Афанасьев Валерий: другие произведения.

Найти себя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.45*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот такое начало нового произведения. Фентази или нет, не знаю, но гномы и эльфы присутствуют. Как вам? 25. 08. добавлена глава 9. Вопрос к прочитавшим пятую главу: Так куда делся золотой гномов?)

  Найти себя.
  
  Глава 1.
  Разрешите представиться.
  
  Я с удивлением крутил в руках дорогую гербовую бумагу и, наверное, в десятый раз задавал себе вопрос: "Что бы это значило?".
  А вы бы на моем месте не задавали вопросы, увидев такое?
  Впрочем, оказаться на моем месте вам вряд ли грозит, но это не отменяет странности полученного послания.
  "Сим извещаю, что прошение об отпуске старшего курьера королевской почтовой службы Ликса Троти удовлетворено. Начальник департамента граф Де Туратье".
  И все. Подпись графа, печать департамента. Я с удивлением поскреб подпись ногтем. Чернила свежие, подпись настоящая. На проделки ребят из отдела рассылок не похоже. Они, конечно, те еще шутники, но стащить из канцелярии гербовую бумагу и подделать подпись начальника департамента... Это несколько слишком. За такие шутки можно не только должности лишиться, но запросто отправиться на пиклитовые рудники. И хорошо если почтмейстером, а не рудокопом.
  Сам граф Туратье к подобным шуткам не склонен. Спрашивается, с чего бы ему удовлетворять прошение, которого я не подавал? Что за странные интриги у меня за спиной? И главное: как мне на получение этой бумаги реагировать?
  Вот плюну на все, да и отправлюсь в отпуск. Получу в канцелярии полагающееся в таком случае финансовое вспомоществование, и отправлюсь на пару недель к морю погреть на песке старые косточки. Ладно, пусть не старые: по утверждению старшего мага почтового департамента мне примерно двадцать семь лет. Остается лишь поверить ему на слово. Почему бы ему и ни сказать правду, почтенный господин Кибинус весьма умел и хорошо знает свое дело. К сожалению, это почти все, что он может сказать о моем прошлом. А жаль. Было бы прелюбопытно послушать.
  Я сам? О, я сам могу рассказать о себе много! Но только о последних пяти годах своей жизни.
  Как же так случилось, что, будучи двадцати семи лет от роду (я все-таки склонен верить магу, да и внешние данные соответствуют), рассказать я могу лишь о последних пяти годах своей жизни? О, это отдельный разговор!
  Впрочем, раз речь зашла обо мне, почему бы и не поведать то немногое, что я помню о событиях пятилетней давности, и о том, что рассказывали мне о том времени окружающие.
  Первоначальные мои воспоминания отрывочны. Клэм Троти не раз рассказывал, как встретил меня на дороге, я же помню этот лишь по самым общим ощущениям.
  По словам Клэма, я пошатывался от усталости, одежда моя была грязна и разодрана в клочья. Тем больше его поразила та ярость, с которой набросился на разбойников, от которых ему приходилось отбиваться.
  Сам я ту драку запомнил смутно. Почему я вмешался? Помню ощущение неправильности происходящего и свое желание эту неправильность исправить. С этого все и началось.
  Вообще-то на почтовых курьеров нападают редко (кого попало в курьеры не берут, отпор врагам гарантирован), но так уж совпало, что я вышел к дороге в тот момент, когда Клэма решили ограбить.
  "В твоих глазах, Ликс было столько решительности, а держался ты с таким достоинством, что я сразу понял - ты человек непростой", - говорил мне позже Клэм.
  Кстати, Ликсом это он меня назвал, и фамилию свою присвоил. Можно сказать, он единственный мой родственник. Если и не отец, то названный старший брат. Надеюсь, где-то у меня есть родственники кроме него, но где находится это самое "где-то" за пять лет я узнать так и не смог.
  "На вопросы ты не отвечал. Еду принял, ел аккуратно, несмотря на то, что был голоден, а предложенный плащ накинул на плечи с достоинством", - рассказывал Клэм.
  В общем, он посчитал, что оставлять меня на дороге было бы неблагодарностью, и притащил меня в управление в надежде на то, что маг менталист сможет разобраться, кто я такой и откуда пришел.
  Маэстро Кибинус действительно отменный специалист, для него нет секретов даже у немого, но со мной у него вышла заминка. Он не смог ничего прочитать в моем сознании. Как рассказывал маг, существуют техники блокировки сознания, но опытный менталист обязательно заметит блок. Здесь же не было блоков, но и информации не наблюдалось - пусто. Совсем ничего. Я не помнил ничего совершенно. Я не был немым, но начисто забыл даже слова.
  "Когда стерта основа, трудно формулировать образы", - утверждал маг.
  При всем при том, у меня были хорошие манеры (видимо они отпечатались столь глубоко, что стали сродни естественным реакциям), я умел себя вести за столом и был предупредителен. Скорость реакции и особенности движений позволили магу предположить, что когда-то меня обучали владению оружием.
  Кибинус потребовал, чтобы мне дали шпагу и попросил одного из курьеров имитировать нападение. Стоило клинку курьера сверкнуть в непосредственной близости от меня, как мои руки пришли в движение, и я автоматически заблокировал атаку, абсолютно не задумываясь над тем, правильно ли я парирую удары.
  "Что я говорил! - кричал подпрыгивая маг. - Это естественные реакции! Этому человеку не одну сотню часов пришлось повести в тренировочном зале, чтобы отточить реакции до автоматизма"!
  Все это было интересно, но нисколько не продвинуло заинтересованные стороны к ответу на вопрос "Кто я такой?".
  Наиболее заинтересованных сторон было две: это Клэм Троти, который считал себя ответственным за мою дальнейшую судьбу, на том основании, что нашел меня на дороге (или я его нашел, не суть важно) и маэстро Кибинус, в котором я вызвал необычайный профессиональный интерес. Вот эти двое можно сказать меня и вытащили. Откуда? Не возьмусь сформулировать точно. Из того самого "ничто", когда с трудом осознаешь что и для чего и что есть ты сам. Да и есть ли? Есть ли мы, когда не можем себя осознать?
  Что касается остальных работников управления, то они тоже не оставались безучастны. Тот же Де Туратье дал разрешение на то, чтобы маэстро Кибинус занимался моей персоной не только в свободное время, но и в служебное, если представится такая возможность не в ущерб другим делам. Я ему благодарен, не скрою. Но тащили-то на себе все Клэм и Кибинус. Стоит осознать разницу. Такие долги не отдаются до конца жизни.
  Они возились со мной полгода. Маг пытался пробудить воспоминания. Начал с языка без этого дальнейшее было затруднено. Клэм помогал освоить на практике, то чему учил меня маг. Через полгода их совместных усилий было признано, что я восстановился до кондиций выше среднего: образован, умен, хорошо владею собой. Но вспомнить свое прошлое все это мне так и не помогло. Но потерянное прошлое еще не отменяет настоящего и не лишает возможного будущего.
  Вот здесь и встал вопрос: А что же мне желать дальше? Сидеть на шее у своих друзей я не хотел, это просто не вежливо. Клэм обратился с просьбой к начальнику департамента, маэстро Кибинус подтвердил мою полную пригодность к работе в департаменте, и я был принят на должность младшего почтового курьера.
  Больше года я помогал развозить простую почтовую корреспонденцию, будучи вторым в экипаже почтовой кареты. Затем занял должность почтового курьера и работал старшим в экипаже, пока не был назначен специальным почтовым курьером.
  Это другой уровень. Специальные почтовые курьеры доставляют важную корреспонденцию. Так считается. Большая часть важной корреспонденции - это рассылки по департаментам всевозможных указов и циркуляров. Одно из министерств издает какое-нибудь дополнение к указу номер тысяча какой-то, дело почтовой службы довести новые веяния до самой отдаленной дыры в нашем благословенном королевстве. Поскольку бумага государственная, доставкой ее до места должны заниматься специальные курьеры и никак иначе.
  Наверное, это тоже важно. Но когда развозишь по адресатам сто экземпляров одного и того же послания, ценность его невольно нивелируется, так и хочется поделить ее на количество доставок. Впрочем, это не мешает курьерам качественно выполнять свою работу, и даже гордиться ею. Тем более что случается нам доставлять и действительно важные бумаги: именные указы и даже дипломатическую почту. На то мы и специальные курьеры. Работы хватает. Какие уж тут отпуска, тем более незапланированные?
  Но кто, скажите мне, откажется от неожиданно свалившегося на него отпуска? На службу мне следовало отправляться только завтра: я вчера вернулся с плановой развозки циркуляров, сегодня у меня был законный выходной. Зайду сегодня. Раз случился отпуск, надо предупредить отдел доставки, чтобы на меня не рассчитывали. Предупрежу и буду отдыхать.
  Жаль, не могу поделиться неожиданно свалившейся на мою голову радостью с Клэмом: он вернется в столицу не раньше, чем через неделю.
  Я накинул на плечи форменный плащ, повесил на пояс шпагу и жетон курьера почтовой службы, на шею надел амулет магической защиты. Опасности на улицах столицы не ожидалось, но курьерская служба мобилизует и приучает быть во всеоружии и постоянной готовности. График у нас лишь отчасти нормированный.
  Бывает, сидишь в выходной в гостях, ничто не предвещает тревоги, как вдруг начальство трубит сбор и в спешном порядке оправляет тебя в самые глухие дебри эльфийскго леса, и при этом требует пошевеливается. И здесь вдруг оказывается, что ты забыл дома амулет магической защиты или служебный жетон. Беда. Начальство гневно хмурит брови, а ты со всех ног бежишь домой и вспоминаешь по пути, куда положил служебное имущество.
  Замечательная вещь курьерский амулет магической защиты, и главное бесплатная. За амулет такого уровня, как у специального курьера, кому-то приходится выкладывать немалую сумму (никак не меньше, чем полсотни золотых), и то качественные изделия поискать. Специальным курьерам же его выдают в служебное пользование. За пять лет у меня была возможность трижды оценить возможности служебного амулета. Ничего серьезного, так по мелочи.
  Один раз эльфы пытались навести морок. Я, правда, сам виноват: забыл предъявить служебный жетон курьера на входе в их лес. Все у них не как у людей. Нет, чтобы выйти на дорогу и потребовать предъявить документы... Так нет, надо было, видите ли, стоять перед лесом, кричать "вот он я" и размахивать служебным жетоном в надежде на то, что кто-то из длинноухих разглядит меня из-за деревьев. И только потом ехать. Вошел в лес не представившись? Вот на тебе получи вместо дороги ее видимость. Добро пожаловать в дебри. Сильных менталистов среди эльфов не бывает, но их магия слишком уж специфична: если бы не амулет, так бы я и не доставил послание вовремя.
  Второй раз я попал под удар мага-предметника. Надо признать, совершенно случайно. Промахнулся он, видите ли. Это надо же так неудачно промахнуться, чтобы угодить совсем не туда, куда собирался! Два ученика предметника затеяли спор в таверне, где я в это самое время обедал. Спорили, сможет ли один из них ударом воздушной стены сбить со стола кувшин и не задеть при этом сам стол.
  Маг смог сбить кувшин, но совершенно забыл про рикошет: отразившийся от стены здания спрессованный воздушный поток угодил в меня. Тряхнуло ощутимо, и это при том, что большую часть энергии принял на себя амулет. Это сколько же силы сдуру вложил в удар этот недоучка!? Кибинус потом довольно потирал руки, снимая энергию с амулета.
  Маг-предметник долго извинялся и даже оплатил мой обед. Я не стал поднимать шум: ошибся парнишка, с кем не бывает. Не рассчитал силы. Хорошо, что рикошет не попал в кого-нибудь, у кого нет амулета, тогда все могло бы закончиться не так удачно.
  Третий случай был самым забавным. Дело происходило вдалеке от столицы. Я возвращался с курьерской доставки, когда у меня захромала лошадь. Станций "быстрых дорог" поблизости не было, приходилось надеяться лишь на четвероногий транспорт. Или идти пешком, но тогда я точно не успел бы к назначенному сроку. Деньги у меня при себе имелись (департамент не скупится на командировочные), я решил поменять коня.
  Если спешишь и готов немного переплатить, купить лошадь несложно почти в любом селении. Конечно, отборного скакуна в деревне не продадут, но когда перед тобой стоит дилемма: ехать или идти, можно согласиться на коня и попроще. Я хотел было порасспросить, к кому мне лучше обратиться насчет нужного мне приобретения, когда внимание мое привлек шум на деревенской площади. Продавали лошадь.
  Это ли не знак судьбы? Только я решил поменять коня, и вот, даже искать не надо. Около продавца скопилось человек двадцать крестьян, они внимательно слушали рассказы. А конь, судя по характеристике, которую выдавал курчавый торговец, был чудо как хорош. И красив он, и вынослив, и в еде неприхотлив. Крестьяне удивленно цокали языками и дивились на великолепное животное. Покупать, правда, не спешили: как ни красив был конь, а только цену за него запрашивали немалую - тридцать золотых. Какую-нибудь крестьянскую лошадку можно купить и за десять, а за двадцать можно найти вполне справного коня. Тридцать золотых для крестьян дороговато. Иное дело для меня. Если конь того стоит, можно позволить себе такие траты. Тем более что я рассчитывал отдать свою охромевшую лошадь в часть оплаты.
  Сторговались быстро: моя лошадь и пятнадцать золотых в обмен на этого красавца. Мы уже было ударили по рукам, я уже потянулся за кошельком, когда решил проверить, нет ли на коне морока.
  Увидев, что я снимаю с шеи амулет, продавец заволновался, залепетал что-то про то, что конь не продается, что он нужен ему самому, но было уже поздно. Заинтригованные крестьяне оттеснили торговца в сторону, и я смог прикоснутся амулетом к чудесному животному.
  Вот уж точно - чудесному! Общий вздох изумления затих, и над площадью повисла тишина. Чудесный конь оказался ослом.
  - Иа! - обрадовано закричало животное.
  Этот крик прозвучал как команда к действию, все принялись озираться в поисках курчавого продавца, который под шумок пытался покинуть площадь.
  - Бей его, - выкрикнул кто-то, и люди сразу пришли в движение.
  Били неудачливого купца не зло, но от души. Не понимают крестьяне подобные шутки, тридцать золотых для них большие деньги, и достаются они очень непросто.
  Мне чуть позже все-таки удалось расспросить побитого. Как оказалось, придать его ослу вид коня согласился один юный маг, за пять серебрушек. В городе продавать такое животное кучерявый не решился. Любой маг, что менталист, что предметник, различил бы подделку с полувзгляда. Да что там достаточно было самого простенького амулета, чтобы обнаружить подлог. Поэтому не пошел аферист и в крупное село, решил облапошить крестьян из небольшой деревни.
  После того как крестьяне побили неудачливого афериста, они долго смеялись над этой историей. Осла, правда, хозяину не вернули, реквизировали в пользу общины, как штраф за моральный ущерб.
  Коня я в том селе все-таки поменял и лишний раз убедился в полезности амулета магической защиты, не всегда рядом может оказаться маг. Амулет - вещь не тяжелая, несложно иметь его при себе.
  Шпага? Думаю, не стоит рассказывать о том, что шпага вещь полезная и всегда может пригодиться. Вот потому я и привык выходить из дома в полной экипировке.
  
  Первым делом я заглянул в канцелярию, предъявил подписанное графом Туратье распоряжение о моем отпуске и получил сорок золотых. Затем пришла пора заглянуть в отдел доставки и уведомить о том, чтобы меня не ставили в график. Здесь не обошлось без шуток, одних только советов по поводу проведения отпуска я получил десяток.
  С делами покончено, можно отдыхать. Я вышел из здания, потоптался на пороге. Упрямство боролось с любопытством. Одно подталкивало меня вперед, другое предлагало не спешить. Что все-таки заставило графа Туратье предоставить мне непрошеный отпуск? Как можно отдыхать спокойно, если не узнаю, в чем здесь дело? Я развернулся и направился в кабинет начальника департамента.
  В приемной секретарь скрипел пером, старательно выводя буквы. На мой вопрос он ответил коротко: "У себя. Ждет". И я толкнул дверь кабинета.
  - Долго ждать себя заставляешь, - недовольно проурчал Де Туратье вместо приветствия.
  Вот так раз, можно подумать, он меня вызывал.
  - Вообще-то я в отпуске, - самодовольно сказал я.
  - Зачем тогда заявился?
  Вот и пойми графа: то пеняет, что поздно пришел, то спрашивает, зачем заявился.
  - Так я пойду?
  - Иди.
  Я дошел до двери, и понял, что граф меня не окликнет. Так и уйду, так и не узнаю, чего он от меня хотел. Да что за издевательство такое?! Я развернулся и подошел к столу.
  - Что-то еще? - недовольно спросил Де Туратье.
  - Вы что-то хотели от меня, Ваша Светлость?
  - Наконец-то. Я уж думал, что ты так и будешь курсировать к дверям и обратно.
  - А если бы я не вернулся?
  - Значит, не вернулся бы, - отрезал граф. - Значит, я плохо знаю твой характер, и говорить нам не о чем.
  - Я внимательно слушаю Вас, Ваша Светлость.
  Вопреки моим ожиданиям начальник департамента не спешил переходить к разговору. Он тяжело прошелся по кабинету, потом открыл ящик стола и достал бумагу:
  - Читай.
  "Начальнику департамента почтовой связи графу Де Туратье. Извещаю Вас о гибели в результате несчастного случая Вашего подчиненного Клэма Троти. Расследование проведено, злого умысла в обстоятельствах не выявлено. Протоколы осмотра места происшествия прилагаются. Старший следователь Веденского отделения королевского сыска Шрук Остави".
  
  Что за шутки? Я посмотрел на графа, судя по его лицу, он и не думал шутить. Этого просто не может быть. Несчастный случай? Бред какой-то.
  - Что случилось с Клэмом? - прохрипел, а не проговорил я.
  - Взрыв амулета магической защиты, - отозвался граф.
  - Как взрыв амулета?! Это же...! Там же...! Там же нечему взрываться!
  - А вот так! - резко отозвался Де Туратье. - Следствием установлено, что Клэм Троти погиб вследствие взрыва амулета магической защиты!
  
  
  Глава 2.
  Частное расследование.
  
