Аэтерис: другие произведения.

Хюбрис

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

 

Ю. В. Казарину

 

Доверие парализует. Узит жизнь, будто лезвия ублие́та. И жалит, жалит её своим амбре. Жаль! Искусная адовизжальня за личиною покоя... так и манит новые лица, дабы сеять сечь. И вымолить у голода утопии нечто ядо́мое и дли...

- Как ты говоришь его зовут? Никак не запомню...

- Позволь я заострю и окольцую наитие, сладкая. Вырою мои думы-апро́ши к неизбежному. Не рви сию осаду!

- Молчу, молчу...

и длиться. О, и́дольница хилых грёз! Дове... резверие в угоду пышно-мыльному умыслу! Мой ключ от жуткого погреба, коий явно вогро́бница. А! так и вопят сии особи, увитые зарёй ужаса. Лучами во́гненной пытки своих иллюзий! И чем... чем изуметь таинство лукавого, а́ти не увязнуть? Не биться о я́сы... сулящие гибель? Прочь! Прочь, доблемудрие!

- Офиналено. Хоть и сам истощён уяснением мысли...

- Хороший мой, дай обниму... о чём в этот раз мыслил, так яро жестикулируя и смотря "крытым взором" на звёзды? Такое чистое небо сегодня, прям удивительно...

- Зрелом и наивечном. Маникюрный ум не в силах изучить идейный сжин. Достижно грёз, я алчу же́ли!

- Ого! Кальвадос произвёл желаемый эффект, да? Сидит тут такой, рассуждает непонятными словами, юморит над своей дамой в романтической атмосфере. Надо было и мне заказать тогда, чтоб хоть как-то понимать твою речь... Ах! ну перестань, не при людях же, пойдём давай домой и там... ну не надо, хих!.. ну правда, смотри как холодает к ночи, синоптики угадали, пойдём...

- Ладно. Но организм, столь изумлённый туземным зелием... молитвою ратует за ещё! Облачись, о моя чаепийца, в мантию мою нежную, тепло зиждущую! И ступай, рей к дому нашему, безо хухнания... да рая симво́л забери, ати заступной быть. Сиречь - догоню, как не́ктар во грядущее затею. Куплю, то есть, кальвадоса на буйночь обоим. Ага! зрю, что хотение звучно в безмолвии твоём, хоть и рвёшься брови сужать, як хоть неумытная. Не брань сие - синонимы именные, любови осн. Загугли то позже, юдолервульщица моя!

- Вот умеешь меня обезоружить своим наречием! Хорошо, но мы никуда не пойдём, так ведь, Асфодель? Будем вместе ворчать на него, а если заблудится там, то и лаять начнём, чтоб поторопился!.. Иди давай, романтик ты наш, подождём тебя, так уж и быть!

- Милосердием упит! Не боле пяти минут, о маламутова жрица! Не успеешь и съчюнуть, чуять ле́зо близкого оргазма!..

- Серёж, таймер включён!..

И злеет миг, насилуя движенья... Оказия, коя связует иное. Руинное орудие классики! Вялолипучая гиль, что въелась в самогений стада. Тех опытных богов, якобы саморождённых. Ха! если б я вырвал устои их фабулы и минул... зарыл семя истории в языковую супесь? Нет. Ступим глупже... Где? Где ты сейчас? Казарин! Неизменный зов единомузия... ыслия.  Балуют ли великие умы, балует ли былое твой быт? Иль жмут, сирена будто, гнилозвучные таланты? О, лезвие иль руль улазной поэзии, рази и зудь сей утлый мир! Лезвие... раздумывал ты о своём излюбленном слове? Том верном друге каждого поэта, чей шёпот неусыпен и могуч в поиске наития. Лезвие... знал ли ты, что век золотой, отличаясь лютою красотою в музылогосе... мелодии эталонной речи, имел чудное злосвойство неколебимого монолита? Изумею устойчивость врезанных форм моего чуткого друга: лезвеё, лезо, лезьё... как неуклюж и смешон его манер в его юности! И так живописен ныне, сменив имидж... Ране и двинуть не смели колесо неологии, веять о́строй в угоду истинной грации слова! Ретрограды... Аче и Пушкин увяз в обычаях зрителя иль гостя-сомелье на медном балу... Но итоги векодеяний, эти чахлые эрудиты нашей ирены, кои тают в коитусе суеты, и не могут зреть ту гармонию!.. не ясен им наития грааль! и оттиск его изящной трели... Лезвие! И коли ринут в стихоизгоя иглы озарения и восторга, ссохнут грани замысла, явится и он - сопоэт. Суля единомузие. Ибо лишь он, лишённый тугого ярма их культуры - урвёт истину, возрыщет еле зримые полюса идей и стянет импульс. Ибо лишь он, устоя ослушен, изучит пышный голос. И слог огурной лютни. Бездобь! Довольно! сей паузы заумного хаоса. иль тесной литореи... Ныне пустынь. Камины безо жгущих углей и чуждого юга! К чему напев, мои раздумья? Иль эха дикая стрела? Глухому таины и шумья? Слепым сияющая мгла?.. Я устал, Юрий, бдить ритуалы невежества сих мессий, архижадных до их рвотного уюта, что выгнил, гас ещё в утробе регочущей инокини! Не кон метаидеи, но канун. И догма. Так и рвусь во область былого иль язв дутой были! Жаль не видишь, как жало мысли, словно ястреб, срываясь с выси вниз, тупит лезвия ублиета и ладит коитус... Тугая дверь явно куражила русалку. Сергей - увитый зарёй недавней идеи - остановился. Визуально он шёл, но его разум оя́дился, гневался в параличе хмельной редупликации. Слова, столь жадно расточенные для толькочто́нного монолога, будто вялые романы Толстого, мяли его самолюбие и тонный поэтолект. Не гоже - возопил рацио (дитя нуса) - кремировать пародию на описание своего настоящего. Жечь её повторами в очаге наития! Почему - думохлыст изогнул Сергея в улыбке - я назвал сию крохотулечку русалкой? Ариэль - оживилась память - рыжая и с морефауной за спиной! Если позволите - усмехнулся глузд (чадо мудрой ностальгии) - весомая деталь сей ассоциации куда глубже, чем натиск Диснея. Глянь её - алая от натуги как... Сергей рассмеялся, уличая свою вогненную молодость в парфюмерном эйдетизме, и помог Ариэль разинуть дверь. Случай в метро - возбудился глузд с иных ассоциаций - и тугими дверьми, сочный эпизод ра...

- Благодарю! Мало кашу ем по утрам. - смутилась рыжулька.

- Советую полбяную! - рассоветовался Сергей и незаметно принюхался к собеседнице.

