Агишевская Анастасия Михайловна: другие произведения.

Шпионские выходные

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    вторая часть "Шпионских будней"))))
       Обновлено 12.11 (немаленький кусь)))


Шпионские выходные, или На войне как на войне

Глава 1

   Я кружила по своей комнате, разбрасывая предметы. Метнула в стену вазу, и на полу заблестели стеклянные осколки. Ко мне никто не лез, понимая, что мне требуется спустить пар. Он меня обманул! Он... воспользовался мной. Он подставил меня! Черт, я... я не могу поверить! Я опустилась на кровать и спрятала лицо в ладонях. Невероятно, просто невероятно! Так, надо взять себя в руки. Вася, ты актриса, ты сможешь держать маску.
   Я несколько раз умылась холодной водой, затем причесалась. Похлопала себя по щекам. Вроде помогло даже. По крайней мере, внешне я не выглядела так ужасно, как минут десять назад. Собрала с пола разбросанные вещи. Жаль, веника здесь нет (в следующий раз надо будет оставить веник, совок и мусорное ведро), придется спуститься за ним вниз, а там мама и Ко в лице Вики, Наты и Ромы. Те уже быстренько родительнице обо всем доложили. Я вышла из комнаты и встала у лестницы. Из кухни доносились приглушенные голоса - там явно обсуждали меня, вернее, то, какая я теперь несчастная. Пора прекратить этот бедлам. Я выдохнула и стала спускаться. Голоса сразу затихли. Меня встретили напряженными взглядами. Я криво улыбнулась и сказала:
   -- Все в порядке, беспокоиться не о чем. Мне нужен веник и совок. Нужны. Да.
   -- Но...
   -- Все в порядке! -- отрезала я, не дав маме договорить. Та понимающе кивнула. О, этот взгляд мне знаком. Означает: "мы с тобой позже все обсудим". Суть в том, что я не желаю ничего ни с кем обсуждать! Мне не нужно сочувствие сейчас, оно только ранит сильнее. Черт, я хочу побыть одна! Хотя, нет... не совсем одна... -- Пожалуйста. Я сейчас не готова ничего обсуждать... -- добавила умоляющих ноток в голос. Ребята кивнули, мама качнула головой.
   -- Мы... пожалуй, пойдем, -- неуверенно сказал Рома, я виновато улыбнулась. В каком-то неловком молчании друзья собрались и через пару минут покинули мой дом. Я взяла то, за чем пришла, подмигнула маме и пошла наводить уборку. Когда все закончила, взяла мобильник и набрала Макса.
   -- Привет, братишка. Мне нужен ты и твой мотоцикл!
   -- Что-то случилось?
   -- Да.
  

***

  
   Жаров подъехал за мной, несмотря на все уговоры. Он поздоровался с мамой, правда поговорить им я не дала, а то мало ли что наговорит, а Макс - парень горячий, еще полезет с Королёвым разбираться! Хотя, какой же он парень? Мужчина. У него и ребенок. Это я никак не могу привыкнуть к тому, что он далеко не тот уже старший братишка, который всегда оберегал младшую сестренку. Вырос. И я выросла. Вот только ему повезло больше - его не била жизнь раз *дцать одними и теми же граблями по одному и тому же месту. А мне, видно, так суждено. Что ж, я больше не совершу подобной ошибки.
   -- Куда поедем, принцесса? -- поинтересовался брат, а я поморщилась от навеянных воспоминаний.
   -- Не называй меня так! Мне все равно, куда повезешь.
   -- Хорошо, ангелочек! -- еще лучше! Ну, Макс!
   -- И так тоже не надо, поехали лучше, -- попросила я, одевая шлем и усаживаясь за его спиной поудобнее. Брат пожал плечами и завел своего "монстра". Я обхватила его за талию, и мы рванули с места.
   Почему-то даже не пугало то, что дороги скользкие, а с неба временами льет дождь. Оно само точно передавало мое душевное состояние: тяжелое, темно-серое, с низкими дождевыми облаками. В какой-то миг сквозь тучи прорезались лучи солнца, немного озаряя дорогу. Краски окружающего мира как-то сразу поменялись, делая его менее мрачным. Но едва мы отъехали километров на двадцать от города, солнце скрылось из виду, будто проводило. Как бы то ни было, оно вселило кусочек надежды. Я полностью изгнала мысль о том, чтобы разжать руки и рухнуть на дорогу, под колеса машинам. Хорошо, что никто не знал об этой мысли, кроме меня.
   "Колёса крутились, мотор ревел. Словно ракета вперед я летел. Дорога пуста - на ней нет преград. Она приведёт меня в рай или в ад!" - вертелись у меня в голове строчки. Скорее в ад, чем в рай. Впрочем, подозреваю, мой персональный ад как раз и наступил. Я вернусь в школу, буду вести себя как обычно (насколько это возможно), пока достоверно не узнаю, что Королёв - шпион вражеской организации.
   Мы приехали в соседний городок (до него было от моего города всего километров семьдесят). Небольшой, провинциальный, но в нем было очень уютно. Макс не спеша подрулил к кафешке, заглушил мотор, помог слезть, затем пригласил меня внутрь. Шлемы мы взяли с собой.
   -- Ну, рассказывай, что случилось? -- начал расспросы брат, заказав по чашке кофе с булочкой. Он поставил локти на стол и подбородком оперся на сложенные руки, пристально на меня смотря. Я прикусила губу, думая, что сказать.
   -- В общем, один человек... очень серьезно меня обманул... -- осторожно подбирая слова, начала я, но Жаров меня перебил:
   -- Королёв, да?
   -- Нет! С чего ты взял? -- я всеми силами пыталась скрыть досаду, и, кажется, это удалось. Брат лишь поднял бровь. -- Не важно, кто. В общем, меня это очень расстроило. Вот такие дела.
   -- Значит, ты не скажешь, кто это был? -- сделал еще одну попытку Макс. Я покачала головой. Главное, не проболтаться, что это "он". В этот момент принесли наш заказ.
   Спустя минут пятнадцать мы уже мчались по трассе обратно. Начал накрапывать дождь. Снова. Это нервировало, честно говоря. Стало нервировать, потому что я уже успокоилась и стала соображать мозгом, а не другой частью тела. Однозначно могу сказать, что мне значительно полегчало. Гонки на мотоцикле всегда этому способствовали.
   Макс довез меня до дома, сдал на руки маме и попрощался, потому что ему надо было домой. Я поблагодарила брата за поездку, затем сказала маме, что пойду спать, заперлась в комнате и стала слушать музыку. Было чертовски грустно. На улице снова пошел дождь. Казалось, что скользящие по оконному стеклу капли дождя - это слезы. Впрочем, так и было. Природа плакала по ушедшему лету. А я скорбела по тем чудесным дням. Несмотря на обман, мне с Ваней было очень хорошо. Не знаю, насколько хорошо мне удастся играть, но я постараюсь притворяться, что ничего не изменилось. По крайней мере, до того момента, как однозначно не станет известно. Теперь просто буду осторожней...
   На следующее утро я встала очень невыспавшейся и разбитой. Идти никуда не хотелось. За мной заехал Макс, и мы вместе отправились в школу. Честно говоря, мне уже даже плевать было на одноклассников и прочих людей, мне было плевать на то, что они скажут. Все, о чем я надеялась - чтобы Ваня все-таки не оказался шпионом...
   Все свое плохое настроение я свалила на недосып, что, впрочем, не было далеко от правды. Я улыбалась, периодически смеялась шуткам Королёва, но в душе было пусто и больно. В какой-то момент я попросила его, чтобы он обнял меня. Хотелось почти в последний раз насладиться этим ощущением полной защищенности. Как только моя интуиция меня подвела? Осечка...
   -- Все в порядке? -- поинтересовался парень, устраиваясь поудобнее. Он опирался пятой точкой на подоконник, прижимая меня спиной к себе.
   -- Да... а что? -- немного напряженно ответила я. Не люблю врать. Но ты первый начал, Вань... ты первый... и пока достоверно не проверится, я не знаю, что мне делать... кто знает, может, ты просто за мной следил, а жучок подбросил кто-то другой? Эта мысль меня внезапно успокоила. Действительно, может, он просто за мной шел, догнать хотел? И в этот момент я расслабилась.
   -- Да нет, ничего, -- Королёв устроил свой подбородок на моей макушке. И как только умудрился? Хотя, я немного вниз сползла. Я накрыла его руки своими. Господи, пусть Ваня не будет шпионом, прошу тебя!
  