  - Разве такое возможно? Разве амулеты магической защиты могут взрываться? - удивился я.
  - Как видишь. Не думаешь же ты, что следственный департамент вводит нас в заблуждение?
  - Не думаю, но...
  - С Кибинусом поговори. Если кто-то и сможет прояснить ситуацию с амулетами, так только он.
  - Непременно. Так значит мой отпуск это...
  - Вот именно.
  - И если бы я сейчас не зашел, то ничего не узнал бы?!
  - Узнал бы, несколько позже.
  - Когда похороны Клэма?
  - Завтра. На Веденском городском кладбище.
  - И я мог об этом не узнать?!
  - Да! - отрезал граф.
  - Как Вы могли, Ваша Светлость? Вы же знаете, что Клэм самый близкий для меня человек. Как Вы могли устроить из его похорон игру?
  - Это единственное, что тебя волнует?! - выкрикнул Де Туратье. - Игры, говоришь? Что ж, если хочешь, назови это так. Но я должен был узнать, стоит ли тебя посылать в Веденск.
  - Посылать меня не надо! Я в отпуске, и могу отправляться куда угодно, - зло заявил я.
  - Ну и убирайся! Видеть тебя не хочу! Пожалуй, я несколько переоценил твои способности!
  - Рад следовать Вашим указаниям!
  Я выскочил за дверь, кипя от возмущения. Стоило бы подумать о субординации, но почему-то не думалось. Думалось совершенно о другом. Сначала я хотел немедленно отправиться в дорогу, но сделал несколько вздохов, постарался привести мысли в хотя бы относительный порядок, и решил, что стоит чуть повременить с отъездом.
  До завтра есть время. Немного, но есть. До Веденска путь не близок, если я поеду верхом, то не успею в любом случае, а если воспользуюсь "быстрыми дорогами", то попаду на место гораздо быстрее, чем за сутки. Вывод: не стоит мчаться в Веденск сломя голову. А что стоит сделать, так это навестить второго моего друга - маэстро Кибинуса. Кстати, и граф советовал это сделать.
  Злость на графа не прошла, но она отступила на второй план. Что бы там ни было, а я считал его игры в "скажу" "не скажу" бесчестными. Тоже мне устроил развлечение. Я резко повернулся и направился к лабораториям, где вернее всего можно было застать мага-менталиста.
  Кибинуса не было в лаборатории. На удивление, я нашел его на балконе, откуда маг задумчиво наблюдал за тем, как работники службы доставки весело отгружают корреспонденцию в почтовую карету.
  - Суета наш извечный спутник, - сказал маг не оборачиваясь. - Присядь, не трать время на суету.
  - Ты уже знаешь? - поинтересовался я.
  - Веденский маг-менталист прислал сообщение еще вчера вечером. Естественно я затребовал все подробности произошедшего.
  Маги менталисты могут общаться находясь друг от друга за десятки, а то и за сотни километров, вот только общение это... Я бы выразил его словами "в самых общих чертах". Как рассказывал мне Кибитус, передать таким образом текст послания чрезвычайно сложно, еще сложнее уловить его и ничего не напутать. В свое время хотели упразднить почту и предать доставку сообщений магам менталистам. К счастью, от этой идеи отказались довольно быстро. Документы - вещь строгая, от не на месте поставленной запятой порой зависит очень много. Менталисты привыкли работать с образами, а не с текстом. Образы отправляют, образы получают. И трактуют их потом, как смогут. В главном не соврут, а вот с подробностями возможна путаница. Поэтому нет ничего удивительного в том, что о гибели Клэма маг узнал первым. Как и в том, что подробности он предпочел узнать из документов.
  - И ты мне ничего не сказал?
  Тоже мне друг называется. Ладно, граф Де Туратье, но от Кибитуса я такого не ожидал.
  - Как ничего не сказал? А сейчас мы о чем говорим?
  - Но почему ты не сказал мне об этом раньше?
  - Ликс, не веди себя как ребенок.
  - Это я веду себя как ребенок? Что ты увидел ребяческого в том, чтобы поехать на похороны друга?
  - Ничего. Абсолютно нормальное желание. Но ты же курьер, Ликс Троти. И не какой-нибудь, а специальный курьер королевской почтовой службы!
  - И что с того?
  - Тебе не пристало бежать вперед и не смотреть под ноги.
  И этот туда же. Что за странные намеки? Я хотел было вспылить, но вовремя одернул себя. Не хватало только с Кибитусом поссориться. К тому же, с чего я взял, что самый умный? Сначала граф Туратье пытался мне на что-то намекнуть, теперь маг говорит о том, что я суечусь как мальчишка. Не повод ли это задуматься?
  - Там мне и есть пять лет отроду, тебе ли не знать, - сказал я совсем другим тоном, в котором не было и тени раздражения.
  Маг довольно фыркнул, ему было приятно, что я помню о его участии в моей судьбе.
  - Хватит прибедняться, иногда мне кажется, что ты старше меня.
  - Ну нет, принять звание почетного пенсионера я не готов, - заявил я.
  - Пфыр! Почтенный пенсионер всегда готов намять бока вам молодым, - заявил Кибитус.
  - Нисколько в этом не сомневаюсь.
  Мы помолчали немного.
  - Я вижу, ты пришел в себя, и мы можем спокойно поговорить, - сказал маг через пару минут.
  - Относительно. До сих пор не могу поверить в случившееся.
  - Это нормально. Итак, о деле: что ты можешь сказать?
  Что я могу сказать? И о чем интересно Кибитус хочет поговорить?
  - Сказать - пока ничего, а вот спросить хотел. Что случилось с амулетом магической защиты Клэма? Почему он взорвался?
  - Не знаю.
  - Старина, чтобы ты и чего-то не знал про амулеты? Никогда в это не поверю.
  - Я не говорю, что ничего не знаю, про амулеты. Я говорю, что не знаю, отчего взорвался амулет Клэма. Служебный амулет магической защиты очень надежное устройство. Тройная страховка. Это не какая-нибудь дешевая поделка с рынка на пару единиц емкости. Полноценных пятьдесят единиц и годами проверенные настройки. Даже если он переполнится, то просто перестанет принимать магическую энергию, в крайнем случае сработает предохранительный клапан и может произойти рассеивание магической энергии, но это никак не должно затронуть владельца.
  - Магический амулет курьеров можно переполнить? - удивился я.
  - Переполнить можно все, что имеет размер, но я понятия не имею, кому и зачем это может понадобиться.
  - Может, кто-то таким образом решил свести с Клэмом счеты?
  - Очень хлопотный способ, - фыркнул маг. - Проще было бросить в него золотым слитком. И обошлось бы дешевле.
  - Тогда что это? Случайность? Дефект амулета?
  - Дай-ка твой, амулет, - забеспокоился маг.
  Я снял медальон и протянул его Кибитусу. Маг принялся вертеть его в руках.
  - Вроде бы все в порядке. Лучше конечно проверить его в лаборатории.
  - Да что с ним может случиться? Сам же говорил, что устройство надежное.
  - Ты никому его не передавал?
  - Я же не ребенок.
  - Кто-то недавно утверждал, что ему пять лет отроду, - съязвил менталист.
  - Уел, - я поднял вверх руки. - Заверяю тебя, я за всю поездку не снимал амулет ни разу.
  - Ну хорошо. Где-то ты все же умудрился зацепить три единицы магической энергии. Сейчас мы это поправим.
  Что это с Кибитусом? Раньше он не был таким заботливым. Три единицы? Раньше он и из-за десяти ворчал, утверждая, что его отвлекают по пустякам.
  - Вот держи, теперь амулет готов принять полную емкость, - маг протянул мне медальон и я поспешил надеть его на шею, пока он не решил, что все-таки надо провести лабораторные исследования.
  - Что ты так всполошился? - поинтересовался я.
  - Ты не все знаешь, - сказал маг.
  - Все не знает никто. Познание безгранично. Даже ты, уважаемый маг, совсем недавно говорил, что знаешь не все.
  - Пфыр. Не все. Но уж побольше некоторых.
  - Так просвети меня.
  - Это второй несчастный случай со служебным амулетом за последние три месяца.
  - Вот как? Что-то я ни о чем подобном не слышал - искренне удивился я.
  Если бы от взрыва амулета погиб кто-то из почтовых служащих, об этом непременно было бы известно.
  - Ничего удивительного, дело относилось не к нашему ведомству. В одной из отдаленных крепостей взорвался амулет магической защиты младшего офицера. Расследование ничего не выявило, все было списано на несчастный случай.
  - Амулет такой же, как и у Клэма? - заинтересовался я.
  - Не совсем. База одна, но армейские амулеты имеют более простые настройки. Делают их добротно и основательно. Особенно офицерские. Тот, который взорвался, был емкостью в сорок единиц. Расследование проводили, но вряд ли что-то смогли разузнать.
  - Откуда ты все это знаешь? - удивился я.
  Военные не афишируют такие происшествия, я не удивлюсь, если граф Туратье об этом не слышал, а Кибитус как-то умудрился разузнать.
  - О чем? О самом происшествии или о том, что нет результатов расследования? - поинтересовался маг.
  - О том и о другом.
  - Это просто. После происшествия рассылали предупреждения всем магам, состоящим на королевской службе и имеющим дело с амулетами. Просили проявить бдительность и усилить внимание.
  Что-то такое припоминаю, месяца три назад у всех курьеров собирали амулеты на плановую проверку. Ну, Кибитус! Ну, хитрец! И ведь ни одним словом тогда не обмолвился.
  - Циркуляр был секретный, за разглашение информации меня могли отстранить от работы, - сказал маг.
  Как он узнал, о чем я подумал? Вообще-то скрыть что-нибудь от мага-менталиста довольно сложно, но амулет должен блокировать его возможности.
  - Не беспокойся, твой амулет исправен, - добавил маг, опять отвечая на мои мысли, чем удивил меня еще больше.
  - Как ты узнал, о чем я думаю?
  Маг принял многозначительный вид, но не стал томить меня слишком долго.
  - Неужели ты думаешь, что я без дара ничего не стою? Твои мысли были написаны на лице. Читай сколько угодно.
  - Получатся, амулет тебе не помеха?
  Кибитус покачал головой:
  - Удивление угадать несложно, особенно когда знаешь, какой для него повод. С остальным не так просто.
  - Давай вернемся к делу. Почему ты сейчас мне об этом рассказал?
  - Ты за кого меня принимаешь? - начал кипятиться маг. - Раньше тебя это никак не касалось, вот и не рассказывал! А сейчас, сейчас не до циркуляров.
  - Извини, дружище, - сказал я.
  - То-то же. О чем ты еще хотел расспросить?
  - Как ты узнал о том, что расследование армейцев ничего не дало?
  - Если бы им удалось что-то выяснить, до магов наверняка довели бы причины взрыва.
  - Логично, - согласился я. - Два случая за три месяца? А раньше что-нибудь подобное случалось?
  - Чтобы взорвался стандартный амулет магической защиты, сделанный мастером? На моей памяти никогда.
  - А нестандартный?
  - Так ты и сам, наверное, знаешь, - пожал плечами Кибитус. - То барахло, которое продают на рынке по одному золотому за штуку, никуда не годится. В основном конечно из-за малой емкости, но могут в них быть и огрехи с отсечкой.
  Что такое огрехи с отсечкой я прекрасно знал, это входит в курсы ликбеза. Кибитус в свое время нам об этом рассказывал, и даже проводил наглядную демонстрацию. На обычный стеклянный шарик он наложил простенькую магическую структуру, а ограничитель заполнения ее энергией не поставил. После того как объем заливаемой энергии превысил прочность структуры шарик очень эффектно взорвался. Тогда же маг объяснил, что с нашими амулетами магической защиты такого произойти не может, потому как на них стоит тройной предохранитель. А вот с дешевыми амулетами с рынка, оказывается, такое случается. Впрочем, смертельных случаев практически не бывает: мощность не та, да и рассеивание велико. Наиболее предусмотрительные надевают дешевые амулеты на доспех или, по крайней мере, вешают их на прочную металлическую пластину. В таком случае при взрыве амулета пользователь отделывается легким испугом.
  - Зачем же их продают?
  - Не каждый может позволить себе дорогой амулет, да и ученикам надо на чем-то тренироваться. Порой человек рад купить хоть что-то.
  - Это точно. Не было бы у меня амулета, когда маг-предметник ударил воздушной стеной, как минимум получил бы переломы ребер.
  - Расскажи-ка ты об этой истории поподробнее, - потер руки Кибитус.
  - Так я уже рассказывал и не раз. Ничего особенного, обычная случайность.
  - Как знать. Тогда я тоже подумал, что это случайность, но в свете последних событий этот случай выглядит по-другому.
  - Да ладно, брось. Не хватало нам искать умысел там, где его нет.
  - Скажи хотя бы, как у тебя висел тогда амулет: На виду или под одеждой?
  - Даже вспоминать не буду, я пришел поговорить о Клэме.
  Что там вспоминать, я и так помню, что амулет висел под одеждой, но это не повод для подозрений.
  - Ну как знаешь, - согласился маг. - Давай поговорим о Клэме. Мне бы с тобой поехать, но сейчас я никак не могу покидать столицу.
  - Да все нормально, я справлюсь.
  - Ликс, прошу, будь поосмотрительнее. И зайди к графу Де Туратье, наверняка ты в запале наговорил лишнего.
  Я припомнил свой разговор с начальником департамента и понял, что вел себя не лучшим образом. Вспылил как мальчишка. Стыд-то какой. После такого я бы на месте графа не пускал меня на порог. Как минимум, надо извиниться и поблагодарить за предоставленный отпуск. А обстоятельства? Что ж, с обстоятельствами разберемся. После того, что мне рассказал Кибитус, стало кое-что проясняться. Сомнения Де Туратье выглядят обоснованными.
  Да, тест на мою пригодность (интересно, пригодность к чему?) был неуместным. Но вот прошел ли я его, вот в чем вопрос? Что-то подсказывает мне, что не прошел.
  В общем, как ни неприятно признавать свои ошибки, а приходится. И лучше это сделать сразу.
  Секретарь не преградил мне дорогу на входе в кабинет начальника департамента, и я посчитал это добрым знаком. Мог ведь шеф в запале крикнуть что-то вроде: "Этого нахала Ликса Троти не пускать ко мне ни при каких обстоятельствах"! Мог, но не крикнул. Значит, не все так плохо.
  - Разрешите войти, господин начальник департамента королевской почты?
  Шеф хмурился, но я смог уловить еда заметную улыбку - любил Де Туратье, когда к нему обращались подобным образом, но об этом мало кто знал. По какой-то причине он не спешил это афишировать.
  - Входи.
  - Разрешите официально принести Вам мои извинения!
  - Можно и не официально, - махнул рукой граф, и я понял, что он не настолько сердится, насколько хотел показать.
  - Спасибо за предоставленный отпуск, Ваше Сиятельство.
  - Да, отпуск. Не погорячился ли я, предоставляя отпуск на две недели? Может, хватило бы и двух дней?
  - Я думаю, что Ваше решение было абсолютно правильным, - шеф кивнул, предлагая мне продолжать, и я продолжил. - Для того чтобы проводить Клэма в последний путь, хватило бы и двух дней, но вряд ли Вас устраивает недостаточно тщательное расследование обстоятельств гибели Вашего человека.
  - Ты думаешь, оно было недостаточно тщательным?
  - Некоторые совпадения наводят на такую мысль.
  - Садись, - предложил шеф, и я понял, что моя горячность прощена, далее разговор пойдет о деле. - Гибель Клэма действительно вызывает у меня вопросы. На первый взгляд придраться не к чему, но интуиция старого волка говорит мне, что не все так просто с этой историей.
   - Так почему же Вы...
  - Что? Почему я не обратился в департамент расследований и не потребовал, чтобы все проверили более тщательно?
  - Да.
  - Какие у меня для этого основания?
  Здесь шеф прав. Департамент расследований вынес решение "несчастный случай", и вряд ли станет его пересматривать без веских оснований.
  - Но мы не оставим это без внимания?
  - У департамента королевской почтовой службы нет права вести расследования...
  - Но кто может запретить курьеру, находящемуся в отпуске, поинтересоваться обстоятельствами смерти друга, - продолжил я.
  - Совершенно верно. Я не могу тебе этого поручить, но предоставить отпуск вправе.
  - Спасибо.
  - Не за что. Департамент окажет тебе любую неофициальную помощь. Удачи, и будь осторожен.
  Я помялся.
  - Что-то еще? - спросил шеф.
  - Не помешал бы служебный билет на путешествие "быстрыми дорогами".
  - Не наглей, - фыркнул Де Туратье. - Ты в отпуске, какой может быть служебный билет. Деньги в канцелярии получил?
  - Да, с этим все в порядке.
  - Доедешь на общих основаниях. До Веденска почти всегда зеленая линия. Удачи, и держи меня в курсе.
  Во второй раз я покинул кабинет начальника департамента гораздо спокойнее. Тоска от гибели Клэма не прошла, но она обернулась холодной решительностью.
  Перед тем как оправляться на станцию "быстрых дорог" я решил заглянуть домой и уладить кое-какие формальности (все-таки мое отсутствие может затянуться).
  - Мистер Троти, - окликнула меня консьержка.
  - Здравствуйте, мадам Хлоп.
  - Вы уже вернулись, мистер Троти? - кокетливо улыбнулась дама.
  Мадам Хлоп строит мне глазки при каждом удобном случае, а я упорно делаю вид, что этого не замечаю.
  - Вернулся, чтобы подготовиться к отъезду.
  Я хотел было продолжить путь, но мадам Хлоп перешла к решительным действиям:
  - Подождите, мистер Троти, Вам письмо.
  Письмо почтовому курьеру? Интересно.
  Я принял конверт, на котором не было адресата.
  - Вы уверены, что это мне?
  - Абсолютно. Письмо просили передать мистеру Ликсу Троти.
  - И откуда оно взялось?
  - Письмо принес мальчишка.
  - Что ж, спасибо, мадам Хлоп.
  Я прошел к себе, размышляя что бы это могло значить. Прошел в комнату, вскрыл конверт. Письмо было коротким и состояло из одной строчки.
  "Не стоит ездить в Веденск. Друг".
  
  
  Глава 3.
  В Веденск.
  
