхом разлетелась по лесу. - Как ты позволил ей оставить свое тело? А если бы ей сил не хватило вернуться?
- Успокойся. - Некромант призывает Ангела успокоиться? Это что ж я пропустила. Я открыла из любопытства один глаз. Второй не слушался. И моему удивлению не было предела. Во-первых я лежала на коленях у Лиры. Бледной и перепуганной. Во вторых Некроманту пришлось скручивать руки Ангелу и даже обнимать из-за этого. В третьих, я так поняла, Раадель тянулась к мечу, что бы прибить Граэля. Правда Некромант держал крепко, и почти всем телом.
- Я тебя темный не спросила! - Рявкнула Ангел и вновь обернулась к Дракону. - Ты вообще можешь думать разумно? Да мы ее еле откачали, даже несмотря на твою магию! А если бы она не вернулась. - Раадель сделала еще попытку дотянуться до меча.
- Да, я сказал тебе - успокойся!- Некромант оторвал ее от земли, и отволок подальше. - Не видишь ему так же плохо.
- Да все равно, что ему плохо. Он почти ее убил! - Ангел яростно махала ногами в воздухе. Но Некромант был выше, поэтому до земли она так и не достала. А до меня снова долетело тепло далекого костра, и запах жареного мяса. В животе предательски заурчало.
- Он мясо жарит. - Я резко села, отчего голова закружилась.
- Почему он? - Тихо спросил Граэль.
- Думаешь, девушка одна будет ходить по лесам? - Я удивленно на него посмотрела. Вид тоже у него был потрепанный.
- Не знаю. На нее посмотри и сама ответь.- Он кивнул в сторону оторопевших Ангела с Некромантом.
- Преследователь один, и он приближается. - Продолжила я.
- Как узнала? И почему я потерял огонь?
- Потому, что он что-то насыпал в костер, когда я там была. - Я попыталась встать, но не получилось. - Я смогла усмирить огонь и отправить от него тепло в стороны. Сколько меня хватило, я нашла только один отклик. А потом что-то насыпали в костер и я начала задыхаться.
- Я ее придушу. - Сказала Ангел. - И его. - Она указала на дракона.
- Помогу. - Поддержал Некромант. - Ты что колдовала, когда находилась в сознании дракона?
- Я в своем сознании была.
- Да, она научилась защищаться от моего вторжения и оставалась в своем. - Подтвердил дракон. - Когда ты стала задыхаться, я потерял огонь. Он погас?
- Нет, он горел. - Ответила я. - Я видела его, когда была там, но когда вернулась к тебе, уже не нашла его. Как такое возможно?
- Кто-то засыпал "Драконью слепоту" в костер. - Граэль положил морду на лапы и тяжело вздохнул.
- Это что? - Не поняла я.
- Порошок, который позволяет скрыть от драконов охотников. - Из-за кустов вышла Елена. - Дракон не увидит и не почувствует, чего коснулся порошок.
- А зачем скрывать от драконов что-то?
- Что бы незаметно подкрасться к дракону. - Ответил Граэль.
- То есть на тебя охота? Она же запрещена.
- Охотников это не волнует. Ри, ты не против, я посплю? - Дракон уже даже глаза открыть не смог. - Все таки твое колдовство и из меня силы вытянуло.
- Прости. - Сказала я. - И спасибо, что помог вернуться в тело и придержал боль.
- Не за что. - Дракон окончательно уснул.
- А ты уверена, что она не эльфийка? - Некромант, наконец-то выпустил Раадель.
- Нет, видишь оба уха не мохнатые?
- А я что-то начал думать, что она к ним относиться.
- Почему?- Удивилась я.
- Потому, что наездники драконов всегда были только среди эльфов. - Ответила Раадель. - И то, позолоченных драконов, на моей памяти еще никто не объезжал.
- Так что ты там говоришь, наколдовала. - В разговор влезла Мира, какая-то очень сосредоточенная и хмурая.
- Ну, одного преследователя нашла. А что?
- А то, что Мира тоже поставила ловушку. - Ответила Елена. - Только в отличии от нас с братом она оказалась хитрее. Даже Ангел не рассчитывала на обереги от магии. Мира поставила ловушку, рассчитанную на мертвецов.
- То есть преследователь мертвец? - Удивилась я.
- Нет. - Ответил Некромант. - Но эта ловушка очень хорошо подходит к простейшим мертвым, которых поднимают и отпускают бродить в этом мире. Без цели и магии. Они разрывают все что видят, и даже не признают хозяина. В них нет магии, только пробуждения.
- И? - Не поняла я.
- И эта ловушка срабатывает при физическом контакте. - Ответила Раадель. - Только тогда когда что-то ее коснётся. Она не удобна тем, что некроманты получат отклик ловушки, даже если в нее попадет крупный зверь. Вы уверены, что это преследователь.
- Да, я поставила ловушку на ветки, оставленные около кострища. - Ответила Мира. - Ты много зверей знаешь, которые дровами заинтересуются?
- Понятно. - Ангел подняла меч. - У нас преследователь. Охотник-одиночка. Он будет идти по следу Граэля.
- Охотник, взявший след, добычу не потеряет. - Протянул Некромант.
- Ага, а с наши чешуйчатым, никакой надежды, что дракон или обхитрит охотника, или собьёт со следа. - Раадель посмотрела на похрапывающего дракона. - Ну вот он уснул даже не подумал о свое безопасности, а ведь почувствовала его только Ри. Кстати. - Она обернулась ко мне. - Еще раз надумаешь колдовать вне тела - сама придушу.
- Обычно ведьм сжигают. - Некромант точно с ней спелся. - Могу, кстати, после того как ее задушишь, воскресить - сожжем?
- Да, ну вас. - Я отмахнулась от них рукой. Все-таки смогла встать, подцепить мяса с костра и отправилась спать под бок Граэлю.
Я теперь поняла, как налаживать связь с драконом, заметно продвинулась в обуздании собственной магии, а еще я летала сегодня по-настоящему. Доев мясо, я залезла под крыло Граля и только сейчас почувствовала, что он не спит. Он колдовал. Но очень тонко и едва заметно. Он ставил обманки, хотя понимал, что охотник за нами идет опытный, и обманками его не сбить. Такие же охотники убили и его мать. Она их попросту не заметила. Не смогла.
"- Ты не один. Я не позволю причинить тебе вред." - Граэль сейчас нуждался в поддержке, но я не была уверена, что дракон меня услышит.
"- Спасибо. Спи. Ты очень много сил потратила."
"-Мы теперь можем и без связи общаться?"- Я начала засыпать.
"-Точнее: у нас уже прочная связь. Ри, пообещай мне, что бы ни случилось, ты вернешься в свое сознание. Как бы не хотела помочь - всегда возвращайся в свое тело. И не держи меня."
"- Я постараюсь. Спокойной ночи."
"-И тебе приятных снов"
Утро выдалось не самым приятным. Мое тело жутко болело, а голова и вовсе раскалывалась. Ночами становилось все холоднее, так же как и по утрам. Поэтому я озябла когда все таки пришлось вылезти из под крыла. Да и постоянные напоминания Ангела, что сами виноваты, тоже настроения не улучшали. А еще я почувствовала новый огонь. Уже совсем близко. Охотник шел и ночью. Некроманты и Ангел, несмотря на раннее утро, уже суетились. Я так и не поняла, что они делают. А на мои вопросы все только отмахивались и просили не мешать. Граэль тоже не сильно разговорчивым был. Поэтому мне оставалась только блондинка.
- Привет. - Поздоровалась я. Девушка хоть и напряглась, но уже не искала путей к бегству.
- Привет. - Ответила она.
- Ты не знаешь, что вообще тут происходит?
- Нет, Раадель с Некромантом утром что-то обсуждали, а потом вот начали что-то делать.
- Понятно, как обычно объяснять никто не собирается. - Я вздохнула и почувствовала запах похлебки. - Ты уже и завтрак приготовила?
- Я привыкла вставать рано. - Ответила девушка снимая крышку с котелка. Раньше я его не замечала. - Там где я выросла, все женщины встают рано, что бы накормить мужчин.
-Ты с севера?
- Да, наша деревня располагалась почти под самыми горами северных драконов. - Девушка протянула мне похлебку и хлеб.
- И не страшно с такими соседями жить было? - Я с удовольствием приступила к трапезе.
- Нет. Я драконов никогда не видела. В поселение были рассказы, что когда то давно драконы прилетали, но это было очень давно. Страшнее был соседний Лорд. Он нам жизнь и отравлял.
- А своему Лорду вы говорили?
- Да, да что толку. - Девушка грустно вздохнула. - Князь приказал Лордам не провоцировать войну. Вот поэтому у нас то поля горели, то скот с пастбищ уводили, а потом и вовсе поселение сожгли. Людям надоело это, и мы подались на юг, искать новый дом. Некоторые наши родственники остались на севере, в других поселениях, а отец повез нас на юг. Он мечтал найти тихое поселение, где можно было бы выращивать скот и не бояться войны.
- Тогда вы не туда идете. - Ответила я. - Насколько я знаю, сейчас почти везде готовятся к войне. Ты знаешь, куда могли податься твои родители?
- Да, недалеко от южного порта, есть поселение, там живет дальняя родственница мамы. К ней мы и хотели на первое время напроситься.
- Понятно. Ну думаю там и найдем твоих родных. - Девушка впервые мне улыбнулась, собрала грязную посуду и отправилась на ручей.
- Не найдем мы ее родных. - Ко мне подошла Елена.
- Почему? - Удивилась я.
- Потому что ее родные мертвы. Я умею общаться с Духами. Когда умирают близкие души, они находят, тех кто о них думает. Они прощаются так с живыми. Я видела их. Они все мертвы.
- Ей нельзя об этом сейчас говорить. Она слишком слабая. - Мне стало ее безумно жалко. - Она же всех потеряла. Пусть думает, что ее родные у родственницы, а там ее отдадим. Надежда на то, что родные живы, лучше, чем боль утраты.
- Хорошо. Ангел и брат знают. Возможно, и дракон догадывается, у них на это тоже чутье.
- Я поговорю с Граэлем. - Девушка отошла от меня и снова села читать книгу. Некромант с Ангелом, куда-то ушли, а Мира засыпала вопросами дракона.
Солнце уже поднялось достаточно высоко и согрело наш маленький лагерь. Лира, вернулась с ручья с водой. Елена читала, а Граэль пытался дать ответы на шквал вопросов Миры. Похоже, мы даже и не думали уходить, что меня несколько настораживало. Вернулись Некромант с Ангелом и скомандовали сбор. Вот только дальнейшие действия мне не совсем понравились.
- Мы уходим, чешуйчатый ты тут остаешься. - Сказала Раадель, закидывая на плечо сумку.
- Что?- Не поняла я. - Зачем? Там же охотник! И он близко!
- Ага на это и расчет. - Улыбнулся Некромант. - Да не переживай ты все в порядке будет.
- Нет. - Уперлась я. - Объясните!
- Нет времени, сама сказала охотник близко. Пошли. - Некромант попытался меня взять за руку, я увернулась.
- Никуда без Граэля не пойду!
- Я же говорила - упрется. - Реедль так ласково мне улыбалась, а я даже не успела заметить, как она провела рукой по воздуху. Я упала без сознания.
Я открыла глаза и смотрела на листву на деревьях, сквозь которую пробивался дневной свет. Вокруг было тихо и так спокойно. Удивительно, что я никогда не замечала как красиво вокруг, как приятно вот так лежать на траве, и нет никакой погони, нет ни страхов, ни бегства. И неважно кто ты. Ведьма, или просто девушка с острова. Я лежала и наслаждалась тишиной. Удивляло только, то что рядом никого не было. Ни Ангела, ни некромантов, даже Граэль тень не отбрасывал. Граэль! Куда меня отнесли я не знаю и где бросили тоже, но можно воспользоваться связью и узнать где он. Я его не брошу.
"-Граэль". - Позвала я. Несколько мгновений не приходило ответа, я уже начала волноваться.
"- Что?" - Раздался голос друга.
"- Ты где. И где все? С тобой все в порядке?" - Я села и огляделась. Отклик шел, откуда то сбоку, скорее всего он там. Я призвала огонь и распустила вокруг себя тепло.
"- Я в порядке. Ангел с некромантами охотника ловят. Ри только не шуми. Ангел сказала, что охотник должен думать, что я один".
"- Раадель ловит охотника? Как? Он же охотится на тебя." - Из-за кустов сбоку прилетел отклик. Я нашла двух живых существ. И как ни странно почему то показалось, что я их знаю. Пришлось проверять свою теорию и идти на отклик. Пока я больше никого не нашла. Я призвала больше огня и вложила больше силы в распускаемое тепло.
"- Ну я на поляне жду охотника, а Некромант с Ангелом должны в это время его перехватить или хотя бы найти." - Даже на расстоянии я чувствовала страх дракона.
"- Граэль а где они сами?" - Отклик снова сообщил о двух живых существах, и тепло полетело дальше.
"-Не знаю. Ангел сказала мне не колдовать."
"- А если охотник рядом?" - Я начала волноваться. Наконец то отклик сообщил о Граэле. То, что это он я даже не сомневалась. Слишком родной и слишком теплый отклик пришел. Мгновением спустя отклик принес и известие об еще одном живом существе. Уже знакомым. Я чувствовала его тогда около костра. Охотник нашел цель. Я бегом кинулась туда, откуда шли отклики.
"- Граэль, охотник рядом! Уходи!" - Я обогнула поляну, на которой сидели Лира с Мирой и поспешила на помощь другу.
"- Ангел сказала ждать. Ри они ловушки поставили. И я не вижу охотника, где он?"
"- Я не знаю как показать, он сбоку. Я чувствую......" - Добежать до Граэля я не успела. Кто-то схватил меня за руку и сбил с ног.
- Совсем сума сошла? - Прошипел Некромант, прижимая меня к земле и зажимая рот ладонью. - Ты нам всю охоту решила сорвать?
- Охотник около Граэля! - Зашипела я в ответ.
- Да, знаю я. - Некромант отполз немного в сторону, давая мне возможность увидеть за кустами дракона. Странно, но Граэль сидел посередине залитой светом полянке, на нем не было шипов, и цвет он поменял с золотого на грязно-красный. - Ангел ловушки поставила со всех сторон от него.
- Вы что Граэля как приманку используете?- Моему негодованию не было предела. - Да он же на него и охотится? А что если он не попадет в ловушки?
- Да, уж, извини, что используем здорового клыкастого и шипастого дракона в качестве приманки... - Фыркнул черноволосый. - Он же такой маленький и беззащитный, что может легко лошадь пополам перекусить, а тут целый охотник....
- Граэль не сталкивался с охотниками! - Возмутилась я.
- Да, поэтому он сидит в качестве приманки. А я и Ангел ловим охотника.
- А если он нападет первый на Граэля?
-Его меч просто не сможет пробить чешую. - Некромант закатил глаза. - Ри, это позолоченный дракон, это один из самых толстокожий дракон на свете. Охотник об этом не знает. Иначе бы тут десятка три охотников было бы и то не известно смогли бы они хотя бы поцарапать Граэля или нет. Все бы зависело от того сколько "золота" досталось нашему малышу от чистокровных предков....
- А зачем он цвет поменял? - Спросила я.
- Наконец то ты начала думать. Что бы охотник не увидел позолоченного дракона и в ближайшем поселении не набрал десятка три четыре других охотников. Он думает, что Граэль это медный или как его еще называют речной дракон. Достаточно трусливые и слабые представители своего рода. У них чешуя под цвет грязи, что бы было легче прятаться, потому что схватки с охотником они не переживут.
- То есть охотник думает, что Граэль слабый дракон?
- Да, и по идее должен менее осторожно его атаковать. А там наши с Ангелом ловушки. Он в них попадет, а Граэля даже не увидит.
- А если не попадет?
- Тогда Ангел с той стороны поляны сидит, а я с этой. Не думаю, что охотник отличный воин.
- Зачем меня тогда усыпили? - Было немного обидно, что мне даже ничего не рассказали. Я снова сосредоточилась на откликах от огня.
- Потому, что ты бы не стала слушать, а времени у нас было мало. - Некромант внимательно за мной наблюдал. - Играешься?
- Нет, я смогла найти охотника по его теплу. Он был недалеко от Граэля, а сейчас я его не чувствую.
- Неплохо. - Некромант улыбнулся. - Граэля ты тоже огнем нашла?
- Да, но я его слышу итак. А где охотник?
- До твоего появления подкрадывался вон с тех кустов. - Он указал в сторону. - А что?
- Его там нет. Его вообще негде нет.
- Он где-то должен быть. Скорее всего тебе еще слишком сложно разобраться в откликах.
- Нет. Я чувствую Граэля, Ангела, тебя. Даже мертвецов, что в ловушках, а его нет.
- Погоди. - Некромант немного приподнялся на руках, выглядывая из нашего укрытия. - Вот паразит.
- Что?
- Он нашел ловушки.
- И?
- И обошел, но при этом укрылся от магического взора. Да тут, похоже, опытный охотник идет, раз амулеты накупил.
- И что теперь? - Я посмотрела на мирно сидящего дракона на поляне. То что он слышит, я даже не сомневалась, потому что все сказанное повторялось у меня в голове эхом.
- Ну охотники обычно, при атаке доблестно что то выкрикивают, уши то у нас есть? Да и глаза тоже видят. Там где слепа магия, всегда срабатывают чутье, слух и зрение. Никогда не доверяй только магическому взору.
- Кстати про взор.... - Я посмотрела на дракона. - "Я могу посмотреть твоими глазами? Может что -то увижу?"
-"Не думаю. - Ответил Граэль. - Охотник использует порошок, укрывающие его от моих глаз. Ты не увидишь."
-" А ты моими?"
- "Не знаю"
-"Можно же попробовать?"
-"Ри, это вторжение в твое сознание, при этом сильное, ты можешь не выдержать." - Дракон вздохнул.
- "Но попробовать то можно? Мы пока слепы, Некромант и Ангел рядом, я все равно ничем помочь не могу"
-"Ангел убьет нас"- Граэль улыбнулся.
-"Ага." - А я ему в ответ.
Тут же я потеряла все чувства. Я не слышала и не видела. Прошло мгновение, прежде чем невыносимая боль сковала тело. Я лежала и единственное, что могла сделать - хватать ртом воздух, и это больше заслуга моего организма. Связь с телом я потеряла. Зато неожиданно боль утихла. Я смогла открыть глаза и увидела, что лежу уже на спине, а на меня смотрят очень не добрые карие глаза. В ответ ему я невинно улыбнулась. Точнее не я. Я вообще была посторонней, не могла вырваться из тела, но уже им и не командовала. Несколько мгновения я паниковала, пока мое тело услужливо не повернуло голову, открывая моемо взору дракона с закрытыми глазами. Значит, Граэль вторгся в мое сознание, но я до сих пор ничего не слышала и не ощущала. И что-то мне подсказывает, что я еще этому буду радоваться.
Некромант хмуро достал из кармана плаща какой-то серебряный овал, потер его и поднес к моему лицу. Я была уверена, что ничего в нем не увижу. Он как оказалась я была не права. Немного прищурившись я смогла в этом овале как в зеркале увидеть себя. Что сказать перемены меня поразили. Темно рыжие волосы с насыщенным красным оттенком обрамляли лицо крупными локонами, бархатистая кожа, даже круги под глазами пропали. А вот узкие золотые глаза меня немного пугали. И кровь, льющаяся из носа тонкой струей тоже. А еще клацающие зубы, тоже надежды на безболезненное возвращение в свое тело не придавали. Граэль вздохнул и огляделся вокруг. Долго его вторжения я не выдержу. И он таки заметил охотника. Точнее его капюшон, торчавший из кустов, совсем близко от дракона. Вокруг меня сомкнулась Тьма. А спустя мгновение я обрела возможность, и слышать и видеть и, увы, чувствовать. Мир взрывался вокруг, выворачивая мне кости, в голове гремел гром. Я чувствовала, что тело бьётся в конвульсиях. Усилием воли пришлось заставить тело расслабиться. А дальше началась война самой с собой. Сознание никак не хотело возвращаться в тело, которое разрывается от боли. Пришлось силой загонять саму себя в родимое тельце сквозь мириады взрывов в моей голове.
Я лежала на земле, оглушённая собственной болью. Нестерпимо жгло глаза, кровь из носа так и текла тонкой струйкой по щеке. Но я чувствовала свое тело. Я смогла вернуться. Больно - да, тяжело - да, но я смогла. Я закрыла глаза и вздохнула. Чья-то холодная рука легла на лоб. Открыв глаза, я увидела Некроманта.
- По-вашему, нам итак забот не хватает? Вы решили еще нам еще проблем добавить да?
- Ага. - Честно призналась я. - Только Ангелу не говори.
- Она знает. - Я удивленно посмотрела на него. - Думаешь, вторжение в сознание проходит без магического выброса? Ангелы и Демоны способны эти выбросы улавливать и находить источник.
-"Влетит нам."- Улыбнулся мысленно мне дракон.
-"Ага" - Подтвердила я. - Охотник в тех кустах. Граэль его видел.
- Уверены?
- Ну там капюшон, и он шевелиться.
- Ясно ловушку ставит. Скажи Граэлю, что бы по моей команде.......
- Риа!!!!! - Вдалеке раздался голос Миры. - Риа!!!!!!!!!
- Вы издеваетесь? - Спросил черноволосый глядя на меня. - Скажи Граэлю пусть ползет в сторону Миры, но по кустам, так словно охотиться.
- А как же ловушки и охотник?
- Он почувствует неладное, если дракон на крик не отреагирует. Передай ему и за мной только тихо.
Дракону передавать ничего не понадобилось, он приподнял голову в сторону крика, демонстративно облизался и пополз в ближайшие кусты. Некромант на мгновенье поднял голову наверх и закрыл глаза. Я посмотрела тоже наверх и увидела сидящую на ветке ворону, она громко каркнула и, слетев с дерева, направилась к кустам, за которыми должна была быть Ангел. Некромант открыл глаза, и, пригнувшись, тоже направился на повторяющийся крик. На поляне, там, где сидел капюшон, зашевелились кусты, но оттуда так никто и не показался. Началась погоня. Мы спустились по склону чуть ниже, что бы кусты и деревья закрывали нас.
- Риа! - Мира голосила на весь лес. - Риа! Сестра, где ты?
-Сестра? - Удивилась я.
- Ну как думаешь, кого может искать одинокая девушка в лесу? - Улыбнулся мне некромант.
- То есть она знает про охотника? - Спросила я.
- Да. Я с вороном и Елену предупредил и Миру.
- Теперь приманка Мира, я так понимаю.
- Ну в какой то степени да. Кстати передай дракону, Мира идет на запад, пусть прибавит шаг и обгонит ее. Там устроит засаду. Охотник или последует за ним, или попытается найти приманку, в нашем случае Миру.
- И что будет, когда охотник ее найдет?
- Ну думаю Мира с охотником справиться или измотает ему нервы, в любом случае мы узнаем если он ее найдет.
- А если охотник пойдет за Граэлем?
- Там его будет ждать Ангел, она обогнала дракона, и сейчас готовит место для своей засады и засады Граэля.
- Откуда ты знаешь? - Его ответы очень меня удивляли.
- Так ворон вернулся. - Усмехнулся черноволосый и показал на ветку, где сидела птица. Не успела я ее рассмотреть, как она громко каркнула. Реакция Некроманта была молниеносной, он схватил меня за талию и утянул в ближайшие кусты с фразой: - Тихо.
Я хотела сначала возмутиться, но он мне рот зажал, потом лягнуть, но на склон, где только что были мы, вышел охотник. В том, что это именно он я не сомневалась. Во первых от него шел уже знакомы отклик, сознание отреагировала на него как на что-то уже знакомое. Во вторых я уже видела этот темно синий капюшон в кустах. В третьих мужчина, тайком крадущийся в лесу, обвешанный двумя здоровенными мечами сзади и одним коротким в руках, с одним набедренным арбалетом поменьше, и за плечами поверх мечей побольше, с сумкой через плечо, на которой висит что-то наподобие клыка внушительных размеров, точно не за грибами пришел. Правда лица его я так и не рассмотрела из-за капюшона и повязки, закрывающей лицо ниже глаз. Мужчина перебежал от дерева к дереву, выругался, когда снова раздался крик Миры, перехватил меч и направился на голос девушки. Недалеко от нас затрещали кусты, информируя о том, что охотник отдаляется. Правда я в кустах тоже сидеть, сложа руки, не стала. Я призвала огонь, совсем немного. Небольшую искорку и посадила ее на клык. Так и пожара не будет, и я буду знать, где охотник.
Некромант хотел выбраться из кустов, но я не пустила. Искорка была еще слишком близко. Уже мне пришлось хватать черноволосого за руки и удерживать в кустах, зажимая ему рот. Нужно признаться, он не сильно то и сопротивлялся. Только хитро улыбался. Ох, как мне его опять полетать захотелось отправить. Жаль, озера рядом нет. Я вылезла из кустов и теплом нашла Граэля. Отклики принесли мне сведения и об Ангеле, недалеко от дракона, о Лире и Мире уже голосившими вдвоем, о движущейся к ним искорке, а вот Елены я не наблюдала. Я отряхнула юбку и довольно уверено зашагала вслед за охотником, рассказывая заодно все, что видела Граэлю, а он в свою очередь Ангелу.
-Риа! - Раздались одновременно голос Лиры и Миры. Они уже даже не передвигались, сели на поваленное бревно и голосили во-всю. Мы остановились недалеко от них, охотник зачем -то решил обойти девушек.
- Скорее всего, проверяет, нет ли рядом дракона. - Ответил шепотом на мой вопрос Некромант.
- А его не смущает, что две девушки сидят на дереве в лесу одни, улыбаются и смеются и беспрерывно зовут сестру?
- Ну, мало ли, может сестра полоумная и часто в лес убегает, что бы чужих мужиков в кустах удерживать? - Некромант мне хитро улыбнулся, а у меня возникло настойчивое желание отправить его еще раз в озеро.
- Да, с братцем им точно не повезло. - Съехидничала я. - Вон даже не пытаются его звать.
Пока мы отпускали друг в друга колкости, охотник успел обойти девушек по кругу, и только сейчас решился выйти на открытое пространство.
- Добрый день девушки. - Поздоровался он, откидывая с головы капюшон, немного распахивая плащ и показывая, что нападать не намерен.
Это оказался высокий широкоплечий мужчина с темными коротко стрижеными волосами. Под плащом оказались темные доспех, закрывающие грудь. На лице у него была в тон плаща повязка, закрывающая всю лицо ниже глаз. Он немного помедлил и стянул и ее. Девушки не отвечали, пока с любопытством на него смотрели. Нужно отдать им должное ни страха, ни вздохов не было. Они лишь переглянулись, улыбнулись и хором поздоровались в ответ.
- Что вы здесь делаете? - Голос у него был твердым, уверенным, низким и в тоже время мелодичным. Охотник, желая вновь показать свою не опасность, воткнул в землю меч и развел руки в стороны.
- Мы сестру зовем. - Отозвалась Мира, рассматривая незнакомца. - Она где-то здесь, ушла одна. А ты?
- Здесь опасно. - Он сделал шаг к девушкам. Ни одна даже не пошевелилась. - Я преследую дракона, и он может напасть. Вам лучше уйти из леса.
- Целого дракона? - Мира в притворном страхе округлила глаза. - А как же наша сестра? Мы не можем ее бросить! Ее нужно позвать! Риа!!!!!! - Мира вскочила на ноги и начала кричать. Охотник кинулся к ней, в попытке зажать рот.
- Тихо, не кричи! - Зашипел он на нее. - Дракон слышал вас, и пополз к вам. Он где-то затаился, но может проголодаться и начать охоту! На вас!
- И что этот дракон съест нас? О Боги! Целый дракон съест нас!!!! - Мира замахала руками и снова начала кричать в притворной истерике. Теперь я поняла, что имел в виду Некромант, говоря, что Мира охотнику сильно подпортит настроение. К тому же, до меня долетел отклик от Граэля с Ангелом, они были уже очень близко.
- Да тише ты! - Попытался успокоить ее охотник. Лира сидела на дереве и откровенно хихикала, да и Некромант еле смех сдерживал.
- Нет, я не хочу быть съеденной драконом! Не могу сказать, что я маленькая и беззащитная, но он же подавиться!!!!! Бедная зверюшка, такая беззащитная, а я послужу причиной его несварения!!!!!! - Мира вырвалась из рук охотника и оббежала его сзади, размахивая руками.
- Да ты сума сошла? - Взревел мужчина. - Ты что точно дракона привлекаешь?
- А что его привлекать то? - Из-за кустов с противоположной стороны вышла Елена. - Ты посмотрю, с моей сестрой уже познакомился.
- Да, а теперь будь добра угомони ее, и уходите, пока дракон сюда не приполз! - Охотник указал в сторону Миры, которая окончив свою роль, села рядом с Лирой.
- Угомонить ее невозможно. - Елена подошла ближе к мужчине. - А ты, кстати, про этого дракона?
Девушка указала за спину незнакомцу, на кусты, из-за которых торчала голова Граэля, а рядом стояла Раадель с наложенной стрелой на лук. Охотник обернулся, и попытался дотянуться до арбалета за плечами, вот только удар по голове от Елены достал его быстрее. Мужчина схватился за голову и упал на землю.
- А ты боялась. - Некромант, жестом позвал меня выйти из-за укрытия.
- А он не умрет? - Поинтересовался Граэль приближаясь.
- Нет, но в сознание какое-то время не вернётся. - Ответила Елена. - А ты что уже жалостью к нему проникся?
- Нет, но просто убивать не хотелось бы.
- Удивительно милосердный дракон. - Сказал Некромант. - А тебя не смущает, что он за твоей головой шел?
- Но убивать то его зачем? - Я вступилась за Граэля. - Он же тоже человек, возможно у него семья.
- Ага, ты себе представляешь жену, которая годами не будет видеть мужа, пока он драконов выслеживает? - Ко мне повернулся Некромант. - Или которая будет с замиранием сердца ждать, что после каждого возвращения мужа домой, за ним прилетят сородичи дракона и разнесут весь дом? Охотники не имеют ни жен, ни детей. Кровь дракона смыть невозможно, а месть драконов может проявиться спустя десятки лет.
- И что мы с ним делать будем? - Раздался голос Миры.
- Пока свяжем и в поселении старосте сдадим. - Ответила Раадель, доставая веревки. - За поимку охотников полагается награда.
- А что его ждет? - Спросила я.
- Или казнь или тюрьма. - Некромант помог Ангелу связать незнакомца. - Охота на драконов запрещена, в виду слишком жестокой мести сородичей. Ну или развязывания войны с горными драконами. В любом случае его или повесят или отправят в тюремное рабство. И не говори, что тебе его жалко.
- Да жалко! - Фыркнула я. - Но он на Граэля охотился.
- Вот и жалости конец.... - Сказала Елена. - Ладно, вы закончили? До поселения день пути, а мы без еды и даже без привала.
- Граэль, тебе придётся нести его. - Раадель и Некромант подняли мужчину и закинули на спину к дракону. - Лира, Мира нам пора. Я по дороге поохочусь.
Раадель подняла арбалет охотника и как обычно возглавила наш переход. Следом за ней пошли Лира и Мира, Некромант выдернул из земли меч и с сестрой отправился вслед за Ангелом. Я взглянула еще раз на висевшего без сознания мужчину, улыбнулась Граэлю и вместе мы пошли за остальными.
День клонился уже к вечеру, стало заметно прохладнее, а мы, как и сказала некромантка, шли без привала. Некромант сменил Раадель во главе похода. Сама Ангел иногда отходила от нас на приличное расстояние, преследуя дичь. Елена как обычно углубилась в свое сосредоточенное молчание, а вот Мира и Лира не замолкали ни на мгновенье. Лира рассказывала о семье, о братьях и сестрах, о родителях, о том, что у них было достаточно большое хозяйство. Мира слушала с интересом и засыпала девушку вопросами. В общем они очень поладили, особенно после того как Лира призналась, что она очень любит шить платья. Мира тут же известила брата о том, что ей нужно купить ткани, и она закажет платье Лире. Остальную дорогу они обсуждали детали будущей работы.
- Тебя Лира все еще побаивается. - Сказал Граэль. - Да и меня тоже.
- Так я ведьма, а ты кровожадный дракон. - Я улыбнулась ему. - Я бы тоже нас боялась.
- Нет. Ты слишком любопытная. - У него определенно было очень хорошее настроение. - Ты даже если и боишься, все равно попытаешься узнать причину.
- Это плохо?
- Сама суди, почему ты сейчас тут?
Ну да, с ним не поспоришь. Если бы мне не было бы интересно, что там за шум, я бы никогда не открыла эту дверь. Была бы себе простой девушкой с острова, скорее всего в День Памяти встретила того, от кого не смогла б избавиться. Вышла бы замуж, нарожала детей - рыбаков, и возила бы дочерей в Бродвиг за таканью. Но я сейчас здесь. И сколько еще буду на материке - неизвестно.
- Не волнуйся. - Поддержал меня Граэль. - Ты скоро будешь дома.
- А что будет со связью, если я буду на острове, а ты на материке? - Я, почему то, никогда об этом не задумывалась.
- Точно не знаю. - Ответил дракон. - Возможно, связь ослабнет, возможно, мы сможем так же общаться, только это потребует больше сил. Насколько я знаю, драконы и наездники не расстаются. Но для наездников выбирали более слабых драконов, что бы было легче ими управлять.
- Было бы здорово, если бы мы могли общаться. - Ну вот, я теперь знаю, куда я буду девать свою силу, заодно и буду знать, что с Граэлем. - Ты поплывешь со мной? Хотя бы некоторое время ты бы мог пожить на острове.
- Я не знаю. - Граэль тяжело вздохнул. - Ри, вы итак рискуете из-за меня.
- Ты про охотника? Его легко поймали, и ничего нам не грозит. Поймаем и других.
- Нет, Ри, я не про охотников. Я дракон, и мое присутствие всегда будет для вас опасным.
- Я не понимаю, если не про охотников, тогда про что? - Я с тревогой наблюдала за ним. Что-то его мучало, что-то он нам не рассказал, а теперь боится. - Граэль, что бы там ни было, мы сможем защитить тебя. Я никому не позволю навредить тебе.
- Ри, ты даже не представляешь как ты не права. Но спасибо.
Оставшийся путь отряд проделал в тишине. Каждый думал о своем. Когда солнце уже почти село, а лес окутал сумрак, Раадель наконец то объявила привал. И как обычно мне, Мире и Граэлю как самым бесполезным указали, место, где мы можем сидеть и не мешать. Правда от дракона все же польза была, он выдохнул струю огня на принесенные Некромантом ветки. Да и я тоже немного убавила силу огня, когда Лира занялась готовкой. Вообще девушка быстро поняла, что я могу, как усиливать огонь, так его и ослаблять, так что я теперь сидела около костра и выполняла просьбы блондинки. Зато девушка перестала от меня шарахаться в стороны. Миру заняла Елена, заставив сестру насобирать веток для лежаков. Мира как обычно подошла к заданию творчески и с ленью. Открыла проход на кладбище, призвала скелетов, которые у всех ближайших деревьев вырубили половину веток. Спустя немного времени перед Еленой лежала огромная куча веток самых разных. Ангел фыркнула и ушла охотиться. А некроманты только тяжело вздохнули. Граэль тоже долго без дела не сидел: скинул около дерева охотника, превратился в орла и улетел. Через некоторое время он притащил здоровую рыбину, за которую тут же взялась Лира. Все были при делах (даже Мира учила скелетов прыгать через голову друг другу, получалось довольно забавно), вот только мне не давал покоя охотник. Он вроде и не приходил в себя, но лежал уж со слишком сосредоточенным лицом. Я все не могла понять, что же меня так в нем настораживает.
- Если ты думаешь, что один нож против двух воинов тебе поможет, то спешу заверить, ты ошибаешься. - Из-за кустов показалась Раадель. Я не поняла, кому эти слова предназначаются.
- Ты немного не вовремя. - Ответил Некромант, задумчиво глядя на костер. - Пусть бы последние веревки разрезал, и там за спиной его уже мертвецы ждут. А я хотел посмотреть, как бы он собрался сбегать. - При этих словах охотник резко распахнул глаза, перевернулся и встретился лицом к лицу с трупом, покорно ждавшим приказов. Только сейчас я заметила небольшой нож в руках мужчины, и что веревок то уже нет - они были перерезаны.
- Странная у вас компания. - Сказал мужчина, немного отползая от мертвеца. - Три некроманта, ведьма, охотница, девушка и дракон. Что ж вы раньше-то не сказали? Я бы к вам и близко не подошел.
- А про запрет Князя на охоту тебе тоже никто не сказал? - Раадель, передала Лире пойманную дичь. Похоже, ужин у нас будет плотный. - И мне интересно, ты у всех драконов спрашиваешь, есть ли у них спутники?
- Нет, не у всех. Я вообще впервые вижу, что бы дракон с людьми шел. А про запрет - плевал я на Князя и его приказы. - Мужчина сел, опираясь на дерево.
- Какой грозный. - Съехидничал Некромант. - Ну давай уже дорезай веревки, все равно я слышу как ты их режешь.
- И чем тебе Княжеские приказы не угодили? - Спросила Раадель.
- Тем, что по ним я уже все равно должен быть казнен. Так, что одним приказом больше нарушу - не имеет значения.
- Мой тебе совет. - Некромант улыбнулся незнакомцу. - Вытащи нож и кинь мне его. Можешь сидеть свободно, только сбежать не пытайся - мертвецы не дадут. - Мужчина немного поколебался, посмотрел на Некроманта, сжимавшего рукоять меча, на Миру, чей посох и глаза уже светились фиолетовым, на Раадель, наложившую стрелу на лук. Немного подумал, вытащил руки из-за спины и кинул к ногам черноволосого нож. - Так, что за приказ ты нарушил?
- Тебе какое дело? - Мужчина скрестил руки на груди.
- Из праздного любопытства.- Ответил Некромант. - Не каждый рискнет охотиться на драконов, только отчаянные люди.
- Или потерявшие семьи. - Сказала Елена. Лира вскрикнула, Раадель зашипела. Я сначала не поняла в чем дело, а потом посмотрела на некромантку. Почерневшие вены на лице, груди и руках, руки раскинуты в стороны, глаза приоткрыты и полностью черные. Мне стало жутко, а Лира так вообще придвинулась ко мне ближе, отворачиваясь. - Твоя семья: жена, двое сыновей, три дочери и один не родившийся сын. Они сказали мне, что ты ушел по приказу Князя на войну, на северную границу. Ты защищал Князя, когда соседний Лорд вырезал всю вашу деревню. Узнав об этом, ты сбежал со службы, что бы найти семью, а нашел лишь их трупы. - Девушка моргнула, и ее глаза вернули свой обычный фиалковый цвет. - Ты сбежавший воин.
- И что от этого вам легче стало? - Хмуро кинул охотник.
- Нет, Эрханд, нам не становиться ни легче, ни тяжелее. - Некромант кивнул Елене, которая как обычна села читать книги. - Но надо же знать, что от тебя ожидать.
- Откуда ты узнал мое имя?
- Твоя жена сказала. Сестра может призывать мертвые души и общаться с ними. Их говор могут слышать все некроманты поблизости. Язык мертвых знаю все некроманты.
- И что теперь. - Охотник все так же хмуро смотрел на черноволосого.
- Людям решать. - Ответила Раадель. - Мы передадим тебя старосте в поселение, он уже будет решать что дальше.
- А может, я смогу откупиться? - Эрханд скрестил руки на груди. - У меня есть золото. Я отдам его вам, а вы меня отпустите.
- Думаю, тут ты не угадал. - Некромант улыбнулся Ангелу. - Она не подкупная. К тому же она Служительница Богини Живы. Золотом ты тут точно никого не купишь.
- Тогда чем? - Мужчина недоверчиво окинул взглядом Ангела.
- Ну смотри. Ее - Некромант указал на Раадель - только благими делами, некромантов - только своей кровью, нам для ритуалов надо, ведьму я думаю органами, она ж все-таки ведьма тоже ритуалы. Дракона в принципе всем, что останется после нас и ведьмы, ну а девушку... Даже не знаю чем..... - Мужчина, я и Лира сидели с открытыми ртами от удивления. Когда это я успела ритуалы проводить? А потом я заметила хихиканье Миры, ухмылку Раадель и Елены. Понятно, договориться с нами, мужчине не получиться. - Думаешь, стоит пытаться нас подкупить?
Охотник отрицательно покачал головой. Некромант кивнул, подобрал нож и отправился к Елене. Все вернулись к своим делам. Мне все же было жалко нашего пленника. Знать, что ты просто расстался со своей семьей, но вернешься к ним - это одно. А знать, что во всем мире ты остался один - это другое. Я даже представить не могла насколько это тяжело. Я вспомнила про Лиру. Она ведь не знает, что вся ее семья погибла. Она улыбается, живет, дышит и идет дальше, поборов свой страх, только с одной мыслью - ее ждет семья. Я тоже двигаюсь к своей семье, только с мыслью, что я вернусь. Меня обнимет мама с отцом, братья и сестры будут сыпать вопросами. Я окажусь снова со своими родными. Но даже представить страшно, что будет, если пройдя такой путь, откроется, что их больше нет. И страшно подумать, что будет с Лирой, когда она об этом узнает. Наши семьи - наше все. Это наша Жизнь, наша радость, наше горе. Семья поддержит, утешит, обласкает, а без нее человек одинок. И это очень страшно и печально.
- О чем задумалась? - Передо мной возник Некромант. Я вздрогнула и оглянулась вокруг. Оказывается я просидела так очень долго, Лиры уже рядом не было, были разложены лежаки, а костер мирно потрескивал, поглощая новую порцию веток.
- Об охотнике, да и о Лире, и о своей семье. Я боюсь, что попав, домой мне скажут, что родных больше нет.
- Ну могу заверить - твои родные прощаться с тобой не приходили. - Некромант сел рядом.
- Я не про то. Что будет с Лирой, когда она узнает?
- Не знаю. Конечно, она уже не будет такой веселой как сейчас, возможно она и не утратит жизнелюбия, но она станет на одно горе взрослее. Грусть все равно будет у нее.
- И это печально. И это может толкнуть ее на необдуманные вещи. Как его. - Я указала на сидящего охотника.
- Ри, Эрханд встретил свое горе один, Лира будет с нами. Я думаю, Ангел не позволит ей делать необдуманные вещи, возможно, Ангел возьмет ее с вами, когда поплывете на остров, а что будет там - одним Богам известно. Но у Лиры будет поддержка.
- Это не заменит ей семьи.
- Да не заменит. - Мой собеседник развернул покрывало и укутал меня. - Но поможет пережить потерю. Ты бы поела, да ложилась спать. Утром долгий переход. Ангел настаивает, что бы день прошли без привалов, тогда мы подойдем к поселению после полудня. Спи и не расстраивайся, впереди еще долгая дорога. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи. - Ответила я.
Рядом со мной стояла уже остывшая похлебка. Лира все-таки молодец и очень облегчает жизнь Ангелу. Я улыбнулась своим мыслям, подогрела в ладонях еду и с удовольствием приступила к трапезе. Возможно, действительное ее стоит взять на остров. Островитяне всегда приходят на помощь друг другу, да и не думаю, что родители будут против Лиры. Она хорошая девушка. Лире помочь я еще могу. Я посмотрела на охотника. А вот ему уже нет. Наши глаза встретились. Я только сейчас обратила внимание, что у него темно карие теплые глаза, широкие скулы с заметной щетинной, пара шрамов, твердый подбородок и небольшой прямой нос. Суровый воин и настойчивый охотник. Он не сдастся, не отступит. Если даст слово - то будет держать его до конца. Он знает, что такое честь и храбрость. И он не позволит доставить себя в поселение. Сбежит. Вот только как?
Воин улыбнулся мне и спокойно лег на лежак. Связывать его, похоже, никто не собирается. Тогда как они решили его удержать? Я оглядела лагерь. Лира и Мира уже посапывали на одном лежаке, укрытые двумя покрывалами, как ни странно, но Лире удавалась отвоевать у некромантки право спать под покрывалами. Не знаю как. Некромант и Елена тоже уже легли. При этом как обычно Елена спала на плече у брата. Раадель все еще сидела у костра и проверяла оружие, но она сидела спиной к Эрханду. Граэля нигде не было видно, хотя как только я о нем подумала, я его почувствовала на самом верху деревьев. Похоже, не связанный охотник никого не беспокоил. Ладно, будем практиковаться в магии. Я призвала снова искорку и усадила ее на застежку плаща Эрханда. А еще огнем выстроила вокруг него круг, если он встанет, то я должна почувствовать. Я проверила свою магию и легла спать. И все время колдовала и проверяла свою магию, до тех пор, пока не провалилась в сон. Правда выспаться мне так и не удалось. Я просыпалась от каждого шороха, от каждого дуновения ветра. Я просыпалась и проверяла свою магию. А охотник мирно сопел на лежаке. Под утро я окончательно выбилась из сил, и когда уже начало расцветать я провалилась в глубокий сон.
Сон был затягивающий, липкий и тяжелый, я то убегала от тысячи безликих воинов, то снова плыла на пиратском корабле, то меня затягивали мертвецы в могилы. В общем, сон отнял у меня сил не меньше, чем удержание искры и углей вокруг охотника. А эта зараза еще утром и издеваться надумала. Сквозь сон я почувствовала, что охотник нарушил границу круга, я резко открыла глаза и приготовила огненный шар..... А он сидел на лежаке и улыбался. Все остальные еще спали. Я погасила огонь и легла обратно спать. Но только я вновь провалилась в сон, как границу круга вновь что-то пересекло, я снова проснулась и опять увидела улыбающегося охотника. И так раз десять. Мне очень захотелось его задушить еще до сдачи старосте. Я плюнула, возвела вокруг него огненный купол и легла дальше спать. И через какое -то время границу купола что то нарушило. Охотник нашел рядом палку.... Я подскочила на ноги с явным намереньем его придушить. Меня перехватил Некромант.
- Хватит дурью маяться. Спать ложись без магии.
-Я его прибью. - Рыкнула я.
- Сама виновата. Тебе с вечера сказали спать, а не ловушки ставить.
- А кто ловушки поставил? - Фыркнула я. - Вы же даже его не связали!
- Светлая поставила, Елена ворона посадила, Мира по кустам мертвых расставила, я призвал скелетов, Граэль наверху. Тебе что ловушек мало?
- Да ладно тебе, дай ведьме потренироваться. - Эрханд не скрывал своего удовольствия. - И кстати ты забыл еще сказать, что ты и сестрица невидимые веревки накинули.
- Ты и их нашел? - Некромант обернулся к пленнику.
- Ага, но самое забавное - она. - Он указал на меня. А я кинулась его задушить голыми руками. - Кстати ребят, я никогда не спал под столь усиленной охраной.
- Могли бы и предупредить. - Фыркнула я, выворачиваясь из рук черноволосого.
- Могла бы и догадаться. - Отрезал он.
В ответ я показала ему язык и легла дальше спать. Уже без магии. Но и сейчас поспать мне не дали. Я всегда думала, что одна хрупкая девушка, один некромант и один ангел не должны создавать много шума. Но я ошиблась. Они втроем топали, что-то роняли, что-то бросали. Некромант и Раадель еще и поругаться успели. Мое терпение лопнуло, когда прилетел Граэль в своем обычно облике, и до Охотника только сейчас дошло, что это за дракон.
