сборник: другие произведения.

Самайн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Самайн. Это день, когда грань между мирами стирается и, невозможное становится реальным. В этом сборнике собраны рассказы посвященные колдовскому времени этого праздника. Эти истории содержат гамму чувств, от леденящего душу ужаса, до накаленной запредельной страсти. Грусть, боль, отчаяние, страх, месть, кровь... Удастся ли выжить или это, всего лишь, глупая надежда?

    Рейтинг: R (детям до 16 и слабонервным не читать)


  Аннотация:
  
  Содержание:
  
  
  Елена Кипарисова - Час Пиковой Дамы............................................................ 3
  
  Селина Крейв - Отпускаю тебя........................................................................ 7
  
  Кристина Забара - Демонический смех ......................................................... 10
  
  Татьяна Гумерова - Зловещая училка .......................................................... 17
  
  Натали Сосновская - Леди Удача ................................................................ 19
  
  Селина Крейв - Виновна...Продав душу демону ............................................ 21
  
  Аля Лисицкая - Шорохи .......................................................................... 23
  
  Карина Микиртумова - Шаги по стеклу ..................................................... 26
  
  Натали Сосновская - Невеста с того света ................................................... 32
  
  Кристина Забара - Проклятье Хэллоуина ................................................... 35
  
  Селина Крейв - Розы на крови .................................................................. 37
  
  Карина Микиртумова - Детский смех ......................................................... 39
  
  Натали Сосновская - Двойник ................................................................. 41
  
  Айрин Эльба - Проклятые..................................................................... 46
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Елена Кипарисова - Час Пиковой Дамы
  
  Я щелкнула выключатель, погрузив комнату в темноту. Практически тут же раздался громкий скрип - всего лишь половица, дрогнувшая под ногами. Мой вздох, полный облегчения, прокатился по комнате. Крошечные огоньки свечей опасливо шевельнулись, бросая на огромное зеркало пугающие тени.
  - Я сделаю это, ребята, - мой голос разрезал тишину, словно подтверждая, что я все еще здесь и со мной ничего не случилось. В ответ не донеслось ни звука, только злой осенний ветер пару раз ударился об оконное стекло, заставив меня испуганно подпрыгнуть.
  Мои кулаки крепко сжались, пытаясь усмирить участившееся сердцебиение, выдававшее неподдельный страх. Чертов Хэллоуин, кто придумал эти страшилки про мир духов? Существовал еще один вопрос - как я на это все повелась? Одна, в темной комнате, перед зеркалом вызываю призраков? Великолепно.
  Я выпрямилась, высоко вскинув голову, словно доказывая зловещим невидимкам, что ничего не боюсь. Свечи передо мной размеренно трепетали, хотя все окна были закрыты. Мистика. Никто и не говорил, что вызвать духа окажется просто.
  Поправив тяжелые юбки своего костюма, я уселась на резной стул, доставшийся нам вместе с домом, и посмотрела в зеркало. Казалось, его гладь подрагивала, как маленькое озеро, искажая мои черты. В тусклом свете макияж, сделанный Ли, походил на пугающую маску - черные матовые тени, легшие неаккуратными мазками, ярко-красная помада, двумя одинаковыми каплями, выделившая губы, и много, очень много белил. Светотени создали на моем лице собственный кружевной рисунок, из-за тюля, слегка укрывавшего тяжелую деревянную раму. Я сама могла сойти за потустороннее существо.
  Красивый тюбик красной помады скромно лег в мою ладонь, напоминая гильзу. Детские страшилки. Абсолютные глупости. Чем еще заниматься подвыпившим подросткам в Хэллоуин? Я вспоминала веселую компанию, дожидающуюся меня на лестничном пролете, и наверняка припавшую к двери, чтобы хорошо расслышать все мои слова.
  Первая красная линия разделила зеркало на две неравные части, став похожей на кровавый, никак не заживающий шрам. Моя рука скользнула дальше, вычерчивая неровные ступеньки с обеих сторон. На этом я остановилась, рука безвольно упала на колено, побаливая, словно от перенапряжения.
  Глупости, глупости, глупости. Только маленькие дети верили во все эти бредни с вызовом духом в ночь Самайн, когда граница между нашим миром и потусторонним особо тонкая. Сердце кольнуло, оно никак не могло сбавить своего бешеного ритма. Стоило побыстрее покончить со всем и с радостной улыбкой вернуться к друзьям. Я поднялась, дорисовывая вверху лестницы дверцу. Вот так. Свеча дрогнула, когда мое дыхание резко вырвалось из груди. И вовсе мне не страшно.
  Внизу старинные часы начали отбивать полночь - пора начинать.
  - Пиковая Дама, приди.
  В комнате воцарилась абсолютнейшая тишина, стихли даже смешки моих друзей. Дом затих, словно тоже заинтересованный моим ритуалом.
  - Пиковая Дама, приди. - Мой голос дрожал, то и дело падая до шепота. Страх не имел значения, потому что ребята ждали снаружи, их присутствие казалось ощутимым.
  Оставалось произнести это в третий раз. Всего три слова. Как считалочка.
  - Пиковая Дама, приди. - Прозвучал последний двенадцатый удар.
  Ничего не произошло. Я вцепилась в столик, на котором стояли свечи, так, что заболели костяшки пальцев, стук сердца отдавался в ушах, подражая электричке, мчащейся на всех порах.
  Неожиданно, свечи дрогнули, вильнув в едином ритме, словно их задел резкий порыв ветра. Он же принес шорох шагов и приглушенный детский смех. Я застыла, всматриваясь в ровную зеркальную гладь, но тени метались так быстро, что не позволяли ничего разглядеть. Красный рисунок расплывался, будто нарисованный не помадой, а настоящей кровью. Внизу скрипнула половица, а на рисованной лестнице отпечатался черный след. Она услышала меня! Пиковая Дама шла к нам!
  Я резко дернулась назад, задевая платьем свечи, которые зашатались и, не устояв, повалились на пол, погаснув еще в полете. Кругом воцарилась кромешная темнота, словно чрево кошмарного чудовища. Она пульсировала вокруг, подступая ближе и почти касаясь меня, а потом убегая - играя со мной. Я бросилась к зеркалу на ощупь, зацепив шпилькой валяющуюся на полу свечку, и практически налетев на прохладную хрупкую плоскость. Шаги стали отчетливее, заполнив своим гулом весь первый этаж. Смех, тихий и злой, сверлящий как дрель. На моих глазах навернулись слезы, а пульс подскочил, бешено отбиваясь у меня под кожей. Я схватила подол платья и начала водить по зеркалу, пытаясь стереть помадный рисунок, хотя не видела ровным счетом ничего.
  - Ребята, это не смешно, - мои всхлипы поплыли по волнам тишины, теряясь в непроглядной ночи. Окна были плотно занавешены, не пуская в комнату ни капли лунного света. - Ну, хватит.
  Шорохи, казалось, усилились, заполняя собой все окружающее пространство. Они были повсюду, забавляясь надо мной. Я всхлипнула и кинулась к двери, выставив вперед руки, ощущая ладонями шероховатое дерево. Прохладная металлическая ручка не поддавалась, она крутилась из стороны в сторону, но кто-то удерживал меня взаперти.
  - Ребята, прекратите. Откройте дверь! - Я колотила кулаками по стойком дереву, царапая и ломая длинные ногти чуть ли не до крови. - Пожалуйста!
  Этого никто не слышал, только бездушные смешки, пробирающие до самых костей. Сердце болезненно сжалось, заставляя меня глухо застонать, закрывая глаза в мимолетном приступе. Неожиданно щелкнул замок, и дверь поддалась, открываясь. Я застыла, испуганно вглядываясь в светло-серую полосу, скользнувшую в проем. В доме не горели огни, но лунные серебряные лучи заглядывали в окно, даря достаточно света, пусть и мистически-холодного. Мой страх не проходил, накатывая оглушающими волнами снова и снова. Осенний воздух пробежал под ногами, заставив меня поежиться. Кто-то открыл окна?
  Я обхватила себя за плечи и шагнула в коридор, озираясь. Ребят не было, только странное пугающее умиротворение. Зачем они со мной так? К чему эти шутки?
  - Все, хватит. Очень смешно, все повеселились, а теперь давайте включим свет. - Никто не ответил, только морозный ветер, непонятно как попавший в дом. - Ребята? Вы где? Хватит меня пугать. Мне страшно. Довольны?
  Они меня бросили. Подшутили и убежали на вечеринку к Ирке, в этот богатый домик избалованной папиной дочки. Великолепно. И что мне делать? Первым делом я щелкнула выключатель, и длинный коридор озарился слабым свечением, идущим от двух настенных бра. Порывшись в складках чертового костюма, который начинал нервировать меня все больше, удалось отыскать сотовый, приятно гревший руку. Номер Ли, моей сестры, давно был сохранен в быстром наборе, до моего уха донеслись длинные гудки.
  - Думаешь, это смешно, бросить меня здесь? - прокричала я в трубку, чувствуя, что закипаю. - Так не поступают сестры! Я все расскажу родителям, так и знай! Черт, ты же обещала, ну хоть раз в жизни. Так трудно относиться ко мне нормально? Да, и скажи своим друзьям, что по ним колония плачет. - В ответ мне донесся механический шорох, на линии были помехи, и телефон полетел в стену, разбиваясь на мелкие осколки.
  Я нервно прикусила нижнюю губу, даже притопнув от досады, теперь у меня не было и сотового. Великолепно. Что завтра сказать родителям? Настроение упало до нуля, и даже вышло в минус. Сразу нужно было понять, что этот Хэллоуин ничем хорошим не закончится, им просто потребовался кто-то, над кем можно посмеяться. Идиотка, нужно было оставаться дома, а не ехать с ними в эту глушь. Мне хотелось расплакаться от собственной глупости и беспомощности.
  Поправив тяжелое платье, я сделала пару шагов по направлению к своей комнате, но так и замерла у лестницы, ведущей на первый этаж. Светильники замигали, словно от перепадов напряжения, внизу резко хлопнула входная дверь.
  - Ли, это ты? - Никто не ответил, только звук крадущихся шагов поднялся вверх вместе с прохладным ветром.
  Я глубоко вздохнула и стала медленно спускаться вниз, наблюдая за каждой тенью, которая могла в любую минуту наброситься на меня. На первом этаже оказалось темнее, за счет высоких деревьев, огородивших дом неприступной стеной и не пропускающих в окна светлые лучи. Когда моя нога коснулась последней ступени, все звуки стихли, только где-то вдалеке слышались завывания ветра, бьющегося в густых ветвях, еле удерживающих рыжеватые листья. Я двинулась вперед, пытаясь рассмотреть входную дверь, мое сердце пропустило удар - она была открыта нараспашку, а в светлом проеме кружил листопад.
  - Что за шутки, ребята? - Мой голос казался звонким и решительным, хотя внутри царил полнейший хаос. Мне было страшно. - Хватит.
  Внезапно в гостиной заработало радио, играя блюз. Музыка поплыла в воздухе, касаясь моей кожи и вызывая нервную дрожь.
  - Не смешно, - прокричала я в пустоту. Мелодия изменилась, становясь все тише, еле различимой, пока совсем не сошла на неясное шипение.
  Резкий порыв ветра ворвался в дом, принося еще больше опавших листьев, бросая их на меня нескончаемым потоком. Я не сумела сдержать крика, закрывая лицо и кидаясь прочь от двери, совершенно не разбирая дороги. Ноги сами донесли меня до кухни, за спиной были слышна громкая тяжелая поступь. Мой взгляд скользил по мрачному коридору, но ничего не замечал. Только скрюченные тени, разбегающиеся по стенам, дрожа, словно в судорогах.
  Я пыталась отдышаться, но дыхание застряло в груди, разрывая легкие. За окном яркой вспышкой мелькнула молния, осветив весь первый этаж - в дверном проеме застыла высокая черная фигура. Пиковая дама! Она уже здесь? Как? Я же стерла лестницу? А что если нет? Возможно, было слишком поздно.
  Сдержав всхлип, я захлопнула дверь и подперла ее небольшим пластиковым стулом, чтобы никто не мог войти, хотя мало верила, что Пиковую Даму это остановит. За что мне все это? Мой взгляд метался по кухне в поисках спасения. Я подбежала к окну, дергая как назло заевшие ставни, которые даже не двинулись в мою сторону. Выхода отсюда не было.
  За спиной донеслись шаркающие шаги, и мое тело застыло, окаменев от ужаса. Кто-то вплотную подошел к двери, остановившись, словно прислушиваясь. Я тоже притихла, надеясь, что меня не заметят. Секунды растянулись в минуты, став вязкими, как смола. Повисла звенящая тишина, и только бешеный стук сердца отдавался в моих ушах ударами тамтамов. Позолоченная дверная ручка медленно повернулась в сторону, а потом дверь затряслась под яростными ударами. Я завизжала, отскакивая в сторону и закрывая уши ладонями.
  - Хватит, хватит, хватит! - Дерево дрожало, не выдерживая напора, узкая стеклянная вкладка треснула, и на ней тонкой сетью расползлись трещины. - Прекратите!
  Не дожидаясь, когда падет преграда, отделяющая меня от незнакомца, я бросилась к окну - единственному выходу из этого замкнутого помещения - хватая по пути молоточек для мяса. Пара сильных ударов и стекло разлетелось мелкими осколками, оглушив меня резким звоном. Удары позади стали еще яростней, дверь буквально срывалась с петель. Мне не хватало времени, чтобы выбраться во двор, да и окошко оказалось маленьким - мешала поперечная балка, чертов дизайн.
  Щелчок, дверь поддалась, но пока мешал подставленный мною стул, скользивший ножками по грубому линолеуму. Времени не хватало, счет шел на секунды. Я завертелась на кухне, мечась загнанным зверем и не зная как найти спасение. Слезы ручьями стекали по щекам, обжигая чувствительную кожу, тело трясло так, что казалось, оно развалится на части, как у фарфоровой куклы. Голоса заполнили помещение, они смеялись, фыркали, что-то нашептывали - так могли говорить только демоны, неупокоенные души. Самое страшное, что я сама позвала их в этот дом. Пиковая Дама пришла не одна. Мое горло сдавило от ужаса. Это конец. Взгляд метнулся к стенному шкафу, служившему здесь небольшим погребом. Я добежала до него, прячась и прикрывая за собой дверь, как раз вовремя, чтобы уловить, как стул отлетел в сторону, ударившись о печку.
  Узкая щель не позволяла рассмотреть много, лишь уголок кухонного стола и темный узорчатый линолеум, выглядевший из-за недостатков света словно болото, способное затянуть тебя и навечно похоронить в своем чреве. Я забилась в угол, словно беспомощный крошечный зверек, дрожа всем телом. Ноги прижаты к груди, руки обхватывают колени, несколько слоев кружев, окутывают меня подобно воздушному безе. Страх, он пробирает до костей, а сердце работает на износ, грозясь вот-вот разорваться.
  Кто-то вошел в кухню, но в тонкую щель не удавалось разглядеть зловещих гостей, только сгустившиеся тени, которые теперь походили на обезумевших демонов, шипя скользивших от одного угла в другой. Этот дьявольский смех повторился, просочившись в мою каморку, я вздрогнула и попыталась вжаться в стену, уйти подальше, спрятаться. Тонкая полоса света под дверью распалась, уничтоженная непроницаемыми тенями. Оно двигалось. Двигалось ко мне.
  "Пиковая Дама, уйди. Пиковая Дама, уйди. Пиковая Дама, уйди". Мои мысли хаотично кружились в голове, никак не позволяя схватить хоть одну. Я стала этим страхом, стараясь даже не дышать, чтобы случайно не обнаружить себя, но сдержать всхлипы не удавалось. Они пробивались даже через мою замерзшую ладонь.
  - Слышишь, слышишь, слышишь... - шипящие неразборчивое эхо забилось в замкнутом пространстве. - Здесь, здесь, здесь...
  Я закрыла уши руками, лишь бы не слышать этот потусторонний голос, но он проникал повсюду, слившись с кислородом. Страшно. Кто-то начал двигать мебель на кухне, прошелся по осколкам стекла, оставшимся после выбитого мною окна. Они были там, разыскивая меня, собираясь забрать с собой.
  - Не надо... - тихонько простонала я, закрывая глаза. - Уходите.
  - Слышишь... - донеслось в ответ. Шорохи приблизились, их присутствие ощущалось холодным дыханием на моей шее. Совсем рядом.
  Я схватилась за дверную ручку, крепко удерживая ее, чтобы не впустить зло. Снаружи что-то зашевелилось, подступив еще ближе. Оно мешкало, просто играя. Хэллоуин - их время. Кто-то резко ухватился за дверь с обратной стороны, потянув на себя, я держала, как могла, упираясь ногами в скользкий пол. Это была борьба, мне даже не удавалось вскрикнуть, все силы уходили на то, чтобы не отпустить ручку. Секунда, и все остановилось. Я отскочила к стене, медленно сползая обратно на пол. Все вокруг замерло, но меня нельзя было этим обмануть, Пиковая Дама до сих пор стояла по ту сторону двери, духи никуда не ушли. Я проиграла.
  Кто-то поскреб ногтями по двери, словно предупреждая, практически останавливая этим звуком мое сердце. Они запугивали меня, зная, что уже загнали в угол. Последняя извращенная пытка, пока мои нервы не лопнут от перенапряжения.
  Ручка зашевелилась, поворачиваясь из стороны в сторону. Я закрыла глаза, сжимаясь в комок и готовясь к концу. Дверь резко распахнулась, впустив в мое укрытие лунный свет, после абсолютной темноты, показавшийся ослепительно ярким, словно передо мною открылся рай.
  
  - Ну, видишь что-нибудь? - Девушка переминалась с ноги на ногу, стоя в дверном проеме с огромным фонарем, освещающим убогую кухню так ярко, что верилось в наступление дня.
  - Ничего, - расхохотался полноватый парень, обыскивая белым лучом маленький чулан. Его пол, как и все в этом доме, был покрыт тонким слоем скопившейся пыли. Дом просто молил об уборке. - Я же говорил тебе, что все это чушь собачья. Зря только потратили время.
  - Как зря, - возмутился второй, высокий и худощавый. - Вы же видели! Тань, ну скажи ему. Окно разбилось.
  - Это ветер, - задумчиво ответила ему девушка, ежась от морозных порывов, проникающих в окно. - А может, это вы, придурки, пока ломали дверь.
  - Дверь, она захлопнулась у нас прямо перед носом!
  - Ну, сквозняк.
  - Дважды? Вы же слышали ее голос, кто-то плакал. А почему эта дверь не поддавалось, кто-то тянул ее с обратной стороны!
  - Это вам делать нечего, - хмыкнула Таня, - решили меня разыграть, вот и устроили шоу. Давайте уже уходить, лучше бы на вечеринку пошли, чем за призраками гоняться.
  - Детка, это Хэллоуин, - ответил худощавый. - Это классика, как без Пиковой Дамы. И, Дим, я верю в нее. Она была здесь. Я ее силуэт даже видел, как и описывали - пышное платье, обезображенное лицо. Жаль, сфоткать не успел. Но это было жутко. Даже кровь на подоле была.
  - Не выдумывай, - осадил его друг, - как в такой темноте можно что-то разглядеть? Я только тень какую-то успел заметить, странную, полупрозрачную. Это было круто, как в фильмах!
  - А, по-моему, не стоит так играть на смерти, - не согласилась с ними Таня. - Мне жаль девушку. Вдруг, ее душа до сих пор не упокоилась.
  - Ее забрала Пиковая Дама. Какой же дурой нужно быть, чтобы в полночь Хэллоуина ее вызывать.
  - Да это друзья над ней подшутили, вот сердце и не выдержало, слабенькая больно, - хмыкнул парень, закрывая пустой чулан. - Их даже вроде осудить хотели, но ничего доказать не смогли - несчастный случай. Но я слышал, что теперь, каждый Хэллоуин после полуночи, она звонит на сотовый своей сестры, и на линии доносятся одни только помехи. Наверное, винит ее в своей смерти. Я бы с ума сошел.
  - Сказки все это, а вы парни, дебилы. Зачем нужно было лезть в этот дом. Ну, пустует два года и ладно. Ну, умерла наверху перед зеркалом девушка. И что? Это трагедия, а не шоу.
  - Все ты, Танька испоганишь. Мы, между прочим, призрака видели, а ты начинаешь тягомотину разводить. Говорят, если в полночь проговорить перед зеркалом "Пиковая Дама, приди", то ты тоже умрешь перед зеркалом от остановки сердца.
  - Идиоты, - хмыкнула девушка, разворачиваясь и уходя.
  - На следующий год пацанов возьмем, - хмыкнул Дима.
  - И фотоаппарат, - ответил второй парень. - Да нас за героев примут. Макс не поверит!
  Они неторопливо вышли из дома, возвращая на место сорванные балки и оставляя дом в покое. В ожидании.
  
