Агишевская Анастасия Михайловна: другие произведения.

Шпионские будни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новичок в классе. Что может быть прозаичнее? А то, что ты - шпионка, вообще не имеет никакого значения. Хотя, что-то все же не так! Проверить бы...
       Закончено) КОММЕНТЫ ОСТАВЛЯЙТЕ, ПОЖАЛУЙСТА


Шпионские будни

Глава 1

  
   Десятый класс. Начало второй четверти. Скучно. Мне во всяком случае. Говорить ни с кем не хочется, хотя, вроде как, ребят вокруг много. Нас на параллели три класса, все давно друг друга знают, только я "темная лошадка": я ни с кем не общалась, все мои друзья были вне школы. В общем, я была тихоней, сидела одна на третьей парте ряда у окна, напротив учителя. В нашем классе 29 человек: 15 девочек и 14 парней. Все по парам, ну, кроме меня. А мне пофиг.
   Итак, смотрим расписание. В принципе, ничего не изменилось. Сейчас алгебра, затем литра с русским, физика, биология, физра и на закуску классный час. Классным руководите­лем у нас является Светлана Евгеньевна, по совместительству - учитель по истории. Непло­хая тетка, должна сказать! Ей где-то около сорока, приятная на вид, с чувством юмора. Тем­новолосая, голубоглазая, носит очки (хотя, очки носят большинство учителей).
   Наконец, этот кошмар, называемый уроками, прекратился. Осталось последнее испы­тание - классный час, где я точно окочурюсь. Хотя, в принципе, можно порисовать...
   Я села на свое обычное место, достала специальный альбом, сделанный из А4 собст­венноручно: я перегнула листы пополам и сделала из них книжечку, затем аккуратно обровняла края (кто бы знал, каких усилий мне это стоило!); потом вынула карандаш, ластик и, краем уха стала слушая, о чем болтает историчка, начала рисовать. Ничего интересного не было: обыкновенное вступительное слово (причем на столько обыкновенное, что некоторые ребята выучили эту речь наизусть и ради хохмы проводили синхронный пересказ... в доступных им выражениях), напоминания об уставе школы (Господи, да кто в 10 классе будет носить форму и не прогуливать уроки? ни одного человека не знаю! сама пару раз последним грешком страдала, а не ходить в джинсах даже под дулом пистолета фиг заставишь!). Так, Светлана Евгеньевна (а точнее, ее портрет) почти готова. Осталось несколько штрихов...
   -- А еще, дорогие мои, хочу сообщить вам, что в классе будет новый ученик, зовут его Иван Королёв. К сожалению, сегодня он не смог учиться с вами по ряду нескольких причин, но завтра он к вам присоединится. Василиса!
   -- Да, Светлана Евгеньевна? -- улыбнулась я, прикрывая рисунок рукой.
   -- Поручаю тебе, поскольку ты одна не охвачена партнером, заняться Ваней. Прояснишь ему все наши правила, порядки, обстановку в школе, классе и так далее.
   О, ну зашибись просто! Ах да, я не представилась - Василиса Мудрова, семнадцатилетняя девушка, ученица 10-а класса. Такие вот дела. Мда, подгадила мне любимая наша руководительница! Ох, свинью подложила розовую да жирную... это так, к слову. Расстроившись, я вернулась к моему художеству. Хм, похожа. Наверно, подарю ей это потом. Жаль, в цвете не получится, по крайней мере, сейчас.
   Тут раздался стук в дверь. Я решила головы не поднимать, потому что, скорее всего, учитель какой-нибудь подошел и Светлану требует. А рисунок просит сосредоточенности.
   -- Здравствуйте, могу я войти? -- поинтересовался приятный мужской голос.
   -- Да, Ваня, конечно. Очень хорошо, что ты успел... эээ... выполнить все дела. Прошу, проходи. -- я упорно не поднимала головы. -- Свободное место только одно. С соседкой познакомишься, ее зовут Василиса, она все расскажет, все объяснит. Садись.
   Я слышала восхищенные ахи и охи девчонок. Не удержавшись, глянула и поняла, что он - очередной пижон, даже не стала рассматривать лицо. Я услышала, как справа скрипнул стул, как этот Ваня сел. Светлана продолжила болтовню, напоминая, что через неделю родительское собрание. Теперь ее точно никто не слушал. Все внимание было направлено на новичка. От греха подальше я перевернула страницу с портретом исторички и стала рисовать ворона, уж не знаю почему. Захотелось вдруг.
   -- Привет, -- тихо сказал мой новоявленный сосед по парте. -- Я - Ваня.
   -- Хм, здравствуй. Василиса. Так и быть, разрешаю Вася, -- упорно продолжаю вырисовывать перья у ворона. И вовсе мне не интересно!.. ну, ни капли!
   -- Очень приятно, -- с намеком усмехнулся он. Краем глаза заметила, что парень поставил локоть на парту и, опираясь щекой на ладонь, смотрел на меня. Ладно, в конце концов не вежливо человека игнорировать.
   -- Мне тоже очень... -- я обернулась и, запнувшись, продолжила: -- приятно...
   И было от чего! Перед моими глазами предстал парень лет 18-19 (хотя, скорее всего, 17. Десятый класс все же), красивый, должна отметить. Немного резкие скулы, слегка тонковатые губы, нос с маленькой горбинкой, ясные зеленые глаза, в которых таилась смешинка. Русые короткие волосы, небольшая челка. Мда... такой парень на меня вряд ли внимание обратит... тьфу! Это я вообще о чем?
   -- Что ж, дорогие мои. На этой позитивной ноте мы с вами завершим наш первый, но не последний классный час в этой четверти. Все свободны... хотя, вас, Ваня и Василиса, я попрошу остаться, -- заявила учительница. Сразу же заскрипели отодвигаемые стулья, шум в кабинете усилился. Чувствую, ребята так просто не уйдут, захотят познакомиться, особенно девчонки, а в частности Катя Свиридова. Наша красотка. Высокомерная и заносчивая... девица ну очень легкого поведения (в 17 лет, ага!), и не скажешь, что тупая, как пробка, нет! Просто спит со всеми парнями подряд. А те и рады. О, вижу уже приготовилась. Буду удивлена, если Ваня этот откажется... или нет... Не знаю, я ведь еще не узнала его достаточно хорошо, а по внешнему виду судить чревато, по себе знаю.
   Итак, через пару минут в кабинете нас осталось трое. Светлана поманила нас к себе пальцем. Вздохнув, я выползла из-за парты, взяла свои вещи и последовала за уже вставшим Ваней. Мы сели за первую парту, которая стояла впритык к учительскому столу. Сложив руки в замок и опираясь локтями на стол, учительница обратилась к нам с речью. Ох, как же любит она это дело - речи толкать! А мы страдаем...
   -- Ну что ж, ребята. Вам предстоит некоторое время провести вместе. Может, вы будете вместе до конца этого учебного года, может, до окончания школы, поэтому вам надо стать фактически единым целым, быть друг другу поддержкой и опорой. Не смотри на меня так скептически, Василиса. Если ты не обратила внимание, даже Свиридова с Валерой очень дружна, и, заметь, она с ним уже на протяжении трех лет. Как бы то ни было, я надеюсь, что вы продержитесь. Забудь про свой принцип, Василиса! Теперь на тебе висит товарищ, который должен стать тебе другом, братом... или кем-то на столько же близким. То же касается и тебя, Ваня, -- учительница перевела взгляд с меня на новенького
   Чувствую, разглагольствовала она бы еще дольше, если бы к ней не зашла директриса, Опекушина Ольга Алексеевна. Она утащила классную на педсовет. Я расслабилась и уже спокойно направилась к выходу, новенький, чуть помедлив, пошел за мной. Как ни странно, никого из одноклассников не оказалось в коридоре. Видимо, решили караулить у раздевалки, в холле.
   -- Слушай, а она всегда такая? -- немного растерянно поинтересовался Ваня. Я, усмехнувшись, кивнула. -- Надо же! Не ожидал. Так ты мне покажешь здесь все?
   В итоге пришлось устроить ему экскурсию. Впрочем, здесь действительно есть, что показать. Наша школа состоит из трех корпусов: главного и двух, как мы их называем, пристроек, хотя на самом деле корпуса были построены одновременно. Они соединены между собой подземными переходами, чтобы ученикам не мерзнуть или не мокнуть, перебегая из корпуса в корпус. Правда, еще зачем-то главный соединен с пристройками надземным переходом, но пристройки между собой нет. В главном корпусе находится большая часть кабинетов, холл с раздевалкой, состоит из четырех этажей. Один из "придаточных" корпусов включает в себя библиотеку, столовую и актовый зал, во втором - бассейн и спортзал. Пристройки же в два этажа. Таким образом, я показала новичку основные кабинеты и поспешила к выходу.
   Как и ожидалось, весь класс столпился в раздевалке, ожидая Ваню. Я быстренько проскользнула за своей курткой и попыталась смыться. Ага, разбежалась! Ко мне подлетела (кто бы мог подумать?) Свиридова и начала что-то заливать, поглядывая на новенького. Из всей той ерунды, что она несла, я уяснила, что Катерина, мол, моя лучшая подруга (картина Репина "Приплыли"!) и что я должна, нет, просто обязана познакомить ее с Королёвым. Нет, конечно, можно бяку устроить, но я не буду. Пошла она... на все четыре стороны. Впрочем, именно так я ей и сказала, только в несколько других выражениях, пожестче и, пока она обалдевала (как же, такая тихая и скромная я посмела возразить такой крутой ей), удрала.
   Дома я оказалась примерно спустя час. В принципе, я живу не очень далеко, но пока зашла в магазин, пока то, пока се, тем более шла довольно медленно, слушая музыку. Погода была неплохая, достаточно сухо, хотя и холодно - конец ноября как-никак. Иногда даже солнце проглядывало. Жила я в двухэтажном коттедже с мамой. Отец ушел, когда мне было лет пять, я его не помню, и мы с мамой о нем не разговариваем.
   Я окликнула маму, та не отозвалась. Обойдя весь дом, я сделала вывод, что она еще не вернулась с работы. Она была директором крупной сети супермаркетов, соответственно получала мама много. Я забросила сумку с учебниками в свою комнату, захватила на кухне бутерброд с соком и направилась в подвал. Что я там забыла? Так оборудование: компьютеры, сеть наблюдения. Зачем? Ой, я ж забыла сказать, кем я работаю! Позвольте представиться: Василиса Романовна Мудрова, спецагент шпионской сети Российской Федерации. Прохожу под кодовым именем "Царевна". А все из-за сочетания "Василисы" и "Мудровой", почти как Василиса Премудрая! Вот и получилась царевна... Подруги ржут наглым образом. С другой стороны, у одной позывной "Комар", а у другой "Лебедь".
   Итак, я немного отвлеклась. Подвал был довольно большой, по площади больше первого этажа. В нем находился основной центр, несколько компьютеров, локатор и многое другое. Как все это работало в подвале - не представляю. Кроме моего мобильника ни один телефон, ни какой-либо интернет с других носителей не ловили связь, жучки переставали передавать инфу в свой центр, чужие шпионские камеры вырубались, картинка опять-таки не отправлялась. Как это только сделал Олег, наш мастер в организации, не имею ни малейшего понятия. Кстати говоря, из подвала вел тайный ход за пределы нашего участка (о чем не знала мама, а я говорить пока не собиралась, а то мало ли!).
   Я спустилась вниз и влезла в базу данных. Мне нужна вся информация о моем новом однокласснике. Итак, Иван Васильевич Королёв. Хи-хи. Почти как Иван Грозный! Хотя, с другой стороны получается Василиса Премудрая да Иван-царевич. Не, ну супер просто! Так. Проживает в городе N, т.е. моем, не очень далеко от центра (и довольно близко от школы). Учится в моей школе (было бы удивительно, если б он там не учился). Перешел к нам из гимназии. 17 лет, спортивного телосложения. Увлекается плаваньем, музыкой, играет на гитаре и поет. Эх, а меня природа ни голосом, ни слухом не наградила... лишь рисую очень хорошо, даже шеф признает. Правда, я еще довольно хорошая актриса. Ну, ладно, вернемся к нашим баранам. Тьфу ты, к Ивану. Живет со старшей сестрой Еленой. Так, ничего необычного за ним не наблюдаю. Отлично, значит, можно расслабиться, потому что он обычный новичок.
   Аппаратура передала сигнал, что кто-то открыл входную дверь. Мама, наверно. Подключившись к видеокамерам, я в этом убедилась и, погрузив комп в "спящий" режим, пошла ее встречать. Чмокнув ее в щеку, забрала у мамы пакеты (и чего она там на этот раз притащила?) и понесла их на кухню. Раздевшись, мама направилась туда же. Тем временем я начала ревизию имеющихся пакетов.
   Мама принесла булочек (до чего я большой любитель) с разными начинками, фруктов, затем я обнаружила несколько флаконов с духами (явно молодежных, я рекламу по телеку видела. сто пудов не для мамы!) и блеск для губ. Я вытащила их и со скептической физиономией поинтересовалась, что это такое и зачем оно мне. Мама улыбнулась и сказала, что это в честь начала новой четверти. Супер просто! Потом она стукнула ладонью по своему лбу и полезла в сумочку. Вытащив оттуда коробочку, в каких обычно бывают сережки, или кулоны, или кольца, мама протянула ее мне. Я открыла ее и ахнула: там были обалденные серьги-гвоздики с тремя цепочками на каждой сережке, на конце которых (в смысле, цепочек) болтались маленькие прозрачные камешки (боюсь представить, что это за камешки!).
   -- Мам, зачем? -- простонала я. Порой в своем стремлении подарить мне что-либо она доходит до абсурда. Она смутилась и пробормотала, что просто хочет сделать мне приятное. Нет, серьги очень красивые, не спорю, но просто так дарить такие дорогие вещи...
   В итоге я махнула на это рукой. Мы сели обедать. Мама стала расспрашивать о школе. Я рассказала о новеньком и о "поручении" Светланы Евгеньевны. Мама посмеялась и сказала, что все наладится и будет хорошо. Потом поинтересовалась, смотрела ли я о Ване в базе. Она в курсе моей... хм... работы. Я ответила, что да. В нашей базе данных обычно показывают шпионов. Даже я, к моему огромному сожалению, там есть. Но, по крайней мере, доступ к ней ограничен. А вскрыть ее невозможно.
   Пообедав, я пошла к себе в комнату. Поскольку ничего не задали, я решила позвонить подругам и либо пойти погулять, либо посидеть у кого-нибудь дома. В итоге мы собрались у меня. Виктория Лебедева и Наталья Комарова стали моими подругами с тех пор, как я стала работать на спецслужбы. Они тоже там шпионки. Мы работаем в одном отделе, который занимается похищенными ценностями, выяснением секретных сведений других шпионов и вычислять других шпионов. Но последним занимаются старшие агенты. Кстати, мы оперативная группа. Правда, в нашей группе есть еще один член: Роман Арсеньев. Он что-то вроде нашего "мозга", "компьютера", "транспорта" и прочего. Но сейчас парень в отъезде. Роме 23 года, Нате - 19, Вике - 18. В общем, я - самая младшая, чем меня товарищи любят дразнить, но я не обижаюсь, привыкла, тем более, большинство заданий ложатся именно на мои хрупкие плечи.
   Девчонки приехали минут через двадцать после моего звонка (хоть у них обеих есть машины, Ната предпочитает ездить на машине Вики, и чтоб вторая была за рулем). Везет им, можно спокойно водить машину. Я тоже могу (когда у меня не мои настоящие документы, но это редко), но возрастные ограничения, чтоб их! Хотя, в принципе, остался год только, даже меньше. Я ждала подруг на террасе за домом. У нас средний участок, соток десять. Мама на небольшом кусочке устроила фруктовый сад, рядом стояла баня (зачем нужна? почти ж не пользуемся!), еще была мамина гордость - теплица с орхидеями. Хорошо хоть у нее не было такой мании к орхидеям, как у Ниро Вульфа. Помимо этого всего у нас на участке находилось небольшой участок газона, где мы часто играли в волейбол или просто мячик гоняли. Как ни странно, при всем этом хозяйстве мы жили вдвоем, никакой прислуги не было. Единственно, мама нанимала одну женщину для присмотром за домом, поливкой цветов и так далее, когда мы куда-нибудь уезжали на несколько дней и более.
   Ната притащила с собой тортик (ням-ням). Я поставила чайник, и мы, усевшись на террасе (несмотря на то, что было не очень-то жарко, даже наоборот) стали пить чай с тортом. Внезапно выглянувшее солнце поспособствовало поднятию настроения, а то какой-то безрадостный пейзаж вырисовался: голые деревья, пожухлая трава. Так хоть солнышко посветило.
   -- Ну, давай рассказывай, -- потянувшись, сказала Вика, -- Я вижу, что тебе не терпится вывалить на нас новость!
   Я лишь усмехнулась. Все-то они знают! Ната прищурилась. Подмигнув им, я стала рассказывать, что "нехорошая" Светлана Евгеньевна подсунула "бедной" и "несчастной" мне на воспитание Ивана Королёва.
   -- Он хоть симпатичный? -- поинтересовалась Ната, наш спец по парням. Я кивнула - рот был занят тортом "Пьяная вишня"(мой любимый). Даже очень симпатичный. -- Нарисовать не пробовала?
   -- Делать мне больше нечего! -- хмыкнула я. -- Я его первый раз увидела только!
   -- Ой, -- махнула Вика рукой, -- Когда это тебе мешало? Или тебе напомнить того парня в гостинице? Когда мы в Питер по делам ездили? То, что ты его первый раз увидела, не помешало потащить его к себе и рисовать! Он такой ошалелый вылетел! -- подруги рассмеялись, а я покраснела. Ну, да, был такой случай. Послали нас в нашу северную столицу, дабы мы передали питерскому филиалу одни документы (или их копии), которые мы накануне выкра... добыли. Пока доехали, устроились... минус день. Отдали документы. Начальство разрешило остаться еще денька на два. Нам были заказаны номера в отеле "Гранд", что находится рядом с Невским проспектом. Очень удобное место, должна признаться - все самые знаменитые достопримечательности находятся рядом. Впрочем, сейчас не об этом. Выходим мы (я, девочки и Рома), значит, в холл, а на ресепшне стоит, разговаривая с администратором, такой обалденный парень! Тело гармонично сложено, не перекачено (дело было этим летом, жарко, парень был в шортах). Во мне резко проснулся художник. Как я строила моей будущей модели глазки - отдельная история, подробностей которой я уже и не помню, не до того было. В итоге, девочки и Рома пошли в кунсткамеру в то время, пока я затаскивала парня в свой номер. Но если он думал, что его ждет постель со мной, то его ждал огромный облом. Сначала он хотел убежать, но потом я все же убедила его остаться, пообещав, что один портрет подарю ему (а что, и платить не надо!). Сидели мы часа три, наверно. Я издевалась над Егор (так его звали), как только могла, так что вид у него мог быть действительно ошалелый, когда парень уходил. Кстати, подаренный портрет Егору очень даже понравился, что бы там ни говорили некоторые (я про подруг). Стоп! Пора возвращаться из воспоминаний.
   -- Подумаешь, это было всего один раз! И к тому же... Замрите! -- воскликнула я и рванула в дом за бумагой и карандашом. В след мне несся смех все понявших девчонок. Я вернулась очень быстро. Момент не потеряла. Вика и Ната очень удачно сели и очень удачно посветило солнце. Должна сказать, подруги мои были очень даже красивыми. Вика - брюнетка с карими миндалевидными глазами. Ее кудрявые волосы не брал ни один утюг - они все равно завивались обратно. Рост был довольно высоким - почти метр восемьдесят. Слегка вытянутое лицо, маленький нос, слегка вздернутый вверх, тонкие брови "домиком", немного полные губы. Девушка очень заливисто смеялась, и когда она это делала, оставаться серьезной было невозможно. Наташа - полная противоположность Вике. Миниатюрная блондинка (всего метр шестьдесят), с голубыми глазами, она была невозможна! Очень умная девушка, но охоча до парней, жуть. Сменяла пачками, но, как ни странно, ни с кем пока, вроде, не переспала, хотя я могу и ошибаться. Волосы у нее были длинными и прямыми, она часто завивала их. Брови как раз у нее были круглые. У девчонок (и меня) была своя роль в нашем, если так можно выразиться, отряде: Вика прикрывала отходы, а мы с Натой занимались "варварством", т.е. проникали в чужие дома, добывая нужные вещи (бумаги, файлы с компьютера и т.п.) или (бывало и такое) подбрасывая улики. Иногда мы с блондинкой ходили вместе, иногда - по одиночке. Смотря, какие задания и насколько они были опасны.
   -- Все, теперь сидите и не двигайтесь! -- указала я, начиная рисовать контуры девчонок. Они хмыкнули и постарались сидеть, как можно меньше двигаясь. Знают меня. Ведь влететь только так может. И кому понравится кривой нос? Это я утрирую, конечно, но все же...
   -- Вась, а что ты себя никогда не рисуешь? Сколько не просматривала твои альбомы, ни разу не видела твоего автопортрета, -- поинтересовалась брюнетка, осторожно отпивая чай. Я пожала плечами. Весь вопрос в том, что я не люблю себя рисовать. Я сама себе не нравлюсь. Сколько раз уже меня пытались в этом переубедить, нифига не получалось. У меня каштановые длинные волосы... были, пока я не перекрасилась в красноватый и не обстригла, почти как у Одри Хепберн в "Как украсть миллион" (мама, хихикая, говорила, что я ее "маленький баклажанчик"), серо-зеленые глаза, нос, который мне кажется длинным (все та же мама утверждает, что он длинный только в том смысле, что я его часто сую не в свои дела. А что поделать, работа такая), немного полные губы (прадед у меня чистокровный грек), овальное, но не вытянутое лицо. Рост у меня чуть меньше Викиного. -- Знаешь что, дорогуша. Тебе нужен парень, который прочистил бы тебе мозги, -- философски заметила Вика, выслушав мой ответ. -- Мы тебе их, мозги, чистить устали.
   Я закатила глаза, покачав головой. Они про парня говорили чуть ли не каждую нашу встречу. Такое ощущение, что мне не 17, а уже 30 и срочно требуется муж! Я, конечно, понимаю, что он теоретически нужен, но практически мне как-то не до того. Тем более, при моей работе... Если вдруг меня вычислят вражеские агентства (а таких, увы, немало), то они могут начать меня шантажировать, а в этом плане мне хватает нервничать за маму. Может, все не так уж и мрачно, но все равно! Вика в этом плане как-то не волнуется, встречаясь уже года полтора с одним парнем. Она, вроде, не открыла ему, чем занимается, по крайней мере она так говорит. Ну, про Нату я уже сказала. Но она во много раз лучше той же Свиридовой, стервы и хамки... хоть сама и стерва немного. Ну, что есть, то есть.
   Так, всё почти готово! Остались последние штрихи, но это можно будет и потом, без девочек доделать. Я отложила бумагу с карандашом и, откинувшись в кресле, разрешила подругам отмереть.
   -- Надеюсь, мы хоть увидим это сразу, как ты окончишь, а не так, как обычно! -- хмыкнула блондинка. Я показала ей язык и заявила, что подумаю над ее предложением.
   Мы посидели еще полчасика и пошли в дом, потому что, во-первых, уже стало темно, а во-вторых, потому что уже стало очень холодно. К нам присоединилась мама, покормив ужином. Я показала сережки, подруги ахнули, а мама "сдала" меня с потрохами, что я не хотела их брать. Сколько было укоризненных взглядов! Мама смеялась, как ненормальная, а мне хотелось ее чуть-чуть придушить. Ей весело, а мне хоть плачь! Ага, здорово выслушивать упреки из серии "Как ты могла такую красоту не принять"! В общем, девчонки ушли только около девяти вечера. Я еще немного посидела с мамой, затем почитала книжку и часов в одиннадцать легла спать. Правда, перед этим влезла в контакт и обнаружила заявку в друзья. Кто бы сомневался? Это был Королёв. Что ж поделать, пришлось добавить. Так, а теперь спать...
   Погода с утра была отвратительная. Пошел дождь, все было серое и мутное. Брр! Когда уже, наконец, будет мороз и снег? Только без гололеда, пожалуйста!
   В общем, маме пришлось меня отвезти на машине, против чего я, конечно, не возражала. В итоге я приехала в 8 утра, то есть за полчаса до звонка. Чем бы таким заняться? Так, первый урок у меня алгебра, она на втором этаже. Столовая пока закрыта, библиотека тоже. В принципе, можно пойти засесть на чердаке в той пристройке, где находятся библиотека и актовый, и порисовать. Кроме меня (и директрисы) никто не знает, как можно туда залезть. Но только я намылилась перейти в пристройку, как меня окликнули. Это оказался (кто бы мог подумать?) Королёв. Интересно, что ж это он здесь так рано делает? О чем я не замедлила поинтересоваться. Новичок ответил, что его старшая сестра ехала на работу и подбросила, чтоб не промок. Я хмыкнула и сказала, что меня мама довезла по той же причине.
   В итоге мы сели перед кабинетом математики и стали разговаривать. Он слегка "поругал" меня за то, что я его вчера на произвол одноклассников оставила, а я поржала. Затем Ваня попросил рассказать об общей обстановке в школе и классе. Я согласилась, честно предупредив, что насчет одноклассников у меня абсолютно свое мнение и что на мои слова лучше не полагаться, самому понять обстановку. Новичок согласился.
   -- Ну, расскажи, например, про учителя математики, -- предложил он, внимательно меня разглядывая из-под челки. Я улыбнулась уголком губ. Это я запросто.
   -- Хм, ну что я могу сказать? Геннадий Сергеевич Лопухин вполне достойный мужик. Ему уже где-то чуть больше пятидесяти. Очень хороший учитель, довольно веселый, справедливый. Еще, конечно, стоит учитывать, что мы - математический класс, поэтому с нас, соответственно спрос больше, -- я взъерошила свои короткие волосы. Надо будет отрастить их, пожалуй. -- Вот, в принципе, и все. Думаю, он тебя пока дергать не будет, ты ж новенький. Втянешься немного, тогда держись! -- я хмыкнула. От центральной лестницы послышались голоса. Повернув голову, я увидела, что это идет Свиридова и ее хвостик - Света Дятлова. -- О, идет само Величие нашего класса, -- иронично сказала я. "Величие" прошло прямо к Королёву, меня проигнорировав. И слава Богу! Век бы их не видела.
   -- Доброе утро, Ванечка! -- пропела Катя таким слащавым голосом, что у меня зубы свело. Чтоб этого не слышать, поскорее полезла в сумку за телефоном с наушниками. Королёв бросил на меня страдальческий взгляд. Не буду спасать, сам пусть выкручивается. Парень он или нет, в конце концов? Свиридова бесцеремонно подвинула меня, усаживаясь как можно ближе к "Ванечке". Я злорадно усмехнулась. А что? У меня сегодня настроение из типа "сделал гадость - на сердце радость". Иногда бывает тип "пофигистический", а иногда - "всем несу любовь и дружбу". Все, я отключаюсь. Что там в плэйлисте? О, 5ivesta Family - Просыпайся. Самое то для такого кислого утра.
   В общем, я так и просидела, слушая музыку, до звонка. Приходили все новые и новые ребята и тут же сталпливались около новенького. Когда после Свиридовой подошли Илья Павлов и Мишка Волков, Королёв стал выглядеть менее несчастным. И неудивительно - они стали разговаривать на свои, мужские темы (я специально вытащила один наушник), Катьке стало неинтересно и, подхватив под ручку Дятлову, они удалились куда-то. Скорее всего, курить. Вот дуры! Считают, что это "понтово". Фу!
   -- Ну, Вася, ты и зараза! -- прошипел Ваня, когда мы сели за свою парту. Я ослепительно улыбнулась, а затем все-таки объяснила, что вообще никаким местом не хочу связываться с СиД. Парень поинтересовался, что это такое, я ответила, что это сокращение от "Свиридова и Дятлова". Новичок лишь хмыкнул на это, покачав головой.
   -- Итак, я вижу, среди вас есть новенький, -- сказал Геннадий Сергеевич, смотря на Королёва поверх очков. Учитель был не очень высок, всего метр семьдесят (я была выше него), на голове у него уже стала появляться лысина. Многие называли его крокодилом Геной (не в лицо, конечно), потому что учитель был "своим" для всех. Он знал о прозвище и даже гордился немного. -- Встань, пожалуйста, и представься, -- математик положил на стол наш журнал. Ваня встал и представился. -- Хорошо, можешь садиться. Втягивайся в наш темп, через пару уроков я тебя начну уже спрашивать. Итак, сегодня у нас урок алгебры, и мы с вами начнем проходить тригонометрические функции, а именно синусоиду, косинусоиду, тангенсоиду и котангенсоиду. Итак, синусоида...
   Началась обыкновенная лекция. Что ж, графики - это не так плохо. Единственное, надо помнить все значения синуса, косинуса и т.д., иначе, зная нашего "крокодила", можно как следует получить по мозгам, он может. За урок мы разобрали периодичность функции, построили синусоиду и исследовали свойства этого графика. В общем-то все как обычно. Так пролетел первый урок. Осталось еще пять: английский, ОБЖ, две информатики и химия. В целом неплохо. Со всеми этими предметами (и учителями) у меня хорошие отношения.
   Во время английского и информатики нас разделяют на две группы. Раньше в моей группе было на одного человека меньше. В общем, я пришла к выводу: приход Королёва испортил мне жизнь! Теперь придется делить парту, которая была единолично моей в течение пяти лет (с пятого класса, когда нас переформировывали). У нас ведет английский Кристина Евгеньевна Самойлова, ей всего 30 лет, но свой предмет она знает. У второй группы - Наталья Валерьевна Копытина, которой уже около 60. Та часто уходит с уроков "в канцелярию", а на самом деле попить чайку в столовой, объясняет ужасно. Если наша заболевает, то я предпочитаю не идти на урок к той группе, а прогулять, потому что там начинается "сонное царство" - никто ничего не делает, но царит тишина. Жуть, в общем.
   Кристина Евгеньевна тоже заметила новенького, он ей явно понравился. Хи-хи, чувствую, пока он со всеми учителями перезнакомится, то это его так достанет!..
   Следующей на очереди знакомства стала Надежда Даниловна Якушева, учительница информатики (у второй группы Константин Георгиевич Румянцев). Она тоже явно оценила нашего Королёва. Я уже по-тихому смеялась, а парень бросал на меня убийственные взгляды.
   -- Да ладно тебе, Вань, -- прошептала я уже на втором уроке информатики. -- Пройдет неделька, ну, две... ну, максимум месяц, и все успокоятся... кроме СиД, пожалуй. Ты, главное, крепись. Следующий урок - ОБЖ, а мужик там ох какой серьезный!
   -- Ну, спасибо! Утешила! -- также тихо фыркнул Ваня.
   -- По крайней мере, потерпеть осталось еще сегодня, завтра и послезавтра, и будет воскресенье, передохнешь, -- подмигнула я, покосившись на пристально разглядывающую нас информатичку.
   -- Я о воскресенье только и мечтаю! -- вздохнул несчастный. Мне даже стало его жалко. Совсем чуть-чуть. Вредность-то никуда не делась!
   -- Мудрова! -- раздался "грозный" оклик Надежды Даниловны. -- Я, конечно, понимаю, мальчик новый, симпатичный, но все дела можно решить и после моего урока, не на нем! Я понятно объясняю?
   Я старательно закивала, пытаясь удержаться от смеха. Судя по сияющим глазам Королёва, тот тоже еле сдерживался. Дальше мы уже записывали только конспект, периодически переглядываясь.
   На ОБЖ как всегда пришли не все. Как ни странно здесь присутствовали СиД. Видать, не выдержали "долгой" разлуки с "Ванечкой", т.к. мы с ними в разных группах (как хорошо!). Одноклассницы сели перед нами (Свиридова отослала своего Валеру к напарнику Дятловой, Лешке Добролюбову, и выгнала с парты перед нами Машу Рысеву и Диму Иванова) и постоянно оборачивались к Королёву, спрашивая у него какие-то мелочи. К середине урока он чуть не взвыл, даже я решила ему помочь (эти клуши и меня задолбали, порисовать спокойно не дают!). Только я решила послать их в самый далекий и извилистый путь (чтоб до конца урока думали, а куда это я их послала), как рядом словно черт из табакерки появился Антон Павлович (наш ОБЖшник и физкультурник одновременно) и вежливо уговорил СиД пересесть. Молодец мужик! Я ему искренне благодарна.
   -- Вась, а что ты там делаешь? -- поинтересовался Королёв, предельно честными глазами смотря на Антона Павловича (так и хочется сказать Антона Павловича Чехова, но фамилия нашего физрука - Романов).
   -- Я? Рисую, -- ответила я, не отрывая глаз от моего рисунка. В этот раз я делала карикатуру на Свиридову. Вроде сильно исказила, но получалось как-то слишком... правдиво, натурально, что ли. Грудь (и так немаленькую) я увеличила размера до пятого, вырез сделала побольше, юбку укоротила, глаза нарисовала огромными и выражающими вселенскую глупость. Не!.. ну, очень реалистично! Черт, сейчас буду смеяться!
   -- Дашь посмотреть? -- он бросил на меня быстрый взгляд и снова вернулся к созерцанию учителя. Подумав мгновение, я толкнула к нему карикатуру. Его лицо надо было видеть! Уголки губ сразу же стали дергаться, он закусил нижнюю губу и шальными глазами посмотрел на меня. Я прикрыла рот рукой, пытаясь не смотреть на Королёва и рисунок, но взгляд непроизвольно скашивался на них, и смеяться хотелось еще больше. Я почувствовала, что больше просто не выдержу, подняла руку и попросилась выйти. Из кабинета я фактически вылетела, и в коридоре на меня напал такой смех, что меня согнуло пополам.
   Я вернулась в кабинет только после того, как отдышалась. Ваня тоже спокойно сидел, карикатура лежала на моей половине парты перевернутая (видимо, от греха подальше). Парень выдернул из тетрадки лист, что-то написал и передвинул ко мне. Почерк у него был ровный, красивый и, самое главное, понятный (что у парней в этом возрасте не часто встречается). "Отличный рисунок!" -- прочитала я. -- "А у тебя еще с собой есть?:-)" Интересно, он что, не посмотрел? Молодец! Уважаю честных. Я проверила "тетрадку" на наличие потенциально опасных рисунков, но там все были нейтральные - животные, птицы, цветы, портреты некоторых учителей, нескольких ребят (когда они очень интересно или забавно сидели), парочка карикатур. В общем, не особо колеблясь, я пододвинула ему тетрадь, открытую с самого начала. Новенький внимательно разглядывал мои рисунки, я - его самого. Парень перелистывал страницу за страницей, на некоторых рисунках задерживаясь, некоторые почти сразу перелистывая, по нескольким он проводил пальцами, будто убеждаясь, что они именно нарисованные. Когда он увидел портрет Светланы Евгеньевны, который я рисовала вчера, он усмехнулся и одними губами сказал, что похожа, но когда он увидел ворона, то явственно вздрогнул. Интересно, почему? Я обратила внимание, что он потер средний палец на левой руке, и, приглядевшись, заметила, что там есть ободок кожи более светлой, словно на этом месте было кольцо, и, когда руки загорели, это место осталось бледным, а сейчас кольца нет.
   Королёв встряхнул головой и вытянул свой листок у меня из рук. Там появилась новая запись: "Я в восторге! :-) А ты сможешь нарисовать мой портрет когда-нибудь?" В ответ на это я хмыкнула и ответила: "Когда-нибудь смогу ;-). Может, как будет спокойный урок (не такой, как этот), так и нарисую". "Что ты понимаешь под "спокойным"?" -- был следующий вопрос. Я ответила, улыбаясь: "Никто не будет отвлекать, учителя не будут дергать, СиД будет далеко. Но, в принципе, если какого-то урока не будет, то тоже можно:-)"
   Тут прозвенел звонок с урока. Как он (урок) быстро пролетел! Хотя, учитывая наше "примерное" поведение, не удивительно. Я собрала свои вещи и направилась к выходу из кабинета. За мной последовал и Ваня. Но не успели мы дойти до выхода, как нас окликнул Антон Павлович. Ой-ой-ой! Кажется, нас засекли.
   -- Позвольте поинтересоваться, молодые люди, -- вкрадчиво поинтересовался он. -- Над чем это вы так смеялись? Покажите, может, я тоже посмеюсь.
   Мне стало немного стыдно. Учитель приподнял брови. Ему, кстати было в районе 30, может, немного больше. Он любил пошутить, поподкалывать, любил комментировать те или иные действия девчонок на физкультуре, а еще он очень не любил Свиридову. Королёв пихнул меня локтем и мотнул головой, мол, покажи. Вздохнув, я полезла в сумку и достала свое художество, сунув его в руки однокласснику. Тот, немного помедлив, показал карикатуру "Чехову". Учитель сначала фыркнул, а потом, видимо, не удержавшись, захохотал. В принципе, все знали, что из себя представляет Свиридова, которая держалась в школе исключительно благодаря своему папеньке, решившего, что наша школа лучшая в городе, что, в общем-то, не так уж далеко от истины. Отсмеявшись, Антон Павлович вернул рисунок (я облегченно выдохнула) и отпустил нас. Фуф, пронесло.
   Химия прошла мирно. Мы проходили новую тему - циклоалканы. Довольно интересно, кстати. Что-что, а химия мне нравится. Получить бы еще какой-нибудь нитроглицерин. Эх, мечты, мечты... Пока еще до нитроглицерина далеко, к сожалению. А что? Очень удобно чей-нибудь сейф подорвать! Или вот, допустим, гонятся за мной бандиты с намереньем убить, а я им под ноги склянку с этой штукой. Бррр. Главное потом на них не смотреть, а то могу расстаться со всей едой, которую до этого принимало. Как бы то ни было, на службе (и вообще) я никого никогда не убивала (не считая мух, комаров и прочих вредных насекомых). Все-таки я не по этому профилю специализируюсь.
   Пожалев Ваню, я сама взяла его куртку, затем вернулась к парню и вывела его из школы не через центральный вход, а через вход в пристройке, чтоб новенький не попался на глаза Свиридовой. Мда. Фамилию такого композитора позорит! Дурочка!
   Как ни странно, сегодня мама вернулась раньше меня. Когда я вошла, она была на кухне и делала обед. Настороженно всё оглядев, я не обнаружила никаких подозрительных вещей, которые могли бы оказаться очередными подарками. Чмокнув маму в щеку, я отнесла сумку в свою комнату (попутно заметив, что забыла застелить кровать) и спустилась в подвал проверить данные приборов. Все вроде было нормально, но что-то не давало мне покоя, но я никак не могла уловить за хвост эту мысль. Все точно, никаких отклонений, но не так какая-то мелочь. Черт! Ладно, подумаю, может, пойму.
   Сегодня мама решила сделать пиццу. Что ж, я не против. Пицца так пицца. Мы сели за стол, и мама стала меня расспрашивать о новичке, что мы с ним делали и как прошел день в целом. Усмехнувшись, рассказала сегодняшнюю эпопею. Как мама смеялась! Даже чуть не подавилась.
   -- Ну, что я тебе могу сказать? Чувствую, ваш класс скоро взвоет от ваших "шалостей", -- отсмеявшись, сказала она. Я смутилась.
   -- Да ну, мам. Не настолько же все плохо! Тем более, я человек не увлекающийся...
   -- Попомни мои слова, доча! -- улыбнулась мама, снова принимаясь за пиццу. Я последовала ее примеру. Ну, посмотрим, посмотрим. Не, ну серьезно, разве дело шпиону устраивать шалости? С другой стороны, это даже забавно...

