Афанасьев Александр: другие произведения.

Чужая земля ч2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    книга вторая.


Уходим под воду.

В нейтральной воде

Мы можем по году

Плевать на погоду,

А если накроют -

Локаторы взвоют

О нашей беде...

Владимир Высоцкий

  
   Чужая земля
   Часть 2
  
   Чужая земля
   Британская суверенная территория
   Нью-Херефорд
   День восьмой.
  
   После спасательной операции на территории Халифата, в ходе которой сержант Гибсон и несколько других бойцов-скаутов серьезно рискнули и выиграли - спасательная группа свернулась и вместе со спасенным быстрым ходом тронулась на освоенную территорию. Их постоянно последовали, держась на солидном расстоянии, и даже попытались пару раз обстрелять с наскока. Но уже не так, как раньше - убедившись, что в колонне солидные силы, и у британских солдат имеется серьезное, дальнобойное вооружение, боевики больше не рисковали. Так - поторапливали. Появление над колонной сделавшего несколько заходов ганшипа и вовсе отбило у боевиков желание рисковать дальше, тем более что потери - они понесли более чем достаточные.
   Через день пути - они встретились с встречающей одной колонной и пополнили баки топливом. После чего - двинулись уже вместе и через полтора дня - прибыли в нью-Герефорд.
   Место это - было военным лагерем и совсем не походило на тот, старый Герефорд. Старый Герефорд был городом викторианской эпохи, многие здания были построены даже раньше, в Средние века. В Герефорде был собор, входивший в пятьдесят самых старых культовых сооружений Англии. А тут - Герефорд был просто еще одним укрепленным сооружением, лагерем британской армии. Сосед - насмотрелся на такие в Афганистане. Островки цивилизованности - в мире, постепенно привыкающем к катастрофе.
   Тем не менее - лагерь производил впечатление.
   Как только они въехали в него - майор понял, что он намного больше, чем стандартный лагерь на той стороне, он был едва ли не больше Кэмп-Бастиона, главного лагеря британской армии в Афганистане, в провинции Кандагар. Вероятно, это было связано с тем, что здесь жили не только военнослужащие, но и их семьи - он видел и женщин и детей. Весь лагерь по периметру - был огорожен насыпным земляным валом, в Афганистане для организации огневых точек использовались заваленные землей стандартные морские контейнеры, здесь таковых не было - но огневые точки были. Сама дверь не открывалась, а откатывалась в сторону, и при необходимости, как определил Сосед - могла быть завалена. У въезда - стоял танк, старый русский Т62, неизвестно откуда здесь взявшийся. Дальше - шли казармы, перемежавшиеся с укреплениями. Жилых домов видено не было - но было видно, что здесь готовились воевать даже в том случае, если превосходящие силы противника прорвут периметр. Увидел он и "норы" - они были повсюду и использовались, чтобы пережидать минометные обстрелы...
   Это значило, что здесь идет война...
   Поскольку сержанту идти особо было некуда - он временно разместился на постой в казармах скаутов, тем более что никто и не думал его гнать оттуда. Места свободные были, было и огороженное место, где можно оставить накопившиеся трофеи - а их накопилось немало. Они поужинали, уже потемну - в связи с продолжительностью дня, военные здесь принимали пищу не три, а четыре раза в день, знаменитый британский "файв о клок" - был не чаем со сладостями, а полноценным приемом пищи. Утром - посыльный нашел Соседа и сказал, что его ждут в штабе.
   Штаб САС был на удивление похож на "полевой" штаб, расположенный в герефордских казармах* - те же самые мрачного вида, одно и двухэтажные казармы красного кирпича. Сходная обстановка была и внутри - тусклое освещение и обшарпанные стены. САС никогда не предпринимал каких-то действий по бытовому обустройству и не жаловался на обстоятельства - в то время как придворные полки постоянно жаловались на всякую ерунду типа обветшавшей полковой столовой. В САС как нигде понимали, что жизнь преходяща, поэтому казарм и старых авиационных ангаров - было вполне достаточно.
   Сержант спросил у кого-то дорогу, и ему показали кабинет майора МакТауба. Несмотря на то, что его форма одежды была далеко не той, в которой принято являться к командованию - сержант постучал и вошел...
   - Сэр! - он отсалютовал по всем принятым в британской армии правилам.
   МакТауб отвлекся от чтения какого-то разграфленного листа бумаги.
   - В одиночном дозоре ликвидировал корректировщика огня, захватил исправный пулемет в качестве трофея. Добровольно вызвался участвовать в дальнем разведывательном рейде по территории Халифата. Достоверно - лично пять убитых, трофейный внедорожник, крупнокалиберный пулемет, три автоматических карабина АК-47, легкое вооружение. Сыграл определяющую роль в операции поиска и спасения капитана специальных сил Дэвида Болтона, спас его и вывел всю группу с опасной территории при преследовании моторизованными бандами моджахедов. Ликвидировано - девятнадцать боевиков, захвачено три крупнокалиберных пулемета, безоткатное орудие, три транспортных средства. Это только то, что подтверждено. Неплохо, а?
   - Сэр, мои люди сделали намного больше, чем я сам.
   - Почему ты не поступил в офицерское училище? - вдруг спросил МакТауб
   - Сэр, я не такой умный, чтобы быть офицером - ответил Сосед
   Майор потряс бумагой.
   - Как бы то ни было, вот тебе признание твоих заслуг твоими людьми. Все они при беседе с сотрудниками контрразведки заявили, что если бы не сержант Тимоти Гибсон, операция поиска и спасения была бы провалена, а капитан Болтон не был бы спасен. Кроме того, они подчеркнули ваше особое хладнокровие и расчет, проявленные при захвате трофейного автомобиля. Ни один из боевиков - не успел ничего предпринять. И при схватке с боевиками вы показали себя наилучшим образом, сержант, быстро принимая правильные решения одно за другим.
   - Сэр, думаю, это все же преувеличение.
   - Перестань. Как насчет того, чтобы служить у нас? Людей не хватает, тем более, таких как ты.
   - Сэр, мне было бы гораздо проще принять решение, если бы я знал, где именно я нахожусь
   МакТауб подмигнул
   - А ты так этого и не понял?
   - Нет, сэр.
   - Хорошо, смотри.
   Майор МакТауб подошел к стене, завешенной белым материалом, чтобы смотреть видеофильмы и слайды, отцепил какой-то крючок. С шуршанием и каким-то вжикающим звуком белая ткань поднялась - и взору изумленного сержанта Гибсона предстала карта. Самая обычная, оформленная по всем правилам карта - но такая, от которой захватило дух. Потому что карта в глазах военного - была из разряда непререкаемых ценностей, как знамя и гимн.
   - Значит, довожу обстановку, Сосед... чтобы потом ты не говорил, что не знал, на что подписался - сказал майор - перед тобой - карта Южной зоны всех освоенных к настоящему времени земель. Есть и Северная зона, там есть и Англия и Шотландия, но они не такие, как на той стороне и здесь, на карте их нет. Мы занимаем территорию здесь - указка в руках майора обвела территорию западного побережья неизвестного континента - и вот здесь - теперь указка описала земли на Востоке. У нас максимальная территория в этом мире, больше нет ни у кого, тем более - ни у кого нет земель одновременно и на севере Залива и на Юге. Дальше... с этой стороны - Британская Индия, автономная территория в составе новой Великой Британской Империи, это та земля, на которой ты сейчас стоишь. С той стороны - указка снова смотрела на восток - Свободная Африканская Республика и Дагомея, они находятся под нашим покровительством, но в состав Британии не входят ни как колония, ни как протекторат. Еще дальше - указка показала дальше по побережью на юг - неофициально созданная два года назад переселенцами, причем не только белыми - Южная Родезия. Они живут в состоянии вооруженного нейтралитета со своими черными соседями, их никто не признал как государство или территорию - но мы помогаем им, потому что если не будет их - то все эти ублюдки обрезанные обрушатся всеми силами на нас. Понял?
   Сержант Гибсон стоял перед картой, и состояние у него было примерно такое, какое бывает у быка, которого оглушили кувалдой по голове, перед тем как зарезать. Несмотря на то, что с ним произошло за последние дни - он так и не верил, что это другая планета, до тех пор, пока не увидел карту.
   - Так это... Это что, другая планета, сэр?
   Майор усмехнулся
   - Никто этого не знает, капитан. На рай это не слишком сильно смахивает, а для ада здесь чертовски хорошо кормят. Здесь что-то вроде "того света", но не рай, и не ад, а новая и чертовски опасная земля.
   - И что? Здесь... живут? - задал совершенно идиотский вопрос сержант
   - А что, по-твоему, здесь делают? Я что, похож на человека, который отправился в очередной тур** в какую-нибудь Затрахандию и теперь прикалываюсь над своим подчиненным, пока есть такая возможность?
   - Не знаю... сэр.
   - Приходи в себя, сержант... - дружески посоветовал майор - и чем быстрее ты придешь в себя, тем лучше. Здесь много земли, здесь живут люди, есть что пожрать и есть неплохое пиво. Виски хорошего своего, к сожалению, пока нет, но есть привозное. К сожалению, здесь есть и муджики, и чем дальше - тем больше, как простым делением размножаются...
   - Да, сэр.
   - Ты, наверное, это, уже знаешь. Мне доложили, ты оружия на бригаду привез...
   - Ну, не на бригаду, сэр.
   - Но привез. А оружие здесь никогда не бывает лишним. Об этом потом, сначала закончим с тем, что здесь творится. Вот эти вот места - то есть прямо между нами - занимают муджики. Гребаные исламисты, мать их так, здесь полно тех, кто смотался с той стороны, потому что там его искали, чтобы пустить в расход. Их здесь до черта, и они мешают жить всем. Сети Хаккани, Талибан, Аль-Каида, Исламский джихад, ХАМАС - всякой твари по паре. Все вооружены до зубов... ну, это ты тоже знаешь. Мы вынуждены разбираться с ними, мы и русские.
   - Русские, сэр?
   - Да, русские. Русские живут дальше на север, они постоянно борются с этими ублюдками. Там есть не только Великий Исламский Халифат. Дальше, на перешейке, между нами и русскими - есть Ичкерийский Имамат. Вполне возможно, что ты попал туда - и тебе чертовски повезло, что ты натолкнулся на дальний разведывательный патруль САС - дальше ты наверняка погиб бы. Представляешь, что такое Ичкерийский Имамат?
   - Чеченцы, сэр.
   - Они самые. Чеченцы. И не только чеченцы - но вообще люди из бывшего СССР - Кавказ, Средняя Азия. Русские с ними воюют, они себя считают самой главной силой здесь... хотя и мы подтягиваемся, особенно в последнее время. Им приходится воевать и с чеченцами, с которыми у них счеты давние, и с исламистами. Мы только сидим в обороне и работаем рейдовым способом: уничтожаем лагеря подготовки, готовящиеся к прорыву и прорвавшиеся банды, зачищаем местность. Так мы люди мирные, и в принципе не против, чтобы русские молотили их, пока могут. А потом и мы ... уже серьезно подключимся.
   - Сэр, а... американцы...
   - Американцы...
   Майор вздохнул
   - Американцев здесь нет, капитан. Есть раздробленная на несколько частей территория, самая крупная часть - это Техас, там приличные люди проживают... хотя и они к нам бегут. А есть ... места типа Манхэттена и Колумбии - там другие люди проживают. Адвокаты, п...расы и прочая шваль. Так что - нет тут Америки. Есть Техас - но у них армии нет, ополчение.
   - А у нас - есть, сэр?
   - У нас есть, сержант, хотя по численности даже меньше, чем русская. У русских хорошо промышленность развита, и они могут себе позволить содержать за счет этого большую регулярную армию. Плюс - у них нет личной свободы... ну это обычная ошибка русских. Но у нас - каждый мужчина и даже подростки с двенадцати лет состоят в Территориальном ополчении, их называют просто - территориалы. Есть ВВС, есть небольшое количество тяжеловооруженных частей с бронетехникой, старой, к сожалению, есть Скауты. Отряды скаутов - разведка и патрулирование. Каждый отряд носит собственное название и у каждого отряда есть знамя - как на той стороне в полках. И есть, конечно же, САС - специальная авиадесантная служба. Мы и скауты - единственные, кто ни дня не просиживают на месте.
   - Но как же... - сержант запнулся, вспомнив минные поля
   - Обеспечивается оборона территории без армии? В принципе довольно просто. Вся граница поделена на сектора и перекрыта на наиболее угрожаемых направлениях минными полями и колючей проволокой... в этом мире мы производим две трети минно-взрывных средств за исключением тех, которые попадают сюда с той стороны. Тот сектор, в котором ты пытался перейти границу - называется "Ураган". Есть еще "Пламя", "Осколок" и еще несколько. Скауты прикрывают границу - их полевые лагеря находятся на некотором удалении, каждый в своем секторе. Но они не просто прикрывают границу - но и совершают разведывательно-диверсионные и разведывательно-поисковые рейды на ту сторону. Но каждый в своем секторе. А вот мы - Специальная авиадесантная служба - мы отвечаем за всю границу в целом. И действуем - в любой стране и на любом удалении от нее. Нам даже два Геркулеса** постоянно придано, прыгаем с ним, доставляем и эвакуируем группы. Кстати, это хорошо, что ты спросил, как обеспечивается оборона - командование полагает, что ты сможешь стать частью интегрированного плана обороны... если не возражаешь, конечно.
   - Сэр, я бы хотел подробнее...
   - Подробнее... Сейчас - будет подробнее...
   Майор порылся в столе, достал карту. В качестве грузиков, чтобы закрепить ее - использовал набитые патронами автоматные магазины - кстати от АК-47, не от М4.
   - Смотри. Сектор Пламя. Запоминай, смотри внимательнее...
   Сержант впился глазами в карту. В принципе, ничего особенного, лес и лесостепь, плохо лишь то, что нет никаких естественных преград, за которые можно зацепиться, чтобы создать границу или линию обороны. Но линия обороны была, она была отмечена на карте сплошной чертой и значками, обозначающими минное поле.
   - Мины, сэр.
   Майор вздохнул.
   - Да, мины, Сосед. Пока у нас нет ничего, ни беспилотников, ни ударных, ни вообще никаких других. Авиации не хватает катастрофически, людей тоже не хватает у нас нет ни единого человека для того, чтобы выделить их в пограничные полки, прикрыть границу. Ты, кажется... щепетильно относишься к вопросу соседства, верно?
   - Не совсем так, сэр. Просто если какой-то козел храпит по ночам или у него воняют носки или он испытывает непреодолимую потребность по пять раз в день вставать раком и долдонить всякую хрень, я отношусь к этому негативно, сэр. Только и всего.
   - Понятное дело. Я уже успел с утра кое с кем переговорить. У командования - я имею в виду командование сформированного здесь двадцать второго полка особого назначения - есть к тебе предложение. Которое ты вряд ли сможешь отклонить.
   - Я слушаю, сэр...
   - Тут... лучше было бы прошвырнуться до места, посмотреть, что к чему. Ты не против немного развеяться, а, сардж?
   - Сэр, пока у меня нет службы и я свободен как ветер...
  
   Вертолет был старый добрый Хью, не такой быстрый, как трофейная аргентинская Аугуста**** - но чертовски надежный и простой как топор. Они мчались на высоте всего лишь несколько десятков ярдов над землей, порой едва не задевая верхушки деревьев полозьями шасси. Люк был открыт - и Сосед смотрел во все глаза.
   Британская территория была не такой, как территория Халифата, скорее, она напоминала центральную Англию, только необжитую. Лес сменялся полянами с травой, невысокие, поросшие лесом холмы - свершено ровной поверхностью. Дороги представляли собой просто утоптанную колесами земляную трассу, кое-где правда, виднелся щебень. Мелькали деревни, небольшие, и как успел заметить Сосед - очень тщательно огороженные, забором и рвами, как в Средневековой Европе. Тракторы, разработанные поля, стада скота - все это было, но в таком малом количестве, что становилось как то не по себе. Казалось, что это Англия, но из которой исчезло волшебным образом девять десятых жителей, и которая перенеслась в восемнадцатый век.
   Они летели на север, точнее - на северо-запад. Постепенно - леса становилось все меньше, он уступал свои позиции степи с высокой травой, где пасся скот и кое-где - были посевы. Были видны и поселения - но не такие, как те которые южнее. В одном месте это были какие-то большие палатки, в другом - кемперы на больших, полноприводных машинах. Этакое кочевое скотоводство, но в реалиях двадцать первого века.
   В одном месте, они видели большой конвой под британским флагом и прошли над ним. Люди махали им руками...
   - Конвой в Ичкерию! - проорал МакТауб - мы еще и торгуем...
   Через какое-то время - вертолет пошел на снижение, и не успели они опомниться - как в распахнутой двери уже не было ничего кроме травы, пригибаемой воздушным потоком от лопастей и пулеметчик, который по совместительству был еще и выпускающим, здоровенный сержант с роскошными усами орал go-go-go!, смотря на них так, словно хотел сожрать...
   Они высадились - и вертолет молотил на холостых, а они отошли подальше.
   - Смотри! - сказал МакТауб - вон туда!
   Господи...
   Почему то Сосед сразу влюбился в эту землю. Холмы, трава, уходящая вдаль дорога. И ... словно уродливый шрам - вкопанные столбы, рваная паутина колючки...
   - Мины - проговорил МакТауб - скажу по секрету, далеко не везде настоящие. Примерно одна настоящая на две фальшивки, у нас не хватает ни взрывателей, никакого другого дерьма. Сама идея заминировать границу была скверной. Никто еще не выигрывал войны пассивной обороной.
   - Вероятно, вы правы, сэр
   - Моя задумка в следующем! Эта земля - сейчас пустует. Я уговорю совет - отдать ее тебе бесплатно. Технику и скот тебе помогут купить. У нас здесь есть отличные породы мясного скота, таких, наверное, и на той стороне не осталось. Ты поселяешься здесь жить и организуешь мясное хозяйство. А по совместительству - опорную точку. Ну?
   - Нужно подумать, сэр
   - Ни хрена! Решения принимаются на семь вздохов. Итак, один ...
   Но Сосед - решение уже принял...
  
   * Мало кто знает, что штаб САС расположен не в Герефорде, где базируется сам полк, а в Лондоне
   ** То же самое, что у нас - командировка в зону боевых действий
   *** С130 Геркулес
   **** Во время Фолклендской кампании САС захватила три вертолета А109 Аугуста, это одни из самых быстрых вертолетов мира. Все три используются до сих пор, до этого в распоряжении САС были только старые УОСПы
  
   Британская индийская территория
   Порт-Дели
   День седьмой...
  
   - Ваше имя, сэр?
   - Норман Чамберс.
   - Профессия?
   - Журналист.
   - На какое издание работаете?
   Мать их...
   Последние два дня - для Нормана Чамберса, журналиста были днями, когда изменилось все. Когда безжалостный вихрь перемен разносит вдребезги наскоро построенную из хвороста хижину нормальной жизни и ты остаешься один, на юру, беззащитный перед силами, всю мощь которых ты не можешь даже осмыслить, не то, что противостоять...
   Британский журналист, разведчик и путешественник из того мира, страшного, опасного, грязного, полного предательства и зла - попал в какой -то другой мир. Непонятный, непривычный, в котором тоже жили люди и в общем-то, в котором можно было жить. Разум цеплялся за что-то привычное, искал привычное - бронемашины, люди с оружием, говорящие на его языке - но вдруг происходило что-то, что-то такое, что говорило - это другой мир, другое существование, другая земля. И это срывало в депрессию на весь остаток дня, усугубляющуюся тем, что день здесь длинный, длиннее чем обычно и биоритмы Чамберса были сбиты, он хотел спать, когда светило солнце и бодрствовать, когда было темно. Кстати, это вообще то пыткой дезориентацией называется, в наставлении ЦРУ по контрпартизанской войне эта пытка описывается как вполне эффективная, да и израильтяне в ней поднаторели.
   Гибсон, с которым вместе они оказались в этой заднице - куда-то пропал, и вместе с ним - оборвалась последняя ниточка, которая связывала Чамберса с нормальным миром, с тем миром, где он родился вырос и жил. Да, здесь тоже были люди, у них были две руки, две ноги, голова и они не прочь были выпить пива. Но вот если ты видел у кухни, как разделывают какое-то животное, и животное это весом в тонну и это точно не носорог, не слон и ни одно известное тебе животное - из колеи это точно выбивало...
   Потом за ним прилетел самолет. Обычная Цессна Гранд Караван, ничего экстраординарного. Двое сопроводили его на борт и они полетели...
   По пути - Чамберс, как и любой нормальный новичок - пялился в иллюминатор, пытаясь рассмотреть, что же под ним такое, нахрен делается. Земля местами походила на юг Англии, местами - на... Судан, наверное, или некоторые части Пакистана на границе с Индией. Поражало малое количество людей... какое там малое количество - практически не было людей! Сама Англия на той стороне не то, чтобы перенаселена, но людей в Метрополии много, а вот в Пакистане - сто семьдесят миллионов человек, причем вся северная часть страны в основном полупустынна - там горы и прокормиться сложно. Так что большая часть пакистанцев живет либо на опасных Племенных территориях, либо на юге страны, в ужасающей скученности, как в городах, так и в деревне. Чтобы это понять - надо посетить либо бедные кварталы Карачи (В Пешавар не суйтесь - убьют!) либо ... хотя бы поселения мясоваров на берегу реки. То еще зрелище, неподготовленному человеку дурно станет. А тут - редкие людские анклавы, пунктирная сеть дорог - и пустота. Пустая, нетронутая человеком природа. Пустота.
   Если бы это происходило лет двенадцать назад... наверное, британец Норман Чамберс ощущал себя кем-то вроде доктора Ливингстона, первопроходца. Полагаю, вы мистер Ливингстон, и все такое. Но сейчас, после десяти лет GWOT, он ощущал только апатию, растерянность и страх... перед неизбежным. Не перед неизвестным. Перед неизбежным.
   Потом - самолет пошел на посадку в каком-то месте. Это был полевой аэродром, очень примитивный, такие строят в Афганистане в пустыне. Плиты, колючая проволока, мешки HESCO. Условия самые примитивные...
   - Прибыли... - озвучил один из сопровождающих, и под нос выругался...
   Самолет коснулся бетонки, чуть подпрыгнул, побежал по ней, быстро замедляя ход. Затем - они зарулили на какую-то стоянку. Выходя из Цессны, Чамберс окинул взглядом перспективу. Такие же легкие самолеты, их очень много, в стороне стоял старые... господи... это же ДС-3, Дакота - самолеты еще Второй Мировой. Вдалеке он увидел какой-то большой, турбовинтовой самолет... не С130, это точно. Какой-то гражданский...
   Им подали транспортное средство. Обычный Лэндровер, открытый. Воздух... хоть выжимай, в общем, такой же как в Карачи, явно рядом море или океан. Водитель одет в легкую, тропическую форму, между передними сидениями - в держателе стоит готовая к бою L1A1, давно снятая с вооружения. Машина обварена стальным каркасом, на нем - виден круг и ответная часть для установки пулемета, скорее всего L7 - но в то же время, это гражданский Лэнд, не военный Wolf. И как это понимать, мать их? ЧВК*?
   Тронулись. Прокатились мимо примитивных ангаров, которые видимо здесь были вместо аэровокзала, мимо радарной установки, образца этак семидесятых годов, мимо двух больших самолетов - оба Даглас ДС-6. Подкатили к посту на въезде в зону аэропорта - бронемашина Сарацин, такой же как у них Лэнд, но вместо L7 на поворотном круге стоит Диско, Дегтярев-Шпагин крупнокалиберный, военные в беретах, щортах песочного цвета и с винтовками - наполовину L1, наполовину старые добрые АК-47. Их не попросили выйти из машины, не проверили документы, не посмотрели что под днищем - просто водитель высунулся, махнул рукой, ему махнули рукой в ответ и подняли легкий шлагбаум. На тех базах, на которых до этого по делам бывал Чамберс, таких шлагбаумов не было давно - царили тяжеленные сваренные из стали и укрепленные поперечинами конструкции, которые не поднимались, а откатывались в сторону - при необходимости они должны были остановить пошедший на таран грузовик с шахидом за рулем. И конечно - никого просто так не пропускали, останавливали и проверяли документы. А здесь что?
   Жареный петух, как следует еще не клевал?
   Короткая дорога - почти сразу пошли пригороды. Много зелени, примитивные, но вместительные дома без следов архитектуры, около некоторых стоят машины. В основном внедорожники и пикапы, старые. На одном пикапе он увидел торчащий стволом к небу пулемет - и это никого не волновало - ну стоит у гражданского дома машина с пулеметом и стоит, что тут такого то. Людей - как раз было немного, но они были. И были дети. Белые дети. Он уже отвык видеть белых, британских детей - высокие гетры, шорты как у военных, рубашка из грубой ткани, аккуратная прическа. Дети в том мире, где он существовал последние несколько лет - были многочисленные, грязные, курчавые, почти все босоногие. Они носили при себе примитивные ножи, жадно смотрели, как мясник режет скот на базаре и выпрашивали кусочек кишок или окровавленной шкуры, чтобы поиграть, они кидали камни в проезжающие машины и когда видели белого человека - глаза их становились странно пустыми. А еще - в ответ на вопрос, кем ты будешь, когда вырастешь, многие без запинки отвечали - шахидом на пути Аллаха. Такие вот дети...
   Потом - они въехали куда-то, где были дома из кирпича, и в них было больше, чем один этаж. Здесь - дорога представляла из себя укатанный щебень, перемешанный с глиной, здесь были тротуары и еще - здесь были светофоры на перекрестках, сигнала которых все подчинялись. За годы скитаний по Востоку, Чамберс вывел для себя несколько признаков цивилизованности и один из них - подчинение сигналам светофора и дорожным знакам. А потом - он увидел Биг Бэн. Совсем не такой, какой был в Лондоне, скорее это была копия стриммерского** Биг Бэна, но то, мать твою был Биг Бэн, признак присутствия Британии. И он едва не заплакал, глядя на это сооружение, которое для людей других наций представлялось не более чем странной башней с часами.
   Они проехали дальше и заехали во двор большого, сделанного из кирпича здания. На окнах здания были решетки и его охраняли вооруженные люди.
   Чамберс понял, что он попал.
   Он предполагал даже, что его будут пытать - но вместо этого, его накормили картошкой с мясом, а потом начали задавать вопросы. Одни и те же, раз за разом, только разные следователи. Одинаков нудно и бессмысленно. Следователи были в старой британской военной форме, которую заменили на цифровой камуфляж, они пили чай и предлагали чай ему, большая их часть носила за ухом примитивные, деревянные карандаши, а в кармане блокноты. И все одно и то же, раз за разом - родился, учился, служил. Их интересовала и всякая хрень, которая обычно интересует туриста или человека, собирающегося переехать в Англию - например, что можно заказать к пиву в пабе, каковы нынче цены на недвижимость в Восточном Лондоне, куда можно пойти после работы в районе Доков, и так чтобы было недорого и всякая прочая хрень. Чамберс терпеливо отвечал - но иногда его посещала мысль - плеснуть горячим чаем в лицо очередному вопрошающему и посмотреть, что будет.
   Потом, в разгар очередного допроса, когда рука Чамберса уже непроизвольно тянулась к только что наполненной чашке - открылась дверь и вошел пожилой человек в форме без знаков различия. Ему было лет шестьдесят, если не больше, у него были серо-зеленые в зависимости от освещения глаза, морщинистое лицо и крепкие, сильные руки.
   - Сэр! - вскочил следователь
   - Вилли... - добродушно сказал человек с невнятным йоркширским акцентом - давай, вали отсюда по-скорому...
   Твою мать...
   Это был Гриффитс. Старина Нил Гриффитс, бывший боец САС, после ранения ставший инструктором по выживанию в МИ-5. Сам Чамберс - начинал как агент так называемого "четырнадцатого разведуправления", малоизвестного специального подразделения в составе британской военной разведки, созданного исключительно с целью противостоять террору в Северной Ирландии. Их, отобранных по неведомо каким критериям в обычных британских университетах добровольцев - после стандартного контрразведывательного курса привезли в лагерь особого назначения в Трегароне, это южный Уэльс. Как потом выяснилось - курс был экспериментальным. Обычно - четырнадцатое управление подбирало людей в армии - отставных офицеров - или среди бойцов САС, получивших ранение или непригодных по возрасту. Кому то пришло в голову, что ирландские католические экстремисты в основном молоды - и человека среднего возраста к себя не подпустят. Кроме того, можно вышибить человека из армии - но нельзя вышибить армию из человека, а цена провала в Северной Ирландии - это пуля в колено или гвоздь в голову. Тогда у кого-то возникла идея пройтись по британским университетам и посмотреть, нельзя ли чего наловить там.
   Следующие десять недель стали настоящим адом. Многие из них на гражданке не бегали вообще - а тут их заставляли бегать армейские кроссы, да еще вешали на спину рюкзак с камнями. Многие из них не умели стрелять - а тут их заставляли стрелять из АК-47 и гранатомета РПГ. За многими из них числилась максимум пара подростковых драк - а тут им приходилось драться против инструкторов САС. Многие из них считали деревню загородным поместьем родителей, а охоту - линией стрелков с егерями, выгоняющими фазанов - а тут их вывозили в студеные осенние холмы и бросали за десятки миль от лагеря, с одним ножом и коробком спичек на всех. Не сломались только пятеро, в том числе и Чамберс - вот только к тому времени Джерри Адамс стал из лидера террористов лидером парламентской фракции. Четыре года они просиживали штаны, работы для них почти не было, осталось их только двое - но тут несколько ублюдков с ножами для резки картона захватили четыре самолета в США и направили два из них на башни Всемирного Торгового Центра - и на следующий день уже нельзя было сказать, что это тот же самый мир, как и за день до этого. Вдруг политики самых разных стран, которые до этого толковали о "конце истории***", а самым страшным конфликтом текущего времени считали резню в бывшей Югославии - обнаружили, что к югу от Европы обитают люди, которым нахрен не нужна ни глобализация, ни Интернет, ни рынок без границ, ни плоский мир. Они зачем-то носят полотенце на голове, предпочитают иметь при себе автомат Калашникова и готовы умереть, лишь бы убить тех, кто живет севернее их, только чтобы предстать перед глазами некоего джентльмена со странным именем Аллах. И их невозможно купить, запугать, чего-то объяснить, чему то научить - а у западного мира нет иного выхода, кроме как послать туда своих людей и попробовать что-то сделать. Проблема только в том, что до этого говорили, что старая мадам история откинула коньки и разведка больше не нужна, равно как и армия. Потому - готового к борьбе с терроризмом Нормана Чамберса, и еще нескольких парней, знавших об исламе и Пакистане не больше, чем дикарь о тонкостях высокой кухни - запихнули в самолет с самоучителем урду и самолет этот - летел на Карачи. С пересадками...
   - Как дела, парень... - спросил этот человек, присаживаясь на место следователя - долго же ты продержался.
   - Сэр... Но вы же...
   Чамберс знал, что произошло с этим человеком. Когда все это дело в Северной Ирландии закончилось, и террористы стали парламентариями - Гриффитса просто уволили. Вот так вот - взяли и уволили, сказали "тэйк ит изи". И это был человек, который шел на штурм иранского посольства на Принцесс-Гейт в числе первых! Он устроился водителем такси, стал пить - и в два года сгорел. Сердечный приступ.
   - От инфаркта умер? Да нет... жив, как видишь. А ты как здесь оказался, парень? Вообще то мы отслеживаем людей... таких как ты - но ты то вроде на службе был. Пакистанская станция, верно?
   - Верно, сэр, а как вы...
   - Ну... Гриффитс сделал неопределенный жест - хоть и говорят, что здесь система ниппель, но связь все таки какая-то есть. Телефонная то - точно, поговорить можно. Тут, кстати, Ник Молтон уже обосновался, правда, он на Севере сидит, дела разруливает с Русской армией. А тебя мы не ждали... Молтон был сообщил. Как ты тут оказался.
   - Сэр, тут это...
   - На Новой Земле. Что ты ерунду несешь, как маленький. Не знал, куда шел?
   Чамберс кашлянул.
   - Сэр... постойте ... так это что... другая планета.
   Гриффитс усмехнулся
   - А хрен его знает, что это такое. Но точно - не Земля.
   До этого самого момента - Чамберс оставался в рассудке только благодаря тому, что он выстроил в сознании некую плотину. Все, что происходило здесь, все эти вооруженные люди, длинный день и какие-то странные животные, мясом которых можно питаться - все это могло быть результатом галлюцинаций. Ему могли незаметно подмешать в пищу или в воду, или еще во что-то и посмотреть, что будет. Такое могло быть, если его поймали и подозревают в предательстве. Или проверяют на устойчивость - такие проверки допускались во все более и более жестких формах. Но тут вдруг - он поверил бесхитростным словам своего старого наставника из САС - и понял, что это действительно другая земля. И почувствовал себя так, как чувствует парашютист, которого выпихнули из парашюта над вражеской территорией, ничего толком не объяснив.
   Поняв состояние своего ученика - Нил Гриффитс молча взял его за руку, вывел из здания и довел до ближайшего кабака, где наливали. Темнело уже. Там он заказал выпивки на три пальца без льда - и сразу по две порции каждому. Первую - Чамберс заглотил как воду, а вот со второй его проняло - аж слезы из глаз полились...
   - Господи... мать твою... я не хотел... мать твою...
   - Успокойся, парень... - Гриффитс подвинул ему свою порцию - как видишь, здесь тоже живут люди. Я вот кэб**** водил, потом послал все нахрен, сюда переехал и не жалею. А ты - разве не знал, что тут будет а, парень?
   - Нет, мать вашу, не знал! Не знал... черт!
   - Успокойся...
   Гриффитс сделал знак - и принесли еще выпивки
   - Как ты сюда попал...
   - Один ублюдок... мать его, один ублюдок... я думал, что шутка. Сукин сын, во что он нас втравил...
   - Расскажи.
   Трех с половиной порций виски приличного размера - оказалось достаточно, Чамберс вывалил все. И о том, как они оказались в Пакистане, как им дали задание прояснить обстановку на базе Чахлала и как они попали под обстрел ударного беспилотника. Как они чудом вырвались и прихватили с собой какого-то пакистанского яйцеголового, как с ним добрались до Пешавара...
   - Пешавара? - перебил Гриффитс - ты уверен?
   - Да, сэр! Мать его, он привел нас в Мизан банк! Там операция была поисковая в городе, что-то неладно совсем было...
   Рассказ полился дальше. Как его спутник, сержант Гибсон - в подвале нашел склад с оружием, как там была какая-то хренова арка, как пакистанский яйцеголовый ее включил и сказал, что иного пути сбежать отсюда нет. Как произошла какая-то хрень с живым стеклом - и они в результате оказались в каком-то месте, где есть забор и такая же хренова арка и шпиль минарета подпирает распахнутое навстречу небо. Как сержант Гибсон застрелил несколько человек, нашел машину и сказал, что это наверное Йемен или еще где похуже и надо выбираться к своим. Как они выбрались из ловушки в селении, расстреляв два набитых боевиками внедорожника и поехали дальше, как они, точнее сержант Гибсон вырезал блокпост. И как они остановились на ночлег - а проснулись связанными как скотина, мать ее...
   Гриффитс все это выслушал с терпением
   - Парень, как выглядела арка? - спросил он
   - Большая, сэр.
   - Насколько большая?
   - Примерно, чтобы прошла грузовая машина. Высота... футов двенадцать, и ширина футов восемь. Стальная, некрашеная... я не думал, что это серьезно, мать твою. Все это не выглядело как Звездные врата*****, понимаете?
   - А на что это было похоже?
   - Скорее на "Мою прекрасную прачечную", сэр****** Понимаете, такое ощущение, что эту хрень для разделки скота в соседнем гараже варили. Какой-то компьютер... черт бы побрал этого козла, мать его...
   - Компьютер?
   - Да, компьютер. Он был подключен к какому-то блоку, размером примерно два фута на фут и на фут, не больше, сэр. И еще провода...
   - Куда шли провода, вспоминай.
   - От питания, сэр... там рубильник был, обычный, мать его рубильник. К этой штуке и к воротам. И еще от компьютера - тоже к этой штуке. Черт, я не знаю, сэр, это профессор все делал. Я просто думал, что это за хрень ублюдочная происходит, как нас подставили в этой Чахлале, и как из всего этого дерьма выбраться. Вы ведь знаете, сэр, после того, как Коленвала грохнули...
   - Коленвала грохнули? - снова перебил Гриффитс - ты имеешь в виду Бен Ладена?
   - Его самого, сэр. Так вот...
   - Мать его...
   Гриффитс щелкнул пальцами
   - Еще выпивки. На три пальца, без льда. Две порции.
   В Чамберсе проснулась благоразумность.
   - Сэр, полагаю, что мне достаточно уже...
   - Это мне.
   Гриффитс опрокинул принесенную выпивку одну за другой, без перерыва. Тяжело выдохнул. Чамберс вспомнил, то старик до... до этого, в общем - пил, может, и сейчас не прекратил. Тем более что виски здесь есть, пусть и не из лучших...
   - Мать бы их, ублюдки сраные... Расскажи, как произошла эта хрень с Бен Ладеном? - потребовал Гриффитс, глядя куда-то в сторону ставшими серо-прозрачными, совсем не пьяными глазами.
   Чамберс коротко рассказал о ночном рейде американцев на Абботабад, о том, как в крупнейших городах Пакистана после этого начались беспорядки. О том, как он сам уходил по крышам от полицейского спецотряда, который нагрянул в место, где жил его агент почти одновременно с ним. Агента, кстати - не оказалось, успел слинять, разом понял, чем пахнет. А вот его, возьми его на месте - могли тут же и пристрелить без разговоров. Потому что дали команду "фас". Они работали вместе, британская, американская разведка, пакистанская полиция и ИСИ, пакистанцы умом понимали, что приди исламисты - тут второй Афганистан будет - но сердцем их ненавидели. Всегда, даже самые честные, самые надежные. И пустить пулю в затылок британскому журналисту - вполне достойная расплата за унижение в Абботабаде.
   - Так, получается, тело так и не предъявили публике, так?- уточнил Гриффитс
   - Ну, так...
   Старый британский солдат разразился ругательствами. Совсем не так, как это обычно делают - но от того еще страшнее. Когда люди ругаются - они обычно ругаются эмоционально, говорят как плюют в лицо собеседнику. А Нил Гриффитс просто перечислял спокойным голосом самые страшные и богохульные слова, какие только знал - и от того - было еще страшнее.
   Чамберс сидел, не говоря ни слова, и даже как бы протрезвел.
   - Ладно... - сказал Гриффитс, немного помолчав - что есть, то есть, может, оно и к лучшему. Разберемся...
   - Сэр, вы о чем?
   - Да так. Дерьмо все это. Потом поймешь. Ты упоминал - какой-то профессор. Кто он?
   - Доктор Исмаил Гадири, ядерный физик из Института Хана. Это он все устроил, гад такой. И смылся.
   - Погоди. Где вы его взяли?
   - На базе. По ней беспилотник нанес удар, бомбежка была. База Чахлала, военный сектор. Мы должны были проникнуть туда и разобраться, что там происходит нахрен. Проект Аль-Исра, сэр. Мы хотели понять, что это такое
   - Аль-Исра... Ну, конечно, божественное перемещение, как иначе. Значит, по базе нанесли удар беспилотники?
   - Да, я думаю, что это были беспилотники. Американцы тоже пытались понять, что это такое. Только американцы полные придурки, вместо того, чтобы сделать все чисто - они подняли беспилотники с базы в Шамси и нанесли удар. Только так я могу объяснить это. Они или поняли, что там происходит быстрее нас или просто решили нанести удар по подозрительной модели поведения. И конечно, ничего не сообщили нам.
   Гриффитс потер лоб.
   - С тобой был еще один человек. Кто он?
   - Его прислали мне на подмогу. Гибсон, так он назвался. Мы вместе проникли с ним на базу. Он же достал оружие. Как я понял - он из САС. Контрреволюционное крыло.
   - Ты его видел до этого дела? Знаешь его?
   - Нет, сэр.
   - Хорошо. И вы взяли Гадири. Как именно?
   Выпивка подействовала - Чамберс начал вспоминать. Яркое пламя, плавящее волосы. Мечущиеся в огне тени. Обжигающий жар...
   - Гибсон... его взял, сэр. Убил его охрану, они пытались скрыться. Он сказал, что надо держаться ближе к пламени, тогда операторы не увидят на терморадаре выживших и не нанесут по нам удар. Потом мы смотались оттуда на моей машине. Я, Гибсон и Гадири...
   - Смотались - куда?
   - В Пешавар, сэр. Я думал, мы перейдем границу и скроемся в Афганистане.
   - Рассказывай дальше.
   Чамберс изложил все, что было дальше. Гриффитс не перебивал и ничего не записывал. До того момента, как они оказались здесь...
   - Значит... там были боевики? - уточнил Гриффитс
   - Да, сэр.
   - Кто они были, как ты думаешь?
   - Не знаю, сэр. Хаджи это точно. Бородатые. Русское оружие, одежда скорее как у арабов.
   - Сколько их было?
   - Пятеро, сэр. У всех автоматы. И две большие грузовые машины.
   - Немного. Они не ждали вас?
   - Нет, сэр. Гибсон сразу начал стрелять...
   - А доктор? Он был с вами?
   - Да, сэр.
   - А куда делся потом?
   - Не знаю, сэр. Он сбежал.
   - Как это - сбежал?
   - Да так, сэр. Взял и смылся... Сержант Гибсон пошел осматривать территорию, я пошел за ним. Вернулись - профессора нет. Сержант потом нашел отметины от ног на заборе, так он через него и сиганул.
   - Вы и сержант - постоянно видели друг друга?
   - Да, сэр... Постойте-ка. Вы намекаете... что сержанту Гибсону нельзя доверять?
   - Да ни на что я не намекаю... - раздраженно сказал Гриффитс - просто идет очень взрослая игра... против нас. Мы занимаем первое место в этом мире по территории, если брать все подмандатные территории. Нам удалось объединить Англию, Ирландию, Шотландию и Индию в нечто единое как в лучшие времена Империи. Причем есть перспектива расширения. Нигер, Судан, Дагомея, САР - никому не нравится стучать лбом об пол по пять раз в день. Ты знаешь, где здесь расположены русские?
   - Нет, сэр.
   - Севернее. Так вот - их государство раскололось на две части. Государство русской армии и государство Москвы. Государство русской армии по территории, которое оно контролирует - в два с половиной раза меньше нашего, с Москвой они на ножах. При этом - они серьезно давят и на Орден и на ичкерийцев и на халифатчиков. Прикинь, какие возможности у нас.
   - Орден, сэр?
   - Да, Орден. Потом объясню. Так вот, объясняю на будущее - доверять здесь можно только тем людям, которых знаешь давно. Желательно - еще с той стороны. И то - с опаской. У Ордена нет территории, но есть главное - деньги. И ворота.
   - Ворота, сэр? Это то, через которые мы прошли, это так называется?
   - Да, парень, да. Ворота. Туда, куда вы... прибыли, скажем так - там были ворота?
   Чамберс припомнил
   - Да, сэр. Такие же как в Пешаваре.
   - И вы не взяли их с собой?
   Чамберс пожал плечами
   - А зачем, сэр?
   - А затем! - вдруг заорал Гриффитс - что если бы вы тащили не оружие, а эту хрень, я бы добился выплаты миллиона ЭКЮ каждому и званий Пэра Британской Империи! Вот зачем, мать твою так!
   Люди в кабаке, который был почти пуст - посмотрели на них, но ничего не сказали и вернулись бы к своим делам.
   - Извините, сэр... - только и смог сказать Чамберс
   Гриффитс махнул рукой
   - Проехали... Еще виски! - крикнул он на весь зал.
   - Сэр, я помню дорогу, и...
   - Пустое, парень. Пустое. Они не дураки. Ворот там давно нет, они знают, что за ними будут охотиться все, и Орден и мы. Все, проехали.
   Принесли еще виски. Но Гриффитс пить не стал. Понюхал и отставил в сторону
   - Хватит с меня. Знаешь, парень, а я ведь и в самом деле едва не сбухался там. Вся эта хрень... да, сэр. Нет, сэр. Сто чертей вам в задницу, сэр. Лучше бы меня тогда убили в Афганистане, чем все это терпеть. Но когда меня перебросили сюда, я вдруг понял, для чего жить, нахрен. Знаешь, в чем проблема там? Никто никому и нахрен не нужен. И никому ничего не нужно. Все уже изгажено. Никто ничем не хочет жертвовать, все думают, что кто-то что-то им должен. Государство, общество. А здесь - иди и делай, парень! Вот земля. Построишь дом - будет у тебя дом. Разведешь скот - будет скот. Есть винтовка - сохранишь его и получишь за него деньги. Есть пулемет и немного авантюризма - построишь империю. Знаешь, в чем правы муслимы?
   - Нет, сэр.
   - В том, что между нами и господом никого нет, парень. Есть он. И есть ты. И все.
   Похоже, Гриффитса тоже пробрало...
   - Сэр, что такое Орден - спросил Чамберс
   - Местные боги. Ушлые ублюдки, которые и открыли этот мир. Сукины дети. У них почти нет земли - но у них у единственных есть ворота. И острова, на которых доступа никому нет. Знаешь, что там у них есть? Апачи!
   - Апачи, сэр?
   - Да, боевые вертолеты, мать твою. Боевые корабли. Они знают, что им скоро конец и накручивают ситуацию. Все ворота у них, они решают, кого пропустить и что пропустить. Легально, если. Нелегально ворота есть у русских, но мы не можем надеяться на них. У нас есть земля, есть жратва, есть хорошие люди и кое-какая промышленность. Но этого - мало. Нужны ворота.
   - Ворота - повторил Чамберс
   - Да, парень, ворота. Как думаешь, сколько народа действительно поддерживают ту хрень, которая творится многие годы? Парады извращенцев вместо армейских парадов. Хренова толерантность, которую только в одно место и засунуть. Никому не нужная война.
   - Но здесь... по-моему тоже воюют, сэр.
   Гриффитс наставительно поднял палец.
   - Да, сынок, и здесь тоже воюют. Но спроси у любого за что он воюет- и он скажет: за землю и за империю. А вот за что вы воевали там? Можешь мне сказать, а? Я послушаю, ну?
   Чамберс хотел что-то сказать, что-то злое - но вдруг понял, что сказать ему нечего. Все будет враньем. Для чего они и в самом деле там воевали? Для чего проливали кровь в этих горах, для чего появлялись новые имена на обелисках? Для чего шли туда и потом возвращались обратно морально и физически искалеченные пацаны? Для чего они лгали, убивали, пытали? Ради чего их подставили? Чего они там добились?
   Наверное, кто-то знает ответ на этот вопрос. Кто-то наверху, у кого есть стол, карта на стене и кубинская сигара после ужина. О, этот джентльмен, конечно, объяснит, ради чего ты должен идти в горы, за тысячи километров от твоей родины и убивать там. И умирать. Кто же сказал - когда твоя страна начинает убивать, она требует, чтобы ее называли "Родина"...
   - Вот видишь? Нечего ответить. А я знаю, ради чего я делаю то, что я делаю. У меня здесь кусок земли размером с Индийский субконтинент и чуть больше миллиона человек на нем, это если считать и детей. И за безопасность каждого из них я отвечаю. У меня здесь есть ферма, неподалеку, стало скота в сто голов и семья. Да, парень, я здесь и семью завел - есть еще порох в пороховницах. И я знаю, что если я не буду делать то, что я делаю - сюда придут другие люди. Грязные, темные, бородатые, завшивевшие, не знающие ничего кроме нескольких отрывков из Корана и как стрелять из ракетной установки РПГ. И они уничтожат то, что я создал, то что мы все здесь создали тяжким трудом - а вместо этого будут нищие муравейники, вши, многоженство и Аллах Акбар с каждого минарета. Вот что будет. И потому - прежде чем они доберутся до меня, я доберусь до каждого из них и отправлю их к Аллаху, не знаю, есть он или нет, но это и не важно. Я воюю за свой кусок земли, парень и за право жить так, как я хочу.
   - Сэр, мы тоже там воевали за то, чтобы мир был безопаснее.
   - Херня все это - раздраженно отреагировал Гриффитс - мир никогда не будет безопасным. Чушь. Это все равно, что воевать за химеру. Держись своей земли парень. И воюй за себя. И за своих...
   Он пододвинул бокал с выпивкой
   - Твое здоровье...
  
