Истомина Ольга: другие произведения.

Правда о сиренах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все знают, что сирены живут под водой и очень любят петь в шторм, завлекая моряков на острые рифы, но мало кому известно, кто такие сирены и что заставляет их убивать. Что окажется сильнее - старые обиды или новые чувства? способна ли любовь победить проклятие?


Правда о сиренах

  
   Сидя на камне, я болтала ногами, думая о том, какой же сегодня замечательный день. Солнечный, яркий, спокойный. В грот то и дело заглядывают любопытные рыбки, водоросли приглашающе качают ветвями, зовя на прогулку, а в голове так и мелькают заманчивые идеи, как хорошо будет поплавать наперегонки с дельфинами или понежиться на солнце! И недовольный голос тети, разом разбивающий все мечты.
   - Лиррэйн, ты опять мечтаешь? Десятый раз прошу внимательно меня послушать и все без толку. Вот скажи, на чем я остановилась?
   - Ну-у-у, - я задумалась. Учитывая, что скоро мой день рождения, у тети было всего три темы для разговора и вся проблема в том, чтобы угадать нужную. - Ты говорила о легенде, вспоминала, как именно мы превратились в сирен, столкнувшись с человеческой глупостью.
   - Сколько раз повторять, не глупостью, а подлостью. Твоя покойная бабушка слишком доверяла Дэшеру, за что и поплатилась. Яфит относилась к нему, как к брату, всегда была рядом в трудный момент, поддерживала и помогала, а Дэшер отплатил ей превращением в монстра. А ты говоришь, глупость, - тетя горько вздохнула. - Глупо было верить, что у Дэшера доброе сердце, в то время как парень оказался насквозь гнилым.
   - Да-да, я помню. Бабушка выросла по-соседству с Дэшером и считала его лучшим другом, который всегда поймет и защитит ее. Но стоило бабушке влюбиться и приехавшего моряка и объявить о своем решении уплыть вместе с возлюбленным в море, как Дэшер пришел в ярость и отправился к колдунье, которая по его просьбе сделала нас сиренами, ну то есть Яфит и всех ее потомков. Эту историю я знаю наизусть. Вот только все - равно не могу понять, почему вы на протяжении стольких лет ненавидите Дэшера? Должно быть, он приревновал старую подругу к возлюбленному, решил, будто бы она променяла дружбу на любовь, вспылил и наделал глупостей. Дэшер просто ошибся, такое с каждым бывает, - я пристально взглянула на тетю.
   - Когда ошибаются - не платят душой, - зло произнесла она. - И ладно бы Дэшер платил только своей душой, так он ведь согласился отдать колдунье души своих будущих детей, разве это не мерзко? Но хватит, я больше не хочу говорить об этом ужасном типе, лучше вернемся к нашему разговору.
   У меня вырвался тяжелый вздох. Я уже давно убедилась, что спорить с тетей бесполезно, но иногда так трудно было согласиться с ее словами! Конечно, тетя старше и умнее меня, вот только, помня прошлые обиды, слишком уж предвзято судит людей...
   - Итак, через неделю тебе исполняется восемнадцать лет, ты станешь совсем взрослой, сможешь целыми днями бывать на суше, - торжественно начала тетя.
   - А толку? Все - равно у нас только маленький остров, окруженный рифами, и тот я уже давно изучила, - перебила ее я, соскальзывая с камня и делая круг в воде. - Мне надоело жить в океане! Здесь, конечно, красиво, но почему мы не попробуем выйти к людям?
   - Лиррэйн, ты задаешь мне этот вопрос на протяжении пяти лет, тебе не надоело? - тетя устало посмотрела на меня, покачала головой, вспомнив что-то, вздохнула. - Впрочем, когда то и я была такой же. После совершеннолетия ты сама все поймешь.
   - Ты говорила, что в восемнадцать я научусь петь, но о получении ответов слышу в первый раз. Разве можно за один день поумнеть? - удивилась я. Честно говоря, мне и в будущий талант не очень - то верилось.
   Все сирены красиво поют, но я была младшей и какой-то... неудавшейся. Должна была любить мрак пещер, а меня тянуло к солнцу, должна была изумительно петь, но ужасно фальшивила и путала ноты.
   - Опять ты все перепутала, - по губам тети скользнула улыбка. - Ты не научишься петь, ты получишь Голос. Голос, способный очаровывать и сводить с ума всех, кто его услышит. И как только на горизонте покажется корабль, а океан забурлит, ты будешь сидеть на острове и петь, зовя моряков к себе.
   - К острову?! Но там же рифы! Их даже при спокойной воде трудно обойти, а в шторм тем более невозможно. Это что же, я буду звать моряков на смерть?! О таком ни ты, ни мама мне не рассказывали! - не в силах поверить в услышанное, я заметалась по пещере. - Пожалуйста, скажи, что все не так, что я опять все - перепутала!
   - Лиррэйн, успокойся и сядь, ты баламутишь воду. Раньше ты была ребенком, и мы молчали, не желая заранее пугать тебя. Но теперь выбора нет. Через неделю твое совершеннолетие, так или иначе, тебе придется узнать правду, - голос тети стал жестким, сухим, лишенным всяких эмоций.
   Никогда раньше она так не говорила со мной. Даже когда сердилась и ругала меня за то, что опять замечталась и не слушаю. Я послушно уселась на камень, чувствуя, как недоброе предчувствие сжимает сердце. Услышанное мне точно не понравится.
   - Месть Дэшера не была бы полной, коснись она лишь Яфит. Отправляясь к колдунье, Дэшер проявил завидное коварство, продумав все до мелочей. С того дня Яфит вынуждена была жить под водой в облике сирены и во время каждого шторма петь, заставляя моряков сбиваться с пути. Так Яфит погубила своего возлюбленного. А вместе с ним и десяток других матросов. Дэшер ведь возненавидел их всех. Желал, чтобы люди, покорившие океан, в нем и остались, больше никогда не ступали на землю и не похищали девичьи сердца.
   У меня перехватило дыхание. Признаться, раньше история с Дэшером представлялась куда более простой. Я даже верила, что нам удастся вернуться на землю, найти сильную и добрую волшебницу, которая снимет Проклятие, позволит снова стать людьми. Но, кажется, Дэшер продумал даже такой вариант.
   - А если я не хочу? Можно я не буду петь? Шторм как-то не очень вдохновляет меня на пение, - вспомнив, каких размеров порой бывали волны, я вздрогнула. Все мои родственники любили шторм, находя своеобразное очарование в буйстве стихии, но у меня подобное вызывало страх и противные мурашки. Впрочем, я всегда была немного странной сиреной.
   - Проклятие не будет спрашивать твоего согласия. Хочешь или не хочешь, ты будешь вынуждена петь, это окажется сильнее тебя, - во взгляде тети мелькнуло сочувствие. - С каждым годом твой голос будет становиться все сильнее, ты научишься чувствовать корабли на расстоянии и различать приближающуюся грозу.
   - Как же так можно?! Моряки ведь ни в чем не виноваты, зачем им погибать? Можно ведь как-то бороться с собой. Не верю, чтобы Голос оказался сильнее меня! - я до боли сжала кулаки, машинально отметив, что вода окрасилась в красный. У сирен острые ногти и порезать ладонь сущая мелочь.
   - Ты можешь попытаться, но сделаешь себе больнее. Твою судьбу выбрали за тебя, ты не сможешь изменить ее или как-то исправить. Смирись, - покосившись на порезанные руки, тетя погладила меня по голове. - Зачем ты так переживаешь? Не стоит мучить свою душу, люди заслужили свою судьбу. Они не пожалели Яфит, отказав ей в понимании и как можно скорее уплыв с острова, не жалей их и ты. Люди подлые и бесчестные, они заслужили наказание.
   - Если бы все было так просто, - спрятав лицо в руках, простонала я.
   В отличие от тети, я не считала людей плохими, потому что около месяца назад познакомилась и даже спасла одного из них. Никто из моих родных не знал о том случае. Я сама пыталась забыть о нем. Но воспоминание само напомнило о себе.
