А.Эльстер: другие произведения.

Вниз и влево_Глава двенадцатая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава, в которой Эльза запускает "Ментальную Катапульту".

  Покинув Отто, чей кабинет был рядом с кабинетом барона Лейденбергера, Эльза отправилась к себе. Вопреки обыкновению, она пошла не внутренними коридорами, а через небольшой поместный парк. Прохлада ночи и душистый воздух, напоенный липами, из-за ее 'демонического' восприятия не дарили ей никаких эмоций, - но почему-то ей так хотелось.
  Она медленно шла по аллее; вверху в огромных древесных кронах еле теплились фонари. Она думала. Мысли были несколько сумбурны и невеселы.
  Самое скверное заключалось в том, что у нее иссякли идеи, как искать барона. Слишком много было в истории белых пятен и оборванных концов. Куда отправился ее дед 11 июня - один, без охраны? Что он узнал перед этим, что сделал потом? При чем тут Тадеуш? Откуда он сам знал про могилу? Поляки, дьявол их побери, могли бы пролить на это свет... или нет? Отто с головой ушел в запутанную игру разведок, но пока это никак не приводило к решению.
  Завтра - последний день... Что же, остается лишь надеяться на чудеса?
  Раздумья Эльзы вернулись к полицейским, лежавшим в автомобильном багажнике. Их нужно было срочно куда-нибудь деть, потому что увидеть их мог не только Отто, но и любой, кто не поленится надеть 'специальные очки'.
  Эх, дьявол: почему же дальности этих очков не хватает, чтобы увидеть, где ее дед?..
  Она как раз добралась до своей башни, когда эти две проблемы вдруг щелчком свелись воедино, - и привели к решению.
  Еще тогда, в больнице богадельни, она поняла, как увидеть предел действия Закона. Ей нужен был эксперимент с двумя подопытными; так вот, этими подопытными станут полицейские! Их никто никогда не найдет, даже Отто - и этому будет готовое объяснение, ведь погибших от действия способностей Колесничего невозможно "призвать" и 'допросить'. Они будут считаться жертвами пожара или пропавшими без вести.
  Она запустит 'Ментальную Катапульту' - и исполнит четвертый пункт своего давнего плана! Она увидит предел Закона. А еще она получит прекрасный способ увидеть и кое-что в его пределах. За счет принесенной жертвы 'Третий Глаз' на время станет способен вычислить структуру мироздания в гораздо большем радиусе, чем сейчас! Если только он не уехал в Австралию или Японию - баронесса Лейденбергер найдет своего деда.
  
  ***
  Ночью она переместила полицейских в лабораторию; дело облегчили каталка и подъемник.
  Подопытные слабо провожали глазами ее движения, когда она подключала их к приборам. Она знала, что они в полном сознании и полны ужаса. Еле заметно они шевелили губами...
   Эльзу вдруг захватило ощущение кошмарности ее поступка. Одно дело - убийство, даже если человек умрет после многолетнего паралича. Смерти нет, - она это знала; она видела посмертное перерождение много раз. Но совсем другое - полное уничтожение души... Небытие. И сейчас она это сделает с одним из них. Сейчас она на деле перейдет черту, которую уже перешла мысленно.
  Передвинув пару рычагов, она ослабила защитное напряжение 'Третьего глаза'.
  - Все-таки приступаешь к четвертому пункту? Но ведь ты еще не до конца вывела формулу Закона, - прорезался голос ее демона.
  - Ничего, мне пока хватит, - угрюмо ответила Эльза, - Подробности допишу задним числом.
  - Хе-хе... И кто же из них двоих пойдет в расход? Может, бросишь монетку? - в голосе появилась насмешка, - Шучу, просто шучу. Я знаю, что монетка не поможет. Ты ведь заранее просчитаешь результат ее падения.
  - Какая разница? - глуховато сказала она, - Я не судья человеческих душ, Сэнгэ.
  - О, ты узнала мою прежнюю кличку... Видимо, те тибетцы все-таки заявились сюда по моим следам.
  - Да, и мне пришлось выслушать от них целый водевиль о кое-чьих любовных похождениях.
