Агекян Марина Смбатовна: другие произведения.

"Куда я без тебя?..", Главы 6-9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории Майкла и Мэган


Глава 6

   Мэган не могла поверить в то, что с ней происходило, но она сидела в карете, которая увозила ее прочь из Лондона. Увозила ее туда, где собиралась начаться ее вторая, новая жизнь. Казалось, это какой-то сон, потому что это не могло быть правдой. Полгода назад она похоронила обожаемого мужа, а теперь ехала в новый дом со своим новым мужем. Как она дошла до этого?
   Мэган провела рукой по застывшему лицу и взглянула в окно кареты, за которым шел сильный снег. Крупные хлопья падали на землю в каком-то странном молчании. Тишина обволакивала. Мэган подумала, что могла бы вечно жить в такой тишине. Которая отделяла от всех мыслей. Отрывала от реальности и боли. Существование становилось таким незначительным. Всё теряло свою значимость и силу.
   Была только тишина.
   И дорога. Дорога, конечный пункт которой навсегда изменит ее жизнь. Она не хотела новой жизни. Любая перемена была невероятно болезненной. После Джорджа не было никакой жизни, и смысла в ней тоже не было. В ней вообще ничего не осталось. Тогда почему и как она могла согласиться на это безумие?
   "Моим счастьем был Майкл. И я любила его той любовью, которую нельзя променять на другую. Ни на какое временное счастье невозможно обменять эту любовь".
   Снова и снова Мэган вспоминала слова бабушки Хелен, поражаясь тому, что сама она смогла променять свою любовь на временное счастье. Но ведь Майкл не предлагал ей счастья. Об этом не могло быть и речи. Так неужели она была готова променять память и любовь Джорджа на убежище, которое и предложил Майкл? Мэган не могла понять себя, не могла понять, что подтолкнуло ее на это. Но когда она увидела Майкл, когда заглянула ему в глаза... В глаза самого странного мужчины на свете. Который выглядел таким одиноким, замкнутым. И таким надежным. Она не смогла сказать "нет". Она точно знала, на что соглашается. На что идет.
   И более того, он сам знал, на что идет. На брак без обязательств и без будущего. Просто спасительное убежище, где они смогу дожить до старости. Мэган была поражена той лёгкости, с которой он принял ее условия, едва слышал о каждом. Он ведь был умным, пышущим здоровьем и успешным мужчиной. И очень рассудительным. Он не мог пожелать иметь пустой брак. В котором не будет ничего. Даже простой привязанности. Почему он согласился на это? - в который раз вопрошала Мэган. Неужели он так сильно любил и дорожил дружбой Джорджа?
   Однако теперь ни для кого из них не было пути назад. Они пошли на это сознательно, если вообще должны были осознавать это. Теперь они были мужем и женой. Священник очень быстро обвенчал их спустя неделю после того разговора. Мэган даже не помнила, что сказала во время церемонии. На которой было всего несколько человек. Бабушка Хелен и поверенный Майкла, которые и выступили вместо свидетелей. Затем они сели в карету и уехали из Лондона.
   Единственное, что порадовало Мэган по-настоящему, это возможность покинуть город, который выглядел совершенно пустым без Джорджа. Она не хотела выходить на улицу. Не хотела никуда идти. Мэган желала, чтобы ее оставили в покое. Может еще и поэтой причине она согласилась на такой брак? Майкл говорил, что увезет ее в свой загородный дом. Туда, где она найдет некое подобие покоя и сможет продолжить свое бесцельное существование...
   Она не знала Майкла. Лишь только то, что он происходил из бедной семьи, что потерял почти всех членов своей семьи, но сумел упорством и целеустремленностью прорваться в жизни и достигнуть немалых успехов. К его мнению прислушивались. Многие искали его дружбы. Как однажды это сделал Джордж. Который в последствии не смог сохранить нажитое и оставил жену без средств к существованию. У Майкла была только бабушка, которой он очень дорожил. А бабушка Хелен беззаветно любила внука, в котором видела свое единственное счастье. Теперь и у Мэган будет законное право претендовать на внимание женщины, которая стала ей тоже дорога...
   Мэган вдруг выпрямилась на сиденье и открыла глаза. Неужели она стала искать выгоды в браке, который не должен был быть заключен? Почему она не чувствовала вину за то, что предала память Джорджа? Она любила Джорджа, безумно любила и по-прежнему не знала, что делать без него. Но может если она продолжает жить, значит, кому-то нужна? Значит, могла в будущем сделать что-то хорошее? Мэган надеялась, что своим поступком не испортит жизнь никому.
   Был уже вечер, когда они доехали до большого серокаменного дома. Слуга помог ей выбраться наружу, но даже при неярком свете луны она увидела огромное строение, которому могли позавидовать многие аристократы. Динамично развивающийся мир оставлял далеко позади себя консервативных членов высшего общества, которые считали ненужным гнаться за новыми тенденциями. И поступали очень глупо, теряя свое влияние и богатство. А вот Майкл был совершенно иным. Он сумел пристроиться к потоку общих перемен и мог распознать успех там, где этого никто не искал. Мэган повернула голову и увидела его, стоявшего недалеко. От его тяжелого, пристального взгляда у Мэган невольно замерло сердце.
   Какие у него опасные и острые глаза! Легкая дрожь прошлась по спине, когда он сделал шаг в ее сторону. Мэган захотелось отступить назад, но она осталась стоять на месте. Что за глупости? Что за необоснованный страх? Неужели она всерьез полагает, будто он навредит ей? Он ведь женился на ней только для того, чтобы защитить ее. Он никогда не делал того, что по-настоящему могло бы отпугнуть ее. Тогда почему она вдруг испугалась его?
   - Добро пожаловать домой, - произнес он мягким голосом, остановившись прямо перед ней. - Теперь это ваш дом.
   Мэган посмотрела на него и обнаружила, что взгляд его стал иным, почти нежным. Как странно... Она сильнее запахнула ворот своей меховой накидки, потому что подул холодный ветер, и спросила.
   - У вашего дома есть имя?
   Его золотистые брови поползли вверх.
   - Что, простите?
   - У вашего дома есть имя? - Увидев, какее неожиданный вопрос озадачил его, Мэган поспешила объяснить: - Обычно у всех домов есть названия. Имя. Как вы назвали свой дом?
   Он нахмурился и заложил руки за спину. И снова стал выглядеть таким замкнутым, что невозможно было ничего понять по выражению его лица. В нем было что-то такое, что внушало ужас и уважение одновременно.
   - У этого дома нет названия. Это просто место, где живут.
   Мэган почувствовала непонятный холодок в душе. За кого она вышла замуж? За человека, который не считал домом место, где жил?
   - И вы никогда не думали о том, чтобы назвать...
   - Нет.
   Его резкий ответ еще больше напугал Мэган. Она замолчала и быстро кивнула, желая закончить этот странный разговор. Вероятно, он испытывал то же желание, потому что развернулся и указал рукой на лестнице, ведущей в дом. Туда, где просто живут.
   Они вошли в большой и красиво обставленный холл, где их ждала дюжина слуг во главе с дворецким. Увидев Мэган, высокий с небольшой сединой мужчина в черном официальном фраке выпрямился и сделал ей поклон.
   - Добро пожаловать домой, миссис Сомерс, - начал он звучным голосом и улыбнулся, что смягчило строгое выражение его лица. - Позвольте представиться. Я - Абрахам Роджерс, дворецкий мистера Сомерса. Хочу представить вам вашу домашнюю прислугу.
   Мэган на секунду застыла, впервые услышав свое новое имя. Она так сильно привыкла к званию леди Уиксли, почти приросла к нему, что было несколько болезненно слышать другое обращение. Но ведь это неотъемлемая часть новой жизни, в которую она уже вошла. Мэган взяла себя в руки и познакомилась со всеми, кто отвечал за... этот дом. Майкл стоял рядом и внимательно следил за слугами, которые буквально дрожали под его суровым взглядом. Когда представление закончилось, он тут же велел:
   - Роджерс, проводи миссис Сомерс в ее комнаты и сделай все возможное, чтобы ее пребывание в этом доме было как можно комфортным.
   - Да, сэр.
   - Когда миссис Сомерс скажет, накройте ужин.
   Мэган повернулась к человеку, который стал теперь ее мужем.
   - А вы? - невольно сорвалось у нее.
   Выражение его замкнутого лица не изменилось, когда он сказал:
   - Я буду в своем кабинете. Мне нужно поработать.
   Поднимаясь за дворецким, Мэган поразилась тому, как дико слово "работать" звучит в день его свадьбы и в канун брачной ночи.
   Роджерс проводил ее в большие комнаты апартаменты, в которые входили просторная гостиная для личных встреч, ванная комната с мраморным камином и безупречно обставленная спальня, выполненная в бирюзовых тонах. Мэган была поражена тому вкусу, с которым планировали эти комнаты, да и дом в целом. Мебель была дорогая. Висящие на стене картины, вероятно, стоили целое состояние. Она не знала, как достался этот дом Майкл. Заработал ли он на нее, выиграл в карты, в которые мужчины любили играть, или заполучил в обмен на какие-то деловые операции, но Мэган вдруг подумала, что он заслужил такой дом.
   - Миссис Сомерс, - послышался голос дворецкого. - Вам здесь нравится?
   Мэган обернулась к взволнованному дворецкому.
   - Здесь просто чудесно! - Она провела рукой по узорчатой столешнице круглого стола из красного дерева. - Как давно мистер Сомерс является хозяином этого дома?
   - Вот уже пять лет, миссис Сомерс, - тут же ответил он, скрыв свое удивление таким вопросом, ведь полагается, что невеста должна знать всё, или хотя бы большую часть, о человеке, за которого собирается замуж.
   Мэган сняла накидку и аккуратно сложила на диване.
   - Дом вызывает искреннее восхищение.
   Дворецкий гордо кивнул.
   - Мистер Сомерс лично позаботился о том, чтобы так и было.
   Его слова приятно удивили Мэган.
   - Он сам здесь всё обустраивал?
   - Да. Вы не знали об этом?
   Потрясенно она покачала головой.
   - У вашего хозяина безупречный вкус.
   - Мы все так считаем. - Он снова улыбнулся и мягко добавил: - Особенно в случае с выбором супруги.
   Такая похвала из уст дворецкого многого стоила для вновь прибывшей хозяйки. Мэган не могла не оценить этот жест, которым он принял ее в семью Майкла.
   - Благодарю, Роджерс, - улыбнулась в ответ Мэган.
   - Вам что-нибудь нужно, миссис Сомерс?
   - Да, вы могли бы принести мне горячей воды?
   С дороги Мэган больше всего хотелось принять ванну и отогреться.
   - Разумеется.
   - А через час можете начать приготовление к ужину.
   - Будет сделано, миссис Сомерс.
   Когда дворецкий вышел, Мэган обессилено присела на краю дивана, сложив руки на своих коленях. Вот теперь она наиболее полно вошла в свою новую жизнь. В которую вовлек ее Майкл. И которую она должна была разделить с ним. Если бы не долги Джорджа, она сейчас сидела бы в собственной спальне. Но с сегодняшнего дня была вынуждена жить в этой роскоши. Почему вдруг ей от этого захотелось заплакать?

