Агеев Денис Александрович: другие произведения.

Хранители

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Около трех тысячелетий назад некогда могущественные Богоподобные Творцы, подмяв под себя почти весь Кантар, создали Кристалл Барьера - артефакт, предрекающий ужасную катастрофу. Потом они канули в Лету, оставив после себя Последователей. Но их ученики со временем позабыли о взваленной на их плечи ноше, разорвав некогда сплоченную империю на куски. Спустя столетия охранять секреты владык и следить за Кристаллом Барьера поручили лишь одному человеку - Хранителю Барьера. А о таинственной угрозе уже никто не вспоминал несколько веков. Но Кристалл Барьера засветился - значит, время пришло. Время пожинать плоды предков. (Пролог, Главы 1-3)

  Денис Агеев
  
  Хранители
  
  Пролог
  
  Город Старый Дол, Королевство Рикош
  14-ый день месяца Первого Снега
  2893 г. от ЯБТ
  
  В трактире "Отрубленная голова", расположенном на самой оконечности города, царил хаос. Завсегдатаи, недовольные тем, что вместо их любимого менестреля Патрисия приехал малоизвестный юнец, подняли настоящий гвалт. Мало того, что этот напыщенный мальчишка не знал излюбленных народом песен, так еще имел дерзость исполнять свои.
  - Тише, тише, господа, угомонитесь. Неужели вы не желаете послушать знаменитую историю о похождениях булфадийской компании? - пытался перекричать галдящую толпу кабацкий зазывала.
  - Булфадийской компании? - раздался удивленный голос. - Что еще за дрянь? Давай лучше "Капризную дочь" или "Забытый дом". У Патрисия они душевно получались.
  - Да, что это за песня такая? Опять бездарное сочинительство?
  - Вы разве никогда не слышали о героях Булфадия? - Лицо зазывалы стало наигранно изумленным. Сыплющиеся на него укоры он старался не замечать.
  - Не слышали и не желаем!
  - А я ее знаю! - В глазах молодого посетителя засветился интерес.
  - И я знаю. Хорошая песня!
  - Да что вы там знаете, черти зеленые?! - возмутился старый завсегдатай - седой тип с покрытым оспинами лицом. - Ни шиша вы не понимаете. И не лезьте туда, в чем не смыслите.
  - А тебе бы все о битвах слушать, да о пьянках походных. Надоело уже, уши болят.
  - Да что ты понимаешь, сопляк?! Я в твои годы на таких песнях жизни учился.
  - Видим мы, что из этого вышло: пьяницей стал, - издевательски осклабился молодой.
  - Да я тебя!.. - Лицо обиженного старика раскраснелось от злости.
  - Ну-ка, ну-ка, разойдись! Драки мне тут еще не хватало. И так в прошлый раз пол таверны разгромили. - Между несостоявшимися драчунами встал трактирщик - дюжий детина с круглым сердитым лицом. Легким движением руки он отодвинул размахивающего кулаками старичка и недовольно глянул на зазывалу. - А ты чего стоишь? Не видишь, что ли, народ беснуется? Давай зови своего соловья певчего. Все равно хуже уже не будет. Да и пусть он сейчас что-нибудь путное сбряцает, а то прогоним взашей.
  Зазывала, улучив удачный момент, довольно ухмыльнулся, перегнулся через борт убогой сцены, с которой велись все представления в таверне, и крикнул:
  - Талман, поди сюда. "Булфадийскую компанию" сбряцай. Это наш последний шанс. Авось, да нормально выйдет. А то нас сейчас с потрохами съедят.
  Через мгновенье старые доски полов заскрипели, и на сцену, постукивая подкованными каблуками, вышел щуплый парень лет восемнадцати. Руки музыканта сжимали осиновую лютню с тонким грифом, в зеленых глазах отражалось легкое смятение, вызванное неудачей прошлого выступления.
  Из толпы послышалось недовольное гудение, кто-то негодующе махал руками, кто-то обреченно вздыхал. Основная масса народа явно сомневалась в успехе исполнения новой песни.
  - Да тихо, вы, окаянные! - рявкнул на толпу трактирщик. - Пускай еще разок попробует. Глядишь, что и получится.
  Лютнист окинул толпу слегка опечаленным взглядом, длинные пальцы опустились на струны. Неуверенно звякнула первая нота, потом вторая. Народ, услыхав исходивший от музыкального инструмента звук, стал благоразумно утихать. Вскоре мелодия поплыла в полную силу, и неутешные посетители таверны вконец успокоились. Даже драчливый старичок, все это время пытавшийся добраться до оскорбившего его молодого нахала, перестал вырываться из хватки дипломатичного корчмаря и обратил взор на довольно недурную игру менестреля.
  Мелодия лилась легко и непринужденно, как весенний ручеёк, и в то же время отбивала складный ритм.
  Прозвучало еще несколько аккордов, и на этом вступление окончилось. Пальцы лютниста быстро перебрали несколько струн, подводя последние штрихи начала песни, и замерли. Талман чуть улыбнулся, выдержал короткую паузу и снова ударил по струнам. Но теперь музыка не сопровождалась молчанием - менестрель начал петь.
  
