Ахмеров Нариман Абдрахманович : другие произведения.

Историятринити, книга 2 Фиаэ

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История начала и развития одного из ведущих физических институтов РФ - ТРИНИТИ. Обозначены и перспективы развития института в составе Росатома


   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Нариман Ахмеров
   0x01 graphic

Всем сотрудникам

ТРИНИТИ посвящается

   И С Т О Р И Я
   Т Р И Н И Т И
  
  
  
   Книга Вторая
  
  -- Ф И А Э
  
   (Филиал Института Атомной Энергии имени Игоря Васильевича Курчатова)
  

К 70-летию ТРИНИТИ

(июнь 2022 года)

   0x08 graphic

  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   В этой (второй) книге "История ТРИНИТИ", ФИ АЭ использованы воспоминания более 90 сотрудников и ветеранов ТРИНИТИ и членов их семей. С большой благодарностью вам, уважаемые коллеги!
   Многое из написанного в моей повести опирается на замечательную книгу воспоминаний директора ФИАЭ академика Евгения Павловича Велихова "Я поеду на валенках в 35й год", опубликованную в 2010 году. Эта книга вскрывает большой объем ключевых событий в жизни директора ФИАЭ. Более того, в ней приведен фактический материал о научных достижениях Филиала ИАЭ, а также о новой форме созданной Велиховым кооперации заинтересованных организаций для успешного выполнения масштабных проектов. Не менее интересно участие нашего "института на Пахре" (Е.П.) и его лично в международной научной жизни в области физики плазмы, лазерной техники, термоядерных проектов и информатики.
   Сердечно благодарю директора ТРИНИТИ член-корреспондента РАН, профессора Вячеслава Дмитриевича Письменного за полную поддержку идеи книги как в самом начале, так и во все время моей работы над книгой. Обязан отметить, что Вячеслав Дмитриевич ни разу не пытался каким-либо образом изменить или скорректировать авторский подход к теме.
   Существенную помощь оказал профессор Михаил Иосифович Пергамент, рассказав об исследованиях в области стеклянных лазеров в приложении к Лазерному Термоядерному Синтезу (ЛТС).
   Отдельное благодарственное слово моему другу и коллеге дтн Дмитриеву Константину Ивановичу за большой объем интереснейшего материала, что позволяет мне считать его соАвтором этой книги. Это его особенность -- все свои "приключения" (работа, путешествия) он описывает детально, сопровождая большим количеством фото-иллюстраций.
   Вы наверняка обратите внимание еще на одно имя. Это дтн Виктор Федорович Шарков (1950-2020), который рассказал о первых шагах экспериментов с газовыми лазерами в ФИАЭ. А еще он дал краткие, но емкие портреты своих коллег. О нем отдельно в главе "Портреты".
   Доктор физмат наук Валерий Михайлович Сафронов дал развернутое жизнеописание лаборатории Ю. Скворцова, где работал и по настоящее время работает интересный коллектив, и экспериментальные установки дают нетривиальные результаты.
   Книга не была бы написана в срок, если бы не ежедневная редакторская помощь Джульетты Арутюновны Ахмеровой в создании книги. Спасибо тебе, Джульетта.
   Я почерпнул много интересного и цитатно включил в эту повесть эпизоды из книг Светланы Пушковой, Николая Ковальского, Лили Алексеевой и Галины Латышевой-Колесниковой, а также из авторских публикаций в газете "Городской ритм" г.Троицка Владимира Миловидова и Татьяны Вальчук. Всем им моя глубокая благодарность.
   Благодарю Галину Евгеньевну Онищук за отличную организационную помощь при издании первой книги "Магнитка".
   Все интервью, приведенные в книге взяты мной в 1999 году, когда я еще был сотрудником ТРИНИТИ, и бережно хранились все годы, вплоть до издания книги.
   0x08 graphic
0x08 graphic
   0x08 graphic
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
   Официальная версия Истории ТРИНИТИ в сокращенном варианте выглядит так (http://www.triniti. ru/) [1]:
   1956 год -- по инициативе академика А. П. Александрова организована Магнитная лаборатория АН СССР (завлаб. В. Д. Панченко). Не верно!
   Правильная версия: 21 июня 1952 года вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР, подготовленное Морской физической секцией и А. П. Александровым (!), об организации при Институте Физических Проблем (ИФП) Магнитной лаборатории, которая впоследствии в полном составе, со всем оборудованием, своей территорией и зданиями, и своей темой (!) была включена в структуру ИАЭ им И. В. Курчатова и далее, уже в расширенном и обновленном составе, освоила площади в Академгородке на Пахре и создала великолепный экспериментальный комплекс. Эта дата и есть дата рождения нашего института. Первым завлабом был Е. И. Кондорский.
   Генеральный директор ТРИНИТИ В. Е. Черковец в июне 2010 года в докладе на тему "Российско-итальянский проект экспериментального токамака "ИГНИТОР"" подтвердил , что "ГНЦ РФ ТРИНИТИ -- это: 1952-1961 Магнитная лаборатория АНСССР
   1961-1971 отдел, сектор Института атомной энергии им. И. В. Курчатова (ИАЭ)
   1971-1991 Филиал ИАЭ им. И. В. Курчатова
   1991-1993 Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований 1993 н.в. Государственный научный центр Российской Федерации Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований" [1-с, слайд 6]
   Продолжаем официальную версию:
   1 апреля 1957 года был выпущен Приказ N1 по АН СССР: "На основании Распоряжения Президиума АН СССР, в связи с выделением из состава Института металлургии АН СССР Магнитной лаборатории в самостоятельную лабораторию Академии Наук зачислить...". Сотрудников -- 61 чел.
  -- год -- Магнитная лаборатория включена в состав Института атомной энергии имени И. В. Курчатова в качестве сектора С62.
  -- год -- Начало поисковых расчетно-теоретических и экспериментальных работ по прямому преобразованию тепловой энергии в электрическую с помощью МГД-генераторов и термоэмиссионных преобразователей.
   1967-1990 гг. -- Создание семейства источников питания на основе индуктивных накопителей с энергиями от 1 МДж до 1 ГДж.
   1970 год -- Сектор С62 преобразован в Отдел плазменной энергетики Института атомной энергии имени И. В. Курчатова. Принято решение об организации работ по лазерной тематике и управляемому термоядерному синтезу.
   1971 год -- на базе Отдела плазменной энергетики создан Филиал Института атомной энергии имени И. В. Курчатова (ФИАЭ) Директор ФИАЭ академик Велихов Е. П.
   Обратимся к свидетельству директора ТРИНИТИ В. Е. Черковца, который, принимая экскурсию горожан Троицка в апреле 2007 года, сообщил, что... Далее привожу отрывок из статьи об этой экскурсии в Троицкой городской газете. Автор статьи Татьяна Вальчук. [2]: "...ТРИНИТИ -- Федеральное унитарное предприятие по атомной энергии Государственного научного центра. Это стратегическое предприятие, связанное с оборонным комплексом. Владимир Евгеньевич объяс нил, что предприятия из стратегического списка не подлежат приватизации без разрешения президента Российской Федерации. Директор заверил присутствующих, что территория института -- одно из самых чистых мест, безопасных и абсолютно подконтрольных. Некоторые установки ТРИНИТИ могут являться импульсными источниками радиации, но функционирование их длится миллионные доли секунды, а соответствующая защита обеспечивает нейтрализацию вредных воздействий на окружающую среду. В. Е. Черковец рассказал об основных направлениях научных исследований института... это энергосберегающие технологии; безопасность атомной энергетики; лазерные и электронно-ионно плазменные технологии; нетрадиционные возобновляемые экологически чистые источники энергии; технологии на основе сверхпроводимости; военные и специальные технологии, важные и для народного хозяйства. Это мобильные технологические комплексы с мощными лазерами, применяющиеся при дистанционном тушении сильных пожаров на неф тяных и газовых скважинах, когда обычная техника пожаротушения не работает. Нельзя не упомянуть технологии резки и сварки, модификации поверхностей -- все это результаты высоких технологий...". Также Владимир Евгеньевич сообщил, что "...мощная стендовая база ТРИНИТИ создавалась в течение многих лет на площади в 73 гектара: производственные площади составляют 22 гектара, одни крыши занимают 10 гектаров, такая же площадь отведена под дороги, трубы тянутся на 80 километров. Периметр ограды предприятия 6,5 километра, вакуумная система имеет объем 16 тысяч кубометров. Содержание хозяйства ТРИНИТИ стоит 82 миллиона рублей". Такое детальное описание части структуры, данное директором ТРИНИТИ В. Черковцом, это, как мы увидим, заявка на перспективные проекты, которые уже начинают реализовываться в институте.
  
   ТРИНИТИ. Направления и результаты исследований. Официальный сайт ТРИНИТИ [1]
   Результаты проводимых в ГНЦ РФ ТРИНИТИ исследований обладают высокой степенью новизны, крайне актуальны и имеют обширную сферу применения (пропущено перечисление).
   Фундаментальные исследования
  -- Исследования физических процессов в высокотемпературной плазме, находящейся в магнитном поле, разрядах высокого давления и разработка диагностических средств для их исследования (ОФТР);
  -- Взаимодействие интенсивных потоков излучения и плазмы с веществом на установке "Ангара-5-1" (ОФТП);
  -- Физические явления, возникающие в веществах при облучении их мощным импульсным излучением твердотельных лазеров и плазменными потоками (ОМОИ);
  -- Исследования по физике газового разряда, лазеров и формированию лазерного излучения, направленные на совершенствование характеристик мощных лазеров и плазменных устройств (ОПИ);
  -- Расчетно-теоретические исследования и моделирование физических процессов в плазме, твердых телах и нейронных сетях (ЦТФиВМ). Исследования фундаментального характера в интересах основных направлений деятельности Минатома России УТС и плазменные процессы (ОФТП, ОФТР, ОМОИ, ОИП). Безопасность АЭС (ЦТФиВМ, ОПИ). Поисковые исследования в интересах прикладных разработок. Исследование физических процессов в импульсных и импульсно-периодических газовых лазерах, электродинамических ускорителях и МГД-генераторах для применения этих устройств в технологических и научных целях (ОИП). Прикладные НИОКР Лазеры для аварийно-восстановительных работ (ОПИ). Лазеры для технологических применений (ОПИ, ОИП). Новая техника для медицины (ОПИ, ОИП, ОФТП).
   Исследовательская опытно-экспериментальная база
   Электрофизический комплекс "Ангара-5-1", энергетический комплекс термоядерной установки токамак с сильным полем, комплекс импульсных плазменных ускорителей, комплекс мощных газовых лазеров, комплекс эксимерных лазеров "Пальма", стенд для испытания электродинамических ускорителей и др.
   Отраслевой портал Росатома о ТРИНИТИ:
   "...Большой вклад в становление института (ТРИНИТИ) внесли и определили направления его развития академики: Л. А. Арцимович, Е. П. Велихов, А. М. Дыхне, Б. Б. Кадомцев, И. К. Кикоин, М. Д. Миллионщиков, Н. Н. Пономарев-Степной, В. П. Смирнов, Л. П. Феоктистов, члены-корреспонденты РАН: А. А. Веденов, В. Ю. Баранов, В. Д. Письменный, Л. А. Большов и другие известные ученые...
   Основыми задачами ГНЦ РФ ТРИНИТИ являются исследования по приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники Российской Федерации, в том числе по энергосберегающим технологиям и перспективным вооружениям, военной и специальной технике, а также разработка критических технологий в обеспечении безопасности атомной энергетики, лазерных и электронно-ионно-плазменных технологий, методов преобразования и аккумулирования энергии, технологий на основе сверхпроводимости, военных и специальных технологий. Институт участвует в выполнении ряда федеральных целевых программ. Уникальная в России и в мире экспериментально-стендовая база института обеспечивает работы в области управляемого термоядерного синтеза, физики плазмы, физики и техники мощных лазеров и плазменной энергетики". [3]
   На этом я остановлюсь с изложением официальной версии содержания ТРИНИТИ.
  
   ...Если человек равнодушен к памятникам истории и к истории своей страны -- он, как правило, равнодушен и к своей стране"

/академик Д. Лихачев/

То же -- об истории своего института.

   Авторское вступление, написанное в 1999 году
  -- (осовремененное)
   Уважаемые коллеги!
   С полной ответственностью говорю: я предполагал (и это подтвердилось), что вторая часть будет много сложнее для реализации. И не только потому, что в нашем институте вместо одной магнитной тематики обрели жизнь и развились множество направлений физики как фундаментальной, так и прикладной. Но более всего потому, что основной контингент "научников" (да и сотрудников функциональных подразделений), начавших работать в шестидесятых - начале семидесятых, до сих пор (1999 год!) живы, здоровы и активно действуют. Первая трудность -- большинство из тех, кто мог бы многое рассказать, полагает, что это можно сделать "когда-нибудь" и не идут на столь необходимый для автора и книги разговор, точнее, просто тянут. А время идет. И я тем более благодарен тем, кто без всяких натужных амбиций сейчас же находил время и место для беседы, уважая и мое старание... Вторая трудность заключается в большом эмоциональном накале воспоминаний. И чем более значима фигура в истории Института, тем весомее этот фактор. И это было предсказуемо -- это же так человечно, когда идет борьба убеждений и не всегда находится компромиссное решение, не всегда тактика исследований выбирает "твою тропу", не всегда результаты совпадают с твоими предсказаниями... Но всегда в жестких (прямых или скрытых) схватках за свою правду или за свое имя, общее движение идет, понуждаемое Лидером (фактическим, а не формальным), в направлении, им определенном. Для хорошего романа, видимо, именно эта борьба и есть основа интриги, держащей в напряжении Читателя. В нашем случае создание такого "документального детектива" -- это прерогатива директора и его администрации, а также руководителей отделений, посвященных во внутренние механизмы движения Науки в институте (это и финансирование программ, это и личные проблемы, это и отстаивание интересов своего подразделения, то есть многоуровневое "и так далее"...).
   Прервусь на цитирование письма одного из ведущих научных сотрудников ТРИНИТИ, задавшего мне уже в 2020 году после издания первой книги "Магнитка" очень трудный для меня вопрос: "Спасибо за книгу. Было интересно прочитать, особенно моменты, связанные с открытием новых тем и об инициаторах этого открытия. Про жизнь тоже очень интересно, но не всех я знал... Не менее интересно продолжение описанных Вами событий... По тем нескольким темам, которые прошли рядом со мной в Курчатовке, объяснения работавших рядом не соответствуют тому, что я узнал от посвященных в научное руководство знакомых. Начальство не очень любит об этом рассказывать, часто сводит к интригам. Но по моему небольшому опыту в этой области -- причина всегда научнотехническая. Может, вы что-то знаете или знаете где найти?". Мой (не посланный) ответ: "В книге только то, что я и большое количество моих реальных соавторов знаем точно. Но мы не обобщали, эту функцию передаем внимательному и въедливому читателю..."
   У сотрудников среднего звена, а это научники очень высокой квалификации, которые успешно решали научные задачи института на экспериментальных установках и в теоретических лабораториях, практически не было полной информации о скрытых механизмах ломаной научной траектории института, в первую очередь, потому, что для них такая информация не представляла большого интереса. Исследовательский азарт, решение конкретной задачи, положительный результат -- не это ли, в конце концов, то, что делает Имя институту. Поэтому нами написана история, где основой изложения является голый факт, который надо пусть медленно, но честно вылущивать из множества "твердых орешков" воспоминаний, сверять это с документом, если он есть. И только тогда писать следующую фразу. История в воспоминаниях современников: есть факты и есть интерпретация их. Пусть это будет вариантом "Истории ТРИНИТИ", где в качестве авторов выступают сотрудники института. А они копают достаточно глубоко. И, конечно, надо понять, что пишущий эти строки не стоит над историческим полем, а сам жил той же жизнью в нашем Институте.
   И еще: книга (сюда входит и первая часть -- "Магнитка") создавалась, в основном, для сотрудников ТРИНИТИ (и их семей) всех времен от 1952 г. до "сегодня". Поэтому там, где это было необходимо, я допускал детализацию в описании тех или иных событий, где назывались и основные участники этих событий (что очень важно для "истории каждой семьи"). Несомненно, это будет интересно каждому из нас, но (допускаю) не вызовет никаких эмоций у стороннего читателя. При всем при этом я старался сохранить канву -- основную историческую линию. Удалось ли? Судить вам, уважаемый Читатель.
   "Но в ФИАЭ всегда был такой душевный климат", (квартет "Леди Фи"). Что верно, то верно!
  
   "Основным фактором, определяющим развитие материальной культуры, является создание и использование источников энергии".

П. Л. Капица

  -- Глава 1. Предисловие (2021 год). Начало
   Человечество себя кормит, поит, перемещает, развлекает и производит еще множество действий, для чего требуется энергия, энергия и энергия... Все больше и больше энергии, по мере увеличения населения на Земле. Уже к концу 1999 года прогнозировался переход численности населения через шести миллиардную отметку. А сегодня нас почти восемь миллиардов.
   Начало 21-го века показывает, что рост энергопотребления будет не только продолжаться, но и ускоряться -- а значит, будут по-прежнему сжигаться природные запасы угля, нефти, природного газа, поскольку именно углеводороды в наше время обеспечивают 4/5 мирового энергопотребления. По предварительным оценкам, к середине столетия потребность человечества в электроэнергии возрастет минимум в 3 раза. Специалистам ивестно Парижское соглашение 2015 г. о переходе на "зеленые" источники энергии, основным положением которого записано, что "...углеводороды должны быть декарбонизированы -- "зеленая" нефть, "зеленый" газ... мир вступил в эпоху четвертого энергетического перехода к низкоуглеродным источникам энергии. Хотим мы этого или нет, но во всем мире идет переход от ископаемых к возобновляемым источникам энергии". [4]
   С другой стороны, все больше и больше набирают силу энергосберегающие технологии. Это, например, замена ламп накаливания на люминисцентные лампы и еще более экономичные светодиодные лампы, дающие большую освещенность при меньшей мощности. Это новые технологии утепления помещений. Это переход от ламповых приемников и телевизоров к микросхемным. Это бурное развитие персональной компьютеризации, когда один настольный персональный компьютер успешно замещает ЭВМ, ранее еле размещавшийся в огромном зале. Это гаджеты на основе микрочипов разного применения, смартфоны и часы с набором разных функций. Это громадная линейка лазеров, эффективных инструментов, умеющих проводить операции, резать металл, переносить информацию, чистить водную и другие поверхности... Это Интернет с неисчерпаемыми возможностями обмена информацией -- прочная база будущего социума... Это компания Илона Маска "Тесла" с новыми техническими идеями из многих областей человеческой деятельности, включая космос. "...Он, будучи немного "сумасшедшим инженером-идеалистом", еще в юности поверил, что единственное будущее для нашей планеты -- будущее без органического топлива...". Это беспилотники (летательный аппарат с видео камерами), позволяющие относительно дешевыми средствами получить четкие изображения о событиях на земле в больших масштабах... Спектр возможных путей энерго сбережения так же беспредельно широк, как и весь спектр использования энергии. Последний пример: "В США созданы первые прототипы бета-гальванической батареи, способной работать 28 тыс. лет. В основе работы бета-гальванических батарей лежит принцип преобразования альфа- и бета-излучений радиоактивного вещества в обычный электрический ток, питающий всю современную технику. Источникам энергии можно придавать практически любую форму, другими словами, их можно выпускать в виде привычных многим батареек различных форматов -- АА и др. Использование таких батарей, например, в электромобилях намного более эффективно в сравнении с литиевыми. При тех же габаритах они смогут нести в себе большее количество энергии, а использование дешевого искусственного алмаза вместо дорогого лития позволит снизить итоговую стоимость электрокаров". [5]
   А ведь все достижения человечества начинались с неприметных, чисто настольных или "полевых" опытов... И на рубеже веков Наука разродилась таким количеством новых технологий, что практические результаты опережают готовность простого человека использовать новейшие приборы... Нас настиг технологический шторм -- большинство пользователей просто не поспевает за нововедениями... Это, к тому же, и социальные последствия, так как происходит сепарация общества на (условно) "консерваторов" и "передовиков". Примем как факт: прогресс человечества -- это результат развития науки, имеющей в потенциале еще множество технологий, которые в конечном счете предоставят возможность обходится минимальным расходом энергии для удовлетворения всех потребностей.
   Отметим (простите, что вскользь) видимый результат "прогресса в удовлетворении21 потребностей" всех миллиардов землян в науке и технологиях (новая стадия развития человечества не только технологическая, но и социальная): все это парадоксальным образом в обозримом будущем может инициировать гибель Человечества, которое станет изнеженным и капризным потребителем... Известен замечательный "диалог Платона", в котором упоминается "история об Атлантиде" -- эта страна погибла, потому что была слишком богата и разленилась от этого. О такую страну всегда все начинают вытирать ноги, потому что в ней не осталось мужчин, не осталось мужественности. Но это тема других, сегодня сверхактуальных исследований.
   Другая видимая тенденция -- Культура как нечто целое, объединяющее лучшие качества человека, это сегодня "шагреневая кожа": "высокая" технология на рубеже веков ворвалась в общество, суета охватила землян, а созерцательный взгляд внутрь в себя уничтожается высоким темпом жизни, растет давление жаждущих сиюминутного успеха... сообщающиеся сосуды, однако... Уровень Культуры стремительно падает... Как не сказать вслед за Александром Сокуровым: "гуманитарная сфера -- главная для жизни любого цивилизованного государства".
   А мой "энергетический" мини-обзор безнадежно отстанет (когда еще книга будет издана) от изменений как в технологии, так и в здоровье общества.
   Поиск путей преодоления дефицита энергии идет в нескольких направлениях. Есть несколько вариантов: ископаемые ресурсы (уголь, нефть, сланцевая нефть и газ, газогидраты и т.д.) и возобновляемые ресурсы (энергия солнца, воды и ветра) и атомная и ядерная энергетика.
      -- Ископаемые ресурсы. Во-первых, не прекращаются попытки добиться трансформации тепловой энергии от природных источников в электрическую с максимальным КПД. В наше время КПД преобразования энергии не более 30%, то есть 70% расходуется впустую -- идет эшелон с 10 цистернами нефти. Из них 7 цистерн едут впустую: зря производили 7 "бочек на колесах" и зря качали насосы в них нефть, и электровоз напрасно тратит сколько электроэнергии на то, чтобы их тянуть и т.д. Необходимо подчеркнуть, что традиционное топливо, сжигаемое для выработки энергии (уголь, торф, нефть, газ) не только наносит вред окружающей среде, но и требует для своей добычи и транспортировки колоссальные человеческие ресурсы, в то время как "...1 кг обогащённого урана может заменить до100000 кГ каменного угля (примерно два вагона угля) или 60000 кГ нефти... И никакого парникового эффекта или раздутой сети железных дорог!". [6]
   В наше время происходит повсеместный, хотя и медленный поворот к альтернативной модели экономики. Густонаселенная Европа уже давно осознала, что благополучная экологическая обстановка является важной составляющей частью высокого уровня жизни. Последняя угольная шахта в Германии была закрыта в 2018 году, в Великобритании -- в 2015 году, а во Франции -- в 2004 году. Поэтому развитие возобновляемой энергетики представляется для этого региона не только полезной экологической инициативой, но и насущной необходимостью. Речь идет о транзите к возобновляемым источникам энергии, в первую очередь -- ветряной и солнечной генерации. ЕС инвестирует в экологический транзит в 2021-2027 гг. 100 млрд евро. Одновременно идет наступление Атомных электростанций (АЭС) -- экологически чистых, работающих стабильно.
      -- Возобновляемые Источники Энергии (ВИЭ). Идет колоссальная работа по внедрению альтернативных источников энергии -- солнечных генераторов, речных и приливных гидростанций, ветровых электростанций, водородных двигателей (смотрите, в частности, планы Госкорпорации "Росатом"), использование биомасс. Например, "сегодня во всем мире ежегодно производится около 380 млрд куб.м. (м3 примерно = 1000 л) сточных вод, что в пять раз превышает количество воды, проходящей через Ниагарский водопад за год... энергия, содержащаяся в сточных водах, может обеспечить электричеством 158 млн. домохозяйств, что примерно равно числу домохозяйств в США и Мексике вместе взятых". [7]
   Время эффективных альтернативных источников придет, и хотя пока они дают небольшую долю общей вырабатываемой энергии, их массовое применение уже началось. Рынок альтернативной энергетики растет. Ближайший вариант -- это развитие водородной энергетики. Если сравнить энергетические характеристики водорода и бензинового топлива, то при "сжигании" 1 кг водорода выделяется примерно в десять раз больше энергии, чем при сжигании 1 литра органического топлива. Говорить, что водородная энергетика заменит все другие виды энергии, и что это наше энергетическое будущее -- несколько опрометчиво. Правильнее будет сказать: водородная энергетика -- это наше экологически чистое будущее... Как перспективный вариант: в водородном топливном элементе химическая энергия водорода непосредственно преобразуется в электрическую, окисляясь кислородом без горения. [8]
   Кроме того, существует хорошо проработанный способ получения водорода благодаря использованию ядерной энергетики (концепция атомно-водородной энергетики).
   Водородная энергетика на базе АЭС стала одним из направлений комплексной программы по развитию атомной науки и технологий в РФ. Показательный факт: "Газпром" создает компанию "Газпром водород" (Gazprom hydrogen) с целью реализации инновационных водородных проектов. [8]
   Солнечные электростанции: по данным аналитиков Solar Power Europe и PV Market Alliance, в 2018 году в мире было возведено порядка 104,1 ГВт солнечных электростанций. Европейский рынок вырос еще внушительнее. В 2018 году в странах ЕС появилось на 36% больше солнечных электростанций, чем годом ранее. Лидером стала Германия, которая ввела в строй порядка 3 ГВт солнечных электростанций. За ней следуют Турция, Нидерланды и Франция. [9]
   Ветровые электрогенераторы: "В голландскую центральную сеть начала поступать электроэнергия, произведенная гигантской ветровой турбиной Haliade-X, разработкой которой занималась компания GE Renewable Energy. Прототип был установлен в порту Маасвлакте-Роттердам, Нидерланды. Масштаб ветряка впечатляет: он имеет мощность 12 мегаватт, высоту 260 метров и лопасти длиной 107 метров. GE Renewable Energy называет его "самой мощной в мире офшорной ветровой турбиной". В своем пресс-релизе производитель сообщает, что в один из дней новая установка произвела энергию, достаточную для питания 30000 домохозяйств" [10]. По данным экспертов, в мире определились 5 стран, вырабатывающих 74% глобального объема экологически чистой ветроэнергии (~250 ГВт в год): США, Германия, Испания, Индия и Китай -- лидер в этой пятерке [11]. В России: по данным Минэнерго России, сейчас на ветряных и солнечных электростанциях России вырабатывается меньше 1% мощности всей энергосистемы. На тепловые электростанции на угле и газе приходится 66,8%, на атомные -- 20,2%, а на гидроэлектростанции (ГЭС) -- 12,3%. Так что альтернативным источникам есть куда расти -- рынок есть. В 2020 году вошла в строй первая ветроэлектростанция "Росатома" -- Адыгейская...
   Но! ВИЭ имеют принципиальный недостаток: удельная плотность генерируемой мощности (Ватт/м2) ввиду их особенностей значительно меньше, чем у атомных станций, не говоря уже о будущих гибридных реакторных электростанциях. АЭС производит в 570 раз больше энергии на единицу площади, чем ветряная электростанция, и в 370 раз больше, чем, напрмер, солнечный парк Sunport Delaziоl. (http://новости-сша.ru-an.info/новости/) Кроме того, мощность ветряных турбин и солнечных батарей может колебаться в широком диапазоне в зависимости от погодных условий (к проблеме устойчивости электросети). Но самый существенный аргумент, сдерживающий развитие возобновляемых источников энергии -- это высокая себестоимость многих видов продукции, созданной с помощью этих источников.
   3) Атомная и ядерная энергетика. Выделение энергии в ядерных реакциях на много порядков больше, чем при простом горении обычного топлива. Атомные ядра состоят из двух типов нуклонов -- это протоны и нейтроны. Их удерживает вместе так называемое ядерное сильное взаимодействие. Проблема в преодолении этих сил взаимодействия. Если удалять нуклоны из тяжёлых атомов или добавлять нуклоны в лёгкие ядра, то будет выделяться энергия, величина которой определяется разницой между затратами на осуществление реакции (преодоление кулоновских сил и сил ядерного взаимодействия) и кинетической энергией высвобождающихся частиц.
   Ядерную энергию можно без преувеличения назвать одним из важнейших ресурсов для развития мировой экономики, АЭС -- мощный и стабильный источник энергии, который, в отличие от многих других, снижает негативное воздействие на окружающую среду.
   Совсем недавно (в начале пятидесятых ХХ века) атомные электростанции (АЭС) звучали как нечто экзотическое. 27 июня 1954 года в Обнинске введена в строй первая в мире промышленная атомная электростанция с реактором АМ-1 мощностью 5 тысяч кВт. Сегодня уже в 30 странах мира работают и дают промышленную энергию более 300 атомных станций. По данным [12-1] в 2014 году вклад атомной энергетики в мировое энергообеспечение составил около 6%. Последнее: глава министерства Минэкономразвития Максим Решетников сообщил: "...опираясь на практику других стран, в России расширяют перечень сфер, в которых могут реализовываться "зеленые" проекты. В него включена и атомная энергетика". ("Страна Росатом", 19 марта 2021 года) [12-2]
   Еще более заманчивый путь -- термоядерный синтез. В его основе фантастический выход энергии в термоядерном процессе (термоядерные реакции -- реакции синтеза /слияния/ лёгких ядер, протекающие при высоких температурах). Из 86 грамм смеси дейтерия и трития при термоядерном синтезе можно получить такое же количество энергии, как при сжигании одного миллиарда (1000000000) грамм угля. Уже работает международная кооперация по созданию первого исследовательского реактора на основе термоядерной реакции с положительным выходом -- ITER (International Thermonuclear Experimental Reactor) -- в настоящее время ТРИНИТИ принимает активное участие в инженерно-физическом проекте этого термоядерного реактора. Пуск реактора и получение на нем первой плазмы планируется в 2025 году. В состав руководства входит академик Е. П. Велихов. (Ко всему прочему нас это интересует потому, что самостоятельный жизненный научный и административный путь академика практически начинался на Пахре /ФИАЭ/, и его сотрудники были свидетелями и соавторами его научных проектов и участниками их блестящей реализации, и хотя редких, но поражений тоже).
   Уже получил развитие проект следующего поколения, в котором объединены термоядерный реактор и атомная станция: "...В гибридной схеме термоядерный реактор выступает в качестве источника нейтронов (синтез) для наработки топлива в ядерном цикле и для дожигания минорных актинидов (деление), т.е. продуктов деления топлива обычных ядерных реакторов".
   К моменту кризиса Магнитки 1962 года все проблемы, связанные с мирным применением атома, уже решала большая группа специально созданных институтов, и среди них -- Институт атомной энергии им. И. В. Курчатова.
   Ни в одном из перечисленных выше вариантов альтернативной энергетики на первых порах после прихода Велихова "на Пахру" не участвовал коллектив "Магнитки". Атомные электростанции, перспективные "медленные" т/я установки (токамак Т-10), импульсные установки с обжатием мишени (типа "Ангара") и лазерный термоядерный синтез (ЛТС) -- из этого энергетического букета будущему ФИАЭ выпала честь заниматься тремя последними направлениями. На первом этапе, когда была поставлена задача обеспечить начальную (первичную) энергетику проекта Лазерного термоядерного синтеза (ЛТС), появились революционные (в определенном смысле) идеи по прямому преобразованию энергии -- это прямая генерация электрического тока в МагнитоГидроДинамическом Генераторе (МГДГ). "...В этот момент появились мощные лазеры с ламповой накачкой. А. М. Прохоров обратился к М. Д. Миллионщикову с предложением о разработке импульсного генератора электрической энергии. МД поручил эту работу мне. Мы остановились на импульсном МГД-генераторе с индуктивным накопителем энергии..." (Е. Велихов). [13]
   Здесь, волей случая, буквально подвернулся коллектив бывшей Магнитной лаборатории, временно "свободный" от научно-исследовательской программы и, что не менее важно, с перспективой больших площадей в приятной близости от Москвы. Проблемы электромагнитной чистоты этого района ближнего Подмосковья уже не имели значения для руководства ИАЭ, заинтересованного в реализации своей программы, и не принимались им во внимание. К этому времени молодые, но уже известные физики Евгений Велихов, Александр Веденов и Роальд Сагдеев, по образному выражению ветерана Магнитки Ю. М. Михайлова, уже "уловили идею МГД" и активно пропагандировали ее.
   Они выпустили ряд теоретических работ, например, "Квазилинейная теория колебания плазмы", "Устойчивость плазмы" и др., открывающих поле деятельности экспериментаторам.
   Определенный стартовый год в нашем повествовании есть. По всей видимости, это 1962 год, когда полностью изменились ориентиры коллектива Магнитки, который под научным руководством Евгения Велихова приступил к созданию МГД-генераторов и, в частности, изучению в связи с этим низкотемпературной плазмы.
   Ну что ж, начнем с главного: с Филиала ИАЭ им И. В. Курчатова. Так названо подразделение Института Атомной Энергии им. И. В. Курчатова в 1971 году. И в 1991 году, через 20 лет своего интенсивного развития, по результатам работы Филиал получил статус самостоятельного института, в уставе которого было разрешение на коммерческую (!) деятельность. И был этот институт поименован как ТРИНИТИ: "Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований". (Автор наименования В. Д. Письменный, им же предложен ключевой термин -- "инновационных", ибо он включает в себя любое новое направление в новейшей технологии, которое могло развиваться в институте). К завершению ХХ века институт, попавший (как и вся страна) в широкую полосу финансового кризиса, сократил число сотрудников всех уровней до примерно 1000 человек, а также и количество экспериментальных стендов. Но ни разу у директората не возникало сомнения, сохранимся ли... Надо было принимать меры. Об этом -- в последней главе книги.
   1999 год был выбран автором с самого начала как некая реперная точка, чтобы зафиксировать, каким же стал институт к концу ХХ века. Как он шел все предыдущие сорок лет и как шагал дальше...
   В 1999 году ТРИНИТИ возглавлял член-корреспондент РАН, профессор Вячеслав Дмитриевич Письменный, который был приглашен на эту должность (будучи уже замдиректора) Е. П. Велиховым в 1978 году. С ним работали заместители директора -- А. В. Родин и В. Е. Черковец, П. М. Хамчук. Главный инженер -- Д. Н. Соболенко. Ученый секретарь -- С. А. Казаков. Референт директора Петрова Серафима Николаевна.
   Если не представлять себе стратегических, глобальных планов работ в области перспективной промышленной энергетики, в том числе мощной импульсной энергетики, где была сформулирована ясная цель, то не профессионалу покажется, что в секторе-62, а далее в Филиале института Атомной энергии им. И. В. Курчатова, с начала шестидесятых и в последующие годы развивались разные, казалось бы, не соприкасающиеся между собой тематики: МГДгенераторы (МГДГ) -- квазистационарные и импульсные; позже -- твердотельные оптические квантовые генераторы (ОКГ, лазеры) с газоразрядными лампами накачки; индуктивные накопители энергии (ИНЭ) с коммутационной техникой; газовые лазеры (ГЛ) всех типов -- непрерывного и импульсно-периодического действия; сильноточные импульсные инжекторы плазмы ( плазменные электродинамические ускорители); затем " компактный тор" как часть термоядерной (Т/Я) программы и сверхсильноточный Z-пинч в приложении к инерциальному Т/Я синтезу и, соответственно, создание на этой основе и ввод в действие уникальной установки "Ангара 5-1" и, наконец, токамак с сильным полем (ТСП, в международной классификации -- Т-14).
   Однако сосуществование этих тем -- это целенаправленная стратегическая программа создания нового эффективного источника энергии с термоядерным реактором в качестве стартера и атомной электростанцией.
   Возвращаемся к окончанию ХХ века (1999 г.) -- в нашем Институте зафиксированы следующие результаты [1]:
   Автономные пороховые МГД-генераторы работают в геофизике, "...создана целая серия импульсных перевозимых МГД-генераторов мощностью от 10 до 600 мегаватт" [2]; созданы геофизические и геологические полигоны "ГАРМ" на Памире и Бишкек в Киргизии (прогноз землетрясений), "Полуостров Рыбачий" (исследование геологических структур Кольского полуострова), "УРАЛ" (геологические исследования разломов в Западно-Сибирской низменности, поиск нефтяных и газовых залеганий), "КАСПИЙ" (разведка нефтяных месторождений). Последняя работа -- исследование нефтеносных слоев в шельфе Северного моря. Последний проект "Памир 3У" -- вариант МГД-генератора с тремя плазмотронами общей мощностью до 15 МВт, которым заинтересовались в США, Японии и других странах.
   Стеклянные лазеры (твердотельные оптические квантовые генераторы -- ОКГ) наносекундного и субнаносекундного диапазона и большой мощности заняли свою нишу в общем семействе лазеров, в основном, по программе управляемого термоядерного синтеза (УТС) и взаимодействия лазерного излучения и мощных потоков рентгеновского излучения с веществом, ускорения легких плоских мишеней до сверхзвуковых скоростей. Также велись исследования, связанные с разработкой нового класса твердотельных лазеров субнаносекундного диапазона для диагностики высокотемпературной плазмы и ряда задач прикладного характера.
   СО2 и СО лазеры. Создано множество модификаций газовых СО2 и СО-лазеров, изучается их физика и ведется направленная работа по широкому применению во многих отраслях промышленности.
   Технологические Лазеры серии ЛТ нашли множество применений. В последние годы в ТРИНИТИ создан и проходит испытания мобильный лазерный технологический комплекс МЛТК разных модификаций.
   Разделение изотопов дало возможность получать в промышленном масштабе различные изотопы. Последний пример -- изотоп (тринадцатый) углерода и его применение в ранней диагностике онкологических заболеваний.
   Сверхпроводящие магниты имеют большие шансы на использование в промышленной энергетике, в основном как дополнительные накопители энергии -- источники, включаемые в сеть в пиковых режимах энергосъема; пауза в их применении объясняется просто -- нет сиюминутной потребности...
   Плазменные ускорители. Реализованы мощные источники потоков высокотемпературной плазмы с плотностью мощности до 3х1011Вт/м2. Они используются, в частности, в технологии упрочнения материалов несущих стенок реакторов по проекту ИТЭР и др проектам.
   Установка "Ангара" успешно работает на науку, сегодня медленно продвигаясь по шкале реализованных мощностей и ассимптотически приближаясь к теоретическому пределу -- ее "тело" уже постарело... реанимация невозможна только потому, что это безумно дорого. Хотя Евгений Грабовский, -- наверное, единственный человек, знающий "Ангару" "от и до", -- утверждает, что на этой установке проведена замена основных узлов и деталей (или один, или два раза в зависимости от их значимости или исходя из наличия запасного оборудования). Реставрация не коснулась только рельсов и корпусов модулей. Международное научное сообщество ждет развития идеи "Ангары" в новом проекте с выходной мощностью примерно на три порядка больше.
   Что касается "токамака" ТСП -- его инженерное решение делалось, видимо, на недостаточном первичном материале (т.е. нужна была еще не одна серия экспериментов с элементами и узлами установки на меньшем уровне энергии, отработка проекта) и поэтому ТСП не оправдал даже сотую часть надежд создателей этого проекта. Официальная версия остановки работ на ТСП -- начало перестройки и отсутствие финансирования. Последнее, конечно же, сыграло свою роль. Но и на том мастодонте, который назывался "токамак с сильным полем", можно было пусть медленно, но двигаться к далекой цели, если бы было разделение экспериментов на чисто "токамачный" с питанием от батарей конденсаторов и на чисто энергетический эксперимент с эквивалентной нагрузкой и с выходом в конечном счете на уровень "тех -- начальных четырех гигаджоулей", которые можнобыло бы получить от четырех ударных генераторов. И все же от этого проек та остались великолепный экспериментальный зал с отлаженной инфраструктурой и энергетика -- как промышленная (главный энергетик ФИАЭ Владимир Иванович Карчевский), так и импульсная (четыре ударных генератора, руководитель Рэм Петрович Васильев). Свято место пусто не бывает -- и вот уже на комплексе ТСП начаты работы по созданию масштабных физических установок Т/Я проектов. (См. последнюю главу)
   Импульсная энергетика на основе индуктивных накопителей энергии (ИНЭ). Созданы с нуля и практически применяются ИНЭ с коммутационным оборудованием в экспериментах разного масштаба и широкого диапазона участвующей энергии.
   Токамак Т-11М (дф-мн С. Мирнов). На этой установке уже несколько десятков лет ведётся непрерывная экспериментальная сессия: исследование ионно-циклотронного нагрева плазмы, изучение динамики срыва разряда, отработка новых диагностик плазмы, исследование материалов первой стенки. Параметры установки: ток в плазме -- 0,1 МА, температура плазмы -- 400-600 эВ, плотность плазмы -- 7х1013см-3.
   Подчеркнем -- это итоги, обозначенные к окончанию 1999 года.
   Е. П. Велихов подводит итоги ХХ века: "...На Пахре мы включились в разработку лазерных блоков и размыкателей, создали единственный в мире практически работающий МГД-генератор мощностью в 600 мегаватт, самый большой индуктивный накопитель энергии в один гигаджоуль и мощный лазер с рекордной энергией в импульсе". [13]
   Однако ж в следующем веке с течением по-сумасшедшему быстрых лет одни направления подошли к какому-то полезному промежуточному результату, другие направления ушли по замысловатой траектории совсем к другим темам и решениям, третьи дали блестящие результаты. "Одних уж нет, а те далече...".
  
   Но к 2021 году определилось основное достижение ТРИНИТИ -- институт наконец-то приступил к работам непосредственно по ТЯ проектам с государственным финансированием, для этого понадобилось более полувека стабильно-импульсивной деятельности десятка тысяч сотрудников и кооператоров всех профессий.
   Научные программы Института выполняли и сейчас (1999 год) выполняют [1]:
   Далее голая информация по структуре ТРИНИТИ на 1999 год и руководителям по данным официального сайта ТРИНИТИ. В скобках приводятся имена руководителей подразделени. По мере чтения кнгиги читатель найдет более полную информацию о всех подразделениях института в соответствующих главах.
   Научные отделения:
   Отделение перспективных исследований (ОПИ, А. В. Родин) -- Низкотемпературная плазма. Физика лазеров. Мощные технологические лазеры. Передвижной лазер на автоплатформах на 50 кВт в свете для Газпрома.
   Отделение Импульсных Процессов (ОИП, Д. Д. Малюта) -- низкотемпературная плазма, МГД-Генераторы, лазеры технологические, лазеры для инерциального УТС.
   Отделение магнитных и оптических исследований (ОМОИ, М. И. Пергамент), Стеклянные лазеры, УТС, плазменные ускорители.

Отделение физики термоядерных реакторов

   (ОФТР, Э. А. Азизов)
   Системы с магнитным удержанием плазмы. Токамак с сильным полем (ТСП или Т-14). Токамак Т-11 (С. В. Мирнов).
   Импульсная энергетика сверхбольших энергий на основе ИНЭ -- Индуктивные накопители энергии и коммутационная техника для крупных физических установок, физика дуги отключения, электромашинные генераторы (Э. А. Азизов)

Отделение физики токовой плазмы (ОФТП,

   Е. В. Грабовский)

Инерциальный УТС, "Ангара". Динамика плазмы

   Центр теоретической физики и вычислительной математики (и другие теоретические группы и личности за все время жизни института) (ЦТФиВМ) директор академик А. М. Дыхне.
   Сотрудники (кандидаты наук и доктора) -- зам. начальника Центра Г. Б. Лопанцева.
   В 1999 году в институте -- около 1000 сотрудников научной сферы, из них один академик РАН, 4 член-корреспондента РАН, 32 доктора наук, более 200 кандидатов наук, 5 лауреатов Ленинской премии, более 30 лауреатов Государственной премии СССР и Государственной премии России. [1]
   В 2007 году в ТРИНИТИ работает всего около 1 300 человек. Среди них три члена-корреспондента РАН, 17 профессоров и 52 доктора наук, 150 кандидатов наук. В галерее портретов лауреатов 77 обладателей Ленинской, Государственной и других правительственных премий СССР и России (В. Е. Черковец, Троицкая газета "Городской Ритм", 12-18 апреля 2007 года).
   В 2019: численность персонала, занятого исследованиями и разработками: 361 сотрудник, в том числе -- 10 профессоров, 34 доктора наук, 79 кандидатов наук. Более 70 сотрудников института стали лауреатами Ленинской, Государственных и Правительственных премий. http://www.triniti.ru/About_Institute.html
   Достижения ТРИНИТИ в других сферах (основные прикладные достижения сотрудников ТРИНИТИ последнего времени (1999 г. +) [1]:
   Работы Феликса Косырева по технологическому лазеру -- последнее достижение, когда через огненную завесу протяженностью полтора метра "по лучу" было произведено разрезание (так в тексте) швеллера.
   Александр Басиев не только создал компактный озонатор для озонотерапии и дезинфекции, но смог внедрить большой озонатор в водном хозяйстве г. Иваново.
   Предприятие "Изотоп" (отделение Д. Малюты) создало проект производства фарма-препаратов, меченых изотопом С13 для диагностики заболеваний желудочно-кишечного тракта. Этот метод отменяет болезненную гастроскопию.
   НПФ "НИБОРИТ" (Серафим Морящев) производит алмазный инструмент с применением лазерной сварки: сегментные круги, сверла, карандаши, хонинговальные бруски, штроборезы и др. инструмент специального назначения. НПФ "НИБОРИТ" -- первый участник всемирной выставки в Германии.
   Юрий Андриянов создал ряд электромагнитных генераторов сфокусированных ударных волн для литотриптера -- устройства для дробления желчных и почечных камней. Идут клинические испытания прибора.
   Алексей Полтанов, зав. лабораторией электродинамических ускорителей масс, в которой создаются уникальные источники питания (например, уже работает источник питания в переносном спектрографе, ИСАН), а также сварочный аппарат и др. устройства.
   Владимир Александров, сотрудник ОФТР с сотрудниками создал мобильную установку на базе грузовой машины для дробления бетонных или каменных монолитов с помощью мощного разряда в жидкости...
  
  
   Глава 2. "ПОЗАВЧЕРА"
   (МГД-генераторы,
   начало плазменных экспериментов).
  
   Примерно 1962-1970 (72) гг. "Магнитка" принята в ИАЭ им И. В. Курчатова в качестве сектора 62 (С-62). Взлет и гибель квазистационарных МГД-Генераторов (МГДГ). Стремительное прорастание МГД-дерева со всеми корнями. Ветвистость слабая. Три ствола -- М-30, М40 и позже импульсные пороховые МГДГ. М-30 и М-40 отмерли. Пороховые, импульсные МГД-генераторы двинулись дальше в рост. Другие эксперименты.

"Как ограничен твой кругозор:

Ворота, пропуск, коллега, кофе,

Взлет... в пультовую. Отчет - позор.

Большие вклады и малый профит".

Анти-Песня МНС установки М-30

  
   Структура С62 отражала два ключевых направления:
      -- Сохранившаяся тематика магнитной лаборатории -- в виде группы Б. П. Дьяконова. Напомним, что это не размагничивание кораблей от постоянного магнитного поля (прямая тема Магнитки), а обнаружение подводных объектов по их электромагнитным сигналам.
      -- Прямое преобразование энергии, включающее в себя лабораторию МГДГ, которой руководил Лев Дорман и лабораторию ТЭП (руководитель П. Г. Степанов).
   По тематике МГДГ были поставлены следующие работы:
      -- Исследование свойств плазмы, движущейся в постоянном и переменном электрическом и магнитном полях (Л. Дорман, Ю. Волков, Г. Касабов, А. Пушков, П. Коржавин).
      -- Магнитогидродинамическое моделирование явлений в МГД-преобразователях (Л. Дорман, Ю. Михайлов, В. Пресняков, Л. Кореневский, В. Белоусов, В. Фролов).
      -- Исследование перспективности МГДГ разного типа (Л. Дорман, В. Д. Панченко, Ю. Михайлов, П. Коржавин, Л. Кореневский, А. Ермаков).
      -- Теоретическое исследование теплофизических и газодинамических задач в приложении к МГД Преобразователям (Л. Дорман, А. Ермаков, Д. Четаев).
   ...в этой структуре было заложено достаточное количество "настольных" экспериментов и поддерживающих теоретических изысканий.
   Итак, 1962 год, Сектор 62 ИАЭ, и.о. начальника сектора В. Д. Панченко.
   Он получил все разъяснения от Анатолия Петровича Александрова, кто есть кто, а именно: научный руководитель сектора -- зав. теоретическим отделом, мнс Е. П. Велихов, которого вся эта научная "шатия-братия" называет просто Женя. Эти "мальчики" (они Панченко зовут коротко и понятно -- "Пан") то исчезают в своих комнатках, где считают, рисуют, чертят, где рождаются еще на бумаге маленькие экспериментальные установочки с маленькими, но очень понятными задачами; то шумно клубятся около Жени; то гуляют по двое - по трое по уютной территории; то семинарят у ЕП в кабинете на втором этаже; то... а Виктору Дмитриевичу нужен флотский порядок, соблюдение ТБ, приход на работу вовремя, да и уход тоже. Действительно, научники приходят как попало, но ведь и уходят домой далеко заполночь, а то и утром. Самый показательный пример -- Юра Волков, который приходит на работу не раньше двенадцати, но дальше работает, работает...
   Основные помещения -- новенькое здание 20 (первый этаж -- энергетика и экспериментальные установки; второй -- расчетчики, библиотека, администрация; третий -- расчетчики, теоретики, завлабы), а также небольшие павильоны и малюсенькие, так называемые финские, домики... Вот-вот заселится небольшое, но значимое 22-е здание -- "Силикат".
   Магнитная лаборатория -- это магнитные материалы, низковольтные сильноточные контура, магнитные и электромагнитные поля... Экспедиции, специальные машины... Еще и не пахнет никаким вакуумом, никакими установками с специально организованным газовым разрядом, никакими лазерами... И это новое вот-вот начнется...
   В конце пятидесятых - в начале шестидесятых с запада пришло очередное новое веяние -- магнитогидродинамические генераторы, то есть генераторы тока, работающие на известном принципе Фарадея, когда при пересечении магнитного поля вращающейся рамочкой между концами проводника (та же рамочка) появляется разность потенциалов, которая (по закону электромагнитной индукции Фарадея - Лоренца) пропорциональна величине магнитной индукции, скорости движения проводника и его длине в области магнитного поля. Вместо рамочки может быть и часть ее -- движущаяся проволочка, замкнутая где-то. Вместо проволочки можно пустить поток жидкого металла, и это уже МГД-генератор. Вместо потока жидкого металла -- течение сильно ионизованной хорошо проводящей плазмы... В таком генераторе тепловая (точнее, кинетическая) энергия потока сразу преобразуется в электрическую, в отличие от любых других генераторов, уже используемых человечеством, где тем или иным путем создается пар, раскручивающий обычные электрогенераторы.
   По МГД-генераторам за рубежом появились первые фундаментальные расчетные и экспериментальные работы профессоров Керреброка, Р. Роза (председатель Совета по МГД-генераторам фирмы АВКО), Райта, Бинерта и др. Так, Керреброк впервые указал на возможность увеличения электропроводности газовой смеси за счет селективного нагрева электронов. Им было показано, что наиболее перспективно использование плазмы щелочных металлов (K, Cs) в смеси с инертным газом. В качестве такого газа-теплоносителя предлагалось использовать аргон, неон или гелий. "Особенно привлекательным казался аргон, имеющий благодаря т.н. "Рамзауэр-эффекту" минимальную величину транспортного сечения в районе электронных температур порядка (3-4) тысячи градусов Кельвина. Селективность нагрева электрическим током электронного газа при слабом обмене энергией с нейтральным газом и давала определенный шанс на получение достаточной проводимости для реализации МГД преобразования". [14]
   Отвлечемся на минутку. Есть интересное свидетельство Евгения Павловича о том как, в какой-то мере случайно, обратились к варианту жидкометаллического МГДГ: "...я продолжал интересоваться магнитной гидродинамикой. И тут неожиданно нашел союзника в лице Саши Веденова... Сашин тесть, академик Б. С. Стечкин, был близок к С. П. Королеву и ракетной технике -- области совсем секретной. Борис Сергеевич заинтересовался ядерными источниками энергии для спутников... Саша познакомил нас, и мы начали обсуждать возможность использования жидкометаллических МГДГ" [13]. Далее мы вкратце расскажем об экспериментальных установках, в том числе, о жидкометаллических МГД-генераторах.
   Ранее (в первой части трилогии -- "Магнитка") при упоминании количественного состава С-62 в момент его образования было сказано, что почти 180 человек -- это сила. Отношение к этому у нового руководителя, видимо, было более скептическим. И ясно почему -- предполагалось начать работы по МГД преобразованию энергии, где и теория, и эксперимент были совершенно из другой области. Конечно, что-то близкое было, например, электромагниты для МГД-генераторов, магнитная гидродинамика, но основное -- физика низкотемпературной плазмы, с этим предстояло разбираться. Главное -- назревал эксперимент на большой установке.
   Только единицы из состава бывшей Магнитки могли сразу переключиться на работы по этим проблемам. Евгений Павлович называл в их числе Л. Дормана и его группу, Н. Колядина, П. Коржавина, А. Пушкова, Ф. Косырева, С. Дробязко... Также отмечал лидерство достаточно сильной группы экспериментаторов -- Ю. Волкова, В. Голубева, Г. Касабова... И, конечно, он выделил В. Н. Литвинова, который "...обладал "Капичной" культурой механических работ и технологии -- он умел работать с кристаллами сапфира, с керамикой, имел опыт работы с коварным цезием". Так что имелось некое научное ядро, но планы у руководства были более чем серьезные, и поэтому ожидался большой набор специалистов, в том числе теоретиков, -- как приглашенных, так и молодых выпускников физических институтов. И здесь, конечно, на первых порах очень помогло то, что была жилищная база -- "Гольберовка" (здесь я отсылаю читателя в первую часть книги -- "Магнитка"). Е. Велихов с самого начала предполагал, что подбор научных и ведущих технических кадров он будет вести непосредственно сам. И это стало его правилом на многие годы вперед. Дф-мн Виктор Гурашвили свидетельствует: "...На работу принимал лично ЕП, проводил собеседование на проходной... нас было трое сокурсников из МАИ. Е. П. вышел на проходную, неказистый такой, затрапезный вид (хотя лобастый), но неопределенное впечатление только до начала разговора... Каждому из соискателей задал по вопросу... и принял решение принять нас с Якушевым на работу. Третьему не повезло". Заведующий лабораторией МГД-генераторов, доктор наук Виктор Петрович Панченко также запомнил, что ему при приеме на работу устроили экзамен и тесты сам Е. Велихов, а также Ф. Улинич. В первый раз -- осень 1964 г. -- была беседа в доме "на Лесной". Когда выяснилось, что он более расчетчик, чем теоретик -- его расспрашивали уже Кареев с Черновым.
   Они из первых лет: пришли в Сектор в 1962-63 годах, ветераны из ветеранов. Интересные люди работали в Секторе. Вот некоторые из них "навзлет" (выбор произвольный -- они согласились "поговорить"). Далее мы обратимся уже к ведущим научным сотрудникам.
   Весной 1963 года сотрудник ЦАГИ им. Жуковского Станислав Витальевич Дробязко, будучи в командировке в ИАЭ, в отделе В. С. Комелькова, прослышал, что на какой-то Пахре есть возможность и прописаться, и с жильем какие-то шансы... А он уже с 1960 года был женат на студентке физфака МГУ -- Людмиле Александровне, в девичестве -- Котлярова. После окончания МГУ они жили отдельно, каждый в своем общежитии. Станислав встретился с ЕП, который после собеседования дал добро, и его взяли в группу Ф. Косырева на освободившуюся вакансию инженера, 135 р. Первые работы были по ТЭПу. Когда сдавали дом на Лесной, им выпало счастье -- они получили двухкомнатную квартиру на третьем этаже. Последнюю. Квартиру!
   Борис Сергеевич Федосеев (1944-2019), из деревни Подосинки. Служил в военно-морском флоте на эсминце "Отрывистый", порт приписки Северодвинск. В 1962 г. работал у Литвинова на практике во втором павильоне. В 1963 году окончил школу рабочей молодежи и поступил в С62. Его "сосватал" Ю. Леонтьев к Ю. Волкову. С 5.08.70 года работал в группе коммутирующих устройств (С76, ОПЭ, Э. А. Азизов). Шутливое определение любимцем экспериментаторов Борисом научного состава любого ранга -- это "кнехты" (копните в Интернете, посмеетесь).
   Анатолий Суховерхов вспоминает: пришел к А. Недоспасову весной 1963 года с Карпухиным, который окончил физфак МГУ в 1959 году (работали до этого на ОГРЕ). Работали во втором павильоне. У Карпухина работали в это время Феликс Косырев, Люся Шамшева, Виктор Кочерыгин, Витя Андропов, Нина Голубева. В этом павильоне была установка "Прямоток", испытательные стенды предшествовавшие М-30 (об этой и других экспериментальных установка в соответствующих разделах). Потом работали в "Силикате" (установка "Чемодан", конструктор Алексей Кольченко).
   Гасанов Караман Худоевич (рождения
   31.12.1938 года, 10 классов), пришел переводом из СМУ-12 Центракадемстроя 23.08.63 года. Остроумный коммуникабельный парень. Классный сварщик. В частности, вот что рассказал Костя Дмитриев о его работе. "Высокий уровень Гасанова как сварщика я оценил, когда он помог нам создать систему водоснабжения в филиальском садоводческом товариществе "Красная Пахра". Поэтому я пригласил его помочь восстановить систему отопления в доме Владимира Высоцкого, о чём я подробно рассказал в разделе "Культурная жизнь ФИАЭ". Работа была сделана на высшем уровне...". Роман Гасанов не умел делать плохо. Тем был и известен в институте.
   16.09.1963 года переводом из ГИДРОПРЕССа зачислен Юрий Григорьевич Чернов с женой Галиной Черновой. (Дата рождения -- 1 января 1936 года, с. Буран, Зайсанского района, Семипалатинской обл.). Окончил МЭИ в 1959 году. В секторе начал с Ю. Кареевым работать по расчетам МГД каналов. Далее с В. Карпухиным делал установку "Прямоток". Много сил и энергии отдал "Байтику", преподавая в его классах.
   14 мая 1964 года принят Геннадий Георгиевич Сорокин, 12.08.37 года рождения, уроженец г. Ряжска. Окончил Московский политехникум связи им. Подбельского в 1963 году. Переводом из ИЗМИРАНА, техник. Знающий схемник. Ироничный, открытый к общению, правильный любитель бани. В дальнейшем начальник службы КИП. Его жена -- Ирина Иосифовна -- зав. детскими садами ФИАЭ. В 2010 г. она в группе лучших сотрудников ТРИНИТИ
   Александр Александрович Калинин (18.10.1938 г., Москва) -- поступил на работу в ИФЗ (лаб 62, Б. П. Дьяконов) в 1964 году. 29 июня принят на работу и уже 1 июля уехал в экспедицию. В это время лаборатория Дьяконова уже работала в первом павильоне. А. Калинин -- бессменный руководитель городской детской секции моделирования.
   С июля 1964 года начал работать в секторе талантливый конструктор Леонард Леонидович Колесов, еще продолжающий учебу на последнем курсе МАИ (двигатели летательных аппаратов). С 7 августа 1965 года, уже после окончания института оформлен инженером-конструктором. Начал с разработки диагностических узлов для установки М-30, участвовал в создании установки "компрессор", далее в его послужной список входит конструирование экспериментальных установок по теме "Борей", ЦНА, серия ПМ, серия ЛТ и другие. В 1999 году -- зам. главного инженера института.
   В октябре 1964 года В. Д. Панченко принял на работу Алексея Дмитриевича Морозова, в обязанности которого входило: комендант С62, режимная служба, пожарная служба, нач. штаба гражданской обороны.
   Время от времени я буду возвращаться к сотрудникам ФИАЭ, по большей части к тем, кто вел или ведет самостоятельно исследования.
   На начальном этапе, похоже, шла интенсивная взаимная учеба -- все же в теоретическом плане Велиховская команда была достаточно подготовленной. В. Алексеев вспоминает одну из поездок вместе с ЕП на его старом "Запорожце" в ИВТАН, где энергетическим "Монбланам", в лице Л. М. Бибермана, В. А. Кириллина, А. Е. Шейдлина и др., он рассказывал о неравновесной плазме как рабочем теле МГД-генератора. А был ЕП одет не шибко, да еще в кедах. И из заднего кармана торчал блокнот... Алексеев отмечает определенный скептицизм у профессорской аудитории со старомодными взглядами на экипировку; аудитории, которая, кстати, встречала по одежке... Но если по делу, то за своей спиной эта аудитория уже с 1959 года имела мировой опыт небольших, но работающих экспериментальных установок с МГД-генератором на органическом топливе (в США исследовались более десяти работающих МГД-генераторов), а также свои наработки. Это были генераторы обычной (не ядерной!) энергетики. К 1964 году ИВТАН уже имел работающий генератор У-02 (02 -- означало 0.2 МВт, но практически получено всего 43кВт); В 1971 году генератор У-25 с проектной мощностью 25МВт; а также: в энергетическом институте им Кржижановского генератор ЭНИН-2 (250МВт); Это были генераторы открытого типа, в которых горячие газы -- продукты сгорания органического топлива, пройдя через канал МГД-генератора и последующие теплообменные устройства, выбрасываются после очистки наружу. Такие генераторы перспективны в сочетании с тепловыми электростанциями. Проводимость плазмы здесь впрямую связана с температурой сгорания органического топлива -- для каждой температуры существует своя равновесная концентрация электронов. А для достижения необходимой электропроводности надо вводить легко ионизуемые присадки...
   Эта аудитория здесь же получила новую информацию о МГД-генераторах другого типа от Велихова, в конечном счете, училась у него... Другой класс генераторов -- МГДГ закрытого цикла (где использованное и охладившееся рабочее тело, например, инертный газ -- гелий или перегретый литий, вновь подается на вход системы) считались и считаются перспективным в связке с атомной электростанцией. Предварительные оценки показали, что атомные АЭС с МГД-генератором на неравновесной плазме с начальной температурой 17000 - 23000 могли бы иметь наивысшие технико- экономические показатели. Велихов на НТС 26 января 1963 года: "...Мы хотим получить неравновесную плазму, не зависящую от того, как мы ее получаем".
   Неравновесное состояние газа создается высоковольтными слаботочными разрядами в плотных газах (в отличие от дуговых разрядов), что широко используется, например, для накачки лазеров. В зависимости от применяемой разрядной техники длительность импульса высоковольтного разряда может изменяться от наносекундного диапазона до непрерывного режима.
   Справка: неравновесной называется плазма, состояние которой не является состоянием полного термодинамического равновесия. Примерами неравновесной плазмы могут быть:
      -- т.н. "неизотермическая" плазма, в которой температура электронов отличается от температуры ионов;
      -- плазма пространственно неоднородная, в частности ограниченная магнитным полем;
      -- плазма, содержащая отдельные направленные потоки электронов или ионов.
   Как правило, неравновесность плазмы приводит к её неустойчивости, проявляющейся в нарастании возмущений и "раскачке" волн различных типов. [15]
   "В это время у научного руководства были глобальные стратегические замыслы" (из записей В. Д. Панченко):
   На первом этапе ставились задачи: 1. Создание установок замкнутого цикла (цикл Ренкина) со сверхтермической ионизацией плазмы, работающих на парах ртути с присадкой паров щелочи (цезий). Цель эксперимента -- исследование физических явлений в неравновесной плазме и демонстрация возможности создания МГД генератора. Первая крупная установка (на парах металла) получила название М-30, которое будет расшифровано ниже. 2. Проведение поисковых работ по разработке отдельных узлов МГДГ.
   На втором этапе (план на 1966-1967 год): разработать и построить МГДГ с замкнутым циклом на неравновесной плазме с целью определения (и достижения) максимального КПД. Видимо, речь шла о МГД-генераторе, который получил название М-40.
   На третьем этапе (годы не определены -- их и не видно еще) планировалось разработать и создать прототипы МГДГ, работающих с ядерной энергетической установкой.

Посмотрим на этапы реализации таких замыслов.

   В декабре 1962 года состоялся НТС, на котором присутствовали А. П. Александров и М. Д. Миллионщиков (начальник отдела высокотемпературной энергетики ОВТЭ, в состав которого входил сектор 62, работавший в Пахре). Была сформулирована конечная цель на ближайшие годы -- создание экспериментальных макетов МГД генераторов (отчет, архив ТРИНИТИ).
   В секторе начинаются поисковые расчетно-теоретические и экспериментальные НИИ работы по определению возможности создания установок для преобразования ядерной энергии в электрическую с помощью МГД преобразователя (рабочее тело -- пары металла или жидкий металл) и термоэмиссионного преобразователя (ТЭП). При описании событий тех лет довольно-таки часто будет упоминаться Юрий Александрович Кареев, один из ведущих научных сотрудников в проектах МГДГ, который волею судеб и своего научного фундаментализма стал одним из активнейших участников дальнейших событий...
   30 марта 1963 года Е. Велихов и Ю. Кареев, работавший в его теоретической лаборатории, попали на прием к начальнику одного из главков Госкомитета по АЭ Б. С. Позднякову, где начали вести с ним "разговор, что есть идеи, что нужен эксперимент..." (Кареев). На все это Поздняков преподал им свой чиновничий опыт: весь его опыт учит -- сказал он -- что денег они не получат, если будут говорить о чистой науке; что надо предлагать установку, значимую по масштабам и, конечно, по результатам. К концу разговора, когда уже подводились итоги, Поздняков подчеркнул, что он ждет от них некий первичный документ типа Технического Задания на проектирование установок... "Ну, как назовем первую установку? Сегодня 30 марта, вот пусть и будет М-30, ну а другая (даже не задумываясь) -- М-40...". Так что не надо искать в названии этих двух установок их параметров или особых характеристик, как это обычно делается у всех физиков-экспериментаторов.
   Далее Ю. Кареев написал технические задания на проектирование (будучи в теоретической лаборатории, экспериментом он не занимался никогда), после чего: "моя роль в этой истории пошла на спад". Однако когда началась работа уже в проектной организации (НИИКИЭТ, директор академик Николай Антонович Доллежаль), проектировщики приглашали Кареева постоянно либо для уточнения параметров, либо для обсуждения каких-то узлов и т.д. В это время в секторе 62 уже начали выполняться различные "настольные" эксперименты по МГД-тематике. На маленьких установках предполагалось провести экспериментальную проверку методик создания неравновесной плазмы и термодинамики движущейся плазмы в скрещенных электрическом и магнитном полях. Главными вопросами, которые стояли перед исследователями были: 1. Как получить плазму с максимально высокой электрической проводимостью при минимальной ее температуре. 2. Как реализовать максимальную однородность плотности потока плазмы во всем рабочем объеме при максимально возможной скорости потока (ибо генерируемый ток течет поперек потока и надо обеспечить минимальное сопротивление среды в этом направлении). Это означало, что должна быть сохранена ламинарность потока -- ее "плавность" без всяких вихрей в любом сечении, особенно в приграничной зоне. Обеспечение этих условий дало бы полное право считать, что МГД-генератор будет реализован. Однако был еще один "пунктик" -- развитие неусточивостей в плазме, которые приводили к срыву ламинарности течения, а значит -- и существенному снижению проводимости плазмы поперек потока. И эта проблема "устойчивости неравновесной плазмы" стала, в конечном счете, ключевой.
   Отсюда тот широкий диапазон экспериментальных работ, которые на много лет заполонили Магнитку. Ко всему этому приплюсовалась опасность "ионизационной неустойчивости", предсказанная теорией. Об этом будет идти речь чуть ниже в изложении талантливого исследователя физика Игоря Яковлевича Шипука.
   Ю. Волков ("самый шебутной сторонник МГД", Шипук) начинает заниматься "плазменным" МГДГ. В шестом павильоне он запустил установку по исследованию неравновесной плазмы.
   В группе А. Н. Пушкова создана первая учебно-демонстрационная МГД-установка -- разряд в воздухе в поперечном магнитном поле.
   П. Коржавин (Е. Черепанов, И. Касабова) занялись работой по изучению возможности создания МГД- компрессора (в приложении к установке М30).
   Ю. Михайлов (Сначала у него работали Ю. Волков, В. Пресняков и лаборанты А. Глазов и М. Емельянов) взялся за создание и экспериментальную проверку жидкометаллического МГД-генератора. Ю. Михайлов был инициатором строительства здания N22 "Силикат", где предполагалось продолжение исследований по ж/м МГДГ, но уже на натрии.
   Естественно, одновременно развиваются различные методы диагностики плазмы. Этим занимаются сами экспериментаторы, а также Жора Касабов с маленькой группой. Свой вклад внесли теоретики старого состава -- О. А. Зиновьев и Д. Н. Четаев, давшие детальный анализ и предложения по "Измерению проводимости плазмы СВЧ методами", отчет выпущен в
   1965 г.
   26 января 1963 года состоялось заседание НТС сектора по итогам выполнения планов НИР за 1962 год и утверждению планов на 1963 год. Докладывал и.о. нач. сектора В. Д. Панченко. Присутствовали основные исполнители, завлабы и Михаил Дмитриевич Миллионщиков, который и вел это заседание. Он в это время фактически научный руководитель всей МГД и ТЭП программы в институте. Был недоволен ситуацией. Например, в ходе дискуссии МД говорит: "...Я предпочел бы в планах одну фамилию видеть один раз..." и далее: "...Пока я работой не удовлетворен. Нет установок. Нет коллектива... От разговоров надо переходить к делу..." Это в адрес В. Д. Панченко как руководителя сектора.
   Расстановка научно-технических сил на
   12.04.1963 года (из архива):
   Теоретическая лаборатория -- начальник Е. П. Велихов (А. М. Дыхне, Ю. А. Кареев, А. Т. Кухаренко, Ю. Г. Чернов, А. Ф. Нестоящий...). А. А. Веденов официально в С62 ОВТУ с 12.12.1965 года, но практически участвует в тематике сектора с 1960 года.
   Лаборатория электродинамических процессов (ЭДП) -- начальник Л. Дорман (очень скоро она станет МГД лабораторией под руководством А. В. Недоспасова). Начальники групп -- А. Пушков (В. Головков,
   И. Шипук, плазмотроны -- источники плазмы МГД. Ю. Михайлов (В. Пресняков, А. Глазов, М. Емельянов) позже К. Дмитриев -- ж/м МГД-генератор на ртути, позже на натрии и другие варианты; Ю. Волков (В. Голубев, Г. Касабов -- спектральная диагностика, В. Конах -- вакуумная система для исследования неравновесной плазмы в стационарном разряде сначала в ртутно-цезиевой плазме, позже -- в аргоно-цезиевой и гелий-цезиевой смесях для МГД-генераторов, шестой павильон), П. Коржавин (Е. Н. Черепанов, И. Касабова -- этой группе поручено создание МГД-компрессора на аргоне и цезии для создания давления в канале генератора), В. Карпухин (А. Кольченко, Е. Черепанов -- испытание материалов для каналов и узлов)...
   Лаборатория термоэмиссионых преобразователей (ТЭП) -- П. Степанов, начальники групп -- Н. Колядин (Ю. Бырдин, П. Степанов -- исследование физических процессов и технических характеристик ТЭП с разрядом), Ф. Косырев (С. Дробязко -- исследования параметров ТЭПа с цезиевым наполнением, Н. Голубева, Н. Косырева -- пайка керамики, пайка вводов для ТЭПов), В. Мартынов (Т. Мартынова -- исследование распределения температурных полей на модели узла ТЭП, исследование устойчивости материалов, используемых в ТЭП), Б. Дьяконов, Л. Кореневский ("Магнитные" группы Б. Дьяконова и Л. Кореневского не имели никакого отношения к работам по ТЭПу, а продолжали "электромагнитную тематику").
   Исторически сложилось так, что первые эксперименты по МГД тематике в секторе начал Юрий Михайлов. Это были эксперименты (поверхностно описанные ранее: часть первая трилогии -- "Магнитка") по измерению наведенных электромагнитных полей на макете корабля в ртутной ванне.
   Со временем эстафету работ по ж/м МГДГ принял Константин Иванович Дмитриев, сотрудник ТРИНИТИ с мая 1965 года по 2018 год. Это более 50 лет продуктивной работы и в то же время в "собственное удовольствие", по крайней мере большую часть трудовой деятельности. В его научной жизни на Пахре было несколько стадий: экспериментальное исследование жидкометаллических МГД-генераторов, проработка возможности создания МГДГ для прикладных задач, участие в исследованиях Е. Полуляха по программе сверхпроводящих накопителей энергии и, наконец, создание и экспериментальные пуски прокачных газодинамических лазеров большой мощности. Последняя работа была одной из ключевых в жизни института, и поэтому так интересны свидетельства одного из ведущих руководителей проекта Константина Дмитриева.
   Сейчас самое время окунуться в воспоминания Константина. Мы используем конспективный вариант, озаглавленный им как "Частичная выборка из моих воспоминаний о работе", где он последовательно описывает ситуацию с развитием экспериментальных исследований в указанных выше областях.
   Ниже в нескольких разделах (жидкометаллические МГД-генераторы, уникальные газовые лазеры) приводится ужатое описание деятельности одного из ведущих инженеров-физиков ТРИНИТИ, которое можно смело (без учета деталей) распространить на большинство научных сотрудников института.
   Действительно, у большей части научников почти схожие этапы пути в науке: защита дипломного проекта, поиск интересной работы даже с некоторым ущербом по зарплате, проблемы с жильем, работа в коллективе, большая требовательность к собственному участию в общей работе, проектирование и создание экспериментальной установки; если масштабы установки требуют того, организаторская работа со смежниками; проведение цикла удачных (а иногда аварийных) экспериментов, научный отчетный или статейный результат, публикация в престижном физическом журнале или на международной конференции, движение вперед в новых исследованиях, а часто продвижение от мнс к руководству группой и далее...
   И ещё одна ремарка. Костя Дмитриев написал такую интересную повесть о некоторых годах и событиях в своей жизни, что их надо было издать отдельной книгой. И он сделал это! [16]
   Мне кажется, что многие из нас многое потеряли, не обратившись к интересным страницам своей (уверен!) насыщенной жизни. В нашей повести о ТРИНИТИ, будут встречаться отрывки из книг воспоминаний Евгения Велихова [13], Николая Ковальского [17], Светланы Пушковой [18], Лили Алексеевой [19], Галины Латышевой-Колесниковой [20] и, надеюсь, еще кого-то, кто сейчас сел перед компьютером и... задумался.
   Итак, Константин рассказывает о том, как он попал в "институт на Пахре":
   "В конце сентября 1964 года я закончил обучение в МИФИ и должен был пойти на диплом. При разговоре в деканате МИФИ я понял, что они не будут возражать, если меня на диплом возьмёт какая-нибудь известная фирма. За два года до этого из нашего КБ "Гидропресс" перешли на работу в Пахру в так называемую Магнитную лабораторию четыре сотрудника -- Кареевы Юра и Лиля и Черновы Юра и Галя. Интересно, что Лиля Кареева-Кухаренко в своё время делала диплом у академика Михаила Дмитриевича Миллионщикова. По отзывам этих ребят, работа в Пахре была очень актуальная и интересная. Было известно, что в Пахру для развития исследований по МГД-генераторам были направлены Недоспасов А. В. и Велихов Е. П., которые фактически возглавили две наиболее значимые лаборатории: физики плазмы и перспективных исследований, соответственно.
   12 ноября 1964 года я поехал на Пахру. Официально речь шла о выполнении дипломного проекта в Магнитной лаборатории, и руководитель одной из групп Юрий Михайлов, по-моему, с большим удовольствием взял меня на диплом. Он же и стал моим научным руководителем. Помню, как первый раз прошёл на территорию сектора 62 Института атомной энергии им. И. В. Курчатова. На проходной сидели пожилые женщины, которые пропустили меня на территорию. Когда я вошёл, справа и слева открылись два небольших павильона, а дальше кругом лес. Тропинка вела мимо четвёртого (левого) павильона в густой еловый настоящий лес. Метров через сто - сто двадцать она вывела меня на трёхэтажное административное здание. Так оно называлось, хотя администрация размещалась только на втором этаже, а на двух других были установки или комнаты для научных сотрудников.
   Сотрудники нашей группы размещались в комнате на третьем этаже. Фактически нас было трое -- Юрий Михайлов, Витя Пресняков -- инженер, конструктор и мастер на все руки, и я. Лаборанты Александр Глазов и Миша Ермолаев размещались в здании 22 (его все называли "Силикат", но никто не знал, откуда взялось такое название), оно находилось дальше в лесу метрах в шестидесяти от административного здания 20. Это одноэтажное здание было построено специально для размещения в нём жидкометаллического натриевого контура. В случае взрыва крыша здания, а также большие окна в зале должны были вылететь..."
   К приходу Дмитриева здание "Силиката" было построено полностью. Под установку Михайлова отдали центральный зал и правую часть. В зале уже был собран замкнутый натриевый контур, основа МГД-генератора.
   Константин продолжает: "...Группа Михайлова Ю. М. по исследованию и созданию источников энергии на базе жидкометаллического МГД-генератора входила в лабораторию перспективных исследований, которую возглавлял молодой физик-теоретик младший научный сотрудник Женя Велихов, в то время даже не имевший учёной степени. Кроме нас в лабораторию Велихова входила группа Володи Алексеева, занимающаяся исследованием теплофизических свойств веществ.
   Юрий Михайлович подробно рассказал мне о цели наших исследований и дал мне изучить статью американца Элиотта о мощной энергетической установке с жидкометаллическим МГД-генератором и реактором, и в качестве источника тепла будет применена в космических аппаратах. Считалось, что до конца 60-х годов для космоса потребуются мощности в сотни киловатт, но будущее опровергло эти ожидания.
   Надо сказать, что атмосфера на новой работе мне очень понравилась. Здесь не было никакого чинопочитания (по сравнению с ситуацией в "Гидропрессе"), здесь я мог сразу пойти к любому начальнику, вступать в любые научные переговоры с любым сотрудником института и проявлять любую полезную инициативу. Всё это только приветствовалось. Одновременно возрастала и ответственность за свои поступки. На протяжении своей долгой работы в институте мне пришлось самостоятельно решать бездну вопросов, при этом Е. П. Велихов во многих случаях не вникал глубоко в суть дела из-за занятости, а вопросы иногда были очень серьёзные. Велихов доверял исполнителям, но до тех пор, пока тот его не подводил. Тогда он терял доверие и уже надолго, если не навсегда. К счастью, у меня не было случая, чтобы я крупно подставил Велихова по какому-нибудь делу. По крайней мере, во все время работы в институте при Евгении Павловиче он мне доверял.
   Однако вернемся к дипломному проекту. Я защитил дипломный проект "Исследование кондукционного жидкометаллического МГД-генератора для создания космической энергетической установки" на "отлично" и тем самым закончил второй институт. По результатам этих исследований были направлены доклады на Международный симпозиум по МГД-генераторам, состоявшемся в Зальбурге (Австрия) в 1966 году. 5 мая 1965 года я был принят на работу в сектор 62 ИАЭ им. Курчатова старшим инженером с окладом 170 рублей".
   Далее Константин обратился к теме "Исследования в области жидкометаллических МГД-генераторов", он рассказывает о первых вариантах таких генераторов на основе контура с жидким натрием и опыте работы с ними: "В лаборатории Е. П. Велихова в период 1965-1966 гг. было всего шесть научных и инженерных работников, да ещё четыре лаборанта. Все были на виду, и каждому доставался большой объём работы. Надо сказать, что наш завлаб постоянно генерировал разные идеи, предлагал различные типы МГД-генераторов переменного и постоянного тока: вихревой, трансформаторного типа, кондукционный с перегородками, индукционный. Обычно это происходило так. Велихов буквально забегал в нашу комнату и начинал горячо рассказывать про свою идею, при этом он брал листок и набрасывал на нём эскиз генератора. Сразу же производил оценки габаритов и основных узлов генератора. Определял возможные характеристики и КПД. Затем выслушивал наше мнение и выяснял наши возможности. Проблемы обычно были в изготовлении изделий, поскольку конструирование и деталировку быстро и грамотно выполнял Витя Пресняков. Изготовление выполнялось в нашей мастерской, причём технологическая обработка занимала несколько часов, необходимые материалы почти всегда находились в мастерской, и время изготовления буквально занимало максимум неделю. После этого мы устанавливали (т.е. обычно вваривали) МГД-генератор, и начинались испытания. Надо сказать, что Велихов на начальной стадии никак не мог привыкнуть, что экспериментальная работа требует времени, чтобы сконструировать изделие, достать необходимые материалы, изготовить его, установить в контур, провести серию экспериментов, да ещё и не одну, а затем обработать экспериментальный материал и нарисовать графики. Он был часто недоволен нами, потому что от рассказанной им идеи (например, о проверке МГД-эффекта при больших магнитных числах Рейнольдса) до его воплощения проходило более недели (!).
   Теперь немного о натриевом контуре, в котором центробежный насос с лабиринтным уплотнением гонял жидкий натрий со скоростью до 100 м/с.
   К лету 1967 года двухгодичная эксплуатация натрие вого контура притупила бдительность исполнителей. В один из дней июня произошла авария, которая могла привести к очень печальным последствиям. Из-за ошибки персонала натрий вылился (~30 литров) через лабиринтное уплотнение насоса в металлический поддон, находящийся под насосом, и загорелся. Под этим металлическим поддоном находились грунтовые воды. От разности температур мог лопнуть сварной шов, и при таком количестве натрия и воды от здания ничего бы не осталось, естественно, и от нас тоже. К счастью, шов не лопнул. В течение трёх часов мы в противогазах боролись с огнём, засыпая его кальцинированной содой. К часу ночи пожар удалось полностью погасить. Но тут возникла проблема удаления еще тёплого натрия из металлического поддона. Когда я встал на дно поддона, и подо мной захлюпала вода, то было очень неуютно и страшно. В течение тридцати - сорока минут мне удалось поднять весь натрий на поверхность, которого оказалось более двадцати килограммов. Прошло уже сорок лет с тех пор, но я до сих пор с содроганием вспоминаю эту свою операцию.
   После защиты диплома я предложил сделать струйный МГД-генератор. Дело в том, что основные потери энергии -- температуры и скорости потока, а также его качества -- приходятся на потери, связанные с трением потока о стенки МГД-канала и потери в концевых зонах. Вот эти потери я предлагал практически свести к минимуму. Велихову эта идея понравилась, и он подключил к расчётам теоретиков, в том числе доктора физ-мат наук Улинича Феликса Романовича. Он произвёл необходимые расчёты и подтвердил хорошую эффективность преобразования энергии. Однако оставалась проблема устойчивости струи в магнитном поле при съёме с неё энергии. Эти расчёты были выполнены мною совместно с Бреевым В. В. Были найдены режимы устойчивости и в результате получены хорошие результаты на струйном генераторе. По результатам исследований был представлен доклад на очередном симпозиуме по МГД-проблемам, проходившем в Варшаве в 1968 году...".
   Константин продолжает: "...В конце 1967 года Юрий Михайлович перешел в ИЗМИРАН, но эксперименты некоторое время продолжались. После закрытия и демонтажа жидкометаллического натриевого контура в 1970 году по решению Е. Велихова очень кстати оказалось предложение Юры Кареева (на основании наших отчетов) о создании аварийного автономного источника электропитания для космических аппаратов. Одним из главных условий был выход аварийного источника на полную мощность в течение одной секунды. Мы выпустили расчёт такой системы для питания термоядерных установок и направили доклад в США в 1974 году. (Авторы Дмитриев К. И., Кареев Ю. А., Панченко В. Д.). Одновременно я с Бреевым начал расчёты ж/м МГД-систем для зарядки индуктивных и сверхпроводящих накопителей большой мощности. Работы по импульсной энергетике с привлечением ж/м МГД-генераторов привлекли внимание в США, по крайней мере, я в течение нескольких лет ежегодно получал приглашение в США на конференции и симпозиумы".
   От автора: Рассказ Константина Дмитриева, изложенный выше, я отправил Юрию Михайлову (Костя не возражал) с тем, чтобы он добавил какие-то интересные подробности. Ответ: "ни прибавить, ни убавить". Пишу здесь такое, чтобы лишний раз акцентировать внимание читателя на старании автора выдерживать в изложении событий во всех случаях максимальную объективность.
   На этом мы на некоторое время отвлечемся от интересной и полезной информации Константина Дмитриева. Он ждет нас в разделе "Газовые лазеры"...
   ...И прервемся временно на "скоростной рейд" в эксперименты, выполненные в этот же период с 1963 по 1965 годы и подтвердившие пионерские идеи Велихова и Дыхне:
   Пионерской работой в области неравновесной плазмы было теоретическое предсказание Велиховым и Дыхне в 1963 году ионизационной турбулентности в скрещенных электрическом и магнитном полях.
   В этом же году по инициативе А. Недоспасова был начат эксперимент по исследованию разряда в Ar-Hg, в поперечном магнитном поле. Осенью
   1964 года И. Шипук (группа А. Пушкова) рассказал на НТС о проекте новой установки. Оппонент дфмн Феликс Улинич. Была большая дискуссия. Но в это время уже начались работы по проектированию М-30, куда был подключен и И. Шипук и, естественно, резкие возражения высказал руководитель проектной группы М-30 -- Ю. А. Кареев, резонно полагавший, что предлагаемая работа отвлечет И. Шипука от М-30. Однако на семинаре все же было предложено Шипуку на всё, т.е. на создание установки и эксперимент полгода -- до апреля 1965 года. Установка создавалась под руководством И. Шипука при участии В. Конаха, А. Тутурина, А. Пушкова и М. Семенова. В 1964 годы были получены, а в 1965 году были опубликованы результаты экспериментов по исследованию флюктуации электрического поля, насыщению холловского поля и падению эффективной электропроводности плазмы разряда в поперечном магнитном поле [21]. Эти результаты явились первым экспериментальным подтверждением теории Велихова-Дыхне.
   "В конце 1964 - начале 1965 года, -- рассказывет Игорь Шипук, -- эта же установка "была существенно модернизирована для экспериментов с разрядом в скрещенных электрическом и магнитном (ЕхН) полях в смеси Ar и He с цезием". Была разработана технология и изготовлена стеклянная разрядная трубка прямоугольного сечения с четырьмя парами секционированных электродов. Для выплавки трубки прямоугольного сечения сделали шаблон из графита, внутри которого выдували эту трубку. Сделали хороший термостат из алюминия с большими окнами, но грели не электричеством, а продували горячим воздухом -- это тоже было элегантное решение. Был смонтирован новый электромагнит с большим объемом однородного поля. С монтажом магнита очень сильно помог Саша Пушков... Когда запускались в затемненной комнате, с помощью маленького зеркальца смотрели -- есть ли страты. Но их не удавалось обнаружить. И тогда Володя Елисеев предложил чуть раздвинуть полюса магнита и посмотреть с помощью большого зеркала. Срочно нашли зеркало, включили магнитное поле и... увидели перемещающиеся страты с некоторым углом наклона. Страты приходили смотреть все. Однажды Евгений Павлович пригласил человек десять высшего академического корпуса -- среди них А. П. Александров, Л. А. Арцимович, А. Д. Сахаров -- он им все продемонстрировал..."
   Много позже Шипуку рассказали, что Недоспасов с Велиховым поспорили на бутылку коньяка: кто первый -- Шипук (от Жени) или Карпухин (от Артура) -- добьется успеха в этом эксперименте... Осваивали коньяк все вместе.
   Шипук продолжает: "...для фотографирования разряда в узком спектральном интервале излучения Cs с выдержкой 10-5 сек был использован электронно-оптический преобразователь (ЭОП) с магнитной экранировкой, который В. Елисеев привез из ИАЭ и с которой работал он сам и В. Белоусов. Температура электронов измерялась по методике Г. Касабова. В измерениях принимала участие инженер Нина Косырева, позднее -- С. Пашкин и В. Коротков. К лету 1965 года были получены результаты по структуре неоднородностей в зависимости от замагниченности электронов, доложенные на конференции в Белграде [22]. В дальнейшем были получены результаты по границе ионизационной неустойчивости в зависимости от степени ионизации по эффективному параметру Холла и электропроводности в ионизированной турбулентной плазме. В гелии были обнаружены звуковые колебания, раскачиваемые Холловскими токами, которые были предсказаны Е. Велиховым и А. Веденовым еще в 1962 году. Все эти результаты были доложены на конференциях в Зальцбурге (июль 1966 года, всего от сектора 19 докладов!) и в Варшаве (1968 год), а также опубликованы в журнале "Доклады АН СССР". Экспериментальные исследования ионизационной турбулентности были выполнены также В. Карпухиным (он приступил к работе осенью 1963 г.) в безэлектродном разряде на установке "Тор" и А. Витшасом и В. Голубевым в дисковом канале МГД генератора М-40А, и М. Маликовым и А. Недоспасовым в модельном фарадеевском МГД канале".
   Одновременно развивалась и теория. К примеру, А. Дыхне описал ионизационную турбулентность в ограниченной плазме...
   Таким образом был открыт и изучен фундаментальный физический эффект, который впоследствии (1982 год) был внесен в реестр научных открытий СССР. Это была одна из тех работ, которая принесла высокий научный авторитет молодому коллективу физиков С62 в стране и за рубежом. Свой весомый вклад работами по термодинамике неизотермической плазмы в "копилку сектора" внесли В. Голубев, Г. Касабов и В. Конах, Ю. Волков, Е. Велихов и А. Дыхне (волна ионизации), а также А. Витшас и В. Голубев результатами исследований неравновесной ионизации в индуцированном поле. По этим работам были защищены кандидатские диссертации (А. Витшас, Г. Касабов, Ю. Волков, В. Карпухин, И. Шипук, Ю. Кареев, М. Маликов, С. Пашкин ...) и три докторских (Е. Велихов, А. Дыхне и В. Голубев).
   "Можно с полным основанием утверждать, что цикл работ по неизотермической плазме, экспериментальная часть которых была выполнена (в начале 60-х) на небольших, но совершенных по структуре и диагностике установках, явился фундаментом, на котором впоследствии было построено здание научных исследований в нашем Институте" (И. Я. Шипук).
   В шестидесятые годы в будущем ФИАЭ шла интенсивная работа по МГД-теме по нескольким направлениям. Основной упор был сделан на осмысление физических и технических проблем, требующих решения для проектирования большой установки -- макета МГД-преобразователя тепловой энергии в электрическую и, как результат, создание "М-30" и попытка развития экспериментов на этой установке.
   Немного хронологии по теме (условно): "История организационного эксперимента по созданию первой крупной экспериментальной установки в ФИАЭ -- ЖМ МГД-генератора "М-30" (ртуть плюс цезий) и меньшего по размерам "М-40", а также "М-40А". М-40 -- замысливался как газовый МГД-генератор, работающий по циклу Брайтона (неравновесная плазма, возможно аргон с цезием) со съемом единичной мощности до 100кВт/см2. М-40А -- это модельная установка много меньшего размера и потому (предполагалось) быстро реализуемая. На этой установке планировали исследовать МГД-режимы в канале с радиальным сверзвуковым соплом. Для этой установки Ю. Кареев делал расчет регенеративного нагревателя, а П. П. Гудков выполнил конструкторские работы.
  