- Ой! а я знаю такую, но не пробовала, спасибо! а двери тут вовсе не для женской силы...

- Для женщины отворится любая дверь с помощью мужчины. - заключил полбоман, утопая в пачули. Он не знал её аромат, но ему казалось, что именно так и пахнет это слово. Ариэль молчаливо ахнула. И врезала изумруд. Сергей знал этот взгляд. Так смотрят робкие мимозы на голодного шершня, коий веган. Бывают ли такие осообразные? А если да, то как к ним относятся их традиционные гурманы? Сергею незапно стало жаль Ариэль. Он умописал уйму хищных мух и клещей, рвущих невинную русалочку. И возненавидел шершня, коий приял веганство заместо белковых оргий. Коий мог уравнивать население людопивцев. Сергей захотел обнять бедную ундину, настолько она была несчастна в его образе, и вытянул длани в её защиту. Тщетно! Ариэль покинула нежный жест секунды (где-то восемь) назад. Не могут - заметил глузд - мухоклещи деять тур по Атлантиде. А комары - овеялась память лаской чиллера - за неимением пчёл опыляют тундру! Сергей умозиял в ином образе: комар и шершень упиваются морошкой, нет! - княженикой, и теснят один другого. Изменит ли мухопрочь натуре вегана иль сдастся терпели...

- Круто, да? - усеял левое ухо хамский писк.

- Воистину круто! - согласился Сергей и перевёл свои очи с мычащей корпуленции на воистину крутое ревю.

- Тут вроде новую на днях поселили, как её там... психоделия...

- Психоделическая рыба-лягушка. Засела вон там, приглядитесь. Иммитирует коралл. - Сергей выискал самую дальнюю от тесного диалога особь, дабы умалить миазмы амбала.

- Ага, вижу!.. А вот ещё одна, прям у вас над головой! Щас сфоткаю и покажу жене потом.

- А под моим носом... бурый фугу, крайне ядовитый вид!  - соврал Сергей и нусомоли́л о прощении юную луну-рыбу за столь циничное сравнение.

- Ну прям вылитый я с похмелья эта психоделка, ахах! Отойдите чутка, замучу селфи с ней. - вывел тучный амбрист и развернулся в позу. Сергей сожалел, что сия коллекция лишена подлинного отражения его собеседника. Будь рыба-капля в изящном строю аквариума, он бы убедил архитука мутить селфи именно с ней. Ибо её модельный анфас достоин слыть копией текущей... статуи. Сергей знал этот взгляд. Так смотрят бонсаи баобаба в грязное зеркало и грезят себя баобабами. Особенно ночью, в разливы звёзд сквозь окна. Где мания и пыл неуклюжего мейн-куна роняют их каноны на пыльный пол. Но поле знания елеспело, зане резвая хозяйка уж лижет его палью! И вечен миг самоиллюз...

- Не, ну я никак не привыкну к этой красоте. Это ж надо отгрохать такую махину с рыбками в обычном торговом центре, вот уж точно замануха потребителей!.. гляньте как снял нас с этой полосатой, ржака, да?.. ладно, пойду я за продуктами, а то опять засмотрюсь, жена с котом не простят!

- Всего доброго. - изумился Сергей меткой сценомысли о бытие уходящего по еду. Чуешь - выдохнул глузд - нектар пачули? Её свежие лучи, чутко скользящие в агонии воздуха. Кои врачуют, чудо будто, резы гидно́ры иль аро́нника. Сергей пытался умодлить кипучий флирт с Ариэль, гладя мимоплытие арова́ны. Ему мнился трамвай и она, дева океана, одинокая и усталая, деющая ар ну́во на оконном стекле. Не сонная осень, не лаи и го́лынь подруг иль рутинная тяга дожизни льются в её озеро грёз, бьются о бункер истовой ныни, нет! - то неги огнь,  лезвие ползущей ночи и он, взаимоудел их наития! О как - выл рацио - плющит Серёжу в удушье аскезы. Сергей уже минуту узорил ногтями аквариум, минуя ве́ками роспись вне домысла. Таял эвентуальным на мягкой... шеми́зе?

- Ищете что-нибудь конкретное?

- Кальвиль и его эго. Кальвадос! - растерялся Сергей и тягуче выекрутил к заспинной арфе.

- Это же, по-моему, разновидность алкоголя. Эх, я бы тоже не отказалась. Но из похожего могу предложить... так... кальсоны, капелин и ээ... кечкемитль, шаль в общем! - сомлела арфа, натягивая струны.

- Дивом сюды путеводен. По ошибке забрёл, в общем. - сомлел ошибун.

- Вы так забавно к нам зашли! Глаза закрыты, улыбка до ушей. Нежно так ощупывали стену и теперь вот дошли до сорочки. Простите, не могу сдержаться!.. - не сдержалась дочь хелиса и  увысила тональность. Сергей знал этот смех. Так смеются плоды среди корзин у Державина, кои кадят с курильниц. Иль горихвостки в часы новоселья. Ривали соловья. Не лунные зовы, не магия Альп колеблют землю - то яспис радует перси, ратует во имя сиенита. Топит Асуан.

- Если бы ваша жизнь сейчас же закончилась после первого изречённого слова, что бы вы делали? - испугался Сергей, ибо уста самопружинили.

- В смысле? Молч... - полуответила са́ун га́у, но была взорвана цезурой. И реяла ниц... То не приступ, то... Господи - понял нус - она мертва. Алоока и...

- НА ПОМО!.. - заорал Сергей, немея от ила перед глазами. Иль вязкого марева. Полон тьм...

- Благодарю! Мало кашу ем по утрам. - смутилась рыжулька.

- Ариэль! Это вы? - уведомился алармист, робеючи зря окоём.

- Вообще-то я Лера, но Ариэль одна из моих любимых персонажей, забавно что вы о ней вспомнили, я на неё похожа? - увила аер ресницами Лера и невольно принюхалась к тебе.

- Мы виделись с вами пару бесед... мигов назад, вы помните? - замямлил ты и потянулся к её запястью, дабы глянуть время.

- Нет, я вас вперв... Эй, не трогайте меня! Не трогай, я сказала, алкаш!

- Тогда было на десять меньше! - успел выбубнить ты в дурмане ила. Снова.

- ... и язык - орудие поэта. Его лезвие, которым он как бы взрезает омертвелую плоть читателя и помогает ему сбросить тяжелую кожу невежества. Такой вот змеиный перфоманс и...

- Как он прекрасно говорит, сразу видно - профессор! Хожу на семинары и каждый раз не наслушаюсь! Кстати, Сергей, когда вы уже будете обсуждаться?

