Афимьин Андрей Петрович: другие произведения.

Сущность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Опубликованные главы в одном файле. Добавлена 17 глава.)Кем вы мечтали стать в детстве? Великим царем или воином, что уничтожает целые страны лишь по одной своей прихоти? Или, может быть прекрасной принцессой, за сердце которой храбрые рыцари сражались бы на турнирах? А может простым пастухом, что проводит дни в тихом уединении? Мы можем дать вам все это, воплотить в жизнь все ваши самые смелые мечты. На любой срок от суток и до бесконечности на планете Мечта вы сможете стать кем захотите. Все зависит только от вас и ваших возможностей. И только сегодня и только для вас специальное предложение: трансфер от места жительства до планеты Мечта и обратно за счет нашей фирмы. Вы платите только за удовольствие быть кем угодно. Не упустите это выгодное предложение. Итак, звоните нам прямо сейчас и погрузитесь в свою Мечту.

  С У Щ Н О С Т Ь
  
  
  
  Богов много, но БОГ один! (един?!)
  Элеандр
  
  
   Марта: - Кто ты?
   ОН: - Я господин твой
  Карл Норберг "Он"
  
  
  Кем вы мечтали стать в детстве? Великим царем или воином, что уничтожает целые страны лишь по одной своей прихоти? Или, может быть прекрасной принцессой, за сердце которой храбрые рыцари сражались бы на турнирах? А может простым пастухом, что проводит дни в тихом уединении? Мы можем дать вам все это, воплотить в жизнь все ваши самые смелые мечты. На любой срок от суток и до бесконечности на планете Мечта вы сможете стать кем захотите. Все зависит только от вас и ваших возможностей. И только сегодня и только для вас специальное предложение: трансфер от места жительства до планеты Мечта и обратно за счет нашей фирмы. Вы платите только за удовольствие быть кем угодно. Не упустите это выгодное предложение.
  Итак, звоните нам прямо сейчас и погрузитесь в свою Мечту.
  
  П Р О Л О Г
  Огонь в печи медленно лизал сухие поленья, потрескивал, изредка стреляя искрами в приоткрытую заслонку печи. Малыш, спрятавшись по шею под одеялом, зачарованно смотрел на эти внезапно возникающие и так же неожиданно гаснущие брызги огня. Дом постепенно нагревался и февральская метель, принесшая с собой мороз, постепенно отступала, оставаясь за приделами теплого мирка, за окнами, где властвовала ночь и тьма. Там, где ей самое место.
  Хлопнула дверь избы, до Малыша донеслись медленные, чуть шаркающие шаги. К печи подошел дедушка, неся охапку поленьев. От него опять повеяло ледяной стужей, и Малыш забрался под одеяло по самый нос.
  -Что, сорванец, холодно - заметив это, рассмеялся старик. Его глаза почти исчезли под густыми бровями. - Спрятался. Что, как галчонок из гнезда выглядываешь?
  -Холодно ведь, - насупился ребенок.
  Старик свалил поленья у печи, чуть в стороне, что бы они не мешали проходу и, крякнув, сел на кровать, рядом с Малышом. Погладил ребенка по голове.
  -Да, ладно, тебе, привыкай. Холод не должен пугать мужчину. Да и не самое это страшное, что есть в жизни.
  Малыш насупился, но от вопроса не удержался.
  - А что же может быть страшней?
  Старик задумался, наблюдая за языками огня в печи, рисовавшими свой загадочный и неповторимый танец. Перед ним проносились прожитые годы. Неожиданные, бередящие душу воспоминания нахлынули, принеся тоску по ушедшей молодости и здоровью, жажде знаний и приключений. Все, что давно ушло и уже никогда не вернется назад.
  Ребенок, видя его замешательство, истолковал это по-своему.
  -Ну, что, не знаешь! - он радостно рассмеялся, довольный, что поставил дедушку в тупик. - Я же говорю хуже ничего нет.
  Этот радостный детский смех вернул старика к реальности. Он опять улыбнулся одними лишь глазами, наблюдая за весельем Малыша.
  -Может ты и прав. Время покажет.
  Старик и мальчик опять стали наблюдать за языками пламени, прислушиваться к потрескиванию горящих дров.
  -Дедушка, расскажи сказку, -попросил вдруг Малыш.
  -Сказку? Какую сказку?
  -Ну, не знаю - интересную. Про сражения. Интересную и ... страшную, ... чуть-чуть.
  -Про сражения и страшную, - старик задумался, - даже не знаю, что бы рассказать.
  -Дедулечка, ну, пожалуйста!
  -Что же, ладно, но ты сам просил страшную, так что потом не жалуйся.
  Ребенок радостно закивал. Старик опять устремил взор на огонь. Опять галопом понеслись года, назад, туда, куда не вернешься, и где, возможно, ничего и не было. Так, бред полоумного старика...
  
  Глава 1
  Сергей Натанович Лурье, вице президент фирмы "Мечта", безуспешно пытался справиться с похмельем. С самого утра все еще было неплохо. Проснулся он довольно бодрым и после обязательных гимнастики, душа и яичницы с кофе, казалось, пришел полностью в норму. Однако последние минут тридцать головная боль накатила и била в виски ультразвуковыми молотками. В животе мутило. Во рту был непонятный, но от этого не менее неприятный, вкус позавчера прокисшей еды. Ему хотелось запереться в кабинете и растянуться прямо на столе для приемов. Благо стол было довольно широк. Подремать часок. А лучше два.
  Он улыбнулся своему желанию. Представил как будет выглядеть растянувшись на столе и непременно не сняв ботинки. Еще хорошо положить под голову кипу бумаг, ждущих подписи. Накрыться утренним биржевым вестником и выспаться как следует. Однако нельзя. Сейчас должен прийти этот столичный писака и с ним надо вежливо побеседовать. Ответить на все его вопросы, возможно провести небольшую экскурсию. В общем произвести самое приятное впечатление о себе, фирме и всем проекте "Мечта".
  Подтверждая его мысли, в кабинет вошла секретарша, как всегда безупречно выглядящая.
  -Сергей Натанович, к Вам посетитель. Николя Смирнов, специальный корреспондент журнала "Столичный вестник".
  "Николя? Вот ведь..." Сергей Натанович чертыхнулся про себя. Этот тип начинал уже заочно все больше и больше ему не нравиться.
  -Да, Лидочка, проси, я его жду.
  Он принял деловой вид, на лице появилась натренированная годами "гостеприимная" улыбка успешного бизнесмена.
  Секретарша исчезла, а спустя секунду в кабинет ворвался субъект в попугайском одеянии, невообразимой смеси самых несочетаемых и ярких цветов.
  Хозяин кабинета шагнул ему навстречу, как требовали того нормы приличия и протянул гостю руку. При этом Сергей Натанович отметил, что журналист едва ли полутора метров ростом, так как не достает головой ему даже до плеча.
  -Добрый день, дорогой друг, - громогласно, чего с трудом можно было ожидать от человека столь небольших габаритов, произнес вошедший.
  -Разрешите представиться, Николя "Оруар" Смирнов. Это мой литературный псевдоним. Можете называть меня просто Николя. Вы, вероятно, читали мои статьи. Я специальный корреспондент журнала "Столичный вестник".
  -К сожалению, не имел чести. Очень приятно познакомиться. Сергей Натанович Лурье, вице президент фирмы "Мечта".
  Проигнорировав протянутую руку, журналист взгромоздился на ближайший стул и вывалил из принесенного саквояжа на стол диктофон, фотокамеру, ворох письмопластика, маркеры, скрепки и еще десятка два различных предметов, видимо, необходимых ему для работы.
  Хозяину кабинета ничего не оставалось, как вернуться на свое место во главе стола и ожидать пока гость приготовится. А тот, казалось, не особо и спешил. Включал-выключал камеру, что то записывал на порванном клочке. При этом бубня нечто нечленораздельное под нос. Застывал на несколько секунд, любуясь открывшимся видом за окном. Затем опять начинал перекладывать вещи между саквояжем и столом.
  Когда терпение Сергея Натановича было готово закончиться, и он уже придумывал, какими словами объяснить Президенту, почему выгнал писаку, тот вернулся к реальности и все так же громогласно изрек.
  -Сергей, (вы не против что я вас так вас так называю?), надеюсь, вы понимаете, что у такого занятого человека как я очень мало свободного времени. Надеюсь, вы будете отвечать на мои вопросы только по существу. А то многие любят углубляться в дебри, которые совсем не интересны нашим читателям. Я же, как человек исключительно вежливый, тоже не берусь остановить таких интервьюеров, ведь человеку порой надо выговориться. Договорились?
  Невозмутимое доброжелательное выражение лица Сергея Натановича даже на долю секунды не изменилось.
  -Да-да, конечно.
  -И еще, Сергей, если это не затруднит, я бы выпил чашечку кофе. С утра, знаете ли, не удалось позавтракать. Как я уже говорил, человек очень занятой. Порой не удается соблюдать режим. А вы, я смотрю, в отличной физической форме. С вами я бы не стал бороться на ринге.
  -Спасибо.
  Журналист рассмеялся и согнув руку в локте стал щупать свои бицепсы. Это заняло все его внимание на следующие несколько минут, пока секретарша не принесла две чашки кофе. Выпив свою залпом, журналист наконец включил камеру и диктофон.
  -Ну, что, Сергей, начнем, пожалуй.
  И не дожидаясь ответа, начал интервью.
  -Расскажите о вашей фирме. Как она возникла и чем занимается?
  Сергей Натанович с облегчением выдохнул. Этот мерзкий тип очень сильно раздражал, но приходилось терпеть. Хотя наблюдать за его суетливым хамским поведением было очень неприятно. Но вот рассказ о своем деле, это как раз то, что могло вернуть к хорошему расположению духа. Свою работу он любил.
  -Фирма "Мечта" была основана десять лет назад. Первоначально мы занимались обычными программными продуктами, в последствии переквалифицировались на психопрограммные технологии, которые сейчас с успехов внедряем.
  -Психопрограммные? Поясните, что это. Я то, конечно знаю, но многие наши читатели не так хорошо разбираются в новинках технологий как я.
  -Да, так мы их называем - психопрограммные. Обычное общение с компьютером строится на прямом взаимодействии. Вы отдаете осмысленные прямые указание путем клавиатур, различных манипуляторов, биосенсоров и тому подобных устройств. И получаете жестко запрограммированный ответ на свое воздействие. Наши же технологии дают общаться с вычислительными устройствами не только на прямом уровне, но и, так сказать, на подсознательном. Вы, условно говоря, становитесь единым целым и то, что видите и чувствуете вы, "видит и чувствует" и компьютер. Он улавливает ваши желания и побуждения, в меру своих сил воплощает их в жизнь...
  -А, понял, вы говорите о виртуальной реальности, - перебил журналист.
  Сергей Натанович мысленно скривился.
  -Не совсем так. Во первых мы предпочитаем не использовать это словосочетание, так как они приобрело слишком негативный оттенок в обществе. Хотя виртуальную реальность можно рассматривать как один из ранних прообразов нашей технологии. Мы не создаем виртуальность, мы создаем целый мир вокруг пользователя. Мир практически реальный, основанный на мыслях, пожеланиях, мечтах пользователя. Данный феномен мы называем мыслеформа. В своей мыслеформе пользователь может быть кем угодно, в любом месте, которое вообразит. При этом будут учитываться, как явные пожелания, так и подспудные, скрытые на первый взгляд.
  -Хм, скрытые, они на то и скрыты, что я хочу их скрыть. Ха, интересный каламбур, - журналист по-детски обрадовался своей тираде.
  "Предсказуем, слишком предсказуем". Сергей Натанович допил кофе и через коммуникатор попросил Лидочку принести еще.
  -Да, мы учли это. При создании мыслеформы пользователь сам выбирает какие области запретить к рассмотрению. Некоторые скрывают свои сексуальные предпочтения, некоторые различные деловые вопросы. Это все оговаривается в контракте и, могу вас заверить, не одной жалобы на его нарушение у нас нет. Мы действуем предельно честно. Но самое интересное, что мы смогли добиться непротиворечивого взаимодействия мыслеформ разных пользователей в одной социуме.
  Журналист опять залпом проглотил принесенный кофе.
  "Что то я стал увлекаться. Он меня, похоже, не совсем понимает, надо быть попроще". Сергей Натанович тоже пригубил кофе. Похмелье заползало в дальнюю пещеру, чему он был несказанно рад.
  -Хорошо, очень хорошо. Где же создаются эти мыслеформы?
  -Несколько лет назад, когда все первоначальные приготовления к запуску проекта "Мечта" были сделаны мы арендовали одну из необитаемых планет на 999 лет, с правом приоритетного продления аренды. Планету мы так же назвали Мечта, что полностью отражает ее суть. Наши специалисты провели большую работу по организации на ней нескольких тематических зон для пользователей. Путем проведения маркетинговых исследований были выбраны несколько самых привлекательных временных периодов для наших клиентов. На данный момент у нас открыто и полностью функционирует две территории под условными названиями "Первобытность" и "Средневековье". К началу следующего года мы планируем открыть еще одну тематическую зону, но пусть пока это останется нашим небольшим секретом и станет сюрпризом для наших пользователей.
  -О"кей, хорошо. Итак, я хочу стать вашим клиентом, что мне надо делать? Лететь на Мечту.
  -Нет, зачем же утруждать себя. Главный принцип нашей фирмы, сделать все для удобства клиента. Вам необходимо связаться с нашим представителем в вашем секторе. Его координаты можно найти в инфосети каждой обитаемой планеты. Вы оставляете свою заявку, пожелания о дате начала и продолжительности путешествия. Так же оставляете сообщаете желаемую тематическую зону и вашу роль в ней...
  -Роль? То есть я могу быть кем захочу?
  -Да, действительно, кем захотите.
  -Но ведь, например, кроме меня еще сотни и тысячи человек захотят быть царями. Что же делать.
  Сергей Натанович дружелюбно рассмеялся и сам удивился, что смех был уже не обязательным профессиональным, а искренним.
  -Да, действительно, многие так думают. Однако, во первых не так уж и много пользователей изъявляют желание быть повелителями судеб в мире Мечты. Очень большое число наших клиентов хотят отдохнуть от опостылевшей офисной жизни или руководящей работы и выбирают уединенные места для проживания. Кто то становится охотником в тайге, кто то странствующим рыцарем, кто то отшельником в высокогорье. Всем мы воплощаем фантазии по самому высшему разряду. Во вторых, и средневековье и первобытные времена характеризуются раздробленность феодальной или племенной, что оставляет простор для желающих реализовать свое желание руководить. Все просто.
  -Итак, я связался с вашим представителем, заказал тур. Сколько мне ждать?
  -Минимальный срок ожидания стандартный месяц. Заранее вы можете выбрать любое время. Но для наших постоянных клиентов, а мне приятно сказать, что таких уже немало, мы делаем исключения и идем навстречу их пожеланиям. В назначенное время вы прибываете на клиентскую станцию на орбите планеты, и через 24 часа погружаетесь в свою мечту. Все просто.
  -Действительно, ничего сложного. Сколько сейчас клиентов используют мыслеформ? Я правильно выражаюсь?
  -Да, правильно. К сожалению, я не могу вам сообщить точные данные, это наша коммерческая тайна. Но могу сказать, что количество клиентов с начала года увеличилось на 23,4 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Для нас это очень хороший показатель, доказывающий, что мы движемся правильным курсом.
  -Можете рассказать, что происходит в тематических зонах?
  -Лучше всего это увидеть самому, побывав там. Но если вкратце, то все что вы читали когда то в книгах и видели в исторических фильмах. Мирная жизнь течет своим чередом. А княжества и племена воюют друг с другом за территории и ресурсы.
  -Воюют. То есть там можно получить травму или умереть? - глаза журналиста от ужаса расширились и казалось он впервые за весь разговор заинтересовался темой беседы, а не самим собой.
  -Конечно нет. Умереть в мыслеформе нельзя. Мы прошли государственные проверки и наша безопасность гарантирована на сто процентов. При создании ситуации, опасной для жизни или здоровья, клиент сразу же возвращается. Впрочем, некоторые наши клиенты желают получить небольшие следы пребывания в мыслеформе на теле. В договоре это оговаривается и если нет медицинских противопоказаний мы даем такую возможность. Ведь как приятно на светском рауте продемонстрировать дамам шрам, полученный при штурме непреступной крепости.
  -Даа, это было бы неплохо...
  Тут внимание Сергея Натановича привлекло, что тревожный индикатор коммуникатора сверкает ярко красным. Несколько секунд он недоуменно смотрел на него, пока наконец не понял: это означает, что что-то случилось. Настроение, начавшее вроде, налаживаться снова рухнуло в пучину раздражения. Надо было срочно избавиться от этого хлыща и выяснить что произошло. За все время работы в фирме, он впервые видел этот сигнал. А значит, случилось что то непредвиденной и по настоящему плохое.
  
  Глава 2
  
   ...Неожиданно конь заржал. Полудремотное состояние, в котором находился Михаил вот уж несколько часов, мгновенно слетело, и он мертвой хваткой впился в поводья, удерживая норовистого скакуна. Вовремя. Конь взвился на дыбы, пытаясь сбросить наездника и унестись подальше в глубь леса. Но, чувствуя железную волю седока, поддался и лишь протяжно жалобно заржал. Под мерный ход коня, воин видимо задремал, что совершенно не удивительно - он не спал больше суток. Задремал - и вот враг тут как тут.
   Михаил взялся за рукоять меча, напрягся и застыл в полной готовности к бою. Солнце или уже село, или догорало последними углями - сквозь башни елей не просматривалось и луча, а их макушки исчезали в захватившей власть темноте.
   -Кто ты? Назови себя! - раздался из темноты голос.
   -А кто ты сам такой?
   Тянуть время не самая плохая тактика, когда не знаешь, кто перед тобой и есть желание это узнать.
   -Ты, я слышу, человек. И ты один. Я прав? - донесся вопрос.
   -А если и так, что тогда?
   Михаил лихорадочно всматривался в темноту, но она оставалась абсолютно непроницаемой, скрывая собеседника.
   -Человек, уйди с дороги, и ты останешься жив. Мы слишком спешим, что бы заниматься тобой. Уйди если тебе дорога жизнь.
   -Но ведь я тоже спешу. Моя женушка напекла пирогов, и мне надо поспешить, а то они остынут...
   Из темноты донесся жуткий звук, от которого конь под Михаилом попятился и фыркнул. Звук взвился на режущую уши звенящую ноту и тут же затих, так, что Михаил услышал бешеное биение сердца.
   -Да ты шутник! - воскликнул тот же голос. - Но шутка не удачная. Уберите его!
   Неожиданно зажглись тысячи солнц - так ярок был вспыхнувший свет, от которого Михаил мгновенно ослеп. Только неким шестым чувством он почувствовал, как над ним заносится смертельная дубина. Кое - как спрыгнув с коня, он покатился по земле.
   Тут же раздался треск ломающихся костей и предсмертный хрип коня. На его спину опустилась трехпудовая дубина.
   Михаил вскочил, выхватил из ножен меч и стал вращать им вокруг себя, не подпуская врагов, кем бы они ни были, и, давая исчезнуть красно-оранжевым кругам перед глазами.
   Постепенно воин стал обретать потерянное зрение и смог разглядеть, что его окружают пятеро омерзительных белых тварей. Ростом метра два и имеют весьма внушительный вид. На белых головах нет волос, да и головы как таковой так же нет. Только небольшой вырост между плечами, наподобие шишки, в центре которого располагался единственный глаз, горящий злым зеленым огнем. У каждого в лапах по увесистой дубине, которыми они пытаются дотянуться до Михаила. А позади них, на конях восседают двое из тех, что когда-то были людьми, но перешли на сторону Орды. Один из них, по-видимому, недавний собеседник Михаила, с высокомерной улыбкой наблюдал за схваткой. Второй, судя по всему, слуга первого, держал в руке факел, который ослепил Михаила в первое мгновение, и что-то говорил своему господину.
   Воин приостановил вращательные движения тяжелого меча и сделав ложный выпад, со всего размаха рубанул по белой "шишке". Но на пути меча встала дубина и меч, глубоко войдя в дерево, застрял в ней.
   Тут же сзади раздался свист дубины. Михаил еле успел уклониться вниз и несущее смерть человеку оружие, задев только шлем воина, с булькающим звуком вошло в тело хозяина той дубины, в которой торчал меч.
   Теперь сбоку у Михаила стоял беззащитный противник. Сделав огромное усилие, он вырвал из ослабевающих, но все еще цепких лап чудовища, стоящего перед ним, такую странную конструкцию меч-дубина. Затем воткнул ее стоящему сбоку в то место, где у человека находится живот. Лес огласил предсмертный хрип и чудовище всем, довольно большим, весом навалилось на дубину. Меч изогнулся, готовый сломаться. Но не зря тульские мастера пользуются почетом не только на Руси, но и далеко за ее пределами. Дубина соскочила, и меч опять стал свободен в руках хозяина.
   Теперь перед Михаилом стояли трое.
   Упав на землю, он рубанул по ногам чудовищ, но двое успели отскочить, и только один рухнул на землю, воя во всю глотку. "Ну, прямо соловей", - пронеслось в голове воина, и тут же ему на плечо опустилась дубина, но расчет был немного не точен. Чудовище потеряло устойчивость и, благодаря этому, дубина прошла по левому плечу вскользь, лишь порвав куртку, да содрав лоскут кожи. А вот падение самого чудовища уже ничего не могло сдержать, и оно благополучно напоролось на вовремя подставленный меч Михаила. "Ну, прямо куропатка на вертеле".
   Выбравшись из-под белой туши и выдернув из нее ушедший по рукоятку меч, воин направился к единственному оставшемуся в живых противнику.
   С этим все было быстро. Один молниеносный взмах и из ставшей ровной площадки на уровне плеч, струей стала бить белая зловонная жидкость.
   С омерзительными белыми тварями было покончено, оставались те, кого они сопровождали. Всадники, видя, что их охрана мертва, развернули лошадей. В воздух взмыли нагайки, заставившие лошадей молниями понестись по лесной дороге от места сражения.
   Михаил вмиг оказался у седла своего жеребца, вытащил испачканные в крови погибшего животного лук и колчан стрел. Большинство стрел сломались при падении коня, но, слава Богу, лук был цел. И вот две стрелы дружно поют, настигая своих жертв. Быстры кони, взращенные на подземных лугах Царя, но еще быстрее стрелы, сделанные человеком под божьим солнцем...
   Господин завалился назад, но, все еще не разжимая рук, держал узду. Лошадь под ним остановилась. Слуга его, которому стрела пробила насквозь горло, заливаясь кровью, исчез в темноте, уносимый своим скакуном.
   Михаил положил лук на землю и осмотрел место побоища. В мерцающем свете начавшего затухать факела было видно, что вокруг все залито густой белой "кровью", источавшей невыносимое зловоние и лежали пять белых тушь - существа были мертвы. Прихрамывая, он даже не заметил, что в пылу боя кто-то попал ему по ноге, воин направился к видневшейся неподалеку лошади. Ее надо было захватить, во что бы то ни стало. Каждый шаг отдавался чувствительной болью. Так что без более быстрого и менее болезненного способа передвижения, Михаил рисковал навсегда остаться в этом проклятом лесу.
   Благо лошадь и не пыталась убежать, да и не могла. Погибший даже в смерти не давал скакуну свободы. Его рука сжимала поводья, и лошадь медленно ходила вокруг своего бывшего хозяина, пронзенного стрелой.
   Михаил взял лошадь под уздцы и привязал ее к дереву. Потом поднял валявшийся тут же начинавший тухнуть факел и подошел к распростертому на земле телу.
   Мужчина был высокого роста и довольно красивый. Интересно, что привело его в Орду? Желание богатства и могущества. Может быть и так. По крайней мере, дорогой бархатный сюртук и золотая, являющаяся скорее украшением, чем защитой, кольчуга под ним, показывали, что мужчина не бедствовал.
   Михаил смотрел на бывшего человека, но так и не притронулся к нему. Что это было, страх или просто омерзение, он не знал, но ему не хватало сил, чтобы наклониться над телом и снять кольчугу. Не мог он этого сделать - хоть убей.
   Воин собрался уходить, когда вдруг заметил в полураскрытой ладони нечестивца крестик. Простой, грубо, но видимо с любовью, сделанный. Такой обычно носят простолюдины. Но каким бы он не был, ему не место в руках прислужника Дьявола! Михаил забрал крестик, разорвав бечевку, которая была опутана вокруг запястья, и положил в карман накидки. Потом отвязал коня и отвел его к месту битвы. Погрузил на него снятые со своего скакуна вещевые мешки. Затем, смазав рану на плече и ногу мазью, что дала ему в дорогу мать, воин осмотрелся, не забыл ли чего. Вскочив в седло, легонько пришпорив коня, продолжил свой путь. Отдохнуть и поесть он собирался утром, надеясь выехать к тому времени из леса.
  