   10 сентября 1963 года директор ИАЭ А. Александров утвердил "Техническое задание на макет МГД-преобразователя (установка М-30)". От сектора 62 подписались и.о. начальника сектора А. В. Недоспасов и зав. теоретической лаборатории Е. П. Велихов. В ТЗ отмечается, что установка М-30 "...является макетом генератора с замкнутым циклом, имеющего положительный КПД и использующего неравновесную ионизацию и сверхзвуковое течение плазмы". В качестве рабочего тела в нем предполагалось использовать перегретые пары ртути с присадкой цезия. На первом этапе запуска установки мыслилось поднять температуру рабочего газа до 9000С, а далее довести ее до 15000С, при этом ожидалось, что КПД установки достигнет 20%, а мощность генератора -- 5.8 кВт.
   Защита проекта установки М-30 состоялась на очередном заседании НТС в апреле 1964 года. Здесь же Е. П. Велихов сформулировал основную организационную идею, по крайней мере на ближайшие годы -- необходимо четко организовать группу установки М-30 и вокруг нее сплотиться всему сектору. За этой формулой скрывалось понимание Велиховым недовольства части ведущих сотрудников разбросом научных тем, иногда их необоснованностью и малой связью работ с прямыми задачами по созданию установки М-30. Эта установка была первым пробным камнем для всего коллектива сектора, начиная от теоретиков и расчетчиков и кончая экспериментаторами, конструкторами, мастерскими... Именно с М-30 сектор 62 (ФИАЭ), а впоследствии институт, начал серию крупномасштабных установок, которые были успешно реализованы и дали отличные результаты. Но не М-30.
   Во время дискуссии Е. Велихов произнес (как в воду глядел): "При создании установки бывает риск, но когда мы идем на риск из-за того, что мало думаем, это просто...". Многоточие секретарем не было расшифровано.
   И на этом же заседании НТС Н. М. Колядин высказал мысль о создании "Экспериментально-поисковой лаборатории". Скоро мы увидим, что это предложение не пропало втуне -- оно реализовалось в виде Лаборатории Перспективных Разработок (ЛПР -- у научников эта аббревиатура получила ироничную расшифровку: "Ладно Потом Разберемся"), так Е. Велихов проводил в жизнь не только свои идеи, но и явное (к концу шестидесятых) отстранение от неравновесных МГД-генераторов, ибо пришло понимание и родились новые перспективные идеи.
   Параллельно основным работам в некоторых группах велись эксперименты в поддержку основной программы. Отвлечемся на минутку для того, чтобы представить вам одного из сотрудников ФИАЭ, участвовавших в этом:
   Высокая проводимость рабочего тела МГДГ -- это основа высокой эффективности МГД. В 1964 году Евгений Павлович предложил идею создания цезиевой плазмы при высоком давлении, которая привлекала внимание прежде всего возможностью создания рабочего тела с высокой проводимостью (!) для МГД преобразования энергии. За эту работу взялся Володя Алексеев, который после окончания физфака МГУ только что влился в состав сектора 62. О нем будет повествование совершенно отличное от остальных действующих лиц, ибо этот свежеиспеченный физик, в течение всей своей жизни проработавший в стенах ФИАЭ и ТРИНИТИ, обладал любовью к Познаниям и феноменальной способностью претворения в жизнь самых различных (полезных!) идей из многих областей науки о Земле. Редкий "мечтатель" так много выполнивший из задуманного!
   "Институт не может заниматься всем на свете", -- такую резолюцию в августе 1983 года написал директор ФИАЭ Вячеслав Письменный на обращении своего сотрудника. В 10 пунктах записки учёный предлагал новые направления работ: сельское хозяйство, океанологию, медицину, прогноз землетрясений... Реакцию руководства можно понять. В самом деле, может ли один, пусть и огромный, институт заниматься столь разными вещами? Очевидно, нет. А один человек? Конечно, да! Об этом свидетельствует вся жизнь учёного из Троицка Владимира Алексеевича Алексеева..." [19]
   А ведь он был подготовлен к работе как плазменщик. Его друзья и коллеги по работе называли его "вечным двигателем", так как его неугомонная душа и мыслительный агрегат находились в вечном движении, проявляя интерес не только к физике плазмы (уравнение состояний, плазменная аморфизация металлов, свойства жидких металлов при высоких температурах и давлениях и еще...), но и к физике планет, геологии, к геофизике Земли, исследованию ресурсов Земли, к Тунгускому и Чебаркульскому метеоритам, к грязевым вулканам Керченского полустрова, к генерации аэрозолей из глубин земли... Его организаторские способности вызывали восторженное изумление, но все оказалось достаточно просто. Ему надо было, чтобы директора институтов, академики поддерживали его в организации экспедиций. Для этого Владимир Алексеевич завершал (как и положено) действительно интересный результат своей очередной экспериментальной работы докладом на соответствующей конференции, где у любого участника был прямой способ вый ти на контакт с интересующим его высоким научным лицом.
   Когда его жена Лиля "... посетовала, что он много времени тратит на конференции", он усмехнулся: "А как я еще выйду на директоров? Вот нужен мне академик. Что мне, звонить в его институт, записываться на прием? А так я в перерыве подойду к нему и все, что нужно, узнаю".
   Эти строки я взял из замечательной книжки, небольшой по объему, но полной искренней любви к Володе, "Имя астероида (да-да, настоящего астероида!) -- Владалексеев". Так в Память о нем был назван астероид на вечные времена. Спасибо Лиле, жене Володи, и друзьям его за воспоминания и издание этой повести.
   Женя Полулях: "Володя Алексеев был организатором многих научных экспедиций, в одной из которых мне удалось участвовать. Предстояло разобраться с природой так называемых "белых курильщиков", глубоководных фонтанов, появляющихся на экранах рыболовецких судов в Охотском море. Группа ТРИНИТИ в составе: В. Алексеев, Ю. Рыжков, С. Пашкин -- аналитики, Е. Полулях, А. Лисин -- разработка методики, измерительной аппаратуры, ее изготвление и установка на глубоководных батискафах, базирующихся на судне института океанологии "Академик Келдыш". В июне 1986 г. корабль вышел из Владивостока в Тихий океан и три месяца бороздил его вдоль Курильской гряды, имея на борту многочисленную экспедицию, состоящую из сотрудников разных институтов АН СССР. Батискафы фонтанов не обнаруживали. Однажды Володя Алексеев в экипаже из трех человек пошел на глубину 2 км. Запутавшись в прочную рыбацкую сеть, просидели на дне несколько часов прощаясь с жизнью, пока не сообразили обрезать специальной гильотиной пилон с одним из гребных винтов и всплыть на поверхность. Два дня Володя хранил молчание, затем неожиданно ожил... Как оказалось, на дне Охотского моря находится многометровый слой газгидратов, который через донные расщелины термоактивируется с выделением газовых пузырей метана. Эти пузыри по мере подъема уплощаются и дробятся на более мелкие, а те снова продолжают процесс дробления, формируя расходящийся конусообразный фонтан газа. По результатам был выпущен большой научный отчет, в котором был и наш вклад".
   Это уже не лично об Алексееве, а о Поиске, духом которого был пропитан Филиал... Эксперимент по исследованию цезиевой плазмы при высоком давлении был встречен неоднозначно -- полагалось, что он будет тормозить развитие событий на М-30. Артур Недоспасов отреагировал тут же: "Эта идея несомненно заслуживает пристального внимания, но к ее реализации имеет смысл вернуться только после выполнения основных работ по М-30". Тем не менее, программа эксперимента с цезиевой плазмой в МГД-приложении была Алексеевым (при участии в теоретической части Галины Лопанцевой) полностью выполнена, а результаты доложены на Зальцбургской конференции в июле 1966 года в докладе В. Алексеева, Е. Велихова и Г. Лопанцевой "К вопросу о проводимости плазмы высокой плотности".
   НТС 12.04.1965 года -- закончен технический проект М-30. В этом же году вышло Постановление Госкомитета по Атомной энергии по установкам М-30 и М-40, в котором, в частности, утверждались сроки сооружения экспериментальных установок М-30 (в одноэтажном здании 22) и М-40, а также поручалось начать строительство трехэтажного "стендового корпуса 21" с двумя большими экспериментальными залами. Предписывалось начать проведение пуско-наладочных работ М-30 в 1966 году. Разумеется, М-30 в здании 22 с большим количеством маленьких комнат и зальчиков не вместился и его размещение уже проектировалось в зале опять же проектируемого нового здания 21, правое крыло. Совершенно ясно, что создание М-30 и М-40 только силами Сектора было невозможно, поэтому к этой программе были привлечены ряд институтов, промышленных предприятий (заводов) и строительных организаций, каждый в свое время. Конечно, это далеко от настоящей кооперации, но опыт совместной работы сектор набирал. Печальный, но полезный опыт.
   Основными техническими вопросами были 1) совместимость материала камеры, пароперегревателя (Т=9000С) и трубопровода с т.н "рабочим телом" -- парами ртути с цезием, которые исключительно агрессивны, тем более при высоких температурах. Специалистами-материаловедами была выбрана сталь ЭИ652.2) выбор материала электродов и способов их изоляции.
   После очередного заседания НТС (1965 год), где темп работ на М-30 был признан неудовлетворительным, Е. Велихов попросил Кареева возглавить коллектив. В результате Ю. Кареев от должности старшего инженера в теоретической лаборатории перешел на новую -- он возглавил комплекс М-30.
   Вот наглядный пример темпа разворота работ в секторе. В 1964 году в Сектор было принято 13 человек. В 1965 г. -- принято 76 сотрудников. В 1966 г. -- плюс 109 человек. В 1967 году ещё 107 человек. (Из записок В. Д. Панченко)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x01 graphic
  
  
  
   0x01 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   В 1966 году в мехмастерской (еще в здании 20) было два участка: механический участок, 17 человек, мастер Михаил Александрович Киселев и слесарно-сборочный участок, тоже 17 человек, мастер Семен Степанович Морозов. Начальник мастерских -- Сергей Александрович Рыбаков (правильный любитель бани). Когда Василий Михайлович Козлов возглавил мастерские, там было уже 55 человек.
   В 1966 году работы по МГД-тематике продолжаются и ведутся достаточно интенсивно. Но внутри коллектива сектора уже зреет нарыв неудовлетворенности, неверия в перспективность выбранного стратегического направления. Многим руководителям, наверное, было бы очень важно вовремя уловить начинающийся спад настроений -- казалось бы, это относится к области эмоций, но они, эти настроения, могут привести к реальной пробуксовке исследований. Похоже, "уловили" -- и вот в секторе была организована и проведена дискуссия на тему "Перспективы развития МГД-генераторов", на котором обсуждались следующие вопросы (они был сформулированы в опросном листке, розданном предварительно -- в сентябре 1966 года -- участникам дискуссии):
   1.По каким критериям следует оценивать перспективность МГД-генераторов?
      -- Какие параметры МГД-генераторов (температура, давление, скорость потока, расход рабочего тела, КПД и пр.) и в какой степени могут влиять на работу всей установки?
      -- Какие этапы в каждом направлении (расчеты, физический эксперимент, эксперименты на моделях МГД-генераторов, эксперимент на всем контуре) должны быть выполнены для осуществления возможности выбора МГД-генератора, имеющего перспективу промышленного применения?"
   Далее указывалось, что тезисы выступления должны быть представлены до 25 сентября для ознакомления...
   Участниками дискуссии (29 октября 1966 года) были представители и других организаций, а от сектора -- Е. П. Велихов, В. Д. Панченко, А. А. Веденов, А. В. Недоспасов, А. В. Губарев, В. С. Голубев, Ю. А. Кареев, И. Я. Шипук. Поводом для инициирования этой дискуссии, по мнению Ю. Кареева, стали результаты поездки делегации от института на Зальцбургскую конференцию, которая состоялась 4-8 июля 1966 года. Эта конференция без преувеличения "...стала этапной для физиков сектора 62. Их пионерские работы стали признанными в научном мире как ведущие в физике неравновесной плазмы" (И. Шипук). Ю. Кареев вспоминает, что эта дискуссия с точки зрения перспектив МГД-генераторов была, образно говоря, рубежной. На Зальцбургской конференции было несколько немецких работ, выполненных в Юлихе, где было показано, что для получения КПД брайтоновского цикла, равного 40%, при использовании газовой турбины (конкурента МГД) необходимо иметь температуру газа примерно 8000С, а при использовании МГД-генератора уже требуется температура порядка 17000С. Однако получение такой температуры инертного газа (например, при стационарной работе ядерного реактора) в те годы считалось весьма проблематичным. Поэтому стало ясно, что эффективность МГД-электростанций промышленного применения будет низкой. В выступлении Ю. Кареева, с которого и началась дискуссия, было отмечено, что к этому времени так и не созданы МГДГ, работающие на неравновесной плазме (за исключением М-40А в режиме холостого хода). "Работающий МГД-генератор -- проблема десятка лет", -- утверждал Юрий Кареев, выступая на этой дискуссии.
   Тогда и стал вопрос: "А тем ли мы путем идем? Надо ли создавать установки с заранее низкой эффективностью?" (из отчета о дискуссии).
   Тем не менее, силы и средства в М-30 вложены. 17 апреля 1967 года руководитель группы Ю. Кареев доложил на НТС о ходе сооружения установки М-30. Он сообщил, что предполагается осуществить теплофизический пуск в ноябре, ожидается пятисменная работа с бригадой из четырех исполнителей в каждой смене -- сектор уже прочувствовал масштабность установки как по объему строительных и монтажных работ, так и по количеству участвующих в этом сотрудников. А это и строительные организации, и смежники по поставке специального оборудования, и собственные эксперименты. Требуются лаборанты, физики, конструктора, технологи... Как уже упоминалось выше, в 1967 году в сектор принято 107 человек -- это, кстати, находилось под личным контролем Миллионщикова с полного согласия А. П. Александрова, который был в секторе на одном из ключевых заседаний НТС.
   Далее факты, которые никак не укладываются в понятие нормальной организации всех работ по теме М-30. Судите сами... Но не нам судить...
   Итак, на заседании НТС 17 апреля1967 г. был назначен очередной срок подготовки здания 21 под монтаж М-30 -- назначена дата 10 июня 1967 года. Далее в решении этого Совета записано: "тема М-30 еще является актуальной. М-30 будет:
  -- первой высокотемпературной установкой с неравновесной ионизацией, работающей по замкнутому циклу Ренкина в стационарном режиме";
  -- на установке будут изучаться влияние эффективности фарадеевского канала при работе на сверхзвуковом потоке в стационарном режиме, а также
  -- будет исследоваться влияние неустойчивостей на работу генератора".
   Прошли и эти сроки, но зал в 21 здании под монтаж М-30 так и не был сдан. Подвели строители. А уже в декабре 1967 года Артур Недоспасов на НТС (15.12.1967 г.) бросает реплику, что у теоретиков интерес к неравновесной проводимости, видимо, ослаб (зав. теоретической лаборатории Е. П. отвергает это). Здесь же, в решении НТС отмечалось, что строители сорвали сроки по сдаче помещений для М-30. Тема М-40 этим же решением приостановлена -- по М-40 был подготовлен только технический проект, которому Ю. Кареев на одном из заседаний НТС вынес свой приговор: "М-40 энергетической ценности не имеет". Отметим, что Е. П. выступает в дискуссии с казалось бы много раз повторяющимся утверждением: "...Наша задача -- исследование способов прямого преобразования" (НТС, 15.12.67), но определенно имея в виду (это отметили большинство участников заседания) уже инициированные им исследования по импульсным пороховым МГД-генераторам открытого цикла, которые начали еще летом 1966 года Ю. Волков и Д. Малюта.
   Только кконцу 1968 года наконец закончилсямонтаж М-30 и установка была подготовлена к пуску. М-30 еще поддерживался, ещё не умерла надежда на интересный результат -- другого объяснения (по крайней мере, в отчетах ответственных исполнителей на нескольких НТС) не нашлось. Но вот 7 января 1971 года на заседании НТС В. Д. Панченко в отчете о работе С-62 сообщил, что "...в 1970 г. велись работы по М-30 -- проведен теплофизический пуск, проведена доводка элементов. Закончилась работа по изготовлению МГД компрессора. И были начаты наладочные эксперименты на М-30" (начальник установки Анатолий Карасев). Инженер Станислав Ручкин (из тех самых, которые "и жнец, и швец и на дуде"...) рассказал, что было проведено порядка десяти пусков: "...В работе было около пяти - десяти кГ ртути, которые надо было нагреть до температуры 9000 - 12000С, поэтому приходилось работать ночами, "разгонять" контур (греть, откачивать объем, напускать цезий...), чтобы днем можно было работать. Установка М-30 могла работать в очень длинных режимах, например, до восьми часов плазма спокойно моталась по контуру..."
   "...На ртутную опасность обращали внимание, но не очень. В качестве индикаторов паров ртути на ключевых местах установки были установлены лакмусовые бумажки, -- вспоминает Анатолий Суховерхов, -- Приходилось часто работать при ртутном испарении из объема. Однажды был очень сильный прорыв, когда лакмус покраснел до 14 деления, то есть по максимуму". Хотя нержавейка и была высокотемпературной, но это если выдерживать медленное и монотонное изменение температур, а на канале такой режим был в принципе не приемлем -- в корпусе из нержавейки (причем это специальная нержавейка) пошли трещины... Но все же это не причина, а повод: на этом заседании НТС Игорь Иванов вопрошает: "На каком этапе закончатся работы на М-30?". Е. Велихов отвечает в несвойственном ему расплывчатом стиле. Более конкретен Ю. Кареев, цитата: "У нас нет технического уровня, достаточного для вывода М-30 на режим". Д. Каретников: "Когда же все-таки можно поставить точку на М-30?". Ю. Кареев: "Видимо, уже сейчас...". И М-30 пришлось закрыть. Более пяти лет ушло на выполнение программы М-30, но экспериментального заверешения добиться не удалось, "не сложилось". Различные причины сложились в отрицательный вектор... Серьезной причиной закрытия этой программы, видимо, было "экспериментально полученное понимание (!) бесперспективности проверяемой идеи" (А. Недоспасов). Здесь уместно вставить замечание Алексеева, что "Степик" (Степан Григорьевич Алиханов) хоть и косвенно, но не дал возможности довести работы на М-30 до какого-то результата, т.к. пообещал Велихову быстрые результаты на пинчевом эксперименте -- зал М-30 был передан "под пинч" Алиханову, оказалось -- временно.
   История с М-30 -- это тот случай, когда затягивание запуска экспериментальной установки, кроме естественного устаревания Идеи, стимулирует накопление отрицательных объективных и субъективных факторов, приводящих, в конечном счете, к ненужности этой установки. Кажется, идеологи этого проекта утешились следующей мудростью: "Опыт потому и называется опытом, что не всегда известно, какой будет результат".
   И вот сухой остаток -- квазистационарные МГДГ не получили развития.
   Артур Владимирович Недоспасов написал в своих двухстраничных воспоминаниях: "...И хотя установка (М-30) волей судеб не дала новой физической информации -- она сыграла роль трамплина для последующего взлета. И те, кто рядом шли в начале становления, разделяют, я думаю, одинаковое чувство удовлетворения от участия в большом и нужном деле".
   И все же, с другой стороны: "Идеи М30 и М40 потерпели крах. ТЗ было подписано Е. П. Велиховыми и А. В. Недоспасовым и утверждено А. П. Александровым. Отвечать предстояло обоим. Но у Е. П. была отступная идея: пороховые генераторы, а Артуру Недоспасову оставалось только уйти". (Ю. Михайлов)
   Неудача с организацией работ на М-30, думается, дала все-таки положительный выход -- показала, как не надо создавать крупную установку. В частности, у организаций-соисполнителей должна быть кровная заинтересованность в выполнении всех этапов проекта. Так что, эта неудача стимулировала рождение нового для того времени варианта кооперации при создании следующей крупной установки. Эта кооперация выложилась по полной, проект был выполнен. Как и все будущие проекты ФИАЭ. А вот по поводу физических идей -- Евгений Павлович много позже, в июне 1999 года (я попросил у него интервью), с удовольствием подчеркнул, что работы по неравновесной плазме не пропали втуне, так в Японии наметился практический интерес к неравновесным МГД-генераторам, который претворился в договора с отделом МГД-генераторов ТРИНИТИ.
  
  
  
   Глава 3. Термоэлектрические преобразователи
  -- (ТЭП). Контакты с зарубежьем
   ТЭП, по большому счету, в секторе не прижился; это естественно, так как минимум в трех институтах -- в Ленинграде (НИИЭФА), в Обнинске в лаборатории Игоря Павловича Стаханова и самом ИАЭ, в С20, где были развернуты реакторные испытания -- эти работы велись достаточно интенсивно, а квалификация секторских исследователей была не выше. И все же в 1962 году еще не было общей теории работы ТЭП, особенно непонятны были вопросы перехода -- срыва разряда в дуговой режим, практически неизвестны оптимальные тепловые режимы, совместимость материалов электродов. Не было работ по диагностике межэлектродной плазмы. Применение цезия (щелочь) приводило к значительным техническим осложнениям. Над большинством этих проблем в секторе в теоретической лаборатории в те годы работал вместе с экспериментаторами молодой теоретик Анатолий Настоящий, которого ЕП посылал образовываться на семинары в Обнинск и другие институты. Как вспоминает А. Родин, работавший тогда в Обниске (ИФЭ) в теоретической лаборатории, в то время у них появилось выражение "бить рожу по-Настоящему...", -- видимо, с намеком на характер Анатолия.
   В лаборатории ТЭП сектора-62 (это Д. В. Каретников и его команда -- Ф. Косырев, С. Дробязко, В. Мартынов, Ю. Бырдин, Е. Коннова...), судя по записям В. Д. Панченко, велись следующие работы:
   Монтаж установки с цезиевой лампой-диодом; на этой установке -- исследование процессов в плазме и на границе;
   Исследование плазмотронных ТЭП с плоской геометрией;
   Исследование совместимости различных материалов с цезием при Т меньше 20000 К;

Моделирование тепловых процессов в реакторном

   ТЭП;
   Измерение тепловых и электрических характеристик отдельных узлов ТЭП;
   Теоретические исследования цезиевых и безцезиевых ТЭП.
   Оптической диагностикой на установках по теме ТЭП занималась группа Г. Касабова (Г. Касабов, Н. Косырева, В. Головков).
   В 60-х годах в лаборатории Д. Каретникова руководителем группы был и Юрий Бырдин. В начале 70-х он уехал работать на Север, на стройку газопровода Норильск - Дудинка. С выходом на пенсию вернулся в Троицк.
   И все же ТЭП в секторе не получил должного развития, в том числе и потому, что эта тема не была самостоятельной -- исследования шли как составная часть программы работ в ИАЭ, например, по теме "Енисей" -- реактор-преобразователь, рассчитанный на обеспечение электроэнергией спутников связи. В 1970 году было предложено эту тему перевести полностью в ИАЭ. В ИАЭ перешел работать и руководитель этой темы Донат Каретников.
   Середина шестидесятых -- это было время, когда темп работ, раскрученный в основном
   М. Д. Миллионщиковым и Е. П. Велиховым, начал становиться несколько не под силу научным группам. И не столько им, сколько мехмастерским, конструкторам, другим службам. Исследования по МГД-генераторам на крупных установках (лаборатория А. Недоспасова) никак не начнутся -- нет еще этих установок, но ведутся фундаментальные эксперименты на нескольких небольших, настольных установках. Все сильнее ощущается давление со стороны лаборатории перспективных работ (Е. П. Велихов), в которой разрастается эксперимент с участием порохового МГД-генератора. Кстати, на эту тему работают экспериментаторы и из лаборатории ТЭП, и из МГД-лаборатории. НТС считает, что "план МГД лаборатории перегружен и в предложенном виде реализован быть не может".
   Давайте чуть отвлечемся. Что является продуктом научно-исследовательского института, товаром, который он передает обществу. Это результаты его исследований в виде отчетов, статей, докладов, авторских свидетельств, патентов, в которых могут быть полезные обществу (и Науке в том числе) идеи, рекомендации по каким-то методикам, новые технологии, даже новые направления и, наконец, новые приборы или устройства... И все же самый ценный продукт научных поисков -- это Понимание в прямом смысле слова... Именно это "понимание" позволяет ученым считать отрицательные результаты очень полезными, позволяющими сделать еще один шажочек, оттесняя неизвестность. (Именно поэтому и строится "ИТЭР", который даст человечеству понимание того, как дальше развивать управляемый термоядерный синтез). Из этих ступеней и состоит рост Науки. Известен, то есть, просто является аксиомой факт стремительного расцвета общества, где Наука сама цветет и плодоносит, являясь, в свою очередь, частью процветающей Культуры вообще... Сергей Иванович Вавилов, президент Академии Наук СССР, в своей исторической речи (Учредительное собрание Всесоюзного общества, 7 июля 1947 года) подчеркнул, что "...и физика, и наука в целом - это лишь части единой Культуры человеческого племени"... В любом государстве, абсолютно в любом -- "...Культура есть основная производительная сила (как это актуально сегодня!)... И что верно, то верно: ученые -- товар штучный".
   Полная поддержка внутри института тех, кто является его созидательной частью -- это суть НИИ, это необходимость, а не вопли "обнаглевших научников". Так вот, плохая организация труда сотрудников нашего института, в том числе и внутри лабораторий, вышла наконец-таки на поверхность... Причиной была, конечно же, большая производная экспериментальных исследований и недостаточная мощность производственных служб. А вот поводом могло быть что угодно, -- в данном случае заседание, видимо, инициировалось, в частности, выступлением в печати недавно вернувшегося из США советского экономиста Валерия Ивановича Терещенко, автора книг и статей по организации управления. 18 марта 1966 года состоялось заседание НТС сектора с этой самой повесткой дня "Об организации труда научных сотрудников сектора". Присутствовало более 30 человек. "За 12 лет я первый раз присутствую на дельном заседании", -- так начал свое выступление ветеран Лев Кореневский, который всегда отличался и резкостью, и правдивостью суждений, то есть ему можно верить, хотя некий налет экстремизма в его характере был известен всем. И даже с такой оговоркой он был, как показали выступления других сотрудников, абсолютно прав.
   Организатором НТС стала производственная комиссия, возглавляемая В. С. Голубевым, который и выступил с докладом. Все отмечали недостатки в организации работ -- отсутствие Центра информации, плохая организация работ в мастерских и снабжения приборами, практически не работающая фотолаборатория, оформление отчетов из рук вон... КБ перегружено... Транспорт подводит... Отсутствие взаимной информации, семинаров... Похоже, этот НТС стимулировал как минимум появление в дальнейшем ряда структурных подразделений в помощь научным сотрудникам. Естественно, были соответствующие решения. Кстати, в решении еще раз подтверждается -- "контроль за научным направлением сектора осуществляет Е. П. Велихов". Конечно, ЕП решил, что надо организовать группу по изучению научной организации труда, в недалеком будущем на должность инженера по этой проблеме будет принят Галым Абильсиитов, рекомендованный Е. П. Велихову В. Д. Письменным.
   Тем временем: В феврале 1967 года на "Пахру" из закрытого уральского объекта Челябинск 150, ныне известного как г. Снежинск, переводом приехали работать в ФИАЭ несколько семей: Олег и Зоя Матвеенко (к Волкову), Геннадий (к теоретикам) и Галина Гладуш, Зотовы Александр и Эльвира (к Волкову), Ахмеровы Нариман (к Волкову) и Джульетта (к Скворцову), Нестеренко Владислав (технология) и Александра (отдел МГДЭ), Борзенко Валерий (ТЭП, потом ОИП) и Татьяна (КБ), Медведевы Юрий (к теоретикам) и Ирина (к Волкову), Евгений и Роза Довбыш (к Волкову), Дербиловы Вадим (к Каретникову, ТЭП) и Люба (ОИП), все семьи с детьми. Независимо от этой группы в Троицк из Снежинска переехала семья Вячеслава Розанова, который к этому времени был уже сложившимся известным ученым. Его жена Валентина Розанова (как и остальные жены "переселенцев") поступила на работу в ФИАЭ. Через два года в Пахру из Снежинска прибыл с семьей один из ведущих электронщиков Юрий Гендель, который сразу подключился к исследованиям в лаборатории Э. Азизова. Вклад этой группы инженеров и научных сотрудников в результаты ФИАЭ - ТРИНИТИ оказался достаточно заметным. Евгений Велихов и здесь не ошибся, приняв "снежинцев" в коллектив сектора.

  
   0x01 graphic
   0x01 graphic

   Между прочим: 24 апреля 1968 года территория С-62 по договору директора ИАЭ А. П. Александрова взята под охрану подразделением охранного ведомства. Начальник охраны Старков Николай Федорович, заместитель -- Петр Сергеевич Базилевский, который поселился в домике ГО между 3 пав и 60 зданием. На территории было примерно 450-500 человек. После ухода Старкова его заменил Базилевский.
   В феврале 1968 года состоялось заседание международной группы связи по МГД методу преобразования энергии. От СССР в нем приняли участие Е. П. Велихов и А. Е. Шейндлин.
   В отчете Е. Велихова (архив, дело N85, 1968 год) указывается, что целью этого совещания было, в частности, обсуждение "...возможности и конкурентноспособности (видимо, по сравнению с газовой турбиной) атомных МГД-электростанций с учетом использования неравновесной плазмы". В разделе выводы выделяется сообщение доктора Ноя о возможности создания газовых турбин мощностью 1-2 тысячи МВт. "Таким образом, необходимо иметь новые решения, уделив особое внимание МГД-преобразователям для быстрых реакторов-размножителей". В термоядерной программе внимание ЕП привлекли [13] "...куммуляция типа плазменного фокуса и с помощью оболочки, тета-пинчи и сжатие плазмы полями до 6 МГс..." и эта программа "...должна привести к получению мощного источника нейтронов термоядерного происхождения, т.е. к взрывной системе с не очень большим эквивалентом. Эту программу... нужно тщательно обсуждать в СССР". Далее вывод: работы по ЖМ- МГД-генераторам сворачиваются повсеместно. И наконец была озвучена весьма насущная идея "...по моему мнению, назрел вопрос об основательной организации специальной открытой обменной (с мировой научной общественностью) лаборатории по физике плазмы и прямому преобразованию..."
   В феврале 1969 года во Францию выехал В. С. Голубев для участия в МГД-экспериментах на установке "ТИФЭ" Центра ядерных исследований в Сакле. Там он пробыл около трех месяцев (отчет В. Голубева, архив, отчет N104, 1969 год). Установка "ТИФЭ" представляла собой МГД-генератор замкнутого цикла на гелии с присадкой цезия. В отчете В. Голубев детально описывает результаты экспериментов. Кроме того, как было принято "для выезжающих", он информировал о научных исследованиях в ТИФЭ в лаборатории ТЭП, лаборатории "плазменных волн" и других. Из лазерной программы отмечает только исследования пробоя газа в фокусе излучения твердотельного лазера, подобные тем, которые проводятся в ФИАНе. О газовых лазерах нет ничего.
   В сентябре 1969 года А. А. Веденов (архив, отчет N102, 1969 год) участвовал в Национальной конференции США по преобразованию энергии, а также посетил ряд университетов и физических лабораторий. На этой конференции А. Веденов выступил с докладом "О возбуждении лазеров ионизирующим излучением", написанным в соавторстве с Е. П. Велиховым и В. Д. Письменным.
   Итак, становится ясно, что за рубежом исследования по квазистационарным МГДГ сворачиваются, а по термояду и лазерам набирают обороты. Это ли не рекомендации к планированию нашей перспективы. Ну и "...мы сами, конечно, "не лыком шиты"".
   Мы недаром остановились на этих поездках. Вообще-то, в каждом году из ФИАЭ за рубеж на различные конференции и совещания выезжала достаточно большая группа наиболее компетентных специалистов. Естественно, там завязывались хорошие контакты, которые позволяли не только подтверждать и поддерживать свой высокий уровень исследований, но и "держать руку на пульсе", обнаруживать новые идеи или перспективные направления... Все это вместе и называется "входить в Мировое научное сообщество". Так что, несмотря на частичную закрытость, работ в ФИАЭ, его "наука" прорывалась в мир и, как мы увидели на примере работ по физике неравновесной плазмы, даже занимали ведущее положение в некоторых направлениях. Е. Велихов был настолько убежденным сторонником таких контактов, что не только организовал открытую лабораторию, но был одним из организаторов группы Международного сотрудничества. Это, кроме прямых достижений, конечно, давало громадную экономию и времени, и средств. И как же было трудно соответствующей службе Института, когда на территории ФИАЭ в начале 70-х годов появилась группа молодых, энергичных зарубежных физиков, которым ЕП показал все, что мог из экспериментальных установок. И тем более в приятном шоке были сотрудники Филиала, участвовавшие в совместных обсуждениях. Главное был прецедент, а далее уже стало легче с контактами. Относительно легче.
  
  -- Глава 4. "ВЧЕРА"
   Примерно 1968 г. - не далее 1980 г. Планов громадье. Пороховые импульсные МГД-генераторы. Рывок в лазерах и энергетика на основе индуктивных накопителей энергии. Сверхпроводимость. Крупные установки.
   "Настоящий ученый это исследователь и экспериментатор, для которого необходимым условием прогресса является свобода мыслить".
   "О поддержке кандидатуры Е. П. Велихова" (ему 33 года): 15 ноября 1968 г. датировано письмо академика Е. К. Завойского в Президиум АН СССР о поддержке кандидатуры Е. П. Велихова на избрание в члены-корреспонденты, заканчивавшееся словами: "Считаю, что Е. П. Велихов обладает редким талантом, позволяющим ему быть отличным теоретиком и прекрасным экспериментатором. Кроме того, Е. П. Велихов проявил себя способным организатором научных исследований, что является очень важным для члена АН СССР. Поэтому я поддерживаю кандидатуру Е. П. Велихова на избрание в члены-корреспонденты АН СССР". Академик Е. К. Завойский"
   Теперь давайте посмотрим на один из множества "авторских" проектов по использованию МГД-преобразователя в сочетании с ядерным нагревателем в промышленной электростанции (таких проектов было столько, сколько светлых умов работало в этой области). Этот проект имеет одну особенность -- каждый его элемент "просчитывался", имел реальную основу в виде экспериментов (хотя и много меньшего масштаба по участвующей энергии) и, главное, имел уровень "доказательного материала" достаточный, чтобы сильные мира сего были убеждены (это пассивный оборот -- они были убеждены кем-то, в данном случае ЕП) в необходимости финансирования проектов. Не будем забывать, что за всеми мирными проектами в области физики в любой стране (!) стоит фигура в военной форме, жаждущая сейчас же применить результаты науки, одев их в послушное железо камуфляжного цвета. Так что финансирование иногда и фантастических идей с заведомо отрицательным для автора идеи результатом (он видит не только глубже, но и с достаточным увеличением) могло вполне состояться, чему свидетелями мы стали. И не один раз!
   Рассматривался один из первых вариантов схемы питания импульсных лазеров большой мощности. Обратимся к первоисточнику, цитируем Е. П. Велихова, который предложил конкретную схему комплекса [13]: "Мы остановились на импульсном МГД-генераторе с индуктивным накопителем энергии... Сложилась такая схема: мощная пороховая ракета (создает плазму -- рабочее тело МГД-генератора, Н. А.); продукты сгорания с температурой до 4000 градусов ускоряются в сопле до числа Маха больше двух и проходят через канал генератора; две медные катушки Гельмгольца создают затравочное магнитное поле поперек потока, и течет ток; ток, проходя через катушки, усиливает поле -- происходит самовозбуждение генератора; ток усиливается, проходит через индуктивный накопитель в виде алюминиевого соленоида; в максимуме тока цепь размыкается и ток перебрасывается в лампы накачки лазера". Лампы вспыхивают -- лазер "выстреливает". Здесь было введено определение: "пороховой импульсный МГД-генератор", то, чем ЕП гордится и поныне.
   Более того, он обратился еще к одному достаточно глобальному проекту -- к импульсному реактору, который в какой-то мере повторял описанное выше устройство, но уже с плазменным МГД-генератором другого типа и другим "стартером".
   Итак, 1968 год -- это точно знает ЕП, автор рисунка от руки, который дает сразу громадную информацию (риунок хранится в архиве ТРИНИТИ). На этом рисунке -- замкнутый контур "тепловой" части электростанции. Ядерный реактор, работающий на таблетках с ядерным топливом (таблетка дейтерий - тритий) и рабочим телом -- это литий, занимающий некоторый объем вокруг таблетки. При воздействии на таблетку мощного импульсного лазерного излучения происходит Т/Я микровзрыв, создающий литиевую плазму, которая прокачивается через канал МГД-генератора, при этом вырабатывается электроэнергия первого "уровня". Эта часть вырабатываемой энергии накапливается в индуктивном накопителе энергии и затем транспортируется с помощью системы коммутаторов в лампы накачки мощного лазера (тогда имелся в виду лазер на фосфатном стекле). Лазер опять же инициирует ядерный микровзрыв, далее литий, плазма, МГДГ, ИНЭ и т.д. -- это первый контур, "система поджига". Отметим, что горячий литий (скорее всего уже в парообразной фазе) не выбрасывается, а греет воду во втором обменном контуре обычной ТЭЦ, турбины которой вращают генераторы, вырабатывающие электроэнергию второго "уровня" (полезная часть работы всей системы). Далее литий охлаждается до жидкого состояния, очищается от трития (здесь теплятся надежды на приличный процент утилизации того и другого элементов рабочего тела), и вновь поступает в рабочий объем.
   В всех приведенных схемах постоянно присутствуют следующие обязательные компоненты: первичный источник энергии с максимально большой энергоемкостью (например, МГДГ, ударный генератор), индуктивный накопитель энергии с коммутаторами (это обостритель импульса), потребитель энергии, накопленной в ИНЭ, это нагрузка -- лампы накачки стеклянных лазеров и сами лазеры, твердотельные ОКГ или другая нагрузка (например, рельсотроны или "возможны варианты").
   Вот и все основные составляющие значительной части разработок нашего института тех лет.
   Тогда было отчего воодушевиться научному братству -- только вкалывай... нет, здесь нужен другой термин, простите за возвышенный стиль -- только работай, т.е. "занимайся любимым делом... за счет государства". Это, говорят, шутливое высказывание академика Л. Арцимовича, в котором просвечивает 90% правды.
   11 декабря 1969 года состоялось заседание НТС, на котором, в частности, о работе своей лаборатории ПР отчитывался Е. Велихов. Он рассказал о результатах работ в группах А. Губарева, В. Алексеева, И. Иванова и А. Витшаса, но, оценивая результаты, поставил жестко вопрос о нецелесообразности части работ в группе Алексеева и полностью в группе Игоря Алексеевича Иванова (сам Иванов с самого начала отказался от "жидких металлов"): "...Идея жидких металлов себя изжила (!). Эта группа должна перейти к работам по термоядерным реакторам". Здесь ЕП предлагает новую тему для группы -- тета-пинч с ж/м лайнером, причем, предлагается объединить энергетическую часть с индуктивным накопителем. Игорь Алексеевич, в ответ, сомневается в правильности этого решения -- в его группе кроме него никто не имеет опыта работы по этой тематике. Кроме того "есть сомнения, что эксперимент с ж/м лайнером даст чтото новое в вопросе изучения термояда". Дополним эту ситуацию полярным высказыванием К. Дмитриева, который здесь же сказал, что, отказываясь от работ по ж/м, где мы являемся лидерами, "мы несем моральный ущерб во внешнем мире". ЕП продолжает давить дальше -- он акцентирует внимание на группе А. Витшаса, который предлагает использовать газовую линию М-40 для лазерной установки, то есть начать создавать газовый лазер на СО2. Таким образом на этом, я бы сказал, еще одном историческом НТС впервые встал вопрос об инициировании термоядерной и лазерной экспериментальных исследований в Секторе. Похоже, ЕП уже созрел и уже обсуждал варианты программы работ сектора с единомышленниками и дирекцией ИАЭ, готовя организацион ные решения.
   На этом НТС выступает и Юрий Чернов, который говорит о необходимости срочного приобретения вычислительной машины М-220 -- это к вопросу о состоянии дел по вычислительной технике. На конец 1969 года в секторе были две вычислительные машины устаревшей модели "НАИРИ" и одна М-20.
   15.01.1970 года на НТС Витшас делает обзорный доклад о газовых лазерах на СО2 в СССР и за рубежом и опубликовывает, видимо, уже обсужденную с ЕП идею, цитирую: "...Мы хотим иметь действующий макет лазера, расчитаный на 1кВт, хотим рассмотреть различные смеси...". На кВт-ную установку созданы чертежи и проработана установка на 10кВт. Для нее предполагается использовать оборудование и помещение М-40, а также холодильник, нагреватель, компрессор. Реальный КПД = 10% (у стеклянных -- порядка процента). Немаловажный аргумент -- "Такой лазер имеет заказчика". Губарев, Недоспасов, Косырев, Шипук -- осторожно, но против. Вопросы, казалось бы, резонные -- "зачем он нужен, если не "наша" специфика?"...
   1970 год. Это было время, когда был совершен переход от достаточно мелкой структурной единицы Института Атомной Энергии (сектор в отделе) к самостоятельной структуре -- Филиалу ИАЭ (ФИАЭ) с промежуточным этапом -- отделом ИАЭ.
   Именно в связи с крупномасштабностью задач, поставленных перед уже сложившимся большим коллективом, был выпущен Приказ директора ИАЭ А. П. Александрова (1970 год): "В целях дальнейшего развития работ по МГД-методу преобразования энергии, программам по лазерной тематике, а также для проведения исследований по импульсным методам инициирования термоядерной реакции организовать "Отдел плазменной энергетики" (ОПЭ ИАЭ на Пахре)".
   На заседании НТС 16.02.1970 года Е. Велихов, выступая с сообщением о структуре и задачах отдела плазменной энергетики, начал его так (из протокола заседания): "...В последнее время стало известно, что работы по созданию термоядерных реакторов интенсифицируются. Нашему, вновь организованному Директоратом отделу, совместно с ОПИ ИАЭ (Отдел Плазменных Исследований ИАЭ) предлагается начать работы по использованию оптических квантовых генераторов (ОКГ) для инициирования термоядерной реакции. Еще одна крупная задача, ставящаяся перед отделом -- преобразование термоядерной энергии...". Известно, что ОПИ ИАЭ -- это был и есть один из самых квалифицированных коллективов в СССР по термоядерным установкам и высокотемпературной плазме. Так почему подключают Пахру к такой масштабной программе? Наверное, не только потому, что здесь уже работают несколько сильных физиков (теоретиков и экспериментаторов) с мировой известностью -- А. Веденов, В. Голубев, Ю. Волков, В. Баранов, Ю. Кареев, Г. Касабов, А. Дыхне, Ф. Улинич, Н. Ковальский, И. Шипук, М. Пергамент, Э. Азизов, А. Губарев, и др. В не меньшей мере, потому, что у сектора 62 (преобразован в ОПЭ) в потенциале были большие площади для строительства (в перспективе) крупных физических установок. Далеко вперед смотрело руководство института.
   Соответственно начинающейся программе и сохранившимся темам предлагалась следующая, еще далеко не совершенная структура:
      -- Сектор преобразования энергии, начальник сектора В. Д. Панченко, лаборатории: магнитной гидродинамики (В. С. Голубев), магнитных приборов (Б. П. Дьяконов), использование зала М-30 и самой установки для экспериментов по газовым лазерам, "Борей", "Ударная труба".
      -- Сектор импульсных процессов (на должность начальника сектора из ИАЭ приглашен М. И. Пергамент), лаборатории: оптических квантовых генераторов (ОКГ) (лазерный нагрев, зав. лабораторией Н. Г. Ковальский), а также гидродинамики (зав. лабораторией Юрий Владимирович Скворцов), группы -- методов коммутации и накачки (Э. А. Азизов), импульсных систем (И. А. Иванов);
      -- Сектор перспективных научных исследований (А. А. Веденов). Это газовые лазеры, теоретическая лаборатория, группы: "Поток" и группа, занимающаяся исследованием плазмы высокого давления.
   Кроме секторов самостоятельные лаборатории: а) лаборатория равновесных процессов; б)лаборатория термоэлектрических преобразователей; в) лаборатория инженерно-физических расчетов.
   Руководить вновь созданным отделом поручено чл.-корр. АН СССР Е. П. Велихову, зам. нач. -- Г. Абильсиитов, гл. инж. -- В. А. Ланис, нач. АХО -- В. И. Харыбин.
   Но уже 28.04.70 г. -- Приказ Велихова по ОПЭ о создании отделов внутри ОПЭ:
   ОПНИ -- Отдел перспективных научных исследований. (Абильсиитов).
   ОПЭ -- Отдел преобразования энергии (В. Д. Панченко).

ОЛН -- Отдел лазерного нагрева (М. И. Пергамент).

   ОРП -- Отдел релятивистских пучков (В. П. Смирнов).
   ОТР -- Отдел Т/Я реакторов (В. Чернуха)
   Вычислительный центр (ВЦ -- В. М. Козодой)
   До этого М. Д. Миллионщиков приехал на Пахру и, по словам Ираиды Николаевны Панченко (автор был у нее в гостях), в личной встрече попросил В. Д. Панченко "уступить" должность руководителя отдела Е. Велихову, и Виктор Дмитриевич, понимая свои возможности, согласился, но еще некоторое время работал в ФИАЭ. Здесь мы должны высказать свое уважение и благодарность ветерану "Магнитки" и ее руководителю Виктору Дмитриевичу Панченко, сделавшему все, чтобы отдел сохранил научный потенциал и продолжил свое движение в Науке.
   Итак, ОПЭ создан. Стратегические задачи на следующую пятилетку 1970 г.-1975 г. (Архив):
      -- продолжить работы по мощным стеклянным лазе рам -- опытные образцы в 1974 году;
      -- газоразрядные лазеры довести до практического внедрения;
      -- начать исследование возможности поджига т/я с помощью лазера;
      -- разработать и внедрить магнитные накопители для систем типа тета-пинча. К 1976 году необходимо получить 108Вт;
      -- создать импульсную энергетику на основе индуктивных накопителей энергии с коммутационной техникой.
      -- по МГД -- провести сокращение объема работ с передачей этой темы ЛПР. Пороховые МГД-установки также передаются ЛПР.
   Напоминаем, это семидесятые годы.
   В 1970 году полным ходом идут работы по созданию и пуско-наладочным работам различных установок нового поколения.
   В Отделе Преобразования Энергии (руководитель Ю. М. Волков) начались технологические испытания порохового МГД-генератора ИМ-1. Отметим, что главный инженер, а впоследствии начальник отдела Олег Григорьевич Матвеенко проявил мощный организаторский талант, создав в отделе структуру, максимально поддерживающую и обеспечивающую все необходимое для реализации экспериментов как на территории института, так на выездных пусках. Ведущий большинства полевых испытаний пороховых МГД-генераторов первой серии -- внс Александр Васильевич Зотов, выпусник МИФИ, по складу характера -- теоретик. Человек очень ответственный. В недалеком будущем он сделал все, чтобы на полигонных испытаниях были получены исключительно интересные практические результаты.
   В 1970 создан опытный образец самоовозбуждающегося МГД-генератора "Памир-1" на твёрдом (по рохо вом) то п ли ве мощ но стью около 10МВт
   Простое перечисление "что делается и сделано" в Отделе плазменной энергетики ИАЭ в первые годы:
  -- Закончен монтаж установки "Борей";
  -- Проведены испытания сверхпроводящих магнитных систем (отв. исполнитель по "СПИН-30 -- Н. Колядин, Е. Полулях);
  -- Создана установка "Ударная труба" (М. М. Маликов, Н. Я. Романенко, А. И. Переход, М. М. Акимов, В. И. Зверев).
  -- В отделе М. Пергамента готово техническое задание на стенд "Трек" по исследованию полной схемы питания стеклянных лазеров на основе индуктивного накопителя энергии с коммутационной техникой
   (Э. Азизов, В. Ягнов).
  -- К концу года начались высоковольтные испытания на стенде "АЛЛА" -- (Иванов, Левашов, Пресняков, Трухин, Додонов, Гамезо, Осипов, Шаркань) и сдана в эксплуатацию установка "К-21" (нач. установки -- Е. Н. Полянская).
  -- Начались работы по газовому лазеру, о котором только что докладывал А. Витшас, -- заканчивается монтаж и начаты пусконаладочные работы в зале М-40 газового лазера серии ПМ, "Поток" (начальник установки -- Г. М. Клепач).
   Это же какой объем эксперимента!
  -- Демонтируется только одна установка "натриевый контур" (НК-2).
   Все это громадной нагрузкой ложится на Службу главного инженера (СГИ), хотя в СГИ уже 190 человек и в 1970 г. введено в строй здание 44 -- это механические мастерские. На заседаниях НТС то и дело возникают непростые, болевые вопросы В. А. Ланису. Велихов вынужден признать: "...Стало ясно, что у нас не соблюдены пропорции. Узкое место -- КБ". Вообще-то и цех -- тоже "узкое место". И уже прозвучало нечто новое по срокам изготовления заказов -- появился термин "экспресс-часы", в мастерских создается "экспресс участок".
   Из доклада Е. Велихова на партсобрании отдела в 1970 году после Приказа о создании ОПЭ -- "в 1970 году построены экспериментальные мастерские на 200 человек в одну смену. Входит в эксперимент наносекундная техника. Получили новую вычислительную технику М-222. Вводим в строй столовую. Сейчас в отделе 750 чел. В ближайшие годы (1972-1973) будет 880 человек. Открываем Филиал МИФИ. Нужен техникум..."
   7 января 1971 года на заседании НТС обсуждались -- отчет В. Д. Панченко о работе С 62 и отчет М. И. Пергамента о работе С-76.
   М. И. Пергамент в своем сообщении формулирует задачи своего сектора (о секторе в Главе "Твердотельные лазеры". В секторе уже 70 сотрудников): "Главная задача -- исследование возможности лазерного нагрева для целей термояда" (так в протоколе). По "свету" (это о лазерах) -- проектируются установки на 200Дж в свете, на 3кДж и (с М. А. Прохоровым, ФИАН) на 10кДж.
   30 декабря 1971 года закрыты работы на установках "Компрессор", М-30 и ЭДУ.
   Кадровые дела (перечень):
   Принят на работу снс Степан Григорьевич Алиханов -- а это целое направление.
   Пришел Геннадий Мыльников, в будущем один из ведущих научных сотрудников.
   В Службе главного инжпнера СГИ разворачивается служба Главного механика (еще без статуса) -- группой в 12 человек руководит Вячеслав Игнатьев.
   Видимо, назревает еще одно подразделение -- это В. С. Голубев предлагает, чтобы КБ имело право выпускать чертежи по строительным фундаментам.
   В этом же 1970 году перешел в ИВТАН Артур Владимирович Недоспасов (приказ N36, 26 марта 1970 г.) .
   20 апреля 1970 г. большой зал зд. 22 передается от группы жидких металлов (И. А. Иванов) под установку "Ударная труба" (В. А. Гурашвили, С. В. Пашкин).
   13 августа 1970 года трагически погиб Георгий Касабов -- талантливый физик, создатель оптической диагностики в Институте.
   В сентябре 1970 года на заседании НТС утверждали Александра Александровича Бесшапошникова (физик из Сухуми) на должность старшего научного сотрудника (снс). Рекомендовал его М. Пергамент, его просят рассказать о кандидате на эту должность, которую, кстати, уже давно добивается А. Витшас и другие давно работающие в ФИАЭ сотрудники. Создана лаборатория А. А. Бесшапошникова многопланового назначения -- (диагностика -- спектроскопия, рентгенография, голография, лазерная интерферометрия, а также оптический участок в лице В. Н. Литвинова и КИП).
   В 1971 году из Горького приехала семья Финько (результат контактов Э. Азизова с Горьковским КБ и с конструктором Стасом Финько). Станислав Владимирович Финько как опытный конструктор был оформлен переводом в КБ и впоследствии стал начальником проектно-строительного КБ. Известен был в институте своей надежностью в выполнении задач. Его жена Александра Николаевна начала работать в лаборатории Э. Азизова, где успешно проработала без малого 50 лет. Отметим, что Станислав Финько, кроме основных обязанностей, которые он выполнял так, что ни разу не имел никаких нареканий, еще внес большой вклад в создание конструкций размыкателей различного типа. Недавно он скончался. Это был "упертый хохол", спокойный, со своим юмором, доброжелательный, всегда всем помогал, кто его просил, чинил машины друзьям, был прекрасным конструктором, любил своих друзей... Вообще-то святой человек, наверху, -- уверены его друзья, -- его хорошо приняли...
   27.05.71 года -- НТС "О программе работ по тета-пинчу". Эта тема на НТС обсуждается впервые, хотя работы уже идут, в частности, по Лайнеру с Накопителем (ЛН-20) уже делаются металлические конструкции. Докладывает В. Голубев. Приводятся параметры и ожидаемые результаты: "... Импульсная установка ЛН-20 -- лайнер с накопителем на 20МДж. Плазменный лайнер сжимается однородно в 1000 раз. Если ЛН-3 -- 3МДж и мощность 4х109Вт, то ЛН-20 мощность 1011Вт. Планируется выйти на контрольные параметры в период от 4 квартала 1971 года до 2 квартала 1972 года. ЛН-3 монтируется в части криогенного зала (Маликов и еще 3 сотрудника) и должна быть готова к экспериментам в 1971 году...". (Архив института)
   Все понимают, что один из острейших вопросов -- размыкатель на 1011Вт.
   ОПЭ ненадолго, это была переходная структура -- 10 сентября 1971 года образован Филиал Института атомной энергии им. И. В. Курчатова. Директор ФИАЭ -- член-корреспондент АН СССР Е. П. Велихов: "...Пахра стала Филиалом института. Таким образом жизнь диверсифицировалась: мощные лазеры, МГД-генераторы для геофизики, термояд". [13]
   У Виталия Ивановича Харыбина -- комендантская служба, детский комбинат, жилищный участок, филиал столовой, группа технического снабжения и материальный склад, пожарная охрана, ВВО, ремонтно-строительная группа. Скоро его заменит Юрий Порфирьевич Арефьев, надолго ставший одним из самых результативных сотрудников администрации ФИАЭ, в том числе, в последние годы в Отделе физики токамаков-реакторов.
   У Галыма Абильсиитова -- бухгалтерия, плановоэко номическая группа, ОНТИ, канцелярия, автогараж, ОК, штаб ГО, ОКС, хозотдел, но в будущем -- лазерная программа вплоть до руководства институтом "НИИ Лазерной технологии".
   По капитальному строительству решено построить здание под установку "Трек", а также 37 и 36 здания. 35 строение предполагалось для размещения лабораторий! -- так в выступлении, но по жизни он стал административным корпусом. На строительно-монтажные работывыделено 10-12 млн рублей.
   В ноябре 1971 года состоялось интереснейшее заседание НТС, на котором с докладом "О перспективах развития ФИАЭ" выступил Е. П. Велихов.
   В ФИАЭ фиксируются (протокол заседания НТС) несколько направлений научных исследований:
  -- Неравновесные МГД-генераторы, хотя экспериментальная база по этой теме целенаправленно монотонно сужается. Принципиальная установка, высказанная Велиховым еще в 1968 году, остается в силе: "Нельзя начинать что-то новое, только полностью разрушив старое", НТС, февраль 1968 года.
  -- Разработаны и созданы первые импульсные пороховые МГД-генераторы для использования в практических целях.
  -- Развиваются работы, связанные с созданием мощных газоразрядных лазеров (перед лабораторией В. Баранова стоит задача создания мощного импульсного лазера на СО2).
  -- М. Пергамент: "...Есть установка "Мишень-1" -- твердотельный ОКГ на 200Дж. Будет на 3кДж. Планируем -- на 30кДж. На уровне проектируемых 100кДж -- будут заметны ядерные реакции..."
  -- Еще одно серьезное направление -- создание индуктивных накопителей энергии с задачей (в перспективе) освоения диапазона десятков мегаджоулей. Размыкатели -- серьезнейшая задача на пятилетку
   (Э. Азизов).
   Е. Велихов: "...Расширение базы научных кадров не будет. Новых тем брать не будем. По МГД -- кооперация есть. По лазерам -- очень хорошая кооперация. По Т/Я -- недостаточная. Надо только крупно расширить теоретическую лабораторию..."
   Отчет А. Веденова на НТС 18 ноября 1971 года о работах в секторе 77. О теоретической лаборатории в составе С77 рассказал А. Дыхне -- лаборатория, которая работает со всеми подразделениями ФИАЭ, имеет следующий состав: Ю. Абрамов (ТЭП, "Хопёр"), А. Напартович ("Газ", "Поток"), Красицкая (ТэрмоЭДС, газодинамические лазеры), Л. Большов (адсорбция, фасетирование), Ф. Улинич ("Хопер", "тета-пинч"), Ю. Дрейзин (заканчивает аспирантуру), Любимов (Т/Я нагрев с отделом М. Пергамента). Комментарий Е. Велихова -- "...очень приятно, что начинают развиваться работы по горячей плазме".
   Заключение о работе С77 (Веденов): "Комиссия по проверке работы сектора (М. Пергамент, Г. Абильсиитов, Ю. Абрамов) отмечает с удовлетворением, что к традиционным направлениям теоретических исследований (физические процессы в каналах МГД-генераторов, физика плазмы, проточные СО2-лазеры, их резонаторы) добавляются геофизические направления, взаимодействие лазерного излучения с поверхностью, применение лазеров для разделения изотопов, нелинейная оптика, возможность создания мощных источников гамма и нейтронных излучений".
  -- сентября 1973 года Приказом по ИАЭ назначена рабочая комиссия по приемке в эксплуатацию здания 73 по лазерной тематике (К. И. Дмитриев).
   Приказом от 29 октября 1973 года в ИАЭ организован конкурс работ молодых научных сотрудников и инженеров-исследователей. В жюри от Филиала -- А. А. Веденов. Итоги конкурса подводятся ко дню рождения И. В. Курчатова -- к 12 января.
  -- ноября 1973 года на НТС по предложению
   В. Елисеева расмотрено и утверждено "Положение" о конкурсе имени Г. Касабова". В жюри -- А. Веденов, А. Бесшапошников, В. Голубев, Н. Ковальский, И. Шипук, В. Елисеев. Первые лауреаты премии им. Г. Касабова -- В. Струнников и А. Лотоцкий.
   В 1973 году среди основных достижений в ФИАЭ по лазерной тематике:
  -- (М. Пергамент) -- осуществлен физпуск установки "Мишень-2". На установке "Мишень-1" выполнены исследования по взаимодействию мощных лазерных импульсов с мишенями в сильных магнитных полях (до 1МГс).
  -- (В. Баранов) -- изготовлен и исследован импульсный СО2-лазер на энергию 150Дж. Изготовлен импульсно-периодический лазер "Дятел" с частотой повторения импульсов (0-1) кГц, средняя мощность несколько кВт.
   В Филиале ИАЭ интенсифицируются исследования в области лазерного термояда (ЛТС), разворачиваются "медленные" т/я установки, набирают силу газовые лазеры разных модификаций.
   В 1974 году (22 мая) в ФИАЭ прибыла делегация американских физиков: Р. А. Херш, С. О. Дин, Э. В. Тривелнис, М. Б. Готлиб, Д. Ф. Кларк, Ф. Л. Раби, Т. К. Фаулер, Р. Л. Бингам, Д. Уильямс. О работах ФИАЭ по т/я программе рассказал Е. Велихов. Основной интерес к МГД преобразованию энергии импульсного термоядерного реактора, а также к лазерному т/я и лайнерной программе на ЛН-20. В заключительной беседе Тривелнис, который уже был в ФИАЭ в июле 1973 года, сказал, что "...он поражен быстрым ходом работы по созданию экспериментальной базы в Филиале" (из отчета Ю. В. Скворцова).
   23 октября 1974 года ФИАЭ посетили Кит Томассен, Джон Маршалл (Лос-Аламос), Энтони Робсон (лаб. Военно-морских исследований), Джон Мюррей (Принстон), Боб Хью Смит (Ливермор). Обсуждались УТС, индуктивные накопители и коммутаторы, что соответствовало тематике только что состоявшегося в Ленинграде совместного советско-американского семинара "Индуктивные накопители и коммутирующие устройства", в которой с докладами выступили сотрудники лаборатории Э. Азизова.
   16 октября 1978 года на НТС обсуждали международное научно-техническое сотрудничество.
   Теперь, когда мы представили почему и как образован Филиал ИАЭ, и как он начал свое движение в выбранных направлениях, можно проследить, как же развивались основные направления научных исследований в ближайшие десятилетия, ориентировочно в 1990-2015 гг, а иногда и до настящего времени. Здесь желательно предоставить слово лидерам той или иной научной программы, добавляя сведения из архива и воспоминания других сотрудников.
  
   Глава 5. Импульсные пороховые МГД-генераторы

"Импульсные МГД-генераторы

опередили своё время

лет на пятьдесят" [23].

   По поводу пороховых МГД-генераторов -- приглашаю вернуться на несколько лет назад. В мае 1966 года образована лаборатория перспективных разработок -- ЛПР, завлаб -- Е. Велихов. (В это время теоретическую лабораторию возглавлял Феликс Романович Улинич, МГД-лабораторией руководил Артур Владимирович Недоспасов, лабораторией ТЭП -- Донат Владимирович Каретников).
   С созданием ЛПР начались активные работы по импульсным пороховым МГД-генераторам, и не только физические исследования, но и инженерные, и главное -- организационные работы. Именно при организации работ по одной из тем, основными составлющими которой были МГД-генератор, индуктивный накопитель энергии с коммутационной техникой и блок из стержней твердотельных ОКГ с трубчатыми лампами накачки, была создана кооперация совершенно нового типа -- "участники этого коллектива, директора и руководители крупных институтов и предприятий шли на получение окончательного результата, вкладывая и людские силы, и материальные ресурсы на всех этапах создания установки". [13]
   Такая кооперация (know-how Велихова) была в последующие годы реализована и тиражирована им для выполнения ряда крупных проектов Союзного масштаба. При этом сотрудники Института (независимо от ранга) часто становились и капитанами кооперативной команды. Яркий пример -- работа в таком качестве В. Н. Шулакова и К. И. Дмитриева. Велихов и его партнеры поддерживали коллег из кооперации, независимо от их принадлежности к тому или другому предприятию...
   С самого начала работы по пороховым МГДГ полностью возглавил Юрий Михайлович Волков (1935-1982), не только отличный физик, но и хороший организатор.
   Эксперименты проводились Д. Д. Малютой.
   Дмитрий Дмириевич Малюта (в 1999 году -- начальник отделения, дф-мн, лауреат Премии ленинского комсомола) рассказывает, что до начала отпусков лета 1966 года Ю. М. Волков, начальник группы, сказал, "...надо срочно начинать эксперименты по МГДГ на порохах". За "Силикатом" было какое-то старое хранилище, кирпичное здание порядка 4х4 квадратных метра (то, что в предыдущей части называлось в проектных заданиях и в Акте передачи "барокамерой"). Туда из Люберец привезли генератор плазмы, который слегка переделали, приспособили для прямых измерений проводимости, которые сам Дима и готовил. Андрей Якушев: "...В качестве топлива был порох, но заранее подготовленный, то есть уже с солями цезия. Позднее делали что-то из пиротехники -- металл с окислителем, когда температура рабочего тела достигала 30000-35000С. Здание было поделено примерно пополам, в одной части батарея конденсаторов из пятикиловольтных банок (ИМ-5-140) для питания магнита, в другой макет МГДГ. Магниты считал и наматывал Н. М. Колядин в круглом павильоне, где он поставил собственноручно изготовленный намоточный станок. Расчеты по этому первенцу импульсных генераторов (кинетика, проводимость и др.) выполнил Ю. Г. Чернов. Для измерений сделали пристройку, тоже кирпичную, причем эта пристройка была построена по эскизам и чуть ли не за неделю. Магнитные измерения проводила Лена Полянская -- сотрудница Н. Колядина".
   Здесь же отметим Виктора Цветкова (из его воспоминаний), что он "...был первый, прошедший по заданию ЕП курсы по работе с порохами и получивший соответственные права и премию 50 р.!" (запомнил ведь Виктор, потому что это была ощутимая добавка к зарплате: в те годы "килограмм хлеба продавался за 16 копеек, литр свежего молока -- за 20 копеек, килограмм гречки стоил 50 копеек, коробка индийского чая -- 90 копеек, за 2 рубля 20 копеек можно было купить (если повезет) палку вареной колбасы, а за 5 рублей -- сырокопченую" /Интернет/). Такая "должность" В. Цветкова обеспечила проведение полного цикла экспериментов с пороховыми МГДГ. А это особые условия подготовки зарядов, их хранения, работы с ними, проблемы безопасности... В конце 1967 года был проведен первый МГД-пуск с параметрами: импульс длительностью 3-5 секунд, с махом примерно 1.5.
   Позже, уже в 1971 году, за работы по МГД-генераторам Д. Малюта был награжден орденом "Знак почета", а ЕП -- орденом Ленина.
   Главное преимущество пороховых МГД-генераторов -- рекордно высокая плотность запасаемой энергии на единицу массы. Аналогов в мире до сих пор нет. "В кооперации с организациями оборонных отраслей были созданы геофизические импульсные самовозбуждающиеся МГД-генераторы с выходной мощностью от 10 до 40МВт и временем работы 10-15 с при относительно малых массах и объемах. Плотность генерируемой в МГД-каналах мощности может достигать 500МВт/м3, удельный энергосъем -- до 1МДж с 1 кг топлива. Прогресс в импульсной МГД-энергетике был достигнут благодаря использованию специальных типов топлива и окислителей, позволяющих получать сверхзвуковые потоки низкотемпературной плазмы с достаточно высокими значениями электрической проводимости. Это позволило обеспечить самовозбуждение таких генераторов и высокие значения удельных энергетических характеристик. Короткие времена работы (до 10-15 секунд) позволили использовать принцип термоаккумуляции тепла в стенках газодинамического тракта и магнитных системах", это позволило исключить из генератора дополнительную систему охлаждения [24]. Импульсные пороховые МГД-генераторы во второй половине ХХ века получили серьезное развитие прежде всего потому, что их создатели -- кооперация институтов и производств под руководством ФИАЭ -- добились высоких суммарных характеристик этих машин по физическим, техническим параметрам и по удобству использования этих автономных источников большой импульсной мощности. За два последующих десятилетия были созданы и испытаны несколько пороховых автономных МГД-генераторов (в том числе и для импульсного питания большой связки стеклянных лазеров).

116


   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic

   Генераторы этого типа "Урал", "Памир-1", "Хибины" на прицепных шасси, автономные подвижные геофизические установки "Памир-2" и "Памир-3У" разработки ФИАЭ-ТРИНИТИ были доведены до такого уровня, что они нашли практическое применение во многих научных геофизических программах в СССР.
  -- [25-б]
   0x01 graphic
   Импульсные геофизические МГД-генераторы. В геофизической практике нашли применение МГДуста новки "Памир-1", "Памир-2", "Урал", "Хибины", "Прогноз-1", генерирующие мощность до 60МВт в течение короткого промежутка времени (2-10 с). Созданные МГД-генераторы обладали уникально высокими удельными энергетическими характеристиками: свыше 0,5МВт на тонну конструкции.
   В 1970-1980 гг. была разработана и экспериментально исследована самая мощная (до 600МВт) в мире импульсная МГД-установка "Сахалин" на Твёрдом (пороховом) Плазмообразующем Топливе (ТПТ) первого поколения. Разработанное экологически безопасное ТПТ нового поколения "Старт-2" позволило повысить температуру продуктов сгорания до 44000К при давлениях в Генераторе Плазмы (ГП) 5-10МПа, что обеспечило экспериментальные значения электропроводности продуктов сгорания ? до 20 См/м, при числах Маха потока 2,6-2,8. Эта разработка, выполненная под руководством академика Б. П. Жукова позволила приступить к проектированию нового поколения импульсного МГДГ, геофизического применения, получившего название "М-2" [25-а]. Кроме того, при разработке М-2 использовались экспериментальные данные, технические характеристики и конструктивно-технологические решения, реализованные при создании импульсного МГДГ "Сахалин".
   Проведённое численное исследование и эскизная проработка МГДГ "М-2" на ТПТ "Старт-2" показали, что в настоящее время можно создавать импульсные МГДГ мультимегаваттной мощности с более высокими удельными и интегральными характеристиками, что существенно расширяет возможности их применения. Отметим еще одно достижение -- это экспериментально показаннная надежность результатов численных расчетов, то есть создана и апробирована методика расчетов пороховых МГДГ.
   В процессе полевых экспериментов появился ряд идей о промышленном и хозяйственном применении этих генераторов.
   Глубинное зондирование земной коры -- именно такое применение импульсных МГД-генераторов предложил Е. Велихов в начале 1970-х. "С их появлением существенно расширились возможности электромагнитных методов исследования земной коры, поскольку использование мощного одиночного импульса позволяет более эффективно подавлять помехи естественного происхождения, существенно упростить системы приема, регистрации и обработки сигналов на приемных станциях. Подавляющее большинство геофизических задач и геоэлектрических параметров среды не требуют более длительных импульсов, чем 10 секунд, что и предопределило перспективы использования МГД-генераторы в геофизике. Основные направления исследований сводились к изучению глубинного строения земной коры (Урал, Кольский п-ов), поиску нефтегазовых месторождений (Прикаспий, Восточная Сибирь), поиску предвестников землетрясений в сейсмоопасных регионах (Таджикистан, Киргизия). В 1993-1995 гг. по контракту с компанией Текстрон Дефенс Системс (США) была создана импульсная МГД-установка "Памир-3U" с выходной мощностью до 15МВт. В настоящее время рассматривается возможность использования мощных электромагнитных импульсов, генерируемых МГД-установками, для разрядки тектонических напряжений с целью снижения сейсмической опасности". [26, 27]
   Основные результаты полученные учеными ТРИНИТИ в содружестве с другими институтами и промышленными предприятиями в полевых экспериментах:
      -- осуществлено глубинное зондирование земной коры на Кольском полуострове (руководитель внс Александр Васильевич Зотов). Для зондирования использовалась установка "Хибины" с "естественным" контуром, образованным прибрежной полосой моря вокруг полуострова Рыбачий. Удалось зарегистрировать сигнал на расстояниях до 700 км и выявить ряд аномалий в распределении электромагнитного поля, привязанных к геологическим особенностям крупного масштаба.
      -- осуществлено глубинное зондирование земной коры на склоне Урала, что позволило определить геоэлектрический разрез на глубину до 40 км и сделать заключение резкого (на два порядка) повышения проводимости на глубине около 35 км.
      -- разработана новая, более дешевая, экологичная и безопасная МГД-установка "Шельф". По мнению ученых, она может использоваться в качестве мощного автономного источника электроэнергии в составе морского электроразведочного комплекса для разведки и оценки залежей нефти и газа на шельфе. Такие установки также применялись для электроразведки месторождений в Восточной Сибири и в Прикаспийской впадине.
      -- осуществлено глубинное зондирование на Гармском геофизическом полигоне ИФЗ им О. Ю. Шмидта, что позволило принимать информацию на расстояниях до 40 км, обеспечить глубинность зондирования до 15 км и наблюдать вариации кажущегося сопротивления -- предвестника землетрясений -- за 3-5 месяцев до сейсмического толчка. Эта работа легла в основу эффективного метода прогноза землетрясений.

Остановимся подробнее на последнем пункте.

   Интересное применение автономных пороховых импульсных МГД-генераторов отмечает в своей книге Е. П. Велихов: "Профессор Н. Т. Тарасов обнаружил, что сравнительно небольшой импульс электромагнитной энергии, как спусковой крючок, может вызвать длительную микросейсмическую активность с выделением в течение недель в миллион раз бОльшей энергии. В результате снимаются тектонические напряжения и возможно не только предсказание, но и предупреждение землетрясений" [13]. "...По завершении работ (электроразведка в полевых условиях) ученые обратили внимание на любопытные факты: в ходе экспериментов поблизости от генератора сократилось число сильных землетрясений, вместо них было зафиксировано множество слабых. Выражаясь научным языком, импульсы, посылаемые МГД-генератором, инициировали деформационные процессы в земной коре, а это вызывало перераспределение энергии... Имея такой генератор, можно будет слегка "протрясти" разлом, предотвратив тем самым более мощные толчки, способные вызвать катастрофические разрушения и жертвы. В реальности это будет выглядеть следующим образом: эвакуировать население из района предполагаемого землетрясения, разрядить очаг и забыть о нем лет на сто. Ясно, что такой технологией заинтересуются во всех сейсмоопасных районах планеты. Но в настоящее время она законсервирована в ожидании своего часа". [28]
   Диапазон возможных применений мощного автономного источника питания расширяется. Это связано с развитием технологий, в частности, в сторону увеличения параметров различных разрабатываемых систем. Яркий пример -- успехи в разработке рельсотронов. Импульсные пороховые генераторы по всем параметрам могут быть использованы для улучшения характеристик ускорителей масс. [29]
   По результатам экспериментов и полевых работ многие сотрудники Филиала были отмечены различными Правительственными наградами: в 1972 году
   Премия Ленинского комсомола была присуждена
   В. Ю. Баранову, Д. Д. Малюте, А. А. Якушеву и В. П. Панченко. Государственная премия СССР 1977 года за эти работы была присуждена Е. П. Велихову и Ю. М. Волкову и, конечно, другим представителям кооперации, создавшей эти действующие установки.
   12 января 1978 года, в день рождения И. В. Курчатова НТС ИАЭ им. И. В. Курчатова опубликовал решение жюри конкурса лучших работ за 1977 год. Среди них, в разделе "прикладные исследования" первая Премия за "Глубинное электромагнитное зондирование земной коры с применением мощных МГД-генераторов" авторы: (отдел Ю. М. Волкова) Б. П. Дьяконов, Ю. А. Дрейзин, А. В. Зотов и Ю. И. Кукса .
  --
  -- Глава 6. Лазеры (введение)
   "Вот если бы ученые не изобрели лазер, чем бы мы гоняли котов длинными зимними вечерами".
   ЛАЗЕР (LASER) (от Light Aplifi cation by Stimulated Emission of Radiation -- "усиление света посредством индуцированного излучения") -- оптический квантовый генератор -- устройство, преобразующее энергию накачки (световую, электрическую, тепловую, химическую, ядерную и др.) в энергию когерентного, монохроматического, поляризованного и узконаправленного потока излучения оптического диапазона (излучение в видимом, ультрафиолетовом и инфракрасном диапазонах). Мощность лазеров может варьироваться от нескольких долей милливатта для медицинских и сугубо научных и технологических применений до сотен киловатт и более -- для лазеров, используемых в промышленности и в военной технике.
   Для справки: до лазеров оптического диапазона уже были разработаны и исследованы-мазеры. В 1955 г. физики А. Прохоров и Н. Басов разработали квантовый генератор -- мазер, что означает "усилитель микроволн с помощью индуцированного излучения". В 1957-1958 гг. Таунс и Шавлов занимались поисками способа получения мазерного эффекта на видимом свете и в декабре 1958 г. опубликовали в журнале Physical Review статью "Инфракрасные и оптические мазеры", в которой объяснили, как это можно сделать. Пока шли работы по мазерам, в 1960 году американский физик, работавший в лаборатории Hughes Research, Теодор Мейман, совершил смелый прорыв в область оптических частот. Его лазер был скачком по сравнению с мазерами по частоте в 10 тысяч раз и в миллион раз -- по мощности. В декабре того же года был создан гелий-неоновый лазер, излучающий в непрерывном режиме (А. Джаван, У. Беннет, Д. Хэрриот). Изначально лазер работал в инфракрасном диапазоне, затем был модифицирован для излучения видимого красного света с длиной волны 632,8 нм. В СССР (ФИАН) весной 1961 года была создана лазерная установка с рубиновым стержнем, а 18 сентября 1961 года на установке была получена генерация.
   Физику лазеров доступно излагает профессор Владимир Черковец: "...Квант электромагнитного излучения может вызвать не только дальнейшее возбуждение атома, но и генерирует себе подобных близнецов -- т.е. когерентное излучение, когда клонируется гигантское количество квантов, идущих в том же направлении, с той частотой, той же фазой. Для этого важно, чтобы среда была "инверсно заселенная". В нашей обыденной жизни мы обычно имеем дело с тем, что на более высоком энергетическом уровне меньше частиц, а на нижних уровнях -- больше. Шарик, помещенный на горку, скатится вниз. А нужно создать такую среду, чтобы на верхних уровнях долго поддерживалось больше возбужденных частиц. Для этого может быть использован газовый разряд как это делается в газоразрядных лазерах с различной рабочей средой". [30-1]
   Итак, наступила эпоха лазеров.
   В порядке введения в лазерную тему необходимо обратиться к официальному источнику, статьям руководителей одной из программ Союзного масштаба по созданию многоцелевых мощных лазеров, академиков РАН Евгения Велихова и Федора Бункина, член-корра РАН Павла Пашинина и дтн Евгения Сухарева [30-2]: "...Решение о создании мощных лазерных систем принял глава Оборонно-промышленного комплекса СССР Дмитрий Устинов. В 1965 г. он собрал первое совещание на эту тему с участием лауреатов Нобелевской премии 1964 г. Александра Прохорова и Николая Басова (оба академики с 1966 г.). Первый предложил тогда взять за основу разрабатываемые в ФИАНе лазеры на неодимовом стекле, обеспечивающие высокий коэффициент полезного действия (2-3%) и хороший съем мощности излучения с единицы длины... И в 1967 г.
   вышло соответствующее постановление Совмина.
   Научное руководство проектом осуществлял А. Прохоров... Практические вопросы удалось решить благодаря широкой кооперации исполнителей, и уже в начале 1970-х годов у нас появилась экспериментальная лазерная система на неодимовом стекле с энергией 100кДж в импульсе, состоящая из четырех модулей-шпал... Одна из ключевых научных и инженерных задач -- разработка адекватного источника питания. На совещании с участием руководителя программы МГД-генераторов в СССР академика (с 1962 г.) Михаила Миллионщикова мы рассмотрели ряд вариантов и в конце концов остановились на самовозбуждающемся магнитогидродинамическом генераторе с индуктивным накопителем, удобном для данного типа лазеров, так как он поддерживает ток, а потому наполненный импульс имеет хороший КПД... Общее научное руководство созданием источника электропитания осуществлял Институт атомной энергии им. И. В. Курчатова (ныне -- Национальный исследовательский центр "Курчатовский институт")... Сконструированная... лазерная система обеспечивала требуемую мощность, однако была чрезвычайно громоздкой, что практически исключало возможность ее использования в полевых условиях.
   Появление компактных СО2-лазеров с высоким КПД инициировало новый цикл работ по созданию высокоэнергетических установок в Институте атомной
   энергии им. И. В. Курчатова...". [31]
   Лазеры(введение)
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
   Е.Вели
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x01 graphic

   В книге "Создатели российских лазеров" [32], изданной в 2016 году, рассказывается о создании в России лазеров различного применения кооперацией большого количества научных институтов и лабораторий, конструкторских бюро и промышленных предприятий. В этой книге, которую можно было приобрести в книжных магазинах и в сети, также представлены сотрудники многих физичеких институтов, которые внесли ощутимый вклад в создание таких лазеров.
   К этой книге, а также к воспоминаниям Е. Велихова и ведущих сотрудников института я буду регулярно обращаться в повествовании о развитии лазерной науки (и, конечно, других программ) в ФИАЭ, ибо при реализации государственных лазерных проектов использовался теоретический и экспериментальный материал и опыт эксплуатации установок меньших масштабов, выполненных в разных институтах, в том числе, и в ФИАЭ. Это, в частности, работы по стеклянным лазерам, которые возглавлял дф-мн Михаил Иосифович Пергамент. Исследования ИНЭ и коммутационной техники для лазерной и Т/Я программ были проведены сотрудниками М. И. Пергамента в лаборатории дф-мн Энглена Атакузиевича Азизова. Исследования газовых лазеров в ФИАЭ-ТРИНИТИ были выполнены, в том числе, под руководством Владимира Юрьевича Баранова (член-корреспондент РАН с 1990 г.). В работах по лазерной теме также принимали непосредственное участие ведущие теоретические силы института под руководством члена-корреспондента РАН Александра Алексеевича Веденова, академика РАН Александра Михайловича Дыхне и дфмн Феликса Романовича Улинича.
   Вариантов технического исполнения лазеров множество -- это зависит от того, какой способ усиления света выбран при проектированиии установки. Наш институт прошел через создание, исследование и внедрение в практику следующих вариантов лазеров:
   Твердотельные (стеклянные) лазеры, в которых основным элементом (кроме резонатора и источника накачки -- необходимых элементов в любом типе лазеров) был стержень (или шпала) из специального стекла (например, рубин, неодимовое стекло и др).
   Газовые лазеры. Рабочее тело -- плазма разряда в газах разного состава. Такие лазеры подразделяются по составу плазмы, ее характеристикам и энергосъему.
   Газодинамические лазеры и некоторые "экзотические" варианты, например, импульсно-периодические эксимерные лазеры.
   В части применения лазеров показательными примерами внедрения со строны ТРИНИТИ являются так называемые мобильные лазерные технологические комплексы (МЛТК), метод нарабатывания изотопов с помощью лазеров и многое другое, уже нашедшее применение в промышленности.
  
  
   Глава 7. Исследования по физике твердотельных квантовых генераторов (ОКГ)
   Стеклянными (твердотельными) лазерами в секторе 62 ИАЭ им И. В. Курчатова начали заниматься в 1967 году. Стеклянные лазеры получили развитие в основном работами сотрудников А. М. Прохорова и независмо Г. Н. Басова, а также другими коллективами, в частности, главного производителя стекла -- это Игорь Михайлович Бужинский, доктор технических наук, лауреат Ленинской и Государственных премий, руководитель Лыткаринского завода оптического стекла СКТБ ЛЗОС. (К слову, его сын Игорь Бужинский, ведущий научный сотрудник, умный, ироничный и незашо ренный именем отца, долгое время успешно работал в ФИАЭ в отделе ОФТР Э. Азизова). Превосходные оптические характеристики стекла, высокий уровень технологии его варки и обработки позволили получить активные элементы из силикатного стекла различной конфигурации и практически неограниченных размеров. Они нашли применение в научных исследованиях, в военной технике, в технологии обработки материалов, а задачи термоядерных исследований потребовали изготовления крупных лазерных активных элементов с высочайшей степенью однородности. В начале шестидесятых уже имелись первые образцы лазеров, т.е. стержни круглого сечения, изготовленные из фосфатного стекла с ионами неодима в качестве излучателей (длина волны -- 1.06 микрон, инфракрасный диапазон), имелись резонаторы с выходной оптикой и лампы накачки типа ИФП. В процессе конструирования возникали сложные инженерные проблемы. Одна из них была связана с необходимостью охлаждения неодимового стекла. Задачу не удавалось решить из-за его цилиндрической геометрии. Пришлось изменить форму -- в виде "шпалы" большого размера. И уже был значительный опыт работы с лазерным излучением, запитка ламп типа ИФП производилась от батарей конденсаторов, надо было переходить к индукивному накопителю как источнику энергии для ламп накачки.