- Простите, я, наверное, заснул или что-то вроде этого? Уже скоро обсужусь, осталось дописать стихотворение.

- Да, вроде бы немного вздремнули, я тоже иногда никакущая после работы. Ладно, слушаем Юрия.

- ... это и есть поэзия поэзии. Метаидея и метаэмоция. Теперь что касается поэта для поэтов, гения для гениев. Есть такой вид виртуоза, который по своей сути является мощнейшим катализатором для самых-самых. Таковым был, например, Николай Языков. Апофеоз русской поэзии золотого века. Его стихам завидовал Пушкин, поражаясь избытку чувств и сил, буйству неудержимой энергии в них. "Если уж завидовать, так вот кому я должен бы завидовать... Он всех нас, стариков, за пояс заткнёт" - писал Пушкин о Языкове Вяземскому. Баратынский признался, что только стихи Языкова расшевеливают его душу. Как-то он написал своему другу Киреевскому про одно из посланий: "такая ясная грусть, такое грациозное добродушие! такая свежая чувствительность! как цветущая его муза превосходит все наши бледные и хилые!". Гоголь называл Языкова своим любимым поэтом, говоря про него: "владеет он языком, как араб диким конём своим, да ещё как бы хвастается своею властью". Однако, он остался в тени народного признания. Почему? Дело в культуре. Народ не может понять восхищение признанных, понятных ему поэтов поэтами для поэтов. Почему сочетания двух-трёх нот, рефрены тупых примитивных аккордов запоминаются лучше нежели изящный вихрь сложной гармонии? Почему гений видит гения, упивается мощью, фактурой его творчества, разбирая каждый атом, черпая кипучее наитие, а гуляющий Вася спешит вылить бурю в стакане, наполнив его знакомой, всегда кристальной жижей? Вопрос на две тысячи ярдов... Ладно, давайте пять минут отдохнём. Я перекурю. И продолжим.

- Татьяна, вы тоже видите эти чёрные точки, даже линии возле окна?

- Да нет... а, это вы на солнце засмотрелись, вон как блещет!

- Нет, я не... боже, теперь и вы распл...

- Серёж, таймер включён! - омыла реа...

- Эй, мужик, с дороги! - вопит велодебил, сжигая тормоз и нзя твоё тело.

- Серёжа, Серёжа!.. ты слышишь меня, родной, слышишь? Вы совсем придурок или да? - разит твоя дама сию жёсткую оказию.

- Извините, плиз, руль тупо не ворочался и торм... уберите свою собаку, она же меня сожрёт!

- И правильно сделает! Асфодель, успокойся, он и так весь дрожит... АСФОДЕЛЬ! - чает унять осерженного маламута твоя Наташа. Тщетно!

- Господи Иисусе, что же это делается на свете, люди добрые, помогите мальчику, его же заживо загрызают! Помогите ему! - причитает старушка, тыча клюкой в снимающую молодёжь.

- ... в бездне моей ни ветлы, ни кола... - слышишь ты фрагменты декламации подземного чтеца. Люди, плывущие из перехода, дарят ему рубли и наводят свои смартфоны в бесчинство пёсьей апологии. Но позволь твоим мыслям вольно окончить ту строку: в бездне моей ни ветлы, ни кола. Лишь едкая мгла. Снова...

- ахах! отойдите чутка, замучу селфи с ней. - вывел тучный амбрист и развернулся в позу. Ложись в его ноги, Сергеюшка.

- Во имя Посейдона, мать вашу! ЭЛЛЕФЕРИЯ! - беснуется кто-то сверху и кидает фугасный изборник на купол аквариума. Ложись, не медли.

- Держите его, держите, третий этаж! - бежит охрана. Поздно. Ложись!

- НИКТО НЕ СМЕЕТ ПЛЕНЯТЬ БОЖЬИХ ДЕТЕЙ ОКЕАНА! ЭЛЛЕФЕРИЯ!!! - зудит, срывая голос ярый гринпис и мнёт детонатор.

- Да что там та... - высит свою лысину селфоман на горний гул. И падает на тебя, лобызнув тонну влаги... Чуешь нектар карчи? Кою врачуют осколки, чуткие плечи былого каземата иль ось мессии. Чу! поодаль от вашего дали́нного соития задыхается она - героиня злосчастного селфи. Чудный миг для иного дубля! Жаль ты скован, ужат тисками желанного экспоната, коего тебе так недоставало.

- ЭЛЛЕФЕРИЯ, ТВАРИ! - мчит ещё одна связка и будит твою руку. Огнезарные громы рвут верхние этажи, спускаясь и до тебя. Жаль не в ультра-рапиде буйнобюджетного голливуда, коий ты так ненавидишь. Чу! и жгучая стадия вошла в финальный кураж. Но ты не слышишь - оглушён иломарью. Сно...

- "Так, размахивая руками, бормоча, плетётся поэзия, пошатываясь, головокружа, блаженно очумелая и всё-таки единственная трезвая, единственная проснувшаяся из всего, что есть в мире". Это слова Мандельштама. Абсолютная свобода абсолютной поэзии. Истинной. "Качество поэзии определяется быстротой и решимостью, с которой она внедряет свои исполнительские замыслы - приказы в безорудийную, словарную, чисто количественную природу словообразования. Надо перебежать через всю ширину реки, загрождённой подвижными и разноустремлёнными китайскими джонками, - так создаётся смысл поэтической речи. Его, как маршрут, нельзя восстановить при помощи опроса лодочников: они не расскажут, как и почему мы перепрыгивали с джонки на джонку". Великолепное описание чуда смыслопорождения! Река - речь. "Поэтическая материя не имеет голоса. Она не пишет красками и не изъясняется словами. Она не имеет формы точно так же, как лишена содержания, по той просто причине, что она существует лишь в исполнении". Вот ёмкое и точное определение поэзии поэзии! Вы просили меня избрать три цитаты, предваряющие этот семинар. Все они были от Осипа. Но есть ещё одна, ключевая на сегодня, от Виславы Шимборской: "в поэзии, где взвешивается каждое слово, ничто не является обычным и нормальным".

- Почему именно они, Юрий Викторович? - вопросим мы.