  Что это за друг у меня появился, который шлет письма без подписи? И друг ли это? Его цели не ясны. Кто вообще мог узнать, что я собираюсь в Веденск? Об этом знали граф Туратье и Кибитус, но ни тот ни другой не могли прислать мне это письмо. Ни к чему это. Если бы им и пришла в голову такая мысль, они могли высказать подобное пожелание лично, но ни о чем подобном речь не шла, разговор проходил совсем в другом ключе. Полная неясность с этим письмом. Одно понятно: непонятные намеки не могут остановить мою поездку. Клэк, Клэм, что же с тобой случилось? Будь уверен, я приложу все старания, чтобы разузнать, была ли твоя гибель случайностью.
  Так я думал, направляясь к станции быстрых дорог - монументальному сооружению, от которого так и веет древностью.
  Никто не знает, кем и когда были построены "быстрые дороги". Думаю, даже стража дорог не в курсе, несмотря на то, что находится при станциях постоянно.
  В том-то и дело, что при станциях, путешествовать "быстрыми дорогами" им приходится, пожалуй, реже, чем другим. Нет у них такой необходимости, иное дело у специального курьера. Путешествовать "быстрыми дорогами" мне случалось. В основном, по служебной надобности, но это вовсе не значит, что всегда по служебному билету.
  Служебных билетов на всех желающих не хватает. А что остается нам, курьерам, когда начальник отдела доставки начинает вести примерно такие речи? "Ликс, ну что тебе стоит съездить на общих основаниях? Ты же знаешь, как много в этом месяце рассылок, служебные билеты нарасхват. А с меня начальство голову снимет, если мы не доставим всю корреспонденцию. Да и доставка простая, на твоем направлении почти всегда зеленая линия. С твоими способностями это пустячное дело. А общий билет мы тебе оплатим. Будь другом, выручи. А мы тебе...". Здесь обычно следовало перечисление благ, которые варьировались в зависимости от ситуации. В дело шло и обещание походатайствовать о премиальных, и обещание в следующем месяце выдать больше служебных билетов, и просто кружка пива.
  И что можно ответить на такую просьбу? Как не помочь ребятам? Их тоже можно понять: с них начальство требует обеспечить своевременную доставку корреспонденции. Разумеется, я соглашался: проехаться на общих основаниях по маршруту "зеленой линии" не так уж и сложно для того, у кого достаточно ловкости и не совсем пустая голова. Иное дело - "желтая линия", здесь приходится попотеть, путешествуя на общих основаниях. Так и разговор в таких случаях складывался по-другому. Отправить курьера по "желтой линии" по служебной надобности на общих основаниях? Такие случаи можно по пальцам пересчитать.
  Поездка в Веденск почти всегда проходила по "зеленой линии", спрашивать от шефа служебный билет было с моей стороны слегка самонадеянно, но попытаться-то стоило. Что ж, нет, так нет. Поеду на общих основаниях, не впервой.
  Стража "быстрых дорог" остановила меня на подходе к станции. Маг быстренько пробежал по мне взглядом, осматривая с ног до головы, и кивнул, давая понять, что все в порядке.
  - В путешествие собрались, господин старший курьер? - поинтересовался начальник патруля.
  - Как видите.
  - По служебной надобности?
  - Скорее, по личной.
  - Тогда прошу оплатить проезд.
  Я молча достал один золотой. Не такие уж малые деньги, но скорость путешествия оправдывает эти траты.
  Начальник патруля принял монету, кивнул магу, и тот достал шкатулку:
  - Будьте любезны сложить сюда все амулеты.
  Путешествовать "быстрыми дорогами" с открытыми амулетами запрещено. Станционная стража объясняет это тем, что амулеты могут быть безнадежно повреждены. Так ли это, не знаю. Как-то раз мы засиделись с Кибитусом, он тогда особенно разговорился и выдал, что стража больше опасается за сохранность станций, а не амулетов. Правда, позже подтвердить свою собственную версию не захотел, сославшись на то, что предположить можно что угодно, а достоверных сведений на этот счет у него нет.
  Так или иначе, а амулеты приходится сдавать. Я положил в шкатулку амулет магической защиты и свой служебный жетон (на нем тоже есть магическая печать - гарантия от подделки), и маг запечатал шкатулку.
  - Проходите, - предложил начальник патруля.
  Несмотря на удобство таких путешествий очереди к станции "быстрых дорог" не наблюдалось, и причиной тому была вовсе не плата за проезд, точнее, не только плата.
  Путешествовать "быстрыми дорогами не просто". Конечно, если у тебя нет служебного билета. С ним проходишь без всяких вопросов, лишь называешь станцию назначения.
  У меня служебного билета не было. Путь вперед был для меня закрыт, оставался выбор. Можно было из комнаты приема свернуть налево, и пройти через комнату мудреца, или свернуть направо, и пройти через комнату дракона. Я взглянул на табло: и слева и справа Веденск был обозначен "зеленой линией".
  Обычно путь мой лежал налево. С мудрецом интересно: иногда удается перекинутся десятком-другим фраз, прежде чем приходит пора давать ответ. Порой из этих разговоров можно узнать что-то любопытное. Это вовсе не значит, что с драконом нельзя поговорить. Можно. Только разговор этот будет слишком специфичным. Желаете обсудить достоинства того или иного оружия, тактику боя или качество доспехов - пожалуйста, вам к дракону. А по всем остальным вопросам - к мудрецу.
  Кто и когда придумал, чтобы все было именно так, я понятия не имею, только все обстоит именно так: без служебного билета можно воспользоваться "быстрыми дорогами только миновав мудреца или дракона. Это, конечно, создает некоторые затруднения, зато очереди около станций "быстрых дорог" очень редкое явление.
  Смерть Клэма сместила мой обычный настрой: не было у меня сейчас желания обсуждать что-то с мудрецом, а вот размяться будет самое то. Я свернул направо - к дракону.
  - Смотрите, кто пожаловал! - гаркнул ящер. - Ну что, служивый, сойдемся в поединке?!
  - Не с моей весовой категорией, - отозвался я.
  - Что за народ пошел! Чем вам моя категория не подходит? - удивился дракон и стукнул по полу хвостом, отчего комната загудела.
  - Как бы тебе сказать? Ты несколько великоват, зубы острые, шкура толстая. Моей шпагой ее поди и не проткнуть.
  - Говорил я тебе, меч бери.
  Последний раз я проходил через комнату дракона около года назад, вот тогда он и советовал мне приходить с мечом. Я об этом разговоре и думать забыл, а дракон говорит так уверенно, будто это было вчера.
  - Мне меч по должности не положен, - заверил я.
  - Жаль, - вздохнул дракон. - Может, со шпагой против меня выйти попробуешь? Я в полную силу биться не буду.
  - Нет уж, как-нибудь в другой раз.
  Отказаться от боя с драконом невозможно, если вы собрались ехать по "красной линии". Но для того чтобы ехать по красной линии, надо быть или отважным героем, или полным дураком. Мало того, что выиграть бой-пропуск на "красную линию" почти невозможно, так и сама поездка в красные сектора далеко небезопасна.
  - Как знаешь, - отозвался ящер. - Куда хоть едешь-то?
  - Веденск.
  - "Зеленая линия", - уточнил дракон. - Ладно, будет тебе соперник.
  В его голосе послышалось явное разочарование. Для пропуска в путешествие по "зеленой линии" полагалось выиграть поединок с легкоодоспешенным противником среднего уровня. Для пропуска в путешествие по "желтой линии" предлагалось победить противника посерьезнее. Для "красной линии" противник мог быть любым, на выбор дракона. В том числе на поединок мог выйти и он сам.
  На ранее однородной стене появилась дверь, секунда - дверь распахнулась, и в комнату вошел воин в широких шароварах, вооруженный ятаганом.
  - Судьей назначаю себя, - объявил дракон. - Бой начат.
  Дракон ударил в гонг, и воин пришел в движение, поигрывая ятаганом. Я выхватил шпагу и приготовился отразить нападение. Ятаган тяжелее шпаги, но это вовсе не значит, что его удары нельзя парировать, многое зависит от угла, под которым встречается оружие.
  Минут пять мы увлеченно звенели клинками, пока я не решил, что пора с этим заканчивать. При очередном ударе я парировал оружие противника, под острым углом, отчего его подбросило вверх. Моя шпага пошла вниз, но я успел погасить инерцию раньше, чем мой противник: быстрый выпад и шпага поразила владельца шаровар.
  На пол хлынула кровь, противник зашатался, но здесь дракон ударил в гонг и объявил:
  - Бой закончен. Победа присуждается путешественнику.
  Мой противник растаял, будто его и не было. Не первый раз мне доводилось наблюдать эту картину, но я так и не могу понять, как это возможно. Все ощущения говорили мне о том, что противник настоящий: его удары я мог ощутить на своей собственной шкуре. Можно было получить ранения и чувствовать боль. Вот только все это до той поры, пока не покинешь комнату дракона. Стоило выйти из помещения станции, как полученные раны моментально исчезали, напоминая о себе лишь малыми отголосками былой боли.
  Не знаю, кто и когда построил "быстрые дороги", но это одно из самых удивительных чудес света. Как-то раз я поинтересовался у мудреца, зачем вообще нужны эти испытания, ответ был парадоксальным - чтобы путешествовать. Мудрец - он такой, порой его ответы ставят еще больше вопросов. Пришлось додумывать ответ самому, и вот к каким выводам я пришел: если бы не было отбора, желающих воспользоваться "быстрыми дорогами" было бы больше, что привело бы к определенным неудобствам. Конечно, можно было ввести иные фильтры, например экономические, еще больше увеличив стоимость проезда, но почему-то это не вязалось с планами того, кто построил "быстрые дороги". Такой вот вывод у меня поучился, надеюсь, именно это имел в виду мудрец.
  - Можете проходить, - сказал дракон и толкнул хвостом дверь, - не забывайте деньги и ценные вещи.
  Я подхватил шкатулку с амулетами и прошел вперед. На секунду коридор залил яркий свет, но дверь выхода была уже близка. Стоило толкнуть ее, и я оказался на улице около станции "быстрых дорог" в Веденске.
  - С прибытием Вас.
  Я обернулся навстречу станционному стражнику и тот продолжил:
  - Позвольте мне забрать шкатулку.
  Печать, наложенная магом, прекратила действовать, я достал свои вещи и вернул казенное имущество.
  В Веденске станция "быстрых дорог" находится на отшибе - километрах в двух от города. На удивление, это лишь повышает активность местного населения в ее окрестностях - рядом со станцией образовалась своеобразная ярмарка.
  "Коня! Продаю коня"! "Кому до города? Довезу недорого"! "Наш постоялый двор примет и разместит постояльцев"!
  Я вслушался в хорошо знакомые крики и свернул к стоянке извозчиков: покупать здесь коня следовало, если очень торопишься, да и с размещением на постой, я надеюсь, проблем не будет.
  - Куда изволите, господин специальный курьер? - осведомился плотный невысокий возчик с хитрым взглядом, когда я запрыгнул в его коляску.
  - К почтовому отделению.
  В Веденске нет отделения специальной курьерской службы, но обыкновенная почта работает: имеется почтмейстер и два его помощника. Все трое мне хорошо знакомы еще с той поры, когда я работал обычным почтовым курьером и доставлял им корреспонденцию. Здесь меня и примут, и информацией поделятся.
  Пожилой почтмейстер уже собирался закрывать отделение, когда наша коляска остановилась у крыльца. Увидев меня, он помахал рукой.
  - Привет, Ликс. Приехал, чтобы проводить Клэма в последний путь? Я слышал, что вы были друзьями. Мы все ужасно сожалеем о происшедшем. И зачем его только понесло в "Глухое урочище"?
  - Кого его? - удивился я.
  - Так Клэма же. Ты что, ничего не знаешь?
  Вот так раз. Такие новости сходу.
  - Про что? Я читал протоколы службы королевского сыска, там было сказано, что Клэм погиб неподалеку от Веденска от взрыва амулета магической защиты. Ни о каком урочище там не было ни слова.
  - Ты же знаешь, протокол - дело казенное.
  Почтмейстер обошел здание и пошел к входу, расположенному с другой стороны:
  - Проходи.
  - Спасибо. Так что не так с протоколом? - уточнил я.
  - Все так до последнего слова. Наш следователь Шрук Остави свое дело знает - все так и есть, Клэм был найден мертвым неподалеку от Веденска. Вот только где именно неподалеку?
  Это я правильно зашел, оказывается, не все так просто.
  - Вот что, старина Бонси, расскажи-ка ты мне поподробнее, что это за урочище такое, и что там забыл Клэм.
  - Поздно уже, - вздохнул почтмейстер. - Устраивайся на ночлег, комнаты курьеров как раз свободны.
  - А ужин?
  - Сейчас пошлю своего парнишку, закажет в ближайшем трактире. Или, может, сам в трактир пойдешь?
  - Нет уж, лучше здесь. И вообще-то я рассчитывал, что ты составишь мне компанию. Ради такого дела готов купить бутылочку твоего любимого "Бокайского".
  - Разве что одну, - почесав нос и вздохнув согласился Бонси. Но по тому, как довольно заблестели его глаза, я понял, что попал в цель.
  Разумеется, про Клэма и странное урочище он мне и так рассказал бы, но рассказ рассказу рознь. Подробности не передаются на ходу, для этого нужен неторопливый и обстоятельный разговор.
  Ужин на двоих доставили, Бонси плеснул себе на дно бокала "Бокайского", бросил вопросительный взгляд на меня, оценил мой отрицательный жест и поднял тост "За Клэма".
  К такому сложно было не присоединиться, но мне нужна была абсолютно свежая голова, чтобы не упустить подробности рассказа. Пусть Бонси выпьет за Клэма, я за своего лучшего друга Клэма здесь сейчас пить не буду, я буду рыть землю, как поисковый терьер, чтобы разузнать, случайна ли его смерть. Вот это и будет мой тост за Клэма, а бокал пусть поднимет Бонси.
  - Так что там с этим урочищем, и каким ветром Клэма туда занесло? - напомнил я.
  - Не знаю, зачем он туда поехал. Я вообще не знал, что он туда ехать собирается. Клэм возвращался с развозки рассылок, остановился у нас на ночлег, ставил свою сумку и сказал, что у него есть дело неподалеку, обещал вернуться к ужину. Но к ужину он не появился. Не появился и к утру. Тогда я поднял тревогу, начали прочесывать местность. На границе этого самого урочища Клэма и нашли.
  - Ага, так все-таки на границе?
  - Ну да. Побывал ли он там, или только собирался, я не знаю, а только зря он туда поехал, недоброе это место. В Веденске все его обходят стороной.
  - Чем же оно недоброе?
  - Недоброе, - повторил Бонси и пополнил свой бокал.
  - Ну ладно, а что собой представляет это самое урочище?
  - Долина километров двадцать длиной и до пяти километров шириной. Когда-то на этом месте был построен город или поселок. Но очень древний. От него практически ничего не сохранилось, лишь кое-где фундаменты, покрытые мхом.
  - И где же находится эта самая долина?
  - На юго-восток три километра до развилки, потом по старой дороге, ведущей к заброшенным каменоломням, затем левее, а там уже рукой подать. От города не больше десяти километров, только никто в ту сторону не ездит. А тебе зачем?
  - Да вот хочу посмотреть, где погиб Клэм. Провожатого дашь?
  Бонси протяжно вздохнул:
  - Слит с тобой съездит если надо. А только лучше бы ты туда не ездил. Клэм поехал и вот... За Клэма! - почтмейстер опрокинул бокал, бросил на меня вопросительный взгляд и долил себе остатки "Бокайского".
  - Скажи Слиту, что мы едем завтра во второй половине дня.
  - Скажу, - вздохнул Бонси.
  - Кстати, где сумка Клэма?
  - У меня, где же ей еще быть. Завтра должен прибыть курьер, который развезет оставшееся доставки.
  - Давай посмотрим, что там. Может, там есть что-то, что подскажет, зачем Клэм поехал в урочище.
  - Я уже все закрыл, давай лучше завтра посмотрим, - пробурчал Бонси.
  - Вставай старый лентяй, завтра похороны Клэма, нам будет не до того.
  - Это я-то лентяй?! - встрепенулся Бонси. - Да я, если хочешь знать...! Идем! Мы еще посмотрим, кто здесь лентяй!
  Почтмейстер отправился вперед, звеня ключами, я двинулся следом за ним.
  Помещение, в котором хранилась корреспонденция, находилось в том же здании, что комнаты отдыха курьеров, только в другом крыле.
  - Прошу. Сейчас фонари зажгу, - Бонси распахнул дверь, пропуская меня веред.
  Я шагнул за порог и удивленно присвистнул:
  - Ничего себе! У вас всегда такой бардак?
  Письма ворохом лежали на столе, рядом со столом стояла пустая почтовая сумка, окно на улицу было приоткрыто.
  - Это? - почтмейстер обвел помещение быстрым взглядом. - Кто посмел?!
  - Тихо, - я вскинул руку вверх, призывая к молчанию, - здесь кто-то был всего несколько секунд назад. Посмотрите, фитиль фонаря еще дымится.
  - Куда же он делся? Не иначе, выпрыгнул в окно, - заявил почтмейстер.
  - Вполне возможно. Надо посмотреть, все ли на месте. Зажги фонари слева, я зажгу те, что справа.
  Я зажег масляный фонарь, сделал два шага в сторону, чтобы перейти к следующему и встретился взглядом с человеком. Повязка скрывала его лицо, можно было рассмотреть лишь глаза. Ниша за шкафом была совсем невелика, я никак не ожидал, что кто-то может там укрыться.
  Мое удивление длилось доли секунды. Если я не ожидал встречи, то злоумышленник был к ней готов: он сильно толкнул меня и бросился к окну.
  - Держи его! - взревел как раненый медведь Бонси.
  
  
  Глава 4.
  Глухое урочище.
  
