Айзель Кон: другие произведения.

36 лет изгнания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь Мелори на необитаемом острове, во времена жестокой расправы экзорцистов над умершими.

  Тысячу сто пятьдесят четыре мили от ближайшего населенного пункта. Триста сорок миль на восток - пресная вода. Сто семьдесят миль в ту же сторону - пригодные для употребления фрукты и растения. Две мили на север, восток и запад - высокие и протяжные рифы, отрезающие путь кораблям. Полмили на запад и юг - скопление белых акул, способных перекусить тело человека одним уверенным движением челюсти.
  
  Создавалось впечатление, что о том острове не знал сам Бог. Здесь не было ничего, что бы могло хоть как-то обеспечить жизнь живого существа, и иногда казалось, что здесь нет даже погоды. За все время моего пребывания там, дождь выпадал лишь несколько десятков раз, и даже океан лишь изредка лениво посылал на эту "пустошь" едва заметные порывы ветра, покачивая неширокое, но густое скопление деревьев посреди островка. Мелкие плазуны и заблудшие чайки - вот и вся живность, которая обитала на том клочке земли.
  
  Да, это было идеальное место, чтобы исчезнуть...
  
  Об этом острове я услышала от незнакомого моряка в таверне. За выпивку он согласился рассказать точное местоположение острова, но, видя мое любопытство, все время застерегал, чтобы я не смела туда соваться ибо в узких кругах его зовут белым островом - из-за катастрофически большого скопления белых акул, изголодавшихся настолько, что готовы охотиться друг на друга.
  Но я считала, что такой расклад мне на руку. Вряд ли экзорцисты пойдут на такой риск ради одного умершего, который, находясь на такой отдаленности, не сможет причинить никому вреда.
  С такими мыслями я, вскоре после того дня, продала свои вещи, положила деньги на долгосрочное хранение в банки, после чего собрала чемодан и села на корабль, что отправлялся в долгое морское путешествие как раз мимо того острова.
  Глубокой ночью мы подплыли к острову достаточно близко, чтобы я могла самостоятельно продолжить путь. Капитану корабля я перед отправкой сказала, что хочу высадиться в портовом городе, через который они должны были проплывать. Поэтому все, что случилось после, выглядело как несчастный случай, и никто не догадался о моих истинных намерениях.
  В ту ночь море находилось в штиле, что последовал после продолжительной трехдневной бури. Люди были слишком измотаны, и почти вся команда полезла спать в трюм, а на палубе остались лишь трое: двое матросов и юнга. С самого начала я планировала умертвить весь экипаж корабля, потопить сам корабль и спокойно, не оставив свидетелей, отплыть на лодке к острову. Эти мужчины были теми еще подонками, и ничего излишне ценного на борту не находилось. Но потом я увидела, что на корабле присутствуют и парочка достойных людей, у которых дома остались семьи, да и молодой юнга, плывущий с нами, был так мил и дружелюбен ко мне, что я решила отказаться от жестоких методов и последовать запасному плану.
  Отвлечь и лишить сознания каждого из трех, находившихся в ту ночь на палубе, оказалось легко. Никто не боится женщин, и это женщинам на руку. Лишь один раз мое небьющееся сердце дрогнуло, когда глаза молодого юнги, что всего мгновение назад смотрели на меня так радостно и с долей надежды, теперь слезились от страха и непонимания, в то время как моя рука перекрывала ему кислород. Но достигнуть цели было для меня важнее...
  Единственной трудностью оказалось спустить шлюпку на воду так, чтобы не разбудить остальных моряков. Но, по-видимому, их не разбудил бы даже второй всемирный потоп.
  Запланированное прошло успешно, и меньше чем через двадцать минут я уже гребла по направлению к острову, скрытая во мраке ночи.
  К их счастью, моряки не кинулись меня искать. Они объясняли любое неверное дуновение ветра моим несчастливым присутствием на корабле, и, уверена, были только рады отделаться от меня.
  
  Теперь мне предстояло провести на необитаемом острове несколько месяцев, а может и лет, пока экзорцисты не прекратят вылавливать и уничтожать умерших. Некоторые из этих божьих фанатиков могли чувствовать умершего лишь взглянув на него. Для них это было благословением, благодаря которому такие, как я, сжигались почти сразу же, как только были обнаружены. Смерти я боялась больше, чем чего бы то ни было, и готова была плыть хоть на край света, лишь бы её избежать.
  Тогда я не думала, как же мне удастся узнать - стал ли мир безопасен и можно ли возвращаться обратно, я просто решила положиться на свои ощущения. Думала, интуиция подскажет, прошло ли достаточно времени. Или просто ждать, пока какой-то корабль заплывет в эти места, чтобы можно было узнать от них, прекратили ли экзорцисты сжигать людей. Да, такой план мне был по душе.
  
  Из вещей у меня был лишь один большой чемодан, вмещавший в себе все, что могло бы понадобиться человеку без природных потребностей, дабы обеспечить его занятием на несколько месяцев или даже лет: сменная одежда, десять пустых тетрадей для записей, карандаши, книги, нож, и еще несколько мелочей. Понимая, что обычных книг мне надолго не хватит, я взяла порядка шести словарей разных языков - как мне показалось, так я смогу занять себя мысленной работой на долгие недели, если потребуется. Как бы там ни было, надолго на этом острове я задерживаться не планировала...
  
  Лишь тогда, когда моя нога ступила на песчаный берег, я осознала, насколько тут тихо и безжизненно. Но это, как мне тогда казалось, было к лучшему.
  Чемодан с вещами я оставила в небольшой пещере посреди острова, окруженной деревьями, и которая в будущем стала моим "домом". Пройдя медленным спокойным шагом вокруг всего острова (времени теперь у меня было полно) и оглядев его, я вернулась в пещеру, достала из чемодана чистую тетрадь и карандаш и начала максимально мелким почерком писать:
  
  День 1
  Прибыла на остров.
  Как я и думала, здесь нет ни пресной воды, ни еды, ни животных - ничего, что бы могло привлечь человека и оставить его в живых более чем на две недели. Но этот могильный покой слегка пугает меня, ведь мне предстоит провести здесь неизвестное количество времени. Я не знаю, как смогу узнать о том, что "снаружи" все утихло и экзорцисты больше не уничтожают подобных мне. Поэтому я просто буду ждать, сколько бы это ожидание не заняло времени. У меня есть книги, чтобы занять мысли и карандаши с бумагой, чтобы занять тело. Остается лишь надеяться, что мое изгнание закончится раньше, чем грифель карандашах...
  
  Вот этой короткой и неуверенной записью я начала вести первый дневник, последние страницы которого, я надеялась, останутся пустыми. Как же я была наивна...
  
  Страх оказался сильнее всех остальных чувств. Страх заставил меня забыть о комфорте; он построил вокруг острова невидимую стену, которую, как я думала, пересечь было смертельно опасно. Да, я боялась умереть, боялась быть пойманной, как всё умершие, которых я знала. Я видела, что с ними делают экзорцисты, я видела, как сгорали их тела, и я не желала такой участи для себя.
  Мой страх стал для меня цепями, продержавшими на этом острове больше, намного больше, чем я могла себе вообразить...
  
  И единственные, кто знали о моих злоключениях, были мои дневники.
  
  
  День 30
  Уже прошел месяц, как я нахожусь на этом острове. Разум начал буйствовать и требовать хоть каких-то действий, поэтому я достала немецко-английский словарь и на каждое слово тратила по часу. Я складывала с этим словом словосочетание, потом предложение, потом делала из этого предложения маленький текст, который разрастался в целый рассказ. Мозгу нужна была пища, а слова в словаре не бесконечны, поэтому я растягивала время, как могла. Это помогало, но мне не хватает живого общения.
  О внешнем мире никаких новостей. За этот месяц я не видела ни один корабль.
  Жду дальше...
  
  ......
  