Так уж сложилось, что в секторе 62 ИАЭ на Пахре в

   1967 году в первую очередь начались работы по теме "Индуктивный накопитель энергии (ИНЭ) как источник питания ламп накачки стеклянных лазеров". Группе Э. А. Азизова, тогда еще аспиранта Владимира Степановича Комелькова (ИАЭ), была поставлена задача запитать лампы накачки (ИФП) неодимовых лазерных стержней от индуктивных накопителей энергии и исследовать полную схему с излучением стекляного лазера при таком варианте схемы питания. Индуктивные накопители энергии характеризуются высокими выходными параметрами электрического импульса (более 105В, 1011Вт), а также высокими удельными и экономическими показателями. Их широкое практическое использование ограничивается надежностью коммутирующей аппаратуры многоразового действия с уровнем разрывной мощности 1011-1012Вт. Для накачки энергии в ИНЭ используются источники тока с большой электрической мощностью, чтобы уменьшить время зарядки до единиц секунд. В противном случае джоулевы потери энергии при запитке ИНЭ могут оказаться сравнимыми с запасаемой в накопителе энергией. Для запитки ИНЭ могут быть использованы конденсаторные батареи, электромашинные накопители (ударные униполярные и синхронные генераторы), МГД-генераторы кратковременного действия, химические источники тока. Кратко: индуктивный накопитель энергии является промежуточным звеном в цепи передачи импульса энергии к нагрузке и выполняет обычно две функции -- усиление мощности импульса и согласование импульсного источника с нагрузкой по заданному току и напряжению.
   В 1967 году для моделирования будущего комплекса с излучающим стержнем и лампами накачки, а также для отработки различного типа размыкателей в здании "Силикат" была создана установка "Магнитный Накопитель-1" (МН-1). В нашем случае источником питания для индуктивного накопителя служила батарея конденсаторов ИМ-5-140 (5кВ, 140мкФ), нагрузкой на первом этапе служила низкоиндуктивная ленточная конструкция с заданной величиной активного сопротивления. Группой руководил аспирант ИАЭ им И. В. Курчатова Энглен Азизов.
   Авторское отступление: "...мне хотелось бы здесь рассказать о том, как Энглен, имеющий закваску "Курчатника" и хороший экспериментальный опыт, умело поставил организацию работ. Это учеба научников группы на внутренних разборах результатов опытов; очень точное определение планов работы "на завтра", что не мешало ему в случае вброса новой интересной идеи сейчас же приступить к проверке этой идеи; бывало, что нам, всей группе, приходилось заниматься срочным переделыванием какого-то крупного блока установки... Начинали новую серию опытов только тогда, когда Азизов видел: все согласны и... вперед. Такими были влияние и собственный пример Энглена, что все тяжелые работы также делала вся группа. К нам непросто приходил успех, но он был, результаты были. И вся группа верила Энглену. Он умел растормозить иногда напряженную обстановку просто беседой на отвлеченные темы или привлекая осторослова Володю Кудинова к оценке ситуации, или заводя Володю Черняка на философские высказывания (а это Володя, ой, как умел)... Основным достижением Энглена в ту пору нашей (членов группы) молодости было (с учетом хороших результатов) то, что мы реально жили этой работой, лично я помню это время как один из счастливых периодов в моей жизни".
   На первом этапе экспериментов исследовался процесс коммутации (электрические и энергетические характеристики) в эквивалентную низкоиндуктивную активную нагрузку (приближенный аналог лампы накачки с предионизацией).
   К слову, всю механику -- изготовление нагрузки и накопителя, и монтаж батареи конденсаторов выполнили лаборанты и техники Володя Кудинов, Юрий Леонтьев, Борис Федосеев и "глобальный лаборант" Юрий Додонов ("глобально" -- это его любимое слово). Их работа была выше всяких похвал. Всё вместе помогло группе Энглена Азизова выполнить весь объем исследований схемы с активной нагрузкой, а также с лампами накачки и, позднее, с единичным модулем стеклянного лазера. Сначала цепь индуктивного накопителя размыкали с помощью взрывающихся проволочек (Э. А. Азизов, Н. А. Ахмеров). Далее с увеличением мощности процесса перешли к взрывным размыкателям.
   Здесь необходимо еще рассказать хотя бы кратко о руководителе взрывных работ в нашем секторе -- Полине Ивановне Хайтович. Она перешла в ФИАЭ из ИЗМИРАНа, в 1970 году. По профессии -- горный техник, окончила Подольский индустриальный техникум в 1958 году и работала в Союзвзрывпроме, причем часто в полевых условиях, когда была мастером участка по "буровзрывным работам". В 1972 году она пришла в группу коммутирующих устройств лаборатории Э. Азизова. Здесь сразу почувствовали приход специалиста, так как и документация, и техника безопасности, и проверка детонаторов и другие особенности работы с взрывчатыми веществами -- все это было Полиной Ивановной налажено как следует. В характеристике инженера Хайтович было написано: "единственный специалист в ФИАЭ, имеющий право вести технический надзор за проведением взрывных работ...". В дальнейшем в ФИАЭ, по ее инициативе, пройдут курсы и получат право работать с взрывчатыми веществами около 20 научных сотрудников, инженеров и лаборантов. А мы в группе просто обожали ее.
   Детонаторы и ВВ поставлял сотрудник института, входящего в кооперацию (вот она -- кооперация), Борис Соколов, доставлявший флегматизированные детонаторы, которые "не боялись" наведенных полей или удара. Уже модернизированные взрывные размыкатели помогли нам осуществлять уверенный переброс энергии за заданное время в лампы накачки лазера. Сотрудник НИИЯФ МГУ Владимир Георгиевич Николаевский (03.10.1939-04.11.2016), специалист высокой квалификации в области ламп накачки, привозил лампы ИФП из Зеленограда. Особенность его характера -- в любой ситуации умел выслушить оппонента с доброй улыбкой. Ответ же соответствовал содержанию высказывания "противной стороны".
   Мы уже научились "забрасывать" в лампы накачки несколько сот килоджоулей, когда по этому поводу в Силикат пришла комиссия, в которой были А. П. Александров, наш министр и А. М. Прохоров (1968 год, это посещение с указанием имен гостей отмечено записью в рабочем журнале установки МН-1, архив института), их сопровождал ЕП. Вот мои личные впечатления об этом визите, которые касаются двух моментов. "Первое, это так называемый "визит-эффект", когда на установке, отлаженной до блеска, при появлении начальства обязательно отказывает какой-нибудь элементик, контактик, в общем, что-нибудь мелкое и (как всякое мелкое) подлое. У нас отказалось срабатывать поджиговое устройство -- элементарная схема на тиратроне. Энглен проявил характер -- не выключая прибора, оставив высокое напряжение и накальную часть включенными (иначе долго прогревать тиратрон), положил триггерный блок на бок и, пошевелив контакты, нашел отсоединившийся провод и запаял его... И пуск благополучно состоялся. Второй момент -- это настойчивость по отношению к А. М. Прохорову, который обязательно хотел остаться к комнате и посмотреть своими глазами на "выстрел". Однако техника безопасности в виде "правил проведения эксперимента" убедила его покинуть "укрытие" (прозрачное оргстекло в верхней части металлической двери, ведущей на установку) и перейти в соседнюю комнату, где уже были все члены высокой комиссии и где был включен демонстрационный осциллограф. Надо сказать, что во время пуска при срабатывании взрывного размыкателя иногда всё размыкательное оборудование взрывалось и разлеталось. Мы с Николаевским и Азизовым были в относительной безопасности в измерительной комнате, но один из нас сидел под пультом и нажимал на кнопку "пуск" какой-то диэлектрической палочкой. Так вот, в этот раз то самое оргстекло было напрочь разрушено небольшим осколком. Мы представили себе в качестве мишени для этого осколка висок А. М., и нам стало плохо... В общем-то, мы провели удачную демонстрацию работы одного блока ламп накачки. Осциллограммы переброса были идеальными. Но основным результатом для нас стал срочный монтаж тяжелого металлического контейнера, надежно закрывающего взрывающееся (размыкающее) устройство.
   Скоро на установке появился блок лазеров на неодиме, а к иследованиям был привлечен научный сотрудник Владимир Михайлович Черняк, специалист по лазерной тематике высшего класса, кандидат физ-мат наук (начал работать в ФИАЭ 16 сентября 1970 года), который блестяще знал выходной объект всего комплекса. Это обеспечило эффективную работу лазерных систем на стекле в частотном режиме. О Володе отдельно: "...Что-то у него с сердцем случилось. Делали операцию, сорвался тромб... Еще одно горе -- писал я в дневнике 27 мая 2009 года -- светлый был человек, настоящий еврейский интеллигент. Если он с кем-то был не согласен принципиально, то говорил, что он что-то не понимает, это означало: "все, что вы говорите -- полная чепуха". Любил не только Валюшу, жену свою, но всех красивых (его представление о красоте отличалось кардинально от мнения остальных в нашей группе) женщин. Изредка писал им трогательные послания, настоящая Поэзия, но главное, умел говорить... Никто не мог соперничать с ним по теме "разговорить женщину". Когда мы -- Энглен Азизов, Володя Николаевский и я -- наконец сбросили энергию из индуктивного накопителя в лампы, появился Черняк со стеклянными лазерами. Он тут же спокойно и по-деловому влился "в нашу команду" и мы пошли вперед навстречу нашим экспериментам".
   В это же время был образован С-76, который возглавил М. И. Пергамент, уже имеющий опыт работы с лазерами и измерительной техникой даже наносекундного диапазона. В этом секторе были сосредоточены все исследования по стеклянным лазерам, от энергетики до свойств стержней при импульсных нагрузках. Под его руководством вся схема в полном объеме была проверена на другой, более совершенной установке при существенно большем масштабе энергии и дала хорошие результаты.
   Здесь уже начинается основная история из серии "о развитии на Пахре исследований твердотельных оптических квантовых генераторов (ОКГ, "стеклянный лазер", "твердотельный лазер") со своей предисторией в приложении к проблеме лазерного Т/Я синтеза (ЛТС).
   Коротко о лазерном термоядерном синтезе: если для поджига реакции синтеза использовать достаточно мощный источник энергии, но на несколько порядков меньшего масштаба, чем атомная бомба, то высока вероятность того, что посредством генерации цуга микровызрывов можно поддерживать квазинепрерывность ядерной реакции с положительным выходом. Одним из претендентов на роль поджигающего устройства был оптический квантовый генератор, стеклянный лазер, способный (в перспективе) вложить в D-T мишень необходимую энергию за время масштаба одной наносекунды (1 наносекунда = 10-9 сек, или одна миллиардная доля секунды). За это время D-T плазма (по оценкам теоретиков) еще не успеет разлететься, установится требуемый (но сегодня еще не достигнутый) импульсно-непрерывный процесс Т/Я горения с положительным выходом. Заметим, что при такой схеме не требуется специальных средств для удержания плазмы.
   На Международной конференции по диагностике плазмы, состоявшейся в 1970 году в г. Сухуми, основной интерес участников конференции и многочисленные вопросы вызвало сообщение о проведении в Курчатовском институте экспериментальных исследований по взаимодействию мощных лазерных импульсов с плазменной короной, образующейся у поверхности облучаемой мишени. В ходе беседы Лев Андреевич Арцимович сказал, что "...лазерный термоядерный синтез (ЛТС) развивать ... безусловно надо, но лучше этим заниматься на Красной Пахре, где на большой территории, принадлежащей Курчатовскому институту, был создан отдел плазменной энергетики, и было принято решение об организации работ по лазерному термоядерному синтезу с использованием мощных твердотельных лазеров на неодимовом стекле. Речь идет о создании и применении таких лазеров, которые представляются перспективными для проблемы инерционного термоядерного синтеза".
   И сказал тогда Лев Арцимович молодому сотруднику Мише Пергаменту о работах, которые начали там разворачиваться: "...Вот тебе наносекунды, вот тебе лазеры...".
   Михаил Иосифович Пергамент, дфмн, профессор МФТИ. "...Он известен как один из ведущих специалистов по проблеме управляемого синтеза и физике плазмы. В 1970 году Михаил Иосифович -- начальник сектора 76 Филиала ИАЭ, с 1979 года -- начальник отдела, а с 1995 года -- директор отделения магнитных и оптических исследований (ОМОИ)"...
   Справка: В сайте ТРИНИТИ ("Росатом") назван новый руководитель ОМОИ с 2019 года -- Житлухин Анатолий Михайлович.
   "...Основные области научных интересов М. Пергамента -- электродинамическое ускорение плазмы и плазмодинамика, физика взаимодействия высокоинтенсивного излучения с плазмой и лазерный термоядерный синтез (ЛТС), техника высокоэнергетических лазеров, оптическая и рентгеновская диагностика, математические и информационные аспекты обработки результатов наблюдений. За создание новых методов лазерной диагностики и исследование с их помощью высокотемпературной плазмы в 1986 году удостоен звания лауреата Государственной премии СССР. В 1996 году присвоено звание "Заслуженный деятель нау ки и техники РФ". М. И. Пергамент -- автор более 150 научных публикаций. Член Научного Совета РАН по проблеме "Физика высокотемпературной плазмы", заслуженный профессор кафедры прикладной физики МФТИ. Автор книги "Методы исследований в экспериментальной физике"" [1]. И еще одна книга М. Пергамента -- "Как задавать вопросы природе", МИФИ, 2003 год (для школьников, студентов и учителей).
   Итак, об истории развития отделения и результатах, о трудностях и взлетах рассказывает профессор М. И. Пергамент, признанный в мировом сообществе специалист в области физики плазмы и лазерной физики со всеми составляющими -- от энергетики до ламп накачки и, собственно, твердотельных лазеров (о себе Михаил Иосифович иногда пишет в третьем лице):
   "Старт лазерной тематики в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова (ИАЭ) состоялся в Отделе плазменных исследований (ОПИ) в 1967 году. Этому предшествовал ряд трагических обстоятельств. Гром грянул в начале 1967 года -- под энергоблок строящейся установки Т-10 было необходимо освободить тот экспериментальный зал ОПИ, в котором располагались установки секторов С. Ю. Лукьянова и В. С. Комелькова.
   Это решение было безжалостно принято Дирекцией, в том числе, и потому, что часть проводимых там исследований (ловушки со встречными полями, некоторые типы инжекторов плазмы) изжили себя. Перед дирекцией ИАЭ стояли задачи сохранить актуальные задачи и предложить новые с тем, чтобы не потерять уже состоявшихся исследователей. Делалось это жестко, но в определенной мере деликатно, как это видно, например, из беседы руководителя ОПИ Л. А. Арцимовича с М. И. Пергаментом: "Основные физические процессы и явления при импульсном ускорении плазмы Вами исследованы с достаточной подробностью; задачи по физике там исчерпаны; хотите продолжать -- пожалуйста, но не у нас, а в прикладном НИИ; я договорюсь. Но если Вы физик, то Вас не должны пугать новые задачи -- вот на Пахре (тогда это был сектор 62, подразделение ИАЭ) стартует лазерная программа, -- займитесь. Начинать можно здесь, а через год готовьтесь к переезду".
   Создание первой лазерной исследовательской установки в ОПИ было поручено мне и Н. Г. Ковальскому, уже имеющим опыт по созданию небольших твердотельных лазеров для диагностики плазмы. Понятно, что создание новой исследовательской установки это задача не для двух человек. Поэтому к работам были привлечены и другие м.н.с., инженеры и лаборанты в основном из группы Ковальского (В. Александров, А. Горланов, Н. Киселев, В. Савельев, В. Журавлев, М. Бреннер). К сожалению, они не имели опыта в этом новом для них деле. Поэтому всем им приходилось, наряду с монтажом и наладкой оборудования, осваивать новое для них ремесло. В сущности, требовалось в сжатые сроки создать коллектив, нацеленный на решение новых задач. Несмотря на трудности, к концу 1968 года исследовательская установка "Мишень-1" была создана и функционировала в ОПИ вплоть до1970 года.
   В 1970 году экспериментальный зал ОПИ нужно было освободить. К этому времени в ИАЭ был образован сектор 76 (начальник сектора М. И. Пергамент), в состав которого входили Лаборатория лазерного нагрева -- Н. Г. Ковальский, Лаборатория плазменных ускорителей -- Ю. В. Скворцов; а также, по настоянию Е. П. Велихова, в сектор 76 были включены группы, руководимые Э. А. Азизовым и И. А. Ивановым. Впоследствии группа Э. А. Азизова была преобразована в лабораторию, разработавшую целый ряд импульсных источников питания, в том числе -- впервые! -- импульсных источников питания, основанных на применении индуктивных накопителей энергии (ИНЭ). Итак, встал вопрос о переезде (Москва - Академгородок на 40-м километре Калужского шоссе). Говорят: "Два переезда -- один пожар". Но это если вы перевозите мебель из квартиры в квартиру. Один перевоз экспериментальной установки -- это больше, чем два, а то и три пожара (разобрать на мелкие части, перевезти, смонтировать, наладить и запустить на новом месте). К тому же и помещения на Пахре еще не были готовы под монтаж оборудования. Но как говорится, мир не без добрых людей. Установку "Мишень-1" - тоже временно -- приютил ОРП (Отдел релятивистских пучков, сектор Е. К. Завойского). Все трудности с переездом, естественно, остались, но перевозить оборудование пришлось на дистанцию 500 метров, а не на 60 километров на Пахру. Удалось перевести "Мишень-1" в сжатые сроки и это позволило продолжить исследование физических процессов лазерного термоядерного синтеза (ЛТС) уже признанных к тому времени научной общественностью. Руководил этой командой В. Александров. Задачи того требовали и команда Александрова пополнилась новыми сотрудниками -- В. Вихарев, В. Зотов, С. Лобурев, В. Юфа, Е. Баронова. Это тогда была самая большая группа в лаборатории Н. Г. Ковальского, в сущности, отдельная маленькая лаборатория.
   К этому времени на Пахре развертывалось гигантское строительство. Под руководством М. И. Пергамента при полной поддержке Е. П. Велихова создавался исследовательский лазерный комплекс "Трек", необходимый для решения ряда прикладных задач. Годы спустя на "Треке" были получены результаты мирового класса. Так, в книге "Создатели российских лазеров" (Издательство "Издательский дом Столичная энциклопедия, стр. 205) читаем: [ФИАЭ в кооперации с рядом институтов] "...участвовал в создании многоканальной лазерной системы питаемой от индуктивного накопителя, позволившей получить энергию порядка 1МДж в импульсе длительностью 10 мс". Таких лазеров в мире в то время еще не было. Но это будет потом, а пока проектанты, земляные работы, строители -- каменщики и бетонщики, монтажники -- десятки нестыковок каждый день. И наконец, переезд -- 2-3 грузовика в день, затем пару дней на складирование сваленного оборудования, и снова 2-3 грузовика в день. И так -- не один месяц. И только затем -- разбор завалов и монтаж установок. Часть установок была воссоздана в том же виде, как они функционировали в ОПИ ИАЭ, но большинство было модернизировано. За это время сектор 76, преобразованный в Отдел оптических исследований (ООИ), пополнился новыми сотрудниками. Часть из местных (Р. Смирнов, Р. Бикматов, В. Белоусов, В. Кузнецов), группа Э. Азизова (Н. Ахмеров, В. Николаевский, В. Ягнов, В. Черняк), а также принятые позже Ю. Колесников, Ю. Гендель, В. Борзенко и, наконец, молодая поросль, окончившая университеты. До 1990 года в коллектив С76-ОПИ кроме перечисленных выше были приняты В. Болотин, И. Бурдонский, А. Вольферц, В. Гаврилов, А. Гольцов, С. Гольберг, Е. Жужукало, С. Завялец, В. Зотов, А. Коломийский, В. Крыжко, В. Кондрашов, А. Мамин, Ю. Низиенко, А. Нугуманов, А. Рожков, В. Cоколов, А. Чариков, И. Фасахов, А. Ярославский. После переезда почти половина сотрудников ООИ была занята работами на комплексе "Трек". Полученные там результаты были уникальны как в части инженерных разработок, так и в исследованиях, обеспечивающих эти разработки. Метод генерации излучения, система накачки активных сред, питание от индуктивного накопителя -- все было впервые. Выше упоминались энергетические параметры созданной в результате лазерной системы. Но для любого лазера в не меньшей степени важен такой параметр как расходимость, другими словами -- волновой фронт генерируемого излучения. В твердотельных лазерных системах качество волнового фронта обусловлена, в первую очередь, термооптическими искажениями, возникающими в активных средах в моменты их накачки и охлаждения. Для исследования этих явлений и их последствий был создан специальный вспомогательный стенд, на котором иучались временные характеристики термооптических искажений активных элементов. Эти измерения, причем, с прекрасным качеством, провели Е. Жужукало, А. Коломийский и И. Бурдонский.
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
  
  
   Результаты этих измерений были очень высоко оценены Нобелевским лауреатом А. М. Прохоровым: "Блестящая работа!". Эксперименты В. Черняка помогли избавиться от генерации поперечных мод; Э. Азизов, В. Ягнов и В. Николаевский обеспечили устойчивость и одновременность поджига сотен импульсных ламп накачки... Это список можно продолжать, но проще сказать: это была большая и сложная работа, и все научные сотрудники, инженеры и лаборанты работали, не считаясь со временем, чтобы выполнить ее в срок.
   Успешно продолжились и исследования физических процессов и явлений лазерного термоядерного синтеза (ЛТС) на модернизированной установке "Мишень-1". Были подробно исследованы физические процессы и явления поглощения и изучения в плазменной короне в широком спектральном диапазоне; впервые была обнаружена и объяснена генерация полуторной гармоники основной частоты в плазме (трехплазмонный распад); подробно изучены процессы, протекающие при ускорении под воздействием лазерного излучения тонких фольг разного состава и структуры, моделирующие оболочки мишеней ЛТС; впервые было установлено, что нагрев ускоряемой фольги обусловлен не столько распространяющейся в ней ударной волной, сколько неравновесным рентгеновским излучением плазменной короны. На основании этих исследований были сформулированы требования и разработан эскизный проект лазерной системы для экспериментов в интересах ЛТС с энергией в импульсе 300кДж, техническое задание (ТЗ) на лазерную систему было утверждено Министром Минсредмаша. Реализация этого, на то время мирового класса, проекта приказала долго жить в лихие 90-е, но полученные наработки позволили разработать, изготовить и испытать широкоапертурные усилительные каскады, составившие основу созданной в РФЯЦ-ВНИИЭФ крупнейшей в России твердотельной лазерной установки "Луч" [33]. Результаты перечисленных исследований и разработок были опубликованы почти в сотне статей в научных журналах, доложены на отечественных и международных конференциях и снискали высокую оценку научной общественности. Так, к примеру, руководитель исследований по ЛТС Военно-морской лаборатории США Стив Боднер, представляя докладчика, сказал: "Доктор М. Пергамент (докладчик) совместно с доктором
   Н. Ковальским предложили методику исследования процессов ЛТС в плоской геометрии; методику, которая первоначально была воспринята нами со скепсисом и иронией, но затем была реализована и позволила нам, как и им, получить множество интересных и важных результатов".
   Коллектив, проводивший перечисленные в предыдущем абзаце исследования, состоял из "стариков" и молодежи, вчерашних студентов. Но "критмасса" стариков была достаточна не только для генерации новых идей, но и для наставничества, превращающего выпускников университетов в профессионалов. Это путь неблизкий, но спустя 5-7 лет упорной работы в уже Отделе Оптических исследований (ООИ) молодежь была готова к защите диссертаций и получению заслуженных научных степеней и званий. Конкретно защитились и удостоились научных званий: Э. Азизов, доктор физ.-мат. наук, профессор; А. Гольцов, доктор физ.мат. наук, профессор; В. Гаврилов, доктор физ.-мат. наук; кандидаты наук: В. Александров, И. Бурдонский, Е. Жужукало, А. Коломийский, В. Кондрашов В. Николаевский, В. Соколов, И. Фасахов, В. Черняк, В. Юфа, А. Ярославский. Перестройку коллектив ООИ встретил с энтузиазмом -- в стране назревали демократические перемены, ООИ функционировал как хорошо налаженный надежный механизм, любимая работа, новые задачи, радужная перспектива... Казалось, что все прекрасно, но тут грянули лихие 90-е.
   Первый "сюрприз" науке России, а значит, и нашему Институту, -- в том числе, естественно, и Отделу оптических исследований, -- преподнес Е. Гайдар, тогдашний председатель Правительства РФ. Е. Гайдар и его сподвижники считали, что теперь, когда Россия интегрирована в мировое сообщество, не обязательно все производить или исследовать самим -- что надо купим (В РФ нет единого мнения на этот счет, это личное мнение Михаила Иосифовича). Но финансирование науки и промышленности было резко сокращено. Сокращение финансирования коснулось и Минсредмаш, да и других промышленные Министерства, -- и там тоже решили сэкономить на науке. Исследовательские и инженерные задачи ТРИНИТИ были сведены к минимуму. Нет задач -- нет договоров, а значит, нет денег даже на минимальную зарплату. Начался массовый исход из института и, в частности, из ООИ научных сотрудников и инженеров -- семьи нужно было чем-то кормить. "Старики" еще как-то держались -- у них, по крайней мере, уже были квартиры, мебель, посуда, а у молодежи, как говорится, "ни кола, ни двора". Молодые сотрудники, проработавшие в Институте уже 3-5 лет и ставшие состоявшимися исследователями -- резерв будущих руководителей научных групп, начальников лабораторий и отделов, директоров отделений -- бросали любимую работу и разбегались по расплодившимся в 90-е мелким фирмочкам и бутикам. Лаборатории пустели -- некоторые на треть, некоторые наполовину. Этот "демографический" провал ощущается и поныне. Спасли ООИ от полного краха международные контракты.
   Нужно сказать, что и до этих "лихих времен" ООИ имел опыт работы с зарубежными заказчиками. Так для установки JET (Евратом, Англия) была разработана и внедрена в эксперимент система удвоения частоты лазера, используемого для измерения температуры плазмы методом томпсоновского рассеяния; прочные связи завязались с лазерщиками Южной Кореи и КНР по созданию, наладке и пуску в эксплуатацию различного рода лазерных систем. Заключенные контракты, впрочем, существенно ситуацию не меняли -- небольшие прибавки к зарплате и совсем мало на приобретение экспериментального оборудования. К сожалению, эти связи напоминали "игру в одни ворота" -- лазерщики Южной Кореи и КНР только начинали свой путь в лазерную науку и технику, так что из-за огромной разницы компетенций их сотрудников и сотрудников ООИ возможности позаимствовать новые идеи не было. Ситуация радикально изменилась с появлением американских контрактов.
   Решение о финансировании предприятий атомной науки и техники России было принято Конгрессом США после развала Советского Союза. Решение Конгресса преследовало несколько целей. Главная: дать работу специалистам с высокой компетенцией в атомной области, дабы из-за безработицы они не разбежались бы по странам, разрабатывающим ядерное оружие. Вторая цель: привлечь к разработкам, проводимым в США, не отдельных исполнителей для решения частных задач, а уже состоявшиеся коллективы, способные закрыть те или иные проблемы целиком. Это позволяло не только уменьшить дефицит высококвалифицированных кадров, но еще и сэкономить -- стоимость выполнения НИОКР в России в те времена была на порядок ниже, чем в США.
   Отдел оптических исследований был привлечен к исследованиям и разработкам в обоснование конструкторских решений создаваемой в США самой крупной в мире установки ЛТС NIF (National Ignition Facility -- научный комплекс для осуществления инерциального термоядерного синтеза /ICF/ с помощью лазеров, расположенный в Ливерморской национальной лаборатории им. Лоуренса в Ливерморе, Калифорния). В общей сложности в период 1993-2001 годы было выполнено 9 исследований по контрактам с LLLN (программа Lab to Lab collaboration). Они касались: изу чения архитектуры оптических искажений и разрушающих напряжений в мощных лазерных системах; обращения волнового фронта коротких импульсов в лазерах мегаджоульного класса; сглаживания распределения интенсивности лазерного луча на поверхности мишени ЛТС; поляризационных эффектов в активном френелевском ромбе в геометрии "зиг-заг" усилителя; измерений перераспределения инверсной заселенности в фосфатном стекле за счет спонтанной эмиссии; прохождение излучения через пространственные фильтры. Эти исследования, выполненные в ООИ, внесли весомый вклад в становление комплекса NIF. Так, например, в последней из перечисленных работ было установлено, что захлопывание диафрагмы пространственных фильтров происходит не из-за того что стартующая с краев диафрагмы плазма достигает в районе отверстия диафрагмы критической плотности, как полагали наши американские коллеги, а совсем по другой причине. Плазма не достигала критической плотности, но распределение её плотности в районе диафрагмы вызывало рефракцию, выбрасывающую излучение на стенки пространственного фильтра. Эти исследования заставили конструкторов NIF кардинально изменить фильтрующий блок. Традиционные отверстия были заменены четырьмя плоскими взаимно перпендикулярными экранами, разнесенными на некоторое расстояние друг от друга вдоль каустики (Пергамент: "Каустика -- термин геометрической оптики -- это перетяжка в районе фокуса линзы, в котором лучи распространяются практически параллельно; при больших фокусных расстояниях как на NIF, длина каустики может достигать 10-15 см"). Исследования ООИ были высоко оценены американскими коллегами. Так в представлении дирекции LLLN Департаменту энергетики США о заключения очередного контракта значилось: "...исследования группы М. Пергамента входят в пятерку лучших из числа всех работ, выполненных в России для США". Заметим, что эти контракты не только обеспечивали приличную по тем временам зарплату исполнителей, но и позволили обновить часть устаревшего экспериментального оборудования.
   В 2001-2005 годах американское финансирование продолжалось по программе CRDF (Civilian Research & Development Foundation предоставляет гранты для гражданских научных исследований, образовательных и благотворительных проектов в странах, где CRDF реализует свою деятельность. Американский фонд гражданских исследований и развития является некоммерческой благотворительной организацией, находящейся под эгидой Конгресса США). По этой программе наш отдел ООИ получил 7 грантов, нацеленных в основном на исследования и разработки физики и техники фемтосекундных лазеров. В этих работах были рассмотрены общие принципы обращения волнового фронта чирпированных (ультракоротких лазерных импульсов) импульсов в нелинейных кристаллах; определены требований к параметрам лазерных лучей, участвующих в трехволновом взаимодействии и процессы обращения широкополосного излучения, его эффективность и воспроизводимость; проведено численное моделирование оптической схемы промышленных лазеров с коррекцией волнового фронта. В работах по обеим программам участвовали: А. Ю. Гольцов, Р. Г. Бикматов, И. Н. Бурдонский, Л. П. Игнатьев, В. Г. Кузнецов А. Н. Коломийский, А. М. Мамин, Ю. К. Низиенко, А. М. Нугуманов, М. И. Пергамент, М. М. Пергамент, Р. В. Смирнов, В. И. Соколов, В. М. Черняк, В. Н. Юфа. Результаты работ были отражены в 15 совместных с нашими американскими коллегами публикациях в престижных научных изданиях, доложены на Международных конференциях. Частые зарубежные командировки (в основном в LLLN и на конференции) расширили круг общения с высококвалифицированными и опытными зарубежными коллегами. Дискуссии с ними позволяли не только взглянуть на достигнутые результаты их глазами, но и позаимствовать ряд новых идей, методик, подходов. Казалось бы, все прекрасно. Но все хорошее когда-то кончается. Комплекс NIF был создан, финансирование по программе CRDF прекращено. ООИ снова пробивался случайными заработками, снова началась миграция молодежи; теперь уже в высокотехнологические частные фирмы, за границу.
   Поворот к лучшему состоялся только в августе 2016 года. Создаваемому в России аналогу американской установки NIF, установке УФЛ-2М потребовались импульсные лампы накачки (ИЛН) (УФЛ-2М -- лазерная установка для экспериментов по управляемому термоядерному синтезу с инерциальным удержанием плазмы. Создаётся в Сарове специалистами ВНИИЭФ. В камеру взаимодействия со всех сторон будут вводиться 192 лазерных луча излучения с длиной волны 0,53 мкм, генерируемых твёрдотельным лазером на неодимовом стекле. Общая подводимая к мишени энергия составит 4,6МДж. Начало эксплуатации установки намечено на 2022 год. [34]). К тому времени ООИ уже имел опыт разработки импульсных ламп. Совместно с АО "Зенит" были разработаны, исследованы, испытаны и поставлены во ВНИИЭФ для крупнейшей на сегодня в России установки ЛТС "Луч" [33] сотни ИЛН, надежно работающие и по сегодняшний день. Но ИЛН, используемые на установке "Луч", имеют существенно меньшие диаметр и длину, чем это требуется для УФЛ-2М, и сходу было неясно, приведет ли к успеху простое увеличение диаметра и длины. Другими словами, сработает ли принцип подобия. Поэтому по запросу ВНИИЭФ были поставлены пилотные партии ИЛН от разных поставщиков из России, США и КНР. Сравнительные исследования и испытания, проведанные в ООИ (В. Николаевский, В. Путилин) показали, что только ИЛН, изготовленные в США, удовлетворяют поставленным требованиям. Были закуплены в США 160 ИЛН, но на этом все и закончилось. Госдепартамент США запретил поставку ИЛН этого типа в Россию. Для установки УФЛ-2М потребуются тысячи импульсных ламп накачки. Поскольку лампы США недоступны, а лампы КНР мало того, что ненадежны, да еще и вдвое дороже, было принято решение организовать серийное производство ИЛН в России. За это взялись Саранский ламповый завод и ТРИНИТИ.
   В нашем институте создание поточной линии по производству ИЛН велось в рамках Инвестпроекта. Руководить этими работами было поручено Владимиру Михайловичу Путилину. Сразу всплыли две неприятности. Во-первых, опыт, приобретенный при создании ИЛН для установки "Луч", был односторонним -- ООИ в этой совместной с АО "Зенит" разработке отвечал за исследование и испытания ИЛН. За разработку технологии изготовления и, собственно, изготовление отвечало АО "Зенит". ТРИНИТИ в этой части не имел ни опыта, ни специалистов. Впрочем, с этой трудностью справились достаточно просто -- хорошо знакомых по многолетней совместной работе технологов пригласили на работу в ТРИНИТИ. Адаптироваться им было не нужно -- долгие годы они работали с коллегами из ООИ как единый коллектив. Во-вторых, выяснилось, что "принцип подобия" не выполняется: в лампах такого диаметра и такой длины физические процессы как пробоя газового промежутка, так и заполнения колбы ИЛН излучающей плазмой существенно отличны от привычных физических процессов в лампах меньшего размера. Пришлось создавать специальный стенд и заниматься исследованиями, которые легли в основу разработанной конструкции новой лампы. Была воссоздана разработанная в СССР, но утраченная так называемая обечайковая технология монтажа электродных узлов, что позволило резко повысить надежность ламп. Проведенные ресурсные испытания (больше 10000 "выстрелов") показали, что и при такой наработке параметры ИЛН удовлетворяют требованиям ТЗ. Созданная к концу 2017 года поточная линия способна при двухсменной работе обеспечить производство 2500 ИЛН в год. Руководитель этой работы Владимир
   Михайлович Путилин, проявивший себя не только как умелый инженер-исследователь, но и как отличный организатор, был назначен начальником Отдела оптических исследований, третьим начальником ООИ после М. И. Пергамента и Н. Г. Ковальского.
   Кардинальные изменения ситуации произошли в 2018 году, после того как Госкорпорация "Росатом" и Правительство РФ приняли решение о возобновлении в прежних объемах научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИР и НИОКР). Это позволило начать исследования и разработки в новейших областях нелинейной оптики, перспективных направлениях развития лазерной науки и техники, эффективных методов лазерных технологий для промышленности. (Этими работами в ООИ руководит начальник Лаборатории лазерной энергетики и оптики Руслан Васильевич Смирнов), появились деньги на приобретение уникального оборудования, высокие зарплаты, перспектива. Надолго ли это? Есть надежда, что надолго.
   "Взлеты и падения не сломили дух и упорство коллектива Отдела оптических исследований. Как птица Феникс, ООИ всегда возрождался, всегда был готов, как готов и сегодня, к новым свершениям!"
   (М. И. Пергамент)
   (автор: "Отнесем это оптимистичное высказывание Михаила Иосифовича и ко всему институту, к ФИАЭ-ТРИНИТИ!")
   С официального сайта ТРИНИТИ [1, 35]: "Работы по исследованию самих твердотельных ОКГ (Nd), вопросы термооптики, возможности перехода к еще более коротким импульсам (речь идет уже о субнаносекундном диапазоне), а также создание новых лазерных систем -- сверхмощных для задач ЛТС и маломощных, диагностических -- вот далеко не полный перечень работ отдела, занимающегося стеклянными лазерами. Активность этого коллектива можно продемонстрировать не только достижениями в исследовании физики взаимодействия лазерного излучения с мишенью (пористая мишень, твердая поверхность), но его ведущей ролью в организации регулярных совещаний по диагностике высокотемпературной плазмы (постоянный Председатель организационно-програмного комитета М. И. Пергамент), которые уже де-факто получили статус международных. И, видимо, еще не погасла мечта о создании установки, на которой можно было бы начать эксперименты по лазерному термоядерному синтезу (ЛТС)".
   Кто знает историю развития физики плазмы и термоядерных программ (в масштабе страны) поймет, что с приходом (в разное время) в ФИАЭ таких сотрудников как М. Пергамент, Н. Ковальский, Ю. Скворцов, Э. Азизов, С. Мирнов и других, с ними вместе пришел стиль работы курчатовцев -- формирование цели исследований, глубокая теоретическая подготовка и нелицеприятные дискуссии, проектирование эксперимента и отстаивание концепции на открытых семинарах, создание установки с новейшей диагностикой -- мысль, опыт, знания и устремленность целой плеяды их учителей, корифеев теории и эксперимента, -- это Л. А. Арцимович, С. Ю. Лукьянов, М. А. Леонтович, И. Н. Головин, Н. А. Явлинский и многие другие... И, конечно, энтузиазм: "...на рубеже 60-х я встретил Николая Григорьевича Ковальского (в ИАЭ. Н. А.). Это было удивительное время: казалось, управляемый "термояд" просто рядом, за "ближайшим поворотом". Мы были полны энтузиазма, если не сказать -- эйфории. В 11 вечера все окна в нашем корпусе ярко пылали, в 12 мы бежали бегом до проходной, боясь опоздать на пересадку в метро. В 8 утра мы уже снова были на работе. Мы рвались в неизведанные дали с упорством и безрассудностью пиратов. Спустя 40 лет, вспоминая это славное время, С. В. Мирнов (это тот, который "зонды Мирнова") с грустью напишет: "Немного нас, мой друг, осталось, кому пиратский выпал фарт..."". (М. Пергамент в Предисловии к книге Ковальского)
   Переезд большого количества профессиональных научных сотрудников и лаборантов было неоценимым приобретением ФИАЭ, потому что прибыл грамотный слаженный коллектив, быстро включившийся в исследования. Большинство из них, в том числе и Николай Ковальский, так и остались в ТРИНИТИ на все время. И непременно надо отметить, что большая часть сотрудников этих подразделений всё время работы ездила "на Пахру" из Москвы каждый рабочий день, и так -- много-много лет!
   И вообще, в конечном счете в ФИАЭ в семидесятые сформировалась прослойка ведущих научных сотрудников (порядка 300-500 человек на пятитысячный коллектив), которые были той самой силой, что "двигала науку".
   Николай Ковальский пишет в своей книге (13, стр. 157): "Итак 1971 год -- лаборатория "Лазерный термоядерный синтез" в полном составе (15 человек) завершает свой переход ... в Филиал ... Прибыли мы на новое место с разработанной программой работ по каждой из трех лабораторий Отделения магнитных и оптических исследований, руководимого М. И. Пергаментом. Развитие работ предстояло начинать не на голом месте. Успешно выполнявшиеся на Красной Пахре научно-исследовательские работы по физике лазеров и физике плазмы завершались созданием мощных технологических СО2-лазеров и твердотельных лазеров особого назначения, а также ... магнитных энергонакопительных систем. Для решения проблем инерционного термоядерного синтеза необходимо было создавать лазеры, обеспечивающие выполнение целого ряда условий -- задача чрезвычайно трудная. Но наличие технологической базы, размещение оборудования в помещениях высокой чистоты, производство крупномасштабных активных элементов (речь идет о фосфатном стекле с примесью неодима), а также сотрудничество ТРИНИТИ с ИОФАНом и предприятием "АЛМАЗ" позволяли надеяться на успех".
   В дальнейшем за несколько лет в отделении ФИАЭ (директор отделения М. И. Пергамент) "...была создана линейка лазерных установок "Мишень": модернизирована (1971 год) созданная в ИАЭ установка "Мишень-1" для целого спектра исследований взаимодействия наносекундного излучения стеклянного лазера с мишенями разного типа. Далее "Мишень-2" (1974 год), из фосфатного стекла 4 х 24 см2 с примесью неодима (расчетное значение энергии 103Дж в импульсе длительностью 3 нс )". [13]
   Кроме программы ЛТС, одной из ключевых программ было исследование взаимодействия лазерного излучения высокой интенсивности (до 1014Вт/см2 ) с различными материалами. В частности, в экспериментах по тематике ИТЭР, которые начались позже, исследовалась целая гамма материалов, предполагавшихся для применения в стенке реактора. С другой стороны, для таких фундаментальных направлений как ЛТС и физика высоких плотностей энергий изучалось поведение пористых материалов пониженной плотности под воздействием мощного лазерного излучения. Были исследованы энергетические, угловые, спектральные и когерентные характеристики мощного излучения нео димового лазера, рассеиваемого плазменной короной у поверхности облучаемых твердых мишеней. Эти эксперименты проводились на установке "Мишень" третьего поколения с длиной волны лазерного излучения 1.054 мкм.
   Заведующий лабораторией Лазерного нагрева Николай Григорьевич Ковальский ("дфмн, выдающийся ученый в области физики плазмы и управляемого термоядерного синтеза. Заслуженный профессор МФТИ, лауреат Государственной премии СССР, заслуженный деятель науки Российской Федерации" [1]) пришел в плазменные исследования в год знаменитого доклада Курчатова в Харуэлле -- в 1956 году. Автор четырех монографий, в том числе, книги "Горячая плазма и управляемый термоядерный синтез", написанной в соавторстве с С. Ю. Лукьяновым. Итогом его многолетней работы в ИАЭ по термоядерной программе стала также повесть "Воспоминания о пути к термоядерной мечте" [17], написанная и опубликованная к 85-летию его интереснейшей жизни. Николай Григорьевич написал о своем пониманиии цели создания книги: "...Пришла пора, на мой взгляд, поделиться с людьми воспоминаниями, переживаниями и сформировавшимися субъективными представлениями о смысле жизни, чести и совести научных исследователей. Ну и, конечно, пойдет содержательный разговор о приключениях, парадоксах и достигнутых результатах в дебрях любимой мною физики горячей плазмы на путях достижения энергетического Эльдорадо для всего человечества путем реализации управляемого термоядерного синтеза. Это не мемуары великого или гениального человека и совсем уж не попытка заработать на финише своей деятельности славу и деньги на литературном поприще. Могу с уверенностью характеризовать себя как нормального человека, обремененного в равной степени достоинствами и недостатками. Следует, однако, отметить наличие у автора букета различных болезней, в основе которых лежит предельно допустимый возраст. Что еще стоит упомянуть -- так это весьма веселое мироощущение автора с субъективно-юмористическими взглядами на все происходящее вокруг. В общем -- перед вами рядовой физик-лирик и романтик, заслуживший достойную репутацию у многочисленных весьма авторитетных друзей и знакомых, коллег по работе и жизни".
   Автор горячо поддерживает эту самооценку Николая Григорьевича. Да, он был одним из ведущих сотрудников ФИАЭ, которого любили и уважали все без исключения, высоко ценя его профессионализм, добрый юмор, обязательность и (старомодное, но очень точное определение) порядочность. Николай Григорьевич скончался в мае 2019 года. Перед самой кончиной он не забыл сделать мне (НА) подарок, свою книгу с дарственной надписью и разрешением использовать информацию из его книги в "Истории ТРИНИТИ", естественно, с ссылкой (спасибо,
   Коля...).
   "...В Троицком филиале ... Ковальский также участвовал в создании одной из двух в то время крупнейших в мире установок с сильноточным генератором высоковольтных импульсов "Ангара", а также во многих других программах. Недаром его имя вписано в хронику освоения мирного "термояда"". Так записано в официальном сайте ТРИНИТИ [1].
   Заканчивая главу: сегодня существуют два крупных национальных проекта, в которых есть шанс осуществить термоядерное зажигание:
      -- Американцы в Ливерморской лаборатории делают лазерную машину NIF. Комплекс состоит из 192 мощных лазеров, импульсы от которых, после многокаскадного усиления, будут одновременно направляться на миллиметровую мишень с термоядерным топливом. Мощность лазерной установки -- 500ТВт. Для обжатия мишени применяется импульс ультрафиолетового лазера с длиной волны 351 нм. [36]
      -- В РФЯЦ-ВНИИЭФ продолжаются работы по созданию самой мощной в мире лазерной установки УФЛ-2М с энергией лазерного импульса 2,8МДж. УФЛ-2М -- лазерная установка для экспериментов по управляемому термоядерному синтезу с инерциальным удержанием плазмы. В камеру взаимодействия со всех сторон (сферическая конструкция) будут вводиться 192 лазерных луча излучения с длиной волны 0,53 мкм, генерируемых твёрдотельными лазерами на неодимовом стекле. [34]
   Из хроники работы НТС ФИАЭ:
   25 ноября 1971 года М. Пергамент отчитывался о работе Сектора 76. Но запомнилось почему-то другое, а именно -- в протоколе семинара подчеркнутая запись: Михаил Пергамент -- Стасу Дробязко (в запале семинарского диалога): "А ты, Дробязко, молчи с самого начала". Это, как все понимали, не мешало жаркой и полезной дискуссии.
  
   Глава 8. Газовые лазеры (СО2)
  
   Принцип действия молекулярного СО2-лазера был сформулирован Пателом в 1964 году [37]. Он же впервые получил генерацию на СО2 (длина волны
   10.6 микрон). В 1967 году было получено 500Вт в непрерывном режиме с продольным разрядом в стеклянной трубке. Но дальше увеличивать мощность оказалось затруднительно. Для многих практически важных задач требовались уровни мощности на 3-5 порядков больше. В 1969 году Тиффани, Тарг и Фостер сделали небольшое, но историческое сообщение в Appl.Phys. Lett. [38] о СО2-лазере с плоской системой электродов и поперечной прокачкой лазерной смеси.
   По свидетельству многих сотрудников ФИАЭ, стартовым "выстрелом" для начала работ в ФИАЭ стало сообщение Е. П. Велихова об этих американских работах после его зарубежной поездки. Так, в своем отчете о поездке в США (Дело N4, 1969 год) Е. Велихов отметил, что "...используемая фирмой АВКО смесь МГД-генератора -- это типично лазерная смесь!"). Это означало, что переход от МГД к газовым лазерам был значительно облегчен, так как рабочее плазменное тело МГД и лазера оказались во многом идентичны по основным параметрам.
   "...Одним из переломных моментов в жизни института была поездка Евгения Павловича в Штаты в 1969 году, откуда он привез информацию о газовом быстропроточном лазере с поперечной накачкой на СО2, на которой была получена генерация 100Вт в свете. Это была сенсация масштаба атомной бомбы. До этого были стеклянные лазеры с КПД меньше процента и мощностью единицы милливатт" (1999 год, зам. директора института В. Е. Черковец) [30-1].
   Е. П. Велихов обозначил проблемы и найденные решения: "...Переход на газовые лазеры означал полный пересмотр концепции мощных лазеров. Прежде всего -- это источник энергии..." Отмечено, что "...при использовании обычного разряда (в атмосфере СО2) электроны выполняют двойную роль -- возбуждают молекулы азота, которые, накапливая энергию, передают ее молекуле углекислого газа и поддерживают ионизацию... Для устойчивой и эффективной работы лазера лучше разделить эти функции. Есть две возможности разделения функций: пространственная и энергетическая. И ту, и другую мы осуществили в быстропроточных лазерах с волной ионизации на входе в разрядную камеру возбуждения и (как другой вариант) в импульсных лазерах с ионизацией энергичным электронным пучком...". Евгений Павлович уже имел успешный опыт кооперации при выполнении программ -- пороховые МГД-генераторы, стеклянный лазер (ОКГ). Работа по созданию мощных газовых лазеров потребовала болеее расширенной кооперации. "...В результате при минимальных затратах (около 10%) мы обошли американцев по мощности лазерного излучения... Перестройка и распад СССР, конечно, это все разрушили..." [13]
   Период "перестройки" ощутили на себе все без исключения. Правда, недавно встретилась Мысль, высказанная Верой Александровной, бабушкой Евгения Павловича в его изложении: "Еще моя бабушка говорила, что материальные затруднения обостряют ум ученого". Ученые мужи всех институтов, в частности, Троицка обострили свои умы и искали нетривиальные решения выхода из ситуации с "материальными затруднениями". Были разные варианты, вплоть до фантастических. Самый простой -- сотрудник со степенью время от времени продавал на рынке (это о Троицке) за баней то, что его жене удалось найти где-то за рубежом (да, это о "челноках"). Так пришлось жить институтам. И Стране.
   Итак, о газовых лазерах в Филиале ИАЭ. Профессор Анатолий Напартович разъясняет: "В принципе, газовые лазеры, произведенные у нас, разделяются на три типа: моноимпульсные лазеры, импульсно-периодические и непрерывного действия. Это все газоразрядные лазеры на СО2, прокачные, с самостоятельным разрядом. Все они в своей основе имеют однородный разряд, качество которого (а он "живет сам по себе" /Напартович/) и определяет качество генерации".
   Статья Тиффани и Тарга инициировала начало работ по лазеру с самостоятельным разрядом Л-1, который был практически повторением лазера Тиффани. В зале М-40 этот лазер на самом первом этапе начинали делать вначале Генрих Клепач, затем Владимир Конах и, наконец, Валерий Наумов, а от теоретиков подключились Анатолий Напартович и Юрий Абрамов. Установку Л-1 делали в кооперации с другим предприятием -- представителем от них был Николай Полешов. Запустили в 1970 году. Начальник установки -- В. Наумов, А. Витшас, -- начальник группы, -- "генератор всех идей". "За ночь он прорисовывал, -- вспоминает Наумов, -- несколько вариантов электродной системы и давал мне с ребятами для обсуждения. В это время на установке Л-1 работали Леня Журавский, Алексей Артамонов, Андрей Егоров (автор пластин), Иван Петрович Тишкин".
   Л-1 защищен "Авторскими свидетельствами", два наиболее важные из них: 1) "лазер СО2 на атмосферном воздухе", авторы: Велихов, Веденов, Витшас, Дыхне, Наумов (1972 год). 2) Авторское свидетельство о применении пластинчатых электродов, авторы: Веденов, Витшас, Наумов, Егоров (1974 год).
   Своими воспоминаниями о возникновении лазерной тематики в ФИАЭ поделился сотрудник ТРИНИТИ, дтн Виктор Федорович Шарков. В ФИАЭ с 1970 года. О нем в книге "Создатели российских лазеров": "...
   Под его руководством была создана лазерная установка СО2 -- газодинамический лазер (ГДЛ) квазинепрерывного действия. Им с его коллективом проведен большой объем теоретических и экспериментальных работ, получены рекомендации, необходимые для реализации проектов мощных ГДЛ. Автор 50 публикаций, более 20 изобретений, ветеран атомной энергетики и промышленности".
  -- [32]
   По поводу работы в ФИАЭ -- Виктору подсказал Валера Наумов, когда ехали вместе на автобусе домой, в общежитие на Каширке. Валерий рассказал о "Пахринском" институте и назвал имена -- Велихов, Веденов, Дыхне, Напартович...
   Далее Виктор рассказывает: "...Помню, как вчера, осень 69 года. На первом этаже здания 20 сектора 62 ИАЭ им. Курчатова шёл мозговой штурм "местной научной элиты" на тему "газоразрядные быстропроточные лазеры". Тогда не родился ещё Филиал, а Велихов не был начальником, но все признавали его верховенство. И вот как-то он привез из США идею применить наши знания о низкотемпературной плазме для создания лазеров. Ранее мы строили МГД, теперь назревало чтото новенькое. Перспективно и, главное, вызов физикам -- смогут ли овладеть новой наукой. Веденов, Дыхне, Витшас, Наумов горячо обсуждали физику газоразрядных лазеров, спорили и искали собственный путь в лазерной теме. (Мне было чертовски интересно присутствовать в таком обществе. Тогда я не думал, что следующие 40 лет лазеры станут моей специальностью). Срочно нашли единственного в "Магнитке" лазерщика. Лёня Журавский -- дипломник МИФИ, его научный руководитель Дима Малюта. Лёня молча за неделю своими руками сотворил действующий СО2-лазер, похожий на газоразрядную лампу".
   "Первые лазеры в ФИАЭ -- это прокачные с продольным разрядом на СО2 с гелием. Леня Журавский "подставил" к разряду два зеркала по торцам -- одно из них с дырочкой, в первый раз настроил резонатор и... сразу получил 500мВт в свете, в дальнейшем он защитил диплом по этой работе". (Д. Малюта)
   "В принципе, первая генерация лазера в Секторе была реализована в зд.20, в комнате 15: это сделали Леня Журавский и Володя Конах. Лазер прокачной на смеси СО2 плюс N2 плюс Не". (В. Наумов).
   "Чудо! -- восклицает Шарков. -- Невидимый инфракрасный луч поджигал бумажку. Большие учёные подставляли денежные купюры. Авторы "чуда": инженер В. Конах, лаборант И. Тишков и дипломник Л. Журавский. Место -- комната номер 15 здания 20. Одновременно в соседней комнате N17 я в качестве дипломника МИФИ с кафедры плазмы делал на такой же трубке опыты по изучению нетеплового механизма контракции разряда в газе". (Тема диплома "Теоретические и экспериментальные исследования контракции газового разряда"). Руководитель А. Витшас и рецензент В. Баранов (они бросили на пальцах -- кому кем быть) только в общих чертах были знакомы с выводами В. Шаркова по результатам опытов -- и так до последнего дня перед защитой (а это было 23 февраля)... Шарков пишет: "...И сказали они: "...чтобы диплом наконец-то был показан". А там все не так, как они представляли, в частности, по механизму контракции разряда. Они поступили "по-магнитовски" -- пошли на установку, включили ее и гоняли во всех режимах. Удостоверились в резонности резюме, хотя... установку сожгли...", а В. Шарков успешно защитился.
   В это время к работам в секторе подключился доктор физмат наук Александр Веденов, предложивший начать исследования газовых лазеров на СО2 с цезием -- это лазеры с диффузионным охлаждением и трубчатым разрядным объемом. Случайное, но весьма решающее открытие, по словам А. Веденова, сделал В. Конах, который забыл в разряд подать цезий. А лазер работает! Мог бы и пройти мимо этого факта! Конах обратился к Голубеву и Веденову, с которыми были проведены дополнительные контрольные пуски... Таким образом был совершен переход к рабочему телу для лазера -- разряду в чистом СО2 с примесью только воздуха.
   О начале своей работы "на Пахре" рассказывает один из ведущих специалистов института Наумов Валерий Григорьевич: "...В декабре 1967 года -- профессор Борис Андреевич Трубников (кафедра N21 физики плазмы МИФИ Заслуженного деятеля науки профессора Всеволода Григорьевича Тельковского) подсказал мне, что на Пахре есть институт с каким-то новым названием "Магнитная лаборатория", а там разворачивается Женя Велихов. Посоветовал идти к нему, "там интересно"". Диплом был, конечно, экспериментальный (руководил дипломом А. Ф. Витшас). "Энергетические характеристики плазмы на смеси аргона или гелия с нат рием... Характерно, что когда я получил ?? порядка 2.3, этот результат решил проверить В. С. Голубев -- прекрасный экспериментатор и... педант. Он пошел на установку, сел за осциллографы, по-новой их откалибровал, сам сел и регистрировал. Все проверил и убедился в достоверности результатов. Вот это стиль!"
   Далее Валерий Наумов о том, как впервые и нечаянно получили генерацию на воздухе: "...Ожидался визит А. М. Прохорова, которому Е. П. Велихов хотел продемонстрировать этот лазер. Вдруг обнаружилось, что в баллоне закончился азот. Тогда А. Витшас говорит -- в воздухе 80% азота, давай с воздухом. Генерация пошла. Но тут кончился и гелий, а его квазизаменитель, сообразили исследователи, это пары воды. Решили попробовать и без гелия. То есть только углекислый газ и атмосферный воздух. И здесь пошла генерация, правда, мощность процентов на 30 меньше. И вот приехал Прохоров, ему и сказали, что на этой установке реализована генерация на двуокиси углерода с воздухом. Он не поверил. Включают лазер, а воздействия излучения на мишень не видно (излучение на длине волны 10.6 микрон невидимо, поэтому о генерации судят по вторичному эффекту -- нагреву мишени, или плавлению металла в фокусе, или горению и т.д.). Алексей Артамонов, главный настройщик, пытался сделать настройку, но, видимо, от волнения у него не получалось. Тогда Александр Михайлович говорит: "Дайте-ка я сам попробую настроить резонатор", и начал крутить настройкой... И вот от дерева вдруг пошел дым... Прохоров заорал "Есть, есть!..""
   Читатель, вы обратили внимание, каков уровень экспериментаторов: четыре абзаца, разные экспериментаторы (академик тоже был великолепным экспериментатором), а подход один: "проверю - поверю" (!). Это быль стиль ФИАЭ -- не "это", а высочайшая квалификация сотрудников, позволяющая "проверить".
   За эту работу группа А. Витшаса (В. Наумов и др.) получила Курчатовскую премию ИАЭ.
   В апреле 1975 года В. Наумов защитил кандидатскую диссертацию по лазерам -- это была первая диссертация по газоразрядным лазерам в нашем Институте .
  -- Наумов Валерий Григорьевич
   (07.09.1946-08.06.2011)
   В институте с 24.03.69 г., к 1999 году -- начальник отдела лазерной физики, дфмн, профессор, член-корреспондент РАЕН, лауреат Премии ленинского комсомола (1977 г.), лауреат Государственной премии
   (1984 г.).
   "...Наумов разработал принципы создания мощных газоразрядных СО2-лазеров непрерывного и импульсно-периодического действия... Под его научным руководством создан мобильный лазерный комплекс МЛТК-50 с мощностью излучения 50 квт, предназначенный для аварийно-восстановительных работ в народном хозяйстве. Автор более 200 научных публикаций и изобретений" [32].
   Виктор Шарков рассказывает: "...Но вернёмся в 1970 год. Помнится вакумный насос, общий с Журавским; но главное, у нас с Лёней был один на двоих кудесник -- лаборант Иван Петрович Тишков. Очень хороший мастер, абсолютно непьющий. Вообще-то я случайно стал "младшим членом клуба лидеров лазерной темы". Почему мне так сказочно повезло? В этой команде много внимания уделяли созданию творческого созидательного климата в институте. Саша Дыхне тогда ещё не был академиком, но всегда был первым. Индекс IQ у него 156. Я по этому тесту входил в пятёрку, впрочем, в шахматы я проиграл Дыхне все свои полсотни партий, он шахматный эндшпиль играл как бог...".
   И далее: "...Новый тип газовых лазеров, получивший название "быстропроточные газовые лазеры" (БПГЛ) стал в нашем институте приоритетным направлением... Мозговой штурм в "лазерном клубе" показал, что для быстрой реализации Проекта БПГЛ необходимо решить две основные проблемы. Первую, научную, успешно решили за пару лет: научились зажигать тлеющий электрический разряд в потоке газа для энергетической накачки молекул азота. В экспериментах Гены Мыльникова, Алексея Артамонова и других инженеров найдены оптимальные конструкции разрядных камер. Толя Витшас и Валера Наумов великолепно повторили опыты Тиффани на установке Л1 в зале М40 21-ого здания. На Л1 малая скорость прокачки газа ограничивалась возможностями вакуумного насоса РВН-75. Этот "пещерный монстр" шумел как пара авиадвигателей, но не способствовал увеличению скорости газа в резонаторе. А лазерная мощность пропорциональна скорости потока газовой смеси. Решение искали в типичной для СССР манере. Заказали десятки РВН, создали уникальный эжектор при зале М40 на базе большого количества гигантских баллонов высокого давления. Но все эти усилия, в принципе, не могли обеспечить прокачку сотен килограммов в секунду рабочих смесей, необходимых для мегаваттных лазеров. А задачей было на порядок повысить мощность БПГЛ. Уже в 1971 году Велихов чётко сформулировал техническую сверхзадачу -- это была вторая проблема -- предложить вариант прокачного дешёвого устройства газа с расходом рабочей смеси больше 10 кг/сек. Наш авторитет в области газодинамики Алексей Васильевич Губарев указал на перспективность аэродинамической трубы с вакуумным объёмом для газового выхлопа (для "высасывания" газа из рабочего канала). А. Ф. Витшас предложил мне экспериментально проверить идею Губарева, на это отводилось всего пара месяцев (!!). Речь шла о будущей экспериментальной установке Ц-2. Только с помощью академика Миллионщикова Филиалу удалось купить "по безлимиту" и привезти остродефицитную железнодорожную цистерну для перевозки пропана и использовать ее в качестве вакуумного объема. Емкость весом 20 тонн и объёмом 54 кубометра смонтировали во дворе 20 здания. Стенд Ц2, по сути, стал вакуумной аэродинамической трубой с насадками в виде лазеров разного типа. Стенд разместился в трех комнатах первого этажа в главном директорском корпусе N20 прямо под кабинетом Велихова и на два этажа ниже вотчины теоретиков Дыхне и Веденова. Здесь в начале 70-х годов реально действовала круглосуточная дискуссионная площадка "лазерной науки". Но разговоры были не главное. К нашей вакуумной ёмкости подмонтировали газоразрядную камеру. Здесь за полгода Витшасом и Герцем был создан и удачно испытан первый в мире действительно быстропроточный лазер Ц2 ГазоРазрядный (Ц2ГР) со скоростью газового потока более 100 метров в секунду. Расход рабочей смеси -- более 1 кг в секунду, время работы до минуты. Разрядная камера с пластинчатыми электродами работала в точном соответствии с расчетами наших теоретиков. Это принципиальное прорывное научное достижение получило широкий резонанс среди специалистов. Установка Ц2ГР стала прототипом многих мощных лазеров. Но другое существенное для лазерной программы ФИАЭ инженерное достижение стенда Ц2 осознали немногие. Здесь впервые удалось экспериментально доказать, что вакуумная емкость надёжно обеспечивает быструю прокачку больших расходов газа через газоразрядную камеру (ГРК). Этот факт совсем не очевиден. Многие предсказывали, что по мере наполнения ёмкости будут меняться параметры газового потока в ГРК. Такое явление недопустимо. Нам удалось создать простое устройство на входе в вакуумную ёмкость -- "двойное горло". Такой "диффузор" гарантировал оптимальный режим течения газа через ГРК. Е. П. Велихов сразу понял, что применение вакуумных ёмкостей с существенно большим объёмом позволит быстро провести наращивание мощности БПГЛ на необходимые 4-5 порядков. За два года была создана единственная в мире стендовая "вакуумная ёмкость" на 11000 кубометров. А дальше эти "вакуумные насосы" надёжно гарантировали создание серии мощных лазеров разного типа. К началу 80-х годов мы -- ФИАЭ и КБ в Казани -- сделали это!!
   Отступая от основной темы, добавлю, что в этой перспективной области сформировалась и начала энергично и результативно работать кооперация под идейным и организационным началом академика А. М. Прохорова и молодого и талантливого Евгения Велихова. Он идеально подходил для роли одного из лидеров новой лазерной кооперации. В первую очередь ЕП гениально подбирал руководителей конкретных крупных стендов. Например, установка ПМ-1 -- Володя Шулаков, установка ПМ-2 -- Константин Дмитриев.
   Одновременно реализована стратегия создания кооперации предприятий из разных ведомств. Ключевую роль в успехе нашего Проекта сыграли приглашённые в команду газодинамики из Казанского КБ "Союз" (П. Ф. Зубец). Без них не удалось бы обеспечить достаточно ламинарное (в идеале без завихрений) течение газовых высокоскоростных потоков в крупных лазерах. В 1972 году это конструкторское бюро по своей же инициативе разработало и изготовило из уникальных сплавов лучший в мире сопловой переходник газодинамического лазера. На стенде Ц2 в 72-89 гг. получены рекордные показатели для ГДЛ. В нашей команде, в частности, на этой установке работали Станислав Борисович Горячев, Валера Акимов, Валера Семенов, Толя Савостин, Саша Шишкин, позже Михаил Васильевич Самарцев, Саша Новоселов и Андрей Пустогаров. На Ц2 было сделано до 40 тыс. пусков. Удельный энергосъем на уровне абсолютного мирового рекорда -- 50-70 Дж/г, КПД (1-3)%. Вообще-то в комнате 15 надо бы сделать музей -- лазерный!..".
   Параллельно Борис Абакумов с группой (лаб. Б. А. Тихонова) спроектировал и запустил большой ГДЛ, работавший в квазиимпульсном режиме. Интересное дополнение ко всему, что вспомнилось Шаркову. Он же и добавил: "...Уместно рассказать о малоизвестной деятельности Велихова-конструктора (!). Сначала суть. Руководством ФИАЭ мне было поручено изучить возможность применения Ядерного Реактора (ЯР) для тепловой накачки мощного лазера. Велихов в соав торстве с дипломированными конструкторами Толей Богданцом и Львом Колесовым спроектировал изящ ную простую модель ЯР в виде аккумулятора тепла. В ней инверсная среда образуется при быстром охлаждении газовой смеси в сверхзвуковом сопле. Мощность лазера с Велиховской моделью ЯР с температурой нагрева 10000К составляла 1-10 квт. Эта модель была за три месяца изготовлена, а ещё через полгода на этой установке мы получили генерацию лазерного излучения. Позднее с помощью К. Дмитриева был создан высокотемпературный нагреватель. С его применением мощность ГДЛ возросла на порядок. В 1975 году защитил кандидатскую диссертацию по перспективам применения ЯР в мощных ГДЛ. Мало кто знает о таланте Велихова-конструктора. Вот исправляю эту несправедливость".
   В 1971 году родилась идея прокачного газоразрядного лазера с самостоятельным разрядом на СО2, далее последовал лазер на большую мощность, и к этим двум присоединился импульсно-периодический лазер с электронной накачкой -- (НИИ Ядерной Физики МГУ).
   Сейчас в нашем повествовании в первый раз был упомянут НИИ ядерной физики МГУ (НИИЯФ МГУ). Это один из закоперщиков ФИАЭ, составляющая института ядерной физики -- кафедра атомной физики, физики плазмы и микроэлектроники, которая была создана в 1954 году по инициативе академика Л. А. Арцимовича (ее первое название -- "кафедра атомной физики и электронных явлений"). Лев Андреевич и был ее первым заведующим до 1973 года. С 1973 по 1988 г. кафедрой заведовал академик Е. П. Велихов, с 1988 г. по настоящее время -- профессор А. Т. Рахимов. Среди ученых, в разное время принимавших участие в работе кафедры, были В. Н. Лазукин, С. Ю. Лукьянов, В. А. Молчанов, В. Д. Письменный, В. С. Стрелков, В. А. Чуянов, К. К. Лихарев, Ю. К. Земцов, С. С. Красильников и др. В недрах этой кафедры была создана научная школа "Экспериментальные и теоретические исследования неравновесных плазменных процессов в газовой фазе и на поверхностях" под руководством А. Т. Рахимова. Создание коллектива научной школы было инициировано академиком Е. П. Велиховым в связи с началом работ по разработке и созданию мощных газовых лазеров. Вкладом этого коллектива было создание импульсно-периодического газового лазера с электронной накачкой, руководителем этих исследований был Вячеслав Письменный. Так он появился на Пахре вместе с интересным вариантом лазера. Это произошло в 1973 году. Е. Велихов: "В свое время мы с В. Д. Письменным создали в МГУ при поддержке ректора И. Г. Петровского лабораторию физики плазмы. В 1975 году я пригласил Письменного к нам" (на штатную должность зам. директора. Н. А.). [13]
   Доктор физ-мат наук, профессор, член-корр РАН Вячеслав Дмитриевич Письменный родился в 1932 году в Керчи. После окончания в 1958 году физического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова учился в аспирантуре, а затем работал в НИИ ядерной физики МГУ, где им была создана лаборатория физики плазмы -- крупнейшая в стране университетская лаборатория этого профиля. С 1975 года В. Д. Письменный работал в Филиале ИАЭ им. И. В. Курчатова, который в 1991 году был переименован в ТРИНИТИ (название института было предложено Письменным). С 1978 года по декабрь 2003 года В. Д. Письменный -- директор, а с декабря 2003 года по май 2005 года -- научный руководитель этого института. В 1978 году за научные достижения была удостоен Ломоносовской премии в составе авторского коллектива за цикл работ "Непрерывные СО2-лазеры с несамостоятельным зарядом". За работы в области физики мощных лазеров стал лауреатом Государственной премии СССР, в 1984 году -- Ленинской премии. Участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.
   Три типа газовых лазеров, упомянутых выше, были приняты в качестве базовых при разработке мощного лазера. Но как же трудно (но и потрясающе интересно!) было сотрудникам и всему коллективу пройти тяжелый путь до запуска этих уникальных установок. Ниже мы предоставили страницы книги одному из ведущих организаторов создания больших лазеров и экспериментов на этих установках доктору наук Дмитриеву Константину Ивановичу. В книге [32 ] о К. Дмитриеве написано: "Под его руководством были созданы уникальные стендовые установки, в том числе, полномасштабные, на которых были отработаны оптимальные схемные и конструкторские решения мощных лазеров. Являлся руководителем темы от института при полигонных испытаниях лазерных комплексов".
   Создание большой экспериментальной установки состоит из значительного количества необходимых шагов. Это теоретические изыскания, первичные расчеты и привлечение экспериментального материала для обоснования Технического Задания (ТЗ) на проект; это создание (другого емкого термина не нашел) Технического Задания на проект и согласование его со смежниками, это тесная работа с проектировщиками установки в строительной и инженерной части, вопросы инфраструктуры, управления, автоматизации и диагностики, организация вакуумной службы, формирование листа заказа и заказ оборудования. Только простая перечень того, что нужно сделать, уложится в несколько десятков страниц этой книги.
   Передаем слово Константину Ивановичу Дмитриеву, который блестяще прошел через все это:
   "...В 1971 году в институте началось резкое нарастание количества теоретических и экспериментальных исследований на небольших установках по газовым лазерам. Все сотрудники, занимающиеся низкотемпературной плазмой, были привлечены к этой тематике. Из работ американцев стало понятно, что мощности газовых лазеров составляют десятки киловатт. У нас на первой лазерной установке "Л-1" группой В. Наумова (это дипломник Малюты -- Л. Журавский, а также В. Конах, И. Тишков) была достигнута мощность излучения приблизительно 1кВт, что послужило достаточной доказательной базой для проектирования и создания более мощных лазеров. Это подтвердилось появлением Правительственного Постановления (1972 г.) по лазерной теме, которое касалось двух лазерных стендов ПМ-1 и ПМ-2. Первая должна была быть готова в 1972 году и вторая в 1975 году. По проекту мощного лазера ПМ-1 уже работали В. Шулаков, специалист по сверхзвуковой газовой динамике из Сухуми и, конечно, начальник сектора 77 А. Веденов, завлаб А. Витшас, а также В. Наумов и В. Герц. Позже подключился Г. Мыльников. Главным инженером сектора был Ф. Косырев.
   Одновременно с развитием лазеров с самостоятельным разрядом в институте делаются шаги по созданию газодинамических лазеров. Молодому и энергичному сотруднику лазерного сектора С-77 Шаркову Виктору поручается создание газодинамической установки "Ц-2". Для этой установки требуются емкости из нержавеющей стали для начальной закачки газа объёмом двести литров и более на давление приблизительно семьдесят пять атмосфер. Замечу, что в своих воспоминиях Виктор Шарков говорит про вакуумную ёмкость, куда газ выбрасывается (всасывается) после рабочего канала. Это разные емкости..."
   Об участии в новой тематике:
   "...В начале ноября 1972 года на углу Школьной и Академической улиц я встретил Валеру Наумова, который тоже шёл на работу. Мы разговорились, и Валера спросил, не хотел бы я вообще заниматься лазерами. Я сказал, что, кроме общих представлений, совершенно не смыслю ничего в лазерах и вообще в плазме и разряде. Он сказал, что это дело наживное, а пока предстоит больше организационная работа, которую, как я уже показал совместной работой с Шарковым и при согласовании пунктов Решения, я умею делать. Он просил подумать и поговорить с Витшасом.
   В этот период у меня не было серьёзной работы, поскольку исследования по жидким металлам были закрыты окончательно. Состоялась беседа с А. Витшасом, где он подробно рассказал, что это за лазерные установки ПМ-1 и ПМ-2. Он пояснил, что "...этими установками занимается Володя Шулаков", но при жестких сроках, установленных в Постановлении "ему и одной установки много"".
   На Дмитриева легла вся оргработа по второй машине -- привлечение смежников и согласование с ними планов, заказы, вопросы комплектации и т.д. -- в общем "до и больше".
   "...Ряд позиций с поставкой приборов было согласовать не трудно. А вот об одном согласовании я расскажу подробнее, поскольку оно показывает некоторые особенности той эпохи. Представителем нашего института Толей Витшасом была сделана запись о разработке и поставке электроизоляционных, теплостойких и элект родных материалов для электроразрядных газовых лазеров. Эта работа поручалась Институту проблем материаловедения (ИПМ) АН УССР, город Киев. Вот эту запись мне предстояло согласовать в Киеве.
   В назначенное время я приехал в Институт и меня направили устраиваться в их гостиницу, а совещание назначили на два часа -- сразу после обеда. Когда после обеда я пришел в кабинет директора, оказалось, что там сидят начальники отделов института, человек семь - восемь. Я рассказал подробно какой лазер у нас реально работает; что проектируется создать и какое участие в этом может принять их институт. Они должны были разработать совершенно новые материалы для новых лазеров, а требования к этим материалам должны быть изложены в ТЗ. В результате мне на другой день дали необходимую бумагу о согласии на выполнение работы. В дальнейшем мы, три института в кооперации -- ИПМ АН УССР, НИИЭФА и ФИАЭ -- длительное время плодотворно работали, создали уникальные материалы для катодных плат: нитрид кремния, для электродов -- материал с дугогасящими свойствами LaB6, а также очень полезные материалы для балластных сопротивлений, снижающие вес этого блока почти в два раза. За разработку новых материалов сотрудникам ИПМ АН УССР, НИИЭФА и ФИАЭ им. И. В. Курчатова была присуждена Государственная премия УССР в 1986 году. От нашего института премию получили Владислав Михайлович Нестеренко и Валерий Герасимов. Разработки были внедрены в промышленность: на Богдановическом заводе создан был цех для производства нитридной керамики, обеспечивший нас необходимым материалом. И лишь в печальные девяностые годы все эти работы были приостановлены..."
   "...В этот период в институте произошли события, на которых мне предстоит остановиться.
   С весны 1972 года полным ходом шли работы по созданию установки ПМ-1. Прежде всего была сформирована еще одна кооперация из трех организаций. Наш институт выступал как стендовая база и научное руководство разработками и испытаниями лазера. Общее руководство всеми работами осуществлялось академиком Велиховым Е. П. Срок создания установки -- 1973 год и тогда же выход на уровень заданной мощности.
   В этот же период времени Сектор С-77 по ряду причин был упразднен, а работы переведены в С-78, который возглавлял Голубев В. С..." Отвлечемся с коротким рассказом о нем:
  -- Владимир Сергеевич Голубев
   (24.05.1936 - 05.01.2011)
   "Специалист в области физики низкотемпературной плазмы, физики газового разряда, физики мощного лазерного излучения с веществом. Участвовал в создании мощных технологических СО2-лазеров. Окончил МГУ в 1959 году. С 1962 года по 1980 -- работал в ФИАЭ (ТРИНИТИ). Доктор физ-мат наук. Профессор. С 1980 по 2011 -- зам директора по научной работе ИПЛИТ РАН. Им выполнен цикл экспериментальных исследований низкотемпературной неравновесной плазмы, проведены фундаментальные исследования непрерывного самостоятельного электрического разряда в быстропроточных молекулярных лазерах. Им было предложено, исследовано и доведено до уровня промышленных образцов несколько типов технологических СО2-лазеров мультикиловаттного уровня мощности. Автор более двухсот научных публикаций, десяти монографий и учебников. Лауреат Государственной премии СССР, премии им. И. В. Курчатова, заслуженный деятель науки Российской Федерации". [32]
   Костя продолжает: "...После этих перемен я официально был переведён в сектор 78 и возглавил группу ПМ-2. С учетом новых идей техническое задание на стенд ПМ-2 для Проектного института оказалось очень не простым. В состав этого ТЗ, кроме описания и формулирования требований для всех стендовых систем, входил лазер и его основные части. Мне пришлось написать практически полное ТЗ на эту установку, которое обсуждалось на планёрке у Велихова в присутствии представителей сторонних организаций. После согласования ТЗ на стенд ПМ-2 было передано в ГСПИ для дальнейшей работы.
   Работу по проектированию стендовых систем возглавлил заместитель директора ФИАЭ -- Абильсиитов Галым...".
   Галым Абильсиитов
   (родился 23 июня 1940 года)
   Окончил МГУ в 1966 году, в 1967 году начал работать в ФИАЭ. Специалист в области мощных СО2-лазеров и лазерной техники. Доктор технических наук. Под его руководством разработан испытан ряд технологических комплексов и проведены работы по исследованию физики мощных лазеров. С 1979 года -- директор научно-исследовательского центра технологических лазеров (НИЦТЛ АН). Лауреат Государственной премии СССР. [32, 32а]
   Константин продолжает: "...Непосредственно с проектантами по всем вопросам занимался я и Саша Красюков, недавно пришедший в мою группу. Надо сказать, что с Сашей Красюковым мне несказанно повезло. Это удивительно работоспособный, грамотный, инициа тивный и очень ответственный человек, обладающий большими организационными способностями. Недаром Саша вырос до начальника Отделения перспективных исследований.
   Из-за сжатых сроков создания мощного лазера особенностью проектирования было отсутствие этапов проектных работ. Эскизный проект вообще отсутствовал, а технический проект был совмещён с рабочим проек тированием. Атмосфера проектирования была очень доброжелательная, и все нестыковки быстро решались общими усилиями без попыток переложить ответственность на другую сторону, да и со стороны руководства не было стремления обязательно найти виновных.
   У меня работали -- Саша Красюков, Нина Воронина и Люба Дербилова. Я должен был составить сетевой график создания стенда ПМ-2 с проведением наладочных работ по всем системам до конца 1974 года. График получился чрезвычайно напряжённым, но тем не менее, он был согласован со всеми службами института и утверждён Велиховым". Но на этом работы со смежниками не закончились.
   "...Проектные работы по системе цилиндрических ёмкостей были поручены институту "ЦНИИпроектстальконструкция, -- рассказывает К. Дмитриев. -- Я написал техническое задание, утвердил его у Велихова и поехал в этот институт. Там мне сказали, что такие вопросы решает только директор, Мельников Николай Прокофьевич. Когда я показал техническое задание, он его просмотрел, задал несколько вопросов, а потом неожиданно спросил про Велихова, кто он такой. Я сообщил директору некоторые факты из биографии Евгения Павловича, а Николай Прокофьевич сказал, что он учился по книге деда Велихова и рассказал, что дед был выдающимся учёным по металлоконструкциям. Мельников просил Евгения Павловича связаться ним (дома я выполнил его просьбу). Вопрос проектирования вакуумной цилиндрической системы был решён в течение нескольких минут. К середине 1974 года основные проектные работы по стенду ПМ-2 были завершены, кроме этого были разработаны эскизные проекты основных блоков установки и выполнена планировка установки ПМ-2 в отдельном здании".
   Автор этой книги не сочувствует читателю этих немного нудных строк, ибо только такая достаточно подробная передача ситуации, описанная Константином, поможет представить какого профессиональному физику, заниматься не свойственным ему делом (тем более в напряженной ситуации с лимитом по времени). А ведь через такие жернова, правда, много-много меньшего объема, проходило большинство экспериментаторов института. И это оказалось очень полезным для научников даже в их обычной жизни. Ну и служба Техники безопасности под руководством жесткой и терпеливой Галины Ивановны Петровой "не дремала, однако...".
   Дмитриев продолжил: "В 1973 году впервые в ФИАЭ была введена должность начальника крупной физической установки с окладом 230 руб. Эта серьезеная работа была поручена мне и Володе Шулакову".
  -- Владимир Николаевич Шулаков
   (1939-2007 )
   В ФИАЭ с 1970 года. Доктор физ-мат наук, начальник отдела. "...Руководил коллективом, создавшим уникальные стендовые установки, на которых отрабатывались все основные узлы и системы мощных лазеров с внедрением результатов в специальные лазерные комплексы, где были достигнуты рекордные выходные параметры. Автор более 60 научных публикаций и изобретений. Лауреат Государственной премии СССР"
   [32].
   Дмитриев: "...В середине 1973 года стало ясно, что форсировать изготовление основных узлов установки ПМ-2 не имеет смысла, пока не получится экспериментальное подтверждение заданной мощности на установке ПМ-1. По стендовым системам ПМ-2 работы велись полным ходом, а по самой установке были приостановлены".
   "...В один из дней июня 1973 года, -- рассказывает Дмитриев, -- было собрано расширенное заседание сотрудников научных секторов, занимающихся лазерной тематикой, а также руководителей служб Филиала, где В. Д. Письменный (НИИЯФ МГУ) рассказал о результатах исследований несамостоятельного разряда в лаборатории МГУ. Затем Велихов сообщил присутствующим, что "Подготовлено Постановление Правительства о развёртывании работ по лазерам с несамостоятельным разрядом и у нас будет создаваться такая установка. Ее серьёзным преимуществом является работа газоразрядной камеры при атмосферном давлении"". В Решении НТС было записано, что "...Всеми вопросами организации, размещения и создания новой установки будет заниматься Константин Дмитриев...". Установка получила наименование ХМ-Р1м. Руководством кооперации было принято решение образовать постоянно действующую бригаду из специалистов институтов для решения всех вопросов (масштаб, размещение, ТЗ на установку и её узлы и т.д).
   Константин: "...Вот таким образом я был втянут в работы по установке ХМ-Р1м, причём Велихов дал мне право принимать любых специалистов, необходимых мне. Так к нам пришли Толя Зверьков и несколько лаборантов хорошего класса, в том числе -- электрик Женя Калмыков и автоматчик Володя Максимченков. Также были приняты Иван Джигайло и Володя Востриков -- однокурсники Саши Красюкова. Володя в дальнейшем стал начальником установки...".
  -- Владимир Григорьевич Востриков
   (родился 16.09.1949 года)
   Окончил МВТУ им Баумана в 1972 г. В ФИАЭ с 1974 года. Кандидат физ-мат наук. Заведует лабораторией. Участвовал в разработке, экспериментальном исследовании различных лазерных установок, в том числе мобильных лазерных технологических комплексов МЛТК-50. Автор более 100 научных публикаци и изобретений, лауреат Премии Правительства РФ, ветеран атомной энергетики и промышленности. [32]
  
   Далее Константин: "По установке ХМ-Р1м был разработан сетевой график, согласован и утверждён руководством кооперации. К концу 1973 года техдокументация по этому лазеру была готова, и было заказано оборудование. Должен отметить исключительно доброжелательное отношение ко мне со стороны руководства Филиала. Велихов всегда оказывал мне поддержку по возникающим вопросам, поскольку по предыдущим годам совместной работы знал, что я прихожу что-нибудь просить в крайнем случае. О его отношении ко мне говорит тот факт, что он оставил меня руководителем двух, в то время самых больших, лазерных установок.
   Что касается Абильсиитова Галыма, то он очень много сделал для меня в этот период. Для него наша, можно сказать, тематическая работа была главной, а все другие подразделения (ОГУ, ОГЭ, ОГМ, ОКС, плановый отдел, отдел снабжения, бухгалтерия, второй отдел и другие) были вспомогательными и обязаны были помогать нам в работе.
   В июле 1974 года, наконец, произошло знаковое событие: на установке ПМ-1 на газоразрядной камере с пластинчатыми электродами удалось получить необходимый уровень колебательной мощности. Оптимизация резонатора и новые конструкции отражателей позволили получить более 80% заданной выходной мощности. В течение августа начались пуски в дальнюю зону. Работу установки показали Заказчику, он был полностью удовлетворен результатом.
   В это же время шли работы по наладке и запуску лазера с электронным возбуждением. Как я уже говорил, практически вся наша группа работала на ней. Несколько улучшил ситуацию приход к нам Николая Алексеевича Гусева, которому было поручено исполнять обязанности главного инженера сектора 78. Перед нами упорно маячил колоссальный объём работы. Руслан Дмитерко предложил привлечь к работам по системе управления установкой Алексея Куценко. Ещё один, в дальнейшем незаменимый специалист Володя Гудков, пришёл из другого сектора".
   Владимир Иванович Гудков. В 1972 году принят в ИАЭ, в лабораторию А. И. Назарова. Далее он перешел в группу К. И. Дмитриева, затем были другие проекты. Это все газоразрядные лазеры на СО2, прокачные, с самостоятельным разрядом. В 1978 году Гудков стал начальником группы в составе нашей лаборатории.
   В. Гудков отлаживал Измерительно Вычислительный
   Комплекс (ИВК) и запустил его. Это первый ИВК в ФИАЭ, он осуществлял сбор и обработку информации на машину ЕС-1010 с двухсот датчиков.
   "...Так образовался костяк инженеров группы, ведущих работы по ПМ-2. Далее у нас появились механики Женя Скачилов и Володя Николотов, до сих пор работающие в институте. Гудков провёл поиск инженеров и лаборантов-электронщиков, и мы приняли в группу Георгия Рожкова и Володю Андреянова.
   В первом квартале 1975 года мы закончили монтажные и наладочные работы по всем системам установки ПМ-2. В это время Галым предложил Велихову организовать группу запуска установки ПМ-2 во главе с начальником установки Дмитриевым, включив в эту группу Шулакова и экспериментаторов с малых стендов. Непосредственное руководство этой группой взял на себя Галым.
   После отработки газо-разрядной камеры (ГРК) было решено поставить в камере резонатор с неохлаждаемыми отражателями и сделать физический пуск установки. Это событие произошло второго июня 1975 года. Уже в самом первом пуске установки была зафиксирована рекордная мощность лазерного излучения. Повторные пуски подтвердили полученный результат.
   Однако в начале августа стали одна за другой выходить из строя катодные платы. Проведённая модернизация этих плат обеспечила стабильную работу установки даже при повышении мощности излучения более чем в полтора раза. Правда, газоразрядная камера пока осталась старой. Регулярно стали проводится пуски в дальнюю зону".
   Уточняющая ремарка Дмитриева: "...Обе установки делала наша кооперация. Обе были созданы в середине 1975 года. Обе были в моей группе. К сожалению, на установке ХМ-Р1м были проблемы с устройством ионизации, которое делал Ленинград (НИИЭФА). Оно работало нестабильно. Поэтому все пуски делались на установке с самостоятельным разрядом, которой я занимался с 1972 года".
   После достижения нормальных результатов на мишени в дальней зоне, на пуски стали приглашаться официальные гости.
   Этот достаточно длительный и трудный период времени компактно уложен в статье директора и ведущих сотрудников ТРИНИТИ [39]: "...Успешная демонстрация киловаттного лазера (речь идет о первом лазере ТЛ-1) привлекает внимание военного ведомства, для которого "гиперболоид инженера Гарина" всегда был лакомой игрушкой. Теперь эта игрушка становилась явью. Военные понимают, что другая сторона (США) бросает значительные средства на то, чтобы получить преимущество в этой очень важной отрасли науки. Правительство ставит задачу достижения мощности излучения значительно большей существующей. Как и во времена И. В. Курчатова, начинается соревнование двух систем в этой области науки и техники. Е. П. Велихов создает кооперацию различных институтов и предприятий страны для решения этой важной задачи. Небывалый энтузиазм молодых сотрудников кооперации при неослабном внимании руководителя работ Е. П. Велихова дают отличные результаты: уже в 1975 году происходит физический пуск лазера с мощностью излучения, превышающей достигнутую американцами. Надо было иметь большую научную прозорливость и огромное мужество, чтобы пойти на решение поставленной Правительством задачи. Интерес руководителей страны к этому лазеру постоянен. В Пахру приезжает маршал А. А. Гречко, бывший в то время Министром обороны СССР. Он остался очень доволен результатами и обещал всяческую помощь. Однако его неожиданная смерть не позволила выполнить ему свои обещания. О приезде нового Министра обороны Д. Ф. Устинова в наш институт Е. П. Велихов узнает в 10 часов вечера, а визит назначен на 9 часов утра следующего дня. Собираются основные исполнители и вместе с Велиховым всю ночь готовят установку к пуску, и утром успешно ее демонстрируют министру. Надо отметить, что за трехлетний период с 1976 по 1978 год было более семидесяти пусков установки с присутствием руководителей страны, министров, генералитета и других ответственных лиц, и пуск мощного лазера ни разу не был сорван". [39(1,2,3,4)]
   Константин Дмитриев: "Одним из первых (до министра А. А. Гречко) был Анатолий Петрович Александров -- директор нашего института. Он высоко оценил наши достижения и при нас поздравил Е. П. Велихова с успехом. Инспектировали нас и другие государственные мужи, все были впечатлены работой лазера. Установка в этих пусках выдала все, на что она была способна".
   Заканчивая эту тему, коснемся личных успехов Дмитриева. Он о своей кандидатской диссертации: "...после положительной реакции на наши доклады по импульсным жидкометаллическим МГД-установкам на конференциях в Риге (1972 г.) и Тенесси (США, 1974 г.) я понял, что эта работа является актуальной и решил, что мне нужно срочно направить всё моё такое маленькое остающееся от работы время на написание диссертации. Тема диссертации была определена с научным руководителем Велиховым: "Исследование ЖМ МГД-генераторов для импульсных энергетических установок". Защита состоялась в сентябре 1977 года в НИИЭФА им. Д. В. Ефремова. Работа была признана пионерской и прошла единогласно. Моя защита имела для меня большое значение, поскольку в этот период намечались серь езные перемены в ФИАЭ. Они начались ещё во второй половине 1976 года, когда первым заместителем директора ФИАЭ им. И. В. Курчатова был назначен Вячеслав Дмитриевич Письменный. А в середине 1978 года была, наконец, проведена реорганизация Филиала. Были организованы отделы вместо секторов. Из нашего сектора семьдесят восемь создали два отдела -- отдел низкотемпературной плазмы, руководителем которого был назначен Голубев В. С., и отдел перспективных разработок, руководителем которого Письменный назначил Шулакова В. Н. Я вошёл в этот отдел ОПР начальником лаборатории. У меня в лаборатории были три полноценные группы: группа ПМ-2 во главе с Куценко А. И., группа МПМ во главе с Герасимовым В. Ф. и группа измерений и обработки данных во главе с Гудковым В. И.".
   В 1982 году Константин Дмитриев и Владимир Шулаков за создание и введение в действие мощных лазеров стали лауреатами Государственной премии СССР в составе группы смежников. В этом же году лауреатами стали еще Владимир Баранов и Владимир Голубев, но уже по другой (тоже лазерной) тематике.
   "В 1970-80 гг. в стране развиваются работы по применению лазеров в промышленности -- в измерениях, связи, контроле окружающей среды, медицине и в других отраслях. Результаты многочисленных исследований показали большие перспективы промышленного применения лазерной технологии, поэтому Правительство в 1979 г. приняло постановление о развитии работ по созданию технологических лазеров и освоению лазерной технологии". [40]
  
   Глава 9. Технологические лазеры.
   Мобильные Лазерные
   Технологические Комплексы (МЛТК)
  
   В мае 1993 года министр обороны США Лесли Эспин-младший объявил о прекращении работ над программой СОИ. Это было одно из самых серьёзных решений администрации США. Среди важнейших аргументов в пользу этого шага президент Билл Клинтон и его окружение единодушно назвали распад Советского Союза. И все же "Главное, что поняли американские конструкторы и военные -- на современном уровне развития технологий нетрадиционные способы перехвата межконтинентальных баллистических ракет (МБР) не являются эффективными".
   В итоге всех, кроме заинтересованных предприятий и, конечно, армии и политиков, устраивало, что лазеры в качестве оружия в ближайшее время не понадобятся. Итак, проекты СОИ как с американской стороны, так и со стороны СССР были заморожены ввиду тяжелой нагрузки на бюджет, но главное -- по причине очевидной не готовности лазеров в данное время стать доступным оружием, в основном, по физико-техническим причинам: низкий КПД, низкая эффективность как следствие высоких весо-габаритных характеристик; плазменное экранирование объекта облучения и в качестве не последнего аргумента -- резкое уменьшение удельной мощности в лазерном пятне при увеличении вкладываемой мощности выше некоторого критического в рабочее тело лазера, соответственно увеличению турбулентности в плазме, искажению волнового фронта и, как следствие, "размытию" и смещению пятна и ограничению дистанции поражения. Е. П. Велихов, в конце концов, весьма скептически высказался о лазерах (в книге воспоминаний физика Анри Рухадзе): "Их возможности должны быть увеличены примерно в десять миллионов раз, прежде чем они станут эффективным противоракетным оружием".
   [41].
   Но существующие лазерные установки можно и нужно было использовать и в народном хозяйстве.
   Здесь мы акцентируем внимание на том, какой длинный и трудный путь прошел Филиал ИАЭ по созданию приемлемого образца стабильно работающего мощного лазера, какие силы были привлечены, начиная от теоретиков и кончая командой, создавшей этот лазер. Это сотни сотрудников всех рангов, теоретики и экспериментаторы, инженеры, техники и лаборанты, механики и снабженцы -- только перечисление их заняло бы большую часть книги. Остается уповать на то, что все они знали, во что вкладывают свой труд, и все они гордились и сегодня гордятся результатом -- есть уникальные машины, служащие надежной базой для следующих моделей. Так создавался и технологический лазер, который надо было сделать мобильным и надежным. И его сделали. Это Мобильный Лазерный Технологический Комплекс (МЛТК), продукция ТРИНИТИ в ближайшем будущем промышленного масштаба.
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic

   Е. П. Велихов: "С газовыми лазерами мы развивались быстро. В мае 1977 года подписали с П. Ф. Зубцом техническое задание и в октябре запустили на Пахре 100-киловаттную установку. На ней мы не только отрабатывали оптику и саму конструкцию лазера, но вместе с МВТУ продемонстрировали сварку газовой трубы диаметром 1.6 метра с швом в вертикальном положении...". С помощью члена Политбюро А. П. Кириленко "...мы развернули программу создания технологических лазеров и их комплектующих: металлической оптики, специальных компрессоров, станков и автоматики..." К тому же "Галым Абильсиитов соблазнился предложением самостоятельной работы и практически создал лазерный технологический центр, который сегодня -- один из лучших в России. Его технологические лазеры и лазерные медицинские комплексы работают на многих заводах в стране и за рубежом". [13]
   НТС ФИАЭ. Дело N267 1977 г. обсуждение Постановления ГК "...О внедрении лазерной техники в народное хозяйство...".
   НТС, 31 октября 1977 г. -- Итоги по соцобязателству к 60 летию Октября. Сообщение Ф. Косырева -- "ЛТ для резки ТВЭЛов". Работа выполнена.
   НТС, 29 мая 1978 г. -- тема: "Развитие работ по технологическому лазеру". Доклад Ф. Косырева "О работах по технологии обработки материалов лазером".
   Феликс Константинович Косырев, специалист в области лазерной техники и технологии. Родился 25 апреля 1936 года. Окончил Московский институт стали и сплавов. Пришел работать в Магнитную Лабораторию в 1960 году. Кандидат технических наук, ведущий научный струдник. "Под его научным руководством создан СО2-лазер (ЛТ-1) мощностью 5кВт. Изготовлено 50 экземпляров ЛТ-1, которые внедрены в промышленные предприятия, в том числе и атомной промышленности. На базе этого лазера в ТРИНИТИ создан первый мобильный комплекс МЛТК-5. Лауреат Государственной премии СССР. Ветеран атомной энергетики и промышленности". [32]
   В 1979 году было открыто Карачаганское нефтегазоконденсатное место рождение, его освоение началось в 1984 году. 21 июня 1991 года на скважине N 321 Карачаганакского месторождения вспыхнул пожар. Языки пламени взлетали на 300 метров. Сбить огонь мешали металлоконструкции буровой установки. Чтобы уничтожить их, привлекли танки. Боевые машины выходили на прямую наводку и били по устью скважины фугасными снарядами, надеясь таким образом разбить металлические конструкции буровой вышки, мешавшей ликвидации аварии. Безрезультатно. Пожар не могли погасить три месяца. Прилетевший на аварию Виктор Степанович Черномырдин, бывший в то время руководителем "Газпрома", грозно спросил: "Неужели нет более подходящей техники, чем танки?" Олег Блохин, руководивший ликвидацией, ответил, что техника есть, но она специального применения. Черномырдина это не остановило. Он организовал мозговой штурм специалистов с привлечением, в частности, и дирекции ТРИНИТИ. "...Были сформулированы проблема и задача -- как ее решить. Проблема: аварии (пожары) происходят на газовых скважинах с периодичностью примерно один - два раза в год. Решение: использовать лазер для дистанционной резки металлоконструкций при авариях (конкретно -- при пожарах) на газовых скважинах". [42]
   К концу девяностых годов ГНЦ РФ ТРИНИТИ завершил работу над первыми двумя проектами.
   Из выступления руководителя (в то время) отдела технологических лазеров А. Г. Красюкова в ТВ передаче "Мост из Троицка в будущее" портала "Научная Россия" 2015 г. [30(4)]: "...Разработкой мощных лазерных систем и технологий на основе лазеров начали заниматься в нашем институте с начала 70-х годов -- тогда еще в Филиале ИАЭ. Была целая группа научных сотрудников, инженеров, конструкторов и лаборантов. В их числе: В. Наумов, А. В. Родин, К. И. Дмитриев, В. Г. Востриков, Ф. К. Косырев и др. Мы разработали большое количество технологий. Были созданы мощные лазерные системы на основе CO2-лазеров, генерирующие излучение уровня киловатт и выше с длиной волны 10,6 микрон...".
   Александр Григорьевич Красюков, директор отделения инновационных и прикладных исследований (ОИПИ). Родился 21 мая 1948 года. Окончил МВТУ. В ФИАЭ с 1972 года, кандидат физ-мат наук. Возглавил разработку, создание и внедрение мобильных лазерных технологических комплексов МЛТК-50 и МЛТК-5 на базе газоразрядных СО2-лазеров. "...Под его руководством было разработано и внедрено в эксплуатацию семейство мобильных технологических комплексов МЛТК-2, МЛТК-3, МЛТК-6. По заказау "Газпрома"был создан МЛТК-20. Лауреат Государственной премии СССР, премии Правительства Российской Федерации,
   Ветеран атомной энергетики и промышленности". [32]
   Первый лазер для решения проблемы гашения пожаров, это созданный в ФИАЭ в кооперации с ОАО "Газпром" -- МЛТК-50, выходная мощность 50кВт. В его создании участвовали Александр Красюков, Валерий Наумов, Владимир Востриков, Валерий Гаврилюк, Валерий Кузнецов, Владимир Черковец, Леонид Шачкин, Владимир Шашков и др. Основой МЛТК-50 является импульсно-периодический электроионизационный СО2-лазер, работающий на атмосферном воздухе с добавкой 5% углекислого газа. Надо было на основе такого лазера создать совершенно новое устройство -- автономное, мобильное со своей выходной оптикой и другими элементами... "Тут техника, в отличие от военной, должна работать долго, не капризничать, не требовать для своего обслуживания особо высококлассных специалистов. И стоить как можно дешевле" [30(2)]. Специалисты ТРИНИТИ и их коллеги создали комплекс, который базируется на двух модулях-платформах: на одной платформе размещается генератор лазерного излучения, здесь же устанавлена система формирования и наведения луча, а также кабина управления, откуда ведется программное или ручное его наведение и фокусировка. На другой платформе находятся элементы газодинамического тракта.
   Хотя 50-и киловаттный комплекс был создан для тушения пожаров, диапазон его практического применения (как и следующего поколения подобных лазеров) достаточно велик. Как показали испытания, "МЛТК-50 может быть весьма полезен при ликвидации пожаров на газовых скважинах, утилизации старых кораблей и подлодок (луч режет корабельную сталь толщиной до 120 мм с расстояния в 30 м), разделке скального массива в каменоломнях, при дезактивации поверхности бетона на АЭС методом шелушения поверхностного слоя, удаления пленки нефти, разлитой по поверхности водной акватории, и т.д.". [43]
   В 2002 г. за эту работу (создание и внедрение МЛТК50) ученые и инженеры института, уже упоминавшиеся выше, и их коллеги из Научно-исследовательского института электрофизической аппаратуры им. Д. В. Ефремова (Санкт-Петербург), Научно-технического объединения "Алмаз" им. A. A. Расплетина и компании "Газобезопасность" (Москва) были удостоены премии Правительства РФ. [44]
   Далее на основе первого лазера пошла цепочка: соз дание целой гаммы подобных мобильных комплексов различной мощности, каждый из которых проектировался в определенной мере целевым образом. Следующий комплекс МЛТК-5 развивает мощность всего 5кВт, но его особенность -- повышенная мобильность. Например, турбина большой гидро- или атомной электростанции не транспортабельна по определению, но она выработала свой ресурс: рабочие поверхности подшипников начали стираться. "Лечить на месте, -- предлагает Александр Красюков, -- то есть прямо в машинный зал ГЭС доставляют МЛТК-5 и с его помощью проводят лазерное напыление, восстановление истертых поверхностей. И турбина после такого ремонта может проработать еще почти столько же".
  -- [30(2)]
   Мобильный лазерный технологический комплекс МЛТК-2 разрабатывался не только для дистанционной резки различных конструкций, но и для дезактивации поверхностей. В его основе волоконный лазер мощностью 2кВт, может разрезать металлические детали толщиной до 20 мм на расстоянии около 6 метров от выходной оптической головки.
   МЛТК-3 состоит из трех одинаковых источников лазерного излучения, которое по оптоволоконным кабелям передается в систему формирования и позиционирования луча.
   Новая, но не последняя разработка -- комплекс МЛТК-20. В этом уже полупромышленном (дизайн комплекса не любительский), лазере соединились лучшие элементы предыдущих разработок и воплотились новые идеи. Александр Красюков: "...В конце 2009-го года мы получили заказ на создание нового комплекса и назвали его МЛТК-20. Это лазер на базе волоконных иттербиевых лазеров разной выходной мощности, который передает излучение на заданную точку на расстояние до ста метров". По своей архитектуре он напоминает описанный выше МЛТК-3. МЛТК-20 состоит из четырех контейнеров размером 2х2х2 метра весом порядка двух тонн каждый. Три блока из четырех оснащаются иттербиевыми волоконными лазерами с регулируемой мощностью (от 0,5 до 8кВт) и системами их охлаждения.
   Комплекс "МЛТК-20", созданный в 2010 году по заказу "Газпром-газобезопасность" впервые использовался при ликвидации аварии на газовой скважине N506 на действующем месторождении в 2011 году в Ямало-Ненецком автономном округе. После этой аварии комплекс МЛТК-20 участвовал в ликвидации еще трех тяжелых аварий:
  -- Август 2013 г. -- Самбургское НГКМ (ЯНАО);
  -- Июль 2014 г. -- Верхнеколик-Еганское НГКМ (ХМАО);
  -- Январь 2015 г. -- Северогубкинское НГКМ (одновременное открытое фонтанирование нефтяной и газовой скважины при температурах до -32oС).
   Все аварии происходили с открытым фонтанированием. [44]
   2011 год. Впервые для ликвидации аварии на газовой скважине была успешно применена лазерная установка МЛТК-20, позволивший в рекордные сроки ликвидировать аварию на газовой скважине N506 Западно-Тарко-Cалинского месторождения. "Там образовался трехсоттонный завал буровой вышки, которая упала на устье скважины. Мы непрерывно резали металлоконструкции по 8-10 часов, после чего аварийщики растаскивали их своими тягачами. Мы разрезали все конструкции за четыре дня, и авария была ликвидирована. Это были рекордные сроки ликвидации".
   2015 год: 9 января 2015 г. на нефтяной и газовой скважинах Северо-Губкинского месторождения Ямало-Ненецкого Автономного Округа одновременно произошли аварии. "...13 января группа сотрудников Отделения Перспективных Исследований -- А. Г. Красюков, Г. В. Смирнов, С. Т. Дурманов и Р. Е. Романов -- вылетела в Ноябрьск. Одновременно на самолете Ил-76 в Сургут был доставлен разработанный и уже отлаженный МЛТК-20. Вся работа по лазерной резке металлоконструкций, препятствующих проходу специалистов к устьям двух скважин, заняла всего 4 дня. Это уже четвертое успешное использование МЛТК-20 при ликвидации последствий аварий на газовых и нефтяных скважинах является уникальным: впервые комплекс был применен в зимних условия при температурах до -30 градусов Цельсия. При этом работа оказалась особенно трудной вследствие наличия копоти от горящей нефтяной скважины (копоть активно поглощает и рассеивает излучение лазера). Поздравляем наших специалистов с новым замечательным успехом!" [ 44 ]
   Далее Александр Красюков рассказывает о перспективах: "...Сейчас в НИРовском этапе по заказу Газпрома совместно с ВНИИГАЗ закончена интересная работа: мы начали заниматься освоением арктического шельфа -- там обнаружены большие запасы углеводородов. И здесь самая серьезная опасность -- разливы углеводородного топлива. Вместе с ВНИИГАЗ разработали метод лазерного поджига и ликвидации нефтяных разливов. Разработана концепция создания специализированного комплекса на борту корабля либо вертолета, который может оперативно прибыть к месту случившийся аварии и произвести поджиг с последующей полной очисткой этого разлива. Надеемся, что в 2016 году это заработает".
   2018 год. По итогам "Международного конкурса научных, научно-технических и инновационных разработок, направленных на развитие и освоение Арктики и континентального шельфа 2018", в котором приняли участие 82 организации, представивших 84 работы, наш институт получил благодарность Конкурсной комиссии и был признан Лауреатом конкурса. Две разработки коллектива А. Г. Красюкова, "Разработка технологии лазерной подводной резки металлоконструкций и создание специализированного мобильного лазерного технологического комплекса" и "Создание мобильного лазерного технологического комплекса для ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов в различных, в том числе арктических ледовых условиях", стали лауреатами II и III премии конкурса. [1]
   В каталоге продукции ГНЦ ТРИНИТИ [44] сообщается, что "...в АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ" на основе серийных волоконных иттербиевых лазеров создано семейство мобильных лазерных технологических комплексов". Детально изложены особенности МЛТК и возможности этих лазеров. Руководитель проекта Александр Петровский (речь идет о рекламе продукции и сбыте).
   Дистанционная лазерная резка используется (до 300 м):
  -- при ликвидации последствий аварий, в т.ч. с открытым фонтанированием на газонефтяных месторождениях;
  -- при разделке (утилизации) и фрагментации крупногабаритных толстостенных металло- и строительных конструкций (в т.ч. подводных лодок и кораблей);
  -- разрушение ледяных образований;
  -- Дистанционная лазерная резка с использованием транспортного оптоволокна (до 100 м);
  -- фрагментация оборудования (парогенераторов, конденсаторов, корпусов реактора) на демонтируемых блоках АЭС. А также других материалов (бетона, железобетона, кирпича и др.);
  -- подводная газолазерная резка металлоконструкций; ликвидация загрязнений береговой и прибрежной зоны от аварийных разливов
   [44].
   Институты научного дивизиона Росатома с 30 марта по 2 апреля 2021 года приняли участие в выставке "Фотоника-2021", где представили уникальные решения в области плазменных, лазерных и оптических технологий. В частности, специалисты ТРИНИТИ продемонстрировали Мобильный лазерный технологический комплекс (МЛТК) с КПД 35% .
  -- Глава 10. Ударная труба. СО-лазеры (СОЛ)
   С экспериментов на установках по теме "Борей" и на стенде "Ударная труба" начал свою филиальскую биографию Виктор Гурашвили.
   Ударная труба (УТ) это аэродинамическая установка, рабочий поток в которой создаётся в результате нестационарного расширения сжатого до высокого давления газа из цилиндрической камеры в цилиндрический канал, заполненный газом с низким давлением. Запуск ударной трубы происходит посредством разрушения диафрагмы, отделяющей камеру от канала; газ, находившийся под высоким давлением, разгоняется в волне разрежения, сжимая и нагревая в ударной волне газ в канале. В результате в канале образуются две следующие друг за другом области газа с квазистационарными параметрами. Рабочей средой служит либо газ, вышедший из камеры, либо газ, которым заполнен канал перед запуском. Для получения высоких значений параметров потока (скоростей, температур, чисел Маха, Рейнольдса и др.) газ в камере нагревают.
   У. Т. обычно используется для решения задач нестационарной газовой динамики, аэрофизических и физико-химических исследований.
   В статье "Ударная труба для исследований высокотемпературных МГД-генераторов" (авторы А. Белых, В. Гурашвили, В. Голубев, С. Пашкин, А. Якушев) [45] приводится описание ударной трубы с общей энергией, запасенной в толкающем газе до 10Мдж, при максимальном давлении до 500 ата. Установка позволяет проводить исследования МГД-течений с температурой газа до 10000К, тепловой мощностью до 108¤109Вт и временем истечения 10--3¤10--2 сек в магнитном поле до 4Тл.
   В 1974 году (22 мая) в ФИАЭ прибыла делегация американских физиков: Р. А. Херш, С. О. Дин, Э. В. Тривелнис, М. Б. Готлиб, Д. Ф. Кларк, Ф. Л. Раби, Т. К. Фаулер, Р. Л. Бингам, Д. Уильямс. О работах ФИАЭ по т/я программе рассказал Е. Велихов. Основной интерес к МГД преобразованию энергии импульсного термоядерного реактора (в частности, к работам на модельной установке "Ударная труба").
   В январе 1976 года состоялось важное заседание НТС, на котором было принято одно из ключевых решений по новому направлению в лазерной программе -- после доклада А. П. Напартовича и В. А. Гурашвили и обсуждения решили "...считать целесообразным развертывание работ по исследованию СО лазеров, тема СОЛ, на стендах СОЛ. СО лазеры имеют квантовый КПД более 90% (у СО2 менее 40), реальный КПД тоже высок (до 25%)...". А это значит, по весо-габаритным характеристикам СО лазер много привлекательней.
   Итак, к лазерной программе (вместе с А. Напартович) подключился Виктор Гурашвили: "...К лазерам приступил в 1978 году. Первые несколько лет не было решения, успеха. Только в 1983 году, когда уехал отдыхать после сильной "академической" взбучки, пришло решение. 20 апреля приехал обратно, а 5 июня все заработало! Сейчас есть два действующих лазера".
   Гурашвили Виктор Арчельевич (начальник отдела мощных лазеров Отделения перспективных исследований (ОПИ), доктор физ-мат наук, профессор) родился в 1942 г. После окончания в 1966 г. Московского авиационного института им. С. Орджоникидзе по специальности "Плазменные, ионные движители и космические энергоустановки" работает в ГНЦ РФ ТРИНИТИ. Основные области научных интересов: физика мощных газовых лазеров, физика плазмы, газовая динамика, энергетика транспортных систем. Основные работы посвящены исследованиям: МГД-генераторов на неравновесной турбулентной плазме, основных физических процессов в плазме несамостоятельного разряда, контролируемого электронным пучком, мощных электроионизационных СО-лазеров. Автор более 100 научных трудов и ряда изобретений. Член ряда специа лизированных Научных советов, национальный эксперт по лазерам и лазерной технологии. [32]
   За эти работы дфмн В. А. Гурашвили с группой сотрудников награжден премией правительства России в 1998 году.
  
   Глава 11. Импульсно-периодические лазеры (ИЛ-1, "Дятел" "Лапердей", ХГР, ЛПД и ИЛПД)
  
   В ФИАЭ, кроме крупных лазерных проектов, развились направления, начатые в поддержку этих проектов, но со временем ставшие самостоятельными исследованиями с практическим выходом. В частности, это относится к ветви Импульсно-Периодических Лазеров (ИПЛ).
   Отличительной особенностью импульсно-периодических лазеров является сочетание средней выходной мощности, типичной для непрерывных лазеров (сотни Вт - единицы кВт) с пиковой мощностью, характерной для импульсных лазеров (единицы - десятки Мвт).
   Большая величина квантового выхода и селективность резонансной передачи энергии являются теми факторами, которые позволяют достигать КПД молекулярных лазеров до 20-50%
   Актуальность создания и исследования высокоэнергетичных эксимерных лазеров уже подтвердилась широким кругом достигнутых и потенциальных применений мощного лазерного УФ излучения.
   В Филиале ИАЭ первый канал Импульсно-Периодического Лазера (ИПЛ), работающего в импульсном режиме с высокой частотой повторения импульсов, собрал Владимир Герц (группа Д. Малюты), а доводил эту сборку до лазерного режима Владимир Межевов. Канал имел длину 20 см, сечение 10х10см2, внутри была собрана многоштырьковая система электродов, рабочая частота 5кГц, длительность импульса одна микросекунда, средняя мощность около 1кВт.
   Начало семидесятых. Станислав Дробязко (кфмн, зав. лабораторией) после нескольких лет работы по тематике ТЭП, приступил к лазерной программе в лаборатории В. Ю. Баранова. У него собралась солидная группа -- это Володя Книжников, Вадим Турундаевский, Сергей Скобелев, Саша Мелешко, Сергей Шнерук, Коля Самохвалов. В круглом павильоне были выделены четыре комнаты, в одной из них начали делать импульсно-периодический лазер (разряд при атмосферном давлении) -- "Импульсный Лазер 1" ("ИЛ-1"). 30 или 31 декабря 1971 года получили генерацию (это обычное явление, скорее -- традиция в СССР и далее -- "Брызги шампанского" -- экспериментальные пуски с хорошим результатом в канун Нового года). Стас Дробязко рассказывает: "Что знали про разряд -- Браун, Энгель (настольная книга экспериментатора "Физика низкотемпературной плазмы" НА) и ничего более... В качестве источника питания выбрали конденсатор с емкостью 3мкФ, 50кВ и на первых порах получали разряд, переходящий сразу в дугу (контракция разряда). А нужен однородный разряд, значит -- менее мощный. Перешли к меньшей энергоемкости источника питания -- емкость 0.05мкФ, откачали объем, давление примерно 50-100 Торр, выдумали свою электродную систему (это предложил В. Книжников), сделали ультрафиолетовую предионизацию в объеме -- и получили однородный разряд... Так и запустили. Группа разрослась, добавились Володя Низьев, Слава Стрельцов, Володя Борисов, Пономарев Игорь, Смаковский Юра..." В 1970 году С. Дробязко был избран освобожденным председателем месткома. Группа раздробилась. И вот в 21 здании в левом крыле -- Володя Борисов, Володя Низьев, Слава Стрельцов -- каждый стал делать свой вариант лазера... Интересны поиски В. Борисова, который начал линию эксимерных лазеров.
   В 1972 году, после того как С. Дробязко вышел из состава месткома, он со своей группой (В. Книжников, А. Пономарев, В. Турундаевский), начал делать импульсно-периодический лазер на прокачном разряде: "Впервые использовали керамику, на своей электродной системе на смеси СО2 плюс воздух (без гелия) создали первый лазер открытого (не замкнутого цикла). Название этого лазера "историческое", Филиалу нравился -- ЛАПЕРДЕЙ" (автор опять же Книжников), что означает просто Лазер Периодического Действия с параметрами 0.5 кВт в свете, 4 Дж, 100Гц".
   Тогда же в журнале "Теплофизика высоких температур" (ТВТ) появилась статья с идеей самопрокачки рабочего тела. Андрей Якушев (отдел импульсных процессов) собрал лазер с самопрокачкой. Для прокачки рабочего газа использовалась тепловая энергия (давление), выделяющаяся в результате электрического разряда. В результате исследований получено несколько авторских свидетельств и патентов на изобретения (В. В. Бреев, А. В. Губарев, О. И. Печенова, А. А. Некрасов и С. В. Дробязко, А. А. Якушев), например, введение обратного клапана, срабатывающего между импульсами излучения и выбор его места, что привело к увеличению ресурса работы лазера и его КПД [46]. На этой же экспериментальной установке с самопрокачкой сделал дипломную работу Андрей Некрасов.
   Третья установка с большой прокачкой была создана Л. Журавским и А. Егоровым. Они получили до 1кВт на открытом цикле. Юрий Сенаторов сделал работу по плазмохимии в тлеющем разряде. "ДЯТЕЛ" -- импульсно-периодический лазер (100Гц, 5Дж). С его помощью исследовали воздействие излучения на различные материалы. Сотрудниками ИСАН совместно с ФИАЭ на установке "Дятел" были продемонстрированы процессы лазерного разделения изотопов. [47]
   До перестройки было два лазера замкнутого цикла периодического действия -- ЛПД "ЛИПА" и ИЛПД. В итоге с 1981 по 1986 год создано четыре лазерных комплекса. Сейчас (1999 год) работает только ЛПД.
  
   Глава 12. Импульсно-периодические эксимерные лазеры (ИПЭЛ)
   Слово "эксимер" (eximer) происходит из слияния двух слов, описывающих вид химического соединения, сложной молекулы "возбужденный димер" (excited dimer).
   Время жизни эксимеров очень мало и обычно составляет считанные наносекунды. То есть эксимерные молекулы в основном, стабильном состоянии не существуют. В возбуждённом состоянии они могут образовывать временно связанные молекулы сами с собой (эксимеры) или с галогенами (эксиплексы), такими как бром, фтор или хлор, в виде бромида ксенона, хлорида криптона, фторида криптона и т.д. Длина волны эксимерного лазера зависит от состава используемого газа, и обычно лежит в ультрафиолетовой области. Излучение источников, относящихся к этому виду, в спектральном диапазоне занимает промежуток от 126 нм (Ar2) до 558 нм. Предельная частота повторения импульсов порядка 500Гц.
   Эксимерные лазеры применяются там, где необходимо получение высокой точности обработки с разрешением до 40 мкм и без значительного нагрева обрабатываемого материала. Под действием ультрафиолетового излучения эксимерного лазера слабые органические связи разрушаются. Генерируемая при этом ударная волна удаляет материал ("абляция") с минимальной передачей тепловой энергии обрабатываемой поверхности.
   Для предионизации рабочего объема ЭЛ обычно используются электронные пучки, но их работа осложняется нагревом, возможностью радиационных повреждений и механическими нагрузками на фольгу, отделяющую вакуумный объем электронной пушки от газовой среды лазера высокого давления.
   В ТРИНИТИ развито новое научное направление -- созданы мощные импульсно-периодические эксимерные лазеры (ИПЭЛ) с предионизацией излучением скользящего разряда, а также эксимерные лазеры, возбуждаемые самостоятельным объёмным разрядом. Они конструктивно проще, более надежны в эксплуатации, обеспечивают возможность получения больших средних мощностей в режиме с высокой частотой повторения импульсов, предлагая уникальную комбинацию ультрафиолетовой длины волны вместе с высокой энергией импульса, что является ключевым для расширения их использования.
   Здесь уместно обратиться к работам по генерации эксимерных молекул в импульсном разряде сверхвысокого давления (ArF*), (KrF*), (XeF*), которыми в нашем институте последовательно более 30 лет занимался Владимир Михайлович Борисов, дф-мн, профессор, заместитель директора по науке Отделения импульсных процессов (ОИП), начальник лаборатории импульсных лазерных систем (ЛИЛС) Родился 07.05.1945 годa. В 1970 году окончил Московский инженерно-физический институт по специальности экспериментальная ядерная физика. В ГНЦ РФ ТРИНИТИ работает с 1970 года. Является автором более 150 отечественных и зарубежных научных публикаций, в том числе соавтором книги (Баранов В. Ю., Борисов В. Н., Степанов Ю. Ю. "Электроразрядные эксимерные лазеры на галогенидах инертных газов", М., Энергоатомиздат, 1988) и многих патентов.
   "...Награжден почетными грамотами, правительственными наградами СССР и Российской Федерации. Победитель конкурса инженерных работ ИАЭ им. Курчатова (1986 г.). В 1988 г. был удостоен звания лауреата премии Совета Министров СССР за разработку и внедрение в народное хозяйство эксимерных лазерных спектрометров. Область научных интересов: физика плазмы, физика лазеров". [32]
   Владимир Борисов рассказывает о достижениях лаборатории (выступление на ТВ-передаче 2015 года) [26(3)]: "Лаборатория импульсных лазерных систем, входящая в отделение импульсных процессов, существует уже около 30 лет и была создана для развития лазерных и плазменных источников и их применений. Мы (А. Ф. Глова, А. Ю. Виноходов, Ф. И. Высикайло, С. Г. Мамонов, Ю. Б. Кирюхин, Н. Я. Смирнов, А. В. Ельцов и др.) в основном специализируемся на создании лазеров, работающих в импульсно-периодическом режиме. При таком режиме мощность в импульсе может на порядки превышать мощность, достигаемую в непрерывном режиме. Нами создано целое семейство эксимерных лазеров, излучающих в диапазоне длин волн от 193 нм до 350 нм, с энергией генерации в импульсе от 0,1Дж до 10Дж и частотой следования импульсов до 5кГц. Эксимерный XeCl лазер с длиной волны 308 нм был применен в мобильном лидаре для мониторинга последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Эксимерный АrF лазер с длиной волны 193 нм и частотой следования импульсов 5кГц создавался в лаборатории для современной литографии. Последние три года (2011-2014) мы занимаемся воздействием плазменного или лазерного излучения на конструктивные материалы, используемые в Росатоме, где проектируется демонстрационный реактор БРЕСТ-ОД-300. Физико-механические характеристики стали марки ЭП823 (материал оболочки тепловыделяющих элементов реактора -- ТВЭЛов) были подробно исследованы и проверены. Нами было предложено использовать разработанные нами мощные ИПЭЛ для покрытия оболочки твэла специальной композитной керамикой, получаемой методом импульсного лазерного осаждения. Испытания показали возможность достижения практически полного подавления коррозии поверхности оболочек твэлов с нанесенными защитными покрытиями...
   Для литографии следующего поколения, где требуются источники с еще меньшей длиной волны излучения (13,5 нм), мы предложили и разработали плазменные источники на основе эффекта "Z-пинч". Эта работа велась в рамках нескольких проектов Международного Научно-Технического Центра (МНТЦ) с партнерами из Германии и Японии. В результате был создан один из самых мощных в мире электроразрядных источников экстремального УФ излучения. Источник позволяет генерировать импульсы в диапазоне 13,5Ђ0,13 нм и частотой следования импульсов 7кГц".
   Александр Федорович Глова, дф-мн, профессор родился в 1949 году. В 1973 году окончил физический факультет МГУ. В ТРИНИТИ с 1973 года. Область научных интересов: физика лазеров и взаимодействия лазерного излучения с веществом, Физика низкотемпературной плазмы. Автор более 160 научных трудов и изобретений.
   Олег Борисович Христофоров, сотрудник отделения импульсных процессов, дф-мн родился в 1955 г. В 1978 году окончил Московский инженерно-физический институт. В ГНЦ РФ ТРИНИТИ работает с 1978 г. С 1986 г. -- начальник исследовательской группы лаборатории импульсных лазерных систем, а с 1995 г. -- ведущий научный сотрудник. Область научных интересов: физика плазмы, физика лазеров и взаимодействия излучения с веществом, лидарные методы диагностики, физика импульсного газового разряда, мощные источники ВУФ излучения. При участии О. Христофорова созданы мощные импульсно-периодические эксимерные УФ лазеры с электронно-пучковой и электроразрядной накачкой [48, 49] ; мобильные лидары, в том числе применявшиеся в работах по ликвидации аварии на ЧАЭС в 1986 г. О. Христофоров -- лауреат премий научных работ им. И. В. Курчатова и инженерных работ им. М. Д. Миллионщикова.
   "Исследования по созданию мощных импульсно-периодических источников излучения в области экстремального ультрафиолета (ЭУФ) проводятся в ГНЦ РФ ТРИНИТИ на стендовом комплексе "ПАЛЬМА" отдела импульсных процессов. Разработаны два основных типа источников излучения на основе разрядов пинчевого типа в Хе и разряда в парах металла (олова, лития), инициируемых лазером" [50]. Также разработаны и прошли испытания две модификации мощного эксимерного лазера: XeCl-лазер (308 нм) с большой энергией генерации и многоволновой ArF(193нм)-KrF(248нм)-XeF(351 нм)-лазер с высокой частотой следования импульсов.
   Варианты применения эксимерных лазеров, созданных в ТРИНИТИ:
  -- лазерный отжиг при производстве тонкоппленочных транзисторов (TFT) для плоских цветных экранов большого размера с высоким разрешением;
  -- микролитография при производстве микропроцессоров и микросхем памяти. Поверхностная обработка для улучшения свойств материалов особенно существенных в автомобильной, авиационной промышленности и в производстве медицинского оборудования;
  -- микрообработка материалов методом лазерной абляции и модификация поверхностной структуры, например, при лазерном сверлении сопел струйных принтеров или в технологии производства больших интегральных схем;
  -- изготовление брегговских решеток, которые являются наиболее широко используемым элементом в оптоволоконных линиях связи;
  -- маркировка изделий из керамики, стекла, полимеров, фторопластов, кристаллов путем удаления материала или фотохимическая маркировка за счет изменения цвета;
  -- очистка изолированных проводов в производстве электронных приборов;
  -- медицинские применения, такие как лазерная хирургия, коррекция зрения, кожных заболеваний, лечение зубов и т.д.;
  -- измерительная техника -- индуцированная лазерная флюоресценция.
   В 2020 году в институте начались восстановительные работы по реанимации эксимерных лазеров, входящих в комплекс "Пальма". Выписка из ТЗ (том2): "...Комплектующие изделия по настоящему техническому заданию необходимы для осуществления восстановительных работ на стенде для стенда эксимерных лазеров входящих в комплекс "Пальма"... Восстановлению подлежат эксимерные лазеры с энергией в импульсе генерации более 700 мДж и максимальной частотой повторения 150 Гц". [50-б]
  
  -- Глава 13. Наработка изотопов. Их применение
   Лазерное разделение изотопов представляется наиболее вероятным для промышленной реализации. Потенциально этот метод является самым дешевым по уровню капитальных вложений, количеству отходов и общей экономической эффективности процесса. Процесс лазерного обогащения включает три стадии: возбуждение, ионизацию и разделение. Для этого используются два подхода -- возбуждение атома или возбуждение молекулы. В методах лазерного разделения изотопов используют три различных типа лазеров с высокой частотой повторения импульсов, которые можно назвать базовыми: лазеры на красителях (видимый диапазон), УФ эксимерные лазеры и ИК СО2-лазеры.
   Ведущий научный сотрудник, ученый секретарь ТРИНИТИ (специализация -- разделение изотопов) кф-мн Казаков Станислав Александрович (1944-2010). Беседа у него в кабинете, 7 июня 1999 г. С 2004 года Станислав Казаков -- зам. директора по научной работе. Далее запись беседы без купюр и исправлений, которая и составляет основное содержание главы, несколько авторских комментариев и ссылок по ходу беседы и записи текста:
   0x01 graphic
   0x01 graphic

   "Я уроженец Липецкой обл., село Павловское. Отец -- Александр Порфирьевич, учитель. Мать -- Валентина Константиновна, тоже учительница. В 1963 году поступил в Воронежский Гос. Университет, а в 1965 году перешел в МГУ, на физфак. Окончил МГУ в 1969 году, но еще был в аспирантуре. В ФИАЭ пришел в 1973 году в группу Гены Абросимова (лаб. Ф. Косырева). Работу начал с экспресс-анализа сред мощных импульсных лазеров. В группе еще были -- Саша Басиев, Витя Кузьмин, Витя Васильцов (НИИЯФ), Оля Андреева (Туркина), Катя Даниэльян, Лена Напартович. Сидели в 20 здании в комнатах 48 и 49.
   В 1975 году защитил диссертацию "Необратимые изменения оптических характеристик стеклообразных сред в результате теплового действия лазерного излучения". После защиты диссертации в 1976 году перешел в отдел В. Баранова (ОИП -- отдел импульсных процессов), уже начальником группы. В группе были Володя Низьев, Сергей Пигульский, Саша Стародубцев. Миша Емельянов, Володя Шошин, позже по химическим делам -- Нина Черковец, Володя Кузьменко. В 21 здании в зале М-40 нами был запущен импульсно-периодический лазер "ДЯТЕЛ" (100Гц, 5Дж). С его помощью исследовали воздействие излучения на различные материалы.
   Где-то около 1975 года В. Летохов (ИСАН) опубликовал несколько работ, посвященных изотопической селективной диссоциации многоатомных молекул под действием Лазерного ИЗлучения (ЛИЗ) [51]. Частота колебания молекул пропорциональна их массе. Для наработки изотопов использовались SF6 и BCl3, так как их частоты поглощения совпадали с частотой излучения СО2-лазера. У нас и за рубежом уже было большое количество экспериментов по исследованию физической природы этого явления, но при средней мощности излучения импульсных СО2-лазеров не более 3-5Вт и малом объеме области диссоциации. В основе метода лазерного разделения изотопов лежит возможность селективного возбуждения лазерным излучением атомов и молекул определенного изотопного состава. Для получения заметных весовых наработок изотопов (это порядка одного миллиграмма) наш "Дятел" вполне годился.
   31 октября 1977 года на НТС состоялся семинар, на котором Летохов рассказал об эффекте изотопически сильной диссоциации молекул в сильном инфракрасном поле. Идея лазерного разделения изотопов впервые была высказана еще в 70-х годах двадцатого века. Однако ее реализация была в то время затруднена изза отсутствия мощных лазерных источников, излучающих в требуемых спектральных диапазонах (прежде всего, в ИК области спектра). В 1976 году в ФИАЭ начата программа, направленная на создание замкнутого цикла разделения изотопов лазерным методом, с целью получения весовых количеств изотопов чистых веществ. Работали на импульсно-периодических лазерах. Рабочая частота -- 200Гц, максимальная мощность -- 800Вт. Объект исследований -- гексафторид серы SF6. В 1976-1977 годах начались совместные работы с институтом спектроскопии. От ИСАНа работал Евгений Рябов. В отделении академика И. К. Кикоина (ИАЭ им. И. В. Курчатова) были заинтересованы в наработке изотопов UF6 лазерным методом (это Гарий Семенович Баранов, Александр Иванович Карчевский). Под задачу разделения изотопов урана был использован импульсно-периодический лазер -- ("ДЯТЕЛ") и создан атомный вариант лазера (эксимерный лазер ?=370 нм разработки В. Борисова), под которые выделили большую часть здания 37, где начали создавать стенд "ГЕФЕСТ" (греческая мифология -- бог огня; однако есть другая версия -- ГЕннадий ФЕдорович СТарается, это Г. Ф. Дроков -- зам.начальника ОИП). В первый раз "Гефест" упоминается на НТС 20.02.78 г., когда обсуждалась программа работ по лазерному разделению изотопов, представленная начальником отдела В. Ю. Барановым. В этом строительстве, в полном объеме неоценимую помощь оказал Иван Сафронович
   Парахнюк, главный инженер ФИАЭ..."
   (Временно отступим от рассказа Станислава Казакова. Из статьи Летохова и Мура в журнале "Квантовая электроника": "Расширение области длин волн лазеров и развитии методов перестройки, контроля и стабилизации частоты лазерного излучения открыло возможность систематического исследования довольно "тонких" применений лазерного све та, использующих селективное воздействие лазерным излучением на веще ство. Особый интерес этот эффект представляет в связи с применением лазеров для разделения изотопов, так как в этом случае открывается возможность серьезного влия ния квантовой электроники на ядерную технику и ядерную энергетику и выхода далеко за рамки научных применений лазеров. Эта область применения лазерного излучения предъявляет довольно жесткие требования к лазерам и должна в существенной мере стимулировать их развитие" [52]).
   О преимуществах лазерного метода разделения изотопов (ЛРИ) по сравнению с традиционными методами:
      -- высокая селективность элементарного акта;
      -- возможность выделения нужного изотопа, не затрагивая других, используя перестраиваемые по частоте лазеры;
      -- низкие затраты энергии (102-103 эв/атом). Если сравнивать с другими методами разделения изотопов: электромагнитный метод (106-107 эв/атом), газовая диффузия (3.106), газ центрифуга (4,5.105), дистилляция (102);
      -- малый пусковой период;
      -- минимальный контакт продукта с поверхностью;
      -- универсальность метода для разделения изотопов любых элементов (легких, тяжелых, промежуточных по массе). Для этого нужны простые и экономичные лазеры с W = 1кВт - 1МВт.
   Станислав продолжает: "...Противников развития этой технологии было много как со стороны владельцев других технологий разделения, так и внутри... Все же удалось создать кооперацию, куда, кроме ФИАЭ, вошли НИИ стабильных изотопов (НИИСИ) в Тбилиси и институт спектроскопии академии наук (ИСАН). Директор НИИСИ -- Бахтадзе Андрей Багратович (сотрудники -- Вецко Виктор, Ткешелашвили Гела, Аватков Олег). ФИАЭ делал лазер "ДЯТЕЛ-2" (100Гц, но уже на энергию светого потока 10Дж) и кювету взаимодействия. Итак -- ГЕФЕСТ для шестифтористого урана, а установка в Тбилиси для разделения изотопов углерода С12 и С13. Работали примерно четыре года вахтовым методом -- туда, кроме меня, ездили Саша Стародубцев, Сергей Пигульский, Володя Кузьменко, а также конструктора-разработчики -- А. Г. Соколов, Толя Шакутин. К очередному съезду партии (1981 г.) весовая наработка изотопа углерода была принята в качестве соцобязательства Министерства (для непосвященных читателей конфиденциально сообщаем, что такое соц обязательство выполнялось в любом случае). Но в данном случае были получены очень хорошие результаты (чистота по 13 изотопу углерода четыре девятки -- 0.9999, что было выше всех известных методов). Так что даже приняли решение строить цех по разделению изотопов, подключив для конструирования НИИЭФА. Отметим, что, вопервых, увеличение энергии светового потока в импульсе до 10Дж привело к тому, что оптика лазера, выполненная из соли NaCl, "поплыла"; точнее, начала трескаться и разрушаться, поэтому начали переходить к газодинамическим окнам; во-вторых, излучение лазера на СО2 (с изотопом С12) очень слабо поглощается в атмосфере, а значит, может быть использовано для передачи энергии на дальние расстояния... Но в-третьих, "пришла пора развала великой Державы" и кооперация сошла на нет".
   В ФИАЭ сложились два направления в создании лазеров для лазерного метода наработки изотопов и их применения:
   1) Собственно, лазеры. Это эксимерный лазер (В. Борисов) и лазер на шестифтористом уране UF6, излучающий на длине волны 16 микрон (стенд "ГЕФЕСТ") (Ю. Колесников).
  -- Юрий Александрович Колесников
   (12.01.1937-24.05.2007)
   Работал в ФИАЭ с 1966 года. Начальник лаборатории, кандидат физ-мат наук. "Под его руководством были созданы мощные газовые импульсно-периодические лазеры (1987 г.), самый мощный в мире на то время оптически накачиваемый импульсно-периодический CF2 лазер. С 1976 года, совместно с В. Ю. Барановым, инициировал проведение ежегодной научной конференции "физико-химические процессы при селекции атомов и молекул". Автор 70 публикаций.
   Соавтор фундаментального обзора по лазерному фотолизу молекул гексафтроида урана. Ветеран труда атомной энергетики и промышленности [32];
   2) Создание цеха для разделения изотопов легких элементов. Кооперация -- НИИСИ, ФИАЭ, ИСАН, НИИЭ.
   Официальная версия ТРИНИТИ 2019 год: "Эксимерные лазеры, разработанные в ГНЦ РФ ТРИНИТИ, являются результатом 20-летних исследований в области лазерной физики и физики газового разряда. Исследования проводятся на стендовом комплексе эксимерных лазеров "Пальма" отдела импульсных процессов. Разработаны и прошли испытания две модификации мощного эксимерного лазера:
      -- XeCl-лазер (308 нм) с большой энергией генерации;
      -- многоволновой ArF(193 нм) - KrF(248 нм) - XeF (351 нм)-лазеры с высокой частотой следования импульсов". [52]

Из рекламного сообщения ТРИНИТИ (2020 г.):

   "В АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ" разработана технология лазерного разделения изотопов углерода, основанная на диссоциации молекул фреона-22 под действием излучения СО2-лазера. Данный метод не имеет мировых аналогов и позволяет получать высокообогащенный изотоп 13С, нашедший широкое применение в медицине... АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ" располагает необходимыми производственными площадями и оборудованием (лазерными установками)... Промышленное производство двухстадийным лазерным методом имеет преимущество перед традиционными методами разделения изотопов для получения высокообогащенного изотопа 13С с производительностью до 30 кг в год. Руководитель проекта Шейкин Алексей Алексеевич". [53]
  
   Глава 14. Развитие исследований по проблеме управляемого термоядерного синтеза.
  
   Термоядерная реакция уже неисчислимое количество лет поддерживает горение солнца и этим освещается и греется Земля наша. Или (Солнце вырабатывает энергию при синтезе гелия из изотопов водорода). Или (При массе около 2*1027 тонн/это ведь надо дописать к двойке 27 нулей!/ за 5 млрд. лет протекания непрерывных термоядерных реакций "выгорело" всего лишь чуть более 3% массы нашего родного светила -- Солнца). Или: (А теперь представьте Солнце, которое каждую секунду вырабатывает столько энергии, сколько человечество не израсходовало за всю свою историю и не израсходует еще долго). Прониклись?
  
  
   Когда бы смертным столь высоко
   Возможно было возлететь,
   Чтоб к Cолнцу бренно наше око
   Могло, приближившись, воззреть,
   Тогда б со всех открылся стран
   Горящий вечно Океан.
  
   Там огненны валы стремятся
   И не находят берегов,
   Там вихри пламенны крутятся,
   Борющись множество веков; Там камни, как вода, кипят, Горящи там дожди шумят.
   Сия ужасная громада
   Как искра пред тобой одна.
  
   О cколь пресветлая лампада Тобою, Боже, возжжена...

/М. Ломоносов/

   "Царского пути в термояде нет"

/академик Л. А. Арцимович/

   Сжатое и аргументированное объяснение интереса мирового сообщества и физиков к термоядерному синтезу как альтернативному источнику энергии привел академик В. Е. Фортов (комментарии к докладу В. Смирнова [54]): "В последнее время интерес к термояду резко обострился по двум причинам. Во-первых, стало понятно, что где-то около 2050 г. органическая энергетика столкнется с серьезным кризисом, связанным не столько с тем, что газовая компонента будет исчерпана, сколько с тем, что выбросы в атмосферу углекислого газа, которые сегодня составляют 5.5Гт в год, вырастут примерно в два раза. В результате, как следует из моделей, которые сейчас существуют, радикально изменится тепловой поток, падающий на Землю. Он будет составлять 1.5% того потока солнечной энергии, что падает на Землю сегодня. Это -- критическая величина. Так что в середине нынешнего века нам придется отказаться от органического топлива или заметно уменьшить его потребление. Во-вторых, термоядерная реакция... обладает неограниченным ресурсом, потому что запас лития и дейтерия в воде фактически неограниченный, она безопасна, и термоядерные электро станции могут быть размещены в любом месте на Земле хотя бы потому, что не надо подвозить топливо. Комбинация всех этих обстоятельств и вызвала к термояду сильный интерес..."
   Управляемый термоядерный синтез (УТС) -- сложнейшая научно-техническая проблема, на решение которой направлены усилия многих лабораторий мира. Исследования ведутся в основном в двух направлениях: стационарные магнитные системы и системы с инерционным удержанием.
   В устройствах первого типа термоизоляция и удержание горячей плазмы осуществляется с помощью системы стационарных магнитных полей. Это -- токамаки, стеллараторы и множество вариантов с магнитным удержанием плазмы относительно длительное время -- секунда и более, что позволяет изолировать (пока теоретически) рабочую плазму от стенок камеры.
   Выше уже упоминался новейший представитель токамачной линии -- токамак ИТЕР.
   Но вот еще вариант... Е. Велихов (интервью в дни 80-летия, 5 февраля 2015 г): "...Термоядерной энергетики как таковой не существует (!). Энергетика -- это отрасль промышленности, которая производит энергию как продукт. Есть термоядерный синтез -- физическое явление, связанное с термоядерной реакцией изотопов водорода. ITER не представляет собой прототип или модель термоядерной электростанции. Сейчас мы в Курчатовском институте предлагаем идею гибридного реактора. В гибридной схеме термоядерный реактор выступает в качестве источника нейтронов для наработки топлива в ядерном цикле и для дожигания минорных актинидов (или "актиноидов"), т.е. продуктов деления топлива обычных ядерных реакторов. Удивительно, но первым идею гибридной
   энергетики высказал Игорь Васильевич Курчатов. Еще в 1951 г. он передал Сталину письмо, ставшее достоянием общественности совсем недавно. В нем ученый писал, что практически вся энергия (приблизительно 98%), накопленная на Земле, заключена в трех элементах: уране-238, тории или взаимозаменяемом дейтерии и литии. А в оставшиеся приблизительно 2% укладываются нефть, газ и уголь. Поскольку ни уран, ни торий -- не топливо, для его (производителя энергии) создания необходим внешний источник -- нейтроны, а для их получения нужен термо ядерный реактор. На наш взгляд, производство новых делящихся изотопов из тория и урана-238 с использованием термоядерного источника нейтронов -- самый эффективный способ обеспечения атомной энергетики топливом в замкнутом цикле с минимальным радиоактивным загрязнением". [55-а]
   Основание на перспективу высказанной Велиховым идеи это: "Паспорт подпрограммы 6 "Разработка технологий двухкомпонентной атомной энергетики с замкнутым ядерным топливным циклом" государственной программы Российской Федерации "Развитие атомного энергопромышленного комплекса"". [55в].
   Системы второго типа -- это так называемые инерци онные схемы, где плазма уже в процессе ее создания с помощью мощных лазерных или корпускулярных пучков, или же за счет обжатия мишеней импульсным магнитным полем, подвергается быстрому сильному сжатию, соответственно, мощному нагреву -- и термоядерное энерговыделение происходит в течение времени меньше (или порядка) инерционного времени разлета плазмы.
   В настоящее время развиваются два наиболее продвинутых проекта инерциального термояда:
      -- Установка для лазерного термоядерного синтеза (ЛТС) представляет собой камеру, в которую помещается дейтерий-тритиевая мишень. На мишени фокусируется излучение нескольких мощных импульсных лазеров -- от шести ("Дельфин-1", ФИАН) до 192 мощных лазеров, например, лазерная установка NIF (National Ignition Facility) -- научный комплекс для осуществления инерциального термоядерного синтеза. Мишень может быть выполнена в виде сферической ампулы, содержащей несколько миллиграммов дейтериево-тритиевой смеси в виде льда (при температуре ниже 14K) или газа под давлением до сотен атмосфер. Обычно ампула окружена несколькими оболочками. Внутренние оболочки и экраны предохраняют содержимое от перегрева; внешняя, испаряясь под действием лазерного импульса, разлетается и создает реактивный импульс, который, складываясь со световым давлением, сжимает содержимое мишени, что приводит
   к нагреву образующейся плазмы https://www.nkj.ru/ archive/articles/9903/
      -- Другой физический механизм инерционного обжатия мишени (Z-пинч) реализован на установке "Ангара 5-1" (и подобных установках много меньшего масштаба), созданной для исследований по физике быстрых самосжатых разрядов сверхтераваттной мощности. В частности, на этом комплексе исследована двойная лайнерная схема ("динамический хольраум") в качестве драйвера для инициирования термоядерного микровзрыва импульсом мягкого рентгеновского излучения. В 50-е годы основные усилия исследователей (в СССР, США, Германии , Франции) в области УТС были сосредоточены как на создании сферических систем с нагревом плазмы импульсами твердотельных лазеров, так и на мощных самостягивающихся разрядах (Z-пинчи), а в 60-е годы конкурс на перспективность для УТС выиграли уже квазистационарные магнитные ловушки разного типа. Со временем основным направлением стал Токамак, на котором была сосредоточена главная часть усилий. Результат -- уже строящийся токамак "ИТЭР". И опять же, само понятие Наука подразумевает постоянный прогресс в знаниях. Инерционный термояд усилиями ученых, в том числе коллектива "Ангары", сделал резкий скачок -- исследования последних лет на этой уникальной установке позволили приступить к созданию установки того же принципа ("Байкал"), но на такие высокие параметры, которые дают специалистам надежду на реализацию термоядерных параметров. "...Сегодня этот проект находится в стадии технической проектной реализации (проект выполнен). Огромную реакторную установку "Байкал" планировалось разместить на площадке токамака ТСП в ТРИНИТИ (Троицк)". Увы, ситуация с "Байкалом" в настоящее время не ясна.
   0x01 graphic

  
   0x01 graphic

  
   Продолжаем о токамаках. Само слово "токамак", принятое в мире для обозначения установок этого класса, это сокращенное название ТОроидальной КАмеры с МАгнитными Катушками.
   Первый в мире токамак ТМП был построен в 1954 году в ИАЭ под руководством И. Н. Головина и Н. А. Явлинского. Далее там же был построен токамак Т-10, самый большой в то время. Эта машина работает и дает результаты и в наше время. В ТРИНИТИ действует один из трех (Т-10, Т-11М, сферомак "Глобус") российских токамаков -- Т-11М. Но уже построен и введен в действие сферический токамак "Глобус"; но уже скоро будет вводиться Т-15МД в ИАЭ, а в уже утвержденном проекте "Дорожная карта Российской термоядерной стратегии" значится создание в ближайшие два десятилетия новых токамаков "ДЕМО-ТИН" и "ТИН-К"... и все они суть составлящие Большого проекта строительства и ввода в действие Опытно-промышленного гибридного реактора (ОПГР) [56], [57]. Таковы перспективы.
  
   В начале 70-х в Филиале ИАЭ им. И. В. Курчатова на Красной Пахре (ныне г. Троицк) директором Е. П. Велиховым были инициированы работы по исследованию перспективных подходов к решению проблемы управляемого термоядерного синтеза (УТС). В 1970 году в ФИАЭ создается сектор 76 (начальник сектора М. И. Пергамент), коллектив которого формировался в основном из научных сотрудников-плазменщиков ИАЭ, имевших опыт работы в области УТС. В новом секторе проводились исследования твердотельных короткоимпульсных лазеров и мощных высокоэнергетичных электротехнических установок не только для решения проблемы УТС, но и для целого ряда технологических задач. В 1994 году было сформировано Отделение Магнитных и Оптических Исследований (директор ОМОИ -- М. И. Пергамент). Основные направления научных исследований и тематика выполня емых в ОМОИ работ остались неизменными вплоть до настоящего времени. Об этом в главе о твердотельных ("стеклянных") лазерах.
   На этапе начала проектирования и строительства токамака с сильным полем (ТСП) выделилась токамачная структура, отдел физики токамаков-реакторов (ОФТР), которым руководил дф-мн Э. А. Азизов. Работа этого подразделения ТРИНИТИ в институте и на международном уровне способствовала созданию совместного Российско-Итальянского проекта "ИГНИТОР". Евгений Велихов: "...Есть известная идея, высказанная американским учёным Бруно Копи, -- сделать термоядерный реактор компактный, мощный. Такая программа тоже есть. И над ней мы работаем вместе с итальянцами. Это совместная международная программа. Партнёры должны разработать и изготовить установку, используя нашу технологическую базу в Красной Пахре, где у нас есть возможность обеспечивать очень сложные процессы... Эта установка требует очень мощной энергетики. И вот тогда может получиться действительно такой термоядерный реактор -- сравнительно компактный и имеющий тот самый коэффициент Q, с разговора о котором мы начинали, -- не "десятка", а бесконечность. То есть загорается термоядерная реакция. Понимаете, чтобы горела термоядерная реакция, нужны особые условия. Вот эта самая программа называется "Игнитор"", (газета "Троицкий вариант", 8 декабря 2016 года).
   ""Игнитор" планируется построить (и начать исследования) на территории ТРИНИТИ (энергокомплекс ТСП). Исходя из технических требований к "ИГНИТОРу", комплекс "Токамак с сильным полем" (ТСП), его существующая энергетическая, экспериментально стендовая база и инфраструктура ГНЦ РФ ТРИНИТИ в наибольшей степени удовлетворяет стартовым условиям для реализации проекта" [58], -- это официальная заявка на участие ТРИНИТИ в проекте "ИГНИТОР", озвученная сравнительно недавно директором ТРИНИТИ В. Е. Черковцом.
  
   Глава 15. "Малый термояд".
  
   Строго говоря термин "малый термояд" введен мною здесь только для того, чтобы отличать крупные стенды от небольших экспериментальных установок, размещаемых в стандартных помещениях и создаваемых на первом этапе для экспериментальной проверки той или иной альтернативной идеи нагрева и удержания высокотемпературной плазмы, а также для поддержки крупных токамаков. В таких установках не преследовалась цель достижения термоядерных параметров, хотя "чем чорт не шутит". До первых пусков некоторые исследователи надеялись на получение параметров плазмы, близких к термоядерным. Исследования по альтернативным системам находились на стадии изучения физических особенностей поведения плазмы, необходимых для оценки перспектив этих систем как основы создания термоядерного реактора.
  

Отделение физики токамаков-реакторов (ОФТР),

   Отдел Экспериментальной физики токамаков (ОЭФТ), токамак Т-11М. Начальник отдела дф-мн, профессор МЭИ и МИФИ, лауреат Государственной премии СССР (1971 г.) Сергей Васильевич Мирнов. Родился 29.03.1939 г., окончил МИФИ в 1962 г., в ИАЭ им. И. В. Курчатова с 1962 г., с 1987 года -- сотрудник ФИАЭ. Область научных интересов -- физика токамаков: термоизоляция горячей термоядерной плазмы, ее устойчивость, взаимодействие с первой стенкой реактора. Эксперт МАГАТЭ по токамакам. Он был инициатором многих пионерских исследований, в том числе в области взаимодействия плазмы с жидкими металлами. Под его руководством был создан токамак в Шатуре. Во многом благодаря ему токамачное направление стало бурно развиваться во всем мире... "...Воистину Вас смело можно назвать не только одним из пионеров "токамачного" направления, но и его самым лирическим певцом. Неожиданные и красивые физические решения помогали Вам быстро осваивать новые подходы, как, например, в работах с литием... Вы представляете собой удивительное сочетание бескомпромиссного ученого и блестящего рассказчика, чьими лекциями заслушиваются многие поколения студентов...", (поздравление Сергея Мирнова с юбилеем от кафедры физики плазмы МИФИ, апрель 2019 года).
   Экспериментальное оборудование -- токамак Т-11М, созданный и работавший еще в основном институте (ИАЭ им. И. В. Курчатова). Впоследствие был полностью перевезен в ТРИНИТИ, здание 220 (ТСП). Токамак Т-11М -- классический бездиверторный токамак с круглым сечением вакуумной камеры [59]. Установка не требует больших материальных затрат по сравнению с крупными термоядерными установками. На этом токамаке выполнены работы по реконструкции, позволившие значительно поднять параметры плазмы.
   Об исследованиях на установке Т-11М в сайте ТРИНИТИ [1]:
   Введенный после реконструкции в эксплуатацию в 1999 г. токамак Т-11М предназначен для решения следующих задач:
  -- Разработка и тестирование новых видов плазменных диагностик (в том числе, активной спектроскопии и рефрактометрии для международного термоядерного реактора ИТЭР).
  -- Проверка новых методов организации плазменного шнура: боронизация, литиизация, испытание новых конструкций приемников тепла (в частности, лимитеров на базе капиллярных пористых систем).
  -- Исследование взаимодействия жидкого лития с водородной плазмой периферии токамака.
  -- Исследование динамики ионно-цикло тронного нагрева в токамаках.
  -- Исследование динамики срыва тока в токамаке.
   Эксперименты на Т-11М с рельсовой диафрагмой на основе литиевой капиллярной пористой структуры (КПС) показали, что литиевые КПС могут рассматриваться как перспективные материалы для узлов реактора, контактирующих с плазмой. Эрозия материала, контактирующего с плазмой в термоядерном реакторе, приводит к образованию примесей в плазме, что сокращает время ее существования ("срыв горения"), а также ограничивает время использования материала. В ходе этих экспериментов была продемонстрирована способность литиевых КПС успешно противостоять срывам в токамаке. Помимо этого исследовались процессы эрозии лития и сорбции им дейтерия и гелия. Результаты создают основу для последующих работ по созданию на основе КПС узлов стационарного токамака-реактора, контактирующих с плазмой.
   Главный положительный результат -- в ТРИНИТИ сформировалось ядро научных сотрудников, возглавляемых докторами физ-мат наук Сергеем Мирновым и Энгленом Азизовым, которое уже вышло на высокий профессиональный уровень и признано в мировой нау ке.
   Пинч-эффект и его производные.
  
   Если к ионизованному проводящему газу (это состояние газа определяется как "плазма") приложить сильное электрическое поле, то в нем возникнет разрядный ток, одновременно с которым появится окружающее его магнитное поле. Взаимодействие магнитного поля с током приведет к появлению действующих на заряженные частицы газа сжимающих сил. Если ток протекает вдоль оси проводящего плазменного шнура, то возникающие радиальные силы подобно резиновым жгутам сжимают шнур, отодвигая границу плазмы от стенок содержащей ее камеры. Это явление, теоретически предсказанное У. Беннеттом в 1934 и впервые экспериментально продемонстрированное А. Уэром в 1951, названо пинч-эффектом.
   Пинч-эффект (pinch англ. в нашем случае -- "сжимать", "сдавливать") -- сжатие сильноточного газового разряда в результате взаимодействия тока разряда с собственным или внешним магнитным полем.
   В институте атомной энергии академик Г. И. Будкер, а в США Р. Пост независимо предложили прямолинейную открытую магнитную ловушку с нарастающим к торцам магнитным полем "магнитная пробка" для удержания плазмы в ее центральной области. В ИАЭ под руководством И. Н. Головина была сооружена первая крупная установка такого типа названная "Огра" (Один ГРАмм "термоядерных" нейтронов как мечта создателей установки) и начаты эксперименты на этом крупномасштабном пробкотроне. А в Отделении Л. А. Арцимовича под руководством М. С. Иоффе развернулись широкие исследования устойчивости удержания плазмы в пробкотроне.
   НТС, 21 февраля 1977 г. -- Алиханов Степан Григорьевич (его группа: В. П. Бахтин, И. С. Глушков, Г. Ю. Лопатовский, А. Д. Музыченко, В. П. Новиков, И. К. Конкашбаев, Г. Н. Кичигин) докладывает на НТС о "т/я системе -- прямой зет-пинч с лайнером": "Импульсная термоядерная система с плотной плазмой" [60]. Создана и сдана установка ЛН-20 для проведения экспериментов по нагреву плазмы её сжатием ускоренной металлической оболочкой магнитным полем (в геометрии Z-пинча) в линейном тета-пинче.
   Тэта-пинч-эффект -- явление сжатия плазмы под действием внешнего нарастающего поля. Как и в случае Z-пинча, процесс ускорения и сжатия плазмы определяется электродинамическими силами, но теперь (в отличие от зет-пинча) на плазму воздействует не магнитное поле тока, текущего по самой плазме, а более сильное внешнее поле. При прохождении тока во внешнем соленоиде в объеме разрядной камеры создается продольное магнитное поле B, а в плазме, обычно приготовленной заранее, индуцируется азимутальный ток J. Если проводимость плазмы достаточно велика, то при быстром нарастании магнитного поля ток течет лишь в тонком поверхностном слое плазмы (скинирование), соответственно, напряженность магнитного поля внутри плазмы близка к нулевому значению. При этом, если к поверхности плазмы приложено магнитное давление, равное B2/8? , плазменный столб сжимается к оси, что (при выполнении заданных начальных условий) может привести к ее нагреву.
   Компактные торы. Это направление было также развито в ФИАЭ группой дф-мн Рустама Куртмулаева, прибывшей в 1971 году из института ядерной физики (ИЯФ, директор Г. И. Будкер, Новосибирский Академгородок). Доктор физ-мат наук Куртмуллаев Рустам Халилович (22.12.1932 г., с. Кибрай, Орджоникидзевский р-н, Ташкентская обл.). Окончил МГУ в 1956 г. Специалист в области экспериментальных исследований термоядерной плазмы. В 1961-1971 гг. работал в Институте ядерной физики СО АН СССР. Старший научный сотрудник. Известен своими пионерскими работами по бесстолкновительным ударным волнам в плазме. За время работы в ИЯФ опубликовал около 40 научных трудов.
   Краткое изложение ситуации с переездом в подмосковный научный центр дал снс, кф-мн Малютин Александр Иванович (родился 2 января 1947 года, г. Чарджоу, Туркменистан. В 1969 году окончил Новосибирский Гос университет, специальность -- физика плазмы. Работал в ИЯФ): "В 1970 году наша лаборатория в Институте ядерной физики в Академгородке Новосибирска разделилась на 2 части. Одна уехала в Красноярск. Вторую хотел взять к себе Роальд Сагдеев "на космос", но что-то не сложилось, и Сагдеев договорился о нашем переезде в "Красную Пахру" к Велихову. В 1971 году я начал работать в ФИАЭ. В комсомоле на учет не встал (за 20 лет учуял, что эта контора навернется). Трижды был за рубежом для участия в конференциях. В ФИАЭ была создана новая группа. Куртмуллаев Р. Х -- руководитель -- человек, бесконечно преданный науке, физике. Он посвятил ей всю свою жизнь. Он -- пример упорства и изобретательности, организационного таланта и, если надо, компромисса. Но в том, что касалось науки, он не соглашался на компромиссы. "Мозговая головка" (так нас назвал Письменный): Володя Семенов, Еськов Леша (работает в ФИАЭ до сих пор) и я -- все из ИЯФ, инженер-конструктор Китаев Миша (тоже из ИЯФ). Далее молодые сотрудники из бывших студентов. Мы пришли с готовой темой -- "ударный нагрев плазмы". Была построена установка в 37-м здании. Потом наше подразделение преобразилось в отдел динамики плазмы (ОДП). Потом, уже где-то в 1975 году мы получили помещение в 21-м здании, и там была построена установка "Тор", где я и проработал до ухода из ФИАЭ в 1996 году, но фактически начали заниматься своим делом раньше, совмещая работу и хобби. Хобби потом превратилось в бизнес -- по тем меркам небольшой, но для нас это стало переходом в другое измерение жизни.. В 1975 году защитил диссертацию по ударным волнам в бесстолкновительной плазме".
   Семенов Владимир Николаевич, дф-мн [61]:
   "...Концепция системы компактный тор (КТ) была предложена Р. Х. Куртмуллаевым в 1971 г. Исторически направление КТ выделилось из прямых тета-пинчей. В компактном торе для нагрева плазмы используются ударные волны, бегущие вдоль осевого направления -- в отличие от пинча с радиальными волнами. В 1972 г. были проведены первые эксперименты на небольшой установке "БН" в Филиале Института атомной энергии им. И. В. Курчатова (ныне ТРИНИТИ, г. Троицк), которые, собственно, продемонстрировали существование компактного тора как объекта исследования. В рамках программы исследований в ФИАЭ были также созданы экспериментальные установки Тор и TJI. Устройство упомянутых установок в основных чертах одинаково. Все они имеют диэлектрическую (кварцевую) плазменную камеру, откачиваемую до глубокого вакуума, в которую подается рабочий газ. Камера размещается внутри одновиткового соленоида, создающего основное магнитное поле. На торцах монтируются дополнительные катушки для управления пересоединением встречных магнитных полей.
   Процесс формирования компактного тороида происходит непосредственно в плазменной камере. В нем можно выделить ряд последовательно протекающих стадий. На первой стадии происходит начальная ионизация рабочего газа (обычно дейтерий), предварительно напускаемого в камеру, и захват внутреннего магнитного потока в начальной плазме; магнитный поток, захваченный на этой стадии, остается в плазме в течение всего времени жизни. На следующей стадии происходит обращение направления внешнего поля на границе плазмы и образование вытянутой конфигурации с антипараллельными внутренним и внешним полями. Плазма отжимается от стенки в момент, когда внешнее поле становится по абсолютной величине больше внутреннего, возникает антипараллельная магнитная конфигурация в виде вытянутых магнитных петель. Такая конфигурация не является равновесной и стремится к сжатию в продольном направлении и переходу к полному МГД-равновесию. Этот переход носит ударно-волновой характер и сопровождается эффективным нагревом ионной компоненты плазмы. Продольное сжатие, естественно сопровождающее формирование тороида, представляет эффективный способ нагрева плазмы во всем объеме, не требующий дополнительных методов нагрева.
   Наконец, образованная таким образом плазменная конфигурация может быть перемещена вдоль оси камеры в отдельную камеру для длительного равновесного удержания. С 1975 г. аналогичные исследования были начаты в США, в Лос-Аламосе (установки FRX, TRX, LSX), а с 1979 -- в Японии (PLA.CE). С 1980 г. проводились регулярные рабочие встречи с участием американских, японских и российских специалистов...".
   НТС ФИАЭ, 06.02.78 г. -- об итогах по работе "Тор" (отдел динамики плазмы ОДП, Рустам Куртмуллаев): "На установке "БН" проведены эксперименты по ударному нагреву плазмы способом резкого продольного сжатия плазменного столба полоидальным магнитным полем". В семидесятые годы в этом же отделе был реализован эксперимент по сферическому обжатию замкнутой плазменной конфигурации (Шипук, Утюгов, Пичугин). Исследовалась трехмерная куммуляция лайнера.
   0x01 graphic
   0x01 graphic

   Плазменные ускорители с широким диапазоном применения. "МК-200" и др.
   Основной коллектив физиков, занимающихся гидро динамикой плазмы, сформировался в 60-х годах в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова. В начале 70-х эта группа исследователей, которая разработала и создала несколько вариантов плазменных ускорителей, в том числе для экспериментов по термоядерной программе, вместе с экспериментальной базой была переведена в Филиал ИАЭ им. И. В. Курчатова В её составе были научные сотрудники Юрий Скворцов (руководитель лаборатории), Сергей Церевитинов, Валентин Васильев, позже подошли Валерий Сафронов, Николай Умрихин, Виктор Сиднев, Анатолий Житлухин, Валентина Игнатова, Наталья Горячева, Лидия Рыбакова, Володя Курнухин, Михаил Зольников
   Руководитель лаборатории Гидродинамики плазмы, потом отдела Магнитных систем -- Скворцов Юрий Владимирович, доктор физ-мат наук, лауреат Государственной премии СССР. Все, кто работали с Юрием Владимировичем, безмерно уважали его; удивительно, но в его группе были по жизненным позициям его копии, самостоятельные личности -- Валя Васильев с мягким характером, Сережа Церевитинов -- бойцовский характер, но абсолютно не хамский, Коля Умрихин -- умный, покладистый, общительный, Валерий Сафронов и Витя Сиднев (одно слово -- оба из МФТИ, "другое" -- Витя был капитаном с "совой" в телевизионном проекте "Что? Где? Когда?"), Анатолий Житлухин, профессионально отлично подготовленный научный сотрудник... Эта команда знала и понимала что Творила... И добивалась своего... Ведущие сотрудники каждое утро и вечер рабочего дня совершали длинный путь из северной части столицы на "далекий юг" в Пахру и обратно. Каждый рабочий день более двух десятков лет... Женский состав этой лаборатории -- Виктория Соловьева, Валентина Стрижанова, Джульетта Ахмерова, Валя Игнатова, Наталья Горячева и Лидия Рыбакова с большим теплом (каждая по-своему) вспоминали "Скворешник" 70-90-х годов прошлого века, где было так комфортно работать даже при больших нагрузках в экспериментальную сессию.
   Из письма Сергея Церевитинова нам с женой (год примерно 2013): Здравствуйте, дорогие друзья!!! Сколько же лет я вас не видел!?! Спасибо, что Вы помните о нас, и даже такие незаметные факты как день рождения... Мне про вас часто напоминают комнаты, в которых я работал с Джульеттой, папки и тетради с осциллограммами, алюминиевые коробки с фотоплёнками... У меня пошел девятый десяток. Надо бы кончать попытки внедрить результаты и заняться писанием воспоминаний (есть, что стоило бы сохранить для последователей), но появляются новые заказчики и новые надежды, что заказчики успеют внедрить наши результаты, до того как их фирма обанкротится и развалится... И опять трудимся. Вам, наверное, интересно узнать, что вместе с нами-стариками трудится, приезжая из Москвы, Миша Зольников... Скрипит и приезжает согнутый под 90 градусов Валя Васильев. Совсем ещё молодой Струнников 3 месяца назад получил квартиру в Троицке как ленинградский блокадник. Трудится за десятерих. Из всех отделов наш в рядах 4-х, борющихся за живучесть..."
   Устройствами, формирующими мощные потоки плазмы, служат плазменные ускорители (ПУ), принципиальной особенностью которых является импульс ный напуск газа в межэлектродный зазор с последующей подачей высоковольтного напряжения от конденсаторных батарей (или других источников энергии) на коаксиальные электроды для ионизации газа и его электродинамического ускорения. Основным преимуществом этого метода ускорения вещества является возможность получения достаточно большого количества ускоренных частиц в импульсе. "...Первые же эксперименты, проведенные по программе УТС, показали, что плазменные ускорители позволяют получать скорости ~10 м/с. КПД преобразования энергии достигал (30-40)%..." (из диссертация Н. М. Умрихина [62]). Эти результаты в сочетании с простотой и дешевизной экспериментальных устройств дали толчок к развитию работ по применению ПУ в различных областях науки и техники. Так, с конца пятидесятых годов активно обсуждаются вопросы создания плазменных двигателей для космических аппаратов. В настоящее время они широко используются для корректировки траекторий полета космических аппаратов. Не менее интенсивно ведутся эксперименты по исследованию взаимодействия плазменных потоков ускорителей, установленных на спутниках, с магнитосферой Земли и космической плазмой. Широкое распространение получили опыты по моделированию процессов взаимодействия солнечного ветра с магнитными полями планет, около планетной и межпланетной плазмой
   Специальной областью применения плазменных ускорителей является плазменная технология. В настоящее время она проходит стадию интенсивного развития, и плазменные ускорители занимают одно из ведущих мест. Важной их особенностью является и то, что выбор исходных материалов для получения плазмы в них практически не ограничен: это могут быть любые газы, металлы, диэлектрики. Сегодня ПУ применяются в таких областях промышленности как плазмохимия, металлургия, сварка, вакуумная техника, выращивание кристаллов, нанесение покрытий и тонких пленок и т.д. Результаты экспериментов открыли определенные перспективы перехода к термоядерным параметрам плазменных сгустков... В качестве этапа разработок ускорителей для термоядерного эксперимента можно рассматривать системы с энергосодержанием W~IМДж в плазменных сгустках.
   В отделе были созданы плазменные ускорители MK-200UG (отдел Юрия Скворцова). На этих стендах
   Валерий Михайлович Сафронов, (дф-мн, профессор МФТИ) с коллегами исследовал потоки высокотемпературной водородной плазмы для моделирования плазменных нагрузок, ожидаемых в диверторе ИТЭР при срывах тока и МК-500 высокой мощности (W~IМДж, Т/2~10 мкс), предназначенных для генерации потоков плазмы, используемых в исследованиях, в частности, по управляемому термоядерному синтезу, например, по программе ИТЭР. [63]
   Сейчас самое время передать слово Валерию Сафронову. Его воспоминания дают ясную картину стратегии экспериментов на экспериментальных установках "серии МК-200", а также проясняют некоторые особенности исследований других групп отдела: "Я появился в ФИАЭ им. И. В. Курчатова в 1975 году, будучи студентом 3-го курса кафедры плазменной энергетики МФТИ. Кафедра была организована в 1972 году по инициативе Е. П. Велихова специально для подготовки научных кадров для ФИАЭ им. И. В. Курчатова. С момента создания кафедры Е. П. Велихов долгие годы был бессменным руководителем кафедры. Что касается ежедневной жизни кафедры, включая организацию учебного процесса и научно-исследовательской работы студентов, то этой задачей всегда занимались заместители заведующего, Александр Михайлович Дыхне, позже Николай Григорьевич Ковальский, последние 15 лет этим занимаюсь я.
   Я попал на преддипломную практику вместе с Витей Сидневым в Лабораторию гидродинамики. Моим руководителем стал А. М. Житлухин, а Вити -- Н. М. Умрихин. Надо отметить, что нам с Витей сильно повезло: к моменту нашего появления в лаборатории уже были смонтированы и запущены основные экспериментальные установки: МК-200 и МК-200М. По существу, это две одинаковых установки, основу которых составляют мощные импульсные ускорители плазмы. Установки располагались в общем экспериментальном зале и могли работать как порознь, так и вместе -- в зависимости от задач текущего эксперимента. В официальных бумагах установки по отдельности не фигурировали, и исследовательский комплекс целиком (состоящий из двух установок) назывался 2МК-200.
   Изначально установка МК-200 была разработана и создана в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова, а в 1972 году была перевезена в ФИАЭ, т.к. экспериментальный зал, часть которого занимала установка, понадобился для строительства токамака Т-10. Работы по созданию плазменного ускорителя МК-200 начались в ИАЭ им. И. В. Курчатова еще в 60-е годы, которые были отмечены бумом в создании плазменных инжекторов различного типа. Этому во-многом способствовала известная работа Джона Маршалла из Лос-Аламосской Лаборатории, после которой пушки Маршалла начали делать практически во всех плазменных лабораториях. В то время казалось, что пушки Маршалла дадут простой и очень эффективный способ создания высокотемпературной плазмы как для самостоятельных применений, так и для заполнения термо ядерных ловушек. Достаточно затормозить движущую ся плазму и преобразовать энергию направленного движения в тепловую энергию плазмы, например, за счет столкновения встречных сгустков плазмы.
   Несмотря на общую схожесть всех импульсных плазменных ускорителей, установка МК-200 уникальна. Именно благодаря своей уникальности эта установка продолжает работать на передовом краю научных исследований уже более 50 лет. Было предпринято немало попыток сделать аналогичный плазменный ускоритель, но пока безрезультатно. Такой "запас прочности" был заложен создателями МК-200 благодаря ясному практическому пониманию, как должен работать плазменный ускоритель и какие процессы оказывают определяющее влияние на параметры инжектируемой плазмы, а также за счет разработки оригинальной элементной базы ускорителя. Работе плазменных ускорителей посвящено большое количество теоретических и расчетных работ, но ни одна из них не дает адекватной картины реальной работы этого устройства. Иногда я говорю студентам на лекциях или коллегам на семинарах, что плазменные ускорители, к счастью, не умеют читать и поэтому они продолжать спокойно работать, не обращая внимания на теоретические предсказания и рекомендации. Теоретическая модель ускорителя пока еще не построена, это дело будущего
   Коллектив создателей установки МК-200 возглавлял Юрий Владимирович Скворцов, замечательный физик и мудрый руководитель. Говорить о нем как о выдающемся физике не вижу особого смысла -- достаточно отметить, что под его руководством были созданы мощные плазменные ускорители и заложены физические основы применения этих устройств на много лет вперед.
   Более интересным и важным для меня является феномен Скворцова как руководителя, прежде всего научного руководителя. Так получилось, что свою первую научную статью мне довелось писать под руководством Ю. В. Я приносил ему очередной вариант текста статьи, а затем получал от него комментарии, где на одно мое предложение Скворцов писал десяток своих с замечаниями. Таким образом продолжалось в течение нескольких месяцев, пока не появился окончательный вариант работы. Сейчас, оглядываясь назад, я прекрасно понимаю, что Скворцов мог бы предложить вариант написания статьи с самого начала, но он осознанно тратил время и силы на то, чтобы я сумел выработать свой собственный научный почерк. В итоге он добился своего, потратив на работу со мной 3-4 месяца, но позже практически уже никогда не правил моих работ.
   Каждый раз, когда я заходил в тупик в своих научных изысканиях, шел поговорить со Скворцовым. Сейчас я понимаю, что чаще всего он знал с самого начала, что мне сказать, но никогда не спешил с советами, неспешно беседовал, задавал разные вопросы и делал это до тех пор, пока я сам не начинал понимать, что и как следует делать дальше. Я с радостью озвучивал пришедшее в голову решение, а Скворцов поддерживал... При этом я был абсолютно убежден, что это решение я только что придумал сам. В результате появлялась психологическая уверенность в том, что "я могу". Такие беседы Ю. В. проводил и с другими сотрудниками. Таким образом, шаг за шагом, каждый день Ю. В. формировал и растил свой коллектив. Тот факт, что установка МК-200 до сих пор работает на передовом краю науки, объясняется не только техническими достоинствами этой установки, но и профессиональными особенностями коллектива, который был сформирован под руководством Скворцова. На установке до сих пор работают люди, прошедшие школу Скворцова, и их ученики.
   Вместе со Скворцовым в ФИАЭ пришли двое его ближайших коллег: Сергей Сергеевич Церевитинов и Валентин Иванович Васильев. Это были очень непохожие друг на друга люди, но одинаково преданные общему делу. Достаточно сказать, что, живя в Москве, они каждый день ездили на работу в далекий Троицк на протяжении многих лет вплоть до весьма преклонного возраста, будучи уже на пенсии. Я мало работал вместе с С. С. Церевитиновым и В. И. Васильевым и мог наблюдать за ними только со стороны. При мне Церевитинов сам уже не работал на установке и в основном занимался организационной деятельностью, сначала связанной с автоматизацией эксперимента (этими работами руководил Д. Б. Лазебник), а позже с технологическими применениями плазменных ускорителей (вместе с В. И. Васильевым). Что касается В. И. Васильева, то практически все рабочее время он проводил на установке, сначала на 2МК-200, а затем на установке МКТ, где отрабатывались физические основы применения плазменных укорителей для улучшения свойств конструкционных материалов. Валентин Иванович из тех людей, кого редко можно было увидеть на сцене больших совещаний или конференций, но именно на такихтружениках держитсяэкспериментальная физика.
   В команде Скворцова были еще два замечательных специалиста, пришедших с ним из ИАЭ. Один из них, Михаил Васильевич Зольников, человек, не имеющий специального образования, но прошедший в ИАЭ от А до Я школу лаборантской работы. М. В. умел делать разные вещи, одно время был даже начальником установки МК-200, наиболее силен он был в вопросах вакуумной техники. Другой, Курнухин Владимир Михайлович, был незаменим, когда дело касалось точной механики. В частности, он отвечал за настройку газовых инжекторов, являющихся важнейшим элементом плазменного ускорителя, обеспечивающим дозированную подачу плазмообразующего газа.
   В период с 1973-1978 гг. в коллектив пришли новые люди, кто-то на время, а кто-то навсегда. Среди них были люди с опытом работы (В. М. Струнников, Ф. Р. Хамидуллин, Владлен Павлович Кислов), а также вчерашние студенты и аспиранты (Н. М. Умрихин, В. Н. Ляшенко, А. М. Житлухин, В. В. Сиднев, В. М. Сафронов, А. Д. Кискин, Р. Г. Бикматов). На установке 2МК-200 стало тесно, возникла очередь планируемых экспериментов и работать приходилось, сменяя друг друга. Чтобы смягчить ситуацию, работы по плазменной технологии (С. С. Церевитинов, В. И. Васильев, В. Н. Ляшенко, В. М. Струнников) были перенесены на специально построенную для этого установку МКТ. Работы по созданию плазменных ускорителей следующего поколения (Н. М. Умрихин) были организованы также на новой установке ПУМА. В результате, 2 МК-200 оказалась полностью в распоряжении одной сравнительно молодой команды (А. М. Житлухин,
   В. В. Сиднев, В. М. Сафронов и появившийся чуть позже Н. И. Архипов).
   В период 1978-1991 на установке 2МК-200 было проведено много интересных физических экспериментов. Сюда можно отнести исследования взаимодействия потоков плазмы с магнитными полями различной конфигурации, в результате которых были отработаны способы формирования потоков плазмы с заданными параметрами. Было показано, что подбором соответствующего профиля ведущего магнитного поля можно целенаправленно изменять параметры плазменных потоков в процессе их транспортировки. В частности, можно повышать плотность плазмы за счет радиального сжатия потока, изменять длительность плазменной струи путем отсечки хвостовой части, возбуждать в потоке плазмы бесстолновительные ударные волны, осуществлять быстрое замагничивание или частичное торможение движущейся плазмы при прохождении участков с резкими градиентами магнитного поля.
   Если оценивать полученные на 2МК-200 результаты по "гамбургскому счету", то пожалуй, самым значимым результатом, получившим мировое признание, является получение высокотемпературной плазмы при столкновении встречных плазменных потоков. К тому времени, когда на установке 2МК-200 приступили к экспериментам по столкновению потоков плазмы, во всем мире эти исследования уже были прекращены. Голубая мечта физиков получить высокотемпературную плазму за счет столкновения потоков и преобразования энергии направленного движения в тепловую энергию остановившейся плазмы оказалась фикцией. Все эксперименты закончились неудачно: оказалось, что из-за высокой скорости плазменных потоков они пролетают друг сквозь друга без торможения, т.к. кулоновская длина торможения в интересующих нас случаях составляет сотни метров, а нужные плазменные неус тойчивости не развиваются. Способы с искусственным возбуждением неустойчивостей оказались неэффективными из-за больших энергетических затрат на возбуждение неустойчивости.
   Первые же эксперименты на 2МК-200 продемонстрировали, что торможение сталкивающихся потоков происходит на длине меньше 1 метра (при кулоновской длине торможения больше 100 м) и в результате образуется "стационарная" высокотемпературная плазма. Не вдаваясь в подробности, необходимо отметить, что этот результат также является следствием особенностей ускорителей типа МК-200 по сравнению с другими плазменными инжекторами.
   Следующим шагом после отработки способа создания высотемпературной плазмы стали эксперименты по заполнению и удержанию плазмы в открытой магнитной ловушке. Исследовалась Длинная Антипробочная Ловушка (ДАЛ), концепция которой была разработана сотрудниками теоретической лаборатории Ф. Р. Улинича (И. К. Конкашбаев, И. С. Ландман), входившей в Отдел Магнитных Систем (ОМС), возглавляемый Ю. В. Скворцовым. В отдел Скворцова еще входила группа С. Г. Алиханова, занимавшаяся сжатием металлических оболочек магнитным полем в геометрии Z-пинча, и лаборатория И. А. Иванова, которая сначала также отрабатывала способы сжатия металлических лайнеров, а позже, когда лабораторию возглавил В. В. Белан, переключилась на исследования квазистационарных плазменных ускорителей. Пик исследований ловушки ДАЛ пришелся на время перестройки, финансирование работ прекратилось и стало понятно, что необходимо переключаться на какую-то новую, более востребованную задачу. Такой задачей стало исследование взаимодействия мощных потоков плазмы с теплозащитными материалами при плазменных нагрузках, характерных для срывов тока в ИТЭР. В начале 90-х годов стало понятно, что около половины всей энергии плазмы токамака может попадать в дивертор при срывах тока, и любой теплозащитный материал, покрывающий приемные пластины ИТЭР, будет интенсивно испаряться под воздействием плазмы. По расчетам получалось, что из-за испарения теплозащитные покрытия могут прийти в негодность всего за несколько десятков срывов, в то время как полное количество срывов в ИТЭР ожидалось на уровне нескольких сотен. Были проведены эксперименты на мощных электронных пучках и полученные результаты не только подтвердили теоретические предсказания, но даже усугубили их: экспериментально измеренная эрозия оказалась больше предсказанной теоретически. Таким образом, возникла реальная угроза для проекта ИТЭР. Именно в этот момент мы пришли в эту задачу и после проведения первых экспериментов сообщили, что воздействие плазмы на материалы имеет свои особенности, и реальность может оказаться гораздо лучше предсказаний.
   В результате проведенных исследований выяснилось, что природа устроена таким образом, что при воздействии мощных потоков плазмы любой материал сам себя защищает от интенсивного испарения. За счет испарения и ионизации материала мишени перед поверхностью быстро образуется плотный слой мишенной плазмы, который экранирует облучаемую поверхность от прямого воздействия потока. Поток тормозится в экранирующем слое, передает ему свою энергию, которая затем рассеивается в окружающее пространство в виде излучения мишенной плазмы. До поверхности доходит лишь незначительная доля энергии потока. За счет эффекта экранировки количество испаренного материала уменьшается в сотни и тысячи раз в зависимости от условий облучения.
   Сейчас, когда исследования уже завершены, можно четко сформулировать основные результаты, но когда исследования только начинались, было очень много сомнений и возражений, особенно в отношении свойств пристеночной плазмы. Экспериментально измеренные параметры плазмы сильно отличались от результатов расчетов. Пришлось потратить много времени и усилий на проведение измерений параметров плазмы с применением самых современных методик, которые частично были у нас, а частично были предоставлены американскими коллегами и использованы в совместных экспериментах на МК-200. В конце концов, нам удалось доказать свою правоту, и полученные на установке результаты стали тестовыми для разработки и проверки соответствующих расчетно-теоретических моделей. Практическая значимость экспериментальных результатов была настолько велика, что немецкие коллеги, которые занимались разработкой численных моделей взаимодействия, сумели найти средства для модернизации МК-200, лишь бы получить необходимые им экспериментальные данные. Это было очень интересное для нас время: мы стали центром исследований по моделированию воздействия плазмы на внутрикамерные компоненты ИТЭР. Дважды в год у нас проходили международные совещания, на которые собирались все известные специалисты в этой области.
   Кстати, иностранные коллеги быстро оценили уникальность плазменных ускорителей. Помимо плазменных ускорителей для испытания теплозащитных материалов при высоких тепловых нагрузках, ожидаемых при срывах тока в ИТЭР, применялись и другие устройства. Однако позже, когда понадобилось моделировать более умеренные нагрузки в ИТЭР, эти установки не сумели перестроиться под новые параметры в отличие от МК-200. Мы лишь немного покрутили ручки на установке и плавно перешли в новый диапазон плазменных параметров. У ускорителя МК-200 есть всего две управляющих ручки: напряжение на электродах ускорителя и количество рабочего газа, подаваемого в ускоритель. С помощью этих ручек основные параметры потоков плазмы можно плавно менять в десятки и сотни раз. Кроме того, ускоритель способен ускорять плазму любого газа до одной и той же скорости. Если при работе на водороде энергия протонов составляет несколько кэВ, то при переходе на ксенон энергия ионов возрастает до сотен кэВ. Эти особенности ускорителя дают основание смотреть с оптимизмом в будущее.
   Старшее поколение (Ю. В. Скворцов, В. И. Васильев, С. С. Церевитинов) создали плазменный ускоритель МК-200 практически в том виде, в котором он существует до сих пор. Попытки улучшить работу ускорителя, которые были предприняты следующим поко лением, к которому я отношу и себя, к заметным результатам не привели. Однако мое поколение научилось применять ускорители для решения разных физических задач. Сейчас на установке работает новое поколение, их немного, но они есть, весьма трудолюбивы и способны. Очень надеюсь, что молодое поколение сумеет продолжить начатые исследования и найти новые интересные применения для этих устройств". Это был рассказ ветерана ТРИНИТИ, доктора физ-мат наук, зам. Руководителя кафедры плазменной энергетики Валерия Сафронова. Валерий был серьезно болен, когда писал это замечательное повествование. Он был очень обязательным и неравнодушным Человеком. 3сентября 2021 года, Валерий скончался, оставив нам в наследство свои воспоминания.
   Еще один представитель "среднего" поколения физиков Скворцовской лаборатории -- Виктор Владимирович Сиднев, ("энергичный интеллектуал", "очень правильный банщик").
   Родился в одном из старейших российских городов -- Ярославле, 2 марта 1955 года. После школы поступил в МФТИ. В ФИАЭ пришел в 1978 году, сразу в лабораторию гидродинамики плазмы Ю. В. Скворцова. Виктор подготовил диссертацию, в 1986 году стал кандидатом физ-мат наук. Автор более 30 научных работ в области гидродинамики плазмы... Виктор Владимирович Сиднев играл в клубе "Что? Где? Когда?" с 1979 года. С 2001 года -- обладатель "Хрустальной совы" и звания "Лучший капитан Клуба". Большинство игр провёл в качестве капитана команды. С 2005 года -- Магистр Клуба. В 2003 году на внеочередных выборах был избран мэром Троицка Московской области. Одним из основных лозунгов В. Сиднева было -- остановить коммерческую застройку Академгородка. На очередных выборах в 2007 году был переизбран мэром Троицка. С 2011 года -- член градостроительного Совета Фонда "Сколково". 25 августа 2011 года Виктор Сиднев досрочно сложил полномочия мэра Троицка в связи с присоединением территории города к Москве
   Здесь автор отвлечется на общие рассуждения. Помнится то время, шестидесятые, семидесятые... В научном сообществе (пусть примером будет наш Троицк) подавляющее большинство сотрудников были заражены хоббизмом, у каждого из них был целый набор ряда интересов, кроме основного -- науки. Перечисление займет много времени и места, так как у каждого было что-то свое из области театра, литературы, музыки, спорта... Кандидат физмат наук, специалист в области низкотемпературной плазмы В. Сиднев наиболее выпукло своей жизнью иллюстрирует вышесказанное. В главе "Портреты" приведено очень сжатое изложение некоторых эпизодов из жизни Виктора Сиднева.
   Вернемся к лаборатории. Об особенности научной программы и о том, что и сегодня установка успешно работает на технологию проектируемых крупных термоядерных установок, рассказал в портале "Научная Россия" в июне 2015 года, директор Отделения магнитных и оптических систем (ОМОИ, см. Приложение 1) Анатолий Михайлович Житлухин [32-4] (приводится сокращенное изложение части текста, посвященное продолжению исследований):
   "...Оказалось, что создание крупной термоядерной установки очень непростая технологическая задача. Мы постепенно переключились на эту проблему. На нашу долю выпало исследование стойкости защитных материалов камеры международного экспериментального токамака-реактора ИТЭР. Основная задача была понять физику разрушений материалов при интенсивном плазменном воздействии на стенки рабочей камеры, чтобы выбрать подходящие материалы и соз дать защитные конструкции, которые бы обеспечили требуемый ресурс работы установки. Для обоснованного выбора материалов и конструкции первой стенки экспериментального термоядерного реактора ИТЭР необходимы достоверные сведения о том, что будет происходить с материалами первой стенки при срывах тока, сопровождающихся выбросом высокоэнергетичной плазмы на стенки камеры, когда тепловые потоки достигают уровня (1-100)Мвт/см2.
   В результате цикла исследований было установлено, что наиболее перспективными материалами, которые могут использоваться для защиты первой стенки реактора, являются вольфрам как самый тугоплавкий материал, бериллий как материал, который наиболее совместим с плазмой и углеродный композит, который не плавится и поэтому разрушается гораздо меньше. Кроме того, были определены и допустимые режимы работы ИТЭР. Можно считать, что сейчас мы находимся в завершающей стадии этих исследований.
   Как всегда при таких масштабных исследовательских работах были разработаны основы "побочных" технологий, которые оказались весьма перспективными: мы выяснили, что если уменьшить интенсивность плазменных потоков, то они очень благотворно действуют на материалы. На базе этого была развита и совершенствуется до сих пор технология обработки материалов импульсными плазменными потоками, так называемая "плазменная технология", имеющая широкую перспективу применения. Во-первых, на порядки величины увеличивается коррозионная стойкость поверхности таких материалов. Во-вторых, в разы увеличивается износостойкость и уменьшается коэффициент трения. Однако одной лишь плазменной технологией не удается выполнить сумму требований (противоречивую в компонентах) по износо- и коррозионной стойкости и усталостной прочности элементов предельно нагруженного механизма (авиационный двигатель, например).
   Поэтому следующий этап, над которым мы работаем, это разработка комбинированных методов, то есть применение одновременно лазерной и плазменной обработки. Очевидно, что на этом пути открываются широкие перспективы внедрения новой технологии в высокотехнологичную промышленность, которая в будущем может одна с лихвой оправдать усилия, затраченные в ходе исследований по термоядерной тематике".
   "К настоящему времени (2015 год) на базе исследований в институте создана серия установок для генерации и формирования мощных потоков высокотемпературной плазмы. В рамках термоядерной тематики на установках МКТ, МК-200, "ПУМА", КСПУ, "ДЕСНА", 2МК200, КСПУ, КСПУ-В и др. изучаются процессы взаимо действия потоков плазмы с материалами и эрозия их поверхности вследствие такого воздействия. Параметры этих потоков соответствуют параметрам потоков плазмы, попадающих при срывах плазмы на дивертор и первую стенку вакуумной камеры термоядерного реактора-токамака, поэтому ускорители являются уникальным инструментом для имитации процессов срыва", https://rykovodstvo.ru/exspl/27269/index. html?page=2 Стратегическая программа исследований. 2015 год [104]. Для специалистов: раздел "Плазменные ускорители", пункт 10.
  