***

   Столовая выглядела не менее грандиозной и богато обставленной, чем остальные комнаты, которые она уже видела, и с которым Мэган еще предстояло познакомиться. Она ужинала с Майклом, который сидел на другом конце стола и молча поглощал пищу. Аппетит у него был здоровый. Чего нельзя было сказать о ней. Мэган поковырялась вилкой в своей тарелке, испытывая необъяснимое волнение. Это был день ее свадьбы. Впереди была брачная ночь. Да, они обговорили все эти нюансы. У них не будет брачной ночи, у них не будет чувств друг к другу, у них не будет ничего, кроме общего дома, где оба будут жить. Тогда почему она чувствовала себя так странно?
   - Вам не нравится еда?
   Мэган вздрогнула от неожиданного вопроса и подняла голову.
   - Что?
   - Вам не нравится еда? Что-то не так приготовлено? Или вы не любите говядину?
   Как нелепо слышать нотки искреннего беспокойства в голосе мужа, который не собирался стать ей полноценным мужем. Каким для нее был Джордж.
   - Н-нет, все хорошо, - неуверенно ответила Мэган, отложив вилку.
   Лицо Майкла помрачнело.
   - Тогда почему вы не кушаете? Вам нужно побольше кушать, знаете ли.
   Мэган ужасно не понравилось его замечание. Она ведь была в трауре, а Майкл пытался сделать вид, будто всё самое страшное позади, когда самое страшное ждало ее впереди.
   - Я прекрасно знаю, когда мне нужно кушать, а когда нет.
   Складки возле его губ стали более заметны.
   - И сейчас самое время не кушать?
   Мэган сжала руку.
   - Помните, как я говорила об условиях нашей договоренности?
   Он вдруг склонился над столом. Вид у него был почти угрожающий. Глаза опасно сверкали. Но голос прозвучал спокойно.
   - Да.
   Мэган вдруг почувствовала сильнейшее раздражение от его манеры давать односложные ответы. Но гнев ее внезапно прошел. Она устало опустила голову и тихо попросила:
   - Прошу вас, не давите на меня. Я стараюсь изо всех сил, но мне очень тяжело...
   Она вдруг услышала скрип отодвигающегося кресла. Подняв голову, Мэган увидела, как Майкл медленно встает и подходит к ней. Он остановился совсем рядом. Такой высокий. Такой непредсказуемый
   - Мэган, - послышался его тихий голос, наполненный невероятной нежностью, что потрясло ее до глубины души. Такой суровый человек и так легко мог ошарашить ее проявлением нежности. Какое противоречие! - Если вы нехорошо себя чувствуете, вам нет нужды изображать послушную жену. Идите к себе и отдыхайте.
   От благодарности и облегчения ей вдруг захотелось заплакать. Она и не думала встретить у него понимание тогда, когда больше всего на свете нуждалась в этом. Мэган медленно встала.
   - Спасибо.
   - Спокойной ночи, - почти ласково добавил он, стоя на месте.
   Мэган вскинула голову и посмотрела прямо ему в глаза. Майкл действительно был самым странным человеком на свете. Которого невозможно было понять.
   - Вам тоже...
   Она ушла, так и не обернувшись. Мэган готовилась ко сну с противоречивым чувством. Потому что ей впервые предстояло спать в чужой кровати. В чужом доме. В чужом месте. Которое теперь принадлежало и ей.
   События, которые обрушились на нее, прогнали сон. Она сидела на диване в гостиной и смотрела на пламя в горящем камине, не сняв даже платье. Почему-то Мэган ощущала себя невероятно дряхлой, ужасно одинокой. Она так сильно тосковала по Джорджу. По его улыбке. По его смеху. По объятиям и легким поцелуям, которыми он отправлял ее спать. По тихим разговорам перед сном. Но теперь его не было рядом, теперь ничто не напоминало о нем. Кроме небольшой миниатюре, которую она хранила в своей шкатулке для драгоценностей.
   Она провела рукой по безымянному пальцу, на котором теперь носила чужое кольцо. Напоминание о том, что она принадлежит другому. Напоминание о том, что она отказалась от прежней жизни. Мэган было больно осознавать это. Она отдала бы всё на свете, чтобы сохранить прежний уклад жизни. Лишь бы вернуть Джорджа, живого и невредимого. Ей не нужны были богатства, роскошный дом, она могла бы прожить с Джорджем даже в лачуге. Только бы он был рядом... Но было уже слишком поздно.
   Ее мысли прервал стук в дверь. Мэган удивленно вскинула голову и встала. Кто мог беспокоить ее в такое время? Была уже почти полночь.
   Когда она открыла дверь, она и не подумала встретить...
   - Майкл? - Удивлению ее не было предела. На секунду ей показалось, что он пришел нарушить данное обещание и заявить свои права на эту ночь. Мэган застыла, глядя на него. - Чт-то вам нужно?
   Он пристально смотрел на нее, когда спросил:
   - Можно войти?
   Ее сердце подпрыгнуло и заколотилось в груди. Мэган сжала ручку двери, не желая впускать его.
   - Зачем?
   Его лицо помрачнело еще больше. Если только до этого оно уже не было таким мрачным. И внезапно стало очевидно, что он понял, почему она задала этот вопрос.
   - Я хочу поговорить с вами. Коридор не лучшее место для этого.
   Покраснев до корней волос, Мэган виновато кивнула.
   - Д-да, конечно.
   Она отошла в сторону, чтобы впустить его. У нее дрожали руки, когда она закрыла дверь и медленно повернулась к нему. Он ведь не мог, Мэган была уверена, не мог сделать что-то против ее воли! Тогда почему она тряслась, как осиновый лист?
   Майкл оглядел комнату и снова посмотрел на нее.
   - Как вы устроились?
   Какое счастье, что она все еще была в своем вечернем платье, пусть и черного цвета. И какое счастье, что они находились в гостиной, которая создает не такую интимную атмосферу, какая должна была бы царить между супругами в первую брачную ночь, если бы они были в спальне.
   - Б-благодярю, хорошо.
   У нее так сильно дрожал голос, что она боялась добавить лишнее слово, дабы не показать свое волнение. Ей следовало бы взять себя в руки.
   - Я рад, - сказал он с заложенными за спиной руками.
   Повисла пугающая и вместе с тем волнующая тишина. Мэган хотела, чтобы он поскорее вышел. Ушел и оставил ее одну. Наедине с мыслями о Джордже.
   - О чем вы хотели поговорить со мной?
   Майкл вдруг опустил руки, и оказалось, что он прятал за спиной небольшую папку в кожаном переплете. Почти как обложку от книги, только тоньше.
   - Я хотел отдать вам документы на ваш дом, который обещал вернуть после нашей свадьбы. - Он протянул ей папку. - Так же у меня оставались средства вашего мужа, которые я не успел вернуть ему. Я открыл счет на ваше имя и положил туда эти деньги. Утроив их размер. Теперь все это ваше.
   Мэган была так сильно потрясена, что какое-то время не могла произнести ни слова.
   - У Джорджа были деньги, которые оставались у вас?
   Лицо Майкла было совершенно непроницаемое, когда он ответил:
   - Они существовали в виде вложений, которые я извлек лишь совсем недавно. Поэтому у меня не было возможности вернуть вам их раньше, дабы вы смогли сохранить ваш дом, если вы об этом подумали.
   Мэган покачала головой, поражаясь тому, как остро и как резко он воспринимает любое упоминание о Джордже.
   - И эти деньги не помогли бы вам сохранить дом, по крайней мере, в том объеме, в каком они были изначально.
   - И теперь вы хотите, чтобы я приняла их вместе с компенсацией, которую вы добавили к ним?
   Майкл не повел и бровью от ее слов.
   - Это не компенсация в оплату вины перед вашим мужем. Это проценты, которые заработал ваш муж после удачного вложения.
   Мэган не хотела брать папку. Не хотел принимать от Майкла ничего.
   - Я не могу...
   - Считайте это моим свадебным подарком.
   Мэган вдруг горько усмехнулась.
   - Дарите мне дом, который принадлежал мне?
   Ей лишь с трудом удалось отметить, как потемнели его глаза. И то благодаря том, что она стояла так близко к нему. В очередной раз он показал, какая у него стальная выдержка и самообладание.
   - Попробуйте увидеть в моих словах искреннее желание порадовать вас, - вдруг совсем тихо сказал он, еще выше подняв папку.
   Мэган ощутила острое чувство вины, которое стало снедать ее за свой поступок. Она невольно подумала, что ранила его, хотя должна была поблагодарить его за все то, что он сделал. Из всей этой ситуации в выигрышах оставалась она, а он не выигрывал ничего. У нее не было причины жаловаться. В отличие от него.
   - Простите за мою резкость. - Мэган виновато опустила голову. - Я не должна была так говорить.
   Он ничего не сказал, а лишь ждал до тех пор, пока она не приняла папку. А потом развернулся и направился к двери.
   - Завтра утром я уезжаю в Лондон, а бабушку пришлю к вам. Спокойной ночи.
   - Подождите! - Мэган удивленно посмотрела на него. - Когда вы вернетесь?
   Он нахмурился и покачал головой.
   - Никогда. Не знаю. Я буду жить в городе, чтобы не мешать вам...
   Он вышел, оставив потрясенную Мэган стоять посередине своей гостиной. Мало того, что он вернул ей деньги ее мужа и дом ее мужа. Теперь он отдавал в ее личное распоряжение свой собственный дом, который сам с такой тщательностью обставил. Господи, кем на самом деле был Майкл Сомерс? И почему, ради всего святого, совершал один безумный поступок за другим? Почему он с таким самозабвением оберегал и заботился о ней? Они ведь практически не знали друг друга. И все же...
   Не зная, чем занять руки, Мэган машинально открыла папку, но, увидев обозначенную сумму на бумаге, застыла как вкопанная. Восемьдесят тысяч футов стерлингов! Она даже на бумаге не видела такой суммы. Как? Неужели Джордж был так богат?..
   "Я утроил сумму"...
   Почему Майкл поступил так, если набежали проценты, способные прокормить ее до конца жизни, а то и дольше?
   Мэган снова посмотрела на дверь, в которую недавно вышел Майкл. Ее супруг. Самый загадочный человек на свете. Чем она была обязана ему за всё то, что он сделал ради нее?