  Селина Крейв - Отпускаю тебя
  
  Я вертелась перед зеркалом в черном пышном платье с кружевной отделкой на лифе и подоле. Кожа лица, рук и плеч была осыпана белой пудрой, отчего казалась мертвенно бледной. Шоколадно-карие глаза подведены темным карандашом, а ресницы были огромными от толстого слоя туши. Черные волосы, длинной до середины спины, завиты в локоны. Прелестно.
  - Из тебя получилась шикарная ведьма! - воскликнула Кейси, моя лучшая подруга, осматривая нашу совместную работу.
  Я поворачивалась к зеркалу то одним, то другим боком. Сегодня не обычный для меня Хэллоуин. Именно в этот день, год назад, мы с Дэном начали встречаться. На Хэллоуин , мой друг детства, парень которого я всю жизнь любила, признался мне в любви. В тот момент мне показалось, что я попала на небеса. Или в месте, где исполняются все самые заветные желания. Десять лет ожидания не прошли даром. Да, именно десять, я влюбилась в Дэна когда мне было девять лет.
  Наконец-то раздался долгожданный звонок в дверь. Мы с Дэном договорились, что он зайдет за мной в восемь, и мы вместе пойдем на хэллоуиновскую вечеринку к друзьям. Но он почему-то опоздал. Даже странно, очень на него не похоже.
  - Ну, иди, встречай своего "прынца" - подтолкнула меня Кейси. - А я пока своим костюмом займусь. Без меня, чур, не уходить!
  Подбежав к входной двери, я, в который уже раз, поправила платье. Надеюсь, нормально выгляжу.
  Но за дверью, вместо долгожданного Дэна, оказалась миссис Грей, мама моего парня. Вот это сюрприз!
  - Миссис Грей, проходите, - засуетилась я. - Сейчас Дэн подойдет, мы на вечеринку собрались.
  - Энн, я зашла только на секунду... - в голосе женщины звучали слезы. Что-то произошло? - Дэниел разбился на мотоцикле. Спасти его не смогли, умер еще до приезда врачей.
  В этот момент, мне показалось, что планета перестала вращаться и весь мир остановился. В сердце словно воткнули раскаленный прут. Но я не должна показывать ей свою боль. Ей и своей хватает.
  - Я поняла. - кивнула, словно механический болванчик. - Спасибо, что сказали.
  Я резко захлопнула дверь, сил сохранять невозмутимое лицо не осталось.
  Упав на пол, я закричала словно сумасшедшая;
  - НЕТ!
  По щекам текли горячие, черные от туши и подводки, слезы. На подбородке была кровь от прокушенной губы, руки сжаты в кулаки так. Что ногти проткнули кожу ладоней. Но мне было на это плевать. Разве нужно обращать внимание на такие мелочи, когда рушится мир, и сердце готово остановиться от боли?
  На крик прибежала Кейси. Было видно, что она спешила, платье даже не застегнуто.
  - Что такое? - она присела рядом со мной и обняла.
  - Дэн... автокатострофа.... на смерть... - это все, что я смогла выдавить сквозь рыдания.
  Перед глазами мелькали самые счастливые моменты наших встреч. Признание в любви, нежные поцелуи, ласковые слова, смс каждое утро и каждый вечер. Я потеряла все это навсегда. От этой мысли стало так холодно и одиноко, что дружеские объятия Кейси не спасали.
  Держась за стену, я встала.
  - Пойду умоюсь. Мне нужно побыть одной. - мой голос был совершенно пуст и безжизнен.
  Зайдя в ванную комнату, уселась на край ванны. Слезы уже высохли, но внутри была только пустота, и сердце словно стягивали стальные нити, сжимая, пытаясь разорвать.
  На полочке все еще лежала бритва, которой я брила ноги. Пару минут я смотрела на нее, будто гипнотизируя. Потом рука потянулась за ней сама собой. Пару быстрых движений, резкая боль, и вот уже кровь капает в ванну.
  Вскрыть вены... Наверно глупо. Но я не хочу жить без него.
  Кап... Кап... Кап...
  Я молча смотрела, как в ванну вытекает моя жизнь. "Мы и там будем вместе. Иначе и быть не может" - единственная мысль.
  Голова закружилась, помещение потеряло свои очертания. Я упала на пол. Это смерть, но я встречаю ее с улыбкой.
  "Ты обещал, что мы всегда будет вместе, но не сдержал своё слово. Я сделаю это за тебя.". С этой мыслью я погрузилась во тьму.
  
  ****
  Очнулась я от солнца, ласково согревающего мое тело, запаха травы и полевых цветов. И... нежного прикосновения к щеке.
  - Что же ты творишь? - это был голос Дэна.
  Я замерла, не смея поверить своему счастью. Теперь мы всегда будем вместе.
  - Дэниел... - прошептала я, открывая глаза.
  - Даже не думай открывать глаза.
  Послушно зажмурилась. Все что угодно, все сделаю, только бы этот момент никогда не заканчивался. Я почувствовала, как он меня нежно обнял. Сквозь плотно сомкнутые веки просочились слезы. Как сумасшедшая, рыдаю от счастья.
  - Если ты меня не послушаешься, то уже никогда не вернешься назад.
  Назад? О чем он?
  - Но я не хочу....
  Дэн прижал палец к моим губам, призывая к молчанию.
  - Никогда бы не подумал, что влюблен в эгоистку. Ты вспомни о родителях, друзьях... Какого им будет, если ты умрешь?
  - Но разве я еще не умерла?
  - Нет, - он нежно прикоснулся губами к моему виску. - Ты на грани. Сейчас все зависит от твоего выбора.
  Я не хотела возвращаться к жизни. Там будет только боль, одиночество, страдания... Не хочу.. Здесь, в объятиях Дэниела мне уютно, спокойно. На душе радостно и тепло. В мире живых такого уже никогда не будет.
  - Если уйду, то больше никогда тебя не увижу.
  - Ты должна вернутся.
  - Нет, - отрезала я. - Мне нечего там делать.
  Дэн еще крепче сжал меня в объятиях.
  - Ты вернешься, если я кое-что тебе пообещаю?
  - И что же?
  - Каждый Хэллоуин я буду приходить к тебе во сне. А теперь ... прощай.
  Сознание снова начало ускользать от меня. Последнее, что я почувствовала, это был вкус его губ.
  
  ****
  Три года спустя.
  - Энн, ты снова не пойдешь на нашу "мистическую вечеринку" - Кейси очень не нравилось мое поведение в последние годы.
  Я стала замкнутой, необщительной, отчужденной. Запертой в своих собственных мыслях, которыми не собиралась ни с кем делится. Упивалась своей болью. Парни и вовсе прозвали меня "Ice Queen", за не доступность и холодность. И мне это нравилось. Меня устраивало одиночество, изоляция от общества. Потому что наедине с собой не нужно натянуто улыбаться, что бы показать, что все хорошо.
  Но больше всего Кейси и остальных бесило то, что в ночь Хэллоуина я не веселилась со всеми, а ложилась спать. Я говорила, что ненавижу этот праздник. Да, если бы друзья знали истинную причину, то сочли бы сумасшедшей.
  Только во сне, в Хэллоуин, я могу увидеть Дэна. Пусть прошло уже три года с его смерти, боль так же сильна, как и прежде... Я разучилась шутить, улыбаться, блеск исчез из моих глаз. Как мне сказал священник, я все еще не могу отпустить прошлое. А это необходимо, что бы двигаться дальше.
  Выпроводив Кейси, я с наслаждением забралась в постель. Сейчас засну и увижу его...
  Как только меня засосал сон, я почувствовала, что нахожусь на знакомой поляне. По ощущениям, на мне было платье, волосы завиты в кудри.
  - Если бы ты знала, насколько сейчас прекрасна. - такой родной и любимый голос... Дэниел. Наконец-то!
  По щекам, как всегда, потекли слезы. Оставалось только надеяться, что я не накрашена.
  - Ты снова пришел... - мой голос сорвался. Дэн обнял меня. На душе, впервые за год, стало легко, будто с него сняли тяжкий груз.
  - Да. Что бы попрощаться.
  - Что? - мое сердце сжалось, замерло и словно остановилось.
  - Прости за все. Ты должна идти вперед, не оглядываясь назад. Прощай. Я люблю тебя. - легкий шепот над ухом.
  И я открыла глаза в своей комнате. Слезы текли по щекам, капая на подушку. Взгляд направлен в никуда, словно у трупа. Хотя я и есть труп. Разве можно назваь живым человека с мертвым сердцем?
  
  ***
  Год спустя.
  Запись из дневника Энн.
  "Прошел уже год, с того момента, как он сказал мне идти вперед, не оборачиваясь назад. Целый год мне потребовался для того, что бы понять, как жить дальше. Решение пришло только сегодня. Не цепляться за темное прошлое и призрачное будущее. Кроме "было", приносящего боль, и зыбкого "будет", существует еще "здесь и сейчас". Мы живем именно здесь и сейчас. За настоящее и нужно держаться.
  Воспоминания навсегда останутся со мной. В самой глубине сознания и сердца, куда я запру их на ключ. Многим людям прошлое приносит боль. Завидую тем людям, которые, обернувшись назад, улыбаются, а не роняют слезы. Но для меня прошлое - огромная боль. Поэтому я пойду вперед, по дороге судьбы, не оборачиваясь.
  Но я никогда не вычеркну тебя, Дэниел, из своего сердца. Ведь пока жива моя любовь к тебе - жив ты. Я отпускаю тебя.... Спи спокойно"
  Я отложила дневник на самую дальнюю полку. Надеюсь, когда-нибудь я смогу прочитать его с улыбкой.
  Из задумчивости меня вырвал шорох платья. Кейси рассматривала свою покупку. Платье на празднование Хэллоуина.
  - Кстати я и тебе купила - проинформировала подруга, увидев, что я смотрю на нее. - Но видимо, опять зря.
  - Почему же? - я улыбнулась. Впервые за четыре года этот жест мне дался легко и без напряга. - Я иду.
  Кейси смотрела на меня округлившимися от изумления глазами.
  -Правда?
  -Правда.
  Подруга со счастливым смехом повисла у меня на шее и повалила на пол. Мы лежали на ковре и хохотали, как ненормальные. Моя душа, которая долгие годы металась в агонии от боли, наконец-то успокоилась. Счастливый смех наполнил комнату, и казалось, что в мире больше нет никаких звуков. Только тихий шепот, который мне, возможно, пригрезился;
  - Я всегда буду следить за тобой с небес; Я - твой ангел-хранитель.
  
  Кристина Забара - Демонический смех
  
  Взгляд темных, затягивающих в свою глубину, глаз. Леденящий душу смех демона. Слова из уст адского гостя: "Я вернусь!" И жизнь уже никогда не будет, как прежде. Если она будет, эта жизнь...
  