   Эта ночь - была первой, когда Чамберсу нормально удалось заснуть - хотя немалую роль в этом сыграла выпивка. Ночевали они в доме у Гриффитса - а утром вернулись в здание с решетками на окнах и со внутренним двором. Целый день прошел впустую, а на следующий день последовало предложение работы в британской разведке. Чамберс, поразмыслив, принял его, потому что был подготовлен к этому, а журналисты в этом мире - не очень то требовались.
   Он принес военную присягу - на той стороне разведчики приносят гражданскую присягу. После чего оставшееся время ушло на оформление в штат и на ознакомление с тем, с чем он должен был быть ознакомлен.
   Оформление в штат заняло короткое время - ему выдали карточку, похожую на пластиковую, и объяснили, что это и удостоверение личности, и водительские права и счет в Роял Мейл и служебное удостоверение. Вся необходимая информация зашифрована в Querty-коде, а то, что требуется повседневно - в расположенном рядом штрих-коде. Все было более чем разумно - одна карточка вместо сонма документов - и Чамберс восхитился разворотистостью местной бюрократии. На той стороне не так - на той каждая служба выдает свою бумажку, чтобы подтвердить свою нужность. А тут - карточка и все.
   У него был пистолет системы Глок - но ему дополнительно выдали еще один. К его удивлению - Кольт М1911 марки Кимбер. Сорок пятый калибр. Как ему сказали в - этом мире много опасностей, начиная от обдолбанных в хлам исламистов, с криком "Аллах Акбар!" прущих в последнюю атаку и заканчивая плотоядным зверьем весом в тонну... так что пистолет должен был быть максимально мощным. Выдали ему и второй пистолет - Кимбер Соло, маленький, но под тот же калибр. Как объяснили, один для ношения в форме, другой - в штатском и как второй пистолет. Первый и второй пистолет, оба одинакового калибра - в чем в чем, а в оружии здесь разбирались...
   Затем он ответил на тест в семьсот пятьдесят вопросов, после чего прошел откровенно идиотский психологический тест. Пятна Роршаха и все такое. Удивительно, но его не посадили на полиграф. Как потом он выяснил - полиграф здесь применяли редко, и практически никогда при приеме на работу. Просто попадание в незнакомую среду и адаптация вызывает сильный, иногда даже не осознаваемый самим тестируемым психологический стресс, который сказывается на достоверности результатов. Как он понял - полгода будет для него испытательным сроком, после которого он станет полноценным сотрудником британской разведывательной службы MI-9. В течение этого периода - он должен завершить адаптацию, позаниматься с инструкторами, научиться выживать в местной дикой природе и врасти в обстановку. Только после этого - он будет годен к выполнению специальных заданий.
   Почему MI9? Он тоже спросил - интересно, с чего бы менять всем известное название службы, на счету которой немало известных лишь посвященным успехов. Ему объяснили, что в связи с неразвитостью коммуникаций и незаселенностью территории - разведдействия в этих краях носят принципиально иной характер. Внедрение в чужую среду практически невозможно - слишком мало людей, все друг друга знают. Неразвитость транспортных коммуникаций делает основным способом инфильтрации и эксфильтрации прыжок с парашютом ночью и вывоз приземлившимся на тайной площадке самолетом. Потому и решили - назвать службу в честь знаменитого "девятого отдела", существовавшего во время Второй Мировой и занимавшегося поддержкой европейского Сопротивления. В разведывательной работе здесь - было немало общего с теми временами - только враги кричали "Аллах Акбар!" и а не "Хайль Гитлер!".
   После всего этого - его посадили в кабинете, с несколькими прошитыми и пронумерованными журналами, в которых убористым текстом раскрывалась местная обстановка в оперативной зоне ответственности MI-9, то есть - по всему Южному побережью. Норман Чамберс налил себе кофе и принялся читать, не зная, что в нескольких кабинетах от него - решается его судьба...
  
   - Вы с ума сошли, Арчибальд... Нет, мать вашу, вы окончательно рехнулись...
   Относительно молодой, лет сорока человек в легком "колониальном" костюме с неприятным "убегающим" взглядом - пожал плечами. Он всем казался лжецом, потому что не мог просто смотреть на собеседника... то он смотрел на вас... и в следующее мгновение вы обнаруживали, что он уже смотрит в сторону. Те, кто работал с ним знали, что это его истинное лицо - а вот маска могла быть любой. В шестнадцать лет в Ирландии - он вошел в паб и уговорил троих католиков, явно из "Прямого действия" последовать за ним, потому что "свиньи уже ломают дверь". В темном переулке их, конечно же, пристрелили лоялисты*******.
   - Почему? - задал простой вопрос он
   - Да хотя бы потому, что вы решили подставить человека, мать вашу! Вы хоть соображаете, что предлагаете, а? Вашу мать так! Он не прошел курса адаптации, он не знает обстановки... мать вашу, у него даже прививок нет!
   - Так даже лучше. Достовернее!
   - Достовернее? Да пошли вы!
   - Нил, Нил! - проговорил третий человек, седой, с бульдожьим лицом, типичный британский колонизатор, сидящий во главе обшарпанного стола - Арчи, давай-ка поподробнее
   - Да, сэр...
   Джек Арчибальд ткнул в клавиатуру ноутбука, вызывая нужную картинку
   - Смотрите! У нас есть впервые за все время работы, что в исламской зоне работают ворота. Возможно, и не одни. Из наших предположений - это стало реальность. Как к этому отнесется Орден, по-вашему?
   - Известно, как. До предела хреново, это же конкуренция. Которую они ненавидят, как бы не пытались уверить всех в обратном. Дальше.
   - Проблема в том, что у Ордена нет никаких доказательств. Они не могут просто так прийти к исламистам и что-то им предъявить.
   - Мать твою, Арчи, да ты издеваешься? Как ты это себе представляешь - предъявить исламистам, а? Может, продемонстрируешь, на практике?
   - Нил, не горячись. Дальше.
   - Допустим, мы забрасываем приманку для Ордена. Хорошую, жирную такую приманку, от которой он не сможет отказаться. Что они сделают?
   - Пошлют спецгруппу, если будет такая возможность.
   - Верно. Допустим, из всех останется в живых один наш человек.
   - И как ты добьешься того, что в живых останется один наш человек, а? - снова задал вопрос Гриффитс
   - Элементарно. Дам Ордену фотографию этого человека и информацию о том, что он - значительное звено в цепи поставок. В таком случае - они однозначно захотят взять его живым, чтобы допросить.
   - А если он попадет под случайную пулю?
   - Кадару Ллахи ва ма ша'а фа'аля******** - пожал плечами англичанин
   - Сукин сын...
   - Дальше?
   - Дальше у нас будет агент в Ордене.
   - Это каким - таким образом?
   Молодой - нехорошо улыбнулся
   - Ордену нужны профессионалы. Тем более - такие, с подготовкой в Трегароне, несколькими годами стажа на Востоке, знанием языков и обстановки. Они попытаются перевербовать его - я в этом уверен...
   - По себе знаешь?
   - ... Дальше возможны два варианта, оба выгодны для нас - не обращая внимания на подколку, объявил молодой - Первый состоит в том, что он остается на орденском острове, работать по южному направлению. А это значит - мы будем в курсе всего того, что задумает против нас Орден. Ни для кого здесь не секрет, что Орден проводит политику сдержек и противовесов. Русских он сдерживает чеченцами, нас - исламистами. Если мы будем знать про контакты Ордена и исламистов - то сможем эффективнее строить свою политику. Мы будем играть, глядя в карты противника.
   Второе и более вероятное - та группировка в Ордене, которая сейчас делает ставку на резкое усиление Халифата как ядра противостояния не только нам, но и Русской армии - возьмет Чамберса в оборот и направит его в Халифат в качестве своего представителя. Возможно, агента, возможно - представителя, это неважно. Цель - найти и взять под контроль ворота, которые дают Халифату возможность оставаться независимым. После этого - мы получим возможность не только знать о происходящих событиях - но и влиять на них.
   - Третья возможность - сказал Гриффитс - его просто расколют и утилизируют. Уничтожат.
   Молодой снова пожал плечами.
   - Как они смогут его расколоть? На что? Чтобы человек мог что-то выдать, он должен это "что-то" знать, верно? Молодой агент направляется на первое задание, которое оказывается проваленным. Да, он связался с нами, подписал контракт, мы направили его на задание, оно оказалось для него первым и последним. Он разочаровался в нас, хочет сменить сторону. Орден умеет убеждать. И мотивировать. Что из этого не является правдой?
   - А как мы выйдем на него там, на Острове? - спросил человек с бульдожьим лицом
   - Не знаю, сэр. Это надо продумать, это будет отдельная операция. Ее исполнитель будет подвергаться несоизмеримо большей опасности, чем Чамберс.
   - У меня есть еще один вопрос, маленький ирландский ублюдок... - сказал Гриффитс - допустим, ты прав. Допустим, все это прокатит. Допустим, Чамберс найдет себе место в Ордене и возможно такое, которое даст ему возможность не только знать о том, что происходит, но и влиять на происходящее. Тогда ответь мне на один простой вопрос - а какого хрена он должен рисковать жизнью, работая на нас, а?
   Молодой сделал удивленное лицо
   - Я полагал, он патриот.
   - Патриотизм - последнее прибежище негодяев, как говаривал Оскар Уайльд.
   - Он в чем-то прав, Нил - сказал человек с бульдожьим лицом - ты знаешь, любая операция в своей основе имеет предательство. Вопрос только в том, кого предадут.
   - А вы знаете ответ на этот вопрос, сэр? - спросил Гриффитс
   И, поднявшись, вышел из кабинета
   Молодой вопросительно посмотрел на человека с бульдожьим лицом. Тот, поколебавшись, кивнул, разрешая действовать...
  
   * Частная военная компания
   ** Копия Биг Бэна установлена в районе Стример, Порт-Аден, Йемен
   *** Фрэнсис Фукуяма написал это эссе в 1989 году. Читая его сейчас - кто-то смеется, а кто-то плачет.
   **** Такси
   ***** Star trek - знаменитый американский сериал, основан на космических приключениях
   ****** Фильм-спектакль, описывает жизнь пакистанцев - гастарбайтеров в современном Лондоне
   ******* Лоялисты - протестанты, сторонники британского господства в Белфасте и северных графствах
   ******** Это предопределено Аллахом и он сделал так, как пожелал
  
   Чужая земля
   Британская территория
   День двенадцатый
  
   Последние дни - выдались у сержанта Гибсона крайне насыщенными. Даже несмотря на то, что день здесь длился тридцать земных часов, а не двадцать четыре, как на нормальной земле и от этого - сержанту то и дело хотелось уснуть в совершенно неподходящее время...
   Первым делом - он нашел себе жилище. Точнее... нашел жилище это слишком громко сказано для такой ситуации: просто снял комнату. На время, заплатив пока всего за десять дней. Второе, что он сделал - получил подъемные, обычные для местных и открыл счет в Роял Мейл. Здесь был банк Ордена, где счета были у всех, кроме тех, кто как сержант проник в Новую Землю незаконно, была парочка коммерческих банков - британцы люди хваткие, банковское дело для них не ново - и была Роял Мейл. Королевская почта, здесь она выполняла функции и свои прямые, то есть доставка писем и посылок, и функции банка и функции налоговой службы (а на британской территории помимо пятнадцатипроцентного налога от Ордена существовал и пятипроцентный налог, уплачиваемые непосредственно территории, во что Сосед пока не стал вмешиваться). В Роял Мейл лишних вопросов не задавали и счет открыли.
   Третье, что он сделал - это нашел машину со всем своим добром и отогнал ее на ограняемую армейскую стоянку, принадлежащую двадцать второму полку. Входной билет обошелся довольно дешево - он проставился пивом в заведении, известном как "Гроздь Винограда" - точно так же называлось заведение, существовавшее в Херефорде и закрытое в восемьдесят восьмом году вследствие того, что здание, в котором оно находилось, пришло в аварийное состояние. Пиво, кстати, здесь было приличное, ничем не уступавшее тому, что было на той стороне - и по местным меркам все обходилось дешево. Здесь он нашел старых друзей из двадцать второго полка, некоторые оказались здесь, перешагнув сорокалетний рубеж, некоторые - в гораздо более молодом возрасте. Но все они - приняли его как родного и, хлебнув пива, пообещали присматривать за машиной. Сержант знал, что свое обещание они выполнят - в этой среде не было принято кидать даже по мелочам.
   Конечно, можно было прошвырнуться по оружейным магазинам и попытаться превратить оружие в деньги быстро - но сержант решил повременить с этим. Никогда не знаешь, что здесь стоят деньги и какая инвестиция является надежной. А вот оружие - судя по тому, что он услышал от Шотландца в полевом лагере - если и не дорожает, то уж не дешевеет точно. Так что свои активы он решил пока оставить в металле.
   Кроме этого, он попытался разыскать Чамберса, которого он потерял из вида в полевом лагере. Как бы то ни было - он имел право на половину того, что они прихватили из того мира, судя по всему в денежном выражении доля была немалой и сержант не собирался начинать жизнь в этом мире с кидка. Но он так и не смог ничего выяснить, кроме того, что пока они носились по саванне и вытаскивали попавших в беду водоплавающих - Чамберс куда-то бесследно исчез. Тем не менее, сержант дал себе зарок открыть на него счет, как только это будет возможно и перечислить на него половину стоимости машин.
   Четвертое - он начал наводить справки относительно того, что творится в окрестностях сего достопримечательного места. Ему надо было понять, что происходит и найти себе место в этом мире. Если судить по словам людей, с которыми он поднимал бокал эля за здравие Королевы - хода назад отсюда не было, да он и не торопился назад, учитывая то, что произошло в Пешаваре...
   Итак, был день двенадцатый, дело клонилось к вечеру - и Сосед сидел в довольно-таки приятной компании в Грозди Винограда - такая приятная компания всегда образуется, когда есть кто-то, кто заплатит за выпивку. Основного состава было семь человек, включая самого Соседа, все уже наполняли не первую кружку - но пока твердо держались на ногах. Эль - напиток простой, правдивый, как только будет достаточно, он сам даст знать. Это тебе не грузинское вино, которое чувствуешь только тогда, когда поднимаешься из-за стола - и падаешь...
   - Так вот, парни... - бывший валлийский фузилер, а теперь скаут Алекс Дайсон привычно балагурил - этот урод мне и говорит, парень, не купишь несколько снарядов? По дешевке отдам, учти. У нас был приказ решать подобные дела, я говорю - окей, поехали. Только учти - дешевле сотни не заплачу, и то если в хорошем состоянии. А этот парень и говорят - сахиб, да я не против, только лопату возьми, они уже закопаны...
   Все рассмеялись, хотя смех был скверный. Дайсон рассказывал реальную историю из афганской жизни, когда измученные подрывами британцы решили просто скупать фугасы и взрывные устройства, готовые к подрыву. Сначала всю эту хрень сдавали афганской полиции, чтобы та разбиралась с этим дальше, потом одному саперу пришло в голову сделать пометку на снаряде, который он сдал местным полисменам. Через три дня - парень с базара предложил ему именно этот снаряд...
   - Парни, а что - на той стороне одни бандиты? - спросил Сосед. Он захмелел меньше всего, потому что сам не пил, только щедро наливал остальным. Ему нужна была информация - и не та хрень, какой его попотчевали в штабе, а реальная, настоящая информация о том, что происходит, полученная от людей, реально занимающихся делом. Пока что - он приходил к выводу, что сомнения насчет фермерства на границе были оправданными - такие посты часто вырезали, то, что произошло с фермой, про которую ему рассказали вчера - было не случайностью.
   - Да как сказать, сарж... - пробормотал парень по фамилии Эрскин, бывший красный берет, набравшийся больше остальных.
   - Как есть, так и скажите, парни... - сказал Сосед - у меня есть мысли, чем заняться в этом мире, но я хочу знать, глубока ли та нора, в которую я хочу заглянуть.
   - Нора... - заговорил Тони Лапрак, еще один САСовец - нора всем норам - нора... На той стороне ситуевина неоднозначная, Сосед. Здесь не получается как там - нет нахрен всяких гуманитарных организаций, которые будут поставлять тебе жратву и медикаменты, а так же говорить, какой ты хороший и неправильно понятый по телевизору и в этой хреновой ООН, понимаешь? Здесь нет ООН.
   - Да мне и в ... не сдалась эта ООН. Давно пора разобраться с муджиками как они того заслуживают, без либералов и прочей хрени.
   - Вот именно, сардж. Так вот, поскольку либералов здесь нет, крутых на северных территориях, в том же Рино более чем хватает, у нас сам видишь - оружия достаточно, просто так ничего не возьмешь - муджики вынуждены налаживать хоть какие-то занятия, позволяющие им существовать или хотя бы обеспечивать себя жратвой. Ну и... по мелочи - одежда там, обувь, топливо. Так что они вынуждены развивать сельское хозяйство, и создают фермы. Часть ферм принадлежит крупным полевым командирам, а часть - как бы большие крестьянские общины, понимаешь?
   - Примерно. А на фермах кто трудится - рабы?
   - Да не совсем так, сардж, не совсем так. Есть, конечно, и рабы, раньше их покупали для дельты Амазонки, но там сейчас русские относительный порядок навели. Есть те, кто упорол какой-то косяк или задолжал и их оставили отрабатывать. Но в основном трудятся свободные - пакистанцы, палестинцы, арабы, которые как бы в сельскохозяйственных общинах работают. Земли здесь хватает, она не испохаблена всякой дрянью - только работай.
   - А кому эта земля принадлежит? - допытывался Сосед - бандитам?
   - Да нет... Есть, конечно зоны контроля, сам понимаешь. Каждый амир хочет контролировать как можно больше - но возможности контроля ограничены наличием людей и техникой. А эти общины - либо отдают часть урожая в обмен на крышу, либо - сами создают отряды самообороны и уже не пускают на свою землю никого из амиров. Может быть, по умолчанию эта земля и считается в зоне контроля какого-нибудь амира - но на деле он туда нос не сует. Ему проблем и так хватает.
   - С кем?
   - Да с нами... - заржал Лапрак
   - Еще по одной?
   - Давайте...
   Сосед, как "банкующий" сделал жест, чтобы заменили кружки. Еще по одной и хватит - эль все-таки штука крепкая, а ему завтра какое-то решение принимать. На трезвую голову. И он хотя уважал майора - но склонялся к тому, чтобы ответить "нет".
   - Парни, еще вопрос. А как тут с ремонтом тачек. Говорят, скверно...
   - Это, смотря о какой тачке речь - ответил офицер по фамилии Мори, тот самый, с роскошными усами, который сидел за столом и пил вместе со всеми. Здесь не было принято, что у офицеров был отдельный стол.
   - Лэнд. Модель Дискавери.
   - Первая? Вторая?
   - Кажется, четвертая...
   - О...
   Соседу это не понравилось.
   - Что такое? Крепкая машина.
   - Крепкая, но до первой поломки. Нашел, что с собой приволочь. Меняй, пока можно. Или продавай.
   - А на что можно поменять?
   - Ну... думаю, пикап не слишком подержанный можно выменять. Тойоту. Или Форд.
   - Парни... Да вы чего? - рассмеялся Сосед - Лэнд новый совсем. Он втрое дороже.
   - Да здесь не значит это ни хрена, брат... - снова заговорил Лапрак - вот если бы ты обычный Деф сюда притащил, не говоря об армейском, он и в самом деле бы за два подержанных пикапа пошел бы, особенно длиннобазный. Особо ценятся те, у которых кузов из алюминия - здесь сезон дождей, что библейский потоп, все ржавеет нахрен. А этот...здесь же электроники дохрена. Все эти штуки, которые надо регулировать, кто это будет делать? Нет, нахрен такое...
   - Здесь простые машины ценятся - заговорил Мори - иракские и суданские Ниссаны, Тойоты, Форды из Малайзии, наши Дефы, испанские Сантана - но это тоже Деф, считай, бразильские Тойоты - они хоть и выглядят как из прошлого века, но не ломаются ни хрена. Южноафриканские, колумбийские Тойоты, особенно пикапы, русские УАЗы, их конечно чинить часто надо, но они дешевые и железо у них серьезное, особенно рамы. Хаммеры списанные, если собственная вышка есть, старые пикапы, Рэнглеры - тоже в дело, причем все варианты, как американские, так и египетские.
   - А... может, как представительскую продать? - закинул удочку Сосед - здесь что, богатых нет? Нужен же кому-то комфорт?
   - Комфорт... Вот представь себе, парень - машина сломалась, надо заказывать с той стороны деталь, ждать пока придет - и заплатишь втридорога. На чем все это время ездить? И где тут нахрен комфорт? Здесь русские самые ходовые запчасти уже делают, ну и мы... что-то пытаемся делать. А так... если только на постамент поставить, любоваться. Или сидеть и вспоминать, как хорошо было на той стороне...
   - Не так уж там и хорошо...
   - Это точно - сказал Лапрак пьяным голосом - знаете, парни, давайте - за наш новый мир. Пусть тут мы тонем в грязи, живем без особенных развлечений, с муджиками под боком - но на ту сторону я не вернусь. Нет, сэр!
   - Нет, сэр! - пьяно заорали остальные...
  