   Тогда шторм застал меня далеко от дома. Я металась по сторонам в поисках пещеры, где можно было переждать непогоду, а потом волны подняли меня вверх. Барахтаясь на поверхности воды, я пыталась вспомнить, как заставить себя дышать легкими, когда заметила корабль. Издалека он выглядел очень маленьким, словно игрушечным, и океан спешил поиграть с новой игрушкой. Кораблик кидало из стороны в стороны, накрывало волнами, но он справлялся со всеми напастями! Заинтересовавшись, я подплыла поближе, наблюдая, как судно ловко маневрирует между волнами, успевая спрятаться от самых опасных. Шторм почти утих. Порадовавшись за уцелевших моряков, я уже хотела вернуться домой, как вдруг заметила мелькнувшую тень. С палубы упал человек.
   Для меня волны были небольшими и совсем не страшными, для него - смертельно опасными. Мужчина барахтался в воде, хватался за плавающие доски, упорно не желая сдаваться на милость стихии, но было видно, долго он не продержится и океан получитсвою жертву. Мама всегда запрещала мне приближаться к людям. Не знаю, что мною двигало, когда я решила спасти тонущего мужчину.
   Дотащить его до острова оказалось сложно, никогда раньше я не плавала с грузом, тем более с грузом барахтающимся, то и дело норовящим уйти под воду. Что было потом, я почти не запомнила, слишком испуганной и растерянной была. Единственное, что четко осталось в памяти - это лицо спасенного мужчины. Я плохо разбиралась в возрастах, возможно, ему было двадцать пять или тридцать. У мужчины были короткие черные волосы и смуглая кожа. Щеку пересекал длинный шрам, но странным образом добавлял привлекательности. А еще у мужчины оказались удивительные глаза - ярко-голубые, как небо. Он называл меня духом океана и безумно смеялся, крича, что наконец-то нашел покой.
   Я не стала ждать, пока корабль приплывет за мужчиной и скрылась, едва убедившись, что до него больше не достанут волны.
   - Лиррэйн? Я чего-то не знаю? - тетя с тревогой заглянула мне в лицо. - Почему ты так тревожишься?
   - Мне просто обидно, что Проклятие заставляет нас поступать против воли, - я выдержала взгляд тети, хоть в этот момент и ненавидела себя за ложь.
   Раньше я не обманывала родных и даже не думала, что когда-то буду вынуждена врать. Почему-то говорить о спасенном мужчине не хотелось. Это было слишком опасным и .... слишком личным. Стоило вспомнить о его голубых глазах, как сердце начинало биться чаще, а кровь приливала к щекам. Я сама не могла объяснить, что со мной твориться. Воспоминание было мучительно-притягательным, оно и пугало, и манило.
   - Ты привыкнешь, - мудро проговорила тетя, снова гладя меня по волосам. - Главное, что мы вместе, а что касается людей.... Выкинь их из головы. Лучше отдохни, подумай о чем-то приятном, завтра мы подумаем, как отметить твой праздник.
   - Подожди, у меня остался последний вопрос, - взмолилась я. - Скажи, у людей меняются глаза? Так, чтобы сначала они были синими, а потом превратились в черные?
   - Черные? Ты видела человека с черными глазами?! Где?! - наверное, впервые в моей жизни тетя испугалась. Она закусила губу, словно сдерживая остальные вопросы.
   - Я видела его портрет. После очередного шторма нашла на дне. На первом рисунке он был нарисован с синими глазами, а на втором с черными, - и вновь я соврала.
   На самом деле я вновь видела спасенного мужчину и на этот раз у него оказались черные глаза. Наша встреча произошла абсолютно случайно. Тогда я отправилась погулять на остров и присела возле ручья, любуясь цветами. А мужчина пришел за водой. Он не узнал меня.
   Неудивительно. Внешность сирен в океане и на земле разительно отличается. Выйдя из воды, я сама любила подолгу смотреть на отражение, наблюдая, как меняется мое лицо. Как отрастают и завиваются в локоны волосы, как исчезает чешуя и светлеет кожа, как на щеках появляется нежный румянец, а между пальцами исчезают перепонки. Единственное, что всегда оставалось неизменным, это глаза - они одинаково ярко горели зеленым огнем как в воде, так и на суше.
   - Кто вы, прекрасная незнакомка? Уже несколько лет я приплываю на этот остров, но вас вижу впервые. Должно быть, вы фея? Или прекрасная нимфа? - голос у мужчины оказался низким, немного хриплым. И от него у меня бежали мурашки по телу.
   - Я та, кого вы видите перед собой, - моя улыбка была едва заметной, легкой бабочкой коснувшись губ и испуганно улетев.
   Только сейчас я заметила, что у мужчины не синие, а черные глаза. Испугавшись, что просто перепутала его с тем, другим, я пристально рассматривала мужчину. Те же черные волосы, тот же упрямый подбородок, тот же шрам на щеке. Правда, одежда была другой. Не рваная рубашка, а нарядный камзол, на голову была одета залихватская шляпа с пером.
   - В таком случае, вы моя любовь, - мужчина ответил на мою улыбку, широко улыбнувшись и подмигнув. Вот только вместо того, чтобы залюбоваться им, я испугалась. Его улыбка напомнила мне оскал. - Меня зовут Рэстер, а как называть вас?
   - Лиррэйн, - тихо сказала я.
   Рэстер сделал шаг ко мне, поцеловал руку. Вот только ладонь обожгло холодом. Не понимая, что это значит, я отскочила в сторону, спрятала руки за спину.
   - Ну-ну, не стоит меня бояться, я не кусаюсь, - Рэстер говорил медленно, ласково, но на меня повеяло стужей. - Здесь недалеко мой корабль. Поехали со мной.
   - Зачем? Мне хорошо и тут, - несмотря на все заверения, мой страх только усилился.
   Мурашки исчезли, теперь меня бил озноб. Я не могла оторвать взгляда от глаз Рэстера. Абсолютно черные, глубокие, холодные, но в тоже время такие притягательные, они затягивали меня.... Что же таится на дне его взгляда?
   - А будет еще лучше. Я пират, капитан пиратов и в моих сундуках полно золота. Топазы, изумруды, сапфиры, рубины - я засыплю тебя ими! А как чудесно на твоей тонкой шейке будет смотреться алмазное колье, - Рэстер вновь попытался обнять меня, провел рукой по плечу.
   - Алмазы? Они мне не нужны. Посмотри, сколько у меня драгоценностей, - вывернувшись, я шагнула в ручей, набрала полные ладошки прозрачной воды и подбросила над головой. Прозрачные капли сверкнули в лучах солнца, образовав искрящуюся радугу.
   - Ты странная, но ты мне нравишься. И ты будешь моей. Я не могу упустить подобное сокровище, - на этот раз я не сомневалась. Улыбка Рэстера была хищной.
   Не знаю, чтобы сделал мужчина, если бы не раздались крики. Он приплыл вместе с другими пиратами и теперь те искали своего главаря.
   - Я не прощаюсь, Лиррэйн. Мы еще обязательно увидимся, - проговорил он, прежде чем скрыться среди деревьев.
   Это было неделю назад. И с того дня я больше не приходила на остров.
   - Черные глаза - отличительная черта потомков Дэшэра. У них нет души и потому их глаза чернее самой черной ночи. Если когда-нибудь встретишь такого человека - убей его! - прошипела тетя. Ее чешуя задвигалась, а глаза горели злобой.
   Как же она ненавидит Дэшера. И, несомненно, возненавидела бы Рэстера. Вот только я была неправильной сиреной и мужчина не вызывал у меня злости.
   Напротив, в моей душе клубились другие чувства. Страх? Возможно. Непонимание? Точно. Любопытство? Безусловно. Но только не ненависть. Я не хотела его смерти.
   - А если бы глаза у такого мужчины все же изменились? Утратили черноту? Что тогда?
   - Это невозможно, - тетя покачала головой. - Дэшер и его родные утратили душу.
