Ахмадиев Иван Александрович: другие произведения.

Сказка в п-стельных тонах

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Сказка в п-стельных тонах
  
  Предисловие:
  Как сказал сам Иван Ахмадиев - главным героем этого романа не является ни блистательная и жестокая принцесса Дана, ни молодой неврастеник Ланцелот; это роман не о них, - "центральным персонажем (если слово "персонаж" применимо к нему) является сам художественный метод - постмодерн". В связи с этим заявлением автор также, устами одного из персонажей заявляет - "...одна из отличительных черт постмодернизма - это цитатность. Борхес утверждал, что существует всего четыре основных сюжета и вся литература так или иначе обыгрывает именно их...". И Ахмадиев цитирует. Он цитирует все - от Жоржи Амаду до Патрика Зюскинда. "Я точно не знаю, откуда взята сама фабула, но уверен, что она вторична", - усмехается Ланцелот на вопрос Стейна про свою балладу. То же можно сказать и о фабуле самого романа - стоит заметить, что всевозможные аллюзии пронизывают все слои "П*стельной сказки" - в т.ч. и фабульную ее составляющую - за основу взята сказка Братьев Гримм - "Рапунцель" (в свою очередь, возможно, адаптированная и измененная Братьями Гримм и являющаяся немецкой народной, о чем говорят некоторые источники). Только Дана не собирается покидать место своего заточения - единожды очутившись под сводами Замка, Ланцелот еще лишь раз уходит - и то, как выясняется впоследствии, ненадолго - его возвращение после бегства от Даны, столь страшное и столь притягательное для него, свершается как нечто неизбежное - неслучайно автор дает ссылку на абстинентный синдром наркоманов-метаамфетаминщиков. Отсылка к этому образу дается через множество мелких символов и явлений, как то - психическое состояние героя, наблюдаемая им битва скарабеев с муравьями ("Когда принимающий первитин больше не достигает ни прихода, ни кайфа от приема наркотика, он наиболее опасен. Не сумев избавиться от страшного чувства пустоты и тоски, он теряет осознание самого себя. Бывает, это сопровождается диким зудом, и человеку кажется, что у него под кожей бегают насекомые. Бессонница часто доводит его до состояния полного психоза, и человек находится исключительно в своем собственном мире, чувствуя и воспринимая то, чего не существует в реальности" - говорится в справочной информации) и последующая его битва с обезьянами (выражение "обезьяна на моей спине" (monkey on my back) на сленге наркоманов означает привыкание, ломку) - и ведь герой действительно чувствует облегчение, отступление его любви к Дане. Другое дело, что все это оказывается напрасно.
  Как видно из вышеприведенного текста, автор совмещает две истории - историю развития зависимости у наркомана и историю любви Даны и Ланцелота. Но не все так просто - конечно, можно бы было сделать вывод в духе "...автор говорит, что сильнейшим наркотиком является любовь. В романе развивается мысль о разрушительной силе любви", однако это - один из верхних слоев понимания произведения. Вспомним множество заявлений автора о замыкании произведения на самое себя и огромное количество намеков на присутствие в тексте цитат не_культурных - рассказом о разрушении себя и, что гораздо важнее по его мнению, окружающей реальности (не случайно герои разбивают все, встречающиеся в романе зеркала - пытаясь тем самым разбить "то, что они изображают" (слова Стейна), не случайно Замок Даны чем-то напоминает черепную коробку Кристофера Хэдли Мартина из "Хапуги-Мартина" Уильяма Голдинга - героиня попадает внутрь своего сознания, а челядь рассказывает Ланцелоту, что сама принцесса приложила руку к постройке Оддарланда; "и это далеко не один кирпич..." ) с помощью сильного чувства, автор прикрывает еще более нижний слой ("Новый виток познанья!" - восклицает Стейн в прологе (что, между прочим, является прямой цитатой стихотворения "Психоанализ" Николая Ребера, дающего странную и безумную, "клиповую" картину человеческого сознания)) - обычную историю - историю самой Даны, имеющей множество форм - это и часть автора, это и идеальная женщина в его понимании, и прекрасная дама для любого мужчины, в т.ч. для "Нервного Рыцаря" Ланцелота, это и уже упомянутый выше Мартин Уильяма Голдинга с независимостью и сумасшедшей привлекательностью Габриэлы Жоржи Амаду с едва различимыми чертами Сары Вудраф Фаулза ("Подойди, прикоснись, рискуй", - заявляет Дана (еще одна аллюзия на современную поэзию - прямая цитация стихотворения Ады Драгунской)) это и сам по себе первитин. Сам автор заявляет, что роман - его попытка оживить .наделить душой вещи. И даже не просто вещи - а предметы-образы-явления - автор словно весело, голосом дерзкого ученого кричит нам со страниц книги - "Я оживил первитин!". Зачем? Как и чистая, не_прикладная наука, дающая плоды только в очень, очень далеком будущем, как и игра ребенка, пытающегося поставить на один кубик сразу два или три, смысловая литературная игра автора не имеет особой цели. Но вопрос о целях, задачах и обязанностях литературы не будет рассматриваться в данном обзоре.