  Глава первая
  Предвидение
  
  Полуостров Армир, нейтральные земли
  4-ый день месяца Цветов
  2891 г. от ЯБТ
  
  Утро наступало быстро. Первые лучи солнца уже ласкали горизонт, окрашивая мутную серо-зеленую даль в яркие тона. Ночной мрак неохотно отступал, небо с каждой минутой светлело, принося свежесть и радость нового дня.
  Магистр Булфадий, как и обычно, встречал утро, стоя на балконе башни Шпиля Занира. Задумчивый взор направлен вдаль, к затуманенной линии горизонта, где силуэты бело-вершинных гор-исполинов нависали над зелёной полосой лесного массива. Его утренний наряд, доходящая почти до пят синяя мантия с серебряной оторочкой, уже надет. Волосы и жидкая бороденка обработаны специальным раствором, скрывающим проступающие сквозь безупречную черноту седые прогалины. Да и в целом маг свеж и бодр, как и обычно по утрам.
  Последний месяц Хранителя Барьера мучила бессонница. Он подолгу не мог уснуть, ворочался, в голове то и дело мельтешили какие-то малопонятные обрывки мыслей. Но когда все же засыпал, длилось это недолго. Порой он пробуждался так рано, что казалось, будто и сна не было вовсе. Вместо него лишь неясный полубред, граничащий с сумасшествием. И поэтому магистр был вынужден прибегнуть к тонизирующим эликсирам, которые он ежедневно принимал по утрам, дабы чувствовать себя полноценным и трезво мыслящим.
  В дверь тревожно постучали. Маг некоторое время стоял без движений, потом его рука неохотно поднялась, пальцы скривились в знаке "Иг". Замок тихо щелкнул, и массивная дверь, жалобно скрипнув, начала медленно отворяться. На пороге появилась высокая фигура облаченного в голубую мантию человека - ученика магистра. На его гладковыбритом, бледном лице блуждало почти переходящее в обескураженность беспокойство. Взволнованно бегали глаза, едва заметно подрагивали тонкие губы, видимо, сдерживая рвущиеся на волю слова.
  - Доброе утро, Шерк. Зачем пожаловал? - спросил Хранитель Барьера, даже не повернувшись к утреннему гостю.
  - Прошу прощения за столь ранний визит, магистр Булфадий... - быстро заговорил ученик мага, но тут же замялся.
  - Не стоит. Ты же знаешь, что я рано просыпаюсь, - отрешенно махнул рукой наставник Шерка. - Так что случилось?
  - Случилось... случилось... даже не знаю... - Ученик магистра так волновался, что не мог подобрать слов.
  Хранитель Барьера медленно повернул голову, отстраненно и чуть лениво оглядел молодого человека - магистр не любил, когда его отрывали от утренних раздумий.
  - Что-то серьезное? - тихо прозвучал его голос.
  - Понимаете... Такое дело...
  - Да говори уже!
  - Кристалл Барьера - он светится! - выпалил на одном дыхании Шерк, не в силах больше сдерживать требующие свободы слова.
  Магистр хранил молчание. Его взгляд не отражал ничего определенного, но вскоре все стало меняться. Задумчивость сменилась озадаченностью, глаза наполнились непониманием.
  - Как это светится?
  - Тускло, почти не заметно, но светится.
  - Но этого не может быть. Не должно быть. Время еще не пришло.
  - Я тоже ничего понять не могу. Но это действительно так, магистр.
  - Ты, должно быть, шутишь, Шерк, - попытался улыбнуться Хранитель Барьера. - Наверное, сегодня внеочередной День Смеха, и ты решил не упустить возможности разыграть старика.
  - Нет, магистр, - покачал головой ученик мага. - В этот раз - нет.
  Взгляд магистра снова замер, но в сей раз он определенно был направлен на Шерка. В следующее мгновенье маг метнулся к двери, как голодный кот к мыши. Преодолев порог, он скоро оказался у арки портала, переливающегося и чуть искажающего пространство по ту сторону прохода. Не мешкая, Хранитель Барьера нырнул в него и тут же очутился на втором ярусе башни - в широкой светлой комнате со множеством окон и разной утварью. Огляделся по сторонам, вспоминая, какой из расположенных перед ним четырех телепортеров ведет в подвальные чертоги, выбрал тот, в котором переливались тени и мерцание световых шаров и, не раздумывая ни секунды, двинулся к нему.
  За спиной магистра появился Шерк - сообразив, куда учитель направился, он незамедлительно последовал за ним. Ощутив присутствие ученика, Хранитель Барьера повернулся и сказал:
  - Иди, позови Йова. Пускай тоже спустится в подвал. Сейчас вы нужны мне оба.
  - Он уже там, магистр. Наблюдает за Кристаллом.
  В подземелье Шпиля Занира было мрачно. Тусклого блеска развешанных по потолку магических шаров явно не хватало для полноценного освещения. Впрочем, здесь оно и не требовалось.
  От серых, выложенных обтесанными камнями стен исходила приятная прохлада. Воздух был наполнен затхлостью и запахом старой бумаги - последние два столетия подвал использовался в качестве хранилища древних книг и свитков. Но помимо ветхих фолиантов, изобилующих редчайшими и почти утраченными знаниями предшествующих поколений, было тут и еще кое-что.
  Кристалл Барьера. Одно из величайших творений Богоподобных Творцов.
  Кристалл Барьера представлял собой огромный, почти в человеческий рост, монолит почти правильной прямоугольной формы, созданный, судя по всему, из твердого материала, наподобие хрусталя или кварца. Он располагался на каменном постаменте в центре огромного напольного узора, с удивительной детальностью изображающего карту изведанного на момент строительства башни мира.
  Кристалл исходил слабым желтоватым светом, образуя вокруг себя едва видимый ореол.
  - Действительно светится, - в задумчивости изрек Булфадий, не сводя взгляда с огромного монолита, что совсем недавно казался ему совершенно бесполезным предметом.
  Второй ученик мага, Йов, брат-близнец Шерка, поприветствовал Хранителя Барьера едва заметным кивком - он не любил почестей. И снова уставился на светящийся монолит.
  - Неужели это означает, что время уже подошло? - с опаской спросил Шерк.
  Маг молчал, продолжая буравить светящийся Кристалл недоверчивым взглядом. Потом потеребил бородку и сказал:
  - Шерк, принеси-ка мне "Наследие минувшей эпохи". Надо сверить события. Либо мы чего-то недопоняли в "Предвидении", либо там кроется ошибка.
  Ученик мага шагнул к громоздкому стеллажу, заставленному книгами различных размеров и толщины. Руки некоторое время рыскали по полкам, и вскоре извлекли здоровенный, покрытый вековым слоем пыли фолиант.
  - Вот, возьмите, магистр. - Шерк передал огромную книгу учителю.
  Маг принял ее, осторожно, будто боясь повредить, открыл. Пальцы стали аккуратно перелистывать желтые страницы. Однообразный текст, написанный ровным почерком, поплыл перед глазами.
  - Где же это треклятое "Предвидение"? - недовольно бурчал Хранитель Барьера, быстро пробегая глазами по строкам. Оглавления, как и нумерации страниц, в древнем фолианте не было - во времена его создания писцы не обременяли себя подобной чепухой. Поэтому отыскать какой-либо конкретный кусок текста становилось не легкой затеей.
  Шерк тем временем тревожно глядел на Кристалл Барьера. Еще только вчера этот монолит не представлял и толики опасности: был безобидным куском горной породы. Еще совсем недавно ученик магистра считал легенду о предназначении Великого Артефакта, как именовали Кристалл Барьера прежние хранители, пустым вымыслом. Красивой сказкой. Бредом напыщенных магов-предшественников, не имеющим под собой никакого подспорья. Но за последние несколько минут его скептицизм на порядок угас. Теперь творение древних владык казалось зловещим. Его слабое свечение излучало враждебность и будто предрекало ужасные события.
  Взгляд Йова был более смелым. Немного недоверия, даже агрессии, но не страха. Второй ученик мага, хоть и был внешней копией своего брата, характером, тем не менее, отличался изрядно.
  - Ага, вот это место, - прервал повисшее в воздухе молчание Булфадий. - Читаю дословно: "На закате третьего тысячелетия, когда солнце последнего века опустится за горизонт, то, что мы оставили вам, наши потомки, Прозрачный Камень Предостережения, наполнится светом, не имеющим источника. И это станет знаком...". - Маг оторвал взгляд от книги и поглядел на учеников. - Какой сейчас год?
  - Две тысячи восемьсот девяносто первый, - ответил Шерк.
  - Вот именно, восемьсот девяносто первый. Безусловно, конец тысячелетия близок, но не настолько, чтобы случилось это. - Рука указала на светящийся Кристалл. - В "Предвидении" сказано: солнце последнего века опустится за горизонт. Последнего. Значит, десятого. А сейчас заканчивается только девятое столетие.
  - Выходит, что Богоподобные Творцы ошиблись на сто девять лет, - подал голос Йов.
  Маг снова молча потеребил бородку, в задумчивости глядя на светящуюся "проблему".
  - Конечно, можно истолковать их предсказание не столь дословно. Но велика вероятность и того, что они могли ошибиться. Во времена их царствования допускалось множество различных несуразиц. Но для нас это ничего не меняет.
  - Но что мы можем сделать сейчас? Ведь мы совершенно не готовы. - В серых глазах Шерка по-прежнему светилась тревога, понемногу переходящая в испуг.
  - Главное - не впадать в отчаянье. Предки всегда говорили: если учуял дым, не спеши кричать о пожаре, ведь возможно, что твой нос хотел над тобой подшутить.
  - Никогда не любил эту поговорку, - кисло буркнул Йов.
  - Я хочу сказать, что еще рано трубить тревогу. Мы сделаем все, что в наших силах, дабы предотвратить разрыв Барьера. Тем более у нас уже есть готовый план действий. - Магистр аккуратно положил руку на древний фолиант.
  - Все верно, но хочу заметить, что у нас не так много времени, чтобы осуществить этот план полностью. Кое-какие пункты придется убрать. - Лицо Йова скептически нахмурилось.
  - Возможно, но мы изо всех сил постараемся осуществить его полностью. К тому же у меня уже появились кое-какие мысли.
  - Да? - Брови ученика мага удивленно вскинулись. - И какие же?
  - Сначала нужно собрать отряд. Потом выбрать в нем лидера.
  - Насколько я помню, в "Спасительном плане" говорилось, что им должен стать потомок дефенов, - напомнил Йов.
  - Все верно. Но потомками дефенов должны быть все в команде, а лидером должен стать... приближенный Последователей.
  - И где этих дефенов искать? Прошло столько лет. Неизвестно, существуют ли они сейчас вообще, - засомневался Шерк.
  - А их не нужно искать, они уже есть. Их только надо собрать. Предыдущие хранители позаботились о последующих поколениях и оставили отличные зацепки для их поисков.
  - И какие же? - с сомнением спросил Йов.
  - Можно обратиться к Каменным Ведуньям, но я бы предпочел использовать Оракула.
  - Но ведь это небезопасно, - заволновался Шерк.
  - В нашем случае небезопасно бездействовать.
  - Вы как-то легко об этом говорите, будто о пустячном деле. - Шерк поглядел на учителя с нескрываемым подозрением.
  - Вовсе нет. Усилия придется затратить немалые. Но я уверен: ты справишься, Йов.
  - Что? - Глаза ученика мага непонимающе выпучились, он перекинул взгляд на брата, но тот озадаченно моргал. - Что это значит?
  - Ты соберешь отряд. Заодно проверишь свои лидерские способности дефена, - как ни в чем ни бывало пожал плечами Хранитель Барьера.
  - Вы хотите сказать...
  - Я уже все сказал, Йов. Ты думаешь, я просто так взял вас обоих на обучение? Вы потомки дефена. Вы оба. Я понимаю, что звучит дико, но это так.
  - Как такое может быть? Преемником дефенона становится первый ребенок дефена. Тем более я не уверен, что кто-то из наших родителей был им, - возразил Йов.
  - И я тоже не уверен. Они ничем не отличались от обычных людей, - согласился с ним Шерк.
  - Зато я уверен. И поверьте мне, это так. Вы - братья-близнецы, и при рождении оба получили это необычное наследие родителей. Неужели вы думаете, что ваши столь удивительные магические способности взялись неизвестно откуда? Отнюдь. Это влияние дефенона.
  - Интересное стечение обстоятельств. - Йов недоверчиво прищурился. - А почему вы говорите об этом только сейчас?
  - Время пришло, вот и говорю. Но теперь это не важно. Сейчас главное - собрать оставшихся дефенов. И ты это сделаешь, Йов. Ты возглавишь команду, станешь ее направляющей рукой.
  - Я... я польщен вашим доверием, но... - Ученик мага не мог найти слов. Столь неожиданный поворот событий его, мягко говоря, ошеломил. Это ясно отражалось в его серых глазах. С одной стороны новое назначение льстило, с другой же - заставляло задуматься о готовящейся участи. Ведь то, что предстояло ему пережить, обычной прогулкой не назовешь.
  Магистр смерил ученика испытующим взглядом, стараясь разобраться в реакции подопечного на вынесенное решение. И тихо изрек:
  - Вы оба - отличные ученики, но Шерк нужен мне здесь, а ты - там. Я очень рискую остаться без преемника, если отправлю в столь опасный поход вас обоих. Хотя говорить об опасности еще рано, нужно сначала как следует подготовиться... Однако решение уже принято. Ты, Йов, хоть и недоученный, но очень сильный маг, ты владеешь запретными и очень действенными заклинаниями, тебе известны многие тайны мира. Все это окажет неоценимую помощь в предстоящем мероприятии. Я надеюсь, ты сам все отлично понимаешь. Тем не менее, если ты считаешь мой выбор недостойным, а себя - недостаточно готовым, то можешь отказаться.
  - Нет, магистр. Я согласен, - без тени сомнения вымолвил Йов. Речи наставника всегда действовали на него убеждающе.
  - Хорошо, - одобрительно кивнул Хранитель Барьера, вздохнул, переждал короткую паузу и продолжил: - Теперь слушай...
  
