Афанасьев Валерий: другие произведения.

Пешком по грани

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 3.65*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения бывшего штурмана на одной из малоосвоенных планет. 29. 03. Добавлена глава 15.

  Пешком по грани.
  
  Глава 1.
  Байки тирлийского бара
  
  - Попасть под миграцию хлонгов, скажу я вам, это не пинту пива выпить.
  - А тебе случалось?
  - Нет.
  Слушатели разочарованно выдохнули, но рассказчик, выдержал небольшую паузу и добавил:
  - Но Барри Смиту, моему хорошему знакомому удалось испытать это на себе.
  - И он остался жив?
  - Да что ему станется! Как бы он иначе смог рассказать мне эту историю?
  - Но говорят, что хлонги все съедают на своем пути, - заявил один из слушателей.
  - Съедают, - кивнул рассказчик. - Эта мелкая пакость ужасно прожорлива. Они сожрали все его припасы, сгрызли шины его автомобиля, сожрали великолепную кожаную шляпу, кобуру, и даже ремень, который поддерживал его брюки. Бедняге пришлось трое суток идти пешком, подпоясавшись лианой и питаться только тем, что удалось насобирать в лесу.
  Рассказчик развел руками, наглядно демонстрируя свое сожаление по этому поводу.
  - Что ж они не съели самого беднягу?
  - Это всем известно - хлонги не нападают на людей.
  - Не нападают? А как же съеденные припасы?
  - Так они на припасы нападают! - выкрикнул один из посетителей бара, вызвав тем самым смех окружающих.
  Семен подхватил со стойки бара кружку с пивом и с интересом повернулся к рассказчику. Его флотская форма в первый день стоянки их почтового корабля привлекала немало внимания. Люди забрасывали его вопросами, пытаясь узнать последние новости метрополии из первых рук, но постепенно вал интереса схлынул, и ему самому удалось послушать местные байки.
  Корабль стоял на Тирле уже неделю вместо положенных по графику трех дней. А все несоответствие протоколу, будь оно неладно. Приземлились штатно, но тест-система при посадке обнаружила какие-то там неполадки в двигателях и намертво заблокировала навигационный компьютер, лишив штурмана возможности работать. И кто только устанавливает такие дурацкие правила? Причем здесь неисправность двигателя и отказ в допуске к системе навигации? Капитан и механик вот уже несколько дней пытались найти и устранить поломку, по профилю штурмана работы на корабле не было, и он пользовался случаем поразмять ноги и прогуляться по твердой земле. После старта такой возможности не будет минимум месяц по бортовому времени, пока они не доберутся до следующей колонии. А уже оттуда кораблю предстояло взять курс к Земле.
  В почтовой службе работал Семен недавно, и все еще не переставал удивляться экзотике планет, на которых ему доводилось побывать. Правда, знакомство это в основном ограничивалось космопортом, но и этого было достаточно для того, чтобы понять, насколько отличается жизнь на том же Тирле от такой знакомой Земли.
  Отличается все, вплоть до порядка расчетов за выпитое пиво. Здесь платили наличными. Увидев протянутую Семеном электронную карточку, бармен долго чесал в затылке, затем минут десять рылся на полках и достал считыватель, покрытый толстым слоем пыли.
  - Прошу.
  Подобную модель можно было увидеть разве что в музее, но на удивление, пошуршав и поскрипев, считыватель сработал и выдал чек: полтора земных кредита за кружку пива и отличный обед - можно сказать, даром. Подобное состояние считывателя объяснялось просто - карточками рассчитывались лишь приезжие. На Земле наличных не было давно, увидеть их можно было разве что в колониях. Хорошо еще, что здесь вообще карточку принимают, в ином случае пришлось бы рассчитывать лишь на бартер. На следующий день допотопный считыватель электронных карт был у бармена под рукой. Ему предстояло лежать на стойке пока корабль не стартует, а затем снова надолго быть убранным в подсобку.
  - Да что хлонги, - сказал кто-то из посетителей. - Вот лафаны по-настоящему опасны. Особенно когда собираются в стаи.
  - Опасны, - кивнул рассказчик, - но только весной. Я не слышал, чтобы лафаны нападали на людей летом или осенью, разве что их совсем прижмет.
  - А я слышал, - возразил тот, кто первым заговорил про лафанов. - Говорят, они месяц держали один из рудников на западных отрогах в осаде.
  - Брешут, - уверенно заявил рассказчик. - Такие глупости может говорить лишь тот, кто лафанов и в глаза не видел. Когда они собираются в стаи, то не сидят на месте. Целый месяц на одном месте? Должно быть, все они были хромыми.
  Посетители рассмеялись, и рассказчик добавил:
   - А осенью они вообще добродушны. Как-то мне довелось столкнуться с парочкой лафанов нос к носу. Ну вот как от меня до бара.
  От рассказчика до бара было метров семь. Конечно, это не нос к носу, но расстояние действительно небольшое.
  - И что?
  - И ничего. Посмотрели мы друг на друга и разошлись своей дорогой.
  - Что же ты не стрелял? - ехидно полюбопытствовал "знаток".
  - С семи-то метров? Если бы я не уложил их с первых выстрелов, они разорвали бы меня в клочки.
  Люди заспорили, обсуждая, была ли у рассказчика возможность пристрелить двух лафанов прежде чем они пустят в ход свои зубы. Единодушия по этому поводу так и не нашли. Зато все пришли к выводу, что встречаться с лафанами нос к носу опасно. Повезло рассказчику, если, конечно, не заливает.
  - Но самая большая опасность, которая может подстерегать путешественника - это появление призрака тирлийца, - продолжал рассказ мужичок лет сорока с обветренным лицом потертый и помятый, и, судя по всему, немало повидавший.
  - Что это еще за призрак? - откликнулся его сосед.
  - Да врет он все, нет никакого призрака, - крикнули из-за соседнего столика.
  Рассказчик показательно обиделся и замолчал. На неверующего зашикали "не хочешь - не слушай, а врать не мешай". Может, рассказчик и привирал немного, но послушать его было интересно всем собравшимся.
  - Так что там с призраком? - поинтересовался сосед рассказчика.
  - Не могу. Недоверие сбивает меня с настроя, - пробурчал мужичок и бросил недовольный взгляд в сторону скептика.
  - Это потому что рассказывать не о чем, - заметил тот. - Я вот уже двенадцать лет вожу караваны между поселками и ни разу мне не попадался никакой тирлиец ни живой, ни в виде призрака. Разве что считать тирлийцами переселенцев.
  - Вполне можно считать, минуло больше полутора сотен лет, как люди стали строить здесь поселки, - заметил один из слушателей.
  - Я думаю, что Мигель говорил совсем о другом, - сказал бармен.
  - А что, на планете и в самом деле были коренные обитатели? - спросил вполголоса Семен.
  - Байки. Ничего такого достоверно неизвестно, - так же вполголоса отозвался бармен. - Но Мигель знает подобных историй предостаточно.
  - Конечно, о другом, - буркнул Мигель. - Какая-то сотня-другая лет - это мало для того, чтобы появились призраки.
  - Так что с ними, с призраками? - не выдержал один из слушателей.
  - О таком так просто и не вспомнишь, - Мигель покосился на свою пустую кружку.
  Взгляды собравшихся как-то сами собой переместились на скептика, тот вздохнул, полез за пазуху и достал мелкую монету:
  - Бармен, пива.
  - На голодный желудок? - поморщился Мигель. Можно было подумать, что не он час назад съел бифштекс.
  Скептик вздохнул, полез за пазуху и вытащил вторую монету.
  Пиво было налито, закуска подана, и Мигель продолжил свой рассказ:
  - Призрак тирлийца появляется редко.
  - Об этом тоже рассказывал кто-то из знакомых? - хмыкнул скептик.
  На этот раз рассказчик не обиделся.
  - Рассказывают, но не только. Один раз мне довелось видеть призрак тирлийца своими глазами. Уж лучше бы этого не было.
  - Что, он так страшен?
  - Да нет, обыкновенная фигура, метра полтора ростом, светящаяся. Уши острые торчком, волосы короткие ежиком. Говорят, там где он появляется, можно найти клад.
  - И что, нашли?
  - Нашли. Нашли свою смерть трое ребят из нашего каравана. Я их уговаривал, не ходить к этому светящемуся столбу, так нет, не послушали.
  - А откуда он взялся, это светящийся столб?
  - Откуда, не знаю, а только было все так: Мы ехали с караваном из форта Локс в станицу Алексеевскую.
  - Тю, не ближний путь, - присвистнул один из слушателей.
  - Не ближний, - согласился рассказчик. - И дорога все больше по незаселенным местам проходит. Но по накатанным-то маршрутам и так многие ездят, караваны не ждут. До гор добрались без приключений, и тут вдруг разразился ливень. Такой, что в пяти метрах дорогу не рассмотреть, да к тому же с грозой. Старший каравана распорядился разбить стоянку. Машины поставили в круг, дозорных высылать не стали, да и что они рассмотрят при такой-то погоде. Ливень часа через полтора закончился, вот тогда-то он и появился - призрак. Метрах в трехстах от того места, где мы остановились.
  - Так может, он и раньше там был, да Вы его из-за дождя не заметили?
  - Может и был. Врать не буду, чего не знаю, того не знаю.
  - И что же дальше было?
  - Парни припомнили старые байки, о кладах. Сейчас же выискались несколько добровольцев, готовых отправиться на разведку. Старший каравана сомневался, но все же дал на это согласие. И то, парни взрослые, не мальцы неразумные. Если пришла охота им рискнуть, его ли дело держать их за руку. Да только плохо эта история закончилась. Не успели они приблизится к призраку вплотную, метров десять пройти оставалось, как все попадали на землю замертво. Некоторые рвались их спасать, но здесь уже старший каравана проявил твердость - не допустил. А то троими мертвецами мы бы не отделались.
  - Ну а дальше что? - выкрикнул кто-то особенно нетерпеливый.
  - А что дальше? С полчаса еще призрак был виден, а потом пропал. Не дождался больше душ человеческих, вот и отправился восвояси. Мы посовещались и решили, что раз призрака больше нет, то можно подойти и посмотреть, что сталось с охотниками до тирлийских кладов. Кинули жребий, идти выпало мне. Не скажу, что я робкого десятка, а мурашки по спине побежали такие, как никогда прежде. Но деваться было некуда, все по справедливости. Да и оставлять парней лежать на скалах, было никак нельзя. Не по-людски это. Помянул я мысленно создателя, всех святых и пошел.
  - И как, помогло?
  - Не знаю, это ли помогло или что другое, но, как видите, жив. Парней я по одному оттащил метров на двадцать, а потом уже их другие подхватили.
  - А отчего они умерли? - поинтересовался Семен.
  - Неизвестно. Только на подошвах ног у них обнаружились обширные ожоги.
  - Так, может, их убил электрический разряд?
  - Все может быть, но есть одна странность, их ботинки остались совершенно целыми.
  Семен удивленно покачал головой, он не знал, что и думать: слишком уж уверенно рассказчик отвечал на вопросы. Байки ли это? Как тогда он смог придумать подробности? Или это непонятное природное явление? Тогда причем здесь призрак?
  - А было что-то необычное на том самом месте?
  - Скалы как скалы, - рассказчик пожал плечами. - Случалось мне через год снова проезжать через те места, так мы специально прихватили ультразвуковой сканер. Дорогой зараза, пришлось у горняков его выпрашивать, пообещав поделиться находкой. Да только ничего мы не нашли. Не показал сканер ничего необычного, а он берет в глубину на добрых пять метров.
  - А фотографий призрака у вас случайно не сохранилось?
  - Нет. Фотоаппарат - вещь хрупкая. С караванами порой месяцами путешествовать приходится, не будешь же его все время таскать с собой. Да и место он занимает.
  - Да много ли?
  Семен достал портативную видеокамеру, которая умещалась у него на ладони.
  - Вы об этом? Баловство это, городские штучки. Переселенцы поначалу с собой этого добра много тянут, да только толку-то.
  - Как "толку-то"? - удивился Семен. Это видеокамера.
  - Толку с нее, что мертвому припарки, - Мигель махнул рукой.
  - Электроника долго не живет, - пояснил бармен. - Это в метрополии она на каждом углу, здесь же она привозная.
  - Как же можно без нее?
  - Без чего-то действительно сложно. Хорошие рации заказывают, несмотря на их заоблачную цену. Без них караванам ходить рискованно. На видеокамеру разорится далеко не каждый.
  - А те что привозят переселенцы? Моя камера работает уже пятый год, и я на нее не жалуюсь.
  Бармен пожал плечами: "Что здесь можно сказать? Да и зачем? У приезжего свои резоны, день-другой, и штурман отправится дальше. Местные реалии ему ни к чему. Зачем ему знать, что стоимость, например, аккумулятора к его портативной камере возрастает в десятки раз после того как ее доставят за десятки световых лет из развитой метрополии? Делать аккумуляторы на месте? Не так-то просто, да и не только в них дело. Целый комплекс разнообразных производств тесно взаимосвязан, и определяется одним понятием - технологический уровень. Разумеется, можно привезти с Земли сложнейшее оборудование, но без должного технологического уровня оно не сможет работать долго. Слишком много составляющих входят в этот самый технологический уровень, начиная с добывающей и обрабатывающей промышленности. Сколько компонентов необходимо для сложного устройства? Знает ли приезжий космолетчик, сколько сотен различных производств должно быть задействовано для того, чтобы на последнем сборочном конвейере изготовили изделие, которое он держит в руках? А если нельзя изготовить на месте, то приходится надеяться лишь на привозное. Все потребное не привезешь. А метрополия не разоряется на оплату транзита грузов. Это для переселенцев билет со скидкой. За доставку грузов приходится платить полную цену. Вот и везет почтовый корабль лишь самое необходимое. То, без чего обойтись совсем непросто. Но объяснить все это приезжему сложно, он привык к другой жизни".
  - В наших условиях нельзя рассчитывать на стабильную работу сложной техники, - сказал бармен.
  Семен кивнул и обернулся в сторону зала, поскольку рассказ Мигеля вовсе не был закончен, он лишь перешел на другую тему, смежную с той, о которой он рассказывал.
  - Глупости все это. Не может существовать призрака существ, которых нет в природе, и никогда не было, - заявил скептик.
  - А вот это никому неизвестно, - возразил рассказчик. - То что их нет сейчас, вовсе не говорит о том, что их не было раньше.
  - Не говорит? - возмутился скептик. - А что же тогда говорит? Где хоть одно доказательство существования этих мифических тирлийцев? Нет их! Если бы они здесь проживали, от них непременно что-нибудь осталось бы!
  - Может быть, это было слишком давно, - возразил кто-то из собравшихся.
  - Все равно хоть что-то должно было остаться. Животный мир есть, но никаких двуногих, разумных, прямоходящих. И никаких их следов.
  - Может, мы плохо искали? Как вы думаете?
  - А вот профессор Кранк считает, что они были, - опять вставил слово Мигель.
  - Что еще за профессор?
  - Обыкновенный профессор, из метрополии. Лет семь назад он прилетал к нам с исследовательской миссией.
  - А, это те чудаки, которые прибыли вне расписания почтовых кораблей? Как же, помню, полгода их корабль стоял в космопорте, такое не забудешь. Да только не слышал я, чтобы они что-нибудь нашли. Уж о такой находке наверняка растрезвонили бы на весь мир.
  - Они и не нашли, - подтвердил Мигель, - но это лишь оттого, что им не хватило финансирования на полномасштабные поиски. Несколько месяцев они вели фотосъемку с помощью автоматических зондов, да только у нас такие леса, что могут скрыть любые следы разумной деятельности. Так профессор говорил.
  - Вот видишь, не нашли. А говорить профессор мог что угодно, ему ведь надо было как-то объяснить, чем они полгода здесь занимались.
  - А находка Хлопа?
  - Ха-ха, да таких находок в сувенирной лавке сколько угодно!
  - Таких да не таких. Хлоп утверждал, что нашел эту пластину, когда копал глину для печи.
  - Наверняка он сам ее и сделал, а говорил так, чтобы цену поднять, - не унимался скептик. - А если даже и нашел? Мало ли кто ее мог обронить?
  - О чем речь? - поинтересовался Семен.
  - Ах да, я совсем забыл, - бармен полез под стойку и с полминуты нам что- то перебирал, - вот она.
  Овальная пластина размером примерно десять на семь сантиметров размером легла на стол. Несколько лучей расходились от расположенного в центре пластины квадрата к краям. По краю пластины бежали два ряда мелких непонятных значков.
  - Что это?
  - Не знаю, - бармен пожал плечами.
  - Интересная вещица.
  - Думаете? Может, желаете приобрести? Хлоп втемяшил себе в голову, что это ценная вещь и попросил ее продать. Только я устал ее предлагать, люди лишь смеются, когда услышат, сколько он за нее просит.
  - И сколько же?
  В глазах бармена отразилось сомнение. Все-таки порядочность перевесила, и он решил предупредить:
  - В сувенирной лавке Вы можете что-нибудь купить вдесятеро дешевле.
  - И все-таки...
  - Хлоп хотел за эту штуку десять рублей.
  - Сколько это будет..., - Семен кивнул в сторону считывателя.
  - Примерно двадцать три земных кредитки.
  Действительно многовато. С другой стороны это совсем не то же самое, что покупать что-либо в сувенирной лавке. У этой вещи есть какая-то история, пусть даже она ограничивается ее нахождением при добыче глины.
  - Беру, - решил штурман и протянул расчетную карточку, вызвав тем самым бурю всевозможных возгласов.
  - Старина Хлоп все-таки сбыл свою безделицу! - воскликнул скептик.
  - Не обращайте внимания, он просто жалеет, что не захотел раскошелиться на такую занятную вещицу, - сказал рассказчик, имея в виду скептика.
  Семен положил свое приобретение в карман комбинезона, решив рассмотреть его позже.
  Куда бы дальше свернул разговор неизвестно, поскольку он был прерван самым неожиданным образом. Из окон бара вылетели все стекла, рассыпавшись мелкими осколками, и громкое эхо взрыва ударило по ушам всех присутствующих. Люди бросились на улицу, взгляды их были прикованы к летному полю. В двух километрах от бара посреди плит космодрома надувался огромный огненный шар как раз там, где должен был располагаться почтовый корабль Семена.
  - Ну ни ... себе! - высказался один из столпившихся у выхода людей.
  Мысли остальных были примерно такими же.
  Что-то подталкивало Семена бежать к огненному шару. Зачем? Для чего? Спасть команду? После такого взрыва нет ни малейших шансов уцелеть.
  Он все-таки побежал. Бежал до тех пор, пока нестерпимый жар не стал обжигать его. Штурман остановился, приблизиться ближе к пылающим обломкам было невозможно. И в этот момент раздался второй взрыв. Был он гораздо слабее, чем первый, но Семена сбило с ног и отбросило на несколько метров. Подоспевшие пожарные постарались его оттащить, их расчет уже работал на поле. Впрочем, без всякой перспективы затушить гигантский пожар. В небольшом космопорте было лишь несколько пожарных и минимум оборудования. Да и чем могло помочь экстренное тушение? Разбросанные на сотни метров осколки говорили о том, что худшее уже произошло - корабль уничтожен.
  Подоспели и медики в полном составе: весь медицинский персонал небольшого поселка при космопорте состоял их трех человек. Штурмана подхватили под руки и помогли добраться до машины, где он получил пару уколов с успокоительным и обезболивающим. Вскоре глаза его стали слипаться и он уснул.
  
  
  Глава 2.
  Не у дел
  
  Проснулся Семен в медпункте.
  - Как Вы себя чувствуете? - спросила заботливая медсестра, увидев, что он пришел в себя.
  Самочувствие было сносным.
  - Что со мной? - прохрипел штурман и прокашлялся, чтобы прочистить горло.
  - Жить будете. Небольшие ожоги, множество ушибов и вот...- Медсестра положила на стол сувенир, который Семен купил в баре. - Считайте, что родились в рубашке.
  В пластину впился небольшой но острый кусок искореженной стали.
  - Если бы не железка у Вас в кармане, без сложной хирургической операции не обошлось бы.
  Как могло получиться, что пластина и летящий осколок совпали во времени и пространстве? Впрочем, бывают и более удивительные совпадения. Семену довелось видеть в музее удивительную композицию из двух пуль, которые застряли друг в друге крест на крест, встретившись в полете на месте древнего сражения.
  Причудливы шутки судьбы. За один день штурману удалось дважды избежать смертельной опасности.
  Но на вопрос "Что с кораблем?" медсестра лишь молча вздохнула. Ответ был понятен без слов. В один момент Семен лишился и товарищей и работы.
  Вскоре появился и врач. Он осмотрел пациента, выписал мазь от ушибов и ожогов и пригласил заглянуть к нему вечером.
  В пресквернейшем настроении Семен отправился в бар и попросил налить виски. Бармен плеснул в стакан грамм сто, которые штурман проглотил одним глотком. Привычно протянул расчетную карту. Бармен принял ее, запустил в считыватель и... Ничего. Тот погудел и сообщил, что карта не активна.
  - Совсем забыл, - сокрушенно развел руками бармен.
  - О чем вы?
  - Карта не работает.
  - Я вижу, но не понимаю, почему. Еще вчера она превосходно действовала.
  - Вчера здесь был корабль. Без корабля карта недействительна.
  Семен задумчиво потер затылок. При чем здесь корабль? Вот считыватель, вот карта...
  - Данные о состоянии вашего счета хранились в корабельном компьютере. Считыватель обращался к нему и получал необходимую информацию. Корабля больше нет, ничто не может подтвердить наличие денег на вашем счете. Желаете заплатить наличными?
  Семен побледнел - он остался не только без друзей и работы, но еще и без денег.
  Видимо эта реакция не укрылась от хозяина бара.
  - Перекуси дружище, - бармен заботливо подвинул тарелку с холодным жарким. - Я все понимаю, у тебя такое несчастье.
  Штурман бросил на хозяина заведения непонимающий взгляд и тот разъяснил:
  - Сегодня я угощаю. Но только сегодня. Думаю, тебе стоит подумать насчет работы.
  Жаркое не лезло в горло, но Семен уговорил себя съесть его. В том бедственном положении, в котором он оказался, не стоило пренебрегать угощением. Ему здесь жить... Кстати, а сколько времени ему придется ждать прибытие очередного корабля? Доев холодный завтрак, Семен отправился в диспетчерскую.
  Единственный диспетчер космопорта, и он же его начальник был на месте.
  - Как вы? Пришли в себя? - поинтересовался он, увидев Семена.
  - Спасибо, хуже чем хотелось, но лучше, чем могло бы быть. Скажите, когда будет следующий корабль?
  - К нам заходят только почтовые, - диспетчер развел руками.
  - Когда будет следующий почтовый корабль?
  - Ваш корабль был единственным на нашей линии. Конечно, когда на Земле не дождутся его возвращения, то пошлют другой. Сколько на это надо времени, думаю, вы представляете не хуже меня.
  Семен представлял, и от того что он представил ему стало неожиданно жарко. Их кораблю предстояло идти два месяца до Земли с промежуточной остановкой. Плюс полтора месяца от Земли до планеты Тирль. Но это по корабельному времени! По планетарному должно было пройти не менее десяти лет! Когда корабль движется со сверхсветовой скоростью, время на нем идет совсем не так, как на Земле. Как штурман он представлял это лучше, чем кто-либо другой.
  - Десять лет. Вы хотите сказать, что я застрял здесь на десять лет?
  - Разве что будет какой-то внеплановый корабль. Но я бы на это не рассчитывал.
  Семена начал разбирать нервный смех. То что с ним случилось никак не укладывалось в его привычные представления о дальнейших планах на жизнь.
  - Вам плохо? Может быть, позвать медиков? - поинтересовался диспетчер.
  - Нет-нет, уже все в порядке, - штурман постарался взять себя в руки. - Но чем мне заниматься эти самые десять лет? На что жить? Моя карточка неожиданно оказалась заблокированной. Мне даже не на что снять комнату и не на что купить еду.
  - Сочувствую, - диспетчер покачал головой.
  - Скажите, в космопорте не найдется для меня работы?
  - Нас здесь всего-то двое: я и приемщик почтовых грузов. Вся наша работа нужна лишь тогда, когда прибывает корабль. Через месяц полученные с почтовым кораблем грузы разберут получатели и космопорт опустеет.
  Коротко и ясно - "нам и самим-то здесь нечего делать".
  - Может, что-то посоветуете? Основная моя специализация - навигационное оборудование, но я могу работать с любыми сложными вычислительными системами.
  Диспетчер вызвал по рации метеостанцию и центр спутниковой связи. Ни те, ни другие в специалистах подобного профиля не нуждались.
  - Не знаю, что тебе предложить, дружище. Если хочешь, оформлю тебя на месяц на работу в космопорте младшим дежурным. Хорошей зарплаты предложить не могу, но, по крайней мере, у тебя не будет проблем с жильем.
  - Что входит в обязанности младшего дежурного? - уточнил Семен.
  - Наблюдать за порядком когда меня нет на месте. Это все что я тебе могу предложить, - диспетчер развел руками.
  Он был слишком деликатен, называя должность "младший дежурный". Семен опять рассмеялся, но на этот раз смех был горьким. Ему, специалисту высшей категории, потратившему десять лет на обучение в академии космофлота, предлагали поработать сторожем. Впрочем, хорошо, что предложили хотя бы это. Если бы не доброта диспетчера, Семену уже сегодня было бы негде спать и не на что есть. А так у него будет месяц на то чтобы осмотреться и принять решение, чем заняться дальше.
  - Я принимаю ваше предложение, - отозвался Семен. - И, спасибо.
  - Что могу. Устроиться можешь вот здесь, - диспетчер открыл одну из пустующих комнат космопорта. Условия не шикарные, но жить можно. В баре скажешь, что нанялся ко мне на работу, и тебя покормят в долг. А за месяц, может, что-нибудь и придумаешь. Я ж понимаю, трудно определиться так сходу. Переселенцы-то приезжали с уже заключенными контрактами.
  - А может, вскоре пожалует новый корабль с переселенцами? - встрепенулся Семен.
  - Это вряд ли. Почтовую корреспонденцию для администрации уже разобрали. Если бы ожидалось прибытие корабля с новой партией переселенцев, нам дали бы знать заранее.
  Семен кивнул. Корабль, перевозящий поселенцев громаден и неповоротлив, но весьма вместителен. Встречу же нескольких тысяч людей в таких условиях, как здесь, несомненно, приходится организовывать заранее. Здесь с одним-то незапланированным временным переселенцем не знают что делать.
  Дни потянулись за днями. Какое-то нелепое чувство надежды на чудо твердило Семену, что не надо далеко удаляться от космопорта, что однажды появится корабль и заберет его отсюда. Но корабль все не появлялся. Да и с чего б ему было появиться? Семен успел лично побывать на метеостанции и пункте планетарной связи. Оборудование и там и там было достаточно сложным, но практически не нуждалось в обслуживании. Его выслушивали с некоторой степенью сочувствия, но разводили руками - специалист по сложным вычислительным системам им не требовался. Предлагали устроиться механиком, но когда Семен посмотрел на ту технику, которую предстоит обслуживать, то понял, что начинать придется с должности ученика. Нет, она не была слишком сложной скорее напротив. Вот только все ремонтные работы проводились вручную. Предлагали устроиться столяром, но опять же пришлось бы начинать с ученичества. Проще всего было устроиться в аграрный сектор - там вообще не требовалось квалификации. Освоить сбор урожая в теплицах можно было за пару часов. Правда работа была неинтересной и однообразной.
  Возможно, Семен что-нибудь и выбрал бы из предложенного. Не теплицы, конечно. Скорее устроился бы механиком или столяром. Но видимо судьбе показалось мало того что она ему преподнесла и она добавила еще один фактор, повлиявший на дальнейший выбор бывшего штурмана.
  Инструмент судьбы был напорист и чрезвычайно грудаст. Звали это чудо природы - Тивелина. Ростом она была на полголовы выше Семена и в полтора раза больше его в обхвате. Если к этому прибавить пробивной темперамент и неожиданно вспыхнувшее в ней желание позаботиться об одиноком бедняжке, картина рисовалась просто жуткая. Тивелина буквально охотилась на штурмана с взорвавшегося корабля, при каждом удобном случае непрозрачно намекая на то, что она не может спокойно смотреть на его одиночество.
  Если он шел по поселку, то она пыталась перехватить его по пути. Если сидел в баре, то подсаживалась за столик и прозрачно намекала на желание скрасить его вечер. Семен подумал было, что если Тивелина так обеспокоена его одиночеством, то, может быть, ее несколько утешит, если он найдет себе пару, но не тут-то было. Пару раз он приглашал девушек посидеть с ним в баре, но дальше одних посиделок дело не двигалось. Вчера еще такие приветливые девчата на следующий день начинали отводить глаза и активно избегать его. Тивелина же продолжала его преследовать.
  Такой напор несколько смутил Семена. Тивелина не была писаной красавицей, но не была и страшна. Будь она не так настойчива, возможно, штурман и подумал бы о том, чтобы зайти к ней вечером на чай. А там, кто знает... Но темперамент карьерного бульдозера, с которым Тивелина его домогалась, Семена просто пугал. Подобные женщины не способны останавливаться на полпути. Даже в союзе они стремятся установить полную монополию. Самое скверное было то, что бороться приходилось не только с Тивелиной, но и собой.
  В конце третьей недели она отловила Семена на выходе из космопорта, прижала к двери пышными грудями и томно зашептала:
  - Мужчина, ну будьте же смелее.
  Выдержать подобное испытание может далеко не каждый. Руки Семена сами собой потянулись к мощной талии, но он представил, что окажется в этих стальных объятиях навсегда, и невероятным усилием воли постарался сделать вид, что ничего особенного не произошло. А что ему было делать? Оттеснить в сторону легким движением стокилограммовую даму не представлялось возможным. Не использовать же против нее приемы рукопашного боя. Ситуация совсем не та.
  - Там лафан, - сказал Семен, кивнув за спину коварной соблазнительнице.
  - Где? - отпрыгнула Тивелина.
  - Убежал.
  Семен воспользовался моментом и выскользнул из цепких тисков.
  - Сеня, ну подождите же! Вы куда? - крикнула вслед Тивелина.
  - Извините, я очень спешу, - отозвался Семен на бегу.
  "Так я скоро стану посмешищем для всего поселка, - подумал Семен. - И что самое противное, не знаю, что можно предпринять, чтобы избавиться от этой опеки".
  Семен не представлял, как быстро здесь распространяются новости. Жителей немного - чуть больше тысячи, свежие новости появляются нечасто. Весь поселок уже неделю обсуждал охоту Тивелины, дошло даже до пари.
  Обдумав сложившееся положение, Семен решил, что выход у него есть только один - переезд. Капитуляцию в качестве выхода он не рассматривал. Вслед за этим решением пришел вопрос, как и куда ехать.
  Самым оптимальным ему представлялся вариант - наняться в охрану одного из караванов. Так и так ехать. Просто в одном случае деньги платишь ты, а в другом - тебе. Конечно, придется исполнять функции этой самой охраны, но с его штатным лазерным пистолетом вряд ли это будет сложно. У местных охранников нет ничего равного по мощности. Смешно сказать, у них в ходу кинетическое оружие, основанное на химической реакции взрывчатого вещества. Подобное было на земле лет пятьсот назад. Один только вид его штатного лазера должен внушить почтение возможному работодателю.
  Но, на удивление, не внушил. Предводитель каравана, завернувшего в поселок, чтобы захватить попутную почту, скептически осмотрел новейший лазерный пистолет и вздохнул:
  - Лучше бы поменять.
  - На что? На те ружья, которыми вооружены ваши охранники? - удивился Семен.
  - Хотя бы.
  - Не вижу смысла, - обидевшись, отрезал штурман.
  - Настаивать не буду, если хочешь, можешь оставить себе и эту машинку, тебе с ней мучиться.
  - Это отличная модель, практически безотказная.
  - Только не в дождь и не в туман.
  Семен смутился:
  - Ну да, у лазера есть небольшой недостаток. Зато мощность и дальность действия не сравнится с пороховым оружием.
  - А зачем нам такая мощность? А впрочем, пусть остается, может, действительно пригодится. Если тебя устраивают условия, считай, что принят.
  Условия были не слишком шикарными: пятьдесят рублей в неделю плюс питание. Случалось охранникам получать и по сто рублей в неделю, и больше. Но для этого необходима была соответствующая репутация. Одно только то, что дополнительного охранника согласились взять на середине маршрута, уже было удачей.
  В любом случае, выбор был не велик. Ждать следующий караван? Еще неизвестно будет ли там место. Семен с содроганием представил, что ему еще несколько дней предстоит удерживать осаду со стороны Тивелины и согласился.
  - Конечный пункт нашего путешествия - Потирс, - сказал будущий работодатель Семена. - Выступаем завтра с рассветом, не опаздывай. И, советую прибарахлиться в дорогу.
  Караван должен был быть в пути еще неделю, после чего предполагалась пятидневная остановка и обратная дорога.
  Название городка ни о чем не говорило штурману, как и любое другое из названий, а совет был хорош. Но для начала надо было найти работодателя нынешнего и урегулировать с ним вопрос увольнения.
  Дело решилось быстро. Начальник космопорта лишь поинтересовался дальнейшими планами Семена и пожелал ему счастливого пути. Из полученных ста рублей тридцать пришлось отдать бармену в погашение кредита за питание. Остальные семьдесят Семен решил потратить с толком, чтобы как следует подготовиться к путешествию.
  Планы пришлось менять почти сразу - поход в лавку, торгующую дорожными товарами, показал всю несостоятельность больших планов. Но необходимый минимум приобрести удалось. Крепкие дорожные ботинки и непромокаемый плащ обошлись новоявленному путешественнику в пятнадцать рублей - это обнадеживало. Еще пять рублей пришлось отдать за отличный рюкзак. Дороговато, но вещь и в самом деле была добротной. Далее последовали: большой нож в ножнах из толстой грубой кожи; пара фляг; моток бечевки; пачка соли (непонятно зачем она, если обещали кормить в дороге, но лавочник утверждал, что пригодится); коробок со спичками; небольшой топор в чехле и несколько банок консервов.
  - Консервов не надо. Едой обеспечивает работодатель, - заявил Семен.
  Лавочник бросил на него скептический взгляд, но возражать не стал. Банки исчезли с прилавка.
  - Вроде бы все. Или я что-то забыл? - переспросил продавец.
  - Еще хотелось бы навигатор с картами.
  - Ах да, точно, - лавочник хлопнул себя рукой по лбу, порылся на полках. - Вот карты, - на стол лег отпечатанный на бумаге типографским способом план местности, - а вот навигатор, - на бумажную карту сверху был положен магнитный компас.
  - Сколько с меня?
  - Тридцать девять рублей. Отдаю все практически даром. Кстати, рекомендую взять часы, полезная вещь.
  - Не надо. У меня универсальный хронометр, - отозвался Семен.
  - Электронный?
  - Электронный.
  - Пфыр. Как хотите.
  В голосе продавца слышался явный скепсис. С чем связано такое недоверие местных жителей к электронике было непонятно. Универсальный электронный хронометр мог настраиваться на любое планетное время, и был, по мнению Семена, весьма удобной вещью.
  - Спасибо. Получите деньги, - Семен полез в карман за хрустящими бумажками и монетами.
  Рассчитываться материальными деньгами было непривычно, но в этом процессе было что-то особенное. Деньги можно было подержать в руках, в отличие от информации, записанной на электронную карту.
  - Как, Вы уже уходите? - удивился продавец. - А оружие? Насколько я понимаю, Вы собрались путешествовать? Могу предложить отличный карабин полуавтоматический на десять патронов. Всего-то за семьдесят рублей.
  - Спасибо не надо.
  - Есть винчестер семизарядный облегченный. Есть гладкоствольное ружье - очень удобно для охоты на птицу и мелкую дичь. К нему есть патроны с пулями и дробью, - расхваливал свой товар лавочник.
  - Нет-нет, спасибо, у меня уже есть оружие.
  - Возьмите хотя бы пистолет. Есть револьверного типа, есть с магазинной подачей патронов. Вы какой предпочитаете?
  - Предпочитаю энергетический, - Семен положил на стойку свой короткоимпульсный лазер.
  - Игрушка.
  - Между прочим, полный заряд этой игрушки рассчитан на семьдесят импульсов, способных свалить быка.
  - А если дождь?
  Что им всем дался этот дождь? Семен колебался. В принципе, на пистолет денег хватало, но придется отдать все и остаться совсем без средств. Да и зачем ему этот допотопный раритет?
  - Не так уж часто бывают дожди.
  Семен попрощался с лавочником и направился к стоянке каравана. С работы в космопорте он уволился, а следовательно потерял и прилагающееся к ней служебное жилье. Можно было снять комнату в гостинице, но вставать пришлось бы ни свет ни заря. Лучше уж присоединиться к будущим коллегам сразу.
  В последний момент он заглянул в бар и захватил несколько бутылок пива - угостить будущих коллег.
  Идти было недалеко - пять допотопных колесных монстров располагались на стоянке возле космопорта. Как успел узнать штурман, машины были местного производства и приводились с действие с помощью двигателей внутреннего сгорания, работающих на газе. На всем Тирле было лишь несколько относительно современных транспортных средств, и почти все они находились в поселке рядом с космодромом. Разбросанные по десяткам поселков и небольших городков поселенцы предпочитали передвигаться с помощью колесной техники, по той незамысловатой причине, что она была местного производства.
  - Семен, привет. Старшины нет, он в городе, как и большинство наших.
  - Привет, Санчес. А ты что же?
  - Дежурю, - парнишка кивнул на висящий на плече дробовик.
  Санчес был невелик ростом, подвижен и болтлив. Ему было скучно обходить дозором стоянку с машинами, и он обрадовался приходу нового охранника.
  - Пиво будешь? - спросил штурман.
  - Давай. А ты чего ж не в городе?
  Назвать поселок на тысячу жителей городом можно было с большой натяжкой.
  - Что я там не видел? Да и вставать рано не хотелось.
  - А тогда понятно. Пойдешь устраиваться, или на улице погуляешь? Погода просто замечательная.
  Последнее было сказано недаром, Санчес рассчитывал скрасить дежурство беседой.
  - Можно и воздухом подышать, мне бы только вещи бросить.
  - Сейчас организуем, - Санчес подошел ко второй от края машине. - Вот этот кубрик свободен, располагайся.
  Кубриком он назвал небольшое помещение примерно два на два метра, которое располагалось за кабиной водителя. Два-три человека могли устроиться там пусть без особых удобств, но относительно неплохо. Далее шло грузовое отделение, в которое можно было попасть как из кубрика, так и с улицы.
  Семен положил на свободное место свои немногочисленные вещи и спрыгнул на землю.
  - Там уже кто-то расположился. Сосед не будет возражать?
  - Ха-ха. Считай, что я не возражаю.
  - Так это твой дом на колесах?
  - Ну да. Если старшина решит перевести тебя на другую машину, завтра об этом скажет. Ты кто по специальности будешь?
  - Штурман.
  - Штурман?
  - Ну да, прокладываю курс для космических кораблей.
  - А здесь как оказался? - удивился парень.
  - Так получилось, - вспоминать об обстоятельствах, при которых он застрял на Тирле, Семен не хотел. - Как дежурство? Все спокойно?
  - В космопорте почти всегда спокойно, здесь и дежурство-то назначают скорее для порядка, - отозвался новый знакомый. - Вот по дороге - там держи уши востро. Это здесь я один в дозоре, а в поле меньше трех-четырех человек держать в дежурной смене никак нельзя.
  - А что так? В чем опасность? - Семену было интересно узнать подробности своей новой работы. - Неужели здесь водятся хищники, которые представляют угрозу для каравана?
  - И это тоже. Когда степные бизоны бегут от пожара, то практически не разбирают, что у них на пути. Конечно, можно укрыться в кубриках, до людей они не доберутся, но тягачи могут здорово помять. Моего троюродного деда угораздило один раз оказаться на пути стада в несколько тысяч голов. Чтобы выбраться из кубрика ему пришлось разобрать крышу, а тягач так помяли, что своим ходом дальше идти он не мог. Пришлось из Потирса вызывать подмогу. В лесу тоже опасно: может на голову рысь с дерева спрыгнуть, или лесные муравьи погрызут шланги - тоже приятного мало.
  - Их случайно не хлонгами зовут? - решил блеснуть эрудицией штурман.
  - Нет. Хлонги - это хлонги, и на муравьев они совершенно не похожи. Да и мелочи все это. Неприятно, но в большинстве случаев не смертельно. А вот нарваться на банду... Здесь уж приходится крутиться всерьез.
  - Что бывают и такие случаи?
  - Бывают. Нам за год три раза приходилось отстреливаться.
  - Куда же власти смотрят? - удивился Семен.
  - Тирль велик, поселений мало. В поселках-то не всегда удается поддерживать порядок. Кто же будет дорогу охранять?
  Подобное не укладывалось у Семена в голове.
  - Как же вы ездите?
  - А вот так и ездим. В караваны не всякий нанимается, а по мне так интересно - ездишь, смотришь, где и как люди живут. Да и торговать опять же надо. Сейчас вот везем с севера железо и медь. Это основной груз, но по пути много всего захватываем. Вот ту же почту, например.
  - Так почтовый корабль раз в десять лет бывает, - удивился Семен.
  - Почтовый корабль - да. А местные пересылки идут почти с каждым караваном. Небольшие грузы легче переслать с попутными машинами, чем каждому ездить самостоятельно.
  - И не боятся отправлять неизвестно с кем?
  - Почему же неизвестно? Караванные старшины все наперечет, их каждый знает. А если кто-то новый соберется открыть дело, то здесь сложнее. Без хороших рекомендаций с ним мало кто захочет дело иметь. Своя-то репутация появится не сразу. Репутация дорогого стоит, вот и берегут ее. Чтобы не доставить груз до места - такого просто не может быть. Пойдут слухи, с этим караваном сразу дело иметь перестанут.
  - А пассажиры?
  - Бывает, что в состав каравана входят один-два пассажирских тягача, но у нас таких нет. Наш старшина предпочитает с грузами работать. Спокойнее, да и за расписанием не так строго надо следить.
  - Понятное дело, - согласился Семен.
  Он еще с полчаса побеседовал с дежурным и отправился устраиваться спать.
  - Санчес, пива еще будешь? - поинтересовался штурман, залезая в кубрик.
  - Пива? - парнишка поводил носом и сглотнул слюну, но отказался. - Нет, не буду. Я на дежурстве, если старшина почует, то мне светит неслабый нагоняй.
  - Тогда я бутылочку в кубрике оставлю. Как сменишься, найдешь ее на столе.
  Семен захлопнул дверь и растянулся на жестковатом откидном лежаке. Несмотря на жесткость спального места чувствовал он себя на удивление уютно. Уже через пять минут он спал беспробудным сном.
  
