Айзель Кон: другие произведения.

Бездыханные I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всё, к чему стремилась Мио Лоуренс, была обычная спокойная жизнь. Её лишили детства, а беззаботную юность она доживает под гнетом обозленного опекуна. И судьба позволила ей покончить со всем этим, но какой ценой... Прежняя жизнь Мио оказалась спокойным затишьем, когда как всего одна странная книга, принятая из рук молчаливого одноклассника, всего один прочитанный рассказ, и жизнь девушки превратилась в настоящую бурю. И не моли Дьявола о помощи, ибо тебя могут услышать...

  
  
  Пролог
  
  Каждый человек, каким бы он не был, хоть раз обращался к Богу. Даже если его нога ни разу не переступала порога храма или церкви, в минуты отчаяния человек подсознательно обращаться к Богу за помощью. Каждый из нас хоть раз держал в руках Библию и знает ее содержание. В сегодняшнем мире вера и религия уже стали обычным явлением. Но люди - эгоистичные существа... Когда у человека проблемы, он винит в этом некие 'высшие силы' или начинает сомневаться в существовании своего Бога. На самом же деле мы сами строим себе жизнь, и на нашу судьбу влияют исключительно наши собственные поступки. А что тогда Бог? Думаю, что вера - это что-то вроде самовнушения. Люди верят в доброго старика, который создал все живое и помогает нам жить. Этот стимул придает нам силы и способность двигаться дальше, веруя, что кто-то нам обязательно поможет. Но есть Бог или его нет, конечный результат наших деяний зависит лишь от нас самих. Каким бы не был выбор, ответственность за него несем мы, а вера лишь помогает сделать этот выбор правильным. Но, а как же 'верю в то, что вижу'? Скорее всего, здесь будет правильнее 'верю в то, что чувствую'. Хотя это лишь мое мнение.
  Но оставим рассуждения о Боге и подумаем о другом 'персонаже' веры...
  Дьявол. У него множество имен: демон, Сатана, Люцифер... Все эти слова вызывают у нас неприятные чувства, а разговоры о таком всегда сопровождаются гнетущей атмосферой. Мы знаем, что Дьявол обитает в Аду, поэтому всяко стараемся не думать о нем. Мы боимся попасть в Ад, поэтому брезгуем всяческими упоминаниями о Сатане. Но подумаем логически: Рай и Ад, это места, куда отправляются души после смерти, а точнее: в Рай отправляются люди, которые не мешали жить другим и делали все на благо человечества; в Ад же отправляются те, кто заставлял страдать других, рушил порядок и сеял хаос. Или же, если следовать Библии, то в Ад отправляются те, кто не следовал заповедям Господа. Но, думаю, что если человек иногда врет, но это не несет за собой негативных последствий, то Бог его прощает. Опять же, это всего лишь мое мнение.
  Исходя из этого можно сделать вывод, что если мы будем жить, не нарушая гармонию человечества, то нам можно будет со спокойной душой идти в Рай. Но одно событие перевернуло мою жизнь, и я поняла, что не учла самое главное...
  
  Глава 1
  
  В то утро город просыпался, укрытый пеленой серого тумана. Тонкий серп солнца только-только показался из-за горизонта, но на улице уже было довольно светло. Большая стрелка часов еще не успела добраться до циферки семь, значит, можно еще поваляться в теплой кровати, а прохладным утром это особенно приятно.
  Вот бы этот покой длился подольше, мечтательно подумала я, но у матушки судьбы были другие планы.
  Дверь моей комнаты начала сотрясаться от громких и настойчивых ударов. Я громко застонала и спрятала голову под одеяло, но стук все не стихал, а становился лишь громче.
  - Иду! - раздраженно воскликнула я, вскакивая с кровати и, пошатываясь от резкого прилива крови к голове, подошла к двери, щелкнула замком и резко распахнула её в надежде дать ею по носу тому, кто стоял с той стороны. К сожалению, виновник шума оказался безнаказанным.
  За дверью оказался Фред, мой родной дядя и опекун.
  - Чего? - с нескрываемым раздражением спросила я.
  - Завтрак, - ответил он, пренебрежительно скривив губы.
  Мне в нос тут же ударил ужасно неприятный запах. Красочный букет из запахов перегара и сушеной рыбы, в купе с помятым выражением лица и заплывшим взглядом - все это ясно показывало, что вчера у Фреда была очередная холостяцкая посиделка. Да, мой дядя - живой пример среднестатистического безработного и неженатого мужчины со средним образованием, живущим за счет пособия по безработице. Почему подобного рода человек является моим законным опекуном? Ну, родственников не выбирают.
  В один весенний день, мои мама и папа привезли восьмилетнюю меня к бабушке, якобы на выходные. Бабушка сказала, что у родителей сейчас проблемы и они не могут за мной присматривать. Какой бы ни была причина их исчезновения, после того дня своих мать и отца я видела лишь на фотографиях. Когда бабушка умерла, единственным опекуном оказался мамин кузен - Фред. Он согласился за мной присматривать только потому, что уютный дом бабушки, который по наследству принадлежал мне, станет его жильем. Моего мнения тогда никто не спрашивал, поэтому последние девять лет мы живем вдвоем.
  Утром Фред по своему обыкновению спит, а когда я прихожу из школы (обычно это где-то между пятью и шестью вечера, так как идти домой сразу после школы у меня желания нет) смотрит футбол и пьет пиво. Иногда к нему приходит парочка друзей и составляет ему компанию. Мы часто ссоримся, но, в общем, живем спокойно.
  В это утро Фред проснулся необычно рано, а это значило, что настроение у него будет весь день ужасное, и вечером дома жди еще одной попойки.
  - Там в холодильнике остались вчерашние спагетти, приготовь их себе сам, - зевая, произнесла я и уже намеревалась захлопнуть дверь, но Фред успел подставить ногу в дверной проем.
  - У меня нет времени, поэтому быстро спускайся и готовь завтрак, иначе останешься на этот месяц без карманных денег!
  С громким усталым вздохом я схватила свой халат, надела его поверх теплой пижамы и засеменила вниз по лестнице на первый этаж.
  Наш первый этаж был похож на большую комнату, в которой вместились прихожая, гостиная и кухня, отделенная от остальных перегородкой. Ванная и туалет расположились двумя небольшими отдельными комнатами за кухней.
  Поэтому, несмотря на то, что эпицентр катастрофы находился в гостиной, запах табака, алкоголя и сушеной рыбы распространился по всему первому этажу. Но такая обстановка была мне привычней чем чистота, поэтому оставалось просто меньше дышать и, пробираясь на кухню, постараться не наступить на пустую банку из-под пива.
  На нижней полке полупустого холодильника лежала тарелка застывшего спагетти с томатным соусом. Наша микроволновка уже недели две как отказалась подавать признаки жизни, поэтому я высыпала спагетти на раскаленную сковородку, вбила туда два яйца и все перемешала. Несмотря на неаппетитный вид, запах у 'деликатеса' был весьма приятным. Но мне аппетит испортили с самого пробуждения, поэтому вся порция достанется Фреду.
  Дядя как раз спускался по лестнице, и я поспешила ретироваться в ванную. Дверь ванны на замок не закрывалась, поэтому нужно было быстро сделать все свои дела и выйти, либо, как я обычно делала, когда дома был кто-то посторонний, заблокировать ручку двери шваброй. Сейчас Фред будет занят завтраком, поэтому у меня есть мои законные пять минут.
  Я подошла к умывальнику и, спершись на него руками, уставилась на свое отражение, искаженное мыльными пятнами, покрывающими все зеркало. Волосы сбились в большой русый комок, на болезненно бледном лице ярко видны синяки под глазами и небольшая россыпь мелких прыщиков на висках, которые чем больше чесались, тем больше краснели, и чем больше краснели, тем больше чесались. След от недавней простуды на кончиках губ никак не хотел исчезать. Белки вокруг серой радужки глаз покрыты красной паутинкой из воспаленных вен - наверняка из-за вчерашнего полуночного чтения.
  Чем больше всматривалась в свое отражение, тем больше убеждалась в совершенной непривлекательности этого уставшего и измученного лица. И было бы спасение в красоте души, не будь она такой же уставшей и измученной, не стремящейся ни к чему, кроме как к спокойному существованию.
  Лучше всего было пойти сразу в душ, но у меня не было сил и желания, поэтому я по-быстрому умыла лицо, почистила зубы и вышла как раз в тот момент, когда в ванную из кухни направился Фред.
   - Убери на кухне и в гостиной, вечером ко мне придут, - сказал он.
   - Придут и вернут наш дом в первоначальный захламленный вид. Смысл мне стараться? - равнодушно заметила я.
   Он ничего не ответил и скрылся в ванной.
  Сделав себе кружку кофе, я поднялась обратно в свою комнату, в свою уютною четырехстенную крепость.
  Моя комната не выделялась оригинальностью: старый диван-кровать, шкаф, стол, старый компьютер с медленным интернетом, несколько плакатов известных музыкантов и небольшой 'уютный' бардак. Плюхнувшись на кровать, я отхлебнула немного кофе и открыла книгу, которую вчера почти дочитала, но сон победил интерес. В ней рассказывалось о детях инвалидах, живших в старом приюте. История довольно трагическая, но я из тех людей, кто, читая о тяжестях других, свои мимолетом забывает.
  Как и забываешь о времени. В семь пятьдесят я быстро натянула на себя первое, что попалось под руку, схватила рюкзак и выбежала из дома. Хотя мне к школе всего пятнадцать минут ходьбы, я хотела немного пройтись чтобы окончательно проснуться и освежить лицо.
  На улице было довольно тепло для осени. Дул слабый октябрьский ветерок. Листья, окрашенные в теплые желтые тона, медленно падали с деревьев, а некоторые, подхваченные ветерком, пролетали еще несколько метров и, сделав пару кругов, ложились на землю. Крики отлетающих птиц и свист ветра создавали утреннею идиллию спокойствия и мира. Действительно, в такой момент хочется забыть все свои заботы и просто постоять несколько минут под нежным дождем из листьев, побыть хоть немного вдали от окружающих.
  Напевая под нос песню, которую услышала вчера по радио в одном магазине, я шагала по вымощенному тротуару, стараясь наступать на белые кирпичики и обходить красные. Это занятие развлекало меня по пути к школе и назад. Один раз я так сосредоточено шла, что нечаянно столкнулась с мальчиком лет десяти. По его растерянному виду можно было понять, что занят он был тем же.
  Вскоре из-за угла уже показался двор моей школы...
  
  В класс я пришла первой. Хотя нет - второй. На последней парте возле окна сидел парень и читал книгу. Я не сразу его узнала, а когда узнала, почувствовала ужасную неловкость. Насколько мне помнится, его звали Кристофер, он был необщительным и тихим, но не из-за смущения, а из-за своей излишней мрачности. Вечно нахмуренные темные брови и слегка диковатый вид лишали желания познакомиться с ним. Я пару раз замечала, что кто-то пытался с ним поговорить и даже подружиться, но потом оставляли свои затеи, а когда их спрашивали, говорили, что у парня не все дома. Он был школьной знаменитостью, но в плохом смысле. Ходят слухи, что его родители погибли, когда он был ребенком, и теперь он живет один в старом обветшалом доме; так же, что он шайкается с местными бандитами. Другие уверяют, что он продает наркотики. Еще одни уверены (причем совершенно беспочвенно), что он сидел в колонии для тяжелых подростков. И даже если Крис за все три года в старшей школе и мухи не обидел, его молчание развязывало языки другим.
  Задумавшись обо всем этом, я подошла к своей парте и завалила на нее рюкзак. Звук от удара оказался настолько громким, что я от неожиданности даже подскочила. Сзади послышался недовольный вздох.
  - Прости, - виновато промычала я, почувствовав неясный холодок, пробежавший между лопаток.
  - Угу, - безразлично промычал парень себе под нос.
  Я украдкой глянула на него и его книгу. Меня начало терзать любопытство, ибо книга выглядела, мягко говоря, странно. Он держал её на весу, поэтому я могла рассмотреть обложку полностью. На потрепанном черном переплете не было видно ни единой надписи, которая бы указывала на автора или название. Я старалась получше разглядеть книгу и не заметила, как подошла почти впритык.
  - Любишь читать? - эти слова сами слетели с моих губ.
  Парень еще с минуту помолчал, будто обдумывая ответ.
  - Угу.
  - Эта книга какая-то странная...
  - Угу.
  - Интересная?
  - Угу.
  Его красочные ответы начали меня конкретно бесить. Если уж кто-то проявил дружелюбие, можно было бы и нормально ответить.
  - Занимательный разговор, - буркнула я себе под нос, но вдруг заметила, как кончики губ парня дрогнули в едва заметной ухмылке. Да он просто издевается!
  Тяжело вздохнув, я направилась к своей парте.
  - Можно вопрос?
  Я чуть не споткнулась от неожиданности, когда услышала его голос.
  - А... ага.
  Отложив книгу, Крис внимательно посмотрел на меня.
  - Это прозвучит странно, но все-таки, что ты думаешь о бессмертии?
  На моем лице явственно отразилось все испытываемое удивление и непонимание.
  - Действительно странный вопрос. - Немного помедлив, я подошла и села за парту перед ним, - даже не знаю.
  - Понятно, - с заметным разочарованием выдохнул парень.
  - Но если подумать, то, думаю, это круто.
  Он хмыкнул и начал водить пальцем по чёрному переплёту той книги.
  - Кстати, а что это за книга?
  - В ней рассказывается про девушку, которая стала бессмертной и искала способы себя убить, - ответил он, внимательно вглядываясь в обложку, будто пытаясь увидеть на ней что-то, кроме черноты.
  - Ааа... - тихо протянула я, поняв причину его неожиданного вопроса. - А зачем ей себя убивать?
  - В смысле? - синие глаза Крис внимательно уставились на меня. На мгновение я замолчала, глядя на эту странную и немного пугающую синеву. Что-то жутковатое было в их глубине, словно вглядываешься во тьму океанических вод. Никогда не видела таких глаз.
  Но тут я вспомнила о нашем разговоре.
  - Ну... почему, как только человек получает то, чего всегда желал, то сразу пытается найти способы это потерять? Да, у бессмертия тоже есть некоторые минусы, но и возможности возрастают. Скажем, человек мечтал перечитать тысячу книг. На это может уйти несколько десятилетий, а когда ты бессмертен, то, пожалуйста, хоть десять тысяч!
  На мой ответ Крис заинтересовано приподнял бровь.
  - А если у человека не было цели или мечты, то, что тогда? - спросил он после коротких раздумий.
  - То нужно найти эту цель.
  - Например?
  - Ну, например, те же самые книги, или... - я задумалась, - можно накопить огромную сумму денег и анонимно пожертвовать их в какой-нибудь фонд по защите природы.
  Эта мысль вызвала у меня смех, но Крис задумался. Повисла гнетущая тишина.
  - Кхм... - я попыталась разрядить обстановку, сменив тему, - и что, эта девушка себя убила?
  - А? Ну, в конце она сожгла себя заживо, и ветер разнес ее пепел. 'Но, даже так, она продолжила свой путь в виде пыли, что попадает в глаза, когда на улице бушует ветер...' - это последняя строка книги.
  - Значит, ты уже дочитал до конца?
  - Да. Но не могу понять, поэтому перечитываю. - Крис нахмурился, поглядел на книгу, на меня, опять на книгу, после чего протянул её мне. - На.
  - А? Зачем?
  - Прочитай.
  'Он что, настаивает?'
  Мне поведение парня показалось немного нахальным, но я действительно заинтересовалась этим рассказом, поэтому завязала свое возмущение в узелок.
  - Ладно, - с легким показательным недовольством я взяла книгу.
  Повертев ее немного в руках, я решила задать давно терзающий меня вопрос:
  - А почему не указано ни автора, ни названия?
  Парень пожал плечами. Похоже, он тоже не знает. 'Где он достал эту книгу?' - хотела было спросить я, как тут в класс начал заваливаться народ, поэтому оставила дальнейшие расспросы на потом. Я поблагодарила Криса и направилась к своему месту.
  
  Через пару минут в класс начал заваливаться остальной народ. Я бессмысленно листала учебник литературе, когда ко мне подошли Ирен и Локки, два моих единственных и лучших друга. Ирен Меймунд была симпатичной и задорной девушкой с длинными волосами цвета мёда и типичным девичьим характером. Мы знали друг друга еще с младших классов и, сколько я помню, на её лице всегда играла веселая улыбка. Ирен никогда не грустила понапрасну. А вот с Локки другая история. Мы познакомились в начале средней школы. Со стороны может показаться, что он типичный представитель подкласса 'ботан обычный': всегда в рубашке и галстуке, строгие зеленые глаза за очками в широкой оправе, причесанные каштановые волосы; в руках куча книг и полная готовность к уроку. Но в тихом омуте черти водятся. Локки Сальмори был такой же странный, как и его имя. Его воспитал дядя, который работал врачом, но не в больнице - он был подпольным доктором. Его пациентами были бизнесмены сомнительной репутации, знаменитости или известные политические лица, которые не хотели вывести свои проблемы на люди. Когда Локки было одиннадцать, дядя взял его с собой 'на работу'. Мальчику с детства привили любовь к медицине, его первыми игрушками были игрушечные слуховые аппараты и пинцеты, а самым желанным подарком на рождество оказалось двенадцатое издание 'Анатомии Грея'. Мистер Пол Сальмори знал свои методы воспитания детей, и потому велел малолетнему Локки ассистировать его во время одной из операций.
  Но благодаря этому Локки понял, что значит быть доктором. В свои восемнадцать он знал теорию медицины лучше, чем многие современные доктора, а особенности воспитания сделали его жестким, серьезным и расчетливым. До сих пор удивляюсь, как мы умудрились сдружиться. Но именно благодаря его характеру на Локки всегда можно было положиться.
  - Ми-и-о! - Ирен навалилась на меня с объятиями, почти придавив к столу.
  - Тише, тише, - засмеялась я. - Задушишь.
  Она отпустила меня и возбужденно запрыгала на месте. 'Хорошо хоть у кого-то из нас хорошее настроение', - пронеслось у меня в голове. Я поприветствовала Локки, тот лишь кивнул в ответ.
  - У нее всю дорогу рот не закрывался, - пожаловался он.
  Да, излишняя позитивность Ирен может достать даже такого человека с железным терпением, как Локки.
  - Бе-е-е... - девушка высунула язык и убежала к своей парте.
  Юноша тяжело вздохнул ей в след, после чего переключился на меня.
   - У тебя болезненный вид, - заметил он. - Ты завтракала?
   - А... да, - промямлила я.
  Он не поверил, но придираться не стал, и только сказал:
   - Ты поосторожней давай, мы уже лечили тебя от язвы желудка. Не хватало еще чего-то хронического заработать.
   - Хорошо.
  Прозвенел звонок.
  Первым уроком была мировая литература. Сказать честно, я не очень люблю этот урок, не смотря на свою любовь к литературе в целом. Школьная программа никогда не могла похвастаться интересной литературой. Из-за такого наплевательского отношения к учебе мои оценки иногда ниже среднего, поэтому мне часто достается от вечно правильного Локки.
  
  Следующие три урока пролетели незаметно. И вот, на большой перемене, наша троица, как и вся голодная молодежь, направилась в столовую. Там, как всегда в это время, была куча народу, но кое-как, с общими усилиями, мы наконец-то взяли свои обеды и сели за свободный столик.
  - Да уж, не пройти, не проехать, - тяжело выдохнула Ирен.
  На ее подносе, как всегда, были куриная порция салата и диетическая кола.
  - Вот поэтому я говорил, что еду надо с собой носить, - заметил Локки и вытащил из своего портфеля коробку для ленча, в которой были два больших бутерброда с колбасой и сыром и маленькая упаковка ананасового сока. - И вообще, Ирен, если будешь так питаться, то станешь ходячим скелетом.
  - Не бойся, не стану. А рано вставать и готовить у меня настроения нет, я и так рано встаю, чтобы привести себя в порядок.
  В подтверждение своих слов она показательно убрала прядь уложенных волос с идеально накрашенного лица.
  - Значит, для тебя красота важнее здоровья?
  - Здесь уместнее сказать: 'Красота требует жертв!'.
  - Ага, жертв мозговых клеток, - буркнул Локки, вытаскивая один бутерброд.
  - И вообще, если ты такой умный, то, может, будешь сам мне готовить?! - разозлилась Ирен.
  - В отличии от некоторых для меня это не является проблемой.
  - Вот и готовь!
  - И буду!
  Они синхронно отвернулись друг от друга, одновременно набивая рот едой. Я тихо засмеялась и отпила немного чая. На моем подносе были тарелка с картофельным пюре и зеленый чай - дешево и строго.
  - Кстати, Мио, - глянула на меня Ирен, - сегодня мы хотим пойти в торговый центр, ты с нами?
  - А зафем вам фуда? - выговорила я с набитым ртом.
  - Там сейчас распродажа, а я уже давно ничего не покупала.
  Насколько мне помниться, её 'давно' было три недели назад.
  - Профти, - я проглотила остатки еды во рту, - не могу, мне еще нужно дома убраться.
  На самом деле это была отговорка, просто процесс похода Ирен по магазинам часто затягивается на пять-шесть часов.
  - Ла-а-адно, пойду с этим занудой.
  Я виновато посмотрела на Локки. Тот, тяжело вздохнув, с усталым видом принялся доедать свой бутерброд.
  Через минуту Ирен начала возбужденно рассказывать о каком-то телевизионном сериале, а я, от нечего делать, начала разглядывать всех в столовой. Здесь каждый день была одна и та же картина: у каждой группы подростков был свой собственный столик, за которым они сидели до самого выпуска; капитан школьной футбольной команды, который садится за столик к той, у кого юбка покороче, и через две минуты получает пощечину; один и тот же парень с едко-красным галстуком и в сломанных очках, который всегда забегал в столовую за пять минут до урока и не успевал ничего купить, и так далее. Только содержание обеденного меню менялось. Правда, иногда здесь можно увидеть и новые лица. Но только сейчас я заметила одну вещь: насколько помню, я никогда не видела этого Кристофера нигде кроме классных кабинетов, хотя в нашей столовой обедала вся школа. Может, он бедный? Или ест принесенную из дому еду где-то на скамье перед школой в гордом одиночестве. Это более правдоподобно.
  Из моих размышлений меня вывел голос друга. Они с Ирен уже доели и несли свои подносы к стойке. Я быстро допила остатки чая и побежала за ними.
  На выходе из столовой на меня внезапно налетел какой-то парень, и чуть было не сшиб с ног, правда, сам упал.
  - Извините, - буркнул он.
  Его очки упали на пол.
  - Ничего.
  Я подала ему руку. Когда его рука коснулась моей, по телу прошлась странная дрожь. Но меня удивило не это - когда юноша поднял руку, его рукав отодвинулся, и я заметила странный шрам, который как браслет обвивал его запястье. Я никогда не видела таких шрамов, как будто его кожа не срослась и теперь была как разорванная ткань, сшитая толстой ниткой. Он увидел мое замешательство и резко отдернул руку. Подняв свои очки и поправив красный галстук, парень еще раз извинился и убежал.
  'Что это, черт возьми, было?'
  Я несколько секунд простояла в ступоре. Ирен подбежала ко мне и, взяв за подол кофты, потянула в класс.
  Последние уроки я провела в размышлениях. Не найдя логического объяснения увиденному, я решила попросту забыть о случившемся.
  
  * * *
  
  - Наконец-то, - простонала я и сладко зевнула, - от этих занятий у меня голова разболелась.
  Мы стояли возле школьных ворот. Уставшая молодежь расходилась по домам, а некоторые обсуждали планы на вечер, так что школьный двор был еще людным.
  - Ну что, вы идете сейчас или сначала домой? - я все еще колебалась, пойти с друзьями в торговый центр или нет.
  - Лучше сейчас, ведь потом там будет много народу. А еще сейчас есть хороший выбор, нужно успеть забрать самое лучшее, - ответила Ирен с таким выражением, будто шла не на распродажу, а на поле боя.... Хотя разница небольшая.
  - Ты б с таким рвением училась, а не по магазинам ходила, - заметил Локки, скрестив руки на груди.
  - А ты б лучше об имидже своем позаботился, чем зубрил все на месяц вперед.
  Чувствуя, что атмосфера между ними опять накаляется, я решила быстро улизнуть.
  - Ладно, я домой.
  - Угу, пока. - Ирен обняла меня и поцеловала в щеку на прощание. Её девичьи привычки забавили меня.
  - Держись, друг, - воскликнула я, хлопнув Локки по плечу. - Удачи!
  Тот лишь фыркнул.
  
  После того как они ушли, я начала раздумывать над тем, куда направиться, чтобы убить время. Так как сейчас была хорошая погода, мой выбор остановился на местном парке. Я часто просиживалась там. Он был довольно большой для маленького городка, и от школы к нему минут пять ходьбы.
  Дойдя до места назначения, я осмотрелась и устроилась на первой попавшейся свободной лавочке. От нечего делать я начала рыться в рюкзаке, в надежде найти хоть что-то интересное. Не найдя ничего стоящего, кроме одного учебника по биологии, я уже собиралась закрыть рюкзак, но тут моя рука наткнулась на черную книгу, которую дал мне Крис. А я совсем забыла про нее.
  Достав книгу, я открыла ее на первой странице. На ней не было ни названия редакции, ни года выпуска, ничего. Текст не был поделен на главы, и шрифт был уж точно не компьютерный, будто писали от руки, но почерк был очень ровным и понятным. Страницы не имели нумерации и отдавали желтизной, что указывало на старость книги, но цвет был довольно приятным. Поэтому я, не найдя к чему придраться, с огромным нетерпением углубилась в чтение.
  
  За свои семнадцать лет я прочитала довольно много книг, как для современного подростка, но даже так у меня все еще недостаточно опыта, чтобы судить о литературных произведениях в плане качества. И, честно говоря, я еще не читала такую книгу, которая бы вызвала у меня подобные эмоции. Но сейчас... Мое состояние нельзя было назвать шоковым, скорее, я была поражена странным сюжетом этой книги.
  
  Действия разворачивались где-то в девятнадцатом веке. Главную героиню (ее имя не указано) жестоко бил муж. Она боялась его, поэтому никому не говорила о побоях. Женщина каждый день молилась в церкви, но, так и не найдя спасения, на эмоциях сожгла Библию в камине. Однажды муж пришел домой очень злой, поэтому сразу же начал ее избивать. Кое-как вырвавшись из его хватки, женщина убежала и заперлась в кладовке. Мужчина выбежал на улицу и, вернувшись с топором, начал ломать дверь кладовки. Дерево хорошо поддавалось. Женщина плакала, молила о помощи, но никто не пришел. Видя, что никто не слышит, она, желая спастись, пошла на крайние меры. Женщина нашарила в темноте глиняную тарелку, разбила ее об пол и осколком разрезала себе ладонь правой руки. Кровью она начала писать по стенке молитву спасения, но вместо "Бог" писала "Дьявол". Когда она закончила, дверь кладовки не выдержали натиска и сломалась. Женщина закричала и... увидела, что ее муж стоит, а с его глаз льются кровавые слезы. Через минуту он упал замертво. Поняв, что натворила, женщина от испуга потеряла сознание.
  Очнувшись, женщина почувствовала себя странно. Вернее, она вообще ничего не почувствовала: ни усталости, ни головокружения, ни боли, ни даже страха, ничего... Раны на руке не было, и она даже подумала, что все было сном. Но ее сомнения развеял лежащий у сломанной двери кладовки труп.
  Она поняла, что ее мучения кончились, но она не знала, какую цену ей пришлось за это заплатить.
  Труп женщина спрятала в подвале, а маленькую кладовку почти на половину засыпала сеном, так как кровь не хотела смываться. Убрав в доме, она принялась приводить в порядок и себя. Ничего существенного на ней видно не было, но одна вещь ее беспокоила. На ладони, в том месте, где она порезалась, появилось что-то вроде черного пятна, размером с ноготь большого пальца. Пятно никак не отмывалось, но девушка решила не придавать этому особое значение.
  Про то, что она стала бессмертной, женщина поняла через четыре дня после инцидента, но признаки были видны все время. Она не ела, потому что не чувствовала голод, она не могла заснуть, потому что не чувствовала усталость, у неё ничего не болело, даже если она сильно ушиблась.
  Женщина уже не сомневалась, что с ней не все в порядке, после того, как однажды ночью, когда она прогуливалась от бессонницы, на нее напал грабитель. Он попытался запугать ее ножом, но из-за неуклюжести засадил его прямо ей в сердце. Испугавшись, вор убежал, а женщина так и осталась стоять, не зная, что дальше делать. Прошла минута, две, пять, десять... Она ждала смерти, но та так и не настала. Через полчаса женщина поняла, что умереть ей не придется. Она вытащила нож, который все это время был в ней, и медленно пошла домой, даже не удивляясь, что рана не болит...
  