  На похороны Клэма собралось на удивление много народа. Кроме служащих местного почтового отделения, которые пожаловали в полном составе, приехали еще около десятка работников почты. Прибыл даже заместитель начальника департамента почтовой службы, который выразил сожаление по поводу утраты и личные соболезнования графа Туратье. Кроме того присутствовало все местное городское руководство - все-таки хоронили государственного служащего. Мэр выразил соболезнования от лица города. Был на похоронах и старший следователь Шрук Остави. Не знаю, пришел ли он сюда по зову сердца или по велению долга. По тому, как он внимательно осматривал присутствующих, можно было предположить и то и другое.
  Прощанье затянулось часа на два. Когда все разошлись, я остался, мне хотелось побыть на могиле друга одному. Так что в город я вернулся ближе к полудню, и сразу отправился в местное отделение королевского сыска. По уверениям господина Бонси от этого визита вряд ли стоило ждать большой пользы: "Видишь ли, Ликс, сыскной департамент не слишком стремится делиться сведениями". Кто бы сомневался, но попытаться-то стоило. Сейчас любая информация не будет лишней.
  Шрука я застал на рабочем месте. Он внимательно выслушал мой вопрос, и заверил с самой любезной улыбкой:
  - Не беспокойтесь, следствие разберется.
  - Но Вы утверждаете, что все произошедшее - несчастный случай.
  - У Вас есть основания сомневаться в этом? Представьте нам факты, и мы будем признательны за помощь следствию.
  Фактов у меня не было, были лишь сомнения, в чем я и заверил следователя.
  - Любезный господин Троти, если бы мы руководствовались не фактами, а сомнениями, ни одно следствие не дошло бы до конца. Я понимаю, Вы огорчены гибелью друга, но Вы не представили ни одного доказательства, подтверждающего Ваши сомнения.
  Где-то в глубине души я понимал, что Шрук прав. Вот только прав он среднестатистически. Статистика для меня не слишком большое утешение. Да, у меня нет прямых доказательств, лишь косвенные улики, которые сами по себе ничего не доказывают. Лишь их сочетание наводит на размышления, но и только.
  - Но Вы хотя бы узнали, зачем Клэм ездил в это самое урочище? - поинтересовался я.
  - Далось Вам это урочище. Ничто не говорит о том, что мистер Клэм Троти ездил именно туда. Может, он решил совершить конную прогулку по окрестностям.
  ќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќќ- Говорят, недобрая слава сопровождает места, где его нашли...
  - Бросьте, все это сельские сплетни. Да, пару раз там пропадали люди, но никто из них не погиб от взрыва амулета. Места дикие заброшенные - недолго свалиться со скалы или заблудиться.
  Шрук Остави был так убедителен, что чуть было не переубедил и меня. Не слишком ли большое значение я придаю россказням Бонси. Но ведь ездил же куда-то Клэм на ночь глядя. Да и обыск, учиненный в его вещах, наводит на размышления.
  - Спасибо, господин Остави, - поблагодарил я следователя на прощание.
  - Не за что. Помогать подданным короны мой долг. Если у Вас будут факты, обращайтесь.
  - Непременно.
  Все же разговор получился не совсем бесполезным - мне удалось выяснить настроение старшего следователя. Если без веских на то оснований он не будет предпринимать дополнительных шагов, то и мешать мне, судя по всему, не собирается. По крайней мере, такое у меня сложилось впечатление.
  Бонси говорил, что будет ждать меня к обеду - самое время поспешить. Перекушу и в путь, надо посмотреть, что это за долина такая, которую все обходят стороной.
  Почтмейстер расстарался: накрыл стол за совой счет и не поскупился на угощение. Добавил даже бутылочку "Бокайского", от которого я благоразумно отказался.
  Старина Бонси чувствовал себя отчасти виноватым за вчерашнее происшествие - все-таки воришка влез в дом по его недосмотру.
  "Понимаешь, Ликс, я включаю сигнальный амулет перед тем как лечь спать. Кто знал, что на почту влезут в то самое время, как мы ужинаем".
  Я-то понимал, а вот непосредственное начальство почтмейстера может и не понять. Если этот случай раздуть как следует и дать ему ход, Бонси не поздоровится.
  - Ликс, проходи скорее, все уже готово, - заторопился почтмейстер, - только тебя ждем. Через час Слит будет ждать тебя с лошадьми. Проводит до урочища и все покажет в лучшем виде. Надеюсь, ты не собираешься там задерживаться?
  - Как получится.
  Бонси недовольно заерзал:
  - Это... Лошади...
  - Что не так с лошадьми?
  - Понимаешь, послезавтра должна прибыть почтовая карета, возможно, потребуются подменные кони.
  - До послезавтра полно времени. И потом, конь мне нужен только для того, чтобы доехать до места. Если решу задержаться, Слит вернется в город вместе с лошадьми.
  - Вот и замечательно, - выдохнул Бонси. - Но лучше бы ты не задерживался. Кто его знает... Странное это место.
  В том-то и дело, что никто не знает. Определенно с этой долиной что-то не так. Я не настолько безрассуден, чтобы искать себе приключения. Не было бы у меня нужды, ни за что бы туда не сунулся.
  - Место, может, и странное, но без людей здесь не обошлось. К тебе на почту, если ты помнишь, залез именно человек. Залез и переворошил всю сумку Клэма.
  - И не говори, - вздохнул почтмейстер, - хорошо еще, что ничего не пропало.
  - А вот этого мы не узнаем. Мало ли что могло быть в сумке Клэма кроме писем.
  - Чему ж там быть-то?! - воскликнул Бонси. - В сумке курьера положено быть письмам, они там и были.
  - Вот только воришку они не интересовали, он искал что-то другое. Нашел или нет, у него уже не спросишь.
  - Шустрый какой. Как он быстро в окно сиганул, - взмахнул руками почтмейстер.
  - И не говори. Если бы еще один неуклюжий медведь не бросился его догонять...
  - Какой медведь? Не было там никакого медведя, - Бонси покраснел, он прекрасно понял намек, но не хотел признаваться в своей неловкости.
  Тот, кто обыскивал сумку Клэма, был быстр, но не быстрее взмаха руки. Когда он меня оттолкнул, пришлось уходить перекатом назад. Пара секунд была потеряна. Закончив кувырок, я выхватил метательный нож и хотел было отправить его вдогонку злоумышленнику. Так бы и случилось, если бы не Бонси. Почтмейстер с ревом бросился ловить воришку. Я в последний момент остановил руку, занесенную для броска, когда окно закрыла широкая спина почтового служащего.
  Разумеется, почтмейстер опоздал: воришка прыгнул в окно головой вперед. Очень опасный номер, если правильно не сгруппироваться при приземлении, можно получить немало травм. Не знаю, кто забрался на почту, чтобы порыться в сумке Клэма, но в ловкости ему не откажешь: когда я выбежал на улицу, его уже и след простыл.
  - Отдадим должное обеду, - я довольно потер руки, а Бонси облегченно вздохнул, обрадовавшись окончанию неприятного для него разговора. - Кстати, будь добр, пошли кого-нибудь в трактир за припасами на пару дней.
  - Значит, ты решил задержаться в долине? - всплеснул руками почтмейстер.
  - Там видно будет.
  - Тогда тебе понадобится палатка.
  - Было бы неплохо, только таскаться с ней... Придется, видимо, разориться на купол. В Веденске еще не перестали их продавать?
  - В Веденске есть все, что необходимо путешественнику. Советую заглянуть в лавку к Ручиму. У него чуть дороже, чем на рынке, зато десятичасовой купол с гарантией держится не менее девяти часов.
  - Спасибо, так и сделаю.
  Девять часов для однодневного купола неплохо. Ветер, дождь, да и зарядка у дешевых куполов редко бывает полной. Среднего качества однодневный купол держится часов семь-восемь. Обычно этого хватает для ночевки. Если же хотите пользоваться куполом дольше - берите два. Или один, рассчитанный на большее время.
  Купол вещь не дешевая, но удобнейшая для ночевки в походных условиях. Почему я на всякий случай не ношу несколько штук с собой? Заряд куполов расходуется, даже если ими не пользуешься: поносишь его с месяц, половину заряда как кот слизнул. Неси амулет купола магу на зарядку. А зарядка стоит девять десятых цены купола. Конечно, можно подкатиться к Кибитусу, он с меня денег брать не будет, но лишний раз обременять друга просьбой не слишком порядочно. Проще купить купол, когда он понадобился. Тем более что я предпочитаю останавливаться в селениях, в полевых условиях ночую не так уж часто.
  А как же мои разъезды? Так почту в чистом поле никто не ждет, даже специальные депеши. Правда, изредка куполами доводится пользоваться и на работе. Например, когда доставляешь дипломатическое письмо тем же эльфам. Длинноухие могут и не встретить курьера у границы своего леса. Купола они недолюбливают. Если вам довелось забрести на территорию эльфов, не советую ставить купол без необходимости. Если же вы приехали по делу, и вас не встретили - дело иное. Поворчат недовольно, но и только.
  Когда приходится доставлять подобного рода корреспонденцию, курьеру выдают амулет купола, но случается подобная необходимость нечасто.
  Мы закончили обед, один из младших сыновей Бонси принес из ближайшего трактира дорожную сумку с едой, и я стал собираться.
  - Будь здоров, старина. Если будет время, заскочу к тебе на обратном пути.
  На улице уже поджидал помощник почтмейстера с лошадьми, пора отправляться в таинственное урочище.
  - Привет, Слит, - поприветствовал я парня.
  -Здравствуйте, господин Троти. Мы едем прямо сейчас?
  - Да. Только заскочим по пути в лавку к Ручиму.
  - Хотите прикупить сторожа?
  - Нет, купол, - отозвался я. И подумал, что сторож, действительно не помешал бы. Если местность такая пустынная... - Впрочем, там видно будет.
  Сторож не спасет от арбалетного болта или стрелы, пущенных издалека. Все, на что он способен - это предупредить владельца о том, что в радиусе десяти метров от него кто-то появился. Но это тоже неплохо. Лучше, чем ничего.
  Проблемы со сторожем те же самые, что и с куполом - естественный саморазряд при неиспользовании.
  Переполненный охранный амулет приходится разряжать, а купол и сторожа - подзаряжать. Давно бы придумали, как совместить одно с другим. Мудрят что-то маги. Но понять их можно: придумай они самозаряжающуюся систему, которая может работать месяцами, кто пойдет к магу заряжать артефакты.
  Я как-то пытался выпытать у Кибитуса, так ли это на самом деле, но старик не раскололся. Заявил, что энергия бывает разной, и не всякая пригодна для любого амулета. Может и так, я не маг, мне судить об этом трудно.
  Слит свернул в переулок, и я следом за ним. Через минуту наши кони остановились перед лавкой Ручима.
  Цены здесь действительно были выше, чем на рынке, но на рынке пойди сыщи продавца, если тебе подсунули откровенную халтуру. Здесь же какая-то гарантия, рекомендация Бонси опять же.
  - Как с зарядом у амулетов? - поинтересовался я. - Поди, разрядиться успели?
  - Как можно! - всплеснул руками лавочник. - Каждые три дня маг заходит, подзаряжает. У нас амулеты самые лучшие.
  - Так уж и лучшие? - удивился я.
  - Быть может, в столицах и найдется что получше, а у нас в Веденске вряд ли.
  - Что ж, раз мы не в столице...
   - Что желаете приобрести, господин специальный курьер?
  - Одноместный купол и сторожа.
  - На один день или на неделю? Недельные брать выгоднее.
  - Выгоднее-то выгоднее, но только в том случае, когда потратишь весь заряд.
  Ручим развел руками - здесь он ничего не мог поделать.
  - Обратно амулеты возьмете, если я не израсходую заряд полностью?
  - За одну десятую стоимости, больше не могу. Амулет все равно отдавать магу на зарядку, да и оценить оставшийся заряд я сходу не сумею.
  Одну десятую стоил пустой амулет. Ну этот Ручим и пройдоха. Ясно ведь, ели я вернусь через три дня, то потратить заряд недельного купола никак не успею.
  - Ладно, беру пятидесятичасовые амулеты.
  - Очень хороший выбор, - засуетился продавец.
  - Но если там заряда окажется меньше, чем на пятьдесят часов, пожалуюсь Шруку Остави.
  - Э, все хотят обидеть бедного Ручима! - начал причитать торговец. - Где я возьму амулеты, которые держат норму? Нет таких в природе. Могу предложить скидку.
  - Так сколько амулеты продержатся? - уточнил я.
  - Сорок пять часов с гарантией.
  - Точно?
  - Ручим слов на ветер не бросает.
  - Беру.
  Даже с учетом скидки пришлось выложить пять золотых - отпускные тают на глазах, но приобретения и в самом деле полезные.
  Больше ничего не держало меня в Веденске. Покинув лавку, мы направились к злополучному урочищу.
  Кони с неспешной рыси переходили на шаг, но часа через полтора мы уже были на месте. Каменистая местность часто поросла невысоким кустарником. Дорога терялась, распадаясь на множество троп.
  - Вот здесь мы и нашли мистера Троти, - сказал Слит, - на этом самом месте. А вот там дальше начинается "Глухое урочище". Левее пошла малая долина, она тянется километра на четыре, большая долина идет прямо.
  - Может, проедем дальше? - предложил я.
  Слит зябко поежился.
  - По этим камням? Кони здесь быстро копыта собьют.
  Понятно, не слишком-то парню хочется соваться в долину, про которую в округе идут нехорошие слухи.
  - Тогда я пошел.
  - Может, Вас подождать, господин Троти? - спросил парнишка.
  - Не стоит. Я могу задержаться, а лошади нужны на почте.
  Помощник почтмейстера перехватил повод моего коня, я закинул походную сумку на плечо и отправился в путь, петляя между зарослей акации. Местность была относительно ровной и я было пожалел, что не купил в Веденске коня.
  Минуло с полчаса, и я успел зайти в долину километра на три, как, миновав очередные заросли, замер как вкопанный. Метрах в тридцати от меня на тропе сидел волк. Точнее, сидел он до той поры, пока я не вышел в поле зрения. Увидев меня, волк привстал и оскалился. И ладно бы это был просто волк, так это великан среди волков - добрый метр в холке. А если добавить к этому яростно сверкающие глаза и капающую с клыков слюну...
  Рука сама потянулась к шпаге, я же невольно сделал шаг назад. А за ним еще один шаг. Волк все так же скалился и рычал: он не спешили ни нападать, ни уходить с выбранного им места.
  Еще несколько шагов и чудовище скрылось из вида. Я и не предполагал, что здесь могут водиться такие звери.
  Я было облегченно вздохнул, но ненадолго. Вдруг в этот самый момент чудовище пробирается сквозь заросли, чтобы неожиданно напасть? Меня прошиб холодный пот, и я принялся ворошить сумку в поисках сторожа.
  Активировав амулет, я с облегчением вздохнул: в десяти метрах в округе не наблюдалось никакого движения (бабочки и шмели не в счет, на такую мелочь сторож не реагирует).
  К сожалению, сторожем не получается пользоваться на ходу, помехи не позволяют получать ясную картину. Я выключил сторожа и неспешным шагом отправился обратно, размышляя о странностях поведения зверя. К чему бы ему сидеть на тропе? Он не напал и не убежал. Такое поведение было бы понятно, ели бы, скажем, у волка было здесь логово, но место для этого совершенно не подходящее.
  Через полкилометра я свернул в сторону и решил обойти волка, но, на удивление, все повторилось - и на этой тропе тоже сидел громадный волк. Пришлось возвращаться.
  То, что я шел в обратном направлении, вовсе не значило, что я собрался отказаться от обследования долины. Я решил начать с обследования малого рукава и заодно подумать, как мне быть с волками.
  Малый рукав совсем не был таким зловещим, как его большой теска. Я прошел по нему пару километров, когда стали попадаться поросшие мхом ровные каменные блоки. Насколько я понимаю, это и есть старинные фундаменты некогда стоявших здесь зданий.
  Волков здесь не было, но малый рукав смог удивить меня не меньше, чем большой. Я бродил по нему уже часа два, день близился к вечеру, когда мое внимание привлекло неожиданное явление: Нечто взлетало над землей и исчезало снова. Движение этого странного предмета были похожи на колебания маятника, только маятника перевернутого. Я удивленно протер глаза: "маятник" на несколько секунд исчез, но вскоре появился снова. Его появление сопровождало какое-то странное бурчание. Ничего подобного мне видеть раньше не доводилось. Явление было столь любопытным, что я решил посмотреть на него поближе.
  
  
  Глава 5.
  О том, как гномы не могли найти пропавший золотой.
  
  С опаской я подошел к мелькающему над землей предмету и рассмотрел, что это не что иное, как кирка. "Маятник" в очередной раз исчез, и воздух полетели комья земли. Их полет сопровождал комментарий:
  - Хех! Ох-хо-хо!
  Тайна летающей над землей кирки разрешилась очень просто. Я улыбнулся и подошел к краю ямы.
  - Говорят, если на закате привидится кирка гнома, на этом месте можно найти клад.
  Гном подпрыгнул, от неожиданности выронил заступ и сам себя ухватил за бороду.
  - Врут! Нет здесь никакого клада!
  - Что же ты тогда здесь ищешь?
  - Фух. Это ты, Ликс? Я тебя сразу не узнал, - облегченно вздохнул гном.
  - Привет Батри, - улыбнулся я.
  - Помоги мне вылезти из ямы.
  Наверх полетели заступ, кирка и, к моему удивлению, небольшой арбалет. Хорошо, что гном не схватился за него от неожиданности. Я протянул Батри руку и помог ему подняться.
  - Дружище гном, получается, что я тебя спас, - пошутил я.
  - С чего это? - удивился Батри.
  - Как бы ты без меня выбрался из ямы, которую выкопал?
  - Нас, гномов, никакая яма не удержит! Если бы понадобилось, я сравнял бы ее с землей! - самодовольно заявил землекоп.
  - Вообще-то с землей ровняют горы, - улыбнулся я.
  - Все у вас у людей как-то по-особенному, - буркнул Батри. - Вот яма, - гном копнул заступом, в земле появилась лунка, - а вот ее больше нет, - Батри присыпал ямку землей. Теперь здесь ровное место. А если оно ровное, то получается, что я яму сровнял с землей.
  - С тобой не поспоришь, - улыбнувшись развел я руками. - Но ты так и не сказал, что здесь ищешь.
  - Ничего не ищу, решил вот яму выкопать.
  - Именно здесь?
  - А чем плохое место? Замечательное место для приличной ямы.
  - Только не говори мне, что в горах у гномов закончились замечательные места, где можно копать. А здесь, поди, небезопасно, не зря ты арбалет прихватил.
  - Ну и прихватил. Хороший арбалет еще никому не помешал.
  - Дай посмотреть, - попроси я, и гном протянул мне свою машинку.
  Замечательная штуковина: размах плеч не больше локтя, взводится рычагом за три хода. Я попробовал взвести. По мне так взвод немного туговат, но все равно на зарядку тратится не больше десяти секунд. Потренироваться, наверное, можно взводить и быстрее.
  Я прихватил из лежащей рядом сумки болт и прицелился в скалу, расположенную шагах в двадцати.
  - Эй, ты чего делаешь?! Болт испортить захотел?! - закричал Батри.
  Действительно, стоит поискать другую мишень. Вот то сухое дерево подойдет. Щелкнула тетива, болт отправился в полет. Острие ушло в дерево сантиметра на три, я вытащил болт без особых усилий.
  - Ну да, бьет он не очень сильно, зато его удобно носить, - похвалил свой арбалет гном.
  - Удобно, слов нет, - согласился я. - Кстати, если вот здесь по краям поставить блоки, то эта машинка будет бить не хуже, чем большой арбалет.
  - Не может такого быть! - удивился гном.
  - Почему же не может? Скорость болта увеличится, увеличится и пробивная сила.
  - Откуда ты это знаешь?
  Откуда я это знаю? Кто бы мне сказал, откуда я это знаю. Всплыло вдруг откуда-то из подсознания. Как будто и не знал этого минутой раньше. Или знал, но очень хорошо забыл.
  - Слышал где-то.
  - Ликс, расскажи про эти самые блоки поподробнее, - попросил гном.
  - Вот еще. Ты же мне не говоришь, что ты здесь ищешь.
  - Я это..., - гном замялся, - когда-то давно здесь город был.
  - Слышал. И что с того?
  - Говорят, здесь можно найти разные интересные вещи.
  - Какие вещи, о чем ты? Посмотри вокруг, от строений, которые здесь когда-то стояли, даже стен не осталось. Лишь фундаменты, да и то лишь местами.
  - В земле что-то могло сохраниться.
  - Тебе удалось что-нибудь найти? - заинтересовался я.
  - Пока нет, но не все сразу. Шастает же кто-то по долине, значит, неспроста.
  - Ага, огромные такие волки. Эти уж точно неспроста шастают.
  Батри поежился при упоминании волков, не иначе как тоже мог их лицезреть.
  - Нет, не волки. То есть волки здесь тоже есть, но есть и люди.
  - Что за люди, ты сам их видел?
  - Видел, только издалека. В большую долину я не пошел, решил покопать здесь с краешку.
  - Послушай, Батри, а ты давно здесь?
  - Дней пять уже будет.
  Мы перешли в походный лагерь, устроенный гномом неподалеку, где Батри принялся разводить костер.
  Пять дней? Значит, он был уже здесь, в то время как с Клэмом случилась неприятность.
  - А три дня назад ты ничего подозрительного не видел?
  - Видеть не видел, а вот слышать - слышал кое-что.
  - И что же?
  - Время под вечер уже было. Громыхнуло что-то знатно. В шахтах газ иногда взрывается, так что в громыхании мы толк знаем.
  - Какой газ? Что громыхнуло? Ты ясно говори.
  - Про газ это я для примера. Нет здесь шахтного газа, неоткуда ему взяться. А громыхнуло там, - гном махнул рукой в сторону большой долины.
  - Громыхнуло и что?
  - И все. Ничего больше. А только грома среди ясного неба просто так не бывает.
  - Не бывает, - согласился я.
  - Все, я ответил на все твои вопросы, давай рассказывай про арбалет, - затараторил гном.
  - Да я и сам точно не помню.
  - Не увиливай, Ликс, у нас был уговор: Я тебе рассказываю про свои поиски, ты мне про арбалет.
  - Ладно, ладно. Но я и в самом деле представляю конструкцию лишь в общих чертах. Нарисую тебе ее, так и быть.
  Я веткой на земле принялся чертить схему.
  - Хм, занятно, - пробормотал гном. - Работы, конечно, побольше, чем с моим арбалетом, но если пробивная сила и в самом деле увеличится... Надо будет попробовать сделать такую машинку.
  - Если получится, сделай такую же и для меня, - попросил я.
  - Договорились. Скажи, Ликс, а из какого ты рода?
  - Не знаю, Батри, - покачал я головой.
  - Это печально.
  - Зато у меня есть надежда на то, что я весьма знатен, - отшутился я. - Быть может, у меня даже есть толика королевской крови.
  - Ха, что-то я не слышал, чтобы где-то по соседству пропал король или принц!
  - Так тебе об этом и скажут.
  - Правда? А действительно, все может быть, - задумался гном.
  - Батри, я пошутил, - потряс я задумавшегося гнома за плечо.
  - Пошутил? Ну да, я так и подумал. Наверняка ты из рода знатных мастеров, если знаешь про такие штуки, - гном кивнул в сторону моего чертежа.
  - Давай оставим мой род в покое.
  - Хорошо. Присмотри за костром, а я раздобуду ужин, - гном поднялся и прихватил с собой свою самострельную машинку.
  Он исчез в зарослях и появился минут через двадцать с двумя кроликами.
  - Как ты их успел добыть? - удивился я.
  Кроли здесь иногда попадались, но чтобы за двадцать минут добыть сразу двух, надо было быть очень удачливым охотником и отменным стрелком.
  Батри довольно подбоченился, держа кролей на вытянутой руке, но все же признался:
  - Я расставил на кроличьих тропах затяжные петли, дня не проходит, чтобы один-другой кроль в них не попал. Сейчас приготовим отменное жаркое.
  Гном сноровисто разделался с кролями, через пятнадцать минут их мясо уже жарилось на углях. Минут через двадцать запах жаркого начал щекотать мои ноздри. Я достал из мешка хлеб и сыр и разложил их на камне в ожидании ужина.
  - Батри, ты говорил, что в долине еще кто-то есть. И вроде бы ты не слишком торопишься с ними встречаться. Не боишься, что дым от костра тебя выдаст?
  - Еще чего не хватало, - самодовольно заявил гном, - уж в дымах-то я понимаю. При любом ветре кроме западного дым рассеется по склону, и его никто не разглядит.
  - Да, но сейчас как раз западный ветер.
  - Как западный?! - подскочил Батри. - Точно, западный! Что ж ты раньше молчал, надо срочно тушить костер!
  Гном забегал вокруг углей, заливая их водой.
  - Ты не находишь, что спохватился несколько поздновато?
  - Ничего не поздно, в самый раз. Как раз кролик успел поджариться, - утирая лоб рукой заявил гном.
  - Ну, раз прожарился, давай его съедим.
  Мы отдали должное жаркому.
  - А вот палатка у меня маловата, - рассуждал гном, - так что в гости не приглашаю.
  - Пустяки, я обзавелся куполом.
  - Неплохо платят специальным курьерам, - заявил гном.
  - Не жалуюсь. К тому же мы не играем в эльфийскую лотерею.
  Батри насупился: воспоминание об эльфийской лотерее было для него не самым приятным.
  - Я тоже в лотерею больше не играю.
  - Еще бы, наверное, неохота опять залезать в долги.
  