- Потому что в них есть всё, что следует знать о настоящей поэзии. Теперь, как и обещал, зачитаю вам весьма странную вещь, которая меня буквально оглушила. Это относительно большой отрывок из "Сильфиды" Владимира Одоевского, гениального рассказа со всех точек зрения. Кому-то он покажется воспалённым бредом, кому-то иронической фантазией, а кого-то и придавит от живых эманаций. Поехали. "Смотри - там в безбрежной пучине носится ваша пылинка: там проклятия человека, там рыдания матери, там говор житейской нужды, там насмешка злых, там страдания поэта - ЗДЕСЬ всё сливается в сладостную гармонию, ЗДЕСЬ ваша пылинка не страждущий мир, но стройное орудие, которого гармонические звуки тихо колеблют волны эфира. Простись с поэтическим ЗЕМНЫМ миром! И у вас есть поэзия на земле! оборванный венец вашего блаженства! Бедные люди! странные люди! в вашей смрадной пучине вы нашли, что даже страдание есть счастие! Вы страданию даёте поэтический отблеск! Вы гордитесь вашим страданием; вы хотите, чтоб жители другого мира завидовали вашей жизни! В нашем мире нет страдания: оно удел лишь несовершенного мира, - создание существа несовершенного! - Вольно́ человеку преклоняться пред ним, вольно́ ему отбросить его, как истлевшую одежду на плечах путника, завидевшего родину... Неужели ты думаешь, что я не знала тебя? Я с самого младенчества соприсутствовала тебе в дыхании ветерка, в лучах весеннего солнца, в каплях благовонной росы, в неземных мечтаниях поэта! Когда в человеке возрождается гордость его силы, когда тяжкое презрение падает с очей его на скудельные образы подлунного мира, когда душа его, отряхая прах смертных терзаний, с насмешкою попирает трепещущую пред ним природу, - тогда мы носимся над вами, тогда мы ждём минуты, чтоб вынести вас из грубых оков вещества - тогда вы достойны нашего лика!.. Смотри, есть ли страдание в моём поцелуе: в нём нет времени - он продолжится в вечность: и каждый миг для нас - новое наслаждение!.. О, не измени мне! не измени себе! берегись соблазнов твоей грубой, презренной природы!.. Смотри - там вдали, на вашей земле поэт преклоняется пред грудою камней, обросших бесчувственным организмом растительной силы. "Природа! - восклицает он в восторге, - величественная природа, что выше тебя в этом мире? что мысль человека пред тобою?" А слепая, безжизненная природа смеётся над ним и в минуту полного ликования человеческой мысли скатывает ледяную лавину и уничтожает и человека, и мысль человека! Лишь в душе души высоки вершины! Лишь в душе души бездны глубоки! В их глубину не дерзает мёртвая природа; в их глубине независимый, крепкий мир человека; смотри, ЗДЕСЬ жизнь поэта - святыня! ЗДЕСЬ поэзия - истина! здесь договаривается всё недосказанное поэтом; здесь его земные страдания превращаются в неизмеримый ряд наслаждений... О, люби меня! Я никогда не увяну: вечно свежая, девственная грудь моя будет биться на твоей груди! Вечное наслаждение будет для тебя ново и полно - и в моих объятиях невозможное желание будет вечно возможной существенностию!.." - заканчивает Казарин нечто странное, ядомое и длительное. Штудию Души. Воистину крутое ревю, не так ли, Сергеюшка? кое давит нас живой... иловой эманацией. Снова...

- Эх, жаль не зима. Вот в детстве, между прочим, могла часами ездить с мамой на другой конец города и разукрашивать замёрзшие окна. 

- Ари... трамвай? Мы в трамвае?

- Сам же и выбрал... как ты там сказал? беспрепятственный транспорт. домашние шалости не терпят опозданий! да уж, вечерние пробки в пятницу - жуть! вон, стоят, бедные работяги, очередь на милю, капееец! а мы едем в пустом трамвае и смотрим на них свысока! да-да, завидуй мне, чувак на крузаке!

- Ариэль... Лера, простите, я не хотел вас пугать.

- Ух, мы уже начали играть... Ариэль! мне нравится! можешь меня почаще так называть? она, кстати, была моей любимой принцессой в школе, я даже искала такой же лифчик как у неё! как сейчас помню - две ракушки...

- Где... вы не видели Ташу? Брюнетку с маламутом.

- Точно! буду звать тебя Дракулой! А что, он тоже Влад! Ариэль и Дракула, каково? Вот тебе Оля новый сюжет для фанфика в жанре гет! надо обрадовать её застывшее вдохновение, хехе, ржу!!

- Как ты выразилась? Тоже Влад?

- А ты как выразился? Даша с монмартра? Эх... а говорил ещё: "я Влад Третий Цепеш Моногамный!" Все вы Влады одинаковые!

- Я не вижу своё отражение в оконном стекле.

- Ну так ты же вампир! Какое тебе отражение?!. Ох, какой сурьёзный, губки надул и красуется перед жигулями!.. Дай уже поцелую!

- Камера... фронтальная камера на телефоне, включи и дай мне!

- Вот жеж! Мне сегодня, между прочим, советовал один красивый мужчина полбу, надо было у него номер взять! Включила, держи...

- Что-то мне дурно, под... неси к лиц...

- Влад, что с тобой? Вл...

- ...ах! ну перестань, не при людях же, пойдём давай домой и там... ну не надо, хих!..

- Эй, чебурек, за работу! Не будет у тебя такой, никогда! Не достоин ты таких женщин. Не тем родился!.. понаберут чурок мечтающих, мать их. Работать быстро!

- Да какого... что это за хрень? - Не иди туда, Сергей. Не иди, верь мне.

- Твоя донная жизнь, вот что!.. Куда ты пошёл, придурок? Вернись и разноси коробки!.. Ну всё, ты меня достал, иду к начальству, пусть увольняют к чертям!.. - Нет, Сергей! Вернись к работе, ты теряешь время. Просто вернись к...

- ... о моя чаепийца, в мантию мою нежную, тепло зиждущую!

- Уйди от неё, архилуд. - жалуешь ты чужой романтик. Се ошибка. Вернись!

- Кто это ропщет тут, шатая мои пеаны? - полузлится на тебя достойный тебя словоблуд, сцепляя взоры. И рушит твоё сознание...

- Господи... Ты это я... невозможно! - Я слабею, Сергей, ты убиваешь меня, верн...

- Жасур! Консультант АйтиРиф. Умильный бейдж, Жасур! Же не манж па си жур. Худоват и злоухаешь, яки пуганный гоацин. Тебе бы в коли́бу, коя обилует во...

- Я не намерен язвоугодить... самому себе. Почему ты выглядишь как я, адописная ты зыбь афедрона? - плю́ешь ты в подножие другого себя, едва ли смекая свой лепет.

- Воу. Воу! Милая, ты тоже сие ухозрила? Не обижайся, Жасуррр, но не хотел бы я быть тобой. Яроу́гольным гидом техносбыта. Но твой зодчеглагол изумляет! - сардо́нит другой ты, смакуя узбекское имя.

- Простите, молодой человек, вы нам что-то продаёте? У вас грубо получается... - недоумевает твоя дама, сечя́ зеницами, или не твоя?