Глава 2

  
   С тех пор прошло месяца полтора. Кураж по поводу новенького закончился, все более-менее успокоились. Только Свиридова никак не могла успокоиться. И, кстати, мама оказалась в чем-то права. Только взвыл не весь класс, а Свиридова и Ко. У них внезапно на стульях оказывались кнопки, под ногами на скользких полах оказывалась вода, из-за чего Катька часто падала, куртка вечно оказывалась не на том месте, где она ее вешала (это уже был Ваня, а не я). Свиридова злилась, но никак не могла понять, кто же это делает (кто бы мог подумать, это была "тихая и незаметная" я), а мы с Королёвым веселились по-тихому. Парень втянулся в учебу и фактически не отставал от нас, а некоторых (не будем указывать пальцем на Свиридову) намного превосходил. Впрочем, теперь я не жалела о том, что Ваня появился в моем классе. Мне стало гораздо веселее жить, стало не так скучно на уроках.
   Как-то раз у нас отменили МХК (кто не знает, это мировая художественная культура. бред жуткий!), мы с Ваней спрятались ото всех, и я таки нарисовала его портрет (утащив перед этим из канцелярии пару листов А-4). Парню очень понравилось, и я подарила ему этот портрет.
   К слову сказать, директриса узнала о моей карикатуре. Но (поскольку она является близкой подругой моей матери и имеет чувство юмора) мне ничего не было. Ольга Алексеевна посмотрела на мое творчество, посмеялась и попросила меня больше ничего такого не делать. Да, забыла добавить, что Ольга Алексеевна Опекушина - спецагент в отставке по собственному желанию. Ее кодовое имя было Опекун. Соответственно, о моей деятельности она знала и покрывала в случае чего.
   Я даже стала ходить на физкультуру: оказалось, что Королёв в одной майке - очень симпатичное зрелище. Физрук только хмыкнул на резкий наплыв девчонок. Особенно часто опускал он комментарии по поводу явившейся Свиридовой. Та все никак не могла понять, что она абсолютно неинтересна Ване. Хотя, я ходила еще и по другой причине: мы играли в волейбол, а это, пожалуй, моя самая любимая игра. А так смысла появляться на данном уроке у меня нет - форма превосходная, учитывая моя специализацию и подготовку.
   Сам по себе Королёв оказался довольно интересным человеком. С ним можно было поговорить о многом: о фильмах, о книгах, о музыке, о религии, о политике, о воспитании следующего за нами поколения (очень насущная тема). Сильные дебаты у нас шли при обсуждении книг - мы по-разному понимали смысл, и каждый доказывал свою точку зрения. Одним таким "камнем преткновения" стало произведение М. Булгакова "Мастер и Маргарита". Несмотря на то, что эту книгу проходят в одиннадцатом классе, я прочитала ее года два назад и несколько раз перечитывала. Неоднозначность Воланда и Понтия Пилата побудила очень серьезный спор. Я настаивала на том, что прокуратор - всего лишь сильно уставший человек, которому до жути надоела вся власть, надоела эта вечная головная боль. Он не хотел, чтобы Иешуа распяли, таковы были обстоятельства. Воланд, хоть он и являлся Князем Тьмы, но в то же время абсолютным злом он не был. Он отпустил и Мастера, и Маргариту, и Пилата. Воланд даровал им покой. Ваня был не согласен. Он утверждал, что на Воланда "надавил" Иешуа, поэтому он их и отпустил, а Понтий мог постараться отменить казнь, не зря же он являлся прокуратором Рима. На что я ему отвечала, что Пилат облегчил страдания Иешуа, приказав его убить. В общем, к консенсусу мы так и не пришли. Каждый остался при своем мнении.
   Появление Королёва в нашем классе словно прорвало плотину. Учителя стали ко мне немного придираться, хотя раньше будто и не замечали (может, конечно, не стоило так громко ругаться на их уроках, обсуждая смысл каких-нибудь стихотворений, песен и т.д.); я стала больше общаться с одноклассниками. У меня даже завязались более-менее приятельские отношения с Лорелеей Родзионтковской, а Ваня общался с ее напарником, Мирославом Лавренко. Все были счастливы и довольны, кроме Свиридовой и Ко, куда входили Дятлова, еще пара девчонок (Оксана Змиева и Ирка Травникова), а также Максимильян Озеров (который был очень высокомерным и периодически спал с Катькой). Та постоянно пыталась меня подначить, но у нее ничего не выходило. Через некоторое время ей это все же надоело, но периодически попытки возобновлялись.
   Лорелея оказалась неплохой девчонкой. Ее отец был поляком, но приехал в Россию за несколько лет до знакомства с матерью Лоры. У Лорелеи были длинные каштановые волосы (мой "баклажанчик" явно не конкурент), карие глаза. Одноклассница увлекалась рок-музыкой, любила фэнтези, была вокалисткой и клавишницей в местной рок-группе. Она послушала Ваню (интересно, почему меня при этом не было? я тоже хочу послушать!) и предложила ему вступить, так сказать, в их ряды. Королёв согласился.
   Был очередной классный час. Светлана Евгеньевна говорила о том, что скоро будет окончание второй четверти и Новый Год, соответственно будет родительское собрание (по первому поводу) и череда концертов (по второму), в которые войдут конкурс "песни и пляски" (на самом деле, он называется конкурсом талантов) и, собственно, концерт, посвященный Новому Году.
   -- Итак, дорогие мои. Кто пойдет на конкурс талантов? -- спросила классная, обведя взором наш класс. Мы с Королёвым в этот момент ожесточенно играли в "Морской бой" - у каждого осталось по два корабля, и никак не получалось ни у кого их подстрелить. Наконец, Ваня попал. Воскликнув "Йес!", он непроизвольно поднял руку. Возмездие не замедлило обрушиться. -- О, Ваня, это очень мило с твоей стороны! Что ты будешь там делать?
   Королёв недоуменно захлопал глазами. Кажется, не слышал, о чем она говорила. Я, начиная смеяться, сказала, что он вызвался добровольцем на конкурс талантов. От потрясения Ваня икнул, а я затряслась от смеха еще больше. Парень встряхнулся и посмотрел на Светлану Евгеньевну.
   -- Я буду петь, -- сказал он. -- И, возможно, Лорелея мне поможет, -- парень умоляюще посмотрел на Лору. Та, вздохнув, кивнула. Тогда Королёв мстительно продолжил: -- А Василиса поможет нам с костюмами, -- и ослепительно улыбнулся. Ну, зараза! Ну, погоди!
   -- Да? Молодцы, ребята. Так держать! Значит, готовьтесь. Через две недели, двадцать шестого декабря, будет концерт. Сегодня-завтра вам нужно подойти к Маргарите Станиславовне (это наш завуч), утвердить название песни и уладить организационные моменты. Все свободны на сегодня!
   Мы вышли в коридор, и тогда я набросилась на Королёва.
   -- Это что за подстава такая? -- опустим тот момент, что я его тоже немного подставила.
   -- Слушай, Вась. Тебе ж не придется на сцене с нами выступать! Хотя я мог бы и такую мысль предложить. Хочешь? -- улыбнулся этот гад ползучий. По-другому его и назвать нельзя! В этот момент к нам подошла Лора.
   -- Нет, не хочу. У меня нет никакого слуха и голоса! -- ни за что! Не дождется!
   -- Вы о чем? -- поинтересовалась девушка. -- О выступлении?
   -- А кто сказал, что тебе придется петь? -- ехидно улыбнулся Королёв. -- Да, о выступлении. Как думаешь, Лор. Может, выпустить ее на сцену, как оружие массового поражения?
   -- Думаю, публика этого не перенесет!.. -- заметил подошедший Мирослав и, помедлив, добавил: -- Они все помрут... от смеха.
   Парни засмеялись, а я дала каждому по подзатыльнику. Ишь че удумали! Распоясались совсем! Лора слегка сжала мой локоть и ободряюще улыбнулась, мол, я тебя понимаю. Мы с ней пошли к лестнице (к слову, наш кабинет находился на четвертом этаже), парни, чуть отставая, последовали за нами.
   -- Так, какую песню возьмем? -- поинтересовался Королёв, догнав нас. Лорелея задумалась.
   -- Я могу предложить тебе парочку. Как ты смотришь на то, чтобы петь одному? Я буду с группой аккомпанировать, -- предложила одноклассница.
   -- Хм... в принципе, можно... -- Ваня потер подбородок, а затем перевел взгляд на меня. Мне это не понравилось. -- Знаешь, Вась...
   -- Даже не вздумай! -- перебила его я, догадываясь, что он может мне сказать.