   Вставая из-за стола, Сосед понял, что все же набрался.
   Машины у него не было, а если бы и была - ничего страшного, движение здесь было небольшое, пешеходов ночью почти нет, дорожной полиции нет как таковой - так что добраться без приключений до дома было вполне возможно. Проблема в том, что до дома довольно далеко, и он не мог быть уверен в том, что не заночует под забором по пути. А тут - по рассказам встречались змеи и какие-то мерзкие твари, которые пробавлялись, в том числе и человеческим мясом. Конечно, это вроде как город - но чем черт не шутит...
   - Пойдем, Сосед... - следом, покачиваясь, вышел Лапрак - подброшу тебя до дома. Ты... где живешь.
   - П... п... покажу.
   - Э, э... только проблюйся сначала. Мне нахрен не надо, чтобы ты заблевал мою машину...
   - Черт... отличная идея...
   Сосед отошел в сторону и сделал то, что посоветовал ему сделать товарищ по оружию. Сразу стало легче, хотя голова все еще хмельная. Судя по звукам, раздающимся из темноты - столь светлая мысль пришла в голову не одному ему.
   - Есть... хлебнуть...
   - Тебе хватит.
   - Воды, блин...
   - А...
   Сержант прополоскал рот, хлебнул немного. Стало легче...
   - О... хорошо. Поехали.
   - Куда?
   - Прямо... Свернуть... покажу.
  
   Когда их высветили фары - дальний свет, очень яркие, почти что прожектора - он не понял, в чем дело. Ну... какой-то козел не умеет вести себя на дороге, только и всего. Но когда Лапрак свернул к обочине и притормозил - тогда то Сосед понял, что вечер перестает быть томным...
   - Э... - пьяно пробормотал он - в чем дело?
   - Да так... Тут кое-кто с тобой переговорить хочет. Только не делай глупостей, О'кей? Это свои парни.
   - Свои... свои, свои... чужие...
   Один из признаков, позволяющих отличить профессионала от парня, который пальцы кидает, купив и напялив на себя военное снаряжение, черные часы и баллистические очки - является поведение в нетрезвом состоянии. Любитель покидать пальцы в нетрезвом состоянии практически беспомощен. Профессионал опасен в любом состоянии.
   Мгновенно выхваченный пистолет прижался к подбородку Лапрака.
   - Сколько их?
   - Ты чего...
   - Сколько их? - повторил Сосед, сильнее нажав на пистолет
   - Э... с тобой просто хотят поговорить, вот и все. Просто поговорить.
   - О чем?!
   - Не знаю! Предложить работу, наверное.
   - Кто?
   - Один...парень. Богатый... парень.
   - Ты работаешь на него? Ну!
   - Нет... просто попросили. Не нервничай...
   - Я еще не нервничаю. Ты не знаешь, как я нервничаю. И не советую узнавать. Ствол!
   - Справа...
   Рука Соседа нырнула в указанном направлении и вернулась с полноразмерным Кольтом с обтянутой резиной рукоятью.
   - Еще!
   - На ноге!
   Изъять этот - безопасно было невозможно.
   - Хрен с тобой, веди. Первая пуля - твоя.
   - Не нервничай так. Хорошо, пошли.
   Они пошли вперед. Сержант старался не отставать - Лапрак прикрывал его своим телом от автоматной очереди, если кому-то придет в голову ее выпустить. Некую гарантию давали два пистолета - если один еще можно выбить, тем более с подготовкой САС, то два - уже никак...
   Они вышли на какую-то улочку. Впереди вспыхнули фары, Сосед спрятался за Лапрака, готовый стрелять.
   - Все нормально! Это они!
   Из света - шагнул человек. Лучи прожекторов светили ему в спину и казалось, что свечение исходит от него, образуя что-то вроде нимба
   - Все нормально! - крикнул он - вы среди своих!
   Это был англичанин.
  
   - Вам известно, что такое "дават", сержант?
   - Предложение принять ислам
   Они сидели в удлиненном Дефендере одни. Охрана - а она была серьезной, четверо с автоматическим оружием - вышли. Лапрак тоже удалился.
   - Совершенно верно. Можно сказать - что здесь и сейчас мы даем вам дават, сержант. Предлагаем принять ислам.
   Сосед иронично поднял брови
   - Это шутка, сэр?
   - Отнюдь нет - сказал Донахью - с этим есть какая-то проблема?
   - Есть - спокойно ответил сержант - проблема в том, что я пошлю вас нахрен через тридцать секунд, если за это время вы не объясните мне, какого хрена все это нужно.
   - Какого хрена? Отличный вопрос, первый, который всегда стоит задавать в таких случаях. Какого хрена.
   - Двадцать секунд.
   - Вы участвовали в дальнем рейде против банд, сержант?
   - Да.
   - А вас не удивил тот факт, что они так многочисленны. Что они точно знают, где и что происходит. Не задумывались над тем, как они смогли разгромить команду сил спецназа в Мекке и сорвать операцию?
   Сосед пожал плечами.
   - Какую операцию?
   - Ах, да. У вас же пока нет доступа. Вы спасли капитана специальных сил Дэвида Болтона, снайпера из отряда боевых лодочных сил. Они в свою очередь - должны были спасти небольшую группу специального назначения, которая проводила специальную операцию в самой Новой Мекке. Цель - физическое устранение одного из лидеров террористических кланов, какого именно - извините не скажу. Операция сорвана, из группы эвакуации вышел один Болтон, из группы действия погибли все. Как такое могло случиться?
   - Не знаю, сэр. Возможно, кто-то был недостаточно осторожен и на чем-то прокололся. Возможно, кто-то что-то сказал лишнее в неподходящей компании за кружкой пива. Болтливый рот топит флот, сэр.
   - Верно. Агенты. Так вот - я и хочу поговорить про агентов. Вам знаком термин Такфиры, сержант?
   - Знаком. Фанатики, маскирующиеся под неверных. Хуже шахидов. Они и здесь есть?
   Донахью садистски улыбнулся
   - Никто точно ничего не знает. Но я полагаю, что они есть и здесь, сержант. Вы совершенно точно подметили - хуже шахидов. Если шахид - это примитивное одноразовое оружие с искусственным интеллектом, что-то типа JDAM для бедных - то такфиры это совершенно другое. Вспоминая Лондон... я даже не могу себе представить, сколько такфиров мы могли породить в своей стране. Сколько из них перебрались сюда. Сколько из них ждут своего часа, чтобы начать убивать своих сограждан. Они ходят в бары, пьют эль и трахают баб - но когда кто-то даст сигнал - отравят воду, ворвутся с автоматом в школу, откроют огонь в спину обороняющим поселение. Вам не кажется, что к этой угрозе стоит отнестись серьезно?
   - А я что могу сделать?
   - Вы можете стать нашим такфиром. Вы росли в квартале, где живут преимущественно правоверные. Вы знаете все их повадки и даже немного знаете их язык. Вы сможете совершить намаз, ни разу не сбившись и не сфальшивив ни единым звуком. Мало кто из нас способен на такое.
   - Вы считаете, что я смогу сойти за одного из них? - презрительно спросил сержант - это смешно. Достаточно будет навести справки, и...
   - Нет. За одного из них вы, конечно же, не сойдете. Но этого и не нужно. Достаточно, чтобы вы... проявили некоторое понимание их целей. Начали торговать с ними, делать бизнес. И одновременно - отдалились от нас. Я понятно излагаю?
   Сосед задумался
   - Более чем... - наконец, сказал он - но есть одно большое "но". Мои враги - не только с той стороны, но и с этой. Забыли, каким образом я попал сюда?
   - Нет. Не забыл. Но здесь, на территории Британии - опасность от мстителей угрожает вам не меньше.
   А если еще и сообщить, кому надо. В случае отказа...
   - Это ваше предложение? - спросил Сосед
   - Да.
   - Предложение от государства?
   - Скажем так... не совсем.
   - Какова цена?
   - Обсуждается в широких пределах.
   Сосед отрицательно покачал головой
   - В таком случае, я хочу обсудить ее с тем, кто предлагает цену. Это явно не вы.
  
   На следующий день - сержант Тимоти Гибсон приехал в назначенное место на своем Лэнд Ровер Дискавери четвертой модели, с которым он провалился в эту самую задницу. Встреча была назначена на окраине Нью-Дели, сержант прибыл туда первым. Стоя рядом со своей машиной - он смотрел, как нещадно поднимая пыль на дороге к нему приближаются два Хаммера, один - просто бронированный и невооруженный, а вот второй... Второй был в редчайшем варианте фирмы Алвис, он предназначался для замены рейдовых машин САС, да дело не пошло, а потом купили трехосные Пинцгауэры. Основным вооружением у этой машины тогда была французская двадцатимиллиметровая пушка MG-151, но на этом стояло кое-что еще покруче. Тут была американская тридцатимиллиметровая ASP от МакДонелл Дуглас, та же самая, какая стоит на вертолетах Апач. Одного снаряда из этой пушки хватало чтобы превратить гражданскую легковую автомашину в горящую развалину...
   Человек, способный такое себе позволить - явно был необычным человеком. И он явно был небедным человеком.
   Из "боевого" Хаммера высадились четверо. Последнего поколения тактическая униформа, легкие шлемы с ПНВ, автоматические винтовки L119А1, такие же, как у него. Профессионалы, к гадалке не ходи. Они разбежались и заняли позиции, прикрывая все четыре стороны света, опыт у них явно был. После чего - из "хозяйского" Хаммера высадился еще один такой же "орел" с коротким Коль-Коммандо, он молча проверил Лэндровер, заглянул даже под днище. Сосед не протестовал, понимая что именно сейчас - он вышел на действительно серьезную фигуру и протестовать смысла никакого нет. Обыскав машину, охранник подал рукой сигнал "можно" и водитель вышел и открыл верь. Это был их единственный прокол - водитель всегда должен был оставаться за рулем, чтобы в случае чего быстро нажать на газ.
   После этого - из машины высадился человек, явно лет пятидесяти, если не больше - но почти голая голова скрывала возраст: в молодости лысые мужчины выглядят старше, а в старости - моложе. Одет как британский колонизатор прошлого века, только вместо шорт - легкие песочного цвета брюки из грубой ткани, а вместо сандалий - высокие, армейские полусапоги. Оно и понятно - при обилии змей. Круглое лицо, тонкие губы, белесые, выцветшие брови, рост примерно пять футов и пять дюймов, невысокий. Оружие если и есть - то небольшое и не на виду.
   Подойдя, он первым протянул руку
   - Карл Крадт.
   Сосед пожал протянутую руку, на лице его ничего не отразилось.
   - Любите эль? - спросил этот человек - здесь хороший эль?
   - Вообще то да. Хороший.
   - Мой. Весь эль здесь мой. На территории Соединенного Королевства и колоний. И все пиво. И все спиртное вообще. Импортируем виски, но скоро и виски будет местный, мы нашли подходящий торф. Если вы ели здесь мясо - примерно тридцать процентов вероятности, что оно с моей фермы...
   - Очень приятно.
   - Ваша машина, сержант? - Крадт показал на машину
   - Да.
   - Прокатимся? Вы позволите? Есть разговор.
   - Да, конечно...
   Человек обошел машину, по-свойски устроился на переднем сидении. Сержанту ничего не оставалось, как сесть за руль.
   - Куда?
   Крадт пожал плечами
   - Прямо, если не возражаете...
   Возражений не было.
  
   Они ехали до тех пор, пока Нью-Дели не пропал из виду, потом сержант решил, что с него достаточно и съехал с дороги. Поставил машину на холме, невысоком, но с которого открывался хороший обзор. "Хозяйский" Хаммер остался на дороге, а "боевой" проехал вперед, чтобы прикрыть своей пушкой наиболее угрожаемое направление.
   Крадт вышел из машины. Осмотрелся по сторонам, на его лице было выражение удовлетворения и даже восторга.
   - Черт, вот только ради этого стоит жить, согласны!? Весь мир перед нами! Новый мир, иди, куда хочешь.
   Пока не наткнешься на банду муджиков - подумал сержант, но ответил нейтрально
   - Да, сэр.
   - Я слышал, вы продаете свою машину. Если так, то я - возможный покупатель. Вас это интересует?
   - Зависит от цены, сэр.
   Пивной король улыбнулся.
   - Должно быть, ваше настороженное отношение ко мне обусловлено тем, что мистер Донахью попытался завербовать вас, причем сделал это достаточно грубо и непрофессионально. Его можно простить... падение профессионализма во всех сферах и появление большого количества самозванцев - прискорбная отличительная черта нашего времени...
   Сержант хотел послать словоохотливого коротышку нахрен, но что-то мешало ему это сделать. В нем было что-то... что-то такое, что заставляло остальных слушать его. Люди просто так не становятся богатыми ни здесь, ни там... для этого нужно обладать особенным набором качеств. Нет... конечно можно выиграть солидную сумму на бирже, это так... но вот сохранить ее, превратить во что-то ценное, что может приносить доход и твои детям... не так то просто. Этот же человек - нажил свое состояние в результате производства продуктов питания, нужных людям, а не в результате проворачивания удачных сделок слияния - поглощения в Сити. Это само по себе заслуживало уважения.
   - Сэр, если я не ошибаюсь, вы так же пытаетесь меня сейчас вербовать.
   - О, нет, сержант, я просто хотел бы поговорить с вами о машине, которую вы продаете. И о Британии, если не возражаете. О британском образе жизни...
   - О британском образе жизни, сэр?
   - Вот именно, сержант. О британском образе жизни. Как считаете, за этими словами стоит что-то, помимо отвратительного пудинга, вызывающего изжогу, чая в пять часов вечера и кранов без смесителя, а?
   Сержант задумался. А что, в самом деле, за этим стоит? Как то так получалось, что он никогда не думал над этим...
   - Ну... Ее Величество... охота на лис, фунт стерлингов, Лондон...
   Пивной король поднял руку
   - Достаточно, достаточно. Все это полная ерунда. Знаете, в чем суть британского образа жизни, сержант? Его истинная суть, самое его существо?
   - Если так, то понятия не имею, сэр.
   - Предприимчивость и свобода, сержант. Точнее даже - предприимчивость и личная инициатива...
   Сосед попытался осмыслить сказанное. Что-то ускользало от него... он даже не мог понять что. Что эти слова пришлись ему по душе - он не мог выразить словами, почему - но они пришлись ему по душе.
   Как то так получилось - после этих слов он вдруг это осознал - что в Британии стало мало свободы. Совсем мало свободы. На трассах были скрытые радары и камеры и по почте тебе приходили квитанции на штраф. У дома тебя подкарауливал налоговый инспектор. Расчеты наличными были практически запрещены. Если ты хотел куда-то полететь - тебя обыскивали с головы до ног, как преступника. Весь Лондон был утыкан камерами, за каждым постоянно следили. В связи с угрозой терроризма - постоянно принимались какие-то акты, ограничивающие права и свободы подданных Ее Величества - все это оправдывалось террористической угрозой. Полиция постоянно следила за твоей электронной почтой, за тем, как ты работал в Интернете и что скачивал. Пропагандировалась программа "Соседский пригляд" - ни что иное, как узаконенное, одобряемое и тщательно культивируемое доносительство.
   Все говорили про то, что в Великобритании существует свобода слова, подавали это как величайшую заслугу демократии - но на деле все это хрень собачья. Права были не для всех. Например - если педерасты решали пройтись голыми по центру Лондона, у них было право это сделать. А если тебе не нравилось видеть голых извращенцев на улице своего города - ты ничего не мог ни сказать, ни сделать, за это полагался солидный тюремный срок. Если мусульмане, которых становилось все больше и больше - решали, что в своем районе нужно установить законы шариата (а ведь тем самым, они делали шаг к выделению, покушались на право Ее Величества устанавливать единообразные законы на всей территории Соединенного Королевства) - они имели право это сделать и полиция ничего не предпринимала. А вот если тебе не нравилось, что в столице твоей страны появились места, где действуют законы шариата - ты ничего не мог с этим сделать.
   Все это были не более чем кирпичи... но из них складывалась стена. Стена под названием "несвобода", стена, мешающая обычным людям просто жить в своей стране, как до них это делали их отцы и деды.
   - Думаю... я соглашусь с вами, сэр - осторожно сказал сержант
   - Я иного и не ожидал - ответил пивной король - к сожалению, многие люди, рожденные свободными и считающие себя свободными, только оказавшись здесь, понимают, в чем же на самом деле заключается свобода...
   - Да, сэр.
   - Если вы это поняли, я предлагаю вам присоединиться к команде.
   - Команде, сэр?
   - Вот именно. Нашей команде.
   - Сэр, боюсь, я не совсем понимаю.
   - Команда, сержант Гибсон. Группа людей, добровольно объединившихся ради общей цели и работающих для ее достижения. Команда.
   - И какова же цель, сэр?
   - Отличный, вопрос, сержант. Вопрос, требующий столь же отличного ответа. Целью вашей команды, сержант, команды к которой я предлагаю вам присоединиться - будет создать собственную страну.
   Пивной король показал на Лендровер
   - Я покупаю вашу машину, сержант, если вы все еще продаете ее. Сорок тысяч ЭКЮ, такую цену вам за нее здесь никто кроме меня не даст и на эти деньги вы прикупите хороший новый пикап и вооружите его. Садитесь, я подброшу вас до банка...
  
   Машину Крадт вел уверенно. Даже лихо.
   - Этот мир, сержант... на грани того, чтобы пойти по неправильному пути. Русская армия все здесь испортила.
   - Русская армия, сэр?
   - Вот именно. Вы в курсе, каким образом они ведут дела?
   - Никак нет, сэр.
   - Расскажу. У них есть собственная промышленность и это хорошо. Но! Вместо того, чтобы дать людям свободу - они буквально заковали их в цепи. Практически вся промышленность принадлежит либо военным структурам, либо структурам русской мафии.
   - Мафии, сэр? - удивился Сосед
   - Мафии, мафии. Их основной промышленный регион называется Демидовск, в честь криминального авторитета Демидова, его и основавшего. Крупной частной промышленности там нет. Налоги - вместо того, чтобы сокращать их - они установили их на уровне до пятидесяти процентов, чтобы содержать армию, представляете?
   - Сэр, боюсь, что в условиях постоянной внешней угрозы от исламистских банд...
   - Ай, бросьте! - раздраженно сказал пивной король, придерживая руль одной рукой - все это чушь собачья. Исламистские банды... Гораздо проще организовать частную военную компанию и провернуть несколько операций по устранению наиболее опасных представителей бандитской элиты. С остальными просто договориться. Они не все фанатики, Гибсон, есть и нормальные люди.
   Гибсон с этим не был согласен - но промолчал. В конце концов, они ехали к банку, где ему должны были выплатить деньги за машину. А у кого деньги - тот и прав. Пока деньги были у Крадта...
   - Так вот. Ошибки русских определяют дальнейшее направление развития. И, к сожалению, не только у русских, но и у нас. Если вы создаете жадную до денег элиту, тем более криминальную элиту и вдобавок - еще и вешаете себе на шею военную диктатуру в виде армии с танками... нет, я, конечно, уважаю армию, Гибсон, не подумайте...
   - Я понимаю, сэр.
   - То дальше - пути нет, понимаете? Если кто-то предприимчивый и умный захочет разбогатеть - он неизбежно вступит в конкуренцию, либо с военными, либо со структурами мафии. Вы знаете, как у них все устроено? Если, скажем, зарплата в промышленности, производящей некие ... общественные блага становится больше, чем в армии - они директивным путем повышают налоги. Это для того, чтобы в армии жалование не было ниже, чем в промышленности - иначе люди вместо того, чтобы нести службу пойдут и займутся действительно чем-то нужным. Хуже того - у них на предприятиях все акции распределены между членами трудового коллектива, а собственников нет вообще. Как это называется, а, Гибсон?
   - Сильно похоже на социализм, сэр.
   - Он самый. И глядя на этих уродов, другие тоже начинают думать, что это правильно...
   - Осторожно, сэр!
   Какая-то гадина метнулась через дорогу, здоровая причем. Крадт успел резко нажать на тормоз...
   - Черт...
   Сосед оглянулся назад - машина охраны тоже встала, отслеживая обстановку стволом автоматической пушки
   - Секач... Та еще дрянь... не охотились на него? - пивной король снова нажал на газ - я продолжу. Сейчас у нас налог в пользу Короны пять процентов, но это только начало. Дальше будет больше, и мы придем к тому же долбанному социализму. В то время как Британия сильна совсем не этим. Вы помните времена колониализма, сержант?
   - Никак нет, сэр, меня тогда и в планах не было...
   Пивной король хохотнул
   - Частные компании. Ост-индская компания, вест-индская компания. Сесил Джон Родс, основатель целой страны... право же, если бы его планы воплотились в жизнь, Африка была бы много цивилизованнее и счастливее чем теперь. Но, увы. Идя на поводу у профсоюзов, контролируемых коммунистами, мы постоянно давили частную инициативу. Увеличивали налоги. Повышали социальные льготы. Все больше и больше вмешивались туда, куда вмешиваться не стоит. В итоге - мы получили социализм под маской демократии, а сейчас удивляемся - а почему это у нас столько долгов? Так вот, я, мистер Гибсон, планирую совсем другую игру. Я планирую здесь - воссоздать государство, находящееся по частным управлением. Государство - корпорацию. Государство, где все делают то, что могут делать, никто не душит проявления частной инициативы, государство, которое вмешивается в жизнь граждан на самом минимальном уровне, лишь следя за тем, чтобы правила игры не нарушались. Государство, где налоги минимальны, социальных льгот нет и в помине, работники имеют только те права, которые им дает работодатель, и где чиновники никому не имеют право указывать, как ему поступить. Как вам?
   - Звучит заманчиво, сэр.
   Про себя - Сосед подумал, что этот парень либо немного сумасшедший, либо немного гений, как те ребята, которые из ничего изобрели компьютерную отрасль и потеснили в списках самых богатых людей нефтяников и промышленников. Билл Гейтс продает то, что нельзя пощупать, производит то, что нельзя пощупать, весь его товар существует в виртуальной реальности. Однако это не мешает ему быть самым богатым человеком в том мире.
   - Ну, же, Гибсон. Скажите мне, в чем я ошибаюсь?
   - Сэр... это было бы здорово, если бы не одна мелочь. Здесь, как я понял из разговоров - до чертовой матери исламских экстремистов. Не просто бандитов - а людей, на той стороне разыскиваемых за террористические акты. Имеющих опыт войны против американской, британской армии, против сил НАТО. Не имея серьезной армии, так как вы говорите создать государство с минимальным вмешательством в личную жизнь просто невозможно. Эти муджики, сэр, придут к вам, ограбят вас, заставят платить дань - вот и все, что получится из этого, сэр.
   - Ха! - отмахнулся Крадт - не могу поверить, что вы серьезно. Как насчет частных военных компаний? На той стороне они очень популярны.
   - Но это те же налоги, сэр.
   - Нет, вот тут вы ошибаетесь, сержант. Это далеко не те же самые налоги и далеко не то же самое, что делают русские. У русских - ты не имеешь выбора. Если тебе сказали - отдавать больше денег армии, то ты не можешь сказать - а пошли вы нахрен отсюда ребята, не буду я вам платить, и пригласить... скажем, бразильские войска. Потому что они стоят дешевле. Я же - планирую сделать так, что безопасность будет теми же услугами, которые будут продаваться на свободном рынке. Вы прекрасно знаете, сержант, что безопасность можно обеспечить самыми разными способами. Например, мы знаем, что где-то живет наркоторговец. Мы можем следить за ним, потом собирать доказательства, потом арестовать его, привезти в следственную тюрьму, где его будут кормить за наш счет, потом провести суд, тоже за счет налогоплательщика, потом посадить его на пожизненное и всю жизнь кормить его, давать свидания и соблюдать гражданские права, мать их так! А можно - просто скинуться, купить киллера и замочить его к чертовой бабушке. Вы понимаете?
   - Да, сэр.
   Про себя Сосед подумал, что этот парень все же с тараканами в голове, причем серьезными. Так, нанимая киллеров вместо полиции - можно зайти очень далеко. И этот парень - если у него хватило ума открыть здесь бизнес и заработать немаленькие деньги - должен это понимать.
   - Но сэр... я недолго здесь прожил, но мне кажется, чиновничество здесь представлено крайне скромно, а с убийцами и преступниками вообще здесь никто не церемонится.
   - Так то оно так, сержант. Но под влиянием русских - это все может измениться. Поэтому - с и столблю территорию, называю ее "Южная Родезия" - и вперед, к процветанию, под флагом Юнион Джека. Я хочу быть уверенным, что принципы свободы, ответственности, личной инициативы - выживут даже если в других местах все пойдет к черту. Это первое, ради чего я собираюсь вас нанять. Вы мне нужны - как член команды, которая создаст в этом мире новое государство - на самом фронтире.
   - Это будет сложно сделать
   - Знаю - ответил пивной король - более того, мои планы не воплотятся в жизнь в полном объеме, если не будет одного ключевого предмета, если он не перейдет в мои руки. Ворота.
   - Ворота, сэр?
   - Да, ворота. Те, через которые вы шли. Мне они нужны.
   - Боюсь, сэр, я не совсем...
   - Ворота, сержант - уже с ноткой раздражения в голосе сказал пивной король - ключ к господству в этом мире. Он есть у Ордена. Они есть у русских - я это точно знаю. Они есть у Халифата - вы живое тому доказательство. Они нужны мне. Вы найдете мне их, и я заплачу вам миллион ЭКЮ, по вашему выбору в валюте ордена либо золотых слитках ордена.
   Сосед промолчал
   - Это ваш шанс здесь, сержант Гибсон. Стать кем - то, не просто "одним из", серьезным игроком. Это и мой шанс - создать государство, где хреновы коммунисты, перекрасившиеся под социалистов, евробюрократов и прочих гадов не смогут добраться ни до меня, ни до моих денег, ни до денег других честных людей. После того, как я уплачу положенное за машину - мы завернем в городскую управу и мы подпишем в присутствии мэра города юридически обязывающее соглашение, по которому я выплачу вам миллион орденских ЭКЮ в случае, если вы доставите в указанное место некую вещь. Я так же готов компенсировать вам накладные расходы в разумных пределах и открыть вам счет на сто тысяч ЭКЮ ордена прямо сейчас, немедленно - в рамках наших договоренностей.
   В лобовом стекле - уже виднелись городские постройки...
   Сосед тяжело вздохнул
   - Боюсь, я вынужден вам отказать, сэр
   - Почему? - спросил Крадт
   - Миллион ЭКЮ, сэр.
   - Миллион ЭКЮ?
   - Сэр, это либо много, либо мало. Зависит от многих факторов, причем я как новичок знаю еще меньше, чем мы, сэр. Я не знаю, где эти ворота сейчас - но предполагаю, что там, где я их видел - их уже нет, сэр. Муджики не такие дураки, они не могут не понимать истинную цену такой вещи как ворота. Ворота придется искать. Это займет непонятно сколько времени и вероятно закончится моей гибелью.
   Крадт хмыкнул
   - Я считал, что люди из двадцать второго полка профессионалы.
   - Так то оно так, сэр. На земле. А здесь - я впадаю в ступор от простейших вещей...
   Внезапно - их Лэнд резко свернул и почти сразу же остановился у аккуратного двухэтажного домика. Стоянка рядом с ним было огорожена бордюром и отсыпана гравием
   - Приехали. Давайте, ваш ID.
   - Что, сэр?
   - Ай-ди. Я переведу вам деньги. Сорок тысяч. Как договорились.
   Вообще то - Гибсон думал, что возможность выгодно продать машину накрылась...
   - Сэр... я предпочел бы наличность, если можно.
   - Ладно, ладно... если уж вы такой недоверчивый. Пять минут. Не вздумайте продать кому-то другому, машина моя...
   - Заметано, сэр.
  
   Через десять минут - сержант двадцать второго полка САС Тимоти Гибсон уже стоял на стоянке с неприметной, серой сумкой из плотной ткани, в которой были пачки странных, похожих на игральные карты денег. Он мрачно смотрел на дорогу, прикидывая, как ему теперь попасть домой и на чем же его все-таки поимели...
  
   Чужая земля
   Британская территория
   День тринадцатый
  
   В этот день - Сосед проснулся намного позднее, чем обычно, солнце уже взошло. Частично, потому что он перебрал вчера, частично - потому что он обдумывал больше часа на пьяную голову то, что следовало бы обдумывать на голову трезвую...
   То, что предлагал ему местный воротила - сильно смахивало на незаконную деятельность - а Сосед хотел заниматься незаконной деятельностью еще меньше, чем служить государству. Во-первых, он был англичанином, настоящим, не иммигрантом во втором поколении и уважал закон. Во-вторых, он видел, как это бывает. Парня уволили по возрасту, и он покатился по наклонной. Вышибала в клубе, потом к нему подгребают крутые ребята и предлагают за два часа заработать столько же, сколько за месяц, стоя у двери. Обычно это связано с действиями наркомафии, либо с выбиванием долгов из неисправных должников. Братство - а спецназовцы даже на гражданке держались вместе и помогали друг другу - отказывается от такого, после чего падение вниз ускоряется. И конец этого пути бывает в двух местах. Лучшее место - это испанское побережье, новые документы и страх при виде полицейского до конца жизни. Худшее - это тихий прудик где-нибудь в провинции, где тебя ни когда никто не найдет...
   С другой стороны - ему все равно надо было чем-то заняться. На той стороне - спецназовцы, выходящие в отставку обычно устраивались либо инструкторами, либо писали книги и вели телепередачи как Браво 2-0*, либо шли в ЧВК, частные военные компании, где до твоего возраста никому не было никакого дела. Телевидения здесь почти не было, фильмы никто не снимал, только порнуху, книги тоже особо никто не читал, потому что некогда. Быть инструктором - означало работать на государство, что в свою очередь означало, что тебя рано или поздно крепко поимеют. На той стороне этого хватало, нет оснований предполагать, что здесь все по-другому. Так что - оставалась только частная военная компания, тем более что оружие есть, есть и транспортное средство, не совсем правда пригодное, да ладно. А ЧВК нужны заказчики и почему бы мистеру Крадту не стать первым, если он сам выразил такое желание.
   Но что-то останавливало от окончательного решения.
   Так ничего и не решив, утром Сосед направился в казармы САС, желая разузнать у людей, что такое ЧВК, как они здесь организуются, какие законы в отношении их действуют, где вербовать людей, сколько им платят, где и как искать клиентов - в общем, все то что и должен знать бизнесмен, желающий заняться бизнесом в этом сегменте рынка. Но почти сразу - он напоролся на майора МакТауба, который окинув его взглядом, приказал следовать за ним. Если была бы возможность, Сосед избежал бы этого: выглядел он неважно, а выхлоп был как от Змея-Горыныча. Но приказ в конце концов - есть приказ...
   Карты видно не было - задернута занавеской. В углу - стоял русский ручной пулемет РПК с оптическим прицелом, вроде как переделанный. Видимо, личный или подарок или еще что-то.
   Оба они - и Сосед, и Шотландец - молчали, не зная, что сказать...
   - Ты напрасно отказался - сказал, наконец, МакТауб - были возможности
   - Сэр, меня тошнит от мысли, что я опять будут работать на государство, и меня при этом поимеют в особо извращенной форме. Нет, хватит...
   - Ну, тошнит тебя, положим, не из-за этого...
   - Сэр, я вполне держу себя в руках.
   Оба они - понимали, о чем речь. Об этом никто не говорил - но немало ветеранов САС закончили свои дни с диагнозом "белая горячка" или еще похуже. Просто есть люди, которые очень крепки... но их крепость сродни перекаленной стали. Очень сильный удар - и сталь крошится подобно стеклу, и ничего с этим не поделаешь.
   - Но служить своей стране не хочешь?
   - Нет, сэр. С меня хватило...
   - Ладно...
   МакТауб провел ладонью по волосам
   - Знаешь, в чем преимущество этого места, парень?
   - Нет, сэр.
   - В том, что правительство не может здесь себе позволить вытирать об людей ноги. Людей слишком мало и каждый - на счету. Если на той стороне при слове "нет" правительство становится бешеным, и топчет тебя как капризный ребенок - то здесь правительство вынуждено заботиться о людях. И это хорошо. Ты уверен, что держишь себя в руках?
   - Да, сэр.
   - Тогда ты должен работать. Здесь все работают...
   Майор выдвинул ящик стола, выложил два пакета из плотной крафт-бумаги.
   - В первом пакете - полный комплект документов на открытие частной военной фирмы по сопровождению конвоев. Во второй - лицензия на открытие оружейного бизнеса. Торговля, модернизация, ремонт. Итак?
   Сосед недоверчиво посмотрел на документы
   - Сэр, я бы хотел сохранить самостоятельность.
   - Самостоятельность? Здесь нет и не может быть никакой самостоятельности. Нас мало, мы вынуждены все время держаться вместе. Но обе фирмы ты открываешь на себя, никто к тебе в долю не напрашивается - какая еще нахрен самостоятельность тебе нужна, а? Да, еще... хочешь новость?
   - Возможно, сэр.
   Майор достал из того же ящика мятый лист дрянной бумаги.
   - Держи, ознакомься...
  

Во имя Аллаха, милостивого и милосердного!

Шура амиров Ислам Халифат

  
   Вся хвала Аллаху, Господу миров, мир и благословение посланнику Аллаха, его семье, сподвижникам и всем, кто следовал за ними до Судного дня!
  
   Аллах говорит в Коране:
   Когда же завершатся запретные месяцы, то убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте их и устраивайте для них любую засаду. Если же они раскаются и станут совершать намаз и выплачивать закят, то отпустите их, ибо Аллах -- Прощающий, Милосердный.
   Шурой Амиров Исламского государства Афганистан приговариваются к смерти кяффиры, за то, что в месяце джеди двадцать шестого года исры огнем сожгли многих наших братьев в западных вилайятах Ислам Халифат, да пребудут они по правую руку от Аллаха вечно, да будет рай им домом...
  
   Тот же, кто исполнит приговор Шуры, даже и ценой собственной жизни - тот шахид и ему рай! Те, кто поможет ему на нелегком пути возмездия - тот шахид и ему рай!
  
   Мы, муджахеддины Ислам Халифат, обращаемся ко всем кяфирам, муртадам и мунафикам - Аллах Акбар, у вас есть только один путь, как спасти ваши гнусные жизни - навсегда уйти с земель правоверных и прекратить нападать на ислам! Помните же, что сказано: "Клянусь небом с созвездиями! Клянусь днем обещанным! Клянусь свидетельствующим и засвидетельствованным! Да сгинут собравшиеся у рва огненного, поддерживаемого растопкой. Вот они уселись возле него, будучи свидетелями того, что творят с верующими. Они вымещали им только за то, что те уверовали в Аллаха Могущественного, Достохвального, которому принадлежит власть над небесами и землей. Аллах - Свидетель всякой вещи! Тем, которые подвергли искушению верующих мужчин и женщин и не раскаялись, уготованы мучения в Геенне, мучения от обжигающего Огня. Тем же, которые уверовали и совершали праведные деяния, уготованы Райские сады, в которых текут реки. Это - великий успех!" Это - сказано про вас - и слово Аллаха верно!
  