Глава 7

   Хелен входила в дом внука с противоречивыми чувствами. Трудно было представить, что ее внук, наконец, женился, но это было правдой. Еще совсем недавно он был замкнутым и поглощенным работой человеком, не допускающим и мысли о том, чтобы посмотреть в сторону хоть бы одной незамужней барышни. А теперь...
   Он ведь столького добился! Столько сделал! Прошел через мыслимые и немыслимые испытания. Он заслуживал самого лучшего. Чего Хелен ему и желала. Но этот брак... Поспешный. Внезапный. На убитой горем вдове... Что заставило его пойти на это? Хелен не допускала и мысли о том, что Майкл может совершать поступок, не обдуманный сотни, а то и тысячи раз. Он никогда не был безрассудным. Но сейчас она никак не могла бы объяснить истинные мотивы, толкнувшие его на этот брак. Хелен почему-то боялась, но в то же время желала получить ответы на свои многочисленные вопросы. Однако для этого сейчас был не самый подходящий случай.
   Увидев спускающуюся к ней улыбающуюся Мэган, Хелен улыбнулась ей в ответ, передавая дворецкому свою накидку и перчатки.
   - Бабушка Хелен, как я рада вас видеть!
   Мэган взбежала вниз, быстро подошла и так крепко обняла Хелен, что той на секунду стало трудно дышать. Почему в этом объятии можно было с легкостью распознать отчаяние?
   - Девочка моя, а я как рада тебя видеть! И тем более в качестве жены моего Майкла.
   Сказав это, она отстранила от себя Мэган и внимательно посмотрела на нее. Мэган вдруг заметно покраснела и чуть отступила назад.
   - Вы ведь не были готовы к этому, да?
   Хелен взглянула на стоявшего рядом дворецкого.
   - Роджерс, принесите нам чаю в гостиную. Я едва не покрылась льдом от этого жуткого холода.
   - Разумеется, миссис Сомерс.
   Когда дворецкий ушел, Мэган виновато посмотрела на бабушку Майкла, потому что именно ей предстало встретить гостью по всем правилам.
   - Бабушка, простите меня за мои манеры. Не знаю, что на меня нашло. Простоятак сильно хотела вас видеть.
   Хелен улыбнулась и взяла невестку под руку.
   - Пойдем лучше к теплу, а потом я расскажу тебе, что значат настоящие манеры и как их обретают. - Они вошли в уютную гостиную. Мэган помогла бабушке присесть в кресле недалеко от камина и села рядом с ней. - Я ведь когда-то была более невежественной, чем ты посчитала себя.
   Мэган с улыбкой покачала головой.
   - Я не могу представить вас такой, какой вы пытаетесь себя выставить.
   Хелен рассмеялась.
   - Я ведь была никем. Из самых низших слоев общества. Люди могли пройти мимо и даже не заметить меня. - Хелен взглянула на огонь в камине и вдруг с ужасом вспомнила свое прошлое. Годы, которые оставили в душе неизгладимый след. - У нас был обувной магазин, где мой муж подшивал на заказ обувь. Иногда, когда не бывало заказов, он чистил обувь господ, которые проходили мимо. После его смерти мой отец один занимался магазином. Моим утешением был мой новорожденный Джон. Годы шли, мой сын подрос и стал помогать моему отцу. Я очень боялась, что потеряю его так же рано, как мужа, поэтому разрешила ему жениться в восемнадцать лет. И вот однажды, когда у нас родился Майкл, мой первый внук, я взглянула на него и поняла, что он особенный.
   Мэган вдруг стала очень серьезной, выпрямила спину и внимательно посмотрела на бабушку Хелен.
   - Как вы это поняли?
   - Майкл смотрел на меня так внимательно, будто понимал, кого видит и почему видит перед собой. У него были такие умные глаза. Я тогда помню, взглянула на Джона и сказала, что у него родился необычный ребенок, который еще наделает много дел. - Хелен с улыбкой покачала головой. - И признаться до вчерашнего дня я не думала, что он наделает таких дел.
   Мэган вдруг застыла.
   - Вы сердитесь на меня за то, что я согласилась стать его женой?
   Хелен тут же покачала головой.
   - Мэган, милая... У нас еще не было времени поговорить об этом, но я никогда не сердилась на тебя. Поверь мне. - Она взяла руку Мэган в свою. - Я очень рада, что именно ты стала женой моего Майкла. Я всегда говорила, что ему нужна такая леди, как ты. Вот только не думала, что его женой действительно станешь ты...
   Им помешал дворецкий и еще одна служанка, которые принесли чай и песочные печенья с марципаном. Хелен взглянула на дворецкого.
   - Роджерс, вы избалуете меня до смерти.
   Строгий дворецкий внезапно улыбнулся.
   - Поверьте, я прослежу за тем, чтобы вам ничто не угрожало.
   - Признайтесь, Роджерс, это Майкл постарался, да?
   - Мистер Сомерс не имеет к этому никакого отношения.
   - Снова выгораживаете его.
   - Он не нуждается в этом.
   Дворецкий улыбнулся в последний раз и вышел вместе с молодой служанкой. После их ухода Мэган стала разливать чай.
   - Так и не привыкну, что за мной ухаживают и прислуживают. - Хелен перестала улыбаться и тяжело вздохнула. - Когда я была маленькой, я часто мечтала о том, чтобы стать леди. Когда все в доме ложились спать, я проскальзывала на кухню, брала чашку с тарелкой и устраивала импровизированный прием, возомнив себя настоящей леди. Я считала, что совсем не трудно правильно держать себя и вести разговоры. Но как же я ошибалась. С годами, когда мой внук стал подниматься из низов, я по-настоящему осознала свои заблуждения. Мне было очень тяжело, но что не сделаешь ради любимого внука. Ночами я учила правильно держать чашку, а потом Майкл нанял мне учителей. Только представь себе, меня учили заново разговаривать и вести себя за столом.
   Мэган невольно улыбнулась.
   - Могу себе представить. - Она протянула чашку чая бабушке Хелен. - У меня было почти так же. Я возмущалась и не понимала, почему мне нужно учить то, что я и так знала.
   - Ты с малых лет впитала в себя правила хорошего тона, а вот я... Мне было нелегко менять себя, но ради Майкла я была готова на все. Он - вся моя жизнь.
   Мэган посмотрела на свою чашку, но почему-то не взяла ее.
   - Он всегда был таким?
   - Каким, дорогая? - спросила Хелен, задумчиво изучаю Мэган, и сделала небольшой глоток любимого напитка.
   Мэган всегда вызывала в ней восхищение и то, что она согласилась стать женой Майкла, было настоящим чудом. И великим чудом было желание Майкл жениться на ней. Хелен вдруг подумала, что за этим непременно должно что-то скрываться. Майкл не мог просто из чувства долга перед каким-то Уиксли решить жениться на его вдове, дабы спасти ее. Хелен заметила во время церемонии нечто, что невероятно обеспокоило ее. Она увидела, как Майкл смотрел на невесту, когда надевал кольцо ей на пальце. В его глазах было столько боли, столько отчаяния. Почему он выглядел таким несчастным? И почему женился на женщине, которую совсем не знал?
   - Таким замкнутым и необщительным, -послышался робкий голос Мэган, которая по-прежнему не отрывала взгляд от своей чашки.
   - Он не всегда был таким. - Мэган вдруг подняла голову и посмотрела на Хелен. - Жизнь сделала его таким. - Хелен снова взяла Мэган за руку и заглянула ей в глаза. - Я не знаю, почему вы решили обвенчаться, но ты должна знать одну вещь. Майкл всегда думает, прежде всего, о других, когда берет заботу о ком-то на себе. И если он это делает, он готов пожертвовать всем ради того, чтобы другим было хорошо. У него золотое сердце. Если ты согласилась стать его женой, ты всегда должна помнить об этом.
   Мэган невидящим взглядом смотрела на Хелен, словно бы пыталась что-то понять, что-то решить для себя. Затем отняла руку и, встав, подошла к окну. Она была похожа на потерявшееся создание, которое теперь не знало, куда идти. Хелен покачала головой и стала пить свой чай. Она уже имела дело с заблудшими созданиями, одним из которых был ее упрямый внук.
   Но почему-то впервые Хелен показалось, что эти двое наши правильную дорогу. Им осталось только осознать это.