***

  
   Никаких подтверждений не поступало, и я постепенно убедила себя в мысли, что Ваня просто оказался не в то время не в том месте. По-прежнему было спокойно рядом с ним. Ну, не может так быть с врагом!
   Уже наступил декабрь. Приближался Новый Год. Погода стояла, как в стихотворении Пушкина: "Мороз и солнце!". Только вот день не очень-то чудесный был. Во время большой перемены мне позвонила Вика. Поздоровалась и поинтересовалась, нет ли рядом Королёва. Это меня напрягло. Но я вышла из класса в коридор, чтобы не было посторонних. Ваня махнул головой, мол, кто там. Я неопределенно пожала плечами, мол все в порядке. Парень кивнул.
   -- Ну, что там у тебя?
   -- Вась, только не падай. Все подтвердилось! -- невесело сказала подруга.
   -- Ты о чем? -- решила переспросить я, понимая, что просто продлеваю свою агонию.
   -- Он шпион. Королёв... прости...
   Я сбросила звонок и опустила руки. Хорошо что сумка была со мной. Медленно направилась в сторону выхода. Скорее услышала, чем почувствовала, что Королёв вышел вслед за мной. Ускорила шаг. Деваться было некуда. Заскочила в мужской туалет (благо там никого не было). Быстро распахнула окно, вылезла наружу и по карнизу осторожно переместилась за угол здания. Дальше была почти отвесная стена, но глаза уже знакомо искали и находили щели, за которые можно зацепиться. Было дико холодно, пальцы замерзали, но я спускалась. Зазвонил в кармане телефон. Я даже не помнила, как положила его туда! "Ангел и Демон"... что ж, я думаю, он все понял. Я не собираюсь брать трубку! Я номер сменю. И вообще, наверное, перейду в другую школу... или нет. Посмотрим...
   Когда я вошла в школу, меня стоял и ждал... Макс. Причем явно ждал меня! Руки скрещены на груди, глаза прищурены. Так, он же не мог видеть моего спуска, да?
   -- Здравствуй, Василиса.
   -- Здравствуйте, Максим... Евгеньевич, -- не сразу вспомнила я отчество брата. Я мимо него прошла за своей курткой, затем к выходу. Он схватил меня за руку. Я выдернула ее и качнула головой. -- Не сейчас, прошу, мне надо домой.
   -- Это что за фокусы на стене? -- прошипел брат. Я прикрыла глаза. Значит видел. -- Твоя мать вообще знает, чем ты занимаешься?!
   -- Макс, давай дома поговорим! Ты приедешь, и мы спокойно во всем разберемся... не сейчас... пойми, братишка! Мне сейчас значительно хуже, чем было месяц назад... Пусти! -- несколько громче, чем надо было сказала я. И, кажется, меня услышал тот, для чьих ушей это было абсолютно не предназначено: Свиридова. Что ж, сейчас мне по барабану. Пусть говорит, что хочет. Достанет - вмажу по физиономии...
   Дома я оказалась через пятнадцать минут. Почти рекордное время, особенно зимой. Плюс было дико холодно ногам, потому что я забыла переодеть сменку и вышла в кедах. К счастью, меня никто не поджидал. Я была абсолютно не готова к диалогам. Дома я поплакала, посрывала злость на бумаге (на посуде в этот раз не решилась), а затем разделась до футболки и трусов и на заднем дворе бросилась в снег. Я не собиралась ничего себе отмораживать. Лишь немного охладиться. После быстро забежала в дом и растерлась полотенцем. Вроде бы помогло прийти в себя. Частично.
   Я позвонила Вике и заказала кучу алкоголя. Никогда не заливаю горе, но никогда не было настолько плохо. Плевать, что будет завтра, сегодня я хочу напиться! Девчонки приехали вдвоем, вернее, их привез Рома, но потом уехал. Они привезли несколько бутылок шампанского и две бутылки "White Horse". Не люблю виски, но в этот раз я взяла именно его. Первая бутылка кончилась довольно быстро, а у второй мне не дали даже до половины допить. Вроде. Ну, и слава Богу! Потому что я и так уже ничего не помнила...
  

***

  
   Утро началось с тяжелой головы. Мы втроем вповалку валялись на моей кровати. Как дошли - не помню, но это и не удивительно. Меня больше волнует, приходил ли Макс или нет? И в какой момент пришла мама? Я тогда уже в состоянии нестояния была или все-таки бегала? Сложный вопрос...
   Кряхтя, я выпутала свои части тела из-под рук-ног подруг, поднялась и, потирая лицо руками, направилась вниз. Судя по звукам, донесшимся до меня, когда я открыла дверь, кто-то хозяйничал на кухне. Наверное, мама рано встала. Однако когда я спустилась вниз, поняла, что жестоко ошиблись. На кухне хозяйничала вовсе не мама, а мой драгоценный братец. Черт!
   -- Ты что здесь делаешь? -- слегка охрипшим голосом поинтересовалась я, доставая стакан и наливая себе водички.
   -- И это вместо "доброго утра"! -- притворно возмутился Макс. Я лишь поморщилась. Затем залпом выпила воду и опустилась на табурет.
   -- И как давно ты здесь?
   Оказалось, давно. Жаров пришел еще вчера вечером, как мы и договорились. Это было печально, потому что на тот момент мы с девчонками были безнадежно пьяны. Братец от такого зрелища, мягко говоря, выпал в осадок. Но мы ухватили его под белы рученьки и утянули за стол. От алкоголя Макс благоразумно отказался... а вот излияния моей пьяной души выслушал. Как выяснилось, рассказала я ему абсолютно все. И как стала шпионом, и как обучалась, и как страдала по Королеву, и как эта сволочь меня обманул!.. И куда только девался весь профессионализм, позволяющий даже в нестоящем состоянии сохранять тайны?
   -- Могла бы, между прочим, сразу все рассказать! -- слегка обиделся Макс. -- Ведь мать твоя знает, так? -- приподнял он брови. Я кивнула, а брат покачал головой. Нефиг, дорогой мой. Чем меньше человек об этом знает, тем лучше для всех. В первую очередь для них самих. -- По крайней мере, если меня схватят вражеские агенты, я буду знать, за что! -- усмехнулся Жаров.
   -- Глупая шутка! -- нахмурилась я. -- Ты вообще этого не слышал, я тебе ничего не рассказывала. Черт, надо следить, с кем и сколько пью!
   -- Все настолько серьезно?
   -- А то! -- вздохнула я и поднялась. -- Пойду наверх, еще полежу. Кстати, я так понимаю, что мама не приходила домой.
   -- Ты, наверное, не помнишь, но она позвонила и сказала, что ночует у одного человека. Какого - не уточнила, а я не настаивал. Придет, сама узнавай. Я лезу только в твои личные дела.
   -- Ну, спасибо! -- фыркнула я, поднимаясь по лестнице. Сзади раздался смех. Ну, брательник!

***

   Школа была послана далеко и надолго. Я всем говорила, что заболела. Даже Ольга не знала истинной причины моего отсутствия. Мама поняла меня. Она так и не раскололась, у кого была той ночью. Сказала лишь, что скоро нас познакомит. Жду - не дождусь!
   Я заперлась на даче, ни на чьи звонки не отвечала. Теперь мне стали понятны многие поступки Королева: он просто хотел заполучить мое доверие. Наверное, так больно мне никогда не было. Хуже всего то, что я позволила себе обманываться. Я не распознала истинное лицо шпиона, прячущегося под маской школьника. Не удивлюсь, если ему около двадцати, ведь я сначала именно так и предположила... А он взломал базу и изменил данные. Черт, я до сих пор не могу поверить!
   Наконец, я решилась и пошла в школу. Это было невыносимо, но перед всеми надо было притвориться, что я просто болела. Даже перед Королёвым. Это было труднее всего. Но он меня расколол. Почти сразу. По крайней мере, я ловила на себе его подозрительный взгляд. На переменах держалась рядом с Лорой или бегала в туалет, а после школы меня забирал на машине брат. Гулять я отказывалась, оправдываясь еще не до конца прошедшей болезнью. Но так долго продолжаться не могло.
   -- Что случилось? -- поймал меня после уроков Ваня спустя неделю после того, как я вернулась в школу. Макс еще не успел подойти. Я состроила недоуменные глаза. -- Ты меня избегаешь!
   -- Да так... абсолютно ничего... ну, если не учитывать, как ты меня обманывал, -- пожала плечами я, попытавшись удалиться. Но не тут то было! Королёв схватил меня за предплечье и, внимательно оглядев все вокруг себя (как назло в коридоре, где мы находились, было пусто), затащил в будто специально открытый рядом с нами кабинет, захлопнув дверь.
   -- А теперь по порядку! -- Ваня встал у двери так, чтобы я не могла подойти к двери, и скрестил руки на груди. Я усмехнулась. Мда... я в не очень хорошее положение попала. Но что я могу поделать? Не получается ему врать!
   -- Тебя раскрыли, дорогуша. И в чем состояло твое задание? Вывести меня из строя?
   -- Ты о чем? -- пошел в несознанку Королёв, а я почти ему поверила. Почти, потому что я уже точно знала, что он не тот, за кого себя выдает.
   -- Шпион, Ванечка, шпион... Хотя, я не уверена, что тебя зовут именно так! -- я присела на край учительского стола, готовая в любой момент вскочить.
   -- Вась, ты романов начиталась? Или это ролевая игра такая? -- Ваня стал приближаться, я поднялась и стала отступать. Глупый, ты уже спалился, когда затащил меня в кабинет.
   -- Хотелось бы так думать, хотелось бы... -- покачала я головой. -- И как же твое настоящее имя?
   -- Иван Васильевич Королев, -- парень притеснил меня к стене.
   -- А лет сколько?
   -- Двадцать один, -- усмехнулся парень. Сознался. Что ж, мне стало немного легче. -- И моим заданием было узнать тебя получше... и максимально безопасно вывести из строя.
   -- Узнал?
   -- Да. Но из строя вывела ты меня, -- усмехнулся Королёв и внезапно поцеловал. Очень сильно и властно. Мои ноги подкосились, но я нашла в себе силы и укусила его за губу. Шпион зашипел и временно выпустил мои руки, ранее прижатые к стене. Тогда я добила его пинком по голени и убежала. Ноги моей в этой школе не будет! Пусть Ольга делает, что хочет. Или пусть выгоняет Королёва.