  День 61
  Два месяца. Разум слишком ненасытен, половина немецко-английского словаря пройдена. Платье, что было на мне по приезду, износилось, но другую одежду я не буду трогать и подожду, пока платье станет совершенно не пригодным для ношения.
  Вестей никаких.
  ......
  
  День 100
  Можно ли это назвать юбилеем? Ровно сто дней, как я нахожусь на острове. Признаюсь, все не так плохо, как мне казалось. Я начинаю привыкать. При теперешних моих условиях умственную работу найти тяжелее, чем физическую, поэтому чаще всего я стараюсь занять чем-то свое тело. Здесь есть только камни да деревья, но при правильном отношении и они могут стать отличной "игрушкой"...
  ......
  
  День 365
  Ровно год...
  Долго ли это?
  Я видела корабли, но они были слишком далеко, чтобы заметить меня. Все боятся этого острова, и теперь мне от этого не так радостно, как год назад. Как же я вернусь домой? И... решусь ли вернуться?
  Нет, пока нет. Еще немного... я побуду тут.
  
  .......
  
  День 457
  Тишина этого острова способствует мышлению. Я многое обдумала из своей жизни. Мне нужно было больше времени проводить с мамой и Элиотом. Зря я вовлекла его в свою преступную жизнь после смерти матери. Он видел, как я убиваю людей, он грабил. Во что я превратила своего брата, и что с ним стало после моей "смерти"? Нужно было продолжить его поиски после моей казни. Но теперь это не имеет значения, он уже порядка двух веков как мертв, а я два века влачу свое бессмысленное существование, и неизвестно, сколько Бог еще позволит мне ходить по земле.
  
  .......
  
  День 678
  Начинаю новый дневник. Буду писать меньше из-за дефицита карандашей.
  Слишком долго.... Я растягивала время, как могла, но уже два словаря пройдены. Теперь я могу назвать все, что вижу и что представлю, на французском и английском языке. Но это лишь слова...
  У меня есть еще Библия, но её оставлю на потом, когда закончатся словари. Или если начнутся "приступы", но их пока не было. Странно, но моя внутренняя сущность уже давно не показывала себя. К лучшему ли это? Или покой острова так действует на меня?
  
  ......
  
  День 1036
  (тут и дальше неразборчиво, пунктуация и ошибки сохранены)
  
  Уже три года... третий дневник. Волосы отрасли до земли. Второе платье почти полностью изношено. Осталось четыре карандаша, я экономила, как могла. Еще два словаря пройдено. Книги же я давно помню наизусть. Но, дерьмо, я забываю, как правильно формулировать предложения!!! Мне нужно с кем-то поговорить, иначе я сойду с ума! Кажется, еще чуть-чуть и я начну говорить с чертовыми камнями...
  ......
  
  День 1281
  Утром был удивительный сильный дождь. Редкость для этого места. Для развлечения дала всем деревам имена. Камней тут слишком много, но, потом, ради интереса, попробую и их всех назвать.
  Словарь... да не важно...
  
  День 1282
  Дождь сломал Кларисс. А была такой красивая пальма! Зато старый Роберт выстоял, но он, кажется, начинает высыхать...
  ......
  
  День 2050
  Как я не тянула, как не растягивала, но сегодня закончился последний словарь. Я знаю их всех наизусть. И мозг больше не хотел их воспринимать. Я знаю слова, но путаюсь, где их правильно ставить. Моя сильная память не помогает и мне становится страшно. Но Библию я пока брать не буду.
  
  День 2051
  Несколько часов без умственной нагрузки и я уже вновь схожу с ума. Нужно с кем-то говорить. С деревьями? Нет. Я еще не настолько выжила с ума.
  Но иногда я спорю сама с собой...
  
  ......
  
  День 2556
  Я готова отдать половину своей вечности за способность чувствовать голод и холод.
  Мне нужны потребности, которые я смогла бы удовлетворить. На которых тратила бы свои силы. У меня слишком много сил и им нет тут применения.
  ......
  
  День 3000
  Восемь лет уже... а сколько впереди? Одна расческа сломалась, нож полностью затуплен и заточка не помогает. Решила поберечь оставшуюся целую сорочку, поэтому хожу голой. Кто меня здесь видит?..
  Странно, но мне кажется разговоры сама с собой помогают...
  
  День 3001
  Что-то странный творится.... Я говорю, но кажется, отвечает мне кто-то другой. Возможно прекратить? Но я не могу. Мне нужно говорить, а то я забуду, как говорить.
  
  ......
  
  День 3079
  Я доигралась. Теперь у меня... как это называется... шизофрения! У меня в голове мужской голос... Я не знаю, кто это, что это, но оно мне помогает не сойти с ума окончательно. Или я уже сошла с ума?..
  Но я никогда не думала, что просто "слышать" кого-то другого, может быть так приятно.
  
  День 3080
  Странно, но "голосу" не нравится Библия. Когда я ее читаю, оно на долго молчит.
  "Приступов" не было уже несколько лет. Несколько лет я не чувствовала душевной боль, радость... А недавно покинула печаль. Теперь я ничего не чувствую...
  
  .....
  
  День 3090
  Голос знает, что я мертва. Он знает обо мне все. С каждым днем я все отчетливее его слышу...
  .....
  
  День 3400
  Библия давно прочитана. Я запомнила ее всю. И словари зачитаны до дыр.. Я знаю, на какой странице какое слово. С обычными книгами то же самое. Волосы слишком длинны... Косу перевязываю вокруг пояса. Нить, сшивавшая шрам на шее давно порвана а ткани от изношенных сорочек не помогают нормально поворачивать голову... я дура что забыла взять нити. Голос подсказал сделать их из собственных волос. Несколько дней плела нити, и больше двадцати часов потратила на сшивание. Нити оказались очень крепкими.
  
  .....
  
  День 3469
  Я боюсь того Голоса...
  ......
  
  День 3741
  Последняя запись. Последний десятый дневник кончился. Берегла маленький обрубок карандаша. Вестей из внешнего мира никаких. Хочу уплыть, проверить мир, но лодка, на которой приплыла, вся сгнила. Вручную плыть не осмелюсь. Ближайшие люди за тысячу миль. За все десять лет я не видела ни одного живого или мертвого человека.
  И раз это последняя запись и эти дневники наверняка никто не увидит, я сообщу... я окончательно и бесповоротно сошла с ума, ибо я...
  