  Глава вторая
  Дак Шустрый Ёж
  
  Крепость Отчаянья, королевство Арганд
  10-ый день месяца Цветов
  2891 г. от ЯБТ
  
  В темнице "Крепости Отчаянья" было мрачно, сыро и одиноко. Гулкий ветер гонял по узким коридорам пыль, смешивая ее с запахом прелости и пота. Серые, поросшие плесенью стены наводили на мрачные раздумья, что, впрочем, частенько отражалось на психике заключенных - трое из десяти, протянув в столь удручающей обстановке едва ли год, кончали жизнь самоубийством.
  Крепость была буквально напичкана камерами - крохотными неуютными комнатушками. Под служебные помещения отводилось минимум пространства. Но занята была едва ли треть всех камер. И оно не удивительно, ведь наказанием отсидки в "Крепости Отчаянья" награждались только самые опасные и неисправимые преступники, осужденные, как правило, на неопределенный срок.
  Дак лежал на жестких нарах, тупо уставившись в грязно-серый потолок. На него ложились три размазанных луча света, порождаемые жалким подобием окна, что по недоразумению архитектора располагалось почти у самого верха стены и никак не могло дать маленькой запыленной комнатушке полноценного освещения.
  В голове лениво барахтались самые разные мысли. В первую очередь, о нынешнем скверном положении. Как ему, искуснейшему вору на всем континенте, могло так крупно не повезти и удосужилось попасть сюда, в "Крепость Отчаянья"? Теперь он был совершенно уверен, что его подставили, и подставили те, к кому он впервые за всю жизнь проникся немалым доверием, изменив своему основному принципу. Дак до сих пор отказывался верить в случившееся, блуждая где-то на размазанной границе реального и вымышленного. Но окружающая обстановка упорно твердила о суровой действительности - некогда неуловимому вору теперь предстояло коротать бесчисленные дни в одиночестве.
  Взгляд арестанта лениво прополз по потолку, минул полосы света, скатился по стене и остановился на небольшой клетке, скованной из толстых стальных прутьев. В ней томился еще один пленник: бельчонок по имени Кортыш, фамильяр Дака. Зверек лениво грыз орех, время от времени поглядывая по сторонам. Его некогда горящие жаждой действия глазенки теперь были пусты и излучали лишь тоску.
  - Что, дружок, скукой мучаешься? - прозвучал тихий голос вора.
  Кортыш, конечно же, ничего не ответил, но вместо этого встал на задние лапки, маленькие мокрые глазенки уставились на хозяина, давая тому понять, что смышленый бельчонок все уразумевает.
  - Да, и я тоже, - поддержал беззвучный ответ Дак.
  Оба обреченно вздохнули и снова предались пустому, гнетущему молчанию.
  Неожиданно за дверью, где-то на дальнем конце коридора, грохнуло. Эхо промчалось по стенам и заскочило в камеру Дака, разогнав замершую в воздухе тишину. Кортыш оживился, навострил ушки, глаза возбужденно заблестели. Вор же отнесся к неожиданному звуку скептически, лишь меланхолично повел кривой бровью - мало ли что могло произойти за пределами камеры. Может быть, какой-нибудь стражник, налакавшись дешевого прогорклого пива или кислого вина, свалился спьяну прямо на пол и, на радость заключенным, помер. Такой исход, конечно же, не облегчил бы участь вора, но дал бы отличный повод для ехидного злорадства. Впрочем, даже это вряд ли обрадовало бы Дака. Вор-одиночка слишком сильно любил свободу, и мысли о том, что он ее потерял, сверлили душу столь сильно и больно, что он больше ни на что отвлекаться не мог.
  Странный грохот, тем не менее, повторялся, явно давая понять, что исходит он отнюдь не от упавшего на пол стражника или еще чего-нибудь иного. Звук был твердым и тупым, похожим на удары топора по дереву.
  Через мгновение воздух мелко завибрировал, в ушах у Дака противно зазвенело. Кортыш, тоже, видимо, ощутив неприятное действие, выпустил орех из лапок и бешено заметался по клетке.
  - Что за бесовщина?! - сморщившись, прокричал вор. - Что вы там делаете? - Вскочил с нар и, зажимая уши, отчаянно завертел головой, безуспешно пытаясь отыскать источник злого ощущения. Но ничего определить не удавалось, нарастающая вибрация, казалось, исходила отовсюду. Лишь что-то, засевшее в глубине сознания Дака, говорило о том, что тот первоначальный грохот, мгновенье назад считавшийся несущественным, и есть всему причина. Повинуясь инстинкту, вор рванул к выходу из камеры, не зная на что надеяться. Его обуяла жажда действий. Но огромную, окаймленную стальными пластинами дверь не то чтобы выломать, но даже хоть как-то повредить ему определенно не удастся. Умом он это понимал, но тело, будто не слушая разума, настаивало на своем.
  И вот руки забарабанили по массивным доскам, раздался требующий объяснений возглас. В ту же минуту невидимая сила ударила по сознанию вора, заставив его издать истошный вопль. Голова пошла кругом, дверь смазанной линией промелькнула перед глазами. Последнее, что увидел Дак, - дико носящегося по клетке и звенящего сталью прутьев Кортыша.
  Минуло несколько минут. Очень долгих минут. Дверь протяжно громыхнула и стала отворяться. Оглушенный и почти потерявший связь с реальностью Дак смутно разглядел несколько силуэтов на пороге. Он не мог рассмотреть ни лиц, ни расовых особенностей прибывших незнакомцев, они словно стояли напротив солнца, затеняющего своими лучами лик и оставляя лишь общие очертания. Тем не менее, по каким-то неведомым причинам, они казались ему зловещими, смертельно опасными... демоническими. И вор был почему-то совершенно уверен, что нежданные незнакомцы пришли за ним, за его грешной душой.
  Один из них что-то сказал, но ошарашенный вор не понял слов, они показались ему незнакомыми, несуразными, хотя и звучали на Общепринятом. Попытался пошевелиться, но онемевшее тело не желало слушаться. Создавалось впечатление, что Дак сейчас находится где-то между реальностями, ощущает мир лишь наполовину.
  Силуэт шевельнулся, и к вору постепенно начали возвращаться чувства.
  - Поднимите его, - услышал он резкий голос.
  В тот же миг несколько силуэтов отделились от общей группы и подскочили к Даку, подняли его полуживое тело и поднесли к высокому незнакомцу, от которого, похоже, и исходило приказание.
  - Как твое имя? - грозно спросил он, глядя в мутные глаза парня.
  - Кто вы, на хрен, такие? - злобно промямлил вор, упорно пытаясь сосредоточить внимание на незнакомце. И, надо сказать, у него это мало-помалу начало получаться. То ли сработали врожденные способности к быстрой адаптации к окружающей среде, то ли упорная концентрация воли - не ясно. Результатом стало же то, что черты лица требовательного вторженца стали различаться более отчетливо. Дак разглядел бледное, правильной формы лицо без признаков усов или бороды, темные, аккуратно уложенные волосы и неестественно серые, со стальным оттенком, глаза. Их взгляд был пронзителен и чуть надменен, казалось, будто они смотрят в саму душу и видят все ее сокровенные тайны. Вор с содроганием вспомнил эти глаза... и этот взгляд. Точно так же смотрел на него Апеллий Хмурый, верховный маг Хрустальной Розы.
  - Повторяю вопрос, для твоего же блага - в последний раз. Как твое имя? - Голос незнакомца оставался требовательным.
  И Дак сдался, не стал противиться столь грозной просьбе - слишком уж были неприятны воспоминания о встрече с магом Апеллием. Подобного повторять не хотелось.
  - Даккинз мое имя... Более известен как Дак Шустрый Ёж, - протянул вор, избегая взгляда вторженца.
  - Хорошо, берите его, - скомандовал сероглазый, развернулся и зашагал по коридору. Стук его шагов эхом запрыгал по каменным стенам.