- Настоящий золотой дракон!? - Удивлённо восклицал он. - Да их по всем свету не больше пяти особей! И до всех не добраться! Да что ж вы раньше-то не сказали? А ты откуда будешь? Северный или Западный? - Радости Охотника не было предела. - Да вас же увидеть - уже большая удача.
- Ага, удача, которая будет стоить тебе головы. - Мое терпение закончилось, я села и хмуро на него смотрела. - Но ты не доживешь, я тебя быстрее прибью.
- Не, ты ведьма добрая, и никого не убивала. - Охотник улыбался во весь рот. - Думаешь, по тебе не видно, что ты не убийца? Да и ведьма из тебя так себе. - Это была последняя капля, огонь в кострище взревел, а я очень медленно поднялась и направилась к охотнику.
- Ри. - На моем пути встал Некромант. - Ты обещала тренировать силу воли.
- Я убью его.....
- Ри, укроти огонь. - Некромант поднял руками мое лицо. - Да и что тебя злит? Сама подумай? Тебя назвали доброй ведьмой, когда ты на грани ярости. Прими это как комплимент.
- Да пусть уже атакует. - Эрханд встал на своем лежаке.
- Думаешь, я не понял, что ты ее специально злишь? - Некромант ответил, не поворачиваясь, лишь мне улыбался. - Если ты его атакуешь - то разрушишь охранный круг возведенный светлой. А он этого и ждет, что бы выбраться оттуда. Иначе он не сбежит.
- Ага, так что ты атаковать собираешься? Мне жутко надоело сидеть на одно месте. - Эрханд помахал мне рукой.
- Так он выбраться не может? - Удивилась я и усилием воли ослабила силу огня.
- Нет, не может. - Некромант еще раз улыбнулся мне. - И научись полагаться на светлую и меня. Мы ведь не первое столетие живем.
- Ри, и немного усиль огонь. - Раздался скромный голос Лиры. - А то я разогреть завтрак не могу.
- Ну, вот и тебе работка нашлась. - Некромант развернул меня к кострищу, около которого сидела Лира и пыталась раздуть огонь. Веток не было, только одни угли.
Ладно завтрак так завтрак. Я помогла девушке подогреть еду. Правда, из-за плохого сна получалось плохо удерживать огонь, но все же получалось. Лира поблагодарила меня, разложила еду по и передала всему нашему отряду. Одну чашку она наполнила и понесла Эрханду. А вот дальше случилось то, что мы не предвидели. Охотник выбил из рук девушки чашку, схватил за руку и откуда-то достал нож.
- Ты же сказала, что у него не осталось оружия? - Некромант напрягся и укоризненно посмотрел на Ангела.
- Я его всего проверила. - Ответила та.
-Да, но я ведь тоже не первый год живу. - Сказал охотник, прикрываясь Лирой и поднимаясь на ноги. - И не первый раз меня ловят. Правда, такие ловцы мне попались впервые. И кстати рад познакомиться с Ангелом.
- А я вот не очень. - Ответила Раадель. - Отпусти девушку. И как узнал?
- Я ее не трону. Узнал по тому, как светились твои глаза, когда ты круг возводила. Я не совсем рад идти под стражу. Поэтому опусти круг, я уйду. На девушку ведьма может посадить огонек, так ее и найдет.
- Ага, может тебе еще и сумку собрать в дорогу? - Мира начала выходить из себя. Ближайшие кусты зашевелились.
- А вот мертвецы нам не к чему. - Эраханд приставил к горлу Лиры нож. - А вот про предложение - буду рад, оказанной услуге. Можешь собрать. - При этих словах Миру начало трясти от злости. - Я не хочу ее ранить, но мне собственная жизнь тоже дорога. И на виселицу мне не охота. Поэтому сделаем так: ангел и некроманты снимают ловушки, положат мечи и посохи на землю и идут к реке. Ведьма собирает сумку и ставит огонь на Лиру. А дракон пусть сидит. Порошок у меня еще остался - не найдет.
- Думаю тебе не поздоровиться, если с ней что-то случится. - Некромант отстегнул меч и положил его на землю. - Тронешь ее, сам тебе шею сверну.
- Даю слово, я ее не обижу. - Охотник кивнул Некроманту.
- Тогда поменяй ее на меня. - Я подняла сумку Эрханда. - Тебе какая разница?
- Большая. - Эрханд мне подмигнул. - Ты конечно очень хороший вариант, но пообещать, что я тебя не трону не могу. Да и ты опаснее.
- А я бы об этом не судила. - Неожиданно раздался твердый голос Лиры. Все удивлённо на нее посмотрели. Хрупкая и беззащитная, она стояла с гордо поднятой головой. У нее даже не было и признака страха. - Ты вообще ошибся в выборе жертвы.
Дальнейшее вызвало вздох удивления и гордости у всего лагеря. Эта хрупкая, беззащитная девушка заехала Охотнику между ног резким движением руки, выкрутила ему руку, ногой подбила колени и в считаные мгновения оказалась позади охотника, достав из сапога нож. Мы стояли с открытым ртом, пока Некромант не начал аплодировать.
- А я-то все думал, зачем тебе нож в сапоге. - Сказал он, улыбаясь.
- Отец научил, сказал на всякий случай. - Ответила девушка.
- Вот случай и настал. - Ангел отобрала нож у охотника и движением руки усыпила его.
- Не думал, что ты умеешь защищаться. - Некромант подмигнул Лире. - Буду, знать, что к тебе опасно приставать. Кстати Мира, может и тебе нож в сапог запихать? Мне так спокойнее будет.
- Она ж пережиться. - Сказала Ангел.
- Ну, меч то у нее есть. - Защитила сестру Елена.
- Так меч пока достанешь, а тут нож. - Раадель впервые улыбнулась Некроманту и Елене. - Ладно, пойдемте уже. Граэль тебе снова его нести.
Мы быстро собрали оставшиеся вещи, Эрханда снова перекинули через спину Граэлю, я затушила огонь, и мы выдвинулись к поселению. Впереди как обычно шагала Раадель, за ней Мира засыпала вопросами Лиру, потом некроманты, ну и по традиции замыкали переход мы с Граэлем. Охотник очень долго не приходил в себя, примерно ближе к полудню он все же очнулся, за что и был бесцеремонно скинут Граэлем со спины. Некромант отправил Лиру к Раадель, а Елену присматривать за Мирой. А сам перешел в конец отряда, присматривать за охотником. Я чувствовала, что Граэлю не нравиться охотник. К тому же он в наглую влез между мной и драконом, и начал заваливать его вопросами.
- Нет, ну серьезно. Я никогда не видел золотого дракона! - Восклицал он. - А тебя можно потереть? Говорят, что тот, кто дотронется до золотого дракона, обретет невообразимое везенье!
- Думаешь, мертвецу нужно везенье? - Поинтересовался сзади Некромант.
- Нет, мертвецу не нужно, но я же еще живой.
- Так это только пока. - Ответил черноволосый.- Вон уже поселение видно, тебе не сбежать. - Мы поднялись на небольшой холм, за которым заканчивался лес, и начиналось поле. Поле разделяло зеленую стену леса и серую каменную стену поселения.
- И все же я еще раз предлагаю вам золото за то, что бы меня отпустили. - Охотник уже не намерен был шутить, слишком хорошо понимал, что сбежать ему не удастся.
-Я принимаю выкуп только внутренностями... - Бросил холодно Некромант и подпихнул Охотника вперед.
- Да, а историю не хочешь? - Ответил Эрханд. - Про одного золотого дракона? За которого назначили награду?
- У вас, охотников, очень много историй. - Ответила Раадель. - И большинство из них родилось от хмеля в придорожных трактирах. Расскажешь ее страже.
- Не все наши истории выдумки! - Насупился охотник.
- Да, особенно про золотых драконов. - Усмехнулся Некромант. - Каждые пятьдесят лет мир встречает нового отважного охотника, который в одиночку одолел таинственного и непобедимого золотого дракона. Этот охотник месяцами выслеживал хитрого дракона, а потом еще неделю сражался с золотым чудовищем. И конечно одерживал победу и всем рассказывал, какую часть тела он потерял из-за зверюги. На моей памяти их только штук пять было. А самое интересное, что всю эту неделю этот охотник пьяный обычно валяется в канаве или борделе.
- Да, но награда за золотого дракона вполне реальна. - Ответил охотник.
- И кто назначил награду? - Спросила Раадель.
- Точно не знаю. - Признался мужчина.- Говорят, что бы получить награду нужно отправиться на север в горы. Там есть пещера, в ней живет тот, кто должен дать награду.
- Точнее жил. - Граэль прополз мимо охотника. - Уже как лет триста пещера завалена.
- Ты откуда знаешь? - Удивился мужчина.
- Тот, кто назначил награду разозлился, когда очередной охотник принес голову не того дракона.
- И кто это был? - Я не удержалась от вопроса.
- Мой брат. - Граэль превратился в орла и взмыл ввысь, оставляя весь отряд на земле с открытыми ртами от удивления.
- А вы уверены, что с ним идти безопасно? - Первым от удивления отошел охотник.
- До этого момента было да. - Ответил Некромант. - Пошли, с ним потом разберемся.
Некромант кивнул в сторону поселения. У меня все в голове не укладывалось: как брат Граэля мог назначить награду за поимку дракона? Он же сам дракон? Ладно, сдадим охотника страже, надо будет в этом во всем разобраться. Мы уже подошли к воротам поселения. Вернулся Граэль мокрый. Похоже, он опять охотился. Раадель как обычно предъявила грамоту стражникам, и только после долго ее изучения, стражи нехотя, но все же отворили ворота. День уже перетек в вечер, люди, спешившие закончить дела до захода солнца, при виде нас шарахались в сторону. Вообще тетя Арни рассказывала нам, что раньше ворота поселений днем всегда были открыты. Но в последнее время стали не редки нападения Лордов друг на друга, а страдал народ. Назревала война, люди стали менее доверчивы и более враждебны к чужакам. По всем людским княжествам происходили столкновения. Лорды, приближенные к Князю, пока терпели нападки агрессивных соседей. И то только потому, что Князь приказал не разжигать войну. Но когда-нибудь терпение людей закончиться, и Князь будет вынужден вступить в войну. К тому же положение усугубляли соседи людей.
Эльфы вмешивались в столкновения, то и дело, выступая на стороне какого-либо Лорда. Да и гномы не оставались в стороне, но они в основном сражались за тех, кто больше заплатит. Тетушка Арни говорила, что не редки случаи, когда отряды гномов приходили под знаменами одного Лорда, а сражались на стороне другого. Пользовались предвоенным положением и Служители Тьмы. Князь больше не в состояние содержать отряды ловцов ведьм. Даже большинство колдунов призвали в столицу. Не удивительно, что ведьмы уже открыто нападают на поселения, инквизиция попросту не справляется с нашествием ведьм. Еще и Лорды не редко нанимают боевых магов для нападения на соседей. За что я и люблю остров, так за то, что войны на нем никогда не было и не будет. Там некому воевать. Лорды селиться на острове не желают, так же как и их люди. Слишком суровые условия существования отталкивают людей от острова. А прокормить войско на острове не возможно.
Мы шли по каменистой улице к центральной площади, как нам объяснили стражи староста с начальником стражи сейчас в доме старосты, а пленника необходимо сдать им лично в руки. Мы шли молча. Я погрузилась в воспоминания о доме, когда улицу накрыла тень. Откуда-то сзади раздались крики. Я хотела повернуться, что бы узнать, в чем дело, когда меня сбил с ног Эрханд.
- Прячьтесь! - Уже падая, я услышала крик Некроманта.
А дальше, где только что шли мы, полыхнул огонь. Меня окатило жаром, и от вспышки я на мгновение ослепла. От ожогов нас спасло только то, что мое тело слишком хочет жить, и желательно в целостном состоянии. Сама того не понимая, падая я выставила руки вперед, возводя собственную защитную стену огня. Руки нестерпимо обожгло, моей силы оказалось слишком мало для защиты от огня, зато хватило, что бы позволить отряду отреагировать. Некромант, Елена и Мира выставили щит Тьмы, прикрывая Лиру и Ангела, а меня попросту отволок Эрханд в проулок, убирая от огня подальше. На руках вздулись волдыри, хотя прямого контакта с огнем не было, а ногти и кончики пальцев почернели. Кто мог призвать огонь такой Силы, я даже думать боялась. На улице ревело пламя, пожирая дома и обугливая камень. Я выглянула из-за угла, что бы найти остальных. Как оказалось, они уже тоже покинули улицу, и теперь прятались в проулке с противоположной стороны.
- Ведьма, - крикнул мне Эрханд, протягивая связанные руки, - разрежь веревки!
- Что бы ты сбежал?
- Тебе жить надоело? - Он прижал меня к стене и поднимая мое лицо руками. Он оказался на голову выше, поэтому мне пришлось на него смотреть снизу. - Ты хоть понимаешь что произошло?
Я хотела возмутиться и потребовать, что бы он отошел, когда поселение второй раз накрыла тень. Где - то совсем недалеко взревело пламя, и в небо поднялись клубы огня и дыма. А еще раздался крик: "Дракон!"
- Да твою мать! - Эрханд схватил меня за руки и потянул на улицу, где еще полыхало пламя.
Сопротивляться я не стала, так как уже в спину прилетел отклик и рев пламени в проулке, где только что были мы. Охотник тащил меня по улице к дому старосты, а я спиной чувствовала, что пламя приближается. Неожиданно резко Эрханд свернул в проулок и утянул меня за собой, там он затащил меня за небольшой каменный выступ крыльца дома. По улице полыхнула новая вспышка огня. Мужчина прижал меня к холодной каменной кладке дома и зажал ладонью рот. Я хотела было возмутиться, когда услышала скрежет когтей по камню и глухой рык. Из-за кладки показалась чешуйчатая черная пасть дракона. Вот лучше бы я замуж вышла на острове! Сердце перестало биться, а я дышать. Эрханд навалился на меня всем телом, заставляя сползти ниже. Краем глаза я увидела сбоку от своего лица два черных когтя, а потом и вовсе где была моя голова, было уже четыре массивных когтя. Ширины проулка не хватало, что бы дракон мог пролезть дальше, поэтому он зарычал и выплюнул струю пламени в проулок. Я попыталась выставить руки для защиты, но Эрханд не позволил, только успел прикрыть плащом. Стало нестерпимо жарко, но огонь не смог повредить ткань. Проулок запылал, горели доски и подпорки, даже камень горел, стало невозможно дышать из-за дыма, а дракон все не уходил. Мужчина разжал мне рот, и одной рукой стянул с шею повязку и прижал к моему лицу. Дышать стало легче. Дым и жар уже не так опаляли. Сам Эрханд, я так поняла, не дышал, закрыл глаза, и сдерживался, пока хватало сил. Потом перетянул повязку к себе, вдохнул и снова вернул мне. Дракон, наконец - то решил, что тут ему делать нечего, и, обрушивая нам на головы куски камня, вернулся на улицу.
- Ты меня сегодня развяжешь? - Эрханд принялся лихорадочно ощупывать мои сапоги в поисках ножа. - Или хочешь на своей шкуре почувствовать огонь дракона?
- И что мне это даст? - Я отпихнула его руки, потому что рукоять он таки нащупал.
- Возможно спасенную жизнь. По твоему что дракон за мной охотиться?
- Возможно, откуда я знаю!?
- Нет, он за тобой и вашим чешуйчатым другом. - Охотник перехватил мои руки и снова предпринял попытку достать нож, за что и получил каблуком в живот.
- А может за тобой? Кровь дракона не смыть! А ты на них охотишься!
- Ри, ему все равно скольких драконов я убил. Ему нужен ваш дракон, а так как у вас связь, то и ты тоже. - Он схватил меня за голенище сапога и с силой дернул на себя, так что я сползла и потеряла равновесие, а пока пыталась его вернуть, он предпринял еще одну попытку достать нож, за что и получил огненный шар в грудь. Не сильно, но достаточно, что бы его откинуло на спину.
- Откуда ты знаешь? - Я села и призвала новый шар.
- Ну, может потому, что я полжизни на них охочусь? - Мужчина сел. - Этих драконов называют ловцами. Они живут со стаями драконов и добывают пищу для самок и детенышей. Ну и для короля драконов и его семьи. А еще они выполняют приказы своего короля, если тому понадобиться что-то или кого-то поймать.
- И при чем тут я?
- А при том, что я пытался вам сказать! Ваш дракон не обычный, он императорский или около того, а значит, он по каким-то причинам живет вне стаи. Императорских драконов всего две семьи. Одна на севере за Великим Лесом Эльфов, вторя у горных ведьм. И та и другая семья очень сильно ценят и оберегают свою потомство, потому что больше двух трех яиц самки не могут отложить за всю свою долгую жизнь. И уж поверь мне, они очень не любят когда их потомство сбегает от стаи. Наказание за это - смерть. Потому, что их огонь самый сильный, а их слюна может выдержать их огонь. Если охотникам в руки попадет их слюна, я не говорю про другие внутренности, это позволит подойти к королевской семье очень близко. Мой плащ пропитан слюной, но других драконов, поэтому он и выдержал огонь.
- А при чем тут я!?
- При том, что ты впустила в сознание дракона! Императорского золотого дракона! Или другой не менее важной семьи! Который, сбежал от семьи! Часть дракона в тебе, в твоем сознании. Поэтому ловец и чувствует тебя! Теперь развяжешь?
- Нет!
- Да, что б тебя..... - Эрханд замолчал. Напрягся и как-то очень скованно сказал. - Вставай, только не смотри в сторону улицы. И подойди ко мне, только без вопросов.
Меня несколько удивили его слова, но все же я поднялась и подошла. Честно из любопытства повернулась к улице, но ничего не увидела. Эрханд медленно поднялся, но пока не шевелился. Немного прикрыл глаза и начал шевелить губами, словно что-то читает или считает. Его поведение озадачило меня, хотя с другой стороны кто их разберет этих охотников. Я уже хотела вернуться в укрытие, когда поняла, что солнце больше на нас не светит. Я обернулась к улице и увидела, что там все еще светло, а мы в тени. И только сейчас я заметила шипастый хвост, свисающий с крыши дома. Вот лучше бы я на материк вообще никогда бы не попадала. Сверху раздался глухой рык, и я почувствовала, что сверху зарождается пламя, которому я не смогу сопротивляться. Ну да здравствует Царство мертвых, прощай Царство Живых.
- Беги! - Неожиданно Эрханд дернул меня в сторону улицы, а потом резко за угол. Я не рассчитывала на столь быструю смену направления движения, а куда бежать я вообще не представляла, поэтому я споткнулась и упала. Эрханду правда это нисколько не помешало, он закинул меня за угол как мешок. Я за это расплатилась ударом о стену, но это лучше чем оказаться в пламени, которое вырвалось нам в след из-за угла.
Охотник поднял меня и потащил обратно вниз по улице, к воротам. Сзади я услышала скрежет когтей по камню, и почувствовала новую волну зарождающегося огня. Оборачиваться, что бы проверить мне не хотелось, зато скорости это чувство придавало. Не успела я рот открыть, что бы предупредить охотника о пламени, как он резко дернул меня в сторону в новый проулок. Сзади взревело пламя. Нужно будет узнать у него, как он предугадывает, когда дракон пламя выплевывает. Если живы останемся. Эрханд тащил меня по проулку до следующей улицы, а там даже не останавливаясь, выбил плечом дверь и затянул меня во внутрь.
- Да, ты развяжешь меня или нет сегодня!? - Он протащил меня вглубь дома, закрыл двери, опрокинул стол и пододвинул его за печку, куда и утянул меня. - Режь!
- Ты сбежишь! - В комнату ворвалось пламя, охотник укрыл нас плащом.
- Ты хочешь погибнуть? Кто из вас хоть раз охотился на дракона? Ангел? Да ей нельзя отнимать жизнь у бедной зверюшки!
- Ты бросишь нас и сбежишь! - В комнату снова ворвалось пламя.
- Даю тебе слово, что я вытащу тебя отсюда.
-А остальные? И как от дракона избавиться?
- Да и остальных вытащу! Реж верёвки, там дракон разбушевавшийся!
Я колебалась несколько мгновений. Но новая струя пламени выбила дверь, а вслед за ней в комнату ворвалась когтистая лапа. Каменная кладка дома отчаянно крошилась, так или мы сгорим, или нас съедят, или дом рухнет на нас. Выбор собственно не велик. Придется рисковать и поверить ему на слово. Я достала нож и разрезала веревки.
- Молодец. - Сказал охотник. - А теперь слушай меня внимательно, мне нужен Некромант и Ангел, у них арбалеты и сумка, но для начала нам придется отсюда выбираться. Беги за мной и не отпускай моей руки. Ничего не спрашивай, и если скажу лежать и не дышать - ты ляжешь и перестанешь дышать. Поняла? - Я кивнула в ответ. Нет, ну а что еще остаётся делать, если итак колотит от страха, так еще и четыре черных когтя вспарывают каменные полы на расстояние руки от меня? Кивать и собирать остатки мужества, что бы выбраться отсюда и бежать, и бежать....
Эрханд сел на корточки, протянул мне руку и заставил тоже так же сесть. Я вцепилась в него, как в последнюю надежду на выживание. Собственно он ею и был. Снова полыхнул огонь. Никогда бы не поверила, что человек вот так в собственном сознании, не дожидаясь пока потухнет пламя, вскочит и кинется сквозь огонь. Я бы уж точно на это не решилась, но охотник мёртвой хваткой вцепился в руку, и против моей воли вытащил из убежища. Я зажмурилась, что бы не видеть собственную Смерть, только ноги лихорадочно несли меня куда-то, куда меня тянули. Как оказалось, плащ не позволил нам обгореть, а мужчина в буквальном смысле протащил меня под пастью дракона, и вытащил на улицу. Я жива! Это было самое большое чудо. Правда, раздавшийся скрежет когтей по камню сзади, оповестил, что ненадолго. А Эрханд уже тащил меня по улице до ближайшего проулка. Сзади раздался рев дракона. Похоже, он не сильно рад тому, что мы сбежали. За проулком мы свернули на улицу, там где дракон напал на нас в первый раз. Над поселением снова мелькнула тень. Впереди показался Некромант.
- Сумку! - Закричал Эрханд ему с другой стороны улицы. - Сумку отдай мне, и найдите укрытие. Дракон на ведьму охотиться.
- А то мы не догадались. - Некромант перекинул сумку охотнику. - За Ри головой отвечаешь.
- Ага, если будет еще голова. - Фыркнул мужчина, перекидывая через плечо сумку.
- Прячьтесь! - Догнал нас крик Некромант, тут же сзади взревело пламя. Эрханд дернул меня в сторону в проулок.
Нас снова окатило жаром, а еще я никак не ожидала, что дракон одновременно с пламенем попытается еще и когтями достать. Я бежала сзади, поэтому до меня дракон и дотянулся. Одним когтем он вспорол и тунику, и спину, а еще сбил с ног. Я закричала от боли и начала падать. Но Эрханд не позволил упасть. Не знаю, сколько в нем силы, но он дотащил меня до конца проулка и вытянул за угол. Нас догнало пламя.
- Жива? - Спросил он, украдкой заглядывая за спину. Судя по его лицу, ничего хорошего так не было. - Бежать можешь?
Нет, не могла, но пришлось собраться и кивнуть. Сдаваться этой твари я точно не хотела, а она отпускать добычу. Эрханд одобрительно кивнул, и нас снова накрыла тень. Правда, на этот раз без пламени. Он вообще не атаковал. Эрханд взял меня за руку и потянул обратно по проулку, на улицу, где встретили Некроманта. Весь проулок был объят огнем, я ничего не видела, но мужчина уверено вел меня вперед. Наконец-то огонь кончался, и мы вышли на улицу. Впервые мужчина не бежал, он вообще прижал меня к краю дома и стал оглядываться по крышам домов.
- Вот тварь. - Выругался он. Я удивленно на него посмотрела. - Он больше не преследует.
- Это плохо? - Не поняла я. Если не преследует, возможно, ему надоело за нами бегать?
- Очень. - Мужчина пару раз выглянул в проулок. - Слабые и не очень умные драконы так бы и продолжили гонять жертву, выжигая все вокруг. От них можно спрятаться, найдя укрытие, там, где они выжгли все. Они ничего бы не почувствовали, кроме собственного пламени и дыма. Ловцы же умнее, он ждет, пока мы сами к нем придем. Ну, или начал тихую охоту.
- Тихую? - Меня опять начало трясти от страха, да и неприятно начало дергать на спине рану.
- Да. Это когда дракон не разносит все вокруг, а ведет себя тихо и скрытно, будто его и вовсе здесь нет. Очень трудно найти такого дракона.
- И что теперь делать? - Я стала озираться вокруг. Рядом потрескивал огонь, и было слишком тихо.
- Пока ждать. - Мужчина открыл свою сумку. - Он рядом, поверь. И стоит там сделать шаг, как он загонит нас в тупик. Угол пока самое безопасное. Надеюсь. А вот и Ангел.
На улице действительно показалась Раадель и Лира. Даже с такого расстояния я заметила, что девушка ранена. Она тяжело опиралась на руки Ангела. Я хотела было пойти к ним, когда Эрханд схватил за меня за руку и отрицательно покачал головой. Я резко развернулась и хотела ему высказать все, что думаю и о нем и о его ловце. Правда, слов не нашлось: сзади за мужчиной опустилась не маленькая черная чешуйчатая лапа с четырьмя черными когтями. Одновременно произошло несколько вещей. Первое я успела только вздохнуть и ударить мужчину огнем, отбрасывая его в бок. Чем собственно и увела его из-под удара. Второе до нас докатился крик Ангела о драконе на крыше. Но, увы, я смогла лишь откинуть Эрханда, а сама оказалась не прикрыта. Правда, и меня снесло ударом. Охотник тоже как то узнал о драконе, поэтому прежде, чем я его ударила, успел меня отпихнуть. Но это было бы самым приятным. Откуда то до меня долетел фиолетовый и два черных тумана. По одному они возможно были бы и слабыми, все вместе они откинули меня назад в проулок, заодно больно ударив спиной и головой об стену. Встреча не из приятных, но это лучше, чем черные когти, вспарывающие воздух, там, где только что была я.
И я снова осталась жива. Кровоточила рана на спине, раскалывалась голова, из носа потекла кровь, но я была жива. До тех пор пока меня не накрыла тень. Я открыла глаза и увидела над собой черную морду с удивительно красивыми изумрудными глазами. Сощурив зрачки, дракон пристально смотрел на меня. Сейчас меня не спасут ни Охотник, ни Ангел, ни некроманты все вместе взятые. Что ж умирать так гордо. Опираясь на землю трясущимися руками, я смогла встать на столь же трясущиеся ноги гордо перед драконом, в котором я уже почувствовала зарождающийся огонь. Жаль с родителями не попрощалась. Они так и не узнают, что их дочь с высоко поднятой головой и крепко зажмуренными от страха глазами встретила свою Смерть. Жаль...


Глава десятая. Предложение



Иногда жизнь заставляет выбрать самый трудный и опасный путь.
Но стоит начать по нему идти, как он перестает быть трудным и опасным.




Несколько десятков лет Хранитель посоха бродил по миру в поисках убежища, несколько десятков лет народы искали новый дом, но нигде его не находили. Куда бы они ни пришли, гнев Богов преследовал их. Племена требовали новой войны. Но Хранитель понимал, что это слишком опасно. Опасно оставлять Народы без защиты посоха. И все же спустя много лет Хранитель принял решение о выступление на новую войну. Его вынудила нехватка еды и воды, частые Смерти, да и Племена устали бродить по выжженным полям и лесам. Но не только это заставило принять Хранителю столь трудное решение. Среди Племен рос раскол. Те, кто побывали в Великом Небесном Городе приняли обет служения. Они поклялись служить Свету и Жизни. Многие из них подчерпнули знания и мудрость ангелов. Они поклонялись Богине Живе и отказывались принимать других Богов. Те же, кто был укрыт в Царстве Мертвых, начали поклоняться Тьме, черпать из нее Силу и свои знания. Неизбежно среди существ начались раздоры из-за служения Тьме или Свету. Одни назвались Монахами Света, другие Ведами Тьмы. Они были первыми, кто передал мудрость и силу Тьмы и Света существам. Они рьяно проповедовали служения своим Богам. Некоторые последовали за Монахами, многие за Ведами. Проходили года, и раскол во взглядах перерос в фанатичные взаимные нападения друг на друга. Хранитель понимал, что даже если он сможет защитить племена от Богов, то внутренние распри ему не предотвратить.
Так началась Вторая война с Богами. Племена собрали новую объединенную армию и кинули вызов Богам. На этот раз на стороне существ были воинства Монахов и Вед. Племена смогли разбить тварей и Богов. Несколько Богов погибло, а те что остались, решили отомстить за смерть собратьев, но отомстить хитростью. Они призвали Монахов и Вед и предложили им новые знания и силу равную Богам, за то, что они выкрадут посох. Монахи отказались, а вот некоторые Веды соблазнились таким предложением. Было решено, что Веды выкрадут посох и передадут его Богам. Но Монахи предупредили Хранителя и Ангелов. Племена начали обвинять друг друга в вероломстве и предательстве. Народы пошли друг на друга войной. Хранитель пытался их образумить, но не мог. Монахи стали преследовать и предавать огню Вед и всех, кто за ними следовал. Замысел Богов провалился, но результат их радовал. Племена вырезали друг друга. Некоторые Веды обратились за помощью к Богам, тогда Бог Огня предложил им свою защиту и силу, за то, что они отравят Хранителя. Веды согласились. В обмен на силу огня Веды отравили Хранителя. Боги ждали, когда он умрет, что бы растерзать остатки Племен. Но умирая, Хранитель приказал изгнать Вед из племен, а посох он приказал разбить на три части. Хранитель отдал свою Жизнь Камню, в обмен на защиту племен от Богов. Камень принял Жизнь. В обмен он лишил Богов части их Силы. Боги больше не могли свободно жить и творить в мире. Только в своих стихиях. Вторая война была выиграна. Посох разбили на три части, каждая из которых защищала народы от гнева Богов.
Каждый народ получил по одной части посоха. Они должны были их спрятать, что бы никто и никогда не смог их найти. Народы понимали, что если осколки попадут в руки Богов, то им не выжить. Племена разошлись по миру, унося каждый свой осколок. Эльфы, забрав древко посоха, подались на север. Где возвели, так же как и их предки Великий Храм, а вокруг него вырастили Великий Северный Лес и Священную Рощу, где и было спрятано древко. Гномы подались на юг. Туда, где и был выкован держатель для Камня. Спустя многие годы Гномы возвели величественный подземный город. Его тронный зал был полностью отделан золотыми пластинами, а сам трон украшали невиданные драгоценные камни. Но сердцем города был не тронный зал. Глубоко в скале была усыпальница для гномов-правителей, в ней стояли две каменные статуи. По легенде эти статуи должны были охранять покой умерших. Но мало кто знал, что статуи изнутри были наполнены обломками разных посохов, среди которых был и держатель Камня. Люди же забрали последнюю часть камня. Но куда податься они не знали. Крепость в горах была для них недоступна. Только Хранители знали, как в нее войти, но, увы, последний Хранитель умер, приказывая разбить посох.
Много лет Люди скитались по миру в поисках надежного места для Камня. Но спустя столетия Люди забыли его ценность, они хранили его как реликвию, передаваемую от отца к сыну. И эта реликвия однажды перешла не в те руки. Сын правителя не предал значения Камню и попросту расплатился им за выпивку. С тех пор Камень продавали, обменивали или просто дарили, до тех пор, пока его не выкупил один торговец. Он был приговорен к смертной казни за нечестную торговлю. Он надеялся, что перед смертью он увидит свою дочь, которой и был куплен Камень. Но судьба распорядилась иначе. Корабль, что вез его и других пленников из северного порта в южный, попал в шторм и разбился. Некоторым удалось выбраться на сушу. Только это был не материк. Это был остров. Помимо пленников, тот корабль вез людей и скот. Людям ничего другого не оставалось, как только обживать остров. Постепенно было возведено первое поселение. Постепенно люди изучали богатства острова и начали торговлю с материком. А Камень все это время служил напоминанием торговцу о его дочери. Он женился второй раз, у него родились другие дети. И уже перед самой смертью торговец передал Камень своей младшей внучке, в память о нем. Так Камень оказался на острове и на многие года Мир забыл и о Хранителе, и о Войнах, и о разбитых частях посоха. Но Боги, которых заставили существовать лишь в своих стихиях, помнили и вынашивали план мести. Они поклялись отомстить и Племенам и Богу Нарону и Богине Живе. Но для этого им надо было найти части посоха, что беспрепятственно разрывать Народы.
Говорят Смерть у каждого своя. У кого-то она ласковая подруга, что забирает тихо и без боли. У кого-то она тугой змеей страха разрывает сердце и уводит в Царство Мертвых, а у кого-то она чудовище, истязающее и тело, и Душу болью и страданиями месяцами и годами. Говорят, что самая лучшая Смерть это в кругу родных и близких. Говорят, что самая милосердная Смерть от быстрого яда. Говорят, что хорошая Смерть - это в своей постели утром не проснуться. Но все это говорят живые, те, кто продолжает дышать и жить, и любить или ненавидеть. Как можно говорить о том, что никогда не видел? Я никогда не видела Смерти, но как бы это ни было бы печально, мне пришлось с ней познакомиться. Многие скептически ухмыляются и говорят, что все там будем. Все попадем в Царство Мертвых, одним даруют возможность вернуться с чистой Душой в Царство Живых, других навсегда обрекут скитаться в Царстве Мертвых, неся свое наказание. Конечно, все будем, но хочется же попозже. Но что поделать, в последний момент мне стало любопытно. Да именно любопытно, какая у меня Смерть.
Моя Смерть была раскрытой пастью черного дракона, в которой тугим шаром разгорался смертоносный огонь. Я чувствовала огонь, он был везде и спереди и сзади. А еще я вдруг вспомнила мамину улыбку, когда впервые принесла домой улов. На острове все пахнут одинаково - ветром, солью, и морем, но мама почему-то всегда пахла особенно. От ее рук пахло тестом для пирогов, а от волос полевыми травами, а от одежды бабушкиными цветами. И все это настолько близкое и родное. Сейчас за мгновение до своей гибели я чувствовала ее запах, я чувствовала сильные руки отца, гладившего мои волосы. Его колючую бороду, когда он меня целовал. Я никогда не понимала, почему мама, как мы не визжит и не вырывается из рук отца, когда он ее целует. Я спросила как-то у мамы щекотно ли ей? Она рассмеялась и сказала, что когда я полюблю, тогда и узнаю. Я узнала сейчас. Нет не щекотно. Это самые приятные моменты в жизни. Каждодневные колючий поцелуй в щеку, слегка взъерошенные волосы от руки отца, получить мокрой тряпкой от бабушки, утащив у нее пирог или сладости. Даже драка с братьями и сестрами намного приятнее, чем черная разинутая пасть с рядом не маленьких зубов и шершавым раздвоенным языком. И кстати одного зуба у дракона не хватает. Не то что бы я сильно рассматривала, но как-то сразу бросилось в глаза, конечно после огненного всполоха глубоко в глотке.
Мгновение зарождения огня растянулось в бесконечность. Мне показалось, что я даже лежа на животе успею уползти, но слишком хорошо понимала - не успею. Вот так вот просто можно стоять и наблюдать, как огонь в пасти меняет свой цвет от тепло желтого до раскалено белого. А еще мне стало жутко интересно, что будет, если дракону сейчас в пасть железо закинуть? Понятно раскалиться, но как быстро? Или сразу обгорит? А если он сейчас пасть закроет? Язык обожжет? Или зубы закоптит? Но на эти вопросы я уже не получу ответы, если только в Царстве Мертвых не будет какого-нибудь Хранителя Знаний. Или если мне до этого еще будет дело. Кстати я так и не узнала, что ждет ведьм там. Жаль. Да и у кого узнать то? Вроде я даже с живыми ведьмами не общаюсь, а с мертвыми тем более. Хотя, думаю, Некромант или Елена могли бы узнать. Но уже поздно, придётся самой узнавать.
"-Риа!" - Крик? Нет! Громом раздался голос Граэля у меня в голове. Эх, прости друг, но моя Душа вот-вот покинет тело, при этом вроде она собирается сделать это раньше, чем огонь вообще полетит в меня. Нет, ну а что тут такого? Я бы тоже не очень хотела бы сидеть ради приличия в обугленных угольках, которые раньше назывались телом. Если уже все решено, так чего ждать то? Огненный шар в пасти раскалился до белого цвета и начал неизбежно приближаться. Честно я закричала и от страха, похоже силы девать некуда, а еще от испуга.
А как еще отреагировать на когти впившиеся под ребра? Интересно этой зверюшке итак мало моего полуживого состояния, так она еще и лапками подрать решила? Мол, пропекусь лучше? В последний момент, когда волна жара окатила меня, а к лицу неизбежно неслось пламя, я заметила, что когти то под ребрами золотые, а еще, что сзади несется не менее опасное, но более горячее пламя. Ну вот зажарить меня решили с двух сторон. Я зажмурилась, смотреть дальше на приближающийся огонь смысла нет, я итак его чувствую, а сознание дорисовывает остальное. Вот только или мое сознание немножко головой тронулось, или у меня предсмертные видения начались. По ощущениям я летела, да почти со свистом, мне даже понравилось это чувство. Ну а что? Когти исчезли, пламя я перестала чувствовать, так можно расслабиться и полетать. Я так думала. До встречи со стеной дома. Так этого мало кому то оказалось. Когда я врезалась в стену и начала падать вниз, меня еще раз ударила об стену горячая волна от двух столкнувшихся струй пламени.
Дальше я ничего не видела и не слышала, только чувствовала, что по лицу течет что-то липкое и горячее. Я дотронулась до лица рукой, что бы проверить что это. Но на ощупь так и не смогла понять, пришлось открыть глаз. Именно один, потому что второй оказался в пыли и грязи, так же как и часть лица, прижатая к земле. На руках оказалась кровь. Интересно чья? Я провела по кровавому ручейку и нашла источник. В волосах чуть выше затылка у меня была открытая рана. А вот теперь, после осознания, что ранена я, мое тело услужливо вернуло и чувства и звуки. Громогласные рыки и рев ворвались в мою итак раскалывающуюся голову, спина нестерпимо болела, похоже рана на спине или разошлась или разорвалась, потому что я чувствовала новые текущие струйки по пояснице, и как же мне хотелось бы, что бы это была или откуда-то чудом возящаяся вода, или пот. Ребра тоже внесли свою лепту в общее болевое состояние. Просто встреча со стеной принесла мне пару сломанных ребер и, похоже, выбитое бедро. А с другой стороны от сломанных ребер на боку дергало порезы от когтей. В общем, я себя ощупала на предмет еще не найденных ран и честно упала в обморок. Правда, долго мне в нем не дали пролежать. Сознание против моей воли находило всполохи пламени, даже двух, и требовало если не вмешательства, то хотя бы уползти подальше от них. А еще рядом что-то рычало, падало, тряслось, пару раз меня даже чем-то тяжелым закидали. Да и сознание все настойчивее и настойчивее требовало хотя бы собственную шкуру утащить в укромное место, где бы я и продолжила лежать в обмороке. Что ж идея заманчивая, пришлось, приди в себя и разобраться, что это за всполохи и рыки, и куда от них уползти. Тяжело было открыть глаза...
Как выяснилось - тяжелое, чем меня бессовестно закидывали, оказались деревянные обломки. Мне удалось рассмотреть даже остатки колеса, и, судя по всему, это была телега, которая испытала туже учесть, что и я. Она разбилась об стену. И на этом более или мене приятные открытия заканчивались. Жили себе люди в поселении, как все готовились к войне, сжигали ведьм, по выходным устраивали мордобития, а потом мирились в ближайшем трактире до утра и признаний в любви. А тут на их головы свалился дракон, точнее два. Один черный другой золотой. И эти два дракона в попытке если не убить друг друга, то покалечить точно, разносили улицу вместе с домами. Из под их лап даже камни мостовой вылетали со свистом и искрами. Я напрягла память и попыталась вспомнить, что произошло. Приближающийся огонь из черной пасти я точно не забуду, остается вопрос: почему я ее жива? Сознание немного покапризничало, мол не было ничего, а потом я вспомнила, точнее уловила воспоминания дракона.
Граэль парил высоко над поселением, когда меня откинуло магией из-под удара. Он видел, как ловец развернулся и приготовился атаковать, и слишком хорошо понимал, что некроманты, спешащие на помощь, и даже пытающийся подняться охотник не помогут. Ловец нашел цель и приблизился к ней на смертельно близкое расстояние. Граэль видел, как я поднялась и распрямила плечи. Он понимал, что если он не вмещается - я не выживу. Золотой дракон впервые принял решение сражаться, пусть даже он и погибнет, но сначала он должен убрать меня из-под удара. Граэль камнем бросился вниз, одновременно превращаясь. Но он не успевал, даже если он успеет выплюнуть пламя навстречу, я все равно пострадаю. Единственный способ - прикрыть меня и отшвырнуть подальше, потому, что ловец после огня сразу переедет в атаку. Так и случилось. Граэль попросту сбил меня с ног в сторону, но не рассчитал ни силы, ни того что дом окажется так близко. А дальше как он и предполагал ловец клацнул зубами, там, где только что было мое тело. Но вместо обугленных угольков имени меня, он получил шипастым хвостом по черной морде. Хотела бы я это видеть. Бой драконов изначально не равный. Граэль не обучался сражениям с сородичами, а ловец провел всю жизнь в охоте, в том числе и на себе подобных.
Граэль проигрывал и я это видела. Мое сознание требовало, нет - оно кричало, что бы я немедленно уползла куда подальше, пока в относительной целостности осталась. Вот только друга бросить я не могу, он из-за меня жизнью рискует. Единственное, что я сделала для успокоения, это нашла выбитую дверь, залетела в дом (точнее заползла), перевернула стол и спряталась за него, так хотя бы на меня случайно не наступят. Дело осталось за малым вторгнуться в сознание дракона, точнее освободить собственное тело и прицепиться к дракону. Как ни странно у меня получилось достаточно быстро и безболезненно, по крайней мере, я так надеялась, но все же на всякий случай усилием воли заставила тело полностью расслабиться. Перед глазами клацнула черная пасть без одного зуба, а грудь обожгло от удара когтей. Нет, я определенно должна выбить как минимум ему еще один зуб, чтоб знал, как на ведьм кидаться. Следом за ударом когтей, эта тварь атаковала шипастым хвостом. Граэль попросту не успел бы уйти из под удара. Зато я успела отреагировать и возвести стену огня перед грудью дракона. От удара она рассыпалась искрами, зато черные шипы так и не достигли цели. А еще меня буквально выбило из тела Граэля. Такого я не ожидала, а еще у меня очень заболели руки, словно по ним и пришелся удар. Да, это будет бой двух недоучек против одного опытного бойца.
Граэль понял, что произошло, и сумел атаковать шею дракона. Но ловец, каким то образом умудрился перевернуться и откинуть Граэля лапами. И вновь из-под когтей полетели дорожные камни. Не успел Золотой дракон затормозить, как его атаковал ловец. Вот, правда, он не рассчитывал получить огненный сгусток по морде. Но, увы, моя магия его даже не поцарапала, зато отвлекла, чем и воспользовался Граэль, ударив противника шипастым хвостом в грудь. Теперь уже ловец вспарывал улицу, оставляя глубокие царапины на земле. Неожиданно он перестал атаковать, лишь стал озираться по сторонам.
"- Ри он ищет твое тело!" - Раздался голос Граэля, одновременно дракон вновь атаковал противника.
"- Пусть ищет, я спряталась в доме. Зачем оно ему?" - Я нашла уязвимое место у ловца - отправила сгусток прямо в ноздрю, что очень не понравилось черному.
"- Да попросту убить, тогда ты мне помогать не сможешь, он чувствует твою связь с телом."- Граэль, воспользовался, тем, что мой огонь заставил ловца попятиться и чихнуть, и нанес ему удар когтистой лапой по груди. Никогда не видела, что с дракона так можно содрать чешую. Ловец зарычал, а на дорогу брызнула кровь и упала черная чешуя. Похоже, мы его разозлили. В ответ он ударил Граэля хвостом в бок. Меня снова выбило, при этом я заметила Эрханда. Он бежал от нас по направлению к воротам. Вот гад! А я ему поверила еще. Ладно, если выживем - лично придушу! В это момент меня снова откинуло ударом. Больно однако. Я отвлеклась на охотника, и в этот момент ловец смог как-то опрокинуть Граэля на спину, и держа зубами за горло, раздирал грудь. Золотая чешуя оказалась прочнее, но все же не могла полностью защитить от черных когтей. Я собрала всю силу и сформировала новый огненный шар, правда, что то мне подсказывало, что дракон к нему готов. А точнее два изумрудных глаза с зауженным зрачком внимательно наблюдали за огнем. Ладно, ящерица недоделанная, я тоже сдаваться не собираюсь. Я удерживала шар перед собой, и одновременно очень слабой искоркой распаляла огонь на обломках телеги. Там вроде смола была. Я отправила шар в дракона. Как и ожидалось, он попросту наклонил морду принимая удар на небольшие выступы над носом. Хорошо. Я сформировала второй шар и снова ударила, и третий и четвертый. Граэль стал задыхаться и все не мог сбить противника с себя, а ловец издал что-то напоминающее смех. Скрипучий и очень неприятный.
Пятый шар сорвался с места и устремился к ловцу, как и все остальные дракон решил, что ему достаточно будет наклонить морду, и его спасет чешуя. А вот оторванные огнем обугленные обломки телеги он не заметил, за что и получил одним обломком балки в глаз. А еще коптящая и горящая смола оказалась у него в глазах и носу. Дракон разжал и челюсти и лапы, зарычал и попытался выскрести смолу. Граэль бессильно упал на землю, я чувствовала, что сил в нем почти не осталось, но как помочь не знала. А ловец уже расправился со смолой. Он не стал атаковать Граэля, он отправился прямиком к дому, в котором лежало мое тело. А вот теперь пора паниковать. Дракон, не обратил внимания на мои новые сгустки огня, он разносил каменную кладку в доме. Он снес крышу, разнес стены, и уже показался стол, за которым было мое тело. Ну вот, а я только привыкла что я живая. Я взвизгнула, когда дракон ударил по столу и по всему, что за ним было.
Я ожидала боли или вида окровавленного тела. Но ничего не было, даже тела вообще не было. Но я чувствовала, что связь вела именно сюда. А потом заметила на полу моя сумка. То есть мое тело встало и ушло само? И где мне теперь его искать, если я его даже не чувствую? Похожим вопросом, по-моему, задался и дракон. По крайней мере, он втянул ноздрями воздух, но так ничего и не учуял. И что теперь? Дракон поскреб когтями по полу, проверяя наличие тайника с моим телом, но полы оказались глухими, под ними была земля. Я начала беспокоиться. Как может тело гулять где-то без сознания? Это же невозможно! Увы, ни я, ни дракон это объяснить не могли. Зато арбалетный болт, впившийся в ногу ловцу, внес немного радости в мое бестелесное существование. На другом конце улицы Эраханд заряжал новый болт. Нет, если найду тело - надо будет его расцеловать. Не бросил таки! Дракон зарычал и бросился на обидчика. Только сейчас я заметила, что к болту привязана веревка, а вот то, что я увидела на другом конце, меня удивило. Там были скелеты и привязывали веревку к основанию центральной статуи. И где они столько веревки отыскали? А еще два мертвеца утаскивали мешок, из которого торчали подозрительно знакомые волосы огненно-рыжего цвета. Могли бы и поаккуратнее...