  - Приятно, что ты - само сострадание...
  - Я тебе не сестра милосердия! - отрезала она.
  - Да брось, я все еще шучу. Мне это, к счастью, не нужно. Я ведь - не один из этих двоих, например... Кстати, ты, никак, колеблешься, Эльза? - спросил демон со скрытой подначкой, - Понимаю. Все происходящее похоже на какой-то нелепый гротеск, правда? Так просто сделать шаг от детской мечты к больной мании. И так просто можно НЕ ДЕЛАТЬ сейчас того, что ты задумала! Быть может, остановишься? Вокруг тебя целая жизнь. Люди ходят, занимаются простыми вещами, и они правы. А всякую блажь они оставляют детству.
  - Ну, уж нет! - ответила она, и в голосе ее зазвучало ожесточенное упорство, - Нет, Сэнгэ. Знаешь, время не лечит ничего, - лишь заносит песком забвения. Но я этого не позволю! Однажды в моем мире как будто погасло солнце. Это не имеет срока давности. Без этого мне незачем жить и нечем дышать... Но я еще помню его свет! Я не останусь болтаться на полдороги. Мне не нужны оправдания моих средств... и я не боюсь применить к самой себе такие же!
  Она решительно надела шлем 'Ментальной Катапульты', подключившись к зрению одного из лежащих. Это был тот, кому она назначила после смерти переродиться. Второй же был подключен к первому и к установке напрямую, - и он должен был навеки исчезнуть. Она активировала контур, отсекающий их замкнутую систему от мира...
  - Демон! - сказала она, - Дай ему познать Гневных Богов Бардо!
  О, демон всегда был рад исполнить эту просьбу! Второй зашелся в адском крике, - и... не выдержал! Не будь он в замкнутой системе, - смерть стала бы ему спасением, но сейчас он не мог покинуть место пытки. Предельный ужас взорвал его душу.
  В этот же миг разряд тока убил первого.
  ...Эльза не смогла даже различить чудовищную скорость, с которой первого забросило на самый верх. Просто перед его - и ее! - глазами вдруг разверзлась та бездна Предвечного Света, которую обещала 'Бардо Тодол'!
  ...То есть, для него это, наверное, выглядело как Свет: ведь он отбросил здесь все узы мирового механизма. Лишь так можно было увидеть и признать, что ты и этот Свет - одной природы....
   ...А для Эльзы это было бурлящее, враждебное и полностью чужеродное ей ничто! Ее зрение стало бессильно, она ослепла, ее раздирало на части. И она поняла, что сейчас будет просто уничтожена. Для нее, Проклятой, здесь не было ни шанса! Через миг ее душа испарится окончательно от невыносимой муки, - и все!!
  - ПАААДААААААЙ!!! - взвыл демон.
  ...Она успела. Душа ее не 'выгорела', но лишь получила очередную глубокую рану. Отдача от разрушения швырнула ее вниз. Ее захватило знакомое ощущение: чувство разрыва в груди, вкус крови во рту, ледяные когти, доходящие до сердца. Она падала, падала куда-то вниз и влево по нисходящей спирали, и ветер Той Стороны ревел вокруг...
  ...Потом тело встретило удар. Падение прекратилось. Она увидела себя лежащей среди оплавленного хлама на знакомом железном пустыре...
  ...Через некоторое время видение пустыря тоже отступило. На самом деле она лежала на полу в лаборатории, постепенно приходя в себя. Дыхание прерывалось, сердце выскакивало из груди, носом шла кровь. Оказывается, она сорвала крепления и упала - этот-то удар она и почувствовала! Но она была жива, она даже не впала в кому на этот раз...
  - Ну, и? - просипел демон, - Что дальше, Икар недоделанный?
  - Сейчас... - задыхаясь, ответила Эльза, - проверю кое-что - и отвечу...
  Ученая сняла шлем и встала, шатаясь. Ее демон тоже принял удар Предвечного Света, - поэтому 'особое' зрение появлялось короткими вспышками в черноте.