  
  Книга настолько заполнила мое внимание, что я совсем забыла про настоящее время. Очнулась я только после того, как мне на колени упал футбольный мяч. Я подняла голову. Ко мне подбежал маленький мальчик и, извинившись, забрал мяч и убежал.
  На землю начинали ложиться сумерки. Оказывается, я просидела так несколько часов. Спина ужасно затекла и глаза устали. Я прочитала чуть больше половины книги, что меня удивило. Кое-как поднявшись, так как ноги тоже затекли, я положила книгу в сумку и пошла домой.
  Дверь была не заперта. 'Значит, он дома' - возникла неутешительная мысль в голове. Войдя внутрь, меня сразу поприветствовал запах табака и бардак, еще сильнейший, чем утром. Фред и еще трое мужиков сидели на диване и что-то выкрикивали в телевизор. На кофейном столике стояли три стеклянных бутылки пива и одна полупустая бутылка виски - видимо, кто-то из его друзей притащил. Я старалась как можно тише подняться к себе наверх, но, как говорится, не судьба...
  - Вы посмотрите, кто явился! - Речь Фреда была довольно неразборчивой - виски с пивом сделали свое дело. - И где тебя носило все это время?
  - Цветочки собирала, - раздраженно съязвила я.
  - А девочка-то с язычком, - сказал мужик, который сидел рядом с Фредом, и противно засмеялся.
  Он, как и остальные, тоже был довольно пьяным.
  - Ага, только он слишком длинный, - буркнул Фред. - Радуйся, что тебя еще не вышвырнули отсюда.
  - Не имеешь права, это мой дом! - воскликнула я. Фред зацепил мою больную тему, а сейчас его слова почему-то особенно сильно задели меня.
  - Да ну, если бы не я, ты бы сейчас отсиживалась в детском доме.
  - Если бы не ты, у меня была бы спокойная и счастливая жизнь! - крикнула я. - И от такого урода, как ты, мне вообще ничего не надо!
  - Ах ты, мелочь! Как ты смеешь со мной так разговаривать?! - Он махнул рукой, в которой был стакан пива, и все её содержимое оказалось на мне. Но это его не успокоило. Фред резко подорвался с дивана, подбежал ко мне и ударил по лицу. Удар вышел достаточно сильным, чтобы меня отшвырнуло прямо к стенке. Во рту почувствовался металлический привкус - губа была разбита. Фред часто кричал на меня, но до драки дело никогда не доходило. Поэтому я была в замешательстве.
  - Ты что творишь?! - моей злости не было границ. Я оперлась о тумбу, возле которой упала. На ней стояла ваза с цветами и я, сплюнув кровь, швырнула ее прямо в Фреда. Она разлетелась на осколки, ударившись об его голову. Фред взвыл от боли и присел на пол. Пользуясь моментом, я побежала вверх по лестнице на второй этаж. За спиной слышались взволнованные голоса его друзей. Забежав в свою комнату, я закрылась на ключ. Губа и щека ныли, все тело дрожало - моя злость сменилась самым настоящим страхом.
  Снаружи послышался шум. А в следующую минуту двери моей комнаты начали сотрясаться от ударов.
  - Ах ты, тварь! - кричал Фред с той стороны, - я убью тебя!
  Он ломился с такой силой, что со стен начала сыпаться штукатурка. Мои ноги подкосились, и я упала. Страх, объявший меня, был настолько сильным, что с моих глаз градом покатились слезы. Внутри все сжалось, а к горлу подступил комок. Из-за ужаса сердце закололо. Легкие стали требовать больше воздуха, и я задышала чаще. Вместе с выдохом изо рта непроизвольно вырывались тихие стоны и всхлипывания. Тело окаменело, а мысль о том, что, возможно, эта ночь будет последней в моей жизни, сдавливала голову и пугала до жути. Это было поистине ужасно.
  - П...помогите, - обретя способность говорить прошептала я через пару секунд.
  Из-за ужаса мой голос дрожал.
  Дверь комнаты была старая, поэтому не сильно выдерживала такие удары и сильнее ходила ходуном от каждого последующего удара кулака.
  - Помогите, - уже громче сказала я, - Боже...
  Дверь треснула. По телу пробежали мурашки.
  - Помогите! - шёпот перешел на крик, - хоть кто-то! - Я схватилась за голову, - о, Господи!
  Опять треск.
  'Почему?'
  - Господи... - прошептала я.
  Дверь опять треснула. Я еще раз прошептала, и опять послышался треск. Недоумение и внезапная догадка оттеснили страх, и мне почему-то стало смешно.
  - Ха-ха... - легкий смешок перешел в громкий смех.
  Я смеялась, а с глаз текли слезы. 'Конечно же, сам Бог меня ненавидит. А зачем любить? Я ведь в него никогда и не верила. А как можно верить с такой-то жизнью?! Несправедливо! Несправедливо! Я не должна страдать, но я страдаю! Почему?! Господь, неужели это так весело - издеваться надо мной? Неужели я живу только для твоей забавы? Ты зол на меня, или смеешься? Ах, какая честь быть игрушкой Господа! Самой ненавистной и уродливой игрушкой!' Мой смех был все громче, пока не перешел в истерический. С двери почти слетела верхняя петля. Шли секунды. Тело все еще дрожало, смех прошел, а слезы все так и лились, но теперь мне было все равно. Я спокойно легла на пол, дожидаясь, когда дверь сломается, и меня постигнет горькая участь. Перед моим лицом лежала книга в черном переплете, видимо, она вылетела с сумки, когда я, забежав, швырнула ее на пол. Я перевернула пару страниц и пробежала глазами по тексту. То, что я прочитала, вызвало у меня странные мысли. Я опять засмеялась и закрыла книгу.
  - Дьявол! - крикнула я, - ты меня тоже ненавидишь, а? Или, возможно, тебе меня жаль?! Ты б мне помог? - я стукнула кулаком по полу, - Ты же, наверно, тоже сейчас смеешься надо мной! Черт подери, это ведь так весело, наблюдать за страданиями других, особенно для тебя! А? - я продолжала бить кулаками пол, будто пытаясь достучаться до него, - Для Господа моя жизнь всего лишь забава, а для тебя? Или мне лучше сказать...
  Внезапно верхняя петля слетела с двери и со стуком упала. Страх опять проник в мой разум и я, почти сойдя с ума, заорала:
   - СПАСИ МЕНЯ!
  Удары прекратились. За дверью послышался грохот. Последнее, что я заметила перед тем, как первый раз в жизни потерять сознание, - это мрак, вдруг окутавший комнату, и вздох, чужой вздох...
  
  
  
  * * *
  
  
  Человеческий мозг похож на компьютер. Когда он пытается обработать слишком много информации, или когда пытается открыть все файлы за раз, происходит сбой системы, преследуемый длительным зависанием. В общем, на то, чтобы вспомнить и переварить все события вчерашнего вечера, мне потребовался примерно час.
  Я сидела на полу и терла указательными пальцами виски, пытаясь хоть как-то успокоить головную боль. По комнате были разбросаны вещи, дверь открыта и еле-еле держалась на нижней петле. Я еще несколько минут просидела в тишине, но потом все-таки решила встать на ноги и узнать, что к чему.
  Медленно подойдя к двери, я выглянула в коридор. От моей комнаты и дальше вниз по ступенькам тянулась дорожка из капель крови. Старательно обходя их, я спустилась вниз. Наверно, это кровь с головы Фреда. Свет в коридоре был включен, входная дверь открыта нараспашку, осколки вазы и бутылок разбросаны по комнате. Заперев дверь, я прислушалась. Моя безошибочная интуиция подсказывала, что кроме меня в доме никого нет. Я привыкла доверять своей интуиции, поэтому немного успокоилась.
  На стене слева от меня висело зеркало. Посмотрев в него, я ужаснулась: правый угол губ опух и посинел, щека тоже опухла, глаза были красные, а на спутанных волосах висела запекшаяся кровь... Короче говоря, красоту не описать словами. Я взглянула на свои руки. Костяшки пальцев сильно покраснели, в некоторых местах кожа была разорвана. Раны неприятно щипали. 'Результаты моей буйной попытки достучаться до пола' - догадалась я и глянула на настенные часы. Большая стрелка почти указывала на цифру шесть. Вспомнив, что сегодня мне еще предстоит появиться в школе, я пошла на кухню, искать аптечку. Она оказалась на самой верхней полке, за пустой коробкой хлопьев. Это была дорожная аптечка, которую мне подарил или, вернее, настойчиво вручил Локки. Мысленно поблагодарив его за предусмотрительность, я принялась искать то, что могло бы хоть немного скрыть раны.
  Через двадцать минут лечения я оглядела себя в зеркале. Разбитую губу скрывал пластырь, щека замазана тоником, найденным в моей комнате, кровь отмыта, а руки обмотаны эластичным бинтом. Бинт был один, но длинный, поэтому я разрезала его на два ровных куска. Полагаясь на 'авось, не заметят' я, вздохнув, пошла к себе в комнату.
  Переодевшись и собрав сумку, я стала посреди комнаты, держа в руках черную книгу. Я была в замешательстве. Вчера, в тот момент, когда я, лёжа на полу, открыла книгу и прочитала несколько строк, мой разум вдруг затуманился, и действия стали необдуманными. Такое чувство, что в тот момент, когда я коснулась черного переплета, мой разум покинул тело, уступая его разуму той женщины....
  Когда я пыталась вспомнить то, что происходило в момент перед потерей сознания, голова опять заболела.
  'Ладно, потом вспомню...'
  Времени было выше крыши, поэтому я, сев на кровать, принялась дочитывать книгу Криса.
  
  
  Глава 2
  
  Плохо начитанные люди могут осилить сто страниц книги примерно за пять часов, в то время как хорошо начитанные - чуть больше чем за два часа. А если книга еще и интересная, то еще быстрее. Я была хорошо начитанной особой, а книга, которую я читала, была занятной, поэтому оставшиеся пятьдесят страниц я осилила примерно за полчаса. Я не могла с точностью сказать, понравилась ли мне эта история или нет, в конце осталось какое-то чувство незавершенности. Мне захотелось еще раз перечитать ее, чтоб уловить ту суть, которую я, возможно, упустила...
  
  После того как девушка поняла, что бессмертна, она решила проверить свою догадку. Она резала себя ножом, топилась, прыгала с высоких утесов, шла в лес и дразнила волков, чтоб те нападали на нее, и так далее. Но всё напрасно. Раны заживали на глазах и даже не болели. Поиск смерти стал для нее своеобразной игрой. Она уже не могла остановиться и в любой ситуации старалась наносить себе смертельные повреждения.
  Так девушка прожила пятьдесят лет. Далеко от города, вдали от людских глаз, она искала упокоения. Она не постарела ни на год и осталась такой же молодой, как и тогда, когда убила своего мужа, и этим закрыла для себя путь на небеса.
  Но душа желала упокоения. Поэтому девушка пришла назад в свой старый дом, где жила с мужем, отыскала ту самую кладовку, разожгла огнем сено, которым когда-то пыталась скрыть кровь, и бросилась в пламя. 'Но даже так, она продолжила свой путь в виде пыли, что попадает в глаза, когда на улице бушует ветер...'
  
  'Теперь понятно, что имел в виду Крис', - подумала я, закрыв книгу. - 'История до жути странная. Но почему я не слышала об этой книге раньше? Она могла бы стать бестселлером. И кто автор?'.
  Стрелки часов указывали на полвосьмого. Есть не хотелось, да и нечего было (я вчера забыла зайти в магазин), поэтому я решила выйти из дому пораньше.
  Улицей плыл полупрозрачный туман. Веяло утренней прохладой. Воспаленную щеку приятно ласкал холодок, а легкие наполнялись свежим воздухом. Надеясь, что от холода опухоль спадет, я решила потянуть время и пойти по длинной дороге, через переулки.
  Из-за медленного шага я убила довольно много времени, в результате чего забежала в класс вместе со звонком. Щека уже приобрела нормальную форму, но я все равно выглядела вызывающе. Поэтому после первого урока Ирен и Локки принялись закидывать меня вопросами.
  - Что случилось? - взволновано спросила Ирен.
  - Упала, - мгновенно выдала я первое, что попало в голову.
  Это было самое банальное, что можно было придумать в такой ситуации, но Ирен ответ успокоил.
  - И как, больно? - она заботливо коснулась пальцами пластыря.
  'Нет, блин, приятно' - вертелось на языке.
  - Немного, - натянуто улыбнулась я.
  Локки с интересом разглядывал мои руки. Его подозревающий взгляд насторожил меня.
  - И как, интересно, ты упала?
  - Ну... я споткнулась на ступеньках и ударилась.
  - Да? А на руках у тебя раны откуда? Решила дать ступенькам сдачи?
  - Э-э-э... Ну да.
  Локки поправил очки на переносице и многозначительно хмыкнул. Его то не проведешь.
  Вдруг парень схватил меня за локоть и обратился к Ирен:
  - Ирен, я отведу Мио к медсестре. Скажешь учителю, что мы немного опоздаем.
  - Хорошо, не переживай. - Она ободрительно улыбнулась.
  Локки поволок меня в медпункт. Медсестры на месте не оказалось, да и не нужна она была, парень и сам прекрасно со всем справлялся. Он достал коробку медикаментов, снял бинты с моих рук и начал обрабатывать раны.
  - А теперь рассказывай, что было на самом деле. Это Фред?
  - Угу, - кивнула я, зная, что правды мне не избежать. В конце концов, Локки видел меня насквозь. - Мы немного подрались.
  - Раньше до такого не доходило. И какая причина?
  - Ну, там долгая история.
  - А ты сократи.
  - Ладно, - я вздохнула, - в общем, когда я вчера вернулась домой, он пил со своими дружками. Я пыталась избежать ссор, но он начал нести какую-то чушь. Мы поругались, после чего он облил меня пивом и ударил, а я, естественно, тоже его ударила. Потом побежала к себе в комнату и заперлась, а он начал ломиться ко мне в двери. Дальше я не слишком помню, так как упала в обморок, а когда очнулась, его уже не было.
  Локки несколько минут обдумывал мои слова, сильно насупив брови.
  - А руки от чего так побиты?
  - Руки? А, просто я тогда, в порыве эмоций, решила подраться с полом. Ну, знаешь, как бывает, когда ты очень зол? - Мне не хотелось рассказывать Локки про книгу и то, что со мной происходило в комнате.
  - Что ж, понятно. - Он, закончив обрабатывать раны на руках, принялся их перевязывать. - И что теперь будешь делать?
  - В смысле?
  - Что будешь делать, когда придешь домой. Вряд ли Фред сделает вид, как будто ничего не было.
  - М-м-м... я об этом как-то не подумала.
  Локки был прав. А если все опять повторится? Фред ведь тогда был очень зол.
  Разные неутешительные мысли вертелись у меня в голове. Я не знала, как быть дальше. Стоит ли мне вообще идти домой? А вдруг Фред решит закончить начатое?
  - Думаю, что лучше будет все-таки вернуться. А если что-то пойдет не так, просто позвони мне, ладно? - сказал Локки через две минуты.
  Перевязку он уже закончил.
  - Угу.
  - И еще, думаю, что лучше не говорить Ирен правду. Не нужно, чтоб она волновалась.
  - Да, ты, наверное, прав...
  Мы вернулись в класс примерно через семь минут после звонка. После урока Ирен куда-то потащила Локки, так что я осталась одна.
  В классе было довольно тихо. Пару девочек сидели на задней парте и что-то обсуждали, еще три парня списывали домашку. Я, все еще сидя за своей партой, обернулась назад. Как я и думала, позади меня сидел Крис и без интереса смотрел в окно. Я внезапно вспомнила, что должна отдать ему книгу, поэтому подошла к нему.
  - Привет! - я улыбнулась.
  - Угу, - ответил он без эмоций, не оборачиваясь.
  - Я принесла тебе книгу, - буркнула я.
   От его безразличия настроение мгновенно упало.
  - Какую? А, эту, - он взял книгу и повертел её в руках. - Уже прочла? И как?
  - Ну, как бы сказать... Ошеломляюще.
  Крис посмотрел на меня. Взгляд его пал на мои 'боевые трофеи'.
  - Откуда?
  - От верблюда, - огрызнулась я.
  Когда с таким безразличным выражением лица спрашивать человека о его проблемах, как бы, между прочим, это нервирует.
  - Драчливые нынче верблюды, - как бы с пониманием вздохнул он. - Ну и что ты поняла?
  - Э-э-э... не драться с верблюдами?
  - Я о книге.
  - Тьфу ты! - возмутилась я, - предупреждай, когда меняешь тему!
  Он сделал вид, что не услышал. Я сдалась, поняв, что в разговоре с ним возмущаться бесполезно.
  - Если честно, то больше чем я думала. А что именно тебя интересует?
  - Что ты думаешь о ее 'первой' смерти?
  - Первой? - я задумалась, - ну, тяжело сказать, что именно. Я так поняла, что той молитвой, которую она написала на стене, она приговорила себя к вечной жизни, так? Но почему? И что случилось с ее мужем?
  - Когда человек просит Бога о помощи, он не помогает действием, он дает лишь подсказки для решения проблемы. Поэтому девушка решила попросить Дьявола, и он услышал. Дьявол забрал душу ее мужа и оставил на девушке метку, которая стала знаком их связи. Но Бог такого не прощает. Он отказался пускать ее душу в иной мир, тем самым подарив ей один из самых желаемых даров и один из самых страшных проклятий, - объяснил Крис, рассеяно глядя сквозь меня.
  Мне показалось, что он слишком много значения придает обычному рассказу, пусть и такому странному. Слишком уж задумчивым выглядел парень.
  - Понятно. Но все-таки мне показалось странным, что она так сильно желала умереть. Тебе так не кажется?
  - Один мой знакомый на это сказал: 'Не будет смерти, и она станет желанной'. Думаю здесь это самое понятное объяснение.
  Нашу беседу прервал школьный звонок. В класс начали заходить ученики, поэтому я быстро пошла к своему месту, зная, что пока разговор окончен.
  Весь урок я обдумывала слова Криса. Он был прав. Человеку всегда хочется того, чего у него нет. Мы не стараемся найти плюсы в том, что нам дано, и поэтому нам всегда чего-то не хватает. Если тебе дали жизнь - живи; если дали здоровье - поддерживай его; если у тебя есть талант - развивай его; если дома тебя ждет любящая семья - береги ее. Но человек таков, что даже в Раю он попытается найти свой запретный плод. Дайте ребенку шоколадку, он все равно захочет ножницы, которые вы старательно прячете за спиной. Дайте пьянице алкоголя, и через некоторое время он попросит воды. Такова людская натура. Поэтому смертные жаждут бессмертия, а бессмертные - смерти.
  
  На обед мы, как всегда, пошли в столовую. Ирен уже хотела пойти занимать очередь, но Локки ее остановил, схватив за руку.
  - Притормози.
  - А? Почему? Нужно идти быстрее, пока народу мало, - заметила Ирен и попыталась вырваться из его железной хватки.
  - Сегодня обойдемся без этого, - сказал он и, схватив меня свободной рукой, потащил нас обеих к столику.
  Когда мы сели, он начал искать что-то в своем портфеле. Через минуту в его руках была коробка для ленча и два небольших бумажных обертка. Мне Локки дал оберток побольше, а коробку вручил Ирен.
  - А мне зачем? - Спросила я, сообразив, в чем дело.
  - Твое питание мне тоже не нравится.
  Я не возражала. Все-таки бесплатная еда, как не крути, притом, что я с вчерашнего вечера ничего не ела. А вот Ирен пока тормозила. Она с удивлением смотрела на коробку и через три минуты, когда все уже приступили к еде, выдала:
  - Ты что, приготовил мне обед? Я же не просила.
  У Локки дернулась бровь. Он жевал бутерброд, поэтому, к счастью, ответить ей не смог. Но по лицу видно было, что ему этого очень хотелось. А вот я не сдержалась.
  - Да нет, просто после вашей вчерашней перепалки он подумал, что пластмассовая коробочка на обед будет питательный той еды, что ты тут ешь! - воскликнула я.
  На шум обернулись почти все в столовой. Я показала рукой, что все в порядке, и они успокоились. Некоторые, кто надеялся увидеть драку, даже разочаровались.
  - Что? Но заче...а-а-а... сарказм. Поняла. И незачем было так орать. - Ирен стало неловко. Она с обиженной гримасой принялась открывать коробку. Внутри была порция вареного риса с овощами, и два небольших кусочка жареной рыбы. Увидев это, Ирен еще с минуту просидела в замешательстве.
  - Ух, ты, - шепнула она самой себе, - мое любимое.
  - Знаю. Я заметил, что когда в меню есть рис и рыба, ты всегда берешь двойную порцию, поэтому я подумал, что возмож... - договорить Локки не смог, так как Ирен, визгнув 'спасибо', зажала его в объятьях.
  Я подавилась бутербродом. Увидев это, некоторые вокруг присвистнули. Ирен, на радостях еще пару секунд душила Локки, после чего принялась за свою еду. Парень, в свою очередь, еле проглотил застрявший в горле кусок бутерброда, с покрасневшим лицом, то ли от смущения, то ли от внезапного удушья. От всей этой картины у меня вырвался иронический смешок, но, пожалев друзей, я молча продолжила свою трапезу.
  
  
  * * *
  
  За каждой проблемой следуют ее последствия. Если у тебя есть какие-то проблемы, лучше всего будет решить их как можно быстрее, или хотя бы продумать план, чтобы хоть на время избежать последствий этой проблемы. Ведь если отдалять время решения, то со временем ты совсем забудешь об этой проблеме. Но даже если ты забыл о ней, она о тебе нет. В результате чего она даст о себе знать в самый неподходящий момент или, вернее, тебе попросту перегородят путь ее последствия.
  Моя же проблема построила на моем пути огромную пятиметровую стену с колючей проволокой, которую охраняли грозные дядьки с дубинками. Я не решила проблему, и у меня даже не было плана, что дальше делать, в результате чего она загнала меня в тупик. Я мерила шагами дорогу возле школьных ворот, попутно врезаясь в уходящих школьников. Ирен и Локки уже ушли. Я притворилась, что тоже иду домой, но когда они скрылись за поворотом, то вернулась назад. Голова взрывалась от малейшей попытки мыслить - сказывался недавний стресс. Мне нужно было идти домой, но я никак не решалась перебороть свой страх. Поэтому я попросту зашла в школьный двор и плюхнулась на лавочку, безнадежно надеясь, что решение изволит прийти само. Бездельничать мне пришлось не долго.
  - Зря ждешь, конец света прогнозировали лишь через пару лет, - прозвучало возле меня.
  Подняв взгляд, я увидела перед собой Криса. Он стоял в метре от меня и, сунув руки в карманы, с явным упорством старался пнуть ногой кленовый лист, который будто намертво прилип к земле. Меня это рассмешило.
  - А вдруг? Вот сидишь себе, никого не трогаешь, а тут БАЦ, и здоровенный метеорит, массой несколько тысяч тонн, приветствует твою голову. И единственная мысль, которая мелькнула у тебя тогда в голове, была: 'Не видать мне больше домашних пирожков!', - засмеялась я.
  Крис, оставив листочек в покое, сел рядом со мной на скамейку.
  - Что верно, то верно, - согласился он.
  Мне было непривычно видеть его таким расслабленным. Обычно, когда я с ним говорила в классе, от него исходили волны напряжения и недовольства, но чаще всего обычного безразличия. А сейчас он выглядел будто песик, которого выпустили с тесной клетки, не забыв на прощание дать косточку и помахать вслед платочком.
  Я еле сдержалась, чтоб не засмеяться.
  - Что? - удивленно спросил Крис.
  - Да нет, ничего, - глубоко вздохнув, я успокоилась. - Ты выглядишь не так, как обычно.
  - В смысле?
  - Ну, не знаю, более открыто, что ли. Просто ты вечно какой-то замкнутый, отчужденный...
  Парень пожал плечами.
  - Просто не люблю находиться в тесном помещении с кучей народу.
  - Клаустрофобия?
  - Возможно. Называй это как хочешь.
  Он закинул руки за голову и, откинувшись на спинку лавочки, закрыл глаза.
  Так мы просидели минут пять. Мне Крис казался таким спокойным, я даже не слышала его дыхание. На секунду мне показалось, что он действительно не дышит.
  - Эй, ты умер? - я помахала рукой перед его лицом.
  Крис резко дернулся и открыл глаза. Его спокойствие мгновенно улетучилось.
  - Как... С чего ты взяла? - громко спросил он.
  Не ожидав такой реакции, я испугалась.
  - Да я пошутила! Чего ты взъелся? Просто мне показалось, что ты не дышишь... - я, на всякий случай, отсела от него на край лавочки.
  - Когда кажется - креститься надо, - буркнул он. - Ладно. Чего сидишь-то, без дела?
  - Не знаю. Домой идти что-то не хочется. - Я неловко опустила взгляд и начала рассматривать шнурки своих кроссовок.
  - Проблемы? - его голос звучал безразлично.
  - Что-то типа того. - У меня не было причин врать ему, все-таки он не был похож на тех людей, которые, услышав что-то интересное, сразу начинают закидывать вопросами. - А ты чего здесь?
  - Дома скучно, - ответил Крис и встал со скамейки, - идем.
  - Куда? - Я удивилась.
  - Не знаю. Не здесь же сидеть.
  Не дождавшись моего ответа, он направился к воротам. Я уже привыкла к его странным манерам, поэтому, не найдя ничего лучшего, пошла за ним. Крис шел не спеша, так, что я даже иногда его перегоняла. Через пять минут ходьбы я решила спросить еще раз:
  - Так куда мы все-таки идем?
  - Не знаю,- повторил он.
  - Как это?
  В ответ парень лишь пожал плечами. Поэтому я, тяжело вздохнув, решила взять дело в свои руки. Перегнав Криса на два шага, я дошла до нужного поворота и завернула в него. Пройдя пару метров, я, все еще идя, посмотрела назад. Крис шел за мной, как ни в чем не бывало. Поняв, что теперь роль проводника перешла ко мне, я направилась туда, где обычно убивала время - в парк.
  
  Дойдя до нужного места, я остановилась и обернулась назад. Крис, который отставал от меня где-то на три метра, тоже остановился.
  - Прибыли! - произнесла я уверенно.
  - Что ж, неплохой выбор.
  Он осмотрелся вокруг и плюхнулся на свободную лавочку.
  У меня возникло чувство дежавю. Я вспомнила, что вчера имела точно такой же вид, когда пришла сюда. Эти воспоминания напомнили мне о еще одной вещи.
  - Кстати, - начала я, сев рядом с ним, - мы так и не договорили о книге.
  - Верно. Я так и не узнал твое мнение, - сказал он и выжидающе посмотрел на меня.
  Мне пришлось несколько минут обдумывать ответ. События вчерашнего вечера заставили меня поменять свою точку зрения, но основное мнение о тексте осталось неизменным.
  - Ну что ж, 'первая' смерть женщины мне еще не до конца понятна, а вот то, что заставило ее так поступить, немного понятно.
  - И что же это?
  - Страх. Именно он, главная причина необдуманных поступков. Она боялась. Это и пробудило в ней инстинкт самосохранения и заставило, во что бы то ни стало, найти способ выжить. Поэтому она и стала чертить молитву на стене. Но почему именно Дьявол? Наверное, потому, что он противоположность Богу. Она разочаровалась в Боге и поэтому единственным, кто имел такую же мощь, остался Дьявол. Думаю, что именно отчаяние и эмоции помогли девушке достучаться до него. И Дьявол помог. Но правильно ли будет назвать это помощью? Ведь если бы не это, она б не стала такой. Думаю, здесь каждый останется при своем мнении. Лично мое мнение пока не однозначное. Так что я не могу с точностью сказать, что именно я считаю правильным в такой ситуации, а что нет.
  А вот ее 'вторая' смерть уже понятна. У нее была жизнь, но она не жила. У нее не было ни друзей, ни дома, но самое главное - у нее не было желания, главного желания, без которого не возможно существование - желания жить. Поэтому и жизнь стала ей не нужной.
  Закончив говорить, я взглянула на Криса. Он пока переваривал полученную информацию. Через несколько минут парень заговорил:
  - Что ж, интересное мнение.
  - Просто много думала об этом, - пожала я плечами. Мне не хотелось рассказывать ему, что в половине объяснения я просто описала себя.
  Так мы проговорили еще довольно долго. Солнце уже село, и небо заметно потемнело, хотя времени было только семь часов.
   - Ладно, пора расходится, - выдохнула я, потянувшись.
   - О`кей.
  Ссадины на моих руках вдруг заболели от натяжения кожи и я, со страдальческим видом, пригладила пальцами бинты. Крис глянул на мои руки и многозначительно хмыкнул.
   - И все-таки, кого побила?
   - Деревянный пол, - призналась я.
   - Не думаю, что это он так разукрасил твое лицо.
   Я закрыла ладонями щеки.
   - А на что похоже?
   - На статью о нанесении телесных повреждений, - фыркнул он. - Лучше не привлекай этим в школе лишнего внимания, если не хочешь, чтобы все думали, будто тебя дома избивают. Слышал, семейка у тебя проблемная.
  Немного забавно было слышать такие фразы, сказанные равнодушным голосом. И не поймешь, ирония ли это, или беспокойство.
   - Ты лучше о себе думай, - сказала я, стараясь перевести тему разговора. - Половина школы считает тебя уголовником.
  Его искреннее удивление меня позабавило. - Правда? Почему?
   - Может если перестанешь глядеть на всех с диким недовольством, и проявишь хоть немного дружелюбия, мнение людей переменится.
   - Да я само дружелюбие! - воскликнул он. - Вот сейчас, например, я же дружелюбен, да? Мы же нормально общаемся.
   - Ну вот, веди себя так же в школе и люди перестанут от тебя шарахаться, заведешь себе друзей.
  Вдруг лицо Криса стало мрачным.
   - Не хочу.
  Такая перемена заставила меня вздрогнуть.
   - Ладно, не хочешь, как хочешь, - с легким испугом пролепетала я. - Во всяком случае, просто меньше хмурься и проявляй хоть немного внимания к окружающим. Друзей можешь не заводить, но, так сказать, дышать станет легче.
  Крис на это пожал плечами и отвел взгляд. Он молча провел меня до дома и в таком же молчании удалился. Похоже, я конкретно загрузила парня. Мне даже неловко стало. Надеюсь, он не подумает, что я пытаюсь его поучать, и не станет сторониться меня. Мы только наладили контакт, и мне нравится наше общение.
  
  Я заметила, что в окнах моего дома свет не горит, и с чувством огромного облегчения зашла внутрь. Но, как только я захотела снять обувь, мой желудок противным звуком и жжением напомнил мне, что два бутерброда за все два дня ему мало, поэтому я оставила сумку с учебниками дома и, взяв только кошелек, направилась в магазин.
  
  Ночные улицы были окутаны тишиной. Я шла медленно, наслаждаясь вечерним воздухом и покоем. Ближайший магазин оказался закрыт, поэтому мне пришлось идти в супермаркет, к которому было двадцать минут ходьбы. Купив хлеба, десять яиц и минералки, я пошла назад. На улице холодало, поэтому мне пришлось прибавить шагу. Я шла по центральной хорошо освещенной дороге, представляя себе огромный горячий омлет. Желудок опять неприятно заныл, и я, чтоб быстрее добраться домой, пошла через переулки. Это стало моей ошибкой...
  Пройдя до середины первого переулка, я заметила силуэт, мелькнувший в темноте. Интуиция подсказывала, что если сейчас же не убраться, то случится что-то нехорошее. Я попятилась назад и внезапно уперлась спиной во что-то твердое.
  - Опа, ты смотри, как подфартило! - тот, кто стоял за мной, ухмыльнулся.
  Я захотела бежать, но ноги будто приросли к земле. На шум обернулся и тот, кто стоял передо мной. Он медленно приближался. Это был высокий с крупным телосложением мужчина в ярко желтой куртке. Шел он ко мне явно не с добрыми намерениями.
  - И кто тут у нас? - он взглянул на меня и присвистнул. - Ты смотри, какая милашка. И что ты тут делаешь, в таком месте?
  - Явно не вас встречаю, - сквозь зубы прошипела я.
  - Эй-эй, не хорошо говорить со мной в таком тоне, а то видишь, - он вытащил из заднего кармана штанов складной нож, - я ведь могу воспользоваться им.
  Я не на шутку испугалась. Пакет с продуктами выпал из рук. Быть изнасилованной в мои планы не входило.
  Кое-как сдвинув с места окаменевшие ноги, я сорвалась с места, но тот, кто стоял сзади, схватил меня за левую руку.
  - Не спеши. - Его голос звучал спокойно и одновременно пугающе настойчиво. - Мы еще не закончили.
  Поняв, что так просто освободиться мне не удастся, я ударила мужчину в желтой куртке ногой в пах и выхватила у него с рук складной нож. Высвободив острое лезвие, я резко развернулась и, что есть силы, вбила его в плечо державшему меня мужчине. Тот пронзительно закричал и отпустил меня. Я уже хотела бежать, но от сильного толчка в спину упала.
  - Вот мразь! - мужчина, которого я ударила ногой, стоял возле меня, держась рукой за ушибленное место, - ты доигралась.
  Он стал грязным ботинком на мои волосы. Я, не заметив этого, резко дернула головой, пытаясь встать, но тут же взвыла от боли. По моим щекам покатились слезы. Я заплакала не оттого, что голова болела, а от своей беспомощности. Вот меня с легкостью поймали, бросили на землю, и теперь издеваются, как над слабым насекомым. Глупые, бесполезные мысли, которые, я уверена, посещали каждую девушку в моем положении. А эти безжалостные животные с пошлым удовольствием глядели на их заплаканные лица. От таких мыслей я заплакала еще сильнее.
  - Ну-ну, чего плачем? Сама виновата, нужно было слушаться дядек, - с противной насмешкой сказал мужчина, который стоял на моих волосах. - Ей, Джон, что будем с ней делать?
  Джоном звали того, кого я ударила ножом. Он прохрипел что-то невнятное и, взяв нож за рукоятку, резко вытащил его из раны. Его глаза полыхали ненавистью.
  - Изобьем, - прохрипел он.
  Его слова заставили меня содрогнуться. Я резко перевернулась на живот и, воспользовавшись длиной своих волос, со всей дури укусила ногу того мужика, который не давал мне подняться. Челюсть больно заныла, но это освободило меня. Быстро встав, я уже хотела наброситься на Джона, но тот взмахнул ножом прямо перед моим лицом. Я чудом успела отойти назад. Он медленно надвигался на меня, держа перед собой оружие. Меня опять заставили отступать назад. Сзади стоял второй мужчина. Я нечаянно стала на его укушенную ногу.
  - Черт! - пискнул он, и толкнул меня.
  В следующие две секунды произошли несколько вещей: моя нога налетела на камень, от чего я споткнулась; Джон, который не заметил этого, сделал еще один шаг; и я внезапно почувствовала толчок, после чего где-то в районе пупка, вниз по животу потекло что-то теплое.
  