  
  Глава 3.
  Дороги Тирля.
  
  Двигатель тягача взревел, и машина задрожала вместе с кубриком и спящим в нем человеком. Хлопнула входная дверь, и Семен, протерев глаза, смог рассмотреть веселую физиономию улыбающегося Санчеса.
  - Завтракать будешь? Через полчаса выступаем.
  Семен перевел взгляд на стол: оставленной им вчера бутылки с пивом не было, зато на столе дымился паром котелок с едой, а рядом с ним лежали два ломтя аппетитно пахнущего хлеба.
  - Завтрак - это хорошо, - Семен передвинулся к столу.
  - Я с караванным старшиной поговорил, ты можешь остаться в этой машине, - сообщил Санчес.
  - Здорово, - искать новое место и обустраиваться на нем перед самым отъездом не хотелось.
  - Кстати, в третьей машине вода, если будешь умываться, то поспеши.
  Семен спрыгнул на землю и сделал несколько энергичных взмахов руками.
  - Котелок захвати, сможешь набрать чая на обратном пути, - крикнул вслед новый товарищ.
  Семен подхватил протянутый ему котелок и отправился искать пункт раздачи чая. Он оказался у той же третьей машины. Из большой (не менее чем на кубометр) емкости вода поступала в титан, работающий на газе, откуда ее можно было набрать, открыв кран.
  Лагерь караванщиков оживленно гудел. Кто-то здоровался с Семеном, кто-то пробегал мимо по своим делам. Караванный старшина лишь бросил ему короткое:
  - Устроился? - и, получив утвердительный ответ, пошел дальше, пообещав заглянуть позже.
  Временами он останавливался и отдавал то или иное распоряжение. Водители в последний раз проверяли исправность машин, охрана проверяла наличие боеприпасов и исправность оружия.
  Сполоснув кипятком котелок, Семен налил себе и Санчесу чая и отправился обратно к их машине.
  Минут через пятнадцать машины начали выезжать со стоянки, выстраиваясь в походную колонну.
  - Следуем обычным порядком, - пробурчал небольшой ящичек, висящий в углу кубрика.
  "Связь между машинами, - догадался Семен, - а говорит, наверняка старшина".
  Через десять минут поселок остался позади, и машины прибавили ходу. Они мчались по грунтовой дороге, накатанной в степи, со скоростью не меньше семидесяти километров в час. Для дороги лишенной покрытия очень даже неплохо. Степь была полна жизни: мелкие зверьки вроде сусликов шныряли в траве, несколько раз Семен заметил небольших хищников, похожих на лис и пикирующих в охотничьем порыве крупных птиц. А вот грозу степей - бизонов, о которых так увлекательно рассказывал Санчес, увидел лишь однажды, и то вдалеке у самого горизонта.
  В полдень остановились на обед, и штурман смог наблюдать его приготовление. Дежурный повар установил в тени машины переносную плиту. Затем откинул толстый железный щит, расположенный ниже багажного отделения, и вытащил наружу резиновый шланг. Присоединил его к походной плитке, открыл кран и зажег огонь, пылающий ровным синим пламенем.
  - Что это? - удивился Семен.
  - Походная плитка. Удобно, правда? - улыбнулся Санчес. - Газ берется прямо из топливного бака.
  Повар налил воды и поставил котел на огонь.
  - А почему бы не готовить на ходу прямо в кубрике?
  - Трясет, того и гляди все расплескаешь. Можно готовить в кубрике на стоянке, но так делают только зимой или осенью. Или в дождь. Зачем сейчас сидеть в душном помещении?
  Через час пообедали, но прежде чем выдвигаться в путь караванный старшина отдал странную команду:
  - Пулеметы расчехлить.
  С крыш первой и последней машин сняли пластиковые короба и взгляду Семена предстали пулеметы. Ленты с патронами были заправлены в объемистые коробы, располагавшиеся сбоку от ствольной коробки. Пулеметы выглядели внушительно. На крыше кубриков имелись люки, высунувшись в которые стрелки могли вести огонь. Имелся люк и на крыше кубрика, в котором ехал Семен, вот только пулемета у них не было.
  - Зачем их прятали? - поинтересовался штурман.
  - Их не прятали. Все знают, что у караванщиков есть пулеметы. Но в крупных поселках запрещено их расчехлять. Ручное оружие можно носить, пулеметы должны быть зачехлены.
  - Понятно. Далеко они бьют?
  - Те что стоят у нас - километра на полтора. Скорострельность семьсот пятьдесят выстрелов в минуту.
  - То есть из такой штуки нас могут подстрелить за полтора километра? - удивился Семен.
  - Ну, не все так просто, - пояснил Санчес. С такого расстояния попасть в цель нелегко, я бы даже сказал - очень нелегко. К тому же кубрики бронированные, их и в упор-то трудно пробить. Как и топливные баки.
  Семен вспомнил, какой толщины был стальной лист, закрывающий разборный кран топливного бака.
  - Бронированные только кубрики и баки?
  - Еще место водителя. Можно и вся машину бронировать, но тогда груза в два раза меньше взять получится. Мы же все-таки грузы возить должны.
  После обеда схема несения дежурства была изменяна. Караван двигался дальше, но теперь не менее трех человек одновременно вели наблюдение за местностью. Пришла очередь дежурить и Семену. Он взобрался на высокий вращающийся стул, стоящий у откидного люка, так что голова его оказалась выше уровня крыши кубрика. В полученный бинокль штурман добросовестно осматривал окрестности до той поры, пока не передал вахту Санчесу. Дежурство прошло спокойно, ничто не мешало движению колонны. Примерно за час до заката она остановилась в километре от небольшого леса.
  - Сколько же мы за сегодняшний день проехали? Километров пятьсот? - поинтересовался Семен.
  - Четыреста тридцать. Но это только сегодня. Дальше пойдут перелески, там не разгонишься. А по лесу вообще придется ползти со скоростью черепахи, - пояснил Санчес.
  Так и получилось: через поля и перелески двигались со скоростью около двадцати километров в час, когда начался лес, скорость упала вообще до десяти километров.
  Машины ползли среди зеленых великанов, переваливаясь через их корни. Порой кроны смыкались над головой и двигаться приходилось по зеленому тоннелю. Ручьи и небольшие речушки форсировали вброд, причем иногда вода почти полностью скрывала метровые колеса машин. На подъемах тягачи ревели двигателями, но на удивление продолжали ползти вперед.
  Для Семена все это было вновь, и он с интересом крутил головой, осматривая незнакомую местность.
  Один раз какой-то лесной зверь размером с куницу спрыгнул с дерева прямо на кабину машины. Семен инстинктивно отпрянул назад и больно ударился о край люка. Он схватился было за свой лазерный пистолет, но мохнатого прыгуна и след простыл. Оттолкнувшись от кабины, он перепрыгнул на другую сторону дороги, и, перепрыгивая с дерева на дерево, исчез в чаще.
  На следующий день огромный серый зверь вышел к самой дороге. Дежурил Санчес.
  - Смотри, медведь! - крикнул напарник штурману и кивнул в строну.
  Семен посмотрел в окно кубрика. Зверь не был точной копией земного медведя, но был весьма на него похож: такой же огромный, лохматый и лишь кажущийся неповоротливым. Он совершенно не боялся машин: удивленно принюхивался и недовольно тряс головой, стоя буквально в трех метрах от дороги.
  - Он съедобный?
  - Еще как. Была бы осень, можно было бы поохотится.
  - А сейчас его есть нельзя? - удивился Семен.
  - Можно и сейчас. Только в нем веса больше полутонны. Килограммов тридцать за день мы съедим, если постараться. А куда остальное? Погода теплая, походные холодильники невелики, да и большей частью заняты, а ехать нам еще больше двух суток.
  Семен подивился такому прагматическому подходу, но вынужден был согласиться:
  - Ты прав, дружище.
  Больше ничего знаменательного за всю поездку не случилось. Охрана каравана всю дорогу держалась настороже, и, должно быть, недаром предпринимала повышенные меры безопасности. Но, обошлось. На пятый день леса опять сменили полями и перелесками, и вскоре караван выехал к большой реке.
  Дорога, проходящая по ее берегу, была довольно накатанной, да и местность здесь оказалась населенной: по берегам стояли одинокие домики (должно быть рыбацкие), а то и небольшие поселки, от которых пахло дымом и рыбой. На реке тоже было заметно движение: рыбацкие лодки попадались довольно часто, а иногда проплывали катера и побольше размером. Один раз они обогнали баржу, которую неторопливо тащил пыхтящий буксир.
  Вдали от берега иногда можно было рассмотреть стада коров, а порой и хутора.
  - Как здесь люди живут? - поинтересовался Семен. - Грабителей не опасаются?
  - Да что здесь грабить? - улыбнулся Санчес. - Конечно, бывает, что у фермеров угоняют скот, но нечасто. Караван для бандитов куда более привлекательная добыча.
  - Пулеметы зачехлить, - прохрипела рация, и Семен догадался, что город уже неподалеку.
  На первой и последней машинах завозились с пластиковыми кожухами, закрепляя их поверх пулеметов. Неожиданно колонна встала. Семен высунулся подальше из люка, стараясь рассмотреть причину остановки.
  - Что там? - поинтересовался Санчес.
  - Не пойму. Машина какая-то на дороге стоит.
  Вскоре ситуация прояснилась:
  - Четвертой машине взять пострадавших на буксир, - распорядился по рации старшина.
  Чуть погодя колонна двинулась дальше. Теперь одна из машин каравана тащила за собой небольшой грузовик, который до этого стоял на дороге из-за поломки.
  Не прошло и часа, к в поле зрения показался город. Семен с удивлением увидел стоящую на въезде небольшую машину, в кузове которой был установлен пулемет. Рядом с ним сидел человек в неком подобии униформы, рядом с машиной стояли еще двое.
  - А как же они? Санчес, ты говорил, что в городе запрещено держать пулемет не зачехленным.
  - Это шерифы, они как раз обязаны поддерживать порядок.
  Штурман удивленно хмыкнул. Подобный подход был ему непонятен.
  - Ты же говорил, что нет единой власти, которая поддерживала бы порядок.
  - Я и сейчас это не отрицаю. Каждая территория решает вопросы безопасности самостоятельно и по-разному. Где-то организуются местные силы самообороны, или выбирается голова, который их назначает. Некоторые поселки ограничиваются тем, что нанимают стрелка. У нас в Потирсе и на прилегающих к нему территориях вопросами поддержания порядка занимаются шерифы.
  Семен подивился такому разнообразию, но комментировать полученные сведения не стал. Их караван продвигался вдоль возносящихся в небо огромных труб, расположенных за высокими заборами.
  - Это заводы, - прокомментировал увиденное Санчес. - Потирс большой город, больше тридцати тысяч населения. Там вот собирают тягачи, а дальше идет электротехническое предприятие.
  Дальше пошли огороженные территории складов. Караван остановился около высоких глухих ворот, к головной машине подошел охранник, удостоверился в личности старшины, после чего ворота распахнулись и машины заехали на территорию.
  Санчес начал собирать вещи.
  - Здесь стоянка наших тягачей, здесь же разгружается и большая часть груза. Пойдем в контору, старшина сейчас будет рассчитываться за рейс.
  Семен прихватил свои вещи и направился следом за своим напарником. Нехитрые расчеты с охранниками заняли не более получаса, вскоре Семен получил обещанные ему пятьдесят рублей.
  - Остаться не надумал? - поинтересовался старшина Томинс. - Через пять дней мы отправляемся через космопорт в Алексеевскую. Ты неплохо держался, от наблюдения не отлынивал и на посту не спал. Я бы мог предложить тебе постоянный контракт.
  Санчес за спиной у старшины делал непонятные знаки, отрицательно мотая головой и похлопывая себя по запястью руки. Смысл этих знаков остался Семену непонятным. В любом случае он не хотел принимать решение сразу. Первый раз на новом месте, неплохо бы для начала осмотреться.
  - Пока не знаю, я еще не видел город, - сказал штурман.
  - У тебя на раздумье четыре дня, затем я найму кого-нибудь другого. Если решишь присоединиться к нашему каравану с утра до обеда можешь искать меня здесь.
  - Спасибо, подумаю, - поблагодарил Семен и покинул конторку.
  - Фух, я уж думал, что ты не понял, что я тебе хотел сказать, - выдал Санчес, когда они вышли за дверь.
  - Так я и не понял, - удивился Семен.
  Санчес посмотрел на него с недоверием.
  - Кстати, а что ты хотел сказать? - уточнил штурман.
  - Я объяснял тебе, чтобы ты не соглашался на постоянный контракт, а заключал разовый на один рейс.
  - А чем он лучше?
  - Постоянный контракт предусматривает неустойку в том случае, если ты не сможешь в очередной раз сопровождать караван.
  - Зато он гарантирует длительный найм.
  - Ха-ха. Ничего он не гарантирует. Если старшина решит разорвать с тобой договоренность, то он найдет для этого повод. Опять же ничто не помешает ему продлить разовый контракт, если он останется твоей работой доволен.
  - Вот как? Спасибо что подсказал.
  - Так ты не собирался вернуться сюда через пару дней и наняться на новый рейс?
  - Я и в самом деле не знаю, - Семен пожал плечами. - Путешествовать мне понравилось, но совсем не успел познакомиться с городом.
  - За этим дело не станет, Я покажу тебе самые интересные места, куда непременно следует заглянуть после долгой дороги. Пойдем, скоро одна из наших машин поедет разгружаться на почту, мы сможем с ней добраться до центра.
  Они двинулись к воротам, где уже столпились в ожидании более десятка охранников из их каравана.
  - Скажи, Сантес, а почему Томинс звал меня на работу? Я не слишком-то успел себя проявить. Или нанять охранника проблема?
  - Проблемы нет, но беря тебя старшина со всех сторон выигрывает. Во-первых, ты никак не можешь быть связан с бандитами.
  - Что, такое бывает?
  - Врать не буду, достоверно мне это неизвестно, но поговаривают, что такое случается. Люди из банды специально нанимаются в охрану караванов, чтобы потом помочь их ограбить. Так что нанять человека можно, но первого попавшегося с улицы не возьмешь.
  - А что во-вторых?
  - Во-вторых, для тебя здесь все в новинку, ты присматриваешься к тому, на что другие уже не обращают внимания. Старшина Томинс любит нанимать новичков, если случается такая возможность.
  - Гхм. Свежий взгляд? Что ж, это, пожалуй, логично.
  - Да и потом, ты уж только не обижайся, но заплатит он тебе пока что меньше, чем другим. Ты пока не имеешь репутации.
  - Какие обиды? Этот как раз понятно.
  Получается, караванному старшине действительно выгодно предложить Семену дальнейшую работу, осталось только решить, нужно ли это штурману.
  "Четыре дня у меня есть, будет время подумать, а пока посмотрю город", - решил Семен.
  Подошла машина, в кубрик набилось почти полтора десятка человек, так что расселись довольно плотно. Но и ехать было недалеко, через двадцать минут машина остановилась, и люди стали выходить. Вышел и Семен. Санчес порекомендовал ему не слишком дорогую гостиницу, где он и остановился, заплатив вперед за пять дней (а там видно будет).
  Как оказалось, бывший напарник вовсе не забыл о своем обещании показать город. Он появился часа через два, когда Семен уже собирался ложиться спать, и заявил, что для изучения местных достопримечательностей самое время.
  Видимо Семен вкладывал несколько иной смысл в слово "достопримечательности".
  Санчес потащил его сначала в варьете, а затем организовал экскурсию по барам. Возможно, это и было познавательно, но как-то однообразно. Путешествовали они до трех часов ночи, и успели посмотреть за это время две драки и одну перестрелку. Впрочем, перестрелку, это сильно сказано - перебравшие лишнего посетители палили в потолок из револьверов. Санчес сразу потащил Семена к выходу.
  - Пойдем отсюда, сейчас шерифы приедут, будут разбираться, кто стрелял и зачем. До утра придется объяснения писать.
  Семен согласился без возражений, он и так был несколько озадачен подобным досугом местных жителей. Бар в космопорте был гораздо более спокойным местом, не говоря уже о тех заведениях, которые остались на родной Земле.
  На следующий день Семен отправился осматривать город самостоятельно, ему хотелось составить об этом месте более полное впечатление, не ограничивающееся только увеселительными заведениями.
  Удивительным было движение на улицах. Немало разных размеров и конструкции машин двигалось в разных направлениях, но еще больше людей передвигалось при помощи лошадей: верхом или на повозках. Такой диссонанс плохо укладывался в представления Семена о том, каким должен быть город. Если есть машины и в достаточных количествах, то зачем нужны лошади? Или машин все-таки недостаточно? Сделав себе заметку в будущем поинтересоваться этим вопросом, Семен продолжил прогулку. Что еще привлекло его внимание, так это то, что каждый второй горожанин был вооружен если не ружьем, то, по крайней мере, пистолетом. Даже некоторые женщины носили оружие. Неужели здесь так опасно? Куда же тогда смотрят местные силы правопорядка?
  Семен зашел в несколько магазинов, приценился к товарам, прошелся по большому сельскохозяйственному рынку и заглянул к пристаням.
  - Газета! Газета!
  "Вот, это то что надо"! Штурман остановил мальчишку разносчика и купил у него всю прессу, которая имелась в наличии (газет было две).
  С особой надеждой штурман пробежался по разделам объявлений в поиске вакансий. Вакансий было много, но специалисты по вычислительным машинам не требовались. Требовались рабочие на заводы, геологи и проводники, широко был представлен рынок труда сельскохозяйственного направления. Ничто из этих предложений не было знакомо штурману в достаточной мере. Семен перекусил в городе и вернулся в свою гостиницу только к вечеру. Как оказалось для того, чтобы повстречать там Санчеса.
  - Идем в бар? - спросил тот.
  - Может, сегодня не пойдем?
  - Как не пойдем? Через несколько дней снова в дорогу, почти месяц пройдет, пока караван снова вернется в Потирс!
  - Ладно, давай сходим, - вздохнул Семен.
  Они зашли в одно из сверкающих огнями заведений, взяли пару кружек пива и присели за столик. Посетителей пока было не слишком много.
  - Смотри, какие взгляды она на тебя бросает. - Санчес кивнул в сторону женщины, сидящей у стойки. Она и в самом деле временами внимательно смотрела на Семена. С чего бы?
  "Подойти поговорить что ли"? - Подумал штурман.
  Женщина призывно улыбнулась и он решился. Прихватив свою кружку, штурман переместился к стойке бара.
  Женщина представилась как Салли, и весьма охотно поддержала разговор. Она смеялась и подмигивала, явно проявляя признаки симпатии.
  - Семен, идем дальше, - позвал Санчес.
  - Иди один, я здесь еще посижу.
  Санчес бросил на женщину взгляд, понимающе улыбнулся и направился к выходу. Женщина посидела еще с полчаса и собралась уходить.
  - Когда я смогу увидеть вас снова? - поинтересовался Семен.
  - Предлагаю обсудить это на ходу. Надеюсь, Вы проводите даму до дома?
  - Почту за честь, - кивнул штурман.
  Шли они минут двадцать, Женщина слушала шутки, которыми сыпал Семен, и заливалась смехом, штурман же думал над тем, удастся ли им продолжить знакомство. Улицы стали более пустынными, шума, который царил около бара, не было и в помине.
  - Подожди меня здесь, я ненадолго загляну к подруге, - улыбнулась Салли.
  Она толкнула глухую калитку и исчезла в темноте двора, Семен же остался стоять на улице, любуясь звездами. Они светили сегодня особенно ярко, тем более в этом тихом почти неосвещено районе. Неожиданно раздавшийся за спиной щелчок заставил его обернуться.
  Они стояли метрах в пяти. Широкополые шляпы надвинуты на глаза, воротники подняты. Непросто было бы разглядеть их лица даже если бы был день. Зато легко можно было разглядеть револьверы. Именно звук взводимого курка и услышал штурман прежде чем обернуться. Нехорошее предчувствие дало о себе знать неожиданно пробежавшей по спине дрожью, рука же сама собой потянулась к пистолету.
  - Но-но-но! Поосторожнее, мистер, без резких движений! - предупредил тот, который стоял на шаг дальше. - Наделаю дырок, шагу ступить не успеешь!
  - Что вам надо? - спросил Семен, хотя и так было понятно, что прячут лица, но выставляют напоказ револьверы вовсе не с добропорядочными намерениями. - Я вас не знаю, проходите мимо.
  - Пройдем, не сомневайся, - тот что был поближе отпустил ехидный смешок. - Но сначала посмотрим, что носят в карманах люди, которые идут гулять ночью в этот тихий квартал.
  Рука Семена метнулась за пазуху, незнакомцы вскинули руки с револьверами, штурман понял, что еще секунда, и они начнут стрелять.
  - Стой, не двигайся, - прикрикнул тот, что был повыше.
  Семен замер, стрельбе, как и рукопашному бою его обучали. В академии были предусмотрены такие дисциплины. Учили, конечно, не так, как учат десантников. Основная специализация штурманов - вычисление курса. Если бы преступник был один, можно было бы рискнуть уйти перекатом в сторону и попытаться выхватить лазерный пистолет. Но грабителей двое, и курки из револьверов уже взведены.
  - Посмотри, что у него в карманах, - сказал напарнику высокий.
  "Когда приблизится, можно будет его обезоружить. Второй стрелять не будет, побоится попасть в своего", - подумал Семен.
  Но второй грабитель был не так прост. Он обошел штурмана по широкой дуге, продолжая постоянно держать его на мушке. Лишь когда Семен оказался между грабителями, тот что обходил его приблизился. Его пистолет уперся штурману в спину. Второй рукой грабитель принялся вытаскивать все что было у Семена в карманах.
  - Смотри, какая чудная у него пушка! - лазерный пистолет Семена полетел в сторону высокого и был им довольно ловко подхвачен.
  Высокий подхватил свободной рукой лазерный пистолет, прицелился.
  - Да, любопытная игрушка.
  - Как думаешь, сколько сможем за него выручить? Или оставим себе?
  - Слишком машинка приметная, - вздохнул высокий.
  - И что, теперь ее не брать?
  - Забыл про кривого Сэнди? Тот тоже позарился на именной винчестер. А эта машинка поприметнее будет. Выстрелишь из нее раз, так слухи за сотни километров пойдут. Что там еще есть?
  - Денег не слишком много. Часы чудные.
  - Часы? Ладно, часы возьмем. Из них стрелять необязательно, - высокий рассмеялся своей собственной шутке, - а посмотреть сколько времени можно и не привлекая чужого внимания.
  "Только бы Салли не вернулась в самый неподходящий момент. Ее тоже могут ограбить, и я вряд ли смогу этому помешать", - подумал Семен.
  Грабитель сунул деньги Семена себе в карман, туда же отправились его часы.
  - Уходим, - скомандовал высокий, и перекинул лазерный пистолет Семена через забор.
  Штурману вдруг стало ужасно обидно, краска залила его лицо. Почему-то подобное обращение с лазерным пистолетом, обладанием которым он так гордился, обидело его больше всего.
  Грабители скрылись в переулке. Семен перепрыгнул через забор и принялся искать свое оружие. Через полминуты он вернул его в кобуру.
  "Только бы не приняли за вора, который забрался ночью на чужую территорию", - подумал штурман и нервно рассмеялся. Ему ужасно не хотелось даже и ошибочно быть принятым за кого-то похожего на ограбивших его людей, а потому Семен поспешил вернуться на улицу.
  Он заглянул в переулок, держа свой пистолет наготове, но грабителей и след простыл. Тогда штурман присел и решил подождать Салли, как бы она ни взволновалась, если выйдет и не найдет его не месте. Но Салли не показывалась.
  Часов не было, но штурманов учат чувствовать ход времени, это важно в их работе. Прождав не менее получаса, Семен забеспокоился и решил заглянуть за ту калитку, за которой исчезла Салли.
  Там не оказалось ничего, что хоть как-то могло походить на жилье ее подруги. Двор был проходным, все что в нем было - это несколько сараев, закрытых на висячие замки.
  Семен начал догадываться, что что-то здесь не так, но самолюбие никак не хотело согласиться с напрашивающимися выводами. Он заглянул за все сараи и вышел на следующую улицу - никого.
  "Тебя развели, братец, как последнего осла", - сказал Семен сам себе и грустно усмехнулся.
  
  
  Глава 4.
  Новые дороги.
  
  Опять судьба сделала выбор за него. Второй раз за месяц Семен оказался без единого рубля. Хорошо еще, что за комнату заплачено авансом, по крайней мере, несколько дней ему не грозило оказаться на улице. А вот без завтрака он уже остался. Хорошо что к обеду заглянул Санчес. Узнав обо всем произошедшем, он воспылал праведным гневом, высказал несколько нелицеприятных суждений о ночных грабителях и предложил не оставлять это дело без внимания. Они вместе направились в тот самый бар, где вчера сидела Салли.
  - А может она не при чем? - размышлял по дороге штурман. - Задержалась у подруги.
  Семен тут же рассмеялся, вспомнив, что во дворе просто не могло быть никаких подруг.
  - Поверь мне, таких совпадений не бывает, - заверил Санчес. - В любом случае надо найти эту Салли и расспросить.
  Но найти ее они не смогли. Бармен запомнил женщину, которая строила Семену глазки, но утверждал, что никогда ее раньше не видел.
  Проникнувшись сочувствием Санчес угостил Семена обедом, а затем и ужином. Вечером они целенаправленно отправились обходить все бары Потирса, но ни в одном из них не задерживались дольше, чем требовалось, чтобы расспросить о Салли.
  - Так мы можем ее год искать, - заметил штурман.
  - Года у нас нет. Зато у нас есть еще два дня. Ты кстати как, надумал устраиваться на работу к нам в караван?
  - Похоже, что грабители надумали за меня, - вздохнул Семен. - Я остался совсем без денег, времени на раздумья нет. Завтра схожу поговорю с Томинсом. Если он не передумал, еду вместе с вами.
  - Вот это дело, - обрадовался Санчес. - А за оставшиеся два дня мы попробуем отыскать твою пропажу.
  Старшина Томинс не передумал, на следующий день они заключили договор на одну поездку, которая должна была продлиться примерно месяц. А поиски Салли оказались безуспешны. Самих грабителей искать было сложно, Семен почти не рассмотрел их лица. Пришлось от этой идеи временно отказаться, но Семен не терял надежды вернуться к этому позже.
  В положенное время караван старшины Томинса тронулся в путь. В кубрике второго тягача, как и на пути сюда, опять ехал Семен вместе со своим напарником Санчесом.
  За месяц они успели посетить несколько крупных населенных пунктов Тирля и десятки мелких. Семену понравилось путешествовать, и он окончательно решил, прежде чем где-то осесть, поездить с караваном, посмотреть и познакомиться не с одним только Потирсом. Они успели побывать в Суздани и Алексеевской, в Гостани и Рейте. Не считая множества более мелких селений, которые попадались на пути.
  Через два месяца Семену, как он ни противился, пришлось купить карабин местного производства. Надо заметить, что повод к этому был более чем весом: их караван обстреляли. Машины двигались по густому лесу, когда на дорогу упало дерево, а по кабинам часто застучали дробь и пули. В ответ рявкнул пулемет головной машины, не отставая от него заработал пулемет машины замыкающей.
  - Смотри что делают, гады! Они нам весь товар попортят! - экспрессивно высказался Санчес и, прихватив карабин, выглянул из люка кубрика, потеснив ведущего наблюдение Семена.
  Пули щелкали по броне, прилетая из леса, среди деревьев мелькали какие-то тени, ясно различимых целей было не видно. Но Санчес все же открыл ответную стрельбу, ориентируясь по направлению, с которого велся обстрел.
  Семен удивленно покрутил головой, должностные обязанности требовали принять участие в бою. Он взглянул на заряд своего лазерного пистолета - восемьдесят девять процентов (за два месяца заряд аккумулятора слегка упал от естественной утечки). Двинув кнопку накачки, которая играла роль предохранителя, Семен услышал характерный негромкий свист и выпустил очередь импульсов туда же, куда стрелял Санчес. Он сам не ожидал, что так получится - молодой ельник вспыхнул ярким пламенем, не прошло и минуты, как он во пылал в полную силу. Надо признать, нападавших это отпугнуло, они поспешили убраться подальше от разгорающегося пожара, а вот сделать то же самое колонне тягачей было очень непросто. Двигаться вперед мешало упавшее дерево, развернуться на узкой дороге было негде, двигаться задним ходом через рытвины и колдобины было очень неудобно.
  Рация разразилась серией нелицеприятных высказываний, лучшим из которых было "Сеня, ты что, сдурел?". Остальное было мало переводимо, но очень эмоционально.
  Семен и сам понял, что погорячился, но изменить сделанное он уже не мог, надо было уносить отсюда ноги. Штурман распахнул дверь кубрика, собираясь выскочить наружу.
  - Куда? - Санчес схватил его за плечо. - До ближайшего поселка семьдесят километров. Пропадешь!
  - Пусти! Это из-за меня мы попали в такую ситуацию!
  Надо признать, лишь отчасти, засаду утроили бандиты, Семен же был виноват только в том, что применил лазер не подумав о последствиях и устроил пожар.
  Оттолкнув напарника, Семен выскочил за дверь и быстро побежал вперед мимо первой машины к дереву, преграждающему дорогу. Несколько пуль ударили в борт машины, но нападавшие отошли и стреляли издалека - огонь их был неприцельным. Караванный старшины высунувшись из люка кубрика первой машины погрозил Семену кулаком и разразился дикими воплями, когда увидел, что он собирается делать. А собирался Семен не больше и не меньше, как расправиться с лежащей на дороге преградой. Как? С помощью все того же лазера.
  - Куда? И здесь подпалить хочешь? - орал Томинс.
  Но другого инструмента у штурмана не было, и он, направив на ствол толстого дерева лазерный пистолет, выпустил очередь в полтора десятка импульсов. Срез получился рваным, но цель была достигнута. Это дерево было сырым, оно лишь задымилось, но гореть не стало, в отличие от полыхающего ельника. Семен хотел перебежать на другую сторону дороги и перебить выстрелами ствол дерева и там, но первая машина вдруг двинулась вперед, и он еле успел отскочить в сторону, чтобы не угодить под колеса. Мощный тягач уперся в толстый ствол и взревел двигателем. Колеса его буксовали, выбрасывая комья земли, но преграда поддавалась. Оттолкнув бампером перебитое дерево в сторону первая машина не останавливаясь двинулась вперед, а за ней и остальные.
  - Прыгай скорее! - Санчес приоткрыл дверь кубрика и пригнулся, опасаясь обстрела.
  Упрашивать себя Семен не заставил, отстань от каравана, действительно придется идти пешком не один день. Это если удастся оторваться от тех, кто организовал засаду.
  Последняя машина миновала завал, ее пулемет на прощанье выпустил очередь в сторону врага. Водители пытались выжать из своих железных коней все что возможно на такой плохой дороге, машины ужасно трясло, Семен и Санчес ухватились за поручни и держались со всех сил, чтобы не разбить себе лоб. Остановились тягачи лишь часа через два, когда выползли на большую поляну.
  - Охрана четвертой машины в дозор, - недовольно рявкнул по рации старшина. - Посмотрите, нет ли за нами преследователей.
  Два человека побежали к лесу, Семен же тяжело вздохнул, предчувствуя непростой разговор с Томинсом. Хорошо еще, что за время дороги караванный старшина успел немного остыть. Но это не помешало ему весьма темпераментно высказать все что он думает о случившемся. Правда минут через пятнадцать Томинс сбавил обороты и вынужден был признать, что Семену удалось избавить их от той проблемы, которую он создал своими необдуманными действиями. Сам напортачил, сам исправил. Да и обошлось на этот раз без жертв, а это радовало - далеко не каждая перестрелка заканчивалась без потерь. Правда пострадали борта грузовых отделений и некоторые грузы внутри, а так же были пробиты несколько скатов. К счастью, машины смогли дотянуть до этой поляны, для четырехосных тягачей было не смертельно пробить одно или даже два колеса. Резина на скатах была необычайно толстой и могла какое-то время держаться без воздуха. Если бы караван смог остановиться через десять-пятнадцать минут после обстрела, колеса вообще удалось бы спасти. За два часа они истрепались в клочья, но это была естественная убыль. Поворчав, старшина согласился, что они легко отделались.
  - Но больше в лесу из лазерного пистолета не стреляй, - добавил он в завершение разговора.
  Пришлось Семену пообещать пользоваться лазерным пистолетом только на открытых пространствах.
  Весь остаток дня и часть ночи караванщики занимались ремонтом машин, а затем пустились в путь, остановились лишь под утро, достигнув поселка.
   Семен же сделал из этого случая определенные выводы. Поскольку службу ему приходилось нести не только в поле, а и в лесу, как только они приехали в город, он приобрел карабин местного производства и полсотни патронов к нему. Но от своего лазерного пистолета он не отказался. У него пока не было необходимости применить его на открытом месте, а вот будет подходящий случай, тогда... Тогда все убедятся, в своем предвзятом отношении к энергетическому оружию. Если у них нет технической возможности производить собственные лазеры, а привозные слишком дороги, это еще не повод их недолюбливать.
  Несколько следующих рейсов прошли без особых происшествий. Семен привык к жизни в движении и даже в определенной мере полюбил ее. Караван на несколько дней останавливался в конечном пункте маршрута прежде чем пуститься в обратную дорогу, и у штурмана было время подивится разнообразию порядков, установленных в разных поселках.
  В Алексеевской, практически все население ходило в неком подобие униформы, хотя и не считало себя армией. Скорее - силами самообороны. Причем все: от мала до велика. Голова был здесь выборный, как и сотники. Отличались они от остальных тем, что кроме огнестрельного носили на поясе холодное оружие со странным названием - шашка. Женщины здесь были на удивление статными и горячими, но порядки были строги. Томинс неоднократно предупреждал караванщиков, чтобы были осторожны и не допускали случайного адюльтера, а не то... В лучшем случае придется осесть здесь и просить принять себя в круг - это если понравишься и сумеешь показать себя с достойной стороны, а если нет, то могут и голову с плеч снести. Никакого подобия шерифов здесь не имелось, да в этом и не было нужды. Решения головы принимались всеми, всеми же и исполнялись. Выше их были лишь решения общего схода.
  Совсем иные порядки были в Гостани. Женщины там были любвеобильными, а порядки вольными. Семен не раз мысленно сравнивал эти две противоположности и не мог решить, что ему нравится больше. Если провести время, то лучше Гостани не придумаешь. Но сели устраивать свою жизнь всерьез и надолго... Здесь на первое место выходили совсем другие приоритеты. Устраивая семейную жизнь всерьез хочется чувствовать прочность семейного тыла и поддержку соседей, если вдруг она понадобится. С этих позиций Алексеевская выгодно отличалась.
  Был порядок и в Рейте, но люди больше сторонились друг друга, и были вежливы и заботливы скорее формально. И еще, через пару дней пребывания в этом городе Семена почему-то начинала одолевать непреодолимая скука. Он побывал в Рейте несколько раз, но с чем это связано так и не смог понять. Скука была необъяснимой и постоянной спутницей этого города, причем вовсе не оттого, что здесь не случалось никаких происшествий. Происшествия случались. Скорее такой была общая атмосфера, неуловимо витающая в воздухе.
  Разумеется, караван старшины Томинса не охватывал весь континент, он ходил по нескольким накатанным маршрутам. Порой он пересекался с другими караванами. Если дорога была узкой, разъехаться бывало непросто, приходилось останавливаться и готовить разъезд. Впрочем, останавливались и без нужды - обменяться новостями, узнать, нет ли на пути новых препятствий, да и помощь не чурались предложить, памятуя о том, что она и самим может понадобиться.
  
  Дело было в начале зимы. Снег выпал, но было его немного, да и мороз был невелик. Караван старшины Томинса двигался в сторону Гостани. Груз был сборный. Везли электродвигатели, вяленую рыбу, запасные части к машинам (к сожалению не к тягачам, которые упорно таскали грузы в караване Томинса не один год). Везли попутные почтовые грузы - когда всего понемногу и для разных получателей.
  До Гостани оставалось около полутора сотен километров, а до ближайшего поселка около сорока, когда машина Семена встала. Причем встала плотно. Так, что и на буксире тащить ее было большой проблемой. Заклинили подшипники полуосей на ведущем мосту. Ремонт немалый, но в принципе выполнимый, если есть нужные детали. Но нужных деталей с собой не было. Приспособив для буксировки сразу два тягача, машину кое-как дотащили до небольшой поляны удобной для стоянки и решили держать совет.
  Как ни думали, ни прикидывали, а выход напрашивался один - оставить машину здесь и отправляться дальше на четырех тягачах. В Гостани можно было найти нужные запасные части, и, вернувшись, поставить тягач на ход. Этот выход никому не нравился, но по-другому не получалось. Спор шел о том, оставлять ли рядом с тягачом людей. Груз можно попытаться распихать по оставшимся машинам: часть товаров скинули по пути, с перегрузкой больших проблем не было. Но куда девать сам тягач? Утащить его вряд ли смогут, а вот разукомплектовать могли запросто. По дорогам Тирля путешествуют разные люди, кто-то готов придти на помощь попавшим в беду, а кто-то так и смотрит, как бы прихватить оставленное без присмотра имущество. Получалось, что кому-то надо оставаться с машиной. А кому оставаться, как ни экипажу поломанного транспортного средства. То есть водителю и двум охранникам: Санчесу и Семену. Против этого трудно было возразить. Томинс неохотно покачал головой, но вынужден был согласиться с общим мнением.
  - Мы быстро обернемся. Дней пять, и мы снова будем здесь. Максимум - неделя.
  Санчес кивал, в принципе в том чтобы остаться у пустого тягача не было слишком большой опасности (не больше чем ехать с караваном), вряд ли кто-то отважится на вооруженное нападение, если здесь нечем поживиться кроме запчастей от этой специфической машины.
  - Все нормально, мы подождем вас здесь, - согласился Семен.
  Водитель согласно кивнул, он и не собирался отставлять своего верного железного коня без присмотра.
  - Тогда мы поехали, с меня дополнительная премия, по результатам рейса, - сказал Томинс, все-таки он чувствовал себя немного виноватым.
  Караван ушел, и для экипажа второй машины потянулись дни ожидания. Дежурили круглосуточно по очереди. Лес был спокойным и молчаливым, Семен соорудил на ближайшем дереве некое подобие гамака и в свободное время любил там покачаться до тех пор пока...
  Дежурил водитель. Обойдя территорию он занялся осмотром своей машины чтобы скоротать время. Санчес сидел в кубрике, Семен прилег в свой гамак, задумался и сам не заметил как задремал. Проснулся он от щекотки. То есть сначала он попытался отмахнуться, услышал недовольное фырканье и только тогда открыл глаза. Открыл и подумал, что все еще спит - на него в упор смотрела усатая морда, похожая на тюленью.
  - Ты кто?
  Разумеется, зверь не ответил, лишь недовольно фыркнул. Он выглядел добродушным, но после того как облизнулся, штурман смог рассмотреть пасть полную острейших зубов. Хорошо еще, что во взгляде зверя не было агрессии, скорее любопытство. Он потянулся к Семену, обнюхал его и недовольно фыркнул. Рука штурмана сама двинулась к лазерному пистолету - на всякий случай. Сейчас зверь не собирается нападать, но кто знает, что придет ему в голову дальше.
  Зверь недовольно зарычал.
  - Хорошая киска. Зачем ты сердишься? - сказал негромко Семен.
  Зверь нисколько не походил на киску, но как его назвать, штурман не знал. Строением тела он был похож на волка, голова напоминала тюленью, хвост был мохнатым и имел кисточку на конце.
  "Куда смотрел дежурный, звери как у себя дома ходят, - взволнованно подумал Семен, стараясь не делать резких движений. - Да и Санчес хорош, тоже мне друг называется. Меня здесь примеряются съесть, а ему и дела нет".
  Насчет водителя штурман был прав - тот просто прошляпил появление зверя, а вот Санчес как раз был неподалеку. Он припал к прикладу винчестера и старался не дышать. Лафан был всего в одном шаге от его напарника, стрелять было опасно. Хорошо еще, что зверь пожаловал один, будь на дворе не начало зимы, а ее вторая половина, можно было встретить стаю лафанов в несколько десятков особей.
  Проштрафившийся водитель тоже был неподалеку. Санчес пообещал, что если с Семеном что-нибудь случиться, так просто ротозейство с рук ему не сойдет. Водитель с дробовиком устроился около бампера машины, клял любителей спать на свежем воздухе и надеялся, что все обойдется. Случись лафану напасть на штурмана, тумаками от Санчеса дело не ограничится. Такое не замнешь, придется объясняться со старшиной Томинсом, а тот бывал крут. Мог и выгнать, на еще слух распустить, что водитель ротозей. Попробуй устройся куда с такой характеристикой. Разумеется, старшина был так строг не из-за особой приязни к Семену - дисциплина есть дисциплина, и если ее нарушение повлекло серьезные последствия...
  Зверь фыркнул и недовольно отскочил в сторону, Семен все-таки решился вытащить свой лазерный пистолет, но не успел. Зверь в два прыжка пересек открытое пространство (добрых семь метров) и скрылся в зарослях. Дробовик водителя запоздало жахнул, осыпая кусты россыпью дроби.
  - Куда стреляешь, дубина! Раньше палить надо было, когда лафаны к лагерю подкрадывались! - Прокричал Санчес.
  - Отпугиваю, чтобы больше не пришел, - попытался оправдаться стрелок.
  - Так это был лафан? - удивленно спросил Семен.
  - Он самый. Хорошо что сытый.
  - Мне он не показался агрессивным.
  - Вообще-то они редко на людей нападают, разве что весной, когда оголодают.
  - Вот устроят некоторые себе гамаки на улице, - недовольно пробурчал водитель.
  - Ты бы помолчал, - осадил его Санчес. - Прошляпил зверя?
  - Мужики, только Томинсу не говорите, - понурившись попросил провинившийся. - А я отдежурю вне очереди, и угощу вас, когда в город приедем.
  - Что скажешь? - обратился Санчес к Семену.
  - Ну, если он больше не будет во время дежурства отвлекаться...
  - Не буду! Глаз от окрестностей не отведу! - заверил водитель.
  - Тогда подумаем. Но только чтобы обед был хороший, - сказал Санчес.
  Водитель довольно кивнул, понимая, что легко отделался.
  