   - А если нет? Вдруг душа просто спит? Очень-очень сильно, чтобы не видеть преступлений? Но ее можно разбудить? - я подалась вперед. - Что тогда?
   - Ну, наверное, если бы ему вернули душу, то с нас бы сняли Проклятие. Вот только такого никогда не произойдет, - в голосе тети послышалось сомнение, но потом она резко покачала головой, отгоняя все надежды. - Продолжим разговор завтра. Отдыхай, Лиррэйн, набирайся сил перед праздником.
   Больше не сказав ни слова, тетя выплыла из грота, оставив меня в одиночестве. По правилам, до совершеннолетия я нуждалась в опеке родственников и должна была жить с ними, но поскольку мое день рождение совсем скоро, мама согласилась выделить грот немного раньше.
   Тогда я расстроилась, теперь поняла - свой грот дарил свободу. Мне больше не нужно было спрашивать разрешения, чтобы уплыть на весь день с дельфинами или поискать вещи с затонувших кораблей. А еще я могла поплыть к острову и встретиться с Рэстером.
   Несмотря на все заверения тети, мне не верилось, что душу можно отобрать. Все же это не одежда и не браслет, который можно подарить, продать, обменять. Ее даруют нам боги, вдыхают в тело только что родившегося человека. И только боги могут решать, когда придет время забрать свой дар. А значит, у Рэстера осталась его душа. Нужно просто заставить мужчину вновь почувствовать ее. И если все получится, сердце Рэстера перестанет сжигать ненависть, а моя семья получит возможность вернуться к прежней жизни. И Голос не заставит меня убивать.
   Принять решение оказалось просто. Выполнить его - куда сложнее. Пока горизонт был чист, я с удовольствием гуляла по острову. Он был небольшим, раньше здесь находилось всего лишь одно поселение. За долгие годы я выучила каждый камушек на острове, но все - равно в каждый свой визит замечала что-то новое. Вот вырос новый цветок и робко тянет синие лепестки к солнцу, а вот паучок строит себе новый дом. Серебристая нить быстро скручивается в его лапках, на глазах складывается в удивительный узор. Немного дальше птицы свили себе гнездо. Несколько недель - и можно будет проведывать малышей. Таких открытий было множество. И каждое я встречала улыбкой, старалась в мельчайших деталях запомнить все, что вижу. Сейчас мне были особенно дороги эти воспоминания. Возможно, через неделю мне уже не гулять так беззаботно по острову, тогда я буду выходить из воды только ради одной цели - человеческих жизней.
   Я верила, хотела верить, что обязательно справлюсь и сумею пробудить в Рэстере все то лучшее и светлое, что скрывается на дне его черных глаз. Но стоило показаться в океане красному парусу - и от моей решимости не осталось ни следа.
   Запоздало накатил страх. Не много ли я на себя взяла, не слишком ли тяжелую ношу выбрала? Возможно, стоило посоветоваться с мамой, с тетей? Они лучше знают людей, чаще бывают на поверхности, обладают опытом и знаниями. А еще они умеют убивать.
   Я вспомнила слова тети о том, что с каждым годом действие Проклятия становится все сильнее и, чем больше времени проходит, тем сложнее сдерживать в себе желание петь. Мама, тетя, кузины - все они ненавидят Дэшера. Стоит им увидеть Рэстера, заглянуть в глаза мужчины и они не колеблясь, убьют его. Мне придется справиться самой и для этого у меня будет всего - лишь одна попытка. Если не справлюсь - через неделю на рифах разобьется корабль Рэстера. И я больше никогда не увижу его синих глаз.
   Когда Рэстер пришел к ручью, я уже ждала его, сидя на поваленном ветром дереве.
   - Моя дорогая, ты все же вернулась? Я знал, что вновь увижу тебя, - улыбнулся он, останавливаясь напротив и окидывая меня взглядом.
   Мне стало неуютно. Наверное, по - сравнению с пиратом я была одета слишком просто, в легкое платье, украшенное всего лишь ракушками. Обуви я не носила, предпочитая ходить по траве босиком.
   - Знал? Откуда? Разве я обещала придти?
   - А разве у тебя был выбор? Если бы ты не пришла, я бы сам отправился за тобой, - Рэстер широко улыбнулся, но в его голосе мне послышалась угроза. - Ты абсолютно не похожа на других и еще больше похорошела с нашей последней встречи. Вот, возьми, я привез тебе подарок.
   - Подарок? - я изумленно уставилась на бархатную коробочку, украшенную огромным алым бантом. - Мне ничего не надо.
   - От моих подарков не принято отказываться, я ведь могу и рассердиться. Не стоит меня испытывать, - буквально промурлыкал мужчина.
   Я не шелохнулась. Рэстер все больше отталкивал меня, теперь даже на расстоянии я чувствовала исходящий от него холод. Казалось, за это время его глаза еще больше почернели. И сохранившийся в памяти образ синеглазого юноши рассыпался на глазах.
   Сорвав бант, Рэстер сам открыл коробочку, достал оттуда ожерелье с огромным алмазом. Я продолжала молчать, настороженно следя за действиями мужчины. Он небрежно отбросил ненужную уже коробку, а после зашел ко мне за спину. Когда холодные пальцы коснулись шеи, непроизвольно я вздрогнула.
   Как же заставить его вновь согреться? Как помочь ощутить тепло солнечных лучей? Как поделиться жаром сердца?
   - По-моему, изумительно. В этом ожерелье ты затмишь всех. Думаю, друзья оценят мое новое сокровище по достоинству, - вернувшись на свое место, Рэстер довольно улыбнулся.
   - Но здесь никого нет, - украшение было тяжелым, давило к земле, но я заставила себя стоять ровно, глядя мужчине в глаза. - Остров пуст, кроме птиц и зверей, меня никто не увидит.
   - А я разве не сказал? Ты едешь со мной. Второй раз я не позволю тебе сбежать. Ты мое сокровище и я буду беречь тебя, - Рэстер было потянулся к моим волосам, но в последний момент одернул руку. - Почему я не вижу улыбки? Лиррэйн, дорогая моя, улыбнись. Я хочу видеть, что не ошибся и ты действительно сокровище.
   - Ты не спрашивал моего согласия. И я никогда не улыбаюсь по заказу, - теперь мне прихошлось поднять голову, чтобы видеть глаза мужчины.
   - Но ты ведь мне не откажешь и поедешь вместе со мной? - Рэстер оставался расслабленным, но взгляд.... Наверное, именно так хищник смотрит на добычу, выбирая момент для нападения.
   - Поеду. Но только при одном условии, - твердо проговорила я.
   - Условие? Надо же, мне еще никто не пытался ставить условия. Должно быть, это будет интересно. Ты странная, Лиррэйн, - мужчина наклонял голову то в одну сторону, то в другую, будто ожидал, что во мне что-то изменится. Но распознать во мне сирену невозможно. Пока я не вдохну воду, заставляя легкие перестроиться - я человек.
   - Ты проведешь четыре дня со мной на берегу. И будешь делать все, о чем я тебя попрошу, - мне хотелось бы назвать больший срок. Наверное, не помешал бы целый месяц, чтобы разобраться, как заставить проснуться душу Рэстера, но у меня были только четыре дня. Утром, пятого, мне исполнится восемнадцать. И находиться рядом со мной станет опасным. Смертельно опасным.
   - Все, о чем попросишь? - по губам мужчины скользнула ленивая улыбка. - Определенно, ты все больше удивляешь меня, Лиррэйн. Но я даю тебе только день. Сегодня вечером, как только на небе загорится первая звезда, ты поплывешь со мной на корабль.
   "День? И только?!"
   Я изменилась в лице, жалобно посмотрела на Рэстера, прижав руки к груди, но он оставался непреклонным.
   - Один день, Лиррэйн. Или я прямо сейчас забираю тебя с собой. Ты согласна?
   - Да.
   Соглашаясь на условие Рэстера, я ничем не рисковала. Даже если меня не получится и придется поехать с ним, мне ничего не будет грозить. Достаточно прыгнуть в воду и Рэстер уже никогда не поймает меня. Вот только если все так просто, почему на душе у меня царапают кошки?