  
  Остаток последнего карандаша - тоненькая палочка грифеля, неожиданно сломалась. Я издала обреченный стон и закусила губу. Взгляд впился в исписанную мелким почерком страницу, на которой оставалось буквально несколько сантиметров свободного места для последних слов, но, как назло, дописать их было не чем.
  - Ай-ай-ай, - послышался издевательский голос, - на самом интересном месте!
  Я ругнулась и швырнула дневник на потрепанный чемодан.
  - Ну что ж ты, Мелори, забываешь, как говорить, но ругательства помнишь отлично! - донимал все тот же надоедливый голос.
  - Отстань, не до тебя сейчас, - буркнула я, начиная распутывать длинную косу.
  Как только волосы спутанными прядями упали на землю, я повернулась к чемодану, чтобы взять расческу, и вздрогнула от неожиданности. Никак к этому не привыкну...
  Прямо на крышке чемодана, водя когтистым пальцем по зубчикам расчески, сидел монстр. Ужасающее порождение пекла, обманчиво скрывающее свою истинную сущность человекоподобным видом. Но у людей не может быть такой серой кожи, таких пугающих алых глаз и уж точно нет огромных рогов, крыльев и грубого хвоста.
  Глупо было бы думать, что кандалы, виднеющиеся на руках, ногах и шее монстра как-то его удерживали. Он давно уже разорвал свои цепи, и кичился их обрубками, словно аксессуаром. Но больше всего оно любило пугать меня своими "демоническими" атрибутами.
  Я недовольно скривилась, стараясь скрыть испуг во взгляде.
  - Убери их.
  Монстр вопросительно приподнял брови. Его губы растянулись в жутком оскале, после чего оно насколько это возможно в маленькой пещере, раскрыло свои бордовые когтистые крылья.
  - Они тебя пугают? - вкрадчивым голосом, который я теперь стала почти ненавидеть, спросил демон, на что я сильнее нахмурилась.
  Увидев мой взгляд, существо нарочито медленно несколько секунд подвигало крыльями, после чего сложило их за спиной, и крылья в растворились в воздухе, словно их никогда и не было.
  Теперь существо стало больше похоже на мужчину, чем на демона.
  - Довольна?
  Я же быстрым движением забрала из-под его руки свою расческу и принялась активно чесать спутанные волосы.
  - Да, - произнесла я, не глядя. - Но буду довольна еще больше, если ты исчезнешь полностью.
  На мое заявление мужчина звонко, но жутко засмеялся.
  - Ты действительно больше меня не боишься.
  - Для страха нет причин. Ты иллюзия, существующая только в моей голове.
  - Ты же знаешь, Мелори, твоя шарманка под названием "самовнушение" уже давно не работает. Ты знаешь, что я здесь.
  И в доказательство своих слов, демон без помощи своих крыльев слетел с чемодана и одним стремительным движением оказался прямо передо мной. Но не было ощутимых изменений, что дали бы понять, что монстр материален. И я привыкла сосредотачиваться на этих мыслях, которые уменьшали мой страх перед этим существом, поэтому смело взглянула прямо в алые демонические глаза.
  Но так как демон существовал лишь в моей голове, ему так же были ведомы и мои мысли, отчего оно знало меня лучше, чем я себя. И, возможно, такой расклад оказывался намного хуже, ибо во власти монстра было единственное, что у меня осталось - мой разум.
  Демон неотрывно глядел мне в глаза, пока я, сдавшись, не отвела взгляд.
  - Твоя упрямость похвальна, но бессмысленна, в отличие от страха, - произнес мужчина, отойдя на пару метров. - Ты отказалась дать бой и привела нас на этот остров. По твоей воле мы тут вдвоем, и глупо с твоей стороны грубить единственному своему собеседнику. Ведь лишь благодаря мне ты окончательно не свихнулась.
  Как бы паршиво не было это признавать, но он прав. И даже если я всей своей душей желала, чтобы он исчез, я так же и боюсь этого. И монстр прекрасно в этом осведомлен.
  Словно в подтверждение моих мыслей, мужчина ухмыльнулся и вышел из пещеры. Я тут же бросила расческу и, поднявшись на ноги, пошла за ним. Ненавижу эту свою привычку. Когда демон невидим, я знаю, что он в моей голове, когда он видим, то всегда ходит за мной сзади или сбоку, но иногда он любит сам выбирать себе маршрут и я, словно ученая собака, сама иду за ним.
  
  День близился к вечеру, и мелкие ящерицы, привыкшие ко мне за эти годы, бесстрашно бегали вокруг ног, спеша в свои норы.
  Я видела впереди широкую спину демона, наполовину скрытую длинными черными волосами. Если присмотреться, можно было заметить, что его тело полупрозрачно, и не отбрасывает тени; лучи солнца не играют на матовой серой коже, а под тяжестью тела не прогибается трава. Мне было интересно наблюдать за этим.
  Но миг, и демон исчез, а через секунду оказался на шаг справа от меня. Он знал, что такая близость нервирует меня, а действовать мне на нервы - было единственным развлечением для этого монстра.
  
  Мы вышли к берегу океана. Вода искрилась от лучей заходящего солнца, шумя волнами у прибрежных скал. Так спокойно и привычно. Иногда я задаюсь вопросом, а было ли что-то до этого острова? Может, вся прошлая жизнь мне приснилась, и на самом деле я была рождена здесь вместе с этим монстром и нам вдвоем суждено тут жить до скончания времен в ожидании чего-то, что не спешит к нам идти.
  Демон прочел мои мысли и заговорил. Его призрачный голос сливался с шумом воды.
  - Не забывай свое прошлое, Мелори. У нас впереди вечность и я не позволю тебе провести её здесь.
  Он говорил непривычно серьезно, что придавало его словам еще больший вес.
  - Ты так говоришь, потому что не хочешь сам просидеть тут свою вечность? - спросила я, угадав его намерения.
  - Ты хорошо меня понимаешь, - усмехнулся он, а потом, сделав короткую паузу, сказал, - на самом деле я должен был уже давно убить тебя, захватить власть над твоим телом, и покинуть этот остров. Но что-то не позволяет мне это сделать, и это меня очень раздражает.
  - Сочувствую, - выдохнула я, глядя пустым взглядом на океанскую гладь.
  Вдруг я почувствовала, как мое тело тяжелеет, руки начинают дрожать и не поддаваться моей воле. Начинался тот самый "приступ", который на самом деле значил, что демон пытается выбраться за пределы моего разума.
  - Эй, прекрати!
  Мужчина раздраженно цокнул языком.
  - Я сломал свои цепи, но до сих пор пленен. Интересно и раздражающе одновременно.
  Дрожь начала утихать, и я почувствовала, как его сила покидает меня. Демон оставил меня в покое и пошел к океану. Как только мои ноги вновь стали мне свободно повиноваться, я покорно поплелась за ним.
  Воды океана лениво бились о скалы, словно сломленные вечерней дремотой. Я глядела на полосу горизонта, размышляла о том, удастся ли мне пересечь её в будущем, когда демон окликнул меня:
  - Гляди, Мелори, - его перст указал на маленькую черную точку где-то очень далеко в океане. - Как думаешь, что это?
  - Корабль? - без эмоций предположила я.
  - Верно. Там, на корабле, есть люди, они не опасны для тебя, но решилась бы ты сесть на этот корабль, если бы он подплыл к этому острову?
  Черная точка уменьшалась и иногда совсем исчезала из виду, от чего стало ясно, что корабль держит курс прямо противоположный острову.
  - Он не плывет сюда.
  - Это не важно, - сказал демон. - Важно то, решилась ли бы ты покинуть остров? У тебя теперь нет дневников, которые ты так старательно заполняла все эти годы, твои книги испорчены влагой и насекомыми, и ты сама теряешь человечный вид. Сколько ты еще планируешь оставаться изгнанницей?
  Я не знала ответа, и демону было известно, что я не знаю, но он все равно продолжал спрашивать, и это раздражало меня.
  - Не знаю, - отрезала я, резко развернулась и направилась обратно вглубь острова. - Как бы там ни было, пока у меня нет возможности выбраться отсюда. Вот когда к нам на самом деле подплывет корабль, тогда и будем об этом говорить.
  И я ушла обратно в пещеру, в свой дом, не зная, что буду делать, если завтра действительно к нам заявятся гости.
  
  Но завтра никто не пришел.... И послезавтра... и через месяц... и через год. Только через целых шестнадцать лет я наконец-то получила возможность увидеть лицо живого человека, услышать его голос, но эта встреча слишком сильно шокировала меня... сломленную своим собственным страхом.
  