  Глава 3
  
  Над столицей шел дождь. Низкие свинцовые, почти черные, тучи медленно позли по небу, проливая на спешащих под ними людей тонны воды. Редкие прохожие пытались прикрыться от низвергающегося на них водопада под зонтами. Но это, собственно, им мало помогало. Вода была не только сверху, или под ногами, она была всюду. По улицам к сточным каналам неслись мутные потоки, перемешанные с городской грязью и мусором. На перекрестках эти потоки встречались и образовывали сначала лужи, а потом, почти моря, которые обойти, а порой и объехать, не было никакой возможности. Сливная канализация не справлялась, предоставляя город под разгул водной стихии.
  На Оде наступил сезон дождей.
  Рю Крайтон оторвался от созерцания безрадостной картины, что происходила за окнами, и развернул кресло, в котором сидел, к стоящему уже не менее десяти минут навытяжку молодому человеку.
  -Как вам сегодня погода? - поинтересовался директор Службы Безопасности Федерации, изучая стоящего перед ним.
   Ничего выдающегося, как следовало из личного дела: Николай Егоров. 25 лет. Рядовой выпускник Академии СБФ. Рост 175 сантиметров, вес 79 килограммов, среднее телосложение, волосы темные, глаза карие, характер выдержанный, впрочем, бываю эмоциональные всплески, уровень интеллекта в различных состояниях от 150 до 180 единиц по стандартной шкале, Э-способностей не проявлял. Уроженец планеты Амалько, сектор Навахо, отец - фельдшер, мать - бухгалтер. Академию окончил без отличия, но с хорошими оценками. Во время обучения чем-либо особо не выделялся. В настоящий момент ожидает направления на работу. В целом, Крайтону вся судьба этого будущего орла Федерации была известна заранее: агент СБ на заштатной планете, вроде его родной Амалько, раз в десятилетие выявленный сепаратист и повышение в звании. После окончания службы обеспеченная старость на берегу озера в окружении жены, детей и внуков. Все бы так и было, но... Но неким невообразимым образом именно этого молодого человека указал Патриарх в утренней депеше, с просьбой незамедлительно направить в распоряжение Святой Церкви "для выполнения некоего задания во славу Спасителя". И Крайтон, доживая пятый десяток лет на посту директора СБ, прекрасно понимал, что если Церкви понадобился кто-либо, она его обязательно получит, тем или иным способом. Вот только зачем? Этот вопрос не давал покоя директору весь день.
  -Так, как вам сегодня погода, лейтенант? - повторил свой вопрос Крайтон, видя, что молодой человек медлит, решая, что ответить.
  -Всякая погода хороша, когда служишь Федерации! Агент должен стойко переносить все тяготы, постоянно помня, что тем самым он помогает Президенту нести его тяжкую ношу! - выдал, наконец, тот.
  Крайтон усмехнулся.
  -Вижу, устав вас заставляли зубрить хорошо. А что вы сами думаете? Да, и сядьте, наконец, - видя, что лейтенант колеблется, Крайтон добавил, - Это приказ!
  -Да, сэр.
  Егоров сел за стол перед Крайтоном. Тот продолжал изучать молодого человека из-под седых бровей.
  -Как вы относитесь к религии, лейтенант. Какой вы веры?
  -Я с православной планеты, па. Принял крещение Святой Церкви.
  -Кто-то из ваших родственников или знакомых является священнослужителем?
  Во взгляде лейтенанта появилось недоумение. Мало того, что его, одного из нескольких сотен выпускников академии этого года, на личную аудиенцию вызвал сам директор Службы безопасности, так еще и задаваемые вопросы были совсем не те, что он ожидал услышать, подходя к дверям приемной "Динозавра".
  -Насколько я знаю - нет, па. - После секундной паузы отрапортовал он.
  -У вас есть пожелания по поводу будущей работы? Куда хотите распределиться?
  -Куда пожелает Федерация. Я постараюсь быть везде полезным.
  "Интересно, он на самом деле так думает или просто пытается произвести впечатление", - Крайтон в очередной раз подавил улыбку.
  -Что же, хорошо. Возьмите.
  Он перебросил на стол перед лейтенантом информационную карту, которой поигрывал все это время.
  -Завтра, в девять ноль-ноль вы должны явиться в секретариат резиденции Патриарха. Вы поступаете в распоряжение Церкви для выполнения некой миссии. Подчиняться будете церковникам до минования надобности. Вижу, вы удивлены. Есть вопросы?
  -Да, па. Какого рода миссия мне предстоит?
  -А, вот об этом я надеюсь узнать от вас. Сразу, как только покинете резиденцию Патриарха, вы обязаны будете представить отчет о разговоре и предстоящем задании. Так же, попросил бы вас указать свои соображения, с учетом информации, которую получите завтра, почему именно вас выбрали для этой миссии.
  -Есть, па.
  Егоров встал навытяжку, понимая, что аудиенция окончена.
  -Я могу быть свободен?
  -Да, лейтенант, идите.
  Отдав честь, лейтенант направился к выходу из кабинета.
  -Постойте, - Крайтон окликнул Егорова, когда двери перед ним уже открылись.
  -Да, па?
  -Надеюсь, лейтенант, завтра и в дальнейшем, вы не забудете, что являетесь офицером Службы Безопасности Федерации, и чьи приказы для вас являются окончательными.
  -Так точно, па.
   -Хорошо, идите.
  Отдав честь еще раз, Егоров покинул кабинет. Крайтон проводил его взглядом, пока лейтенант не скрылся за закрывшимися дверями. "Почему же выбрали именно тебя?". Ответа на этот вопрос у директора СБ не было.
  Крайтон на коммуникаторе набрал номер. За столом, где только что сидел Егоров, возникло изображение Буйнова - руководителя департамента аналитики и планирования.
  -Александр, есть что новое по Егорову?
  -Пока нет, работаем. Какой либо особой связи с Церковью не выявлено. Полный отчет будет к девятнадцати часам.
  -Ладно, работай..., - Крайтон на секунду задумался, - скажи, на твой взгляд в последнее время не происходило что-нибудь особо странное?
  -Па, отчет о происшествиях мы предоставляем ежедневно.
  -Знаю, - отмахнулся директор, - читаю я ваши отчеты. Я тебя спрашиваю как аналитика с хорошим чутьем.
  -Навскидку - нет.
  -Тогда подумай и соображения представишь. Кстати, собираешься к министру на прием?
  Изображение не смогло скрыть, что Буйнов тяжело вздохнул.
  -Не хочу, но видимо придется. Старый политикан всю плешь проел своим днем рождения. Или, может, прикроешь, скажешь, что много работы и ты меня не отпустил.
  Крайтон рассмеялся.
  -Ну, уж, нет. Мне там тоже радости нет ошиваться, а уж тем более одному. И убери эту кислую мину с лица.
  -Есть, па.
  -Подумай пока, о чем я тебе сказал, и завтра вечером на приеме доложишь. Хоть поразвлечешь меня.
  -Да, па.
  Изображение растворилось в воздухе.
  Крайтон несколько раз пройдя по кабинету опять сел в кресло и, в который уже раз за день, развернул его к окну. Природа продолжала буйствовать. Казалось, дождь стал еще сильнее, хотя куда уже сильнее.
  -Нда-а. Од. Сезон дождей в столице, - пробормотал Крайтон, наблюдая за мутными потоками, - года идут, но ничего не меняется.
  
  Глава 4
   Никита осторожно, стараясь не производить какого-либо шума, раздвинул кусты. Впереди открывался вид на небольшую деревушку, кажется, Солово, как помнилось ему. Он здесь был пару раз, может два или три года назад, перебивался случайными заработками. Ничего особенного, обычная деревня, с обычными крестьянами, не богаче и не беднее чем где-либо.
   Да, точно, последний раз он здесь был два года назад. Воспоминания об этом вызвали легкую улыбку на его губах. Тогда, или летом или поздней весной, он жил здесь две недели - ремонтировал крышу в местном постоялом дворе. Днем работал. Вечером попивал водку в трактире с добродушными местными мужиками. А по ночам, частенько, на сеновал, где ночевал Никита, прибегала рыжеволосая полногрудая дочурка хозяина, согревала работника и так не холодными ночами. Иришка, кажется... А, не суть важно. Главное что ее папаша ничего не узнал.
   Сейчас осматривая деревню, Никита отметил, что на улице никого нет. Дымится один из домов, но в целом все спокойно. Тишина такая, что как говорится, в ушах звенит. Но это и к лучшему. Значит прошедшая здесь вчера Орда, уже двинулась дальше.
   Короткими перебежками, стараясь не оставаться подолгу на виду, пригибаясь и скользя ужом между камней, Никита пробрался к деревне. Вроде и нет никого вокруг, а мало ли какая тварь, оставленная Ордой следить за деревней, сейчас наблюдает за ним. Но пока все тихо.
  В первом доме, в который он заглянул через окно, его ждала неудача. Практически голые стены. Видимо, хозяева заранее собрались и при приближении Орды скрылись.
   Дальше-хуже. В следующем доме окна повыбиты, дверь болтается на одной петле. Внутри, похоже, бушевал пожар, поглотивший все имущество, опять же, брать было нечего.
   Никита пробирался дальше. В основном в домах было пусто. В одном заприметил икону, любовно повешенную в углу у печи. Похожа на старинную. По бокам отделана белым металлом. Серебро, небось. Сгодится! Икона исчезла в заплечном мешке. Мародер продолжил тайное продвижение.
   О, вот и постоялый двор, на котором он когда-то работал. Проскользнув ко входу, Никита увидел Силантия, хозяина трактира. Точнее то, что от него осталось. Мужик, одетый в одну ночную рубаху лежал перед входом в дом, раскинув руки, сжимавшие вилы, будто продолжая охранять родное имущество от невиданных врагов. Череп раскроен от удара могучей дубины, которыми так любят пользоваться твари Орды. Заглянув через полуоткрытую дверь, Никита с удивлением отметил, что, похоже, дом почти не тронут, по крайней мере, на первый взгляд.
   Выдернув из мертвых рук вилы, что не давали войти и, отпихнув ногой труп Силантия, Никита проскользнул в дом.
   Действительно, в доме не было заметно следов беспорядка. Похоже, здесь никто не хозяйничал до Никиты. Селантий, наверное, решил, что сможет один противостоять всей моще Орды, и не собирал пожитки, что бы попытаться спрятаться. Да и захватчики, видимо, не нашли время или желания, изничтожить это убежище человеческое.
   В помещении, после яркого солнца на улице, Никита ослеп. Но глаза скоро привыкли к царившему внутри полумраку. На первый взгляд здесь все осталось как и раньше. Полудюжина столов, стулья рядом с ними. И...самое интересное - стойка хозяина! Почти бегом, даже повалив один из стульев, зацепив его случайно вилами, которые так и не выпустил из рук, Никита достиг стойки. Одним прыжком перемахнул через нее. Осмотрелся. Несколько кружек, как деревянных, для бедняков, так и пара блестящих серебром, для тех, что побогаче. Но денег что-то не видать. А, вот они, наверное, где - Никита запретил притаившуюся в уголке шкатулку. Точно, деньги, но мало: десяток медяков, да немного серебра. Но у Силантия деньги водились. Это Никита помнил еще по работе, когда с ним расплатись полновесным золотым, на который он жил и гулял пару месяцев.
   Задумчиво осмотрел трактир. Спохватился, что забыл забрать серебряную посуду. Покидал ее в мешок. Добыча, конечно, неплохая, но он рассчитывал на большее.
   Где же он, зараза сбережения хранит? Может, в кубышке в саду зарыл. Так ведь сейчас не найдешь. Надо еще комнату его проверить, может там что найдется.
   Никита одним махом взлетел на второй этаж, где и жил Селантий с женой. (Кстати, где она и дочка?) Дверь нараспашку открыта. Никита, аж, взвыл от радости. На столе, один к одному, как лучшая великокняжеская дружина, стояли около тридцати столбиков, состоящих из желтых монеток. Похоже, ночью, перед самым приходом Орды, хозяин решил пересчитать свое богатство, но был оторван от этого приятного занятия. Поделом ему - барыге. Мародер не верил своей удаче. Теперь с таким богатством можно и завязать с этой опасной работой. Припрятать, все, что награблено за последние дни и тяжело будет нести с собой, а то, что полегче забрать и выбираться на мирные территории.
   Раскрыв мешок около стола, Никита стал обеими руками сгребать богатство в него, будто боясь, что оно сейчас растворится в небытие. Да, уж, повезло так повезло, теперь можно будет зажить по человечески, не горбатить спину на барей. Устроится в Москве или в Нижнем, попивать водку с осетринкой, да лапать крупнозадых девах, которые теперь уже не посмеют назвать его, Никиту Анисимова, голодранцем и голытьбой залетной. Теперь он будет уважаемым человеком, сам - себе хозяин...
   - Ты, что же, ирод, делаешь!!! - раздалось вдруг сзади, - Хозяев нет, так значит грабить можно?! А ну, ложи все обратно!
   Сам, не совсем понимая, что делает, Никита одной рукой уже затягивает мешок в узел, ругой хватает брошенные тут же вилы. Резкий разворот, мешок за спину, прикрывая собой, а рука с вилами вперед, обороняться от желающего забрать его деньги. Вилы нашли свою цель. Мягкий хлюпающий звук, и удивленный возглас - вопрос:
   - Никита, ты?..
   Затем глухой удар падающего на пол тела.
   Никита пригляделся. Зажмурился и еще раз посмотрел. Сквозь полумрак, не сильно нарушаемый, пробивающимся сквозь прикрытые занавесками окна, светом, различил силуэт женщины, рыжеволосой. Той, что два года назад несколько раз согревала его постель.
   Бросив вилы и сжимая в руке заветный мешок с богатством, Никита опрометью бросился бежать из дома. Мимо убитой им женщины, мимо мертвого Силантия, мимо безжизненной и такой тихой деревни, в спасительный густой лес.
  