***

   Они не виделись ровно полгода. Майкл ехал домой с таким странным чувством, будто был в чем-то виноват. Он женился на Мэган, но потом почти сразу же покинул ее, оставив одну. Нет, он ведь отправил к ней бабушку, которая заботилась о ней и всегда сообщала ему, как они поживают. Она писала, что Мэган немного даже поправилась и чуть повеселела, но было трудно поверить во второе, учитывая то, что она потеряла смысл своей жизни.
   "Я ни на кого не променяю Джорджа. Даже мертвого".
   Он не мог забыть слова, которые медленно разъедали его изнутри. Как он мог забыть об этом? Как мог рассчитывать на то, что Уиксли уйдет в прошлое?
   Майкл вздохнул и провел рукой по своему лицу. Он так усиленно работал. Так сильно старался не думать о Мэган, о своей женитьбе. Но так часто хотел увидеть ее, что в последнее время это желание стало просто сводить его с ума. Он умирал от тоски по ней. По ее голосу, по невольному взгляду. Черт побери, она была его женой! И он имел полное право хоть бы увидеть ее.
   Какой она стала? Прошло не так много времени, но ему казалось, что прошла целая вечность. А потом Майкл увидел ворота, ведущие домой. Дом без названия. Почему эти ее слова не давали ему покоя? Почему она думала, что дому нужно обязательно иметь название? Зачем именовать как-то груду кирпича, если в них никто почти не жил? Если там не было тех, к кому хотелось бы вернуться? А теперь там жила Мэган. И он буквально рвался к ней. Рвался туда, где раньше ничто не имело для него значения.
   Кроме небольшой поляны возле дома.
   Майкл откинулся на сиденье и на секунду закрыл глаза, тяжело вздохнув. Раз в год, где бы он ни был, что бы ни делал, он должен был приехать сюда. К той поляне. Однако на этот раз не только жгучие воспоминания звали его домой.
   Мэган.
   Даже спустя столько времени у него не ослабли чувства. Да он и не рассчитывал на это. Любовь к ней была чем-то, что приросло к его костям и жило в нем днем и ночью. Ни время, ни другие силы не смогли бы избавить его от зависимости к своей уже теперь жене. Внезапно он ощутил желание перестать бороться. Он так долго сражался с собственными чувствами, так тщательно держал их под контролем. Хоть бы один день он мог просто чувствовать? Просто находиться рядом с ней...
   Когда он вошел в дом, в холле никого не было. Майкл вдруг вспомни, что по привычке никого не предупредил о своем визите. Был теплый летний день и, вероятно, бабушка и Мэган гуляют по саду, а слуги как всегда занимались своими делами. Майкл снял шляпу и хотел бросить на столик, стоявший у входа, как дверь гостиной отварилась и оттуда вышла Мэган. Майкл буквально прирос к полу, увидев полуулыбающуюся жену, которая еще не заметила его.
   На ней в отличие от прошлого раза было серое платье из саржи. Платье, которым она ознаменовала второй год траура по любящему мужу. Имея другого мужа. Но платье удивительным образом шло ей, подчеркивая изящные линии талии и груди. Волосы были уложены в аккуратную прическу, но одна прядь выбилась и падала на слегка розовую щеку. Длинными пальцами она отвела прядь в сторону, прикрыла дверь гостиной, покачав головой, и повернулась к холлу. В его сторону. И внезапно Майкл почувствовал, как у него сердце перевернулось в груди.
   Глаза, эти голубые и чистые как небо глаза смотрели на него с такой теплотой и нежностью, что сжалась душа. Она вероятно еще не осознала, что перед ней стоял он, потому что никогда прежде не смотрела на него так. А когда всё же поняла, глаза ее округлились от удивления. Она опустила руку и стала приближаться к нему.
   - Майкл? - произнесла она, наконец, остановившись недалеко от него.
   Боже, этот голос! Эти глаза! Запах роз, которым она всегда пахла... Майкл вдруг ощутил себя обессиленным от тоски и готовым упасть у ее ног. Господи, он так сильно хотел обнять ее и прижать к своей груди! Но не мог сдвинуться с места.
   - Майкл? - снова спросила она, став серьезной. - Что с вами такое? Вы хорошо себя чувствуете?
   Он вдруг понял, что пугает ее своей молчаливостью. Взяв себя в руки, Майкл откашлялся и выпрямился.
   - Привет... - наконец произнес он, глядя на нее, стараясь не пропустить ни одну черточку этого милого лица. - Как вы поживаете?
   - А я уж было подумала, что вы не заговорите. - Она вдруг улыбнулась. - Добро пожаловать домой. Почему вы не предупредили, что приедете?
   А что бы это изменило? Майкл вдруг вспомнил ее слова, сказанные в прошлом году.
   "-Вы бы хотели, чтобы я пришел?
   - Да".
   Господи, неужели она бы ждала его, если бы он оповестил ее о своем приезде?
   - Я не знал, что приеду, - едва слышно ответил он, чувствуя какой-то туман в голове.
   Он бы так и стоял и смотрел на нее, если бы к ним не спустилась вовремя появившаяся бабушка.
   - Майкл! - радостно воскликнула Хелен, направляясь к нему. - Мальчик мой, как я рада тебя видеть! Дай я тебя обниму. - Она крепко обняла его широкие плечи, а потом снова взглянула на него. - Требуешь, чтобы за нами присматривал Роджерс, а сам худеешь на глазах. Ты когда кушал в последний раз?
   Майкл недовольно фыркнул.
   - Бабушка, ты снова за свое. Позволь мне сначала подняться к себе и переодеться.
   - Конечно, мы тебе позволим подняться к себе и переодеться. - Бабушка улыбнулась и взяла руку Мэган в свою. - Мы подождем тебя в гостиной, а потом откормим за все те дни, которые ты пропустил. Да, дорогая?
   - Да, - робко ответила Мэган, глядя на него.
   И вдруг улыбнулась ему одной из тех редких и очаровательных улыбок, которые кружили голову. Майклу показалось, что он тает. Буквально тает, как снег под солнцем. Господи, это было так необычно! И так невероятно волнительно! Он развернулся и стал подниматься по лестнице, направляясь в свою комнату. И неожиданно почувствовал тепло. Такое странное тепло, которое было повсюду. Раньше в доме он ничего подобного не ощущал. А сейчас вдруг ощутил. Тепло было и на втором этаже, и в галерее, и даже в его комнате, в которой он остановился.
   Он не мог понять, откуда, но у дома появилось особое тепло.

