Агекян Марина Смбатовна: другие произведения.

"Куда я без тебя?..", Главы 2-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории Мэган и Майкла.


Глава 2

   Ровно через полгода Уиксли убили. Вернее он пропал, а через два дня констебли сообщили, что он утонул в Темзе. Нет, его убили и бросили в реку. Но течение было таким сильным, что трупа так и не нашли. Хотя... Нет, через две недели нашли один обезображенный труп у восточного берега и только по одежде удалось определить, что это Уиксли. На этом дело и закрыли.
   Майкл не мог поверить, что всё закончилось так плачевно. Шесть месяцев назад Уиксли, как и намеревался, пришел в его офис и объявил, что ему срочно нужны деньги. И если Майкл поможет ему, Уиксли заплатит ему неплохие проценты. Майклу не нужны были никакие проценты, чтобы продолжать жить в комфорте. Но его стала тревожить судьба Мэгги. Что будет с ней, если она узнает, что ее муж почти разорен? Майкл не смог бы жить спокойно, зная, что причинил боль ей, отказав в партнерстве Уиксли.
   Но это партнерство обернулось против него же. Уиксли успокоился и перестал беспокоиться за свое будущее, зная, что у него есть человек, приносящий ему доход. Майкл фактически стал его брокером, который в отличие от настоящего брокера не брал себе ни копейки комиссионных. Это и развязало руки Уиксли. Он стал тратить легкие деньги направо и налево, не заботясь ни о чем. Он благополучно рассчитался со всеми кредиторами и даже купил себе небольшой коттедж загородом. Но о покупке своей жене не обмолвился ни единым словом. И Майкл с яростью понимал, почему.
   Он не мог больше смотреть на человека, который поступал так нечестно с женой, которая его обожала. С бесценной женщиной, которую он не ценил, и которая досталась ему. Он не заслуживал такой жены, как Мэган. Майкл сходил с ума от отчаяния, проклиная всё на свете и тот день, когда позволил себя связаться с этим ничтожеством.
   Но его остановила одна встреча. Произошло это в книжной лавке, куда он пришел как обычно за заказанными книгами. В тот день у него был непростой разговор с Уиксли. Майкл пытался объяснить ему, что не стоит вкладывать все деньги, которые тот "заработал" в предприятие братьев Босуэлл, которые обещали через неделю утроить прибыль.
   - Такие предприятия называются сомнительными! - настаивал Майкл, не отступая. - Кто может предложить через такой короткий срок такую огромную прибыль? Сам подумай!
   - Ты смеешь меня учить? - взорвался Уиксли, вскочив с кресла. - Или ты считаешь, что если приложил руку к созданию моей прибыли, то она теперь твоя?
   Майкл в ярости взгляну на него.
   - Твои деньги никогда меня не интересовали! Ты хоть понимаешь, что твои деньги ничтожество по сравнению с тем, что я могу заработать!
   - Как ты смеешь так разговаривать со мной! - побагровел Уиксли. - Наше совместное предприятие не дает тебе такого права.
   - Но это так же и деньги твоей жены! Подумай о ней! Что с ней будет, если ты все потеряешь?
   Взывать к совести Уиксли было просто бесполезно.
   - Она переживет это, - безразлично бросил Уиксли, отойдя от стола. - Она живет в своем выдуманном мире. Ей достаточно иметь крышу над головой, красивых нарядов и... - Он вдруг повернулся и пристально посмотрел на Майкла. - И мужа в своей постели, чтобы быть счастливой.
   В тот день Майкл навсегда возненавидел Уиксли. Потому что тогда только позволил себе признать, что именно эта скотина действительно спит рядом с Мэган. Что эти похотливые руки обнимают нежную Мэгги. Целуют губы, которые были созданы для поцелуев. Что именно Уиксли имеет права прикасаться к ней так, как и не снилось Майклу. Ему хотелось расквасить лицо Уиксли. Хотелось убить на месте, потому что именно эти картины причиняли ему безграничную боль, о существовании которой он даже не подозревал.
   - С этой минуты я разрываю с тобой все партнерские отношения, - сказал Майкл, едва сдерживая себя. - Ты забираешь все свои деньги до последнего фартинга и никогда больше не переступишь порог моего офиса!
   Майкл направился к двери и быстро покинул свой офис, игнорируя вопли Уиксли о том, что он пожалеет об этом. Он не слушал ничего, ощущая сверлящую боль в груди. Оказывается, у боли есть степени. И если раньше ему было тяжело думать о том, что Мэган недоступна для него, то теперь он осознавал то, что есть вещи куда страшнее. Например, то, как обнаженную Мэган ласкает ее ничтожный муж. Мысли об этом стали сводить его с ума настолько сильно, что он действительно мог решиться на убийство. Ему нужно было успокоиться, на пару дней уехать из города. Поэтому он и заскочил в книжную лавку, чтобы накупиться литературы и скоротать бесшумные дни в своем загородном доме.
   Но судьбе было угодно еще раз столкнуть его с Мэган. И именно тогда, когда он меньше всего был к этому готов. Он выглядел ужасно и знал об этом. Майкл не был расположен к беседе, в которую пытался вовлечь его дружелюбный продавец, упаковывая книги. Устало проведя рукой по лицу, Майкл на секунду прикрыл глаза. А когда открыл, каким-то чудом перед ним выросла Мэган. Она смотрела на него своими голубыми глазами с такой теплотой, что сердце его на миг замерло, а потом болезненно сжалось. И впервые Майкл испытал невыносимую потребность обнять ее. Просто обнять и почувствовать ее рядом с собой. Этого было бы достаточно. Это бы на время остановило кровь, которая сочилась из его груди.
   - Майкл, добрый день! - радостно улыбнулась она, назвав его просто по имени, что позволяло ей делать это благодаря нескольким встречам с ее мужем в их доме, которые превратили Майкла в глазах Мэган в друга семьи. - Как я рада вас видеть!
   "Господи, Мэгги, ты даже не представляешь, что для меня значат твои слова", - с болью подумал он, пытаясь собраться с мыслями.
   - Добрый день, -наконец, заговорил он хриплым голосом.
   Мэган нахмурилась, перестала улыбаться и внимательно взглянула на него.
   - Что с вами? Вы такой бледный, почти серый. Вы не заболели?
   Ее внимание и забота чуть было не вскружили ему голову. Подумать только, она интересовалась им, беспокоилась за него. Чудеса, да и только!
   - Нет, я не болен.
   Если не считать того, что он был болен ею.
   - Вы уверены?
   Она на самом деле тревожилась за него. Майкл решил успокоить ее, подумав, что если бы она провела рукой по его голове, погладила бы его волосы. Ему стало бы значительно лучше.
   - Абсолютно уверен.
   - Но вы выглядите...
   - Уставшим. Я устал. Очень сильно устал. - "От жизни без тебя". - У меня был трудный день.
   - Вы так много работаете. Я часто говорю Джорджу, что такая работа вредна для здоровья.
   Майкл выпрямился. Она обсуждает его со своим мужем? Говорит и беспокоится о нем? Он не бредит? А может на самом деле заболел?
   Прочистив горло, он быстро сказал:
   - Моему здоровью ничто не угрожает.
   "За исключением внезапной смерти, которая поджидает меня за каждым углом", - подумал он.
   - И все же вам следует больше отдыхать.
   Забота в ее голосе окончательно растопила его сердце. Майкл даже немного улыбнулся.
   - Я как раз собирался это сделать.
   - Да неужели? - лукаво спросила она с полуулыбкой, чуть склонив голову к плечу.
   Ну как можно было не любить ее? Как можно было не желать поцеловать это прелестное, очаровательное и притягательное создание? Как можно было не желать прикоснуться к этим розовым, чуть влажным, манящим губам? Майкл буквально умирал от любви к ней.
   - Да, - наконец, ответил он, опираясь о прилавок, чтобы устоять на ногах. - Я заехал купить книги перед поездкой. Хочу устроить себе пару дней отдыха, поеду загород и буду беззаботно проводить время за чтением.
   - О, как здорово! -обрадовалась она, продолжая улыбаться. Никто никогда так не радовался за него. Кроме бабушки. И снова сердце Майкла сжалось в груди. Но ненадолго, потому что она вдруг подошла к нему ближе и встала почти вплотную к нему. Майкл застыл, перестав дышать. Ощущая мягкие изгибы ее стройного тела, которое до неприличия плотно прижалось к нему. У него заколотилось сердце, испарина выступила на лбу, и задрожали руки. Таким странным способом она стремилась дотянуться до верхней книги, которую упаковывали. - А какие книги вы берете с собой?
   - Я...
   Он не смог вспомнить ни одно название книги.
   - Да, вы предпочитаете древние трактаты или захватывающие истории?
   Майкл озадаченно посмотрел на нее. Она с любопытством и интересом смотрела на него в ожидании ответа. Он вдруг понял, что впервые вот так просто беседует с ней. Может хоть что-то узнать о ней самой. И может рассчитывать на правдивый ответ. Боже, это был самый большой подарок в его жизни!
   - Я люблю приключения.
   Глаза Мэган вспыхнули живым интересом.
   - А почему именно приключения?
   Она повернулась к нему, но не сделала шаг назад, и снова вперила в него будоражащий взгляд своих синих как море глаз. Майклу было трудно дышать, трудно соображать, но каким-то чудом он все же смог заговорить.
   - Кроме захватывающих событий, отраженных в приключенческих историях, мне интересно читать о трудностях, которые возникают на пути к достижению цели, и о том, как герои преодолевают эти трудности.
   Глаза Мэган сузились.
   - Так же вы научились преодолевать трудности в собственной жизни?
   Майкл замер и выпрямился. У него было такое странное чувство в груди, будто она может увидеть в его глазах нечто большее, чем обычно он позволял увидеть. Это насторожило и в какой-то степени напугало его.
   - Почему вы так решили? - с подозрением спросил он.
   Мэган удивила его легкой улыбкой.
   - Такой человек, как вы, добившись такого положения в обществе, не мог не преодолеть многочисленные трудности, не научившись с ними справляться должным образом. Другим остается только позавидовать вашим силе духа, упорству и целеустремленности.
   Майкл затаил дыхание, решив, что ослышался. Она... она завуалировано выражает к нему свое восхищение? Нет, этого не могло быть. Такой человек, как он, не мог привлекать внимание такой женщины, как она.
   - Вы не правы, леди...
   Мэган с легкостью прервала его.
   - Не спорьте со мной, иначе проиграете. Ваши достижения говорят сами за себя. И если вам так трудно говорить об этом, тогда назовите мне свою самую любимую книгу приключений.
   Майкла поразил живой ум, с которым она общалась с ним. А ведь раньше он даже не думал о том, что может завязать с ней хоть какую-то беседу. Ему было достаточно просто увидеть ее. Каким же он глупцом был раньше! Общение с ней давало ему то, что не смог бы дать ему никто в мире. Тепло и странное чувство нужности кому-то. Ей.
   - "Робинзон Крузо", - ответил он, не сводя с нее свой взгляд.
   Она звонко рассмеялась.
   - Так и думала, - махнула она рукой. - Сколько раз вы перечитывали Дефо?
   Майкла всё больше затягивал этот странный, но такой захватывающий разговор. Он почему-то вспомнил день, когда впервые увидел ее. В белом свадебном платье. Сияющей от счастья. Сейчас она тоже сияла. И только от разговора с ним. Возможно ли такое?