Сзади раздался новый рев дракона. Известивший, что Охотник и на этот раз не промахнулся. С мертвецами я успею разобраться, надеюсь, это наши некроманты постарались, а пока нужно что-то делать с ловцом. Я оглядела улицу в поисках смолы или телег. И к моему несказанному счастью, не далеко на центральной площади стояло целое ведро, видать хотели факелы перед наступлением ночи пропитать. Огненным всполохом я оторвала ведро от земли и заставила лететь вслед за драконом. Смола от жара огня кипела внутри. Думаю ловцу она не понравиться. Эрханд выпустил еще пару болтов, но дракон их всех отбил и неуклонно приближался. А Охотник даже и не думал прятаться или убегать. Он что с ума сошел? Я добавила своей силы, чем ускорила движение ведра. Но я уже чувствовала слабость, мои способности были ограничены. Сил мне осталось только или попытаться помочь охотнику, или вернуться в тело. Я не уверена, что без Граэля я смогу вынести боль возвращения, а дракон лежал на земле без сознания. Что ж один раз Смерть сегодня я видела. Если Охотник проиграет, то ловец убьет и меня, и Граэля, и Эрханда, и все поселение.
Ведро с кипящей смолой уже догнало дракона, еще немного и я смогу вылить все ведро на морду ловцу. Возможно он хоть на мгновение ослепнет и не сможет атаковать. Чем и должен воспользоваться Охотник. Другого у нас шанса не будет. Я так думала, меня конечно ни кто ни о чем не предупредил. А все оказалось проще. Веревка, что связывала центральную статую, и болт в ноге ловца кончалась. Дракон об этом не знал, и, видать, очень больно болт дернул его назад. Дракон взвыл и зарычал, падая на землю. Я тоже не ожидала столь быстрого торможения, поэтому ведро со смолой врезалось в черную чешую на спине и разбилось. Конечно дракон этого даже не почувствовал. Я попыталась собрать хоть немного смолы, но силы таяли, и огонь не слушался. От прикосновения огня смола запылала. Нужно признаться зрелище получилось впечатляющее и ужасающее. Пылающий дракон с рыком повернулся в мою сторону, что бы выяснить, кто посмел прервать его движение. И как ни странно подозрительно затих. Я от удивления обернулась, что бы выяснить, что же там происходит. Вот лучше бы мое тело умело самостоятельно ходить. Встало бы и потихонечку уползло бы в ближайшие кустики, а еще лучше дальше. Чем теперь его поднимали на виду у дракона четыре мертвеца на крышу храма. Еще бы не чего, если бы они поднимали аккуратно, а то, как мешок. Я даже отсюда увидела, что они меня пару раз головой об стенку ударили. Да они даже не догадались лестницей воспользоваться, ползли по внешней стене даже без страховок. Не знаю, кто быстрее отреагировал. Я или дракон. Одно знаю точно, я устремилась к нему быстрее. Во-первых, один из мертвецов сорвался и упал вниз, разбрасывая по площади кости, во вторых меня сзади догонял дракон, в третьих я высоты боюсь! По крайней мере, вот прямо сейчас жутко боюсь.
Я почти достигла собственное тело, когда рев дракона известил о своем приближении. Была и еще одна проблема. Когда я попытаюсь вернуться в сознание, тело начнет биться, соответственно сбросит и себя и мертвецов вниз. Ладно мертвецы, возможно их некроманты соберут, а кто меня соберет? Придётся остатки силы потратить на то, что бы заставить тело не биться. Тогда мне не хватит сил вернуться в сознание, и дракон достигнет цели. Некромант как-то попросил начать ему доверять. Сейчас как раз тот случай. Мертвецы то точно его, другим полезть на храм и мысли бы не пришло. Вот теперь пусть сам думает, как выкручиваться. Я собрала остатки силы и сковала собственное тело огненными жгутами. Даже если я не справлюсь с болью и не смогу удерживать тело, жгуты не дадут сильно дергаться. Я устремилась в собственное тело, приказав себе стерпеть боль. А в спину дышал дракон. Все решит мгновение, кто окажется быстрее: я успею ворваться в собственное тело, или дракон меня разорвет. Увы, мы не правы были оба.
Мертвецы дружно разжали руки и полетели вниз навстречу каменой площади. Я резко затормозила и закричала. Как так мое тело только что висело почти перед носом, а теперь в одно мгновение исчезло. Точнее вместе с мертвецами летит к земле. Дракон тоже не ожидал такого поворота событий, поэтому его когти вспороли каменную кладку у основания крыши. А еще он не успел затормозить, поэтому врезался в стену мордой. Не знаю, возможно ли что бы у сознания без тела остановилось сердце. Мое лично остановилось и предательски не хотело биться, хотя в теле было вполне нормальные стабильные удары. Я вновь устремилась за своим телом. Как будто мне боли итак мало будет, так еще и испытывать новую от столкновения с землей. Я почти догнала тело, а до земли осталась примерно половина пути, когда мое тело вновь исчезло из поля зрения. Да оно издевается? Оказывается, ко мне была привязана веревка, которая была привязана с другой стороны храма. Теперь когда длинны верёвки не хватало, тело как на качели полетело в противоположную сторону. Не знаю радоваться или нет, но с другого конца меня уже поднимала наверх четверка новых мертвецов. При этом их не сильно обеспокоило то, что длину они рассчитали не правильно и мое тело врезалось в очередную стену дома. Интересно на мне хоть кусочек сегодня останется целым?
Рык дракона подсказал, что нет. Изумрудные глазки тоже внимательно следили за моими полетами, и теперь, когда в принципе стало понятно куда меня тащат, дракон решил таки со мной разделаться. И вновь мы устремились к моему телу, скованному жгутами, и вновь решал все момент, кто первым достигнет цели. И опять мы не рассчитывали на вмешательство некромантов. Я вообще могла не бегать и не дергаться, и не тратить силы. От меня-то требовалось только тело и ничего больше. А мы тут погоню устроили, я поседела пару тройку раз. А все просто оказалось. Та часть, куда меня тянули, была скрыта от глаз козырьком крыши и небольшим выступающим балкончиком. Там была не большая ровная площадка, и судя по останкам каменного коня и чьей-то каменной головы, там когда то стояла статуя. А сейчас гордо возвышалось непонятное мне сооружение с десятком мертвых. Сооружение представляло собой два вертикально стоящих бревна, которые черной магией и сотней железных скоб были прибиты к стене храма. А между бревнами была длинная толстая и широкая доска, которую канатами наподобие рычага загибали в сторону мертвецы. Нужно ли говорить, что меня подняли как раз чуть ниже, чем было доска. Дракон, конечно этой конструкции не видел из-за крыши, а я так как спустилась ниже сейчас ее рассмотрела. В момент, когда ловец достиг края крыши, мне стало его почти жаль. Но даже если бы я хотела его предупредить - тот попросту бы не успела. Дракон увидел цель и устремился к ней, и как на зло - мордой вперед. Лапы то у него заняты - держится. А вот дальше закричала уже я. Откуда-то раздался громогласный приказ Некроманта и все мертвые разжали руки.
Доска поспешила разогнуться, и такое препятствие как пасть дракона не стало для нее помехой, мое тело вновь полетело вниз, хруст ребер от очередной встречи со стеной я даже на расстоянии услышала, а на камень площади упал заветный зуб. Я из последних сил устремилась в свое тело, которое объяло золотое сияние. Граэль пришел в себя и из последних сил колдовал, что бы я смогла вернуться в тело. Боль, что я испытала от возвращения сознания оказалась мелочью, по сравнению с той, что испытывало тело. Вернувшись я дважды потеряла сознание не выдержав. Оба раза меня возвращал Граэль. Голова разрывалась, глаза были залиты кровью, из носа рекой текла кровь, по паре ребер с обеих сторон сломано, из ран от когтей текла кровь, из раны на спине - кровь, бедро выбито, оба плеча отбиты, на руках и на ногах чувствовались следы от сжатых пальцев мертвецов, и завершало все это жуткое жжение огненных жгутов, которые усмирить мне уже не хватало сил. Меня наконец - то опустили на землю, рядом с лежавшим без сознания ловцом. Единственное что я смогла сделать - это нашарить выбитый зуб и засунуть его в карман. Все, я в третий раз потеряла сознание.
- Нужно уходить! - Я открыла глаза и увидела, что лежу на руках у Охотника. - Бери Лиру и валим отсюда!
- Нет, сначала он объяснит, забери его Нарон, что здесь произошло! - Рявкнула Раадель.
- Узнать мы можем и за стенами, а то что ловец напал на нас видело все поселение! У нас еле живой дракон, две раненых девушки, некроманты, исчерпавшие все силы, один раненый ангел и один охотник без болтов на арбалет. Сколько мы сможем от людей отбиваться? Они сейчас выползут из своих укрытий, увидят, что пол поселения разнесли, и захотят на вилы насадить виновников. Валим!
- Он прав. - Некромант поднял Лиру с земли. Девушка лежала с закрытыми глазами и очень бледная. - Разберемся, когда будем в безопасности.
- А как мы вытащим полуживого дракона? - Раздался голос Миры сзади. Судя по всему девушка или тоже была ранена, или очень устала.
- Пусть превратиться в орла и Ангел его вынесет. - Эрханд встал, поднимая меня как куклу. - Только не надо спорить. Выбора нет, ты осталась более или менее с силами, так что потерпишь. Граэлю придётся воспользоваться твоей Силой.
В ответ Раадель зашипела, но все же подобрала с земли серого орла. И мы направились к воротам, как не удивительно дракона уже не было, только глубокий след, ведущий за ворота. Неожиданно откуда то со стороны соседней улицы раздался крик, наполненный горем и отчаяньем. Люди покинули свое убежище и увидели, что стало с их домами. Многие из которых остались без крыш, без стен, да некоторых вообще не было. Три сгоревших улицы, полуразрушенный храм, треснутая центральная статуя, развороченные камни на улице и пожар, перекинувшийся на соседние улицы. Эрханд прав, люди будут в отчаянье и первое что они захотят сделать - отомстить виновникам, даже если мы спасли их поселение.
Мы выскочили за ворота, при этом в прямом смысле слова. Эрханд и Некромант семенили ногами, неся нас с Лирой. Сзади Ангел помогала некроманткам и несла орла. За воротами мы тут же свернули в ближайший лес, а на самом его краю я заметила огромного черного связанного дракона без сознания, которого тащило десятка три мертвецов в противоположную сторону.
- Они получили приказ его тащить без устали и остановок. - Сказал Некромант, проследив за моим взглядом.
- А разве когда он придет в себя он их не сожжет? - Удивилась я.
- Сожжет, но это будет уже далеко за поселением.
- А если он захочет вернуться?
- Не захочет. - Ответил Эрханд. - Он ранен, и получил по морде. На несколько дней ему все рано придётся найти укрытие и отлежаться. И не думаю, что он не понимает, что мы не станем дожидаться его в поселение. На крайний случай, если он столь плохого о нас мнения, полетает сверху, понаблюдает. Смысла ему вторгаться во второй раз нет, и не почувствовав Граэля он улетит к своему королю.
- Ты бы лучше отдохнула. - Раздался укоризненный голос Раадель. - Или думаешь, мы не заметили, что ты колдовала опять вне тела?
- Все привал. - Сказал Некромант, аккуратно укладывая Лиру на землю. Никогда его таким не видела. Мокрый и бледный. А еще тяжело дышащий.
- Мы слишком близко еще. Люди кинуться в погоню. - Эрханд со мной на руках сел на поваленное бревно.
- Я могу пройти пешком. - Сказала я. Честно на меня все посмотрели как на ненормальную. - Серьезно, я нормально себя чувствую.
- Охотник, опусти ее, пусть попробует встать. - Ой мне не нравиться когда так говорит Раадель.
Но из принципа я все же попыталась. Интересно я когда-нибудь научусь слушаться? Голова пошла кругом, из носа снова потекла кровь, все мышцы и суставы отозвались болью, как и все синяки, царапины, раны, ушибы, вывихи и переломы. Все и разом отозвались болью. Я вновь потеряла сознание. Пришла в себя, вися вниз головой на плече у охотника, рядом столь же бессознательно висела Лира. Это что он нас двоих несет? Как оказалось да. На нем не было, правда ничего кроме сапог и штанов, все остальное несли Ангел и частично некроманты. Мужчина оказался довольно мускулистым и очень теплым. Правда нести двух девушек ему было очень тяжело, все его мышцы были напряжены и дышал он ртом, хватая воздух. Мира и Елена тоже выглядели не очень хорошо, опираясь друг на друга, они еле могли передвигать ногами. Что их так измотало я не знала. Вроде они призывали скелетов, но с этой задачей они должны были легко справиться. Эрханд споткнулся и резко начал падать, мое сердце от неожиданности ушло в пятки. Или поднялось - я ж вниз головой висела. Некромант и Ангел не дали нам втроем упасть.
- Я могу понести одну. - Сказал Некромант, передавая вещи Ангелу и сестрам.
- Бери блондинку. - Охотник тяжело опустился на землю, переводя дыхание. - Немного отдохну и пойдем.
- Скоро стемнеет, мы без еды, да и на долгий переход у вас сил нет. - Раадель подала мужчинам воды. - Может, обманки пустите?
- Не сможем.- Ответил Некромант. - У нас троих сил почти не осталось, да и у Граэля тоже. Возможно, позже он восстановиться, и сможет поохотиться, потому что идти нам придётся еще долго.
- Я сама могу пойти. - Я все же нашла в себе силы поднять голову, что бы встретиться опять с укоризненным взглядом Раадель. - Наверное.
- Светлая, хватит ей твоих наговоров, что бы она могла хоть немного пройтись? - Спросил Некромант.
- Не знаю, на ней живого места нет, слишком много ран, я даже не все заговорила. - Ангел очень печально на меня посмотрела.
- Так, я сама могу за себя решать. - Я оттолкнулась от плеч Эрханда. За что и получила новую волну боли. Голова пошла кругом и меня сильно повело в сторону. Охотник не дал упасть, но, ловя, задел сломанные ребра. Я застонала, несколько мгновений мне потребовалось заставить мир перестать крутиться, и встать твердо на ноги. - Я. Сама. Пойду. - Сквозь боль и стиснутые зубы пришлось встать и идти. Не знаю куда и зачем, но каждый шаг давался очень трудно и болезненно, а еще я чувствовала, что скоро не выдержу и упаду.
Меня догнал охотник с Лирой на руках. Только сейчас я заметила, что у девушки рассечена бровь и на лице были следы от крови. Да и Эрханд пострадал, одна рука у него была перемотана и заметно на ней была кожа темнее и краснее. Видать дракон все-таки его зацепил.
- Что случилось с Лирой? - Невольно я начала рассматривать руки охотника. Мускулистые, с загорелой слегка обветренной кожей, и множеством шрамов. В основном ровных, словно от порезов, но были и с рваными краями.
- Когда дракон напал, он каменную кладку на доме повредил, вот Лиру и присыпало. - Ответила Раадель. - Да и я не сразу заметила, что когда нас некроманты откинули из под огня, она ногу вывихнула, и в стене железные крючки были, об них ногу порвала.
- Сильные раны? Осмотреть? - Я с тревогой глянула на блондинку.
- По-твоему тут других лекарей нет? - Фыркнул Некромант сзади. - Ты бы себя осмотрела для начала. Лира спит себе преспокойно под наговорами светлой, а ты, продолжая истекать кровью, уперто идешь вперед. Самой-то мало досталось?
-Не мало.- Обижено буркнула я. - И от мертвых не мало.
- Ну прости. - Улыбнулась бледная Мира. - У нас просто мало сил оставалось, пришлось как-то не аккуратно тебя утаскивать.
- А что с вашей силой случилось? - Я тяжело вздохнула, вытерла кровь под носом тыльной стороной ладони, и снова заставила сделать себя шаг, потом еще и еще.
- Огонь дракона, даже ловца невозможно удержать. - Ответил Эрханд, глядя на меня с тревогой. - Даже если три сильных некроманта ставят щит, он будет разрушен под напором драконьего огня. А они удерживали щит, давая нам возможность уйти с улицы, когда ловец в первый раз напал.
- То есть, вы почти сразу лишились силы? - Удивилась я. - А как же тогда мертвецы и та штука, которой дракона без сознания оставили?
- Ну призвать мертвецов и что бы они "штуку" удержали - это не требует много сил. - Некромант тяжело вздохнул. - Может светлая тебе опять раны заговорит? Спать будешь правда, зато восстановишься быстрее.
- Нет. - Ответила я, спотыкаясь. Эрханд во время подставил плечо, так что упасть мне не довелось. - Вы сами еле идете, сколько смогу, столько пройду, а потом что хотите - делайте.
Шла я с трудом, ноги не хотели слушаться, все тело болело и требовало отдыха, но близость к поселению не позволяла расслабиться. Если люди устроят погоню, просто некому будет защищаться. Единственный шанс избежать столкновения - уйти подальше и найти укрытие. Солнце уже село за верхушки деревьев, а воздух стал прохладным. Ночь будет холодной. Мы шли без отдыха, хотя очень хотелось упасть и больше не шевелиться. Бедный охотник тащил Лиру без передышки. Пару раз Некромант предлагал ему забрать блондинку, а он бы отдохнул, но Эрханд отказался. Все с тревогой ждали, когда у меня закончатся силы. Я уже давно перестала понимать смысл разговора спутников, поначалу еще пыталась уловить суть, но сейчас, когда идти стало почти невозможно, я не могла разобрать ни слова. Да и не хотела. Я могла лишь заставлять свое тело передвигать ноги. Каждый шаг стал для меня настоящей пыткой. Я уже давно не понимала, куда и зачем иду, мне было все равно, что вокруг сгущается ночь. Единственной мыслью были уговоры сделать еще шаг, последний и самый маленький. Наш переход сильно затянулся, а мы все еще не далеко углубились в лес. Когда совсем стемнело, я не смогла даже увидеть поваленные деревья, ямки, или пеньки. Сначала я просто спотыкалась, но все же могла устоять, а потом я не заметила бревно и упала, больно ударившись руками. Единственное что мне хотелось сделать - это расплакаться от бессилия. Но мне не позволили. Сильные руки охотника оторвали меня от земли и с бережностью понесли дальше. Идти, как мне показалось, мы начали быстрее. Сзади пыхтел Некромант, неся Лиру. Кто потащит его, когда его силы кончаться - не известно. Да я и ждать этого не стала. Пригревшись на груди Эрахнда, я уснула глубоким болезненным сном.
Как ни странно мне не снилось вообще ни чего. Я проснулась от холода. Ночью пришли первые заморозки. Трава рядом покрылась изморозью, а я клацала зубами. Недалеко догорал костер. Значит у нас все таки привал был. Если конечно мужчины от усталость не свалились без ног. Я огляделась вокруг. Некромант спал с сестрами. При этом даже Мира спала крепко и не пыталась отобрать покрывала у брата с сестрой. Ангел уснула с Лирой, на которой уже была повязка. Я пошевелилась и почувствовала на себе тоже тугие повязки на голове и на бедре. От шевеления край покрывала приподнялся выпуская на морозный воздух часть тепла. Мне стало еще холоднее. Я попыталась призвать огонь с костра, но, увы, он лишь едва качнулся и остался на горячих углях. А мне остался холод и ночь. Я попыталась укрыться плотнее, или подтянуть ноги к груди - но они не слушались. Придётся до утра мерзнуть и ощущать боль, накатывающуюся волной. Неожиданно сзади раздались тяжелые шаги, и меня укрыли еще одним покрывалом.
- Ты так и будешь зубами клацать?- Рядом оказался Эрханд.
- Ты замерзнешь без покрывала. - Ответила я. Мне, конечно, стало теплее, но от мысли, что он без покрывала на морозном воздухе, меня пробрала дрожь.
- И я очень рад, что ты это понимаешь. - С хитрой улыбкой сказал он. А потом поднял край покрывала и лег рядом.
- Что ты делаешь? - Тут же зашипела я. Оказывается у меня еще и сил чу-чуть есть, что бы возмутиться.
- Как что? Греюсь и тебя грею. - Он положил одну руку мне на бок, вторую под голову, и придвинул меня ближе. - Спи.
- Уйди немедленно! - Потребовала я, и попыталась выползти. Но тело решило, что в кольце сильных рук охотника и теплее, и мягче, и надежнее, поэтому оно даже и не подумало меня слушаться.
- Да ладно тебе. - Эрханд прижал меня сильнее. И уже над самым ухом выдохнул: - Уйду - будешь мерзнуть одна до утра, а так спи в тепле.
- Я тебе не доверяю. - Я предприняла еще одну попытку выбраться - бесполезно, руки мужчины держали крепко.
- И правильно делаешь. - Его дыхание коснулось моей щеки. - Рядом с тобой, я тоже себе перестал доверять. А теперь спи.
- ЧТО?!?!?! Да ты ..... - Я задохнулась от возмущения, но услышала тихий смешок. Ладно хочет спать рядом - пусть спит. Тем более что я действительно согрелась, и глаза начали слипаться. Я провалилась в сон.
Мне снилась ранняя весна на острове. Когда редкие травы, согретые ласковым солнцем, зацветают и наполняют привычный соленый воздух новыми ароматами. Бабушка рассказывала, что многие полевые веды способны по одному запаху назвать, что это за растение и для чего оно нужно. Мне очень нравилось помогать, бабушке собирать весной травы, вдыхать их аромат и греться под солнцем. А еще весной прилетали на остров орланы. Они словно вестники новой жизни вселяли радость в людей. Мне всегда казалось, что именно они приносят тепло на наш серый и холодный остров. Когда они прилетают, то всегда светит солнце. А еще прежде, чем поселиться на скалах они выбирают пару. Они долго парят над морем, выбирают партнера и танцуют в воздухе - то взлетают ввысь, то кидаются к самому морю вниз. Они кружат в замысловатых движениях над самыми волнами или с партнёром, прижавшись друг к другу, парят почти под облаками.
Мне всегда нравились их танцы. Отец рассказывал, что некоторые пары прилетают на остров уже вместе, они так же танцуют, так же парят над морем. Но это лишь дань их традициям. Они танцуют только со своей парой, так же как и селятся вместе. Как-то отец рассказал об одном орлане. Он не одну весну прилетал со своей подругой, и всегда они силились в одном и том же месте. С каждым годом он улучшал и укреплял гнездо, а она выводила потомство. Несколько раз отец видел их улетающих вместе с птенцами, а на следующий год они с уже выросшими птенцами возвращались. Не редко, их потомство селилось рядом, выводя своих птенцов. Не редко орлан помогал своим детям добыть пропитание, делился рыбой. Не редко он с детьми защищал гнезда. И всегда на закате солнца он прилетал к своей подруге, они садились на край гнезда и любовались закатом. Это была самая настоящая любящая и счастливая семья.
Но однажды этот орлан вернулся на остров один. Его подруги с ним не было. Без нее он не танцевал в небе. Он вернулся в их опустевшее гнездо, но там его никто не ждал. Он прилетал с охоты, садился на край гнезда и смотрел на закат. Всю весну и все лето, он не обратил внимание ни на одну из птиц. Единственное, что он делал - это помогал птицам из соседних гнезд. Делился едой, защищал потомство. А когда пришла осень и все орланы начали улетать на материк, он остался в своем гнезде. Долго его сородичи кружили вокруг, призывая его улететь, но он остался. И однажды когда на закате бушевали волны, он спрыгнул с края своего гнезда вниз в объятья волн. Он отправился к своей любимой. Мне снился этот орлан, летящий вниз в лучах заходящего золотого солнца. Отец говорил, что рыбаки вытащили, потом из воды его тело и похоронили на вершине северной скалы в соответствии с людскими традициями. А еще ему сложили из камней что-то вроде надгробия, которое смотрело на закат. С тех пор туда стали ходить возлюбленные, приносить цветы на могилу орлана, отдавая дань его верности и любви. Я ходила туда с подругами. Как и многие девушки приносила венки из первых цветов, благодаря его за то, что он показал людям силу верности и любви, и, прося его помочь найти свою судьбу и быть ей верной.
Тогда я и помыслить не могла, что моя судьба приведет меня на материк, что я стану ведьмой, что встречу настоящего дракона, ангела и даже некромантов. Что за мной будет гнаться инквизиция и колдуны. А еще я никогда не думала, что буду просыпаться в объятьях чужого мужчины. А объятья были стальными и тяжелыми. Да он даже ногу на меня закинул! Я попыталась выползти. Не тут то было. Почувствовав мое бегство, охотник навалился на меня почти всем весом, придавливая к земле. Я уже даже пошевелиться не могла, не то что бы выползти. Ладно мне тепло, а утро еще не наступило. Только лес немного посветлел. Я перевернулась на другой бок (как ни странно, этому охотник даже не мешал) и вновь уснула. Правда, уже без сновидений.
Проснулась от того, что у меня сильно урчало в животе, а нос щекотал запах ароматной похлебки. Но открывать глаза я не хотела. Все тело болело, раны на спине и на боках пульсировали. Странно ни ночью, ни когда уходили из поселения, такого не было. Видать Раадель занялась ранами еще в поселении. До меня снова долетели ароматы похлебки, отчего живот заурчал, по-моему, на весь лес. Пришлось открыть глаза. Я конечно не из кровожадных людей, но кареглазого мне захотелось задушить. Во-первых весь лагерь включая Охотника уже проснулся. Даже Лира сидела рядом с Ангелом. А на лежаке по-прежнему мы лежали вдвоем. Во-вторых, я лежала на плече Эрханда, а эта зараза меня еще и обнимать удумала. Я поймала на себе насмешливый взгляд Некроманта. Ох, жаль рядом озера нет. Я скинула руку Охотника, встала и подчеркнуто гордо села рядом с Лирой.
- Доброе утро. - Поздоровалась она.
- Привет, как ты? - Раадель кивнула мне и налила похлебки.
- Нормально. - Ответила девушка. - Только голова болит.
- А у меня все болит. - Честно призналась я. Отчего девушка сочувственно улыбнулась.
- Тебе больше досталось.
- Кстати про досталось. - Я огляделась вокруг. - А где Граэль?
- Спит. - Сказала Ангел, приподнимая край своего свернутого лежака. - Он ночью меня сменил, и следил, что бы за нами погони не было. Проснется, я ему все перья выдергаю.
- За что? - Не поняла я.
- За ловца.
- Он откуда знал? - Вступилась я за друга.
- Ну как минимум, он мог бы рассказать, что за ним охота. - Протянул Эрханд. - И кстати я замерз. Может, вернешься?
Вместо меня к лежаку полетел огненный сгусток. Мужчина успел только плащом прикрыться, но это ему не сильно помогло. Огонь снес и его и лежак, и перекинул за поваленное дерево.
- Похоже, кто-то согрелся. - Некромант с улыбкой на меня посмотрел. - Ну вот нас теперь двое, кто от огня летает.
- Ага, еще бы жглась поменьше. - Из-за дерева выглянул дымящийся охотник. - Нет, ну никакой благодарности. Ладно, все проснулись пора в путь.
- Я сначала хочу знать, что вчера произошло. - Сказала Ангел, меняя повязку на Лире.
- А ты что не поняла? - Съязвил охотник. - На нас дракон напал.
- Догадалась. - Фыркнула Раадель в ответ.
- Он меня искал. - Из-под покрывала выпорхнул Граэль и превратился в дракона.
- А мы то всю ночь гадали за кем он прилетел. - Некромант не остался в стороне.
- Может, расскажешь, что он хотел от тебя? - Ангел серьезно посмотрела на дракона.
- Да что он хотел. - Фыркнул охотник. - Ясно - голову вашего друга, а так как у них связь с ведьмой, вот он немного и обознался. Он просто пошел по наименее защищённому следу. У меня вопрос другой. Ты - Императорский Золотой Дракон, самый сильный среди своих сородичей, самый быстрый и опасный, а какой-то ловец умудрился тебя вырубить? Ты даже не позолоченный, как я хотел бы думать изначально, нет! Ты чистокровный золотой. И с каких пор более низшие драконы, а я про ловца, стали атаковать более высших, я про тебя? Может расскажешь нам, чем ты Северному Королю Драконов не угодил? Не надо так на меня смотреть. Я пол жизни охочусь на твоих сородичей. Ловцы исполняют волю только Императорской семьи. Те что в горах у ведьм - отпадают сразу, они не используют ловцов. Так может расскажешь, за что твой отец назначил на тебя охоту?
- Не отец, а брат. - Печально сказал Граэль.
- Погоди. - Перебил Некромант. - Ты из Императорской семьи Северных Драконов? И ты молчал?!
- Почему Богиня запрещает убивать созданий Света? - Неожиданно спросила Ангел. - Одного я бы точно убила бы. Ты в своем уме?!?!?
- Да что вы разорались? - Не выдержала я. - Да из Императорской, и что теперь? Не видите ему итак плохо!
- А ведьма не в курсе? - Эрханд посмотрел на дракона. - Ладно, объясняю для непосвященных. Золотые Императорские драконы живут семьями. И очень берегут потомство.
- Ты говорил, может, что-то новое расскажешь? - Фыркнула я.
- Хорошо. Объясню. Его отцу или брату - королю и наследнику драконов очень нужна голова Граэля. Для этого что король, что наследник могут собрать всех севера драконов и выжечь все, начиная от северных гор заканчивая южными поселениями гномов. Нужно тебе объяснять, что если драконы нападут на Людей, Эльфов, или Гномов - не выживет никто? А мы вчера дали бой приближенному короля драконов. И у тебя в кармане его зуб. Так вот за это вообще-то драконьи семьи разрывают все, что видят. А ты установила связь с опальным драконом. И эту связь почувствует любой дракон, приближенный к семье короля. И любой дракон поспешит исполнить приказ, то есть тебе не жить. И к тому же за ним идет охота. То есть по миру рыскает десяток как минимум ловцов и ищут его след. А что его искать, когда след приведет к тебе? Он то может скрыться, превратившись в орла, а ты? И об этом ваш друг забыл предупредить.
- Это правда? - Спросила Раадель.
- Да. - Дракон угрюмо смотрел вниз.
- Зачем твоему брату твоя голова?
- Я нарушил приказ отца, и покинул семью, без его разрешения. Брат, дабы доказать свою верность и отцу и драконам пообещал убить изменника. Но отец настоял, что только в Северных горах и только в честном поединке драконов.
- Отлично. - Некромант собрал оставшиеся вещи. - Ты знал об охоте и все равно установил связь?
- Он нас спасал! - Мне стало очень жалко Граэля. - И я сама выбрала эту связь. Эрханд, как я могу укрыться от драконов?
- Никак. - Мужчина поскреб щетину, свернул лежак и передал его Некроманту. - Точнее есть рассказы, легенды, но на моей памяти этим никто не пользовался. Ри, вы вообще довольно уникальный случай. Ведьма-наездница Императорского Золотого Дракона.
- Для меня Ангелы, с Драконами и Некромантами были рассказами и легендами. Так что говори.
- Если ты овладеешь магией драконов, тогда тебе даруется долгожительство и Сила огня своего дракона. - Ответил мужчина.
- А в чем проблема? - Не поняла я.
- Последний, кто хотел приручить пламя дракона - сгорел. А его дракон выжег полмира, сойдя сума и потеряв связь с наездником. - Ответил Граэль.
- И с тех пор в мире осталось только две семьи Золотых драконов, а Эльфы стали использовать более слабых. - Ответила Раадель.
- Ну вот как-то так. - Честно признался охотник. - Ладно, пора выдвигаться. Дойдем до поселения, там я вас покину, а пока может, что-то еще из рассказов вспомню.
- Кто тебя отпустит? - Поинтересовался Некромант.
- Она. - Эрханд показал на меня. - У нас был уговор. Я избавляю вас от дракона - и я свободен. Всегда любил договариваться с женщинами.
- Избавились от дракона сообща. - Раадель помогла Лире встать, и перекинула сумку через плечо.
- Только вы с ней не договаривались. А я да.
- Пусть идет. - У меня жутко опять начала болеть голова. - От него толку не будет, а так хоть до поселения может пригодиться.
- Ты начала рассуждать здраво? - Улыбнулся Некромант.
- Нет, просто голова болит, а слушать ваши споры сил нет. Граэль я тебя могу понести.
- Ну раз на то пошло, то я могу понести вас обоих. - Рядом оказался Эрханд. - Кстати, могу обрадовать до поселения дня два-три пути.
- Поэтому, у тебя мало шансов до него дожить. - Фыркнула я, усаживая орла в сумку. - А то, знаешь ли, обгоревшие трупы мало кто будет искать по лесам.
- Некромант, она от тебя заразилась. - Ухмыльнулась Раадель.
- И правильно делает - живее будет. - Улыбнулся ей в ответ черноволосый, помогая встать сестрам. - Ри, сама идти сможешь?
- Думаю, да. Но не знаю сколько. - Я потерла виски, которые словно раскаленным железом прижгли. - Раадель, у тебя наговоров от головной боли?
- Увы, нету. - Ангел поддерживала хромающую девушку, а меня так же поддерживал охотник. - Будем идти медленно, пока вы с Лирой не восстановитесь.
- М-м-м. Так наше путешествие затягивается. Я этому только рад! - Эрханд задорно улыбался. А мне очень захотелось поджечь его еще раз, но мое сознание вдруг охватил страх и очень не хорошее предчувствие.
- Стойте. - Я огляделась по сторонам, в поисках источника моих чувств, но вокруг стоял тихий безмолвный лес, залитый утренним солнцем.
- Что случилось? - Некромант подошел ближе. - Ты себя плохо чувствуешь?
- Да мы только отошли от места ночлега. - Охотник внимательно за мной наблюдал. У него сейчас не было даже признака ухмылки или усмешки. - Может тебя понести?
- Да не в этом дело. - Ответила я, продолжая оглядываться. - Просто предчувствие не хорошее.
- Не хорошее предчувствие у ведьмы - жди беды. - Эрханд отстегнул маленький арбалет и переда его мне, а сам обнажил меч.
- Ри, возможно тебе показалось? - Ангел тоже оглядывалась вокруг, но лук на всякий случай достала.
- Может. Все равно надо идти. - Я оперлась на руку Эрханда, и повернулась в сторону, куда мы шли.
- Это что еще за........
Не знаю кто отреагировал быстрее Охотник или я. Но я только увидела краем глаза туман, тут же от него постаралась отскочить. Охотник тоже его увидел и оттолкнул меня. В итоге, что только что была я начал клубиться туман.
- Маги! - Только и успел крикнуть Некромант, укрывая нас всех черным куполом, когда сверху посыпались разноцветные сгустки и искры.
- И инквизиция. - Раадель выстрелила в ближайшие кусты, оттуда раздался крик и треск ломающихся веток. - Бежим!
Меня и Лиру подхватил под руки Эрханд и потащил обратно к месту ночевки. За нами бежали Елена и Мира, изредка останавливаясь, что бы помочь брату. Основной удар сдерживали Некромант и Раадель. Ангел мечом разбивала заклятья, летящие в нас, а черноволосый или прикрывал с воздуха или призывал мертвецов.
- Да что б вас Нарон забрал! - Ругался Эрханд. - Что им нужно?
- Голова Ри. - Ответила Ангел, блокируя очередную атаку колдуна в синем плаще.
- А магам? Она же вроде из их числа? - Мы пробежали место ночевки, инквизиция и маги следовали, неотступно отгоняя нас на север к поселению.
- А колдуны наемные, Ра у нас умудрилась заработать себе врага, который их и нанял. - Некромант укутал лес вокруг нас черным туманом. - А ты думал ей на остров в гости надо?
- А вы не могли мне раньше сказать? - Неожиданно перед нами из-за кустов выпрыгнул мужчина в черных доспехах и шлеме, и с криком кинулся на нас с мечом.
Эрханд отпихнул меня и Лиру, и отбил атаку. Мужчины закружили в замысловатых движениях вокруг нас, размахивая мечами. Вокруг зазвенел металл. Оказалось, что и сзади нас догнала погоня, от которой теперь отбивались Некромант и Раадель. Елена и Мира не стали сидеть в стороне. Никогда не видела разозленных некромантов. Хотя по Елене не возможно было судить злая она или нет - как обычно плотно сомкнутые губы, сосредоточенность и собранность движений. Только вот вены на лице и плечах вздулись и почернели и глаза стали бездонно черными. А вот Мира в противоположность сестре ругалась и очень недобро смотрела на преследователей фиолетовыми светящимися глазами. Обе сестры начали колдовать. Им откликнулся черный камень на кольце Елены и фиолетовый на посохе Миры. А дальше мне стало по-настоящему жутко. Небо и лес вокруг нас затянул черный тяжелый туман Некроманта, откуда - то взялись скелеты со здоровыми мечами, а еще весь лес наполнился криками и стонами. Из-за каждого дерева и куста вылетали Духи, создавая одну большую воронку вокруг Елены. Они появлялись словно из неоткуда, издавали крик и принимались кружиться в одной воронке. А потом, когда их стало очень много, и я перестала видеть старшую сестру, они неожиданно разлетелись в стороны, издавая истошные крики и снося все на своем пути. Инквизиторам было легче, они почти без труда разбивали скелетов, и отгоняли Духов, а вот колдунам было тяжело, но все же и они давали отпор.
Некромант давно уже бился на двух мечах, не забывая попутно колдовать, только сил у него было все еще не много. Эрханд и Раадель сражались неистово, но усталость тоже уже дала о себе знать. К тому же один из колдунов смог ранить Некроманта, и пробить его магическую защиту. Туман дрогнул и начал рассеиваться. Только сейчас я заметила, что погоня показалась еще не вся. Половина просто не смогли нас найти в тумане, а еще сверху тут же посыпались заклятья. Я вскочила на ноги и выставила сверху огненный щит. За одно и возвела стену между нами и новыми колдунами. Это было воспринято с их стороны крайне негативно, они усилили натиск, проделывая дырки в моей защите. У меня оставалась надежда только на некромантов и Ангела, что они отобьются. Иначе мне не выстоять. Лира тоже поняла опасность нашего положения и, дотянувшись до моего арбалета, открыла стрельбу по колдунам. Мне стало легче - колдуны перестали так активно прогрызать новые дырки в стене - ведь из них вылетали болты. Пару мужчин она сразила, пару ранила. Правда раненые колдуны ничем не лучше целых, даже наоборот - они начали злиться.
В какой-то момент я пропустила атаку пожилого колдуна с седой бородкой и синими глазами. Он со всей силы отправил два ярко голубых шара в мою стену. Первый пробил брешь, а второй угодил в меня. Стена все же ослабила силу магии шара, но меня больно откинуло назад. Лира осталась без прикрытия магии, в нее тут же полетели искры и заклятья. Я недооценила блондинку, она смогла увернуться от магии и даже подстрелить того мага, что откинул меня. Но уже новый сноп искр и шаров летел в ее сторону. Я успела прикрыть ее огнем, но колдуны были сильнее, поэтому попросту снесли мой огонь, а вот черную стену, выросшую на пути, они пробить не смогли. Некромант каким-то образом успевал, и мечи инквизиции отбить и магию колдунов.
Расплата за атаку Лиры настигла колдунов незамедлительно. В пылу сражения я не заметила, что Мира успела открыть проход на кладбище, и оттуда уже выпрыгивали скелеты и выползали мертвецы, которые и занялись магами. В стороне не осталась и старшая сестра. Если Мира, открывая проход на кладбище, вспарывала когтями воздух, то Елена проводила по воздуху кольцом. При этом в воздухе висел черный след пару мгновения, а потом он словно разъедал пространство вокруг, открывая новое кладбище. Только вот кладбище было странным. Тут не было надгробий, не было склепов как у Миры. Тут был серебристый туман, черные деревья и каменные статуи, охраняющие урны под ногами. По призыву некромантки, урны засветились серебристым светом, из которого вырастали новые Духи. Они были другими, чем те, что она призвала раньше. Они были словно сами из этого серебристого тумана, и у них не возможно было разобрать лиц. Мне стало очень жутко, особенно когда из тумана выросло пять фигур затянутых в черные балахоны. У них не было лиц или тел, только эти балахоны, а еще мечи, которые сжимали крючковатые черные пальцы. Точнее кости с торчащими когтями. Фигуры возвысились над туманом и издали истошный крик. Боги! Итак, страшно так еще и мертвецы, издающие крики. Честно: от страха мы кричали вместе с Лирой в унисон фигурам. А когда Эрханд подбежал сзади, схватил и попытался оттащить, та я вообще почти сознание потеряла.
Тем временем фигуры вылетели из разрыва, а за ними Духи. Елена что-то им сказала на непонятном языке, они кивнули и оправились в разные стороны. Трое занялись нашими колдунами, и шансов у последних отбить эту атаку не было. А двое атаковали инквизицию. А я и Лира взобрались на Эрханда и боялись даже дышать. Не знаю, как он нас выдерживал обеих, сильно сжимающих руки на его шеи и кричащих.
Нужно отдать должное Охотнику, он дотащил нас до кустов. Отпускать его мы сильно не хотели, особенно когда мимо наших кустов пролетели серебристые Духи, разрывающие какого-то мага. Мне стало его очень жаль. Эрханд все же смог освободиться от нас и поспешил на помощь Ангелу. Помогать некромантам итак бессмысленно. Магов я уже не видела, а численность инквизиции неумолимо уменьшалась. Хотя Служители Тьмы тоже понесли потери. Одну из фигур в балахоне инквизиторы смогли одолеть, точнее, проколоть мечом, отчего из раны начал литься свет, разрывая фигуру изнутри. Как это произошло, я не поняла, но то, как перед Смертью эта фигура кричала и извивалась, я уже точно не забуду. Так мы и сидели с Лирой в обнимку и обе тряслись от страха. Позже к нам все же присоединился Эрханд. У него было прорван рукав на предплечье, откуда проступала кровь. И судя по всему, отбиты ребра. Это не помешало нам взобраться на него с Лирой, и взвизгивать каждый раз, когда мимо проплывали Духи. Инквизиции осталось очень мало, когда я скорее почувствовала, чем увидела приближающийся к нам огонь. Пришлось усилием воли выбросить и себя и спутников из кустов огнем. Мгновенье спустя наш куст пылал.
К нам двигались новые колдуны на лошадях. Среди них была женщина, с темно русыми волосами и необычайно голубыми глазами. Атаковать четырех оставшихся фигур, ей не составило особого труда. За ней следовала кошка. Точнее громадный хищный зверь, чем-то отдаленно напоминающий помесь кошки и теленка. С длинными белыми клыками, взъерошенной шерстью на холке и в золотом ошейнике, больше похожем на золотую цепь с россыпью драгоценных камней. А еще у этой кошки были неестественно большие уши. Правда, когда она заинтересовалась нами, размер ее ушей меня перестал волновать. Эрханд поднимался спиной к ней, поэтому не заметил хищника и был сбит ударом лапы. Кошка хотела добить охотника, но я ударила ее по морде огненным шаром, что сильно подпортило шерсть и настроение киски. Она развернулась ко мне. Колдунья же занималась истреблением скелетов и Духов, поэтому, скорее всего еще не заметила подпалённой шкурки. Зато я заметила, что когда киска рычит, и у нее обнажается ряд внушительных клыков. Лучше бы мимо Духи летали. Но кошку что -то отвлекло. Она перестала шипеть на меня и повернула уши в сторону. Я из любопытства посмотрела туда же. Оказывается, до хозяйки добралась Ангел, и уже подпортила ей и сбрую на коне и прорезала платье.
Кошка кинулась на помощь хозяйке, а я Ангелу. Хищник попытался напасть на Раадель со спины, но был снесен потоком огня в сторону. От Даэрхов как то отбились, и от кошки отобьемся. У хозяйки хищника начали светиться глаза голубым светом, и откуда-то сверху к нам спустилась воздушная воронка, вырывающая деревья с корнем. Правда, долго ей поколдовать не дали. Скелеты раскачали одного из мертвецов и наподобие снаряда бросили в колдунью. Мертвец уцепился за плечи женщины и стащил ее с коня. Кошка тут же атаковала мертвеца, оттаскивая его от хозяйки, разрывая мертвую плоть в клочья. А я атаковала кошку, откидывая ее от того что осталось от мертвеца.
Некромантам удалось оттеснить магов к инквизиторам, и теперь зажимали их в кольцо мертвых. Елена успела закрыть свое кладбище, я так поняла из-за отсутствия балахонов, а вот Мира пока закрывать не торопилась. Маги отчаянно отбивались от нашествия мертвых и от магии некромантов. Вокруг взрывалась магия, слышался звон железа. И Мира и Елена наравне с братом ловко орудовали мечами. Мира атаковала еще и посохом. При этом они еще и колдовать успевали, и держать связь с мертвецами. Раадель кружила в бою с колдуньей. Женщина улучала моменты и атаковала Ангела магией, но клинок светлой не давал долететь заклятьям. А мне досталась кошка. Атаковать мне ее не получалось, ибо оставшись друг против друга, хищник атаковал меня. Я только убегала и отбивалась магией.
Слава Богам Ханор с братом научили меня если не драться, то бегать точно. Животному, правда, тоже досталось пару раз. Один раз я опалила ей морду, возведя стену огня, второй раз я, падая, ударила в бок, отбрасывая хищника. Что сильно разозлило кошку, и она начала меня ловить с новым напором. И все это с моими жутко болящими ребрами и ногой. Не знаю, сколько это бы продолжалось, но колдуны, понёсшие значительные потери, решили отступить. Раздался громкий взрыв, который откинул и некромантов и мертвецов, на время, оглушая их. Волной сбило с ног и Раадель, которая как раз стояла спиной к магам. Колдунья воспользовалась этим, и отбросила Ангела в сторону, и позвала своего коня. В одно мгновенье колдуны оседлали коней, и, не дожидаясь инквизиции, покинули поле боя. Колдунья смерила меня холодным взглядом и на прощанье решила атаковать оглушенного Ангела. Мне пришлось выбирать между тем, что бы прикрыть себя, или Раадель. Я кинулась к светлой, возводя на ходу для нее защиту. Я спиной чувствовала, что кошка кинулась следом. Хотя бы одного, но она должна забрать. Увы, ее мечтам было не суждено сбыться. Охотник он на то и охотник, что бы подстреливать цель в самый неожиданный момент. Арбалетный болт вгрызся в ногу животному, когда она прыгнула на меня, выпуская когти. От удара кошку сбило в полете, так что упала она сзади меня. А я как раз сформировала огненный шар.
- Все живы? - Поинтересовался Охотник, подходя ближе и помогая Лире приблизиться.
- Вроде. - Откликнулся Некромант.
- Может, объясните, что это было? - Эрханд сел рядом со мной.
- А ты не понял? Нас колдуны и инквизиция нагнала. - Ответила, ухмыляясь, Ангел.
- Где Граэль? - Спросила я. Сумку я потеряла почти в начале сражения.
- Он в порядке. - Лира показала мне мою сумку. - Я подобрала, когда ты обронила.