  - Мелори, - донесся до моих ушей голос демона. - Уже несколько часов так сидишь. Оставь его.
  Демон говорил, но я не хотела его слышать. Не его.
  - Мелори...
  - Молчи! Ты мешаешь. Из-за тебя я не слышу его голоса.
  - Ты не сможешь его услышать.
  - Смогу! Всего несколько часов назад он же говорил, я слышала! Я просто тогда была напугана! А сейчас я готова услышать его. Он очнется, и мы спокойно поговорим!
  - Он не очнется, Мелори, - сказал демон.
  - Почему? - я глянула на него, наивно и испуганно.
  - Ты вырвала ему голосовые связки.
  Мой затуманенный эмоциями разум на мгновение прояснился, и я опустила взгляд на тело тучного моряка, что лежал на моих руках. Его голова была откинута назад, вся одежда залита кровью, а в шее зияла огромная рана. Еще несколько тел валялись на берегу рядом со мной. Все они были мертвы.
  - Я... их всех убила?
  Демон кивнул.
  Да, я их всех убила. Первых людей, которых увидела за двадцать шесть лет, долгожданных людей - я убила меньше чем за минуту.
  Они приплыли на небольшом судне. Их остановка не была запланированной, они просто увидели остров издали и решили полюбопытствовать, что же на нем есть. Всего их было шестеро. Я не знаю, кто они, откуда плыли, куда плыли. Я услышала их голоса, а когда увидела людей - запаниковала так, как никогда раньше. Меня обуял ужасный страх. Почему они здесь остановились? Почему они так любопытно глядят вокруг? Они пришли за мной? Они пришли убить меня?
  Переломным стал момент, когда один из людей заметил меня. Он вдруг удивленно воскликнул, тыкнул в меня пальцем и обратился к своим друзьям. Я задрожала от страха. Я была оглушена их голосами, ослеплена таким количеством людей. И в какой-то момент я вспомнила о своем демоне, вспомнила о силе, которую он способен мне дать, и я поняла, что сильнее тех людей.
  И я напала...
  Боем это назвать трудно. Скорее, нападение дикого зверя, каким меня сделало долгое изгнание. Шестеро дюжих мужчин упали замертво от ужасных ран. Их голоса стихли, тела обмякли. Последний, на кого я напала, за секунду до смерти пытался что-то сказать, но его голосовые связки были вырваны. Я слышала булькающий звук, исходящий из его рта вместо слов и... поняла, что натворила. Человек умер, а я долго еще трясла его тело, умоляя заговорить со мной, открыть глаза и произнести хоть слово. Но губы его не дрогнули.
  
  - Почему? - тихо спросила я у демона, аккуратно опуская голову мужчины на песок. - Почему всё так вышло?
  Мое тело и волосы покрылось тонкой бордовой коркой от чужой крови. А капли, попавшие на губы, имели противное сладко-кислое послевкусие. Даже кровь для меня сладка.
  - Нет...
  Боль пронзила грудь изнутри, скопилась комком и разрасталась, словно опухоль. Боль заменяла мне слезы, и чем сильнее я хотела плакать, тем больнеё было. Мои пальцы зарылись в волосы, обломки длинных огрубевших ногтей резали кожу, но я не чувствовала физической боли, лишь свежую кровь, стекающую к шее. Эти люди, невинные путешественники - они так же истекали кровью, но почему же они умерли так легко? Почему я одна бессмертна? А остался еще кто-то такой же, как и я, или нас всех перебили экзорцисты? Я не хочу умирать... Не хочу! Но и не могу тут дальше жить. У меня нет больше сил терпеть одиночество!
  Рука невольно потянулась к опухшему телу моряка. Я надеялась, что прикосновение к чужой плоти успокоит меня хоть немного, избавит от ощущения, что я одна на всей Земле.
  Но она остановилась на полпути, перехваченная когтистой рукой демона. Мое удивление невозможно было передать. Я ощутила его касание, словно он был материален.
  На одно мгновение я испугалась. Страх отрезвил меня, заставил сосредоточиться на своих мыслях, и в этот момент демон, как всегда раньше было, исчез, и на месте его руки оказалась моя собственная, сжимавшая кисть второй.
  Да, он не реален, он лишь иллюзия сломленного разума. И все же... и все же, вдруг?..
  Я почувствовала, как сила демона тонкими струйками пытается заполнить все мое тело, сосредоточившись в мозгу. И я позволила, нет, я потребовала, чтобы эта сила захватила меня. Словно запах эфирного масла в тесной комнате, так демоническая энергия распространилась в моем разуме, захватила участки мозга, отвечающие за зрительное восприятие и осязание. И в то же мгновение фигура демона вновь возникла из воздуха, приобрела четкие черты, и почти что заслонила солнце. И когда когтистая рука потянулась ко мне, я поддалась вперед. Твердые подушечки пальцев коснулись моего лба, уродливые когти царапнули кожу, и это ощущение было таким новым, таким незнакомым, от чего невероятно желанным.
  Словно жаждущий в пустыне припадает к источнику, так и я прижалась щекой к демонической руке, словно это была десница Бога. Я ощущала грубость его серой кожи, слышала вибрирующее животное дыхание, и молила всех святых и проклятых, чтобы это не кончалось. Я готова была сто раз потерять разум и сойти с ума, лишь бы избавиться от одиночества.
  - Не бойся, Мелори, - произнес демон, и его голос звучал для меня как песнь десяти ангелов. - Открой свой разум, и я никогда не исчезну...
  Подняв на него глаза, я увидела все тот же демонический оскал, но теперь он не пугал меня. Я расслабилась, прижалась лбом к тыльной стороны его ладони и открыла для него все замки своего сознания. И он вошел в него, но не как в темницу, а в свою крепость. Кандалы на конечностях демона разомкнулись и растворились в воздухе, прежде чем коснулись песка. Он был свободен, я чувствовала, как он ликует внутри меня, но мне было все равно, пока я была способна ощущать твердость его рук.
  
  Тела убитых достались белым акулам. Изголодавшиеся животные набросились на мясо и расправились с ним меньше чем за две минуты. Судно, на котором люди приплыли, стояло на якоре в нескольких десятках метров от берега. Так как сквозь высокие рифы, прячущиеся в воде, можно было пробраться в аккурат только на лодке. На ней же я добралась до корабля. На нем никого не оказалось. Полезных мне вещей так же не нашлось, кроме разве что двух сабель, веревки, кинжала, пары чистых рубашек и, к своей огромной радости, кусок мыла.
  Я совершенно не представляла, как управлять кораблем, и если бы и знала, то одной и десяти миль не сумела проплыть бы. Не будь я еще под воздействием подавляющей силы демона, то наверняка бы впала в депрессию из-за такой великолепной, но утерянной возможности покинув этот проклятый остров. Но в данный момент меня это не волновало.
  Подумав немного и покопавшись на палубе, я кое-как натянула паруса и подняла якорь, после чего спустилась в лодку и поплыла к острову.
  Течение и ветер понесли судно в сторону рифов. И прежде чем моя лодка успела доплыть до острова, судно налетело на рифы, о чем сообщил резкий трескающийся звук.
  Обломки корабля привлекают больше внимания, чем ничем не примечательное маленькое суденышко. К счастью, корабль застрял в рифах, его носовая часть высоко поднялась над водой, а парус еще раздувался на ветру, видный на мили вокруг.
  
  Первым, что я сделала, вновь ступив на остров, это вымылась. Никогда за все свои века я так не радовалась мылу, как в тот день. Хоть я и часто мылась в океане, но избыток влаги, соли, грязи и солнца сказался даже на моем омертвелом теле. Не говоря уже о волосах, что длинными спутанными прядями волочились за мной по земле. И теперь вся эта кровь...
  Я мылась долго, не спеша, растягивая наслаждение. Демон сидел на камне у воды, смакуя новые ощущения свободы. Он был перенасыщен своей собственной силой, и ему не нужно было исчезать, чтобы пополнить её. Поэтому мы оба были удовлетворены сложившимся раскладом.
  Вода вокруг меня окрасилась в грязно-алый. Плавники белых акул резали волны всего в ста метрах от меня, но пока я была у берега, они не представляли для меня опасности. Только мелкие рыбешки надоедливо вертелись у ног, покусывая их.
  Когда все тело и волосы были отмыты настолько, насколько это возможно, я вылезла из воды и, подобрав все пряди, чтобы не пачкались об песок, зашагала к большим булыжникам, скопившимся на одной стороне берега. Я разложила свои волосы на камни, оставив их таким образом сушиться. И пока они сохли, я брала по одной спутанной пряди и пыталась расчесать их пальцами. Это обещало занять несколько часов, а времени у меня было навалом.
  