  Один из подопытных был просто мертв. Другой же, чья душа полностью 'сгорела', смотрел, шевелил губами и уже пытался встать... Эльза заранее прочла в их документах их имена, и сейчас она громко назвала по имени того, кто потерял душу.
  Тело задергалось, вспыхнуло и вскипело в 'точках контакта' - руки, ноги, голова... Зала заполнилась удушливой вонью. Да, это оказалась правда: для демонов их имена смертельны. Исчезло даже больше, чем сам демон! Эльза разглядела: в структуре мира образовалась огромная прореха там, где он был. Разрушились все связи, что соединяли его с остальным Законом.
  После этого она попыталась вызвать того, кто в этом опыте должен был узреть Предвечный Свет. Через некоторое время сомнений не осталось: он не отвечал! А это значило, что опыт как таковой удался: он все же понял таинственную Истину.
  Эльза рассмеялась тихонечко и чуть-чуть безумно.
  - Вот теперь я отвечу тебе, что дальше, любезнейший Сэнгэ! А дальше будет пункт пятый моего плана. Я никогда не была глупа настолько, чтобы заранее не понимать: когда я увижу предел действия Закона, моему зрению не будет доступно то, что видят Просветленные. Это и есть признак, что то, что я вижу - именно Предел. Это было... очень убедительно. И сейчас мы знаем, что его можно достигнуть, и действительно возможно его перейти, раз у него получилось.
  А теперь мне нужно увеличить энергию своей собственной души настолько, чтобы лично покинуть Систему. Древние совершали это движением самой души, но это не для меня. Я только отрекаться от нее умею! Но не беда, ведь мы только что убедились, что механическим способом тоже можно это сделать... Смотри-ка: этот свежеиспеченный Просветленный и пальцем не шевельнул, чтобы попасть, куда попал. А это значит, что я сама стану следующим подопытным, чьи привязанности сгорят! Да, я сожгу их за счет кого-то другого. Тогда я стану способна смотреть на Предвечный Свет своими глазами! И я скажу ему: "Я - это Ты!"
  - Э, нет! Не пойдет. Ты же так меня прикончишь, чего доброго! Я заявляю: с этого момента я не на твоей стороне!
  - Слишком сильные слова для того, кто заперт в ловушке, хоть и по своей воле! И к тому же... к сожалению, тебе рано волноваться. Эти полицейские были обыкновенными людьми. Но я - Проклятая, и я понятия не имею, сколько нужно жертв, чтобы вырваться из Системы мог кто-то вроде меня. Сейчас будет хорошо, если мне удастся хотя бы отыскать дедушку.
  Она отправила тела подопытных в маленькую кремационную камеру, которая тоже была в лаборатории с тех пор, как Отто наотрез отказался ездить и хоронить обратно выкопанные для экспериментов трупы.
  Она переступила черту. Мысленно она увидела за ней свою дорогу, что уходила спиралью вниз и влево, все дальше во тьму по железным пустырям Бардо.
  
  ***
  Некоторое время Эльза просто сидела в кресле, приходя в себя. Вообще-то, лучше было перенести продолжение экспериментов на несколько часов: после пережитого потрясения она была на пределе сил.
  Но сейчас ею владела нервная лихорадка, а время текло неумолимо, оставляя все меньше шансов спасти барона фон Лейденбергера. Поэтому, как только зрение позволило, ученая вскочила на ноги. Борясь с головокружением, она стала собирать установку, которая позволяла 'сжечь' одновременно сразу несколько душ. Ценой жертвы на этот раз она сама совершит взлет! Просто смотреть чужими глазами для поисков было недостаточно, нужно было управлять процессом.
  Она работала так быстро, как могла.
  ...Когда она открыла дверь своей башни, солнце уже касалось горизонта. Последний день, что остался перед ритуалом, догорал. Она направилась прямиком к Отто. Тот сидел в кабинете с огромными синими кругами вокруг больных покрасневших глаз.