   В тот день, год назад, он торопился на встречу, и не мог объяснить, почему кучер выбрал самый долгий путь. Но этот путь привел его к ней. Благодаря ошибке кучера он встретил Мэган, которая так прочно вошла в его жизнь. В то утро он так и не доехал до назначенного места. Он опоздал на встречу. Майкл вообще забыл, что куда-то торопился, с кем-то должен был встретиться. Потому что после встречи с Мэган всё стало неважным и незначительным. Он приказал кучеру остановиться. Вышел и следил за процессией, которая собиралась покидать собор святого Павла. Он не мог оторвать взгляд от Мэган. Он не знал тогда, кто она, как ее зовут, но не мог уйти оттуда. Она притягивала его так сильно, что он не знал, как противостоять этому. Майкл как оглушенный стоял и смотрел на девушку, которая перевернула всю его жизнь.
   За год она расцвела и превратилась в женщину, которая с такой легкостью играла его сердцем. Которая так много значила для него. И ничего об этом не подозревала.
   Которая стояла сейчас перед ним теперь и пыталась в очередной раз перевернуть ему душу.
   - Если принимать в расчет тот факт, что я стал читать эту книгу с одиннадцати лет и пытался перечитать при каждом удобном случае, то... - Он состроил смешную гримасу, насупив брови, и прижал пальцы к подбородку, якобы делая вид, что вспоминает. -Ни одного раза, потому что я так и не дочитал ее.
   Мэган снова рассмеялась. И снова мурашки поползли у него по спине, заставляя слегка вздрогнуть.
   - Какой же вы лгунишка! Как можно не дочитать такую книгу?
   Майкл никогда в жизни не было на душе так тепло, как в данную минуту. Рядом с Мэган, смеющуюся вместе с ним.
   - Я не люблю счастливые концы, а подобные книги всегда заканчиваются слишком предсказуемо.
   Мэган задумчиво посмотрела на него.
   - Вам нравится читать про борьбу человека и его возможности, но не про конец.
   И снова она была до ужаса права. Майкл откашлялся, не желая говорить о себе.
   - Теперь ваша очередь ответить на вопрос, за какой книгой вы пришли сами?
   Она действительно прижимала к груди книгу, которую выбрала. Быстро взглянув на нее, Мэган вскинула голову.
   - Угадайте.
   Майкл был приятно поражен.
   "Она живет в своем выдуманном мире. Ей достаточно иметь крыши над головой и красивых нарядов".
   Она не была глупенькой или недалекой, какой пытался выставить ее Уиксли. Она была умна, начитанна и очень сообразительна. А еще у нее было особенное чувство юмора, потому что ей удалось заставить его улыбнуться даже в таком угрюмом состоянии. Удивительно!
   - Кхм, - Майкл снова прижал пальцы к подбородку. Она интриговала его. И притягивала еще больше, когда смотрела на него таким лукаво-веселым взглядом. - Дайте подумать... Какой жанр предпочитаете вы?
   - В данный момент мне не хватает приключений.
   - Неужели тот же Робинзон? - удивился Майкл.
   И снова наградой ему был ее мелодичный смех.
   - Я пока не готова браться за историю Крузо.
   Майкл оперся о руку и невольно подался вперед. Чуть ближе к ней. И тут же почувствовал нежный аромат ее розовых духов. Боже, она всегда пахла розами!
   - Обычно женщины предпочитают романы, - сказал он почему-то чуть тише.
   - Обычно мужчины заблуждаются на этот счет, - ответила Мэган, продолжая улыбаться.
   Майкл вдруг застыл, скользнув взглядом на ее губы. Эти нежные, чуть приоткрытые губы, которые он мечтал поцеловать. Которые никогда не сможет поцеловать. Эта мысль причинила ему такую боль, что он на секунду прикрыл глаза. Боже, что он делает? Стоит и чуть ли не флиртует с замужней женщиной! Со стороны любой бы подумал, что они флиртуют. И ее обвинили бы в кокетстве. Хотя Майкл мог поклясться, что она беседует с ним без умысла. Просто беседа ради беседы.
   Сделав глубокий вдох, он отодвинулся от нее, отпустил прилавок и выпрямился. Нужно уходить отсюда как можно скорее, пока он окончательно не потерял голову.
   - Простите, но мне нужно идти. Меня ждут, - поспешно сказал он, обернувшись к продавцу. - Мои книги готовы?
   - Да, мистер Сомерс. Можете их забрать.
   - Благодарю.
   Майкл взял упакованные книги и, развернувшись, быстро направился к двери.
   - Майкл! - раздался робко-удивленный голос Мэган.
   Он остановился в ту же секунду. Сердце его подпрыгнуло, когда она назвала его по имени. Майкл, как умирающий от жажды путник, повернулся к ней, желая еще хоть бы раз взглянуть на нее. Запомнить ее такой счастливой и сияющей. Такой желанной и любимой!
   - Да?
   Она нахмурилась и отстранила от себя книгу, которую держала.
   - Вы не хотите узнать, какую книгу выбрала себе я?
   Почему-то он боялся узнать это. Ведь узнав о ней хоть что-то, он привязывался к ней значительно сильнее. И это отравляло ему каждый миг существования. И как бы велико ни было искушение, он сжал свой сверток и довольно грубо бросил:
   - Нет.
   И вышел.
   Поездка загород не принесла ему ожидаемого облегчения. Майкл не мог бросить всё на самотек. Не в его это было характере. Он не мог позволить Уиксли так безрассудно разрушить то, что принадлежало и Мэган. Не мог бросить Мэган на произвол судьбы. Не мог позволить ей зависеть от прихотей мужа. Нужно было срочно что-то предпринять. Как-то уговорить Уиксли. Но тот уже всё решил для себя. Что мог сделать Майкл?
   И тога он вспомнил о главной слабости Уиксли. Азартные игры. Майкл мог бы сыграть на его слабости и на какое-то время "отобрать" его деньги, чтобы тот не пострадал. А потом дал бы Уиксли отыграться и вернуть потерянное. Майкл приободрился. Вот именно! Так он и поступит. Это было бы идеальное решение проблемы. На время, пока Уиксли будет без денег, ему нечем будет рисковать. К тому времени братьев Босуэллов разоблачат, и возможно Уиксли даже поблагодарит его за свое спасение.
   Забросив книги, Майкл вернулся в город и прямиком направился в клуб, где обычно проводил вечера Уиксли. Как и следовало ожидать, он был здесь. Вместе со своими друзьями. Сидел за карточным столом, выпивал и проигрывал деньги, которые сам ни за что бы не заработал. Майкл заскрежетал зубами, но сдержал себя.
   Увидев его, Уиксли бросил на него оскорбленный взгляд.
   - Сомерс? Чему обязан вашему присутствию? Или вы соскучились по мне?
   Его друзья громко рассмеялись. Майкл сжал руку в кулак, уговаривая себя быть спокойнее. Он не стал ходить вокруг да окало. И сразу заявил.
   - Слышал, вы неплохо играете в карты.
   Уиксли выпрямился в кресле и опустил карты.
   - Неплохо? Вы что же, пришли сюда, чтобы снова оскорблять меня?
   - Нет, я хотел посмотреть на вас во время игры.
   Уиксли сжал челюсть и презрительно бросил:
   - А вы-то хоть умеете играть в карты, или только и можете, что сидеть в своем вонючем офисе?
   "Мэган! Думай о Мэган и ее глазах. Или еще лучше, о губах, которые сложатся в захватывающую улыбку, когда она узнает, что их деньги в целости и сохранности!"
   - Мне говорили, что я один из лучших игроков в стране, - спокойно заявил Майкл, даже не подав виду в том, что играл всего-то два или три раза. И то очень давно. И то по настоянию одного приятеля, виртуоза в карточных играх. Если раньше план по спасению денег Уиксли выглядел легким, теперь Майкл был вынужден признать, что ему предстоит пройти через ряд трудностей. Как и некогда Робинзону Крузо.
   Уиксли побагровел от злости.
   - Садись. Мы сейчас выясним, кто из нас лучший игрок.
   Выходит, не так и сложно спровоцировать Уиксли. Впрочем, Майкл на это и рассчитывал. Все приятели Уиксли встали из-за стола, и Майкл занял место напротив. Раздали карты и игра началась.
   - Если я замечу, что ты играешь нечестно, - начал предостерегать Уиксли, схватив свои карты, - ты плохо кончишь.
   Майкл не знал, смеяться ему или плакать, потому что вдруг понял, что сам вполне может проиграть всё этому павлину. Он усиленно вспоминал все правила игры и нужные комбинации, которые позволят ему добиться своего. Только бы не проиграть.
   - Я бы не сделал свое заявление, если бы собирался играть нечестно, - ответил Майкл, пристально изучая свои карты.
   Уиксли вдруг рассмеялся.
   - Не нужно так высоко поднимать карты. Иначе проиграешь раньше времени.
   "Не дай Бог", - подумал Майкл, ощущая гулкие удары своего сердце.
   Сперва игра шла размеренно. Уиксли выигрывал, чему был несказанно рад. Майкл за это время пытался изучить его, ставя на кон достаточно большие суммы денег, чтобы завлечь его и приободрить. Затем игра пошла совершенно неожиданно. Майкл проигрывал кон за коном. И уже было решил, что действительно проиграет всё свое состояние этому жестокосердечному эгоисту.
   - Ну что, понял теперь, что решил тягаться не с тем человеком? - торжественно заявил Уиксли, отгребая в свою сторону гору денег.
   Майкл уже не знал, как ему быть.
   - Иду ва-банк, -вдруг сказал он, доставая кое-какие бумаги из внутреннего кармана сюртука. Те, что заранее заготовил. С одним нюансом, о котором Уиксли не следовало знать. - Ставлю все свои фабрики и два дома, один в Лондоне, другой в Оксфордшире.
   Глаза Уиксли заблестели от жадности.
   - Ты не шутишь? - Он схватил бумаги и быстро прошелся глазами по нужным местам, которые были выделены специально для него. И снова взглянул на Майкла. - Ты не шутишь. Ты что же, сегодня не с той ноги встал?
   - Я жду ответной ставки, - ответил Майкл, выжидательно глядя на него.
   - Хорошо. - Тут же кивнул Уиксли, бросив на стол бумаги Майкла. - Я тоже ставлю всё. Кроме дома, который перейдет Мэган. Я ставлю все свои деньги. Которые сам заработал.
   Майкл едва сдержался от усмешки.
   - Принимаю.
   Ставки были сделаны. Им раздали карты, Майкл взял их в руки... а через десять минут оказалось, что он выиграл. Уиксли не мог поверить своим глазам, глядя на свои расписки и векселя, которые забрал Майкл. Он сначала побледнел, а потом так резко покраснел от гнева, что чуть не лопнул. Уиксли вскочил на ноги.
   - Ты, грязный ублюдок! Ты отобрал у меня всё!
   Майкл перевел на него стальной взгляд.
   - Аккуратнее с выражениями, Уиксли! Умей проигрывать достойно!
   - Я не буду!.. - начал он, готовый напасть на Майкла, но его удержали за руки его же друзья. - Ты обокрал меня. Обобрал до нитки!
   Майкл забрал все деньги, бумаги и вышел из-за стола. Но не удержался, повернулся к Уиксли и более спокойно сказал:
   - Однажды ты поблагодаришь меня за это.
   - Ничтожество! Ты ответишь мне за это! Ты забрал все мои деньги!..