   Мы довели до вас! Кто после этого будет сражаться с религией Аллаха, препятствовать мусульманам в соблюдении шариата Аллаха, тот будет казнен. Тот, кто обагрил руки свои кровью правоверного будет казнен! Тот, кто возводит хулу на правоверных и отрывает людей от Аллаха - будет казнен!
   Мы уничтожим тех шайтанов в человеческом обличье, которые воюют с Исламом, мучают правоверных и сбивают мусульман с пути Аллаха. Аллаху Акбар!
   Сражайтесь с ними. Аллах накажет их вашими руками, опозорит их и одарит вас победой над ними. Он исцелит груди верующих людей.
  
   Дано в городе Нью-Мекка 26 года аль-Исры
  
   Победа или Рай!
   Аллаху Акбар! Аллаху Акбар!
  
   Мрачнея все больше и больше, Сосед перечитал это дважды. Особенно список приговоренных к смерти. Среди них был как майор МакТауб, так и сержант Тимоти Гибсон. Места службы не указывались.
   - Мои поздравления, Сосед. Впервые вижу, чтобы человек, и пяти дней не пробывший в Новом Свете, получал смертный приговор Шуры. Мои ребята притащили это вчера, документы достались им при разгроме одного исламского комитета.
   Напечатано было на относительно нормальной бумаге, по крайней мере, такой, которую можно положить в принтер. Пахло предательством...
   - Исра...
   - Правильно заметил. Сначала они пытались считать от хиджры, как и на той стороне, но получалась полная х...я. Тогда они начали считать от общепринятой даты создания этого мира, правда назвали ее по своему. Аль-Исра. Божественное перенесение.
   - Насколько это серьезно?
   - Ну... здесь правая рука не знает, что делает левая. Большая часть правоверных вообще считает, что они - первые после Аллаха. Кстати...
   МакТауб хлопнул ладонью по лбу
   - У тебя же нет удостоверения личности, верно?
   - Да, сэр.
   - Держи.
   На стол легла карточка. Взять ее - означало, включиться в игру, и Гибсон это осознавал. Но не взять...
   Он взял карточку.
   - Тимоти Хогарт.
   - Хороший парень был... - прокомментировал Шотландец - бывший "красный дьявол". Погиб при боестолкновении с отрядом Халифата примерно с полгода назад**.
   Сосед вгляделся в лицо на фотографии. Смахивает на его лицо... да, вполне может сойти.
   - Эти штуки выдает Орден. Мы - на всякий случай держим в запасе, не уничтожаем, после того как... ну ты понял, в общем. Ты носишь бороду, так что небольшие отличия во внешности вполне объяснимы. Новая земля меняет людей.
   - Сэр, а... опознание?
   - Невозможно. Проходя через ворота, ты становишься новорожденным. Орден выдает документы на любую фамилию, которую ты назовешь. Никто ничем не интересуется, никто ничего не проверяет. Так что ты напрасно так относишься к государству, оно вполне способно позаботиться о тебе. Итак, что скажешь?
   Сосед показал на пакеты
   - Сэр, а можно взять оба?
  
   * Патруль Браво 2-0, патруль британской САС, разгромленный в Ираке. Один из его солдат прошел в одиночку больше трехсот километров, чтобы выбраться к своим. Двое из выживших - Энди МакНаб и Крис Райан стали писателями, экспертами по терроризму, продюсерами собственных программ на ТВ.
   ** Красные дьяволы - парашютно-десантные войска, названы так по цвету беретов
  
   Чужая земля
   Британская территория
   День семнадцатый
  
   Следующие дни - пролетели как груженый товарный состав - бесконечной вереницей дел, конца-края которым нет и не было. Сержант узнал истинное значение поговорки: хозяйство вести - не автоматом в армии трясти. Плюсом было то, что он был из САС, а в САС всегда учат сметливости и умении самому себе позаботиться. Это не пехота, которая заняла рубеж и ждет, пока ей жратву подвезут. Тут - хочешь жить, умей вертеться...
   Для начала - сержант решил заняться оружейным бизнесом. Открыть два оружейных магазина - один здесь, в Нью-Герефорде, другой - в Нью-Дели.
   Удивительно, но в Нью-Герефорде оружейного магазина не было вообще. Ни одного. Во-первых - считалось, что открывать здесь оружейный магазин, это все равно, что ехать во Францию с собственной женой... ну, вы поняли, в общем. Какой смысл человеку тратить деньги на оружие, если то же самое оружие - он может взять во время рейда бесплатно, а? Другой вопрос - здесь было место только для посвященных. Если простой человек приедет сюда и откроет оружейный магазин... нет, его не изобьют, не выгонят. Он просто разорится из-за отсутствия клиентов. На него будут смотреть как на пустое место.
   Ему это не грозило, надо было просто поставить как следует дело.
   В этот день - состоялся его первый контакт с организацией, которая именует себя "Орден".
   Контора Ордена располагалась в небольшом, двухэтажном здании, которое имело два входа. Второй вход был за Роял Мейл, королевской почтой.
   Он обновил (предыдущий владелец личности уже открыл) счет в Роял Мейл для себя, попытался и для бизнеса - но ему объяснили, что сначала надо зарегистрировать бизнес в отделении Ордена, которое находится рядом, за соседней. После чего, он может открыть счет, как у них, так и в Ордене или оба сразу. Выругавшись, Сосед пошел в соседнюю дверь.
   Там его ожидал приятный сюрприз. Все документы на бизнес - ему оформили в течение пятнадцати минут и автоматически открыли у себя счет, выдав еще одну пластиковую карточку, теперь уже на бизнес. Не потребовалось ни нотариуса, ни адвоката... вообще ничего не потребовалось. У Соседа были смутные представления о регистрации юридических лиц в Великобритании, но он полагал, что, по крайней мере, надо сходить в регистрационную палату и подписать какие-то документы, а так же оплатить капитал. Здесь ему просто открыли счет и объяснили, что он будет платить налог в пятнадцать процентов от оборота, а никаких других налогов нет. Нет, нет, сэр, и отчетность тоже не нужно предоставлять, ни бухгалтерскую, никакую, сделки же через банк идут, мы все обороты видим. Удачного бизнеса, сэр. Да, кстати, сэр, надо установить лимиты по счету. И у вас шесть тысяч ЭКЮ на личном, ничего не хотите с ними сделать?
   Став бизнесменом в пятнадцать минут, и обнаружив, что ему на голову свалились шесть тысяч ЭКЮ (для простоты он стал считать в голове шесть тысяч фунтов) - Сосед впал в глубокую задумчивость. Все слишком хорошо, чтобы быть правдой. Где-то тут был подвох - не может быть, чтобы не было. Но он пока не мог понять, где именно.
   Вернувшись в Роял Мейл, он открыл счет и там. На всякий случай, мало ли. Деньги, полученные от Крадта - он положил туда. Теперь - надо было найти человека, который поставит дело и наладить поставки товара...
  
   Оружейные склады располагались в западной части комплекса Нью-Герефорд и представляли собой довольно серьезные сооружения. Основой послужили стандартные сельскохозяйственные ангары - но кто-то на две трети вкопал их в землю, а оставшуюся одну треть - засыпал той же землей. Да еще сверху - поставил горелые остовы автомобилей и грузовиков. Если брать полковой миномет... Сосед не был уверен, что пробьет. А это - очень и очень серьезно...
   У складов, врытых в землю - стояли три машины, один армейский Лендровер и два разномастных, явно гражданских побитых пикапа, на одном даже были следы от пуль. Сержант остановил свою машину - ту самую трофейную Тойоту с опломбированным пулеметом - рядом с ними, осмотрелся - ага. Вон и ступеньки, ведущие вниз...
   Ступеньки были чистенькие. Выложенные камнем. А в конце этих ступенек, перед дверью стоял весьма недружелюбный младший капрал, у него был пистолет-пулемет Узи и нацелен он был отнюдь не в землю...
   - Кто вы, сэр?
   - Сержант Гибсон - сержант почувствовал, что звание будет не лишним - а кто старший здесь? Нужно поговорить...
   Не сводя взгляда, сержант нажал на кнопку. Серьезно все...
  
   - Давно здесь? - спросил главный сержант Дуглас Крам, присаживаясь на пустой ящик
   - Да нет. Только прибыл. Две недели.
   - Две недели... Понятно. Залетел там?
   - Чего?! - не понял Сосед.
   - Да брось... Здесь все свои, к тому же подробности мне не нужны. Проблемы на той стороне были, что решил сюда свалить - или как?
   - Да нет... - сержант решил не раскрывать карты даже своему старому другу - просто задолбало все. Конкретно задолбало...
   - Да... Ну ты не один такой... слышал, тебя к смерти приговорили.
   - Раньше срока не помру.
   - Это точно. Мака вон не первый раз приговаривают... а сукин сын живее всех живых.
   - Я думал, он от рака умер
   - Да уж... - Крам как-то странно улыбнулся - здесь полно... мертвых. Ты с нами?
   - Не совсем. На вольных хлебах.
   - Конвойщик, что ли?
   - Нечто в этом роде.
   - Ну, удачи...
   - К черту. Я кстати хотел спросить тебя, здесь - призыв или как?
   - Да нет... Здесь люди свободные, свободу ценят. Профессиональные добровольческие полки занимаются проблемами по всей территории, территориалы - охраняют только свою территорию. Сам понимаешь - членство в территориальном ополчении добровольно-принудительное. Никакого закона нет, но если ты не охраняешь свою землю - житья в обществе тебе не будет. Такие полки как САС сугубо добровольные, но спецов не хватает, так что за таких как ты мертвой хваткой будут держаться. Видал уже, что здесь делается?
   - Да уж...
   Видя вытянутое лицо Соседа, Крам вдруг захохотал, как то истерически, с надрывом.
   - Чего...
   - Ладно... - старый солдат душил в себе смех - это я так. На самом деле тут не так плохо. Тебя что - чуть не украли?
   - Не. Просто в рейд сходил... с корабля на бал, можно сказать. Но и муджиков, как я понимаю, до черта здесь...
   - Да уж...
   Крам допил чай.
   - Значит, сдаваться приехал?
   - Не совсем.
   Сосед показал лицензию на ЧВК
   - Интересно...
   - Что-то не так?
   - Да нет, все нормально. За исключением того, что это первая лицензия за пять лет...
   О как! Интересно, кто это так ворожит? Уж не пивной король ли
   - Я так понимаю, штука ценная?
   Крам взглянул с хитринкой
   - Это как распорядишься...
   Сосед выложил второй козырь.
   - Собираюсь открыть два магазина. Первый здесь. Нужен компаньон.
   Крам пощупал бумагу с британским львом в качестве фона.
   - И в компаньоны, полагаю, ты прочишь меня?
   - Есть претензии?
   - А продавать что? То, что с боя взял? Начальный капитал?
   Сосед покачал головой
   - И это тоже. Но у меня мысли несколько в другую сторону смотрят. Если на той стороне так много оружия...
   Крам покачал головой. На его лице была странная смесь неодобрения и хитрости.
   - Эй, на той стороне мы скупали Калашниковы и старые снаряды, чтобы положить их в яму, обложить динамитом и подорвать. Деньги на ветер, причем это ни хрена нам не помогло. Я просто делаю схему коммерчески выгодной.
   - Вообще то, у меня и самого есть здесь небольшой бизнес
   - Да? Только здесь?
   Сосед улыбнулся
   - Смотри. Где много оружия? Здесь. Здесь оно и нахрен никому не нужно, я уже прощупал почву в пабе. Где его мало? Чем дальше от границы, тем меньше. А особенно - боеприпасы. Основные деньги - делаются на этом. Верно?
   Крам ничего не ответил
   - Вопрос. Сколько ты сейчас зарабатываешь?
   ...
   - Можешь не отвечать. Если ты организуешь при лавке небольшую мастерскую и будешь брать заказы - я на это буду смотреть сквозь пальцы. Я даже не против, если ты сохранишь работу здесь, а вместо себя в лавку поставишь надежного человека. Мне нужны две вещи. Если пришли трофеи - я должен узнавать об этом первым. Неважно - оружие, патроны, техника... все, что пользуется спросом. И если кому-то что-то здесь надо - продать, купить, неважно - чтобы он шел ко мне. О'кей?
   ...
   - Вторая лавка будет в Нью-Дели. Будет и третья и четвертая и пятая... не знаю, где именно - где будет спрос, там они и будут. Здесь - лавка будет работать на скупку, ремонт и модернизацию. Там - на продажу оружия и патронов, они там нужнее. Вдобавок - если на той стороне так хорошо с тяжелым вооружением, может, они согласятся продавать его мне? А Британская Империя будет его скупать? Если по ценам сойдемся. Итак?
   - Широко шагаешь...
   - Опасаешься порваться? - не остался в долгу Сосед.
   Место ответа - оружейник протянул руку. Договоренность состоялась. Если это и первый ша на пути - то шаг солидный. Кто сидит на складах - тот голодным никогда не останется...
   - О'кей. Загляну завтра - надо смотаться в Нью-Дели. Теперь по военной компании. Идеи есть?
   - Да как сказать...
   - Как есть...
   Крам поднялся
   - Пойду, еще чая заварю. Разговор долгий...
   Собственно говоря, Сосед уже понял, что с частным военным бизнесом здесь что-то не то. В ответ на осторожное прощупывание почвы в пивных - люди резко замолкали.
   Крам вернулся с чаем...
   - М-м-м...
   - Здесь дикий лимон. Отлично, лучше, чем с лимоном на той стороне - прокомментировал главный сержант
   - Так что с ЧВК?
   - С ЧВК... Тут такая история... Дело в том, что правительство сознательно не выдавало много лицензий на частные военные компании. Никому не нужны были эксцессы, какие были в Новом свете. Когда парню, который отслужил пять лет - предлагают втрое больше. Если там это просто неприятно - то здесь смертельно опасно, сам понимаешь, почему.
   Сосед понимал. Если там - воевали за тысячу миль от дома - то тут воюют на пороге своего дома. Если здесь из армии переманят всех толковых спецов, то получится вот что: все будут сшибать деньги, Исламскому Халифату некому будет противостоять и все рухнет к чертовой матери. Или другое - по сути, созданная частная военная компания не производит общественно-полезного продукта, верно? Она предлагает услуги экономике и взимает за это плату, которая, естественно, переходит в цену товара. И чем больше ЧВК - тем больше такой платы, тем дороже становятся все товары, тут надо соблюдать баланс интересов, и очень тонко. Если будет много ЧВК - возрастет конкуренция, проигравшие могут уйти в рэкет, договориться с людьми из Халифата... в общем, последствия могут быть самые разные и целиком негативные. В таком случае, еще более острым и требующим немедленного ответа становился вопрос - кто, даже без его просьбы надавил на правительство так, что оно выдало ему сразу две лицензии.
   - Понимаю...
   - Так вот. Всего ЧВК у нас восемь, ты будешь девятым. Все маршруты поделены давным-давно, на проводку конвоев и на охрану тебя не пустят. Точнее, на охрану может быть, и пустят - но как раз в такое место, где прибыли меньше всего, а проблем больше всего. А на конвои не пустят, даже и не думай. Страховщики просто откажутся с тобой работать, а это значит, только сборные конвои, от них проблем больше чем доходов. Придется демпинговать по ценам - значит, ничего не заработаешь и настроишь против себя всех. И сам понимаешь - в таких пустынных местах случается всякое.
   Сосед это хорошо понимал. В Афганистане существовала такая частная охранная компания - Ватан Риск Менеджмент. Крупнейшая в стране и одна из крупнейших в регионе. Связанная с президентским дворцом, хотя это нигде и никем не было доказано. И было большой ошибкой заказывать проводку кому-либо другому, а так же конкурировать за маршруты. Свои "конторы" были и на Великом шелковом пути, по которому с перерывами - но шло снабжение группировки сил в Афганистане. На этой дороге - бывало так, что за час сжигали двести машин, а бывало -просто постреляют в воздух и все. В основном это зависело от того, кто вел конвой.
   - Но есть кое что... - протянул Крам
   - Да?
   - Как у тебя с языками?
   - Ну... пушту, дари, немного урду, в какой-то мере арабский.
   - Русский?
   - Со словарем. Но чтобы пообщаться - хватит.
   - Узбекский?
   - Не знаю...
   - Таджикский?
   - Не знаю...
   Крам хмыкнул.
   - И тот и другой - сильно похожи на дари, они все идут от фарси, персидского языка. Не лишним будет выучить. Еще какие?
   - Хм... чеченский, к примеру.
   - Чеченский...
   Сосед вдруг понял, о чем речь. Идиот, как он сам не догадался...
   - Еще аварский. Немного - ингушский, даргинский...
   - Это что за языки?
   - Языки русского Кавказа...
   - Ого!
   Крам улыбнулся
   - Разрази меня гром, парень, если ты не станешь миллионером! Или упокоишься с пулей в башке...
   - А если подробнее...
   Крам наклонился вперед.
   - На границе случается всякое. Воруют людей, угоняют скот. Захватывают заложников. Граница с Ичкерийским Имаматом - едва ли не самая опасная, опаснее, чем с Халифатом. Постоянно происходят какие-то разбирательства. Если у тебя есть кое-что здесь - Крам постучал по голове - если ты знаешь их языки и если соберешь серьезную команду, то можешь озолотиться в пару лет. Ни один из тех педиков, сосущих пиво в баре - не озаботился не то, чтобы выучить язык и обычаи, не то чтобы завести друзей - они в горах и стрелять то толком не умеют. Все, на что их хватает - гонять конвои под прикрытием машин с Диско и стоять статик - гардами, красуясь бородами и очками. Я серьезно, парень, там где проходит граница - заканчивается всякая конкуренция.
   - Я понял. Осталось только команду набрать, да?
   Крам немного подумал. Но совсем немного.
   - Ты не националист, парень?
   - С какой стати?
   - Как относишься к французам?
   - Чертовы лягушатники.
   - О'кей, то что надо. А к русским?
   Сосед пожал плечами
   - Лучше, чем другие. Когда мне говорят, что эти парни оккупировали Афганистан в восьмидесятом и начали насаждать там коммунизм - я думаю о тех ублюдках, которых они тогда убили, и которые не убили британских солдат. В каком-то смысле, они сделали за нас часть работы, почему я должен их ненавидеть? А вообще - я считаю, что весь этот национализм и плевка не стоит, вместе с расизмом и прочей хренью. Надо найти самого лучшего и неважно, какой он национальности и какой у него цвет кожи. Конечно, если он носит полотенце на башке, от него воняет, потому что он не моется, ему надо пять раз в день прерывать работу, чтобы встать на намаз и у него за поясом нож, которым он примеряется мне башку отчекрыжить - меня это не устроит. Но ничего другое меня не раздражает...
   Крам достал блокнот, огрызком карандаша начеркал что-то на листке, вырвал и подал ему
   - Нью-Дели. Бар "Карамба". Найдешь Штефана Франка, скажешь, что есть о чем потолковать. Что набираешь команду.
   - Кто такой Штефан Франк?
   - Бывший легионер. Помнишь, что такое Легион?
   Сосед помнил - встречались в Афганистане. Иностранный Легион Франции, прибежище для солдат удачи. Русские составляли там больше трети, в основном из их аналога САС, так называемого "спецназа". Были поляки, были сами французы... в общем, много кто там был. Подразделение серьезное.
   - Криминал?
   - Не совсем. Они занимаются полулегальными делами, но чистого криминала за ними не замечено. Например, ограбить банк - вряд ли они на это пойдут, понимаешь? Не их стиль. С другой стороны - их не примут ни в одну ЧВК. И знаешь почему?
   - Для своих.
   - Точно. Для своих. Но тебе-то - все равно.
   Сыгранная команда. Профессионалы. Заманчиво. Но и опасно.
   - Франк там главный?
   - Нет. Он вербовщик. Они каждый раз набирают команду, когда к ним кто-то обратится. Но есть и постоянный костяк. Хочешь иметь с ними дело - обращайся к Франку. Главный там говорят какой-то русский.
   - Русский?
   - Вот именно. Может, легионер. А может и нет. С русскими здесь дружат. Но ни к чему серьезному не подпускают.
   - Для своих.
   - Точно. Для своих.
   Сосед допил одним глотком остывший чай.
   - Ищи толкового человека. Ты в деле.
  
   Чужая земля
   Британская территория
   Нью-Дели, бар Карамба
   День восемнадцатый
  
   Шесть тысяч ЭКЮ - вдобавок к тем деньгам, которые он выручил за Лэндровер. Надо было купить машину. Нет, конечно, можно и на русском грузовике или на той вооруженной Тойоте, но как то... обременительно. И по габаритам и по деньгам. По крайней мере, прицениться можно. Но спешить с этим не надо - чтобы не прогадать. Это тебе не малолитражку для Лондона покупаешь, цена ошибки намного выше. Так что - машину для поездки он пока одолжил - простой пикап, таиландского производства Форд Рейнджер, до боли знакомый по Афганистану.
   Первый же прохожий показал ему, где находится бар Карамба (по-испански это ругательство, если кто не знал) но Сосед решил, что для загула пока рано. Организм подсказывал, что пора - но это потому что пока солнце и не думало заходить. В общем и целом - работать, негры, солнце пока не зашло!
   Прогуливаясь по улице - совершенно без определенной цели, хотя в голове свербело посмотреть, кто чем торгует и нет ли продажи автомобилей - Сосед внезапно заметил вывеску с двумя перекрещенными Кольтами. Это мог быть либо бар в стиле Дикого Запада, либо потенциальный конкурент. Поставив на второе - Сосед решил зайти.
   Внутри оказалось душно, потому, что кондиционера не было, и из-за этой духоты сильно пахло металлом и оружейной смазкой. Магазин был необычным в том смысле, что обычно оружейный магазин выглядит так: прилавки, на которых за стеклом лежит короткоствол и патроны, за спиной у продавца уже длинная витрина, на которой лежит гладкоствол и длинный нарезняк. Здесь - ничего подобного не было: центр магазина занимали стойки с камуфляжем, начиная от подержанного армейского и заканчивая новым, "тактическим", а три с половиной стены - не считая входа - были заняты стойками с длинным оружием от пола до потолка. И вместо стекла - они прикрывались снизу доверху решетками - так что запах оружейной смазки был вполне объясним. Патронов же - не было вообще.
   Никакого колокольчика, чтобы возвестить хозяина о посетителе не было, и потому - Сосед решил не драть понапрасну голосовые связки и просто посмотреть ассортимент и цены. Ничего такое ведь не запрещается, верно?
   В витринах - было много чего интересного, ассортимент был широким, правда, немного не таким, как в Старом свете... то есть на той стороне. На той стороне основа ассортимента любого магазина - это болтовые винтовки (с продольно скользящим поворотным затвором) и дробовики, в Европе в основном двустволки - вертикалки, в США - помповые ружья. Тактическое оружие - в США всегда стоит на отдельной витрине, а в Европе его почти что и нет, в Германии до недавнего времени вообще запрещено было придавать оружию "военизированный" вид. Здесь же - тактическое оружие доминировало безраздельно, к "гражданскому" можно было отнести только пару помповых дробовиков с длинными магазинами и стволами и несколько винтовок с оптическими прицелами, которые здесь явно предназначались не только для охоты на зверей.
   Доминировали автоматические винтовки, а среди них - легендарная FAL, которая в Британии называлась SLR, self-loading rifle. Примерно пополам было полноразмерных и коротких, так называемых "пара-версий". Среди длинных - доминировал пластиковый приклад, но встречались и складные, так называемые "конго-версии". Это от страны Конго, там в свое время сильно отметились бельгийские парашютисты и жандармы, после объявления независимости переквалифицировавшиеся в солдаты удачи, они как раз предпочитали такую винтовку. Винтовка, по мнению Соседа вполне даже приличная для больших пространств, хотя тяжелая и довольно капризная. На отборочном курсе САС у всех именно такие винтовки - хотя боевые части вооружены намного более легкими карабинами DIEMACO, а в последнее время появились и винтовки LWRC со стволом длиной 8,5 дюйма - специальный британский заказ.
   Приветом из старых добрых времен служили ручные пулеметы Брен L4A4 - они узнавались благодаря характерным, вставляемым сверху магазинам. Первоначально разработанные чехами, производились они в основном для британской армии и именно в ней завоевали известность, став одним из символом британского "томми". Про чешский же вариант - мало кто и знал.
   Несмотря на то, что те же американцы считают это оружие идиотским из-за магазина сверху и сложного бокового прицела, являющегося следствием такого расположения магазина - человек, обученный на это оружие, вряд ли променяет его на что-то другое. Нужен просто навык. На самом деле - оружие отличное, особенно если под старый, триста третий патрон с рантом, намного более мощный, чем НАТОвский. Этот пулемет стал едва ли не первым армейским оружием, создатели которого серьезно задумались об эргономике. Все - расположение и форма рукояток, способ настройки прицела, развесовка - были продуманы с целью максимального удобства. Во время Второй Мировой по некоторым дивизия были изданы приказы, запрещающие пулеметчикам стрелять одиночными - потому что Брен отлично подходил для этого, будучи скорее тяжелой и мощной винтовкой, чем пулеметом. Отлично показав себя в Корее, Малайзии, Омане, последний раз эти пулеметы использовались парашютистами и морскими пехотинцами на Фолклендах, после чего были списаны и заменены на удлиненный вариант новой британской пехотной винтовки L86LSW. Он показал себя настолько ужасно, что его закупки прекратили, не закупив и половины планировавшегося, и срочно приняли на вооружение Миними, легкий бельгийский пулемет калибра 5,56. В свою очередь, Миними скверно показал себя и в Ираке и в Афганистане - боевики были вооружены в основном советскими едиными пулеметами ПК, дуэли с которыми британские пулеметчики явно проигрывали. Пришлось доставать старые "гимпи", L7, тяжелые, но способные противостоять огневой мощи советских пулеметов - правда, к стыду Британии, технология их производства была утрачена и контракт на их производство выполнила германская Хеклер и Кох. А Брены положили на склады для территориальных частей и общей мобилизации. Откуда они, судя по всему, перетекли сюда. Сосед знал, что Брены до сих пор производятся на оружейном арсенале в Ишрапуре, Индия, причем даже в старом варианте, под патрон 303 с рантом - мечта коллекционера.
   Была здесь и парочка L7, но не меньшее место, чем самозарядные винтовки на витрине занимали автоматы Калашникова. Самые разные, начиная от убогих вариантов с грубым деревянным цевьем и заканчивая пластиковым, да еще и с обвесом. Но судить только по наличию или отсутствию пластика не стоило. Китайцы тоже знали про пластик и научились его обрабатывать - вот только после отстрела трех-четырех магазинов винтовку было невозможно держать в руках. А русские автоматы - длительное время делались с цевьем из дерева, но дерево это было высушенное, твердое, тщательно обработанное - самое то и для жары и для холода. И металл на старых, советских автоматах - совсем не то, что китайская дешевая штамповка. В Афганистане - он видел советские автоматы, остающиеся в работоспособном состоянии после пятнадцати - двадцати лет варварской эксплуатации. Знал он и про Вепри - русские гражданские конверсионные винтовки, у которых ствольная коробка и ствол не от автомата, а от ручного пулемета, тяжелее - но в разы долговечнее. Вообще - чем больше старого доброго металла в оружии - тем лучше.
   Так что АК были самые разные, как старые, так и явно новые, из коробки. Калибр - весь семь и шестьдесят два русский. Сосед уважал это оружие вероятного противника - не такое точное, как М4 - оно выдерживает самые варварские условия эксплуатации и по пробиваемости укрытий может поспорить лишь с самыми последними моделями патронов НАТО, например с Mk262, который на треть тяжелее стандартного. Если и оружие и патроны ты получаешь на складе - тогда М4 конечно выиграет у старины АК. Но если и то и другое придется покупать...
   Разновидностями АК можно было считать РПК, русский ручной пулемет с более длинным стволом с сошками и Дракулу. Так называли румынскую снайперскую винтовку, она делалась по русский пулеметный патрон с рантом. Эта винтовка была похожа на СВД - но это не СВД, в ней применялась обычная схема Калашникова, один в один. Среди контрактников, особенно в Афганистане - настоящий хит. Все дело было в том, что знакомая схема и четырехкратный оптический прицел, которым можно было забивать гвозди - совмещался в ней с самой низкой ценой и очень мощным, как нельзя лучше подходящим для гор патроном. Охотно брали ее и те контрактники, которые подвизались на рынке борьбы с пиратством. Мощная, простая и дешевая эта винтовка позволяла отгонять пиратские лодки прежде, чем они подойдут на дистанцию уверенного попадания из АК-47. Еще плюсом было то, что в Румынии же по французской лицензии производились дешевые ночные и даже термооптические прицелы, и к винтовке можно было их заказать.
   Снайперские винтовки были представлены упомянутыми Дракулами, винтовками с продольно-поворотным затвором и одной немецкой G3 с оптическим прицелом. G3 вообще считались более точными винтовками, чем винтовки с газоотводом, хотя Сосед как то имел дело с такой и немало с ней намучался. От невозможности поставить оптический прицел без родного кронштейна - до хлипкой ствольной коробки и замысловатой схемы, которую ни почистить нормально, ни смазать. В общем и целом - имей дело с тем оружием, которое тебе хорошо знакомо и не ищи от добра добра.
   Примерно так как то.
   Были и пулеметы Калашникова без коробок со сложенными сошками, судя по отсутствию окна в прикладе - югославские, точнее сербские. Рядом с ними - стоял еще какой-то пулемет, гибрид с прикладом от L7, двумя рукоятками и тяжеленным, рифленым стволом с пламегасителем - Сосед никогда такого не видел. Были несколько М16 и М4 - причем М4 явно какого-то одного производителя, но какого-то он не понял. Была парочка L42A1, старых снайперских винтовок и...
   - Я могу вам помочь, сэр?
   Явно бывший военный. Довольно длинная борода, крупнокалиберный пистолет в поясной кобуре, спокойные, серые глаза. Рост - под потолок, наверное - гвардеец.
   - Да, если вы хозяин этого магазина - ответил Сосед
   - Он самый, сэр.
   - Шотландские горцы? - уточнил Сосед
   - Они самые. Мое имя Смайли. А вы... из Красных Дьяволов, сэр?
   - Не угадали. Двадцать второй полк.
   - Ого! Добро пожаловать, сэр!
   Великан переместился за что-то, напоминающее университетскую кафедру и достал откуда-то две бутылки пива. Баночного здесь не было, потому что не было алюминиевого проката для банок.
   - Ваше здоровье, сэр.
   Сосед отхлебнул пива. Вкусное, хотя и излишне крепкое. Это местная мода, наверное - здесь все излишне крепкое.
   - И ваше...
   Пилось хорошо...
   - Что-то я вас не видел раньше тут, сэр...
   - Только что прошел. Через ворота.
   Сосед внимательно смотрел за реакцией - правильно ли он сказал. Похоже, что правильно - никаких признаков удивления.
   - Значит, вы недавно оттуда. Как поживает Ее Величество?
   - Живет и здравствует.
   - Боже, храни Королеву, сэр! Дай ей Бог долгих лет жизни*.
   - Боже храни Королеву!
   Они допили пиво.
   - А кризис?
   - Вы имеете в виду Эй-стан?
   Бородач усмехнулся, давая понять, что оценил шутку
   - Ну, и это тоже. Хотя кажется, был еще один кризис, экономический.
   - Ну, в Эй-стане ничего не изменилось - в лучшую сторону, я имею в виду. А экономический кризис... ну, в принципе говорят, что все прошло. Банки не банкротятся, безработные не ходят по улицам толпами. Хотя улучшения тоже не особенно чувствуется. Как то так.
   - Да уж... - бородач поставил пивную банку на стол - только здесь я понял, что такое свобода. Нет ни дорожной инспекции, ни налоговых, ни экологов, ничего. Платишь двадцать процентов и свободен.
   - А лицензии? Я имею в виду на это.
   Сосед обвел рукой магазин
   - Да ерунда. Платишь в казну тысячу ЭКЮ и вперед. Это не проблема. Главное - наладить хорошие поставки товара
   - От Ордена?
   И это было воспринято нормально.
   - Ну... и от него тоже, сэр. - ушел бородач от ответа - вы пришли просто посмотреть товар или и купить что-то?
   - Для начала продать. И кстати - я простой сержант и обращаться ко мне на "вы" совершенно необязательно.
   Сосед выложил на стол заранее заготовленные три пистолета. Болгарский Макаров, ТТ китайского производства и Беретту.
   - О'кей, сэр...
   Бородач сноровисто, один за одним раскидал пистолеты. Напрасно - Сосед их уже почистил.
   - Пятьсот за все три - объявил бородач
   - Мало.
   - Нормально, сэр. Беретта старая, судя по клейму. ТТ - это вообще ширпотреб. Стволы подержанные, без принадлежности, без запасных магазинов, неизвестно где взятые. Макаров... вообще в хорошем состоянии, но он маломощный и не пользуется спросом. Здесь и сорок пятого калибра не всегда хватает.
   - Это стоит тысячу.
   Бородач пригладил бороду
   - Это стоит пять сотен и не более того. Не заметил, у меня здесь нет короткого. Нет, конечно, найду куда деть, но сам торговать не буду - мелочь все это. Только из уважения к тебе - шестьсот. Или ничего.
   Сосед пожал плечами
   - Сделка.
   Бородач достал ящик, смахнул туда стволы. Отсчитал двенадцать странного вида, похожих на игральные карты купюр. Номинал на них, впрочем, был указан четко.
   - А сам ничего не желаешь купить?
   Сосед пожал плечами.
   - А чего мне купить?
   - Да много чего... К примеру - у меня СВД есть, намного лучше, чем Дракула.
   - Зачем она мне?
   - Ты так напрасно. Смотри...
   Шотландец ненадолго вышел в соседнюю комнату и вернулся с массивным пластиковым кейсом армейского образца.
   - Настоящая русская винтовка, семьдесят второго года выпуска** - сказал он, выкладывая товар - цевье и приклад заменены на пластик, но железо советского периода. Калибр семь и шестьдесят два русский. Если у тебя есть русский пулемет - в пару к нему то что нужно. Цевье - израильское, с планками, сошки Паркер-Хейл в комплекте. Три прицела тоже в комплекте. Первый - оригинальный, советский ПСО, причем армейского образца, с экраном. Всего четырехкратное увеличение, но им гвозди можно забивать. Второй - Шепард 6-18, израильский переходник из авиационного алюминия. Сам прицел - в этой ценовой категории лучший, японские линзы и раздельная подстройка прицельной сетки. Третий - российский Дедал, ночной, матрица поколения 2+, по цене самое оптимальное, третье уже заоблачное по ценам. Плюс - глушитель, украинского производства, фосфатированное покрытие.
   Сосед взял винтовку, приложился. Оружие старой школы, когда еще по-настоящему умели делать. Когда делали не чтобы продать - а скорее из любви к оружию, к грозному искусству оружейников. Оружие чтобы защищать Родину. Да... были времена когда-то. Сейчас уже не те.
   - И сколько?
   Оружейник улыбнулся
   - Тридцать.
   У Соседа глаза на лоб полезли в буквальном смысле слова.
   - У снайперов Ордена - винтовки типа М110. Их тебе если и продадут - то сдерут минимум пятьдесят. Это самый минимум. Эта винтовка обладает меньшими на треть возможностями, но я прошу в два раза дешевле цену.
   - В полтора с небольшим - уточнил Сосед.
   - Велика ли разница? Сэкономишь остальное на патронах, со временем очень ощутимо получится. Так что?
   Сосед с сожалением положил винтовку обратно.
   - Нет. Это для серьезных дел. А я пока такими не собираюсь заниматься.
   - А охотиться? Собираешься?
   Сосед прикинул. Если тут водятся такие же твари, как та, которую он тогда завалил... то ему и впрямь что-то надо купить. Что-то с очень серьезным калибром, не факт, что даже пулемет ПК остановит тварь весом в двести стоунов.
   - Если будет на кого...
   - Тут всегда есть на кого. Есть одна штука...
   Смайли унес переделанную винтовку Драгунова, в то время как Сосед рассматривал выставленный в витрине Барретт. Старой, конечно, модели - но это самое серьезное оружие из того, что может переносить один человек. На таких винтовках - в Афганистане держалась оборона горных аутпостов.
   Смайли вернулся с огромным брезентовым мешком, одну за одной вынул две винтовки.
   - Смотри. Многие покупают местные, но у тебя же есть неплохие деньги. А местные - стволы все же делаются по технологиям времен второй мировой. Не есть хорошо. Да и сталь оружейная здесь так себе, легирующих не хватает. А это - возьмешь и сыну передашь. Если жив останешься.
   Первой винтовкой была Армалайт-50, однозарядная. Массивная винтовка, без магазина (Сосед имел с ней дело на той стороне и всегда недоумевал, почему нельзя присобачить тот же магазин от Барретта), ствол холодной ковки, массивный дульный тормоз. Приклад выглядит несколько несерьезным для такого калибра - но удобный, со щекой. Прицел Леопольд и по мнению Соседа - лучше самой винтовки. Все дело в том, что Armalite перенесла все производство в Турцию, в том числе и производство снайперских винтовок. Турки тоже были в Афганистане - и Сосед знал, что турецкое оружие, несмотря на то, что оно скопировано с немецкого - намного хуже. Износ стволов происходит примерно в два раза интенсивнее, для снайперского оружия это недопустимо. Там тоже нет каких-то легирующих добавок.
   А вот вторая винтовка была интереснее.
   Это была МакМиллан Так-50, судя по форме ложа - первой серии, начала нулевых. Посмотрел на клеймо - так и есть, второго года выпуска. Американское производство, скорее всего для канадской армии - хотя малыми партиями ее закупали многие, только канадцы приняли эту винтовку в качестве основной. Прицел - тоже Leupold, постоянный, десятикратный, армейского образца - но это скорее хорошо, пусть тут нет изменяемой кратности, но он прошел тестирование по армейским стандартам. Посмотрел ствол на свет, снял затвор - похоже, что в хорошем состоянии, хотя проверять надо на стрельбище. Следов сильных ударов нет...
   - А это что?
   - Это... - оружейник показал на явно не предусмотренную конструкцией деталь в ложе - это для установки на турель ДШК. Для более точной стрельбы. Сама винтовка - изъятыш, она в банде была, пока эту банду на ноль не помножили. Вот, человек продавать принес.
   - Как насчет проверить?
   Оружейник пожал плечами
   - Хоть сейчас пойдем...
   - И сколько?
   - Двадцать...
   Смотря на лицо Соседа, оружейник тут же поправился
   - Ладно, ладно, восемнадцать.
   Здорово... Просто здорово...
   - Пулемет с ней не сравнить... - словно читая мысли, сказал оружейник - ты подумай, во что тебе патроны встанут. Сколько ты мяса перепортишь...
   - Хитро тут у вас.
   Смайли пожал плечами
   - Как есть.
   Сосед отложил винтовку.
   - Черт, нормальная же цена... Ладно, после пристрелки поговорим?
   - Завтра?
   - О'кей... - сдался Сосед. Что-то подобное ему нужно было.
   - Еще ничего брать не будешь?
   - А что еще есть?
   Смайли посмотрел куда-то в потолок.
   - Да так ничего. Но если чисто теоретически...
   - А если даже и теоретически...
   - Ну... к примеру, если у кого-то вдруг нашелся неучтенный русский пулемет - то к нему можно много чего предложить. Крышка ствольной коробки от Кислер, на ней - можно размещать любые прицелы нашего стандарта, я рекомендую ACOG - шестикратник или ЭОТЕК с магнифайером, если подешевле. Если есть крепление для оптики русского стандарта, боковое - то к нему опять - таки есть израильский переходник. Есть машинки для снаряжения лент, и русская и наша. Есть цевье, планки на три стороны, поставить можно самостоятельно. Американское, Блекхарт. От этой же фирмы есть стволы, короткие и длинные, есть ствол с нарезкой под глушитель, а можно и глушитель подходящий подобрать. И есть сумки для лент, верх - сталь, низ - прочная ткань. На пятьдесят, на сто и на двести. Складных прикладов пока нет, но будут, правда, установить можно только в мастерской. Если у кого есть ракетная установка типа РПГ - то и к ней есть планки Пикатинни для самостоятельной установки. А если есть АК - то к нему можно подобрать практически все. Приклады, в том числе по типу М4, переходник под наши магазины, израильский. Очень надежный, еще никто не жаловался. Цевье - любое и на любой вкус: пластик, алюминий, сталь, титан. Ствол можно нарезать под глушитель, подобрать и глушитель и пламегаситель. Передняя рукоятка с сошками, фонарь, лазер, прицелы всех видов - само собой разумеющееся. То же самое есть на РПК, это тут за пулемет не считается. Все магазины на семь и шестьдесят два русский, от пяти и до семидесяти пяти, включая двадцатку и сороковку. Кому надо - можно установить на АК диоптрический прицел, как на М4, они тоже есть. В общем - все что душе угодно.
   - Хороший бизнес - сказал Сосед. Очевидно, с кастомизацией оружия тут не так плохо обстояли дела, как он предполагал.
   Смайли без тени иронии кивнул
   - Тут без оружия нельзя никак. Гражданских - нет, есть вооруженные и безоружные. Безоружные - сам понимаешь, кто. Каждый знает - будут они живы или нет - зависит от их оружия. Тут все серьезно, шутки в сторону...
   - Давно торгуешь?
   - Три года уже. Репутация - сам понимаешь. Здесь на воротах кто-то обосрался, а в центре уже воняет, а через день - вонь разойдется по всему городу. Так что - без обмана, если бы не знал - не предлагал бы...
   Сосед примерно прикинул.
   - Говоришь, переходники на американские магазины существуют?
   - А как же. Израильские. Они первоначально под чешский Взор разрабатывались, но потом сделали под Сайгу. А Сайга - тот же АК. Так что - проверено, весь стандарт держит.
   Похоже, что его карабин тут долго не выдержит. Просто от патронов плохих сдохнет. Пусть DIEMACO - это не Кольт, канадские требования куда жестче все равно, принципиально схема то одна и та же. Значит, нужен АК. Если удастся сделать так, чтобы магазин менялся одинаково с М4 - большой плюс. В бою действуешь на инстинктах, руки сами должны находить и кнопку сброса магазина, и переводчик огня, глаз должен привыкнуть к прицелу. Если оружие непривычное - погибнуть можно запросто.
   - Минутку.
   Сосед вышел к машине. Остановился на пару секунд... его сейчас грабили, и он это понимал. Цены ломовые просто, так он потратит все, что заработал. С другой стороны - все равно что-то надо решать с винтовкой. В самом деле - если здесь русские патроны намного дешевле, надо переходить на русское оружие...
   Взяв из кузова пару автоматов, вернулся назад.
   - С этим - что можешь сделать?
   Смайли один за другим сноровисто осмотрел автоматы. Один был русского калибра, пять и сорок пять, второй - под патрон 5,56 НАТО.
   - А что надо сделать?
   - Ну... вот этот - Сосед показал на автомат под русский патрон - по самому минимуму, но так чтобы все же прилично было. А этот - по максимуму. Переходник под наши магазины - обязательно...
   Оружейник кивнул
   - Сюда... проще простого цевье с рукояткой поставить и простенький прицел типа Красная точка на него. Можно даже китайский, у меня есть нормальные. Или японский - если денег не жаль, хотя он недорогой. Для ближнего боя самое то, тем более что русский патрон тоже в ходу здесь. С той стороны, можно трофеями брать. Сюда...
   Смайли задумался - потом в третий раз нырнул в подсобку. Снова вынес сверток.
   - Тебе ведь лучше не ждать?
   - Ну...
   - Тогда смотри - бывший шотландец решительно развернул промасленную ткань - учти, тебе как своему отдаю. Их у меня на витрине нет, это спецзаказ. Но ты же вроде из полка. И никто в отставку тебя не отправлял, верно?
   - Верно... - Сосед поднял лежащий на промасленной бумаге автомат, сразу почувствовал его тяжесть. Он был намного тяжелее американского карабина - но тяжесть была... самое то в общем. Бывает, что как палка, а тут... самое то.
   - Это спецзаказ... - начал объяснять Смайли - только для своих, для известных людей, считай. Ствольная коробка от Вепря, толстая, от ручного пулемета идет. Сто тысяч выдержит и не поморщится. Ствол пулеметный, но обрезанный. Приклад сам видишь - заказной от Vltor. Шахта магазина тут - не на переходнике, а приварена. Ствол - карабинной длины. Цевье - планки на все четыре стороны плюс упор для подствольного гранатомета. Прицельные приспособления - на планке, полностью соответствуют тем, что на М4. Пламегаситель - как на М4. В общем - штучная работа.
   Сосед понял, кто это заказывал и для чего. Действительно, заказ САС, у которого руки набиты под М4, такой же карабин канадского производства, какой есть у него самого. Навыки обращения с канадским карабином вбиты намертво, но тут он не играет. Вот и заказали - оружие серии АК, но чтобы максимально соответствовало по органам управления канадскому карабину. Чтобы в бою - вопросов не возникало, все делалось автоматически.
   - И сколько?
   - Семь.
   - Как пулемет?
   - Ну... пулемет это для спецов в основном. А такое оружие нужно каждому, считай. И заметь - не всем его продадут, только если заказывать.
   - Три - больше не дам.
   Смайли почесал в затылке.
   - Давай, проще поступим. Я у русских все равно оружие закупаю - куплю у тебя. Ты мне два своих автомата - новых. Я тебе - этот.
   Сосед достал магазин на сто патронов, примкнул к автомату. Да... хорошо.
   - Такие есть?
   - Такие? Пока нет. Оттуда?
   - Да. Четырехрядный, на сто.
   - И как?
   Сосед пожал плечами
   - Нормально. Постоянно носить нельзя - но когда насели, самое то. При штурме, при отрыве от погони...
   - Да... считай с таким магазином каждая винтовка как ручной пулемет...
   Смайли о чем-то задумался, потом выдал.
   - На ночь оставишь у меня?
   - Зачем?
   - У меня тут мастерская есть. Обмеряем...
   Сосед хмыкнул
   - А мне вернешь в разобранном виде?
   - В лучшем виде верну!
   Сосед хлопнул по цевью лежащего на прилавке русского автомата.
   - Лучше не стоит. Не надо. Значит - вместо японского поставь ЭОТЕК. Имеется?
   - Конечно.
   - На этот тоже, но с насадкой и увеличителем. Есть под ночник?
   - ЭОТЕКи есть. Но тут больше оптику ставят - расстояния, как-никак. У многих девятикратная оптика на карабинах.
   Сосед снова прикинул. Для автомата трехкратника все равно с лихвой хватит. Дальше - уже пулемет или снайперская в дело пойдут. А ЭОТЕК - не имеет аналогов ни по низкой цене, ни по универсальности***.
   - Не стоит. Сколько в залог?
  