- Так, ладно. - Некромант оттер пот со лба. - Открывайте Граэля, пусть летит, узнает: сколько магов за нами идет и где они. Надеюсь, ему сил хватит.
- Так может быть, объясните? - Эрханд выпустил орла. - Колдуны и инквизиция просто так не объединяются.
- Это ты у нее спрашивай. - Некромант указал на меня, и жестом приказал мертвецам заползать обратно в разрыв. - За ней охота, и инквизиции и магов.
- Понятно. - Эрханд почесал затылок. - Ведьмой не успела стать, уже врагов нажила.
- Они сами. - Фыркнула я. Граэль уже облетел нас по кругу и улетел в след за преследователями. - Колдуны и инквизиция скачет на юг. Там в поселении подкрепление, к тому же они разбрасывают красные искры. Зачем?
- Это сигнал и ловушки одновременно. - Некромант закрыл разрыв. - Сунемся туда - попадем под выжигающие заклятья. И маги призыв раскидывают. Ближайшие маги, колдуны и охотники получат сигнал и либо придут на помощь собратьям, или начнут охоту на всех.
- Граэль уловил четыре отклика. - Я внимательно следила за полетом дракона. - И они все собираются к югу от нас. Эрханд они и на тебя ловушку ставят.
- До поселения дойти мы не успеем. - Раадель отчистила меч и убрала в ножны. - Придется идти на север, искать другую дорогу.
- На севере только две дороги. - Эрханд прижал тряпку к ране, останавливая кровь. - Или на болота, а там до замка Ившен, или на север до старой крепости.
- Через Ившен нам нельзя. - Вздохнула Ангел. - Мы там и встретили инквизицию в первый раз. Скорее всего, они ловушки на Ри поставят.
- Тогда идем до старой крепости. - Эрханд выбросил тряпку и поднялся на ноги.
- Ты уверен? Крепость принадлежит горным ведьмам. - Раадель скептически на него посмотрела. - Они нас не пропустят.
- Это и не обязательно. - Охотник тяжело вздохнул. - Моя семья жила недалеко от крепости. Там есть старая тропа под самыми скалами. Дорога так себе камни да валуны. Мы по ней скот гоняли в соседнее поселение на продажу. У нас ни телег, ни скота, так что идти будем быстрее. Но сразу предупреждаю, там почти нет деревьев, жуткий ветер и нет дичи. Там только осыпавшийся камень. Придётся ночевать без костра и едой запастись заранее.
- Маги! - Граэль показал мне группу всадников скачущих в нашу сторону. - Они развернулись.
- Значит подкрепление ближе. - Некромант помог собрать сумки и оружие. - Уходим срочно. Ри, скажи Граэлю, мы сегодня ни поесть, ни отдохнуть не сможем. Пусть отдохнет, а потом поохотиться. Все пошли.
Некромант помог встать сестрам, Раадель собрала и поделила сумки между черноволосым, Эрхандом и собой. Нам с Лирой помогли подняться, и отряд выдвинулся в путь. Шли насколько могли быстро, и почти без передышек. Передышки давали только нам с Лирой, и то Эрханд просто брал нас на руки и нес какое-то расстояние. Не было ни шуток, ни разговоров вообще. Поселение, в котором нас атаковал ловец, решено было обойти стороной, что бы не давать повода местным жителям покарать виновных. Драться не хотел никто. Охотник с таким решением не согласился, и, сказав, что догонит, направился в сторону поселения. Что он там делал известно одним Богам, но спустя некоторое время до нас начали долетать крики погони и разъяренных местных жителей. Некромант выругался и пообещал, что сам убьет охотника, при первой же встрече, даже если она будет в Царстве Мертвых. Мы дружно кинулись бегом по склону к ручью, в надежде, что погоня или потеряет след, или мы сможем оторваться. Но ноши надежды рухнули, когда до нас долетело лошадиное ржание и топот копыт. Нас догнали или колдуны, или местные жители. В любом случае встреча, что с одними, что с другими ничего хорошего не принесет. Топот был уже совсем близко на вершине склона, но всадников мы пока не видели. Раадель сбросила сумки и наложила стрелу на тетиву, приготовившись стрелять. Некроманты обнажили оружие и приготовились отражать магические удары. А мы с Лирой судорожно собирали скинутые сумки и готовились в случае чего бежать. Только бы знать куда.
На склоне показался Эрханд верхом на черной лошади, еще три лошади он держал за повод, и еще три были привязанные к седлам. Все радостно выдохнули и убрали оружие. Граэль известил о приближающейся погони. Одной от людей с поселения, но они немного не угадали с направлением, и теперь обходили нас стороной, а вторая погоня была инквизиции и колдунов, они были верхом и приближались быстрее, но были дальше. Эрханд спрыгнул со своего коня, передал мне поводья, и помог взобраться в седло. Некромант помог Лире. Мужчины последние, кто взобрались в седла. Мы пришпорили лошадей и поскакали вверх по ручью. От людей нам удалось быстро оторваться, а вот инквизиция упорно не хотела отставать. До самого вечера мы ехали по лесу, изредка давая животным отдохнуть. Как выяснилось: охотник увел не только лошадей, но и умудрился у лавочника пирогов своровать. Не много, но это хоть какая-то еда, которую дружно разделили и с удовольствием съели. Ближе к ночи по лесу скакать было опасно, поэтому в сумерках мы выехали на дорогу. С приходом темноты инквизиция прекратила погоню и отстала от нас в лесу.
Мы в полной темноте проскакали еще немного по дороге, потом свернули в лес и нашли место для ночлега в стороне от дороги. Не знаю как, но мужчины нашли в себе силы расседлать лошадей и притащить дров для костра, а Ангел с Еленой собрали веток для лежаков. Я, Мира и Лира, спешившись, буквально свалились от усталости на землю. Граэль как и предполагалось, притащил несколько больших рыбин. Лира пыталась помочь Ангелу в приготовлении ужина, но та отказалась. Вокруг стоял холодный ночной воздух, но около костра почти не осталось места. Там Раадель возилась с ужином, и Граэль притаскивал новую рыбу. А так же мужчины около костра сели чистить оружие, соответственно раскладывая его вокруг себя. И конечно, нам троим, предоставили возможность мерзнуть в стороне от костра. Пришлось отдать остаток сил на поддержание племени около нас. Стало теплее, но меня очень сильно начало клонить в сон. Да еще и все тело болело. Зато Лира и Мира благодарно улыбнулись и придвинулись ближе к пламени.
Раадель, оставив рыбу жариться на костре, достала из сумки повязки и занялась ранами меня и Лиры. Она чем-то пропитывала повязки, отчего раны щипало и слегка покалывало, зато покраснения и боль проходили. Особенно это помогло с моей спиной и следами от когтей дракона. Я чувствовала, что они воспалились, и края раны пульсировали. После обработки раны перестали гореть, и я почувствовала прохладу по спине. А вот с ребрами возникли проблемы. В двух местах они были переломаны и очень болели. Раадель втерла какую-то мазь, отчего весь бок словно огнем прижгли, и самое противное, что эта мазь тут же начала обжигать не только снаружи, но и внутри. После меня Раадель обработала раны Эрханда, и Некроманта. С последним она очень долго спорила, и пообещала добавить ему еще ран к имеющимся, если он откажется. В конце концов - я накинула на него огненные путы, а Эрханд вполне обычную веревку. Все понимали, конечно, что это служителя Тьмы не удержит, но Ангелу таки удалось обработать ему рану. Некромант фыркал, но не вырывался. Сил у меня больше не осталось, я до последнего держала пламя рядом с нами, но оно слабло на глазах, забирая последние остатки моей силы. Мне, так же как и девушкам без пламени стало зябко, но Раадель закончила готовку, поэтому мы пододвинулись ближе к костру. Меня хватило только на то, что бы съесть половину переданной мне еды. Усталость и отсутствие сил победили - я провалилась в сон.
Проснулась я от того, что меня подняли на руки. Эрханд расстелил лежак, на котором я сидела, и уложил меня спать. Я успела заметить, что все уже легли. Мира как обычно спала между братом и сестрой, Лира и Ангел делили один лежак. Эрханд укрыл меня и подбросил еще несколько палок в костер. Но мне все равно было холодно. Ночь стояла морозная, и до первого снега уже не далеко. Я немного поворочалась под покрывалами, но согреться так и не смогла. Охотник закончив с костром, снял плащ, накрыл меня им сверху и с самой хитрой улыбкой лег рядом.
- Ты что делаешь? - Тут же возмутилась я, пытаясь отодвинуться.
- Спать лег. - Ответил он, удерживая меня рукой. - Ри, ночь будет холодная, а нам надо выспаться. Мне следующему вставать на охрану, так что спи.
- Я не замерзну. - Уперлась я, хотя уже и не сопротивлялась. От мужчины веяло теплом.
- Ты уже замерзла. - Его дыхание тронуло мое ухо и щеку, а рука по хозяйски легла на талию. - Согласись, вместе теплее спать..... И приятнее.
- Почему меня не положили с Раадель?
- Потому, что я настоял. Спи.
Моему возмущению не было предела. Я со всей силы ударила локтем куда-то назад, и судя по резкому выдоху, попала. Эрханд усмехнулся и придвинулся вплотную. Ударить второй раз у меня не получилось. И все же согретая теплом мужчины я очень быстро и глубоко уснула. Вот только долго поспать мне не дали. Эрханд мягко, но настойчиво пытался меня разбудить.
- Доброе утро. - Выдохнул он откуда-то сзади. Я чувствовала его всей спиной, одна его рука было у меня под головой, вторая на талии. Нет с этим надо что-то делать. А еще это дыхание по волосам и щеке. - Ты просыпаться будешь?
- Нет. - Я залезла под покрывало с головой.
- А надо. - Охотник стащил с меня покрывало и сел, поднимая меня. - Ты не забыла - погоня, разъяренные местные жители, завтрак?
- Скажи им, пусть подождут. - Я обратно легла на лежак. Просыпаться я не хотела вообще.
- Сама скажешь, когда догонят. - Мужчина одним движением оторвал меня от лежака и поставил на ноги. - Завтракаем, собираемся и в путь.
- С Раадель намного приятнее было просыпаться. - Зевнула я.
- Зато со мной приятнее засыпать. - Охотник подмигнул мне.
- Вы закончили? - Раадель стояла около костра, как обычно собранная и выспавшаяся. А она еще и ночью нас охраняет наравне с мужчинами. - Завтрак остынет.
Делать было нечего. Пришлось идти к ней, получать завтрак. Мне передали и для Эрханда еду. Определенно с этим надо что-то делать. Охотник в это время уже собрал лежак и вещи, оставил только одно покрывало, на котором мы и позавтракали. После завтрака мне позволили умыться, и прийти в себя, пока мужчины седлали отдохнувших лошадей. Раадель пристегивала сумки к седлам и собирала остатки вещей. Когда все были собранные и в седлах, мы выдвинулись на север. Скакать по утреннему лесу было не сложно, да и животные несли вперед. До полудня мы мчались почти без остановок. Только иногда сдерживали лошадей, давая им отдохнуть. На дорогу мы не выезжали, была вероятность, того что инквизиция могла поставить ловушки на дорожных постах. Раадель уверено вела нас на север. После полудня и небольшого отдыха с перекусом, переход возглавил Охотник. Он пообещал провести через лес короткой дорогой до поселения, где бы мы могли отдохнуть и пополнить запасы еды. Как он пообещал, к завтрашнему вечеру, мы будем уже в поселении. Ангел спорить не стала и уступила место проводника. После отдыха ехали спокойнее, реже скакали галопом, но и передышек было меньше. Я пару раз находила полезные травы, и даже попался золотой плющ. Но времени было мало, что бы собрать травы, поэтому плющ пришлось срезать уже сидя на коне. Ближе к вечеру меня умотали монотонный топот лошадей и езда, я отчаянно зевала и хотела спать. Уснуть получилось, но я чуть не упала с седла под копыта своей лошади. Эрханд подъехал, отобрал повод и пересадил меня вперед себя. Я сначала удивилась, но потом он укрыл меня плащом и вновь занял место во главе перехода, и привязав мою лошадь к своему седлу. Я немного поерзала и уснула.
Разбудил меня охотник, уже почти на заходе солнца. Мы шли шагом, а лошади устало фыркали. Раадель передала мне немного еды и флягу с водой. Похоже, остановимся мы еще не скоро. Прилетел Граэль и устроился впереди меня на седле. Чувствовалось, что он почти восстановился, и тоже хорошо отдохнул. Да и Лира выглядела намного лучше. С нее сняли повязку, и она очень уверено держалась в седле. Замыкали наш небольшой отряд некроманты. Как обычно Мира заваливала сестру вопросами, а Елена молча читала новую книгу. Последним ехал Некромант, и ставил обманки для инквизиторов. Как я и предполагала, с заходом солнца мы не остановились. Лошади постоянно фыркали, требуя дать им отдых. Фыркала и Мира, тоже требуя отдых. Я тоже дико устала. Мало того что болели ребра с бедром, так еще и тело ужасно затекло от продолжительной езды, ног я вообще не чувствовала, как и части спины. Нам нужен был отдых, но Эрханд вел вперед, не обращая внимания на стоны.
На небо поднялась полная луна, а меня морило сном, когда я почувствовала магию. Очень тонкую, едва заметную. Я открыла глаза и огляделась вокруг. Кони давно понуро шли за лошадью охотника, ими даже управлять не надо было. Вокруг стояла холодная ночь. Теплом веяло только от спины и боков животного. Полная луна иногда выглядывала из-за кроны деревьев, но в основном ее не было видно. Лунного света едва хватало, что бы различать дорогу впереди. Несмотря на довольно позднее время, лес не умолкал ни на мгновенье. Где-то стрекотали непонятные создания, где-то кричала одинокая птица, в кустах копошились мелкие зверьки. Лес жил даже ночью. А еще было настойчивое чувство, что мы не одни. Мне стало немного жутко и страшно. Я призвала огоньки и развесила их над нашими головами, освещая все вокруг. Как ни странно, но к моему огню устремилась магия вокруг нас. Они исходила отовсюду: от деревьев, от кустов, из под поваленных стволов, но она была не агрессивная, скорее любопытная. Неожиданно магия стала сплетаться в едва заметные белые искорки. Они кружили вокруг огня, заставляя его извиваться по спирали. Затем искорки то подлетали совсем близко к огню, но не касались его, и резко взлетали вверх, по инерции и огонь за ними следовал, выгибаясь дугой. Другие искорки сплетали между огнями замысловатые узоры, выстраиваясь в причудливые завитушки. Мгновенье спустя искорки начали плясать вокруг огоньков.
Я улыбнулась, и отделила от огня свои небольшие искорки, которым позволила плясать с чужими. К нам присоединились и другие разноцветные искорки. Красные, синие, зеленые, небесно голубые. Они прилетали из леса, немного висели в воздухе и вклинивались в общий пляс. Иногда я не успевала за ними, и выбивалась из ритма, тогда они выводили замысловатые хороводы вокруг моих, и снова увлекали в новый пляс. Вскоре вокруг нас было светло как днем. Некоторые искорки садились на кусты, и распускались там удивительными цветками разных цветов. Я совсем позабыла что мы куда то едем. Я полностью отдалась своей магии. Я создавала наиболее понравившиеся цветы из огня, меняла им цвет: от темного пламени до раскалено белого. И все время над головой в умопомрачительном танце кружились искорки. Некоторые плясали, кружась рядом со мной, другие вырисовывали замысловатые узоры вокруг, третьи взлетали вверх и распадались множеством мерцающих частиц. Откуда-то стала долетать музыка. Сначала мне показалось, что это у меня в голове, ведь все искорки кружились в такт, но потом она стала громче и отчетливее. Я оглянулась на спутников. Все это время они с восторгом и улыбками на лицах наблюдали за диковинным танцем искорок, и похоже тоже слышали музыку. Мы проехали еще немного вперед, и выехали на поляну, откуда доносилась музыка. Моему удивлению не было предела, и судя по вздоху Лиры и Миры, не только моему.
На поляне на каждом кусту и травинки распускались разноцветные цветы, все деревья были усыпаны разноцветными звездами, а на самой поляне плясали странные девушки. Длинноволосые и, несмотря на холод, почти раздетые, только в легких платьях, украшенных листьями и ветками. В волосах каждой была россыпь определённо цвета искорок. С каждым их движением от волос, рук, платьев в стороны разлетались огоньки, которые тут же устремлялись в общий хоровод. Мелодия становилась все быстрее. Я не заметила, как и мой огонь вовлекли в общий хоровод. А дальше все было как во сне. Мне захотелось танцевать, танцевать с ними эту ускоряющуюся легкую мелодию. Я не могла устоять пред соблазном, поэтому слезла с лошади и тут же была окружена разноцветными огоньками.
Музыка на мгновенье стихла, но я чувствовала, что вот-вот она зазвучит вновь. И действительно откуда-то из леса долетели едва заметный звук колокольчиков и трели. Музыка заиграла вновь, приглашая меня в круг. И я пошла, даже если бы я хотела, то не смогла бы сейчас остановиться. Огонь внутри рвался в разноцветный хоровод, а тело уже двигалось в причудливом танце. Я сама не поняла, как успела оказаться среди девушек. Только сейчас, при освещении собственного пламени, я заметила, что они слегка зеленоватые и с длинными ушами. И удивительно красивые. Девушки улыбнулись мне, и увлекли в общий танец. Не знаю, откуда я знала движения, но двигалась я в общем ритме.
Темп танца все время увеличивался, а вместе с ним раскалялся мой огонь. Я чувствовала, его Силу и неудержимость, чувствовала, что не могу его удержать, что с каждым ударом музыки, что с каждым движением он раскаляется и становиться все нестерпимее. Я начала паниковать и хотела остановиться, но не могла. Ноги сами несли меня в бешеном танце. Вокруг все смазалось. Я видела только след от разноцветных искорок и мой разъяренный огонь. Мир вокруг перестал существовать, даже девушки смазались и превратились в бледные тени, немного подсвеченные каждая своим светом. Был лишь ритм и огонь. Который требовал выпустить его, что бы он танцевал в разрушительном и пожирающем танце. В этот момент я поняла, что жертву тот огонь перерождения не получил, поэтому он всегда будет требовать ее. Я получила магию, но ничего не дала взамен. Каждый раз огонь будет крепнуть и становиться злее. Всю жизнь мне придётся сражаться самой с собой за сохранение Жизней вокруг. Он всегда будет рваться наружу, отравляя меня своей злобой и жаждой жертвы. Всю жизнь я не смогу расслабиться или опустить руки. Иначе огонь вырвется, и я стану одной из тех ведьм, что сходят с ума в жажде Смерти. Они становятся рабами собственной Силы, покорно принося жертвы и думая, что получают удовольствие от мук других и разрушения. Они не способны думать, чувствовать, даже жить. Они могут лишь покоряться и служить собственной разрушительной магии. Сейчас я еще могу покорить свой огонь, но он будет ждать, ждать, когда я не сдержусь, или не смогу его контролировать. Тогда я буду опасна даже для своих любимых и родных. Этого я не могу допустить, я буду бороться. Как юы тяжело мне не было - Огонь внутри никогда не получит свободу, даже ценой моей жизни. Так я решила. Неожиданно музыка оборвалась, а я упала. Вокруг стояла тишина и ночь, а надо мной распустился огромный раскалено белый цветок, с огненными кончиками лепестков, черной серединой и языками пламени вокруг. А еще меня трясло от усталости и я хватала ртом воздух. Ко мне подошел Эрханд, накинул плащ на плечи и очень бережно поднял на руки.
- Натанцевалась? - Спросил он, внимательно вглядываясь в мое лицо.
По правде сказать танцевать мне понравилось. А вот пришедшее понимание не очень. Одно радует, все это мне не привиделось. Сзади обиженно одинокий в воздухе висел цветок. Ни девушек, ни искорок я не видела. Даже магия исчезла. Эрханд усадил меня на лошадь, и влез на свою. Мы тронулись дальше. На прощание, я отправила к цветку пламя, погладила его и усилием воли погасила. Сил оставалось мало, а впереди еще неизвестно сколько ехать. Все напряженно молчали о чем-то. Но выяснять о чем мне сейчас не хотелось, навалилась усталость. Зато одно открытие меня обрадовало. Ни одна рана на теле больше не болела. Даже ребра срослись. Я поначалу не поверила и потрогала бока руками - вполне здоровые ребра обычного человека. Когда и кто успел это сделать, я не знала, но готова была его расцеловать. Немного позже мы выехали на еще одну полянку недалеко от ручья, тут и было решено остановиться на ночлег. Огонь я развела даже без веток. Слишком холодно было, а еще я буквально окружила нас со всех сторон языками пламени. Стало намного теплее. И не мне одной. Лира как обычно занятая приготовлением и ужина скинула с себя покрывало, а Мира к пламени даже лицо подставила. Граэль тоже сел поближе к пламени и нахохлился. Никогда не знала, что драконы мерзнут. Или это он из чувства поддержки? С моей помощью блондинка довольно быстро нагрела воды и приготовила ужин. В это время как обычно мужчины занимались лошадьми, а Раадель собирала ветки под лежаки. Елена даже и не подумала оторваться за весь вечер от чтения, лишь попросила огонь передвинуть за нее, что б лучше подсвечивал, но за это поблагодарила. После ужина ко мне все же подошла Раадель с Некромантом. Одна из-за беспокойства, второй из любопытства.
- Ну рассказывай. - Сказал черноволосый, садясь рядом.
- Что? - Удивилась я.
- Что видела. Что чувствовала, с кем разговаривала.
- А ты что не видел девушек? - Не поняла я.
- Не девушек, а лесных ведьм. - Ответила серьезно Раадель. - Ри, это их лес, но они очень редко, когда показываются путникам.
- Ведьмы? - Удивилась я. - Они совсем на ведьм не похожи.
- Ага, скорее на зеленоватых симпатичных эльфиек. - Ответил весело Эрханд, привязывая очередного коня к дереву и отпуская его пастись. - Это ведьмы - хранительницы. У них не редки связи с низшими эльфами. От этой связи и нередких детей-помесей у них почти у всех ушки длинные и жизнь долгая. Но не в этом суть. Эти ведьмы вредные до ужаса. Они не только не любят путников, они еще и пакостить любят. Но как и сказала светлая: они редко на глаза показываются. Вот навести морок на путника, и столкнуть его в канаву с кольями - это они могут.
- Тебе они что-то показали так? - Не выдержала Ангел.
- Ничего они мне не показывали.- Я вспомнила весь танец, но что бы мне что-то показывали, я не помнила.
- Возможно, они и не показывали. - Протянул Некромант. - Подумай, может тебе музыка была знакома, или одна из девушек, или сам танец? - Я отрицательно покачала головой. - Однозначно тебе помогли, что-то открыли, но может ты просто этого не поняла или не запомнила. Запомни Ри весь танец и хорошо запомни. Ведьмы леса не приходят просто так. Тебя они не просто научили танцевать их ритуальный танец, ты его исполнила.
- И что это за ритуальный танец? - Мне стало любопытно. - Я уже половины не помню.
- Этот танец показал ведьмам Бог леса. Каждый год в середине лета они его танцуют и приносят дары. - Эрханд проверял оружие. - Кто приносит цветы, кто плоды, а кто нерадивых путников. Этот танец ведьмы используют для открытия своей Силы. Ну или если колдовать не получается. Или ведьма слабая, или обучалась плохо, или ответы о своей судьбе захотелось узнать, да даже когда просто делать им нечего - они танцуют свой ритуальный танец. Многие получают Силу, многие ее приручают, некоторые получают ответы на давно мучавшие их вопросы. Суть в другом. Ведьмы помогли тебе в чем-то разобраться. Остаётся открытыми как минимум три вопроса: что они попросят взамен, что ты получила, и что ты с этим будешь делать. А вообще ты им понравилась.
- А ты о них, откуда столько знаешь? - Спросила Раадель.
- Да я этим лесом не раз ходил. Пару ведьм тут знаю, обычно я им подарки какие-нибудь приносил, а тут не до подарков было. Ведьмы обычно действительно путников изживают, а мы вон как-то сдружились. Один год я раненый этими лесами сбегал. Ну не понравилось старосте, что я после выпивки с трактирщиком подрался, и почти всю его стражу побил. Он на меня собак спустил и охоту. Вот собаки и подрали немного. Думал даже до утра не доживу. Ведьмы помогли. Вылечили и на время приютили. Я за это им потом драконьей слюны принес. Специально крюк сделал, что бы их отблагодарить.
- Да ты не одной ведьмы не пропускаешь. - Поддел его Некромант, улыбаясь.
- Нет. Эти и отпор могут дать, да такой, что Царство Мертвых любимым домом покажется. Не знаю я почему они мне помогли тогда. Да и сейчас в темноте позволили по лесу идти и вон Ри, помогли.
- Значит, ты им когда-то помог. - Раадель встала с лежака. - Этим ведьмам нет дела до чьей-то Жизни. Как, в общем и всем ведьмам. Но если ты однажды им помог - они отплатят тем же. Они не злые, но ты прав - убить могут не задумываясь. Если ты удостоился их помощи - значит, они тебе чем-то обязаны. Осталось тебе вспомнить чем.
- Не, знакомство с лесной ведьмой я бы запомнил. Сколько помню, они всегда такими были.
- Значит, ты просто не узнал ведьму. - Раадель вытащила свои мази и тряпки для перевязки. - Мне нужно осмотреть твои раны.
- Не нужно. Их больше нет. - Все удивленно на меня посмотрели. - Ну, после танца, ничего не болит, даже ребра срослись.
- Мда. - Протянул Некромант. Пока Раадель ощупывала мои ребра и раны. - Если из-за тебя ведьмы помогли - ты что-то для них очень значимое сделал. Ладно, давайте спать - дорога была длинна, а впереди еще длиннее. Кстати Ри, а откуда этот цветок?
- Не знаю. - Честно призналась я. - Сам вырос. Я даже не думала о цветах.
- По-моему в природе его нет. - Сказал Раадель, глядя на Некроманта. - Я лично не встречала.
- Это плохо? И что это значит?
- Иногда магия ведьм носит физическую форму. - Ответил Некромант, помогая расстелиться Елене. - Например: змеи, символы, знаки, или искры, видел кровавые розы, и даже цветущие лианы. Но для этого нужна очень сильная магия. Скопировать знак или символ не так сложно, но он никогда не получиться настолько сильным как оригинал. Ты, сама того не понимая, создала собственный символ магии - пылающий цветок.
-И что мне с ним делать? - Я вспомнила пламенный цветок, висящий в воздухе.
- Ничего. - Ответил черноволосый укрывая сестер. - Хочешь пользуйся, другие ведьмы, колдуны или охотники, да даже ангелы с демонами этот знак увидят сами в твоем пламени. Знак сильной ведьмы. Спокойной ночи.
- Спокойной. - Я грустно посмотрела на костер.
Эрханд первый дежурил и куда-то ушел. Он был прав - ночью очень холодно, и уснуть без него у меня не получалось. Еще и слова Некроманта покоя не давала. "Знак сильной ведьмы". Ну уж спасибо обрадовал. Хотя я итак догадывалась о своей Силе, но услышать это было неприятно. Словно последняя надежда на нормальную жизнь на острове уходила, а я все никак не могла ее ухватить. Мне было очень грустно. Ведьм никто не любит. Даже полевых, а я ведьма огня. Как к этому отнесутся родители? И смогу ли я жить дальше, как и жила? И самое главное, что я буду делать со своей силой на острове? Огонь ясно дал понять, что он хочет, и что он не отступит, пока не разрушит все, что мне дорого. Точнее пока я сама это не разрушу. Я смотрела на костер и видела пылающий цветок. А еще я увидела в огне свой дом, деревню рыбаков, родных и все они были объяты огнем. Моим огнем. Вся моя жизнь будет борьбой с собственной силой. Но я должна бороться, даже если мне придётся всю оставшуюся жизнь провести в одиночестве. Ни о муже, ни о детях я уже и не мечтала. Кто полюбит ведьму? И сколько я смогу сдерживать огонь, когда выйду из себя? И как к моему исчезновению отнесутся родные? Как только огонь станет мне не подвластен, я должна буду покинуть и семью и остров. Желательно куда-нибудь подальше и от людей. Не хочу причинять никому боль. Так я пролежала далеко за полночь, думая, куда можно было бы податься, и спрятаться ото всех. Приближение Эрханда я почувствовала даже лежа к нему спиной.
Вообще в последнее время я могла даже с закрытыми глазами сказать, кто и где находиться. Сознание чутко улавливало их тепло, и безошибочно определяло, кому оно принадлежит. Тепло Граэля обжигало, оно было словно вспышка огня, сложного и с вплетением очень сильной магии. Которую я как ни старалась, понять не могла. Раадель была тоже вспышкой, но не обжигающей, а скорее греющей, постепенно я смогла различить на ее тепле небольшие темные пятнышки, скорее всего связанные с ее изгнанием. Но она была яркой, светлой и теплой. В некромантах разобраться было труднее всего. Они все светились едва заметным теплом. Они были словно тусклый свет, не грели, но и не веяли холодом. Но все же в них чувствовалась могильная холодная магия. От нее знобило, и становилось не по себе. Теплее всех из них была Мира, это и понятно. А вот Елену и Некроманта я долго не могла различить. Но все же нашла одну единственную зацепку: тепло Елены было безжизненным и отстраненным. Оно словно существовало вне мира вокруг. Оно не атаковало, было застывшим словно монолит, как и сама Елена. А вот тепло Некроманта при всей сдержанности, было подвижным, оно едва заметно колыхалось, и реагировало на мир вокруг. А еще мне показалось, что Некромант самый опасный из всей троицы. Я видела лишь единожды его черные глаза, но мне хватило понять, что Тьма сильнее всего в нем. Может он ее и не проявляет, но он сильнее сестер вместе взятых. Он ни разу еще не открывал свое кладбище, и даже боюсь представить, что там будет.
Тепло Лиры я воспринимала как теплый маленький огонек. Словно свечка она освещала все вокруг и дарила немного тепла, насколько была способна. Живое и интересное ее тепло всегда искало, кого согреть или кому помочь. Загадкой для меня стал Эрханд. Его тепло не столько согревало, сколько защищало, и, так же как и у Ангела, на нем были маленькие холодные пятнышки. Его тепло мерцало и дарило покой. А еще я чувствовала, что при приближении ко мне, оно начинало меняться. Он словно успокаивался, его тепло начинало гореть ровным теплым пламенем, чем уже несколько раз я и пользовалось. Из всех спутников, его огонь был для меня самым открытым. Но я не могла понять его тепло до конца, он был собранным, и простым, в тоже время с невероятным вплетением разных по оттенкам чувств и эмоций. И он сам стремился согреть и помочь мне. Мой огонь с радостью принимал эту помощь. В первый раз я это обнаружила после нападения дракона. Охотник не просто согревал мое тело, он сам того не понимая, согрел и мой, едва горевший тогда огонь. Возможно, что от этого я быстрее и восстановилась. А второй раз я воспользовалась его теплом сегодня. От понимания будущего одиночества, мне хотелось плакать. Но я нашла в лесу одинокое блуждающее тепло Эрханда. Мне нужна была поддержка, и он ее дал. Не знаю как, но он словно был рядом, обнял и приободрил. Большего мне и не нужно. Немного поддержки. Вот и сейчас, вернувшись со своего поста, он заботливо укрыл меня, обнял и прижал к себе, словно родную, а его дыхание обжигало мне затылок и щеки. Охотник некоторое время разглядывал мое лицо, а потом и вовсе поцеловал в волосы. Я лежала с закрытыми глазами, не выдавая ни своих переживаний, ни своего смущения. Он должен спать, а не выясняет плохо мне или хорошо. Как я и предполагала, согретая его теплом я довольно быстро уснула. До этого, правда, бессовестно вторглась в его тепло, которое тут же окружило мое и согрело. Спала я крепко и беззаботно.
Проснулась я рано утром, когда солнце еще даже не коснулось верхушек деревьев. Сонно поморгала, пытаясь понять, что меня разбудило. Спутники еще спали, не было только Некроманта. Но я без труда нашла его по отклику тепла недалеко от лагеря. Усилием воли я разожгла тлеющие угли на кострище, стало ненамного, но теплее. Эрханд спал крепко, обнимая меня. Я вновь огляделась вокруг в поисках того, что меня разбудило, но снова ничего не нашла. Тогда я разослала от костра в разные стороны тепло, пытаясь найти хоть что-нибудь. Не далеко от нас на небольшом кустарнике сидела едва заметная белая искорка, которая тут же приветственно замерцала в ответ на мою магию. Я осторожно выбралась из теплого кольца рук охотника, и тут же меня охватил холод пробравший до костей. Как же хотелось обратно под теплое покрывало.
Я взяла немного огня с костра и приблизилась к искорке. Странно, но я улавливала ее эмоции. Она радостно оторвалась от куста и запрыгала вокруг меня. В ответ я отделила частичку своего огня и приветственно заставила ее прыгать вместе с белой. Искорка, убедившись, что я ее вижу, поманила меня в глубь леса. Я засомневалась, может, стоит разбудить спутников? Но все же ведьмы помогли один раз, стоит хотя бы узнать, что им сейчас нужно. Я отправилась вслед за искоркой, заставив пылать огонь на кострище ровным пламенем, и забрав свой персональный обогревающий огонек. Хотя я бы сейчас предпочла тепло рук Эрханда, чем согреваться небольшим пламенем в морозном предрассветном лесу. Искорка вывела меня на небольшую полянку, недалеко от ручья, на котором было поваленное дерево. На дереве сидела светловолосая девушка с удлиненными ушками и зеленоватой кожей.
- Привет. - Радостно поздоровалась она, когда я приблизилась.
- Привет. - Ответила я, подходя ближе. От длинных волос девушки оторвались еще с десяток искорок, радостно окружили родственницу, и все вмести закопались в волосах ведьмы. Мне показалось, что волосы ее стали немного ярче.
- Вы всегда долго спите? - С улыбкой спросила девушка.
- В последнее время, я да. - Честно ответила я.
- Это потому что ты стала ведьмой? - В глазах собеседницы горел живой интерес.
- Наверное. - Я села на край ствола. - У нас очень тяжелый переход.
- Я знаю, Риа. - Я удивленно посмотрела на гостью, откуда она мое имя узнала? - Я знаю кто ты и куда идешь. Нам иногда открывается возможное будущее. Ты когда-нибудь видела рассвет в ведьминых лесах?
- Нет. - Ее слова меня очень удивили. - Ты позвала меня сюда, что бы рассказать мое будущее?
- Нет. - Звонко рассмеялась девушка. - Потому, что ты ведьма, и ни разу не видела рассвет в лесу ведьм. Тебе понравиться.
- Почему вы помогаете нам? - Я не могла понять ее слов.
- Мы помогаем не вам. - Девушка поерзала на дереве и с улыбкой повернулась ко мне. - Мы помогаем Дардаэшу.
- А это кто? - Это имя я слышала впервые.
- Охотник, человек, что идет с вами.
- Дардаэшь? - Я с удивлением и улыбкой посмотрела на собеседницу.
- Да, так назвал его хранитель Леса. - Девушка подняла лицо к небу, немного помолчала, а потом добавила. - Время еще есть. Когда-то давно маленький мальчик с отцом охотился в северной части леса. Охота у них проходила успешная: подстреленный кабан отцом и пара птиц мальчиком. Отец гордился сыном, говорил, что с него выйдет замечательный охотник, который не упустит цель. Мальчик гордился этим, и пообещал отцу, что ни один зверь не уйдет от него. Он не знал, что за их охотой наблюдал Дух-Хранитель леса. Клятва, данная мальчиком, огорчила его. Проходили годы, мальчик возмужал и стал охотиться один. Как он и обещал, ни один зверь не мог уйти от него. Юный охотник всегда возвращался в дом к отцу с добычей. Дух-Хранитель пересилил всех животных на южную границу, что бы они жили в безопасности. Деревня юноши занималась добычей дичи для их Лорда, и от такого решения пострадала вся деревня. Лорд не верил, что дичь ушла из леса, и приказал выпороть старосту и всех охотников. Юноша стерпел наказание, и вновь отправился на охоту и снова он вернулся без добычи. Дух-Хранитель радовался неудачам людей. Но однажды Дух-Хранитель решил позабавиться, он превратился во взрослого, сильного оленя, несколько дней он показывался охотникам, и все время исчезал в чаще. Люди пытались его поймать, но не могли, среди которых был и юноша. Лорд, объезжая свои владения тоже был наслышан о неуловимом олене, и он решил сам взяться за охоту. Этого Дух-Хранитель не знал. Собаки Лорда сильно измотали Хранителя, а лучники всадили в него с десяток стрел. Но самым страшным оказалась то, что Лорд гнал оленя навстречу охотникам. Хранитель выбился из сил и был ранен, когда встретился с юношей, который уже наложил стрелу на тетиву. Никто не знает, что именно тогда произошло, возможно, жестокость Лорда или сострадание юноши сыграло роль, но охотник, услышав рог, прогнал оленя, а сам вышел к Лорду и направил его в другую сторону. С тех пор Дух-Хранитель вернул дичь в северный лес, а охотник брал ровно столько дичи, сколько требовалось для его жизни. Хранитель обязан Дардаэшу жизнью.
- Поэтому вы залечили мои раны? - Я слушала затаив дыхание.
- Нет. - Я удивленно на нее посмотрела. - Я же сказала: нам иногда открывается возможное будущее, я знаю, что тебе нужно помочь, ты нужна.
- Кому я нужна? - От слов ведьмы я растерялась.
-Это не важно, важнее то, что ты стремишься не туда, тебе нужно в Царство Мертвых. Верь ему, и всегда помни, что у рода Вед есть только один хозяин. Кому бы ты не приносила клятвы....
- Я ничего не понимаю. - Я окончательно запуталась. - Зачем мне туда нужно? Какой хозяин? Кому я должна принести клятвы?
- Запомни вот что - лесная ведьма посмотрела на меня очень серьезно - когда тебя позовут - ты обернешься, а потом посмотри на небо, у тебя будет пара мгновений. Ты никогда не увидишь больше рассвета в ведьминых лесах. И вот еще - твоя Душа никогда не вернётся на остров.
- Что это значит!? - Я ошарашенно смотрела на ведьму. - Подожди! Я умру? Ты видела ...
- Риа! - Недалеко раздался крик Раадель. От неожиданности я повернулась в сторону, откуда доносился крик. - Риа!!!!!
Взволнованный оклик Ангела меня сейчас не интересовал, а вот слова девушки меня поставили в ступор. Что бы там ни было, я обернулась обратно к собеседнице, но ее уже нигде не было видно. Я так и сидела в замешательстве на поваленном дереве с открытым ртом. Не знаю почему, но я повиновалась словам ведьмы и подняла глаза вверх, на небо. В это же мгновенье первые лучи солнца коснулись верхушек деревьев. Лес засиял мириадами цветов, листья, словно драгоценные камни, блестели под первыми лучами. Весь воздух засиял вокруг многообразием цветов. У меня от этого сказочного действия дух захватило. А наверху разлилось море красок. Такой красоты я никогда не видела. "И не увижу". Мне стало грустно. Не прошло и мгновения, когда воздух вновь стал прозрачным, а небо - морозно голубым.
- Риа! - Крик Раадель раздался совсем близко. Как она могла не заметить этой красоты?
Слова девушки поставили мне в глубочайший ступор, получается: я никогда не увижу своих родных? Все, через что я прошла - все зря? Незваные слезы сами покатились по щекам. Я никогда не вернусь домой.
- Ты решила поплакать в одиночестве? - Сбоку раздался голос Некроманта. - Так хоть бы для приличия отозвалась бы Ангелу, а то, что она зря голос надрывает? Ри, что случилось? - В ответ я смогла лишь отрицательно покачать головой. - Сюда! - Некромант крикнул Ангелу, и сел рядом приобняв. - Может, расскажешь? У нас как раз немного времени есть, прежде, чем нас найдет инквизиция, кстати, она совсем рядом.
- Что случилось? - Из кустов выбежала Ангел. - Ри, что с тобой.
- Некромант, твои ловушки инквизиция скинула. Нам нужно уходить..... - По ручью уже с запряженными лошадьми и девушками приблизился Эрханд. - Что случилось?
- Не знаю, и не говорит. - Ответил Некромант.
- Так, ладно, успокоиться расскажет в дороге. - Эрханд перекинул повод Некроманту. - Уходим, если не хотите драться с магами и инквизицией.
Меня подняли на ноги и посадили в седло. Охотник забрал мой повод и рысью повел нас по ручью. Я все пыталась унять слезы, но пока не получалось. Вообще на душе было очень гадко. По ручью мы выехали на дорогу и поскакали во весь опор на север. Солнце в это время успело подняться выше деревьев, но было все равно очень холодно. Неожиданно из леса, где я оставила свой огонек, до меня долетел отклик. Моей силы хватило удерживать горящее пламя даже на расстоянии. Я слишком была занята, утиранием слез, поэтому забыла его в лесу, а он висел и ждал команды. И сейчас его нашли инквизиторы и затушили, при этом до меня долетела все горечь этого маленького огонька. Так же поступят и со мной, если поймают - затушат навсегда, даже не разбираясь, что я не по своей воле стала ведьмой, а колдуны так вообще по найму за мной охотятся. Как ни странно, но это помогло унять слезы и собраться с духом. Даже если я не попаду на остров, в отряде я не одна. Нужно еще Лиру куда-то пристроить, да и Эрханда поблагодарить. Я окликнула охотника и попросила свой повод назад. Впереди тяжелая дорога.
Весь день мы ехали с редкими остановками исключительно для животных. Лес ведьм тянулся вдоль дороги, но к вечеру он закончился. Напоследок, я остановила лошадь и обернулась к лесу. Красота, увиденная утром, навсегда останется в моей памяти. Пусть я больше никогда и не увижу что-то подобное. Мне показалось, что среди деревьев мелькнула фигура девушки, окруженная белыми искорками. Я улыбнулась и во весь опор помчалась догонять отряд. Первая остановка за день была уже поздно ночью, пока луна позволяла, мы ехали по дороге, а потом уже ни у кого не осталось сил. Эрханд свернул с дороги на широкое поле с редкими деревьями по краям. Под одним из таких деревьев и было решено заночевать. Не знаю, как у Лиры получилось приготовить ужин, я лично и Мира лежали на покрывалах не шевелясь. Некромантка еще и ворчать умудрялась, по поводу затекшего тела и дикой усталости. Эрханд расседлал лошадей и привязал их пастись. Раадель и Некромант с Еленой готовили лежаки. После сытного и горячего ужина меня окружили для допроса.
- И что произошло в лесу? - Раадель не стала долго подбирать слова.
- Я встретила ведьму. - Честно призналась я.
- Она тебя обидела? - Всполошился Эрханд. - Что она сделала.
- Рассказала, почему помогали тебе. - Охотник с удивлением посмотрел на меня. - Ты оленя раненого не подстрелил. Это был Дух-Хранитель леса, вот он тебе теперь и помогает, а еще назвал тебя Дардаэшем.
- Какого оленя? - Не понял мужчина. - Реликтовое его животное что ли?
- Нет, он сам был оленем.
- Дух-Хранитель - олень? - Переспросил Охотник.
- Да, олень.
- Хранители очень любят превращаться в животных своей территории. - Сказал Некромант. - Тут ничего необычного. Ты весь день ревела из-за не подстреленного оленя-Хранителя? Могла бы стразу сказать, что тебя такие истории до слез доводят. Я бы тебе их рассказал массу, еще в первом же поселении - что бы сидела тихо в комнате и ревела в подушку....
- Нет. - Я грустно посмотрела на черноволосого. - Ведьма сказала, что видела мое будущее. Она сказала, что мне надо в Царство Мертвых и что я не попаду на остров. Никогда.
- Прямо так и сказала? - Раадель и Некромант переглянулись.
- Ну почти. - Я попыталась вспомнить дословно наш разговор. - Она сказала, что я кому-то нужна, что иду не туда, что надо мне в Царство Мертвых, и что моя Душа никогда не вернётся на остров, а еще, что я больше никогда не увижу рассвет в ведьминых лесах.
- Последнего не понял. - Некромант вопросительно посмотрел на Ангела.
- Рассвет в лесу ведьм - говорят, только ведьмы видят многообразие красок на рассвете. Некоторые говорят, что это магия земли, освещенная утренним солнцем. Ведьмы верят, что эти переливы - это свет, отраженный от Силы вокруг. Ведьмы леса видят эту Силу, и верят, что если очень сильно ведьма нуждается в Силе, то на рассвете в лесу, она может ее попросить. Тогда это сиянье должно коснуться ведьмы, и Сила решит, помогать или нет. Не многим так везет. Это сиянье иногда называют чистым отблеском Силы. Многие колдуны и маги пытались воссоздать это сияние, но ни у кого и никогда этого не получалось. Единственное подобное сияние есть в Небесном Городе. Там оно светится весь день. Но, увы, мы видим лишь один цвет, ведьмам доступно все многообразие цветов. Но в отличие от ведьм, ангелы способны впитывать этот отблеск, для очищения.
- Ясно. - Ответил Некромант.
- А мне ничего не ясно. - Честно призналась я. - Что мне теперь делать?
- Ничего. - Ответил Некромант, а я удивленно на него посмотрела. - Ри, лесные ведьмы видят лишь возможное будущее. Иногда их предсказания не сбываться.
- И как часто? - Может он прав, и все же ведьма что-то напутала? У меня появилась надежда.
- На моей памяти, всего один раз не сбылось - Ангел разрушила все мои надежды. Один раз за всю жизнь Ангела?
- Значит, я умру? - Мне снова стало очень грустно.
- А этого ведьмы не говорили. - Я удивленно посмотрела на Некроманта.
- Она сказала, что не вернётся твоя Душа. - Объяснила Раадель. - Это не означает твоей Смерти. Это даже не означает, что ты сама туда не вернешься.
- Это как? - Не поняла я. - Как я могу вернуться на остров, а Душа нет? Разве Душа может быть отдельно от тела?
- Может. - Ответила Елена, не отрываясь от книги. - А еще может тело отдельно без Души. Можно мертвое тело поднять и управлять им, только вот Души в нем не будет, а можно призвать мертвую Душу и управлять ее, даже если ее тело уже сгнило.
- Да, только тут речь не об этом. - Ангел осуждающе смотрела на девушку, а та даже не удосужилась мельком взглянуть на Ангела. - Ри, лесные ведьмы всегда говорят загадками, и ничего конкретного от них не добьешься. Но тут речь не о твоей Смерти, только о том, что твоя Душа не вернётся на остров. Это может произойти по разным причинам. Ты можешь привыкнуть к кому-нибудь на материке, и никогда не будешь спокойно жить на острове.
- Привыкнуть? Например, к кому? - Мне все равно были не понятны слова ведьм.
- Например, ко мне! - Некромант подмигнул мне. - Кто знает, ты настолько к нам привыкнешь, что не захочешь отпускать.
- Уж по твоим колкостям я точно скучать не буду. - Не ответить ему я не смогла, хотя нужно признаться, настроение он поднял.
- Да? - Притворно удивился мужчина. - Тогда, например, к Охотнику. Вы, похоже, поладили друг с другом, уже спите вместе.
- Он сам ко мне пришел! - Возмутилась я в ответ.
- Конечно. - Некромант поднялся на ноги. - Только вот ты не сопротивляешься. Ладно, давайте спать. Нам еще долго идти вместе.
