Агеев-Загуденко Сергей Алексеевич: другие произведения.

Мёртвый город

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:

  Мёртвый город (основано на снах)
  1 письмо
  Доброго время суток, мой горячо уважаемый друг. Хотел бы сразу объяснить в силу каких обстоятельств я так внезапно пропал, не объясняя ни причин, ни срочности моего отъезда. Я предполагал твоё недоумение по поводу моего исчезновения, но таковы были условия контракта, который мне предложили. И то, что я отключил телефон на несколько дней, тоже одно из требований того самого договора, о котором я поясню немного ниже. Брат, если по этой причине ты затаил на меня обиду, прошу меня простить. Наша дружба как была крепка с детства, так и осталась. А теперь ,с твоего дозволения, я пролью свет на причину моего поспешного ночного отъезда.
  Всё произошло 9 июля 2014 года, когда я возвращался со своей недавно купленной усадьбы. Термометр в этот июльский вечер показывал 32 градуса Цельсия. Я немного устал и самое огромное желание, что беспокоило меня, как бы побыстрее окунуться в прохладную ванну. Но возле моего подъезда меня окликнули по имени. Я повернулся. Это был мужчина лет сорока, в бежевой клетчатой рубашке и чёрных брюках (несмотря на неимоверную жару). Его седые волосы были коротко стрижены, а лицо украшала такая же седая борода. Он посмотрел на меня карими вкрадчивыми глазами и, подойдя, достал сигарету и закурил. Все эти действия он выполнял медленно и уверенно, и у меня сложилось впечатление, что он нарочно тратит моё время.
  - Вы что-то хотели? - поинтересовался я
  Он перевёл взгляд на серый асфальт под моими ногами, но спустя мгновение поднял колючий взор и, затянувшись, не спеша выпустил сизый дым.
  - У меня к вам предложение.
  - Предложение? Вы о чём? - меня посетило удивление.
  - Насколько я знаю, вы уважаете деньги. Цена вопроса 200 тысяч.
  Брат, ты меня с самого детства знаешь и не мне тебе говорить, как я отношусь к финансовому благополучию. Но его предложение мне показалось с самого начала странным, а если точнее сказать - обманом. Но, так как я уже второй месяц пополнял ряды безработных, а существенных продвижений в бизнесе не было, я решил выслушать его.
  - Может поднимемся к вам? - предложил он - Здесь много ненужных глаз.- от этого предложения мне стало как -то не по себе, но вопрос денег и любопытство взяли вверх.
  Мы поднялись ко мне на третий этаж. Ни жены, ни детей не было дома. Мы расположились за столом на кухне. Я заварил зелёный чай.
  - Ну и? - не выдержал я.
  Мой собеседник пригубил предложенный напиток и продолжил:
   - Сергей. Нам нужно, что бы вы съездили в один город и сделали о нём репортаж. Серия фотографий, описание происходящего и так далее. Это не закрытый город и не горячая точка...
  Я скептически улыбнулся и отвёл взгляд в сторону, а когда повернулся моя улыбка пропала. Мужчина положил на стол стопку пятитысячных купюр.
  - Здесь 50 тысяч. Это аванс. Мы в курсе вашего финансового положения.- пролонгировал он- Вы можете сейчас забрать эти деньги. Оставшиеся вы получите по возвращению домой. Все расходы мы берём на себя. Сергей Алексеевич, мы знаем о вас всё, что нам нужно знать. Мы знаем о вашей любви к деньгам. А так же о тяге к путешествиям. Вы когда-нибудь были в Белоруссии?
  Я отрицательно покачал головой
  - Вот и познакомитесь с этим удивительным краем. Вы согласны?
  Я в раздумьях молчал порядка 15 минут. Всё это время мой собеседник безмолвно курил.
  - Вы говорите мы. Кто вы?- прервал тишину я.
  - Мы независимая негосударственная корпорация, о которой мало кто слышал. И тем более мало кто знает.- спокойно, но твёрдо ответил он.
  - Почему я? Почему... Как вы обо мне узнали?
  - Это тоже вам лучше не знать.- агент докурил- Так вы согласны или нет?
  - Да. - тихо выдохнул я.
  - Тогда ваш поезд сегодня ночью. Вот билет. - и он положил на стол конверт- На станции Смоленска советую вам купить то, что написано на листе в конверте. Туда, куда вы едете деньги не ликвидны. Там вас встретит Тимофей Афанасьевич. До самого прибытия на место никто, кроме вашей матери и жены, не должны знать о вашем отъезде. Так что отключайте телефон. Загранпаспорт вам не нужен. У вас кроме билета ничего проверять не будут. Мне больше нечего вам сказать. - он встал и направился к выходу. Уже стоя за порогом , он обернулся и добавил:
   - Советую купить что-нибудь из еды в дорогу и на несколько дней путешествия. Местная еда вас может удивить.
  Сразу после его ухода я открыл конверт. В нём обнаружил билет на ночной рейс, 10 тысяч рублей и список, который меня слегка удивил:
  - Гречка 50 килограмм, сахар 50 килограмм, соль 50 килограмм, сгущёнка 1 ящик. Что за х...?
  Моя жена, брат, явно не была довольна таким поворотом. Я уже предполагал, что у неё начнётся истерика. Но, поскандалив около часа, она успокоилась. И, спустя некоторое время, проявилась именно та черта её характера, из-за которой я её полюбил и женился на ней. Она поддержала меня.
  Ночью, попрощавшись с детьми и супругой, я поехал на вокзал. В полумраке такси я долго разглядывал билет и кое-что в очередной раз меня удивило. На билете не было указано место назначения.
  - Где же я тогда вылазить буду? - спросил я себя в слух
  - Вам скажут- произнёс таксист и остаток пути мы преодолели в гробовой тишине.
  О том, как 5 дней ехал на поезде, я повествовать не буду. Ничего интересного мой рассказ не принесёт. В итоге я приехал на вокзал где-то в Гомельской области Белоруссии. Как я узнал о том, что это моя остановка? Меня разбудила проводница (было 5 утра) и сказала, что через 20 минут мне выходить. На перроне мне помогли выгрузить мою поклажу. Поезд ушёл и я остался один почти с двумястами килограммами продовольствия. Через некоторое время ко мне на уазике подъехали двое седых мужчин. Оба бородаты и не особо приветливы. А дальше наш диалог стоит отдельного описания:
  - Эй! Чужак. Ты Сергей?- спросил тот, кто сидел за рулём.
  -Да. А вы, собственно, кто?- ответил я вопросом на вопрос.
  - Нас за тобой послали. Тебя в гостиницу привезти, вместе с твоим барахлом.- после чего они оба вышли из машины и начали загружать провизию. При моей попытке помочь водитель уазика остановил меня хриплым голосом:
  - Садись назад, чужак. Сами справимся.
  По причине того, что меня дважды назвали чужаком, я невольно провёл параллель с рассказами Говарда Филлипса Лавкрафта, отчего мне стало не по себе.