***

   -- Нет, вы представляете, он все равно меня уговорил выйти на сцену! -- жаловалась я подругам и маме в этот же вечер. Они надо мной ржали, попивая чай. Мы снова собрались у меня. В этот раз, правда, не сидели на веранде. -- Это не смешно! -- надулась я, беря со стола очередную конфету. Мда, так недолго и лишний вес набрать.
   -- Вот, что называется, "желай ближнему того, что желаешь себе"! -- хрюкнула Ната.
   -- Эй, это не так звучит! -- возмутилась я. -- "Возлюби ближнего, как самого себя".
   -- В твоем случае, дорогая, это звучит именно так, как сказала Наташа, -- усмехнулась мама. И ты, Брут!
   -- Знаешь, очень мне хочется посмотреть на твоего Королёва! Вживую, -- улыбнулась Вика, опережая мою реплику, что она и так его видела. Я его рисовала. Для себя. А что, очень симпатичный экземпляр!
   -- А какую песню хоть выбрали? -- поинтересовалась Ната, взяв печеньку.
   -- Ольви - Ангел и Демон, -- мрачно ответила я.
   -- А что, плохая песня? -- приподняла брови Вика. Я пожала плечами.
   -- Да нет, не плохая. Грустная немного... "Ты - ангел дня, но ночь - моя воля, воля твоя, что сейчас ты со мной, мы никогда не останемся в прошлом - времени нет для любви неземной", -- процитировала я припев. Естественно, петь не стала. -- Красивая песня, ее очень здорово поет Лобашев, Энди Вортекс, -- я усмехнулась. -- Правда, еще не слышала, как ее поет Королёв. Кстати, мне "великодушно" отведена роль ангела, -- язвительно добавила я. Девчонки захихикали. Мама встала и пошла за чайником.
   -- Слушай, а что ты его все по фамилии называешь? -- спросила мама, наливая себе кофе. Я опять пожала плечами. Хочется. Мама покачала головой: -- Ох, чую, нечисто тут дело!
   -- Вась, завтра Ромка возвращается, скоро новые задания будут, -- сказала Вика, отнесла свою чашку в мойку и, не обращая внимания на запротестовавшую маму (мою, конечно), сполоснула ее (чашку). -- Алла Григорьевна (кто не понял, это моя мама), ну, не маленькая я же! Что я буду вас лишний раз утруждать?
   Мама махнула на нее рукой и в который раз попросила обращаться не на имя-отчество, а хотя бы "тетя Аля". Вика, как всегда, согласно кивнула... и снова назвала ее Аллой Григорьевной. В общем, все, как обычно.
   -- Задания? -- протянула я. -- Эх, до чего же лень!
   Самое интересное, что мы с девочки ведем и чувствуем себя абсолютно по-разному, находясь на задании или в повседневной жизни. Я, например, более ответственна, аккуратна, серьезна и т.д. Девочки тоже. Ната почти не обращает внимания на парней, когда в повседневной жизни парни - ее главная страсть. Иногда у меня возникает ощущение, будто я похожа на своеобразный тумблер: он опущен в одну сторону - я серьезна, сосредоточенна, сообразительна, в другую - я в чем-то легкомысленна, более эмоциональна, часто совершаю глупости. В общем, почти абсолютно другой человек. Иногда бывает пограничное состояние (для каких-то мелких дел... ну, или на контрольных). Единственное, что сохраняется в обеих моих "ипостасях" - патологическая боязнь змей. Не знаю почему, но змей я боюсь очень сильно, будь то огромная анаконда или маленький безобидный ужик. Как-то раз был такой случай. Проникли мы в дом к одному бизнесмену, которого подозревали в слитии важной информации иностранным организациям. Мы с Натой должны были найти документы, подтверждающие или опровергающие это. Но не в этом суть. В общем, дело было ночью, бизнесмен этот (тьфу, уже повторяюсь) находился в отъезде, соответственно, на его вилле (явно не один лимон в "домик" вбухал) никого не было. Заходим, значит, в его спальню и тут вижу ее, змею (потом Ната мне сказала, что это был обычный питон. обычный. три ха! страшный и ужасный), которая сидит в аквариуме.. Все поджилки у меня затряслись, я с трудом удержалась от позорного бегства. В итоге документы Ната искала самостоятельно (я услышала много нелестных слов о себе), а я стояла на стреме... снаружи дома. После этого случая девчонки всегда проверяют, есть ли у хозяев домов, в которые мы проникаем, змеи, и, если да, то девчонки лезут без меня. Мне стыдно, конечно, но ничего поделать с собой я не могу.
   -- Опять ты задумалась, -- хмыкнула мама, проведя ладонью перед моими глазами. Я встряхнула головой и виновато посмотрела на нее.
   -- Ладно, мы тогда пойдем, -- сказала Вика. Ната согласно кивнула, и спустя минут десять (я вам скажу, это довольно быстро!) они выехали из ворот моего дома. Я поставила охрану и сказала маме, что пойду к себе. Затем я влезла в контакт (истинное зло, оно должно быть запрещено!.. хотя, я это утрирую, конечно. спасибо Павлу Дурову - мы теперь без "контакта" никуда!). Где-то только в первом часу я оттуда вышла - мы с Лорой обсуждали сюжет нашего номера.
   Итак, начались репетиции. Первый раз мы встретились с ребятами из группы дня через два. Кстати, группа называлась "Крылья Свободы". Помимо Лоры там еще были Вероника Яблокова, гитаристка (вся такая из себя металлистическая), Владислав Лядащев, бас-гитарист (нормальный, адекватный парень... если не учитывать то, что у него волосы до лопаток, в которых куча разноцветных прядей), и Тимофей Краснов, барабанщик (тоже своеобразный парень. Коротко стриженый блондин с ярко-голубыми глазами). Королёв попробовал с ними спеться, я выступала в качестве судьи. В целом было неплохо. Но особого старания со стороны Вани я не заметила. Звучало как-то посредственно. Как выяснилось позже, он так сделал специально, но не будем забегать вперед. Тогда, в первый раз, меня не трогали, они подстраивались друг под друга. Я даже ушла раньше.
   Наша троица стала халатно учиться, готовясь к концерту, учителя закрыли на это глаза, некоторые даже отпускали репетировать на своих уроках (вполне возможно, что поспособствовала этому просьба, с которой я обратилась к Ольге Алексеевне). В общем, так мы и выкручивались. А время-то шло сквозь пальцы, как песок. День за днем, но один финал у сотен строк. Хи-хи, я что-то отвлеклась, цитирую тут Everlost - "День за днем".
   Вот и настал день концерта. Я тряслась как цуцик, хотя обычно почти не нервничаю. Королёв был спокоен, как удав. Лорелея тоже немного нервничала. Ольга Алексеевна выписала приказ о том, чтобы нас (и остальных участников конкурса, перечисленных поименно) освободили от уроков для подготовки к концерту. Приехали остальные ребята из "Крыльев". Мы сходили в актовый, расставили инструменты, проверили, пока никого не было. Основная проблема была с барабанной установкой - она была довольно большая. Но в конце концов мы все уладили. Для установки место нашлось, для синтезатора тоже. Гитары парни взяли с собой, чтобы немного порепетировать.
   Мы взяли ключи от свободного кабинета на четвертом этаже (там обычно меньше всего народа) и стали в нем репетировать. Меня почему-то трясло как никогда в жизни. Хотя, нет. Когда я ждала результатов о принятии меня в ряды шпионов, трясло больше (потом как-нибудь расскажу эту историю). Сосредоточиться не получалось, только расхаживать из стороны в сторону. Наконец, моё расхаживание надоело Королёву, он схватил меня, сел на парту и насильно посадил к себе на колени, не выпуская из объятий. Пока я сопротивлялась, как ни странно, мне стало спокойней. Наконец, я совсем успокоилась и затихла у него на руках, больше не пытаясь вырваться.
   -- Пусти, а? -- жалобно попросила я.
   -- А ты успокоилась? -- ехидно поинтересовался Ваня. Я закивала. Он хмыкнул и отпустил. Я на всякий пожарный отошла от парня подальше. Все остальные только хмыкали, смотря на нас. Кстати, в "сценке" принимал участие еще и Мирослав. -- Ладно, шутки шутками, но все же вернемся к концерту. Когда мы будем переодеваться? И да, Вась, ты костюмы, надеюсь, не забыла? -- сказал Ваня, усаживаясь удобнее.
   -- Нет, Вань, я не забыла костюмы, все здесь, -- передразнила я его и показала пакет, который принесла с собой. В течении этого времени я придумала костюмы, но только нам двоим. Мирослав должен был одеться в повседневный костюм, девочки во что-то черное, а Тима с Владом - в белое. Для Вани мы специально заказали в ателье кожаные штаны, черную майку с алыми вставками и ботинки наподобие грендаров. Я же была в белоснежном воздушном платье на тоненьких бретельках, сверху была накидка, складывающаяся таким образом, что казалось, будто это крылья. Платье было с завышенной талией, вниз расходилось складками, а на ногах у меня были белые босоножки без каблуков. В целом мне очень все нравилось.
   -- Так когда переодеваться будем? -- повторил свой вопрос Королёв.
   -- Я думаю, надо непосредственно перед концертом или даже номером, -- сказала Лора. Все остальные согласно кивнули. Ваня дернул плечом, показывая, что ему все равно.
   -- Итак, прогоняем еще раз... -- сказал Влад...
   -- Вань, я боюсь, -- прошептала я в начале концерта, когда мы уже сидели ряду на пятом. Как символически - мы выступали пятыми. Конечно, не ото всех классов были кандидаты.
   Королёв внимательно посмотрел на меня. Затем без слов пододвинулся ближе и одной рукой слегка приобнял за плечи, а другой сжал мои руки. Ой, какие руки у него теплые!
   -- Ты замерзла? -- нахмурился одноклассник. Я объяснила, что всегда мерзну, когда начинаю нервничать. Королёв покачал головой, снял с себя пиджак, накинул его на меня и обнял посильнее, грея мои руки. Черт, я думала, такие парни вымерли, как мамонты, ан нет! Есть еще на белом свете. -- Так лучше? -- поинтересовался он. Я благодарно улыбнулась и кивнула. -- Ну и отлично! Главное, расслабься. Можешь немного поимпровизировать! -- я скептически посмотрела на него. -- А что? Я собираюсь немного, -- пожал он плечами. Я закатила глаза и стала смотреть на сцену. В этот момент выступали ребята из седьмого класса. Они пели "Ветер перемен" - песню из "Мери Поппинс". Ну (с моими вокальными талантами), я бы сказала, что для их уровня однозначно неплохо, даже очень хорошо! Ваня со мной согласился. следующими двумя номерами опять таки был седьмой класс (у них уроки во вторую смену. бедные ребята...), затем один восьмой. Вот когда восьмой класс только начал выходить на сцену, Королёв пихнул меня в бок и потянул к выходу. Да, надо переодеться!
   Все, наступил наш черед. Ребята вышли, настроили аппаратуру, я встала за кулисами вместе с Мирославом и Ваней. Кстати, в школе был один микрофон, который не требовалось держать в руке - он был закреплен за ухом, а на пояс цеплялась специальная коробочка с передатчиком. Вот такой микрофон мы и стрясли с Ольги Алексеевны. Послышались первые аккорды песни, которые играла на синтезаторе Лорелея. Мирослав потянул меня за руку. На сцене стоял круглый столик. За него мы и сели. Одноклассник разлил по двум бокалам "вино", мы делали вид, что разговариваем. Королёв в это время начал выходить, прошел мимо нас и наградил меня таким взглядом, что мурашки по коже побежали. Прошел чуть ближе к середине, но на уровне столика (мы сидели не в центре, а ближе к кулисам) и запел:
   -- Нежный шорох крыльев за твоей спиной, падающих тихо и бесшумно, нимба свет неземной сливается с дорожкой лунной... Ты пришла к огню земли в объятьях демона укрыться,  и вот твой взгляд сейчас горит, со мной в одно мечтая слиться!.. -- и смотрит на меня. От первых слов меня как током пронзило. На репетициях он никогда так не пел! Все мысли покинули мою шальную голову. Мирослав, недовольно косясь на "демона" потащил меня прочь со сцены, но "демон" сильно запал в душу "ангела". Я шла, постоянно оборачиваясь (и вроде такой небольшой участок пути пройти, но время будто замедлилось, пока Королёв пел припев), и, наконец, скрылась за кулисами. Настал второй "этап" нашего спектакля, точнее, второй куплет. Озираясь вокруг, будто сбежала от своего "парня", я вновь вышла на сцену. В игру вступили ударные. -- Горит огонь, повсюду, в нас блики, тени - в центре ты, и луна прячется за облака, стесняясь твоей красоты, -- Королёв медленно подошел ко мне, взял за руку, приложив ее к тому месту, где (теоретически) у него находится сердце и запел припев: -- Ты ангел дня, но ночь - моя воля, воля твоя, что сейчас ты со мной. Мы никогда не останемся в прошлом, времени нет для любви неземной... -- в этот момент мы стали танцевать. Начался проигрыш. Кульминация. Гитары.
   Честно говоря, я забыла обо всем: о том, что мы находимся на сцене, о том, что в зале сидит куча народу, в том числе сидят учителя, о том, что этот концерт записывается на камеру... для меня существовали лишь его глаза, в которых действительно таилась какая-то неземная страсть. Только сейчас я обратила внимание (раньше как-то не имело значения), что Королёв гораздо выше меня. Моя макушка была на уровне его носа. -- Уйдя от всего, что держит надежно, порвав все цепи, спустилась ко мне, в страстных объятьях без мыслей тревожных... Ангел и Демон - огонь в темноте... -- я стала медленно уходить. Поскольку Ваня стоял боком к зрительному залу, даже немного повернутый к нему, боль в его глазах могли видеть если не все, то очень многие. Он медленно опустился на колени, смотря мне в след. Я понимала, что это все иллюзия, игра, маска, но мое сердце разрывалось, а возле кулис стоял сердитый Мирослав. Снова припев, Мирослав затаскивает меня за кулисы, Королёв все также стоит на коленях. Припев повторяется второй раз, но уже без второй строчки. Я вылетаю из-за кулис, а затем медленно иду к преклонившему колени "демону". Вслед мне смотрит (я не вижу, но знаю) расстроенный Мирослав. -- Времени нет для любви неземной... -- оканчивает припев Ваня, медленно поднимая голову. Я опускаюсь на колени (бедное платье!) и смотрю ему в глаза. Он слегка наклоняется (даже на коленях он меня выше), и мы соприкасаемся лбами, -- Для любви неземной... -- повторяет он снова последнюю строчку. Звучат последние аккорды, снова, как и вначале, лишь синтезатор. Вот Лора уже почти закончила, как в этот момент... Королёв меня поцеловал. Очень нежно. Но мне от этого легче не стало. Я просто онемела. Словно на заднем фоне до меня донеслись бурные овации и крики "Браво!" из зала. Меня затрясло, быть может, еще больше, чем перед концертом. Мне казалось, что я не управляю своим телом, которое вовсю кланялось, ведомое "демоном". Лицо автоматически улыбалось. Ну, сволочь! Вот о какой "импровизации" он говорил!
   Пока спускались со сцены, я пришла в себя. Теперь возникло огромное желание треснуть чем-нибудь Королёва по его пустой башке, а затем убежать. Лора круглыми глазами смотрела на парня, да и не только она. Мы вышли из зала, краем глаза я успела уловить злобный взгляд Свиридовой (как же, "Ванечка" поцеловал не ее... катастрофа!). Парни из группы и Мирослав вернулись в зал и сели на свои места, а мы с Лорой и Королёвым пошли переодеваться.
   -- И что это было? -- прошипела я, когда мы отошли от зала на достаточное расстояние.
   -- Импровизация, -- пожал плечами этот... даже слов приличных подобрать не могу! И затем хитро поинтересовался: -- А что, не понравилось?
   -- При чем тут это? -- я покраснела. Хоть и понравилось, к делу это не относится! Хм... а он целуется лучше всех тех, с кем я раньше пробовала целоваться (я встречалась с отсилу тремя из них, все остальное - по долгу службы). Тьфу! Это я вообще о чем? Василиса, вернись с небес на землю! -- Ты должен был меня предупредить! И почему ты на репетициях не пел так, как сейчас, на концерте? -- я скрестила руки на груди.
   -- А на фига? Так же круче получилось! -- ослепительно улыбнулся Королёв. -- Ты собираешься переодеваться? Все же не жарко, хотя выглядишь ты ослепительно!
   -- Собираюсь! -- рявкнула я, а затем, подумав, более спокойным голосом поблагодарила за комплимент. На что эта язва сказала, что это было не комплиментом, а констатацией факта, развернулась на сто восемьдесят градусов и, даже не планируя переодеваться, вернулся в зал. Мы с Лорой вошли в комнату, которая являлась чем-то отдаленно похожим на гримерку, и одноклассница стала морально меня поддерживать, пока я переодевалась.
   -- Не ожидала такого! Очешуеть просто! -- потрясенным голосом сказала Лорелея. -- Он, конечно, сказал, что хочет сделать тебе сюрприз, но поцелуй явно был лишним.
   Я так и застыла с недоснятым платьем. Внезапно осипшим голосом я попросила одноклассницу повторить последнюю фразу. Та повторила, виновато смотря мне в глаза.
   -- Лор, ну почему ты мне сразу не сказала? -- простонала я, обессилено опускаясь на какой-то стул, стоящий у стены (комнатка была маленькая, всего метров 7-8). Руки автоматически потянулись к волосам, чтоб взъерошить их (дурная привычка, сама знаю).
   -- Извини, он просто очень попросил... После первой репетиции...
   -- Извините, ребят, что я так, без старания... просто, я хочу сделать на концерте сюрприз Василисе, -- сказал Королёв, почти сразу, как за мной дверь закрылась (со слов Лоры, по крайней мере).
   -- Тогда, может, споешь нормально? -- немного недовольным голосом спросил Слава.
   -- Конечно. И, Лорелей, не говори, пожалуйста, Васе. Очень-очень прошу!...
   -- Ну, а что я могла сделать? Кстати, даже на тех репетициях, где тебя не было, он не пел настолько проникновенно! -- девушка подошла ко мне и присела на корточки, взяв меня за руку. -- Извини, ладно?
   -- Ладно, -- слегка улыбнулась я, встала, от чего Лора чуть не упала, и до конца переоделась. Что ж, что случилось, то случилось.
   -- У тебя руки такие холодные! -- покачала головой одноклассница, направляясь к выходу. Я объяснила, что, когда нервничаю, они всегда такие холодные. А сейчас я перенервничала.
   -- Слушай, давай не пойдем туда? Вернее, зайдем, скажем нашим, что мы ушли, но не останемся? Пошли ко мне! -- предложила я. На пару мгновений Лора задумалась, а потом утвердительно кивнула. -- Ты тогда иди, возьми из раздевалки наши вещи, а я пойду скажу Королёву, что мы пойдем домой. Думаю, еще позвоню подругам, и мы все дружно посидим, отметим, так сказать, окончание полугодия, пришествие нового года. Как смотришь?
   -- Положительно! -- усмехнулась Лорелея. -- Ладно, я тогда пошла. Ты там не задерживайся! -- и, взяв мой пакет, она пошла в сторону раздевалки. Вздохнув, я отправилась в зал.
   Королёв находился там же, где мы сидели перед номером. Остальных ребят я не увидела, поэтому пошла прямо к Ване. На сцене находился 9 класс, ребята танцевали брейк-данс. Я коснулась рукой обнаженного плеча (он же не переоделся, даже не накинул пиджака. и как не холодно? я уже окоченела!) Королёва. Тот вздрогнул и резко оглянулся.
   -- Василиса? Ты меня напугала! Почему руки такие холодные? И где Лора? -- Ваня с ходу засыпал меня вопросами. Потом взял меня за руки и стал греть их. Я блаженно заулыбалась, но потом вспомнила, зачем здесь нахожусь.
   -- Она ждет меня в раздевалке. Я просто перенервничала, поэтому такая холодная... и поэтому мне нужно домой к горячему чаю и горячей ванне. Спасибо за руки, -- улыбнулась я, освобождаясь из его хватки. -- Надеюсь, вы с ребятами сами справитесь, я пошла.
   -- Вась, -- окликнул меня одноклассник, едва я отошла на несколько шагов. Оглянулась. -- Позвони, как приедешь, а то мне не нравится, что ты такая холодная,.
   Я ничего не ответила, лишь улыбнулась, отворачиваясь и продолжая свой путь. Надо же! Волнуется. Что ни говори, а приятно!
   Лора ждала меня там, где договорились, уже одетая. Я быстро оделась, и мы пошли ко мне. По дороге я позвонила Вике, чтоб та подхватывала Нату, и они вместе ехали ко мне. Лорелея оказалась у меня дома впервые, поэтому первым делом была экскурсия (и попутное накрывание стола, кипячение чайника). Мне по-прежнему было холодно и все еще потряхивало.
   Я как раз налила нам с Лорой по чашке чая (потому что мне было ну очень холодно, а то, пока дождешься этих клуш, которые зовутся подругами, совсем окочуришься!), когда явились Ната с Викой. Как говорится, не прошло и года! Пришлось идти и открывать им ворота (давно говорю, чтоб они взяли себе хотя бы один ключ, а они не берут и издеваются над бедной и несчастной мной).
   -- Ну, давай, рассказывай, как прошел концерт! -- набросились подруги на меня сразу, как сели за стол и познакомились с Лорой. И рассказала я о том номере ужасном, позором моим покрытом, о поступке жутком Ивана, сына Василия. Тьфу, что-то меня не в ту степь унесло! Лора активно помогала, вставляя комментарии и рассказывая те моменты, которые я не видела.
   -- И тут он ее поцеловал! Я не знаю, как не ошиблась! Парням повезло, очешуевать они могли спокойно, потому что их партия кончилась, осталась только моя. В общем, жесть! -- окончила Лорелея нашу эпопею. Все уже пили по второй чашке чая. Я наконец-то успокоилась. В процессе рассказа Ната кивала, довольно улыбаясь.
   -- По-моему, он на тебя запал! -- "обрадовала" она меня. От неожиданности я даже подавилась. -- Нет, серьезно. Стал бы он так импровизировать, если бы не запал? -- ну, блин, спец по парням!
   -- Мне такого счастья не надо! -- открестилась я. Нет, я не спорю, что Королёв мне очень нравится... но я шпион!
   -- Зря, зря! -- поцокала языком блондинка. -- Чем тебе не вариант? Всех тех, которых мы тебе предлагали, ты отвергла, теперь он сам предложился! Нельзя упускать такой шанс!
   Я закатила глаза. Лора переводила недоуменный взгляд с меня на Нату и обратно. "Забей!" -- сказала я ей одними губами. Та пожала плечами. Тогда я добавила, что потом объясню (всё также пантомимой).
   -- Да что там объяснять? -- фыркнула Ната, прекрасно видевшая наши переглядывания. -- Просто эта глупышка никак не хочет завести себе парня!
   -- Кто еще глупышка? -- проворчала я. -- Не хочу. Я сейчас собираюсь нормально доучиться и сдать экзамены. А парень в этом деле будет мешать, -- думаю, другие причины не стоит упоминать...
   -- Мисс Ледяное Сердце, имей совесть. Дай этому парню хоть один шанс! -- в уговоры вступила Вика, а это уже серьезно. Я задумалась.
   -- Хорошо. Шанс. Один! -- с этими словами я отставила в сторону чашку, ставя таким образом точку в этом разговоре. В этот момент раздался телефонный звонок. Я посмотрела на дисплей. Королёв.
   -- Ты мне так и не позвонила! А я, между прочим, волнуюсь тут...
  

***

  
   Начались зимние каникулы. Новый год мы встретили в составе нас с мамой, моих подруг и моего двоюродного брата Макса с семьей. Максиму 25 лет, у него жена Аня, которая младше на год, и дочка Варя, которой 4 года. Фамилия у них всех - Жаровы. Да... при имени Максим Жаров сразу вспоминается сериал по НТВ "Возвращение Мухтара".
   Брат высокий (под метр девяносто) брюнет с более зелеными, чем у меня глазами. Но кроме этого мы больше ни в чем не схожи, я имею в виду внешность. Он закончил педагогический, сейчас ищет работу, но как-то без особого рвения.
   Аня - шатенка, примерно с меня ростом. У нее карие глаза. Девушка учится в медицинском на пятом курсе на стоматолога. Для того, чтобы нормально учиться, они нанимали для Варечки няню, но, когда могли, сидели с девочкой мы с мамой. Для нее (ну и, конечно, для ее родителей) у нас специально комната отведена.
   Племяшка моя была очень милой: брюнетистая с каре-зелеными глазами, волосы ее были локонами. Девочка уже очень любила помимо своих родителей нас с мамой и с большим удовольствием ходила к нам в гости, а также оставалась ночевать, когда ее родители сваливали в какой-нибудь клуб или на ночной концерт.
   В целом, каникулы шли хорошо. Мы сходили на пару дел, добывая нужные документы. Несколько раз собирались всей опергруппой в кафешке. Последняя встреча состоялась за день до окончания каникул, после одного чуть не провалившегося задания. На этот раз мы пошли в пиццерию.
   -- Ну что, Василек, -- сказал Рома, когда нам принесли заказ. -- Завтра уже в школу?
   -- И не напоминай! -- вздохнула я, отпивая немного сока. Должна признаться, "Васильком" меня зовет только Ромка. Одно время я даже хотела закрутить с ним роман, а что? Очень симпатичный: темноволосый, голубоглазый, высокий, плюс он добрый, вежливый, обходительный... А потом выяснилось очень "маленькое" но: он девчонками не увлекается, а встречается с парнями, то есть мы для него чистые, стопроцентные друзья и не более. С другой стороны, может, оно так даже и лучше, никаких отношений на работе.
   Кстати сказать, позывной у Ромки был "Небо" (типа намек на голубизну). Видать, у человека, придумывающего нам всем позывные, больное чувство юмора! И не одной мне хочется его прибить. Ребята из других отделов нашей "конторы" жалуются. Беда в том, что никто не знает, какая зараза этим делом занимается. Мне-то с ребятами еще повезло, а вот у нескольких такие позывные, что и озвучивать-то стыдно!
   -- И что, тебя даже не греет мысль о том, что в школе тебя ждет Иван? -- съехидничала Ната, отламывая себе кусок пиццы. За чем, за чем, а за фигурой мы не следили абсолютно, даже наоборот старались есть побольше, потому что при такой нервной работе, как наша, не особо потолстеешь. Плюс у нас очень качественные занятия по физической подготовке. -- Кстати, он не писал тебе?
   -- Нет, не греет. Да, писал, -- ответила я на все вопросы. Хотя на самом деле только из-за Королёва мне и хочется обратно в школу. Но об этом не признаюсь никому, только самой себе.
   -- И почему ты молчала? -- нахмурилась блондинка, а Вика с Ромой усиленно прятали улыбки. -- И что он тебе писал?
   -- Ну... просто немного пообщались, а еще он звал меня гулять, -- нехотя ответила я, забила рот себе пиццей, чтоб как можно дольше не отвечать на ее вопросы.
   -- А ты, я так понимаю, согласилась? -- с надеждой поинтересовалась Ната. Учитывая, что он звал почти каждый день, а я искала причины отказаться... ответ очевиден! Я покачала головой. -- Слушай, ты обещала дать ему шанс, и что в итоге? -- она поджала губы, а я пожала плечами. Говорить не хотелось.
   -- А ты ни с кем не познакомилась, Таш? -- перевел тему Рома. Ты моя зайка! Спасибо!
   -- Да, нет... -- как-то неуверенно сказала наша "Казанова". Вика наклонилась над столом, пододвигаясь ближе. -- Ну, познакомилась... ему двадцать четыре, симпатичный, даже красивый, я б сказала. Может, чуть ниже Васи, но не на много. Работает в банке менеджером.
   -- И когда вы успели? -- поинтересовалась брюнетка. Блондинка покраснела.
   -- Ну, помните, я на задание опоздала? Вчера...
   -- А то! -- мрачно посмотрела я на Наташу. Как такое можно не запомнить? Тем более, это вчера было. -- Ты нам чуть всю операцию не сорвала! Прибила бы!
   -- Это был первый и последний раз! -- поклялась она, приложив кулачок к сердцу... только оно почему-то оказалось с правой стороны, а не с положенной левой. -- Ну, так вот... я ж из дома вышла вовремя. Иду к гаражу, потому что некоторые, -- быстрый взгляд на Вику, -- не смогли меня забрать. Не знаю, как так получилось, но я поскользнулась и упала... прямо на проходившего мимо мужчину. К его и моему счастью он устоял. Оказалось, что за день до этого прорвало трубу, и вода залила всю дорогу у гаражей. В общем, как герой, Толик, так его зовут, довел меня до моего гаража, взял номер телефона и пошел к себе в гараж, который, как оказалось, был недалеко от моего...
   -- А что же ты опоздала? -- поинтересовался Рома, издеваясь над своим куском пиццы. Видно, та уже в горло ему не лезла.
   -- Я не могла завести машину, -- чуть не плача ответила Наташа. -- Вы же знаете, какие "хорошие" отношения у меня с техникой!
   -- Ты снова позвала Толика! -- рассмеялась я. Ну, а дальше понятно. Пока то, пока се. -- Погоди! Но ты ж пришла пешком!
   -- Машина так и не завелась, -- покачала головой Ната. -- Почти до самого места встречи меня довез Толя.
   В этот момент мы грохнули. Это ж надо так было! Мы себе места не находили. Ната умудрилась оставить телефон дома да еще и опоздала. Мы все так разнервничались, а потом она явилась, как ни в чем не бывало, и говорит, мол, у нее машина сломалась. Тогда мы не стали ничего выяснять, потому что надо было спешить. Блондинка надулась. Тут у нее зазвонил телефон. Она посмотрела на него, вскочила и, покраснев, отошла.
   -- Ты помнишь, чтобы она когда-нибудь краснела при звонке парней? -- задумчиво поинтересовалась Вика. Я покачала головой, удивленно смотря вслед блондинке. -- Кажется, он ей слишком в душу запал. Короче, непристроенной осталась только ты, дорогуша!
   -- Ну, я же обещала дать Королёву шанс... о, легок на помине! -- поморщилась я, услышав "Ангела и демона". После этого концерта на Ваню я поставила именно эту песню, чтоб сразу определять, когда звонит он. -- Аллё?
   -- Привет, ангелочек! -- бодрым голосом поздоровался со мной этот обормот. Убила бы!
   -- Здравствуй! Что хотел? -- сердито спросила я.
   -- Ну, Вась, не дуйся! Ты была очаровательна! -- чувствую, он там улыбается.
   -- Ближе к телу... тьфу! Делу! -- отрезала я, а Вика укоризненно посмотрела на меня. Махнув на нее рукой, я встала и отошла в сторону. В этот момент явилась Ната. Всё поняв по лицам Ромы и Вики, она принялась отчаянно жестикулировать, чтобы я соглашалась на его предложения, на что я продемонстрировала ей всем известную комбинацию из трех пальцев, в народе именуемой "фигой".
   -- К чьему телу? -- ехидно поинтересовался Королёв, но потом все же опомнился и более нейтральным тоном предложил мне пойти погулять, пока не началась школа.
   -- Извини, Ванечка, -- пропела я, пародируя Свиридову. В трубке раздалось недовольное фырканье. Я продолжила: -- я сегодня с друзьями развлекаюсь, поэтому никак. Ты предложи Свиридовой, думаю, она не откажется! -- ехидно добавила я.
   -- Нужна она мне! -- раздраженно сказал Королёв (умею я портить людям настроение всего парой фраз). -- Ладно, я еще дождусь своего часа! Ох, Мудрова, смотри! Не сносить тебе головы! -- пафосно добавил Королёв.
   -- Я тебя тоже очень люблю, демоненок! -- улыбнулась я, придумывая смачную месть. -- Ладно, сегодня не могу... Давай потом как-нибудь! На выходных.
   -- Ловлю на слове! Ангелочек! -- фыркнул напоследок Иван и бросил трубку. Вот нахал! Последнее слово за мной должно оставаться! Но перезванивать ему я не буду.
   -- Ну и зачем ты это сделала? -- простонала Наташа. Я тяжко вздохнула. -- Ты неисправима. А если ему надоест, и он больше не будет звонить и писать?
   -- Королёв-то? Свежо предание, да верится с трудом! -- рассмеялась я, возвращаясь к столику. Плотоядно посмотрела на остаток пиццы -- Товарищи, если никто не хочет, то я ее доедаю!

***

  
   Итак, началось второе полугодие. Попутно выяснилось, что одну биологию у нас заменили на химию, а у учительницы по географии (довольно немолодой, мягко говоря) во время каникул случился инфаркт, и она уволилась. Из-за последнего факта никто не расстроился - старая грымза порядком попортила всем нервы. Соответственно, географию у нас временно отменили, поскольку вторая учительница нас взять не могла. Руководство срочно начало поиск нового "специалиста".
   Прошло две недели. Королёв иногда предлагал пойти погулять, но я отказывалась, потому что именно в это время у меня назначались встречи с моим руководством (специально, что ли?), соответственно все свиданки обламывались (что расстраивало и злило Ваню).
   В воскресенье в обед к нам пришел Макс с семьей в гости. Мы сидели за столом, вернее, сидели за столом мама с Максом и Аней, а мы с Варей сидели немного в стороне и играли в "Барби", которые племяша взяла с собой (а что такого, мне тоже иногда ребенком побыть хочется!).
   -- Слушай, Вась, я вот что хотел сказать... -- начал Макс, но тут у меня внезапно зазвонил телефон.
   -- Да, сейчас скажешь, погоди минуточку! -- я подняла трубку, звонила Вика. -- Да, привет.
   -- Вася, беда! Кто-то взломал базу! -- взволнованно сказала подруга. Сердце екнуло в груди. -- Олег сидит у меня... в общем, он говорит, что взломали с твоего компа... но какие-то странности присутствуют. Я тебе не смогу объяснить. Приезжай!
   -- Через минут двадцать - полчаса буду! -- я положила трубку. -- Мам, извини... возникли некоторые проблемы, мне надо к Вике. Макс, потом расскажешь, ладно? У меня очень срочно! -- никто не успел ничего мне сказать, а я метнулась в свою комнату, взяла сумку, переоделась в более теплую одежду и побежала вниз. -- Не знаю, мам, когда вернусь... -- сказала я, одевая сапоги и куртку. Мама вышла меня проводить.
   -- Что-то на работе? -- серьезно спросила она.
   -- Не просто что-то, а что-то ужасное, я потом расскажу, -- я чмокнула ее в щеку и вышла из дома. Как назло на улице поднялась метель. Ну, зашибись просто!
   Приехала я к Вике где-то через минут двадцать - повезло поймать такси. Все ребята были в сборе, то есть и Ната, и Рома, и Олег. Я разделась и прошла в гостиную (Вика жила в двухкомнатной квартире). Сев в кресло напротив нашего программиста, который сидел на диване вместе с Натой и Ромой, я выжидательно уставилась на первого.
   -- Ну, давай Олег, добивай меня, -- невесело усмехнулась я. К этому моменту во мне "проснулась" шпионка.
   -- Да что тут добивать? Лично ты ни в чем не виновата. Кто-то получил доступ к твоему компьютеру, уж не знаю как, и вскрыл базу. У этого человека теперь имеются данные почти про всех наших агентов, -- мне стало плохо. Вика сходила на кухню и принесла мне стакан воды. Я залпом выпила его. Девушка села на подлокотник кресла, в котором я сидела, и одобряюще сжала мое плечо.
   -- Когда это случилось? -- сипло выдавила я.
   -- Неделю назад. Все это время мы пытались найти того, кто это сделал. Вышли на тебя, -- Олег посмотрел на пол, потом мне в глаза. -- Зная тебя, я не поверил, что ты, Вась, могла это сделать, поэтому, проведя более тщательный анализ данных и просканировав систему еще не один раз, мы все же выяснили, что это подстава... причем, весьма талантливая подстава. Мне нужно будет сканировать все именно с твоего компа, обновив систему безопасности. Не сегодня. Завтра после обеда, устроит? -- я закивала, не говоря ни слова. Можно и сегодня... хотя у меня Макс, который ничего не знает. Нет, лучше завтра.
   Договорившись со мной, что придет около трех (да меня бы и утром устроило - школу прогулять не проблема, Ольга Алексеевна поймет), Олег ушел. Я попросила у Вики еще стакан воды. Пока девушка за ним ходила, Рома встал, сел на подлокотник моего кресла и приобнял меня за плечи. Внезапно мне в голову пришла мысль, что я хочу, чтобы кое-кто другой обнял меня. Стоп! О чем это я вообще?
   -- Василек, если завтра Олег не выяснит, кто там накуролесил, подставив тебя, мы начнем собственное расследование! -- негромко сказал друг, а Ната закивала. Вика принесла стакан воды. Я улыбнулась. Очень сомневаюсь, что завтра результат будет готов.
   -- Спасибо вам, ребят! -- улыбнулась я, пусть и немного натянуто. Надо идти домой, сама посмотрю кое-что в компе, ведь последнее время, проверяя систему, мне что-то не давало покоя, но я никак не могла понять, что именно. -- Я пойду, пожалуй, домой. Мама волнуется, наверно. Тем более, брат в гости пришел...
   -- Хорошо, тебя проводить? -- предложила Ната, поднимаясь.
   -- Нет, спасибо, я сама дойду...
   Я вышла из дома Вики и пошла в сторону дома. Мне надо было подумать. Кто мог хотеть меня подставить? Я ведь не такой агент, который устраняет нежелательных людей, а всего лишь добытчик информации. Меня довольно сложно вычислить. Но... какую ценную информацию я могла заполучить? И почему именно я? Столько вопросов и никаких ответов. О, метель закончилась. А что, если...
   -- Алло?
   -- Вань, ты сейчас ничем не занят?..