  Боль я почувствовала не сразу, сначала был так называемей шок. А вот парни среагировали как надо. Через полминуты я осталась в переулке одна. Капли крови падали на землю одна за другой, все быстрее и быстрее. Я медленно опустила взгляд. От ножа была видна только рукоятка - лезвие было вбито в меня до конца. От увиденного шок меня покинул, и тело охватила адская боль. Я много раз видела в фильмах, как героям наносили подобные раны, а они, стиснув зубы, дрались еще пол фильма. Но я терпеть не могла. Мой крик был громкий и отчаянный, прерываемый всхлипами и хриплыми вздохами. Ноги вдруг ослабли, и я упала на колени. Надеясь, что это хоть как-то утихомирит боль, я взялась за рукоять, и попыталась выдернуть нож. Но в туже секунду живот охватила новая волна боли. Кровь обильной струйкой закапала из раны, и разум начал затуманиваться. Я поняла, что еще чуть-чуть и все - конец...
  Мысль о том, что мне сейчас предстоит умереть на улице, как последней дворняге, отрезвила затуманенный болью разум и позволила на мгновение забыть о боли. Я, прижав рукой кровоточащую рану и стараясь не задевать пальцами нож, медленно встала и осмотрелась. Насколько я помню, к больнице отсюда примерно сорок минут, домой идти - толку не даст, значит, остался всего один вариант. Времени было мало, поэтому я старалась идти как можно быстрее.
  Тот, кто мог мне сейчас помочь, жил всего в пяти минутах ходьбы от места, где меня ранили. Двери его дома были всегда не заперты, но это не означало, что он будет рад видеть вас в любое время. Наоборот, этот дом никогда не блистал гостеприимностью. И если вы пришли без причины, вас попросту выставят за дверь. Но я знала, что в этой ситуации мне не откажут.
  Когда я оказалась у двери того самого дома, низ моей кофты был полностью окрашен в багровый, почти черный цвет. Я не знала, сколько крови потеряла, но веки все тяжелели и тяжелели. Не удосужившись постучать, я резко открыла незапертую дверь и сразу же упала на пол. Скорчившись от боли, которая надавила на легкие, я хриплым, почти не своим голосом, крикнула:
  - ЛОККИ!
  Объект моего поиска показался в коридоре буквально через пол секунды. Локки - натура серьезная и сильная, поэтому он в одно мгновение поборол свой шок и без лишних вопросов перешел сразу к делу.
  - Я сейчас подниму тебя. Постарайся не делать резких движений.
  Он присел и аккуратно взял меня на руки.
  - Больно! - пискнула я сквозь слезы, - очень больно!
  - Верю, но постарайся потерпеть. Я отнесу тебя в лабораторию.
  Лаборатория размещалась в подвале. Это была большая комната, похожая на операционную. Там размещался один операционный стол в центре комнаты, и одна больничная койка в самом углу. На стене висела большая доска, как в школе, на которой записывались разные формулы и еще что-то, что я не могла понять. В углу стоял большой письменный стол, заваленный бумагами. Возле него был еще один, но на том размещались разные пробирки с непонятным содержанием и микроскоп.
  Локки иногда водил меня и Ирен в лабораторию, поэтому я не удивилась увиденному. Хотя даже если бы я оказалась сейчас тут впервые, мне попросту бы не удалось удивиться - боль была слишком сильной.
  Парень положил меня на операционный стол и начал осматривать.
  - И где ты так умудрилась?! - Локки был зол, его руки подрагивали.
  Он быстро расстегнул мою кофту, а футболку разрезал ножницами так, чтоб было видно рану. Я вдруг почувствовала, что боль утихает, и мне вдруг сильно захотелось спать.
  - Локки, я... теряю сознание... - мой голос стал совсем тихим, - черт...
  - ДУРА! НЕ СМЕЙ ЗАСЫПАТЬ, СЛЫШИШЬ? - он кричал, но я его почти не слышала. - Подумай о чем-то! Подумай о Ирен! Что бы она сказала, если б увидела тебя такой?!
  Я вспомнила лицо моей лучшей подруги. Вот она улыбается, вот она что-то воодушевленно рассказывает, вот она смеется над своей же шуткой... Я улыбнулась. Но тут я представила, что б она делала, если б увидела меня сейчас? Ирен бы плакала. Громко, почти истерически, будто ей самой больно. Она бы трясла Локки за плечи, умоляя сделать хоть что-нибудь, а тот обнимет её, погладит по голове и промолчит, ведь сам знает, что ничего уже не поделаешь. Она бы сильно сжала мою руку своими маленькими дрожащими ладошками, и тихо шептала: 'Не умирай'.
  От этих мыслей я заплакала еще сильнее. Я была зла на себя за то, что причиняю боль близким мне людям. Мне захотелось сейчас встать, как ни в чем не бывало, улыбнуться и свалить все на неудачную шутку. Мне захотелось залезть на крышу дома и крикнуть на весь город, что меня не так просто убить. Мне захотелось, по-настоящему за всю свою короткую жизнь захотелось жить. И плевать на то, что для высших сил я всего лишь игрушка, над которой весело издеваться. Для других я живой человек со своей волей и желаниями. Человек, который просто хочет жить счастливо.
  Я почувствовала, как все тело тяжелеет, а дышать уже почти невозможно. Поэтому я, сделав болезненный глубокий вздох, икая от слез, громко, что есть сил, крикнула:
  - Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ!
  Легкие сжались, тело судорожно задрожало, боль ушла, после чего яркий свет ослепил глаза. Реальность была очевидна - я умерла...
  
  
  
  Глава 3
  
  Свет... Такой манящий, яркий, ослепительный, но в то же время успокаивающий, умиротворенный. К этому свету хочется тянуться всю жизнь. Он выводил из мрака и указывал путь в то место, где ты обретал покой и счастье. Этот свет был что-то вроде луча надежды. Он приобретал форму то прямой, то извилистой дороги. Но каким бы не был путь, он всегда вел к одним вратам - вратам в небесную вечность. Но что же? Внезапно луч обрывается возле порога врат, и ты уже не можешь пройти через них. Свет тускнеет, слабеет, и вот его уже не видно. А на том месте, где стелилась светлая дорога, появилась пропасть. Врата затягивают в себя остатки света и... закрываются. Их не открыть.
  Тьма вокруг. Она постепенно, и в то же время быстро наполняет пустоту. Она сдавливает душу, разум, волю. Тело, которое до этого было невесомое, тяжелеет, и срывается вниз.
  Небеса под запретом.
  Путь закончился возвращением назад...
  
  Я боялась открыть глаза. То, что мне виделось, было слишком реальным для сна и слишком неправдоподобным для реальности. Но все же собравшись с силами, я резко распахнула веки. Несколько мгновений все было как в тумане. Когда зрение прояснилось, я удивилась. Глаза видели знакомый белый потолок. Я шевельнула пальцами сначала одной руки, потом второй. Тело поддавалось. Я легонько дотронулась пальцами до живота в том месте, где была рана. Кровь затвердела на коже, но ничего не болело. Я попробовала привстать. Это вышло на удивление легко, так как слабость тоже прошла. Когда тело приняло сидячее положение, оно вдруг онемело, а в ушах послышался гул, похожий на вой. Но через секунду все прошло.
  Оглядевшись, я поняла, что все еще нахожусь в лаборатории. Тут возле меня послышался странный звук. Я повернула голову вправо и, опустив взгляд, заметила Локки. Он сидел на полу спиной ко мне, закрыв рукой глаза.
  - Локки? - произнесла я тихо, боясь услышать свой голос, но к счастью, он не изменился.
  Парень вздрогнул.
  - Черт! - громко, но как-то сдавленно, процедил он сквозь плотно сжатые зубы.
  Локки резко поднял свои очки, которые лежали на полу возле него, и безжалостно швырнул их в стену.
  - Эй! - уже громче произнесла я и дотронулась рукой до его плеча.
  Локки резко повернулся ко мне и вскрикнул. Он, спотыкаясь, отполз к углу комнаты и задрожал. Его лицо вытянулось в неподдельном ужасе.
  - Да что с тобой такое?! - воскликнула я, не на шутку испугавшись.
  Такого Локки мне еще никогда не приходилось видеть.
  - Со мной? - наконец-то заговорил он. - Это с тобой что, черт возьми, такое?!
  Я не знала что ответить, ведь сама толком не понимала, что сейчас происходит.
  В таком положении мы пробыли минут пять. Когда Локки немного успокоился, то встал и медленно подошел ко мне. Он оглядывал меня с ног до головы таким взглядом, будто видел призрака.
  - Сколько я была без сознания?
  - Три минуты, - ответил Локки, посмотрев на наручные часы.
  Это ему удалось не сразу, так как из-за дрожи в руках цифры на циферблате расплывались.
  - Так, стоп! - он закрыл глаза, глубоко вздохнул, задержал воздух в легких, и резко выдохнул.
  Это помогло. Когда парень открыл глаза, его взгляд опять стал холодным и непроницаемым, разве что плотно сжатые губы слегка подрагивали.
  - Всего-то? - я задумалась. - Что со мной было? И почему ты такой... напуганный, что ли?
  - Напуганный?! Ну, это не удивительно. Когда ты потеряла сознание, я проверил твой пульс. Его не было! Как ты думаешь, что я должен был делать, когда ты внезапно очнулась?!
  - Оу. Ну, может быть, это... не знаю... клиническая смерть или как там у вас говорят?
  Локки отрицательно покачал головой.
  - Не похоже. Возможно, это я ошибся, хотя в этом случае сложно было ошибиться. И вообще, у тебя почка серьезно повреждена, а ты сейчас разговариваешь со мной, как ни в чем не бывало!
  - Правда что ли? - я удивленно взглянула на свой живот. - У меня лично ничего не болит.
  Локки недоверчиво покосился на меня.
  - Да ну? Быть такого не может.
  Он внимательно оглядел мою рану. Я почувствовала его прикосновение словно через ткань, а не кожу, и все же это была не боль.
  - Больно?
  - Нет.
  - А так?
  - Тоже нет.
  Парень пощупал мой пульс. Его брови сдвинулись на переносице.
  - Так, подожди.
  Локки отошел в угол комнаты, а через две минуты вернулся уже в целых (наверное, запасных) очках и в медицинских перчатках.
  - Закрой глаза. Если будет больно - кричи.
  - А наркоз, анестезия? - взволнованно пролепетала я, опасливо отодвинувшись от друга.
  - Ты ведь сказала, что не чувствуешь боли. Возможно это шоковое, хотя я сомневаюсь. Что-то тут не так... Поэтому я хочу проверить, что с тобой. И еще раз повторяю, если почувствуешь хоть легкую боль, дай мне знать.
  - Угу, - неуверенно кивнула я и позволила Локки стащить с себя всю верхнюю одежду. Смущение - последнее, что я должна почувствовать в данной ситуации. Ну а Локки слишком серьезен, чтобы церемониться с моими принципами.
  Я легла обратно на операционный стол и закрыла глаза. До ушей донесся металлический стук медицинских инструментов, а через минуту что-то коснулось живота, по ощущениям схожее с касанием длинного ногтя, и опять же, словно через грубую ткань. Я приоткрыла глаза и, когда увидела зажатый в руке Локки скальпель, тут же их закрыла, дабы обезопасить себя от ненужных впечатлений.
  - Что чувствуешь? - услышала я его голос.
  - Ничего. Только касание.
  После этого его движения посмелели. Я ощущала, как металл проникает под кожу, но совершенно не чувствовала боли, лишь дискомфорт и легкое отвращение. Чтоб отвлечь себя от ненужных мыслей, я начала повторять в уме таблицу умножения. С моей математикой это заняло много времени, и когда я уже дошла до цифры девять, меня окликнул Локки.
  - Эй.
  - Да? - я открыла глаза.
  Вид у парня был, мягко говоря, ошарашенный.
  - У меня для тебя две новости. Даже не знаю, хорошие они или плохие. - Он сглотнул, - в общем, ты не умрешь.
  - Ну, это уже понятно. Я чувствую себя отлично. Хотя ты упомянул, что у меня почка повреждена, да и, кажется, только что резал мой живот, так в чем же дело?
  Он пару секунд молчал, будто сам не верил своей догадке, но потом взглянул на меня, и решительно ответил:
  - Просто ты уже мертва...
  
  Если бы я не знала Локки, то подумала бы, что он шутит. Но он не шутил. На несколько долгих секунд я потеряла дар речи.
  - Как? Почему ты так решил?
  Он снял перчатки и, прокашлявшись, заговорил:
  - Объясню по порядку. Во-первых, ты не дышишь. Вернее ты дышишь, но не часто и то только тогда, когда говоришь. Когда я тебя осматривал, ты вздохнула лишь пару раз. Во-вторых, ВСЕ твои органы не работают. Легкие получают кислород, но в кровь он не поступает, так как сердце не бьется и кровеносная система не функционирует. И, в-третьих, сейчас в тебе примерно полтора литра крови, что совершенно не приемлемо для жизни. Тем более что она не передвигается по сосудам. Поэтому единственное объяснение тому, почему ты не умираешь, есть то, что ты, скорее всего, уже мертва.
  Я с минуту просидела в ступоре, переваривая его ответ.
  - А почему я не чувствую боли?
  - Точно не могу сказать. Я произвел короткое вскрытие, а для выяснения такого рода проблемы, нужно обследовать ткани твоего тела и просканировать мозг. Но, думаю, все дело в нервных клетках твоего организма. Это только мои догадки, но такое ощущение, будто они отключились от мозга.
  - В смысле?
  - Как я уже сказал, для более детального объяснения нужно подробней исследовать тебя. Понимаешь, грубо говоря, твое тело мертво. Но его ткани, или вернее сказать, клетки, еще живы. И твоя рана...
  Локки указал на место моего ранения. Рана была наспех зашита грубой черной ниткой, и хоть выглядела глубокой, но совершенно не кровоточила и явно не собиралась затягиваться. Зато в тех местах, где нить проходила сквозь кожу, все заросло, будто её зашивали не сегодня, а месяц назад. Я вопросительно посмотрела на Локки.
  - Я сам удивлен. Тонкие нити рвались, как только я пропускал их через кожу. Потому что кожа твоя сразу же затягивалась. Поэтому я взял грубые нити и постарался сделать все быстро. Но вот еще что... - Он взял скальпель и, прежде чем я успела возразить, прошелся ним по моей руке.
  Я уже ожидала, что хлынет кровь, но вместо этого маленькая красная капля вытекла из раны, после чего порез начал медленно затягиваться, пока совсем не исчез. Я открыла рот от удивления, а через мгновение осознала, что никаких других следов порезов, кроме зашитой раны, на моем животе нет, хотя Локки перед этим почти час копался внутри меня.
  - Как? Что? Но... - у меня не было слов.
  Локки провел пальцем по тому месту, где был порез.
  - Видишь? Я не знаю, почему так происходит.
  Я была в полном недоумении. Последние события, а еще и это... Я попыталась успокоиться. И это, как на удивление, получилось. Наверное, шок был слишком сильным, чтобы удивляться.
  - Так, сделаем выводы. Я мертва...
  - Теоретически, - перебил меня Локки.
  - Ну да. Я не чувствую боли, все мои раны, кроме одной, зарастают на глазах и почти не кровоточат. Я ничего не пропустила?
  - Пока нет.
  - Да уж. Ночка так ночка, - я закрыла руками глаза, пытаясь все обдумать, и тут вспомнила, что почти голая, так что быстро накинула на себя окровавленный свитер, застегнув его по самую шею.
  - Мио.
  - Да?
  - Я так тебя и не спросил. Как тебя ранили? - Локки посмотрел на меня с укором.
  - Ну, это была случайность. В общем, когда я шла в магазин на меня, ну, напали грабители.
  От глубокого тяжелого вздоха парня, я почувствовала себя так, словно сама бегала за подозрительными личностями, умоляя себя пырнуть ножом.
  - Что ж, понятно, - он устало потер пальцами переносицу. - Да, и еще, ты не знаешь, что могло вызвать, как бы сказать, твое восстание из мертвых?
  Я задумалась, перекручивая все возможные варианты. И все-таки нашла одно. 'Черная книга' - пронеслось в голове. И, правда, это единственное объяснение тому, что я сейчас в таком состоянии. Я взглянула на Локки и уверенно произнесла:
  - Нет. Понятия не имею.
  - Ладно. Вот только что ты сейчас будешь делать? Мне бы не хотелось отпускать тебя домой в таком состоянии, а назавтра найти действительно мертвой. Кто знает, что за чертовщина с тобой твориться.
  - Нет, я лучше пойду домой. Да и не чувствую себя присмерти. А завтра пойду в школу, иначе Ирен прибежит ко мне домой выяснять, не упала ли я опять с лестницы.
  - Да, она это может, - кивнул Локки на полном серьезе. - Хорошо, я тебя отпущу домой, но с условием, что ты обязательно позвонишь, если твое состояние хоть как-то измениться.
  - Обязательно позвоню.
  Только после этого Локки позволил мне встать. Став на ноги, я заметила, что хорошо держу равновесие. Мне казалось, что я упаду, как только стану в нормальное положение, но такого не случилось. Надев куртку Локки, которую он дал мне, так как моя одежда была испорчена, я пошла домой. Парень хотел проводить меня, но я отказала, ведь уже от этого толку бы не было.
  На улице стояла глубокая ночь. Было холодно, но моя кожа этого не чувствовала. Так странно. Идешь себе по темной, холодной улице, а ощущение, будто ты сейчас ходишь во сне. Нет чувства реальности. Ведь физически, ты тоже ничего не чувствуешь.
  Улицы были пусты. Только иногда кто-то быстро пробегал мимо меня, спеша куда-то. Я смотрела им в след. Сейчас для меня люди выглядели по-другому. Все-таки они слишком хрупкие, и мимолетная случайность может стоить им жизни. Поэтому мы и живем в страхе. А ночь лишь усиливает этот страх. Ведь ночь - это время неизвестности, тьмы и мрака. Но наши страхи объяснимы, ведь действительно есть чего бояться. Этой ночью я удостоверилась в этом, когда умерла.
  Дойдя до дома, я внезапно вспомнила про пакет с едой, который оставила там, в переулке. Но, пораскинув мозгами, передумала возвращаться за ним. Идя в свою комнату, я на секунду остановилась возле зеркала в коридоре. Мой вид был ужасный: грязные волосы, кровь на одежде и совсем чужие глаза. В них больше не было того блеска, который был раньше. Их можно было описать как... как глаза мертвеца. Мне не было страшно. Наоборот, я ожидала увидеть что-то подобное. Но почему мне кажется, что я уже у кого-то видела похожие глаза?
  Приняв душ и переодевшись, я решила прибраться в доме и по пути обдумать все произошедшее. Разгадка моей смерти крылась в черной книге. 'Если то, что написано в книге правда, то теперь мне не требуется ни сон, ни еда, ни отдых для существования. Но тогда почему же, после того как я умерла, на мне не появились никакие черные пятна, какие были на той девушке?' На всякий случай я еще раз проверила свое тело на наличие черных пятен, как сделала это, когда принимала душ. Ничего не было. Даже следы недавних побоев на лице и руках исчезли. Немного успокоившись, и я решила убраться в доме.
  Уборка длилась довольно долго. Закончила я только к четырем утра. Время пролетело быстро, что меня удивило, тем более что мое тело ни капли не устало. Похоже, мне придется долго к этому привыкать...
  Я поднималась по лестнице на второй этаж, когда услышала, как открылась входная дверь. Противное чувство охватило душу и мне стало понятно, кто пришел. Я, сама не зная почему, спустилась назад в коридор.
  Фред стоял возле двери и пытался снять обувь. Когда я увидела его, неприятное чувство внутри меня сменилось ненавистью. Вдруг, совершенно без причины, мне захотелось взять бейсбольную биту, которая висела на стене, и ударить ею Фреда. Сначала по рукам, потом по бедру, спине, почкам, ногам, зубам, и не со всей силы, а так чтоб он еще несколько минут помучился. Мое тело задрожало от нетерпения. Я бы уже осуществила задуманное, если бы меня не окликнул Фред:
  - Чего уставилась?! Дел что ли нет? - он был трезв, но его поведение не изменилось.
  - И где ты был все это время? - грубо фыркнула я, пропустить его вопрос мимо ушей.
  - Где был, там уже нет. И вообще, я устал, так что не доставай меня, - огрызнулся он.
  Видимо он тоже не горит желанием вспоминать события прошлого вечера. Но это меня не успокоило. Ненависть к нему росла с каждой минутой. Я еле сдерживала себя, чтоб не накинуться на него. Мое поведение меня насторожило. Да, я и раньше ненавидела дядю, но не до такой степени. Такое чувство, что мой разум чем-то одержим. Я знала, что если еще немного пробуду с ним в одной комнате, то мне опять придется оттирать пол от крови. Но уходить я не собиралась, вернее, мое тело меня не слушалось. Такое ощущение, будто кто-то сейчас стоит за мной, и тихо шепчет негативные высказывания в строну Фреда, тем самим, усиливая мою ненависть к нему. Я даже на секунду захотела обернуться, чтоб посмотреть, действительно ли никого нет, но сдержалась.
  Фред, как ни в чем не бывало, включил телевизор, достал из-под кофейного столика полупустую бутылку пива (которую я почему-то не заметила, когда убиралась), и плюхнулся на диван, завалив грязные ноги на стол. Это вызвало у меня отвращение и усилило ненависть. Я знала, что дальше так не может продолжаться, поэтому решила покончить с этим раз и навсегда.
  - Убирайся, - проговорила я тихо, но настойчиво.
  - Чего?
  - Я сказала, пошел вон! - я встала перед телевизором, тем самым, заслонив ему экран.
  - Так, девочка, у меня нет настроения играть в твои игры. Уйди, обзор загораживаешь. - Фред попытался отодвинуть меня рукой, но я схватила его за запястье.
  Послышался хруст.
  - Ай! Ты что, с ума сошла? Ты же мне руку сломаешь!
  Я удивленно взглянула на свою руку. Та, в свою очередь, продолжала сжимать запястье Фреда. Он попытался вырваться, но безуспешно. Я уже хотела ослабить хватку, но место этого сжала руку еще сильнее. Дядя пронзительно закричал и, в надежде спастись, ударил мою руку пивной бутылкой. Осколки полетели на пол, а некоторые вонзились мне в кожу. Это помогло, и он освободился.
  - Ха, ну что, больно? Будешь знать, как на меня руку поднимать! - ехидно засмеялся Фред. - Еще одна такая выходка, и объяснятся будешь полиции!
  Я посмотрела сначала на него, а потом на свою изрубленную руку.
  - Не больно, - хрипло ответила я и начала вытаскивать осколки.
  Через несколько секунд раны начали затягиваться. От увиденного мой дядя задрожал как кролик. Он медленно отошел от меня, не зная, что сказать.
  - А теперь повторю еще раз: ПОШЕЛ ВОН! И больше НИКОГДА сюда не возвращайся. ЗАБУДЬ дорогу к этому дому, понял? - я уже была на грани, чтоб окончательно не сорваться.
  Фред, спотыкаясь, побежал к входной двери и, на ходу забрав куртку и обувь, убежал прочь. Когда дверь закрылась, я упала на колени. Руки дрожали. Я пыталась сохранить равнодушие при Фреде, но сейчас это было не к чему. 'Что, черт возьми, только что произошло?' Мысли как ураган мешались в голове. Мне стало страшно. Я обняла себя за плечи, пытаясь хоть как-то успокоиться. 'Так, пораскинем мозгами: из-за своей ненависти я чуть было не стала убийцей, и у меня откуда-то появилась сила, благодаря которой я с легкостью могла сломать руку человеку. Весело, черт возьми! И что мне теперь делать?!' Я закрыла глаза и начала ждать пока дрожь и все остальное пройдет. Через десять минут все стало нормально.
  Убрав с земли осколки (благо, на тот момент, когда бутылка разбилась, Фред уже все выпил), я пошла в свою комнату. По пути я остановилась на лестнице и сама не знаю почему, надавила рукой на перила. Ничего не произошло. Я вцепилась в них двумя руками и начала их трясти. Они лишь немного покачнулись оттого, что были довольно старые. Убедившись, что все прошло, я успокоилась. 'Ладно, уж. Зато теперь Фред больше здесь не появится. Надо этому радоваться'. Но внутреннее смятение не позволяло улыбаться...
  
  
  * * *
  
  Чем ближе к зиме, тем темнее становится утро. На часах было полвосьмого, а на улице еще только начинало проясняться. Я собирала рюкзак в школу, по пути думая, что одеть. У меня обычно не возникает проблем с одеждой, как у нормальных девушек-подростков, просто я заметила, что моя кожа стала еще бледнее, чем была (мне никогда не приходилось загорать, так что даже 'при жизни' я была самой бледной среди ровесников), и вены на руках и лице стали почти невидимыми. Издалека этого можно и не заметить, а вот если приглядеться, то становится жутко. Никогда не понимала тех, кто думает, что излишняя бледность - это красиво. Поэтому, чтоб скрыть свой настоящий вид, мне нужно было подобрать подходящую одежду.
  Через полчаса я уже стояла у входной двери в красном свитере с длинными рукавами и высоким воротником и в джинсах. Надев куртку и обувшись, я отправилась в школу.
  Дул холодный ветер, но я чувствовала лишь потоки воздуха. Не холодные и не теплые, будто стоишь перед вентилятором. Такие ощущения были для меня непривычны. Оказывается, теперь я даже не буду мерзнуть, а значит и жара мне нипочем. 'Ну, хоть что-то радует' - подумала я.
  Дойдя до школьных ворот, я остановилась. Мне нужно было подготовиться к встрече с одноклассниками и Ирен. Нужно будет вести себя как обычно и не делать ничего подозрительного, например, не дышать целый урок. Хотя мой свитер был немного большим на меня, благодаря чему проследить мои вздохи было почти невозможно. Поэтому я, немного успокоившись, направилась в класс.
  Было довольно рано, и в классе находилось от силы шестеро человек. Я осмотрелась и на задней парте заметила Криса, который безо всякого интереса рассматривал картинки в учебнике по истории. Как только мой взгляд пал на него, я вздрогнула. Странное чувство охватило меня и заставило пошатнуться. У меня почему-то мурашки побежали по телу, но это не был страх, скорее, я была в шоке. Я не знала, что случилось, поэтому где-то минуту простояла в ступоре.
  Это чувство исчезло также внезапно, как и появилось. Когда все пришло в норму, я направилась к своей парте. Крис, который все это время сидел спокойно, резко поднял голову и посмотрел на меня. Он выглядел удивленным и сбитым с толку. Я не знала, что с ним случилось, но готова поклясться, минуту назад я выглядела так же, когда увидела его. Это меня насторожило. Парень непонимающе смотрел на меня, и мне стало неловко.
  - Э-э-э... Привет, - я улыбнулась ему, но подойти не решалась.
  - А...ага, привет, - неуверенно ответил Крис.
  Он все еще пристально смотрел на меня.
  'Черт, неужели догадался? Да ну, откуда?' От мысли, что он может догадаться, мне стало страшновато.
  - Хочешь что-то спросить? - все-таки я решила идти напролом.
  - А? Нет, - он мотнул головой, будто отгоняя ненужные мысли, и уткнулся в книгу.
  'Все-таки он странный'.
  Через пару минут в класс зашел Локки. Увидев меня, он облегченно вздохнул. По нему было видно, что он за всю ночь не сомкнул глаз.
  - Доброе утро. Ну, ты как? - он шептал, что бы нас не услышали.
  - Доброе. Все нормально, не беспокойся, - я последовала его примеру и говорила тихо.
  - Сегодня зайдешь ко мне. Нужно провести обследование.
  - Ладно. А дядя Пол? Помниться, его не было дома. Ну, вчера, - замялась я, из-за нахлынувших воспоминаний.
  - Ты же знаешь, он вечно в разъездах. Вот и сейчас у него работа в Англии. Так что дома он не появится где-то еще с полгода.
  - Правда что ли? - я была удивлена. Нет, я знала о том, что дядя Пол появлялся дома не чаще раза в неделю, но чтоб на полгода... - А ты?
  - Не стоит об этом волноваться. У меня осталась его кредитка.
  Губы Локки дрогнули в едва заметной улыбке, хотя я чувствовала, что внутри он вовсю ухмыляется.
  - Ну, хоть это хорошо. У меня, кстати, есть кое-что, что я должна тебе рассказать с глазу на глаз.
  Локки кивнул и направился к своему месту. За пять минут до звонка в класс забежала Ирен. Я зря волновалась, так как она ничего не заметила. Все-таки на этот раз невнимательность Ирен сыграла мне на руку.
  Остальная часть дня прошла спокойно. Только во время обеда я ничего не ела, поэтому Ирен немного заволновалась, но благодаря поддержке Локки неприятностей удалось избежать.
  Погода была свежей и безоблачной, что позитивно отразилось на моем настроении. Все-таки природу я все еще чувствовала и, по-моему, сейчас это чувство было еще сильнее чем 'при жизни'. Мои друзья уже ушли, и я тоже собиралась уходить, как тут меня кто-то окликнул:
  - Эй, ты.
  Я обернулась. Ко мне, не спеша, шел Крис.
  - Если вы не в курсе, меня зовут Мио.
  Его невежливость слегка обидела меня. Парень подошел ко мне и... пошел дальше. Наученная опытом, я пошла за ним.
  - Мио - это сокращенно, или полное имя?
  - Полное.
  - А фамилия? - продолжил спрашивать Крис.
  Судя по маршруту, мы направлялись в парк.
  - Лоуренс.
  - Хм... Хорошее имя.
  - Мне оно тоже нравится. А тебя как зовут? - я ради интереса решила прикинуться дурочкой, но вскоре об этом пожалела.
  - Невежливо не знать имени собеседника, - покачал парень головой.
  - А сам то?! - смущенно вспылила я.
  - Шучу. Я Крис, Крис Сернари.
  - Крис... Кристофер, так? - я взглянула на Криса и увидела, что он нахмурился.
  - Крис.
  Я пожала плечами, мол, как вам угодно. Мы продолжили идти, как тут у меня в голове всплыл один давно терзающий вопрос:
  - Кстати, почему мы вообще общаемся? Ты вроде не сильно разговорчивый, да и, насколько мне известно, не склонен к общению.
  - Почему? - парень пожал плечами. - Сам не знаю. Мне легко с тобой говорить, и я не чувствую той скрытой неприязни, которая есть у других.
  - Да ну? В таком случае это выглядит как свидание.
  - Как хочешь, - безразлично ответил он, даже не удивляясь.
  У меня не было настроения с ним спорить, хоть он меня и разозлил. Я решила не тратить свои нервы, зная, что он все равно не отреагирует, поэтому просто продолжила идти следом.
  Мы шли мимо заброшенной стройки. Она остановилась еще несколько лет назад, но недостроенный дом так и не снесли. Здесь всегда было мало народу, будто это место чем-то отделено от города. На земле были разбросаны доски и кирпичи.
  Крис на секунду остановился возле них, но потом все-таки решил их обойти. Видно рисковать и прыгать по доскам ему перехотелось. Я последовала за ним, но тут мне под ноги попался кирпичик, и я, как все 'нормальные' люди, решила на него наступить. Но, как всегда, результат превышает наши ожидания. Крис, явно почуявший что-то, обернулся. Он был в четырех метрах от меня, поэтому успеть никак не мог. Я с грохотом повалилась на землю. Что-то странное ударилось об голову, после чего глаза ослепил яркий свет. Это была всего лишь секунда, которая почему-то показалась мне вечностью. За мгновение все прошло и я, опершись на руки, привстала, но как некстати забыла, что не могу чувствовать боль.
  - Я в порядке.
  Крис смотрел на меня, мягко говоря, ошарашено.
  - Какого?.. - парень медленно подошел ко мне, - твоя голова...
  Я провела пальцами по лбу и волосам, пока не наткнулась на что-то мокрое в области виска. Поднеся руку к глазам, я увидела, что пальцы были в крови. Тут меня осенило. 'Черт возьми, я ведь мертва! А сейчас мой висок разбит, а я сижу здесь, как ни в чем не бывало'. Я еще раз дотронулась до виска и почувствовала, как рана начала медленно затягиваться. Крис все еще стоял в недоумении. Опомнившись, он присел возле меня и схватил за руку, которой я прикрывала висок.
  - Покажи.
  - Не волнуйся все в поряд...
  - Покажи! - почти крикнул он.
  Я испугалась и опустила руку. Парень внимательно смотрел на то место, где только что была смертельная рана. Он грубо вытер кровь с виска, и увидел чистую, нетронутую кожу.
  - Я могу все объяснить!
  - Хех... - Крис почему-то невесело засмеялся, - Ну и как? 'Извини, но я ходячий труп'?!
  Я открыла рот от удивления.
  - Откуда ты знаешь?
  - Откуда? Ну что ж, думаю, уже нет смысла скрывать.
  После этих слов он положил руку на гвоздь, тот самый, об который я ударилась виском, и прошелся по нему ладонью.
  Я уже хотела возразить что-то, но увидела, как порез на его ладони не кровоточит, а через секунду он вообще исчез. В ответ, на мой ошарашенный взгляд, Крис горько улыбнулся:
  - И даже не болит.
  Глава 4
  