  
  - В этом году в нашем городе будет официально праздноваться Хэллоуин. Об этом сегодня утром заявил мер города Анатолий Рыбкин. Так что готовьте костюмы, да пострашней. Еще раз напоминаю, что на улице дождливо, не забудьте взять зонтики выходя из дома. Хорошего вечера, с вами была Света Чистова. И в завершении этого музыкального часа, Слава. - Из колонок раздался чуть хрипловатый голос певицы, поющей об одиночестве.
  Постукивая пальцами по рулю и тихонько подпевая музыкальной исполнительнице с мужским именем, я мысленно себя проклинала. "Ну, какой черт дернул ехать меня через центр?!" Вот уже 20 минут, как я стояла в пробке. Точно не успею вовремя на заседание Совета. Увидев небольшой просвет, щелкнула поворотник и вкрутила руль, чтобы выехать на другую полосу. Но удача походу от меня сегодня отвернулась. Другой автомобиль врезался мне в бочину. О, Стихии! От расстройства саданула руками по рулевой баранке. Вылезла из свой покорёженной калины и пошла ругаться с тем, кто испортил мою малышку.
  ***
  Сейчас я стояла перед Главой Круга и выслушивала нотацию на тему моего опоздания на сбор по организации Посвящения в этом году. То, что я попала в ДТП, для него оправданием не являлось. Для него в отношении меня ничто не являлось оправданием. Такое ощущение, что этот индюк хочет меня со свету сжить.
  - Быть магом - это огромная ответственность! И если ты выбрала этот путь, то соизволь вести себя достойно.
  - Простите меня Глава. - Промямлила я.
  - Все! Хватит отвлекаться, приступим к делам. - И он начал распределять обязанности по организации приближающегося праздника. Сейчас я витала в своих мыслях, мое мнение и слово понадобятся позже, когда будет обсуждаться безопасность Посвящения. Не первый год я за нее отвечаю и знаю, что решение этого важного пункта происходит в конце совещания.
  Раньше я, как и большинство из Круга, радовалась приходу Самайна. Но 12 лет назад все изменилось. В тот год я испытала дикий ужас, увидев его, услышав леденящий душу смех, слетающий с его губ.
  Тогда мне было 14, приближался Самайн. Все члены Круга готовились к Посвящению более тщательно, нежели в предыдущие годы. Всем одаренным было известно, что в этом году завеса между мирами тоньше, чем обычно и пропускает больше магической энергии. Такое случается каждую чертову дюжину лет. И те, что проходят посвящение в такой день, становятся более сильными ведьмами и ведьмаками. Это был год моего посвящения, сила во мне просыпалась и пела. Я радовалась, что удача улыбнулась мне. Кто бы ни радовался, стань он избранным? Ведь мы, одаренные. не может ждать, если время посвящения пришло, оно должно состояться в ближайший Хэллоуин. Иначе магия исчезнет из нас навсегда.
  Ритуал уже был совершён. Я и еще двое ведьмаков радовались обретению новых способностей. Все члены круга веселились, отмечали Самайн и поздравляли нас - новичков. Огромную поляну в лесу, где проходило Посвящение, наполняли звуки праздника. Тогда и случилось то, что поселило во мне страх. А в дальнейшем толкнуло на тот путь, по которому я сейчас иду. Фигура появилась в просвете между деревьями, окинула нас пронзительным взглядом темных глаз и потребовала мужским холодным, как сталь, голосом заклинание для снятия адских оков. Я впервые увидела демона и не простого, а высшего - об этом говорила его аура. С лиц магов вмиг слетело все веселье. Некоторые из них начали произносить заклинания. Кто-то стал создавать защитный барьер, в который сбегались простые ведьмы и ведьмаки. А боевые маги начали атаковать огнем. На все эти действия адский гость лишь рассмеялся.
  Я не могла пошевелиться, не смотря на ужас, охвативший меня, так и осталась стоять около алтаря, словно приросшая к земле. Мой взгляд наткнулся на глаза демона и темнота, плескавшаяся в них, пленила мой взор.
  - Я вернусь... - Произнесли его губы и он исчез.
  Мои чувства относительно этой встречи были очень противоречивы. Этот смех преследовал меня в кошмарах. А обещание данное демоном заставляло раскалённой лавой бурлить кровь в моих венах. И я решилась пройти обучение и стать магом - боевым магом, потому что моя стихия - огонь. Но для чего я сделала этот выбор, так и осталось мне не ясно. Для того ли, чтобы встретиться вновь с этим демоном и сделать так, чтобы этот леденящий душу смех не услышал больше никто? Или для того, чтобы вновь утонуть в темной глубине его глаз? Не знаю. Но каждый последующий год был наполнен невыносимым ожиданием Самайна. Теперь он не вызывал радости, лишь страх перед неизвестностью и желание поскорей разобраться в своих чувствах. Но не на следующий праздник, не на дальнейшие, демон не появился. Но было кое-что, что заставляло двигаться вперед. Сны о нем. Всегда разные, иногда я просыпалась в холодном поту от ужаса, а бывало просыпалась вся горящая от возбуждения. Эти сновидения не давали мне успокоиться и плюнуть на этого демона. И я начала собирать информацию. Единственная нить, ведущая к нему это заклинание, которое он искал. Заклинание освобождения из адских оков. Никогда не задавалась вопросом, за что его заточили в темницы ада. Это было неважно, сейчас меня интересовало, как его освободить. Так что я воспользовалась той зацепкой, которую оставил мне демон. Выяснила, что раньше свиток со столь нужными зачарованными стихами хранился очень бережно и доступ к нему был только у его Хранителя. Но заклинание было утеряно. Ходили слухи, что последний его Хранитель не смог устоять перед возможностями, которое открывало заклинание. Этот маг заключил сделку с демоном, заточенным в аду, но тот предал его. Этого никто не смог бы предсказать, ведь всем известно, что демоны очень яро блюдут свои клятвы. Ведь если бы у них не было такой репутации, никто не стал бы заключать с ними контракты. Видимо демон очень долго провел в заточении, но это не изменит сделанного. Он убил освободившего его мага. Больше про это заклинание ничего не было известно. Не смотря ни на что, я продолжала свои поиски и со временем они дали результат. Ко мне в руки попала старинная книга с информацией о ритуале освобождения. Он должен проводиться в 13 Самайн. Так же наткнулась на объяснение, как мой демон пробрался тогда на поляну. Ведь для выполнения ритуала дух демона должен быть в нашем мире, заклинание материализует его тело к его духу. Но этим мои успехи не кончались, я смогла найти само заклинание. Мне не давали покоя мысли о том демоне, что убил Хранителя. И я решила его проверить. Сначала наткнулась на информацию о том, что его изгнали из Ордена и объявили клятвопреступником. Потом нашла и самого демона. Наша встреча закончилась его гибелью. Не мудрено, с таким магом как я, не дано справиться низшему демону. После того, как отправила его в ад, я обыскала жилище, в котором он обитал. Тогда-то и нашла свиток с заклинанием. В голове возникла мимолетная мысль, что все слишком просто, почему Круг не смог найти заклинание, но она быстро исчезла под весом удовлетворения. Теперь я была во все оружие, оставалось только дождаться следующего Хеллоуина и провести обряд освобождения. А вот что буду делать дальше, решат обстоятельства.
  Из раздумий меня вырвал голос Главы, более громкий, чем раньше.
  - Все, кроме Елены, свободны. Да прибудут с вами Стихии! - Все забормотали прощание магов в ответ.
  Члены Совета неторопливо покидали кабинет Главы, о чем-то тихо споря. А я сидела за круглым столом и постукивала пальцами по его столешнице. И задавалась вопросом. Как я очутилась среди этих великих и старейших магов Круга. Старейших не по внешности, а по возрасту. Те, кто стали магами прекращают стареть. Дабы хранить вечно приобретенные знания. Как я стала магом, понимаю. А как оказалась в Совете, хоть убейте не пойму. Ну, допустим, что я ценный кадр, потому как проходила посвящение в 13 Самайн. Но не давать же место среди главнейших, простому боевому магу, из-за этого. Сто пудов, папаша приложил к этому свои ручки. "Вот, разберусь со своим демоном и найду тебя о, великий и могучий Жрец Стихий!" Надо приступать к делу.
  - Глава, я подготовила все, что касается охраны праздника в письменном отчете. Вот, - я встала из-за стола для членов Совета и подошла к столу, за которым сидел мой бос. Он взял из моих рук папку с отчетом. - Мое присутствие нужно? Или мне можно подойти после того как вы ознакомитесь с записями?
  - Можешь идти. Я позвоню, когда ты мне понадобишься.
  - Благодарю. Да прибудут с Вами Стихии, Глава!
  - Да прибудут с тобой Стихии, дитя! - ответил мне Глава. Да, определенно, по сравнению с ним я дитя. Его возраст уже измеряется столетиями, а не годами.
  ***
  В этом году ритуал Посвящения прошел один одаренный. В последние годы был замечен упадок среди наделённых магической силой. Появилось беспокойство. Стали поговаривать, что от нас отворачиваются Стихии. А это было бы очень плохо. Не только для нас, но и для всего мира, людей. Ведь мы очень много помогаем миру нашими способностями. Что с ним станет, если Круг полностью вымрет. Сколько стихийных бедствий мы предотвращаем...
  В этот раз праздновали Хэллоуин не только мы, но и люди. По городу ходило очень много странных существ. На это было весело смотреть. Но праздник прошел, и мы вливались в колею обычной жизни. Мою машину починили, что не могло не радовать. На работе все было хорошо, правда, мои творения были немного мрачноваты. Я дизайнер одежды. И моя заключительная коллекция в этом году была отлична от предыдущих, как и следующие в новом году. А во всем виноваты мои мысли и ожидание. Скоро...
  ***
  Вот, и пришел день икс! Я была вся на нервах. Страх окутывал меня, как паутина попавшееся в нее насекомое. Давно не испытывала такую гамму чувств. Но отступать я была не намерена.
  В этом году, не было ни одного одаренного с пробудившейся силой. Это вызывало чуть ли не панику. Давно не было такого, но оно все-таки когда-то было. Этим и удалось успокоить членов Круга, мол, в тот раз не вымерли и в этот не станем. Посвящение не проводилось, а значит, алтарь на священной поляне Круга будет свободным. Там я и решила провести обряд освобождения демона. Оставалась дождаться ночи, все обряды принято проводить почему-то именно под покровом темноты.
  Я выехала из дома в 22:00, прихватив с собой книгу с описанием ритуала, свиток с заклинанием. И, конечно же, при мне было полное боевое снаряжение. Машину оставила при въезде в лес, к поляне на ней не проехать. Территория, на которой находилась поляна, принадлежала Кругу и была зачарована. Посторонним, то есть простым смертным, на нее не попасть. Около километра я пробиралась простой тропой в глубь леса. Эта дорожка выводила к ручью, через который пролегал не большой мостик. Он служил магическим проходом на поляну, видели и могли пересечь его только одаренные. За ручьем в гору шла тропинка, отделанная деревянными ступенями, она выводила к алтарю. Когда я начала по ней подъем, мой слух уловил какой-то звук. Это, конечно, понятно, ведь лес живет своей жизнью. Но через мгновение раздался до боли знакомый смех, от которого все нервные окончания моего тела зазвенели, а мускулы испытали огромное напряжение. Разум закричал "Беги". Но я не сдвинулась с места. Сейчас от испытываемого мной ужаса в голове как будто прояснилось. Я была поражена своими действиями. Какого черта я творю? Ответ пришел сразу. Этот подонок меня зачаровал! Да как он смел? Ну, все, он у меня попляшет! Я выбью из него всю дурь! Освобожу это дьявольское отродье и убью. Он мне за все ответит.
  - Я жду тебя, моя ведьма! - Раздался его голос, одновременно и близко, и далеко. Меня обдало сначала волной страха, потом волной возбуждения, на что этот засранец снова рассмеялся. Не поняла, вроде чары рассеялись. Откуда возбуждение? Так, встряхнуться. Несмотря на противоречивые чувства, бушующие во мне, я твердым и уверенным шагом двинулась дальше. Что этот мерзавец не постеснялся прокомментировать.
  - Молодец девочка!
  Ух! Только покажись мне на глаза ужасный демон ночи! Я тебе устрою и рай, и ад на земле. Нашел, кого называть девочкой и ведьмой. Лучшего боевого мага в Круге нашей страны.
  Выйдя на поляну, я сразу заметила темную фигуру рядом с каменным алтарем. Демон пристально смотрел в ту часть леса, из которой я появилась. Наши взгляды встретились, и омут его глаз вновь начал затягивать меня. Он опустил ресницы и этим освободил от плена его взора.
  - Ты, - ткнула в него пальцем, - за все мне ответишь! - Мой голос был похож на рычание дикой кошки. - Но сначала я проведу ритуал, а потом надеру твою демоническую задницу. Духом для этого ты вряд ли сгодишься.
  - Ты так уверена в себе, ведьма? Я тебе не какой-нибудь низший. - Его голос был полон насмешки.
  - Конечно, уверена. И знаю, что ты демон высшего ранга. И я не какая-нибудь ведьма, а боевой маг. - Ну что, съел!
  - Боевой маг говоришь? Посмотрим на что ты способна, девочка. Но сначала, - он указал рукой на алтарь, - освободи меня.
  Козел! Возмущение во мне кипело, но я молча приблизилась к нему и достала из внутреннего кармана кожаной куртки свиток с заклинанием. А из голенища сапога кинжал.
  - Ну, демон, назови свое полное имя и титул. - Мне, конечно, интересно как его зовут, но это не праздное любопытство.
  - Абигор из рода Баракуса, демон врачевания, мастер клинка, маг первого ранга. Но ты, девочка, можешь звать меня Эб. - Он упорно продолжает меня оскорблять. Гад!
  - Впечатляет Эб. А теперь ложись на алтарь. - Демон беспрекословно повинуется моим словам. А мне понравилось им командовать.
  С помощью своей магии зажигаю огонек и направляю его вверх над лежащим духом демона, прямо над сердцем. Кинжал в одной руке, раскрываю свиток другой и начинаю читать зачарованные стихи.
  Стихии были в начале,
  Стихии будут в конце.
  Создают и разрушают,
  Лечат и убивают,
  Даруют власть и подчиняют.
  Я, Елена Мелова, рабыня и госпожа Огня,
  Силу Стихий призываю
  И заклинаю быть подвластной мне
  В этот миг, в этом ритуале.
  Призываю тебя, Абигор из рода Баракуса, демон врачевания, мастер клинка, маг первого ранга явиться суда своей кровью и плотью. Огнем, сталью и магией я разрушаю оковы, держащие тебя в неволе, и освобождаю от заточения в аду.
  Как только последний звук слетел с моих губ, я направила висевший в воздухе над демоном огонь в его грудь и пронзила клинком его сердце. Сначала лезвие начало рассекать воздух, но с каждым мигом встречало все большее сопротивление плоти. Ритуал был почти заершен, его тело уже было здесь. Вытащив окровавленный кинжал из груди Абигора, я произнесла заключительные слова заклинания.
  - Теперь ты свободен, демон, настолько, насколько был свободен при рождении.
  Демон сел на священном камне и его рана начала уже затягиваться. А я, положив свиток на алтарь, отошла в сторону. Достала из кармана платок и вытерла им сталь ножа. Убрала его туда, откуда изначально достала и повернулась к демону. Рука лежит на рукояти меча, ножны которого прикреплены к поясу на талии, а губы произносят долгожданные слова.
  - Ну что? Готов к надиранию твоей задницы?
  - Ты что, девочка, хочешь порубить беззащитного меня на кусочки? Видишь, при мне нет оружия.
  - Это ты то беззащитный? - Полным сарказма голоса спросила я.
  - Не чтишь честь поединка, ведьма?
  - Хорошо, я дам тебе кинжал. Это будет достаточно честно? - Вытащив из голенища сапога нож, я кинула его демону. Тот, резво спрыгнув с алтаря, поймал его за рукоять.
  - Да. - Согласился демон. - Представься, мое имя ты уже знаешь.
  Ох! Эти формальности!
  - Елена Мелова, маг Стихии Огонь, член Совета Круга, командир боевой группы.
  - О! Впечатляет. - С иронией в голосе передразнил меня Эб. - Посмотрим, на что ты способна.
  И только мы встали в боевые стойки, как над поляной разнесся знакомый мне голос.
  - Я, Глава Круга, признаю тебя, Елена Мелова маг Огня, член Совета Круга, командир боевой группы, приступивший закон. Ты лишаешься всех титулов и проговариваешься к смерти. - Глава взмахнул рукой, выкрикивая приказ своим спутникам. - Убить ее!
  Черт! Такого не ожидала. Как там я говорила? Освобожу демона, а дальше буду действовать, как велят обстоятельства. А они велят уносить отсюда ноги, да поскорей.
  Теперь некоторые вещи встали на свои места. Я давно мешала Главе. И он, узнав, что я собираю информацию о демоне и заклятье решил меня убрать. Понятно почему, дочь одного из Жрецов Стихий явно будет докладывать о темных делишках в Круге своему папочке. А Жрецы в свою очередь напрямую общаются со Стихиями...
  То, что смертная казнь была отменена, его не остановит, он никогда не прислушивался к моим объяснениям. На нас с Эбом надвигались маги, цепные псы Главы. Мы были окружены.
  - Ну что, девочка? Ты теперь вне закона? - Раздался голос Абигора. Шутить удумал? Ну-ну! Вне закона я буду, если удастся выжить и выбраться отсюда.
  - Хочешь что-то предложить, демон?
  - Сможешь продержаться несколько минут?
  - Да, - последовал незамедлительно мой ответ.
  - Тогда прикрой меня, я создам портал, и мы отсюда свалим. На это нужно немного времени, видишь ли, нахождение в аду отняло у меня много сил. Я еще не успел полностью восстановиться, - наш разговор с Эбом длился мгновения.
  - Чего вы медлите? Я приказал убить ее! И демона отправьте обратно в ад. - Крикнул разгневанный Глава. И нас начали атаковать. Но все заклинания и огненные сферы натыкались на стену защиты, которую я создала во время болтовни с Абигором.
  Понимая, что из этой ловушки мне не выбраться с чистыми руками, я начала тоже атаковать. Если бы я смогла уйти отсюда, не нападая на магов, то ситуацию можно было бы решить. Но моя защита долго не продержится, а демону нужно время. Теперь я точно вне закона, если выживу, конечно. Огненные сферы вылетали одна за другой из моих рук. Защита давно рухнула, приходилось скакать по поляне очень резво, прикрывая собой демона. При этом не переставала посылать огонь в своих противников. Мой магический запас был на исходе. И вот, когда сила начала покидать меня, и я собралась уже расстаться с жизнью опускаясь коленями на темную траву, почувствовала, как сильные руки подхватили меня и перекинули через плече. Я чувствовала движение, а через пару секунд ощутила переход портала. Медленно отпустила напряжение, расслабилась. Я жива и в безопасности. Что? В безопасности рядом с демоном? Ну, и черт с этим. Я ускользнула из сознательного состояния в манящую темноту.
  ***
  Очнувшись, я резко села на ложе и открыла глаза, в которых от стремительного движения помутнело, а голову пронзила вспышка боли. Но боль отступила, как только моего лба коснулась ладонь демона, оставив после себя лишь небольшое гудение. Я почувствовала направленный от Абигора поток энергии, наполняющий мое тело силой. Это хорошо, конечно, что я буду в норме. Но какие мотивы двигают демоном, что бы столь расщедриться для ведьмы? Он убрал руку, а я поспешила встать с дивана и огляделась. Мы находились в большой комнате, которая видимо, служила залом. Обстановка была шикарная, но устаревшая. Из этого я сделала вывод, что нахожусь у Эба в гостях. Мило!
  - Спасибо. - Рукой указываю на свою голову, мой голос еще слаб.
  - Пожалуйста. - Вот так просто отвечает демон.
  - Может расскажешь с чего ты так добр ко мне? - Ехидно интересуюсь у своего дьявольского друга. Или врага?
  - Я не мог видеть твою боль. - А взгляд, как у побитого щенка, умоляющий. Вот только о чем ты меня просишь своими глазами? О понимании? О, это будет сложно.
  - Почему? Какое тебе дело до моих страданий? - Меня охватывает злость! Я ему клоун что ли? Играл с моими чувствами 13 лет, а сейчас заявляет, что не может смотреть на мою боль. Раньше о чем думал?! Стоп! Надо успокоится и убраться отсюда, да побыстрей. - Слушай Эб! Я тебя освободила, помогла выбраться с поляны. Давай на этом и разойдемся?! А? Не надо никаких благодарностей, плевать мне на твои оскорбления, просто покажи, где выход и я уйду. Хорошо?
  - Нет! - Это слово прозвучало как гром среди ясного неба. Я стояла в шоке и хватала ртом воздух, меня переполняло возмущение. Наверное, моя персона в этот момент была больше похожа на оглушенную рыбу, чем человека.
  - Что? - Наконец-то я смогла хоть что-то вымолвить.
  - Я сказал нет. - Голос твердый, было понятно, что от своего решения он не отступиться.
  - Но почему? -Таких жалобных звуков мои губы еще не произносили. - Что тебе еще от меня нужно? Тебе мало того, что ты уже сотворил с моей жизнью? Очаровал меня, внес этим в мою голову такую сумятицу. Мало последствий твоих игр, с которыми разбираться придется мне? Мало, да? Не молчи, ответь мне!
  - Ты.
  - Что я?
  - Ты мне нужна, - так тихо, сначала я подумала, что ослышалась.
  - Повтори.
  - Ты мне нужна! - Он смотрит куда угодно, но только не в мои глаза. Ловлю его взгляд и вижу в нем бурю эмоций. Теперь в его глазах не мольба - приговор.
  - Зачем? - Тишина. Какое-то время он смотрит на меня в упор, не отпуская моего взора. Не понятно, о чем он думает. Но потом раздается его голос, спокойный и твердый.
  - Говоришь, что я зачаровал тебя? А ты? Что ты сделала со мной? Лишила покоя! Все эти 13 лет, после нашей встречи, были сущим мучение для меня. Я демон, дьявольское отродье, как ты меня называешь, мечтал! Находясь в аду, я мечтал о тебе. Мечтал вновь взглянуть в твои глаза. Мечтал увидеть улыбку на твоих устах. Мечтал прикоснуться к твоим губам своими. Не знала? Конечно, откуда? Ведь вы люди такие, дальше своего носа не видите. А ведь я для тебя как открытая книга. Стоило только взглянуть. И вот сейчас, когда я свободен и могу ощущать твое присутствие рядом, ты думаешь, я тебя отпущу? Прости, но я демон и не способен на такие жертвы.
  Я стояла и смотрела в его глаза и видела в них не только решимость, но и боль. Он не хотел меня заставлять, но и отпустить не мог. Это что получается, Абигор влюбился в меня? А что я? Я зла и это даже мягко сказано, но и рада этому. Какая-то частичка моей души не верила в то, что Эб зачаровал меня. И эта же частичка ликовала от осознания взаимности наших чувств. Чувств, к которым надо будет еще привыкнуть и научиться с ними жить. Мой демон сделал первый шаг к этому, он признал сам перед собой чувства ко мне. И смог открыть их. Теперь мой черед.
  ***
  Я лежала в теплой кровати и в крепких объятиях моего любимого. Сон уже почти завладел мной. Но перед тем как отдаться полностью в его власть успела услышать нежные слова Эба.
  - Я люблю тебя, моя ведьма.
  Этот поганец упорно продолжал называть меня девочкой или ведьмой. Иногда хотелось прибить его за это, но в большинстве случаев зацеловать до экстаза.
  - И я люблю тебя, мое дьявольское отродье. - Пробормотала я, на что Абигор рассеялся. То, что демонический смех может вызывать не только ужас, я узнала в тот день, день 13 Самайна, когда Эб освободился из ада. Я сказала, что его чувства взаимны, но он еще об этом пожалеет, когда узнает поближе мой скверный характер. Его смех был очень чувственным, от него по моему телу тогда прошла волна возбуждения, впрочем как и сейчас...
  
  Татьяна Гумерова - Зловещая училка
  
  Артём очень увлёкся своим новым сенсорным телефоном, который ему совсем недавно подарили, и поражался его возможностям. Из-за постоянных игр на телефоне его успеваемость стремительно снижалась.
  Впрочем, и до подарка он неважно учился. Постоянные шалости Артёма и Рената, не оставлявшие времени на учёбу (то они принесли в школу подушку-пукалку и всем её подкладывали по очереди, то вбивали гвозди в стулья учителей, то мазали машину директора составом, имитирующим царапины, то делали в фотошопе коллаж, в котором соединили лица их учителей с телами страшных чудовищ и развешивали везде по школе), привели к тому, что к концу первой четверти Артём мог гордиться двумя-тремя тройками, среди засилья двоек.
  И сейчас, на уроке биологии Артём опять занимался рисованием на сенсорной панели.
  - Всё, заканчиваем повторять, - Галина Валерьевна опять помешала! - Отвечать идёт...
  Артём всегда начинал зубрить предмет после этой фразы, не изменил он своему обыкновению и сейчас, но секунды на огромный параграф ему не хватило.
  - Артём Артельный, - Артём вспотел - он был не готов, но решил не подавать виду.
  Не обращая внимания на тревожно колышущееся сердце, Артём вышел к доске.
  - Чё рассказывать-то?
  - Синтез белка в клетке, то, что учить было задано.
  По этой теме Артём ничего не мог сказать, но всё же решил попробовать. Вдруг ему перепадёт тройка?
  - Синтез белков в клетке - очень сложный процесс, - начал он. - Он происходит внутри клетки.
  На этом мысли у Тёмы закончились.
  - Ну, дальше? - поторопила его учительница.
  - Я не готов, - честно признался Артём со страхом.
  - Артельный! Это пятая двойка в четверти! Ты девятый класс! Тебе свидетельство получать, и за уши тебя никто тянуть не будет! - рассердилась биологичка.
  - Я выучу, - пообещал он.
  - Когда? Тридцатое октября сегодня! Ладно, если хочешь исправить, приходи к полуночи сегодня.
  - Но это же так поздно, - смутился Артём. Обычно он рубился с Ренатом в Counter Strike в это время, и отрываться от любимой игрушки ради школы...
  На это он был не готов, как не просите.
  - В самый раз для осознания и исправления ошибок! Выбирай, или приходишь, или приходит твой отец на следующий день.
  - Я приду! - испугался Артём.
  - Хорошо, - Галина Валерьевна обрадовалась. - Жду тебя в полночь.
  К вечеру парень решил, что точно не пойдёт, но он имел несчастье поведать обо всём родителям.
  Конечно, такое время показалось им странным, но предки Артёма решили, что, значит так надо.
  - А тебе в школу не пора? - Вмешался отец в одиннадцать.
  - Я не пойду, - мотнул головой Артём и зашёл в социальную сеть "Вконтакте".
  Но, когда было без пяти минут полночь, отец уже вёл мальчика за руку к школьному крыльцу, где их встретила Галина Валерьевна.
  - Идём, - и она взяла его за руку.
  Неуч заметил, что её глаза странно блестят, она выглядела безумной.
  - А куда мы идём? - удивился он. - Класс биологии в той стороне!
  - Ты будешь сдавать мне зачёт в другом месте, - улыбнулась учительница.
  - Но это же... кабинет стоматолога! - удивился Артём.
  Посреди комнаты стояло кресло, вокруг которого были лужи алой крови, в основном всё было так же, как в обычном зубном кабинете.
  - Да, - обернулась к нему худенькая блондинка, в которой Артём опознал школьного зубного врача.
  Она схватила его в охапку, посадила в кресло, и пристегнула наручниками.
  - Зачем это все? - С ужасом в голосе произнес мальчик.
  - Расскажи мне про синтез белка в клетке, - хищно оскалилась биологичка.
  На часах была ровно полночь тридцать первого октября - наступил Хэллоуин.
  - Ну... это сложный процесс...
  - Поближе к делу, - стоматолог явно с удовольствием наблюдала за реакцией съёжившегося от страха мальчика, рассматривая свёрла.
  - Ну где синтез белков происходит? - спросила Галина Валерьевна.
  - В... В... В митохондриях! - Тёма вспомнил первый попавшийся органоид.
  - Ответ неверный, - со злорадством сказала девушка. - Говори правду, если не хочешь познакомиться с этим сверлом поближе.
  - В пластидах! - Он всё ещё пытался угадать.
  Престарелая биологичка быстро прижала его к креслу и открыла его рот своими руками , а блондинка вставила сверло в бормашину, и, включив аппарат, вогнала сверло в нёбо парня. Мальчик закричал от боли.
  Затем она вынула пыточные приборы, и Артём выплюнул кровь.
  - Зачем Вы это делаете? - не понимал парень. Неужели она так рассердилась на коллаж, где она была изображена зомби?
  - Расскажи ему, мам, - сказала блондинка. - Может, тогда он поймёт, что твой предмет надо учить.
  - Мама? - удивился мальчик.
  - Да, - ответила Галина Валерьевна. - Я родилась в 1678 году, моя дочь Лиза, - она показала на девушку рукой, - опоздала всего на четыре десятилетия. Мы были зажиточными, правда, не титулованными дворянами, и, вероятно, закончили бы свою жизнь ещё при царизме. Но однажды на наш особняк напали грабители. Один из них застрелил меня, а другой задушил Лизу во сне, чтобы им никто не помешал.
  - Но мы не погибли, - с горечью в голосе сказала девочка, - а стали живой нежитью. Что-то вроде призраков во плоти. - Лиза посмотрела на часы. - Наверное, потому что это случилось прямо в полночь, когда наступил Хэллоуин.
  - А нас вы мучаете, потому что мы живые, и вы нам завидуете!
  - Да, - не стала скрывать девушка. - Но ты не ответил на вопрос. - И она снова вставила сверло в бормашину.
  Артём посмотрел на них другими глазами. То, что они были выходцами из другой эпохи было совсем незаметно, обе выглядели по моде двадцать первого века .
  - В ядре! - неужели опять будет такая же пытка? Артём не знал.
  "Ну что мне стоило выучить этот параграф?" - подумал Артём.
  - Верно, - сказала старушка с явным неудовольствием. - Расскажи поподробнее о самом процессе.
  Артём вырвался из их рук, отстегнул наручники и побежал. Даже, когда он выбежал из школы, женщины гнались за ним.
  И тут он догадался!
  Галина Валерьевна уже догоняла, когда он перекрестил их, и вдруг...
  Обе садистки растворились в воздухе!
  Он вспомнил, что двоечники по биологии и в прошлые годы исчезали в Хэллоуин. Но он избежал этой участи и избавил школу от зла!
  Не веря своему счастью, Тёма пошёл домой.
  - Как биология? Сдал? - спросила его мать.
  - Да, - сказал он, лёг на кровать и заснул.
  Наутро в школе он узнал, что ни учительница биологии, ни зубной врач не появлялись.
  Больше их никто никогда не видел.
  