   - Итак, с чего начнем? Что ты хочешь попросить у меня?
   - Сними сапоги, - подумав, решила я. Трава, земля, песок - они теплые и живые, невозможно ходить босиком и оставаться хмурым. Как можно иметь лед в сердце, замкнуться в себе, когда все вокруг такое чудесное и стремится поделиться своими чудесами?
   - И только? Я могу снять не только их, - Рэстер потянулся к пуговицам камзола.
   - Если тебе жарко, сними и его, - я улыбнулась, но моя радость была преждевременной. Стоило только взглянуть на мужчину, чтобы убедиться в безрезультатности своей идеи. Меня трава щекотала, мягким ковром стелясь под ногами, Рэстер же стоял настороженно, чувствуя мельчайшие камушки и колючки.
   - Давай пойдем на пляж, - поманив мужчину за собой, я ловко скрылась между деревьями.
   Мне бы не составило труда совсем раствориться в лесу, но я хотела, чтобы Рэстер нашел меня. Вот только выбирала такую дорогу, чтобы идти приходилось узенькими тропками, обходить кусты и ямы, склоняться перед низко - растущими деревьями. Пусть почувствует природу вокруг, пусть сосредоточится на том, что видит, выкинет из головы все посторонние мысли.
   Оказавшись на берегу, я улыбнулась, подставляя лицо солнцу и зарываясь ногами в песок. Сегодня океан был на удивление спокойным, умиротворенным, даже легкий ветер не будил его волн. В груди сама собой поселилась радость, возникло удивительно ощущение идиллии, безмятежности. Словно во всем мире остались только мы, и этот остров принадлежал нам одним, а маленький кораблик на горизонте и вовсе стал призрачным, едва заметным глазу.
   - И что тебе здесь понадобилось? - Рэстер недовольно щурился. Солнце слепило его, вынуждая опускать взгляд.
   - Мы будем строить замок из песка. Ты когда-нибудь строил песочные дома? - я обернулась к нему, лукаво улыбаясь.
   - Песок слишком ненадежный, из него невозможно что-то построить, он утекает сквозь пальцы. Там, за океаном, у меня есть деревянные и каменные дома. Ты сможешь выбрать любой из них. Или я построю новый, - и снова пират сообщал, а не спрашивал, ставил перед фактом, но не оставлял выбора.
   - Ты просто не умеешь правильно держать песок, я тебя научу, - пообещала я. Взяв Рэстера за руку, подвела ближе, замирая в паре шагов от воды.
   - Ты горячая, твое прикосновение дышит жаром, - скрестив руки, пират задумчиво посмотрел на меня.
   - Это ты слишком холодный, но это легко исправить! - засмеявшись, я брызнула на мужчину водой. - Садись, мы будем строить замок. Можешь использовать ракушки, камни, морские звезды, цветы, все, на что упадет взгляд. Я тоже построю замок, а потом сравним, чей получился красивее.
   - И победитель получит свой приз, - жесткая улыбка искривила губы Рэстера.
   Идея соперничества пришлась ему по душе. Закатав рукава и брюки, он с жаром принялся за работу - собрал все ближайшие камни, выбрав из них самые ровные, нашел десять почти одинаковых крупных ракушек. Вот только глядя как Рэстер, закусив губу, сосредоточенно лепит каждую стенку, добиваясь идеального результата, я покачала головой.
   Разве можно разбудить душу так? Душа - это что-то легкое, светлое, очень теплое и очень веселое. Она не любит ограничений и правил, не терпит, когда ее загоняют в рамки, заставляют быть, как все. Каждая душа уникальна. И она хочет купаться в радости, счастье. Только откинув все мысли, позволив себе беззаботность и легкость, можно ощутить свою душу.
   Мой собственный замок напоминал цветок. Часть помещений-лепестков осыпалась, но я не особенно переживала из-за этого, щедро обсыпая ракушками оставшиеся. Мне было весело, и я хотела, чтобы часть моей радости передалась и Рэстеру. Проказливо улыбнувшись, я одним ловким движением снесла часть его замка, внеся в стройку беспорядок и неразбериху.
   - Что ты делаешь? - возмутился пират, перехватывая мою руку и больно сжимая пальцы. - Сокровище, ты играешь нечестно.
   - А ты слишком серьезно! - я стукнула его в грудь свободной ладошкой. - Замки - это всего-навсего игра, не нужно возводить целую крепость, ветер и вода все равно разрушат ее, сколько бы камней ты не положил.
   - Я привык защищать то, что принадлежит мне, - Рэстер поймал и второе запястье, но на этот раз мягко коснулся пальцев губами, обжигая ледяным поцелуем. - И тебя я никогда не отпущу.
   - Но я не принадлежу тебе. Кто дал тебе право так легко распоряжаться чужими судьбами? - я встала, вырывая руки и пряча их за спину.
   - А я не нуждаюсь в чужом одобрении, - пират лениво улыбнулся, откинулся на песок, а потом резко сделал подсечку, вынуждая меня упасть сверху. - Закон этой жизни простой: ни у кого не спрашивай разрешения, тогда не получишь отказа. Запомни это, сокровище.
   - Но что, если другим не нравятся твои действия? Что, если они хотят совсем другого? Нельзя вмешиваться в чужие решения. Судьба подарит гораздо больше, если ты будешь просить, а не возьмешь силой, - упрямо повторила я. - Чужая боль сожжет тебя, если не остановишься.
   Рэстер крепко держал меня за талию, не давая скатиться на песок. Лежа на груди пирата, я чувствовала стук его сердца, слышала свистящее дыхание, смотрела прямо в глаза. И видела, как мой вопрос заставил тьму вздрогнуть, отступить, позволив лишь на одно мгновение увидеть ясный взгляд синих глаз, а потом она заклубилась еще сильнее.
   - Жизнь скупа на подарки, Лиррэйн, - убрав руку, пират одним плавным движением оказался на ногах, а потом помог подняться мне. - Одним она дарит много, другим не дает ничего. Мы получаем только то, что отберем у судьбы сами.
   - Мы получаем то, что заслужили, - поправила Рэстера я.
   Повернувшись к океану, я посмотрела на прозрачную, сияющую в лучах солнца воду, подмигнула весело резвящимся дельфинам.
   - Посмотри, они ничего не отнимают у судьбы. И они счастливы. Дельфинам достаточно того, что она уже дала им. Только посмотри, как им весело!
   Дельфины всегда вызывали у меня улыбку и слепящий восторг в душе. Мне нравилось наблюдать, как они гоняются друг за другом, резвясь в теплой воде, как радостно поют, приветствуя каждый новый день. Их жизнелюбие заражало, не давало оставаться равнодушным.
   - Разве это не чудесно? - я обернулась к Рэстеру.
   - Дельфины резвятся, пока светит солнце и у них есть еда, но зима не заставит себя ждать. Вода начнет замерзать и, если ты не сумеешь раздобыть огонь, так и погибнешь в темноте. Хотя посмотреть на них действительно интересно, зрелище обещает быть любопытным, - в глазах пирата вспыхнул предвкушающий блеск.
   Чувствуя, как по спине побежали мурашки, я резко повернулась и... потеряла дар речи.
   Из глубин океана выплыла акула и теперь она кружила вокруг дельфинов, выбирая себе жертву. Те сбились в испуганную стайку и жалобно пищали, не зная, что противопоставить монстру. Я моргнула всего лишь раз, но даже этого мгновения акуле хватило, чтобы совершить свой рывок. Вода окрасилась красным, дельфины бросились в рассыпную, словно круги по воде, уплывая в разные стороны. Только раненый судорожно бился на одном месте, не в силах укрыться от своей смерти.
   В воздухе отчетливо запахло кровью, липким страхом дельфиненка и сладким предвкушением акулы, наслаждающейся мучениями жертвы. Меня замутило.