  Время шло, а от ушедшего каравана не было новостей. Минуло пять дней, прошла неделя, установленная Томинсом, как крайний срок его возвращения. По дороге за это время никто не проезжал. Не успела машина Семена доехать до первого села анклава. Села, расположенные ближе к Гостани имеют между собой более плотное сообщение, там почти каждый день кто-нибудь ездит. Между анклавами люди путешествуют гораздо реже. Тем более сейчас в начале зимы.
  Крупные звери больше не беспокоили экипаж застрявшей на поляне второй машины. Зато часто показывались любопытные белки. Пару раз удалось подстрелить зазевавшихся зайцев и один раз крупную птицу, похожую на глухаря. Это помогло несколько разнообразить рацион. Водитель в свободное от дежурств время разобрал мост тягача, но без запчастей отремонтировать его не было возможности. Вот и все происшествия.
  - Что будем делать? - Санчес задумчиво почесал затылок.
  - А что мы можем? Без запчастей машину на ход не поставишь, - отозвался водитель. - Будем ждать.
  - Уже восьмой день идет с той поры, как ушел караван. Вернуться он должен был еще вчера.
  - Может, случилось чего. Мало ли какие происшествия бывают в дороге.
  - И сколько мы еще будем ждать?
  - Санчес прав, бесконечно ждать невозможно, - поддержал напарника Семен. - Надо определиться с нашими дальнейшими действиями.
  - Подождем еще хотя бы день.
  Они подождали. Когда караван не появился и на исходе девятого дня, стало ясно, что что-то случилось.
  - Да за это время я пешком бы успел дойти до Гостани! - сказал Санчес.
  - А обратно?
  - Так и они не пешком.
  - Машину бросать нельзя, - отозвался водитель.
  - Придется кого-то оправить в разведку. Если идти по дороге, то с караваном в любом случае не разминешься.
  - И кто пойдет?
  Семен с Санчесом переглянулись. Водитель ни за что не захочет оставить свою машину, получалось, что идти надо кому-то из них.
  - Я пойду, - вздохнул Санчес.
  - Вот еще. Будем тащить жребий, кому выпадет, тот и отправится, - возразил штурман.
  Выпало идти Семену. Нельзя сказать, что он был слишком этим расстроен - сидеть на поляне уже изрядно надоело.
  - Замороженный окорок с собой не бери, лучше возьми тушенки и копченой колбасы, - советовал Санчес, - неизвестно, будет ли у тебя время, чтобы готовить. Колбасу в случае чего можно и на ходу съесть. Воды возьми побольше, аптечку не забудь.
  - Ты так говоришь, будто мне идти две недели. Через пару дней доберусь до поселка, если до той поры не встречу караван, попробую нанять машину или хотя бы повозку. Да и еду, думаю, там можно будет купить.
  - Лишняя еда в дороге не помеха. А медикаменты вообще можно купить только в крупных поселках. Жители небольших селений с запасом их не берут, только для себя.
  - Ладно, уговорил. Лишь бы все в рюкзак вошло.
  Кроме рюкзака приходилось тащить карабин, патроны к нему и свой лазерный пистолет (хорошо, что к нему не нужны патроны).
  Семен достал лазерный пистолет, посмотрел на уровень заряда - сорок семь процентов. После последнего применения оставалось пятьдесят процентов заряда, но уровень понемногу падает даже если не пользуешься оружием. Это не патроны к карабину - они могут храниться годами, если с ними не обращаться небрежно. Неплохо бы подзарядить, но с зарядкой лазерного пистолета оказалось не все так просто. Мощности бытовых потребителей в том же Потирсе не хватало для того чтобы зарядить сверхъемкие аккумуляторы. Семен попробовал обратиться на завод, производящий электродвигатели, но когда там узнали, какова мощность требуемого заряда, запросили вовсе несусветную цену - сорок рублей за полную зарядку. Семен решил сэкономить и отложить этот процесс до той поры, пока заряд не упадет меньше четверти номинала. И вот теперь думал, не зря ли он так погорячился.
  Однако стало отчасти понятно отношение местных жителей к энергетическому оружию. При имеющихся энергетических мощностях его зарядка обходилась недешево.
  На десятый день с утра Семен зашагал вдоль припорошенной снегом дороги. Следы прошедшего каравана успело замести, но снега было пока немного, и это радовало. Пробираться по полуметровым сугробам было бы гораздо труднее.
  Шел он ходко и к обеду успел преодолеть не менее пятнадцати километров. Летом по асфальту и налегке - не так уж много. По снегу и с грузом за плечами - вполне приличное расстояние. Семен развел костер, используя те немногочисленные знания в этой области, которые удалось получить в последнее время, и инструкции Санчеса. Отдыхать у огня было куда приятнее, да и подогретый обед был съеден с куда большим аппетитом, пусть это и обыкновенная тушенка. Семен полчаса посидел, расслабленно греясь у костра, вздохнул и начал собираться - до вечера еще можно было пройти не менее десятка километров. Потом надо будет потратить не менее часа на заготовку дров на ночь и обустройство места для ночевки. Ноги с непривычки гудели.
  "Меня никто не подгоняет. В любом случае завтра должен дойти до поселка, если устану, можно будет остановиться на ночевку и раньше", - решил штурман.
  Километр бежал за километром, и давались они с трудом. Семен уже начал присматривать место для стоянки, когда его внимание привлек прилетевший откуда-то слева звук.
  Звук был совсем не характерен для леса. Нет, не так: звук был не характерен для леса, в котором нет людей.
  "Десять к одному, что это стук топора", - удивленно подумал штурман, размышляя, как ему быть дальше. Пройти мимо, или свернуть с дороги и посмотреть, откуда исходят услышанные звуки?
  Люди? А что с ними? Может быть, кто-то дрова заготавливает? Это было бы кстати, глядишь, подвезут до поселка. А если там кто-то недобрый? Люди бывают разные. В любом случае надо взглянуть, прежде чем устраиваться на ночевку неподалеку.
  Сориентировавшись в направлении, Семен пошел на звук, остановился, прислушался, снова пошел. Неожиданно звуки смолкли, зато впереди появился просвет между деревьями. Еще два десятка шагов и взгляду штурмана предстала небольшая поляна с шалашом посредине. Две верховые лошади недовольно всхрапывая стояли неподалеку. На лесорубов непохоже - те приехали бы на санях. Кто же это может быть и почему в стороне от дороги?
  Семен сбросил на землю заплечный мешок, карабин снял с плеча и повесил на шею. Осторожно подобравшись к шалашу, он заглянул внутрь. Человек. Один. Лежит неподвижно, дыхание тяжелое и прерывистое. Не успел он решить, как поступить дальше, как за спиной раздался лязг затвора и послышался голос:
  - Стой на месте иначе стреляю.
  
  
  Глава 5.
  Перемены
  
  Семен замер: голос прозвучал очень решительно, щелчок затвора подтверждал, что незнакомка не собирается шутить. Голос принадлежал женщине. Вроде бы это должно было успокоить штурмана. Но мало ли решительных женщин? Кем пригодится ей человек в палатке? Родственник? Может, муж или любимый?
  - Так и стоять, или можно повернуться? - спросил Семен.
  - Положи карабин на землю, - скомандовала незнакомка.
  Штурман снял ремень карабина с шеи и опустил оружие на снег.
  - Не везет мне с женщинами! Как застрял на Тирле, с той поры и не везет!
  - Но-но, знаю я вас, вам бы все на женщин свалить, - отозвалась незнакомка.
  - Повернуться-то можно?
  - Поворачивайся, только без резких движений.
  Семен обернулся и встретился взглядом с незнакомкой. Она стояла метрах в пятнадцати от него и держала в руках карабин, почти такой же, как был у Семена. Взгляд решительный но не злой, длинные черные волосы собраны в хвост, на вид лет двадцать пять.
  - Может, опустите оружие, милая барышня? - Семен попытался выдать самую радушную улыбку.
  - Зубы не заговаривай. Признавайся, зачем в палатку полез.
  - Хотел познакомиться, - признался Семен. Отчасти это было правдой.
  - С чего вдруг?
  - Что-то вы не вежливо гостей встречаете.
  - Это не ответ.
  - Вполне нормальный ответ, - возразил Семен. - Ненормально незнакомых людей без всякого повода на мушке держать.
  Незнакомка смутилась, но не спешила отступать.
  - Откуда я знаю, что у тебя за намерения? К палатке подкрадывался, как разбойник.
  - Давайте спокойно поговорим, и я все объясню. Для начала разрешите представится: Семен Лежнев штурман космофлота.
  - Космофлота? Нечего в нашей глуши делать штурману.
  - Полностью с Вами согласен, но волею обстоятельств я вынужден задержаться на Тирле на неопределенное время. Неужели Вы не слышали о взрыве корабля в космопорте?
  - Как же, был такой слух. Хочешь сказать, что ты с него?
  - Вот именно.
  - Хм, это было бы слишком неправдоподобно, чтобы врать. А чем можешь доказать?
  - Хотя бы этим, - Семен распахнул куртку, и сунул руку за пазуху.
  Ствол карабина незнакомки, отведенный в сторону, сейчас же повернулся в его направлении. Семен аккуратно двумя пальцами вытащил из кобуры свой лазерный пистолет:
  - Знаете, что это такое? Импульсный лазер. На Тирле редко такое можно встретить.
  Незнакомка от досады кусала губу. Она заставила человека бросить карабин на землю, но забыла о возможном дополнительном оружии.
  Семен посмотрел, как она мило раскраснелась, и перевел разговор на другую тему. Лазерный пистолет он вернул обратно в кобуру.
  - Предлагаю заключить перемирие. Не знаю, кто вы такие, но я не имею ничего против вас. Я шел по дороге за помощью, а сюда заглянул в надежде встретить лесорубов и добраться с ними до поселка.
  - И откуда Вы шли?
  Голос незнакомки потеплел, и Семен понял, что выбрал верную тактику.
  - Наша машина сломалась. Караван ушел без нас и должен был вернуться уже три дня назад. Но почему-то не вернулся.
  Незнакомка поставила карабин на предохранитель и перекинула его на плечо. Почему-то информация о караване окончательно ее успокоила. Девушка подошла и решительно протянула руку.
  - Астра.
  Семен вскинул непонимающий взгляд, и она пояснила:
  - Меня зовут Астра.
  - Очень приятно. А Вашего спутника?
  Астра бросила на Семена настороженный взгляд, но не смогла заметить ничего, кроме обыкновенного любопытства, продиктованного вежливостью.
  - Что Вы о нем знаете?
  - Совершенно ничего. И его и Вас я встретил первый раз в жизни.
  - Лучше вам спросить об этом у него. Я нашла его в лесу раненым.
  "Не слишком ли велика ее забота о случайном прохожем, встреченном в лесу?" - подумал Семен, но говорить ничего не стал.
  Незнакомец застонал, и Астра встрепенулась:
  - Надо ему помочь.
  - Вы осматривали рану?
  - Да. Кровь я остановила, но у меня практически нет медикаментов. И везти его в таком состоянии опасно, может умереть.
  - У меня есть с собой походная аптечка.
  Семен бросился к своему мешку, вспоминая запасливого Санчеса, который уговорил его взять с собой медикаменты. Как знал, что они пригодятся. Через минуту аптечка была извлечена на свет.
  Штурман наблюдал, как Астра быстро перебирает ампулы и тюбики, откладывая часть из них в сторону, и удивлялся. Судя по всему, она прекрасно разбиралась во всем этом хозяйстве. Сам Семен не знал предназначения и половины содержимого своей аптечки и мог ориентироваться разве что по письменным рекомендациям. На корабле в подобных знаниях у него не было никакой необходимости - к его услугам всегда был автодоктор, на крайний случай - подробный электронный справочник. У Астры не было ни того ни другого.
  Отобрав несколько ампул, она умело откупорила их и набрала лекарство в шприц.
  - Вы медик?
  Астра пожала плечами:
  - Я много путешествую. Помогите. Придержите раненого и посветите.
  Фонарь нашелся здесь же в палатке. Астра действовала быстро и со знанием дела.
  - Ну вот, теперь есть надежда на то что он выживет, - сказала она через минуту, облегченно вздохнув.
  - Думаю, лучше доставить его в больницу.
  - Как? У меня только верховые кони, его растрясет.
  - А как вы оказались на этой поляне? Или ты нашла его здесь?
  - Нет, - Астра замялась, - это было восточнее. Мы пытались ехать, пока он совсем не свалился.
  Семен сориентировался с направлением.
  - Восточнее? Тогда вы ехали совсем не в ту сторону. Ближайшее селение находится как раз к юго-востоку от нас. Оно первое в этом анклаве, западнее долго не будет поселков.
  Странная игра чувств отразилась на лице Астры.
  - Должно быть, я сбилась с пути, - сказала она, но слова эти совсем не вязались с тем, как умело она устроила походный лагерь. Здесь чувствовался длительный опыт путешествий. - Да и чем помогут раненому в ближайшем поселке? Он невелик, там и врач-то вряд ли найдется. Разве что фельдшер.
  - По дороге на Гостань есть еще несколько более крупных поселков. Да и сама Гостань находится к востоку отсюда.
  - В любом случае раненый не может ехать дальше, а оставить его одного - значит обречь на верную смерть.
  Семен удивленно покачал головой. Много непонятного было с Астрой, ее спутником и направлением их движения, но агрессии с ее стороны штурман не чувствовал.
  - Вы разрешите присоединиться к вашему костру?
  - Пожалуйста. А если Вы возьметесь отдежурить часть ночи, то я буду признательна.
  Пренебрегать дежурством не стоило, лес полон хищников, да и ранение человек из шалаша где-то умудрился заработать. Дежурить первым выпало Семену. Он присел к разведенному костру, Астра же забралась в шалаш к раненому и почти сразу уснула. Это было удивительно, учитывая непростую обстановку. Объяснение такому поведению Семен находил только одно - девушка давно не спала и изрядно устала. Семен со вздохом подумал, что Астра беспробудно проспит до утра, но через несколько часов она позевывая выбралась их шалаша.
  - Моя очередь дежурить.
  - Я могу посидеть еще пару часов, - заявил штурман.
  - Еще чего не хватало, - заявила Астра, зевнув.
  - Что ж, как хотите. Если сон станет одолевать, можете меня разбудить.
  Опасался ли Семен засыпать после своей смены? Признаться, небольшие опасения были, но штурман постарался их отбросить. У Астры была возможность застрелить его у палатки, вряд ли она будет нападать на него под покровом ночи. Да и на грабителей эта пара не похожа. Семен постарался расслабится и задремал.
  Проснулся он, услышав негромкий разговор. Говорили двое: мужчина и женщина:
  - Я думаю, это лучший вариант, - вполголоса сказала женщина.
  Мужчина закашлял и отозвался:
  - Жаль, что все получилось не так как было запланировано.
  - Кто знает, может, это и к лучшему.
  - Я потеряю минимум месяц. Надо же было так неловко нарваться на случайную пулю.
  - От случайностей никто не застрахован. И потом, если бы я тебя не нашла, вообще все могло уже закончиться.
  - Ничего, мы еще побарахтаемся. Жаль, что ты не можешь остаться.
  - Ты же знаешь, не могу.
  - Знаю. Думаешь, он согласится?
  - Почему нет. Он остался без работы. Вряд ли он успел обзавестись достаточно прочными связями, и уж точно никак не может быть причастен к этому делу.
  - Пожалуй, - чуть помолчав согласился мужчина. - Стоит попробовать.
  Мужчина опять закашлял, после чего Семен услышал звук шагов - женщина отошла в сторону. Разговор был какой-то странный, он никак не походил на беседу двух незнакомых людей, скорее беседовали люди, отлично знающие друг друга. А вот о ком шла речь? Неудобно было признаваться в том, что он случайно подслушал разговор. Пролежав еще минут двадцать, Семен решил, что пора ему просыпаться: открыл глаза, повернулся и встретился с направленным на него внимательным взглядом.
  Раненый очнулся и теперь с интересом рассматривал штурмана. Штурман в свою очередь постарался рассмотреть незнакомца при дневном свете. Это был крепкий мужчина лет тридцати-тридцати пяти с густыми черными усами внимательным но доброжелательным взглядом.
  - Доброе утро, - первым заговорил незнакомец. - Спасибо за медикаменты, моя спасительница рассказала, кому я этим обязан.
  - Пустое. Как могло быть иначе?
  Незнакомец кивнул, явно демонстрируя, что по его разумению иначе быть не должно, но случается.
  - Не будет ли с моей стороны навязчивым поинтересоваться Вашими дальнейшими планами.
  Семен пожал плечами.
  - Я хотел бы дойти до дороги и посмотреть, не прошел ли за ночь караван, а затем позавтракать.
  - Я думаю, Вы можете не спешить и сначала позавтракать.
  Семен фыркнул, возмущенный подобной бесцеремонностью.
  - С чего вдруг?
  - Караван, который Вы ждете, состоит из четырех газово-турбинных тягачей, изготовленных в Потирсе?
  - Да.
  - Он не придет.
  - Как не придет? - встрепенулся Семен.
  - Присядьте. Все что могло случиться, уже случилось.
  - Да, Вы правы, - согласился штурман. - Но что именно случилось?
  - В караване был кто-то кто Вам дорог?
  Семен пожал плечами:
  - Не сказал бы, чтобы мы были особенно дружны. Но несколько месяцев проведенных вместе...
  - Понимаю, - кивнул незнакомец, закашлялся и попросил. - Помогите мне сесть.
  Семен помог раненому подняться и приготовился слушать.
  - Мне довелось стать случайным свидетелем, так что могу заявить с полной ответственностью: караван разграбили, а всех людей, которые его сопровождали, убили.
  - Не может быть! У них были два пулемета и более десятка вооруженной охраны.
  - Тем не менее, это так. Я видел это собственными глазами. Хотел было вмешаться, но нарвался на случайную пулю. - Незнакомец грустно улыбнулся. - Представляете, какая нелепость?
   - Да уж, Вам не позавидуешь. Хотя по сравнению с теми, кто был в караване... Из них точно никто не уцелел?
  - Разве что кто-то сошел с машин раньше.
  Семен вздохнул.
  - А где это было?
  - У Вас есть карта?
  - Да сейчас, - Семен достал карту и развернул ее.
  - Вот здесь, два дня назад, - незнакомец сориентировался за пару секунд, видимо, к картам ему было не привыкать.
  - Тогда, наверное, это другие машины. Это место в стороне от маршрута каравана.
  - Это не важно. Направить караван в объезд не так уж сложно. Есть несколько надежных способов. Например, создать завалы. А проще всего нанять караванщиков на доставку груза.
  - Но тогда можно найти тех кто нанимал!
  - Можно. Но кто станет этим заниматься?
  Семен нахмурился, незнакомец был прав, если бы караван был местный, еще возможно нашлись бы желающие найти его следы, ради каравана из Потирса в Гостани вряд ли кто расстарается.
  - Значит, Вы уверены, что это именно наш караван?
  - Я ничего не утверждаю, но смотрите сами: количество машин совпадает. Время... Кстати, когда они должны были вернуться?
  - Три дня назад.
  - Учитывая то что они сделали крюк, время тоже совпадает.
  - Пожалуй, Вы правы, - опечалился Семен. - Но что же мне теперь делать?
  Подобный поворот был неожиданным.
  - У меня будет к Вам предложение. Мне нужен помощник, за помощь я готов заплатить. Очень хорошо заплатить.
  Семен задумался. То что караван не вернется никак не укладывалось у него в голове.
  - Так что Вы скажете? - поинтересовался незнакомец.
  - Мне надо вернуться к нашей машине и рассказать обо всем товарищам. Они ждут известий.
  - Это далеко?
  - День пешего пути.
  - Я дам Вам коня, за день Вы сможете обернуться туда и обратно.
  - Коня? - улыбнулся Семен. - Я не умею с ним обращаться.
  - Нет ничего сложного. Я бы сам Вам объяснил что к чему, но лучше попросить об этом мою спасительницу. Я, знаете ли, немного не в форме.
  - Коня - это хорошо. Но, что собственно говоря, Вы от меня хотите?
  - Я предлагаю Вам должность компаньона. Дороги небезопасны, а я ранен. Добраться до поселка и получить медицинскую помощь мне непросто.
  - Но как же Астра? Я думал, она Вас проводит.
  - К сожалению, она должна уезжать. Да и добраться до поселка - это еще полдела. Как Вы смотрите на то, чтобы поработать телохранителем до той поры, пока я не встану на ноги?
  - Вам угрожает опасность?
  - Здесь непростые места. На десять порядочных людей может найтись один непорядочный. Я же сейчас почти не могу за себя постоять.
  Резоны незнакомца были понятны, но Семен сомневался. Мало ли в какие неприятности успел впутаться этот человек, а Семену с ними разбирайся.
  - Если Вы сомневаетесь в моей платежеспособности..., - незнакомец полез за пазуху и вытащил на свет небольшой мешочек.
  Он бросил кисет Семену и застонал - резкое движение потревожило рану.
  - Видите, как я неуклюж?
  Семен поймал кисет и высыпал на ладонь содержимое - несколько крупных тяжелых капель желтого цвета.
  - Что это?
  - Самородное золото. Оно имеет ценность и на Тирле и за его пределами. Это Ваша плата за полтора месяца работы в качестве моего помощника. Беретесь?
  - А как у Вас с законом?
  - Закон здесь понятие растяжимое. Если Вы ездили с караваном достаточно долго, то должны были узнать, что вопросы безопасности каждое селение решает как ему вздумается.
  - И все же?
  - Могу Вас заверить, что в этих краях у меня нет личных врагов. Я издалека.
  - А там, откуда Вы приехали?
  - Там откуда я приехал остались некоторые проблемы личного характера, но могу Вас заверить, Вас они не коснутся никоим образом. Я понимаю, Вам трудно ответить сразу. Поезжайте в Вашим товарищам, расскажите им о том, что случилось с караваном и возвращайтесь. По пути сможете принять решение.
  - Да, так будет лучше всего, - согласился Семен.
  - Нет-нет, кисет оставьте у себя, - сказал незнакомец, увидев, что штурман собирается его вернуть.
  - Я не привык получать плату прежде чем дам согласие на работу, - сказал Семен и вложил кисет с золотыми самородками в ладонь незнакомца.
  - Разумно. Все же рассчитываю на то, что Вы примете предложение.
  - Да я бы и бесплатно помог добраться Вам до населенного пункта.
  - Благодарю Вас, считайте, что мы договорились. Помогаете мне добраться бесплатно, а плату получаете за охрану в населенном пункте.
  - Кстати, я так и не спросил, как Ваше имя?
  - Савва.
  Раненый устал от разговора и откинулся на спину, Семен вылез их шалаша и подошел к Астре, которая варила что-то на костре, помешивая еду в котелке.
  - Завтрак сейчас будет готов, - возвестила амазонка.
  - Любезная Астра, не могли бы Вы мне объяснить, как обращаться с конем?
  - Попробую. Но сначала еда. Надеюсь, Вы не будете слишком взыскательны и сделаете скидку на полевые условия.
  Непонятная еда (то ли каша, то ли суп) оказалась на удивление вкусной, и Семен поспешил похвалить повариху, за что был награжден улыбкой. После завтрака пришла пора готовиться в дорогу.
  - Сначала надо оседлать коня. Возьмите сухарь, - Астра сунула в руку штурмана кусок засушенного хлеба, - пойдемте знакомится с тем, кто Вас повезет.
  Конь недовольно фыркнул и посмотрел на Семена недоверчивым взглядом, потом аккуратно взял сухарь и захрустел им.
  - Теперь погладьте его, - сказала Астра. - Ну вот, Вы подружились. Теперь закрепим седло.
  Семен попытался закинуть седло на спину животному. Конь взбрыкнул и попытался отойти в сторону.
  - Но-но, не балуй! - добродушно но строго сказала Астра.
  - Давай сначала, - это уже Семену.
  Через полчаса под руководством Астры ему все же удалось оседлать коня и взобраться на него верхом.
  - Не спеши. Мы ждем тебя к вечеру обратно.
  Семен вздохнул (поездка верхом на лошади представлялась ему серьезным испытанием) и тронул свое транспортное средство вперед.
  Астра посмотрела ему вслед и подошла к раненому.
  - Ты не погорячился? Вдруг он не вернется?
  - Вряд ли. Не похож он на жулика, да и золото не взял. И потом, пусть я лучше ошибусь сейчас, чем позже.
  - Проверка?
  - Если хочешь. Хотелось бы доверять своему спутнику.
  
  
  Глава 6.
  Компаньон
  
  Семену тоже хотелось бы доверять человеку, оставшемуся на лесной поляне, но множество сомнений никак этому не способствовали. Прямой и открытый взгляд раненого весьма располагал к себе, этому человеку хотелось верить. Вот только был он совсем не прост, и определенно что-то недоговаривал. На Земле, где действие законов обеспечивало требуемую стабильность, Семен и не подумал бы связываться со странным незнакомцем. Но здесь на Тирле порой не поймешь кто прав кто виноват, где закон и кто его поддерживает. И поддерживает ли кто-то вообще. На Земле все было проще. Здесь же у раненого было немало причин опасаться путешествовать одному.
  Если в самой Гостани есть что-то наподобие полиции, то в большей части разбросанных вокруг нее поселков нет ничего похожего. В анклаве Гостани лишь немногие поселки имели постоянные силы самообороны. Большинство же населенных пунктов занималось установлением порядка время от времени, когда его, этого самого порядка, становилось совсем мало. Тогда жители сбрасывались и нанимали стрелка, который и решал вопросы восстановления относительного мира, подобно антидоту уничтожая совсем уж распоясавшихся личностей. Если стрелок не справлялся или, хуже того, зарывался и убивал кого-то мирного, нанимали другого стрелка. Действия стрелка, заключившего договор с поселком, считались вполне официальными и, как правило, ограничивались строго оговоренным временем. Таким вот незатейливым было правосудие в большинстве не слишком крупных поселков этого анклава. В анклаве Потирса бывало по-разному - там примерно половина поселков имела постоянных шерифов. В анклавах Рейта, Суздани и Алексеевской обходились без стрелков, решая вопросы законности иными методами.
  У кого-то это получалось относительно успешно, но полной безопасности не было нигде. Семен вспомнил, как его ограбили на улице Потирса, шерифы же, к которым он обратился, лишь развели руками и предложили указать на грабителей для принятия мер.
  "Помогу Савве добраться до города, а там видно будет", - решил штурман, погоняя коня.
  Передвигаться верхом оказалось гораздо быстрее, пусть он и не рисковал разгоняться, лишь иногда пуская коня неспешной рысью. Но быстрее - еще не значит легче. Через три с половиной часа, когда показалась знакомая поляна с застывшим на ней тягачом, Семен чувствовал себя так, будто его заставили проделать весь обратный путь пешком. Ноги ныли, гудело и то место, из которого они растут.
  - Стой, копытный транспорт, - Семен натянул повод, не доезжая пятьдесят метров до присыпанной снегом машины. - Эй, Санчес, ты не уснул? Встречай гостей!
  Влетать на полном скаку на поляну не предупредив о своем появлении, было непредусмотрительно, вряд ли его возвращения ждут так быстро.
  Семен оказался прав - шелохнулись кусты и из них вылез его напарник с винчестером наизготовку.
  - Семен, это ты? Где ты коня успел раздобыть?
  - Сейчас расскажу, - штурман двинул лошадь шагом вперед. - Санчес, подержи повод, я слезу на землю.
  Через минуту Семен довольно переступал с ноги на ногу:
  - Как же хорошо снова оказаться на земле. Ты не представляешь, ехать на лошади - это весьма утомительно.
  - Верю. А мы тут скучаем, караван, как видишь, пока не вернулся.
  - Караван совсем не вернется. Я успел узнать новости, которые тебя не порадуют.
  - Как не вернется? - встревожился Санчес.
  - Сейчас расскажу все по порядку.
  Семен рассказал о своей странной встрече и обо всем, что поведал Савва о караване.
  - Очень даже может быть, - опечалился напарник штурмана. - Я не представляю, что еще могло так задержать Томинса. Думаю, все это правда. Странно, как этот Савва оказался на месте расстрела наших людей. Он не из бандитов?
  - Не думаю. Тогда они не бросили бы его в лесу после удачного нападения на караван. Скорее всего - он действительно оказался там случайно.
  - Пожалуй. А я-то думал, что нам не повезло, когда мы застряли на этой поляне. - Санчес покачал головой. - Ты представляешь, я полторы недели сокрушался о своей неудачливости, а оказалось, что все наоборот. Оказывается, это наше везение было таким странным.
  Семен молчал, позволяя Санчесу собраться с мыслями и осознать случившиеся перемены.
  - Вот что нам теперь делать, ума не приложу, - через несколько минут посетовал охранник.
  - Машину бросать нельзя, - заявил водитель. - Это прекрасный тягач. Устранить поломку, и он походит еще долгие годы.
  - У Томинса есть родственники? Наверное, следует отогнать машину им.
  - Насколько я знаю, Томинс покупал тягачи вскладчину, - сказал Санчес.
  - Тем более. Если удастся починить тягач, надо вернуть его в Потирс. А вот наша работа закончена. Один тягач не может ходить между анклавами.
  - Сначала надо его починить, - пробурчал водитель. - Где мы возьмем запчасти, если караван не придет?
  - Ближе чем в Гостани взять их негде. Наймем в одном из ближайших поселков вездеход и отправим за запчастями, - предложил Семен.
  - Сами запчасти и их доставка обойдутся недешево.
  Друзья вывернули карманы и посчитали наличность.
  - Маловато будет, - разочарованно сказал водитель.
  - Но и сидеть здесь бесконечно не получится, - заметил Санчес. - Скоро продукты закончатся.
  - Можно охотится, - побурчал водитель.
  Семен его понимал. Непросто бросить то, к чему привык за долгие годы.
  - Я попробую что-нибудь придумать, - заверил штурман. - Кстати, золото здесь в цене?
  - Золото? - удивленно обернулся Санчес. - Золото охотно берут во всех анклавах, а в Гостани охотнее всего. Здесь немало ювелиров, специализирующихся на изделиях из золота. А почему ты спросил? Ты нашел золотые россыпи?
  - Почти. Скажи, Санчес, сколько может стоить самородок размером с ноготь мизинца?
  Санчес удивленно вытаращил глаза:
  - Ты это серьезно? Я, конечно, не ювелир, но подобный самородок потянет никак не меньше чем на двести рублей, если продавать его по весу.
  Получалось, те самородки, что предлагал в качестве оплаты Савва тянули не меньше чем на пятьсот рублей, и это золото он предлагал за полтора месяца работы. За такую сумму он мог нанять в Гостани двух профессиональных охранников. Правда, до Гостани еще надо было добраться.
  - Нам не хватает ста рублей на запчасти и их доставку?
  - Да, думаю, если добавить еще сотню, то денег хватит, - подтвердил водитель. - Но где ее взять?
  - Считайте, что это мой вам прощальный подарок. Наш караван накрылся медным тазом, все равно придется искать новую работу. Похоже, я ее нашел.
  - И там платят золотыми самородками? - спросил Санчес.
  - Случается.
  - Везет же некоторым, они умудряются найти работу среди леса, да еще и такую, за которую хорошо платят.
  - Не знаю, Санчес, - Семен покачал головой. - Честно говоря, не по душе мне такой заработок.
  - Чем же он тебе плох?
  - Брать деньги за помощь раненому... Как-то это нехорошо.
  - Так не бери.
  - Без них я не смогу вас вытащить отсюда.
  - Что-то я не пойму твоих сомнений, - усмехнулся Санчес. - Ты не выпрашиваешь деньги, тебе их сами предлагают.
  - И все же.
  - Не хочешь брать деньги совсем, возьми их в долг.
  - А отдавать с чего?
  - На тебя не угодишь: и взять деньги - плохо и не брать их нехорошо, - проворчал напарник. - Мне бы твои проблемы.
  - Мы сможем вернуть долг, - сказал водитель. - И свои деньги, потраченные на ремонт тоже.
  - Как? - Семен и Санчес повернулись к нему одновременно.
  - До Гостани уже недалеко, обратно ехать одним опасно и накладно. Подадимся в Гостань и попробуем пристать к чужому каравану и взять груз в доставку. Полной цены, думаю, не дадут, но в накладе не останемся - свое вернем, и на горючее хватит, и на питание.
  - А что, это дело, - подхватил Санчес. - Твой знакомый направляется в Гостань? Там и встретимся, и вернем ему долг. Мы остановимся на стоянке у почты.
  Семен вздохнул, но согласился - это был лучший выход из предложенных.
  - Давайте прощаться. Если все пройдет как задумано, встретимся в Гостани недели через две, ну а если нет, не поминайте лихом.
  - Ждем. Если через полторы недели вестей от тебя не будет, придется бросать тягач и уходить отсюда пешком.
  Они пожали друг другу руки, и Семен с содроганием взобрался на коня - обратный путь был не менее сложен, чем дорога сюда.
  - Поехали.
  Отдохнувший конь казалось только и ждал этого - с места попытался взять рысью, Семену пришлось его придерживать. Выжатый до предела за час до заката штурман подъехал к знакомой поляне и вздохнул с большим облегчением. Похоже и ему там обрадовались.
  - Сеня, как я рада! Садись скорее есть, - улыбнулась Астра.
  - Ну вот, это совсем другое дело, - Семен тоже попытался улыбнуться, несмотря на то что ноги сводило судорогой. - Всегда бы так встречала, а то в прошлый раз...
  - В прошлый раз не считается.
  Семен присел к костру и принял котелок с кашей.
  - Скажи, Астра, а ты откуда?
  - Издалека. Я жила неподалеку от Алексеевской.
  - Похожа.
  - На кого?
  - На жительницу тех мест. В Алексеевской самые красивые женщины.
  Астра зарделась.
  - Это стоит воспринимать как комплемент?
  - Как факт. А Савва тоже оттуда?
  Вопрос был провокационным, но Астра отреагировала на него ровно:
  - У нас в поселке я его не видела. Да ты лучше у него спроси.
  - Кстати, как он?
  - Неплохо. Порывался встать, но я уговорила его пока этого не делать.
  - А что ты делаешь одна так далеко от родных краев?
  - Путешествую, - улыбнулась девушка.
  - Просто путешествуешь?
  - Не совсем. Давай, ты не будешь меня об этом спрашивать. Врать не хочу, а правду сказать не могу.
  Семен вздохнул:
  - И то хорошо.
  - Что правду сказать не могу?
  - Что врать не хочешь.
  - Тебе - не хочу, - девушка сделала акцент на слове "тебе".
  Вроде бы и не сказала ничего, а Семену стало приятно.
  - Пойду, поздороваюсь с Саввой. Спасибо за ужин.
  Савва пытался чистить револьвер. Одной рукой, причем левой. Двигать правой он мог с большим трудом - любое неосторожное движение отдавалось болью в раненом правом боку.
  - Помочь? - участливо предложил Семен.
  - Еще чего не хватало, - добродушно пробурчал усач. - Справлюсь, никуда он от меня не денется.
  Раненый зажал револьвер ногами и прихватил рукой шомпол.
  - Давно мучаешься?
  - На первый ушло полтора часа, но я справился, - довольно отозвался Савва.
  Неосторожное движение заставило его скорчить от боли недовольную гримасу.
  - Рану растревожишь, - заметил Семен.
  - Я осторожно. К тому же скоро в дорогу, там мне будет не до чистки.
  - Стрелять-то все равно не сможешь.
  - Не смогу, вздохнул Савва. - Даже с левой руки и то вряд ли. Но оружие должно быть в порядке.
  - Тогда не буду тебе мешать.
  - Ты как, решил принять мое предложение?
  - И да и нет. До Гостани я тебя провожу, но денег в оплату за это брать не буду. Возьму один самородок, который потянет на сотню в долг. В Гостани отдам деньгами.
  - Что так?
  Семен объяснил свои резоны, которые были приняты и зафиксированы дружеским рукопожатием. Правда, левой рукой.
  - Уважаю, - коротко характеризовал Савва свои выводы. - Ты все-таки подумай. Без надежного помощника мне никак, предлагаю тебе стать моим компаньоном.
  - Компаньоном в чем? Я ничего о тебе не знаю. Не знаю твоих дел, даже не знаю, откуда ты.
  - Я из Суздани. - Савва закрутил ус. - И сейчас бы там жил, да поцапался кое с кем. Самородки видел? Вот из-за них и вышел спор. Нашел-то я их сам, и место неплохое, можно еще поискать, только привлек я к этому делу ненужное внимание, пришлось ноги уносить.
  - А почему сюда?
  - В Гостани золото берут охотно. Хотел самородки пристроить, а может и на будущее тропку протоптать, если еще золотом разжиться удастся.
  Семен кивнул - объяснение было логичным. Как рабочую версию вполне можно принять.
  - Как-то странно ты ехал, дорога-то в стороне.
  - Так то дорога для машин. Для коня дорога не нужна, если знать как ехать, немалый крюк срезаешь.
  Это тоже было логично.
  - И в чем тебе нужна помощь?
  - Первым делом - добраться до Гостани и продать самородки. Прибыль пополам. Идет?
  - А дальше?
  - Мне сложно загадывать дальше, сначала надо восстановить форму.
  - Последний вопрос: Почему ты ехал в сторону от Гостани после ранения?
  - Так я не сам ехал, меня Астра везла. Я же был почти без сознания и хотел убраться с места перестрелки как можно дальше.
  "Если спрошу, куда ехала Астра, он ответит, что не знает, а сама она не захотела об этом говорить", - подумал Семен.
  Все сказанное выглядело логично. Конечно, оставались некоторые недомолвки, и главная из них - нежелание Саввы признаваться в знакомстве с Астрой. Но мало ли, какие у людей могут быть секреты.
  - Хорошо, считай, что мы договорились, но я оставляю за собой право расторгнуть договор, если мне что-то не понравится.
  - По рукам.
  Ночь прошла спокойно. Савва настоял на том, чтобы отдежурить свою вахту, утверждая, что подать сигнал тревоги он сможет в любом случае, так что Семен смог неплохо выспаться.
  С утра пришла пора прощаться с Астрой. Амазонка оседлала своего коня, сложила нехитрые пожитки в седельные сумки, пристроила карабин в притороченный к седлу чехол и подошла.
  Астра протянула руку для пожатия. Вместо того чтобы ее пожать, штурман галантно припал к ней губами, заставив девушку смутиться.
  - Не так, - сказала Астра, шагнула вперед и припала губами к губам Семена.
  Поцелуй может быть равнодушным или горячим, холодным или страстным. Все дело в энергетике. Астра вспыхнула как пылающий костер, вся превратившись в страсть, Семен поплыл и почти перестал ориентироваться в окружающем пространстве, растворяясь в ее чувствах. Не зря их предупреждал старшина Томинс, женщины Алексеевского анклава и в самом деле были очень горячи.
  - Вот так, - Астра сделала шаг назад. Ее лицо раскраснелось, а глаза сверкали. Она быстро вскочила в седло. - Прощай, Сеня. Не знаю, свидимся ли мы еще.
  Амазонка пришпорила коня, направляясь совсем не в сторону дороги.
  - Астра, дорога не там! - крикнул Семен ей вслед.
  Она повернулась, махнула рукой и улыбнулась, давая понять, что поняла и все в порядке.
  - Не забывай меня!
  "Такую если и захочешь, не забудешь", - с неожиданной грустью подумал Семен.
  Он помог Савве взобраться на коня (это было довольно непросто, рана была тяжелой), через минуту они тоже двинулись в путь, направляясь к дороге.
  - Извини, что тебе приходится идти пешком, - немного виновато сказал раненый. - Два человека и все их вещи - для коня тяжеловато. Если устанешь, тогда забирайся позади меня, лошадка подвезет.
  - Я лучше пройдусь. У нас все как у компаньонов - я ездил на коне вчера, ты - сегодня.
  Вспоминая вчерашнюю поездку, Семен мысленно содрогался. Нет, уж, лучше сегодня он пойдет ногами. Идти налегке? Что может быть лучше.
  Семен улыбнулся, вспомнив прощальный горячий поцелуй.
  "Кто же ты такая, Астра"? Знакомство амазонки с Саввой давало ему надежды на то, что он сможет что-то узнать об этой девушке. А узнать очень хотелось. Штурман надеялся, что их встреча была не последней, слишком уж она взволновала его, так, как никто раньше.
  