  Натали Сосновская - Леди Удача
  
  Сколько вы согласны заплатить за свое благополучие?
  "Все что угодно!" Ответите вы.
  Не спешите, сначала спросите, что за это хочет леди Удача. И поподробнее спрашивайте. Может цена будет слишком высока для вас....
  
  
  31 октября 2004 года. Вечер. Бар.
  
  Вокруг меня туда - сюда сновала разная нечисть. Вампиры, оборотни, ведьмы, зомби и многое другое. Да и зачем я приперся сегодня сюда? Хотя, знаю зачем. Выпить. Но алкоголь пока не ударил в мозг. И я ощущал себя здесь "белой вороной" в своей тонкой потертой курточке, которая практически не защищает от холода. Да, люди веселятся, а мне от этого тошно. Жизнь моя закончилась два года назад. Родители погибли, шикарный дом ушел за долги. А я в 18 лет остался без дома и денег. "Золотой мальчик" превратился в голодранца. Сейчас я существую только ради выпивки. Ради нее работаю на стройке разнорабочим. Каждый вечер я здесь вот уже два года. Как бы мне хотелось снова стать прежним - богатеньким мальчишкой. С этими мыслями я опрокинул в себя третий стакан обжигающей горло водки. В глазах помутилось, мысли ушли. Настало долгожданное опьянение. И теперь мне было плевать на свою жизнь и окружающий мир.
  
  Проснулся я от нежных поцелуев. Я открыл глаза. Девушка, целовавшая меня, отстранилась от моих губ. Теперь я мог ее разглядеть. Невероятно красивая, таких я даже не видел на обложках глянцевых журналов. Большие зеленые глаза, обрамленные длинными, пышными, черными ресницами, маленький носик, полные розовые губы, густые черные как смоль волосы спадавшие девушке до идеальной, оголенной груди. Я смутился и отвел взгляд.
  - Посмотри на меня, - попросила она, нежным, и таким невероятно тягучим мелодичным голосом.
  Я не мог сопротивляться, и взглянул на нее. И испустил вздох облегчения, девушка закуталась в простыню.
  - Мы...это... - запинаясь, произнес я.
  - Да, Вячеслав. Ты был великолепен. И я хочу отблагодарить тебя за это.
  - Не нужно, я лучше пойду, - сказал я, вставая. Взял валявшиеся возле кровати потертые джинсы и стал натягивать их на голое тело.
  - Тебе не нужно никуда уходить. Эта квартира теперь твоя. А еще счет в банке и туристическое агентство.
  
  Я так и замер. "Это что, шутка? Но сегодня не первое апреля".
  Я повернулся к девушке. Теперь она была одета в черный элегантный брючный костюм. "Когда только успела?" - удивился я.
  
  - Это не шутка. - Сказала она, улыбаясь, как будто прочитала мои мысли. - Разве ты хочешь возвращаться в общежитие, где в одной маленькой комнатушке вместе с тобой ютятся еще четыре человека, вкалывать с утра до ночи на стройке ради куска хлеба и дешевой выпивки? - спросила девушка.
  - Нет, - ошеломленно смотря на нее, ответил я.
  Неужели по пьяни я ей рассказал о своей жизни?
  - Знаю, поэтому я здесь. Я услышала твой зов. В эту особую ночь, когда все возможно. И я даю тебе возможность стать снова богатым мальчишкой, тем, кем ты хочешь быть больше всего на свете.
  - Что ты хочешь за это? - спросил я, офигевая. Хотя уже знал наверняка что соглашусь, даже если придется ей продать душу.
  Она улыбнулась.
  - Я уже сказала это моя благодарность за проведенную ночь с тобой. Но это еще не все. Через семь лет, 31 октября, я буду ждать тебя в том же баре, чтобы снова провести с тобой одну ночь.
  - И всего-то? - Спросил я, c иронией в голосе.
  - Ты согласен?
  - Да. - Твердо произнес я.
  - Вот и отлично. До встречи красавчик, - произнесла она, и через минуту ее уже не было.
  Как это все странно. Откуда она вообще взялась? "Пришла на твой зов".
  А я даже не спросил ее имени. Да ладно, я провел ночь с самой красивой девушкой, которую когда-либо встречал, и вряд ли еще встречу. А я парюсь. Мне наконец-то улыбнулась "леди удача" и это хорошо. "Даже очень" - подумал я осматривая шикарную квартиру.
  
  Спустя 7 лет. 31 октября 2011 года.
  
  - Вячеслав Андреевич, мы ждем вас сегодня на вечеринке у меня дома, - заходя в мой кабинет, сказал Сергей (мой заместитель).
  - Как же нехорошо напиваться в начале недели, - иронично заметил я.
  - Ну что вы, мы совсем по чуть - чуть. - Ответил он.
  - Да ладно, шучу я. Но прости, Сергей сегодня не могу. У меня важная встреча.
  - И никак нельзя перенести? - с надеждой спросил Сергей.
  - Увы, нет.
  
  Вечер. Бар. Я жду свою знакомую, которой обязан всем, что у меня сейчас есть. Ожидание тянется долго и мучительно. Ну, где же она? Но я жду, это единственное что она попросила за свою доброту. Ну и конечно куда правду деть, я хочу этой ночи с ней. Хочу запомнить какая она. И возможно больше никогда не отпускать. Я полюбил ее, как только понял, что лучше мне не найти. Она мой идеал. Поэтому я жду эту встречу с особым трепетом. В руках кручу стакан дорогого виски. Нет, теперь я не пью. Просто сейчас нервничаю. Сердце колотиться в предчувствии чего- то плохого. Глупое сердце.
  Смотрю на дорогие швейцарские часы. Полночь.
  - Не меня ждешь? - Услышал я знакомый нежный голос.
  Оборачиваюсь, она. Такая же, как я ее запомнил. Только сегодня на ней красное длинное платье, а сверху накинутая белоснежная шубка, вместо черного брючного костюма.
  
  Наши губы все ближе и ближе. Я так жажду этого поцелуя. И вот поцелуй, обжигающий, сладостный, страстный. У меня кружиться голова. Я хочу ее, она как- будто прочитала мои мысли, ее руки потянулись к ширинке моих брюк. А мои к застежке ее платья.
  
  Утро. Я открываю глаза. Никого. Я остался один. Она ушла, а я снова не спросил, как ее зовут. Дурак. Как мне теперь ее найти?
  Поднимаюсь, ноги дрожат, голова раскалывается, кости ломит. Такое впечатление, что я древний старец.
  
  - НЕТ! - ору я в ужасе на всю квартиру. Стоя перед зеркалом в ванной комнате. Дрожащими руками я прикасаюсь к своему лицу. Кожа дряблая, обвисшая, морщинистая. Это правда, я выгляжу на лет сто, не меньше. Постарел за одну ночь. А только вчера утром в зеркале видел отражение высокого молодого блондина с серыми глазами и гладкой кожей. Я закрыл глаза, открываю их вновь, в надежде увидеть свое прежнее лицо. Но нет, вижу только старца с бесцветными глазами.
  И только сейчас я понял, какой на самом деле была цена моего благополучия.
  "А виноват в этом только я. Я один. Я разбалованный с детства роскошью, лишившись ее, только ныл какой я несчастный и заливался водкой. Даже на стройке я работал только ради выпивки. И мечтал стать таким же богатеньким мальчиком, без приложения усилий. Что ж, моя мечта сбылась", - думал я, смотря в свое новое отражение.
  
  Селина Крейв - Виновна...Продав душу демону
  
  2005 год. 6 лет назад
  
  - Мама, мама! - звала я, пытаясь привести ее в сознание. Но лишь испачкала руки в крови. Вокруг нас была целая лужа. Но с такими ранами, это не удивительно. Даже мне, двенадцатилетней девочке, было ясно, что маме не жить.
  -Зачем?! За что?! - кричала я, надрывая голосовые связки. Будто так могла вырвать боль из груди. - Ублюдок! Ненавижу!
  Только после этих диких криков я смогла посмотреть на отца. Он стоял передо мной с ножом для мяса в руках. А руки красные от крови. От маминой крови. Наверное, теперь всю жизнь красный цвет будет у меня ассоциироваться с этим днем.
  - А теперь твоя очередь. Ты не должна была рождаться. Это ты виновна во всем.
  Онемевшими руками, я искала охотничье ружье, валявшееся рядом с телом мамы. Видимо, она хотела защитится, но все же не смогла выстрелить в любимого человека. За что и поплатилась жизнью.
  Папа уже занес надо мной нож, когда я смогла нашарить ружье.
  Тишину хеллоуиновской ночи разорвал звук выстрела...
  
  Наши дни. 31 октября. Хеллоуин.
  
  Тщетно пытаясь вырваться, я лишь растерла веревками в кровь запястья. Ослабить путы, несмотря на все усилия, не получилось. Силен же этот фанатик!
  Фигура в черном балахоне с капюшоном, закрывающим лицо, бормотала слова призыва. Призыва демона, которому отдаст мою душу взамен исполнения своих желаний.
  - Per Adonai Eloim, Adonai Iechova, Adonai Sabaoth, Metraton On Agla Adonai Mathon, verbum pythonicum, misterium Salamandrae, conventus sylphorum, antra gnomorum, daemonia Coeli Gad,Almousin Gibor, Ichoua, Evam, Zariatnatmik, veni, veni, veni... - кровь черной курицы хлынула в чашу. Но некоторые капли все же попали на пятиконечную звезду у ног некроманта.
  - Hemen-Etan! Hemen-Etan! Hemen-Etan! El Ati Titeip Asia Hyn Ten Minosel Achadon Vay Vaa Eye Aaa Eie Exe A El El El A Hy! Hau! Hau! Hau! Hau! Va! Va! Va! Va! Chvajoth. Aie Saraye, aie Saraye, aie Saraye, aie Jaraye! Per Eloym, Archima, Rabur, Bathas Super Abrac ruent Supervenius Abcor Super Aberer Chavajoth! Chavajoth! Chavajoth! Impero tibi per clavem Solomonis et nomen magnum Gemhamphoras! - вызывающий повысил голос. Значит ритуал в самом разгаре.
  Внезапно некромант стал приближаться ко мне с окровавленной чашей и кинжалом в руках. Значит, теперь моя очередь.
  Я зажмурилась, не желая видеть свой конец. Умереть, как жертва для демона, чтобы какой-то ублюдок получил исполнение своего ничтожного желания... Хуже не придумаешь.
  Но это еще не было концом. Кинжал всего лишь порезал кожу на тыльной стороне руки, кровь полилась в чашу.
  - Заклинаю вас, ангелы тьмы, именами Кадос, Кадос, Кадос, Эшерсие, Эшерсие, Эшерсие,Хатим, Хатим, Хатим, Ийа - Властителем веков, Кантан, Жаим, Жаник, Ание, Кальбар, Берифай, Альнаим. Заклинаю вас именем Адонаи, сотворившим в пятый день бездны ада. Именами ангелов, служащих в четвёртом легионе в присутствии Люцифера, могущественного князя мрака. Именем звезды Юпитера и её печатью, именем Адонаи, верховного Создателя всего. Именами всех звезд, их силами и могуществом и, наконец, именами всех, ранее поименованных, заклинаю тебя, о великий, ты, который председательствуешь в день Юпитера! Приди ко мне на помощь и исполни мою волю!
  - И какова же твоя воля? - услышала я мелодичный, немного скучающий, мужской голос.
  Открыв глаза, я увидела мужчину, выходящего из сгустка темного тумана посреди пентаграммы. Черные волосы до плеч, карие глаза, тонкие черты лица. И это демон? А где клыки с капающей с них кровью? Где рога, когти? Неужели этот горе-некромант что-то напутал?
  - Забери душу этой грешной девы и даруй мне бессмертие!
  В ответ на эту реплику мужчина лишь вздохнул со скучающим выражением лица.
  - Захотел вечной жизни ценой чужой души? Сколько вас, черных магов, грязного отродья, прокололось на этом... Даже если бы обряд был верным, то ценой за исполнение твоего желания могла бы быть только твоя душа. Но даже ритуал был не тем. Ты призвал демона-хранителя этой девушки.
  -Демона-хранителя? - В голосе некроманта явно слышался страх. В одну секунду весь его тщательно продуманный план обернулся против него самого. - Что за чушь?
  - Силы света и тьмы, Бог и Дьявол находятся в равновесии во избежание хаоса. Поэтому на равне с ангелами-хранителями, существуют демоны-хранители, призываемые ритуалом. - Пустился в объяснения демон. - Эта девушка - моя подопечная. Ее душа отцеубийцы принадлежит мне и без всяких ритуалов. Но из-за того, что меня призвали на Хеллоуин, связь крепче
  Вот черт. Снова мне аукнулся тот кровавый день. Будто того, что мне не забыть его вовек, мало.
  - Поэтому, - продолжил демон, - умри.
  Черный маг упал, как марионетка с перерезанными ниточками, на пентаграмму ритуала, которым хотел получить бессмертие. Какая ирония...
  - Что ты с ним сделал? - Мой голос был хриплым.
  - Остановил его сердце, - просто ответил демон, развязывая на мне путы.
  Я поднялась на ноги, слегка пошатываясь. Внезапно демон приклонил передо мной колено.
  - Меня вызвали в этот мир, привязав к Вам, как демона-хранителя, до конца Ваших дней, любые Ваши желания будут выполнены. Но за них вы расплатитесь вечностью в Аду.
  Любое желание? Чего же я хочу? Вспомнив кровь мамы на руках, сумасшедшие глаза отца, поняла сразу.
  - Я хочу знать правду о том, что произошло в моей семье шесть лет назад. И если в этом есть виноватые - отомстить.
  Знаю, я виновна в том, что заключила сделку с демоном. Но мне нужна правда. А потом хоть рай, хоть ад... безразлично. Ровно шесть лет назад мое сердце сковал лед. А сегодня, в Хэллоуин, годовщину моего личного дня крови, от него остались лишь тающие осколки.
  
  Аля Лисицкая - Шорохи
  (Основано на реальных событиях)
  
  
  Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой,
  Над старинными томами я склонялся в полусне,
  Грезам странным отдавался, - вдруг неясный звук раздался,
  Будто кто-то постучался - постучался в дверь ко мне.
  "Это, верно, - прошептал я, - гость в полночной тишине,
  Гость стучится в дверь ко мне".
  Э. А. По "Ворон"
  
  
  С самого раннего детства, заботливые мамаши втолковывают свои чадам, что впускать в дом незнакомцев, если родителей нет рядом, ни в коем случае нельзя.
  Но они даже представить себе не могут, что порой стучится в дверь и можно ли устоять перед искушением открыть её...
  
  ***
  Сквозь смех друзей и музыку до слуха Маргариты донеслась трель надрывающегося мобильника. Отыскав в складках пышного платья кармашек, девушка вынула коммутатор и глянула на дисплей. Мать.
  - Да?
  - Рита, солнышко, ты не могла бы вернуться домой пораньше. Не хочу оставлять Карину одну. - Мама сразу перешла к сути проблемы. Девушка тяжело вздохнула, она-то надеялась сегодня подольше погулять. Хэллоуин всё-таки. Кристи, её лучшая подруга, пригласила Марго на потрясную костюмированную вечеринку в одном из лучших клубов города.
  - Хорошо, мама. Во сколько вы с папой едете в аэропорт? - родители улетали на Гавайи, решили провести там свой заслуженный отпуск только вдвоём.
  - В половине двенадцатого. Так что я попрошу тебя быть к полуночи дома. - Ответила мать и, попрощавшись, положила трубку.
  Убрав телефон в маленький чёрный клатч, девушка окинула грустным взором зал. Оформленный в стиле Хэллоуина клуб был полон "нечисти". На танцполе кружились ведьмы, вампиры, мумии и зомби. Кристина, облачённая в коротенькое платьице чёрного шёлка, полосатые чулки и остроконечную шляпу, увлечённо флиртовала с каким-то рыцарем у барной стойки.
  Подобрав пышный подол тёмно синего платья, Марго проталкивалась сквозь толпу к подруге, собираясь сказать, что ей нужно уйти. Быстро переговорив с ней, и выслушав пару нелицеприятных выражений в адрес своей чересчур строгой матери, девушка попрощалась с Кристи и покинула клуб.
  Уже когда такси неслось по пустым дорогам, Марго подумала, что ей снова не повезло. Девушке было двадцать лет отроду, а мать всё ещё обращалась с ней, как с маленьким ребёнком. Даже сейчас, она нашла предлог затащить дочь домой до наступления полуночи, мотивируя это тем, что не хочет оставлять маленькую Карину одну. А отвезти девочку к бабушке и дедушке, которые, кстати сказать, очень хотят видеть внучку, никак нельзя. Тяжело вздохнув, Марго разгладила юбку платья. На праздник Всех Святых она выбрала для себя костюм королевы. Когда Рита была маленькой девочкой, папа часто называл её Королева Марго, вот и, обдумывая наряд для вечеринки, девушка решила воплотить в жизнь детское прозвище.
  Такси затормозило у подъезда. Расплатившись с водителем, Маргарита, уже привычно подобрав рукой длинный подол, вышла из машины и направилась домой.
  Дверь квартиры была закрыта на все замки, значит, родители уже уехали. Тихонько зайдя домой, девушка аккуратно заперла за собой тяжёлую металлическую дверь и, скинув туфельки на высоком каблучке, прошла в комнату младшей сестры.
  Трёхлетняя Карина свернулась клубочком в своей кроватке и тихо посапывала, чему-то хмурясь во сне. На маленьком резном столике светлого дерева горел детский ночник, отбрасывая на стены причудливые тени разных цветов и бабочек.
  Погладив малышку по медным кудряшкам, Марго поцеловала девочку в лоб и тихо покинула комнату.
  Пройдя к себе, девушка первым делом высвободилась их плена корсета и сбросила платье. Глубоко вздохнув, Рита в очередной раз посочувствовала женщинам средневековья, вынужденным носить сей пыточный инструмент каждый день. Не диво, что у красавиц того времени зачастую были серьёзные проблемы с лёгкими, а иногда и травмы, в виде переломанных рёбер.
  Накинув на плечи махровый халатик, девушка устроилась на мягком пуфике, напротив трельяжа, намереваясь избавиться от макияжа, и освободить свои волосы от тяжести серебряной диадемы и множества шпилек.
  Тяжёлые каштановые пряди укрыли плечи девушки, когда последняя шпилька с жемчужным наконечником упала на столик. Макияж исчез, открывая взору красивое лицо с правильными, и даже немного строгими чертами. В ней действительно было что-то от королевы.
  Нехитрые процедуры по приведению себя в обычный вид были прерваны тихим шорохом, раздавшимся в глубине квартиры. Глянув на часы, Марго отметила, что полночь наступит через три минуты. Поднявшись, девушка прошла по тёмному коридору и приблизилась к входной двери, из-за которой и слышались непонятные звуки. Неприятный холодок пробежался по спине Риты, заставив поёжиться. Привстав на носочки, она посмотрела в дверной глазок, но на лестничной площадке никого не было. Марго пожала плечами и развернулась, чтобы уйти в свою комнату.
  Не успела она сделать и пары шагов, как тишину квартиры разорвал резкий звук дверного звонка. Вздрогнув, Марго метнулась назад к глазку, но, как и в прошлый раз, ничего не увидела.
  Сердце девушки испуганно затрепетало в груди, подобно пичужке, попавшей в силки.
  Противная, режущая слух, трель раздалась снова, а потом снова. Маргарита в полном ужасе смотрела в линзу дверного глазка, на пустой пролёт.
  - Рита? - девушка порывисто обернулась. В нескольких шагах от неё стояла Карина, сжимая в ручках любимого плюшевого медведя. Девочка смотрела на старшую сестру огромными зелёными глазами, в которых плескался первобытный ужас. Метнувшись к Карине, Маргарита схватила её на руки и крепко прижала к себе.
  - Всё хорошо, малышка.
  - Не надо открывать ей, - едва не плача, попросила Карина.
  - Кому ей, милая? Ты знаешь, кто пришёл? - сердце Риты тяжело билось в груди, страх липкими щупальцами проникал в мозг, поднимая из самых глубин сознания панику.
  - Она приходит ночью и просит ей открыть, - девочка вцепилась в халат сестры, и спрятала личико у неё на плече.
  Дверной звонок снова зазвонил, и этот звук заставил коленки Марго трястись от ужаса. Тело одеревенело и не подчинялось хозяйке, когда девушка заставила себя снова приблизиться к маленькой линзе, врезанной в металл.
  На этот раз, Рита увидела на лестничном пролёте ребёнка. Девочку лет шести, одетую в поношенную курточку, старые ботиночки и нелепую вязанную шапку. На секунду, девушке захотелось открыть дверь и впустить ребёнка в дом. Отогреть, накормить. Но мозг Маргариты настойчиво подсказывал ей, что в их подъезде, да и в соседнем тоже, нет ребёнка такого возраста. Да и ночная консьержка не пропустила бы девочку на верхние этажи. Что-то тут нечисто.
  Но вот малышка подняла лицо и посмотрела прямо на Марго, будто точно зная, что та следит за ней в глазок.
  Душу Риты сковал лёд, когда она взглянула в чёрную бездну глаз маленькой незнакомки. Огромная, обсидиановая радужка затягивала, словно чёрная дыра. Внезапно, бледное лицо ребёнка исказила страшная гримаса, рот раскрылся, выпуская на свет два ряда острых, как бритва зубов.
  - НЕ СМОТРИ НА МЕНЯ!!! - взревело это чудовище.
  Отпрянув от глазка, Рита упала на колени у двери. Крепко прижав к себе Карину, девушка зажимала ей рот рукой, не давая вырваться наружу крику и рыданьям сестрёнки. Сама Марго закусила до крови губу, молясь господу богу и слушая, как за дверью беснуется демон в обличье ребёнка. Страшным голосом он выл и кричал, всё время повторяя одно и то же слово:
  - Увидела, увидела, увидела! Она увидела!!!
  Ни чувствуя боли от прокушенной губы, Риты беззвучно плакала и молилась, смотря пустыми глазами в темноту квартиры. Молилась богу о возможности пережить эту ночь, молила господа, в которого никогда особо не верила, подогнать ползущее, как черепаха время, чтобы скорее наступил рассвет. Девушка чувствовала, что этот кошмар закончится только тогда, когда первые лучи солнца рассеют утренний полумрак.
  А за дверью всё не стихали крики и хрипы. Что-то ударялась в дверь, противно бил по ушам скрежет металла...
  