   - Все еще считаешь, что нужно ждать помощи от судьбы? Как видишь, это не очень помогло дельфиненку. Его бросили свои же. И теперь дельфиненку предстоит умереть, зная, что друзья рядом, но они никогда не рискнут бросить вызов акуле, - Рэстер обнял меня за плечи, наклонился, тихо шепча в ухо и щекоча шею дыханием. - Люди так же легко предают своих. Ты будешь умирать, а они стоять рядом и наблюдать за твоими мучениями.
   - Наверное, именно так и случилось с тобой? - зло бросила я, вырываясь из объятий.
   - Что ты имеешь ввиду? - Рэстер дернулся вперед, но схватил лишь пустоту.
   Может, сирене и не победить акулу, водная хищница с удовольствием охотится и на нас тоже, но это не значит, что я буду стоять и смотреть на гибель другого! Пирату удалось поймать меня лишь по пояс в воде.
   - Ненормальная! Если уж так переживаешь за дельфина, я сам прогоню акулу, для меня сражаться куда привычнее, - жестко проговорил Рэстер.
   Откуда-то в его руке появился нож. Зло усмехнувшись, пират бросился в воду, делая мощные гребки. Расстояние между ним и акулой стремительно сокращалась. Почуяв новую добычу, та развернулась, хищно оскаливаясь.
   Внутри все перевернулось. Невозможно выиграть схватку с акулой, имея при себе только нож. Человек ей не противник. Хищница с легкостью заберет и его душу. Может, я и не умела драться, но хотя бы была защищена чешуей.
   - Рэстер, я...
   - Стой на месте! - оборвал меня резкий приказ.
   И хоть сердце сжимал страх, по моим губам скользнула счастливая улыбка. Я не видела глаз пирата, но могла поклясться, сейчас они стали синими. Лишенный души человек никогда не станет рисковать собой и защищать маленького дельфиненка только потому, что об этом его попросила незнакомая девушка.
   Не знаю, сколько продлился бой. Может быть, всего одну минуту, а может, и целый час. Это время показалось мне вечностью, когда остается лишь кусать губы и отчаянно молиться, прося богов - помогите, не оставьте в беде.
   Все закончилось внезапно. Рэстер не стал убивать акулу, просто сильно порезал бок и спину, заставив понять, что новый противник ей не по зубам и искать спасения на дне. А потом вынырнул возле меня, все такой же невозмутимый и отстраненный.
   - С твоим дельфином все в порядке, через пару недель плавник заживет, - грубо бросил он. Океан начал бурлить, поднялись волны и пират спешил выйти из воды.
   - Спасибо тебе, - я подошла к выжимавшему рубашку Рэстеру, протянула руку, желая дотронуться до плеча мужчины, но он резко обернулся.
   - Что ты знаешь? - у моего горла замер нож. Острый. Всего одно неверное движение и без труда поранит кожу.
   - О чем? - наверное, странно, но почему-то я совсем не боялась. В груди крепла уверенность, что Рэстер не причинит мне вреда. Может быть, сам пират еще не понял этого, но он был не способен на убийство.
   - Ты сказала, так случилось со мной. О каком случае ты говоришь? Что ты вообще знаешь обо мне? - нависая надо мной, потребовал ответа мужчина.
   - Я видела, как во время шторма ты упал с корабля. И видела, как никто из матросов не пришел к тебе на помощь. Об этом случае ты думал, когда сказал, что люди предают друг друга? - лезвие царапнуло кожу, но я все - равно подняла голову, желая взглянуть в лицо Рэстеру. - Я ничего не знаю о тебе, но не уверена, что и ты сам знаешь себя. Порой судьба подбрасывает довольно неожиданные сюрпризы.
   - Я спрыгнул сам, - покачал головой пират. Убрал нож, осторожно стер выступившую кровь, ласково, словно извиняясь за причиненную боль, погладил порез. - Меня позвал океан, и мне захотелось ответить, узнать, зачем я нужен ему.
   - Позвал океан? Как это? - слова Рэстера изрядно меня удивили. Конечно, я всегда знала, что океан живой, но никогда не задумывалась, что это значит.
   - Трудно объяснить, - Рэстер поморщился. - С самого детства я слышу голос океана. Он все - время шептал мне, приходил во снах. Океан вызывает у меня отвращение, но вместе с тем и непреодолимую тягу. Наверное, я странный пират. Пират, ненавидящий океан, но не имеющий сил отказаться от него. Даже не знаю, зачем рассказываю это тебе.
   - Возможно, потому что я тоже странная девушка и никак никто другой смогу понять тебя, - по моим губам скользнула ободряющая улыбка.
   Тетя все же ошиблась. Душа Рэстера вовсе не мертва, ведь именно она и зовет мужчину в океан. Ненависть Дэшера к океану оказалась настолько велика, что передалась всем его потомкам, но время лечит любые раны. И новая душа больше не хочет платить за чужие ошибки.
   - Когда он зовет тебя чаще всего? - тихо спросила я.
   - Всегда, - так же тихо ответил пират. - Я научился не слышать его шепота, но во время грозы все мои барьеры рушится. Дикий шторм, его разрушающие сила, мощь, все это сводит с ума, рвет сердце на части. В такие моменты мне кажется, что я потерял нечто очень важное, но я не знаю что.
   - А ты не пытался найти это что-то? - я с любопытством посмотрела на Рэстера. - Вдруг это твоя душа напоминает о себе?
   - Душа? Что за глупости, - у пирата вырвался смешок. - Я ищу то, что покажется мне примечательным. Любопытным, ценным, необычным. На этот раз я нашел тебя, сокровище.
   Рэстер ласково провел рукой по моей щеке, заправил выбившийся локон за ухо.
   - Почему-то рядом с тобой мне хорошо и не хочется никуда уходить. Думаю, тебе удастся согреть мою душу, Лиррэйн.
   - Твоя душа может согреться и сама. Позволь ей это, почувствуй окружающее тебя тепло, - я сделала шаг в сторону, махнула руками, словно пытаясь обхватить целое небо. - Мир вокруг вовсе не злой, просто ты не даешь ему возможности проявить себя.
   - И что же мне нужно сделать? - Рэстер шагнул одновременно со мной, придвигаясь еще ближе, но больше не пытался обнять меня, только смотрел. Его взгляд будоражил меня, заставлял дрожать, будил в памяти что-то известное, но давно забытое....
   - Ничего сложного. Просто посмотри вокруг, не глазами, сердцем. Почувствуй жизнь вокруг, - я передернула плечами, прогоняя охватившее меня оцепенение.
   Происходящее пугало. Я хотела избавиться от Проклятия, помочь Рэстеру разобраться с давними страхами, но в результате все больше запутывалась сама. Меня словно магнитом тянуло к Рэстеру, хотелось сесть рядом, прижаться к его груди, слушать стук сердца. Но страшнее всего было то, что мне это нравилось.
   - Вот так? - подражая мне, Рэстер раскинул руки, но солнце все - равно обходило его стороной.
   - Как тебе удобно, - у меня вырвался смешок. - Ты можешь сесть или лечь, пусть тебя ничего не отвлекает и ничего не мешает.
   Сама я села на песок, поставив локти на колени. Хорошо сидеть так, закрыв глаза и отдыхая душой. Солнечные лучи ласково гладят лицо и руки, а дурашливый ветерок забирается под одежду и щекочет прохладными прикосновениями.
   Сделав глубокий вдох, я приоткрыла глаза, покосившись на Рэстера. Пират тоже присел на песок, но если я едва удерживалась от счастливого мурлыканья, то мужчина вовсе не выглядел расслабленным. Напротив, весь его вид выдавал настороженность и бдительность.
   - Тебе не нравится, верно? - я скорее озвучивала свои мысли, чем спрашивала, и Рэстер не стал отвечать.
   - Пойдем, - поднявшись на ноги и отряхнув песок, я дотронулась до руки пирата.
   - Куда? - он непонимающе посмотрел на меня.
   - К океану, - я указала на воду. - Ты ведь так и не получил свой ответ. Может быть, вместе мы найдем его.