  Весь путь, а он занял не больше 5 минут, мы проехали в тишине. В основном мы ехали по полям. Изредка нам попадались полуразрушенные частные домики. Но в конце пути мы приехали в гостиницу. Хотя полноценной гостиницей её нельзя было назвать. Это здание больше напоминало больницу. Двухэтажное строение из красного кирпича, которое явно давно не видело ремонта. Меня встретил горбатый седой старик, кривой на левый глаз и с большими седыми бакенбардами. Несмотря на тёплую погоду, он был одет в плащ болотного цвета, чёрный костюм и чёрные ботинки старого фасона. Дед протянул для рукопожатия бледную костлявую кисть, с длинными жёлтыми ногтями. Она была холодна.
  - Доброе утро, молодой человек.- произнёс старик гнусавым голосом - Меня звать Тимофей Афанасьевич. Меня известили о вашем прибытии. Я старожил этого мёртвого города. Пройдёмте с вами в гостиницу. - он взял меня под локоть. От этого ледяного хвата мне стало не по себе.
  - А как же мои вещи?- я обернулся через плечо в сторону уазика.
  - Не волнуйтесь, молодой человек. Вы доставили провизию именно туда, куда надо. А ваши личные вещи поднимут к вам в комнату.- Стыдно признаться, но хватка старика оказалась сильней моего мимолётного сопротивления, и мы продолжили путь по направлению к гостинице.
  - Где я нахожусь? - резонно поинтересовался я.
  - Вы, мой друг, находитесь между Гомельской областью и знаменитой Чернобыльской зоной отчуждения. Не так далеко отсюда сама мать Припять.- мы подошли к хостелу - По сути, вы находитесь на спорной территории между Белоруссией и Украиной. Тёмные времена настали на Украине. Бережи Бог вільну Україну.
  - Так значит, Мёртвый город - это часть Чернобыльской зоны отчуждения?
  - Я вам так не говорил. Мёртвый город - это мёртвый город. Он не Припять, и не Гомель .Он сам по себе. - и мы зашли в отель.
  Старик обернулся ко мне и в его, глазах промелькнула печаль:
  - Мёртвый город - это не город какой-то страны. Это разрушенная надежда миллиона людей. Это гибель общей идеи. Это не гибель государства, или политической системы, это гибель души сплочённого народа. Вы были пионером?- спросил неожиданно он
  - Нет.- в моём горле пересохло.
  - Мне жаль вас. - произнёс старик, но на мгновение замолчав, продолжил: - Дурак. Старый дурак. Не обращаете внимания, молодой человек. Меня всё терзают призраки прошлого, которого никогда не вернуть. Мне жаль нас обоих. Я видел и больше не увижу, а вы не видели и никогда не увидите. Мне. Нас. Жаль.- последнюю фразу он произнёс членораздельно.
  - Поднимайтесь в свою комнату, друг мой. Сейчас полседьмого. В восемь утра вам принесут завтрак.- договорил дед и вышел на улицу.
  - Ваша комната номер 13- донесся до меня хриплый голос. Я обернулся и моему взору предстал тучный, седовласый мужчина средних лет. Он смотрел на меня серыми, бесэмоциональными глазами.
  - Ключ у вас? -насторожено поинтересовался я.
  - Комната открыта. Ключ на столе рядом с кроватью.
  Я поднялся в свою комнату. Она была последней по коридору. Не сказать, что это гостиничный номер класса люкс, но вполне уютно. Описать интерьер можно так: кровать находилась у восточной стены. Слева от кровати стояла тумбочка, на которой лежал ключ от номера (хотя тот гражданин говорил о столе. Перепутал. Всякое бывает). Окно , через которое хорошо проглядывалось картофельное поле, располагалось на севере. Западную стенку украшал полутораметровый дубликат картины Айвазовского "Девятый вал". Вход в комнату находился на юге. Справа от входа - шкаф для вещей, слева- вешалка для одежды . Жаль, что раковина находилась только в общей уборной. А так вполне достойные условия для проживания на несколько дней.
  Я подошёл взглянуть в окно и моё внимание привлекли дети, что играли на картофельном поле. А точнее, их более взрослые спутники. Дети, коих было шестеро, не имели никакой внешней особенности, что могла бы выделить их на фоне своих сверстников. На вид им было лет 8 - 10. Но с ними находились две девушки, которые и привлекли моё внимание. Ребятишки внимательно слушали сидящую напротив них улыбчивую блондинку лет 16, что была одета в советскую школьную форму. За детскими спинами грозно стояла, сложив руки на груди, мужеподобная брюнетка, чей возраст я определить, не мог. В её одежде преобладали чёрные тона, а на голове я разглядел пряди седых волос. Она не первая, у кого я заметил данную особенность. Все, кто мне встречались в этом городе, кроме детей и их белокурой спутницы, были седы.
  Они заметили меня. Светловолосая девица, всё так же улыбаясь, показала на меня пальцем и что-то сказала детям. После чего они сразу же встали и, держась за руки, удалились немедленно прочь. Её мужеподобная подруга хмуро взирала на меня несколько секунд , а после тяжёлым шагом последовала за остальными.
  У подножья кровати я обнаружил спортивную сумку со своими вещами. Насколько ты меня знаешь, мой друг, я всегда отличался недоверием к людям, а тем более к малознакомым. Поэтому тот час же на кровати оказалось всё моё скудное имущество. И фотоаппарат , и диктофон, и травматический тэтэшник находились на месте. Остатки денег и обратный билет располагались в скрытом кармане портмоне, которое носил всегда с собой. Сложив всё обратно, я решил немного вздремнуть. Циферблат наручных часов показывал 6:47. Помня о том , что принесут завтрак в 8:00, я решил не утруждать себя переодеванием, и лёг на застеленную кровать в джинсах и футболке.
  В восемь часов меня разбудил громкий стук и из-за двери послышался хриплый голос того тучного гражданина, что мне повстречался внизу:
  - Ваш завтрак.
  Я впустил его. Он медленно, хромая на правую ногу, с блюдом в руках, на котором лежало непонятное мясо с отварным круглым картофелем, прошагал через всю комнату и поставил завтрак на тумбочку.
  - Заяц с картошкой - констатировал он, и, так же хромая, удалился.
  Не сказал бы, что местная еда пришлась мне по вкусу. Заяц был суховат, а картофель имел какой-то странный привкус горелого. Но в целом всё вполне съедобно, а местами даже вкусно.
  Расправившись с завтраком, я спустился вниз, прихватив с собой фотоаппарат и пистолет. Меня встретил Тимофей Афанасьевич.
  - Куда держите путь, молодой человек?- он окинул меня своим косым взглядом.
  - Хотел бы выйти в город и сделать несколько снимков.
  - А. Ну да. Вы для этого как раз сюда и приехали. Не буду вас задерживать.- старик начал подниматься на второй этаж.- Мой друг, не беспокойтесь насчёт грязной посуды. Вы её оставили в комнате?
  Я, соглашаясь, кивнул.
  - Вот и отлично. Егор её уберёт. - позже я узнал , что это имя принадлежало тучному гражданину.- Советую вам оставить ключ от комнаты на вахте. Мало ли. Вдруг трубу прорвёт. А за свой скарб не переживайте. Скарб чужака местным и даром не нужен.
  Последняя фраза привлекла моё внимание.
  - Почему местные жители меня называют чужак?
  После этих слов старик обернулся и его взгляд вонзился в меня:
  - Потому что вы живёте не так как они. Вы для них - чужой человек. Вы не как они. Вы - Чужак.- и дед продолжил подниматься по лестнице
  После этого у меня застрял ком в горле и напрочь отпало всякое желание чем -либо интересоваться у него.