Глава 3

  
   Я вернулась домой только часам к восьми вечера. Было довольно темно, поэтому Королёв проводил меня почти до порога. Мы с ним шатались по улицам, пугая прохожих, бросались снегом друг в друга, в общем, вели себя, как дети. Может, в какой-то мере я неправильно поступила, решив не идти домой, а гулять с одноклассником, но мне хотелось отвлечься, потому что Олег словно обухом по голове мне дал, огорошил. К тому времени, как я объявилась дома, родственники ушли, была только нервная мама... которой я не удосужилась позвонить. Ой-ой-ой!
   -- Ну, что? -- спросила она, едва я успела раздеться. Я вздохнула и, пройдя на кухню, все рассказала, попутно ужиная. По окончании мама покачала головой, укорив меня, что я не позвонила. Я лишь пожала плечами. Хорошее настроение, появившееся, пока я гуляла с Ваней, испарилось, а насущная проблема снова навалилась всей тяжестью. Вымыв за собой тарелки, я пошла в подвал, а мама осталась на кухне смотреть новости.
   Итак, система безопасности. Надо проверить дольше, чем за неделю. Лучше в районе месяца. Так, никакие файлы не тронуты, теперь посмотрим вход. Хм, интересно. Так, день недели - понедельник, вопрос: кто входил в мою систему в одиннадцать часов утра? Так, другие дни... ёжкин кот! Вот, что мне не давало покоя, - время. Правильно, когда я захожу в систему, она показывает все изменения с последнего выхода из нее, то есть вместо положенной информации за восемь и более часов (я не каждое утро заходила), выходила информация за время от трех до пяти. Как вообще такое могло произойти, учитывая, что ворота не открывались, а охранный периметр никто не нарушал?! Так, надо дождаться Олега, а все данные распечатать. Так, есть. А теперь спать! Как говорится, утро вечера мудренее.
   В школе я находилась, как в тумане, хотя активно делала вид, что все в порядке. Королёв предлагал сегодня пойти опять погулять. Но мне как-то не до того было, понятное дело, поэтому я отказалась. Как-то мимо меня прошла лабораторная по химии. Автоматически я что-то делала, но большая часть работы как-то незаметно перелегла на плечи моего партнера, впрочем, Ваня шибко и не возражал. Попутно мимо моей головы прошло (и вроде как осталось) сообщение о том, что завтра будет география. О незначительных вещах переговорила с Лорой. Какое счастье, что сегодня не было Свиридовой, а то бы я сорвалась... хотя, с другой стороны, может, и жаль. Можно было бы покричать маленько.
   Едва закончилась школа, я тут же побежала домой. Успела минут за двадцать до прихода Олега. Он пришел ровно в три. Снял куртку и сразу пошел вниз к аппаратуре. К слову сказать, парень был довольно симпатичным: высокий, темноволосый, кареглазый, четкие скулы, немного резковатые, слегка тонкие губы, чуть-чуть курносый нос. Ему было 26. В нашей "конторе" парень был почти всем по части компьютерного обеспечения: и программистом, и модератором, и, хотя у него достаточно много помощников, являлся "ядром", поскольку был самым способным. Нам повезло, что с ним дружил Рома. Правда, Роме не повезло, так как Олег был твердым натуралом... что не мешало им... дружить.
   Парень сел за стол. Я принесла себе стул и села рядом. Дала Олегу распечатку, он внимательно просмотрел ее, потом просмотрел компьютер. Что-то вводил, причем так быстро, что уследить не получалось. Интересно же! И к делу не относится фраза о том, что "любопытство сгубило кошку".
   -- Ну, что я могу тебе сказать... кто-то подсоединился к компу через кабель за пределами территории твоего дома, -- повернулся он ко мне, -- Но на данный момент кабель отключен. Видимо, нарушитель надеялся на неглубокую проверку. Я тебе сменю все пароли, обновлю систему полностью и поставлю несколько ловушек.
   -- Делай все, что считаешь нужным! Тебе принести чаю, кофе? -- предложила я. Олег улыбнулся и сказал, что принести чаю, если мне не сложно. Нет, мне абсолютно не сложно, тем более, я не обедала. Быстро сделав нам по чашке чая и несколько бутербродов и поставив их на поднос, пошла вниз. Парень поблагодарил меня и, иногда прихлебывая чай и закусывая бутербродом, продолжил колдовать в компьютере. Я быстро оставила попытку понять, что он там делает. Не компьютерный мозг у меня, не компьютерный. Или просто надо серьезно этим заниматься. Так-то мне нравится программы писать.
   Олег все закончил где-то спустя еще полчаса - минут сорок. Он поблагодарил меня за бутерброды, сказав, что не обедал, а напоследок посоветовал самим попытаться расследовать, чтобы была двусторонняя проверка, так как нас до этого дела официально не допустят. Мало ли, что может случиться? Но Олег пообещал, что постарается сделать все возможное, чтобы помочь, за что ему огромное спасибо!
   Что ж, здесь все обошлось. Но расслабляться нельзя. Надо копать. Правда, не имею никакого понятия, с чего начать. Разве только... проверять всю информацию, которую мы добыли. Вернее ту, которую добывала непосредственно я. Не зря же именно меня подставили. Черт, сейчас бы больше свободного времени...
   На следующий день я была гораздо бодрее. Пришла на географию. Прозвенел звонок, но нашего нового учителя не появлялось. Нехорошо в первый день опаздывать! Краем уха уловила разговор Леры Галич и Леры Степановой (первая - Валерия, вторая - Калерия) о том, что они вчера видели этого нового учителя. Он молодой и симпатичный, но, кажется, женат. Ну, мне главное наладить сразу с ним хорошие отношения.
   Из коридора послышались шаги. Все сразу подобрались и сели, как прилежные ученики. И в класс вошел он. Моя челюсть оказалась на парте. Учитель прошел к своему столу и положил туда наш журнал.
   -- Позвольте представиться, Максим Евгеньевич Жаров, ваш новый учитель по географии, -- если до этого у меня оставались хоть какие-то сомнения, то после этих слов, я поняла, что это - конец!
   -- Ну, братишка, держись! -- буркнула я. Королёв удивленно посмотрел на меня. -- Что? Да, это мой брат. Двоюродный. Убила бы заразу! Только не говори никому.
   -- Хорошо, -- кивнул одноклассник. Эхехех, судьбинушка моя тяжкая. Видимо, это мне Макс позавчера и хотел сказать. Мда. Хорошо, что отчества и фамилии у нас разные!
   -- Итак, давайте теперь пройдем по списку, и я с вами познакомлюсь. Я называю имя-фамилию, вы встаете. Алексеева Юлия... -- интересно, он список проверял до прихода к нам? Зная рассеянность братца, думаю, что нет. -- Мудрова... Василиса... -- немного растерянно произнес он. Я встала и ехидно улыбнулась. Говорю ж, не проверял. Странно, что не заметил, когда Ваня поднимался. -- Садитесь, Василиса.
   -- Для вас можно просто Вааася, -- насмешливо протянула я. Он бы мог и сообщение скинуть. Или вечером позвонить, напомнить сестренке о том, что ее братишка будет завтра вести географию! Хи-хи, а братик-то покраснел! Растерялся, видать, малость от такой аудитории. Ой, как грозно посмотрел.
   -- Дорогая моя Вася! Давайте обсудим этот вопрос после урока, -- немного мурлыкающим голосом сказал он. Девки ахнули. Ладно-ладно!
   -- Конечно, Максим Евгеньевич, вы ж учитель, вам и решать... -- я сделала вид, что немного растерялась. Черт, я ж ему репутацию подмочила. Братец меня прибьет. -- Вань, а Вань... останешься со мной, ладно? А то... втык иначе знатный будет.
   -- Договорились, -- усмехнулся одноклассник. Слава Богу, я спасена.
   Наконец, урок начал подходить к концу. Должна отметить, что Макс довольно хорошо все объяснял, у многих явно появился интерес к географии (в большей степени, конечно, из-за такого очаровательного мужчины). Все, звонок. "А вас, Василиса, я попрошу остаться!" - вертится в голове известная фраза. Черт! А ведь Штирлиц-то в "Семнадцати мгновениях весны" был шпионом. Бррр! Я, не спеша, убрала тетрадь и пенал в сумку (учебники, как мужчина, носил Иван) и подошла к учительскому столу. Макс стал ждать, пока все выйдут, и очень выразительно посмотрел на стоящего за моей спиной Королёва. Я сказала, что тот все знает и что он со мной.
   -- Слушай, Вась, у тебя вообще такое понятие, как "совесть" есть? -- грустно поинтересовался брат.
   -- По-моему, оно у нее атрофировано, -- доверительно сообщил Максу Королёв. Это он так меня защищает?!
   -- Я не сомневался, -- хмыкнул Максим, -- Иван, если не ошибаюсь. Кстати, если б ты в воскресение так спешно не убежала, я бы тебе сказал, что буду учителем, -- показал мне язык и протянул журнал. -- Кстати, чем ты сегодня занимаешься после школы?
   -- А что? -- настороженно поинтересовалась я.
   -- Да так, хотел кое-что обсудить.
   -- Я... эээ... иду сегодня гулять, с ним, -- я ткнула в Ваню пальцем и слегка наступила ему на ногу.
   -- Да? А, ну да, -- закивал головой парень. Брат скептически посмотрел на нас и фыркнул:
   -- Идите уже, шпионы малолетние!
   Я немного вздрогнула. Зря, ведь Макс явно шутит, а Ваня - не шпион. Да... совсем нервы ни к черту. Хоть бери и иди к психиатру или психологу лечить их. Так, какой там следующий урок?...
   До конца дня (школьного, конечно) все девчонки нашей параллели обсуждали нового учителя географии, обмениваясь всей доступной информацией. А "элиту" нашего класса больше интересовал мой поступок. Домогались они до меня, как только могли, а особенно старалась Свиридова. Мои пальцы непроизвольно стали сжиматься, будто я кого-то душу. Ваня, заметив это, успокаивающе погладил по плечу (скрывая улыбку) и отшил Катьку, за что я была ему настолько благодарна, что даже чмокнула его в щеку. Тут его лицо озарила ну очень довольная улыбка. Мда... сразу вспоминается реклама "Орбита", в которой мужик-спасатель (пренеприятного вида тип, слишком смазливый) "светит" улыбкой вместо прожектора. Так, спокойно, Вася, спокойно! Трескать никого не надо!
   -- Так куда мы сегодня идем? -- шепотом поинтересовался Ваня на физике, последнем уроке.
   -- Эммм... в смысле? -- не поняла я, о чем он говорит, думая о задаче. Потом подняла голову и посмотрела на одноклассника. Решение задачи в голову мне никак не шло. Положила ручку на стол, та скатилась и упала на пол. Я наклонилась и подняла ее.
   -- Ну, ты ж сказала своему брату, что ты занята и идешь гулять со мной, не так ли? -- немного растягивая слова сказал Королёв. Блин, я ж только прикрыться хотела, я собиралась совсем другими делами заняться (например, начать расследование). -- Не, ну, если ты не пойдешь, то я могу сказать Максиму, что я сегодня не смог, и ты полностью в его распоряжении...
   Я так и дар речи потеряла. Вот нахал! Так, Василиса, спокойно (что-то больно часто в последнее время я себя успокаиваю)!
   -- Это наглый шантаж! -- наконец, выдавила я из себя. Королёв самодовольно усмехнулся и пожал плечами. -- Хорошо, я иду с тобой. Решать тебе, куда.
   -- Заметано! -- подмигнул он мне. -- Кстати, в задаче у тебя маленькая ошибка. Ты формулу в формулу неправильно подставила.
   Ну, блин, физик доморощенный! Я показала ему язык и проверила подстановку... блин, действительно неправильно! Ну,Ваня, ну, погоди! Положила ручку на стол, и она снова оказалась на полу.
   -- Мудрова! Что-то ты много под столом сидишь! А ну-ка к доске отвечать! -- прикрикнула Татьяна Андреевна, физичка. Ну, зашибись! Черт, опять ручка упала...
  

***

  
   Ванька повел меня в кафе, потому что на улице опять разыгралась метель. Ладно, такой перекус даже ничего. Первое время мы молчали, лично я не знала, о чем говорить, но потом вдруг парень попросил меня рассказать о себе. Я удивилась немного, но стала рассказывать. Не все, конечно, а общеизвестные факты.
   Раньше я думала, что быть шпионом очень интересно, но сейчас постепенно это становится рутиной. Тот адреналин, что выплескивался в вены, когда я влезала в очередной дом, сошел на нет. Может, этому способствовало то, что меня ни разу не засекли (это хорошо, конечно) и я почувствовала себя всевластной... не знаю. Но я не хожу больше на задания с тем удовольствием, предвкушением, которые были тогда. Мне чего-то не хватало. И вот сейчас эта подстава. Вчера я позвонила Ромке и попросила его просмотреть, какую довольно важную информацию мы добыли за последний год. Вечером он обещал зайти или звякнуть по телефону, как обстоят дела. Предпочтительней, конечно, чтобы он зашел, потому что информация-то конфиденциальная. Ой, что-то я отвлеклась.
   -- ... ну, в нашей школе с первого класса учусь, занимаюсь рисованием... Брат вот теперь учителем работает, а это не есть хорошо, потому что он наверняка будет меня контролировать. В общем, как-то так, -- закончила я повествование о своей жизни. Про шпионаж, естественно, ни слова. -- Теперь ты расскажи про себя, -- я отпила сока и внимательно посмотрела на Ваню. Красив, зараза!
   Он стал рассказывать. Живет с Леной, старшей сестрой, родители погибли в автокатастрофе около пяти лет назад, но, поскольку сестра была совершеннолетняя, Ваню оставили с ней. Учился в гимназии, но потом перешел к нам, потому что были плохие отношения с классным руководителем. Почему-то та его сразу невзлюбила, и, не выдержав, Королёв забрал документы. У нас его встретили фактически с распростертыми объятьями. Парень сказал, что ничуть не жалеет, что перешел к нам, даже наоборот, думает, что надо было раньше это сделать.
   -- Вась, ты что-то грустная сегодня, -- негромко сказал Ваня, сжав мою руку, лежавшую на столе. Как-то незаметно у него это вышло... и так естественно!
   -- Да нет, все в порядке, -- улыбнулась я. Даже более чем. Королёв погладил большим пальцем мое запястье, и неожиданно это оказалось очень приятно.
   -- Точно? -- приподнял он брови, а я кивнула. -- Хорошо, -- он улыбнулся, еще раз сжал мою руку и отпустил. Жаль. Я посмотрела в окно (мы сидели у большого окна, выходившего на центральную улицу). На улице уже стемнело, медленно большими хлопьями падал снег, подсвечиваемый фонарями и фарами машин. -- Пойдем?
   -- Да, пожалуй... -- немного растерянно отозвалась я. Ваня дождался счета, заплатил, подержал мне куртку, пока я одевалась, и, подхватив одной рукой мою сумку, другой обняв за талию, пошел на выход. На улице я просто взяла его за руку, но потом, опомнившись, перехватила за локоть. Через некоторое время у меня стали замерзать руки, потому что я забыла одеть перчатки. Едва я достала их из кармана, одна тут же упала. Ругаясь, я подобрала ее и стала натягивать на руку. Черт, и почему сегодня все валится из рук? Остервенело дергая непослушную перчатку, готова была расплакаться.
   -- Стой! -- мягким и спокойным голосом сказал Ваня, выхватил из рук перчатки и одел их мне. Черт! -- По-моему, тебе пора отдыхать. Ты сегодня никакая.
   -- Да, наверно ты прав, -- кивнула я, зачарованно смотря на него.
   -- Но я провожу тебя, уже темно.
   -- Да, конечно...
   -- Спать! -- вынес окончательный вердикт Королёв и повел меня в сторону моего дома, а я последовала за ним, как послушный теленок за мамой-коровой...
  

***

  
   Ромка позвонил и сказал, что пока ничего выяснить не смог, что, понятное дело, огорчило меня. Но не так, как могло, будь я в другом состоянии. Едва я пришла домой, мама заявила, что со мной что-то не так. Подумаешь, перепутала, сумку повесила туда, где висят куртки, куртку - на место шапки, шапку потащила с собой вместо сумки и поперлась в свою комнату в сапогах! С кем не бывает? Не бывает, да? И мама не права. Я вовсе не влюбилась, это просто стресс. Ну, может, и влюбилась... но чуть-чуть не считается! Подумаешь, он такой красивый, вежливый, обходительный, галантный, милый... само совершенство! Ой, Василиска, не о том ты думаешь! Не о парнях думать надо, а о деле, подставе то бишь.
   Я сидела на кухне уже ближе к восьми вечера и, вяло ковыряя вилкой ужин, думала. Итак, что ж делать? Интересно, чтоб на моем месте делал Ваня? Стоп, стоп, стоп! Опять мысли не в ту сторону. Рома пока не смог найти ничего, но это и непросто, за день это врядли возможно сделать. Там вскрыть, сям подкупить и так далее. Сомневаюсь, что добытая нами информация будет в свободном доступе. Да... доступ - дело важное. Вот Ваня вроде как доступный, а вроде как и нет... опять я не о том. Похоже, мама оказалась права... так, спать!
   С утра я встала довольно-таки выспавшейся. Все душевные терзания, которые были в наличии вчера, исчезли. Бодрая духом я позавтракала, проверила систему и, одевшись потеплее, вышла из дома.
   До школы добралась в рекордные сроки, учитывая, что топала на своих двоих. Температура за ночь понизилась где-то до минус двадцати пяти градусов. В общем, приятного мало. В школе все радовали ярко-красными носами и щеками и в целом замерзшим видом.
   Перед кабинетом алгебры (нашим первым уроком) на удивление собрался почти весь класс. Даже Свиридова присутствовала, обычно не появляющаяся на такие уроки, как география, ОБЖ, физкультура. Мне приветливо помахала рукой Лорелея, рядом с которой стояли Мирослав с Ваней. Глубоко вдохнув и выдохнув, я пошла к ним. Так, все нормально, я спокойна, Ваня тут ни при чем, его вообще здесь нет. Да, точно. Нету.
   -- Доброе утро, Василиса! -- улыбнулся тот, кого не было. Ну, зараза!
   -- Утро добрым не бывает! -- буркнула я, а настроение полетело ко всем чертям. Блин, да что такое?! Я же, в конце концов, спецагент, а не сопливая девчонка... ну, теоретически. О, звонок, отлично! Так, что у нас сегодня? Логарифмы? Идем к доске отвечать! И плевать, что обычно я сама к доске не вызываюсь - не хочу сейчас сидеть рядом с Королёвым! Нервы мне все-таки дороги! Запастись что ли валерьянкой?
   -- Логарифм - это показатель степени, в которую нужно возвести положительное число a, неравное единице, чтобы получить число b...
   Мда, отвечать менее страшно, чем сидеть за одной партой с Иваном. Так, что мы имеем? Найти логарифм от шестнадцати по основанию два. Четыре. Это просто, это тоже, а вот это...
   -- Садись, Василиса, -- сказал Геннадий Сергеевич. -- Я понял, материал ты знаешь. Пять.
   Не знаю, каким образом дожила до последнего урока... хорошо хоть, классный час отменили. Надо было, наверно, с физкультуры свалить, но что поделаешь... запамятовала.
   Быстро оделась и вышла из школы. Порадовалась погоде, на ум сразу пришли всем известные строчки: "Мороз и солнце, день чудесный". Именно так и было. Солнце светило, снег блестел. Красота! Внезапно меня осыпало снегом. Я удивилась, так как шла не под деревом, а облаков на небе нет. Надеюсь, это не...
   -- Куда так спешишь, красавица?
   -- Тьфу ты, Ромка! Напугал! -- облегченно выдохнула я и подхватила друга под ручку. Он залыбился. Ну зараза! -- Какими судьбами?
   -- Да вот, решил встретить, -- подмигнул он мне, а потом заговорщецким шепотом добавил: -- А заодно и на твоего Королёва полюбоваться. Это он?
   Мимо прошел Ваня, попрощался, слегка злобно зыркнул на Рому и скрылся из виду. Я маленько прибалдела, не понимая такого странного поведения одноклассника. Обычно, если он меня догоняет, то идет рядом, не обращая внимания на то, есть ли у меня спутник или нет. Правда, может, спешит куда-то? В принципе, вполне возможно. Я кивнула, а Рома усмехнулся.
   -- Симпатичный парень! Я бы тоже за ним приударил, но он явный натурал, -- хмыкнул, -- но дело не в этом. Вась, у меня пока не получается ничего нарыть. Доступ настолько ограничен, что даже не знаю, что предпринять... Олег тоже помочь пока не может - у него завал с базой и обновлением всех систем безопасности. В общем, тебе придется где-то с месяц потерпеть с этим направлением расследования... -- мы подошли к остановке и стали ждать маршрутку (мне было лень идти). -- Надо разрабатывать другое направление. Только пока ничего не идет в голову...
   Да... и у меня... о чем я и сказала другу. Он хмыкнул, мол, будем думать.
  