Я хотела возмутиться, объяснить, что Эрханд сам приходит, что пыталась сопротивляться, но увидев ехидную улыбку Некроманта, поняла - все это бесполезно. Тем более, ведь действительно пользуюсь теплом Охотника. Некромант прав. Я тяжело вздохнула, и укрылась покрывалом. Эрханд пришел поздно ночью, как обычно укрыл нас своим плащом, крепко обнял меня, поцеловал и уснул, уткнувшись носом в мои волосы. Мне было хорошо в его объятьях, но вот только Охотник проведет нас дорогой под горами, и отправиться своей дорогой, а я даже не могу и думать о семье. Мой огонь слишком опасен и непредсказуем, поэтому я не могу завести семью. Как обычно с приходом Охотника, я уснула быстро и крепко. А вот разбудил нас всех взрыв, прогремевший не так далеко от места нашего ночлега.
- Инквизиторы и маги! - Со стороны взрыва, прибежал Некромант. - Быстро уходим!
- Что это было? - Эрханд рывком оторвал меня от земли, и хаотично начал сметать вещи с земли, а я стояла и не могла понять, что делать.
- Моя ловушка сработала. - Некромант уже седлал лошадей, пока сестры складывали вещи и пристегивали к седлам сумки.
- Сколько их и сколько у нас времени? - Раадель тоже седлала лошадей и помогала Лире пристегнуть сумки.
- Не знаю сколько, но больше, чем в прошлый раз. - Некромант помог сестрам забраться в седла. - Времени почти нет, они смели ловушки.
Эрханд буквально закинул меня и Лиру на лошадей, и тут же взлетел в свое седло. Мы пришпорили перепуганных животных, а сзади раздался второй взрыв совсем близко. Испуганные взрывом лошади с радостью понесли нас подальше от взрывов. Мы скакали через поле, когда сзади начали раздаваться взрывы и огненные всполохи. Некромант и Охотник громко выругались и пришпорили лошадей. Я оглянулась назад. За нами скакало всадников сорок, не меньше. Среди них я заметила инквизиторов. Их лошади всегда укрыты в белые попоны, а сами они носят только белые рясы. Ранг инквизитора можно определить по расшитому поясу и воротнику, чем ярче расшивка, тем выше ранг. Но с такого расстояния я не смогла различить нитки на рясах. А вот разноцветные плащи и атрибутику у колдунов было хорошо видно. Маги, которые пользуются стихиями, обычно в одежде отдают предпочтение цветам своих стихий. Так я насчитала примерно шесть магов огня, три воздуха и по четыре земли и воды. Кто остальные колдуны, я понять не смогла. Но нам в след они обильно отправляли заклятья и магические сгустки. С таким количеством магов, мы просто не справимся. Некоторые заклятья врезались в землю далеко от нас, некоторые, которые грозили, если не догнать нас, то хотя бы опалить хвосты лошадям, сбивали Ангел и Некромант. Я тоже не осталась в стороне, и блокировала приближающиеся к нам сгустки. Точнее попросту сжигала их своим огнем. Лошади несли нас вперед, хрипя и надрываясь, но взрывы их пугали, да и всадники не давали сбавить темп. Вскоре за полями показалось поселение, в котором мы планировали оставить лошадей, потому, что, по словам Эрханда, лошади на подгорной дороге нам будут только мешать. Но выбора нам не оставили, пришлось проскакать стороной от поселения.
Землю на полях уже тронул первый снег, она комьями налипала на копыта итак уставших лошадей. Если мы не оторвемся от погони, то лошади, скорее всего не выдержат, но преследователи даже и не думают отставать. Некромант пару раз ставил ловушки, но инквизиторы их сметали, отправляя вперед перед собой сгустки Света. Как оторваться, мы не знали. Правда мне пришла в голову идея воспользоваться огненной стеной, той, что я возводила от ловца. Не уверена, что поможет избавиться от погони, но хотя бы задержит их на какое-то время. Чем мне это обернётся я не знала, поэтому окрикнула Эрханда и перекинула ему свой повод. Вперед по всей ширине поля я отправила огоньки, и по мере того как мы приближались, усиливала в них магию. Если инквизиторы и смогу пробить стену, то хотя бы их кони должны будут испугаться. Издалека огоньки не было видно. Огоньки раскалились уже добела, когда мы пересекли линию будущей стены. Только бы получилось. Некроманты, похоже, поняли задумку, поэтому начали засыпать преследователей ловушками и мелкими черными сгустками магии. Или просто решили помочь. Что бы там ни было, но преследователи приободрились, с легкостью отбиваясь от их магии, и как я и планировала, они не обратили внимания на огоньки, которые уже от нетерпения мне руки обжигали.
Может я перестаралась с силой? Но подумать мне не дали. Преследователи почти достигли линии, если они слишком приблизятся - есть возможность кого-нибудь ранить. Я выждала еще мгновение и позволила огонькам выпустить Силу, добавляя к ней еще и свою. В мгновенье огоньки обернулись пламенем, выжигающим все вокруг. Пламя взревело и устремилось ввысь и ширь, создавая огненный барьер для погони. Их лошади испугано заржали и стали на дыбы. Преследователи такого поворота не ожидали и не были готовы, ни к препятствию, ни к тому, что кони шарахнуться от пламени. Некоторые из них не удержались и вылетели из седел. Те, кто ехал позади, в спешном порядке останавливали лошадей, но расстояние было слишком маленьким, поэтому они врезались в своих передних собратьев. Инквизиторы к моему удивлению отреагировали слажено и нисколько не испугались. Даже коням не позволили шарахнуться. Они попытались пробить стену. И нужно признаться вполне успешно. С каждым их ударом, мне отдавало болью в руки, но я держала стену, сколько могла. Потом к инквизиторам присоединились маги воздуха и Смерти. От первых у меня выворачивало руки, от последних во рту появился горький кислый привкус и стало зябко, словно Елена опять открыла проход на кладбище. Но я держала стену, более того я отстранилась от собственного тела, словно устанавливала связь с Граэлем, но на этот раз связь была направлена на огонь. Я отреклась от всего, оставив только огонь. Спасибо Эрханду, он не дал мне упасть с лошади.
Стена уже почти погасла, а колдуны уже снова оседлали лошадей, их нужно как-то задержать подольше. Я попробовала вновь разжечь стену - бесполезно, инквизиторы наложили какие-то заклятья. Зато с одного дальнего огонька, мне удалось отделить немного огня. Мгновенье спустя над преследователями из маленького огонька распустился огненный цветок. В него я вложила всю свою силу, всю магию, что была у меня. От цветка вниз к преследователям устремились огненные вихри, раскаляя и закручивая воздух вокруг и выжигая землю перед погоней. Колдуны огня и воздуха попытались усмирить пламя, но у них было слишком мало силы. А вот инквизиторы все же смогли накинуть на цветок магические сети и загасить его. Но они потеряли очень много времени. Отряд уже скрылся из виду за ближайшим холмом. К тому же и я не собиралась сдаваться. Усилием моей воли, он взмыл вверх, вместе с сетями и державшими их инквизиторами. Лошади получив свободу, тут же засеменили в сторону. Пришлось их ускорить - я резко отпустила цветок, он стал падать, и при встрече с землей раздался взрыв. Лошади понесли всадников в разные стороны. А раздосадованная инквизиция смотрела прямо на меня. Мне так показалось, невозможно, что бы порядком двадцати мужчин стояли и смотрели наверх в одну точку просто так. Огонь гас, а, следовательно, угасала и моя связь с ним. Я отправилась вслед своему телу, пока еще не поздно вернуться.
Спутники, как оказалось, проскакали уже довольно приличное расстояние, и теперь дали долгожданную отдышку лошадям. Я вернулась в свое тело, как обычно прорываясь сквозь боль. Эрханд уже давно перетянул мое тело к себе на седло. Отклик боли, ярости и разочарования догнал меня почти в тоже мгновенье, когда я открыла глаза. Там позади загасили последний огонек. Но радовало одно, мы уже достаточно далеко. Не радовала раскалывающаяся голова, трясущиеся конечности и кровь, капающая из носа. Расплата за колдовство. А еще я абсолютно была сейчас не способна держаться в седле. Я смогла лишь помотать головой на расспросы спутников, и уснуть в объятьях Охотника. Как обычно его тепло тут же согрело меня, принеся уют, покой и облегчение. Из него получился бы отличный муж и отец, но, увы, я не могу завести семью. Спала я очень долго.
Меня разбудили когда солнце почти скрылось за лесом. Было холодно и вокруг лежал первый редкий снег. А впереди были Северные горы. Величественная стена молчаливых хребтов подпирала хмурое небо. Горы были одновременно величественными и пугающими, а еще вот конкретно сейчас мне очень не хотелось идти этой дорогой. Какое-то нехорошее чувство требовало уйти подальше, и никогда сюда не возвращаться. Но другого пути уже нет. За нами по пятам идут преследователи, а значит, нам нужно пройти под горами, желательно не привлекая внимания обитателей этих мест. Горные ведьмы - одни из самых опасных и сильных ведьм, а это их территория. Впереди были лишь камни и валуны, поэтому мужчины расседлали лошадей, сняли сумки, и отпустили их. Животные умные, скорее всего, подадутся на юг к своему поселению, или их поймают местные жители. В любом случае они не пропадут. Идти мне было тяжело, тем более по россыпи камней. Вдоль гор, сколько хватало взгляда, тянулась не широкая каменная дорога, уходящая вверх. Надеюсь, Эрханд точно помнит это дорогу, иначе на возвращение нам не хватит ни еды, ни воды. До темноты мы шли не останавливаясь. Охотник поддерживал меня. Граэль уже давно улетел охотиться. Он остался для нас единственным добытчиком, но не уверена, что ему хватит сил нас всех прокормить, ведь он охотиться только на рыбу, а ближайшая крупная река была далеко отсюда. С приходом темноты усилился и холод. Я собрала остатки своей силы и разожгла вокруг спутников огоньки. Стало и теплее и светлее, но надолго меня не хватит. Остановились мы уже далеко за полночь, и то только потому, что я уже дальше идти не могла. Каким-то чудом мужчины умудрились по дороге набрать немного обломков от разбитых здесь телег для костра, так что мне осталось только их разжечь.
Меня честно усадили около костра на трех лежаках, единственный кто нуждался в моей помощи - была Лира. Она просила то убавить огонь, то разжечь его сильнее. Задача не очень сложная, но давалась она мне с трудом. Раадель и Елена готовили лежаки, а мужчины искали места поровнее. Спать на камнях не очень приятно и удобно. А еще меня поразило решение Некроманта и Ангела. Было решено спать всем вместе. Что бы и теплее было и лежаков побольше на низ настелить. Как ни странно, но никто не возражал. Лиру и Миру было решено уложить посередине, а мужчин по краям. Меня соответственно сгреб Эрханд. Я в принципе и не сопротивлялась. Сил не было и самое главное: как бы я не отрицала - общество мужчины мне нравилось. После ужина я уснула сразу, даже не дожидаясь пока улягутся остальные. Ночью меня разбудил только Граэль, и то только потому, что он решил нас согреть, поэтому превратился в дракона и с грохотом приземлился на камни. Разбудил он всех. Честно извинился и попытался "очень тихо" подползти ближе. По камням, с когтями, да еще хвостом и животом прорывая траншею. В общем, он понял, что тихо подползти у него не получиться, поэтому он без зазрения совести протопал у нас над головами и завалился спать, укрывая отряд крылом. Все облегченно вздохнули и вернулись ко сну. До момента, когда у Граэля зачесалось ухо..... Он поднял когтистую заднюю лапу, с которой на нас посыпался каменный град и со скрежетом начал чесаться, разбрасывая оставшиеся камни вокруг. После единогласного "Граэль!", дракон все же лег спать и до утра не чесался.
Проснулась я уже утром, и то от робкого Лириного голоса. Я сначала не поняла, что ей нужно в такую рань. Солнце только-только показало свои первые лучи. Так рано я еще никогда не вставала. Блондинке оказалось, нужен был огонь, что бы приготовить завтрак, а поблизости веток не было. Я испепелила ее взглядом, вздохнула и развела огонь. Мне даже повторно удалось уснуть, поддерживая пламя, которое горело на камнях, раскаляя их до красна. Разбудил меня Эрханд, помог принять сидячее положение и сунул миску с похлебкой. Просыпаться очень не хотелось, но выбора мне не оставили. После завтрака Лира собрала миски и отправилась к небольшому ручейку, вытекающему прямо из скалы. Мужчины собирали вещи, а Ангел решила заняться терпеливостью Миры. Что удивило всех. Раадель усадила некромантку на валун и что-то прошептала. Что именно никто не слышал, но девушка сидела неподвижно и смотрела в одну точку. Это озадачило всех. Некромант несколько раз пытался сделать предположения, что же сказала Раадель, но ни разу не угадал, а сама Ангел только подсмеивалась над ним. Позже вернулась Лира, при этом не одна.
- Я нашла его не далеко от скал. - Она раскрыла свой платок, в котором сидел маленький перепуганный птенец орлана.
- Скорее всего, он выпал из гнезда. - Раадель внимательно осмотрела птенца. - У него крыло сломано, и он очень исхудавший.
- Да я заметила, что делать с ним? - Лира сочувственно посмотрела на малыша.
- Залезать на скалы, искать его гнездо - нам некогда, да и неизвестно где именно его гнездо. А бросить его тут - он погибнет. - Некромант тоже с любопытством рассматривал птенца.
- Может тогда его с собой забрать? - Лира с надеждой посмотрела на Ангела.
- Может. Но он, скорее всего, летать не сможет - крыло может срастись неправильно, если ты его и заберешь, то тебе придётся о нем заботиться всю жизнь. Он не сможет самостоятельно охотиться, не сможет преодолевать большие расстояния. И тебе придётся терпеть его нрав. Возможно, он всегда будет относиться к тебе враждебно, а живут они очень долго.
- Я о нем позабочусь. Только я не знаю, что он ест. - Девушка нежно погладила птенца по голове, за что тот ее клюнул. Не повезет ей, если он вырастит, и будет так же клеваться, синяки будут точно.
- Рыбу, мелких животных, иногда даже домашнюю птицу воруют. - Я вспомнила, как один год орланы у нас птиц воровали, до тех пор, пока отец рыбацкой сеткой загон сверху не затянул. - Они хищники, лепешками их не накормишь.
- Вот и хорошо. Граэль сможешь поймать не большую рыбу? - Раадель впервые в общении с драконам не фыркала и не осуждала его. Дракон кивнул, превратился в орла и улетел. - С его кормежкой проблем не должно возникнуть. Я посмотрю, что можно сделать с крылом. Возможно, он и сможет летать.
- А Граэль потом, его сможет научить охотиться. - Мне было тоже очень жалко птенца, был явно меньше своих собратьев, а его крылья не были окрепшими, что бы летать, и скорее всего, очень ушибся при падении, да и неизвестно, сколько он просидел на земле.
Лира очень искренне и тепло улыбнулась мне, похоже, идея с драконом ей понравилась. Но нам пора было собираться. Блондинка очень аккуратно укутала птенца и посадила его в освободившийся котелок. Мужчины взяли сумки, и мы выдвинулись дальше в путь. Эрханд шел впереди, показывая дорогу, которая поднималась все выше. Очень скоро мы шли между отвесными скалами и глубоким обрывом, а дорога все поднималась выше и выше. Постепенно она стала сужаться. Теперь понятно, почему этот путь не часто используют - с телегами тут просто не пройти, да и животным тяжело будет идти по камням вперемешку с валунами. Уже за полдень Решено было сделать привал, как раз и Граэль прилетел с уловом. Мы разделили скромные запасы мяса, а Лира нарезала рыбу для птенца. Мы уже собирались уходить, как в скалу выше наших голов врезалось чье-то заклятье. Раздался грохот, и от скалы откололся увесистый кусок. Некромант успел перехватить следующее заклятья, которое было нацелено ниже и сильнее, но не смотря на это, от первого взрыва, по скале пошла трещина, и начали сыпаться вниз камни. Мы успели схватить сумки и бегом кинулись вверх по дороге. А сзади уже место нашего привала засыпало камнями. На бегу Некромант успевал перехватывать заклятья, которые должны были ударить впереди нас, что бы завалить нам дорогу. Те, заклятья, что он не перехватывал, гасила Раадель. А некромантки умудрились еще на ходу в ответ атаковать. От меня пользы не было, сил хватало только на то, что бы бежать, и не создавать помех другим. Мы взбирались все выше и выше, под обстрелом чужой магии. Нас спасало только то, что маги находились ниже обрыва, и им приходилось тратить больше Сил, что бы обрушить камень. В нас они стрелять не могли - мы были скрыты краем дороги. Но засыпать нас камнем им никто не мешал. Постепенно взрывы стали все слабее, да и сестры не жалели магии в ответ. Уже колдунам пришлось укрываться от шквала черной магии. Впереди наконец-то показалась ровная дорога.
- Полпути. - Обрадовал охотник. - Дальше дорога пойдет вниз, да и преследователям внизу не пройти - там болото и обрыв.
- А это что за дорога? - Лира указала на узкий проход, уходящий в горы.
- Это цепь горных дорог, ведущих к Старой Крепости. - Раадель задумчиво посмотрела вглубь прохода. - Ведьмы проложили множество горных троп, как ведущих к Крепости, так и ведущих в сторону.
- Говорят, только ведьмы могут по этим дорогам найти Крепость. - Некромант улыбнулся блондинке. - Остальные выходят из гор ни с чем. Многие инквизиторы пытались найти нужную дорогу к ведьмам, но до сих пор никому так и не удалось этого сделать.
- Да, а еще по этим дорогам ведьмы выходят в поселения. - Эрханд провел рукой по волосам. - И сколько бы раз за ними ни шла погоня - ведьмы пропадали. Здесь территория ведьм, и лучше нам уйти отсюда побыстрее, они не сильно дружелюбны.
- Сколько нам еще до поселения? - Раадель обратилась к охотнику.
- Ночь, еще проведем под горами, а завтра к вечеру должны спуститься к поселению.
- Это плохо. - Раадель тяжело вздохнула.
- Что именно? - Не поняла я.
- То, что придется ночевать по соседству с горными ведьмами. - Некромант, поднял сумки с земли и жестом позвал нас продолжить путь. - Они, скорее всего уже нас заметили, а встречаться с ними мне очень не хочется. Тем более на их территории на нас напали и завалили проход. Они не очень обрадуются этому.
- Да, скорее всего. - Раадель еще раз посмотрела в проход, мимо которого мы проходили. - Они уже за нами следят.
Я тоже посмотрела в проход, но никого не увидела. А вот чувство, что нужно скорее уходить отсюда, росло с каждым мгновеньем. Я не знаю как, но я кожей чувствовала, что за нами наблюдают, и не с добрыми намереньями. Эрханд повел нас дальше. Было немного не по себе идти вперед, зная, что с одной стороны злобные ведьмы, с другой высокий обрыв с болотами, а сзади завал. Нам не оставили выбора кроме как идти вперед. Я старалась не думать об этом, но все же было неуютно. Эрханд пытался отвлечь всех от дурных мыслей - он рассказывал смешные истории из жизни, даже показал пару фокусов. Настроение он, конечно поднял, смеялись все, даже холодная и сдержанная Елена пару раз улыбнулась, но я видела по теплу спутников, что на самом деле они собраны и очень напряжены. Мы шли так почти до самой ночи, с приходом темноты, я предложила вызвать огонь, что бы освещать дорогу, но получила единогласный отказ. Ангел беспрерывно оглядывалась то назад, то вверх. Я отсылала тепло на поиски хоть чего-нибудь, но каждый раз не получала ни какого отклика. Рядом были холодные молчаливые горы. Но вот чувство, что за нами следят все же не покидало. Мы прошли еще немного в темноте, при свете луны и все же было решено остановиться на ночевку. К моему и Лириному удивлению, мне даже костер развести не дали. Некромант объяснил это тем, что проход от ведьм слишком близко, и провоцировать их не стоит. Раадель и Лира разделили между спутниками остатки холодного завтрака, и расстелили лежаки. Спали, как и в прошлую ночь - все вместе, только Граэль в этот раз не превращался в дракона. Он устроился рядом с птенцом, укрывая его крылом. Что ж хоть кому-то ночью будет тепло. Я уснула очень поздно. Заснуть не давали шорохи, к которым я чутко прислушивалась, да и мне казалось, что рядом в темноте, кто-то есть. Впрочем, судя по сосредоточенному сопению спутников - не спала я не одна.
Утром меня разбудил Охотник. Хмурый и чем-то встревоженный. Такими же были и Некромант с Ангелом. На все мои вопросы они очень долго отмахивались. Мы позавтракали остатками холодной еды и молча выдвинулись дальше. Даже Мира была слишком тихой и собранной. Уже ближе к полудню мне все же удалось расспросить Раадель о причинах столь хмурого общего настроения.
- Ночью к нам ведьмы наведывались. - Сухо ответила она.
- И что? - Не поняла я. - Они же не напали, и вроде ничего не пропало?
- В том то и дело. Мы их вообще не почувствовали, никто. - Раадель очень тяжело вздохнула. - Ведьмам, что-то нужно было, иначе они бы даже не стали ради нас выходить из Крепости. Или они это получили, тогда почему они не напали? Или им что-то еще нужно.
- В любом случае, идем сегодня без привалов, что бы поскорее уйти с их владений. - Некромант очень сосредоточено рассматривал дорогу впереди. - Ангел права - ничья магия их не учуяла. А значит, если они захотят напасть - мы даже не узнаем об этом.
- А откуда стало тогда известно, что приходили ведьмы? - Лира удивленно на него посмотрела.
- Над нами все утро висел их знак - красная роза со стальными шипами. - Раадель виновато посмотрела на блондинку. - Мы почувствовали его только тогда, когда он уже повис над нами. Символ красивой и сильной Души с железным характером.
- Да красивый у них знак. - Эрханд как обычно пытался разрядить обстановку, хотя я видела - он нервничает и очень взволнован. - Говорят, что ведьмы очень любят розы.
- Нет. - Раадель помотала отрицательно головой. - Их первая ведьма - предводитель, та, что привела ведьм в горы - ненавидела розы. Судьба свела ее с одним Лордом, которому эти цветы нравились. Ведьма попала к нему в рабство еще, будучи ребенком. И была у него практически до совершеннолетия. А он на всех своих рабынях ставил клеймо - розу. Когда она привела в Крепость других ведьм, они основали что-то вроде клана или большой семьи в горах, и им понадобился отличительный знак от остальных ведьм. В насмешку над собой и остальным миром ведьма предложила розу, а остальные поддержали. Первоначально роза вся была стальная - как символ несгибаемости женщин, но потом решили, что нужна еще и красота. Так и родилась красная роза - как символ женственности и красоты, и стальной стебель - как знак железного характера и несгибаемости горных ведьм.
- Не знал. - Охотник задумчиво посмотрела на Ангела.
- Мало кто об этом знает. - Поддержал его Некромант. - Истории горных ведьм не часто услышишь. Это самый изолированный народ в мире. Никто к ним не приходит, никто не уходит от них. Вообще не редко люди думали, что горных ведьм вообще не существует, но регулярные нападения их на поселения, говорят об обратном.
Как и обещал охотник - дорога постепенно вела вниз. Да и спускаться было на много легче. По дороге разговоры не смолкали ни на мгновенье, хотя и чувствовалось общее напряжение. Вскоре должно появиться поселение, а значит, будет и долгожданный отдых и горячая еда. Мысли об этом приободрили меня. В конце концов - ведьмы не напали, возможно, нам удастся уйти не встречаясь. Мы прошли еще одну дорогу в горы.
- А сколько всего дорог ведет в Крепость? - Поинтересовалась я.
- Много. - Ответила Раадель. - Ведьмы постарались вырыть целые лабиринты, что бы инквизиция и охотники не смогли их найти. Очень редко незадачливые путники, из любопытства, зашедшие в горы, видели Крепость из далека, но потом каким-то образом выходили из гор, так и не добравшись до нее.
- Как же тогда ведьмы ориентируются, куда нужно идти? - Удивилась Лира, заглядывая в проход между горами.
-Ну, это их владения, и они, скорее всего, знают все дороги очень хорошо. - Улыбнулся девушке Некромант. - Разве ты, живя в своем поселении, не знала, куда ведет каждая дорога?
- У нас-то дорог всего было три. - Печально ответила блондинка. - И все сходились на площадь.
- А тут просто больше. - Черноволосый как-то тревожно рассматривал проход, но ничего не сказал.
Меня не покидало чувство, что за нами идут, но я никого не видела. Не приносило откликов и магия. Зато отклики от спутников не радовали. Все были напряжены и очень собраны, Граэль так вообще отказался превращаться в дракона, и сидел с птенцом в Лириной сумке. Ему не было страшно, но он острее всех чувствовал магию горных ведьм, а она была повсюду, и следовала за нами. Дорога вела уверенно вниз, что несомненно радовало. Идти стало легче, но каменные валуны все же мешались. Отряд выбился из сил уже ближе к вечеру. Солнце все еще светило высоко, но уже не так ярко. Да и за обрывом, хоть и было все еще высоко, но кончалось болото и начали появляться первые деревья и кустарники. Значит скоро мы придем в поселение, и весе тревоги исчезнут. Я улыбнулась собственным мыслям, предвкушая отдых, горячую еду и ванную, когда буквально под нашими ногами взорвалось чье-то заклинание. В разные стороны разлетелись обжигающие искры и раскаленные камни. Некромант и Раадель успели возвести защитный барьер, который и спас нас. Впереди вдалеке мы увидели отряд магов и инквизиторов. То что это были они сомнений не возникало ни у кого. Разноцветные плащи магов и одинаковые туники инквизиторов, я уже ни с чем не спутаю. Каким образом погоня оказалась впереди нас, я не понимала, но то, что они неуклонно приближались, и явно не с намереньем поздороваться, было итак понятно. Они знали, что сзади обвал - мы попросту там уже не пройдем, прыгать в обрыв тоже не лучшая идея. Остаётся только два пути - вперед, в бой с преследователями, которых раза в четыре больше нас, и в очередной показавшийся проход в горах, к ведьмам.
- В горы? - Спросил Некроманти, глядя на Ангела.
- А есть выбор? - Ответила Служительница Света. - Магов больше, даже если отобьёмся - кто-то пострадает. Эрханд ты хоть раз был в горах?
- Да, мальчишкой забегал, потерялся, потом вышел к поселению. - Охотнику не нравилась эта затея, так же как и всем. - А может, без ведьм обойдемся?
- Ага, если прорвемся через погоню. - Ответил Некромант. - Ладно, попытаемся пройти тихо, и Ри - никакой магии, они учуют и неизвестно как к этому отнесутся.
Я кивнула и загасила вырвавшийся огонь. Раадель тяжело вздохнула и шагнула первая в проход. Маги были уже совсем близко, поэтому мы незамедлительно последовали за Ангелом. Некромант потребовал всем взяться за руки, или за одежду, что бы не потеряться. Меня это немного смутило, но вся же я взяла руку Лиры и Эрханда. Мы дружно шагнули на территорию горных ведьм. До ближайшего поворота не было ничего необычного - был ветер, доносились звуки погони и взрывающейся магии, было шуршание каменей под ногами, грело солнце. Но когда мы свернули - все пропало. Словно кто-то выключил все звуки. А еще я вдруг поняла - если мы не будем держаться друг за друга, то потеряемся. Каждый поворот словно требовал разжать руки, что бы пустить путников по разным дорогам. Было страшно, а еще отовсюду веяло магией. Холодной и смертоносной. Мне не было холодно, но мурашки по коже даже и не думали уходить. Эрханд заметил это, и поддерживающее сжал мою руку. Мы шли молча. Вообще здесь не было никаких звуков. Даже погоня и та замолчала, за первым поворотом. Здесь была вечная тень, солнце освещало только самые верхушки гор, в ущелье по которому мы шли, света не было. Перед каждым поворотом, Раадель останавливалась, закрывала глаза, втягивала носом воздух и выбирала куда идти. Вообще она старалась все время повернуть на право, откуда мы и пришли. Я была уверена, что мы придерживаемся края гор, не углубляясь. С каждым поворотом, я надеялась, что покажется выход. Но солнце уже садилось, и в ущелье наступил полумрак, а выход все так и не показался. Несколько раз Ангел не могла выбрать, колебалась между поворотами, Некромант, тогда точно так же закрывал глаза и выбирал направление. Что-то их тревожило, это было видно и без магии. Я очень хотела воспользоваться силой, почувствовать, что вокруг, но сдерживалась. Черноволосый прав - как к этому отнесутся ведьмы - неизвестно.
Солнце садилось довольно быстро, если мы не выберемся из гор до прихода темноты - придется ночевать здесь. Меня очень тревожила эта мысль, а еще не давала покоя и ощущение, что мы идем как раз туда, куда лучше бы не попадать. Что-то мне подсказывало, что нам нужно в другую сторону. Чувство тревоги росло с каждым шагом. Ангел тоже что-то чувствовала, и уже очень заметно нервничала. Как ни странно, ее попытался поддержать Некромант. Весь отряд был напуган, даже Елена и та без остановки оглядывалась по сторонам. Неожиданно откуда-то спереди повеяло свежим воздухом. После застоявшегося тяжелого воздуха ущелий, легкий ветерок показался мне спасением. Вот он выход из гор. Это почувствовала не я одна. Дружный вздох облегчения прокатился по отряду. Один единственный ветерок отмел все наши страхи и опасения, спутники заметно расслабились, улыбнулись друг другу и уже с большим энтузиазмом пошли к повороту, за которым должно было быть поселение. По крайней мере, я так на это надеялась, а вот тело протестовало, внутри все протестовало и требовало развернуться и бежать подальше и навсегда. Я попыталась себя успокоить, но меня трясло от страха. Я подумала, что это из-за страхов, которые навалились за последнее время, из-за погони. Я собралась с мыслями, заставила себя не думать о плохом, и вместе со всеми шагнула в поворот.
Вот лучше бы я на острове замуж вышла. Луше бы в рабство меня продали. Лучше бы инквизиция догнала. Весь отряд стоял и напряженно созерцал выросшую перед нами Крепостью. Перед ней было широкое поле, окруженное с трех сторон горами, небольшое озеро и даже немного деревьев. Но все это казалось маленьким и незначительным, по сравнению со стенами Крепости. Вытесанные прямо в камне, они зубцами упирались в самое небо, с множеством маленьких окошечек, из которых так удобно было бы вести обстрел врагов стрелами и заклятьями. Крепость была массивной, с множеством башен и переходов, перед толстыми коричневыми стенами был глубокий ров. К самой Крепости вела узкая тропа, так же высеченная в камне, и заканчивающаяся небольшими кованными воротами. Признаков жизни я пока не наблюдала, но чувствовала, что кто-то смотрит со стены. Мы стояли в недоумении и непонимании, что теперь делать. Я не знала ни одной истории, что бы путники находили Крепость горных ведьм. Ну, по крайней мере, живые отсюда точно не возвращались. Всех спутников мучал тот же вопрос - что делать? Уйти - не уверена, что ведьмы отпустят. Мы ж как-никак нашли их логово. Идти вперед и попроситься переночевать - так лучше умереть тут, хотя бы безболезненно. Ответ на наш вопрос невысказанный пришел из самой Крепости - нам распахнули ворота. Ангел недобро выругалась, в унисон с Некромантом, да так что я узнала много нового из физиологии людей, поправила сумку на плече и с очень хмурым лицом зашагала по дороге, ведущей к воротам.
- Мы же туда не пойдем? - Лиру трясло от страха, девушка робко выглядывала из-за плеча Эрханда, не веря своим глазам.
- У нас нет выбора. - Некромант проверил меч на поясе и зашагал вслед за Раадель. - Нас пригласили, не стоит такими вещами пренебрегать.
Делать было нечего. Тем более, что обе сестры последовали за братом. В проходе остались лишь я, Эрханд и Лира. Я тяжело вздохнула и поплелась за спутниками. Эрханду пришлось буквально тащить оцепеневшую от страха блондинку. Раадель терпеливо ждала нас в воротах, и было заметно - она очень нервничает. Но каким-то образом она нашла в себе силы улыбнуться Лире и приобнять ее. У меня лично от страха все мышцы оцепенели, я не то - что улыбаться, даже говорить не могла. В Крепость мы вошли все вместе. Я ожидала увидеть клетки с пленниками, полки с травами и настойками, окровавленные тряпки, мусор, грязь, останки жертв, или хоть что-нибудь напоминающее логово ведьм. Но тут все было по-другому. Каменный пол отличался чистотой, подсвечники и факелы - были одинаково отполированными до блеска, колонны, подпирающие потолок, не имели признаков разрушения, в углах не было ни паутин, ни грязи. На другом конце огромного зала распахнулись массивные окованные железом деревянные двери. За которыми, лежал вполне обычный ковер, стоял стол, глубокое кресло, и стеллажи с книгами. Здесь было огромное множество книг. Стеллажи имели два яруса, каждый отделен перилами. А еще на втором ярусе стояли мягкие диваны и небольшие столики. Трудно было это назвать логовом. Я и Елена одинаково тоскливо смотрели на книги - ведь это знания не одного поколения ведьм и судя по размерам библиотеки - ведьмы очень активно собирали знания. Из библиотеки вело еще три двери, одна, которая была с левой стороны, перед нами и распахнулась.
Мы вышли к подземному озеру. Я первые видела такую красоту. Вся вода светилась голубым светом, само озеро было огорожено каменными резными перилами, а в воду можно было сойти по широким отполированным ступеням. Я стояла, раскрыв рот от удивления. Здесь не было не единого факела или свечи, но от воды светло было как днем. Потолок был выложен из светлого камня, отражающего свет воды. Зрелище было завораживающим и необыкновенным. Меня поражали даже каменные резные стены с витыми колоннами. Неожиданно из воды раздалось чье-то кряхтение. Я вздрогнула и попыталась найти источник звука. В углу, где света, было не так много плавал настоящий птенец дракона. По отливу золотой чешуи я поняла - это отпрыск Императорского дракона. Дракончик кряхтел и пытался выбраться из воды, но сил ему пока не хватало. Я хотела было подойти и помочь ему, когда услышала тихий мелодичный смех и всплеск воды. С боку показались волны на воде, переливающиеся и мерцающие, а за ними появилась девушка. В темно фиолетовом платье без рукавов, с серебряными нитями, она почти по пояс вошла в воду. Ее черные густые волосы тут же расплылись вокруг своей хозяйки. Она подошла к дракончику и очень аккуратно подняла его на сложенные ладони. Я заметила на ее руках серебряные широкие браслеты с какими-то темными надписями, а еще из такого же металла у нее было украшение на голове.
Девушка, улыбаясь, легонько подула на мордочку дракона, отчего тот чихнул и тряхнул головой. После этого девушка обернулась к нам. Черные волосы на голове у нее были прижаты диадемой и расходящимися от нее серебряными цепочками. Меня поразили удивительно темно коричневые, почти золотые глаза, и удлиненные заостренные уши. Девушка сама была очень красивой и грациозной. Серебряная шнуровка на лифе подчеркивала ее изящество и красоту, а черные волосы оттеняли почти белую кожу лица. Девушка с любопытством рассматривала нас. Сбоку откуда она пришла, снова раздался шум, приближающийся шагов. Но в это раз уже по каменному полу. Из-за колоны выглянула еще одна девушка столь же молодая и не менее красивая. В темно синем платье, с такой же серебряной диадемой и странным браслетом. Вот только он была больше похожа на человека. С более округлыми формами, с темно карими глазами и обычными ушами. Хрупкая, миловидная и немного кудрявая - как кукла с пухлыми губами на розовом личике. Но обе девушки были похожи друг на друга.
Из любопытства я сама заглянула за колонну, стараясь не привлекать внимания девушек, которые рассматривали Раадель. И чуть было не взвизгнула от восторга. За колонной начинался еще один каменный большой зал. Посередине лежало два золотых дракона, только оттенок у них был темнее, чем у Граэля, и они были меньше. Сбоку на лапе у одного из них лежала третья девушка с карими глазами. Вот только она с более грубыми широкими чертами лица, и в доспехах, а не платьях, а еще она единственная была с темно коричневыми волосами, заплетенными в широкую косу и непонятными знаками на плече. Она хоть и была схожа с первыми девушками, но была больше похожа на воина. Даже широкие скулы и твердый подбородок отличали ее от остальных. Драконы уловили мое движение и подняли в мою сторону головы. Четыре одинаковых коричневых глаза изучали меня, а мне почему-то стало не по себе. Девушка, что лежала на драконе, подняла на меня взгляд вполне обычных карих глаз, смерила меня презрительным взглядом и отвернулась к двери на противоположном конце нашего зала, та поспешно отворилась.
Мы проследовали в следующий зал. Он оказался более обжитый. Повсюду лежали ткани, ленты, платья, шнуровка, булавки и прочая рукодельная мелочь. Здесь было три больших деревянных стола, на которых лежали рисунки платьев. Мира тут же заинтересовалась рисунками и с любопытством их разглядывала. Платья были как раз, как она любит - с тугим лифом сверху и пышные снизу. Некроманту пришлось окликнуть сестру, что бы она нас догнала. Перед нами открылась еще одна дверь. Я так поняла, что это была столовая. По крайне мере не могу придумать другого названия для огромного зала с множеством длинных столов и стульев. Сам зал освещало бессчётное количество факелов. Здесь было тепло и уютно. А еще захотелось есть. Увы на столах не было еды. Только белоснежные тарелки и чашки перед каждым стулом. Это сколько ж здесь ведьм? Сбоку отворилась еще одна дверь. Пришлось проглотить слюни и войти в новый зал. И, похоже, мы пришли. Здесь не было ковров, стульев или диванов. Большая каменная пещера, с бездонным обрывом посередине. Над обрывом парил большой камень, по размерам напоминающий больше небольшую поляну. К камню вела один деревянный мост. А на самом камне стоял и смотрел на нас большой Императорский Дракон. С шипами и золотой чешуей, а еще очень не добрым взглядом. Крылья он не сложил, а наоборот расправил так, что сгибов не было видно под потолком, а вот кончики крыльев он скрестил на полу перед собой. Только сейчас проследив за его крыльями, я заметила, что там стоит женщина. Крылья дракона защищали ее и прикрывали. И в тоже время подчеркивали ее значимость. Сама женщина стояла так же гордо, как и дракон. Я догадалась, что это верховная ведьма. Если бы не дракон, то ни за что бы не поверила, что она - ведьма. Обычная не молодая женщина, в обычном зелено-сером платье, с длинными рукавами, без каких-либо выдающихся украшений, с обычными человеческими чертами лица, карими глазами и каштановыми длинными волосами. Я бы скорее поверила, что она - тут просто заблудилась, так же как и мы. Вот только магия исходящая от нее говорила об обратном. В руках ведьма держала посох, который заканчивался железным держателем и настоящим живым красным цветком розы. От самого цветка тоже шла магия, заставляя воздух вокруг мерцать и переливаться.
- Добро пожаловать в наш дом. - Ведьма даже не попыталась улыбнуться или хотя бы изобразить приветствие. Мне показалось, что она вовсе нам не рада, а это плохо. - Зачем вы пришли в горы?
- Мы искали дорогу в поселение. - Некромант слегка наклонил голову вперед, в знак приветствия. - По дороге на нас напали....
- То как вы попали в горы - я видела. - Перебила его ведьма. - Но зачем вы пришли к нам?
- Мы заблудились. - Отрезала Ангел. Она стояла очень напряженной и самым недобрым взглядом испепеляла ведьму. - А вы зачем нас сюда позвали?
Дракону за спиной женщины очень не понравился тон Раадель, в ответ он зарычал и подался вперед. Я краем глаза заметила, что и некроманты и Ангел дружно взялись за мечи, а Эрханд нащупал рукоять арбалета. Если дело и дальше так пойдет то живыми мы точно не выберемся. Ведьма тяжело вздохнула и жестом руки показала дракону, что все в порядке. Вот сейчас я поняла - ей что-то от нас нужно, при этом, что бы мы были живыми, иначе мы бы не пережили еще первой ночи в горах. Вот только дракону были непонятны мотивы ведьмы, и тем более присутствие чужаков в Крепости. Он набрал побольше воздуха в лёгкие, а я почувствовала зарождающийся огонь. Мы с Граэлем единственные кто это почуял. Я мгновенно возвела стену огня, огораживаясь от пламени, а Граэль выбрался из сумки и превратился в дракона. Ему было страшно это я чувствовала, но он гордо выпрямился, задевая шипами на голове потолок и в ответ набрал воздуха. Мгновенно зародился второй огонь. Вот только зря мы это сделали. Отовсюду повеяла магия. Опасная и смертоносная. Отовсюду показали ведьмы. Сотни женщин и мужчин. Молодых и не очень. Если бы не нарастающая магия, я бы подумала, что это обычные люди. Вот только воздух уже раскалился от магии. Я обернулась на спутников, оказывается, не мы одни почувствовали опасность. Эрханд уже распылял по нам порошок от дракона, и доставал немаленьких размеров болт для арбалета. Некроманты с трех оставшихся сторон возвели черную стену, они не смогут защитить нас от дракона, а вот сразиться с ведьмами вполне способны. Больше все меня пугала Раадель. Ее глаза, ее кожа, вены, она вся начала светиться голубым светом вместе с обнаженным мечом. А на одно единственное расправленное крыло было больно смотреть из-за Света. Не задался у нас разговор.
- Хватит! - Рявкнула ведьма, отправляя сгусток магии в своих соплеменников и дракона. - Я хочу заключить с вами сделку. - Женщина вернула себе гордый вид и очень строго посмотрела на нас. - Но если вы не отпустите оружие, мен придется отдать приказ убить вас.
- Тогда может, к сделке и перейдем? - Некромант демонстративно убрал руку с рукоятки меча и развернул ладонью к ведьме. - Что вам надо?
- Ваша помощь. - Ведьма кивнула дракону, который даже не подумал шевельнуться. Ему вообще очень не понравились мы. - Опустите защиту.
- Прикажи убраться ведьмам отсюда. - Процедила Раадель. - У тебя плохой расклад получается. Возможно, вы нас и убьете, вот только мы не один десяток ведьм с собой заберем! Убери ведьм!
- Хорошо. - Женщина кивнула соплеменникам, которые хоть и нехотя, но покинули зал.
- И все магические обманки. - Раадель уперто смотрела в глаза ведьме.
Женщина кивнула и на мгновенье закрыла глаза. В то же мгновенье от розы начали исходить волны магии, мне было не понятно, что она делает, но магия находила какие-то препятствия и разрушала их. Впервые я видела, как колдует настоящая ведьма. Спустя несколько мгновений она открыла глаза, а волны магии растаяли в воздухе. Раадель огляделась, удовлетворительно кивнула и перестала светиться. Я загасила огонь, а некроманты убрали стену. И мы снова вернулись к тому, с чего начинали.
- Что вам нужно? - Спросил Некромант, голосом по сравнению с которым самый трескучий мороз показался бы теплым. У него просто с самообладанием я так поняла лучше всех в отряде. - О какой помощи идет речь? Мне уже просто интересно, с чем не могут справиться горные ведьмы?
- С моей дочерью. - Ведьма и дракон одновременно тяжело вздохнули. Судя по всему, она сильная у них, проблема.
- Не понял. - Выразил Служитель Смерти общий вопрос.
- Пойдемте, я расскажу. - Ведьма тепло улыбнулась дракону, который раскрыл крылья, освобождая ей дорогу. При ее приближении Лиру все больше трясло от страха. Когда ведьма подошла к нам, блондинка вообще упала в обморок. - Была у ведьм?
- Да, отбили у болотных. - Раадель похлопала девушку по щекам. - Привести ее в чувство мы смогли, а вот панического страха у нее не убавилось.
- Не бойся дитя, мы не приносим в жертву девушек. - Ведьма впервые улыбнулась кому-то из нас.
- Ага, только иногда обезображиваете или заживо сжигаете. - Елена вот промолчать не могла.
- На это нужны веские причины. - Гордо ответила ведьма, строго глядя на Некромантку.
- Не знала, что увести из дома мужчину, и ревность его жены - это веская причина спалить поселение. - Раадель разогнулась и помогла подняться Лире.
- Такое у нас наказывается. - Судя по всему, ведьма была удивлена познаниями спутников. - По нашему кодексу запрещено уводить обычных мужчин из семей.
- И судя по всему это тебя не остановило. - Некромант с усмешкой посмотрел на оторопевшую ведьму. - Три дочери и все три от разных мужчин, одна даже от эльфа. Это у вас мужья дохнут как мухи или кодекс не очень ведьм останавливает?
В ответ ведьма фыркнула, и отварила перед нами дверь, ведущую в столовую. Как раз женщины накрывали на столы. У меня очень громко заурчал живот, и потекли слюни. За многими столами уже сидели мужчины, дети и женщины постарше и что-то очень активно обсуждали между собой. Наше появление вызвало общее удивление, но под серьезным взглядом верховной ведьмы, все вернулись к разговорам, правда, уже шепотом, и бросая на нас косые взгляды.
- Стола для гостей у нас нет, но я могу пригласить вас за свой. - Ведьма обвела взглядом все помещение, в которое со всех дверей входили обитатели Крепости. - Надеюсь, вы не откажетесь отужинать с нами?
- А у нас есть выбор? - Раадель холодно и подчеркнуто гордо рассматривала входящих в зал. - Не разводить же нам тут костер.
- Я так и думала. - Ведьма жестом указала на стол, стоящий на возвышенности, откуда было видно весь зал.
Перед столом стояли резные стулья, обвитые живыми розами. Один стул был больше, шире и с символом ведьм в изголовье, на него и села ведьма. Нам она указала на стулья слева от себя. Я заметила, что еще один стул отличается от остальных - он был меньше, чем у ведьмы, но массивнее, чем все остальные и в изголовье у него тоже был символ ведьм, хоть и поменьше. Пока мы усаживались, зал наполнился уже до отказа ведьмами, и женщины, накрывавшие на стол тоже заняли свои места среди ужинающих. Я с удовольствием принялась поглощать горячую еду, так же как и спутники. На нас то и дело бросали мимолетные взгляды. Кто смотрел с интересом, кто с откровенной враждой. Но всех их объединяло одно - преданность и благодарность во взгляде, когда они смотрела на верховную ведьму. Некоторые поднимались со своих мест, подходили к ведьме, что-то говорили и, получив в ответ или добрую улыбку или хмурый взгляд, удалялись. Ведьма знала всех и обо всех. Она была главой одной большой семьи, вникала в проблемы и давала советы.
- Наши гости? - С боку к нам подошли три девушки, которых мы уже видели в зале с озером.
- Да, они ужинают с нами. - Ведьма кивнула им, в знак приветствия. Только сейчас я заметила, как они были похожи на ведьму. Вот про каких дочерей говорил Некромант.
- Рада вас видеть. - Девушка - эльф, самая старшая и самая грациозная заняла место справа от матери, как раз именно тот стул, который был второй по величине. - Вам у нас нравиться?
- Не очень. - Фыркнула Ангел.
- Служительнице Света, наверное неуютно находиться здесь? - Девушка одарила Раадель самой лучезарной улыбкой, а в ответ получила лишь холодный взгляд.