   Майкл ушел, проигнорировав вопли Уиксли. В какой-то степени он был прав, но у Майкла не было выбора. Когда Уиксли немного остынет, он обязательно с ним поговорит, а пока эти деньги, деньги Мэган, будут в надежности храниться у него.
   Ситуация была спасена, но почему-то радости Майкл не испытывал. Ему было тяжело на душе. Особенно потому, что знал, Уиксли непременно расскажет Мэган обо всем том, что произошло сегодня. И она никогда не сможет простить его за это. Никогда не заговорит с ним, не посмотрит в его сторону. Ни за что не спросит больше, какую книгу он любит. И никогда не станет смеяться вместе с ним. Как бы больно ни было это осознавать, Майкл всё ж надеялся, что когда всё утрясется, она поймет его, когда поведает ей всю правду. Мэган была разумной женщиной, и хоть ее муж недооценивал свою жену, Майкл до последнего надеялся, что она простит его.
   А через неделю Майкл узнал о смерти Уиксли. Он вернулся в свой загородный дом, чтобы не попадаться на глаза Уиксли. И быть подальше от Мэган. Сюда ему и привезли срочное послание. В тот же час Майкл помчался в Лондон, чтобы самому все разузнать. Но утешения это не принесло. Факт оставался фактом: Уиксли был убит, а жена его была раздавлена от горя.
   Майкл испытал настоящий ужас, когда издали увидел плачущую Мэган, одетую во все черное. Фактически, он был виновен во всем, что произошло. Именно из-за него убили Уиксли. Возможно из-за долгов, возможно, сам Уиксли покончил собой. Майкл хотел помочь, но в итоге превратил сияющую и счастливую некогда Мэган в разбитую и несчастную женщину. И если до этого он надеялся заполучить ее прощение, теперь об этом не могло быть и речи. Мало того, что он отнял у нее любящего мужа. Майкл забрал у нее все ее деньги до последнего фартинга, оставив ее без средств к существованию.
   И если до этого он считал, что знает всю глубину боли и отчаяния, ему предстояло понять, как сильно он заблуждался.

Глава 3

   Мэган не понимала, как такое могло произойти. У нее всё было хорошо. У нее был любящий и заботливый муж. У нее было положение в обществе. У нее было беспредельное счастье. А теперь не осталось ничего. Джордж исчез из ее жизни так внезапно и быстро, что она даже не успела начать его поиски.
   Как? Как она могла потерять его? Свою любовь, смысл всей своей жизни! Как Бог мог допустить такое? Мэган всегда была набожной и благодарной. Она никогда не просила ничего лишнего. Довольствовалась тем, что имела. И пыталась сделать всё возможное, чтобы окружающие ее люди были счастливы. Как был счастлив Джордж.
   А теперь его нет.
   Счастье, которое они с таким трудом построили вместе, было навечно разрушено. Что ей теперь делать? Как жить дальше без Джорджа? Без его улыбки, без долгих вечерних разговоров, без теплых поцелуев и крепких объятий?
   Мэган чувствовала себя по-настоящему разбитой и опустошенной. У нее забрали то, что придавал ей силы жить. А теперь... теперь ей казалось, что она бредет по пути, не предназначенной ей.
   С самой первой встречи с Джорджем Мэган знала, что только с ним сможет прожить всю свою жизнь. Любить его было так легко, так приятно и так необходимо. Они познакомились на одном из вечеров танцев, которые устраивала ее тетя. Джордж, такой галантный и элегантный, подошел и пригласил ее на танец. Заглянув в его светло-карие, почти золотистые глаза, Мэган почувствовала, как тает сердце. А потом... потом он кружил ее в своих объятиях. Они о чем-то разговаривали, смеялись. Потом он пригласил ее на другой танец. И так как это был вечер танцев, никто не посчитал его поступок предосудительным. А затем он попросил разрешение у ее отца навестить ее следующим утром.
   Мэган казалось, что она спит и видит сон. Ей не верилось, что за один вечер она встретила и узнала человека, с которым готова была прожить до конца своих дней. Джордж пришел к ней на следующее утро. Такой красивый, такой обаятельный и темноволосый. Его улыбка кружила ей голову. Его голос заставлял дрожать сердце. Мэган буквально теряла дар речи, не в силах поверить, что бесконечное счастье собирается войти в ее жизнь. Им понадобилось две недели, чтобы понять, что они не хотят больше расставаться друг с другом. А еще через три недели они сыграли свадьбу.
   Такой счастливой, как в день своего венчания, Мэган никогда не ощущала себя. Это был самый замечательный день в ее жизни. Она становилась законной супругой Джорджа, а он должен был принадлежать ей до самой смерти. Кто бы мог подумать, что этот день наступит так скоро!
   Слишком скоро!
   Мэган хотелось кричать и метать. Это несправедливо! Почему Джордж?
   - Что мне теперь делать без тебя? - прошептала она, уронив лицо на руки, и закрыла глаза. - Как я смогу жить без тебя?
   Похороны Джорджа так сильно измотали ее, что Мэган казалось, она вот-вот должна умереть. И если не усталость, то боль в груди непременно должна была в скором времени лишить ее жизни. Стало просто невыносимо находиться в доме, который некогда был наполнен счастьем, и который теперь полностью опустел.
   У Джорджа не было почти никого из родных, кто мог бы прийти на похороны. Приходили только его партнеры по бизнесу и приятели. И несколько близких друзей их семьи. Родители Мэган сразу же после свадьбы дочери уехали в Америку и не успели бы приехать за столь короткий срок, как бы ни захотели. Они выслали лишь письмо с соболезнованием и просили дочь переехать к ним, но об этом не могло быть и речи. Мэган никуда не собиралась.
   Ни сестер, ни братьев у Мэган не было, как и у Джорджа. Теперь она точно осталась одна одинешенька. Без родителей, без Джорджа...
   Дверь внезапно отворилась, и кто-то тихо вошел в комнату. Мэган не хотела сейчас никого видеть, не хотела говорить ни с кем. У нее не было сил держаться, не было сил притворяться, будто есть малая вероятность того, что ей удастся пережить такую потерю и жить дальше.
   Кто-то подошел к ней, и Мэган почувствовала, как теплая рука легла ей на плечо.
   - Девочка моя, - раздался знакомый голос.
   Мэган подняла голову и увидела человека, которого меньше всего ожидала увидеть в своей гостиной. Миссис Сомерс, бабушка Майкла Сомерса, самого странного человека на свете, какого ей доводилось встречать, стояла сейчас перед ней и смотрела на нее с таким теплым и грустным взглядом, что Мэган захотелось зарыдать во весь голос. Миссис Сомерс была близкой подругой матери ее подруги Джейн, которая и познакомила их. Мэган никогда бы не подумала, что эта женщина сможет сыграть в ее жизни такую важную роль, но внезапно ее затопила такая бесконечная благодарность к ней, за то, что она была рядом, что, не сдержавшись, Мэган потянулась к ней и крепко обняла добрейшую старушку.
   - Миссис С-сомер-рс?- выдохнула она, не сдерживая подступившие к горлу рыдания.
   Хелен мягко погладила ее по голове, пытаясь утешить.
   - Я не буду просить тебя успокоиться, - совсем тихо сказала бабушка Майкла, но Мэган всё же расслышала ее, - потому что сама прошла через такое же. Я лишь буду обнимать тебя, пока тебе это необходимо.
   - Мне это необходимо... - прошептала Мэган, закрыв глаза. Боль буквально душила ее, она стала острее от слов миссис Сомерс и от ее объятий. Но это было нужно ей. - Мне это так необходимо!
   Мэган не знала, как долго плакала, как долго миссис Сомерс обнимала ее. Но странным образом боль стала уходить из груди. На ее место пришло какое-то пугающее, но приятное онемение. Мэган перестала что-либо чувствовать. Слезы закончились сами собой. Странно, но молчание принесло ей гораздо больше спокойствия, чем сотня утешительных и ласковых слов.
   Медленно подняв голову, Мэган, наконец, осознанно посмотрела на бабушку Майкла.
   - Как вы здесь оказались?
   Старушка ласково улыбнулась.
   - Вошла через дверь, разумеется.
   Мэган ни за что бы не подумала, что способна улыбаться, но она улыбнулась словам миссис Сомерс. И снова почувствовала то необычайное тепло, которое возникало всякий раз, когда она видела миссис Сомерс. В последнее время бабушка Майкла стала ей особенно дорога. Встречи с ней и редкие визиты дарили несказанное удовольствие и радость. Возможно потому, что рядом не было ни одной родной души, и никто не обращался с Мэган с такой искренней заботой и теплотой, как бабушка Хелен.
   Мэган устыдилась того, что так долго не предлагала пожилой женщине присесть. Выпрямившись на диване, она указала на свободное место рядом.
   - Присядьте, пожалуйста, - сказала она виновато. - Я прошу прощение, что так долго...
   - Не нужно, дорогая, - мягко оборвала ее миссис Сомерс, присев рядом. - Тебе не нужно извиняться.
   Мэган замолчала и какое-то время молча смотрела на женщину, которая дала ей больше утешения, чем все остальные люди, которые приходили на похороны Джорджа.
   - Как вам это удалось? - неожиданно для них обоих спросила она.
   Миссис Сомерс была мудрой женщиной, и поняла истинный смысл вопроса.
   - Мне было почти столько же, когда я потеряла своего собственного мужа.
   Мэган никогда не думала об этом, но ведь на самом деле она была не единственной женщиной, которая стала вдовой. И только тут она заметила почти такую же глубокую боль в глазах миссис Сомерс, какая терзала ее. Почти, потому что та боль была старше, чем ее. Более прирученной, чем ее.
   - Как это произошло? Его тоже убили?
   Миссис Сомерс с печальной улыбкой покачала головой.
   - Нет, дорогая, он просто заболел, а через два дня умер.
   Мэган нахмурилась.
   - А врачи не пытались ему помочь?
   - Они не успели, - с горечью ответила она и, увидев еще более озадаченный взгляд, миссис Сомерс поспешила пояснить свои слова:-Дело в том, что последнее поколение мужской линии моего мужа оказалось перед непростой задачей. Почему-то каждый из них умирает от какой-то странной и необъяснимой болезни, не дожив до тридцати лет. Моему мужу было всего двадцать пять лет, когда он слег от какого-то бессилия и очень быстро покинул меня. - Склонив голову, старушка незаметно смахнула слезу со щеки. - А я только родила нашего сына, которого тоже похоронила через двадцать девять лет.
   В глазах Мэган застыл настоящий ужас. Даже спустя столько лет боль миссис Сомерс была такой сильной, что она выглядела еще более старой от страданий.
   - Боже мой, - потрясенно прошептала она, осторожно взяв руку миссис Сомерс. - Мне так жаль.
   - Верю, дорогая. Но не нужно меня жалеть. - Бабушка Майкла улыбнулась ей, и в этой улыбке было столько мужества, сколько не видели и сотни солдат, бросающихся под пули. - Я как-то справилась с этим и научилась жить с этой болью.
   - Но как можно жить так? - хрипло спросила Мэган, ощутив рез в глазах.