  - Герр Штальберг, - с порога начала Эльза, - возможно, нам удастся понять, где барон. Я построила "Ментальную Катапульту". Мне нужны подопытные. Мне нужен допуск в венскую тюрьму. Там ведь достаточно всяких убийц и прочих, которыми Австрия не дорожит? Надеюсь, там найдется одиннадцать смертников?
  - Там найдется столько смертников, сколько нужно, фройляйн, - твердо сказал адьютант барона.
  - Я не сомневаюсь в этом. Но нужно только одиннадцать, потому что больше я просто не успела сделать шлемов.
  
  ***
  ...Подопытных, связанных и с кляпами во рту, охрана провела в специально оборудованную камеру. Их усадили в кресла с зажимами для рук и ног - кого силой, кого просто свалили туда, как мешок. На них застегнули шлемы.
  Не отводя своих бешеных глаз под их взглядами, Эльза опустила рычаг 'Катапульты' и рявкнула:
  - Узрите же сорок восемь Гневных!!!
  ...Ее свирепо швырнуло вверх. Но... Нет, она не достигла Предвечного Света! Она даже не смогла подняться выше, чем самый обыкновенный человек во время смерти. Бардо проявилось спиралями, уходящими вниз и влево: ржавые пустыри, наполненные потусторонним ветром и скрежетом...
  Она рванулась, до скрипа стискивая зубы - и перенесла свое сознание в земную действительность.
  ...Высоко-высоко над землей зависла точка, откуда взгляд Эльзы пронзил пространство. Глубина просчета реальности в этот момент возросла для нее настолько, что вся Австрия была под нею, и дальше - окрестные страны. Но она искала изо всех сил всего одного человека.
  - Нашлаааа!!!! - закричала она, выгибаясь в кресле и запрокидывая голову, - Нашла его!!! Он... он... в Альтхофене!!!
  Отто отстегнул крепления установки от ее бесчувственного тела и быстро назвал по именам всех, кто остался сидеть в креслах. Тесная камера заполнилась воем, хрипом и чудовищным смрадом. Демонов не стало; осталось только одиннадцать трупов, на которые лучше было не смотреть.
  Потом он взвалил Эльзу на плечо и бегом бросился прочь из здания тюрьмы.
  На улице ждали их возвращения люди из отряда 'Бальмунг' с двумя машинами.
  - Фройляйн - доставить в поместье! - на ходу распоряжался Отто, - Вызвать к ней врача! - Он включил передатчик, - База, ответьте! Это Штальберг! Первому и второму отделению - выдвигаться на Южный автобан! В боевом порядке! Встреча - на выезде из Вены!
  Автомобили с визгом рванули с места, направляясь в разные стороны.
  
  ***
  ...Эльза открыла глаза. Разумеется, зрение работало 'пунктирно': мгновения видимости словно прорывались сквозь помехи и слепую тьму. Она почему-то чувствовала себя, словно выпотрошенная. Постепенно она разобрала, что находится в собственной спальне, что неподалеку над столиком со склянками склонился Вальтер, а в изголовье кровати сидит Отто Штальберг и словно бы чего-то ждет. Вот только она никак не могла сообразить, чего...
  Друг на друга бывшие коллеги не смотрели. Вальтер теперь редко бывал в поместье, - только если был критически нужен в отряде. Тогда он навещал и Эльзу, и они вели мучительно-пустые светские беседы. То есть, мучительны они были только для него: она-то давно вычеркнула его изо всех списков, и просто составляла вежливые фразы, как складывают мозаику. Ведь официально считалось, что он ничем не провинился перед их троицей... Выглядел он неважно. Впрочем, Отто смотрелся куда хуже: седина расползлась от висков на всю шевелюру, лицо осунулось. А уж сама-то Эльза...
  'Краше в гроб кладут, чем мы все трое', - прорезалась в ее мозгу первая оформленная мысль. И тут же молнией ударила другая: 'Дед!!!'
  Она дернулась, поворачиваясь к Отто.
  - Вижу, вы очнулись, - отметил тот.
  - Герр Штальберг, который сейчас день? Что с моим дедом?!
  Отто отрывисто бросил:
  - Покиньте нас, Дитце.
  Вальтер вышел безропотно.