   Глава 16. "АНГАРА-5-1"
  
   Рабочее тело во всех термоядерных устройствах это "горячая, высокотемпературная плазма". Импульсное сжатие плазмы с сопровождающимся её нагревом -- ключевой процесс в инерционном термоядерном синтезе. Для сжатия мишени обычно используют явление Z-пинча, когда происходит сжатие, например, параллельно включенных тонких проводников мегаамперными токами под действием силы Ампера. Разрядный ток выполняет две основные функции: джоулев нагрев плазмы и термоизоляцию с отрывом плазменного столба от боковых стенок разрядной камеры за счет сил Ампера.
   Экспериментальная установка Ангара-5-1, построенная в ФИАЭ и введенная в экспериментальный режим в 30 декабря 1980 года, это удачное продолжение ряда подобных установок раннего поколения. "...Импульсная термоядерная установка Ангара-5-1 создана для отработки рентгеновского энергетического драйвера на основе Z-пинчей. Предназначен для сжатия термоядерных мишеней непрямого действия в схемах энергетических реакторов инерциального термоядерного синтеза, а также для проведения лабораторных опытов по исследованию уравнений состояния вещества при сверхвысоких плотностях энергии". [1]
   Но до этого были опробованы другие идеи получения инерциальной горячей плазмы.
   1966 год -- открыто явление взрывной электронной эмиссии (Г. А. Месяц), создан сильноточный наносекундный ускоритель электронов.
   В 1972 году Леонид Иванович Рудаков рассмотрел модель Т/Я мишени, в которой в тонкой металлической оболочке, окружающей дейтерий-тритиевую мишень, тормозятся электроны, превращая ее в плазму. Предполагалось, что такая дейтерий-тритиевая (Д-Т) плазма будет сжиматься до Т/Я параметров. Требуемая расчетная мощность электронного пучка больше 1014Вт (100000000000000Вт). Уровень энергии пучков, которым располагали в то время в конце 60-х исследователи, был очень мал, чтобы поставить модельные эксперименты по нагреву термоядерной мишени. Л. И. Рудаков развил схему двухоболочечной мишени, в которой первая оболочка поглощает энергию пучка и переизлучает ее в квантах мягкого рентгена на вторую оболочку, расположенную под первой, что приводит к ее испарению и ускорению оставшейся части к вершине конуса (сферическое сжатие в конической полости -- идея Е. Велихова). Она-то и должна была сжимать и нагревать термоядерную плазму.
   Рудаков, Леонид Иванович. Директор отделения прикладной физики Института атомной энергии РАН; родился 3 мая 1933 г.; доктор физико-математических наук, профессор; академик РАЕН; дважды лауреат Государственной премии.
   Осенью 1974 года по предложению Л. И. Рудакова В. П. Смирнов разработал концепцию крупного ускорителя для зажигания мишени. Так началась работа над проектом "Ангара". Принципы, заложенные в предложении В. П. Смирнова, были основаны на приобретенном опыте создания небольших экспериментальных установок и магнитной самоизоляции, работоспособность которой в основном была уже установлена.
   Валентин Пантелеймонович Смирнов -- один из ведущих руководителей программы "Ангара". В 2018 году он -- директор Института ядерного синтеза Российского научного центра "Курчатовский институт", академик Российской академии наук, доктор физико-математических наук, профессор, лауреат Государственных премий СССР и РФ.
   Из биографии В. П. Смирнова [64]: В 1955 году окончил Мытищинскую школу N5 с серебряной медалью и поступил в Московский инженерно-физический институт. Через год сложилось так, что он, выдержав конкурс 26 человек на место и пересдав все основные предметы 1-го курса, стал студентом МФТИ. В 1961 году он с отличием окончил МФТИ. Его дипломная работа была посвящена экспериментальному исследованию быстрых магнитно-звуковых волн в ограниченной плазме и составила содержание доклада на Международной конференции по физике плазмы в городе Зальцбурге в 1961 году. Через полтора года после окончания Физтеха Валентин Смирнов был приглашен Д. А. Франком-Каменецким читать лекции на его кафдре по СВЧ и импульсной технике. В 1968 году академик Е. К. Завойский предложил использовать сильноточные пучки релятивистких электронов для инициирования Т/Я реакций, а также предложил сотруднику Валентину Смирнову перейти от высочастотного (ВЧ) Т/Я к пучковому.
   1977 год -- начало проектирования установки "Ангара-1". На конференции по ИПТЯР в июне 1977 года (г. Ленинград) группа авторов (Е. Велихов, В. Глухих, Л. Рудаков, С. Недосеев, В. Смирнов, О. Печерский) доложила о проекте демонстрационного термоядерного реактора "Ангара-5", разработанного НИИЭФА и ИАЭ.
   Авторы сообщили, что установка позволит получать электронный пучок общей энергией 5МДж. Расчетный положительный выход энергии за счет т/я реакции 50-100МДж.
   Решающими этапами в развитии всей программы были:
      -- Переход к наносекундной технике ускорения пучков.
      -- Развитие механизма магнитной изоляции.
      -- Реализация водяных накопителей.
      -- Отказ от диодной нагрузки и хорошее техническое и инженерное решение концентратора.
      -- Внедрение каскадной двухлайнерной системы.
      -- Разработка и освоение технологии изготовления внутреннего лайнера.
      -- Переход к внешнему многопроволочному лайнеру (точнее, возобновление программы) .
   Ранее в Шатуре в НПО "Энергия" был создан исследовательский стенд "Государственный Испытательный Стенд Термоядерных и Атомных Реакторов" (ГИСТАР), на котором проектировалось создание варианта установки с 48 модулями в сферической геометрии с размещением ее в зданиях старой электростанции.
   Новый проект Ангара-5-1 был близок к "шатурскому", но урезан до плоского варианта -- восемь модулей на одном горизонте. Установку разместили в здании, которое до этого готовили для производства технологических лазеров. Видимо, победил прагматизм Евгения Павловича (как ни странно это звучит в приложении к ЕП), который полагал, что "для научного учреждения масштабное производство чего бы там ни было менее полезно, нежели развернутый исследовательский эксперимент" [13]. Тем более в такой заманчивой области как инерциальный Т/Я синтез.
   Один из ветеранов установки "Ангара" Георгий Михайлович Олейник (работает с 1 ноября 1977 года), начальник лаборатории, (к.т.н, лауреат конкурса работ молодых научных сотрудников ИАЭ им. И. В. Курчатова -- 1989 г., ветеран атомной энергетики и промышленности -- (1998 г.), лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники -- 1997 г., Ветеран труда) рассказывает... Прежде всего прочитаем его ответы на вопросы автора. Георгий написал мне: "По вашей просьбе Роза К. попросила меня ответить на некий вопросник, который вы подготовили. Я это сделал довольно быстро, однако к тому моменту вы уволились. Но файлы не горят!"
      -- Дата и место рождения.
   22.10.47 пос. Ярега, Ухтинского р-на, Коми АССР
      -- Когда и какое учебное заведение вы окончили после школы.
   В 1967 г. Ухтинский горно-нефтяной техникум,
   МФТИ в 1973 г., Аспирантуру ИАЭ в 1976 г З. Тема дипломной работы в МФТИ.
   "Измерение электронной температуры плазмы при турбулентном нагреве в установке Т-5М методом лазерного рассеяния"
   4.Кто вам рекомендовал придти на работу сюда.
   В. П. Смирнов, С. Л. Недосеев
   5. Когда вы поступили на работу в институт. 1 ноября 1977 г.
   6. С кем вы начали работать -- состав коллектива.
   Е. В. Грабовский, В. И. Зайцев, С. Л. Недосеев,
   В. П. Смирнов, И. Р. Ямпольский
   7. В создании какой экспериментальной установки вы участвовали.

Плазменная центрифуга (ИАЭ), модуль Ангара-5

   (ИАЭ), Ангара-5-1 (ФИАЭ) 8.Тема вашей диссертации.
   "Электрофизическая диагностика многомодульного термоядерного комплекса Ангара-5" (ИАЭ)
   9. Основные ваши достижения.
   Электрофизическая диагностика на установке Ангара-5-1; измерение мегавольтовых напряжений и мегаамперных токов длительностью 10-100нс в присутствии интенсивного рентгеновского излучения и плазмы; эксперименты по имплозии лайнеров и Z-пинчей.
   ...После окончания аспирантуры (лето 1976 г.) я и Женя Грабовский один год работали в НПО "Энергия" (Шатура). Не могу удержаться -- при приеме в "Энергию" на наше замечание, что долго в Шатуру ехать, нам ответили: "ничего, пустим монорельс"... Под Государственный испытательный стенд термоядерных и атомных реакторов (ГИСТАР) нам, бывшим аспирантам, дали прописку в Шатуре и 2 комнаты в 3-х комнатной квартире на семью. Зимой 1976 г. были сильные холода в Москве. Энергетики не справлялись. Бывших аспирантов бросили на Капотню затыкать дыры, разгружать составы с углем. Квалификации нам хватило. Летом 1976 года министерство энергетики СССР решило, что ГИСТАР ему не нужен. Тогда бывшие аспиранты захотели переводиться в ФИАЭ. Разрешение на перевод подписывал начальник НПО "Энергия" Игорь Павлович Стаханов, (выдающийся физик, одной из его специализаций -- профессиональный интерес -- была шаровая молния. Н. А.). "Он написал, -- продолжает Георгий, -- и я это хорошо помню: "НПО "Энергия" не возра...", а потом спросил своих подчиненных: "Ну что, отпустим ребят?", а те сказали: "Ну нет, такие нам самим нужны". Так бы мы и остались в Шатуре, но вопрос положительно для нас решил Велихов. Нас перевели в ФИАЭ. Так вот, год в НПО "Энергия", а потом, будучи уже сотрудниками ФИАЭ, до 1981 г. мы работали в ИАЭ на экспериментальном модуле Ангара-5. В 1982 г. начался монтаж Ангара-5-1 (ФИАЭ), и мы стали работать там... По поводу борьбы с наводками ничего страшного не было. Все было заложено в проекте. Об этом вышла статья "Защита от электромагнитных помех оборудования импульсной термоядерной установки мощностью 9 ТВт", ПТЭ, N4, 1990 с. 150-52, авторы Зайцев В. И., Копырина Р. И., Костромин А. П., Олейник Г. М.".
  
   30 декабря 1983 года (предновогодний импульс любого подотчетного коллектива под кодовым названием "Брызги шампанского") -- "...день предъявления построенного комплекса государственной комиссии. Две бессонные ночи на работе накануне (как обычно) Нового года и первый выстрел "Ангары" -- так называемый физический пуск установки". (Л. Рудаков на собрании: "Строительство "Ангары" под шефством комсомола ИАЭ!").
   Итак, в 1983 году была запущена Импульсная Термоядерная Установка (ИТУ) Ангара-5-1.
   Впереди было не менее полутора лет доводки установки. За годы напряженной работы по созданию установки "Ангара" в отделе В. П. Смирнова сложился творческий, болеющий за дело коллектив -- настоящие энтузиасты своего дела. Это И. Р. Ямпольский,
   С. Л. Недосеев, Е. В. Грабовский, Г. М. Олейник, О. А. Золотовский, С. Ф. Медовщиков, В. Я. Царфин, В. И. Зайцев, С. В. Захаров, В. В. Заживихин, М. В. Федулов, С. Б. Горячев, А. В. Браницкий, А. Н. Грибов и др., и большой коллектив технических работников. Успех запуска такого сложного комплекса потребовал организации тесного взаимодействия технического состава, инженеров и научных сотрудников. Были решены задачи автоматического, компьютерного управления установкой, сложной диагностики, синхронизации около 500 различных разрядников, транспортировки импульса к нагрузке. С помощью плазменных размыкателей была получена номинальная мощность, предусмотренная проектом. В 1986 году были получены результаты по энергии мягкого рентгеновского излучения из многопроволочного лайнера -- Z-пинча, не уступавшие лучшим американским. Однако оставался нерешенным вопрос об использовании этой энергии для поджига мишени.
   Рассматривая различные варианты, В. П. Смирнов с коллегами пришел к схеме двойного лайнера, удовлетворяющей этим условиям. Предложенная схема двухоболочечного лайнера, в которой ускоренная внешняя оболочка, соударяясь с внутренней, передает ей энергию, а внутренняя ее переизлучает на мишень, расположенную на оси, была рассчитана в одномерном приближении в Институте прикладной математики. При соответствующем выборе веществ для первой и второй оболочек первая играет роль экрана: она удерживает на некоторое время излучение. Пришлось относительно быстро отказаться от пучкового эксперимента, так как мишень оказалась прозрачной, и перейти к каскадной лайнерной системе, когда внутренний лайнер схлопывается и нагревается под действием внешнего многопроволоного лайнера, ускоряемого токовым магнитным полем. Существенное развитие этот эксперимент получил после того как Станислав Феоктистович Медовщиков с сотрудниками (лаборатория С. Недосеева) научился делать сверхлегкий микролайнер из агар-агара с присадкой молибдена или цезий-иода.
   На "Ангаре", согласно статистике оперативного журнала, было проведено более трех с половиной тысяч рабочих пусков, которые дали громадный науч ный материал. В экспериментах было исследовано нейтронное излучение из Z-пинчей, а также предложен и экспериментально проверен метод создания мощных импульсов рентгеновского излучения при сжатии двойных лайнеров, оказавший большое влияние на программы исследований быстрых Z-пинчей во всем мире. На установке были достигнуты существенные успехи по генерации мощных импульсов мягкого рентгеновского излучения, используемых для нагрева термоядерных мишеней. В экспериментах 1989-1992 гг. была получена энергия импульса мягкого рентгеновского излучения (МРИ) 40кДж за время 5 нс. Мощное рентгеновское излучение применено также для исследования свойств веществ при высоких плотностях энергии и давлениях до 3Мбар. За работы в этой области -- "создание установки "Ангара-5-1" и проведенные на ней исследования по физике сильноизлучающих пинчей и возбуждению ударных волн мягким рентгеновским излучением для изучения уравнений состояния вещества" -- группа сотрудников ОФТР (В. П. Смирнов, Е. В. Грабовский, С. Л. Недосеев, Г. М. Олейник) стала в 1998 году лауреатами государственной премии России. За соз дание уста нов ки и физические иссле до ва ния коллектив "Ангары" также награжден Премией имени Эрви на Марк са 2002 года ( USA) и Премией имени Альф ве на 2005 года (EPS).
   0x01 graphic

   0x01 graphic
  
  
  
   В 1999 году Евгений Валентинович Грабовский назначается директором Отделения Физики Токонесущей Плазмы (ОФТП). Он "...известен как один из ведущих специалистов по проблеме управляемого синтеза и физике плазмы. Родился в 1950 году. В 1973 году окончил Московский физико-технический институт. В ГНЦ РФ ТРИНИТИ работает с 1977 года младшим науч ным сотрудником, научным сотрудником, начальником группы, зам. начальника отдела, а с 1999 года -- через 20 лет -- директором ОФТП. Тема его диссертации, которую он блестяще защитил: "Формирование многотераваттного электрического импульса на комплексе "Ангара-5-1"". Основные области научных интересов Евгения Грабовского: физика сжимающихся лайнеров, рентгеновское излучение, физика взаимодействия высо коинтенсивного излучения с плазмой и веществом, электрофизика, мощные импульсные электрогенераторы". [1]
   Удивительной внутренней силой, убежденностью веет от него. Он полностью владеет ситуацией на экспериментальной установке, не только прекрасно зная ее до последнеговинтика. Но более того, хорошо представляя весь объем научных задач, алгоритм проведения сложных экспериментов с современной диагностикой.
   "...В 2000 г. на комплексе Ангара-5-1 впервые предложена и исследована двойная лайнерная схема, которая под наименованием "динамический хольраум" получила теперь мировое признание как драйвер для инициирования термоядерного микровзрыва импульсом мягкого рентгеновского излучения. Необходимость использования ИТУ Ангара-5-1 для выполнения НИР по трехмерному сжатию излучающих лайнеров магнитным полем обусловлена тем, что она является наиболее мощным в России лабораторным генератором электрического импульса для сжатия лайнеров и Z-пинчей. Это позволяет проводить эксперименты с наибольшей массой излучающих лайнеров по сравнению с аналогичными установками. С увеличением массы лайнера становятся существенными эффекты самопоглощения рентгеновского излучения, генерируемого при сжатии лайнера. Эти эффекты являются одними из наиболее важных, среди тех которые определяют поток мощности на мишень. ИТУ Ангара-5-1 востребована международным и российским научным сообществом. На ней неоднократно проводились работы по контрактам с китайскими и американскими научными организациями". [1]
   В 2009 году группа сотрудников "Ангары" и ученые из других институтов под руководством Евгения Грабовского были удостоены Премии Правительства Российской Федерации. Из ФИАЭ еще один сотрудник "Ангары" Митрофанов Константин, кандидат физико-математических наук
   Впереди еще море проблем и очень много интереснейшей работы. Статья сотрудников Ангары "Плазменный ливень из многопроволочной сборки" [65] заканчивается так: "Мы дали предлагаемой модели наименование "плазменный ливень" с тем, чтобы подчеркнуть отличительные особенности динамики сжатия плазмы при холодном старте разряда, которые не учитываются в классических моделях Z-пинча. Собственно, "плазменный ливень" есть лишь одна из составляющих сложной последовательности явлений, происходящих в мощном самосжатом излучающем разряде с холодным стартом. ...Излучающий Z-пинч сверхтераваттной мощности можно осуществить только в условиях его сильной связи с генератором, используя для этого транспортирующую линию с магнитной самоизоляцией. Сомнительно, что в ближайшее время удастся сформулировать единое аналитическое описание такого разряда, так как в нем происходят фазовые превращения, динамика сжатия плазмы трехмерная, геометрия разряда пространственно неоднородна, а основной продукт разряда, мягкое рентгеновское излучение, поддается лишь численным расчетам".

Это заявка на будущие поиски и достижения...

   Согласно результатам экспериментов по быстрому сжатию лайнеров и расчетному масштабированию их в приложении к термоядерному выходу, уровень энергии излучения при токе 50МА превысит 10МДж. Это должно обеспечить поджиг термоядерной мишени с коэффициентом усиления много большим единицы. Экспериментальный и расчетный материал, а также экспертные отзывы известных ученых стали причиной того, что Минатомом РФ (впоследствии "Росатом") была поставлена задача разработки проекта "БАЙКАЛ" -- большой электрофизической установки с инерциальным удержанием. Проект основан на магнитном накоплении и преобразовании энергии и по своим параметрам на порядок величины превышает существующие в мире установки. В качестве базового накопителя этой установки в Проекте использован накопитель ТИН-900 с энергозапасом 900Мдж (энергосистема ТСП), дополненный несколькими последовательными каскадами усиления тока и мощности.
   В 2014 г. проект уникального термоядерного комплекса "Байкал" с рекордными параметрами в данном классе установок, выполненный в соответствии с программой "Ядерные энерготехнологии нового поколения на период 2010-2015 гг. и на перспективу до 2020 года" (ФЦП ЯЭНП), получил положительную оценку Главэкспертизы и был утвержден. Установка будет представлять собой рентгеновский драйвер -- Z-пинчевой разряд с током 50МА на основе генератора с емкостным накоплением энергии.
   В разработке проекта приняли участие ведущие институты страны: РНЦ "Курчатовский институт", ТРИНИТИ, НИИЭФА, РФЯЦ-ВНИИТФ (г. Снежинск). Любопытно взглянуть как развивался Проект "Байкал": трудно, долго, с отставанием от графика, но все же Проект набирает силу.
   2001 год [66]: Кооперацией ряда ведущих институтов России разрабатывается проект установки "Байкал". Эта установка будет создана для исследований, направленных на зажигание термоядерной реакции в мишени, обжимаемой мягким рентгеновским излучением, которое генерируется плазмой плотного Z-пинча.
   2003 год [67]: рассматривается проект установки "Байкал" -- импульсный источник мягкого рентгеновского излучения. Данный проект разрабатывается кооперацией институтов, в которую входят РНЦ "Курчатовский институт", ГНЦ РФ ТРИНИТИ, ГНП НИИЭФА и РФЯЦ ВНИИТФ. Для предварительного исследования ступеней обострения мощности создается экспериментальная установка "МОЛ" как прототип одного из модулей в проекте "Байкал".
   2006 год [68]: Электрическая схема установки предполагает использование энергокомплекса с индуктивным накопителем ТИН-900, который ранее был построен в ТРИНИТИ для питания электромагнитной системы токамака... Создается вспомогательный стенд МОЛ -- многокаскадный усилитель мощности, включающий два каскада накопления магнитной энергии, каскад обратимого преобразования электромагнитной энергии с движущимся лайнером и выходной каскад плазменных прерывателей тока.
   2009 год [69]: "На создающейся в ГНЦ РФ ТРИНИТИ установке МОЛ (магнитный обостритель, лайнер), где отрабатывается схема генерации импульса для проекта "Бaйкал", подключен к индуктивному накопителю и запущен магнитный усилитель импульса".
  -- год [70]: Представлен проект генератора тока с запасаемой энергией в емкостных накопителях ~50МДж, вырабатывающего в эквивалентной индуктивной нагрузке (12 нГн) импульс тока амплитудой до 50МА с временем нарастания до 150 нсек, сформированный в водяных формирующих и трансформирующих линиях. Генератор входит в состав проектируемого термоядерного комплекса "Байкал". Работы по теме "Байкал" проводятся в рамках Федеральной целевой программы ФЦП ЯЭНП.
  -- год [71]: Российское ОАО "ГСПИ" в полном объеме завершило создание проектной документации по сооружению термоядерного комплекса "Байкал".
   "В последнее время на установке "Ангара-5-1"проводились эксперименты в интересах проектируемой термоядерной установки "Байкал" и получены результаты мирового уровня по трехмерному сжатию вещества квазисферических проволочных лайнеров с подтверждением компактного сжатия плазмы из вольфрама в центре лайнера и увеличения спектральной плотности ВУФ излучения в центральной области лайнера. Данные исследования позволят уменьшить требования к величине тока проектируемой установки "Байкал", необходимого для обеспечения зажигания термоядерной реакции" [57, стр 23 ]. Основные параметры установки "Байкал": ток в нагрузке 50МА, мощность электрического импульса 120ТВт, метод генерации мягкого рентгеновского излучения (МРИ) -- сжатие плазменных оболочек. Время нарастания тока 150 нс. Длительность импульса тока в фазе сжатия лайнерной нагрузки 100-300 нс, энергия МРИ излучения 10МДж. Длительность импульса излучения ~10 нс, количество пусков в год -- 50, время работы -- 20 лет.
   2016 год: В докладе Е. Грабовского на Харитоновских чтениях в Сарово о генераторе импульсных напряжений (ГИН) для установки "Байкал" предполагалось размещение генератора (и всего комплекса) в экспериментальном зале здания 220 ТСП ТРИНИТИ [72].
   Но разработка Проекта "Байкал" была приостановлена из-за отмены федерального финансирования.
  
   Гл.17 Большая энергетика
  
   Все программы и исследования из области ТЯ синтеза неразрывно связаны с проблемой создания мощной энергосистемы для первичного импульсного вклада энергии порядка сотен мегаджоулей в разного рода физические нагрузки. Например, в обмотки магнита ТСП, создающего нарастающее тороидальное магнитное поле на этапе поджига и развития ТЯ реакции. Речь идет об импульсной энергосистеме на основе индуктивного накопителя энергии с энергозапасом масштаба одного тераджоуля (109 = 1000000000 Дж). Такая энергосистема в комплексе ТСП была создана коллективом под руководством кандидата наук Рэма Петровича Васильева [73]. Энергокомплекс был создан по постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР о сооружении комплекса ТСП-Токамак от 11 октября 1978 г. Выходу этого постановления предшествовала напряжённая работа в течение трёх лет (1976-1978 гг.) по подготовке исходных данных сотрудниками ИАЭ им. И. В. Курчатова, ФИАЭ им. И. В. Курчатова (г. Троицк), НИИЭФА (г. Ленинград) и др.
   Энергокомплекс ТСП состоит из 4-х электромашинных агрегатов кратковременного действия с маховиками (ударные генераторы) суммарной мощностью до 1000МВт, трансформаторной подстанции из 16 трансформаторов понижающего типа, блоков тирис торных выпрямителей-преобразователей, высокоемких индуктивных накопителей до 1000МДж, емкостных накопителей до 10МДж, сильноточных шиннокабельных галерей, систем сильноточной высоковольтной защиты и т.д. Отметим, что каждый генератор размещен в отдельном здании, общая площадь четырех зданий - 80 тыс. кв. метров.
   После более 10 лет напряженного труда кооперации институтов и электромашинных производств 16 июня и 11 июля 1990 г. в ТРИНИТИ были проведены работы по испытаниям всего комплекса оборудования источника питания энергокомплекса (два ТКД-200 + четыре тиристорных агрегата). В нагрузке -- обмотка тороидального поля ТСП -- был достигнут ток до 80кА.
  -- [74]
   Константину Рязанову повезло, он был непосредственным участником пуска, проведенного двумя годами раньше: "Мне довелось участвовать в тогдашних авралах. Один из них назывался "физпуск" и состоялся в новогоднюю ночь (!) 1987/88. К этому сроку были смонтированы 32 секции гигантского индуктивного накопителя на 900МДж для питания тороидальной обмотки токамака. Нужно было загнать в накопитель хоть какой-нибудь ток от двух (вместо четырех) ударных генераторов (тоже гигантских)... Без пяти двенадцать в экспериментальном зале доктор наук Э. А. Азизов закричал: "Ток пошел -- вижу искрение на шинах! Открывайте шампанское!". Так состоялся один из первых физпусков ТСП.
   По своим параметрам и техническим возможностям, а также в силу высокой универсальности, энергосистема комплекса не имеет аналогов в мире и может служить энергетической основой крупных национальных и международных проектов (токамак с зажиганием и длительным горением, лайнерный тэта-пинч, сверхмощный обостритель мощности для сверхинтенсивного источника мягкого рентгеновского излучения /установка "Байкал"/, сверхмощный твердотельный лазер на стекле, электромагнитный разгонный комплекс космического назначения и другие). Мощный энергокоплекс для крупномасштабных исследований, созданный в Филиале Института атомной энергии им. И. В. Курчатова, был включен в перечень уникальных стендов и установок (УСУ) РФ. Этот перечень приведён на портале "Современная исследовательская инфраструктура Российской Федерации". [75]
   Конкретно, начало работ по индуктивным накопителям энергии в Филиале ИАЭ было связано с создающимися экспериментальными установками на основе МГД-генераторов, коплексом системы "лазерного поджига" на стекляных лазерах, а также энергокомплексом токамака с сильным магнитгым полем Т-14 (ТСП).
   В основе всех достижений в коллективе, который занимался изучением процесса коммутации энергии из индуктивного накопителя в разного типа нагрузки, моделирующие реальные объекты, лежала обычная импульсно-рутинная исследовательская работа, "step by step", начиная от создания экспериментальных установок и кончая вихрем серий опытов с мгновенным обсуждением результатов, генерации новых идей, новой серии... и так день за днем. С первых дней все работы возглавлял Энглен Азизов, сумевший за пару десятилетий довести исследования до практических результатов.
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic

  -- "Энглен Атакузиевич Азизов
   (1936-17.12.2015)
   Доктор физ-мат наук, профессор МФТИ. В 1959 году окончил физический факультет Ташкентского Государственного Университета. В 1966 году начал работать в секторе 62 (Пахра) ИАЭ им. И. В. Курчатова. С 1977 года работал в ФИАЭ, в дальнейшем ГНЦ РФ ТРИНИТИ начальником отдела импульсной энергетики, а с 1994 года -- директором Отделения физики токамаков-реакторов (ОФТР). С 2009 года директор Института физики токамаков НИЦ "Курчатовский институт".
  
   Азизов Э. А.
   являлся членом Специализированного Совета по физике плазмы и УТС НИЦ "Курчатовский институт", заместителем председателя Научного Совета по мощной импульсной энергетике. В 1981 г. за участие в цикле работ "Физика излучающих разрядов" удостоен Государственной Премии СССР. В 2003 г.ему присвоено почётное звание "Заслуженный деятель нау ки Российской Федерации", 2009 год. Э. А. Азизов вместе с В. А. Ягновым удостоенны премии Правительства РФ в области науки и техники за работу: "Комплекс научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по сооружению уникальной сферической термоядерной установки "Глобус-М" и создание в России науч ной и технологической базы для разработки токамаков с предельно высоким относительным давлением плазмы". [1]
   Основные направления исследований Э. Азизова: создание систем накопления энергии и ее коммутации и применение созданных сверхмощных импульсных источников для исследования лазерных комплексов в плазмодинамике и в УТС. Под его руководством успешно проведена разработка и сооружение одной из крупнейших установок типа токамак ТСП по программе управляемого термоядерного синтеза. Он автор более 100 научно-технических публикаций.
   Далее я привожу свои воспоминания о начале работы в секторе 62 ИАЭ и продолжении исследований в приложении к программе ИНЭ и мощных размыкателей к ним:
   "...Снежинцы приехали на собеседование в Пахру в 1967 году. Нас принял и с каждым беседовал Е. П. Велихов, это было у него на квартире на Лесной, куда мы добирались через какие-то рвы. (Один из нас упал в глубокий ров и это остановило его в желании переехать "в этот "грязный" Академгородок", но через пару лет он приехал и занял достойное место в эксперименте)... И вот нас около десяти семей приняли на работу в ФИАЭ переводом из г. Снежинска. Я начал работать в лаборатории Ю. М. Волкова, в группе Энглена Азизова, тогда еще аспиранта В. С. Комелькова, но уже достаточно опытного в эксперименте. В группе нас было пятеро -- еще лаборанты Володя Кудинов, Юрий Леонтьев и Борис Федосеев".
   Здесь я должен остановиться, чтобы рассказать о моем друге Энглене Азизове, с которым мы прошли годы -- более двадцати лет при полном взаимопонимании -- нашего совместного становления в эксперименте. Опять же, я обязан отметить, что в последние несколько лет моей работы у Азизова наши отношения стали близки к прохладным (я не понимал перспективы ТСП, оживляж мастадонта не вызывал энтузиазма). Обсуждения научных и рабочих планов были, но не более того... и поэтому я перешел в другой отдел... от секунд токамака к наносекундам Ангары (!). А это другая физика.
   Я расскажу о моем руководителе и друге Элике Азизове только хорошее, потому что так и было в жизни. При первой встрече в "Силикате" я увидел молодого очень симпатичного парня, который отвлекся на меня на минутку (он спорил с Володей Алексеевым -- мы познакомились с ним позже) и продолжил беседу, бросив, чтобы я осмотрелся и "примерился вон к тому столу... а вообще-то мы будем сейчас заносить кондеры...". Речь шла о монтаже батареи конденсаторов из стандартных импульсных конденсаторов емкостью 140 мкф на напряжение 5кВ и весом достаточно заметным. Поздно вечером этого дня он мне рассказал, что мы будем заниматься размыкателями тока для схемы с индуктивным накопителем энергии. Энглен все изложил настолько ясно, сопровождая объяснения рисунками со схемами, что я проникся идеей и был готов и далее вместе с лаборантами заносить конденсаторы в специальное помещение батареи.
   Мы создали и запустили установку под названием Магнитный Накопитель первый (МН-1), начали эксперименты... добились хороших результатов. Но это было только начало. Я уже рассказывал об общей концепции термоядерного реактора с питанием от индуктивного накопителя энергии (ИНЭ), энергия из которого с помощью быстродействующих коммутаторов закачивается в лампы накачки оптического квантого генератора. Лампы вспыхивают и лазер излучает на мишень.
   Переключатели тока (размыкатели сильноточной цепи) это буквально ключевые элементы системы. Их дальнейшее исследование и модернизация привели к необходимости заняться активным подавлением дуги отключения. Эту идею Энглен поддержал, и мы (еще научные сотрудники Виктор Годонюк, Игорь Шедько и Алексей Емельянов), пройдя через строгий НТС, создали в третьем павильоне экспериментальную установку "Арка", где изучали процессы гашения дуги отключения и восстановления электрическй прочности. С целью совершенствования коммутационной, электрофизической, а также диагностической аппаратуры в секторе 76 М. И. Пергамента и под его руководством, группой Э. А. Азизова в кооперации с другими организациями на установке "Трек" была создана система питания на основе ударного генератора постоянного тока ТП-8000 и 30-МДж-секционированного индуктивного накопителя с мощной системой коммутации для испытания многоканальных лазерных комплексов. Масштаб участвующей энергии был на порядок больше, чем на МН1, а сопряженный с этим объем монтажных работ существенно больше. М. Пергамент и Э. Азизов собрали у
   В. Ягнова лучшие технические силы -- это Борис Федосеев, Женя Лазберг, Борис Кольцов, Юра Сафонов, Юра Акимов, Юра Леонтьев -- гвардия, умевшая делать все. К ним были подключены монтажники из других организаций. Инженеры и научные сотрудники И. Кочуров, Г. Рябцев, И. Панков, А. Мазулин, Б. Янковский, А. Лотоцкий, В. Щербицкий, П. Хайтович, лаборант М. Брюховецкая.
   А вся наша группа уже закончила полный эксперимент на МН-1, то есть запитку ламп накачки лазера от индуктивного накопителя и продолжала экспериментальную сессию на установке "Арка" (павильон номер три)
   Одновременно мы разработали электродинамический размыкатель и испытали его на испытательном стенде ИАЭ на основе ударного генератора ОГРЫ. Здесь был приобретен большой опыт работы при больших масштабах участвующей энергии. Наконец, отдел М. И. Пергамента, в состав которого входила лаборатория Азизова (между собой мы назвались ЛабАЗ) принял участие в выездном полномасштабном эксперименте, который завершился удачно...
   Следующим этапом нами была предложена серия экспериментов по изучению активных методов воздействия на дугу отключения. Для этого была создана установка "Поток", на которой исследовали элегаз и жидкую шестифтористую серу в качестве дугогасителей. Большой вклад в выполнение исследований на этой установке внесли научные сотрудники Виктор Годонюк, Игорь Шедько и Алексей Емельянов. Мы предложили ряд решений по эффективному гашению дуги. Результаты были доложены на всесоюзных и зарубежных конференциях.
   Все эти работы позволили продвинуть понимание процессов отключения, достаточное для того, чтобы приступить к конструированию ряда коммутаторов одноразового и многократного действия. Последняя разработка, в которых активно участвовали Володя Ягнов и замечательный вьедливый конструктор Станислав Финько -- взрывной размыкатель на ток отключения 100кА-300кА, напряжение коммутации до 1000кВ, время коммутации на последнем этапе порядка 300 мкс.
   Круг интересов Энглена был большой, но до поры до времени в рамках нашей задачи. Далее у Энглена появилось новое поле деятельности: "В середине 1970-х гг. Е. П. Велихов и Б. Б. Кадомцев выдвинули идею проведения термоядерного эксперимента по достижению Q = 1 в токамаке с сильным магнитным полем и адиабатическим сжатием плазмы и предложили Э. Азизову организовать работы по этому направлению. С 1977 г. он возглавил работы по созданию уникального комплекса установки токамак с сильным полем (ТСП) и адиабатическим сжатием плазмы, создав отдел импульсной энергетики" (цитируется из отчета о семинаре в ТРИНИТИ, посвященного памяти Э. Азизова ).
   В результате круг его интересов значительно расширился -- это крупные физические установки с уникальной энергетикой с большим запасом энергии в ИНЭ: токамаки ИТЭР и Т-15, "Байкал", лайнерный 0-пинч с магнитной термоизоляцией и др.
   Э. А. Азизов много лет являлся членом Научно-технического комитета Международной организации ИТЭР, заместителем председателя секции N6 НТС ГК "Росатом", членом секции "Физико-технические проблемы УТС", Научного совета РАН по проблеме "Физика высокотемпературной плазмы", членом экспертной группы "Инженерно-технические проблемы УТС", членом Диссертационного совета. Он воспитал более 20 кандидатов наук и пять докторов наук [76]. Один из его сотрудников: Анатолий Витальевич Красильников с 2007 г. и по настоящее время -- руководитель национального агентства в Российской Федерации по сооружению Международного экспериментального термоядерного реактора ITER. А. Красильников из Новосибирска, в 1981 г. окончил факультет проблем физики и энергетики МФТИ. С 1981 г. по 2007 г. Кандидатскую (1994 г.) и докторскую (1999 г.) диссертации защитил по результатам разработки методов диагностики и исследований плазмы.
   Энглен был обаятельным человеком. Он умел вести самые сложные организационные деловые переговоры в доброжелательной атмосфере доверия, при этом досконально зная суть дела. Его самоирония была привлекательным примером для сотрудников. Юмор -- неистощимым. Но даже обращенный на кого-то из собеседников, он не был обидным. Элика искренне любили коллеги и сотрудники и уважали за справедливость. А каким он был творцом узбекского плова... Энглен и его жена Офелия Ахатовна, тоже доктор наук, принимали гостей радушно и расковано -- на празднике был настоящий праздник.
   У него был редкий дар -- естественность и воспитанное с детства самоуважение, которое растет на почве собственных маленьких и больших достижений. Первый признак самоуважения это невозможность унижать других, кто бы это ни был. Он был трудоголиком, не чурался любой работы в пользу поставленной цели. Но и не отказывался от земных удовольствий. И он достиг многого в жизни, став признанным специалистом в токамачных программах страны и мира".
   Я рассказал о своем друге Энглене Азизове очень сжато, но он, право же, достоин много большего. По крайней мере, его памяти был посвящен специальный семинар в его родном институте -- ТРИНИТИ.
   "18 ноября 2016 г. прошло заседание коллектива института, приуроченное к 80-летию со дня рождения бывшего директора отделения физики токамаков-реакторов доктора физико-математических наук профессора Энглена Атакузиевича Азизова. На заседании со своими воспоминаниями о жизни и научной деятельности Э. А. Азизова выступили генеральный директор института д.ф.-м.н. профессор В. Е. Черковец, директор отделения магнитных и оптических исследований М. И. Пергамент, начальник отдела экспериментальной физики токамаков д.ф.-м.н. профессор С. В. Мирнов, начальник отделения в НИЦ Курчатовский институт к.ф.-м.н. П. П. Хвостенко, главный научный сотрудник отделения физики токамаков-реакторов д.ф.-м.н. профессор Г. Гладуш. В конце заседания состоялось награждения лауреатов первого конкурса молодежных научно-исследовательских работ в области физики и технологии токамаков имени Э. А. Азизова. Дипломы лауреатов и книгу Э. А. Азизова, Г. Г. Гладуша и А. Б. Минеева "УТС с магнитным удержанием и разработка гибридного реактора синтез-деления на основе токамака" получили 9 молодых сотрудников НИЦ Курчатовский институт, 3 сотрудника ГНЦ РФ ТРИНИТИ и один сотрудник АО "Красная звезда". 21 ноября прошли мероприятия памяти Э. А. Азизова в НИЦ "Курчатовский институт", в котором Энглен Атакузиевич возглавлял Институт физики токамаков. (Инновации-Росатом, "Памяти Энглена Атакузиевича Азизова). [76]
   Краткая хроника: Сообщение М. Пергамента на НТС. 16 марта 1974 года стенд "Трек-2" с индуктивными накопителями энергии типа ТИН-1 подготовлен для проведения испытаний модуля накопителя с размыкателями Х-122М в режиме последовательных импульсов.
   Некоторое время на этом стенде работал и Костя Рязанов. Ему слово: "... 31 марта 1982 года я начал работать у Ягнова. В 33-м здании экспериментировали с индуктивным накопителем, повышая эффективность вывода энергии до 50% и более путем хитрых коммутаций взрывными размыкателями - замыкателями. В соавторстве с Ягновым, Лотоцким и Щербицким у меня было 4 авторских свидетельства на изобретения по этим схемам. Но главным делом было курирование монтажа накопителя на ТСП...". Далее уже из другого воспоминания Кости Рязанова: "...а вот здание под мой "родной ТСП" еще только закладывалось и нам предстояло долгих шесть лет подгонять строителей и монтажников этой "крупнейшей в мире термоядерной установки". Один индуктивный накопитель чего (или сколько) стоил: 32 десятитонные секции чистой меди! И до сих пор перед глазами пятнадцатиметровый тор накопителя... сверху мостовой кран опускает чуть меньшую камеру... Профессор и доктор сам командует "майна-вира"... и к моему удивлению все отверстия у десятков фланцев совпадают... и со всех сторон к камере бросаются монтажники и мэнээсы... и стоит звон гаечных ключей на 32 мм... и ТСП был запущен в срок... (опять эффект "брызги шампанского")... и были выполнены соцобязательства...и получены премии...". Вернемся к первому отрывочку рассказа Рязанова: "...что наводило тоску, и в конце 80-х я ушел в ОВС и Байтик...".
   Первое Всесоюзное совещание по инженерным проблемам термоядерного синтеза (26-28 июня 1974 г.). Доклады от лаборатории Э. Азизова на тему "Исследование мощных коммутирующих устройств для импульсных источников питания с ИНЭ".
   С 28 по 30 октября 1974 года состоялся первый совместный семинар СССР - США "Индуктивные накопители энергии и коммутационная аппаратура для термоядерных установок". На Семинаре от ФИАЭ участвовали Е. Велихов, М. Пергамент, Э. Азизов, Н. Ахмеров, Р. Куртмуллаев, И. Шипук, Е. Утюгов. Доклады от лаборатории Азизова обубликованы в Трудах этого Семинара. [77]
   Далее было участие с докладами в конференциях по "Физике низкотемпературной плазмы", по "Явлениям в дугах отключения" (Лодзь, обзорный часовой локлад), по "Инженерным проблемам УТС" и др. Энглен Азизов и его сотрудники соавторы книги "Физика и техника мощных импульсных систем", сборник статей под редакцией академика Е. П. Велихова, ИАЭ им. И. В. Курчатова, Энергоатомиздат, 1987.
   За активное участие в создании новой мощной импульсной техники -- энергетической основы термоядерной программы СССР в шестидесятые-восьмидесятые годы лауреатами Государственной премии СССР стали Э. А. Азизов (1981 г.) и Н. А. Ахмеров (1984 г.).
  
   Глава 18. Сверхпроводимость и ее применение
   В интересах широкого круга читателей, на наш взгляд, в начале следует дать самое обшее представление об истории исследований сверхпроводимости (СП) и создания сверхпроводящих магнитных систем (СМС) и сверхпроводящих индуктивных накопителей (СПИН) энергии и их применения в физическом эксперименте и в промышленности.
   Сверхпроводимость в простейшем изложении это полная проводимость электрического тока в данном проводнике, то есть электрическое сопротивление проводника бесконечно мало и ток течет по проводнику практически без потерь. Это явление справедливо для постоянного тока. В переменном электрическом поле сопротивление сверхпроводника отлично от нуля и растёт с увеличением частоты поля. Сверхпроводящее состояние проводника может достигаться только при его охлаждении до сверхнизких и низких (высокотемпературная сверхпроводимость -- ВТСП) температур. Такое описание явления сверхпроводимости можно назвать контурным, -- дьявол, как обычно, скрыт в деталях. Полагаю, что более глубокое изложение физики явления не входит в задачи повествования. Здесь только приведем определение от научного сообщества: "Сверхпроводимость -- это квантовое явление протекания электрического тока в твердом теле без потерь". За этим определением такая глубина физических процессов, что и сегодня теоретики не могу дать общепринятого и окончательного ответа на вопрос -- в чем глубинная суть явления сверхпроводимости.
   Явление потери электрического сопротивления в чистых металлах (ртуть, олово, свинец) при сверхнизких температурах, открытое К. Оннесом в 1911 г. при работах с жидким гелием, было и остается в сфере интереса физиков, -- как теоретиков, так и экспериментаторов. Удостоены Нобелевских премий три выдающиеся работы из области физики сверхпроводимости: две за теоретическое обоснование сверхпроводимости -- феноменологическое и квантовое, именуемые в научном сообществе как "БКШ" (лауреаты Бардин, Купер, Шриффер) и "ГЛАГ" (лауреаты Гинзбург, Ландау, Абрикосов, Горьков) и одна за экспериментальные исследования высокотемпературных сверхпроводников (ВТСП) (Мюллер и др.).
   Основная физико-техническая проблема при использовании этого явления в практике в том, насколько устойчиво достигнутое состояние сверхпроводимости, которое определяется тремя критическими параметрами (магнитной индукцией, температурой и плотностью тока), значения которых для чистых металлов крайне низкие. Так, критическое магнитное поле для чистого металла (ртуть, олово, свинец) при температуре 4.2К (-268.950С) составляет всего 0.05Тл. И лишь после открытия специальных сплавов и соединений на основе ниобия критические значения индукции магнитного поля и плотности тока при 4,2К, достигли для ниобий-титана 10Тл и 10ГА/м2 (1ГигаАмпер = 1000000000А), а для ниобий-олова 20Тл и 50ГА\кв.м. Такие сплавы с высоким значением критического магнитного поля способны нести постоянный ток высокой плотности без разрушения сверхпроводимости. Появилась возможность создать конкуренцию традиционным электромагнитам для получения магнитных полей высокой напряженности и в больших обьемах при малых расходах электроэнергии, а высокая плотность критического тока позволяла значительно уменьшить обьем обмотки при расчетном количестве ампер-витков.
   Успешное применение сверхпроводимости (СП) стало возможным лишь после решения целого ряда сложных физико-технических и технологических проблем. В эту работу было вовлечено большое количество минестерств и ведомств СССР. Инициаторами работ по созданию крупных СП магнитных систем для удержания плазмы, МГД-преобразования, накопления и хранения энергии выступали: ИАЭ, ИВТАН и Филиал ИАЭ (Е. П. Велихов). В ФИАЭ разработка перспективного плана по этой теме была поручена прекрасному специалисту-электрофизику, одному из первых выпускников МИФИ кфмн Н. М. Колядину, и молодому научному сотруднику Евгению Клименко, ставшему впоследствии одним из выдающихся ученых в области технической сверхпроводимости.
   Инженер-физик, ведущий научный сотрудник, начальник лаборатории магнито-накопительных систем ТРИНИТИ Полулях Евгений Павлович приступил к практической реализации -- созданию первой крупной сверхпроводящей магнитной катушки, имея за спиной... Впрочем, он сам рассказывает о своей работе по теме СП-магниты.
   Евгений Павлович Полулях: "...10 класс окончил в 1958 году. За целину еще будучи школьником получил медаль "За освоение целины". В 1961 году поступил на физтех УПИ (Уральский политехнический институт) в Свердловске, закончил в 1968 году. Специализация -- сначала разделение изотопов, затем -- "экспериментальная ядерная физика". В 1969 г. был направлен в ИАЭ. За плечами были: опыт освоения целины, механический техникум, работа техником-механиком и конструктором, физико-технический ф-т УПИ в Свердловске и год работы в Обнинске (институт зкспериментальной метеорологии). Прошел серьезное собеседование с Н. М. Колядиным и Л. Н. Кореневским, в результате чего мне было предложено заняться созданием СП магнитов для МГД-генераторов в лаборатории равновесных процессов Ю. М. Волкова. Работать начал в группе магнитных систем Н. М. Колядина, которая только что закончила участие в работах по размагничиванию кораблей. В группу входили инженер Саша Кабанов, техники Саша Казаков и Женя Богаткина, лаборанты Юра Кислов и Володя Кочнов. В ожидании окончания строительства и монтажных работ в здании 21 группа размещалась в круглом (немагнитном ) павильоне вместе с В. Барановым, А. Витшасом и Д. Малютой. В отсутствии собственной зкспериментальной базы, группа участвовала в испытаниях индук тивного накопителя СО-13 на стенде отдела ОГРА в ИАЭ, куда я и был откомандирован с Сашей Казаковым. Для подобных испытаний стенд в здании ОГРА-2 имел: специальные баллоны с жидким азотом для охлаждения обмотки накопителя, импульсный ударный генератор и мощную коммутационную технику. Участие в экспериментах на ОГРЕ (испытание индуктивного накопителя энергии СО-13 в охлаждаемом и неохлаждаемом режимах) дала возможность приобрести большой опыт работы на экспериментальном стенде, но более того, познакомиться с прекрасными людьми и отличными специалистами И. Н. Головиным, А. Л. Безбатченко, Р. П. Васильевым, И. И. Панковым. Находясь в ИАЭ, я близко познакомился с ведущимисотрудниками отдела СПи физики твердого тела (Н. А. Черноплеков, Б. Н. Самойлов, Е. Ю. Клименко, В. Е. Кейлин. С. И. Новиков, И. Ковалев) и их работами в области технической сверхпроводимости. Отдел был ведущим научным коллективом страны, который занимался проб лемами устойчивости и стабилизации СП состояния промышленных СП материалов и разработкой токонесущих элементов (ТНЭ) для СМС. Эти установившиеся профессиональные и дружественные отношения послужили основой для многих совместных работ по созданию крупных СМС и СПИН в ФИАЭ. В этот же период времени (осень 1969 года), готовясь к самостоятельной работе, я прослушал специальный курс по сверхпроводимости и прошел практикум по работе с жидким гелием на физфаке МГУ. Все это придало мне решительности при создании реальной крупной СП магнитной системы для МГД-генератора. Велихов это воспринял.
   После возвращения в Красную Пахру состоялся переезд группы и освоение рабочих площадей в здании 21. Кроме рабочих кабинетов, мы получили экспериментальный зал, где работники криогенной службы под руководством Жени Красильникова смонтировали на первом этаже и запустили два гелиевых ожижителя Г-45, а на антресолях мы соорудили стенд для исследования СП материалов и пробных моделей из них. В группе появились новые сотрудники: Лена Полянская, Толя Леденев, Юра Куроедов, защитивший диплом в ИАЭ. С Юрой мы быстро подружились и успешно сот рудничали в дальнешем. Наша область исследований бурно развивалась и нам пришлось непрерывно учиться и отслеживать все новое. Семинары. школы, конференции различного уровня, знакомство и установление рабочих контактов с научными и производствеными коллективами страны. В ФИАЭ организован выпуск регулярного бюллетеня новой информации по СП, установлено постоянное сотрудничество с теоретиками отдела А. А. Веденова (Ю. Ю. Абрамов, Г. Г. Гладуш, В. Р. Чечеткин и др.)..."
   Бросается в глаза, что многие направления работ в бывшей Магнитке начинались для большинства сотрудников практически с нуля, но какова же была благоприятная обстановка в коллективе -- сильно помогла учеба и помощь со стороны руководителей, тоже молодых, но уже имеющих значительный опыт эксперимента... И что за интересные сотрудники пришли работать, если в череде поражений и небольших побед все же были получены значимые результаты...
   Евгений продолжает: "...В то время основное промышленное производство СП материалов было сосредоточено на Ульбинском металлургическом заводе (г. Усть-Каменогорск), но находилось в зачаточном состоянии и заказы на большие партии СП проводов не принимались. И тогда Е. П. Велихов, пригласил директора этого завода Потанина, находившегося с визитом в ИАЭ, в Кр. Пахру и пользуясь своим авторитетом, сумел так расположить его, что меня встречали на заводе как дорогого гостя и позволили отобрать лучшие партии гальванической шины сечением 10х1 мм. с нио бий-циркониевой проволокой диаметром 0.25 мм. в медной матрице, прошедшие заводские испытания на коротких образцах. Полученная таким образом СП шина и послужила основой для разработки первого СП магнита условно названного ИМ 05С для импульсного МГД-генератора. В сравнении с МГДГ с самовозбуждением это позволяло за счет снижения энергозатрат в системе возбуждения и увеличения индукции магнитного поля в рабочей зоне канала резко увеличить его выходную мощность, уменьшить длину рабочей зоны и обеспечить постоянную готовность в импульсно-периодическом режиме работы. Инициаторами проекта выступили Н. М. Колядин, Ю. М. Волков, А. А. Якушев. Ответственными исполнителями назначены в части МГД-канала и генератора плазмы -- Миша Рогозинский, в части магнитной системы -- Евгений Полулях. Совместно с Е. Ю. Клименко были разработаны программы расчета распределения магнитных полей в обмотке и рабочей зоне магнита и пондеромоторных сил в обмотке. Проектирование выполняла группа Миши Харинова, сумевшая творчески использовать конструкторский и технологический опыт ИАЭ. Таким образом осенью 1973 г. мы смогли приступить к изготовлению СП обмоток СМС ИМ 05С в опытном производстве ФИАЭ (нач. цеха В. М. Козлов, ст. мастер Б. Б. Жуков). К этому моменту собственными силами было изготовлено технологическое оборудование и оснастка. Работа выполнялась в две смены бригадой, состоявшей из инженеров лаборатории и рабочих опытного производства и была закончена в течении двух месяцев. Необъявленный девиз был: "Энтузиазм и творчество -- залог успеха".
   Перед окончательным монтажем СП-обмотки в рабочем криостате требовалось провести предварительные испытания в разьемном криостате диаметром более 1 м. Ввиду отсутствия в то время в ФИАЭ такого оборудования, испытания проводились в ИАЭ, в отделе Н. А. Черноплекова, который называл такие испытания с использованием тонн СП материалов и кубометров жидкого гелия "индустриальным экспериментом". Дабы избежать наводок в измерительных цепях и неоправданных рисков, такие испытания обычно проводились ночью стендовой командой и исследователями (Н. М. Колядин, Е. Ю. Клименко, Е. П. Полулях и др.). В этот раз мы впервые столкнулись с "эффектом деградации критичекого тока" т.е. снижением критического тока в крупных СП обмотках. После нескольких вводов нам удалось достичь расчетного значения критического тока около 1КА, что соответствовало индукции 5Тл в рабочей зоне канала. Но отличное -- враг хорошего. Н. М. Колядин предложил провести дробный -- частичный с заданным интервалом времени вывод энергии из СМС на внешнюю нагрузку в режиме накопителя, что привело к мгновенному выделению всей запасенной энергии внутри СП обмотки. При этом в объеме СП произошло резкое вскипание 1000 л жидкого гелия и раскрытие криостата. Скачок давления в зале раскрыл ворота зала и облако белого пара двинулось в сторону ОГРЫ-2, всполошив охрану ИАЭ. Мы быстро ретировались в свою Пахру, а на следующий день я получал взбучку в кабинете Н. А. Черноплекова. Урок пошел впрок, и не только нам, научив необходимым мерам предосторожности при работе с крупными СП-магнитами. Кстати, наш магнит выдержал это суровое испытание. Далее он был смонтирован в рабочем криостате с теплой рабочей зоной, открытой по всем трем осям и испытан в работе с МГДГ мощностью 5МВт на стенде ФИАЭ. Так был создан первый на континенте ЕврАзии крупный СП-магнит ИМ-05 С для МГДГ. Реультаты были доложены на международной конференции в Алуште в 1974 г. и вызвали большой интерес и, естественно, признание нового коллектива, способного создавать крупные СП-магнитные системы. В дальнейшем магнитная система ИМ-05С использовалась для различных экспериментальных исследований, таких как создание дополнительного магнитного поля в рельсотронах, высокоградиентная магнитная очистка промышленных водостоков и др.
   Опыт, полученный при создании ИМ-05С, послужил основой создания промышленного образца СП-магнитной системы ИМ-114С для МГДГ мощностью 10МВт на жидком топливе. По решению правительства была образована научно-промышленная кооперация: ФИАЭ -- общее руководство, принципиальная разработка конструкции и испытания; ГМЗ -- проектирование всей системы; 2-й завод Электросилы -- изготовление двух овальных СП обмоток; НИИ Гелиймаш -- разработка и изготовление мощных гелиевых ожижителей -- рефрижераторов и испытательных криостатов;. НПО Криогенмаш -- проектирование и изготовление рабочего криостата и системы криогенного обеспечения стенда.
   После выдачи ТЗ, разработанных вместе Н. М. Колядиным и Е. Ю. Клименко, мне пришлось возглавить монтажные работы и мне в течениии полутора лет пришлось мотаться между всеми участниками проекта, кооординируя и корректируя их деятельность. Особо сложные проблемы возникали на заводах, где требовалась особая аккуратность при работе со СП-обмотками сложной формы, имеющими множество мелких каналов охлаждения. В частности, это проявилось при попадании металлической пыли в элементы системы при обработке каркаса обмотки. По моим требованиям на заводе НПО Криогенмаш был создан специальный участок (большой аквариум) с ежедневной влажной уборкой для монтажа СП-обмоток в криостате. Рабочие восприняли это как возвращение к славным королёвским временам. Поэтомуя в течении 4 месяцев ездил на работу из Пахры в Балашиху. Особо запомнилась предновогодняя промывка СП-обмоток от опилок многократным погружением их в специальную ванну (1500 л спирта), установленную на огороженном участке. Несмотря на охранные меры, мероприятие оказалось неожиданным новогодним подарком для ночной смены цеха, а мне пришлось встретить новый 1976 г. в Балашихе, т.к. работа закончилась к полуночи 31 декабря (явление "брызги шампанского"), а автобусы уже не ходили.
   К середине следующего года СП магнит ИМ-114 С был собран в рабочем криостате, доставлен в ФИАЭ и успешно испытан на новом стенде в здании 36, где он находится и в настоящее время. Наличие огромной теплой зоны 1200х600х400 мм и магнитного поля 3.5Тл позволило провести ряд медико-биологических исследований. Интересно отметить, что в то время, когда мы создавали научно-промышленную кооперацию и приобретали опыт создания крупных промышленных СП-магнитных систем, ИВТАН просто заказал подобную СП-магнитную систему в Аргонской лаборатории США.
   Так сложилось, что мы всегда были конкурентами США в этой области. Вот и следующая работа по созданию СП-магнита ИМ-06С, оптимизированого по весо-габаритным характеристикам, была незапрограммированным ответом на неудачную попытку создания в США легкой СМС по программе космических полетов "Викинг 2". СП-магнит ИМ-06С для МГДГ "Север" был полностью спроектирован, изготовлен и испытан в ФИАЭ. Группа Андрея Якушева разработала технические требования к нему (габариты МГД-канала, величина, однородность и распределение магнитного поля и др.). Группа М. Харинова в КБ спроектировала рабочий криостат, в котором для охлаждения экранов и токовводов использовались пары гелия, испаряющегося из ванны с погружной СП-обмоткой. Сложности возникли с изготовлением обмоток. Поиски необходимого отечественного намоточного оборудования оказались неудачными, поэтому были разработана собственная техно логия и оборудование. В опытном производстве был выделен намоточный участок, где комплексная бригада из сотрудников лаборатории и рабочих цеха произвела намотку и ее замоноличивание. Совместные испытания СМС ИМ-06С с МГД-генратором, показали его высокую надежность и устойчивость при горячих пусках МГДГ. Таким образом в конце 1981 г. была завершена программа разработки и создания опытных СМС для импульсных МГД-генраторов, что послужило основой для моей кандидатской диссертации".
   К этому времени ФИАЭ стал уже признан научным сообществом как научный центр мирового уровня по термоядерным и лазерным исследованиям. Признание получили и работы по сверхпроводимости. Привлеченные успехами СП-группы, появляются новые сотрудники: опытные расчетчики Анатолий Нелидов и Ирина Касабова, талантливый инженер и конструктор Борис Машков, инженеры-электрики Алексей Полтанов, Анатолий Леденев и Людмила Котова и молодые специалисты, выпускники МИФИ Валерий Пичугин, Анатолий Кондратенко и Саша Спиридонов, специалист по низкотемпературным измерениям Витя Фуфриков. Группа перерастает в лабораторию, в которой определились два самостоятельных напраления СП магнитные системы и СП размыкатели. В это период руководители групп Е. Полулях и Ю. Куроедов обучались в аспирантуре ИАЭ и готовили диссертации.
   Начинает формироваться новое направление исследований, давно задуманное Н. М. Колядиным: сверхпроводящие индуктивные накопители (СПИН) энергии и мощные сверхпроводящие размыкатели
   (СПР).
   Евгений Полулях: "Закончилось строительство здания 36, проектировавшегося под монтаж и испытания индуктивных накопителей, с пристройкой для газокриогенной станции. Проектирвание проводилось с активным участием Н. М. Колядина и Е. В. Красильникова. Однако в то время, когда корпус вводили в эксплуатацию, у Е. Велихова возникла и утвердилась идея тета-пинча с лайнером, и тогда же в это здание переехала лаборатория Юрия Владимировича Скворцова с плазменной пушкой -- они-то и заняли большую часть здания. Нашей лаборатории осталась четвертая часть эксериментального зала, примыкавшая к газокриогенной станции. Б. Машков и А. Нелидов принялись проектировать трехэтажный испытательный комплекс для исследования СП магнитных систем, индуктивных накопителей и коммутирующих устройств для них. Благо, к тому времени было смонтировано и запущено оборудование газокриогенной станции (руководитель Женя Красильников, ветеранистый банщик), одной из крупнейших в стране. Это две новых экспериментальных установки ХГУ-250, производительностью по 180 л жидкого гелия в час и две Г-45 по 40 л. Из ВНИИГТ поступили транспортируемые емкости на 2500 и 500 л для жидкого гелия и комплект разьемных испытательных криостатов. В кратчайшие сроки был выполнен огромный обьем строительных работ и монтаж металлоконструкций в трех уровнях (вплоть до мостового крана), проложены криогенные и вакумные трубопроводы. Вся лаборатория участвовала в разработке и создании источников электропитания постоянного тока и системы диагностики стендов. Созданы механический и намоточный участки. В другом конце зала оборудовано пультовое помещение. Наконец стенд запущен и начинаются испытания СМС для МГД-генераторов ИМ-114С и ИМ-06С. Чтобы избежать электромагнитных помех от соседей в системах регистрации, работаем ночью. Ток вводит В. А. Афанасьев, человек с железными нервами, бывший ракетчик. Все это напоминает ракетные пуски. Я слежу за сигналами блока обнаружения нормальной фазы и даю ему команды. Иногда со стенда доносятся громкие звуки, это к криостату прилипают забытые инструменты или металлические стулья, сброс энергии в защитную нагрузку ощутимо громче. Тренировки заканчиваются далеко за полночь, можно отоспаться и назавтра разбор полетов. Впереди нас ждали работы над сверхпроводящими индуктивными накопителями.
   Конструкция первого СПИН-3 (запасаемая энергия 3Мдж) была разработана Б. К. Машковым. Накопитель состоял из 20 овальных секций, соединеных последовательно сверхпроводящими размыкателями (СПР), разработанными Ю. Куроедовым. В целях уменьшения потерь при больших скоростях изменения магнитного поля, секции наматывались кабелем, скрученным из СП ниобий-титановых многоволоконных проводов диаметром 0,85 мм, разработанным и изготовленным Подольским отделением ВНИИ кабельной промышленности. Намотку и замоноличивание по договору выполняли в НИИЭФА по их технологии.
   Предполагалось, что для противодействия пондеромоторных сил будет достаточно механической прочности самих секций без внешнего бандажа. Однако в процессе испытаний удалось достигнуть лишь 0.5 тока короткого образца. Тензодатчики показали значительную деформацию секций во время ввода тока, что и послужило причиной снижения рабочего тока накопителя. Этот опыт заставил нас уделить большее внимание силовой структуре индуктивных накопителей.
   Следущий накопитель, СПИН-5, впитал в себя весь отечественный и зарубежный опыт, накопленный к тому времени в этой области. Во-первых, совместно с Е. Ю. Клименко была расчитана D-образная секция тороидальной обмотки, в которой отсутствуют изгибающие моменты в проводнике при вводе тока. Затем был разработан и изготовлен плоский токонесущий элемент (ТНЭ), состоящий из центральной стальной силовой ленты, обмотанной внутренне стабилизированной нио бий-титановой шинкой 2х3,5 мм. Такой ТНЭ укладывался в каналы стеклотекстолитового клинообразного каркаса секции, приклеиваясь клеем с высокой прочностью на сдвиг и хорошей теплопроводностью. СПИН состоял из 24 секций, каждая из которых была оснащена СПР на 20КА. Весь комплект погружался в криостат с жидким гелием. В 1986 году были проведены испытания СПИН-5, где был достигнут рабочий ток накопителя 2КА, что соотвествовало 5Мдж накопленной энергии. Следует также отметить хорошую работу СПР Ю. Куроедова, отличавшихся уникальной конструкцией, представляющую собой компактную спрессованую сборку типа "меандр" из ниобий-титановой ленты, управляемую импульсным магнитным полем. В разработке СПР большое участие приняли ветераны И. Е. Сурков и В. Н. Литвинов.
   К сожалению, с 1987 г. резко сократилось государственное финансирование, и следующий проект СПИН с энергией на 30Мдж так и остался на бумаге. Много сотрудников (Нелидов, Машков, Куроедов, и др.) покинули лабораторию, но пришли другие: опытные доктора наук профессор Е. Ю. Клименко и К. И. Дмитриев, кфмн С. Соболев) и несколько молодых специалистов. Заработал лабораторный семинар по прикладной СП под руководством Е. Клименко и с участием теоретиков дфмн Р. Хайрутдинова и кфмн С. Солодовникова и В. Чечеткина. Следует отметить, что эти годы отмечены большим количеством разработанных нами проектов применения СПИН в энергетике и на транспорте и участием в крупных международных конференциях и выставках. За достигнутые успехи в создании промышленного образца СМС для МГДГ в 1987 г. мы были награждены серебряной медалью ВДНХ, а в 2009 г. за создание мощного СПИН для электроэнергетики с запасом энергии до 10МДж награждены как победители конкурса специализированой выставки "Изделия и технологии двойного назначения". Это принесло нам широкую известность и ряд интересных зарубежных предложений. Среди них два американских: участие в проекте фирмы "Бехтель" по созданию гигантского СПИН (диаметром 100 м) по программе "звездных войн" и договор на покупку фирмой "Intermagnetics General Corporation" нашего СПИН 5 с монтажом и запуском в США. К сожалению, оба предложения были отклонены нашим руководством, что лишило нас необходимого финансирования и, что не менее важно, опыта совместных работ .
   Зато популяризация наших достижений принесла нам большие договорные работы в России. Первая из них -- разработка и изготовление опытной секции СПИН для РЖД, а также создание СПИН с замкнутым магнитным потоком и энергией 0.85ГДж на базе стандартной ж\д платформы . После окончания этой работы мы удостоились внимания делегации руководства "Росатома" (Генеральный директор В. Д. Кириенко, его первый заместитель И. М. Каменских и ряд директоров НИИ), в чьих интересах нами были разработаны эскизные проекты аварийного источника питания для системы управления и защиты реактора (СУЗ) реактора и резервного СПИН для компенсации неравномерности потребления сетями Ленэнерго электроэнергии, вырабатываемой Лениградской Атомной ЭлектроСтанции (ЛАЭС). Ознакомившись с нашими работами, стендами и производством руководство создало специальную структуру в рамках "Росатома" и выделило средства для подготовки коммерческих предложений по СПИН, которые до нас так и не дошли.
   Следующим значительным этапом в истории лаборатории стала договорная НИОКР в интересах Минобороны. Предстояло разработать и изготовить опытный тороидальный СПИН-8 с энергией 8Мдж. В отличие от предыдущих погружных систем, эта имела косвенное охлаждение холодными парами гелия с помощью компактной холодильной машины (криокулера). Изготовление и сборка СПИН-8 была выполнена в кооперации с рядом предприятий МО. К сожалению, работу не удалось завершить в полном обьеме -- из-за снижения курса рубля была сорвана поставка из Японии полного комлекта уникального криокулера, который еще не производился в России".
  
   В заключение напомним достоинства сверхпроводящих накопителей:
      -- высокая плотность запасаемой энергии (до 40МДж/м3);
      -- постоянная готовностьк работ с временем реакции 1-2 мс и неограниченное время хранения энергии при малых затратах энергии в системе криообеспечения;
      -- отсутствие преобразования энергии из одного вида в другой;
      -- широкий диапазон по энергоемкости, мощности и частоте, а также неограниченный ресурс работы; 5) компактность и экологичность.
  
   После преждевременной кончины Н. М. Колядина в апреле 1992 года его команда разделилась, соответственно двум направлениям: магнитонакопительные системы (Е. П. Полулях) и рельсотроны (А. Е. Полтанов). Наличие мощных источников МГД-генераторов с СП-магнитами и дальнейшие разработки содействовали развитию нового направления экспериментальных исследований в лаборатории -- электродинамическому ускорению больших масс с использованием рельсотронов. Эта программа появилась, когда обнаружилась возможность использовать источник питания для испытания СПИНов в экспериментах по метанию (резкому ускорению) конечных масс (несколько грамм) до километровых скоростей. Так, в 36 здании Н. М. Колядин заложил установку "ЭММА", которая входила в состав лаборатории Евгения Полуляха и где ставились эксперименты по "физике высокоскоростного сильноточного контакта", инициированые идеями Ю. Кареева.
  
   Н. М. Колядиным, Е. Ю. Клименко, Е. П. Полуляхом и их сотрудниками была создана мощная экспериментальная, теоретическая и техническая база для создания СП-магнитов и СП-накопителей в широком диапазоне параметров, практически готовая для использования во многих отраслях промышленности и технологии.
   Евгений Полулях подчеркнул: "Наш опыт позволил бы создать промышленные образцы СП магнитов и накопителей энергии любого применения, к сожалению, мы снова оказались не востребованы".
   Последняя информация: (Справка: "Открытое акционерное общество "Русский сверхпроводник" создано Госкорпорацией "Росатом" для управления широкомасштабным проектом по созданию инновационной отрасли -- сверхпроводниковой индустрии. Дата регистрации 14.12.2010". [78] "Вместе с ТРИНИТИ и рядом других институтов был разработан сверхпроводниковый индуктивный накопитель энергии. Удельная энергоёмкость, то есть способность мгновенно выдать ток большой мощности, у него выше, чем у любого аккумулятора. Директор корпорации "Русский Сверхпроводник" Александр Кацай". [104]
   Глава 19. Электродинамический ускоритель масс -- ЭДУМ (рельсотрон)
   В 1957 году молодой ученый Алексей Морозов (будущий разработчик электроракетных плазменных двигателей) отослал в "Журнал экспериментальной и теоретической физики" (ЖЭТФ) статью "Об ускорении плазмы магнитным полем" [79], которая была опубликована и вызвала большой интерес в профессиональных кругах. В этой статье был описан ускоритель плазмы, состоящий из двух проводников (между которыми формировалась дуга), находящихся в постоянном магнитном поле. А через полгода в ЖЭТФ вышла статья Льва Арцимовича "Электродинамическое ускорение сгустков плазмы", в которой он предлагал использовать собственное магнитное поле проводников для разгона плазмы -- схема, которой он предложил дать название "рельсотрон". Это конструкция из двух параллельных электродов, называемых рельсами, подключённых к мощному источнику постоянного тока. Разгоняемая электропроводная масса (метаемая масса или проводящий плазменный поршень) располагается между рельсами, замыкая электрическую цепь, и приобретает ускорение вследствие силы (сила Лоуренса), действующей на замкнутый проводник с током в его собственном магнитном поле.
  
  
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic

   Мелкомасштабные объек ты могут ускоряться до гиперзвуковых скоростей (10 и более Махов = 330 м/сек х 10). О разгоне значительных масс в виде твердых тел речь не заходила еще несколько десятков лет. Причиной разработки подобных устройств, являющихся перспективным оружием, стало то, что, по оценкам экспертов, использование пороха для стрельбы достигло своего предела -- скорость выпущенного с их помощью снаряда ограничена 2,5 км/сек.
   В 2016 г. первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне Франц Клинцевич заявил, что в нашей стране активно ведутся работы в области создания электромагнитного ускорителя. Предполагается его использование в космонавтике для вывода на орбиту полезных грузов. (Lenta.ru, 30мая2016) [80]. Хорошо известны успешные испытания рельсотрона (лабораторного класса) в подмосковной Шатуре, которые провели в филиале Объединенного института высоких температур РАН под руководством академика В. Фортова. Рельсотрон с длиной ствола 2 м стрелял пульками массой в единицы-десятки граммов. Российское ноу-хау -- предварительный разгон снаряда перед подачей в ствол -- позволяет получать дульные скорости выше американских.
   Теоретически возможности элекродинамического ускорителя масс беспредельны. Но это -- теория. Практически существует несколько весомых ограничительных явлений. Об этом чуть ниже.
   "Развитие рельсотронов, разрабатываемых, в частности, для космических программ, сдерживается рядом явлений физического и технического свойства.
      -- ускоряемые диэлектрические массы любой геометрии дожны выдерживать колоссальные нагрузки при ускорениях до 107g без разрушения. Для снятия этого ограничения применена технология длительного плавного разгона с помощью распределения импульсов тока по длине канала;
      -- создание орбитального рельсотрона ограничивается тем, что слишком много первичной энергии необходимо для его работы [81]. Но все же в недрах лабораторий мира появляются приемлемые решения. Перспективный источник энергии для рэйлгана это сверхпроводящий индуктивный накопитель энергии. Применение высокотемпературных сверхпроводников может снизить энергетические расходы на охлаждение -- им требуется температура в районе -100?С. Однако стоимость "теплого" СПИН радикально возрастает, так как высокотемпературные проводники в настоящее время представляют собой сложные многоэлементные керамики, из которых весьма непросто изготовить многокилометровый провод для катушки. Другое интересное предложение -- это использование МГД-генератора в качестве импульсного источника энергии для рельсотрона. В [29] исследуется работа многорельсового электромагнитного ускорителя твердых тел с питанием от импульсного МГД- генератора. Показано, что мощные импульсные МГД-генераторы можно использовать в качестве источника электрической энергии для рельсовых электромагнитных высокоскорострельных ускорителей твердых тел, работающих в режиме "очередь".
   В ФИАЭ электродинамическое ускорение возникло как возможная область применения МГД-генераторов в качестве импульсных источников питания. Затем определенные успехи в этой работе, наличие (хотя и небольшой) группы энтузиастов во главе с Н. М. Колядиным, но главное "большие деньги" (А. Полтанов) -- позволили начать проектирование ускорителя больших масштабов. Руководителем программы ЭДУМ в нашем институте стал Алексей Евгеньевич Полтанов.
   Он пришел в ФИАЭ в 1972 году после службы в Советской Армии в лабораторию Н. М. Колядина. Евгений Полулях: "На Лешу Полтанова мы с Н. М. Колядиным обратили внимание во время наших многочисленных командировок в Горький, курируя проектирование установки Х-3. Молодой, энергичный, глубоко понимающий электротехнику инженер, такой был нужен в нашей лаборатории. И отслужив год в армии, он оказался в ФИАЭ, включившись в пуско-наладочные работы и испытания установки Х-3. Далее были многолетние работы по разработке и испытанию преобразователей и согласующих устройств с МГД-генераторами на различных геодезических полигонах (Таджикистан, Прикаспий, Хибины). С началом работ по исследоанию электродинамического ускорения болших масс фактически переключился на нее, а после смерти Н. М. Колядина реально возглавил это направление, создав группу единомышленников и соответсвующую кооперацию". А. Полтанов один из наиболее грамотных электрофизиков ТРИНИТИ. Начинал эту тематику со стенда в 36 здании (стенд "ЭММА").
   С учетом энергетики энергокомплекса ТСП с ударными генераторами был создан проект двухсотметрового ускорителя масс, кинетика которых предполагала возможность заброса больших масс в космос. По этой теме лаборатория ЭДУ работала по контракту с английской фирмой, исследуя для них свой же модуль ускорителя. По проекту ГНЦ РФ ТРИНИТИ следующий этап это "...разгонная система -- гигантский рельсотрон, который будет выводить спутники на орбиту. Проектный образец разгонной секции, предложенный институтом, представляет собой гигантский многовитковый рельсотрон с сечением канала 1,5х2 м. Ускорительный комплекс будет состоять из набора секций длиной по 10--20 м, к каждой из них будет подводиться коммутируемый импульс от накопителя СПИН. Общая длина комплекса составит до 3,7 км. Рельсотроны будут разгонять космический аппарат, заключенный в специальный обтекатель, до скорости 2 км/с. Это именно та скорость, при которой еще сохраняется надежный металлический контакт, необходимый для разгона тяжелой полетной сборки. Основное препятствие на пути применения систем предварительного разгона -- это колоссальные перегрузки (до 60g), действующие на космический аппарат. Выдержать такие перегрузки не могут не только люди, но и ракетные двигатели. И все же игра стоит свеч: предварительный разгон полетной сборки до 2 км/с обещает вдвое снизить стоимость доставки 1 кг груза на орбиту", (Анатолий Константинович Кондратенко, специалист ТРИНИТИ) [81]. Заделы на будущее -- патенты: главное ноу-хау института ТРИНИТИ -- это так называемые многовитковые рельсотроны, в которых вместо одной рельсовой пары используется одновременно несколько пар. Параллельные рельсы позволяют равномерно распределить между ними ток и трение, соответственно снизив приходящуюся на каждый из них нагрузку. Авторы: Анатолий Константинович Кондратенко, Алексей Евгеньевич Полтанов, Валерий Николаевич Рындин, Борис Сергеевич Счастных. [82]
   Мы довольно далеко продвинулись в вопросе применения рельсотрона в космической мирной программе: "В Отделении импульсных процессов ГНЦ РФ ТРИНИТИ (директор Отделения Д. Д. Малюта) проведены успешные испытания линейного ускорителя рельсотронного типа, разработанного в кооперации с Федеральным центром двойных технологий "Союз". На рельсотроне длиной 3 м при токе 11000 Ампер якорь массой 226 кг был разогнан до скорости 18 м/с. Руководители работ: А. Е. Полтанов и А. К. Кондратенко. Ведущие исполнители работ: В. Н. Рындин, А. И. Бычков, И. П. Павлов, Ю. Г. Дегтев, Н. И. Филиппов, А. Е. Степанов, А. П. Глинов, М. И. Харинов, а также руководители работ по электрообеспечению установки и систем: Н. М. Ефремов И. П. Ломанов, А. П. Лотоцкий и сотрудники ОГЭ" 2010 год, октябрь. [83]
   Здесь вполне уместно изложить совершенно независимую программу в создании рельсотронных ускорителей конечных масс, которую еще с конца 70-х годов предложил и развил Ю. А. Кареев, один из наиболее основательных физиков Института. Первое его предложение касалось "кумулятивной т/я установки", расчеты которой показали, что можно получить нейтронный выход до n = 1020см-3, при размерах установки масштаба одного метра. Составной частью устройства было ускорение некой массы до очень больших скоростей. Кареев обратился к рельсотронам и его совершенно справедливо заинтересовало, что же является принципиальным фактором, ограничивающим максимальную скорость ускоряемого тела. Специалисты в этой области полагали, что контактная дуга, начиная с какой-то стадии ускорения тела, начинает отбирать на себя значительно большую часть энергии, чем идет на ускорение. Это происходит согласно обычным законам Ома -- соотношение сопротивлений дуги и металла становится много больше единицы, -- так называемое кризисное явление. Кареев на первом этапе расчетов показал, что максимально достижимая скорость "пульки" не более 600 м/с. В основе этого эффекта лежало скинирование тока (это явление выражается в том, что ток занимает все меньшее сечение, растет плотность тока) в процессе ускорения. Однако ж мысль не стоит на месте -- оказалось, что достаточно подключить источник тока к выходу рельсотрона, как скиновое ограничение существенно отступает и дает возможность поднять скорость в три раза. Это происходит вследствие быстрой диффузии тока в тело "рельсов" уже на начальной стадии набора скорости, и тогда эффект скинирования ослабляется. Однако ж в этом случае вступает в силу другой ограничительный фактор -- при достижении некоторой скорости (уже заметно большей 600 м/с) начинают сравниваться два характерных времени -- время прохождения активного участка контакта по рельсам и время диффузии тока на этом участке. Когда второе время превышает первое -- наступает очередной кризис, т.е. ограничение скорости. Но и здесь найден выход из положения -- в конечном счете Кареев с коллегами показал, что если выполнить определенную комбинацию трех ключевых параметров ускорительной системы, любой рельсотрон может ускорять снарядики массой несколько грамм до десяти км/с. На своем рельсотроне, где эксперименты вел уже сложившийся опытный экспериментатор Вадим Петрович Базилевский, они ускорили 3-х граммовую пульку до скорости 1.6 км/с на длине меньше метра (0.6 м). И только техническое ограничение (индуктивность разрядного контура) временно мешает им выйти на четырехкилометровый уровень.
  
   Глава 20. Содержание и организация теоретических работ в институте .
  