  ***
  Очнулась от охватившего душу ужаса Рита, только когда игривый солнечный лучик проскользнул в коридор и лизнул голую ногу девушки.
  Осторожно поднявшись, не выпуская из рук напуганную Карину, Рита бросилась в комнату сестрёнки и, усадив девочку на кровать, начала спешно собирать вещи. Они должны уехать отсюда. В деревню, к бабушке и дедушке. Марго чувствовала, что мудрая бабушка поймёт, поверит и защитит...
  Вечером того же дня, сидя у камина с чашкой успокаивающего травяного отвара, Маргарита тихо рассказывала бабушке о случившемся.
  - Когда я закрывала дверь, заметила внизу вмятины и глубокие царапины, словно от когтей, - содрогаясь от воспоминаний, прошептала Марго. - Что это было?
  Бабушка не ответила, только погладила внучку по щеке, успокаивая.
  Рита надеялась, что в эту ночь демон не посетил больше никого, а если и так, то там ему не открыли...
  Эту ночь Маргарита не забудет никогда. Ночь, когда девушка столкнулась лицом к лицу с тайнами Самайна. И напоминать ей об этом будут седые пряди в густых, каштановых волосах...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Карина Микиртумова - Шаги по стеклу
  
  За неделю до Самайна, США, Штат Мэн, Портленд. 23.00
  
  Волосы Анжелики рвалось кровью, сменяя цвет одеяния на насыщенный оттенок красного. Её руки поднялись верх и в воздухе высекли символы защиты. Она понимала, что, возможно, они не подействуют, но обязательно сдеазвивались на ветру, словно шёлк они блестели в лунном свете. Ночная гладь озера казалась мягкой на ощупь и завораживала взгляд.. Девушка пела... Мягко, красиво, но печально. В её глазах блестел океан, капая на раскалённые камни.
  - И сбудется то, что предначертано и освободится из оков он. Тот, кто живёт надеждой и верой, пусть спасёт он мир земной.- Её голос отдавался эхом над озером Мусхед, ненароком привлекая вниманание ненужных глаз, которые неутомимо ждали своего часа. Белое платье Лики, пока она пела, налиржат Зло на минимальное время... До полуночи...
  
  День Всех Святых (31 октября, 22.35 минут)
  
  - Гарри! - провизжала рыжеволосая девочка лет шести. Сегодня первый раз, когда она будет отмечать этот праздник. Девочка предвкушала недельное поедание сладостей, ведь ей, маленькой фее, просто не могут не дать угощение.
  - Готова, малявка?- Гаррисон спустился с лестницы, натягивая на себя устрашающую маску смерти. Он подумал, что будет прикольно вырядится чуваком из " Очень Страшного Кино". Не то, чтобы он любил этот фильм, да и вообще Хэллоуин, просто это единственный день в году, когда можно оторваться по полной и за это тебе ничего не будет. Так что даже тот факт, что придётся таскать за собой Молли, его ни капельки не огорчал. Парень посмотрел на рыжеволосую бестию и её вздёрнутый носик и щёлкнул по нему. От этого движения, Мол, дёрнулась и легонько шлёпнула брата по руке, показывая язык.
  - Маам!!! Мы ушли,- пробасил Гарри,- малявка, бери корзинку.
  - Сам малявка толстопузая,- пропищала девочка, хватая на ходу вместилище для конфет и направляясь к выходу.
  - Я не толстопузый, а в меру упитанный,- возмутился подросток, про себя усмехаясь. Его сестра явно не из робкого десятка, и проблем от неё будет явно больше, чем от него. Они вышли из дома и немного постояли на свежем воздухе, в котором витал запах праздника. Гарри поёжился то ли от слегка прохладного ветра, то ли от странного покалывания ниже лопаток.
  -Ладно, пошли доставать взрослых,- Гаррисон взял за руку Молли и повёл к соседнему дому.
  *****
  
  
  - Лика, перестань ты...
  - Надо провести обряд,- медленно проговорила девушка, проникновенно смотря на Митча, своего жениха. Она знала, что он ей не верит, но хорошо то, что хотя бы не против её увлечения. Хотя ведовство нельзя назвать увлечением, это смысл жизни. Хорошая ведьма должна защищать свой очаг любым способом. И сейчас, Анжелика, чувствовала, что надо немедленно провести обряд очищения дома. Сегодня именно тот день, когда должно что-то произойти. Девушка знала, что это нечто ужасное, но не знала что именно. Прабабушка рассказывала бабушке, которая в свою очередь поведала Лике тайну их семьи, которая заставляла сжиматься сердце от гнетущего страха. Женщины их семьи всегда рождались ведьмами, независимо по какой ветке, достаточно, чтобы кровь Шеридан текла в теле девочки. Лика была прямым потомком первой ведьмы семьи, а это что-то да значит. В основном, ответственность и груз неизвестности, который паутиной обплетал её с момента рождения. Легенда гласила, что в одиннадцатый год второго тысячелетия, в ночь, когда мертвецы вскапывают землю, орошая её своим ядом, возродится тот, кто принесёт хаос и вечную мглу. Его нельзя сломить обычным ведовством или молитвами, потому что он соткан из них. Анжелика не знала как одолеть зло и боялась неизвестного. Её пугала эта ночь, её пугала сила, витающая в воздухе и электризующая её руки.
  - Дорогой, потребуется твоя помощь,- Лика затихла, увидев выражение лица Митчелла. Оно явно говорило ей, что мужчина недоволен и злится. Девушка смотрела на него и думала о том, как могла полюбить такого сухаря. Ведь ей, натуре возвышенной и эмоциональной, нужен такой же.... Как она раньше не поняла, что такой человек, как Митч, скучный, спокойный и педантичный, лишь подавляет её личность? Вероятно, она была ослеплена... Чем? Стабильностью? Возможно, так оно и есть.
  - Лика, это глупо, - мужчина встал с кресла и стал мельтешить перед глазами девушки, жестикулируя,- сегодня Хэллоуин, праздник. А в праздник надо веселится...
  - Да, но в не в этот. Я прошу тебя, только выполнить мою просьбу и помочь,- Анжелика уже наперёд знала, что всё придётся делать в одиночку, но всё равно решила немножко надавить.
  - Милая, проси всё что заблагоросудится, но не участие в бредовых колдовских обрядах. Ты помешалась на всех этих ведьминских штучках,- Митч перешёл на крик, в котором девушка слышала неверие и отчаянье.
  - Это священный обряд для безопасности этого дома и,- она запнулась и со слезами на глазах посмотрела на мужчину, горько улыбаясь,- я не собираюсь связывать жизнь с тем, кто считает мою сущность бредом,- тихо произнесла Анжелика, мысленно открывая входную дверь,- выход ты знаешь.
  - Что?- Митч отпустил руки и развернулся, - нам просто нужно это пережить. Поговорим завтра,- Митчелл тихо вышел и так же тихо закрыл дверь.
  - Завтра может и не наступить, - прошептала Лика, продолжая стоять посреди комнаты.
  *****
  
  
  - Зачётный прикид, Гарри,- похлопал по его плечу Джеф, который в свою очередь решил вырядиться ковбоем. - Мелисса скоро подойдёт, не облажайся, чувак, а то я её весь вечер уламывал пойти с нами.
  - Она пойдёт с нами?- Гаррисон потупил взгляд и быстро вернул маску на место. Мели - младшая сестра Джефа и она нравилась парню.- Чёрт, знал бы, то купил бы костюм рыцаря, - пробормотал он, прожигая взглядом друга, который стоял и невинно улыбался.
  - Будешь моим принцем, Джи?- пропела Молли, озорно улыбаясь.- А то, этому толстопузу будет не до меня...
  - Ах ты, маленькая...,- начал возмущаться брат, как к ним подошла миловидная девушка в чёрном свадебном платье. Гарри чуть слюной не пошёл от такого великолепия, рядом с которым он чувствовал себя воспалённым прыщом. - Привет, Мелисса, прекрасно выглядишь.
  - Привет, мальчики и прекрасная маленькая фея,- Молли поклонилась, приветствуя девушку.- Ну что, какие у вас планы, потому что, если они так себе, то я исчезну и появлюсь там, где весело. - Пригрозила она пальцем и весело рассмеялась,- Чёрная вдова сегодня хочет оторваться! Ого, смотрите...
  Все посмотрели туда, куда показала Мели. Место... Чёрное, опасное и оттуда валил синий дым. Запах гари окутал всё пространство и опалил ребят. Луна освещала тёмный переулок, показывая, что даже тени могут шевелиться. Гарри судорожно сглотнул, крепко держа сестрёнку за руку.
  - Аааааааааааааааааа, - что-то прокричало в темноте и выскочило прямо на подростков. Джеф и Гаррисон дёрнулись и даже вскрикнули, а потом с шоком наблюдали, как это "нечто" , сняло с себя тыквенную маску и открыло лицо.
  - Чёрт! Боб! Я тебе сейчас всеку! - бешено прошипел Джеф, уже готовясь ему врезать.
  - Эй, парень остынь, это же Хэллоуин,- хмыкнул темноволосый парень, подмигивая девчонкам.
  - Молли, - настороженно проговорил Гарри,- только не говори, что ты в этом участвовала.
  - Я что, по-твоему, дура? Конечно, участвовала, говорят, от страха, вес падает, - фыркнула она, заходясь в хохоте.
  У её брата даже слов не нашлось, чтобы ответить на это заявление, он ещё отходил от шока.
  - Всё, валим отсюда,- прогремел Джефферсон, - ещё раз, Бобби и ты станешь зомби, который воняет и разлагается на части.
  - Уже и пошутить нельзя, - брякнула тыква, плетясь за группой с опущенной головой.
  - У вас шуточки в могилу загонят раньше времени, - Джеф продолжал бушевать. Его не то, что испугала эта выходка, скорее разозлила. Он живёт в религиозной семье и свято чтит священные праздники. Парень верит, что дух Самайна живёт сам по себе и от этой веры лучше не становится. Дрожь маленькой лесенкой спускается от начала позвоночника к копчику, давая знак, что скоро что-то произойдёт. Вот только что?
  
  Дом Анжелики. 23. 53.
  
  Девушка разложила в гостиной белые высокие свечи для ритуала. Ей осталось ровно семь минут, чтобы совершить его. Она зашла в центр нарисованного знака единства и развела руки в стороны. Её голос пел, так прекрасно, так сильно, так... отчаянно.
  
  Sit hic malum penetravit
  Lætentur cæli erunt sub mea
  Sine ut mortui resurgent latere meo
  In oppido divino spiritu imbuti.*
  
  *Пусть зло не проникнет сюда,
  Пусть Силы небесные войдут в меня
  Пусть мёртвые встанут на мою сторону
  Пусть этот город проникнется божественным духом.
  
  Энергия, яркой вспышкой вылетела из круга и взорвалась в миллионе синих искр. Лика облегчённо вздохнула. Теперь её дом - единственное безопасное место в городе.
  
  Улицы Портленда. 00.01
  
  Ночь окутала шёлком улицы Портленда, накрывая их насыщенным запахом страха. Полночь.... По идее, это самое начало празднества, вот именно, что по идее.... Как будто время остановилось. Вон у того магазинчика детских игрушек, принадлежащего мистеру Биглзу, происходило что-то странное. Люди двигались, как в замедленной съёмке, вертя головой и туловищем, как при очень сильных судорогах. У кафе " Доброе утро", столпилась кучка нечисти, повторяющая движения "детских игрушек". И это происходило везде...
  Гарри стоял и смотрел в пустоту. Его внимание привлекли прозрачные фигуры, которые кружились вокруг него и просили об освобождении.
  " Точно, крыша поехала, наверное, передоз сладким"- парень усмехнулся, потирая живот.
  -Эй, ребята, вы их видите?- Гаррисон оглянулся и посмотрел на друзей.- Чёрт, что с вами? Оглохли? Я вас спросил...
  Глаза у подростка округлились, а ноги по инерции стали отступать назад. Он смотрел на Молли, Мели, Джефа, Боба и страх подкрадывался к его горлу.
  Он смотрел на Молли, Мели, Джефа, Боба и страх стремительно подкрадывался к его горлу. Их лица исказились, превратились в маски ужаса и кошмара. Мелиса злобно оскалилась, показывая свои длинные алые когти. Чёрное платье облипало тело девушки, как будто было мокрым.... А ещё, от неё воняло какой-то гнилью.... Нет, не гнилью, а трупами... Гаррисон поморщился и посмотрел на её брата. Джеф щёлкал ковбойскими ботинками, и в тишине этот звук отдавался в Гарри пульсом, заставляя сердце биться сильнее. Ветер выл.... Нет, не выл, а кричал об опасности, парень развернулся и побежал. Ноги несли его к озеру Мусхед. В мыслях вертелась две фразы, которые выражали страх Гарри. Он жутко боялся того, что спятил и того, что родители его кастрируют, если что-то случится с сестрёнкой. Как он мог её там оставить, среди этих... монстров?
  "Господи, что я наделал?"- подумал Гаррисон, продолжая бежать.
  *******
  
  
  Экс-жених Лики, прогуливался по главной площади, где сейчас царил полный хаос, или полное его отсутствие? Хаос - верное определение того, что происходило на площади Портленда: люди в замысловатых одеяниях с диким рёвом и поразительной пластикой прыгали, рычали, пищали и куда стремительно бежали. Мужчина покачал головой и углубился в свои мысли.
  Митч терпеть не мог этот праздник, а вот Анжелику любил. По-своему, но всё же. Мужчина не понимал её тяги к этому абсурдному занятию. Мало того, что сама этим занимается, так и его решила втянуть. Нет уж, дудки! Он может и готов на всё ради этой женщины, но не на это. Да кого он обманывает? Лика не любит его и не любила. Она никогда не смотрела на него так, как смотрели друг на друга его родители....А они всей душой боготворили друг друга. Времени порой недостаточно, чтобы сердца бились в унисон...
  Мужчина чертыхнулся, остановился и уставился на синий дым, который валил изо всех сторон, точнее даже не валил, а плавно расползался по асфальту. Он заполнял собой всё пространство и приближался к Митчеллу, пока не окутал его и не слился с ним воедино.
  ******
  
  
  Лика чувствовала жуткий холод, который пробирал до костей, заставляя тело скукожиться от неприятного чувства.
  - Началось,- закрывая глаза, проговорила девушка, настраивая себя на битву:
  " Пусть страх уйдёт, оставив лишь силу
  Пусть свет во мне озаряет мою долину
  Пусть прах просыплется в мою бутыль,
  Пусть зло развеется сегодня как пыль"
  
  
  После этих слов, Лика почувствовала себя увереннее, а тепло уничтожило холод, который жёг ей сердце.
  Девушка свободно вздохнула и подошла к комоду. На нём лежал ритуальный кинжал, который передала ей бабушка и, который она, если выживет, передаст дочери. Анжелика с трудом представляла себе, что будет делать, но твёрдо знала, что придётся пройтись по стеклу, чтобы враг был повержен. У сил зла нет воли, как, впрочем, и разума. В них заложена эта суть, от которой потом страдают невинные.
  Лика взяла кинжал и положила его в карман белой мантии. Этот цвет символизировал чистоту, как и лилии, которые украшали голову девушки. Она открыла дверь и шагнула в темноту.
  
  Озеро Мусхед.
  
  Да падут Боги к моим ногам, да подчинится мне смерть, да будут люди рабами, да будет мир моим иначе придёт конец...
  
  
  Гарри слышал в голове этот зов. Нет, далеко не зов, это скорее, похоже на приказ или ультиматум. Но почему, именно он слышит? А может, и другие тоже? Ага, если были бы в здравом уме и в своём теле.
  Парень стоял и смотрел на сверкающую гладь озера. Мысли о смерти всё ещё посещали его. Скорее о том, что смерть - это не зло, но и не добро. Всему приходит конец. Кто-то рождается, когда кто-то умирает.... Если бы так было со злом, то и проблемы поубавились бы. Баланс - это жизнь. Сегодня он был нарушен. Гаррисон не знал, откуда такое умозаключение, но знал, что оно выражает всё то, что происходит в городе.
  - Приди ко мне...
  - Спаси меня...
  - Забери меня отсюда...
  - Дай упокоиться моей душе...
  - Твою ж налево,- пробормотал он, когда вокруг него образовался круг из прозрачных существ со сверкающими красными глазами. - Злу не будет упокоения, пока оно не успокоится!
  - Как скучно,- прогромыхал голос позади Гарри,- ты смотришь на озеро, чувствуешь ветер, наслаждаешься праздником и тут, по чистой случайности ты тот, кто мне нужен.
  Гаррисон медленно повернулся и увидел перебинтованного мужчину с адской улыбкой и полуголым торсом. От него веяло мощью и вселенским злом.
  - Кто вы?
  - Я - Бог!
  - Угу, а я красная шапочка,- пробормотал парень.
  - Смерть всегда была недоверчивой мразью,- презрительно усмехнулся Бог,- ещё до н. э меня сковали и прокляли ведьмы. И теперь я могу лишь раз в пятьсот лет снизойти на землю в ночь Самайна, чтобы...
  - Да-да, поработить мир земной. Тебе бы в мультик,- Гарри закатил глаза, а потом с ухмылкой на лице запел,- Вот пинки, вот пинки, вот и Брэйн, Брэйн, Брэйн...
  - Заткнись маленький прыщавый людишка,- прорычало существо, подлетая к парню,- ты только временно бессмертен, но, когда взойдёт солнце, я переломаю все косточки, а потом сожру...
  - А не подавишься?- Анжелика подоспела вовремя. Она видела, в кого вселилось зло, и от этого миссия стала ещё тяжелее. Почему он выбрал Митча? Девушка встряхнула головой и посмотрела по сторонам. Все жители города стояли на берегу озера и заворожено смотрели на воду.
  - Анжелика, Анжелика,- пропел Митч, - Ты знаешь, как ненавидел тебя твой мужчина?
  - Мне плевать,- холодно отчеканила она, образуя руками защитный щит.
  - Ведьма , какая ты наивная,- монстр засмеялся и его смех острыми лезвиями вонзился в тело девушки.
  Она, молча осела на землю, и запела, разрезая вены ритуальным ножом. Лика впервые в жизни поняла, для чего собственно родилась.... На ней род Шеридан и закончится. Продолжая петь, ведунья создала из своей крови круг, призывая то, что просто обязано помочь невинным.
  - Ты думаешь, твоё пищание поможет им,- Митч указал на горожан,- нет, не поможет. У тебя сильная кровь, я это чую, но этого не достаточно.
  Резкий запах тимьяна распространился вокруг созданного круга и он засиял...
  - Моя кровь - Кровь последней Шеридан, одной из ведьм, которая тебя Асмун заключила в цепи...
  Анжелика опрокинула голову назад и закричала из последних сил: руга,
  " Роза, Вербена, Полынь
  Астра, Гвиневра, Жизель
  Я призываю вас, придите, злобную тварь обратно в ад затащите!"
  