  - И что теперь, Мелори? - через пару минут заговорил демон, сидевший на один булыжник правее меня. - Что ты собираешься делать дальше?
  Я подумала немного, устремив бессмысленный взор на горизонт, и ответила:
  - То же, что и последние двадцать шесть лет. Ждать. Свой шанс на спасение я уничтожила своими же руками, и если судьба подарит мне второй, я точно не упущу его.
  Мужчина многозначительно глянул на меня и усмехнулся уголком губ.
  - Твой голос звучит так решительно, но разум все еще помнит недавний страх, вызванный встречей с живым человеком. Он утихнет со временем, но уверена ли ты, что он не даст о себе знать вновь?
  Пальцы застыли меж спутанных волос. Я опустила глаза и напряженно закусила губу.
  - Я... надеюсь. Теперь я же знаю, что нечего бояться. Я сильнее тех людей в любом случае.
  Демон ничего не ответил, лишь иронически хмыкнул и перевел глаза на океан. Он знал лучше, что твориться в моей голове, и, уверена, уже тогда ему было известно, какой призрачной была моя храбрость.
  
  Я узнала об этом лишь через три года, когда к острову вдруг подплыл еще один корабль. Странно, но те люди словно были уверены, что на острове что-то есть. Они тихо перешептывались, держали руку на рукояти своих сабель, все время оглядывались и вмиг замолкали, услышав хоть мимолетный шорох.
  Об их приближении мне сообщил демон, и когда группа моряков медленно направлялась к лесу, я сидела на ветви дерева в семи метрах над землей и переживала сильнейшее внутреннее противоборство. Подойти или напасть, подойти или напасть, подойти или напасть?..
  Мужчины не выглядели дружелюбно, они все время дергались к своему оружию, и я не знала, станут ли они меня слушать.
  Время шло и вот они уже вошли вглубь леса. Мое дерево они миновали, но я еще могла их видеть. Я видела их широкие спины и слышала тихие ругательства, когда их ноги путались в низкорослых кустах. Мне думалось, что мужчины поблуждают по лесу, а когда устанут и присядут отдохнуть, я смогу аккуратно подойти к ним и, возможно, они не испугаются обычной женщины.
  Но душа ушла в пятки, когда один из моряков наткнулся на клочок моих волос, застрявший на ветвях куста. Его рука сорвала волосы вместе с тонкими веточками и показала их другим морякам.
  - Заколдуй меня сирена, это же человеческие волосы! - ахнул один из них.
  - Значит, слухи не врут, - сплюнул другой, - тут и правда кто-то есть. Или что-то.
  - Но... где оно?
  Не успели они поднять головы, как я спрыгнула с дерева и накинулась на них.
  Оружие не спасло мужчин, и вновь, после недолгого боя, я стояла посреди кучки трупов, испачканная их кровью и кричала, и плакала безслезно.
  - Что же ты наделала, Мелори... - спокойно произнес демон позади меня.
  - Я не могу! - выкрикнула я в сердцах. - Они знали, что кто-то тут есть! Наружный мир знает, что этот остров больше не необитаем! А если экзорцисты тоже об этом прознали? А если они явятся за мной?! Нет, нет, нет! Я не могу, я боюсь! Я не могу им верить! Они все хотят убить меня! Я не хочу умирать!
  - Твой страх окончательно сломил тебя, Мелори. - Глаза монстра угрожающе сверкнули. - Ты пленила нас на этом острове. Навечно.
  Тело демона окутало дымкой и он, смерив меня презрительным взглядом, исчез. Я дернулась в его сторону, но моя рука нащупала лишь пустоту.
  Ужас и отчаяние поглотили меня в тот момент. Невыносимая боль в груди пульсировала и усиливалась с каждой секундой. Я рвала шрам на шее, чтобы вызвать смерть и избавить себя хоть на некоторое время от этой боли. И когда рана распоролась настолько, что состояние смерти у меня продолжалось почти минуту, пока не восстановились жизненно важные ткани, боль и истерика пошли на спад.
  Восстановившись, я очнулась эмоционально опустошенной. Больше никаких чувств не осталось во мне, никаких мыслей, лишь одна четкая цель - выжить, уничтожая любую угрозу, явившуюся на мой остров.
  
  В таком состоянии я жила последующие несколько лет. К моему огромному облегчению, демон, вскоре после того инцидента, вновь стал виден мне. Я чувствовала его призрение по отношению ко мне, но позже он смирился с моим состоянием, как смиряются с глупостью своих домашних животных их хозяева. Мой разум раскрошился как черствый хлеб, крошки которого демон волен был гонять по столу, как душе заблагорассудится. На то короткое время он имел надомною беспрекословную абсолютную власть, и я доверяла ему больше, чем самой себе.
  
  За те года остров посещали чужаки еще не менее трех раз. Все были вооружены, все источали угрозу, и всех я поголовно убивала и скармливала тела акулам. Остров теперь был моим миром, а все, приплывшее из-за океана - угроза, что подлежит немедленному уничтожению.
  
  И я успешно защищала свой мир, и жила спокойно, когда в один судьбоносный день, на тридцать шестом году моего изгнания, на остров не высадился он.
  