"Любая, даже самая сложная, проблема обязательно имеет простое,

легкое для понимания,

неправильное решение"

   Эта тема достаточно далека от автора, экспериментатора, имевшего эпизодические контакты с "прикрепленными" теоретиками. Или "свои", или "прикрепленные" теоретики -- такова была практика в нашем институте... Впрочем, для пояснения взаимоотношений между теми и другими приведу веселое отступление от серьезной темы. Далее одно высказывание о них: "...Я всегда думал, хотя и опасался высказывать эти мысли вслух, что теоретик не играет никакой роли для физики. При теоретиках это говорить опасно. Они убеждены, что эксперименты нужны только для того, чтобы проверять результаты их теоретических выводов, хотя на самом деле все обстоит как раз наоборот: законы устанавливаются экспериментально, а теоретики их только потом объясняют. А объяснить, как известно, они могут любой результат", (В. Березинский, "как работает физик-теоретик" из сборника "Ученые шутят") [84]. Но в этих шутках кроется одна замечательная мысль: теоретиком становятся те немногие (как и др. творческие личности), которые жить в другом, не теоретическом мире не могут. Если хотите, то это -- призвание. Александр Дыхне в одной из передач Троицкого телевидения (ТРОТЕК), где он беседовал с Владимиром Лобашовым на "заданные темы", предложенные ведущим доктором физ-мат наук Борисом Штерном, со свойственным ему (Саше) юмором подчеркнул: "У меня есть соображение по поводу соотношения прикладной и фундаментальной науки -- известное высказывание: "Добродетель всегда будет вознаграждена... Порок же приятен сам по себе", -- "порочные" теоретики ухмыляются...
   Впрочем, по делу: ситуация с теоретическими работами в институте развивалась динамично, но не гладко. С приходом Евгения Велихова в 1962 году в Пахру во вновь образованный сектор 62 одного из отделов ИАЭ и с началом работ по тематике МГД-генераторов потребовалось участие грамотных физиков с серьезной теоретической базой. Они были привлечены к работе экспериментаторов, занятых подготовкой серии экспериментов по фундаментальным вопросам физики МГДГ, а именно -- качества рабочего тела генератора (жидкий метал, плазма), методов его создания, зависимости параметров генератора от свойств рабочего тела (диапазон температур, газовый состав, динамика течения плазмы в рабочем объеме...). Экспериментами в первые годы занимались три группы ученых экспериментаторов под руководством Л. Дормана. Темы, обозначенные в протоколе заседания НТС: "Исследование свойств плазмы, движущейся в постоянном и переменном электрическом и магнитном полях" (Ю. Волков, Г. Касабов, А. Пушков, П. Коржавин); "Магнитогидродинамическое моделирование явлений в МГД-преобразователях" (Ю. Михайлов, В. Пресняков, Л. Кореневский, В. Белоусов, В. Фролов). "Исследование перспективности МГДГ разного типа" (В. П. Панченко,
   Ю. Михайлов, П. Коржавин, Л. Кореневский, А. Ермаков).
   Эти эксперименты во многом поддерживались теоретической группой Л. Дормана с тематикой: "Теоретическое исследование теплофизических и газодинамических задач в приложении к МГД-преобразователям".
   А далее в сектор разными путями пришли молодые теоретики "божьей милостью". Это -- Саша Веденов, с которым с 1960 года "кучковались" Женя Велихов и Роальд Сагдеев в теоретическом отделе Михаила Александровича Леонтовича. В частности, ими были выполнены работы, близкие к МГД-тематике [85]. В 1964 году Веденов по приглашению Велихова -- уже штатный сотрудник ФИАЭ, руководитель теоретической лаборатории; в 1962 году появился Саша Дыхне и, наконец, Феликс Улинич (1964 год), которого пригласил Дыхне. Эта была великолепная троица, вплотную занявшаяся проблемами МГД-генерции в ФИАЭ и возглавившая теоретические исследования всех без исключения направлений работы института. В дальнейшем теоретическая лаборатория пополнилась второй волной замечательных профессионалов теоретиков, которые со временем стали ведущей командой, участвовавшей во всех исследовательских проектах института (о некоторых из них коротко рассказано ниже).
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic

   Александр Алексеевич Веденов (1933-2008), его отец -- Алексей Николаевич Веденов, -- юрист, экономист. Мать -- Мирра Ефимовна Бердичевская, -- геолог. Жена, Ирина Борисовна Стечкина, окончила физфак МГУ (1956 г.), кандидат физико-математических наук, 20 лет проработала в Физико-химическом институте им. Л. Я. Карпова. С 1980 г. по 2013 год работала в РНЦ "Курчатовский Институт", ведущий научный сотрудник. Дети -- Алексей (1958 г.) и Ирина (1964 г.).
   (Эмиль Медведев: "...Когда я попросился к Веденову в аспиранты, он пригласил меня на беседу к себе домой. "Адрес легко запомнишь: Ленинградский проспект 13-137""). Для теоретиков это -- константа электромагнитных взаимодействий ? ("альфа"). Знаменитое число 1/137.036 (безразмерное).
   Александр Алексеевич в 1955 году окончил Московский Государственный Университет им. М. В. Ломоносова. В 1956-1959 годах там же обучался в аспирантуре и одновременно работал старшим лаборантом в ИАЭ. В 1963 году А. Веденов стал доктором физ-мат наук.
   С 1964 году начал работать в ФИАЭ. Через несколько лет успешной работы в качестве ведущего теоретика он -- Главный научный сотрудник Отделения перспективных исследований (ОПИ, Троицк). Возглавлял расчетно - теоретический отдел (РТО), а впоследствии сектор 77, который занимался созданием мощных газовых лазеров.
   Специалист в области теоретической физики (статфизика, физика плазмы, квантовая электроника, физика твердого тела, а также молекулярная биофизика).
   Профессор кафедры молекулярной биофизики МФТИ.
   Основные направления научных исследований: физика разреженной и плотной плазмы, полимеров и жидких кр исталлов, работы по газовому разряду, газоразрядным лазерам, распространению и взаимодействию излучения с веществом.
   Создал квазилинейную теорию и теорию модуляционной неустойчивости турбулентной разреженной плазмы вместе с Е. Велиховым и Р. Сагдеевым. Нашёл вириальное разложение уравнения состояния плотной плазмы (совместная работа с замечательным ученым А. И. Ларкиным, ИЗМИРАН). Соавтор открытия явления понижения потенциала ионизации с ростом плотности. Принимал участие в исследовании возможно сти применения мощных газовых лазеров для тушения пожаров на газовых скважинах. После аварии на Чернобыльской Атомной станции участвовал в выработке мер по ликвидации последствий, искал нестандартные подходы к диагностике радиоактивных загрязнений с использованием бактерий и новые пути очистки сельскохозяйственных продуктов.
   В 1998 году А. А. Веденов вернулся в ИАЭ им И. В. Курчатова. В 1998 году избран академиком РАЕН, в 2003 году член-корреспондентом РАН.
   "В последние годы занимался исследованиями в области искусственного интеллекта и проблемами ЭВМ следующих поколений. Автор основополагающих работ по современным нейронным сетям, участвовал в создании объёмных компьютерных копий, приближённых законов сохранения для хаотических систем. Вице-президент Отделения нейроинформатики Международной академии информатики". [1]
   Александр Веденов был яркой светлой личностью, в основе которой высокая планка порядочности, присутствие самоиронии, самодисциплина и главное -- талант к точным наукам. Последнее особо подчеркивается участием Александра Веденова в "списке (официального списка не было) докторов и академиков, сдавших "минимум Ландау". Любой желающий мог поступить в "школу Дау" только при успешной сдаче так называемого "теорминимума", разработанного Ландау и состоявшего из девяти экзаменов: двух по математике и семи по физике... С 1934 по 1962 г. в список выдержавших "теорминимум" Ландау включил всего 43 фамилии, в их числе 26 -- докторов наук и 10 -- академиков. После успешной сдачи экзамена не выдавалось никаких свидетельств о присвоении звания "ученик Ландау". В списке второй волны сдавших полный курс Ландау (17 светил Советской Науки): Яков Смородинский, Исаак Халатников, Алексей Абрикосов,
   Аркадий Мигдал, Илья Лифшиц... а также Александр Веденов, Лев Питаевский, Роальд Сагдеев, который, кстати, считал Сашу своим лучшим другом.
   Что же еще должно отличать физика-теоретика: "...Теоретик должен быть мужественным, не бояться думать иначе, чем его предшественники и соратники, а вместе с тем его не должна страшить непрерывная проверка и самопроверка выдвигаемых идей. Эта работа требует физического здоровья (недаром многие из теоретиков -- спортсмены-любители) и эмоциональной устойчивости, которая только и может помочь им преодолевать высокую эмоциональную напряженность и возможные неудачи"[86]. Сашино увлечение -- охота.
   Александр Алексеевич Веденов прошел через горнило не только интереснейшей (в первую очередь) работы ведущим теоретиком ФИАЭ, но и жесткой по ответственности административной работы руководителем сектора (сектор 77), отвечавшего за создание мощного СО2-лазера и проведение пусковых экспериментов с выходом на заданный уровень мощности. Очень скоро выяснилась его нелюбовь к администрированию. От руководства достаточно крупной структуры -- экспериментального отдела -- он вернулся к теории. Авторитет физика-теоретика Александра Алексеевича был очень высок. В ФИАЭ при его непосредственом участии выросли и развились еще две группы теоретиков: одна -- теоретическая лаборатория под руководством дф-мн Ф. Р. Улинича в отделе ОМС (отдел Магнитных Систем, руководитель Ю. В. Скворцов), другая -- теоретическая лаборатория, возглавляемая Александром Дыхне.
   А. А. Веденов -- автор более 80 научных публикаций, двух монографий, пяти изобретений и открытий. Александр Алексеевич в почетном списке участников работ по созданию лазерного оружия [32]. "В 1986 году удостоен Государственной премии СССР за работу в области физики лазеров и лазерной техники. Ветеран атомной энергетики и промышленности. С 2012 года в ГНЦ РФ ТРИНИТИ проводится ежегодный общеинститутский семинар памяти Александра Алексеевича
   Веденова". [1]
   Виктор Шарков: "Среди самых достойных сотрудников ФИАЭ первым назову Александра Алексеевича Веденова. Я бывал в доме N13 по Ленинскому проспекту. В текучке рабочих будней Веденов не особо баловал вниманием своего аспиранта. Мой научный руководитель сделал всего одну маленькую поправку в названии кандидатской, и тем превратил её "недостатки" в достижение. В итоге диссертация, "ущербная" в глазах многих традиционно мыслящих специалистов, была успешно защищена. Александр Алексеевич всегда был камертоном совести в коллективе. Характер тяжёлый, с иголками, но человек глубокий, настоящий учёный".
   С 1998 года теоретическими работами в ФИАЭ руководил академик РАН Александр Михайлович Дыхне, возглавивший Центр Теоретической Физики и Вычислительной Математики (ЦТФ и ВМ), который объединил практически всех теоретиков института. Родители репрессированы (отец Дыхне Михаил Исерович расстрелян в 1938-м в Коммунарке, реабилитирован в 1956 году). Сын Михаил (его жена Мария и дочь -- Александра Михайловна Козлова-Дыхне, внучка Саши, родилась 3 февраля 1995 года. Актриса театра и кино).
   А. М. Дыхне (1933 г. - 2005 г.), детство провёл в Батуми, закончил в 1955 г. Киевский политехнический институт им. Сикорского по специальности "Металлургия и физика металлов" и начал работать инженером на комбинате в Западной Сибири. Вскоре он стал сотрудником Института радиофизики и электроники Сибирского отделения Академии наук СССР, где под руководством проф. Юрия Борисовича Румера занимался исследованиями в области электродинамики (теория рупорных антенн), статистической физики (плоская дипольная решетка Изинга-Онзагера) и квантовой механики (адиабоды). Ю. Б. Румер, первый, кто разглядел в юноше "теоретика от Бога". В связи с проблемой создания магнитных ловушек для управляемого термоядерного синтеза, А. М. Дыхне удалось вычислить изменение адиабатического инварианта заряженной частицы в такой ловушке. Решение задачи о переходах в двухуровневой системе при адиабатическом возбуждении, известное как формула Ландау-Дыхне. В 1960 году А. М. Дыхне защитил кандидатскую диссертацию по специальности "Квантовая механика". Диссертация получила высокую оценку академика Л. Д. Ландау. [87]
   Александр Михайлович работал в нашем институте с 1962 года. "...Под его научным руководством и непосредственном участии сотрудниками проводились работы по фундаментальным и прикладным вопросам в различных областях физики, математики, биологии. Известен его личный весомый вклад в работы по фундаментальным вопросам физики -- в физике твердого тела, в физике плазмы, газовых лазеров, взаимодействия излучения с веществом, а также в таких разных областях физики как квантовая механика, биополимеры, безопасность АЭС; в последние годы А. М. Дыхне большое внимание уделял вопросам нанотехнологий, вызывающим горячий интерес во всём мире. Это -- физика магнетиков, имеющих упорядоченную наноструктуру; возможность воздействия на ядерный распад в плазме, в особенности, для переходов с аномально малой энергией; предельные возможности сканирующих туннельных микроскопов; наномеханика. Кроме того им была проанализирована возможность использования функций корреляций высокого порядка в шумах для извлечения информации; взаимодействие фемтосекундных лазерных импульсов с различными объектами. И все эти исследования -- с практическим результатом". [1]
   Будучи по призванию физиком-теоретиком, А. М. Дыхне высказал множество идей, которые были реализованы экспериментально. В результате удалось существенно продвинуться в создании новых диагностик, техники и наблюдать неизвестные ранее физические эффекты.
   М. Дыхне -- автор более 150 научных публикаций, двух книг, в том числе "Внезапные возмущения" в соавторстве с Г. Юдиным, а также открытия и ряд изобретений, запатентованных в России и других странах. В 1987 году он был избран членом-корреспондентом, а в 1992 году -- действительным членом Российской академии наук, входил в состав бюро Отделения физических наук РАН. А. М. Дыхне -- лауреат Государственной премии СССР (1986 г.), Ветеран атомной энергетики и промышленности, был награжден правительственными наградами.
   Особого внимания заслуживает участие физика-теоретика А. М. Дыхне в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.
   Филиал знал и любил его еще как блестящего шахматиста и любителя гитары с широким диапазоном исполнямых им песен и романсов.
   Вот что написал о Саше его школьный товарищ Валентин Гринер: "...моим одноклассником (выпуск ирпенской школы им. Макаренко 1950 года), другом и недальним соседом был будущий российский корифей физики -- Александр Дыхне. К сожалению, после школы мы редко общались. Последняя наша встреча оказалась короткой и печальной: Алик прилетал в Чернобыль на следующий день после катастрофы. Этот скромнейший человек никогда не хвалился своими научными достижениями, должностями и наградами. Только после внезапной смерти друга (6 января 2005 года) я узнал из некролога, кем он был.
   А наш пятый послевоенный выпуск лишился ещё одного несравненного друга, весельчака-заводилы, красавца-сердцееда (при всей чудовищной загруженности физическими процессами он не забывал о процессах сердечных и не пропускал хорошо скроенных юбок). Человек тонкой души, любитель хорошей поэзии, бардовской песни и холодной водки, он навсегда ушёл от нас на 72-м году своей прекрасной жизни и одержимого служения мировой науке. Академик Дыхне останется просто Аликом в душах и сердцах живых ещё друзей-одноклассников -- до последней берёзки...". [88]
   "Александр Михайлович Дыхне демонстрировал своей жизнью учёного единство науки, объединяя глубокие фундаментальные и прикладные исследования в области физики. Не случайно кафедра, которую он возглавлял в МФТИ, называется "Прикладная теоретическая физика". Наследием Дыхне являются не только научные открытия, но и его ученики", /Владимир Фортов, президент РАН/.
  -- УЛИНИЧ Феликс Романович
   (2.05.1929-13.08.1990)
   В 1953 окончил физический факультет Харьковского государственного университета. "...Среди наших студентов-теоретиков был Феликс Улинич, отличник, который был склонен к философским вопросам, затрагивающим основы физики. Ф. Улинич решил свой диплом посвятить не решению конкретной теорфизической задачи, а вопросам оснований статистической физики. Со стороны кафедры теоретической физики это намерение не вызвало никаких возражений, и Ф. Улинич вышел на защиту с необычной работой. Во время защиты некто Б. И. Веркин посчитал, что Ф. Улинича следует лишить диплома. Вспомним, в то время партия боролась с идеализмом в физике, и работа с философским содержанием была сильно уязвима. Правда, председателю комиссии академику К. Д. Синельникову понравился высокий дух и смелость работы Улинича, он не только не согласился с Б. И. Веркиным, но и настоял на отличной оценке". [89].
   Работа: В 1953-1956 -- во Всесоюзном научно-исследовательском институте угля, в 1956-1959 -- в Институте радиофизики и электроники СО АН СССР, в 1959-1964 -- в Институте физики Земли.
   С 1964 по приглашению Александра Дыхне начал работать в Магнитной лаборатории (Филиал ИАЭ в г. Троицке). Руководил теоретической лабораторией в отделе Магнитных Систем (ОМС, Ю. В. Скворцов). Феликс Улинич -- д.ф.-м.н., профессор МФТИ, теоретик-"универсал". Здесь в какой-то мере сказалась его работа в институтах, существенно различающихся по научным интересам: от теории упругости (ВНИИ угля) до металлизации при больших давлениях (ИФЗ) и магнитная гидродинамика, газовые лазеры, термоядерный синтез уже в ФИАЭ.
   "...Феликс Романович мечтал создать лабораторию из универсально подготовленных сотрудников и это ему в большой мере удалось. Его работы основывались на поисках адекватных физических моделей любой задачи. Он решил (вместе с соавторами) задачу о величине коэффициента надбарьерного отражения квантовомеханической частицы. В 1968 году (задолго до экспериментального открытия квантового эффекта Холла высказал его основную идею -- бездиссипативный дрейф квазидвумерных электронов в скрещенных электрическом и магнитном полях. В работах в области магнитной гидродинамики он увидел интересные задачи, связанные турбулетностью потоков плазмы. В 1965-1971 им был выполнен ряд работ по статистической теории турбулентности с учетом переноса вихрей малого масштаба вихрями большого масштаба, что позволило найти спектр турбулентного течения. (Эта работа, думается, будет иметь интересное "побочное" применение в теории устойчивости вихрей /торнадо/, как известно состоящих из мелких вихрей /турбулентных ячеек/).
   Им также развита теория тепловой контракции газового разряда в цилиндрических трубках, где впервые указана глубокая аналогия этого явления с тепловым взрывом...". [90]
   Его жена, Нина Матвеевна Соротокина -- известна как автор увлекательных романов для читателя любого возраста. Они родили двух сыновей Алексея и Николая (окончил МАРХИ).
   Образ сухаря-ученого будет несколько скорректирован, если вспомнить о том, как он любил многотемные разговоры. К юмору относился очень избирательно, мог попросить повторить анекдот только для того, чтобы рассказчик почувствовал "не шибкость" анекдота. Но он хохотал так, что упал на лыжню (мы были с ним и с другими друзьями в подмосковном доме отдыха две недели, много ходили на лыжах, вечерами беседовали -- это были "прекрасные моменты"), когда я сознался, что с самого начала дал ему, как сегодня говорят, "ник"; при первой встрече -- лохматый и рассеяный -- он сразу получил от меня имя "Унылыч", а это было точное попадание... Он прекрасно знал биографии, жизненный путь и основные работы многих крупных ученых с мировым именем. Любил рассказывать о них, причем основной акцент был в изложении и профессиональном обсуждении достижений этих ученых, суть которых он знал, можно сказать, в совершенстве. Знал стихи. Это он подарил мне эпиграф к первой книге трилогии о ТРИНИТИ ("Магнитка") -- стихотворение Вадима Шефнера, откуда я извлек и взял две строфы эпиграфом к первой части книги "Магнитка". У Феликса голос не чтеца, он вообще не читал (я только один раз слышал его чтение), а пересказывал на свой лад, находясь внутри стихотворенья, видимо, отвечая и на свои наболевшие вопросы, не частил, выдерживал паузы. В этом был весь он.
   Академик Александр Дыхне в память о нем: "...Если пытаться коротко назвать самое главное в нем, я бы сказал -- это человек, который всегда шел своим собственным путем. Отсюда полное отсутствие жажды видимого успеха. Что до невидимых успехов, про это мало кому известно. Так, Феликс бродил буквально в одном шаге от Нобелевского результата -- предсказания квантового эффекта Холла... Феликс исповедовал принцип здравого смысла во всем... Нам выпало большое счастье общаться с таким человеком. Феликс неповторим, поэтому не забываем".
   Лопанцева Галина Борисовна. Кандидат физико-математических наук. Стала руководителем ЦТФ и ВМ после кончины Александра Дыхне. Родилась 5 декабря 1940 г. в с. Новый Бор Устьцилемского района Коми АССР. В 1965 году окончила физический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова, в 1968 году -- аспирантуру ИАЭ им. И. В. Курчатова. С 1968 по 1979 гг. работала в научно-исследовательском институте ядерной физики МГУ (НИИЯФ МГУ), с 1979 года -- в ТРИНИТИ. Область научных интересов: физика плазмы, плазмохимия, физика газового разряда. С 1960 г. Г. Б. Лопанцева -- активный участник студенческих и "ветеранских" строительных отрядов, награждена медалью "За трудовую доблесть" и знаком ЦК ВЛКСМ. С 1985 г. по 1993 г. -- депутат Троицкого городского Совета народных депутатов 19- 21 созывов. Замужем.
   Взгляд изнутри. Рассказывают именитые теоретики ТРИНИТИ.
   Напартович Анатолий Петрович, начальник отдела кинетики и оптики низкотемпературной плазмы, дфмн, профессор, лауреат Государственной премии СССР (лазерная тематика, вместе с А. Веденовым и А. Дыхне).
   Анатолий родился 1 декабря 1940 года в Улан-Удэ. Дальше -- Новосибирск, Минск, а когда он закончил второй класс, его мама поехала на Колыму, в посёлок Усть-Нера. Там, у реки Индигирки, на полюсе холода, прошли его школьные годы. После девятого класса бабушка показала ему заметку про Физтех в "Комсомольской правде". "Я посмотрел и понял, что хочу туда поступать, -- вспоминает Анатолий. -- Физика и математика были для меня всегда лёгкими предметами". В физтех поступил. "...Я много читал литературы не по программе. Читал, читал и понял, что мне ближе теоретика". На кафедре теорфизики посоветовали обратиться к Александру Дыхне. "Я приехал с ним беседовать в Академгородок в 1964 году. И с тех пор я здесь".
   "В сектор 62 я пришел с однокурсником Юрием Абрамовым (кстати, их жены родные сестры Н. А.) в теоретическую лабораторию к Александру Алексеевичу Веденову. Тогда в лаборатории уже трудились Борис Яковлевич Любимов, А. Дыхне, Ф. Улинич и А. Настоящий. В это время в ФИАЭ набирали силу две основные тематики -- МГД и ТЭП термоэлектрическое преобразование энергии. Нас с Юрой подключили к ТЭП (кинетика электронов внутри ТЭПа, адсорбенты -- структура адсорбирующих пленок и т.д.). Но ТЭП не пошел, думается, по организационной причине -- хотя и были достаточно квалифицированные силы (Косырев, Дробязко и др.), все работы были подчинены задачам ИАЭ, в частности, сектора Пономарева-Степного, видимо поэтому работы не получили развития. Да еще ушел в головной институт (ИАЭ) руководитель этого направления в ФИАЭ Донат Каретников... После защиты кандидатской диссертации А. Веденов предложил мне целый набор тем. В частности, по СО2-лазерам. Были разряды в потоке газа и без потока... Нас всколыхнули именно работы Тиффани, который на быстропроточном лазере с поперечной накачкой получил примерно 500Вт в свете. Наши экспериментаторы сразу начали создавать подобные установки. Первым получил генерацию Леня Журавский на трубке. ...Все лазеры в своей основе имеют однородный разряд, качество которого (а он "живет сам по себе") и определяет качество генерации. Важно было определить область параметров разряда, критичную к неустойчивостям (разного типа), остальное -- вторично. И еще оптика, которая начинается с резонатора, здесь поле деятельности теоретика -- математическое описание резонатора, развитие численных методов, определение размеров области генерации. Увеличение размеров выше некоторого не дает увеличения эффективности лазера (!). Поэтому был предложен модульный вариант...".
   Наиболее интересные работы А. Напартовича (по его мнению):
      -- перенос резонансного излучения;
      -- задачи с поверхностью, фазовые переходы;
      -- Задачи по лазерам -- это реальные установки, где основные факторы -- разряд и оптика;
      -- Модульный вариант мощного лазера. В 1980 году защитил докторскую диссертацию по лазерной тематике.
   В Троицкой газете "Городской ритм" об Анатолии Напартовиче рассказал журналист Владимир Миловидов: "...Каждое утро, даже в субботу, в день нашего разговора, Напартович идёт в институт, чтобы работать над новыми статьями. "Интересно мне это, и всё!" -- говорит он. Обилию тем физик предпочитает глубину погружения: "И оптика, и плазма -- это довольно широкие области. Если хочешь что-то сделать, надо определяться. Важно полностью узнать тему, а это всегда требует времени". У Анатолия Петровича два сына, экономист и программист, две внучки и внук-физфаковец. Сохранять ясный ум помогает здоровый образ жизни и "гигиена души": он никогда не курил (и не матерился), всегда занимался любимым делом. "Радость в научной работе чаще всего возникает, когда внутренне не ожидаешь. Но это не так часто бывает. А так -- всё в процессе... Мыслишь мыслишь, думаешь думаешь, есть прогресс, а выделять скачки -- тяжело". И так по пути, заданному академиком Дыхне, троицкий физик идёт уже больше чем полвека". [91]
  -- Старостин Андрей Никонович
   (25 февраля 1940 г. - 16 апреля 2020 г.)
   Начальник отдела кинетики неравновесных систем Центра Теоретической физики, профессор, дфмн, лауреат Ленинской премии 1984 года по лазерной тематике.

Беседа с Андреем Никоновичем в его кабинете

   (1999 год). Это его стиль -- он рассказывает неспешно, неторопливо, но немного рвано, такое впечатление, что он беседует, всматриваясь в свой путь (приводится его рассказ без купюр и "сглаживаний"): "...В 1963 году поле окончания МЭИ я поступил в аспирантуру. После аспирантуры преподавал в МЭИ квантовую механику. Одна из работ была совместно с Норманом, в ней критиковались некоторые положения одной из работ Е. Велихова. Владимир Баранов посоветовал поехать к Евгению Павловичу, вот я и двинулся на Пахру. Встретились на квартире ЕП на Лесной. Велихов нажарил мяса и развел спирт. Еще были Феля Улинич, Саша Рахимов, Алексей Губарев... Но так как не было ни Веденова, ни Дыхне, а их мнение было решающим, Велихов сделал попытку устроить меня в НИИ Ядерной Физики МГУ. Руководитель НИИЯФ В. Письменный дал согласие. Это был 1968 год.
   На первых порах основное направление -- неидеальная плазма. По этой теме -- "Некоторые вопросы неидеальной плазмы" -- защитился 1971 году. Тогда и родилось предложение (А. В. Рахимов, В. Д. Письменный, В. М. Адриахин, С. С. Красильников) имитировать несамостоятельный разряд на пучке заряженных частиц -- протоны. Отсюда и пошли лазеры с несамостоятельным разрядом, но с давлением несколько торр. Я занимался стриммерами -- рассматривал условия пробоя длинных ламп накачки стеклянных лазеров -- вместе с А. Захаровым, А. Родиным и И. Персианцевым и заинтересованным в этом М. Пергаментом. Результаты работы были опубликованы в книге "Теория искры".
   По поводу истории появления СО2-лазеров: наверное, это был 1969 год, когда Велихов был в Штатах, похоже, на фирме АВКО, -- там он и увидел быстропроточный лазер повышенной мощности. Он был воодушевлен увиденным... И это он привез нам.
   В НИИЯФ продолжались работы по несамостоятельному разряду и лазерам на этой основе.
   Параллельно велись работы с Барановым по электроионзационным лазерам. В это время пошла новая волна -- ионизация сильноточным е-пучком совместно с Леней Рудаковым и Валентином Смирновым. В этом участвовала и лаборатория В. Баранова (А. Стрельцов, Ю. Смаковский).
   В 1975-76 годах начались опыты на "ТИР-1", это моноимпульсный лазер с длительностью импульса примерно 1.5 нсек, энергия в свете 200Дж.
   Велись работы с А. Веденовым и В. Росляковым по нелинейной оптике -- преобразование в дальнее ИК излучение. В этой работе также участвовали Дима Соболенко и Гена Мыльников. За эту работу мы получили премию имени И. Курчатова в номинации -- "Творческая активность молодых" ("фундаментальная работа") -- Г. Мыльников, В. Росляков, Д. Соболенко, А. Старостин, под рук. А. Веденова.
   Когда в ФИАЭ, пришел В. Письменный, он привел несколько сотрудников. Среди них был и я...".
   Так, в 1978 году Андрей Старостин был принят на должносить старшего научного сотрудника в лабораторию А. Дыхне, в группу А. Напартовича. Сюда также пришли Галя Лопанцева и Юрий Петрушевич.
   "...Работа требовала упорства и научной честности, -- рассказывал Старостин. -- Например, мы с Дыхне занимались светоиндуцированным дрейфом атомов и молекул под действием лазерного поля. На этом можно было бы устроить разделение изотопов, но оказалось, что мы видим не то, что хотели, а другое явление, связанное с акустическим воздействием лазера. Было сложно, но мы не дали себе заняться самообманом".
   Далее некий перечень работ -- "...только чтобы обозначить их: здесь как раз .развернулись работы по СО лазеру. Этим занимались Гурашвили и Напартович. На "ТИРе" исследовали распространение коротких импульсов по усилительным средам и деформацию импульсов. Вообще-то, конечно, основное -- кинетика низкотемпературной плазмы, здесь же появилась и плазмохимия, поскольку в СО2 разряде всегда есть вторичные продукты, занимались и вопросами устойчивости такой плазмы. Вместе с М. Пергаментом исследовал физику самофокусировки стеклянных лазеров".
   Андрей продолжает: "...Со временем более резко проявилась конкуренция между лазерами и пучковыми системами в приложении к теме "Лазерный термоядерный синтез" (ЛТС). ЕП со временем вроде бы определился, он выбрал электронный пучок для т/я инерциальных систем. Ну до пучка дело не дошло, а вовремя реализовали сверхсильноточный разряд с лайнером (зет-пинч) -- это "Ангара", который ЕП до сих пор (1999 год) считает самым перспективным направлением в инерциальном УТС".
   Справка: с 1982 года Андрей Старостин -- начальник лаборатории, с 1994-го -- руководил отделом кинетики неравновесных систем ТРИНИТИ. Он преподавал в МФТИ, участвовал в ряде научных советов, в редакциях журналов "Физика плазмы" и "ЖЭТФ", создал собственную научную школу в области физики неидеальной плазмы. Сейчас (1999 год) в отделе Старостина примерно 20 человек. Научные сротрудники, ведущие самостоятельные направления -- кандидаты физмат наук, снс: Михаил Таран (он же отец Михаил в селе Красном), Андрей Степанов (лазерный источник многозарядных ионов для ускорителя в ЦЕРНе совместно с Юрием Сатовым), Юрий Петрушевич (лидары, СО2), дфмн Алексей Пантелеев (взаимодействие лазерного излучения с резонансными средами).
   Далее обращаемся к Троицкой газете "Городской ритм" к статье, посвященной памяти Андрея Старостина, скончавшегося в апреле 2020 года: "Андрей Никонович проводил исследования широким фронтом, -- вспоминает один из его учеников, доктор физ.-мат. наук Анатолий Филиппов. -- Он был широко эрудированным человеком, знал любые работы в области физики плазмы, неидеальной плазмы, термодинамики, всё, что входило в круг интересов ТРИНИТИ". Каким был Старостин за рамками науки? Любил художественную литературу, детективы. "Помню, мы улетали из Мадрида, в полдень нас выписали из гостиницы, было тепло, кто гулял, кто в кафе сидел, а Андрей Никонович, смотрю, книгу читает..." -- вспоминает Филиппов. "...Старостин был гурманом, тонко разбирался в кулинарном искусстве, в винах. И до последних дней сохранял отменную память, мог с листа написать сложные формулы и подсказать, кто занимается той или иной научной проблемой. Он умел работать -- спокойно, активно и продуктивно. И до его последних дней у нас были планы что и как исследовать. 12 апреля я с ним долго общался, и голос был отличный, а на следующий день уже было слышно что заболел, в конце разговора начал кашлять... Учёный слёг с пневмонией и подозрением на коронавирус, через три дня его не стало. 25 апреля 2020 года было прощание в Хованском крематории. У Старостина остались дочь и внучка, живут они во Франции. Внучка пошла по стопам прадеда -- стала актрисой". [92]
  -- Гладуш Геннадий Григорьевич
   (23.12.1940 г.), дфмн, профессор
   Жена -- Галина Федоровна, работала в ФИАЭ научным сотрудником по лазерной тематике. Два сына: Максим -- кфмн, снс в Институте спектроскопии РАН, Юрий -- кфмн, Assistant Professor (снс) в Сколтехе (Москва). За создание научной династии Геннадий Григорьевич (и, конечно, его жена -- Галина Федоровна) награждены грамотой губернатора Московской области.
   Г. Гладуш окончил МИФИ в 1964 году, факультет тео ретической и экспериментальной физики.
   Рассказ Геннадия Гладуша: "Диплом защитил в РФЯЦ ВНИИТФ (г. Снежинск). В ФИАЭ с 1967 года. На работу принимал Е. П. Велихов. Веденов А. А. после собеседования посоветовал продолжить тематику дип ломной работы по термоэмиссионному преобразованию, проводимую в лаб. Д. Каретникова. В 1973 г. я защитил кандидатскую диссертацию по термоэмиссионному преобразованию тепловой энергии в электрическую (руководитель Юрий Юрьевич Абрамов). В начале 70-х в связи с государственной программой по разработке мощных лазеров А. А. Веденов создал новую расчетно-теоретическую лабораторию, куда я был приглашен руководителем группы и проработал в этой лаборатории более 20 лет. За это время под моим руководством четыре моих аспиранта успешно защитили кандидатские диссертации (кфмн).
   Еженедельные научные семинары под руководством Александра Алексеевича были настоящей школой для всех сотрудников лаборатории. Круг моих интересов и обязанностей был довольно широк: физическая кинетика, физика низко- и высокотемпературной плазмы, физика неоднородных нелинейных неустойчивостей электрических разрядов для накачки мощных быстропроточных СО2-лазеров, физика взаимодействия лазерного излучения с веществом. По этой теме совместно с А. А. Веденовым опубликована первая книга "Физические процессы при лазерной обработке материалов" Энергоатомиздат/1985 г. В дальнейшем сотрудничал с французскими учеными и в 2011 г. в издательстве Шпрингер была опубликована монография Gennady Gladush, Igor Smurov, Physics of Laser Material Processing: Theory and Experiment,Springer-Verlag, Berlin, Heidelberg, 2011.
   После пуска в 1987 г. в ТРИНИТИ токамака ТСП я перешел на работу в отделение ОФТР, которым руководил Э. А. Азизов. Он умело сочетал экспериментальные работы отделения и расчетно-теоретические исследования по современным направлениям УТС с расчетом на перспективы перехода к системам синтез-деление. Я и сегодня активно участвую в теоретическом сопровождении этой темы: определены области устойчивости горения разряда в ТСП, предсказана возможность самопроизвольного сжатия плазменного шнура. Выведены условия преодоления ионизационного-рекомбинационного барьера, рассчитаны снижение напряжения поля пробоя в ВЧ и СВЧ стационарных и импульсных полях. По этой тематике под моим руководством защитились два моих аспиранта: один -- кфмн, другой -- дфмн. Результаты исследований по разработке гибридной системы синтез-деление на основе токамака для утилизации ОЯТ и наработки топлива для тепловых реакторов вошли в монографию: "УТС с магнитным удержанием и разработка гибридного реактора синтез-деление на основе токамака" Е. А. Азизов, Г. Г. Гладуш, А. Б. Минеев - М.:
   Тровант, 2016".
   Параллельно с термоядерной тематикой Гладуш Г. Г. продолжал теоретические исследования физических процессов при лазерной обработке материалов. Разработал теорию дистанционной лазерной резки и установил механизм резания металлов импульсно-периодическими лазерами, нашедшую широкое применение в научно-производственных работах института. В 2017 году в издательстве Физматлит опубликована монография "Физические основы лазерной обработки материалов" (Гладуш Г. Г., Смуров И. Ю.).
   Геннадий Григорьевич -- автор более 150 научных публикаций, четырех монографий, Главный научный сотрудник, профессор, доктор физ-мат наук. Ветеран атомной энергетики и промышленности, медаль "Академик И. В. Курчатов", медаль "850-летие Москвы".
  -- [32]
   "Не хлебом (наукой) единым жив человек", -- Г. Гладуш со студенческих времен в отпусках работал в гляциологических экспедициях по всему Союзу: Чукотка, Ямал, Заилийское Алатау. С семьёй и друзьями на байдарках освоил притоки Волги и реки Черноземья.
   Трощиев Виталий Ефимович, главный научный сотрудник, доктор физ-мат наук, профессор. Лауреат Ленинской премии и Государственной премии СССР. Родился в 1931 г., в 1954 г. окончил математико-механический факультет ЛГУ, работает в ГНЦ РФ ТРИНИТИ с 1985 года. Область научных интересов: вычислительная математика, математическое моделирование, численные методы и комплексы программ для решения задач механики сплошной среды и переноса излучений.
   Не необходимая, но полезная ремарка: Вот что пишут академик Ю. Б. Харитон и его коллеги о современных теоретиках [25, 93]: "...К сожалению, ныне, когда развитие вычислительных средств достигло большого совершенства и компьютеры стали доступны, формируется новое поколение теоретиков, в значительной мере попадающих под гипноз формализованных расчетов, причем физика отступает на второй план..." Но это к тому, что сильной стороной сотрудников теоретической лаборатории ТРИНИТИ остается глубокое погружение в проблему и создание модели, которая реально способствует пониманию и продвижению эксперимента.
   Расчетно-вычислительные работы
   В 1968 году группа Алексея Васильевича Губарева обеспечивает инженерно-физические расчетные работы. Освоение двух "Наири" и М-20. Ожидают БЭСМ6. Расчеты по топливным элементам. Связь машины с установкой.
   В 1970 году на основе группы инженерно-физических расчетов и вычислительной техники (15 сотрудников) создана лаборатория математического моделирования физических процессов. Руководителем лаборатории стал А. Губарев. Этой лаборатории было вменено в обязанность выполнять расчетные исследования на ЭВМ и вести полное обслуживание вычислительной техники Филиала. А ФИАЭ в 1971 году уже приобрел ЭВМ М-222. Так что в 1973 году, когда лаборатория в результате реорганизации была включена в состав сектора 79 (начальник Борис Петрович Дьяконов), в ней работало уже 45 сотрудников. В 1974 году, несмотря на резкие возражения А. В. Губарева, лаборатория была поделена на два самостоятельных подразделения:
      -- лабораторию математического моделирования физических процессов;
      -- комплекс по автоматизированной обработке эксперимента (в частности, сотрудники этого комплекса помогли запустить ЭВМ-6000 в секторе 76).
   Предположим, что здесь в первую очередь сработали личные планы Бориса Петровича и, возможно, В. М. Козодоя -- начальника этого комплекса. Основания для предположения -- А. В. Губарев был категорическим противником такого разделения, т.к. промежуточным и не менее важным этапом математического моделирования являются расчетные работы, выполняемые на ЭВМ, временем на которых практически распоряжался сам Алексей Васильевич. Что касается планов Дьяконова, то он как руководитель сектора, занимающегося автоматизацией эксперимента, был не менее заинтересован в том, чтобы вычислительная техника находилась в его распоряжении. В. М. Козодой, видимо, от этого повышения имел не только больший уровень самостоятельности, но и прямое повышение зарплаты, а это понятный нам аргумент. Более того, не на последнем месте были задачи АСУ (на первом этапе -- это программы бухгалтерского учета и учета кадров), которые были инициированы и начаты А. В. Губаревым и были переданы Г. Абильсиитову. И лаборатория Губарева в результате такой простой комбинации уже без ВЦ, переходит в сектор 81 с 19 сотрудниками (Лаборатория Моделирования Физических Процессов). Этот коллектив выполнял расчетные работы по всем трем основным направлениям ФИАЭ: МГД-генераторы, лазерная тематика и УТС.
   Расчетчики-программисты: Юрий Григорьевич Чернов, Анжелина Кухаренко, Алексей Губарев, Валентина Конюкова, Вячеслав Бреев (24.02.35 года, окончил МЭИ в 1958 году, инженер-теплофизик, принят в ЛПР С62 в июле 1968 года, ктн в 1971 г.), Майя Рикенглаз, В. Рогов, М. Кутузов, А. Лунин,... (Мамзер Александр Федосеевич, снс, сотрудник ФИАЭ с 29 декабря 1972 года. Родился 14 августа 1946 года. Окончил матмех ЛГУ. Пришел в лабораторию А. Губарева). Начальник группы информатики Владимир Дудочкин (начало
   90-х г.).
   И, конечно, вычислительная техника, вычислительная база (Юрий Чернов, Алексей Губарев, Василий Козодой, потом Сергей Акименко, Дмитрий Лазебник, Александр Тихонов, Виктор Феоктистов).
   Переход к персональным компьютерам намного раньше других ведущих институтов -- заслуга администрации и лично директора института В. Письменного, нашедшего возможность приобретения компьютеров в больших масштабах. Для этого пришлось создать несколько коммерческих структур вне и внутри института. Персональные компьютеры (ПК) стали неоценимыми помощниками научных сотрудников в расчетных работах и в эксперименте, выполняя практически мгновенную обработку осциллограм... а ещё ПК вызвали к жизни совершенно неожиданное -- детское, а в дальнейшем и взрослое творчество во вновь созданной учебной структуре под названием "Байтик".
   В конце 2012 года в ТРИНИТИ запущен аппаратно-програмный комплекс АПК-5, предназначанный для решения задач математического моделирования физических процессов большой размерности в параллельном режиме.
   Заключение комиссии НТС (Голубев, Пергамент, Конкашбаев). "...о работе теорлаборатории сектора 77 (начальник сектора А. Веденов) в 1972-1976 годах отчитался Дыхне. Выполненно и опубликовано 90 работ. Основные направления:
      -- Процессы в быстропроточных и импульсных газовых лазерах - ГДЛ, лазеры на СО и т.д.
      -- Физика горячей плазмы, проблемы устойчивости и др.
      -- Взаимодействие лазерного излучения с веществом.
      -- Прямое преобразование и низкотемпературная плазма.

Глава 21. Инженерная служба.

  -- Главные инженеры
   Виктор Анатольевич Ланис, выпускник МЭИ, участник Великой Отечественной, прошедший войну "от и до" -- расписался на Рейхстаге. После войны работал и защитился -- кандидат технических наук. Он практически поднял до необходимого уровня производительность и стиль работы экспериментальных мастерских (о нем в первой книге трилогии).
   Станислав Борисович Горячев (уроженец Рязани 01.08.1933 года), поступил в МВТУ и в 1957 году окончил с отличием. С 15.03.1971 года принят старшим инженером в КБ службы Главного инженера. С 16 августа этого же года главный инженер ФИАЭ до 22.02.1974 года. Он и В. М. Козлов, тогда нач. цеха, по просьбе ЕП организовали дополнительные смены и, естественно, за это доплачивали незаконным для того времени путем. Нашелся сотрудничек, который запустил бумагу в партком ИАЭ и... понеслось. Эти двое остались без своих должностей. Далее Станислав Борисович работал в группе Ц-2 (группа В. Шаркова) лаборатории гидродинамики С-78, участвовал в создании газодинамических лазеров, эта работа получила премию на конкурсе инженерных работ ИАЭ. С мая 1979 года -- начальник группы высоковольтных устройств лаб. 132 ОИРП. Занимался проектированием и размещением установки "Ангара 5" в 104 здании. Уехал в ИЯФ СО АН СССР, уволившись с 15.12.1983 года. Умница, доброжелательный человек, оставил после себя добрые воспоминания тех, кто с ним работал.
   Иван Сафронович Парахнюк, 1920 года рождения, ктн, место длительной и успешной работы -- Ангарский электролизный химический комбинат, главный инженер комбината. Из постановления о награждении работников завода: "...Бесспорны заслуги Ефима Павловича Славского -- министра Минсредмаша, уже при жизни ставшего легендой. История навсегда сохранит имена Р. С. Зурабова, А. Д. Зверева, Ю. В. Тихомолова, главного инженера комбината (с 1956 года) Ивана Сафроновича Парахнюка, Н. А. Штинова, а также многих других, чьими руками, умом и трудом создавалось и строилось предприятие, проводилась модернизация и реконструкция, вводились в эксплуатацию новые мощности..." [89], лауреат Сталинской премии "... За усовершенствование производства урана-235 и за получение урана-235 с концентрацией 90%", Постановление СМ СССР от 31 декабря 1953 года, 5 орденов.
   Вот такой опытный инженер и организатор приступил к своим обязанностям главного инженера ФИАЭ в 1976 году. Лауреат Государственной премии СССР.
   Дмитрий Николаевич Соболенко родился в 1946 году. В 1971 году окончил МФТИ по специальности "экспериментальная ядерная физика", дипломную работу выполнял в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова. В ФИАЭ с 12.07.71 г., в 1979 году защитил кандидатскую диссертацию, кандидат физ-мат наук. В 1979 году защитил кандидатскую диссертацию по специальности "физическая электроника, включая квантовую". С ноября 1992 года стал главным инженером ТРИНИТИ, заместителем директора института. Область научных интересов -- физика горячей плазмы, физика твердого тела, физика оптических квантовых генераторов. Руководит инженерным обес печением научных исследований и конверсионной деятельностью института [90]. По итогам 40 лет истории Дмитрия можно с уверенностью сказать, что он, в результате плавного, монотонного роста стал одной из стержневых персон администрации ФИАЭ и ТРИНИТИ. Служба информации ТРИНИТИ обратилась к Президенту АО "ТРИСТАК" Д. Н. Соболенко с вопросами о надежности и прибыльности акций: "Ответы ДН обстоятельны и правдивы... Однако по акциям ничего не выплачивалось".
   "Самый ценный подарок, который ты можешь преподнести кому-либо -- это твое время, потому что ты отдаешь то, что никогда не сможешь вернуть". Запись
   Дмитрия "в Контакте"
   Опытное производство -- "Перспективы развития экспериментальной базы ФИАЭ" в изложении главного инженера И. Парахнюка на НТС 29 мая 1978 года. Справка о состоянии дел на 1988 год в Протоколах П/К, с.178. В 1988 году 360 нормо-часов вместо 300 в 1985 году. В 1986 году -- 132 чел. В 1988 году -- 180 чел.
   Глава 22. Функциональные и вспомогательные подразделения
   Все эти подразделения с самого начала их организаии в 60-70 х годах работали полезно и ни одна из этих единиц не прекратила своего существования, все они развились в более крупные структуры. В этой главе далеко не полная информация об очень полезных службах. Я приношу свои извинения всем, кто так и не откликнулся на мои неоднократные просьбы в местных СМИ участвовать в создании книги.
   Конструкторское Бюро: Петр Гудков, Анатолий Богданец, Светлана Горячева, Светлана Пушкова, Алексей Кольченко (1963 год), далее -- Лев Колесов, Галя Чернова, Таня Борзенко, Миша Харинов, Татьяна Кузькина, Станислав Финько, Лёня Игнатьев (работал в КБ с начала семидесятых годов до 2017 года), Нина Каримова, А. Г. Соколов, Толя Шакутин... Диапазон наименований работ значительный: прежде всего как чертежные работы собственные "филиальские", так и коррекция чертежей, выполненных для ФИАЭ в других институтах; выполнение проектов новых эксперименальных установок (причем за крайне сжатые сроки -- было и такое); выполнение заказов от инженерной счужбы, особенно по станочному парку; выполнение оформительской работы (вместе с ОНТИ) для сотрудников при подготовке презентаций, диссертаций, отчетов, докладов... Большим достижением института можно считать переход конструкторской работы на персональные компьютеры и ЭВМ. В 80-ые годы создано строительное конструкторское бюро (проектно-конструкторский отдел), которое возглавил С. Финько. Начальником проектной группы Проектно-конструкторского отдела ТРИНИТИ С 1980 г. по 2001 г. была Доценко Наталья Анатольевна.
   Отдел Главного механика: организован
   27.02.73 года (по Приказу 27 человек). Первый начальник отдела -- Игнатьев Вячеслав Григорьевич. Общительный, доброжелательный человек. Профессионал. Работа отдела вызывала уважение. Родился 21 января 1942 года. С 1961 года проживает в Троицке. С 1961 по 1965 год работал на Троицкой суконной фабрике, с 1965 года и до ??? - в ФИАЭ им. Курчатова/ГНЦ РФ ТРИНИТИ. В 1983 году стал заместителем директора по капитальному строительству. С этого времени под 0x08 graphic
непосредственным руководством Вячеслава Григорьевича в городе было построено значительное количество объектов производственного и социально-культурного значения. Это 16-этажные жилые дома по Центральной улице, Сиреневому бульвару, несколько зданий в микрорайоне "В" (дома 37-39, 49, 54, 57), детские сады N2, 3 и 5, здание Выставочного зала и книжного магазина, "Детский мир" (ныне там располагается "Пятёрочка" и ТЦ "Сиреневый"), бассейн школы N5, детская поликлиника, баня, рынок на Октябрьском проспекте, Дом торговли (?) в микрорайоне "В" и другие важные городские объекты.
   Благодаря упорству и стараниям Вячеслава Игнатьева была построена высоковольтная линия электропередач и подстанция "Лесная", которые служат для бесперебойного обеспечения электроэнергией жителей города и промышленных объектов. Он активно участвовал в реализации проекта "Байкал" по федеральной целевой программе "Ядерные энерготехнологии нового поколения".
  
   Отдел главного энергетика:
   Карчевский Владимир Иванович. Главный энергетик ТРИНИТИ с 22.02.1967 г.
   Карчевский рассказывает: "...После войны семья поехала в Одессу, где были родственники. Потом на станцию Помошная (Кировоградской обл., там начал учебу и окончил, поступил в Политехнический в Одессе, -- электрификация промпредприятий). Окончил в 1961 году. Из Минсредмаша была заявка в Кировочепецкий химкомбинат, работал от инженера до замнач. главного энергетика цеха. Старший брат -- Александр Иванович Карчевский -- работал в ИАЭ (научный сотрудник). Он и предложил перебираться ближе к Мос кве. Очень перспективным считал Пахру, там негласным лидером был Велихов. Меня приняли в С62 22.02.67 г., сразу поставили старшим по электрогруппе -- и вот с тех пор без изменений. В группе было человек 10. Конечно, Коля Морозов, Толя Кабычкин... Свиридова уже не было. В 20 здании комната на первом этаже. Рядом АТС, там Вася Родин. Территория была маленькая, серый деревянный забор на уровне трансформаторной подстанции. Этот забор шел на третий павильон. У подстанции грузовые ворота. А в районе котельной за забором какие-то строения, вроде наши гаражи. Поселили (показывет по плану пав. N6), там жили и Клепач, и, кажется, Нестеренко, и лаборанты с Птичного, Довбыш. Это потом там Волков начал работать. 21 корпус строился. Первое дело было провести второй кабель с подстанции N193, это на фабрике (двухэтажный красного кирпича дом). Это надо было не только на перспективу, но и просто как подстраховка: если один кабель выбьет, работать на другом. КРУН -- комплектное распределительное устройство.
   В это время были и В. А. Ланис, и В. Д. Панченко. Виктор Дмитриевич на Новый год ввел дежурство -- охранять (!) елки и сосенки, которые росли здесь же на месте будущих 35, 36, 37 зданий.
   Резкое увеличение потребляемой мощности произошло, когда вводили ударные генераторы ТСП, к тому времени завели фидеры от 307 подстанции на 60-70МВт. А до этого были потребители М-30 и М-40, и был ВАК, их питающий (выпрямитель на 5-6 кВ, 300-500А). После окончания этих программ ВАК убрали, и Служба энергетики заняла освободившиеся помещения, так и живем там до сих пор.
   Основной особенностью работы этой службы было то, что никаких особенностей, аварий, ЧП и других событий не было. Всегда шла планомерная работа со все более возрастающими объемами -- надо было и участвовать в проектах, и заниматься монтажом, и профилактикой, и организовывать экзамены по ТБ, которые так "любили" все сотрудники института (здесь надо отметить Галину Ивановну Петрову, возглавлявшую в институте технику безопасности, и ее помощника Витю Цветкова)... Для четкой работы энергослужбы с самого начала были определены соответствующие структуры. Было время (примерно -- запуск ТСП), когда у нас работало более 120 человек. Были ситуации, когда мы вносили свои предложения в схемы питания экспериментальных установок. Например, для ударных генераторов ТСП делали силовой преобразователь частоты регулируемый (СПЧР 10-12 МВТ). Совместно с Р. Васильевым предложили генератор постоянного тока ГПТ использовать и в режиме синхронного двигателя, после его раскрутки включали возбуждение и работали в режиме генерации...".
   Служба по охране труда, технике безопасности и промсанитарии: организована 26 октября 1960 года. Бессменный начальник группы -- Галина Ивановна Петрова. Она слегка крупноватая, очень приятная и... не думайте, что вы ее обведете при демонстрации к приему по ТБ своей установки. Она насквозь знает все (более сотни разного калибра) экспериментальные установки. И вам, научный сотрудник, лучше всего сделать все по высшему классу, чтобы пройти проверку установки или сдать экзамен по ТБ. Результат -- минимальное число аварийных ситуаций в институте.
   Группа связи и сигнализации: (Владимир Фомич Стецюк) образована 27 февраля 1973 года. Состав: Василий Родин и еще 13 сотрудников.
   Газо-криогенная группа: образована 27.02.73 г., начальник группы -- Красильников Евгений Владимирович (правильный любитель бани). В группе 9 человек, среди них -- Ю. Н. Долгов... В. Н. Колядин. Далее группа криогенной техники -- В. Н. Суворов (машинист компрессорной станции), В. М. Евстигнеев (ст.техник), А. В. Рыхлов (слесарь). На первом этаже 21 здания Е. В. Красильников со своей криогенной службой смонтировал и запустил два гелиевых ожижителя Г-45. В зд. 36 по программе СП-магнитов было смонтировано и запущено оборудование газокриогенной станции, одной из крупнейших в стране (две новых экспериментальных установки ХГУ-250, производительностью по 180 л жидкого гелия в час и две Г-45 по 40 л). Из ВНИИГТ поступили транспортируемые емкости на 2500 и 500 л для жидкого гелия и комплект разьемных испытательных криостатов с диметром гелиевых сосудов до 2.5 м и криогенных и ваккумных трубопроводов к ним. В кратчайшие сроки был выполнен огромный обьем строительных работ и монтаж металлоконструкций в трех уровнях (вплоть до мостового крана), проложены криогенные и вакумные трубопроводы.
   Гараж. Приказ по ИАЭ от 29.07.67 (!) года -- об организации гаража на Пахре при автобазе ИАЭ. В гараже уже работают А. Елисеев, К. Богаткин, Новоселов. С 1970 г. нач.гаража -- Григорий Николаевич Брюховецкий. В 90-е годы автобазу возглавлял А. А. Кузькин
   Отдел капитального строительства (ОКС). 15 апреля 1970 года, когда был выпущен Приказ N67 об образовании ОПЭ, одновременно является датой образования Отдела капитального строительства (ОКС). Первый начальник ОКСа -- Ильин Юрий Дмитриевич. Ремонтно-строительный цех (РСЦ) возглавлял В. А. Жутаев.
   Отдел Научно-технической информации
   (ОНТИ): "Весной этого (2020) года ОНТИ приказал долго жить" /Алексей Юшков/.
   21.08.69 года организована группа научно-технической информации. Первый начальник группы -- Людмила Григорьевна Серова. 7 июля 1971 г. приказ об организации ОНТИ. 3 апреля 1978 года состоялось заседание НТС, обсуждалась работа ОНТИ (группа информации, производственно-издательское бюро, спецтехгруппа, библиотека -- примерно 30 чел.). Л. Серова, в частности, сказала, что нужен начальник ОНТИ. С октября 1978 года начальником ОНТИ утвержден Виктор Иванович Борисов (уволился весной 2020 года).
   То, что умел и выполнял ОНТИ:
      -- Поддержка официального WEB-сайта института. Разработка и поддержка внутренних WEB-сайтов подразделений.
      -- Редакционно-издательская деятельность (подготовка, форматирование и печать текстов отчетов, сборников, препринтов и т.п.).
      -- Разработка и изготовление графической продукции:
  -- плакатов по научно-технической деятельности института;
   -макетов выставочных плакатов (с последующим размещением заказа на широкоформатную печать);
  -- фирменных обложек научных отчетов и сборников ГНЦ РФ ТРИНИТИ;
  -- почетных грамот, дипломов, поздравительных адресов к юбилеям, поздравительных открыток и т.п.; - рекламных буклетов и пристендовых листков.
      -- Фотографирование, компьютерная обработка фотографий, изготовление фотоколлажей.
      -- Создание презентаций (визуальных сопровождений докладов).
      -- Подготовка материалов и стилевое оформление конференций, семинаров и пр. (программы, плакаты, бейджи, значки, наклейки, обложки и т.п.).
      -- Формирование и предоставление фондов научно-технической библиотеки и библиотеки общественно-политической литературы.
      -- Оформление сопроводительной документации к материалам, предназначенным для опубликования (статьи, доклады. книги и т.п.).
      -- Научно-техническая пропаганда и пресс-служба (распространение печатной продукции, участие в выставках, оформление сопроводительных документов конференций).
      -- Регистрация и нормоконтроль отчетной и научно-технической документации.
   Патентный отдел: Валерий Богородский. Остался без должного внимания, а ведь один из ощутимых выходов работы НИИ -- это новые идеи, которые должны быть защищены патентами, авторскими свидетельствами. В семидесятые Валерий Богородский был принят в ФИАЭ, чтобы организовать патентную работу. Он создал патентное бюро, в которое кроме него вошли Подгорная, Ручкина, А. Бердышева и Н. Сухоярская. При нём активно велась работа.
   Главная работа Валерия Богородского на первых порах заключалась в том, чтобы привлечь внимание инженеров и научных сотрудников к этой проблеме. В итоге в ФИАЭ была создана прекрасно работающая служба, которая способствовала получению институтом сотен документов, подтверждающих права Института. В 1982 году он уволился и бюро постепенно распалось. Осталась одна Сухоярская. Она проработала до ~начала двухтысячных. В это время (~в 2001 году) в институт в это бюро пришла Москалёва Татьяна Алексеевна из Всесоюзного патентного института. Она проработала порядка десяти лет. После неё фактически патентная работа не велась -- не было специалистов.
   Последняя информация от администрации ТРИНИТИ -- это объявление о вакансии: Патентовед. Дата размещения вакансии: 23.11.2020 Работодатель: ГНЦ РФ ТРИНИТИ
   https://nesiditsa.ru/vacancy/40569855
   Обязанности патентоведа:
  -- Подача патентных заявлений;
  -- Составление реферата на полезную модель и изобретение;
  -- Составление описания, формулы модели и изобретения;
  -- Подготовка комплекта изображений промышленного образца;
  -- Подача заявки в ФИПС; - Работа с авторами.
   Планово-Производственный отдел (ППО), начальник -- С. П. Коржавин.
   Бухгалтерия. И.О. гл. бухгалтера -- Т. И. Тилякова
   Библиотека (Лариса Федоровна Кореневская) в 1977 году -- фонд более 56 тыс единиц (стр.57, НТС 1978 г.). Сегодня -- доступ к корпоративной библиотеке Росатома.
   Столовая. Первоначально столовая размещалась в павильоне N12, там работали: зав. столовой Маслова Анна Ивановна, повар Кравчук Екатерина Михайловна (она летом, чтобы вкуснее накормить, приносила всякую зелень со своего огорода, бесплатно), Хрусталева Анна Апполоновна (работала с 1964 года по 1972 год), Кузнецова Анна Федоровна. В 1971 году открыли большую двухэтажную столовую, первым директором этой столовой была Таисия Ивановна Блохина. Много энергии и выдумки для введения в строй этой красавицы столовой привнесли зам. директора ФИАЭ Ю. П. Арефьев и начальник отдела снабжения В. В. Немчик. Последним директором была З. А. Веретенникова, которая ушла на пенсию в марте 1988 года.
   Общественные организации:
  -- Профсоюзы и реальные дела
   1962-63 гг., Павел Васильевич Коржавин (С. С. Морозов). Силами общественности -- перестройка и переоборудование павильонов 7 и 8 под детский сад и ясли.
   1963-65 годы, Юрий Григорьевич Чернов. Заселение дома на лесной 5, открытие д/с и яслей на территории, примерно 50 мест, решение о проектировании и строительстве детского комбината (ДК) N46, сдача "Силиката", закладка дома на улице Школьная, 13. Установлена радиорелейная линия связи с Москвой на 300 номеров.
   1965-66 гг., Игорь Яковлевич Шипук. Строительство жилого дома по улице Школьная, 13 и Детского комбината (ДК46).
   1966-67 гг., Виктор Игнатьевич Андропов. Заселение жилого дома по улице Школьная, 13, стр-во Детского комбината, закладка и стр-во жилого дома по улице Школьная, 11.
   1967-68 гг., Александр Васильевич Зотов. Заселение жилого дома по улице Школьная, 11, ввели в эксплуатацию ДК46.
   1968-69 гг., Владимир Алексеевич Алексеев. Решение о строительстве жилого дома по ул. Центральная, 14 и дома в микрорайоне В-8.
   1969-70 гг., Энглен Атакузиевич Азизов. Закладка Ц14 и столовой. Строительство В-8.
   1970-72 гг., Станислав Витальевич Дробязко. Первый список на жилье -- 208 человек. Строительство и заселение жилых домов В-8 и Ц14.
   1972-74 гг., Юрий Александрович Кареев. Новая структура профорганизации, договор. Введена должность освобожденного председателя МК. Идет строительство жилого дома В-9.
   1974-75 гг., Олег Григорьевич Матвеенко. Окончание стр-ва и заселение В9 и общежития на 360 мест. Первый комендант.
   1975-80 гг., Елена Николаевна Полянская. Заселение Б36, 36А, В34. Стр-во Б10. Закладка дома Б10А. Начало столовой "Березка". Стр-во Дома Культуры 2 (ДК2). Организация садоводческого товарищества "Красная Пахра" и "Мезон".
   1980-1982 гг., Дмитрий Николаевич Соболенко. Сдача ДК-2 на 320 мест. Сдача Б10А. Организация строи тельных отрядов на строительстве жилых домов и социальных объектов (детский сад, позже баня и т.д.) из сотрудников ФИАЭ -- очередников на жилье.

Другие общественные организации ФИАЭ (на

  -- 1975 г.)
   Совет по наставничеству (В. А. Ланис).
   Школа профактива (Е. Д. Старикова).
   Спортсовет (В. М. Жариков).
   Школа комтруда (В. В. Белоусов).
   ПДПС (В. М. Тер-Минасян).
   Общественный отдел кадров (И. П. Шедько).
   Совет молодых специалистов (В. Л. Казаков).
   ВОИР (П. П. Гудков).
   Домкомы (Н. И. Маслаков).
   Садово-огородный кооператив (Н. А. Гусев).
   Автокомиссия (В. Н. Черепанов).
   Жилищный кооператив (В. Г. Герасимов).
   Гаражный кооператив (Н. А. Гусев).
   Товарищеский суд (А. Д. Кабычкин, А. К. Ермачихин, В. Ф. Левашов).
   Касса ваимопомощи (Р. Л. Довбыш).
   Комиссия по борьбе с алкоголизмом (Е. Я. Макаров).
   Совет общежития (А. А. Федоров).
   ДОСААФ (В. И. Ломакин).
   Красный крест (А. Закирова).
   Охрана природы (А. А. Егоров).
   ОСВОД (В. И. Ломакин).
   Совет по профилактике правонарушений и укреплению трудовой дисциплины (В. М. Козлов).
   Общественный контроль (И. И. Шаркань, Е. Я. Макаров).
   ДПД (Г. С. Гарбузов).
   ДНД (Г. Ф. Гущин).
   Неформальные сообщества (Рыбаки) и "Банщик"
  -- Глава 23. Руководители института
   (директор "Магнитки", директор Филиала ИАЭ, директора ТРИНИТИ" иих помощники).
   Их -- шесть. Совершенно разных человека. Если хотите -- это Личности, но разного уровня способностей и возможностей. Время выдвигало их точно тогда, когда это было нужно. И они несли свою ношу руководителя коллектива -- честно и инициативно прокладывали путь, возможно иногда сбиваясь с правильного курса, но все равно возвращаясь к точному направлению.
   В начале века была хорошо известна книга одного из крупнейших организаторов науки своего времени, лауреата Нобелевской премии по химии (1909 г.) Вильгельма Оствальда "Великие люди", где он разделил (выдающихся) ученых по стилю их работ и характеру творческой манеры на две категории: на классиков и романтиков. "...Классики, как правило, разрабатывают в науке одну-две темы, углубляясь в них и не отвлекаясь на другие работы, пусть очень важные и красивые. Классики не создают, как правило, собственных школ, не окружают себя многочисленными учениками, не нуждаются в постоянном с ними общении... Романтики, напротив, работают в нескольких направлениях... увлекаются новыми темами и развивают их, не оставляя, однако, уже начатых работ. Они нуждаются в постоянном общении с учениками, оттачивая в дискуссиях с ними свои мысли, привлекая их к разработке своих идей и исследований...". [96]
   Среди пяти (до Маркова) наших руководителей были и те, и другие. Но, кажется, наиболее ярко выраженный "романтик" -- это Е. П. Велихов, близко к нему стоит и Е. И. Кондорский. А к классикам, похоже, ближе В. Д. Письменный, В. Е. Черковец.
   Первый директор Е. И. Кондорский -- ученый, истинный научный сотрудник, даже несколько рафинированный, представлявший собой еще старую научную интеллигенцию.
   Евгений Иванович Кондорский родился 8 августа 1908 года в г. Оренбург в семье священнослужителя. Окончил физфак МГУ. Был очень эрудированным человеком, обладал феноменальной памятью, отличался доброжелательным отношением к сотрудникам, несколько раз с частью сотрудников выезжал на отдых в Коктебель. Любил поэзию, писал и читал стихи.
   По единодушному мнению бывших сослуживцев (отзывы Б. П. Дьяконова, Н. С. Пширкова, Е. В. Трушина и др.) -- Евгений Иванович был очень порядочным человеком и специалистом высочайшего класса. Дед Евгения Ивановича, человек демократических убеждений, в свое время изменил свою коренную фамилию Истомин, идущую еще с семнадцатого века, на фамилию Кондорский -- в честь французского просветителя Кондорэ, проповедовавшего идеи прогресса.
   Профессор Кондорский входил в ту часть физического сообщества, которая была близка к П. Капице, постоянно участвовал в "Капичниках" и имел честь неоднократно выступать на семинарах ИФП. Его семья дружила с семьей Петра Леонидовича (дача была тоже на Николиной горе), он был дружен с Л. Ландау. Судьбе было угодно, чтобы именно Евгений Иванович, работавший с А. Александровым и друживший с П. Капицей, оказался наиболее подходящей фигурой для руководства Магнитной лабораторией. И почти десять лет его работы доказали правильность такого назначения. И все же значительность этого Ученого проявилась прежде всего в том, что он не замкнулся на выполнении только военно-морской программы, это и не подлежало обсуждению, но начал организовывать "Магнитный центр", возможно, не без влияния Николая ВасильевичаПушкова. Евгений Иванович был заражен этой идеей и последовательно проводил ее в жизнь. Именно идея создания Магнитного центра сделала Евгения Ивановича горячим сторонником организации "Загородной станции", той самой площадки, на которой впоследствии созрел ФИАЭ, трансформировавшийся в ТРИНИТИ.
   Таким образом, Е. И. Кондорский сформировал науч ную стратегию Лаборатории, собрал сильный коллектив для реализации программы и построил первые производственные помещения на Пахре...
   Е. И. Кондорский автор около 400 научных работ, пяти монографий. Огромное внимание Евгений Иванович уделял воспитанию молодежи. В Московском Университете он читал курсы лекций "Физика магнитных явлений", "Зонная теория магнетизма", "Физика твердого тела", "Квантовая теория твердого тела". Под его руководством защищено более 16 докторских и около 40 кандидатских диссертаций. Его ученики возглавляют большинство кафедр магнетизма и магнитных лабораторий, как в России, так и в бывших республиках СССР.
   Директор номер 2: Виктор Дмитриевич Панченко -- профессиональный военный моряк, инженерэлек трик. В. Панченко -- уроженец станицы Долбинская, Криворожской обл. С 1936 года -- матрос Черноморского флота. Получил высшее электротехническое образование, окончив Харьковский электротехнический институт. После института работал в проект нотехническом отделе Харьковского электромеханического завода, в частности, занимался системой селективной защиты энергетики нового линейного корабля "Советский Союз". С декабря 1941 года до окончания войны инженер-полковник В. Д. Панченко -- начальник отдела размагничивания кораблей Черноморского флота. Он не только руководит службой размагничивания, но и работает практически сам, выбирая наиболее сложные случаи. Так было, когда он провел на свой риск и страх размагничивание линкора "Севастополь" -- неудача в процессе размагничивания грозила военным трибуналом. Но все кончилось более чем удачно, работа была представлена к Сталинской премии... В наше время это называется презентацией. Мог командовать отрядом любой категории по профессии и возможностям. Главным считал свой личный пример как в отдаче работе, так и в дисциплине, и во всех сторонах жизни, чего придерживался всю жизнь. Виктор Дмитриевич был грамотным изобретателем -- вместе с сотрудниками он разработал магнитную противотанковую мину, чертежи которой с заключением И. В. Курчатова 25 декабря 1941 года были направлены председателю ГКО. Далее он разработал конструкцию реактивного противотанкового ружья (типа нынешней базуки), испытания образца которого было проведено им же вместе с А. А. Вассерманом на артиллерийском полигоне под г. Тбилиси. В октябре 1942 года им было определено влияние магнитных полей торпед на девиацию магнитных компасов самолетов-торпедоносцев, соответствующие компенсационные устройства были приняты на вооружение. Модификация этого изобретения была внедрена на всех военных кораблях ЧФ. И таких работ у него достаточно много.
   Имелся порог возможностей не столько по администрированию, сколько по организации именно научных исследований. Но вот адрес Виктору Дмитриевичу в день его юбилея от сотрудников отдела магнитных систем (в то время нач. отдела -- Ю. В. Скворцов): "Дорогой Виктор Дмитриевич! Вы -- один из создателей Магнитной лаборатории. Много сил и энергии Вы вложили в изучение взаимодействия вещества с магнитным полем. Отдел магнитных систем -- прямой продолжатель Ваших дел... Многие из нас прошли Вашу школу, школу ясного видения цели, настойчивых поисков путей к ней и разумного риска. Ваш боевой капитанский клич "Иду на опасность" написан и на наших Знаменах"...
   Третий директор -- Евгений Павлович Велихов. Мнение мировых авторитетов: безусловно талантливый ученый, имеющий прекрасное образование, он даже сдал часть минимума Ландау, -- похоже, что далее не стал сдавать, потому что не захотел тратить время. Докторскую диссертацию защитил в 29 лет. Сделал нес колько интереснейших теоретических работ по МГД-тематике, в частности, провел анализ свойств замагниченной низкотемпературной плазмы с током поперек магнитного поля, где определил границы устойчивости ламинарного состояния плазмы. Вместе с Дыхне теоретически предсказал ионизационную турбулентность замагниченной плазмы и исследовал свойства такой плазмы.
   Но что резко выделяет его -- это высокая планка организатора науки, очень высокая. Он мгновенно ориентируется в актуальности той или иной проблемы (это не столько интуиция, сколько профессиональная оценки физика), точно определяет направление "главного удара" и активно действует, формируя сначала группу сторонников из полезных во всех смыслах лиц, начиная с коллег-физиков и кончая чиновниками, а потом "пробивая" Постановление Правительства по данной программе... В СССР в свое время было несколько работ государственной важности, которые давали руководителю работ (И. В Курчатову, С. В. Королеву) права беспрецедентного масштаба. Масштаб работ, которыми руководил Е. Велихов, был не столь грандиозен, чтобы ему подчинить всю промышленность, и тогда родилась организационная идея создания акционерного общества (!) -- это в начале семидесятых, когда об этом никто и не помышлял. Собственно, идея этого "акционирования" заключалась в том, что "в обход" министерств кооператоры (крупные научные и промышленные единицы) складывали все, что необходимо, в одну "кучу", -- в нашем случае на Пахре или на полигоне. Это позволило без проволочек разрешать любые ситуации и быстро идти к результату... Но вот что касается результата, в стартовом варианте это было не доведенное до конца дело. И, видимо, потому, что в процессе большого эксперимента выяснилось, что проект (М-30, М-40) не мог быть реализован... Во всех остальных случаях -- полное выполнение задуманного.
   Е. П. очень тщательно подходил к отбору ведущих кадров -- об этом упоминает большинство этих сотрудников. А В. Гурашвили отмечает: "У Жени есть человеческий дар, интуиция какая-то -- все, кого он принимал на работу, практически все отработали на высоком уровне...". Еще одна отличительная черта физика Велихова -- даже в пору уже серьезного директорства он мог спокойно выйти к доске и написать доказательные выкладки. И тогда Гурашвили вопрошает: "Назовите мне хотя бы одного директора, который это может?".
   Риторический вопрос.
   Нельзя сказать, что в общепринятом академическом смысле была школа Велихова, но стиль работы и жизни -- точно был. Коротко -- широкий кругозор и отличная научная подготовка плюс системный анализ.
   Отдельное слово о Евгении Велихове, обращаясь к опыту работ по важным проектам, произносит в своём очень полезном "эссе" Виктор Шарков:
   "...Итоговую высокую эффективность перечисленных и многих других проектов обеспечили не только кадровые решения, грамотная кооперация предприя тий, но и творчески переосмысленные Велиховым Курчатовские принципы менеджмента. Евгений Велихов -- 35-летний талантливый физик показал себя не менее талантливым руководителем. В кратчайшие сроки он резко повысил объем и эффективность научно-исследовательских работ. Курчатовский подход к управлению НИОКР подразумевает одновременное и параллельное проведение НИР и ОКР. Проектирование полномасштабных изделий (расчеты и чертежи) новой техники следует начинать, не дожидаясь завершения полного цикла лабораторных исследований. Уже первые результаты экспериментов физиков немедленно поступают на эскизную проработку конструкторам и технологам, а последующие данные НИР позволяют в режиме непрерывного контакта уточнять техническую документацию на опытное изделие. Так на порядок сокращаются сроки создания новой техники. Успешный опыт совмещения НИР и ОКР в Троицком Филиале ИАЭ это подтвердил в полной мере. В ФИАЭ очень быстро создавалось множество небольших экспериментальных даже не установок, а "установочек". Их число достигало почти 100! Физики на малых стендах быстро, досконально и, что не менее важно, относительно дешево изучали фундаментальные основы новых физических явлений. Экспериментальные данные и расчетные прогнозы от теоретиков незамедлительно поступали в КБ. Эта информация позволяла конструкторам и технологам института, в тесной кооперации с коллегами с заводов-изготовителей, оперативно совершенствовать узлы создаваемых опытных установок. По сути это означало, что на всех стадиях НИОКР физики и инженеры, конструкторы и производственники являлись одной командой. Время от появления эмбрио нальной научной идеи до запуска полномасштабной опытной установки измерялось не пятилетками, как это принято в традиционных Научных Центрах, а месяцами и иногда даже неделями. Дирижировал этим процессом оперативный штаб, который состоял как из солидных руководителей предприятий коопераций, так и из энергичных молодых мнс-ов.
   При выполнении НИОКР перед Директором НИИ стоят две не очень совместимые задачи: а) он должен обеспечить бескомпромиссную концентрацию всех ресурсов на решении приоритетных задач и б) одновременно все виды компромиссов и дипломатии должны быть им (Директором) задействованы для создания работоспособной команды -- кооперации предприятий-соисполнителей по теме (НИИ, КБ, заводов).
   Однако одно только выполнение подобных "деловых правил" недостаточно для успешного развития НИИ. Прежде всего необходимо создать атмосферу, где гармонично сочетаются творческий труд ярких индивидуумов (физиков, инженеров, слесарей и снабженцев...) и их командная работа по реализации масштабных государственных заданий. Руководители НИИ обязаны уметь объединять часто очень ершистые личности для решения общих Проблем. Евгений Павлович в полной мере обладал таким талантом. Его любили в коллективе, почтительно называли "наш ЖиПи". Любят и сегодня, будут любить и завтра. Счастливый он".
   В честь Евгения Велихова в 1992 году космическому телу, находящемуся в 32 миллионах километрах от Земли, присвоено официальное наименование "Малая планета N 3601 Велихов".
   И вот символичная цитата -- поздравление Велихова с Днем Рождения (газета "Коммерсант", 2 февраля 2021 года) от шестого директора ТРИНИТИ Дмитрия Маркова, который кажется достаточно хорошо представляет, что такое филиальский период развития Института: "Уважаемый Евгений Павлович, от всей души поздравляю Вас с днем рождения! Вы -- вице-президент Академии наук СССР и РАН, человек, посвятивший всю свою жизнь науке, и выдающий ся ученый в области физики плазмы и термоядерного синтеза... Хочется поблагодарить Вас за то, что за годы управления Филиалом Института атомной энергии им. И. В. Курчатова Вы внесли неоценимый вклад в развитие будущего АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ". Я хочу пожелать Вам достигнуть еще больших высот, неиссякаемойэнергии и, конечно же, здоровья".
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic

   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Таня Кирюхина и Зина Маева
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
0
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Четвертый руководитель института -- Вячеслав Дмитриевич Письменный. Талантливый ученый из советской элиты комсомольских организаторов (или -- один из ведущих менеджеров в науке из российской элиты физиков). Это чисто советское сочетание несовместимых полей деятельности дало в качестве Продукта одного из самых ярких представителей современного ученого и организатора новой формации. По последнему поводу не имеется почти никакой информации, кроме эпопеи с продажей компьютеров с помощью собственной (т.е. институтской) фирмы, что, кстати, позволило (ко всему прочему) обеспечить персональными компьюторами весь научный штат института.
   Будучи студентом МГУ и секретарем факультетского бюро ВЛКСМ, Вячеслав Письменный предложил послать подготовленныи студенческий строительный отряд на целину. Зимой студенты-физики I курса параллельно с лекциями, семинарами и практикумом на факультете обучались плотницкому и штукатурному делу, кирпичной кладке, учились на механизаторов. В 1959 г. на целину прибыл первый ССО под руководством Сергея Литвиненко. Этот отряд численностью 339 студентов-физиков, построил 16 домов и кошар из самана, выполнив объём работ на сумму 250 тысяч рублей. Опыт оказался удачным и стал своего рода началом развития массового студенческого движения ССО в СССР. Опыт организаторской работы масштаба страны, большой контингент личных знакомств пригодился директору института В. Письменному в его административной работе в сложные периоды времени в стране.
   Научные достижения: "Доктор физ-мат наук, профессор В. Д. Письменный разработал физические принципы создания мощных электроионизационных СО2-лазеров, в основу которых положен обнаруженный им эффект резкого возрастания мощности генерации лазера при возбуждении рабочей среды несамостоятельным разрядом, контролируемым ионизирующим излучением. Им также были исследованы основные вопросы физики импульсно-периодических газовых лазеров при атмосферном давлении рабочей среды, стабилизации разряда в большом объеме, оптимизированы режимы накачки и состава рабочей смеси..." В 1978 году за научные достижения был удостоен Ломоносовской премии в составе авторского коллектива за цикл работ "Непрерывные СО2-лазеры с несамостоятельным зарядом". За работы в области физики мощных лазеров стал лауреатом Государственной премии СССР, в 1984 году -- Ленинской премии. В том же году избран членом-корреспондентом АН СССР. С мая 1986 года активно участвовал в работах, связанных с ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В 2002 году стал лауреатом премии правительства Российской Федерации. Также был избран Почетным гражданином города Керчи и города Троицка. Награжден орденом "Знак Почета", орденом Мужества и медалями.
   Но вот организаторская жилка подтверждалась им ежедневно и ежечасно. Бросается в глаза особенность воспоминаний ведущих сотрудников тех лет -- они редко упоминают Директора. Это означало только, что В. Письменный, зная досконально ситуацию в вверенном ему институте и, как физик управляя стратегией научных поисков, не вмешивался в тактические решения руководителей отделов, этих небольших институтов в составе ТРИНИТИ.
   Два факта из его биографии в части управления коллективом. Первый -- в течение десяти целинных лет ВД был комиссаром Всесоюзного студенческого строительного отряда, а это громадный объем организаторской работы. И второй -- внутри института, будучи уже его директором, он знал ВСЕ. Похоже было, что он даже специально готовился, но в действительности он просто ВСЕ ЗНАЛ, причем до тонкостей. Когда на собрании нужно было привести конкретные факты из деятельности того или иного научного или другого подразделения (и это тем более касалось строительных дел), он эти факты имел и ими оперировал, на первых порах повергая аудиторию в изумление. Кстати, начальник охраны Института тех лет П. Базилевский вспоминал, что ВД приезжал на строительные объекты каждую субботу и тщательно знакомился с состоянием дел.
   Очевидным фактом является и его участие в жизни города, выразившееся, например (это будет понятно читателю-жителю города), в том, что он настоял на создании собственного культурного центра, участвовал в создании Байтика, поддерживал строительство жилого фонда города, заботился об энергетике города, перевел вновь построенную котельную на газ и т.д. Последствия видны. Отметим, что город избрал его Почетным гражданином города.
   И главное на сегодня. Что было бы с институтом, если бы ТРИНИТИ руководил кто-то другой в период последних десяти лет перестройки. Возможно, он бы развалился, стал "банкротом", и маловероятно, что рванул бы в передовые. Но факт сегодняшнего дня -- Институт сохранился, в то время когда большая часть ведущего контингента кричал "караул".
   И, наконец, какие бы новые идеи не возникали в недрах ТРИНИТИ в его время, будь это даже по общественной линии или социальной, за их успешной реализацией всегда стоит фигура Директора В. Д.
   Письменный -- Пергаменту в диалоге, прекрасно характеризует их обоих: "Своеобразие твоих вопросов заключается в том, что на них требуется безапелляцион ный ответ".
   Начиная с Вячеслава Дмитриевича по настоящее время референт директора -- Петрова Серафима Николаевна.
   Директор номер пять -- Владимир Евгеньевич Черковец (период работы 1999-2018 гг.)
   В 1999 году -- Заместитель директора по научной работе, с мая 2004 года -- директор ТРИНИТИ, дфмн, профессор. Родился 26.07.45 года, дер. Ростово, Калужская обл. Окончил МИФИ в 1968 году. Диплом делал в ФЭИ, туда же пришел в аспирантуру в лабораторию Игоря Павловича Стаханова (специальность -- теоретическая и математическая физика). В 1971 году В. Черковец защитил диссертацию -- кфмн "Пространственное энергетическое распределение частиц и ионизация в низковольтном дуговом разряде". Эта работа была по тематике ТЭП -- в СССР было два крупных теоретических центра по ТЭП. Это Ленинград (ЛФТИ -- Мойжес, Бакшт) и Обнинск (ФЭИ -- И. П. Стаханов). В. Черковец вместе с И. Стахановым в 1985 году выпустили книгу "Физика термоэмиссионного преобразователя", Энергоатомиздат.
   Черковец коротко о себе: "...Три года был освобожденным секретарем комитета комсомола
   ФЭИ -- это 1500 человек, это -- колоссальная практика организационной работы. В это время были не только студенческие отряды, но и отряды молодых научных сотрудников, например, от ФЭИ работали на Билибинской АЭС. Затем несколько лет был председателем Совета молодых ученых при ЦК ВЛКСМ, три года председателем комиссии по атомной энергетике. Если знать, что в Совет (это порядка 150 членов) входили ведущие молодые ученые страны, в частности, председателями совета были Е. Велихов, Г. Месяц... можно представить как эти связи, личные контакты помогали в будущем в работе...
   Было страшно интересно работать...".
   Владимир Евгеньевич вместе с коллективом института и новым директоратом сделал невозможное -- ТРИНИТИ утвердился в основных программах Росатома по термоядерной программе и другим проектам в области новейшей техники (глава "Заключение").
   И, наконец, с 17 июля 2018 года шестой директор -- Дмитрий Владимирович Марков, до недавнего времени возглавлявший Институт реакторных материалов в городе Заречном (Свердловская область). У автора не было возможности установить контакт с Дмитрием Владимировичем. Однако, сотрудник "Троицк информ" Владимир Миловидов дал любезное согласие на публикацию здесь его интервью с новым директором. [97]
   Дмитрий Марков родился 9 декабря 1966 года в Башкирии, в городе Октябрьском. Физикой заинтересовался ещё в школе, занимался в заочной физико-технической школе при МФТИ и ориентировался на поступ ление туда. Физику сдал успешно, казалось, студбилет уже в кармане, но... "Марков, у вас "два", -- сказали ему по результатам письменной математики. -- Вы хотите что-то сказать?" -- "Я был ошарашен. Молча встал и ушёл", -- вспоминает Дмитрий. Впоследствии Марков узнал, что это была вовсе не "двойка", а жёсткая психологическая проверка абитуриента. Затем Физтех прислал ему вызов на обучение, но Дмитрий уже выбрал другой вуз -- Уральский политехнический. "Научная составляющая атомного проекта формировалась в Мос кве и окрестностях, а промышленная база -- на Урале. Физико-технический факультет был создан в 1949 году, чтобы обеспечить её кадрами, -- объясняет Марков. -- Не жалею, что его выбрал. Серьёзная математическая и инженерная подготовка, а в будущем -- интересная работа в атомной отрасли".
   А именно -- в НИИ атомных реакторов в Димитровграде, где за 20 лет он прошёл путь от м.н.с. до директора отделения реакторного материаловедения... Кстати, на защите докторской диссертации в апреле 2018 года оппонентом Маркова был Владимир Лиханский, начальник отдела безопасности объектов атомной энергетики ИАЭ.
   "Линейная" научная карьера сменилась резким поворотом в 2010-х. "В Росатоме появились программы подготовки кадровых резервов. Нам растолковывали, что такое менеджмент, стратегическое целеполагание, как управлять коллективами, -- вспоминает Дмитрий. -- Я попал в золотой кадровый резерв Росатома, а в 2011-м мне предложили должность замдиректора по качеству. Я слегка опешил. Всегда был "полевым командиром", учёным..." Но согласился, и за полтора года он создал и сертифицировал в НИИАР систему менеджмента качества по международным стандартам, и в 2013-м ему поручили возглавить Институт реакторных материалов. Тысяча километров на восток, в город Заречный близ Екатеринбурга... Спустя пять лет снова переезд -- уже на запад, в Троицк. "Предложение было неожиданным, но я расценил его как вызов, -- комментирует директор. -- За время руководства ИРМ, поверьте мне, я кое-чего добился с точки зрения реформирования организации, выстраивания процессов управления наукой".
   В ТРИНИТИ Марков уже претворяет в жизнь программу финансового оздоровления института. "Роль науки в Росатоме должна существенно возрасти, -- говорит он. -- Научно-технический задел, созданный ещё в СССР, в значительной степени выбран. Чтобы оставаться глобальным игроком на мировом рынке ядерных технологий, нужны новые технологические прорывы. Для этого требуется кардинально улучшить состояние институтов, создать то научно-технологическое ядро, которое позволит корпорации уверенно смотреть на десятилетия вперёд". Каждый институт должен показать, чем он может быть важен Росатому. "Думаю, Россия как страна, которая стояла у истоков термоядерных технологий, обречена, в хорошем смысле слова, иметь национальную термоядерную программу. А значит, и троицкий институт будет одним из ключевых игроков и исполнителей", -- уверен Марков. (Стратегически -- это "...создание в России на основе модернизации уникального российского энергетического комп лекса и разработки итальянского токамака при существенной экономии средств крупного международного термоядерного научно-исследовательского центра с большими возможностями для решения широкого спектра научных программ". Это опубликованная руководителем института Программа на годы вперед при гарантированном финансировании (подробности в Заключении).
   Дмитрий Марков женат, растит троих детей. Старшая дочь -- инженер-радиохимик, сын служит в армии, младшей всего годик. Дмитрий любит плавание, увлекается серьёзной исторической литературой. Ведь, изу чая мемуары военачальников и стратегов, можно научиться многому, что полезно в управлении крупной организацией. Но идеал руководителя у Маркова -- не вождь и не генерал, а академик Курчатов, отец советского атомного проекта. "Когда анализируешь, в каких условиях он действовал, какой жуткий цейтнот был, и видишь, что он не допустил ни одного стратегического просчёта... У Игоря Васильевича есть чему поучиться".
   Команда Генерального директора: Азамат Юрьевич Беданоков, Уч. секретарь Ежов Александр Александрович (ветеран ТРИНИТИ), Бильдаганов Радий Газембякович, Бурнацева Альбина Таймуразовна, Галкина Екатерина Александровна, Зиновьев Сергей Вячеславович, Ильин Кирилл Игоревич, Клименко Павел Олегович, Маныч Жанна Васильевна, Мильшина Ирэна Яковлевна, Климов Николай Сергеевич, Романников Александр Николаевич.
   У автора нет возможности (желание, конечно же, есть) дать какую-либо прогностическую оценку команде нового директора. Это вообще далеко от задач этой книги, но два факта, разных и красноречивых, просто привлекают внимание и симпатии: во-первых, факт полного вовлечения института в государственную и международную программы по тематике термояда как результат работы, в том числе и этой команды; во-вторых, простой факт-пример: "...Победительницей седьмой всероссийской интеллектуальной игры "Что, как, когда при выполнении государственного заказа?" и обладательницей Хрустальной совы по итогам общего голосования стала Альбина Бурнацева, советник генерального директора АО "Государственный научный центр Российской Федерации Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований" (АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ", входит в ГК "Росатом")". https://profi ok.com/news/detail.php?ID=13165
   И последнее: здесь в качестве не рекламы предлагаю отрывок-эскиз из первой главы к третьей книге трилогии о ТРИНИТИ: обращает на себя внимание организаторский ход нового Генерального Директора -- распределение обязанностей в новой администрации и их обозначение -- конкретное и очень масштабное. Не пожалеем места и усилий, перечислим. У него следующие заместители (Росатом, ТРИНИТИ): 1) заместитель ГД по реализации комплексной программы развития атомной науки, техники и технологии (Кирилл Ильин); 2) Заместитель ГД по научному и инновационному развитию (Николай Климов); 3) заместитель ГД по международной и коммерческой деятельности (Азамат Беданоков); 4) Научный руководитель по управляемому термоядерному синтезу и плазменным технологиям (дф-мн Александр Романников); 5) Заместитель генерального директора института по правовой и корпоративной работе (Екатерина Галкина) и заместители (7 заместителей) по организации внутренней жизни института. И еще 5 руководителей крупных научных структур -- отделений.
   Три первых заместителя -- это организация внешних контактов, сопряжение программы работы института по всем проектам со всеми участниками проектов от концерна до научных предприятий и отдельных ученых, от начальной идеи до утвержденного финансирования. Не просто безымянные "зам ГД", а четко охваченный контур всего поля деятельности ГНЦ в их исполнении.
   С надеждой смотрим на будущее ТРИНИТИ.
   Заместители директора (до 2018 года)
   Родин Анатолий Владимирович, дтн, член-корреспондент Российской инженерной академии, лауреат Премии Правительства России, зам. директора ТРИНИТИ по научной работе, руководитель отделения перспективных исследований.
   "...Родился 27.12.1935 года, г Москва. Отец -- Родин Владимир Карпович, техник трамвайного депо им. Апакова, мать -- Анна Семеновна. В 1943 году окончил 584 мужскую среднюю школу г. Москвы, поступил в МВТУ им. Баумана (ракетная техника). Окончил в 1959 году. Распределили в ФЭИ г. Обнинск, работал в научном отделе (руководитель Виктор Яковлевич Пупко), ядерные ракетные двигатели (ЯРД), ТЭП для космоса. В 1964 году окончил вечернее отделение МИФИ (теперь Обнинский институт атомной энергетики), физико-энергетические установки. После окончания перешел в теоротдел, в лабораторию Игоря Павловича Стаханова, где был до 1969 года. С 1969 года перешел в НИИЯФ МГУ, где занимался вакуумным пробоем, именно взрывной эмиссией. В январе 1977 г. защитил кандидатскую диссертацию. С июня 1977 года стал работать Ученым секретарем ИАЭ по ФИАЭ".
   Осенью 1978 года В. Д. Письменный становится директором ФИАЭ, а А. В. Родин -- заместителем директора. Это февраль - март 1979 года, и на этой должности -- 20 лет...
   Терентьев Виталий Ефимович. Кандидат технических наук. Еще один заместитель директора, причем специфический. Его задачей было поддерживать деловой климат в коллективе института, находящегося, опять же, в специфических условиях работы по темам -- ранее это называлось ВПК. Институту, коллективу, скажем прямо, повезло. Более 50 лет работает Виталий Ефимович в ФИАЭ и за все время со стороны сотрудников никаких нареканий, только уважение за стиль работы -- строгий и доброжелательный, понимающий, что основное в институте -- это результ исследований. Его сотрудники (очень симпатичные сотрудницы) в здании 35: Евсеева Галина Дмитриевна и ее помощницы Оля и Нэля, Таня и Зина. У них архив документов и сохранение многочисленных внутренних промежуточных отчетов. Лида, очаровательно вежливая, принимала гостей института, "показывала в каком здании и как можно найти нужного сотрудника".