  
  Глава 7.
  Странная дорога
  
  Семен вел коня в поводу, раненый Савва ехал верхом. Так они и двигались до ближайшего поселка, которого достигли к вечеру.
  На постой устроились без труда в небольшой гостинице. У Саввы было не только золото, нашлись и рубли. Сняли две комнаты, и Семен отправился узнать насчет доктора, Савва же попросил достать карту местности, которую и остался рассматривать в своей комнате. Вернулся Семен через полчаса:
  - Нет здесь хорошего врача. По отзывам, тот что есть может только повязки накладывать и мазать йодом. А с этим я и сам справлюсь. Мне рекомендовали обратиться к медику в следующем селении, оно покрупнее будет. Ты как себя чувствуешь?
  - Для моего состояния терпимо. Здесь задерживаться не будем, с утра двинемся дальше. Вот только сани неплохо бы прикупить, растрясло меня верхом.
  - Попробую найти.
  Сани удалось приобрести за пятьдесят рублей здесь же в гостинице, еще за рубль местный конюх взялся обучить Семена запрягать в сани лошадь. Осваивая эту нехитрую науку, Семен скептически улыбался - штурманов космофлота почему-то не учат запрягать лошадей. Кто бы мог подумать, что это окажется упущением. Сани оказались большим плюсом - в них нашлось место и для двух пассажиров, и для их вещей, чему Семен был искренне рад. И самое главное, в них почти не трясло. С утра, не теряя времени, Семен и Савва двинулись дальше.
  - На весь поселок ни одного нормального вездехода, - ворчал штурман.
  Вчерашняя попытка найти курьера, которого можно отравить за запчастями для тягача провалилась.
  - Следующее село больше, там наверняка вездеход найдется, - заверил Савва.
  И не ошибся - село действительно было больше. В поселок они въехали за два часа до заката, и первым делом навестили врача. Тот осмотрел рану, сделал перевязку, и заверил, что опасности нет. Затем устроились в гостиницу. Ужинать решили в общем зале. Решил Савва, Семену было все равно, где есть. Они почти расправились с едой, когда Савва затеял разговор.
  - Скажи, Сеня, а тебе не интересно, проезжал ли здесь караван, который расстреляли?
  - Ты думаешь, он ехал через этот поселок? - удивился штурман.
  - Скорее всего он свернул раньше, но здесь тоже есть развилка. Не хочешь расспросить об этом?
  - Разумеется, хочу. Но не задержит ли это нас?
  - Ничего. Не стану же я торопить компаньона в такой ситуации.
  Семен удивленно хмыкнул.
  - Тогда я займусь расспросами.
  - Не спеши, расспрашивай тщательно. Спешка в таком деле не нужна.
  Подобная забота была удивительна, но если учесть, что Савва тоже пострадал в перестрелке, его интерес к этому делу становится понятным.
  Семен отправился обходить немногочисленные заведения, где собиралось по вечерам местное общество, Савва остался в зале гостиницы.
  Вернулся штурман уже после заката.
  - Давай маленький самородок, я насчет запчастей договорился.
  Савва сунул руку в карман и протянул заранее приготовленный кусочек золота.
  - Держи.
  - Кстати, можем и мы на машине до Гостани доехать.
  - А коня куда? Да и мягче ехать на санях, трясет в машине.
  - Ну как знаешь.
  - Ты лучше скажи, что ты узнал про караван, - напомнил Савва.
  - Не было его здесь. В сторону Готстани проходил, это многие заметили, обратно - нет. Наверное, они раньше свернули.
  Савва кивнул.
  - Завтра едем дальше.
  - А как твоя рана?
  - Терпимо. Не стоит из-за нее здесь задерживаться.
  Лошадь Саввы покладисто тащила сани, Семен был за возчика (своего рода тоже штурман). Впрочем, лошадь и сама прекрасно находила дорогу, вмешиваться в управление приходилось лишь на редких развилках.
  - Еще два-три дня, и будем на месте, - предположил Семен.
  - Надеюсь, - отозвался раненый.
  Но надеждам этим не было суждено осуществиться. Они въехали в крупный поселок с названием Стань, остановились в гостинице, и Семен по привычке пошел расспрашивать местных завсегдатаев о пропавшем караване. Сегодня новости были другими.
  - Они были здесь!
  - Пропавший караван?
  - Да. Неделю назад проезжали через поселок, только почему-то свернули на дорогу, ведущую на север.
  - Почему?
  - Об этом я не успел узнать, - признался штурман.
  - Ты знаешь, рана стала меня беспокоить, а здесь, я слышал, хороший доктор. Давай остановимся здесь на день.
  Семен скептически хмыкнул, час назад Савва ничего не говорил о намерении остаться в поселке на какое-то время. Но, может, оно и к лучшему. Пока компаньон отдыхает, можно будет расспросить о пропавшем караване подробнее. Месяцы совместной работы не давали Семену забыть о погибших людях и оставить это дело без ясности.
  - Сеня, ты можешь мой карабин почистить? - неожиданно попросил раненый. - С револьверами я с одной рукой справляюсь, с карабином не получается.
  Савва виновато улыбнулся.
  - Конечно. Мог бы и раньше сказать.
  - Раньше не было необходимости. И вот еще что, пойдешь в город - патронов прикупи.
  - Здесь дорого, в Гостани сможем взять патроны дешевле, - заметил штурман.
  - Пустяки. Не время для экономии, - Савва достал из кисета маленький самородок и положил его на стол.
  Семен пожал плечами. Если компаньон хочет потратиться на патроны, ему ли возражать.
  На следующий день с утра он купил патроны в лавке по соседству, разобрал и почистил карабин Саввы.
  - Зарядить не забудь, - попросил раненый. - Одной рукой мне трудно это сделать.
  - Все равно ты не сможешь стрелять из карабина с одной рукой, - возразил Семен.
  - Кто знает. Так мне будет спокойнее.
  Семен пожал плечами, загнал десять патронов в магазин карабина и поставил оружие рядом с кроватью раненого.
  - Надеюсь, это тебя утешит, и ты пойдешь на поправку.
  - Да уж точно лишним не будет. Ты самородок продал?
  - Как бы иначе я купил патроны? - удивился Семен. - Все свои деньги я потратил на доставку запчастей к тягачу.
  - Хорошо. Это хорошо.
  Семен пожал плечами. Он не представлял что в этом хорошего.
  - Постарайся узнать, останавливался ли караван в этом поселке, - сказал Савва. - Сходил ли кто с машин? Или, может, кто-то садился? С кем из местных разговаривали караванщики? В общем, узнай все что можешь. На угощение не скупись, можешь считать, что оно идет из моей доли.
  - Еще чего не хватало! - возмутился Семен. - В крайнем случае - расходы пополам.
  - Как скажешь, - охотно согласится Савва. - Ко мне скоро доктор придет, удачи в расспросах.
  Семен вышел за дверь удивленно качая головой: Кто мог предположить, что его компаньона так зацепит случайное ранение? Не похож он на человека, склонного к мести.
  
  Занятые работой люди стали собираться в местах отдыха лишь к вечеру, поэтому не было ничего удивительного в том, что Семен задержался допоздна, расспрашивая завсегдатаев. В гостиницу он вернулся уже в сумерках и сразу же направился в комнату Саввы, чтобы поделиться с компаньоном добытой информацией и узнать о его самочувствии.
  Семен постучал в дверь и не получив ответа потянул ее на себя. Дверь оказалась не запертой.
  "Наверное, Савва спит", - подумал штурман, переступил порог и удивленно замер.
  Раненый не спал и не бодрствовал, его вообще не было в комнате. Полушубок Саввы висел на вешалке, их сани стояли во дворе (штурман видел их, когда возвращался в гостиницу). Но где сам компаньон?
  "Что за дела здесь творятся"?
  Семен откинул полу полушубка и проверил, хорошо ли вытаскивается из кобуры его лазерный пистолет. Пистолет вытаскивался легко, и это несколько успокоило. Бросив свой полушубок на стул, Семен выскользнул за дверь и прислушался.
  Внизу в зале разговаривали постояльцы, на кухне повар гремел сковородками, из дальней комнаты раздавался женский смех, но заподозрить Савву в том, что он отправился к женщинам, было бы слишком самонадеянно (не в его теперешнем состоянии).
  Неожиданно скрип в дальнем конце коридора привлек внимание штурмана, он быстро выхватил пистолет и обернулся. Скрипнул люк, ведущий на чердак. Через минуту из него показались ноги, затем приклад карабина: кто-то не спеша спускался сверху.
  - Савва, ты что здесь делаешь? - удивленно воскликнул штурман. По его представлениям компаньон должен был отлеживаться в кровати, а не лазать по чердакам с карабином за спиной.
  - Знаешь, вдруг захотелось размяться, - закрутив ус, сказал раненый. - Ты не представляешь, как надоедает все время лежать в кровати.
  - Но зачем ты полез на чердак?
  - Оттуда открывается замечательный вид.
  - А карабин с собой зачем потащил?
  - Обстановка в гостинице мне показалась неспокойной. Того и гляди, сопрут оружие, а я к нему привык.
  Семен удивленно покачал головой. Подобное экстравагантное поведение никак не вязалось с его представлениями о Савве.
  - Кстати, что тебе сказал доктор?
  - Сказал, что на мне все заживает как на собаке. Переутомился я слегка, вот рана и дала о себе знать.
  - Она еще ни так даст о себе знать, если ты будешь лазить по чердакам.
  - Пустяки, - раненый махнул рукой. - Ты лучше расскажи, что тебе удалось узнать.
  Савва зашел в свою комнату, скинул с плеча карабин, левой рукой поставил его к окну и присел на кровать. Семен зашел следом.
  - Подожди, я хотя бы вещи в свою комнату заброшу.
  Семен прихватил со стула свой полушубок и вышел за дверь, открыл свою комнату, повесил полушубок на вешалку, вышел в коридор и заинтересованно хмыкнул:
  "Что такого интересного Савва нашел на чердаке, что заставило его лезть туда несмотря на рану"?
  Семен оглянулся, коридор был пуст. Стараясь не шуметь, он двинулся к лестнице, ведущей наверх, быстро поднялся по лестнице, откинул люк, придерживая его рукой, и оказался на чердаке. Чердак как чердак - ничего особенного: балки перекрытия, стропила, слуховое окно, выходящее на крышу.
  Семен подошел к окну: рама была приоткрыта, а на подоконнике не было пыли. Семен распахнул окно: центральная улица поселка была как на ладони, почти все заведения, которые он обходил, были отсюда отлично видны. Странное место выбрал Савва для прогулок.
  От подоконника исходил едва ощутимый запах ружейной смазки, должно быть, на нем длительное время лежал карабин Саввы.
  Семен затворил раму и поспешил спуститься вниз, ему совсем не хотелось, чтобы компаньон узнал о его походе на чердак. Он не делал из этого секрета, просто подобные действия могут быть восприняты Саввой, как недоверие, а это не слишком хорошо для совместной работы.
  По лестнице с первого этажа кто-то поднимался, Семен поспешил закрыть люк на чердак и отправился в комнату Саввы.
  - Удалось кое-что. В головную машину каравана в Стани сел человек. Караван на стоянку не заезжал, лишь притормозил ненадолго у перекрестка, человек вышел из кабачка, сел в машину и тягачи двинулись дальше.
  - Вот как? Что за человек?
  - Не местный. Приехал за день до каравана, вел себя тихо. По описанию: лет сорока среднего роста, лицо продолговатое, нос узкий, взгляд колючий, на шее справа небольшой вертикальный шрам, почти не заметный из-за воротника.
  - Вот как? Как же тебе удалось про него узнать? - удивился Савва.
  - Горничная заметила, когда убирала номер. Она еще говорила, что этот господин был с ней весьма неприветлив.
  - Это уже что-то, - с такими приметами можно будет узнать мерзавца, если доведется его встретить.
  - Если удастся рассмотреть шею под воротником, - хмыкнул Семен.
  - Как люди реагировали на расспросы? Инцидентов не было?
  - Ничего серьезного.
  - А что несерьезное было?
  - Мелочи, не стоит упоминания.
  - Нет-нет, расскажи, - попросил Савва.
  - Да было бы о чем. Один пьянчуга пытался выяснить, что это я здесь все выспрашиваю, но хозяин заведения его быстро утихомирил.
  Савва задумчиво хмыкнул.
  - Ладно, быть может, это здесь и не при чем.
  - Ты чего-то опасаешься?
  - Кто знает. Твои вопросы не так безобидны и могут быть опасны для того кто их задает.
  - Вот как? Что ж ты не сказал об этом раньше?
  - А ты бы не стал ничего узнавать о караване, подозревая, что это может быть опасно? - удивился Савва. - Сам не маленький, должен понимать, слухи могут дойти до тех, кто причастен к исчезновению караванщиков. Вряд ли им понравится лишний интерес к этому делу.
  - Да ладно, ты наверняка преувеличиваешь, - улыбнулся Семен.
  - Может быть, - согласился Савва. - И все же запри комнату как следует, перед тем как ложиться спать. И если что, стучи в стену.
  Семен поежился, опасения Саввы заставили его взглянуть по-новому на свои последние действия. А прогулка компаньона на чердак? Как ее стоит расценивать в свете последних замечаний? И ведь не поленился взобраться по лестнице несмотря на рану. И карабин с собой прихватил, управляясь с ним только левой рукой. Похоже, компаньон относится к своим словам весьма серьезно.
  Штурман подергал запоры на своей двери, пробормотал:
  - Нагнал ведь страху напарничек, - и пододвинул к двери тумбочку.
  Лазерный пистолет он положил на стул возле кровати, карабин поставил к стене и еще долго прислушивался к каждому шороху. Но постепенно сон сморил его, усталость взяла свое.
  Несмотря на опасения Саввы ночь прошла спокойно. Да и поутру никто не помешал им выехать из поселка.
  Несколько саней выехали почти одновременно в направлении Гостани, образовав нечто вроде импровизированного каравана. Семен сначала пристроился к этому санному обозу, но Савва попросил притормозить, и они двигались по лесу в полном одиночестве.
  - Не люблю столпотворенье, - пояснил свои причуды раненый.
  Семен недовольно фыркнул:
  - Ты сам вчера говорил об опасности.
  - В расстрелянном караване было четыре машины, но это им мало помогло.
  Семен был с этим выводом не согласен, но спорить не стал. Они отъехали от Стани километров семь, когда Савва вдруг скомандовал:
  - Стой.
  - Что случилось? - Семен натянул вожжи, останавливая лошадь.
  - Кто-то спугнул впереди у дороги стаю птиц. Мне это не нравится.
  - А я тебе говорил, что надо ехать вместе со всеми, сейчас бы уже миновали это место.
  - Кто знает, - многозначительно сказал Савва.
  - Так и будем здесь стоять?
  - Надо бы сходить проверить, все ли там чисто.
  - Мы теперь каждого енота будем палкой от дороги отгонять? - вылезать из саней Семену не хотелось.
  Савва молчал и Семен поворчав стал собираться на разведку.
  - Обойди лесом и посмотри, есть ли следы, ведущие к дороге, - инструктировал компаньон.
  - Вот сам бы и шел, - отозвался штурман.
  Савва бросил на него укоризненный взгляд и Семен смутился.
  - Не беспокойся ты так, сейчас схожу посмотрю.
  Семен передернул затвор карабина и соскочил с саней. Лазерным пистолетом в лесу он решил без нужды не пользоваться, памятуя пошлый печальный итог такого эксперимента.
  Штурман пробирался по лесу минут десять и уже проделал большую часть пути до места предполагаемой засады, когда увидел их сани. Они не стояли на месте, а не спеша ехали по дороге. Белый тулуп Саввы был хорошо виден из-за невысокого борта, как и ствол его карабина: должно быть, компаньон потерял сознание и упал, иного объяснения Семен не находил. Он мысленно ругнулся:
  "Понесла же нас нелегкая в дорогу! И Савва тоже хорош, говорил, что рана его не беспокоит"!
  Семен хотел было бежать к дороге. Но сани ехали тихо, а до места, которое он собирался проверить, было недалеко.
  "Посмотрю что там, и встречу сани за поворотом", - решил штурман и прибавил шагу.
  Выстрел раздался буквально в десяти шагах от Семена, дробь хлестнула по борту их саней и тулупу Саввы. Неухоженный бородатый человек сорвался с месте и бросился к дороге, на бегу выбрасывая гильзу из дробовика.
  
  
  Глава 8.
  Дорога на Гостань
  
  Семен вскипел гневом - вот так запросто, не говоря ни слова... Да и он тоже хорош - взялся помочь раненому и не смог! Куда смотрел?
  Вскинув карабин, штурман выпустил с бородатого не менее пяти зарядов один за другим. Автоматический карабин лязгал затвором, досылая в казенник патрон за патроном, Семен лишь яростно нажимал на курок.
  Две пули прошли мимо, но и оставшихся трех хватило разбойнику за глаза. Его развернуло выстрелом и отбросило в сторону. Лошадь остановилась, она привыкла к звуку выстрелов и не пугалась их. Семен бросился к саням в надежде на то, что деревянный борт саней уберег Савву от дроби хотя бы частично, но не успел он добежать, как за спиной раздался еще один выстрел. Его звук заставил штурмана затормозить и резко обернуться, он вскинул карабин, выискивая цель, но стрелять не потребовалось метрах в пятнадцати от него оседал на землю неизвестный с револьвером в руке. Если стрелял он, то в кого? Не в себя же. А если стреляли в него, то кто?
  - Сеня, ты уже отомстил за мою гибель? Если да, то я выхожу.
  - Савва, это ты? - воскликнул штурман, не поверив своим ушам.
  - Я этот, я. Ты не представляешь как неудобно стрелять из револьвера будучи раненым в бок, - компаньон появился из-за дерева морщась от боли.
  - А там? - штурман удивленно кивнул в сторону саней.
  - Ты правильно сделал, что расправился с мерзавцем, который пристрелил мой полушубок.
  - Савва, ты знаешь, кто ты есть? - воскликнул Семен.
  - Знаю. Предусмотрительный человек, который спас своего компаньона.
  Штурман с досады стукнул прикладом карабина о землю.
  - Ты, ты...!
  - Я понимаю, у тебя нет слов, чтобы выразить свое восхищение.
  - Почему ты мне сразу не сказал, что тоже пойдешь в лес? Ты не представляешь, что я испытал, когда увидел, как в тебя выпустили заряд дроби!
  - Ну, извини, - Савва виновато развел руками. - Я сначала и не собирался идти, но мне вдруг стало так тревожно, что я оставил полушубок в карабин в санях, а сам отправился по твоим следам.
  - Ты еще скажи, что лошадь сама пошла вперед без твоего участия.
  - А зачем мне было к ней возвращаться? А так, мы перехватили бы ее за поворотом.
  - Хочешь сказать, что не планировал ничего такого? - Семен подозрительно кивнул в сторону саней.
  - Как тебе сказать..., - Савва задумчиво закрутил ус. - Как-то оно само получилось. Знаешь, как озарение.
  - Ты уж в следующий раз рассказывай мне о своих озарениях заранее. Да, и спасибо, - Семен кивнул в сторону стрелка с револьвером.
  - Живым бы его взять, да расспросить, с чего это они решили на нас напасть, но он уже прицелился в тебя, медлить было нельзя.
  Савва подошел к стрелку и перевернул его:
  - Не узнаешь?
  - Хм, надо же. Тот самый пьянчужка, что пытался затеять драку со мной в баре.
  - Револьвер из самых дешевых, к карманах ничего, - тем временем комментировал Савва свои поиски. - Посмотрим что со вторым?
  - Посмотрим, - согласился штурман.
  - Дробовик ржавый, нельзя так не следить за оружием, - пробурчал Савва. - В карманах тоже пусто. Гхм, скверно.
  - Что скверно? - переспросил Семен.
  - Ты вроде бы стрелял пять раз, насколько я смог расслышать?
  - И что?
  - Я вижу только три попадания, а это совсем никуда не годится.
  Штурман покраснел.
  - Знаешь ли, я спешил. И потом, ему и трех раз хватило.
  - Ты не спешил, ты суетился. Если бы ты действительно спешил, то стрелял бы только один раз, а после этого постарался бы осмотреться.
  - Тоже мне инструктор, - обиделся Семен.
  Но Савва не обратил на его скепсис внимания.
  - Ну ничего, я за тебя возьмусь. Как только рана перестанет меня беспокоить, научу тебя стрелять.
  - Пфыр!
  - Зря иронизируешь.
  - Меня вроде как учили.
  - В том-то и дело, что "вроде как".
  - Ну, знаешь ли...
  - А вот так ты можешь? - Савва подмигнул, взял трофейный револьвер, вытащил из него патроны, повернулся спиной к саням, бросил короткий взгляд за спину, затем сосредоточено замер на пару секунд и бросил трофей через плечо.
  Пролетев по дуге оружие упало в сено, положенное в сани.
  - Отличный фокус. Если закончатся патроны, можно врагов револьверами закидать, - язвительно заметил Семен.
  - Завидуешь? - прищурился Савва.
  - Чему? Ты вроде говорил о том, что научишь меня стрелять, а сам револьверами кидаешься.
  - Нет никакой разницы.
  - Да ну? Хочешь сказать, что можешь так же не глядя выстрелить и попасть в цель?
  - Запросто. Я бы тебе это продемонстрировал, но даже с левой руки стрелять лишний раз не хочу. Любое резкое движение отдается болью в боку.
  Семен не знал, верить другу или нет, а потому решил отложить этот вопрос до полной ясности.
  - Давай, помогу тебе полушубок надеть.
  Савва печально вздохнул.
  - Толку от него теперь. Придется выбрасывать.
  Дробь основательно испортила верхнюю одежду Саввы, но не настолько чтобы ею пренебрегать. Поворчав, полушубок он все-таки одел.
  - Что будем делать с покойниками? - Поинтересовался Семен.
  - Подтащим их к дороге. Жители Стани будут возвращаться домой, вот пусть они и озаботятся вопросом, что делать со своими непутевыми односельчанами.
  - А с их оружием что?
  - Револьвер дрянь, ружье ужасно запущенно. Оставим здесь, пусть это будет оплатой за их похороны тому, кто о них позаботится.
  Они оттащили убитых к дороге и положили рядом с ними их оружие. Вскоре их сани продолжили путь.
  - Откуда они здесь появились? - размышлял Семен.
  - Коней нет. Одно из двух: или пришли пешком, или спрыгнули с тех саней, которые ехали впереди нас.
  - С сообщником?
  - Совсем не обязательно. Может, просто напросились, чтобы их подвезли.
  - Так ты именно поэтому не хотел ехать с обозом? - удивился Семен.
  Савва пожал плечами:
  - Не хотел потому что не хотел. Предпочитаю иметь место и время для маневра.
  Они с полчаса ехали молча.
  - Думаешь, это нападение связано с моими расспросами? - поинтересовался Семен, когда волнение от произошедших событий немного улеглось.
  Савва ответил не сразу. Он молчал пару минут, взвешивая слова. Когда Семен подумал, что ответа не будет, он прозвучал:
  - Вряд ли. Жаль, не удалось этих стрелков расспросить, но не тянут они на серьезных грабителей. Тех кто нападал на караван я успел рассмотреть, правда, издалека. Лица не различил, но вооружены и экипированы они были куда серьезнее.
  В это Семен поверил сразу и безоговорочно. С таким вооружением как у нападавших на них грабителей на караван даже засматриваться не стоит.
  - Может быть, это информаторы? Они могли и не участвовать в самом нападении.
  - Возможно. Но, я думаю, это просто любители легкой наживы. Узнали про золото, которым ты расплачиваешься, увидели, что ты не скупишься на угощение при расспросах, вот и решили нас ограбить.
  - Очень даже может быть, - согласился Семен. - А я было понадеялся, что мы сможем по их связям найти тех, кто напал на караван.
  - А не боишься? - Савва прищурился, подмигнул и закрутил ус.
  - Опасаюсь, конечно, - пожал плечами Семен. - Ты предлагаешь бросить поиски?
  - Я предлагаю их продолжить. Если ты не против?
  - В следующем поселке опять обходить расспрашивать о караване?
  - Если не передумал.
  Семен не передумал. Его расспросы тормозили их передвижение. Но ничего нового пока не давали. В один из дней мимо пронесся тягач, Семен даже успел рассмотреть Санчеса в его кубрике и призывно махнуть рукой, но было слишком далеко, бывший напарник его не заметил.
  Поиски ничего нового не дали. Да, многие видели караван из Потирса, да, он останавливался, но ничего подозрительного при этом не было.
  - Слушай, Савва, если ты так хочешь узнать о том, кто тебя случайно подстрелил, не лучше ли нам отправиться на то самое место?
  Компаньон хмыкнул, задумчиво почесал затылок:
  - Я думал об этом. Но у нас есть, по крайней мере, две причины для того, чтобы ехать в Гостань?
  - Да? И какие же?
  - Если ты помнишь, я хочу пристроить золотые самородки.
  Тот кисет, который предлагал Савва Семену в начале их знакомства в качестве оплаты, был не один. Во втором кисете золота лежало вдвое больше, но о его наличии компаньон сказал Семену лишь недавно. Раньше к слову не пришлось. А может, он стал штурману больше доверять, познакомившись с ним поближе.
  - Про самородки я помню. А какая вторая причина?
  - Думается мне, - Савва закрутил ус, - что искать надо начинать в Гостани. Вряд ли опытный караванный старшина стал бы договариваться об изменении маршрута в дороге.
  - Так чего ж мы теряем время, расспрашивая о караване в каждом поселке? - удивился Семен.
  - Мы его не теряем. Расспросить все равно надо, чтобы случайно не пропустить что-то важное. И потом, я хотел бы немного восстановить форму к тому времени, как мы достигнем Гостани.
  - Ты и так неплохо стреляешь.
  - Знал бы ты, чего мне это стоит. И потом, "неплохо" может оказаться мало, если мы выйдем на след серьезной банды.
  - Думаешь, придется сражаться? Если нам что-то удастся узнать, можно сообщить об этом властям. Не будут же они бездействовать?
  - Не будут, - кивнул Савва, - но и не слишком разбегутся. Был бы это караван из Гостани - другое дело. Ради каравана из Потирса местные не расстараются.
  - А если дать радиограмму в Потирс?
  В городах стояли мощные радиопередатчики, обмен радиограммами между анклавами был возможен.
  - Можно. Но где мы, а где Потирс. Чтобы прислать людей шерифам потребуется немало времени, да и не станут они открыто действовать на чужой территории.
  - Что же это получается, до пропавшего каравана нет никому дела?
  - Не все так плохо. Но мгновенной реакции ждать не стоит. Бандиты же могут отреагировать на наши поиски очень быстро.
  - Во что ты меня втянул? - воскликнул Семен.
  - Я тебя не тяну, - насупился Савва. - Ты сам говорил, что если тебе что-то не понравится, то расторгнешь со мной договор. Можешь катиться на все четыре стороны.
  - Некуда мне катиться, - грустно сказал штурман.
  - Тогда оставайся здесь, а я поеду дальше! - отрезал Савва.
  - Что ты так взбеленился, не собираюсь я оставлять расследование.
  - Вот и не говори, что я тебя куда-то втянул. Я тебя честно предупредил, что это может быть опасно, и ни к чему не принуждаю.
  Семен вздохнул, это правда, Савва его предупредил, да и те, кто попытался их ограбить, были лучшей иллюстрацией опасности затеянного ими дела.
  - Может, нам поосторожнее с золотом? Не расплачиваться самородками так часто?
  - Тебе самому нужны были деньги, а с наличными у меня туго, - отозвался Савва.
  - А потом? Пару раз мы могли расплатиться деньгами, но ты предпочитал продать золото.
  - Да, возможно я был слишком беспечен, - согласился Савва, но в голосе его не было ни капли раскаяния.
  Семен посмотрел на него с подозрением.
  - Признавайся, ты специально это затеял?
  Савва помялся, вздохнул и сказал:
  - Ну, есть немного. Хотел привлечь к нам внимание, думал, может быть, клюнут те, кто расстрелял караван.
  - Что же ты мне сразу об этом не сказал?
  - Я предупреждал тебя, что затеянное нами дело опасно, - пробурчал Савва, но Семен обиженно отвернулся. - Ты и сам не маленький, должен понимать, что к чему.
  Семен демонстративно не собирался продолжать разговор.
  - И потом, я тебя почти не знал! - воскликнул Савва. - Вот ты станешь доверять первому встречному?
  - Я первому встречному и не предлагаю стать компаньоном, - пробурчал Семен.
  - Да ладно, речь шла всего лишь о золоте. Да и положение у меня было безвыходное, пришлось рискнуть. К тому же в людях я разбираюсь и сразу понял, что ты честный человек.
  - Сразу понял, но не сразу рассказал про второй кисет? - прищурился Семен.
  - Ну знаешь ли... Потом-то рассказал, когда узнал тебя лучше.
  - Значит, теперь ты мне доверяешь?
  - Получается так, - кивнул Савва и закрутил ус.
  - Тогда скажи, ты раньше знал Астру?
  - Ну, у тебя и вопросы, - откашлялся компаньон. - Ну да, нам приходилось встречаться. Как-нибудь я расскажу тебе эту историю.
  - А почему не сейчас?
  - Это такая история, которую неинтересно рассказывать на ходу.
  - Романтическая? - подозрительно прищурился Семен.
  Савва рассмеялся:
  - Нет, ничего такого, о чем ты подумал. Мы просто друзья, скорее даже приятели. Тогда так сложно все закрутилось, что без предыстории и не расскажешь. В общем, надо время.
  - Хорошо, оставим пока это. Но, почему вы делали вид, что незнакомы?
  - Вот этого я не могу тебе сказать.
  - Кто-то говорил, что доверяет мне.
  - Я - да. Готов доверить тебе свои секреты, но этот секрет не мой. Вот если ты мне что-то расскажешь, а я возьму и растреплю это всем остальным? Как это будет выглядеть?
  - Ну, смотря что..., - протянул Семен.
  - Вот именно, - сказал Савва, стараясь закрепить ситуацию.
  - Но, кто она такая, ты хотя бы можешь сказать?
  - Астра-то?
  - Да уж не бабушка начальника космопорта.
  - У него есть бабушка? - округлил глаза Савва.
  - Не увиливай, это я так, к слову сказал.
  - Я и не увиливаю. Про Астру рассказать не так просто, - Савва увидел, что Семен нахмурился, и махнул рукой. - Нет, ты не понял. Непросто не потому что не могу рассказать. Непросто потому что характеристика необъемная. Астра такая... В общем, ее настолько много, что сложно сказать, где она не поспела. Она отличный проводник, знает местность как никто другой.
  - В ее-то годы? - удивился Семен.
  - Она больше десяти лет по лесам и степям путешествует. Сначала с отцом ездила, а в последнее время одна.
  Семен вспомнил, как уверенно девушка выбрала направление движения по бездорожью. Действительно, на местности она ориентируется хорошо. Тем более странным выглядит ее утверждение, что она заблудилась, когда двигалась с раненым в сторону от Гостани. Впрочем, причины для этого могли быть разные.
  - Так Астра путешественница?
  - Я бы сказал - исследователь.
  - Ищет мифических тирлийцев?
  - Не только. Она на удивление много знает о Тирле, его флоре и фауне. Да и о тирлийцах, думаю, она может рассказать побольше иного профессора.
  - Ты хочешь сказать, что они есть? То есть были? - поправился Семен.
  - Не знаю, - Савва пожал плечами. - Я никогда целенаправленно не интересовался этим вопросом. Тебе об этом лучше с Астрой поговорить. Она облазила все северо-восточные отроги. Кстати, там мы с ней и познакомились.
  - Это те самые горы, где по слухам можно увидеть призрак тирлийца?
  - Говорят, что так. Правда, не только там.
  - А самому тебе его видеть не доводилось?
  - Нет. Светящийся столб видел как-то после грозы, а призрака в нем увидеть не удосужился.
  - А клад?
  - Нет там клада, точно тебе говорю. По крайней мере, светящийся столб на него не указывает. Правда, золото я в северо-восточных горах нашел, но совсем не на том месте, где столб светился.
  - Так ты золотоискатель?
  - Нет. Это... В общем, это получилось случайно. Но раз золото нашлось, то почему бы его не взять.
  - Тогда что ты там делал? В горах.
  - Давай об этом поговорим как-нибудь потом.
  - Все потом да потом, - пробормотал Семен. - Кстати, как твой бок?
  - Уже лучше. Рана почти затянулась, но врач предупреждал, чтобы я еще неделю не делал резких движений, а то она может вновь открылась, так что забота о лошади на тебе.
  - Может, переждем эту неделю здесь? Ты сам говорил, что в Гостани возможны неприятности.
  - Возможны, еще не значит обязательны. Едем дальше, нет у меня времени, чтобы ждать.
  Семен покачал головой.
  - Да нормально все, - успокоил его Савва. - Пока приедем, пока людей расспросим, глядишь, неделя и пройдет. С утра запрягай лошадь, завтра мы должны быть в Гостани.
  
  
  Глава 9.
  Гостань
  
  Гостань встречала приезжих шумом, веселым смехом, приветливыми криками не слишком пуританских барышень и подвыпившими мужичками, весело гуляющими по улицам. В большинстве своем нравы здесь были довольно спокойными, пусть зачастую и фривольными. Впрочем, и драки не были редкостью, хотя до стрельбы доходило далеко не всегда. Это в горячем Потирсе чуть что сразу хватаются за револьвер. Здесь же, если избегать заходить в некоторые районы, можно себя чувствовать относительно безопасно.
  Шумные увеселительные заведения имели с посетителей хороший доход, а потому старались по мере сил сберечь их жизни, чего нельзя было сказать о кошельке. Здесь и само заведение работало с полной отдачей, и те кто около подобных мест ошивается не зевали. Дамы легкого поведения были рады растрясти кошельки заглянувших отдохнуть посетителей, шулеры были рады обставить зазевавшегося ротозея, а то и попросту могли срезать кошелек у того, кто не слишком внимательно за ним следит. Веселым городом была Гостань.
  Семен порой удивлялся тому, что за этим шумным и ярким фасадом скрывается крупный по меркам Тирля город (по меркам Земли он тянул разве что на районный центр). Город со своей инфраструктурой, с производствами, мэрией и полицией. Кто-то пек хлеб, убирал мусор. Кто-то водил караваны, принимал и отправлял грузы. Но приезжему бросалась в глаза именно поверхностная шумная и яркая витрина, создавая несколько неравноценное представление о Гостани.
  - Как будем действовать? - поинтересовался Семен после того, как они с Саввой разместились в небольшой гостинице на промышленной окраине. Этот район был не самым комфортабельным, не таким шумным и кричащим, как центр, зато здесь можно было себя чувствовать относительно спокойно. Разумеется, и здесь не стоило зевать, но опасность опасности рознь.
  - Сегодня обустраиваемся. Завтра сходим к ювелирам, узнаем, какую цену они дадут за самородки, а затем займемся расспросами.
  - Тогда сегодня я прогуляюсь до почты, узнаю, как дела у Санчеса, - сказал Семен.
  Тягач он нашел без труда, да и Санчес с водителем обнаружились неподалеку. Дела у них обстояли неплохо - через две недели местный караван собирался идти в Потирс, Санчес вел переговоры с караванным старшиной и надеялся, что удастся к нему присоединиться. Он был так озадачен, что даже не предложил штурману пройтись по местным увеселительным заведениям.
  - Если удастся договориться, недели через полторы я верну тебе все деньги, потраченные на ремонт, - заверил он Семена. - А может, и ты с нами в Потирс поедешь?
  - Да нет, пожалуй, - немного подумав, ответил штурман. - Ты же знаешь, там меня ничто не держит.
  - А здесь значит держит?
  - Надо Савве помочь, он пока не оправился от ран да и...
  - Что "и"? Неужели успел завести сердечную привязанность? - удивился Санчес.
  - Ничего, не обращай внимания. Помогу Савве, а там будет видно.
  Почему-то Семену не хотелось говорить о том, как ему запала в память случайная знакомая, встреченная на лесной поляне и ее горячий поцелуй при расставании. Это было чем-то глубоко личным, таким, чем не делятся.
  - Если передумаешь, мы будем рады.
  Семен кивнул, давая понять, что понял и разговор об этом не стоит продолжать.
  - Скажи, Санчес, а ты не пытался узнать, почему наш караван свернул в сторону?
  - Как теперь об этом узнаешь? Каравана больше нет, да и место, на котором его расстреляли, далеко отсюда.
  - А Савва считает, что именно в Гостани могли договориться с караванным старшиной Томинсом и уговорить его сделать крюк.
  - А Савве-то до этого что за дело?
  - Его как раз и ранили, когда расстреливали караванщиков, так что дело есть.
  - Гхм. Я попробую расспросить на стоянке о караване Томинса, - пообещал Санчес, - Если что-то узнаю, то дам тебе знать.
  - Идет.
  На том они и расстались.
  