  Глава 5
  
   Перед глазами Татьяны вот уже в сотый раз появляется ужасающая картина. Стоит лишь на секунду закрыть глаза, и снова встает стена огня, что пожирает их с Кириллом дом, недавно отстроенный, только что покрытый, (невиданная роскошь!) черепицей. Дом, что так давно лелеян был в мечтах, что и они вот-вот немного подкопят деньги, и заживут себе на радость и другим на загляденье. Для этого ледяными ночами, когда уже и сорванцы близнецы уложены спать и корова подоена и свиньи покормлены, при свете лучины, резала она из мягкого дерева ложки, пока глаза не начинали слипаться. Потом разрисовывала эти кусочки дерева причудливыми узорами, цветами и птицами. По весне, да летом, в городе много ярмарок, а ложки товар ходовой, покупатели всегда находились. Для того, чтобы в один прекрасный день можно было перебраться из глиняной мазанки, сплетенной из прутьев, в настоящий деревянный дом, Кирилл пропадал всю зиму в лесах, охотясь на лису и зайца, что бы на тех же ярмарка продать отливающие светом солнца шкурки, что так ценятся за красоту и способность хранить тепло.
   Помнила она и как шесть лет назад в глухую деревеньку среди лесов, где она жила, в которой и двадцати домов не насчитаешь, вышел, в лютую стужу, молодой охотник, и попросился переночевать в доме ее родителей. И как летом того же года прислал сватов, тот охотник, ее, Татьяну, в жены брать.
   Все это было и ничего этого не осталось. В город пришла Орда и все надежды и чаяния пошли прахом. Дом подожгли белые твари, он полыхал, как и все окружающие. А на эту безрадостную картину безжизненными глазами смотрел Кирилл, которого белые твари повесили на воротах. Но он не отдал свою жизнь впустую, оборонялся, как мог. Рядом с домом лежала проткнутая вилами белая тварь.
   Сейчас же Татьяна лежала, свернувшись калачиком, на полу деревянной клетки, куда ее и еще одну женщину приволокли какие-то существа, очень похожие на мужчин, но явно не люди. Ходили они абсолютно обнаженными, кожа их отливала медью и все желающие могли видеть их хвосты, что выходили из тела над покрытыми шерстью ягодицами. На их ужасных мордах, что могли присниться только в кошмарах, выделялись натурально свиные рыла. А на головах явственно виднелись рога и торчащие острые уши.
  Другая пленница, почти девочка, недавно очнулась, и теперь сидела около деревянных прутьев клетки, держась за них, разглядывая расширившимися от ужаса глазами, что происходит на воле. А там шумел лагерь, казалось обычный военный лагерь, что разбивают уставшие от боя или похода воины на краю леса. Но то были не воины, а обнаженные неведомые твари.
  "Черти!", - вспыхнуло в мыслях Татьяны воспоминание о не очень частых (теперь уже, к сожалению!), посещениях церкви и наставлениях батюшки, что постоянно говорил о зле рядом с родом людским. Сейчас же перед ней наглядно бродили эти твари, воплощая собой многовековой ужас, воспитанный с детства верой родителей и дедов.
  Сама Татьяна никогда особо не задумывалась о том, верит она или нет на самом деле в Бога. Все события в ее жизни шли, казалось, своим чередом. Каких-либо происшествий, что могли бы сподвигнуть ее на путь ярой последовательницы учения Христа не происходило. Разговоры о грехе, Аде и Рае, пока, может в связи с еще молодым возрастом, особо не трогали. Да, как и все сверстницы ходила в церковь, крестилась и соблюдала обычные нормы поведения и ограничения, но не более того. Для нее вера была где то далеко, как нечто, конечно, важное, но то, чему всегда предпочитаешь что-либо более необходимое.
  Теперь же она практически безуспешно пыталась вспомнить рассказы священника о злых тварях, прислужниках дьявола, старалась понять, что же произошло и происходит. Но в голову ничего не приходило. Оставалось лишь с ужасом наблюдать из места своего заточения за происходящим вокруг. Стараться держать себя в руках и не расплакаться от страха, бессилия и боли потери.
   Несколько существ неподалеку от клетки, около палатки, что-то жарили на вертеле костра. И это что-то, очень напоминало человека. При этом твари громко спорили, периодически показывая руками и кивая в сторону клетки с пленницами. Еще несколько таких же тварей сновали туда-сюда между палатками, перетаскивая оружие и различные предметы. Одно из них несло на копье голову мужчины. Увидев это, девушка взвизгнула и отползла вглубь клетки.
   -Где мы, кто это? - пролепетала девушка, в глазах ее стоял ужас.
   Татьяна привстала, посмотрела на нее. Бедный напуганный ребенок. Лицо выглядит немного знакомо, но кто это и чья дочь, не вспоминалось. После переезда к городским стенам из своей деревни, где все-друг друга хорошо знали, Татьяна периодически ловила себя на мысли, что видела встреченных людей где то. Но где, и в связи с чем, обычно не могла вспомнить. Слишком много людей, слишком много лиц встречалось.
   -Не знаю, не все ли равно. Тебя как зовут?
   -Катя, - девушка, боясь встать, на коленках переползла поближе к Татьяне. - А тебя?
   -Татьяна. Ты откуда?
   Но вопрос повис в воздухе. К клетке подошли три существа, и одно из них открыло дверку. Они переговорили о чем-то на непонятном Татьяне языке и взгляды всех троих устремились на Катю. Та, заметив это, словно пытаясь найти защиту у Татьяны, переползла к ней, вцепившись в одежду.
   Одно из существ сделало жест рукой, указывая, что девушке надо выйти, но та отрицательно закивала и еще больше вжалась в Татьянино плечо. Существо недовольно зарычало и оскалило острые клыки, затем издало показавшийся ужасным рык, требуя подчинения. Еще раз резким жестом приказало девушке выйти.
  Катя секунду колебалась, затем, подчинившись злой воле, всхлипывая, поползла к выходу из клетки. Уже у самого края она обернулась, и Татьяна увидела полные слез глаза. Девушка, казалось, искала защиты у второй пленницы, но чем одна невооруженная женщина могла помочь против нескольких десятков (или сотен?) воинов.
  Тут же тварь, что приказывала выйти, схватила Катю за волосы, и потянула из клетки. Но девушка закричав, вывернулась из захвата не ожидавшей сопротивления твари, и, вцепившись в прутья клетки, упала на спину. Стала брыкаться, пытаясь ударить и оттолкнуть существо. Впрочем, ей это не особо помогло. Тварь перехватила одну ногу и стала тянуть.
  -Таня, помоги, мне, пожалуйста! - закричала было девушка, но тут же получила ужасающий удар кулаком по голове от второй твари, и мгновенно потеряв силы к сопротивлению, упала ничком на пол клетки. По лицу ее заструилась темно алая кровь, заливая глаза, бессильно умолявшие о помощи.
  Татьяна дернулась было к ней, но тварь рыкнула и, осклабив клыки, одарила пронзительным взглядом красно-черных глаз, от которого у женщины, казалось, отказали ноги. Продолжать сопротивление она уже не решилась и отползла в свой угол клетки.
  Существа, ухватив Катю за ноги, вытянули из клетки и потащила по земле не давая встать. Девушка опять закричала, попытавшись вырваться, брыкалась, стараясь затормозить движение. Но существа были наделены достаточной силой, чтобы без малейшего напряжения удерживать хрупкое тело. Третья тварь последовала за ними, издавая непонятный то ли рык, то ли урчание.
  Твари увлекли девушку за одну из палаток. Там крик Кати почти утих, но затем, вдруг, перешел в пронзительный визг и резко пропал. Зато раздался победный рев твари. Будто злой дикий зверь настиг добычу и теперь празднует победу.
  Победу над беспомощным человеком, почти ребенком.
  Татьяна заплакала от своего бессилия. Теперь уже было не от кого скрывать слезы.
  "Дайте только выбраться отсюда. Вы у меня за все поплатитесь. И за смерь Кирилла и за наш сожженный дом и за эту бедную девочку. Дайте только срок!"
  Пока она не воин и не может ничего сделать.
  Но она научится. Обязательно научится и отомстит!
  ...И только сейчас Татьяна увидела какую оплошность допустили твари. Увлекшись возней с Катей и пытаясь сломить ее сопротивление они только захлопнули калитку в клетку.
  Но не заперли ее!
  Забыли!
  Путь к спасению!
  Но не сейчас. Выбираться среди дня из клетки и пытаться сбежать в лагере кишащем тварями безумие и самоубийство.
  Надо дожидаться темноты и тогда попытаться.
  Но вот сможет ли она дождаться темноты и не постигнет ли ее участь Кати. Кто же знает?
  Только Богу известно и подвластно все.
  Татьяна упала на колени и принялась так страстно молиться, как не делала никогда в жизни. На ум стали приходить молитвы, что она механически повторяла во время служб в церкви, но никогда особо не вдумывалась в значение произносимых слов. Теперь же каждый издаваемый звук наполнялся особым важным смыслом. Она удивлялась сама себе, как же могла раньше не обращать на это никакого внимания. И просила простить ее и за это тоже. А также за все те мелкие прегрешения, что успела сделать за свою недолгую жизнь. И что когда еще была ребенком часто, бывало, обманывала маму, что приболела, не желая идти работать в поле, и что в компании соседских мальчишек и девчонок несколько раз воровала у соседки из огорода сладкую клубнику. И что, уже выйдя замуж за Кирилла, видя как на нее смотрят чужие мужчины на улицах, тихо радовалась этому вниманию, прекрасно понимая, что оно означает. Но никогда не позволяла себе ответить на такие нескромные взгляды.
  Да, у нее были прегрешения, но вряд ли такие, за которые можно было поплатиться жизнью. Но Татьяна отдавалась полностью в руки Господа, прося его о снисхождении и помощи.
  И Бог услышал ее!
  Твари за ней так и не пришли.
  И на незапертую калитку тоже никто не обратил внимание.
  Постепенно над лагерем сгустились сумерки, плавно перешедшие в ночную тьму. Твари разбрелись по палаткам. У догорающих костров еще сидели или лежали несколько из них, но и те, видимо, вскоре задремали.
  Но Татьяна глаз не смыкала, старалась как можно меньше двигаться и не привлекать к себе внимание
  Спустя некоторое время в лагере наступили тишина и покой, изредка нарушаемые сонными рыками тварей.
  Татьяна решила, что пришло время действовать.
  Она огляделась. Вокруг не было видно никакого движения. Метрах в пяти от клетки светились угли почти потухшего костра. Около него прямо на земле расположилась одна из тварей. Но и она около получаса не двигалась - судя по всему, крепко спала.
  Татьяна насколько могла бесшумно выскользнула из клетки и вжалась в землю. Никто ее передвижения не заметил.
  Стараясь не попасть в отблески костра, женщина перебежала за ближайшую палатку и выглянула из-за нее. Впереди опасности видно не было. Она продолжила перебегать, прячась за палатки, стараясь держать направление в сторону зарослей кустарника, за которыми, как она видела днем, начинался лес.
  Спасительный кустарник был уже в двух шагах, и Татьяна начала благодарить Бога, что он услышал ее молитвы, когда все надежды на спасение рухнули. Прямо перед ней из кустов вышла тварь вооруженная мечом и от неожиданности встала как вкопанная, уставившись на женщину.
  Татьяна тоже остановилась. Ноги стали ватными от осознания того, что все надежды на такое близкое спасение вмиг растаяли как ночной туман солнечным утром. Будь она сильным мужчиной, она, наверняка, попыталась бы напасть на тварь и выгрызть путь к свободе зубами. Но она была слабой хрупкой женщиной, понявшей, что все надежды на спасение из дьявольских лап были беспочвенны.
  Все что она смогла это рухнуть на колени и зарыдать, умоляя пощадить ее. Но тварь была глуха к человеческим стенаниям. Взмах меча и голова женщины скатилась к кустарнику, куда так и не смогла пробраться Татьяна.
  
  Глава 6
   -Что?! Что все это значит, черт вас побери?!
   Лицо Лурье налилось краской, и он в бессильной ярости переводил взгляд с одного партнера по бизнесу на другого. Затем вскочил и стал расхаживать вокруг круглого стола заседаний. Впрочем, этот порыв не производил особого впечатления на его коллег.
   -Вы, что, с ума оба сошли? Почему я об этом не знаю? Это же крах! Мы разорены!!!
   -Так, давай сядь, выпей и успокойся, - спокойный тон Президента компании "Мечта" Владимира Рязанова резко контрастировал с произнесенной за секунду до этого тирадой.
   Он плеснул из пузатой бутылки коньяк и протянул стакан с янтарной жидкостью Лурье. Тот залпом выпил и отказался от протянутой дольки лимона. Сев за стол, в упор уставился на коллег. Вся его поза говорила, он ждет объяснений происходящего.
   Рязанов сам сжевал лимончик и, поморщившись от кислоты, продолжил тем же спокойным тоном.
   -Дела обстоят действительно не очень хорошо, но крахом я бы это не назвал. А тебе мы не посвящали в это, так как ты был в последние несколько недель очень занят. Мы видели, как ты самоотверженно погрузился в работу. А все эти встречи с "шишками" и чиновниками отнимали у тебя очень много сил. Но мы благодарны тебе за отлично выполненную работу. Так ведь, Гарри?
   Вопрос относился к третьему присутствующему в кабинете мужчине - Гарри Гричко, занимавшего пост директора по безопасности в компании.
   -Да, Сережа, он прав, - подал, наконец, тот голос, - И ты действительно не очень хорошо выглядишь. Тебе надо отдохнуть.
   -Ааа..., - Лурье отмахнулся от него, плеснул себе еще коньяка, и так же мгновенно выпил, - Рассказывайте все по порядку.
   Партнеры переглянулись, и Гричко беззвучно предоставил товарищу возможность продолжить рассказ.
   -Значит так. Первые проблемы возникли две недели назад. Тогда мы не смогли вывести из мыслеформы первого клиента по окончанию контракта. По всем показаниям приборов он был жив, находился в нормальном состоянии, его мозг функционировал с обычной нагрузкой. Но клиент не реагировал на окружающее и все попытки вернуть его в сознание были безуспешны. Второй случай произошел спустя два дня. Но в этот раз он вернулся до окончания контракта. Симптомы аналогичные. Затем каждые сутки мы получали по одному или двум клиентам. Все возвращались досрочно, у всех одинаковая симптоматика.
   -Сколько всего? - в голосе Лурье слышалось с каким усилием он задает вопрос.
   -Всего..., - Рязанов пробежался пальцами по экрану компьютера, - на данный момент двадцать девять человек. Из них семнадцать мужчин, двенадцать женщин. Сегодня пока никого не было. Мы храним все в строжайшем секрете. О произошедшем знаем только мы трое, и двое инженеров дежурной бригады на станции управления. Это проверенные люди и они не станут болтать. Им обещаны хорошие премиальные. С клиентами проблем так же пока нет, у всех еще действует контракт, кроме первого. Но по нему, бизнесмену с планеты Стрежень, мы сообщили родственникам, что он пожелал продолжение контракта. Собственно они особо и не беспокоились.
   -В чем причина произошедшего и что делать?
   Красный цвет давно покинул лицо Лурье, теперь оно поражало мертвенной бледностью.
   -А вот это мы бы хотели от тебя узнать, - вступил в разговор Гричко, - ты же занимался первичной разработкой. Мои ребята прогнали неоднократно все тесты. Вся аппаратура работает нормально. Даже минимальных сбоев в приемно-передающей системе не установлено. Однако никакой информации о том, что произошло с клиентами перед возвращением, не имеется. Ее не стирали, это мы бы заметили. Никто к ней доступ не получал и не пытался получить. Информации как будто вообще не было.
   -Это невозможно...
   -Да. Сережа, невозможно. Но...
   Гричко развел руками. Затем сверившись с информацией на дисплее компьютера перед собой, продолжил.
   -Клиентов связывает только то, что все они были из тематической зоны "Средневековье". В остальном никаких общих черт нет, как в мыслеформе: все были направлены в разные точки зоны, в разные социальные слои, так и в реале: все они с разных планет. По всем имелась исчерпывающая информация о деятельности в мыслеформе с момента погружения. Но начиная с двух недель назад все как отрезало. Причина нам так же не известна. Что это может быть?
   -Надо думать, - Лурье потянулся было опять к бутылке, но передумав, остановился на полпути, - Мне надо лететь на Мечту, все смотреть самому. Лететь немедленно.
   Лурье встал и готов был направиться к выходу из кабинета, но неожиданно резкий окрик Рязанова остановил его.
   -Сядь, Сережа, это еще не все.
   Лурье замер на мете и с недоумением посмотрел на сидящих перед ним мужчин.
   -Что еще?
   -Два момента. Во-первых к нам в ближайшие дни должна прилететь делегация от Патриархата церкви. Они хотят составить свое суждение о нашей работе и насколько она чиста перед Церковью и Богом. И они хотят осмотреть, в том числе и технические помещения, то есть хотят побывать на станции управления и возможно на самой Мечте...
   -Ага, хотят проверить не воняем ли мы и наше оборудование серой.
   Попытка Гричко пошутит осталась без должного внимание. Рязанов только поморщился и продолжил.
   -Во вторых, почему мы именно сегодня решили тебя во все посвятить: у нас, похоже, проблемы намного серьезней нескольких впавших в кому. Все оборудование на Мечте связанное с мыслеформами перестало нам подчиняться.
   Лурье сглотнул внезапно подкативший к горлу комок.
   -Что ты имеешь в виду?
   -То что сказал. Мы НЕ контролируем оборудование по перемещению и управлению мыслеформами. По тому, что мы можем видеть со стороны, оно работает, люди в мыслеформах продолжают заниматься своими делами. Но все эти процессы управляются не нами. Откуда и кем мы не знаем. Перед твоим приездом мы осудили эту ситуацию и пришли к выводу, что вполне возможно это диверсия. С чьей стороны, пока не знаем, но подозреваю, что в этом замешана Церковь. Уж как то подозрительно смотрится визит их представителей именно в это время.
   Лурье потрясенный услышанной новостью бессильно плюхнулся в кресло.
  -А в чем проблема с церковниками? Представитель Патриарха в нашем секторе признал деятельность фирмы богоугодной. Что им еще не нравится?
  -Да, мы знаем, что ты умеешь убеждать людей, - Рязанов впервые за весь разговор улыбнулся, - но тут есть момент о котором ты, возможно, еще не знаешь. Инкогнито среди клиентов в мыслеформе сейчас находится один из очень высокопоставленных служителей Церкви. Очень-очень высокопоставленных.
  -Что?! - Лурье схватился за голову, - Только не это! Не хочешь же ты сказать...
   -Да, Сережа, ты правильно понял, - Рязанов опять грустно улыбнулся, - В данный момент на планете, в мыслеформе находится Патриарх нашей Церкви. И мы, черт побери, не знаем что с ним, где он и как его оттуда вытащить.
  
  Глава 7
   Восход Михаил встретил на берегу реки. В нескольких километрах вверх по течению виднелся бывший город. Ранее здесь стоял Обнинск, а теперь лишь руины и пепелище.
   Михаил смотрел с высокого крутого берега, укрывшись в траве. На другом берегу его взгляд постоянно натыкался на отряды белокожих тварей, тех, что он встретил этой ночью. Они выходили из ворот города, по-видимому, занятого недавно, так как не все пожары еще потухли, и группами по десять - пятнадцать особей исчезали из поля зрения Михаила.
   Что же утешало только одно: Москва, судя по всему, не взята, но Орда уже на подходе к ней. А если падет и столица, что тогда? Что станет с Русью и русичами?
   Михаил еще раз осмотрел другой берег. Никаких изменений.
   Вдруг сзади раздался треск и сдавленное ржание. Михаил мгновенно вскочил, обнажив меч и готовый дать бой, но увидел перед собой парня лет двадцати. Одной рукой он сжимал пасть лошади, а указательный палец другой прижал к губам. Михаил понял: не надо шуметь. Он вложил меч обратно в ножны и подошел к парню.
   -Ты кто и что здесь делаешь? - спросил воин шепотом.
   -Я из слободы, тут не далеко, - так же тихо ответил парень, - А ты кто?
   -Зови меня Михаил. Иду с реки Угры, где наше войско разбила Орда. Пробираюсь домой в Московское княжество.
   -А я Иван, кузнецов сын.
   -Вас много?
   -Тридцать человек, с женщинами и детьми. Мы спрятались в лесу, когда ночью прошла Орда. Теперь меня послали, чтобы я посмотрел, что стало с городом.
   -Что же, отлично. Иван, отведи меня к старейшине, поговорю я с ним.
   Парень снял пояс, что поддерживал его холщовую рубаху и протянул его воину.
   -Затяни морду коню, что бы он не ржал.
   Михаил послушно исполнил указание.
   -Айда, только осторожно, - паренек, мягко ступая, углубился в лес. Михаил, усмехнувшись про себя, последовал за ним.
  Минут через десять ходьбы по чаще, вдруг раздался крик кукушки. Воин насторожился: "Откуда она здесь?" Но после того как провожатый издал такой же крик, Михаил успокоился. Это была просто предосторожность. В кустах, мимо которых они проходили, укрывался сторожевой, и он подал знак, что кто-то приближается. Если бы это был чужой, то люди тотчас же попрятались, но так как провожатый подал ответный сигнал, люди должны были понять, что идет свой.
  И точно, через минуту-другую чаща расступилась, и показался более - менее очищенный от кустов участок, на котором стояли сделанные на скорую руку шалаши. Перед ними, преграждая дорогу, стояли человек пять мужчин в холщевых крестьянских рубахах, вооруженные топорами и вилами. Михаил и кузнецов сын вышли к ним из леса.
  -Этот человек - воин, он идет с Угры, хочет поговорить со старейшиной, - сказал юноша, после чего люди расступились и пропустили вперед только что пришедших.
  Из шалашей, видя, что ничего страшного не происходит, стали выходить женщины и дети. Один мальчуган подбежал к воину, самым бесцеремонным образом взял коня под уздцы, и куда-то повел. Воин с удивлением посмотрел на это.
  -Не беспокойся. Он сделает с ним то, что надо. Пойдем, старейшина будет говорить с тобой.
  Михаил последовал за юношей, и тот привел его к одному из шалашей, над которым поднималась еле заметная струйка дыма.
  -Заходи, старейшина там, - сказал юноша.
  Михаил наклонился и, приподняв холст, висевший на входе, вошел в полутемный шалаш, освещаемый только небольшим очагом в центре. Огонь, еле теплившийся в нем, бросал странные тени на лицо старика, восседающего на лежанке, сделанной из соломы и покрытой шкурами. Старик молча указал на такую же лежанку напротив себя и Михаил сел. Так они сидели, разглядывая друг - друга минут пять. Затем вдруг старик спросил:
  -Кто ты?
  -Я Михаил, воин Московского княжества, был на службе в войске Великого Князя Алексея.
  -Вас разбили... - более утверждая, чем спрашивая, произнес старик.
  -Да. Мы бежали и Великий Князь первым.
  -Ясно, - сказал старик и задумался, а потом спросил, - что там произошло?
  -Еще в темноте сотники построили нас и, как только показались первые лучи солнца, появилась черная туча, и вокруг стало темно, как самой темной ночью. А затем из этой тучи появились ужасные летающие твари и бросились на нас. Тогда сердца даже самых отважных дрогнули и мы побежали. Вот и все. Лишь вечный позор - вот удел тех, кто остался жив!
  Михаил посмотрел на старца и даже обиделся. Он с такой болью рассказывает, что произошло, а этот старик закрыл глаза и, судя по всему, спит. Михаил встал и хотел было выйти из шалаша, но его остановил голос все того же старца.
  -Сядь, - сказал он. - Расскажи, что ты хочешь делать дальше?
  Михаил резко обернулся и, увидев, что старик все еще сидит с закрытыми глазами, вернулся на место.
  Тут полог шалаша открылся. Вошла женщина лет тридцати, неся чашки с распускающим вокруг аромат, только что сваренным мясом и поставила одну перед старцем, а другую перед Михаилом. Потом она молча вышла, провожаемая взглядом Михаила.
  -Ешь, воин, набирайся сил, - сказал старец и, открыв, наконец, глаза, впился своими, по-видимому, еще довольно сильными зубами в сочный кусок.
  -Так что же ты собираешься делать дальше? - спросил опять старейшина.
  -Собираюсь пробираться домой.
  -Я думаю тебе лучше присоединиться к нам. Мы строим плоты и хотим спуститься вниз по реке до Серпухова, там-то Орды, наверное, еще нет. И нам понадобится опытный солдат, чтобы пройти сквозь все их посты. Так что тебе лучше плыть с нами.
  -Почему же мне лучше плыть с вами? Один я буду двигаться намного быстрее, а у вас женщины, дети. Вы будете меня только сдерживать. Спасибо за еду.
  Михаил поставил миску на стол.
  -Я не уверен, что мы будем тебя сдерживать. Так тебе придется идти пешком, а с нами ты бы плыл. А на своих двоих ты вряд ли сможешь быстро скрыться от Орды.
  -Я путешествую на коне. И думаю, мне лучше продолжить путь одному.
  -Ты путешествовал на коне. Уже нет.
  Старик, первый раз за все то время, что они разговаривали, рассмеялся, обнажив пожелтевшие зубы.
  -Где, ты думаешь, мы взяли это мясо?
  Он показал на миски, которые уже стояли пустые.
  -Но вы же..?
  -Да, ты только что съел своего коня. У нас плохо с едой...А мне надо, чтоб мои люди были полны сил перед дальней дорогой.
  Михаил хотел было сказать что-то, но слова застряли в горле.
  