- Таша, это же я, твой Серёжа! - уверяешь ты её, тесня другого себя. Даже толкая.

- Спокойно, Асфодель, Натулечка, извольте сам. Жасур! Ты схож с зебуи́ном иль зори́ллой, упрямо следуешь снулым грёзам и алчешь выгнуть реальность под их ко́киль? Хвалю! Но не стоит сеять исто́ру, сетуя на жизнь. Цени нынь, мой юный полуизгой! Да снидет нега! - смиряет другой ты свои дуэльные позывы.

- На бейдже нет фото... Зеркало! Таша, у тебя есть зеркало в сумке, я найду... - хватаешь ты знакомый ридикюль и рыщешь в нём нужное.

- Серёжа, он роется в моих вещах!

- Жасур, ты явно разбил линзу полилога. - гудит другой ты и нудит твои рамена.

- Не трогай меня... нашёл! - тянешь ты выуженное зерцало к лику,  но тут же роняешь его под штурмом Асфоделя. Дивное слияние ила и верного зева Леты. Снова!..

- ... эзия - природа. Поэзия - искусство. И поэзия - больше природы (земной: хаос, бездна, вечность); естественно, больше и искусства (мимесис, тогда как поэзия - poieo - творение). Поэзия как интерфизическая связь физического и метафизического очеловечивается, одухотворяется, одушевляется, очувствывается совестью. Ладно, у нас сегодня новый рассказ от Артёма. Вероятно сочинил нечто умовзрывающее, как он любит. Давай, Артём... Артём?.. Не будешь читать?

- Иди, тебя же зовут. Иди.

- ВЫ ИЗДЕВАЕТЕСЬ? КАКОЙ Я АРТЁМ? Я СЕРГЕЙ, СЕРГЕЙ, СЕРГЕЙ, СЕРГЕЙ, МНЕ ЕЩЁ УВТОРИТЬ С ДЕСЯТОК РАЗ? ХОЖУ СЮДА УЖЕ ЦЕЛЫЙ ЭОН И НЕЗАПНО СМЕНИЛ ИМЯ В ВАШИХ МОЗГАХ?

- Артём, пожалуйста, сядь и не кричи, что у тебя слу...

- Я - СЕРГЕЙ!!... О, СНОВА РАЗМЫТОЕ ЧЁРЕВО ПОЛЗЁТ К ОЧАМ! А ДУМОРАДИО? ГДЕ ЖЕ ТЫ, ГЛАС МОИХ МЫСЛЕЙ, ЧТО ОЗВУЧИВАЕШЬ ЗА МЕНЯ ОЧЕВИДНОЕ? ОТВЕЧАЙ МНЕ!.. НУ ДАВАЙ, ТЕМНИСЬ СКОРЕЕ, ИЛОМРАЗЬ...

- Артём, Сергей, успоко...

- Ой, извините, ради бога! да что ж со мной такое сегодня. Простите, простите, пожалуйста, дуру безрукую!

- Как жжёт, боже!!. не вижу ничего!.. что ты сделала? - ...ергей, если ты меня ещё слыши...

- Простите, у вас наверное потемнело в глазах, но это пройдёт, простите,  не знаю как так вышло, пульверизатор слишком чувствительный у этих духов. - оно... твоё созна...

- Ох, вроде отпускает... каких духов? где я?

- Вы просили показать вам духи, где активный компонент - пачули. Извините, я правда...

- Пачули? Значит, се пачули чуть не ослепила меня? Ладно, не терзайся, уже всё в порядке... но где я? как тут оказался? а фимиамит-то как! ух, тащусь, воистину роковой восток!.. - борет... мной...  я... враг... друг...

- Правда всё хорошо? Я виновата, простите, не стоило так близко держать к вашему лицу... В каком смысле: где вы? У нас, в Золотом Яблоке, выбираете в подарок парфюм для своей девушки, как я запомнила... авантажной Таши. - нани... щет себ... не меш... ему... ерг...

- Похоже на меня! И что, я так и речил: алчу пачульный экстракт? Ты не видела, откуда я появился здесь? - оно... дёт... сто... удь... бой...

- С вами точно всё в порядке? Да, просили такой парфюм. Тут ещё ваниль и амбра в букете. А зашли с Остина, что напротив нас. Там у девушки случился приступ и вы звали на помощь. Потом, когда ей помогли, зашли к нам. Без вас бы она могла задохнуться, вы молодец, спасли ей жизнь. - не... рь... оим... слям...

- Да? Было сие, помню... И как она? - ни... кажаю... ои... зов... ерг... я... я...

- Я думаю, лучше. Её отправили домой сразу же. Эпилепсия такая ужасная вещь... - ет... ил... ше... ивить... ему... ежда... ня... ерг...

- Да, крайне... о, годи аромаяда, череп яки жом карёжит...

- Наличные или карта? Наша карта есть?

- Погоди, говорю, я не вызрел ещё, может иные духи кажешь?

- Какие духи? Вы книгу берёте или как? - эротема ли кусает твой треснутый у рельс разума череп? А ил-то был ли, Сергеюшка?

- Какую книгу?.. Это что, книжный? - панорамишь ты антураж сего сажа в бессвязном шоке, смеша зевак.

- "Глина", Юрий Гагарин. Вы же мне её подали? Если у вас нет денег, не надо тут кривляться, милостыни не предусмотрено. Платите, либо уходите, очередь не задерживайте. - пульсирует кислая особь, моргая на старика, коий гладит сувенирную камасутру.

- Юрий КАЗАРИН. И я имею сей опус магнум. Не мог вам её... - заикаешься ты, ссутулясь в кризе неяс...

- Эй, вам помочь? - басит некто хмурый и хлопает тебя по спине.

- Не трогай меня!.. - выпрямляешься ты, осекаясь о битую ступень яви. Зеркало... Но где же в нём ты, Сергеюшка? Вопрос на две тысячи ярдов.

- Ладно, ладно, незачем так орать.

- Туалет? Почему в зеркале нет отражения?.. Твоё есть! - буянишь ты, сжав раковину и дёргая зрачками трюмо.

- Слушай, это конечно не моё дело, но сначала ты трепался сам с собой полчаса, теперь орёшь, что не видишь себя в стекляшке. Может ты реально болен и заразный?.. - испуганно возмущается твой слушатель и вертит кран, ати смыть кванты гадины.

- ЗАНЕ Я НЕ ЗРЮ СЕБ... Как ты изрекнулся? Полчаса? Что я говорил?

- Я лучше пойду, ещё пырнёшь меня ч...