  К продаже самородков Савва подошел основательно: почистил, проверил и зарядил револьверы. Проверил, хорошо ли они вытаскиваются из кобуры.
  - Ты никак на войну собрался? - спросил Семен, увидев такую подготовку.
  - Не хотелось бы. Но вокруг ювелирного дела крутится столько темных личностей, что надо быть настороже. Ты-то свой лазерный пистолет взял?
  - Взял, конечно. Только стрелять из него в помещении... Это все равно, что затеять стрельбу из маленького гранатомета, да и пожар может начаться.
  - Пустяки, - заверил Савва. - Главное, что он выглядит внушительно. Надеюсь, стрелять нам не придется.
  - Я тоже на это надеюсь, - сказал Семен.
  Кроме штатного лазера он прихватил свой карабин, компаньон свой карабин брать не стал, заявив, что в помещении с револьверами он чувствует себя уютнее.
  - Куда пойдем? - поинтересовался штурман.
  - Понятия не имею. Мне не доводилось продавать в Гостани золото. Попробуем зайти наудачу в одну из лавок, торгующих ювелирными изделиями в центре.
  - Может, спросим у кого-нибудь, куда именно идти?
  - У кого? У тебя есть знакомые, которые имеют дело с золотом?
  - Нет.
  - У меня тоже нет. А спрашивать у посторонних - только привлекать к этому лишнее внимание. Толкового совета не получим, а на грабителей нарваться можем.
  Знал бы Савва, когда говорил эти слова, что на грабителей можно нарваться и не расспрашивая прохожих.
  Они прошлись вдоль ряда магазинчиков и лавок.
  - Вот это заведение кажется мне подходящим, - решил компаньон. - Не самое престижное, тихий переулок. Не слишком много покупателей.
  Семен пожал плесами, лавка была не хуже и не лучше других. Два дюжих охранника, стоящих у входа, проводили их внимательными взглядами, но останавливать не стали, не смутил их и карабин на плече у Семена, и револьверы на поясе у Саввы. Это показалось штурману несколько странным, но мало ли какие здесь порядки.
  - Что угодно господам? - худощавый пронырливый человек с бегающими глазками недоверчиво окинул взглядом дорожную одежду путников - на солидных покупателей они не были похожи, но можно было сбыть им какую-нибудь безделушку. А если они продемонстрируют свою полную некомпетентность, то и подсунуть им позолоченную латунь вместо золота. - Хотите что-нибудь купить?
  - Скорее продать, - Савва под внимательными взглядами охраны достал кисет и высыпал на стойку самородки.
  Продавец сразу же изменился в лице, глазки его забегали, а голос стал вкрадчивым и любезным.
  - Интересно, очень интересно. Если позволите, я закрою заведение, и мы обсудим этот вопрос в тишине.
  Савва кивнул, и по знаку хозяина один из мордоворотов подскочил к двери и закрыл ее на хитрые запоры.
  - Я вижу, господа не местные, - мягко сказал торговец. - У нас такие самородки не водятся.
  - Какая разница, откуда мы? У нас есть товар, и мы хотели бы его обменять на деньги, - отозвался Савва.
  - И много у вас этого золота?
  - Мы еще не услышали вашу цену.
  - Цена? Цена понятие растяжимое. Могу ли я быть уверен, что это ваше золото?
  - Ну, знаете ли! Я лично нашел эти самородки!
  - А что у Вас с рукой?
  - Это совсем не относится к делу.
  - Нашли, говорите? Может, поведаете, где?
  - Это мое дело.
  - Зря вы так, - продавец покачал головой. - Золотоискательство - опасное занятие. Я мог бы предложить вам хорошую сумму, если вы расскажете о месте находки и покажете его на карте. Скажем, пятьсот рублей.
  Савва рассмеялся.
  - Вы меня не слышите, уважаемый. Я продаю самородки, а Вы говорите о картах. Думаю, мы пришли не по адресу. - Савва подхватил со стойки золото и отправил его в карман. - Счастливо оставаться.
  Он сделал шаг к двери и толкнул ее, но она и не думала открываться. В этот момент шум за спиной заставил напарников обернуться: стойку, продавца и охранников отгораживало от них толстое стекло.
  - Не спешите, я еще не договорил, - голос ювелира изменился, теперь в нем явно проскальзывали стальные нотки. - Дверь бронированная, не зная секрета запоров, ее не откроешь. Стекло между нами пуленепробиваемое, как и витрина, ведущая на улицу.
  Савва отреагировал молниеносно. Семен не успел заметить, как в левой руке его появился револьвер. Три выстрела прозвучали без перерыва один за другим. Штурман мог бы поклясться, что пули ударили в одну точку - чуть выше головы лавочника. Стекло выдержало. Обернувшись, Савва так же быстро выпустил четыре остававшихся в барабане пули в витрину. И так же безрезультатно.
  Ювелир вздрогнул - он не ожидал подобной прыти от продавца самородков, но через несколько секунд он ехидно рассмеялся:
  - Я же говорил вам - стекло пуленепробиваемое. Вы повели себя невежливо, я передумал. Теперь я не буду вам платить вообще ничего (можно подумать, что он собирался). Впрочем, возможно я буду добр и сохраню вам жизнь.
  - Что тебе надо? - резко спросил Савва.
  - Фу, как грубо. Я уже сказал - место, где были найдены самородки.
  - И какие у нас гарантии?
  - Мое честное слово.
  - Не хочешь ли сказать, что отпустишь нас после того, как я покажу место на карте.
  Ювелир каркающее рассмеялся:
  - Ну уж нет! Вам придется посидеть у меня в подвале до тех пор, пока мои люди не проверят информацию. Но есть и хороший момент - подвал у меня сухой и теплый.
  Худощавый еще раз рассмеялся довольный своей шуткой.
  - Мы не согласны.
  - У вас нет выбора. Сложите оружие и отойдите в дальний угол или мы пустим усыпляющий газ.
  Савва окинул взглядом небольшое помещение.
  - Он нас не отпустит в любом случае, - вполголоса сказал Семен.
  - Знаю.
  - И что же делать?
  - Стреляй в витрину их карабина. Он мощнее револьвера, может, удастся разбить стекло.
  Семен снял оружие с предохранителя и выпустил в сторону прозрачной витрины один за другим десять патронов - весь магазин. Пуленепробиваемое стекло было прочным, оно выдержало обстрел.
  - Значит, не хотите сдаваться сами, - нахмурился узколицый. - Что, газ так газ. Открывай вентиль.
  Последнее относилось к одному из его громилоподобных помощников. Тот с невозмутимым лицом начал крутить какой-то вентиль. В зале раздалось тихое шипение.
  - Семен, стреляй из своей космической пушки! - выкрикнул Савва.
  - Из лазера в стекло? На таком расстоянии! Савва, ты просто не знаешь, о чем говоришь!
  - Все равно стреляй! Через минуту нам будет уже все равно.
  - Тогда отвернись от витрины и закрой глаза, - предупредил штурман.
  Сам он проделал то же самое, пригнул голову, просунул импульсный лазерный пистолет под мышку и нажал на спуск. Промахнуться было сложно - витрина слишком большая цель, а отдачи у лазерного пистолета нет.
  Импульс лазерного пистолета длится доли секунды, но за это время он успевает выдать немалую мощность, разогревая точку, в которую попадает луч, до ста тысяч градусов. Разогретый материал мгновенно вскипает и взрывообразно устремляется в стороны. Эффект этот подобен попаданию капли воды на раскаленную плиту, только во много раз масштабнее. Вскипание материала происходит с взрывоподобной скоростью. При попадания такого импульса в пятимиллиметровую сталь остаются пробоины как от крупнокалиберной пули, дерево с руку толщиной разносит в щепу, а стекло... Со стеклом случай особый, даже с пуленепробиваемым.
  Во-первых - вспышка. Она происходит в любом случае, но стекло дает такие блики, что не слишком сильная вспышка превращается в ослепительное сияние. Во-вторых - нагрев. Сам взрыв подобной мощности не слишком страшен для пуленепробиваемого стекла, а вот резкий нагрев, от которого он происходит - совсем другое дело. Стекло очень не любит резкого нагрева. Результат получился просто ошеломляющий - пуленепробиваемая витрина разлетелась на мелкие осколки, осыпав ими улицу, помещение и Савву с Семеном. Хорошо еще, что они успели зажмуриться. Их враги подслеповато щурились и терли глаза.
  - О-о-о! - Савва запрыгал, извиваясь всем своим телом.
  - Что с тобой? Ты ранен? - встревожился Семен.
  - Хуже!
  - Да что хуже-то?
  - Что-то горячее упало за шиворот! Жжется зараза!
  - А я тебя предупреждал, что стрелять в стеклянную витрину с такого расстояния опасно.
  - Лучше бы ты местных хозяев предупредил, чтобы не грабили людей!
  - Хозяев? Сейчас! - Семен вскинул лазерный пистолет и направил его на стекло, отделяющее их от ювелира с помощниками.
  - Ты что? - Савва моментально перестал прыгать и схватил его за руку. - Второй стеклянный дождь - это уже слишком.
  - Ты прав, слишком уж меня разозлили местные нравы.
  - Давай выбираться отсюда.
  Они вылезли через разбитую витрину, ступаю по хрустящим осколкам ранее не пробиваемого стекла.
  - Сеня, ты мне всю шубу испортил! - ворчал Савва. - Сколько можно, второй полушубок за две недели.
  - Ты забываешь, что тот полушубок пристрелил не я, да и здесь ты сам предложил стрелять. Кстати, моя шуба выглядит не лучше. И знаешь, что я тебе скажу: хорошо, что сейчас зима.
  - Это точно, но пара осколков стекла впилась мне в ноги.
  - Что за мерзкие порядки. Ты хочешь оставить это без наказанным? Когда я подумаю, сколько людей сгинуло в этой ловушке, мне становится жарко, несмотря на мороз.
  - Ты прав. Пальни еще разок по этому гнезду порока, только давай сначала отойдем подальше, - согласился Савва.
  Немногочисленные прохожие спешили убраться отсюда. Друзья дошли до конца переулка, Семен вскинул лазерный пистолет:
  - Закрывай глаза. Светопреставление начинается.
  Штурман прицелился, зажмурился и выпустил пару зарядов в бронированную стеклянную перегородку, за которым прятались те, кто попытался их пленить и ограбить, а возможно и убить.
  Сверкнуло знатно. Это было заметно даже сквозь закрытые веки.
  - Я надеюсь, эти мерзавцы не успели сбежать в подсобное помещение и в полной мере испытали на своей шкуре стеклянный дождь.
  - Савва, ты кровожаден.
  - Напротив, я очень терпелив, иначе вернулся бы и просто перестрелял всю эту свору. Давай поспешим отсюда.
  Они прихрамывая свернули за угол
  - Надо переодеться, а то мы похожи на двух бомжей, - заметил Савва.
  - Как думаешь, они не вызовут полицию? Все-таки мы разнесли в дребезги весь магазин.
  - Вряд ли. Тогда им придется отвечать за попытку ограбления. А если это не первый случай...? Думаю, они постараются замять произошедшее.
  - Тогда, может, мы расскажем местным властям о том, чем занимались эти торговцы?
  Савва немного подумал:
  - Нет. Слишком уж сильно мы здесь нашумели. За стрельбу в городе из пулемета можно нажить немалые неприятности. А твоя пушка действует не менее внушительно.
  - Если стрелять не по бронированным витринам, выглядит не так показательно. Но ты прав, давай уберемся отсюда подальше.
  Они свернули на следующую улицу и заглянули в первый попавшийся магазин готовой одежды. Что интересно, их разодранная в клочья одежда не вызвала у продавцов шока. Стоило предъявить деньги и их приняли как долгожданных клиентов. Полненькая женщина в годах заботливо принесла им йод и пластырь, чтобы обработать многочисленные мелкие порезы. Через полчаса компаньоны вышли как ни в чем не бывало из дверей магазина, обновив гардероб.
  - Куда идем? В гостиницу? - поинтересовался Семен.
  - В какую гостиницу? - удивился Савва. - Если ты не забыл, мы шли продавать золотые самородки.
  Штурман посмотрел на компаньона с удивлением, смешанным с восхищением.
  - Ты не передумал?
  - С чего бы? Если мы один раз нарвались на бандитов, это еще не значит, что в следующий раз будет то же самое. Заходим.
  Савва потащил компаньона к дверям другого магазина, над которым красовалась вывеска "Ювелирные изделия".
  Несмотря на некоторые опасения на этот раз все прошло гладко. Ювелир приобрел самородки и предлагал обращаться к нему еще, если будет с чем, компаньоны же стали обладателями суммы в полторы тысячи рублей. По местным меркам это были очень неплохие деньги. Не золотые горы, конечно, но если учесть, что средняя зарплата в той же Гостани была около полутора сотен рублей в месяц... Савва, как и обещал, отдал половину вырученных денег Семену. Впрочем, это было заслуженно, если бы не его лазер, они остались бы ни с чем, если бы вообще остались живы.
  - Никогда не думал, что твоя лазерная стрелялка может оказаться такой полезной, - признался Савва.
  Семен довольно улыбнулся:
  - Я знал, что она себя еще покажет. Вот только заряда осталось меньше четверти.
  - Ты ее заряди. Непременно заряди. Что для этого надо?
  - Надо наведаться на одно из местных предприятий и договориться. Нужен специальный инвертор повышенной мощности и переходник. Если нет подходящих, сдерут немало.
  - Я могу поучаствовать деньгами.
  - Брось. Благодаря тебе я теперь и сам при деньгах, завтра же узнаю насчет подзарядки.
  На следующий день Савва из гостиницы не выходил. К его заживающей ране добавилось несколько небольших но болезненных порезов, и потому чувствовал он себя преотвратно. Семен тоже получил множество царапин. Но в город он все же выбрался (точнее в промышленную зону, благо она была неподалеку) и договорился на одном из предприятий насчет подзарядки аккумулятора для своего лазера.
  - Представляешь, пятьдесят рублей запросили, - рассказывал Семен Савве. - Говорят, инвертор надо переделывать, да и переходники тоже.
  - Немало. На пятьдесят рублей можно патронов на три года вперед купить.
  - Можно.
  - Надеюсь, ты согласился?
  - А куда было деваться? Согласился, заплатил аванс. Завтра обещали зарядить аккумулятор на девяносто процентов. Больше, говорят, не получится. Кстати, о нашей вчерашней истории уже поползли слухи.
  - Да? И что говорят?
  - Официальная версия, которую выдвинули хозяева ювелирки - взрыв газового баллона, но в это никто не верит. Оказывается, об этой лавочке давно ходили нехорошие слухи, только подтверждений им не было. Я вот подумал, может рассказать кое-кому, что за дела творились в этой лавке?
  Савва задумчиво почесал затылок.
  - О чем ты задумался, дружище? - поинтересовался штурман.
  - Думаю, стоит ли дразнить еще и этих гусей. Впрочем, мы и так их раздразнили, куда уж больше. Так что можешь рассказать о них, только не говори, что это мы разнесли им витрины.
  - Само собой.
  - Что нового известно о караване?
  - Ты слишком много от меня хочешь. Санчес обещал расспросить на стоянке, с кем из новых людей общался старшина Томинс. Надеюсь, сможем узнать что-то новое.
  Два дня стояло относительное затишье, зато третий принес с собой сразу несколько новостей. Сначала заявился Санчес и рассказал о том, что ему удалось узнать. Рассказанное заставило задуматься о дальнейших действиях.
  - Был посторонний человек, - пересказывал Семен Савве то что удалось узнать. - Появился недели за две до того как в Гостань пришел караван Томинса. Назвался Тенком, две недели гудел в городе вместе с еще двумя парнями, они не пропустили ни одного казино и бара. Как только появился караван Томинса, этот самый Тенк забросил развлечения. Не знаю, как ему удалось, но он договорился о доставке груза в Сарту. Есть такой поселок севернее дороги, по которой должен был возвращаться караван. Должно быть, он был очень убедителен, если Томинс согласился сделать крюк в то время как мы ждали его на поляне.
  - Да, это странно, - сказал Савва. - Причина должна быть весомой. Может быть, деньги?
  - Не думаю, что в такой ситуации Томинс польстился на деньги. Правда, его пару раз видели в баре с этим самым Тенком. Санчесу удалось расспросить бармена, и тот рассказал, что общались они дружелюбно и вроде бы упоминали общих знакомых.
  - Вот как? - Савва вскинул заинтересованный взгляд. - Значит, здесь этого самого Тенка никто не знает, а у них с Томинсом нашлись общие знакомые? Любопытно!
  Савва на минуту задумался.
  - Скажи, Сеня, а не было ли у старшины Томинса в последнее время в Потирсе крупных конфликтов?
  - Ты думаешь, этот Тенк из Потирса?
  - Но где-то у них были общие знакомые.
  - Томинс много ездил, знакомые у него могли быть где угодно.
  - Может и так. А все-таки, что со ссорами?
  - Последнее время старшина частенько был хмур, но о его делах я знаю немного. Надо расспросить об этом Санчеса, он знал Томинса гораздо лучше.
  - Так расспроси.
  Семен вздохнул и отправился разыскивать лишь недавно ушедшего караванщика. Расспросы не прошли даром: Санчес подтвердил предположение Саввы - в последнее время у караванного старшины Томинса в самом деле были с кем-то большие разногласия. Подробностей Санчес не знал, но обещал выяснить все что сможет, как только вернется в Потирс.
  Неизвестно, в каком направлении двинулось бы их расследование дальше, но тем же вечером случилось событие, которое заставило Савву и Семена пересмотреть планы.
  Событие это позволило Савве некоторым образом реабилитироваться за свою промашку с ювелиром и, в свою очередь, спасти себя и компаньона.
  Они только вернулись с ужина и решили обсудить планы на завтра, но сделать это не успели. В дверь раздался стук.
  - Кто там? - крикнул Савва.
  Дверь распахнулась, и на пороге появился незнакомец. Он окинул компаньонов внимательным взглядом, как будто прицелился, но ничего не сказал. Семен невольно потянулся к карабину, но незнакомец исчез из проема двери, позабыв закрыть ее за собой.
  - Каков невежа, - пробурчал Савва, поднимаясь на ноги.
  Но не успел он сделать и шага, как в проем двери влетела граната. У них была лишь пара секунд, но реакция Саввы оказалась молниеносной - он отфутболил гранату к выходу, со всей силы пнув ее ногой. Граната ударилась в полуоткрытую дверь и запрыгала по коридору. Савва толкнул Семена в сторону и бросился на пол. Через секунду в коридоре раздался взрыв. Их полуоткрытую дверь сорвало с петель, выход заволокло дымом.
  - Однако! - Савва сел на пол и задумчиво закрутил ус.
  - Что это было? - спросил штурман.
  - Пойдем, посмотрим.
  Они выглянули в коридор: метатель гранаты попал под ее же осколки и не подавал признаков жизни.
  - Эх, как досталось-то бедолаге, - пробурчал Савва увидев грустное зрелище, которое представлял собой человек, рядом с которым взорвалась граната.
  - На месте этого бедолаги чуть не оказались мы, - заметил Семен.
  - Да, это было бы прискорбно.
  - Откуда взялся этот гранатометчик? Что мы ему сделали?
  - Думаю, лично ему - ничего.
  - Неужели кто-то отреагировал на наши поиски следов каравана?
  - Не знаю. Я бы заподозрил, что это месть ювелира, но нас даже не попытались расспросить.
  - Может, ювелир так напуган и разозлен, что решил просто убить нас?
  - Все может быть. Похоже, придется менять место жительства.
  В коридор стали выглядывать любопытные постояльцы.
  - Неосторожно обращался с гранатой, - пояснил Савва, встретив несколько заинтересованных взглядов, и кивнул в сторону несостоявшегося убийцы.
  - Хорошо что больше в коридоре никого не оказалось, - заметил Семен. - Было бы прискорбно, пострадай случайные люди.
  - Вряд ли он стал бы бросать гранату, будь в коридоре кто-то еще. Зачем ему лишние свидетели?
  Через минуту прибежал взволнованный хозяин и узнал в подорвавшемся человеке постояльца, который снял комнату полчаса назад. Версия о неосторожном обращении с гранатой хозяина гостиницы устроила, но на Семена и Савву он бросал весьма настороженные взгляды. А когда они заявили, что собираются немедленно съехать отсюда из-за чрезмерной шумности, хозяин гостиницы был просто счастлив.
  
  
  Глава 10.
  Необычный знакомый
  
  - И куда мы пойдем?
  - Понятия не имею, но надо убираться отсюда поскорее, пока те кто это затеял не узнали о неудаче гранатометчика. Стой, не туда! - Савва схватил Семена за плечо. - Уходим через служебный вход.
  - Ты думаешь, нас ждут у выхода?
  - Не знаю, но подстраховаться не помешает.
  - А не лучше ли выйти и поговорить по душам. Ты сам сетовал, что не удалось расспросить метателя гранаты.
  - Не лучше. За гостиницей могут вести скрытое наблюдение. Здесь не лес. Сидит себе человек в доме напротив, поди догадайся, то ли он за выходом наблюдает, то ли просто на улицу любуется.
  - Хорошо, идем к черному входу, выйдем в переулок. Но как же наша лошадь?
  - Я не думаю, что претензии будут лично к ней. Пусть здесь пока постоит, с хозяином я договорился.
  Они свернули к кухне, прошли по короткому коридору и через минуту оказались на улице
  - Ну и куда теперь? - переспросил Семен.
  - Ты повторяешь. Понятия не имею.
  - Ты тоже повторяешься, - огрызнулся штурман.
  - В гостиницы соваться не стоит, там нас будут искать в первую очередь, - начал рассуждать Савва.
  - Может, пойдем на стоянку к почте и переночуем в нашем тягаче?
  Савва пару минут взвешивал эту мысль.
  - Разве что совсем ничего не придумаем. Ты наведывался на стоянку несколько раз, неизвестно, успели об этом узнать или нет. Хотя к Санчесу зайти стоит. Если граната прилетела не от ювелира, то это результат наших расспросов. В таком случае его тоже могут побеспокоить.
  - Давай извозчика поймаем.
  В Гостани имелось и такси, но встретить его вечером на окраине было не так-то просто.
  - Дело, берем сани.
  Извозчик им попался говорливый и без умолка болтал всю дорогу до центра.
  - Останови здесь, - попросил Семен за два квартала до почты.
  Они расплатились и отправились к почтовой стоянке пешком.
  - Тягач на месте, в почтовой гостинице суеты и выбитых окон не наблюдается, - комментировал штурман. - Надеюсь, до Санчеса пока не добрались.
  - Похоже на то, - согласился Савва. - Почтовая гостиница охраняется, без шума здесь не обошлось бы. Думаю, вдвоем идти не стоит, лучше устроюсь вот здесь и понаблюдаю за входом. Узнай, все ли спокойно у Санчеса и возвращайся.
  - Хорошо, - кивнул штурман.
  Савва шагнул в переулок, оказался в тени и почти слился с местностью.
  
  У Санчеса было все в порядке. Никто его не беспокоил, никакого подозрительного внимания к себе в последнее время он не замечал. Семен договорился о связи и поспешил обратно - туда, где ждал его компаньон.
  - Тихо? - спросил Савва вернувшегося компаньона.
  - Как обычно.
  - За входом на стоянку тоже никто не следил и за тобой не пошел. Значит, все-таки ювелир?
  - Скорее всего. Лишний раз проверить не помешает, но все указывает на это. Ты что?
  - Подожди, - Савва вскинул руку и прислушался. Из глубины переулка доносились едва слышимые голоса. - Давай-ка прогуляемся.
  Компаньон расстегнул полушубок и откинул его полу в сторону. Семен вздохнул и передернул затвор карабина. Что такого мог услышать Савва, что заставило его поспешить?
  По мере того как они шли голоса становились отчетливее. Скоро можно было разобрать отдельные фразы:
  - Отдавай по-хорошему, не заставляй меня сердится.
  - Кто вы? Вы от этого прощелыги Клуца? Он не получит мою монографию, так и знайте!
  - Ишь, вцепился! Кому говорят, отдай коробку!
  - Да стукни ты его, - посоветовал кто-то третий.
  - Если не отдаст, то я так и сделаю. Что за упрямый старикан: часы и шубу отдал, а в свою коробку вцепился как приклеенный.
  - Должно быть, там у него что-то ценное.
  - Там два года моих трудов, Клуц их не получит, так и знайте! - срывающимся голосом выкрикнул старик.
  Все понятно - два мелких грабителя развлекаются и пытаются ограбить прохожего. Семен вспомнил, как ограбили его, и воспылал праведным гневом. Правда, в его случае попались ребята посерьезнее, но ограбление есть ограбление.
  - Тихо, подожди, - Савва придержал его рукой и подмигнул, закручивая ус. - Подержи мой карабин.
  Савва скинул карабин с плеча и передал его компаньону. Семен перехватил оружие и отпрянул к стене. Грабители были уже хорошо видны, как и их жертва. Странно, что они еще не заметили приближающихся к ним людей.
  - Куда ето я попал? - выкрикнул Савва и пошатываясь двинулся вперед. - Два прихлопа тир притопа. Ой-хо-хо!
  Компаньон так натурально изображал сильно подвыпившего простака, что Семен сам бы в это поверил, не разговаривай он с Саввой минутой раньше.
  - Да нам сегодня везет! - Воскликнул один из грабителей. - От клиентов просто отбоя нет.
  Он оттолкнул старика с его коробкой в сторону своего приятеля и преградил дорогу новой жертве.
  - Гони монету, если не все оставил в кабаке! И шубу снимай!
  В тусклом свете луны сверкнул отблеск ножа в руках первого грабителя.
  - Дружище, ты ли это? - пьяно воскликнул Савва и нетвердым жестом раскинул руки в стороны, явно выказывая намерение заключить грабителя в объятия.
  - Да ты совсем хо...
  Договорить любитель легкой наживы не успел. "Подвыпивший прохожий" пошатываясь сделал шаг вперед, руки его резко пришли в движение, и незадачливый грабитель получил удар по ушам. Он взвыл, сразу позабыв о своих намерениях и даже о ноже, который держал в руках. Впрочем, Сава медлить не стал: перехватил руку, стиснул ее своей железной хваткой и просто забрал из нее оружие, приговаривая:
  - Не балуй.
  Второй грабитель, позабыв про старика, вскинул револьвер. Семен не стал медлить: его карабин рявкнул, и неудачливый стрелок получил пулю в плечо.
  - Савва, ты цел? - штурман поспешил к месту недавней стычки.
  - Да что со мной сделается?
  - Как что? Тебя чуть не пристрелили!
  - Ха, пусть бы попробовал! Его приятель так удачно прыгал на линии выстрела, что вряд ли стрелок решился бы пустить револьвер в дело.
  - А если бы решился? К чему было рисковать?
  - Ну не стрелять же по этой шантрапе из темноты.
  - Хочешь сказать, я зря стрелял? - обиделся штурман.
  - Да нет, все нормально - ты спасал друга. Но до того как этот мелкий пакостник полез за револьвером стрелять по нему мне не хотелось.
  - Ну ладно. А я уж думал, что мне придется оправдываться за то что не дал в тебя пострелять, - пробурчал Семен. - Что будем с ними делать?
  - А что с ними делать? Заберем оружие, дадим еще разок по шее, и путь проваливают.
  Савва подобрал нож налетчика, похлопал его по бокам, проверяя, нет ли у него другого оружия, и объявил:
  - У вас есть минута, чтобы убраться отсюда.
  Постанывая неудачливые грабители резво для их состояния побежали вглубь переулка.
  - Спасибо вам, молодые, - оживился старик, - вы спасли мою монографию.
  - Вряд ли грабители позарились на ваш научный труд, - заметил штурман. - Думаю, им неизвестно значение слова "монография". Наверняка они решили, что это что-то из антиквариата.
  - Так Вы думаете, что это не проделки моего оппонента? - старик побледнел.
  - Думаю, нет, - улыбнулся Семен. - Наверняка он сумел бы по-другому оспорить Ваши научные выводы. Вы шубу-то заберите.
  Штурман подобрал револьвер раненого грабителя и поднял оставшуюся лежать на снегу шубу старика.
  - Благодарю Вас. В мои годы, знаете ли, начинаешь ценить некоторые удобства.
  Семен улыбнулся. В свои годы он тоже не хотел бы остаться на морозе без полушубка.
  - Куда Вы шли, уважаемый?
  - На почту. Хотел отправить копию моей монографии в поселок при космопорте. Там издается ежемесячный журнал, я договорился о публикации.
  - Так это копия? Что же Вы за нее так сражались? - удивился Семен.
  - Я подумал, что это проделки Клуца. Наверняка он был бы рад, не опубликуй я свои исследования вовремя.
  - А кто он такой, этот Клуц?
  - Жуткий шарлатан. Представляете, он не видит разницы между экстенсивным и ниспадающим развитием социума!
  Семен пожал плечами:
  - Честно говоря, я тоже этой разницы не вижу.
  - Как? - возмутился старичок. - Ах да, должно быть, Вы далеки от проблем социологии.
  - Скажем так - не слишком близок.
  - Жаль, жаль, я мог бы поделиться с вами своими наблюдениями. Если вам когда-нибудь потребуется консультация, обращайтесь, я живу неподалеку и всегда буду рад вас видеть.
  Семен с Саввой переглянулись.
  - Даже не знаю. Это действительно так интересно?
  - Вы еще спрашиваете? - воскликнул старик. - Что может быть интереснее, чем жизнь социума? Она похожа на жизнь отдельного организма, только все происходящее можно рассматривать в увеличенном масштабе!
  - Честно говоря, Вы меня заинтересовали. Не знаю, будет ли у меня случай послушать Вас в следующий раз... Разве что сегодня. Мы не слишком Вас стесним, если напросимся в гости?
  - Нисколько! Совершенно не стесните! Я только отнесу на почту свою посылку. А впрочем, я успею сделать это и завтра, - старик махнул рукой, - все равно караван уходит не раньше, чем через неделю. Прошу за мной, молодые люди, я живу неподалеку.
  Старичок развернулся и резво засеменил по переулку.
  - Сеня, тебе не стыдно, - вполголоса спросил Савва.
  - Ты о чем?
  - Ты зачем сказал, что тебе интересует социология?
  - Но мне и в самом деле интересно. А если тебе не интересно, то можешь и не ходить, отправляйся на стоянку, я предупредил Санчеса, тебя пропустят в машину. Переночуешь в кубрике.
  - Ну уж нет, я не могу оставить друга в такой ситуации. Возможно, эта самая социология меня тоже заинтересует, - возразил Савва.
  И они отправились догонять своего неожиданного знакомого. Минут через пятнадцать они были на месте.
  - Вот здесь я и живу. Это моя скромная обитель, - старик отпер дверь и пропустил гостей вперед.
  Квартира действительно была небольшой. Почти вся она была заполнена книгами, на письменном столе соседствовали коммуникатор довольно древней модели и совсем раритетная пишущая машинка.
  Старик проследил взгляд Семена и вздохнул.
  - Увы, на коммуникатор не приходится рассчитывать в полной мере. Особенно сложно с расходными материалами. Если работать с электронной информацией еще получается, то распечатать ее никак не выходит. Приходится перепечатывать на печатной машинке. Таковы местные реалии.
  Старик развел руками.
  - Вы живете один? - Савва обвел взглядом комнату и не нашел следов присутствия кого-то еще.
  - Да. Я переехал на Тирль с последним кораблем переселенцев пятнадцать лет назад. Уже тогда я был в возрасте далеком от юношеского. Семья не захотела отправится со мной, впрочем, дети к тому моменту уже выросли, у них своя жизнь. А здесь семьей я так и не обзавелся, вся моя жизнь это работа.
  Старик замолчал, на минуту погрузившись в воспоминания, затем встрепенулся.
  - Для начала, как гостеприимный хозяин я обязан представиться и предложить вам чаю. Юзеф Кранц. Профессор.
  Старик расставил на столе чашки и предложил гостям двигаться ближе.
  - И что же Вас заставило переехать? - поинтересовался Семен.
  - Как я ужу сказал, моя профессия - социология.
  - Неужели социологу нечем заняться на Земле? - удивился штурман.
  - Разумеется, есть. У меня была кафедра в университете, я преподавал историю социологии. Но для практического исследования развития социума на Земле не там много возможностей. Общественные отношения довольно устойчивы, границы обозначены, перемены минимальны.
  - Разве это плохо?
  - Для жизни, возможно и неплохо, но для меня, как для ученого, интересно наблюдать развитие и становление социума, его рост и болезни.
  - Болезни? Вы говорите, об обществе как о человеке? - улыбнулся штурман.
  - Именно, как о человеке! - отозвался профессор. - Социум - это единый организм, все мы тесно взаимосвязаны друг с другом, как клетки одного организма, хотим мы этого или нет. Человек не может существовать в пустоте. Человек - существо коллективное, что бы каждый о себе ни думал. Разумеется, есть какое-то личное пространство, но возводя слишком высокие заборы неплохо помнить, что забор имеет две стороны.
  - Значит, Вы призываете людей быть более открытыми? А как же те два милых гражданина, которые недавно пытались Вас ограбить?
  - Бросьте, - Кранц махнул рукой, - я не предлагаю тащить в дом всяческих социопатов. Но таких людей меньшинство.
  - Вы уверены в этом?
  - Абсолютно уверен. Общество просто не может существовать, если превышен определенный порог социопатии. У меня где-то есть таблицы, - профессор встрепенулся и попытался вскочить из-за стола.
  - Лучше на словах, - попросил Семен.
  - Что ж, на словах, так на словах. Если в обществе нарастает социопатия в том или ином виде, включаются механизмы саморегуляции и очищения. Общество - как единый организм, оно инстинктивно стремится к здоровью. На Тирле небывалый простор для моих наблюдений. Я могу видеть в непосредственной близости как болезни общества, так и механизмы саморегуляции.
  - А если они не включатся, эти самые механизмы?
  - Тогда болезнь, угасание, смерть. Как организм, который не справился с вирусом, обречен на умирание, так и общество, которое не смогло преодолеть влияние социопатии обречено на разрушение.
  - Разве такое возможно? - удивился штурман.
  - Конечно. Более того, мы не раз могли наблюдать нечто подобное в истории. От болезней или от старости и усталости время от времени происходит гибель того или иного общественного устройства. Порой это происходит довольно быстро, иногда процесс растянут на десятилетия или даже столетия.
  - И это неизбежно?
  - Нет ничего неизбежного. Если удается найти нужное лекарство, социум может воспрянуть, получить новые жизненные силы.
  - А если не получит? Что будет с людьми?
  - Как правило, на смену одному общественному устройству приходит другое. Насколько оно будет здравым...? - профессор развел руками. - Бывает по-разному. Но крайние случаи социопатии могут привести к полному исчезновению тех или иных народов.
  Семен и не предполагал, что, предложенный профессором разговор, неожиданно окажется столь интересным.
  - Но что Вы подразумеваете под словом "социапатия"? Грабеж - он и есть грабеж.
  - При чем здесь грабеж? Это понятие гораздо шире. Социопатия - это любые действия и устремления, направленные во вред обществу. Такие открытые его выражения, как уличный грабеж, не всегда бывают самыми опасными, хотя бы потому, что видны невооруженным взглядом. Как известны и меры противодействия им. Некоторые процессы далеко не так явны, и при этом не менее разрушительны. Примеров бесчисленное множество.
  - Например?
  - Например - эгоизм. На первый взгляд он далеко не так опасен, как действия грабителей. Но если он превысит все разумные пределы, может быть просто разрушителен. И самое главное, с ним не так просто сладить.
  - Это уж точно, - Семен представил, что они борются с эгоизмом так же, как сегодня расправились с уличными грабителями: Савва бьет эгоистов по ушам. Нет, это слишком радикально, да и окружающие не поймут. - И что же делать?
  - Не забывать о том, что мы не одни, помнить о ближнем своем. И не только о том, который сейчас рядом. Все мы - часть единого целого, под названием общество. Если кто-то считает, что он от этого свободен, то это или утопия, или социопатия.
  - А как же свобода личности?
  - Да сколько угодно, если это не идет во вред всем остальным.
  - Так Вы, профессор, считаете, что человек в принципе не может быть свободен от общества?
  - Ваш вопрос звучит по меньшей мере странно. Как клетка единого организма может быть свободна от этого самого организма? Такое невозможно в принципе!
  - Но человек - не клетка. Человек - личность со своим собственным сознанием?
  - Вы так думаете?
  - Уверен.
  - И на чем строится эта Ваша уверенность?
  - Как на чем? - удивился штурман. - Это общеизвестный факт, который не требует доказательств.
  - То есть Вы считаете, что один отдельно взятый человек может развиваться вне общества? И на чем же основывается такое предположение?
  - Хотя бы на потенциальных возможностях человеческого организма.
  - Вы сами сказали, молодой человек - на потенциальных. Вы знакомы с вычислительной техникой?
  - Конечно. Работа со сложными вычислительными системами как раз моя профессия.
  - Тогда Вам несложно будет ответить. Что будет, если взять сложнейший вычислитель и поставить на него программу, скажем, от калькулятора?
  - Он будет работать как калькулятор, - сходу ответил Семен.
  - Вот видите, и это несмотря на все его потенциальные возможности.
  Семен задумался.
  - Все-таки полной аналогии проводить нельзя, - отозвался он через минуту. - Ни один вычислитель не имеет такого потенциала к самообучению, как человек. Да, в скорости обработки данных они обгоняют человека, но ни один вычислитель не способен к абстрактному мышлению.
  - В чем-то Вы правы, полной аналогии нет, но тенденция прослеживается явно.
  - В чем же?
  - Да буквально во всем! Человек, лишенный общения с себе подобными, дичает. Что Вы знаете о людях, выросших среди леса?
  - Легенды.
  - А вот и нет. Вполне достоверные случаи. Человек, выросший вне человеческого общества, оказывается полудиким, и это научно доказанный факт.
  - Еще неизвестно что тому причиной: отсутствие соответствующего окружения или отсутствие необходимой информации.
  - Вот! - профессор вскочил. - И Вы туда же!
  Семен посмотрел с удивлением, он не понимал, что вызвало такую бурную реакцию профессора. Савва внимательно прислушивался к их разговору, но участия в нем не принимал, предпочитая наблюдать со стороны. Недоумение штурмана было недолгим, профессор Кранц сам поспешил его развеять:
  - Чувствуется влияние этого прощелыги Клуца!
  Штурман улыбнулся:
  - Могу Вас заверить, профессор, я не знаком с Вашим оппонентом, до сегодняшнего дня я вообще о нем не слышал. Да и не пойму я, что Вас так возмутило.
  Профессор бегал по комнате, Семен не ожидал, что в этом сухоньком старичке окажется столько энергии.
  - Как Вы не понимаете: техническая информация и социальная - это совсем разные вещи! Если техническую информацию можно усвоить на расстоянии, с социальной так не получится! Она усваивается не только на уровне мыслей, но и на уровне чувств! Взаимоотношения человека с другими людьми слишком сложная вещь, оно невозможно без общения!
  - То есть, Вы хотите сказать, что человек, ограничивающий себя в общении с другими людьми, сможет усвоить только техническую информацию, но не социальную?
  - И техническую тоже не освоит! - заявил профессор решительно взмахнув рукой.
  - С чего бы?
  - У него не будет для этого мотивации. Именно социальная информация является основой для мировоззрения. А если ее нет, то и мировоззрения не будет, значит и технические знания не нужны. Их просто не к чему приложить.
  - А как же отшельники?
  - Дались вам эти отшельники. Велико ли их влияние на общество?
  - Порой довольно ощутимо.
  - И в чем же оно выражается?
  - В тех идеях, которые они несут.
  - Да как же мы о них узнаем, если они не хотят ни с кем общаться?
  - Ну, иногда бывают исключения.
  - Значит, отшельники не совсем отшельники! - заявил Кранц. - И потом, их социальная позиция сложилась до того, как они стали отшельниками.
  - Возможно.
  - И вообще, все это исключения, и они в малой степени влияют на жизнь социума, - заявил профессор. - Обмен мнениями и идеями просто необходим, иначе общество не живет, не развивается. А если не развивается, значит умирает.
  - Интересная у Вас работа, профессор. Но большую часть этих процессов можно было наблюдать и на Земле.
  - Не совсем. Основное направление моих исследований как раз очень близко к Тирлю.
  - И в чем же оно состоит?
  - Я рассматриваю зависимость технического уровня от численности населения. Тирль, как одна из колоний, в этом плане очень показателен.
  - Я заметил. Правда, так до конца и не понял, как это взаимосвязано, - улыбнулся штурман.
  - Напрямую! Могу Вас заверить, одно с другим связано напрямую! Вы знакомы с историей?
  - Так, - Семен помялся, - в пределах общего курса.
  - Тогда, должно быть, Вам известно, что ни одно островное государство не достигло значительного технического уровня. Крупные архипелаги, насчитывающие десятки или даже сотни тысяч жителей не в счет, там развитие продвинулось дальше. А вот острова с населением, скажем, в тысячу человек так и остались на самом примитивном уровне. Разумеется, это не единственный фактор, мы можем проследить скачки как в сторону прогресса, так и в сторону регресса, но факт остается фактом - определенный технический уровень достигается только при определенном количестве населения.
  - Вот как? Любопытно. То есть то, что мы наблюдаем на Тирле...
  - Это тот технический уровень, который может поддерживать сообщество примерно в сто пятьдесят тысяч человек. И тянуть его за уши - занятие совершенно бесполезное.
  - Вы так думаете?
  - Так показала практика. Поначалу пытались поддержать уровень на близком к земному. Затратили множество ресурсов и в результате от этого отказались. Десяток спутников, метеорологическая служба и работа космопорта - вот и все, что в данный момент поддерживается централизованными поставками с Земли.
  - Но как же та электроника, которую везут с собой переселенцы?
  - Вы знаете, каков уровень бытовой электроники? Если системы спутников рассчитаны на работу десятилетиями, то срок службы бытовой электроники два-три года. Максимум - пять. Почти вся она выходит из строя задолго до того, как придет новый корабль с переселенцами. Мой коммуникатор держится за счет того, что я редко им пользуюсь. Да и то, печатать статьи приходится на машинке местного производства.
  - Но почему не делать более надежные устройства?
  - Здесь?
  - Насчет "здесь" я уже понял. Почему не делать это на Земле?
  - Понадобится пересмотр всех технологических процессов, а это никому не выгодно. Изделия будут дорогими. В то же время любое устройство через пару лет морально устаревает. Вот и рассчитывают на то, чтобы оно эти самые два года работало исправно.
  - Надо же, а я никогда об этом не задумывался, - печально вздохнул штурман.
  Ему было обидно. Старик был далек от техники, а разобрался в этом вопросе.
  - В свое время я целенаправленно интересовался этим и наводил справки, - махнул рукой Кранц.
  - Значит, технологический уровень зависит от численности населения?
  - Зависит.
  - Но сто пятьдесят тысяч людей - это много. Неужели их недостаточно для того, чтобы выстроить более сложный процесс?
  - Было бы достаточно, если бы процесс был один. Но в том-то и дело, что несколько процессов идут параллельно.
  - А если централизовать?
  - Нельзя. Не только не возможно, но и вредно. Если один их путей развития зайдет в тупик, другой двинется вперед и обозначит верное направление. А если все ресурсы задействовать на один проект и выстроить одну технологическую линию, мы увидим рывок вперед. Но он будет очень непродолжительным и закончится сначала топтанием на месте, а затем еще большим спадом. Только конкуренция идей может дать движение вперед.
  - Признаться, профессор, Вы меня поразили.
  Семен не рассчитывал, что разговор окажется таким интересным. Но Савва уж заметно зевал, да и штурман устал за день.
  - Мы здорово припозднились, - озадаченно заметил Кранц. - Вам далеко до дома?
  - Признаться, не близко.
  - Я бы мог предложить вам заночевать у меня. У меня есть отдельная комната, но условия близкие к спартанским.
  - Ничего, нам это подходит, - тут же отозвался Савва.
  - Тогда прошу за мной.
  Профессор поднялся и открыл дверь в небольшую комнату для гостей.
  