  Мёртвый город начинался в метрах 50 от гостиницы. На улице не было не души. Складывалось впечатление что, кроме как в хостеле, живых людей здесь вообще не было. Неспеша, я дошёл до главных ворот парка. На сером бетоне красовалась надпись черной краской "Lasciate ogni speranza voi ch'entrate". Я запечатлел эту надпись на фотокамеру и на скорую руку забил в интернете, для того что бы узнать смысл написанного. Знаешь, брат, что мне выдал великий гугл?" Lasciate ogni speranza voi ch'entrate", (итал) - т. е. "Оставь надежду, всяк сюда входящий" - последний стих надписи над воротами в ад (Данте, "Ад", III, 9). Я немного удивился, но, поразмыслив, продолжил свою фотосессию. Мало ли кто мог это написать. Возможно, подростки от переизбытка чувств решили выплеснуть своё творчество на камень ворот.
  Выйдя в парк, моему взору предстал весь мёртвый город как на ладони. Некрополь взирал на меня пустыми глазницами окон. Основу архитектуры составляли пятиэтажные дома панельной планировки и кирпичные двухэтажки. Но встречались также одиноко стоящие строения в девять этажей. Повсеместно сухие деревья тянули изуродованные ветви вверх, как будто моля голубое небо о чём-то. О том, что знают только они. Серый асфальт дорог покрыла паутина трещин , а из них к свету пробивалась жёлтая трава. Неестественный цвет для зелени . Ни свирели птиц, ни беседы людей не прерывали гробовую тишину мёртвого города. Ничто не могло нарушить покой этого железобетонного погоста.
  Придя в себя, я продолжил путь. Время от времени фотографируя местность и внося записки в свой блокнот, я набрёл на удивительный спинар. На красном кирпиче здания всё той же чёрной краской было написано следующее : "и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде - Полынь, и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки". Так как я несколько раз читал "Откровение Иоанна Богослова", мне легко всплыл в памяти этот текст. По неизвестной причине мне вспомнилась авария на Чернобыльской атомной электростанции. Тем более Чернобыльская зона отчуждения от этого места не так далеко. Инсайт, мой друг! Одним из названий полыни является "чернобыльник", а если взять в пример аварию на ЧАЭС , то можно каким-нибудь образом объяснить данную надпись на стене. Интересно, а при лучевом поражении у людей может появляется рвота или судороги как при отравлении полынью? Или горький вкус во рту?
  Я бродил примерно около часа по пустым улицам, пока в одном из дворов не наткнулся на очередную надпись. Вновь "Откровение Иоанна Богослова", только теперь красной краской на белых плитах панельной пятиэтажки."И изо рта их выходил огонь, дым и сера. От этих трех язв, от огня, дыма и серы, выходящих изо рта их, умерла третья часть людей, ибо сила коней заключалась во рту". Перед глазами промелькнули фотографии о газовой атаке Первой мировой войны. С самого детства на меня наводил ужас вид противогазов на лицах солдат. Иприт, дифосген, хлорциан, зарин - от этих названий мурашками покрывалось всё тело. Только представь, мой друг, желто-зелёное облако хлора, стелящееся по земле , от которого никуда не деться. А через несколько минут ты падаешь на пол, тебя бьют судороги, отслаивается кожа, вздуваются вены на шее и лице, нарушается дыхание, и ты теряешь сознание. И, как итог, смерть через 15-20 минут. Или другой вариант. Ты мирно пьёшь чай у себя дома и неожиданно ты чувствуешь запах переспелых яблок. А через минуту у тебя сужаются зрачки и затрудняется дыхание. И если у тебя под рукой невероятным чудом не найдётся атропина или пралидоксима, то зоман заберёт тебя. Тихая смерть, которую не видно и от которой никуда не денешься .Не дай Господь пережить кому-либо подобный ужас.
  Но на этом мои удивления не закончились. Было порядка шести часов вечера и, изрядно проголодавшись, я решил сделать ещё пару снимков и вернуться в гостиницу. Я направился к ближайшей девятиэтажке, что одиноко стаяла в метрах 100 от меня, но мгновенно остановился. Периферическим зрением я видел как некто из окна третьего этажа "хрущёвки" разглядывал меня. Обернувшись, я обомлел. На меня холодным взглядом смотрела светловолосая, короткостриженная женщина лет 40, одетая в чёрное, будто траурное, платье. Её серые ледяные глаза сверлили меня. Она плавно подняла руку и указала на дом, который стоял за моей спиной. Оглянувшись, я прочёл надпись выведенную чёрной краской на кирпичной стене: " Мертве місто для мертвих".
  - Мёртвый город для мёртвых - перевёл вслух для себя и тут же обернулся.
  Её не было. Решив что на сегодня с меня достаточно приключений, я направился в хостел. Я брел по мёртвому городу и чувствовал как некто смотрит мне в спину, но сколько бы не оборачивался, никого не было. Успокоив себя что просто переутомился, я продолжал путь. Но чувство как будто за мной следят не покидало до самого прихода в отель.
  Придя в гостиницу, я взял ключ от комнаты.
  - Ужин на верху. Заяц с гречкой.- прохрипел Егор.
  "Наверное ,это та гречка, что я привез"- промелькнуло у меня в голове.
  На тумбочке в моём номере стоял чашка ещё тёплой гречки с зайчатиной. Ужин был неимоверно сухой, и если бы не минеральная вода, которой я запасся вдоволь, то, скорее всего, вся еда стала бы одним большим комом в горле.
  "Откуда они берут дичь? Не одного путёвого леса здесь не видел. Сами они растят только картошку и капусту, насколько я заметил. Где они берут мясо. Хотя может те мужики на уазике ездят на охоту."- думал я, пережевывая зайчатину- "Хотя какая мне разница. Кормят, да и ладно".
  Поужинав, я спустил посуду на вахту. Егор безразлично посмотрел на меня и вновь уставился в окно. Мою благодарность он проигнорировал.
  - Вы можете отправить моё письмо? - поинтересовался я
  - Да.- его хриплый , безэмоциональный голос начинает меня раздражать.
  Я поднялся в комнату и начал дописывать это письмо. Как только закончу с ним, сразу отправлю тебе, мой уважаемый друг.
  А после приму вечерний туалет и отправлюсь спать, хотя на часах сейчас не больше восьми вечера. По неизвестной мне причине я так сильно устал , что, кроме как лечь отдыхать, сильней желания меня не посещает. Может здесь повышенная радиация? Ведь всё-таки зона отчуждения рядом.
  Честно говоря, меня не покидает странное тревожное чувство. Неспокойно как-то на душе. Как- будто что-то здесь не так.
   Ну да ладно. Надеюсь, всё закончится хорошо и мы скоро, за стаканом виски, будем весело обсуждать ,как опять я вляпался в очередную авантюру. Спокойной ночи, брат. Спокойной ночи...
  15.07.2014
  2 письмо
  Доброе утро, брат. Ночь прошла безмятежно, если не считать двух обстоятельств. Первое - это приснившийся мне сон, который я опишу ниже. Второе - это клопы. Эти чёртовы кровососущие твари, от укуса которых дико чешутся сделанные ими ранки, нашли пристанище именно в моёй кровати этого долбаного отеля. Грёбаные жуки оставляют маленькие припухлости, от которых сильно жжёт под кожей, а если раздавить мелких поборников дьявола, то пальцы пахнут весьма специфически. Как в детстве малина, если на ней перед тобой побывал их собрат.