  С гномом по имени Батри я познакомился пару лет назад, и произошло это при довольно забавных обстоятельствах.
  Я шел домой со службы, когда увидел странную картину. Два гнома резво дубасили третьего, третий вяло отбивался.
  - Ты будешь признаваться или нет? - кричал первый.
  - Да, признавайся! - повторял за ним второй.
  - Не знаю я, - виновато оправдывался третий.
  Я остановился напротив, заинтересованно присматриваясь к этой троице, которая была настолько увлечена своим делом, что не обращала внимания на прохожих.
  - Что случилось, почтенные гномы? - решил я поинтересоваться причиной конфликта.
  - Вот этот занял у меня деньги, - первый ткнул пальцем в сторону третьего.
  - И не отдает?
  - Отдам я! Уже часть отдал! - выкрикнул третий.
  - Это из тех, что занял у меня, - сказал гном номер два.
  - И тебе тоже отдам. Что вы так разбушевались?
  - Признайся, куда дел остальные, - первый гном нахмурил брови и подбоченился.
  - Не знаю я! - в который раз выкрикнул третий. - Они куда-то исчезли.
  - Магия? Или вашего приятеля обокрали? - поинтересовался я.
  - Если бы, - вздохнул первый. - Впрочем, без магии здесь не обошлось.
  - Может, расскажете, что случилось? - просил я.
  - Вот он занял у меня семь золотых и проиграл в эльфийскую лотерею, - первый гном показал на третьего. - У, раззява.
  Самое забавное, что лотерея просто называется эльфийской, из этого вовсе не следует, что проводят ее эльфы. Может, когда-то эльфы ее и придумали, а может название появилось как-то по-другому. Любят у нас все на эльфов сваливать. Подорожало зерно - эльфы виноваты. Гномы подняли цены на железо? Не иначе как и здесь проделки длинноухих. Пчелы собрали меньше меда? Впрочем, с пчелами я погорячился, здесь как раз эльфы были при деле. Но это лишь частный случай. Лотерею же проводят люди, и как в любой лотерее проигравших в ней намного больше, чем выигравших. Попал в число проигравших и этот гном.
  - Я не виноват, оно как-то само получилось. Да и отдам я деньги, я ж не отказываюсь, - оправдался третий. - Три золотых уже отдал.
  - Из тех пяти, которые занял у меня, - добавил гном номер два.
  - И тебе отдам, - подтвердил третий.
  - Кто бы сомневался, - язвительно заметил второй. - А иначе заберем твою новую кирку, которую ты купил за два золотых.
  - Жмоты вы, - надулся третий.
  - Мы не жмоты. Это ты поступаешь не по товарищески, не хочешь нам все рассказать.
  - Хочу. Но не могу.
  - Признавайся! - первый и второй насели на третьего.
  - Что вы от него хотите? - удивился я.
  Как я понял, дело было не в самом долге, а в каких-то подсчетах.
  - Поле того, как это олух вернул мне три золотых, он остался мне должен еще четыре, - заявил первый гном.
  - И мне пять, - вступил гном номер два.
  Итак, у первого он взял семь золотых (которые проиграл), у второго - пять. Из которых на два золотых купил кирку, а оставшиеся три вернул первому. А сам, естественно, остался без денег.
  - Итого он должен нам четыре и пять - девять золотых, - сказал первый.
   - И еще у него есть новая кирка, которая стоит два золотых, и которую мы заберем, если этот олух не признается, как он нас обдурил. Если прибавить ее стоимость к долгу, получится одиннадцать золотых.
  - Да, одиннадцать, - согласился первый гном. - А занимал он у нас двенадцать! Пусть признается, куда он дел еще один золотой.
  - У меня ничего нет, вы сами видите! - выкрикнул первый.
  Гномы видели, но это лишь раззадоривало их, тайна исчезновения монеты не давала им покоя.
  Я рассмеялся. Смеялся я искренне и заразительно, но гномы совершенно не поняли причины моего смеха. Они решительно обступили меня со всех сторон с самым серьезным видом.
  - Так значит, это твои проделки?! - заявил первый гном.
  - Уверяю вас, я здесь совершенно не при чем, - поспешил заверить я. Ссориться с гномами без всякого повода было неразумно.
  - Тогда почему ты смеялся? - потребовал ответа второй гном.
  - Вспомнил смешную историю, - попробовал отговориться я.
  - Про гномов? - подозрительно прищурился третий. Два других гнома его поддержали, забыв про недавнюю ссору.
  - Вовсе нет, - заверил я. - Все знают, что Вы, гномы существа серьезные.
  - Да, это так, - согласились гномы. - Вот эльфы - совсем другое дело.
  Гномы обожают рассказывать истории про эльфов. Впрочем, те не остаются в долгу, и сочиняют свои истории. Пару раз мне доводилось слышать схожие рассказы. Только герои менялись местами в зависимости от рассказчика.
  Лишь бы не потребовали уточнить, какая история меня рассмешила. Так сходу я не смогу вспомнить ничего подходящего. Да и не хотелось бы мне рассказывать смешные истории по эльфов. Только не гномам. Те мигом растрезвонят и не забудут указать автора. После такого к эльфам не слишком-то сунешься. И все бы ничего, но курьерская служба куда только не заносит. К эльфам реже всего. Они сидят в своем лесу и очень неохотно появляются в городе. Но бывает, что приходится доставлять послания и им.
  Гномы тоже домоседы, но им нужны рынки сбыта для своих товаров. Торговля у людей с гномами довольно оживленная. Встретить в городе гнома не удивительно, некоторые проживают среди людей довольно долго. Эльфы же, если случится заглянуть в людское поселение, стараются побыстрее закончить дела и вернуться обратно в лес. Там они чувствуют себя как рыба в воде. Но об этом позже, потому как это заслуживает отдельного рассказа.
  Что до истории с гномами-счетоводами, то закончилась она довольно мирно. Я предложил угостить их пивом, и мой неуместный смех оказался моментально забыт. Что до смутивших коротышек подсчетов, то не могу сказать, чем именно они закончились. Первых двух гномов я больше не встречал. Третьего мне довелось увидеть несколько позже, но он не посвятил меня в подробности окончания той истории. Сказал лишь, что тайна исчезновения монеты так и осталась тайной.
  Остается лишь добавить, что третьего гнома звали Батри. После того случая я встречался с ним еще несколько раз, и вот, наконец, встретил его здесь в долине при довольно любопытных обстоятельствах.
  
  
  Глава 6.
  Наблюдатель.
  
  На следующее утро я решил повторить свою попытку продвинуться по большой долине, но на этот раз я решил действовать не так прямолинейно. Горный гребень между долинами не так уж велик. Переберусь чрез него, и затем попытаюсь пробраться по краю долины. Он, конечно, каменист, на коне там не проедешь, да только я без коня. Зато, возможно, там не будет волков.
  - Батри, одолжи веревку. Или продай, - попросил я.
  - Зачем тебе? - удивился гном.
  - Хочу забраться вот на ту горушку.
  - А сможешь?
  - Ну, не так уж она высока.
  - Не высока-то невысока, а только, чтобы лазать по горам, нужна сноровка.
  - Ты веревку дашь или нет, прижимистый гном?
  - И ничего я не прижимистый Просто не хочу, чтобы добро даром пропадало, - пробурчал Батри.
  - Это ты обо мне или о веревке? - пошутил я.
  - О веревке. Впрочем, если ты сорвешься со скалы, то тоже будет жаль.
  - Ну спасибо! Хоть так обо мне вспомнил.
  - Не за что, у тебя голова на плечах есть и друг, который может дать совет.
  - Да? И что же посоветует мой прижимистый друг?
  - Не прижимистый, а благоразумный. Он посоветует обратиться за помощью к кому-нибудь, кто понимает в лазанье по горам.
  - Да где ж такого взять-то? - всплеснул я руками, еле сдерживаясь от смеха.
  - Тебе повезло. Мы гномы понимаем в лазанье по горам как никто другой.
  В это я охотно поверю: проживая недалеко от гор, как не научиться по ним лазить. Но с чего вдруг Батри решил мне помочь? Вообще-то он гном не вредный, и за помощью к нему обратиться можно, но здесь он сам решил помочь. Вроде бы он был занят копкой ямы.
  - Разве ты не занят?
  - Мы гномы всегда найдем время, чтобы помочь другу. И потом, чувствую я, что место для раскопок здесь не самое лучшее. Вот в большой долине..., - гном мечтательно прищурился. - Один бы я туда не сунулся, а вместе с тобой совсем другое дело.
  - Ну что ж, я от спутника не откажусь. Полезли.
  - Подожди, это дело непростое. Подготовиться надо.
  Гном принялся ворошить свой походный мешок, вытаскивая то, что, по его мнению, было необходимо прямо сейчас.
  Он повесил себе на плечо сумку, насыпал в нее какие-то железки, положил молоток и пару фляг, наполненных водой. Затем он отхватил кусок веревки и как-то хитро обвязал ей себя, пропустив ее вокруг пояса и через плечо, а конец ее завязал петлей. Так же веревкой он опутал и меня.
  - Зачем это все?- удивился я.
  - Пригодится. Ты же не хочешь с горы свалиться?
  - Так горка-то совсем небольшая.
  Скальный уступ не превышал и трехсот метров.
  - Может и небольшая, а страховка лишней не будет.
  Я подумал, что гном пойдет налегке с одной сумкой, но он упаковал все свои вещи в большой мешок, привязал к нему кирку и заступ и закинул все это на плечи.
  - Батри, ты как со всем этим лезть собираешься? - удивился я.
  - Не беспокойся, влезу не хуже других. Еще посмотрим, кто первый доберется до вершины.
  - Оставил бы что-нибудь здесь.
  - Никак нельзя, - помотал головой гном. - Если что-то оставишь, непременно сопрут.
  - Да кто сопрет-то? Нет здесь никого!
  - Это пока нет, а как только мы оставим здесь что-то нужное, непременно кто-нибудь появится. Люди любят появляться там, где гномы оставляют что-то ценное. И как только это ценное находят, сразу же решают, что оно ничье.
  - Не наговаривай на людей, дружище гном. Если бы я нашел здесь что-то чужое, то не стал бы его брать.
  - Ха-ха, где твоя логика, Ликс? Ты не можешь здесь ничего найти, потому что мы уходим вместе.
  Я отвернулся, чтобы не рассмеяться. Не могу больше пяти минут разговаривать с Батри спокойно, он непременно выдаст что-нибудь такое... Причем, говорит он вполне серьезно, и в определенной логике ему не окажешь.
  Половину склона мы преодолели без особых хлопот. Гном пыхтя тащил свои мешок, я шел следом налегке. Я уже было подумал, что все приготовления Батри останутся не у дел, как склон стал круче и ноги стали по нему заметно скользить.
  Взгляд вниз заставил меня покрепче вцепиться в камень. Это снизу скала казалась не такой уж и высокой, сверху все выглядело совсем не так: земля была где-то очень далеко. Я представил, что сорвусь со скалы и зябко поежился. Проехаться вниз по каменному склону очень не хотелось. Если разгонишься, то вряд ли остановишься до самого дна, куда доедут твои жалкие останки.
  - Все, привал, - скомандовал Батри и скинул с плеч мешок. - Дальше пойдем со страховкой.
  Гном достал из сумки железный крюк и вбил его в расщелину в скале, привязал к нему веревку, пропустил ее через веревочную петлю, которая болталась у него на поясе, и полез дальше. Метров через пять он вбил еще один крюк и прикрепил к нему веревку, а выше еще один. Так он поднялся метров на двадцать пять и уселся на небольшом уступе.
  Вскоре к моим ногам упала сложенная в два ряда веревка.
  - И долго ты там собрался сидеть? - поинтересовался гном.
  - Ты сам сказал подождать.
  - Привязывай.
  - Что привязывать-то?
  - Как что? Конечно, мой мешок. Привязывай его к одному концу веревки.
  - И как это поможет мне подняться?
  - Никак. Но если ты сейчас поднимешься ко мне, то кто привяжет мешок?
  - Логично, - согласился я и привязал мешок гнома.
  - Теперь тяни за второй конец!
  Ну, этот Батри и жук, его мешок наверх, получается, предстоит тянуть мне!
  - Помочь не желаешь?
  - Мне вверх тянуть, а тебе вниз. Или ты думаешь, что без моих веревок ты взобрался бы здесь быстрее?
  Я представил, что дальше надо лезть без страховки и молча потащил за веревку, мешок пополз наверх. Через пять минут он достиг гнома, и веревка вернулась ко мне.
  - Теперь себя привязывай. Будешь подниматься и выбирать слабину.
  На удивление, лезть подобным образом оказалось куда легче, чем просто подниматься по веревке: перекинутый через крюк блок давал двойной выигрыш в силе, если нога соскальзывала, я мог удержать сам себя без чрезмерных усилий. Через пять минут я сидел рядом с гномом.
  - Слушай, Батри, а как же твои крюки и та веревка, которую ты к ним привязал? Оставишь их здесь или полезешь за ними?
  - Ха, снимать крюки? В таких случаях мы гномы пользуемся головой!
  Как он, интересно, головой их снимать собрался? Зубами что ли вытаскивать?
  К счастью, головой гном воспользовался для того, чтобы подумать. В его сумке оказалось любопытное приспособление: металлический треугольник с кольцом посередине. Я бы ни за что не догадался для чего служит это устройство, если бы не увидел его в действии. Треугольник служил для вытаскивания крюков из стены.
  Гном продел в кольцо веревку и позволил треугольнику соскользнуть по ней вниз до первого крюка. Треугольник уперся основанием в стену, подергивая веревку Батри добился того, чтобы треугольник занял горизонтальное положение.
  Ничего себе! Мало того что отрезок веревки от стены до кольца, теперь направлен горизонтально, так это еще и рычаг получается, как у плотника, который вытаскивает застрявший в доске гвоздь. Да так слона из расщелины вытащить можно.
  Насчет слона, допустим, я погорячился, но, пару раз дернув за веревку, крюк Батри вытащил без труда, и позволил соскользнуть приспособлению до следующего крюка.
  Хорошо, что Батри собрался идти со мной. Чем бы мне помогли веревки? К чему бы я их стал привязывать, не зная всех тонкостей восхождения на гору?
  Через пять минут гном отцепил все крюки, отвязал их от веревки и положил сумку и стал готовиться к новому подъему.
  Еще дважды нам пришлось подниматься с помощью страховки. Наконец уклон стал более пологим, и мы смогли без опасений пойти в гору. Это заметно прибавило скорости нашему продвижению, минут через двадцать мы оказались на вершине, затратив на все восхождение больше двух часов.
  - Должен признать, дружище-гном, без тебя мне сложно было бы залезть на этот холмик, - сказал я.
  - Не забудь об этом, когда мы спустимся в долину и найдем подходящее место для раскопок, - довольно заявил Батри.
  - Договорились. Скажи, зачем ты таскаешь с собой все эти полезные железки, к которым ты привязывал веревку? Разве ты знал, что они пригодятся?
  - Не знал..., - гном принял глубокомысленный вид и изрек следующее, как истину. - Там где есть горы, всегда может понадобиться на них залезть. А там, где надо залезть на гору, мои приспособления не будут лишними.
  Я покачал головой, удивляясь предусмотрительности Батри.
  - Что ж, раз уж мы забрались наверх, стоит подумать над тем, как спуститься вниз.
  Вниз мы спускались гораздо быстрее, чем поднимались наверерх. Каких-то полчаса и два спуска по веревке, и вот оно: поросшее кустарником каменистое дно долины.
  - Что теперь? - деловито поинтересовался гном.
  - Не знаю, какие планы у тебя, а я собираюсь пробраться вглубь долины и посмотреть на тех таинственных людей, которых ты видел издалека.
  - Я с тобой, - заявил Батри. - Наверняка они присмотрели самое интересное место для раскопок. Если не удастся покопать там, так хотя бы посмотрю, где здесь лучшие места для поиска сокровищ.
  - Ага, так все-таки ты хочешь найти сокровище? - уточнил я.
  - Для нас гномов иная невзрачная железяка может быть ценнее, чем золотой слиток, - попытался отвертеться Батри.
   - Договорились. Если найдем золото, так и быть, готов взять его себе, ну а если невзрачную железяку, можешь забирать ее с полным правом.
  - Это не по-партнерски! - воскликнул Батри. - Я не могу себе позволить обделить друга, у нас гномов так не принято! И потом, ты же говорил, что не собираешься в долине ничего искать.
  - Вот еще! Я говорил, что не собираюсь копать здесь ямы. Да у меня и лопаты-то нет. А если вдруг вот за тем уступом мы найдем золотой слиток? Почему я должен от него отказываться?
  - За каким? Вот за тем? - уточнил Батри и прибавил шагу, пытаясь меня обогнать.
  Его суета вызвала у меня невольную улыбку, похоже, Батри и в самом деле рассчитывал найти за очередным уступом сокровище. По крайней мере, вид у него был разочарованный, когда кроме зарослей и скал (которые здесь были повсеместно) за поворотом ничего не оказалось.
  Продвигаться среди этих завалов было совсем непросто. За три часа мы прошли не более семи километров и при этом успели изрядно утомиться. Пора было подумать о привале. Я взобрался на скалу и решил осмотреться. Но первый же брошенный вдаль взгляд заставил меня торопливо припасть к камням: всего в полукилометре от нас вверх поднимался дымок от костра.
  Сам лагерь виден не был, лишь макушки больших палаток, возвышающиеся над зарослями.
  - Что там, Ликс? - поинтересовался гном. - Есть подходящее место для привала?
  - Тише, не шуми, - отозвался я.
  - Что ты там увидел? Сейчас я поднимусь наверх.
  - Не надо, подожди меня там.
  Я бросил взгляд в сторону дыма. Какой-то человек вышел на каменистую излучину к ручью, зачерпнул воды и отправился обратно. Я понаблюдал за местностью еще несколько минут и соскользнул вниз.
  - Рассказывай, что ты там рассмотрел, - потребовал гном.
  - В том-то и дело, что почти ничего.
  - Чего ж ты от этого самого "ничего" всполошился?
  - Долине кто-то есть.
  - Я ж тебе говорил, что видел здесь людей! - встрепенулся гном. - Сколько их? Кто они такие?
  - С этой скалы ничего не видно, надо пройти левее. Подожди меня здесь, а я схожу посмотрю.
  - Чего это я должен ждать? Если хочешь знать, в драке я один стою троих! - заявил Батри, схватил себя за бороду и подбоченился.
  - Я не собираюсь драться. Надо незаметно подобраться поближе и посмотреть что к чему.
  - Так чего мы ждем? Давай подберемся и посмотрим!
  - Ты собираешься подкрадываться со своим огромным заплечным мешком или все-таки решил оставить его здесь?
  Батри пробурчал что-то неразборчивое.
  - Ты совершенно прав, дружище! - воскликнул я. - Я иду один.
  Не дожидаясь, пока гном придумает причину, по которой он должен непременно пойти со мной, я быстрым шагом двинулся в обход скалы.
  Я осторожно пробирался вперед, но не успел преодолеть и трех сотен метров, как за очередным поворотом заметил человека. Но странным было не это. Судя по всему, незнакомец не принадлежал к числу тех, кто разбил свой лагерь неподалеку. Укрывшись среди скал, он внимательно наблюдал за чем-то, расположенным правее - как раз в районе заинтересовавшей меня стоянки.
  Это что же получается: не только меня заинтересовали люди, разбившие свой лагерь в долине?
  Отпрянув за скалу, я постарался обдумать, как мне быть дальше. Кем может быть таинственный наблюдатель и зачем он сюда пожаловал? Добротный коричневый кожаный костюм и шпага говорили о том, что это человек непростой. Что ему понадобилось в этой долине? Если он уже давно наблюдает за стоянкой, то мог заметить что-то интересное. Может, стоит с ним поговорить? Вот только захочет ли он разговаривать? Кто он: друг или враг? Или вообще случайный прохожий?
  Последнее маловероятно. По крайней мере, интересуют его те же люди, что и меня.
  "Может, стоит окликнуть незнакомца? А если он поднимет шум? Он меня не видит, попробую подобраться вплотную", - решил я.
  Стараясь не шуметь, я на цыпочках подкрался к незнакомцу. Судя по всему, он меня не заметил. Я отпустил рукоять шпаги. Осталось сделать последний шаг, и я смогу схватить наблюдателя за локти. Вот тогда и поговорим.
  О, наши планы! Последний шаг так и остался не сделанным. Незнакомец неожиданно нанес мне удар ногой с разворота. Никак я от него этого не ожидал. Получается, он меня заметил и хладнокровно ждал, пока я приближусь? Отменная выдержка.
  Удар отбросил меня на пару метров назад и на пару секунд вывел из строя, когда я нащупал рукоять шпаги, шпага наблюдателя уже была около моего горла.
  Это называется, взял пленного! Вместо того чтобы пленить наблюдателя, сам оказался плененным. Попробуй объясни теперь, что хотел только поговорить.
  - Стой и не шевелись, гномы бьют без промаха! - послышалось слева.
  Я бросил взгляд в сторону: гном, вооруженный своим арбалетом, появился из-за ближайшей скалы.
  - Батри, ты зачем сюда притащился?
  - И это вместо спасибо. Ты так и будешь сидеть или соизволишь подняться?
  - Между прочим, я веду переговоры.
  - Сидя? Я заметил, - хохотнул гном. - Лихо тебя приложили. Вяжи злодея, пока он не стукнул тебя еще разок.
  - Может не надо? Может, он не такой и злодей?
  - Ликс, похоже, тебя стукнули сильнее, чем я предполагал. Давай сначала свяжем пленника, а затем будем разбираться.
  - Ага, решать, стоило ли это делать, мы будем потом, - недовольно пробурчал я.
  Незнакомец переводил взгляд с меня на гнома и обратно. На груди у него я разглядел активированный амулет сторожа. Так вот откуда он узнал о моем приближении. Я поднялся на ноги и достал шпагу из ножен.
  - Смотри, какого красавчика мы пленили, - заметил гном. - Может, это эльф? Всегда мечтал взять в плен эльфа! Ликс, ты подтвердишь, что именно я его поймал?
  - С чего ты взял, что это эльф?
  - Сам посмотри. Такие правильные черты лица присущи только аристократам и эльфам. Готов побиться об заклад, что это остроухий! Эй ты, снимай шляпу.
  Пленник недовольно скривился, услышав последнее предложение, и бросил красноречивый взгляд на шпагу, лежащую у его ног.
  Я сделал шаг вперед, пленник резко отпрянул. Так оберегаемая шляпа свалилась с его головы. Уши у него были вполне человеческими. Изящные такие ушки. Я успел их рассмотреть, прежде чем их скрыли длинные вьющиеся волосы.
  - Ничего себе! Смотри, Ликс, мы девку поймали! - удивленно ахнул гном.
  - Девки в трактире, - отрезала незнакомка и бросила на гнома гневный взгляд. - А ты, Ликс Троти, мог бы быть и повежливее с дамой.
  