  Несмотря на обилие аллюзий культурных, все-таки более глубокими и важными являются скорее рекруссивные обороты - аллюзии на единичные явления, проще говоря, ссылки на случаи из жизни самого автора (правда, стоит заметить, ссылки эти идут неск-ко дальше - они отсылают нас даже не к явлению, а к его значению и ему, преломленному в сознании автора).
  Думаю, стоит поговорить об образах Ланцелота и Стейна - о Дане сказано выше -
   пусть и немного, но достаточно (данное предисловие являет собой не глубокий анализ, а, скорее поверхностный обзор произведения, значит и цели тотального разложения каждого героя на составляющие здесь не преследуется).
  ...Ланцелот. Он представляется полным именем (и до последних глав так и именуется) - Ланцелот С Электро-скрипкой. Данное обстоятельство сложно чем-то объяснить кроме, разве что, факта, что автор тяготеет к составным именам своих героев. В прошлых его произведениях также существует Хозяин Ящика С Кошмарами - вероятно, данная тенденция обусловлена тем, что Ахмадиев собирает воедино две сущности, составляющих каждого героя - придуманное, так сказать "синтетическое", ис_кус_ствен_но синтезированное явление и столь же ненастоящую (если выдумка может быть ненастоящей), нереальную (скорее просто "не_присутствующую в реальности") личность. Кстати, стоит задуматься, - не раз и не два Ланцелот повторяет в разных вариантах мысль "сны - реальнее реальности" - т.е. плоды и среда обитания, само существование сознания является первичным по отношению к объективно существующему миру.
  Начальник всей прислуги Замка, Стейн, является героем во многом обязательным для данного произведения - зачастую именно через него автор выражает или объясняет многие мысли и явления, звучащие и имеющие место быть и проистекать в тексте.
  Стейн является, по сути, вторым, если не первым хозяином Оддарланда - сферы интересов Даны и Стейна не пересекаются - Дана творит мистические ритуалы по поддержанию своего обиталища, Стейн обеспечивает обслуживание самой принцессы и ее гостя, Ланцелота. Они даже живут в разных крыльях этого здания - Стейн в восточном - окна его выходят на лес, Дана - в западном - ее окна выходят на море.
  Также надо сказать пару слов о символике места, Замка, в котором развиваются практически все события. "Этимология названия проста и ясна. Oddarland = ланд - земля, то есть Оддарланд - это название местности. Оддар - это, собственно зАмок (хотя название не употребляется часто) - происходит от изменённого немецкого "одер" - "или" - то есть вариативный мир, параллельный, иной, дано право выбрать между тем и этим. И, наконец, Odda - это я сама (в одном из стихотворений моём проскочило "в oddности моей...") - то есть непарный, одинокий, опять же - русское "ода" - пафосность вот эта, эстетство," - рассказывает сама Дана Ланцелоту.
  Стоит, к тому же, вспомнить, окна Даны выходят на море. "Иногда море проливается в Замок", - бубнит умственно-отсталый парень-конюх. Oкeaн - символ темной глубины, пoдcoзнaтeльнoгo - временами подтопляет - проливается в Замок, являющийся в свою очередь символом и плодом сознания, - отчасти даже сознанием самим по себе. Лес за окнами Стейна - внешний мир, от которого, в принципе, и хоронится принцесса - лес, в котором живут страхи. "Страшно то, что не известно", - рисуясь перед Даной в первой главе, говорит Ланцелот. Лес - это неясный героям внешний мир, столь же темный и безумный, сколь и океан на западе. Подтверждая и расширяя эту мысль, Стейн отзывается "А за лесом, вполне вероятно, есть еще одно море". Как мы понимаем, Лес - это внешнее выражение множества морей, его движение обуславливающих.
  Как становится понятно из вышесказанного, мысль произведения заключается как раз в том, что игра автора не имеет особого смысла и не ставит никаких целей. Она просто показывает особо страждущим пересечение информационных линий, временных плоскостей, расширяет смысловую нагрузку каждого отдельно взятого образа чуть ли ни до бесконечности, внутреннее наполнение каждой лексической единицы будто бы выливается из формы, ограниченной буквами, это слово составляющими. Автор считает, что это - самое интересное и важное в жизни. Это мысль постмодернистов середины ХХ века о долге читателя - создании собственного, не искаженного ни чьим другим сознанием и пониманием, в каком-то смысле даже аутентичного текста, собственной реальности, это конструирование своего собственного Оддарланда, персонального черепа для любого отдельно взятого Мартина, это новый виток собственного сознания... Это гораздо важнее веселого вскрика автора, ставящего огромный кирпич на маленький деревянный кубик и все пытающегося расположить его так, чтоб конструкция не рушилась без его поддержки - "Эй! Я оживил первитин! Зачем - не знаю, но он оказался прекрасной черноволосой девушкой!". И не спрашивайте его, пожалуйста, о смысле этого эксперимента...
  