  - Куда вы меня тащите? - возмутился Дак, стараясь вырваться из цепкой хватки, но ничего не выходило - типы, ухватившие его за плечи, были слишком крепко сложены, да и сил у изможденного вора хватало только на вздохи. Он лишь мог смотреть, как волокутся по полу его ноги.
  - И не забудьте прихватить его зверька, - послышался удаляющийся голос.
  Что-то хлопнуло, и Дак услышал, как скрепит железо - кто-то ломал клетку Кортыша.
  Проходя мимо камер, вор заметил, что двери во многие из них были распахнуты, на полу или на нарах лежали серые фигуры арестантов, распластавшихся в неестественных позах. То тут, то там валялись объемные тушки стражников с замершим недоумением на лицах. Видимо, непонятное ощущение, так запросто выбившее землю из-под ног и лишившее сил Дака, вышибло сознание и из них. Силы, тем не менее, возвращались к парню. Онемение в конечностях постепенно пропадало, ноги начали потихоньку ковылять, помогая крепышам волочить тяжелое тело.
  Коридор петлял то налево, то направо, и вскоре они оказались в грязной мрачной комнате с длинными узкими скамейками. В центре зала располагалось два высоких пьедестала, на одном из которых возвышались величественные изваяния самых влиятельных Богоподобных Творцов, а на другом - троица богов Триединства: Аидор, Мидьева и Итхишор. Вор помнил это место, среди заключенных оно называлось "Последним плачем". Тут осужденным давалась возможность помолиться в последний раз перед длительным заключением. Дак ухмыльнулся, вспоминая, как угрюмый стражник толкнул его к статуям, пытаясь убедить, что другого шанса замолить грехи ему никогда больше не выпадет. Вор тогда огрызнулся, ответив, что помолится в следующий раз, и ни в коем случае не станет просить богов о лучшей участи в Низшем Мире для этого стражника. После этих слов надзиратель хорошенько врезал ему и поволок сразу в камеру.
  Они миновали еще несколько коридоров и комнат, спустились по лестнице и вскоре подошли к массивным воротам, к долгожданному выходу из крепости.
  За ними раздавался шум, мелькали тени. И это, надо признать, удивило сероглазого незнакомца. Он резко сбавил шаг, жестом приказал остановиться остальным, прислушался.
  - Сюда идет кто-то еще, - сказал он. - Их несколько.
  Чуть приоткрытые доселе створки начали медленно отворяться. В проеме появилось несколько фигур: шестеро или семеро стражников в клепаных туниках и человек в длинной черной мантии.
  - Это тюремный маг, - изрек сероглазый, обернулся к своим сподвижникам и быстро заговорил: - Уходите через крышу. С ним я справлюсь сам.
  - Мы можем взять на себя стражу, - предложил один из людей незнакомца.
  - Нет. Уходите. Не теряйте времени, - рявкнул тот, поворачиваясь к приближающимся стражникам.
  В воздухе засвистели болты - защитники крепости стали стрелять на поражение. Одна из стрел пролетела в дюйме от плеча незнакомца, еще одна звякнула, ударившись о напольную плиту рядом с ногой Дака.
  - Уходите, я сказал! Встретимся на крыше, - замахал руками сероглазый.
  И его послушались. Поволокли вора обратно к лестнице, прикрываясь объемными черными плащами из удивительно прочного материала. При попадании болта ткань не рвалась, а лишь немного проминалась.
  - Кто ты такой? Как ты посмел забрать моих заключенных из моей крепости? Отсюда никто и никогда не сбегал. И не сбежит сейчас! - раздавался разъяренный вопль человека в черной мантии.
  Сероглазый тоже что-то сказал, но Дак не разобрал слов - он был уже далеко от места стычки. Лишь чувствовал, как по воздуху вновь разливается вибрация - между двумя магами разразилась нешуточная схватка. Что-то громыхнуло, потом зазвенело, раздалось несколько душераздирающих криков. Но вскоре вор вообще перестал слышать звуки битвы - его подняли почти на самый верх крепости. Перед ними уже виднелся лаз на крышу.
  - Эй, битюги, объясните, в конце концов, куда вы меня тащите? - в очередной раз решил попытать удачу вор.
  - На волю, - коротко ответил один из немногословных людей сероглазого. И Дак с удивлением обнаружил, что не мог определить, кто именно из шестерых здоровенных детин ему ответил. Слишком они были друг на друга похожи - словно от одной матери. Высокие, широкоплечие, с хмурыми лицами и исполнительным взглядом. Словом, отборные бойцы.
  - Да понял я, что не в другое подземелье, - попытался сострить вор, но тут же осекся. В голову пришла мысль, что он сейчас вполне мог сказать реальную вещь. Скажем, какой-нибудь знатный дворянин или маг, которому вор насолил в прошлом - а таковых было немало - узнал, что Дак попался в сети и решил вызволить его, но лишь для того, чтобы самому покарать. От этой мысли стало дурно.
  - Ты все узнаешь, но позже, - пробормотал держащий Дака амбал. - По лестнице лезть сам сможешь?
  - Нет, постойте, - запротестовал вор. - Прежде чем мы отсюда выберемся, я хотел бы забрать свои вещи.
  - Возвращаться мы не станем, - отрезал другой крепыш и, повернувшись к спутнику, мотнул головой в сторону лаза. - Харэк, ты - первый. - И снова обратил взгляд на парня. - Ты сразу же следуй за ним.
  - Нет, битюги, так не пойдет. Посмотрите, во что я одет! Убожество какое-то. А там, внизу, мои вещи остались, новехонькие. И инструменты, которых нигде теперь не сыщешь.
  - Нет, господин не велел. - Лицо человека сероглазого оставалось невозмутимым.
  Дак попытался воспротивиться снова, но теперь вора слушать не стали. Его без слов потащили наверх по лестнице. Ему лишь осталось поддаться непредсказуемой воле судьбы и уповать на то, что место, куда его приволокут "спасители", не окажется хуже Крепости Отчаянья.
  Вскоре беглецы оказались на крыше. Лучи утреннего солнца защекотали лицо, подул свежий ветерок. Дак невольно ощутил, как сердце буквально запело от возможности вновь ощущать свободу.
  - Ну и куда дальше? - скептически ухмыльнулся вор. - Полетим по воздуху?
  - Сейчас все будет. Нужно только...
  Но договорить человек сероглазого не успел. Воздух пронзил шквал из арбалетных болтов - стража оказалась на удивление пронырливой. Горстка охранников успела сообразить, куда направились беглецы, и не преминула последовать за ними.
  - Прикрой его, Симал! - выкрикнул тот, кого, как успел запомнить Дак, звали Харэком.
  Человек сероглазого лихо вытянул плащ, загораживая вора. Несколько болтов глухо ударились о непробиваемую ткань.
  - Обнажить мечи! - скомандовал Харэк. - Господин велел защищать его до последней капли крови.
  Воздух разразился лязгом металла. Полдюжины блестящих мечей вырвались на свободу, готовые рубить и резать. Но стражники благоразумно держались на расстоянии, видимо, решив, что от стрелкового оружия будет больше проку. Впрочем, заряды у них скоро закончились, и они перешли в рукопашное наступление.
  - Пока не нападаем, пускай подойдут ближе, - решил Харэк.
  - Они нас окружают, - заметил один из людей сероглазого, и действительно, настырные стражники, оголив клинки и алебарды, стали брать беглецов в круг.
  Дак тем временем нервно глотал слюни, сжимая в скользких от пота руках Кортыша. Бедный зверек тоже был напуган. Еще четверть часа назад он томился в скучной клетке, как вдруг столько событий внезапно свалилось на него и его хозяина.
  - Вы поплатитесь за такое дерзкое преступление, - пригрозил один из стражников. На его рябом лице не было страха. - Отсюда только одна дорога: на кладбище.
  - Хорошее, однако, выдалось утрице, - прошептал Дак, нервно озираясь по сторонам и по-отцовски прикрывая бельчонка. - Даже не знаю, радоваться нам или печалиться. Сегодня мы либо умрем, либо снова ляжем на родные нары.
  Кортыш едва слышно фыркнул, всем своим видом выражая согласие с хозяином.