  
  Глава 7.
  Не шумите в горах
  
  - Извините, сударыня, мы не сразу узнали Вас в таком одеянии, - смутился я.
  - Да, не узнали, - подтвердил гном. - Вот если бы я увидел кого-то в женском платье, стазу догадался бы, что это дама.
  - Например, гнома, - едко заметила девушка.
  Я представил Батри в женском платье и отвернулся, чтобы не рассмеяться.
  - Да, наши женщины разбираются в одежде, - самодовольно заявил гном.
  - Вы хотели, чтобы я нацепила на себя дурацкий яркий воротник?
  Если выходная одежда женщин-гномов состоит из платьев и юбок, то один из вариантов рабочей одежды допускает ношение куртки и штанов. Но некоторые декоративные элементы для такого костюма обязательны. Один из них - широкий яркий воротник.
  - Да, - незамысловато ответил гном. - Воротник был бы хорошим отличительным признаком.
  - В любом случае у меня его нет, - фыркнула девушка. - Но это не повод, чтобы пытаться меня схватить!
  Последнее явно относилось ко мне.
  - Я хотел лишь побеседовать.
  - И поступил как невежа.
  Возможно, это было не слишком вежливо, но смотря с чем сравнивать. Если с тем ударом, которым эта вздорная особа сбила меня с ног, то стоит подумать, у кого больше поводов для недовольства. Ее назидательный тон совсем не к месту.
  - А сама-то! Даже воротник не нашла! - выдал я первое, что пришло в голову.
  - Не тебе учить меня моде!
  - Это уж точно! Но зато я могу научить вежливости!
  - Мужлан!
  - Напыщенная фифа!
  - Гха-гха, - скромно напомнил о себе гном.
  - Что?! - спросили мы с незнакомкой одновременно.
  - Вы так ругаетесь, что приятно посмотреть, но как бы нас ни услышали в лагере.
  Действительно, что-то я не на шутку распалился. И это при том, что я весьма сдержан, а уж с дамами тем более. Но эта незнакомка умеет выводить людей из себя как никто другой.
  Кстати, она-то меня, похоже, знает, а я до сих пор не узнал, как ее зовут и кто она такая. А этим следовало бы озаботиться в первую очередь.
  Девушка раскраснелась, видимо тоже не ожидала от себя такого запала.
  - В лагере сейчас никого, один только повар, - заверила незнакомка. - Все остальные на километр восточнее. Именно там они копают, а в лагерь возвращаются лишь к вечеру.
  - Отлично. И что это за люди?
  - Не слишком ли много вопросов? - фыркнула девушка. - Вы и так помешали моим наблюдениям.
  - Готов извиниться и предлагаю заключить перемирие.
  - Хорошо, если вы будете не слишком досаждать вопросами, - согласилась незнакомка.
  - Как же можно без вопросов? Я очень люблю задавать вопросы, - уточнил гном.
  - Батри совершенно прав. Совсем без вопросов не получится. Какое же тогда это будет перемирие? Скорее это будет похоже на конфронтацию, - поддержал я гнома.
  - Ну хорошо. Не обещаю, что отвечу на все вопросы, но можете попытаться, - согласилась девушка. - Что вас интересует?
  - Где находятся сокровища? - сходу выдал гном.
  Незнакомка фыркнула.
  - Батри, это не совсем то, что нас интересует в первую очередь, - заметил я.
  - Как это не интересует? - удивился гном. - Не ты ли говорил, что если найдешь золотой слиток, то готов взять его себе. Даже со мной не хотел делиться.
  - Это была шутка.
  - Так я и подумал. Я хорошо знаю тебя Ликс, уж ты ни за что не забыл бы про бедного гнома.
  - Да подожди ты с сокровищами. Тем более что вряд ли наша собеседница о них знает.
  - Тогда сам спрашивай, - надулся гном.
  - Да уж спрошу. Могу ли я поинтересоваться, как тебя зовут? - последний вопрос, конечно, был адресован девушке. Как зовут гнома я и так прекрасно знал.
  - Лана.
  - Просто Лана и все?
  - А что еще? Вполне достаточно для того чтобы общаться.
  - Ну хорошо. А что ты делаешь в этой долине?
  - Как Вы успели заметить, наблюдаю за теми, кто ведет здесь раскопки.
  - На искательницу сокровищ ты не похожа. Тогда что тебя сюда привело?
  - Скажем так, у меня личные счеты к кое-кому из присутствующих в долине.
  - Надеюсь, это не я? - хохотнул гном, и мы с Ланой бросили на него осуждающие взгляды.
  - Батри, будь серьезнее, - попросил я.
  - А что я? Я лишь хотел утонить, - затараторил гном.
  - Вернемся к разговору, - предложил я. - Хотелось бы поподробнее об этих личных счетах.
  - Личные они и есть личные - не для всех. Думаю, ты меня понимаешь, ты ведь тоже не спешишь рассказывать о своих мотивах, - отозвалась девушка.
  - Отчего же, могу рассказать.
  - Не стоит, я и так... Не хочу тебя затруднять.
  - Ладно, оставим пока эту тему. Что ты можешь сказать о людях, находящихся в долине. Кстати, ты давно здесь?
  - Со вчерашнего дня. Так что мои наблюдения невелики. Могу лишь сказать, что в долине два мага, несколько охранников, десяток землекопов и тот, кто всех их нанял.
  - И кто он такой?
  - На нем не написано, - фыркнула Лана.
  Что за несдержанная особа.
  - Так значит ты здесь со вчерашнего дня?
  - Стоп! А волки?! - воскликнул Батри.
  Я хотел было попросить его не кричать, но поймал себя на мысли, что гном абсолютно прав: Как же волки? Именно из-за них нам пришлось перебираться через горы. Как Лане удалось сюда попасть?
  - Какие еще волки?
  - Как ты попала в долину? Мы с Батри не смогли пройти из-за огромных волков, преграждающих путь.
  - Ха-ха! Ликс Троти и гном Батри испугались дворняжек! - выдала девушка.
  - Каких еще дворняжек? Видела бы ты этих зверей, я и представить не мог, что волки могут достигать такого размера!
  - Ты о крумах? Не так уж они и велики, мне случалось видеть и побольше.
  - О каких еще крумах?
  - О тех самых, которые преградили вам путь в долину. Кстати, как вы мимо них в таком случае прошли?
  - Неважно. Так что так с этими крумами?
  - А что с ними? Крумы как крумы. Обыкновенные дворняжки, отловленные в округе.
  - Да с чего ты взяла? - удивился я.
  - Видела собственными глазами. Раз в день маг ходит их кормить. Эти "чудовища" тявкают и виляют хвостом как и положено собакам.
  - Большая собака ненамного лучше большого волка, - заметил гном.
  - Но эти небольшие, обыкновенные дворняги. С одной маг снял магический амулет, что-то там поправлял, так что я смогла рассмотреть основу крума во всей красе.
  - Как я мог попасться на такую удочку! - искренне сокрушился я. - Значит, крум не опасен?
  - А вот этого я бы не сказала. Крум - это не просто иллюзия. В скорости и силе он не уступит своему образу. Но только до той поры, пока не кончится магическая подпитка.
  - Ну и чем же он тогда лучше простого волка? - поинтересовался гном.
  - Магической привязкой к местности. Крум не может выйти за переделы очерченного магом круга.
  Вот оно в чем дело! А я-то думал, почему волк ведет себя так странно.
  - И как же ты...?
  - Да уж поверь, продираться по кустам было мало удовольствия. К счастью, маг поскупился на крумов, между ними вполне можно проскочить.
  А эта Лана не так проста.
  - Скажи, Лана, а меня ты откуда знаешь? - как бы между делом спросил я.
  - С чего ты взял, что я тебя знаю? - удивилась девушка.
  - Как же. Ты обратилась ко мне по имени, как только мы встретились.
  - Ну да, твой бородатый друг назвал тебя Ликсом, вот я к тебе так и обратилась.
  - Разве? Все верно, он назвал меня Ликсом, но фамилию Троти гном не называл.
  - Точно, не называл, - подтвердил Батри.
  - И что с того? Твоя форма курьера говорит сама за себя. Насколько я знаю, в департаменте почтовой службы работает только один Ликс - Ликс Троти. Вот и назвала тебя так.
  - Ты знаешь имена всех курьеров? - удивился я.
  - Не придирайся к словам. И потом, курьеры - люди приметные. Вы постоянно мелькаете перед глазами. Наверняка я где-то слышала твое имя, и оно отложилось в памяти.
  - Ладно, будем считать, что так.
  Не могу сказать, что я ей поверил, примем это объяснение за гипотезу.
  - Значит, крумов расставили маги, - рассуждал я вслух, - они же контролируют раскопки.
  - Старший у них не маг, - заметила Лана.
   - Тем более странно.
  Зачем полез в эту долину мой названный брат? Что такого он смог узнать и как местные маги смогли с ним расправиться? Или все-таки все это случайность? Да нет, не бывает таких совпадений. Поехал человек в долину, где кто-то что-то ищет, тщательно замаскировав свои поиски и заручившись поддержкой сразу двух магов, и вдруг умер от несчастного случая? От очень странного несчастного случая. Конечно, чего на свете не бывает, но что-то в такие совпадения мне слабо верится.
  - Что же они там ищут? - спросил я, размышляя вслух.
  - Сокровища! - откликнулся гном.
  - Понятия не имею, - заявила Лана.
  - Ты не пробовала подобраться поближе к месту раскопок?
  - Опасно. Время от времени маги сканируют местность. Хорошо еще, что это предметники, будь на их месте менталисты, я не чувствовала бы себя в безопасности и на таком расстоянии.
  - А как же противомагический амулет?
  - От предметников он укроет, если не приближаться слишком близко. Хороший менталист при плотном сканировании местности может почувствовать работу амулета по полному отсутствию фона за километр.
  - Откуда ты столько знаешь о магах? - удивился я.
  - Это не секрет. И ты бы узнал, если бы задался такой целью.
  Я с сомнением покачал головой. Разумеется, Кибинус просветил бы меня в данном вопросе, но вот задать его я как-то не удосужился. А Лана, получается, удосужилась поинтересоваться подробностями сканирования местности магами, да и о крумах знает на удивление много. Эх, не верю я, что об этом рассказывают всем и каждому. Моя новая знакомая просто полна загадок.
  - А если наведаться на место раскопок ночью, когда маги вернутся в лагерь? Кстати, а почему они разбили лагерь так далеко от места раскопок?
  - Вода. Здесь рядом ручей, а туда пришлось бы таскать воду вручную. Опять же кони - они не пройдут на место раскопок.
  - Понятно. Так что на счет ночной прогулки?
  - А смысл? Придем мы на место, увидим яму в земле: Чем это нам поможет? И потом, на ночь могут оставить сторожа.
  Я с удовольствием отметил это "нам". Значит, Лана готова действовать совместно. С такой союзницей, как она, наши шансы повышаются. У нее свои интересы? Кто ж против. Если они не противоречат моим... А в моих интересах собрать о таинственной компании как можно больше информации.
  - Мы что, так и не посмотрим, где здесь ищут сокровища?! - воскликнул гном.
  - Гнома с собой не берем, - сразу отозвалась Лана.
  - Как это не берем?! - воскликнул Батри. - Я что даром через гору лез?!
  - А амулет магической защиты у тебя есть? - перешла в наступление девушка. - Без него даже маги-предметники почувствуют наше приближение.
  - Не почувствуют. Я знаю старую хитрость, меня ни один маг не выведет на чистую воду, - отозвался гном. Но в голосе его было не слишком много уверенности.
  - Батри, мы все тебе расскажем, - заверил я.
  - Быстро же ты меняешь друзей, - фыркнул гном. - Конечно, куда мне до этой длинноногой красотки.
  Ножки у Ланы и в самом деле хороши. Я чуть не засмотрелся, но вовремя одернул себя: не время и не место.
  - Это здесь совершенно не при чем. Амулета-то у тебя все равно нет.
  - А у нее?
  - Есть, не беспокойся, - заверила девушка.
  Гном обиженно отвернулся. Ничего, подуется и перестанет. Не хватало мне еще глупостей с поиском сокровищ. После недолгого совета решили, что Батри подождет здесь, а мы с Ланой все-таки попытаемся подобраться к месту раскопок поближе.
  Девушка прихватила свою дорожную сумку и упругим шагом направилась в обход стоянки копателей, я пошел следом.
  - Если почувствуешь, что твой амулет магической защиты начал медленно наполнятся, замри, постарайся слиться с местностью и ни о чем не думать, - выдала Лана, пробираясь среди заросших камней.
  - Гхм. А если заполнение будет быстрым?
  - Тогда беги со всех ног. Что-то мне подсказывает, что местные маги при желании смогут заполнить наши амулеты, тем самым блокировав их действие.
  Это дело обычное. Амулет, как бы он ни был емок, может быть заполнен достаточно умелым магом. Но на заполнение необходимо время. За это время можно что-то предпринять: помешать магу или увеличить расстояние. Естественно, чем более емок амулет, тем больше времени в запасе.
  - А какой у тебя амулет? - поинтересовался я.
  - Да уж не хуже, чему тебя.
  - И все-таки.
  Лана отогнула лацкан куртки и продемонстрировала приколотую к нему брошь:
  - Индивидуальная работа, семьдесят единиц.
  Я удивленно присвистнул, ее амулет магической защиты и в самом деле был не хуже, да еще как не хуже. Правда, его внешний вид... Женщина, что еще скажешь - превратила нужную вещь в украшение. Хорошо еще, носит его не на виду.
  - Я слышал, индивидуальная работа уступает в качестве стандарту королевских служб.
  - Только не в этом случае.
  Мы осторожно пробирались вперед и продвинулись более чем на километр, когда Лана предостерегающе вскинула руку.
  - Это должно быть уже близко. Давай поднимемся на ту возвышенность и попробуем осмотреться.
  Возвышенность трудно было назвать холмом. Так, небольшое возвышение, поднимающееся метра на два от дна долины, подобных здесь полно. Ровный край каменного блока намекал на старый фундамент, скрывающийся под слоем земли. Впрочем, старых фундаментов здесь тоже хватало.
  Проход, поворот. А теперь куда? Налево или направо?
  Лана устремилась вперед и прильнула к противоположному краю небольшого искусственного плато, я же замер на середине, вспоминая, что же мне все это напоминает.
  - Где ты застрял? - шепотом окликнула меня девушка.
  - Подожди, я сейчас, дай подумать.
  Ну вот, сбила с мысли. Здесь я точно не был, но где-то видел что-то похожее.
  Минут пять я провел в раздумьях. То что получилось в результате просто шокировало. Необходимо было срочно проверить мои выводы.
  - Пойдем, - я схватил Лану за руку и потащил к противоположному краю площадки.
  - Куда ты меня тянешь?! - возмутилась она. Хорошо, что на этот раз без рукоприкладства.
  - Сейчас-сейчас. Сама все увидишь.
  - И?
  Мы стояли на ровной поверхности, поросшей мхом
  - Тебе приходилось путешествовать "быстрыми дорогами"?
  - Конечно, приходилось, - недовольно фыркнула девушка.
  - Куда дальше: К мудрецу или к дракону?
  Секунда потребовалась Лане, чтобы понять, о чем я говорю. А как только поняла... Она бросилась влево, затем вправо. Обежала площадку раза два, затем принялась считать шаги и, наконец, минут через десять удивленно замерла.
  - Ликс, это же...!
  - Правда, похоже?
  - Ты гений!
  Она подпрыгнула, не зная, как еще выразить обуревавшие ее чувства. Не скрою, мне было приятно.
  Итак, Лана пришла к тем же выводам, что и я: фундамент заросшей площадки поразительно походил своими очертаниями на станцию "быстрых дорог".
  - Но здесь в этой глуши... Зачем здесь была нужна станция? - спросила Лана
  - Тогда здесь не было такой глуши. Посмотри, здесь полно поросших мхом фундаментов. Им тысячи лет.
  - Получается, что "быстрые дороги" были уже тогда?
  - Получается. Меня больше занимает другой вопрос. В десяти километрах отсюда Веденск, там находится станция "быстрых дорог".
  - В отличие от этой прекрасно действующая, - улыбнулась Лана.
  - Да. Но я не об этом. Что заставило построить станцию еще и здесь? Чем важно это место?
  - Может, веденская станция была построена позже, когда эта разрушилась?
  - Может быть. Но почему в стороне, а не там же?
  - Кто знает. Это было тысячи лет назад.
  Да, слишком давно. Но все действующие станции удивительно похожи друг на друга. Думаю, их строили в одно то же время.
  Мы так увлеклись обсуждением находки, что утратили бдительность. Со стороны раскопок послышался собачий лай.
  Лана метнулась к краю площадки и через секунду разразилась беззвучной бранью, я поспешил следом за ней. Мои впечатления были не менее яркими. Мы слишком увлеклись находкой. Под сканирование магов не попали, но нас обнаружила обыкновенная собака. Возможно, из числа тех, которые использовались для крумов.
  Это надо так проколоться! До собаки было метров сто, до копателей метров триста. Землекопы начали поднимать головы, но высокий человек властно прикрикнул на них, и раскопки продолжились. Высокий продолжал отдавать распоряжения: Один из магов застыл, вытянув руки в нашу сторону - сканирует местность. Трое наемников направились в нашу сторону, второй маг был наготове: стоит подтвердиться обоснованности тревоги, и он вступит в действие.
  Ситуация - хуже не придумаешь. Бежать? Тогда тот маг, который сканирует местность, быстро нас обнаружит. Затаиться? Остаться на месте? Очень скоро здесь будут охранники. Если собака натаскана на поиск следа шансов укрыться почти нет. Если не натаскана? Охранники все равно должны проверить причину тревоги.
  Лана выхватила кинжал, затем с силой убрала его в ножны.
  - Ликс, ты должен пообещать мне одну вещь!
  - Какую?
  - Обещай, что никому не расскажешь о нашей находке.
  - Почему это?
  - Просто обещай, сейчас у нас нет времени на объяснения.
  - Я не могу предвидеть всего.
  - Время, Ликс, время!
  Ага, ей время, а я должен себя ограничивать в возможности будущих действий.
  - Не пора ли нам уносить ноги?
  - Я двинулся от края возвышения.
  - Стой! - теперь уже Лана схватила меня за руку. - Хотя бы обещай, что ни при каких обстоятельствах не расскажешь о находке копателям из долины.
  - Ну, это я могу тебе обещать. Что теперь?
  - А теперь я хочу посмотреть, кто из нас быстрее умеет бегать. Бежим.
  