- Стой! Ладно, признаюсь, у меня очень плохое зрение, от меня ушла жена, часы назад ограбили, даже очки сняли, и я готовлюсь к пересадке сердца, совсем не вкуривая что со мной происходит в последние дни. Слушай, я дам тебе... вот, держи. И я здоров, не ссы, но явно в жуткой жели, печали короче. Просто расскажи, что я говорил и опиши мою рожу, ок? - изобилуешь ты ложью, двигая рычаг дипломатии. Мудро, Сергей. Но в это ли утро?

- Две штуки за то, чтоб дать описание твоему лицу и той ахинее, что ты нёс? Да ты точно псих! Но я согласен... И кстати, можешь же нормально разговаривать, а не бред всякий пороть. Ладно, извини, не знал, что у тебя такое горе, жесть какая-то совсем... так, забежал я сам сюда по той причине, что сожрал якобы свежие роллы, хотя может и не из-за них, но суть ты понял. Давно меня так не проносило. И вот! ты прикинь, сел я в кабинку, у меня тут всё горит, так ещё и мужик какой-то, то есть ты, масло в огонь подливает, стоит и балаболит про всяких русалок, мух, цветочки, рыбки, собачки, взрывы, оспы, козырьки-казаки, под конец пошли духи какие-то и книги, чёртичто короче, и всё это таким языком, знаешь, ну не нашим, не нормальным русским, поэтому я тебе в деталях не смогу, вот те слова, что понимал, то и сказал... а вообще пожалел, что не взял первый раз с собой наушники, мне бы пригодились, хехе, только не обижайся! но слушать просто невозможно, я хотел поскорее сбежать отсюда... - кончил мироточить твой невольник занятную рапсодию. Нормальным русским языком. И убил твои ментальные убеждения. Не зноби, Сергеюшка. Я с тобой.

- Лицо. Опиши лицо.

- А, точн, забыл. Лицо... ну, я не Чехов или Бунин, поэтому не жди всяких мелочей. Так... небольшая щетина, дня два, губы полноватые, причёска короткая, волосы коричневые, каштановые или как там, брови густые, на левой бровине вроде седой волосок прослеживается, глаза... о, это слово я знаю, ща... ореховые! это когда ободок возле зрачка карий, а сам цвет глаз типа переливается от освещения, тёмно-зелёно-карий, короче, у тебя как у меня глаза. Нос чуть большеват, две родинки на нём, мало заметны, но у меня зрение хорошее, тьфу-тьфу... уши как уши, ничё особенного, шрамов не вижу, лицо как лицо, славянское, не толстое, обычное, для баб может и симпатичное, вроде всё, ну ещё на вид лет двадцать семь... - читает тебя сей маргинал. И ведь ты такой и есть, Серёжка, не так ли? Совсем не Жасур Басараб, м? Но зерцало глухо...

- Двадцать восемь. Спасибо, ступай. - выдыхаешь ты, забыв про отражение.

- Хехе, тебе спасибо. Но как ты пойдёшь теперь, если со зрением совсем плохо? Может, мне тебя отвести куда? Кстати, вон какой-то листок под твоей ногой валяется, может у тебя выпало? - указует сын гульбиява́на на смятый пергамент. Ты резво его подымаешь, узнав одну из страни...

- В зеркало смотришь - исчез.

Вертится в холоде ядрышко боли.

Ветер с утра одевается в лес,

а раздевается - в поле.

Ветер - утраченный рай:

 в смерть упирается, чтобы сначала

 вечность начать. Убирай

 зеркало, чтоб не молчало.

В тряпку, в рогожу, в сарай,

чтоб не струилось наружу.

Чтоб не лилось через край

всё, что морозило душу... - немеешь ты всё сильнее, декламируя каждое слово знакомого автора. Поводыря глагола.

- Э, мужик, чё за дела, тут блин шрифт как у жуликов в договоре, а ты читаешь легко, ты мне нав... - уличает себя пария изящного слова в лапше на ушах, но теряется в ю́мах ила. Снова!..

- Мам, мам! уже начали запускать, пошли... - трётся чьё-то темя о твою барходесницу.

- Что... какой я тебе мам? - отталкиваешь ты чайлда и зеваючи о́чишь свои женские руки, увитые сте́мпингом. Котоузоры, как у...

- Мам, ты если так хочешь спать, могла с нами не ходить, осталась бы дома.

- Как тебя зовут, карапет? И меня, почему я женщина, мать твою? - негодуешь ты на дитё, деря свои шальные кудри, кои щекочут ноздри. И выю с персьми. Помада, Сергей, не смажь сей украс!

- Наташа! Милая, что случилось? Перестань!.. - подбегает к вам статный мужчина и заботливо унимает истеричную тебя, гвоздя в свои объятья. И ты, Сергеталья, вшитая в его грудь, чуешь ведомый запах себя, его. Неуже...

- Пап, маме наверно плохой сон приснился, она меня напугала...

- Ничего страшного, Асаф, на вот тебе номер заказа, уже приготовили, иди забери... Таш, я с тобой, не переживай, я рядом. Что за сон такой, за который можно целый клок вырвать? - целует тебя в пюсовый от яри лоб папа Асафа, жжа осадок нашего нуса.

- Ты типа мой муж - Сергей? А он... - лыбишься ты, узря мглистые полосы возле сына.

- Пап, я забрал и к залу иду, догоняйте.

- Да, идём. Наташ, пошли. И хватит сына пуг... - льнёт к твоей ладони муж и тонет в иле. Снова!..

- Ещё немного... вуаля, сюрприз! амура рандеву иль хрупкий уют нам в разминку. - шепчет тебе кто-то, убирая свою руку с твоих глаз. И кивает на пару, коя томно игри́вит в глуши двора. 

- ...аешь, на природе, вдали от людей, в плену такой... городской отчуждённости обостряются все чувства, визжат инстинкты и всё кажется иным, ещё более желанным, более пьянит. Вот что я имею ввиду... - философствует блондин, заводя свои длани под блузку дрожащей гурии. Прелю́дит грядущий умысел.

- Не так уж мы... ах!.. далеко от людей, вон один... Вань, ну перестань. Пускай он хотя бы уйдёт... - лепечет темновласка, нехотя тормозя деяния ненасытного.

- Приветствую ликующих! Могу ли я запаузить вашу пастораль на леодры терций? - учтивит твой... ты узнал его, Сергеюшка? Иль снизу-ввысь сия харизма не зрится?

 - Вообще-то мы заняты. - ле́звит Ваня неугодную беседу.

- Понимаю! Сам не прочь быть искрой зудящих утех, гончим, если изволите, буйного приапа, но служба... вынуждает меня дмить иную охоту, всу́точь. 

- Я не понимаю вас.