  Последние несколько дней подарили мне массу неожиданностей. Любой другой человек, будь он на моем месте, наверное, сошел бы с ума. Но благодаря моей выдержанной психике, я это пережила. Хотя слово 'пережила' здесь не совсем уместно, ведь впоследствии некоторых событий я умерла. Но смерть настигла только тело - душа же все еще жива. Осознание этого помогло мне 'жить' дальше.
  До этого момента мне казалось, что я одна такая... мертвая. А сейчас, когда нашелся еще один такой же человек, я удивилась.
  Крис сидел возле меня и, видно, сам не мог до конца поверить в происходящее. Я же была просто-напросто в шоке.
  - Ты тоже... - у меня не хватало смелости закончить фразу.
  - Это я должен так реагировать. Какого?.. И вообще, когда ты успела? - парень был в замешательстве. - Пару дней назад ведь все было нормально. Как ты?.. - он резко замолчал и вдруг схватил меня за плечи. - Неужели ты узнала об этом оттуда?
  - Ну, можно и так сказать, - уклончиво ответила я, зная, что речь идет о черной книге.
  Крис медленно отпустил меня. Его лицо исказилось болезненной гримасой.
  - Это я виноват. Если бы я не дал тебе эту чертову книгу, - парень сел возле меня на землю и зарылся пальцами себе в волосы.
  - Что? Нет, наоборот, - возразила я. - Если бы не ты, я бы умерла по-настоящему.
  На последней фразе мой голос поник. В голове опять всплывали воспоминания о событиях последних двух ночей.
  - Я знаю. При других обстоятельствах ты бы ни за что не прибегла к такому методу спасения. Но все-таки лучше умереть, чем так жить.
  - Но я не специально! - мне почему-то стало обидно. - Все вышло машинально. Я даже не осознала, что именно сделала, пока не умерла.
  - И когда же ты умерла?
  - В...вчера.
  Крис недоверчиво посмотрел на меня. Только сейчас я вспомнила, у кого были такие же неживые глаза, как у меня. Стеклянные, как у куклы, его глаза таили в себе страдание и скрытую под завесой одиночества ненависть. Но теперь я уловила себя на том, что любуюсь ими. Я невольно засмотрелась, как тут голос Криса вернул меня на землю.
  - Значит вчера. По твоему поведению не скажешь. Да ладно, разберемся с этим потом. Сейчас важнее, что ты теперь будешь делать?
  - Теперь? - я задумалась. - Не знаю. Я еще не до конца в себе разобралась.
  - Хм... Ну что ж, понимаю. - Парень встал с колен и помог подняться мне, - у меня есть идея. Завтра ведь суббота так? Ты не чем не занята?
  - Да вроде нет.
  - Отлично! Тогда завтра я зайду за тобой.
  - Зачем это?
  - Тебе нужно кое с кем познакомиться, - сказал он и ушел, оставив меня одну.
  Я еще немного простояла возле недостроенного дома, обдумывая все сказанное Крисом. Размышляя, я невольно осознала: 'Крис тоже мертвец, а значит, что-то заставило его усомниться в Боге и поверить в Дьявола. Он сказал, что к такому способу прибегают, только тогда когда находятся на грани жизни и смерти. Отсюда выходит, что Крис когда-то тоже был в таком положении. Но что именно заставило его так поступить? Ладно, может, потом как-то спрошу'. Оставив свои размышления, я решила пойти к Локки.
  Двери его дома оказались открыты нараспашку. Мне это показалось странным.
  - Эй, Локки, ты тут?!
  Ответа не последовало. Я осмотрелась, и вдруг заметила листок бумаги, который лежал на полу в коридоре. На нем были написаны разные формулы и незнакомые мне термины. Когда я разглядывала листок, послышался странный шум. Он исходил из лаборатории, двери которой, как я позже заметила, тоже были распахнуты. Как только я зашла туда, меня застала такая картина: Локки сидел за письменным столом, который был завален кучей книг, и с недовольным видом пытался найти что-то в той самой куче.
  - Ты случайно не это ищешь? - Я подошла и протянула ему листок.
  Локки резко поднял голову и вырвал бумагу у меня из рук.
  - Вот оно! Спасибо, - поблагодарил он и принялся что-то писать в тетради.
  - Что ты делаешь? - я взглянула ему через плечо, но разочаровалась. Это не для моего ума.
  - Я пытаюсь понять, что с твоим телом. И у меня есть уже некоторые догадки.
  - Правда? Круто.
  - Это не круто, а удивительно. - Локки вытащил из-под груды книг микроскоп и поставил его на соседний столик. - Дай мне с вон того столика в центре скальпель и подойди сюда.
  Я с неохотой повиновалась. Все-таки с этим медицинским инструментом у меня связаны не очень хорошие воспоминания.
  - Дай руку.
  Но опять-таки, не дождавшись моего согласия, Локки схватил меня за запястье и резким движением профессионально отрезал маленький кусочек кожи. Там, где лезвие коснулось плоти, через пару секунд не было и намека на царапинку.
  - Эй, тебе не надоело так делать?
  Мой вопрос он решил пропустить мимо ушей. Вместо этого парень стал внимательно изучать кусочек моей плоти через микроскоп. Я поняла, что сейчас меня никто не услышит, поэтому попросту взяла первую попавшуюся книгу из кучи на столе и, открыв на первой странице, начала читать. Неясные термины опять заполнили весь текст, но я сосредотачивалась на тех, о которых имела хоть какое-то понятие. Так мы просидели часа три.
  Локки еще несколько раз брал у меня образцы то крови, то волос, то вообще слюны, и делал пометки в своей тетради. Мне стало немного совестно из-за того, что решение моей проблемы взвалилось на него, поэтому, что бы хоть как-то отблагодарить его, я сделала ему чашечку кофе. Тишина опять заполнила комнату. Чтоб не маяться от безделья я решила попробовать помочь парню.
  Порыскав в куче книг, я нашла то, что мне было нужно. 'Локки ведь говорил, что это может быть связанно с клетками организма...' - пронеслось у меня в голове. В руках у меня лежала книга, на обложке которой большими буквами было написано 'Клетки, их свойства и функции'. Открыв ее, я начала искать что-то, сама не зная что. Через несколько страниц я наткнулась на один термин, который никак не могла прочитать, поэтому по привычке попробовала читать вслух:
  - По-ли-по-тен-тные клетки...
  - Что? - Локки резко поднял голову.
  - А? Нет, ничего, просто тут слово слиш... - начала я, но тут парень вдруг резко вырвал книгу у меня из рук.
  - Полипотентные клетки! Как я сам не додумался! Мио, ты гений!
  - Правда что ли? - я удивилась такой его реакции.
  Локки начал листать эту книгу, попутно смотря в микроскоп и делая пометки в тетради. Я решила просто наблюдать за ним. Через полчаса парень повернулся ко мне. В его взгляде читалась победа.
  - Я нашел!
  - Что нашел?
  - Объяснение на твою быструю регенерацию.
  - На что?
  - На то, почему твои раны так быстро заживают. В общем, слушай, - Локки прокашлялся, - в организме любого человека есть универсальные недифференцированные клетки, способные трансформироваться в любые органы и ткани. Они образуются еще в процессе зарождения человека, и из них развивается весь организм. Полипотентные клетки еще называют стволовыми клетками. Во взрослом организме их единицы, но при наличии эти клетки способны стимулировать клеточную регенерацию и восстанавливать практически любое повреждение. В результате этого, еще происходит что-то вроде омоложения организма. Однако этот омолаживающий эффект временный. Дело в том, что в процессе старения ключевую роль играют изменения, происходящие в геноме человека.
  - Но причем тут старение? - спросила я, когда он сделал небольшую паузу.
  Если честно, то со всего что он наговорил, я почти ничего не поняла.
  - Сейчас объясню. Понимаешь, во всех клетках существуют некие "биологические часы", отмеряющие их время жизни. В качестве таких "биологических часов" выступают теломеры - участки ДНК. С каждым делением клетки теломеры становятся всё короче. И когда они укорачиваются до предельного размера, в клетке срабатывает механизм, приводящий ее к запрограммированной гибели - аппоптозу. Поняла?
  - Ну, допустим. А со мной что?
  - Когда я сказал, что твое тело мертво, я немного ошибся. Дело в том, что в клетках твоего организма теломеров нет. Они способны делиться без них. Но это еще не все. Когда ткани твоего тела, или органы повреждаются, клетки твоего организма начинают выполнять функции стволовых клеток и делится в несколько сотен раз быстрее. В результате чего все повреждения зарастают на глазах.
  - А... - я не знала что сказать, - ну, вроде понятно. Но почему я не хочу, ни спать, ни есть?
  - Ты не ешь и не спишь?! - удивленно воскликнул Локки.
  - Ой, а я что тебе не сказала?
  - Представь себе, нет! - возмутился парень. - Что ж, ладно. Все-таки я это подозревал.
  - Подозревал?
  - Да. Дело в том, что у твоих клеток есть еще одна функция. Так как все твои органы не работают, то и энергию для жизни ты получать не можешь. Обычно без еды и кислорода в организме клетки погибают, но не твои. Твои клетки зомбированы. Не мертвые и не живые. Они как вечный механизм - делятся без конца. И если в обычном организме старые клетки погибают, то в твоем организме они бессмертны. Но даже если так, ты все равно не будешь расти. Твой рост остановился тогда, когда ты умерла.
  - Но ты ведь сказал, что они делятся постоянно и не умирают. Куда тогда они деваются?
  - Куда? - Локки странно ухмыльнулся, - Так как из внешней среды в организм ничего не поступает, клетки не нашли ничего другого кроме как прибегнуть к каннибализму.
  - То есть, они пожирают друг друга?
  - Верно. После деления клеток, одна пожирает другую. Как я сказал, они зомбированы. Звучит ужасно, но это так. Ты не чувствуешь голода и не хочешь спать, так как твои клетки уже нашли, чем питаться. Они эволюционировали, и теперь им не требуются питательные вещества - белки, углеводы, жиры - для выживания. Это просто удивительно!
  Закончив говорить, парень взглянул на меня. Я не знала, как реагировать. Столько новой информации переварить я не в силе. Размышляя о сказанном, я увидела, что взгляд Локки поменялся.
  - И вот еще что, - нахмурился он, - из всего сказанного выплывает, что теперь ты бессмертна.
  - Бессмертна?
  - Да. То есть ты теперь будешь жить вечно. Первые несколько лет это будет не слишком заметно, но через лет десять двадцать тебе придется что-то делать. Даже когда мы с Ирен умрем, ты все равно будешь жить. Подумай об этом.
  
  На улице уже было довольно темно. Ветер разносил пожелтевшие листья, а уличные фонари то угасали, то опять включались, будто раздумывая, стоит ли освещать улицу или подождать пока еще сильнее стемнеет. Холодный дождь шумно ударялся об землю. Я шла, раздумывая обо всем что было. Усталые прохожие спешили домой, видно, их кто-то ждет: любящая семья, теплый ужин, преданный питомец. 'Им есть ради чего жить, - подумала я, - а что делать мне? Куда я иду? У меня нет семьи, теплый ужин теперь мне не нужен, да и питомца никакого нет. Зачем я возвращаюсь домой и есть ли у меня вообще дом? Я мертва, а у мертвых дома нет. Им некуда вернуться, ведь их уже не ждут. Но если подумать, то и при жизни мне некуда было вернуться. Тогда, для чего я жила? Какая была причина моего существования?' Я остановилась. Вдруг обессилившие ноги заставили меня упасть на колени. 'У меня не было ничего, я жила зря, поэтому от меня решили избавиться. Но почему, почему я все еще здесь? Почему? Почему я не могу умереть по нормальному? Неужели даже ТАМ я никому не нужна? Тогда зачем я родилась? Это чья-то злая шутка, или это просто ошибка? Если так, то все понятно. Я не должна была рождаться, поэтому родители и бросили меня. Но даже если так, почему бы не оставить все как есть? Я ведь никому ничего плохого не сделаю. Я ведь тоже хочу семью!'
  - Мама... - я обняла себя за плечи, - Где ты? Почему ты меня оставила? Что я такого тебе сделала? Почему ты не приходишь за мной? - внутри все сжалось, и я почувствовала, что не могу заплакать.
  Горечь, которая вытекала вместе со слезами, теперь навсегда осталась внутри.
  - Все это время мне было больно, очень больно. Родители, вы ведь даже не знаете, что ваш ребенок мертв! Почему вы позволили мне умереть? Вы никудышная семья!
  Дождь капал на лицо. Боль, которую испытывала моя душа, была невыносимой. Физическая боль по сравнению с этим была ничто. Слезы никак не появлялись, и я поняла - мертвые не плачут. Осознание этого привело меня в отчаяние. Чтоб хоть как-то утихомирить боль я закричала. Пронзительно и отчаянно, прижав дрожащие руки к груди.
  Кричала я не долго, просто сил уже не было. И тогда горечь внутри меня сменилась ненавистью. Весь мир стал мне ненавистен. Что-то опять начало овладевать мной. Оно окутывало разум и стремилось завладеть телом. Я забоялась, но страх был не долгим. То, что я боюсь неизвестно чего, пробудило во мне чувство собственного достоинства. Я медленно встала на ноги и уверенно произнесла:
  - Я все еще жива!
  Люди смотрели на меня как на ненормальную, но я не обращала на них внимания, а просто пошла домой. Настроение, подгоняемое волевым настроем, улучшилось.
  
  Весь вечер и утро я просидела за учебниками. Сама не знаю почему, просто делать было нечего. Учеба принесла свои плоды. Каким-то образом вся информация залегла в голове, и я могла чуть ли не дословно пересказать все что прочла. Это мне понравилось.
  Часам к двенадцати во входные двери кто-то постучал.
  - Привет.
  На пороге стоял Крис. Я вспомнила, что он должен был сегодня прийти.
  - Привет, заходи, - я впустила его в дом. - Подожди немного, я только оденусь.
  - Да нет, не нужно спешить. Это я просто пораньше зашел.
  - Ну ладно. Тогда чувствуй себя как дома.
  Парень снял обувь и куртку и начал осматриваться. Похоже, предложение: 'чувствуй себя как дома' Крис понял буквально, так как через минуту он, как ни в чем не бывало, потопал на кухню. Мне ничего не оставалось кроме как последовать за ним.
  - Чай предлагать не буду.
  - Почему? Я бы не отказался, - удивился он, сев за стол.
  - Ну, ведь нам теперь можно не пить и не есть.
  - Можно. И что, это проблема?
  - Так ведь...
  - Постой, ты что, ничего не пила и не ела, после того как умерла?
  - Нет. А зачем?
  - Зачем?.. - Крис замолчал. Похоже, он и сам не знал ответа на этот вопрос.
  Несмотря на это, я все-таки сделала ему чай, заодно и себе. Парень сделал глоток и, подумав, добавил еще две ложки сахара. Он сейчас выглядел как нормальный юноша, а не как... ходячий труп.
  Я взглянула на свою чашку. Локки говорил, что питаться нам не нужно, но он ничего не говорил о том, что это запрещается. Через минуту я все-таки отпила немного чая. Жидкость начала медленно продвигаться по горлу. Ощущения были не такими, как когда пьешь горячий чай. Напиток имел непонятный привкус сладкого вина. Совсем не горький, но очень терпкий, будто свежевыжатый виноградный сок, но еще вкуснее. Этот вкус мне очень нравился, поэтому моя чашка быстро опустела.
  - Ты только не слишком увлекайся, а то потом не отвыкнешь, - заметил Крис.
  Он пил маленькими глотками.
  - Почему у чая такой восхитительный вкус? - восхищенно спросила я.
  - Вкусно, правда? - парень ухмыльнулся. - И не только чай, а вся вода теперь имеет такой вкус.
  - Но почему? - я говорила, и на ходу наливала себе воду.
  - Хочешь знать? - он подошел ко мне и протянул свою кружку, из которой я жадно начала пить.
  Ухмылка на его лице стала коварной.
  - Это божья кровь.
  Я остановилась. Кружка из моих рук выпала и разбилась бы, но Крис успел ее подхватить. Он выпил остатки чая и поставил ее на стол.
  - Я тоже сначала был в шоке, но потом ничего, привык.
  - Что?.. Как?! - я взглянула на руки.
  Они были мокрыми от воды. Мне пришлось приложить большие силы, чтоб не начать их облизывать.
  - А так. Помнишь, в Библии рассказывалось, как Иисус дал своим ученикам вино и хлеб - его кровь и плоть. Вино имело восхитительный вкус, а хлеб был душистым и сытным. Улавливаешь почему?
  - Потому, что в них была часть его крови и плоти? - осторожно спросила я.
  - Верно, и это не метафора. Капля крови святого сделала вино слаще, но оно было не таким, как ты его сейчас чувствовала. Знаешь почему?
  - Почему?
  Парень подошел почти впритык и прошептал:
  - Потому что кровь означает страдание. А страдание святого, чем не удовольствие для того, кто выбрал Дьявола?!
  Я ужаснулась. Если бы не стул, который стоял рядом, подкосившиеся ноги повалили бы меня на пол. Крис тут же перестал ухмыляться.
  - Извини, увлекся. Ты как? - осторожно спросил он, положив руку мне на плечо.
  - Нормально. Просто, как-то странно...
  - Да я сам не очень-то понимаю.
  - Правда? Но постой, если вода имеет вкус... божественной крови, то еда... - я не смогла это произнести.
  - Имеет вкус плоти, - закончил парень. - Но ты не волнуйся. На словах оно, конечно, жутковато звучит, но ничего страшного там нет. Это будто ешь очень вкусный хлеб. Если не задумываться об этом, то со временем вообще не будешь обращать внимания. Поверь, я знаю.
  - Полагаюсь на твой опыт.
  Крис налил себе еще немного воды и, как ни в чем не бывало, сел за стол и начал пить.
  - Кстати, у нас ведь органы не работают, как тогда еда переваривается? - спросила я.
  - А она не переваривается. Я не могу объяснить на словах, так как сам не очень хорошо понимаю. Но то, что она не выходит нормальным путем - это факт.
  - Будто куда-то исчезает, что ли?
  - Да, наверное, - пожал он плечами.
  Мы пару минут просидели в тишине.
  - Кстати, почему ты добавил в чай сахар? От этого вкус меняется?
  - Нет. Просто иногда весело сделать вид, что тебе то слишком горько, то слишком сладко. Это даже входит в привычку, - засмеялся Крис.
  Он взял со стола солонку и вытряс в кружку добрую половину соли.
  - Особенно смешно смотреть на реакцию окружающих, - сказав это, Крис залпом выпил все содержимое кружки.
  Я скривилась. То, что он сделал, вызвало отвращение, но желание выпить воды, пусть даже такой, все еще оставалось.
  - А где остальные жители дома? - спросил он, положив кружку в умывальник.
  - Нет их. С недавнего времени я живу одна.
  - Правда? Ну, в твоем положении это и к лучшему.
  - А ты живешь один?
  - Нет. Скоро ты все узнаешь. Собирайся, пора идти.
  Я кивнула и побежала в свою комнату. Через десять минут мы уже шли по улице.
  
  Идти нам пришлось довольно долго. Вскоре домов оставалось все меньше и меньше, что свидетельствовало о том, что мы находимся уже не в городе. Примерно через полчаса ходьбы Крис остановился и резко повернулся на право. Я последовала за ним и ахнула. Перед нами стоял огромный дом, похожий на особняк. Хотя особняк звучит слабо - это был скорее мини замок. Широкий двор и темно серные каменные стены свидетельствовали о том, что он был построен явно не в конце двадцатого века. Большие окна, закругленные к верху в деревянной раме. Низкая черная шиферная крыша. Ровно подрезанный пожелтевший газон. Два высоких черных уличных фонаря, по бокам лестницы, которая вела к большой массивной двери из темного дерева, и от которой прямо к нам тянулась широкая каменная дорожка.
  'Прямо как в кино' - пронеслось у меня в голове.
  - Мы где? - я взглянула на Криса.
  - Это мой дом, - с легкой улыбкой ответил он, и направился к двери.
  Я последовала за ним. Большие входные двери тяжело открылись, издавая соответствующий скрипящий звук. Мы вошли внутрь. Там, как и ожидалось, было очень просторно. Прямо в конце залы (по-другому эту прихожую никак не назвать) размещалась широкая, застеленная красным ковром, лестница, которая посередине раздваивалась и вела на второй этаж. Гранитный узорчатый пол сверкал зеркальной чистотой. Стены укрывали обои с коричневым оттенком и золотистым теснением. Высокие колонны держали широкий внутренний балкончик на втором этаже. А прямо в середине высокого потолка, висела огромная золотистая хрустальная люстра, длинной в два человеческих роста, а шириной примерно метров шесть.
  Помимо нескольких дверей на первом этаже были две большие арки, справа и слева залы, которые вели к неизвестным мне комнатам. По углам залы размещались кадки с цветами. На стенах висели серебряные канделябры со свечами. Я почему-то не сомневалась, что это настоящее серебро.
  А вот Крис вел себя спокойно. Он снял обувь, повесил куртку на вешалку возле двери и встал посреди залы.
  - Мы пришли! - его громкий голос разнесся по всему особняку.
  Разувшись и раздевшись, я стала возле него. Через минуту к нам уже кто-то спускался.
  - Долго же вы, - послышался женский голос.
  К нам по лестнице быстро спускалась девушка. Одета она была в легкое темно-серое платье с зеленой шерстяной накидкой. Ее неимоверно длинные светлые волосы были собраны в большой пучок. Несколько прядей спереди ложились на плечи, но их концы были сзади подобраны. Широкая черная кружевная повязка с зеленым камнем, наверное, изумрудом, облегала шею. Большие зеленые глаза и сказочная внешность делали ее невероятно красивой. Лицо у девушки было милое и немного взволнованное. В общем, дама прекрасно дополняла особняк.
  - Немного задержались, - сказал Крис.
  - Ничего. - Дама повернулась ко мне и приветливо улыбнулась. - Здравствуй. Меня зовут Мелори Фонтес. Можно просто - Мелори.
  - Здравствуйте, - я легко поклонилась. - Я...
  - Мио Лоуренс, так?
  - Да.
  - Крис мне о тебе рассказывал, - её улыбка стала печальной. - Бедная, в таком-то возрасте... - она вздохнула, - что ж, проходи, не стесняйся.
  - Спасибо.
  'О чем это она?' - удивилась я про себя.
  Мелори повела нас в большую комнату, в которую вела правая арка на первом этаже. Насколько я поняла, это была гостиная. Пол покрыт темно бордовым деревом. К красным обоям с золотистым теснением хорошо подходили бордовые массивные занавески, подвязанные золотым шнурком. С левой стороны комнаты размещался большой камин из красного кирпича, вокруг которого стояли два кресла и большой старинный диван, оббитые темно красной кожей. Между мягкой мебелью и камином на полу развалилась большая бежевая медвежья шкура. Много картин разных размеров и золотые канделябры висели на стенах. Несколько книжных полок и много разной растительности стояли по углам комнаты. Видно дизайнер этого дома очень любил восемнадцатый век, или, возможно, он и был из восемнадцатого века.
  - А где остальные? - спросил Крис, небрежно завалившись на одно из кресел.
  - Должны вот-вот появиться, - женщина культурно села на диван и указала мне на свободное кресло, - присаживайся.
  - Угу.
  - Ну, думаю нужно подождать, пока все соберутся.
  Как только Мелори это сказала, в коридоре послышался шум.
  Через две минуты в гостиную вошли парень и мужчина. Мужчина был высоким блондином, с собранными в низкий хвостик волосами и янтарными глазами. Он выглядел лет на двадцать пять, но строгая официальная одежда делала его чуть старше. . Второй же, невысокий взлохмаченный брюнет чуть младше меня с шоколадными глазами и невозмутимым видом. При виде меня его взгляд резко поменялся, но говорить он ничего не стал. Я немного удивилась.
  - Ладно, все в сборе, - радостно хлопнула в ладоши Мелори. - А теперь представьтесь.
  Первым ко мне подошел блондин.
  - Я счастлив приветствовать вас, не сломленную своим несчастьем, - он поклонился. - И пусть жизнь...
  - Стоп! - женщина выставила руку перед его лицом, - ты так ее напугаешь. - Она взглянула на меня, - его зовут Данте.
  - А... очень приятно, - кивнула я мужчине.
  - Не бери в голову. Просто у него такая манера разговора. Бывает, и я не понимаю, что он хочет мне сказать. Слишком уж все заумно и поэтично. Пытались переучить, но все без толку, - пожала плечами Мелори.
  Данте посмотрел на нее с укором.
  - Человеку позволено самому выбирать трость, на которую он будет опираться, взбираясь по горе жизни, - серьезно сказал он.
  - Ну вот, видишь? - она пропустила его урок мимо ушей.
  Я невольно улыбнулась. К нам подошел второй парень.
  - Я Рейн, - он протянул руку, но прежде чем я успела пожать ее, она опустилась.
  - Он у нас самый невоспитанный, - объяснила Мелори. - Ну, а теперь ты им представься.
  - А? Да. Мио Лоуренс. Приятно познакомится.
  - Вот и славно, - улыбнулась женщина. - Теперь к делу. Даже не знаю с чего начать.
  - Не зная с чего начать - начни с главного. Все важные вопросы нужно решить в первую очередь, - сказал Данте.
  - Верно. Что ж, теперь мы в одной лодке.
  - В каком смысле? - не поняла я.
  - А в таком, - Крис встал с кресла и подошел к нам, - что все, кто находится в этой комнате - мертвы.
  Мои брови полезли на лоб от шока.
  - Как?
  - Что тут не понятного? - буркнул Рейн. - Мы, как и ты, тоже живые трупы. Не чувствуем боли, не дышим, не умираем... Понятно?
  Я пару минут молчала. Они все стояли и ждали моей реакции. Увидев на себе взгляды, я решила хоть что-то сказать:
  - Ну, понятно, - неуверенно ответила я.
  Увидев, что я в шоке, Мелори ободрительно похлопала меня по плечу.
  - Ты не волнуйся.
  - Да я и не волнуюсь. Просто удивлена.
  - Это ничего. Главное, что теперь ты не одна. У нас больше опыта и мы поможем тебе освоиться в твоей 'новой жизни'.
  Я кивнула. Мне немного полегчало. Мелори улыбнулась и обратилась теперь ко всем:
  - Так, присаживайтесь. Нам предстоит долгий разговор.
  