  
  
  Глава 8
   Костер тихонько потрескивал, пуская в непроглядную ночь веера искр. Никита спокойно доедал богатый ужин, который послала ему богиня Удача. Копченый окорок, хмелящая брага - сегодня ему повезло наткнуться на разграбленный караван. Видимо, беглецы от Орды. Человек десять, судя по оставшимся телам, и всего трое мужиков. А поперли по дороге, - думал Никита, - будто все великокняжеское войско их охраняет. И после нападения все пытались сражаться. Идиоты! Разбежались бы, попрятались в лесной чаще. Орда нипочем не полезла бы их искать. Никита уже несколько раз в этом убеждался. На дорогах и трактах, Орда хозяйка, туда нос лучше не совать. А в трущобе лесной, умный да хитрый всегда сумеет схорониться и выжить. Эти же, героев из себя строили. Да будь их втрое больше, не смогли бы они выстоять против даже одного отряда белых тварей. Вот и полегли все по-глупому. Причем погибли совсем незадолго до прихода Никиты. Даже пшеничные лепешки, которыми под завязку были забиты сумки, не успели зачерстветь. Накануне ночью их побили, а то и утром.
  Ну, да, пусть земля им будет пухом, а снедь им на том свете не нужна. Зато, вот, Никите, очень даже сгодилась.
  Он ухмыльнулся, довольный собой. Оторвал от окорока очередной кусок аппетитной говядины. Запил добрым глотком браги. Утерся рукавом рубахи. И едва не захлебнулся, когда сзади раздался тоненький голосок.
  -Дяденька, дайте кусочек хлебушка.
  Никита мигом развернулся. Рука потянулась к брошенной рядом дубине, но, как на зло, нащупала лишь траву да землю. Впрочем, через секунду, Никита с облегчением понял, что оружие в этот раз ему не понадобится.
  В пляшущих отблесках костра, Никита рассмотрел девчушку лет двенадцати. Росленькая, худенькая, со спутанными светлыми волосами по плечи. На личике со вздернутым носом, то ли грязь, то ли копоть, сквозь которую настороженно смотрят зеленые глазенки. Руками, будто не зная, куда их деть, теребит подол свободного синего платьица. Но опытным глазом, Никита сразу заприметил уже начавшие формироваться выпуклости грудей и ягодиц.
  Да, сегодня Удача возлагает все дары к ногам счастливчика!
  -Почему не дать, дам. Дяденька добрый, - Никита изобразил самое лучшее подобие улыбки, на которое только был способен. Но получилось у него, честно говоря, не очень хорошо. В глубине серых глаз пряталась появившаяся страшная идея. Но ребенок не замечал этого и не ведал замысла Никиты. Девочка, осторожно ступая босыми ногами по траве, (так вот почему она так незаметно подкралась), подошла и встала напротив мужчины. Лишь пламя костра разделяло их.
  -Да садись, не бойся, - опять осклабился Никита, усаживаясь сам, и указывая девчушке место рядом с собой. Та послушно присела, но все же напротив мужчины.
  -Меня зовут дядя Никита, а тебя как красавица?
  При этом мужчина в открытую стал разглядывать острые коленки девочки, показавшиеся из под платья, когда она присела. Девчушка, заметив это, зарделась и натянула ткань на худые ножки.
  -Оксана, - выдавила она из себя.
  -Вот и познакомились! - от Никиты не ускользнул стыдливый жест девочки.
  Никита решил пока не пугать и не смущать Оксану, а то еще чего доброго удерет мерзавка в лес, а гоняться за ней, у подвыпившего уже мужчины не было никакого желания. Пусть лучше посидит, обогреется, да поест. Глядишь, сама предложит что-нибудь этакое.
  Эх, дети сейчас пошли, - подумалось Никите, - за полушку готовы лечь под любого у кого она есть, а что уж говорить о сытном ужине и теплом местечке у костра!
  Никита разломил лепешку и кинул половину над костром. Оксана проворно схватила хлеб и стала жадно его жевать. Мужчина осмотрел, что еще съестного у него. От окорока осталась лишь кость с небольшими кусками мяса. Но и этого, девчушке, наверное, хватит. Перекинув ей и окорок, поднял предлагая бутыль с брагой, но Оксана отрицательно закивала головой. Лепешка и мясо были для изголодавшегося ребенка несравненным лакомством.
  -Ты откуда сама? - нарушил Никита наступившую тишину, в которой лишь изредка слышалось потрескивание дров.
   -Из Осиповки, - девочка не прекращала жевать, поглядывая на угостившего ее мужчину.
  Тот даже присвистнул.
  -Ничего себе, да это же верст пятьдесят будет! Ты как здесь очутилась то?
  -От Орды мы бежали. Папа с мамой мои и два брата старших. А еще мамина сестра с мужем. И корову с собой вели.
  -В засаду попали?
  -Да, нет. Мы прошлой ночью отдохнуть решили, остановились, кушали. А тут со всех сторон белые дяденьки набежали и всех стали дубинами всех бить.
  Девочка перестала есть и пристально, как завороженная, смотрела на огонь. По чумазому лицу потекли слезинки оставляя на щеках чистые полосы.
  -Даже маму убили...
  Девочка стала всхлипывать, размазывая ручонкой слезы вперемешку с грязью по лицу.
  Никита пересел к девочке и обнял ее. Плечи ребенка дергались в такт всхлипываниям. Вся она была такая беззащитная и одинокая, что мужчине стало безмерно жаль ее.
  Ведь у меня могла быть такая дочь, - подумалось вдруг ему, - могла бы быть, но не сложилось...
  -Дяденька, не бросайте меня пожалуйста, - произнесла вдруг Оксана, - вы же хороший дяденька, я вижу, не бросайте меня.
  Девочка уткнулась носом Никите в грудь, обнимая его тонкими ручонками и уже вовсю разревелась.
  -Ну, что ты, Золотце, я тебя не брошу, конечно, - произнес Никита ласково поглаживая девочку по волосам. Про себя же подумал, что это первый человек в его взрослой жизни, который назвал Никиту хорошим. От этого стало так тепло на душе и родилось что-то, вроде давным-давно забытое, но такое приятное. И мысли, которые пожирали мужчину еще несколько минут назад, ушли и теперь казались страшно грязными и противными.
  -Обещаете, дядя Никита?
  Оксана оторвалась от груди мужчины и теперь пристально смотрела в его глаза. Этот детский взгляд, как показалось Никите, пронзал насквозь и врать, смотря на девочку, он не мог.
  -Обещаю...
  -Спасибо.
  Девочка опять зарылась лицом в Никитину рубаху. Уже не плакала, а лишь обнимала мужчину, будто ища защиту в это темное страшное время. Ее тельце тихонько подрагивало в такт всхлипываниям.
  
  
  Глава 9
   Кто-то из великих сказал, что жизнь прекрасна и удивительна. Кто? Пушкин, Чехов, Русляков? А, да какая разница! Ведь на самом деле именно так и есть. Особенно, когда ты молод, закончил, наконец, опостылевшее за восемь лет, обучение в Академии Службы Безопасности. Казалось, все пути-дороги перед тобой открыты, вся жизнь. Просто бросайся в нее, захватывай, черпай горстями в упоении свободы и предчувствии чего-то захватывающего, возможно великого, и непременно рискованного. И ведь всего-то надо сделать небольшой шажок, уловить ориентир для дальнейшего продвижения к славе, богатству, любви. А то, что все это непременно будет достигнуто, и притом очень скоро, Николай, как и каждый, наверное, в его возрасте ничуть не сомневался. Плюс, прекрасно понимал, как ему подфартило: едва успел сдать выпускные экзамены, а уже направлен на специальное задание в Патриархию самим "Динозавром" - Директором Службы безопасности Федерации. Это вам не штаны в кабинете просиживать и зевая мечтать о пенсии. Тут реальные возможности светят. Главное справиться, все сделать, что необходимо. Зарекомендовать себя с самой лучшей стороны. Но, в то же время, не показаться хлыщем - карьеристом, готовым мать родную продать ради очередного звания и повышения в должности. В Академии ходило много баек, что Рю Крайтон таких терпеть не может и при первом удобном случае подыскивает им непыльную работенку по специальности на каком-нибудь удаленном руднике-астероиде. Трудитесь, де, дорогие сотрудники на благо Федерации.
   Хе-хе.
   Ну, уж нет. Он в такую ловушку сам себя не загонит. Стараться, напрягаться, но в меру. Не быть лучшим из всех, быть самым надежным и преданным своему командиру, но приложить все усилия, что бы у того и мысли не возникло, что ты выслуживаешься или пытаешься занять его место. В Академии это очень помогало: звезд с неба не хватал, но был стандартно в группе лучших. Учиться, особо не напрягаясь, это большое искусство, которое не преподают в школах.
   Николай посмотрел на часы. Циферблат высвечивал еще только половину восьмого. Спать в такое утро совсем не хотелось и он встал пораньше. До назначенного времени еще больше часа, так что можно спокойно пройтись пешком до резиденции Патриарха, с таким расчетом, чтобы ровно без четверти девять предъявить охране дворца инфокарту.
   Рука машинально потянулась было к карману проверить, не забыл ли вызов к Патриарху в казарме, но молодой человек тут же, усмехнувшись, одернул себя. Ведь прекрасно помнит, что утром надевая форму, положил его. Да, ненужные рефлексы надо стараться подавлять, однажды, это может принести пользу.
   Размашистой походкой Егоров шагал по широким улицам и проспектам столицы. Свежий после ночного дождя и еще не успевший наглотаться дневного зноя, воздух, как нельзя лучше, способствовал хорошему настроению. А пара симпатичных девушек, по виду студентки находящегося неподалеку Университета управления и "чего-то-там-еще", улыбнувшихся ему и состроивших глазки, в очередной раз убедили, что "жизнь прекрасна и удивительна".
   Перейдя на другую сторону проспекта имени Юлия Первого, названного так в честь батюшки нашего Президента, (между собой все его именуют не иначе как "проспект ЮльПе") Николай отдалился от Университета, с его симпатичными студенточками, и хотел было пройти по аллее Центрального парка, как вдруг краем глаза заметил нелепую картину. Молодой человек, примерно его возраста, разряженный в широкие цветастые одеяния, среди которых угадывались безразмерные брюки и рубаха стоял на коленях и, воздев руки к восходящему солнцу, выкрикивал некие слова на незнакомом языке. Периодически он резко вскакивал, делал неимоверно высокий прыжок, которому мог бы позавидовать любой легкоатлет, и тут же опять припадал на колени. При этом выкрикиваемые им слова становились то громче, то тише, в момент высочайшей точки прыжка переходя в вой-визг. Еще стоит отметить, что молодой человек был бос. Его заплетенные в толстую косу волосы явно нуждались в хорошем мытье. При каждом прыжке молодого человека коса била его по ягодицам и над улицей раздавался звон от вплетенных в волосы колокольчиков. При этом молодой человек расположился в самом центре пешеходной дорожки, и его совсем не смущало, что окружающие шарахались от него как от безумного. Но, в общем и целом, любому более-менее образованному человеку было понятно, что это не сумасшедший, а просто последователь солнцепоклонников, недавно появившегося, но быстро набравшего популярность, среди молодежи и, как не странно, весьма обеспеченных граждан, учения.
   К тому же, конкретно этого молодого человека Егоров довольно неплохо знал, они с ним делили казарму Академии долгих пять лет, пока того не выкинули из-за какого-то залета. Иван Артемьев, а именно так звали молодого человека, за время знакомства, всегда отличался весьма эксцентричным характером и метался из крайности в крайность. В первый день знакомства, после зачисления в Академию и прибытия в расположение учебной части, они подрались из-за какой то ерунды. Сейчас Николай и не вспомнил бы, из-за чего. Но тогда это было, безусловно, важно, настолько, что Иван благополучно выбил противнику пару зубов, а Николай ему расквасил нос. (Надо отдать должное, что Артемьев еще до поступления, занимался неким древним единоборством, распространенным на его родной планете и был очень хорошо физически подготовлен.) После этого в течение пары-тройки месяцев все их общение сводилось к взаимному высказыванию угроз в адрес друг друга. Но с течением времени все это забылось. На втором курсе, Иван резко ударился в пацифизм граничивший с пофигизмом. Пытался отказываться держать в руках оружие и участвовать в учебных стрельбах, за что был посажен на гауптвахту, и первый раз чуть было не отчислен из Академии. Через некоторое время эта блажь прошла, но началась другая, он сделался ярым атеистом, доказывая всем и каждому, что бога: христианского ли, мусульманского или любого другого не существует. Что в среде сплошь пропитанной религией, конечно же, не приветствовалось и, прямо говоря, осуждалось. Священники различных конфессий служившие при учебном центре Академии, пытались его переубедить, и каждый доказывал правоту именно своих богов, но Иван был стоек. Пока однажды не признался Николаю (они тогда уже поддерживали неплохие дружеские отношения), что понял: единственно верная религия - Сатанизм. После он стал убеждать в этом всех своих знакомых, наставляя их на путь истинный. Это уже не в какие ворота не лезло, и как только о его новых взглядах узнало руководство центра, его второй раз чуть было не выгнали. Но он в очередной раз резко поменял мировоззрение и стал рьяным последователем Магомета, что командиров вполне устроило, а его избавило от отчисления. После этого "чуть было не выгнали" повторялось у Ивана с незавидной регулярность по самым разным поводам, пока он окончательно не надоел отцам-командирам и его все же "списали на берег". Впрочем, Ивана, это ничуть не смутило, он так и не улетел на родину, а стал ошиваться в столице примыкая, то к различным учениям и религиям, то к богемным кружкам, то просто бомжуя и слоняясь без дела. Периодически, он прогуливался недалеко от учебной части и всегда с благодарность принимал угощения выпивкой от бывших сокурсников, так как своих денег у него хронически не было. В настоящий момент, как Николай мог судить по его поведению и одеяниям, Иван стал искренним солнцепоклонником.
   Понаблюдав за Иваном несколько минут, подождав, пока тот закончит утренний ритуал, Егоров подошел. Благо, время позволяло перекинуться со старым другом парой слов.
   Наконец, тот встал, и стал отряхивать с колен неизвестно как появившуюся на отполированной чуть ли не до стерильной чистоты улице, пыль. Как и все солнцепоклонники, он, видимо, в данный момент, не признавал современные не пачкающиеся и не мнущиеся материалы а предпочитал одежду изготовленную из выращенных на земле растений.
   -Ваня, привет, - окрикнул его Николай, - давно не виделись. Куда пропал?
   Артемьев обернулся и на веснушчатом (как и полагалось всем солнцепоклонникам) лице расплылась радостная улыбка. Веснушек, помнится, у него раньше не было, но услуги по их нанесению, в последнее время предлагали все косметические салоны города.
   -Колян, привет!
   Он подскочил и стал тискать Николая. Определенно, мотаясь по улицам и ведя асоциальный образ жизни, весьма немалой своей силы он не растерял.
   -Ну, что, смотрю, все же ты закончил, да? Молодец. КрасовЕц, прям. Телки на тебя, наверное, пачками бросаются.
   Николай довольно осклабился.
   -Есть такое. Да, экзамены сдал, получил летеху. Вот жду распределения, куда сошлют. Ты то сам как?
   Иван мгновенно стал серьезен, отстранился и принял вид крайнего смирения.
   -Понимаешь ли, друг мой, я познал истину существования нашего, - произнес, нет, точнее промолвил, он, - Я сейчас далек от простых плотских утех и желаний. Свет солнца ведет меня, среди мглы заблуждений и невежества.
   -Так уж и далек? - усомнился Николай, - Неужели откажешься от стаканчика выпивки.
   Иван сделал вид тяжелой внутренней борьбы и промолвил с все тем же смиренным видом.
   -Только ради тебя, друг мой, только ради тебя. Ты угощаешь? А то служение истине, в данный момент совсем не дает мне времени думать о такой низкой материи как деньги.
   -Да, угощу, но пойдем побыстрей, у меня еще дела сегодня.
   -Так пошли, пошли скорей...
   Иван опять стал старым знакомым Ванькой и, перекинув мелодичным звоном косу вокруг шеи, припустил чуть ли не бегом к расположенной неподалеку открытой в столь ранний час забегаловке.
   -И давно ты так скачешь? - поинтересовался Николай, едва поспевая за ним.
   -А, ты видел? Да пару дней. Но уже проникся. Меня прикалывает, - он опять рассмеялся, даже не оборачиваясь, - Я тут пару недель с художницей жил, на Остере, ну знаешь, этот район непризнанных художников, поэтов и прочего сброда. Так она мне все мозги вынесла: "послушай как птичка поет, посмотри как жучок летит, ах, как я хочу все это нарисовать". Тьфу. В результате мы разругались, я ее послал, назвал бездарностью и гордо ушел. Теперь ищу душевного спокойствия. Лицезрение солнца мне его приносит. Пока.
   Сказав последние слова он сделал мощный глоток из заказанного им автомату, и тут же доставленного стакана некоего сине-зеленого пойла. Осушив стакан вторым глотком и смачно рыгнув, он обратил внимание на собеседника.
   -А ты что не пьешь, завязал, чтоль?
   -Не, сейчас не могу, я же говорю, у меня важное дело сегодня, можно сказать первое задание. Заказывай еще, если хочешь.
   -А, то...
   Иван опять быстро набрал комбинацию заказа, и робот доставил еще пару стаканов выпивки.
   -Ну, за твое здоровье, - он поднял полный стакан в сторону Николая и практически тут же поставил на столик, но уже пустым.
   -Эх, хорошо. И душа спокойна после утренней молитвы, и тело приходит в норму, - Иван похлопал себя по животу, - Так что ты говоришь у тебя за дело?
   Николай немного задумался, можно ли рассказывать о предстоящем визите. Но "Динозавр" о том, что поручение секретно, ничего не говорил, так что, наверное, можно. К тому же, Иван, вроде свой в доску. Да и в случае чего, кто ему поверит?
   -Меня направили в Патриархию, поступаю временно в их распоряжение, - начал он, подбирая аккуратно слова, - Вот в девять часов должен быть во дворце, дальнейшие указания получу там...
   -Да, иди ты! - Иван чуть не поперхнулся выпивкой, - И чем ты заслужил такую честь, ты вроде особо никогда не был ярым верующим. Посещение раз в неделю церкви строем ведь не делает тебя примерным православным.
   -Хм, я и сам не очень понимаю. Меня к себе вызвал Директор СБ...
   -Сам "Динозавр"? - казалось мой друг совсем забыл о почти полном стакане.
   -Да. Спросил, где бы я хотел проходить службу и выдал направление в Патриархию. При этом ничего не объяснив. Так что я сам в некоторой растерянности
   Иван на секунду задумался, переваривая услышанное, затем выдал в своей привычной пошлой манере:
   -Я понял, друг мой, ты незаконнорожденный сын Его Преосвященства, ну или как его там. Он долго не желал признавать тебя, но отцовское сердце не выдержало и он решил устроить тебе карьеру в своем ведомстве.
   При этих словах Иван, как совсем недавно перед встающим солнцем, упал перед Николаем на колени, гулко бухнулся головой об пол и воздел к нему руки.
   -Прости мне грехи мои, - протянул он нараспев, давясь смехом.
   Егоров оглянулся. Хорошо что в кафе народу было не много, и на них никто не обращал внимание.
   -Вставай, идиот. И перестань богохульствовать, - Николай в очередной раз проверил часы, - Мне пора выдвигаться, еще не хватало из-за тебя опоздать на первое задание.
   -Ладно-ладно, пойдем провожу тебя.
   Встав, он опять залпом покончил с выпивкой и вслед за бывшим курсантом вышел из кафе.
   Народа на улицах значительно прибавилось, и Егоров уже был особо не рад, что окликнул старого приятеля. Если тот опять начнет свои клоунады, Николаю, уже не просто курсанту, а кадровому офицеру, направляющемуся на задание, было бы не слишком верно находиться рядом. Впрочем, на его удивление, Иван успокоился и не стал "выкидывать свои штучки". Вместо этого он затянул свой любимый разговор о религии.
   -Знаешь, Коль, как они меня раздражают эти церковники, - разглагольствовал он, пока они брели через парк, в сторону резиденции Патриарха, - в особенности православные. Они же все заполонили. Куда не плюнь, везде встретишь церковника. Пытаются контролировать каждый твой шаг и под лупой проверяют каждое действие. А ведь вообще то, мы светское государство. Помяни мое слово, если не следующим, так через пару сроков Президентом будет клирик. Все к этому идет.
   -Да, ладно тебе, ты преувеличиваешь, смотришь с точки зрения сектанта-огнепоклонника.
   -Во-во, сектанта, а что такое христианство по-твоему, в своем первоначальном виде, как не одна из многочисленных сект иудаизма. Все эти красивые байки про ниспосланность богом появились позже, их выдумывал веками. И с каждым разом эти сказки становились все более и более сказочными. Христианство, как тогда, так и сейчас просто инструмент контроля людей, очень выгодный правящей верхушке. В основе его желание повелевать и подчинять, что полностью совпадает с потребностями государства. Поэтому я и говорю, что рано или поздно церковь и светская власть сольются в экстазе в единое страшное образование, под одобрительные аплодисменты безмозглой толпы верующих. Они будут рады этому, не понимая, что сами по себе они интересны церкви едва ли. Клирикам подавай деньги и власть.
   -Еретические вещи ты говоришь, Вань. И хорошо, что мне, а не кому-нибудь кто сдаст тебя первому полицейскому.
   Он резко остановился и ткнул Николаю пальцем в грудь. Глаза его горели яростью.
   -Вот видишь, ты тоже понимаешь, что сейчас уже и слова лишнего сказать нельзя про религию, не опасаясь стать преступником в глазах общества. И ведь тебя осудят, признают виновным и накажут по всей строгости.
   Егоров хлопнул его по плечу, увлекая продолжить движение.
   -Ты слишком близко принимаешь это к сердцу. Да, в какой то мере я могу с тобой согласиться, но не все так драматично, как ты описываешь. Миллиарды верят, ну и пусть, если им это приносит душевное спокойствие. Тебе то какое дело? Кстати, помнится ты и сам когда то был христианином.
   Иван понурил голову.
   -Да, каюсь, был грешен...
   После этого, он неожиданно замолчал, и приятели продолжили путь в тишине.
  Глава 10
  На следующий день работа по постройке плотов закипела в полную силу. Мужики валили деревья и вязали из них плоты. Женщины и дети занимались хозяйством, искали по округе ягоды, грибы, да ставили силки на зайцев и птиц. И хотя дары леса попадались, то с дичью было плохо. Похоже, вся живность то ли попряталась, так что не показывала носа и клюва, то ли, так же как и люди, бежала от нашествия. Положение спасала только рыба из протекающей поблизости реки. Каждое утро мальчишки вытаскивали полные морды красноперок и подлещиков. Так что мужикам было чем восстановить силы, которых необходимо очень много. Все прекрасно понимали, что плоты надо было построить как можно быстрее и покинуть ненадежное укрытие в лесу. Каждый час нахождения увеличивал шансы, что рано или поздно один из патрулей Орды найдет укромную стоянку крестьян. И у простых селян не было никаких шансов в возможном сражении с белыми тварями. Даже учитывая двоих воинов, так же как Михаил состоявших когда то, (ведь, всего несколько дней назад, а кажется уже сто лет прошло), на службе Великого Князя. Сейчас же все трое воинов в меру сил выполняли обязанности разведчиков и охранников.
  Михаил лежал в зарослях высокой травы на берегу реки, в том самом месте, где накануне встретил Ивана. Пожар в городе на другом берегу реки утих. Лишь в нескольких местах поднимался дым, да и тот бледнел на глазах. В разоренном городе гореть больше было нечему. За весь день, что Михаил провел на посту, наблюдая за рекой и противоположным берегом, каких-либо передвижений Орды, он не заметил. Видимо сейчас отряд находился в глубоком тылу захватчиков. Что же, в этом есть и свои плюсы, войск врага довольно мало, да и те по большей части должны спешить на передовую. У них не остается времени на прочесывание местности и отлов беглецов, что скрылись от нашествия.
  Михаил сорвал травинку, сунул ее в рот и, перевернувшись на спину, стал разглядывать облака. Голод давал о себе знать довольно сильно, но есть все равно было нечего, вот и приходилось жевать траву. Погода стояла замечательная, ясная, почти безветренная. Горы и невиданные замки облаком медленной ползли по голубому небу, начинавшему на западе немного розоветь. Близился вечер. Неподалеку в траве допевали последние дневные песни кузнечики. Этим Божьим тварям, видать, нипочем было нашествие Орды. Как и лягушкам, потихоньку начинавшим концерт в заводе реки. Жаль только ни те ни другие не особо годились в пищу. Хотя с лягушками можно попробовать что-нибудь сделать, если уж совсем есть будет нечего. Говорят, в заморских странах и их едят, да уплетают почище пельменей.
  Усмехнувшись этой мысли, Михаил опять повернулся к реке. На противоположном берегу все так же никаких движений. Река все так же струится в своем бесконечном беге. Последние лучи заходящего солнца ласково пригревают. Лепота.
  Вот со стороны леса показалась фигура и, пригибаясь, побежала к Михаилу. Иван, похоже. Видимо, его послали к дозорному с едой. Но, не добегая до места, где устроился воин Иван, поняв, что тот его увидел, стал размахивать руками, зовя к себе. Михаил подобрав меч и одев шлем так же полусогнувшись, стараясь скрываться в втраве, побежал навстречу пареньку.
  - Дядя Михаил, тут недалеко что-то происходит! - громким шепотом проговорил Иван, тяжело дыша. В давно нечесаных волосах запуталась паутина, одежда несла на себе следы бега по лесу: тут и там зияли дырки. На лице появилось несколько свежих царапин, последствия неудачной встречи с ветками, - Похоже, дерется кто-то! Что делать?
  - Где? - времени выяснять подробности не было.
  Иван неопределенно махнул в сторону леса.
  - Там, пошли, покажу.
  Михаил поспешил за неожиданно прытким парнем. Тот стрелой пролетел по полю до леса, а там проявлял чудеса изворотливости, уклоняясь от жесткой встречи со стволами деревьев. Воину приходилось прикладывать усилия, чтобы не отстать от него. Правда и бежал он не в легкой рубахе, а в кольчуге со щитом и мечом.
  Спустя несколько минут, Михаил услышал, что спереди, по направлению их бега стал доноситься шум. Сначала неразборчивый, затем он превратился в хорошо различимый мат и ругань. В это какофонию звуков вплетались то ли волчий, то ли собачий рык и визг.
  Когда деревья стали немного редеть и впереди показались просветы, Михаил догнал Ивана и схватил его за плечо, развернул к себе.
  - Стой здесь, а лучше лезь на дерево. - Скомандовал воин. - За мной не суйся, понял?!
  Парень молча кивнул. Михаил, обнажив меч и закрепив щит на руке, побежал к источнику шума. Спустя несколько секунд он оказался на небольшой прогалине среди деревьев и увидел весьма нерадостную картину.
  В дальней части прогалины, прижимаясь спиной к зарослям кустарника стоял мужчина средних лет, вооруженный деревянной палкой, которую он, видимо, считал дубиной. За его спиной пряталась девочка, изредка выглядывавшая и с визгом прятавшаяся обратно. Перед мужчиной завывая и рыча прыгало четверо волков. Они то, бросались все сразу, то отступали назад, пытаясь обойти мужчину сзади, но кусты хорошо помогали держать спину и девочку за ней защищенными. Видимо, мужчина оборонялся от волков уже довольно долго, так как движения его становились все медленнее и удары чаще не достигали цели. За то небольшое время, что Михаил наблюдал за происходящим на поляне, на теле мужчины появилось несколько новых царапин от когтей хищников. Впрочем, девочку он охранял все так же успешно.
   Оглядев происходящее на поляне, Михаил бросился в бой. Удар меча и один из хищников с протяжным скулением покатился от воина, окропляя траву кровью из отрубленной лапы. Заметив неожиданного союзника, мужчина будто воспрял духом и тут же еще один из волков испустил предсмертный рык. Дубина сломала хребет зверю. А Михаил уже заносил меч для нового удара. Однако звери, видя, что неожиданно перевес стал не на их стороне решили ретироваться и поискать удачи в другом месте. Оскаливаясь и рыча они стали отступать от ставших плечом к плечу Михаила и мужчины, прижимаясь к стоящим на другой стороне поляне деревьям, а затем разом сиганули вглубь леса и скрылись в кустах. Только еще несколько секунд раздавался шум убегающих животных.
  Мужчина где стоял, там и повалился на траву без сил, бросив дубину рядом с собой, ничуть не обращая внимание на Михаила. Тот тоже не торопился начинать разговор, разглядывая эту странную парочку и вытирая о траву испачканное в крови лезвие меча. Но первой тишину нарушила девочка.
  -Дядя Никита, с тобой все в порядке? - До этого сдерживавшаяся, она разрыдалась, обнимая сидящего мужчину.
  -Да, Золотце, нормально.
  -У тебя кровь, - шмыгая носом, показала она на руку недавно державшую дубину.
  Тот удивленно осмотрел сильно кровоточащую рваную рану на предплечье.
  -Вот черт, а я и не заметил, спасибо Золотце. Тварь! - это, уже, судя по всему, относилось к одному из волков.
  -Я вам не мешаю? - наконец не выдержал воин.
  Мужчина будто только заметил его присутствие, мельком безразлично взглянул на Михаила.
  -Да, нет. Присядь, если хочешь.
  -Благодарю, но я и постоять могу.
  Теперь взгляд был более продолжительным, но столь же безразличным.
  -Из благородных, штоль?
  -Я воин Великого Князя Московского, Михаилом зовут.
  -Этого труса..., - мужчина с отвращением сплюнул. Заметив удивленный взгляд воина, мужчина многозначительно добавил. - Земля слухами полнится. Значит, домой драпаешь, защитничек отечества, под юбкой у мамки прятаться?
  -Ты сам то, кто такой смелый? - ледяным тоном спросил Михаил, - То же ведь от Орды бежишь. А может тебе башку отрубить за нахальство.
  -Да, пошел ты! - мужчина резво, как будто минуту назад не валился с ног от усталости, вскочил подхватывая дубину, - Давай руби, и мне, и вот ей тоже, - он кивнул на девчушку, которая опять стала прятаться за его спиной. - Тебе народ защищать надо, а ты...
  И мужчина еще раз с презрением плюнул, теперь уже под ноги Михаилу.
  Михаил не стал обнажать уже вытертый и убранный в ножны меч. В меч превратился его взгляд, который пересекся с упертым и вызывающим взглядом мужчины исподлобья, столкнулся, будто высекая искры. Этот безмолвный поединок продолжался, казалось, целую вечность, пока девочка, прятавшаяся за спиной мужчины, ни дернула его за руку.
  -Дядя, Никита! - взвизгнула она, - Хватит, он же помог нам!
  -Хорош помощничек, - проворчал мужчина, но взгляд все же отвел. Затем, посмотрев на девчушку, совсем повернулся спиной к Михаилу и стал собирать разбросанный по траве пожитки, ничуть не обращая внимание на воина, будто и не было его вовсе.
  Девочка же, не решив, что же делать дальше, только и могла, что переводить взгляд с ползающего на коленях мужчины на наблюдавшего за его действиями Михаила.
  -Помоги мне, Золотце, - заметив нерешительность ребенка, сказал мужчина. - Принеси, вон в кустах что-то валяется.
  Та вприпрыжку направилась в зеленые колючие заросли и принесла мужчине завернутый в тряпицу котелок. Тот запихал его в наплечный мешок и стянул горловину узлом.
  -Ну, все, пора нам, - произнес он, наконец, поднявшись во весь рост и осмотрев поляну, не забыли ли чего, но, так и не смотря на Михаила.
  -Куда собираетесь? - поинтересовался воин.
  -Подальше от Орды. Тебе то какая разница? Иди своей дорогой.
  -Смотри, айда с нами.
  -С вами, это с кем?
  Взгляды мужчины и Михаила опять встретились.
  -Такие же беженцы, как и вы, уходим от Орды. Нас человек тридцать. Сейчас плоты строим, спустимся по реке, а там видать будет. Нам сильные мужики нужны.
  -Ага, щаз! - засмеялся мужчина, - Я вкалывать на вас должен, а что взамен? У вас, небось, одни бабы, да дети. С ним от Орды не слишком спрячешься.
  -Зато если нападут, сможем оборонятся, а что ты с ребенком сумеешь сделать? Затопчут и не заметят.
  -Неа, мы уж лучше сами по себе, где в норе спрячемся, где на дерево влезем. Да и нас двоих прокормить я сумею, не то, что целую ораву. Ладно, пошли, Золотце.
  Мужчина взял девочку за руку и потянул за собой с поляны в заросли. Та лишь раз обернулась и помахала Михаилу тоненькой ладошкой. Через несколько секунд они скрылись в чаще леса.
  -Как хочешь, Бог в помощь, - пробурчал себе под нос Михаил и затопал к противоположному краю поляны, там его где-то ожидал Иван.
  