  - Вы были без сознания трое суток. Мы... опоздали, фройляйн. Барон мертв.
  Эльза ничего не сказала, чувствуя лишь холодную боль, словно в ее душу опять вонзились когти чудовищ.
  - Мы отправились в Альтхофен, - продолжал Отто безжизненным голосом, - Там его не было. Но он не мог уйти далеко. Я разделил людей. Направил на поиски. Проверили окрестные кладбища. Нашли 'вашу' могилу. В соседнем селении. Он там.
  - Где? - пересохшими губами выговорила Эльза.
  - В... могиле, фройляйн. В 'вашей'.
  Эльза продолжала на него смотреть. Словно через силу, Отто добавил:
  - Мы оставили все, как есть. Не стали вскрывать. Решили дождаться вас. Убийца замел следы. В могиле - негашеная известь. Может быть, вы разберете хоть что-то. Взгляните своим зрением. Можете двигаться?
  Она поднялась, села на кровати, спустила на пол ноги, встала и сделала несколько шагов.
  Механик кивнул:
  - Тогда собирайтесь.
  
  ***
  ...Через несколько часов она, Отто и люди 'Бальмунга' были на месте. Военные машины, сопровождаемые клубами пыли и лаем собак, остановились перед воротами старого сельского кладбища. По обе стороны от их кованой решетки были полуразвалившиеся каменные тумбы; одну из них все еще венчал ангел. За поваленной местами оградой возвышался настоящий дремучий лес.
  Все вышли из машин и, не говоря ни слова, углубились в темную аллею; потом свернули направо. Через несколько минут, по-прежнему молча, они достигли восточной стены кладбища.
  Там давно уже сомкнулись заросли над остатками старых гробниц, и только одна была на расчищенном месте. Белый мрамор ее сиял в пятнах солнечного света, что, словно иглами, прошивал лиственный мрак. Над ней высился обелиск с резьбой в виде силуэта башни. На плите, отчего-то треснувшей посередине, красовались буквы: 'Здесь покоится Эльза фон Лейденбергер, 1905 года рождения от Рождества Христова, безвременно погибшая в лето Господне 1934'.
  Впрочем, это было не единственное, что красовалось на плите. Прямо на ней, как на алтаре, чернела лужа запекшейся крови - очевидно, собачьей. Кровь стекала на землю через надпись, заполнив вырезанные в камне буквы эльзиного имени. Вокруг лужи остались огарки черных же свечей, как и на земле. Кто-то расставил их вдоль девяти окропленных кровью кругов. Земля была истоптана, кое-где по ней что-то словно волочили. Неподалеку от могилы лежала мертвая собака.
  Монотонно жужжали мухи.
  Метрах в пятнадцати стояли часовые, которых выставил Отто. При виде прибывших они вышли навстречу, но тоже хранили молчание.
  Первыми к зловещему месту шагал Отто, за ним - Эльза. Приблизившись, он скомандовал людям отряда:
  - Начинайте.
  Двое дюжих солдат приготовились отодвинуть плиту.
  - Нет-нет-нет-нет!! Стойте, благородные господа, стойте! - заголосили из ближайших кустов. На полянку опасливо вышло несколько местных жителей, которые осмелились приблизиться к 'окаянной могиле', увидев военных.
  - Что еще?! - развернулся к ним Отто.
  - Помилосердствуйте! Не тревожьте это место, господа, во имя Господа нашего Иисуса! Там девица Лейденбергер похоронена, скверное это место! И сразу-то было неладно: не хоронят так добрых людей, как ее - ночью, да тайно! А потом-то что началось! Чуть не кажную неделю дьяволовы шабаши были тута! Не трогайте, ради Бога! Вы-то уйдете, а нам здесь жить...
  - Господа, - ледяным тоном сказала Эльза, - Прошу вас успокоиться. Вам ничто не угрожает. Эльза фон Лейденбергер - это я.
  Слова ее произвели действие, противоположное ожидаемому. Выпучив глаза и толкаясь, местные бросились наутек прямо через заросли, и долго еще оттуда доносилось: 'Господи Иисусе, помилуй нас, грешных!'