***

  
   Наступило воскресение. Я откровенно маялась дурью, не зная чем себя занять. От всех дел меня официально отстранили, как подозреваемую. Время приближалось к полудню, когда позвонил Иван. Поверьте, я взяла трубку только от безысходности!
   -- Привет, принцесса! -- бодрым голосом поздоровался Ваня.
   -- И тебе здравствуй! -- я ж говорю, я не в настроении. Тем более, нельзя показывать истинное положение дел (т.е. что я очень рада его звонку). -- Когда это я принцессой успела стать?
   -- Эм... -- замялся парень, но выкрутился: -- Я в общем-то не поэтому звоню! Как ты смотришь на то, чтобы пойти погулять?
   Конечно же положительно. Но надо из вред... для приличия поломаться. Договорились встретиться через час не очень далеко от моего дома. Я рванула в свою комнату прихорашиваться.
   Каким-то образом я пришла минут на пять раньше. Медленно падал снег. Я стояла почти у самой стены какой-то пятиэтажки, а рядом со мной находился премилый сугроб. Я посмотрела в небо... и оцепенела. Прямо на меня падала сосулька. Время будто замедлилось, она падала и падала, а я не могла сдвинуться с места. Внезапно меня сшибли с места... и мы с моим спасителем оказались в том самом сугробе, а сосулька со страшным звоном разбилась.
   -- Ты с ума, млин, сошла стоять под крышей? -- и почему я не сомневалась, кто является моим спасителем?
   -- Я... ее не заметила... -- выдохнула я, понимая, что смерть прошла совсем близко от меня. Господи, если б Вани здесь не оказалось... меня бы не стало! Меня затрясло. Королёв поднялся со снега и протянул руку. Слезы потекли из глаз.
   -- Эй, ты чего? -- одноклассник поднял меня и прижал к себе, успокаивая. Мда... вроде как я и шпион, но какая тут стойкость духа, черт?! Так, Василиска, спокойно, ты жива, а это главное... -- Ну-ка, пошли со мной...
   Он потащил меня к остановке. Почти сразу мы сели на маршрутку (платил Ваня) и куда-то поехали. Надеюсь, он не маньяк и не везет меня насиловать... это я шутить пытаюсь. Наконец, мы приехали, и парень пошел к многоэтажному дому. Улица Зареченская, дом 15. Хм... что-то адрес знакомый. Точно! В базе было сказано, что он живет именно по этому адресу. Я поинтересовалась у Королёва (для конспирации), а куда он, собственно, меня идет.
   -- К себе домой! -- "обрадовал" он меня. Мда. Вопрос: а нафига? -- Не тормози! Сегодня, видимо, кафе отменяется. Но ничего страшного. Дома должно тоже на перекус найтись... Вась, не копайся!
   Вот объясните мне, зачем на пятый этаж подниматься пешком, если есть лифт? Не знаете? Вот и я не знаю! И нечего меня торопить! Не люблю бегать по лестницам, особенно на каблуках! В смысле, на платформе, но не суть важно. Так, квартира 54. Хорошо, надо будет передать весточку группе, чтоб они знали, где искать мой хладный труп. Я снова шучу. И вообще, у меня истерика. Наверно.
   -- Добро пожаловать! -- шаркнул ножкой Иван, пропуская меня в свою "обитель". Ну, что я могу сказать? Добротная квартирка! Три комнаты, один совмещенный санузел плюс отдельно туалет, большая кухня (комнаты тоже немаленькие), широкий и довольно длинный коридор. Мило. -- Раздевайся, мой руки и на кухню, -- почти в приказном тоне сказал парень. Хотелось съязвить, но я все же не стала. Ну его! Пришлось сделать так, как сказал Королёв. Он быстренько разделся, всучил мне тапки и отправился химичить на кухню. Наконец, передо мной предстали две чашки кофе, печенье и конфеты (точно, он же с сестрой живет!). -- Приятного аппетита.
   Эх, растворимый. Но на запах вроде нормально. Я отпила... и чуть не выплюнула его обратно.
   -- Что ты мне подлил, зараза? -- зашипела я, ощущая привкус алкоголя.
   -- Коньяк, -- пожал плечами этот спаиватель несчастный и ехидно улыбнулся, -- для успокоения нервов.
   Я промолчала, потому что на язык лезли одни ругательства. Сходила, называется, погулять... хм... с другой стороны я стала к нему почти нормально относиться. И в конце концов, в захмелевшем виде я несколько неадекватна, так что ему придется со мною мучиться!
   А говоря серьезно, все это очень странно, потому что краем глаза я успела заметить, что на крыше нет ни одной сосульки! Выходит, это было покушение на мою несчастную тушку. Час от часу не легче! И, кстати, очень вовремя Иван появился! Хотя, зря я на него, наверно, наговариваю! С другой стороны, зачем он коньяк подлил?
   -- Ты... это... не пей тогда, -- немного нерешительно попросил парень. Я ехидно улыбнулась, мол, нетушки, сам виноват! Явно там не чайная ложка, а больше! Королёв махнул на меня рукой.
   Спустя некоторое время он поинтересовался, чем мое высочество (уже несколько нетрезвое. ну нельзя мне пить, пьянею быстро, но и похмелья нет! по крайней мере, до него еще не напивалась) желает заняться. Высочество решила, что хочет потанцевать. Одноклассник хмыкнул, но пошел в гостиную, где стоял комп. Включил его и предложил мне самой выбрать песню (кажись, тоже опьянел). О, так-так! А что это у нашего рокера такие песенки тут делают? А, он же с сестрой живет! Точно! Так, составим списочек.
   -- Расскажи мне, как начинается, как раздевается эйфория-боль?.. -- начал петь Darwin... на записи, конечно.
   -- Это что? -- одноклассник вытаращил глаза и слегка скривился. Точно, сестрица постаралась... ой, получается сестрица Аленушка да братец Иванушка. Я захихикала.
   -- Это песня, -- хмыкнула я, подходя к Ване. -- Называется "Душевное порно".
   -- Ну, Ленка! -- проворчал "братец Иванушка", протягивая меня к себе. Все, я в раю! -- Надеюсь, дальше там будет что-то более приличное? -- скептически поинтересовался он. Я лишь кивнула. Следующая, если мне память не изменяет, "Город, которого нет" Корнелюка. Ой, Ваня подпевать начал... -- Там для меня горит очаг, как вечный знак забытых истин...
   Нет, ну по что такое издевательство над бедной мной? Королёв же так проникновенно поет... хм... собственно, а почему бы и нет? Сейчас, только сначала "Ангела и демона" станцуем...
   -- Вань, а, Вань? Ты мне не споешь? -- я посмотрела ему в глаза, замерев. Он сморгнул и резко выпустил меня из объятий... хм... а без них стало так неуютно! Он вышел, сказав, что сходит за гитарой, что дало мне возможность немного перевести дух. Парень вернулся. Я забралась с ногами на диван, подложив их под себя, а голову склонила набок, опустив ее на руку, лежащую на спинке. Королёв взял стул и сел передо мной. Не спеша перебрал струны и запел:
   -- Я спросил у ясеня, где моя любимая. Ясень не ответил мне, качая головой... -- я слегка улыбнулась. Песня из кинофильма "Ирония судьбы, или С легким паром!". Несколько неожиданно. А песня лилась и лилась. В какой-то момент я даже стерла набежавшую слезу. Парень спел еще несколько песен, потом встал, отложил гитару и сел ко мне. Я подняла голову и снова попала под очарование его глаз. Время замерло, я слышала, как где-то в квартире тикают часы, а мое сердце стучит раза в два быстрее. Мы потянулись друг к другу... и тут зазвонил мой телефон. Я встряхнулась и взяла трубку, встав с дивана и отойдя от Королёва.
   -- Здравствуй, Макс! -- немного язвительно поздоровалась я. Тот явно слегка опешил, но поздоровался. -- Чего хотел, братец?
   -- Да мы сегодня хотим пойти на концерт...
   -- А ничего, что завтра понедельник? -- нахмурилась я, понимая, что он хочет свою дочу нам опять сплавить.
   -- Я ее заберу и отвезу тебя в школу! -- выдал брат довольно-таки соблазнительное предложение. -- Если что от учителя прикрою.
   -- На геометрии? -- хмыкнула я. -- Ладно. Ты будешь что-нибудь должен. Кстати, почему ты мне звонишь, а не маме?
   -- А я до нее дозвониться не смог. Кстати, ты дома?
   -- Нет, я в гостях, -- улыбнулась я, хотя, Макс же не увидит. Он поинтересовался, у кого. Уже не улыбаясь, а ухмыляясь, ответила, что у Вани. Брат сразу как-то посмурнел, судя по голосу. -- Когда ты Варю повезешь?
   -- Вообще-то я сейчас собирался... хочешь, подхвачу тебя? Адрес диктуй! -- ишь оперативный какой! И адрес ему диктовать! Не дождешься, дорогой!
   -- Давай в центре возле супермаркета, -- предложила я нейтральный вариант. Надо будет поговорить еще с ним на тему промывания мозгов! А то он может! И тогда я Ване не завидую.
   -- Хорошо. Я как раз тут рядом, поэтому через минут семь там буду, -- вот зараза! Ладно, Максик, я тебе это припомню! Ладно, согласна.
   -- Ну, что случилось? -- поинтересовался Королёв. Я объяснила ситуацию. Парень вздохнул и предложил меня проводить до остановки. Я отказалась, потому что, зная Макса, можно ожидать от моего братца "серьезного, мужского" разговора с Ваней. Не уверена, что хочу этого, поэтому лучше дойти самой. -- Хорошо, тогда до завтра, -- улыбнулся одноклассник, когда я уже стояла одетая перед выходом. Я кивнула. Потом, не желая долгих прощаний и т.п., вышла, махнув Ване рукой.
   Макс ждал меня там, где мы и договорились. На заднем сидении в детском кресле сидела Варя. Я поздоровалась и села спереди. Племяшка радостно помахала рукой. Едва я закрыла дверь, брат завел мотор и тронулся.
   -- Ну-с, Василиса Романовна, чем порадуете? -- поинтересовался Максим, выруливая на среднюю полосу.
   -- Да так, Максим Евгеньевич, радовать нечем. Я вас о чем хотела попросить... -- вежливо сказала я, еле удержавшись далее от рявка: -- Не лезь в мою личную жизнь! Настоятельно рекомендую: первое, воздержаться от разговора с Ваней, по крайней мере, пока; второе... ни в коем случае не заваливать его из-за меня на своих уроках... а третье я потом придумаю!
   -- Это все? -- ехидно поинтересовался брат, не отрывая взгляда от дороги. -- А теперь послушай меня, Василиса. Я твой старший брат...
   -- Двоюродный! -- прервала я его.
   -- Пусть так! -- не стал спорить в данном вопросе водитель. -- Но в любом случае, я в какой-то мере несу за тебя ответственность, а поэтому не позволю всяким подозрительным личностям вокруг тебя ошиваться! Я понятно объясняю? -- он на пару мгновений отвел взгляд и посмотрел на меня. Я закатила глаза.
   -- Ну, он абсолютно не подозрительный, -- успокоила я брата. Кажется, если бы не то, что он за рулем, я бы удостоилась скептического взгляда. Блин, ну как ему объяснишь, что я Королёва по базе пробила? Маме-то пришлось рассказать, как-никак я живу у нее, она за меня отвечает (надо ж ей знать, куда я ночью ухожу). Тем более, переезжать от нее не требовалось, потому что учиться-то надо, а подготовка к шпионажу проходила во второй половине дня. Я погрузилась в воспоминания...
   Четыре с половиной года назад.
   Немного испуганная девочка лет двенадцати - тринадцати сидит в обшарпанном коридоре запущенного здания. На стенах облетела некогда зеленая краска, с полов давно стерся лак, некоторые половицы были треснуты. Девочка сидит на старенькой лавочке, которая может развалиться от одного неудачного чиха. Школьница пришла, потому что ей позвонили и предложили попробовать себя на поприще разведки, все это должно было остаться в тайне. А кому в таком возрасте не хочется поиграть в "шпионов"? Вот она и согласилась, тем более, к ней подошла сама директор их школы, Ольга Алексеевна, сказала, что это абсолютно безопасно. Девочка сдала под присмотром нескольких "преподавателей" небольшой входной экзамен, который включал в себя тесты на сообразительность, на поиск выхода из разных ситуаций и на физическую подготовку. Вот теперь она и другие ребята, большинство из которых старше нее, сидит в этом коридоре и ждет результатов. Страшно боится, руки опять окоченели, ее трясет. Школьница греет ладони дыханием. Тут к ней осторожно подсаживается другая девочка, которая выглядит года на два постарше.
   -- Что, боишься? -- негромко спрашивает подсевшая, оглядывая съежившуюся девочку. Ее каштановые волосы заплетены в две косички, а зеленые глаза немного отчаянно сверкают. "Ну, чисто маленький, испуганный волчонок!" - подумалось незнакомке. Сама она была гораздо выше, помускулистей, волосы завивались в тугие колечки, а глаза были карими и, как решила "волчонок", теплыми.
   -- Да, боюсь, -- кивнула младшая, внимательно разглядывая незнакомку.
   -- Меня Вика зовут, а тебя? -- кареглазка протянула руку для знакомства, но только "волчонок" собралась ответить, как открылась дверь кабинета, в котором происходило совещание по выбору новых шпионов. Все дети повернули головы и посмотрели на вышедшего мужчину.
   -- Василиса Мудрова! -- провозгласил он. Зеленоглазка вздрогнула и подошла к этому мужчине. Он кивнул и продолжил: -- Виктория Лебедева! -- кареглазка встала и, подмигнув Василисе, встала рядом. -- Наталья Комарова! -- к девочкам присоединилась миловидная блондинка, которая была на пару сантиметров ниже "волчонка". -- Роман Арсеньев! -- от стены отделился симпатичный мальчик, вернее, уже юноша. На вид ему было около восемнадцати лет. -- Прошу за мной, -- сказал мужчина и вошел в кабинет. Ребята, переглянувшись, отправились следом.
   В кабинете (не менее обшарпанном, чем коридор) находились еще двое мужчин и две женщины, в одной из которых Василиса с удивлением узнала директрису. Та приветливо улыбнулась девочке и повернулась к мужчине, сидящему в центре. Взрослые сидели за длинным столом, женщины находились по краям, трое мужчин в центре. Все они были в возрасте от тридцати до сорока-сорока пяти лет. Самыми старшими были мужчина в центре и Ольга Алексеевна.
   -- Ну что, Валер, я думаю, из этих ребят получится хорошая спецгруппа! -- сказала Опекушина. Интуитивно Рома встал чуть впереди девочек, прикрывая их. Спецагент в отставке с позывным "опекун" улыбнулась, глядя на эту картину. Шеф (а Валерий Семенович был именно шефом) хмыкнул и кивнул.
   -- Вы приняты. Завтра с утра приходите вот по этому адресу, -- мужчина, который выходил в коридор, отдал каждому из новоявленных агентов по листочку, на котором был записан адрес.
   -- Василиса, не волнуйся, завтра я освобожу тебя от занятий! -- сказала Ольга Алексеевна, затем окинула взглядом других ребят. -- А с директорами ваших школ сегодня поговорят, поэтому тоже не волнуйтесь...
   -- Василиса, ты вообще меня слушаешь? -- гневный голос Максима прорвался через стену моих воспоминаний. Ой, кажется, он уже долго меня зовет!
   -- Да... извини, я задумалась! О чем ты говорил? -- я взъерошила волосы и тут поняла, что забыла у Королёва шапку. Черт! Надо будет позвонить ему, чтобы он завтра ее в школу принес.
   -- Я говорил, что пока не буду вмешиваться в ваши отношения, но как только у вас станет все серьезно, то обязательно поговорю с ним, поняла? -- сказал он, а я поморщилась.
   -- Поняла, Макс, поняла! -- поправила я его в очередной раз, но брат только хмыкнул. Мы уже подъезжали к моему дому. Макс остановился, я открыла ворота.
   -- Кстати, до твоей мамы я так и не дозвонился, -- сказал Жаров. Я удивленно подняла брови.
   -- Странно... но, может, она просто выключила звук и забыла об этом? Такое иногда случается! -- я пошла открывать входную дверь, пока Максим вытаскивал Варю из машины. Девочка успела задремать, пришлось разбудить. Мамы дома не оказалось. Это очень странно, но ладно. В конце концов, еще только около 5.
   Макс ушел, а я посадила племяшку смотреть "Машу и медведя". Забавный такой мультик. Так, надо сделать что-нибудь на ужин. Что у нас есть? Мясо... пожарю свининку и, пожалуй, сварю картошечки. Поставила мясо на сковородку и села чистить картошку. Мысли снова куда-то уплыли...
   Четыре с половиной года назад.
   Как и было сказано, на следующий день ребята пришли, куда им было сказано. Они стеснялись друг друга, лишь Вика с Васей разговаривали. Группа оказалась возле довольно светлого большого офиса. Василиса специально посчитала - восемь этажей. Охрана, предупрежденная о посетителях, пропустила их, выделив сопровождающего. Молодой парень разговорился с Ромой, а Ната неожиданно для себя присоединилась к разговору других девочек. Как оказалось, Вася была самой младшей - ей было 13, Вике с Натой по 14, но Вика была старше, и ей через неделю исполнялось 15, а Роме было 18, через месяц - 19.
   Охранник отвел их почти на самый верх и передал со своих рук на руки женщине, которой на вид было около тридцати. Это была секретарша шефа, Маятникова Екатерина Андреевна. Она посадила ребят в приемной, а сама пошла докладывать об их приходе. "Антонов Валерий Семенович" - прочитали надпись на двери их работодателя Вика. "Что ж, звучит неплохо" - мысленно хмыкнула она.
   -- Входите! -- Екатерина вышла из кабинета и села за свой стол. Робко маленькие агенты вошли в кабинет. За столом сидел как раз тот мужчина, который день назад находился в середине. Он был довольно крупный, на голове уже стала появляться лысина. Рома дал мужчине около сорока двух-сорока пяти лет
   -- Ну, здравствуйте. Меня зовут Валерий Семенович. Присаживайтесь! Расскажу вам о том, что вы будете у нас делать. Официально вы здесь просто помогаете каждый от своей школы. Что-то вроде практики. Но неофициально вы будете работать и получать зарплату, как спецагенты шпионской сети Российской Федерации.
   Далее мужчина стал рассказывать политику "конторы", а также то, чем они будут заниматься. Каждый выполнял фактически свою роль. Подстраховку, компьютерную часть, собственно, сам шпионаж или добыча/подбрасывание документов и другое. Также нам сказали, что можно остаться у себя. Василисе разрешалось рассказать маме (с позволения "опекуна", т.к. они были достаточно давно друг с другом знакомы, и Ольга была уверена в Алле почти как в самой себе - та несколько раз спасала подругу от передряг, не зная, впрочем, об истинном положении вещей), другим это было не нужно, так как Рома был уже совершеннолетним, а родителям остальных двух девочек не было до них дела. Ольга Алексеевна пообещала поговорить с Аллой Григорьевной и все ей объяснить и рассказать. Антонов назначил даты занятий. В них входили физическая подготовка, рукопашный бой, умение обращаться с холодным и огнестрельным оружием, химия, умение вскрывать самые разнообразные замки и отключать сигнализацию, политика и еще многое другое...
   Полгода спустя.
   -- Нет, Василек, ты не так ставишь руку! -- Рома помогал девочкам освоить основы рукопашного боя, чтобы им было легче на занятиях с преподавателем. -- Я взял и завернул тебе ее за спину. Все, из такого положения ты больше ничего не сможешь сделать. -- он наглядно продемонстрировал вышесказанное. Девочка зашипела от несильной боли в заломленной руке.
   -- А полегче никак?
   -- Извини, но полегче не получится. Ты должна научиться. Поверь, я несильно нажимаю. В реальном бою будет куда больнее! -- сочувственно сказал парень, отпуская руку. Василиса прищурилась и резко сделала подсечку. Рома упал на маты и захохотал. -- Молодец, учишься! Так, переходим к тебе, Ната! -- он поднялся и махнул рукой блондинке, потом посмотрел на Василису и подмигнул ей. Та польщено заулыбалась. -- А ты не расслабляйся, отрабатывай движение рукой. То, что в этот раз ты смогла меня поймать, не означает, что в следующий раз получится!
   Девочка показала Роме язык, но все же стала тренироваться - в конце концов, это ей самой надо. Недалеко находилась Вика, тренируясь с кистенями (гибко-суставчатое холодное оружие ударно-раздробляющего действия. представляет собой ударный груз (костяную, металлическую или каменную гирю -- било), соединённый подвесом (цепью, ремнём или крепкой верёвкой) с деревянной рукоятью). Она тоже, как и Рома, была более продвинута на боевом поприще.
   Ребята находились в спортзале в здании "Агентства по недвижимости". Таким названием прикрывался местный филиал ВШС - всероссийской шпионской сети. Сам зал находился на минус первом этаже. Всего "минусовых" этажей было три, также были построены потайные выходы и подземные тоннели на случай разных неприятностей. Само здание серьезно охранялось. Но для прикрытия несколько офисов было отдано реальным агентам по недвижимости, которые понятия не имели об основном назначении данного здания.
   Группа уже освоилась, довольно спокойно относясь ко многим вещам. Между собой свободно разговаривали, даже стали заводить знакомства с людьми из других отделов. Так Рома познакомился с Олегом Зайцевым - восходящим компьютерным гением. Они не сошлись мнениями в некоторых вопросах (каких именно, так и не признались, потому что не могли вспомнить по причине абсолютно нетрезвого состояния) и устроили потасовку, вернее кулачный бой. Это проходило в том самом зале, в котором сейчас тренировалась группа. В общем, после выяснения отношения Рома и Олег стали не разлей вода. Потом, правда, выяснилось, что Рома увлекается мальчиками, но дружба продолжилась, так как он клятвенно заверил, что ничего платонического к Олегу не испытывает.
   Тут кто-то тронул меня за плечо. Я вздрогнула и порезалась. Посасывая палец, обернулась и увидела маму. Причем та была несколько в нетрезвом состоянии.
   -- А что здесь Варенька делает? -- поинтересовалась она. Блин, как я могла так задуматься, что не услышала ее прихода?
   -- Взяла бы телефон, знала бы! -- съязвила я, ставя картошку на газ. Мама подозрительно молчала. Я посмотрела на него, она стояла смущенная и порозовевшая. Я удивленно приподняла брови.
   -- Извини, доченька! Тут такое дело... -- она замолчала. -- Я пока еще не уверена, но, чтобы не сглазить, говорить не буду.
   О, ну зашибись! И как это понимать? Внимательно посмотрев на маму, я пришла к выводу, что лучше отправить ее в постель. Может, завтра расскажет. А так пусть ложится спать и трезвеет. В этот момент пришла племяшка. Она поздоровалась с моей мамой и села за стол. Черт! Еще ужин не готов. Интересно, этот разгильдяй хоть ребенка покормил?
   -- Варечка, подождешь немножко, пока кушать будет готово? -- наклонилась я к девочке. Та кивнула с серьезным выражением лица. Я потрепала ее по макушке и дала печеньку. Потом быстренько отвела маму в ее комнату, а сама вернулась к ребенку. Ну, Макс! Придумаю я тебе месть! Если завтра он не появится вовремя, то тогда у него такой форс-мажор наступит, что воскрешение мертвых раем покажется!
   Как ни странно, брат успел. Я даже удивилась. Так что в школу я не опоздала, даже раньше приехала. Ване так и не позвонила... память подводит. А он хоть и собирался ее взять, но забыл. Ладно, ничего не попишешь, так похожу. Не сахарная, не растаю (хотя, скорее наоборот). Уроки как всегда прошли нескучно ("морской бой" - форевер!), а в конце дня меня вызвали к директору. Интересно, что случилось?
   -- Здравствуй, Василиса, -- кивнула мне Ольга Алексеевна, едва я вошла в кабинет. Я поздоровалась и села на стул у ее стола. Опекушина пристально на меня посмотрела, отложив в сторону какие-то документы. -- Я говорила вчера с Валерой... В общем, было решено на время отстранить тебя ото всех заданий.
   Я так и замерла. Почему? Ведь я не виновата... хотя, я ж подозреваемый номер один! Опекушина встала, обошла свой стол вокруг, села на стул напротив меня и взяла за руку.
   -- Пойми, никто из нас не обвиняет тебя. Но это решение поступило сверху. Как только шеф не сопротивлялся ему! Но руководство было непреклонно...
   Я посмотрела в сторону, в окно. По небу ползли серые неприятные тучи, несущие в своих недрах армию снежинок. Мрачно, противно... под стать моему настроению. Убитым голосом поинтересовалась, на сколько по времени меня отстранили. Ольга сказала, что не менее, чем на месяц. Черт, но не может же быть такого, чтобы шеф не нашел никакой лазейки, ведь так? Оказалось, что нашел. Официально я совсем отстранена от службы, но неофициально на службе. В основном по каким-нибудь мелким заданиям, потому что по крупным группу будут проверять и контролировать (снова приказ сверху). Дело с подставой поручили более старшим шпионам, но пока никаких зацепок найдено не было. В принципе, мне тоже разрешили этим делом заниматься (неофициально опять-таки), потому что я могу найти быстрее (заинтересованное лицо как-никак). В мою виновность никто из наших не верил - меня знали, как облупленную.
   -- Вот, пожалуй, и все, о чем я с тобой хотела поговорить, -- слегка улыбнулась директриса. Я кивнула и встала. -- Можешь идти...
  

***

  
   Прошло почти два месяца с того разговора, приближался апрель. Расследование так и не сдвинулось с мертвой точки, зато были раскрыты (абсолютно случайно) те дела, которые долгое время считались "висяками", обнаружился канал, через который сливалась информация, его тоже прикрыли, а виновных... наказали. В общем, все было так, как обычно происходит в нашей стране - сделано не насущное, а что-то абсолютно (на данный момент) ненужное. Мы тоже так ничего и не нашли. Не хватало улик. Олег пожаловался, что нарушитель очень чисто сработал. Меня вроде как более-менее восстановили в должности, хоть и не до конца.
   Отношения с Ваней тоже были какие-то странные. Я вроде как немного остыла и могла спокойно переваривать его присутствие в моем личном пространстве. Вроде как уже не дружба, но еще не что-то большее. Эта неопределенность несколько раздражала. Чтобы развеяться, я с группой поехала ко мне на дачу на выходные. Со школы я успешно отпросилась, поэтому уже вечером пятницы мы там разводили костер и устраивали "танцы с бубном". Благо, вокруг почти никого не было, и довольно громкая музыка никому не мешала (по крайней мере, никто не жаловался). Шашлычок всем составом было решено сделать на следующий день.
   Уже было около полуночи, когда мы решили, наконец, пойти в дом. Далее мы стали дружненько играть в карты, в дурака. Благополучно проигрывали по очереди мы с Натой (хорошо хоть, что играли на интерес). Спустя еще часик мы легли спать. Всю ночь мне снилось, как Королёв, который почему-то был одет, как бубновый валет, носился за мной по пряничному домику, требуя шашлык. Весело, не так ли? Сидишь себе, никого не трогаешь, и тут завывания: "Верни мне мой шашлык! Вернииии!" Короче, ничего приятного. Так и бегала весь сон, швыряя в него шампура, чеснок...
   С утра погода испортилась. Заморосил неприятный дождик, но нашего бодрого настроя он не испортил. Ромка поставил мангал и стал делать шашлыки. Мы же в это время, весело переговариваясь, чистили картошку. Наконец, нашему единственному мужчине надоело сидеть одному, и он утащил к себе Вику. Пришлось дальше мучиться вдвоем. В конце концов, картофель был побежден и поставлен на газ. Эхехех... все приходится делать самим - мама отказалась с нами ехать, так как у нее были какие-то личные дела. Оченно мне любопытно, это какие-такие у нее "личные" дела, что она собственной дочке сказать не может?
   Во второй половине дня подвалил Олег. И он привез с собой алкоголь. Вопрос: нафига? С другой стороны, должно получиться весело... мне. Эй, куда бутылку прячете? Как это, я еще маленькая? Неет, родные мои, так дело не пойдет! А ну быстро налили, а то петь буду! Ага, угроза на все времена! Так, что это у нас? "Белиз!" ну, спасибо, друг, уважил! Эх, разойдись, душа, раскрутись плечо!.. Или у Некрасова не так было?..
   Воскресенье. Десять часов утра. С добрым утром, Василисочка! Меедленно разлепляю глаза, быстро закрываю. Так, что вчера было? Олег привез ликер, это я хорошо помню. Я его выпила, а потом предложила поиграть в кладоискателей. Мама! Нет, вроде лопату мне не дали. Это хорошо! А что было дальше? Кажется, я добралась до водки. Черт, убить мало этого гада, что зовется сисадмином. Мне ж нельзя пить, сразу "веселье" начинается. С другой стороны, не дать они тоже не смогут - если я хотя бы глоток выпила, то меня танк не остановит на пути к вожделенной выпивке. Что ж я еще вытворяла? Нет, пусто. Значит, надо вставать...
   -- Ооох! -- застонала я, спустив ноги с... лавки. Не понял! Осмотрелась вокруг и определила, что нахожусь на чердаке. Мда... всё страньше и страньше, как говорила Алиса. Держась за крышу, медленно поползла к двери. Заперта. Снаружи. Что за дела? Я постучала, тишина в ответ. Так, а это что стоит? У лавки находилась ранее незамеченная мною банка, в которой (судя по запаху) находился рассол. Так, мне стало полегче. Дверь никто так и не открыл. Я выглянула в окно, на улице тоже никого не было. Но не могли же они уехать, оставив меня тут одну да еще и запертую! Машины-то Олега тоже не видно!
   Так, приступаем к экстренным мерам моего спасения. Жаль, что телефона здесь нигде нету. Видимо, тоже изъяли. Я открыла окно, влезла на подоконник и стала примеряться к спуску. Мда, без спец снаряжения дело туго, но прорвемся. Главное, не поскользнуться. Дом деревянный, бревна толстые и старые, поэтому есть за что зацепиться - щелей много. Через несколько минут моего экстремального спуска я оказалась на твердой земле (что оказалось очень кстати, потому что штормить начало с новой силой). Как говорится, опыт не пропьешь! О, машина Олега! И наша машина. Оказалось, они просто с другой стороны дома стояли. Тогда странно, куда все подевались?
   Как оказалось, сад и грядки не пострадали. Из этого следует, что лопату я так и не получила в свои загребущие лапки. Итак, где же господа шпионы? Крадучись, я подошла к входной двери. Та была заперта. Изнутри. Блин, да что за непруха такая? Чувствую себя похмельным Вини Пухом. Итак, следующая цель - открытое окно на первом этаже. Вперед, Василиса! Берем приступом крепость! Операция под кодовым названием "Впихни непослушную тушку в окно или рухнешь в грязь" прошла почти без эксцессов (не считая парочки заноз, которые я легко вытащила). Пятая точка успешно избежала свидания с мартовской грязью.
   Пропавшие товарищи обнаружились. Все спали, причем очень крепко. Олег спал на кухне, обнимая блюдо из-под шашлыка, девчонки вповалку дрыхли на кровати, а Ромка - у лестницы, ведущей на чердак. Любопытно!
   -- Рота, подъем! -- завопила я. Друзья повскакивали, а потом мне пришлось убегать, потому что добротой их лица вовсе не отличались, а даже наоборот. Судя по всему, мне грозит долгая и мучительная смерть. Но я не хочу умирать! Я слишком молода для этого! А еще с Королёвым разобраться надо... черт, поймали! А если быть точнее, меня поймал Олег, взвалил на плечо к себе и куда-то потащил. Час от часу не легче! -- Пусти, гад! Поставь меня на пол! Я протестую против такого обращения с моей персоной! Это негуманно!
   Угу, так меня и послушали! Как танк, Олежка продолжал идти куда-то. Ой, а что это мы в ванную зашли? Эээ, ты что делаешь, гад! Я не хочу купаться! Ыыыы! Она еще и ледяная! Буль-буль... За что, друг? Я посмотрела на своего мучителя щенячьими глазками. Сзади него появились остальные члены моей команды. Но меня уже вытащили. Пришлось идти переодеваться, пока подруги, держась за головы, поползли на кухню.
   Спустя некоторое время мы все дружно сели за стол, кто-то завтракая, а кто-то заливая похмелье. Вика с Натой с досадой смотрели на меня - сами они выглядели, как две ведьмы, всклокоченные, взъерошенные, с синяками под глазами, я же была свежа, почти как майская роза, и бодра (ох, припомню всем вам это купание!). Мы немного поели, потом я все-таки не выдержала и попросила рассказать, что вчера было. Удостоившись мрачного взгляда, я все-таки услышала то, что мне надо было.
   Что ж, лопату у меня отняли и спрятали. А потом была найдена водка, и "веселье" пошло по новому кругу. Телефон изъяли сразу, чтоб не звонила, кому не надо (читай: Королёву). Дальше я предложила играть в карты на желания, но после того, как через час по нескольку раз остались дураками все, кроме меня (и откуда такой талант к картам проснулся?), игру было решено прекратить, т.к. моя извращенная фантазия границ не знала, а для друзей, хоть они и были навеселе, это было слишком. Они не стали рассказывать всего, краснея (блин, что стоило не согласиться?! сами виноваты, поэтому теперь краснеют), предложив мне самой судить о "заказиках", если одно из невинных было желание, чтоб Олег поцеловался с Ромой. Мне стало тошно и стыдно. Виновато посмотрев на парней, я попросила у них прощения, особенно у сисадмина. Хотя, с другой стороны, если бы ему было отвратительно, он не стал бы.
   -- А передо мной не надо извиняться, -- подмигнул мне Рома. -- Мне понравилось.
   Девчонки слегка передернулись. Я скривила губы в насквозь фальшивой ухмылке. Мда, нехорошо получилось. Олег махнул рукой и сказал, что не так страшно, потому что он был пьян. Ну, так будет полегче для моей совести.
   Время приближалось к отметке "три часа пополудни", пора было собираться и отправляться назад в город. Заодно надо узнать домашку у Лорелеи, когда приеду. План-минимум составлен, домой!
  

Глава 4

  
   Прошел еще месяц. За это время нам предложили поехать в поездку всем классом почти на неделю. Первые три дня и ночи мы будем на реке, ночевать в палатках, а еще на три дня - в Питер. Интересно, конечно, какие мы будем по приезду в город... но, в конце концов, согласились ехать многие. Лору не отпустили родители, к сожалению. Вообще поехало 15 мальчиков и 13 девочек. Большей частью палатки двуместны, но в одну же не положат парня с девочкой, поэтому две палатки были полутораместные (при желании вдвоем там уместиться можно было). Обязательно спальные мешки и все такое. В прочем, понятное дело, что такая поездка состоится только в начале лета, не раньше, а то и позже.
   С мамой творилось что-то странное, она целыми днями и на выходных (после работы, конечно) где-то пропадала, возвращаясь только поздно вечером. На все расспросы она отвечала, что еще не время и просила не приметь "свои шпионские штучки", чтобы выяснить, где она. Я терпела, а что еще остается? Только применить "шпионские штучки"! Но я стойко держалась.
   С Ваней у меня были какие-то странные отношения, то он таскается за мной, как собачка, то вообще почти игнорирует. Я растерялась несколько, но ни с кем об этом не говорила. Попытаюсь сама решить данную проблему.
   Конец апреля, пятница, ночь. Наша группа лезет в дом одного "подозреваемого" по сливу информации, который находится в пригороде. Сам хозяин находился в отъезде. Сигнализацию вскрыл Ромка, он же "подчинил" себе видеокамеры, замки вскрыла Натка. Я тоже умею, но у нее лучше получается. Вика влезла на довольно большой вятл, спряталась в ветвях и просматривала территорию вокруг. В ее обязанности входило предупредить нас если что. Мы с Натой проникли на территорию этого "подозреваемого". И почему у них всех такие шикарные дома... и никчемная охрана? С другой стороны, для нас это даже хорошо. Ната мотнула головой вверх. Ага, это значит, что через окно. Ладно. А, ну, правильно! Зачем взламывать дверь, если какой-то умный человек словно специально для нас распахнул окно на полную, пусть и на втором этаже! Как всегда я первая, так? Ага, так.
   Довольно скоро мы забрались на второй этаж (оборудование, не волнуйтесь), проверив предварительно обстановку в помещении (перешли по карнизу), влезли вовнутрь. Мы оказались в коридоре, быстро спрятались за шторами и связались с Ромой. Тот сказал, что вокруг чисто, все спят. Бодрствуют лишь в охранке на первом этаже, но за охраной абсолютно не следят, а камеры переключены.
   -- Итак, девочки, вам надо в кабинет, -- звучало у меня (и у Наты) в наушнике. Ромка стал давать инструкции, куда нам надо передвигаться. Через пару минут мы достигли точки назначения, тихо проникли в кабинет и прикрыли за собой дверь.
   -- Вась, осматривай все доступные бумаги, я постараюсь вскрыть сейф, -- сказала блондинка, а я согласно кивнула. Но сомневаюсь, что важные бумаги будут просто лежать на столе. Так, это не то, это тоже... стоп, а это что? В мои руки попала папка, помеченная грифом "Совершенно секретно", а в ней было досье на Василису Романовну Мудрову. Что за черт?! Ошибки быть не может, это досье на меня. Я подошла к Нате. Она глянула и утвердительно кивнула, что это достаточный аргумент в пользу виновности этого человека. Мы еще покопали, но больше ничего так и не нашли.
   Что ж, пора возвращаться. Мы вернули почти все на место (кроме досье на меня и нескольких бумажек, которые прихватила Ната), спокойно прошли по коридору, вылезли в окно, но, когда мы возвращались к забору, нас засекли охранники. Естественно, мы побежали. С разбегу взяли забор, а когда стали перелезать через верх, я зацепилась за что-то ногой и полетела вниз с более чем двух метров, успела сгруппироваться, но приложилась затылком об землю и потеряла сознание...
   Я очнулась у себя в комнате. Как оказалась здесь, интересно? Голова раскалывалась, перед глазами все плыло. Весело, что! Так, осторожненько поднимаемся... черт, еще хуже! Обратно на кровать. Следующая попытка была совершена спустя еще минут пять, пока я перестала считать черные "мушки" перед глазами. Поднялась, голова была в относительном порядке (если можно так выразиться), доползла до стеночки и по ней, по ней. Следующим препятствием стала лестница. Кое-как, держась за перила, сползла вниз. На кухне обнаружилась вся честная компания, в составе которой были мама, Рома, Ната и Вика. Едва я появилась на кухне, как блондинка вскочила, подошла ко мне и помогла сесть.
   -- Как ты себя чувствуешь? -- спросила мама. По ее голосу было понятно, что она нервничает, волнуется и боится за меня. Я неопределенно пожала плечами. А что можно сказать? Голова никакая, соображалка отключена... все просто "зашибись"! -- Главное, чтобы у тебя не было сотрясения мозга! Не тошнит?
   -- Нет, мам, только голова слегка кружится. Есть только хочу. Ребят, что произошло? -- повернула я голову к Роме. Мама засуетилась, накрывая на стол. Ну, что я могу сказать? Я очень удачно отделалась! Вика вовремя заметила, что я начала падать, и Рома, включив мотор, рванул к нам, меня быстренько погрузили (девчонки загрузились сами), и машина уехала в ночь. Номер, вроде, не был замечен. И то ладно. Завтра надо будет показать "добычу", а затем упросить шефа дать "добро" на то, чтобы проверить этого "бизнесмена". Кстати, как там его? А, Колобков Андрей Степанович. О, моя еда! Отлично!..
   Несмотря на все уговоры мамы, я все-таки пошла наутро в школу. Радостная Лорелея помахала рукой, и я пошла к ней. Королёва еще не было. Оно и к лучшему, что-то я себя неважно чувствую. Может, и не стоило сегодня никуда идти.
   -- Вась, ты хорошо себя чувствуешь? -- поинтересовалась одноклассница. -- Ты какая-то белая вся.
   -- Да нормально, Лор, не беспокойся! Расскажи лучше, как у тебя дела? -- быстренько перевела я стрелки. Да, я себя чувствую отвратительно, и тонна тоналки не смогла замазать того, что я бледная, аки смерть.
   -- Да представляешь, захожу вчера в книжный, думаю, может, появилось что-то новенькое. Ты ж знаешь, как я люблю фэнтези! -- ухмыльнулась девушка, а я кивнула. Фэнтези она обожает! -- Так вот, беру какую-то книжку, опять про вампиров или подобную хрень. на автора не посмотрела, обложка была, как у переведенных книг. В общем, открываю где-то посередине и читаю. Фраза, на которую попал мой взгляд, сразила меня наповал! " - Нет! - с раненым отчаяньем закричал Дэн".
   Я начала смеяться. "Раненое отчаянье" - это вообще как? Лорелея тоже хихикала. А потом добила окончательно - это был не перевод. Да уж, ну, понимаю, когда переводчики начудят, бывает, но изначально такое написать? Как вообще такая фраза в голову пришла? Ужас! О, звонок, что-то Королёв запаздывает. Или, может, приболел?
   Мы с классом прошли в кабинет (действует негласное правило - если дверь открыта, то учащиеся заходят в кабинет, когда звенит звонок, даже при отсутствии преподавателя). Ваня явился перед самым учителем. Интересно, что его задержало?..
   Уроки шли как-то мимо меня. Геометрия, литература, химия, на физкультуру я не пошла, а затем история. Мне становилось все хуже и хуже. Я сидела и смотрела в одну точку, а голова пульсировала. Неужели я так приложилась, что заработала сотрясение? Наконец, я не выдержала и подняла руку. Светлана Евгеньевна разрешила мне выйти. Пошатываясь, я направилась в сторону медсестры, но не успела сделать и десяти шагов, как стала заваливаться на спину. Последнее, что помню - кто-то поймал меня у самого пола. И кто бы это мог быть?
  