  
  Глава 8.
  Быстро бегать не самое важное
  
  Мы бросились наперегонки, продираясь сквозь кустарник и прыгая по камням. Разумеется, тем самым выдали себя магу, оставалось лишь надеяться на то, что сможем убраться достаточно далеко, прежде чем он начнет действовать.
  - Не слишком удачно получилось, - выкрикнула Лана на бегу.
  Трудно было с ней не согласиться - наша разведка провалилась. Хотя, как посмотреть, все-таки мы смогли найти нечто ценное. Насколько ценное? Это еще предстоит осмыслить. Я был удивлен находкой. Что до Ланы, то, судя по ее реакции, она придала ей куда большее значение, чем можно было ожидать.
  - Поднажмем?
  Но поднажать не получилось - маг начал действовать. Первый удар пришелся по площадям. Предметник не успел определить наше местоположение с достаточной точностью, удар был нацелен на то, чтобы замедлить наше передвижение. Маг применил "воздушный кисель".
  Воздух вокруг нас уплотнился и сделался неожиданно вязким. Продолжалось это недолго: амулеты магической защиты начали нагреваться, впитывая энергию, и движения сразу стали свободнее. Я не слишком беспокоился: до мага было уже не менее чем полкилометра. С такого расстояния трудно нанести магический удар достаточной силы и точности, амулеты должны справиться.
  Вот только маг об этом, похоже, не знал. Секунд десять амулеты успешно противостояли действию "воздушного киселя", мы успели пробежать еще полсотни метров, как неожиданно сверху будто ударили молотом. Амулет боролся недолго. Удар был такой силы, что заполнил отличный курьерский амулет емкостью в пятьдесят единиц за пару секунд. Тяжесть придавила меня к земле так, что трудно было пошевелиться. Лана, благодаря емкости своего амулета продержалась на пару секунд дольше.
  Она успела пробежать несколько лишних метров и оглянулась посмотреть, отчего я отстал. Здесь и на нее навалилась тяжесть. Я видел, как Лана упала, прежде чем потерял сознание.
  Не знаю, сколько прошло времени.
  - Гляди-ка и этот жив! - это было первое, что я услышал, приходя в себя.
  Руки были связаны за спиной - охранники решили перестраховаться.
  - Рудликс руку набил, - хохотнул один из охранников.
  - Да нет, просто их было двое, и амулеты у них хорошие, вот и выжили, - отозвался другой.
  Амулет не потрудились снять, оно и понятно. Дорогой амулет может быть именным или иметь сюрпризы, неприятные для того, кто с ними не знаком. А вот шпага с пояса исчезла. Что там говорил охранник? Выжили? Значит, Лана тоже жива? Хоть одна хорошая новость.
  Я попытался повернуться. Точно, вот она, сидит метрах в трех от меня, усиленно моргает и трясет головой - видимо пришла в себя совсем недавно. А что вокруг? Я окинул взглядом окружающее пространство и невольно рассмеялся - мы были на месте раскопок. Как раз там, куда и стремились попасть. Попали, вот только почему-то это не радует.
  - Чего это он? - удивленно спросил один из охранников.
  - Ударился, наверное, когда падал, - отозвался второй.
  - Может, его еще раз уронить, чтобы прошло?
  Я резко замолчал. Эксперименты с падениями не прельщали.
  - О, видишь, помогло, - сказал первый. - Надо сообщить господину Селье, что пленники пришли в себя.
  Селье оказался тем самым человеком, который, по словам Ланы, руководил раскопками. Высокий, худощавый, с крючковатым орлиным носом и хищным взглядом. Он не заставил себя ждать.
  - Не ожидал Вас здесь встретить, сударыня, - заявил он, довольно потирая руки.
  Слова эти, судя по всему, предназначались Лане, так как смотрел Селье в этот момент на нее.
  - Я тоже не ожидала, что дворянин опуститься до такого, - сверкнув взглядом, ответила девушка.
  - Иногда стоит немного опуститься, чтобы потом неслыханно возвыситься!
  Лицо руководителя раскопок перекосилось от своеобразной улыбки.
  - Для людей чести такого выбора быть не может.
  - Что ты понимаешь в чести!? Ваш род скоро пойдет по миру просить подаяние! Де Лимны давно отыграли свою роль!
  Де Лимны? Причем здесь Лана? Род и в самом деле знатнейший, хотя в данный момент переживающий не лучшие времена. Но даже я о нем слышал. Неужели моя новая знакомая из дворян? Причем, из весьма древнего рода?
  - Де Лимны никогда не опускались до разбоя в отличии от Де Бафов.
  Селье рассмеялся:
  - Что поделать, дорогая Лана, все когда-то случается первый раз. Впрочем, Ваши слова о разбое излишне резки и не соответствуют истине. Я всего лишь веду некие поиски, а кое-кто настойчиво пытается сунуть нос в чужие дела. Этот нос можно и прищемить.
  - Ведете поиски? И при этом устраняете всех случайных свидетелей?
  Я внимательно слушал этот разговор, стараясь не пропустить ни слова. Если этот Селье настолько заинтересован в сохранении секретности, а маги, находящиеся при нем, столь сильны... Мог мой названный брат Клэм оказаться нежелательным свидетелем? Вполне мог. Правда, это не объясняет причину его поездки в эту долину, да и взрыв амулета пока остается тайной.
  - Пусть не суют нос в мои дела и останутся целы! - резко ответил Селье. - Для самых непонятливых мы рассадили на тропах волков, но ты, дорогая Лана, все равно соизволила пожаловать к нам в гости. Де Лимны всегда были непонятливыми.
  - Зато у них нет наглости Де Бафов! Не забывай, Селье, это не твоя земля. По какому праву ты ограничиваешь доступ в эту долину?
  - По какому праву? По единственно возможному - по праву сильного!
  - То, что ты принимаешь за силу, лишь твое завышенное самомнение.
  - Неужели? Тем не менее, ты у меня в гостях, а не наоборот.
  Селье мерзко улыбнулся, так что у меня не осталось сомнения, какое именно значение он придает словам "в гостях". Сколько открытий можно для себя сделать, если просто сидеть и слушать. Главное, оказаться в нужном месте в нужное время. Да, еще неплохо бы остаться после всего услышанного живым, иначе мне от новых знаний мало радости.
  Тем временем, разговор продолжался, и я навострил уши, впитывая крупицы информации, которые сквозили буквально в каждой фразе
  - Погнавшись за внешними проявлениями, ты забыл о главном - о силе духа. Она же неотделима от правды. Правдой питается и из правды произрастает, - сказала Лана.
  - И что же есть правда? - язвительно прищурился Де Баф.
  - Ты забыл главный девиз дворянства? - Лана постаралась вложить в свои слова все возможное удивление. - Выше жизни служение, выше служения честь! Это и есть правда.
  - Пустые слова. Выше жизни служение? Когда я доведу свои планы до конца, служить будут мне. Что до чести, то к чести ли Де Лимнов доверять женщине мужское дело? Или в вашем роду больше не осталось мужчин?
  - У нас разные представления о том, что такое мужчина. Да и женщины нашего рода тоже кое-чего стоят. Если ты так храбр, то развяжи мне руки и дай шпагу. Тогда посмотрим, так ли ты хорош, как говоришь.
  - Чтобы я скрестил шпаги с женщиной? К тому же такой хорошенькой. Жаль что ты не в юбке, она бы тебе пошла.
  - Тебе тоже.
  Селье начал наливаться багрянцем. Я подумал, что он сейчас лопнет и вздрогнул, услышав резкий звук. Но это оказался звук хлесткой пощечины.
  - Ну, хватит! Я собирался быть радушным, но ты, Лана это не оценила. Поговорим по-другому.
  Девушка плотно сжала зубы. По ее щеке расплывалось красное пятно - след от удара.
  Странное понятие у этого Селье о радушии. Не бить связанных женщин, по его мнению, верх приличного обхождения? Я заскрипел зубами. Этот тип очень мне не нравился, но предпринять ничего в данный момент я не мог.
  Конечно, можно выкрикнуть несколько ругательств, но вряд ли это улучшит наше положение.
  - Что тебе надо? - спросила Лана.
  - Для начала я хотел бы знать, что вам здесь понадобилось, - резко заявил Селье. - Что вам известно о моих делах?
  Интересно, почему он спрашивает это у Ланы, а не у меня? Странное чувство: Можно ли обидится на то, что ударили не тебя? Все-таки я мужчина. Может, всему виной знакомство этого самого Селье с Ланой? Или ее принадлежность к знатному роду, в связи с чем Де Баф автоматически приписал ей старшинство? Это он погорячился. На дружеские отношения я еще согласен, а в подчиненные к Лане не записывался. Может, стоит об этом сказать? Додумать эту мысль до конца я не успел.
  - Твои дела нас совершенно не интересуют, - ответила девушка. - Неужели ты решил, что в мире нет других дел, которыми стоило бы интересоваться?
  - Хотелось бы так думать, - самодовольно заявил Селье, - но вынужден признать, что это пока не так. Итак, зачем вы заявились в долину?
  - Ликс собрался посетить место, на котором погиб его названный брат, - отозвалась Лана.
  - Гхм. Допустим. А ты что здесь делаешь?
  - Ты же знаешь, я любопытна, вот и отправилась с ним за компанию.
  У меня чуть глаза из орбит не вылезли, когда я услышал, как Лана объясняет причину своего появления в долине. Оказывается, она увязалась со мной от нечего делать! Кто бы мог подумать. Ни слова о том, что мы встретились уже здесь. К счастью, Селье в этот момент смотрел на Лану и не успел заметь моего удивления. Я же постарался как можно скорее справиться с эмоциями.
  На мой взгляд версия была нелепой: С чего бы представительнице славного рода интересоваться делами какого-то курьера? Ладно, пусть не какого-то, а специального курьера королевской почтовой службы. То что Лана отправилась в долину за компанию со мной, звучало большой натяжкой. Но Селье, на удивление, в эту версию поверил. А может, он просто хорошо знал Лану. Кто знает, может, подобное поведение для нее в порядке вещей?
  - Де Лимны всегда любили сунуть нос в чужие дела, - недовольно пробурчал Де Баф.
  И тут я чуть не подскочил во второй раз: я так был удивлен объяснением Ланы, что чуть было не упустил очень важный момент - Лана знала о причине моих поисков, а ведь я ей ничего об этом не говорил. Не говорил о погибшем названном брате, о том, что погиб он именно здесь. Похоже, она знает обо мне все до мелочей. Откуда?
  Пришлось с силой стиснуть зубы, чтобы я языка не сорвался навязчивый вопрос.
  - А ты что скажешь? - наконец обернулся Селье ко мне.
  - Нападение на курьера королевской почтовой службы является тяжким преступлением. Предлагаю освободить нас.
  - Дай подумать, - Селье нахмурил брови и принял задумчивый вид. - Мой ответ - нет. Скажешь что-нибудь еще? - выдал он через несколько секунд.
  - Скажу. Что такого узнал Клэм Троти, за что поплатился жизнью?
  - Ха-ха! Не думаешь же ты, что я буду давать тебе отчет. Да и что он мог узнать?
  - Пока не знаю. Искали же вы что-то на почте.
  - На почте? На какой почте?
  Удивление Селье было столь искренним, что я понял, сумку Клэма на почте распотрошил не их человек. Но главным было не это: Я был почти уверен, что к гибели Клэма причастны маги из этого лагеря, но почти и совсем - это две большие разницы.
  - Тогда прошу прямо: Гибель Клэма ваших рук дело?
  - Ты мне надоел, - махнул рукой Селье. - Никакого от вас прока.
  - Что с ними делать? - поинтересовался наемник. - Может, того?
  Характерный жест продемонстрировал незавидность той участи, которую для нас предлагали.
  Селье задумался, наша жизнь повисла на волоске.
  - Нас будут искать, - сказала Лана.
  - Пустяки, - Де Баф махнул рукой. - Долина пользуется плохой репутацией, местные сюда не суются. Кроме того, вас могут найти совсем в другом месте.
  - А девка хороша, жаль такую просто так убивать, - наемник подошел к Лане, наклонился и провел пальцем по ее груди.
  Это он сильно погорячился, что и подтвердилось очень быстро. Руки у Ланы были связаны, но ноги оставались свободными. Сильный удар в пах заставил любителя женских прелестей подскочить на добрых полметра.
  Он запрыгал по камням, оглашая окрестности жутким воем, чем вызвал смех своих коллег. Даже лицо Де Бафа исказила гримаса своеобразной улыбки.
  - Ах ты стерва! - выкрикнул наемник через полминуты, выхватил шпагу и шагнул к Лане.
  - Стоять! - голос Селье прогремел повелительно, но наемника это не остановило.
  Зато его остановил взмах руки мага. Воздушная волна сбила наемника с ног и опрокинула на землю.
  - Ты забыл, кто здесь распоряжается? - прогремел Де Баф.
  Вот сейчас я поверил бы, что он принадлежит к знатному роду, даже если бы не был об этом осведомлен - такие властные интонации не появляются из ничего.
  - Я...Она... Вы же видели, господин, - пробормотал наемник.
  - Видел. И должен сказать, что ты легко отделался. Перед тобой женщина знатнейшего рода, а не дворовая девка.
  - Но Вы же...
  - Если я решу, что ей суждено умереть, то так и будет. Ты убьешь ее, если таким будет мой приказ, но сделаешь это с должным почтением к славе ее рода. Тебе повезло. Ты славно повеселил нас, попрыгав по поляне, иначе я сам бы тебя наказал за недостаточное почтение к Де Лимнам.
  - Но они же Ваши враги, господин.
  - Враги? Нет. Здесь и сейчас - противники. Но достойные противники, а достойных противников следует уважать.
  А этот Селье не так глуп. Даже сейчас не упустил момента, чтобы подчеркнуть сословную разницу. Сила сословия зиждется на репутации, позволь он наемнику пренебрежительно обращаться с Ланой, у того может появиться зерно сомнения, которое разрушит должное почтение к благородным, если сможет прорасти. А Селье тоже из дворян.
  - Я понял, господин, - сверкнув глазами сказал наемник.
  - Рад за тебя, - улыбнулся Де Баф. - Теперь поговорим о втором твоем поступке. Ты ослушался моего приказа и за это будешь наказан.
  - Господин Селье, я верно служил Вам, - побледнел наемник.
  - Ты сам сказал "служил". За верную службу я поощряю, за ослушание наказываю. Думаю, за ослушание может быть только одно наказание.
  - Не надо! Я пригожусь! Я отработаю! - наемник упал на колени и пополз. Видимо, он хорошо знал своего хозяина, чтобы сомневаться в его решении.
  - Гхм. Может, и правда его пощадить? - спросил Селье у мага.
  - Хорошие работники лишними не бывают, - оскалился в ответ Рудликс.
  - И то верно, надо же кому-то землю копать. Неси ошейник.
  Маг щелкнул пальцами. Со стороны палатки появился собачий ошейник и медленно поплыл по воздуху в его сторону.
  Я удивился. Подобные фокусы требуют немало энергии. Или маг работает на публику, или этой энергии у него очень много. Столько, что не жаль часть ее потратить на подобную демонстрацию.
  Ошейник повис в полуметре от провинившегося наемника.
  - Бери. Надевай. - Предложил Селье.
  Тот бросил по сторонам неуверенный взгляд.
  - Он что, хочет превратить наемника в крума? - удивленно спросил я у Ланы, пользуясь тем, что временно на нас не обращают внимание.
  - Нет. Превратить человека в крума не получится.
  - Тогда зачем?
  - Магическая привязка к местности. Если наемник наденет ошейник, маг сможет привязать его к месту или человеку.
  - Получается, что он станет рабом?
  - Что-то вроде того.
  - Незавидная участь. Жаль бедолагу.
  - А мне не жаль. Этот "бедолага" понятия не имеет о чести. Собачий ошейник будет ему как раз в пору.
  - Не хочешь надевать? Может, размер не подходит? - тем временем язвительно спросил Селье у наемника. - Что ж, ты сам сделал свой выбор. Рудликс, не желаешь ли попрактиковаться в применении своей новинки?
  - Охотно, - отозвался маг.
  Упоминание некой новинки заставило наемника побледнеть. Трясущимися руками он надел себе на шею ремень и застегнул пряжку. После этого он сразу сник. Я смотрел и удивлялся: Где тот самодовольный человек, которым он был десятью минутами раньше? Пред нами был раб. Он добровольно признал себя таковым, стать обратно свободным человеком будет для него очень непросто. Он запомнит это унижение на всю жизнь, даже если с него сейчас снимут ошейник. Возможно, это станет для него уроком и излечит от излишней заносчивости. Хотя нет, вряд ли он извлечет из произошедшего должный урок, скорее уверится в праве сильного. Некоторые предпочитают упорно спотыкаться об одни и те же камни. Так или иначе, а снимать ошейник прямо сейчас Селье не собирался.
  - Маэстро Рудликс, поставьте на ошейник привязку к местности - не далее десяти метров от места раскопок.
  - Хорошо, господин Селье, отозвался маг.
  - Вперед, трудовые будни ждут тебя, - сказал Де Баф бывшему охраннику и демонстративно отвернулся в сторону.
  Новый землекоп уныло побрел в сторону тех, кто производил раскопки. Кстати, ни на одном из рабочих не было ошейника, но преображение бывшего наемника произвело на них потрясающее впечатление: кирки и лопаты засверкали с удвоенной скоростью. Селье довольно хмыкнул, наблюдая за реакцией окружающих.
  - "Бедолагу" ты пожалел, а кто пожалеет нас, - вполголоса сказала Лана. - Нам даже ошейники надевать не будут, просто прихлопнут с полным уважением.
  - А ты бы предпочла ошейник? - съехидничал я.
  - Ну уж нет! - отозвалась Лана. - Подобного я Де Бафу даже после смерти не простила бы.
  - Может, не все потеряно?
  - Все может быть. Скоро узнаем.
  Узнали действительно скоро:
  - А что будем делать с пленниками? - поинтересовался Рудликс.
  - С пленниками? - Селье на минуту задумался. - Де Лимны славный род. Просто убить Лану было бы непредусмотрительно, кто знает, как дальше повернутся дела. Отправлю ее в замок.
  - А курьера?
  - И курьера за компанию. В долину Лана прибыла за компанию с ним, из долины он отбудет за компанию с ней, - Де Баф рассмеялся, довольный своей шуткой. - Ты и ты, готовьтесь в дорогу. Отвезете пленников в мой замок и поместите в башню.
   Два наемника стали быстро собираться, через несколько секунд мне и Лане помогли подняться и предложили пройти по тропе в сторону их основного лагеря. По пути мы смогли рассмотреть в деталях, что же именно откапывали землекопы. Фундамент, вокруг которого шли раскопки, был похож на тот, который недавно нашли мы с Ланой - то есть на фундамент станции "быстрых дорог". Но в том-то и дело, что только был похож. Если б я недавно не рассматривал нашу находку, то не обратил бы на эту разницу внимание. Этот фундамент был чуть длиннее. Что до внутреннего расположения, то его не удалось рассмотреть во всех деталях.
  Лана кивнула в сторону обломка скалы, мимо которого мы проходили, и я понял, что совсем ничего не понимаю - на нем был начертан знак "быстрых дорог".
  - Пошевеливайтесь, - сказал один из сопровождающих нас наемников.
  На языке вертелось множество вопросов. Не факт, что Лана на все из них сможет ответить, но некоторые могла бы и прояснить. Например, свою странную мотивацию появления в долине. Вот только при наемниках разговаривать об этом совершено не хотелось.
   - Интересно, как там поживает дядюшка Батри, - сказал я самым нейтральным тоном.
  - Надеюсь, он вспоминает о тебе, - так же нейтрально заметила Лана.
  - Кто знает, дядюшка так рассеян.
  Разумеется, гном не был моим родственником. Но от этого его занятия не казались мне менее любопытными. С той поры, как мы оставили его прошло немало времени.
  