  Не обращая на них больше внимания, хмурый Отто кивнул солдатам. Те отодвинули и сняли плиту. Она оказалась не просто надтреснута, а расколота надвое. Эльза стояла рядом, глазами впиваясь в структуру физических взаимодействий этого места...
  Увы: барон был там, на дне ямы! Он лежал лицом вниз, и на нем были 'специальные' очки. От тела мало что осталось: рядом с пустым гробом в могиле стояла ванна с негашеной известью. Только то, что мертвый угодил в нее, чуть перевесившись через край, позволяло его с трудом опознать. На нем остались обрывки ритуального белого одеяния, в руке до сих пор был зажат магический меч с гравировкой. Рядом с головой из толщи засохшей извести выступал корешок проклятой "Книги Инститориуса".
  Вниз спустили лестницу. Минут через десять останки подняли наверх и поместили в закрытый цинковый гроб.
  ...Люди остановились вокруг черного провала. Они заранее знали, что найдут, но жуткое зрелище всех подавило. Кое-кто крестился, шепча молитвы. Надо было ехать, но они стояли, не в силах ничего сказать, глядя в землю. Эльза бросила быстрый взгляд на Отто и увидела, что его бьет еле заметная дрожь.
  Она нарушила молчание.
  - Господа, - обратилась она к стоящим, - Здесь нашел свою смерть барон Франц-Ульрих фон Лейденбергер, мой дед. Обстановка выглядит фантастично, но я хочу вам сказать: ничего паранормального тут не произошло. Кто-то обманом выманил его сюда в одиночестве и убил. Убийца прятался в этой самой могиле. Видите? - это не совсем обычная могила. В ней достаточно просторно. Там можно сидеть, дожидаясь жертву, а потом подняться вот по этим выступам в обелиск и встать во весь рост. В обелиске есть дверца, - посмотрите. А с этой стороны, где вырезана башня, в нем имеются отверстия, замаскированные рельефом. Именно оттуда тот, кто его поджидал, выстрелил чем-то вроде ядовитого дротика. Барон погиб от яда типа кураре. Затем убийца швырнул его в эту яму и выпустил в его мертвое тело шесть пуль.
  Эльза помолчала несколько секунд. А потом она вынула кинжал из рукава, вытянула левую руку над ямой и надрезала себе запястье. Кровь закапала в могилу. Она произнесла:
  - Я, Эльза, баронесса фон Лейденбергер, приношу клятву своей кровью и душой отомстить убийцам моего деда. Клянусь отомстить всем, кто задумал это и сделал. Если они еще живы, они умрут! Их не спасут никакие отговорки. Я клянусь отомстить любой ценой.
  И вдруг Отто, вечно молчаливый и не склонный к пафосным жестам, резко шагнул к могиле и тоже выбросил вперед руку, полоснув по ней кортиком:
  - Я, Отто Штальберг, клянусь отомстить всем, чьи действия привели к смерти барона Франца-Ульриха фон Лейденбергера!
  ...Эльза в который раз почувствовала, как в груди рванулась боль. Своими нечеловеческими глазами она увидела, как из центра ее грудной клетки выстрелила тонкая золотая цепь, уходя в пространство, заполненное узлами, тягами, связями и шестеренками. Прямо над ее головой она опустилась, переброшенная через сложный блок. На ней была подвешена тяжелая шпага тусклого золота. Так выглядела эльзиными глазами клятва на крови, и цепь готова была оборваться, если она не будет исполнена.
  Она взглянула на Отто. Над ним зависла очень похожая шпага.
  
  ***
  Торжественное погребение должно было состояться на следующее утро. Тело барона доставили в поместье. Точно пришибленные, ходили его верные люди...
  Отто остановил машину у эльзиной башни, и солдаты перенесли гроб на платформу-подъемник: так он распорядился. Они с Эльзой встали рядом, опускаясь вниз, в лабораторию.