Глава 24. "Продолжаем историческую линию", 1976 г.

   Январь 1976 года. Темп исследований очень высок. Похоже, каждый научный сотрудник решил "защищаться" -- почти в каждой комнате экспериментальная установка. На НТС выступает В. Д. Письменный, и.о. заместителя директора ФИАЭ. Он указывает на то, что в ФИАЭ "...сейчас имеется 100 (сто!) экспериментальных установок, работающих и находящихся в стадии проектирования (10 -- создается, примерно 30 -- модернизируется)". Для сдерживания напора предлагается три этапа обсуждения вновь создаваемых установок -- в секторе, на комиссии НТС (с приглашением главного инженера) и, наконец, на НТС с обязательным присутствием главного инженера. Все это потому, что большая нагрузка на цех.
   Еще не исчерпан энтузиазм в реализуемости лазерного поджига т/я микротаблеток. В связи с этим было предложено попробовать инициировать микровзрыв с помощью СО2-лазера (? = 10.6 мкм) с длительностью импульса масштаба одной нсек (!).
   Ближняя задача -- комплексные исследования взаи модействия лазерного излучения с поверхностью (желательно) сферической мишени и сравнение параметров поглощения при нагреве излучением ниодимового лазера. Для этого предлагается создать лазерную систему на СО2 -- "ТИР-1". (Отметим в скобках,что большой вклад в обоснование этого проекта внес В. Борисов, исследовавший ипульсные электроразрядные СО2-лазерные системы). По поводу создания установки "ТИР-1" один из институтских аналитиков по т/я электростанциям -- В. В. Чернуха убежден, что "... об электростанции вообще говорить рано" и что это (ЛТС) направление не перспективно, тупиковое. Об этом говорит и В. Д. Письменный в присутствии авторов проекта "ТИР-1". Однако, в начале 1976 года, когда шло именно это обсуждение, строительство "ТИР-1" уже близко к завершению, а обсуждения -- как "в первый раз".
   В марте 1977 года, благодаря коллективным усилиям руководства Академгородка и персонально А. П. Александрова наш научный городок получил статус города областного подчинения. 23 марта 1977 года -- Указ Президиума Верховного Совета РСФСР.
   В 1977 году заместителем директора ФИАЭ стал В. Д. Письменный.
   16 ноября 1977 года на общем партийном собрании ФИАЭ выступал В. Д. Письменный, который как обычно выступал очень обстоятельно, со знанием ситуации, то есть "по делу" и поэтому убедительно. Вот несколько пунктов из его выступления: во-первых, он подтвердил, что основные направления работ -- это исследования в области УТС, энергетические установки, лазеры и МГД-генераторы. Таким образом, можно было полагать, что стратегическая часть жизни ФИАЭ достаточно устойчива и с далекой перспективой. Хотя исследования по программе импульсного т/я реактора и трем вариантам его поджига начали несколько размазываться из-за того, что до инженерного представления такого реактора было еще очень далеко, а так называемые "поджиговые" направления начали обретать самостоятельность, далеко не связанную с первоначальной задачей. Второй тезис шокировал многих -- оказывается, наш институт по количеству сотрудников занимает (1977 год) первое место в мире (!). Далее, Письменным, уже глубоко вникнувшим в ситуацию в институте, обнаружен большой разброс тем в подразделениях любого ранга и, что странно, дубляж тематик в секторах. Следующий пункт подтверждал уже известную практически всем тенденцию -- "мы идем от централизации, которая уже не тянет, к некоему натуральному хозяйству". И, наконец, он рассказал о бюджете и планировании.
   А за месяц до этого В. Письменный не только обозначил тактические задачи, но и акцентировал внимание на следующем: "...Не надо жадно хватать темы, после чего сектора начинают требовать -- дайте людей и площадей. А посадочных мест вдвое меньше, чем пассажиров. Надо четко поставить точки над i -- от работы научных сотрудников зависит выход ФИАЭ, а это означает только то, что на них лежит самая большая ответственность...". Вот в такой ситуации заместитель директора ФИАЭ Вячеслав Дмитриевич готовился принять на свои плечи груз директорства, поскольку у Евгения Павловича уже были свои нагрузки большего масштаба, в частности, он уже занимал кресло заместителя директора ИАЭ им. И. Курчатова.
   В октябре - ноябре 1977 года после неожиданной и трагической смерти в горах ректора МГУ и Вице-президента АН СССР Рема Хохлова, Велихов становится и.о. Вице-президента АН СССР, оставаясь директором ФИАЭ и заместителем директора ИАЭ.
   Осенью 1978 года на должность директора ФИАЭ органично заступает В. Д. Письменный, который был заместителем Велихова, реально возглавляя Филиал. А на должность зам директора ФИАЭ несколько позже приглашается А. В. Родин. (Интересно, что тогда некоторое время зам. директора ФИАЭ по Т/Я программе был доктор физ-мат наук Леонид Рудаков).
   В. Письменный провел, по его словам, назревшую реорганизацию, объективно это было, видимо, связано с некоторой (похоже, что полной) переориентацией стратегического направления от импульсного реактора с тремя вариантами поджига к лазерным хлебам и к крупным термоядерным программам.
   09.01.78 г. О соцобязательствах на 1978 г.:
      -- разработка, создание и исследование импульсно-периодических оптически накачиваемых лазеров в диапазоне длин волн 12-16 микрон (докладчик В. Баранов).
      -- создание опытного образца технологического лазера на 10кВт в кооперции с заводом "Красная звезда" (сообщение Ф. Лебедева).
      -- модернизация и досрочный вывод на режим установки ПМ-2.
   А также от С78 -- ЛТ-1 и ХЛТ-25.
   НТС, 23.01.78 г.
   1) О совместном советско-американском эксперименте по теме зет-пинч с лайнером (С. Алиханов). 2) Научные семинары -- С62 (Скворцов), С76 (Пергамент), С78 (Голубев), по МГД-тематике С80 (Волков), по нелинейной оптике С81 (Мыльников), по импульсной энергетике С79 (Азизов), математические модели физических процессов (Губарев), по диагностике плазмы и газовых сред (ЛИП, Бесшапошников), по вычислительной технике и основам программирования (Козодой), ЛВП (лаб. высокотемпературной плазмы) С81 (Куртмуллаев), приборно-методический (М. Соколов).
   НТС, 06.02.78 г.
      -- о плане капитального строительства на 1978 г.
   (Тер-Миносян).
      -- Итоги выполнения темплана 1977 года.
      -- О работах по теме "ТОР", (Куртмулаев) и по стенду БН.
   НТС от 03.04.78 г., о работе ОНТИ.
   За 1977 год авторами ФИАЭ выпущено в открытую печать 71 статья, 80 докладов, 1 книга (Владимир Фрунзе, "Атом и почтовая марка"), т.е. более 150 публикаций, из них 17 в зарубежные научные журналы. 125 человек очно или заочно принимали участие в конференциях, симпозиумах, совещаниях: Бакуриани, Звенигород, Ленинград, Харьков, Лос-Аламос, Дубна, Москва и др.
   НТС, 20.02.78 г.
   В. Баранов. О программе работ по лазерному разделению изотопов. "...К настоящему времени а) создан импульсно-периодический СО2-лазер со средней мощностью 1кВт (при атмосферном давлении рабочей среды) и пиковой мощностью 107Вт. Намечены пути повышения КПД. б) созданы оптически накачиваемые импульсно-периодические лазеры (ИПЛ) на ?=12мк и ?=16мк. в) создан эксимерный лазер на XeF. г) проведены первые эксперименты по получению весовых количеств изотопически обогащенных веществ (на примере SF6)... длины волн ?=10мк, ?=16мк и ?=0.35мк реальны... Целесообразно создать комплекс "Гефест" для исследований по лазерному разделению изотопов.".
   НТС, 16.10.78 г.
   О ходе выполнения соцобязательств 1978 г. О плане международного н/т сотрудничества: "2-ая международная конференция по импульсной энергетике", Лабок, Техас, 12-14 июня 1979 г. (от ФИАЭ участвовали И. Иванов и В. Ягнов), "Международная конференция по мегагауссным полям". Вашингтон, (С. Алиханов), "14 конференция по явлениям в ионизованных газах", Гренобль. "Конференция по управляемому термоядерному синтезу".
   02.11.78 г. О ходе выполнения ФИАЭ программы работ по созданию установки "А-5-1" (Ангара), доклад Л. Рудакова. Выдвижение работы В. Чернухи "К выбору перспективных концепций ТЯРов", работы А. Напартовича и А. Старостина "Теория неравновесного распределения молекул по колебательным уровням", а также Л. Рудакова и В. Смирнова, "Экспериментальная демонстрация возможности использования РЭП для инициирования т/я микровзрыва" на премию им. И. В. Курчатова в ИАЭ .
   НТС, 27 ноября 1978 г.
   В. Чернуха рассказал о выборе перспективной концепции термоядерного реактора (ТЯР).
   НТС, 16.04.79 г.
   В. А. Чуянов доложил о физической программе ТСП.
   На заседании НТС (11 июня 1979 г.) о программе и организации работ отдела высокотемпературной энергетики (ОВЭ) докладывал В. Чернуха.
   НТС, 25.06.79 года
   Н. Е. Горбатов и В. М. Козодой доложили о создании автоматической системы управления (АСУ).
   В 1980 году ФИАЭ представлял следующее административное образование (научные отделы):
   С-76 -- М. И. Пергамент -- Отдел Оптических Исследований (ООИ)
   С-77 -- А. А. Веденов -- Расчетно-теоретический отдел (РТО)
   С-78 -- В. С. Голубев -- Отдел Низкотемпературной
   Плазмы (ОНП)
   С-79 -- Э. А. Азизов -- Отдел Импульсной Энергетики (ОИЭ).
   С-80 -- Ю. М. Волков -- Отдел магнитной энергетики (ОМЭ)
   Галым Абильсиитов -- Отдел лазерной технологии
   (ОЛТ) (В. Нестеренко, Ф. Косырев)
   В. Н. Шулаков -- Отдел газовых лазеров (ОГЛ), (потом ОПР)
   В. Ю. Баранов -- Отдел Импульсных Процессов
   (ОИП)
   В. П. Смирнов -- Отдел импульсных релятивистских пучков (ОИРП)
   В. Чернуха -- тема "ЯВА" (Назаров, Тихонов, Медовщиков. "Нагрев рабочего тела с помощью взрыва в замкнутом объеме").
   У В. Шулакова (Дмитриев, Наумов, Куценко) все полигонное, но скоро (1991 год) он по предложению директора вместе с Олегом Горюшиным займется коммерческой деятельностью, связанной с компьютерами. Именно это позволило загрузить Филиал компьютерной техникой.
   В физическом мировом сообществе в области т/я исследований происходит глобальное смещение акцентов от старой традиционной концепции к новейшим физическим идеям. В США это особенно заметно, там бурлит и набирает силу "каша". Определились три группы ученых: 1. традиционалисты; 2. те же, но с идеей существенной модернизации идей и установок; 3. физики, предлагающие коренные изменения в идеологии т/я исследований, в стратегии и тактике. У нас же, в силу, в частности, оптимизации выживания (выжить при минимальном финансировании) -- больших сдвигов не наблюдалось до некой ускользающей (растянутой во времени) даты, когда медленно, но верно определились четкая струтура и планы Госкорпорации Росатом (в состав которой входит и ТРИНИТИ), поддержанные государственным финансированием. В разделе "Заключение" -- коротко о надеждах и достижениях института .
  
  -- Глава 25. Портреты
   Автором было поставлено условие: писать только о тех, кого хорошо знаешь, уважаешь и любишь.
  -- Скворцов Юрий Владимирович
   Все, кто работал с Юрием Владимировичем, безмерно уважали его, женщины влюблялись и не было никого, кто отозвался бы о нем плохим словом. Простое русское лицо, живые умные глаза, мелкое похихикивание, которое означало очень много... глубочайшая внутренняя интеллигентность, высочайший профессионализм, умение выслушивать даже и любой вздор... мудрые решения... Удивительно, но в его группе были по жизненным позициям его копии, самостоятельные личности -- Валя Васильев с очень мягким характером, Сережа Церевитинов, -- бойцовский характер, но упаси боже, не хамский, Коля Умрихин, Анатолий Житлухин, Валерий Сафронов, Витя Сиднев... Эта группа все же заметно отличалась от остальных своей именно интеллигентностью. И своим подходом к поискам в эксперименте. Эта команда знала что творила.
  -- Петрова Серафима Николаевна
   Удивительно обязательный человек; обладающая полной информацией о всех сторонах деятельности Института. Великолепный помощник Директора. Доброжелательная к каждому сотруднику, желающему попасть на прием, но одним словом сдерживающая того, кто хотел бы сейчас же заскочить к директору... Невысокого роста, с невыразительным видом, с живыми глазами, мягким голосом -- к ней все относились с уважением и симпатией. Заслуженно!
  -- Владимир Евгеньевич Черковец
   "...человек с отличным чувством юмора, изобретательностью, совсем не похожий на администратора и абсолютно не забронзовевший, -- отмечает ученый секретарь ТРИНИТИ Александр Ежов. -- Любит составлять ребусы, придумывать загадки, сам разгадывает головоломки и решает физические и математические задачи со скоростью, близкой к световой, чем приводит в уныние их составителей".
   ...Гитарист группы "Игра", с.н.с. отделения физики токамаков-реакторов Алексей Петров: "Очень демократичный человек, ходит на работу пешком, знает всех сот рудников в лицо. Благодаря, в том числе, и ему Институт в 90-е сохранился как научное учреждение".
   "Всем, чем Черковец занимается, он занимается со всей страстью. Это и руководство Институтом, и поездки на конференции, и походы, которые он вечно устраивает..." -- говорит Александр Красюков, замдиректора отделения перспективных исследований ГНЦ РФ ТРИНИТИ.
   В Институте в 80-х работал и будущий мэр Троицка с 2003 по 2011 год, Виктор Сиднев: "Черковец всегда был не только организатором науки, но и создавал неформальные, как бы теперь сказали, эвенты (события). Были популярны походы выходного дня на байдарках. Самый запоминающийся -- по реке Лужа, -- рассказывает он. -- Была прескверная погода, в первую же ночь начался ливень, но Черковец развёл под дождём костёр, попросил людей держать тент, посадил двоих гитаристов в середину, и несколько часов они пели песни! Ливень не переставал, но народ воспрял духом..."
   Глава города с 2011 года Владимир Дудочкин тоже начинал троицкую жизнь в ФИАЭ им. Курчатова: "Я узнал Владимира Евгеньевича почти сразу же, как оказался в Троицке, -- говорит Дудочкин. -- Он приехал из Обнинска, и мои уральские земляки, работавшие там, порекомендовали его как очень хорошего, порядочного человека, который может помочь. А когда пришло время Вячеславу Дмитриевичу Письменному уходить на пенсию, лучшей кандидатуры, чем Черковец, было не найти. Он, по сути, вёл всю науку в Институте, лучше всех разбирался в перспективах развития его тематик".
   В конце 80-х Владимир Черковец занимался организацией поездок троицких детей по обмену в Калифорнию. "Это было под Новый 1989 год, -- вспоминает участвовавший в них Виктор Сиднев. -- Спонсором первой поездки была компания Pan American. И буквально через день после нашего прилёта её (этой компании) самолёт над Шотландией взорвали террористы. Фирма была вынуждена отменить все рейсы. Черковец лично, пока все занимались культурной программой, искал спонсоров на обратные билеты. Не знаю, чего ему это стоило, но он договорился, и дети благополучно улетели другой авиакомпанией".
   Вместе с Владимиром Черковцом обмены готовила Татьяна Кузькина, ставшая впоследствии директором Фонда "Байтик". Кстати, "Байтик" появился как структура ФИАЭ. "Для нас Институт был всегда родителем, который поможет в трудную минуту, -- говорит она. -- Я благодарна Черковцу, что он не стал нам отчимом, не открестился от "Байтика", когда пришёл на смену Письменному. Высокий пост не отдаляет его от наших просьб и обращений, он, как во все времена, прост, доступен для общения, понимает важность образования детей вобласти компьютерных технологий и остаётся в ближнем круге друзей "Байтика". Как говорит молодёжь, респект Вам и уважуха, Владимир Евгеньевич!"
  -- Виктор Владимирович Сиднев
   ...его жизненный маршрут (не отходя от научного) прошел по веселым испытаниям в ТВ программе "Что? Где? Когда?", где он стал одним из ведущих участников (хрустальная сова, лучший капитан клуба, почетный магистр клуба). Валентина Голубева ("Что? Где? Когда?", девичья команда): "...Если сравнивать Сиднева со всем остальным человечеством, то Сиднев такой подлинный, настоящий ... селфмэйд, и очень надежный, и очень веселый. Такая мера ответственности, надежности, и в то же время такая легкость, веселость, вот это удивительное качество. И при этом он абсолютно штучное изделие..." [98]; ...Далее его занесло в США, где он преподавал ученикам колледжа (1989-1990 гг.) в Калифорнии физику, астрономию и математику, в конце девяностых он уже дома (перспективное и очень интересное время). В 1991 году возглавил Институт оценки и развития технологий, который занимается разработкой и внедрением высоких технологий в области телекоммуникаций. В 1996 году Виктор и сотоварищи создал одну из первых в стране телекоммуникационную компанию (широкополосный скоростной доступ в Интернет) "Троицк-Телеком". В 2003 году окончил Открытый университет в Великобритании и получил степень магистра по специальности "деловое администрирование", вернулся в Троицк, где он избирается мэром города, ставшего ему родным. Одна из множества забот в качестве мэра (интервью "радио Свобода"): "У нас (в Троицке) в советское время из 20 тысяч работоспособного населения в науке работало 12 тысяч человек... а сейчас в Троицке, где нет университета, за это время число научных сотрудников сократилось с 12 до 3 тысяч (!)" [99]. В 2011 году Виктор Сиднев стал руководителем Нанотехнологического центра "ТехноСпарк". В одном из интервью он комментирует это: "Наш наноцентр ориентирован на характерные для Троицка компетенции: лазерная техника, искусственные алмазы (первые в мире искусственные алмазы были сделаны в Троицке 55 лет назад), нанолитография и микроэлектроника. В нем будет создан центр прототипирования для разработки новых приборов, которые в будущем, возможно, пойдут на серийное производство. Сейчас мы заканчиваем строительство зданий, скоро начнем закупать оборудование. Думаю, что к середине следующего года наноцентр в Троицке начнет работать". Сиднев о себе: "Неорганизованный, но целеустремленный. Главное: понять, где та цель, к которой стремлюсь". По поводу "Что? Где? Когда?" считает, что "игра научила слушать других и не бояться показаться дураком", цитирует Гашека (Швейка): "Если тебя один раз признали идиотом, то потом тебе это пригодится на всю жизнь". Одна из жизненных установок утверждается с помощью Цицерона: "Размеры состояния определяются не величиной доходов, а привычками и образом жизни". О ситуации в стране: "...можно копировать чужие достижения, будь то горные лыжи, будь то искусство какое-то. Но тогда Вы никогда не будете первыми. Если мы хотим, чтобы страна была первой, то мы должны делать что-то свое. То, что в другом месте не делают. Если мы копируем, мы уже не конкурентоспособны".
   Увлечения: горные лыжи, подводная охота, теннис. О семье (из интервью в 2009 году: "У нас четыре дочки -- одна дочь Таня закончила МГУ, юрфак, сейчас учится в Гарварде, получила лицензию адвокатскую, нью-йоркскую, еще одна, Катя, заканчивает институт стали и сплавов, программист. Настя -- на химфаке в МГУ, самая младшая Аня (ей 13 лет) -- в школе"... В марте 2015 года (https://zampolit.com/dossier/sidnevviktor-vladimirovich/): "...Самая младшая -- Анна, является призером всероссийской олимпиады школьников по английскому языку, учится в МГИМО на международно-правовом факультете".
  -- Игорь Яковлевич Шипук
   "...Мы с Игорем на территории института практически пересекались очень редко. Но зато встречались регулярно, два раза в неделю, вечером в спортзале школы номер три, где собирались две команды из отчаянных любителей волейбола. Практически все мы, кроме Славы Нестеренко и Вити Цветкова -- классных волейболистов -- "профессиональные любители", как нас назвал Саша Ларкин. Они с женой Верой и еще Татьяна Зверева прекрасно представляли ИЗМИРАН. Играли мы так себе, но азартно. Игроки были из всех институтов и поликлиники, здесь была не только игра, но и общение по многим острейшим политическим вопросам. На наше счастье, у нас было полное совпадение по "основным моментам обустройства государства". Бывало, что все вместе отмечали и юбилейные даты. После волейбольных баталий (вечерами, бродя по улицам) мы с Игорем многое обсуждали из институтских дел, но более того -- наши собственные успехи и неудачи на работе. Игорь был полифизиком -- видимо, его устройство и знания были такими, что он на лету схватывал суть проблемы из любой области, а мои интересы в области физики сверхсильноточного разряда. Его конек -- низкотемпературная "шепчущая" плазма, ламинарная, спокойная, чаще миллиамперная, а у меня до сотни тысяч ампер... разряд рвет и мечет. Но мы его приручали, вгоняли в русло, усмиряли шунтированием, делали скоростную съемку его поведения. Игорь не раз вводил меня в искреннее восхищение, когда проглядывая кадры съемки давал точные прогнозы его поведения... С ним было всегда интересно. Он потрясающе интересно рассказывал исторически документированные притчи... И еще его отличала невозмутимость в острые моменты спора, где бы это ни было, тем более на НТС".
  -- Олег Григорьевич Матвеенко
   Родился 1 января 1934 года. Оренбург. 29 мая 2000 года у Олега "Матвея", нашего друга, жизнь земная завершилась. До этого ему, близко к Новому году, делали операцию... говорят, это было связано с опухолью. Почему-то через месяц у него начала отключаться речь, потом у него очень поздно обнаружили опухоль в голове.
   А 29 мая у него вдруг поднялась температура до 41.5, скорая ехала 3 часа -- Олежка не выдержал. Он был талантливый организатор, поэтому стал начальником очень большого и результативного отдела МГД-энергетики. За всеми результатами последних лет отдела стоял Олег Григорьевич, на котором тяжелым (но интереснейшим!) грузом лежала организация всех экспериментов, их техническое оснащение, выездные сессии с автономными МГД-генераторами, даже помощь в публикации результатов экспериментов... Он отлично разбирался в физике многообразных модельных экспериментов, оснащал установки современной диагностикой.
   Он был великолепным музыкантом -- я не видел его играющим только на арфе. Он был талантливым семьянином -- двое ребят, которых они с женой Зоей родили расчетливо, друг за другом, два внука, которые были с ним рядом многое время. Сухощавое телосложение, крепкие руки... Казалось, он точно переживет нас, хилых. Не судьба. Друзья любили с ним петь. Он спокойно "ходил по голосам", имел абсолютный музыкальный слух. В Снежинске создал небольшой "шестиголосый" ансамбль "Ритм" (Эля Зотова, Таня Борзенко, Юра Колесников...), который успешно выступал на площадках города. Мы с ним пели, встречались по делу и просто так с 1958 года, более 40 лет (только что до меня дошло!). Его день рождения -- 1 января, и после бурной встречи Нового года в ближнем лесу, вечером первого числа мы шли к нему отдыхать от праздника. Это стало традицией наших трех семей (включая Стаса и Шуру Финько).
  -- Зотова (Соболева) Эльвира Антоновна
   Родилась 4 декабря 1933 года в г. Горьком. Отец -- Антон Тимофеевич Соболев, был военнослужащим, мать Нина Николаевна (Багрова) -- домашняя хозяйка. Это было в начале шестидесятых -- в зале клуба "ТЕМП" г. Снежинска выступал вокальный ансамбль "Ритм", которым руководил инженер Олег Матвеенко, уникальный музыкант. Внимание зрителей привлекла невысокого роста молодая симпатичная яркая женщина -- это была Эля -- у нее был не очень сильный, но красивого тембра меццо, она, как и все в ансамбле, азартно исполняла свою партию. Это как раз ее качество -- азартность, в последние годы несколько приглушенная ее референтской работой и ранней болезнью.
   Она окончила в 1958 году МИФИ, в этом же году вышла замуж за сокурсника Сашу Зотова и вместе с ним и дочкой Таней в составе сектора Бориса Константиновича Шембеля уехала на Урал, где работала в лаборатории В. А. Теплякова инженером, а с 1966 года -- МНСом, за это время выпустив две статьи и несколько отчетов. В 1967 году в порядке перевода принята на работу в ФИАЭ в С-62, в группу И. А. Иванова, на установку ЛН-36. То, что ее все, кто знал, любили -- это без сомнений, она была "цементирующим обстоятельством", говорил научный сотрудник и конструктор В. Пресняков. Первое её дело -- определение механических усилий в соленоидальном индуктивном накопителе энергии с помощью тензодатчиков, а также ряд расчетных работ показали, что она "тянет". Также были работы на установке ТИН-1 по программе тета-пинч с лайнером. И это тоже было важным. С 1969 года -- бессменный секретарь НТС. С 1982 года она -- старший инженер. А с 01.10.85 года -- референт зам. директора. Ее дочери -- Ирина и Татьяна -- встали на ноги и определились в жизни, подарив родителям еще троих внучек.
   У нее была мощная общественная жилка, она принимала участие в разных общественных организациях, но более всего ей удалась шефская работа с детьми из детского дома. Там ее очень любили.Уволилась в сентябре 1993 года по состоянию здоровья. В день ее похорон приехали дети из ее детдома и рассказывали о ней много хорошего, горе их было глубоко. Это очень много значит.
  -- Анатолий Васильевич Иванов
   Не очень заметный в целом в массе сотрудников института мастер на все руки, фотограф-оформитель выходного материала для начальства, для выставок, презентаций и т.д. Незаметный для большинства, но любим и почитаем многими из нас. Он не профессио нал в фотографии, не Машков... Но он настоящий художник черно-белой фотографии. Его фотографии поражают своей искренностью, что невозможно реализовать без Мастерства и душевного настроя. Не воспринимал постановочные портреты. Портреты, городские пейзажи, наши просторы -- каждая картина заставляет остановиться и смотреть... Его "фонари Ленинграда", что висели у меня при входе в квартиру, я не мог оставить в квартире Я крикнул клич: "Кто хочет взять!?". Фото забрал достойный человек, ставший очень счастливым. Но более всего я уважал в Толе собеседника -- особенного, застольного... Когда изготовлена картошка по-ивановски, с морковью, и другая закусь... И завязалась беседа под песни и его гитару. Это его основное -- он играл на гитаре не как цыгане, струны не орали. Кстати, пальцы у него толстоватые, и как он не путал струны -- не пойму... Но исполнял чисто и пел. До сих пор слышу его голос. Не менее привлекательное -- он создал великолепные гитары и большую часть подарил настоящим Бардам. Его последним произведением была двенадцатиструнная гитара. Гитарный Страдивари. Великий человек!
   В молодости он был точная копия Джека Лондона, а в старости -- Хемингуэя. Но он был прежде всего сам Анатолий Иванов, с которым и первый, и второй и вообще все, кто с ним встречался почли бы за честь минуты и часы общения с ним. Ибо он был самим собой. Он никогда не становился на цыпочки, ему этого не надо было. И это влекло к нему всех, кто его знал. Казалось -- холостяцкая квартира, гитара, речистый хозяин, простая закусь... Нет. Сам Анатолий Иванов с его далеко не тривиальным характером -- он был основой всех компаний, что собирались у него.

"Анатолий Васильевич Иванов -- ДРУГ, МАСТЕР,

   "дядька-наставник" моего сына Ильи. Большой ХУДОЖНИК\ФОТОГРАФ. Моя совесть от его периодических "подзатыльников" не имела шансов уснуть, так я стал тем, кем стал". (В. Шарков)
  -- Олейников Алексей Григорьевич
   Один из участников создания атомного оружия. Сотрудник КБ-11, сектор 3, участвовавший в разработке спецзарядов. (Атомный проект СССР: документы и материалы. Т. 3. Кн. 2. - 2009, стр. 285). Работал в ТРИНИТИ с незапамятных времен. Лауреат Сталинской премии за участие в атомном проекте.
  -- Колесников Юрий Александрович
   Выпускник МИФИ. Автор: "В общежитии на Зацепе у метро Павелецкое мы жили в одной комнате 215, и нас там было 8 человек, все (кроме Олега Яркового, любимца академика Векслера и Виктора Майорова, будущего доктора наук в области ВВ) -- будущие Курчатовцы (Юрий Кучеряев, Толя Михайловский, Борис Максименко, Юрий
   Колесников, Саша Зотов и автор этой книги) Компания была дружной и время общего жития, протекавшего как в занятиях, так и в общих застольях по любому поводу, пролетело в мгновение... Юра был нашим баянистом, мы все (и наши девушки тоже) пели, тренировались на взаимно-острых юморесках... В общем, как у всех поколений студентов из века в век. Переженились, разъехались и вдруг вновь собрались на территории Филиала ИАЭ. Юра переводом из головного института попал в группу Азизова, сектор Пергамента..."
   Сейчас я займусь компиляцией, если можно так назвать прямое перетаскивание сюда очень доброго текста, составленного креативной парой Алексеем и Таней Юшковыми и семьей Черковцов (Владимир и Нина) к очередному юбилею Юры. Этот текст -- маленькая часть того, что подарили друзья Юры. Все тексты и фотографии собрала в очень удачную книгу "Каким он парнем был" и издала в виде DVD Галина Латышева, жена Юрия.
   Итак, кое-что о Юрии (в тексте написано, дань "моде": "Для служебного пользования"), так что по делу: "...авторы ставили своей целью детально рассмотреть и при необходимости обсудить ... некоторые этапы в жизни и деятельности Ю. А. Колесникова ... Он родился 12 января 1937 года ... Доказательством существования героя нашей статьи являются табличка на входной двери комнаты 407 зд. 37, регулярные его росписи в журнале расхода и выдачи спирта, а также его мысли и суждения, опубликованные в научных журналах ... Герой нашей статьи с детства воспитывал в себе рыцарское отношение к женщине. Он никог да не дергал девочек за косы, не кидался в них снежками ... Тех, кто с нами не согласен, про сим вспомнить ... тот лихорадочный блеск в его глазах, с которым он запихивает вещи в рюкзак, хватает лыжи в охапку и, забыв о жене, коте, работе и членах Дома ученых, мчится туда, где есть горы и снег, стараясь наверстать упущенное в детстве ... Герою нашей публикации никогда медведь на ухо не наступал ... он, никогда не обучавшийся в музыкальной школе и не знающий нотной грамоты, исполняет все, что ваша душа запросит...
   Аспирантура. Ключевые слова: расчет, эксперимент, разряд, дейтерий, скинирование, ударная волна, плазменный фокус, нейтронное и рентгеновское излучение. Наконец в 1968 г., объединив все эти слова, добавив еще кое-что о Z-пинчах, молодой м.н.с. написал на обложке слово "диссертация" и превратился в к.ф-м н. и отправился осваивать еще не вспаханные и поэтому не затоптанные научные земли Подмосковья".
   Алексей Юшков откликнулся на это событие:
   Прибыл в Троицк Юрка,
   Из Ростова урка.
   Это, братцы,полный был ...конец.
   Юрка занимался лазерами твердо
   И за ним следил сам Черковец.
  
   Боря Максименко (ИАЭ) продолжил и заключил:
   Среди лазерщиков Юра,
   Как для жаждущих родник, -
   Очень видная фигура, Хоть и ростом невелик! Продолжай свои свершенья, Не ищи судьбы другой! С юбилейным днем рожденья, Колесо наш дорогой!!!
   Из книги о нем: "...Его не стало 24 мая 2007 года. Он серьезно болел. И все-таки этот уход был оглушительно внезапен и несправедлив, потому что Юра любил жизнь во всем ее многообразии и кипучем борении страстей. "Прерванный полет", -- сказал кто-то во время прощания. И в этом -- правда его характера. Он летел по жизни, напористо вгрызаясь в ее коловорот, с улыбкой, шуткой, жаждой преодоления, готовностью отстаивать до конца то, во что верил, невзирая на авторитеты и начальственные препоны".
  
  -- Евгений Валентинович Грабовский
   "Есть люди в нашей жизни на любой части планеты, которые по-настоящему являются движителями Человечества, выполняя чаще незаметную работу, но в общем в правильном направлении. Это фундменталисты, которые кирпичик к кирпичику кладут здание цивилизации. Есть и были, и дай бог, будут гении, которые в состоянии изменить курс. Это единицы. Но они показывают направление. А я про "фундаменталистов", они пролагают путь...
   Вот я и увидел вдруг двух таких людей. Даже внешне они похожи друг на друга, крупные и симпатичные. Это Женя Грабовский из Троицка, советский одессит, он известный в мировой науке физик, PhD Science, начальник физического отделения с уникальной установкой "Ангара". Другой -- это американец корнями из Германии, а сейчас житель Ньюпорт Ньюс, миллионер, совладелец комплекса аппартаментов St.James Terras, что стоит на берегу реки. Я видел множество его сертификатов, удостоверяющих, что он "менеджер". Его зовут Тинкер, а "ласт нейм" -- White, не могу написать Белый. Он, как и Евгений Грабовский, "Jack of all trades", т.е. парень, который умеет все.
   Оба этих географических антипода очень хорошо ведут дело, великолепно знают до последнего винтика предмет своего управления: Женя свою громадную физическую экспериментальную установку со все физической сущностью, энергетикой, диагностикой и инфраструктурой; Тинкер -- все хозяйство аппартаментов. Если происходит какой-то сбой в налаженном механизме их "подопечных", они сами находят "заболевание" и могут сами его вылечить. Обывателю проще понять ситуацию с аппартаментами, то есть с жильем -- это канализация, вода, телефон, тепло... На физустановке все более сложно, потому что само оборудование уникально, штучной работы. Но от этого суть не меняется. Имеется своя энергетика, свои приборы, своя "канализация", очистка воды и т.д. И одессит, и ньюпортньюсовец всегда находят решение проблемы. И жизнь, и работа их подопечных продолжается: "Ангара" дает превосходные научные результаты, а у Тинкера жильцы продолжают спокойно жить-поживать...
   И еще раз скажу: где бы ни жили такие люди, какой бы они ни были национальности -- они родные по кровной заинтересованности в выполнении своего дела. Именно такие люди, а имя им легион, то есть их много, продолжают движение Землян... Я думал о том, что эти двое мне очень интересны и дороги.
   "4 сентября 2000 года. Евгений Грабовский, начальник "Ангары" отмечает сегодня 50 лет". Утром я узнал об этом и написал ему открытку:
   Дорогой Женя!
   "Шар земной, как древние учили,
   Он покоится на трех слонах великих, Что стоят на мудрой черепахе,
   Плавающей бодро в океане чистой
   деионизованной воды...
   Кто из них Грабовский - я не знаю.
   Знаю только - он из тех,
   Кто держит на своих плечах чего-то.
   Может, "Ангару", а может, больше.
   Может же он все, мы знаем это. Надо, чтобы он, Грабовский Женя,
   Был здоров и не терял бы веса, Потому что крупный он ученый.
   Все писал я с искренней любовью
   Из страны, где знают люди Женю".
  
  -- Вячеслав Михайлович Нестеренко
   (Очень правильный любитель бани). Мужчину можно любить. По-братски. В нашей байдарочной команде (Слава Нестеренко, Володя Шошин, Витя Кочерыгин, Юра Медведев, Лев Колесов, Нарик Ахмеров) он был "авторитетом", не то чтобы непререкаемым, а просто любимым. Он заботился о подготовке похода, раздавал задания, нагрузки на рюкзак и, что главное, в походе прежде всего он проглядывал прохождение маршрута и раскладку лагеря, где каждый знал свое назначение и выполнял без заминки и, я бы сказал, профессионально. Это все от него, от Влада. И отношение к жизни -- во многом от него. Он из той когорты неброских, но результативных инженеров-физиков, которые с душой относились к работе. Государственная премия Украины -- это приятный, но внешний показатель. Главное -- в нем самом, он "стержневой", -- сказал как-то Володя Шошин, наш бессменный кок.
  -- Виктор Федорович Шарков
   "12 июля 2020 ушёл из жизни Виктор Фёдорович Шарков. Среди большого количества проявлений его многогранного таланта отметим скромный памятник МНС в Троицке. А 26 июля ему исполнилось бы 74 года. Чтобы вспомнить одного из самых ярких, неоднозначных и талантливых людей, живших в Троицке, его друзья и коллеги собрались в Доме учёных. ""Мы работали вместе в одной лаборатории 15 лет, -- рассказывает Владимир Конах. -- Я получил первый киловатт мощности, но в кратковременном режиме, на роторном двигателе, а он свои знаменитые большие ёмкости поставил и увеличил мощность на много порядков, за что был награжден премией ИАЭ им. Курчатова... Я начал ему помогать в быту, -- добавляет Конох. -- Немножко горжусь, что помог ему высвободить время, и он успел напечатать новую книжку..." ... "Мне рассказывали, что в своё время, когда ушёл Велихов, Виктор мог стать дирек тором ФИАЭ, рассматривали несколько кандидатур, и его -- в том числе, -- вспоминает глава Троицка Владимир Дудочкин. -- Я к нему всегда относился серьёзно, -- подчеркнул Дудочкин. -- У Вити была оригинальная точка зрения вообще на всё! Этим он и подкупал..." ... "Фантастический, бесконечный, нераскрытый, он останется человеком-загадкой, и запомним мы его таким -- с улыбкой", -- сказал бард и художник Максим
   Пушков". (Владимир Миловидов)
   "Благодарность Выдающемуся человеку! Пусть взойдет Звезда Виктора Шаркова и светлая память... В порядке эпитафии: "Я был счастлив, ибо мне хватило ума так глупо прожить свою жизнь"". Ира По...
   "Пусть земля ему будет пухом!!! Работал и охранял гос тайну, но эти, чью тайну охранял, даже не приехали почтить память". Д. Та...
   Альбом портретов от Виктора Шаркова:
   ("Субъективный взгляд В. Шаркова, в те далёкие годы рядового мнс" /Шарков/ )
  -- А. Ф. Витшас
   Великий экспериментатор при прекрасной теоретической подготовке, грамотный физик. Один из создателей Л1, Ц2ГР, ПМ1 и СО2-лазеров, но научная карьера не заладилась. Был уволен из ФИАЭ Велиховым "по личным причинам" -- это прискорбное событие повлияло на судьбы многих сотрудников. Но в любом случае надо признать, что институт потерял одного из группы ярких лидеров.
  
  -- Владимир Баранов
   Напротив, сделал большую карьеру, стал член-корреспондентом АН СССР. Люди из его команды (Д. Малюта, В. Борисов и многие другие) всегда высоко держали планку профессионализма и научной нравственности, в науке работали не громко и успешно.
  -- Дим Димыч Малюта
   Настоящий брутальный физтеховец; высокопрофессиональный физик -- упёртый и самодостаточный. Его, редкий случай, любили все. Он не дипломат абсолютно, пофигист по отношению к начальству и всякой политике. Исповедует изоля циолизм в политике всех уровней.
  -- Борис Аркадьевич Тихонов
   Из старой гвардии Средмаша. Специалисты его профиля были остро дефицитны в ФИАЭ. Огромную ценность имели знания Б. А. по газодинамике, с их помощью серьёзно повышался уровень газодинамической культуры экспериментов на десятках установок. Именно он указал мне на уникальную возможность применить особую насадку на компрессор, с помощью которого позднее был создан эффективный "гравитационный вакуумный насос" (ГВН) для мощного технологического лазера МЛТК-50. Недавно он ушёл из жизни -- это заставляет ещё и ещё раз переосмыслить вклад Б. А. Тихонова в реализацию многих проектов института и, главное, не забывать его доброе и созидательное влияние на становление молодых учёных.
  -- Володя Шулаков ("Шулак")
   Он народный самородок, его базовая специальность термоэлектричество. В Сухумском Физтехе он (внимание!!) работал физиком-теоретиком. Это не байка, правда. Его директор Ираклий Гвердцители любил рассказывать, как Володя однажды обосновал свой очередной прогул: "Как настоящий теоретик, я на домашнем диване думал о нау ке". После такого заявления Шулакова сослали в КБ. Там он ожидал судьбоносной встречи с Велиховым и дождался на радость многим и многим. Человек, безграничный лидерский талант которого ярко засверкал в эпоху развития "лазерного цунами": он за пару лет создал Кооперацию предприятий, построивших некоторое количество мощных лазеров. Начальником Володя был эффективным, не деспотом, он скорее кавказский тамада, люди в его командах чувствовали себя счастливыми и работали в радость. Володя реально спас мне жизнь в 1986 году, лично на своём авто из Крыма отвёз в московскую клинику после прободнения моей язвы. Он мчался как Шумахер и успел довезти меня живым. Володи нет в живых, светлая ему память.
   Стас Горячев
   Друг, наставник по жизни и инженерии. Главный (!!) инженер ФИАЭ вдруг вошёл в нашу маленькую команду начальником стенда Ц2. Мы разные, но "одной крови". Создали за полгода в 20 здании на первом этаже уникальный многофункциональный стенд Ц2, по сути, это аэродинамическая труба, работавшая в импульсном режиме. В лице Горячева мы имели и собственное конструкторское бюро, и отдел технологов, эксперта и политика и, что не менее важно, театрала и философа. Мудрый Стас организовал дружную работу команды физиков, инженеров и лаборантов 6-8 разрядов: я из МИФИ, А. Новосёлов из МГУ, А. Пустогаров (МФТИ).
   Всё бывало: удачи, рекорды и огорчения. Но провалов не помню. Цикл от идеи до результата -- пара месяцев вместо типичных 2-3 лет. Работали автономно, дорожили репутацией... Без С. Б. Горячева ничего бы не удалось.
  -- М. И. Пергамент
   Высокий МАСТЕР, из тех, при котором не "выйдешь к столу с немытыми руками", метит "свою территорию компетенции, тут жуликам нет места"; но в "чужих краях" излишне толерантен; его замечательные монографии имеют два недостатка: малый тираж и отсутствие перчинки (они пресноваты).
  -- Неджеф Саркаров
   Честный профессионал, генетически осторожен с начальством и "незнакомцами в штатском"; он из тех, "кто не даёт интервью", но может быть добрым другом.
  -- В. М. Шашков
   Космического масштаба талант -- красный диплом МФТИ, многого добился в науке, его уважали коллеги и боялись малокомпетентные "учёные". Однако он реализовал не более 5% своего потенциала и не только из-за колючего характера.
  -- Валера Наумов
   Привёл меня в "Магнитку" осенью 1969 года, вечное спасибо ему и вечная память; он создал первый мощный СО2-лазер (!!); множество хорошо и точно выполненных поручений сверху, особенно от теоретиков; всегда скромно работал на нужный начальству результат без катаклизмов и подвигов.
  
  -- Константин Иванович Дмитриев
   Инженер-физик, Созидатель от Бога, человек "сказал -- сделал". Велихов очень верил своему другу и доверил главную свою "гигантскую пирамиду" ПМ-2. Костя её построил и научил работать. Хочу просто пожелать здоровья: живи долго, Костя!
  -- Володя Борисов
   (МИФИ). Работал по своему научному направлению, сохранил истинную науку в лаборатории и человеческие качества в душе. Большой талант во всём, например, в искренней яркой живописи. Посадил сад, построил большой, красивый дом удивительной архитектуры и вырастил достойных сыновей -- что ещё пожелать человеку?! Как все из "гвардии В. Баранова" -- изоляциолист и пофигист в политике.
  -- Гена Абросимов
   Мой учитель в юстировке лазеров и оптической культуре, пришёл с кафедры оптики МГУ. Был добрым настоящим товарищем, ничего негативного о Гене не знаю -- он "сгорел на работе", как метеорит в небе. И в этом качестве оставил след в моей душе. Инфаркт его случился у меня на руках, на стенде Ц2. Гену "залечили" в больнице на Арбате.
  -- Глава 26. ТРИНИТИ и ТРОИЦК
   Е. П. Полулях (частное мнение): "Полагаю, что Троицк рождался стихийно, как продукт экспансии советской науки, подобно новосибирскому академгородку, и во многом благодаря инициативам Е. П. Велихова в исследовании УТС с использованием оборонных средств... Ты же помнишь, как мы рисовали к открытию ДУ огромный плакат с будущим Академгороком, где все НИИ были сконцетрированы вокруг Токамака, и идеологом выступал ЕП. (Будущее оказалось много лучше -- потрясающий набор физинститутов). В одной из бесед, когда я привез В. Д. Рузина к нему на предмет директорства (В. Рузина) в ДУ, Евгений Павлович сказал, что наш город рождается вопреки и независимо от госпрограмм и планов, в силу пассинарности людей, собравшихся в нем ради интереса к науке".
   ТРИНИТИ привнес в город кроме строительства жилья и некоторых зданий, а также существенного совершенствования инфраструктуры города (энергия, газ, вода) не менее ценное, а именно: НИЦТЛ АН, (Е. Велихов, Г. Абилсиитов); Дом Ученых (Е. Велихов +); образовательный центр -- Филиал МИФИ (Е. Велихов, В. Письменный); "Байтик" (В. Письменный, В. Дудочкин, Т. Кузькина до 2014 года); Культурный центр КТЦ ТРИНИТИ (В. Письменный, И. Карелова); клуб "Магнит" (В. Сиднев, А. Красильников, К. Рязанов и др.); школьное общество испытателей природы ШОИП (В. Алексеев); спортивные секции (А. Борисов -- хоккей, А. Калинин -- городская детская секция моделирования), а также лучшие людские кадры - мэр города Виктор Сиднев, мэр города Владимир Дудочкин и заметное число сотрудников департаментов, работавших непосредственно на город:
   Плодухин Андрей Юрьевич. Заместитель директора ИСАН, директор Троицкого телевидения. В 1981 г. по распределению приехал в Троицк, работал в ФИАЭ им. И. В. Курчатова. В 1995-1996 гг. -- депутат городского Совета, один из разработчиков Устава г. Троицка.
   Хаустова Елена Александровна. С 1981 года -- житель города Троицка, инженер отдела кадров "ТРИНИТИ". С 2002 года -- начальник Пенсионного отдела города Троицка, в последние годы -- начальник отдела жилищных субсидий по Троицкому АО. Награждена медалью "В память 850-летия Москвы". Замужем. Имеет дочь.
   Васеленок Александр Алексеевич. Начальник лаборатории ТРИНИТИ. С 1975 года в Троицке. В настоящее время -- начальник лаборатории ТРИНИТИ. Лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники за 1997 год. Инициатор издания сборника троицких поэтов "Литературный Троицк" и книги воспоминаний ветеранов "Память сердца". Один из организаторов Троицкого телевидения и полиграфического предприятия "Тровант". Первый президент футбольного клуба "Троицк". Жена, Диканова Н. И. -- преподаватель лицея г. Троицка. Дочь Ольга -- студентка.
   Трейгер Евгений Михайлович. С 1973 г. по 1991 г. работал в Филиале Института атомной энергии им. Курчатова в г. Троицке: инженер, начальник группы, научный сотрудник. В 1993-1997 гг. -- председатель правления КБ "Росэкспортбанк". С 2002 г. по настоящее время -- ректор Международной академии оценки и консалтинга. Две дочери. Обе закончили Финансовую академию.
   Кулюхина Ольга Альбертовна. В 1978 году окончила Московский станкоинструментальный техникум и в этом же году поступила на работу в Вычислительный центр Института им. И. В. Курчатова в г. Троицке. С 1990 по 1997 г. занималась общественной деятельностью в Международной организации People to People, помогая больным и малоимущим жителям г. Троицка. Работает в больнице РАН (г. Троицк) с 1994 г. Замужем, дети: сын Дмитрий 1975 года рождения и Павел 1985 года рождения.
   Борисов Анатолий Петрович: "Сегодня (5 февраля 2021) Анатолию Петровичу исполнилось 90 лет! Всю свою жизнь он посвятил воспитанию подрастающего поколения, а также развитию детско-юношеского хоккея. Поздравляю с важной датой, с большим юбилеем, с возрастом мудрости и гордости..." (В. Дудочкин)
   И еще многие другие. "...Недавно слушал рассказ одной почтенной жительницы города о том, как при строи тельстве новых микрорайонов они старались спасать деревья, как директор ФИАЭ Письменный специально выделял технику и средства на их пересадку, и теперь они растут близ Сиреневого и по прежнему украшают город...". Володя Миловидов/июнь 2021
   (НИЦТЛ АН -- ИПЛИТ РАН) [100]
   В 1970-80 гг. в стране развиваются работы по применению лазеров, поэтому Правительство в 1979 г. приняло постановление о развитии работ по созданию технологических лазеров и освоению лазерной технологии. Подготовка постановления велась под руководством вице-президента АН СССР академика Е. П. Велихова. Этим же постановлением для координации работ в стране были приняты решения об организации Междуведомственного научно-технического совета по проблемам лазерной технологии (ГКНТ и Академия наук) и о создании Научно-исследовательского центра по технологическим лазерам (НИЦТЛ АН). Решением Президиума АН СССР директором НИЦТЛ АН был назначен Г. Абильсиитов, в то время работавший заместителем директора Филиала ИАЭ, его заместителем по научной работе был назначен профессор В. С. Голубев, в то время возглавлявший отдел газовых лазеров ФИАЭ. Был создан научно-технический совет Центра. Помимо сотрудников Центра (Г. А. Абильсиитов, В. С. Голубев, С. Ф. Литвиненко, В. А. Агейкин, В. Г. Низьев и Ю. А. Егоров) в его состав вошли: В. С. Летохов (ИСАН), Ф. В. Лебедев и Л. Колесов (ФИАЭ), В. Т. Карпухин (ИВТАН), А. Г. Григорьянц (МВТУ), В. М. Андрияхин (ЗИЛ). В 1998 году осуществлена реорганизация НИЦТЛ АН с изменением его названия на ИПЛИТ РАН -- Институт Проблем Лазерных и Информационных Технологий РАН.
   ДОМ УЧЕНЫХ. Создан по инициативе Е. П. Велихова в 1968 году (решение об организации Дома учёных в Научном центре АН СССР в Красной Пахре принято 4 октября 1968 года. Распоряжение Президиума АН СССР N37-1291). Е. П. Велихов стал первым Председателем Совета Дома учёных. Первый директор Дома учёных -- Рэм Муртазович Гехт. Для того чтобы стать членом Дома Ученых, надо было сделать что-то полезное, внести какой-то вклад в деятельность Дома. Так, один из "ранних" членов Дома ученых по заданию Велихова организовал изготовление портретов великих физиков, барельефы на листовой меди -- Л. Ландау, А. Иоффе, Л. Мандельштама и П. Капицы. Эти прекрасные произведения создал скульптор Апресян, и они украшали зал здания ДУ на 41м километре.

"Какой у нас чудесный дом,

В котором мы встречаемся.

Здесь не едим мы и не пьем,

А только, разрази нас гром,

Культурой насыщаемся.

Виват Алиханов,

Спасибо Насибов,

Ура вам, Стаханов,

Здоров будь, Шипук!

Совет всемогущий

К слиянью ведущий

Культуры, искусства

И разных наук".

(доска объявлений ДУ,

автор неизвестен)

   В 1970-1980-е годы Дом учёных был основным центром культурной жизни города, в нем читали лекции Натан Эйдельман (Пушкин, декабристы, история России и пр.), Григорий Померанц (история философии, религии, эстетики), Наталья Крымова (история театра), Владимир Лакшин (изящная словесность), Сергей Аверинцев (раннехристианская философия и Древняя Греция).
   Состоялись концерты бардов Владимира Высоцкого, Булата Окуджавы, Сергея и Татьяны Никитиных, выступления поэтов и писателей Беллы Ахмадулиной, Евгения Евтушенко, Фазиля Искандера, Михаила Жванецкого, Григория Горина, артистов Любови Орловой, Сергея Юрского, Армена Джигарханяна, Михаила Козакова, Льва Дурова...
   В зале ДУ выставлялись картины художников, в том числе участников "Бульдозерной выставки" -- О. Рабина, Краснопевцева и других. Устраивались Дни физика, работали Клуб интересных встреч, Клуб любителей кино "Фокус", который создал Евгений Полулях и куда на встречу с тройчанами приезжали В. Шукшин с "Калиной красной", А. Тарковский с "Солярисом".
   О работе Клуба любителей кино вспоминает Евгений Павлович Полулях. "Так случилось, что создание условий для общения работников науки и искусства и обсуждения общих проблем современности. Членом клуба мог стать любой горожанин, разделяющий наши идеи. Так и появился на свет Клуб Друзей Кино "Фокус", что означало место концент рации интересов жителей Троицка. Все мероприятия клуба прорабатывались очень тщательно и вскоре стали весьма популярны не только в нашем городке, но и в Москве. К нам охотно приезжали не только маститые мастера кино, но и начинающие. Были установлены дружеские отношения со ВГИКом: показ и обсуждение курсовых и дипломных работ. Известный ныне оператор Гриша Беленький, будучи студентом, снял исторический материал о новогоднем открытии ДУ 1970 г. Большую просветительскую работу провело Бюро пропаганды киноискусства: Виталий Волков об истории немого кино и Володя Иванов об истории западного кино. Частым гостем клуба бывал и руководитель "Госфильмофонда". А. Дмитриев, знакомивший нас с мировыми шедеврами, недоступными широкому прокату. Со своми работами нас знакомили и киностудии: "Центральная студия документальных фильмов", "Центрнаучфильм", "Киевнаучфильм", "Грузия-" и "Киргиз-" фильмы.
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
   0x01 graphic
  
   Веселое представление устроили В. Котеночкин и А. Папанов от "Союзмультфильма". Жаркие обсуждения проходили после просмотров новых фильмов Андрея Тарковского ("Солярис" и "Зеркало") и Василия Шукшина ("Печки-лавочки"). Каждый раз у них возникало желание приехать и доспорить. Нашими гостями были и соседи из дачного поселка СП: Ю. Нагибин, И. Рязанов, Ю. Трифонов, А. Стругацкий, Э. Володарский и др. Их пожелания с автографами активно собирала Таня Степанова в Книге памяти ДУ.
   Кроме городских мероприятий мы часто устраивали поездки на просмотры и обсуждения в другие москов ские киноклубы и на московский кинофестиваль. Неоценимую помощь в организации транспорта для всех наших мероприятий оказывала дирекция ФИАЭ и лично мой тезка Евгений Павлович Велихов.
   Мне кажется, деятельность нашего Клуба Друзей Кино "Фокус" останется одной из наиболее ярких страниц в истории г. Троицка".
   Рассказ о жизни Дома Ученых в середине прошлого века скоро продолжит Виктор Шарков в разделе "День Физика".
   "Сегодня Дом ученых, как и в былые времена, является центром культуры, досуга и творческого поиска для всех жителей Троицка. Еще раз поздравляю с юбилеем, с 50-летием отменной работы, высокой репутации и достойного успеха!" Мэр города Троицк, бывший сотрудник ТРИНИТИ В. Дудочкин, ноябрь 2018 г.
   Байтик. 1985 год -- в декабре ФИАЭ им. И. В. Курчатова принимает в эксплуатацию помещения в доме на Сиреневом бульваре, ныне известные как "Байтик-1".
   Компьютерный центр "Байтик" был образован в 1986 году. "Инструкция по правилам технической эксплу атации компьютерной техники учебно-производственного центра информатики и профориентации" была утверждена главным инженером ФИАЭ им. И. В. Курчатова -- Д. Н. Соболенко -- 23 октября 1986 г. Учредителями его стали академики А. П. Александров и Е. П. Велихов, член-корр. РАН В. Д. Письменный, экономист и политик Г. А. Явлинский и некоторые сотрудники "Байтика". Свое "уменьшительно-ласкательное" название "Байтик" (идея В. Письменного -- по его словам) получил от слова "байт" -- единицы измерения информации. "Байтик" возник с учебного класса на базе персональных компьютеров "Ямаха" и с небольшого класса на базе CМ-4 -- это аналог PDP-11. Появляется вывеска "Центр информатики и профориен тации школьников Троицка ФИАЭ им. И. В. Курчатова". В 1993 г. "Байтик" получил статус юридического лица как общественная организация с организационно-правовой формой "фонд". В 1986 году начались первые занятия с детьми на компьютерах "Ямаха"; а учениками стали дети сотрудников ТРИНИТИ. Учить могли тому, что знали хорошо сами -- программированию, в частности, языку Бейсик.
   Через некоторое время мы пронаблюдали, как наши дети осваивают те или иные вещи в области программирования, и пришли к выводу, что не всем детям интересна именно эта область применения компьютерной техники. И мы начали искать пути, чтобы показать детям, как компьютеры можно использовать в различных областях. Таким образом, у нас через год после "Байтика-1" появляется "Байтик-2", а потом "Байтик-3", и в 1991 году -- "Байтик-4". Каждый из "Байтиков" имел свою направленность: "Байтик-2" -- физическую, дети там занимались в реальной физической лаборатории и проводились физэксперименты. "Байтик-3" стал экологическим, одним из проектов там стало изучение качества воды в Троицке. "Байтик-4" (в микрорайоне "В") решено было сделать информационно-художественным (из выступления В. Дудочкина [101]). Вот там и зародилась детская газета COMP CAMP -- "Комп-Кэмп". Статьи, рисунки, фото, верстку делали ребята во главе с идеологом газеты Константином Рязановым.
   В середине 80-х годов академик РАН Е. П. Велихов вместе с президентом СССР М. С. Горбачёвым побывал в Калифорнии и по приезде предложил директору ФИАЭ В. Д. Письменному принять участие в программе школьных обменов "Дети -- творцы ХХI века". Татьяне Петровне Кузькиной было предложено стать одним из организаторов первого обмена между Троиц ком и американским Оклендом. Так в 1987 году, по её собственному признанию, жизнь её кардинально поменялась.
   Татьяна Петровна Кузькина: "В 1976 году закончила МВТУ им. Н. Э. Баумана и в апреле была распределена в ФИАЭ им. И. В. Курчатова в Конструкторское бюро. Специальность "инженер-механик автоматизированных пусковых установок" в МГТУ им. Баумана была выбрана потому, что там, по словам уже учившихся студентов, было "больше всего математики". Профессиональная деятельность с 1988 года связана с "Байтиком": с 1994 года -- исполнительный директор Фонда новых технологий в образовании "Байтик".
   Татьяна -- дочь офицера, её родители часто меняли место жительства, и в детские годы понятие малой родины простиралось для неё на всю страну. Поэтому именно Троицк, в котором Татьяна Петровна живёт и трудится уже более 40 лет, где выросли её дети, стал для неё по-настоящему родным, любимым, "лучшим городом мира с замечательными жителями".
   Первый советско-американский компьютерный лагерь, давший начало международным образовательным обменам, был проведён на базе центра "Байтик" в июле-августе 1988 года. И в период 1988-1995 гг. более 400 российских и американских школьников приняли участие в этой программе. По обмену ездили и учителя. С 1990 г. на базе Байтика при участии Министерства образования и науки РФ, Института ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании и Computer Using Educators, Inc (USA) стали проводиться международные конференции-выставки "Применение новых технологий в образовании", собирающие на своей площадке несколько сотен педагогов и специалистов в области информационных технологий из разных городов России и стран зарубежья. С 1992 года по 2000 год "Байтик" стал местом проведения Всероссийских олимпиад по информатике, что послужило толчком к организации летнего компьютерного лагеря для одаренных детей (в области программирования) Московской области. За годы своего существования "Байтик" провел шесть Всероссийских олимпиад по информатике, 4 Всероссийские олимпиады по астрономии, двадцать две олимпиады Московской области по информатике. Работа по организации обменов, олимпиад, конференций была разноплановой, хлопот ливой, ответственной, но очень интересной. Общение с увлечёнными компьютерными технологиями энтузиас тами из городов России и США получилось очень душевным, богатым на открытия и новые знания. "Очень хорошо помню эти обмены. В один из первых приездов американцы привезли в подарок компьютерную "мышь". В те времена это было что-то из области фантастики. И приезжали они к нам с долей страха, даже еду с собой привозили. Столько страстей им там рассказывали про СССР. А уезжали со слезами на глазах, обретя отличных друзей в Советском Союзе"". /
   Елена Безгина/
   Все "Байтики" до 1993 года содержал ФИАЭ им. И. В. Курчатова (ТРИНИТИ), сотрудники троицких институтов преподавали школьникам в свободное от основной работы время.
   Владимир Евгеньевич Дудочкин. С 1993 по 1994 год -- исполнительный директор Фонда новых технологий в образовании "Байтик". Родился 16 ноября 1963 года в городе Златоуст-36 (сегодня Трёхгорный) Челябинской области. В 1986 году окончил обучение на факультете технической кибернетики Ленинградского политехнического института имени М. И. Калинина по специальности "Автоматизированные системы управления". Начал трудовой путь в 1986 году с должности инженера лаборатории АСУ Филиала ИАЭ имени И. В. Курчатова. 1992 год -- начальник группы информатики отдела вычислительных систем (ОВС) в ФИАЭ. Ответственый от ФИАЭ за проведение международной конференции по информатике на базе "Байтика". Занимался организацией дополнительного образования в области компьютерных технологий. Живёт в Троицке с 1986 года. Женат, имеет дочь. С 2011 года -- мэр города Троицка.
   С 1 сентября 2015 г. по 1 апреля 2021 директором "Байтика" была Мария Григоренко. Ей было предложено стать директором, когда Татьяна Кузькина решила уйти на пенсию. Т. Кузькина: "Она -- молодец, очень многое сделала и продлила жизнь Байтика". В. Миловидов ("Городской ритм", 7/03/2021): "В "Байтике" на Сиреневом сегодня открылся молодёжный IT-коворкинг, где школьники попробуют применить знания на практике -- выполнять заказы по созданию сайтов, написанию программ, 3D-моделированию, 3D- и обычной печати. Чтобы продемонстрировать, чем они могу заниматься, ребята подготовили всем подарки -- календарики и ручку затейливой формы, напечатанную на 3D-принтере. На глазах формируется команда. Поздравляю Марию Григоренко и всю команду "Байтика" с новой интересной затеей!"
   Далее к работе приступила Елена Киревнина, и вот 1 июля после многих лет работы ее обращение к общественности: "Все! Свободу попугаям! Конференция проведена, дела завершены, хвостов не оставлено. Ухожу в свободное плавание. Черт возьми, я все для этого сделала!"
   Владимир Дудочкин: "Спасибо большое, Елена Ивановна, за многолетнюю работу!!"
   Елена Киревнина: "Две пользы можно извлечь из этой конференции. На секции по программированию фактически на самом высоком уровне обсуждалось современное состояние дел в языках программирования (Яндекс, школа Шедова, профессор Кондаков, Иннополис). Это было круто и можно сделать большую статью, Троицк сыграл свою роль. И на детской конференции многие проекты были очень хорошо поданы. Можно нарезать минисериал минут по 20 по тематике наукограда и запустить на нашем ТВ. У жителей настроение и ощущение жизни в научном центре явно поднимется".
   К нынешнему времени в "живых" остались два Байтика ("Байтик-1" и "Байтик-4"), которые теперь объединены одним названием "Фонд новых технологий в образовании "БАЙТИК"" и работают по единой программе в различных направлениях IT-технологий: программирование на различных языках, прикладные пользовательские программы, робототехника, web-дизайн, компьютерная графика, 3D-моделирование, информационные технологии в бухгалтерии, компьютерный шахматный кружок, прототипирование.
   В этом 2021 году старейший образовательный центр Троицка отпразднует 35-летний юбилей.
   За заслуги в области информационных образовательных технологий Фонд "БАЙТИК" получил общественное признание -- его именем названа звезда в созвездии Змееносца.
   Выставочный зал, Троицкий Центр Культуры и Творчества (ТЦКТ). В самом центре Троицка, на площади Сиреневого бульвара стоит здание, культурное учреждение с замысловатым названием -- Выставочный зал КТЦ ПК ТРИНИТИ. Более 30 лет в нём проходят выставки, концерты, спектакли, конференции, работают студии для детей и взрослых... В середине 1980х в Троицке уже были культурные учреждения: Дом учёных, располагавшийся в зданиях нынешних ТЦКТ и Центра "МоСТ", клуб камвольной фабрики... Но "... Дом учёных принадлежал Академии наук, а ФИАЭ (нынешний ТРИНИТИ) был в ведомстве Минсредмаша. Удачный момент для создания своего клуба наступил в 1986 году. Помогла Горбачёвская антиалкогольная кампания. Виктор Сиднев и Анатолий Красильников выступили с идеей профклуба, в котором можно развивать культуру и бороться за трезвость. Как сказал директор института Вячеслав Письменный на праздновании 20-летия Выставочного зала, его, этого зала, "кубик" можно считать младшим братом куба 220-го здания ТСП (токамака с сильным полем), поскольку профклуб был построен на те же средства, что и токамак. (Как и пол-Троицка, утверждают краеведы, но это уже другая история)... Причудливая конструкция зала и книжника и впрямь смотрится как нечто, задуманное физиками в пространстве более трёх измерений. Трудился над архитектурным решением коллектив ГИПРОНИИ, возглавлял его тогда Владимир Банит... Высокие потолки, создающие ощущение воздуха и простора, -- такие, что можно разместить хоть огромный гобелен. Первой выставкой стали работы архитекторов, создававших зал".
   Одними вернисажами жизнь не ограничивалась. "Был профсоюзный клуб "Магнит", -- вспоминает Константин Рязанов. -- Марина Познянская занимаась выставками, Алексей Петров из группы "Игра" -- роком, Игорь Марченко -- брейк-дансом. Заведующей проф-клубом стала Елена Федоренко, а Виктор Сиднев -- общественным президентом".
   "...Осенью 1986 г. я шел по ул. Лесной, а навстречу мне Виктор Сиднев. Витя рассказал, что он вступил в должность общественного президента профклуба ФИАЭ "Магнит" (ныне пока еще известного как КТЦ ПК ТРИНИТИ, но скоро это изменят) и предложил мне возглавить секцию авторской песни (тогда это чаще звалось "КСП"), на что я согласился. Первым нашим делом стал концерт В. Егорова. Помню, как я Сиднева "поставил в тупик" (его фраза) вопросом: "А где люди будут раздеваться?", т.к. вестибюль Выставочного зала был еще девственно пуст, вешалок не было. Но Витя попросил, а Володя Молибога мигом сколотил из досок высокие козлы с набитыми гвоздями вместо крючков" /ТрВ от 1 октября 2019 года/. А в сентябре 1987-го с большим успехом выступали Иващенко и Васильев. Летом 1988-го в Выставочном зале появились невиданные гости -- американские школьники. Встречали их всем городом: был и директор ФИАЭ Вячеслав Письменный, и главный инициатор обменов академик Евгений Велихов. Пару лет спустя здесь принимали первую байтиковскую конференцию, на которой советские и американские учителя обменивались опытом по применению компьютеров в образовании.
   После Елены Федоренко директором стала Марина Познянская, а в 1989 году -- Ирина Карелова. Она руководила КТЦ до 2015 года. Конец перестройки, распад Союза, ведомственный соцкультбыт передавался городу, а "сайд-проекты", такие как "Байтик", отправлялись в свободное плавание. Здание с Выставочным залом и книжником этой участи избежало: институт -- режимный объект, где проводить конференции с открытым доступом? Только в Выставочном зале. А Кареловой пришлось заботиться не только о программе выставок -- обо всём, вплоть до протекающей крыши и замены ламп под потолком. Нужно было добиться окупаемости, выход -- платные кружки. Что нужно детям и взрослым, какой запрос на образование актуален, как найти специалистов? Создавались курсы подготовки к школе, иностранных языков, дизайна, фотографии, танцев... Но в центре остаётся художественное направление. Для детей работает изостудия "Карандаш" Галины Цветковой, взрослые ходят заниматься к Александру Назарову, преподающему здесь с января 1997 года. За 20 лет "Школу Назарова" прошли порядка 500 человек! Свои курсы ведёт его ученик и коллега Андрей Ликучёв. Взрослая изостудия была создана в КТЦ ТРИНИТИ в 1997 году по инициативе Ирины Кареловой. Тогда, почти 18 лет назад, она обратилась с идеей организовать группу для сотрудников института к известному в Троицке художнику Александру Назарову. "Наработки у меня были, -- вспоминает Назаров, -- собралась группа, человек двенадцать. Первое занятие состоялось 15 января 1997 года". На вопрос художника, какой будет студия: учебной, творческой, или чем-то средним, участники дружно ответили: "Будем учиться". С годами появилась и арт-студия -- для тех, кто закончил обучение, но хочет продолжать развиваться творчески. Сейчас уже более тысячи троичан закончили обучение в знаменитой на весь город изостудии.
   Отличаются ли научные работники от обычных учеников? "Конечно", -- отвечает Александр Назаров. По его словам, помимо художественных данных, одарённости у них есть ещё особая трудоспособность, учёная хватка, умение анализировать и экспериментировать.
   Из музыки в зале чаще всего звучит классика. "Сколько себя помню, я в этом зале играю, сама и с учениками, -- рассказывает педагог Троицкой ДШИ Елена Степанова. -- Есть ощущение музыкальной гостиной, концерта-беседы. Здесь благодатная акустика из-за высоких потолков, а картины на стенах создают поэтичность". А какие только мэтры сюда не приезжали, -- и российские, и заграничные! Самый, наверное, эмоциональный момент -- фотовыставка Юрия Роста, посвящённая Андрею Дмитриевичу Сахарову. На неё приехала вдова академика Елена Боннер. Должны были играть музыканты, и Ирина Карелова разузнала заранее о вкусах гостьи. Сказали, что ей нравится Адажио Альбинони. И на вернисаже на глазах у Елены Бонэр были слёзы -- она впервые услышала любимое произведение живьём. Те 25 лет, которые директором была Карелова, можно назвать золотым веком зала. А серебряный -- два года, с 2015-го по 2017-й, когда его возглавляла Татьяна Сухопарова. Скучных, "проходных" выставок при ней просто не было. ...Последние полтора года художественной программой занимается председатель профкома ТРИНИТИ Александр Голубев, выручают художники-"назаровцы" и "ликучёвцы". Выставочный зал продолжает работать. Каждый месяц -- вернисаж. "Для Троицка, города, где культурная жизнь кипит, потерять этот зал было бы просто непростительно, -- считает Александр Назаров. -- Он имеет огромные традиции, именно здесь можно показать творческие возможности города. Этот зал должен жить". (В. Миловидов, "Городской ритм")
   Ирина Карелова о себе и зале: "Я пришла в профклуб ФИАЭ в феврале 1989 года. Это время -- самое начало американских обменов. Я окончила Иститут культуры по специализации режиссёр массовые зрелищ. В 1983 году переехала в Троицк. Когда подросла дочка, стала искать работу, но это было почти невозможно. Устроилась в ИЯИ в техническую библиотеку на "декретное место" и пребывала там как на вулкане, -- женщина, чьё место я занимала, "выходила на работу" каждый месуяц, и это было очень некомфортно психологически. В это время решила получить ещё одно образование, -- пошла на курсы гидов. Ездила на Остоженку учиться после работы и по выходным. За что до сих пор благодарна мужу и маме. Дочке тода было всего года три. После окончания курса защитила диплом по теме Суздаль-Владимир и конечно много экскурсий могла проводить по Москве. Знала всегда хорошо английский язык. Это уже благодаря брату, который работал в гостинице Интурист на ул. Горького. Эту предисторию я рассказываю, чтобы объяснить за какие такие заслуги меня взяли в профклуб. Просто мои знания я зыка и Москвы нужны были тогда руководству профклуба (Федоренко Елене) для работы по принятию американских делегаций.
   Организован Профклуб был общественным советом молодых сотрудников ФИАЭ. Прежде всего Виктором Сидневым и Анатолием Красильниковым. Они бегали с бумагами в головной институт и ЦК профсоюза работников атомной энергии и доказывали там необходимость создания культурного учреждения при профкоме ФИАЭ и конечно выделения средств на строительство. Профклуб позднее был преобразован в культурно-технический центр, но всегда оставался дочерней организацией профсоюзов. Но если ранее при Макарове или Фалееве профсоюзы реально помогали культуре, то в перестроечное время Приказом председателя профкома Фалеева Виктора нас перевели на полную самоокупаемость. Ну вот как-то так".
   2018 год. ТРИНИТИ стал лауреатом необычного для научного института конкурса. В конце октября 2019 года в Сочи прошёл семинар "Актуальные вопросы реализации Единой отраслевой социальной политики в организациях ГК "Росатом", в рамках которого организаторы решили провести конкурс социальных инициатив организаций Госкорпорации. ТРИНИТИ представил проект "Рисуют сотрудники института" и победил в номинации "Культура и творчество". https:// троицкинформ.москва/triniti-risuet-i-pobezhdaet/
   Владимир Черковец: "Конкурсы -- обычное дело для НИИ. Практически все работы, которые мы выполняем по федеральным целевым программам, определены конкурсными процедурами. Конкурс Росатома нам был интересен: спор о физиках и лириках закончился ещё в 60-70-х годах XX века. Многие физики и инженеры института оказываются хорошими художниками, поэтами, бардами, то есть лириками. Победа позволила нам определить свои позиции на художественном поприще в большом масштабе, какой представляет корпорация с её почти 300 предприятиями в стране и за рубежом. Выступили совсем неплохо. I место -- хороший результат и вклад в имидж наукограда".
  
   "...В 2020 году Троицк получил Выставочный зал. Теперь он стал частью Троицкого Центра Культуры и Творчества (ТЦКТ). В тот момент когда всё здание выставили на торги и город мог реально лишиться главного Выставочного зала, старый (а теперь новый) глава Владимир Дудочкин сказал, что город сделает всё, чтобы ресторан или другая коммерческая фигня там не случилась. И сделал. В Зал после длительного перерыва вернулась Ирина Карелова, и с тех пор даже в самый жёсткий карантин Зал не простаивал". (М. Федин, ФБ, "Есть что сказать", 30 января).
   И здесь обнаружилось интересное сочетание -- Ирина Карелова: "Приглашаю всех наших жителей в городской Выставочный зал! Зал работает по расписанию и ждет своего зрителя!" и Александр Лихтер (ИЗМИРАН), художник, ценитель и знаток живописи, Мастер организации художественных выставок в любом уголке г. Троицка. В Троицком культурном центре уже прошла серия индивидуальных выставок художников любителей и профессионалов Троицка, а также театральных фестивалей, отдельных постановок организованных Александром и Ириной. Что впереди -- смотрите рекламу Мастера.
   Культурная жизнь ФИАЭ
   Слово Виктору Шаркову: "В традициях физиков создавать творческую атмосферу если не во всей стране с догматами политики, то уж в своей среде обязательно. И не только на работе, "за режимным забором". Мне повезло, я с первого рабочего дня оказался в эпицентре культурных процессов с фонтанами юмора и постоянными приколами товарищей. Два года "отвечал за культуру и спорт" в месткоме ФИАЭ. Юмор очень помогал работать и жить.
   Даже научные доклады на НТС часто по форме (не по содержанию) напоминали КВН. Отдельные шутки Саши Дыхне становились фольклором: "наука может быть любой, кроме скучной". Ирония, самоирония, шутки создавали тёплую созидательную атмосферу и на семинарах и в лабораториях. Не было "бронзовых начальников". Весело трудились по 10-12 часов в день, не требовалось мер по поддержанию трудовой дисциплины.
   Особую роль в воспитании высокой культуры коллектива играли наши театралы. Они развернули огромную благородную работу, и не только внутри нашего забора. Не будет большой нескромностью сообщить великий секрет: в реализации громких театральных проек тов Любимова и Эфроса существенную роль сыграли физики. В трудные для Таганки времена Курчатовский Институт "крышевал бунтарей" в материальном смысле. Напомню -- Велихов был членом ЦК КПСС. Наши инженеры во главе с С. Б. Горячевым разрабатывали и изготавливали уникальные театральные декорации. Коллектив ФИАЭ участвовал в технической шефской работе. Например, всемирно известный чудо-занавес для таганских спектаклей "Гамлет" и "Мастер и Маргарита" создавался с привлечением уникальных технологий Средмаша (титановые конструкции от ядерных реакторов). Для спектакля А. В. Эфроса "Месяц в деревне" наши лаборанты сделали уникальную разборную беседку из того же титана. Могу предположить, что никто в театральном мире не мог и мечтать о подобных высокотехнологичных декорациях. Световой занавес на Таганке -- тоже наша работа. Лично я применил красный лазер для изображения трассирующих пуль в спектакле "Перек рёсток" по Василю Быкову. Успешному техническому сотрудничеству способствовал руководитель инженерной службы Таганки (официально: заведующий постановочной частью) Алексей Евгеньевич Порай-Кошиц, театральный художник, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, лауреат Государственной премии РФ в области литературы и искусства. .
   Сотрудники ФИАЭ с семьями как истинные знатоки постоянно посещали не премьеры, а генеральные прогоны в театрах "На Таганке", "Вахтанговский", "У Эфроса на Малой Бронной". Но для нас эти театральные походы стали важной частью жизни. Мы "дружили коллективами с актёрами и сотрудниками театров". Заглавную роль в процессе играли Женя Полулях, Костя Дмитриев, Стас Горячев..."
   Евгений Полулях принимает эстафету: "...Другой частью моей общественной деятельности было участие в работе месткома профсоюза ФИАЭ в качестве руководителя культмассовой комиссии. У нас были прекрасные рабочие отношения с председателем Стасом Дробязко и его замом Юрой Колесниковым. Мы спроектировали, изготовили и установили в городе в основных точках пересечения пешеходных маршрутов информационные тумбы и газетные киоски. Чтобы скрасить серые будни я предложил сделать что-нибудь яркое. В результате предварительной договренности на 22 ноября 1978 г. была незначена встреча с Владимиром Высоцким. И тут начались сложности (где проводить, для кого, как платить, звуковое оборудование и пр.) Договорились с ДУ, подготовили пропуска и стали распределять (мест в зале всего 300, а желающих много больше). Оказалось много недовольных. Звук и запись концерта на хорошем уровне обеспечил профи в этом деле Юрий Соколов. Концерт прошел "на ура". После этого мы решили расширить масштаб наших отношений с театром на Таганке, которые были начаты ранее Костей Дмитриевым и др. Для этого мы с Костей подготовили "Договор о соцсодружестве между ФИАЭ и Театром" и подписали его у Е. П. Велихова и Ю. П. Любимова. Это давало нам право получать значительные партии билетов на спектакли театра и посещать репетиции и прогоны новых спектаклей. Институт же оказывал материально техническое содействие в сценическом оборудовании.Таким образом многие сотрудники ФИАЭ смогли посмотреть лучшие спектакли этого весьма популярного театра, а жители города посетить несколько встреч с актерами Театра в ДУ. Установившиеся отношения с Театром помогли нам пригласить и Володю Высоцкого на День физика в 1980 г. В тот же год мы с Костей Дмитриевым и Варданом Тер-Минасяном от ФИАЭ участвовали в прощании с ним в Театре.
   Теперь о ДУ. Вряд ли кто представляет сколько сил и времени затратил Е. П. Велихов на создание и организацию работы ДУ. Вспоминаю как после долгих, жарких обсуждений приступили к первому обьединительному новогоднему вечеру -- встрече 1970 года. Как на огромном плакате длиной во весь зал фойе ДУ на 40 км Велихов предложил сплотить все институты города вокруг термоядерного реактора. Это напоминало гиганского осьминога с указателями на щупальцах: "там Тамм, а там Мандельштам..." и т.п. Энтузиазм бил через край. Готовилась концертная программа, готовилось роскошное застолье, на сцене академики перемешались с куклами, их изображавшими. Гриша Беленький с кинокамерой фиксировал историю. Было шумно и весело. Так зарождался актив ДУ, который вместе с персоналом ДУ и делал жизнь этого дома интересной на протяжении многих лет. Боюсь кого-либо обидеть, но сколько интересных встреч организовали Аида и Саша Насибовы, Нина Соротокина, Костя Дмитриев, Володя Алексеев и др.
   Что касается Дня физика? Другими авторами написано уже довольно много, поэтому я постараюсь лишь кое-что дополнить, как я это помню. По-моему, началось это так. Велихов на одном из заседаний Совета ДУ озвучил идею: "А не замахнуться ли нам на свой День физика?". Мы с Костей озадачились и стали соображать как бы это соорганизовать... и потом раскрутили это вширь, привлекая активных людей из сотрудников ДУ, из ФИАЭ и других институтов города. По поводу первого ДФ я бы хотел отметить, что несмотря на некоторую суматошность дня или вечера, было достигнуто главное -- атмосфера настоящего праздника, фестиваля, сабантуя, капустника. Было единство сцены и зала, единство людей близких по духу или, как выразился Президент М. С. Горбачев -- "ПИР ДУХА". В антракте люди пили вино и пели песни на сцене и в зале, в фойе и в ресторане, общались с друзьями, которых давно не видели..."
   Сейчас уместно передать слово Косте Дмитриеву, который в силу своей суперактивности не только обеспечил отличный уровень Первого Дня, но попутно организовал ремонт дома Высоцкого силами сотрудников ФИАЭ, а это во многом способствовало успешному проведению второго Дня Физика, в котором дал концерт любимый всеми Владимир Высоцкий. Итак, Константин: "...Перейду теперь к своему знакомству с Владимиром Высоцким. В январе 1980 года Алексей Евгеньевич Порай-Кошиц, главный художник театра на Таганке, передал мне просьбу главного администратора театра Янкловича Валерия Павловича зайти к нему, когда я приеду. Я зашёл. Валерий начал расспрашивать, где мы находимся. Я объяснил, что по Калужскому шоссе на сороковом километре. Тогда он рассказал, что в стороне от Ватутинок находится дачный городок писателей и в этом городке на участке Эдика Володарского находится дача Высоцкого "у него там проблемы". Он просит нас съездит к Эдику, понять, в чём проблемы, и постараться помочь, а он нас "не забудет". Мы с Женей Полуляхом поехали к Эдуарду Яковлевичу, который оказался известнейшим сценаристом, автором сценариев таких известных фильмов, как "Свой среди чужих, чужой среди своих", "Проверка на дорогах", "Мой друг -- Иван Лапшин", "Демидовы" и другие. Он общительный человек, его жена Фарида организовала чай, мы поговорили с ним про кино, театр. Он очень откровенно рассказывал о проблемах кино и театра в Советском Союзе. Потом он сказал о проблеме в доме Высоцкого. В сильные морозы из-за конденсата в газовой трубе, идущей от дома Володарского, прекратилась подача газа в отопительный котёл в доме Высоцкого, и батареи замёрзли. Ждать до весны Володя не хотел и просил помочь возобновить тепло в доме. Как решить эту задачу я знал. Надо было сделать плюсовую температуру во всех помещениях дома. Морозы стояли основательные, за двадцать градусов, и другого варианта просто не было. Сделать это можно было только с помощью тепловой пушки, которая как раз у меня была. Для начала мы с Эдиком сходили в дом Высоцкого, посмотрели всю систему отопления и пришли к заключению, что работали халтурщики. Батареи были старые, неправильно подвешенные, соединительные трубы малого диаметра, было несколько разрывов в системе. Через день я привез тепловую пушку, которую подсоединили к сети. Я организовал в доме Высоцкого круглосуточные дежурства добровольцев из нашего института. Дежурили в основном ребята из моей группы, ну и несколько наших друзей, в частности, Андрей Сурганов. Размораживали, по-моему, двое суток. Потом я привез с работы нашего сантехника Романа Гасанова, который заварил дыры и запустил систему в работу. Мы сдали выполненную работу Володарскому, при этом заявили, что все это -- времянка, и предложили заменить все батареи и трубы. Обещали сделать работу с минимальными затратами. Работу согласился выполнить Роман. Эдик предложил встретиться снова здесь, но вместе с Янкловичем и Володей. Так у нас -- я и Женя Полулях -- впервые состоялась встреча с Владимиром Высоцким в неформальной обстановке. После осмотра системы, услышав мнение специалиста и узнав, во что это ему обойдётся, Володя без промедления согласился. Нам с Женей Полуляхом он сказал, что если мы всё это сделаем в течение месяца, то он обещает отблагодарить. У нас с Женей было предложение. В апреле в Доме Учёных у нас должен был состояться День Физика -- такой своеобразный городской праздник. Так вот мы пригласили Володю и Эдика с женой на этот праздник. Мы их заинтересовали программой праздника, и Володя сказал, что очень постарается прийти (и даже выступить), если его (как он сказал с улыбкой) не пригласят на чашку чая к Генеральному секретарю. В процессе работы (а я её курировал) мне неоднократно приходилось встречаться с Высоцким и семьёй Володарских. Запомнилась встреча у Володарского, когда Высоцкий приехал с матерью. Там также были Губенко, ставший впоследствии министром культуры (и режиссер фильма "Подранки") с женой Жанной Болотовой (главная роль в фильме "Дом, в котором я живу"). Володя исполнил несколько новых песен, в том числе "Охота на волков". Песня произвела потрясающее впечатление. Мы выполнили своё обещание и за месяц закончили работы. Володя был очень доволен. Как оказалось, для него это было очень важно, поскольку в марте к нему приехала из Парижа Марина Влади. Она намеривалась бывать у Володи довольно часто, поэтому хотела хорошо обустроить своё гнёздышко. С ней я встречался много раз, Володя обычно был занят в Москве, и она часто приезжала на дачу, интересовалась нашим мнением об обустройстве ванной комнаты и кабинета, украшения комнат и др. Для нас некоторые её решения были нетрадиционными. Так, в ванной стены были отделаны чёрным кафелем, а потолок был зеркальным. Кухня была сделана достаточно большой, и она планировала привезти из Парижа микроволновую печь (о чём мы только слышали) и ещё массу всяких приспособлений для приготовления различных блюд. Марина мне нравилась ещё с фильма "Колдунья", и я хотел ей подарить что-нибудь необычное. У нас в институте изготовляли графины с чёртом внутри, который держит рюмку. Графин смотрелся очень прилично, и я такой Марине подарил. Ей очень понравилось. В следующий раз я подарил ей большой тульский пряник с изображением на передней стороне древнего тульского собора. Она взяла его с благодарностью и сказала, что повесит его в комнате в Париже как произведение искусства. Марина пробыла до начала апреля, а потом она вместе с Фаридой уехала в Париж...".
   В ФИАЭ готовили и реализовывали много крупных Проектов из серии фестивалей "Юмор физиков": "Александрийские Игры в ИАЭ", Троицкие "Дни Физиков". Правда и легенды об этих "нестандартных мероприятиях в эпоху догматического коммунизма" будут жить вечно. А ценные архивы ждут своего издателя. К чести нынешнего руководства ТРИНИТИ надо отметить, что и сегодня "есть ещё сухой порох -- юмор в песочницах". В 2009 году Велихов и Черковец отметились активным участием в шутливых докладах на юбилее ИАЭ им. Курчатова и Дне Физика в Троицком Доме Учёных.
   Дни Физика (ДФ) в воспоминаниях Кости Дмитриева.
   "Идея организации научного праздника в Троицке, как и ранее созданного Дома Учёных принадлежит Велихову Евгению Павловичу. Он предложил Совету Дома Учёных продумать программу такого праздника, взяв за прототипы "Александрийские игры" в Курчатовском институте, проводившиеся с 1972 года. В Курчатовском институте игры проводились как соревнование между командами отделений института с оценками судейской бригады во главе с академиком Александровым А. П. Совет Дома Учёных, председателем которого был Никольский Г. М., вначале не особенно заинтересовался идеей такого праздника и отдал его на откуп культурной комиссии Совета. Эту комиссию в течении ряда лет возглавлял я. В комиссию, кроме меня, вошли член Совета Дома ученых Нариман Ахмеров, Женя Полулях, Витя Шарков, а также сотрудники Дома Учёных Таня Степанова и Ольга Зозуля. Первое заседание этой группы проходило где-то в ноябре 1978 года. Полуляхом и Шарковым было предложено проводить ДФ в виде антинаучных докладов, которые уже применялись в Курчатовском институте. Развивая эту идею, мы пришли к созданию жюри, которое оценивало бы этот доклад и задавало бы различные научные и антинаучные вопросы. В состав жюри под председательством Велихова
   Е. П. должны были входить ведущие учёные Академгородка и обязательно остроумные. Для собрания докладов и проведения праздника было решено пригласить представителей различных институтов города Троицка и заинтересовать их проведением Дня Физика, это было поручено Тане Степановой, поскольку она работала с культоргами институтов. Женя Полулях предложил сделать ДФ из двух отделений: 1) заседание Учёного Совета с антинаучными докладами и 2) выступление артистов (профессиональных или любительских). Я предложил между отделениями устроить беспроигрышную лотерею. Постепенно стала вырисовываться программа праздника. Первый День Физика мы наметили на середину апреля. После этого мы обратились к Велихову для согласования принципиальных позиций: программы праздника, состав Учёного Совета и дату проведения. Он также одобрил решение сделать этот праздник общегородским. До Нового 1979 года состоялось ещё одно заседание оргкомитета, в который теперь входили представители других институтов, а именно ИЯИ, ФИАНа, ИФВД, института Спектроскопии и ИЗМИРАНа. Хотя теперь в празднике участвовали другие институты, однако ответственным за проведение праздника был ФИАЭ. Женя Полулях с Витей Шарковым взялись за первую часть праздника, а Таня Степанова -- за вторую. Кроме этого, Таня Степанов отвечала за сборы всех на эти заседания. На одном из заседаний Витя Шарков поднял вопрос о "крыше" нашего праздника. В те годы любое массовое мероприятие должно было согласовываться с партийными органами. Нам помог без всяких проволочек парторг ФИАЭ Николай Ковальский, известный как мастер острого слова и ценитель умного юмора. Он, кстати, также вощел в Учёный Совет праздника. Надо сказать, что впоследствии была масса сложных вопросов, но Николай Григорьевич оказался на высоте, а некоторые вопросы помог решать Евгений Павлович.
   Но это я забежал несколько вперёд. Что касается первого Дня Физика, то оформление его было скромное, медалей и значков не было, не было различных игр, что в дальнейшем сделало этот праздник намного интереснее.
   Тем не менее, лотерею было решено провести, и за нее отвечал я, как и на всех остальных Днях Физика. Я предложил сделать лотерею беспроигрышной и бесплатной. Сделать лотерею можно было только книжной. В нашем городке существовал магазин "Книжник", который возглавляли Костя Кошелев из ИСАНа и Толя Белов из ИЗМИРАНа. Мы с Женей Полуляхом обратились к ним, и они согласились нам помочь. Конечно, они не были в состоянии обеспечить нам 300 хороших книг, тем не менее, лотерея реализовалась.
   Теперь: непосредственно о ДФ. Оргкомитет попросил Велихова сделать небольшое сообщение "Итоги развития науки", это было необходимо, поскольку тогда на любом празднике должна была присутствовать торжественная часть. Был вопрос о мантиях и шапочках для членов Учёного Совета. Этим занималась женская часть оргкомитета Дня Физика, в которую входили Ольга Никольская, Таня Ефимовская, Ольга Зозуля, Люда Антонович...
   Конечно, самый трудный вопрос с докладами. Надо сказать, что при проведении большинства Дней Физика в оргкомитете сложился коллектив, который представлял основную массу докладов. В этот коллектив входили Виктор Шарков, Виктор Сиднев, Сережа Равичев, Сережа Скорбун, Андрей Сурганов, Сережа Шульга, Влад Пантуев и др. Однако на первых двух праздниках нам помогли докладчики из Курчатовского института. В дальнейшем с докладами все наладилось.
   Нам с Таней Степановой нужно было обеспечить концерт. Основные требования к нему были: 1) надёжность и 2) отсутствие платы за концерт. Этим требованиям наиболее всего отвечала пара Сергей и Татьяна Никитины. Они работали в городе Пущино, а Таня была в аспирантуре у Азизовой Офелии. Поскольку они неоднократно бывали у нас в Доме Учёных, то они, конечно, согласились выступить у нас на празднике, тем более что праздник обещал быть интересным. Кроме них была договорённость со студенческой студией МИФИ о выступлении.
   Съемку кинофильмов о первом Дне Физика, а также на Дне Физика 1980 года, на котором основным выступающим был Владимир Высоцкий, выполнил Н. Ахмеров. Впоследствии эти пленки были оцифрованы и часть их передана в Музей В. Высоцкого. На других праздниках съемкой занимался Андрей Сурганов.
   Надо сказать, что первый День Физика не стал шедевром. Опыта у нас не было. Часть докладов была со стороны, как, впрочем, и на втором ДФ (из Курчатовского института), в концерте, кроме Никитиных -- не было изюминки. По первому Дню Физика мы приобрели некий опыт взаимодействия с властью в городе. Дело в том, что на празднике присутствовали председатель горисполкома Н. М. Афанасьева и несколько партийных боссов из Подольска. Как я уже писал раньше, ответственность за праздник нёс партком ФИАЭ в лице парторга Коли Ковальского, подчинявшегося Ворошиловскому райкому партии города Москвы. Может сейчас показаться диким, факт есть факт -- Афанасьева и подольчане нашли крамолу в песне Никитиных "Собака бывает кусачей только от жизни собачей". Кроме этой фразы была ещё одна, уже в другом тексте, где говорится "...кости Вам, а мясо нам". Упор делался на то, что весь репертуар должен быть согласован с партийными органами. Мы с этим согласились, и вопрос был закрыт до следующего Дня Физика.
   Второй День Физика проходил 12 апреля 1980 года в День Космонавтики. Подготовка к нему велась с Нового года. На каждом заседании оргкомитета возникали вопросы, и они или решались тут же на заседании, либо кому-то поручались. Так возникли вопросы оформления праздника. Решено было, что за докладчиками должна быть юмористическая картина. Эта работа, а также все художественное оформление зала, вестибюлей обоих этажей и других помещений ДУ выполнялась командой, в которую входили представители ДУ Ирина Радченко, Ольга Никольская, Лена Удаева, а также архитектор Валера Лотов со своими коллегами. Вторым предложением в части оформления было вывешивание институтских газет, в которых отмечалась тематика института, его достижения, перспективы, а также юмористические зарисовки к ДФ. Теперь о том, что было поручено мне на втором ДФ -- изготовление памятных медалей и лотерея. Кто конкретно предлагал юмористические картинки для оформления памятных медалей и значков, я затрудняюсь назвать. А вот кто воплощал все это в медали -- это мне известно. У нас в институте работал удивительный человек, мастер на все руки -- Толя Иванов. Он был прекрасным реставратором старинной мебели. Он изготавливал превосходные по звучанию гитары, которые желали иметь известные барды страны. На его гитаре какое-то время играли Володя Высоцкий и другие исполнители. Толя был уникальным высококлассным фотографом. Когда я обратился к нему по поводу медалей и когда он узнал, что Велихов лично инициировал этот праздник, то охотно согласился. Медалей должно было быть порядка двадцати штук. Граверные работы Толей были отклонены, поскольку это было недешево. Он предложил сделать позитивы на прозрачной пленке и затем приклеить к бронзовой основе. Решено было на лицевой стороне медали сделать портрет Курчатова И. В., а на обратной что-нибудь о Научном Центре города Троицка. Бронзовую основу я изготовил в мастерской, а Толя окончательно делал медаль. От второго ДФ медаль Курчатова у меня сохранилась.
   Оргкомитет распределил и наметил доклады в разных институтах, но в процессе отбора стало понятно, что только ФИАЭ смог подготовить интересные доклады, однако их было явно недостаточно. Пришлось обратиться снова к ИАЭ за помощью. Они спасли положение, прислав три доклада. Вот аттракционы помогали сделать другие институты: тестирующую машину -- ИЯИ, лазерное ружье -- ФИАН, стенгазеты были из многих институтов. Сохранилась программа проведения второго Дня Физика".
   12 апреля 1980 года
   Сбор гостей с 15 до 16 часов Официальная часть:
      -- Доклад Велихова Е. П. "Итоги развития науки" -- 15 мин.
      -- Доклад Смородинского Я. М. "Новые открытия в теоретической и экспериментальной физике".
   ЗаседаниеУчёного Совета: I. Речь Учёного секретаря.
   II. Конкурс антинаучных работ.
      -- Смородинский (ИАЭ) "К истории антинауки".
      -- Семёнов (ИАЭ) "Антинаука за рубежом".
      -- Трубников (ИАЭ) "Склеротическомнемонические методы в науке".
      -- Ковальский, Рудницкий (ФИАЭ) "Энергетика 2000 года".
      -- Черняк (ФИАЭ) "Сила коллектива".
      -- Соколов (МГУ) "Психология научного творчества".
      -- Широков (ИФВД) -- точного названия ещё нет.
      -- Шарков, Сурганов (ФИАЭ) "Решение всех проблем путём перехода от чистых сил к нечистым".
      -- Физическая викторина. Подведение итогов.
      -- Награждение медалями и вручение дипломов.
   Антракты.
      -- Книжная лотерея.
      -- Зал аттракционов: (лазерный тир, игра в "академика", "твоё будущее".
      -- Игральные автоматы.
      -- Кино о первом Дне Физика.
      -- Работают буфет.
   Концертная программа.
   Программа праздника была согласована парторгом ФИАЭ -- Ковальским Н. Г. Он был предупреждён, что возможен приезд Высоцкого, который обещал нам сделать выступление за нашу помощь на его даче. Но известно, что иногда он срывал спектакли в театре. Тем более что Володя сказал, что он приедет на своей машине. Он приехал как и обещал, ближе к концу вечера, т.е. часов в девять. Выступила студия "Архимед" из Курчатовского института. Готовилась вторая студия -- "Резонанс". У Володи сильно болела нога, ему даже пришлось самому делать перевязку в отдельной комнате. Потом он побродил по Дому Учёных, пострелял из лазерного ружья, пообщался с тестирующей машиной. Она выдавала карточку с характеристикой после ответов на несколько вопросов. Лестных характеристик машина почти не выдавала. Так Высоцкому машина выдала вроде "Дитя с недоразвитым вкусом". Надо сказать, что он понял шутку, и ему даже понравилось, так что карточку он взял с собой. В это время кончил выступать "Архимед". Женя Полулях спрашивает Высоцкого "Объявлять?". Володя говорит: "Не надо, пусть узнают". Начал с песни "Товарищи учёные". Конечно, это было блестящее выступление -- шуточные песни чередовались с очень серьёзными из военной темы. После выступления Велихов вышел наградить его памятной медалью и шуточным дипломом. Сохранился такой диплом, который был вручён Высоцкому Велиховым:
  
  
   Отказ от приятных вещей -- ещё не решение энергетического кризиса

Диплом

Настоящий документ выдан

Высоцкому Владимиру Семёновичу

В знак признания заслуг в области антинаучного решения

Проблемы ХХ века

энергетического кризиса и создания неисчерпаемых и нереализуемых источников энергии и др. благ.