  
  Глава 9.
  Башня Де Бафов
  
  В основном лагере копателей мы задержались ненадолго. Наемники лишь оседлали коней. К счастью, для нас с Ланой тоже нашлись лошади. Развязать нам руки и не подумали, но хотя бы дальше не придется идти пешком - со связанными руками прыгать по камням очень неудобно. Если не верите - можете попробовать. Этого не замечешь, когда руки свободны: в случае чего можно сбалансировать и не потерять равновесие. А попробуйте сделать это со связанными за спиной руками. Те еще чудеса эквилибристики.
  На коне со связанными за спиной руками ехать тоже неудобно. Думаю, это не смутило бы наших сопровождающих, вот только и сесть на коня со связанными за спиной руками тоже непросто. Наемники пару минут поспорили о том, как поместить нас с Ланой в седла, и решили, что каждый раз помогать нам взобраться на лошадь и слезть с нее - это слишком. В результате он решили связать нам руки спереди.
  Я было обрадовался, усмотрев в этом новые возможности (наемников всего двое, магов поблизости нет, если мы с Ланой улучим удобный момент, можно вступить в схватку). Но все оказалось не так просто: развязывали руки нам по очереди.
  Сначала мне. После чего предложили сесть верхом на лошадь и привязали связанные впереди руки к луке седла.
  Лана вздохнула, увидев это - видимо, у нее тоже забрезжили планы освобождения, но им не дано было осуществиться. Не на этот раз. Что ж, придется подождать следующий удобный момент.
  Наемники собирали дорожные вещи, а я думал, не стоит ли мне дать коню шпоры. Нет, пожалуй, все же не стоит: до повода мне не дотянуться, куда побежит понукаемая лошадь неизвестно. И потом, если даже случится чудо и моя лошадь устремиться в нужном направлении, как быть с крумами? Эти зверюги запросто лошадь с ног свалят, а то и загрызут. И хорошо, если не вместе со всадником. А как, интересно, собираются миновать магических волков наши сопровождающие?
  Вопрос разрешился быстро - вслед за нами с раскопок пожаловал один из магов. Если раньше о планах побега еще можно было мечтать, то теперь оставалось лишь ждать.
  Маг не стал пользоваться лошадью, двинулся вперед по тропе пешком, наемники направили своих коней следом, наши с Ланой лошадки были привязаны к лошадям конвоиров.
  При нашем появлении крум вскочил и оскалил зубы, но стоило магу взмахнуть рукой, как магический волк приветливо завилял хвостом. И в самом деле, собака собакой, надо же было навесить на дружелюбное домашнее животное такую зверскую личину.
  Дальше маг не пошел. Перед поворотом я оглянулся, мага уже не было, а крум опять рычал и скалился.
  - Не жалко собачек? - спросила Лана. Но вопрос ее остался без ответа, помня недавний урок, преподанный одному из наемников, наши охранники старались не выходить за рамки полученного поручения, и в разговоры на всякий случай не вступали.
  - Я слышала, что дядюшка Батри бегает медленнее лошади, - сказала Лана на этот раз мне.
  Фраза эта должна быть совершенно непонятна охранникам (Что еще за дядюшка и какая разница, быстро ли он бегает?), я же понял, что хотела сказать моя напарница по разведке.
  - Как это ни прискорбно, - подтвердил я.
  Если мы разминулись с Батри в долине, вряд ли стоит рассчитывать на встречу с ним за ее пределами. Однако, метод, предложенный Ланой, может быть успешно использован и дальше. Почему бы нам не перекинуться парой фраз, обсуждая те или иные события иносказательно?
  - Какой титанический труд затеял Де Баф в долине. Поневоле не позавидуешь землекопам.
  Один из охранников вздрогнул, не иначе, вспомнил о судьбе своего коллеги. Слова же мои были предназначены совсем не для этого.
  - И охота же некоторым копать где попало, - отозвалась Лана.
  - Долина большая. Чем место раскопок могло заинтересовать Селье?
  - Мы об этом можем только гадать.
  - Все камни так похожи друг на друга, - бросил я пробный шар.
  - Точно. Почти ничем не отличаются, - согласилась Лана.
  Надеюсь, она поняла, о чем я? В таком случае, она тоже заметила, что место раскопок поразительно похоже на нашу находку. Ее ответ "Почти ничем не отличаются" говорит именно об этом.
  Мы выехали на дорогу, но свернули по ней совсем не к городу, а в сторону старого заброшенного карьера.
  - Эй, вы куда?! - окликнул я наемников.
  Разумеется, они не ответили, зато отозвалась Лана:
  - Не думаешь же ты, что они повезут пленников по наезженным дорогам?
  - А ехать нам далеко?
  - Если я правильно представляю куда нас везут, завтра будем на месте.
  - И куда же нас везут?
  - Тебе понравится. Надеюсь, ты любишь классический старинный стиль?
  - Люблю. Думаешь, для нас устроят экскурсию?
  - Ага. Экскурсию по подземельям.
  - Не думаю, что это будет увлекательно. Я бы предпочел что-нибудь более возвышенное.
  Лана пожала плечами, от нашего мнения сейчас мало что зависело.
  На ночевку расположились прямо в лесу. Признаться, я рассчитывал, что нас оставят наедине, и мы сможем обсудить ситуацию не прибегая к иносказаниям. Но нас развели в разные стороны. Я мог видеть Лану сквозь пламя ночного костра, около которого по очереди дежурили наемники, но поговорить с ней без свидетелей возможности не было. На следующий день мы продолжили движение прежним порядком.
  Мы пробирались по едва наезженным дорогам и лесным тропам. Должно быть, наемники хорошо ориентировались на местности, потому как заблудиться здесь было проще простого. Ближе к вечеру следы присутствия человека стали попадаться чаще. Наемники объявили привал, после чего один из них исчез и вернулся через час с крытым фургоном, внутри которого мы и проделали последнюю часть пути до замка.
  Из-за этого недоразумения я не смог оценить все прелести старинной архитектуры строений замка, в который мы приехали. Лишь часть двора, высокой каменной стены и толстая дубовая дверь, в которую нам предложили войти, предстали моему взгляду.
  Каменный коридор заканчивался толстой дверью и кованой решеткой, за которой располагалось помещение, предназначенное для нашего пребывания.
  Походило оно на большой колодец метров пяти в диаметре, устремленный вверх, на дне которого мы оказались. Высоко над головой располагались два небольших окна, через которые в башню попадал свет. Пол был непритязательно застлан соломой, мебели не имелось. Но была и хорошая новость - нам наконец-то развязали руки.
  - По крайней мере, это не подземелья, - с облегчением вздохнул я.
  - Я же говорила, тебе понравится, - съязвила Лана.
  - Еще бы. Люблю посидеть в каменном колодце, - не остался в долгу я. - Интересно, зачем мы понадобились Де Бафу?
  - Ты же слышал, на всякий случай. Будет держать нас в башне. От лишней чашки еды он не обеднеет. А если решит, что это слишком расточительно, то нас просто перестанут кормить.
  - Тьфу-тьфу-тьфу. Надеюсь, он все же не настолько экономен. Смерть от голода не входит в мои планы.
  - Конечно, ты предпочел бы умереть от старости? Что ж, место подходящее.
  - Не собираюсь я умирать. По крайней мере, пока - с досадой отозвался я.
  - Ну да, старость - дело не быстрое.
  Я окончательно рассердился и отвернулся к стене. И так положение наше незавидное. Зачем же язвить? От этого оно к лучшему не переменится.
  Я рассматривал стену, отмечая про себя, как непривычно мне видеть ее закругленной. "До чего забавны, эти круглые башни - куда ни посмотришь - всюду одна и та же стена".
  Эта мысль вызвала у меня невольный смешок. Лана встрепенулась, должно быть гадает, что меня рассмешило в такой непростой ситуации. Пусть помучается вопросами, не буду ей говорить. И вообще, помещение большое, метров пять шириной будет, пусть оправляется в свой угол, а я пойду в свой.
  Я представил, как Лана ищет в круглой башне угол, и рассмеялся в голос. Слишком уж образно все представилось. Моя фантазия не дает мне унывать даже здесь.
  Через пять минут моя спутница не выдержала и поинтересовалась:
  - И что ты нашел здесь смешного?
  Я не ответил. Лана выждала с минуту и провозгласила:
  - Смеяться и не говорить над чем смеешься попросту невежливо.
  - Ага, а водить за нос своего напарника, стало быть, вежливо?
  - Когда это я тебя водила за нос?
  - Да постоянно! Только тем и занимаешься.
  - Например?
  - Ты не сказала, что принадлежишь к дворянскому сословию.
  - Ты об этом не спрашивал.
  -А если бы спросил?
  Лана пожала плечами:
  - Какая разница что бы было, если этого не было? Ты не спросил, я не ответила. Это не повод утверждать, что я вожу тебя за нос.
  Допустим, здесь она права, я действительно об этом не спрашивал, но все остальное...
  - А чего стоит твое утверждение, что ты поехала в долину из-за меня? Чем моя поездка могла вызвать у тебя такой интерес?
  - Это я говорила не тебе.
  - Но про меня. Так что трудно предположить, что меня это не касается, речь шла о моей поездке в долину.
  - И что же ты здесь усмотрел невозможного? - всплеснула руками Лана. - И потом, не могла же я при всех сказать о своих истинных мотивах.
  - Да? И какие же истинные мотивы?
  - Это не так просто объяснить.
  - А ты попробуй.
  - Хорошо, попробую. Всему причиной мои чувства. Дело в том, что я влюблена давно и безнадежно. Как ты правильно заметил, я принадлежу к древнему славному роду. Мой избранник попроще, а у нас в роду подобное не приветствуется.
  - И кто же твой избранник?
  - Мог бы и сам догадаться.
  - С чего бы?
  - С того, что это ты.
  - Я?! - удивление чуть не застряло комом у меня в горле.
  - Не считаешь ли ты, что недостоин моей любви? - Лана удивленно приподняла бровь.
  - Да... Нет... Но мы даже не встречались!
  - Это ты меня не встречал, я же тебя видела и неоднократно, и даже успела о тебе кое-что узнать.
  Это верно, ее знания обо мне поражают. Неужели, и правда, влюблена? Невероятно. Но как тогда объяснить ее поведение при нашей первой встрече? Наше знакомство началось со славного удара, который она мне нанесла. Как-то невежливо в отношении предмета обожания. Впрочем, она меня не видела, лишь почувствовала, что к ней кто-то приближается. Так все-таки это правда? Но как же быть с ее рассказом о собственных интересах в долине? Что-то здесь не сходится.
  Я попытался озвучить результаты своих недолгих размышлений:
  - Все рано не верю, - вторая половина фразы, где я хотел напомнить Лане ее же слова, так и осталась несказанной.
  Она сделала шаг вперед и припала ко мне в страстном поцелуе. Все мысли моментально выветрились у меня из головы. Такие женщины - это индивидуальное оружие массового поражения, что-что, а мысли отбивает напрочь.
  Лана сделала шаг назад. Я стоял с пустой головой и глупой улыбкой.
  - Гхм, - послышалось вдруг из-за стены, и чьи-то мелкие шаги затопали по кругу. Отзвук постепенно возвышался, и я догадался, что за стеной находится винтовая лестница, которая опоясывает башню-колодец.
  Ничего удивительного в этом не было. Коридор, по которому мы прошли, был достаточно длинным, странно было бы предполагать, что вся стена сложена из монолитного камня. Наверняка там немало помещений.
  Я отметил про себя, что, судя по всему, нас подслушивали. И слушатель, видимо удалился.
  Неудобно как-то получилось: Лана призналась мне в своих чувствах, а признание это оказалось достоянием неизвестного слухача. Досадно. Но теперь-то он удалился, и ничто не помешает мне поговорить о чувствах дальше. А главное, не только поговорить.
  Я сделал шаг вперед и заключил девушку в объятья. Секунда блаженства закончилась непредсказуемо и больно: я совершил в воздухе кульбит и приземлился на пол, хорошо еще, что пол был застелен соломой.
  - Ты что, с ума сошла?! - Искренне удивился я.
  Ладно, если бы это была моя инициатива, а то, сначала сама с поцелуями лезет, а потом...!
  - Руки не надо распускать.
  - Ты только что говорила о большой и неразделенной любви!
  - Вот и не будем ее разделять. Оставим все как есть.
  - Ну, знаешь ли! Нельзя так обращаться с людьми! Я не чучело! То ты изнемогаешь от большой любви, то, давай оставим все как есть! Что-то я тебя не понимаю.
  - Извини. Но ты при слухаче мог неосторожно затронуть некоторые моменты, о которых людям Де Бафа знать совершенно необязательно.
  - Так это был спектакль?! Ты знала о слухаче и решила притвориться влюбленной?! Лишь бы не выдать свои истинные мотивы?!
  Моему возмущению не было предела. Подобного коварства от Ланы я не ожидал. Я не марионетка, чтобы так играть моими чувствами.
  - Извини.
  - Извини?! И это все, что ты хочешь сказать?! Знаешь что, ты коварная и бездушная кукла, которая понятия не имеет о любви!
  - Ты не знаешь о моих чувствах, а берешься судить.
  - Твой поступок говорит сам за себя.
  - Ликс, если бы ты все знал...
  - Что знал? Хочешь придумать очередную сказку? Нет уж, хватит с меня! С этого момента знать тебя не желаю!
  - Но я и в самом деле не могу...
  - Вот отлично: ты не можешь, я не хочу. Ты сама по себе, я сам по себе. И хватит об этом. Вот это будет твоя половина башни, а это моя, - я провел по полу черту, поделив помещение пополам, - прошу Вас, блистательная госпожа, границу не пересекать!
  Поделив территорию нашего узилища, я принялся на своей половине наводить порядок: переворошил солому, расстелил ее ровным слоем, у наиболее удаленного от территории Ланы края стены собрал из соломы возвышение и постарался придать ему правильные очертания. Затем улегся на эту импровизированную кровать и стал насвистывать веселую песню, хотя весело мне совсем не было.
  - Ликс, - Лана попыталась подойти.
  - Прошу Вас оставаться на своей половине, госпожа Де Лимн.
  - С каких это пор мы на "Вы"?
  Я не ответил. Лана помолчала и спросила снова:
  - Мы в темнице. Не лучше ли держаться вместе?
  - Я не желаю держаться с Вами вместе. Вы так здорово рассказывали Де Бафу о долге и чести. Видимо порядочность не входит в эти понятия.
  - Я сожалею, что так получилось, Ликс, - сказала Лана.
  Сожалела ли она? Возможно. Но это не отменяло сделанного, на данный момент я не был уверен в том, что услышал от Ланы хотя бы слово правды.
  Мы помолчали. Вечер клонился к закату, и полутьма нашей башни сменилась густым сумраком. Входная дверь заскрипела и сквозь решетку просунулась рука. Вскоре на соломе стояли две чашки и две кружки - наш скромный ужин.
  - Я принесу, - встрепенулась девушка.
  - Не стоит. Возьмите свой ужин, а я возьму свой.
  Лана вздохнула, но спорить не стала.
  Как я и предполагал, деликатесами потчевать нас не собирались - еда была совсем простой. Но здесь уж не до привилегий, не забыли покормить, и то хлеб.
  Тем временем сумерки перешли в почти кромешную тьму, озаботиться освещением внутреннего помещения башни наши тюремщики не посчитали нужным. Небольшие окна, расположенные высоко наверху, и днем-то давали мало света, ночью же и подавно от них было мало проку.
  Слева от меня зашуршала солома, а вслед за этим послышался голос Ланы:
  - Ликс, это ты?
  Я молчал, и Лана продолжила:
  - Можешь со мной не разговаривать, но, будь человеком, ответь: Это ты шуршишь соломой?
  Интересно, как я ей отвечу, если не буду с ней разговаривать? Но вообще-то я думал, что соломой шуршит она.
  - Ликс, это не честно, я не пугала тебя специально, - сказала Лана.
  Я вздохнул:
  - Это не я шуршу соломой. Тебе стало легче?
  - Мыши? Терпеть не могу мышей!
  Я тоже от них не в восторге, но бывают неприятности и похуже, само наше нахождение в башне уже не сахар.
  - Кыш! Пошли прочь! - крикнула Лана.
  Кому это она? Если мне, то я бы с удовольствием, вот только не получится, а если мышам, то вряд ли они ее послушают.
  - А-а-а! - вдруг закричала Лана, и бросилась ко мне.
  
Оценка: 5.45*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"