  Это произошло утром. Мой демон стоял у входа в пещеру, непривычно серьезный и напряженный. Я спросила, что не так, и он ответил:
  - У нас гости.
  Мое тело, как по команде, напряглось и руки сжались в кулаки.
  - Сколько их?
  - Мало, но... - мужчина помедлил, угрожающе нахмурившись, - на борту есть еще кто-то...
  - Кто?
  "Экзорцист!" - крикнуло мое сознание.
  - Нет, - тихо шепнул демон. - Нет, но... Неважно, убей их всех!
  Демон впервые прямо приказал мне кого-то убить. Это стало для меня знаком, что нужно действовать максимально решительно.
  Бросив все, я сорвалась с места и быстро, но бесшумно побежала мимо деревьев.
  - Они с северной стороны острова, - сказал демон, летевший рядом.
  Я кивнула и свернула немного влево. Добежав до места, откуда можно было разглядеть берег, оставаясь при этом в тени деревьев, я увидела средних размеров судно с белоснежными парусами, остановившееся в ста метрах от берега. От судна к острову плыла лодка с четырьмя людьми на борту.
  Беспокойство демона передалось мне, и я, не теряя времени, начала забираться на ближайшее высокое дерево. Что-то подсказывало, что если и нужно разобраться с этими людьми, то быстро и без промедления!
  Через несколько минут лодка причалила к берегу. Трое из мужчин, находившихся в ней, оказались дюжими здоровяками с диким выражением лица, что не скажешь о последнем. Он вообще словно случайно оказался в этом месте, за сотни миль от цивилизации. Аристократическая осанка, чистый с иголочки костюм, блестящие черные волосы, начищенные туфли, и отчужденно-любопытный вид, словно он вышел прогуляться по городской мостовой, а не по необитаемому острову. И в то время, как трое остальных шагали по песку, переваливаясь с бока на бок и сгорбив свои громадные спины, этот мужчина шел ровно и уверенно, будто песок под ним был тверд, как камень.
  И не смотря на свой сравнительно безобидный вид, этот четвертый пугал меня намного больше, чем здоровяки.
  Пройдя немного по берегу, стройный черноволосый мужчина остановился, сцепил руки за спиной и задумчиво поглядел на раскинувшийся впереди лес. Здоровяки, семенившие за ним, так же остановились.
  - Господин, - обратился один из них к первому мужчине. Испуганный тон бугая не сочетался с его грозным видом, - я слышал, тут водится монстр, вы уверены, что...
  - Вы не видели настоящих монстров, Мистер Хельмиц, - перебил его брюнет, и голос его почему-то отдался в моей голове эхом. - Не бойтесь, если здесь и обитает монстр, то он не тронет вас, пока вы на него не нападете.
  - А если нападет?
  - То это человек, - ответил брюнет. - В этом случае ваши шансы выжить намного меньшие.
  Один из здоровяков громко сплюнул.
  - Странная у вас логика, господин Бладрейн, - фыркнул он. - И все же, что именно вам нужно найти на этом острове? Золото, что ли? Я не слышал, чтобы кто-то его тут прятал или искал.
  Я увидела легкую усмешку на губах брюнета, и дрожь по спине пробежала от того, что она показалась мне жутко знакомой.
  - Нет, мистер Блеквуд. Золото - крупица праха, по сравнению с тем, что находится здесь.
  "Гора золота?" - вопросительно шепнул один из здоровяков другому, на что тот незнающее пожал плечами.
  Брюнет легонько взмахнул рукой и трое бугаев неуверенным шагом пошли за ним.
  По мере того, как они приближались, мне сильнее казалось, что мои прятки бессмысленны. Тот мужчина шел так уверенно в мою сторону, словно точно знал, где я нахожусь. И чем сильнее сокращалось между нами расстояние, тем сильнее я ощущала беспокойство, что затмевало собой инстинкт напасть-убить. До этого я действовала, повинуясь инстинкту выживания, и не было место сомнениям в моем разуме. Но теперь... что-то было не так. И незнание причины одновременно пугало и злило меня.
  Четверо путников дошли до дерева, на котором я пряталась, но не заметили меня. Брюнет прошел еще несколько шагов и медленно остановился. Он двигался так свободно, так... по-хозяйски, в то время как его спутники и те, что были до них, тряслись от страха. Меня это вывело из себя. Они на моей территории, на моем острове, и поплатятся за то, что посмели нарушить мой покой.
  - Мистер Харви, - спокойно произнес брюнет, не оборачиваясь. - Я бы рекомендовал вам сейчас же отойти от дерева, что справа от вас. Иначе вы незамедлительно умрете.
  Мужчина, к которому он обратился, недоуменно хмыкнул и успел лишь поднять голову, как я тут же спрыгнула с ветви прямо на него.
  Толчок, вскрик, удар, и через мгновение здоровяк валялся на земле, а из его виска обильно сочилась кровь.
  Брюнет не сдвинулся с места, а двое других, не смотря на шок, удивительно быстро среагировали. Они выхватили сабли и отпрыгнули на несколько шагов назад, наставив оружие в мою сторону. Я медленно приподнялась с мертвого верзилы и повернулась в их сторону. Мужчины выглядели озадаченно и удивленно.
  - Это еще что за?.. - ошарашено выдохнул один из здоровяков. - Животное?
  - Немного такта, Мистер Хельмиц, - произнес брюнет. - Женщины обычно остро реагируют на подобные восклицания.
  Хельмиц ошарашено выпучил глаза, уставился на мое лицо, на грязное нагое тело, на длинные спутанные волосы и икнул от шока.
  - Женщина?! - тут его удивление сменилось страхом. Он наставил на меня меч и угрожающе воскликнул, - кто ты, отвечай?! Сирена? Дух? Почему ты убиваешь моряков, а?! Что тебе Харви то сделал?!
  - Господин Бладрейн приказал нам не нападать на того, кто здесь обитает, но лишь дернись в нашу сторону, и поплатишься за то, что тронула Харви! - крикнул второй здоровяк.
  Я слегка удивилась. Они отличались от тех, кто приплывал ко мне раньше. Эти явно боялись меня и имели возможность напасть, но не нападали. Все остальные либо бессмысленно кидались на меня с оружием, либо пытались сбежать. Выбитая из колеи, я глядела на них исподлобья, застыв и выжидая их дальнейших действий.
  - Как интересно, - протянул их господин, глядя на меня.
  - Господин Бладрейн, - сглотнул второй здоровяк, - при всем моем уважении, но эта эм... дама явно не дружелюбно настроена. Сомневаюсь, что она вообще умеет говорить; смотрите, как дико уставилась. Может, свяжем её для начала?
  Я тут же пробудила в себе демоническую силу и, следуя инстинктам, угрожающе зарычала на здоровяка. Тот заметно вздрогнул.
  - Интересно, - вновь произнес брюнет и, немного повысив голос, сказал, - не стоит её провоцировать, мистер Блеквуд, иначе вас постигнет участь мистера Харви. Лучше спрячьте оружие и возвращайтесь на корабль. Дождитесь полуночи, после чего плывите обратно на остров и ждите на берегу.
  - Вы уверены, сер? - спросил Хельмиц, не сводя с меня глаз, а я в свою очередь не сводила глаз с него и его дружка.
  - Выполняйте указания. В полночь встретимся на берегу. И еще, никому из экипажа пока не говорите о том, что здесь увидели. Сделаете все, как я велю, получите вдвое больше, чем договаривались.
  Здоровяки на мгновение забыли обо мне и радостно переглянулись. Они спрятали сабли и, следя за моими движениями, начали медленно продвигаться в ту сторону, откуда пришли.
  Мне это не понравилось. Никто не смеет уходить из острова живым, увидев меня. Тогда весь наружный мир узнает, и за мной точно начнется охота!
  - Стоять, - прохрипела я и бросилась на мужчин.
  Они было уже схватились за рукояти, но я резко остановилась. Нет, меня остановили. Кто-то схватил мою руку и сжал железной хваткой. Удивлено оглянувшись я увидела их господина, который секунду назад находился по меньшей мере в пяти метрах от меня, а теперь стоял притык.
  От его касания меня пробрала дрожь, демон взволновано заметался в разуме. Я непроизвольно вскрикнула и рывком отдернула руку.
  - Уходите, - велел он своим спутникам.
  Те попятились назад, развернулись и побежали прочь. Лишь я дернулась в их сторону, как, откуда не возьмись, брюнет возник прямо передо мной. Я раздраженно подняла глаза и встретилась с ним взглядом... и застыла от шока.
  Зрачки его глаз сузились, открывая взору алую радужку. Тонкие губы растянулись в полуухмылке. И я наконец-то осознала, почему этот незнакомец показался мне знакомым.
  - Мелори, - послышался сзади голос моего демона. - Сосредоточься. Ты не должна позволить ему одурачить себя.
  - Но, вы так похожи, - шепнула я.
  - Именно поэтому он и опасен. Он может уничтожить меня. Ты же не хочешь остаться одна?
  И тут меня словно молнией ударило. Верно, нельзя забывать, ради чего я тут. Никто не должен уйти из этого острова живым, без исключений!
  Я отпрыгнула от брюнета и угрожающе оскалилась.
  - Значит, вот как обстоят дела, - хмыкнул он, совершенно не испугавшись. - Вижу. Твой демон полностью освобожден, его сила свободно циркулирует в твоем теле, ты почти потеряла свою человечность от долгого одиночества. Но... ты все еще человек. Интересно, как ты смогла так долго продержаться?
  - Не приближайся! - воскликнула я.
  Но мужчина, усмехнувшись, сделал шаг вперед. И я тут же напала.
  Я пыталась наброситься на него, схватить, но он уклонялся от моих атак, словно видел их наперед. Он даже рук не расцепил - держал их за спиной и кружил вокруг меня, словно играя с ребенком. Я начинала нервничать, беситься, и высвобождать больше демонической силы.
  В какой-то момент мужчина таки поднял руки и одним рывком оттолкнул меня на несколько метров назад.
  - Очень интересно, - повторил он, оттряхнув грязь с рукава. - Полная отдача своему демону, так почему же он не хочет поглощать твою душу?
  "Откуда он знает обо всем этом?" - непонимающе подумала я, и удивительная догадка посетила меня.
  - Ты... такой же, как и я?
  - Человек, заключивший договор с демонами, впоследствии чего потерявший свою жизнь? - спросил он, шокировав меня. - Нет, я не умерший. Я на ступень выше.
  Мужчина вновь рискнул шагнуть ко мне, но, вместо нападения, я отступила.
  Он знал обо мне, знал о том, о чем я никому не говорила, и все же он не такой, как я. Объяснение этому, как мне казалось, есть лишь одно.
  - Ты экзорцист, - отвращено выплюнула я, и мои слова, казалось, оскорбили мужчину.
  Его брови дернулись, а ухмылка исчезла.
  - Даже сравнивать не смей меня с этими фанатичными глупцами, - холодно сказал он, но страх от собственных мыслей вновь ослепил меня.
  - Нет! Ты пришел убить меня! - мои руки свело судорогой от переизбытка демонической силы. - Все, кто приходили сюда, хотели убить меня!
  Я пригнулась и прыгнула на брюнета. Он резко дернулся вправо. Я вновь набросилась, но он продолжал уклоняться.
  - Хватит убегать!
  Брюнет резко остановился, и это на мгновение озадачило меня. Внезапно его рука взметнулась перед моим лицом, и уже в следующую секунду я лежала, придавленная к земле его рукой, сомкнувшейся на моей шее. Как бы я не брыкалась и не вырывалась, не смогла освободиться.
  - Твое упрямство похвально, но я бы предпочел беседовать без рукоприкладства, - произнес брюнет. - Не стоит так бесноваться. Я первый, кто может причинить тебе вред, но последний, кто это сделает. Ты понимаешь?
  Понимала, но отказывалась поверить его словам.
  - Тогда что тебе от меня нужно? - отчаянно воскликнула я. - Почему вы просто не оставите меня в покое?!
  Грудь болезненно сжалась от наплыва эмоций, и демоническая сила постепенно начала покидать мое тело. У меня не было больше сил и желания драться. Я слишком устала, слишком устала за эти тридцать шесть лет.
  