  Что касательно сна, в объятиях Морфея мне грезилось шествие огромной толпы людей с красными флагами. Повсеместно к небу тянулись руки с алыми полотнищами и воздушными шарами. Кто-то сжимал в руках цветы, другие несли портреты коммунистических лидеров, а пальцы третьих сжимали транспаранты с социал-большевистскими лозунгами, которые сейчас для нашего поколения не имеют смысла, а кажутся нам чужими и далёкими. " Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", "Слава КПСС!", "Мир. Труд. Май.", "Даёшь пятилетку за 4 года!", "Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить!" пестрило повсюду, призывая к тоталитарному благополучию. Лицам людей придавали красоту неподдельные улыбки счастья. Старики, взрослые и дети были искренне рады происходящему.
  И вдруг сигнал воздушной тревоги разрушил идиллию. Шествие застыло и весь фон изменился на цвет подобно эффекту сепии , и только колор красного остался неизменным. Вся демонстрация замерла и вид её стал походить на старую фотографию. Послышались щелчки. Я не мог понять , чем вызван подобный звук. Что-то среднее между оконченной плёнкой в кинопроекторе и характерным треском счётчика Гейгера. В мгновения ока изображение смялось, словно лист бумаги и меня поглотила темнота.
   Но через секунду сон продолжился, но только теперь я, стоя на коленях со сложенными руками за головой, находился в своей квартире, в окружении неких вооружённых людей в чёрных балахонах. Рядом в таком же положении находились все члены моей горячо любимой семьи. Мой пульс бешено стучал, а сердце переполнялось скорбью, что никаким образом не могу повлиять на сложившуюся ситуацию. Прозвучала канонада выстрелов и вся семья , сражённая пулями , включая меня, упала. По телу медленно распространилась обжигающая боль. Один из людей в балахоне направил на меня пистолет ТТ и с его губ донеслось:
  - Ну что. Добился истины?- выстрел. Яркая вспышка. И я проснулся в холодном поту.
  Но вернёмся к ныне происходящему. Списав события сна на реакцию организма на укусы клопов, я поднялся с постели и, одевшись, направился в уборную, для принятия утреннего туалета. По возвращении возле моей двери меня ожидал Егор, с подносом в руках.
  - Рагу и чай.- произнёс он и в номер занёс завтрак.
  Между прочим, сегодняшняя трапеза мне понравилась гораздо больше. Рагу было вкусным, а чай именно такой терпкости, как я люблю. Закончив с едой я спустился вниз, чтобы продолжить свою фотосессию постсоветского некрополя . Во входных дверях гостиницы меня окликнул Тимофей Афанасьевич:
  - Молодой человек. Не уделите мне несколько минут?- и он предложил выйти на улицу.
  - Как вам спалось?- поинтересовался старожил.
  - Нормально.- слукавил я, что бы не показаться неблагодарным гостем.
  - Вежливость - хорошая черта, Сергей. Вы решили не расстраивать старика и промолчать о ночных укусах.- слегка улыбаясь произнёс он- А о клопах я и так знаю. К сожалению, этот бич мучает всех постояльцев нашей гостиницы. Но избавиться от них нам всё никак не удаётся.
  - А что если их отравить?- предложил я.
  - И где, по вашему, будут жить 28 человек? Яд выветрится дня этак через 3. Не ночевать же им на улице?
  - Я и не думал, что здесь проживает столько народа. - меня посетило удивление, ибо в хостеле кроме Егора и Тимофей Афанасьевича мне никого не довелось повстречать.
  - Друг мой, вы их скорей всего и не увидите. Они стараются вам не попадаться на глаза. Вы для них чужой человек и в неком роде несёте угрозу их сложившемуся мировоззрению. Большинство из них имеют другие ценности. Их ценности более духовны, чем материальны. Для них благо общины гораздо предпочтительней, чем счастье отдельного индивидуума.- Я невольно провёл параллель с догмами коммунистической партии. -Я вам скажу больше . Как вы представляете свою жизнь без интернета и других благ цивилизации?
  - Если честно, то с трудом.- ответил я.
  - А многие из них за свою жизнь даже ни разу не смотрели телевизор. А если и смотрели , то чёрно-белый и советского образца.
  -Ну а для чего тогда такая изоляция от общества?- недоумевал я
  - А это уже их личный выбор.- и вновь его холодный взгляд проник вглубь моего сознания - Знаете, молодой человек, хорошую поговорку? Со своим уставом в чужой монастырь не лезь. Многим из нас стоит её запомнить. И не мешать жизни других. Не так ли?Но, друг мой, не буду вас отвлекать.- он вновь заулыбался( или мне хотелось принимать его выражение лица за улыбку).- У вас, наверное, полным полно дел в Мёртвом городе.
  - А можно ещё один вопрос? - поинтересовался я- Как настоящее название этого города?
  - У него нет имени. Мертвецы имён не имеют. - почти шепотом ответил горбатый седовласец и медленно посеменил в сторону гостиницы.
  Двадцать минут быстрого шага и я оказался на том месте, где вчера закончил свой путь. Что удивительно, все надписи на стенах были на месте, кроме одной. Той что гласила "Мёртвый город - для мёртвых". Сделав пару фотографии стены теперь уже без надписи и окон "хрущёвки", где была женщина, я продолжил свой путь в сторону той девятиэтажки, до которой вчера не дошёл. и вскоре был на месте. Пустые чёрные окна нагоняли тоску. Окинув взглядом бежевые плиты дома, я направился по треснутому асфальту в его сторону. Через короткий промежуток времени, уже стоял на лестничной площадки бетонного строения. Лифт явно не работал, да и его шахта была заперта. И в этот момент мне в голову пришла "замечательная мысль". Подняться по лестнице на крышу и сделать несколько снимков города с высоты птичьего полёта.
  Голубая краска стен давно облупилась. Стёкол в оконных рамах почти не было. От старости белые потолки стали пятнисто-серыми. Все двери на пролётах этажей были распахнуты. Я не спеша поднялся на девятый этаж. Дверь, ведущая на крышу, была открыта. Ржавая дверца со скрипом поддалась. Я поднялся на кровлю и моему взору предстал весь мёртвый город . С удивлением отметил для себя что не далеко от гостиницы находится частный сектор, а за ним лес. Почему я раньше не обращал на это внимание? Расстояния до этих домиков равнялось примерно 300- 350 метрам. Я подошёл поближе к карнизу и сделал снимок. Решив, что будет неплохо сфотографировать город со всех ракурсов, перешёл на метра четыре левее. Я направил объектив на кирпичные трёхэтажки... и чуть не выронил фотоаппарат. Кто-то за моей спиной тихо произнёс:
  - Зачем ты здесь?
  Я резко обернулся и мурашки, волной покрыли моё тело. За моей спиной никого не было. Я был на крыше один. Брат, никакого мужчины, которому бы мог принадлежать этот голос, не было.
  Я машинально сделал ещё пару снимков и поспешил уйти. Пришел в себя только покинув здание. На всякий случай, я решил сделать фото крыши. Шёлк! И я запечатлел карниз, на котором пару минут назад моё сердце увеличило своё биение в два раза.