   - Слишком опасно. Океан тоже не любит меня, сполна выражая свои чувства усилившимися волнами. Я слишком долго искал тебя, мое сокровище, чтобы теперь потерять, - бархатно проговорил Рэстер.
   - Я не боюсь, - не желая сдаваться, я схватила пирата за руку. - Пойдем, ты же не хочешь, чтобы слабая девушка силой тащила тебя.
   - Тебе не удастся даже сдвинуть меня с места, - захохотал Рэстер, но все же пошел следом, позволяя увести за собой в воду.
   Я остановилась, когда вода дошла мне по пояс. Как и предупреждал пират, действительно поднялись волны, пока несильные, но если вспомнить, что ветра почти не было, это настораживало.
   - И что дальше? Будем ждать, пока разыграется шторм? Пожалуй, гроза станет отличным завершением сегодняшнего дня, - улыбнулся Рэстер. - Ты хорошо плаваешь, сокровище?
   - Не утону, - как не хотелось, я не могла сказать, что даже самый ужасный шторм всего лишь вернет меня домой, не причинив никакого вреда. - А как ты спасся в тот день, когда спрыгнул с корабля?
   - Не знаю. Кажется, меня что-то или кто-то спасло. Не исключаю, что самому океану я окончательно опротивел, и он вышвырнул меня на берег, - Рэстер говорил равнодушно, но в его голосе слышалась тоска. Волны вокруг нас стали сильнее.
   - Почему? Океан же тебя звал, или ты думаешь, он передумал? - хоть вода и пыталась сбить с ног, мне без труда удавалось сохранять равновесие.
   - Звал. А потом передумал, - пират передернул плечами. - В жизни часто такое бывает. Не успеешь ты обрадоваться выпавшему счастью, как оно разбивается и вот уже снова судьба против тебя.
   - Жизнь будет такой, какой мы захотим ее увидеть, и мы сами будем теми, кем хотим казаться. Но это не значит, что у судьбы нет обратной стороны, - я опустила руки в океан, мысленно умоляя его успокоиться, дать мне возможность закончить разговор. Кажется, стихия вняла моему призыву, но надолго ли?
   - И каким же я хочу казаться? - заинтересовался Рэстер. - Наверное, злым пиратом, ворующим симпатичных девушек с островов?
   - Ты? Угрожающим, опасным, в тебе есть своеволие, желание рисковать, бросать вызов судьбе, но только не злость. На самом деле в глубине души ты хороший, добрый, внимательный. Да что я рассказываю, посмотри сам, - я указала на воду. - Посмотри на свое отражение, как я учила, сердцем.
   - Но шторм...
   - Шторм бушует внутри тебя. Ты не можешь решить, каким быть и какую роль играть, мечешься, колебаешься. Тебя тянет в разные стороны, а вода прекрасно чувствует все эмоции. Успокоишься ты - успокоятся и волны, - я говорила размеренно, немного напевая слова, стараясь вложить в них свою веру.
   - Ты меня совсем не знаешь, сокровище. Как ты можешь делать такие выводы? В любую минуту я могу забыть о нашем договоре и унести тебя на корабль, - Рэстер взял меня за руку, словно стремясь напугать, сжал запястье.
   В его руке моя собственная выглядела до ужаса тонкой и слабой. Кажется, еще одно усилие и послышится хруст костей. Но это только казалось. В отражении я прекрасно видела, как осторожно пират сжимает пальцы, стараясь не причинить боли. Нет, Рэстер был каким угодно, но только не злым. Это шептало мне и солнце, и океан, и собственная душа. А еще я больше не чувствовала холода рядом с ним.
   - Смотри сердцем. Забудь все, о чем думал раньше, забудь жизнь, которой жил и которой пытался жить, - тихо шептала я. - Просто смотри на воду, она покажет тебе твое настоящее отражение. То, в котором ты без страха прыгнул в бушующий океан, пытаясь найти свою судьбу. То, в котором не побоялся сразиться с акулой. То, в котором нашел меня.
   Держа Рэстера за руку, я вместе с ним смотрела на воду, замечая, как постепенно волны утихают. Скоро океан окончательно успокоился, вода посветлела, засверкала в лучах солнца, сейчас как никогда напоминая зеркальную поверхность.
   Я всего лишь раз видела отражающегося в ней мужчину, но он был мне прекрасно знаком. У мужчины были короткие черные волосы, упрямый подбородок, теплая улыбка и синие глаза.
   - Здравствуй, Рэстер, как долго я ждала, чтобы познакомиться с настоящим тобой, - прошептала я, поднимая голову и встречаясь взглядом с мужчиной. Его глаза были синими-синими, как небо. И на этот раз чернота больше не туманила их.
   - Лиррэйн? Твои руки больше не обжигают, - ошеломленно пробормотал Рэстер.
   - Просто твоя душа согрелась! - радостно засмеялась я. - Теперь ты сможешь жить так, как хочешь, не расплачиваясь за старый грех, а мне больше не придется возвращаться на дно и с ужасом ждать совершеннолетия.
   - На дно? Ты боишься утонуть? Обещаю, этого никогда не случится! - будто испугавшись, что океан отберет меня прямо сейчас, бывший пират крепко обнял меня, прижимая к груди. Теперь я могла ответить на его объятия!
   - Лиррэйн, ты хочешь поехать со мной? За океаном скрывается столько удивительных стран. Я покажу тебе каждую, там столько чудес, - гладя меня по волосам, прошептал мужчина. - Пожалуйста, соглашайся.
   - Выходит, ты больше не приказываешь? И хочешь услышать мое решение? Тогда я согласна. Я поеду с тобой в любую страну! - счастье буквально распирало меня, распахивая за спиной невидимые крылья. Так хорошо мне еще никогда не было.
   Несмотря на то, что жизнь под водой всегда казалась интересной, таила много тайн и секретов, глубоко в душе я чувствовала странную тоску, искала что-то, сама не зная что. И только рядом с Рэстером моя душа успокоилась, обретя свое место. Больше шторм не будет пугать меня.
   - Лиррэйн, любимая моя, - мужчина нежно погладил меня по щеке. - Если ты разрешишь, я всегда буду рядом с тобой и никогда не отпущу.
   - Я сама хотела попросить тебя об этом, - прошептала я, не в силах оторваться от Рэстера даже на миг. Подумать только, я все - таки победила! Мне удалось снять Проклятие, поставить точку в давней истории.
   - Какая милая картина, прямо слезы наворачиваются, - раздался хриплый голос, а в следующий момент порыв ветра швырнул нас с Рэстером в разные стороны.
   Я больно ударилась о воду, почти сразу же уходя на дно. Перед глазами все поплыло. Я забарахталась, судорожно пытаясь определить, где небо и, не выдержав рвущей грудь боли, сделала вдох. Всего один, но этого оказалась достаточным. Вынырнула я уже сиреной.
   Закашлялась, пытаясь разобраться с дыханием и выглядывая Рэстера. Мужчину отбросило ближе к берегу, сейчас он стоял по колено в воде, а над его головой парила женщина.
   Я в первый раз видела, чтобы люди летали в воздухе и ошеломленно застыла. Женщина выглядела абсолютно обычно и даже чем-то напоминала мою тетю. Невысокая, худощавая, не молодая, но и назвать старой не повернется язык. Только глаза у нее были необычными, в них словно вспыхивали красные огоньки.
   У меня закружилась голова. Почему-то смотреть в лицо женщине оказалось тяжело, и я опустила взгляд.
   - Уж не думаешь ли ты, что сумела снять мое Проклятие? Наверное, еще считала, что я даже не замечу этого? Вот только оно уже более двухсот лет исправно приносит мне энергию и, конечно же, я слежу за тем, как работают мои чары, - от ее голоса меня бросило в дрожь.
   Мысли разбегались, перед глазами все плыло. С трудом я заставила себя сосредоточиться на словах женщины. Неужели она колдунья? Причем та самая, что по просьбе Дэшера прокляла бабушку?
   - Мне казалось, вы давно умерли, все же столько лет прошло, - честно призналась я.