  Заметив, что я перестала сопротивляться, мужчина немного ослабил хватку, но руку не убрал.
  - Покоя ты здесь не обретешь, - сказал он. - Даже если люди не доберутся до тебя, в скором времени тебя уничтожит твой же демон. Тебе это должно быть известно.
  Я слабо повертела головой.
  - Он не может меня убить.
  Мужчина удивленно отстранился, но я не сдвинулась с места и продолжила говорить, не обращая внимания на внутренние протесты собственного демона.
  - Он пытался. Почти каждый день, проведенный мной на этом острове, не обходился без внутренней борьбы между ним и мной. Через пару лет мне это надоело, и я сдалась. Он освободил всю свою силу, смог ею пользоваться без преград в моем разуме, но... убить меня он не смог. Он говорил, что это является его главной целью, но даже при полном моем повиновении он ничего не мог сделать. И после мы оба поняли, что пленены в моем теле навечно.
  Мужчина с ноткой недоверия во взгляде глядел на меня. А когда таки поверил моим словам, вдруг засмеялся.
  - Я многое ожидал найти здесь, но это переворачивает все мои планы с ног на голову! Удивительно! Демоническая сила бьет ключом из тебя, но душа цела и невредима!
  - Это настолько ненормально?! - раздраженно спросила я.
  - Смотря, что ты подразумеваешь под нормой, - ответил брюнет и развел руки в стороны. - Столько лет проведенных здесь в одиночестве, утратив здравый смысл и поддавшись первобытным человеческим инстинктам. Каждый восход солнца встречая с сердцем, наполненным страхом о своей жизни. И за эту жизнь ты цепляешься с завидным упорством. Это ли причина, почему ты еще жива? Нет... не думаю, - он сложил руки за спиной, повернулся и поглядел в сторону океана, видневшегося сквозь деревья. - Есть еще что-то.
  Наступил идеальный момент для удара - его спина открыта, внимание отвлечено размышлениями. Но есть ли смысл нападать? Он определенно сильней меня, и все же не видно, что желает боя. Чего же он добивается?
  Я поднялась с земли и отстраненно поглядела на его фигуру.
  - Это, конечно, прискорбно, что я нарушила твои планы, как ты сказал. Если у тебя больше нет ко мне дел, я была бы очень признательна, если бы вы все убрались из моего острова.
  Мужчина обернулся, удивленно подняв брови.
  - Ну уж, все складывается куда интересней, чем предполагалось. И это не отменяет того факта, что ты покинешь этот остров вместе со мной.
  А вот это мне уже не понравилось. Я чувствовала давление с его стороны. Нет уж, ни за что на свете я не покину свою обитель!
  И опять страх. Неотъемлемая часть мыслей о побеге с добровольного плена.
  - Нет! Ни за что! - выкрикнула я, отступив назад. - Уходите все, или скормлю вас акулам!
  Я сорвалась с места и побежала вглубь леса, от него, от тех двоих здоровяков, от корабля, от наружного мира. В голове всплыли давно забытые картины широких площадей, где на огромных кострах корчились и сгорали заживо такие, как я. А их пепел мешали в кучу, засыпали в прочный мешок и сбрасывали его на дно самых глубоких ущелий. Из пепла еще никто не возрождался. Мой демон говорил, что это и есть окончательная смерть тела, в отличие от бессмертной души, которой суждено провести во мраке всю будущую вечность, не слыша, не видя, не чувствуя, но существуя...
  Это было для меня страшней любых адских пыток.
  Я бежала, пока не достигла своей пещеры. Внутри неё несколько лет назад я прорыла неглубокий, но совершенно незаметный во мраке туннель-нору, на случай, если нужно будет от кого-то скрыться. И наконец-то наступил такой случай. Я забралась в ту нору и задвинула вход плоским булыжником, оставив маленький лучик света, видимый лишь моим острым зрением. Для остальных здесь был непроходимый мрак.
  Прислушавшись и не услышав ничего, кроме шелеста листьев и шума воды, я позволила себе немного успокоиться.
  Этот человек, или кто он на самом деле... Он не похож на тех, кого я раньше встречала. Ни на умерших, ни на обычных живых людей. У него алые глаза в точности, как у моего демона, и такая же манера разговора, и такой же тон, и если приглядеться, то и некоторые черты лица совпадают. Что же он такое, и что ему от меня нужно?
  - Эй, - почти беззвучно позвала я.
  Нора была слишком тесная даже для бестелесного существа, поэтому я его не увидела, но почувствовала.
  - Твое сознание сопротивляется мне, - прозвучал в ушах голос моего демона.
  - Оно мне самой сопротивляется, - был мысленный ответ. - Я не могу. Не знаю, что делать. Кто этот человек?
  Демон с минуту не отвечал, а когда ответил, я не сразу поняла значение его слов.
  - Он тот, кем бы стала ты, если бы я поглотил твою душу.
  Я вздрогнула.
  - Он опасен?
  - Определенно. Ты бы могла перенаправить весь свой страх на него и не прогадала бы. Но пока что он не желает твоей смерти. А теперь, когда узнал о твоей уникальности, отказался от своих намерений на счет меня.
  - Почему ты так в этом уверен? - недоверчиво спросила я.
  - Потому что мы с ним одинаковы. Мы части одного целого. Именно поэтому и схожи.
  Я вспомнила, как он рассказывал мне об этой особенности демонов. Что демон, поглотивший душу человека, в теле которого пленен, становится на место этого человека. И после он, в поисках силы, может поглощать силы демонов из других людей или даже из других прорвавшихся демонов. Но если этому мужчине не нужен мой демон, то что именно?
  - Я не знаю, - ответил на мой мысленный вопрос бестелесный демон. - И не смотря на мое желание вырваться из этого острова, лучше ослушайся его и дождись другого корабля. Теперь-то ты, наконец-то, способна нормально говорить с людьми, не рвя им глотки.
  Его слова озадачили меня, а когда я осознала, что он имеет в виду, то ошарашено уставилась во мрак пещеры. И правда ведь, сегодня я впервые за тридцать шесть лет говорила с кем-то другим, с кем-то, кто действительно существует, и даже не заметила этого! И пусть страх не давал нормально мыслить, но я говорила, я слышала, я дотрагивалась до чужой плоти, в которой еще хранилась какая-никакая, но всё же жизнь.
  Это слишком много, меня перенасыщают эмоции и чувства: радость, непонимание, отрицание, страх и вновь радость. Нет, нет, нельзя позволить этому ослепить себя. Если один человек - хорошо, то сотни, тысячи в наружном мире будут окружать меня. И любой может вонзить нож в спину. Толпа безжалостна. Я видела, как они бежали с вилами и факелами на женщину, что считали ведьмой. И никто не слушал её мольбы. Они могут убить ребенка, просто заподозрив его в "нечестивости". А уж меня, продавшую свою душу дьяволу, они разорвут в клочья.
  - И вновь ты пришла к тому, с чего начала, - разочарованно произнес демон, но я, одолеваемая паническим страхом, не слышала его.
  Если и остров больше не безопасен, то я готова остаться в этой сырой норе хоть до самого Апокалипсиса!
  Демон начал бесноваться от таких мыслей, но я заглушила его, закрыла далеко в своем сознании, чего не делала уже более десяти лет. Да, даже он опасен. Лишь себе можно доверять! Лишь своей собственной израненной душе.
  