  Немного отдышавшись ,я продолжил путь. Так ещё бродил без особой цели примерно полтора часа. Но вдруг на мои глаза попалось двухэтажное здание из красного кирпича. Строение окружал ржавый забор, а в его дворе вальяжно расположились металлические горки и фигурки зверей, чья краска давно осыпалась. Детский сад! Подойдя ближе, я убедился, что моя догадка верна. Над входом красовалась жёлтая облупившаяся надпись на голубом фоне " ДС Љ 7. Золотой ключик". Дверь скрипнула и я вошёл на территорию . То, что когда-то должно было вызывать радость, сейчас навевало только грусть. Металлические звери больше походили на монстров из страшных книжек, чем на героев сказок, которые читают детям на ночь. Окна не имели стёкол, как и большинство строений в мёртвом городе. Песок в песочницах затвердел, а горки покрылись ржавчиной. К дверям в детский сад вел потрескавшийся асфальт, через который проглядывалась неестественного желтого цвета трава.
  Немного взвесив все за и против, я решил посетить это здание.
  Войдя, я с ходу наткнулся на неприятное зрелище. Повсюду были разбросаны детские ботиночки. Не могли же дети уйти от сюда босиком? О другом и думать не хотелось. Насколько я циничный человек, но это было слишком даже для меня. Не хотел бы я наткнутся на детские скелеты. О Господи. Что я пишу? Не подумай, брат, что я вконец расклеился, но местная атмосфера может нагнать ужаса даже на самого бесстрашного человека. Тем более, дети - это святая святых, а здесь такое, что язык описать не поворачивается. Фотоаппарат сделал своё дело и я двинулся дальше.
  Пока я бродил по комнатам заброшенного детского сада, ничего особо интересного не происходило. Повсюду хаотично были разбросаны куклы, плюшевые медведи и другие игрушки. Каждое помещение напоминало предыдущие: облезлая краска стен, старая деревянная мебель, полуржавые кровати и пятнисто-серый потолок. Но через некоторое время я наткнулся на комнату с табличкой. Надпись гласила " Группа с ночным пребыванием "Дюймовочка". Открыв деревянную дверь, я вошёл.
  В комнате располагались металлические кроватки, кои изрядно поела ржавчина. На некоторых из них лежали пугающие на вид куклы. Ни матрацев, ни постельного белья на них не было. Цвет стен нельзя было узнать, настолько они выцвели. Из-за сильно разросшихся кустов за окном, свет еле проникал в комнату. В спальне царил полумрак. Я поднял свою камеру и направил на детские кроватки, выбирая получше ракурс. И здесь произошло то, от чего у меня до сих пор встают волосы дыбом.
  Сетка кровати, на которую смотрел мой объектив, выгнулась. Как будто с неё кто-то встал. И тишину разрезал пружинный скрип. Я онемел от ужаса. А спустя мгновение до моих ушей донесся тихий детский плач. Как будто плакал ребёнок в дальнем углу, куда не доставал дневной свет.
  Это вернуло меня в сознание и я, пулей вылетев из детского сада, по инерции, не оглядываясь , пробежал метров 50. Остановившись чтобы отдышаться, я обернулся в сторону детского сада. Он смотрел мне вслед чёрными глазницами разбитых окон. Мне стало страшно, и я отвёл взгляд.
  Решив, что на сегодня с меня достаточно приключений, я направился в гостиницу. Немного успокоившись, медленно шагая и попутно фотографируя гадал, а не показалось ли мне всё это. Ведь на улице жара, да и сама местная атмосфера далеко не парк отдыха. Мало ли что могло пригрезиться.
  Но тут я услышал приглушённый детский крик. Он был глухой и далёкий. Как -будто из глубины этого проклятого некрополя. Это точно! Это правда! Брат, я ускорил шаг, не желая больше находиться здесь. Мёртвый город наблюдал за мной. За моим бегством. Но тут произошло то, что заставило меня остановиться.
  Из окна третьего этажа на меня смотрела та самая светловолосая женщина. Её взгляд был холоден.
  -Извините. Можно вас спросить?- осторожно поинтересовался я.
  Волнение не покидало меня, но всё же я старательно успокаивал себя. Может быть это местные меня пугают? Ведь я для них чужак. Возможно, они не хотят что бы посторонний человек бродил по их городу. Но если честно, мой друг, я и сам слабо верил своей версии.
  - Извините. Несколько вопросов. - женщина в траурном платье не отвечала.
  - Я корреспондент. Я пишу о вашем городе.- но она безэмоционально взирала на меня, игнорируя вопросы. Спустя мгновение женщина развернулась и покинула поле зрения, удалившись вглубь комнаты. Я хотел подняться к ней, но...
  Тишину разрезал дикий детский вопль. Он был совсем рядом. Как -будто за моей спиной. Кровь поледенела в жилах. Я не стал поворачиваться. Я боялся увидеть, то что было позади меня. Я просто изо всех сил побежал.
  Я бежал. Периодически останавливаясь чтобы восстановить дыхание. И как только мои лёгкие могли хоть немного, без жжения, принимать воздух, я продолжал бег. Я не смотрел назад. Я не желал видеть то, что было за моей спиной.
  Спустя некоторое время я оказался возле гостиницы. Мои лёгкие горели, а тошнота подкатывала волнами. Меня вырвало. Облокотившись на стену отеля, я пытался придти в себя. Мёртвый город наблюдал за мной.
  - С вами всё хорошо, молодой человек? - донесся со спины гнусавый голос Тимофея Афанасьевича.
  - Нормально.- кое-как, с одышкой, промолвил я .
  - Вот и прекрасно. - помолчав несколько секунд он более тихим голосом продолжил - Иногда мёртвый город не отпускает гостей. Они остаются здесь. Они становятся частью его. Они блуждают как тени по его улицам.
  - Я слышал крики детей. Кто это мог быть? - почти придя в себя, интересовался я - Может это местные?
  -Это не местные. - Старик посмотрел в сторону города, а после на меня - Мёртвый город мёртв. А что в нём, то мертво вместе с ним. Не стоит беспокоить усопших.
  С каждым его словом, меня сильней одолевал страх.
  - Вы хотите сказать, что я слышал призраков?
  - Как вам наша местная кухня?- перевёл он разговор.
  - Вы не ответили на мой вопрос.
  - Знаете, молодой человек, некоторые ответы вам могу сильно не понравиться! - он обернулся ко мне и вновь его ледяные глаза наполнились энигматическим блеском. - На некоторые вопросы ответ лучше не знать. Как говорится, меньше знаешь - лучше спишь.
  - Я видел женщину. - продолжал я свой допрос- На вид ей было лет 40. Коротко стриженые светлые волосы...
  - ...и чёрное платье- продолжил мою мысль старик.
  - Да! Кто она?- удивлённо, почти криком поинтересовался я.
  - Спокойней , молодой человек.- хладнокровно говорил старик - Столько эмоций нужно беседуя о девицах... Её звать Алла. Если я сейчас вам о ней расскажу , то вы сочтёте меня свихнувшимся на старости лет.
  - Ничего я не сочту.- возразил было я
  - Нет, мой друг. Сочтёте. Вы пока не готовы.- он направился в сторону частного сектора - А вот завтра, после сегодняшней ночи, вы мне поверите.