   - О, моя дорогая. Иногда сам человек не ведает, через сколько бед может пройти. Я даже иногда боюсь силы, которая есть во мне и которая позволяет мне справляться с горестями. Порой становится так тяжело бороться, так не хочется бороться... - Голос ее оборвался. Миссис Сомерс снова отвернулась от Мэган. - А потом ты вспоминаешь, что нужен кому-то еще, кто-то очень сильно нуждается в тебе. И сама не замечаешь, как переступаешь через свои трудности. Боль остается в душе, она никуда не девается, но она перестает сводить с ума. Она делает тебя умнее, осторожнее. И даже иногда помогает.
   - Помогает? - изумилась Мэган. - Как боль может помочь?
   Миссис Сомерс повернулась к ней.
   - Боль дает возможность видеть то, чего ты не видела раньше. И ценить то, что прежде было не важно. Иногда даже шелест лепестков может быть бесценным даром. А запах свежей травы может заставить почувствовать себя невероятно счастливой.
   Мэган никогда прежде не была так потрясена, но в словах миссис Сомерс было столько правды, столько боли и вместе с тем столько мужества, что невольно сжалось сердце. Через какие мучения пришлось пройти этой бедной женщине!
   - Как долго вы были замужем? - спросила Мэган, нарушив молчание, и заговорила о том, что, несомненно, было приятно вспоминать миссис Сомерс.
   Бабушка Майкла взглянула в окно, за которым шел тихий осенний дождь. Она не замечала дождя, не заметила ничего, даже когда медленно улыбнулась.
   - Я знала его еще до замужества. Он помогал моему отцу в обувной лавке. Да, мы не были аристократами, и нам нужно было как-то жить. Мой отец шил обувь на заказ. Это ужасно тяжелая работа. Изматывающая, иногда даже опасная, особенно когда приходится самому дублить кожу. Дышать этим спертым запахом. Мой Майкл работал с отцом и иногда приходил к нам на ужин. У него были такие необычные глаза, когда он смотрел на меня. Сердце мое сначала сжималось, а потом билось в совершенно непонятном ритме. Мне было трудно дышать, но я дышала. Мне было трудно соображать, но я могла произносить разумные фразы. Мне тогда было всего пятнадцать лет.
   И снова Мэган улыбнулась, глядя на женщину, которой довелось испытать самое волнительное и бесценное чувство. Как Мэган.
   - Когда вы поняли, что любите его?
   - Однажды он объявил моему отцу, что уходит от него. Собирается заняться своим делом. Отец не хотел отпускать его, но Майклу удалось переубедить его. Он уехал и даже не попрощался. Я не могла в это поверить. Я была так зла на него. Потому что влюбилась в него как последняя дурочка, а он повел себя так, как будто меня вовсе не существовало. Я постоянно смотрела в толпу и искала его глаза. Всё ждала, что вот сейчас он появится за спиной вон того мужчины и улыбнется мне так, как мог улыбаться только он. Но он так и не появлялся.
   - Когда же вы встретились вновь?
   - Через два года. Он постучался в нашу дверь. Я сначала не узнала его, но потом... Боже, он так сильно изменился, так повзрослел! Стал таким красивым. И его глаза. Он посмотрел на меня так, что мое сердце снова перевернулось в груди. А потом сказал, что приехал за мной.
   Мэган не могла скрыть очередной улыбки. Миссис Сомерс выглядела необычайно счастливой, рассказывая о своем муже. Которого потеряла так внезапно. И так давно... Но каждое ее слово было пропитано неиссякаемой и искренней любовью к нему.
   - И вы пошли с ним?
   Миссис Сомерс с улыбкой повернулась к ней.
   - Я безумно хотела этого, но кто меня бы отпустил? Отец сказал, что мы хоть и не аристократы, но свою единственную дочь он выдаст замуж по всем правилам. И Майкл согласился.
   - Майкл... - Мэган вдруг нахмурилась. - Вы назвали внука в честь мужа?
   В глазах миссис Сомерс появилось то необычное тепло, которое появлялось всякий раз, когда она говорила о своем внуке.
   - Он очень похож на моего мужа. И силу духа унаследовал от него. Он - мое сокровище. Вот ради чего стоит продолжать жить. Жизнь иногда способна удивлять нас. И делать нас счастливыми. Даже когда мы этого уже не хотим и не видим.
   Мэган вдруг ощутила зияющую пустоту в груди.
   - У меня ничего не осталось... - едва слышно молвила она. - У меня не осталось ничего от моего Джорджа.
   Миссис Сомерс вдруг обняла ее и прижала к своей груди, почти как если бы это сделала ее родная бабушка. И Мэган не смогла сдержать слез, которые так внезапно хлынули из глаз.
   - Милая, тебе будет больно, очень больно, но запомни вот что: возможно впереди тебя ждет кое-что более значимое, что-то, что сделает тебя счастливой несколько иначе. Тебя ждет нечто особенное. Просто ты этого пока еще не видишь.
   Мэган покачала головой, понимая, что миссис Сомерс не права. Ничего хорошего у нее уже не могло бы быть в жизни. Как может что-то или кто-то, кроме Джорджа, сделать ее еще счастливее?
   Она медленно подняла голову и посмотрела на миссис Сомерс.
   - Можно вам задать один вопрос?
   Бабушка Майкла удивленно вскинула брови. Хоть она и была уже преклонного возраста, лицо ее было в возрастных морщинах, миссис Сомерс выглядела очень приятной, доброй, а в глазах светилось то особое тепло, к которому невольно стремился каждый.
   - Какой вопрос, дорогая?
   Мэган отстранилась от нее.
   - Вы никогда не думали снова выйти замуж? Вы ведь были молодой. Почему вы не позволил себя снова быть счастливой?
   Миссис Сомерс мягко улыбнулась и погладила ее по щеке.
   - Моим счастьем был Майкл. И я любила его той любовью, которую нельзя променять на другую. Эту любовь невозможно обменять ни на какое временное счастье.
   Мэган пустила голову, прекрасно понимая мудрые слова миссис Сомерс. Она сама познала такую любовь, и никогда не смогла бы впустить в свою жизнь кого-то еще. Ее жизнью был Джордж. И любовь к нему навсегда останется с ней.
   Что бы ни произошло.

Глава 4

   Мэган сидела в гостиной, уставившись в книгу, но не разбирала ни слова из того, что ей предстояло прочитать. Собственно она и не прочитала ни строчки. На сердце было так тяжело, что она едва сдерживала слезы. Потому что сегодня была годовщина, вернее шесть месяцев с тех пор, как умер Джордж. У Мэган опускались руки. Она ничего больше не хотела. Ни книг, ни рукоделья, ни прогулок по осеннему саду. Единственным ее желанием было улечься где-нибудь и умереть от невыносимой боли в груди.
   Как она прожила целых полгода без Джорджа? Как вообще смогла это сделать? И почему должна была это делать? Мэган чувствовала себя словно бы в западне, будто ее поймали в некую ловушку и удержали в удушающих оковах. И отпускать не желали, и умереть не позволяли. Какой был смысл существовать в таком состоянии? Если человек может впадать в самую мрачную бездну отчаяния, то в таком положении как раз и находилась Мэган. И она не имела ни малейшего представления о том, как выбраться оттуда.
   Она просыпалась по утрам, завтракала в одиночестве, потом сидела в саду, затем перемещалась в гостиную, где пыталась прочитать книгу, пыталась что-то вышить, а затем ужинала и поднималась снова в свою комнату. Иногда, к ней приходили. Какие-то знакомые, которые якобы волновались о ней. Она не помнила, что ей говорили, что желали. А потом и их визиты прекратились. Потому что уже была глубокая осень, все уехали по своим загородным домам. Город опустел. И лишь один человек неизменно каждую субботу приходил к ней и по-настоящему волновался за нее.
   Миссис Сомерс, вернее бабушка Хелен, как она попросила называть себя, приезжала даже несмотря на дождь или холод. Каждую неделю Мэган с нетерпением ждала ее визитов, будто утопающая, цепляющаяся за соломинку, потому что бабушка Хелен была единственным человеком, которая помогала ей справляться с болью. Ее неизмеримая доброта и теплота постепенно успокаивали Мэган, придавая хоть какие-то силы жить дальше, существовать с зияющей пустотой в груди.
   Вот и сегодня была суббота. И Мэган ожидала прихода бабушки Хелен. Видимо поэтому и не могла сосредоточиться на книге. Книга, которую покупала целую вечность назад. Мэган вдруг нахмурилась, вспомнив тот далекий и такой странный день. Когда случайно столкнулась с мистером Сомерсом. Майкл. Он был единственным человеком, кто не пришел на похороны. И не выразил ей свои соболезнования даже простым письмом. А ведь ей казалось, что они в какой-то степени друзья... И тот разговор в книжной лавке... Он был внуком бабушки Хелен, вернее миссис Сомерс, и был партнером Джорджа. Он не так часто приходил к ним домой и почти сразу же уходил, но они ведь виделись, пусть он и редко разговаривал с ней. Кроме того единственного раза в книжной лавке, когда между ними развязалась необычайно легкая и приятная беседа, и когда она спросила о его любимой книге.
   "Робинзон Крузо"... Странно, почему она вспомнила об этом сегодня? Почему вспомнила мистера Сомерса? Все ее мысли заполнял Джордж. Мэган не могла отпустить его ни на секунду...
   Дверь гостиной отворилась, и появился дворецкий. Строгий и сдержанный мужчина в очках, который много лет работал у Джорджа. Мэган взглянула на него и только сейчас подумала, как же ведутся дела в доме, если она больше ничего не контролирует? И Джорджа больше нет. Кто выдает зарплаты всем работника, на что покупаются продукты? Джордж говорил, что у них так много денег, что и за две жизни они не смогут потратить всё. Возможно, поверенному Джорджа надлежало заботиться об этом. Мэган искренне надеялась, что это так, потому что в противном случае даже не представляла, что ей делать. После смерти Джорджа всё стало таким неважным.
   - Леди Уиксли, - мягким голосом заговорил Дэвис. Несмотря на строгое выражение лица, он всегда был очень вежлив и добр к ней. - К вам пришли.
   Мэган с большим облегчением отложила книгу, которая в последнее время стало тяготеть ее, и медленно встала, ожидая услышать о визите очень дорогого ей человека.
   - Да, Дэвис, я приму ее. Спасибо. Принесите нам чай и любимые печенья миссис Сомерс...
   - Ты всегда знаешь, как подобает встречать меня, моя дорогая, - раздался знакомый голос за спиной Дэвиса. Тот отошел в сторону и впустил в гостиную долгожданную гостью. Увидев Мэган, миссис Сомерс улыбнулась и раскрыла ей свои объятия. -Как я рада тебя видеть!
   Когда Дэвис вышел, Мэган тут же устремилась в объятия бабушки Хелен и крепко обняла ее.
   - Вы не представляете, как я вас ждала!- проговорила она, уткнувшись ей в плечо. - Как же я скучала по вам!
   - Ну же, девочка моя, меня не было всего неделю. - Хелен погладила ее по голове и отстранила от себя. - Чем ты занималась все это время?
   Мэган не смогла бы здраво объяснить свое бессмысленное существование.
   - Я...
   Хелен незаметно покачала головой, в последнее время сильно переживая за бедную девочку, которая буквально разваливалась на части от обрушившегося на нее горя. Их познакомили на вечере поэтов, которые периодически устраивала знакомая Хелен. Никогда не предполагая, что увлечется этим, Хелен полюбила тихие вечера, посвященные поэзии. Они заполняли некую пустоту в груди, которая образовалась после смерти Майкла. Мэган ей сразу понравилась. Своим живым умом и жаждой к жизни. Голодом по новому и особенно к литературе. Искренностью, которая редко встречалась в людях, и особым блеском в глазах, от которого становилось тепло на душе.