- И кто из них проблема? - Некромант чувствовал, что Ангел итак нервничает, а расспросы ведьм ее только взвинчивают, поэтому поспешил сменить тему разговора. - Как я вижу, твоим дочерям особой помощи не требуется? Или есть еще одна?
- Она не ест с нами. - Ведьма тяжело вздохнула. - Она уже давно выбрала одиночество и уединение.
- Почему? - Удивился черноволосый.
- Потому что она ходячая проблема. - Фыркнула девушка в доспехах.
- Она родилась без особого Дара ведьм. - Поспешила объяснить верховная ведьма. - Все надеялись, что с возрастом, она сможет развить свой Дар, научиться управлять активной магией, но, увы, она так и не смогла.
- Без особого Дара ведьм? - Удивилась я.
- По-другому говоря, она слабая ведьма, не способная призывать разрушительную Силу и вредить людям. - Раадель очень едко улыбнулась верховной ведьме.
- Вредить она как раз таки умеет. - Неприязнь девушки-война чувствовалась в каждом слове.
- Что плохого в том, что она не обладает магией? - Я решительно не понимала сути проблемы.
- Ну представь: в вашей семье родился мальчик. - Некромант попытался мне объяснить. - В семье рыбаков. От него ждут, что он станет добытчиком, что он сможет рыбачить, ходить в море, добывать жемчуг, или что вы там на своем острове еще делаете. А мальчик с детства боится воды. А все ждут от него, что он станет рыбаком.
- И что? - Не поняла я. - Ну не будет рыбаком, станет пастухом, или торговцем, или за птенцами будет лазить.... Его все равно не бросит семья, его родители рыбаки, его дети рыбаки, кто-нибудь да добудет пропитание.
- Да, но чувство собственной никчемности останется. - Раадель задумчиво смотрела куда-то вперед. - У тебя есть выбор кем стать, потому, что в семье нужны не только рыбаки. Но тут нужны только ведьмы. Сильные и опасные. У нее попросту нет выбора. Да и человеческая зависть и любовь к придумыванию вымышленных проблем. В общем: она изгой тут. С самого детства.
- Мы не изгоняли ее. - Попыталась оправдаться верховная ведьма.
- А по сестрице не заметно. - Впервые за все время пребывания в Крепости, оттаяла Лира, за что и получила одобрительный взгляд от отряда и ненавистный от девушки в доспехах.
- У вас очень интересная компания. - В разговор снова вклинилась девушка-эльф. - Ангел, три некроманта, дракон, охотник на драконов, ведьма и жертва ведьм.
- Ага, сами в восторге. - Раадель всем видом показывала нежелание находиться в Крепости.
- Добавь к этому всему, что мы ужинаем за столом верховной ведьмы горных ведьм, и получишь полную картину нашего маленького путешествия. - Некромант разделял чувства светлой. - Так может, мы перейдем к обсуждению помощи, из-за которой мы здесь?
- Я хочу помочь своей младшей дочери. - Ведьма после недолгого молчания собралась с мыслями.
- К Нарону ее отправить? - Не сдержалась Ангел.
- Нет. - Отрезала ведьма. - Ей плохо с нами, она живет в заточении, не общается ни с кем из сородичей. Единственной с кем она разговаривает - стала моя сестра. Она полевая ведьма и живет южнее гор.
- То есть, вы решили от нее избавиться, а самим это сделать ...Эм.. Что противно? Или кодекс не позволяет. - Ангел испытующе смотрела на ведьму.
- Я не могу сделать этого сама. - Ведьма не выдержала взгляда и опустила глаза. - Я вижу, что моя дочь мучается и она одинока. Возможно, у сестры ей станет лучше. Но я не могу ее отпустить. Да и большой отряд ведьм, вышедших из гор, привлечет ненужное внимание.
- Ты не говорила, что хочешь отправить сестру к тетушке. - Девушка-эльф укоризненно посмотрела на мать. - Она ведь никогда раньше не выходила из Крепости?!
- Ну, вот выйдет. - Сестрица в доспехах, уж точно скучать по ней не будет. - Хоть спать будем спокойно.
- Ты говоришь о нашей сестре! - Возмутилась старшая дочь ведьмы.
- Да именно о ней. - Парировала та ей. - Ты еще не стала верховной ведьмой, что бы указывать мне о ком и как говорить!
- За то я стала! - Прекратила их спор мать. - Ты говоришь о моей дочери! И о своей сестре! Так что придержи язык.
- Какая дружная семейка. - Ангел уже с любопытством наблюдала за перепалкой ведьм. - А как получилось, что ты, не являющаяся прямой наследницей от первой ведьмы, получила посох. Да еще и принцессой сделала дочь не от колдуна из Крепости, а незаконную от эльфа?
- У нас нет незаконных детей. - Ведьма посмотрела на своих дочерей. - Моя предшественница была последней прямой наследницей первой правительницы. Но она не могла родить ребенка. Сколько бы ни пыталась, она так и не смогла.
- Расплата за колдовство? - Уточнил Некромант.
- Какая расплата? - Встревожилась я. - Что это значит?
- Ведьмы, которые используют магию во вред другим, очень часто расплачиваются за это свой красотой и молодостью. - Ответила Ангел. - Постепенно они обезображиваются, и начинают прибегать к зельям, которые возвращают им молодость и красоту. Но с каждым разом они расплачиваются своим здоровьем. Поэтому бесплодье у многих ведьм - довольно часто встречается.
- А меня, почему не предупредили?
- А ты собралась вредить людям? - Удивилась Ангел.
- Нет, но сказать то можно было. - Я вновь вернулась к еде. Конечно, вредить никому не собираюсь, но я же использовала свою магию против дракона и погони.
- Когда стало понятно, что у верховной ведьмы не будет детей, - продолжила ведьма, - было решено выбрать голосованием предводительницу. Я была одной из пяти ведьм, которые были дальними родственниками первой верховной ведьмы. А к тому моменту у меня уже были дочери. По правилам унаследовать посох может лишь старшая дочь.
- Тогда почему твоя сестра живет не в Крепости? - Спросил Некромант. - Она же тоже ведьма?
- Да. - Подтвердила женщина. - Мы обе родились в семье полевой ведьмы, и наша прабабка была рождена в Крепости, и являлась двоюродной сестрой тогдашней верховной ведьмы. Но она влюбилась в колдуна и ушла от сородичей. Намного позже она нашла приют у полевых ведьм, где и вырастила своих детей. И я, и сестра унаследовали Дар матери, и выросли среди полей. Намного позже, когда у меня уже была одна дочь, я встретила колдуна из Крепости, он и привел меня сюда, заодно и стал отцом второй дочери. Сестра не захотела покидать дома родителей, поэтому сейчас живет там, а я здесь.
- И нам просто нужно доставить твою младшую дочь к сестре? - Уточнил Некромант.
- Да, и желательно не привлекая ненужного внимания. На нее, если узнают, что она из Крепости, начнётся охота. Я не могу этого допустить.
- Хорошо. - Некромант откинулся на спинку стула. - Что мы получим взамен? Мы рискуем не меньше, чем любая из вас.
- Я оплачу золотом. - Ведьма прищурилась на черноволосого. - Назовите свою цену.
- Нам не нужно золото ведьм. - Отрезала Раадель.
- Тогда что вам нужно? - Ведьма внимательно смотрела на светлую.
- От ведьм вообще ничего. - Ангел, так же как и Некромант откинулась на стул. - Золото могут добыть некроманты в любом поселении, да и остальные тоже, как-нибудь себя прокормим. Вы позвали нас сюда, зная, что я в отряде, и теперь предлагаете золото? При этом знаете, что взять его я не смогу?
- Я все же надеялась, что Служители Тьмы примут оплату. - Ответила ведьма.
- Да, но оно будет обжигать меня. - Раадель с усмешкой посмотрела на ведьму. - Я вообще никакого дара не могу принять от вас.
- Тогда может, мы расплатимся услугой? - Старшая дочь ведьмы сосредоточенно смотрела на Ангела. - У вас ведьма, которая не до конца прошла обряд перерождения. Тебе не хуже нашего известно об опасности такого состояния.
- Она прекрасно себя контролирует. - Ответила Ангел. - И может сама подавить Дар.
- Это пока. - Ответила девушка. - А если она потеряет контроль? Дар уничтожит и поработит ее, и обратно пути уже не будет.
- Что значит, Дар уничтожит? - Я второй раз за вечер встревожилась не на шутку. - Объясните?
- Твой обряд посвящения не закончен. - Сказала верховная ведьма. - Это очень опасное состояние. Когда Дар существует хоть и в тебе, но не до конца тебе принадлежит. Ты не сможешь его полностью контролировать. Стоит тебе выйти из себя, и твой Дар вырвется наружу. В твоем случае, ведьмы огня, ты начнешь разрушать: сжигать поселения, людей, поля. И до тех пор, пока ты не покоришь свой Дар, что происходит очень редко, ты будешь приносить горе и разрушение. Такое состояние опасно еще и для самой ведьмы-носительницы. Твой организм не до конца прошел процесс самого перерождения, он не перестроился для Силы, не смог пропитаться твоим огнем. С каждое твое колдовство даётся тебе труднее, чем обычной ведьме. Я вообще была удивлена, обнаружив твои поисковые потоки тепла. Столь юная ведьма, да еще и не прошедшая до конца перерождение смогла пробиться в нашу защиту. Все горы вокруг Крепости заговоренные - ни одна магия, кроме магии горных ведьм, не может проникнуть в сами горы. Но ты настолько тонко и еле заметно колдовала, что наша защита попросту не уловила тебя. Из тебя выйдет сильная ведьма огня. Только нужна тренировка. Если хочешь ты можешь оставаться здесь. Мы всегда рады новым ведьмам.
- Она не останется. - Ответил Некромант.
- Но это не вам решать. - Ведьма с надеждой в глазах смотрела на меня. - Так что ты думаешь? Ты бы могла учиться управлять своим Даром, могла бы и дальше быть наездницей дракона.
- Спасибо, но я не останусь. - Насколько бы не было заманчиво предложение ведьмы, я должна вернуться домой. - Я вообще не хочу быть ведьмой. Возможно, вы знаете - есть способ сделать меня обратно обычным человеком?
- Нет. - Разочарованно ответила ведьма. - Такого способа нет. Как же ты тогда получила Силу? Ведь я чувствую, что Дар твой был рожден зельем?
- Случайно. - Я опустила глаза.
- Она в котел упала. - Ответила за меня Раадель. - Ее болотные ведьмы выкрали, жертвоприношение готовили, ну одной девушке мозги и запудрили, что она станет ведьмой после зелья. Там драка развязалась. Жертву ведьмы так и не принесли, а вот она - Ангел кивнула в мою сторону - в котел и упала.
- И жива осталась только из-за твоей магии? - Старшая дочь внимательно смотрела на меня. - На ней твоя защита, но она еле уловима.
- Да, я поставила на нее свою защиту, чтобы все Ангелы видели, что ей нужна помощь, еще когда решили из леса Эльфов уходить. Когда я ее решила домой доставить.
- А потом что произошло? - Спросила девушка-эльф.
-Ну потом погоня, встретили дракона, потом снова погоня, потом к болотным ведьмам попали. - Раадель заметно повеселела.
- А как островитянка вообще на материке оказалась, да еще в компании Служительницы Света? - Поинтересовалась девушка.
- Увидела, как убивали рыбаков, а потом меня увидели те, кто убивал. - Ответила я. - Меня приказали убить, вместо этого пираты продали в рабство, оттуда я попала к кентаврам, от них уже к Раадель, а потом нашли Граэля, и потом котел, а потом нашли некромантов и Ли...
- Не надо имен. - Перебила меня верховная ведьма.
- Почему? - Удивилась я.
- Потому, что ты общаешься с ведьмами. - Попытался объяснить мне Некромант, но увидев мой непонимающий взгляд продолжил. - Имя, данное при рождении - очень сильный оберег, но если ты называешь свое имя постороннему, то ты даешь разрешение его использовать. Большинство ведьм наводят порчу, или проклятьями или по личным предметам, которые имеют связь со своим хозяином, но эта связь порой бывает слабой, или по имени. Так вот по имени проще всего навести заклятье, или наложить проклятье. Поэтому колдуны придумывают себе прозвища, а у людей есть традиция давать двойное имя. Многие думают, что первое данное имя - это и есть основное, и мало кто знает, что имя данное священником произноситься вперед и считается основным. Люди уже забыли значение этой традиции, сейчас это просто дань старине, которая спасла не одно поколение. Эльфы тоже имеют традицию двойных имен, на своем родном эльфийском и человеческом. Вот человеческое они используют даже в общении друг с другом, а второе они не используют никогда. По этой же причине ты не знаешь и моего имени, и первых имен сестер. У тебя тоже должно быть два имени.
- Нет, у меня одно. - Ответила я. - У нас на острове Храмов Живы лишь два. А имена даются именно в Храмах. Никто не хочет везти ребенка на другой конец острова, что бы получить благословление Служителей Храмов. Поэтому два имени у нас довольно большая редкость. Мы больше другим богам поклоняемся.
- Это каким? - Спросила старшая дочь. - Никогда не встречала людей с острова.
- Богу Моря. - Честно ответила я. - Ветра, Плодородия, Неба, Семьи, Тепла. У нас в основном боги в почете те, от которых наше выживание зависит. Богине Живе мы, конечно, поклоняемся, но не так как Богу Моря.
- Кто кормит - тот и в почете. - Сказала верховная ведьма. - У людей всегда так было. Мы молимся Богу Нарону и Богу Гор. Один нам дал Дар, другой может обрушить стены Крепости. Так что вы решили по поводу услуги? Мы проведем до конца ритуал, и обучим дракона сражаться, а вы доставите мою дочь к полевым ведьмам?
- Ри, я бы приняла предложение. - Сказала Раадель. - Хоть мне и не нравиться идея сопровождать ведьму, но ритуал твой закончить надо. Действительно опасно колдовать с незаконченным ритуалом. Твоя магия пока не набрала полную Силу, и как она себя будет проявлять - мы не знаем, лучше закончить ритуал.
- Я согласна. - Кивнула я ведьме. - Для этого что-то от меня понадобиться?
- Только ты. - Ответила та. - Хорошо, сегодня при луне мы закончим твой ритуал, а до этого займемся драконом.
- А когда ты скажешь сестре? - Девушка- эльф вопросительно посмотрела на мать. - Она ведь не знает еще?
- Нет, не знает. - С тоской ответила ведьма. - После ужина скажу.
- А почему именно к ведьмам? - Поинтересовался Некромант. - Если она не унаследовала Дар - не проще ей было бы жить среди людей?
- Да ее через полдня или прогонят или сожгут. - Девушка в доспехах не сдержалась от очередной колкости. А мы вопросительно уставились на верховную ведьму.
- Она не совсем родилась без Дара. - Со вздохом ответила та. - Она обладает магией, но особой.
- То есть слабой. - Раадель оборвала ведьму. - Так что она унаследовала?
- Она проклятийница. - Со вздохом ответила ведьма.
- Среди горных ведьм родилась ведьма проклятий? - Усмехнулся Некромант. - Она вообще не умеет колдовать?
- Нет. Активная магия ей не подвластна. - Ведьма укоризненно посмотрела на черноволосого.
- Зато, из нее очень сильная вышла проклятийница. - Вступилась за сестру старшая дочь.
- Ага, даже чересчур. - Фыркнула сестра в доспехах. - До сих пор с нижних этажей пауков и крыс вытравить не можем. Я уже молчу про затхлую воду и гниль повсюду.
- Она не хотела. - Вступилась за дочь верховная ведьма. - Себя вспомни, когда ты только овладевала магией, сколько вещей ты испортила!
- Ага, но я не топила комнаты собственных сестер!
- Так она не может контролировать Дар? - Усмехнулся Некромант. - Ведьма, проклятий, неконтролирующая собственную Силу.... Да тут одной услугой точно не обойтись. Вы за полевых ведьм то не боитесь?
- Нет.- Ответила ведьма. - Сестра не одну такую ведьму воспитала.
- Хорошо, исполните свою часть договора, а мы выполним свою. - Раадель поднялась из-за стола. - Рано утром мы покинем вас. И, надеюсь, вы не будете возражать, если мы ночевать будем не в пределах Крепости?
- Нет, не будем. - Женщина поднялась следом. - Пойдемте, я познакомлю вас с моей младшей дочерью, а после займемся драконом.
Из зала ведьма с дочерями повели нас мимо многочисленных комнат и помещений. Везде было сухо чисто и довольно уютно. Повсюду были ведьмы и колдуны. Одни смотрели на нас с интересом, другие с неприязнью. А вот дети смотрели все с любопытством. Ведьма вела нас уверенно куда-то вглубь Крепости. Мы непроизвольно охнули, когда правящее семейство вывело нас к каменной винтовой лестнице. Так тут еще и не один этаж! Сверху и снизу доносился неумолкающий гомон, а по самой лестнице бегали дети. Снизу я уловила оклик огня. Сильного и разрушительного. Мгновеньем спустя внизу полыхнула вспышка света. То что это был дракон я даже не сомневалась, и я чувствовала, что он там не один. Именно туда нас и повела верховная ведьма.
Спустившись на последний этаж, мы попали в огромный зал с высокими потолками, подпертыми каменными колонами и многочисленными нишами в стенах и без единого источника света. Всполохов огня больше не было, но я чувствовала дракона, а еще чью-то магию. Но самым интересным было то, что эта магия была воедино переплетена с магией дракона. Это сплетение, словно туман, еле уловимо приблизилось, и с интересом изучало меня. Я еще впервые, с помощью этого сплетения, я увидела нашу с Граэлем связь. Тонкая золотистая ниточка соединяла меня и орла сидящего на плече. Я уже хотела было провести по воздуху рукой, что бы проверить, реальна ли она, когда почувствовала зародившийся огонь, направленный на нас. Все-таки от погони есть один существенный плюс - инстинкты срабатывают раньше, чем до головы доходит смысл происходящего. За пол мгновенья до того, как дракон выпустил пламя, я успела выставить огненную стену, а Граэль взметнулся вверх, превращаясь в дракона и собирая собственное пламя. Мой огонь не был сильной помехой для драконьего, но он дал время для Граэля. Два пламени драконов встретились посередине зала, освещая многочисленные каменные колонны. Ох зря мы это сделали. Откуда-то сверху, сбоку из ниш тут же раздалось рычание и шипение, а еще я только сейчас почувствовала, тут не один был дракон. Их тут сотни. Большие, маленькие, взрослые и едва вылупившиеся. Сотни огней за мгновенье сформировались вокруг нас. Вот только Граэля это не волновало. Они с драконом уже перестали выпускать пламя, и сейчас молча испытующе смотрели друг на друга.
- Познакомьтесь - это наш мастер по воспитанию наездников. - Сказала верховная ведьма.
- Не хилый дракончик. - Присвистнул Эрханд, любовно рассматривая гору именуемую драконом перед нами. - Да за него мешка три золота можно получить... Даже без мяса.....
- Кхм. Я говорила про нее. - Женщина указала немного в сторону от дракона. - И даже не думай. Мы не охотимся.
Только сейчас я заметила девушку сбоку от дракона. От нее и исходила магия, которая сплеталась с драконьей. Ведьма прищурившись смотрела то на Граэля, то на меня. А я улучила момент, пока еще не погас огонь от пламени драконов, что бы рассмотреть и дракона и наездницу. Впервые видела, что бы ведьмы надевали платья под цвет чешуи дракона. Хотя я драконов то до Граэля никогда не видела. Девушка со светлыми волосами, была одета с просторное темно синее платье. На руках, на шее и в ушах у нее были украшения тоже темно сине, в тон чешуе дракона. А еще меня поразили их глаза. У обоих они были светло голубыми с вертикальными зрачками. Если у дракона это еще нормально смотрелось, то девушка откровенно пугала. Ведьма, закончив рассматривать нас, ухмыльнулась, а дальше она просто посмотрела в сторону железного манекена стоящего у стены, когда дракон отреагировал и тут же раскалил железо своим пламенем. Меня поразило то, что она даже слово не успела сказать. Вот нам бы так.
"- И не мечтай." - Раздался у меня в голове голос Граэля. - " Не получиться. Он дракон ниже магии чем я, поэтому ведьма и частично подавила его сознание."
"- Она поработила его?" - Удивилась я. Шагая дальше за верховной ведьмой и спутниками.
"-Да. Такое встречается очень редко, и только очень сильная ведьма может это сделать. Остальным как правило выжигает сознание. Они теряют рассудок или того хуже пытаются себя сжечь, веря что в пламени они переродятся в драконов. Но подавить сознание Императорского дракона не смог еще никто."
"- Есть над чем работать? - Усмехнулась я мысленно. - Ведьма есть, Императорский дракон есть."
"- Ну поработай если хочешь. - Я почувствовала, что Граэль улыбается. - Если что я тебя сожгу, что б не мучилась, пламя не искала."
Вот же зараза. Это все Некромант научил ведь. Черноволосый словно прочел мои мысли и обернулся с вопросительным взглядом. Пришлось помотать отрицательно головой и улыбнуться.
- Вот и пришли. - Мы уперлись в массивную дверь. - Моя дочь живет тут.
- А я думала - ведьмам отдали верхние жилые этажи?- Спросила Раадель.
- Да. Но с ее Даром .... В общем она решила, что здесь ей безопаснее.....- Ведьма постучалась в дверь. Ответа на ее стук не последовало, поэтому спустя некоторое время она решила открыть дверь сама.
Мы вошли в темную комнату, освященную единственной свечой на столе в глубине помещения. По бокам стояли стеллажи с книгами, запыленные банки с какими-то порошками, висели перья и были разбросаны бумажки, веточки и прочий мусор. Сама ведьма сидела перед столом и усердно скребла пером по бумаге.
- Я никого не приглашала. - Бросила сухо девушка.
- Нам надо поговорить. - Попыталась начать разговор ее мать. - Я знаю, что тебе....
- Не начинай все сначала. - Оборвала ее дочь. - Если есть что-то новое сказать - говори, если нет - уходи. Мне ты ничем не поможешь.
- Именно за этим мы и пришли. Я хочу помочь тебе.
- Мы? - Удивилась девушка и обернулась, так что свеча осветила ее лицо. Она оказалась вполне обычной девушкой. Темно каштановые волосы волнами обрамляли лицо с тонкими губами, острым носом и очень красивыми темно карими глазами. Удивительно, но в ней не было ни грации старшей сестры, ни милого личика от второй сестры, но она выглядела вполне обычной и в тоже время очень красивой девушкой. Только ее бледнота и круги под глазами выдавали, что не все так хорошо как кажется. - Чужаки?
- Я решила отправить тебя к полевым ведьмам. Они помогут тебя туда доставить в целости и сохранности.
- Погоди. - Девушка отложила перо. - Ты решила от меня избавиться?
- Нет. - Покачала головой ведьма. - Ты сидишь тут днями и ночами, одна в заточении. Когда ты в последний раз видела солнце? Или выходила к сородичам? Ты сидишь тут...
- И пытаюсь овладеть магией как от меня этого и ожидают! - Воскликнула девушка. - Я все делаю, что бы не быть тебе позором, а ты пытаешься выставить меня? За что? За то что я не могу колдовать?
- Нет, Эстель, послушай....
-Еще и кого ты попросила? Чужаков? Что бы самой этого не делать?
- Эстель не говори так! - Верховная ведьма попыталась сделать шаг к дочери. - Я хочу помочь...
-Выгоняя меня из дома?!?!?!
- Никто тебя не выгоняет! - Крикнула женщина. - Если ты не захочешь, тебя изгнать никто не посмеет. Тем более я не посмею! Я хочу помочь!
- Уходи. - Прошептала девушка еле слышно, пытаясь скрыть слезы. Ее мать от этого слова пошатнулась в сторону, поджала губы и ничего не сказав покинула комнату. Вслед за ней ушли и дочери. - А вы чего стоите? Продолжения не будет.
- Знаем. - Ответил Некромант. - Слушай, это не мое дело, конечно, но,...
- Это не твое дело! - Отрезала девушка, отворачиваясь обратно к столу. - Уходите.
- Как ты с ними живешь? - К столу приблизился Эрханд, вытаскивая из под бумаг небольшой зазубренный кинжал. - Серьезная вещь. Просто интересно: такая красавица и тут в заточении?
- Я не в заточении. - Девушка попыталась отобрать у него кинжал. - Я сама сюда перебралась.
- Ага, а кинжал тоже сама делала? - Спросил Некромант. - Это ритуальный кинжал ведьм, которым они перерезают вены и артерии жертвам. Говорят с такими зазубринами, он режет так, что ни одна магия залечить раны не может. У жертв после такого кинжала шансов выжить нет. Ты же не обладаешь ритуальной магией? Зачем он тебе?
- Не твое дело! - Фыркнула девушка, вновь пытаясь забрать кинжал.
- Самоубийство тяжелый поступок, и расплата за него будет не легче. - Сказала Раадель. - Вам ведьмам итак дорога к Нарону, так ты решила еще и нескончаемые века в вулкане жариться?
- Тебе то что? - Девушки бросила в нее сердитый взгляд. А по углам заскрежетали мыши и что-то еще не понятное. Мы с Лирой вздрогнули. - Вам вообще, какое дело? - Вскрикнула девушка, одновременно от нее я уловила пульсацию магии. Мгновенно запахло в воздухе плесенью, откуда-то закапала с потолка вода, а на нашей одежде расцвела плесень.
- Нехило. - Присвистнул Некромант.
- Да не слабо. - Раадель сняла какой-то амулет с шеи и провела вокруг. Тут же с одежды пропала плесень и все мыши, пискнув, кинулись прочь от нас.
- Как вам это удалось? - Девушка удивленно смотрела вокруг, не веря своим глазам. - Мои проклятья мало кто может снять. Как?
- Просто я Служительница Света, а проклятья это слабая Тьма. Нам нет никакого дела ни до тебя, ни до твоей матери, ни всех ведьм, кроме одной. Просто помогать людям - это моя Жизнь, а ты страдаешь. Смирись с тем, что ты такая ведьма, и отправляйся к полевым ведьмам.
- Я должна оставаться с семьей. - Девушка обреченно вновь отвернулась к столу.
- С семьей, половина которой тебе не очень то и рада. - Некромант жестом попросил у Эрханда кинжал. - Слушай, я знаю - тебе вбили в голову с детства, что ты должна стать сильной, могущественной ведьмой, что семья должна быть для тебя превыше всего, что вместе вы одно нерушимое целое.... Но когда в последний раз ты видела всю свою семью? Когда общалась с сородичами? Ты хоть знаешь, что творится если не за стенами Крепости, то хотя бы внутри нее? Если ты итак в одиночестве прозябаешь - отправляйся к полевым ведьмам, там хоть есть глоток свежего воздуха, а тут только Тьма и плесень. - Девушка сидела молча, она явно колебалась. Эрханд навалился локтем на стол, так что он видел лицо ведьмы, и очень тепло ей улыбался.
- Мне вот только интересно, - сказал он, - ты самая красивая среди своих сестер, но в отличие от них, прячешь свою красоту тут в темном сыром подвале. Пошли с нами, в конце концов - не понравиться тебе у твоей тетки - обещаю: я лично верну тебя сюда в твой затхлый уголок. Но мне будет очень жаль, что такая красивая девушка обрекла себя стариться в одиночестве, не показываясь никому.
- Я не самая красивая. - Ответила девушка, чуть смутившись. Удивительно, но близость Эрханда вводила ее в ступор, и она искренне начинала улыбаться ему в ответ, сама того не подозревая. - Самая красивая - старшая сестра.
- Нет. - Эрханд оттолкнулся с легкостью от стола и подмигнул ведьме. - Она, согласен: стройная, высокая, гибка, двигается плавно, говорит мелодично... Да, она красива - для эльфа, а я не поклонник мохнатых ушей и занудного рассуждения о прелести травы, воды, веточки..... Вторая сестра - милая, но слишком уж она выглядит как ребенок, и она слишком милая, до тошноты. Про третью сестру говорить будем? Женщина в доспехах конечно зрелище впечатляющее, но не хотел бы я ее ночью встретить. Так что, по мнению обычного, мужчины - ты самая красивая. Так что давай собирайся и выходи из своей норки. Пора жить. У тебя времени до утра, или ты пойдешь с нами и рискнешь жить, или будешь волочить свое существование до встречи с Нароном. Надеюсь, утром свидимся - Охотник улыбнулся ей еще раз и, развернувшись, направился к двери.
За ним последовали и некроманты с Раадель. Мы с Лирой вышли последними. Перед уходом я заметила, что девушка очень сильно раскраснелась, даже в свете свечи был отчетливо виден румянец на ее бледных щеках и шее. Похоже, Эрханд ей понравился, но все же она была в смятении. У лестницы нас ждала верховная ведьма с посохом и книгой в руках.
- Что бы ни решила моя дочь - я выполню свою часть договора. Дракон может остаться тут, с ведьмами-наездницами, они научат его контролировать свою магию, а драконы научат драться. Нам пора готовиться к ритуалу.
- А я смогу потом присоединиться к тренировке? - Спросила я.
- Не думаю. - Ответила женщина, поднимаясь по лестнице. - Ритуал заберет у тебя все силы. Я думаю, ты даже до постели не доползешь.
- Я могу остаться с Граэлем. - Откликнулась Лира. - А потом когда все кончиться мы встретимся?
- Да, я тоже не очень хочу присутствовать при ритуале. - Поддержала ее Ангел.
- Боишься, крылья потемнеют? - Поддел ее, улыбаясь, Некромант.
- Боюсь, не удержусь и выхвачу меч, тогда тебе точно не жить. - Фыркнула в ответ Служительница Света. - Да и тебе лучше не быть при ритуале, высвобождение Силы может на вас отреагировать, и оно убьет Ри.
- Она права. - Поддержала Ангела ведьма. - Ведьма не стабильна, ее магия импульсивна и неконтролируемая, а вы есть сосредоточение Тьмы и Смерти. Я сама проведу ритуал, с двумя сильными ведьмами, остальным лучше держаться подальше.
- Есть другое предложение. - Вмешался в их спор Эрханд. - Мы можем пока подготовить место для ночлега, да и я бы не отказался потренироваться на мечах с Некромантом. А девушки бы пока отдохнули.
- Сам отдыхай! - Взъелась Мира. - Норана обещала показать нам платья.
-Норана? - Спросили одновременно Некромант, Раадель и Эрханд.
- Моя старшая дочь. - Ответила ведьма. - Не знала, что вы уже сговорились.
- Ну, у нас общая любовь к платьям. Сестра пойдешь со мной? А ты Лира?
- Я нет, я лучше на мечах пойду драться. - Ответила блондинка.
- Если моя дочь позвала вас, то до утра вы точно не вернетесь. Платья ее слабость.
- Хорошо, некромантки - остаются в замке, я займусь пока орланом, Лира со мной? - Сказала Раадель. - А на вас ночлег. - Кивнула она мужчинам.
- Нет. - Ответила ведьма. - Пусть охотник ждет пока ритуал не кончиться. Ведьма не сможет идти сама, а охотник ее принесет.
- Хорошо. - Согласился Эрханд. - Надеюсь, обойдемся без душераздирающих криков и зловещего хохота?
- Ты где таких ведьм-недоучек видел то? - Оскорбилась ведьма. - И за кого меня принимаешь? Не бойся - сознание не потеряешь. Вам сюда. - Указала она на широкую дверь в конце коридора. - Пройдете прямо через три двери и попадете на улицу. Вы, девушки, - обратилась она к некроманткам, - поднимитесь по лестнице еще четыре этажа, там думаю вас встретит дочь. Весь этаж наш. Ну или спросите мою дочь - вас проводят. Охотник и ведьма за мной. - Женщина пошла в противоположную сторону от широкой двери по коридору.
Мы переглянулись, улыбнулись друг другу, словно желали друг другу удачи и разошлись по своим направлениям. Мне было очень страшно, но если нужно для безопасности закончить ритуал - значит, я выдержу. Эрханд ободряюще обнял меня и очень тепло улыбнулся. Ведьма привела нас к массивной деревянной двери, за которой оказался широкий зал с камнем, больше напоминающий алтарь, посередине. Приблизившись к камню, я заметила, что на нем остались следы крови. Мне стало еще хуже и страшнее. Да конечно они ведьмы, и как все ведьмы приносят жертвы. Даже бабушка это делала, но одно дело видеть камень с увядшими цветами и дохлыми крысами, другое кровавый алтарь, где загубили не один десяток жизней. Ведьма миновала камень и встала перед большим столом в задней части зала. Нам ничего не оставалось делать, как только последовать за ней. Сзади отворилась дверь. Обернувшись, я видела, еще двух седых женщин. Одна из них была обычной пожилой женщиной - с седыми волосами, морщинистым лицом и, если не учитывать холодного взгляда и подчёркнуто гордо вскинутой головы - она была даже вполне милой безобидной бабушкой. А вот вторая была прямой противоположностью свой спутницы: крючковатые пальцы, покрытые бородавками, морщинами и даже плесенью, изуродованный, приплюснутый нос, косые глаза и почти полное отсутствие волос на голове, а еще этот безумный, дикий и враждебный взгляд. Если я правильно понимаю - то эта ведьма всю жизнь приносила людям страдания, горе и печаль, за что и расплатилась внешностью и здоровьем. Глядя на нее, я про себя как заклинание повторяла: "я не буду вредить людям, я не буду причинять им боль". Обе ведьмы проследовали мимо нас к своей предводительнице.
- Можем начинать. - Объявила та, после недолгой подготовки с женщинами. - Охотник, отойди к двери и что бы не происходило не приближайся, ни к нам, ни к ведьме. Пока я не дам на это разрешение. Дитя встань по центру между мной и алтарем.
Я вздохнула, отпустила руку, уходящего Эрханда, и заняла место, на которое указывала ведьма. Меня трясло от страха, но все же я смогла заставить себя стоять на месте, а не сбежать отсюда прочь с криком. Ведьмы очертили вокруг меня круг, насыпали к ногам золы, расставили какие-то баночки, намазали чем-то вонючим лоб, и самое, что мне не понравилось: принесли несколько ведер воды. Неужели меня будут сжигать? Запоздалая мысль ударила как гром среди ясного неба: я же получила Дар Огня, и упала в котел с жидким огнем, и что бы закончить ритуал - мне надо переродиться в Огне, то есть заживо сгореть! От осознания этой мысли я хотела выскочить из круга, но было уже поздно - ведьма начала читать заклинание, а вокруг полыхнуло пламя. Моментально оно поглотило меня, начало нестерпимо жечь, забивалось в горло, нос, выжигало глаза. Я кричала от боли и страха, но никто не слышал - все заглушал рев пламени.
- Ты уже умерла! - Я вновь услышала тот же голос, что и тогда в котле. - Зря ты стараешься, ты не остановишь меня.
Мое тело корчилось от боли, я не понимала, кто я, где я. Даже запах паленой кожи и волос пропал. Осталась только боль и голос.
- Ты думаешь, что сможешь уберечь родных? Ты думаешь, что сможешь укротить меня? Ты в моей власти, и скоро ты начнешь сеять разрушения во имя Меня! Я убью всех, кого ты любишь, а потом всех, кто встретиться тебе на пути.
Я кричала, рвалась, пыталась найти выход, но каждый раз ощущала лишь огонь и боль, мое сознание требовало срочно найти выход, да хоть умереть, лишь бы не чувствовать эту боль.
- Ты уже умерла! Ты моя! Покорись мне! Ты уже умерла! Так же как умрут и все, кто тебе дорог. А начнем мы с охотника у двери! Ведь он тебе нравиться, не пытайся меня обмануть! Мы сожжем его, он навсегда останется только твоим, он останется пламенем в твоей Душе! Он никогда никому не достанется, он будет твоей любовью заключенной в пламя! Он умрёт, так же как и ты!
- Нет! - Закричала я. - Нет!
- Да! - Ответил голос. - Ты убьешь его! Ты сожжешь его! Ради Нас! Убей его и твоя боль прекратиться. Убей его, и ты станешь свободной. Сожги его и ты не сгоришь сама! Сожги его!
- Нет! - Крикнула я, из последних сил рванувшись в сторону. Новая волна боли и огня опалила мое тело, я уже перестала чувствовать себя. Только боль, везде, нестерпимая и всепоглощающая. Я чувствовала, что выгорела вся, что я растворилась в боли и огне.
- Убей его и все закончиться, убей его и твои мучения прекратятся. Убей его и ты снова будешь жить. Убей его ради себя! Убей ради своей любви!
- Нет. - Последнее, что я смогла прошептать, падая на холодный каменный пол. Я видела Эрханда в сполохах пламени, бегущего ко мне. Я все еще корчилась от боли, а вокруг пылал огонь, но я видела его. И очень отчетливо осознала: он мне больше чем нравиться и убить я его не могу. Так же как и никого другого. Если я убью кого-то ради огня - то не остановлюсь уже никогда. А еще что со мной Эрханд в опасности, и как бы это ни было бы больно - мне придётся оттолкнуть его, ради него. Ради Нас! Я люблю его. Я погрузилась в Тьму.


Глава одиннадцатая. Перерождение



Лучше пожертвовать собой один раз, чем принести в жертву сотни жизней вокруг.
Ибо все равно все кончиться собственной смертью...





Мир забыл и о Хранителе, и о Войнах, и о разбитых частях посоха. Но Боги, которых заставили существовать лишь в своих стихиях, помнили и вынашивали план мести. Они поклялись отомстить и Племенам и Богу Нарону и Богине Живе. Но для этого им надо было найти части посоха, что бы вновь беспрепятственно разрывать Народы.
Больше в летописях Эльфов ведьма не нашла ничего, что могло бы ее вывести на след Камня. Она очень долго изучала остальные книги колдуна, и все же смогла проследить места, где появлялся Камень. Колдун собрал истории семей, живших на острове, у которых был Камень. Иногда даже не было историй - были лишь портреты, рисунки или даже общие наброски, и на них на всех был Камень. Ведьме стало ясно, что все это время он провел на острове, и похоже он снова пропал. Ведьма была раздосадована, ведь Хозяин не простит, если она вернётся к нему с пустыми руками. Она уже чувствовала, что он пытался ее вызвать несколько раз, но прийти к нему с пустыми руками - означало бы Смерть. Тогда ведьма решила найти Камень, ведь колдун когда то смог же его отыскать. Она погрузилась в изучение записей колдуна, игнорируя вызовы Хозяина. Много лет она посвятила изучению трудов колдуна, и поиску Камня. Неизбежно она познакомилась с местным населением и обжилась на острове в хижине. Из книг колдуна она узнала, что Камень переходил из рук в руки, передаривался, продавался и покупался, но все это время он был на острове. Сам же колдун прибыл по приказу Князя на остров. Это была ссылка.
Молодой и амбициозный он как молодой маг из довольно богатой семьи обучался в Княжеской Высшей Школе Колдовства. Ему сулили службу при дворе, роскошную жизни и высокое положение. Но с детства привыкший получать желаемое, и никогда не слышавший отказа - он совершил глупость. Он захотел большего. Он захотел стать не только советником при Князе, коих было больше дюжины, он захотел войти в семью Князя. Как раз в то время подросла дочь Князя. Колдун решил соблазнить девушку и жениться на ней. Девушку соблазнить он смог, она даже дала согласие на брак. Вот только Князю эта идея не понравилась. Дочери он пообещал свадьбу, вот только она не знала, что жених ей уготован другой. Ее выдали за сына одного из приближенных Лордов. За того кто составлял конкуренцию Князю, кто мог развязать войну, кто имел деньги, власть и армию. А колдуна сослали на остров в наказание. Его возвращение на материк - было равно смертной казни. Много долгих лет колдун провел на острове в одиночестве, изгнании и сожалениях. Ему пророчили славу и успех, а вместо этого он умирал в хлипкой хижине, обреченный на Смерть. Но даже в таком положение он нашел в себе Силы общаться с людьми. Очень часто он бродил по острову, от поселения к поселению, слушал людей, помогал советом, иногда даже делом. И постоянно он натыкался на рассказы о таинственном Камне. Он думал, что все это россказни пьяных людей, до тех пор, пока не увидел его собственными глазами. То что перед ним не простой камень он понял сразу. Тогда он и начал его изучать, а собрав все истории воедино - он бросился к Князю, зная, что его ждет смертная казнь.
Ведьма обшарила каждый уголок тайного прохода, каждый камушек на пляже, но нигде Камня не было. У нее оставалась надежда, на то, что Камень все еще в Черной Крепости, что Юноша, при побеге просто перепрятал его, что для нее самой есть еще шанс найти Камень и избежать гнева Хозяина. Она решила действовать, так же как и колдун - жить на острове, бродить среди людей, слушать рассказы и искать Камень. Так все и было. Ведьма за много лет проведенных в поисках узнала всех людей на острове, слушала рассказы и все больше приходила к выводу, что Камень в Черной Крепости. А еще она видела других ведьм, которые прибывали за ней. Но рассказав, что случилось, ведьма осталась на острове и продолжила поиски, пока другие ведьмы докладывали Хозяину результаты поисков. Прошло очень много лет, ведьма вышла замуж, родила детей. С каждым годом она теряла надежду найти Камень и все больше вела жизнь обычной женщины. До тех пор пока на остров не прибыли новые ведьмы.....
Как же плохо просыпаться с сильным похмельем. Однажды на остров прибыл торговец. Он был необычным - он торговал винами, настойками и много чем еще, опьяняющим людей. Подобные торговцы редко появляются на острове - рыбаки в основном не пьющий народ, а то выходить в море с похмелья - не лучшая затея. Но все же он попытал удачу и прибыл на остров. Отец с братьями в тот год наловили необычайно много рыбы, жемчуга, орланов, да и ему удалось это все продать по очень выгодной цене. Семья буквально пела от счастья. Тогда на глаза отцу и попался этот торговец. Он предложил отцу купить несколько бутылок вина, заверил, что оно пьётся как нектар, и что это лучший способ отметить столь успешный улов. Отец колебался, но все же купил пару бутылок. Впереди был праздник моря и улова, а значит, вся семья должна была собраться и поблагодарить Бога Моря за столь щедрый подарок.
Как обычно бывает перед праздниками - вся семья была погружена в суматоху. Мама, сестры, даже бабушка что-то пекли, готовили, резали, варили и бесконечно пытались убраться на кухне. Мужчины как обычно ставили столы во дворе, сколачивали скамейки, а вечером братья и сестры украшали дом и двор. И все это нужно было делать одновременно со своими обычными делами по дому. Я знала, что отец в Бродвиге накупил сладостей, овощей, и даже диковинный для нас напиток - сок из фруктов. Я не знала, что это, и все не могла дождаться, когда отец покажет нам этот невиданный напиток. В день, когда начали прибывать родственники, все вообще шло вверх дном. Везде суматоха, кто то кричал, кто-то что-то ронял, кого то отчитывали, кого то подгоняли и вообще было не понятно - зачем мы собрались. С утра я успела сбегать на пляж за водорослями, испечь пирогов, выгнать скот, раз шесть подмести двор, потому что там кто-то что-то вечно рассыпал. В общем, к обеду я уже была измотана и очень устала, а еще меня мучала жажда от постоянной беготни. Вот только до кухни я добраться так и не успела.
После обеда я накормила скот, наконец-то переоделась в чистое платье и отправилась помогать женщинам по кухне. И конечно в доме не оказалось ни капельки чистой воды. Я печально вздохнула и поплелась в холодный погреб, где обычно стояли травяные настои бабушки и запаренные травы мамы. Мама всегда с утра запаривала травы и ставила их в погреб - что бы остыли. Хоть настойка и была горькой, но только ей я тогда могла утолить жажду. Спустившись в погреб, я сразу заметила четыре диковинных бутылки, и честно думала, что там сок. Одна из бутылок была вскрыта, я очень сильно расстроилась: как мог отец, пока я управлялась по хозяйству, не дождаться меня и вскрыть лакомство? Мне стало обидно, поэтому я решила сама попробовать содержимое. Торговец не обманул - жидкость была очень приятная на вкус с легким привкусом меда, каких-то трав и немного кислая. Я сначала подумала, может сок испортился, пока его везли на остров. Но кислота была едва уловимой и даже нисколько не мешала почувствовать вкус меда.
Тогда я жадно выпила почти полбутылки, а когда поставила ее на место, мир поплыл перед глазами, а голова пошла кругом. Сначала я испугалась, что это отравление от сока, и попыталась выбраться из погреба и позвать кого-нибудь на помощь, но язык не слушался, а погреб кружился вокруг. Неожиданно дверь в погреб распахнулась и на пороге появился отец. Он увидел, что меня шатает и я начала падать. Он подбежал ко мне и успел поймать.
- Ри, что с тобой?- Поймав меня, спросил отец.
- Ты вскрыл сок без меня! - Первое, что выпалила я, точнее промямлила сплетающимся языком. - Я решила попробовать - он пропал, а я отравилась.
- Ты пьяна? - Брови отца почти достигли волос на лбу.
- Нет, я пила только твой сок. - Отец у меня перед глазами раздвоился. Что очень удивило меня. Я понимала, что мне нужно встать, что нужно помогать матери, что нужно еще загнать скот, вот только ни руки, ни ноги меня не слушали, а погреб крутился перед глазами так, что к горлу подступил приступ тошноты.
- Ри, сок наверху и я его не вскрывал. - Улыбнулся отец. - Тут стоит вино, и я вскрыл для мамы, она такая же как и ты удержаться не могла. Сколько ты выпила?
- Как вино? - Удивилась я. - А пьётся как вода с медом. Не знаю. Меня тошнит.
- Да в этом и коварность вина - пьешь легко, и пьянеешь быстро. Ладно, пошли, может бабушка поможет.
Отец унес меня в комнату, где ночевали родители. Тогда я не могла понять, почему именно туда. До тех пор пока приступ тошноты не вывернул меня наизнанку. Спасибо бабушке - принесла ведро. И так полночи. Я то засыпала смутным сном, то просыпалась от тошноты. Но самое ужасное это было утро. Все болело, мир по прежнему крутился, во рту гадкий привкус и все время тошнит. А еще невыносимая головная боль, трясущиеся руки и дикое желание пить.
Таким же было и мое теперешнее пробуждение. Я села на лежаке, не понимая, кто я, где я и что тут делаю. Я знала только одно - голова вот-вот лопнет от боли, и каждый кусочек тела отзывался болью. Попыталась вспомнить, где вчера была и куда попала, но как бы не старалась - ничего не могла вспомнить. Вокруг было темно и холодно. Я напрягла память и попыталась вспомнить, что произошло. Сознание словно издевалось - перед глазами всплывали картинки, как меня сжигают, повсюду огонь и нестерпимая боль. А еще я вдруг вспомнила Эрханда. Эрханд! Последнее что я помню, что мне приказывали убить его, он кинулся ко мне и его поглотил огонь. Мой собственный огонь! Боги, что же я наделала? Не успела я до конца осознать эту мысли, как в стороне раздались шаги. Наверное Некромант пришел меня проведать. Надеюсь, хотя бы они все целы.
- Ты чего не спишь? - Спросил меня из темноты голос Эрханда. Эрханд! Живой! Я негромко вскрикнула от радости и обняла его за шею, радостно расцеловывая его лицо. - Эм. Я тоже рад тебя видеть.
- Ты живой! - Только и могла прошептать я. - Я так испугалась за тебя.
- Ри, я сейчас тоже начинаю бояться за себя. Что со мной могло то случиться? Это тебя сжигали......