  Глава 11
  Кони неслись вдаль, пытаясь настигнуть заходящее солнце. От их копыт поднималась столбом пыль и почти скрывала собой небосвод. Была тех коней сотня, нет - тысяча, а может и больше. И были те кони ужасны. Огнем полыхали их глаза, а из ноздрей валил черный дым. Неслись они вперед неумолимо, не разбирая дорог, не замечая преград на своем пути. Будь то поле, лес или на беду оказавшееся на их пути село, все было безжалостно сметено, растоптано, превращено в прах и предано забвению.
  Кони неслись вперед и ничто не могло остановить их бег.
  Постой, да кони ли это? На их боках последние лучи солнца отражаются металлом. Да, и если присмотреться, тела их вовсе не лошадиные. Продолговато вытянутые, округлые, как колбаски, что любят лепить из речной глины деревенские детишки.
  Да и скачут они не по полям и лесам, а по бескрайним темным просторам, где нет ни единой живой души.
  Лишь только ставшее кроваво красным солнце все также цель несущихся стальных коней...
  Михаил резко очнулся от сновидения. Кто-то тряс его за плечо. Над воином стоял Иван, кузнецов сын, и, судя по шевелящимся губам, говорил.
  -Что? - переспросил не до конца проснувшийся Михаил, усаживаясь на травяной подстилке, на которой проспал весь день.
  -Я говорю, - повторил Иван, - мы нашли раненого человека. Он сказал, что хочет видеть начальника. Мы отвели его к старейшине, а тот велел звать тебя.
  -Передай, сейчас приду, - сказал Михаил и взлохматил свалявшиеся за время сна волосы.
  Иван тут же умчался исполнять поручение.
  Зевнув и потянувшись, Михаил, наконец, выбрался из шалаша, установленного на плоту.
  В ноздри ему ворвался свежий вечерний речной воздух, и он задышал полной грудью.
  "Как хорошо жить!"
  Вот та единственная мысль, что была у него в голове в тот момент.
  Хотя нет, была еще одна - вопрос: "А долго ли еще осталось жить-то?" И как он сам прекрасно понимал, ответ на этот вопрос был совсем не утешительный.
  Склонившись над бегущей куда-то водой и набрав ее полную пригоршню, Михаил умылся, тем самым, избавившись от последних остатков сна, и последовал за Иваном на плот старейшины.
  Сгущались сумерки, и уже совсем скоро начнется второй день, точнее, ночь, их путешествия, а если быть совсем точным, то скорее бегства. Бегства от Орды.
  Всю первую ночь Михаил как самый опытный воин провел в дозоре, не смыкал глаз и готовый в любую секунду на схватку с представителями Орды. Но таковых не было, и ночь прошла спокойно. Но все-таки усталость прежних дней и полное напряжение всех сил прошлой ночью, сказывалось достаточно, чтобы весь следующий день Михаил спал, как убитый. Хотя в ткань сна вплетался странный сон. Кони... Солнце...
  Он тряхнул головой, отгоняя воспоминание о сне. Сейчас не время думать об этом.
  Импровизированный караван утром хорошо приготовили к дневной стоянке. Крестьяне укрыли плоты в низко нависающих ветвях прибрежной растительности и связали между собой. Днем большинство путешественников отсыпались, а теперь потихоньку выползали из своих убежищ и готовились к новой части пути.
  Кое-где уже горели бездымные костры, и готовилась еда.
  Легко перепрыгивая с одного плота на другой, минуя несколько групп шушукающихся людей, Михаил, наконец, добрался до нужного шалаша, расположенного в центре каравана.
  Склонившись, Михаил отодвинул полог и вошел в импровизированную палатку. Внутри было довольно тепло: в самом центре горел небольшой костер - ночи уже были довольно холодные, и старейшина грел древние кости.
  -Садись, - сказал старейшина Михаилу, и тот увидел, как маленький щуплый человечек, также расположившийся у костра, бросил на него подозрительный взгляд.
  Михаил сел и погладил пса, лежащего рядом, пригревшегося и теперь тихо посапывающего холодным носом.
  -Это, - старейшина показал на сидящего рядом с собой человечка, - Виктор. Он портной из Обнинска. А это - Михаил - воин Московского княжества. Вот вы и знакомы. А теперь расскажи нам поподробнее кто ты, да что ты, мил человек.
  Старик оскалил зубы в усмешке, видимо считая только что сказанное шуткой.
  Но смех тут же превратился в душераздирающий крик, когда Виктор метнул чашку, полную горячей похлебки, которую держал в руках, прямо в лицо старику. Михаил в прыжке попытался схватить мнимого портного, но промахнулся. Едва не рухнул в костер, но извернулся и откатился к краю шалаша. Пес от всего этого проснулся и, вскочив, злобно зарычал на Виктора.
  А тот уже стоял с обнаженным мечом и замахивался на старика.
  Тут перед глазами Михаила предстала удивительная и даже, в некоторой степени, устрашающая картина.
  Старик, над головой которого Виктор занес меч, вдруг засветился и оторвался от пола. Сотая доля секунды и на месте старика стоит молодой человек, вооруженный клинком. От прежнего вида не осталось и следа, разве что только хитрые глаза.
  Виктор взмахнул мечом, пытаясь попасть в бывшего старика, но тот уже переместился в другое место, справа от нападающего. Один молниеносный удар и голова мнимого портного отлетела в костер, а тело забилось в судорогах, изливая потоки крови.
  Тут же в шалаше запахло паленым.
  Пес, только что демонстрировавший готовность к бою резко заскулил и выскочил из шалаша. Невероятное преображение хозяина испугало его.
  Бывший старик вытер окровавленный клинок, убрал его в ножны и подошел к Михаилу, все еще лежащему на полу.
  -Вставай воин, - сказал он и протянул руку, а потом добавил, - ничего не бойся, я сейчас тебе все объясню.
  Михаил, казалось, не заметил поданной руки и с вызовом спросил:
  -Что же ты думаешь, если тебя послал Вамана, то тебя должны все бояться. Ты всего лишь раб аватара Вишну, но никак не сам Всеобъемлющий.
  На лице молодого человека не дрогнул ни один мускул, но зато появилась улыбка.
  -Прекрасно, ты знаешь, кто я, тогда ответь, кто ты, воин, и что здесь делаешь?
  -Я - это я. Я воин, по крайней мере, в настоящий момент, - Михаил рассмеялся. - Но вот что делают здесь посланники Тримурти, я никак не пойму.
  -А как ты думаешь?
  -Я предпочитаю оставлять свои мысли при себе, это намного безопаснее, чем болтать о них с первым встречным.
  Человек усмехнулся, а затем предложил:
  -Может, пойдем на свежий воздух, а то здесь слишком сильно воняет подгоревшим мясом.
  Михаил первым вышел из шалаша, за ним последовал и бывший старик.
  Солнце зашло, по-видимому, уже давно и над рекой висела непроглядная ночь, хотя на взгляд Михаила прошло не больше пятнадцати минут с момента пробуждения. И только сейчас он понял, что плоты опять плывут. И на плотах было все спокойно, казалось, никто и не слышал криков и шума боя.
  -Так как же тебя зовут, посланец Вамана? - спросил Михаил, обернувшись к собеседнику.
  -Аджната, если ты только сможешь произнести это величественное имя.
  -Аджната - "Обладающий божественной мудростью", - с издевкой в голосе сказал Михаил. - Ну, тогда я - Калки - "Воин на белом коне".
  -Да как ты смеешь?! - закричал тот, кто назвал себя Аджната и выхватил только что окропленный кровью меч.
  Михаил с непринуждённой улыбкой наблюдал за наставившим на него клинок человеком.
  -Что-то не похоже, чтобы ты обладал божественной мудростью - ты просто глуп.
  Он невозмутимо смотрел на все более и более раздражающегося противника.
  -Молись тому, кому ты поклоняешься, ибо сейчас ты будешь мертв! - закричал Аджната и шагнул к Михаилу.
  Воин извлек из ножен и поднял над головой меч, и тот засверкал, испуская вокруг переливающееся неземное сияние. Крестьяне повыскакивали из шалашей, привлеченные этим светом и с ужасом смотрели на человека с пылающим небесным светом мечом, к которому зачем-то, перепрыгивая с одного плота на другой, бежали трое вооруженных топорами, неизвестно откуда взявшихся, молодых людей, с явно недобрыми намерениями.
  Михаил тоже увидел эту троицу, но сейчас был важнее тот, кто миг назад был готов снести ему голову с плеч, а сейчас в оцепенении стоял рядом с обнаженным оружием.
  -Ты видишь этот меч? - спросил у него Михаил и, не дожидаясь ответа, продолжил, - Это меч Калки и тебе, посланнику самозванца, не устоять против его него.
  Эти слова оказались правдой: Аджната, рассеченный пополам рухнул в воду, так и не приведя в исполнение свое намерение убить Михаила, а воин под истерические вопли крестьян, которые можно было слышать на многие версты вокруг, взлетел в воздух и мгновенно исчез в темноте, как затушенная свеча.
  Полет длился минут десять - не больше. И прекратился он весьма неожиданно: внезапно Михаил стал терять высоту и затем, беспорядочно закувыркавшись, с все возрастающей скоростью, стал падать. Проклиная все на свете, Михаил потянулся к поясу и нажал кнопку включения аварийного питания, но и эта батарея была пуста. В результате ему ничего не осталось, как просто падать и надеяться на милость Господа. Но вот на милость какого Господа надеялся Михаил, было загадкой и для него самого.
  Вдруг Михаил увидел перед собой едва различимые, но стремительно приближающиеся кроны деревьев и почувствовал, как по лицу и по телу стали больно хлестать ветви. Чтобы избежать напрасной боли, он отключил сознание. Именно в таком бессознательном состоянии воин и упал на землю посреди бескрайнего леса, в самом центре захваченной Ордой территории.
  