  Стражники тем временем уже окружили похитителей и, выставив оружие, начали зажимать врага в кольцо. Люди сероглазого встали плечом вполоборота друг к другу, образовав тем самым плотный круг, где, находясь под мнимой защитой, ютился вор.
  Мгновенье ничего не происходило. Но вдруг один из стражников что-то выкрикнул, и охранники ринулись на поражение. Звякнуло железо. Один из людей сероглазого лихо махнул клинком, отбрасывая от себя двух стражников. Другой гибко извернулся, уходя от алебарды, меч полоснул по тунике нападающего. Симал, ловко обвернувшись плащом, подался вперед, подобно тяжеловесному тарану, снес с ног трех атакующих. При этом он умудрился взмахнуть мечом и дезориентировать еще одного, выбив из рук оружие. Харэку пришлось тяжелее - противник попался более стойкий и выносливый. Все удары умелого похитителя он парировал с легкостью и даже успевал наносить свои. Оставшиеся двое защитников прикрывали собой Дака, ловко отбивая удары стражников. В общем люди сероглазого действовали сплоченно и умело, полностью оправдывая боевую закалку.
  Появилось еще несколько стражников. Они с рвением влились в бой, оттаскивая раненых товарищей и вставая на их места. Видимо, охрана узнала о побеге, а возможно, попадавшие в искусственный сон уже очухались, решив поучаствовать в поимке преступников. Так или иначе, но стражи становилось все больше. А сил у защитников вора - все меньше.
  Вот они, пробив окружение, начали отступать к краю крыши.
  - Вы что, одурели? - в испуге закричал Дак. - Мы же свалимся отсюда на хрен!
  - Молчи и отступай, - рявкнул Харэк, смахнув со лба пот.
  Вновь засвистели болты. Один из людей сероглазого едва не упал, стараясь закрыть плащом вора. Снаряд, отскочив от защиты, плюхнулся на пол. Сверкнуло еще несколько - эти были направлены в защитника. Два болта блокировались плащом, но один все же достиг цели - впился в бок. Человек сероглазого чуть сморщился, но не отступил.
  - Симал, зови! - выкрикнул раненый, ловко отбив еще несколько снарядов.
  Симал подбежал к краю крыши, перегнулся через парапет и... Что было дальше, Дак увидеть не успел. Будоражащая вибрация вперемешку с давящим шумом обрушилась на место стычки. Откуда-то сверху прямо между стражей и похитителями свалился человек. Через мгновенье вор узнал его. Это был тот самый незнакомец. Разведя руки в стороны, он что-то прошептал. Оказавшиеся рядом стражники разлетелись в стороны, как брошенные ребенком игрушки. С десяток болтов устремилось к нему, но, так и не достигнув цели, снаряды попадали на пол.
  Какой-то возомнивший себя героем охранник взмахнул клинком прямо перед лицом сероглазого, чуть не попал, но тут же свалился парализованный рядом с товарищами.
  Люди сероглазого возликовали. Сразу было видно, как изменилось их поведение после появления господина.
  Сероглазый, на последок бросив в нападающих какое-то заклинание, попятился к своим. Громогласно выкрикнул:
  - Уходим!
  И тут Дак услышал странный звук, похожий на крик орла или сокола, только более раскатистый. Вор почувствовал, как его обдало ветром. Из-за парапета, закрыв солнце своими массивными фигурами, показались огромные крылатые создания. Дак сразу же сообразил, что это были за существа. Широкие крылья, грозные загнутые вниз клювы, мускулистые львиные тела. Да, это были легендарные грифоны. Их, как помнил вор, величали еще птицами королевских кровей.
  - Седлаем! - приказал незнакомец.
  - Давай, вперед! - Один из людей сероглазого подтолкнул вора к окраине крыши.
  - Неужели полетим прямо на них? - искренне удивился Дак.
  - Ну не по воздуху же, - усмехнулся Харэк, очутившийся рядом. - Насколько я вижу, крыльев у тебя нет.
  Пространство пронзил свист болтов. Несколько снарядов ударилось оземь в шаге от Дака.
  - Быстрее!
  И тут спину вора пронзила боль. Где-то в районе правой лопатки. Он ощутил сильный и резкий толчок. Ноги подкосились, колени потянулись по твердому полу. Руки разжались, выпуская на свободу Кортыша. В последний миг перед падением вор увидел, как бельчонок лихо отскочил от парапета и прыгнул навстречу грифону.
  - Господин! - услышал Дак встревоженный голос человека сероглазого. - Господин, его ранили!
  - Что? - удивленно воскликнул тот, и уже более скоординировано продолжил: - Прикройте.
  Дак почувствовал, как чья-то тень накрыла его. Рядом лязгнуло несколько болтов. Прикрывающий его защитник сдавленно крякнул - одна из стрел пронзила руку.
  Боль нарастала с каждым мгновением, пульсировала, парализуя правую часть туловища. Не давала возможности пошевелиться, сбивала дыхание. Дак кряхтел, сквернословя себе под нос.
  - Закрой нас! - услышал он снова голос незнакомца.
  И тут же ощутил, что его пронизанное болью тело поднимают. Правая лопатка хрустнула, появилось жгучее ощущение, будто внутри него копошится что-то огненное.
  - Вытащи болт! - скомандовал сероглазый.
  - Но господин, он же умрет от потери крови.
  - Он умрет, если его не вытащить.
  - Но...
  - Выдергивай, я сказал.
  В следующий миг Дак вскрикнул, дернувшись, как раб-страдалец, только что получивший на спину клеймо хозяина. Ему казалось, что злополучный болт воткнули еще глубже, пронзив все нутро. Мерещилось, что вот-вот острие вырвется из грудины, разворотив ребра.
  - Все, уходим отсюда!
  Два человека сероглазого, схватив вора за руки, потащили к окраине парапета. Размахнулись и швырнули его навстречу грифону. Один из похитителей, уже оседлавший огромную полуптицу, выставил руки, чтобы поймать его, но не дотянулся. Животное дернулось, отдалившись от Дака. Пара снарядов вонзилась в крыло, заставив его жалобно закричать.
  Вор же с душераздирающим визгом полетел вниз.
  Земля приближалась со скоростью мысли. Перед глазами заскользили глыбы камней, составляющих крепостную стену. Мелькнуло небо. Вот Дак почти шмякнулся о землю, но тут чьи-то цепкие лапы впились в спину. Вор почувствовал, как начал набирать высоту. С трудом выгнулся, наблюдая, как над его головой размеренно сдувается и раздувается покрытая перьями грудь грифона. Мысленно вздохнул, приходя в себя от шока. Еще мгновенье, и его размазало бы по земле.
  Грифон поднялся еще выше, и Дак увидел, как стремительно уносится от него злосчастная крепость со снующими на крыше стражниками. Маленькие человечки что-то злобно кричали, махали руками, стреляли из казавшихся на таком расстоянии безобидными арбалетов. Ветер бил в лицо, не давая нормально дышать, жутко ломило уже начавшую заживать лопатку, но все это не отстраняло от дурманящего чувства свободы.
  Вдруг огромная полуптица ослабила хватку, и вор ощутил, что снова оказался во власти ветра. Но, даже не успев испугаться, тут же приземлился на спину другого грифона. На нем уже был наездник. Сероглазый. Он ловко зацепил Дака, укрепил бедра прячущимися в перьях ремнями. Вор облегченно вздохнул.
  Из-под плаща незнакомца высунул мордочку Кортыш. Узнав хозяина, резко шмыгнул к нему. Дак схватил зверька, спрятал от гудящих потоков ветра за пазуху.
  - Лихо вы меня похитили, - выкрикнул вор. - Ценю такой подход.
  Сероглазый промолчал.
  - Но теперь-то можно узнать, кто вы?
  Незнакомец некоторое время хранил молчание, но потом все же заговорил, медленно, но достаточно громко:
  - Я ученик Хранителя Барьера. Мое имя - Йов. Для тебя - господин Йов.
  - О, как! - присвистнул Дак и с издевкой продолжил: - А разрешите поинтересоваться, достопочтенный господин Йов, куда мы летим?
  - На Армир, - коротко ответил незнакомец.
  - Зачем?
  - Ты нужен магистру Булфадию.
  