  
  - Это не поможет,- усмехнулся Асмун
  - Посмотрим, - это был голос Лики, но с большим эхом. Через неё говорили другие, через неё текла сила, равная силе бога.
  *****
  
  
  Гарри очухался и посмотрел на миловидную девушку, которая была вся в крови. Она грозно смотрела на демона, несмотря на осколки, торчащие из её тела. Парня передёрнуло от страха.
  " Прикажи призракам образовать круг, встань в центр и жди. Ты потом поймёшь, что надо делать" - прошелестело в голове у парня. Он даже размышлять не стал об этом голосе, а сразу приступил к делу.
  - Духи, повелеваю вам образовать священный круг,- парень смотрел, как в воздухе образовываются белёсые дымки и встают вокруг него.- Дело сделано, а теперь ждать... Только чего?
  *****
  
  
  - Ты не убьёшь нас, не сможешь,- прохрипела Лика, поднимаясь на ноги. Человек внутри неё понимал, что когда духи покинут её , она умрёт и, девушка просто не может упустить шанс.- Митчелл, ты слышишь меня? Я умираю, ты знаешь, это будет на твоей совести.... Да, отношения у нас были сложными и много недопонимания, но я любила тебя и люблю, но ведовство - это у меня в крови. И теперь ты понимаешь, почему я так долго готовилась к этому дню?
  - Он тебя не слышит ведьма...
  - Не дай ему убить тех, кого мы бережём. Твои родители Митч. Неужели ты их тоже ненавидишь? Неужели любовь ко мне сделала из тебя такого монстра?
  Лицо Асмуна исказилось, приобретая черты Митчелла.
  - Я люблю тебя, Лика, - прокричал он, прежде, чем опять стал монстром.
  - Так докажи,- прошептала девушка, начиная идти на него.
  В небе сверкнула молния, и дождь оросил своей волшебной влагой землю. Бог пятился назад, жестоко усмехаясь, пока не понял, что его окружает замкнутый цикл...
  Вокруг него призраки танцевали, кружась и кружась.... Это нервировало...
  Электрические сигналы стали выходить из духов, проникая глубоко в тело Асмуна.
  - Я повелеваю прекратить это!
  - Я их хозяин, не ты,- Гарри легко улыбнулся, представляя вместо земли отражение...
  Мгновенье, так оно и стало.
  " Уйди обратно, откуда пришёл
  Зло унеси, Добру дверь открой
  Мы запираем тебя на века
  Только при ведьме Шеридан
  Врата откроются тогда"
  
  
  Анжелика усмехнулась, видя, как Асмун переходит в отражение.
  - Смерть, косой взмахни и разбей на осколки это безобразие,- велела Лика.
  Гарри замахнулся и ударил в стекло, и оно распалось на тысячи мелких осколков.
  Парень шел по ним, спотыкаясь, чувствуя боль, чувствуя, как кровь стекает по стеклу, а осколки превращаются в землю...
  Лика тоже шла по нему, видимо, кровь, закрывает врата в иной мир, в тюрьму, потому что духи тоже постепенно стали исчезать, а к концу пути вовсе исчезли.
  - Ты храбрый мальчик,- Лика положила голову к нему на колени,- никому не рассказывай об этом, всё равно не поверят.
  - Вас нужно отвезти в больницу...
  - Нет, не нужно,- посмеялась она, закрывая глаза,- спой мне песенку, пусть она меня сопровождает на Елисейские поля.
  Гарри запел. По его лицу текли слёзы. Всё закончилось и сегодня он увидит рассвет...
  
  Двенадцать лет спустя.
  
  - Папа, а расскажи мне ещё раз ту сказку про бесстрашную ведьму,- попросила маленькая девочка.
  - Солнышко, эту сказку я рассказываю только в определённый день,- проворчал Гарри, стараясь не поддастся уговорам Анжелики.
  - Но пааааааппп!
  - Лика, нет... - он поцеловал девочку,- а теперь засыпай.
  Он накрыл её одеяльцем и вышел из комнаты.
  - Надеюсь, что её это бремя не коснётся,- Марианна положила голову на плечо мужа.
  - Не её, так её дочь или внучку...
  - Будем надеяться, что они справятся с Асмуном.
  - Они справятся.- прошептал Гарри, благодаря небо за жену и дочку. Да, они Шеридан, да опасность есть. И когда она придёт он будет среди тех, кто шагает по стеклу.
  
  Натали Сосновская - Невеста с того света
  
  Все знают, что нельзя ничего брать из кладбища. Но не все знают, что и оставлять так же...
  
  - Согласны ли, вы Арсений Николаевич Царев, взять в законные жены Марию Алексеевну Зайцеву?
  - Да, - ответил жених.
  - Согласны ли вы, Мария Алексеевна Зайцева взять в законные мужья Арсения Николаевича Царева? - обратилась служащая загса к невесте.
  Маша повернулась лицом ко мне и произнесла:
  - Прости, но я не могу. Я полюбила другого, - с этими словами она сняла со своего пальца золотое кольцо с причудливым цветком, усыпанным крошечными алмазами, и запихнула в верхний кармашек моего пиджака. Я стоял как вкопанный на месте и смотрел в ее ясные голубые глаза. Как? Почему это случилось со мной? Внутри все сжалось, хотелось выть от безысходности, но я не мог. Не мог произнести даже слова. И она ушла.
  
  Две недели спустя
  
  Осень. Разноцветные листья усеяли все вокруг, под моими ногами они тихо шуршали. Этот звук успокаивал меня. Я возвращался домой. Может, все дело в этом? В моем доме? Да, наверное. Мария, меня просила его продать, говорила, что не сможет здесь жить даже если он будет только как дача на лето. А я не слушал, ведь только здесь вдали от столичного шума я могу создавать свои шедевры. Превращать бездушный метал во что-то восхитительное. За этими мыслями, я и не заметил, как врезался во что-то твердое. Поднял глаза - это был большой, белоснежный мраморный ангел, склонивший свою голову в скорби.
  - О, здравствуй, давно не виделись, - произнес я, смотря на памятник.
  Мне всегда нравился этот ангел. Он был единственным светлым пятном в этом царстве смерти. Здесь нашла свое последнее пристанище тридцать лет назад двадцатилетняя девушка, которая в день своей свадьбы попала в автокатастрофу. Она была невестой моего отца. Да так и осталась ее навсегда. Вечная невеста.
  Мой отец после того случая уехал из города. Ему было тяжело. А еще тяжелее каждый день, просыпаясь, и подходя к окну видеть этого скорбящего ангела. Больше он никогда сюда не возвращался. Сюда ездили только мы с мамой к бабушке и дедушке. Она-то мне и рассказала причину нежелания отца приезжать сюда. А после смерти бабушки и дедушки, (их могил здесь нет, они на новом кладбище, а на этом последнюю хоронили эту девушку) мне достался их дом у кладбища. Тут-то, после окончания университета, я и проводил очень много времени, создавая свои ювелирные шедевры. Только здесь меня никто не беспокоил, даже местные. После трагической гибели невесты моего отца стали ходить слухи, будто она появляется каждый год в день своей смерти и ищет не женатого мужчину, который предложит ей выйти за него замуж. Только после этого она может обрести покой. Даже бабушка мне говорила, что слышит тихий плач в стороне кладбища в этот день. Вот они все и держались от этого места подальше, даже после стольких лет. От этих воспоминаний я лишь улыбнулся. Как же глупо верить в такие вещи.
  
  И вот, я возвращаюсь, работа меня всегда успокаивала, помогала отрешиться от проблем.
  Я хотел уже идти к дому, осталось всего ничего пара шагов, но тут я услышал тихий звук падающего предмета. Осмотрелся, и увидел под ангелом золотое кольцо с причудливым цветком, усыпанным крошечными алмазами - оно так и сияло на солнце. Это кольцо я сделал для Марии. Не стал поднимать, она в прошлом, как и это кольцо. Мне все не хватало духа избавиться от него. Я так и таскал его в кармане всюду за собой, вот уже две недели.
  "А тут оно само выпало. Значит тут ему и место. На кладбище", - подумал я, направляясь в дом.
  
  Спустя месяц
  
  29 октября 2011 года
  
  - Старина, тебе нужно расслабиться. Приезжай в Москву, хватит уже сидеть в этой глуши, как старик столетний. Тебе же всего 25, а ты уже похоронил себя. Да наплюй ты на Машку, еще лучше найдешь, - говорил мне Сашка, мой лучший друг в трубку телефона.
  - Я работаю. - Сухо ответил я, на пламенную речь друга.
  - Тогда, мы едем к тебе, - сказал друг и отключился.
  
  31 октября
  
  - Ну что ж, вот и мы! - воскликнул Сашка, выходя из черного джипа, а за ним вывалилась еще компания моих друзей и незнакомых девушек.
  "Вот и нарушился мой покой". - Подумал я, и выдавил подобие улыбки другу.
  - Да у тебя тут весело, прям, как на кладбище. Хотя, это и есть кладбище, - сказал Сашка и громко рассмеялся.
  - Вот и оставались бы в городе, - буркнул я.
  - Я не позволю тебе здесь киснуть. Сегодня же устроим вечеринку. Давно хотел потанцевать на могилах.
  - Это же кощунство, - возмутился я.
  - В этот день нет. Сегодня же Хэллоуин, самый страшный праздник, - зловещим тоном сказал Саша.
  - Мы его не празднуем, - привел я последний аргумент.
  - А мы отметим, - безапелляционно сказал Саша.
  И я сдался. Может он и прав? Мне нужно расслабиться.
  
  К вечеру мой дом превратился в настоящий дом страха. Всюду висели гирлянды из искусственных глаз, в углах весели скелеты, на окнах стояли тыквы.
  - И кто это уберет? - проворчал я.
  - Хватит ныть, пошли одеваться, - сказал Андрей. На нем уже был костюм Дракулы.
  - Не буду я выряжаться, как клоун, - хмыкнул я.
  
  Через полчаса, я уже стоял перед зеркалом во весь рост, и разглядывал себя. Что ж, не так плохо. На мне был костюм девятнадцатого века царского вельможи, его золотистый цвет подчеркивал темно-каштановый цвет моих волос, серые глаза казались более выразительными. Я улыбнулся.
  - Царев, да ты настоящий царь! - воскликнул, Саша, заходя в комнату.
  - Пошли, уж, вурдалака, - похлопывая по серой шерсти костюма друга, сказал я.
  
  Как только я спустился вниз, замер на месте. Как тогда в загсе. Я увидел ее. Светлое пятно, на этом празднике тьмы. У входа в дом стояла хрупкая девушка в белом струящемся длинном платье невесты. Ее каштановые длинные волосы обрамляли маленькое личико с розовыми губами, и невероятно большими голубыми глазами. Маша. Неужели она вернулась? Передумала? Мое сердце трепетало от нахлынувшей радости. И я бросился к ней сквозь толпу.
  
  - Маша, ты вернулась, - выдохнул я, приблизившись к девушке.
  Она, молча, взяла меня за руку и увлекла на улицу за собой.
  
  - Что мы здесь делаем? - спросил я, как только мы оказались возле мраморного ангела.
  - Я согласна стать твоей женой, - сказала девушка.
  Приблизилась ко мне и поцеловала. Ее губы были такими мягкими, нежными. Моя голова кружилась от этих поцелуев. Я согласен был простить ей все, лишь бы она не останавливалась.
  Я услышал бой курантов старых часов. С каждым боем курантов, поцелуй Маши становился все более настойчивым, а ее губы уже не были такими нежными и мягкими. Они становились все жестче, и какими-то шершавыми.
  Вот уже и полночь.
  От ее поцелуев мне стало тяжело дышать. И я оттолкнул ее.
  - О, Господи! - воскликнул я в ужасе, смотря на скелет в белом лахмотье, которое когда-то было красивым платьем.
  Я попятился, но скелет успел схватить меня своей костлявой рукой, на которой я увидел болтающееся кольцо с причудливым цветком.
  А потом я ощутил, как под моими ногами разверзается земля...
  
  Утро следующего дня
  
  - Арсений, ты где? - звали друзья.
  Саша остановился возле мраморного ангела. Он заметил возле могилы что-то маленькое и блестящее. Наклонился, и поднял кольцо с причудливым цветком.
  - "Выходи за меня замуж", - прочитал Саша, на тыльной стороне кольца гравировку.
  А потом, положил обратно. Повернулся и ушел.
  За его спиной поднялся легкий осенний ветерок. Он сдул засохшие листья из белого квадрата надгробия возле ангела. Открывая взору надпись золотыми буквами:
  Кучерская
  Ксения Анатольевна
  
  20. 03. 1961 - 31. 10. 1981
  
  Кристина Забара - Проклятье Хэллоуина
  
  
  
  К чему приводит слепая любовь? В этой истории она повлечет за собой ужасное событие. Последствием, которого станет беспощадная месть...
  
  Вот уже три года в небольшом городке жители были потрясены жестокостью убийств молодых парней. Преступления совершались в ночь Хэллоуина, и способ убийств казался идентичным. Погибшие перед смертью подвергались пыткам - юношей кастрировали, так же у них были вырваны языки и сердца. Следственные органы установили связь между жертвами, они оказались близкими друзьями. В таком маленьком городе и не припомнятся столь зверские убийства. Разбойные нападения, бытовые потасовки со смертельным исходом, но не более. А тут вот уже три года подряд убивают таким ужасным способом молодых ребят. И причину этих злодеяний знают лишь пятеро человек, четверо из которых уже мертвы. А оставшийся пятый ожидает в страхе такой же участи сегодняшней ночью. Ночью 31 октября.
  Эта история началась четыре года назад на вечеринке посвященной Хэллоуину. Старшеклассники, а в скором времени выпускники, отмечали праздник в актовом зале местной школы. Время близилось к ночи, все, включая учителей, веселились. Программа вечера была интересной: пунш, танцы, конкурсы. Но компании из четырех друзей захотелось еще большего веселья. Они решили позабавиться с одной девчонкой из их класса - Ольгой. Она была отличницей, очень милой и симпатичной девушкой. Но легких отношений не желала, в отличие от ее одноклассниц. Девушка верила в одну единственную любовь на всю жизнь. И с начальной школы была влюблена в одного из четырех друзей - Андрея. О чем знала вся школа, ибо после ее признания, тот обсмеял публично чувства Оли. Так и повелось у квартета ребят подшучивать над отличницей. Вот и сейчас они решили поиздеваться над ней, еще не подозревая, чем все это закончится. Трое отправились на место встречи, по пути зайдя в магазин и прикупив спиртное. А четвертый, Макс, пошел передавать девушке письмо от Андрея.
  Ольга стояла в одиночестве около стола с закусками, сегодня она была красива как никогда прежде. Макияж, укладка, красивое платье. Мальчики из ее параллели пожирали отличницу взглядами. И даже великолепная четверка недавно косилась в ее сторону.
  Пока Макс пробирался сквозь толпу, то подумал, что ботанша сегодня выглядит как королева, и он с удовольствием бы с ней... Парень подошел к ней сзади и коснулся ладонью плеча.
  - Эм, Оля? - обратился он к ней впервые по имени. Она вздрогнула и обернулась к нему лицом.
  - Да? - Девушка явно была удивлена своим собеседником.
  - Это Андрюха просил передать. - Макс сунул ей в руку свернутый листок бумаги и поспешно ретировался.
  Ольга осторожно развернула записку и принялась читать.
  "Оля, мне так стыдно за свои поступки. Все те страдания, что я причинил тебе ... Мне так жаль! Ты веришь, что люди могут меняться? Давай встретимся и поговорим? Я буду ждать тебя в заброшенной часовне. Андрей".
  Ольга была очень доверчивой, поэтому ни на секунду не усомнившись, направилась к выходу из актового зала.
  Часовня представляла собой полуразрушенное здание в окружении старых заброшенных могил. Находилась она за гаражным кооперативом, который в свою очередь располагался недалеко от школы. Это святое место было разгромлено уже очень давно. Там наивную девушку поджидали четыре выпивших парня, готовых веселиться. Оля, придя к руинам, замерла на месте, увидев их фигуры. Она хотела развернуться и уйти, но ее окликнул Андрей. А ей сложно было противостоять этому юноше.
  - Иди сюда.
  Не ведая почему так поступает, девушка двинулась вперед. Как только она подошла к компании ребят, они ее окружили.
  - Ты поверила в тот бред, что я написал, зубрила? - презрительно спросил Андрей.
  Ольга мысленно ругала себя за такую глупость. Она, и правда, поверила.
  - Извините меня. Я пойду, - пробормотала девушка. Но не тут-то было, парни не собирались отпускать свою игрушку.
  - Не прокатит, - сказал один из великолепной четверки. Двое других парней подойдя к отличнице, содрали с нее пальто, потом схватили за руки и надавили на плечи девушке, опуская на колени. По коже Ольги побежали мурашки холода и страх. Андрей приближался к ней, на ходу расстёгивая ширинку своих джинсов.
  - Что вы делаете?! - задыхаясь от ужаса, прокричала девушка. Макс ударил ее ладонью по лицу.
  - Молчи сучка!
  - Мы собираемся с тобой поразвлечься, чертова недотрога. Опустим тебя ниже плинтуса, станешь местной подстилкой, - ответил Андрей на вопрос Ольги, лицо его при этом было полно предвкушения.
  В тот день в заброшенной часовне творились омерзительные вещи, от которых компания друзей получала удовольствие, а одна девушка страдала от унижения и боли. Она, буквально, умирала от полученных травм. Из последних сил девушка выкрикнула обидчикам слова проклятия, в надежде, что они будут преследовать их всю жизнь.
  - Вы, мерзавцы, - Оля обвела всех четверых взглядом, полным ненависти, - за все поплатитесь. Да восторжествует справедливость! Я приду за каждым из вас. Сначала отрежу ваши причиндалы, потом вырву ваши грязные языки, посмевшие трепать про меня все те мерзости, что я сегодня от вас услышала, и напоследок вырву ваши бесчувственные сердца. - Девушка затихла, через секунду душа покинула истерзанное тело.
  Парни пришли в ужас, когда до них дошло, что же они натворили. На том же месте, где ребята совершили сегодняшнее злодеяние, было закопано тело молодой девушки. И там же друзья поклялись молчать о произошедшем в эту ночь.
  Это и было началом, а продолжение истории происходило каждый следующий год. Ночью тридцать первого октября, в Хэллоуин. Ведь проклятие Ольги обрело силу на кладбищенской земле, когда она произнесла его ровно в полночь того дня. И душа девушки не упокоиться, пока не свершится месть. И в этом году будет кульминация этой истории. Ольга оставила напоследок того, кого слепо любила.
  Парень был в ужасе, и поверил в проклятье сразу после смерти первого друга, хотя остальные смеялись над ним. Очередь дошла до всех, и до него. Нет, он не глупец, не выйдет из дома ни на шаг. Но его планам не суждено было сбыться. В одиннадцать часов вечера раздался звонок его мобильного телефона. Номер не определился, но Андрей догадался, кто звонит и решил ответить. Хотел попытаться вымолить у Ольги прощения. Он нажал кнопку соединения и услышал хриплый голос отличницы.
  - Андрей.
  - Оля, прошу, умоляю! - сразу начал тараторить в трубку парень. - Прости меня! Прости, - из его глаз потекли слезы, - прошу... Оставь меня в покое. Умоляю!
  - Нет. Тебе уже ничто не поможет. Ты же не слышал мои мольбы в ту ночь, - голос девушки не был злым, скорее уставшим. Она так хотела покоя. - Приди ко мне! Или я приду сама, но ты об этом пожалеешь. Я убью каждого, кто встанет на моем пути.
  Парень застыл, беззвучно крича, и осознавая то, что сейчас услышал. Если он не пойдет к ней, то пострадает его семья.
  - Хорошо, я приду, - вымолвил он и повесил трубку.
  Наутро в часовне нашли очередной труп молодого человека. С теми же увечьями, что и предыдущие. Но одна деталь была новой. На безжизненном теле парня, прямо над отсутствующим сердцем лежала записка. На когда-то сильно смятом листке было две надписи: одна - сделанная черными чернилами корявым почерком, как позже установили, принадлежала погибшему, а другая - написанная кровью красиво выведенными буквами, принадлежала, пропавшей четыре года назад в Хэллоуин, отличнице Ольге Рисовой.
  "Оля, мне так стыдно за свои поступки. Все те страдания, что я тебе причинил... Мне так жаль! Ты веришь, что люди могут меняться? Давай встретимся и поговорим? Я буду ждать тебя в заброшенной часовне. Андрей".
  "Андрей, мне жаль, что я любила тебя так слепо. Что верила, надеялась... И да, верю, что люди могут меняться. Я тому пример".
  Из этой истории сделали городскую легенду. Прошло еще немного времени, все жители еще бояться. Но время пролетит быстро и люди забудут. И все повториться вновь. В другой ситуации, с другими людьми, но с тем же проклятием.
  