  Комната на некоторое время погрузилась в тишину. Звук от тиканья настенных часов давил на нервы. Каждый, кто был в комнате, думал о чем-то своем, но в результате все раздумья вели лишь к одному. Начать разговор же не решался никто.
  - Что ж, думаю, лучше пусть ты сначала расскажешь о том, что с тобой случилось, - сказала наконец-то Мелори.
  - Ну, я не знаю с чего именно начать.
  Я немного волновалась, ведь сейчас мне предстоит вспомнить то, что вспоминать не совсем хотелось.
  - Начни с самого начала. Но если тебе не хочется рассказывать нам о своей смерти, то мы поймем. Поверь, здесь у каждого есть свои тайны.
  - Да? Но все же я лучше расскажу, ведь так будет легче мне разобраться. Только вот... - я замолчала и взглянула на Криса. Я не знала, говорить ли остальным о том, что именно он дал мне черную книгу. Парень на секунду помедлил, но потом кивнул и сказал:
  - Говори что хочешь. Ведь все равно уже нет смысла скрывать.
  Примерно минута мне понадобилась, чтобы собраться с мыслями.
  - В общем, что бы понять всю картину, мне придется начать с самого начала, но я постараюсь все максимально укоротить, - сказав это, я начала рассказ.
  Начала я с того, что рассказала о Фреде, но не всё - всё-таки я не любила жаловаться и говорить о своих проблемах. 'Немного неуравновешенный' дядя и пару семейных скандалов - этого объяснения было достаточно. Дальше я рассказала о Крисе, о том, что у нас было всего несколько диалогов о жизни, и о том, что я попросила его дать мне почитать странную книгу, которая была у него на парте. Так ко мне попала черная книга. (Здесь Крис благодарно взглянул на меня. Как я и думала, он не хочет, чтоб остальные знали, что это он настоял на том, чтобы я прочла книгу).
  Я довольно быстро ее прочла, и она показалась мне интересной. Вечером у меня дома произошел скандал из-за недоразумения. Впоследствии 'некоторых обстоятельств' мне суждено было умереть и я, в состоянии аффекта, начала бредить о Боге и Дьяволе, после чего от сильного стресса потеряла сознание. На следующие утро, когда я очнулась, все уже было нормально, только остались пара царапин. День прошел мирно, но опять-таки вечером меня ждала еще одна неожиданность. Когда я шла с магазина, на меня напал вор и сильно ранил. В надежде спастись, я обратилась к своему лучшему другу, который жил всего в пяти минутах ходьбы от места, где меня ранили. Он очень осознан в медицине, поэтому на него можно было положиться, но было слишком поздно, и я умерла. Он видел это, поэтому мое пробуждение было для него странным, но все-таки он мне помог. Он обследовал меня и подтвердил версию моей смерти. Когда я вернулась домой, меня начало мучить странное чувство злости и я выгнала своего дядю из дома. На следующий день Крис случайно узнал о моей физической смерти и пообещал кое с кем познакомить.
  На этом мой рассказ считался законченным. Окружающие некоторое время обдумывали полученную информацию.
  - Понятно, что ничего не понятно, - покачал головой Рейн.
  - Но почему же, все довольно ясно, - хмыкнула Мелори. - Вот только ты сказала, что твой друг узнал о твоей смерти. Как он это воспринял?
  - Ну, понятное дело он был в шоке. Но вы не волнуйтесь, он надежный друг, - уверенно произнесла я.
  - Верю. И еще, ты сказала, что он много чего тебе объяснил. Что именно?
  - Ну, для начала он сказал мне, что я не умру, так как уже мертва. У меня не работают органы, я дышу только тогда, когда говорю, крови почти нет, раны заживают на глазах, не нуждаюсь в пище... - я на секунду замолчала. - И еще он сказал, что я больше не буду расти и никогда не умру. Отсюда выходит, что я бессмертна.
  - Верно. - Мелори кивнула, - Он прав. Ты теперь бессмертна. И все-таки я удивлена, что твой друг смог узнать столько за столь короткое время, и отнестись к этому с пониманием. Обычно простые люди не слишком хорошо к нам относятся, когда замечают наши странности.
  Я улыбнулась:
  - Он просто умен и опытен. Ему не раз приходилось копаться в трупах... в нормальном смысле. Его дядя врач. Еще он сказал, что во всем, что со мной происходит, виноваты клетки в моем организме. Поли... как-то там... - я задумалась, пытаясь вспомнить название клеток.
  - Он что нашел ответ на то почему мы такие? - удивился Крис.
  - Ну, это только теория, так что он не знает наверняка.
  - Наука не имеет отношению к нашему состоянию; все происходит на ином уровне. Но если он готов хранить твою тайну, то можешь спокойно доверится ему. После смерти редко удается сохранить прежние знакомства, - сказала Мелори. - Хочешь еще что-то сказать?
  - Есть еще кое-что, - я нахмурилась, - вкус еды и воды. Я узнала об этом только сегодня. Крис мне объяснил все, но я все еще не понимаю, почему еда и вода имеет вкус...
  - Божественной плоти и крови, - закончил за мной Данте. - Иногда лучше не знать того, что может лишить тебя вечного покоя, и подарить вечный страх и вечное страдание.
  Я молча кивнула, давая знать, что намек понят:
  - Это всё.
  Мелори скрестила руки на груди и закрыла глаза. Никто из окружающих не мешал ей думать. Это дало мне понять, что Мелори Фонтес у них что-то вроде лидера. Через две минуты она сказала:
  - Что ж, понятно. А теперь прошу всех особей мужского пола покинуть эту комнату. Мы проведем небольшую женскую беседу.
  Она головой указала на дверь. 'Особи мужского пола' не стали спорить. Только вот Крис на секунду остановился у двери и взглянул на меня. Я улыбнулась, давая понять, что все будет в порядке, но он лишь сильнее нахмурился. Видно он знал, что мне предстоит услышать.
  После того, как они ушли, взгляд Мелори, прежде добрый и ободряющий, стал серьезным и холодным.
  - Теперь нам предстоит поговорить как женщина с женщиной.
  Я неуверенно кивнула, удивляясь такой смене ее настроения. Девушка села на край дивана, поближе ко мне.
  - Сейчас я задам тебе странный вопрос. Мио, ты любишь детей?
  Хоть она и предупредила, но это прозвучало для меня довольно неожиданно.
  - Ну, если честно... - немного подумав, я решила сказать ей правду, - то как-то не очень.
  - Правда? И своих никогда не хотела иметь?
  - Своих? Своих хотела. Чужие дети мне не очень нравились, а вот когда я думаю, что у меня будут свои дети, то на душе становится теплее. - Я улыбнулась, - иногда мне кажется, что мои дети будут для меня все.
  Услышав мой ответ, Мелори тяжело вздохнула и закрыла лицо рукой.
  - Так я и думала. - Она взглянула на меня, и я увидела, что ее взгляд наполнен болью, - послушай меня и попробуй понять. Забудь. Забудь о мысли, что когда-то будешь иметь своих детей!
  - Но, почему? - мой голос дрогнул.
  - Потому что, - женщина взяла меня за руку, - наше тело мертво, и менструации у нас нет. Следовательно, забеременеть мы не можем, поэтому и детей у нас никогда не будет.
  
  Я молчала. Мелори ушла, дав мне немного побыть одной и поразмыслить. Ее слова ввели меня в ступор. Оказывается, единственный мой шанс обзавестись семьей канул в пропасть. Собственные дети... Мы с Ирен часто говорили на эту тему. Наивные и полные надежд, мы мечтали, что когда обзаведемся детьми, то будем вдвоем водить их в садик, в школу. Если это будут мальчики, то запишем их в одну спортивную секцию, и по выходным будем смотреть, как они со своими отцами играют в футбол. Если это будут девочки, то будем учить их музыке и живописи. Если мальчик и девочка, то постараемся породнить их... Мы много думали о детях, но сейчас все эти воспоминания стали для меня лишь отголоском прошлого. Теперь все кончено.
  Я закрыла лицо руками. Отсутствие слез опять начало мучить меня. Душевная боль постепенно наполняла разум, пока не стала невыносимой. Я попыталась встать с кресла, но пошатнулась и упала на колени. Кто-то коснулся моего плеча, и присел рядом со мной. Это был Крис. Видно он ожидал такой моей реакции на слова Мелори.
  - Почему ты не сказал мне? - прошептала я.
  Говорить нормально не было сил.
  - Ты не спрашивала.
  Я опустила голову и прижала руки к груди. Мне захотелось кричать. Я наверное бы действительно закричала, если бы не почувствовала как на меня что то давит. Крис обнял меня и, поглаживая по голове, прошептал:
  - Не буду врать о том, что все будет хорошо. Просто постарайся смириться с этим.
  Его слова не были похожи на утешение, но для меня это стало спасением. Я прижалась к нему и почувствовала, что от человеческой близости, боль начала медленно утихать.
  Так мы просидели минут десять. Полностью успокоившись, я попробовала привстать. Крис отпустил меня и помог подняться.
  - Ты как?
  - Нормально. Полученная информация успешно сохранена, - я улыбнулась, подтверждая этим свои слова.
  - Хорошо, - взгляд парня опять стал безразличным. - Идем, а то все волнуются.
  - Угу.
  Мы вышли с гостиной. Снаружи нас уже ждали Мелори и Данте.
  - Шок прошел. Истерики не было, - отчитался перед ними Крис.
  Я закатила глаза, догадываясь, что возможно все его утешения были игрой, но как говорит Локки: 'Во всем ищи свою выгоду'; я смогла успокоиться, а это главное.
  - Все в порядке, - сказала я, видя, что слова Криса их не сильно успокоили.
  - Вот и славно, - улыбнулась Мелори. - А теперь, думаю, лучше тебе пойти домой и все обдумать. Крис проведет тебя. Если что, дорогу сюда ты уже знаешь. Мы будем рады тебе в любое время суток. И еще, про черную книгу пока не думай, мы потом поговорим о ней.
  Я поблагодарила ее и уже собиралась идти, как тут меня остановил Данте.
  - Ты умерла и обрела новую жизнь в виде не человека. Живи и радуйся, но не забывай, что ты мертва, не забывай, что ты не человек...
  
  
  Глава 5
  
  Всю дорогу к моему дому мы с Крисом разговаривали о его семье. Оказывается, он почти всю свою жизнь живет с ними. Мелори - самая старшая и опытная, как я и догадалась, являлась главой семьи. Данте намного младше ее, хотя по виду они одногодки. Вдвоем они построили тот особняк, в котором сейчас все живут. Крис сказал, что с этим особняком связана целая история, но он не вдавался в детали, мотивируя это тем, что всему свое время. Сам Крис познакомился с Мелори и Данте через четыре года после своей смерти. Они нашли его, приютили и научили жить среди живых.
  Последним к ним присоединился Рейн. Он умер всего пару лет назад. Крис говорит, что жизнь у этого парня была ни к черту, что объясняет его противный характер. А стиль его жизни, не будь он мертвым, убил бы его еще в первый год.
  Это все, что я могла расспросить у Криса. Остальное, по его словам, я узнаю сама.
  Дома было скучно. Думать над тем, что сказала Мелори, настроения не было, да и учиться тоже, поэтому я решила кое-кого навестить.
  До места назначения я дошла минут за двадцать. Это был небольшой уютный домик с маленьким убранным двориком и несколькими цветочным грядками под окнами. Я постучала. Через пару секунд дверь открыла женщина. Она выглядела молодо, но небольшие морщины на лице выдавали ее возраст. Темные волнистые волосы собраны в пучок. Из-за кругов под глазами, измученного взгляда и бледного цвета лица было видно, что дама многое пережила в жизни. Белый фартук и перепачканные в муке руки говорили, что она только что готовила.
  - О, Мио, здравствуй. Давно ты к нам не заглядывала, - женщина мило улыбнулась.
  Ее улыбка меня приободрила.
  - Здравствуйте, миссис Меймунд. Да вот, что-то времени не было. Вы как? - я улыбнулась в ответ.
  - Хорошо. Вот что-то настроение готовить появилось. Ты заходи, Ирен у себя. - Она пропустила меня внутрь.
  Я вошла. Внутри было уютно и убрано. Семейная обстановка, которая царила вокруг, дарила мне чувство покоя. Я направилась в комнату своей подруги.
  Комната Ирен значительно отличалась от моей. Персиковые обои и такого же цвета ковер, мебель из светлого дерева, большая кровать с кучей подушек, одежда всех цветов радуги, валяющаяся на полу, и едкая смесь духов и ацетона, которая витала в воздухе. Моя подруга сидела на полу, подложив ноги под себя, и копалась в довольно-таки большой красной косметичке. Она не заметила, как я вошла, поэтому мне пришлось сесть возле нее, чтоб привлечь к себе внимание.
  - А? - Ирен вздрогнула от неожиданности и подняла голову. - Мио! Я тебя не заметила.
  Она радостно улыбнулась и сжала меня в объятьях.
  - Ничего, - засмеялась я её реакции, - что делаешь?
  Ирен отпустила меня и вернулась к своему занятию.
  - Да вот, разбираюсь со своей косметикой. Выкидываю старое и ненужное.
  - Понятно.
  - А ты как? Выглядишь бледной. Не заболела? - она обеспокоено взглянула на меня.
  - Нет, что ты. Это, наверное, из-за погоды, - поспешно ответила я, не смотря на нее.
  Мне не хотелось, чтоб она видела мои 'мертвые' глаза.
  - А-а-а.... Ну, смотри, сейчас очень легко заболеть. Если что, сразу говори Локки. Он поможет, - ободрительно улыбнулась девушка.
  Я кивнула и опустила голову, делая вид, что пристально разглядываю содержимое косметички. После ее слов мое лицо исказилось болью. Я мысленно пинала себя за вранье. Тут, к счастью, в двери ее комнаты легонько постучали.
  - Да-да! - крикнула Ирен, не поворачиваясь.
  В комнату вошла ее мама. В руках у нее была большая тарелка с пирожками.
  - Прошу. Только аккуратно, они еще горячие.
  Она поставила тарелку на письменный стол.
  - Спасибо, - сказали мы одновременно.
  Когда миссис Меймунд вышла, я наклонилась к Ирен и шепотом спросила:
  - Как она?
  - В порядке. Уже неделю все спокойно. Папа говорит, что это благодаря тому, что она ушла с работы.
  - А что говорят в больнице?
  - Говорят, что все пройдет, если не подвергать ее сильным стрессам, но я не очень в это верю. - Ирен нахмурилась, - Локки говорит, что нужны обследования, но она не хочет на них идти. Силой заставить не получится, у нее сразу начинаются приступы.
  - Да уж, - я не знала что сказать.
  - Не переживай. - Ирен встала и взяла тарелку с пирожками, - будешь?
  - Нет, я не голодна, - поспешно завертела головой я, вспомнив о том, какой вкус теперь имеет для меня еда.
  - Они диетические.
  - Не в этом дело. Просто завтрак плохо переварился, и теперь живот болит.
  - А, ну, как хочешь, - она пожала плечами и села возле меня.
  Я помогала перебирать ей косметику. Через полчаса снаружи вдруг послышался шум и звук битой посуды. Мы резко выбежали на кухню. На полу лежал противень и разбитая тарелка. Миссис Меймунд стояла, опершись о плиту, и тяжело дышала. Она вся дрожала.
  - Мама! - Ирен уже хотела помочь ей, но я ее остановила.
  - Не подходи! Это опасно! - воскликнула я, крепко держа подругу за руку.
  Мама Ирен взглянула на свою левую руку, пальцы которой были красными от ожога.
  - Я... хотела вытянуть противень, но... он оказался слишком горячим... - её голос дрожал.
  - Почему ты не взяла варежку или полотенце? - на глазах Ирен выступили слезы, но подойти она не решалась.
  - Почему?... ЗАБЫЛА! ПОЧЕМУ ЖЕ ЕЩЕ?! ДУРА Я! - её мать начала кричать. - А ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?! ВОТ ТАКАЯ Я НЕУМЕХА! ОТ МЕНЯ ОДНИ ПРОБЛЕМЫ! - она взяла со стола тарелку и кинула ее на пол, - Я ПРОБЛЕМА! БОЛЬШАЯ ПРОБЛЕМА! Я СОЗДАЮ ТОЛЬКО НЕПРИЯТНОСТИ!
  Еще одна тарелка оказалась на полу. Через секунду в кухне появился запыхавшийся отец Ирен.
  - Рейчел! - он схватил жену за руки.
  - Я ВЕДЬ БЕСПОЛЕЗНА, ДА, ПИТЕР?! ДА? - она начала вырываться, но хватка была стальная.
  - Успокойся! - мистер Меймунд одной рукой сжал её кисти, а второй прижал голову женщины к своей груди. Через две минуты истерика у миссис Меймунд прошла, и она потеряла сознание. Он взял ее на руки и, прежде чем выйти из кухни, повернулся к нам.
  - Не волнуйтесь, приступ закончился быстро, значит, она скоро проснется.
  Когда он ушел, Ирен обессилено свалилась на стул.
  - Все в порядке? - я присела напротив нее.
  - Да. Просто неожиданно. Обычно перед приступом она ходит грустная и молчаливая, а сейчас...
  - Ничего. Это значит, что она идет на поправку. Наркотиков уже нет в крови, поэтому волноваться не о чем. Нужно просто подождать, так ведь говорил доктор.
  - Да... ты права, - устало выдохнула ирен.
  - Ладно. Я, пожалуй, пойду, не буду мешать, - произнесла я, вставая.
  Подруга проводила меня к двери.
  - Я тебе еще позвоню.
  - Угу.
  Попрощавшись, я, не спеша, направилась домой.
  Неутешные мысли кружились в голове, пока я шла по дороге. Рейчел Меймунд три года употребляла наркотики и лишь недавно прошла реабилитацию для наркозависимых. Она добрейшей души женщина, но во время приступов приходит в неистовство. Её грызет огромное чувство вины за то, что доставила своей семье много проблем, пока была зависима. Но Ирен не унывает, и её позитив передается её матери, помогая справиться с собой.
  Интересно, найду ли я себе такую же поддержку?..
  
  Следующая неделя выдалась на удивление нормальной. В школе все было спокойно. Я даже иногда отвечала на уроках, так как дома от безделья просто перечитывала учебники. На обед в столовой мне приходилось есть, как все нормальные люди, чтоб не возникало подозрений и, честно говоря, мне уже удавалось совладать с собой, чтоб не накинуться на еду как животное. Спасибо моей силе воли. Когда Локки увидел, что я ем, несмотря на мое состояние, он удивился. Позже я объяснила ему, что от этого ничего не будет, но про вкус решила умолчать.
  Пару раз он проводил надо мной эксперименты в лаборатории. Признаюсь, мне это уже надоело. Просто когда твою кожу ради интереса прожигают разными кислотами - это 'немного' неприятно. В школе мы с Крисом почти не разговаривали, но после уроков часто засиживались в парке. Ночное время я проводила за разными занятиями. Иногда читала книги, размышляла о своей теперешней жизни, убирала, и даже отремонтировала дверь своей комнаты. В общем, все было прекрасно, если можно это так назвать.
  В пятницу, на перемене, когда я шла в класс биологии, где у меня должен был быть следующий урок, меня внезапно окликнул Крис:
  - Мио, подожди!
  Я послушно остановилась и повернулась в его сторону.
  - Ну и быстро ты ходишь, - добежав, проговорил он с сильной отдышкой.
  - Ага, а кто-то переигрывает, - буркнула я, но если честно, меня его игра рассмешила. - Ты, давай дыши медленнее, а то со стороны выглядит, будто ты только что пробежал марафон.
  - Правда? Ну да ладно, - Крис прекратил отдыхиваться и стал, как ни в чем не бывало.
  Мы вместе направились в класс.
  - Так что ты хотел? - спросила я по дороге.
  - Ну, так как ты теперь одна из нас, Мелори предложила кое-что тебе показать, - ответил Крис с загадочной улыбкой. - Ты завтра свободна?
  - Да. А что именно показать?
  - Узнаешь. Приходи завтра в шесть вечера к нам. И одень что-то вроде спортивного костюма, или старые джинсы. В общем, то, что не жалко испачкать, - сказав это, он прибавил шагу и быстро направился в класс.
  - Чего? - я на минуту остановилась, переваривая все сказанное, но потом последовала за ним, злостно бурча себе под нос, - тоже мне, интриган нашелся.
  Урок прошел быстро. Миссис Лингвин (так звали нашу преподавательницу по биологии) вызвали на середине урока к директору по какому-то важному вопросу, поэтому оставшиеся время мы просидели одни.
  На ленче наша троица обсуждала предстоящую контрольную по химии. Этот предмет мне не давался, даже если бы я выучила весь учебник от корки до корки.
  Ирен и Локки ушли со столовой за десять минут до урока. Я осталась, так как не допила еще свой чай. Просто растягивала удовольствие от вкуса. Это помогало справиться с кипящей жаждой, которая автоматически появлялась при виде пищи, хотя отвращение все еще оставалось.
  Когда я выходила, на меня опять налетел парень с едко красным галстуком, но теперь не упал.
  - Черт возьми, уже второй раз! - недовольно буркнул он.
  Сейчас его тон был менее дружелюбным, чем тогда.
  - А? - я удивилась его поведению, поэтому не смогла ничего сказать.
  - Не акай! И вообще смотри куда идешь!
  - Что? Да это ты смотри куда идешь! Сам на меня налетел и... постой... - я присмотрелась, его лицо показалось мне знакомым, а через мгновение я удивленно воскликнула, - ты же...Рейн?!
  Парень хмыкнул, оттряхивая штаны.
  - Не прошло и полугода. И не ори так!
  Рейн взял меня за локоть и отвел к краю стенки возле входа в столовою.
  - Но как? Я тебя даже не узнала сразу, - сказала я уже тише.
  Рейн и правда сейчас выглядел совсем не так, как тогда, дома. Его волосы были ровно уложены, сломанные очки скрывали глаза, и этот дурацкий галстук вместе со старомодной вязаной жилеткой и штанами на вырост. Тогда же он был без очков, с взлохмаченной прической, в полосатом свитере со слишком длинными рукавами и темных джинсах. В общем, полная противоположность.
  - Почему ты так одет?
  - Так надо. В связи с некоторыми обстоятельствами я буду так ходить до окончания школы. И эти дурацкие походы в столовую... - недовольно буркнул он.
  Значит, ежедневная беготня в столовую - запланированное действие? Забавно.
  - А-а-а... Теперь понятно, почему ты тогда так отреагировал на меня, - сказала я, вспомнив наше знакомство.
  - Угу. Просто не ожидал, что случайный зевака, с которым я столкнусь в школе, окажется таким же, как и я.
  - Ну, тогда я еще была обычным человеком, - пожала я плечами. - А этот шрам у тебя на руке?
  - Этот? - Рейн отодвинул рукав рубашки. На его запястье теперь был черный напульсник, - после случая с тобой, мне приходится страховаться, хотя я и не люблю всякие браслеты. У тебя ведь тоже есть шрам, так?
  Я рефлекторно дотронулась рукой до живота, на пару сантиметров левее от пупка. Парень кивнул.
  - Вот видишь. Так что не удивляйся. У каждого, такого как мы, есть шрамы.
  - Но почему? - я вопросительно взглянула на него.
  Парень недовольно фыркнул.
  - Я тебе тут не Мелори, чтоб все разъяснять. И вообще, сейчас будет звонок, - он повернулся и, махнув рукой что-то типа 'до свиданья', удалился.
  Я недовольно хмыкнула ему в след, после чего направилась в свой класс.
  
  Несмотря на свое недовольство, я решила все-таки принять предложение Криса. Из подходящей одежды у меня были только старые джинсы и бежевый свитер. Я носила их возле дома или когда шла за покупками в соседний магазин.
  Надев куртку и кроссовки, я вышла на улицу. Небо было серым, но дождя не намечалось. Солнце уже зашло, поэтому снаружи было довольно темно. Привычная осенняя погода.
  Неясно почему, но я шла быстро, будто спешила куда-то, хотя из дома я вышла в полшестого, так как не была уверена, что быстро найду дорогу к дому Криса. Просто память на дороги, как и на все остальное, у меня не очень. Но на удивление путь я запомнила, поэтому за полчаса уже стояла на пороге особняка.
  Я громко постучала в массивную дверь, чтоб было слышно. Через минуту двери открылись. На пороге стоял Крис.
  - Привет, заходи, - он пропустил меня внутрь, - ты вовремя. И в следующий раз можешь спокойно заходить в дом. Стучатся к нам только незнакомцы.
  - Привет. Учту.
  Мы направились в гостиную. Там, на кресле сидела Мелори и копалась в каких-то проводах, которые лежали у нее на коленях. Увидев меня, она улыбнулась.
  - О, Мио, ты пришла! Чудесно, - она откинула на диван провода и подошла ко мне. - Как самочувствие?
  - Прекрасно, - улыбнулась я. - Крис говорил, что вы хотели мне кое-что показать?
  - Да. Ты присядь, - она указала мне на диван. - А ты, Крис, можешь идти, готовиться.
  - Угу, - кивнул он и ушел.
  Я послушно села. Мелори взяла провода еще раз в руки. Только сейчас я заметила, что это были что-то вроде мини-наушников. Повертев их перед собой, девушка вздохнула и кинула их теперь на кресло.
  - Все-таки, Рейн лучше в этом разбирается. - Она села возле меня, - итак, вижу, ты оделась так, как говорил тебе Крис. Это хорошо. Сейчас я постараюсь тебе все кратко и ясно объяснить. - Женщина на пару секунд задумалась, - итак, как ты заметила, после смерти у тебя появилось уйму свободного времени, так?
  Я кивнула.
  - Сейчас ты это еще не сильно замечаешь, - продолжала Мелори, - но со временем, безделье может очень сильно надоесть. Поэтому мы придумали, чем можно себя занять долгими ночными вечерами. Это что-то вроде своеобразной игры, в которую могут играть только такие как мы: не питающиеся и не спящие.
  - Что за игра?
  Мелори встала, повернулась ко мне и загадочно улыбнулась.
  - Мы зовем её 'Сталкер'.
  - 'Сталкер'? Вы что, по ночам в компьютерные игры рубитесь?
  Женщина засмеялась.
  - Нет. Я имею в виду реальную игру. Пару десятилетий назад она называлась 'Хранитель', но мы решили добавить немного современности. Вся суть игры заключается в том, чтобы наблюдать за подозрительными или странными людьми. И не просто наблюдать, а преследовать.
  Я несколько секунд тормозила.
  - В смысле?
  - Ну, на теории оно звучит не очень, но на практике... Мы играем в нее каждый субботний вечер. Игра начинается в семь вечера зимой, и в девять - летом. И длится до того времени, пока жертва - человек за которым мы наблюдаем, не доберется до безопасной зоны, то есть к себе домой. Видишь это? - Она указала на провода, лежащие на кресле. - Это наушники, которые выдаются игрокам для поддержания связи между ними и наблюдателями. В нашем случае есть два игрока и два наблюдателя. Наблюдатели - это те, кто наблюдают за игроками и жертвами на протяжении всей игры. Они нужны для того чтоб избежать всяких неприятностей. Например, если игрок попал в передрягу. Неприятности могут быть разными, поэтому я не буду их перечислять. Цель игроков же следить за своими жертвами, но так, чтоб не быть обнаруженными. Поняла?
  - Если честно, то не очень.
  - Ну, объясню тогда все по порядку. Игрок в семь часов (так как сейчас почти зима) должен быть на месте, указанным наблюдателем. В большинстве случаев, это людные места, метро или пешеходные переходы. Там он за пять минут должен выбрать в толпе жертву. Жертва - это человек вызывающей внешности или со странным поведением. Выбирают его с одним условием: если, по мнению игрока, с этим человеком в ближайшее время должно случиться что-то плохое, или если весь вид жертвы показывает, что она собирается что-то учудить. Как правило, это бывают нетрезвые молодые девушки, дети, плохие парни, женщины и так далее. Интуиция у 'мертвых' на такие вещи, поверь, хорошая. Дальше игрок должен следовать за жертвой на расстоянии, чтобы быть не замеченным, но так, чтоб не упустить ее из виду. Как правило, в девяноста пяти процентов случаев в течение ночи с жертвой станется неприятность: на нее нападают воры, насильники, или сама жертва может быть тем самым вором. В таком случае игрок должен либо предотвратить нападение, либо, если уже как бы сказать процесс пошел, то обойтись без настоящих жертв. Иногда ситуация принимает серьезные обороты, скажем, один против десяти, в таком случае в игру вступают наблюдатели. Но, повторяю, ни игрок, ни даже наблюдатель не должны выказать себя.
  - Но как в такой ситуации можно оказаться незамеченным? - спросила я. Мне уже была более-менее понятна суть игры.
  - Не обязательно незамеченным. Главное чтоб жертва не увидела твоего лица, а самое главное, чтоб никто не узнал, что ты мертвая.
  - А-а-а...
  - Ну, - Мелори пожала плечами, - как я уже сказала, на теории оно звучит не слишком интересно, но стоит только начать, то становится весело.
  - Понятно. - Я задумалась. - Но если это игра, то что же означает проигрыш, а что выигрыш?
  - Проигрыш - это когда жертва увидела лицо игрока, или когда жертва получила определенные травмы. Не думай, что мы жестокие. Люди в таких ситуациях не только травмами могут отделаться, мы же наоборот пытаемся избежать этого.
  Я кивнула, дав понять, что понимаю.
  - А выигрыш - это тогда когда жертва без травм добралась домой. Но не все так просто. Так как жертвы у нас не простые люди, их ночные прогулки часто затягиваются до самого утра. Но бывают и исключения. Так как игроков у нас несколько, есть еще и ничья. Это когда жертва одного из игроков передумала блуждать в поисках ночных приключений, и сразу пошла домой. Но, как я говорила, из-за нашей интуиции натолкнуться на таких людей можно очень редко. Ну и, как правило, в конце каждой игры есть свои призы. В нашем случае проигравший выполняет одно желание победившего. - Она засмеялась, видно, вспомнив что-то.
  - Правда? И какие могут быть желания?
  - Ну, ты, наверное, видела Рейна в школе, да?
  - Угу, - кивнула я, и потом ударила кулаком об ладонь, - так вот почему он так странно одет!
  - Да, - Мелори не могла сдержать смех, - просто тогда его вторым игроком была я. Как видишь, он проиграл. И весьма глупо. Девушка, за которой он следил, заметила его, когда он поскользнулся на луже и плюхнулся на землю. А она еще такая вежливая, помогла ему встать.
  Я прыснула от смеха, представив в голове такую картину. Тут послышались шаги и в гостиную вошли Данте и Крис. Оба были одеты так, как я: в потертых джинсах и свитерах.
  - А зачем нужно одеваться в старое? - Спросила я Мелори. Только сейчас я заметила, что она тоже так одета.
  - Ну, неизвестно где мы будем прятаться, чтоб остаться незамеченными. Тем более, сейчас такая погода, что в любой момент может пойти дождь.
  - Действительно.
  Через минуту к нам присоединился Рейн. Он взял с кресла наушники и выдал по одному каждому из нас.
  - Надевайте их.
  Это был наушник с маленьким микрофоном, который присоединялся тридцатисантиметровым проводом к маленькому блоку размером с четверть ладони. Блок можно было прикрепить к одежде специальной клипсой. Я видела что-то похожее по телевизору, поэтому смогла надеть это самостоятельно.
  - Максимальная дальность связи пять километров, - начал говорить Рейн. По взгляду я поняла, что он обращается ко мне, так как остальные уже в курсе, - это раритет. Такое же снаряжение можно увидеть разве что только у военных.
  - Откуда оно у вас? - я не на шутку удивилась.
  - Личные связи, - объяснила Мелори. - На этот раз игроками будут Рейн и Мио. Так как Мио новичок мы дадим ей в напарники Криса. Он будет подсказывать, если возникнут вопросы.
  Мы синхронно кивнули. Если честно, мне эта затея начинала нравиться.
  Без десяти семь мы вышли на улицу. Там уже было темно. Проверив связь в наушниках, вся наша пятерка направилась в сторону города.
  - Итак, - продолжила Мелори на ходу, - наблюдателем у Рейна будет Данте, а у Криса с Мио - я. Поэтому мы разделимся на две группы. Что ж, Данте, что выбираешь? - она повернула голову к блондину.
  - В вечерний час, в выходной, много людей гуляет по улицам в поисках приключений. Поэтому, скорее всего те, кто хотят потревожить чей-то покой, ждут возле широких дорог, когда много невинных душ скитается в ночной мгле, - сказал он мелодичным голосом.
  На этот раз речь была не менее странной, но по крайней мерее не такой метафоричной.
  - Центр города, на главном перекрестке, - догадался Рейн.
  Данте кивнул.
  - Ладно, - Мелори обернулась к нашей двойке, - тогда ваше место будет... - она на секунду задумалась, - пешеходный переход, возле главного входа в ветеринарную клинику. Знаете где это?
  Мы кивнули.
  - Вот и славно. А теперь, - она посмотрела на наручные часы и ухмыльнулась, - думаю, самое время начать игру.
  В ту же секунду Данте и Рейн сорвались с места и с удивительной скоростью побежали в город. Я открыла рот от удивления, но Крис резко схватил меня за руку и побежал за ними.
  - Куда мы так бежим? - спросила я, когда он через минуту отпустил мою руку и дал бежать самой.
  - Так интересней, - ответил он с улыбкой.
  Хоть я и не уставала, но он бежал быстрее меня.
  - Я за тобой не успеваю! - мне пришлось говорить громко, чтоб заглушить свист ветра в ушах.
  - А ты не используй руки! - он тоже кричал.
  - Как это?
  - Смотри на меня!
  Я последовала его указаниям. Крис бежал довольно странно. Руки он держал за собой, слегка развев в стороны, и наклонил туловище немного вперед. Я попробовала повторить его движения. Опустив руки вдоль туловища и согнув их немного в локтях, я наклонилась вперед и ускорила движение ногами. Через пять секунд я уже бежала рядом с Крисом.
  - Круто! - восторженно воскликнула я, - я вообще не знала, что человек способен так быстро бегать!
  - Не способен. Только такие как мы, что не чувствуют усталости и нагрузки, - сказав это, он ускорился.
  Я старалась не отставать.
  - Не знаю почему, но такие как мы могут без труда бегать в несколько раз быстрее человека. И не только бегать. Координация движений, интуиция, мышление, зрение, слух... все это после смерти улучшилось в несколько раз. Будто кто-то снял ограничительный клапан. Видишь, - он кивком головы указал на улицу впереди себя, - Сейчас на улице темно, но ты видишь всё, так?
  - Ну... Да, действительно, - я внимательнее посмотрела вперед себя и поняла, что вижу все прекрасно, только в черно-белых тонах.
  - Со временем ты заметишь, что слух тоже обострился. И еще, смотри... - сказав это, он резко развернулся и прыгнул на дерево, которое стояло на обочине дороги. Как только его ноги и руки коснулись ствола, он как белка оттолкнулся и перепрыгнул на дерево с противоположной стороны дороги. Потом, также оттолкнувшись от него, он прыгнул и приземлился возле меня. Весь этот процесс произошел буквально за три секунды.
  - А... - у меня не было слов.
  - Круто, правда? - воскликнул Крис, - после того, как мы стали неживыми, у нас появилось что-то вроде животного инстинкта. Или вернее сказать... - он на секунду замолчал, - демонического.
  - Хм... - я решила промолчать.
  - Но знаешь, - продолжил Крис, - не думай об этом. Просто живи. Я уже привык жить в этом коммунальном кладбище, - он засмеялся.
  - Коммунальном кладбище? - не поняла я.
  - Ага. А как еще назвать дом полный трупов?
  Тут из наушников послышался недовольный женский голос:
  - Кристофер Сернари, мы об этом уже говорили. Если я еще раз услышу что-то подобное, то я убью тебя.
  Хоть со стороны Мелори глупо было вот так угрожать, Крис почему-то вмиг стал серьезным.
  - Хорошо, не кипятись, - недовольно буркнул он.
  Толи оттого, что она назвала его полное имя, толи от ее угрозы, но весь оставшийся путь он не проронил ни слова.
  Через пять минут мы уже были в городе. Из-за посторонних глаз мы были вынуждены сбавить шагу, и передвигаться переулками. Через десять минут мы были на месте.
  - Мы у главного входа в клинику, - сообщил Крис по рации.
  - Вижу. Я прямо над вами, - ответил женский голос.
  Я подняла голову и увидела на крыше человеческий силуэт. Я даже не стала спрашивать, как Мелори смогла забраться на крышу трехэтажного закрытого здания, тем более что я ее всю дорогу не видела. Уж слишком много впечатлений за один день.
  - Итак, Мио, даю пять минут на поиск жертвы. Смотри на людей, которые переходят дорогу, и выбери любого из них, - скомандовала она мне.
  - Есть, - я подошла немного ближе к дороге и спряталась за высоким дубом.
  Крис шел за мной.
  - Следуй своему чутью, - подсказал он.
  Я кивнула и начала всматриваться в прохожих. Минута... две... три... Я видела разных людей. Так как сейчас суббота, то на улице много молодежи. Все веселятся, невзирая на поздний час и холодную погоду. Некоторые люди заставляли меня вздрогнуть, но это было не то.
  Крис сказал, что осталась минута. Я все еще не выбрала. И вот когда, разочаровавшись, я хотела уже ткнуть пальцем в первого встречного, мне на глаза попался он. Мальчик, лет двенадцати, в грязной легкой одежде: широкие бриджи по колено и тонкий свитер. Его светлые волосы явно были подрезаны самостоятельно. Неровная челка падала на глаза, а в некоторых местах пряди волос почти достигали плеч. Он медленно переходил дорогу, чуть прихрамывая на правую ногу. Он был тощий и хрупкий. В тех местах, где одежда не прикрывала тело, на коже виднелись синяки. Нас разделяли примерно десять метров, но даже так, невзирая на темноту, я увидела его полные грустью и страха глаза.
  Мальчик перешел дорогу и остановился. Он стоял боком к дереву, за которым я пряталась. Нас разделяло всего пять метров. Внезапно он резко повернулся в мою сторону, и наши взгляды встретились. Это было всего пара секунд, потом он отвел взгляд и опустил голову.
  - Не заметил, - облегченно прошептал Крис, но я его не слушала.
  В тот момент, когда я прямо взглянула в голубые глаза мальчишки, мое тело будто ударило током. Несколько секунд я не могла двигаться. Когда оцепенение прошло, меня осенило - я нашла свою жертву.
  - Он, - я указала на мальчика. - Я выбираю его.
  - Его? - послышался голос Мелори из наушника, - ты уверена?
  - Да. Что-то не так?
  - Да нет. Просто я уже видела этого парнишку раньше, и могу тебя заверить - ты не будешь рада, когда узнаешь о нем. Может кто-то другой?
  - Нет! - громко сказала я.
  К счастью, из-за шума на улице нас никто не заметил.
  - Что ж, ладно, - в голосе Мелори послышалось легкое разочарование. - Крис, ты знаешь что делать.
  Парень кивнул. В следующую секунду он надел капюшон на голову. Я сделала тоже самое. Мальчишка, которого я выбрала, еще минуту стоял на месте, будто сомневаясь, но потом, с сомнительной решительностью, двинулся в противоположную нам сторону.
  - Жертва сдвинулась с места. - Крис ухмыльнулся, - охота началась.
  