  Глава третья
  Гладиатор
  
  Арена Крови, королевство Дриг
  21-ый день месяца Цветов
  2891 г. от ЯБТ
  
  Лязг кольчуг, тяжелые удары стали о латы, душераздирающие крики и вопли ужаса наполняли пространство. Широкоплечие воины, закованные в железо, огромные и могучие, как вестники смерти , шли ровным строем, истребляя всех на своем пути. Жалкие повстанцы, закутанные в тряпки и вооруженные вилами и палками, не могли оказать серьезного сопротивления. Они либо разлетались порубленными кусками мяса, либо разбегались в стороны, как мыши.
  Среди них, этих бесстрастных железных воинов, был и он. Он не понимал, почему его место здесь, но знал наверняка, что нужен им. И он делал то, что должен был делать. Убивал и карал. Безжалостно. Беспристрастно. Он поступал так во имя чего-то великого. Чего-то намного более ценного, чем жизнь простого смертного. Десятки жизней.
  Их было немного, может быть, чуть больше двух дюжин. Но сила, воинские навыки и боевая сноровка даже одного из них могли бросить вызов двум, а то и трем сотням таких выскочек, как эти повстанцы.
  И он гордился тем, что был одним из них. Гордился и с неким воодушевлением делал то же, что и они...
  - Ибрагил... Ибрагил... - услышал он сквозь звон и крики. - Ибрагил, мать твою, просыпайся!
  Все вокруг вмиг померкло, перед глазами возникло недовольное и до боли ненавидимое лицо хозяина Малькона.
  - Что? - пробасил Ибрагил.
  - Что? Ты еще смеешь меня спрашивать, проклятый бугай! Тебя ждет бой, твою мать! Как и всегда! Неужели ты думаешь, что я попрошу тебя выгулять шавок тетушки Прагмы?! - брызгая слюной, кричал Малькон. - А ну быстро схватил свое бревно и побежал на арену!
  Ибрагил неохотно приподнялся с лежанки, опустил могучие ноги на земляной пол. Огляделся. Обстановка вокруг до боли привычная. Крохотное помещение с низкими потолками и обшарпанными стенами вот уже несколько недель служило ему временным жильем. Здесь он спал, ел и получал безобидные побои от хозяина.
  Ибрагил выпрямил широкую спину, хрустнув позвоночником. Встал, подобрав прислоненную к стене огромную дубину, и крайне недовольно поглядел на хозяина, что теперь был едва ли ему по пояс.
  - Давай, топай, вонючий волот, - махнул рукой в сторону двери Малькон.
  Ибрагил тяжело вздохнул, взвалил дубину на плечо и медленно зашагал к выходу. Пока он шел по темному коридору, его голову озаряли мысли о недавнем сне. Что-то было в нем странное. Что-то питающее дух и веру в себя. Недаром ведь он снился ему на протяжении целого месяца. Это был знак. Мудрецы его народа всегда твердили, что во снах кроется истина. Но о чем так настойчиво предупреждал этот сон, Ибрагил понять не мог. Доблестные, не имеющие себе равных воины, бьющие челядь во имя великих идеалов, - он был далек от этого. В конце концов, кто он? Изменник? Беглец? Раб? Или и то, и другое, и третье?
  Чем ближе он подходил к арене, тем громче становился шум по ту сторону ворот. Народ, собравшийся поглядеть на кровавое зрелище, неистовствовал. Вся арена буквально дрожала от лавины криков.
  - И... бра... гил! И... бра... гил! - орала толпа в такт, призывая своего любимца.
  Покрытые железными шипами створки, скрипнув сталью, начали медленно отворяться. На круглую, обнесенную высокими стенами арену тяжелым, но ленивым шагом вышел могучий Ибрагил.
  Толпа возликовала. Кто-то рукоплескал, кто-то драл глотку, кто-то кидал в сторону любимого гладиатора пучки разноцветных бумажек.
  Ибрагил опустил громоздкую дубину на землю, прислонил к ноге. Ленивый взгляд прошелся по окружающим. Люди... Как же ненасытна эта раса на жестокость. Сколько не убивай, а им все мало. "Больше крови!" - требуют они. "Больше убийств!" - доносится каждый раз в их криках. И чем жестче и изуверски происходит убийство, тем радостнее их возгласы. Они столь кровожадны и беспощадны, что подчиняют даже подобных себе. И где-то в дальних уголках сознания Ибрагила промелькнула мысль: "Жаль, что Молкоглу Оглын Дралгу так и не удалось завоевать этот жестокий народ".
  - Ну что, проклятый волот, настал твой последний час! - услышал гладиатор.
  И тут его взгляд опустился на рослого и невообразимо огромного человека - его, Ибрагила, противника. Такого же, как и он, раба-гладиатора. Его звали Мишул. Он, как говорил хозяин, был чемпионом всего южного Кантара. Что, впрочем, Ибрагила не смущало, ведь он, в свою очередь, был чемпионом северного.
  Для человека Мишул был слишком огромен. Среди этого жестокого народа подобных ему Ибрагил еще не встречал. Ростом он всего на полторы головы ниже, но в плечах - едва ли не шире. Оставалось проверить, сколь велика его сила.
  Мишул схватил поудобнее оружие - увесистую булаву с железным набалдашником. Чуть пригнулся, злобно зыркнув на противника. Крепкое, покрытое толстой кожаной броней тело содрогнулось, играя мускулами, и двинулось на врага.
  Ибрагил выпрямил спину, вытянул ладони. Хрустнули суставы пальцев. Дубина тут же оказалась в руках. И могучий волот живым тараном ринулся навстречу противнику.
  Замершая в ожидании толпа ожидала необычайной мощи удара двух гладиаторов, брызг крови, сломанных конечностей или раздробленных черепов. Но ничего такого не произошло. В самый последний миг перед столкновением, Ибрагил подкинул дубину, а сам, скрутившись в комок, камнем шарахнул по ногам противника. Мишул, явно не ожидая такого подвоха, потерял равновесие и подрубленным дубом свалился на землю, поднимая клубы пыли.
  Волот выпрямился, поймал падающую дубину. Руки сжали рукоять покрепче. И он снова устремился на врага, размахивая оружием. Но вымученный боями человек-гладиатор не был так прост. Тут же сообразив, что допустил ошибку, он перекатился по земле, рука нащупала булаву. И снова Мишул оказался на ногах. Теперь необдуманно нападать он не решался. Умело уйдя от удара, он отпрыгнул в сторону. Злобно гаркнул и начал обходить врага по кругу.
  Ибрагил поворачивался вместе с противником. Подставить спину или хотя бы бок врагу - верный проигрыш. Волот чуть прищурился, собираясь с мыслями и обдумывая следующий ход.
  Мишул тем временем смачно сплюнул, утробно хрюкнул и живой скалой двинулся на противника. В воздухе мелькнула булава, с тяжестью обрушиваясь на Ибрагила, но плоти достать она не успела. Могучий волот успешно блокировал удар дубиной. Ногой он со всей силы саданул по открывшейся на мгновение голени человека-гладиатора. Мишул сдавленно крякнул. Но скорее от злобы, нежели чем от боли. Получать такие подлые удары он не привык.
  Отшагнув от врага, Мишул снова пошел кругом. Гневно пыхтя и жуя губы, он внимательно оглядывал противника, явно пытаясь отыскать в его тактике слабые стороны.
  Волот тоже сосредоточился. Соперник попался явно не хилый. Обычно на него натравливали диких животных, редких чудищ или сразу нескольких гладиаторов. И тех и других он давил как мух, изредка отделываясь легкими ранениями. С бойцами-одиночками сталкиваться приходилось крайне редко. Ненароком вспомнился Агрекх-джи-Мех, выходец из диких земель Заадонья. Встречающиеся в тех краях людские племена малочисленны, но невероятно свирепы. Недаром их многие считают полуживотными. В том яростном бою рослый и неимоверно сильный Агрекх-джи-Мех оставил немало отметин на теле волота. Тем не менее, Ибрагил все равно его победил.