  
  Глава 11.
  Новая тактика.
  
  Утро встретило Семена частым равномерным стуком. Спросонья он было подумал, что это пулеметные очереди, доносящиеся с улицы, но все оказалось не так экстремально - трещала печатная машинка профессора, на которой Крац увлеченно печатал.
  Савва разминал плечевой пояс, стараясь полностью восстановить подвижность после ранения.
  - Что будем делать? - поинтересовался штурман.
  - Не знаю как ты, а я собираюсь позавтракать, - компаньон закрутил ус и подмигнул. - Профессор обещал нам яичницу и кофе.
  - Неудобно отвлекать его от работы.
  - Так все что надо мы и сами соорудим. Кухня есть, продукты тоже. Ты кофе варить умеешь?
  - В кофеварке? - с подозрением спросил Семен.
  - Почти, - усмехнулся Савва. - Хорошо, кофе я сварю сам. Твоя задача - почистить лук для яичницы.
  Они отправились на кухню, где Савва без промедления взялся за дело, увлеченный профессор даже не обратил на это внимание.
  - Ты продал золото, как и собирался, да и рука твоя почти восстановилась. Следует ли мне считать, что наша совместная работа закончена? - спросил Семен, хлопочущего со сковородой компаньона.
  - Ну вот, чуть что, сразу собираются оставить меня одного, - Савва скривил потешную рожицу и подмигнул, но Семен не принял шутливого тона.
  - Если у тебя есть дальнейшие планы, не пора ли ими поделиться?
  - А наше расследование? Неужели ты хочешь оставить его на полпути?
  - Зачем это тебе? Я понимаю, тебя ранили. Но не слишком ли пристальное внимание ты уделяешь этому факту.
  - Ты меня раскусил, - вздохнул Савва. С полминуты он молчал, собираясь с мыслями, и продолжил. - Есть причина, по которой я хотел бы довести расследование до конца, и это не мое ранение. Конечно, ранение тоже причина, но далеко не главная.
  - Выкладывай.
  - Это не первый караван, который исчезает бесследно.
  - И много их было?
  - За последние полтора года исчезли три каравана.
  Савва нахмурился и упрямо сжал челюсти. Видимо не все так просто с исчезнувшими караванами.
  - Насколько я знаю, нападения случаются чаще, - заметил штурман.
  - Это не то. Чаще всего нападения удается отбить, а даже если и не удается, то дело ограничивается грабежом товаров. Здесь же караваны исчезают полностью - люди, машины, груз. Ставлю сто к одному, что мы не найдем ничего на месте нападения на караван Томинса. Если бы я случайно не оказался поблизости, то и само место боя найти было бы непросто, оно в стороне от основного маршрута.
  - Но все же, стоило бы там осмотреться.
  - Если ты помнишь, то сразу это сделать я не мог, а потом все засыпало снегом. Если и были какие-то следы, то теперь их нет. Да и невозможно было одновременно отправиться на место боя и в Гостань.
  - Но машины не иголка, они не могли исчезнуть бесследно. По лесу они не пройдут, а если их перегонять по дороге, кто-нибудь их да должен был заметить.
  - В том-то и дело, что должен был. Но не заметил. По крайней мере, так было в прошлый раз. Две машины из четырех я нашел - наверное, они имели слишком большие повреждения, их сбросили в пропасть. Куда исчезли две оставшиеся - загадка.
  - Давай по порядку. Где и когда это было?
  - Первый случай произошел с караваном из Рейта, но я узнал о нем позже, а вот второй... Вторым был караван из Суздани.
  - У тебя пропал кто-то из родных?
  Савва тяжело вздохнул:
  - Не важно. В любом случае я не оставлю это дело.
  Семен решил, что не стоит лезть в личные обстоятельства. Савва продолжил.
  - Произошло это между Алексеевской и фортом Локс этой весной.
  - Постой, постой, что-то я слышал про те места. Не там ли находятся те самые горы, в которых случается увидеть призрак тирлийца?
  - Дорога довольно долго идет вдоль северо-восточного горного хребта, кивнул Савва.
  - Так ты нашел золото, когда искал следы исчезнувшего каравана?
  - Ну да. И именно там я повстречался с Астрой. Я излазил горы вдоль и поперек. В результате мне все-таки удалось найти две машины, их рубки были полны мертвыми людьми, а груз исчез. Куда подевались два других тягача, ума не приложу. Они были довольно приметными, но почему-то никто не видел, их на дороге.
  - Да, чудеса. И что ты предпринял потом?
  - Я стал расспрашивать о похожих случаях и узнал, что несколько раньше так же бесследно исчез караван из Рейта. Исчез где-то по дороге на Гостань. Недели три я изучал окрестности в поисках разгадки. Ну а под пулеметную очередь я действительно угодил случайно. Услышал издалека выстрелы, поспешил на звук, и... Они почти были у меня в руках! - Савва с досадой махнул рукой.
  Теперь был понятен пристальный интерес, который он проявил к исчезновению каравана. Мотивация у Саввы оказалась гораздо серьезнее, чем предполагал Семен.
  - А Астра? Откуда она взялась?
  - У нас была назначена встреча неподалеку. Кое-как я смог добраться до того места, и свалился. Хорошо, что она меня вовремя нашла.
  - Да уж, с такой раной, которая была у тебя, запросто можно было и душу богу отдать.
  - Повезло, - натянуто улыбнулся Савва.
  - Ты хочешь продолжить расследование?
  - И продолжу. Сначала попробую узнать все что получится здесь, затем отправлюсь к месту перестрелки. Рана уже почти не беспокоит, я легко смогу держаться в седле. Поедешь со мной?
  - Мы с тобой вечно попадаем в какие-то переделки.
  - Но пока нам удавалось из них выпутываться.
  Семен задумался. Дело у Саввы было чрезвычайно опасное.
  - Зачем я тебе?
  - Вдвоем веселее, да и помощь лишней не бывает. Между прочим, в Суздани за информацию о пропавшем караване назначена хорошая награда. Думаю, и в Рейте найдутся желающие заплатить, если нам удастся что-то разузнать.
  - Так ты ввязался в это дело из-за денег?
  - Еще чего не хватало! - недовольно фыркнул Савва. - О награде я упомянул, чтобы ты не считал это дело напрасным! Если хочешь, можешь полностью забрать ее себе!
  Семен рассмеялся.
  - Ты что? - удивленно спросил компаньон.
  - Это похоже на дележ шкуры медведя, который не только не убит, но даже еще не найден.
  - Ну и как хочешь, без тебя обойдусь! - обиделся компаньон.
  - Извини. Я не говорил, что отказываюсь. Кстати, у тебя яичница подгорела.
  - Лишай ее побери! - Савва схватил сковородку и стал ею размахивать.
  - Это потому, что кто-то слишком долго думает! - выпалил он.
  - Нет, этот потому, что кто-то слишком увлекся рассказом и забыл о готовке.
  - Что это за вкусный запах разносится по всей квартире? - оторвавшийся от своего занятия профессор появился в кухне, удивленно принюхиваясь.
  На этот раз Савва с Семеном рассмеялись вместе. Яичница была безнадежно испорчена.
  - Если будут продукты, я могу приготовить неплохой обед, - пообещал Савва. - Кстати, мне все равно надо в город, заодно что-нибудь прикуплю.
  - Куда это ты собрался? - поинтересовался штурман.
  - А тебе не все равно? Ты же решил больше не участвовать в расследовании.
  - С чего ты взял? Я еще не принял окончательное решение.
  - Пока ты его принимаешь, я схожу по делам. Профессор, Вы разрешите оставить у Вас вещи? Не хотелось бы таскаться по городу с вещмешком и карабином.
  - Да-да, конечно, - согласился Кранц.
  Савва прихватил полушубок и исчез за дверью.
  - Если яичницы нет, то могу предложить Вам кофе с бутербродами, - сказал профессор и принялся хлопотать на кухне.
  Несколько вопросов так и вертелись на языке у штурмана, но он, памятуя недавний опыт, решил отложить их на после завтрака.
  Через пятнадцать минут бутерброды и кофе были уничтожены, и Семен приступил к расспросам.
  - Скажите, профессор, а что Вы можете сказать вот об этом?
  На свет была извлечена пластина со странными письменами. После того как она спасла штурману жизнь, защитив от осколка, он стал считать ее талисманом, приделал к ней цепочку и носил на груди не снимая. Верил ли он в то, что она ему помогает? Нет ли? Один раз спасла, так пусть на всякий случай будет. Чем не логика?
  Юзеф Кранц прищурился, рассматривая вытесненные на пластине знаки.
  - Любопытно-любопытно. Оригинальная вещица.
  - И это все, что Вы можете сказать?
  - А что Вы еще хотите?
  - Я хочу знать, могла ли она принадлежать легендарным тирлийцам.
  - Понятия не имею, - фыркнул профессор.
  - Как, но Вы же...
  - Я не языковед и не историк. Я социолог. Я изучаю общество. Были ли на планете когда-то аборигены или нет, я понятия не имею. Представьте мне описание их социального устройства, и я смогу Вам дать нужный прогноз, а с письменами - это не ко мне.
  - Вот как? - штурман вздохнул.
  - Но я могу дать Вам один совет. Попытайтесь определить возраст этой вещицы и материал, из которого она состоит. Обратитесь к химикам.
  - Спасибо за совет. Может, и адрес дадите?
  - Могу. На заводе, который производит удобрения, есть неплохая лаборатория. Сейчас я напишу, как его найти - профессор направился к столу.
  - Спасибо, не надо, я знаю, где он находится.
  Семен несколько раз проходил мимо, когда искал, где ему зарядят аккумуляторы для лазера. Кстати, сегодня его там ждут. И куда только Савва запропастился? Стоит ли его подождать, или отправиться в промышленную зону уже сейчас?
  Стук в дверь отвлек штурмана от размышлений, а последовавшие за этим голоса заставили немало удивиться.
  - Вам кого? - поинтересовался профессор.
  - Это же я. Юзеф Кранцевич, Вы меня не узнали?
  - Кранц Юзеф Генриевич, - поправил профессор.
  - Так я так и говорю.
  Голос определенно принадлежал Савве. Неужели он успел так измениться, что профессор его не узнал? Семен выглянул в коридор и замер от удивления: Человек, который стоял в прихожей, был похож на его компаньона, тот же взгляд, те же упрямо торчащие усы, вот только волосы... Десятки завитых локонов выползали из-под шапки и спадали на плечи.
  - Савва, это ты? - удивленно спросил штурман.
  - Я это, я.
  - Что у тебя с головой?
  - Нравится? Тебе я тоже купил. Представляешь, зимой можно ходить без шапки. Тепло.
  Профессор посторонился, и Савва прошел в комнату.
  - Хочу тебе сказать, что ты выглядишь странно.
  - Зато меня никто не узнает.
  - Не проще ли было сбрить усы?
  - Усы? - компаньон закрутил свой ус. - Ну уж нет! Лучше я буду ходить в этом парике. Вот держи.
  Савва порылся в сумке, которую принес с собой, и протянул такую же гриву штурману.
  - Купил по случаю в театральном магазине.
  - Ты хочешь, чтобы я это носил? - ужаснулся Семен.
  - Между прочим, кто-то собирался сегодня заряжать батарею для лазера. Да, кстати, что ты решил? Едешь со мной по следам пропавшего каравана?
  - А с Астрой ты встречаться планируешь?
  - Что, зацепила тебя амазонка? - улыбнулся Савва.
  - Скажешь тоже, - Семен покраснел, чего никак от себя не ожидал. - Я спросил из любопытства. Конечно, я поеду. И не думай, что это из-за денег, мне тоже хочется узнать, по чьей вине погибли люди из каравана Томинса.
  - Вот и отлично.
  - Когда едем?
  - Сначала надо закончить дела здесь. Ты отправляйся на завод, а я прогуляюсь по городу. Нам с тобой светиться лишний раз не с руки, попробую нанять частного детектива. Пусть разузнает все возможное о гранатометчике и том человеке, который назвался Тенком и беседовал со старшиной Томинсом.
  - Не проще было с самого начала нанять детектива?
  - Не проще. С чем бы мы к нему пошли? Да и информация, полученная из первых рук, всегда вызывает больше доверия. Парик не забудь.
  Семен повесил себе на голову копну завитых волос, критически оглядел себя в зеркале и заметил:
  - Я выгляжу с этими завитушками по меньшей мере странно. Тебе не кажется, что они будут лишь привлекать внимание? Нас узнают с ними еще быстрее.
  - Напротив, никто не подумает, что маскировка может быть такой кричащей. Все будут рассматривать твои волосы, а на остальное никто и не посмотрит.
  Сава принялся выкладывать на стол принесенные продукты, приговаривая:
  - Вернусь и приготовлю нам плотный обед. Юзеф Генрихович, Вы не возражаете?
  Профессор не возражал.
  - Я буду поздно, без меня все не съешьте, - сказал Семен, еще раз посмотрел на себя в зеркало, вздохнул и вышел за дверь.
  Кроме зарядки батареи он хотел по пути заглянуть на завод удобрений и договориться о пропуске в лабораторию.
  Не мудрствуя лукаво, Семен поймал извозчика и через полчаса вышел около нужной ему заводской проходной. Пропуск на него был уже заказан, а нужное для зарядки оборудование приготовлено. Обещанная премия за срочность действовала.
  - Зарядка будет длиться часа три. Будете ждать? - полюбопытствовал техник.
  До завода удобрений было минут пятнадцать хода, на извозчике - пять минут.
  - Нет, ждать не буду. Вернусь через полчаса и заберу аккумулятор.
  На заводе удобрений возникла неожиданная заминка. Директора не было на месте, а без него не хотели постороннего пускать в лабораторию. Пришлось вылавливать главного технолога и договариваться с ним. За срочность запросили двадцать пять рублей. И это за пару часов лабораторных исследований! Но любопытство победило - вздохнув, Семен согласился.
  Химиков было двое. Старшего звали Владимир, его помощницу - Леночка. Они долго колдовали с колбами, что-то куда-то добавляли, капали на тонкую микроскопическую стружку, снятую с представленной для исследования пластины, нагревали образцы в пламени горелки и рассматривали их под микроскопом. И через два часа огласили вердикт.
  - Состав сплава я определил, но для чего он может использоваться ума не приложу. Мне такие сплавы не встречались, - пожал плечами заведующий лабораторией. - Металл относительно мягок, но поразительно устойчив к воздействию внешней среды. Даже "царская водка" - смесь кислот, которую используют для травления золота, его не берет. Я поражен! Удивительная чистота металлов. Если бы Вы могли оставить образец для длительного исследования...
  - Ну уж нет! Вы и так от моей пластины чуть не полмиллиметра с левого края отхватили! Вот этот кусок и исследуйте.
  - Да, я понимаю, - кивнул химик. - С такой редкостью вряд ли кто захочет расстаться.
  Семен не стал объяснять, что пластина дорога ему, как талисман.
  - А что Вы можете сказать о возрасте этого изделия?
  - Почти ничего. Могу лишь сказать, что это старая вещица, очень старая. Чтобы поверхностный слой этого сплава окислился под действием окружающей среды хотя бы в малой степени, должно пройти очень много времени.
  - Сколько?
  - Не могу сказать. Возможно - десятилетия, возможно - тысячелетия. Надо проводить дополнительные исследования. Многое зависит от той среды, в которой пребывал этот предмет.
  - Он был найден в земле.
  - Если бы Вы могли представить на исследование образцы почвы... Да и не факт, что он все это время лежал на одном и том же месте.
  - В общем, вы умудрились за немалые деньги не сказать ничего! - недовольно фыркнул штурман.
  - Если бы этот материал был мне знаком..., - химик развел руками. - Состав сплава мы определили, но это еще не значит, что мы можем знать все его свойства.
  - Что ж, спасибо и на этом.
  - Не я назначал цену за исследования, - попытался оправдаться химик.
  - Ладно, - Семен махнул рукой.
  - Если будет что-то надо, обращайтесь сразу ко мне.
  - Договорились, - согласился Семен.
  Время поджимало, пора было идти за аккумулятором.
  Там все прошло без заминок: Семен получил заряженное изделие, расплатился и через десять минут на улице ловил извозчика, гадая, осталось ли что-нибудь от обещанного Саввой обеда.
  Следующие два дня прошли в относительном затишье. Профессор согласился сдать им на несколько дней комнату, сам он почти все время сидел за книгами и каждый день тщательно перечитывал все местные газеты. Савва навестил нанятого им сыщика, а Семен зашел к Санчесу и все, без необходимости они на улице старались не показываться.
  Вечером Савва заскучал, прихватил полушубок, буркнул, - я скоро буду, - и скрылся за дверью.
  Вернулся он и в самом деле быстро.
  - Держи.
   Семен посмотрел на протянутый ему револьвер:
  - Зачем он мне?
  - Если ты помнишь, я обещал научить тебя как следует стрелять.
  - Из этого?
  - Ну не из твой же космической пушки. Где мы ее за городом зарядим?
  Штурман покрутил в руках оружие.
  - А ты не находишь, что стрелять в квартире у профессора не слишком вежливо. Нас неправильно поймут.
  - Не нахожу, потому что стрелять ты будешь без патронов.
  - Как без патронов?
  - А так. Тело должно наработать мышечную память. Привыкни к оружию, только тогда можно будет его зарядить.
  Семен от души рассмеялся.
  - Ты решил пошутить? Так бы сразу и сказал.
  - Никаких шуток, все серьезно. Или ты сейчас слишком занят? Нет? Прицелься.
  - Куда?
  - Да без разницы. Выбери для себя десяток мишеней и целься в них по очереди. В твоей память должно зафиксироваться положение, которое при этом занимает твоя рука: где находится кисть, предплечье, локоть. Ты должен представлять это точно до миллиметра. Представлять до того, как они займут требуемое положение. Когда научишься этому, остальное приложится автоматически.
  - Так и приложится?
  - Не веришь?
  Савва принес с вешалки свою шапку, положил ее на стол, затем достал револьверный патрон, примерился к броску, несколько раз неторопливо согнув и разогнув руку, после чего опустил руку вниз.
  Сам бросок был неуловимо быстрым, но несмотря на это точным, патрон угодил в шапку.
  - А можно и так, - Савва отвернулся от стола, так, чтобы шапка оказалась у него почти за спиной, оглянулся через плечо, примерился к броску и снова отвернулся.
  Его рука в точности повторила движение, которое он до этого репетировал - бросок оказался не менее результативным, чем первый.
  - Ага, так ты все-таки прицелился! - заметил Семен. - А как тогда в лесу с револьвером, который ты бросал в сани?
  - И тогда прицелился, - кивнул Савва. - Ты же помнишь, я посмотрел на сани, прежде чем отвернуться, закрепил в память расстояние до них и направление. Хороший стрелок всегда целится до того, как начнет стрелять. Но для этого надо представлять, как должна располагаться твоя рука в тот момент, когда ты нажимаешь на спуск. Представлять до малейших подробностей. Так что не теряй времени даром. Запоминай. Запоминая так, чтобы в любой момент представить все что требуется в деталях.
  Семен около часа тренировался под бурчание Саввы, которое тот называл инструктажем.
  От этого занятия их отвлек профессор. Он несмело откашлялся:
  - Я здесь кое-что вспомнил. Может, вам будет интересно?
  
  
  Глава 12.
  По следам пропавшего каравана
  
  - Вот, как? Интересно будет послушать.
   Семен подумал было, что речь пойдет о социологии и ошибся.
  - Простите мою невежливость, я не собирался подслушивать, но вы говорили слишком громко. Если не ошибаюсь, речь шла об исчезнувшем караване?
  - Вы что-то об этом знаете? - удивился Савва, он никак не ожидал, узнать от профессора что-то по интересующему его вопросу.
  - Как знать, быть может, это и не относится к интересующей вас проблеме.
  - Не тяните, рассказывайте, а там разберемся, имеет это отношение или нет.
  - Сейчас я редко выхожу из дома, обрабатываю накопленный материал. Знаете ли есть время собирать материал и есть время его обрабатывать.
  - Охотно соглашусь, - кивнул штурман.
  - Речь пойдет о поре, относящейся к сбору материала. Думаю, вас не удивит, если я скажу, что стараюсь охватить в своих исследованиях как можно большую часть населения: расспросить о жизни, порядках и обычаях? Это, знаете ли, помогает мне составить общую картину. Есть и другие источники: я выписываю всю прессу, которая выходит на Тирле, получаю заметки от добровольных помощников, но и личные беседы тоже не стоит сбрасывать со счетов.
  Семен удивленно поднял брови, он и представить не мог, что сеть сбора информации профессора социолога столь велика.
  - Конечно-конечно, мы Вас понимаем, - заверил Савва. - Так о чем был разговор?
  - Весь разговор, думаю, будет вам не интересен. Большая его часть касалась быта и нравов, но был один момент, который может вас заинтересовать. Я беседовал с заезжим фермером, который живет на северо-востоке анклава Гостани недалеко от дороги, которая идет на форт Локс.
  - Отсюда есть прямая дорога на форт Локс? - удивился Семен.
  - Есть. Чему Вы удивляетесь? Она даже обозначена на карте. Дорога не слишком хороша, но караваны иногда по ней ходят.
  - Просто мы никогда не ездили в те края.
  - Сеня, не отвлекай профессора, дай послушать его рассказ, - попросил Савва.
  Он неожиданно насторожился, видимо почувствовал, что разговор не пустой.
  - Да-да, продолжайте, - попросил Семен.
  - Как я уже сказал, мы беседовали о жизни, но одно замечание фермера будет для вас любопытным. Он упомянул о странном караване.
  - И что же в нем странного?
  - Когда он шел обратно, машин в нем было больше, чем на пути в Гостань. Вы, наверное, знает, что в Гостани не собирают большегрузные тягачи?
  - Наслышаны, - кивнул Савва.
  - Вот фермер и удивился.
  - А чьей сборки были тягачи, появившиеся в караване?
  - Я могу лишь передать чужие слова: "по виду похожи на тягачи из Потирса, но какие-то странные".
  - В чем именно странные?
  - Не могу сказать, вы же понимаете, разговор шел совсем о другом.
  - Караванный старшина решил прикупить несколько дополнительных машин. Что же здесь необычного?
  - В Гостани? Почему не сделать это в Потирсе? По времени караван никак не успевал дойти до Потирса и вернуться обратно.
  - Так-так. И когда это было?
  - В начале прошлого лета.
  - Примерно тогда исчез в этих краях караван из Рейта, - встрепенулся Савва, чуть подумал и покачал головой. - Но тягач из Рейта трудно перепутать с тягачом, который собран в Потирсе. Значит не они.
  - Постой-постой, - штурман задумался. - Фермер говорил, что тягачи были странные.
  - Ну и что? Мало ли что ему странным показалось?
  - В этом что-то есть, - Семен замолчал, обдумывая пришедшую к нему мысль. - В принципе, закамуфлировать тягач из Рейта под тягач из Потирса не так и сложно: сменить кабину, срезать секцию грузового отсека и удлинить рубку. Можно даже не удлинять, а навесить фальшборта.
  - Все это не так просто. Надо время и оборудование. Мастерские.
  - Время надо, и оборудование тоже необходимо. Но если все подготовить заранее, не так уж это и невозможно. Думаю, дня за два-три можно управиться. Зато какой сюрприз. Представь, загоняют в глухой угол тягачи их Рейта, переоборудуют их, присоединяют на границе анклава к каравану и едут практически в открытую. И сколько бы ты не расспрашивал, никто не скажет, что видел на дороге тягачи, сделанные в Рейте. Вот и вся тайна исчезновения машин!
  - Гхм. А как же быть с тягачами из Суздани?
  - Все то же самое. Ты говорил, что нашел две машины из четырех, видимо их повреждения были слишком сильными. Два оставшихся тягача наверняка замаскировали под другую марку.
  Савва вскочил и взволнованно заходил по комнате.
  - Это непросто. Кто может такое провернуть? Хотя это многое объясняет. Эх, если бы я догадался раньше проверить все караваны, проходящие по той дороге сразу после того, как исчезли тягачи! Время упущено, теперь никто ничего не вспомнит!
  - Не скажи. О тех караванах, которые проходили полгода назад, может, и не вспомнят, а о том, который прошел недавно...
  - Точно! - вскочил Савва. - Если план стрелков остался неизменным, из Гостани в сторону форта Локс недавно должен был уйти караван! Уж про это-то мы точно можем узнать! Иди скорее на почту и расспроси Санчеса! Пусть узнает обо всех караванах, которые ушли из Гостани в последние две недели.
  - Не получится. Санчес должен был уехать сегодня с утра.
  - Досадно! Почему тебе раньше не пришла в голову мысль о маскировке машин?
  - Ну, знаешь ли! - искренне удивился штурман. - Я не экстрасенс. Скажи спасибо профессору, это он натолкнул меня на эту мысль.
  - Спасибо! - Савва двумя руками схватил худощавую ладонь Кранца и энергично ее затряс.
  - Еще ничего неизвестно, но я рад, если смог вам чем-то помочь, - отозвался растерянный социолог.
  - Нет-нет, я почти уверен, что так все и было! Я иду на почту сам!
  - Ты уверен, что получишь там нужную информацию?
  Савва на минуту задумался.
  - Конечно, караван мог на почту и не заезжать. Бывает и так, но редко. Они должны были взять почтовые грузы хотя бы для того, чтобы не выделяться на фоне других караванов.
  - Может, задействуешь сыщика?
  - Он и так работает. Кстати, надо будет заглянуть, узнать, что он смог найти. Пойду.
  - Что, прямо сейчас? Посмотри за окно, уже почти ночь. Кого ты хочешь найти?
  - Ну вот, так и губят самые нужные начинания, - пробурчал Савва, - Хорошо, пойду завтра с утра.
  Утром быстро расправившись с завтраком Савва решительно двинулся к двери. Семен не удержался от маленькой мести и крикнул вслед:
  - Парик не забудь!
  Не одному ему ходить по городу с этой копной волос.
  - Не забуду.
  Компаньон нахлобучил на голову свое приобретение и решительно вышел за дверь.
  Не было его несколько часов, Семен уже начал волноваться, когда он появился решительный и возбужденный.
  - Клюнула! Клюнула рыбка! Еле оторвался от слежки!
  - Чему ты так радуешься?
  - Как чему? Бьюсь об заклад, наше предположение насчет подставного каравана оказалось правильным!
  - С чего ты взял?
  - Как с чего? А хвост? За мной следили от самой почты.
  - Ты не ошибся?
  - Нет. Я перехватил в переулке топтуна и побеседовал с ним. Он почти ничего не знает, его использовали в темную, но подтвердил, что следил именно за мной. Поручение ему дали час назад.
  - Значит, на почте у бандитов есть свой человек.
  - Скорее всего.
  - И кто он? С кем ты разговаривал о караванах?
  - С кем я разговаривал? Да я всю почту расспросил: грузовое отделение, отделение корреспонденции, стоянку, сторожей. Легче перечислить того, с кем я не беседовал.
  - А ты уверен, что это не след от ювелиров?
  - Почти уверен. А вот граната была от ювелира, я успел и с сыщиком поговорить. Про Тенка он мало что смог добавить, в основном рассказал то, что мы и так знали, а про гранатометчика успел разузнать много интересного.
  - Что будем делать с ювелиром? Оставим все как есть или предпримем ответные действия?
  - Не хотелось бы оставлять без ответа такие выходки, но нам надо как можно скорее выбираться из города. Не до ювелира сейчас.
  - Слушай, а давай напишем о нем в газету. Предупредим людей, чтобы не имели с ним дела.
  - Некогда.
  - Да долго ли? Заметку я и сам набросаю, надо только придумать, кто ее отнесет.
  - Могу я отнести, молодые люди, - Предложил Юзеф Генриевич. - Я часто бываю в редакциях обеих наших газет.
  - Нет, профессор, мы не хотели бы Вас вмешивать в это дело.
  - Вы думаете, что я стар и ни на что не гожусь? - начал кипятиться профессор.
  - Мы совсем так не думаем, но лучше занимайтесь наукой. А разместить в газете заметку я поручу сыщику, - сказал Савва.
  - Это дело, - согласился Семен. - Вот только напечатают ли?
  - Напечатают-напечатают, - заверил профессор. - Я подскажу Вам к кому обратиться, чтобы напечатали.
  - А Вам-то это зачем, Юзеф Герниевич? - поинтересовался Савва.
  - Как зачем? - подпрыгнул профессор. - Между прочим, я здесь живу! И мне совсем не все равно, какие вокруг люди! Если нескольких негодяев выведут на чистую воду, я буду чрезвычайно рад.
  - А я думал, Вы сторонний исследователь, - заметил Семен. - Смотрите на происходящее со стороны и составляете непредвзятую картину.
  - Исследователь еще не значит равнодушный человек. Конечно, я не рвусь в первые ряды борцов за порядок, но если есть такая возможность, почему бы не помочь.
  - Сеня не отвлекайся. Пиши скорее свою заметку и будем собираться, нам еще лошадь надо забрать.
  - Уже пишу. Кстати, куда ты так торопишься? Помнится, ты сам говорил, что хочешь задержаться в Гостани.
  - Хотел. Но сейчас нам не дадут здесь работать. Мы разворошили осиное гнездо, думаю, недалек тот момент, когда последуют решительные действия.
  - Не этого ли ты хотел?
  - Хотел то хотел, но теперь надо поскорее уносить ноги. Эти ребята будут посерьезнее, чем давешний гранатометчик. В городе слишком тесно, если за нас возьмутся плотно, нам не поздоровится.
  - Кстати, ты так и не успел рассказать, что разузнал на почте.
  - Пошли, на ходу расскажу, нам надо еще успеть дать радиограмму и передать сыщику заметку.
  - До свидания, молодые люди, - попрощался профессор. - Рад был принимать вас в моей скромной обители.
  - И Вам всего хорошего, Юзеф Генриевич, - ответил Семен. - Если удастся, обязательно загляну к Вам вновь.
  - Буду рад.
  Семен хотел сказать еще несколько слов, но Савва уже тащил его к двери.
  - Идем скорее. Нас на время потеряли из виду, сейчас они всполошатся и начнут прочесывать город. Я не хотел бы, чтобы раньше времени узнали о радиограмме.
  - Что за радиограмма?
  - Потом, потом. Выедем за город, я все тебе расскажу.
  - Да не спеши ты так, на нас оглядываются.
  - Ты прав, согласился Савва и умерил шаг. - Тем более, мы почти пришли. Стоп! - Савва резко свернул в подворотню. - Опоздали. Нас здесь уже ждут. Кто бы мог подумать, что ребята окажутся настолько шустрыми.
  - Ты уверен?
  - На все сто. Парня, который делает вид, что рассматривает витрины, я видел рядом с топтунами.
  - Скорее всего, они перекрыли подходы к радиостанции на всякий случай.
  - Наверное, так и есть. Постой, тебя они не знают, - сомнения отразились на лице Саввы. - Сможешь отправить радиограмму? Текст я сейчас набросаю.
  - Конечно, смогу.
  - Даже если о тебе успели узнать, что сомнительно, вряд ли они решатся на активные действия здесь и сейчас, думаю, попробуют проследить.
  Савва тяжело вздохнул.
  - Да не переживай ты так. Давай свою радиограмму.
  - Легко сказать, не переживай. Все выглядит так, как будто я спрятался, а тебя отправляю в пасть ко льву.
  - Ты сам сказал, что они меня не знают. В следующий раз ты пойдешь в пасть ко льву и закончим на этом.
  - Ну ладно, держи.
  Компаньон набросал на блокнотном листе текст радиограммы и протянул его Семену.
  Штурман прошел мимо наблюдателей, они проводили его взглядом, но не стали акцентировать внимание, переместив его на других прохожих.
  Не удержавшись, Семен заглянул в текст, тем более что он не обещал этого не делать. "Адрес: Суздань, центральная транспортная кампания, Виктору Строгову. Текст: Мне настоятельно рекомендовали караван старшины Хамица, ушедший из Гостани в форт Локс две недели назад. Гарантии серьезные. Срочно выезжаю. По возможности перешли бабушкину швейную машинку. Встречать рассвет собираюсь у лысого холма. Савва".
  Белиберда какая-то. С караваном, допустим все понятно. Судя по всему, это и есть тот самый караван, о котором расспрашивал Савва на почте. Помнится, Савва говорил, что кто-то в Суздани сильно заинтересован в установлении людей, расстрелявших караваны. Допустим, он решил поделиться своими подозрениями. Но при чем здесь бабушка и ее швейная машинка? При чем здесь лысый холм, около которого Савва планирует встречать рассвет?
  Пожав плачами, Семен отправился к окну приема, заплатил два рубля и отдал текст радиограммы.
  - Ответ будете ждать? - поинтересовался оператор.
  Про ответ Савва ничего не говорил. Интересно, предполагается он или нет? В любом случае быстро ждать его не приходится: наверняка адресат не сидит около передатчика, пока его найдут, пока он прочитает полученное сообщение.
  - Ждать не буду, зайду позже и узнаю, есть ли он.
  Оператор кивнул, такое поведение было обычным.
  На выходе Семен бросил короткий взгляд в сторону наблюдателя. Тот по-прежнему оставался на месте. Около него остановился извозчик, наблюдатель перекинулся с пассажиром десятком слов, и сани тронулись дальше. Наверняка посты наблюдения выставлены не только здесь. Быстрота реакции стрелков поражает. То что они не на шутку всполошились, когда Савва стал расспрашивать о караване прикрытия, вполне понятно. Но где они успели взять людей, чтобы так быстро раскинуть сеть наблюдения?
  Семен огляделся, выискивая, куда подевался компаньон.
  - Я здесь, - Савва махнул рукой со двора. - Идем скорее, я нанял извозчика. Как все прошло?
  - Нормально. Радиограмму отправил. Кстати, ответ надо будет получить?
  - Неплохо бы, - хмыкнул Савва. - Если удастся, заскочим сюда перед выездом из города, а сейчас надо забрать мою лошадь.
  - Нас там могут ждать. Не одни так другие. Ювелир мог нанять новых людей, да и те, кто установил за тобой слежку, тоже могли успеть что-нибудь пронюхать.
  Они сели в сани, ямщик без лишних слов погонял лошадь, наверное, Савва договорился о маршруте заранее.
  - Это не просто лошадь, я к ней привык, - попытался аргументировать необходимость забрать своего коня Савва. - Да и не идти же пешком.
  Семен молчал, и это раздражало компаньона, он и сам понимал, что появляться в гостинице небезопасно.
  - Я бы отправил кого-нибудь за нашими санями, но хозяин может не отдать их незнакомому человеку. Ты сам говорил, что в следующий раз моя очередь рисковать, - привел Савва последний аргумент. - Да и риска-то особого нет, не могут они сосредоточить у гостиницы большие силы, слишком много мест им надо охватить.
  - Ладно, уговорил, - махнул рукой штурман.
  Савва облегченно вздохнул. Оставлять коня ему не хотелось, ссориться с компаньоном тоже.
  - Останови здесь, - бросил Савва извозчику за пару кварталов до гостиницы.
  - Может, вместе пойдем? - спросил Семен.
  - Ты лучше посмотри со стороны, не будет ли кто проявлять излишнюю активность. Я быстро. Даже если за гостиницей наблюдают, подтянуть дополнительные силы вряд ли успеют.
  Семен зашел в небольшой магазинчик и, делая вид, что рассматривает витрины, стал наблюдать за улицей. Минут через пять после того как Савва зашел в гостиницу из нее выбежал юркий вертлявый парень, быстро огляделся и бросился к небольшому бару на другой стороне улицы.
  "Где же Савва? Чего он там возится?". Поспешное бегство вертлявого выглядело очень подозрительно. Штурман перекинул карабин вперед на грудь и вышел из магазина. Не прошло и минуты, как из переулка показались знакомые сани.
  - Ходу, Савва! - штурман на ходу забросил в сено их дорожные мешки и запрыгнул сам.
  - Но-о! - щелкнули вожжи, и лошадь стала быстро набирать скорость.
  Из кабачка напротив выскочили несколько человек и рассыпались по мостовой. Один из них выстрелил вслед саням, за что получил по шее от своего же спутника. Сани были уже далеко, и расстояние продолжало увеличиваться, а за такую неприцельную стрельбу в городе недолго и пулю в ответ схлопотать там, где ее не ждешь - кто-то может принять стрельбу на свой счет и ответить.
  - Ага! Проворонили! - радовался Савва, погоняя коня.
  - Ты чего там так долго возился?
  - Я долго? Да я быстр как метеор. Только и успел, что расплатиться с хозяином, да запрячь нашу лошадку.
  - Давай куда-нибудь свернем, думаю, погоня не заставит себя ждать.
  - Это дело, - согласился компаньон и свернул в ближайший переулок.
  Вовремя - двое саней промчались по улице, подбадриваемые криками седоков.
  - Я вот чего не понимаю, откуда у тех, кто расстреливает караваны, в Гостани столько людей? - искренне удивился Семен.
  - Ты об этих? - Савва кивнул в сторону улицы, откуда они только что свернули.
  - Ну да, и о тех, что дежурили у радиоцентра.
  Савва пожал плечами:
  - Думаю, это не совсем их люди. Скорее всего, это обыкновенные любители легкой наживы, польстившиеся на обещанные деньги, а тех, кто привел всю эту ораву в действие, здесь может быть совсем немного. Один, может, два-три человека. И все.
  - Что-то быстро они сумели привлечь посторонних, - засомневался Семен.
  - Так наверняка схемы предусмотрены заранее, а чтобы их задействовать, много времени не надо.
  - Возможно, - Семен пожал плечами. - Что будем делать теперь?
  - Надо бы выбираться из города, но мы еще не закончили с делами. Ты, наведаешься на почту, а я загляну к сыщику и отдам заметку для газеты.
  - Опасно. Те, кто ждали нас у гостиницы, наверняка рассказалии о санях, на которых мы поехали, описали все приметы лошади и экипажа.
  - Напротив, ничего опасного, - возразил Савва. - Они будут искать сани, а мы на них не поедем.
  - Как не поедем?
  - А так. Что ты скажешь о том небольшом грузовичке, который стоит в воротах пекарни?
  - А что ты хочешь услышать?
  - Что он нисколько не похож на нашу лошадь.
  Семен рассмеялся, а Савва направил свое транспортное средство в ворота.
  - Думаешь, его хозяин согласится отвезти нас в центр?
  - Почему нет? Если он не согласится, попробуем уговорить кого-нибудь другого. Я на переговоры, - Савва хлопнул себя по карману и направился навстречу рослому человеку, вышедшему поинтересоваться причиной посещения их предприятия.
  После десяти минут темпераментных переговоров компаньон вернулся:
  - Поехали. Я договорился: оставляем лошадь здесь, машина в нашем распоряжении на полтора часа.
  - И сколько тебе пришлось за это заплатить?
  - Немало - тридцать рублей. Но дело даже не в этом, мне пришлось сказать, что наша лошадь пугается движения и шарахается от каждой машины. Наверное, пекарь принял меня за жуткую деревенщину.
  Семен еле сдерживал смех.
  - Главное лошади об этом не говори, чтобы она не комплексовала.
  - Тебе смешно. А каково было мне смотреть на ухмылки пекаря? Пойдем, он уже выходит, сейчас заведет свою колымагу.
  Через двадцать минут Семен зашел в радиоцентр, спросил, есть ли ответ на его радиограмму и получил заполненный бланк. Пришлось подождать, пока вернется Савва, еще через двадцать минут они вернули к пекарне, где оставили лошадь, затратив на все визиты чуть более часа.
  - Что там?
  - Сам смотри, - штурман протянул бланк компаньону.
  Ответ на радиограмму был коротким: "Все понял. Знакомому передам привет. Швейную машинку бабушки уже смазывают".
  - Замечательно! - Савва довольно потер руки.
  - Ничего не хочешь объяснить?
  - Ты о чем?
  - О бабушке и ее швейной машинке.
  - А что тебе не нравится? Ты что-то имеешь против бабушек?
  - Мы компаньоны или нет? - рассердился штурман. - Между прочим, это я ходил отправлять радиограмму, а ты не хочешь мне говорить, что именно там написал!
  - Так ясно же написано, - начал Савва, но увидел, что Семен хмурится, и отыграл назад. - Ладно, ладно признаю, что радиограмма непонятна. Все просто: я попросил помощи, и мне обещали ее оказать.
  - Из Суздани?
  - Вот именно. Да ты и сам все увидишь не далее как завтра утром.
  - У лысого холма? - с подозрением спросил штурман.
  - Ну, это совсем просто. Так называется одно из условленных мест.
  - И мы туда отправимся?
  - Да пора бы. Путь неблизкий, а опаздывать не стоит.
  - Значит, едем на северо-восток по следам каравана старшины Хамица?
  - Ни в коем случае, не сразу. У северо-восточной окраины нас наверняка ждут, поэтому поедем на северо-запад. Придется сделать крюк, но ничего не поделаешь.
  - А если они перекрыли все выезды из города?
  - В любом случае основное внимание сосредоточено на северо-востоке. Едем.
  - Стой! - крикнул Семен.
  Савва уже собирался выезжать со двора, но натянул поводья и остановился.
  - Что-то случилось?
  - Пока нет, но мне кажется, что мы слишком беспечны. Если в городе полно наблюдателей, то за всеми выездами следят непременно.
  - Возможно, но выбираться-то надо.
  - Надо.
  - И что ты предлагаешь?
  - Выиграть время. Что ты скажешь о тех фургонах?
  Кроме грузовичка во дворе стояла пара саней с фургонами для развозки хлеба.
  - Гхм. Фургон как фургон.
  - Давай купим один. Наблюдатели ждут открытые сани, к хлебному фургону они не станут присматриваться.
  - Мысль неплохая, но тогда ты поедешь внутри фургона.
  - Почему я? - возмутился штурман.
  - Но ты же предложил купить фургон. И потом, ты ниже ростом и худощавее.
  - Совсем немного.
  - Немного, но ниже. И ты не любишь управлять лошадью.
  - Я не понимаю, зачем вообще кому-то ехать внутри?
  - Я лишь продолжил твою мысль, маскироваться так маскироваться. Ждут двоих, на двоих будут обращать больше внимания.
  - Ну хорошо, я поеду в фургоне, - согласился Семен, - но тогда о его покупке идешь договариваться ты. Можешь добавить, что наша лошадь боится возить открытые сани, чувствует себя спокойно только с фургоном.
  Савва нахмурился:
  - А вот это уже удар ниже пояса.
  - Ладно, извини, - штурман понял, что погорячился. - Если хочешь, я пойду договариваться насчет покупки фургона.
  Савва смерил компаньон взглядом и заявил:
  - Ты совершенно не умеешь договариваться с пекарями. Я сам схожу, - и направился к зданию.
  Семен удивленно замолчал, не зная, то ли ему обидеться, то ли рассмеяться. В результате он пожал плечами и проговорил вполголоса:
  - И чего я спорил? Если из фургона убрать все полки, то ехать в нем будет еще удобнее, чем снаружи. Ветер не дует, можно прилечь на сено. Красота.
  Савва появился минут через десять, разгоряченное лицо его было красным, и он задумчиво чесал затылок.
  - Этот пекарь настоящий грабитель, запросил за свою деревянную коробку двадцать пять рублей.
  - Надеюсь, ты согласился?
  - Согласился, куда деваться. Заплатил, хотя правильнее было бы взять эти деньги с тебя. Идея-то твоя.
  - Так я и не против, - Семен полез в карман, но компаньон остановил его взмахом руки.
  - Оставь. Пошли выбирать фургон, надо еще вытащить из него все ящики.
  Через пятнадцать минут фургон был поставлен на сани, и Семен полез внутрь.
  - Ты как там? - спросил компаньон, постучав по крыше фургона.
  - Лучше не придумаешь. Лежу на сене и жую хлеб.
  Возмущенный стоимостью фургона Савва в придачу к нему выторговал два десятка буханок свежего хлеба. Пекарь удивлялся, утверждая, что они столько не съедят, но Савва заявил, что втроем справятся, считая за едока, в том числе и лошадь.
  - Тогда поехали.
  Савва тронул сани и направил их к северо-западной окраине, внимательно посматривая по сторонам.
  