  Глава 6
  
  Мальчик шел, оглядываясь по сторонам. Его руки дрожали то ли от холода, то ли от страха. Мы преследовали его беззвучно, скрываясь за деревьями и в переулках. Я чувствовала себя настоящим охотником, преследующим свою жертву, но в моем случае я должна была ее защитить.
  Крис следовал за мной. Через некоторое время я заметила, что людей на улице нет. Это указывало на то, что мы опять вышли на окраину города.
  Через несколько минут мальчик свернул в переулок. Мы пошли за ним. За переулком раскинулось широкое шоссе. С противоположной стороны дороги тянулся старый заброшенный парк. Мальчик перешел улицу и направился по тротуару. Домов уже почти не было, парк закончился, и по обе стороны шоссе раскинулся лес. Нам с Крисом пришлось идти сквозь деревья, так как в противном случае нас можно было легко заметить. Тут я заметила три силуэта в тридцати метрах от нас. Мальчишка тоже их заметил, но останавливаться не стал.
  Это оказались три девушки. Две блондинки и одна брюнетка. Короткие юбки, высокие каблуки, яркий макияж - было понятно, зачем они стоят в вечерний час возле дороги. Они что-то бурно обсуждали между собой, но тут одна блондинка заметила мальчишку. Она толкнула локтем других, и они замолчали. Я заметила, что они взволновано переглянулись. Мальчик подошел к ним и остановился. Мы с Крисом спрятались за деревом в трех метрах от них. Ночной мрак леса скрывал нас от посторонних глаз.
  - Эй, Роллан, привет! - воскликнула брюнетка, натянуто улыбнувшись. - Ты как всегда здесь, так?
  - Ну, ты ведь знаешь, Эйлин, - ответил мальчик, имя которого, судя по всему, Роллан.
  Эйлин взглянула на двух остальных девушек. Те грустно переглянулись.
  - Слушай, малыш, ты почти каждый день приходишь уже на протяжении месяца. Может хватит уже? - тихо спросила одна из блондинок.
  - Мери права, - сказала вторая, - посмотри на себя. Ты же еле ходишь. Твой брат может догадаться, что к чему. Мы же сказали, что попробуем помочь с деньгами...
  - Нет! - Тонкие пальцы Роллана сжались в кулаки. - Я ведь уже говорил, что сам справлюсь. Вы и так мне помогаете. Поэтому, пожалуйста...
  Девушки опять переглянулись.
  - Ну, ладно. - Эйлин вздохнула, - только если к тебе опять пристанет тот вчерашний старик, ему придется заплатить в троекратном размере.
  Паренек слабо улыбнулся. Они стали разговаривать о разных мелочах, но я до сих пор не понимала, что он среди них делает в такой час.
  - Мелори, - тихо шепнула я, - ты ведь что-то знаешь, так?
  Из наушника послышался вздох. Через мгновение она ответила:
  - А ты как думаешь? Посмотри на его одежду - он беден, как церковная мышь. Значит, ему нужны деньги. А его синяки: на запястьях, ногах и шее, не похоже, что его били каким-то тупым предметом. И еще то, что он в такое время возле главной дороги за городом, в компании девушек легкого поведения. Догадываешься о чем я?
  Я взглянула на Криса в надежде найти ответ. Тот нахмурился и прошептал:
  - Он мальчик по вызову.
  Мой ошарашенный взгляд тут же метнулся в сторону Роллана. Детская проституция - этого я никогда не ожидала увидеть в своем тихом городе.
  - Теперь понимаешь, почему я предупреждала тебя, - донесся голос Мелори, - но теперь ничего не поделаешь, ты должна завершить игру.
  - Д...да, - неуверенно шепнула я.
  - Да ты не парься так! - послышался из наушника голос Рейна.
  Так как у нас одна линия, они с Данте слышали всё.
  - Не ты первая попадаешь на таких. Правда, у нас были только девушки легкого поведения... Но, в общем, неважно. Просто не дай ему пострадать и все.
  - Да, ты прав.
  Я настроилась и продолжила наблюдать за мальчиком. Первые два часа все было спокойно, но странное чувство внутри меня не давало мне успокоиться. Будто сейчас должно что-то произойти.
  Вскоре одну блондинку (кажется, Мери) увезли на какой-то машине.
  - О, уже клиенты подваливают. Нужно подправить марафет, - сказала Эйлин.
  После чего она достала маленькую косметичку с лаковой сумочки и, вручив зеркальце блондинке, начала подкрашиваться.
  - Но холодно, черт возьми.
  Роллан хихикнул и продолжил смотреть на дорогу. Тут свет от фар осветил их фигуры. В следующую секунду возле них остановилась дорогая черная машина с затемненными стеклами. Странное чувство внутри меня ударило с новой силой.
  Двери машины открылись с пассажирской стороны. Благодаря своему положению я могла хорошо рассмотреть машину изнутри. В салоне, за рулем, сидел пухлый мужчина средних лет. По его дорогой машине и официальной одежде можно было понять, что он какая-то важная шишка. Странное выражение на его лице заставило меня насторожиться.
  - Эй, малыш, сколько лет, сколько зим! - мужчина криво ухмыльнулся.
  - В...вы? - Роллан пошатнулся и отступил на шаг назад.
  Он дрожал сильнее осинового листа на ветру. Мне это не понравилось. Крис, тоже явно почуявший что-то, насторожился.
  - Ну что же ты так, а? Не рад меня видеть? Ну, давай, запрыгивай, - мужчина поманил его к себе рукой.
  - Я... это... не... - мальчик неуверенно опустил голову.
  Мужчине недовольно нахмурил брови.
  - Не заставляй меня повторять. Я за что плачу тебе? Тем более, ты так и не извинился за то, что укусил меня, - он повернул руку, и я заметила на его большом пальце следы маленьких зубов.
  Роллан отступил еще на шаг. Только сейчас я заметила, что девушки, стоявшие все это время рядом, злостно поглядывают на мужчину. Наверное, они не в первый раз его встречают.
  - Эй, старик! - воскликнула Эйлин, - по-моему, мы уже говорили прошлый раз. Если ты еще раз тронешь Роллана, то...
  - То что? - мужчина отвращено зыркнул на нее. - Я плачу ему в два раза больше чем другие. Так что не лезь, шлюха.
  - Ах ты... - девушка уже хотела ударить его, но Роллан преградил ей путь.
  - Не надо, Эйлин! Ты ведь знаешь, другой такой возможности у меня нет.
  - Но...
  - Пожалуйста, - мальчик умоляюще посмотрел на нее, и она сдалась.
  - Черт, делай что хочешь.
  - Спасибо.
  Роллан еще минуту постоял на месте, обдумывая. Мужчина послушно ждал с противной ухмылкой на лице. Я приложила большие усилия, чтоб не поддаться искушению выбежать к нему и дать по морде.
  Мое терпение лопнуло в тот момент, когда Роллан все же сел в машину. Странное чувство внутри меня немыслимо возросло. Это не было похоже на страх. Скорее какое-то неприятное предчувствие беды, но очень сильное. Я сорвалась с места, но выйти из укрытия мне не дал Крис.
  - Стой! - он схватил меня за плечо, - нас заметят!
  - Ну и что! Мы должны ему помочь! - я пыталась вырваться из его стальной хватки, - иначе он пострадает.
  - Это его работа. Мы ничего не можем поделать.
  - Черта с два не можем! Это же самая настоящая педофилия! - я уже почти вырвалась, но тут меня отвлек голос Роллана.
  - Нет! - мальчик передумал ехать с мужчиной и теперь пытался выйти из машины, но тот крепко его держал.
  - Теперь ты от меня не уйдешь! Теперь ты у меня за все заплатишь! - мужчина притянул его назад на сиденье и закрыл дверь.
  Машина резко рванула с места. Я, воспользовавшись тем, что Крис ослабил хватку, вырвалась и побежала вслед за машиной. Крис естественно последовал за мной.
  - Мелори! - крикнула я, придерживая наушник, - извини, но мне придется немного нарушить правила! Я знаю, ты рядом и все видела, поэтому не буду объяснять.
  - Ты не сможешь догнать такую машину! - донесся из наушника ее голос.
  - Да, но, похоже, сейчас мне повезло, - сказав это, я свернула и направилась вглубь леса.
  - Ты куда? Дорога же в противоположной стороне! - заметил Крис, бежавший рядом.
  - Знаю. Нам их не догнать, поэтому придется срезать. Это сплошное шоссе, которое ведет из города, оно не разделяется. Через полмили будет поворот на право. Если мы срежем здесь, то с нашей скоростью мы их обгоним.
  - Верно. Но что мы будем делать, когда догоним их?
  Я несколько секунд молчала, так как не знала ответ.
  - Не знаю, - я сжала руки в кулаки.
  Мы пробежали пятьсот метров, и тут меня словно ударило током. В глазах на секунду потемнело, и закружилась голова. Я чуть не упала, но вовремя сообразила и настроилась на бег. Меня трясло, в ушах послышался гул, а тело пробрал страх.
  - Что это, черт возьми?! - я судорожно начала глотать ненужный воздух.
  - О чем ты? - взволновано спросил Крис.
  - Странное чувство... Уши будто заложило, дрожь и непонятный страх.
  - Ты уверена? - парень нахмурился.
  - Да. Я не могу понять что это. Будто сейчас произойдет что-то...
  Крис дотронулся до наушника.
  - Мелори! То, что она сказала...
  - Она права, - голос Мелори помрачнел.
  - Черт! - он ускорился.
  Я старалась не отставать.
  - В чем дело? - меня их реакция не на шутку удивила.
  Крис на секунду взглянул на меня.
  - Этот парень, Роллан... он сейчас умрет.
  - Что?!
  - Понимаешь, благодаря нашим инстинктам мы можем не только наткнуться на 'неудачных' людей, но и почувствовать когда опасность, которая им угрожает, достигает предела. То есть когда им угрожает смерть. То, что ты сейчас чувствуешь - это знак, что твоей жертве угрожает опасность. И чем сильнее это чувство, тем сильнее опасность. Ты ведь чувствовала что-то подобное на протяжении всей игры, так?
  Я кивнула.
  - Вот. Мы мертвые, но все еще ходим по земле, и почему-то мы можем чувствовать, когда смерть настигает других людей. Что ты, собственно говоря, и почувствовала.
  - Значит, Роллан сейчас умрет? - воскликнула я.
  - Если мы предотвратим это, то не умрет. Так как ты пока новичок в этом всем, твои чувства сейчас нестабильны. Но я могу с точностью сказать, что двадцать минут жизни у этого парня еще имеются.
  - Черт, - я стиснула зубы, - тогда нужно поспешить.
  Спешить было незачем, так как через минуту лес кончился, и мы выскочили на дорогу. Как я поняла, мы были за триста метров от поворота. Машина в то время уже сворачивала к нам.
  - Он едет довольно быстро, несмотря на то, что дорога размокла после дождей, - донесся из наушника голос Мелори.
  - Это плохо, - сказал Крис, смотря на приближающийся свет от фар.
  - Что делать? Что делать? - я говорила тихо и сама с собой.
  Количество идей в голове было равно нулю.
  Тут из рации послышался голос Данте:
  - Доверься интуиции.
  - Интуиции? Да я сейчас своих мыслей не слышу, не то, что интуиции!
  Я была совершенно безоружна. Внезапно, когда машина была уже в ста метрах от нас, меня будто переклинило, и в голову пришла ну просто сумасшедшая идея.
  - Крис! - я схватила парня за куртку, - прости меня!
  - За что? - он не понимал, что на меня нашло.
  Да я и сама толком не понимала.
  - Прости! Прости! Прости! Тысячу раз прости!
  - Да что с тобой?!
  И вот, когда машина была в тридцати метрах от нас я, громко повторяя 'прости', со всей силы толкнула Криса на дорогу. Он, естественно не ожидая этого, повалился на землю. Послышался скрежет шин, после чего несколько глухих ударов и тишина.
  Машина остановилась, врезавшись в дерево. Я резко подбежала и дернула дверную ручку с пассажирской стороны. Она не поддавалась. Из-за затемненных стекол я не могла понять, что творится в салоне. Незнание вывело меня из себя.
  - Открывайся, черт возьми! - я дернула ручку еще раз, но на этот раз она отломалась. Это дало мне понять, что моя чудовищная сила вернулась. Я отступила на шаг влево и стала напротив задней двери. Сжав правую руку в кулак, я со всей дури ударила по стеклу. Оно с легкостью разбилось. Осколки полетели на землю. Ощупав дверь изнутри, я поняла, что ее так просто не открыть. Просунув голову через окно, я осмотрелась.
  Хорошо разглядеть то, что творилось спереди, мне мешали сиденья. Но я немного успокоилось, когда увидела испуганные глаза Роллана, смотрящего на меня. 'Жив' - облегченно подумала я.
  - Эй, ты! - я повернулась к мужчине, который ошарашено глядел на меня, - двери открой!
  - Что? - он был в шоке от происходящего.
  Но мне было не до этого. Злость опять брала верх.
  - БЫСТРЕЕ! - я сжала раму окна, и она треснула.
  Мой голос странно изменился. Пошло эхо. И ощущение, будто кто-то выкрикнул вместе со мной. Два голоса: один был мой, а второй нагонял страх. Хотя сейчас меня не особо это волновало. Я была занята другим.
  - Да! - мужчина резко дрожащими руками начал искать кнопку открытия дверей.
  В теперешней ситуации он не мог мне перечить - шок был слишком сильным. Это сыграло мне на руку.
  Послышался щелчок, двери открылись. Я быстро вытащила голову из окна, повернулась к двери, за которой сидел Роллан, и увидела сломанную ручку. Видно с этой стороны двери не откроются. Я постучала в окно.
  - Открой!
  Паренек пискнул от неожиданности и медленно дернул за ручку. Я потянула на себя дверь. Теперь я смогла все рассмотреть. Роллан сидел, прижавшись к сиденью. Только сейчас я заметила, что его губа и левое веко разбиты и кровоточат. Наверное, ударился, когда машина столкнулась с деревом. Он испуганно прижал руки к груди, схватившись за кофту.
  - Не бойся, теперь все хорошо, - я положила руку ему на плечо. - Иди сюда.
  Он послушно начал вылезать из машины. Но тут его за кофту схватил мужчина.
  - Эй!
  - А ты, - я перевела гневный взгляд на него, - лучше убирайся отсюда.
  Не знаю, что его так напугало. То ли мой до сих пор странный голос, то ли что-то в моем взгляде, но он резко закивал, и когда Роллан вылез из машины, уехал прочь. Похоже, машина отделается только вмятиной.
  - С тобой все в порядке? - я взглянула на мальчишку.
  Он все еще дрожал и крепко прижимался ко мне.
  - Не бойся, все кончилось.
  - А... - он повернул голову и указал куда-то пальцем, - он... его сбили...
  Я взглянула туда, куда он указал, и увидела Криса, неподвижно лежащего на земле. На секунду я забыла, что он не может умереть, поэтому на меня нахлынуло огромное волнение и чувство вины. Я даже не могла пошевелиться, когда почувствовала, что Роллан начал выскальзывать из моих рук. Он упал в обморок. Я постаралась подхватить его, но меня опередили. Мелори, видно, только что прибежавшая, подхватила мальчишку, присела на землю и укутала его в свою куртку.
  - Я за ним присмотрю, - сказала она мне.
  Я кивнула и подбежала к Крису. Он лежал на спине с закрытыми глазами. Его правая нога была вывернута в другую сторону. Много порезов на лице, которые постепенно заживали. В этот момент я наконец-то вспомнила об одном важном факторе о нашей жизни. Огромный камень упал с моих плеч.
  - Ты как, не сильно пострадал? - я легонько потрясла его за плечо.
  Ответа не последовало.
  - Эй, Крис!
  Парень наконец-то открыл глаза. Он попытался привстать. Я придерживала его за спину.
  - Черт, - ругнулся он, взглянув на свою ногу, - тебе больше ничего другого в ум прийти не могло, да?
  - Прости.
  - Это мы уже слышали.
  Он взял обеими руками за ногу и резко перекрутив, вставил ее на место. Если честно, меня эта процедура заставила скривиться.
  Встав на ноги, Крис начал разминаться. Последовала чреда довольно жутких звуков. Такие можно услышать в фильмах ужасов, когда ломаются кости. Я опять скривилась.
  Через две минуты парень отряхнулся и стал ровно. Мне показалось, что что-то в нем изменилось.
  - Одна сломанная нога, три ребра, одно из которых проткнуло сердце, сломанная шея, мизинец на левой руке, и это только то, что я смог увидеть. Да уж, нехило.
  Я виновато потупила взгляд.
  - Да ладно тебе, Крис, все же обошлось.
  - Для того мальчугана - да, а я умер. - Вдруг губы парня растянулись в ухмылке, - и еще, я не Крис, а Кристофер.
  Не дожидаясь моей реакции, он прошел мимо меня и направился к Мелори.
  - Эй, Мел, давно не виделись, - он махнул ей рукой.
  - Ты? - она взглянула на него с недоверием, - и что заставило тебя вылезти?
  - Меня бросили под машину, в результате чего мгновенная смерть.
  - Черт, только тебя здесь не хватало, - недовольно буркнула женщина. - Эй, Данте, Рейн, вы где?
  - Сзади.
  Мы трое синхронно повернули головы. К нам из темноты быстро приближались два человека. Через полминуты они были уже возле нас. Мелори передала Роллана Данте, а Рейн тем временем подошел к Крису.
  - Кристофер, ты опять с нами? - он похлопал Криса по плечу и ухмыльнулся, - но, как видишь, не вовремя.
  Меня это все окончательно сбило с толку.
  - Так, стоп! - я подошла и стала между ними. - Кто-нибудь объяснит мне, в чем дело, и что с Крисом?
  - Так ты не в курсе? А, точно же. - Рейн хлопнул себя по лбу, - в общем, тот, кто сейчас перед нами - это не Крис, а Кристофер.
  - Да какая разница?! - вспылила я.
  - Разница большая, детка. - Крис, или вернее Кристофер, опёрся мне на плечо, - видишь ли, в этом теле, - он указал на себя, - живут два человека. Первого ты знаешь, а второй.... Позвольте представиться, - он встал передо мной и насмешливо поклонился, - Кристофер Сернари. Прошу любить, кормить и жаловать.
  - Кристофер? - я все еще тормозила. - Но куда тогда подевался Крис?
  - А, этот? Считай, что он спит и видит сон. То есть все, что сейчас происходит, он видит и слышит, но телом управляю я. Также для меня, когда телом управляет Крис. Это что-то вроде компьютерной приставки на один джойстик. Вот только чаще всего этот джойстик у Криса.
  - А-а-а... - протянула я, а про себя подумала, что все эти люди еще страннее, чем мне казалось.
  - Эй, вы трое, мы возвращаемся, потом договорите, - крикнула нам Мелори.
  Я вспомнила про Роллана. Он лежал на руках у Данте, который нес его так, будто тот весил килограммов пять.
  - Что мы будем делать с Ролланом? - спросила я, когда мы подошли к ним.
  - Его нужно отнести в больницу, - ответила Мелори.
  - Нет! - я на всякий случай стала между ней и мальчиком. - Ему нельзя в больницу! Там узнают о том, чем он занимается, и будут проблемы. Мы не можем делать этого без его согласия.
  - Но ему нужен осмотр, - стояла на своем женщина, - вдруг у него что-то посерьезнее ушибов и ран.
  Я прикусила губу. Она была права. Мы не можем полагаться только на внешние факторы.
  Тут мне в голову пришла одна мысль.
  - Я знаю, что делать. Сколько сейчас времени? - я начала оглядываться по сторонам, вспоминая короткий путь.
  - Без десяти одиннадцать, - ответил Кристофер, смотря на наручные часы. - Надеюсь, этот твой план получше предыдущего.
  - Не уверена. Ведь если мы опоздаем, кто-то кинет под машину меня, - я вздрогнула, вспомнив, что если не вовремя разбудить того к кому я собираюсь, то можно смело заказывать себе больничную койку. - Нужно поспешить. Следуйте за мной.
  Я сорвалась с места и побежала в лес. Остальные не отставали. Даже Данте, которому пришлось тащить Роллана. Мне можно было не волноваться и спокойно сосредоточится на дороге.
  Я направлялась в город через лес, чтоб не привлекать ненужного внимания. Плюс ко всему, его дом находился в ста метрах от леса. Вот только тогда нам придется бежать чуть дольше, нежели если б мы шли через город. Но думаю с теперешней нашей скоростью это не проблема.
  Весь путь занял от силы десять минут. И вот мы были уже возле нужного дома.
  - Вам лучше не заходить, так как я еще не предупредила его о вас.
  - Ладно. У меня есть вопросы, но они подождут, - сказала Мелори. - Возьми паренька. Не бойся, для тебя он не очень тяжелый.
  Я неуверенно кивнула. Данте подошел и аккуратно передал мне Роллана. Он и правду был не слишком тяжелый. Вернее он был совсем не тяжелый, и очень тощий. Я задавалась вопросом, когда он в последний раз ел.
  Подойдя к входной двери, я остановилась. Обернувшись, я увидела, что остальные спрятались за дом напротив. Вздохнув для успокоения, я несколько раз ударила ногой дверь, так как руки были заняты. Двери открылись только через три минуты. На пороге, в пижаме, с зубной щеткой в руках, лохматый и без очков стоял Локки. Слава богам я его не разбудила. Он выглядел злым, но, увидев меня, его злость сменилась удивлению.
  - Мио? - он переводил взгляд то на меня, то на Роллана.
  - Привет, в общем, тут такое дело... - я не знала с чего начать, но парень как всегда думал быстрее меня.
  - Внутрь, быстро.
  Я быстро скакнула за порог в дом. Он осмотрел взглядом улицу в поисках любопытных взглядов прохожих и соседей, но не найдя ничего закрыл дверь.
  - Меня никто не заметил, - уверила я его.
  - Ладно, идем.
  Мы спустились в лабораторию. Я аккуратно положила Роллана на операционный стол, где всего неделю назад лежала я. Локки тем временем надевал очки, белый халат и перчатки.
  - Кто это? - спросил он, подойдя к парнишке.
  - Долгая история. В общем, его зовут Роллан. Он, как бы это сказать... мальчик по вызову.
  У Локки дернулась бровь.
  - Я удивляюсь твоему мастерству цеплять все странное и не поддающееся объяснению.
  'Это ты еще не все знаешь' - пронеслось у меня в голове.
  - Тут ты прав, но сейчас не до этого. У меня к тебе огромная просьба, - я посмотрела на него щенячьими глазами.
  - Выкладывай уже, - сдался он.
  - Ну, ты не мог бы осмотреть его, подлечить по возможности, а когда он проснется, то позвонить мне?
  Локки тяжело вздохнул.
  - Что ж, ладно. Но взамен, ты все мне объяснишь, включая то, почему у тебя вдруг стали такие близкие отношения с Кристофером Сернари.
  - Крис, а не Кристофер, - поправила я, и тут до меня дошло. - Откуда ты знаешь?!
  - Не ты одна гуляешь в парке, - заметил Локки. - По-моему, ничем хорошим это не закончится. Он странный.
  - Страннее чем ты думаешь, - буркнула я себе под нос. - Хорошо, по рукам. А теперь мне нужно идти.
  Локки хотел еще что-то сказать, но я его опередила:
  - Потом все объясню! - крикнула я на полпути к выходу.
  Закрыв за собой входные двери, я облегченно выдохнула. Похоже, у меня опять появляется привычка дышать.
  Моросил легкий дождь. Увидев Мелори и остальных в конце улицы, я побежала к ним.
  - Ну, как? - взволновано спросила она меня.
  - Все в порядке. Он в безопасности.
  - Вот и славно, - она улыбнулась. - А теперь пошли домой.
  - Да? Ну, тогда и я пойду, - я, воспользовавшись ситуацией, собиралась быстро улизнуть, но почувствовала, как кто-то держит меня за куртку.
  - Не спеши. - Рейн потянул меня назад, - ты сорвала мне игру, и пойдешь с нами.
  Я сдалась, понимая, что наказания мне не избежать.
  Мы направились в особняк.
  