  Человек-гладиатор злобно гаркнул и двинулся на Ибрагила. Волот снова ушел от удара, изящно перекатившись по воздуху спиной, словно по незримой стене. Огромный набалдашник прочертил линию в йоте от лица гладиатора-чужеземца.
  - Агх-х-х, - в азарте проревел Мишул. - Я все равно достану тебя, проклятый волот!
  Ответом был внезапный и точный удар древком по шее. Человек-гладиатор от неожиданности дернулся, но отступить не успел. Вся мощь закаленного дуба обрушилась на уязвимое место. Могучее тело Мишула содрогнулось, как забиваемая туша быка. Ноги не удержали равновесия. Булава выскользнула из рук. И огромный человек-гладиатор, некогда чемпион, а теперь просто павший боец, с шумом рухнул на землю, подняв облако пыли.
  Шея Мишула оказалась на удивление крепкой, дубина не перебила хребет. Да и удар не был столь сокрушительным. Целью волота было не убийство, но победа. Победа любым путем.
  Ибрагил встал над поверженным врагом, прижав ногой тому горло. Мишул захрипел, пальцы с яростью впились в голень ненавистного волота. Превозмогая боль, побежденный гладиатор настойчиво пытался подняться. Ибрагил прижал сильнее, проговорив:
  - Теперь твоя жизнь зависит от их решения.
  Мишул в ответ лишь что-то невнятно прохрипел.
  Волот поднял голову, огляделся, и только сейчас ощутил, с каким неистовым восторгом выла толпа. До этого времени он как будто прибывал в ином пространстве. В мире схватки. В мире побед и поражений. Куда входят вдвоем, но выходит только один.
  Ибрагил поднял дубину над головой, вопросительно озираясь. Ждал решения толпы. Добить или помиловать. Этот момент он не любил больше всего. И именно из-за этой показушной жестокости. Миловали люди крайне редко, еще реже просили обычную смерть. Им все подавай смерть изуверскую, с кровью и расчленением. Чтобы жертва выла и страдала.
  - Смерть, смерть, смерть! - начали доноситься отдельные слова из общей мешанины звуков.
  - Смерть!
  - Смерть!
  - Жизнь! - проскользнуло чье-то скупое благодушие.
  - Смерть! - снова потребовала толпа, уже настойчивее.
  - Не нужен ты им больше. - Ибрагил опустил взгляд на поверженного противника.
  - Смерть, смерть, смерть! - бушевало неистовство зрителей.
  - Твоя смерть порадует их, человек.
  Мишул злобно хрипел, не в силах произнести и слова. Глаза налились кровью, на лбу вздулись кривые линии вен, крупные, словно черви, выползшие на гладкую мостовую после дождя.
  Ибрагил поднял дубину еще выше. Толпа буквально взревела - каждый желал поскорее узреть кровавую расправу над беспомощным бойцом. Посмаковать, как деликатес на богатом пиршестве.
  - Смерть! - Это слово начало надоедать волоту. Он ощутил тоску. Ничего, совершенно ничего вокруг не менялось. Он опустил громоздкое оружие и отбросил в сторону. Могучая стопа освободила горло Мишула, дав тому с хрипом вдохнуть наполненного пылью воздуха. Волот не торопясь, с нарочитым безразличием к происходящему, направился к воротам.
  Зрители недовольно загудели. Кто-то продолжал кричать, призывая вернуться к расправе, но энтузиазма заметно поубавилось.
  - Ты что, твою мать, дерьма собственного обожрался? - встретил его заботливый Малькон. - Почему ослушался толпы? Почему не добил этого полутрупа?
  - Мне надоело.
  - Что?.. Что ты сказал, бесполезная гора мяса? Надоело? - срывающимся голосом заверещал хозяин.
  - Надоело потакать им.
  - Заткнись! Заткнись, пока я не прибил тебя собственными руками. - Малькон угрожающе замахал кулачками. - Они платят деньги за то, чтобы увидеть, как подобные тебе тупорылы убивают друг друга. Понимаешь, безмозглая твоя башка? Или мне стоит вновь подержать тебя на голодном пайке недельку-другую, чтоб ты снова стал собственное дерьмо жрать?
  - Я не делал этого.
  - А теперь будешь делать, пока до твоей твердолобости не дойдет, что перечить мне - значит, делать хуже только себе.
  - Я... - Ибрагил открыл рот, собираясь что-то сказать в оправдание, как в дверь требовательно постучали.
  - Кого это еще бесы принесли? - раздраженно пробурчал Малькон, поглядев на дверь. - А-а-а, наверное, пришли жаловаться на неудавшийся бой. За деньгами явились... Вот видишь, что ты натворил, пустая твоя башка? Что я им сейчас скажу? А?
  - Может, это кто другой?
  - Может - не может... Порассуждай мне еще тут! - Малькон, озлобленно скривившись, замахнулся кулачишком на подопечного, но бить не стал - навязчивый стук повторился, заставив его все-таки подойти к двери.
  - Кто там? - раздраженно рявкнул он.
  - Господин Малькон, там... в общем, к вам пришли, - послышался неуверенный голос слуги.
  - Так скажи, что меня нет. Или сплю. Или сильно занят. Или помер, в конце концов. Наплети чего-нибудь.
  - Я бы с радостью, но понимаете... Он, кажется, к господам магам принадлежит. А им, сами знаете, лучше не отказывать.
  - Ох, дерьмо бесячье! - в сердцах воскликнул Малькон. - Им-то чего от меня нужно? - И резко повернулся к волоту. - Неужто явился на твой бездарный бой сетовать?
  - Может, он поблагодарить пришел, что я того гладиатора не прикончил? - предположил Ибрагил. - Не все же люди изуверы, есть и милосердные.
  - Ты что, издеваешься? - Глаза Малькона зло сверкнули. - Где это видано, чтобы люди ратовали за бескровную и, мало того, безжертвенную битву гладиаторов? После боя обязательно должен остаться хотя бы один труп.
  - Глупое рассуждение.
  - Что ты сказал, уродец-переросток? - Хозяин гневно прищурился, голос приобрел враждебный оттенок.
  - Господин Малькон, ну что с господином магом делать-то? - прервал его голос слуги из-за двери.
  - Агх! - нервно передернуло того. - Бес с ним, проведи ко мне! - И снова прищуренный злой взгляд опустился на Ибрагила. - А с тобой я потом разберусь.
  Слуга тихо скрылся с глаз, но через минуту вернулся в сопровождении рослого сероглазого человека в голубой мантии и двух здоровенных детин в легких доспехах и черных плащах.
  - Вы Малькон Фольстер? - холодно спросил человек в мантии - тот самый маг, как успел понять Малькон.
  - Да, я. Чем могу служить, господин... - растянул последнее слово он.
  - Мое имя Йов. Я пришел к вам от имени магистра Булфадия. Скажите, в вашем владении находится раб по имени Ибрагил Делкхин Джуба?
  - О, я даже не знал, что у него такое длинное имя, - наигранно улыбнулся Малькон, невольно обернувшись к волоту. Тот тем временем заинтересованно покосился на гостя, только что произнесшего его полное имя... Имя, которое осталось в далеком прошлом.
  Сероглазый тоже перевел взгляд на раба-гладиатора. На лице отразилась тень удовлетворения.
  - Собственно, вы поняли, что это он. - Малькон снова повернулся к Йову. - Вы по поводу боя пришли? Так вот, послушайте. Произошло поистине великое недоразумение. Этот раб по совершенно чистой случайности не прикончил того, другого, раба, понимаете? Он его, конечно, победил, но победу вряд ли засчитают, и все ставки расформируют. Но деньги вам должны вернуть. Вы ведь на Ибрагила поставили, я правильно понял?
  - Господин Малькон, мне нет дела до денег, побед и поражений. Мне нужен ваш раб.
  - Что, простите? - Лицо рабовладельца приобрело растерянный вид. Искусственная улыбка стала таять на глазах.
  - Ибрагил. Он мне нужен.
  - О... Кхм, - растерянно кашлянул Малькон. - При всем моем уважении, вы же понимаете, что это невозможно.
  - Всего лишь вопрос цены. Сколько? - Во взгляде сероглазого не прослеживалось ни единой эмоции.