***

   Мэган сидела на своем стуле и пыталась сосредоточиться на ужине, но почему-то странное волнение не позволяло ей делать это. День она провела очень приятно, прогуливалась с бабушкой Хелен по саду. Они даже ненадолго спустились к берегу реки, который протекал за домом. Но легкое беспокойство так и не покинуло ее. С тех пор, как вернулся Майкл.
   Едва она увидела его, как сердце странным образом забилось в груди. Неожиданное появление Майкла немного смутило и встревожило ее. Но ведь это был его дом. Он имел права появляться и уходить, когда пожелает. Ну и что, что последний раз он делалэтополгода назад? У него были дела, которые он должен вести. И он не обязан предупреждать, когда вздумает приезжать домой. Просто Мэган не ожидала его увидеть. Тем более так внезапно. И так скоро...
   Не было и дня, чтобы она не вспоминала о Джордже. Она безумно тосковала по нему. Мысленно рассказывала ему о том, как проживает пустые дни без него. Мэган не представляла, что бы делала без бабушки Хелен, которая поддерживала ее. Которая помогала смягчать боль потери любимого мужа... А потом появился Майкл. И Мэган вдруг оказалась лицом к лицу с реальностью, от которой так старательно убегала после смерти Джорджа. Она вдруг поняла, что Майкл ее муж, ее нынешний муж. Она согласилась выйти за него замуж. Но продолжала нести траур по мужу, по бывшему мужу...
   Почему ей казалось, что нести траур при нынешнем муже было неправильно? Но ведь он обещал ей не притязать ни на что. Что она может нести траур. Что она будет жить, так как захочет...
   - С вами все в порядке? - послышался обеспокоенный голос ее нынешнего мужа.
   Мэган вздрогнула, положила вилку и подняла к нему голову. Он по-прежнему выглядел неприступным, суровым и замкнутым. Но его зеленые глаза смотрели на нее с необъяснимой мягкостью. С беспокойством.
   - Все хорошо, - машинально ответила она, не уверенная, что это так.
   - Тогда почему вы не кушаете?
   - Я...
   - Вам не нравится приготовленная еда?
   Мэган удивленно взглянула на свою тарелку, затем снова на Майкла.
   - Я люблю овощи в сливочном соусе.
   - Тогда почему вы смотрите на еду так, будто не вы ее пытаетесь съесть, а она вас?
   Мэган вдруг разозлилась его вкрадчивому тону. Почему он лезет к ней и путает без того запутанные мысли?
   - Почему это вас так заботит?
   Лицо Майкла помрачнело.
   - Возможно потому, что меня беспокоит ваше состояние.
   Мэган выпрямилась, нахмурившись. Ей не понравились его слова.
   - Мое состояние? Что со мной не так?
   Он тоже отложил вилку и полностью повернулся к ней.
   - А то, что с нашей последней встречи вы не только не поправились, а похудели еще больше.
   Мэган раскрыла рот, чтобы ответить, но возмущение так сильно переполняло ее, что она не могла найти нужных слов. И тут послышался третий голос. Спасительный. Бабушка Хелен рассмеялась.
   - Майкл, иногда ты делаешь неприличные замечания. - Она махнула рукой и покачала головой. -Ты считаешь, что я плохо слежу за твоей женой?
   Он медленно повернул голову к бабушке. Мэган при этом ощутила огромное облегчение. Когда его глаза не смотрели на нее так пристально и тяжело, она могла дышать более свободно.
   -Я считаю, что ей не помешало питаться регулярно.
   - Майкл, что с тобой? С утра ты был в хорошем настроении, а сейчас складывается такое впечатление, будто ты хочешь поссориться. Со всеми нами. Что-то произошло?
   Его глаза вдруг потемнели. Он опустил голову, взял бокал вина и сделал большой глоток.
   - Нет.
   Снова эти односложные ответы. И Мэган вдруг поняла, что он лжет. Он что-то скрывал. Как странно, подумала Мэган, странно, что она так быстро стала разбираться в его настроении. И ведь бабушка Хелен была права. Когда он приехал, он был расслаблен, даже немного весел. А сейчас он снова был напряжен. Весь день его нигде не было видно. Дворецкий сказал, что хозяин работает в кабинете. Мэган негодовала. Приехал сюда из города, чтобы работать и здесь? Чем он занимался весь день на самом деле?
   - Как дела в Лондоне? - снова спросила Хелен, стараясь разрядить обстановку.
   Однако это не прогнало мрачное настроение Майкла. Он еще больше отдалился от них, сделав еще один глоток.
   - Ничего интересного.
   - Я так полагаю, - заметила Хелен, пристально следя за внуком, - что там ты только и делал, что работал, да?
   - Да.
   - И ты больше ничего не хочешь нам рассказать?
   Он поставил на стол бокал.
   - Нет.
   Снова воцарилась тишина. Мэган склонилась над своей тарелкой, вдруг подумав о том, что присутствие Майкл внушает ей какое-то странное спокойствие вместе с волнением. Какое противоречие. Когда он оказывался рядом, она чувствовала себя в безопасности. Словно он мог защитить ее от всего. Даже боль потери Джорджа снедала и мучила ее не так сильно, как прежде. Без Майкла. Мэган украдкой взглянула на его суровый профиль. Такой замкнутый. Такой сдержанный. Совершенно неприступный. И все же такой надежный.
   Ужин закончился в тишине, которую никто не хотел нарушать. Возможно потому, что каждый был занят собственными мыслями. Однако Майкл нарушил ход событий и внезапно поднялся, хотя обычно первым покидать столовую полагалось дамам.
   - Простите, мне нужно выспаться. Завтра я еду обратно.
   Бабушка Хелен тоже встала, изумленно глядя на внука.
   - Но ты ведь только приехал. Почему ты так быстро уезжаешь?
   Мэган тоже поднялась. Ей почему-то показалось очень странным то, что он собирается так поспешно уезжать.
   - У меня дела в городе, бабушка, - ответил он с какой-то нерешительностью. - Я не могу долго задерживаться.
   - Долго ты называешь один день? - тихо молвила Хелен.
   Мэган вдруг застыла, увидев в глазах бабушки слезы. И была потрясена тем, что внук вместо того, чтобы утешить или обнять ее, утвердительно кивнул и вышел, сказав лишь:
   - Прости.
   Воцарилась гробовая тишина. Мэган взглянула на бабушку, и у нее сжалось сердце. Она поспешно подошла к ней и обняла ее за дрожащие плечи.
   - Бабушка, с вами все в порядке?
   Хелен вдруг побледнела и покачала головой.
   - Я так боюсь за него, - шепотом произнесла она, не глядя на Мэган. - Он доводит себя этой работой. Он ведь добился так многого! Почему он не остановится?
   Мэган не знала, как помочь бабушку. Какие слова сказать, чтобы успокоить ее. Винить Майкла в том, что он пытался работать и сохранить то положение в обществе, которого добился, она тоже не могла.Но,по крайней мере, он мог бы вести себя с бабушкой более мягко. Она ведь была уже не в том возрасте, чтобы так легко игнорировать ее.
   - Возможно, у него действительно неотложные дела, - робко попыталась Мэган.
   Бабушка Хелен покачала головой.
   - Он всегда так говорит, когда хочет убежать. - Она вдруг прикрыла глаза и тихо добавила: - Я не хочу потерять его, я не смогу потерять и его.
   Странные слова бабушки несказанно обеспокоили и насторожили Мэган.
   - Вы не потеряете его. Почему вы так говорите?
   Хелен снова покачала головой, открыла глаза и, отстранив от себя Мэган, отошла в сторону.
   - Не важно...Я просто так сильно скучаю по нему, а он так быстро уходит.
   - Я не думаю, чтобы он поступал так намеренно. Мне кажется, он не способен на это и тоже скучает по вам. Просто ему нужно завтра быть в городе.
   Хелен вдруг взглянула на нее пристальным взглядом.
   - Ты пытаешься оправдать своего мужа?
   Мэган опешила от этого заявления. Она и не думала, что ее слова могут быть истолкованы таким образом.
   - Я лишь... я лишь хотела...
   - Не нужно ничего говорить... Пойдем лучше в гостиную, выпьем чаю, а потом я поднимусь к себе. Сегодня я что-то сильно устала.
   Когда они выходили, Мэган взглянула на то место, где недавно сидел Майкл. Человек, которого она, вероятно, никогда не поймет.
   Который стремился с такой поспешностью покинуть дом, в который только вернулся.