   - Умерла? Деточка, колдуны всегда живут долго, а уж получившие такой бесценный дар, как человеческую душу и вовсе почти бессмертны, - женщина громко расхохоталась. - Но хватит шутить. У меня нет времени и, поскольку убивать тебя мне невыгодно, послушайся совета - возвращайся в свой грот и больше носа не показывай на сушу. Можешь выходить только во время шторма, моряков в последнее время развелось слишком много. Кажется, все.... Ах да, еще можешь попрощаться с Рэстером, больше ты его не увидишь.
   Я старалась слушать как можно внимательнее, но дергающая боль заставляла меня тихо шипеть сквозь стиснутые зубы. Боги, почему же мне так плохо.... Почему душа болит так, словно ее рвут на части...
   - Что?! - последние слова колдуньи заставили меня забыть о боли в сердце. Широко распахнув глаза, я непонимающе смотрела на нее. - Я не понимаю вас.... Зачем вы сюда пришли? Даже если когда-то Дэшер и отдал вам свою душу, Рэстер здесь не причем. К тому же я освободила его душу, и Проклятие осталось в прошлом. Мне не придется петь морякам.
   - Говоришь, Проклятие осталось в прошлом? - прищурилась колдунья. - Тогда скажи, почему ты до сих пор сирена? Ведь человеческий образ должен был вернуться к тебе навсегда.
   С запоздалым страхом я поняла, что колдунья говорит правду. Несмотря на солнечные лучи, уже высушившие мои волосы и одежду, чешуя не желала пропадать. Я непонимающе смотрела на свои руки с длинными ногтями и перепонками между пальцев, которые вовсе не исчезали, как раньше. А еще мне стало трудно дышать.
   Воздуха стремительно не хватало. Наверное, сейчас я выглядела словно рыба, выброшенная из воды. Так же открывала и закрывала рот, стремясь вдохнуть как можно больше.
   - Это какой-то обман, ты все наколдовала! Сейчас же преврати меня в человека, Проклятие снято, ты не имеешь права так поступать! Рэстер, скажи же, что ты вовсе не злишься и больше не чувствуешь бури в душе? - я перевела взгляд на мужчину, отмечая, что он почему-то молчит, совершенно не обращая внимания на мой призыв. - Рэстер?!
   - Ой, совсем забыла сказать, я на некоторое время превратила твоего любимого в живую статую. Не хочу, чтобы он мешал нашему разговору, - ехидно улыбнулась колдунья. - Да и о какой буре в душе ты говоришь? Разве забыла, у Рэстера нет души, она принадлежит мне. И даже если на несколько мгновений душа ускользнула из сетей, это еще ничего не значит.
   - Значит! - порывисто воскликнула я. - Если бы твои сети работали, как положено, душе никогда не удалось вырваться. А если это произошло, Проклятие теряет свою силу и Рэстер все - равно освободиться.
   - Какая же ты глупая, совершенно очевидных истин не понимаешь, - колдунья вздохнула. - Что ж, объясню более понятно. Душа Рэстер моя. Заплатив за желание, Дэшен сам отдал мне свою душу, а также души всех его детей и только я могу отпустить ее на свободу.
   - Тогда отпусти! Пожалуйста, зачем тебе душа Рэстера? Он все - равно уже не станет таким же холодным и безрассудным, как раньше. А если не отпустишь, тогда я сама снова и снова буду находить Рэстера и будить его душу! - пригрозила я.
   На этот раз колдунья смеялась дольше.
   - Хотела бы я на это посмотреть! Лиррэйн, ты что, еще не поняла, что пребывание на суше стало губительным для тебя? Не чувствуешь, как солнечные лучи обжигают кожу и сушат чешую? Или не заметила, что задыхаешься на воздухе? - вытерев выступившие слезы, снизошла до объяснений она.
   - Это мелочи, ради Рэстера я вытерплю ожоги, - от боли хотелось плакать, но я заставила себя дерзко улыбнуться.
   Надо же, я всегда любила солнце, звонко хохотала, когда солнечные лучи щекотали мне руки, и даже не подозревала, что когда то они станут смертельными для меня. Но даже если я и погибну, все - равно не отступлюсь. Эта история должна быть завершена! Пусть даже ценой станет моя жизнь.
   Наверное, по моему лицу колдунья прочитала решимость идти до конца, потому что резко посерьезнела, опустившись в воздухе и замирая напротив меня.
   - Говоришь, ради Рэстера пойдешь на все? Но к чему такие жертвы? Он ведь все - равно остается моим слугой, пусть и не осознает этого. Рэстеру никогда не избавится от зла, поселившегося в его сердце, - во взгляде колдуньи мелькнул интерес. - Мне не хочется лишаться одной из сирен. Я бы превратила и тебя в статую, оживающую только во время шторма, но, к сожалению, твоя душа мне не принадлежит, и такой возможности у меня нет.
   - А что, если бы была? Я могу поклясться своей душой, что в сердце Рэстера не осталось зла. И как бы ты не пыталась, Проклятие не сумеет удержать его, - глядя женщине в глаза, четко проговорила я.
   - Ты готова зайти настолько далеко? - изумилась колдунья. - Ни один человек, обладающий хоть каплей разума, не согласится на подобное. Это же равносильно тому, что сразу подписать себе смертный приговор. Может быть, оставим все как есть? Меня вполне устроит и сирена, и душа Рэстера.
   Я упрямо качнула головой
   - Наверное, я очень глупая сирена, но я все же поверю в Рэстера и рискну своей душой ради него. Так что, колдунья, ты согласна? Если Рэстер больше не поддастся Проклятию, ты отпустишь его душу? Тогда сними свои чары, пусть он сам ответит, где теперь его путь!
   - Не все так просто, - колдунья наклонила голову, задумчиво пожевала губы. - Я согласна с твоей ценой, но спрашивать Рэстера не буду. Мы, люди, постоянно врем, а мне не хочется искать ложь в его словах. Если Рэстер действительно изменился, пусть докажет это своими поступками. Ты все еще не передумала?
   - Нет, - на более длинный ответ сил уже не хватило. Я едва стояла на ногах, мечтая лишь о том, чтобы нырнуть в воду, спрятаться от обжигающих солнечный лучей. Вот только поддаваться эмоциям было нельзя. Отступлю сейчас - и больше я никогда не увижу колдунью. А вместе с ней и навеки потеряю Рэстера.
   - Давай же, оживляй Рэстера и говори, что ему сделать, - держась за разрывающуюся грудь, поторопила я колдунью.
   - Не все так просто, Лиррэйн, не все так просто, - задумчиво проговорила она, а потом щелкнула пальцами.
   Перед глазами потемнело, наверное, я потеряла сознание....
   Пробуждение выдалось тяжелым. Перед глазами плавали разноцветные круги, в ушах звенело, а все тело ломило от боли. Я несколько раз моргнула, дожидаясь, пока восстановится зрение, оглянулась. И сдавленно застонала, разом вспомнив и странную улыбку колдуньи, и хитрый блеск ее глаз.
   "Не все так просто"
   Все оказалось гораздо хуже! Я стояла на корабле, привязанная к мачте, а на палубе стоял Рэстер и спорил с матросами. Только увидев его, я обрадовано улыбнулась, но потом заметила, что глаза у мужчины снова черные.
   Не сразу я заметила, что опять выгляжу человеком, и солнечный свет не обжигает меня. Наверное, колдунья каким-то образом вернула нас в прошлое, заставив его сложиться по - другому. А может, просто стерла память Рэстеру. В любом случае, он не узнавал меня, в его взгляде больше не было нежности. Как никогда сейчас Рэстер напоминал мне хищного зверя. Опасного, неудержимого, решительного. И смотрел он на меня, как на свою добычу, решая, съесть сразу или растянуть удовольствие, сперва помучив жертву.
   - Этот океан опасный, в нем полно акул. Голодные, они нападают даже на корабли, могут плыть следом неделями, дожидаясь своего шанса. Единственный способ избавиться от них - отвлечь, дать им еду. Догадываешься, кто пойдет им на корм? Впрочем, ты можешь и избежать такой судьбы. Мне нравятся красивые девушки, а ты настоящее сокровище, - оправдывая мои самые худшие опасения, проговорил Рэстер, поигрывая ножом.