  Шли часы. Я жалась в своей тесной норке, опустив голову и обняв руками колени. Где-то возле ноги копошилось что-то маленькое: то ли паук, то ли ящерица. Снаружи шелестел лес, привычно пел свою тихую песню океан. Это не опасно, это знакомо, и я готова слушать такой шепот природы вечно.
  Но природа замолчала, когда снаружи раздались тихие, слышимые лишь моим обостренным слухом, шаги.
  - Надеюсь, я дал тебе достаточно времени, чтобы все обдумать, - раздался откуда-то снаружи голос черноволосого демона-человека.
  Я зажмурилась и закрыла уши ладонями. Пусть он уйдет, пусть он уйдет! Пусть замолчит и уйдет!
  Но он не слышал моих мыслей.
  - Почему тебя так пугает наружный мир? Люди? Нет, ты спокойно расправилась со всеми, кто приплывал на остров. Тогда, возможно, тебя пугает шайка фанатиков, зовущих себя инквизицией?
  Мой непроизвольный вздох был ответом.
  - Хм, ясно. Тебя можно сравнить лишь с затравленным мартышками тигром. Огромная сила скрыта в твоих лапах, но ты боишься ими взмахнуть и только поджимаешь хвост, завидев этих мелких тварей.
  Я не отвечала, и он продолжал.
  - Огромный тигр, которого я случайно отыскал среди своры котят. Так почему же ты скрываешься? Ты можешь дать отпор. Экзорцисты - лишь люди, и только единицы из них способны чувствовать демоническую силу. Они опасны для тебя настолько же, насколько и обычный человек.
  - Они знают, как убить меня! - не удержавшись, воскликнула я. - Они пытают, издеваться над умершими, перед тем как сжечь!
  - Но они то смертны, - отрезал мужчина с ноткой удовлетворения в голосе от того, что я заговорила. - Они могут умереть и они умрут. Я уничтожу каждого из них, и ты мне в этом поможешь.
  Его слова словно ток пронзили все мое тело.
  - Ты... можешь их убить?
  Брюнет не ответил.
  Он ушел? Нет, он не смел уйти!
  Я одним сильным движением оттолкнула булыжник и выпрыгнула из норы. Мужчина стоял у входа в пещеру и спокойно, с легкой усмешкой глядел на меня. На дрожащих ногах я почти ползком добралась до него, схватилась за его рукав и со всей надеждой, копившейся во мне более тридцати лет, переспросила:
  - Ты убьешь их? Убьешь их всех?
  Его губы растянулись в победной ухмылке.
  - Мы убьем их.
  Да, я хочу это сделать. Но тогда придется с ними драться, а бой всегда значил опасность. И их так много...
  Почувствовав мое сомнение, демон коснулся рукой моего лица и заставил взглянуть в свои хищные алые глаза.
  - Не стоит бояться. Иди со мной, и я гарантирую тебе полную защиту. Служи мне, и я высушу до костей тело того, кто прольет хоть каплю твоей крови. Стань моим тигром, и я уничтожу всех обезьян, что затравливали тебя. Скажи мне свое имя.
  Не сразу я нашла в себе силы разомкнуть губы, словно одно неверное движение могло вырвать меня от этого спасительного сна.
  - Мелори... Мелори Фонтес.
  - Что ж, леди Фонтес. Сейчас в наружном мире, от которого Вы так успешно себя оградили, идет незримая для людского ока война между экзорцистами и умершими. Они пытаются скрыть ваше существование от мира, и это станет их роковой ошибкой. Никто не придет им на помощь. Мир забудет о них, забудет о вас, и наступит новая эра, где мертвый будет идти рядом с живым, а демон стоять перед священником, и никто об этом даже не будет подозревать. Иди за мной, Мелори, и я, Алан Бладрейн, даю слово демона Бездны, что пока не будет убит последний экзорцист, знающий о существовании умерших, ты будешь находиться под моей защитой. Никто и пальцем не посмеет тебя коснуться, не лишившись при этом руки.
  
  Вспоминая тот судьбоносный момент спустя пару сотен лет, я до сих пор ощущаю то восхищенное, фанатичное чувство, охватившее меня после слов, сказанных Аланом. Появись тогда передо мной сам Бог, я даже не взглянула бы на него, продолжая сжимать твердую кисть демона и цепляясь за неё, словно за саму жизнь. Он тогда стал для меня Богом. Я отыскала материальное воплощение своего демона, от которого зависела, обитая на острове. А теперь он существовал, его рука могла убить тех, кто пожелает убить меня. И только за это я готова была отдать ему свой сломленный разум и перенасыщенное силой тело в полное повиновение.
  - Пожалуйста, - прошептала я, дрожащими руками сжимая его руку. - Забери меня отсюда.
  Он победил.
  - С удовольствием, - ухмыльнулся демон.
  Он поднял меня на ноги и убрал спутанные пряди с моего лица. Потом снял свой пиджак и накинул мне на плечи, приговаривая:
  - На корабле есть чистая вода и одежда. Экипаж состоит из обычных смертных мужчин, они достаточно золота получили, так что не тронут Вас. Их лучше тоже не убивать - я обещал им безопасность на время путешествия.
  Я слабо кивнула и нетвердым шагом двинулась в сторону берега. Алан шел рядом. На секунду он оглянулся на мою пещеру. Я вспомнила о своих дневниках, так старательно заполняемых в первые года заточения. Но не остановилась, а лишь ускорила шаг.
  - Пусть все сгинет здесь, - выплюнула я с внезапно возникшим раздражением. - Этот остров... он вдруг стал совершенно другим.
  - Темница чувствует, что скоро опустеет.
  - Пусть её поглотит океан.
  Мы вышли к берегу. Только сейчас я заметила, что уже глубокая ночь, и лодка с двумя здоровяками стояла у берега. Алан все точно предугадал.
  Мужчины заметно забеспокоились, увидев меня, но брюнет взмахом руки велел им успокоиться. Мы вчетвером сели в лодку и когда она отчалила от берега, цепи, связывающие меня с островом, окончательно порвались. Разум словно очнулся от длительного сна. Я удивленно оглянулась на тот уродливый клочок земли, который считала таким родным и безопасным. Теперь он казался мне ужасным, неприятным, зловещим.
  Я с отвращением отвернулась и плотней укуталась в мужской пиджак. Мои волосы заполнили почти половину лодки, и только сейчас я увидела, насколько они грязные, насколько я сама грязная и одичавшая. Нужно поскорей добраться до корабля и смыть с себя все.
  - Греби быстрей, - велела я здоровяку за веслами. Он вздрогнул от моего голоса и неосознанно повиновался.
  Океан взволнованно брызгал волнами, словно предчувствуя мой уход. Внезапно, слева от лодки я заметила призрачный силуэт, напоминавший моего демона. Он появился и сразу же исчез, подавленный моим разумом.
  Теперь мне не нужно было следовать за призраком, ибо рядом со мной был зримый и осязаемый демон, который был способен меня защитить. Я неосознанно сжала рукав его рубашки, пытаясь заверить себя, что все это на самом деле и мое изгнание действительно подошло к концу. Мои грязные пальцы оставили след на его одежде, но я не решалась отстраниться. Остров все еще был на моем теле, в волосах, и мне нужно было поскорей избавиться от него.
  - Что Вы желаете сделать первым? - спросил Алан, взглянув на меня.
  - Вымыться, - ответила я. - А после сделайте для меня услугу.
  - Всё что пожелаете. - Обрежьте мои волосы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Eo-one "Система"(Антиутопия) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"