***

   Мы пришли к консенсусу. Я перешла на индивидуальное обучение. Так даже было проще. Ко мне "типо" ходили учителя, и я "типо" занималась. Освободилось больше времени. В принципе, оценки у меня и так хорошие будут, а ЕГЭ я сдам. Это не очень большая проблема. Я все-таки решила, что буду поступать на дизайнера, а туда нужны русский да литература с историей. Ну, математика, понятное дело, обязательна для сдачи. Впрочем, никаких проблем ни с одним из этих предметов у меня нет.
   Королёв пытался со мной поговорить, несколько раз приезжал к моему дому, но я не открывала ему ворота. Звонки сбрасывала, а потом вовсе поменяла номер телефона. Впрочем, это не помогло. Он добыл мой номер. Это откровенно бесило. Так прошел остаток времени до нового года. Как и прошлый его я встречала вместе с семьей. Только теперь к нам добавился еще один человек, мамин ухажер. Она нас познакомила за неделю до начала праздников.
   Его звали Кирилл Анатольевич Фомин. Мама как-то невнятно объяснила, как они познакомились, но я не настаивала. Мужчине было немного за сорок, довольно подтянутый, высокий, голубоглазый с темно-русыми короткими волосами, на голове уже начала образовываться лысина. Фомин был директором какой-то довольно крупной фирмы, занимающейся мебелью. Я проверила по базе, так и было. Естественно, маме я ничего не сказала. Однако этот мамин ухажер вызывал у меня подозрение. Вроде обычный человек, хороший, но что-то цепляло меня. Либо он был слишком идеальным, либо еще что...
   При нашем знакомстве он заявил, чтобы я звала его просто Кириллом и на "ты". Я удивилась, но все равно выкала, хоть и называла его просто Кириллом.
   Жаровым мужчина понравился. Я пожала плечами и решила забить. Главное, что мама счастлива, а это было видно невооруженным глазом.
   Незаметно прошли зимние каникулы. Мы встречались с Лорой, я пару раз ходила к ней в гости, и она ко мне тоже. Все интересовалась, почему я перешла на индивидуальное, а я лишь уклончиво отвечала. Я же осторожно интересовалась, как там дела у Королева. Оказалось, не очень!
   -- Ты представляешь, он совсем съехал, когда ты ушла. Учиться перестал. Ходит злобный, как черт, лишь Мира к себе подпускает. А мне без тебя одиноко, возвращайся, а?
   Я лишь усмехалась и качала головой. Вряд ли я вернусь до конца года.
   А ночами я очень долго лежала, ворочаясь, на кровати и не могла уснуть, а когда засыпала, мне снился Королёв. Периодически это были очень хорошие сны. Мы снова были вместе, никто из нас не был связан ни с какими спецслужбами. Но иногда это были сущие кошмары! Он сдавал меня агентам конкурирующих организаций или с холодной улыбкой, глядя мне в глаза, нажимал на курок пистолета, направленный мне в грудь или в голову. И не каждый раз после такого я могла проснуться. Если же просыпалась, то сворачивалась на кровати в клубочек и тихо плакала. А мама ни разу не засекла этого. Вроде как существует связь между дочерью и матерью на такие случаи... но это все ерунда! Убедилась на собственном опыте...
   Наверное, во мне проснулась великая Актриса, потому что никто не замечал, что происходит со мной. Как меня разрывает изнутри, а трещины замерзают, остужая душу и заковывая ее и сердце в ледяной панцирь. Дни стали одинаковыми и серыми. Прежние занятия перестали приносить удовольствие. Я больше не рисовала. Не могла.

***

   В этом году зима очень затянулась. В середине марта город завалило, причем конкретно. Такая метель была только один раз за эту зиму, в декабре. Никаких операций, связанных с загородными домами мы, понятное дело, не проводили. Только в офисах. Я решила немного поменять квалификацию и периодически устраивалась на работу к подозреваемым или просто была кем-то вроде подсадной утки или живца. Друзья этого не одобряли, Ольга и шеф тоже, а мне было по барабану.
   В начале апреля у нас должны были быть пробники. Я честно отвлеклась от всех заданий и решила подготовиться. Позвала в гости Лору. Нет, мы готовились... первые два дня. Дальше начались песни (с ее стороны) и пляски (с моей), было весело. Потом нас засекла мама и вставила нам по первое число. Пришлось снова садиться за учебники и делать шпоры по аргументам для русского и формулам для математики.
   На русском оказалась я, к счастью, в разных аудиториях с Королёвым. Быстро сделала часть А, В, аккуратно списала сочинение из С. В итоге прошло чуть меньше двух из положенных трех часов. А вот вышли в холл (пробный мы писали в своей школе и со своими учителями) с Ваней мы одновременно. сердце сразу защемило, но я постаралась не показать этого, быстро одев на себя куртку и вылетая на улицу. Все-таки не зря я договорилась с Ромой, и он встречал меня на машине.
   -- Вась, постой, позволь мне поговорить с тобой, -- раздался вслед его крик, но я не остановилась. Цель в лице автомобиля была близка, и я рванула бегом, запрыгнула на заднее сидение, и друг сразу же стартанул. Я обернулась ­- Королёв раздосадовано махнул рукой. Я вернулась в исходное положение и, спрятав лицо в ладонях, беззвучно разрыдалась. Господи, ну, почему все так тяжело?!
   -- На, возьми! -- я посмотрела на Рому, тот протягивал мне бутылку с водой. Я благодарно улыбнулась парню, вытерла слезы и сделала несколько глотков. -- Успокойся, все будет в порядке.
   -- Сомневаюсь... Ладно, остается пережить как-то эту неделю до следующего четверга и сам четверг. Потом можно будет развлекаться до настоящего ЕГЭ.
   -- Да, а мы тебе поможем, -- подмигнул мне Рома и, отвернувшись, снова тронулся. Я даже не заметила, как мы остановились. Для хорошего агента это плохо. А я больше, чем хороший агент!..
   Как бы то ни было, жизнь шла своим чередом. Потихоньку боль в сердце затихла. Не до конца...
   Это была суббота, вечер. Не совсем темно, но достаточно. Я уставшая вернулась с дачи - мы с девчонками разгребали накопившиеся за зиму вещи. Мама с Фоминым о чем-то ворковали в зале, поэтому я поздоровалась и поползла к себе в комнату, начав раздеваться. К комнате я подошла уже в одном лифаке и трусах. Не включая свет, зашвырнула одежду в угол и уже потянулась к застежке лифчика, как со стороны кровати раздался голос:
   -- Нет, я, конечно, не против стриптиза, но, думаю, лучше все-таки повременить.
   -- Какого черта?! -- вскрикнула я, пытаясь прикрыться руками. Спустя пару минут до меня дошло, что это бесполезно. И одежда ни пойми где!
   -- На, держи, а то ты совсем с ума сойдешь! -- хмыкнул Королёв, протягивая мне покрывало с моей же собственной кровати!
   -- Ты... какого черта здесь делаешь?! -- да, я повторяюсь. Но остальные слова, вертевшиеся на языке, были исключительно матерные. Как он проник в мой дом?
   -- В гости решил наведаться, -- по звуку голоса я догадалась, что парень улыбнулся. -- А если серьезно, то нам надо поговорить.
   -- Вон отсюда! Иначе буду кричать!
   А ведь я ничего не смогу с ним сделать! Он гораздо сильнее и подготовленнее меня. Послать сигнал SOS ребятам тоже не могу - все приборы как назло остались в штанах, которые я зашвырнула в неизвестном направлении.
   -- Вась, не надо, я просто хочу поговорить, -- в голосе послышались умоляющие нотки. Парень стал приближаться ко мне. Я ощутила это всей кожей. Как никогда хотелось плюнуть на все и обнять Ваню, поцеловать его... стоп, Василиса, ты не о том думаешь.
   -- Уходи... -- где, где мой приказной тон? Это больше похоже на жалобные стоны раненной лошади. -- Я прошу тебя. Я не хочу тебя видеть. Это больно. Уходи.
   -- Ангелок... -- Королёв коснулся кончиками пальцев моей щеки. Я всхлипнула, однако отстранилась. Не поддаваться.
   -- Не называй меня так. Уходи, Ваня... -- да, я это сделала. Назвала по имени. Вдох-выдох. Спокойствие, только спокойствие. Как там еще Карлсон говорил? "Ерунда, дело-то житейское". Не совсем житейское, правда.
   -- Хорошо, -- с горечью усмехнулся шпион, -- но мы на этом не закончили! -- он развернулся и направился к окну. На фоне света, лившегося из окна, я прекрасно видела королёвский силуэт. Одно плавное движение, и парень оказался снаружи. Я бросилась посмотреть, но заметила лишь очертание человека, растворившегося в темноте, за пределами фонарей.
   Далее я просто дошла до кровати, обессиленно опустилась на нее и спрятала лицо в ладони. Боже, за что мне это? Чем я провинилась?..
   Следующим вопросом было то, как Королёв проник ко мне в дом. Я почти уверена, что через окно он этого сделать не мог. В конце концов, я сама несколько раз пыталась это сделать... попу отбила знатно. Возможно было только вылезти из окна, что шпион как раз и продемонстрировал. Про тайный ход из дома он тоже не смог бы догадаться... наверное. И вообще, что я гадаю? Есть же камеры наблюдения!
   Я пошла в ванную, умылась, привела себя в порядок, переоделась, а затем направилась в подвал, чтобы проверить камеры наблюдения. Пока загружалась программа, сгоняла на кухню и сделала себе перекус. Попутно отметила, что мама со своим кавалером уже куда-то смылись. Наверное, в ресторан или еще куда, потому что их верхней одежды на вешалке не было и обувь тоже исчезла.
   К моему возвращению программа окончательно загрузила все видеозаписи, и я начала их просмотр. Решила, что раньше часов двух ­- трех парень вряд ли бы появился, но на всякий случай начала с полудня. Вот мама выходила куда-то... а, в магаз: через полчаса она вернулась с пакетами. Так, это перематываем... посмотрим пока изображение с другой камеры. На ней, в принципе, тоже ничего интересного... ладно...
   Бутерброды кончились, чай тоже. Я закусила губу, тяжко вздохнув, остановила воспроизведение и потащилась на кухню. Кажется, я в холодильнике видела коробку шоколадных конфет. Надо же чем-то нервы заедать! Еще в холодильнике обнаружился питьевой йогурт. Его я тоже прихватила с собой.
   Видео снова было запущено. Я запивала конфеты йогуртом. Вот камера зафиксировала приход Фомина. Он явился при параде, с цветами. Я даже хихикнула, насколько эти взрослые бывают иногда смешными. Хммм... до моего появления всего полчаса. Стоп, а это что? Как?! Я встряхнула головой и перемотала запись. Но ни комп, ни мои глаза меня не обманывали! Королёв действительно зашел через ворота... ему открыли их. И дверь открыли... но не мама, нет, она не могла такого сделать! Она же в курсе, кто такой этот парень. Фух, это действительно оказалась не мама. Хотя, от этого было не легче.
   Я переключилась на ту камеру, которая была в доме. Так и есть. Мама поднялась зачем-то наверх, а Фомин, озираясь, прокрался к домофону. Я же проверила этого мужчину! Что за чертовщина творится, мать вашу?!
  