  Пролог.
  ...где Ланцелот приходит к Замку.
  [интертекст]
  
  Глава 1.
  ...где пребывание гостя в доме затягивается.
  [интертекст]
  
  Глава 2.
  ...где Стейн красит стены погреба.
   [интертекст]
  
  Глава 3.
  ...где пахнет корицей и гвоздикой.
   [интертекст]
  
  Глава 4.
  ...где выясняется одна черта различия и много черт сходства между словами "пОстель" и "пАстель"
   [интертекст]
  
  Глава 5.
  ...где действие происходит на самой высокой башне Замка.
   [интертекст]
  
  Глава 6.
  ...где двери закрываются.
  [интертекст]
  
  Глава 7.
  ...где все смотрят.
   [интертекст]
  
  Глава 8.
  ...где устраивается маленький сэйшн и ломаются барабаны.
   [интертекст]
  
  Глава 9.
  ...где проявляется сильная боль.
   [интертекст]
  
  Глава 10.
  ...где курят опиум.
   [интертекст]
  
  Глава 11.
  ...где дается некоторая справочная информация.
  [интертекст]
  
  Глава 12.
  ...где случается пожар, но никто от этого не страдает.
   [интертекст]
  
  Глава 13.
  ...где кончается опиум.
   [интертекст]
  
  Глава 14.
  ...где травят крыс.
   [интертекст]
  
  Глава 15.
  ...где боль выходит на новый виток спирали.
   [интертекст]
  
  Глава 16.
  ...где Ланцелот покидает Замок.
   [интертекст]
  
  Глава 17.
  ...где происходят две битвы снаружи и одна внутри.
   [интертекст]
  
  Глава 18.
  ...где Ланцелот возвращается.
   [интертекст]
  
  Эпилог.
  ...где почти ничего не происходит.
   [интертекст]
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"