  
  
  
  Глава 12
  -Слушай, а вдруг она сейчас достанет большую пушку и разнесет здесь все вдребезги? Даже догадываюсь, куда она ее прячет! Ух, я бы досмотрел прямо сейчас эту цыпочку!
  Рыжий парень в кресле напротив, нахально заржал. Он уже полчаса во все глаза беззастенчиво разглядывал Алису, явно, мысленно уже снял с нее форму и приступал к нижнему белью. На вид парню было не больше двадцати лет, гормоны играли вовсю, и довольно симпатичная женщины в черной форме майора Службы безопасности Федерации, в данный момент, похоже, воплощала в себе все его самые смелые фантазии.
  -Ну, же, Эд, глянь, что за цыпа тут нарисовалась, - при этом он ткнул в бог дружка, который, однако, не проявлял к Алисе никакого интереса и тихонечко дремал.
  -Эй, красотка, покажи, что у тебя там под камзолом, - юнец, нагло ухмыляясь, склонился к женщине.
  Алиса не обращая внимание на слова постпубертатного юнца наблюдала за посадкой челнока. Как и ожидалось, с высоты, столица Республики Моро, с пафосным названием Всевидящее око мудрого Моро, где располагалась резиденция Первого Гражданина Моро, пятого или шестого "выборного правителя" из одноименной династии, представляла собой довольно плачевное зрелище. Вместо привычных для столичных планет многоэтажных небоскребов и взлетно-посадочных полей космопортов, внизу друг на друге теснились лачуги из материалов, которые, на первый взгляд, вывозили со свалок Федерации. Хотя Республика Моро и была официально независимым государством, однако, будучи на восемьдесят процентов окруженной территориями более могущественного соседа, экономически полностью зависела от него. Новые предприятия если и создавались, то на деньги зарубежных инвесторов, добываемые в Республике ресурсы также отправлялись заграницу. Но для своих граждан Первый Гражданин Моро был единственным защитником от глобальной захватнической экспансии Федерации, с ее "убивающими природу технологиями и разъедающей душу религией".
  Пока Первый Гражданин вел себя благоразумно, Федерация в его дела не лезла и позволяла проводить интересный с ее точки зрения эксперимент над миллионами людей. В тоже время, на счетах руководства Республики в крупнейших банках Федерации оседали миллионы и миллиарды от работы совместных предприятий, так что нарушать сложившийся статус-кво им тоже было не выгодно.
  Таким образом сложилась интересная ситуация, когда в Республике вяло текла ненависть к зарубежным агрессорам, которые, якобы, только спят и видят как подмять под себя небольшую но гордую страну. Эта ненависть постоянно подпитывалась внутренними средствами массовой информации, рассказывающими об ужасах творящихся за границей и о достижениях родины. При этом власть предержащие чутко следили, чтобы эта ненависть не перешагнула некий порог невозврата и весьма искусно манипулировали общественным мнением. В том числе и с целью укрепления собственной власти, ведь только мудрый Первый Гражданин может проводить такую искусную политику сдерживания врага.
  На обывательском уровне все это выливалось в то, что, в принципе, граждане Федерации могли свободно посещать Республику и передвигаться по ее территории, но это крайне не рекомендовалось посольством. Могли произойти так называемые "эксцессы". Буйные головы, завидев одинокого туриста, могли попытаться свести с ним счеты. Поэтому рекомендовалось, при путешествиях по Республике оставлять план маршрута и ставить в известность о своих перемещениях.
  А в случае официальных визитов, каковым являлась поездка Алисы, к прибывающему из Федерации приставлялись соглядатаи правоохранительных служб Республики, которые, не попадаясь на глаза поднадзорному и не влезая в его дела, пресекали всякие негативные действия в отношении него.
  Так что Алиса ничуть не удивилась, когда спустя минут после последних слов рыжего около его кресла появились двое бравых вояк в форме полиции внутренней безопасности и вежливо но твердо велели юнцу пройти с ними. Все спесь с того мгновенно слетела и он безропотно пошел с мужчинами.
  Проследив за тремя удаляющимися в хвост челнока фигурами, Алиса заметила, как другие пассажиры отводят глаза и в каждом взгляде читалась ненависть к ней. Лишь только приятель рыжего, Эд, делал вид, что крепко спит и даже немного похрапывал.
  Дальнейший полет прошел без каких-либо происшествий, если исключить настороженные взгляды пассажиров, которые Алиса то и дела ловила на себе. Стараясь не придавать им значение, она наблюдала за приближающимся полем космопорта. Точнее это было назвать небольшой площадкой выжженной и спекшейся земли. Тормозные и разгонные двигатели челноков и редких космокораблей, которые могли входить в атмосферу, превратили территорию то ли парка, то ли поля в почти ровную глянцевую поверхность. О том, что взлетное поле можно покрывать термоустойчивым покрытием не наносящемся вреда окружающей среде, местные власти, судя по всему, не знали.
  Перед самой посадкой Алиса увидела, что от находящегося неподалеку барака, разноцветная вывеска на котором гордо сообщала, что это космопорт, отъехала наземная автомашина и стала приближаться к месту посадки челнока.
  По салону раздалось объявление, что корабль совершил посадку в столице Республике, о температуре за бортом и пожелание от экипажа дальнейшего счастливого пути. Пассажиры засуетились и стали собираться к выходу. Однако, при этом, все молча расступались перед Алисой и не вставали у нее на пути, будто она всех мягко но неумолимо раздвигала силовым полем. В результате получилось, что по подъехавшему трапу Алиса спустилась на взлетное поле первой.
  Тут же от припарковавшейся рядом автомашины подбежал молодой человек и, отдав воинское приветствие, встал навытяжку перед женщиной. Серо-голубая форма и погоны лейтенанта выдавали в нем военнослужащего вооруженных сил Республики. Пристегнутое на петлице воротника позолоченное солнце, испускающее лучи, указывало, что это не простой солдафон а сотрудник контрразведки. И вот это было довольно странно. В задачу Алисы не входило ничего, что могло бы угрожать безопасности Республики.
  -Лейтенант Луи Амаго. Я буду Вас сопровождать и оказывать всю возможную помощь во время визита, госпожа Мао, - отчеканил встречающий.
  "Знаем мы эту помощь, приглядывать и шпионить за мной ты будешь", - подумала про себя Алиса. Впрочем, это не помешало ей мило улыбнуться, отдать приветствие и проследовать по приглашению лейтенанта к машине.
  Как и показалось Алисе из челнока, автомобиль работал на углеводородном топливе. Окутав облаком удушающих ядовитых продуктов сгорания спускающихся из челнока пассажиров, допотопный агрегат понесся к выезду из космопорта.
  -Как вы желаете, отдохнуть после полета и завтра приступить к работе? - Спросил, обернувшись, разместившийся на сиденье рядом с водителем лейтенант, - Направляемся в гостиницу? Для вас забронирован номер в лучшем отеле столицы.
  -Пожалуй, нет. Как я понимаю, мне необходимо получить официальное подтверждение о допуске к осмотру электростанции перед инспекцией, так? Тогда хотелось бы закончить с этим побыстрее и потом уже отдохнуть.
  -Да, вы правы. Хотя, безусловно, Федерация является нашим вернейшим другом и союзником, и мы окажем любую помощь. Но у нас тоже есть свои бюрократические процедуры, от которых никуда не деться. - Лейтенант смущенно, словно извиняясь, улыбнулся. - Так что для посещения нашей передовой электростанции на антиматерии, Вам необходимо получить личное разрешение министра энергетики. Приношу извинения за доставляемые неудобства, но таковы правила.
  -Да, я понимаю и уважаю ваши порядки. Закон есть закон и его нарушения скорее приведет к анархии, чем к ускорению какой-либо работы.
  -Благодарю Вас за понимание. Министр в курсе Вашей миссии и ожидает.
  Лейтенант дал указание водителю направляться к министерству энергетики, связавшись с кем то по переговорному устройству и сообщив о скором прибытии.
  Алиса была благодарна этому бравому мальчику, что он сел рядом с водителем и предоставил ее своим мыслям в одиночестве на заднем сиденье.
  Водитель, включив мигалку, лихо вывернул с территории космопорта и через минуту выбрался на широкую магистраль ведущую к городу. Встречавшийся изредка попутный трафик шустро разгонялся включаемой сиреной. Еле живые, порой насквозь проржавевшие автомобили, которые на ходу держались, похоже, только силой великого духа, не желали попадаться под колеса несущегося правительственного лимузина и мгновенно убирались с дороги.
  Алиса откинулась на спинку сидения и стала разглядывать проносящиеся за окном автомобиля пейзажи. На нее неожиданно накатила усталость и подумалось, что хорошо бы подремать перед разговором с министром. Но сон не шел.
  Унылые поля, на которых изредка попадались местные жители подбиравшие остатки после сбора урожая, сменились лачугами пригорода. Перекошенные хижины, как и видела Алиса с борта челнока, собранные из различного строительного мусора, перешли в двух-трех этажные дома, возведенные из того же мусора. Изредка стали попадаться цветастые, сверкающие неоном, вывески супермаркетов и торгово-развлекательных центров. Вот эти здания выглядели более-менее современно, и сразу было понятно, что на них инвесторы денег не жалели.
  Автомобиль плавно разгонялся и так же плавно притормаживал на светофорах, слегка покачиваясь на довольной ровной дороге. Алиса и сама не заметила, как глаза закрылись и она погрузилась в тревожный сон.
  ...Отблески огня в догорающей деревне. Безжалостные белые твари, догоняющие и убивающие пытавшихся спастись бегством селян.
  И катящаяся в кустах отрубленная одним мощным ударом голова Алисы, с искаженным от ужаса лицом...
  
  Глава 13
  То, что грядет нечто странное, Михаил, а если быть точным Макс Маджун, первый советник великого царя Вамана, понял примерно полгода назад. Произошло это в Небесном Граде, где располагалась резиденция карлика, и обитали все придворные. Тот день, начинавшийся с прекрасного солнечного утра, (как, впрочем, и любой другой день в Небесном граде), не подавал никаких признаков, что это нечто уже стоит у крепостных ворот и готово постучать.
  Но кардинальные перемены со скоростью боевой колесницы уже приближались.
  Ранним утром, когда Макс принимал освежающую ванну перед завтраком, в его дом прибыл гонец из Дворца Вамана. Великий царь незамедлительно требовал к себе советника, для обсуждения очень важного дела. Максу ничего не оставалось, кроме как отказаться от общества очаровательных наложниц за завтраком, наскоро перекусив и собравшись, предстать перед царем или богом, это кому как угодно.
  Вамана, провозгласивший себя пятым аватарой Вишну, возлежал на кушетке из слоновой кости и пил из неглубокой чашки амриту. Полуобнаженные девушки подливали напиток богов царю, но тот вряд ли замечал это: он был погружен в раздумия.
  Макс отметил, что сегодня Вамана принял советника традиционно одетым, что в последнее время случалось крайне редко. Кроме обязательного сосуда, Вамана держал так же положенный зонтик. Черные волосы его были затянуты в тугой узел, а в ушах блестели золотые серьги-кольца. Наготу прикрывала лишь набедренная повязка, да накинутая на плечо оленья шкура. Весь вид карлика указывал на неординарность того, что произошло и предстоящего разговора.
  Макс безмолвно стоял, ожидая, пока Вамана удостоит его чести быть замеченным.
  Наконец оторвавшись от тревожных мыслей, Вамана обратил внимание на советника.
  -Присядь, Мудрейший, - сказал он и указал на место напротив себя.
  Макс сел на подушки возле ног карлика. Прислужница подала ему чашку и наполнила божественной жидкостью.
  -Оставьте нас.
  Девушки мгновенно выпорхнули за двери, но охранники медлили, видимо, не решаясь удалиться.
  Заметив это, карлик пронзительно крикнул:
  -Вон!
  Крик, разнесся по просторной зале, отразился от стен и потолка и вернулся обратно, дав понять Максу, что сегодня властелин не в духе. Охрана, так же поняла это. Солдаты, склонившись в глубочайшем почтении, удалились.
  Оставшись наедине с советником, Вамана подлил себе питье и стал безмолвно его вкушать.
  -Что тревожит твой ум, Великий, - спросил Макс, первым решив начать разговор, прерывая затянувшееся молчание. Для него, как для первого советника это было допустимо.
  Владыка посмотрел невидящим взглядом на слугу, словно не узнавая его, а затем медленно, было видно, что слова даются ему с большим трудом, произнес:
  -Сегодня ночью меня посетил странный сон, - карлик на минуту умолк, прикрыл глаза, а затем продолжил, - Я видел удивительный сон. Белый тигр ушел далеко на запад. Очень далеко. Ушел и не вернулся. А вместо него появились орды Царя Тьмы, забывшего свое имя. Эти орды поглотили весь свет и достигли Небесного Града. На этом мой сон прервался.
  Вамана посмотрел на Макса.
  -Что ты скажешь по этому поводу, Мудрейший? - спросил он.
  Макс в раздумье пригубил амриту.
  Это уже не первый вещий сон посещающий сею "Великую голову". По чести сказать, Макс иногда подумывал, что, возможно, это и есть сам Вишну, спустившийся с заоблачных далей, поближе к земле.
  В то же время большинство предыдущих снов были о чем-либо более обыденном, как-то засуха или наводнение в одной из частей Земли. Предсказание же такого масштаба нуждалось в основательном обсуждении и проверке.
  -Ваши сны всегда так мудры и глубокомысленны, что не мне, всего лишь недостойному слуге, давать им трактование. Вряд ли кому-либо, не наделенному Вашими блестящими умом и способностями удасться постигнуть всю высшую суть сих знаний, - медленно произнес Макс, - Вы, наверняка, уже нашли истинное объяснение такому в высшей степени странному сновидению?
  Карлик согласно кивнул
  -Я провел в тяжких раздумьях половину ночи после пробуждения. У меня есть кое-какие предположения, но сначала мне хотелось бы услышать твои слова.
  Карие глаза карлика пронзали насквозь Макса. И в тоже время в них едва уловимо читалась мольба.
  Мудрейший, в смятении склонил голову. Никогда еще придворные не видели повелителя в таком удрученном состоянии.
  -Прошу милостивого снисхождения, мой господин, но не могу дать ответ на твой вопрос вопрос. Мне не ведом высший смысл твоего видения, - печально произнес Макс
  Карлик едва заметно покраснел: его шоколадная кожа не позволяла такой роскоши, как возможность стать похожим цветом на спелый помидор.
  -Но, хоть что-то ты можешь сказать! Ты же человек и, наверняка, думаешь отлично от меня, так скажи же что-нибудь!
  Макс молчал. Его всегда раздражали напоминания о том, что предыдущий царь или бог, это опять же, кому как угодно, во время одного из визитов на поверхность стал его отцом. Вскоре матушку и его самого взяли в Небесный Град, отец приблизил их к себе, хотя официально и не признавал Макса сыном. Однако, всем придворным было известно об этом небольшом приключении правителя. Время проходило. Цари сменяли друг-друга, и каждый объявлял себя аватарой Вишну. Макс так и оставался при дворах новых царей.
  И он очень не любил вспоминать прошлое.
  Многие, особенно по началу, кивали на него, называя незаконнорожденным. Но и это прошло, а Макс сумел добиться поста советника царя. Иногда это удивляло его самого. Он не считал, что имеет какие-либо уникальные способности. С детства пытался доказать каждому в Небесном Граде, что он ничуть не хуже их, рожденных на небесах и судьба была благосклонна к нему. Где-то способностями, а где-то интригами, он добился почти всего, чего хотел. Но забыть свое происхождение не мог. И сейчас слова Вамана, отозвались в душе Макса совсем не учтивой благодарностью к правителю.
  А карлик уже не замечал, что говорит. Все что его волновало в данный момент, это сон и то, что этот сон ему не могут объяснить.
  -Так что же ты молчишь, безродный?! А, ну, отвечай, что ты знаешь! Не забывай, что я могу в любой момент отправить и тебя и твою гулящую мать обратно в ту грязь, откуда вас по ошибке достали и откуда вы уже никогда не выберетесь! Так и подохните, как собаки, перегрызая друг-другу глотку за кость, что я вам может быть брошу!
  Вамана в ярости отбросил атрибуты аватара и, вскочив, встал во весь карликовый рост перед Максом. Его глаза оказались на одном уровне с глазами сидящего советника.
  Последние слова Вамана переполнили чашу терпения. Макс, в какой то мере неожиданно для себя самого, лишь отдаленно осознавая, что делает величайшую глупость в жизни, взорвался.
  -Слушай ты, лже бог. Долго я терпел твои оскорбления, но и море может выйти из берегов. Я больше не намерен лизать тебе сандалии, что раньше, к сожалению, делал. Теперь этому конец. Ведь ты самозванец, присвоивший титул бога.
  Это прозвучало неожиданно гулко, и сразу наступила тишина. Стоящий карлик и сидящий человек пожирали друг-друга глазами. Пути назад уже не было не у кого из них и оба прекрасно это понимали. Тишина продолжалась несколько бесконечных мгновений. Вдруг карлик хлопнул в ладоши, и в зал вбежали двое вооруженных охранников.
  -Уведите его, - просто сказал Вамана.
  Стражники забрали у Макса меч, впрочем, он и не собирался сопротивляться, и быстро вывели бывшего первого советника.
  Карлик остался мерить зал своими маленькими шажочками.
  