  - Нет, нет. Он не продается, - мелко замотал головой рабовладелец. Глаза затравленно забегали, всем своим видом выдавая испуг.
  - В нашем мире все имеет свою цену. Тысячи золотом хватит?
  - Тысячи? - Бровь Малькона дернулась. К испугу добавилась заинтересованность. - Ни один раб не стоит таких денег. Правда, Ибрагил - не простой раб. Он гладиатор и, более того, неофициальный чемпион всего Кантара.
  - Набиваете цену? Хорошо. Полторы. - Лицо сероглазого оставалось невозмутимым.
  - Даже так? - Теперь интерес в глазах рабовладельца сменился жадностью. Ему предложил целых полторы тысячи золотых пускай и за хорошего воина, но очень непослушного раба. Такую сумму ему едва удавалось насобирать за полгода. А тут сразу и целиком. Но разум все же возобладал над порочной душой. - Понимаете, если его признают официальным чемпионом, а такая возможность все-таки вполне допустима, то я смогу столько же заработать за пять-шесть месяцев.
  - Хорошо, я даю две тысячи. Но это мое последнее предложение. И я вам настоятельно рекомендую к нему прислушаться. - Теперь в серых глазах незнакомца сверкнул недобрый огонек. Он явно терял терпение.
  И снова страх начал закрадываться в душу Малькона. С магами шутить чревато, порой даже смертельно. Нет, конечно, существуют всевозможные суды, защищающие права обычных смертных от посягательств чародеев. Но случается всякое, и далеко не всегда злостные деяния магов раскрываются.
  Работорговец снова посмотрел на волота, зачем-то попытался оценить его, разложить по достоинствам и недостаткам. Потом мысленно махнул рукой, мирясь с судьбой, и поглядел на незнакомца, за считанные минуты разрушившего все его планы.
  - Хорошо, я согласен. Сейчас напишу бумагу.
  Пока Малькон составлял документ о передаче прав владения на Ибрагила, тот стоял не шевелясь и, казалось, даже не дыша. Еще мгновение назад он жил в постоянно повторяющемся опостылевшем дне, как вдруг появился этот человек и выдернул его из рутины. Хотя будет ли он хорошим хозяином? Оставалось только верить.
  Сероглазый же, переждав несколько секунд, повернулся к одному из спутников и требовательно попросил:
  - Симал, принеси деньги.
  Тот кивнул и скрылся с глаз, но скоро вернулся, держа в руках два увесистых тряпичных мешочка. Малькон к тому времени как раз закончил писать.
  - Вот, возьмите купчую. Поставьте здесь и вот здесь подпись, имя и, если имеется, фамильную или гильдейскую печать. Это ваш экземпляр, а это мой. - Малькон с легкостью оперировал документами - сказывался десятилетний опыт городского счетовода.
  Йов взял просунутое ему перо, расписался в обоих документах. Потом дыхнул на массивную печатку на безымянном пальце левой руки и прижал к бумаге, оставив черный, чуть смазанный оттиск Хранителей Барьера - изображение башни под куполом.
  - Вот, собственно, и все. - Малькон многозначительно посмотрел на сероглазого.
  - Симал, отдай ему, - кивнул в сторону рабовладельца Йов.
  Его спутник послушно передал мешочки Малькону. Тот с жадным блеском принял плату, взвесил в руках, с довольной улыбкой вымолвив:
  - Чувствуется, что денег тут много... А теперь забирайте эту вонючую гору мяса и покончим с этим.
  - Ибрагил Делкхин Джуба, подойди ко мне. - В голосе сероглазого одновременно звучали и просьба, и приказ.
  Волот без особой спешки подошел к новому хозяину. В голове до сих пор царила неразбериха. Как теперь себя вести, он определиться еще не мог.
  - Ибрагил Делкхин Джуба, - повторил Йов. - Посмотри мне в глаза. И внимай моим словам... Именем Богоподобных Творцов, именем веры и справедливости, именем магистра Булфадия из Огонеппа, достопочтенного Хранителя Барьера и последнего из Последователей, освобождаю тебя от уз рабства. - И со всего размаху сероглазый влепил волоту звонкую пощечину. - Теперь ты полноправный подданный королевства Дриг. Прими мои поздравления. - Рука, которая мгновение назад засадила Ибрагилу по лицу, была протянута в дружеском жесте. - Остальные бумажные формальности обсудим позже.
  - Вы... вы что делаете? - Голос Малькона задребезжал. - Зачем вы его освободили? Зачем?.. Он был рабом и должен им оставаться.
  - Спасибо тебе, человек. - Не обращая внимания на предыдущего хозяина, Ибрагил с радостью ответил на столь непредсказуемый жест - огромная ручища крепко сжала аристократичную ладонь мага... Свобода! Он давно позабыл, каково это слово на вкус.
  - В свете всего произошедшего у меня есть к тебе крайне важное дело, Ибрагил. Ты должен отправиться со мной, - с абсолютным безразличием к стенаниям рабовладельца, заговорил Йов.
  - Я пойду с тобой, человек. Но сначала... - Волот повернулся к бывшему хозяину, сияющее радостью лицо стало меняться.
  - Что ты... что хочешь сделать? - в ужасе залепетал тот, медленно пятясь.
  - У нас, волотов, есть одна народная мудрость, - заговорил Ибрагил, двигаясь к Малькону. - Не кидай камень во врага, ибо завтра враг кинет этот же камень в тебя...
  - Ты... ты смеешь угрожать мне? - пытаясь сохранить достоинство, провизжал Малькон.
  - Нет, хозя... кхм... Малькон. Я тебе не угрожаю. Совсем. - Слова выплевывались отрывисто, будто волоту было тяжело их произносить. Чего не скажешь о действиях. Одной рукой Ибрагил с легкостью поднял работорговца за шкирку, как котенка, и поднес к своему огромному лицу. - Когда-то ты плевал мне в лицо. Избивал, морил голодом, всячески издевался. Тогда, наверное, ты и представить не мог, что наступит день, когда я смогу ответить тем же.
  - Ты... ты... - Голос Малькона дрожал. Тело задергалось, работорговец упорно старался вырваться.
  Йов тем временем, сложив руки у груди и прислонившись спиной к косяку двери, с ленивым интересом следил за развитием событий.
  - Ты... я... тебя... - невнятно мямлил раскрасневшийся от натуги Малькон, раскачиваясь на могучей руке Ибрагила, словно грузило на удочке.
  В комнате прозвучал раскатистый хрип собираемых в глотке слюней. Губы волота шевельнулись, собирая вязкий снаряд в комок. И тут же вся эта текучая масса со свистом выплеснулась на лицо Малькона.
  - Твою мать! - Униженный рабовладелец, брезгливо сморщив лицо, начал работать рукавами, пытаясь стереть вонючую слизь.
  - Как же я давно мечтал это сделать, - с легкой улыбкой произнес Ибрагил, отшвырнув недавнего хозяина в сторону.
  - Иногда мечты сбываются... - пожал плечами сероглазый, повернулся к выходу и через плечо бросил: - Ты закончил?
  Волот подхватил огромную дубину, взвалил на плечо. Подобрал какие-то безделушки со своей лежанки, сунул в позаимствованный у Малькона мешок, с довольной ухмылкой взглянул на Йова и сказал:
  - Да.
  Вскоре они покинули апартаменты рабовладельца, сопровождаемые безудержной, но почти неслышной бранью Малькона.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | | А.Ардова "Мое проклятие. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | А.Замосковная "Иномирянка для министра" (Попаданцы в другие миры) | | Валь_С "Дура бестолковая" (Короткий любовный роман) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Н.Мороз "Таури. Неизбежность под маской случайности" (Юмористическое фэнтези) | | И.Лукьянец "Провокация" (Приключенческое фэнтези) | | И.Смирнова "Одуванчик в тёмном саду" (Попаданцы в другие миры) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"