   Паб Карамба с наступлением темноты сильно оживился, причем не в самом лучшем смысле. Как и любой британец - Сосед предпочитал свободное время проводить в пабах и хорошо различал, какой паб для чего предназначен. В один - можно прийти даже с семьей - если конечно у супруги богатый словарный запас - там тебе подадут картошку к пиву, что-то рыбное и самое главное - никто не будет выяснять с тобой отношения. Но словом "паб" называются и другие места. Это там, где гремит музыка, где мотоциклов больше чем машин, где на заборе рядом с пабом сидят ищущие приключений на свою задницу хулиганы, от безделья готовые разбить стекла и спустить шины у вашей машины. Вместо "фиш энд чипс" вам предложат кислоту, когда вы выйдете в туалет, кто-то обязательно пойдет за вами - повод найдется - а если вы приведете женщину, то совсем не факт, что с ней же вам удастся уйти. У бармена в таких барах - под стойкой как минимум бейсбольная бита - а то и обрез или помповое ружье . Паб со странным для британского уха названием "Карамба" относился именно ко второй категории.
   Тем не менее - Соседа было сложно чем то пронять и удивить.
   Он стоял перед баром как Чингисхан - перед очередным непокоренным городом. Машина была припаркована на другой стороне улицы и беспокоиться за нее не следовало. Плечи и торс - облегала только что купленная куртка из прочной кожи какого-то местного животного - кожа была настолько прочной, что могла выдержать скользящий удар ножа. В подходящем месте были спрятаны два пластиковых ножа и массивная связка каких-то ключей, купленных в скобяной лавке. Что именно они открывают - Сосед не знал и знать не хотел. Тяжелая связка ключей на массивном кольце - была ему нужна совсем для другого.
   Как он успел узнать - здесь нет особо строгой правовой системы, суды примитивны и понятны, приговоры всегда однозначны. Если ты с кем-то подрался - тебе ничего не сделают, могут только вышибить из города, если ты приобретешь репутацию заядлого нарушителя порядка. Если ты убьешь человека - тебя повесят. Если ты совершишь... к примеру кражу - тебя заставят отрабатывать на тяжелых работах, например на отсыпке дорог. Простая и примитивная система - но Соседа она устраивала. В отрочестве он жил в не самом лучшем районе Лондона и драка для него была не в новинку. Тем более драка "все на одного", когда многочисленные дети "правоверных" с молчаливого одобрения родителей преследовали ершистого "неверного".
   Народ перед пабом не толпился, как это было принято в старом свете, но машин стояло немало - значит, и народа немало. Дверь на входе была стальная, с глазком - но когда Сосед дернул за ручку, она поддалась, хоть и с трудом. Шагнув внутрь, он оказался в коридоре, в котором была зарешеченное, да еще и прикрытое толстым прочным стеклом окно. Как в некоем подобии лос-анджелесской дискотеки из Терминатора-1. Ну, там где еще Шварц из УЗИ палил.
   Он подошел к зарешеченному окну.
   Женщина. Черный мейк-ап, привлекательная. Латиноамериканка. Мексиканка или даже ниже... Венесуэла, Колумбия, Бразилия. Не аргентинка - аргентинки очень красивы, но они больше похожи на европеек. Слишком много кровей, слишком много мигрантов из Европы. Смотрит нехорошо, хотя и без явной агрессии.
   - Я могу войти? - нарушил молчание Сосед
   Женщина пристально, внимательно осмотрела его. И вряд ли ей понравилось то, что она увидела. Сухая кость, продубленная ветром кожа, короткая стрижка почти "под ноль", спокойный, и в то же время какой-то отстраненный взгляд. Типичное порождение "долгой войны****", такие люди в основном уже снялись с тормозов, убедились в устарелости и беспомощности добра - и потому очень опасны.
   - Ты новичок? - спросила она. Английским она вполне владела.
   - Да.
   Сосед не собирался развивать тему. Молчание - золото, любой, кто годами жил во враждебном окружении - это подтвердит.
   - Оружие есть?
   - Нет.
   - Пять ЭКЮ.
   Нормально....
   Сосед выложил на прилавок мелкую купюру - специально наменял.
   - Я должна тебя обыскать.
   Женщина закрыла "кормушку" - и появилась через несколько секунд в этом "предбаннике". В этот момент открылась внешняя дверь, зашли еще двое. Увидев женщину, они остановились, привалившись к стене и смотря на Соседа с откровенной враждебностью. Длинные волосы, у одного до плеч, у другого заплетены в косичку, черные как оливки глаза. Бандиты. Сосед сказал бы, что это колумбийские пистолерос, по крайней мере те, кто активно действовал в девяностых - описывал их именно так.
   А женщина была красива. Радикально черный мейк-ап, который на лондонской дискотеке, на той же полуаристократической Аннабель пошел бы на ура - ее старил, по меньшей мере, лет на пять, придавая вид бывалой - на деле ей не было и тридцати. Кобура с Береттой на поясе, в руке портативный металлодетектор. Армейская куртка "пустыня" наброшенная поверх чего-то обтягивающего. Соседу очень понравились лосины. Очень, очень понравились.
   - Подними руки.
   Женщина провела металлодетектором, наткнулась на ключи. Посмотрела - но ничего не сказала и вернула. Затем обыскала его руками, причем тщательнее, чем следовало бы в цивилизованном мире, но не так, как в Эй-стане.
   - Повернись.
   Обыск повторился.
   - Эй, Ху, может, пустишь нас? - сказал один из уродов, которому надоело стоять у стенки и пялиться.
   - Заткнись - отрезала женщина
   Она вернулась и открыла дверь. Сосед заступил дорогу двоим оглоедам и вошел первым, едва не оглохнув от сальсы.
   Сальса - популярная латиноамериканская мелодия, правда слушают ее не так как рэп - на выкрученной до предела ручке громкости. А здесь слушали именно так. Сосед едва не оглох. Вдобавок - били по нервам вспышки цветомузыки, похожие на кандагарскую дискотеку - это когда начинается ночной обстрел британских баз и постов самодельными ракетными снарядами Б-1. Вспышки мало того, что били по нервам - они слепили, не давали сориентироваться и сосредоточиться.
   Народ в баре был, хотя сказать что "яблоку негде упасть", и даже "много народа" - было нельзя. Но народ был. Никаких танцовщиц гоу-гоу, женщин примерно в полтора раза меньше, чем мужчин - то есть были чисто мужские компании. Кто и чем занимается - непонятно. В такой "бухающей по нервам" атмосфере - ничем толковым заняться было нельзя.
   Сосед прошел к бару. Пол был засыпан гравием: грохнешься - мама не горюй.
   В основном латиноамериканцы, хотя третья часть - непонятно кто, европейцы. Негров нет. Арабов, муджиков - вроде тоже.
   Сосед постучал по стойке бара. Никакой реакции.
   Потребовалось стукнуть намного сильнее, так что стаканы звякнули - чтобы бармен, прикинутый так же как эти колумбийские охломоны - обратил на него внимание.
   - Да, синьор.
   - Виски. На два пальца. Без содовой, без льда.
   - Виски нет, синьор.
   - Тогда пива.
   - Пива тоже нет, синьор.
   - А что есть?
   - Текила. Челадо. Мичеладо*****.
   - Текилы. Без соли.
   Бармен налил текилы как положено в стакан "кабаллито", лошадка - правда, для аутентичности надо было, чтобы на ободке была соль, возможно даже морская. Сосед расплатился.
   - И что-то пожрать. Что-то соленое...
   - Сушеное с солью мясо антилопы устроит?
   - Давай.
   Искомое принесли быстро - видимо, дежурное блюдо. Хотя какое дежурное - нарезал и все, что ему сделается...
   Сосед выложил купюру в десять ЭКЮ. Поманил пальцем
   - Штефан Франк. Знаешь такого?
   Бармен отрицательно покачал головой
   - Не знаю, о ком вы, синьор.
   К купюре легли еще четыре.
   - А если припомнить?
   Рука бармена легла на купюры, но Сосед не отпускал.
   - Текилу нужно пить с солью, синьор. И попробуйте наши коктейли. Отличное мочегонное, знаете ли.
   Слово мочегонное было выделено особым, понятным обеим сторонам тоном.
   - Непременно.
   Сосед отпустил купюры, и они исчезли быстрее, чем вы бы успели сказать "Джек Спрет".
   Ему налили какой-то дряни. Дрянь - это пиво, но разбавленное изо льда и с какими-то добавками, в частности с перцем, от которых казалось, что пьешь чистый спирт. Музыка била по ушам, светомузыка - по глазам, и казалось, что ты находишься на какой-то космической станции, и все проблемы, которые мучили тебя на Земле - по барабану...
   Сосед с трудом выхлебал коктейль, зажевал мясом - что-что, но к мясу это шло. Затем - бармен как бы случайно кивнул головой в сторону сортира - все в порядке...
   Сосед продолжал сидеть на месте. Пусть понервничают... подергаются...
   - Синьор...
   Сосед высидел двадцать минут. Каждый раз, когда ты готовишься к чему-либо, ты психологически настраиваешь себя на действие, на активность. Готовность - это полная отстраненность от окружающего мира, способность и возможность выполнить каждое из запланированных тобой действий так, как нужно, с полной самоотдачей, быстро и правильно. Готовясь, ты проигрываешь в голове весь сценарий, предполагаешь, что будет делать твой противник и свои ответные действия. Если действия не происходит - колонна не идет, вертолет не летит, противоположная сторона не приезжает на разборку - ты начинаешь нервничать, думать, почему так происходит, нет ли какого подвоха, контрзасады, не перехитрил ли тебя твой противник. И этой готовности, то есть полной сосредоточенности на предстоящем действии - нет, она моментально улетучивается, испаряется, меняясь на нервные размышления. Так что если хотите перехитрить противника и получить преимущество - никогда не приходи, не приезжай вовремя. Заставь его понервничать...
   Наконец, он медленно встал, оставив стакан на стойке, и пошел в сторону туалета...
   Туалет был небольшой, грязный, неухоженный. Совсем не такой, какой должен быть в приличном заведении. В приличном заведении состояние туалета не менее важно, чем состояние входной группы, в туалете ночного клуба всякое происходит - прием наркотиков, разборки, случайный секс. Здесь же - только закрывающиеся кабинки, умывальники, причем перед ними - не зеркала, а как в местах лишения свободы - до блеска натертый металл.
   Какой-то мужик - средних лет, ухоженная мушкетерская бородка, крепкий - стоял в самом дальнем углу туалетной комнаты. Ближе к окнам.
   - Ты кто такой, мать твою? - спросил он, и добавил что-то, кажется, по-испански.
   - Упомяни еще раз мою мать, и ты забудешь, как звали свою - сказал Сосед.
   Звуки за спиной - а они специально тренировались с длинной палкой и завязанными глазами, потом в бою один против двоих и тоже с завязанными глазами - подсказали ему как действовать.
   Связка ключей - полетела в лицо бородатого, заставляя его уклоняться и терять время. Пластиковый нож выпал из рукава в руку, небольшой, похожий по форме на шотландский дирк - и он с силой шатнулся назад всем телом, пришибив вооруженную руку противника к косяку двери. Как он и предполагал прием "подними руки" сработал как нельзя лучше, никто и не думает, что оружие может быть в рукаве, не более если детектор не среагировал. Солидно стукнулся об пол автоматический пистолет, Сосед ударил назад ножом и попал - пропоров кожу и мясо, лезвие сверхпрочной пластмассы вошло в дерево. Под дикий вопль страхующего - Сосед упал на колено, подхватил пистолет и выбросил его вперед.
   - Замри!
   Как он и предполагал - бородатый потерял темп и свой - выхватить не успел. Это можно было сделать, только плюнув на ключи - пусть разобьют лицо. Но девяносто девять процентов людей так не могут - летящий в лицо предмет воспринимается психикой как серьезная, приоритетная опасность. Бородатому этот инстинкт не сломали - и он его подвел. Чешский CZ-75 смотрел ему прямо в лицо.
   - Не дергайся. Вперед и быстро. Ну!
   Никто не заходил - очевидно, заинтересованные стороны оставили в покое туалет пока не закончится разборка. Шум... а еще поди, пойми что происходит?
   Они благополучно разминулись - самый опасный момент. Но бородатый не рискнул напасть - правильно сделал. Сосед покалечил бы его, он вообще придерживался простого правила: любое действие должно иметь максимальный эффект.
   Раненый - вырвал нож из косяка и из своей руки... опасности он почти не представлял. Тем не менее - Сосед еще раз ударил по двери, вызвав новый вопль.
   - Открывай дверь! - сказал он раненому - иначе будет хуже! Пошел! Ну!
   Раненый - проковылял к двери, держась за раненую руку.
   - Пошел! Медленно!
   Дверь была открыта.
   Мда... Что не говори - а правила клуба, очевидно, распространяются не на всех...
   Пистолеты... два автомата, УЗИ и Скорпион. У бармена дробовик - самое опасное, кстати. Просто здорово...
   Музыка оборвалась, оставив легкий звон в ушах, как это и бывает, когда после оглушительных звуков внезапно наступает тишина.
   - Положи ствол!
   Один из посетителей, как раз этот, со Скорпионом. Очевидно, самый старший.
   - Кончишь своих? - спросил Сосед, глаза которого привыкали к освещению.
   - Здесь серьезная игра, oso******... Паоло знает правила.
   - Да неужели?
   Сосед медленно вытащил левую руку из кармана. В руке у него было что-то, напоминающее пульт автомобильной сигнализации.
   - Тут рядом моя машина. Двести килограммов - хватит на всех.
   - Ни хрена, парень! Положи ствол!
   Но Сосед - просто шагнул вперед, вплотную приблизившись к бородатому, чтобы укрыться за ним от пуль и возможно от ударной волны.
   И тут - латиноамериканцы дрогнули. Потому что старший среди них - тоже прошел через войну. Начинал в Никарагуа, который русские бросили на произвол судьбы и на растерзание американцам. В глазах неизвестного - он увидел настоящий ад с пылающими конвоями на первом национальном шоссе*****, бомбовыми ударами Б52 по зеленке и пещерами в горах, за каждым поворотом которых могла скрываться смерть, толпой на кабульской улице, в которой как рыба в воде чувствуют себя смертники. Это были глаза фанатика, человека давно отринувшего все человеческое и погрузившегося в свой личный ад, избавление от которого - лишь данная Аллахом шахада, как венец Джихада. Он понял - что этот странный англичанин давно снялся с тормозов, принял правила игры Дикого Востока - и если у него там заминированная машина - то он ее взорвет. Прямо сейчас и взорвет...
   Старший отдал какую-то команду - и стволы начали опускаться.
   - Что тебе нужно, oso? Кто ты такой? Здесь тебя никто не знает и не сделал тебе ничего плохого. Просто уходи и тебя никто не тронет.
   - Я ищу Штефана Франка. И если его здесь нет, я просто уйду. Но что-то мне подсказывает, что он здесь есть.
   - Зачем тебе нужен Штефан Франк?
   - Вообще то, я хотел предложить ему работу. И не только ему - а и любому парню, который умеет обращаться с оружием и имеет кое-что в черепушке. Но если здесь так принимают потенциальных работодателей, мать вашу - я и в самом деле ошибся дверью...
  
   Музыка больше не играла. Из посетителей - почти половина засобиралась домой. Из тех кто остались - только две женщины, обе латиноамериканки.
   - Так что тебе нужно от Штефана Франка? - спросил пожилой, отхлебывая какой то коктейль с пивом
   Вместо ответа - Сосед рассчитано медленно достал из-под полы куртки бумагу с британским львом. Разгладил на поверхности барной стойки
   - Я ее уже заламинировал - сказал Сосед - повешу на стене в офисе.
   Пожилой посмотрел на бумагу, сделал знак рукой. Подошли еще двое...
   - Это либо фальшивка, либо слишком хорошо, чтобы быть правдой - сказал пожилой
   Сосед убрал бумагу
   - Счастливо оставаться...
   - Подожди, подожди... - недовольно сказал пожилой - не спеши. Ты так и не ответил на вопрос, кто ты такой?
   - Я не знаю кто такие вы.
   Пожилой кивнул
   - Меня зовут Диего. Вот это вот - Юрий. А вот это - Штефан Франк, которого ты и искал.
   - Откуда ты узнал мое имя?
   Здоровый черт. Метр девяносто, явно не избегает зарядки по утрам и тренажерного зала по вечерам. Но второй куда опаснее. Ниже на голову, от тридцати до сорока. Черные волосы забраны сзади в хвост как у Стивена Сигала. Похож на латиноса, но Юрий - русское имя.
   - Хорошие люди сказали. Из Герефорда.
   - Ты оттуда же? - спросил пожилой
   - Я сам по себе.
   - И что? - снова спросил Франк - ты хочешь нанять нас?
   - Нет. Взять под покровительство.
   Кто-то из тех, кто напряженно вслушивался в разговор - хохотнул и тут же смолк
   - То, что мы не пристрелили тебя как собаку, еще не значит, что мы нуждаемся в покровительстве - после долгого молчания сказал пожилой
   - То, что каждый из вас где-то воевал еще не значит, что он знает, как делаются дела - сказал сержант Тимоти Гибсон - это британская земля и вы здесь чужие. Раз и навсегда. Если бы вы меня пристрелили - кого-то из вас повесили бы по приговору суда, а с остальными разобрались бы мои друзья. Британцы не любят чужих. Особенно тех, кто не знает своего места. И всегда объединяются против таких. Если кого-то из вас устраивает сидеть здесь каждый вечер и нажираться пивом, хвастаясь друг перед другом, какой он крутой - может продолжать. Если кто-то хочет стать членом лучшей команды по эту сторону Залива - может присоединяться. Только вот что парни - я не собираюсь нанимать вас и платить вам деньги. Это вы - будете платить мне за то, что я обеспечиваю вас легальной работой. Кому и что неясно из того, что я сказал?
   В баре наступила напряженная тишина
   - Что ты делаешь завтра? - спросил пожилой
   - С утра собирался пристреливать винтовку. Полагаю, что свежекупленную.
   - Не против, если мы присоединимся?
   - Постараюсь не обосраться перед вами. В десять?
   - Пойдет...
   - Тогда все.
   Сосед встал, собираясь уходить.
   - Эй, парень. Ты так и не сказал, как тебя зовут.
   - Меня зовут Сосед.
  
   * Не британцу понять такое трудно. Особенно русскому - у нас последние пятьдесят лет почему то принято ядовито ругать власть, а тот, кто ее любит и одобряет ее действия считается лицемером. Это пошло не со времен распада СССР, с распадом СССР ядовитые разговоры на кухне просто переместились в газеты, а потом и в Интернет. А вот британцы - совершенно искренне празднуют каждый юбилей, каждый день рождения своего монарха. Еще один пример - Олимпиада-2012 может смело претендовать на роль самых неудачных и плохо организованных Игр в истории. Но почему то ни одна крупная газета не разразилась ядовитым комментарием на эту тему. Представьте, что бы творилось у нас.
   ** Разница с современным? Ну, по кучности получается где-то в два раза, если брать винтовки с конвейера. Не в пользу современного естественно.
   *** Автор пользуется сам и очень доволен. Скажите, где еще можно получить комбинацию прицела "красная точка" и при необходимости оптики 3Х за 999 долларов без пересылки и таможни. АКОГ стоит дороже вдвое и невозможно изменить кратность. ЭЛКАН, на котором кратность меняется - там цена такая что мороз по коже, тысяч 70 на наши деньги, если не больше. Рефлекс - тактической лупы на него нет. Эймпойнт - дороже процентов на 30 и неудобнее при быстрой стрельбе навскидку
   **** Одно из названий GWOT
   ***** Мексика варит много пива, но в чистом виде пиво здесь мало кто пьет. Мексиканцы предпочитают пивные коктейли. Челадо - пиво, сок лайма, соль, перец. Мичеладо - челадо плюс соевый и ворчестерширский соус. Плюс лед. Вкус адский
   ****** уважительное обращение у латиноамериканцев
   ***** Кабул-Джелалабад-Пешавар. Несмотря на эффектные картинки - практически никто не гибнет. Водилы сразу разбегаются, а все грузы и машины застрахованы. На одну сожженную машину приходится две - три разграбленных, причем водители охотно помогают грабить
  
   Чужая земля
   Ичкерийский Имамат
   День сорок пятый
  
   - Едут, амир! Едут!
   Стоящий рядом с КамАЗом высокий, крепкий бородач, вооруженный автоматом АКМ со смотанными синей изолентой магазинами поднес к глазам бинокль.
   Вдалеке, у подножья гор - пылила процессия: два вооруженных внедорожника и старый полноприводный "носатый" Вольво, который кустарно измазали желтой и бурой краской поверх белого - цвета ООН.
   - Аллах Акбар!
   От грузовика - разбегались, занимая позиции в густой орешине вооруженные до зубов боевики...
   Бородач настроил рацию
   - Ваха. Хази хок? Хеши хинц хабохур бу.*
   - Дик ду**.
   Бородач перещелкнул автомат на "Ав" - автоматический режим огня.
  
   Примерно в четырехстах метрах от этого места - человек в камуфляже осторожно, стараясь не делать резких, заметных движений, чуть пошевелил цевьем снайперской винтовки, наводя ее на цель. Линза оптического прицела скрывалась за конструкцией, похожей на соты и не дающей засечь снайпера ни лазером, ни от солнечного блика. Большой кусок маскировочной сети с вплетенными в него ветками орешника - отлично скрывали снайпера на местности.
   Снайпер ждал сигнала...
  