  Глава 14
  
  Ярость? Нет, то была не ярость. Если бы Лурье был в ярости, он "рвал и метал". Наверняка, медленно открывавшейся двери в отсеке станции достался бы увесистый пинок. Замешкавшемуся роботу-уборщику тоже несдобровать: его разбитые остатки скоро бы нашли у стены, куда его должен был отправить мощный удар. А ненароком попавшийся на глаза дежурный техник услышал бы много нового о себе, своей семье и всех родственниках до пятого колена в самых изощренных выражениях, какие только были придуманы на Стрежене.
  Но нет. Сергей Натанович внешне был абсолютно спокоен. Он подчеркнуто вежливо поблагодарил пилотов челнока доставивших его на станцию управления проектом "Мечта". Так же вежливо отказался от услуг миловидной девушки, встретившей его для сопровождения по станции. (Уж на этой станции он бы не заблудился и с закрытыми глазами.) И спокойным размеренным шагом направился в отсек управления, где его уже должны были ожидать оперативные дежурные и руководитель смены.
  Весть о том, что на станцию прибыл такой большой начальник, видимо, уже распространилась среди персонала. По пути Лурье лишь пару раз попались роботы, но не один сотрудник так и не рискнул показаться ему на глаза. Вот и хорошо. Лурье был совсем не уверен, что в случае чего не сорвется, а это сейчас было бы абсолютно лишним.
  Он не был в ярости. Он был просто в бешенстве.
  Впрочем, он умел держать себя в руках. Как всегда.
  Пройдя привычным, давно знакомым маршрутом, Сергей Натанович еще раз убедился, что на его лице замерла маска невозмутимого спокойствия. После чего шагнул в заботливо распахнувшиеся двери отсека управления. При его появлении, трое находившихся в отсеке мужчин мгновенно вскочили. Наверняка, каждый из этой троицы, в те, казавшиеся, бесконечными мгновения пытался предугадать, что ожидать от визита "Большого Босса".
  -Добрый день, па Левин, - после секундной паузы поприветствовал вошедшего начальник дежурной смены станции - Леонид Круглов, как значилось на его бейдже. Из встречающих он был самым главным и вследствие этого удар, видимо, был готов принять на себя. Впрочем, Лурье совсем не собирался помогать ему.
  Не отвечая на приветствие, Лурье уселся в кресло во главе стола совещаний. Что бы потянуть время и еще больше понервировать служащих, покопался в привезенной с собой папке, рассмотрел несколько ничего не значащих документов. Несколько раз взглянул на стоящих перед ним и, наконец, сурово произнес.
  -Итак, слушаю вас.
  Сергей Натанович попеременно разглядывал стоявших перед ним мужчин, не предлагая им сесть. Те же вытянувшись по струнке, тоже не решались сделать это без разрешения. Казалось, еще чуть-чуть и они задрожат под тяжелым взглядом Лурье.
  Наконец, Круглов, понимая, что здесь он должен отвечать за своих подчиненных, произнес едва ли не дрожащим голосом.
  -Па, Лурье, дела обстоят очень-очень плохо, мы...
  -Так, давайте без лирики! - неожиданно громко рявкнул Лурье и казалось техник подавился своими несказанными словами, - Мы все взрослые люди и я в бизнесе не один десяток лет, так что пускание мыльных пузырей не потерплю. Как давно все началась и что случилось?
   -Око... около двух недель назад....
   -"Около двух недель ..."?!!! - Лурье привстал с места, будто стараясь испепелить взглядом собеседника, - Вы психопрограмные уравнения тоже решаете "приблизительно" и так же работаете с аппаратурой?! Мне нужны точные и ясные ответы. Вам ясно?
  -Да, па. Прошу прощения. Пятнадцать дней назад, 20 сентября по стандартному летоисчислению, нами были замечены первые неполадки в работе оборудования.
  Лурье, решив, что достаточно запугал техников, откинулся на спинку кресла и закурил.
  -Что именно?
  -Точнее не так. Все оборудование работало в штатном режиме, каких-либо явных отклонений в нашей части аппаратуры не было. Однако, для находящихся на планете клиентов неожиданно стала доступна проходящая закрытое тестирование зона "Легенда".
  -Что?! - Лурье затушил сигару и привалился на стол, стараясь не упустить не одного слова собеседника, - Да, сядьте вы, наконец.
  Мужчины исполнили приказ и Круглов продолжил.
  -Именно, па. Как это произошло, мы не знаем. Кроме того, что внезапно открылся доступ и некоторое, небольшое, количество клиентов туда попало, все системы работали исправно. Точными цифрами мы не располагаем, но по некоторым данным не более нескольких десятков человек.
  -Великая бездна, так почему вы немедленно не сообщили руководству об этом?!
  -Я лично направил шифрограмму па Рязанову о происшествии. Но он велел не поднимать панику и работать в штатном порядке.
  -А мне почему не сообщили об этом?!!!
  Лурье почувствовал, как в нем опять закипает раздражение. Но в сущности, техник действовал правильно. Сергей Натанович сам несколько лет назад контролировал разработку мероприятий на случай чрезвычайных происшествий.
  -Прошу прощения, я руководствовался своими служебными инструкциями. По ним, обо всех происшествиях руководитель дежурной смены должен сообщать незамедлительно непосредственно Президенту корпорации.
  -Да, да. Дальше...
  Лурье плеснул себе коньяк, из приготовленного, видимо, специально для него фужера, и покрутил бокал в руке, разглядывая игру напитка на свету. Сейчас надо было успокоиться.
  -Два дня после включения тестовой зоны прошли в обычном режиме. Однако, 23 сентября на планете, одновременно во всех трех зонах, начался незапланированный нами процесс, под условным названием "Вторжение Орды". Процесс не понятного нам происхождения и абсолютно нами не контролируемый.
  Лурье вдруг почувствовал тяжесть накопившейся усталости.
  -Что еще за "вторжение"? - тихо спросил он.
  -Мы располагаем крайне скудными сведениями о том, что происходит на планете. Наша аппаратура не показывает каких либо отклонения от нормы. Всю имеющуюся информацию, мы получили косвенными путями. "Вторжение" очень значительно затронуло зону "Средневековье", менее "Первобытность" и "Легенду". На территориях зон стали появляться непонятного происхождения существа, фактически, собранные в организованные кластеры, которые стали уничтожать всю местную инфраструктуру. Как мы впоследствии заметили, их разрушительные действия затронули не только созданные нами материальные объекты, но и работу психоформ.
  -В чем это выразилось?
  -Мы абсолютно не контролируем происходящее на планете и не можем управлять зонами, в том числе не можем вернуть клиентов.
  Лурье нецензурно выругался.
  -Мы же предусмотрели вариант экстренной эвакуации. Он тоже вышел из строя?
  -Как я уже говорил, с нашей стороны все работает исправно. - продолжил Круглов, - Однако ответных реакций с планеты нет. Самое неприятное, что на данный момент двадцать девять досрочно вернувшихся из мыслеформы клиентов, пребывают в так называемой "коме". Они находятся в нормальном состоянии, все функции организмов работают нормально. Но мы не можем привести их в сознание. С чем это связано нам так же непонятно. Мы их поместили в рекреационные капсулы, переведя их в режим поддержания жизни.
  -Почему они вернулись?
  -Точно сказать мы не можем. Предположительно они стали жертвой "Орды", погибли в мыслеформе и сработал механизм экстренного возврата сознания. Это еще раз подтверждает, аппаратура работает нормально и нашей вины в произошедшем нет.
  У Лурье уже не было ни сил, ни желания ругаться.
  -Вы издеваетесь? "Нашей вины нет"...Если вы считаете, что когда вся эта история всплывет, то вас погладят по головке, вы ошибаетесь...
  Лурье встал и широкими шагами стал мерить кабинет. Несколько минут никто не решался нарушить повисшую тишину.
  Итак, ситуация ужасная, как Лурье и предполагал. Надо что-то делать, но что. Эти трое сейчас явно не помощники. Напуганы, и тоже не знают что предпринять, хотя и пытаются храбриться.
  Наконец он вернулся на покинутое недавно кресло.
  -Итак, если, как вы говорите, аппаратура станции в порядке, - начал Сергей Натанович медленно подбирая слова, - то, возможно, проблема или на этапе связи с техникой на планете или в самом наземном комплексе...
  -Да, па Левин. Но мы не имеем туда доступа и не можем проверить..., - начал было Круглов.
  -Да знаю я..., - отмахнулся тот.
  На планете вся аппаратура работает в автоматическом режиме. Это было сделано еще на этапе разработки программы, с целью минимизировать человеческий фактор всех процессов. Однако, мало кто знал, и Сергей Натанович был из числа тех избранных, что кроме систем контроля, в наземном комплексе также был установлен и резервный модуль управления всей системой. Это мог быть шанс разобраться, что происходит. Но вот одному ему с управлением не справится...
  -Так, господа, - обратился Лурье, к не проронившим ни слова техникам, - Вы можете быть свободны, однако предупреждаю: за разглашение любой известной вам информации о произошедшем, вы будете отвечать по всей строгости. Не советую болтать, в общем. Свободны. Вы, па Круглов, пока останьтесь.
  Техники кивнули, в знак того что поняли предупреждение и так же беззвучно покинули кабинет. На лицах читалось явное облегчение, что их отпустили.
  Дождавшись, когда они выйдут, Лурье разлил остатки коньяка в два бокала и один толкнул по столу в сторону Круглова, так чтобы тот его поймал.
  -Пей, нам нужно спокойно обсудить кое-что.
  Техник не решился медлить с выполнением приказа и несколькими большими глотками выпил.
  От взгляда Лурье не скрылось легкое дрожание рук Круглова и то, что после выпитого он едва заметно поморщился.
  -Эх, когда же вы пойло это свое забросите, водка же есть, - произнес он и пригубил напиток, - Впрочем, вы и коньяк пить не умеете.
  -Что..? - вырвалось было у техника, но заметив резкий взгляд Лурье он тут же замолчал.
  -Да, успокойся ты. Куришь?
  -Н...нет.
  -Вот и славно. Сейчас нам с тобой предстоит одно небольшое, но очень важное дело. Все что будет происходить должно, как говорили во времена моей молодости, быть унесено в могилы. Надеюсь, это понятно?
  -Да, па Левин.
  Сергей Натанович с удовлетворением отметил про себя, что голос у Круглова перестал дрожать. Действовал коньяк, действовал. Истеричная барышня помощником в предстоящем деле явно бы не была. Что же, уже не плохо.
  -Итак, нам с тобой сейчас необходимо будет отправиться на планету. Надеюсь, на станции челноки исправны?
  -Так точно, па Левин. Я лично отвечаю за исправность всего оборудования станции, в том числе ...
  -Не переусердствуй. Лишняя информация мне сейчас не нужна, а вот время может оказаться критично. Мы высадимся в указанных мною координатах. На месте нам потребуется передвижной стандартный тестово - ремонтный психомодуль. На станции он должен быть, так?
  Круглов быстро кивнул.
  -Значит, берем его, плюс подумай, что еще - "железо" или "софт", может пригодиться для работы с психооборудованием. Лучше взять лишнее, чем потом обнаружить, что чего то не хватает. Грузи все в челнок. Один справишься?
  -Конечно, па.
  -Кроме того, в челноке должно остаться место для трех человек...
  -Трех? С нами еще кто-то летит?
  В этот раз очередной резкий взгляд Левина, из-за того что его перебили, не подействовал.
  "Смелеет", - усмехнулся про себя Лурье.
  -Да, летим мы двое, плюс необходимо взять кого-нибудь из вернувшихся в "коме" клиентов. Желательно мужчину. Кто был последний?
  -Секунду.
  Круглов включил портативный компьютер и действительно через пару секунд доложил:
  -Последним вернулся некто Михаил Прозоров, 35 лет, бизнесмен, уроженец планеты Стрежень. Вернулся из зоны "Средневековье". Вероятнее всего так же перемещался в зону "Легенда". Сейчас находится в рекреационной капсуле Љ 17. Состояние устойчивое.
  -Отлично, значит возьмем его. Делай что хочешь, но все что нам нужно, должно поместиться в челнок. Исполняй. Полчаса у тебя есть.
  -Па, Левин, можно вопрос?
  -Валяй.
  -Что мы собираемся делать на планете?
  Левин в очередной раз рассмеялся про себя. Нервное напряжение действительно немного спало. Всего то и надо было: давать четкие распоряжения.
  -Узнаешь в свое время. И могу сказать, если все получится, корпорация не забудет об оказанной ей услуге, гарантирую.
  Левин взглянул на часы и со смехом произнес:
  -У тебя осталось двадцать восемь минут. И лучше бы уложиться в это время.
  Впрочем последние слова были произнесены уже в пустом отсеке, после того как Круглов выбежал.
  
  Глава 15
  После ухода советника, Вамана опять предался размышлениям о значении сна. Внезапная ссора не особо обеспокоила его, были дела много важнее. Он, как никто другой понимал, что просто так подобные сны не являются. Но что это могло значить? Вот уже три сотни лет как Царь довольствуется подземными чертогами и не показывает нос на поверхности. А Небесный Град не лезет в его дела. После последней войны Богов, как называют ее летописцы, установился нейтралитет, который, казалось, всех устраивает. Царь прекрасно знает, что войска Града как никогда сильны и нападение в настоящий момент будет сущим самоубийственным безумием. Да и как докладывают многочисленные шпионы, сам подземный властитель не особо утруждал себя заботами об армии. Ясно, что Царь в одиночку напасть не рискнет. С кем возможен союз? Великие народы? Вряд ли. Они не жаждут общения, как с подземным, так и небесным властителями. Хотя, они хитры и вполне могут натравить стороны друг на друга. Затем дождаться, кто одержит верх, и уничтожить ослабевшего победителя. Этот вариант не следует исключать. Особенно учитывая постоянную борьбу за власть в Древних домах и желание молодежи вернуть былое величие.
  Вамана дважды хлопнул в ладоши и в зале бесшумной тенью появился слуга.
  - Срочно ко мне начальника разведки. Ступай.
  Слуга так же бесшумно откланялся и попятился к выходу, но карлик его остановил:
  - И еще, установите мне через час связь с Владыкой Илианом.
  Карлик вернулся к своим тяжелым мыслям и не заметил удалившегося слугу. Так что же все-таки происходит?
  А что, если это просто обычный сон? Помнится, накануне он слегка перебрал. Да и полночи утех с молоденькими придворными давали себя знать сонным состоянием и слегка туманной головой. Возможно, не стоило придавать сну слишком большого значения.
  Карлик тяжело вздохнул.
  К тому же теперь придется решать еще проблему с советником. Конечно, просто так спускать оскорбление нельзя. Но и ссылать или казнить Макса, Вамана не хотел. Порой его советы были весьма полезны, что Карлик ценил. Ладно, эта проблема сейчас не первоочередная и с ней можно разобраться позже.
  Покой раздумий владыки Небесного Града прервали уверенная четкость шагов. По ним Вамана сразу узнал прибывшего. Бывший военный, Лео Кавальди на поле сражений, а затем в тайных поручениях, сумел доказать свою преданность Граду и Вамане лично. За это Карлик не скупился на награды и звания. Сейчас Лео возглавлял службу разведки Града и справлялся со своими обязанностями весьма исправно. К тому же это был один из вернейших придворных.
  И неплохой любовник...
  - Проходи, Лео, присаживайся.
  - Приветствую тебя, Великий. Позволь узнать, как твое здоровье
  Пришедший расположился напротив Ваманы. Тонкие черты лица, смоляные волосы, спадающие до плеч, безупречные белые одежды. А так же клинок, смертоносный для каждого, кто посмеет оскорбить его хозяина. Лео, как всегда выглядит великолепно.
  -Неплохо, мой друг, неплохо, но, как всегда, могло быть и лучше. - Грустная улыбка скользнула по губам владыки.
  -Что беспокоит тебя? Могу я чем-то помочь?
  В словах Лео слышалось прямое предложение, но легким взмахом руки Вамана указал, что не для этого позвали придворного.
  -Мне интересны результаты работы твоей службы.
  -Да, что именно? Я регулярно представляю отчеты.
  -Конечно, я их просматриваю. Но меня интересует, не происходило ли что-то такое, что, возможно, показалось тебе или твоим агентам странным, но не настолько значимым, что бы включать это в отчеты?
  Лео в недоумении и несколько настороженно смотрел на Ваману.
  -Ко мне есть претензии?
  -Да, нет, - карлик ободряюще улыбнулся, - ты меня не понял. Я не ставлю под сомнение результативность твоей работы. Меня интересуют различные странности, которые могли произойти, но не иметь особых последствий. Не припоминаешь, чего-либо? Особенно меня интересует Царь.
  -Нет, Великий, к сожалению, ничего не приходит в голову. Обо всех событиях мы докладываем.
  -Ладно, хорошо. Если что-то произойдет, сообщай незамедлительно. Днем или ночью.
  Лео был удивлен столь странным указанием. Ранее Вамана не позволял прерывать свой отдых какими-либо делами. И разведчик знал это не понаслышке, так как неоднократно разделял ложе с правителем темными ночами.
   -Да, господин. Будут еще распоряжения?
  Вамана задумался.
  -Да, пожалуй. Пошли нескольких людей на поверхность. Не самых худших. Пусть посмотрят, послушают, что творится. Может, что разведают. Да и шпионы у Царя пусть активизируют внимание на его действиях. В особенности на военных приготовлениях и контактах с поверхностью.
  -Будет исполнено. Я поручу это дело Аджнате, он наберет людей. Позволь узнать, с чем связаны такие меры? Что-то произошло?
  -Пока нет, но...- Вамана выждал многозначительную паузу. - У меня есть не подтвержденные данные, что Царь может начать войну с нами.
  Лео громко рассмеялся, но его веселье быстро исчезло под ледяным взором Ваманы.
  -Я сказал что-то смешное! - в голосе карлика слышались стальные нотки.
  -Повелитель, это же безумие, воевать с Небесным Градом. Царь прекрасно это знает, а он никогда не славился глупостью.
  -И все же, и все же, - Вамана немного оттаял. - Займись этим. Не пропускай ни одной мелочи.
  -Канал связи установлен, Великий, - слуга появился как всегда бесшумно.
  -Хорошо. Лео, пойдем со мной. Постоишь в сторонке, послушаешь. Я хочу поговорить с Владыкой древних народов. Может он что-то прояснит.
  Карлик поднялся с кушетки и направился в комнату, соседнюю с залом, где придворные техники поместили аппарат связи. Лео проследовал за ним. При входе Вамана окинул взглядом привычную обстановку, так часто посещаемой комнаты. В центре на возвышении располагается небольшая овальная сфера. Обычно прозрачная, из гладкого тусклого стекла, она не представляет для непосвященного никакого интереса. Но когда техники включают ее, в центре можно видеть собеседника и общаться с ним, как если бы тот сидел рядом. Пусть даже он за тысячи километров от Небесного Града. Вамане очень нравилось это наследие древних времен. Он не имел представление, как работает аппарат, да и знать не хотел. Но требовал, что бы только самые лучшие техники Града управляли сферой.
   Когда Карлик и придворный вошли, в сфере клубился серый туман. Карлик присел, ожидая появления собеседника. Лео, повинуясь жесту Ваманы, удалился в угол, куда не проникал свет с улицы, и где придворного нельзя было увидеть. Эта часть комнаты была оборудована по требованию правителя. Там можно находится, слушать, о чем идет разговор, оставаясь при этом невидимым для собеседников.
  Спустя несколько секунд туман рассеялся, и перед взором властителя Небесного Града предстало лицо Владыки Илиана.
  -Приветствую, Вамана! Многих лет жизни тебе, Великий, - пожилой эльф как всегда велеречив.
  -И тебе, Владыка, долгой жизни, пусть процветает прекрасная страна твоя, - Вамана не хуже эльфа знал старый ритуал приветствий и не отступил от него.
  -Спасибо, мое сердце преисполнено надежды на добрый разговор с давним другом.
  -Надеюсь на это. Позволь поинтересоваться, и прости за излишнюю осторожность, не слышит ли кто-либо наш разговор?
  -Уверяю тебя, только мои уши вкушают твою сладкую речь.
  -Я заверяю тебя в том же, Владыка.
  -Тогда оставим церемонии для другого раза, - Илиан перешел на обычную речь. - Думаю, не просто так ты после почти годового молчания решил выйти на связь. Что-то случилось?
  -Пока еще нет. Но у меня есть информация, что Царь планирует начать войну с Небесным Градом. Не знаешь ли ты об этом что-либо?
  Лицо эльфа оставалось невозмутимым. Почти. Вамана заметил, на долю секунды появившееся удивление Илиана, тут же скрытое под маской беспристрастности.
  -Откуда, если не секрет, у тебя такие сведения? - голос Владыки абсолютно спокоен.
  -Извини, ты же понимаешь, я не могу открыть свой источник. Но я ему полностью доверяю. Так что скажешь?
  -К сожалению, ничем не могу помочь. Я не вмешиваюсь в ваши дела, у меня много забот в стране. Этой осенью, несмотря на все старания магов, выдались плохие урожаи зерна. А сети рыбаков уже не наполняются уловом как прежде. И везде требуется личное внимание. Так что, как видишь, я довольно занят и не особо интересуюсь делами планеты.
  -Если тебе нужна помощь, Небесный Град всегда рад ее оказать дружественной державе.
  -Благодарю за предложение, но, надеюсь, мы сможем справиться своими силами. - Илиан поклонился в знак благодарности. Вамане показалось, что змеиная улыбка затаенной злобы скользнула по губам эльфа. Но нет, тот как всегда спокоен.
  -Что же, Владыка, тогда извини, что отвлекаю тебя от важных государственных дел. Могу ли я надеяться, что если тебе станет что -нибудь известно о намерениях Царя, ты сообщишь об этом своему верному другу?
  -Непременно, Великий, непременно. Могу заверить, что при необходимости, мы также окажем всю посильную помощь Небесному Граду.
  Изображение в центре сферы померкло и вскоре совсем исчезло в сером тумане. Но спустя мгновение и он рассеялся, оставив прозрачную сферу пустой.
  -Что скажешь? - спросил Вамана, у выходящего из тени придворного.
  -Ничего особенного. Но он слишком хотел убедить, что кроме своей страны его ничего не интересует.
  Вамана, а за ним и Лео проследовали в залу, где начался разговор.
  -Пожалуй ты прав. Он нас ненавидит, и не упустит случае уничтожить или по крайней-мере ослабить. Но мои слова об угрозе Царя его удивили. Только вот почему? То ли ему что-то об этом известно, и его удивило, что и я знаю. То ли... Ладно, занимайся делами. Пусть твои агенты поработают и у Владыки. Ступай.
  -Да, мой повелитель.
  Властелин Небесного Града прилег на кушетку.
  Невеселые мысли вновь овладели им. Так что же все-таки значит удивление Илиана? Не окажется ли, что Вамана сам дал будущему врагу оружие против себя? То, что рано или поздно, Небесному Граду придется сражаться с Древними народами за господство над планетой, он не сомневался. Древние не забыли, как молодой, но жестокий и хитрый народ людей под предводительством богов вытеснил исконных обитателей Земли на задворки планеты. В сердцах эльфов, гномов и других Древних горит жажда мести. И она очень сильна. Так сильна, что они забыли свои извечные склоки, и объединились под единым руководством. Но они еще слишком слабы. Так что до сегодняшнего дня для Ваманы конфликт с Древними был в неопределенно далеком будущем. Но теперь он весь в сомнениях. Если будет война с Царем, будут ли в ней участвовать Древние и на чьей стороне? Или предпочтут не вмешиваться, а затем уничтожить победителя?
  Мягкие лапы сна захватили Вамана, отвлекая его от всех забот мира.
  