   Тот вечер они провели вместе, а потом стали периодически видеться на других вечерах, которые Хелен посещала большую часть для того, чтобы выводить в свет своего угрюмого внука. Но даже на этих вечерах он умудрялся скрывать так, что она встречалась с ним только в карете, когда они возвращались домой.
   Долгое время у Хелен не было близких подруг. Вернее их у нее почти никогда и не было, ведь она была не голубых кровей, не знатного происхождения. Двери богатых домой открывались перед ней только благодаря успехам, которым достиг ее внук. Благодаря тому месту, которое он занял в обществе. Общество, которое теперь хотело знаться с некогда чистильщиком обуви. Хелен знала, что если бы Майкл был жив, они бы вдоволь посмеялись бы над всей этой ситуацией. Несомненно, Майкл бы годился своим внуком.
   Хелен внимательно посмотрела на осунувшееся лицо Мэган. Их объединило некое душевное родство, которое они сумели разглядеть друг в друге с первого дня знакомства. И как-то само собой они постепенно перешли ту грань отчуждения, которая в обществе держала всех на определенном расстоянии.
   И теперь, видя это разбитое и бледное создание, Хелен испытала настоящую боль, не представляя, как помочь ей. Почти такое же чувство она испытывала всякий раз, когда смотрела на своего упрямого внука, одержимого работой.
   Решив не усугублять ситуацию наставлениями, от которых Мэган огорчалась бы еще больше, Хелен кивнула на одиноко лежащую на диване книгу.
   - Так и не можешь дочитать?
   Мэган печально улыбнулась.
   - Так и не смогла начать.
   "Ох, моя девочка", - покачала Хелен головой, взяла ее за руку и повела к дивану.
   - Давай присядем, и ты мне расскажешь, какими печеньями решила соблазнить меня на этот раз.
   - Это ваши любимые песочные печенья с марципаном, только на этот раз марципана в них намного больше.
   Хелен в притворном ужасе округлила глаза.
   - Боже, Мэган, если ты будешь встречать меня так каждый раз, к весне я поправлюсь настолько, что не смогу пролезть ни в одну дверь приличного дома. И моему Майклу придется нанимать людей, которые будут вынуждены переносить меня на палантине.
   Мэган могла бы рассмеяться. Если бы не снедающая боль в груди.
   - Бабушка Хелен, вы прекрасно выглядите. И мои печенья ни за что не...
   Их прервал вошедший в комнату Дэвис. Мэган взглянула на него и нахмурилась, отметив отсутствие подноса. А когда увидела серьезное выражение его лица, сердце замерло в недобром предчувствии.
   - Дэвис, что-то случилось?
   Он быстро покачал головой.
   - Нет, леди Уиксли. К вам еще посетитель.
   - Еще? - На этот раз Мэган даже привстала. Был уже вечер, и начинало темнеть. В такое время к ней приходила только бабушка Хелен. Кто мог нагрянуть к ней без предупреждения в столь поздний час? - Кто пришел?
   Дворецкий откашлялся.
   - Мистер Сомерс.
   - Майкл?
   Это был удивленный голос бабушки Хелен, которая тоже встала.
   - Да, - подтвердил Дэвис. - Он желает видеть вас, леди Уиксли.
   - Сейчас? - в недоумении переспросила Мэган, не представляя, какая причина могла привести его к ней домой.
   Дэвис в нетерпении переступил с ноги на ногу.
   - Проводить его сюда или в кабинет?
   - Сюда, конечно, - ответила бабушка Майкла за Мэган. - Любопытно, что привело его сюда. Может он приехал за мной?
   Мэган не имела ни малейшего представления о том, зачем сюда приехал ее внук. Дэвис исчез, а потом через несколько мгновений дверь отварилась и в комнату вошел высокий светловолосый мужчина с суровыми чертами лица. Мэган на секунду замерла, столкнувшись с его глазами. Такими необычными, такими темными и ярко-зелеными. Он всегда производил на нее странное впечатление. И пусть он не был голубых кровей, он держался не менее достойно и сдержанно, чем любой уважающий себя аристократ.
   Его тяжелый взгляд скользнул в сторону, и Мэган заметила, как потеплели его глаза. Как странно, неужели такой строгий и замкнутый человек знал, что такое нежность?
   - Майкл? - нарушила молчание миссис Сомерс, шагнув к нему. - Что ты здесь делаешь?
   Его светлые брови удивленно приподнялись вверх.
   - Бабушка, что ты здесь делаешь? - наконец заговорил он необычайно глубоким и сильным голосом. - Я думал, ты дома.
   - Настолько хорошо думал, что не додумался проверить, - улыбнулась Хелен, быстро обняв обожаемого внука. - Неужели тебя так сильно захватила работа? Или ты стал забывчивым?
   - Я...
   Она вдруг отстранила его от себя и окинула его большую фигуру изучающим взглядом.
   - Ты так официально одет. Куда это ты собрался?
   Майкл отступил на шаг назад и откашлялся, а потом заложил руки за спину и выпрямился, приняв свой обычный суровый вид.
   - Я всегда так одеваюсь, когда выхожу из дома.
   Хелен склонила голову набок, готовая поспорить с ним по этому поводу, но было во взгляде внука нечто такое, что заставило ее передумать. Он был очень напряжен, она это чувствовала, и выглядел необычайно взволнованным. Если бы Хелен не знала внука так хорошо, она бы подумала, что он готовится к чему-то очень важному. И внезапно ее догадки подтвердились, когда она услышала его слова.
   - Бабушка, я хочу поговорить с леди Уиксли. Ты можешь оставить нас наедине?
   - Наедине? - раздался едва слышный голос Мэган.
   Хелен быстро обернулась к ней, не понимая, что затевает ее такой умный внук. Мэган выглядела бледной. И почти напуганной. Хелен снова повернулась к внуку.
   - Что-то случилось?
   Стальной голос тут же опроверг всё.
   - Нет.
   - Может, тогда я останусь?
   - Нет.
   Иногда он мог быть весьма непреклонным, раздраженно подумала Хелен.
   - Хорошо, но я буду поблизости. - Она отошла от внука и поспешно добавила: - Даю тебе пять минут.
   - Десять.
   - Так и быть, семь...
   - Десять, -безапелляционно заявил он, пристально глядя на бабушку.
   Хелен не оставалось ничего иного, как подчиниться.
   - Хорошо, когда закончите, дайте мне знать.
   Когда миссис Сомерс покинула гостиную, Мэган почему-то ощутила настоящую панику. Потому что впервые после смерти Джорджа осталась наедине с мужчиной. Да еще с таким мужчиной. Но это ведь был мистер Сомерс, тот самый, который приходил к ним домой. Который рассмешил ее в книжной лавке. Тогда почему она вдруг почувствовала страх? Почему боялась его? Почему его тяжелый взгляд внушал ей настоящий ужас?
   - Что... что случилось? - дрожащим голосом спросила она, стоя на месте. - О чем вы хотите поговорить со мной?
   Он не сдвинулся с места и быстро окинул ее изучающим взглядом. Холодок пробежался по спине, когда его лицо посуровело еще больше от того, что он невольно сжал челюсть. Мэган с изумлением поняла, что ему не понравилось то, что он увидел. Подумать только, он не приходил на похороны Джорджа, никак не выразил ей свое соболезнование, а теперь явился, чтобы продемонстрировать ей свое недовольство по поводу того, как она выглядела? Мэган выпрямилась, понимая, что страх уходит. На смену ему пришли гнев и обида. Ведь он должен был прийти сразу после смерти Джорджа! Должен был хоть как-то дать ей понять, что ему жаль... Ведь они были друзьями...
   - Я действительно хочу поговорить с вами, - начал он, по-прежнему пряча руки за спиной. - Мне нужно вам кое-что сказать.
   - Вот как? - Мэган с вызовом приподняла подбородок. - Что такого вы мне можете сказать? Удивляюсь, как вы вообще вспомнили о моем существовании.
   Едва слова сорвались с губ, как Мэган тут же пожалела об этом, увидев, как потемнело его лицо. Оно стало просто каменным. Сомерс шагнул к ней, и было в нём неумолимая опасность, не сулящая ей ничего хорошего.
   - О вашем существовании? - раздался его вкрадчивый голос, от которого Мэган стало просто не по себе.
   Незаметно она сделала шаг назад. И это почему-то заставило его остановиться.
   - Да, вы что же не слышал, что Джорджа убили?
   Мэган не понимала, что за бес вселился в нее, но она не могла остановить себя. Мистер Сомерс склонил голову вперед, так, будто бы пытался к чему-то прислушаться. К ее голосу. К ее словам.
   - Не слышал?
   И внезапно Мэган разозлилась. По-настоящему разозлилась. Впервые после смерти мужа она хоть что-то почувствовала, и от потрясения была готова заплакать.
   - Перестаньте повторять за мной, как школьник!
   - А вы перестаньте нести чушь!
   Он произнес это так громко, что Мэган вздрогнула. Подпрыгнуло и ее сердце. Которое должно было быть мертво. Мэган вдруг затихла и совсем тихо спросила:
   - Почему вы не пришли?
   Лицо его застыло. Глаза потемнели, словно его охватили сильные чувства. Какое-то время он не произносил ни слова. То ли не решался, то ли не знал, что сказать.
   - А вы бы хотели, чтобы я пришел?
   Мэган снова почувствовала зияющую пустоту в груди. И нестерпимое желание расплакаться, потому что была бы безумно рада увидеть его в те страшные дни. Она не могла этого объяснить, но почему-то была уверена, что его собранность и уверенность в себе непременно придадут ей силы справиться с навалившимся на нее горем. Ей было бы так хорошо, если бы он пришел.
   - Да... - выдохнула она, даже не подозревая о том, что значило одно это слово для человека, который стоял напротив.
   Майкл побледнел и только тогда опустил руки. И впервые в жизни Мэган увидела, как потеплел его взгляд. Глаза, глядящие на нее. Суровые складки вокруг губ разгладились, стальной блеск в глазах исчез. Он так сильно преобразился, что она с трудом узнала принципиального дельца, которым он всегда был. Ей вдруг почудилось, что он может подойти к ней. Может коснуться ее... Обнять. Она ошеломленно покачала головой. Что за бред? О чем она только думает! Он ведь не мог обнять ее... Ей нужно было взять себя в руки и сконцентрироваться на разговоре.
   Гнев куда-то испарился. И страх тоже. Осталась тишина, разделяющая их. Проглотив ком в горле, понимая, что едва сдерживается, Мэган все же тихо спросила:
   - Что вы хотели мне сказать?
   Он медленно покачал головой, словно стряхивал с себя наваждение, и снова выпрямился, но руки не убрал за спину. Прежняя строгость тут же вернулась к нему.
   - Это касается дел вашего мужа.
   Мэган напряглась, услышав про Джорджа.
   - Что?
   Спина мистера Сомерса стала еще прямее.
   - Вы знали о его финансовых затруднениях?
   - Затруднениях? - Разумеется, она ничего такого не знала, потому что Джордж никогда не обсуждал с ней свои дела. - У моего мужа не было финансовых затруднений.
   В зеленых глазах появился стальной блеск. Сомерс на самом деле был очень опасным и суровым человеком.