   Машины остановились в нескольких десятках метров ниже по дороге, похожей на козью тропу. Крупнокалиберный пулемет, установленный на одном из внедорожников - уставился своим рылом на зеленку...
   Две тройки - каждой эмир и двое его наиболее приближенных родственников - медленно пошли друг другу навстречу. За Вольво - заняли позиции стрелки, их было всего трое, но на троих было два ротных пулемета, ПКМ у одного и М249 у другого. С такой огневой мощью - вполне было реально прочесать огнем зеленку и прикрыть отход грузовика с дорогим товаром.
   - Салам алейкум...
   - Ва алейкум ас салам...
   Торговец был ниже здоровенного чеченца почти на голову, но он не казался обреченной жертвой на фоне чеченца. Скорее наоборот. Сосредоточенный взгляд, косынка на голове, завязанная на манер спецназа, короткоствольная Застава с длинным пулеметным магазином, какую нередко выбирали контрактники для опасных иракских дорог, торчащие из разгрузки набитые патронами запасные. Торговец сделал себе имя на смертельно опасной дороге Багдад - Тикрит и здесь - только подтверждал его, всегда стреляя первым. Именно из-за этой дурацкой привычки - он и оказался здесь вместе с костяком своей группы. Американцы думали, как уйти из Ирака и все же сохранить хотя бы часть своего влияния - в процесс мирного урегулирования группа контрактников-мстителей, ночью нагрянувшая в деревню у дороги и совершившая там массовое убийство - как то не вписывалась.
   Но и чеченец был непрост. Своего первого русиста он убил в четырнадцать лет - отрезал голову бежавшему рабу. В восемнадцать - он высматривал в прорезь гранатометного прицела входящие со стороны Ингушетии федеральные БТРы. В двадцать два - оказался здесь, имея за плечами Риядус аль-Салихин*** и пожизненное заключение за участие в незаконных вооруженных формированиях, бандитизм и убийства.
   - Ты привез? Где товар?
   - Сначала, давай посмотрим деньги...
   Чеченец кивнул. Двое рядом с ним - опустили небольшие, но чрезвычайно тяжелые сумки из синтетической ткани...
   Торговец встал на колено рядом с одной из сумок, расстегнул молнию. Полился неяркий, желтый свет...
   - Как и договаривались. Половину - золотом, половину ЭКЮ Ордена.
   Торговец достал из нагрудного кармана какой-то прибор, выдвинул что-то вроде небольшого крючка и провел по наугад выбранному слитку. Удовлетворенно кивнул, достал небольшую стальную колбочку, аккуратно открыл и капнул на другой слиток.
   - Э... зачем смотришь... Ми с тобой нэ пэрвий день работаем, да...
   За незнанием одной из сторон английского - общались на русском, который торговец знал, потому что часто имел дело с недобросовестными русскими, торгующими списанным, а то и не списанным военным имуществом.
   - Как говорил наш президент вашему - доверяй, но проверяй.
   - Вах, это Дудаеву, да?
   - Какому Дудаеву? Рейган - Горбачеву.
   - А-а-а-а... - типично по-горски воскликнул чеченец - это для меня не начальник, да. Это русистам нужен начальник, да...
   А тебе нужен ошейник, козел - хладнокровно подумал торговец.
  
   Ваха, коренастый горец, родившийся в селе Белгатой - пользовался уважением и на той стороне и на этой - на той стороне ему даже приставляли охрану из трех-пяти человек как ценному специалисту. На этой - он уже построил себе каменный дом и взял двух жен.
   Далеко не каждому человеку предопределено стать снайпером. Далеко не каждый из тех, кому это предопределено - знает о своем смертельном даре и использует его, большей частью такие люди живут обычной жизнью клерка, крестьянина, водителя, не догадываясь о том, что им предопределено Господом.
   Тренируясь, можно стать хорошим снайпером. Даже очень хорошим. Но не великим. Можно выучить баллистическую таблицу наизусть, купить Кестраль**** - но ты не научишься понимать, куда полетит пуля. Ты будешь узнавать это - но не понимать. Именно эта разница - отделяет хорошего снайпера от великого снайпера. Хороший снайпер делает расчеты - в то время как великий снайпер просто знает, куда полетит пуля, по какому-то внутреннему наитию. Научиться этому нельзя. Вдобавок - великие снайперы имеют твердую руку и терпение, позволяющее сидеть на одном месте день, ночь а потом еще один день.
   Ваха был великим снайпером. В Ичкерии - он пас овец и в детстве, помогая пастухам, любил бросать камешки и смотреть, куда и как они полетят. Это умение не пригодилось ему в Советской Армии, где его запихнули в стройбат и там темного, плохо говорящего по-русски горца - козопаса постоянно избивали и издевались над ним. Зато в армии Ичкерии новобранец оказался весьма кстати. Со старой мосинской снайперкой - он умудрился выжить в грозненском аду января девяносто пятого, выиграв семь дуэлей с русскими снайперами. К концу первой войны - на ее прикладе было уже сорок семь зарубок - за унижения Ваха расплатился с русистами сполна.
   Ко второй чеченской он подошел уже полковником и кавалером ордена Честь Нации, который ему вручил лично Аслан Масхадов. Его назначили на горную базу, где он готовил молодых горцев для снайперской войны.
   В две тысячи втором - он впервые потерпел неудачу. Про него уже было известно, и охотились конкретно на него. Это были снайперы Альфы, они работали не парами, а четверками и им был придан БТР. Он успел снять только одного из них - когда пуля второго пробила лист кровельного железа и сбросила его со строительных козел, которые он использовал как лежку. Его охрана его не бросила - под огнем федерального БТРа, разбирающего дом на кирпичи - пробилась на чердак, вытащила полуживого. Дальнейший маршрут известен - Ингушетия, Осетия, Панкисское ущелье Грузии. Потом - он оказался здесь.
   Работы - здесь хватало, но в основном не той, которую делал раньше Ваха. Можно сказать, что он остепенился. Пустил корни. Рабы построили ему дом, он взял одну жену, потом другую. В приграничной зоне работы снайперу хватало - его, тем более прославленного, кавалера ордена Честь Нации постоянно брали на обеспечение обменов. Работа скучная, примитивная. Это значило, что когда обменивались заложниками, или совершали крупные сделки, в которых кинуть партнера было выгодно - каждая из сторон привозила своих снайперов и они гарантировали чистоту и честность сделки. Обычно - мало кто рисковал, потому за все время ему пришлось стрелять на поражение всего два раза. Ваха обленился и приобрел самоуверенность. А это - смертельно для снайпера.
   Снайперской винтовки Мосина, с которой он отстрелял две трети своих попаданий - у Вахи уже не было, пропала в Чечне. Вместо нее - у него было сразу несколько винтовок, из которых он выбрал нужную. У него была даже Барретт М82, которую он по дешевке купил у соплеменника, не знавшего, что с ней делать? Тяжелый, да... - сказал он. Исчерпывающее объяснение.
   Когда к нему пришел Абдурахман и сказал, что надо прогарантировать сделку - Ваха не нашел в этом ничего странного или опасного и запросил за это стандартную цену - две тысячи ЭКЮ. Спросил кяффиры или нет - Абдурахман сказал, что нет - если бы были кяффиры, Ваха запросил бы тысячу, потому что ему нравилось убивать кяффиров. Тот кто убил кяффира - сделал шаг на пути к раю, ибо убийство кяффира есть джихад, а тот кто делает джихад на пути Аллаха - Аллах вознаграждает того раем. Но это были не кяффиры...
   Вместе - они сели в Ниву и съездили на то место, где должна была состояться сделка. Ваха посмотрел, и ничего такого не нашел.
   Это была почти что граница Имамата и Халифата, то место, где относительно ровная поверхность Имамата уступает прущим из земли к небу, покрытым лесом холмам и горам Ичкерии. Тут же - идет дорога, не мощеная, а протоптанная, она идет к Шамиль-юрту и дальше, на Джохар-галлы. По этой дороге ездят те, кто не опасается стать жертвой нападения на горных дорогах - тропах и потерять груз, и у кого машина выдержит такую дорогу. Здесь же иногда меняли пленных, но редко - обычно это происходило южнее, у рынка.
   Ваха здесь пару раз бывал во время обменов и сложных терок о разделе сфер влияния, и знал, что самая большая проблема здесь - густой орешник, который произрастает на горных склонах, делает невозможным скрытное передвижение и закрывает сектор обстрела. Но он нашел место, удобное для себя и показал его Абдуррахману, сказав как лучше всего делать обмен. Абдуррахман полазал по кустарникам, потрещал ветками, чуть не вышиб себе глаз острой веткой, и нехотя согласился. Просто ему, как амиру джамаата - было неприятно соглашаться сразу с другим человеком. Пусть даже и с соплеменником. Пусть даже и с кавалером ордена Честь Нации.
   Они вернулись обратно, и Ваха подобрал себе оружие для этого дела. Он не ожидал того, что придется стрелять далеко - но вполне возможно, что придется стрелять быстро. У него была СВД, не самая плохая винтовка - но он взял на дело винтовку Вепрь. Почти то же самое, что и СВД - но у нее был магазин на двадцать пять патронов, совсем не то, что десять на СВД. Для снайпера десяти вполне достаточно - но если придется останавливать огнем отходящую машину, тем более грузовую или подавлять пулемет - этого будет недостаточно. Вепрь в этом смысле куда лучше.
   На Вепре у него был привычный прицел ПСО-1 от СВД. Он привык к такому прицелу в Ичкерии и не менял его. На базаре - он купил к этой винтовке глушитель - тоже не лишнее...
   Когда дошло до дела - Ваха взял свою Ниву, перекрашенную в черный цвет, и выехал совсем потемну. Одним из правил было то, что снайпер всегда должен выдвигаться на позицию отдельно - за основным отрядом могут следить, в нем может быть предатель, который сообщит противнику о снайпере или просто о количестве бойцов. И тогда будут неприятности.
   Свою Ниву - Ваха замаскировал в распадке, прикрыв маскировочной сетью, а потом набросав еще сверху ветвей орешника. Одел самодельный маскировочный костюм, который он сделал из старых мешков, воткнул туда тоже травы и ветвей орешника, раскрасил черной краской лицо, сделавшись похожим на ангела смерти Исраила. И, взяв в руки пистолет - канул в заросли...
   Вахе здесь нравилось. Не в лесу - а вообще, на этой стороне Земли. Он это так называл - в то время, как другие пытались понять, что это такое, где земля, как сюда проникнуть и вернуться обратно - Ваха просто думал, что это другая половина Земли и ему здесь нравилось. Он в сущности был очень примитивным человеком - например, он никогда не испытывал желание совершить путешествие к каким-то достопримечательностям, кроме Хаджа, конечно. Он не читал книг, если в них не было картинок и если книги были не о шариате. Он не пытался узнать, почему и жизни все так или иначе, не пытался никого понять. Он так и оставался пастухом, примитивным, жестоким, убогим даже. Но по-своему он был эффективен, Предельно эффективен. В своем маленьком мирке он был королем, он знал, что нужно делать и делал это, не испытывая ни страданий, ни сожалений, ни угрызений совести, ничего. Его можно было сравнить с хорошо тренированной собакой, которой говорят "фас" и отпускают поводок
   Ваха шел по лесу медленно, аккуратно, постоянно останавливаясь и вслушиваясь в происходящее вокруг. У него не было прибора ночного видения, но он и не был ему нужен, ибо он в достаточной степени видел в темноте. Он не столько всматривался в лес, сколько вслушивался и внюхивался в него. Он знал что любой чужак в лесу обязательно внесет постороннюю ноту... будь это крик потревоженной птицы или едва заметный запах сигарет, которые так любят курить русисты - и он поймет, что здесь кто-то есть.
   Но никого не было...
   Ориентируясь по памяти, оставшейся у него после крайнего посещения этого места - он точно вышел к тому месту, какое ему было нужно. Посмотрел на часы - скоро надо будет совершить обязательный намаз аль-Фаджр, но он не мог этого сделать. И дело не в том, что у него нет коврика, и он не может совершить вуду, положенное ритуальное омовение - а в том, что в его голове сейчас нет намерения совершить намаз, у него сейчас совсем другие мысли. Ваха мысленно попросил у Аллаха прощение и дал назру***** посетить Большую мечеть в Джохар-Галле и по пути к ней непрерывно повторять Фатиху.
   Из кармана - он достал отрезок резинового жгута и закрепил его на дереве. Под этот жгут - он пропустил ствол винтовки и подтянул жгут так, чтобы он мог держать прижатый к дереву ствол, и можно было целиться. Проверил, как ходит винтовка, каков сектор обстрела - пока все было нормально. Перекинув вперед полог накидки, так чтобы он закрывал голову и винтовку горец произнес "Субхана Ллаху" и застыл в ожидании...
  
   Примерно в пятидесяти метрах от него - человек в почти таком же одеянии, как у Вахи - лег на землю, держа едва заметный, смутно-белый силуэт впереди в ярко-алом перекрестье прицела, установленного на автоматическую винтовку SIG-751. Он благословил тот день и час, когда поборол свою жабу, периодически становящуюся просто несносной - и отдал таки сорок тысяч ЭКЮ за почти новый термооптический винтовочный прицел последнего поколения. Просто повезло - в одной из групп Ордена его списали на безвозвратные потери и толкали налево, потому что у себя его держать было невозможно. Сорок тысяч ЭКЮ за прицел, который в боевой обстановке можно было просто потерять - но теперь он был королем ночи. Если бы не это - а он выдвигался на позицию, перемещаясь только тогда, когда перемещался горец и застывая вместе с ним - скорее всего, он выдал бы себя. Или просто не заметил бы снайпера - а тогда разразилась бы настоящая катастрофа.
  
   Под пристальным взглядами - торговец достал большой безмен, и один за другим взвесил оба пакета, затем, произведя в голове некие арифметические подсчеты и поворошив деньги - утвердительно кивнул.
   - Пошли.
   Они подошли к Вольво, торговец откинул задний борт
   - Залезай.
   В кузове были стандартные для русской армии, массивные ящики.
  
   Ваха даже не понял, что произошло. Он был готов стрелять, держа на прицеле одного из оставшихся перед Вольво чужаков - как вдруг неведомая сила рванула его назад, льдом обожгла горло. Ваха попытался вдохнуть - и не смог, только забулькал горлом. Шипя и захлебываясь кровью, он подумал, что все-таки переборщил с ценой. Проклятые кяффиры!
  
   Вытерев нож, неизвестный, на котором была такая же накидка Гилли - посмотрел на дорогу. Ему не понравилось то, что он увидел. Вольво - стоит метрах в ста семидесяти - двухстах от того места, где он находится, и за ним - отлично можно скрыться. Машина здоровая. А из всех единственная нормальная позиция у него самого. Дмитрий... ему закрывает сектор обстрела КамАЗ, а...
   Три раза черт!
   Он пожалел, что приказал группе прикрытия ждать в гнезде в миле с лишним отсюда. Пожалел что вышел на цель всего втроем. Пожалел, что вообще взял этот заказ, будь он неладен. Но было уже поздно.
   Он машинально прикинул - ему надо было выбрать. Двое дерутся, третий не лезет - это все ерунда полная, как раз в таком случае - третьему то самое место. Добить оставшихся в живых, взять хорошие трофеи. Жаль... не получится сейчас трофеи взять. Две машины - ох были бы кстати. Но протащить их через всю Ичкерию - из разряда "Очевидное-Невероятное".
   Чехов больше. Значит, по уму надо помочь тем, кого меньше, с них и начать мясню. Но проблема в том, что Вольво стоит очень плохо - и если огнем начнут прочесывать зеленку, то могут сдуру и попасть...
   На какой то момент мелькнула мысль отказаться, но было уже поздно. Он и сам это понимал - за дохлого чеха их затравят...
   Он дважды нажал кнопку тонового сигнала - готовность...
  
   - Сколько у тебя... - проговорил бородач, глядя на хищного вида трубу, обвешанную какими-то непонятными приспособлениями.
   - Пока шестьдесят. Если надо - будет еще...
   Бородач погладил лежащее в упаковке холодное тело ракеты
   - Если стрелять одновременно двумя ракетами - вероятность поражения близка к ста процентам...
   - Э... дарагой, ми из таких стреляли... там, по русистам. Плохо было, да. И пять раз - не попадал. Русский самолет такие шарики из огня выстрелил, да... И ракета не попал.
   Торговец мысленно попросил у Господа послать ему терпения
   - Скорее всего, это были старые ракетные комплексы, типа Игла. Вы где их брали? В бронетранспортере?
   - БТР, да!
   - Это совсем другое. Это Игла-М, модернизированный вариант. Вероятность поражения цели - до ноль девяти одной ракетой...
   - Русский... - пренебрежительно сказал чеченец - Стингер есть, да?
   Стингер - чеченец знал по рассказам афганцев, которые воевали небольшими группами в первую чеченскую, сам он его никогда не видел, не держал в руках и не знал, как из него стрелять. Но как и любые примитивные люди - он поверил восторженным рассказам афганцев и ассоциировал Стингер едва ли не с Зульфикаром, мечом Пророка, которым он создал первое в мире мусульманское государство. Он думал, что если у него будет Стингер - ему достаточно будет лишь направить его в сторону проклятого вертолета русистов, прочитать дуа, нажать на кнопку - и проклятый вертолет русистов обязательно рухнет с неба обгорелым комком железа.
   Аллах Акбар!
   Чеченец обратил внимание на дерюгу, что-то скрывавшую. Под дерюгой оказался связанный человек.
   - Это кто?
   - Это - инженер.
   У чеченского амира понимание людей сохранилось советское, и при слове "инженер" у него возникала ассоциация с тщедушным очкариком, лохом, за которого никто и десятка баксов не заплатит. Только что если заставить родственников квартиру продать...
   Чеченец пренебрежительно пихнул лежащего.
   - Он что, дохлый?
   - Не. Ядом амазонского паука траванулся...
   - И зачем он мне? Ты его что - в нагрузку что ли отдаешь?
   - А кто будет учить тебя стрелять из Стингера?
   - Вах, что в этом сложного - возмутился чеченец - думаешь, я кьолам****** не знаю? Да я русский машина подбивал, когда ты пешком под стол ходил, да!
   - Это сложная машина. Надо учить. Ты сам просил...
   - Э... я книга просил!
   Еще бы ты читать ее умел.
   Торговец порылся в стружке и достал запечатанную в пластиковый пакет книгу.
   - Вот тебе книга.
   Чеченец принял книгу, посмотрел. Затем сильными пальцами разорвал полиэтилен, открыл. Шевеля губами, как делают малограмотные люди, попытался что-то прочесть, затем подозрительно посмотрел на прикрытого дерюгой человека.
   - Десять...
   - Ты шутишь? Сто. Это же специалист!
   - Вах! - вскричал чеченец - какой-такой специалист!? Куда я его потом дену, а? На базаре в Гумсе хороший сильный раб по десять идет. На...ть меня хочешь, да? Думаешь, я дурак, да? Шайтан вах калле, сто тысяч!
   - Это не раб - терпеливо объяснил торговец - это специалист. Ты думаешь, я просто так тебе его привез? Люди, которые заинтересованы в том, чтобы русисты потеряли свою вертолетную технику - подскажут тебе, что надо делать. Подошлют нужных людей. А ты...
   В едва заметном наушнике, скрывавшемся в правом ухе торговца - раздался писк. В машине стоял радиосканер, он мониторил все полосы и регистрировал радиовсплески.
   - ... Просто должен делать...
   Движением руки, просто рукавом о легкую куртку - торговец высвободил спрятанный в рукаве маленький, но мощный пистолет NAA тридцать второго калибра. Его "оружие Иисуса".
   - ...то, что говорят. Сто - ничто за такого специалиста. Но из уважения к тебе пусть будет восемьдесят...
   Чеченец еще раз посмотрел на одурманенного человека.
   - Аллах свидетель, двадцать. Больше не дам...
   На улице - они не могли видеть, все закрывал тент - коротко прострочил автомат, раздались крики...
   - Аллах всемогущий! - только и вымолвил чеченец
   Выпавший из рукава в руку пистолетик - смотрел на него своим курносым дулом.
   - Подыхай!
   Самое смешное - что ни один из них не готовил засаду. А значит - каждый подумал, что виноват другой.
   - Цига ма тоха! Цига ма тоха!*******
   Крик потонул в грохоте очередей
   Торговец - моментально вспомнив полученные в Ираке навыки - рванул на себя тушу подстреленного чеченца, полоснул острым как бритва ножом по ремню, сорвал автомат. Сорок и в другом сорок - восемьдесят патронов, очень даже неплохо. Еще что... снимать разгрузку времени нет. Гранаты... гранаты.
   В руку легла рубчатое, стальное яйцо старой но смертоносной советской гранаты Ф1. Торговец выдернул кольцо
   - Граната!
   Он бросил гранату - из-под тента вперед и вверх, сильным движением руки, надеясь попасть в орешник. Тент рванул пули - раз, другой, третий - торговец понял, что охотятся конкретно за ним - снайпер. Когда впереди громыхнул взрыв - он вывалился из-под тента...
   В него не попали. Как он и предполагал, снайпер, или кто там еще - отвлекся на взрыв, пыль загородила обзор...
  
   Том был уже мертв - бесповоротно мертв, мозги на машине. Дариус, бывший морской котик - садил по склону из М249-го.
   Торговец подхватил выпавший из рук Тома пулемет, судя по весу, патронов в нем оставалась - примерно половина.
   Длинная очередь ударила по зеленке.
   - Что произошло, нахрен!?
   - Снайпер начал стрелять! - проорал в ответ Дариус - они первые...
   Непонятно было, что происходит - но огонь чеченцев становился все слабее
   - Аллах Акбар! - проорал Торговец, надеясь обмануть противника, и высадил остатки того, что было в ленте назад и вверх, по склону, надеясь зацепить снайпера или хотя бы заставить его сменить позицию...
   Вместо ответа - от чеченского КамАЗа ударил длинной очередью ПК.
   - Уходим!
   Торговец бросил пустой пулемет - перезаряжать времени не было - вскинул автомат, и только хотел нажать на спуск, как пулеметчик достал Дариуса. Так получилось, что Дариуса отбросило на него, и он прикрыл своего командира. В последний раз.
   Торговец обхватил Дариуса, сделал три шага назад - и полетел вниз по каменистому склону
  
   - Как? - только и спросил мужчина, смотря в сторону обрыва. Там, естественно, никого уже не было - и оставаться искать было нельзя.
   - Я ошиблась... - раздраженно сказала женщина, смотря в сторону - пулеметчик показался мне самым опасным, я целилась в него. Потом этот парень бросил гранату... закрыл мне прицел. Верткий как змея.
   - Все нормально... - попытался нормализовать обстановку здоровенный, похожий на Терминатора пулеметчик - не попал же!
   - Да вот ни хрена не нормально! - вспылил старший - мать их так! Мог бы попасть.
   Он злился и орал - скорее на себя, чем на подчиненных. Один... точнее одна из которых была его женой.
   - Проверить здесь все. Установить заряды. Кому что надо - берите, но потащите на своем горбу. Десять минут на все про все - уходим...
  
   - Эй, шеф, смотри...
   Старший обернулся. "Терминатор" прошерстил пулеметчика - очень уж пулемет у него был хороший, и новый почти. И теперь - он показывал татуировку, которую нашел на руке, прикрытую часами. Татуировка говорила сама за себя.
   - Тюлень и кинжал. Морские котики. Спецназ. Первая группа, Коронадо
   "Терминатор" служил в разведподразделении тихоокеанского флота и знал, о чем говорил.
   Старший раздраженно махнул рукой
   - Это не имеет значения. Установлено?
   - На пять минут.
   - Все, выдвигаемся. Времени больше нет. Я в голове, следом ты.
   Женщина недовольно посмотрела, но ничего не сказала
   - Есть.
   Через несколько минут - обе машины вспыхнули нестерпимо ярким, белым светом. Потом - в кузове Вольво взорвались заряды...
  
   * Слышишь меня? Гости сейчас подойдут (чеченск.)
   ** Хорошо (чеченск.)
   *** Сады Ислама, террористическая группировка Кавказа
   **** Компактный прибор для определения силы и направления ветра, атмосферного давления и некоторых других, влияющих на выстрел показателей.
   ***** Обет, обещание сделать какие-то необязательные ибадаты, например, держать пост в течение нескольких дней или сто раз прочитать Фатиху
   ****** Карандаш, слэнговое название гранатомета
   ******* Сюда не стрелять (чеченск.)
  
   Чужая земля
   Британская территория
   Нью-Дели, стрельбище
   День девятнадцатый
  
   Стрельбище в Нью-Дели по меркам Старого света было простои шикарным. Такие, как это стрельбище там были только в США, да еще в России. Просто в остальных странах - для таких стрельбищ не хватало места. В Британии на приз Королевы стреляли на знаменитом стрельбище "Сентри Рейндж" в Бизли - но и там дефицит места не давал возможности проводить полноценные соревнования по стрельбе из 338 калибра, в Афганистане ставшего основным для снайперов. Здесь же - трехкилометровая стрелковая директриса с примитивной, но действующей системой движущихся мишеней - давала возможность практиковаться в стрельбе даже из крупнокалиберных пулеметов.
   Стрельбищем пользовались все, правда не все бесплатно. Бесплатно пользовались люди Ордена, которые это все и выстроили - правда, их было немного, потому что основные силы Орден концентрировал теперь для защиты собственной территории и против Русской армии. Бесплатно пользовались члены стрелкового клуба, потому что они платили за все это когда платили членские взносы в клуб. Все остальные - пользовались стрельбищем платно. Только винтовочных позиций на стрельбище было двести двадцать - по правде говоря, Сосед не видал такого большого стрельбища никогда в жизни. И оно не пустовало!
   Заплатив десять ЭКЮ, Сосед проехал дальше на машине, выбирая где ее поставить. Удобство заключалось в том, что машины здесь ставили не на стоянке, а за стрелковым местом, то есть не надо было тащить тяжелую винтовку и снаряжение целую милю. Более того - некоторые места рассчитаны были на то, чтобы въехать на них на машине и стрелять, имитируя популярную здесь стрельбу животных на мясо с пикапов. Или отражение нападения с использованием установленного на машине пулемета. Сосед решил воздержаться от этого: не стоит привлекать к себе внимание.
   Неспешно расставляя на примитивном, много повидавшем столе приспособления для точной стрельбы - трубу, патроны - Сосед услышал за спиной гудок, напоминающий паровозный. Обернулся - от старого - престарого Рэма с двойной кабиной - спешил Смайли с двумя огромными чехлами. Просто удивительно, как он умудрялся их тащить и при этом улыбаться.
   - Добрый день, сэр! - сказал он, ставя чехлы - я так полагал, что сумею вас опередить.
   - Ничего страшного.
   - Я постреляю из своей, не возражаете?
   - Ничуть.
   Смайли аккуратно расчехлил обе винтовки, вторым оказался потрепанный восемьдесят второй Барретт.
   - Вижу, не простаивает
   Смайли улыбнулся как-то извиняюще.
   - Здесь это основной инструмент для охоты. Ни больше ни меньше. Только на днях трех антилоп завалил.
   - Э... а как же охотничьи калибры?
   Смайли усмехнулся
   - Как думаете, сколько стоит Четыреста шестнадцать Ригби? Двести ЭКЮ за пачку патронов. Столько же четыреста пятьдесят восьмой Винчестер. Цены Ордена плюс накрутка. Пулеметный с завода стоит примерно три ЭКЮ за штуку, если не очень хороший и десять - приличный, ручного переснаряжения. Все компоненты производятся здесь, даже бронзовые пули есть. Так что "правильная" охота есть дело рук небольшой кучки сумасшедших энтузиастов. Кое у кого есть китайские винтовки.
   - Китайские?
   - Да, и русские тоже. Если живешь рядом с границей - патроны можно достать практически бесплатно и таким образом охота ничего не будет вам стоить. Здесь охотятся прежде всего ради мяса, не ради забавы.
   - Да я уж понял...
   Сосед снарядил магазин винтовки, которую он выбрал пятью золотистыми, гладкими стальными ракетами. Присоединил магазин, дослал патрон в патронник - затвор закрылся со звуком хорошего швейцарского или германского сейфа. Достал из кармана Кестраль, поднял повыше. Кестраль он тоже одолжил в Герефорде.
   - Эффект Магнуса здесь такой же*?
   - Почти один в один - одобрительно кивнул Смайли
   Сосед прицелился в мишень - стальную, избитую пулями бочку на пятьдесят галлонов. Грохнул выстрел.
   - Правее - прокомментировал Смайли смотря в трубу - деление или два.
   Сосед откорректировал и выстрелил. Пуля ударила в бочку, в нижнюю ее часть.
   - Попал.
   Сосед еще раз откорректировал прицел. Пуля угодила прямо в центр.
   - Попал, середина.
   Дистанция была тысяча ярдов. Солидно.
   Сосед сделал еще два выстрела, не меняя настройки, чтобы убедиться что винтовка бьет кучно и попадание не было случайным. Затем - они перешли на полторы тысячи.
   МакМиллан была точнее, чем Баррет, тем более что ствол на ней был почти новый, не расстрелянный. Но Барретт брал другим - отдача намного мягче, сама конструкция винтовки была предназначена для смягчения отдачи, потому что Ронни Баррет делал ее как замену пулемета М2, а не как снайперскую винтовку. Баррет позволял быстро производить повторные выстрелы и даже вести беглый огонь по движущейся цели. Сосед знал парней, которые могли выпустить десять полудюймовых пуль за десять секунд. Это были снайперы "группы морского специального развития**".
   Однако, для точного выстрела даже по туше весом в тонну - МакМиллан вполне подходил.
   Когда стреляли на полторы тысячи - привлекла внимание громкая музыка. Сосед обернулся и увидел, что соседние позиции заняли прикатившие на пикапах друзья из бара Карамба. У них был даже Хаммер - правда, медицинский, а не боевой. Видимо, взяли списанный.
   Смайли поморщился. Девицы, громкая музыка - вызывающее для англичанина поведение.
   - Итак, сэр?
   - Беру за шестнадцать.
   Договорились на семнадцать с половиной.
   Спровадив оружейного торговца - явно торопился в банк, чтобы внести на счет наличку - Сосед пошел поздороваться с вчерашними друзьями. Их было девять человек, и они тоже собирались стрелять из крупнокалиберных винтовок. Их у них было две, одна затворная и одна полуавтоматическая - наверное, как раз китайская и есть. Как Сосед уже успел уяснить - крупнокалиберные снайперские винтовки здесь, как и в том мире - не попадают под ограничения и считаются обычными охотничьими...
   - Доброго здоровья...
   Сосед вдруг увидел, что та девица, которая вчера его так неудачно обыскала - одна из двух, которая прибыла на стрельбище. Черного мейкапа на ней не было, и выглядела она куда лучше. Вообще, женщины выглядят намного лучше, когда они естественным и не пытаются никого из себя изображать.
   С женщинами сержанту двадцать второго полка Тимоти Гибсону катастрофически не везло.
   Практически ни у кого в войсках специального назначения нет семьи: мало кто способен выдерживать бесконечные отлучки мужа на месяц, на три, на год. С ужасом ждать вечерних новостей, глазами затравленной собаки смотреть на почтальона, ходить - в клуб разбитых сердец (клуб жен, чьи мужья воюют в одном подразделении). Потом принимать его - с кошмарами, отвыкшего от нормальной жизни, нравственно, а иногда и не только нравственно искалеченного. А искалеченные были все, потому что никто не понимал цели и смысла войны - а когда солдаты не понимают цели войны, война превращается в массовое убийство. Вернувшиеся после очередного тура мужья были не в лучшей форме - по статистике, большей частью браки военнослужащих распадаются в течение трех месяцев после тура. У Соседа была только одна женщина, которую по по-настоящему любил, и он сам с ней расстался, сочтя, что та заслуживает лучшего, чем жизнь жены военного - бродяги. Или вдовы военного - бродяги.
   В зоне боевых действий с женщинами было не так сложно, как это могло показаться. С одной стороны - про афганок не могло быть и речи, если в Ираке еще были бордели - то в Афганистане их не было вообще. Афганку, которая опозорила себя связью с неверным - растерзали бы собственные родные. Зато согласно новым веяниям моды - в армии все больше и больше мест, особенно в тылу занимали женщины: стресс женщины переносят тяжело и секс - один из лучших способов его снять. Больше всего везло летунам: они сидели на базах, в ВВС традиционно больше работы для женщин - потому для них война - это череда полетов на скорости пятьсот миль в час и секса на той же скорости. Особенно везло тем, кто был в Баграме - оттуда домой привозили альбомы с групповыми фотографиями - на память, один такой альбом даже в прессу попал, вызвав скандал. Пехотинцам, а особенно тем, кто сидел на дальних базах - приходилось в этом смысле особенно туго: там женщин было днем с огнем не найти.
   Вторая категория доступных женщин на войне - это журналистки. У них свой интерес - им нужна информация, рассказы, от которых стынет кровь. В связи с тем, что большая часть подлинной информации выставляет воюющую британскую армию не в самом выгодном свете - она засекречена. А журналистки часто бывают молодые, не замужние и откровенно безбашенные. Другие Афганистан - либо по здоровью не выдержат, либо по нервам. Так что есть повод для разговора, есть...
   Сосед хорошо помнил последнюю. Норвежка. Совершенно при этом не похожа на норвежку - смуглая, черные длинные волосы, глаза как маслины. Зовут Ханна, как потом она объяснила у нее папа - мигрант из Алжира. Не из Сомали и на том спасибо. Она сняла его у губернаторского дворца в Кандагаре, и спокойно, даже скучно как-то изложила, чем они могут быть полезны друг другу. И не один раз - она тут на три месяца, а если повезет, то и на больший срок. Сосед как-то ошалел сначала... это получалось что-то типа "то ли ты ее поимел, то ли она тебя поимела". Однако, Ханна была красивой, а погибнуть можно было на каждом шагу, в любую минуту, даже от пуль афганских полицейских, среди которых было полно перекрасившихся боевиков. Они были полезны друг другу чуть больше двух месяцев, потом - то дерьмовое дело, в котором они понесли серьезные потери, да еще вголубую,*** его дернули в Лондон - но полк даже не успел провести расследование, как его забросили в Пакистан, а потом он оказался и вовсе хрен знает где. То есть здесь.
   И почему то - именно здесь и сейчас ему пришло в голову, что женщина ему понадобится. И не такая как Ханна, которой секс не повод для знакомства... северные женщины видимо, все такие. А такая, с которой можно создать семью. И построить что-то... семейное гнездо, ферму, развести и в самом деле мясной скот. Тогда отказался, потому как с государством больше ничего общего - а гложет червь сомнения, гложет, что не говори. Ведь если так подумать - что он построил? Да ничего - убьют, и все дела. Хорошо, если кто помянет. А вот дом, дети... тут и умирать не страшно, вроде как...
   - Мистер, эй, мистер...
   Сосед перехватил руку, щелкающую перед носом, чуть придавил.
   - Не рискуй.
   - Извините...
   Дошло. Шутки - и в самом деле - плохи.
   - Мы начинаем?
   - Начинайте, кто вам мешает...
   Стрельба из крупнокалиберной винтовки - дело не такое простое. Но в условиях открытой местности - что горной, что равнинной - совершенно необходимое. Роб Фурлонг - снял двоих пулеметчиков муджиков с расстояния в 1,51 мили - они просто не подозревали об опасности и даже два пристрелочных выстрела - их не встревожили. Хотя, ему повезло конечно - скальная стена, отчетливо были видны промахи и можно было скорректировать прицел - на таком расстоянии, не видя попаданий, можно стрелять целый день в белый свет как в копейку. Более реальная дистанция - миля, на европейскую систему мер и весов это немногим менее двух километров. Даже на этой дистанции - попасть в ростовую фигуру, тем более если одна движется - задача незаурядная. Но вот легкий трак**** а тем более тяжелый армейский трак - уже более реально. Можно в хлам разорвать покрышку, повредить ступицу, попасть в бак или двигатель, если повезет - в кабину или в кузов. Если метким выстрелом машину получилось остановить - то встанет вся колонна - за редким исключением так и бывает. Это как в старом морском бою - скорость движения кильватерной колонны равна скорости движения самого медленного судна в колонне. Подбил - наполовину выиграл. И тогда - проще простого, в зависимости от поставленной тебе задачи либо отрываться на скорости, либо накрывать остановленные машины сосредоточенным минометным огнем, ракетами или огнем пулеметов. По неподвижной цели - накрытие происходит быстро и просто. Так что хороший снайпер с полтинником здесь очень даже в цене.
   Первая винтовка оказалась хорватской - как объяснили ребята из Карамбы, они имели эксклюзив на британскую территорию, а хорватское оружие самое дешевое. Сосед поверил сразу и безоговорочно - Хорватия последние лет шестьдесят является европейским центром нелегального производства оружия, а сейчас многие фабрики просто приобрели легальный статус. Вторая - оказалась трофейной, китайской. Патрон 12,7 русский, схема - чем-то похожа на Барретт, хотя сделана конечно грубовато. Прицел стоит уже не китайский - родной "поплыл". Тем не менее - полтинник есть полтинник.
   Сосед стрелять из чужих винтовок отказался.
   Постреляли и из обычного оружия. Оно было у каждого, даже у женщин. Обычные автоматы Калашникова. Тюнинг есть, но недорогой - у всех передние рукоятки, плюс простейшие прицелы "красная точка". Но оружие унифицировано, что сразу разбивает в хлам мысли о банде. У банды - унифицированного оружия не бывает, в банде кто на что горазд.
   При стрелковом клубе был бар, и простенький ресторан - но говорить о делах в нем было как то... не comme il faut. Проблему решили просто - взяли пива, мяса да и расположились с безопасной стороны стрельбища. Так, чтобы и людям не мешать, и чтобы покойно обоим сторонам было. Покойно - это от слова "покой", а не "покойники". В таких делах никто никому не доверяет, и правильно делает. На той стороне тоже - это только кажется, что в большой песочнице все так просто: прилетел, стрелковые очки на рожу, шемахой личность скрыл, АК на базаре купил - и пошел косить по штуке в день. Ага-ага, щаз-з-з... Так оно тебе и обломилось. Не счесть обанкротившихся компаний, не счесть безымянных могил на обочинах дорог, не счесть никому не нужных инвалидов. Игра была - как обычно и бывает в жизни - девять проигравших на одного сорвавшего джек-пот. Беда была в том, что среди проигравших - как раз были достойные парни, которых Сосед знал лично. И не хотел забывать...
   - Ну... и как же мы будем зарабатывать? - спросил Юрий, когда они осушили по первой
   - Я полагаю, это вы мне скажете, ребята - как?
   - Ха! А нахрена ты нам тогда нужен? У нас и так свой кусок есть.
   Сосед глотнул из бутылки - но из руки ее не выпустил, причем незаметно перехватил так, что Штефан насторожился. И правильно сделал.
   - Объясняю - негромко и внушительно сказал Сосед - первое, что у меня есть, это лицензия на частную военную компанию. Насколько я знаю - это само по себе пропуск в мир больших - пребольших денег здесь.
   - И все?
   - Второе - продолжил Сосед - это мой боевой опыт. До тех пор, как попасть в эту задницу - я служил в полку, расквартированном в Герефордшире. Два тура в Афганистан, два тура в Ирак, удалось побывать в Боснии, в Косово, в Конго и в некоторых других местах, про которые вы только в книжках читали...
   - Сказать каждый может...
   - Заткнись! - негромко сказал Штефан
   Юрий заткнулся
   - ... Я не собираюсь демонстрировать кому-то мою татуировку на заднице, тем более что у меня ее там нет. В процессе, скажем так выяснится, вру я или нет, и если вру - вам ведь ничто не мешает послать меня по известному адресу и работать так, как работали раньше.
   Наемники молчали.
   - И все? - спросил теперь уже Франк
   - Не все. Со Грознех вахна*****...
   Наемники недоуменно переглянулись - а Юрий оживился, как будто его ткнули шилом.
   - Маца?******
   - Дукха хъяла*******
   - Что это значит?
   - Он говорит по-чеченски - мрачно пояснил Юрий - это чеченский язык
   - Вот как? А еще знаешь? Как будет... деньги.
   - Ахча. Ахча кхъйн дан баллах даккха.********
   - А еще какие языки знаешь?
   - Арабский. Наречья Ирака, Иордании, немного Сирии. Все языки, которые были в А-стане, мать его так. Кавказские, немного волоку. И, кроме того - я родился в весьма мерзком квартале. Жизнь там - заставляет шевелить мозгами, если не хочешь, чтобы тебя встретили ублюдки с битами и цепями. И булками, если они тебя все же встретили...
   Наемники расхохотались. Как заметил Сосед - девица, которая ему понравилась, не держалась с кем-то, а была сама по себе. Несмотря на девяносто вторую Беретту на поясе, сразу видно - школы не прошла. Просто хочет казаться крутой. Слабое звено в компании.
   - Еще что?
   - Еще связи. Почти всех кто здесь с той стороны - так или иначе я знаю. Могу обратиться с просьбой. Торгую оружием, первый магазин будет открываться на днях. Вопрос в том, кто такие вы. И стоит ли мне иметь с вами дело.
   Наемники переглянулись.
   - Независимая группа - сказал Франк - местные нас не слишком то жалуют, но нам плевать на это. В приграничной зоне закон действует с большими натяжками, а за колючкой на него и вовсе всем плевать, если это не закон шариата, конечно. Как то так. Вместе не первый год, опыт работы есть и неплохой.
   - А на той стороне - допытывался Сосед
   - Легион - сказал Франк - я дослужился до ажудана, Юра - до сержант-шефа. Побывали в Заире и в прочих дерьмовых местах. Потом... получилась одна неприятная история, вот и решили дернуть сюда. Все вместе, все, кому эта история припекала задницу. Устраивает?
   - Хрень собачья - сказал Сосед
   - Прости?
   - Про Легион - хрень собачья. Про то что в Легионе был ты - я могу поверить. И он - тоже - Сосед указал на Юрия - а вот это вот, никакой не Легион. Они учились где-то воевать, но ни в каком нахрен не Легионе.
   - А где же тогда, по твоему?
   - Например, в специальных группах ЦРУ, которые я терпеть не могу еще с давних времен. Мальчики, которые строят из себя крутых и обожают насилие - но не были ни в одном настоящем бою, мать их!
   - Э, какого хрена! - возмутился один из латиносов, но Франк коротким тычком усадил его обратно на место.
   - Если это и так - сказал хорват, смотря в глаза Соседу - они воевали на твоей стороне.
   - Ни хрена не на моей.
   - Это почему?
   - Да потому, что я воевал за Бога, Королеву и страну. А эти уроды воевали за грин - карту через три года службы. Немного другое - не находишь?
   Франк кивнул, признавая правоту собеседника
   - Ты прав. И я и Юрий из Легиона. И вон Мануэль тоже - единственный из них. Но никто больше в Легионе не служил. Хотя они нормальные ребята и с оружием управляться умеют. Здесь такое правило - все, что было там - там и остается. Не знал?
  