  Мурашки побежали по моему телу.
  - Что будет сегодня ночью? - я догнал его.
  - Они придут.- дед упорно шагал, не обращая внимания что я шёл почти перед ним.
  - Кто - они?- напуганно выпытывал я.
  Он остановился и смиренно посмотрел на меня. Следующий фразы я никак не ожидал.
  - Ты жить хочешь?.. Тогда плыви по течению, сынок.
  И он продолжил свой путь
  - Б(l)ять. Да какого (h)уя тут вообще происходит!? - не выдержали мои нервы.
  В гостинице я поужинал жареным картофелем. Вкусный он был или нет, мне было безразлично. Хрен я больше пойду в это железобетонный склеп. Фотографий у меня и так достаточно.
  Немного успокоившись, я решил посмотреть результат своей работы. На первых фотографиях я не замечал ничего необычного, но со временем мне начали попадаться черные силуэты. И чем дальше листал снимки, тем чаще и ближе они были. И, через некоторое время, я уже мог различить человеческие фигуры в чёрных балахонах, повёрнутые к камере спиной. Это точно. Я не спятил. Брат, они точно стоят на этих фотографиях. Как я их не видел? Нет... Нет, нет, нет. Призраков не бывает. Это е(b)аные местные дегенераты смеются надо мной! Типа, давай угорим над лохом. Напугаем его страшилками, мать их за ногу. Боже мой. Я тут всего два дня , а уже ною как перепуганная баба. Пора взять себя в руки. Но взять себя в руки не удалось...
  Я пригляделся к фотографии, которую сделал на крыше девятиэтажки, и что-то меня в ней напугало. Не понимал что. Но, спустя пару мгновений, я понял. Когда делал снимок города, я стоял спиной к солнцу, а на карниз падала тень. Но только на карнизе были силуэты двух человеческих теней. ДВУХ! Кто-то, неведомый мне, стоял за моей спиной. Именно тогда я и слышал тот шёпот "Зачем ты здесь?". Но ведь когда я поворачивался, никого не было. Боже мой. Как я хочу домой.
  Встав, я начал ходить по комнате, чтобы придти в себя и охладить свой разум. Хождение туда-сюда мне всегда помогает сосредоточится. Пройдя пару раз возле окна, я невольно взглянул в него. Какой-то элемент на картофельном поле был лишний. Я стал внимательно вглядываться в ночную тьму. Силуэт! На меня из мрака смотрел кто-то в чёрном дождевике. Он стоял неподвижно, и его лица не было видно. Фигура напоминала мужскую. Я быстро схватил фотоаппарат и направил на него. В объективе он был чётко виден, но что-то не так было с его лицом. Я попытался сфокусировать, но безуспешно. Щёлк! И я сделал фото. Быстро перелистывая снимки, и найдя нужный , я чуть не выронил камеру. На фотографии его не было.
  На этот раз на меня накатил не страх, а апатия. Я дико устал, поэтому мне и стало мерещиться всё подряд. Я сел на пол. Пора мне спать. Сейчас допишу письмо и отправлю тебе, мой друг. Отдам его Егору для отправки и лягу спать. Дверь я сегодня закрою изнутри. Благо здесь имеется шпингалет и замок можно зафиксировать на внутренний предохранитель. А то Тимофей Афанасьевич сказал, что сегодняшней ночью ко мне кто-то придёт. Хрен. Ломайте сначала дверь или выбивайте окно. Точно. Окно! Блин, почти 10 минут волочил в одно лицо шкаф. Теперь и окно забаррикадировал. А если и выбьют дверь или окно, у меня под подушкой мой родной ТТ.
  Спокойной ночи, брат. Если что, присмотри за моей семьёй. Мало ли?
  16.07.2014
  3 письмо
  Доброе утро, мой друг. Мне сегодня опять приснился странный сон. В нём я одиноко бродил по огромному городу и ни одного человека, кроме меня, не было в нём. Его архитектура сильно походила на центр Новокузнецка. Небо имело жёлто-красный цвет и дикая жара сводила с ума. Сильно хотелось пить. Я бесцельно брёл по улицам пустого города. Я обходил ржавые машины, лишённые стёкол , что были хаотично брошены своими хозяевами. Я смотрел в пустые окна домов в надежде увидеть кого-нибудь. Но видел я только своё отражение. Да и отражение не принадлежало мне. Это был грязный бородатый старик с усталыми голубыми глазами. Одиночество терзало мою душу. Складывалось впечатление, что я бродил уже вечность, забытый всеми. Без семьи. Без друзей. Абсолютно один. Тишина давила на виски. Подняв глаза, я смотрел на палящее солнце, что было больше своего диаметра в несколько десятков раз. И тут я почувствовал запах... жареных пирожков. Не могли же они сами пожариться . Их кто-то пожарил. Кто-то живой. С кем можно общаться. И тут я увидел свой дом, а из окна на пятом этаже на меня с улыбкой смотрела незнакомая старушка. Я закричал и помахал ей рукой. Она улыбнулась шире. Тогда я изо всех сил побежал в этот подъезд. Я махом пролетел все пять этажей, но на лестничной площадке остановился. Вместо входной двери было раскрытое окно, а по другую сторону на балконе стояла улыбающаяся старушка. Между нами была пропасть в пять этажей, а от балкона до окна тянулась белая деревянная доска длинной метра два. Бабушка протянула мне руку и я пошагал к ней на встречу. Шаг за шагом я приближался к ней, балансируя над пропастью. И вот уже осталось несколько сантиметров. Я потянулся и дотронулся до её руки... И рука её откололась. Там, где была улыбчивая старушка, стоял фарфоровый манекен. Дома затряслись и начали расходится в противоположные стороны. Хруст доски и я полетел в пропасть. Удар о землю... и сон развеялся.
  Я тотчас вспомнил о моей семье и решил позвонить своей любимой жене. Взяв телефон, я опешил. На заставке экрана был изображён спящий я. Пока я спал, некто сделал этот снимок и поставил на заставку. Брат, пока я почивал, кто-то (или что-то ) было рядом со мной. Дверь закрыта и окно так и не тронуто . Как и каким хе(r)ом кто-то оказался в комнате?
  Сейчас 7:45. Я перевернул всю комнату в поисках потайной двери, но ничего не нашёл. Раздался стук и я подпрыгнул на месте.
  - Завтрак.- прохрипел Егор.
  Не поверишь, я был рад его видеть.
  - Заяц и картошка. - меню начало повторяться. Он поставил блюдо на тумбочку и удалился. Расправившись с едой, я спустился вниз. Я решил прогуляться в частный сектор. После вчерашних событий меня больше не тянуло в город.
  Выйдя из гостиницы , я стал рассматривать домики. Казалось, что этот посёлок (долго думал как его назвать) тоже покинули люди, как и мёртвый город. Деревянные ветхие строения прятались в изобилии сухих деревьев и кустов.
  -Её звали Алла. Алла Шухевич.- услышал я знакомый гнусавый голос, от которого вздрогнул. Старик обладал чудесной способностью незаметно подкрадываться со спины- Она была одним из врачей, когда стали поступать первые облучённые из Чернобыля. Она до конца боролась за жизнь каждого пациента. И со временем сама получила огромную дозу радиации, которая и стала для неё роковой. И даже сейчас. После своей кончины(!) она спасает чужие жизни, не давая городу забрать их. Хотя порой город оставляет гостей у себя. Она как ангел-хранитель в траурном платье.