***

  
   Я пришла в себя в незнакомой комнате. Интересно, где это я оказалась? Впрочем, оглядевшись, поняла, что нахожусь в больничной палате, стандартной, одноместной. обстановка была скудненькая. Моя кровать, рядом с ней тумбочка, на которой стояли (и лежали) какие-то лекарства и ваза с хризантемами, напротив кровати - телевизор, рядом с ним шкаф и у двери - стул. Почувствовала что-то постороннее в своей руке, скосила взгляд - капельница. Ну, супер, что сказать!
   Дверь стала открываться, я сразу перевела на нее взгляд и насторожилась - мало ли кто, но в палату вошел... Королёв. Увидев, что я не сплю, он улыбнулся, захватив стул, ускорился маленько и сел рядом с кроватью.
   -- Привет, как ты себя чувствуешь? -- поинтересовался он, накрывая мою руку своей. Сердце дрогнуло, пропуская удар. Хорошо, что у меня нет никаких проводков, измеряющих состояние! А еще Ваня просветил, что у меня сотрясение мозга (было бы чему сотрясаться!).
   -- Ну, пока не знаю... вроде, нормально, -- неуверенно сказала я, наслаждаясь прикосновением. -- Как я здесь оказалась?
   -- Ты упала в школе... что-то типа обморока... вызвали скорую, -- пожал плечами Королёв. Хм... получается, что он меня поймал? Да, говорит, поймал.
   -- Слушай, ну, что ты за мной постоянно таскаешься? -- несколько раздосадовано произнесла я, а парень вытаращил глаза. Потом стал медленно наклоняться... и поцеловал! О, Боже! Это... это... у меня нет слов! Но, конечно, все надо испортить! -- И что это было? -- подозрительно поинтересовалась, а Ваня в шоке уставился на меня. Да, я абсолютно не логична!
   -- Ты не поняла? -- приподнял он брови. Я помотала головой. Он стал наклоняться второй раз, но я (дура, однозначно! хотя, у меня ж сотрясение) свободной рукой уперлась ему в грудь и помотала головой. Королёв резко вскочил и, заявив, что я - дура, вылетел из палаты. Нормально! И что бы это значило? Ладно, потом с ним поговорю. Тут в палату вошла мама с несколько недоуменным выражением лица. Она выразительно посмотрела на меня, мол, а что, собственно, здесь такое было, на что я пожала плечами. Сама не понимаю.
   Меня выписали из больницы через неделю. Оказалось до кучи, что я провалялась без сознания почти двое суток. В общем, запретили заниматься физической деятельностью (ну, это ненадолго) и сказали, что надо еще недельку побыть дома. Пришлось так и сделать. Каждый день приходили Вика с Натой, несколько раз пришла Лора. Королёв не появился ни разу и на звонки не отвечал, а даже несколько раз сбрасывал. Ну и что за дела такие? Ладно, выйду с "больничного", тогда решим данный вопрос.
   А Лорелея рассказала мне очень "радостные" известия - Ваня "пустился во все тяжкие", а именно: спутался со Свиридовой. Хм... не ожидала от него "любви" к этой ш... девице очень легкого поведения. Однозначно, надо быстрее выздоравливать, а то из-за моего отсутствия происходит полный кавардак в классе (ну, подумаешь, немножко самомнения).
   В итоге, в следующий понедельник я пошла в школу. Все началось с того, что появившийся Королёв полностью меня проигнорировал! Я не понимаю, чего он ведет себя, как невинная девица? Трудно сообразить, что у меня было сотрясение, голова не соображает? Ладно, сейчас сядем вместе, он не отвертится от разговора... эээ! Куда?! Это как вообще понимать?! Какого черта он сел к Миру?!
   -- Привет, Вась! -- ко мне села Лорелея, склонилась к моему уху и прошептала: -- А что у вас все-таки произошло? Он тебя явно даже видеть не хочет... а может, и хочет...
   -- Сейчас, в записке напишу... -- вздохнула я. Действительно, я не стала подругам (да и маме) ничего рассказывать. Может, сейчас исправлю данную "ошибку", а Лора что хорошее посоветует. Пока я старательно строчила, подружка исподтишка рассматривала Королёва, краем глаза поглядывая на Геннадия Сергеевича. Наконец, я пихнула ей записку. "Ну что я могу тебе сказать? Тебе надо поговорить с ним, послушать, что он скажет", - написала Лора. А то я сама не знаю! Укоризненно посмотрела на одноклассницу, та хмыкнула, вытащила из-под моей руки листок и дописала: "В конце концов, влюбленным закон не писан... они и так на голову стукнутые!"
   -- Лора! -- зашипела я. -- Тебе не стыдно?
   -- Так, Мудрова, мне надоели ваши шушуканья! Поскольку, ты две недели болела, тебя вызывать не буду. Родзионтковская, к доске! -- раздался глас математика. Ну, спасибо, крокодил Гена!..
   -- Итак, план "А" - ты должна поймать его в коридоре, "Б" - на улице, "В" - прийти к нему домой, -- заявила Лорелея, когда мы шли в кабинет литературы. Я вытаращилась на нее.
   -- Ты что, совсем? -- для достоверности покрутила пальцем у виска. -- Я не сошла еще с ума. План "В" точно не будет приведен в действие! Авантюристка, блин!
   -- А что такого, Вась?
   -- Нет, и точка! -- покачала я головой. Что ж, сегодня предстоит долгий день...
   Как и ожидалось, Королёв не стал со мной разговаривать. На уроках так ко мне и не сел, а на переменах всячески избегал, причем так профессионально, что невольно закрадывается подозрение: а где это он так научился? Через три дня я оставила все попытки с ним заговорить. На моих глазах он почему-то не стал крутить шашни со Свиридовой, отшивая ее, как и прежде, чему Лора очень удивилась. В общем, я решила забить. Но на душе был осадок. Я по-прежнему ловила на себе королёвские странные взгляды, но Ваня постоянно отводил глаза, едва я смотрела на него, мол, я тут ни при чем, и вообще муха под потолком куда интересней, чем какая-то ученица.
   Шли дни, недели... Королёв со мной не разговаривал. Не могу сказать, что мне было все равно. Вовсе нет, даже наоборот. Я мучилась, но держала маску, что все отлично, не показывая истинное лицо никому, даже маме с Натой и Викой. Наступил и почти подошел к концу май. Все контрольные и зачетные работы мы написали (хорошо, что в 10 классе не предусмотрено никаких экзаменов, кроме шестичасового сочинения по литературе, чтоб его!). Приближалась генеральная уборка. Как же я не люблю это дело! Но, чтобы не делать особо грязную работу (типа мытья полов), я устроилась на окна. Изнутри я помыла спокойно, но возникли проблемы с помывкой окна снаружи - чтобы дотянуться до всех уголков, надо было встать на карниз. Я, конечно, стенолазаньем занимаюсь, но падение с четвертого этажа может поставить окончательную точку если не на моем существовании, то на всякой деятельности точно!
   -- Мирослав, -- крикнула я, -- ты мне не поможешь? Надо снаружи помыть окна, но сама я боюсь. Подержишь?
   -- Да, конечно, -- кивнул парень. -- Залезай пока, а я щас подойду.
   Я встала на подоконник, вооружилась тряпкой и уставилась в окно. Почувствовалось, что сзади кто-то влезает на подоконник. Я не стала оборачиваться, зная, что это Мир. Руки парня обхватили меня за талию, и я почувствовала себя защищенной. Бррр! Почти как с Королёвым. Я осторожно ступила на карниз, промывая окна. Одноклассник крепко держал меня. У меня было чувство, что тот меня не отпустит. Инстинкт. Я повернулась к другой половинке окна, прижимаясь спиной к Мирославу, но что-то показалось мне странным. Мирослав ниже! Я сглотнула, повернулась к нему лицом, ожидая худшее. Так и есть!
   -- Ты?! -- воскликнула я, пытаясь отстраниться, но тут нога поехала на мокром карнизе, и я стала падать, но Королёв удержал меня. В воздухе. Я задыхалась от испуга, вцепившись в его руки. Все прежние разногласия были забыты, лишь бы парень меня вытащил! Поднапрягшись, он вытащил меня. В классе стояла тишина.
   -- Ты как? -- спросил Ваня, посадив меня на подоконник. Я неопределенно пожала плечами, голос меня не слушался. -- Хорошо, -- кивнул спаситель... и ушел к парням, которые тут же принялись восхвалять его величество. Козел! Я всхлипнула и вылетела из класса.
   Лора нашла меня в моем тайном месте в пристройке (я давно уже ей показала его). Я сидела и плакала, обняв руками колени. Она села рядом и положила руку на мое плечо. Спасибо за поддержку, Лора! Пожалуй, ты действительно стала моей подругой.
   -- Не расстраивайся, Вась. Все парни - козлы! -- утешила одноклассница. Я слабо улыбнулась. -- А давай устроим ему войну? -- предложила она, а я мстительно улыбнулась. Хорошая идея! Но, пожалуй, не буду. Я выше этого.
  

Глава 5

  
   Холодная война, пожалуй, это называлось так. Не было ни споров, ни ругательств. никто никому не пакостничал. Просто друг для друга нас не существовало. С другой стороны хорошо, что мы уже почти не виделись, так как фактически наступили каникулы. Наконец, время подошло почти вплотную к пятому июня, дню нашей поездки. Мы загрузились в автобус. Ко мне сел Миша Волков, с которым у меня в школе тоже более-менее теплые отношения были. Почти всю поездку мы с ним то резались в карты, то в морской бой, то в крестики-нолики. В общем, время (а это, по меньшей мере, часов пять-шесть) проводили весело.
   После того, как мы выползли из автобуса, нам предстояло идти через лес к реке добрый километр, а то и два. С тяжелыми рюкзаками за плечами это делать невесело. Но наш класс (вернее, его часть) героически справилась с данным заданием. Мы вышли на большую поляну, вернее, это даже была опушка леса. Почти возле самой кромки леса был разбит лагерь. В метрах ста от него протекала речка. Здесь было очень красиво и очень тихо. На пронзительно-синем небе ни облачка. Я не без помощи сильной половины установила палатку, забросила внутрь свои вещи, переоделась и пошла к воде. Дул довольно теплый ветер, развевая мои волосы. Возможно, со стороны это смотрелось бы красиво, если бы те были куда длиннее. Я услышала кваканье лягушек, но оно стихло, едва я подошла ближе. По небу летели птицы, кажется, ласточки. Свежий воздух наполнял мои легкие. Хотелось танцевать. Я влезла на холмик, с которого прекрасно были видны все подходы к лагерю, достала мобильник, порадовалась наличию связи и позвонила маме, чтоб сказать, что я добралась нормально, Вике по той же причине и Лорелее, которая не поехала, потому что предки не пустили. Подруга жаждала подробностей об Иване. А что я могла сказать? Я с ним не разговариваю, правда, несколько раз ловила на себе его взгляды, что обозначающие - не понятно.
   Я лежала на травке и смотрела в небо. Хотелось взлететь, как те ласточки, но это не возможно. Внезапно я услышала, что кто-то приближается ко мне. Я приподнялась и увидела Мишку. Что ж, это не так плохо. Парень принес покрывала (и откуда вырыл только), термос с чаем, булочки и карты. Ух, какая забота! Кстати, мишкина мама, Валентина Петровна, была по совместительству нашей учительницей по русскому и литературе. Женщина тоже поехала с нами в качестве сопровождающего. Помимо нее была, естественно, Светлана Евгеньевна, а еще поехал Антон Павлович. Обэжэшник развил активную деятельность по разведению костров, обустройству лагеря. Ему помогали мальчишки.
   В общем, мы развалились на травке и стали играть в карты. Через некоторое время (часа через два) нас позвали на ужин. Что-то там наши преподы намудрили у костра. Надеюсь, будет съедобно.
   После ужина все расселись около главного костра. Как ни странно, царила довольно теплая обстановка. Потом Светлана уговорила Королёва сходить за гитарой. Да... это явно не то, о чем я мечтала! По крайней мере, не сейчас. Все стали обсуждать, какую песню выбрать, наконец, остановились на классике.
   -- Изгиб гитары желтой ты обнимешь нежно, -- начал Ваня, а потом ему стали подпевать остальные. Блин, никуда не скрыться даже! Придется сидеть и мучиться. А главное, что Лоры нету, поболтать не с кем! Но, слава Богу, часов в десять - одиннадцать все разошлись. Я тут же скрылась в палатке, даже не поинтересовавшись, кто мой сосед напротив. Впрочем, это можно сделать и с утра. А сейчас спать! Поскольку холодало, я оделась потеплее, влезла в спальник и попыталась уснуть. Ага, как же! Сначала были слышны голоса подвыпивших (и когда только успели?) одноклассников, которых заставила замолчать Валентина Петровна, чей рявк тоже был очень хорошо слышен. Потом жужжание комаров, стрекотание кузнечиков (или кого там... не сильна в биологии). А затем я стала замерзать. Час от часу не легче. Поворочавшись некоторое время, встала и решила пойти погреться у костра, захватив с собой плед, который мне оставил Миша. Подошла к костру очень вовремя, потому что еще чуть-чуть, и он затух бы совсем. Рядом лежали несколько охапок хвороста и чего-то, что я охарактеризовала бы, как бревнышки. В общем, подбросила я немного хвороста, а сверху пару бревнышек. Огонь весело затрещал. Это вселяло спокойствие. Где-то в стороне жужжали комары, но подлететь боялись. Я поплотнее закуталась в плед, уставившись в огонь. Мысли плавно перетекали с одного на другое, делать ничего не хотелось, шевелиться тоже. Внезапно я услышала чьи-то тихие шаги. Этот кто-то явно подкрадывался. Я насторожилась - мало ли кто это мог быть, - и закрыла глаза, чтобы те немного привыкли в темноте, иначе за пределом костра я бы ничего не увидела.
   -- Кто здесь? -- на всякий случай поинтересовалась я. Вдруг ответят?
   -- Я! -- был обескураживающий ответ. Итак, Королёв, что ты тут делаешь и с какого фига ты со мной заговорил? Мало того, этот [вырезано цензурой] еще подошел ко мне и нагло сел рядом. -- Замерзла?
   Замерзла? ЗАМЕРЗЛА?! И это... это все, что он может мне сказать? Какого дьявола?! Этот хам столько со мной не разговаривал и подчистую меня игнорировал, а теперь вместо "извини" и тому подобного спрашивает, не замерзла ли я. Твою ж маму перетак! Ну, Королёв, ну, погоди!
   -- Замерзла, -- с абсолютно ничего не выражающим лицом кивнула я. Спокойно, Василиса, спокойно. Так, придумываем остроумную реплику. -- А с чего это Ваше Высочество заинтересовалось моей персоной? -- хм... кажется, не очень остроумно...
   -- Ну, мы ж друзья...
   Я выпала в осадок, глаза вытаращились, а рот открывался и закрывался, как у вытащенной на сушу рыбы. Мы. Друзья. Мы. Друзья. ОН ЧТО, ВКОНЕЦ [вырезано цензурой]?! Я сглотнула и попросила повторить то, что Королёв только что сказал. Парень повторил, но уже не казался таким уверенным. Ах, друзья, значит! Ну, держись, козел!..
   Уже минут пять я прогуливалась под деревом, держа дубинку в руках и прикидывая, смогу ли я попасть этой дубинкой в "белку", сидящую на дереве, или для этого слишком темно. Впрочем, "белка" была явно против того, чтобы в нее швыряли дубинками (вообще это было полено, которое я подняла, когда побежала за "белкой", бывшей тогда еще "зайцем"), активно пытаясь меня увещевать, что девочки не бегают с дубинками и не дерутся. А вот черта с два! Погоняла я "зайчика" знатно! Пару раз попала прямо под "хвост", чуть не задела по башке несколько раз. "Зайчик" ускользал с поистине спринтерской скоростью и вертлявостью, пока, наконец, не добрался до деревьев и не оседлал какую-то елку, став "белочкой". А я же превратилась в Машу из мультфильма "Маша и Медведь", бормоча под нос ее слова: "На границе тучи ходят хмуро, на границе ходят хмуро тучи!". Туда, сюда, обратно... туда, сюда, обратно; на малейший шорох замахнуться дубинкой. Еще минут через десять (не уверена точно, часов под рукой не было) "белочка" запросила пощады и капитулировала. Я хмыкнула и великодушно разрешила Королёву спуститься.
   -- Ну-с, мистер, и что вы скажете в свое оправдание? -- грозно спросила я, внутри уже немного оттаяв и посмеиваясь.
   -- Эээ... извини? -- нет, он просто... даже слов нет! Еще и спрашивает. Извини? Нет, блин, давай спляшем! Убила б, чесслово! Хорошо хоть не специализируюсь на этой части, а то бы на одного Ивана в этом мире стало бы меньше. -- Извини, я не подумал, что у тебя сотрясение, и мозг не соображал... -- так, это на что он намекает?! -- Давай забудем, что было...
   -- Ах, забудем! -- снова начала закипать я, перехватывая дубинку покрепче, но Королёв каким-то очень ловким движением выдернул ее из моих рук и скрутил меня, крепко прижав к себе. Я попыталась вырваться, но ничего не получилось. Через некоторое время затихла, тяжело дыша. Парень склонился к моему уху и зашептал так, что по коже побежали мурашки:
   -- Успокоилась?
   -- Не дождешься! -- сглотнув, прошипела я, на что этот гад хмыкнул, взвалил меня на плечо и куда-то потащил. -- Куда ты тащишь меня, зараза?! -- завозмущалась я, но, признаться, тихо, чтоб не разбудить одноклассников, а тем более учителей. Ответ обескуражил - в палатку. Не поняла юмора! Он совсем что ли? Пусти! Но нет... он дотащил меня до моей палатки, запихнул вовнутрь, затем куда-то скрылся. Выглянула - в палатку напротив... да, "шикарный" мне сосед достался! Но тут соседушка вылез от себя, таща за собой... спальный мешок. Это еще что за номер?! -- Эй, ты куда собрался?!
   -- Подвинься! -- бросил Королёв и бесцеремонно влез ко мне. Я прифигела окончательно и, пока парень почти в полной темноте что-то сооружал из двух спальных мешков и одного пледа, хлопала глазами, причем так, что подошла бы строчка из старой довольно-таки песни: "Хлопай ресницами и взлетай!" -- Все, а теперь спать!
   -- С тобой? Ни за что! -- я сложила руки на груди. Что он себе позволяет?
   -- Слушай, мы оба устали... день был трудный... мне, между прочим, тоже одному холодно! -- Королёв подполз на четвереньках ко мне и взял за руки. -- Давай просто сделаем друг другу приятное! Не в этом смысле! -- поправился он, заметив, что мои брови поползли вверх. Еще бы! Пусть только попробовал бы намекнуть! Одной дубинкой точно не отделался бы! -- Считай, что это просто партнерское соглашение на три ночи. Тебе жалко что ли?
   Я тяжело вздохнула и признала, что он все же прав. Так и быть, приму это "партнерское соглашение". В конце концов, одной действительно холодно. Дальше мы переругивались на тему сна в одном мешке. Нет, я, конечно, все понимаю, но это уже слишком! Как и ожидалось, этот чертяка языкастый все-таки меня уломал! Я отодвинулась от него на максимально возможное (в одном спальном мешке) расстояние, на что Королёв хмыкнул и, не слушая возражений, притянул меня к себе, обняв руками за талию. Я завозилась, устраиваясь поудобнее. Как ни странно, почти сразу стало тепло и, что немало важно, уютно, и я заснула.
   Проснулась я в одиночестве. К величайшему удивлению, я выспалась, тело (обалдеть!) ничуть не затекло. Наверно, мне приснились события вчерашнего вечера... а жаль! Стоп, какое жаль, ничуть не жаль! Королёв - хамло и бесчувственный чурбан. Потянувшись, я села, открыла глаза и застонала: мне не приснилось. В палатке были два спальных мешка! Супер, и как теперь Ване в глаза смотреть?
   В этот момент змейка на входе палатки поехала вниз, и в дырку пролезла голова вышеупомянутого объекта, который до кучи еще и лыбился во всю физиономию. Так, что этому гаду здесь надо?
   -- Доброе утро, соня! Вылезай давай, солнце уже высоко, а завтрак скоро кончится! -- чуть ли не провопил Королёв. Я поморщилась. Ну вот, такое чудесное утро испортил!
   -- А ты примешь непосредственное участие в его окончании! -- проворчала я, вылезая из спальника. -- Иди и сторожи мой завтрак! И дай мне переодеться.
   Парень радостно рассмеялся (чем еще больше испортил мое настроение... с чего бы так?) и исчез, я же, повозившись немного, переоделась и направила свои стопы в сторону костра, дабы добыть пропитание несчастному и некормленому желудку. Наши частично расползались, частично сползались к костру. Помятые, невыспавшиеся - весь их вид говорил о том, что ночь на природе была не такой уж приятной. Ну да, после мягкой-то кровати жесткая земля. Я-то человек более-менее привычный (по долгу службы чего только не случается!), но все равно не люблю это дело. У костра сидел Ваня и оживленно болтал с Миром. Парни заметили меня и оба махнули руками, мол, присоединяйся. Ничего не оставалось делать, как принять их приглашение, направившись прямиком к ним.
   -- Ну, и где мой завтрак? -- грозно (по моему мнению) спросила я. Ваня улыбнулся во все тридцать два зуба - или сколько там? не важно, потому что количество их хочется уменьшить, - и протянул тарелку, на которой лежал приличный кусок шашлыка и вареное яйцо, и чашку, в которой был чай. Надеюсь, не отравленный. -- Спасибо!
   Завтрак прошел в дружественной обстановке, как будто не было этих двух или трех месяцев размолвки. Впрочем, с Миром у меня и так хорошие отношения были, но Королёв...
   Похихикали на тему, какой завтрак будет у Свиридовой, а то калории, вес наберет! Королёв предложил поприкалываться над ней. Мирослав сказал, что он пасует. А я что? Я ничего! Мне всегда в радость поиздеваться над ней. Только вопрос: как? Оказалось, у Вани и примерный план уже готов был.
  