Председатель

Большого Учёного Совета

на II Дне Физика

вице-президент АН СССР,

академик и многая,

многая...

Е. П. Велихов

   После выступления Высоцкий пообщался с Велиховым, -- сначала один на один, затем к ним присоединились Полулях, Никольский --председатель Совета ДУ, некоторые члены совета ДУ и жюри. Договорились встретиться в конце мая в Троицке, но этому не суждено было случиться.
   Здесь я хотел бы выразить признательность Косте Рязанову, который провёл тщательное расследование по поводу выступлений Высоцкого в Троицке и даже выпустил книгу "Высоцкий в Троицке. Вокруг "неизвестного" выступления", и сумел собрать сотню воспоминаний разных людей (в том числе и моё) по поводу Дня Физика и выступлений Высоцкого. Была найдена программа II Дня Физика, текст и возможные варианты "теста", за что мы должны быть благодарны не только Косте Рязанову, но и Вите Шаркову, который все это сохранял в течение тридцати лет.
   Конечно, праздник в 1980 году оказался одним из наилучших, и не только потому, что выступал Высоцкий. Качество докладов было существенно лучше. Выступление в концерте студий "Архимед" и особенно "Резонанс" было на высшем уровне. Аттракционы пользовались большим успехом и были прекрасно подготовлены. Лотерея, которой занимался непосредственно я, была на порядок лучше по качеству книг, чем в первый раз.
   На третьем Дне Физика на медали был изображён вечный двигатель, кроме этого Толя сделал несколько медалей в память о Володе Высоцком, умершем 25 июля 1980 года.
   Можно сказать, что, может быть, только в 1981 году День Физика был ещё лучше. Это в большей мере касалось проведения первой части праздника, а именно содержания докладов и их обсуждения Большим Жюри. Было много каверзных вопросов к каждому докладчику. К сожалению, записей докладов и вопросов к ним, по-видимому, не сохранилось. Особенно интересные вопросы задавали Велихов, Дыхне, Пергамент.
   В концертной части изюминкой были выступления Григория Горина и Михаила Жванецкого. Интересно, что после антинаучных докладов и их обсуждения с вопросами жюри Жванецкий сказал Горину: "После такого блестящего юмора нам с тобой здесь делать нечего".
   Где-то на шестом или седьмом Дне Физика у нас снова был Жванецкий. С ним вместе приезжал Сергей Юрский. Юлий Ким.
   День Физика просуществовал в общей сложности до 1988 года, когда мы отметили десятый юбилейный День Физика. Для нашего городка это было всегда событием, но если подходить с высокой меркой, то уровень второго и третьего Дней Физика в дальнейшем оказался непревзойдённым. Постепенно стало понятно, что праздник стал себя изживать. На высоком уровне оставалась лотерея, где разыгрывались билеты на лучшие спектакли ведущих театров Москвы. После восьмого Дня Физика оргкомитет решил на десятом Дне этот праздник окончить, причём в концертную часть пригласить снова Татьяну и Сергея Никитиных, бывших на первом Дне Физика. Так все и случилось.
   К этому времени сильно изменилась политическая жизнь в стране. Готовились выборы первого съезда народных депутатов. После избрания депутатов стали откровением трансляции заседаний съезда, выступления на нём Собчака, Сахарова, Попова, Хасбулатова и других.
   14 июля 1988 года -- партхозактив ФИАЭ. Обсуждение тезисов на 19 партконференцию и выступление делегата на 19п/к Е. П. Велихова. Он рассказал о пленуме ЦК КПСС:
   "...Только сейчас стало понятно, что перестройка -- дело трудное... Мы еще не имеем привычки к демократии, к добросовестному труду... Я выступал, говорил о передаче власти Советам. Мы (Верховный Совет) никогда не рассматривали бюджет министерства обороны или МВД. В комиссиях работают не профессионалы, а те, кто на три дня приезжают со всей страны... О гласности -- нужен закон об информации... О науке -- наука должна саморазвиваться и самоуправляться. Что и как развивать должны решать сами ученые... Серьезный вопрос -- готовы ли Советы принять власть".
   Костя в заключение: "...Наш праздник потерял часть политической изюминки".
   Времена быстро менялись, содержание иссякло, требовалось менять форму праздника. Но страна и общество разваливалось, и праздник затих. И лишь в 2009 г по инициативе ДУ была сделана попытка реинкарнации ДФ. Председатель Совета ДУ А. Насибов обратился к В. Е. Черковцу с просьбой о помощи. И все вернулось "на круги своя". Те же организаторы -- Е. Полулях, К. Дмитриев, В. Шарков и А. Сурганов. "Мы просто показали молодежи, как это было". Подробности подготовки и проведение показаны в видеофильме Андрея Сурганова и отражены в газете "Троицкий Вариант".
   Глава 27. Об участии ТРИНИТИ в ликвидации последствий Чернобыльской аварии [102, 103]
   В ночь на 26 апреля 1986 г. на 4-ом блоке ЧАЭС произошла одна из крупнейших в истории атомной энергетики авария. В результате взрыва были полностью разрушены активная зона и вся верхняя часть здания реактора, уничтожены все барьеры и системы безопасности.
   Уже 26 апреля в Курчатовском институте стихийно возник антикризисный штаб в кабинете директора А. П. Александрова. В него вошли, а точнее, просто пришли и не уходили сутками практически все ведущие сотрудники института -- специалисты по ядерным реакторам, ядерной физике, физике плазмы, химики и другие. Также 26 апреля началась "вахта курчатовцев" у разрушенного реактора. Невозможно перечислить имена всех семисот курчатовцев, работавших в Чернобыле. Но первопроходцев, прилетевших в Чернобыль в самые трудные первые "десять дней, которые потрясли мир", когда шла борьба с радиоактивным выбросом из реактора, назвать можно и нужно. Это -- В. А. Легасов и В. А. Сидоренко -- 26 апреля, А. К. Калугин и В. М. Федуленко -- 27 апреля, Е. П. Велихов и Е. П. Рязанцев -- 1 мая...
   Е. П. Велихов: "...(Для ликвидации последствий чернобыльской аварии) потребовался героический труд ученых и рабочих, как курчатовцев, так и других институтов Средмаша и Академии наук СССР, совершенно добровольный и бескорыстный. Надо сказать, в этот период можно было позвонить в любую советскую организацию, на производство, советскому или партийному начальству и немедленно получить любую, самую экзотическую помощь. На какое-то время вернулся дух фронтового братства: "Все для Победы!" Политизация и коммерциализация пришли потом, и все мы оказались участниками "Пикника на обочине" -- одного из самых пророческих и глубоких фантастических романов нашего времени. "Сталкер" стал любимым фильмом в зоне. Срок моего пребывания (в чернобыльской зоне) определялся дозой. Послал меня туда Н. И. Рыжков без всяких формальностей, и пробыл я там при И. С. Силаеве, Ю. Д. Маслюкове и Л. А. Воронине... Было всякое... Я с В. Письменным шел посмотреть, куда сбросили кабель от термопары. Термопару изготовили на заводе в Туле у академика А. Г. Шипунова и сбросили в зону бывшего реактора, а кабель должны были сбросить около стены блока, так, чтобы можно было выскочить из здания и затащить в более-менее безопасную зону. За стеной уровень радиации был порядка ста рентген в час. Я подозревал, что сбросят куда-нибудь не туда, задача была нелегкая, вертолетчики тоже облучались. Так оно и вышло. Мы на втором этаже по коридору вышли в конец здания и за окном увидели висящий с крыши кабель, это была невероятная удача. Надо отдать должное В. Письменному, он, не размышляя, выбил ногой стекло (за ним -- 100 рентген в час), мы захватили кабель и затащили его в помещение. .. нас от Института прошло через Чернобыль человек 600 .
   Вообще, преодоление барьера секретности -- одна из болезненных тем Чернобыльской эпопеи. Частая перемена вектора "считать секретным/считать несекретным" нанесла немалый ущерб как работам на ЧАЭС и в 30-ти км зоне, так и сохранению уникальных данных. Но это отдельный разговор... Так получилось, что после суеты ежедневных, но неотложных дел, мы каждый вечер сидели с В. Д. Письменным, изучая поэтажные планы станции и перенося результаты сегодняшней разведки из грязного блокнота в чистый, чтобы утром выбрать оптимальный путь к новому агрегату, не получив недопустимой дозы". [13]
   "...Активное участие в ликвидации последствий аварии приняли и жители подмосковного города Троицка -- сотрудники ТРИНИТИ (в то время -- ФИАЭ им. Курчатова), ИЯИ, других организаций, которые беззаветно шли каждый день на адский труд и смертельный риск. В конце мая в Чернобыль прибыл заместитель директора филиала Курчатовского института Вячеслав Дмитриевич Письменный. Его не смутили хранящие неизвестность затемненные переходы в окрестностях 4-го блока. Он увидел доступность для разведки помещений, непосредственно примыкающих к реактору, и с энтузиазмом занялся разведкой с дозиметрами в руках. Разведка была успешной... К 20-летней годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС, в 2006 г., в издательстве "Тровант" вышла книга "Троицкие герои Чернобыля (1986-2006 гг.)", выпущенная городской общественной организацией Союз "Чернобыль" России и Администрацией города. Канву книги составляют воспоминания и архивные материалы жителей г. Троицка, участников
   Чернобыльских событий, их друзей и близких". [103]
   Особого внимания заслуживает участие физиков-теоретиков и расчетчиков ТРИНИТИ под руководством А.М.Дыхне в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В первых числах мая 1986г. он вместе с другими теоретиками участвовал в решении задачи о скорости проплавления вниз активной зоны реактора. Была опасность, что металл с двуокисью урана, который находился на дне реактора, проплавив все под собой, может дойти до водоносных горизонтов. Если бы такое произошло, то радионуклиды, среди которых был и плутоний, оказались бы в подземных водах и попали бы в Киевское море, Днепр и Черное море, что вызвало бы глобальную катастрофу.
   Это не о ТРИНИТИ: "Только недавно в Интернете появилась публикация о трех героях из Чернобыля, ценой своей жизни предотвративших катастрофу, которую предсказывали ученые. Эти сотрудники АЭС в тяжелых условиях после долгих поисков нашли аварийные вентили и выпустили воду из хранилища... Вот имена трёх инженеров, ушедших в водолазных костюмах под раскалённый ядерный реактор Чернобыля и спасших всю Европу от катастрофы: Алексей Ананенко, Валерий Беспалов, Борис Баранов. Они очень скоро скончались". Вечная Память.
   Профессора А.Дыхне, Л.Большов, В.Баранов и три вычислительные бригады, сменяя друг друга, работали в Чернобыле непрерывно.
   От ТРИНИТИ в ликвидации участвовали: Борисов Владимир Михайлович, Брюховецкий Григорий Николаевич, Велихов Евгений Павлович, Горюшин Олег Федорович, Малюта Дмитрий Дмитриевич, Перетятько Николай Иванович, Петраков Сергей Петрович, Письменный Вячеслав Дмитриевич, Сурганов Андрей Васильевич, Утюгов Евгений Гаврилович, Шашков Владимир Максимович.
  --
  -- Глава 28. Заключение
   "Всё гибнет: молодость, обаяние, страсти -- всё стареет и разрушается. Мысль не гибнет, и прекрасен человек, который несёт её через жизнь".

Василий Шукшин

   1991 год. Филиал ИАЭ им.И.В.Курчатова достиг определенных высот в своей деятельности и получил право называться институтом. Заглянем еще раз в Хронологию:
   Предприятие переименовывалось много раз. Основные реперные даты. Магнитная лаборатория была переименована: в 1962году-- "С62 ИАЭ", в 1971году-- "ФИАЭ", в 1991 году --ТРИНИТИ. Директора: Е.Велихов 1962-1978; В.Письменный директор ФИАЭ-ТРИНИТИ с 1978года по декабрь 2003года, а с декабря 2003года по май 2005года--научный руководитель; В.Черковец, директор в 2003-2018гг., далее --научный руководитель. С 2018года Д.Марков генеральный директор и далее...
   Ремарка о моем авторстве от вредного друга Юрия (мой коллега, ТРИНИТИ): "Если уж ты определил содержание книги как история ФИАЭ, то держись временного интервала 20 лет от 1971г. до 1991г.". Этот, означенный другом период был, кстати, еще более менее благополучным, за исключением последних нескольких лет: "СССР-статистика за 1989 г.: полки магазинов в буквальном смысле опустели, и народ часто не мог купить продукты первой необходимости" ... "...за 5 лет страна прошла путь тяжелейших драматических преобразований, десятки миллионов потеряли работу, потеряли зарплату, потеряли пенсии, потеряли жилье". https://echo.msk.ru/programs/beseda/2737772-echo/
   Но выдержать этот временной дапазон не получилось --все мои собеседники или те, кто писал о своих годах в ФИАЭ, добирались как минимум до 1999 года, когда я интенсивно собирал материал. Должен признаться, что по поводу третьей книги задуманной трилогии (о ТРИНИТИ ХХIвека) у меня пока определенные сомнения. Хотя изучение жизни ТРИНИТИ в последние 10-12 лет, дает материал достаточной позитивной силы и не писать о возрождении института было бы совершенно несправедливо. Успеет ли автор это сделать --не известно. Но думается, что книга все же будет продолжена...
   Нельзя не прокомментировать ехидный взгляд на ТРИНИТИ из-за забора: (https://urban3p.ru/object288) (2012-2013гг.) "Государственныйнаучный центр "Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований" --ГНЦ ТРИНИТИ находится на территории города Троицка и занимает его третью часть. Несмотря на заброшенный вид, в центральных зданиях все ещё проводят научные испытания, некоторые сдаются в аренду, остальное большинство закрыты под замком или недостроены..." Далее в этой публикации еще много из области "отсебятины". Но частичка правды есть. Есть законсервированные здания, есть здания в плохом состоянии... Комплекс ТСП обезлюден. Только в одном секторе здания 220 на установке токамак Т-11М результативно работает коллектив, руководимый Сергеем Мирновым. СЮДА
   Большая часть сотрудников отделов, не попавших в денежные контракты, работают с сильно урезанной зарплатой или вынуждены уйти на "отдых". Недаром в своих воспоминаниях многие авторы заканчивали свой рассказ тяжелым вздохом: "...но тут грянули лихие 90-ые".
   Было тяжело всем. Но еще более тем, кто уходил на пенсию... Показательным примером служит письмо, которое мне доверительно написал сотрудник ТРИНИТИ со стажем 46 лет. В письме он описывает ту сложную ситуацию, в которую он попал после выхода на пенсию уровня 12 тыс. рублей. Надо ли говорить, что таких судеб было много. "На? рынке торговал электроникой, собирал телевизоры, работал на товарно-сырьевой бирже..." (бывший инженер ФИАЭ). Надежда на помощь от родного института не оправдалась. Да, институту было тяжело. У меня набралось некоторое количество подтверждающего фактического материала от сотрудников института. И попутно: приношу глубокую благодарность тем моим коллегам-респондентам, кто нашел возможность помочь мне изложением своего представления о научной жизни института. Это, кстати, и заметно по уровню наполненности разделов: там, где участвовали научные сотрудники --содержание главы более насыщено и более интересно.
   Примеры тяжелых ситуаций не могут быть отнесены ко всем сотрудникам института: вспомним письмо Сергея Церевитинова: "...появляются новые заказчики и новые надежды, что заказчики успеют внедрить наши результаты до того как их фирма обанкротится и развалится... Из всех отделов наш в рядах 4-х, борющихся за живучесть..." Да, активно работали четыре отдела с опытными руководителями, которые имели контракты с зарубежными научными или промышленными организациями. Конечно, существовала опасность срыва контракта, но его пролонгация в каждом отдельном случае означает только колоссальную работу как исполнителей,так и начальника подразделения. С другой стороны, в отделах организовались небольшие группы научников, которые, имея экспериментальные стенды, пытались найти потребителя своих разработок, найти финансирование. Таких групп было много, но "удачливых" - считанные единицы. Спектр предложений был широк: от стерилизации медицинского инструмента разрядом в жидкости и очистки концов газопроводных труб двухметрового диаметра от изоляции до очистки сточных вод на станции очистных сооружений или создания сверхпроводящего накопителя для РЖД и т.д... много другого. В середине 90-х годов стало очевидным, что деньги на научные разработки можно получить, в частности, в организациях, связанных с добывающими отраслями промышленности, с нефтью, газом и т.д. Примером может быть развитие работ с МЛТК и их применение в газо-нефтяной промышленности.
  
   Константин Дмитриев: "В тот период (девяностые годы и самое начало двухтысячных) получить серьёзный договор было крайне сложно -- денег на науку практически не было. Надо отдать должное нашему директору Письменному Вячеславу Дмитриевичу. Он в 1991 году решил отделиться от Курчатовского института, создать новый институт -- ТРИНИТИ, в уставе которого было разрешение на коммерческую деятельность. Конечно, это было сделано для выживания института и сотрудников. Письменный организовал сборку компьютеров из деталей, которые покупал и присылал из США С. Акименко, командированный директором для создания соответствующей фирмы. Часть прибыли от этой деятельности он направил на зарплату сотрудников института, часть -- на поддержку фундаментальных работ, -- они никогда не бывают готовы к сиюминутной практической реализации. К концу девяностых годов снизилась доля доходов от этой деятельности из-за конкуренции. Письменный нашёл выход из этой ситуации, обратившись за помощью к руководству Росатома (в то время ещё Министерство по атомной энергии РФ). В течение ряда лет (до две тысячи второго года) институт получал деньги от Министерства по атомной энергии РФ на вывод из эксплуатации крупных физических установок, например, лазерных ПМ-2, "Ладога" и др. Я лично вывел из эксплуатации три крупных установки, которые были у меня в отделе. Всё это позволило институту выжить в это сложное время".
   И все же тщательный поиск по Интернету, особенно изучение научных публикаций (статьи и доклады на конференциях) сотрудников института и выход Росатома в Интернете в последние годы, когда резко возрос поток реальной информации [104], позволил получить достаточно материала, чтобы составить "пазл" (сборную картину), хотя и с дырами... Да! На территории ТРИНИТИ есть "острова", где работа идет полным ходом --это великолепная Анагара-5-1, это Отделение магнитных и оптических исследований (ОМОИ), это мобильные лазерные комплексы МЛТК, это установки серии МК-200, работающие, в частности, на ИТЭР, это Т-11М и т.д. О том, как же ТРИНИТИ вышел из тяжелого кризиса на стабильное государственное финансирование (госкорпорация или частная компания --дискуссия продолжается!) будет рассказано ниже.
   Вторая часть книги получилась просто автоматическим продолжением Магнитки. Это о Филиале ИАЭ им.Курчатова (с предшествующими С-62 и ОПЭ) с его колоссальной работоспособностью и результативностью. Это История, изложенная действительными участниками событий. "Работа была потрясающе интересной, результат полезным" -общее мнение участников, соавторов книги.
   Обязан привести здесь отдельно мнение ветерана ТРИНИТИ доктора наук Виктора Федоровича Шаркова. Он известный специалист в области газодинамических лазеров, хорошо разобравшийся в глубиных физических причинах ограничения мощности газовых лазеров. Но кроме того, в силу своей гиперактивности и работы непосредственно с руководителем ФИАЭ, он обладал и достаточной информацией, чтобы, несмотря на свою глубокую симпатию к ЕП, заявить о своих сомнениях по поводу реализуемости дальнобойных мощных лазеров. Автор относится серьезно к высказываниям В.Шаркова, но его Опусы (забейте в поисковике) можно было бы воспринять только в силу полного доверия Виктору Федоровичу. В них нет фактического материала и это не позволяет сегодня обсуждать заданную Виктором тему. Я надеялся, что он полностью подключится к созданию третьей книги (и он дал свое согласие) и тогда будет вынужден оперировать только фактами. Это, прежде всего, было бы полезно ему и, возможно, дало интересный материал в книгу. Таким образом моё доброжелательное и не уходящее с дороги Фактов изложение истории создания в ФИАЭ мощных газовых лазеров (как и остальных Программ), видимо, требует более тщательного исследования. Боюсь, что этого никогда не случится. Витя скончался. Он был полон жизненной энергии и искрометных идей, он внес большой вклад в лазерную программу института. Его уход стал большой потерей для тех, кто знал его и любил.
   Продолжая лазерную тему, я все же смею утверждать, что любой набор возможных негативных мнений нисколько не умаляет тяжелейшую работу, проделанную большой лазерной командой ФИАЭ, которая позволила создать уникальные лазеры и, как один из результов, получить излучение уникального мощного лазера во всех пусках без сбоев. Это тоже рекорд. Самое важное в результате --опыт, знание, понимание и... дорога в дальнейшие поиски и достижения. Этого не отнять!
   Результаты как итог всех предыдущих более пятидесяти лет:
   1) глубокое понимание физики низкотемпературной плазмы --рабочего тела МГД-генераторов, лазеров, генераторов плазмы. Выход на мировой уровень;
   2) создание работающих автономных импульсных пороховых МГД-генераторов и применение их в промышленности и георазведке, а также перспектива использования в качестве мощного импульсного источника энергии, например, для рельсотронов;
   3) исследование (с нуля) электрофизики сильноточных индуктивных накопителей энергии и супербыстрых коммутаторов, и создание действующих элементов мощного импульсного источника питания с большим запасом энергии для импульсных систем ЛТС и токамаков;
   4) создание СП индуктивных накопителей и магнитов;
   5) освоение стеклянных лазеров с новым источником питания ламп накачки --ИНЭ, эксперименты по программе ЛТС в широком диапазоне энергии источника накачки;
   6) создание и внедрение большой группы газовых лазеров различных модификаций (практически --весь спектр), научное и промышленное применение технологических лазеров и лазерных мобильных комплексов в разных областях народного хозяйства;
   7) Исследования в области физики токамачной и инерциальной термоядерной плазмы на экспериментальных установках института, несомненно полезные особенно в коллективной работе физиков мира по программам будущих крупных физических установок;
   8) Открытие новых направлений исследований в области высоких технологий с хорошей перспективой внедрения в народное хозяйство;
   9) Применение результатов всех означеных исследований в оборонной технике и промышленности...
  
   ФИАЭ-ТРИНИТИ сделал это! И как следствие --мировое признание большинства работ в области физики низкотемпературной и высокотемпературной плазмы, физики лазеров, мощной импульсной энергетики, сверхпроводимости и новой технологии.
   Более сжато, но то же самое опубликовано на сайте Росатома (практически, это официальная справка администрации ТРИНИТИ, удостоверенная Росатомом) [104]: "В институте (в ТРИНИТИ) за годы его существования (!) создан уникальный по объему и характеристикам парк экспериментальных комплексов, стендов, установок и оборудования, которые позволяют выполнять широкую программу как по фундаментальным исследованиям физических процессов, так и отрабатывать технические вопросы по созданию объектов, предназначенных для практического применения. Эта уникальная экспериментально-стендовая база позволяет не только получать результаты, имеющие важное научное и прикладное значение, но и обеспечивает России лидирующее положение в мире в области управляемого термоядерного синтеза, физики плазмы, физики и техники мощных лазеров, плазменной энергетики. Высокий уровень получаемых научных результатов и имеющаяся уникальная экспериментальная стендовая база привлекают к ГНЦ РФ ТРИНИТИ интерес крупных институтов и фирм из США, Англии, Германии, Италии, Японии, Франции, Китая и др.".
   Обратие внимание. Учеными ТРИНИТИ написано и издано более семидесяти полновесных научных и учебных книг.
   Полезно посмотреть кому из руководителей нашего института (от 1952года) какая судьба досталась: три из четырех предыдущих директоров (у В.Д.Панченко был короткий переходной период, формально 1960-1970гг., фактически 1960г. по 1962г.) --Е.Кондорский, Е.Велихов и В.Письменный совмещали научное руководство вверенным институтом и в то же время несли бремя административного управления. Но у Кондорского была лаборатория с финансированием от военных. У Велихова --высокая планка стратегии научно-исследовательских работ и достойное финансирование. У Письменного (по наследству) еще хороший уровень науки и отличная организация работ в связи с введением достаточной самостоятельности отделений. При том, что реально осуществлялся жесткий контроль за планами и финансами отделений. В.Д.Письменный "застал" и ФИАЭ, и ТРИНИТИ, и... попал в черную полосу неприятных событий: резкий обвал финансирования по всем статьям, начиная от зарплаты сотрудникам и кончая ежедневным содержанием института. К.И.Дмитриев: "Здесь я хочу добавить то, в чём я совершенно уверен. В этот период институт выжил благодаря усилиям Вячеслава Дмитриевича..." (смотрите предыдущую страницу).
   К завершению ХХ века институт с 1989года сократил число сотрудников всех уровней до примерно 1000 человек., а также существенно уменьшил количество работающих экспериментальных стендов. Спад финансирования заставил руководство ТРИНИТИ обратиться к поиску возможных инвесторов --надо было так вести организацию работ и сами работы, чтобы результаты имели практический выход для заключения договоров с инвесторами и (или) достойное государственное финансирование.
   В этот же период времени (после спада "угара СОИ") Велихов предложил М.Горбачеву объединить усилия на мирной стратегической задаче, требующей серьезного финансирования: "...событие 1985года--поездка М.С.Горбачева во Францию. Его первый официальный выезд за рубеж... Перед поездкой я предложил ему в качестве международного проекта выдвинуть проект совместной разработки и сооружения международного экспериментального термоядерного реактора --токамака... Горбачев идею подхватил, взял меня с собой к Ф.Миттерану и Ж.Шираку, они тоже поддержали и донесли до Рейгана. Так начался уникальный по охвату участников (и по масштабу события) проект" [13]. Так начала создаваться коалиция, которая усилиями мировой научной элиты и политиков превратилась в проект ИТЭР. И, конечно, это был один из вариантов финансирования части научных институтов.
   Пора обратиться к Российскому Государственному Холдингу "Росатом", объединяющему сегодня более 360 предприятий атомной отрасли, в этом списке числится и ГНЦ РФ ТРИНИТИ. Нам конкретно интересен наш институт. Посмотрим на примере нашей организации (ТРИНИТИ) в составе "Ростома", как и кем было выстроено здание под заманчивым названием "Перспективы". Сейчас мы проведем блиц-экскурс в историю с 1945 года до настоящего времени и окунемся в события первых 20 лет двадцатого века.
   Коротенькая историческая справка: Официальным днем работника атомной промышленности является 28 сентября. В этот день в 1942 году Государственный комитет обороны СССР издал распоряжение "Об организации работ по урану". Годом же начала отчета истории атомной промышленности считается 1945г., когда 20 августа года председатель Государственного комитета обороны СССР Иосиф Сталин подписал постановление о создании Специального комитета при ГКО --особого органа управления работами по урану, состоящего из высших государственных деятелей и ученых-физиков. Тем же постановлением предусматривалось создание "штаба" советской атомной промышленности - Первого главного управления при СНК СССР (с 1953года--Министерство среднего машиностроения СССР) [105]. В 1989году Минсредмаш был объединён с Министерством атомной энергетики в единое Министерство атомной энергетики и промышленности СССР. После распада СССР в 1992году российская часть министерства была преобразована в Министерство по атомной энергии РФ. Это министерство просуществовало до 2004года, когда оно было преобразовано в Федеральное агенство по атомной энергии. 1декабря2007года Президентом России был подписан закон, согласно которому Федеральное агентство по атомной энергии упразднялось, а его полномочия и активы передавались Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом". В состав "Росатома" входят все гражданские атомные компании России, предприятия ядерного оружейного комплекса, научно-исследовательские организации, а также атомный ледокольный флот. "В контуре Росатома -- 28 научных организаций, 7 государственных научных центров, 25 академиков, более 600 докторов наук, более 3000 кандидатов наук...", Генеральный директор ГК Росатом Алексей Евгеньевич Лихачёв.
   "В 90-е годы в силу исторических и экономических причин Курчатовский институт вышел из состава Минатома. А мы, создававшиеся здесь (на Пахре) специально для крупных экспериментальных стендов и для специальных работ, остались в составе Росатома и успешно развиваемся. Показателем динамики может быть то, что за последние десять лет институт в пять раз увеличил объемы работ в основном по федеральным целевым программам, ГОЗ и другим спец. заказам при практически неизменной численности". В.Черковец [32]
   Поражает законченность (но не консервация) структуры Росатома! Следуя по ступеням иерархии Холдинга, по названиям проектов и платформ, добираемся до нашего ГНЦ. Сегодня ТРИНИТИ входит в "Электрофизический блок" (ЭФ) научного дивизиона "Росатома" АО "Наука и инновации", созданного в 2011году (Генеральный директор Павел Зайцев).
  
   Основные задачи "Электрофизического блока":
      -- Выполнение программ Правительства Российской Федерации и Госкорпорации "Росатом" в области плазменных, лазерных и лучевых технологий.
      -- Разработка и создание современного диагностического и терапевтического оборудования для ядерной медицины.
      -- Разработка и создание производства высокотемпературных сверхпроводников (ВТСП-2) и устройств на их основе.
      -- Проведение НИОКР в области радиационной стойкости изделий электронной техники и радиоэлектронной аппаратуры.
      -- Разработка и производство высокотехнологического оборудования в области обнаружения и контроля радиоактивных и взрывчатых материалов.
   Основные проекты, реализуемые в рамках ЭФ блока: ИТЭР. Проведение НИОКР в области радиационной стойкости --первый в мире экспериментальный термоядерный реактор. Создание импульсного источника термоядерных нейтронов на базе мощных плазменных ускорителей. Создание в России первого отечественного ПЭТ-КТ комплекса (Позитронно-Эмиссионная Томография, сопряженная с Компьютерной Томографией для многоцелевой диагностики, в том числе рака). Модификация газов, жидкостей и твердого тела под действием электронного облучения. Разработка плазменных технологий.
   О термоядерной программе "Росатома", которая имеет прямое отношение к нашей теме [106]: "...Решением Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям от 1 апреля 2011года был утвержден "Перечень технологических платформ", в том числе Технологическая Платформа (ТП) "Управляемый термоядерный синтез" (с 2019 года добавилось "...и плазменные технологии"). Инициатор Госкорпорация "Росатом", координатор --АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ"" [107], председатель организационной структуры --Е.П.Велихов, академик РАН.
   Экспертными группами ТП УТС являются:
  -- экспертная группа "Проблемы УТС с магнитным удержанием плазмы";
  -- председатель д.ф.-м.н. С.В.Мирнов;
  -- экспертная группа "Проблемы УТС с инерциальным удержанием плазмы";
  -- председатель академик РАН В.П.Смирнов;
  -- экспертная группа "Инженерно-технические вопросы УТС";
  -- председатель академик РАН В.А.Глухих.
   Ключевые проектыи ТП УТС это (выделены проекты, в которых планируется преимущественное участие ТРИНИТИ на 2019год):
      -- Модернизация токамака Т-15 с целью разработки термоядерного источника нейтронов (ТИН).
      -- Российско-итальянский проект "Игнитор".
      -- Модернизация комплекса Токамака с Сильным Полем (ТСП) для создания на этой базе токамака типа "Игнитор".
      -- Термоядерный комплекс "Байкал". [107]
   5.Лазерная термоядерная крупномасштабная установка.
   В Проекте ТП "Управляемый термоядерный синтез", подготовленном коллективом специалистов под руководством В.Е.Черковца, заложены программы продвижения двух уникальных термоядерных комплексов "Игнитор" и "Байкал" до начала экспериментальных сессий на них, а также продолжения исследований на токамаке Т-11 М в поддержку ИТЭР и упомянутых ТЯ комплексов. Эти программы были утверждены Правительством РФ. [107]
   Токамак "Игнитор". В недалеком прошлом на термоядерном поле появилась еще одна перспектива: Игнитор (IGNITOR) --проект по созданию исследовательского термоядерного реактора с магнитным удержанием плазмы (magnetic confi nement fusion), разработанный лабораторией ENEA в итальянском городе Фраскати. Технически является вариантом токамака с сильным магнитным полем (в СССР --это Т-14, ТСП) и исключительно омическим нагревом плазмы.
   "Игнитор" --первый токамак с сильным магнитным полем, проектируемый для достижения условий зажигания термоядерных реакций в основном за счет омического нагрева плазмы протекающим током в сильном магнитном поле. "Планируется, что токамак по проекту "Игнитор" изготовят в Италии и установят в России в государственном научном центре "Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований"". По словам Евгения Велихова, чтобы зажигание произошло, необходимо вложить огромную мощность в очень компактный термоядерный токамак "Игнитор".
   "Сделать это можно лишь в одной точке на земном шаре--в городе Троицке в ТРИНИТИ". ИГНИТОР предполагается разместить в зале с биозащитой на энергокомплексе "Токамак с сильным полем", где для этого есть необходимая инфраструктура". [108]
   "...Мы сейчас на торжественном открытии Всероссийского фестиваля науки. В. А. Садовничий в своем докладе перечислил MegaScience проекты. Одним из первых (вторым после CERN) был назван Троицк с проектом IGNITOR!!!", Лариса Коневских, Дом Ученых г.Троицка, 2018г.
   Проект "Байкал". В этот же период в институте была сформулирована программа по импульсному термояду (в продолжение работ на "Ангаре 5-1") --это проект "Байкал" [109]. "Комплекс "Байкал" предназначен для исследований в области инерционного термоядерного синтеза и вещества с высокой плотностью энергии. Он позволит зажигать термоядерные мишени, создавать термоядерные микровзрывы в целях дальнейшего создания энергетического термоядерного реактора, а также проводить эксперименты по горению термоядерного горючего и по взаимодействию сопровождающих микровзрыв излучений с веществами и устройствами. Термоядерный комплекс "Байкал" планировалось ввести в эксплуатацию до 2020 года. Сроки сместились, но Проект не ликвидирован, можно сказать, временно "завис". Окончательного решения так и нет, более того, в скорректированной в конце 2014г. Федеральной Целевой Программе "Ядерные Энерготехнологии Нового Поколения" (ФЦП ЯЭНП) выделение средств на проект "Байкал" в 2015-2020 г. не предусматривается" [104-1]. Но такой проект, обсчитанный и обретший некую материальность в утвержденном высшими инстанциями проекте ГСПИ, не может кануть в лето. Исследования на комплексе "Ангара 5-1" убедительно показали его несомненную перспективность.
   В 2020 году Росатом отметил 75-летие. В этом же году в сети появилась официальная версия структуры и содержания ТРИНИТИ [111,112], согласно которой в институте сегодня 5 отделений (более подробно в Приложении 2): Отделение магнитных и оптических исследований (ОМОИ, 3 отдела, 8 лаб., директор А. М. Житлухин), Отделение физики токамаков-реакторов (ОФТР, 2 отдела, 5 лаб., директор А. А. Якушкин, исполняющий обязанности директора), Отделение физики токонесущей плазмы (ОФТП, 3 лаб., директор Е. В. Грабовский), Центр теоретической физики и вычислительной математики (ЦТФиВМ, 5 отделов, 2 лаб., директор Высоцкий Д. В.), Отделение инновационных и прикладных исследований (ОИПИ, 4 лаборатории, директор А. Г. Красюков).
   Обращают на себя внимание такие факты, как открытые вакансии специалистов "научно-технического направления" в ТРИНИТИ, 12 наименований. Например: инженер-физик, зарплата, начиная от 50 тыс. р., предоставляется: перечень "соцкультбыт", на территории столовая института. В разделе "функциональные направления" 19 наименований вакансий, в том числе станочник, повар-кондитер, инженер-технолог и т.д.
   "Мы все -- Росатом. У нас общие цели. Работа в команде единомышленников позволяет достигать уникальных результатов. Вместе мы сильнее и можем добиваться самых высоких целей. Успехи сотрудников -- успехи компании" (из пункта "Ценности", https://niirosatom. ru/en/).
   "...мы должны не следовать за "Росатомом", а идти перед ним, прокладывая ему пути" (Ректор МИФИ Владимир Шевченко, интервью "Страна Росатом").
   Если до появления всех упомянутых выше проектов генеральный директор и научный руководитель ТРИНИТИ дфмн, профессор В. Черковец еще был склонен (скорее -- вынужден) к совмещению двух ипостасей, то при такой предполагаемой нагрузке на ТРИНИТИ руководство "Росатома" решило усилить администрацию института разделением функций: В 2018 году директором ТРИНИТИ со своей командой стал доктор технических наук Дмитрий Марков (см. главу "Руководители"), а научное руководство осталось за В. Черковцом. Это новшество было введено не спонтанно -- долгие годы, более десяти лет, начиная еще с В. Д. Письменного, шло осмысление проектов, их научное, расчетное, экспериментальное и техническое обоснование. Результатом стала уже упоминавшаяся "Стратегическая программа исследований Технологической Платформы (ТП) "Управляемый термоядерный синтез", составленная коллективом ученых и доложенная В. Черковцом [113-1, 2] в 2015 году. Цель Технологической Платформы обозначена как объединение всех заинтересованных (и потенциально полезных) предприятий и институтов в мире, так или иначе связанных с термоядерными исследованиями, для создания и введения в эксплуатацию исследовательских ТЯ установок разного масштаба. На следующем этапе -- проектирование токамака "ДЕМО" -- демонстрационного реактора, в котором планируется воплотить все самые лучшие, эффективные достижения.
   В части кооперации Российских организаций по предложению авторов ТП главными задачами являются (далее приводятся формулировка тех задач, в решении которых исполнителем является ТРИНИТИ в кооперации с другими организациями):
   Задача 1. "Создание инфраструктуры и системы управления проектом и подготовки кадров".
   Задача 2. "Обеспечения развития основ термоядерной энергетики в России".
   Задача 3. "Создание единого комплекса информационно-измерительной и управляющей системы термоядерного реактора-токамака (ИТЭР, ТИН, ИГНИТОР, ДЕМО и ПТЭ) с интегрированными системами магнитного и кинетического управления плазмой".
   Задача 4. "Реализация международного проекта ИТЭР".
   В критической ситуации с ограниченным финансированием и распыленностью тематик в физических институтах и предприятиях было необходимо (продолжая работать "лягушкой в сметане") искать единственно верный путь развития. В случае ТРИНИТИ -- это лидерство (вместе с ИАЭ) в команде российских институтов, объединившихся под эгидой "Росатома" вокруг больших термоядерных экспериментальных комплексов, что, кроме всего прочего, обеспечило финансирование участвующих организаций. Заметный штрих: Тендер 164128042: Реконструкция термоядерного комплекса ТСП. Проект. Сумма контракта 1848000.00р [112].
   Все вышесказанное -- несомненное достижение научного руководства и дирекции ТРИНИТИ, кардинально обозначившее надежную перспективу развития Государственного Научного Центра.
   ТРИНИТИ -- это институт, в котором осуществляется большой объем работ, связанных с созданием ИТЭР. Примечательно, что на территории института работает частное учреждение корпорации "Росатом" "ИТЭР-Центр", директор этой российской управляющей компании -- уже знакомый нам дф-мн Анатолий Красильников (он трудился в ОФТР, ТРИНИТИ). Сейчас агентство разместилось на территории ТРИНИТИ. Кроме того, есть многое, что делается непосредственно для экспериментов на ИТЭР. Это оборудование для диагностических систем: созданный в "ИТЭР-Центре" оптический спектрометр -- многоканальный нейтронный коллиматор, камера для регистрации профиля источника нейтронов плазмы ИТЭР. На стендах ТРИНИТИ проводятся исследования в приложении, в частности, к проблеме взаимодействия плазмы со стенкой для токамака ИТЭР. Прежде всего сюда относятся исследования на токамаке Т-11М (отдел С. Мирнова); в отделении А. Житлухина, установки типа МК-200 и др. (Смотрите в главе "малый термояд") и Программы по международному сотрудничеству ОМОИ (ОМОИ, Отдел М. И. Пергамента, глава "Стеклянные лазеры)".
   Далее приводится небольшой обзор достижений, не обозначенных в основном тексте:
      -- Владимир Аносов (ТРИНИТИ) в интервью Lenta. ru [114]: "...наш сектор занимается конкретно разработкой вертикальной нейтронной камеры, нейтронной диагностики ИТЭР и решает большой круг задач от проектирования до изготовления, а также проводит сопутствующие научно-исследовательские работы, связанные с разработкой, в частности, алмазных детекторов. Алмазный детектор -- уникальный прибор, первоначально созданный именно в нашей лаборатории. Ранее использовавшийся на многих термоядерных установках, сейчас он применяется достаточно широко многими лабораториями от Америки до Японии; они, скажем так, пошли за нами следом, но мы продолжаем оставаться на высоте. Сейчас мы делаем алмазные детекторы и собираемся выйти на уровень их промышленного производства (мелкосерийного производства)".
      -- Другая группа учёных из Троицкого "Центра алмазной радиационно-стойкой наноэлектроники и инноваций" (НОЦ "ЦАРСНИ)". Центр создан в 2009году при ТРИНИТИ в рамках проекта, поддержанного Федеральной целевой программой (ФЦП) "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2013годы" (Утверждена Постановлением Правительства РФ от 17октября2006г. N613). Этот Центр изготавливает алмазные детекторы для вертикальной нейтронной камеры ИТЭР детекторы ионизирующих излучений различных типов на основе монокристаллического алмазного материала, а также фотопреобразователи для регистрации ядерных излучений и частиц высоких энергий. Руководство НОЦ "ЦАРСНИ" и собственно проектом осуществляет дф-мн Николай Родионов [115]. "...В 2009году в рамках государственного контракта с Федеральным агенством по науке и инновациям в АО "РНЦ РФ ТРИНИТИ" был создан лабораторный технологический комплекс (ЛТК) "Алмазный детектор". С участием Проектного центра ИТЭР и Госкорпорации "Росатом" в 2012году комплекс был запущен". Как рассказал Н.Родионов, одним из конечных результатов работы по контракту ФЦП будет создание приборов, предназначенных для выявления аварийных ситуаций на радиационно-опасных объектах, в том числе атомных станциях, контроля за ходом их развития и ликвидации как в условиях нормальной эксплуатации, так и при авариях всех типов.
   Живут и работают в ТРИНИТИ и не "термоядерные программы", принося финансирование и результаты:
      -- Разработка мобильного лазерного технологического комплекса (МЛТК) --результат совместной научно-технической деятельности ТРИНИТИ и "Газпрома". "При работе в Арктике будут необходимы технологии экологической безопасности. В частности, это многофункциональный мобильный лазерный технологический комплекс МЛТК-30М. С помощью этого комплекса можно эффективно ликвидировать аварии на нефтяных и газовых скважинах при неконтролируемых выбросах и пожарах, а также бороться с нефтяными разливами в акваториях" [116]. "...И даже управлять движением айсбергов, проплавляя их в заданных местах "как нож масло" (А.Красюков).
      -- "Ученые из ТРИНИТИ, МФТИ, Института космических исследований (ИКИ), Российского федерального ядерного центра ВНИИЭФ разработали способ моделировать ядерное воздействие на крупные астероиды. Результаты исследования опубликованы в ЖЭТФ. В новом способе моделирования используются небольшие макеты астероидов и импульсные лазерные установки. Эксперимент по разрушению "астероидов" проводился в вакуумных камерах с помощью лазерных установок "Искра-5", "Луч" и "Сатурн" [117].
      -- Применение СП накопителей: "Вместе с ТРИНИТИ и рядом других институтов был разработан сверхпроводниковый индуктивный накопитель энергии. Удельная энергоёмкость, то есть способность мгновенно выдать ток большой мощности, у него выше, чем у любого аккумулятора. Мы планируем использовать их в источниках бесперебойного питания, в системах электрического обеспечения больниц, центров хранения данных, аппаратов по выращиванию кристаллов, пунктов связи --везде, где даже малейший сбой питания может привести к необратимым последствиям или крупным потерям. В настоящее время разрабатывается ещё один проект по созданию магниторезонансного томографа. Совместно с медиками и физиками уже подготовлено техническое задание на сам томограф и все его системы". Директор корпорации "Русский Сверхпроводник" Александр Кацай [118]. С учетом общемировой тенденции к "озеленению" энергетики можно прогнозировать, что СП-накопители будут использованы в энергосетях, где генераторами являются ВИЭ, зависимые от погоды "на дворе" и поэтому выдающие "рваные" порции энергии в сеть.
      -- Электродинамический ускоритель масс: кооперация нескольких институтов довольно далеко продвинулсаь в вопросе применения рельсотрона в мирных целях. Федеральный центр двойных технологий "Союз", институт ТРИНИТИ, НИИФА имени Ефремова и Курчатовский институт объединили усилия для создания системы предварительного электродинамического разгона ракеты для вывода полезного груза на околоземную орбиту [119].
      -- Еще одна разработка. Группа ученых из ТРИНИТИ под руководством кандидата физико-математических наук Александра Басиева создала комплекс, который дезинфицирует медицинские инструменты, спецодежду и оборудование концентрированным озоном. Установка для производства концентрированного озона представляет собой аппарат с охлаждением капиллярной разрядной камеры. Комплексы размером с домашний очиститель воздуха вырабатывают озон высокой концентрации, до 0,7 г/л, со скоростью до 6кг/ч. В зависимости от области применения установка снабжается дополнительными модулями: модуль производства чистого озона; модуль глубокого окисления; модуль производства озона из воздуха для применения в условиях высокой влажности и низкой температуры; мобильные модули накопления-распределения озона [120].
      -- Рентгеновская установка с высоким пространственным разрешением [121].
   В ГНЦ РФ ТРИНИТИ был создан уникальный рентгеновский аппарат с пространственным разрешением 1-2 микрон и временным разрешением 1 нс для исследования биологических объектов с удобной для пользователейсменойизлучателя и наблюдаемого объекта. Аппарат предназначен для рентгеновского зондирования различных биологических объектов и получения их изображений с высоким пространственным разрешением.
   Области применения:
  -- Исследование биологических объектов;
  -- Оценка качества тонких покрытии;
  -- Дефектоскопия методом неразрушающего контроля;
  -- Проведение научно-исследовательских работ в области изучения тонких покрытий , их структуры и адгезионных свой ств;
  -- Для учебных целейв биологии, медицине, микромеханике и др.
   Руководитель проекта --Косарев Станислав Александрович (Каталог продукции АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ").
      -- Стенд "Магнетронный разряд" [121].
   Предназначен для отработки технологии нанесения высокопрочных защитных покрытий из различных материалов и композитов в магнетронном разряде, а также нанесения тонких металлических пленок электронного качества на полупроводниковые материалы с целью создания приборов для измерения ионизирующих излучений. Позволяет получать тонкие пленки высокого качества с рекордными физическими характеристиками (толщина, сплошность, адгезия и пр.), а также проводить послойный синтез новых структур (структурный дизайн), создавая пленку на уровне атомных плоскостей (Каталог продукции АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ").
   Новые проекты в работе:
      -- Радиобиология, из области фундаментальных исследований.
   "Сравнение индукции апоптоза в клеточных культурах при фотонном облучении низкой и сверхвысокой мощности" Шишкин А.М., Смирнов В.П., ГрабовскийЕ.В., ОлейникГ.М., ИвановА.В., КулиничТ.М., БоженкоВ.К. [122]. Центральным вопросом клинических радиобиологических исследований является предсказание эффекта радиационного воздействия в зависимости от свойств применяемого облучения. Одной из возможных существенных характеристик облучения является мощность дозы... Исследование изменения биологической эффективности при ультравысоких мощностях дозы является актуальной, малоизученной фундаментальной проблемой в радиобиологии и медицинской радиологии. Цель: сравнить биологическую эффективность воздействия излучения высокой мощности и низкомощностного излучения по уровню развития позднего апоптоза при облучении ими культур клеток. Материалы и методы: установки, использовавшиеся для облучения: "Ангара-5-1" и "Рокус-АМ". Результаты: выявлен более высокий уровень развития позднего апоптоза при облучении клеточных культур излучением высокой мощности.
      -- Перспективные проекты ГНЦ РФ ТРИНИТИ по нанотехнологиям:
  -- Разработка и использование плазменных источников излучения в экстремальном ультрафиолетовом диапазоне для создания наноструктур.
  -- Производство радиационно-стойких оптоволоконных систем.
  -- Разработка технологий насыщения тритием материалов.
   В ближайших планах ТРИНИТИ --создание технико-внедренческого комплекса наноцентра Росатома.
   10) Проект ГНЦ РФ ТРИНИТИ вошел в топ-50 проек тов конкурса "Технологический прорыв 2020" Сотрудники ТРИНИТИ предложили проект на тему
   "Протонпроводящая мембрана нового поколения для автотранспорта, беспилотников, автономной энергетики и др. сфер применения", АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ" -- Home | Facebook
   И это далеко не все. Полный объем работ, и детализация исследований, и обсуждение результатов ожидаем увидеть в третьей книге (это, видимо, будет "Новейшая история ТРИНИТИ"). Но эта история может быть омрачена, если основной производительной силой станет институт менеджеров (что невозможно по определению), а не научные сотрудники, имеющие все необходимое для исследовательской работы во имя решения научных программ института. Это принципиально важно!
   История науки в ФИАЭ показывает, насколько основательная материальная и творческая база была выстроена и реализована в те 60-80 годы, продолженная и сохраненная в последующие годы. Была создана творческая атмосфера, привит мощный иммунитет от псевдонауки, проявились талантливые научные сотрудники. Именно эта база из сложившейся инфраструктуры, энергетики и достаточного количества экспериментальных установок и сопровождающих теоретических исследований, и, главное, высококлассного научного коллектива дала великолепную сумму знаний мирового уровня в области физики плазмы (во всем диапазоне параметров), лазеров и электрофизики. В ФИАЭ был создан фундамент, на котором сегодня зиждется феноменальная устойчивость и начавшееся вновь процветание ТРИНИТИ.
   "Как только вы затребуете от фундаментальной науки пользу, вы тут же её убьёте", (А.Эйнштейн).
   Что является одной из определяющих характеристик ТРИНИТИ --это ставшее привычным, даже стандартным, понимание неотделимости фундаментальных теоретических и экспериментальных исследований от практической реализации достижений. Даже в самые трудные безденежные времена, если удавалось тем или иным путем (конкретно: или заключение договоров, или бюджетное финансирование, или гранты) добиться финансирования, маломасштабные эксперименты не оставались в стороне: руководители крупных подразделений и дирекция не отступали от сложившейся практики --поддерживать и развивать во чтобы то ни стало фундаментальную часть научных исследований. Как здесь не вспомнить высказывание Л.А.Арцимовича, я бы сказал о, так называемом, иждевенчестве науки: "Учитывая, что плоды работы могут иметь значение в течение тысячелетий, никакие усилия нельзя считать нерентабельными и никакие сроки --слишком затянувшимися".
   Да, сегодня когда-то пятитысячный коллектив стал почти впятеро меньше, но стиль работы, думается, сохранился: скурпулезное, детальное и честное изучение физических процессов (теория и "настольный" эксперимент) это ступени продвижения не только в понимании процессов, но и практического внедрения результатов, а значит, как следствие, и достойное финансирование, а значит --и продолжение научной жизни ГЦ ТРИНИТИ. Впереди у ТРИНИТИ две крупные (даже в масштабе страны) физические экспериментальные термоядерные комплексы ИГНИТРОН и строительство российского национального токамака реакторных технологий ... Похоже, эти установки обязательно будут "окружены" необходимым числом малых мобильных экспериментальных стендов, где будут изучаться те или иные аспекты крупных программ. А сами термоядерные установки в недалеком будущем покажут замечательные результаты.
   Вопрос В.Черковцу: "Меньше ли стало фундаментальных работ на маленьких установках, когда начали строить большие установки?" Ответ: "Нет. Главный аргумент -- на крупные работы идет большее финансирование. И поэтому возможно большее финансирование фундаментальных работ, в том числе экспериментов, постановка которых уже определяется требованиями большой установки. Конечно, часть этих исследований могут сию минуту быть не востребованы. Но когда-то и они могут дать импульс очень новым и полезным прикладным разработкам, соответственно, результатам... Это очень нормальный ход развития науки".
   И этот подход --также одна из основных составляющих успеха. История ФИАЭ --подтверждение этого.
   Фундаментализм --это последний рубеж перед напором интернетовского всезнайства: "...с появлением гигантского количества легкодоступной информации у многих молодых людей и вроде бы ученых мужей в возрасте возникает ложная убежденность, что все уже известно и больше ничего узнавать не надо, достаточно открыть справочные и общеобразовательные сайты и прочесть там истину". Эта тенденция в мировой практике еще не показала себя во всей мощи. Но тенденция налицо. И только фундаментальное образование и фундаментальная наука в институтах способна противостоять надвигающейся чудовищной безграмотности. И здесь ФИАЭ-ТРИНИТИ находится в первых рядах обороны Науки.
   "Министерство образования и науки РФ регулярно проводит оценку научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения. Мониторинг проходят все организации подобного типа в России, вне зависимости от своей ведомственной принадлежности. По результатам мониторинга 24 организациям были присвоены категории в соответствии с правилами оценки результативности деятельности научных организаций. Решением комиссии четырем организациями Росатома, в их числе и ГНЦ РФ ТРИНИТИ, была присвоена 1-я категория, наивысшая из возможных" [123].
  
   О перспективах.
   Итак, суммируем: есть два варианта развития не исключающих друг друга событий. Первый --реализация российско-итальянского проекта "Игнитор", предполагающего сооружение компактного токамака со сверхсильным магнитным полем в ТРИНИТИ. Проект установки имеет высокую степень готовности, многие расчеты уже проведены. Второй вариант --строительство российского национального токамака реакторных технологий. Ожидается, что реактор построят также в ТРИНИТИ к 2030 году, (сообщение ТРИНИТИ в ФБ от 10февраля2021г. https://www.facebook.com/ TRINITIRF/). Можем только предположить, что все же при ограниченности ресурсов проект Е.П.Велихова "Гибридный термояд" победил, временно отставив в сторону представителя инерционного термояда проект "Байкал".
   Далее... "ГНЦ РФ ТРИНИТИ" выбран (в рамках плана Росатома) в качестве площадки для реализации пилотного прототипа Международного научно-исследовательского центра перспективных ядерных технологий (МНИЦПЯТ) для Дальневосточного Федерального Университета.
   Финальным аккордом перспективам ТРИНИТИ на сегодня, видимо, будет следующее: "(15декабря 2020г.) Правительство России планирует в 2022-2024годах выделить свыше 2,6миллиарда рублей из госбюджета предприятию госкорпорации "Росатом" "Государственный научный центр Российской Федерации "Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований" (ТРИНИТИ) на строительство экспериментальной базы, необходимой, в том числе, для испытаний прототипов магнитоплазменных электрореактивных двигателей с повышенными характеристиками в условиях, имитирующих космос" [124] (см. Приложение 3).
   Газета СР-курьер: "8 февраля 2021 года --официальный старт Года науки и технологий в России. Росатом сообщил: "утвержден паспорт комплексной программы "Развитие Техники, Технологий и Научных исследований (РТТН) в области использования атомной энергии в РФ на период до 2024 года". В РТТН вошли пять федеральных проектов. Это "Двухкомпонентная ядерная энергетика", "Экспериментально-стендовая база", "Термоядерные и плазменные технологии", "Новые материалы и технологии" и "Референтные энергоблоки атомных электростанций"".
   "...Для наших институтов это как второе дыхание, мощный импульс к развитию. Многие вошедшие в программу проекты начаты еще до ее утверждения, но, став частью РТТН, они приобретают принципиально иной масштаб и, на мой взгляд, в полной мере смогут раскрыть научный потенциал дивизиона. Дело не только в том, что на НИОКР будет выделено дополнительное государственное финансирование. Стоящие перед атомной наукой задачи невозможно решить в рамках отдельных исследований или проектов. Программа связывает между собой разрозненные НИОКР одной общей целью --это создание масштабной, конкурентоспособной, высокотехнологичной, безопасной и практически безотходной атомной энергетики" (П.А.Зайцев, генеральный директор АО "Наука и инновации") и далее "В ТРИНИТИ по направлению "Термоядерные и плазменные технологии" предстоит решить множество сложнейших задач. Речь о разработке проекта плазменного ракетного двигателя, сис темы электромагнитного и корпускулярного нагрева плазмы, инновационной технологии литиевой защиты первой стенки и дивертора для перспективных термоядерных реакторов".
   С точки зрения прямых интересов института посмотрим краткое изложение Проекта "Термоядерные и плазменные технологии". "Этот федеральный проект в составе РТТН --единственная за последние 30 лет целостная программа развития по управляемому термоядерному синтезу (в пакет РТТН уже входят все Проекты, которые обсуждались выше), -- говорит директор направления научно-технических исследований и разработок "Росатома" Виктор Ильгисонис: -- ... Федеральный проект "Термоядерные и плазменные технологии" содержит пять крупных подразделов. Среди них --разработка концептуального проекта гибридного реактора. В самом начале работ по термояду в России возникли идеи использовать высокоэнергичные термоядерные нейтроны для производства делящихся изотопов как основу ядерного топлива. Позднее, с развитием ядерной энергетики, было предложено с помощью этих нейтронов дожигать Минорные Актиниды --МА (или "актиноиды" --долгоживущие радиоактивные изотопы америция, кюрия, нептуния) из отработавшего топлива АЭС. В рамках РТТН идеи такого "гибридного" подхода впервые получат возможности для системной проработки... Федеральный проект будут совместно выполнять предприятия "Росатома" (в том числе ГНЦ ТРИНИТИ), Министерства науки и высшего образования, Курчатовский институт" [125, 126].
   Перспектива достаточно светлая. В ХХI веке Человечество создаст такой источник энергии, который в будущем радикально изменит Жизнь Землян и Земли. Не надо больших усилий, чтобы представить себе в каком благородном, трудном, но выполнимом проекте принимает активнейшее участие наш ГЦ ТРИНИТИ.
   И --каждый из его сотрудников!
  
   Не кажется ли вам, Читатель, современный сотрудник ТРИНИТИ, что наступила вторая положительная волна (с полупериодом в десятки лет) в жизни нашего института. Мы завидуем вам (как себе в свое время), у вас интереснейшая работа на благо науки и вашего личного развития при надежном финансировании. Записывайте интересные для вас события в вашей жизни в институте в спецпапке в личном компьютере. Через 30-40 лет вам это возвернется многократно! Третья книга будет написана, но, наверное, вами. По крайней мере, вы ее, эту книгу, создаете уже сейчас.
   Наша любимая учитель истории Зоя Ивановна Маресева (1952год, 10класс, 11мужская школа, г.Уфа) процитировала своему любимому классу, а мы записали и сохранили: "Все, кто хотел высказаться в той или иной области искусства, поэзии, техники и во всех других областях человеческой культуры, все они не остались в неизвестности. Но главное в другом, а это уже опыт -- они были неимоверно счастливы, когда творили. Другое такое же счастье дает только Любовь". И тут мы все заулыбались - всем по 18лет... Знал ли автор тогда, что в это же время Евгений Иванович Кондорский, начал Магнитную Лабораторию, которой предстояла трансформа-ция в организацию с таинственным (что-то от божественного) названием ТРИНИТИ и с таким интересным будущим...
   0x08 graphic
0x01 graphic
   0x01 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   P.S. Что бы в жизни вы ни делали, уважаемый Читатель, вам все же интересно мнение коллег, друзей, родных о ваших достижениях. Я надеюсь, что понимая это, вы все же напишете мне ваши впечатления, начиная от жесткой и справедливой критики до неких мыслей и интересных фактов в поддержку будущей книги. Спасибо!
   Обращение к читателю, который просто недоволен теми или иными нюансами в изложении. У вас еще есть возможность исправить ситуацию --написать и прислать мне воспоминания, честные и объективные, о вашей жизни в ФИАЭ и ТРИНИТИ, и с добрым словом о тех коллегах, к которым вы относитесь с уважением. Когда-то все же будет реализован полный трехтомник "Истории ГНЦ РФ ТРИНИТИ" и ваши воспоминания получат жизнь.
   Моя почта: baibai2000@mail.ru
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  --
  --
  -- Литература
   (Предисловие
      -- (стр.4) а) Официальный сайт "Российская национальная нанотехнологическая сеть", декабрь 2018год, http://www.rusnanonet.ru/nns/17055/info/#title и официальный сайт ТРИНИТИ: б) (http://www.triniti.ru/) и http://www.triniti.ru/Pergam.html
   с) http://2010.atomexpo.ru/mediafi les/u/fi les/ Present/9.2_CHerkovets.pdf (Слайд номер 6)
      -- Троицкая газета "Городской ритм", 12-18 апреля 2007 года, Татьяна Вальчук, "ТРИНИТИ от станка Резерфорда до ТЯ"
      -- https://rosatom-career.ru/center/companies-ofrosatom/information-about-the-company?id=10467
      -- https://tass.ru/obschestvo/3637582 и https://tvrain.
   ru/teleshow/chto_zhe_delat/tatjana_mitrova-517982/
      -- New Atlas. Energy, https://newatlas.com/energy/ nano-diamond-battery-interview-ndb/
      -- https://diletant.media/spec/rosatom75/2
      -- БиоТех 2030, Исследование: "Сточные воды могут обеспечитьэлектроэнергией 12% населения Земли", http://biotech2030.ru/issledovanie-stochnye-vodymogut-obespechit-elektroenergiej-pochti-12-naseleniyazemli/
      -- Водородный ренессанс. Интервью с Н.Пономаревым-Степным, http://www.okbm.nnov.ru/mediacenter/interview/vodorodnyy-renessans/ и https://zen. yandex.ru/media/dbk/vodorodnaia-energetika-kogdanastupit-buduscee-5e667a094e852d3f01bb296c и https:// tass.ru/opinions/10197885utm_source=24smi&utm_ m e d i u m = r e f e r r a l & u t m _ t e r m = 2 5 4 3 & u t m _
   content=3249898&utm_campaign=13267
      -- Экотехника, 12.01.2019г., П-5) ситуация в мире и в России с солнечными батареями https://www.forbes. ru/biznes/376681-solnce-i-predubezhdenie-pochemusolnechnaya-energetika-ne-prizhivaetsya-v-rossii
      -- (стр.11) ветряные генераторы https://ecotechnica. com.ua/energy/veter/4515-samyj-moshchnyj-v-mireoffshornyj-vetryak-zarabotal-v-niderlandakh.html
      -- http://naukarus.com/opyt-kompetentsiyamasshtab
      -- 1. Всемирная ядерная ассоциация https:// in.minenergo.gov.ru/upload/iblock/3f4/3f4b8097d2d4db0
   33bbb785da5a40e5c.pdf
      -- https://strana-rosatom.ru/2021/03/19/
      -- book1.pdf (faraday.ru)
      -- Е.П.Велихов, "Я на валенках поеду в 35-й год", воспоминания, М.; Астрель; Владимир; ВКТ, 2010г. стр. 3)
   Глава 2. "Позавчера", (МГД-генераторы, начало плазменных экспериментов)
      -- (стр. 10) "МГД генерирование энергии", под редакцией Р.Кумба, изд-во "МИР", Москва, 1966г.
      -- Арцимович Л.А. Управляемые термоядерные реакции. 2-e изд. М.: Физматгиз. 1963. 496с.
      -- Константин Дмитриев "Знакомство со страной в поездках и путешествиях" (сборник рассказов), М, Тровант, 2018г., 196стр. конспективный вариант, озаглавленный им как "Частичная выборка из моих воспоминаний о работе"
      -- Николай Ковальский, "Воспоминания о термоядерной мечте", Троицк-Москва, Тровант 2017 https:// mipt.ru/dppe/history/kovalskiy-nikolay-grigorevich.php
      -- Светлана Пушкова, "Свет далекой звезды", Москва, Полиграф-сервис, 2018
      -- Лилия Алексеева, "Имя астероида -- "Владалексеев"" Троицк, Тровант, 2018
      -- Галина Латышева-Колесникова, Сборник "Каким он парнем был", Троицк, 2009г.
      -- 6-ая Международная конференция по ионизационным явлениям в газах, Париж, 1963год, т.2, стр.11.
      -- Велихов, Дыхне, Шипук, 7-ая Межд.конференция по ионизационным явлениям в газах, 1965г., Белград (стр. 25)
   Глава 3. Термоэлектрические преобразователи (ТЭП). Контакты с зарубежьем.
   Глава 4. "Вчера"
   Глава 5. Импульсные пороховые МГД генераторы.
      -- "Энциклопедия безопасности" https://survincity.ru/2011/08/spasenie-otzemletryaseniya-unikalnaya-rossijskaya/
      -- Велихов Е.П., Матвеенко О.Г., Панченко В.П. и др. "Импульсная МГД-установка "Сахалин" электрической мощностью 500 МВт на твердом пороховом топливе", ДАН. 2000. Т. 370. No 5. С. 617-622.
      -- Е.П.Велихов, Р.В. Догадаев, В.П.Панченко, А.А.Якушев, Б.В.Кононов, Ю.М.Милёхин, Н.Н.Парфёнов "ИССЛЕДОВАНИЕ СВОЙСТВ ПРОДУКТОВ СГОРАНИЯ ТВЕРДОГО (ПОРОХОВОГО) ПЛАЗМООБРАЗУЮЩЕГО ТОПЛИВА ДЛЯ ИМПУЛЬСНЫХ МГД-ГЕНЕРАТОРОВ" ДОКЛАДЫ АКАДЕМИИ НАУК, 2010, том 433, N2, с. 190-195 ТЕХНИЧЕСКАЯ ФИЗИКА.
   Источник: http://naukarus.com/issledovaniesvoystv-produktov-sgoraniya-tverdogo-porohovogoplazmoobrazuyuschego-topliva-dlya-impulsnyh-mgdgeneratorov
      -- "Импульсные МГД-генераторы и глубинное электромагнитное зондирование земной коры", Морхов И.Д., Велихов Е.П., Волков Ю.М., "Атомная энергия" Т44, вып. 3, 1976.
  -- http://elib.biblioatom.ru/text/atomnaya-energiya_
   t44-3_1978/go,12/
      -- In book: ОИВТ РАН: "Итоги и перспективы" (pp.605-621) Январь 2010 года, "Использование импульсных МГД-установок для геолого-физических исследований" https://www.researchgate.net/ publication/299369476_ISPOLZOVANIE_IMPULSNYH_ MGD-USTANOVOK_DLA_GEOLOGO-GEOFIZICESKIH_ ISSLEDOVANIJ
      -- Н.Т.Тарасов, Н.В.Тарасова, "Влияние на сейсмичность электромагнитных полей и взрывов, геодинамические последствия. ИФЗ РАН, УДК 550.348.436
   +550.311
      -- Афонин А.Г., Бутов В.Г., Панченко В.П., Синяев С.В. и др. Анализ работы многорельсового электромагнитного ускорителя твердых тел с прямым питанием от импульсной МГД-установки//ПМТФ. 2015. Т. 56. No5. С. 91-101.
   Глава 6. Лазеры (введение)
      -- Портал "Научная Россия", от 6 июня 2015 года.
   "Мост из Троицка в будущее"

1) В.Е.Черковец; 2) А.Г.Красюков; 3) В.М.Борисов;

   4) А.М.Житлухин
   https://scientifi crussia.ru/articles/most-iz-troitska-vbudushchee
      -- 1. Академик Евгений ВЕЛИХОВ, академик Федор БУНКИН, Павел ПАШИНИН, д т н Евгений СУХАРЕВ, "Мощные лазеры для обороны и промышленности", NAUKARUS, Науковедение. http://naukarus.com/ moschnye-lazery-dlya-oborony-i-promyshlennosti
   2. "История разработки и создания мощных лазеров для промыщленности и обороны", Доклад академика Е.Велихова, академика Ф.Бункина, член-корра П.Пашинина и дтн Е.Сухарева. http://naukarus.com/ istoriya-razrabotki-i-sozdaniya-moschnyh-lazerov-dlyapromyshlennosti-i-oborony-doklad-akademika-e-pvelihova-akademika-f
      -- "Создатели российских лазеров", составители Ю.В.Рубаненко и Е.В.Можелев, Москва, издательский дом "Столичная энциклопедия", 2016 год. Здесь же 32а): стр.9, Ф.В.Бункин, Е.П.Велихов, П.П.Пашинин, Е.М.Сухарев, "История разработки и создания мощных лазеров оборонного применения"
   Глава 7. Стеклянные лазеры.
      -- БезнасюкН.Н., ГалаховИ.В., ГаранинС.Г. и др. Четырехканальная лазерная установка ЛУЧ --модуль установки ИСКРА-6. Доклад на международной конференции IV Харитоновские тематические научные чтения. г. Саров, 18-21 февраля 2002г. Сборник аннотаций, г. Саров
      -- "Сарово 24" 16.04.2019 https://sarov24.ru/ nauka/8739-samyj-moschnyj-v-mire-lazer-gotovjat-kzapusku-v-sarove.html
      -- (http://www.triniti.ru/Pergam.html) .
      -- NIF -- National Ignition Facility "Атомная энергия 2.0", 23 апр 2012, https://www.atomic-energy.ru/ photo/32916
   Глава 8. Газовые лазеры
      -- C. K. N. Patel., Phys. Rev. Lett.,13, 617 (1964).
      -- W. F. Tiffany and all, Appl. Phys. Lett., 15, 91, (1969).
      -- МФТИ, факультет проблем физики и энергетики. В.Черковец, В.Панченко и К.Дмитриев "Велихов и
   Троицк"
      -- https://mipt.ru/dppe/history/Velihov_Troitsk1.php

fi le:///C:/Users/User/Desktop/%D0%A2%D0%A0%D0

   %98%D0%9D%D0%98%D0%A2%D0%98/07D0%93%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D
   0%B5%20%D0%BB%D0%B0%D0%B7%D0%B5%D1%80%
   D1%8B/1rubanenko_yu_v_mozhelyov_e_v_sost_sozdateli_ rossiyskikh_laze.pdf
      -- http://naukarus.com/moschnye-lazery-dlyaoborony-i-promyshlennosti
      -- N18 (829) Общество и наука/Спецпроект/Атомщик (itogi.ru)
      -- "Гиперболоид для маршала", Троицк (вчера, сегодня и завтра), юбилейное издание, Троицк-Тровант, 2007
      -- В.Панченко, В.Васильцов, В.Голубев, В.Дубров, В.Майоров, В.Низьев, ИПЛИТ -- 30 лет, http://shatura. laser.ru/laser.ru/30/iplit_30_history.pdf
  -- Глава 9. Технологические лазеры. Серия МЛТК
   41) 1) Анри Рухадзе "События и люди", Воспоминания, пятое издание, стр. 157-158
   2) Выступление Е.Велихова на Всесоюзной конференции "За избавление человечества от ядерной угрозы" май 1983г. https://aif.ru/archive/1656883 https://knigogid.ru/books/449524-sobytiya-i-lyudi/
   toread/page-157
      -- "Лазерный гиперболоид--супероружие Газпрома" Популярная механика, 12.02.2012. https://www. popmech.ru/technologies/8832-lazernyy-giperboloidsuperoruzhie-gazproma/
      -- а)Кирилл Рябов "Мобильные лазерные технологические комплексы разработки ГНЦ РФ ТРИНИТИ", Военное обозрение, 4 февраля 2014 года. https:// topwar.ru/39288-mobilnye-lazernye-tehnologicheskiekompleksy-razrabotki-gnc-rf-triniti.html
  -- б) "Сделано у нас" https://sdelanounas.ru/
   blogs/46752/МЛТК
   44) http://naukarus.com/arkticheskie-marshrutylazera https://www.triniti.ru/catalog/
  -- https://www.triniti.ru/catalog/lazernye-tekhnologii/
   mobilnyy-lazernyy-tekhnologicheskiy-kompleks-mltk/ https://troiskmsk.bezformata.com/listnews/uspehuchenih-gntc-rf-triniti/28977076/katalog-2020Петровский Александр.pdf https://strana-rosatom.ru/2021/10/19/lazeramitriniti-zainteresovalis-v/
   Глава 10. Ударная труба. СО-лазеры
      -- А.Д.Белых, В.А.Гурашвили, В.С.Голубев, С.В.Пашкин, А.А.Якушев "Ударная труба для исследований высокотемпературных МГД-генераторов"/Институт атомной энергии им.И.В.Курчатова)
   Глава 11. Импульсно-периодические лазеры и эксимеры
      -- БреевВ.В., ГубаревА.В., ДробязкоС.В., НекрасовА.А., ПеченоваО.И., ЯкушевА.А.
   "Импульсный лазер периодического действия с самопрокачкой рабочего газа", патент США номер 3543174, опубликовано в 1970г. Авторское свидетельство: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=40243514
      -- ГубаревА.В. и др. "О возможности осуществления самоопрокачки газовой смеси в импульсном лазере периодического действия" "Квантовая электроника, т.5, N 7, стр 1595-1598, 1978г.
   Глава 12. Эксимеры
      -- "Мощные импульсно-периодические эксимерные лазеры", Олег Борисович Христофоров, диссертация и автореферат по ВАК РФ 01.04.08, http:// www.dissercat.com/content/moshchnye-impulsnoperiodicheskie-eksimernye-lazery
      -- Borisov V. M. et al. "EUF sourced using Xe and Sn discharge plasmas".J. Phys. D: Appl. Phys. 37 (2004) 3277- 3284.
      -- 1. http://www.triniti.ru/EUV.html
   2. Техническое задание "Поставка комплектующих изделий для стенда эксимерных лазеров" fi le:///C:/Users/User/AppData/ Local/Temp/%D0%A2%D0%BE%D0%BC%202%20
   %D0%A2%D0%97.pdf
   Глава 13. Изотопы
      -- В.С.Летохов, С.Б.Мур, "Лазерное разделение изотопов". Часть I (обзор) Квантовая электроника, 1976, Том 3, номер 2, стр. 248-287 http://www.mathnet. ru/php/archive.phtml?wshow=paper&jrnid=qe&paperid=
   10865&option_lang=rus
      -- http://www.triniti.ru/EUV.html
      -- Каталог продукции АО ГНЦ РФ ТРИНИТИ "Производство высокообогащенного изотопа Углерод-13 методом лазерного разделения" https://www.triniti.ru/
   upload/katalog-2020.pdf и www.triniti.ru
   Глава 14. Развитие исследований по проблеме управляемого термоядерного синтеза
      -- В.П.Смирнов "Исследования по термоядерному синтезу" ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕ-
   МИИ НАУК, 2003, том 73, М 4, с. 299-313 https://nova. rambler.ru/search?query=%D0%92%D0%B5%D1%81% D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA+%D1%80%D1%83 %D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9+%D0%B 0%D0%BA%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D0%B 8%D0%B8+%D1%82%D0%BE%D0%BC+73%2C+No+4% 282003%29+&utm_source=head&utm_campaign=self_ promo&utm_medium=form&utm_content=search&_ openstat=UmFtYmxlcl9NYWluOzs7
   А.П.Лотоцкий, В.П.Бахтин, Е.В.Грабовский, А.Н.Грибов, *М.П.Галанин, Н.М.Ефремов, М.К.Крылов, Ю.А.Халимуллин, Г.Н.Хомутинников, Импульсное обострение магнитной энергии в установках "Байкал" и "МОЛ". XXXIII Международная (Звенигородская) конференция по физике плазмы и УТС, 13-17 февраля 2006 г.
      -- а) https://scientifi crussia.ru/articles/dve-golovyhorosho-a-odna-luchshe
   в) https://base.garant.ru/70672764/#friends
      -- Институт Физики Токамаков (ИФТ) Э.Азизов, П.Н.Алексеев, Б.В.Кутеев "Коррекция дорожной карты Российской термоядерной стратегии", 27 февраля 2014года. https://www.atomic-energy.ru/ presentations/47388
      -- Государственная корпорация по атомной энергии "Росатом", Российско-Итальянский проект экспериментального токамака ИГНИТОР. Сообщение В.Е.Черковца. 9 июня 2010года, слайдшоу слайды 7,11. http://2010.atomexpo.ru/mediafi les/u/fi les/Present/9.2_ CHerkovets.pdf
      -- Проект (Государственная корпорация по атомной энергии ГК "РОСАТОМ", АО "ГНЦ РФ ТРИНИТИ"): "Стратегическая программа исследований технологической платформы "Управляемый термоядерный синтез".
   Глава 15. "Малый термояд"
      -- о Т-11 www.triniti.ru/E_S_Base/OFTR/Termoyad_ ust_T-11M.docx
      -- Импульсная термоядерная система с плотной плазмой [Текст]: Препринт/С.Г.Алиханов, Г.Н.Кичигин, И.К.Конкашбаев ; Ин-т ядерной физики Сиб. отдния АН СССР. - Новосибирск: [б. и.], 1967. - 12 с. : черт.; 23 см.
      -- (стр. 76) автореферат диссертации дфмн В.Н.Семенова, 2003 год. http://fi zmathim.com/ matematicheskoe-modelirovanie-plazmy-v-sistemekompaktnyy-tor
      -- Умрихин, Николай Михайлович. Оптимизация мощных импульсных ускорителей плазмы: диссертация ... кандидата физико-математических наук : 01.04.08. - Москва, 1984. - 198 c. : ил. Физика и химия плазмы
      -- Сафронов, Валерий Михайлович, диссертация и автореферат доктора физико-математических наук, "Комплексные исследования физических процессов при взаимодействии мощных потоков плазмы с материалами термоядерных установок", 2012год
  -- Глава 16. "АНГАРА-5-1"
  -- Биография В.П.Смирнова http://www.biograph. ru/index.php/whoiswho/1/1158-smirnovvp
  -- В.Александров, Е.Грабовский, С.Недосеев, Г.Олейник, В.Смирнов и др.
  -- https://docplayer.ru/27399910-Plazmennyy-liven-iz-
   mnogoprovolochnoy-sborki.html
      -- "Проект "Байкал" отработка схемы генерации электрического импульса"/Э.А.Азизов, Е.П.Велихов, Е.В.Грабовский, В.П.Смирнов, А.Л.Лотоцкий, М.К.Крылов и др.//ВАНТ, Серия: Термоядерный синтез. N3,2001. - С.3-17.
      -- "Проект "Байкал" отработка схемы генерации электрического импульса", Э.А.Азизов, С.Г.Алиханов, Е.П.Велихов и др., XXX Звенигородская конференция по физике плазмы и УТС, 24-28 февраля 2003г.
      -- Импульсное обострение магнитной энергии в установках "Байкал" и "МОЛ", В.П.Бахтин, Е.В.Грабовский, А.П.Лотоцкий, и др., XXXIII Международная (Звенигородская) конференция по физике плазмы и УТС, 13-17 февраля 2006г.
      -- 1) Исследования илучающих Z-пинчей на усановке "АНГАРА-5-1" для проекта "Байкал", Е.В.Грабовский, В.В.Александров и др. XXXVI Международная (Звенигородская) конференция по физике плазмы и УТС, 9-13 февраля 2009г.
   2) "Плазменный ливень из многопроволочной сборки" https://docplayer.ru/27399910-Plazmennyy-liven-iz-
   mnogoprovolochnoy-sborki.html