Глава 2

   А потом все пошло как-то наперекосяк. Предметы валились из рук, я делала ошибки... вроде незначительные... однако лавину в горах начинает маленький камушек...
   Прийти в себя помогла мама. Я ей не говорила сначала, но она заметила мой пришибленный вид и спросила, что случилось. Раскололась не сразу, однако потом за чашечкой чая все выложила. Некоторое время мама просидела в задумчивости, потом встала и развила бурную деятельность: мытье посуды, уборку по дому. Такое бывало только тогда, когда она сильно нервничала. Наконец, она вернулась ко мне (а я все так же продолжала сидеть с задумчивым видом, сжимая чашку в руках), изъяла эту самую чашку и устроила промывку мозгов. Так, как это умеют делать мамы. Все резко встало на свои места. Она посоветовала мне проверить Фомина, но не по базе, а влезть в его дом. Честно говоря, я была в шоке. Моя первая фраза была "Кто ты и что ты сделала с моей мамой?", потому что это был первый раз, когда она просила влезть в ее жизнь с помощью моих "шпионских штучек".
   -- А ты что будешь делать? -- полюбопытствовала я.
   -- Постараюсь сделать вид, будто ничего не произошло. Надеюсь, актриса из меня получится не хуже, чем из тебя, -- улыбнулась мама, хотя это и вышло немного печально.
   Как бы то ни было, решение созрело. Я договорилась с Ромой, и в дом к маминому пока-еще-ухажеру мы собрались через месяц. Надо было досконально изучить его расписание, то, когда и по сколько он находится в своем доме, кто еще там живет и так далее. Также необходимо было разузнать обстановку с безопасностью, т.е. наличие и расположение камер наблюдения, охрану, время смены... У такого человека, думаю, все было на высшем уровне. Но если обычно всю эту информацию нам предоставляла контора, то теперь надо было поработать самостоятельно. Конечно, такое задание иногда стояло перед нами, но довольно редко, так что надо быть вдвойне осторожными. В чем-то пообещала помочь мать. Но, думаю, ее помощь окажется не слишком большой. Хотя, чем черт не шутит?
   Мама умудрилась выяснить распорядок охранников, примерно указала, где находятся камеры. Вот в кого я со своими шпионскими штучками пошла. Хорошо, что Кирилл Анатольевич этого не заметил. Так у мамы даже фотки оказались с определенными важными объектами. Правда, все эти объекты были на заднем плане, но грех жаловаться! Планировку дома получила, местонахождение большего количества камер. Так что все довольно-таки очешуенно, как любит выражаться Лорелея...

***

   "Я очень виноват, прости меня. Надо было все сразу рассказать... а я дурак!..
   Прошу прощенья вновь и вновь...
Прости за слезы и любовь,
За муки, боль и суету ­-
За все прощения прошу!
Поверь мне, я тебя люблю,
И ни за что не отпущу,
И никуда я не уйду,
А лучше ночью навещу!"
   Такое послание нашла я у себя на кровати вместе с красной розой. Прошло где-то недели две с момента появления Королёва в моей спальне. Как этот наглый шпион проник сюда в очередной раз, для меня осталось загадкой. Он, видно, издевается надо мной! Особенно меня напрягает фраза про "ночью навещу". Может, конечно, рифмы другой не нашлось, но я склоняюсь больше к мнению, что этот паршивец может легко сдержать свое обещание и заявиться ко мне ночью.
   Следующий "опус" я нашла через пару дней. На этот раз он сопровождался белой розой:
   "Скажи, зачем ты отвергаешь?
   Я пал... А все виною - ты!
   Молчи! Дай, я все сам узнаю...
   Пал жертвой дивной красоты!
   Еще вчера казалось -
   Все хорошо у нас с тобой...
   Но вот сегодня не задалось...
   И снова непонятный бой!
   За что мы бьемся? что - победа?
   Не скажешь... догадаюсь сам:
   Не можем мы любви отведать...
   Но жажду верить в чудеса!
   Быть может, завтра будет чудо:
   Сменишь на милость гнев свой ты...
   Но знай: с тобой всегда я буду,
   Ведь пал я жертвой красоты!"
   После этого я постаралась по максимуму увеличить охрану. В контору решила не обращаться, своими силами справлюсь. Что-то не хочется шефа еще этим напрягать. А лазейку Королёва я все-таки найду, чего бы мне это не стоило!..
   Камеры упорно не засекали появления этого нахального шпиона. Я столько раз переустанавливала систему, ставила лучшие защиты от взлома, даже Олега вызывала.... но ничего! Справиться с Королевым не получалось. Многочисленные записки возникали у меня в комнате, на кухне, даже в ванной на зеркале было помадой (моей, между прочим) было выведено "Прости Ивана-дурачка". Эх, Ваня-Ваня! Что ж ты так издеваешься надо мной? Мог бы просто убить (или как там еще устраняют?), и дело с концом... но нет, изображает какую-то глупую влюбленность!