- Я знаю.... Просто там.... Там.....
- Что воркуете? - В темноте неподалеку раздался раздраженный голос Некроманта. - До утра не дотерпели?
- И тебе доброго утра. - Откликнулся Эрханд.
- Какое утро? Еще даже не рассвело. - Пробурчал черноволосый.
- Ну скоро уже. Кстати, подменишь меня? Я вздремну немного.
- Хорошо. - Я слышала, как Некромант поднялся со своего лежака и зашаркал в сторону.
- Спи, Ри, тебе надо восстанавливаться. - Эрханд обнял меня, согревая своим теплом.
Я легла обратно на лежак, согретая в объятьях Охотника. Как я могу причинить ему боль? Разве я хоть когда-нибудь смогу поставить его под удар? Нет, не смогу. И не хочу. Но если мой огонь требовал его убить, будет ли он когда-нибудь со мной в безопасности? Я чувствовала, что он мне больше, чем нравиться, но нам нельзя быть рядом. Огонь был прав - Эрханд, тот человек, с которым я хочу прожить жизнь, растить детей, любить его и восхищаться им, но тогда он будет всегда в опасности. "Убей его, ради Себя!". Нет, не могу, я должна оттолкнуть его, как бы мне не было бы больно. "Убей его, и твоя боль закончиться!". Не могу. Погруженная в свои мрачные мысли, я уснула в кольце сильных рук Охотника.
Проснулась, пригретая теплым лучом солнца. Несмотря, на все приближающуюся зиму, день стоял по-весеннему теплым и солнечным. Впервые за долгое время я проснулась сама, и похоже день уже клонился к обеду. Голова уже не столько болела, да и чувствовала себя намного лучше. Я перевернулась на пустом лежаке и встретилась с внимательным взглядом карих глаз.
- Доброе утро. - Попыталась я улыбнуться.
- Доброе. - Ответила Раадель. - День. Как ты себя чувствуешь?
- Так словно по мне телега прокатилась, а потом дракон сверху свалился. - Я попыталась привстать, тело тут же отозвалось болью.
- Ну теперь хоть буду знать, какого это перерождаться. - Ухмыльнулась светлая. - Ты свою магию чувствуешь?
- Вроде да. - Я действительно чувствовала, тугой клубок жара в груди. Он словно пульсировал в такт моему сердцу.
- Хорошо. Ри, знаю, ты меня не послушаешь, но постарайся не колдовать ближайшие дня два-три. Пока....
- Я не восстановлюсь полностью. - Закончила я за Ангела. - Я еще с прошлого раза это поняла. А где все?
- Некроманты засели в комнате принцессы ведьм. Точнее девушки в комнате, а Некромант ошивается в коридоре. Эрханд с Лирой запасаются едой, а Граэль с ведьмами тренируется.
- А ты как обычно сидишь около меня, и выхаживаешь? - Странно, но на душе у меня было очень легко и спокойно. Возможно действительно это от окончания ритуала, а может, впервые с того момента как я стала ведьмой, Раадель вновь смотрела на меня с теплотой, заботой и тревогой.
- Да как обычно. - Ангел мне лучезарно улыбнулась. - Кто ж еще за тобой присмотрит?
- О чем девочки шепчетесь? - К нам приблизился Некромант.
- О том, какие кружева для тебя сестры выберут с принцессой. - Ответила ему Раадель. - Закончили примерку уже?
- Ага закончат они, как же, жди. Они за ночь нашили платьев всем девушкам отряда. Вам с Ри кстати тоже. Там ведьм сорок трудилось не меньше, кто теперь потащит этот ворох юбок, я не знаю.
- Зато я знаю. - Раадель весело улыбалась ему. - Они твои сёстры - тебе и тащить, оставшееся наш чешуйчатый друг понесет.
- А где он кстати?
- На тренировке с ведьмами.
- А гостить у ведьм ему пошло на пользу.
- Вы о чем? - Не поняла я.
- Граэль спал сегодня лишь несколько часов, перед рассветом. Все остальное время он учился драться. Не поверишь, но его учил здешний вожак Императорских Драконов. Он конечно мельче и немного слабее, зато более быстрый и изворотливый.
- Граэль тренируется с вожаком? - Удивилась я.
- Да и нужно заметить чешуйчатый делает успехи. - Ухмыльнулся Некромант. - Я с вечера наблюдал за ним, поначалу смотреть на него жалко было. Трусил нападать, трусил шевелиться, по-моему, даже дышать трусил. Каким-то образом вожак смог его убедить атаковать и двигаться. Ты бы видела его уже поздно ночью. Нападал молниеносно, отбивал удары, ощетинивался и даже научился чешую приглаживать, что бы когти противника его не ранили.
- Так, у нас теперь боевой дракон? - Спросила Раадель.
- Нет, еще. - Ответил мужчина. - Я думаю, вожак поддавался, но очень правдоподобно. Граэлю еще тренироваться и тренироваться, но одно скажу точно, теперь он не будет избегать драки. А это уже кое-что. К тому же я говорил с ведьмами, по поводу защиты Ри от братца Граэля.
- И что они сказали? - Я заерзала на лежаке.
- Есть выход. Или тебе умереть, или Граэлю, или вам всю жизнь прятаться. В общем вариантов много, но более или менее приемлемый - тебе осваивать магию дракона. Научиться разрывать связь. Вам обоим будет больно, но другого пути нет.
- Значит разрыв связи? - Задумчива сказала Раадель. - Для этого тебе придётся жить далеко от Граэля. Иначе ваша связь все равно будет существовать. На остров Граэлю нельзя. Там ты сможешь сама разорвать связь.
- А я смогу ее восстанавливать?
- Да, если хватит сил или Граэль будет рядом. - Ответила Ангел. - До этого потренируешься закрываться от него, время есть. Но пока тебе нужно восстановиться.
- Да, кстати ведьмы передали тебе вот это. - Некромант протянул мне сверток и кожаные сапоги. - Мира полночи ведьм без устали гоняла, что бы тебе понравилось. А то твоя одежда немного.... Эм... Подгорела.
-Что? - Я удивленно опустила взгляд на свою одежду. Некромант оказался прав. Я была закутана в плащ Эрханда, а под ним виднелись лишь обугленные лоскуты того, что когда-то было туникой. - Ну в прошлый раз моя одежда полностью сгорела.......
Я приняла из рук Некроманта сверток и с любопытством его развернула. Внутри оказался теплый плащ, подбитый мехом, пара теплых перчаток, теплые кожаные штаны и свободная шерстяная туника с теплой нижней рубашкой. В целом я была довольна выбором некромантки. Некромант протянул сверток и Раадель. Внутри был примерно такой же набор одежды. Единственное отличие было в том, что моя туника была серого цвета, а ее белого. Ангел поблагодарила Некроманта и помогла мне одеться. Чуть позже появились Эрханд с Лирой и сумками с едой. Лира тоже уже была переодета, в простое шерстяное платье коричневого цвета, да и плащ ей дали потеплее. На плече у девушки сидел уже достаточно окрепший орлан и гордо взирал по сторонам. Меня удивило, то что в это время орланы уже улетают из гнезд на юг, а он казался еще очень маленьким. Отец как-то рассказывал, что иногда птенцы вылупляются слабыми, и в итоге более сильные их собратья отбирают всю еду. А когда приходит время улетать из-за запоздалого развития они не могут этого сделать, и погибают. Сможет он лететь или нет я не знала, ведь никто и никогда не подбирал птенцов. Они срывались обычно с гнезд вниз в море и на скалы. Как выжил этот птенец, я даже не представляю.
Немного позже появились сестры и Граэль. Эрханд, ушедший повторно в Крепость, вернулся с двумя корзинами еды. От запаха и вида еды у меня очень сильно заурчало в животе, и я только сейчас поняла насколько я голодная. Про ведьму пока никто не говорил, да и она не появлялась. Все как ни странно были веселы и довольно общительны за небольшим завтраком изъятом из корзинок. Граэль с удовольствием рассказывал мужчинам о приемах против дракона, девушки обсуждали платья. Мне очень понравились наряды сестер. Мира была в черном платье, с корсетом и шнуровкой сзади. Оно подкупало своей простотой и в тоже время красотой. Слегка пышная юбка подчеркивала хрупкость ее фигуры, а отсутствие рукавов, открывало незащищённые, бледные и хрупкие плечи девушки. Даже мне захотелось ее защитить, хотя, вспомнив кладбище, это желание пропало. Елена тоже была одета в черное платье, но с более пышной юбкой, расходящейся от корсета с пуговками спереди. Корсет слегка приоткрывал ее грудь, немного приподнимая ее и придавая выразительности, но кружева по краю лифа, прикрывали верх груди девушки. А длинные клинообразные рукава были похожи на крылья, и тоже заканчивались кружевом, скрывая кисти. Обе сестры также были одеты в теплые плащи и снабжены шерстяными перчатками. Неизменным остался только Эрханд в своем охотничьем обличие. Мы уже закончили с едой, когда ворота Крепости отворились. Из них, к нам вышла группа из десяти-пятнадцать ведьм, вреди которых была верховная ведьма и все четыре ее дочери.
- Добрый день.- Поприветствовала нас верховная ведьма, приблизившись. - Как ты себя чувствуешь дитя? - Обратилась она ко мне.
- Как будто дракон сверху упал. - Честно ответила я. - Ну, или как будто меня заживо сожгли.
- Это хорошо. - Ответила та. - Боль означает, что твое тело перестроилось. Было бы хуже, если бы не было изменений. Моя дочь согласилась отбыть к моей сестре. Я честно и ответственно выполнила свою часть, надеюсь, с вашей стороны то же последует.
- Мы доставим твою дочь в целости и сохранности. - Ответил Некромант. - С ней ничего не случиться.
- Ты точно этого хочешь? - Обратилась к сестре старшая принцесса.
- Да. - Ответила девушка, немного дрожавшим голосом. - Когда выходим?
- Сейчас. - Ответила Раадель. - Ты собрана, мы тоже. Нет смысла тянуть. Прощайся и в путь. Было очень приятно у вас погостить, надеюсь, никогда больше не свидимся.
Раадель подобрала сумки, кивнула ведьмам и уверено зашагала через поляну к единственному выходу в горах. Некроманты, так же подобрали сумки, кивнули на прощанье ведьмам и последовали за Ангелом. Я видела смятенье девушки, видела, что ей страшно, но как поддержать ее не знала. Поэтому я, Лира, Эрханд и Граэль просто улыбнулись ведьмам и с оставшимися вещами последовали к выходу.
- Послушай, Эстель. - Донесся до меня голос верховной ведьмы. - Если ты этого не хочешь, я никогда не заставлю тебя уходить. Но я надеюсь, у тети тебе станет лучше. Если что-то случиться дай мне знать, я примчусь без промедления.... Эстель?
Девушка ничего не ответила, я слышала ее шаги позади нас. Значит, наш путь теперь лежит на юго-запад к полевым ведьмам. Ведьма шла очень тихо, пару раз я даже оборачивалась, что бы проверить идет ли она за нами или вернулась в Крепость. Перед самым выходом, отряд остановился. Девушка очень долго и молча смотрела на Крепость, никто ей не мешал. Ее волнение, ее страх и неуверенность буквально пронизали воздух вокруг нее. И все понимали, что никакие слова ее сейчас не убедят в том, что ей лучше - идти вперед или оставаться дома. Она должна была решить сама. И она решилась. Не уверенно и с очень большим страхом, она сделала шаг в сторону выхода. Последний шаг, который закрыл от нас Крепость, но открыл проход вперед к выходу из гор. Эрханд попытался приободрить девушку, а она смотрела на него с большим доверием.
Ведьмы не обманули, за ближайшим поворотом мы сразу вышли из гор. Мы вновь оказались на подгорной дороге, но уже намного ниже и ближе к поселению. Оно маячило в стороне, окутанное дымом с печей. Здесь было на много холоднее, чем в горах. Да и день неуклонно катился к закату. Мне очень не хотелось вновь ночевать под открытым небом, так же как и всем. Поэтому отряд в предвкушении теплых и мягких постелей радостно зашагали вперед. С выходом из гор, спало и напряженное молчание, вызванное в основном страхами ведьмы. Но теперь, когда она уже хоть и робко, но шла за нами, вернулись перепалки Некроманта и Ангела по вопросу Света и Тьмы, шутки Эрханда, да и Граэль стал на удивление открыт и общителен. Он с удовольствием рассказывал Лире истории, которые поведала его мать. Я заметила, что вместе с блондинкой дракона внимательно слушала и Эстель. Хмурая и молчаливая, сейчас она выглядела заинтересованной и углубленной в рассказ. Девушка немного расслабилась, а значит, и наша дорога будет намного легче.
Спустившись с дороги, мы сделали привал. Граэль в это время, превратившись в орла учил птенца летать. Последний подпрыгивал, растопыривал крылья, и неуклюже падал вниз. Под эту забаву Некромант раздал каждому по куску пирога и какую-то теплую настойку. Лира, каждый раз, когда птенец делал успехи, отламывала кусочек мяса и кидала ему в качестве угощения. Очень быстро малыш смекнул, кто его кормит и за что. Он неуклюже припрыгал от Граэля к Лире, и теперь пытался взлететь около нее, ожидая лакомство. Веселое настроение захватили и угрюмую Эстель. Пару раз я видела, как она улыбается, а в ее карих глазах появился радостный огонек. Но, в общем, она выглядела очень плохо. Сейчас под солнцем она выглядела очень худой, впавшие скулы, торчащие кости на руках, ключицах, обескровленное лицо и почти синие губы. Годы заточения и отказа от еды не пошли ей на пользу. Я искренне надеялась, что ее мать права и тетка сможет вернуть девушку к жизни. Все это выглядело каким-то не правильным. Меня воспитали в строгости и суровости острова. У нас не было разноцветных тканей, украшениями были в основном ракушки, а платья донашивались за старшими сестрами. Сладости мы получали лишь по праздникам, а изысканные лакомства еще реже. Но все это не мешало нам быть счастливой семьей, где родители гордились детьми, где дети обожали и уважали своих родителей. Где боль другого, принимали как свою, где никто и никогда не навязывал какими быть. Были, конечно, и правила и традиции, и даже надежды, но никто бы не позволил собственной дочери чахнуть в сыром подвале в одиночестве.
Закончив трапезу, мы продолжили путь. Птенец все пытался выпросить лакомство, но поняв, что его больше нет, укусил Лиру, за что очень долго сам прыгал за нами и жалобно пищал. Зато когда девушка его подобрала и усадила в сумку, он уснул крепким сном уставшего малыша. Орланы очень своевольные и темпераментные птицы, но если они кого то уважают, то навсегда. То же самое если они кого то и ненавидят, то пощады не будет. Однажды отец рассказывал, что с ними на скалу повадилась лазить и другая семья рыбаков. Обычно если скала занята, то никто не лазает на нее. С ними был юный рыбак, только учившийся промыслу. Отец не стал с ними ругаться, просто молча доставал птенцов, которых мог. Однажды он заметил, что этот юный рыбак, когда они слезали со скалы, издевается над птенцами. Он брал их за крылья, заставлял открывать клювы, тряс их, переворачивал головой в низ. Несколько птенцов из-за этого пострадали, он повредил им крылья. Таких птенцов уже невозможно было бы продать, поэтому их попросту выбросили со скалы в воду.
Отец рыбака за это лишь поругался на свое дитя, но в следующий раз история повторялась. До тех пор пока взрослым птицам не надоело это терпеть. Они видели издевательства над собственными детьми, видели и их участь. Обычно они не нападают на земле, только на скалах. В очередной раз, когда парень занялся своими истязательствами, птицы бросились на него всей стаей. Орланы достаточно крупные животные, и с очень сильными клювами и лапами. Парню досталось не сладко. Они раздирали на нем одежду, вырывали волосы, расцарапывали лицо. В тот раз он отбился, но пришел отомстить. Вот только и птицы его запомнили. Они напали первыми и вновь, раздирали его с остервенением. Но даже это не остудило парня. Он приходил вновь и вновь, и вновь на него нападала целая стая. Он отбивался, пытался искалечить птиц, но их было слишком много. Тогда он вовсе пошел на безумный шаг. Он взобрался на самый верх скалы, и начал скидывать камни на гнезда. Наш отец пытался его остановить, но тот не хотел слушать. Орланы остановили его. За волосы утянули за край обрыва. Но и он утянул за собой одного орлана, вцепившись тому в лапу. Они погибли оба. Отец видел стаю, видел, что они готовы атаковать. В тот год он больше не лазил за птенцами.
Постепенно солнце скатилось уже к самой кромке леса, а на земле распластались длинные тени деревьев. До поселения оставалось совсем немного, но наш путь затрудняла изрядно уставшая ведьма. Ей не хватало сил даже на столь не долгий переход. Некромант и Эрханд несколько раз предлагали ей помощь, но та со страхом отказывалась. Как ни крути, а мы ей были чужаки. Тем более первые чужаки в ее жизни, да еще и за станами Крепости. В поселение мы вошли поздно ночью, когда уже все валились с ног от усталости. У отряда было только одно желание - поскорее добраться до первого же трактира, поесть горячей еды и наконец-то отдохнуть. И нам повезло: в первом же трактире оказались свободные комнаты и горячее тушеное мясо с теплым хлебом. На еду мы набросились все с энтузиазмом. Даже Эстель с удовольствием съела все, что было у нее на тарелке. После ужина Раадель удалилась в местный Храм, оставив мужчинам право разместить остальных. Я очень удивилась, когда Некромант и Эрханд решили делить между собой одну комнату, а ведьму поселить с некромантками в комнате по соседству. А нам, с Лирой и Раадель досталась комната напротив. Трактирщик и его помощники притащили в комнату третью кровать, продавленный местами матрац и стопку чистого белья и одеял. Не смотря на возню в комнату, я взобралась на одну из стоящих в комнате кроватей и, сняв верхнюю одежду, легла отдохнуть. И судя по скрипнувшим пружинам второй кровати, Лира разделила со мной затею. Ко мне прилетел Граэль и, как и раньше, занял место на изголовье кровати. А птенец, пытаясь повторить за драконом, сел к Лире на кровать. Вот только на железном пруте ему пока было трудно удержаться, он то и дело падал на покрывало, чем и вызывал у нас улыбки. В конце концов, наблюдая за птенцом, я провалилась в глубокий спокойный сон.
Утром меня разбудила Лира, сообщив, что мужчины уже проснулись, и отправились в низ, заказывать завтрак. Я наскоро умылась, привела себя в порядок и спустилась вниз. Эрханд и Некромант уже сидели за столом друг против друга и, сцепив руки по середине, пытались выяснить кто сильнее. Раадель тоже сидела за столом и фыркала на них, а Лира с улыбкой наблюдала за единоборством.
- Доброе утро. - Поздоровалась я, усаживаясь рядом с Лирой.
- И тебе доброе. - Отозвался Некромант. - Как спалось? Наверное, не так приятно как с охотником?
- Да, но намного приятнее, не слышать твои язвительные замечания. - Ответила я, с улыбкой. В чем то он все же был прав - мне не хватало тепла Эрханда.
Нам принесли завтрак, и мужчинам пришлось прекратить свое занятье. Второй день подряд я чувствовала, что не могу наесться. Как позже объяснила Ангел - это тело перестраивается и восстанавливается, поэтому и ему требуется больше еды. Хотя нужно признаться это перерождение прошло для меня с меньшими потерями - волосы были целыми, а кожа не обожжённой. Мы почти все съели, когда появились некромантки и Эстель. От ее печального вида даже мне хотелось плакать. Зажатая и очень пугливая, он ела словно мышка, опасаясь, что мы сейчас отберем еду или бросим ее тут одну. Несколько раз ее пытались ввязать в разговор, но она лишь испугано мигала глазами, когда к ней обращались и по большей части отмалчивалась. Похоже ее мать не соврала, когда говорила, что она ни с кем не разговаривает. Что ж, доставим ее к тетке, а там пусть сами решают эту проблему. Плотно позавтракав, мы вновь отправились в путь. От лошадей отказались, потому что Некромант сказал, что по пути придётся идти по трясине, а животными рисковать не хочется. До полевых ведьм чуть больше двух дней пути. И мы снова будем ночевать под открытым небом. Это опечаливало, но выхода не было.
После полудня появилась и еще одна проблема - Граэль сказал, что к поселению, где мы ночевали, приближаются инквизиторы. Они вполне спокойно могут найти наш след и вновь возобновиться погоня. Поэтому девушку надо доставить как можно скорее, и увести преследователей в сторону. Инквизиция не упустит шанс, уничтожить ведьм, даже полевых, если те окажутся в поле их зрения. К тому же и Эстель сильно замедляла передвижение. Приходилось делать остановки, что бы дать ведьме отдышаться. Она, конечно отказывалась, поэтому у Некроманта, Раадель, Эрханда, да даже у Лиры вдруг появлялась острая потребность в остановке, ровно на столько, сколько требовалось ведьме для отдыха. Ближе к полудню она и вовсе выдохлась. Мое перерождение безболезненным, конечно, нельзя назвать, но я себя чувствовала на много лучше, чем Эстель, которая держась за бок, задыхалась, сидя на камне.
- Мы слишком долго идем. - Сказал шепотом Некромант Ангелу, когда мы все чуть отстранились от Эстель. - Нужно что-то делать.
- Что ты сделаешь? - Спросила Раадель. - Любую помощь она не примет.
- Может усыпить? - Вклинился в разговор Эрханд. - И как с Ри - я ее понесу?
- Уверен, что магия ведьм позволит усыпить ее? - Ухмыльнулся Некромант.
- Магия может и не позволит, но у Светлой по любому должен быть способ ее убаюкать? - Эрханд вопросительно посмотрел на Ангела.
- Есть, но не уверена, что ей пробуждение понравиться, она же ведьма. Конфликт магий....
- Да, а лучше конфликт с инквизицией? - Перебил Некромант. - У нас две недоделанные ведьмы и два бесполезных человека, ты как отбиваться думаешь? А да и забыл: один недоделанный дракон.
- Почему это мы недоделанные? - Возмутились Граэль, Эрханд, я и Лира.
- Да потому, что от вас в бою с инквизицией - только палкой махать. - Улыбнулся в ответ мужчина. - Светлая - усыпляй ее.
Раадель фыркнула на него, но все же подошла к девушке и провела перед ней открытой ладонью. Я вспомнила, как она делала это в лесу Эльфов. Неприятно, конечно, но выбора нет. Эрханд перекинул сумки Некроманту, и очень осторожно поднял девушку на руки. Мы пошли быстрее. Теперь уставала я. Намного, конечно, реже. Мы шли до самой темноты, а когда уже и вовсе не было возможности разобрать дорогу - был объявлен привал. Эстель Реедель не выпускала из сна, изредка наговаривая на нее своей магией.
- Завтра она должна быть крепче. - Объявила Ангел, после очередного наговора.
- Колдовала? - Поинтересовался Некромант.
- Колдуют ведьмы, а я лечу. - Фыркнула в ответ Раадель.
- Ну спасибо. - Отозвалась я. - А я лечить не умею?
- Ты когда в последний раз травками то занималась? - Усмехнулась Ангел.
- Давно. - Честно призналась я и погрустнела.
Действительно травы я не собирала уже очень давно, да и привычки выглядывать их уже не осталось. Я словно забыла, какого - это радоваться найденному полезному корню, или собранным листикам. Я теперь знала лишь боль и жар от огня и постоянное чувство погони. Мы столько раз участвовали в драках и столько раз были ранены, а толку от меня не было. Грустно было осознавать что не умею ни драться, ни лечить.
- О чем задумалась? - Ко мне подсела Раадель. Как оказалось, я была уже очень долго погружена в свои размышления.
- Обо всем по не многу. - Ответила я. - Раадель, я не знаю, что со мной, и что со мной будет, и кончиться ли погоня, когда я буду дома. И я подвела бабушку. Все, чему она меня учила - я все позабыла. И что мне теперь быть ведьмой огня?
- Ри, ты ни чего не забыла. - Ангел ласково мне улыбалась. - Тебе просто надо потерпеть и набраться сил. Скоро твое тело привыкнет к огню, и ты вновь сможешь искать свои травки.
- Как будто ты мне позволишь лечить?
- Могу позволить, только в том случае, если сама будешь цела. - Я с надеждой посмотрела на нее. - И мне больше по нраву, если ты будешь с травками возиться, чем свой дар развивать. Кстати: ты видела с момента перерождения свой цветок?
- Нет, а что? - Ответила я.
- Это плохо. Когда ты окрепнешь - он должен явиться тебе. Во сне или в магии, но это знак того, что ты стала полноценной ведьмой, что готова к обучению и развитию, что твой дар теперь стабилен. Не колдуй пока, он не явиться.
- Хорошо, я постараюсь. Раадель, а почему ты мне помогаешь?
- Помогать людям, попавшим в беду, мое призвание. - С готовность ответила та.
- Я знаю, но почему ты помогаешь мне, когда я стала ведьмой? Ты же должна отправить меня к Нарону?
- Должна. - Раадель грустно посмотрела на меня. - Так положено по правилам Ангелов. Уничтожать Тьму в любом ее проявлении и любыми средствами. Но, видишь ли, когда я отдала свое крыло - я перестала быть ангелом. По правилам, я уже должна была умереть. Свет порой требует делать то, чего мы не хотим делать, жертвовать тем, чем не хотим. Но Свет отвернулся от меня, так же как и я от него, поэтому я сама решаю, что делать. И впервые за все мое скитание, я чувствую, что поступаю правильно.
- Получается, я еще больше отталкиваю тебя от Света?
- Нет, ты дала мне возможность думать самой и делать то, что не написано в наших книгах. Ты дала мне выбор, и право жить. Ведь все скитание, я жила, так как мне велят правила - в одиночестве, страданиях и сожалениях. Ты мне показала, что можно жить по-другому. Я поступаю, так как считаю нужным, но Свет из моей души не ушел. Так что, я тебе благодарна. - Ангел улыбнулась мне самой теплой улыбкой. - И если хочешь - взамен я могу тебе показать пару приемов врачевания.
- Ты серьезно? - Я почти взвизгнула от счастья. Я буду учиться врачеванию у ангела!
- Да. - Ответила она. - Но вернем ведьму к родным и начнем обучение.
Я буду учиться у ангела! Все мои грустные мысли, словно, ветром сдуло. Я полжизни мечтала научиться помогать людям, и вот сейчас мне выпал такой шанс. Вот бабушка то обрадуется. Впервые за последнее время, я с радостью ждала следующего дня, даже зная, что все еще не буду дома, впервые я испытывала радость и облегчение от этого путешествия. А если Раадель плывет со мной, так мое обучение продолжиться и дома. От радостных мыслей я не могла долго уснуть. Все представляла, как Ангел будет открывать секреты наговоров, как покажет тайные травы, как научит исцелять словом. Как буду обращаться к Свету за помощью. И как же я была тогда не права, если бы я только знала......
Утро пришло неожиданно и более того оно трясло меня за плечи, в надежде разбудить. Эрханду еле удалось заставить меня открыть глаза. Как оказалось все уже встали, кроме двух - меня и Эстель. После наговоров светлой девушка спала непробудным сном и честно протестовала, когда ее пытались разбудить. Но хуже всего было, что с ее протестами вокруг сгнила трава, бурно расцвела плесень и даже в кустах мыши пискнули. Лира со вздохом сообщила, что проклятья добрались и до сумок с едой. Весь хлеб пришлось выкинуть, а Граэлю охотиться. Хорошо хоть до котелка с завтраком Эстель не добралась. Ангел печально вздохнула, и принялась чертить какие-то символы на сумках. Ведьму, как и меня все же подняли. И ей было очень стыдно за содеянное. До такой степени, что я подумала - она расплачется. Ситуацию спас Эрханд - подбодрил ведьму и сказал, что теперь хоть птички попируют, чем и приобрёл в глаза ведьмы еще больше доверия и уважения. Похоже, он ей вообще очень понравился, он единственный, кого она не боялась. После завтрака, мы вновь отправились в путь.
- Как же так получается, что ты проклятийница и не можешь контролировать дар? - Удивлялся Некромант. - Он очень сильный, не боишься пораниться?
В ответ девушка только печально посмотрела на черноволосого и предпочла скрыться за спиной Охотника.
- Думаю, ей просто никто не объяснил, как им управлять. - Ответила Раадель. - Сам подумай, откуда горным ведьмам было знать, как справиться ее даром. Сам видел и в Крепости и утром: тут не просто проклятья - тут талант! Думаешь, обычной ведьме проклятий легко колдовалось бы в моем присутствии? Да многие да же простой гнили бы не вызвали, а тут и плесень и мыши.
- И что, думаешь полевые ведьмы с ним справятся? - Поинтересовался Некромант.
- Не знаю. - Честно ответила Ангел. - По крайней мере, они не будут требовать активной магии, и попытаются найти подход к ее дару. В любом случае, девушке будет лучше на свежем воздухе, чем в гнилом подвале. Полевые ведьмы, думаю, смогут ее к жизни вернуть.
- Да помогут им боги. - Отозвался Некромант.
Я с удивлением смотрела на эту парочку. Даже не смотря на свою внешнюю неприязнь друг к другу, они сблизились и очень хорошо поладили. Конечно, не исчезли их перепалки, но они стали, словно, частью их общения. Раадель не спорила с Некромантом, да и он словно предугадывал ход ее мыслей и не вызывал ее гнева. Даже сестры стали относиться к Ангелу с большим уважением и терпимостью. Мира так вообще стала относиться к Ангелу, словно она всю жизнь с ними прожила. Даже во взгляде фиалковых холодных глаз Елены читалось уважение к Ангелу.
Полдня мы шли лесной дорогой, до самых болот. Не могу сказать, что дорога была легкой: мое тело все еще болело от перерождения, а кожа зудела, мне нужны были передышки. Эстель хоть и держалась уже лучше, все же тоже не могла долго передвигаться. Пару раз Граэль улетал на разведку и приносил не очень хорошие новости - инквизиция, хоть и задержалась у ловушек некромантов, но все же идет по следу. Перед самыми болотами было решено сделать привал с перекусом. Ели в спешке, из-за опасения Ангела, что болота будет тяжело пересекать, а ночевать среди трясины - не лучшая затея. Быстро перекусив, мы продолжили путь по болотам. Впереди шел Некромант, определяя дорогу, за ним шли сестры, Лира, я, Эрханд, Эстель, и замыкала Реедль. Граэль, превратившись в орла, улетел ввысь. Я очень хотела установить с ним связь, что бы посмотреть сколько нам идти, но понимала - что сделаю только хуже. Я не готова пока к боли от вторжения и возвращения в тело, а Охотник итак сумки тащит. По болотам шли не быстро и почти без передышек. И я, и Эстель понимали - каждая остановка увеличивает возможность ночевки среди болот. Пришлось обливаться потом, собрать все силы и идти дальше.
Уже с приходом темноты мы все-таки выбрались из болот. Уставшие, голодные, но все же радостные. К тому же Граэль подготовился к нашему приходу и натаскал рыбы и, даже поймал пару зайцев. Не знаю, как у мужчин остались силы натаскать дров и подготовить лежаки, я лично устроилась у одинокого дерева, сидя на сумке, и прикрыла глаза. Сбоку раздался шорох приближающихся шагов. Эстель стояла передо мной и, словно голодная собачонка выпрашивающая кусочек хлеба, спросила разрешения присесть рядом. Я от удивления рот открыла: дерево не мое, да и места много, но поняв, что девушке проще будет уйти, чем слушать все мои возмущения, я с улыбкой ей кивнула. Со вздохом облегчения девушка робко села с боку.
- Как ты? - После долгого молчания, я не придумала, что можно еще у нее спросить, а сидеть в тишине - угнетало. Девушка испугано вздрогнула от моего голоса, пару раз моргнула глазами и все же ответила:
- Нормально. С-спасибо.
- А ты не очень разговорчива. - После долгой паузы, вновь попыталась я с ней заговорить. - Не бойся нас. Мы не причиним тебе вреда, только хотим помочь.
- Я знаю. - Со вздохом ответила девушка. - Только помочь мне никто не может.
- Ты о чем? - Удивилась я.
- Я о себе. - Ведьма понизила голос и повесила голову. - Мама, все никак не может понять - что я не могу быть ведьмой, что я позорю ее. Я ведь вижу: моими сестрами гордиться вся Крепость. Одна прекрасная принцесса, которая растит себе Золотого Дракона. Она изящная, красивая и очень сильная ведьма. Вторая стала отличной опорой матери в вопросах жизни ведьм. Она с легкостью заговорила водопад течь вверх, в комнаты, что бы ведьмы могли мыться и у себя в комнатах, благодаря ей наши поля не знаю засухи, и их укрывает плотно снег, что сберегает посевы от холода. Она умеет лечить раны. И она очень сильная ведьма. Моя третья сестра всю жизнь провела в тренировках. Ей уступают в бою даже мужчины. Она защита Крепости. И очень сильная ведьма. А я? Я стала с младенчества проклятьем Крепости. От меня отказывались няньки, потому что все сгнивало вокруг. В четыре года я почти уничтожила все запасы еды в подвалах. Я трижды топила четыре жилых этажа. А когда у меня не получалось шить - все ткани покрылись плесенью. Сестры тогда меня возненавидели - ведь с тканями пострадали и платья. Нам почти месяц пришлось ходить в одежде с плесенью и ужасным запахом гнили. Мало кто из ведьм вообще рад моему существованию.
- Твоя мать рада. - Попыталась я ее приободрить. - К тому же ты можешь собой гордиться - держать в страхе Горных Ведьм - мало кому под силу. Так получается ты переехала в подвал, что бы не вредить ведьмам?
- Ну в общем то да. К тому же мама, сестры и я жили вместе, семье верховной ведьмы нам полагался весь верхний этаж. Вот на нем периодически и появлялись то крысы, то потопы, то гниль. Комнаты сестер тоже страдали. Они пытались защитить свои комнаты от проклятий, но так и не смогли. Тогда я и съехала в подвал, что бы сестрам не доставлять проблем.
- Не понимаю. - Сказала я. - От твоего дара не знали, как защититься верховные ведьмы Горных Ведьм, а ты говоришь, что ты позор. Да ты самая сильная ведьма, которую я встречала. Ни одна из твоих сестер не смогла от тебя защититься! Мне кажется, ты зря на себя наговариваешь. Но одно могу сказать точно - тебе надо срочно учиться управлять даром. Не искать активную магию, а найти способ укротить свою. Иначе так и будешь всю жизнь по подвалам жить.
- Знаю. - Грустно вздохнула девушка. - Но я не знаю как. Я пыталась ее укротить, но все бесполезно, только хуже становилось.
- А как ты пыталась ее укротить? - К нам приблизилась Раадель, отчего ведьма немного смутилась. - Расскажешь? А то Лира занята, а слушать про мертвецов от некромантов - уже сил нет. - Ангел тепло улыбалась ведьме.
- Ну, я пыталась заставить исчезнуть плесень, пыталась распугать крыс, даже пыталась заставить появляться плесень там, где хочу я.
- И как успехи? - Усмехнулась Раадель.
- Плесень была везде. - Честно ответила ведьма.
- Не удивительно. - Светлая тепло смотрела на ведьму. - Ты пыталась укротить то, что не понимаешь. Ты боишься своего дара, поэтому он и не контролируемый. Любая ведьма начинает с того, что пропитывается собственной магией, учиться ее понимать и только после этого уже ею управлять. Если бы ведьмы так тебя не боялись, они смогли бы помочь тебе понять твою магию, но они испугались тебя, и сами тебя напугали. Отсюда твоя замкнутость и страх перед собственной Силой. Ты не пытаешься ее постичь, но уже пытаешься ее командовать.
- И что мне теперь делать? - Девушка подняла на Ангела глаза.
- Учиться ладить с собой и не бояться своего дара. Смирись с тем, что ты такой родилась. И пойми, что ты родилась не менее опасной ведьмой, чем твоя мать. Когда ты поладишь с собой - ты сможешь и силу приручить. Ты напугана - вот сила и бушует, ищет источник твоего страха снаружи.
- И как мне это сделать? - Ведьма смотрела на Ангела с надеждой.
- Попробуй принять себя такой какая ты есть. Прекрати завидовать сестрам и найди свои достоинства. И забудь, что ты родом из Крепости. Это накладывает определенные обязательства, какой ты должна быть. Живи, так как тебе комфортнее, и все равно кто твои родные. Если хочешь, могу дать один урок - учись у воды. Найди реку и смотри за течением воды. Она тебя успокоит, и научить терпению. Сила воды в спокойствие, но стоит ее колыхнуть - как она превращается в могучую стихию. Учись ладить с собой и своими мыслями. И только потом переходи уже к управлению даром. И помни только терпение и умиротворение тебе помогут. Если не будет получаться - возвращайся к воде. А вообще сейчас бы я пошла ужинать. Лира там похлебку изумительную сварила, не знаю как ей из ничего удается такую вкуснотищу приготовить. Пошли, ведьмочки.
Раадель не обманула - похлебка Лиры была очень вкусной. Все с радостью навалились на еду, и даже остатки разделили между отрядом. Эстель была хоть и задумчива, но от отсутствия аппетита не страдала. Я в душе надеялась, что она последует совету Раадель и научиться ладить с собой, да и жизнь у полевых ведьм пойдет ей на пользу. Досыта наевшись, мы легли спать. Из-за холода было решено лечь всем вместе, Эсталь хоть и сопротивлялась, но Эрханду удалось ее уговорить. Сошлись на том, что она ляжет с другой стороны от Охотника. И не успела она лечь, как уснула непробудным сном, впрочем, как и все.
Проснулась я от сильного холода. Солнце только-только показалось из-за горизонта и не приносило еще тепла. Эрханда не было на месте, а без него греть было некому. Я перевернулась на другой бок и обнаружила, что Некроманта с Раадель тоже нет, а Эстель переложили к некроманткам. Все кто мог согреть нас, отсутствовали. Я огляделась вокруг и обнаружила догорающие угли от костра. Сама того не понимая, я представила как разгорается огонь, даря свое тепло. Мгновеньем спустя меня действительно обдало теплом от распустившегося огненного цветка над кострищем. Цветок словно был живой, он переливался, распускался и слегка подрагивал в воздухе. Языки его пламени расходились в стороны, согревая меня теплом.
- Что уже по магии соскучилась? - С боку ко мне подошел Некромант. - Красивый.
- Спасибо. - Только и смогла я ответить. - Я просто замерзла.
- Со временем это пройдет. - Некромант присел рядом. - Знаешь, что говорят про озерных ведьм? - Я отрицательно покачала головой. - Что они в воде не тонут, так же как и лесные не могут заблудиться в лесу.
- Получается меня не возможно будет сжечь?
- Да, если станешь сильной ведьмой, но для этого потребуются годы тренировок. Но тепло огня ты начнешь чувствовать раньше. Тебе не понадобиться огонь что бы согреться. Постепенно твой огонь будет разгораться внутри тебя, согревая и повышая температуру тела.
- Ну впереди зима, возможно меньше мерзнуть буду. - Улыбнулась я в ответ.
- Возможно, только не спали все вокруг. Ты итак вспыльчивая, а огонь еще усилит твой характер. Чего не спишь то?
- Замерзла. А ты?
- Мы ловушки ставим. Инквизиция совсем близко, а нам до полевых ведьм еще добраться надо. И желательно успеть увести погоню. Я хоть и не поклонник ведьм, но там женщины и дети, не хотел бы я стать причиной их гибели.
- Сентиментальный некромант? - Удивилась я. - Вам же обычно все равно, сколько людей гибнет в округе?
- Скажем так, мне все равно, но я ценю чужие Смерти. И я знаю, как порой тяжело от нее уйти, поэтому и не хочу навлекать ее на кого бы там ни было. Во время обучения я итак видел Смерть каждый день, а то и чаще. И каждый день нам приходилось вырывать свою жизнь у нее. Ни один некромант не станет отнимать жизнь просто так. Маги на это способны, инквизиция и монахи - только если считают что перед ними Тьма. Но некроманты во что бы то ни стало, попытаются сберечь жизнь, и не важно Тьма это или Свет. Мы слишком хорошо знаем ей цену.
- О чем шепчетесь? - К нам подошел Эрханд.
- О том, что ты бессовестный негодяй бросил девушек мерзнуть. - Подмигнул ему Некромант. - Вот посмотри: до чего ведьму довел - сидит зубами клацает и из последних сил колдует над костром. - Некромант с самой злорадной улыбкой встал с лежака. - И кстати она не против согреться. Сама сказала.
- Что? - Возмутилась я. Но было уже поздно - рядом плюхнулся Эрханд, расстегнул плащ и сгреб меня в свои медвежьи объятья. - Да отпусти ты!
- Вот согреешься и отпущу. - Выдохнул мне в волосы Охотник. - А может и не отпущу.
Я попыталась вырваться из рук мужчины, но куда мне было справиться с его крепкими объятьями. Пока я с ним боролась, проснулась Лира, понимающе улыбнулась и отправилась готовить завтрак. Мне пришлось очень долго уговаривать Эрханда, отпустить меня. Когда уже совсем рассвело он хоть и нехотя, но отпустил меня. Как оказалось все уже проснулись, а Лира успела подогреть еды. А еще я заметила взгляд Эстель. Ведьма очень грустно и с сожалением долго смотрела на Охотника, а увидев, что я на нее смотрю, она и вовсе отвернулась. Мужчины собирали вещи, пока Лира делила на всех еду. Как раз когда и мужчины и блондинка закончили, вернулась Раадель, сообщив, что последние ловушки она установила. Некромант и Раадель договорились о дальнейшем пути, и мы все вместе принялись за еду. Вот только поесть нам так и не дали. Совсем не далеко на болотах раздался громкий хлопок, и по болоту пополз черный туман, сквозь который просачивались белые всполохи.
- Инквизиция! - Некромант вскочил на ноги, обнажая меч.
- Они слишком близко. - Раадель тоже уже была на ногах и накладывала стрелу на лук. - Мы не успеем уйти.
- Нужно ведьму доставить к тетке и уходить на восток к поселению.
- Мы не успеем и к ведьмам наведаться, и увести погоню. - Ответила Раадель. - Если сейчас отправимся к ведьмам - там и будет стычка, или если будем слишком близко - инквизиция обязательно к ним заглянет.
- Тогда разделяемся. - Некромант повернулся к нам. - Эрханд бери Лиру, Эстель и Ри и идите к ведьмам. Мы задержим инквизицию и постараемся ее увести в сторону. Только идите осторожно, что бы маги вас не заметили.
- А как же вы? - Спросила я, подхватывая сумки. - Как мы вас найдем?
- Идите в поселение, ждите там, если к утру мы вас не найдем - уходите на юг. Мы что-нибудь придумаем, да и Граэль всегда вас отыщет. Идите!
Не успел Некромант указать нам дорогу, как в него со стороны болот полетел сноп белых искр, я вскрикнула от испуга. Елена успела прикрыть брата, открывая проход на кладбище. Мирины скелеты уже вовсю выползали из разрыва. Эрханд схватил меня за руку и потащил в противоположную сторону от болот. Лира и Эстель оказывается уже отбежали на приличное расстояние и теперь ждали только нас. В момент, когда мы к ним приблизились, сзади уже раздавалось лязганье клинков и шипение магии. Я обернулась посмотреть на спутников, пока Охотник поднимал оставшиеся вещи. Раадель билась неистово мечом, то атакуя, то отбивая атаки. Вот только и мужчины в серых и белых рясах тоже были обучены драке на мечах. Мира достала короткий меч, и теперь атаковала им наравне с посохом. Только посох еще и фиолетовым дымом окутывал врагов, что с ними было дальше, я не видела. Елена тоже отлично владела мечом, а от ее кольца в стороны расходилась черная магия, которая то и дело блокировала магические удары, или откидывала назад врагов. Суматохи добавляли и Духи Елены, и фигуры в балахонах. Но на этот раз фигуры обнажили черные мечи и дрались наравне с живыми. А вот Духам приходилось не сладко: при прикосновении к мечам инквизиции Свет разрывал их на куски. Скелеты Миры тоже дрались на мечах, только толку от них мало было. Инквизиция с легкостью разбивала их на отдельные кости. К тому же в дело вступили задержавшиеся инквизиторы, которые теперь атаковали издалека с болот магией.
Мертвецы, как я поняла, поступали мудрее - они, как самая слабая нечисть, сидели в разрыве, где их не могла достать ни инквизиция, ни их заклятья, а при приближении врагов к разрыву, они наваливались кучей на несчастного и утаскивали его на кладбище. За все это время я ни разу не увидела Некроманта и начала в серьез за него беспокоиться. Вдруг его ранили. Поэтому когда Эрханд позвал меня, я не последовала за ним. Поделившись опасениями с Охотником, мы вдвоем начали высматривать черноволосого. Эрханд нашел его взглядом, недалеко в стороне от битвы за кустами, и указал мне. Никогда бы не подумала, что Некромант бросит своих сестер драться, а сам будет в кустах отсиживаться. Он стоял на коленях, за кустами. Инквизиция как раз его не видела, а мы со стороны смотрели на него. Я так же как и Эрханд долго не могли понять, что делает Некромант, до тех пор пока черноволосый не развел руки в стороны, и слегка поворачивая лицо. Да у него все вены на лице вздулись! А самое страшное, что он почувствовал наши взгляды, повернулся к нам и подмигнул, улыбаясь. При этом его глаза заволокло черным дымом, а лицо полностью покрылось черными венами. И только сейчас я заметила надрезы на его ладонях, и капающую с них кровь. Мгновеньем спустя воздух перед ним рассекла черная линия, открывая кладбище.
На кладбище Некроманта все было почти, так же как и у Елены - серебристый туман, урны, надгробия и могильный холод. Только здесь был еще один склеп с четырьмя непонятными каменными существами на крыше. Было несколько деревянных гробов, почему то стоящих вертикально и прислоненных к склепу. А еще мне показалось, что эти гробы только что вырыли и второпях попросту забыли забрать. Но страшнее всего были статуи у надгробий. Каменные некоторые с искрошившимися лицами. Вроде обычные статуи, какие устанавливают над могилами: ангелы, женщины, мужчины, дети, а еще всевозможные существующие и нет животные. Была даже пара драконов. Но настораживали больше всех крылатые существа, напоминающие каменных драконов с разинутыми пастями и крыльями как у ангелов. Некромант что-то прошептал, соединил окровавленные ладони и, так же стоя на коленях, сделал взмах рукой в сторону кладбища, словно бросил туда что-то. В ответ над могилами пролетел стон-хрип, смещенный со скрежетом и отдаленным истошным криком. Но самым пугающим было то, что в сторону Некроманта повернули головы все статуи! Абсолютно все! Странные существа со скрежетом отрывали когти от крыши склепа, ангелы с треснутыми лицами сходили со своих надгробий, животные шипели и рычали, медленно приближаясь к разрыву. Мгновеньем спустя вслед за пробуждением статуй вылетели крышки могил, прислонённых к стене. Я могла бы поклясться: что это были обычные мертвецы, если бы из их ребер и глаз не лился бы мутно зеленый свет, а на поясе у каждого не висели бы ножны с мечами. И статуи и эти мертвецы приблизились к разрыву, но почему то медлили выходить. Я в страхе сжала руку Эрханда, боясь даже дышать, но было уж очень любопытно, что же они будут делать дальше.