  
  Глава 13.
  Посылка
  
  Из города выехали без проблем. Уже на самой окраине двое настырных парней бросили на проезжающий фургон внимательные взгляды, но тут же перевели внимание на других участников движения.
  Семен все это прекрасно видел сквозь щели в дощатом борту фургона. Когда городская окраина осталась позади, он с облегчением вздохнул, поставил карабин на предохранитель и отложил его в сторону.
  - Ты как там, не уснул? - окликнул его Савва.
  - А ты завидуешь? Надо было раньше место в фургоне занимать.
  Савва неопределенно хмыкнул и щелкнул вожжами, до вечера им надо было проделать немалый путь.
  Через пару часов они остановились в небольшой деревушке, больше похожей на хутор. Обеденное время прошло, но они так и не успели подкрепиться, если не считать хлеба, съеденного всухомятку. Никаких заведений общественного питания здесь не имелось, но хозяева оказались приветливыми: накормили путешественников обедом и согласились продать немного фуражного зерна для лошади. Немного не потому, что больше не было, а потому что больше не требовалось - везти-то его предстояло все в тех же санях, а лошадь не трактор (грузоподъемность совсем не та).
  Поблагодарив, путешественники пустились в дорогу и уже в сумерках доехали до большого села, расположенного на дороге, идущей от Гостани на северо-восток.
  Поселок был крупным: здесь имелись и лавка, и кабак, и постоялый двор. Был в поселке и староста, который по мере сил старался решать вопросы общественного самоуправления. На постоялый двор Савва не поехал, вместо этого свернул к первому же дому с крупным хозяйством и постучал в ворота.
  Хозяин задумчиво почесал голову, но все же пустил их переночевать и определил в пристройку. За небольшую плату нашелся и ужин.
  Цены на продовольствие в сельской местности были просто смешными. Семен вспомнил, как удивлялся низкой цене обеда в баре космопорта и улыбнулся - в селах Тирля по сравнению с космопортом кормили почти даром.
  - Встаем рано. Утром нам надо встречать посылку в четырех километрах западнее села, - сказал Савва и завалился спать.
  Штурман пожал плечами, он успел вздремнуть в санях, но день выдался насыщенным, отдых лишним не будет. Можно было расспросить Савву про посылку, но до утра оставалось не так много времени - все само встанет на свои места. Будить компаньона Семен не стал, намучившись за день, тот уснул почти мгновенно.
  С утра пораньше Савва запряг лошадь и принялся таскать дрова из стоящей неподалеку поленницы и складывать их в фургон.
  Семен удивленно протер глаза. Нет, ему не привиделось - Савва нес уже третью охапку.
  - Ты что делаешь?
  - Если я скажу, что заготавливаю сено, ты все равно не поверишь.
  - Зачем тебе дрова? Между прочим, они не наши.
  - Несколько охапок мои, я с хозяином договорился. Вместо того чтобы спрашивать, лучше бы помог грузить, дрова в дороге вещь необходимая.
  - Ну, знаешь ли, если тебе пришла в голову такая блажь, то сам и грузи! Допускаю, что нам придется остановиться не в поселке, так в лесу дров полно.
  - А в поле?
  Семен пожал плечами.
  - Ладно, хватит, пожалуй, - решил Савва. - Сейчас возьму у хозяина банку с керосином и поедем.
  Семен тяжело вздохнул.
  - Ты еще спроси, зачем керосин, - отреагировал на его вздох Савва.
  - И спрошу.
  - Зря. Такие очевидные вещи надо додумывать самостоятельно. Так в следующий раз ты поинтересуешься, для чего предназначена ложка. Думать надо головой.
  "Ага, а ходить ногами".
  Семен почувствовал, что закипает, и сделал глубокий вдох. Он был очень уравновешенным человеком (в космофлоте по этому признаку жесткий отбор), но привычка Саввы недоговаривать порой изрядно раздражала. Вот что он, не мог ответить, зачем ему дрова? Хотя что-то он сказал. Штурман попытался вспоминать, что именно. Что-то про то, что в поле дров не бывает. Он собирается жечь огонь посреди поля? Затем керосин. Для чего он? Если учесть, что перед этим Савва загружал дрова... То что? Керосин пригодится, если надо быстро запалить костер. Вывод: Савве надо будет зажечь огонь посреди поля и сделать это быстро. А если продолжить мысль? Куда они собираются ехать? Савва говорил о посылке, которую они должны получить сегодня утром. Складываем все вместе: посылка, поле, дрова, керосин. Получается, компаньон собирается подать кому-то сигнал, запалив в назначенное время костер. Гхм, все логично. В принципе, вывод лежал на поверхности, требовалось лишь сопоставить некоторые факты.
  Семен выдохнул и принялся укладывать их пожитки в фургон. Подумал, лезть ли в фургон самому или поехать рядом с Саввой. Решил ехать снаружи и устроился на облучке, пусть Савва в фургон лезет, если захочет. Компаньон комментировать это не стал, занял место возницы и тронул лошадь.
  За ворота они выехали. А вот выехать из села без проблем не получилось.
  - Стой! - закричал подвыпивший краснорожий мужик и бросился наперерез саням, размахивая руками. - Кто такие? Куда едете?
  - Едем по своим делам, проходи мимо, уважаемый, - отозвался Савва как можно вежливее.
  Но вежливость не возымела своего действия, преградивший им дорогу человек был настроен решительно.
  - Вот я и спрашиваю, по каким таким делам?
  - По таким, которые тебя никак не касаются. Или ты местный староста?
  - Хотите старосту? Будет вам и староста. Рют, давай старосту сюда, - краснорожий махнул кому-то рукой и обернулся к саням. - Сейчас старосту приведут, а ты отвечай не теряй времени даром.
  К краснорожему присоединились еще двое, дело оборачивалось скверно. Семен потянулся за карабином, досадуя, что не дослал патрон в патронник заранее.
  - Но-но! - крикнул краснорожий, положив руку на кобуру пистолета. - Руки от оружия прочь! Слышал про стрелков? Вздохнуть не успеешь, как свинцом нашпигую.
  Его приятели рассмеялись.
  - Так ты, значит, стрелок? - Савва спрыгнул с саней на землю.
  - Он самый. Поверишь на слово или хочешь проверить?
  - И официальный договор с поселком есть?
  - Я сам себе договор. Говоря - стрелок, значит стрелок.
  - Значит, вольный?
  - А хоть бы и так. Кстати, вот и старосту ведут.
  Упомянутый Рют подталкивал к саням крепко сбитого в летах мужика с посиневшим глазом. Негоже так обращаться с властями, пусть это и деревенский староста. Не видать стрелку официального договора с селом, разве что попытается убедить старосту силой. Но это надо совсем с головой не дружить. Вряд ли эта банда собирается здесь задерживаться, подобного обращения люди не прощают, всегда найдут способ свести счеты. Для чего тогда бандиты привели старосту? Пытаются придать своим действиям какое-то подобие законности? Скорее всего.
  "Слишком уж все натянуто, - подумал Семен, - хотя такие действия ставят для нас дополнительные препоны. Если бы бандиты сразу себя позиционировали, как бандиты, было бы проще. А так... Первыми стрелять нельзя".
  - Рад вас приветствовать, господа путешественники, - сказал староста, подталкиваемый Рютом. В словах его не было и тени радости.
  - Ну вот, староста здесь. Теперь можете говорить.
  - Торговцы мы, хлеб по деревням развозим, - отозвался Савва.
  - Какой хлеб? Что ты нам мозги пудришь, в каждой деревне свой хлеб выпекают.
  - Согласен, идея была неудачной. Кстати, не желаете приобрести? Хлеб просто замечательный.
  Савва протянул руку к саням и достал буханку смерзшегося хлеба. Все четверо бандитов положили руки на оружие, но увидев, что противодействовать им пока не собираются, успокоились.
  - Не желаем. Вам придется задержаться в деревне.
  - Это никак невозможно, нас ждут.
  - А я сказал, задержитесь!
  - И не подумаем! Еще никто не смог меня задержать!
  Савва повысил голос.
  "Он что не понимает, чем это может закончиться?", - подумал Семен.
  Лязгнули затворы карабинов двоих бандитов перекрывавших дорогу, тот, что стоял у саней, тоже потянулся к пистолету. Семен присмотрелся к Савве, тот замер на месте, лишь голова его совершала едва заметные движения, на долю секунды замирая в том или ином положении.
  "Да он же прицеливается!", - догадался штурман.
  Савва догадался, что без стрельбы не обойдется и специально пошел на обострение отношений.
  - Похоже, это они, - сказал стоящий за спиной старосты Рют.
  Краснорожий рванул из кобуры пистолет, но выстрелить не успел. Руки Саввы одновременно пришли в движение: не прошло и секунды, как оба его револьвера рявкнули дважды. Семен схватил карабин, передернул затвор и оглянулся в поисках цели. Трое из бандитов лежали на снегу и не подавали признаков жизни. Четвертый, который стоял за спиной старосты, получил ранение в руку и выронил револьвер.
  Староста тоже не терялся: увидев, что положение изменилось, он развернулся и крепко с замахом засветил Рюту в челюсть. Тот отлетел на пару метров, но не успокоился: выхватив нож, он бросился на своего обидчика, которого еще совсем недавно считал беззащитной жертвой. Через секунду они сцепились и завертелись клубком. Савва вскинул револьвер, но поспешил его опустить, можно было попасть в старосту. Семен подбежал к дерущимся и от души приложил Рюта прикладом карабина, тот осел на снег и затих.
  Староста тяжело дышал, прихватив горсть снега, он принялся его жевать.
  - Спасибо, - хрипло проговорил он.
  На этот раз от души, не так, как во время вынужденного приветствия.
  - Пустяки, не стоит благодарности, - заявил Савва.
  - Ловко Вы с ними, - староста кивнул на затихших бандитов. - Не хотите заключить договор с нашим поселком. Мы были бы рады предложить Вам место официального стрелка.
  - Спасибо, нет.
  - Зря отказываетесь, у нас большой поселок, и люди не бедные.
  - У меня дела, я вынужден уехать.
  - Может, позже?
  - Вряд ли. Такая работа не по мне.
  - Ну как знаете, но если передумаете...
  Рют застонал и шевельнулся.
  - У, гад! Ты у меня допрыгаешься! Уже сегодня будешь на виселице болтаться! - староста снял брючный ремень бандита и стал связывать ему руки. - Или желаете пристрелить его лично?
  Последний вопрос адресовался Семену и Савве.
  - Посмотрим, как он будет себя вести. Если ответит на несколько вопросов...
  - Пусть только попробует не ответить, - староста погрозил Рюту кулаком.
  - Слышал, - Савва присел напротив раненого. - Не будешь говорить, отдам тебя крестьянам. Уж как они сумеют тебя повесить, я не знаю, но они постараются.
  Бандит ухмыльнулся.
  - Ну как хочешь, не слишком и хотелось тебя слушать, - Савва встал.
  - А что если скажу, чего хочешь? Отпустишь? - выдавил Рют.
  - Врать не буду, не отпущу. Но умрешь быстро от пули.
  - Какая мне разница?
  - Это уж сам смотри. Что тебе до твоего шефа? Очень скоро ты предстанешь перед создателем. Решай сам, стоит ли твоя верность ему нескольких минут мучений на виселице.
  Рют криво усмехнулся, и штурман понял, что он все расскажет. Для Рюта была своя, и только своя выгода. Правда, может гад наврать перед смертью. Да нет, не тот человек, невозможно настолько сыграть, для этого надо быть гениальным актером.
  - Спрашивай, - выдохнул раненый.
  - Вопросов будет немного.
  - Что так? Может, я не заслужил смерти.
  - Старосту ты бил? - Савва кивнул на посиневший глаз местного представителя власти.
  - Но не убил же.
  - Допустим. Хватит с тебя и вооруженного нападения на мирных путешественников.
  - Это ты-то мирный?
  - Я очень мирный, - возразил Савва. - До последнего момента я надеялся разрешить дело миром, но когда вы взялись за оружие...
  - Но не стреляли же?
  - Ты не мальчик. Когда ты вытаскиваешь оружие и направляешь его на человека, должен осознавать, чем это может для тебя закончиться.
  Рют повернулся и скривился от боли в раненой руке.
  - Вопрос у меня собственно один, - продолжил Савва. - Кто заплатил за нашу поимку? Или прямо здесь нас грохнуть собирались?
  - Как получится, - криво усмехнулся раненый. - Неужели ты не знаешь, кому дорогу перешел?
  Савва сжал зубы и нахмурился:
  - Дорогу перешел тот гад, который расстрелял караваны с мирными людьми! Который отправил на тот свет пятерых моих друзей только за то, что ему приглянулись их тягачи и грузы в них! И я ему не завидую!
  Раненый побледнел.
  - Итак, кто? - прогрохотал Савва.
  - Золтон.
  - Кто такой? Где его можно найти?
  - Человек в Готсани известный, но на расстрел караванов он не пойдет. У него лавка на улице Менял. Занимается скупкой краденного. Он-то и предложил деньги за ваши головы.
  - И много предложил?
  - Полторы тысячи.
  - Всего-то? Наверняка большую часть зажал.
  - Этого я не знаю. Что знал, то сказал.
  - А может, и правда, тебя отпустить?
  Раненый бросил недоверчивый взгляд.
  - Золтон и так тебя прибьет, - продолжал рассуждать Савва, - зачем мне пачкаться.
  - Это за что же?
  - За то, что ты все про него рассказал. Я уж постараюсь его навестить и расспросить о том человеке, поручение которого он выполнял.
  Рют бросил на Савву злой взгляд. Вместо немедленной смерти замаячила возможность жизни, и разборки с Золтоном никак в эти планы не входили. Но это еще когда: то ли будет, то ли нет. А что сейчас?
  - Так я поеду?
  - А вот это вряд ли. Пешочком прогуляешься. И поспеши, видишь, на выстрелы уже народ стал собираться.
  Рют вскочил на землю, потянулся было за своим револьвером.
  - Но-но! - прикрикнул Савва. - Ты слишком-то не наглей.
  - Ты что, так его и отпустишь? - поинтересовался Семен.
  - Пусть бежит, много не набегает.
  Раненый припустил рысью по дороге в сторону города, придерживая руку. Кто-то из селян вскинул ружье, намереваясь пристрелить бандита, но Савва остановил его жестов.
  - Пусть бежит.
  - Думаешь, не сможет добраться до города?
  - Думаю, сможет. Сколько здесь до ближайшего жилья? - последний вопрос адресовался старосте.
  - Километра через три хутор будет - пара домов.
  - Туда добежит. Рука раненая, а ноги передвигает шустро, - зло заметил Савва. - Ну а там соврет что-нибудь и попросит отвезти его в город.
  - Зря вы его отпустили, - заметил староста. - Он наверняка расскажет, что вас здесь видел.
  - Пусть рассказывает.
  От последних слов Саввы повеяло таким холодом, что Семен передернул плечами.
  - Ты вот что, старина, когда сюда пожалуют приятели этого самого Рюта, скажи им, куда мы поехали, только сам с ними ни в коем случае не езжай и своих не пускай. Скажи, что по следу они нас и так без труда найдут.
  - Ты чего это надумал? - удивился селянин. - Стрелок ты, конечно, знатный, но, думаю, они попрут такой силой, что мало не покажется.
  - А это мы еще посмотрим.
  - Может, здесь останешься? Соберем мужиков с ружьями, глядишь, и отобьемся.
  - Спасибо, но нет. Если начнется стрельба в деревне, много народа может пострадать. Вы лучше вот что: Как стрельбу услышите, идите по нашими следам. Да особо не торопитесь, спешка там ни к чему.
  В глазах у старосты промелькнуло сомнение. Мужиков с ружьями все равно придется собирать, Рют может вернуться в деревню. Но одно дело не пустить в село посторонних, и совсем другое - преследовать их в поле.
  - Я вас не призываю участвовать в бою, посмотрите со стороны, что к чему.
  - Ну, если со стороны...
  - Пора нам, и так опаздываем, Сеня, садись скорее.
  - Так вы это, оружие и лошадей брать не будете? - удивленно спросил староста. - Бандиты-то сюда верхом пожаловали, их кони там вон за домом привязаны.
  - Кони - это хорошо, но четыре лошади нам ни к чему. Возьмем двух, и все патроны, которые есть у покойничков.
  Староста подал знак деревенским мальцам, и те умчались выполнять поручение. Потом помог Савве снять патронные сумки и принес их к саням. Через пару минут деревенские мальцы привели двух оседланных лошадей.
  - Привязывайте их к фургону, - распорядился Савва.
   Через минуту сани тронулись в путь.
  - Ну и зачем ты отпустил Рюта? - поинтересовался Семен, когда они выехали за околицу. - Берусь поспорить, ты не собирался этого делать.
  - Не собирался, - кивнул компаньон. Он был хмур и сосредоточен. - Хотел уйти без лишнего шума, но этот ухмыляющийся гад разбередил не самые приятные воспоминания.
  - И ты решил повесить нам на хвост погоню? Еще не факт, что Рют бросится в город и расскажет о том, что они нас нашли.
  - Почти наверняка расскажет. Думаю, он приложит все усилия, чтобы по нашему следу направить как можно больше людей. Я не зря упомянул Золтона и намекнул, что я расскажу ему о том, кто про него проболтался. У Рюта теперь только один выход - наша скорейшая смерть. Он будет стараться так, как не старался бы ни за какие деньги. Скоро все охотники в городе будут знать, где нас искать.
  - Савва, какого черта? Ты решил свести счеты с жизнью?
  - Понимаешь, задели меня его слова, его наглая уверенность в том, что мы дичь, а он с дружками - загонщики. Его мнение не изменилось даже после того, как я пристрелил его подельников, а его ранил. Для него мы по-прежнему дичь. Что ж, подождем тех, кто возомнил себя загонщиками.
  Последнюю фразу Савва произнес столь решительно, что Семен поежился. Поежился, почувствовав тот неукротимый огонь, который пылал сейчас внутри его компаньона.
  "Не завидую я тем, кто попытается нас догнать, - подумал штурман, - такие люди как Савва чрезвычайно опасны, но даже для него этот бой может быть последним".
  - Ты, конечно, стрелок каких поискать, но все же... Думаю, охотников будет не менее нескольких десятков.
  - Охотников? А вот хрен им! Флаг в руки и одна общая могила на всех! - выкрикнул Савва. - Возомнили себя хозяевами? Давно пора было проредить эту гнилую поросль!
  - Не кипятись. Кто же против? Только и ты не бессмертен. Совсем недавно от ранения оправился.
  - Знаю, что не бессмертен. А тебя я тащить в эту заварушку не буду. Доедем до холма, бери коня и уезжай. Я тебе скажу, какого направления держаться, чтобы выехать на дорогу подальше от этих мест.
  - Предложение, конечно, заманчивое. Вот только кто тебя на этот раз будет вывозить? Астры поблизости нет.
  Савва улыбнулся.
  - Значит, не спешишь?
  - Подожду немного.
  - Не переживай, мы подготовим встречу. Просто так я сдаваться не собираюсь.
  - А почему ты карабины не взял?
  - У тебя карабин есть, у меня тоже.
  - Но запасной не помешал бы.
  - Если мы не опоздали, то у нас будет кое что получше. Надо спешить, перестрелка в селе никак не входила в мои планы.- Савва щелкнул вожжами, погоняя лошадь. - Но, пошла!
  Они ехали через поле напрямик, приближаясь к не слишком высокому пологому холму. Его плавный уклон тянулся на добрых полкилометра, с обратной стороны уклон был более крутым. Уже через пару сотен метров он переходил в равнину, а еще через пару сотен метров поле переходило в лес.
  - Этот тот самый "лысый холм".
  - Да, это он. Согласись, отличная позиция. Перед холмом на два километра все просматривается. Давай-ка пройдемся, лошади в гору тяжело тащить сани. Если хочешь, пересядь на верховую.
  Савва соскочил с саней и пошел рядом, Семен последовал его примеру. Они миновали большую часть подъема и взбирались на вершину холма. Компаньон остановил сани на вершине. Снежную целину не пересекали в обозримом пространстве ни одни следы кроме тех, которые оставили они и некрупное лесное зверье.
  - Ну как, не опоздали? - с улыбкой поинтересовался Семен.
  - Тихо, - Савва поднял руку вверх и прислушался, его лошадь недовольно фыркнула.
  - Команда "тихо" была для всех, - прикрикнул на нее компаньон. - Шумит.
  Откуда-то и в самом деле раздавался негромкий стрекочущий звук.
  - Складывай дрова вон там! - крикнул Савва и принялся таскать поленья в другое место, а затем и в третье.
  Три костра располагались треугольником метрах в двадцати друг от друга. Савва плеснул на поленья керосин и запалил огонь. Тем временем стрекотание стало громче, и через пару минул в небе показался легкий одномоторный самолет.
  Семену уже доводилось видеть эти летательные машины местного производства. Было их немного, и использовали их нечасто. Штурман искренне удивлялся тому, что они вообще могут летать. С их допотопным двигателем внутреннего сгорания, пропеллером и минимумом навигационных приборов. Летать на таких аппаратах могут только очень отважные люди. Аэродромов с покрытием на Тирле не строили (парк самолетов здесь был очень небольшим), а взлетать с грунтовых площадок могли только такие вот небольшие аппараты.
  "Так вот, оказывается, какая встреча была назначена здесь у Саввы, - догадался штурман. - Самолет мог добраться от Суздани до их холма за пару часов, но вряд ли даже такой самолет сможет сесть на неровное заснеженное поле".
  Тем временем летательный аппарат сделал круг, летчик покачал крыльями, давая понять, что заметил условный сигнал.
  "Что же дальше?", - подумал Семен.
  А дальше от самолета отделилась точка и полетела вниз. Чуть погодя над ней затрепетал матерчатый купол. Точка росла, и вскоре можно было рассмотреть объемный тюк, который медленно падал на землю, спускаясь на парашюте. Савва приветливо помахал рукой, пилот покачал крыльями и положил машину на обратный курс.
  Парашют немного снесло в сторону, упал он в сотне метров от разведенных костров. Савва не стал разворачивать лошадь, подбежал к тюку и погасил купол, потянув за стропы и повалив его на снег. После чего расстегнул ремни, стягивающие объемный баул, стенки которого были толстыми и мягкими. Сначала на свет появился лист бумаги. Савва быстро прочитал написанное: "привет дружище, кроме запрошенного отправляю тебе сюрприз, надеюсь, пригодится", подписи не было.
  - Гхм, сюрприз - это хорошо. Люблю сюрпризы, - сказал вполголоса компаньон и принялся вытаскивать из баула различные приспособления.
  Первым на свет появился пулемет. Савва откинул сошки, щелкнул затвором, удовлетворенно кивнул и поставил оружие на снег.
  Семен удивленно протер глаза: насколько он знал, иметь пулеметы разрешалось только караванам или силам правопорядка, все они были на строгом учете, и купить их было не так-то просто.
  - Хороша машинка, не правда ли?
  - Так это и есть та самая "бабушкина швейная машинка"?!
  - Не мог же я писать прямым текстом.
  Это точно, в открытой радиограмме писать о пулемете не следовало. Но что за друзья такие у Саввы, если по первому требованию отправляют самолет и высылают такие "бабушкины швейные машинки"?
  Следом за пулеметом из баула были извлечены коробки с пулеметными лентами. Савва тут же пристегнул одну из них к пулемету, и заправил ленту в преемник.
  Но на этом сюрпризы не закончились. Следом за пулеметом появилась какая-то непонятная труба чуть более полуметра длиной и большой металлический щит.
  - Ого, Виктор расщедрился! - удивленно сказал Савва, собирая из извлеченных на свет деталей какое-то устройство.
  - Что это?
  - Миномет. Небольшой, но для нас сейчас - то что надо. А вот и мины. На свет были извлечены двадцать прямоугольных коробок, в каждой из которых помещался небольшой цилиндрический предмет. Взрыватели располагались отдельно в деревянном ящичке в мягких гнездах.
  - Ты умеешь пользоваться этой штукой? - удивленно спросил Семен.
  - Не специалист, но представление о том, как она работает, имею. Хорошо бы сделать пристрелочный выстрел, но не будем раньше времени обнаруживать наличие у нас этого оружия. Поставим миномет за холмом, пусть попробуют до нас добраться. Ого, да здесь и бинокль есть! То что надо. Сеня ты минометом пользоваться умеешь?
  - Понятия не имею, как с ним обращаться.
  - Ничего, я тебе объясню. Если ты решил остаться, располагайся на обратном склоне холма, будешь минометчиком. Первоначальную наводку я установлю, а дальше будешь крутить вот эту и эту ручки по моей команде.
  - И все?
  - И все. Смещаешь наводку на столько делений, на сколько я скажу, и закладываешь в ствол мину. Ты человек технически грамотный, разберешься. Пошли готовить позицию.
  Савва выровнял небольшой участок на обратном склоне холма, поместил на него плиту на которую установил трубу миномета, опирающуюся на стойки.
  - Сейчас выставим уровень. Ага, устанавливаем дальность пятьсот метров. Осталось накрутить взрыватели, и миномет к работе готов. Я буду наблюдать с вершины холма и корректировать огонь.
  - А наши лошади? Они так и будут стоять на холме, изображая мишени?
  - Ни в коем случае. Лошадей отведем к лесу. А вот наш замечательный фургон придется бросить, дальше поедем верхом.
  - И не жалко? За сани деньги плачены.
  - Сеня, какой ты меркантильный. Сани будут сковывать нашу подвижность.
  Савва вернул себе хорошее настроение. Почти вернул. По крайней мере, он уже не хмурился, как прежде.
  - Допустим, ты решил бросить сани. Но зачем оставлять их на вершине холма?
  - Почему бы и нет? Согласись, они отлично смотрятся.
  - Савва, я тебя когда-нибудь стукну, - нахмурившись сказал штурман.
  - И напрасно. Кто тогда научит тебя стрелять из миномета?
  - Ты вроде бы собирался учить меня стрелять из револьвера.
  - Одно другому не мешает. Кстати, перекусить не хочешь?
  - Давай. Ожидание гостей, знаешь ли сказывается на аппетите.
  Компаньоны сидели на санях, откинув крышку фургона. Кони были привязаны в лесу, кроме позиции для миномета Савва оборудовал несколько позиций для пулемета.
  - Не передумал? Пока не поздно можешь уехать.
  - Сам не пойму, что меня держит, - вздохнул Семен, - но уехать сейчас, это как предательство.
  - Брось, я тебя не упрекну. Это должен быть твой и только твой выбор.
  - Я вот что думаю: Профессор говорил, о регуляторах, которые стабилизируют общество. Где же они? Почему здесь развелось столько людей, готовых за деньги на грабеж и убийство.
  - Как где? - удивился Савва. - А мы с тобой? А тот же профессор? А Санчес, который согласен был рисковать, добывая сведения о караване? А староста, который предлагал нам свою помощь?
  - Как бы староста не пострадал из-за твоей доброты. Рют может нагрянуть в деревню со своими приятелями.
  - Вряд ли, - подумав сказал Савва. - Он, конечно, зол на старосту, но в первую очередь ему надо добраться до нас. А остальным наемникам до деревенских жителей вообще нет никакого дела, не станут они тратить время на перестрелку, от которой нет никакого прока. За нас-то им деньги обещаны, а за расстрел деревни можно получить лишь неприятности.
  - Думаешь, жители деревни готовятся дать отпор?
  - Я почти уверен, что они уже соорудили баррикаду на въезде в село.
  - Послушай, Савва, а зачем им стрелок?
  - Какой стрелок?
  - Помнишь, староста предлагал тебе остаться на должности штатного стрелка. Зачем им стрелок, если они сами могут собраться и дать отпор врагу?
  - Гхм. Не все так просто. Сейчас они соберутся вместе, засядут за укреплениями. Вместе не страшно, да и противник известен. Но не могут они так встречать каждого, кто соберется проехать через их село. Вот представь, приезжает в село человек, такой же как Рют. Но на лице у него не написано, что он грабитель. Не могут селяне к нему применить репрессивные меры. И вот этот самый Рют выпил, закусил, разбушевался, выхватил револьвер и начал стрелять. Это все вместе да в укрытии селяне сильны. А по одному, да когда не готовились заранее... Такой вот Рют таких дел может натворить. А если с приятелями, так запросто положит полдеревни. Люди же не готовились, каждый занят своим делом.
  - А ты?
  - Ты же знаешь, я всегда готов. Если ты заметил, краснорожий и его дружки схватились за оружие первыми, у селянина в такой ситуации не было бы никаких шансов.
  - Значит, ты стрелок?
  - Если ты имеешь в виду наемника, который охраняет деревни, то нет. Я никогда не нанимался на должность стрелка.
  - Почему?
  - Стрелять в людей за деньги? Как-то это не по мне.
  - А без денег, значит, можно?
  - Это немного другое. Есть, знаешь ли, определенная граница, переступать которую нельзя, чтобы не потерять самоуважение.
  - А стрелки, значит, ее переступают?
  - Нет. Но они делают шаг к ней. А за одним шагом недолго сделать и второй. Каждый выбирает свой путь и свою цель. Если цель деньги, а путь - отстрел преступников, недолго и оступиться, перестать различать, где действительно необходимо применить силу, а где в этом нет нужды.
  - Да ты философ, - удивленно сказал Семен, он не ожидал от компаньона столь тонкого рассуждения.
  - Я всего лишь стараюсь держаться подальше от границы, которую сам себе установил.
  - Слушай, а как же награда, о которой ты мне говорил? Та, которую обещали за розыск людей, расстрелявших караван.
  - Это совсем другое. Да и не нужна она мне, у меня другие мотивы.
  - А мне ты ее предлагал.
  - У тебя же нет таких мотивов, как у меня.
  - Ну, спасибо! Ты, значит, благородный, а я злой и корыстный?
  - Я такого не говорил.
  - А как еще тебя следует понимать?
  Савва вдруг весело и заразительно рассмеялся.
  - Ты что это? - обиженно спросил штурман.
  - Сеня, ты другого времени не нашел, чтобы обижаться? Сейчас сюда пожалует тьма народу по наши головы. Я, конечно, надеюсь на миномет, но головами мы все равно рискуем. Хочешь сказать, ты делаешь это из-за денег?
  - Я? - возмутился штурман. - Конечно, нет! Вот спроси меня, почему я здесь? Не отвечу. Что-то такое сидит внутри, но как это сформулировать словами. Какое-то ощущение.
  - Тогда я скажу за тебя. Ты чувствуешь, что так будет правильно.
  - Пожалуй, - подумав согласился Семен. - Наверное, это самая точная характеристика. Чувствую, что остаться здесь и сейчас будет правильно, а уехать - неправильно. Это как изменить себе.
  - Это потому что ты порядочный человек, и никакие награды тебя не испортят.
  - Да ну тебя, - беззлобно ругнулся штурман.
  - О, смотри, едут. Пора готовиться к приему гостей.
  Через поле по санному следу продвигались три небольших грузовичка. Даже отсюда было видно, что в кузовах полно народу.
  