***

   Наступил май. Мы были полностью подготовлены к проникновению в дом Фомина. Хорошо, что мы не отдел "Миссия невыполнима", хотя у нас есть нечто вроде такого. И я далеко не Итан Хант... хотя, может быть, и жаль, что это не так. Больше бы возможностей было бы. Впрочем, я отошла от темы.
   Я уговорила маму уехать с Фоминым куда-нибудь на вечер, а лучше на всю ночь, чтобы у нас точно была возможность действий. Скрипя сердце мама согласилась. Они собрались куда-то за город. Причем, большой компанией. Несколько маминых друзей, несколько его. Так что отпускать маму мне было не так страшно.
   Блин, я иногда жалею, что пошла на это чертово собеседование! Хотя, с другой стороны, я не познакомилась бы с Викой, Натой и Ромкой... во всем есть свои плюсы и минусы. И неизвестно, когда плюс перевесит минус. Очень часто может быть, что малюсенький минус перевешивает огромный плюс. И наоборот. Тут уж не угадаешь и ничего не вернешь. Нет такого дня "соверши все сначала". Это было бы слишком просто. Мы, люди, должны просто жить. Может, не поддаваясь течению жизни, поступая по велению сердца, но прислушиваясь к разуму. Кажется, это не так сложно. На первый взгляд. Однако в настоящей жизни у многих не получается так жить. Да это трудно, но, как говорил Л.Н.Толстой, "надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться, а спокойствие - душевная подлость"...
   И я снова отвлеклась...
   Это была суббота. Мы решили (читай: я решила), что Ромка будет сидеть в нашем минивене, а я проникну в дом Фомина одна. Все-таки это больше семейное дело. Кстати, "дом" - это уменьшенное название. Скорее, домина или особняк. Потому что он реально был огромен!
   Сначала напарник перехватил управление над видеокамерами. Не сразу, правда. Я же в это время проверяла оборудование, настраивала микрофон с передатчиком и наушником, чтобы ничего не выпало, не потерялось. Повторила несколько раз про себя план, убеждаясь, что ничего не забыла. Мне надо было проникнуть в кабинет Кирилла Анатольевича, найти какие-нибудь документы, подтверждающие его причастность к шпионам, зафоткать все и смыться. Если найду, конечно. Впрочем, там могут быть тайники... эхехех, тяжела шпионская доля!
   Первая часть плана прошла, как по писанному: я перелезла через забор (немаленький, кстати. пришлось воспользоваться крюком с веревкой, потому что подсаживать некому было бы, а сама никак), миновала собак (кусочище колбасы очень пригодился), камеры на всякий случай, переждала за кустом охранника. Ждать пришлось минут пять: дядя решил подышать воздухом, затем закурил сигаретку. Наконец, он вернулся в будку охранников, а я обошла тихонько дом и, прицелившись, закинула на крышу крюк с веревкой. На втором и последнем этаже было открыто окно. Главное, чтобы в той комнате никого не оказалось. Мне повезло. Даже дверь не пришлось взламывать, чтобы выйти. А вот дальше начались проблемы, я не знала где нахожусь. Мама объяснила и нарисовала план, как добраться до кабинета, вот только мы не подумали, что этот путь начинался от лестницы, коих вообще-то две (впрочем, она оба пути нарисовала), ее местонахождение неизвестно, и даже если я ее найду не сразу можно определить, какая это лестница...
   В общем, я пошла налево по коридору. А он широкий, в некоторых местах есть гардины, за которыми можно удачно спрятаться. Крадусь я от гардины к гардине, и вдруг слышу шаги, замешкалась на секунду (потому что одну гардину я прошла буквально мгновение назад), как из-за шторы высунулись руки, схватили меня и затащили внутрь, попутно закрыв мне рот. Я попыталась сопротивляться, забыв, что меня могут засечь, но меня схватили очень профессионально. Пошевелиться было невозможно.
   -- Василек, что у тебя происходит? -- звучал в наушнике голос Ромы. -- Ты в порядке?
   -- Если ты не будешь драться, то я тебя отпущу, -- прошептал неизвестный, а мое сердце замерло. Затем я все-таки кивнула. Меня отпустили, и я шепотом сказала, что все почти в порядке. После я посмотрела на "неизвестного", который осторожно выглядывал из-за гардины. Выдохнула несколько раз, чтобы успокоиться, но это не особо помогло. Наконец, шпион махнул мне рукой и сам вылез наружу.
   -- Какого черта ты здесь делаешь? -- зашипела я.
   -- Могу задать тот же вопрос тебе, -- парировал Королёв. Я схватилась за голову. Это еще было и от того, что Ромка стал вопить, чтобы я не связывалась с моим одноклассником и убиралась подобру-поздорову.
   -- Просто я выяснила, кто впустил тебя в мой дом...
   -- О, не думал, что ты так "быстро" окажешься здесь! -- съязвил парень.
   -- И что ты тут делаешь? -- все-таки спросила я, осторожно вытаскивая наушник из уха.
   -- О, это долгая история, -- хмыкнул шпион. -- Вкратце: я заподозрил шефа в том, что он меня очень крупно обманул в одном личном деле. Теперь хочу проверить свою теорию. Думаю, нам с тобой по пути в его кабинет. Кроме того, я так понимаю, ты не знаешь, где он находится, а вот я там был несколько раз.
   Здравый смысл и ор, доносящийся из болтающегося наушника (это ж насколько кричать надо, чтоб мне, да и Ване, все было слышно?), советовали мне ни за что не соглашаться на данное приглашение. А вот интуиция - поверить. В принципе, последняя меня не особо подводила. Ведь Королёв, кроме душевного, физического вреда-то точно не причинил. Наоборот помогал и спасал всячески. И я решила: а будь, что будет! Даже если и ловушка, плевать. Маму жалко, да... но я устала. Причем именно за последний год... дико устала...
   -- Пошли, -- махнула я рукой, и Ваня направился в ту сторону, откуда я шла. Смешно. Еще смешнее стало после того, как мы прошли дверь в комнату, через окно которой я пролезла в дом. Кстати, никакой лестницы мы не проходили, но я поняла, что мы шли в нужном направлении - я увидела небольшой бюст Пушкина на постаменте (у каждого свои причуды). Его мама указывала на обоих путях. Он стоял как раз там, где эти пути встречались (потому что проходили по одному коридору, просто с противоположных сторон). Далее шел перпендикулярно небольшой коридорчик, оканчивающийся кожаной дверью, за которой, собственно, и был кабинет.
   -- Небо, подкрепление не нужно, я в порядке, -- шепнула я, пока Королёв взламывал замок. Наушник вернула на место. -- Ты сигнализацию выключил на всякий случай?
   -- Давно уже, -- недовольным голосом ответил друг. -- Иначе ты бы не залезла. Смотри осторожней там!
   -- Так точно! Следи за охраной! А то одного профукал уже!
   -- Извини...
   Королёв закончил взлом, и мы проникли в кабинет, закрыв за собой дверь. Кабинет был довольно большой. Посередине стоял массивный стол, на котором почти ничего не было за исключением пресс-папье, подставки с ручками и лампой. У стены был шкаф, рядом на подставке сейф. Печально. Защита на нем одна из лучших. Как же я не люблю это дело!..
   -- Тайник или сейф? -- поинтересовался партнер по взлому. Подумав, я выбрала тайник. Простукивала пол, стены. Проверила стол (а то вдруг будет, как в фильме "Сокровища нации", но ничего не обнаружила. Королёв возился с сейфом. Я предложила поменяться, парень не строил из себя дурака и согласился. Слава Богу, а то препирания сейчас совсем не нужны.
   Итак, сначала нужно разобраться с кодом. Блин, подорвать и то проще! По наушнику Рома диктовал инструкции. Так было значительно легче, чем если бы я сама попыталась бы вспомнить. Через пять минут сейф пискнул. Оказалось, что никакой дополнительной защиты не было. Даже странно как-то. Или Фомин не предполагал, что к нему влезут в дом? Видимо, нет.
   Я вытащила документы и положила их на стол. Засняла, в каком они положении находились. Мы с Королёвым стали разбирать их. Счета, счета... а вот это интересно! "Дело N110523" с пометкой "Совершенно секретно". Я открыла. Пролистала несколько страниц и вдруг наткнулась на запись "Мудров Роман Валерьевич. Допрос". Сначала до меня не дошло. Я встряхнула головой и снова посмотрела на имя. Оно не поменялось. Это шутка юмора такая, да? Далее обнаружилось фото. Такие же глаза, как у меня, форма носа... Боже мой! Это... дело моего отца?! Я стала фотографировать каждую страницу, чтобы потом прочитать на досуге.
   -- Так и знал! -- раздался возглас Вани. Я повернулась к нему. -- Сфоткай тоже, пожалуйста, -- попросил он. Я подчинилась. Позже в голове возник вопрос, а как он собирается забирать эти фото?..
   Я просмотрела еще документы, но такого интересного больше не обнаружила. Кое-что засняла еще, а затем стала складывать документы обратно. И вовремя!