- Да, это моя апория. Но и жемчужина, даже жэнь в нашем тусклом укладе. Иногда же я доступен для восприятия. Сори, ребят, сразу к сути: вы верите в Бога?

- Нет, я атеист.  - сердится Иван, алча удалиться от сотрясателя идиллии.

- А я верю. - мяукает она, очаровавшись тобой.

- Вы напомнили мне героев поэмы Баратынского. Но спич о Господе не фанатичен, будто опцион липучих сект... Я изумею мощь всякого существа, его тайные грани зодчего, кои незримы в раю спящего превосходства. И тот, кто разбудит их - будет равен Богу. Выучен истиной. Пусть и временно...

- Насть, пойдём уже, нас друзья заждались. Спасибо за интересный перфоманс, но нам пора.

- Я не закончил. Он - не декорация! - скалится наш друг, персту́я на тебя.

- Вы нам угрожаете?

- Отсекаю лишнее. Присядьте, пожалуйста. И не бойтесь. Виноват: начал не с той темы, не с того языка. Прошу меня извинить... Итак! Вчера в наш отдел поступила новость, что некая молодая пара вырвет устои... сори, взорвёт аквариум вон в том торговом центре, что за вашей спиной. Охрана уже осведомлена, но мы всё равно проверяем подозрительных... Позволите осмотреть ваши сумки? Вот моё удостоверение...

- Теперь ясно, почему на вас эти перчатки. Хорошо, только можно побыстрее? После такой инфы не хочется...

- Конечно, уйдёте сразу же. - уверяет воплощение харизмы, снимая свой рюкзак. И достаёт из него... две гранаты, демонстративно перекладывая их в пакет Ивана.

- Эй, что вы делаете? - ворчит Настя.

- Ты охренел? - встаёт белокур, не сдерживая рык.

- Ну вот, а ещё говорил - атеист. Асфодель, камена твоя! - огорчается Сергей, брюсли́руя апашем ванину шею. И смотрит на тебя. Убей её, убей.

- Ваня! Что вы сделали! ВАНЯ!

- Асфодель, да что с тобой се... - конфузится хозяин твоему ступору, но видит дикую хватку... рви её, Сергей! рви.

- За... что... - хрипит полуживой Иван, невольно следя твою атаку. Миг острого безмолвия. Ей уже конец, родной, оста...

- За Посейдона, Иванушка. О ней не тужи, Асфодель имеет особый подход к женскому телу, безболез... оу, отвернись, не смотри. Думай о том дубе, будто он баобаб. Неважно... Теперь ты чуешь его - зык гиблого атеизма? И влагу, коя лиётся из скудельной купели... ужели загробное для тебя лишь черви и молы сырых плит? ужели творческая сила лукавым светом бытия мне ужас гроба озарила, и только? Нет, не верю я! хаха! Но ты веришь, Ваня! Ужели твой бессудьбинный быт, чьи соки - черножелчие, не алчет иной межи? Не алчет изогнуть обруч реализма, дабы взмыть демиургом над бескрылой верой слепоискушённых? Верить в Бога - значит быть Им!.. За что? Замысел сквозь промысел. То рубеж забожия иль ве́хоть амбиций всякого существа... руль бодрого превосходства. Многие ли достойны его утолять? Премудрость вышнего творца не нам исследовать и мерить: в смиреньи сердца надо верить и терпеливо ждать конца. Прощай, юный Иван, винт в моё наитие!.. Ох, пёс мой цельбоносный, закругляйся, а то не опознают её вовсе. И ты сегодня меня изумляешь, не заболел? Остановись уж - вытру от струй... Давай их вон туда, к оврагу, потом разберёмся... задняя дверь точно будет свободна, поэтому жди возле неё, пока я дею сущий пир... И знаешь, апаш-то хорош, бельгийское лезвие так и манит к добыче, жаль не в кадык. А выстрел минул... мне бы всё в первый раз! Испробуем позже... о, этот блонд обляпал мою хартию, ксиву, блин, доверия, напомни новую оспеть. ладно! пора вырвать устои изуверов, сомкнуть их уста, кои жмут божью природу! хаха! что ни день, то интрига в нашей хаотичной неге. Нелинейный перфоманс. Дай обниму тебя наудачу, мой единомузный друг!.. Асфодель, что с твоими глазами? Словно сейша чернил извне... Асфодель, что с тобой? Асфо...

- Мужчина!..

Может я увяз в инсульте, валяюсь близу кальсонов и тугие конвульсии дорвались к мозгу? либо на краю пургатория, аки беглая навь. Иль нагое брение. У грани инобытия...

- Да как же вас там...

Смех! Терзаем когтями морфея и опоё...

- СЕРГЕЙ! ВЫ СЛЫШИТЕ МЕНЯ?

- Да! Не вопи... Где, где я? Я же грыз поэму в шкуре своего пса... Бар. А ты, ты ведь рыжая русалка?! Боже, как всё трещит...

- О как! Спасибо, что живы. Больше не просите меня наливать вам фирменное. Еле вас разбудила...

- Валерия! Твой бейдж... кто же ты, дорогая? Барменша?

- Неужели всё так плохо? Моя буря в стакане сильная вещь, шатала многих крепышей, но чтоб так несло...

- Зеркало, за твоей спиной, я вижу себя в нём! И это я... ЛЕРА, Я ВИЖУ СЕБЯ, ГОСПОДИ!

- Ну, ещё никто не ослеп. Вас вроде ждут...

- Кто? Сначала я открывал тебе дверь, и совместный трамвай...

- Оу, увольте меня от своих сонных грёз, самец. Вас девушка ваша заждалась, или забыли уже о ней?

- Нет, я не... как я тут очутился, Лера? И я вижу себя, хаха, как приятно вновь зреть себя в огледале!

- Так же, как и все, с жаждой позабыть всё трагичное и улететь в пьяную нирвану, но больше не налью ва... Да, Влад, хорошо, сейчас подойду! Не забудьте свой кальвадос, уважаемый.

- Влад? Кто он? Я был твоим Владом!

 - Мой админ, который меня уже достал. И такие как вы, если честно, тоже, бухарики-ловеласы... Иду, иду, руку не оторви! Машет он там... Не забудьте бутылку!

Кальвадос. Се амброзия иль апис юдо... Ужели всё был... удное наваждение, лишь следствие её пойла - алокудрой Ариэль. Какой тыл, разливы шагов и выгиб бёде!.. как же ноет грёбаный скальп и во... держись, алкаш, не блюй в солидном клуатре... о, точно перепил, похоже на меня!.. стоп... это мои мысли! хаха! без сучьего диктора, язвящего нус... перегорело моё говоренье - простор глухонемой слепоты и души перебор! занудная ты Канидия, узурпаторша моего сонного ума, что шептала ему всякую хрень! Где же ты теперь? Я у власти, пошла ты, отдать юродивым гладиаторам сию нахалку!! И выж...