А дальше Некромант просто молча встал с колен, отряхнулся, поднял меч и протянул раскрытую ладонь в разрыв, словно приглашая кого то. Но ни статуи, ни мертвецы на этот жест не отреагировали. Зато отреагировали двери склепа. Тяжелые они со скрипом медленно отворялись, открывая нашему взору своих обитателей. Точнее обитательницу. Из-за дверей показалась одна единственная мертвая девушка, в рваном белом платье, с одним рукавом и лохмотьями висящем подолом. Частично мясо на ней уже сгнило обнажая кости рук и ног, но в общем она была целая. Даже длинные черные волосы не утратили своей густоты, хоть и висели сейчас тусклой, грязной копной, спадая ниже колен. При виде Некроманта девушка улыбнулась, расправила плечи и почти как девчонка побежала к нему, вкладывая свою ладонь в его. От увиденного, я стояла с открытым ртом. Но дальнейшее меня поразило еще больше. Девушка словно кокетка то закатывала глаза, глядя на черноволосого, то нервно хихикала, прижимаясь к нему. А когда он объяснил, что именно он от нее хочет, она и вовсе закружилась вокруг него, словно в танце. Некромант поддерживал ее за руку, пока она танцевала, и вел к месту боя.
А вот там она в корне преобразилась. По ее бледному лицу поползли черные вены, на руках выступили не маленьких размеров когти, да и клыки делали ее мене привлекательной. Словно отреагировав на ее шипение, вновь ожили статуи и, наконец-то они покинули пределы кладбища, вступая в бой. Я видела, что инквизиции с трудом удается отбиваться от статуй, да и девушка каким то образом начала колдовать, засыпая противников черной магией. На кладбище оставались только мертвецы и то не долго. Некромант жестом призвал их на поле боя. Если статуи сплотились вокруг мертвой девушки, то мертвецы окружили Некроманта, обнажая мечи, от которых так же исходил слабый зеленоватый свет. Раадель увидев девицу сморщилась и что-то сказала Некроманту, и судя по ее лицу - говорила она далеко не лицеприятные вещи.
Бой закипел с новой силой. Инквизиция, которая уже прилично оттеснила спутников, теперь отступала сама к болотам. Статуи рвали и грызли противников, каменные ангелы сражались мечами, остальные в качестве оружия использовали каменные кулаки, и все что попадётся под руку. Как я заметила, мертвецы Некроманта сражались яростнее всех, и они единственные, кто почти не страдал от магии инквизиции. Наравне с мечами мертвые активно пользовались магией, запах тины и гнили долетал даже до нас. Основную массу инквизиции они и сдерживали во главе с Некромантом. Девице, сестрам и Раадель с нечестью оставалось только прикрывать бока и возможные атаки магией. Но дело усугубляла вновь прибывающая подмога преследователей. К тому же где то на болотах раздался рог, ему откликнулись еще три или четыре подальше. Значит это не последняя волна инквизиции. Это поняла не я одна.
- Не хочу, что бы на моей могиле ставили надгробие со статуей. - Эрханд поднял последнюю сумку и скомандовал: - Ладно девочки, вперед к ведьмам, а то тут скоро станет очень тесно и жарко. Пошли!
Спорить никто не стал, мы почти бежали до ближайшего леса, за которым должны были быть ведьмы. На самом краю я оглянулась на спутников, я хотела бы им помочь, но слишком хорошо понимала: за нами уже идет опытная погоня, которая от моей магии даже не почешется, и лучшее, что я могу сделать - не мешаться под ногами. А на поле битвы все прибывали и прибывали новые люди в рясах, я даже несколько среди них магов заметила в разноцветных плащах. Наши хоть и стояли стеной, не пропуская врагов дальше, все же заметно отступили. Последнюю кого я заметила, была девица - она наравне со своими статуями драконов и тех существ уже рвала врагов и когтями и зубами, не подпуская некого близко к Некроманту, словно от этого зависела ее жизнь. Или Смерть.
Мы очень быстро передвигались по лесу, нужно было как можно быстрее доставить Эстель к тетке и уйти, пока инквизиция не взяла наш след. День уже близился к полудню, а мы задыхались от спешки, когда все-таки впереди показалось широкое поле, за которым располагались невысокие дома. Штук семь не больше. Из далека можно было бы подумать что это обычная небольшое поселение, уютно устроившееся под защитой деревьев: на поле пасся скот, играли дети, висело белье на веревках, пахло свежей выпечкой и сеном. Вот только рядом с бельем висели пучки трав, да и на каждом доме на стенах висели гирлянды из пучков трав и корений, а на клумбах перед домами, даже не смотря на первые заморозки, стояли редкие травы. Нас встречала радостным и взволнованным щебетаньем детвора. Все дети были одеты в теплые куртки с необычным узором, а головы их украшали кожаные ремешки с хитроумной вышивкой. Мы почти подбегали к дому, которые описала нам верховная ведьма, в надежде, что дома кто-то есть.
- Эстель! Девочка моя!!!! - Перед самым нашим носом распахнулась дверь, из которой выбежала пышная женщина с румянцем на лице. - Как же я тебя рада видеть! Какая же ты красавица! Только худощавая как палка! - Женщина сгребла ведьму в объятья, отчего я боялась, что ребра Эстель не выдержат натиска. Но все обошлось. - Что же вы стоите? Проходите в дом! Я только пирогов испекла!
Нас почти силой затолкали в дом, не успели мы и слова сказать. Даже крупный и мускулистый Эраханд не смог оказать сопротивление такому натиску. Не знаю почему, но мне женщина очень понравилась. Она было довольно высокой, красивой и с пышными формами. Светло каштановые волосы прядями вились вокруг ее кругленького, розовощекого лица, с которого не сходила радостная улыбка. Она была высокой статной, красивой и такой лучезарной, что у всех присутствующих невольно намертво засели улыбки на лицах. Женщина щебетала без умолку, но не напрягала, а скорее успокаивала. Ее голос был очень приятный слуху. Она все таки смогла нас усадить за стол, на который тут же были выставлены все пироги в доме. А было их не мало. Я окончательно влюбилась в эту женщину, когда она предложила горячего молока.
- Бедняжка моя! - Вздыхала она, глядя на ведьму. - Кто ж тебя голодом морил? Куда мать твоя смотрела? Старая оторва! Ничего мы тебя откормим, вот только придет тетка твоя. Еще одна оторва! И приведем тебя в порядок. А то вон только кости и видно! Кости хорошо ночью воров отпугивать, а мужику то надо за что-то подержаться! Да красавиц? - Женщина придвинула плечо к оторопевшему Охотнику. А руку и вовсе положила на бедро ему и не однозначно подмигнула. Да, будет теперь знать как намеками расшвыриваться.
-Ну.. Я..Да.. принципе.. - Только и смог выдавить из себя мужчина, оценивая подсунутый под самый нос шикарный бюст женщины.
- Вот и я про тоже! - Женщина погладила Эрханда по бедру. - Эстель, девочка моя, нельзя же себя так запускать! Что случилось то?
- Да я, не запускала себя. - Как то очень неуверенно ответила ведьма. - Я училась магии... Точнее пыталась....
- Тююю... - Сложила трубочкой пухлые губки женщина, отчего приобрела вид капризного ребенка. - Магия, шмагия, разве для счастья магия нужна? Или мужик придет домой и твоей магией закусывать будет? Запомни дитя мужчине надо: что поесть, что посмотреть, и за что подержаться. А там как понимаешь, магия не поможет!
- Да, но я же дочь верховной ведьмы и должна...
- Ты должна быть счастливой и здоровой! - Фыркнула женщина вновь подмигивая Эрханду. - А остальное проблемы твоей семьи. Я вон вообще родилась без магии. Шесть раз замужем.
- Уже шесть? - Удивилась ведьма.
- Ну конечно, я тем летом вам же приглашение присылала? - Выгнула бровь женщина. - И что хоть один мой муж посмотрел, что я живу среди ведьм, но не обладаю магией? Да ни один не посмотрел, а вот на это: - женщина погладила себя по выдающейся груди рвущую белую рубашку при каждом вздохе: - на это они все смотрят! Да молоденький? М?
- Эм.... - Эрханду на бедро вновь легла пухлая ручка.
- Да, но ты же вообще не в семье ведьм родилась? - Уперлась девушка.
- И что? - Фыркнула женщина, подливая нам молока. - Ну родилась я обычной девчонкой, в обычной семье. И что хочешь сказать я от хорошей жизни в лес среди ночи ломанулась? Меня до замужества еще наш Лорд приметил. Этот стервятник только и ждал, когда муж появиться, что бы себе в кровать притащить. Мол: честь муженьку достанется, а я этому старому ишаку. А муж то бесился, да только что сделать то мог? Лорд за неповиновение и казнить мог. Вот и избил меня вместо первой брачной ночи, а сам в трактире напился. Лорд это конечно стерпел, но начал на него давить, мол нехорошо, что жена нетронута ходит. А муж злился еще больше и еще больше мне тумаков доставалось. Вот как то ночью, отлежалась, да с побитыми ребрами в лес и ломанулась. Хоть на съеденье волкам, хоть ведьмам. Все одно было - чем ждать пока они там разберутся. Почти четыре дня по лесу бежала без оглядки. Все думала, Лорд гонится, шкуру бы он тогда с меня поркой точно бы снял. Пока на полевую ведьму из этого поселения и не наткнулась. Травки она собирала, для настойки, а я к ней с просьбой съесть меня. Дуреха была, думала все ведьмы девушек едят, особенно таких аппетитных, как я, так уж нас воспитывают. А она раны мои залечила, погоню в сторону увела, а меня к твоей тетке на попечение отдала. И что твоя жизнь дома, была хуже моей? Ведьма, не ведьма - все женщины понемногу ведьмы. Иначе бы мужчинам жилось на свете скучно! Да красавиц?
- Угу. - Кивнул Охотник. А что ему еще оставалось делать? Она ж свое "колдовство" на нем может начать показывать. Хотя было бы интересно на это посмотреть.
- Что тут происходит? - Я чуть с лавки не упала. Перед нами стояла верховная ведьма Горных ведьм. Только суровее, и седина в длинных черных волосах уже основательно поселилась. А еще с очень странным витиеватым знаком на лбу. - Эстель? Что ты здесь делаешь?
- Мама меня сюда отправила. - Понуро сказала девушка. - Думала станет у вас лучше.
- Твоя мама - дура. - Фыркнула женщина. А нападки на родственников у них, похоже дело семейное. - Как она могла выслать тебя из Крепости? Совсем на старости мозги потеряла? Вот свяжусь я с ней - мигом тут будет, тебя домой повезет!
- Не надо. - Ответила девушка. - Я не хочу домой. - Я была уверена: девушка вот-вот заплачет.
- Ладно тебе, Аринда, не видишь в каком она состоянии? - Упрекнула ведьму женщина. - Сама садись, только молоко подогрела, согрейся.
- Кто ж тебя, дитя, довел то до такого состояния? - Ведьма все же с жалостью смотрела на племянницу.
- Никто. Я сама. - Ответила Этель.
- Сама ты только родилась, и то твоей матери пришлось тебя выталкивать, а всему остальному тебя учили. - Тетка присела к девушке и приобняла за плечи. - Совсем они в своей Крепости сума по магии сошли. Говорила я сестре, что бы я тебя забрала и воспитывала, видела же, что тебе там плохо.
- Тетушка, все в порядке.
- Да. Теперь точно да. - Женщина поцеловала девушку в макушку и обратилась к нам: - Спасибо, что доставили мою племянницу.
- Да не за что. - Ответил Эрханд. - У нас то особого выбора не было. К тому же, я надеюсь, что Эстель действительно у вас станет лучше.
- Станет, не сомневайся. Вы заночуете у нас?
- Нет. - Ответил мужчина. - По дороге сюда на нас напала инквизиция, нам пришлось часть отряда бросить, пока они их сдерживали. А сейчас нам лучше уйти - к Ри тянется поисковое заклинание, если спутники отступили, то погоня пойдет по нему. Нам нельзя здесь находиться.
- То-то птицы и принесли вести о пролитой крови на болотах. - Женщина печально вздохнула. - Нужно будет предупредить остальных, что бы тропинки в стороны пустить, в обход наших домов.
- Вы и такое умеете? - Удивилась Лира.
- Да, дитя. - Ласково ей улыбнулась женщина. - Умеем. Жить хотим, вот и умеем. Инквизиция не разбирает, какая ведьма перед ними. Не хотят они слушать, что мы лечим, советом, да делом помогаем. Им все одно: ведьма - значит сжечь. Да и тут не только ведьмы, тут и простые люди, потерявшие кров - их тоже инквизиция сожжёт - за пособничество ведьмам. Ты кстати как отбилась? Я чувствую на тебе печаль утраты и твой поиск родных. Да и охотник ваш подавлен горем? Может, мы след обманем, да вы с нами останетесь? Чем вот так в вечном поиске жить? Тут найдете покой, займетесь, чем нравиться?
- Нет, нам Ри надо к родным доставить. - Покачал головой Эрханд. - Да и Лире помочь найти своих родных. Все одно в южный порт идти.
- Значит родных найти? - Ведьма очень внимательно смотрела на меня. Мне стало очень неуютно под ее взглядом, но правды я сказать не могла. Мне пришлось кивнуть и опустить взгляд. - Что ж тогда могу предложить вам только еды и пожелать удачи в дороге.
Ведьма встала, похлопала меня по плечу, улыбнулась Лире и вышла из комнаты. А я себя очень гадко чувствовала. Лира ищет родных, только потому, что верит, что они живы, а я знаю правду и не могу собраться с духом сказать ей о Смерти родных. Ведьма прочла за мгновение это в моих глазах, а я прочла в ее суровость и холодность - она не одобряет. Вот теперь мне стало еще противнее. Я не выдержала и, кивнув женщине, которая в очередной раз делала попытки соблазнить Охотника, вышла на улицу.
- Ты ведь знаешь правду? Но не говоришь. - Сзади открылась дверь, и из нее вышла тетка Эстель.
- Мы не можем ее бросить одну. - Попыталась оправдаться я. - А спутники ведут меня в порт, что бы я добралась домой.
- Да, но может ей стоило знать правду? И идти уже осознано и думать над своим будущим. В котором, она осталась одна. Она идет назад под крыло родителей, там где ей скажут как лучше поступить, там где ее направят. Она не думает о своем будущем сама, она идет под опеку.
- Может быть. - Я обернулась к ведьме. - Я не знаю. Я не могу принести ей боль. Я знаю какого это: несмотря на все тяготы просыпаться только с мыслью, что меня ждут. Я не могу отобрать у нее этой надежды.
- Ты боишься, что рассказав ей правду - ты потеряешь надежду сама. Ты боишься быть на ее месте, знать, что тебе некуда идти и не за что бороться. - Ведьма провела рукой по моим волосам, которые волной спадали уже до самой талии. - Я вижу: сколько боли тебе пришлось перенести, и чувствую, что это еще не конец. Но молчать, зная, что она могла бы выбрать другой путь, более безопасный - это грешно. Риа, тебе тоже придётся когда-нибудь покинуть своих родителей. И ты это знаешь. Не просто покинуть, а уйти навсегда. Так поступает каждая ведьма - одиночка. Иначе - ты навлечешь беду на них.
- Знаю. - Я чувствовала, что вот-вот расплачусь. - Но я хочу попрощаться. А еще лучше пожить с ними хоть еще немного.
- Только не затягивай свое прощание в годы проведенные на острове в сомненьях и страхах. Как почувствуешь, что ты опасность - уходи без оглядки.
- О чем беседуете? - Из дома почти выпрыгнула женщина. И как обычно радостно защебетала:- Нам с вами можно? Посекретничаем, мальчиков обсудим. По крайней мере одно общего знакомого!
- Да вот, я решила свои старые книги по врачеванию отдать Ри. - Ответила с улыбкой ведьма. А я чуть от радости не взвизгнула, увидев три книжки в кожаных переплетах. - Я то уже все это выучила, а ведьме пригодятся? Как думаешь?
- Думаю это хорошая идея! - Женщина радовалась не меньше меня, почти что подпрыгивая на месте от нетерпения и озорно сверкая карими глазами. - А мы как раз сумки все собрали.
- Ну значит прощаемся и в путь! - Ведьма вручила мне книжки. Как раз из дома вышли Эрханд и Эстель с Лирой. - А теперь слушайте: я открою вам тропинку на восток, она выведет вас в обход болот прямо к поселению. Даже через поля она будет вести вас. Идите и ничего не бойтесь. Инквизицию мы на запад отправим. Пусть там по глухому лесу рыскают. Только не возвращайтесь - тропинка после ваших шагов путать будет, не к нам она вас отведет. Ну что запомнили? А вот еще что! - Ведьма достала три кожаных ремешка, на которых висели небольшие подвески в форме дерева. - Они заговоренные - ни сглаз, ни порча, ни слабые проклятья вас не возьмут. Да и при других ведьмах они станут теплыми. Ступайте, найдите своих друзей и свою дорогу. Да сберегут вас Боги!
- Да сберегут вас Боги! - Вторила ведьме женщина. Мы втроем кивнули им и отправились по тропинке, неожиданно появившейся прямо около крыльца дома. - Не забывайте нас! Заходите в гости! Мы вам всегда будем рады! Удачи вам!
-Удачи....- Протянула ведьма.
- Они не вернуться да? - Спросила женщина свою подругу, когда мы уже скрылись в небольшом подлеске.
- Думаю, нет. - Со вздохом ответила та. - Слишком путанная у них дорога, да и Смерть стоит на пути.
- Смерть? - Переспросила женщина.
- Увы да. - Ведьма развернулась и вошла в дом. - Им придется с ней познакомиться. Да и вокруг них прольётся еще слишком много крови.
- Почему ты им тогда не сказала?
- Потому, что это их дорога. Они пройдут ее, но цели так и не достигнут. Слишком поздно для них для всех будет.
- Они умрут? Эстель?
- Эстель. - Крикнула женщина, но в ответ ей никто не ответил. - Куда она делась? - Ведьма уже знала ответ.
Мы шли по редкому лесу довольно быстро. Тропи
- Нет. Но очень сильно изменяться. Думаю, что нет. А где нка прокладывала нам путь, делая его ровным и вполне комфортным для передвижения. Очень скоро и вовсе мы вышли на поле, а перед нами расстилалась трава. Как и говорила ведьма, стоило обернуться, как трава вновь поднималась, а тропинка заметно меняя свое направление. Определенно мне эта ведьма нравилась. Я все думала о Лире и о словах ведьмы, когда Эрханд на одном из склонов резко дернул нас с блондинкой вниз, и в сторону за поваленное бревно. Мы хотели возмутиться, но увидев, что Охотник обнажил меч - передумали. Несколько долгих мгновений мы сидели в тишине. Пели птицы, стрекотали насекомые, что еще не впали в спячку, где - то ветер шумел в траве. Но посторонних звуков не было. Я начала думать, что мужчина нас разыграл, когда услышала тихий шорох листьев и треск сломавшейся веточки. За нами кто-то шел. Лира тоже это услышала и, не сговариваясь, мы одновременно достали свои ножи (спасибо Некроманту, торжественно взяв клятвы, что не порежемся, вручил всем девушкам отряда по охотничьему ножу). Шаги были совсем рядом, когда Эрханд резко подскочил и уже почти обрушил удар на противника. Мы последовали его примеру, готовые обороняться от кого бы там ни было! От испуга взвизгнула женщина. А вокруг сгнила трава, активно расцвела плесень, а к горле подкатила тошнота.
- Эстель? - Втроем спросили мы, убирая оружие.
- Ты что тут делаешь? Мы тебя у тетки оставили? - Эрханд помог ей подняться, а то она от испуга попятилась и упала.
- Я пойду с вами. - Восстанавливая дыхание, ответила девушка.
- Нет, с нами нельзя. С нами опасно. - Ответил ей Эрханд.
- Все равно. - Эстель окончательно восстановила дыхание и ответила уже ровным голосом. - Тот нож, что вы нашли у меня на столе - я действительно хотела... Ну... Ты понял. Так вот раз вы уж вытащили меня из Крепости, то я могу хоть попробовать найти учителя, который сделает из меня ведьму.
- Ты сума сошла? - Спросила Лира. - Да твоя мамочка от нас золы не оставит, а тетка, что она скажет? К тому же если ты не заметила за нами погоня!
- Знаю. - Ответила ведьма. - Но мне все равно. Я никому не нужна, и никогда не буду нужна. Я пойду с вами. Хоть до ближайшего поселения, а там пойду своей дорогой.
- И почему мне кажется, что я это уже слышала? - Спросила я, пытаясь загнать тошноту подальше. - Хорошо пойдешь ты совей дорогой, ты хоть зарабатывать деньги умеешь?
- Для чего? - Не поняла ведьма.
- Мдаа.- протянул Охотник. - И что с ней делать? Тут оставим - пропадет же. Назад уже не вернётся - слышали же тетку?
- Возьмем с собой - нас Ангел прибьёт. - Впервые от Лиры слышала что-то подобное об Раадель.
- Ангел? - Удивилась ведьма.
- Что страшнее: месть ее родных или ярость Раадель? - Спросил Эрханд. - Надо скорее решать - солнце уже садиться. До ведьм и обратно мы не успеем, придётся выбирать куда идти.
- Страшнее определенно разъяренный Ангел. - Ответила я, поднимая сумки и шагая дальше по тропинке на восток. - Пока ее родня до нас доберётся, Раеедель от нас и горстки пепла не оставит. Но выбора нет, пошли в поселение. Там и решим, что с ней делать.
- Готовься. - Подмигнула Лира ведьме. - Прием будет не очень теплым.
- Раадель - ангел? - Повторила ведьма.
- Ну да, а ты не заметила? - Ответил Эрханд. - Ладно, девочки, пойдемте побыстрее - скоро стемнеет, а я хочу еще в горячую ванную и в теплую кровать.


Глава двенадцатая. Неизбежное



Построй свои великолепные планы на жизнь, убеди себя в том, что все так и будет.
И судьба в любой момент сломает их, оставив тебя без надежды и мечты.





Прошло очень много лет, ведьма вышла замуж, родила детей. С каждым годом она теряла надежду найти Камень и все больше вела жизнь обычной женщины. До тех пор пока на остров не прибыли новые ведьмы.....
Они принесли с собой слова Хозяина, о том, что ведьма подвела его, что он устал ждать, и верить ее словам. Ведьма пыталась убедить сестер в том, что она так же верна и ищет Камень. Но ее слова не убедили ни ведьм, ни их Хозяина. По его приказу ведьму ждала Смерть, а ее семью проклятья. Ведьма пыталась спрятать семью от своего Хозяина и ведьм. Проведя ритуал на крови, она навсегда отреклась от своих родных, чтобы ведьмы не смогли их найти. Ведьма спрятала свою семью, заглушила в них Дар, поставила защитное клеймо на весь свой род и навсегда покинула родных. Она была уверена в безопасности родных, не зная, что ее предали те, кому она поручила своих детей. Сама же ведьма, будучи одной из сильнейших ведьм Огня, сразилась со своими сестрами. Многие погибли в древнем Пламени, но те, кто уцелели, смогли одолеть ведьму и утопить ее. Спустя несколько недель, после ее гибели другие ведьмы привезли ее спрятанную семью и хотели так же утопить, но в самый последний момент Хозяин передумал на их счет. Он приказал обучить младшую дочь мастерству ведьм, что бы она, так же, как и ее мать служили ему и искали Камень. На весь ее род было поставлено новое клеймо их Хозяина.
На острове осталась одна ведьма, что обучила юною девочку мастерству ведьм, помогла разбудить Дар и оказывала помощь в поисках Камня. Та же участь постигла и остальных ведьм: их Хозяин в гневе убивал ведьм, а младших дочерей отправлял на остров икать реликвию. Год за годом, от матери к младшей дочери переходили и знания, и Сила, и тяжкое бремя служению Хозяину. Но сколько бы ни старались ведьмы, Камень им так и не удалось найти. Многих ведьм было приказано убить, многие погибали в схватке за собственных дочерей, и каждый раз ведьмы прибывали на остров, сжигали матерей и обучали младших дочерей. Так продолжалось до тех пор, пока Богиня Жива и Бог Нарон не узнали об островных ведьмах. Много лет они наблюдали за ведьмами, много лет пытались выяснить, кто тот самый Хозяин, но ведьмы молчали. Но так продолжаться не могло вечно. И однажды Камень вновь объявился. Не в Черной Крепости, а на другом конце острова.
Ведьмы, что прибыли на остров первыми для поиска Камня упустили одну единственную тайну колдуна, которую он хранил всю жизнь. Ибо тайна эта стоила его жизни. Ссылая его на остров, Князь обрек его на одиночество. Колдун не мог завести себе семью по приказу Князя. Но все же на свой страх и риск колдун полюбил вдовствующую женщину, которой однажды помогал излечить детей. Не редко она обращалась к нему за помощью, не редко он был званым гостем в их обветшалом доме. Колдун испытывал покой и умиротворения, находясь с этой семьей, он помогал им, чем мог: даже скромное княжеское жалование тратил на детей, устраивая им настоящий праздник с угощениями, а сам жил в нищете. Вдова тоже в долгу не оставалась, она взяла на себя уборку хижины, и каждый день ждала колдуна на обед и ужин. Так постепенно колдун вошел в семью, но оставаться с ними постоянно он не мог из-за пристального наблюдения княжеских приезжих проверяющих. И спустя несколько лет в семье вдовы появился еще один ребенок. Ребенок, что унаследовал магический Дар отца. Колдун не отказывался от отцовства, но просил держать это в секрете. Он нигде не упоминал о ребенке, единственный кто знал о мальчике, был его лучший друг с острова, который иногда приезжал проведать колдуна. Ведьма, что искала следы Камня в хижине Колдуна, нашла письма к другу, в которых был упомянут некий ребенок, но ни чей он, ни кто он, даже имени его нигде не было сказано. Была лишь просьба помочь обучить ребенка читать и писать. Маленькая невнимательность, стоявшая жизни многим ведьмам.
Ребенок рос, обучался магии, а колдун в это время возводил Черную Крепость - оплот людей на суровом острове. Колдун тайно передал своему ребенку все что знал, многие книги, многие амулеты, многие знания. Но он никогда не допускал сына ни к хижине, ни к Черной Крепости. Намного позже, колдун уговорил вдову с детьми уехать на другую часть острова. Он боялся, что из-за Крепости и Камня пострадает его семья. Вдова согласилась и покинула свой дом, отправившись в другое поселение. Подальше от Черной Крепости и тайны, что была в ней спрятана. И никто и никогда в семье вдовы больше не говорил ни о колдуне, ни о Черной Крепости. До тех пор, пока колдун среди ночи не явился к ним в дом...
Мы сидели за столом в трактире и молча доедали завтрак. Приподнятое настроение, от проведенной ночи в теплых постелях, бесследно исчезло, когда утром мы не обнаружили друзей. Эрханд встал самый первый и несколько раз ходил в Храм Богини Живы, узнать не появлялась ли Служительница Света, обыскал все трактиры, и даже за ворота пару раз выходил ни свет, ни заря, чем сильно раздражал охрану. Но никто тогда не объявился, так же как и сейчас. Мы давно позавтракали, а сейчас просто сидели и размазывали остатки еды по тарелке, делая вид, что все еще едим. И все время дружно оборачивались, когда двери трактира отворялись. Но каждый раз входил кто-то другой. Настроение не улучшилось, когда мы все же отправились собирать вещи. В итоге второй раз мы все собрались уже ближе к обеду, когда Эрханд сказал, что нам лучше уйти из поселения. Хотя бы потом что инквизиция может сюда нагрянуть. Нехотя, но все же пришлось покинуть трактир. Самое обидное было то, что даже Граэля не было не видно, не слышно. Неизвестность меня очень угнетала и я начала откровенно нервничать из-за отсутствия друзей. Никогда бы не подумала, что буду так за них переживать. Мы медленно плелись по залитой солнцем улице. Несмотря на установившиеся холода, солнце пригревало, да и день выдался теплым и безветренным. Но все портила тревога за друзей и нарастающая головная боль. Не успели мы до ворот дойти, как виски, словно раскалённым железом, обожгло, и нас накрыла тень.
- Дракон! - раздались отовсюду испуганные крики людей.
Граэль с облегчением подумала я, вот только подняв глаза я встретилась с взглядом не золотых глаз друга, а с буро-коричневыми, прищуренными и очень злыми. Я смогла рассмотреть эти глаза даже с условием, что дракон парил высоко над поселением. Вот только его нам сейчас не хватало.
- Вот только этого нам не хватало. - Повторил мои мысли Эрханд, наблюдая как дракон с коричневой чешуей заходит на новый круг над поселением, но уже намного ниже. - Бежим! Сейчас атаковать будет!
Мы едва успели нырнуть в ближайший проулок, как по улице взревел огонь, сжигая дотла все, что на ней находилось. Мы бегом кинулись по проулку. По дороге попадались испуганные люди, мчащиеся в разные стороны в страхе. Эрханду пришлось даже пару раз кого-то ударить, что бы расчистить дорогу. Но общего количества людей этого не убавило. Люди кричали, бежали, падали, другие люди затаптывали упавших. В какой-то момент споткнулась и упала Эстель, и людям это нисколько не помешало бежать дальше. Эрханду пришлось обнажить меч и расчищать им дорогу к девушке, которой уже изрядно досталось. Нас с Лирой Охотник отправил к стене, что бы не смела толпа. Их не было довольно долго, и все же изрядно помятый и с рваным рукавом, но Охотник появился из толпы, обнимая Эстель и буквально вырывая ее из массы.
- Так, нужно уходить отсюда. - Сказал он, пытаясь отдышаться. - Эстель ты как?
-Н-н-нормаль-но. - Запинаясь ответила девушка. У нее из носа тела кровь и припухла щека. Боюсь даже представить, что с ее ребрами.
- Хорошо. - Мужчина достал маленький арбалет и отдал его Лире. - Пользоваться помнишь как? - Девушка кивнула. - Хорошо. Так слушайте, этот дракон - Глиняный, или попросту Глина. У него не сильная магия, и они немного туповаты. Они низшие драконы и пламя у них не такое горячее как у Ловца. Но эти засранцы любят изводить измором. Нагоняют страха и заставляют бегать. Ри у тебя с магией как? Сможешь удержать огонь хоть на несколько мгновений?
- Не знаю. - Честно призналась я.
- Ладно, попробуешь и узнаешь, только под пламя не лезь. Эстель и Лира постарайтесь нигде не упасть. И если эта тварюшка будет на вас смотреть не бегите и не дергайтесь. Замрите и ждите. Они любят плевать огонь в спины противника. Так что сначала дождитесь, пока он начнет набирать силы для огня, а потом уже бегите. И желательно к нему поближе. У них шейная чешуя жесткая, поэтому он не может наклонять голову вперед. Но смотрите тогда за лапами. - Мужчина огляделся. Улица заметно опустела, но все же оставалось несколько человек, которым никто не помог подняться, и которых попросту затоптала толпа. Они со стоном и очень большими усилиями поднимались на ноги, когда оттуда, куда убежала толпа раздались приближающие крики и появились первые испуганные люди, бегущие в обратном направлении. - Вот про что я и говорил, он их будет гонять сейчас по улице туда-сюда. Все пошли вдоль стенки и не давайте себя сбить с ног!
Эрханд служил нам скорее тараном, потому что обезумившая толпа занимала всю ширину улицы. Мужчина то и дело откидывал людей, прокладывая нам дорогу. А всем девушкам оставалось только как можно ближе прижаться к стене и надеяться, что Охотник выдержит напор толпы. Наконец-то показался просвет и открылся конец улицы. Эрханду сильно досталось, но он все же держался, и, прикрикнув на нас, побежал в конец улицы, за который была центральная площадь. Успели мы на нее выскочить как раз вовремя, с другой стороны уже доносились испуганный рев мчащейся назад толпы. Эрханд резко повернул за угол и прижал нас всех к стене, жестом показывая, что бы мы молчали. Я ни чего не понимала, ведь нам надо убегать, а не стоять тут, открытыми для всей площади. Вот только Охотник он на то и Охотник, что повадки своей добычи знает превосходно. Мы были прижаты к стене и укрыты небольшим козырьком второго этажа каменного дома, когда сверху посыпались камни и показался драконий шипастый хвост и небольшая когтистая задняя лапа, соскользнувшая со второго этажа.
Я, когда он еще парил в небе, заметила, что он намного меньше Граэля да и какой-то круглый. У него не было ни грации, ни величия нашего застенчивого друга. Граэль, несмотря на свою немаленькие размеры, изящен, собран и грозен, даже не смотря на то, что все время старается пригибать шею к земле и быть как можно менее заметным. Он как солнце, освещает своим величием всех вокруг, хотя и робеет. Он словно изысканная статуя, отвечающая самым высоким требованиям. Этот же дракон казался мне распухшим и каким-то неказистым. Будто кто то вылепил из глины толстую колбаску, а потом смеха ради вдохнул в нее жизнь. Даже ловец был намного грациознее, чем эта бочка с лапками. Но самое странное было то, что увидев и хвост и лапу Эрханд заулыбался. Мы втроем стояли и удивленно смотрели на довольного мужчину. Только потом я поняла, что он задумал, когда мужчина порылся в своей сумке и достал плотный мешочек. Смесь каких-то там трав и жженого драконьего перца. Так его называют из-за необычайной остроты, а капля настойки этого перца способна оставить неизлечимые ожоги на коже. Да и раскаляют его особым способом, так что бы вышла ненужная жидкость, и остался только сухой раскаленный концентрат перца. Поняв, что именно собрался делать мужчина, я тоже заулыбалась, а вот зверюшку стало жалко. Хотя я и сомневалась, что его пробьет этот перец. Эрханду же не было жалко зверюгу ни сколечко. Он достал кинжал и подцепил им немного смеси. Очень аккуратно приблизился и распылил содержимое под основания хвоста дракону.
Несколько мгновений дракон не реагировал, в предвкушении, ведь толпа была совсем близко, а он ждал их в засаде. Я даже начала расстраиваться. Но все же дракон поднял свисающую лапу и почесал ею хвост, как раз там где была смесь. Если что-то и осело на чешуе - теперь с остервенением расчёсывалось по коже. И судя по нарастающим движением лапы зудело у него все сильнее. Дошло до того, что дракон с диким рыком выскочил из укрытия, не дождавшись толпы, и начал тереться основанием хвоста о каменную кладку площади, пытаясь стереть ненавистный перец о камни.
- Не знала, что эта смесь проймет дракона. - Сказала я, улыбаясь, не каждый день увидишь как настоящий дракон елозит по камням пытаясь отчистить хвост....
- Пронимает, но не всех. Эти драконы привыкли в глине прятаться, и кожа их глину как защитный слой впитывает. А перец сейчас вроде защитного слоя, вот кожа его и впитала. Они способны на недели в глину зарываться и ждать жертву.- Объяснил Охотник, не скрывая широченной улыбки, и доставая арбалет и болты с какими-то мешочками на наконечниках. - Ох и трудно их отыскать среди глины. С ними может справиться даже не опытный охотник, если не угодит в их засаду, и ох как трудно вылезти из их ловушки даже опытному охотнику. Но нам повезло, мы не в его ловушке, да и боец из него прямо таки никакой сейчас. Ладно, стойте тут я с ним разберусь.
- Ты же его не убьешь? - Спросила взволнованно Лира. - Это же запрещено?
- Не беспокойся. Только усыплю.- Охотник показал ей наконечник болта. - Я еще жить хочу, а не быть повешенным, из-за убитого дракона в поселении. Просто нужно попасть ему в морду, желательно в нос, что бы он вдохнул содержимое и все. Дракон уснет, его свяжет стража и колдуны, и доставят его в безопасное место. Не переживай. Я справлюсь.
Только что-то мне не верилось, что дракон так легко сдастся. Эрханд очень осторожно и быстро приближался к ездившему по каменной кладке дракону. Он уже даже не рычал, больше выл и сдирал и чешую, и кожу о камень. Я молилась всем Богам, что бы мужчине легко удалось его задуманное предприятие. Он уже было совсем близко, когда дракон все же его заметил и вновь зарычал. А дальше все было слишком быстро.
Дракон все-таки оказался умнее, чем описал Эрханд. Он успел увернуться от болта, и вместо того, что бы тратить время на пламя, он сбил Охотника с ног лапой и откинул его на другой конец площади. Мужчина пролетел через всю площадь, и очень сильно ударился головой о каменную кладку дома. Я сама не поняла как, но я уже бежала к нему на выручку вместе с Лирой и Эстель. Что делать никто не знал, но мы отчаянно бежали к разворачивающемуся к нам дракону. То, что в нем уже зародилось пламя, я почувствовала еще издалека. Но, как и говорил Охотник - оно не было таким обжигающие-горячим как у Ловца. Оно было скорее теплым и беспорядочным. Если другие драконы при зарождении своего пламени, скручивали его в тугой огненный шар, то пламя, которое бушевало в пасти глиняного дракона, было хаотичным и бесформенным. Но даже это слабое пламя могло с легкостью сжечь нас троих вместе взятых. Что задумали девушки, я не знала, я могла только молиться, что бы они не пострадали.
Мы были уже совсем близко, когда дракон все-таки выпустил струю огня в нашу сторону. Я инстинктивно возвела перед собой свою защитную стену огня, которая хоть и стала препятствием для пламени, но ненадолго. Зато мы успели подскочить под морду, туда, где зверюга не могла нас достать. Но опять же, как и предупреждал Охотник, дракон начал колотить лапами по земле, в надежде раздавить или поймать трех надоедливых букашек женского пола. Лире удалось увернуться в сторону от очередного удара лапой. Она воспользовалась тем, что дракон был занят нами с ведьмой, и поспешила на помощь Охотнику, который до сих пор пребывал без сознания.
А нам с Эстель только и оставалось, что пытаться отскочить от очередных атак дракона. В какой-то момент я, не увидела занесенную лапу, за что и была сбита с ног мощным ударом, и откинута в сторону. Правда мне повезло больше - я всего лишь кубарем пролетела всю площадь и затормозила спиной о цветочную клумбу, посаженную перед домом старосты. На мгновенье от удара я вообще перестала видеть и слышать, чувствовалась только боль от когтей дракона и от встречи с каменной кладкой площади. Не успела я прийти в себя, когда мое подсознание потребовало срочно спасать собственную шкуру, а сознание успело выхватить новую вспышку зарождающегося огня. Единственное, что я смогла сделать - это кое-как подняться на ноги и дождаться, когда в мою сторону полетит огонь, и отпрыгнуть в бок, чтобы позорно уползти за угол клумбы. Только прийти окончательно в сознание мне так и не дали. Я чувствовала приближение дракона. И понимала, что сил отразить его атаку мне не хватит, а убежать сейчас я попросту не смогу, а тень дракона уже загородила мне солнце. Оставалось надеяться лишь на чудо. И оно случилось. Точнее случилось то не чудо, а проклятье....
Сильное и беспощадное оно одновременно поразило и меня, и дракона, и даже уже давно скинувшие листву деревья и поздние цветы - все покрылось тошнотворной зеленой плесенью. Меня итак терзала резкая боль в животе, а когда в нос ударил запах плесени с клумбы, от этого пришлось распрощаться со своим обедом. При этом он оказался на удивление зеленого цвета. И судя по изливающийся зеленой жиже недалеко, дракон тоже расставался с содержимым желудка. О том, что бы убегать или атаковать речи уже и не шло. Но самое страшное было то, что из дома старосты стали доноситься характерные звуки, а вокруг него расцвела плесень. Меня должно было порадовать то, что в данный момент мы были в относительной безопасности, пока дракон немного занят. Но, увы, я была тоже занята тем же, да и боль в животе не способствовала к бегу. В своем положении, я даже не заметила, как к нам приближалась Лира, с тяжелым арбалетом охотника наперевес, а в небе появилось уже до боли родное горячее тепло Граэля.
Как я оказалась в кровати, я так и не поняла. Последнее что помню, это Лиру, выстрелившую тем самым болтом в дракона, помню, как в конце улицы замаячил рассвирепевший огонек Раадель, как пыталась, что-то сказать, но кроме зеленого бульканья у меня так ничего и не получилось. А дальше все было смутно. Чьи то крики, чей то рев, и очень много неприличной брани от Ангела. А сейчас все казалось мне далеким страшным сном. Словно вновь наступило утро, мы должны дождаться друзей и отправиться дальше в путь. Вот только ушибленное плечо подсказывало, что это был не сон. Да и подсознание трусливо искало, куда бы спрятаться. И не зря. На пороге комнаты появилась Раадель. При этом так эффектно, что дверь только чудом на слетела с петель и не разлетелась на щепки. А я с тоской смотрела на окно, с трудом подавляя в себе желание вот прямо сейчас встать и выскочить в него. С переломанными ногами жить можно, а этот взгляд карих глаз не совместим с жизнью. Никак. И почему я не Граэль - вот так бы сейчас превратилась в орла и летела бы, и летела.... Подальше отсюда.
- Вам было сказано уходить из поселения утром! - Гаркнула Ангела. А мне показалось, что постояльцы в соседних комнатах начали судорожно собирать вещи...
- Нас задержали. - Удивительно, как быстро подобные вещи у меня переросли в спокойное "задержали". Да еще несколько месяцев назад я бы билась в припадке и истерии от одного только вида дракона. Не говоря уже про дракона, охотящегося за мной конкретно.
- Вы могли пострадать! - Не успокаивалась Раадель.
- Мы могли умереть. - Я печально вздохнула и посмотрела на собеседницу. - Ну я то уж точно.
- Когда-нибудь ты точно этого дождешься. - Ангел тяжело вздохнула. Закрыла в дверь и приблизилась к моей кровати. Я впервые с момента нападения видела спутницу вблизи. И первое что мне бросилось в глаза сейчас, это покрасневшая припухлость у нее на лице размером с кулак. Да я всеми Богами могла поклясться, что четко видела отпечатки костяшек у нее на щеке. Какая гадина это сделала я не знала, но ярость накрыла волной, отчего температура в комнате начала резко повышаться. - Эй ты чего?
- Ты ранена!? - Почти крикнула я, поднимаясь с кровать. Руки уже охватило пламя, а я хотела... Нет, мне сейчас просто необходимо найти и убить эту гадину.
- Риа! - Глаза Раадель засветились голубым светом, который моментально заглушил мою ярость. - Успокойся! И возьми себя в руки!
- Прости. - Я села обратно на кровать, гася пламя. - Просто, след от удара меня вывел из себя.
- Не хочу тебя огорчать, но вообще-то мы там дрались, что бы вам дать время ведьму доставить к родным. А это иногда чревато побоями в лучшем случае.
- Да, понимаю, но ... А как некроманты? - Я снова встала с кровати. Если они смогли Раадель ранить, то нет гарантии, что остальные целы.
- Да живы они, живы. Некроманту правда немного досталось, и то сам виноват, нечего было со своей мертвой тварюшкой заигрывать. - Ангел успокаивающе положила мне руку на плечо и заставила сесть обратно. Свет в ее глаза уже погас, а мне вдруг стало без него тоскливо. - Ты бы о себе подумала. Ведьма тебя чуть не угробила.
- Она спасала нас от дракона. Кстати, а где он?
- Где то уже за поселением. Эрханд когда оклемался, накачал его порошками сонными, и вместе со стражей, вывезли за ворота. Вроде как стражи должны его в северную Крепость доставить, а там его к горам переправят. Охотник им порошка дал, и вызвался часть пути проводить. Так что дракон будет до самых крайних земель спать, а там полетит куда вздумается. Кстати Эрханд уже вернулся и вас староста зовет. Тут что-то вроде пира намечается по случаю защитников полселения от злобного дракона. То есть вас.
- А мне там обязательно быть? Голова еще болит, да и рука тоже. - Нет, мне конечно было приятно, что праздник устроили в нашу честь. Но на любых праздниках бывает еда, а с едой у меня пока ассоциируется только зеленая жижа, которая недавно еще обедом.
- Увы, да. - Раадель поднялась с кровати. - Староста видел, как вы втроем отважно защищали его дом, поэтому хочет наградить вас троих лично.
- Да на какой нам его дом то сдался? - Удивилась я. - Мы как бы себя спасали.
- Это понятно. Но у старосты, как и у большинства мелких людей имеющих даже небольшую власть, сильно раздуто самомнение. Ему и в голову не придет, что на площади вы оказались, только спасая собственные жизни. Но именно так и становятся героями: делают подвиг не ради спасения кого то, но от безысходности и чувства собственного самосохранения. А если это еще и поможет сохранить и хотя бы несколько жизней - почет и слава обеспечены. Вставай и пошли. Тебе потерпеть то надо не много.
- Почему? - Удивилась я, поднимаясь с кровати.
- Потому, что мы не отбились до конца от инквизиции. Их слишком много было. Откуда столько взялось их, мне не понятно. Мы дали вам время, и взяли ложное направление отступления. Точнее по началу, конечно, за вами пошли, а потом сменили направление и поманили инквизицию в сторону. - Раадель помогла мне причесаться и поправить одежду. - Ну а потом, заметили, что лес сам меняться, и вокруг чары полевых ведьм. Они же с Духами леса и полей в сговоре, и запутать чужаков им не составит труда. Тогда мы и поняли, что вы уже у ведьм, а инквизиция за вами точно не увяжется. Более того эти ведьмы продуманными тетками оказались. Некогда бы не подумала, но я рада их помощи. Они нам открыли обходную дорогу, но с условием, что некроманты нежить свою уберут, а инквизиция буквально в трех кустах заблудилась. Да еще и Духи пошалить с ними удумали. То дерево спрячут, да так что несколько преследователей себе носы и лбы порасшибали, то трясину за место поляны подсунут. В общем под конец нам оставалось только заманивать преследователей дальше, дразня их некультурными жестами. Сама понимаешь: Некромант себе ни в чем не отказывал. А видела бы ты, как его лесные ведьмы окружили, и Духи. Где то уже под утром мы с Еленой и Мирой и вовсе привал устроили у речки, а Некромант с Духами по лесу бегал, инквизицию изводил.
- Духи и Некромант вместе? Вот никогда бы не подумала. Обычно служители Тьмы не любят Духов леса. Ведь они вроде как Богине Живе служат, а значит они частично Свет.
- Да я сама удивилась. Но они как-то с первого взгляда сдружились. По крайней мере, в вопросе избавления от инквизиции. Некроманты не признают Духов как служителей Света. Скорее как созданий Тьмы, коими они, в общем-то, и являются. Им Бог Нарон разрешил покинуть Царство Мертвых и служить Богине. И порой инквизиция уничтожает и Духов-Хранителей. Тем более, что Хранители в основном с ведьмами общаются, а не со священниками. Вот это я так поняла их с Некромантом и сблизило. Да и Некромант тоже хорош - проникся пакостями Духов и начал подыгрывать. Без зазрения совести на пол леса орал " А-у инквизиторы.... Я служу Тьме и случайно подвернул ножку.. Придите и сразимся в честном бою!". Только в кустах две три ведьмы, и Хранитель. Ну инквизиция на него и начала охоту с остервенением, особенно когда он начал описывать какой в его понимании Верховный Жрец Главного Храма Богини Живы. Даже у меня кулаки зачесались, и я его ударила, когда паразит вернулся..... В общем Некроманту только и оставалось сидеть на пне и стонать о свой горькой судьбе. Остальное фантазия Духов дел