Глава 8

   Майкл ехал домой по заснеженной дороге, глядя на темноту ночи. Снова их разделили долгих полгода. Но так было необходимо. Так будет лучше, убеждал он себя. Для нее, потому что ей нужно свыкнуться с мыслью о том, что любимого мужа больше нет. И для него, потому что он не мог видеть, как она страдает. Как страдает по человеку, которого будет любить всегда. Майкл не мог помочь ей и не мог каждый день видеть доказательство того, что она никогда не сможет принадлежать ему. Даже став его женой!
   Да, эти долгие проживания в дали друг от друга должны пойти им на пользу. Особенно для него, потому что жажда вновь увидеть ее и прижать к своей груди становилась почти нестерпимой. Это лишало покоя. Лишала возможности сосредоточиться на любимой работе. Он не мог спокойно думать, не мог спать. Не мог взять в руку вилку, не гадая, покушала ли она. Как она там? Присматривает ли бабушка за ней? Хоть немного она поправилась или такая же худая и бледная, как раньше?
   С каждой новой встречей становилось всё труднее сдерживать себя. Майкл обещал ей, что не будет требовать от нее ничего. Он пообещал ей не притязать на нее, как на жену. Но это обещание загнало его в такой ад, о существовании которого он даже не подозревал. Господи, как мучительно было знать, что она по всем земным и небесным законам принадлежит ему, а он не имеет права даже взять ее за руку! После смерти Дебби он не думал, что способен что-то испытать, но появление Мэган в его жизни изменило всё настолько, что даже если бы он захотел, не смог бы перестать чувствовать.
   Совсем скоро он снова будет дома. Совсем скоро вновь заглянет в обожаемые голубые глаза. И на секунду позволит себе представить, будто она принадлежит ему. Будто он имеет права взять ее за руку, обнять, прижать к груди... Интересно, что он почувствует, когда она прижмется к нему? Сможет он устоять на ногах от волнения? Не разочарует Мэган, сильнее сжав ее?
   Карета медленно развернулась к подъездной лестнице и остановилась. Майкл не дождался, пока ему открывали дверь. Он сам распахнул ее, быстро вышел и стал подниматься к входной двери, которую дворецкий уже открывал ему. У него так сильно стучало сердце, что он не расслышал приветствия Роджерса. Майкл невольно оглядел большой холл и лестничную площадку второго этажа, в надежде увидеть Мэган.
   - Где она? - спросил он, не глядя на дворецкого.
   Роджерс нахмурился.
   - Простите, сэр, но кого вы имеете в виду?
   Майкл жестко взглянул на него.
   - Свою жену, естественно. О ком я еще могу говорить?
   - Например, о вашей бабушке, сэр.
   Взгляд Майкл стал стальным.
   - Я, кажется, много плачу вам, Роджер. Может, сократив ваше жалование, я тем самым избавлю вас от лишних хлопот делать мне подобные замечания?
   Роджерс заметно побледнел и выпрямил спину.
   - Простите, сэр. - Он выглядел очень уязвленным. - Я не должен был обращать ваше внимание на то, что и так очевидно.
   Майкл вдруг вздохнул и покачал головой. Не пристало ему набрасываться на верного слугу сразу по приезду. Что на него нашло? Всепоглощающее желание немедленно увидеть Мэган не служило ему оправданием. А Роджерс не заслужил такого выговора.
   - Роджерс, - медленно проговорил он, потирая лоб, - надеюсь, вы понимаете, что я не собираюсь сокращать ваше жалование?
   Роджерс вдруг улыбнулся ему. И было такое ощущение, будто он понимал нечто большее из того, что сказал ему Майкл.
   - Сэр, даже эти обстоятельства не избавят меня от желания служить вам.
   Майкл тяжело вздохнул и уже более спокойно спросил:
   - Где она?
   И снова он не назвал ее по имени, почему-то боясь, что волнение с головой охватит его и не позволит ему достойно встретиться с ней.
   Улыбка Роджерсастала шире, когда он уловил нежные нотки в голосе хозяина.
   - Миссис Сомерс в гостиной, вместе с вашей бабушкой. Мне доложить о вашем приезде?
   Майкл быстро покачал головой.
   - Нет, я сам это сделаю.
   Он вдруг подумал, как будет выглядеть Мэган, когда увидит его. Что она скажет? Что почувствует? Как поведет себя? Майкл ничего не мог поделать с собой, ощущая безумное волнение. Он передал Роджерсу свой подбитый мехом сюртук и направился к дверям гостиной. Тихо открыв ее и не входя, Майкл обвел взглядом всю комнату. И тут же увидел ее. Она сидела на ворсистом ковре, рядом с диваном, на котором расположилась бабушка, и что-то говорила ей. На ней было светло-серое платье без узоров и кружев. Бархатная ткань соблазнительно подчеркивала худенькую фигуру, обрисовав талию и высокую грудь. У Мейла затряслись руки от нестерпимого желания сжать эту стройную талию... Господи, какой красивой она была! Стройной, изящной. И такой худенькой.
   Он не мог сдвинуться с мест, зачарованно следя за ней. Она взяла в руки украшенную голубыми лентами ветку кажется, омелы, и протянула ее бабушке. Та одобрительно кивнула и улыбнулась в ответ. Картина была такой домашней, такой теплой... Майкл снова ощутил то странное тепло, которое возникло еще в первый день приезда домой. В доме что-то изменилось. Нет, не обстановка, потому что каждая мебель стояла на своем месте. Здесь находилась Мэган, и это меняло облик дома до неузнаваемости.
   Майкл мог бы часами, годами вот так стоять и смотреть на нее. На женщину, которую любил без памяти. Которую будет любить не смотря ни на что. Женщина, благополучие которой волновало его больше собственной жизни. Как хорошо, что она была здесь. Как хорошо, что у него не было повода волноваться за нее и терзаться о том, как она.
   Неожиданно рука ее замерла в воздухе, она повернула голову и посмотрела прямо на него. Майклу показалось, что он получил удар в солнечное сплетение. Голубые глаза сначала удивленно расширились, а затем в них появилось то самое тепло, которое он ощущал вокруг себя в прошлый раз. Внутри у него что-то сжалось от того, как она смотрела на него. Каким мягким стало выражение этих бесподобных глаз. К его полной неожиданности она улыбнулась ему. Несмело. Робко. Почти застенчиво. И мир снова перевернулся с ног на голову. Майкл задрожал, дыхание перехватило и запотели ладони. Как обычно, ее улыбка была способна разить его наповал. Она медленно встала и совсем тихо сказала:
   - Майкл.
   Господи, он любил ее! Любил за то, как она на придыхании словно легким шепотом, называла его имя! Это было так важно для него. Когда она произносила его имя, складывалось впечатление нерушимой связи между ними.
   Он должен был сказать что-то, сделать что-то. Но вот беда, он не мог сдвинуться с места. Не мог заговорить, охваченный сотнями различных чувств.
   Бабушка тоже повернулась в его сторону. И тоже улыбнулась ему. Но он не замечал ее. Он не видел никого, кроме Мэган.
   - Милый, ты приехал! - радостно воскликнула она, поднимаясь. - Как я рада тебя видеть! Проходи, дай мне обнять тебя.
   И снова он не смог сдвинуть ног, пригвожденный к месту невероятно мягким взглядом Мэган. Этот взгляд был предназначен ему. Он не мог в это поверить. Разве такое возможно?
   - Как вы доехали? - наконец спросила она, отложив ветку омелы.
   Майкл едва мог дышать, едва мог соображать, утопая в обожаемых глазах. Сердце стучало так громко, что он едва расслышал ее слова. Но он расслышал.
   - Х-хорошо, - заплетающимся, словно пьяный, языком произнес он.
   - Почему вы не проходите внутрь?
   Майкл нахмурился.
   - Что?
   - Вы стоите у порога. Нельзя разговаривать с людьми через порог.
   Если б только она знала, как близко он хотел подойти. К ней. Но Майкл боялся не совладать с собой. Боялся напугать ее до смерти. Но и ослушаться не мог. На ватных ногах он перешагнул порог гостиной и прикрыл дверь.
   - Я вошел, - сказал он, ощущая быстрый бег мурашек по спине.
   Мэган снова улыбнулась ему. На этот раз чуть шире. И было в этой улыбке некое лукавство, которое поразило его в самое сердце. Майклу казалось, что он похож на умалишенного, который может двигаться или делать что-то только тогда, когда ему это скажут.
   - Я вижу.
   Стоявшая в стороне бабушка Хелен молча следила за этой странной сценой, не проронив ни слова. Майкл знал, что она рядом, но никак не мог оторвать взгляд от своей жены и повернуться к бабушке. Мэган вдруг опустила взгляд чуть пониже, а потом снова посмотрела на него.
   - Что у вас в руке?
   - Что?
   Господи, если он не соберется, они с бабушкой решат, что он свихнулся! И возможно, будут правы. Майкл сделал глубокий вдох, призывая все свои силы на помощь, чтобы очнуться, и взглянул на то, что держал в руках.
   - Это? - Лучшего ответа он, естественно, не мог дать. Майклу было тяжело прогнать туман в голове. Он кивнул на свертки в своей руке. - Вы это имеете в виду?
   - Да, - просто ответила она, выжидательно глядя на него. - Это подарок?
   Майкл подумал, что готов улыбнуться ей. Он не знал почему, но ему вдруг стало так хорошо на душе, что он мог бы улыбнуться. Если бы еще вспомнил, как это делается.
   - Да.
   - Для кого?
   Видимо, любопытства ей не занимать, подумал Майкл, ощущая бесконечную нежность к ней.
   - Для вас.
   Она снова быстро посмотрела на сверток.
   - А что это?
   - Не скажу.
   Ее губы, эти бесподобные красивые губы, которые он умирал от желания поцеловать, вновь раздвинулись в манящей улыбке.
   - Вы вручите их нам сейчас?
   Майкл покачал головой.
   - Нет.
   Краем глаза он заметил, что бабушка едва сдерживается от того, чтобы не рассмеяться. Что он такого смешного сказал?
   - А когда ты отдашь нам наши подарки? - спросила бабушка, прикрыв рот рукой.
   Майкл наконец соизволил посмотреть на нее. Мучительная тоска и вина тут же нахлынули на него, сдавив грудь. В прошлый раз он очень скверно расстался с бабушкой, и это тяготило его больше всего на свете. Он чувствовал себя невероятно виноватым перед ней, и собирался загладить свою вину. Он так отчаянно скучал по ней. Так сильно любил бабушку!
   И вдруг ощутил себя неизмеримо богатым только от того, что перед ним стояли две женщины, которых он любил больше жизни.
   - Не скажу, - ответил он снова односложно.
   Бабушка не выдержала и рассмеялась.
   - Ты такой забавный, когда так односложно отвечаешь! - Она сама подошла к нему и быстро обняла его. - Я скучала по тебе.
   Он обнял ее в ответ, ощутив себя по-настоящему дома. Его дом. Там, где его ждали, где было его место. Где была Мэган.
   Ему следовало бы как-то назвать дом, в котором теперь жила она.
   - Я тоже скучал.
   Бабушка отстранила его от себя. Взгляд ее стал серьезным.
   - Ты ведь не уедешь завтра? Завтра Рождество. Ты не уедешь так скоро?
   Майкл долго смотрел на бабушку, в словах которой слышался страх и еле уловимая боль. Будь его воля, он бы никогда не уехал отсюда. Но как он мог жить под одной крышей с Мэган и не сойти с ума от любви к ней? Как бы он скрывал свои чувства, если они уже вырывались наружу?
   - Нет, бабушка, я останусь.
   Он наклонился и быстро поцеловал ее обветренную щеку. Как бы он хотел вот так же просто подойти и обнять Мэган, коснуться ее щеки. Но это была мечта. Недосягаемая мечта, которая никогда не воплотиться в реальность.
   - Вот и славно, - обрадовалась Хелен, отпустив внука. - Ты останешься с нами? Велеть принести тебе чаю?
   - Нет. - Он покачал головой и выпрямился. - Я хочу подняться к себе и переодеться.
   - Хорошо.
   Майкл развернулся, чтобы уйти, но услышал робкий голос Мэган.
   - Через час накроют на ужин.
   Он обернулся и посмотрел на нее. И снова сердце его болезненно сжалось в груди. Вероятно, он никогда не перестанет любить ее, с отчаянием подумал Майкл.
   - Я приду.
   Она незаметно улыбнулась и тихо добавила:
   - Мы будем ждать.
   Майкл поспешно вышел, боясь сказать что-тоеще. Почему у него тряслись руки, когда он вновь открывал и закрывал дверь?
   "Мы будем ждать".
   Он вдруг четко понял, что за этими словами скрывалось нечто большее. То, что способно было перевернуть весь его мир. И ее тоже.