  - Вы о той женщине?- спросил я.
  - Да, мой друг, именно о ней.- спокойно ответил Тимофей Афанасьевич.
  - Вы сказали слово " кончина"? Или мне показалось?- недоумевая интересовался я.
  - Не показалось.
  - Вы хотите сказать, что она мертва?- я не мог поверить своим ушам.
  - Она настолько же мертва, насколько вы живы сейчас.- спокойным голосом говорил старик- Я был на её похоронах, молодой человек. И видел её в гробу, как вижу сейчас вас. Она мертва. Это я вам говорю точно. И мертва она уже порядка 25 лет. Но она ангел. Мёртвый ангел.
  Я не нашёл ни одного аргумента, который бы помог мне возразить.
  - Сегодня ночью кто-то был у меня. Они сфотографировали меня спящим. - шёпотом бормотал я- Как они могли войти ко мне? Ведь и двери, и окно были закрыты.
  -Им не нужны двери, что бы пройти в комнату.- проговорил старик.
  - Призраков не бывает- неуверенно возразил я.
  - А кто тогда сфотографировал вас?- и старец взглянул на меня. Эта его привычка сведёт меня с ума. Привычка смотреть так, что волосы встают у дыбом
  -Не знаю- я еле выговорил .
  -Знаете, Сергей. Знаете, но боитесь себе признаться в этом.- после его слов я вернулся в хостел.
  Немного поразмыслив, я решил всё-таки посетить частный сектор и пообщаться с местными. На всякий случай возьму пистолет. Как приду, брат, сразу допишу письмо и отправлю тебе. Слава Богу у меня через 2 дня поезд...
  17.07.2014
  4 письмо
  Я только сейчас открыл глаза в гостинице. Голова ужасно болит. Сегодня уже 18 июля. Но обо всём по порядку.
  Как и планировал, вчера я отправился в частный сектор. Краска деревянных стен домов давно отцвела . Оконные рамы не имели стёкол, а некоторые из них были заколочены изнутри досками. Мёртвые деревья раскинули безобразные сухие ветви, мешая проникать дневному свету в эту забытую богом дыру. Гниющий валежник путался в зарослях сухой травы. Небо нагоняло свинцовые тучи. Собирался дождь. Изредка я замечал неизвестно чем сделанные чёрные отпечатки ладоней на стенах. За мной наблюдали расставленные кем-то пластмассовые куклы. Они встречались повсеместно: на дырявых крышах, в тёмных окнах домов, на деревьях, где они были как бы повешены за свои игрушечные шеи. У многих отсутствовали глаза. Частный сектор был так же безлюден, как и мёртвый город. Покапал мелкий дождь.
  Неожиданно на глаза мне попался дом, который выделялся из всех остальных. Его двор был более-менее убран, а в самом доме горел свет. Я пригляделся и заметил силуэт человека по ту сторону окна. Мужчина угрюмо поглядел на меня и зашёл в глубь комнаты. Я постучался в дверь. Она была открыта. Приняв это за предложение, я вошёл.
  На стенах висели шкуры различных диких животных. В воздухе стоял странный кисло-сладкий запах. Чем он вызван я не мог понять. В углу на удавках свисали тушки кроликов. На столе напротив, весь в крови, почивал освежёванный кабан. Теперь мне понятно стало, где местные доставали мясо. Мужчина, чьи волосы и глаза были черны как уголь, холодно смотрел на меня апатичным взором. Одет он был в белую майку и чёрные трико, которые покрывали пятна крови. Из-под ворота, у основания шеи, проглядывался уродливый шрам, что наверняка уходил под одежду.
  - Здравствуйте. Я пишу о вашем городе. Не могли бы вы мне помочь и ответить на пару вопросов?- приветливо сказал я.
  - Бартер?- еле слышно прохрипел он.
  - Что, простите?- не расслышал я.
  - Бартер?- также почти шёпотом проговорил он.
  - А! Нет. Спасибо. Я тут по другому делу. Вы давно здесь живёте? - на его бледном лице не двинулся не один мускул.
  Он хранил молчание. В воздухе повисла неловкая пауза. Задав ещё пару вопросов, я ни разу не получил ответа. От резкого запаха меня стало понемногу тошнить. Попрощавшись, я вышел. Немного поразмыслив, решил продолжить поиски. Медленно шагая, я всё перебирал в голове знакомые запахи. Это смрад мне был знаком. Я остановился. Вспомнил! Формальдегид! Я лучше упущу подробности, при каких обстоятельствах познакомился с этим ядовитым запахом. Но там же я узнал о патологоанатомическом разрезе, что производится от шеи до паха при вскрытии.
   И мертвецки-бледный вид кожи, и шрам, будто от вскрытия в морге, и зловоние формальдегида навело меня на одну пугающую мысль, от которой я ускорил шаг. А через пару минут я и вовсе передумал углубляться в недра мёртвого посёлка и, развернувшись, направился обратно в хостел. По дороге я вспоминал "Откровение Иоанна Богослова". Там где-то было ( где точно, не помню) про воскрешение мёртвых, праведных и неправедных. Я ускорил и без того быстрый темп.
  Я почти бежал, стараясь обойти с большей амплитудой дом с трупами животных и его странного хозяина. Но на подходе к гостинице я почувствовал удар в затылок и потерял сознание...
  Пришёл в себя я от того, что дождь ласково капал на моё лицо. Голова сильно болела, а от головокружения подкатывала тошнота. "Наверное сотрясение." - промелькнуло в голове. Мои вещи были хаотично раскиданы на покрывале сухой травы. Из последних сил я стал собирать свои вещи, отряхивая их от земли. Самое интересное что всё было на месте, за исключением двух вещей: из портмоне, где я хранил деньги, пропала пластиковая иконка Сергея Радонежского (сами же деньги валялись на земле как ненужный мусор). А с шеи пропал серебряный крестик, освященный в церкви. Всё собрав, превозмогая боль, я побрёл в сторону гостиницы.
  Когда пришёл в комнату, циферблат часов показывал 16:47. Раздевшись, я лёг спать. Проснулся только сейчас, в 6:38 утра следующего дня. Как ни странно, меня на ужин не разбудил Егор. А случайно они не в курсе этих событий? Походу, брат, у меня начинается паранойя.
  Кое-как придя в себя, я начал просматривать сфотографированный материал. Грабители украли не только иконку и крестик, но и стёрли все фотографии Мёртвого города с камеры. Я прибывал в шоке несколько минут. Стук в дверь привёл меня в сознание.
  - Тушёная капуста.- послышалось с обратной стороны.
  Позавтракав без особого аппетита, решил нарушить данное себе слово и вернуться в Мёртвый город , чтобы по новой сделать фотографии. Взяв камеру и пистолет , я спустился вниз и покинул гостиницу. Честно говоря, я ожидал встретить Тимофея Афанасьевича, который по обыкновению окликивал меня перед выходом в город, но, как ни странно, этого не произошло. Скорым шагом я дошёл до тех самых ворот парка, через которые начал своё таинственное путешествие. Мурашки пробежали по моему телу и, вздохнув, я вошёл в некрополь.