  - Я пытался вызвать барона, когда вы были без чувств, - негромко сказал он, - Хотел спросить, кто убийца. Не рискнул выставить максимальную мощность. Не хотел вам повредить. Барон... не 'откликнулся', фройляйн. Но... могло ведь не хватить мощности? Или 'привязок' к земной жизни..?
  - Попытаемся теперь снова... с "привязками", - взглянула Эльза на гроб.
  Вдвоем они взгромоздили гроб на стол, сняли крышку. Сейчас ее дедушка лежал на месте, где до него побывали сотни таких же подопытных...
  Она улеглась в пентаграмму 'Третьего глаза', снизила защиту до минимальной, повысила мощность контакта, сосредоточилась...
  - Франц-Ульрих фон Лейденбергер, явись на мой зов!!
  Ничего! Ничего не произошло!
  Эльза вытерла испарину со лба и обернулась к Отто. Тот сжимал и разжимал кулаки, силясь успокоиться. Это ему не удавалось.
  - Одно из двух... - начала Эльза очевидный вывод.
  - Знаю!!! Какое из двух?!! Потерял он душу, или...?!
  - Я... Мне сложно сказать наверняка, герр Штальберг. Причинно-следственные связи вокруг тела деда были деформированы. Так бывает, когда назовут по имени того, кто утратил душу. Но... они могли быть выжжены и энергией, которая выбросила его за пределы Закона причин и следствий. В описании ритуала говорилось, что возможно и то, и другое.
  Отто зашагал по залу, сжав кулаки:
  - Как?! Как вообще подобное могло случится? Занюханная фальшивая книжка! Подделка для дураков! Она не работала!! Не должна была сработать!!! Какой еще ритуал, к черту?! Что, неужели кто-то вытягивал из вас душу?! Неужели ваши приборы что-то такое уловили, фройляйн?!!
  - Нет, конечно. Но дело может быть не в книжке, герр Штальберг, - произнесла Эльза, выбираясь из пятиугольной рамы, - Дело может быть в самом дедушке. Видите ли, в конечном итоге только сам человек, своими силами и добровольно может отречься либо от себя, либо от привязанностей. Я мало что могу сказать о втором варианте, а о первом наслышана. Мне говорили, что из таких получаются... демоны.
  Отто стиснул руками голову, пробормотав: 'Абсурд...' Взяв себя в руки, он спросил:
  - Как проверить?
  - Можно только вычислить. Как вы знаете, из-за моего нетривиального научного метода все, кто связан со мною, постепенно выпадают из общих правил и попадают в область действия "альтернативной физики". Эта область, во-первых, постоянно разрастается, а во-вторых, теряет возможность энергообмена с окружающей средой. Иными словами, она все сильнее подчиняется закону замкнутых систем. Суммарное значение энергетических пиков в таких системах точно соответствует значению провалов. Приведу пример: одна душа, полностью освобожденная от привязанностей, равна одной 'сгоревшей', полностью превратившейся в привязанности... как правило. Они уравновешиваются, как "плюс" и "минус". При частичной изоляции расчет будет несколько сложнее, придется учитывать влияние соседних систем... Так вот: наш вопрос в том, 'плюс' или 'минус' случился с бароном. Он, безусловно, был... важной частью моего личного уравнения. Поэтому нужно узнать, кто еще среди людей, подверженных моему влиянию, в то же самое время терял душу или, наоборот, взвинчивал ее энергию до полного Просветления. Естественно, с поправкой на участие внешних факторов... Зная это, мы поймем, какого знака в уравнении не хватает. Этот знак и придется на смерть барона. Так мы выясним природу того, что произошло с ним. Возможно, это натолкнет нас на верный след. Я буду работать над этим, герр Штальберг. Но мне нужно время.
  - Оставляю это на вас. Я займусь более понятными делами. Поговорим после похорон. Сейчас - только одно. Вы видели место преступления. Вы умеете читать энергетические следы. Как с той книгой. Вы сможете опознать убийцу?
  Эльза утвердительно кивнула:
  - Да, когда встречу его. Возможно, он даже есть среди портретов, которые я заказывала. С вероятностью в двадцать процентов это третий из них, - и в ответ на выразительный взгляд Отто пояснила, - Вы ведь знаете, память на лица у меня скверная. Я запоминаю другие характеристики.