***

   Мэган не понимала, почему сказала так. Но она не могла уже забрать свои слова обратно. А потом признала, что не хочет этого делать. Как странно, снова он вернулся домой неожиданно, никого не предупредив. И он так странно смотрел на нее. Его глаза так пристально изучали ее, будто были способны проникнуть ей в самую душу. Мэган боялась его взгляда. Боялась того, что этот взгляд толкал ее на необдуманные поступки. Вынуждал произнести слова, которые заставляли его глаза темнеть еще больше.
   Подумать только, он привез им подарки! Привез подарок ей. И собирался встречать рождество вместе с ней. Рождество, в котором уже не было Джорджа. Ей было тяжело принять этот факт. Вот уже полтора года, как его уже не было, а она не переставала тосковать по нему. Однако присутствие Майкла странным образом вытесняло из головы мысли о Джордже. Она не могла думать о покойном муже при другом, нынешнем своем муже.
   Снова они сидели в столовой и тихо ужинали. Однако на этот раз их не сковало напряжение, которое довлело над ними в прошлый раз. И это немного успокоило ее. Мэган вдруг обнаружила, что незаметно рассматривает его. Он сидел напротив нее за длинным столом и как прежде с большим аппетитом уплетал вкусно приготовленную еду. Но за то время, что они не виделись, его лицо осунулось. Он даже немного похудел, потому что щеки запали, а под глазами залегли темные круги. Когда он в последний раз нормально кушал?
   - Что?
   Мэган вздрогнула, когда Майкл пристально посмотрел на нее. Рука его с вилкой застыла в воздухе.
   - Что? - переспросила Мэган, удивленно взглянув на него.
   Он опустил вилку и выпрямился.
   - Вы только что задали вопрос.
   Мэган удивилась еще больше.
   - Я задала вам вопрос? Какой?
   - Мне повторить?
   Бабушка Хелен, став свидетельницей очередного странного разговора между внуком и его женой, поспешила на помощь этим озадаченным и потерянным существам, которые в последнее время несказанно тревожили ее.
   - Милая, ты спросила у Майкла, когда он нормально кушал в последний раз. Ты что же, забыла?
   Забыла? Мэган побледнела и опустила голову, поняв, что произнесла свои мысли вслух. Бог ты мой!
   - Я так сказала? - едва слышно молвила она, боясь взглянуть на Майкла.
   - Да, - ответил он весьма любезно. - Вы хотите, чтобы я ответил на ваш вопрос?
   Господи, почему земля до сих пор не разверзлась и не поглотила ее? Мэган почувствовала, как начинают пылать ее щеки. Она не знала, как посмотреть на него, что сказать. И снова ей на помощь пришла бабушка Хелен.
   - Да, Майкл, ответь и мне тоже, когда ты ел в последний раз? Ты так похудел! Ты что же, собираешься морить себя голодом?
   Его лицо помрачнело. Он ответил бабушке, при этом пристально глядя на Мэган.
   - Ничего подобного я не собираюсь делать.
   - Тогда почему ты не заботишься о себе?
   Почему он смотрел на нее, а не на бабушку? Мэган до дрожи чувствовала его взгляд. Это еще больше напугало ее.
   - Я забочусь о себе, -безразлично ответил он, по-прежнему глядя на Мэган. - Вот только не думал, что эта тема достояние общественности.
   Мэган вдруг вскинула голову и взглянула на него. Она ведь могла побеспокоиться о человеке, который столько сделал для нее. И ведь она на самом деле волновалась за него.
   - Вы, значит, можете делать мне такие замечания, а я вам нет?
   Он так пристально и так долго смотрел на нее, что Мэган стало не по себе. Она вдруг решила, что он вот сейчас встанет и уйдет, а потом и уедет, как в прошлый раз. И внезапно она поняла, что не хочет, чтобы он уезжал. Когда он был рядом, ей было так хорошо. Она чувствовала себя такой защищенной. Его суровый взгляд очень не нравился ей, но Майкл внушал ей покой, в которомона сейчас так сильно нуждалась.
   Мэган не представляла, что может смягчить его. Но к ее огромной неожиданности он вдруг медленно, почти незаметно улыбнулся ей и сказал:
   - Вы можете делать мне любое замечание, какое посчитаете нужным.
   Мэган застыла, услышав это. Слова, которые позволяли ей делать то, что не было дозволено никому. Почему он это делал? И снова в голове промелькнул вопрос: почему он женился на ней? Что он получал от этого брака? И почему ее сердце вдруг больно сжалось, а потом подпрыгнуло, когда он улыбнулся ей? Может потому, что она никогда не видела его улыбки? Такой суровый и замкнутый человек и вдруг улыбнулся ей так нежно, почти ласково... Мэган было тяжело осознавать, что она никогда не поймет его, и все же он улыбнулся ей.
   Робкая, редкая, такая теплая улыбка, от которой потеплело в груди.
   - Пообещайте мне, что будете кушать, чтобы больше не худеть.
   Его золотистые брови поползли вверх.
   - Я похудел?
   Он оглядел себяс таким притворным недоумением, что Мэган едва сдержалась ото того, чтобы не улыбнуться ему.
   Хелен снова рассмеялась, почему-то ощутив странную радость.
   - Майкл, милый, я говорила тебе, какой ты забавный сегодня?
   Он внимательно посмотрел на бабушку. И хоть старался, чтобы его взгляд был строгим, тепло глаз выдавало его истинные чувства.
   - Да, уже второй раз.
   Хелен с улыбкой покачала головой.
   - Забавным ты мне нравишься гораздо больше.
   - Предлагаешь мне оставаться таким?
   - А это возможно?
   Мэган вдруг поняла, что ждет его ответа. Будто от этого зависело всё. Будто это что-то решало, вот только пока она не могла определить, что именно. Она боялась, что он может ответить резко, что может тем самым ранить бабушку, но к их общему удивлению он покачал головой и как-то растерянно ответил:
   - Не знаю.