  Неожиданно моему взору предстала такая картина: один за одним начали выходить некто в чёрных балахонах и вскоре они наводнили весь парк, улицы, и переулки города. Я постарался разглядеть их, но складывалось ощущение, что лица скрывала чёрная ткань. Я поднял камеру, чтобы запечатлеть данное действо, но тот, что стоял ближе всех ко мне, покачал головой. Не зная отчего, но я покорно опустил фотоаппарат вниз. Они стояли и смотрели на меня. Они не хотели, чтобы я сделал снимки. Спустя минуту я заметил, что с окна третьего этажа "хрущёвки" на меня смотрела та самая женщина в траурном платье.
  - Уходи! - послышался её измученный крик.
  Я последовал её совету. Брат, не сочти меня трусом, но жизнь мне гораздо дороже каких-то 150 тысяч.
  Я вернулся в свою гостиницу. Поезд сегодня ночью. Хрен на деньги. Сейчас допишу тебе письмо , отправлю и вскоре мы встретимся дома.
  18.07.2014
  26 июля рано утром прибыл поезд ,на котором возвратился домой Сергей. Стоял пасмурный летний день. Как только он дошёл до остановки, перед ним остановилось такси. За рулём сидел знакомый ему седой водитель.
  - Присаживайтесь, Сергей Алексеевич. -парень согласился.
  Проехав минут 5, таксист к нему обратился:
  - Откройте бардачок.- внутри лежал белый бумажный пакет.
  - Это Вам за работу.- констатировал водитель.
  - Я не привёз снимки.- тихо произнёс Сергей.
  - Мы знаем. Что нам нужно было - мы получили. - он достал конверт и положил на колени парня.- Там ещё плюс 30 тысяч. На таблетки от головной боли. Нам жаль, что вы подверглись нападению.
  В пакете лежало 180 тысяч.
  - Вас где высадить?- поинтересовался таксист.
  - Возле "Клёна".
  Автомобиль остановился напротив рынка "Клён".
  - Сергей Алексеевич.- окликнул его водитель. - У нас всегда есть деньги для таких как вы. Если станет - интересно звоните.- и он протянул визитную карточку, чёрный фон которой украшал золотистый треугольник, а под ним номер телефона.
  Парень, недолго подумав, взял её. Подойдя к первому подъезду ближайшей пятиэтажки, Сергей набрал на клавиатуре домофона цифру 10.
  - Да?- послышалось из динамика аппарата.
  - Свои.- и дверь открылась.
  На четвёртом этаже его встретил парень крупного телосложения и по-братски обнял.
  - Привет. брат. Проходи. - они вошли.
  - Я вискаря взял. В дыре где я покупал ни бурбона, ни бехеровки не было.- и они прошли на кухню.
  Сергей поставил на стол виски и кока-колу. Антон достал два гранёных стакана.
  - Я буду чистый.- произнёс Сергей.
  - Я тоже тогда чистый, ху(l)и.- поддержал его друг и добавил- Я только два дня назад получил твои письма.
  Сергей налил порядка 70 грамм виски в каждый стакан и протянул один из них Антону.
  - С возвращением, брат.- они "чокнулись " стаканами и спустя секунду виски отправилось в нутро парней.
  - Прикинь. Когда я ехал на вокзал, со мной был Тимофей Афанасьевич. Он пол-дороги трещал что-то про разбитые надежды, про коммунизм, про Сталина и про другую подобную чушь. - комнату разрезал звук наполняющихся стаканов.- А перед тем как я поехал, он схватил меня за руку и сказал: "Не возвращайтесь. Мёртвый город второго шанса не даст".
  - Ох(u)еть.- удивился Антон и они осушили стаканы.
  - Это не всё. Вот что я сфотал уже в поезде.- и Сергей протянул фотоаппарат другу.
  На снимке посреди поля стояло несколько фигур в чёрных балахонах. У одного расплывчато видно было лицо.
  -Увеличь.- посоветовал фотограф.
   - Что за...- глаза Антона от удивления широко раскрылись, а дар речи пропал.
  Вместо лица у человека в балахоне было жёлтое бугристое пятно. Рот и нос отсутствовали, а вместо глаз были красные разрезы, из которых в камеру смотрели черные зрачки .
  - Что это? -шёпотом спросил парень.
  - Я не знаю. Но они провожали мой поезд. Пока я ехал, я заметил порядка сотни таких фигур.
  В течение получаса они приговорили бутылку виски. Сергей встал из-за стола:
  - Пора домой. К семье.- и он усталым шагом направился к выходу.
  Уже в подъезде он обернулся к Антону:
  - У меня осталась куча вопросов: кто эта женщина? Кто эти люди или существа в чёрных балахонах? Что это реально за мертвый город? Походу, я вернусь туда.
  - Ты уверен? - поинтересовался друг.
  - Не знаю. - тихо и с толикой печали ответил Сергей.
  Шёл дождь. Он медленно добрёл до своего дома. Набрав номер жены, он услышал радостный голос:
  - О! А мы тебя вечером ждали. Мы сейчас на Болотной, на огороде. Сейчас домой прибежим. Дети, собирайтесь! Папа приехал.
  - Ага.- с улыбкой произнёс парень и повесил трубку.
  Поднявшись, домой, он открыл входную дверь и вошёл в квартиру. Но через мгновенье он впал в ступор . Его душу наполнил животный страх. На тумбочке в прихожей лежали его крестик и иконка Сергея Радонежского...
  КОНЕЦ
  Во время начала написания рассказа у меня заболела голова. В своей квартире я слышал странный звук. Похожий на шарканье когтей. Я отложил написание рассказа. Через несколько дней я заболел непонятной болезнью (головная боль, покраснения и волдыри на месте этих покраснений, головокружение и апатия, что для меня не свойственно) и, выгадав свободное время по причине моего недуга, решил продолжить рассказ. Когда я писал о подгорелом картофеле, через 20 минут у меня реально он подгорел. Депрессия преследует меня. Периодически я и моя семья слышали стук в дверь, но за ней никого не оказывалось.
  Ночью 18 июля я слышал чей-то шёпот.
  24 июля действительно мой друг Антон прочёл все эти письма.
  24 июля, ближе к ночи, я дописывал окончание. 26 июля действительно была пасмурная погода и шёл дождь. И 26 июля мне действительно отдали подобную сумму денег (с разницей в 1 тысячу рублей). А именно, 179 тыс. рублей.
  На протяжении всего времени написания рассказа, я слышал стуки в дверь (за которой никого не было), шорохи в комнате и различные стуки по ночам, которые объяснить мне не удалось. Я потерял немного в весе. Периодически я чувствовал ничем не объяснимый страх. В последний день написания у меня болели колено и голова.
  Как только я дописал, рассказ всё прекратилось.
  14.07.2014- 27.07.2014
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Мар "Когда я тебя найду" (Романтическая проза) | | Т.Блэк "Статус: в поиске" (Короткий любовный роман) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | С.Шавлюк "Я с тобой не останусь" (Романтическая проза) | | О.Гринберга "Огонь в твоей крови" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Осень и Ветер" (Романтическая проза) | | В.Мальцева "Абсолют: Позволь тебя любить" (Современный любовный роман) | | Н.Новолодская "Грезы в его власти" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"