  Отто помедлил, потом вдруг спросил:
  - Фройляйн, над вами висит золотая шпага?
  - Да. Вы ведь видите ее? У нас одинаковое зрение.
  - И надо мной.
  - Вижу. У нас одинаковая клятва. Смерть виновным в смерти.
  - Думаю, не одинаковая, фройляйн. Позволите вопрос? Как вы собираетесь определять виновность? Будете ли брать в расчет намерения?
  - О чем вы говорите, герр Штальберг? Конечно, намерения важны. Я ищу тех, кто задумал и осуществил всю эту провокацию. И тех, кто это приказал, если они есть. И тех, кто приказал им это приказать. И так далее. Такое нельзя сделать случайно.
  - Значит, мы поклялись в разных вещах. Я намерен уничтожить всех, кто сделал так, что барон не мог не погибнуть. Даже если при этом они думали, что делают что-то другое.
  - Достаточно... радикально.
  - Люди - лишь набор физических факторов. Вы сами говорили. Я просто удалю вредные факторы.
  - Нет, вынуждена признать, что по части дегуманизации вы меня превзошли. Я еще надеюсь встретить среди людей исключения... А зачем вы мне это сейчас сообщили?
  - Мы союзники. Не хочу недопонимания. Если я не смогу объяснить десяток-другой смертей.
  
  ***
  Утро следующего дня выдалось свежим и солнечным. Птичий щебет наполнял аллеи старого венского кладбища. Даже траурная процессия, направлявшаяся к фамильному склепу фон Лейденбергеров, выглядела нарядно в это утро. Сверкало серебряное шитье и золото на погонах имперской формы, вынутой из старых шкафов; сияли сапоги и пуговицы солдат хаймвера и даже райхсвера; качались черные плюмажи изящных карет бывших аристократов, и длинная вереница лиц простого сословия тянулась за ними, неся в руках цветы. Что и говорить, яркая личность барона привлекала самых разных людей.
  Впереди четверка вороных катила открытый катафалк с богато украшенным и наглухо закрытым гробом. Оркестр играл марш.
  Эльза ехала в карете вместе с родителями. Они редко виделись, хотя давно достигли примирения, - по крайней мере, формального. С отцом она порой вела прежние заинтересованные разговоры, а с матерью была предельно сдержана и вежлива. Похоже было, что все отношение к дочке у той укладывалось в различные оттенки недовольства. И это при том, что она не знала подробностей...
  ...Потом были пышные, торжественные похороны. Речи говорили даже былые недоброжелатели барона: кто искренне, а кто и потому, что с 'Бальмунгом' стало сложно не считаться. Люди разошлись и разъехались только далеко за полдень.
  Эльза механически исполняла светский протокол; пустота в ее груди продолжала расти. Гротескно и бесповоротно было все случившееся, о чем знало только несколько человек из отряда. Странно было вспоминать любимого деда, - веселого, авантюрного, яростного, живого, - и тут же - ужасные останки в мерзкой могиле. И Эльза леденела внутренне, и многие поколения фон Лейденбергеров в ее крови взывали к мести. Но, кажется, никто из предков не смог бы представить себе, на что пойдет для этого их наследница...
  Выяснить тайну смерти барона было немного труднее, чем она сказала Отто. Дело было в том, что среди тех, с кем ее связывали различные узы, была Колесница. Демоница практически не поддавалась изучению эльзиными методами. И пока это было так, никакие расчеты в системе не были возможны. Нельзя было вычислить ни степень замкнутости, ни распределение 'плюсов' и 'минусов', ни размер гекатомбы, которую следовало устроить, чтобы Эльза могла свою систему покинуть. Напрашивалось очевидное решение: чтобы двигаться дальше, Колесницу необходимо уничтожить, и чем скорее - тем лучше. Уже сейчас система Эльзы разрослась почти критически: к этому вел сам способ ее действий. А если оставить безумную демоницу творить, что ей вздумается, ситуация грозила стать неуправляемой.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовная фантастика) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"