- Аккуратнее, любезный! Мы тут едим.

- Это вы! Ваня и Настя! Едите в двух метрах от меня! Пазл ташизма самослагается...

- Мы вас знаем?

- Насть, он просто услышал наши имена, забей... Не могли бы вы извиниться за разлитый чай и покинуть нас?

- Конечно, молодые люди, извиняюсь за разлитый пуэр и лунно удаляюсь. Рад, что вы живы!

И зеркало... пругое тело и щетина. Моя небритая славянская рожа! Я - это я! Наконец-то! благодарю, о великий космодержец и дая...

- Держи крепче, суржик, не жену перед сном тискаешь!

- Я - Жасур! И держу изо всех сил...

- По мне хоть доширак, стажёр хренов. Неси новый доводчик... Проходите в соседнюю дверь, эта сломана. 

Это они, хаха! Чебурек и рыба-капля, врачующие тугие врата... Как же меня штырило, било о купол сизой фантаз... сивероэвр! ох и хлещет, дуя в щели хи́тро... неся аллюром Асфо...

- Асфодель, мой пышный метеор! Ты увидел, что ли, как я выхожу с сего эреба и рва... Ну ладно, ладно, спокойней, а то люди не поймут!.. Я был тобой, мохнач... да-да. и знаешь, всё это было так... убиеннореально! ты мог бы в укус смять любого, представля...

- Кто это тут собрался кого-то кусать? Опоздавший на две минуты?

- Моя женщина! Обыми, олобзай меня, молю!

- Что на тебя нашло?.. Ах!..

То иго ласк иль хищное... осознание моего я. Я - это я! Как приятно быть мужчиной, хаха, это всё моё и только!

- Губы, грудь, впадины торса... Таша, я уже готов...

- Да что с тобой? Тебе там вкололи дозу вожделения?

- Сергей знал этот взгляд. Так смотрят диакониссы на бравых путников сквозь запотелые от сласти окна монастыря.

- Ох! Какие сравнения! А что это мы о себе в третьем лице и... ах!..

- Наталья, а что если нам увертюрить похоть, минуя звено долгой ходьбы? Я алчу вас, яки рате́ль сочный улей, немедля!

- Серёжа, нам до дома рукой подать, какая там ходьба? Давай уж, потерпи пять минут, ненасытный ты мой...

- Хорошо, ладно, не вопрос. Твоя взяла, сладкая! Подумаешь - публичное дело двух острастённых... Но я обижен, посему буду пе́шить молчаливо до самой постели! К тому же, меня тут овеяла метаидея у пят алкобара... буду писать новый рассказ, держи кальвадос!

- Ну кто бы сомневался! Идея рассказа, это, конечно, здорово, но лучше б стихи мне сочинял!

- Уважьте сию поступь! Жало и требу любви! Поэзия - всюду. Всё, молчу, иначе не мыслю!

- Как скажете, мой поэт! Не запнитесь о бордюр!..

Казарин! Где ты сейчас? Спишь ли, ую́танный духом деревни, водимый им в тайны божьего ремесла? Зришь ли их, залунные сферы невыразимого? Иль музою гоним, ловишь её путеводный шёпот... млеешь под трели эола, волнуя бумагу своим гением? иль дея энигму, ратуешь за любовь? шьёшь её ли, ту ризу жизни во штурм души?.. О, если б ты знал, как я, распят наитием, измучен его невыразимым... вторю эхам одурманенных коридоров, роя искомое... лию камедь слога, пугая язык. и жду... алчу зрения сопоэта, могущего постигнуть тона метацели! развеять ил непонимания, что щунял мой лирный глузд... услышь зов единоидей, где бы ты ни был! и осн поэзии почуй... лезо... лезьё... лезвеё... лез...

- Так, я уже готова, родной! Ты долго будешь у двери стоять? Пылаю вся!

- Крайне быстрое похождение, спешили что ли так? Хехе. Я даже не успел монолог апофеозить...

- Такая дождяра началась, ещё бы... Ты там скоро или мне без тебя начинать?

- Не сметь! Снимаю последние увлажнённые вещи... Кстати, вот тебе мысля - если озлить Асфоделя, он загрызёт человека насмерть?

- Наша милота, которая любит есть гречку с молоком? Хотя если окунуть жертву в такую еду, то возмо... О ля-ля, как вы рады видеть свою даму, Сергей...

- С самого утра! А сына бы как назвала?

- Сына ещё не думала. А дочь точно Олесей.

- Почему Олесей?.. Да откуда это жужжание и ор? Ты слышишь? Будто вертолёт с вопящим женским экипажем... Я не слышу, что ты говоришь, Таш. Очень громко...

- Серёж, о чём ты? У нас такая звукоизоляция, даже дождь не слышно. Всё тихо, только Асфодель ворчит на кухне.

- Что? Нет, словно уйма мух и бабский ор слились... Я не... Господи, нет-нет-нет... Опять... Держи меня, родная, держи, не отпускай, слышишь?! Дер...

 

- ЮРА!!!

- Что, что такое, Кира? Что случилось, почему крик?

- Смотри... Это оса? Я зашла и увидела... что она делает?

- Это не оса. Это шершень. Осторожно, не подходи... он как-то неестественно... удивительно, он будто висит в воздухе и рассматривает себя в зеркало. Ты когда-нибудь видела нечто подобное?

- Никогда... Юр, он опасен?

- Только если рядом гнездо, но я бы сразу заметил... может потерялся, или случайно забрёл в поисках еды... невероятно... что за мысли ютятся в его крохотной головке? о чём ты думаешь, приятель? словно не видит ничего другого, кроме зеркала...

- Уж больно странный и страшный, мало ли что у него на уме... Давай выгоним.

- Сколько он так уже парит? И ведь не двигается, изумительно...

- Не знаю, как увидела, сразу тебя позвала...

- Словно познал что-то и залип... Ладно, пора тебе, дружище. Где-то тут веник или газета, даже лучше ветхом, наверное, ага, открой дверь, Кир... Хоть ты и поражаешь нас своим поведением, но жить с нами не можешь, ищи себе другой дом!  

 

 

 

 

 

 

 

 

Се божий руль

иль адово зерцало,

что рельсы разума ломало

и мяло колею.

Неуследимое начало

инобытию.

 

 

 


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | А.Ардова "Господин моих ночей" (Любовное фэнтези) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Гудвин "Падение Фаэтона / Том I / Огонь Ра" (Боевая фантастика) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Нуб" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"