  Селина Крейв - Розы на крови
  
  Город погрузился во мрак. Сегодня самая мистическая ночь - Хэллоуин. Но для меня это день смерти.
  Сидя на кровати в своей комнате, я рассматриваю результаты анализов, пришедшие сегодня днем, при лунном свете, пробивающемся сквозь неплотно закрытые шторы. Будто надеюсь, что от моего взгляда зловещий приговор изменится на какую-нибудь банальную простуду.
  Рак. Надо мной дамоклов меч, висящий на ниточке. И спасения от него нет. Я уже будто чувствую дыхание смерти на своей коже.
  Взгляд сам собой остановился на зеркале. Черные волосы, заплаканные голубые глаза с темными кругами под ними и растекшейся тушью... Вот я перед вами.
  Распахнув окно, я вдохнула ночной воздух последнего дня октября. Прохладный ветер ласкал мое тело, и на глаза навернулись слезы, от осознания того, что скоро этого для меня уже не будет. Только могильный, вечный сон.
  - Сара, ты на вечеринку идешь? - Как всегда без приглашения и даже самого банального стука, в комнату вошел Лоренс. Снова его впустила мама.
  Я повернулась к нему лицом.
  - Почему ты плачешь? - Всполошился друг, увидев слезы на моем лице.
  - Ло... диагноз поставили... это рак...
  Он не стал падать в обморок, кричать, или делать еще какие-либо бесполезные глупости. Лоренс просто подошел ко мне и обнял. От дружеских объятий моя последняя оборона рухнула, и я зарыдала, горько и безутешно.
  - Посмотри на меня, - внезапно попросил он.
  Но я лишь крепче вцепилась в него. Тогда Лоренс мягко взял меня за подбородок и заставил посмотреть в свои шоколадные глаза. Я почувствовала, что тону в них, и меня начинает засасывать тьма.
  - Я не могу потерять тебя. Пусть лучше ты меня возненавидишь, но будешь жить, чем я навеки останусь в одиночестве. Предпочту иметь тебя врагом, нежели потерять.
  И меня поглотил мрак.
  ***
  Утром я проснулась от жажды, которая раздирала и жгла огнем горло. Схватив стакан воды, я залпом его осушила. Не помогло. Что за черт?
  - Что, Сара, доигралась? - в комнату зашла Пэм, студентка, живущая в нашем доме за деньги. Отношения у нас всегда были, мягко говоря, враждебные. И все из-за того, что мой лучший друг Лоренс, не обращал на нее внимания.
  - Теперь ты скоро сдохнешь, и не будешь клеиться к чужим парням. - прошипела со злобой она, подойдя к моей кровати и склонившись надо мной.
  Я же не замечала ничего, кроме бьющейся жилки на шее Пэм и солоновато-медного запаха, манящего со страшной силой. Одним резким рывком, мое тело само опрокинуло девушку на кровать рядом с собой, рот сам, неконтролируемо, вгрызся в ее шею, а глотка сама жадно глотала кровь. Сознание в это время находилось в шоке и ужасе от вытворяемого телом.
  Силы оторваться от крови Пэм я нашла только тогда, когда удары ее сердца прекратились.
  Смотря на белое тело девушки, на руки, которыми стерла кровь с губ, мне все стало ясно.
  ,Внезапно, я увидела на тумбочке то, чего не заметила раньше. Черная роза и записка. Какой пафос.
  Записка была еще пафоснее.
  " Прости, что целых четыре года, с первого дня нашего знакомства лгал тебе, притворяясь человеком. Я вампир, и ты теперь тоже. И об этом я сожалею больше всего. Но когда ты сказала, что смертельно больна, не мог поступить иначе.
  Лучше презирай, ненавидь меня, но живи. Это даст и мне силы существовать дальше.
  Роза, которую ты нашла с запиской, не проста. Она обагрена моей и твоей кровью, и завянет только тогда, когда кто-то из нас умрет. У меня такая же.
  Это знак мой любви к тебе.
  Нужно бы сказать "прощай", но я с надеждой говорю " до встречи".
  
  ***
  Десять лет спустя.
  
  Снова Хеллоуин. Годовщина моей смерти и перерождения. Стою в заброшенном доме, который когда то был моим.
  Родители погибли пять лет назад - банальная автокатастрофа.
  Мне уже тридцать, но по виду никогда не скажешь. Ведь я не стареющий вампир. Правда вегетарианка, научилась выживать, питаясь только донорской кровью, или, на крайний случай, животной.
  - Сара? - услышала я за спиной удивленный голос. Казалось, что сейчас Лоренс спросит "Ты на вечеринку идешь?", и окажется, что все эти десять лет мне приснились. Но сновидений не было, была суровая реальность.
  - Здравствуй, Лоренс.
  Он, наверное, боится, что я испытываю к нему ненависть. Но нет. У меня было десять долгих лет, что бы все обдумать и понять.
  Я почувствовала, как Лоренс обнял меня со спины.
  - Ненавидишь меня? Хочешь убить? - спросил он пустым голосом. - Можешь делать со мной все, что угодно.
  - Нет. У меня к тебе только одна просьба. Раздели со мной подаренную тобой вечность.
  Я повернулась к нему лицом и прикоснулась губами к его губам.
  Позже, когда мы ушли из этого дома, навсегда оставив в нем прошлое, на полу остались лежать две розы на крови.
  
  
  Карина Микиртумова - Детский смех
  
  В последнее время меня просто тянет на невообразимые поступки. М-да, гулять по лесу в День Всех Святых это капец, как круто. Ага, особенно, когда каждый шорох заставляет сжиматься сердце. Зря поддалась на уговоры Вани и попёрлась фиг знает куда в такую темень... Да и ещё дождь капает. Ты дура, Наташа, какая же ты дура...
  А всё началось со спора... Мой ненаглядный приехал с Чёрного каким-то слишком борзым. Не знаю, может, он там белены объелся, но весь вечер порол такую чушь, что даже мои высококвалифицированные мозги чуть не взорвались.
  Итак, после бара мы решили прогуляться, и я проболталась, что никогда не гуляла в лесу одна... Ночью...
  Дорогие девушки, если Ваш парень дебил, это не означает, что вы должны его слушать.
  Ну, как вы понимаете, собственному совету я не последовала и сейчас, дрожа от холода и страха, стою где-то между кустом и деревом, пытаясь понять, что всё-таки тут делаю. Как бы белочку не поймать, а то общества с ещё одной ненормальной точно не выдержу.
  Я стала двигаться вперёд, или назад? Честно, уже по барабану куда, главное, выбраться отсюда. Под ногами что-то хрустнуло. Надеюсь, не хребет какой-нибудь зверушки. Что ж, будем, надеяться. Я достала телефон и посветила. Ух, лучше бы этого не делала... Если отсюда не выберусь, значит, утонула вон в той грязевой ванне, прямо по центру... Ну, и фиг с этим... Искать приключения, так с песней. Врубила Log-Doga и пошла плавать. Люблю реп... В нём хотя бы про жизнь, про её суть, а не сопливые песенки о любви... Любовь - это хорошо, когда она адекватная, а когда каждый день, словно на аттракционах... Иногда я не знаю, зачем до сих пор с Ваней встречаюсь. А если бы знала, то что? Что это изменило бы? Я настолько привыкла к нему, к его дурацким выходкам, шуткам... И в то же время понимаю, что он меня тянет за собой в бездну, в которую с радостью шагну, лишь посмотрев в его янтарные глаза. Это разве любовь? Разве любящий человек отпустил бы меня одну в лес, зная, как я боюсь темноты? Ответ очевиден... Больно, но факт.
  И теперь иду сквозь завесу тьмы, хлюпая напрочь промокшими кедами, и размышляя о жизни, о страхах... У меня их два: темнота и клоуны... Жуткие и противные... С детства их не переношу и боюсь... А всё потому, что в цирке произошёл один инцидент, о котором промолчу...
  Не хочу вспоминать то, что прошло и что, в корне изменило моё представление о бытие. Бывают в жизни огорчения. Но я... Я с этим справилась, даже чересчур хорошо...
  Судорожно достаю из кармана куртки пачку сигарет и прикуриваю. Выдыхаю дым, наслаждаюсь вкусом никотина... Он успокаивает меня и шепчет, что выберусь отсюда, несмотря на крик моей пятой точки, что это последний раз, когда я курю... А интуиция редко подводит, практически никогда... Всё, хватит, Наташ, ты сейчас пойдёшь и выйдешь нахрен из этого леса, а потом найдёшь этого полоумного и всечёшь ему с ноги. Вот, так! Это я и называю настроем.
  Через пятнадцать минут, или может чуть побольше я остановилась перед каким-то домом. Нет, вот вы мне скажите, каким боком он здесь стоит? Неужели государство расщедрилось и будку поставило?! Ага, сейчас бы туда зайти и погреться, ведь видно, что там свет горит... Да, была бы дурой пошла бы. А потом носись тут от маньяков. Не, не надо такого счастья.
  Ветер выл прямо в уши, от чего они завернулись в трубочку и тихо отходили от такого потрясения. Телефон издавал последние вздохи, а я думала в какую сторону идти. Да, прямо как богатырь на распутье дорог. Прямо пойдёшь, дебила найдёшь, направо пойдёшь, в лужу попадёшь, а налево пойдешь, рога сорвёшь. Где логика не знаю, но на богатырей эта штука действует.
  - Милая, тебе помочь?- я застыла, услышав тихий голос. Мужской или женский было непонятно. Медленно развернулась и посмотрела на человека с фонарём. Без приключений не обойтись...
  - Я заблудилась, не подскажете, как выйти в город?- сказала прямо, медленно. Так что могу себя похвалить, страха не выказала.
  - Меня зовут Герман тебе нечего бояться. - Он подошёл ко мне и посветил фонарём на своё лицо. Мамочки.... В горле зародился ком, а в глазах застыл ужас. Такого я ещё не видела.... Его лицо всё было в шрамах, а рот напоминал клоунскую ухмылку, которая ничего хорошего не предвещала. - Пойдём со мной, ты согреешься, а утром выведу в город. Зачем такой очаровательной девушке потом ещё и болеть?
  Знаете, такое ощущение, что он меня завлекает. Нет, не так. Точнее,отказать ему я не в силах, и поэтому, взяв незнакомца за руку пошла с ним в его хоромы.
  Через пять минут уже сидела за столом и пила горячий чай с мёдом и лимоном. Почему этот страшный человек такой добрый? Хотя, вероятно, мне это просто, кажется.
  - Как тебя зовут? - голос обволакивал со всех сторон. Глубокий, мелодичный и красивый.
  - Наташа Заворская,- проговорила я.
  - Наташа, ты знаешь какой сегодня праздник?- клоун посмотрел на меня своими пронзительными разноцветными глазами. Страх пробежал по моей коже.
  - Хэллоуин, но в России его мало кто отмечает. По большей части в Америке... - пробормотала я, гадая, к чему Герман ведёт.
  - Вера - основа праздника, а не национальное преимущество. - Мужчина пожал плечами,- Девочка, зайди за ширму и переоденься, а потом ложись спать.
  Раздеваться? Спать? Что он хочет со мной сделать?
  - Я ничего не хочу с тобой сделать! - читает мысли?- В какой-то степени... Я может и урод, но не педофил...
  - Извините...- пролепетала, скрываясь за ширмой.
  - Я ненамного тебя старше, поэтому обращайся ко мне на ты.
  - Ладно.
  
  Во сне...
  
  Я не помню, как тут оказалась. Помню, что снимала мокрую одежду, а потом темнота и этот смех... Жуткий, странный и опасный. Я ничего не могу увидеть, кроме тьмы, которая паутиной облепила меня, зажав в тиски.
  - Ты помнишь меня?- прошептало что-то мне на ухо.
  - Кто ты?- было страшно, как не было ещё никогда. Не могла пошевелить ни одной частью тела, от чего это жуткое чувство беспомощности накатывало волнами.
  - Вспомни,- прошелестело в воздухе, а перед моим взором предстала картина из детства...
  Я не хотела вспоминать тот день, когда отец решил показать мне цирк. В семь лет это был лучший подарок на день рождение. Но я и не подозревала, чем это обернётся для моей детской психики.
  Не для кого не было секретом, что родители решили разводиться. Дома всегда атмосфера оставляла желать лучшего, и развод - был наилучшим выходом. Десятого сентября 2000 года папа сказал, что покажет мне нечто новое, и что мы идём смотреть представление. Отец редко уделял мне внимание и поэтому, оно так дорого было. Он привёл меня в какой-то подвал, где пахло корицей и сыростью. Папа включил лампочку, и я увидела сидящего на стуле клоуна. Он был привязан к стулу, а рот чем-то был забит. Я не осмелилась спросить у папы, почему дяденька так выглядит. Меня посадили на мягкое кресло и дали сладкий попкорн. Занавес приоткрылся, и паника лишила меня голоса ...
  Всё что я запомнила из детства, снилось мне из года в год... Кровь, её запах. Как отец разрезает клоуну рот, как вырезает его сердце, как ...
  Сцена кошмара исчезла вновь вернувшейся темнотой.
  - Ты не он,- прошептало темнота,- ты не дочь своего отца. Забудь это и живи дальше. Перестань бояться темноты, и я стану твоей вечной спутницей...
  Моё подсознание спятило.... Как я могу забыть, когда считаю себя виновной в смерти человека?
  - Ты не виновата, просто у тебя отец больной, и парень тоже твой такой же...
  - Но я люблю Ваню,- прохныкала я
  - Нет, это ОН заставил тебя в это поверить...
  
  Я резко открыла глаза, чуть ли не задыхаясь. В окне светило солнышко, означая, что я жива и ни Герман, ни темнота ничего со мной не сделали. Слезла с твёрдой кровати и оглядела дом. Честно, но мне казалось, что здесь всё вчера было по-другому... Чище и уютнее и... теплее. Я была одета, хотя отчётливо помню, что раздевалась. Что-то тут не так.
  - Герман? Ты здесь?- прокричала я в пустом помещении.
  - Герман?- что-то провыло у меня в голове,- нет, дорогая, это не Герман, это твой папочка....Расслабься, деточка, пора поиграть в цирк. Ты не хуже меня знаешь, как я люблю детский смех...
  
  
  Натали Сосновская - Двойник
  
  У каждого есть двойник в этом мире. Только не всем суждено встретиться...
  А те, что встретят, могут пожалеть...
  
  
  31 октября 1911 года. Чикаго. Центральное кладбище. Почти полночь.
  
  
  Я стояла возле могил родителей. Они давно умерли. Еще когда я была совсем крохой. И я осталась совершенно одна. Тогда и начались мои мучения. Приют, издевки, как детей, так и воспитателей. Но однажды появился он. Томас. Красивый голубоглазый высокий блондин - мой свет. Ему было 17 тогда. А мне 16. Мы полюбили друг - друга. Больше надо мной никто не издевался - никогда. Во всех он вселял ледяной ужас, но только не в меня. Я не понимала, как его такого светлого и доброго можно бояться.
  А однажды я узнала, что у нас будет ребенок. Я была счастлива, но в тоже время испуганна. Что делать? Как быть дальше? Что скажут воспитатели? Я боялась, что начнутся издевки - снова. Но Томас сказал, что мне нечего бояться. Все будет хорошо. Я поверила. А потом он исчез. Страх снова овладел мною. Но сделать я ничего не могла. Я скрывала свое состояние под лохмотьями. И вот настал этот день - сегодня. Я стала матерью. У меня родился сын. Благодарю господа за то, что в этот праздничный вечер весь приют ушел собирать конфеты. А я осталась одна сославшись на плохое самочувствие (в одном Томас был прав, меня никто не трогал, наоборот, с его появлением я стала королевой, и оставалась по сей день даже без него). Ну да ладно, вернемся к моему сыну. Как только он родился и я заглянула в его голубые ясные глаза, я поняла, что он сущее зло. Мной овладело безумие, так как в этих глазах я видела пустоту, мрак. Он был там, и даже ангельские глаза не могли его скрыть.
  Теперь же, я стояла возле могил родителей прижимая к груди маленький сверток, в котором находился мой ребенок. Мой мертвый ребенок. Да, я убийца. Я задушила его. Но как не дико звучит, я об этом не жалею. Ни капли. Еще никогда я не была так в себе уверенна. Я знаю - это правильно. Но все же, похоронить его нужно. Вот я и пришла сюда.
  Я наклонилась, чтобы положить сверток в уже готовую ямку. Но разогнуться так и не смогла. Меня стало затягивать в землю вместе с ребенком.
  Где-то издалека доносился бой курантов. Наступила полночь. Хэллоуин.
  
  31 октября 2011 года. Чикаго. Утро.
  
  - Аве, вставай, соня! - донесся с первого этажа голос мамы.
  Я нехотя отбросила одеяло и потянулась. Идти совершенно никуда не хотелось. Да и погодка была не самой лучшей. Прошлую ночь шел дождь. Значит сейчас на улице сыро и мокро. А еще сегодня понедельник. Ужас. И я снова натянула на себя одеяло, но тут мой взгляд метнулся к календарю на стене. Там стояла дата 30 октября. Да, но оно было вчера. Значит, сегодня не совсем обычный понедельник, а 31 октября - Хэллоуин.
  Мою сонливость и лень в тот же миг как рукой сняло. Это же Хэллоуин, мой любимый праздник. И более того, я отвечаю за его организацию в этом году в колледже. Я так долго к этому стремилась (целых два года, как только перешла в новую школу), что теперь я просто не могу позволить себе проваляться целый день в постели.
  
  - Мама, я побежала, - крикнула я, вылетая за дверь на улицу.
  Меня встретил холодный октябрьский ветер, он дул мне прямо в лицо. Раздувая мои темно-каштановые волосы. Бросая под ноги желтые и красные кленовые листья. А еще шел мелкий дождь. И если честно все выглядело уныло и серо, несмотря на разноцветные листья и украшения к празднику. Я невольно съежилась в своем черном кашемировом пальто. Настроение подпортилось и хотелось убежать в теплый безопасный дом. Но чувство ответственности победило, и я пошла к колледжу.
  Хотя все время хотелось убежать, повернуть назад. Под ложечкой неприятно сосало. И казалось, страх окутывал меня своей паутиной как паук. Странное чувство, а главное беспричинное. Я никогда такого не ощущала, а тут... Мама в таком случае сказала бы, что это интуиция. Я издала нервный смешок при этой мысли и вошла внутрь здания.
  - Аве, ну наконец-то! - защебетала Соня, моя подруга, подбегая ко мне.
  И я поняла, пути обратно больше нет. А внутренний голос, до сели молчавший кричал вовсю: "Беги!"
  От этого голоса у меня побежали мурашки по коже. И я, через силу улыбнувшись, спросила Соню:
  - Ну как, продвигается подготовка? - мой голос показался мне жалким. А страх неумолимо подступал к горлу, превращаясь в ком.
  И тут я увидела ее, и поняла - я пропала.
  
  Прошлое...
  
  Куранты отсчитывали время, а меня все затягивало в землю. С последним ударом земля накрыла меня полностью. Я пыталась ловить ртом воздух, но земля только забивалась в рот, нос, уши. Омерзительное чувство, я не могла дышать, я задыхалась, но смерть так и не приходила ко мне. И я продолжала падать в земляной туннель. "Откуда он только взялся, ямка то была не глубокой?" - промелькнуло у меня в голове. И в этот момент я приземлилась на холодный мрамор. Сверток с ребенком при падении отлетел куда-то в сторону, и мои руки безвольно распластались по полу.
  
  - Вставай, ничтожество! - раздался громкий мужской голос. А секунду спустя носок черного блестящего сапога уже пинал меня в бок. Но боли я не ощутила, кажется, я все-таки умерла. Еще один сильный толчок и я перевернулась на спину. И увидела через пелену пыли на глазах ясные голубые глаза, с издевкой смотрящие на меня.
  Я стала задыхаться, земля, которую я заглотила при падении сюда, стала выходить наружу, и не только изо рта, а из носа, ушей. И тут я почувствовала наконец-то боль, я приподнялась на локтях и с меня стала выходить земля. Так ужасно, как в эти минуты я себя еще никогда не ощущала.
  