   - Почему. Знаю. Просто хочу сразу предупредить. Точно так же, как в Эй-стане, бородатых козлов, которые по странному стечению обстоятельств были на нашей стороне. Вся хрень с мародерством, садизмом - в сторону. Потому что первый кто слетит с катушек в этом случае - это буду я.
   - Здесь живут мародеркой.
   - Одно дело - тачка с пулеметом. Другое дело - всякая домашняя хрень. Не говоря про баб.
   Конечно, Сосед перегибал и перегибал жестко. Латиносы - откуда они вообще взялись здесь, нахрен - уже давно выступили бы. Если бы смогли. Сосед изначально перегибал палку по двум причинам. Первая - поставить себя как офицера, который может бросить вызов даже всем остальным в целом. Вторая - выяснить, кто командует, а кто подчиняется. Командовал в этой разношерстной компании - скорее всего Франк, Юрий держался его и был кем-то вроде взводного сержанта, а остальные... вообще непонятно, что за хрень с остальными. Латиноамериканцев Сосед практически не знал - но почему-то они вызывали у него чувство недоверия. Не эти конкретно - а вообще все латиноамериканцы. И тот, кстати, самый старший из них - почему то пропал, не приехал.
   - У нас тоже беспредел не приветствуется. Мы края знаем. Поговорим о долях?
   - Сначала о бизнесе.
   - Нет, сначала о долях. Если не договоримся - то и говорить не о чем. Твое видение?
   - А что тут видеть. Вы и я. Пятьдесят на пятьдесят.
   - Да ты охренел, англичанин! - сказал Юрий
   - Если вас устраивает ходить под виселицей, можете продолжать. Я расклады знаю, иначе бы не предлагал.
   - Все равно - нереально - сказал Франк
   - Твое слово?
   - Твои двадцать. Наши восемьдесят.
   Сосед кивнул
   - Давай, разрулим ситуацию так. У вас есть свои дела, которыми вы занимались и без меня. Никто не мешает вам заниматься ими и дальше. Здесь я к вам в долю не падаю за исключением того случая, если вы зовете меня в дело. В этом случае - договариваемся примерно как ты и сказал - двадцать на восемьдесят. Сделка?
   - Возможно. Дальше.
   - Другое дело - если дело подгоняю вам я и я же - обеспечиваю все остальное. Вывод, отход, технику, снаряжение, цель - вообще все. Тогда - пятьдесят на пятьдесят.
   - Не много? - спросил Юрий - мы берем весь риск на себя.
   - Пятьдесят на пятьдесят, если я иду с вами. Сорок на шестьдесят, если я с вами не иду. Лучшее, что я могу вам предложить. Иначе - колошматьтесь и дальше в своей Карамбе, опухайте от скуки...
   Наемники снова переглянулись.
   - Мы обсудим, ты не против?
   - Да нет проблем.
   Сосед встал и отошел к машинам. Сунул в рот полоску соленого мяса, соленого до слез, начал мять его зубами, сглатывая солено-горькую до слез слюну и смотря в ослепительно синее, жаркое небо. Чем дальше - тем больше ему здесь нравилось. Это очень важно - когда ты находишься там, где хочется остаться на всю оставшуюся жизнь. Для солдата - редкая роскошь.
   Наемники обсуждали вопрос относительно недолго. Это значило, что дисциплина у них какая-никакая была, и авторитет командира не подлежал сомнению.
   Подошел Франк, протянул руку
   - Сделка.
   - Сделка.
   - С одним условием. Это условия для обычных дел. Если дела необычные - договариваемся отдельно.
   - Это справедливо...
  
   * Фактор, влияющий на поведение пули при стрельбе на предельно большие дистанции. Поправка на эффект вращения Земли
   ** Новое название шестого спецотряда SEAL
   *** Это не намек на нетрадиционную ориентацию. blue on blue - выражение, обозначающее инциденты с огнем по своим
   **** Грузовик
   ***** Я жил в Грозном (чеченск)
   ****** Когда?(чеченск.)
   ******* Давно (чеченск.)
   ******** Деньги еще надо заработать (чеченск.)
  
   Чужая земля
   Британская территория
   Нью-Герефорд
   День двадцать первый
  
   Почему то люди думают, что историю можно изменить.
   Изменить так, чтобы не было ни первой, ни второй мировой. Ни белых костей ткачей на индийских равнинах, ни злополучной ирландской проблемы. Ни вообще государства, которое нависает над простым человеком подобно скальному уступу, расстреливаемому день ото дня немилосердно жарким солнцем, овеваемому прохладой ночью и оттого готовому в любой момент рухнуть. Но увы... все предусмотрено... исчислено, взвешено, разделено, история как паровоз, только вот с рельсов не уйти. Везде, где появляются люди, появляется и иерархия, постепенно она развивается в более сложные формы, и, в конце концов - появляется государство. Как высшая форма подавления индивидуальности людей. От этого никуда не уйти, как от мчащегося на всех парах паровоза.
   Несмотря на то, что эта земля вроде как должна была быть прибежищем для нонконформистов, отставших от Крестового похода рыцарей, потерявших своего господина самураев-ронинов - в конечном итоге, Новая Земля превращалась ровно в то же самое, во что все превратилось и на той, отделенной пространствами и временами, Старой Земле. Хоть смейся, хоть плачь - даже допущенные ошибки никого и ничему не учат.
   Вернувшись на время из Нью-Дели, Сосед пошел в представительство Ордена и зарегистрировал там компанию. Назвал недвусмысленно и просто - "Инглизи риск менеджмент". Инглизи - так англичан называли в Афганистане. Sapienti sat, умному - достаточно.
   Порешав еще кое-какие проблемы, в частности посмотрев несколько машин - Сосед вечером пошел в паб... Социализироваться, так сказать...
   Еще одним пабом в Нью-Герефорде был Империал. Довольно приличное заведение - так получилось, что если в Грозди винограда собирались люди, связанные тем или иным образом с САС - то Империал был зарезервирован для всех прочих смертных. Нельзя сказать, что это нравилось хозяину "Виноградной грозди", ведь в САС служит не так много народа. Однако, сами САСовцы никого не выгоняли и предъявить он им ничего не мог. Просто... зловещая слава двадцать второго полка, а так же и тот факт, что почти все САСовцы были приговорены к смерти Шурой Муджахеддинов - заставляли простых смертных держаться от Грозди подальше. Сержант Тимоти Гибсон, он же Сосед простым смертным не был - однако в этот день решил последовать их примеру и встать на якорь в Империале. Опыт старого и много повидавшего солдата подсказывал ему, что нужно бывать в таких местах. Слушать сплетни, байки, угощать людей пивом и элем, задавать вопросы. Только тогда - из новичка ты быстро превратишься в человека, вполне представляющего местную обстановку и знающему, как действовать в той или иной ситуации. Пока что он был новичком - и это представляло опасность как для окружающих, так и для него самого.
   Итак, Сосед надел свою ставшую уже любимой плотную, кожаную куртку, поставил машину (надо покупать, а то это уже наглость) перед пабом и зашел внутрь. В отличие от Карамбы - на входе не было секс-бомб со сканерами, с порога тебя не расстреливали внимательными и недобрыми волчьими взглядами, а бармен был веселым и дружелюбным малым, всегда готовым сменить пустую кружку на полную. Сосед заказал для начала слабенького местного пива и закуски, представляющей из себя какие-то местные, очень соленые (до горечи) орехи. Незаметно - он оказался в компании парней, которые никогда дважды не думали ни перед тем, как опрокинуть еще одну кружку, ни перед тем, как нажать на спусковой крючок. Здесь в равной степени представлены были скауты и конвойщики, но конвойщики пили мало, и, как догадывался Сосед - тоже проясняли для себя обстановку. Не может быть, чтобы информация о девятом выданном патенте на охранную и военную деятельность - не упала в нужные уши, и не может быть, чтобы восемь столпов этого бизнеса - не решили из себя проверить, что представляет из себя девятый. Сосед не исключал для себя даже возможность драки - не для того, чтобы припугнуть конкурента - а для того, чтобы попробовать его на зуб. В сообществе свободных мужчин драка - это своеобразный способ знакомства.
   Речь за столом - каким-то образом миновав тему женщин перешла к другим извечным темам за мужским столом - к оружию и охоте. Один из скаутов - офицер по имени Джейсон Спайк рассказывал про охоту на зверюгу, называющуюся каменным вараном. Его оппонентом был конвойщик по имени Стив Каро - он доказывал, что для такой охот нет ничего лучше, чем русский автомат Ан-94 Абакан, в то время как Спайк насмерть стоял за достоинства старого доброго L1A1 снаряженного тяжелыми охотничьими пулями с мягкой головкой. Вот, кстати, почему L1 все таки с трудом, но выигрывала у АК-47. Большей частью здесь передвигались не пешком, а на машинах, вес не особо имел значение - а вот возможность использовать одну и ту же винтовку и в качестве боевой и в качестве охотничьей - была ценной.
   - ... да ты просто осел! Она и на стандартных то отказывает, а ты собираешься запихать в нее пулю с мягкой головкой.
   - Отказывает только у тех, кого не дрючили в армии чистить винтовку - веско заявил Томас Шэнд, бывший валлийский фузилер - лично я не припомню, чтобы у меня когда-то отказала бы винтовка.
   - Это потому, что ты никогда ни в чем серьезном не участвовал. Господи, да сейчас развелось полно педиков, которые думаю, что винтовка никогда не отказывает, а если она отказала - значит, что-то не так с компьютерной мышкой.
   - Тебя послушать, так у тебя этот русский автомат на заднем сидении пикапа валяется. Тоже мне, знаток...
   - Чего?!
   - Стоп-стоп...
   Сосед, как хозяин стола тормознул разборку. Кликнул, чтобы принесли еще выпивки и забрали пустые бокалы...
   - А что, русские автоматы можно здесь продавать? Я имею в виду эти... Абакан.
   Старожилы этого мира переглянулись?
   - Сержант, я слышал, что вы собираетесь торговать здесь оружием - заметил Шэнд - на пару со стариком Крамом. Если так, то удачи вам. Если вам попадется русское оружие - случайно, например, из Имамата - можете считать меня первым в очереди. А если вы каким-либо образом - я не знаю, каким именно, сэр - наладите поставки этого оружия из Демидовска - я первым поцелую вам задницу, говорю это при всех...
   Сосед допил свое пиво.
   - Немного не въезжаю в проблему. Есть какие-то вопросы с покупкой?
   - Ну... главный вопрос в том, что эту хрень русские не продают. Не продают и бесшумные автоматы, которые у них есть. Никому, никогда - даже своим не продают. Единственный шанс их заполучить - устроиться в Русскую армию.
   Про Абакан Сосед слышал, но не более того. А вот бесшумные русские автоматы калибра девять миллиметров - имел возможность опробовать. В тех местах, где горы покрыты лесом, а люди живут, выращивая табак, пася овец и похищая других людей за выкуп. Он и не предполагал, что есть такая большая проблема.
   - А что с этим русским автоматом? Абакан... я правильно произношу?
   - Он бьет в одну точку двумя пулями. Не знаю, как русские добились этого, я видел, что у него при стрельбе сдвигается ствол как у Барретта.* Две пули идут одна в одну на дистанции метров в пятьсот, в это сложно поверить, если не видишь своими собственными глазами. А попадание двух пуль почти в одну точку... сам понимаешь.
   Сосед прикинул. Не выдержит никакой бронежилет, зона попадания уже ослаблена и вторая пуля - пробьет даже защиту против винтовки. Еще круче будет при попадании в незащищенное тело - две кавитационные полости, перекрывающие одна другую. Наконец - скорее всего, две одновременно попавшие пули - пробьют бронированное лобовое стекло армейского трака - эффект тот же самый, попадание пули в ослабленную зону.
   - Понимаю...
   - А второе - это то, что Абакан этот питается стандартными русскими боеприпасами. Пять и сорок пять на тридцать девять, они самые дешевые. То есть если у тебя есть такая штука - попадание будет как винтовочное, если не круче. Тот же каменный варан...
   - А каменный варан это кто?
   - Такая тварь - теперь взялся разъяснять Спарк - взрослая особь весит больше сотни стоунов, к тому же - у него шкура очень прочная. Да чего говорить - твоя куртка из этой кожи.
   - Да?! Я и не знал.
   Посмеялись.
   - Так вот, эта тварь живет в горах, любит днем погреться на солнышке. Выползает на камни. Тут то ее и надо брать. Но осторожно - она очень агрессивна.
   - Сожрет?
   - И это тоже. В горах - ты никак не сможешь бежать быстрее ее. Попасть в нее... как к примеру в атакующего рогача не так то просто, она не только у земли стелется, но еще и очень ловко бросается в стороны перед нападением. Махнет хвостом - считай, ног нет. Поэтому - охотясь на нее - неплохо бы иметь обрез двустволки или помпового ружья, снаряженный самой крупной картечью. Это ее не убьет, скорее и не покалечит - но может дать тебе немного времени.
   - А с Абакана ее можно свалить?
   - Точное попадание ее свалит. Только в одиночку на нее пока не охоться. Надо знать, где у нее мозг... живучая тварь. К тому же, она территорию охраняет, если ты на ее территории - она воспримет это как угрозу и нападет.
   - Русские кстати выпуск нового оружия наладили - заявил еще один конвойщик по имени Лоу - вместе с бразильцами. Говорят, хорошего. Так что можно и Абакан скоро ждать, я так думаю.
   - Ага, держи карман шире - усмехнулся Спайк - у русских же нет бизнеса нормального. А командованию нахрена лишний геморрой...
   - А что, оружие хорошее? - спросил Сосед
   - Да разное говорят. Вроде не Калаш, и не то, что в Старом свете делают. Два варианта - один под винтовочный патрон, другой под какой-то местный. Шесть и пять на сорок два. Вроде как промежуточный.
   - Это на какой же гильзе? - удивился Сосед.
   Дело в том, что он интересовался на той стороне оружием - как и все, у кого от качества и технических характеристик оружия зависела в прямом смысле слова жизнь. Промежуточные боеприпасы в последнее время появлялись активно, это было связано с тем, что в условиях Афганистана концепция "лучше ранить, чем убить" летела к чертям. Когда готовились воевать с Советским союзом - придумали такое, что для эвакуации раненого нужно никак минимум пара человек, чтобы вынести с поля боя, потом внимание врача, медикаменты, возможно, пособие - и все это будет серьезно отягощать экономику противника, даже далеко в будущем. Поэтому - сознательно приняли боеприпас, базировавшийся на патроне для охоты на мелких грызунов и лис. В Афганистане если ты стрелял в человека и не убивал его - это могло значить кое-что другое. Например, то, что он успеет активировать пояс шахида и то, что от тебя останется после этого - придется собирать лопаткой. На какое-то время поставила в тупик и тактика моджахедов - понимая, что они проигрывают ближний бой, они перенесли основную дистанцию контакта на семьсот - девятьсот метров. Именно с такой дистанции сейчас - начинали вести беспокоящий огонь снайперы и пулеметчики моджахедов. Это вызывало проблемы - начиная от той, что найти замаскировавшегося на такой дистанции стрелка очень непросто и заканчивай той, что твоя винтовка калибра 5,56 не могла их достать. А ротные пулеметы, старые добрые гимпи, которые могли заплевать врага пулями и на такой дистанции - в армиях НАТО заменили Миними под тот же самый "дохлый" патрон. Браунинг М2 был слишком тяжелым и из него нельзя было вести полноценный прицельный огонь... в общем, сама ситуация требовала нового оружия для каждого пехотинца. Но расконсервировать старые винтовки - это половинчатое решение, хотя в американском спецназе многие обзавелись М14 Sage или кому-то выдали новый SCAR.
   6,8*43 Ремингтон базировался на старой гильзе .30 Ремингтон образца 1906 года (вероятно, это было ошибкой), 6,5 Grendel - на гильзе старого доброго 7,62*39 русский. Был еще какой-то патрон, Сосед не помнил точно - он базировался на НАТОвской, сорок пятой гильзе и почему то не получил распространения, возможно потому, что сделан был вайлдкеттером**, а не оружейной фирмой. Удивительно - но патрон Ремингтон, подходящий по геометрии под магазин М16 - взялся продвигать не сам Ремингтон, а только Баррет, а 6,5 Grendel, явно лучший по характеристикам проваливался по простой причине - лучше всего его было бы использовать в автоматах Калашникова, пусть и в переделках из гражданского Вепря, но русские не мычали, ни телились, а для использования в карабинах М4 он не слишком то подходил - слишком много всего надо переделывать. Зато появились еще два патрона, оптимизированные под стрельбу с глушителем. 7,62*40 придумал Билл Вильсон, знаменитый кастомизатор винтовок и пистолетов, а вот .300 Blackout в оригинале придуманный производителем глушителей ААС продвигал широко известный в узких кругах инвестиционный фонд Cerberus, которому принадлежали и Ремингтон и Бушмастер и DPMS и ААС. Такое обилие оружейных фирм позволило новичку захватить лидерство в этой гонке - например, винтовку Ремингтон Р5 под этот патрон Сосед успел испытать в Герефорде. Не местном - а том самом, на старой земле. Как раз перед тем, как его дернуть в Пакистан - его запихнули в группу испытаний нового оружия на время долечивания. Патрон классный - характеристики почти как у советского 7,62*39, но в отличие от него по геометрии он подходит под магазины М16. В цифровом обозначении это 7,62*35, что подозрительно, один в один схоже с малоизвестным 7,62 grendel, и у него в стандарте - пуля весит сто пятнадцать гран, при том, что в 5,56 NATO самая тяжелая весит восемьдесят. На испытаниях - практически все САСовцы отдали предпочтение патрону от Билла Вилсона, тем более у него была как дозвуковая, так и сверхзвуковая модификация. Пусть и не с лучшей баллистикой - но все спецназовцы знали баллистику русского патрона, а тут было почти то же самое. Вероятно, русские здесь поступили примерно так, как и Билл Вильсон - тот тоже формировал гильза методом файрформинга и просто укорачивал их до нужной длины, чтобы вписаться в стандартный магазин. Что же касается пуль калибра 6,5 - они дороги, но их можно найти на севере Европы, там длительное время основным был именно этот калибр. Может быть, взяли за основу шведский 6,5 или даже финский - Лапуа выпустила патрон в этом калибре для легких снайперских винтовок.
   Вопрос только в том, нахрена это русским надо.
   - Скорее всего, на нашей, обрезанной. Но не в этом суть. У них там поточные линии, как по оружию, так и по патронам. Автоматизированное производство.
   - А у нас почему нет?
   Вопрос был простой - но все как-то помялись
   - Ну, патронные заводы есть, конечно. Но с русскими не сравнить. У них автоматизированные комплексы, штампуют пусть и не очень качественно, но миллионами штук. У нас все таки подороже выходит, вот почему, кстати, русское оружие здесь так распространено. Русские первыми выпуск патронов здесь наладили, к нему и оружие***.
   - А оружие?
   - Ну, капремонт есть. Завозят через ворота много - трофейные склады, оружейные заводы в третьих странах, мобрезерв от которого сейчас все избавляются. Винтовки снайперские, гранатометы, мины, минометы - есть выпуск. А автоматы... зачем? Хватает, трофеев полно.
   Сосед мысленно выругал Крадта - вот тебе и свободный рынок, твою мать с демократией пополам! Стратегическая отрасль - а всем пофигу. Русские патроны есть дешевые и ладно. А то, что с русскими теперь воевать невозможно, чуть что они без патронов оставят - это никого не колышет.
   И дал себе зарок - как только получится освоиться и заработать денег - обязательно разузнать, где и как можно купить, привезти и поставить русскую патронную линию. Идиоты, твою мать!
   - А что тут за дичь? На кого охотиться можно - продолжил выяснять Сосед
   - Да на всех! Даже на бандитов!
   - Это как?
   Так получилось, что Сосед этого не знал. Он проходил не через легальные ворота, о том, что Орден платит одну тысячу ЭКЮ за каждого убитого бандита на дороге, а некоторые особенно зависимые от дороги сообщества добавляют к этому еще - он просто не знал. Ему и в голову не пришло пойти в отделение ордена за наградой. Оружие, которое с бандитов снято, снаряжение и транспорт - он и так догадался, что это все можно и нужно обращать в свою собственность. Война на самоокупаемости... да даже в Афганистане трофеи редко уничтожали, только совсем "убитые", а так передавали АНА**** или оставляли себе, как крупнокалиберные пулеметы и кое-что из транспорта. Так получилось, что Сосед сейчас имел великолепный, один из лучших рейтингов среди прошедших в ворота... вот только никто, даже он сам об этом не знали.
   - Ну, тут есть такое дело. Если на тебя напали, или скажем, ты увидел, как кто-то кого-то грабит на дороге, ты имеешь право вмешаться. Если тебя грабят - сам Бог велел, полиции тут мало, надейся только на себя. Застрелил грабителя - тебе награда причитается от Ордена. Одна тысяча ЭКЮ за голову, только надо заснять. Фотоаппаратом или видеокамерой, вот почему они у всех есть. Приходишь с отчетом, Орден тебе тысячу ЭКЮ на счет как с куста.
   - Здорово. На этом жить можно - восхитился Сосед
   - Да не здорово - сказал Каро - скорее проблем себе на этом огребешь. Это там, на севере еще что-то может выгореть. Там дороги очень опасные, а бандиты разобщены, у них отдельные там банды. Да и то в последнее время там в горах их прижали, последние ходки у нас были там - вообще тишь да гладь. А здесь - каждый, кого ты замочишь, есть чей-то сын или брат или сват. Орден штуку ЭКЮ тебе выплатит - а тот сотрудник, который будет это делать, за вторую штуку ЭКЮ сольет информацию куда надо. И ты заимеешь кровника. А здесь это не шутка, даже русские опасаются этого. Я не знаю дурака, который в наших краях пошел бы за этой тысячей ЭКЮ - себе дороже потом обойдется.
   Про кровную месть - Сосед тоже кое-что знал. Распространена она довольно широко и среди самых разных народов, но в основном среди тех, кто живет в горах. В Афганистане у пуштунов кровная месть называется хунхахи, в Омане и горной части Йемена тхаар, в Чечне чир, а Албании - гьякмарри. Неписанные правила кровной мести в основном поразительно схожи, что заставляет задуматься, разница лишь в деталях. Так например в Чечне - и одновременно в Албании - нельзя убить обидчика, пока он находится у себя дома, причем албанцы считают невозможным убить пока враг просто дома - а чеченцы требуют, чтобы он скрывался в подвале. Оманцы трактуют понятие тхаара шире всего, так например, допустимо убить командира погибшего солдата - не уберег (правда, если считается, что командир допустил серьезную ошибку, в противном случае допустим выкуп деньгами). Но кровная месть является серьезным сдерживающим фактором для многих вещей. Правда, в культуре многих народов считается допустимым не мстить обезличенной массе, например, вражеской армии - против нее надо воевать, а не мстить. Но если удается установить конкретного виновника... а тут и доказывать нечего - сам признался, за деньгами пришел.
   - Просто на тюрбанов цены устанавливает не Орден - вдруг сказал один из конвойщиков и смолк, явно получив под столом тычок по ноге
   - А так - охота на все что угодно, только не на чей-то скот. Если будет на чей-то скот охотиться - запросто получишь в обратку пулю промеж глаз... нравы простые. Вкуснее всего антилопа, мясо как телятина только жесткая. Но и рогач ничего. Охотятся и на гиену, ее даже в первую очередь отстреливают - потому что ценное мясо переводит, как волк в том мире. Вообще, здесь все жрут все и всех. Если могут
   - Засмеялись.
   - Я винтовку купил - поделился Сосед - затворный полтинник.
   - О, это хорошо. В таком случае - охота с подхода будет самое то. Завалил рогача - надолго сыт. Столько со складами вопрос реши. Тут у нас склады есть, можно бокс арендовать. Там даже Марк таксидермистом подрабатывает, хотя чучела нахрен никому не нужны...
   на тюрбанов цены устанавливает не Орден
   - А что с рыбалкой
   Наивному вопросу засмеялись
   - Рыбачь. Если жить надоело...
   - Тут рыба сама по себе очень опасна - сказал Шэнд - хотя есть и промысловая, траулеры строят. Но есть и хищная, причем самая разная. Есть которая приноровилась людей из лодки вышибать - разгонится и как даст по лодке! Есть рыба, у которой голова целиком из кости... есть акулы... в общем, пока один на рыбалку не ходи. И на охоту тоже. Сгинешь!
   - Понятно...
   - Еще по одной?
   - Давайте...
  
   Уже когда стемнело, Сосед почувствовал, что "достаточно". Пожелав всем доброго здравия и оплатив счет, выгребся из паба, намереваясь ехать в казарму, из которой он завтра намеревался перебраться в нормальное жилье и вдруг... как просверкнуло.
   Двое. Обе слева, в "мертвой" зоне.
   - Сержант Гибсон?
   - Он самый
   - С вами хотят переговорить.
   Крадт? На этот то раз что ему надо?
   Но это был не Крадт. В сопровождении двоих он отошел в сторону - где среди прочих стоял длинный, "сто десятый" Ландровер с локальным бронированием. Сосед уже понял, что эта машина - стандарт для местного руководства, как в старые добрые времена на той стороне стандартом была Форд Гранада.
   Его никто не обыскивал. Ни о чем не предупреждал. Просто открыли перед ним дверь.
   На заднем сидении Лэнда - сидел относительно молодой человек, роста выше среднего, с открытым, совершенно ничем не примечательным лицом. Вместо камуфляжа на нем был легкий тропический костюм песочного цвета, какой носили в колониальной империи.
   - Сержант Гибсон?
   - Он самый. А вы кто?
   - Арчибальд Моннахан. Поздравляю вас с открытием бизнеса.
   Протянутая рука осталась висеть несколько секунд, затем опустилась.
   - Благодарю - сказал Сосед, когда рука опустилась.
   - Я так полагаю, вы отклонили предложение мистера Крадта. Разумно, более чем разумно...
   - Это мое дело...
   - Ну, почему же... с тех пор, как мы выдали девятую лицензию на частную военную... инициативу - это не только ваше дело.
   Почему то Соседу стало уже мерзко. Нет, нигде, никогда и ничего не изменится. Везде - одно и то же дерьмо.
   - Я получил заверения в том, что мой бизнес - это мой бизнес и точка.
   - Никто и не претендует на вашу долю, сэр. Просто, я бы хотел, чтобы мы кое о чем договорились. Если мы договоримся - предмет договоренности будет вашей работой. Работать на государство выгодно, вы должны это знать по тому миру.
   - А если я пошлю вас куда подальше? С вашим государством.
   - Кажется, лидер русских большевиков, Владимир Ленин сказал: нельзя жить в обществе и быть свободным от него.
   - Более чем достойный пример.
   - А почему нет? Русские большевики в начале прошлого века были никому не известной партией. А через двадцать лет они были хозяевами первой по величине страны мира.
   - И затопили ее кровью.
   - Когда мы входили в Ирак, один комментатор остроумно заметил - вот сейчас мы и узнаем, был ли таким Саддам из-за Ирака или был ли таким Ирак из-за Саддама. Русские есть русские. Они не могут без крови.
   - Ближе к делу. Что вам нужно?
   - Я же сказал - я ваш заказчик. Суть заказов довольно проста. Нужно будет решать некоторые проблемы, как в приграничной полосе, так и за ее пределами. Наводить кое-какие справки по нужным людям, наблюдать за некоторыми населенными пунктами и местами, где ведется торговля. Рынками, базарами... думаю, у вас достаточная подготовка, чтобы сойти за местного. Возможно, доставка грузов, хотя не факт, это мы можем поручить и тем, кто возьмет меньше денег за свои услуги.
   - Все это звучит довольно ненатурально и театрально, вам так не кажется? Вы кое-что забыли упомянуть.
   - И что же?
   - То, что вы предлагаете мне выполнять для вас заказные убийства.
   Моннахан пожал плечами
   - Что за глупости. Рейд на Абботабад - был заказным убийством? Нет, это был героический поступок храбрых и преданных стране людей.
   Главное было не сказано - но Сосед понимал все и без слов. Это было "поднять и опустить", такой манипулятивный прием. Он был им нужен. Если бы ему просто предложили делать это, как только он прибыл - он бы послал всех к чертовой матери. Но нет - ему дали приманку в виде двух лицензий, подождали, пока он втянется в дело, сочтет его своим - а теперь поставили перед словесно не оглашаемым выбором. Либо он соглашается - либо теряет все, что уже считает своим, выбрасывает на помойку все жизненные планы, только что начавшие складываться в некое подобие нормальной, человеческой жизни. Да, ничего не меняется! И никогда!
   - Выбор я оставляю за собой. Не думайте, что я собираюсь выполнять приказы. Хватит с меня этого дерьма.
   - Никто и не думает про приказы, сержант. Вы не поняли сути: мы разведка, а не контрразведка. Что происходит на нашей территории - нас касается в малой степени, нас больше интересует то, что происходит у наших не совсем цивилизованных соседей. Что же касается выбора...
   Моннахан достал какие-то папки, передал из Соседу
   - Свет вон там, будьте любезны... Выбирайте, не ошибетесь - один лучше другого...
   Сосед протянул руку, настроил "под себя" штурманскую лампочку на длинном, гибком световоде и принялся читать.
   Собственно говоря, такое он читал много раз, менялись лишь детали. Имя, дата рождения, фотография, краткая биографическая справка, религиозная и политическая принадлежность. Сторонники Талибана, сетей Хаккани, Аль-Каиды. Список совершенных терактов, нападений на британские и союзные войска. Ему показывали такую вот папку и говорили "фас!". В этом - была суть его службы...
   И здесь - примерно то же самое. Только много чеченских имен и немного другая суть преступлений. Угоны скота, нападения на фермы, убийства. Террористические акты здесь бессмысленны - слишком мало целей и слишком велика территория.
   - Интересно, почему мне все больше и больше хочется послать вас куда подальше? - откровенно сказал Сосед
   На тюрбанов цены устанавливает не Орден
   - Мило...
   - Те пять процентов, которые все платят в казну помимо стандартного налога - поверьте, расходуются на благие цели. Здесь практически нет коррупции, госаппарат чрезвычайно мал. В основном он существует даже не на налоги, а на пожертвования богатых людей, которые заинтересованы в развитии и процветании Империи.
   Так вот почему вы ненавидите Крадта! Он не стал содействовать развитию и процветанию Империи - вместо этого, он просто стал строить свое государство и на свои деньги.
   - И мы заинтересованы, мистер Гибсон в том, чтобы нападения на караваны, на фермы, похищения людей, угон скота - все эти явления чтобы происходили значительно реже, чем сейчас. У нас здесь демократия, мистер Гибсон, а демократию легко пинать. Вот почему - нам нужны цепные псы. И мы готовы платить им.
   Цепные псы демократии. Звучит, а?
   - Цепному псу нужна лишь миска, конура и кость.
   - О, вы про армию. Задействование армии в такого рода операциях уже привело к крайне тяжелым последствиям. Да вы и сами, наверное, слышали - Мекка. Больше нам не нужны такого рода осложнения.
   Правильно! Частная военная компания - подобна проститутке. В отличие от жены - к ней можно прийти, когда хочешь, и все что ей нужно - это пачка денег на туалетном столике. Ни больше, ни меньше.
   Для них - спасательные операции не предусмотрены.
   А значит, вопрос лишь в толщине пачки.
  