   - На том вечере, когда нас представили, он искал моего знакомства, чтобы я помог ему выбраться из деликатного положения.
   Мэган снова разозлилась, гневаясь на то, что имя Джорджа вспоминают в таком нелицеприятном свете.
   - Какое вы имеете права говорить о моем муже таким тоном?
   Сомерса не взволновал гневный тон собеседницы. Он продолжил в обычной манере.
   - Он испытывал определенные финансовые трудности, и попросил помочь ему. Я согласился и назначил ему встречу, а потом мы подписали соглашение и стали с ним деловыми партнерами. Я поручился вкладывать оставшиеся деньги вашего мужа в предприятия, которые принесут ему прибыль.
   - Джордж никогда не нуждался в деньгах.
   Сомерс презрительно фыркнул.
   - Так говорят те, кто не знает им цену.
   - Как вы смеете!
   Мэган готова была ударить его за эти слова. Подумать только, он явился сюда, чтобы не выражать соболезнования, а оскорблять! Это так сильно ранило ее, ведь она не ожидала от него ничего подобного.
   На этот раз ее слова подействовали на него. Он сделал глубокий вдох и тихо сказал:
   - Простите, я не должен был так говорить.
   И снова Мэган не нашлась с ответом. Сомерс был единственным человеком на свете, которого она никак не могла понять.
   - Чего вы хотите? - устало произнесла Мэган, мечтая оказаться за спасительной дверью своей комнаты. Потому что интуитивно чувствовала, что этот разговор ничего хорошего ей не принесет.
   - Ваш муж проиграл все ваши деньги за неделю до того, как его... не стало.
   Мэган сначала не поняла странных слов Сомерса, но когда до нее дошел настоящий смысл сказанного, она почувствовала, как ей не хватает воздуха.
   - Ч-что? - вымолвила она, не веря своим ушам.
   - Вы остались без средств к существованию. И этот дом... он заложен. В конце года истекает срок расписки, и вам придется покинуть это место.
   Мэган покачнулась и упала на диван, ощущая сильнейшее головокружение. К ее большой неожиданности Сомерс вдруг оказался рядом с ней, встав на колени и взял ее руку в свою. Не зря она опасалась, что он намерен прикоснуться к ней, пронеслось внезапно в голове. Мэган как загипнотизированная смотрела на руку мужчины, который, однако, с необычайной нежностью сжал ей пальцы. Так, как будто боялся причинить ей вред. Это почему-то поразило ее больше, чем его слова. Какая странная рука. Длинные пальцы. Светлые волоски, покрывающие тыльную сторону ладони... И тепло, которое она ощутила. От его пальцев исходило странное, тревожащее, но такое приятное тепло...
   - Вам нехорошо?
   Мэган медленно подняла голову.
   - Вы думаете, что после ваших слов я могу прыгать от счастья?
   Ее сарказм достиг цели, потому что Сомерс тут же убрал руку. А потом поднялся. Когда он отошел и встал спиной к ней, Мэган наконец осознала, что ее мир в одночасье, нет, за секунду рухнул и перевернулся. Слепящая паника тут же охватила ее. Как она покинет этот дом? Дом, который напоминал ей о Джордже. Где она провела с ним свои самые счастливые мгновения. Куда она пойдет?
   - Как это произошло? - убитым голосом спросила она, глядя в одну точку на полу. И пытаясь дышать ровнее.
   - Ему нужны были деньги.
   - Почему вы не помогли ему?
   - Я не знал, что он собирается заложить дом.
   - Боже, - невольно сорвалось с ее губ. Она сжала лежавшую рядом подушку побелевшими пальцами. - Я должна освободить этот дом через полтора месяца?
   Ровно через полтора месяца закончится этот год. В Новый год ей придется съезжать отсюда. Если у Джорджа не было денег, значит и у Мэган нет средств, чем она могла бы расплатиться с долгами. Ее выбросят на улицу прямо в Новый год! О Боже!
   - Вам не придется покидать этот дом, если вы примете мое предложение, - послышался ровный голос Сомерса.
   Мэган моргнула и медленно встала.
   - Ваше предложение?
   Он обернулся к ней с еще более суровым выражением лица.
   - Выходите за меня замуж, и я смогу позаботиться о вас.
   Мэган была настолько потрясена, что пару минут просто не знала, что ей сказать. Гнев, негодование, паника, страх... Ее обуревали столько различных чувств, что она не могла пошевелиться. А потом густой поток отчаяния нахлынул на нее так резко, что чуть было не сбил с ног.
   - Вы в своем уме! - вскричала она, начиная дрожать. Она была возмущена тем, что он предположил, будто она рассмотрит, выслушает... да даже допустит и мысль о том, чтобы снова... - Вы за кого меня принимаете? Тело Джорджа еще не остыло, я в трауре, я умирая от боли потери мужа, а вы смеете говорить мне такое?! - Мэган стало трясти от ярости. - Вы хоть понимаете, что значит любить и потерять того, кто был смыслом твоей жизни?
   Сомерс вдруг дернулся так, будто его ударили, а потом его лицо стало таким мертвенно бледным, что Мэган на секунду испугалась, что он упадет.
   - Я не собираюсь оскорблять память вашего горячо любимого мужа, - произнес он стальным голосом. - Я хочу помочь вам, потому что это в моих силах.
   - И вы бы поступили так же, будь на моем месте другая вдова? Вы такой филантроп?
   Он долго и внимательно смотрел на нее, а потом коротко ответил:
   - Нет.
   Мэган уже не силилась понять его.
   - Почему?..
   - Джордж был моим другом, - тихо произнес он, спрятав руки за спину. - Я хочу помочь жене своего друга.
   Мэган вся сникла, ощутив небывалую усталость. И резь в глазах.
   - Таким другом, что вы даже не пришли на его похороны?
   В глазах Сомерса вдруг отразилась такая боль, что Мэган застыла от изумления. Неужели она ошиблась, и он не пришел по какой-то веской причине?
   - Я не ждал, что вы сразу же согласитесь.
   - И правильно делали.
   - Я не жду, что вы добровольно захотите стать моей женой, но это единственный способ помочь вам так, чтобы о вас никто не судачил. Единственный способ сохранить то, что вы имеете.
   Мэган готова была завыть от отчаяния. Но приложила все усилия для того, чтобы сдержаться.
   - Я не могу, - почти жалобно простонала она, отвернувшись. - Я ведь только потеряла своего мужа... Я потеряла то, что придавало смысл всей моей жизни... Если хотят забирать дом, пусть забирают. Мне все равно...
   - Мэган, - вдруг раздался глухой, наполненный такой тоски голос, что Мэган вздрогнула и обернулась. И тут же обнаружила, что он стоит совсем близко от нее. Впервые с момента их знакомства он осмелился назвать ее по имени. Это было так неожиданно и так странно, что у Мэган участилось дыхание. Его глаза снова потеплели, и это снова не понравилось ей. А потом он вновь стал сдержанным и отчужденным. -Я не прошу сделать то, что вам тяжело или противно. Поверьте, я прекрасно понимаю то, через что вам приходится пройти. Я лишь хочу помочь вам преодолеть эти трудности с наименьшими потерями.
   Он опустил голову, и повисла какая-то странная тишина. А потом он увидел книгу, лежащую на диване, потянулся и поднял ее.
   - Путешествия Гулливера? - прочитал Сомерс и, вскинув голову, удивленно посмотрел на нее. Мэган полагала, что ничто в мире не способно его удивить. Ведь он так тщательно скрывал свои чувства. И почти всегда был готов ко всему. - Вы читаете Свифта?
   И снова выражение его лица потеряла ту жесткость, которая делала его суровым и замкнутым.
   Создавалось впечатление, будто они снова оказались в той книжной лавке.
   - Вы ведь не хотели знать, какую книгу купила я, - напомнила Мэган, почему-то посчитав важным напомнить ему об этом.
   Сомерс нахмурился.
   - В тот день вы покупали Свифта? - спросил он таким тоном, будто казалось, если бы тогда он узнал об этом, это могло бы что-то изменить.
   Но, разумеется, это ничего не меняло.
   - Да. Вы не читали "Приключения Гулливера"?
   Мэган поражалась странному разговору, в который ее снова вовлекли. Сначала известие о крахе ее мужа, затем предложение о замужестве, а теперь Свифт... Если бы это была ретроспектива ее жизни, Мэган подумала бы, что находится в Бедламе.
   - Нет, - наконец произнес он, а потом так же медленно протянул руку вперед и вручил ей книгу. - Не читал.
   - При вашей любви к книгам приключений?
   Вопрос Мэган так и остался без ответа. Сомерс снова превратился в расчетливого дельца, который хладнокровно решал проблемы.
   - Подумайте над тем, что я вам сказал. До Нового года вам нужно принять некое решение.
   - Я не стану вашей женой, - совершенно спокойно ответила Мэган.
   Однако это не остановило и даже не расстроило его.
   - У вас есть время, чтобы еще раз всё обдумать.
   - Здесь не о чем думать. Я ни на кого не променяю Джорджа. Даже мертвого.
   Сомерс смотрел на нее таким пугающе пристальным взглядом, что Мэган снова стало не по себе. Затем он развернулся и направился к двери.
   - Я приду через полтора месяца. За вашим новым ответом. До свидания.
   Он вышел, а Мэган всё смотрела ему вслед, поражаясь его самонадеянности. Он ведь никогда никого не любил и не знал, что значит потерять того, кем дышал и жил. Когда он придет в следующий раз, Мэган спокойно объяснит ему, что настоящую любовь нельзя променять на иллюзию временного спасения.
   О счастье теперь не могло быть и речи.

Глава 5

   - Почему вы не пришли?
   - А вы бы хотели, чтобы я пришел?
   - Да...
   Одно короткое слово, но какое значимое! Господи, в этом одном слове Майкл искал и как утопающий находил свое спасение! Полтора месяца каждую секунду он напоминал себе об этом, чтобы дожить до сегодняшнего дня. Чтобы не сойти с ума от дикой потребности тут же пойти к ней, как это бывало за предыдущие шесть месяцев.
   Майкл не знал, как сумел удержаться от нее вдали так долго. Как часто он мечтал немедленно отправиться к ней, обнять, прижать к своей груди и хоть как-то забрать себе часть ее страданий. Ему было невыносимо от того, что она страдала. Ему было невыносимо от того, что он не мог помочь ей, не мог утешить. Майкл рвался на части, но знал, что не имеет права находиться рядом с ней.
   Он боялся. Ужасно боялся того, что Уиксли все рассказал ей. И возможно она возненавидела его за смерть мужа так сильно, что при первой же возможности тут же выгонит его. Майкл не смог бы вынести ее ненависти. Не мог простить себя за то, что стал невольным виновником смерти Уиксли, который не заслужил такой кончины. Майкл не мог и подумать, что тот умрет. Он давно принял как должное то, что Мэган недосягаема для него. Он и не думал о том, что их жизни смогут еще хоть когда-нибудь пересечься.
   Но...
   Она не знала о том, что произошло между Уиксли и им. Она не знала, какую роковую роль Майклу пришлось сыграть в судьбе Уиксли. Иначе немедленно прогнала бы его прочь.
   Майкл закрыл глаза и привалился к спинке сиденья. Карета медленно катилась по заснеженному и опустевшему Лондону. Настал тот день, которого он ждал с таким нетерпением. День, о существовании которого он и не подозревал. Но он настал. И теперь Майкл ехал на встречу со своей судьбой.