  
  Глава 14.
  Бой
  
  - Это сколько ж они народу набрали!
  - Пустяки, никак не больше пятидесяти человек, - заявил Савва.
  - Пятьдесят человек для тебя пустяки?
  - Пятьдесят - это максимум, думаю, столько не наберется. Скорее, человек тридцать пять-сорок.
  - Это серьезно меряет дело, - скептически сказал Семен.
  - Не передумал оставаться?
  - Поздно передумывать.
  - Тогда отправляйся к миномету, а я как следует рассмотрю нашу цель.
  Савва залез на фургон и приложил к глазам бинокль. Его заметили, люди в кузове машины стали размахивать руками. Кто-то схватился за оружие.
  - Ты зачем туда забрался? Опять ищешь случайную пулю?
  - До них добрый километр. На ходу с такого расстояния не попадет и лучший стрелок.
  Семен вздохнул, действия Саввы наводили на грустные мысли. Может, его компаньон слегка не в себе? Эта мысль не успели получить продолжение, Савва спрыгнул вниз. Посмотрел на выражение лица штурмана и решил, что все-таки стоит пояснить свои намерения. Савве не хотелось, чтобы компаньон посчитал его лихачом.
  - Я полез туда совсем не из бравады.
  - Ну да? - скептически улыбнулся штурман.
  - Поверь, так оно и есть. Мне надо, чтобы они связали мое присутствие здесь с этим фургоном. Для этого я и оставил его на горе. Удобный пункт для корректировки огня, не так ли?
  - И хорошая мишень для ответной стрельбы.
  - Отличная мишень. Вот потому-то я там и не буду сидеть.
  Семену стало стыдно: то что он принял за неразумную лихость и бесшабашность, оказалось тонким расчетом.
  Пулеметная очередь разорвала тишину. До компаньонов она долетела приглушенным эхом, но Савва все равно схватился за голову.
  - Едрена кочерыжка, они и пулемет с собой притащили! Теперь вся надежда только на миномет, за холмом ты будешь в безопасности, меня же до поры тоже трудно будет заметить.
  - Откуда у них пулемет? - удивился Семен.
  - Понятия не имею. Купили или стащили где-нибудь. Похоже, ставки растут. За одно только наличие пулемета ребята могут нажить крупные неприятности, но они рискнули притащить его с собой. Пора, Сеня.
  Савва перебежал в сторону от саней, упал на снег метрах в пятидесяти и пополз к вершине холма.
  - Пора! Давай пристрелочный!
  Семен опустил мину в ствол. Миномет ухнул неожиданно звонко, мина со свистом устремилась в небо и, описав крутую дугу, взорвалась в поле.
  - Для начала неплохо! - крикнул Савва со своего наблюдательного пункта.
  - Неужели попали? - удивился Семен.
  - Попали. Только пока мимо. Поправь наводку на два деления вправо. Давай.
  Очередная мина отправилась в полет. В ответ раздалась частая ружейная стрельба, зарокотал пулемет. От фургона полетели щепки - его все-таки достали одной из очередей.
  - А ты говорил, зачем нам фургон! - весело крикнул Савва. - Наводи: полделения влево, одно деление выше. Давай!
  Ухнула очередная мина.
  - Хорошо пошла! Ну-ка добавь три штуки беглым!
  Семен отправил в полет одну за другой три мины!
  - Ага, не нравится! - вскричал Савва. Господа охотиться пожаловали? Сейчас мы Вас отучим охотиться! Навсегда! Сеня, полградуса выше и четыре мины беглым!
  Семену было интересно, что творится на поле. Судя по восклицаниям компаньона, их стрельба была результативной, вот только увидеть результат своими глазами из-за холма штурман не мог. Может, и хорошо, что не мог. Гребень холма вспенивали пули, от их фургона во все стороны летела щепа. Прав был Савва: на белом фоне фургон был хорошо видимой мишенью, по нему и стреляли.
  Семен поправил настройку и еще четыре мины отправились искать себе цель.
  - Порядок! Отдохни, Сеня, пришла моя очередь поработать!
  - Что там?
  - Одну машину накрыло полностью, от второй оторвало колесо. Те, кто остался в живых, разбегаются врассыпную. Сейчас опомнятся и попробуют атаковать нас цепью.
  - Те кто остался жив? Что так много убитых? - удивился штурман.
  - К сожалению меньше, чем хотелось бы. Но вражеский пулемет, похоже, мы накрыли. Куда ползешь, оставайся на месте!
  Савва прихватил пулемет, стоящий чуть ниже наблюдательного пункта и приготовился к стрельбе.
  - Что это ты раскомандовался?
  - Извини, дружище. Просто подумал, если тебя убьют, кто будет меня раненого тащить с поля боя.
  - Эгоист ты, Савва.
  Компаньон хохотнул.
  - Извини, Сеня, но пока тебе здесь делать нечего. Ты, конечно, неплохой стрелок, но за четыреста метров вряд ли попадешь в человека из карабина.
  - Между прочим, импульсный лазер действует не хуже пулемета, ты сам в этом убедился.
  - Когда как, иногда даже лучше, - согласился Савва, - но не сейчас. Охотнички рассыпались по всему полю. Да и попасть из твоей космической пушки за четыреста метров не легче, чем из карабина. Нет, здесь работа для пулемета. И потом, ты и так успокоил как минимум десятерых, дай мне повоевать немного.
  - Как десятерых?
  - А вот так. О, пошли цепью. Если они столпятся, я дам тебе координаты, шарахнешь по ним миной, а пока не высовывайся.
  - Десять человек, и я их даже не видел, - пробормотал Семен.
  Савва припал к пулемету, через секунду эхо далеких выстрелов заглушила длинная хлесткая очередь. Немного погодя - еще одна, а за ней и третья. После чего Савва сполз с холма и пригибаясь побежал к саням. По тому месту, где он только что находился наступающие открыли бешеную стрельбу. Избитые пулями сани все еще были неплохим укрытием. Главное, что по ним больше не стреляли. Но надолго здесь Савва задерживаться не стал: выпустил пару длинных очередей и отполз.
  Пули опять застучали по саням, разнося в щепу то, что осталось от дырявого как решето фургона. Савва на минуту притормозил около напарника.
  - Залегли. Сейчас немного постреляют и попробуют обойти нас с флангов. Будь наготове, если соберутся группой, я дам тебе координаты.
  - Думаешь, соберутся?
  - Должны. Надо же им посовещаться, чтобы принять решение.
  Савва пополз к гребню холма доставая на ходу бинокль.
  - Так и есть! - крикнул он минут через десять. - Человек десять собрались в одном месте и что-то обсуждают. Даю наводку: крути два градуса вправо, одно деление ближе. Дай пробную.
  Семен выполнил полученную команду и отправил мину по полученным координатам.
  - Неплохо! Верни полградуса влево! Давай!
  Мина жахнула, и Савва довольно потер руки.
  - Сеня, подбрось три гостинца, а я посмотрю, как собравшиеся разбегаться будут.
  Компаньон выдвинул вперед до поры отложенный в сторону пулемет.
  Через несколько секунд раздались разрывы мин, а вслед за этим затарахтел пулемет Саввы. Те кто, не выдержал близкого обстрела, вскочил и бросился в рассыпную, напоролись на пулеметную очередь.
  Савва опять сполз с холма, утихший на время обстрел разгорелся с новой силой. Перебежав метров на тридцать влево, Савва осторожно выглянул из-за холма.
  - А вот это совсем никуда не годится, - проговорил он. - Нет, ребята, это не дело.
  Несколько человек решили сбежать под шумок. Они загрузились в оставшийся целым грузовик. Водитель стал поспешно разворачивать машину. Савва прильнул к пулемету и не отрывался от него до тех пор, пака в коробе не закончились патроны.
  - Отбегались. Остальные залегли. Что ж, и мы подождем.
  Савва сменил ленту и выбрал новую позицию для наблюдения.
  - Что там?
  - Совещаются. Собственно у них только два пути или вперед или назад. Ага, поползли вперед. Это не дело, так они могут подобраться слишком близко. Наводи на одно деление выше и выдай три мины, смещая наводку вправо на один градус после каждого выстрела.
  Три мины ухнули с небольшим интервалом. В ответ послышалась частая оружейная стрельба.
  - Не нравится ребяткам подобный сценарий.
  - Мин почти не осталось, - заметил Семен.
  - Так и врагов немного. Как думаешь, решатся они на штурм?
  - Не знаю.
  - На всякий случай подними наводку на полделения выше. Если скомандую, так же пройдешься со смещением, но уже влево.
  - Мин осталось всего три.
  - Вот и потрать их с толком. Ждем.
  Любители легкой наживы все-таки решились на атаку. Минут двадцать они перекрикивались, продолжая изредка стрелять. Наконец бросились вперед рывком, стараясь сблизиться и уйти из-под обстрела миномета. Они не знали, что мины на исходе.
  - Давай! Махнул рукой Савва и прильнул к прикладу пулемета, отправляя одну очередь за другой. Семен выпустил три оставшиеся мины и посмотрел на компаньона. Тот не спешил менять позицию, как это было раньше. Савва бил длинными очередями не жалея патронов. Наступил тот самый переломный момент. У атакующих был последний шанс, и использовать его они старались с полной отдачей.
  Штурман прихватил карабин и пополз на вершину холма: миномет теперь бесполезен, оставаться около него нет никакого смысла. Пулемет Саввы смолк, Семен с тревогой обернулся, но компаньон был жив, он менял ленту. Предпоследняя. Если так пойдет дальше, они останутся не только без миномета, но и без пулемета.
  Теперь Савва бил скупо короткими очередями с заметными интервалами. Штурман подумал было, что причина тому - экономия патронов, но здесь он выбрался на вершину холма и увидел, что противника нет. Человек пять пытались убежать в стороны, их-то и пытался достать компаньон. Атакующих не осталось. Последний их порыв захлебнулся, не выдержав отпора, оставшиеся в живых бежали с поля боя.
  Поле было перепахано взрывами мин. Черные кляксы поднятой взрывами земли были перемешаны с красными кляксами крови. Картина была ужасающей. То что недавно по этому полю бежали несколько десятков человек, не укладывалось у Семена в голове. Ну, разве бывает так? Бежали живые люди, и вот сейчас там такое месиво. Штурман невольно поднялся на ноги и сделал шаг вперед. Его тянуло туда - посмотреть своими глазами на то, что он натворил. Посмотреть и ужаснуться.
  - Не надо, не ходи, - остановил его Савва.
  - Савва, что мы натворили?
  - Раскаиваешься?
  - Да. Нет. Не знаю. Так не должно быть. Мы убили несколько десятков человек. Убили без суда и следствия.
  - Как это без следствия? - возмутился Савва. - Ты о чем говоришь? Они сами провели следствие и сами назначили себе приговор! Или ты забыл, зачем они сюда явились?
  - Но ведь каждый может оступиться. У каждого должен быть шанс, исправить свои ошибки.
  - Оступиться может каждый, но ошибка ошибке рознь. Когда человек берет в руки оружие и целенаправленно идет убивать другого человека - это не ошибка, это преступление.
  Штурман сел на снег, противоречивые мысли заполняли его голову. Он понимал правоту Саввы, но правота эта была слишком жестокой, понять и принять - это разные вещи.
  - Смотри! - компаньон толкнул Семена в плечо и указал рукой далеко в поле.
  Не менее десятка саней и несколько верховых двигались в сторону холма, до них было еще более километра.
  - К бандитам пожаловала подмога? Еще одного боя мы не выдержим.
  - Подмога пожаловала, но, думаю, не к бандитам. - Савва приложил к глазам бинокль. - Так и есть, это жители той деревни, где мы останавливались на ночь.
  В подтверждение этих слов вскоре раздались выстрелы: сельчане рассыпались по полю, догоняя сбежавших бандитов и расправляясь с ними.
  - Пора собираться, здесь приберутся без нас.
  - Зачем им это? - удивился Семен.
  - Зачем? Они тоже хотят жить в мире.
  - В это я могу поверить. Но они не едут в город и не отстреливают там бандитов.
  - Ну, их еще надо найти, а здесь, пожалуйста, все как на ладони. Сами пришли.
  - Неужели в этом селе все такие сознательные?
  - Когда припрет, будешь сознательным. Когда выбор: или очистить край, или терять своих односельчан медлить преступление. Правда, есть здесь еще один фактор, - Савва скептически улыбнулся. - Думаю, прежде чем отправиться по нашим следам, охотники пытались наведаться в деревню.
  - Ты же говорил, что их туда не пустят.
  - Наверняка не пустили. Но я почти уверен, что они пообещали наведаться туда попозже.
  - Так ты знал заранее, что так будет? Спланировал все, в том числе и появление крестьян, которые добьют раненых и сбежавших?
  - Ну..., - Савва развел руками, - знал не знал, а предположить что-то подобное мог.
  - У меня просто нет слов! - Семен развел руками.
  Слов действительно не было, одни эмоции. И эмоциям этим было тесно, они толпились стараясь вытолкнуть друг друга. И восхищение и возмущение смешались вместе, а кроме них еще много разных чувств. Как все это может быть одновременно, Семен представлял себе с трудом, но оно было.
  - Не зевай. Минут через десять крестьяне будут здесь, я не хотел бы с ними встречаться. Давай уйдем скромно, не прощаясь.
  - Думаешь, у них будут к нам вопросы?
  - Вряд ли. Но я не хочу, чтобы они видели, что это мы устроили здесь это побоище.
  - Хочешь сказать, они об этом не знают? - усмехнулся Семен.
  - Знать и получить тому наглядное подтверждение - это две разные вещи. Догадываться можно сколько угодно, но догадки так и останутся догадками, сколь бы обоснованными они ни были.
  - Что будем делать с минометом? Мин к нему больше нет.
  - Это точно. Но здесь его оставлять все равно не стоит. Возьмем с собой, по дороге где-нибудь закопаем.
  Семен взвалил на себя тяжелый миномет и поспешил к лошадям, Савва нес пулемет и оставшиеся полными ленты.
  Быстро закрепив пулемет и миномет на седле запасной лошади, Савва вскочил на своего коня.
  - Поехали. Хорошо, что все остальное уложили в переметные сумы заранее.
  - А спину лошади нашим железом не натрет?
  - Немного отъедем, закреплю все как следует.
  Савва первым тронул коня, направляясь вглубь леса, вьючная лошадь пошла следом. Семен оглянулся, в последний раз окинул взглядом холм и пустился догонять товарища.
  Через пару километров они пересекли широкую поляну. Савва остановился под ветвями столетней ветвистой ели, приложил к глазам бинокль и стал наблюдать.
  - Смотришь, не идет ли кто за ними следом?
  - Да. Вообще-то не должны, но проверить не мешает.
  Минут двадцать он всматривался вдаль, высматривая, не мелькнет ли между деревьев чей-то силуэт, затем полез на дерево. Семен подумал было, что компаньон решил рассмотреть с его макушки окрестности, но причина оказалась иной.
  - Меня снизу не видно? - спросил Савва через минуту.
  - Нет. У этой ели такие густые ветки, что ничего не рассмотреть.
  - Это хорошо, - с дерева упала тонкая веревка, и Савва продолжил. - Привязывай по частям миномет, втащу его сюда.
  Семен удивился, но принялся крепить опорную плиту. Через полминуты она исчезла в ветвях, а следом за ней на дерево были подняты и остальные части.
  - Если специально искать не будут, не найдут, - сказал Савва, спрыгнув вниз. - Заржавеет машинка, жаль, но чистить некогда, да и консервационной смазки нет.
  - Не жалко оставлять ее здесь?
  - С собой все не утащишь, - Савва пожал плечами. - Лошадь и так перегружена. Ей приходится везти овес, наши дорожные припасы, да еще и пулемет. Да и слишком приметная штука миномет, чтобы таскать ее с собой.
  - Можно подумать, пулемет - неприметная.
  - Пулемет не оставлю, - вздохнул Савва.
  - Да я и не предлагаю, но он слишком приметен.
  - Мы с тобой тоже сейчас слишком приметны. После того что мы устроили поднимется такой шум... В поселках нам сейчас лучше не показываться.
  Семен не стал говорить о том, что инициатором переполоха был Савва, он согласился, так что ж теперь об этом вспоминать.
  - Ты не преувеличиваешь?
  - Ничуть.
  - Ты же отменный стрелок, если что отобьемся.
  - Отобьемся, если увидим от кого отбиваться. От выстрела из-за угла не спасет никакая тренировка.
  - И что делать? Пробираться незаметно до Гостани? Надеюсь, у тебя там есть где остановиться?
  - Остановиться есть где, но и в Гостани в ближайшее время мы не будем в полной безопасности. Там в открытую наши противники действовать не решатся, но мы не можем проверять каждого приезжего.
  - Черт побери, Савва, во что ты нас втравил?! Нам что теперь всю жизнь в лесу прятаться?
  - Ну зачем сразу всю жизнь? Пройдет лет десять, эта история забудется...
  - Сколько?
  - Да шучу я, шучу. Но переждать все-таки надо. Сейчас те, кто расстреливает караваны, поднимут на ноги всех наемников, но очень скоро им станет не до нас. Надо только сообщить заинтересованным людям все, что нам стало известно. Думаю, не только в Суздани, но и в Рейте будут рады узнать, кто стоит за расстрелом караванов. А как только с инициаторами разберутся, так и наемники утихнут.
  - А в Потирсе сообщим?
  Савва задумчиво почесал голову.
  - Сообщить надо, но я бы с этим не слишком спешил. Если ты помнишь, тот, кто договаривался со старшиной Томинсом, упоминал об общих знакомых.
  - Думаешь, в расстреле задействован кто-то из Потирса?
  - Не знаю. Когда удастся добраться до ложного каравана Хамица и его людей в Гостани, думаю, кое-что прояснится.
  - И что же нам делать до той поры?
  - Есть у меня одна мысль, думаю, она тебе понравится. Не поехать ли нам в гости?
  - В гости? Не ты ли говорил, что нам не стоит показываться в населенных пунктах?
  - Я и сейчас этого не отрицаю. Это особые гости. Да и пункт там такой, особенный. Его население состоит из одного человека, точнее - из одной.
  Семен смутился.
  - Это та, о ком я подумал?
  - Если ты подумал про Астру, то да. Здесь неподалеку есть дивный уголок с лесной заимкой - чудное место.
  - А почему там никто не живет?
  - Добраться непросто, да и места для большого поселка там нет. Чему ты удивлен? На Тирле ненаселенных мест гораздо больше, чем населенных. Стоит отъехать еще на несколько сотен километров от космопорта, там и вообще поселения можно не встретить.
  - А что там? Там где нет поселений, - заинтересовался Семен.
  - Кто ж тебе скажет, - хохотнул Савва. - Спутниковые карты есть, да только местами сотни квадратных километров покрыты непроходимыми лесами, сверху не рассмотришь, что там твориться.
  - И не изучают?
  - Почему же, иногда изучают. Да только еще изучать и изучать. В основном этим занимаются энтузиасты. Есть среди них те, кого просто манит неизведанное, им бы сходить и посмотреть на новые земли. Есть и те, кто подходит к вопросу более серьезно, как, например, наша общая знакомая. Ты ей не говори, что тебя заинтересовали неизведанные края, а то потом замучаешься отказываться от экспедиции.
  - Почему же отказываться?
  Савва хохотнул:
  - Ну, может и не стоит. Доживем до лета, если твой интерес к новым землям не угаснет, можно будет организовать экспедицию.
  - А что зимой Астра делает на заимке?
  - То же что и летом - изучает природу Тирля. Зимой-то много не попутешествуешь, а место, куда мы едем, и в самом деле стоит того, чтобы присмотреться к нему повнимательнее. Ты вроде бы интересовался призраками тирлийцев?
  - Да, - встрепенулся Семен. - А почему ты спрашиваешь?
  - Не буду рассказывать, пусть это будет сюрпризом.
  - Змей ты, Савва.
  - Да, я такой, - похвалился компаньон, - В мудрости со мной мало кто сравнится.
  - Вообще-то я имел в виду не это. Умеешь ты напустить тумана.
  Савва улыбнулся, но промолчал. Он не зря затеял этот разговор, упомянул об Астре и призраках тирлийцев. Штурмана надо было как-то отвлечь от тяжелых мыслей, недавний бой слишком сильно его впечатлил. Понятно, что полностью тяжелые мысли не уйдут, но если их разбавить более светлыми, будет не так тоскливо на душе.
  - И долго нам ехать?
  - Пустяки, дней за пять доберемся. Не пора ли нам присмотреть место для привала? Да и пулемет надо почистить. Обед готовить тебе.
  - Почему мне? - возмутился Семен.
  - Если хочешь, давай меняться. Я приготовлю обед, а ты разводишь костер и чистишь пулемет.
  - Хорошо, я готовлю обед, - пробурчал Семен, - но потом не говори, что он недоварился.
  - Тренируйся, удивишь Астру своими кулинарными способностями, - хохотнул Савва.
  - Мне и так есть чем ее удивить, - отозвался Семен. - А она что, не любит готовить?
  Савва заливисто рассмеялся не меньше чем на минуту.
  - Сам у нее спросишь. Вот смотри, подходящая полянка. Разбиваем стоянку здесь.
  
  
  Глава 15.
  Долина
  
  Зимнее путешествие по лесу непростое дело. Компаньоны двигались на северо-запад, минуя дороги и селения. Некоторые дороги приходилось пересекать, но двигаться по ним Савва не хотел. Пару раз они останавливались на ночевку на небольших хуторах, а затем исчезли и хутора и дороги. Прикупив на последнем хуторе фуража и продовольствия, компаньоны покинули анклав Гостани и углубились в дикий лес. Первые полдня изредка встречались следы деятельности человека в виде тех же вырубок, а потом и они исчезли. Савва прокладывал дорогу временами сверяясь с компасом и картой и ориентируясь по только ему известным приметам.
  Теперь к ночи приходилось ставить шалаш и как следует запасаться дровами. На третий день с той поры, как скрылось из вида последнее жилье, они достигли поросшей лесом гряды. Погода стала портиться, к обеду снег валил хлопьями, но Савву это неожиданно обрадовало.
  - Отлично! Наши следы занесет так, что никто их не найдет.
  - Самим бы не потеряться, - пробурчал Семен.
  - Не переживай, пока мы идем правильно. Сейчас самое время отклониться в сторону. Я ждал снегопада с тех пор, как мы покинули анклав.
  Савва свернул почти под девяносто градусов, так они двигались почти до ночи. Штурман удивленно покачал головой, посчитав, что компаньон перестраховывается, но говорить об этом не стал.
  На следующий день снег не прекратился, видимость упала, пришлось рассчитывать лишь на компас.
  - Ничего, мимо не пройдем, - уверенно заявил Савва.
  Но уже к обеду он стал проявлять признаки беспокойства и предложил остановиться и переждать снегопад.
  К счастью, утром погода порадовала солнцем. Савва задумчиво покрутил головой и, крякнув, полез на дерево. Минут двадцать он тщательно осматривал окрестности, наконец, спустился и уверенно выбрал направление.
  Не прошло и часа, как они достигли небольшой речушки. До обеда двигались по ее заснеженному руслу, пока не доехали до весьма примечательного распадка.
  - Послезавтра будем на месте, - заявил проводник. - Я здесь зимой первый раз.
  Последняя фраза прозвучала как оправдание за то, что он не сразу нашел дорогу.
  - Если бы мы не уклонились вправо, могли бы доехать до Суздани, - заметил Семен, он следил по карте за их передвижением.
  - Вполне могли бы. Летом при хорошей погоде и на хорошей лошади напрямую через лес можно обогнать караван, который едет по дороге.
  - Почему же прямо не ездят?
  - Ты же сам видел, какая здесь местность: холмы, болота, речушки. Нет сюда дороги колесному транспорту, вот и объезжают по кругу.
  - А ты как сюда попал?
  - А что я? Мне дороги не нужны. На коне через лес быстрее получается. Да и не привыкать мне. Эх, если бы не зима, путешествовать по этим местам было бы одно удовольствие. Стой.
  - Что такое? - насторожился Семен.
  - Видишь, птицы на дереве сидят?
  Метрах в пятидесяти сидели на дереве две крупных птицы похожих на глухаря.
  - Они съедобные?
  - Еще как съедобные.
  Савва аккуратно достал карабин.
  - Проверим, чему ты научился? Бери на прицел ту, что пониже, стреляем на счет три. Ты командуешь.
  Семен перехватил карабин и вспомни уроки компаньона. Он постарался как можно детальнее представить линию выстрела, приклад, который упрется в плечо, место, которое займут руки, удерживая оружие в нужном положении.
  - Раз, - сказал штурман, поднимая карабин, и прижимая его к плечу. - Два, - на счет два он прицелился, потратив на это не более секунды. - Три, - треснул выстрел, точнее два выстрела почти сливаясь в один.
  Две пули отправились в полет, два глухаря упали на землю. Один - сраженный наповал, второй был ранен, хлопал крыльями и пытался взлететь.
  - Неплохо, - сказал Савва.
  Выстрел действительно был хорош - с пятидесяти метров, затратив на прицеливание меньше секунды... Предварительная подготовка не в счет.
  - Астре отвезем? - спросил Семен, кивнув в сторону добычи.
  - Ага, пусть она щипает перья и жарит птицу, - усмехнулся Савва.
  - Я ж не для того. Неудобно появляться с пустыми руками. А птицу я могу и сам общипать.
  - А на ужин мы что есть будем? Ладно, твою птицу можем оставить, - согласился Савва, - хватит нам на сегодня и одной. Завтра отдашь свою добычу хозяйке заимки.
  - А чем мы коней кормить будем? Фуража у нас немного, сена вообще нет.
  - Есть на заимке и сено и фураж. Немного, но на первое время хватит.
  Это ночевка была последней в лесу. На следующий день к обеду местность стала меняться. Они въехали в поросшее лесом скалистое ущелье. Снега становилось все меньше, а вскоре и вовсе появились проталины. Еще километр, и они ехали по оттаявшей земле.
  Семен удивленно крутил головой по сторонам. Неожиданное превращение зимы в лето было удивительным.
  - Здесь под землей горячие источники, - пояснил Савва. - Долина невелика, но снега здесь не бывает никогда.
  - Вот так раз, круглогодичное лето! - удивился штурман. - Теперь я понимаю, почему здесь устроена заимка. Но не понимаю, почему о ней никто не знает.
  - Не то чтобы совсем никто, но знают об этом месте немногие. Въезд в долину узкий. Стоит миновать его, и в ущелье не попадешь - проедешь мимо. Наткнуться на нее можно только случайно.
  Савва спрыгнул с коня и осторожно пошел пешком вперед. Через минуту он остановился, отцепил леску, натянутую поперек тропы, и призывно махнул рукой.
  - Проезжай.
  - Что это? - удивился штурман.
  - Сигнализация на тот случай, если пожалует кто-то чужой. Люди по лесу ходят разные.
  - И что будет, если задеть эту штуку?
  - Да ничего особенного. Грохнет петарда, сообщит о том, что в долину пожаловали чужие.
  - А звери леску не обрывают?
  - Правильный вопрос, - кивнул головой Савва. - Зверья в округе много, да ты и сам видел, сколько на снегу следов. Здесь другая хитрость, чтобы хищники не ходили в долину, метров за двести от этого места рассыпан специальный порошок. Звери не любят его запах и без крайней необходимости в долину не пойдут.
  - Так вот почему лошади фыркали и не хотели идти, - догадался штурман.
  - Ну да, именно поэтому. А у лошади нос к различным запахам более привычен, чем у диких животных, она около людей живет. Мимо порошка лошади проходят, пусть и неохотно.
  Семен миновал сигнальный участок, и Савва закрепил почти невидимую леску на место.
  Минут через двадцать они подъехали к небольшому рубленому дому. Оглашая окрестности звонким лаем навстречу им выбежала небольшая собака.
  - Ну вот и второй сигнальный рубеж, - улыбаясь сказал Савва.
  Вслед за чутким сторожем на крыльце показалась и хозяйка.
  - Найда, свои. Так вот кто пожаловал. То-то я смотрю, сингалка не сработала, а собака минут пять как тревожится и прислушивается. Найда, фу, я сказала!
  Собака последний раз гавкнула, зевнула и потрусила к дому, всем своим видом давая понять, что она свои обязанности выполнила, уведомила хозяйку о появлении посторонних, а дальше ее ни касается.
  - Грозный у Вас сторож, - улыбнулся Семен. Собака была невелика.
  - Большие собаки на Тирле не прижились, - вздохнула Астра. - Изначально их завезли не слишком много. Перевозка дорогая, да Вы, наверное, знаете.
  - Мы вроде как были на ты.
  - Ты, наверное, знаешь, - улыбнулась Астра.
  - Охотно поверю. Но за полторы сотни лет собаки должны были расплодиться, а их очень мало. Крупных так вообще единицы.
  - Волкодавов и бойцовых собак лафаны недолюбливают. Очень сильно недолюбливают. Если на человека лафан нападает чрезвычайно редко, на волкодава - почти всегда. Вот и повывелись собачки.
  - А как же Найда?
  - Она осторожная. Да и к таким мелким собакам лафаны более терпимы, наверное, не считают их за конкурентов.
  Савва принялся снимать вьюки и складывать их у крыльца. Туда же отправился и пулемет. Астра бросила на него удивленный взгляд.
  - С чего это ты так вооружился? У вас неприятности?
  - И да, и нет. Не беспокойся, за нами никто не должен был увязаться.
  - А я и не беспокоюсь, просто хотела бы знать заранее, чего ожидать.
  - Если ты не против, мы остановимся здесь недельки на три.
  - Замечательно, заодно за хозяйством присмотрите. Мне надо запасы пополнить и забрать кое-что из почтовых пересылок.
  - Куда ехать собираешься? В Суздань?
  - Нет, я договорилась, чтобы все что надо отправили в Лотино. Думаю, дней за восемь обернусь.
  Семен бросил вопросительный взгляд и Савва пояснил:
  - Лотино - это крупный поселок в анклаве Суздани. Ближайший из крупных селений.
  - А с кем ты поедешь? - поинтересовался Семен, обращаясь к Астре.
  - С кем? Хотела вот Найду с собой взять, даже стала ремонтировать плетеную корзинку для ее перевозки. Летом за лошадью она поспевает хорошо, а зимой по снегу устает, может отстать. Ну да теперь вы за хозяйством присмотрите, я одна съезжу.
  - И не страшно тебе одной?
  - В лесу-то? В лесу не страшно. Медведи сейчас спят, лафаны сытые. Ближе к весне их стоит опасаться, но не сейчас. Можно встретить рысь, но они и подавно редко нападают на людей. Человек - вот что самое опасное. Только по лесу людей немного ходит, в городе их больше.
  - Да, в городе их больше, - помрачнев сказал штурман.
  - Ну вот, взяла и отказалась от провожатого, - улыбнулся Савва.
  - Если он желает прокатиться до поселка...? - Астра улыбнулась
  - Он то, может, и желает, но не стоит нам сейчас появляться в населенных местах.
  - Меня забыли спросить? - вздохнул Семен.
  - Спрашиваю, - отозвался Савва. - Будешь ли ты достаточно благоразумен, чтобы не подвергать Астру дополнительной опасности своей в данный момент совсем небезопасной компанией?
  - Ну, если так, то тогда конечно.
  - Да не беспокойся ты, ей путешествовать не привыкать. Повели коней. За домом для них устроен загон с навесами.
  - Пойду на стол накрывать, все-таки гости пожаловали, - улыбнулась Астра.
  - Вот, - Семен достал из дорожного мешка глухаря. - Может, пригодится?
  - Пригодится, приготовим его на ужин, а пока соберу на скорую руку что есть.
  - Между прочим, Сеня снял его одним выстрелом с пятидесяти метров.
  - Из карабина? - переспросила Астра.
  - В том-то и дело, что не из дробовика.
  - Хороший выстрел.
  - Ну так! - Савва довольно закрутил ус, как будто это было его достижением.
  - Пустяки, всего лишь повезло, - смутился Семен.
  Они расседлали коней и пустили их в небольшой загон, в котором уже гуляла лошадь Астры. Савва был здесь не в первый раз, он уверенно направился к сеннику и перетащил под навесы пару охапок сена.
  Из трубы домика заструился дымок - Астра затопила печь. Семен бросил взгляд на крышу и с удивлением заметил там панель солнечной батареи.
  - Толку от нее немного. Разве что Астре для работы оборудования хватает, - сказал Савва, перехватив этот взгляд. - Собрать большую панель - слишком дорого. Астра собирается перетащить сюда ветрогенератор, но он тоже не дешев. Да и ветра здесь не всегда бывают.
  - А термальные источники? Можно их использовать для получения электроэнергии.
  - Не слышал о таком? Ты уверен, что это возможно?
  - Абсолютно.
  - Надо будет уточнить в городе, где сеть такое оборудование. Думаю, Астра будет рада, если удастся получить энергообеспечение достаточной мощности для этой заимки.
  - Она часто здесь бывает?
  - Зимой довольно часто. Длительные путешествия хороши летом, тогда она редко на месте сидит. Кстати если ты хотел узнать о тирлийцах, то самое время, у Астры это одна из любимых тем.
  Они вернулись к крыльцу и затащили в дом свои вещи. Хозяйка хлопотала у печи.
  - Через полчаса сможете перекусить с дороги, - сказала она.
  Савва распаковал пулемет и подвинул его поближе к печи с закрытой ее стороны. Туда же он поставил карабин.
  - Железо отогреется, почищу оружие как следует, - прокомментировал он свои действия.
  - Скажи, Астра, не скучно тебе здесь одной? - поинтересовался Семен.
  - Что ты, здесь уникальное место. Думаю, когда-то очень давно в этой долине было поселение тирлийцев.
  - Тирлийцев? Тех самых? Хочешь сказать, что они все-таки были? - изумился Семен.
  - От них осталось немного, но есть вещи, очень странные. Те же светящиеся столбы, они никак не могут быть природным явлением.
  - Ты о призраках?
  - О призраках забудь. Нет никаких призраков, это все байки.
  - Но есть же свидетели?
  - И что они видели? Светящийся столб и изображение какой-то фигуры. Кстати, изображения разные, да и бывают они не часто. Можешь спросить у Саввы, мы вместе с ним наблюдали светящийся столб после грозы в северо-восточных горах. Никакого призрака там не было, обыкновенный столб около двух метров высотой и чуть больше полуметра в диаметре.
  - Да, он мне об этом говорил, - кивнул штурман.
  "А вот о том, что столб они видели вместе с Астрой, умолчал", - подумал Семен. Эта мысль неожиданно задела его. Судя по встрече, Савва был для Астры приятелем и не больше. По крайней мере, она не бросилась к нему с объятиями. Была рада видеть, но и только. Приятель, может быть друг. Семен постарался разобраться в своих чувствах. Он ревнует? С чего бы? Да, прощальный поцелуй Астры там, на поляне, когда Семен встретил ее и Савву, был очень горячим, но сейчас она дела вид, что ничего не случилось. Савве она не спешила бросаться на шею, но и его тоже не встретила поцелуем, даже намека на это не было.
  - Причем же здесь призраки? - продолжала Астра. - Светящиеся столбы - это что угодно, но только не призраки. Да ты и сам...
  Астра замолчала на полуслове.
  - Что сам? - заинтересовался штурман.
  - Не буду пока говорить, пусть это сюрпризом будет.
  - Хорошо, сюрприз так сюрприз, - согласился штурман. - Но если была на Тирле цивилизация, то почему от нее не осталось никаких следов кроме этих самых светящихся столбов? Не могло же все в одночасье исчезнуть.
  - А кто их по-настоящему искал?
  - Люди здесь живут не одно десятилетие, что-нибудь должны были найти хотя бы случайно.
  - Светящиеся столбы вот нашли и что толку? - Астра хитро прищурилась, ожидая ответа.
  Семен растерялся и не сразу нашел что ответить.
  - Но была же специальная экспедиция, и она ничего не нашла.
  - Это ты про профессора Кранка вспомнил?
  - Вроде бы. Я точно не помню имя, слышал, что велись поиски, и результата они не дали.
  - Не там искали и не то.
  Астра сорвалась с места, схватила с полки коробку и поставила на стол перед Семеном:
  - Полюбуйся, а я посмотрю, что ты на это скажешь.
  - Началось. Сеня, ты со своим любопытством оставишь нас без обеда, - проворчал Савва.
  -А ты бы лучше глухаря ощипал, - заметила Астра.
  - Я? - искренне удивился Савва. - Вообще-то это добыча Семена, и он лично обещал ее ощипать.
  - И ощипаю, - согласился штурман. - До ужина еще есть время.
  Он открыл коробку, в ней оказались фотографии. Бумажные фотографии, о таком раритете Семену даже слышать не приходилось. Сейчас в ходу голография или плазма, о бумажной фотографии давно забыли. Но только не на Тирле. Недаром говорят, что новое - это хорошо забытое старое.
  - Посмотри пока, а я к плите, а то, действительно, все подгорит.
  Семен просматривал цветные снимки и удивлялся.
  Высокий скальный уступ был изрезан прямоугольными ходами. Он напоминал собой скелет дома, зияющий разбитыми окнами. Края проемов были неровными, но в их чередовании прослеживалась строгая система. Природа так не строит, она любит разнообразие форм. Упорядочение свойственно живым существам более высокой организации. Хотя, бывают исключения: Те же соты у пчел имеют геометрически правильную форму, да и муравейник довольно сложное сооружение. Но почему-то никто не считает муравьев разумными.
  Допустим, окна с натяжкой можно отнести к спорным моментам. Но пирамиды на площади перед скальным уступом? Тоже следствие работы инстинкта? Возможно. Но лестницы! Семен никак не мог себе представить муравья или пчелу, вырубающих ступени лестницы в скале.
  Фотографии вызывали лишь один вопрос - "Откуда?". Откуда могли взяться на Тирле подобные сооружения и почему их не заметили раньше?
  - Это ты снимала? Где?
  - Да, это мои снимки, - подтвердила Астра. - Это странное сооружение я нашла в одной из пещер северо-восточных гор.
  Семен прикинул этажность здания, в нем было девять уровней. Это какой же должна быть пещера, чтобы в ней поместилось такое сооружение?! Впрочем, судя по рассказам о призраке, тирлийцы могли быть чуть ниже ростом, чем люди. Но все равно сооружение получалось грандиозным.
  - Ты хочешь сказать, что эту махину больше никто не нашел?
  - Не знаю. А насчет махины: Что ты скажешь об этом?
  Астра достала еще один снимок, который держала отдельно. На нем было запечатлено все то же сооружение, но рядом с ним стоял сапог гигантского размера. Он возвышался почти на уровень этажа. Что за великан оставил здесь свою обувь?
  Семен бросил взгляд на Астру, та была чрезвычайно довольна произведенным эффектом. Недаром последний снимок лежал отдельно, слишком контрастно он выглядел по сравнению с прежними. Штурман успел составить впечатление, как вдруг.
  - Сапог самый обыкновенный, - кивнув, подтвердила Астра. - Мой. Это первое, что мне подвернулось под руку, чтобы отразить масштаб сооружения.
  Нарисованная воображением гигантская пещера исчезла, вместо нее появился небольшой грот. Такое сооружение действительно могло затеряться в горах без особого труда.
  - И что все это значит? - Семен кивнул на снимки.
  - Понятия не имею, - пожала плечами исследовательница. - Ты видишь на снимках то же самое, что я видела своими глазами. Если у тебя будет такое желание, летом могу проводить тебя на место.
  - А еще он интересовался неисследованными восточными районами, - усмехнулся Савва.
  - Правда? - оживилась Астра. - Это просто здорово! К лету мы сможем подготовить большую экспедицию!
  - До лета может многое случится, - нейтрально ответил Семен.
  - Но и сборы непросты. Надо наметить маршрут, подготовить снаряжение. Как только сойдет снег, пора будет думать о походе, если ты к тому времени не передумаешь.
  - Я вот сейчас не могу думать ни о чем кроме обеда, - сказал Савва.
  - Разбирайте миски. Гостей не ждала, так что, чем богаты... Зато ужином обещаю накормить вас королевским. Запеку птицу с овощами.
  - Если кто-то не забудет ее ощипать, - подмигнул Савва.
  - Да не забуду я, - смутился Семен. - Просто Астра рассказывает такие интересные вещи, что трудно оторваться.
  - А ты не отрывайся. Щипай и разговаривай.
  Семен принялся выдирать у глухаря перья, Астра улыбнулась, но ничего не сказала по этому поводу.
  "Что за странное сооружение удалось запечатлеть на снимках Астре? Что это? Детский кукольный домик? Не слишком ли много в таком случае потрачено на его создание сил? Вырубать ступени в камне для игры - слишком накладное занятие. Игрушка пережила строения, в которых могли жить ее создатели? В подобное не верится. А если здесь кто-то жил, то эти существа были совсем невелики. Но как тогда быть с призраком тирлийца? Астра говорила, что призраков не существует, но изображение-то иногда в светящемся столбе появляется. Кстати, Астра что-то говорила о том, что изображения бывают разные".
  - Скажи, Астра, а что можно увидеть в светящемся столбе?
  - Как я уже говорила, чаще всего, вообще ничего. Ну, а когда изображения все-таки появляются, то в основном это фигуры, вот только описания их сильно разнятся. Рост, со слов очевидцев - от метра до полутора, и внешний вид просто пестрит разнообразием. Здесь и невысокие худощавые гладкокожие существа с большой головой и круглыми глазами, и остроухие короткошерстые полутораметровые индивидуумы. Встречаются описания существ вообще не гуманоидной формы. Я слышала больше десятка рассказов очевидцев, очень редко они описывают что-то одинаковое.
  - Вот как? Любопытно. Неужели до сих пор никто не заинтересовался этим явлением всерьез?
  - Почему же, иногда появляются охотники на призраков. Чаще всего - откроенные любители, но пытались это явление изучать и серьезные ученые. Если тебе интересно, можешь почитать их отчеты: Что-то там об магнитных полях, их конфигурации и концентрации. В общем, ничего они не нашли. Провели замеры, перекопали все скалы там, где появлялись светящиеся столбы и списали это явление на неизвестное природное явление.
  - И они оставили это явление без ответа? - удивился штурман.
  - Оставили же без должного изучения шаровую молнию, а она куда как более распространенное явление, чем тирлийские светящееся столбы.
  Семен удивленно покачал головой, но вынужден был согласиться: неизученных до конца явлений довольно много. Просто мы привыкаем к ним, и начинаем считать чем-то обыденным. Так же и светящиеся столбы Тирля: для него они чудо, для большинства местных жителей - данность, хотя бы по слухам, но знакомая с детства. Разве что таких вот, как Астра, энтузиастов они продолжают удивлять, да приезжих, вроде него.
  - Давай вернемся к твоей находке, - предложил Семен. - Что ты думаешь о ее размерах? Может, тирийцы построили это сооружение для каких-то домашних животных?
  - Ага, это кошачий домик, а вся гора - это сумка-переноска, - хохотнула Астра.
  - Почему именно кошачий домик? - Нахмурился Семен. - Я хотя бы что-то предположил.
  - Извини, - улыбнулась Астра. - Я и в самом деле не знаю, что думать о своей находке.
  - А больше ты ничего похожего не находила?
  - Подобные сооружения я находила еще дважды, но они были в куда худшем состоянии. Строения невелики, время не пощадило их, со временем даже горы превращаются в холмы. Просто чудо, что это сооружение сохранилось, - Астра кивнула в сторону фотографий. - Если бы что-то подобное было построено в лесу, то за сотни лет все это просто скрылось бы под плодородным слоем.
  А ведь действительно, подобные небольшие сооружения просто не могли сохраниться на поверхности планеты. Не это ли объясняет отсутствие на Тирле следов разумной жизни? Мы ищем пирамиды, но станем ли рассматривать поросший мхом метровый холм? Для нас он слишком мал.
  "Опять путаница в размерах. Так следы присутствия кого все-таки следует искать? Вернее, разумные существа какого размера могли населять Тирль и оставить после себя странные свидетельства своего пребывания? Сплошные загадки".
  - А такое тебе видеть не приходилось?
  Семен отложил в сторону почти ощипанного глухаря и достал свой медальон-талисман.
  - Нет. - Астра с интересом рассмотрела находку. - Интересная вещь, но такие мне находить не доводилось.
  - Астра, а почему ты сказала, что в этой долине могло располагаться поселение тирлийцев? Здесь тоже есть что-нибудь на это указывающее?
  - Есть кое-что, но сейчас все равно нельзя это увидеть. Наберись терпения, через десять дней посмотришь на все сам.
  Семен протяжно вздохнул. Савва, заметив это, хохотнул.
  - И нечего смеяться. Вы сговорились что ли? Могли бы просто рассказать, в чем здесь дело.
  - Прояви терпение, друг мой. Лучше один раз увидеть своими глазами, чем десять раз услышать.
  -Так ты знаешь, о чем идет речь?
  - Наслышан, но и только. Я здесь не бывал долго, так что, всего лишь наслышан.
  Штурман глубоко вдохнул и задержал дыхание. Что за дурацкая привычка недоговаривать? Ну, ничего, он сможет продемонстрировать свою выдержку, вида не покажет, что его так заинтересовала эта интрига.
  - Что мы будем делать с глухарем? - весело спросил Семен выдохнув.
  Савва от души рассмеялся, хлопнул Семена по плечу и заявил:
  - Наш человек.
  Астра тоже улыбнулась. Семену показалось, что она очень довольна подобной реакцией. Что это? Своеобразный тест на выдержку? Или подобное здесь в порядке вещей? Ожидание чего-то - это тоже часть жизни, главное не уделять этому самому ожиданию слишком много внимания, отложив его куда-нибудь на второй, а то и на третий план.
  - Отдохните с дороги, а мне надо проверить результаты одного опыта, - предложила Астра, - Найда, пойдем.
  Собака резво вскочила и бросилась к выходу из дома. За ней следом направилась и хозяйка. Семен подумал, не пойти ли ему с Астрой, но она уже вышла за дверь.
  - Ну, как тебе наша гостиница? - Савва окинул взглядом помещение.
  - Замечательно, почти люкс. А главное, пейзаж за окном незабываемый.
  
Оценка: 3.65*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"