   -- Васька, быстро убирайтесь оттуда! Хозяин возвращается... и очень спешит!...
   -- Твою мать! -- выругалась я и передала слова Ромки Ване. Тот быстро помог мне с сейфом, и мы выскочили из кабинета. -- Как выбираемся?
   -- Я пришел через забор, -- пожал плечами Королёв.
   -- Я тоже, но я не влезу.
   -- Помогу! Бегом! Где то окно, через которое ты забиралась?...
   Как мы бежали! Заскочили в ту комнату, я выкинула вниз веревку, и мы спешно стали съезжать вниз - в коридоре уже слышались шаги охранников. Ваня спустился первым, поймал меня, поставил на ноги, затем хватил за руку, и мы побежали дальше. Вслед нам неслись крики. Собакам я кинула еще шмат колбасы. Я удивилась, что они на нее купились, но потом выяснилось, что Ванька их опоил чем-то. Стена приближалась, и во мне поднималась паника. Раздался выстрел, который прошил землю рядом с нами. "Плохо стреляют" - злорадно подумала я. Королёв затормозил. И это был тот момент, когда мы прекрасно понимали друг друга без слов. Он подсадил меня, я ухватилась за край и подтянулась. Затем села наверху и обернулась. Ванька махнул рукой, мол, беги! Ага, щаз, размечтался! Я оглянулась в поисках дерева, но не заметила такового, поэтому вытащила из закромов еще одну веревку, сбросила ему вниз, с другим краем спустившись на землю за пределами участка Фомина. Пришлось приложить немалые усилия, чтобы удержать эту самую веревку, но я справилась. Мне страшно было от звуков пуль, врезавшихся в стену. Наконец, Ванька спрыгнул рядом со мной. Я облегченно выдохнула. Как он мне потом сказал, я очень вовремя его вытащила. Мы рванули дальше, я крикнула, чтобы Ромка завел машину и открыл дверцу. И тут мы успели. Удача явно была на нашей стороне. Я упала на сидение и нервно расхохоталась. Провела ладонью по лицу и облегченно выдохнула. Далее мой взгляд наткнулся на бледного Ваню. Данный вид мне не понравился.
   -- Ты в порядке?
   -- Меня слегка подстрелили, -- усмехнулся Ваня, сжав сразу губы и поморщившись. Я тут же обеспокоенно подскочила к нему. По руке растекалось кровавое пятно. -- В больницу нельзя.
   -- Тогда ко мне. Зажми рану. Ром, гони! -- я стала шарить по салону в поисках аптечки: в ней был жгут. Нашла, перетянула Ване руку выше ранения. Какие-то основы медицины мне давали, раны я умею зашивать, а пуля прошла навылет. Главное, дотерпеть до дома. Там все есть. -- Терпи, мой хороший! -- не осознавая, что говорю и что делаю, погладила парня по голове. Тот как-то сразу расслабился. Так и ехали. Я поглаживала Королёва по волосам, пока за окном мелькали дома.
   -- Век бы так сидел, -- хмыкнул бывший одноклассник. Голос его прозвучал бодрее. Тут до меня дошло, кого я глажу и утешаю... и я не сдвинулась с места. Давно об этом мечтала. А так можно оправдаться... перед собой.
   -- Приехали! Помощь нужна? -- раздался вдруг голос Ромки. Я даже вздрогнула, затем подхватила вещи и кивнула Королёву, мол, выходи. Он улыбнулся краешком губ, пытаясь не показать, что ему больно. Ну, крепись герой. Тебе еще предстоит операция, проведенная мной. А это страшно. Мне страшно.
   -- Нет, Ром, спасибо, езжай. Я тебе потом скажу, что добыла. Не волнуйся, -- я улыбнулась и махнула парню рукой, затем подхватила Королёва под здоровый локоть и аккуратно повела его к дому. Он пытался отстраниться, но я была упорна. В конце концов, он помог мне выбраться. Я в долгу. Да и просто мне нравится к нему прикасаться...
   Мамы дома не было. Хм, если Фомин вернулся, то где ж она? Я отправила Королёва на кухню , а сама, зажав телефон между плечом и щекой, доставала необходимые для зашивания раны предметы: иглу, нити, спирт, коньяк (это для обезболивания), ножницы... наконец, мама взяла трубку.
   -- Солнце, что-то случилось? -- абсолютно спокойным голосом поинтересовалась она. А еще в нем было недовольство.
   -- Хотела убедиться, что с тобой все в порядке. Я дома.
   -- Да? Ты молодец! Ну, давай, ты отвлекаешь меня. Я вернусь после обеда.
   -- Хорошо, мама, -- успокоилась я. -- Спокойной ночи! Люблю тебя!
   -- И я тебя. Сладких снов! Расскажешь потом... -- и мама положила трубку. Ну, хоть с ней все в порядке. Теперь следующий волнитель моих дум.
   Я вручила шпиону коньяк, и он сделал несколько больших глотков. Затем я отобрала бутыль и сняла жгут. Покосившись на парня, просто разрезала рукав. Он укоризненно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Я сама глотнула немного коньяка, затем обработала иглу спиртом, вставила нитку. Мне было чертовски страшно, потому что живого человека мне не приходилось еще зашивать.
   -- Давай, рассказывай, как ты докатился до жизни такой. Будешь отвлекать и меня, и себя.
   Начиналось все довольно банально. Жили-были мужчина и женщина. Как-то они встретились, влюбились друг в друга, поженились, и родилось у них двое детей: старшая - девочка, и младший - мальчик, Лена и Ваня. Все было бы хорошо, и всей катавасии не случилось бы, если бы в один ужасный день родители не попали в автомобильную аварию и не разбились. Ване тогда было 16 лет, его сестре - 18. Девочка оформила на себя опекунство. Но на этом неприятности не закончились. Спустя полгода на них вышло агентство. Не наше, другое. Они очень заинтересовались Ваней, который проявлял значительные успехи во многих областях: и в математике, и физике, и биохимии (странно, что он вообще ей занимался), и в спорте, а еще в театре.
   Я слушала и удивлялась, какая все-таки многогранная личность этот шпион! Если не привирает, конечно, но меня сомнения берут, потому что он все равно шипел периодически, но не позволил себе издать ни одного стона. Блин, как притворяться, так такие стоны выдает, а тут хоть бы пискнул! Ладно, в актерскую деятельность поверить легко, впрочем, во все остальное тоже. А если вспомнить о том, как Ваня поет...
   Они предложили заняться этой шпионской деятельностью, но Ваня отказался. Довольно долго они пытались его уговорить, но парень отказывался, наконец, в дело пошел шантаж. Началось с учебы, а закончилось тем, что они похитили Лену. Вот тогда Королёву пришлось согласиться. Она находилась под строгим контролем, а Ване приходилось делать все, что ему приказывают. Пришлось уйти из школы (хотя поддельный аттестат ему выдали), два года ушло на подготовку, а потом его отправляли на различные дела, большей частью связанные с устранением. Убийство не входило в его задания. Обычно. Но были два случая, о которых Ваня категорически отказался рассказывать. Ладно, придет время, и он расколется. В общем, несколько месяцев назад он заподозрил неладное. Ему показалось, что его сестру не так уж и удерживают, как ему говорят. И тогда он решил взломать сейф своего "шефа", чтобы найти документы. Ваня совсем не ожидал, что наткнется на меня. Впрочем, он порадовался, что так вышло. Я хмыкнула. В этот момент я как раз закончила перевязку.
   -- Все, солдат, штопка закончилась, -- слегка улыбнулась я, обрабатывая инструменты спиртом (да и руки тоже), а затем убирая их на место.
   -- Спасибо! -- Ваня поднялся и, подойдя со спины, обнял меня за талию. Я вздрогнула и сглотнула.
   -- Не.. надо... пусти... -- выдавила. Руки задрожали, я сжала их в кулаки, затем ухватилась за столешницу. Но этот... гад... мало того, что не отпустил, так еще и прижал к себе сильнее, зарывшись носом в мои волосы. Я чувствовала его дыхание, и это сбивало с толку. Губы как-то резко пересохли. Сердце стало биться чаще и сильнее. Дыхание тоже участилось. Глаза как-то сами собой закрылись, а голова склонилась на бок, открывая шею, чем сразу воспользовался парень. Его губы, едва касаясь, прошли от моего уха до плеча. Мозг упорно подавал сигналы сопротивления, но тело решило само. Я повернула голову, Ваня на мгновение замер, а затем осторожно коснулся моих губ своими. Я медленно развернулась в кольце его рук и коснулась ладонью его щеки. Его рука поднялась вверх по моей спине, заставляя меня прогнуться, и легла на шею. Наверное, взгляд у меня был одуревший. У него точно. Я с трудом нашла в себе силы оторваться и выдавила одно слово: -- Документы!
   -- Да, надо их посмотреть... -- медленно произнес шпион, не отрывая взгляда от моих губ. Я еле удержалась от того, чтобы не облизать их. Наконец, он с неохотой разжал объятия и отошел на шаг. Я отвернулась и слегка выдохнула, потом доубрала со стола и, захватив фотоаппарат, направилась к себе в комнату, махнув рукой Ване.