   - Акул можно отогнать шумом, они боятся его. Привяжите к кораблю трещотки и акулы не поплывут за вами. Я не нужна вам. Пожалуйста, Рэстер, отпусти меня, отвези обратно на остров, - глядя на мужчину, прошептала я.
   - Трещотки пусть останутся обычным морякам, мы пираты и наше судно не должны слышать, - насмешливо фыркнул Рэстер. - Так что ты предпочтешь - встречу с акулами или со мной?
   - А разве есть разница? И в первом, и во втором случае мне предстоит стать добычей хищника, - мои губы искривила горькая улыбка. - Вот только акулы родились такими, их никто не спрашивал и не предоставлял выбора, а ты сам лишаешь себя выбора.
   - Я? Лиррэйн, кажется, ты что-то перепутала, речь идет о тебе. Решай скорее, мои друзья скучают, - Рэстер кивнул на пиратов, с нетерпением поглядывающих на нас.
   Мне стало жутко. Спина взмокла от пота, привязанных рук я почти не чувствовала. И не видела никакой надежды. Тогда, на острове, мы были одни, и никто не мешал разговору, но теперь, когда отпущенное мне время стремительно утекает, что я могу сделать? Как заставить Рэстера снова услышать мои слова?
   - У меня выбор все же есть, ты ведь сам озвучил, - вздрогнув, напомнила я. - А ты оставляешь себе лишь путь убийцы, в любом случае забирая мою душу. Но зачем тебе это? Неужели хочешь, чтобы к шепоту океана прибавился еще и мой голос? Ведь я каждую ночь буду приходить тебе в снах, спрашивая, зачем?
   - Шепот океана? Ты знаешь об том? - глаза Рэстера опасно сузились. Пиратам хватило едва заметного кивка, чтобы спрятаться в каютах. - Кто тебе рассказал об этом? Отвечай! - и вновь острый нож оказался у моей шеи. Но на этот раз Рэстер уже не жалел меня.
   - Ты сам рассказал мне. Можешь не верить, но так и есть, я бы не стала врать тебе. Рэстер, пожалуйста, поверь, твоя жизнь вовсе не обязательно должна быть такой. Ты еще можешь все исправить, найти покой в своей душе. И тогда океан перестанет звать тебя, - несмотря на то, что меня колотила дрожь, я старалась говорить твердо.
   В голову вовсю лезли сомнения, отравляли последнюю надежду, заставляли раз за разом думать, не ошиблась ли я, согласившись на этот спор, и сумеет ли Кэстрен вновь услышать меня?
   - Найти покой? Разве это возможно? - неверяще протянул мужчина. - Да и зачем он мне? Я ищу то, что заставляет кровь кипеть, бездействие и скука не для меня.
   - Я помогу тебе! Вместе мы обретем покой, - с жаром воскликнула я. - И тебе вовсе не будет скучно, просто ты наконец выберешь дорогу, по которой захочешь пойти, перестанешь кидаться в разные стороны.
   - Одну дорогу? - Рэстер задумался.
   Кажется, мои слова смогли зацепить что-то в сердце мужчины. Отстраненно глядя на океан, он задумчиво сплетал и расплетал пальцы.
   Робкая надежда, вспыхнувшая в душе, расцвела ярким цветком. Выходит, я была права, и Рэстер еще окончательно не встал на путь зла!
   Но моя радость оказалась преждевременной. За спиной мужчины появилась колдунья. Она снова повисла в воздухе, но на этот раз была прозрачной. Я и видела женщину, и одновременно смотрела сквозь нее.
   - Она обманет. Она обманет тебя. Так же, как и та другая. Та тоже обещала всегда помогать и быть рядом. Тоже обещала свою поддержку и понимание. Но что случилось потом? Стоило появиться моряку и все слова оказались забыты, а старый друг стал ненужным. Они все одинаковы. Обманула та, обманет и эта. Не верь ей. Брось за борт, к акулам, пусть вдоволь помучится перед смертью, ответит за свое предательство, - зашептала колдунья.
   У меня помутилось в глазах. Кажется, сейчас я получила ответ на свой самый давний, невысказанный, но от того не менее волнующий меня вопрос - как же вышло, что крепкая, проверенная годами дружба Дэшера и Яфит не выдержала одного испытания? Как Дэшер мог обречь на столь жестокую судьбу ту, кого называл сестрой? Как решился заплатить своей душой, обрекая себя и своих детей на вечные муки?
   - Ты! Это ты околдовала Дэшера, чарами заставив прийти к себе, - прошипела я, прожигая колдунью ненавистным взглядом.
   - А ты не такая уж и глупая, догадалась, - оскалилась та. - Жаль, что слишком поздно. Возможно, я бы взяла тебя в преемницы. Но что поделать, не судьба.
   Пожав плечами, колдунья отлетела в сторону, а я увидела Рэстера, идущего ко мне с ножом в руках.
   - Рэстер, пожалуйста...- мой голос дрогнул, я глухо закашлялась, не в силах отвести взгляда от ножа. - Ты ведь не хочешь моей смерти.
   - Откуда тебе знать? Впрочем, ты как раз слишком много знаешь. Я никому не рассказывал о зове океана. Понятия не имею, как тебе удалось узнать мою тайну, но ты унесешь ее в могилу, - мужчина хищно улыбнулся. Словно наслаждаясь моим страхом, он покачивал ножом, заставляя солнечные лучи отражаться на лезвии.
   - Рэстер, борись с собой! Не позволяй злу захватить свою душу. Если это случится, тебе больше никогда не удастся найти свою дорогу, ты заблудишься на перекрестке судеб, потеряешься навек! Так не должно случиться, ты нужен этому миру, ты нужен мне! - по щекам покатились слезы. Рэстер теперь виделся мне размытым, и я не могла сказать, какого цвета его глаза.
   - Поздно, Лиррэйн. Я уже все решил, - холодно проговорил мужчина.
   - Но ведь это не твое решение! Ты же хотел сам выбирать свою судьбу, так почему сейчас позволяешь указывать другим, как поступить? Забудь о старых обидах. Это не твоя вина и не твой грех. Позволь душе очиститься, позволь начать жизнь с нового листа, - отчаянно взмолилась я.
   - Не мое решение? Я ведь решил наказать тебя, сам. Или не тебя? - в голосе Рэстера послышалось сомнение. - Почему ты все - время смотришь на меня?! Твой взгляд обжигает меня!
   - Тебя обжигает моя любовь, но лишь потому, что ты боишься принять ее. Рэстер, я никогда не брошу тебя и не предам. Но ты должен поверить мне. Не повторяй чужих ошибок, не живи чужой жизнью.... У тебя есть другая дорога и на ней ты будешь счастлив, - хоть передо мной по-прежнему стоял пират, сейчас я видела своего Рэстера. Того, которого спасла в шторм и ради которого решилась рискнуть своей душой. И моя улыбка была теплой.
   - Лиррэйн? - нож выпал из рук мужчины.
   Он медленно обернулся, смотря на корабль, на океан вокруг, на меня, все так же привязанную к мачте.
   - Лиррэйн, что с тобой? Кто тебя привязал?! - в одно мгновение Рэстер порвал веревки, подхватывая меня на руки. - Тебе плохо? Больно? Скажи, кто посмел обидеть тебя и он забудет, что родился на свет!
   - Со мной уже все хорошо. Не надо больше мстить. Пусть прошлое останется прошлым, а мы будем жить настоящим, - уткнувшись в плечо Рэстера, прошептала я.
   С тихим звоном рассыпались чары. Мы вновь были на нашем острове, счастливые и свободные от всех Проклятий.
   Наверное, я странная сирена. Пошла наперекор воле родных, доверилась Проклятому, едва не отдала колдунье свою душу.
   Я странная. Но я снова человек. И рядом со мной тот, кто любит меня такой и кого я люблю больше жизни.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"