   "Вы за кого меня принимаете? Тело Джорджа еще не остыло, я в трауре, я умираю от боли потери мужа, а вы смеете говорить мне такое?!"
   Майкл и не ждал, что она примет его предложения. Он даже не мечтал, что доживет до того дня, когда у него будет возможность сделать предложение Мэган. Мэган! Как такое могло произойти? Он ведь не претендовать на нее. Он не хотел разрушать ее жизнь, ее счастье. Он не собирался причинять ей еще больше боли. Но это был единственный способ защитить ее от той ситуации, в которой оставил ее Уиксли. Майкл не знал, что этот глупец заложил все свои земли, всю недвижимость, какой владел, и что оставил Мэган совершенно без средств к существованию.
   Как мог Майкл позволить выселить ее из собственного дома и выбросить на улицу? Как мог разрешить ветру растрепать ее великолепные волосы? Как мог тени печали позволить коснуться прекрасного лица? У него разрывалось сердце за нее. Единственным утешением были невольные рассказы бабушки, которая периодически навещала ее и помогала пройти через все эти испытания. Он не знал, как эти две женщины сдружились, но был безмерно рад тому, что рядом с Мэган находился надежный человек. Который мог действительно помочь ей.
   "Вы хоть понимаете, что значит любить и потерять того, кто был смыслом твоей жизни?"
   Как же она заблуждалась! Она даже не подозревала о том, что он прошел через настоящий ад, пока дожил до своих двадцати восьми лет. И никогда не узнает, что настоящий ад наступил с тех пор, как он повстречал ее. Она не поймет, через какие мучения он проходит, каждый раз видя ее и понимая, что она никогда не сможет принадлежать ему. И какое счастье, что она не ведает, что чувствует человек, теряя отца, затем мать, а потом в одиночестве хороня единственную младшую сестру.
   Жизнь - такая странная штука. Когда он умолял ее о крохах, она жестоко и громогласно отказывала ему. А когда он перестал чего-либо ждать, ни у одного святого не просил сделать Мэган его, слова сами собой сорвались с губ. И теперь он ехал за ее ответом. Майкл запретил бабушке после того случая навещать Мэган, дабы бабушка не повлияла на ее решение. Он хотел, чтобы она честно дала ответ. Чтобы осознавала свое решение. Майкл убеждал себя, что сможет выслушать ее отказ. Она ведь так сильно любила мужа!
   "Я ни на кого не променяю Джорджа. Даже мертвого".
   Эти слова причиняли ужасную боль, но Майкл терпел, понимая, что не имеет права гневаться. Или страдать. Ее любовью был Джордж. Как и любовью Майкла была Мэган. И если бы он потерял ее... Майкл резко открыл глаза. Он бы не смог вынести ее потерю. Пусть она никогда не узнает, что значит для него, пусть никогда не поймет, какую цену он готов заплатить, чтобы быть с ней, он всё равно не выживет без нее. Так почему же решил попросить ее руки? Зачем нужно было так глупо рисковать и подставлять сердце под еще один удар? Сможет ли он вынести окончательный отказ? Сможет уйти, если она прогонит его?
   Как бы то ни было, он должен был попытаться помочь ее. И это был единственный способ спасти ее и позаботиться о ней так, чтобы никто об этом не судачил. Майкл не смог бы вынести, если бы ее коснулась тень позора.
   Карета свернула направо и остановилась. Когда слуга открыл дверь, Майкл тяжело вздохнул и вышел. Вот он и прибыл. Сейчас решиться не только судьба Мэган. В любом случае он найдет способ помочь ей и вернуть ей все те деньги, что ему удалось сохранить от глупого Уиксли. Совсем скоро небеса решат, биться ли его сердцу дальше, или замереть навсегда.
   Дверь открыл строгий и собранный дворецкий, который сказал, что его ждут. Передав ему шляпу и перчатки, Майкл посмотрел на двери гостиной и неожиданно почувствовал, как задрожали колени. Паника охватила его, уговаривая развернуться и уехать отсюда прочь. Прочь от той боли, которую он сознательно собирался причинить себе. Ведь Мэган откажет. Это было очевидно, как и то, что сейчас 1837 год, канун Нового 1838 года. Почему он не уходит и не предоставит Мэган тот выход, который бы полностью устроил ее?
   Может потому, что он тайно жаждал получить небольшое право претендовать на нее? Может он как последний глупец рассчитывал на чудо? Чудо, в которое никогда не верил и которое никогда с ним не происходило! Чудо не произошло, когда он обнаружил окровавленную Дебби на заднем дворе. Бог тоже не смог сотворить чудо, чтобы помочь ей. Чудо не произошло, когда Майкл со слезами на глазах кричал на бога и требовал вернуть сестру, требовал, чтобы Дебби проснулась! Это пустое, никчемное слово... Почему оно играет такую важную роль в жизни каждого, кроме него?
   Так неужели сейчас он вдруг понадеялся на чудо?
   Как глупо! Сжав руку в кулак, Майкл стремительно направился в гостиную, решив завершить то, что так опрометчиво и безрассудно начал. Чем скорее он поговорит с ней и уедет, тем лучше для них обоих.
   Но едва он вошел в комнату и увидел Мэган, как понял, что не может сдвинуться с места. У него защемило сердце, когда он увидел невероятно осунувшееся, бледное лицо. В прошлый раз он тоже отметил, как сильно она похудела, но сегодня она была почти прозрачной. Ее что, никто не кормил? Никому не было дело до того, что она может умереть от голода! Майкл вдруг испытал такой гнев, что задрожали руки. Он переступил порог и гневно захлопнул дверь.
   - Вы когда кушали в последний раз? - прогремел он, заметив, как вздрогнула Мэган.
   Она стояла возле окна, в черном, наглухо закрытом ужасно некрасивом платье, с жестко собранными волосами, и прямо смотрела на нее. Такая худенькая, такая грустная, но такая дорогая сердцу, что на секунду перехватило дыхание, и возникло удушающее желание немедленно подойти и обнять ее. Господи, Майкл так сильно любил ее, что испытал настоящую боль в груди!
   Она вскинула голову, но не сдвинулась с места.
   - Вы обычно так начинаете свое приветствие? - довольно резко спросила она.
   Майкл остановился на полпути к ней и строго посмотрел на нее.
   - Возможно, если мне есть дело то человека, который в последний раз кушал месяц назад.
   Она вдруг фыркнула.
   - Довожу до вашего сведения, что человек не может прожить без еды ровно неделю. Так что я не могла отказаться от пищи, как вы изволили выразиться, месяц назад.
   Глаза Майкла гневно потемнели.
   - Вы издеваетесь надо мной?
   - Возможно. А возможно я предлагаю вам присесть и поговорить, как цивилизованные люди. Выбирайте.
   Как он мог забыть, какая сила духа таилась в этой на первый взгляд хрупкой женщине? Он так сильно переживал за нее, волновался и думал о ней, что с трудом удержался от искушения подойти и обнять ее. Вместо этого он вдруг растерянно провел рукой по своим золотистым волосам и чуть ли не плюхнулся на диван. Так неприлично, что его выгнали бы из любого другого дома за отсутствие манер, о которых он напрочь позабыл.
   - Я... прошу прощение. Добрый вечер.
   Мэган осталась стоять на том же месте, когда спокойным голосом спросила:
   - Хотите выпить чаю?
   Майкл вскинул голову и посмотрел на нее. И невольно восхитился женщиной, которая держалась с таким достоинством даже тогда, когда "сердце ее разрывалось от боли за потерянного мужа".
   - Благодарю, но ничего не нужно, - покачал он головой.
   Повисло странное молчание. Были слышны лишь потрескивание дров в камине и размеренный бег напольных часов.
   - Как поживает бабушка... миссис Сомерс? - вдруг тихо спросила Мэган.
   Майкл окончательно пришел в себя и встал.
   - Благодарю, хорошо. Она просила передать вам привет. И хотела, чтобы вы знали, что она очень скучает по вам.
   Майкл вдруг заметил, как предательски заблестели ее невероятно грустные голубые глаза. И снова испытал жгучее желание обнять и прижать ее к своей изнывающей по ней груди.
   - Передайте ей, что я тоже скучаю по ней... - Голос ее дрожал. Она вдруг отвернулась и едва слышно добавила: - Очень скучаю...
   Майкл внезапно ощутил себя самым настоящим злодеем, который разлучил двух любящих людей, которые очень нуждались друг в друге. И ведь почти так и было. Он запретил бабушке приезжать сюда. Он разлучил Мэган с единственным человеком, который мог бы помочь ей пережить горе и одиночество...Майкл не стремился усугубить их страдания, а лишь хотел, чтобы решение было принято без давления.
   - Как вы поживаете? - так же тихо спросил он, будто боясь, что резкие звуки причинят Мэган неудобства.
   - Х-хорошо...
   Он видел, как "хорошо" ей было. Очень "хорошо". Так "хорошо", что совсем скоро она растает на глазах.
   - Вы не хотите чаю? - невольно спросил он, желая хоть бы убедиться, что она не разучилась есть. Не забыла, как это следует делать.
   Мэган медленно обернулась к нему. У нее было такое странное выражение лица. И глаза... Эти голубые глаза, которые не давали ему покоя днем и ночью. В них появилась какая-то решимость. В прошлый раз он видел ее полностью разбитой. А сейчас...
   - Я не хочу чая, если вы не хотите.
   Майкл вдруг покачала головой и подумал, что сможет закончить то, что намеревался. Не сможет склонять Мэган к тому, что разрушило бы ее мир и покой. Она должна была скорбеть по мужу. Трудно забыть человека, который был смыслом твоей жизни. Кто как ни он должен был это понять! Как бы тяжело ни было Майклу признавать это, но он поступал очень нечестно по отношению к Мэган. Она имела права на выбор. Имела права жить так, как ей хотелось, а не так, как ей навязывали. Майкл взглянул на стоявшую недалеко бледную женщину, которая была смыслом его жизни. Он вернет ей деньги мужа, отдаст ей документы на дом, который уже выкупил, и исчезнет из ее жизни. Зачем мучить ее и себя? Он больше не мог находиться рядом с ней и не иметь возможность скрывать свои чувства, подавить желание коснуться ее, обнять, вдохнуть неповторимый запах...
   - Я... - Он прочистил горло и выпрямился. - Я пойду... Мне не следовало... До свидания.
   Он развернулся и направился к двери, чувствуя пустоту в груди. И сильнейшее головокружение. Подумать только, но он осмелился предположить, что такая женщина, как Мэган, пожелает выйти за него замуж, за некогда уличного мальчишку, который чистил обувь!
   - Майкл!
   Он замер на шаге от двери и быстро обернулся. Сердце снова подпрыгнуло, едва она назвала его по имени. Майкл взглянул на женщину, ради которой был готов на все. На все, кроме как причинить ей очередную боль.
   - Да?
   На милом лице отразилось глубокое удивление, которое она, вероятно, испытала после его заявления об уходе.
   - Куда вы идете?
   - Домой.
   Как нелепо. Он вообще не должен был приезжать сюда. Не должен был доводить всё до такого абсурда.
   - Но вы ведь пришли за моим ответом. Который я вам еще не дала.
   Майкл замер, как замерло и его сердце.
   - Вы хотите дать мне ответ?
   Готов ли он снова услышать отказ? Который навечно разобьет его сердце.
   - Да.