Глава 9

   Сжимая в руке привезенный из города сверток, Майкл вдруг понял, что теряется как самый последний влюбленный дурак. Но на следующий день едва он вошел в гостиную, где уже находились бабушка и Мэган, он вдруг обнаружил, что растерял все слова, которые должен был сказать. Что он хотел сказать? Как ему начинать? И как вручить подарки?
   И снова Мэган первая заметила его присутствие. Это взволновало его еще больше. И еще больше заставило сердце сжаться от безграничной нежности к ней. Господи, как он смог переночевать под одной крышей с ней, провести в доме целый день и не сойти с ума? В комнате, которая примыкала к ее покоям.
   Утром он разбирал свою корреспонденцию и написал несколько важных писем, затем позавтракал с бабушкой и Мэган, и снова ушел к себе, боясь находиться с ней в комнате дольше обычного. Потому что у него начинали трястись руки, почти как сейчас. И колотиться сердце.
   - Майкл, милый, - обратилась к нему бабушка, сидя на диване. - Вот и ты. А мы как раз говорили о тебе.
   - Обо мне? - он нахмурился и посмотрел на бабушку, а затем на Мэган.
   Ему не понравилось то, что они говорили о нем в его отсутствие, хотя... За его спиной о нем говорил весь Лондон... Это не должно было смутить или беспокоить его. И все же.
   - Да, - просто ответила Мэган, поднимаясь с кресла.
   Неожиданно Майкл понял, что она переняла у него метод односложных ответов. И это готово было заставить его улыбнуться, но он с трудом сдержался.
   - Я не помешал вам? - спросил он, глядя на нее.
   - Нет.
   Майкл снова поборол желание улыбнуться ей. Господи, что с ним такое?
   - Надеюсь, вы говорили обо мне только хорошее?
   На этот раз улыбку не сдержала она. Мэган улыбнулась ему. Медленно, застенчиво, но так тепло, что сердце его подпрыгнуло в груди. И стало трудно дышать.
   - Мы гадали, что за подарки вы привезли нам.
   Майкл быстро посмотрел на свертки в своих руках.
   - Вот об этих подарках шла речь?
   Бабушка медленно встала с дивана, откинув в сторону шаль, которой прикрывала ноги.
   - Именно об этом и говорили, - ответила она, улыбнувшись. - Ты пришел, чтобы вручить их нам?
   - Да.
   И снова он заметил, как Мэган улыбнулась ему. Как странно, давно никто в этом доме не улыбался так часто.
   Дом без названия...
   - Я умираю от любопытства поскорее узнать, что ты выбрал для меня, - сказала с озорным блеском в глазах бабушка Хелен.
   Майкл подошел к ней и протянул ей один из свертков.
   - Это тебе, бабушка. - Он быстро поцеловал ее в щеку. - Счастливого Рождества!
   Хелен взглянула на него с подозрительнымблеском глазами, потом подняла руку и коснулась его щеки. Ощутив что-то мягкое внутри свертка, она прищурила глаза.
   - Надеюсь, это не плед или шаль, что подарила мне Мэган?
   Майкл удивленно взглянул на бабушку.
   - Что?
   - Мэган уже вручила мне свой подарок. Она подарила мне очень красивую шаль из кашемира. Невероятно мягкий индийский кашемир.
   Разглядывая сверток, Хелен в нетерпении разорвала бумагу и, увидев содержимое, изумленно уставилась на внука.
   - Шаль? - произнесла она, не веря своим глазам. - Вы что же, сговорились?
   Майкл и Мэган быстро переглянулись.
   - Я не знал, что собирается дарить тебе Мэган, - совершенно искренне ответил Майкл.
   - Почему вы оба решили подарить мне шали?
   Майкл и Мэган с легким ошеломлением смотрели на бабушку. А потом вместе заговорили:
   - Ты же боишься холода...
   - Вы же боитесь холода...
   Слова, звучащие в унисон, показались сплетением чего-то большего. Хелен окинула странным взглядом внука, затем невестку.
   - Хорошо, допускаю, - кивнула она. - Что же ты в таком случае приготовил для Мэган?
   Майкл с трудом заставил себе повернуться к жене. Боже, его жена! Такая милая, такая очаровательная. Такая близкая и такая далекая.
   - Счастливого Рождества, - сказал он, протянув ей второй сверток.
   Мэган медленно взяла сверток и аккуратно раскрыла бумагу, словно боялась обнаружить там нечто такое, что расстроит ее. Бабушка подошла к ней и в нетерпении спросила:
   - Ну же, Мэган, что там?
   Мэган смотрела на кожаный переплет с золотистым теснением слишком долго. Майкл вдруг почувствовал странное беспокойство от того, что она не поднимает голову. Ей не понравилось? Она не хотела книгу?
   - Я подумал, что вы забыли свою книгу в Лондоне, - посчитал нужным добавить он, в нетерпении ожидая ее ответа. Реакции. Чего угодно. - Я хотел подарить ее вам, чтобы вы дочитали...
   Она вдруг подняла голову и поспешно сказала:
   - Я сейчас вернусь.
   И поспешно вышла из гостиной. Майкл смотрел ей вслед со смешенными чувствами. Но больше всего он боялся, что она вышла, чтобы не возвращаться. Или ушла, чтобы выбросить книгу. Господи, почему он не подарил ей дорогое украшение, которое подобает мужу дарить жене? Почему не браслет или колье, которое она бы носила и вспоминала его? Почему из всех вещей на свете он выбрал книгу? Может потому, что именно книги сблизили их в прошлом году так, что она стала улыбаться ему?
   - Почему ты так побледнел? - вдруг раздался рядом голос бабушки.
   Майкл вздрогнул, выпрямился и спрятал руки за спиной. Он хотел уйти отсюда. Собирался уйти... Но дверь вновь отварилась. Показался подол серого платья, а потом появилась и сама Мэган. Сердце Майкла замерло в груди, когда он увидел другой сверток у нее в руках. Почти такого же размера, как и его. Она подошла к нему и протянула сверток.
   - Это ваш подарок, - сказала она, глядя на него со странным выражением лица. - Счастливого Рождества.
   Майкл был поражен тем, что она подумала сделать ему подарок. Она не была обязана это делать. И кроме того, никто кроме бабушки не дарил ему подарки. А теперь сама Мэган, любовь всей его жизни протягивала ему то, что будет всегда напоминать о ней. Он был потрясен до глубины души. Со слегка дрожащей рукой он взял сверток.
   - Спасибо.
   - Посмотрите, - нетерпеливо промолвила она, выжидательно глядя на него.
   Майкл осторожно развернул бумагу. И остолбенел, обнаружив в своих руках почти такую же книгу в кожаном переплете. Только с другим названием.
   - "Робинзон Крузо"? - изумленно прочитал он, подняв к ней голову.
   Она робко улыбнулась ему.
   - Вы ведь говорили, что так и не дочитали эту книгу. Ее я не нашла и в вашей библиотеке, поэтому решила...
   - Эта книга в Лондоне.
   Мэган замолчала. Выражение ее лица стало таким грустным, что Майкл почувствовал себя настоящим преступником, посмевшим безбожно расстроить ее.
   - О, - только и смогла вымолвить она. - Я не подумала...
   - Я потерял ее, - тут же соврал он, сжав книгу. - Спасибо, - почти ласково проговорил Майкл, подавляя очередное желание обнять ее. - Вы точно знали, что мне подарить. Надеюсь, я тоже угадал с подарком?
   Она снова улыбнулась ему. На этот раз более открыто, смело, так лучисто, что он чуть не задохнулся от безмерной радости.
   - Несомненно, - произнесла она тем своим сладким голосом, который кружил ему голову. - Я давно хотела ее дочитать, но не смогла найти "Путешествия Гулливера" в вашей библиотеке.
   Конечно не нашла, потому что он убрал эту книгу из дома еще полтора года назад, когда приехал сюда сразу после того, как столкнулся с ней в книжной лавке. Майклу было больно смотреть на эту книгу, которая постоянно напоминала о ней. А теперь он вдруг подумал, что может выносить присутствие Гулливера. Потому что рядом была Мэган.
   Хелен снова окинула внука, а затем и невестку странным взглядом.
   - Всё же не могу избавиться от мысли, что сговорились, - сказала она, качая головой. - Два раз подарить почти одинаковые подарки. Или вы мыслите одинаково?
   Мэган и Майкл повернулись к ней.
   - Бабушка, вы... - начала было Мэган, но Хелен тут же оборвала ее.
   - Я не хочу спорить! - Она взяла внука и невестку за руку и повела их к столу. - Давайте лучше попьем чаю и согреемся. А то я что-то замерзла. Ужасно похолодало в последнее время. Что бы я делала без ваших красивых шалей?
   Майкл повернул голову к Мэган и тут же столкнулся с ее голубыми глазами. Она смотрела на него и едва сдерживалась от того, чтобы не рассмеяться словам бабушки. Впервые за очень долгое время ему вдруг захотелось рассмеяться. Просто так. Без причин. Потому что у него было чертовски хорошо на душе.
   Но он по привычке сдержался.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"