   Почему я ему так верю? Он же враг по идее! Или это все интуиция, которая никогда не ошибалась? Но все бывает в первый раз! А может, это - ощущение защищенности, когда он рядом со мной? Я не знаю... мне страшно! Я очень хочу ему верить, но в то же время и очень боюсь. А сейчас он идет за мной, я ощущаю его спиной, каждой клеточкой своего тела. Боже, это так похоже на один из дурацких любовных романов, которые я терпеть не могла! "И Розалинда покорилась страсти своего героя"... или нечто подобное.
   Я загрузила комп. За эти минуты, которые прошли с момента ухода из кухни, мы не произнесли ни слова. Мои руки все еще дрожали. Я не попала с первой попытки USB-проводом во вход на фотике. Потом положила фотоаппарат на стол и, прикрыв глаза, потянулась к мышке. Но наткнулась я на руку Вани. Свою сразу отдернула, испуганно открыв глаза. Парень внимательно посмотрел на меня, а затем на экран компьютера. Господи, Вася, успокойся! Я пододвинула еще один стул и села как можно дальше от Королёва. Невольно вспомнилась сцена из "Сумерек" Стефани Майер, когда главные герои сидели на биологии в темноте и смотрели фильм; между ними будто пробегал электрический ток. Вот и мне казалось, что я заискрюсь скоро.
   -- Начнем с твоих документов или моих? -- полюбопытствовал Королёв. Я пожала плечами. -- Тогда с твоих.
   Итак, "Дело N110523". "Организация БТО". Еще бы знать, что это такое. Меня берут сомнения, что это неонацистская группировка, террористическая организация или советский буксир-тягач. Ладно, может быть, далее об этом сказано. Я оказалась права. Сначала была вставка, написанная от руки.
   "Организация биотехнологического оружия (далее БТО) оказалась замешана в продаже данных конкурирующим агентствам в пределах РФ и других стран. Получено разрешение на проведение допросов и обысков, чтобы определить источник утечки информации. Направлено определенное количество агентов (в деле приложен поименный список). Дальнейшая информация в этой папке строго секретна и предназначена лишь для высшего руководства агентства. В случае опасности эта папка должна быть уничтожена, записи должны исчезнуть. Королев В.А. Август, 1999"
   Я посмотрела на Королёва.
   -- Скажи мне, друг ситный, как звали твоего отца?
   -- Василий Андреевич... -- растеряно ответил мне Ваня, посмотрел на меня.
   -- Ты думаешь о том же, о чем и я?
   -- Наши отцы были связаны! И, похоже, мне не случайно поручили следить за тобой! -- кивнул парень. -- Давай дальше. Может, еще что-нибудь узнаем интересного...
   И почему мне кажется, что мы непременно что-то интересное узнаем?
   -- Давай допрос моего отца! Потом остальное.
   -- Погоди, тут еще какие-то записи... не могу почерк разобрать!
   -- Я могу. Сейчас прочитаю, -- слегка осевшим голосом сказала я, потому что узнала почерк Ольги Алексеевны. Что творится в этом мире? Я начала читать:
   "Порученный объект был подробно изучен. Извне проникнуть никто не мог, утечка происходила изнутри. Были отметены временные работники - допуск к лаборатории имели только избранные сотрудники. Даже постоянные не все его имели. К базе данных имели ключ шесть человек, четверо - сотрудники лаборатории, двое - начальники БТО.
   Мной была обстоятельно изучена система безопасности. Сбоев не наблюдалось. Взлома не было. Это снова подтверждает информацию о внутреннем вмешательстве. Прежде, чем делать определенные выводы, я узнала поподробнее о людях, подозреваемых в данном преступлении. Было проведено множество бесед, основное содержание которых находится в прилагаемых далее документах. Агент Опекун, август 1999"
   -- Я так понимаю, ты знакома с обладателем этого почерка, -- посмотрел Королёв на меня. Я хмыкнула:
   -- Ты вообще-то тоже с ней знаком. Ольга Алексеевна Опекушина, -- улыбнулась я, не думая о том, что сдаю своего врагу. А когда спохватилась, было уже поздно. Блин, как же этот Ваня на меня действует! Сил нет никаких бороться.
   -- Это такая шутка? -- приподнял брови шпион, а я покачала головой. -- Ну, дела! Ладно, давай читать дальше! -- парень повернулся к компьютеру, пододвигаясь со стулом ближе... и не только к компу, но и ко мне. Ни за что не поверю, что это случайно! Впрочем, документ сейчас важнее!
   -- Готова? -- Королёв открыл страничку с допросом моего отца. Глубоко вздохнув, я кивнула. Мы приступили к чтению.
   "Допрос ведет агент Зайцев. Для сокращений объект допроса далее "М", агент - "А".
   А: Вас зовут Мудров Роман Валерьевич? Расскажите о себе.
   М: Это мое имя. Мне тридцать лет. Работаю старшим лаборантом в БТО. У меня есть дена и маленькая дочка.
   А: Что вы разрабатываете?
   М: Это засекреченная информация, я не могу сказать!
   А: По соглашению с вашим начальством вы обязаны мне рассказать все.
   М: Мы разрабатываем оружие. Разнообразное. Биологическое, техническое, совмещаем их. Понимаете, больше я раскрыть не могу. Некоторые технологии настолько опасны, что мы сразу уничтожаем их, сохраняя, однако, данные об их создании, которые хранятся в строжайшей секретности в неизвестном мне месте. Вот так. Задавайте следующий вопрос..."
   Я оторвалась от чтения. Мне было тяжело. Какая жалость, что это документ, а не запись, например, с диктофона. Я бы с таким удовольствием послушала голос своего отца! Послушала б, с какой интонацией он говорил про "жену и маленькую дочку"...
   Я спрятала лицо в ладони, а затем почувствовала, как Ваня положил руку мне на спину, затем слегка приобнял за плечо. Я знала, что он смотрит на меня. И не говорит ничего. Вот за это я была ему благодарна. Я встряхнулась, выдохнула, признательно посмотрела на Королёва, а затем встала. Слегка стукнула рукой по столу и сказала, что пойду схожу за чаем.
   Я не боялась оставлять Ваню в своей комнате. В конце концов, он тут уже столько раз был тайно... и не тайно. Да и мне было не важно. Я никак не могла смириться с мыслью, что узнаю что-то из прошлого отца. Мама ведь не любила рассказывать о нем. Сказала, что он ушел от нас, когда мне было всего пять лет. А что, если все было не совсем так? Может, его вынудили какие-то обстоятельства так сделать? Или что-то случилось с ним? Может, он не хотел подвергнуть нас опасности?... что гадать? Все равно, вряд ли узнаю. Хотя, из этого "интервью" может что-то и выясниться.
   Я села на стуле в кухне, поставив чайник закипать. Мне хотелось побыть одной и подумать. Все должно как-то устаканиться в голове. Господи, какой же сложный выдался этот год! Столько всего навалилось. Единственное, не понятно, с чего вдруг. Надо глотнуть воды, пока нет чая. Я настолько погрузилась в свои мысли, что когда глотнула предполагаемой воды, закашлялась: там был коньяк. Как только налила? Мне точно требуется разгрузка! Я посмотрела на стакан, затем перевела взгляд на стол. Правильно, после "лечения" Королёва я забыла вернуть его на место. Впрочем, почему бы и нет?.. Как бы такими темпами в алкоголика не превратиться?...
   Когда Ваня (видимо, заподозрив что-то) спустился вниз, мне уже было очень хорошо. Выпито было два стакана, а на голодный желудок эффект очевиден. Нет, я не буянила, мне просто было очень спокойно. Шевелиться почти не хотелось. Такое желание появилось лишь когда я увидела выражение лица шпиона: мне захотелось сбежать, но потом расхотелось, потому что было откровенно лень.
   -- Ты что тут творишь? -- воскликнул парень, отбирая бутылку и стакан (но предварительно я успела последний глоток сделать).
   -- Я... это... расслабляюсь! -- улыбнулась я. Наверное, получилось не очень, потому что Королёв скривился. А мне хорошооо...
   -- Так, вставай, алкоголичка! -- мотнул головой Ваня и попытался меня поднять. Я нагло сползла со стула на пол и показала ему язык. Потом шустро (откуда силы только взялись?) заползла под стол. -- Ты издеваешься, да?
   -- Напилася я пьяааана... не дойду я до дома... -- заголосила я из-под стола, прекрасно представляя, какой эффект произвожу на парня с идеальным слухом. Сама знаю, что ни одной ноты верно не взяла. Может, это и не есть хорошо, но я хочу повредничать. Ванька ж издевался надо мной! -- Не трогай меня, противный! -- слащавым голосом провыла, когда он меня за ногу попытался схватить, а затем засветила ему пяткой в нос. -- Ой!..
   И вот тут в мою пьяную голову пришла мысль, что пора валить! В общем, пока Ваня пытался очухаться, я выползла с другой стороны стола и, поднявшись, дала деру. Судя по шагам сзади, избитый объект пришел в себя и ринулся мстить. Мамочки! Спасите бедных алкоголиков!