  - Ну что, уже лучше? - холодно спросил голубоглазый, сверля меня взглядом ледяных глаз.
  
  Я откашлялась и встала, но ноги меня не держали, и я рухнула бы на белоснежный мрамор, если бы сильные руки меня не подхватили за талию и усадили на что-то холоднее, чем мрамор. Но я не смотрела по сторонам, а только в эти глаза. Голубые, такие знакомые, но в тоже время чужие.
  - Томас... - выдавила я, голос мой был охрипшим и тихим.
  - Мы что встречались раньше? - удивленно, и в тоже время с насмешкой спросил меня молодой человек.
  Только после этих слов я отвела глаза от него и стала разглядывать полностью. Передо мной стоял высокий темноволосый молодой человек в золотистых бриджах и белоснежной рубашке. Да это был не Томас, но глаза его.
  - Я умерла? - спросила я.
  Он рассмеялся.
  Потом я задала другой вопрос:
  - Я в аду?
  - А на что похоже? - спросил он с ухмылкой.
  Я оглянулась по сторонам, мы находились в большом зале с ледяными колонами, обставленным ледяной мебелью и белым мраморным полом, а за большим окном в конце зала сияло солнце. Но лед не таял.
  Я закусила губу в замешательстве.
  - Что, не так себе это представляла? Не расстраивайся это только малая часть того, что тебе предстоит увидеть. Да, дорогая, детоубийцы попадают в ад. Только ты попала раньше, чем предполагалось. Но зато у тебя есть преимущество над другими, - с этими словами он наклонился ко мне и легонько поцеловал в губы, я ощутила морозную свежесть, и закрыла глаза от леденящего тело болезненного наслаждения. Когда открыла их вновь, была уже одна.
  
  Настоящее...
  
  Я так и застыла на месте. Мне хотелось убежать, но я не могла сдвинуться, ни на шаг. Соня что-то увлеченно мне рассказывала, но я е слышала ее. Я смотрела на нее. А может на себя? Я уже не понимала где я, а где она. Может мне это кажется? Она приближалась ко мне. Такая грациозная, легкая, хищная. На ней было красивое бордовое короткое платье, открывающее красивые длинные ноги, обутые в стильные черные сапожки на шпильках доходивших ей до колен. Волосы, темно-каштановые, блестящие пышные спадали волной по плечам. Нет, мне не кажется, я никогда не была такой идеальной и красивой. Я невольно тронула свои волосы, они превратились в спутанный комок после улицы. А она как- будто там и не была.
  - Привет, я - Ева, - услышала я мелодичный голос возле себя.
  Девушка тронула меня за руку, и я как-будто очнулась, а внутри разлилось тепло, мне стало так хорошо. Я забыла про свои страхи и прониклась симпатией к Еве. Взглянула в ее серые, ясные глаза- в свои глаза, и, улыбнувшись, сказала:
  - Привет, меня зовут Аве. Как мы можем быть так похожи? - спросила я с изумлением.
  Ева лишь улыбнулась.
  - Аве, Ева только сегодня перевелась в нашу школу из Нью-Йорка. Сегодня ее первый день. Ты не поверишь, я так была удивленна как увидела ее. Все мы. У тебя точно нет сестры - близняшки? - протараторила рыженькая.
  - Нет, а двойник, похоже, есть, - выдохнула я, все еще смотря на Еву.
  "Странно, как я могла ее бояться, она же такая замечательная" - думала я. Но где-то глубоко-глубоко внутри что-то неприятно скреблось. Я решила не обращать внимания на эти ощущения. Сегодня праздник, а к вечеру еще столько всего нужно сделать.
  
  - Знаешь, есть такое поверье, или как бы это назвать. Не важно впрочем. Суть в том, что у каждого на земле есть двойник. Но не всем везет встретиться. - Сказала Ева, помогая мне надувать шарики.
  - А нам, похоже, повезло, - улыбнулась я.
  - Да, - кратко ответила она.
  
  "Ну вот, одно прикосновение руки, и эта малолетка стала наивной дурочкой. Хотя, странно, что она вообще почувствовала мою суть. Остальные и так велись. Но до остальных мне нет дела, ведь именно эта девчонка мой пропуск на землю", - думала Ева, смотря на Аве беззаботно что-то говорящую.
  
  Прошлое...
  
  
  - Зачем, мне это преимущество? Что толку с него? Не пойду больше на землю, не хочу! Лучше уж буду сидеть вечно в аду, как другие. Чем снова и снова сюда возвращаться. Это так мучительно. - Кричала я, сквозь слезы, круша все вокруг себя в своей спальне.
  Уже прошло почти двадцать лет с того момента как я попала в ад. Да, должна признаться, заслужено, но от этого легче не становилось, а только хуже. Еще и эти мои вылазки на землю каждый год на Хэллоуин, а потом снова возвращение сюда.
  - Что, снова истерика? - услышала я ненавистный голос Кристиана, возникшего из воздуха в моей комнате.
  - Это ты виноват в том, что я здесь! - проорала я, бросая в него вазу.
  Темноволосый схватил ее на лету.
  - Девочка моя, это моя работа, я искушаю, ты подаешься, - иронично заметил он.
  - Но зачем я тебе? - спросила я.
  - О, не мог удержаться, я люблю то, что тяжело достается. А твоя душа была такой светлой, что просто не мог пройти мимо, чтобы не совратить. Да и еще так удачно вышло, ты совершила самый страшный грех. Я просто горжусь своей работой. - С гордостью в голосе произнес Кристиан.
  Во мне закипала ярость, но я снова спросила:
  - А Томас?
  - О, он живет себе и даже не помнит тебя. Я же говорил, он был лишь сосудом. А глаза, да - мои. Но если бы ты не была так наивна, то разглядела бы в них зло.
  - Но как ты мог убить нашего ребенка? - изумленно спросила я.
  - Не я его убил, а ты. Да и не мой он был, а Томаса. Только я им управлял, в тот момент как его зачинали.
  - А теперь иди, отдохни, завтра Хэллоуин.
  - Я никуда не пойду, - буркнула я.
  - Ева, другие бы были рады такой возможности. Тебе повезло, что ты убила ребенка именно на Хэллоуин.
  - Да, мне повезло, что ты украл мою жизнь раньше, чем у других грешников, - хмыкнула я.
  - Крошка, такова жизнь, - сказал Кристиан, и удалился.
  Я его ненавидела. Но еще больше себя. За то, что поддалась, за то, что убила своего невинного ребенка. Да теперь я знала, что мой сын был чистым, но вот я была уже грязной, избалованной этим похотливым демоном Кристианом. Он хоть и использовал сосуд, но смог мою душу очернить. Проникнуть в мою голову и заставить убить свое дитя. Совершить самый страшный грех для женщины.
  
  Я со вздохом откинулась на кровать и прикрыла глаза. Нет, я не могу спать с тех пор как оказалась здесь в аду. Как только я хотя бы на минутку засыпаю, передо мной является мой сын - моя кровь, мое наказание за грех который я совершила. Но сегодня нужно было хотя бы немного вздремнуть, ведь последующие три дня я проведу на земле. Это посуще ада, ведь там приходит осознание, что я потеряла, чего бы могла достигнуть, и чего у меня никогда уже не будет. Похоже, это входит в мою расплату за грехи. Хотя Кристиан называет это привилегией, ведь из всех грешником мучающихся здесь только я могу посещать землю раз в год на Хэллоуин (что ж сказка о том, что в эти дни завеса между миром людей и потусторонним истончается правда). И именно поэтому меня и утянуло в ад сразу же после убийства сына, дав такую "привилегию" так сказать в счет, не прожитой жизни, которую я должна бы была прожить. И это будет длиться вечно, к сожалению. Это еще большая мука, чем видеть постоянно своего сына в минуты короткого сна (которому я все равно поддаюсь), ведь с каждым разом все сложнее и сложнее возвращаться сюда снова. С каждым годом мои мучения становятся все ужаснее. С этими мыслями я погрузилась в беспокойный сон.
  
  - Ева, ну и как провели время? - спросила меня Лия миниатюрная черноволосая девушка (моя верная адская слуга). Да как не отвратительно это признавать, но в аду я не последняя личность. А причина тому, что я "подстилка" у Кристиана.
  - Лучше и не спрашивай, - бросила я, устало проходя мимо служанки, к своей постели.
  Та загадочно улыбнулась и сказала:
  - У меня есть кое - что для вас.
  
  Настоящее...
  
  Я высматривала в толпе Аве. Да в этом зале, наполненном людьми в идиотских костюмах подражающем исчадием ада, сложно было бы кого-то узнать, но мне и не нужно было этого, я и так чувствовала свою половинку, своего двойника. Я ощущала ее с момента ее рождения, и это чувство становилось сильнее, когда она была совсем близко. Но сейчас ее не было на вечеринке. Я стала нервничать. Но тут меня кольнуло в сердце - Аве была здесь. И я увидела ее, по моему лицу расплылась довольная улыбка. На ней было темно-зеленое, пышное платье моей эпохи. Точно такое же, как и на мне. Теперь мы и вправду были как близнецы.
  
  - Ну что готова? - спросила, я с занесенным ножом над ладонью Аве.
  - Я не думала, что для этого понадобиться пускать кровь, - неуверенно ответила Аве.
  Я замялась, смотря в эти невинные серые глаза. Господи, я и вправду чудовище, которое сознательно готовое обречь эту девочку на адские муки за свои грехи. Но возвращаться обратно я не желала. И в этот миг, я полоснула ножом по ладони Аве, и прижала свою раннее порезанную ладонь к ее. Наша кровь смешалась, я услышала бой курантов, и быстро прошептала:
  - Свое, меняю на твое.
  Пол разверзся под ногами Аве, наши руки расцепились и последнее, что я видела это ее глаза смотрящие на меня умоляюще. Еще один мой грех, с которым я буду блуждать по земле вечность, но лучше уж тут, чем в аду.
  
  Меня трясло от холода. Здесь, в этом ледяном зале, с мраморным полом. Я не понимала куда попала. Почему? Как? Вспомнилось лишь то, что я боялась утром, хотела убежать от Евы. А потом как будто отключилась, а теперь очнулась здесь.
  Раздался звук открывающейся двери, я повернула голову. Увидела перед собой черноволосую миниатюрную девушку в красном платье. Она молча изучала меня какое-то время, а потом в ее руках появилась книга. Она протянула ее мне и вышла.
  Я непонимающе смотрела на старинную книгу у себя в руках, но вдруг та ожила, затряслась у меня в руках и я выронила ее. Та упала на пол и раскрылась, я наклонилась к ней и прочитала:
  У каждого есть двойник в этом мире. Только не всем суждено встретиться, так как крайне редко бывает такое, что двойники рождаются в одну и ту же эпоху. Но исчадия ада, которые раньше были людьми, и найдут доступ на землю, могут поменяться со своим человеческим двойником местами. Как только таков родиться и достигнет того возраста когда невозможно будет различить подмену. Для этого нужно в полночь на Хэллоуин пустить свою кровь и двойника, и скрепить кровный союз, сказав эти слова:
  "Свое, меняю на твое".
  Как только я дочитала последние строки, я посмотрела на свою левую ладонь с тонким порезом, слезы подступили к глазам, я все вспомнила, и от этого стало тяжело дышать. "Как я могла поверить что, это всего лишь игра, с вызыванием духов?" - думала я, смотря на порез сквозь слезы. Ну теперь уже поздно об этом жалеть.
  
  - Ко всему можно привыкнуть, - раздался нежный женский голос в тишине ледяного зала.
  Я подняла голову, это была та самая девушка, что принесла мне книгу.
  - У меня не будет шанса вернуться? - спросила я, дрожащим голосом заранее зная ответ.
  - Твой двойник Ева. - Сказала девушка.
  Я опустилась на холодный пол, и больше не сдерживая слезы, зарыдала.
  
  
  
  
  Айрин Эльба - Проклятые
  Свеча догорает и меркнет огонь,
  И в проклятый город уж полночь приходит
  Никто не вернется оттуда домой,
  Вернее, живым не уходит...
  
  Там духи в обличье людском предстают,
  А темные твари живут без боязно!
  Там души невинные - в ад продают
  Ну что, уже стало Вам страшно?...
  
  
  Извилистая дорога плавно петляла вдоль раскидистого леса, иногда представая в виде решета, покрытого многолетними ямами, а иногда и вовсе превращаясь в грязевое месиво.
  Олег ехал уже более восьми часов, ругая себя и свою бывшую, на чем свет стоит. У них была дочь... Десятилетняя девочка, о которой он узнал только несколько часов назад и то, потому что её родительница внезапно скончалась от неизвестной болезни.
  Ему было очень плохо. Человек, который вырос в детдоме и никогда не знал родительской ласки, прекрасно осознавал, каково было малышке без отца. Выругавшись, и в десятый раз ударив кулаками по ни в чем неповинному рулю, он постарался успокоиться и взять себя в руки. Как говориться: "о мертвых либо хорошо, либо - никак!", а у него на уме были только матерные ругательства.
  Небольшой городок, в который он направлялся, уютно примостился между цепью высоких гор и морем, летом превращаясь в настоящий туристический рай. Странно только, что в этом раю не работали телефоны, да и интернета не было. Письмо о ребенке вообще пришло в виде срочной телеграммы, которую ему доставили прямиком на работу. И он тут же сорвался с места...
  Да уж, все-таки тяжело ему придется с воспитанием дочери. Если бы был мальчик... Хотя, какая к черту разница?! Это его малышка, а значит, он сделает для нее все возможное!
  ***
  - Доброго вам вечера, Олег Алексеевич! - тучный мужчина с противным лицом и таким же голосом, весело поприветствовал гостя. - Проходите, присаживайтесь!
  - Простите, это Вы - Курский Адаман Алкович, адвокат моей бывшей жены?
  - Он самый, к вашим услугам! -поклонился мужчина, доставая из ящика стола бумаги. - Вот здесь все документы, которые вам необходимо подписать. Так как ваша жена оставила записи, подтверждающие, что вы отец Софьи, мы обойдемся без суда. Согласны?
  - Вполне. Простите, а где сейчас моя дочь?
  - В школе. У них сегодня праздник по поводу Хэллоуина, так что, можете встретиться с ней прямо там.
  - Ммм, простите, а у вас нет её фотографий? - ухмыльнувшись просьбе Олега, Адаман Алкович достал небольшой альбом и вынул из него пару фотографий.
  Господи, как же девочка была похожа на мать! Рыжие кучеряшки и зеленые глаза - маленькая ведьма, навсегда завладевшая сердцем мужчины. Улыбнувшись, он протянул фотографии обратно адвокату, но тот жестом попросил оставить их.
  - Школу вы найдете в конце следующей улицы. Город у нас небольшой, так что, не заблудитесь.
  Распрощавшись, Олег направился к своей машине. Им овладело странное волнение, усиливающееся с каждым преодоленным метром. Чтобы хоть как-то сбросить напряжение, он стал осматриваться.
  Уютные домики, отделенные друг от друга лишь газоном и клумбами, освещались тыквенными головами*, от которых во все стороны стелились причудливые тени. Маленькие детишки, разряженные во всевозможные костюмы, с криками и смехом выпрашивали у взрослых сладости, хвастаясь друг перед другом "заработком".
  Свернув на повороте, Олег наконец-то увидел школу, разукрашенную всевозможными гирляндами и свечами. У входа дымились большие котлы, в которых "варился" пунш, а две злые ведьмы следили за порядком во дворе. Поздоровавшись с одной из них и оставив свои данные, мужчина зашел вовнутрь, погружаясь в мистическую атмосферу.
  Феи и леприконы, ангелы и демоны - целый зал магических существ весело отплясывал под ритмичную музыку, с нереальной скоростью поглощая выставленные сладости. Приглушенный свет мешал рассмотреть лица детей, но Олег упорно продвигался вперед. Где-то справа мелькнули рыжие кудряшки, привлекая внимание мужчины.
  Маленькая навь**, в свободном белом платье, украшенном жемчужинами, и с венком на голове, о чем-то переговаривалась со своими друзьями. Вдруг, она замерла и посмотрела прямо на Олега. Мужчина замер на месте, боясь спугнуть малышку и в тайне надеясь, что она узнает его - почувствует, что он её папа.
  Шаг, второй... Она медленно подошла к мужчине, не разрывая зрительного контакта. Детское личико было хмурым и слегка обеспокоенным. Взяв Олега за руку, Софья начала быстро пробираться через толпу, ведя их на выход. Когда музыка осталась далеко позади, она, наконец-то, повернулась к отцу лицом:
  - Зря ты сюда приехал! - произнесла девочка.
  - София, доченька, прости, что меня так долго не было. Я понимаю, что у тебя нет желания общаться со мной, но прошу, дай шанс.
  - Папочка, это ты ничего не понимаешь. Я не хочу тебя обижать, но ты правда должен уехать, пока еще есть время!
  - Милая, в чем дело?! - удар колокола заставил мужчину нервно вздрогнуть.
  - Уже поздно...
  Большие часы показывали полночь, отбивая звоном колокола время перехода дней. Странные звуки отвлекли Олега от созерцания минутной стрелки и заставили оглянуться на школу. Там стояли они... настоящие исчадия ада. Детские лица перекосило от злобы и голода, у одних были неестественно вывернуты руки, у других - головы. Со рта капала кровавая пена, а глаза светились желтым пламенем. Снова издав противный верещащий звук, вся эта масса двинулась прямо на Олега и его застывшую дочь.
  Подхватив ребенка на руки, он со всех ног помчался вперед, спотыкаясь, падая, но снова вставая. В голове билась отчаянная мысль - добежать до церкви... Спрятаться! Мужчина отчетливо слышал, как за его спиной, щелкая зубами и хрустя поломанными костями, несется толпа нечисти.
  Золотой купол святого места чуть поблескивал от света молодого месяца, выделяясь среди тьмы спасительным маяком. Деревянные двери были широко распахнуты, выпуская на улицу аромат ладана. Буквально ввалившись вовнутрь, Олег стал торопливо запираться изнутри, молясь, чтобы легенды про святую землю оказались правдой.
  Господи, это не сон и не игра фантазии! Они реальные! Мужчина нутром чуял, что это не просто розыгрыш, а что ни есть, самые настоящие исчадия ада! Повернувшись к побледневшей дочери, Олег упал перед ней на колени:
  - Софья, милая, что это такое?! Что там происходит?!
  - Пробуждение... -тихо прошептала она. - В ночь Хэллоуина врата между мирами истончаются, позволяя тварям потустороннего мира прорываться в определенных местах. Наш городок проклят... все его жители - нечисть. В этот "праздничный" день, новообращенных одевают в костюм той твари, которой он станет после обращения. Они плодятся, размножаются, каждый год позволяя новым чудовищам переселиться из ада на землю, а для завершения связки - им нужна человеческая кровь.
  - Господи... - выдохнул мужчина.
  - А я ведь просила тебя, папочка, чтобы ты уехал! Но нет, чувство вины сильнее. Что же, ты сам виноват! Мама так соскучилась по тебе!- посмотрев на Олега желтыми глазами, девочка предвкушающее облизнулась, проводя по посиневшим губам раздвоенным языком.
  Деревянная дверь разлетелась в клочья, не в силах сдержать натиска молодой нечисти. Твари скопом набросились на беззащитного мужчину, разрывая его плоть на части, упиваясь кровью и криками боли. Кровавое пиршество привлекало все новых и новых гостей, потихоньку превращаясь в пожирание более слабых сородичей.
  А тем временем адвокат Курский Адаман Алкович, по совместительству глава города и демон, просматривал списки с именами, выбирая новую жертву на следующий год...
  _____________
  *Навьи (навии) - от древнерусского навь - духи смерти, духи умерших иноплеменников. Считалось, что они могли насылать болезни на людей и домашний скот, стихийные бедствия, а по ночам навиьи носятся по улицам, поражая всех, кто выходит из дома.
  (информация взята с сайта: http://myfhology.info.)
  КОНЕЦ
  
  Счастливого Хэллоуина!
  
  
  Куратор сборника: Ness
  
  Авторы: Кристина Забара (Kristi), Карина Микиртумова (Kerra), Аля Лисицкая (Эль), Натали Сосновская (Ness), Татьяна Гумерова (Aqua), Селина Крейв (Demonessa), Елена Кипарисова (Tabitha), Айрин Эльба (Айринэль)
  
  Беты: Мегерочка, Эль, Ness, Леди Нэлли, Айрин, Tabitha, Somnia
  
  Дизайн: Nicole
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"