   Сердце его на этот раз гулко ударило по ребрам, а потом затихло совсем. В немом изумлении.
   - И какой ответ вы хотите дать? - едва слышно спросил Майкл.
   Она полностью повернулась в его сторону. Взгляд ее был наполнен решимостью и твердостью. Она сцепила руки и, заглянув ему в глаза, сказала:
   - Я согласна.
   Несколько мгновений Майкл стоял, не шевелясь и изумленно глядя на Мэган. Он, вероятно ослышался. Она согласна остаться в том положении, в котором находилась. Вот что она должна была сказать. Она ведь не имела в виду то, что собирается...
   - Я согласна стать вашей женой, но у меня есть условия.
   Майкл сделал глубокий вдох и на секунду прикрыл глаза. Вдох, выдох. Затем снова посмотрел на Мэган. Она по-прежнему с невероятной решимостью стояла недалеко от него. В трех или четырех шагах. Такая худенькая, такая бледная, но наполненная такой внутренней силой, что Майкл невольно испытал гордость к ней.
   "Согласна стать вашей женой". Это ему не померещилось? Он спит или бредит?
   - Майкл, вы меня слышите? - обеспокоенно спросила она, глядя на самого потрясенного человека в мире.
   Майкл моргнул.
   - Да. - Растерянно он поднял руку и быстро провел пальцами по своим волосам. Боже милостивый, такое возможно? Возможно, чтобы его самая заветная мечта исполнилась? - Мэган, вы хорошо подумали над своим решением?
   Господи, неужели он еще и пытается уговорить ее отказаться от своих слов?
   - Да. - Она приподняла подбородок, словно бросая ему вызов. - Но у меня есть условия.
   На этот раз он не смог проигнорировать ее слова.
   - Я слушаю.
   Он заложил руки за спину и внимательно посмотрел на нее, приказывая свое сердце не стучать так громко, иначе он ничего не расслышит. И пытался дышать, чтобы не задохнуться. От радости. От потрясения. От желания подойти и крепко обнять ее.
   - Я не могу стать вам той женой, какой вы ждете от меня. Я не смогу выполнять перед другими роль вашей жены, выходить в свет и притворяться, что у меня все хорошо.
   Майкл внезапно по-настоящему и до конца осознал всё то, что должно было происходить. Как это повлияет на их жизни. Как изменит их жизни. И как тяжело это всё будет для нее.
   - Я не прошу вас пойти на то, что сделает вас несчастной. И как вы уже должны знать, я не затеваю мероприятий, где мне требуется хозяйка вечера. - Он сжал руки и еще больше выпрямил спину. - Вам не нужно волноваться по этому поводу. Какие еще у вас есть условия?
   - Я буду носить траур по Джорджу до самого конца.
   Что значило три года. Что ж, это тоже было справедливо, ведь она не успеет скорбеть по Уиксли так, как того требовало ее сердце. Если только не учесть то, что она собиралась стать женой другого человека. Майкл кивнул.
   - Хорошо. Что еще?
   Она невольно склонила голову. Майкл ошибся или ее щеки слегка порозовели? Незаметно, но она покраснела... Если это было смущение, то она с этим быстро справилась, потому что резко вскинула голову, твердо посмотрела на него и прямо сказала:
   - Я не смогу разделить с вами постель.
   Вероятно, это было самое главное, что могло бы стать камнем преткновения. Как для нее, так и для него. Майкл не двигался с места, не моргал. Он лишь пристально смотрел на нее и пытался понять, насколько болезненно будет для него получить ее и продолжать не иметь возможности хоть бы сжать ей руку. Он никогда не думал, что любовь заполнит все его существо настолько сильно, что он будет задыхаться, не сможет мыслить здраво и жить без возможности проявить свою любовь. Он не верил в любовь. Не верил в силу любви. Но судьбе было угодно разрушить его сомнения до основания. И теперь Майкл беспомощно стоял и смотрел на женщину, которая соглашалась принадлежать ему, но не быть его.
   - Я принимаю ваше условие, - услышал он свой голос, который озадачил Мэган.
   Она приподняла брови и покачала головой.
   - Я думала... - Она будто не могла что-то решить для себя. - Я думала, что вы возьмете свое предложение обратно, когда я скажу вам это условие.
   Как же она ошиблась! Иметь возможность беспрепятственно видеть ее и знать, что с ней все в порядке, было высшей наградой. По крайней мере, Майкл отчаянно хотел верить в то, что этого достаточно.
   - Обычно, когда я принимаю решение, я не склонен менять его. Что бы ни случилось.
   К его огромному изумлению Мэган шагнула к нему.
   - Почему? -тихо спросила она, остановившись в шаге от него и глядя на него так, что вызывала своим взглядом боль во всем его теле. - Почему вы идете на это?
   Майкл был непреклонен.
   - Я так решил.
   - Но почему? - вопрошала она, терзая его вдруг ставший нежным взглядом. - Вы хотите дать мне кров и надежду на будущее, даете положение в обществе и защиту, а взамен не просите ничего? Но так ведь не бывает.
   "Бывает, - с мукой подумал Майкл, стараясь удержать свои руки за спиной. - Бывает, когда кто-то становится важнее тебя самого".
   - Вам не нужно думать о том, чего жду от этого брака я.
   - Но... зачем вам брак без обязательств? Брак, который будет таким неполноценным. Где не будет детей и любви.
   С каждым словом она невольно наступала на те самые раны, которые болели намного сильнее, когда она стояла так близко от него.
   - Вы будете защищены. И в безопасности.
   - Почему вы так печетесь обо мне? Неужели ради Джорджа? Вы так сильно дорожили его дружбой? И готовы принести в жертву свое счастье? Зачем вам пустой брак?
   "Ты будешь моей, не смотря ни на что. И я буду знать, что ты в безопасности". А еще, он совсем скоро умрет. Тихо сляжет и незаметно исчезнет из этого мира, который с легкостью покинули почти все его родные. Его успокоит мысль о том, что Мэган защищена. Что она ни в чем не будет нуждаться. И она сможет позаботиться о бабушке.
   - Мои стремления не должны вас заботить, - произнес он тем самым своим суровым голосом, которым давал понять, что дальнейшие обсуждения бессмысленны. - Если у вас есть еще условия, я готов выслушать их тоже.
   Мэган долго смотрела на него, потом медленно покачала головой. Она выглядела потрясенной. Возможно, не ожидала, что он согласиться на это после ее условий. Майкл нахмурился и опустил руки. Черт побери, Мэган, любовь всей его жизни, согласилась стать его женой, как он мог позволить ей отказаться от этого? Или отказаться от этого самому? Майкл едва мог поверить в реальность происходящего.
   - Тогда вам больше не о чем беспокоиться, - поспешно заговорил он, отойдя от нее на приличное расстояние, чтобы избавить себя от искушения прикоснуться к ней. - Я пришлю к вам бабушку, чтобы вы могли собраться. И возьму специально разрешение на брак. После церемонии мы уедем в мой загородный дом, и вам не придется волноваться относительно того, что вас будут донимать сплетницы общества, или мои гости. - Майкл повернулся и взглянул на нее. - Вам что-нибудь нужно? - Она снова медленно покачала головой. Вероятно, сейчас не самый лучший момент спрашивать, что ей нужно. Они оба были обескуражены стремительно развивающимися событиями. Им нужно было время, чтобы прийти в себя. - Если вам что-то понадобиться, дайте мне знать. Не буду вам больше мешать.
   Сказав это, он еще раз окинул ее быстрым взглядом. Стараясь запомнить этот миг, это волшебное мгновение, которое навсегда сделает Мэган частью его жизни, его существования. А затем шагнул к двери и тихо вышел. Закрыв дверь гостиной, Майкл вдруг остановился и закрыл глаза. Боже, пусть произошедшее окажется реальностью! Пусть всё это происходит с ним на самом деле.
   Быстро очнувшись, он поднял руку и ущипнул себя. Легкая боль не могла служить доказательством того, что он не спит. Майкл огляделся и тут же заметил стоявшего недалеко дворецкого Мэган, который удивленно смотрел на него. Напустив на себя сурово-решительный вид, он шагнул к слуге и резко велел:
   - Ущипните меня.
   Густые брови дворецкого поползли вверх. Он удивленно посмотрел на Майкла через линзы своих очков.
   - Что, простите?
   - Вы ведь знаете, как следует ущипнуть человека?
   Дэвис медленно поправил свои очки.
   - Думаю, что да, сэр.
   - Тогда ущипните меня.
   Для большей убедительности Майкл протянул ему руку.
   - Вам нехорошо, сэр? - спросил дворецкий, взглянув на руку Майкла.
   - Будет хорошо, если вы достаточно сильно ущипнете меня.
   - Вы уверены?
   Сейчас он не был уверен ни в чем.
   - Да.
   - Вы по-прежнему желаете, чтобы я вас ущипнул?
   - Это и была причина, по которой я подошел к вам.
   - Хорошо.
   Дворецкий пристально посмотрел на руку Майкла, а затем весьма болезненно ущипнул его, так, что Майкл даже поморщился.
   - Вам стало лучше, сэр?
   Майкл опустил руку, боясь поверить в счастье, которое совсем скоро обрушится на него.
   - Да, благодарю.
   Дворецкий удовлетворенно кивнул и выпрямился.
   - Вас проводить?
   - Нет. - Взгляд Майкла вдруг стал недовольным, когда он вспомнил кое о чем. - Как вы заботитесь о своей хозяйке? Вы что же, морите ее голодом, или у вас недостаточно денег, чтобы купить здоровой пищи?
   Дворецкий побледнел от этого замечания.
   - Леди Уиксли сейчас переживает не лучшие времена, но мы стараемся сделать все возможное, чтобы поддержать и помочь ей.
   Майкл вздохнул, ругая себя за то, что набросился на человека, который на самом деле беспокоился за Мэган.
   - Дэвис, вы же знаете, что если вам что-то понадобиться, вы всегда можете написать мне, - устало проговорил он, взглянув на дверь гостиной, за которой находилась Мэган. Его будущая жена. Сейчас еще невеста. Боже, она согласилась стать его женой, а он даже не подарил ей кольца! Какой идиот! Еще и смеет после этого выговаривать дворецкого! - Просто проследите за тем, чтобы она регулярно принимала пищу. Она так сильно похудела, что стала почти прозрачной.
   - Я сделаю все возможное, сэр.
   Майкл в последний раз взглянул на дверь гостиной и ушел. День выдался холодным и промозглым. Шел небольшой снег. На улице не было видно ни одного человека. Но Майклу показалось, что это самый замечательный день. Самый счастливый день в его жизни. Женщина, которую он любил так долго, которая никогда не могла бы принадлежать ему, сегодня дала свое согласие стать его женой. Ему было неважно, какие условия она предъявила. Сейчас всё казалось таким неважным. Ради нее он был готов абсолютно на все. Единственная мысль, которая грела его - это возможность быть рядом с ней тогда, когда он пожелает. Ему не нужно будет тайно преследовать ее на улице, чтобы увидеть редкую улыбку или блеск в глазах.
   Мэган станет его женой!
   Господи, неужели чудеса могли происходить?
   Майкл вдруг почувствовал, как губы его раздвигаются в стороны. Как странно, у него было такое ощущение, что он улыбается. В последнее время у него не было повода улыбаться, а сейчас он улыбается от всего сердца.
   Вскочив в карету, он велел кучера ехать к ювелиру.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"