  Зайдя в дом, Мелори и Рейн, швырнув наушники на кресло в гостиной, сразу же повалились на диван.
  - Я устала, - вздохнула девушка, - морально.
  - А как по-другому? И если честно, я тоже, - поддержал ее Рейн.
  Они оба закинули голову назад и устало застонали.
  Я улыбнулась. Меня тоже это все немного измотало, так что я их понимала. А вот Данте, который стоял рядом со мной, сложил руки на груди и покачал головой.
  - Как дети.
  - Да ладно тебе, мистер Правильность, - с закрытыми глазами проговорила Мелори. - Ну да ладно. - Она села нормально и взглянула на меня, - итак, говорят, новичкам везет, да? Для тебя эта примета, видно, имеет другой характер.
  - Видно да, - согласилась я, вспомнив слова Локки, про умение подцеплять странности.
  - Что ж, думаю, ругать тебя смысла не имеет, так как с одной стороны ты поступила правильно. Так что на этот раз будь все как будет, - она взглянула на Данте. Тот кивнул.
  Рейн же недовольно фыркнул. Видимо он хотел, чтоб меня отчитали.
  - Кстати, - вспомнила я, - я до сих пор не понимаю, что с Крисом.
  Только сейчас я заметила, что только его не было в гостиной.
  - А, это... - протянула Мелори, - тут все сложно. В общем, у него что-то вроде раздвоение личности. Крис рассказывал, что его с детства мучили кошмары. Будто его тело что-то захватывает, и он не может двигаться. Потом появляется кто-то очень похожий на него и просто смотрит ему в глаза. Близко, и очень долго, будто насмехается. Эти странные сны подействовали на его детскую психику, поэтому Крис стал замыкаться в себе. Когда его мать узнала об этих снах, она очень испугалась. Разные талисманы, молитвы, кресты... Они пробовали все, но ничего не помогало. В результате, его мать сама слегла с психическим расстройством. Отец Криса тоже пытался чем-то помочь, но все было напрасно. Вскоре началась вторая Мировая Война. Они жили в Чикаго. Поэтому, когда война коснулась США, восемнадцатилетнего Криса забрали в армию. Там он погиб. Он не хочет говорить о своей смерти, поэтому мы не знаем точные причины. Нам только известно, что на войне также погиб его отец, а мать скончалась через пять лет после его смерти.
  Она на минуту замолчала, потом продолжила:
  - Крис спокойно отнесся к своей смерти. Об особенностях своей теперешней жизни он узнал сам. Вот только он немного отличается от нас.
  - Отличается? - Переспросила я.
  - Да. Как ты заметила, мы немного похожи на зомби и вампиров. Но нас нельзя ровнять на них. Потому что мы более совершенные существа. Одна причина в том, что мы существуем на самом деле. Нас не выдумали писатели, про нас не снимают фильмы. Мы такими не рождаемся, нас такими делает жизнь. Нам не нужны сон, пища, отдых. Мы умираем, перед тем как возродиться в новой форме, поэтому, мы зовем себя умершими. Считай это новой ступенью эволюции человека. Мы бессмертны, но в тоже время мы тоже умираем. Только не так как все. Если нас ранить смертельно, то в нашем разуме происходит что-то вроде перезагрузки. Тебе ведь уже приходилось опять умирать, так?
  - Да... - я на секунду задумалась и вспомнила о том дне, когда я ударилась головой об гвоздь. Тогда я еще узнала, что Крис умерший. - А ведь и, правда. Тот момент был похож на мою первую смерть.
  - Верно. Но если при первой смерти ты на несколько минут теряешь сознание, то в последующих случаях все будет происходить быстро. И независимо, сколько раз ты умрешь, даже через сотни лет, ты будешь помнить все свои смерти, до единой.
  По взгляду Мелори, я поняла, что она не шутит.
  - С Крисом же немного посложнее, - продолжила она. - После каждой смерти, в нем просыпается его второе я - Кристофер. Он странный и скрытный, несмотря на его противный характер. Но думаю, Крис уже привык к этому. Все-таки он знает больше, чем рассказал.
  - А как долго Кристофер находится в теле Криса?
  - Не больше часа. Думаю, - женщина посмотрела на часы. - Крис уж пришел в себя.
  - Тебе лучше еще раз извинится перед ним, - резким тоном произнес Рейн, - ведь это ты бросила его под машину.
  - Не нужно извиняться, - возразила Мелори, - просто поговори с ним.
  Я пару минут топталась на месте, не решаясь пойти. Ненавижу чувствовать себя виноватой, как и извиняться. Но, собравшись с силами, я немного неуверенно зашагала к выходу.
  - Задний двор, - подсказал мне Данте.
  
  
  Глава 7
  
  Слабый дождь превратился в ливень. Я оглянулась по сторонам. Чтобы зайти на задний двор, нужно было обойти все здание. По крайней мере, про черный ход я не знала, поэтому пошла в обход. Дом был довольно широким, так что мне пришлось обходить его минут пять, учтя то, что я шла медленно.
  Задний двор был большим и просторным. Ровно выстриженный газон, пожелтевший из-за осени; посередине деревянный столик и скамейки; несколько деревьев, раскиданных по всему двору, и темная фигура, стоящая под ливнем.
  Я шла медленно, делая один шаг в минуту, и с каждой минутой расстояние между нами уменьшалось. Сейчас во мне боролись два чувства: вина и страх. Если честно, то я ненавижу нерешительных и слабых людей. Главная причина в том, что я сама такая и есть. Я нерешительная, потому что боюсь. Боюсь той неизвестности, что будет дальше. А что если я сделаю что-то не так? А что если меня возненавидят и отвернутся? По своей натуре я одиночка - никогда не гналась за людьми, не старалась выглядеть выше в глазах общества. И если на чистоту - я ненавижу людей. Грубые, жестокие, алчные существа. Я тоже человек, и где-то глубоко внутри я тоже себя ненавижу. Но, несмотря на всю грязь, людям свойственны некоторые обязательные чувства: дружба, ревность, любовь, жалость и мое самое ненавистное - привязанность. Несмотря на свою любовь к одиночеству, я слишком сильно привязываюсь к людям. Из-за этого чувства и своего характера, я стала эгоисткой. Если я привязываюсь к человеку, неважно будь то девушка или парень, они всегда должны быть со мной и только со мной. У них не должно быть никого близкого кроме меня. Если кто-то попытается сблизиться с этим человеком, он автоматически станет мне врагом. Если тот, кто мне дорог, отдалиться от меня, я и его возненавижу. Поэтому я не могу ужиться с людьми. Кто-то обязательно станет для меня дорог, и когда-то я его возненавижу. Я уже свыклась с этой мыслю. Возможно Ирен и Локки, самые близкие мне люди, тоже когда-нибудь найдут свое место в жизни, и мы больше не сможем играть тройку школьных друзей. Поэтому я жду того момента, когда вместо привязанности в моей душе загорится ненависть.
  Но с недавних пор в мой маленький мир вторгся еще один человек. Он появился внезапно и перевернул мою жизнь с ног на голову. Я не знаю дорог ли мне Крис как друг, человек или парень, но одно я знаю точно - я слишком сильно к нему привязалась.
  Я не хочу кого-либо терять опять. Уж слишком многое у меня забрала жизнь.
  - Эй, - прошептала я.
  Крис стоял в десяти метрах, спиной ко мне. Дождь лил как из ведра, и он полностью промок. Я не знала, как начать и что сказать.
  - Они, наверное, тебе уже рассказали обо мне, - сказал он, всё ещё не поворачиваясь ко мне.
  Я кивнула, хотя он и не увидел.
  - Знаешь, почему я стал таким? - Крис грустно засмеялся. - Вроде бы у меня не было несчастливого детства: маленький уютный домик, любящие мать и отец, старшая сестра, собака. Мы небыли бедны, но и не разбрасывались деньгами. Я жил, не зная забот, хоть то и были предвоенные времена. Я много читал. У отца была большая библиотека, которая сгорела на войне. Когда я был мал, то часто засиживался там допоздна. Там было много разных интересных книг. Я перечитал половину библиотеки. И вот однажды он принес книгу, которую купил за копейки у одного прохожего в баре. Это была черная книга без автора и названия. Написана от руки, она сразу привлекла мое внимание. Я хотел ее прочесть, но успел только заглянуть внутрь, как отец тут же забрал ее у меня. Тогда мы впервые поссорились. Я был разбалованным тринадцатилетним мальчишкой, поэтому долго плакал - считал это несправедливым. Как я был глуп. Однажды отец уехал на неделю по работе и я, как ни странно, начал перерывать всю библиотеку в поисках той книги. Она оказалась спрятана в сейфе за картиной над камином. Чтоб открыть сейф, нужно было ввести четырехзначный пароль. Я перепробовал разные комбинации, но все было впустую. И тогда я посмотрел на картину, которая скрывала сейф. Будучи смышленым, я догадался подсмотреть ответ на ней, - тут его слова прозвучали с сарказмом, - как же я был рад, когда пароль оказался датой написания картины. В сейфе были разные документы, деньги, но они меня не интересовали. Я получил то, что хотел. - Крис на секунду остановился, будто вспоминая, но потом продолжил, - я прочитал книгу за ночь. Она сильно напугала меня, поэтому несколько дней мне снились кошмары. Тогда и появился Кристофер. Я кричал во сне, плакал. Мне помогала сестра. Она была на четыре года старше меня. Просыпаясь ночью, я часто перебирался к ней в кровать, так как был трусливым малым. Через некоторое время я забыл про книгу. Отец ничего не узнал, так как я положил ее на место, как было. Остались только неясные кошмары. Прошло пять лет. Я повзрослел и теперь смотрел на мир глазами взрослого человека. Но не успели мы оглянуться, как пришла война. Отца и меня забрали воевать. Матери из-за волнений часто нездоровилось, но с ней осталась сестра. Я не рассказывал о сестре Мелори и остальным, как и все то, что ты сейчас услышала, так как считал это слишком личным. Не знаю, почему я делаю это сейчас. Наверное, мне просто нужно выговориться.
  Крис опять замолчал. Я послушно ждала, когда он снова заговорит. Что-то мне подсказывало, что сейчас лучше просто помолчать.
  - Война оказалась более жестокой, чем я думал, - наконец-то заговорил он. - Отец умер первым. Его застрелили. Мать и сестра очень страдали. Я хотел отомстить за него, и рвался без раздумий в бой. Я совсем не боялся смерти. До того момента... - он опять сделал паузу, - Был август, несмотря на ночь, стояла адская жара. Пот капал на глаза и мешал следить за боем. Враги все наступали и наступали. Я был слишком молод и вспыльчив, поэтому стрельбы с окопа мне показалось мало. Я пошел на пролом. Хорошо хоть был шустрым. Но, несмотря на это, меня все-же подстрелили. Один вражеский солдат выпалил несколько пуль и убежал. Три пули прошли сквозь меня, но ни одна не задела важный орган. Поэтому я умирал медленно. Вот тогда я испугался по-настоящему. Я убил многих, но не считал, что сам должен умереть. Я был слишком жесток и самоуверен. Все пробегали мимо, считая меня уже мертвым. Но я был жив, хотя уже и безнадежен. И тогда я обратился к тому, кого считал покровителем страданий, боли и смерти - к Дьяволу. Почему я не молился Богу? Наверное, потому, что когда вокруг тебя проливается кровь и слышны предсмертные крики, ты как-то забываешь про его существование, не так ли? В тот момент я даже не подумал о черной книге. Все произошло подсознательно. Я считал что спасусь. Но как бы ни так. Как только я попытался встать, меня ослепило. В тридцати метрах от меня взорвался танк. Его части разлетелись в разные стороны, одна попала прямо мне в грудь. Тогда я и умер. Быстро, правда?
  И тут Крис повернулся ко мне лицом. Даже темнота и дождь не мешали увидеть мне просвечивающийся через мокрую и тонкую белую рубашку шрам. Он тянулся от солнечного сплетения и заканчивался в пяти сантиметрах правее пупка. Я медленно подошла и непроизвольно провела по нему указательным пальцем. Тут я осознала, что делаю, и резко отдернула руку.
  Мы стояли в полуметре друг от друга. Я не могла посмотреть ему в глаза - боялась разорвать ту тонкую нить доверия, возникшую между нами. Хотя, возможно, я уже ее разорвала.
  - Знаешь, я ненавижу просить прощения, - сказала я тихо, глядя себе под ноги. - Как по мне, это просто слова, чтоб утешить самого себя. Но так же я ненавижу чувствовать себя виноватой перед тем, кто считает иначе.
  - Я не считаю иначе, - прошептал Крис.
  Я чувствовала, как он сверлит меня взглядом.
  - Знаю, но я все равно чувствую себя виноватой. Это отвратительное чувство. Поэтому дай мне хоть как-то загладить вину.
  - Ты хочешь, чтоб я тебя простил, хотя и не считаю это нужным? - в его голосе слышались нотки насмешки.
  - Угу.
  - Что ж, ладно. Я знаю, что ты можешь сделать, чтоб полностью загладить свою вину.
  - И что? - я резко подняла голову и неожиданно для себя встретилась с ним взглядом.
  - Поцелуй меня.
  Если честно, в тот момент я подумала, что он насмехается, но его взгляд вывел меня из заблуждения. Такая неожиданность заставила меня пошатнуться и отступить на шаг.
  - А? - у меня не было слов.
  - Двадцать лет назад меня поцеловала живая девушка. Она не знала мою тайну, просто была знакомой. Если честно я даже имени ее не помню. Она внезапно нависла на мне и начала целовать. Не знаю, что на нее нашло после этого, но я слышал, что весь последующий месяц ее мучили кошмары и сильные стрессы. Наверное, это из-за того, что она поцеловала труп, хотя и не знала об этом. Я лично ничего не почувствовал. Поэтому я хочу знать, как это, целовать такого же, как и я. Так что поцелуй меня.
  Я еще минуту стояла в шоке.
  - И ты думаешь, что так я заглажу свою вину? - я недоверчиво покосилась на Криса.
  - Передо мной - считай что да. Перед собой - мне все равно, - сказал он честно.
  - Жестокий, однако.
  - Каким жизнь сделала.
  Я подошла к нему впритык. Нерешительности и страха я не чувствовала. Если честно, мне тоже стало немного интересно. Крис оказался выше меня на голову. Из-за дождя его волосы слиплись, как и мои впрочем. Я легонько отмахнула несколько прядей с его лица. Он внимательно смотрел на меня, и я смутилась.
  - Не пялься. Мне неудобно.
  Он ухмыльнулся, но глаза закрыл. Я взяла его лицо в свои руки и начала рассматривать. Ровные черты лица, длинные ресницы, нос с небольшой горбинкой, ровные густые брови, бледная кожа, тонкие губы. 'Собственно говоря, чем я недовольна?' - пронеслось у меня в голове. Я закрыла глаза и привстала на носочки. В следующую секунду мои губы коснулись его. Это было всего касание, но я почувствовала себя странно. То ли это из-за того, что я симпатизировала Крису как парню, то ли из-за того, что я впервые кого-то целовала, то ли потому, что я на время избавилась от одиночества... Я не знала, да и не хотела знать.
  Через десять секунд я немного отстранилась. Я первый раз поцеловала парня, Крис двадцать лет не касался девушки, наверное, поэтому в следующую секунду мы целовались так, будто это было нашим спасением. Страстно, глубоко, ненасытно.... Для меня это были новые ощущения. Думаю, будь я живой, все было бы не так. Наверное, для нас, умерших, в таких случаях действуют другие правила. В любом случае, думать тогда я не могла.
  Если бы нам нужно было дышать, мы бы уже остановились. Не знаю, сколько времени прошло: пять минут, десять, час. Но вечно это продолжатся не могло. Крис, наверное, подумал так же, так как в следующее мгновение мы одновременно отстранились друг от друга.
  - Только не надо потом меня донимать, что я украл твой первый поцелуй, - ухмыльнулся он.
  Настроение у него было выше крыши.
  - Как ты?.. - я вспыхнула, и мое лицо покраснело бы, если б могло. - Не волнуйся, я не из тех девушек, которые этим так дорожат. Физический контакт, ничего большего.
  - Ну да, конечно, - он засмеялся.
  Непонятно почему, но мое настроение тоже внезапно улучшилось. Наверное из-за того, что теперь меня не терзало чувство вины. Я не чувствовала себя неловко, хотя сейчас стояла перед парнем с которым секунду назад страстно целовалась. По взгляду Криса можно было понять, что он тоже равнодушен. Возможно, это потому, что мы ничего не чувствуем. Хотя не скажу, что нас совсем не тянет друг к другу. Но это притяжение не было похоже на любовь. Скорее что-то другое, что мы не могли понять.
  По дороге в дом я внезапно вспомнила одну вещь.
  - Кстати, - я повернулась к Крису, который шел сзади, - в день, когда я в первый раз появилась в школе после смерти, когда я посмотрела на тебя, я почувствовала себя странно. Это было немного похоже на то, что мы чувствуем, когда умираем.
  -А, это тогда, когда на тебе был тот безвкусный красный свитер? - насмешливо произнес он.
  Мне захотелось впечатать этого парня в стену дома.
  - Все ново-умершие это чувствуют, когда первый раз встречают себе подобного. Мы тоже это чувствуем, когда их встречаем. Если честно, я сначала подумал, что ошибся.
  - А-а-а... Понятно.
  Все три минуты дороги от заднего двора к входной двери дома Крис донимал меня своим хорошим настроением. То вспоминал, как я неудачно села на покрашенную лавочку в парке, то как я чуть не подралась с пятилетним мальчиком за то, что он облил меня лимонадом. В общем, уже возле двери я не выдержала.
  - Слушай, - вспыхнула я, резко развернувшись к нему, - если я вдруг кину тебя под поезд, не думай - это не со зла.
  Я запнулась, испугавшись, что он вспомнит про тот случай с машиной и обидится. Ага, ни черта он не обиделся!
  - Ну, тогда тебе придется извиняться перед Кристофером. Он всегда возмущается, когда я ломаю кости или шею. Но, думаю, твое рвение загладить вину ему понравится.
  Я стукнула Криса кулаком в плечо и быстро направилась в дом, так как мысль сломать ему шею казалась мне все заманчивее.
  - Ну, как? - спросила Мелори, когда я зашла в гостиную.
  Они все еще сидели там, но уже переодетые.
  - Спросите его, - я указала на Криса, который зашел за мной и сейчас честно пытался прекратить смеяться.
  - Что ты ему за анекдоты рассказывала? - недовольно спросил Рейн.
  Видно он опять разозлился, что меня не отчитали.
  - А я почем знаю, - я тоже вскипела.
  - Ну, раз у вас все хорошо, - улыбнулась Мелори, - то нет проблем для волнений.
  - Не хорошо! - возразили мы с Рейном.
  Я глубоко вздохнула и успокоилась.
  - Что ж, ладно, - я убрала рукой мокрые волосы с лица. - Мне нужно идти. В любой момент могут позвонить насчет Роллана. А я, как некстати, забыла мобильный дома.
  - Да, кстати, а к кому ты отнесла этого мелкого? - спросил Крис, успокоившись.
  - Ну, думаю, вы скоро познакомитесь.
  
  Ливень прекращаться не собирался. Но благодаря этому я могла быстро добраться до дома, не боясь, что кто-то меня заметит. Зайдя в дом, я сразу же отыскала мобильник, положила его на видное место и пошла в душ. Было уже за полночь. Я все еще была зла на Криса, поэтому в качестве успокоения набрала себе большую кружку воды и залпом ее выпила. Жгучая жидкость начала быстро течь через горло, исчезая где-то внутри меня. Я набрала еще одну кружку и села на диван в гостиной. Волосы сушить не хотелось. Я сидела, попивая маленькими глотками воду, и смотрела в черный экран телевизора. Тут в моем уме всплыл один момент сегодняшней ночи. Я провела пальцем по губам, вспоминая ощущения. Как только в моей голове появилась довольно ясная картина я, злая сама на себя, стукнула кулаком об диван.
  - Чертов парень, - процедила я сквозь зубы. - Если такое еще раз повторится, я ему язык откушу.
  
  До утра все было спокойно. Я, от нечего делать, начала перечитывать 'Фауста'. Я специально читала долго, вдумчиво, чуть ли не заучивая каждую строчку, чтоб убить время.
  В десять часов позвонил Локки.
  - Да?
  - Он очнулся.
  - Уже бегу.
  Я отключилась и начала собираться. Через полчаса я уже стояла на пороге дома Локки. Я вошла, не стучась, и направилась сразу на кухню, так как по логике они должны быть там. Мое чутье меня не подвело. Мой друг пил кофе за столом. Рядом сидел Роллан и с огромным аппетитом уплетал яичницу. Я увидела, что у него были перебинтованы голова и руки, и несколько ссадин на лице залеплены пластырем. Увидев меня, мальчик подавился.
  - Смотри, как ты его напугала! - возмутился Локки, хлопая его по спине.
  - И почему в последнее время я во всем виновата? - буркнула я.
  Роллан наконец-то проглотил яичницу и потупил взгляд.
  - Ты как? - я подошла и присела на корточки возле него.
  Мальчик только кивнул. Видно, он действительно меня боялся, так как когда я дотронулась до его плеча, он задрожал.
  - Не волнуйся, все уже хорошо, - я улыбнулась.
  - Не хорошо, - заговорил он, и на его глазах выступили слезы, - Я не был дома. Брайан опять будет злиться... - он пытался сдержать плачь, но у него не получалось.
  - Кто такой Брайан?
  - Мой старший брат.
  - А, - протянула я, тут же отогнав появившиеся догадки. - Не волнуйся, мы что-нибудь придумаем.
  - Правда? - Он взглянул на меня своими ясными голубыми глазами. Если приглядеться, то Роллан действительно был красив. Думаю, многие клиенты просто путали его с девочкой, а потом, поняв свою оплошность, решили не останавливаться.
  - Конечно. А теперь ешь, не стесняйся.
  Я встала и пошла в коридор. Локки пошел за мной.
  - Ну что? - спросила я, когда мы отошли на безопасное расстояние.
  - Ничего серьезного. Пару ушибов, ссадин, ран и... засосов.
  - ЧТО?
  - Тише! - Локки закрыл мне рукой рот и поволок еще дальше от кухни. - Чему ты так удивляешься? Это его работа, как я понимаю. В общем, за две-три недели он будет как новенький. Если конечно не примется за старое.
  Я стиснула зубы. Все это мне ужасно не нравилось.
  - Идем.
  Мы пришли назад на кухню. Роллан уже доел и теперь усердно запивал все чаем. Наверное, в его случае горячая яичница - просто праздничное блюдо!
  - Спасибо! Было очень вкусно, - воскликнул он допив.
  - Не за что. Это все что я успел приготовить, - Локки улыбнулся такой похвале.
  - Ты можешь ходить? Голова не болит? - обеспокоенно спросила я Роллана.
  - Все в порядке.
  Он встал со стула и, сделав пару шагов туда-сюда, подошел ко мне.
  - Я подвезу тебя домой, - сказал Локки.
  - Не нужно, правда. Вот только моя одежда грязная, - Роллан взглянул на себя.
  Только сейчас я заметила, что на нем была длинная рубашка кого-то из семейства Сальмори. Она была велика на него, и больше походила на платьице.
  - Это не проблема. Я постирал ее вчера. Она должна была уже высохнуть.
  Локки ушел, оставив меня с этим милым созданием наедине.
  - Почему ты это делаешь? - спросила я неуверенно.
  - Что именно?
  - Ну, работаешь... в секс-индустрии? - я пыталась подобрать нужные слова, что б не обидеть его.
  Мальчик опустил голову.
  - А зачем все работают там? - спросил он вполне взрослым тоном. - Из-за денег. Мне нужны деньги, причем очень срочно.
  - Много?
  - Больше чем вы думаете, - его голос поник.
  Я поняла, что здесь мне ничем не помочь. Я сама жила на сбережения бабушки, и на деньги со случайных заработков. Хорошо хоть Фред брал откуда-то деньги и платил за дом. Теперь мне самой придется с этим разбираться.
  - Понятно.
  В кухню зашел Локки с охапкой одежды. Роллан переоделся и уже собирался уходить, как я остановила его.
  - Подожди. Вот, - я вручила ему листочек бумаги. - Тут мой адрес и телефон. Если что-то случится, то обязательно сообщи. Мы постараемся помочь.
  - Спасибо. И вот еще что, тот парень, которого сбили...
  - А, тот, - я в уме повторила несколько нехороших слов. - С ним все в порядке, к сожалению.
  - Правда? Это хорошо, - улыбнулся он.
  Роллан еще раз поблагодарил нас и ушел. Мне внезапно стало грустно. Я не сказала ему, что подумываю обратиться к властям, ведь только что стала свидетелем самой настоящей детской проституции. Но меня останавливал тот факт, что Роллан сознательно идет на это, то есть теоретически его никто не принуждает. И, возможно, я только сделаю все хуже. Поэтому просто решила немного подождать и посмотреть, что дальше будет. Почему-то мне кажется, что мне еще предстоит столкнуться с ним.
  - Такой маленький. Интересно, зачем ему деньги? - рассуждала я вслух. Наверное, семейные проблемы, или еще чего посерьезней.
  Как только двери закрылись, Локки поволок меня на кухню и усадил за стол.
  - Ну? - он сел напротив меня. - Свою часть уговора я выполнил. Теперь ты.
  Я скривилась, зная, что теперь мне придется несладко.
  - Ты будешь кричать, - я отсела немного дальше от него, - и злиться, что я тебе не сказала раньше.
  - Не буду.
  - Будешь! Эх, ну в общем... - я сделала короткую паузу и быстро выпалила, - Крис тоже мертвый.
  - ЧТО? - Локки подскочил от возмущения. - Почему ты мне раньше не сказала?!
  - Вот видишь, видишь! Ты кричишь! - обиженно воскликнула я, отсев еще дальше.
  - Так, стоп, - он начал ходить по кухне, потирая указательными пальцами виски. - Ты хочешь сказать, что он такой же, как и ты?
  - Да.
  - И когда ты узнала?
  - Неделю назад, - ответила я тихо.
  - Неделю?! - Локки стукнул руками по столу.
  - Не злись. Мы в кухне. Тут есть острые предметы, - я на всякий случай встала и подошла к противоположному краю комнаты.
  - Спасибо, что напомнила, - он глубоко вздохнул и сел обратно за стол. - Ну, рассказывай.
  Я села напротив него и набрав в легкие побольше воздуха выпалила на одном дыхании:
  - Ну, если коротко, то когда мы шли с ним и разговаривали, я неудачно наступила на камень и, упав, пробила гвоздем висок. Крис сначала удивился, но потом показал мне, что он такой же, и пообещал с кем-то познакомить. Оказалось, что он живет с тремя такими же, как мы, представляешь? Они странные, но хорошие. По субботам они, чтоб убить время, играют в одну игру - следят за людьми. Так я встретила Роллана. Мы спасли его от одного старикана. Потом этот идиот Крис... - я запнулась, заметив, что и так сболтнула лишнего. - Ну, это типа все.
  - Это не объяснение, а набор слов. Ну, неважно. Важно, что ты, - от Локки исходила нехорошая аура, - все это время скрывала от меня такую важную информацию.
  - Я не знала, стоит ли тебе говорить...
  - Конечно стоит! - он глубоко вздохнул, чтобы успокоится. - Ладно, это все?
  - Почти, - я опустила взгляд, делая вид, что рассматриваю стол. - Все что нужно знать на данный момент.
  - Значит, есть еще что-то?
  - Можно и так сказать. Я не знаю, связано это как-то или нет, но пока я не могу рассказать тебе больше.
  - Что ж, - парень поправил очки, - думаю, этого пока достаточно. А теперь вон отсюда, я полночи не спал.
  - Считай, что меня уже нет.
  Я быстро выбежала с дома, радуясь, что разговор закончен. Теперь можно было немного отдохнуть.
  