***

   Уже ближе к вечеру мы решили привести в действие наш (черт, когда он нашим-то успел стать? Королёва!) план. Оказалось, что этот хитрый жук вызнал, на какой полянке Свиридова с Озеровым занимаются... так сказать, ублажением друг друга. Мир все же помог нам, задержав немного Максимильяна (только так и никак иначе! что вы, ни в коем случае нельзя сокращать такое благородное имя "Максимильян"), пока мы устраивали засаду. Для начала Ваня выбрал подходящую елку, ветки которой без проблем выдержат и скроют меня. Это было нелегко, учитывая, что елка должна была быть очень близко к поляне. Но мы справились с данным заданием. Ваня подсадил меня на толстую ветку, протянул моток веревки (и где добыл только?). Я быстренько обвязала несколько веток и засела, как паук, держащий в лапах паутину и дергающий за ниточки. Сам Королёв спрятался в кустах. Мы стали ждать. Повезло, пришлось ждать всего минут пять. Свиридова пришла одна (видать, договорились идти поодиночке, чтоб не палиться... а то никто не знает будто!), что было нам на руку. Итак, шоу начинается!
   -- Кто ты и что тебе здесь надо? -- завыла я видоизмененным голосом и зашатала пару веток. Поскольку ветра не было, эта процедура должна была навеять неприятные ощущения на одноклассницу. Так и оказалось.
   -- Я.. ээээ... -- заблеяла она, оглядываясь вокруг. -- Кто ты? И где ты?
   -- Я - леший! -- завыл с другой стороны Ваня. Не знала бы - сама испугалась, потому что голос совсем не его был. -- Хозяин этого леса. А ты нарушаешь мой покой! -- В этот момент зашатались ветки на других деревьях. Присмотревшись, можно было заметить еще веревки. Ай да жук! Так, сгустим краски! С веток елки раздался волчий вой (это я, если кто не понял). Свиридова опять заозиралась, ей явно стало страшно.
   -- Я уйду тогда... не буду мешать! -- пролепетала она, делая несколько шагов в сторону лагеря. Нет, так просто отпустить ее нельзя. Что же придумать? Но Ваня сам справился.
   -- Мне нужен выкуп за твою жизнь, -- его голос был слышен с другой стороны.
   -- И что же?
   -- Твоя невинность, -- ляпнула я (хорошо хоть не своим голосом). Тут Катьке реально стала плохо. Правильно - откуда она возьмет эту невинность? Тем более, даже если б она была... леший не настолько приятная фигура, если судить по русским сказкам.
   -- Но... у меня ее нет!... -- чуть не плача воскликнула Свиридова.
   -- Тогда мне придется тебя убить! -- "вздохнул" леший в виде Королёва. Катька ахнула. Я думаю, она упала бы в обморок, но тут ей явно пришла в голову "светлая" мысль, если судить по резко забегавшим глазкам.
   -- Хорошо, я покорюсь смерти... дозволь только, батюшка-леший, с друзьями попрощаться! -- о, как запела! Мой рот аж распахнулся от удивления. Затем мне сильно захотелось рассмеяться, но нельзя! Маскировку порушить можно.
   -- Дозволяю! -- ответил Королёв опять с другого места (и как только он может так незаметно перемещаться?). Свиридова поклонилась (моя челюсть опять оказалась на ветке), развернулась на сто восемьдесят градусов и как припустила бегом! Боже, я давно так не смеялась!
   -- Эй, русалочка, спускайся с дерева! Добыча деру дала! -- смеясь, Королев подошел к моему дереву. Я развязала веревку, сбросила ее вниз и поняла, что я дура. Как спуститься? Не будь здесь Королева, я бы спокойно спрыгнула бы вниз, что мне жалкие четыре метра? Но парень здесь, поэтому надо состроить из себя не то что неумеху, но малоприспособленную к таким экстремальным прыжкам. Я помотала головой, мол, боюсь. Ваня вытянул руки. -- Прыгай, я поймаю! -- я замотала головой еще яростней. Ага, так еще страшнее. А вдруг неправильно поймает или не удержит? Нет, я лучше своим ходом.
   Я начала осторожно спускаться, стараясь не исколоть пальцы (впрочем, елка не сильно колючая попалась), но по предательскому стечению обстоятельств, ветка подо мной подломилась, и я упала. Но не успела я "насладиться" полетом, как была поймана.
   -- Ты как? Нормально? -- встревожено спросил Ваня. Я неопределенно мотнула головой, зачарованно смотря ему в глаза. Сглотнула, а он стал наклонять голову ко мне... но я попыталась слезть на землю, сделав вид, что ничего не заметила. Нафиг! Нафиг! Не надо мне такого счастья. А то будет еще, не дай Бог, опять такое "веселье", какое было последние месяцы. Лучше помучаться и переболеть.
   -- Я думаю, нам надо отсюда смыться побыстрее, чтобы нас не застали на месте преступления, -- предложила я. Парень согласно кивнул, и мы вернулись в лагерь. Там мы почти сразу увидели отчаянно жестикулировавшую Свиридову, о чем-то рассказывающую Максимильяну. Тот явно не верил ее рассказу, засомневавшись в состоянии ее ума. Меня пробрал смех. Рядом посмеивался Королёв. Затем он увидел Мира, махнул ему рукой, и мы вдвоем пошли к парню, который сразу же затребовал отчета. Как он смеялся!..
   Дальше остаток дня прошел в целом неплохо. Мы с парнями резались в карты, играли в догонялки, в общем, развлекались, как могли. Эти гады даже попытались кинуть меня в речку, хорошо хоть Светлана Евгеньевна вовремя пресекла это безобразие. И вот, наконец, отбой.
   -- Ты что, опять собираешься спать со мной? -- настороженно поинтересовалась я у Королёва, который вместо того, чтобы идти в свою палатку, направился в мою. Он ослепительно улыбнулся:
   -- А ты как думаешь? Мы же с тобой на три ночи договорились!
   Мне оставалось лишь горестно вздохнуть. Как и в прошлую ночь мы влезли в один спальник, Ваня обнял меня со спины, я пригрелась и отправилась в мир снов. Среди ночи меня кто-то разбудил, еле успела остановить свои рефлексы, чтобы не врезать Королёву как следует.
   -- Чего тебе надо? -- недовольно спросила я.
   -- Отлить...
   -- И что, ради этого надо будить меня посреди ночи?! Разучился делать это самостоятельно? -- негодующе зашипела. Он совсем совесть потерял?! Но все оказалось более, чем прозаично: у его палатки дежурила Катька, а поскольку наши палатки находятся друг напротив друга - ответ очевиден. -- И что ты предлагаешь?
   -- Выпроводи ее, ну, пожалуйста! Что угодно сделаю... ну, в пределах приличного!
   -- Эх, послать бы тебя лесом, но это - моя палатка... -- вздохнула я и стала выпутываться из спальника. Затем надо было пролезть мимо этого искателя приключений на одно место (и это явно не голова и не пятая точка), навалилась на него, ткнула локтем в живот (абсолютно случайно... клянусь! и скрещенные пальцы тут вовсе ни при чем), а потом, наконец, смогла раскрыть змейку. -- Свиридова? -- "удивилась" я. -- Ты что тут делаешь?
   -- Не твоего ума дела! -- огрызнулась она. Готова поспорить, что еще и нос вздернула, жаль, в темноте не видно!
   -- Ну... не моего, так не моего... кстати, если ты к этому бабнику... -- тут меня ощутимо ущипнули за ногу, за что я врезала пяткой... не виновата, что там нос (судя по ощущениям) оказался, к тому же, я несильно! -- ... то его тут нет! -- ага, он за моей спиной тихо сопит и думает о мести бедной и несчастной мне. Так, если он еще раз ущипнет меня за попу, то я за себя не отвечаю! Я и так не выспалась! Будет злобная мегера. Встряхнув головой, я доверительно сообщила Катьке, что (по слухам) Королёв собрался ночевать у кого-то из девчонок. Даже спальник забрал. Ай! Ну, гад, ты нарвешься! Отомщу за свою поруганную пятую точку! А ведь я правду-матку режу! Ночует у девчонки, меня то есть.
   -- Серьезно? -- Свиридова резко засобиралась. Ну и наивняк! -- Ну, спокойной ночи!
   -- И тебе того же! -- хмыкнула я, наблюдая, как ее силуэт растворяется в ночи. подумав, решила вылезти и прогуляться до кустиков. Сзади послышался шорох. -- С тебя должок! Даже два! В следующий раз, когда я буду спасать твою задницу, только попробуй меня лапать или делать что-либо в этом роде! Огребешь если и не по лапалкам, то по чему-нибудь другому. Я понятно объясняю?
   -- Так точно, капитан! -- явно расплылся в улыбке парень, затем резко сократил расстояние между нами и чмокнул в макушку. -- Ты чудо!
   Хм... и что это сейчас такое было? Мир сошел с ума! Или это была я, а не мир?
  

Глава 6

  
   Следующие сутки прошли не менее хорошо, чем предыдущие. Мы с парнями развлекались, как могли. Разок спихнули Катьку в речку (а я шепотом распевала: "Наша Катя громко плачет, уронила в речку ящик. Тише, Катя, не реви! Мамой будешь скоро ты!"). Хорошо хоть она этого не слышала, а то точно бы кондрашка хватил ее!
   Как бы то ни было, полностью учителя за нами уследить не могли, но каждые 2-3 часа была перекличка. К счастью, никто еще не терялся, а если и терялся, то успевал вернуться. Мы же забирались вглубь леса, лазали, как мартышки, по деревьям (преимущественно я и Ваня), играли в карты на щелбаны, затем на раздевание (после того, как Мир сидел почти голый, решили приостановиться), потом на желания (Мир снова оказался в пролете). Я нарисовала несколько пейзажей в карандаше. Ванька все вокруг фоткал. И меня в том числе (что несколько раздражало). Еще выяснилось, что плед, который мне дал Миша, был королёвский. Поведение у Вани явно странное!
   Последнюю ночь мы тоже провели с Ваней. Как бы то ни было, мне нравилось его присутствие рядом. Оно давало мне ощущение надежности, защищенности, чего не было уже долгое время... хотя, наверно, его не было никогда.
   Два года назад.
   -- Васька, ты переоделась? -- светловолосый парень заглянул в кабинку.
   -- Мишка, а ну исчезни! -- взвизгнула девушка, прикрываясь сарафаном. Они находились в торговом центре. Василисе нужно было купить себе новые шмотки, и Михаил Антонов решил составить ей компанию. Девушка была против, но он был настойчив. Михаил вообще очень часто проявлял ненужную настойчивость. Васе это не нравилось, но Вика с Натой уверяли, что она просто нравится Антонову. Василиса не очень сильно изменилась с тех пор, как стала работать на контору. Тогда она еще не покрасилась, волосы были чуть ниже лопаток, грудь уже вполне оформилась. Мудрова одела сарафан и, разгладив несуществующие складки, откинула шторку и вышла. -- Ну, как?
   -- А что, мне нравится! -- парень внимательно осмотрел девушку, чуть склонив голову набок. У него были темно-синие глаза, светло-русые волосы, он был довольно высок, но худощав. Антонов был старше года на два. -- Бери!
   Василиса улыбнулась, взяла вещи и пошла на кассу. Антонов шел рядом и вдохновенно рассказывал о чем-то. Девушка сердито посмотрела на него, но ничего не сказала. Она все больше уверялась в том, что Миша не тот, кто ей нужен...
   -- Вась, ты уснула что ли? Как-то быстро! -- прошептал Королёв, а я вернулась к реальности. Воспоминания - страшная сила!
   -- Я просто задумалась... -- так же тихо ответила я, поворачиваясь к однокласснику. В темноте было видно его силуэт. Ваня локтем оперся о землю и положил голову на кулак.
   -- И о чем же, если не секрет?
   -- Да так... вспомнила кое-что...
   Год и семь месяцев назад.
   -- Ты поступаешь, как дура! -- кричал Антонов. Они находились в парке, причем вокруг (будто специально) никого не было.
   -- Знаешь, что, я сама решаю, с кем мне встречаться, а с кем нет! -- Василиса развернулась и попыталась уйти, но не тут-то было! Антонов больно схватил ее за руку и повернул к себе. -- Пусти меня!
   -- Никуда ты, с**а, не пойдешь! -- прошипел он. Василиса отвесила ему пощечину. Тот схватил ее за волосы, и девушка разозлилась окончательно. Несколько четких движений, и Антонов оказался мордой в грязной луже.
   -- Сам такой! -- хмыкнула Василиса и гордо ушла. Подруги признали, что ошибались насчет блондина.
   -- Так все же, о чем? -- повторил Королёв.
   -- Как я одного парня... отшила... -- хмыкнула я. Да, именно после Антонова я не хотела ни с кем встречаться. Наплевал в душу. А ведь я была близка к тому, чтобы влюбиться... но все переменилось, когда я случайно абсолютно встретила его с другой девчонкой (откровенно смахивающей на шлюху, хотя ей было лет 15-16). Он только попытался что-то сказать, отнекаться, как та девица сдала его со всеми потрохами, заявив, что они - пара. Я пожала плечами, а через пару дней состоялся тот разговор.
   -- Расскажешь?
   -- Перебьешься! -- я показала Ване язык, хотя не думаю, что он увидел... наверно догадался, потому что тихо рассмеялся, а я, как дура, наслаждалась этим.
   -- Как скажешь! -- он явно улыбнулся, судя по голосу, затем наклонился и чмокнул меня в макушку. Затем лег, прижал к себе и сказал: -- Спокойной ночи, ангелок!
   -- Тебе того же, демон! -- улыбнулась я, обняла его за талию и стала погружаться в сон, услышав напоследок:
   -- Когда-нибудь ты мне это расскажешь... когда-нибудь...
   Утро (как и последние два) началось с Вани. Блин, я настолько привыкла к тому, что он спит со мной (и это за три ночи!), что не представляю, как буду спать без него! Все собирались, лагерь складывали, кострища закапывали (но только после завтрака, конечно).
   Я решила пройтись напоследок по лесу. Мне понравился этот лес. Должно быть, хорошо гулять по нему после грозы, когда воздух настолько чист и свеж, что твоя душа кажется очень легкой, способной взлететь к небесам. Людей здесь почти не бывает, что дает возможность расслабиться и отдохнуть ото всех и вся. Ты да природа, что может быть лучше? Наверно, это и есть свобода. Здесь фактически нет электроники, компьютеров, связи (последняя есть только в некоторых местах вроде холма, на котором я сидела в первый день приезда), нет докучливых людей, шпионских заданий... "Взлетев, словно птица, покоришься ветру, но не миру или людям", - так мне однажды сказала мама, и она права! По сравнению с великой матерью-природой человечество - ничто, песчинка, губящая свою создательницу. Вот и лес такой, гордый, непокорный, но способный погибнуть от ударов топора или огня, но потом, пусть и через долгое время, воскреснуть, словно птица феникс, из пепла.
   Через полчаса меня позвали. Я вернулась, на прощанье погладив некоторые деревья по коре. Потом последовала обратная дорога до автобуса. Ваня забрал мой рюкзак, несмотря на все мои возражения, и шел рядом, болтая о всякой ерунде. Двойной вес, судя по всему, ему ни сколько не мешал. Джентльмен!
   -- И тут он кидает в меня подушку и заявляет, мол, изыйди, мой персональный глюк, я спать хочу! Я пришалел, конечно же. Это ж уметь надо! Возвращаюсь домой в несколько нетрезвом состоянии, а тут такая подушечная встреча! Причем - в чем самый прикол - это моя квартира, а друг просто попросился на пару дней переночевать! -- рассказывал Королёв, а я хохотала. Да уж, приятного в этом мало!
   -- И как же ты разъяснил ситуацию?
   -- Ну... эээ... -- Ваня несколько смутился. -- Несколько радикально. Мне, конечно, жаль было диван, но оно того стоило! Кастрюля ледяной воды! -- я захохотала, но все же посочувствовала несчастному другу. -- Знаешь, я не понимаю, как он тогда не проснулся или ничего не заподозрил во время поисков кастрюли, потому что грохот стоял страшный! А потом... в ванной я сидел до утра, а Пашка караулил в коридоре.
   Я еще больше засмеялась, покачивая головой. Это еще надо было видеть, как одноклассник рассказывал. Мир тоже посмеивался. Так что дорога до автобуса вышла куда короче, чем была от него.
   После, не спрашивая разрешения (хотя, я бы все равно его дала), Королёв сел вместе со мной. Итак, поездка продолжилась. Следующая цель - Петербург.
  

***

  
   Поездка была долгой, часов восемь, не меньше. Меня уже мутить начало от этого автобуса! Время помогал скрасить Королёв, который на этот раз ехал рядом со мной. Включили кондиционеры, но, как это часто бывает, температуру никто не настроил, и вместо того, чтобы наслаждаться комфортом, я стучала зубами от холода, потому что куртка была в отсеке для багажа (ну, кто бы мог подумать, что окажется так холодно?!), а с собой был лишь маленький рюкзачок. Наконец, Королёву это надоело, и парень взял меня, посадил на колени и крепко обнял. От неожиданности я даже стучать зубами перестала (а только икнула), затем пригрелась, устроилась поудобнее... и заснула.
   Друг разбудил меня, когда мы были в получасе от Питера. Стоп, когда это он успел мне стать другом? Ладно, решим этот вопрос позже.
   -- Долго я спала? -- зевнула я, потягиваясь и пересаживаясь на свое место. Показалось, что Королёв с сожалением вздохнул.
   -- Да не очень, -- ответил Ваня, пожимая плечами. -- Часика два.
   -- И ты все время так со мной сидел? -- ужаснулась я.
   -- Мне было удобно, -- снова пожал плечами парень. Ну, супер! Я выглянула в окно. Мимо проплывали необычной формы ивы. У нас они большей частью плакучие, а здесь из-за другого климата их кроны были почти круглыми, как шарики. Небо слегка затянули облака, но солнце светило по-прежнему ярко. Пролетали какие-то птицы. Мимо нас проезжали разные машины.
   Я вытащила из рюкзачка телефон, вставила наушники в уши. Awolnation - "Sail". Тут из левого уха наушник был вытащен и перешел к другому обладателю. Вот наглый человек!
   -- Как ты можешь такое слушать? -- слегка поморщился парень.
   -- Не нравится - верни наушник! -- отрезала я. Королёв хмыкнул, но наушник не вернул. Кто бы сомневался! Ну, сейчас я ему совсем бяку подстрою. "Oppa, Gangnam Style!". Получи, фашист, гранату!
   -- А эту я знаю! -- усмехнулся Ваня и показал мне язык. Ладно-ладно! Шпионы так просто не сдаются! Кажется, где-то у меня завалялся Сергей Лазарев... -- Ты надо мной специально издеваешься? -- полюбопытствовал одноклассник.
   -- А то! -- расплылась я в улыбке. Он внимательно посмотрел на меня и рассмеялся. Что-то не понимаю такую его реакцию! -- И что сие означает?
   -- Ничего, -- покачал он головой. -- Ты забавная такая! Ну-ну, не дуйся, а то крупу принесу.
   -- Зачем? -- не поняла я.
   -- Для мышки, -- снова рассмеялся Ваня. Я посмотрела на него взглядом, не предвещающим ничего хорошего. Ладно, я с тобой потом разберусь, дорогуша. Так и быть, включу, что попроще. О, Three Days Grace - "I Hate Everything About You", как раз в тему! -- Эта мне больше нравится.
   -- Замечательно! -- пробурчала я и снова отвернулась к окну...
   По иронии судьбы мы останавливались в отеле "Гранд", в котором год назад я с девчонками и Ромой останавливалась. И какого было мое удивление, когда я увидела на ресепшне того самого парня! Он как раз обернулся и, увидев меня, приветливо махнул рукой. Усмехнувшись, я кивнула и тоже махнула ему. Знаками парень предложил встретиться здесь через час. Я согласилась.
   -- И кто это? -- недовольным голосом (или мне показалось, что недовольным) поинтересовался Королёв.
   -- Да так, один знакомый. Год назад познакомились в этом же отеле... -- немного рассеяно ответила я, поднимаясь по лестнице. Наши с Ваней номера оказались друг напротив друга. Интересно, это случайно получилось или наглым образом подстроено?
   Мы разошлись по своим комнатам. Я ополоснулась в душе и переоделась. На сегодня ничего особенно запланировано не было. Все экскурсии планировались на завтра. Ровно через час я стояла в холле, одетая в легкий сарафан. Парень (черт, даже не знаю, как его зовут!) чуть задержался. Он в руках нес небольшой букетик васильков. Это намек, что ли?
   -- Не знаю, помнишь ли, но меня зовут Егор, -- улыбнулся парень. -- Я вот помню, что тебя, зовут Василиса. Это тебе, кстати.
   Я поблагодарила Егора за цветы. Он предложил мне руку, и мы вышли на улицу. Любопытно, почему я не помню момента представления друг другу? Хотя, наверно, у меня было такое огромное желание его побыстрее нарисовать, что все остальное пролетало мимо ушей.
   Егор повел меня в летнее кафе на Невском. Как джентльмен отодвинул и задвинул стульчик.
   -- И как ты снова оказалась в нашем городе? -- поинтересовался парень после того, как сделал заказ.
   -- Да мы на экскурсию с классом приехали, -- пожала я плечами. Егор удивленно приподнял брови. "Интересно, увижу я его еще после прощания или как?" - ехидно подумала я.
   -- Думал, ты старше, -- усмехнулся Егор. -- Но, впрочем, какая разница? С тобой прикольно общаться!
   -- Я польщена, -- улыбнулась я, слегка удивляясь. Рейтинг парня в моем личном списке поднялся вверх на пару пунктов. -- Как поживает мой рисунок?
   -- О, я повесил его у себя в квартире, и все спрашивают, сколько я отдал денег за это чудо!
   -- Гонишь! -- рассмеялась я, но Егор ответил, что серьезно. -- Обалдеть!
   В этот момент принесли наши пирожные и пару молочных коктейлей.
   -- Ммм... вкусно! -- улыбнулась я, откусывая кусочек от воздушного пирожного, и чуть не поперхнулась - через дорогу с решительным видом переходил Королев. Черт!
   -- Ну, я знал, куда тебя привести, -- усмехнулся Егор. Так, что делать?
   -- Скажи, а где здесь уборная?
   -- Через зал направо. Тебя проводить?
   -- Нет, спасибо!
   Не знаю почему, но я была абсолютно уверена, что Ваня направился на поиски явно моей души. Прямо чувствовала. Пятой точкой, как ни странно. А это, как известно, к неприятностям. Так что лучше переждать "бомбардировку" в туалете. Кажись, пронесет.
   Когда я через минут пять вышла, никакого Вани в обозримом пространстве не оказалось, и я облегченно вздохнула.
   -- Я уж хотел идти тебя искать! -- усмехнулся Егор. Я виновато улыбнулась.
   -- Кстати, а что ты в этом отеле-то делаешь? -- полюбопытствовала я, отпивая немного коктейля.
   -- Да работаю я там, что-то вроде курьера, -- усмехнулся парень.
   -- О, интересно! -- я поставила локоть на стол и оперлась на руку подбородком.
   -- Слушай, -- хмыкнул Егор. -- Сзади тебя стоит парень какой-то и смотрит на нас очень недобрым взглядом!
   -- Что? Где? -- я осторожно обернулась и увидела Королёва. -- О, нет... -- простонала. А Ваня направился в нашу сторону. Все, теперь не сбежать!
   -- И кто это? -- полюбопытствовал Егор.
   -- Друг мой... -- я вздохнула.
   -- А по-моему, нет...
   -- О чем ты? -- нахмурилась я, но в этот момент к нам как раз подошел Ваня. Он смерил Егора уничижительным взглядом, но все же протянул руку:
   -- Иван!
   -- Егор. Очень приятно, -- вежливо ответил парень. Одноклассник кивнул, хмыкнув. Затем обернулся ко мне.
   -- Вась, там Светлана всех требует, надо идти.
   -- Да? А зачем?
   -- А кто ее разберет? -- пожал плечами этот нахал и с неким ехидством добавил: -- Мое почтение! -- а затем вышел и стал дожидаться меня. Зараза!
   -- Черт... нехорошо как-то получилось... -- сказала я, взъерошивая свои волосы. -- Классная руководительница требует. Егор улыбнулся.
   -- Да ничего, все в порядке. Иди, а то мало ли, что случилось!
   -- Спасибо... ну, пока!
   -- До свидания, Василиса! -- кивнул Егор. Его глаза как-то сверкнули, но я не придала этому особого значения. Взяла цветы и пошла к Королёву.
   Тот предложил мне ухватиться за его локоть, но я его проигнорировала. Перешла через дорогу. Не дожидаясь Ваню, вошла в отель, нашла Светлану Евгеньевну, а потом оказалось, что она никого не вызывала! Да, кто-то сейчас, кажется, получит скандал. Как ни странно, Ваня сопротивляться не стал, сразу же признал свою вину. Он сказал, что ему очень сильно не понравился "этот Егор". На интуитивном уровне, а своей интуиции Королёв привык доверять, она ни разу его еще не подводила.
   -- Что ж, это, наверно, тот самый случай! -- огрызнулась я и, зайдя в свой номер, захлопнула перед носом Вани дверь.
   Вечером было откровенно скучно. Хорошо хоть в отеле был бесплатный Wi-Fi, поэтому я влезла в контакт и переписывалась с Лорелеей, рассказывая обо всех событиях. Довольно неудобно, должна признаться, набирать все это с телефона! Около десяти вечера пришло сообщение от Королёва: "Извини! Можно я к тебе приду?" Очень хотелось это проигнорировать, но через пять минут стали приходить от него всякие забавные смайлики, картинки, извинения... Наконец, я не выдержала: "Ну, я тебя жду ровно пять минут!"
   Стук в дверь раздался через четыре минуты и пятьдесят шесть секунд (секундомер мне в помощь!). Я состроила очень равнодушную физиономию и пошла открывать. На пороге стоял Королёв и мялся с ноги на ногу.
   -- Иии? -- приподняла я брови.
   -- Извини... и... это тебе! -- Ваня протянул мне... тюльпаны. Я схватилась за косяк двери, чтобы не упасть.
   -- Тюльпаны. Летом. Ты что, волшебник? -- внезапно осипшим голосом смогла выдавить я. -- Или у тебя двенадцать месяцев в друзьях бродят?
   -- Нет, места просто надо знать! -- белозубо улыбнулся Королёв. Я растаяла. Тюльпаны меня окончательно сразили. Ну, дает! Надо потом будет выведать, где же он их добыл.
   Я отошла в сторону, пропуская друга. Выглянула в коридор (мало ли, вдруг кто шпионит?) и закрыла дверь.
   -- Красива, бесспорно, но так холодна ты.
   Лишь оживить душу цветы те смогли.
   Скажи, долго ли мучить ты будешь меня?
   Я знаю, что нет жизни мне без тебя... -- негромко раздалось сзади.
   -- Что? -- повернулась я. Ваня сидел на моей кровати и задумчиво смотрел в окно. Он встряхнул головой и ответил, посмотрев на меня:
   -- Так, вспомнил кое-что, -- он улыбнулся. Я хмыкнула, не особо поверив, подошла к кровати, села рядом и положила голову ему на плечо. Почему-то в этот момент такое действие показалось мне очень логичным и естественным.
   -- Вань, споешь мне завтра под гитару? -- неожиданно для себя спросила я. Королёв тоже удивился, но согласился.
   -- Могу хоть сейчас... правда, без нее! Чтоб никто не спалил, что я у тебя, -- разулыбался парень.
   -- Так, -- подозрительно спросила я, поднимая голову и смотря в его зеленые глаза, которые сейчас еще и нахально блестели. -- Ты что, у меня остаться собираешься?
   -- Если ты не возражаешь, -- пожал он плечами, изображая из себя невинную овечку. Хм... а, собственно, почему бы и нет? Мне с ним вполне комфортно. Я так сто лет не высыпалась...
   В общем, я согласилась. Мы легли около одиннадцати. Я привычно прижалась к Ване спиной, а он, гладя меня по волосам, тихо запел:
   -- Представь себе весь этот мир, огромный весь,
   Таким, какой он есть, на самом деле есть:
   С полями, птицами, цветами и людьми,
   Но без любви, ты представляешь, без любви...
   Так, под его пение, я и заснула. Интересно, к чему бы вдруг такая песня?.. Хотя, я даже думать об этом не хочу. Не хочу давать ни ему, ни себе надежду... С другой стороны, может, послать все к черту и жить почти нормальной жизнью? Надо будет подумать над этим вопросом позже... а сейчас - спать, слушая ровное и глубокое дыхание Вани.
  

***

     
      Утро началось неплохо. Я снова проснулась в объятиях Вани, но, правда, от стука в дверь. Это Светлана Евгеньевна всех будила, чтобы мы собирались на завтрак. А потом должна была быть экскурсия. Я подала голос и сказала, что встаю. В этот момент проснулся Королёв, потянулся и только хотел что-то сказать, как я заткнула рот ему рукой и показала на дверь. А этот гад меня взял и укусил!
      -- Ай! -- от неожиданности вскрикнула я.
      -- Что-то случилось? -- послышался голос учительницы.
      -- Нет, я ударилась просто, -- я мстительно посмотрела на парня.
      -- А... слушай, не знаешь, где Ваня?
      -- Я? Эээ... нет! -- отчаянно пытаясь вырваться из загребущих рук вышеупомянутого, ответила. -- Может, он уже проснулся и вышел? -- "предположила" я, укусила парня за губу, от чего он растеряно захлопал глазами и расслабил руки, и, наконец, выбралась. -- Йес! -- черт, забыла про локаторы за дверью...
      -- У тебя там точно все в порядке?
      -- Да, конечно! Вы идите, а я ему сейчас позвоню! -- я показала парню язык и стала одеваться.
      -- О, отличная идея! Не переживай, я сама сейчас ему позвоню!
      Блин! Я оперлась спиной о шкаф, возле которого стояла, и пару раз стукнула затылком по дверце. И в этот момент зазвонил королёвский телефон, который лежал у меня на тумбочке. "Только попробуй взять! Убью!" -- говорил Королёву мой взгляд.
      -- Кажется, он вчера оставил его у меня... -- вздохнула я, показывая Ване кулак. -- Да вы не волнуйтесь, все мужики мыслят через желудок. Так что никуда Королёв не денется, появится!
      -- Думаешь? -- сомневаясь, произнесла Светлана.
      -- Уверена! -- кивнула я, забыв, что женщина меня видеть не может.
      -- Хорошо, я тогда пошла!
      -- Угу... -- я тихонько подкралась к двери и прислонилась к ней ухом. Судя по звукам, историчка ушла. Я облегченно выдохнула, повернулась и застыла: Ваня стоял на расстоянии ладони от меня. И как только смогла не услышать, что он ко мне подкрадывается?
      -- Ты молодец! -- каким-то необычно хриплым и низким голосом сказал парень. Я как завороженная смотрела в его зеленые глаза.
      Ваня медленно поднял руку и погладил меня по щеке тыльной стороной руки. В голове паника начала бороться с желанием послать все на фиг и отдаться этой возможности. Чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону. В голову пришло, что на нем из одежды только штаны. Я сглотнула, слегка отступая и прижимаясь спиной к двери. Ваня стал медленно наклоняться. Вдохнула полной грудью и, сдавшись, подалась вперед, прикрывая глаза. Но поцелуя не последовало. Я удивленно открыла глаза. Королёв замер буквально в сантиметре от меня, пристально меня разглядывая. Я нахмурилась, и в этот миг парень резко притянул меня к себе и впился в губы поцелуем. Мои пальцы запутались в его волосах, спутывая их еще больше. Сердце билось так сильно, что казалось, выскочит через уши. Прижалась как можно сильнее к парню.
      Спустя некоторое время через силу смогла от него оторваться. Дышала так, будто десять километров без подготовки бежала. Ваня выглядел не лучше. Глаза его блестели, зрачки были расширены.
      -- Думаю, нам пора собираться и идти... -- еле слышно прошептала.
      -- Да! -- несколько заторможено ответил Ваня, отпуская меня и отходя на несколько шагов. Затем он взял свою рубашку, телефон и без слов направился в свою комнату. Я подошла к кровати и обессилено опустилась на нее. Черт, что это такое сейчас было? Я нашарила свой телефон и набрала номер.
      -- Вика, мы с ним целовались!..
     

***

   В общем, на завтрак я вышла только спустя минут десять. Подруга устроила мне "промывку" мозгов, посоветовав довериться случаю и Ване. Не знаю, что, но что-то внутри меня сильно протестовало против этого. Поддакивая всем выражениям девушки, я окончательно успокоилась и решила, что буду делать вид, будто ничего не произошло.
  