  Глава 16
  -Это просто возмутительно!
   Толстенький крепыш восседавший за массивным дубовым столом напротив Алисы гневно раздувал ноздри, всем своим видом демонстрируя крайнюю неприязнь к собеседнице. Однако женщина не впечатлилась таким неучтивым и совсем не джентльменским поведением мужчины.
   -И все же, сударь, вам это сделать придется, - последнее слово было произнесено с явным нажимом, несмотря на очаровательную улыбку, не сходящую с губ женщины, - А если у вас возникнет идея каким-либо образом саботировать мои действия, мне придется обратиться напрямую к Первому Гражданину. Уверяю вас, он рассмотрит мою жалобу.
   Улыбка женщины стала еще шире, что секунду назад могло показаться просто невозможным. Однако чиновнику эта улыбка показалась злобным оскалом. Несколько секунд он пребывал в нерешительности. Затем, сделав над собой усилие, медленно произнес.
   -Ладно, дайте еще раз взглянуть на ваши документы.
   Женщина молча протянула ему несколько листов письмопластика с эмблемами Федерации.
   -Итак, полномочный представитель Службы безопасности Федерации, майор, кхм, Алиса Мао, ... полномочия ...инспекционная миссия на электростанции в городе Сеал... просим оказать всемерную помощь...
   -И, прошу обратить внимание, личная виза Первого Гражданина. - От женщины не укрылась реакция на ее звание.
   -Да-да, вижу, - отмахнулся чиновник.
   Присутствующий в кабинете секретарь министра, молодой рыжий парень, от руки (от руки!!!) стенографировал их разговор. Его невероятно огромные уши - локаторы, казалось, жили свой жизнью на явно не подходящей под их размеры голове, чуть ли не вытягиваясь в сторону собеседников, пытаясь уловить каждый звук. Алиса про себя рассмеялась, что по внешности этого молодого человека сразу понятно, какую службу он здесь представляет. Вероятно, чтобы у посетителей не было соблазна произносилось ничего ставящего под угрозу карьеру министра, юношу сюда и посадили.
   Женщина терпеливо ожидала пока министр в третий раз изучит документы. Понятно, что этот весьма недалекий напыщенный бюрократ, громко именуемый "министром энергетики", всего лишь разыгрывает перед ней совсем не смешную комедию.
   Следующие десять минут чиновник периодически пренебрежительно хмыкал, внимательно вглядывался в подписи и резолюции и выразительно посматривал то на Алису то на секретаря. Но последний застыл во внимании, готовясь зафиксировать любой бред, который будет нести начальник. А Алиса, согласно дипломатическому этикету, соблюдала абсолютное спокойствие. Наконец, чиновник оторвался от своего увлекательного занятия и сложил документы стопкой.
   -Что же, как я вижу, госпожа Мао, все необходимые документы вы собрали, даже с излишком. Все хорошо подготовили. Даже каким-то образом умудрились получить визу Первого Гражданина, что очень странно...
   -Что вас удивляет?
   -Да, собственно, ничего. Просто мне интересно, каким образом и почему наш многоуважаемый руководитель нашел возможность и время изучить ваше прошение и завизировать его.
   Чиновник сумел удивить Алису. Что бы в этой насквозь забюрократизированной системе с жестким вертикальным подчинением и всеми признаками тоталитарного руководства кто-то посмел сомневаться в решении главы государства. Хотя, возможно, чиновник намекает, что Алиса подделала необходимые подписи. А это уже государственное преступление и как следствие, в худшем случае, казнь.
   -У вас вызывает сомнение подлинность резолюции Первого Гражданина? - медленно поинтересовалась она.
   Интересно, какую игру затеяла Республика и почему? Просто обвинить ее в фальсификации документов и казнить? Но зачем? Особой выгоды от того, что невысокий чин Службы безопасности Федерации признают виновным, Алиса не видела. Она не крупный бизнесмен, не видный политик, не телезвезда, наконец. А в перспективе это грозило резким ухудшением и так не самых лучших взаимоотношений между странами.
   И почему, все же, они просто не дадут ей сделать свою работу, а затем убраться на все шесть сторон? Что такого в этой электростанции? Договор о контроле за энергетикой подписан несколько десятков лет назад и, насколько знала Алиса, никогда особых проблем с его выполнением не было.
   -Я, конечно же, не могу утверждать такое прямо, - чиновник, похоже, заметил замешательство Алисы и оно его порадовало, - но все требует точности и проверки, госпожа. Поэтому, предлагаю перенести окончание нашего разговора на пару дней. Вы отдохнете, сможете осмотреть нашу прекрасную столицу, а мы уладим все необходимые формальности. И когда подлинность документов подтвердиться, в чем я не сомневаюсь, вы без проблем исполните свою миссию.
   Радушности улыбки чиновника при этих словах мог бы позавидовать каннибал с Тау-7, только что приготовивший себе запеченного купца с Тау-8 и собравшийся поужинать.
   Но Алиса не собиралась уподобиться тому купцу и безропотно принять свою участь.
   -Вы посмеете не подчиниться прямому распоряжению Первого Гражданина?! - взвилась она, - Это невероятно! Кроме того вы ставите под угрозу выполнения международных договоренностей. Можете не сомневаться, в Администрации Республики и в нашем посольстве обязательно узнают о вашем произволе!
   Ярость была наиграна. Но лишь немного.
   -Как изволите, госпожа Мао, ваше право. Но позвольте заметить: я бывал в Федерации и знаю, как ваши власти пытаются представить нашу великую державу: стадо тупых горожан и деревенщин за кусок хлеба подчиняющихся насквозь коррумпированным бюрократам, постоянно попирающим закон. Но вы сейчас убедились и, надеюсь, осознаете это, что именно Закон движет мной и другими недостойными слугами государства и уж тем более самим Первым Гражданином. Только Закон и ничего более. Прошу понять это и не делать неверных выводов из нашего разговора.
   Мужчина встал, а вслед за ним вскочил и секретарь.
   -А теперь прошу простить, у меня много дел. О дате повторного визита, вас уведомят дополнительно после проверки документов.
   Алисе ничего не оставалось, как скрыть ярость за холодной учтивостью и, откланявшись, направиться к выходу из кабинета. Устраивать скандал смысла никакого не было. Чем руководствовался министр, переводя разговор в такую плоскость не совсем понятно, да, по сути, и не важно. Он воспрепятствовал ее законной деятельности и, следовательно, придется обращаться в посольство за поддержкой. Тем хуже для этого чинуши. Пусть теперь попробует выкрутиться, когда посол заявит официальную ноту протеста на его действия, ставящие под угрозу сотрудничество между двумя странами-соседями.
   -Прошу вас помнить, - явно наслаждающийся ситуацией чиновник остановил женщину у самой двери, - Вы находитесь на территории независимого государства и помогать мы вам будем только из дружеских чувств связывающих наши народы уже сотни лет.
   - Безусловно, сударь. Федерация высоко ценит это и благодарна Вам, вашему народу, и лично Первому Гражданину за оказываемую помощь.
   Едва только успела закрыться дверь после ухода Алисы, как напыщенный от важности чиновник резко переменился: засуетился, поправив костюм, выбежал из-за стола и встал навытяжку перед "секретарем". В то же время, лопоухий рыжий парень резко приосанился, убрал туповатое выражение с лица, величественно прошествовал по кабинету и величаво уселся на место "министра".
   Он неспешно изучил оставленные Алисой документы и, не найдя в них ничего нового, поднял глаза на стоящего мужчину.
   -Что же, капитан, благодарю вас. С ролью вы справились неплохо. Ваше руководство непременно узнает об этом. А смотреть как вы осадили эту зазнавшуюся бабенку было просто удовольствие, - молодой человек задорно расхохотался.
   -Рад служить Республике, Первый Гражданин! - отрапортовал мужчина.
   -Ценю вашу службу. Мой покойный отец, да упокоится его душа в Великой бездне, недооценивал старания таких преданных слуг государства как вы, из-за чего и погиб в расцвете сил, став жертвой вероломного покушения врагов демократии и свободы.
   -Весь народ Республики скорбит Вашей утрате!
   Молодой человек благосклонно улыбнулся.
   -Я же не позволю себе такой непростительной ошибки. Если наша с вами небольшая операция закончится успешно, можете рассчитывать на достойное вознаграждение трудов, ваших и ваших коллег.
   -Благодарю, сударь!
   Первый Гражданин жестом приказал мужчине сесть.
   -Итак, вернемся к нашей шпионке. Как понимаю, сейчас ее сопроводят в гостиницу?
   -Так точно.
   -Отлично. Поставьте туда не самых худших своих людей. Особо не светитесь, но и не спускайте с нее глаз.
   -Все горничные и коридорные наши люди. Плюс в ее номере ведется круглосуточная аудио и видеозапись. Также установлен недавно поступивший к нам прототип мыслеуловителя. Только, к сожалению, испытания его еще не закончены и неизвестно сможет ли он считывать информацию человека выросшего в иной среде, к тому же получившего специальную подготовку.
   Первый Гражданин одобряюще кивнул.
   -Хорошо, вот заодно и проверим, капитан. Впрочем, все это не столь важно. Пока меня больше интересует, что она будет делать, куда направится и с кем будет встречаться. Так что смотрите, не упустите ее передвижения и контакты.
   -Можете не беспокоиться, она полностью под нашим контролем.
   -Полагаюсь на вас. Если произойдет что-либо интересное, незамедлительно докладывайте лично мне. Вам сделают белую линию. Особенно если она попробует тайно посетить Сеал или встретиться с кем-нибудь из научных кругов. Ну, и не плохо бы, поймать ее на контактах с агентами Федерации, которыми, я больше чем уверен, наводнена столица.
   -Так точно, сударь! Какие будут еще распоряжения?
   -Если за сегодня и завтра ничего существенного не произойдет, завтра вечером сообщите ей, что в инспекции отказано. Причин не поясняйте. Попробуем подтолкнуть ее к активным действиям.
   -Вы ожидаете от нее активных действий?
   -Посмотрим. Зачем то же ее к нам заслали. Отговоркам про обычную контрольную миссию я не верю ни на грамм. Чтобы целого майора Службы безопасности Федерации присылали для инспекции полусгнившей угольной электростанции в провинции, в тысячах километрах от столицы? Очень странно.
   -Полностью с вами согласен, Первый Гражданин.
   -Хорошо. Можете быть свободны, капитан.
   Проводив взглядом выходящего мужчину, Первый Гражданин откинулся на спинку и задумался. Он, как никто другой, знал, почему Федерацию заинтересовала электростанция в Сеале. Именно там группа ученых в течение последнего полугода работала над так называемым проектом "Омега": проводила сверхсекретные эксперименты по изучению пространственно-временной материи. Эксперименты, которые, как рассчитывал Первый Гражданин, вскоре, при поддержке его новых "союзников", приведут к значительному военному усилению Республики и окончательному свержению гегемонии ненавистной Федерации. Но вот откуда соседи так быстро узнали об этих исследованиях и почему решились на столь нелепый шаг, чтобы прислать "проверяющего", его очень интересовало.
   А еще его интересовали эти невесть откуда взявшиеся "союзники". Кто они и что ими движет? Ведь явно не желание привести Республику Моро к вселенскому господству.
  
  Глава 17
  Спустя три часа после начала приема у Министра внутренних дел Федерации по случаю его дня рождения, почти каждый из приглашенных получил то, что желал. Тосты следовали один за другим, гостей было много, и кто хотел побыстрее "набраться" имели все возможности это сделать. Рю Крайтон, сказав обязательный тост и вручив подарок, постарался уединиться на балконе второго этажа. Здесь он мог быть уверен, что его никто не побеспокоит. Расположившись в полутьме, так чтобы его не было видно, но он мог наблюдать за происходящим, Рю тихонько потягивал шампанское, благо бутылка в ведерке со льдом, услужливо оставленным официантом, была еще почти полна. Наблюдая за общающимися внизу людьми он отметил нескольких человек из министерства, которые после изрядных возлияний, стали чересчур громко разговорить и довольно фривольно общаться с дамами. Однако пока все вели себя вполне в рамках. Хотелось, чтобы и дальше было также.
  Официанты провели уже несколько смен блюд и теперь за столами расставленными большой буквой "П" расположилась только пара компаний, продолжавших поднимать тосты за виновника вечеринки. Остальные гости или танцевал в центре зала под ненавязчивую музыку, или разбились на небольшие группы и беседовал. Все как всегда. Казалось, расслабься и получай удовольствие, однако, Рю ни на секунду не мог забыть не дающую ему покоя вчерашнюю встречу с Егоровым. Какую-либо разумную причину вызова к Патриарху он так и не мог для себя придумать. К тому же Буйнов, который должен был появиться на приеме и сообщить свои мысли о происходящем, до сих пор не прибыл. Телефон его так же не отвечал. Вряд ли с ним что-то случилось, об этом сразу сообщили бы, но такое опоздание без уведомления не было нормой для главы отдела аналитики.
  -Вы не против, если я присоединюсь к Вам, па?
  Вопрос вывел Рю из задумчивости.
  -Да-да, конечно.
  На кресло рядом с Крайтоном присел довольно молодой мужчина в вышитой золотой рясе. Лицо его смутно показалось Рю знакомым, но откуда, он не мог вспомнить. Весьма высок, с ярко черными волосами, подстриженными на обычный церковный манер. В нем не было ничего особо выдающегося или запоминающегося, кроме довольно крупного носа. Впрочем, это не портило лицо священника, которое многие женщины могли бы счесть красивым. Судя по одежде и тому, что он приглашен на прием, мужчина занимал весьма высокое положение в церковной иерархии. На все руководство Церкви ведомство Рю собирало полные досье, которые он если и не знал наизусть, то изучал довольно подробно. Однако этого мужчину определенно припомнить не мог. Впрочем, тот крутил в руках стакан с коктейлем и тоже особо не торопился развеять недоумение главы службы безопасности.
  Случайность ли, что священник в такой момент выбрал из всех возможностей уйти от назойливости гостей именно балкон где находился Крайтон? Вряд ли.
  Рю продолжал краем глаза изучать соседа, безуспешно пытаясь вспомнить, где он мог его видеть.
  -Вы верите в Бога, па Крайтон?
  -Что? - Рю обернулся к соседу, но тот невозмутимо продолжал наблюдать за происходящем на первом этаже.
  -Я не имею в виду какой-либо догматический образ старца с бородой или нечто подобное. Я спрашиваю, Вы верите, что над нами есть некая сущность, которая наблюдает за всеми нашими поступками и мыслями?
  -Извините, не расслышал Ваше имя.
  Священник обернулся и осклабился в недоброй улыбке. Очень не доброй. Глаза даже в полутьме горели темным огнем.
  -Это потому, что я его не называл. Насколько знаю, на меня у Вас досье нет. Хотя мы с вами коллеги. Разрешите представиться: Василий Лавров. Правильное название моей должности сейчас не имеет особого значения, могу сказать, что я занимаюсь безопасностью Его Святейшества Патриарха.
  Рука с мертвенно бледной кожей змеей выскользнула из широкого рукава рясы. То ли для рукопожатия, то ли для поцелуя. Но Рю никак не среагировал на это движение, продолжая в упор смотреть на собеседника.
  -Очень приятно, - медленно произнес он.
  -Не лгите, вам ничуть не приятно. Кстати, мне тоже, - мужчина опять осклабился, - Но вы так и не ответили на мой вопрос. Это не культурно.
  Крайтон не за красивые глаза так долго занимал свой высокий пост. Большой опыт оперативной работы за плечами приучил его держать себя всегда в руках. В любых ситуациях, даже в таких неприятных и непонятных, как сейчас. Ясно, что этот человек подошел не просто так. Но что ему нужно и почему он себя так откровенно жестко ведет? Ведь должен понимать, что может получить в ответ.
  Выдерживая паузу, Рю налил себе шампанского, и некоторое время понаблюдал за поднимающимися пузырьками.
  -К чему этот разговор, господин Лавров? Вам что-то угодно?
  Тот, казалось, полностью увлечен происходящим внизу. Пары все так же неспешно танцевали, шумные компании немного поутихли. Отдельные гости направлялись к выходу.
  -Позвольте, я расскажу Вам кое-что, - священник откинулся в кресле и перевел свое внимание на Крайтона, - Не далее как пару дней назад у меня состоялся весьма любопытный разговор с одним человеком, имя которого не имеет никакого значения для вас. Сначала я подумал, что это просто сумасшедший. Однако, э-э-э, он был довольно убедителен и смог меня заставить ему поверить.
  Лавров одним глотком осушил стакан и поставил на столик перед собой. Затем продолжил.
  -Так вот, этот человек мне сказал, как можно найти Бога. Да-да, именно так. Не в метафизическом смысле, а указал конкретное место, где он находится. Не больше и не меньше. Причем это место не так уж и далеко, в границах освоенного космоса. Что бы вы сказали, если Вам некий человек сообщили подобное?
  Крайтон решил пока принять заданные правила игры и посмотреть, что будет дальше.
  -Я бы сказал, что этот человек бредит.
  Священник рассмеялся.
  -О, да, я тоже вначале так подумал. В отличие от многих своих, хм, коллег я не бросаюсь проверять все непонятно мне на предмет происхождения от Бога или от Дьявола. Но, как я уже успел сказать, этот человек был очень убедителен и смог заверить меня в свой правоте...
  -Какое все это имеет отношения ко мне? - резко перебил Крайтон.
  Однако священник не изменил своего спокойного тона.
  -Я прекрасно понимаю, что рано или поздно вам, как главе службы безопасности, станет известно о чем я говорю. Большинство ваших агентов у нас мне известны, но, конечно, наверняка не все. Так вот, когда однажды вам на стол положат доклад, что на такой-то планете обитает сам Бог - уничтожьте его. Да так, чтобы и следов не осталось. А агента, который доставит эту информацию сошлите куда подальше или, лучше, изолируйте до конца его дней. Я знаю, в вашем ведомстве это возможно.
  -К чему все это?
  Священник подался вперед и их лица чуть не соприкоснулись. Крайтон почувствовал легкий запах сандала.
  -Взаимоотношения с Богом это дело Церкви, - зло прошипел Лавров, - не лезьте в него, не лезьте. Это может очень плохо кончиться как для Федерации, так и лично для вас.
  "Этот человек явно сумасшедший", - пронеслось в голове Крайтона. Он опять пригубил шампанское и почувствовал, что спиртное начинает действовать. Впрочем, сейчас это было как раз на руку, позволяло себя вести немного отстраненно.
  -Это что, угроза?
  -Расценивайте как хотите. Я предупредил. Вы не понимаете, что можете сделать своими тупыми полицейскими методами. Разрушить хрупкое равновесие в обществе, которое установилось последнюю сотню лет очень легко. Мы и без ваших действий сейчас стоим на грани. Тонкую нить очень легко разорвать. Надеюсь, вы не хотите, чтобы человечество вспоминало, точнее, проклинало вас, как ублюдка развязавшего всеобщую войну.
  -Войну...?
  Этот человек точно бредит.
  -Да, па Крайтон, войну, которая может поглотить всю нашу цивилизацию. Только вдумайтесь, что может произойти, если общество узнает, о реальном существовании Бога, о...
  -Достаточно, па Лавров, я вас выслушал. Должен сказать ваша угроза не произвела на меня никакого впечатления.
  Крайтон встал, готовясь покинуть священника.
  -Я оставлю за собой право поступать так как считаю лучше. Лучше для себя и для государства.
  -Ваше право...
  Рю направился к выходу в коридор, там его и настигли последние слова священника.
  -Кстати, вы еще не в курсе. Подосланный вами убийца задержан нами. Вы очень недооцениваете меры безопасности, предпринимаемые Церковью.
  Крайтон становился и обернулся к священнику.
  -Что за бред, какой убийца?
  -Егоров его фамилия, если не ошибаюсь. Сегодня он был задержан при входе в резиденцию Патриарха с микроядерным зарядом. Мы прекрасно знаем кто он и то, что вы вчера на аудиенции дали ему вполне конкретные указания. Грубо работаете, па Крайтон, очень грубо.
  Неожиданное известие. Но самообладание Крайтона не покинуло его и сейчас.
  -Еще раз повторяю. Ваши слова бред. Офицер Егоров был направлен в распоряжение Церкви для выполнения некой миссии по личному запросу Патриарха.
  Два человека пристально смотрели друг на друга, пытаясь распознать кто из них блефует.
  -Вы неплохо держитесь, па Крайтон, но ложь ваша видна сразу. Патриарха уже около трех недель нет на Оде, он отдыхает на одной из курортных планет.
  Крайтону оставалось только покинуть балкон так, чтобы это не было похоже на бегство.
  "Какого черта происходит", - крутилось у него в голове, пока он спускался по лестнице на первый этаж в зал приема. Понятно, что служба безопасности и он лично проворонили что-то очень важное. Кто этот Лавров, почему на него нет никаких данных, а тот, похоже, получает информацию прямо из кабинета Крайтона? Что натворил Егоров, при чем тут бомба, что за бред про отсутствующего главу Церкви? И вообще, где все?
  В ухе заиграла мелодия вызова, которую он поставил на звонки Буйнова. Рю сразу принял звуковой вызов, но изображение включать не стал.
  -Саша, где тебя носит, черт побери?! - прорычал Крайтон, - Немедленно ко мне.
  -Что значит, где МЕНЯ носит?! - в голосе Буйнова явно слышалось почти не скрываемое волнение, - Где тебя носит? Мы все с ног сбились. Уже были готовы докладывать о твоем исчезновении. Ты пропал с приема министра, твой маяк не пеленговался и только что включился, на вызовы ты не отвечал. Ко всему прочему, все новостные каналы трубят, что задержан человек покушавшийся на Патриарха - известный тебе Егоров. Что происходит, Рю?
  -Ничего не понимаю. Я на приеме министра, сидел на балконе, пил шампанское, сейчас спускаюсь на первый этаж.
  -Какой прием, ты что? Он закончился несколько часов назад. Сейчас глубоко за полночь.
  Крайтон быстро сбежал по оставшимся ступенькам до конца лестницы и вышел в залу. Перед ним предстало пустое помещение, в котором почти не осталось следов от недавнего празднования. Гостей, которых он наблюдал еще несколько минут назад с балкона, не было. Только несколько официантов расставляли столы, стулья и протирали пол, не обращая внимания на появление Рю.
  Замешательство Крайтона длилось секунду. На бегу к выходу он умудрился сбить стул и повалить на бок робота уборщика, но ругань официантов не помешала ему быстро диктовать в коммуникатор.
  -Так, немедленно все собираетесь в конторе. Красная тревога. Мне полное досье на все руководство Церкви. Особенно на некоего Василия Лаврова. Он представился сотрудником охраны Патриарха. Полный отчет, что произошло с Егоровым. И еще раз проверь все донесения, хоть как то связанные с церковниками. Что-то происходит, а мы не имеем представления, что. Я скоро буду.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"