   Забег продолжился ровно до тех пор, пока я не поскользнулась на плитке и не полетела, проехав на попе еще несколько метров по коридору. Ваня запнулся о слетевший с моей ноги тапок и приземлился рядом. Я перевернулась на спину. Потом покосилась на Королёва и попыталась улизнуть во второй раз. На этот раз меня поймали в гостиной и повалили на ковер. Я лежала и смотрела на него, нависшего надо мной. Подняла руку и убрала прядку волос с его лица. Она, правда, все равно потом на место вернулась, но Ваня замер. Я коснулась кончиками пальцев его щеки. Парень все так же не шевелился, видимо, боясь спугнуть. Я облизнула губу. Королёв пристально посмотрел. Я продолжала гладить его по щеке. Перевела взгляд на его губы. Черт, я так не могу!..
   -- Поцелуй меня! -- прошептала, прикусив губу.
   -- Что-что? -- переспросил Королёв, как будто не расслышал. -- Мне послышалось?
   -- Поцелуй!.. -- повторила я чуть громче, и парень не заставил себя больше ждать. Сначала осторожно, нежно, потом его поцелуй стал глубже, чувственней. Мои пальцы запутались в его волосах. Я освободила и вторую руку. Внизу живота как-то заныло сразу. Мне захотелось чего-то большего, чем просто поцелуй, но потом я с трудом вспомнила, что (как назло) у меня сегодня был первый день. Ваня отстранился, тяжело дыша. Зрачки его были расширены. Думаю, мои глаза были не лучше.
   -- Мне кажется, здесь не очень удобно... -- прошептал парень, на секунду буквально прижался к моим губам и стал подниматься. Впрочем, я с ним согласна! Ваня протянул мне руку, я приняла ее, поднялась, а он резко притянул меня к себе. Я привстала на цыпочки, шпион крепко прижимал меня к себе, одной рукой за талию, другой за спину. Какие-то несколько шагов, и он прижал меня к стене, опираясь на нее по обеим сторонам от меня. -- А как же документ?.. -- на секунду оторвался он.
   -- Заткнись! -- рыкнула я, снова привлекая его к себе. Мда, думаю, если бы не алкоголь, я бы не решилась ни за что!
   Ваня приподнял меня, и я обхватила ногами его талию. Его ладони блуждали по моей спине под футболкой. Это сводило с ума! Блин, нельзя же, мать вашу!.. Но я не хочу останавливаться! Ваня куда-то продвигался. Как он только может? Я вот сразу мыслием по древу растекаюсь...
   Конечной целью стал диван, на который меня аккуратно сгрузили. Ага, до кровати товарищу не дойти. Его губы отпустили мои, прошлись по моей щеке, затем по шее, рука оказалась под футболкой. С моих губ невольно сорвался стон. Надо бы Ваню остановить, но, черт побери, как же хорошо!.. Его пальцы проникли под лифчик, и я выдохнула сквозь зубы.
   -- Вань... -- начала я, но он заткнул меня поцелуем. Моя футболка поползла вверх.
   -- Молчи!.. -- прошептал он и снова меня поцеловал. Чееерт, как же мне не хочется его останавливать, кто бы знал!..
   -- Я не могу... -- смогла выдохнуть. Но шпион как будто не хотел слушать. Тогда я уперлась ладонями в его грудь, парень недоуменно посмотрел на меня, и я, чуть не плача, все-таки сообщила, что у меня месячные. Королёв как-то сразу помрачнел и отстранился. Я села и закусила губу... -- Прости меня, пожалуйста! -- прошептала. Тот поднял мою голову за подбородок и чмокнул меня.
   -- Я понимаю... слушай, пойду я в душ схожу... раз уж так вышло, -- пробормотал парень.
   -- Тебе вещи принести какие-нибудь? -- очень расстроенным голосом поинтересовалась я. Как быстро настроение поменялось. Мда, что-то я слышала по поводу того, что возбужденная женщина очень уязвима... или я перепутала? Ваня улыбнулся и кивнул, снова поцеловал меня и встал. Черт... только сейчас я заметила огромный бугор в штанах. Потом усилием воли перевела взгляд на лицо парня и улыбнулась.
   Он пошел в душ, а я поднялась к себе, нашла его же штаны с футболкой (в свое время он их оставил, а я решила ничего с ними не делать) и отнесла их к ванной. Внутрь заходить не стала (что зря над парнем издеваться?), принесла табуреточку. Крикнула, где я их оставила и вернулась на кухню. Убрала бутылку от греха подальше и снова вскипятила чайник.
   -- Чай, кофе? -- крикнула.
   -- Потанцуем! -- хмыкнул Королёв из-за моей спины. Не ожидая этого, вздрогнула. Повернулась и поняла, что шпион решил надо мной поиздеваться: он был в одних штанах. Мокрые взъерошенные волосы... я сглотнула и отвернулась, чтобы он не видел моего выражения лица "хочу". Мда, Василиса, ты попала! И тут до меня с запозданием дошло, что мыться Ване нельзя. Я резко обернулась.
   -- Ты... черт... ты руку мочил? -- напряженно поинтересовалась, стараясь смотреть только в глаза. Ванька улыбнулся:
   -- Рад, что ты за меня беспокоишься! Я замотал ее пленкой, -- улыбка стала ухмылкой, а я швырнула в него полотенце. Парень увернулся. -- Это нечестно! Я безоружен!
   -- Был бы с оружием, вообще прибила! -- пробормотала я, отворачиваясь. -- Так чай или кофе?
   Королёв выбрал чай. Я налила нам обоим, и мы сели за стол. На меня почему-то такая усталость нахлынула, что не хотелось ни пить чай, не разговаривать.
   -- Эй, с тобой все в порядке? -- Ваня накрыл мою руку своей. Я посмотрела на него и улыбнулась. Повернула руку и переплела свои пальцы с его.
   -- Все в порядке, -- кивнула и отпила чай. Парень поглаживал большим пальцем тыльную сторону моей руки. Это было настолько по-домашнему уютно, что от удовольствия я даже прикрыла глаза. Потом поднесла его руку к лицу и потерлась об нее щекой, открывая глаза. Кажется, я снова пытаюсь уйти не в ту плоскость... -- Знаешь, нет сил, чтобы читать дальше. Ни моральных, ни физических. Давай завтра!
   Ваня улыбнулся и кивнул. Не знаю, показалось мне или нет, но в его глазах мелькнуло облегчение.
   Я поставила чашки в мойку. Помывку посуды тоже решила отложить на завтра. Потом взяла Ваню за руку и потащила его наверх. Тот, впрочем, не особо сопротивлялся. Мы зашли в мою комнату. Честно говоря, мне уже было пофиг, с кем спать, как спать... единственное желание было - спать. Хотя... мне еще безумно хотелось, чтобы Ваня был у меня под боком. Как в старые добрые времена, когда не существовало никакого Вани-шпиона, а был просто Ваня-любимый. Впрочем, любимым он и остался (это я прекрасно осознаю), но вот приложение "шпион"... эхехех. Как говорится, пути Господни неисповедимы.
   Выключила комп, расстелила кровать и залезла под одеяло. Королёв столбом остался стоять. Я нахмурилась:
   -- Тебе что, отдельное приглашение нужно?
   -- Э... а... ну... ты... -- кажется, слова у него кончились.
   -- Я-я. Яволь! -- хмыкнула я. -- Залезай давай, чудо! Только свет погаси предварительно...
   Ваня был равносилен метеору. Раз-раз, и свет погашен, а парень забирается ко мне под одеяло. Мда, голый торс меня, мягко говоря, смущает, но ничего, потерпим. Коснулась губами его щеки, приобняла его за талию, убедившись лишь, что раненая рука не находится за моей спиной и я не потревожу ее, положив случайно голову. Почувствовала вес его руки (больную положил, поганец!) и, слушая его ровное дыхание, погрузилась в сон. Никакой Морфей не нужен со своими объятиями, когда есть такой парень, как у меня!
   Как ни странно, я проснулась в девять утра и чувствовала себя выспавшейся (учитывая, что мы легли спать в третьем часу ночи). Вани рядом не было. Это меня слегка напрягло. А тут еще снизу раздался грохот. Я подскочила и понеслась вниз.
   В шоке замерла перед входом на кухню: там проводились боевые действия: мама сражалась с Ваней, кидаясь в него разными вещами. Шпион стоял с приподнятыми руками, уклоняясь от летевших в него предметов и пытаясь что-то объяснить. От такого зрелища я даже рот раскрыла, потом собралась с мыслями и воскликнула:
   -- Что здесь происходит?!
   "Сражающиеся" замерли, и в тишине раздался звук разбившейся чашки, которую мама запустила в последний миг.
   -- Вася, что он тут делает?! -- возмущенно поинтересовалась мама, сверля взглядом Королёва.
   -- Мы... разрешили наши проблемы, мам... -- объяснила я, а мама тут же перевела свой пылающий взор на меня. -- Мы по-прежнему состоим во вражеских... организациях, но мы не враги.
   -- Именно это я и пытался объяснить, -- вклинился в наш разговор Ваня. Мама поджала губы.
   -- А с чего я должна была тебе поверить? Захожу домой, а тут ты хозяйничаешь на кухне. Неизвестно, что с Васей, телефон не доступен. Что я должна подумать?
   Мда... хороша ситуация... вот только не понятно, почему телефон выключен. Разрядился что ли? Ладно, это второстепенно. Так, теперь надо мирить маму с Ваней. А потом убрать бардак, который она навела. И, кажется, придется покупать новые тарелки...
   Колизей - "Навстречу свету"
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"