   - Сто тысяч ЭКЮ.
   - Не понял, сэр.
   - Сто тысяч ЭКЮ вне зависимости работаем мы на вас или нет. В месяц.
   - Однако.
   - Это дешевле спасательной операции.
   Моннахан явно такого не ожидал. Его можно было понять - он то ожидал увидеть стойкого оловянного солдатика, который при виде бородатых кипятком писает. И еще - он верит. В страну. В демократию. В прочую хрень.
   А вот Сосед не верил. Ни во что.
   - Это существенная сумма. Я так полагаю, вы будете заниматься и... другими заказами.
   - Вам то какое дело?
   - Мы платим деньги, сэр. За сто тысяч ЭКЮ мы хотим приоритет.
   Сосед прикинул.
   - Не годится. Давайте так: если мы работаем на вас в какой-то из месяцев, пятьдесят штук вы ... ну, скажем, вычтете из оплаты.
   - Вы... жадный человек, сержант
   - Ага - подтвердил Сосед
   - Тридцать.
   - Да бросьте. Я относился к вам как серьезным людям. В конце концов, это не ваши деньги.
   Моннахан прикинул в уме
   - Хорошо.
   - И это не все.
   - Не все?!
   Ирландцу не удалось сдержать гнева. Британец скорее смог бы
   - Банк Англии. Он выдает кредиты?
   - Безусловно, как и любой другой банк, сержант
   - В таком случае, мне он скоро понадобится.
   - Боюсь, это не так просто...
   - Да перестаньте. Поверить не могу, что не просто. В конце концов - председатель правления тоже человек. С кем -то он состоит в одном клубе. С кем то играет в гольф. С кем то учился в одной школе. Я знаю, как делаются дела.
   - У вас есть... бизнес план или что-то в этом роде?
   - Есть. В голове. Через какое-то время я перенесу его на бумагу. Поверьте, я вовсе не собираюсь терять деньги, ни свои, ни ваши.
   - Хотелось бы надеяться.
   - Мне кое-что потребуется.
   - Полагаю, у вас есть достаточно всего...
   - Не совсем. Иногда требуется... нечто специализированное.
   - Полагаю, это можно будет достать. Но списанное на боевые потери - будет вычтено из вашей доли.
   - Теперь я вынужден говорить вам: вы жадина.
   - Нет, реалист. Просто смотрю на вещи реально и знаю всю подноготную. Кстати про подноготную...
   - Да? - Сосед заподозрил неладное
   - Ваши люди...
   - Мои люди?
   - Бар Карамба. Хотите, кое-что расскажу про них. Поможет правильно выстроить отношения с ними и... определить тот уровень доверия, какой вы можете себе позволить в отношении их.
   Надо было принимать решение. Быстро.
   - Хочу.
   - Номер первый. Штефан Франк. Это его настоящее имя. То, под которым он разыскивается за преступления против человечности трибуналом по бывшей Югославии.
   - Мне казалось, что прошлое здесь никого не интересует.
   - Только дураков, сержант. А таких - почти уже нет. Ему сорок с небольшим, уроженец Загреба, известный футбольный фанат. Мы считаем, что на этой почве он убил первого серба - после драки болельщиков на стадионе Гостимир, той самой, с которой все там и начиналось. Затем - вступил в хорватские силы милиции, это было тогда что-то типа армии. Подручный генерала хорватской армии Анте Готовины, тренировался у американских инструкторов, сыграл самую активную роль в операции Буря***** - собственно, за действия во время этой операции его и разыскивает международный трибунал. Возможно, имел отношение к группе Лучко******. Позже - про линии НАТО был направлен в специальный центр подготовки бойцов УЧК, освободительной армии Косово. Там у них произошел какой-то конфликт на этно-религиозной почве, и албанцы поклялись ему отомстить. По совету генерала Готовины он поступил в Легион, довольно быстро попал в элитный второй полк. В две тысячи первом ушел и оттуда, причем не просто ушел, а дезертировал. Предположительно - тренировал боевиков в Демократической республике Конго. Затем появился здесь, с полным карманом алмазов. Выгодно их продал, приобрел некоторое количество недвижимости, сколотил вокруг себя группу. Понимаете, что это может значить...
   - Да... понимаю.
   Откуда алмазы - и ежу ясно. САС некоторое время действовал в Сьерра-Леоне, алмазной шкатулке, раздираемой на части вооруженными бандами отморозков, каких свет не видывал. Они носили женские розовые парики, автоматические винтовки и мило спрашивали у попавших в плен - какие рукава они предпочитают, длинные или короткие*******. Алмазы в тех местах - добывались самыми примитивными способами, и при некоторой сноровке - разбогатеть можно было очень быстро. Демократическая республика Конго - и вовсе вещь в себе. Громадная страна, бывшая бельгийская колония, тоже огромное количество природных ископаемых - и раздирающая страну война, в которой принимают участие все армии стран, находящихся по соседству. Есть там и алмазы, но главное - другое. Проклятье этой земли - колтановая руда. Черный порошок, по которому ДРК держит восемьдесят процентов мировой добычи. И проблема в том, что без колтановой руды не получается сделать жидкокристаллические экраны мониторов. Таким образом - мир этой земле точно не грозил....
   - Второй ваш партнер по бизнесу, так сказать. Юрий Рудов, причем мы не знаем, настоящая эта фамилия или нет. Вы думаете, он русский?
   - А кто же?
   - Ошибаетесь. Это белорус. Беларусь, слышали про такую страну?
   Сосед слышал, но краем уха. Кажется, там какая-то диктатура.
   - Какой-то диктатор там, верно?
   - Верно. Александр Лукашенко, которого называют последним диктатором Европы. На русские деньги он создал небольшую, но чрезвычайно опасную армию. От Советского союза они унаследовали десантную дивизию в Витебске и отряд специального назначения в местечке под названием Марьина Горка. На этой основе они создали командование специальных операций. Рудов - по-видимому, выходец оттуда. Есть данные о его пребывании в Пакистане, в Омане, в Саудовской Аравии, в Ливии, в Сирии, в Иордании, в Эфиопии. Что-то понимаете?
   - Наши...
   - Вот именно. Страны, которые ориентируются во внешней политике на нас. И тем не менее - приглашают с какими-то целями белорусов. Возможно, с целью тренировок. Возможно - с какими-то другими целями. Беларусь - никем не воспринимается как противник, и напрасно. Потому что если куда-то приходят русские - начинается визг во всех СМИ. Когда куда-то приходят люди из Беларуси, белорусы - все молчат. А напрасно.
   - И что?
   - Да ничего. Просто - чтобы вы были осторожнее. И третье. Латиноамериканцы в Карабме. Как думаете, кто они?
   Сосед пожал плечами
   - Рискну предположить, что колумбийцы.
   - А вот и нет. Это кубинцы.
   - Кубинцы?!
   - Да, кубинцы. Причем не из Майами, хотя они и хотят, чтобы так думали. Старый добрый Фидель послал сюда людей, чтобы они завоевали здесь что-то. По африканскому опыту - они это вполне могут. И Франк и Рудов прибились к ним не просто так. Не так уж давно - в ворота прошла большая группа сербов, слышали про это?
   - Нет.
   - Напрасно. Они сразу заявили права... очень жестко разобрались с чеченцами, по мнению многих даже излишне жестко. И до этого здесь были сербы, а Франка они должны хорошо помнить. Так что Франку - ничего не оставалось, кроме как искать убежище здесь, за Ичкерийским Имаматом. Рудов - его помощник по не совсем чистым делам. И вместе с ними - прибыли кубинцы, которые говорят, что они из Майами. Это произошло как раз незадолго до крайнего сезона дождей. Напоследок - у кубинцев подозрительно тесные связи с Русской армией - но не с Московским протекторатом.
   - Я понял... - подумав, сказал Сосед.
   - Я надеюсь. Будьте осторожны. Осторожны во всем. И будьте любезны, папки... Да, хорошо. Деньги будут перечислены вам не позднее, чем завтра. И завтра же - встретимся, чтобы обговорить конкретные детали нашего сотрудничества. Приобретите себе хорошую машину. Рекомендую Сингха, он даст небольшую скидку, если сошлетесь на нас. Но небольшую - о большой вам придется договариваться самостоятельно. Всего хорошего, сержант.
  
   Глядя на удаляющиеся в темноту красные стопы Ландровера - Сосед угрюмо заключил, что кажется, наделал косяков. Причем процесс только начинается...
  
   * Схема Барретта в какой-то степени повторяет конструкцию Абакана, но только в небольшой, потому что у Абакана при стрельбе сдвигается назад не ствол, а весь стреляющий агрегат. В гораздо большей степени Абакан похож на конструкцию опытного противотанкового ружья Дегтярева образца 1942 года. По сути - в этом образце конструкция "смещенного импульса отдачи" была реализована впервые в мире
   ** Любителем самостоятельно изобретать патроны методом "файрформинга" - то есть переделкой гильзы выстрелом
   *** Это так в реальности. СССР создал до сих пор не имеющие аналогов в мире высокопроизводительные автоматизированные патронные заводы, выпускающие продукцию с наименьшей себестоимостью. Вот поэтому - даже не совсем качественные патроны русского производства пользуются огромной популярностью на Западе - очень дешево.
   **** Афганская национальная армия.
   ***** Операция по ликвидации сербских анклавов на территории Хорватии, проводилась в 1995 году под контролем частных военных инструкторов, отслуживших в американских и британских войсках спецназначения. Сопровождалась этническими чистками и военными преступлениями. Действительно, некоторые участники этой операции разыскиваются Гаагским трибуналом
   ****** Хорватская антитеррористическая группа, названная так по месту, где она базируется - деревня Лучко, предместье Загреба. Первоначально это был отряд хорватских радикалов, практически никто не имел специальной подготовки, только ту что получили в ЮНА. Затем, пройдя через бои, через операцию. Буря - были преобразованы в антитеррористическую группу. Подготовка очень достойная, например, в этой группе служит чемпион мира по боям без правил.
   ******* Отрубить руки выше или ниже локтя
  
   Чужая земля
   Неизвестная территория
   День сорок седьмой
  
   Сознание возвращалось медленно. Вместо памяти, должной связать в неразрывную цепь прошлое и будущее - зияла черная пустота.
   Чамберс пришел в себя на каком-то аэродроме. Он был связан и лежал на чем-то, напоминающем... да, кажется, это самолет. А то, что это аэродром - он понял по реву взлетающего самолета.
   Сто тридцатый - услужливо подсказала память.
   Он попытался еще раз к ней обратиться и понять, какого черта происходит и какого хрена он оказался здесь - то тут его память начисто отказала. Ничего - кроме черной пустоты в голове. Совершенно ничего.
   Он попытался высвободиться - но холодный ствол ткнулся ему в шею и чей-то голос приказал : Лежать!
   Голос был женский...
   Лежать так лежать. Только дурак в таких ситуациях начнет дергаться. Его учили в Трегароне - не дергайся, пока не увидишь шанса. Старайся произвести впечатление малоопасного, случайно попавшего в переплет человека. Лоха, ботаника, гражданского. Не стесняйся ныть, плакать, умолять, говори, что плохо себя чувствуешь, что они ошиблись и тому подобное. И только если увидел реальный шанс - атакуй.
   А пока он просто копил силы.
   Прошло примерно полчаса - прежде чем началось движение. Открылась дверь - и его буквально вытолкали из самолета, где передали с рук на руки двоим. Ребята серьезные - выправка, карабины Рюгер 556 с прицелами ACOG и тяжелыми стволами, напоминающие ручные пулеметы, вполне профессиональное снаряжение. Чамберс увидел и людей, которые его держали в плену, особенно одного. Лет сорока, может побольше, проседь в волосах, хорошее армейское снаряжение, неприметное лицо. Судя по возрасту - командир группы. Они находились на полевом аэродроме, довольно большом - мельком, он успел увидеть только гражданские машины, но судя по звуку - на аэродроме были и сто тридцатые.
   Двое подхватили его, а кто-то третий, невидимый со спины сделал укол в шею чем-то наподобие инъекционного пистолета - и Чамберс вырубился снова.
  
   Британский журналист снова пришел в себя непонятно через сколько времени. На сей раз - это был не аэродром и он не был связан. Он сидел на длинной кожаной софе периода Депрессии в большой комнате... скорее даже зале. Комната была оформлена в средиземноморском стиле, неприметно, но дорого. Белые стены, скорее всего венецианские обои или поддержка под них, огромные окна, сейчас полностью закрытые жалюзи, горящая мягким светом люстра, старомодная, под начало прошлого века мебель - а может быть и оригинал. И хозяин - стоящий в десятке метров и внимательно рассматривающий его - без враждебности, скорее как неизвестное науке насекомое.
   Молодой человек. Между тридцатью и сорока, примерно пополам. Темные брюки, белая рубашка, тонкие очки в золотой оправе. Лишний вес - но нельзя сказать, что толстяк, стоуна два лишних, не больше. Очень нехороший, все время как бы ускользающий взгляд...
   Судя по виду, по тому, как он уверенно держался - хозяин этой виллы. Точно - хозяин.
   - Бренди? - спросил он, смешивая напитки у небольшого бара.
   - Если можно. Без содовой, и без всего.
   Молодой человек смешал напитки. Себе - он налил на две трети Перье, не слишком распространенный коктейль.
   Взяв пульт, он нажал на какую-то кнопку - и жалюзи начали поворачиваться, впуская в комнату ослепительный солнечный свет.
   - Взгляните в окно, мистер Чамберс
   Откуда он знает имя?!
   Натан поднялся - голова чумная, но руки - ноги не дрожат - и так и сделал. Деревья. Лазерная вода. Какой-то кабриолет из дорогих на дороге. Двухмачтовый парусник на горизонте...
   - Твою мать... - потрясенно вымолвил Чамберс.
   Он не знал, зачем они это сделали. Он не знал, как они это сделали. Чертовы ублюдки, это что-то вроде продвинутой тренировки, наверное, его накачали наркотой и у него от нее были галлюцинации. Твою мать, все эти здоровенные носороги с десятью рогами, клыкастые свиньи. Твою же мать, вот ублюдки.
   - Чертовы ублюдки! Нахрена вы это сделали?
   - Что именно, мистер Чамберс?
   - Все это? Накачали меня наркотиками. Проверяли, не перейду ли я к врагу? Ну и как? Я прошел испытание? Вы меня в Талибан собрались внедрять, нахрен, или как?
   Чамберс даже понял, где именно они его прихватили. Ночь... адское пламя горящего авиационного топлива. Наверное, его контузило взрывом от пущенной с ракеты беспилотника. Да! Так оно и было! Потом они накачали его наркотиками и, наверное, посадили перед каким-то экраном или чем-то в этом роде... слишком яркие галлюцинации.
   - Мистер Чамберс, как думаете, где вы находитесь?
   - Побережье Испании? Марокко?
   Молодой человек улыбнулся
   - Справа от вас лежит большой альбом в кожаном переплете. Посмотрите...
   Чамберс открыл альбом - без дураков, тяжелый, кожаный переплет свиной кожи, явно ручная работа. Первые листы были пустыми, он листанул дальше. Первая же фотография, на которую он наткнулся - Хаммер, несколько мужчин с тяжелыми винтовками и лежащая перед ними здоровенная туша. Туша животного, у которого много рогов...
   Чамберс захлопнул альбом, устало опустился на пол, прямо у стены. И громко, навзрыд заплакал...
   Это были не галлюцинации. Не галлюцинации, твою мать так!
   Молодой человек налил полный стакан дорогого виски. Подошел ближе
   - Выпейте! Выпейте, выпейте...
   Вместо ответа - Чамберс перехватил руку, резко рванул его на себя. Стакан покатился по полу
   - Ну и как мне выбраться отсюда, умный сукин сын?
   - Вообще то... это и хотел вам рассказать. Отпустите...
   - Да?
   - Отпустите... Не создавайте себе ... проблем.
   Чамберс отпустил шею молодого ублюдка в очках.
   - Гленфиддич - равнодушно сказал молодой человек - тридцать лет выдержки. Здесь большая редкость. Впрочем, от еще одной порции я не обеднею.
  
   - Кто... вы такой?
   Виски было как нельзя кстати. Дымное, обжигающее горло и чертовски дорогое - хотя сейчас имело значение только количество градусов в этом напитке богов. Зубы выбивали фламенко по стеклу бокала
   - Мое имя Александр Соколовский - сказал молодой человек - а вы, как я понимаю, британский журналист Норман Чамберс. Верно?
   - Верно... Это... все таки это не Земля, сэр?
   Непонятно, почему Чамберс вдруг решил называть своего собеседника сэром. Он и сам бы этого не смог себе объяснить - но называл.
   - Нет. Это Новая Земля, как мы ее называем. Вы находитесь на островах Ордена. Слышали что-нибудь про Орден?
   - Мельком, сэр...
   - При осмотре - было обнаружено, что у вас нет прививок. Обязательных для любого, кто прибывает сюда, на Новую землю. Помимо того, что это просто для вас опасно, это заставляет задаться вопросом - как именно вы оказались на Новой земле. Даже русские - никогда не нарушают правила насчет прививок, хотя они регулярно нарушают многие другие правила. Не желаете рассказать о своих приключениях, мистер Чамберс
   - А что это изменит?
   - Для вас - возможно, все... - невозмутимо ответил Соколовский
   Решив, что терять все равно уже нечего - Чамберс начал рассказывать.
   Закончил он рассказ, когда солнце клонилось к горизонту. Молодой человек слушал внимательно, чуть склонив голову.
   - Так значит, вы понятия не имеете, где толком находитесь?
   - Нет, черт возьми! Я подумал, что это все... какой-то дурацкий розыгрыш, мать твою! Не знаю, как именно выполненный - но розыгрыш!
   Соколовский поморщился, услышав бранное слово
   - И получается, вы находитесь здесь против своей воли.
   - Да! Черт возьми, да! Этот ублюдок ничего не сказал... господи, лучше бы меня тогда захватили! Пересидел бы в тюрьме, потом бы меня освободили!
   - Ну, из пакистанской тюрьмы нелегко выбраться и пример Раймонда Дэвиса тут ничего не доказывает. Скорее, ему сильно повезло, и про него узнали прежде, чем пакистанцы подстроили ему смерть в тюремной камере...
   - Вы знаете Дэвиса?! - вытаращил глаза Чамберс
   - Хм... я в курсе даже того, что произошло в Абботабаде, не считайте нас дикарями, которые живут здесь и не в курсе новостей. Но об этом позже. С вами было еще двое, профессор и сержант спецназа британских ВВС.
   - Да, верно.
   - И профессор сбежал, вы даже не попытались остановить его. Почему.
   - Да мы не знали, что он сбежит, вы понимаете? Я не знал, где мы нахрен оказались, Гибсон тоже! Я не видел, как он сбежал, там не было дверей, только большие ворота впереди!
   - Гибсон - это сержант спецназа?
   - Да
   - Опишите помещение, где вы оказались. Меня интересуют детали.
   - А с какой стати я должен это делать?
   - С той, что я могу вам помочь. Реально - помочь. Так что слушаю. Как можно подробнее.
   Чамберс закрыл глаза. Вспоминалось с трудом... с памятью было что-то неладное.
   - Примерно восемьдесят футов в длину и футов пятнадцать - семнадцать в ширину, сэр. Очень высокое, футов сорок, не меньше. Сделано, похоже из бетона, крыша железо... как ангар, сэр. Но странный. Одни ворота. Очень большие, высокие, дверь открывается вверх на роликах как в гараже. Достаточно, чтобы въехать и выехать на большом, груженом траке. Из этих ворот - вид на участок, примерно пять - шесть акров земли. Забор, выше человеческого роста. Через забор виден минарет...
   - Подождите про минарет. Какое там было оборудование?
   - Кран-балка. Большая, мощная, мы подогнали трак и погрузили в него груженый Ландровер с товаром.
   - И все?
   - Нет, сэр. Какие-то ворота и платформа... как для узкоколейной дороги.
   - Опишите ворота
   - Высотой не меньше двадцати футов, шириной не меньше десяти. Прямо к ним проложена узкоколейка эта... длиной футов двадцать. И на ней тележка открытая. Как железнодорожная открытая платформа. Ворота крашены в зеленый цвет, совсем недавно.
   - Какого оттенка зеленый?
   - Яркий, сэр. Насыщенный зеленый цвет.
   - Хорошо. Что еще? Что там было? Провода?
   - Я не помню, сэр. Все очень быстро произошло. Да... кажется что-то было. И компьютер... разбитый. Гибсон его разбил, когда стрелял.
   - Сколько человек вас встречало.
   - В ангаре двое, сэр. Еще двое снаружи, у машин.
   - Сколько было машин?
   - Две. Два больших трака, трехосных. На одном пулемет.
   - И больше никого не было.
   - Никого, черт!
   - Спокойнее. Когда вы потеряли профессора?
   - Когда пошел на зов Гибсона. Когда вернулись обратно, его уже не было. Черт, сколько можно спрашивать!
   - А вас уже кто-то об этом спрашивал?
   - Да... британцы, мать их.
   - Понятно. Про это мы еще поговорим. То место, с которого вы уходили.
   - Да, Мизан банк. Какое-то странное, совсем не типичное для Пакистана место. Обычный банк - но там есть дверь и дверь большая, чтобы грузовик въехал. Дальше ход идет под землю - большой, аккуратный. Все в бетоне, надо было потратить очень много сил и денег, чтобы сделать такое. Тем более в Пешаваре. И там внизу - большое помещение с ящиками. Много язщиков. И почти такие же ворота.
   - А что в ящиках?
   - Что-что... Мы вскрыли несколько, погрузили в машину. Оружие там. Совсем новое, самое разное. Пулеметы, ракетные установки. Очень много оружия.
   - Ясно...
   Соколовский в течение всего разговора - допроса - мрачнел все больше, но продолжал черкать в блокноте.
   - А вы вообще кто такой? - устало спросил Чамберс
   - Предоставлю вам право угадать.
   - ЦРУ?
   - В яблочко с первого раза. Контртеррористический центр. Работал под началом Коффера Блэка, пока кое-что не произошло.
   - Кое-что - это девять - одиннадцать?
   - Глупый вопрос. Тогда много кто поплатился карьерой. Хотя я не сожалею об этом излишне сильно. В конце концов, чем хорош правительственный контракт, так это полной медицинской страховкой со стоматологом, а в остальном - полное дерьмо.
   - Так здесь... есть ЦРУ?
   - Ошибаетесь. Никакого ЦРУ здесь нет и быть не может. Я точно так же, как и вы в свое время сделал шаг в ворота и оказался здесь. Правда, в отличие от вас сделал это добровольно. И ни о чем не жалею. А вы жалеете о том, что оказались здесь, мистер Чамберс?
   Чамберс задумался. А в самом деле - жалеет он или нет?
   - Здесь... много непонятного.
   - Намного меньше, чем в том мире. Здесь есть самое главное, чего нет в том мире, мистер Чамберс - свобода. Мы, Орден - отстаиваем эту свободу, право каждого конкретного человека быть хозяином своей судьбы. Даже, несмотря на то, что кое-кто хочет эту свободу отнять и превратить этот мир в то же дерьмо, что и тот. Я знаком с вашим досье, мистер Чамберс. Университетское образование, лагерь особого назначения в Трегароне, недолго Северная Ирландия, и долго - Пакистан. Карачи, Пешавар, Исламабад. Мы ведем здесь крестовый поход, мистер Чамберс. Против фанатизма, невежества, угнетения, попыток воссоздания коммунизма на отдельных территориях. Исламского экстремизма. И я бы предложил вам присоединиться к нему.
   Чамберс не поверил ни единому слову.
   - Сэр, один вопрос. Как насчет возможности выбраться отсюда? Если надо, я...
   - Этот вопрос мы обсудим позже. Скажу сразу - возможность выбраться отсюда есть. Но не уверен, захотите ли вы ей воспользоваться, если узнаете, что именно вам будет предложено здесь. Считайте себя моим гостем, мистер Чамберс и чувствуйте себя свободно с напитками и холодильником. Думаю, вы голодны... я попрошу Натали приготовить ужин поплотнее. Завтра продолжим, мистер Чамберс.
  
   Вечером пришла Натали. Скорее всего, русская - типично славянская внешность с русыми волосами и высокими скулами. Английский впрочем, на приемлемом уровне. Принесла ему плотный ужин. И не только ужин...
  
   Старый мир
   Прошлое
   Весна 1996 года
   Душанбе
  
   Весна здесь - уже бушевала вовсю, бурная и стремительная, покрывающая спасительным зеленым ковром израненную землю. Если в Москве - была мрасная слякоть, переходящий в снег дождь и мрачные лица - то здесь деревья уже покрылись яркой, весенней листвой и прямо у самого аэропорта, который принимал дай Бог два - три самолета в день - весело шумел базарчик, где продавали за копейки ненужное, чтобы купить самое нужное - билет и немного еды, чтобы вырваться из этого ада.
   В числе пассажиров самолета Як-40, прибывших в Душанбе из Алма-Аты - был среднего роста, неприметный и незаметный человек. Он был небрит, одет как обычно одеваются (точнее одевались несколько лет назад) "крутые" - джинсовая куртка и брюки, с собой у его была большая черная сумка по боку которой белым было написано "Адидас". Вместе со всеми - он дошел до здания аэропорта, и никто не обратил на него внимания больше, чем на других - потому что он и не отличался ничем от других. На таможенном контроле он предъявил содержимое сумки - там было немного еды, простые и примитивные вещи, диктофон, профессиональный аппарат. У человека была аккредитация Московского Комсомольца на имя Владимира Ильича Стерхова. Журналист - еще один, право же, здесь было слишком много журналистов и слишком мало спасателей. Ему поставили штамп в паспорт, изъяли вложенную в паспорт некрупную купюру и отпустили восвояси...
   Душанбе...
   Это не был его родной город, но по странному стечению обстоятельств его родители познакомились здесь, на комсомольской стройке. Точнее - это мать была на комсомольской стройке, а отец был военным и приехал в город по делам. Тогда - все были молоды, активны, полны жизни и думали, что впереди только хорошее. Полные надежды мечты.... Видели бы они, что здесь происходит...
   Перед аэропортом - столпотворение машин, самых разных. Некоторые целые, некоторые прострелены. Работа таксистом - одна из немногих, которая осталась этим несчастным людям в городе, по которому еще пару лет назад вооруженная оппозиция садила ГРАДом. Ничего не работало, практически ничего. И даже Москва здесь - с ее нищими окраинами, бандитскими загулами и чудовищными виражами власти, с ночными расстрелами на улицах - казалась землей обетованной...
   Как же быстро все и все забыли, чему клялись и во что верили. Как же быстро перекрасились. Из верных ленинцев, адептов единственно верного учения - враз превратились в новоявленных баев, хозяев, военных амиров. Полезло наружу, почти забытое, забитое сапогами далеко - далеко, но все же не сдохшее, живое мурло старой азиатской деспотии, где жизнь простого человека не стоит и плевка. С каким удовольствием рушили общее, единое, с каким остервенением устанавливали новые порядки, с какой радостью делились на озлобленные кланы с автоматами. Кулябские, Памирские, Ленинабадские...
   И в крови, в дерьме, в горе людей - рождали свою независимость, свое государство - убогое, кривое, несчастливое, никому не нужное. Человек, который приехал в Душанбе по документам на имя журналиста Владимира Стерхова - не так давно слышал разговор двух офицеров, которые раньше служили одной стране, а теперь двум - латышской и русской. Когда латыш с гордостью заявил, что они теперь самостоятельная страна, русский лишь презрительно бросил ему - ну и что? Я потерял пять процентов своей страны - а ты девяносто пять процентов: как, доволен? И латыш, гордо раздувшийся от своей самости - не нашелся, что ответить...
   Человек с документами на имя Владимира Стерхова подошел к одной из таксишек. Волга. Простреленное, а может пробитое камнем стекло, белая - но с желтым крылом, от какого-то настоящего такси. Некогда гордая птица, мечта всех водил, за нее на этой земле давали десять госцен - сто двадцать тысяч советских, полновесных рублей. А чего... здесь выращивали овощи, фрукты, это тебе не лапотная Россия с зерном по госпоставкам. Урожайность занижалась практически вдвое... а вы думаете, почему мы никак не могли догнать Америку по мясу и молоку... на самом деле догнали и перегнали, только знать об этом никто не знал. Вагонами - продукцию отправляли в северные города, где кило лука можно было продать по три - пять рублей. Заработок бригадира за сезон был триста - пятьсот тысяч рублей, председатель колхоза получал три - пять миллионов, но и тот и другой большую часть отдавали наверх, иначе бы лавочку прикрыли. И глядя на то, что творилось сейчас - гостю, приехавшему сюда приехавшему под именем Владимира Стерхова хотелось взять какого-нибудь бородача, ткнуть его рожей в землю, а потом заорать ему в лицо - ну, что с..а? Ради чего вы громили махалли, ради чего били по городам ГРАДом и устраивали тут свои разборки? Нашли вы справедливость? Установили свои порядки? Хорошо стало?
   Но конечно - он этого не стал делать. Вместо этого - он назвал водителю место, куда надо ехать. Район Заравшон. Восточная часть города...
   Похрипывая давно изношенным мотором, Волга покатилась вперед, раскачиваясь как баржа...
   Дороги были грязные, разбитые, их никто не ремонтировал и уже давно. В серых, унылых пятиэтажках - выбиты стекла, в стеклянных аквариумах советских магазинов тоже - но тут их заделали. Около многих магазинов - мини-рынки, сами магазины используют как склад товара, днем его вытаскивают, раскладывают на перевернутых ящиках и торгуют. Люди одеты бедно, видны люди с автоматами. На некоторых перекрестках - бронетранспортеры. Видна отчаянная нищета, которую и зеленый полог весны - не прикроет...
   Как же докатились то до такого...
   А докатились - просто. В девяностом году состоялись первые беспорядки в Душанбе - требовали отставки не слишком то влиятельного и любимого народом Кахара Махкамова с поста первого секретаря республиканской компартии. Требование было удовлетворено - но в ноябре Махкамов стал первым президентом тогда еще не независимого Таджикистана. Как его избирали - непонятно, но градус противостояния накалялся: типично горбачевская политика с метаниями из стороны в сторону. В республике уже было достаточно оружия - его привозили из соседнего Афганистана, появлялись из небытия националистические и исламские движения. Собственно говоря - между ними и начнется в будущем война, коммунисты в ней участвовать не будут.
   Все время, пока Таджикистан был советским, в нем было своеобразное, негласное, но жестко соблюдающееся, как и все на Востоке - разделение специализаций между различными кланами. Кланы - формировались по районному принципу. Распределение обязанностей было отражено в простой и понятной пословице: Ленинабад правит, Куляб охраняет, Памир танцует, а Каратегин торгует. Надо отметить, что политическая и силовая власть в республике были разделены между разными кланами. Пока был Советский союз - это было допустимо, все понимали, что верховный арбитр - русские. Но теперь - русских не было.
   Махкамов продержался у власти недолго - год. На следующих выборах, уже в независимом Таджикистане победу одержал человек "старых", ленинабадских элит Рахмон Набиев. Его противником был известный кинорежиссер Давлат Худоназаров, поддержанный нарождающимся мусульманским движением и интеллигенцией - он набрал чуть более тридцати процентов голосов. Но главной, по видимому ошибкой - стало назначение на пост главы Верховного совета человека, хоть и северянина, но не входящего в кланы по причине отсутствия нужного родства. Это был Сафарали Кенжаев.
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Працкевич "Кровь на погонах истории" (Антиутопия) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Мои двенадцать увольнений. K A AЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманСнежный тайфун. Александр МихайловскийВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарШерлин. Гринь АннаАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаВ объятиях змея. Адика ОлефирСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна Соболева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"