     
     В столовой уже сидели наши. Мне махнули рукой Мир с Ваней. Собравшись с духом, я пошла к ним. Стол был рассчитан на четырех человек, поэтому я села ближе к Миру. Королёв нахмурился, но промолчал.
   -- Что у нас на завтрак? -- чересчур бодро поинтересовалась я.
   -- На выбор: блины, сырники, омлет... -- ответил Мирослав, подзывая официанта (или как он тут называется?).
   -- Блины с вареньем и чай... я сейчас, руки помою, -- поднялась, направившись в сторону уборной. Помыла руки и на всякий случай холодной водой намочила лоб.
   Завтракали мы почти в тишине. Мир только сначала пытался нас разговорить, но потом замолк. Как бы то ни было, через полчаса все собрались в холле, чтобы идти в Эрмитаж. Взяв себя в руки, я все же смогла пойти рядом с Ваней. Он тут же начал отпускать свои обычные шуточки. Я расслабилась.
   -- Ты была в Питере когда-нибудь? -- полюбопытствовал Мир. Я согласно кивнула. Здесь очень красиво. В отличие от Москвы тут как-то спокойней. Мне лично в нашей северной столице куда комфортнее. Дома этого города так сильно не давят на психику, как многоэтажки Москвы.
   В общем, бродили по Эрмитажу мы часов пять. Ног под собой я уже не чувствовала, а еще захотелось кушать. После того, как мы вышли всем классом наружу, Светлана договорилась встретиться здесь же через два часа: следующим по программе у нас должен был быть Русский музей.
   Все в том же составе (то есть я, Мирослав и Ваня) мы доползли до ближайшей кафешки и обессилено опустились на стулья. Мы заказали пиццу на всех и литровую бутылку холодного спрайта. Пища не то что полезная, конечно, но за неимением лучшего...
   Когда принесли счет, парни переглянулись и отодвинули его от меня. Для вида я попыталась его стянуть, но потом "сдалась". Отлично, меньше денег потрачу...
   Не помню, как я оказалась в своем номере. Давно мне не приходилось целый день быть на ногах. Даже на заданиях я сижу, лежу даже, а тут... Я рухнула на кровать, и тут в дверь постучали.
   -- Меня нет, я умерла! -- крикнула я, чуть оторвав голову от подушки.
   -- Ничего, сейчас оживлю! Зря что ли брал гитару? -- раздался голос Вани, который уже открыл дверь. В голову пришла ленивая мысль о том, что я вроде как ее запирала. Хотя, я так устала, что могла и забыть запереть.
   -- Ради этого я воскресну, -- я нехотя приподнялась. Королёв сел у меня в ногах и тронул струны.
   -- Как две капли похож, и под дождь, как под нож... -- тихо зазвучал его голос. -- Научи меня быть счастливым, вереницей долгих ночей раствориться в твоей паутине и любить еще сильней...
   Нет, шикарно. У него все песни с подтекстом или это у меня паранойя? "Научи меня быть счастливым" группы Би-2... черт, я хочу, но я боюсь, я очень сильно боюсь. Не та у меня профессия, чтобы спокойно иметь человека, от которого я завишу. Я не могу отнестись к этой проблеме так же, как Вика с Натой.
   -- Надеюсь, ты не будешь возражать, если я у тебя и сегодня останусь? -- где-то через полчаса поинтересовался Королев. Ну, как я могу отказать, глядя в эти глаза?
   Это утро было таким же, как и предыдущее. Только в дверь не стучала Светлана. Я проснулась сама. Было очень тепло и уютно. Я лежала в кольце рук Вани, уткнувшись носом в его грудь. Вдохнула, ощущая приятный запах его парфюма. Вставать не хотелось абсолютно. Парень пошевелился, прижимая меня к себе сильнее. Интересно, он спит или как?
   Оказалось, "или как". Сонным голосом Королёв пожелал мне доброго утра. Я завозилась, освобождаясь из его объятий. Очень хотелось так и остаться, но расслабляться нельзя! пожелала ему тоже доброго утра. Потянувшись, встала и свалила в ванную переодеваться. Когда вернулась, Вани в комнате уже не было. Что ж, может, это и к лучшему!
   Сегодня мы должны были идти в палеонтологический музей и кунсткамеру. В принципе, со вчерашним днем разницы особой не было. Музей - поесть - кунсткамера. Вечером доползла до своей кровати и упала. Потом пришел Ваня и снова пел мне.
   Что мне реально было интересно, почему последние несколько дней не проявляла себя Свиридова. Неужели какую-то пакость задумала? Или просто обиделась на то, что Ваня ее полностью игнорирует... а может, догадалась, что это мы над ней тогда прикольнулись.
   Около одиннадцати мы с Королёвым легли спать. Не знаю, как он, но я, несмотря на то что сильно устала, не могла уснуть. Я лежала, смотрела в потолок и слушала его ровное дыхание. Осторожно повернула голову и стала разглядывать его лицо. Было довольно хорошо видно, потому что ночи-то белые, а шторы я задвинуть забыла. Не знаю, что я в нем нашла. Нет, Ваня, бесспорно, красивый, даже очень. И лицо его не смазливое, а мужественное. Странно, ведь я на красавчиков никогда не велась. Да и вообще старалась никого из лиц противоположного пола к себе не подпускать. Исключениями были Рома да Макс. Все остальные "мужчины моей жизни" знали меня лишь поверхностно. Да и я не была в них особо заинтересована. Вот Королёв - абсолютно другой случай. Мне хочется ему все рассказать, доверять безоговорочно. Интуиция твердит, что Ваня именно тот человек, которому можно доверить свою спину. Как ни страшно признавать, но, кажется, я в него влюбилась.
   Парень зашевелился во сне, я прикрыла глаза на всякий случай. Через пару минут снова открыла - он спал. Я тихо поднялась с кровати. Влезла в свой рюкзак и вытащила оттуда альбом и карандаш. В этот момент Ваня повернулся и лег ко мне лицом, что было очень удачно - не пришлось бы изгаляться, чтобы увидеть его лицо. Карандаш тихо заскользил по бумаге. Света мне хватало. Очень хотелось запечатлеть этот момент. Фотоаппарат - это несколько не то. Рисунок куда живее.
   Закусив губу, я дорисовывала последние штрихи, для которых мне уже не надо было поднимать голову. Наконец, я вернула альбом в сумку, и, когда повернулась, наткнулась на внимательный взгляд Вани. Он ничего не спрашивал. Я тоже ничего не говорила. Он сел на кровати. Подошла и села рядом. Все в той же тишине он притянул меня к себе, другой рукой взял меня за руку, переплетая пальцы. Я положила голову ему на плечо, и так мы просидели до утра. Ваня лишь поглаживал пальцами тыльную сторону моей ладони. Тишина, царившая в комнате, была очень уютной, даже интимной. Эта тишина говорила больше, чем тысячи слов.
   Часов в семь Ваня поднялся и, чмокнув меня в лоб, пошел к себе в комнату. Сразу стало как-то пусто. Чего-то не хватало.
   Пересилив себя, поднялась, умылась и пошла на завтрак, предварительно собрав все вещи. Сегодня был последний день. Вечером мы заходили за вещами, закидывали их в автобус, а затем должна была быть поездка на катерах по каналам под разведенными мостами. После этого мы возвращались в автобус и сразу же ехали обратно, домой. А пока была прогулка по городу и поход в Александро-Невскую Лавру.
   После завтрака мы собрались в холле и затем под предводительством Светланы Евгеньевны и экскурсоводши (или как там женщина-экскурсовод называется?) отправились в последний поход в этой поездке. Ваня подошел ко мне и дальше шел рядом. Все слова гида резко стали пролетать мимо ушей. Внимание полностью было сосредоточено на идущем рядом парне. Внезапно почувствовала краткое прикосновение к своей руке, от чего вздрогнула, не знаю почему. Перевела дыхание, но потом его из меня будто вышибли - Королёв взял меня за руку, переплетая пальцы. Глубоко вздохнула, пытаясь восстановить прежний ритм сердца. Наконец, расслабилась и дальше шла с какой-то нереально глупой счастливой улыбкой на лице.
   Мы посетили Лавру, приложились к мощам Александра Невского, прошлись по Никольскому кладбищу... потом был утомительный обратный путь...
  

***

  
   Не знаю, как Королёв это сделал, но он выцыганил места нам на самом носу. Черт, это было так круто! Быстро плыть... почти лететь...
   В какой-то момент Ваня поднял меня и поставил на бортик, заставив раскинуть руки. Я смеялась и кричала, что лечу. Кажется, теперь я понимаю Розу из "Титаника". Это неописуемое ощущение! Свобода в чистом виде!
   Долго этому безобразию продолжаться не дали - пришла сердитая Ольга и фактически спустила с небес на землю. Но моего настроения это не испортило. Я продолжала как можно теснее прижиматься к Ване, наблюдая за разводящимися мостами и луной в бледном небе. Это, наверное, самая лучшая поездка за все время! Спасибо, Ваня!..
   Я плохо помню, как мы загрузились в автобус. С ног валило только так! Помню все только на уровне ощущений. Кресло, окно справа, слева Королёв, голова тяжелая, меня приобнимают уже такие родные руки, опуская мою голову на королёвские колени и затаскивая мои ноги на сидения, прикрывают курткой, и я проваливаюсь в сон окончательно...
  

Глава 7

  
   Проснулась от того, что очень хотела пить. Судя по освещению, еще ночь. Я потянулась и села... на кровати в своей комнате. Так, интересно, как я здесь оказалась? Последним воспоминанием был автобус. Шикарно! Не могла же мне присниться эта поездка?
   Я встала и босиком пошлепала на кухню, попутно отметив, что на мне лишь футболка да трусы, причем футболка не та, в которой я ехала. Вопрос номер два: кто меня переодел?
   Я доползла до кухни и, не включая свет, достала стакан. Только собралась налить в него воды, как вспыхнул свет, я обернулась и от шока выпустила из рук стакан, который ударился о плитку, разбившись, и один из осколков попал мне в ногу. Я зашипела. Королёв (а это был именно он) подошел ко мне и, подняв, посадил на стул.
   -- Ты что здесь делаешь? -- воскликнула я.
   -- Потише, разбудишь свою маму. Где у вас аптечка?
   -- На первой полке ящика над раковиной, -- махнула рукой и уже тише повторила: -- Так что ты здесь все-таки делаешь?
   Ваня достал искомое, вернулся, присел и, вытащив осколок, стал рассказывать, попутно обрабатывая ранку. Оказалось, я так крепко уснула, что не услышала звонок мобильника. Отвечать пришлось парню. Это была мама. В общем, эти двое договорились, что будить меня не будут, так отвезут, Ваня поможет перенести в машину и в дом. А когда мы приехали, мама убедила парня остаться переночевать. Он не спал и услышал, как я выползла из комнаты, а дальше я знаю.
   В какой-то момент я поймала себя на мысли, что очень внимательно на него смотрю. Королёв протер напоследок ранку спиртом, затем поднял взгляд на меня и замер. Его лицо было значительно ниже моего, а его зеленые глаза будто смотрели прямо в душу. Могу с уверенностью сказать: потянулась к нему первая я. Не отрывая губ, он начал подниматься, затем поднял меня, я зацепилась ногами за его талию, руками обвила шею, и так мы двинулись наверх. И как только он поднимался по лестнице?
   Сознанием был упущен момент, как мы оказались в моей комнате. Ваня осторожно положил меня на кровать, нависая сверху. Он коснулся губами шеи, плеча, затем поднял голову, своим лбом прижался к моему и замер, тяжело дыша. Да, парень прав. Пока нельзя позволить ничего лишнего. Через минуту Ваня лег рядом, я прижалась к нему, обнимая руками.
   -- Спой мне! -- тихо попросила я, поднимая на него глаза. Парень улыбнулся, прижимая меня к себе покрепче, затем чмокнул в макушку и негромко запел:
   -- Тает вечер голубой, спи, я посижу с тобой, спи и ничего не бойся! Руку к небу протяну и звезду зажгу одну, ты ее теплом укройся...
  

***

  
   Утро уже знакомо началось со стука в дверь. Только это была не Светлана, а мама. Я ответила, что сейчас спущусь. Не знаю, пыталась ли она будить "Ваню" или нет, но про него ни слова мама не сказала. Я приподнялась на локте и посмотрела на Королёва. Он явно притворялся, что спит. Это по дыханию было слышно. Я улыбнулась, затем наклонилась и замерла, проверяя парня на прочность. Через секунд двадцать он не выдержал и, приоткрыв один глаз, заявил, что это нечестно. Я засмеялась.
   -- Ах, так! -- "рассердился" Ваня и повалил меня, нависая сверху и опираясь на локти. Я провела ладонью по его щеке, другой рукой за затылок притягивая к своим губам. -- То-то же! -- напоследок успел сказать этот ехидный человек, из-за чего я ущипнула его за пятую точку.
   -- Пора вставать, -- наконец, сказала, пытаясь подняться с кровати. Однако меня не отпускали. -- Вааань! -- протянула. -- Мама сейчас начнет волноваться! -- а еще настучит на меня Вике с Натой. И дальше все дружно будут говорить "Ну, мы же тебе говорили!"
   Наконец мы выполи на кухню. На столе уже стоял завтрак: бутерброды, яичница и чай/кофе на выбор. Мама с довольным выражением лица уже попивала кофиек - через час ей надо было на работу.
   -- Доброе утро, дети! -- расплылась она в улыбке. Ну, мама!
   -- Доброго утра! -- пожелали мы с Королёвым.
   -- Как прошла ночь? Может, объясните мне, что за осколки на полу были?
   Черт, мы забыли их убрать. Я сказала маме, что разбила стакан и впотьмах решила его не убирать, потому что и так напоролась на осколок. Она покивала мне и прикрылась чашкой. Я так понимаю, это означает "так я тебе и поверила". Очевидно, что вечером предстоит допрос. Интересно, чем бы (или кем) прикрыться?
   Через некоторое время мама ушла, и мы остались одни. Я предложила завезти его вещи домой, а затем прогуляться. Королёв был не против. Однако едва мы пришли на набережную, как пошел дождь. Несильный, но не очень приятный. Видимо, погода решила отыграться за те теплые деньки, которые были до этого.
   Мы забежали в летнее кафе, где уже было достаточно таких парочек, как наша. Заняли столик в глубине зала, заказали по пирожному с газировкой. Потом сидели и просто разговаривали.
   -- Ну и чем ты собираешься летом заниматься? -- поинтересовался Ваня, поднося мою руку к своим губам и едва касаясь. Я пожала плечами и ответила, что пока еще не знаю, что, возможно, поедем куда-нибудь с мамой или с подругами. К тому же, наверняка будут задания (почему-то именно летом их количество возрастает... преступность в нашем мире тоже к лету оживляется).
   Королёв предложил вместе съездить куда-нибудь. Признаюсь, это было неожиданно. Я согласилась. Бросаюсь в омут с головой.
  

***

  
   Через неделю нас с командой вызвали в контору. Предстояло новое задание. На этот раз мы должны были взломать офис одного бывшего сотрудника, потому что у руководства возникли подозрения о том, что он продавал информацию конкурентам. Началась подготовка.
   В этот раз мы готовились дольше, чем обычно, потому что офисы чаще всего охранялись значительно лучше, чем квартиры. Рома должен был подключиться к камерам наблюдения и приостановить сигнализацию так, чтобы это не отразилось в базе охранной фирмы. Впрочем, мы не в первый раз такое проворачивали, но здесь была защита посолиднее, чем в обычных офисах, ведь начальник был в прошлом агентом.
   Как всегда, пошли на задание ночью, узнав, когда никого, кроме охранника, не будет в здании. Вовнутрь пошли мы с Натой. Вика помогла проскочить мимо охранника, оставшись на стреме, Рома сидел в машине, управляя через ноут всеми устройствами. Мы стали подниматься наверх, по пути обезвреживая все "ловушки". Наконец, добрались до кабинета и только собрались зайти вовнутрь, как поняли, что там кто-то есть - дверь была приоткрыта, через щель проникал свет и были слышны негромкие голоса. Я махнула рукой для отступления. Ната знаком спросила, что будем делать. Я подумала и решила, что надо валить и привести охранника в порядок как можно быстрее. Ему должно показаться, что он просто задремал.
   Мы отошли от кабинета, и я передала по специальной рации информацию Вике и Роме. Ребята очень удивились, что там кто-то был. Хотя, вероятно, что мы просто не предусмотрели того, что кто-то окажется здесь в столь поздний час. Возможно, Леонтьев (так звали сотрудника) просто задержался с кем-то, обсуждая договор или что-нибудь в этом роде. Главное, чтобы в данный момент он не передавал собеседнику нашей информации, а то это будет очень обидно, мягко говоря. Но с другой стороны, засветиться мы тоже не можем, так что остается узнать, с кем там беседовал уважаемый господин Леонтьев и наведаться к нему через несколько дней. И желательно, чтобы дежурил другой охранник. На том и порешили.
   Мужчина пришел в себя минут через пять после того, как мы уже находились в нашем микроавтобусе и следили за окружающим пространством. Охранник встряхнулся и, поразмыслив немного, видимо, пришел к выводу, что все в порядке. Камеры работали, никаких нарушений не было. Он сел поудобнее на своем кресле, затем встал, поставил чайник, достал кофе, глянул на комп и свинтил в туалет - наше седативное средство обладало очень хорошим мочегонным эффектом.
   Где-то через полчаса камеры поймали движение. Мы придвинулись ближе к монитору и стали смотреть. Лицо человека никак не попадало ни в одну камеру, но по фигуре можно было сказать, что это девушка. Наконец, она покинула здание, и в этот момент ее смогли засечь. Рома быстро застучал по клавиатуре, обрабатывая лицо. Забавно. Кого-то она мне напоминает... или нет, я однозначно ее где-то выдела. Вопрос: где.
   -- Когда будем возвращаться? -- поинтересовался Рома.
   -- Думаю, через три дня. Как раз будет другой охранник. Прорвемся... но эта девушка меня все-таки напрягает.
   -- Чем?
   -- Никак не могу вспомнить, где я ее могла видеть.
   -- Да ладно тебе, -- махнула рукой Ната. -- Возможно, что ты ее просто на улице встретила где-нибудь.
   Я покачала головой, но говорить ничего не стала. В спокойной обстановке потом подумаю, а сейчас...
   Я тырнула листик с карандашом и быстренько накарябала "фоторобот" подозреваемой, срисованный с фотографии. Друзьям пояснила, что на всякий случай. Мало ли что. Ох, как же я права оказалась, хотя на тот момент этого еще никто не знал...
   ...Мы действительно вернулись туда. Оказалось, руководство было право, но мы опоздали - документы были уже отправлены, адрес проследить не удалось. Так же, как и не удалось проследить счет, с которого была переведена на счет Леонтьева сумма с шестью ноликами. Олег обещал сделать все, что возможно, но все прекрасно понимали (и сам парень в том числе), что у него ничего не получится. Леонтьева обещали устранить от службы, но сначала допросить. Через неделю он погиб в автокатастрофе, когда его везли к нам. У меня возникло подозрение, что в нашей конторе завелся крот.
  

***

  
   Так потихоньку проходило лето. Мы поймали еще несколько человек, занимающихся сбытом информации. Все погибли при загадочных обстоятельствах. Хорошо хоть этот неизвестный не сильно калечил охранников, но люди уже отказывались заниматься этим делом. Шеф рвал и метал. Ольга, как могла, пыталась его успокоить, мы старались делать все тайно, но без толку! Неизвестно как, противники выясняли все. Даже если наши сразу запихивали предателей в тюрьму, их и там убивали. На камерах ничего не было зафиксировано. На Олега посыпались шишки. Всех агентов проверяли по десять раз на дню, разыскивая прослушивающие устройства и различные жучки. Ни-че-го! Валерий Семенович тоннами пил успокоительное, Ольга Алексеевна тоже страшно нервничала, уговаривая нас быть осторожнее. Хорошо хоть не дошло до крайности, как в сталинские времена, когда почти за малейшее подозрение полагался расстрел.
   Отрадой были моменты, когда мы выбирались куда-нибудь с Королёвым. Почти каждый раз происходило что-то интересное - он постоянно что-нибудь придумывал. Как-то на мотике (и где взял только?) мотались по области почти целый день, останавливаясь лишь чтоб подзаправиться и отдохнуть на полянке какой-нибудь. Пару раз заблудились, когда парень полез выяснять грибные места. Какие грибы в конце июля я, конечно, не знаю, но некоторые деревья очень удобны для того, чтобы на них залезть, а потом на верхушке целоваться (и кто бы вспомнил, что мы дорогу пытались выяснить).
   В другой раз мы выбрались в лес, который даже не совсем за чертой города был. Забрались, конечно, поглубже, чтобы никто не мешал. Погода была отличная. Ваня взял с собой плед, корзинку со вкусностями, и у нас получился милый такой пикничок. Потом я попыталась в шутку удрать, но Королёв схватил меня, закружил, и осторожно упал на плед вместе со мной. Хохотали мы оба! Затем парень лег на спину, мою голову пристроил на своем животе и стал перебирать мои волосы, негромко мурлыкая себе под нос. А я прикрыла глаза и балдела, лишь устроившись поудобнее. Так и лежали мы перпендикулярно друг другу.
   -- Смотри, какое небо красивое! -- внезапно сказал он. Я открыла глаза. И вправду. -- Я прошу вас, облака, передайте ей слова... Напишите в небесах: "Я люблю тебя!" Солнце ярко засвети да родную озари... Ты пошли ей на лучах: "Я люблю тебя!" -- внезапно прочел Ваня. Я улыбнулась, приподнялась на локте и посмотрела на него.
   -- Это экспромт?
   -- Да, -- улыбнулся парень. Я потянулась к нему и поцеловала. Он обнял меня за талию и притянул к себе ближе, затем приподнялся и сел, устроив меня на своих коленях. И как только держался? Так же очень тяжело без спинки сидеть!
   Лето пролетело как-то быстро. Вроде, казалось, только приехали из Питера, а уже 1 сентября и пора в школу. Честно говоря, не хотелось, хотя раньше было в основном наплевать. Забавно, как все изменилось меньше, чем за год. Да и я сама в чем-то изменилась.
   С первого же дня нам стали рассказывать абсолютно все учителя, какой этот год для нас важный. Мы уже должны окончательно определиться с тем, кем мы хотим стать. И остальные "бла-бла-бла". Забавно, я как-то не задумывалась над этим. С другой стороны, можно выбрать что-то более совмещающееся с моей основной работой. Конечно, мне ее могут просто выдумать, но так не интересно.
   Было забавно смотреть на реакцию Свиридовой, когда та поняла, что мы с Королёвым встречаемся (как мне не нравится это слово!..). Лора за нас порадовалась, Мир похабно подмигивал, я грозила кулаком. Макс неодобрительно косился на своих уроках, но молчал. Правда, брательник потом попробовал выяснить, насколько у нас все серьезно. Я ответила, что не знаю. И это почти правда. Я не знаю, до жути глубоко Ваня застрял в моем сердце или все-таки можно если что вытащить эту занозу без особого вреда для здоровья. Не знаю...
   Как бы то ни было, листья постепенно опадали, начались дожди. Настроения это, естественно, не прибавляло. Наши стали развлекаться (последний год, как-никак. надо ж всех учителей "удивить" и себя показать!), натирая доски всякой гадостью, срывая уроки. Иногда устраивали целые представления (не только в плохом, но и в хорошем смысле), театрализованные, с песнями и плясками. Правда, только для тех учителей, кто к этому положительно или нейтрально относился (а таких немного было).
   Было очень прикольно, когда неожиданно Ваня слегка сжимал мои пальцы, "случайно" касался до коленки и тому подобное. В такие моменты я смотрела куда угодно, только не на него, мечтательно закусывала губу. Макс даже как-то покрутил у виска, пока никто не видел (все писали самостоятельную, одна я пялилась в стену). Кроме того резко снизилась успеваемость. На пару недель. Потому что потом Королёв устроил мне взбучку (я тогда по геометрии трояк схлопотала) и заставил собраться. А что я могла сделать, если мое внимание категорически отказывалось фокусироваться на всяких векторах, которые в пространстве находятся? К тому же, с векторами у меня всегда проблемы почему-то были. Хоть на плоскости, хоть в пространстве. В итоге этот гад вместо того, чтобы заниматься чем-то более приятным, натаскивал меня по векторам и еще хохотал, как ненормальный, когда я трескала его тетрадкой и "обижалась".
   Иногда мы ночевали друг у друга. То он у меня, то я у него. Тогда Ваня всегда пел мне, а я растекалась мыслию по древу...
   Беспечно было думать, что все так и будет дальше. Проблемы-то никуда не делись. "Крота" так и не вычислили, он ушел в подполье, фигурально выражаясь. У меня даже возникло подозрение, что это кто-то из тех, кто знает об операции и что в ней происходит. Хотя, это паранойя, так можно и Нату, и Вику, и Рому, и Олега, и Ольгу Алексеевну подозревать...
  

***

  
   В середине октября выдалась солнечная неделька, и на выходных я решила прошвырнуться по магазинам - пора было уже обновить гардеробчик. Довольная погодой, окружающими я уже подходила к центру, когда моя интуиция подала знак: кто-то за мной следит. Оглядываться я не стала, но во всех подходящих отражающих предметах (окнах машин, витринах магазинов) высматривала потенциального шпиона. Люди шли как обычно, пристального внимания не оказывали, подозрительных автомобилей следом не ехало. Но интуиция меня обычно не подводит! Поэтому я достала телефон и набрала Вику. Специально на такой случай мы даже код придумали!
   -- Да, привет! -- подняла трубку подруга. -- Как дела? Что хотела?
   -- Слушай, я хотела узнать, когда ты к бабушке собираешься? -- почти беззаботно спросила я. Девушка сразу посерьезнела.
   -- За тобой следят?
   -- Да, я хотела передать ей свой рисунок.
   -- А где ты сейчас?
   -- Да пока по центру решила прогуляться. Ты не могла бы подсказать, куда лучше всего за цветами для мамы зайти. Она захотела очередную орхидею...
   -- Проходной магазин. Тележка.
   -- Я бы хотела узнать точнее.
   -- Тогда предлагаю привлечь ребят, попробовать переодеться там в туалете, -- да, Вика определенно поняла, что я хотела сказать. Надо выяснить, кто решил пошпионить за шпионом.
   -- О, отлично! Это не так далеко отсюда, -- надеюсь, тот человек поймет из разговора, что я просто за цветами. На моем телефоне прослушки быть не может, там Рома похимичил. вопрос лишь в том, нет ли "жучков" на мне. Слава Богу, что нельзя с моего телефона также двойник сделать.
   -- Я вышлю Рому, пусть проверит тебя на наличие жучков.
   -- Подруга, ты как всегда меня спасаешь! Тогда я сначала в "Парфюм", потом - за цветочками, -- так, я сообщила, куда идти. Этот магазин Рома знает, мы туда за подарками несколько раз ходили.
   Я вставила в уши наушники, делая вид, что слушаю музыку, накинула на голову капюшон. Я смогла успокоиться, не нервничать почти. Будто это просто очередное задание. Абсолютно спокойно дошла до парфюмерного бутика. Внутри вроде уже должен был ждать Рома (мне пришла смска). Внутри мы "удивились" друг другу, парень меня полапал, проводя по телу специальным устройством для поиска "жучков". Потом подмигнул мне и ушел, попрощавшись. Это могло означать лишь одно - "жучок" где-то был. Оставалось лишь выяснить, где. Но над этим долго гадать не пришлось. Телефон звякнул смской: "Мобильник чист, жучок за воротником куртки". Что ж, не все так плохо, как могло бы быть, потому что ни на какие встречи с ребятами я ее не одевала, в офис в ней не ходила. Куртка вообще была только для школы. Итак, следующий вопрос на повестке дня: кто мне прицепил "жучок" и где?
   Дальше я не спеша направилась к супермаркету. Было удачей то, что тот был проходным. И народу как раз приличное количество. В туалете меня ждала Вика с одеждой. У нас похожая комплекция, поэтому со спины можно перепутать, особенно в куртке да с капюшоном. Поэтому мы обменялись джинсами и куртками. Ната дежурила снаружи, Рома сидел в машине, наблюдая за приборами и пытаясь вычислить, в какую сторону идет сигнал от "жучка".
   В полной тишине мы переоделись, затем Вика, подмигнув, накинула капюшон и направилась в сторону выхода. Я пошла через противоположный. В кармане ее куртки нашарила рацию с наушниками.
   -- Что слышно, Ром? Прием!
   -- У меня одно очень нехорошее подозрение, Вась... -- неуверенно сказал парень, пока я обходила здание. Пришлось ускорить шаг.
   -- Ты о чем?
   -- Лучше сама посмотри...
   Я вышла к главному входу. В метрах тридцати от себя увидела Вику в моей куртке. В пятнадцати - парень в серой куртке. Тоже с капюшоном. Он целенаправленно шел за девушкой. Кажется, это наш шпион. Я последовала за ними. Недалеко заметила Нату и махнула ей рукой. Та показала на примеченного ранее парня. Я кивнула.
   Таким макаром мы прошли пару кварталов. Тут Вика резко ускорилась, и затем я поняла, почему: впереди был ее парень. Ребята поцеловались, капюшон упал, стало видно лицо девушки. Не мне, правда. "Шпион" резко отшатнулся. А когда он повернулся, я изумленно ахнула. Этого не может быть! Это злая шутка! Я посмотрела на Нату, и та мне кивнула.
   -- Королёв!...
  

Продолжение следует...

   "Мир без любви" - из к/ф "Чародеи"
   А.Розенбаум - "Колыбельная"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   76
  
  

83

  
  
  


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмористическая фантастика) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"