  * * *
  Погода в понедельник идеально подходила для начала недели. Серые облака затянули все небо, не давая солнцу хоть немного прогреть землю. Улицы Спринга окутал утренний туман, что сильно мешало движению транспорта. Теперь наш городок был похож на те горные деревеньки Колорадо, где туман привычное дело.
  С самого утра у меня было 'понедельниковое' настроение. Это когда ничего не хочется делать, никуда не идти, а просто запереться дома, укутаться в теплое одеяло и так просидеть минимум до обеда. Даже я, которая теперь не спит, чувствовала непонятную усталость и слабость по всему телу. Похоже, после смерти матушка лень все равно сидит на плечах.
  Я надела свою любимую серую кофту на замке и ежедневные синие джинсы. Волосы решила оставить распущенными. Не люблю ходить по улице с завязанными волосами. Другим может это показаться неудобно, тем более, что мои волосы были довольно непослушные и почти достигали локтя, но я не люблю когда что-то сжимает голову. По этой причине я также редко надеваю головные уборы.
  В восемь я вышла из дома.
  На школьном дворе молодежь можно было сосчитать на пальцах. Все сонные и нервные из-за погоды. В классе ситуация была не лучше. Трое человек: я, Крис и Томми Коуфер. Томми был тихим парнем, и совсем не умеющий за себя постоять. У таких как он старшие вечно отбирают деньги на обед. Я один раз заступилась за него, после чего он полтора месяца не мог от меня отстать.
  Поприветствовав Тома, я кинула недовольный взгляд на последнюю парту у окна. Крис улыбнулся и незаметно махнул рукой в качестве приветствия. Я поняла, что его издевательское настроение улетучилось. Это меня успокоило. Сев за парту, я повернулась к окну и, подперев рукой голову, начала наблюдать за пейзажем.
  Народ потихоньку подваливал, и к началу урока у нас в классе было от силы десять человек. Я удивилась, так как, насколько мне помнится, нас должно быть двадцать четыре. Прямо по звонку в класс зашла наша руководительница и по совместительству учитель английского мисс Фер. Ее полное имя Венела Фернард, но она любит, когда ее называют Фер. Это была веселая пухленькая афро-американка с дредами, детским характером и тридцатью годами за плечами, но всем доказывает, что ей двадцать пять. Мы любили ее, потому что она не была похожа на остальных учителей. Считали ее своей, но уважали как преподавателя.
  - Привет, народ1 - мисс Фер подошла к учительскому столу и оглянула всех присутствующих. - А что так мало? Где все?
  - Заболели, - выкрикнул кто-то с первых парт.
  - Это плохо. Ну да ладно, меньше народу больше кислороду! - она открыла классный журнал. - А теперь перекличка, потом запишем новую тему.
  Пронесся гул голосов и возмущений.
  - Так, тихо, а то сейчас проведем процедуру - прячем учебники, достаем листочки...
  Шум мгновенно прекратился.
  - Чудненько.
  В конце урока мисс Фер попросила нас не расходиться на перемену и подождать ее в классе. Она пришла через три минуты после звонка на второй урок. На ее лице играла улыбка.
  - Итак, все как я и думала. Почти половина учащихся в школе подхватили грипп и теперь отлеживаются дома. Так что мы решили на три недели объявить карантин.
  По классу прошлась волна радостных криков.
  - Да-да, я тоже рада. И так как вы все здоровы, у меня есть мысль. Что толку сидеть дома без дела три недели? Я решила - едем отдыхать!
  - А-а-а? - Все начали переглядываться.
  - На эту неделю передавали чудесную погоду. Так почему не воспользоваться этим? На целую неделю! И угадайте куда... в Гленвунд Спрингс!
  - Да! - мы радостно закричали.
  Тут Милли Гоукс - девушка с первой парты задала очень правильный вопрос:
  - А сколько это будет стоить? Насколько я знаю это немного дороговато.
  Все разочарованно затихли, но мисс Фер продолжала улыбаться.
  - Нас одиннадцать человек, включая меня. Школьный автобус дается только на практичные занятия и с разрешения директора, а с этим много возни. Так что считайте это дружеской поездкой. Если у кого-то из ваших родителей есть автобус и они согласятся нас отвезти, то за транспорт можно не волноваться. И если вы возьмете свою еду то, включая мои очень хорошие связи, считайте, что мы отдохнем бесплатно.
  Мы опять радостно завизжали.
  - Там полно горячих источников. Мы будем жить в лесном домике моего знакомого. Он сейчас в Нью-Йорке и домик пустеет, так что он предложил мне взять несколько знакомых и отдохнуть.
  - Так почему же вы не поедите со знакомыми? - заметил Локки.
  - Все мои знакомые заняты. А толпа подростков самое то! - мисс Фер подошла к нему, и, сняв очки прямо с его лица, одела на себя.
  - Прошу заметить, что вы не подросток, - он терпеливо ждал, пока она наиграется.
  - Эх, не сыпь соль на рану, - она горестно вздохнула и отдала ему очки. - Не понимаю твое недовольство. Не хочешь - сиди дома.
  - Ну нет уж, поеду. Оставлять все на вас, это слишком безответственно.
  Мисс Фер скрестила руки на груди.
  - Вот и будешь помогать мне. А в качестве благодарности я подниму твою оценку с английского на один бал.
  - У меня и так самая высокая оценка.
  - Ну, тогда извини, - она пожала плечами.
  Парень тяжело вздохнул, но промолчал. Мисс Фер улыбнулась и захлопала в ладоши.
  - Ну что, в Гленвунд Спрингс!
  Глава 8
  
  Поездка была запланирована на среду. Было тепло и безоблачно. Отец Марка Кери, парня из моего класса, любезно согласился подвезти нас на своем автобусе. Мы должны были собраться в девять утра возле супермаркета 'Сладкое небо', с рюкзаками и спальными мешками (мисс Фер настоятельно просила их взять, говоря, что спальные мешки и природа вещи неразделимые). Из десяти человек, которые присутствовали тогда в классе, поехало всего восемь, так как двое слегли с гриппом. В результате из класса поехали я, Локки, Ирен, Крис, Томми Коуфер, Марк Кери, Милли Гоукс и Трейси Митчелл - тихая миниатюрная девочка, которую я по началу учебы не замечала. В общем, компания вполне нормальная.
  Я взяла с собой спальный мешок, с которым Фред иногда ездил на рыбалку (мне пришлось его хорошенько простирнуть, так как он полностью провонял пивом и рыбой), три большие банки консервов, целлофановый мешочек овсянки и две бутылки воды. Еду я брала для вида, хотя знала, что на трех консервах и овсянке нормальному человеку неделю не прожить. Из одежды взяла два теплых свитера, джинсы, на случай если те, что на мне, порвутся, еще одну теплую кофту, белье и одну пару носков. Плюс зубная щетка, паста, шампунь, мыло и первую попавшуюся художественную книгу. В общем, дорожный рюкзак был забит полностью.
  В назначенное время мы были на месте. Рюкзак Локки был в два раза больше моего. Это, наверное, потому, что у Ирен рюкзак был размером с дамскую сумочку. Все остальные, включая Криса, были обмундированы довольно нормально. Через пять минут прибыла мисс Фер.
  - Привет всем! - улыбнулась она. - Мистер Кери должен вот-вот прибыть.
  Как по заказу, через секунду красный мини-автобус выехал из поворота и остановился возле нас. Из него вылез мужчина в возрасте, со щетиной, поседевшими волосами и сигаретой в зубах.
  - Привет молодежь, - он махнул нам рукой. - За мной.
  Мы обошли автобус и стали напротив задней двери. Она открылась и оттуда выглянуло довольное лицо Марка.
  - Заваливайте!
  Он открыл двери полностью. Несколько сидений, которые по логике должны занимать задний отдел мини-автобуса, сейчас отсутствовали. Теперь это больше походило на трейлер.
  - Я переделал автобус, чтоб удобнее было возить запчасти - пояснил мистер Кери. - Так что здесь довольно просторно.
  Мы радостно запрыгнули внутрь. Мисс Фер села на переднее сидение.
  - Так, - сказала она обернувшись к нам, - ехать мы будем несколько часов, так что займите себя чем-нибудь и не шумите.
  Мы кивнули.
  Первые полчаса поездки мы занимались кто чем: Томми и Марк говорили о видеоиграх, Милли читала журнал, Трейси играла с волосами Ирен, которая в свою очередь опять о чем то спорила с Локки, а Крис попросту притворился спящим. Я же просто села у заднего окна и начала рассматривать уходящую дорогу. Вообще-то я бы не отказалась смотреть и впереди. Просто в автобусе место водителя и задний отдел разделяла стена с малюсеньким окошком. Так что пришлось довольствоваться тем, что есть.
  Вскоре сзади меня послышался недовольный голос Милли:
  - Ску-у-учно... - простонала она.
  - Согласна. - Ирен вздохнула и легла на пол. - Я сейчас усну.
  - Можно поиграть в карты, - предложил Марк. - У меня есть.
  Он порылся в рюкзаке и достал новенькую колоду карт.
  - Вчера специально купил.
  - Во что играть будем? - я решила наконец-то внести свою реплику.
  - Ну, - Марк почесал голову, - может в покер?
  - Я не умею, - сказали одновременно я и Ирен.
  - А остальные?
  Томми, Локки и Милли кивнули что умеют. Крис решил тоже присоединиться. В общем, нам двоим осталось только наблюдать.
  Они играли на очки. Как не удивительно побеждал Крис. Наверное, дело в том, что неважно какие бы ему карты не попались, его лицо всегда оставалось без выражения. Но он не один умел скрывать свои эмоции.
  - А ты неплохо играешь, Сернари, - похвалил его Локки.
  - Ты тоже хорош, - усмехнулся в ответ Крис.
  Похоже, в них обоих проснулось мужское соперничество. И мне показалось, дело не только в покере.
  Так, следующие два часа поездки прошли за игрой в покер, блек Джек, и некоторые, которые мы придумали сами. Вскоре автобус остановился. Двери открылись, и к нам заглянула мисс Фер.
  - Кто голоден?
  - Я! - выкрикнули все, естественно кроме меня и Криса.
  - Большинство, а значит, идем все, - она улыбнулась нам и быстро исчезла.
  Мы вышли из автобуса и оглянулись. Оказалось, мы остановились возле дорожной столовой. Я и Крис переглянулись. Он лишь пожал плечами и пошел внутрь. Похоже, мне придется идти со всеми.
  Внутри столовой было довольно просторно. Много столиков, большинство рассчитаны на четырех человек. Так как нас было восемь, мы должны были занять два столика. Мисс Фер и мистер Кери сидели отдельно.
  Зайдя самой последней в столовую, я начала искать глазами своих друзей и наткнулась на такую картину: Крис завалил свою куртку на стул свободного столика, к нему подошел Локки и, окинув его многозначительным взглядом, занял стул рядом. За Локки, конечно, следовала Ирен. Сначала она посмотрела на Криса испуганно, потом с некой опаской и, потоптавшись на месте пол минуты, все же села рядом с Локки.
  Это было самое ужасное, что можно было придумать. Мало того, что Локки и Крис, между которыми уже успела завязаться неприязнь, да еще и Ирен, которая вообще не в курсе последних событий. И эти трое сейчас выжидающе сверлили меня взглядом, указывая на один единственный свободный стул. Я еще раз осмотрелась и увидела, что остальная четверка сидела вместе за одним столом, значит, выбора у меня не было.
  Я подошла к своей тройке и закинула куртку на спинку свободного стула. Стол, за которым мы сидели, был прямоугольный: два стула с одной стороны, два стула с другой. Мое место было рядом с Крисом.
  Я почувствовала, что мое присутствие немного разрядило обстановку. Хоть это было хорошо.
  - Ну что, идем, возьмем поесть, что ли? - неуверенно спросила Ирен.
  - Идем, - сказал Локки, сверля взглядом моего соседа.
  Он встал и пошел брать поднос. Ирен побежала за ним.
  - Иди, - кивнула я Крису. - Я на мели.
  - Нехорошо если ты будешь выделяться, - он встал и повернулся ко мне. - Я угощаю.
  Я сначала хотела отказаться, но тут вспомнила все прошлые насмешки Криса и многозначительно хмыкнула, решив отыграться.
  - Тогда идем.
  Мы стали в очередь. Благо между нами и Ирен с Локки стояли Томми и Марк, которые бурно спорили о том, что вкуснее: гамбургеры или пицца. Их разговор был довольно громкий, так что нас можно было не услышать.
  - Что будешь? - спросил Крис.
  Я начала осматривать прилавок в надежде найти что-нибудь подороже, но, решив, что свиной стейк для перекуса это слишком, решила взять наугад.
  - Овощное рагу.
  - Овощи? Гадость, - он скривился и подозвал официанта. - Одно овощное рагу и порцию тушеного мяса.
  - Гадость? Ты что, ребенок? - спросила я, когда мы продвинулись к стойке с напитками.
  - Есть траву, когда я могу, без риска заработать гастрит, наедаться до отвала мясом? Ну уж нет, увольте. Тем более, мне оно кажется более вкусным, даже сейчас.
  - Ну не знаю, мне без разницы, - пожала плечами я, взяв у официанта свое рагу.
  Крис засмеялся. Заказав еще два кофе, мы направились к кассе. Внезапно я заметила, что прямо за нами все это время была Милли. Она странно косилась на нас, что меня насторожило. Я заволновалась что, услышав наш разговор, она может что-то заподозрить, но пока решила ничего не предпринимать.
  Расплатившись, мы сели за столик. Ирен и Локки уже ели. Они о чем-то оживленно разговаривали, но, завидев нас, немного утихли. Мне не понравилось, что меня отчуждают, а вот Крису было все равно. Но все-таки дальше так продолжаться не могло, поэтому я решила поставить конец разногласию между этими троими.
  - Ну, - я специально придала голосу веселый тон, - чем займемся, когда прибудем?
  - Не знаю. Но я слышала, - оживилась Ирен, - что ночью на природе можно увидеть Млечный путь. И еще там красивые закаты.
  - Ну, если погода нам поспособствует, то мы увидим все то, что невозможно увидеть в загрязненных городах, - сказал Локки.
  - Правда? Это здорово, - я улыбнулась и повернулась к соседу. - А ты, Крис, чем займешься?
  Он сначала молчал, но когда я специально стала ему на ногу, решил поучаствовать в разговоре.
  - Я... в смысле мой дедушка рассказывал, что когда-то в молодости он оставил отметены на одном из деревьев в том районе. Я хочу увидеть есть ли еще то дерево и если есть, то осталось ли что-то.
  - Значит дедушка... - Локки опять сверлил его взглядом. - Интересно.
  - Да, - Крис недружелюбно ухмыльнулся. - Говорят, я его вылитая копия.
  - Не сомневаюсь.
  Я почувствовала, что разговор заходит не туда куда надо, и решила встрять:
  - Что ж, думаю нужно поспешить. Остальные уже почти доели, - я кивнула в сторону соседнего столика.
  На этом разговор был окончен. Через десять минут мы уже ехали дальше. В автобусе все говорили о своем, Крис опять 'спал'. Тут я заметила, что Милли не спускает с меня глаз. Это меня не на шутку испугало. Я окончательно разволновалась, когда она вдруг подошла и села возле меня.
  - Значит, - начала она шепотом, - вы с Сернари типа встречаетесь?
  - Что? - мой шепот из-за удивления был довольно громкий, но из-за всеобщего гула никто не услышал.
  - Ну, вы так ворковали в столовой. Он даже заплатил за тебя, - по ее тону можно было понять, что она любит посплетничать.
  - Да у меня просто денег не было.
  - Ну, это ладно. Но почему тогда вы так свободно разговаривали, если учесть, что в школе вы будто незнакомцы? - на ее смуглом лице появилась улыбка. - Еще я видела вас пару раз вместе на улице.
  - Ну, это... - я не знала что сказать. - Мы недавно подружились. И вообще, почему тебе это так интересно?
  - Просто не ожидала, что он вообще может с кем-то нормально разговаривать, - видно было, что она обиделась, - Хотя ты тоже не слишком отличаешься общительностью.
  - Какая есть, - буркнула я, немного разозлившись.
  - Как знаешь. Просто он немного устрашающий, хотя если приглядеться. - Милли заговорщически подмигнула мне и удалилась в другой конец автобуса к Трейси.
  Похоже, такими темпами пол школы узнает о том, что Мио Лоуренс связалась с Крисом Сернари - самым мрачным типом во всей школе.
  Я уже хотела лечь на портфель и притворится как Крис спящей, но не тут то было. Похоже, еще одному человеку были интересны наши отношения. И этот человек был единственный, кого я не хотела во все это ввязывать.
  - Эй, Мио, - Ирен села возле меня, - Извини, если я покажусь грубой, но почему Кристофер Сернари сидел с нами в столовой? Вы знакомы?
  Она выглядела взволнованной. Я опять задалась вопросом, почему молчаливость Криса так отталкивает людей.
  - Ну, можно и так сказать, - я неуверенно пожала плечами.
  - Он немного...
  - Странный? - перебила я ее.
  Ирен кивнула.
  - Всем вам так кажется.
  - Я спрашивала Локки. Он ничего не говорит, - она опустила голову. - Знаешь, мне кажется, что вы что-то скрываете от меня. Ты последнее время стала странной. Мы почти не разговариваем. Не звонишь, не берешь трубку, не заходишь в гости. Я приходила к тебе пару раз, но тебя не было дома. И Фреда нигде не видно. Мио, что случилось?
  Она взглянула на меня. Я непроизвольно сделала самую грубую ошибку, какую можно было сделать в этой ситуации - отвела взгляд. Ирен сжала руки в кулаки.
  - Я думала, мы доверяем друг другу, - тихо сказала она. - Ты жестока, Мио.
  Ирен быстро встала и села в противоположный угол автобуса. У меня внутри все сжалось. Я прикусила губу. Сейчас я чувствовала себя последней тварью. Ирен права, я слишком жестока. Я должна была ей хоть что-то рассказать. Наверное, так было бы намного легче. Но сейчас уже поздно что-то исправлять. Любое мое слово посчитается оправданием или ложью.
  Все остальные три часа поездки прошли в тишине. Если не считать Томми, Марка, Милли и Трейси, которые то разговаривали, то играли в карты. Остальные же, включая меня, просто молчали.
  Через десять минут, после того как мини-автобус проехал знак 'Добро пожаловать в Гленвунд Спрингс', мы остановились. Как только я вылезла из автобуса, мое внимание тут же охватил окружающий пейзаж. Всюду, куда не глянь, был лес. Множество маленьких домиков тянулись по обе стороны дороги. В них отдыхали приезжие семьи туристов. Немного дальше были видны крыши больших отелей. А сам город со всех сторон окружали горы. Их снежные вершины манили своей красотой опытных и бесстрашных лыжников. Как жаль, что за все мои семнадцать лет мне так и не удалось покататься ни на лыжах, ни даже на санках.
  Завороженная увиденным, я на минуту забыла об окружающих.
  - Ничего так пейзажик, - прозвучало возле меня.
  Я от неожиданности вздрогнула. Крис стоял сбоку, засунув руки в карманы.
  - Тебе на своем веку довелось увидеть намного больше, не так ли? - спросила я.
  - Не спорю, - он улыбнулся.
  Тут мисс Фер подозвала всех к себе. Я и не заметила, что мини-автобус мистера Кери уже уехал.
  - Что ж, мальчики, девочки, вот мы и на месте, - хлопнула она в ладоши.
  - Мы будем жить в одном из этих домов? - восторженно спросил Марк, указывая на красивые придорожные домики.
  - Я не настолько добрая. Наш дом немного в другом месте, - женщина подняла палец и указала в сторону леса. - За мной! И вещи не забудьте.
  Мы подняли с земли свои рюкзаки и поплелись за ней. Я заметила, что Ирен старается держаться от меня подальше, и шла впереди всех, в то время как я шла сзади. Это меня немного взбесило. Я подошла к ней и, сказав всего одну фразу, вернулась назад.
  - Если не будешь избегать меня, мне будет легче тебе все объяснить.
  Она хотела мне что-то сказать, но я уже скрылась за остальными.
  Все плелись, еле перебирая ногами, сгибаясь под тяжеленными рюкзаками. Мы с Крисом шли последними, так как для нас рюкзаки были в два, а то и в три раза легче. Поэтому мы могли привлечь много внимания своим невозмутимым видом.
  Через пятнадцать минут деревья перед нами расступились, открывая взору небольшую поляну. В самом центре поляны возвышался небольшой двухэтажный деревянный домик. Маленькие окошки и небольшая веранда со скамейкой. На крыше виднелся дымоход, что дало надежду на то, что внутри есть красивый камин. Перед домиком место для костра окруженное четырьмя бревнами-лавочками. Увидев это, все сразу оживились.
  - Ух ты! - ахнули Томми и Трейси.
  - Ну как? Неплохо, да? - мисс Фер явно была довольна собой. - Это охотничий домик. Он довольно старый, но прочный. За домом даже есть колодец. Последний раз я была тут в прошлом году. Каталась как-то с друзьями на лыжах. Ах, там еще такой симпатичный тренер был. Но возле него постоянно крутились всякие тощие мымры. Готова поспорить, что большую половину из них лыжи интересовали в последнюю очередь. Ну да ладно.
  Она открыла двери, и мы вошли внутрь. Первый этаж был похож на одну большую комнату. С правой стороны была небольшая кухня и столик на шесть мест. С левой стороны, как я и думала, большой камин, оббитый серыми камнями, на полу возле которого лежало две бурых медвежьих шкуры. Прямо перед нами была лестница, которая вела на второй этаж.
  - Сюда, - мисс Фер повела нас к камину. - Итак, как вы видите на первом этаже кухня и комната отдыха. На втором же расположены три большие комнаты: одна моя, вторая мальчиков, третья девочек. Выбирайте какую хотите. Комнаты пустые, поэтому я и рекомендовала вам взять спальные мешки. На этом пока все. Располагайтесь.
  Она уже хотела уходить, как ее остановил Локки.
  - Постойте. А ванная, туалет?
  - А. Забыла, - она опять повернулась к нам. - Их нет.
  - Что? - теперь бушевали все.
  - Какая ванная, если тут водопровода нет? Тем более что рядом горячие источники с душем. Если хорошо попросите вас пропустят в душ за пять долларов. Туалет на улице. Это лес, в конце концов. Еще вопросы? Нет? Ну, тогда я пошла выбирать себе комнату.
  Мы несколько минут простояли в шоке.
  - Ну да ладно, - Марк закинул руки за голову. - Подумаешь несколько раз в кусты сбегать.
  - Это для вас парней подумаешь! - возмутилась Милли. - А для девушек это не слишком комфортно.
  - Это же всего неделя, - Трейси улыбнулась. - Тем более что тут есть столько развлечений.
  - Ну да, конечно.
  Милли взяла рюкзак и пошла на второй этаж. Мы последовали за ней.
  Все комнаты оказались одинаковыми, поэтому обошлось без драк. Как и сказала мисс Фер, они все оказались полностью пустыми и без мебели. Так как нас, девочек, было четыре, комнату мы тоже поделили на четыре условных части. Мне и Трейси достались части возле двери. Мне лично было все равно где спать, Трейси же оказалась слабохарактерной и не смогла возразить. Через десять минут к нам в комнату зашла мисс Фер.
  - О, - она оглянула нас, - вижу, вы уже разложились. Тогда через десять минут жду вас в комнате отдыха.
  После того как она удалилась, я еще несколько минут просидела без дела, потом решила прогуляться по дому. Попутно я зашла в комнату к парням. Они тоже разместились по углам комнаты. Как и оказалось, места возле двери достались Крису и Томми.
  Спустившись вниз, я стала дожидаться остальных. Все собрались через пять минут.
  - Итак, - начала мисс Фер, - сейчас три часа дня. Погода отличная, солнышко светит. Так как это только первый день мы не будем планировать ничего грандиозного. Поэтому я даю вам три часа свободного времени. Побродите по городу, осмотрите окрестности, в общем, делайте что хотите. Ровно в шесть часов я жду вас там, где мы остановились, когда приехали, так как подозреваю, что самостоятельно дорогу сюда найти будет трудно. Можете походить по лесу, но не далеко. Все понятно?
  - Да!
  - Тогда жду вас всех снаружи. Выведу из леса.
  
  В городе было немноголюдно. Наверное, это потому, что лыжный сезон еще не начался, и туристов было мало. Томми и Марк ушли искать спортивный магазин. Милли потащила Трейси искать горячие источники и сувенирные магазины. Крис исчез еще тогда, когда мы были в лесу. Остались только я, Ирен и Локки. Ирен, окинув меня взглядом, схватила за руку Локки и собиралась уходить, но я ее остановила.
  - Извини, Локки, - я взглянула на парня. - Можешь догнать Марка с Томми и пойти с ними. У нас тут есть одно дело.
  Я взяла Ирен за запястье и потащила в сторону города. Она пыталась вырваться, но моя хватка была стальная.
  - Подожди! - она попыталась разогнуть мои пальцы. - Не тяни, мне больно!
  - Извини. Еще немного.
  Через несколько метров я увидела маленький ресторанчик с тремя столиками на улице. Усадив Ирен за свободный столик, я села напротив ее.
  - Теперь мы можем нормально поговорить, - я все еще держала ее руку, боясь, что она убежит.
  - Не можем!
  - Ты ведь хочешь меня выслушать.
  - Не хочу, - она перестала вырываться и просто смотрела на меня.
  - Тогда я прошу тебя выслушать меня, - умоляла я.
  - Обещай, что все расскажешь.
  - Не обещаю, - я опять схватила ее за руку, так как она опять пыталась сбежать. - Но постараюсь рассказать как можно больше.
  Я с надеждой посмотрела на нее. Ирен не знала что делать. Она несколько секунд стояла неподвижно, но потом все же села.
  - Тогда возьми что-нибудь попить. У меня в горле пересохло.
  - Хорошо, - я облегченно улыбнулась. - Не против, если это будет простая вода? Я не взяла кошелек с рюкзака.
  Ирен кивнула. Когда нам принесли воду, я начала разговор.
  - В общем, все по порядку. Итак, Фред и правда сейчас отсутствует. Дело в том, что я его... выгнала.
  - Что?! - Ирен подавилась водой.
  - Мы сильно поссорились, и я его выгнала. Окончательно.
  - Но как? Он теперь не вернется?
  - Уверена, что он теперь и на милю не приблизится к моему дому, - я сделала акцент на слове 'моему'. - Думаю, я его хорошенько припугнула.
  - Локки знает? - её тон стал серьезным.
  - Да, - тихо ответила я. - Я не говорила тебе, так как не хотела волновать. У тебя и своих проблем много.
  - Ладно... - Ирен немного успокоилась. - Дальше.
  - Насчет Криса, - я на секунду задумалась, - Тут я и сама не до конца понимаю. Так получилось, что недавно у нас завязался разговор. Так, о мелочах. Потом еще один, и еще - мы часто разговаривали после школы.
  - О чем же ВЫ можете разговаривать? - перебила она меня.
  - Ну, о многом. В основном о книгах, - я говорила вполне убедительно, так как с одной стороны это была правда.
  - Значит, - она пристально посмотрела на меня. - Вы теперь как бы друзья?
  - Ну... Собеседники.
  - Понятно. Поэтому ты так часто пропадала и не звонила мне?
  - Ну, да, - я виновато потупила взгляд. - Я не говорила тебе, потому что вы все считаете его странным.
  Минуту Ирен сверлила меня взглядом.
  - Что ж, - она тяжело вздохнула и улыбнулась. - Я рада, что хоть что-то прояснилось. Тем более, должен же у тебя в кой-то веке появится парень.
  - Ну уж нет! - вспылила я.
  - Да ладно тебе! - Ирен засмеялась.
  Я обрадовалась, что теперь между нами было все в порядке. Мы еще несколько минут просидели за столиком, говоря о разных мелочах.
  - Ладно, - она встала и потянулась. - Мне нужно еще найти Локки. Мы должны заскочить в один магазин. Ты с нами?
  - Идите вдвоем. Я еще хочу оглянуть город.
  - Тогда ладно.
  Когда она убежала я обессилено свалилась на стул.
  - Неплохо врешь, - послышалось сбоку.
  Я подскочила от неожиданности. Возле меня, на том стуле, где только что сидела Ирен, теперь устроился Крис.
  - Я не врала, просто не договаривала. И вообще, что ты тут делаешь?
  - Да вот гулял, осматривал окрестности. А если честно, то мне было скучно, поэтому я решил устроить внепланового 'сталкера'. И как не удивительно, моя жертва только что зашла в этот ресторанчик.
  - Правда? И кто это был?
  - Вот тот дядька, - он указал на мужчину, только что выбежавшего из ресторана. Видно было, что он сильно взволнован.
  - Выбирал методом научного тыка. Этот мужик видно хотел ограбить ресторан, но, как я вижу, передумал. Ну и правильно. Какой идиот будет средь белого дня грабить ресторан? Тем более что это не магазин.
  - Понятно, - я оперла голову на руку. - А то дерево с отметками, про которое ты говорил, оно правда есть?
  - Во всяком случае, было. Я оставил на нем отметины еще лет пятнадцать назад, когда путешествовал по Америке с Мелори и остальными. Хотя не помню точно, где именно оно росло. Ну да ладно. Ты будешь сидеть здесь?
  - А тебе то что?
  - Мне скучно. Ты же сама сказала, что мы собеседники, - он ухмыльнулся.
  - Всё-то ты слышишь, - я окинула его недовольным взглядом, но тот лишь шире ухмыльнулся. - Да вот, думала побродить по окрестностям, рассмотреть город.
  - Ну, тогда идем, - Крис встал и начал уходить.
  Я тяжело вздохнула и пошла за ним.
  Все оставшееся свободное время мы провели за тем, что обошли город вдоль и поперек. По пути мы обсуждали много вещей, чаще всего то, что видели. К шести вечера мы уже были на том месте, где нас должна была ждать мисс Фер. Она появилась через двадцать минут, когда на месте были уже все.
  - Ты смотри, какие послушные, - она окинула нас всех взглядом. - Все тут? Тогда идем.
  
  По прибытию мы все собрались в комнате отдыха и начали обсуждать впечатления.
  - Хоть тут сейчас тихо, но круто! - воскликнул Марк.
  - Согласна, - поддержала его Милли. - Отели с горячими источниками на каждом шагу. Есть еще и общественные источники.
  - Поблизости есть полно магазинов. Если что, с голоду не помрем, - сказала Ирен.
  - Да и сувенирных много, - улыбнулась Трейси. - Нужно будет прикупить чего-то, когда будем возвращаться домой.
  Мы кивнули.
  - В общем, все довольны, - сказала только что спустившаяся со второго этажа мисс Фер.
  - О да, кстати, - Марк воодушевленно подпрыгнул. - Уже темнеет. Давайте разожжем костер.
  - Хорошая мысль, - поддержал его Локки. - Нужно насобирать веток пока светло.
  - Чудненько. - мисс Фер надела куртку. - Вы тут развлекайтесь, а мне нужно кое-куда заглянуть.
  И пропев что-то вроде 'до встречи' удалилась.
  - Опять на свидание, - Ирен покачала головой. - И как ее взяли преподавать?
  - Лучше она, чем обычный учитель, - сказал Томми.
  - Ты прав, - она повернулась к Локки. - Ну, давай, умник, руководи процессом.
  - Почему я?
  - Потому что ты среди нас самый умный, не ясно? - Милли подошла к нему и ткнула его пальцем в грудь.
  Локки вздохнул и поправил очки.
  - Что ж, ладно. Томми, Марк, - он повернулся к парням, - вы пойдете собирать ветки для костра.
  Те кивнули.
  - Кто знает дорогу в город?
  Я немного поразмыслила и подняла руку. Все-таки у меня память умершего.
  - Ладно. Тогда Мио и Сернари пойдут в город и купят что-то что можно будет поджарить на костре. До вечера мы проголодаемся.
  - А? - я оглянулась и увидела, что Крис тоже стоял с поднятой рукой. Хотя не странно, его память была такая же, как и у меня. Может даже лучше.
  - Остальные пока свободны. Кто хочет, может помочь парням собирать ветки. А теперь за работу.
  - Да, сэр! - наиграно выкрикнул Марк и засмеялся.
  Все разошлись. Мы с Крисом пошли в город. Оказывается, я действительно запомнила дорогу. Крис сначала хотел бежать, но я остановила его, сказав, что если мы вернемся через три минуты, то это будет выглядеть подозрительно. Он со мной согласился.
  Через десять минут мы уже были в магазине.
  - Что покупаем? - я осматривала полочки с продуктами.
  - Не знаю, что обычно жарят на костре?
  - Ну, зефир там, сосиски.
  - Купим и то и другое.
  В результате мы купили восемь сосисок и большую пачку зефира.
  - Думаю, этого достаточно. - я посмотрела на пакет с продуктами, который нес Крис. - Не хватит сосисок - зажарим зефир.
  Мы вернулись к остальным. Они уже разжигали костер. Вскоре мы все сидели возле костра, держа над костром ветки с нанизанными на них сосисками.
  Мы ели и говорили в основном о горячих источниках. Сосисками никто не наелся, и пришлось жарить зефир. Когда же он кончился, мы сидели и просто грелись у костра.
  Луна уже отчетливо виднелась на звездном небе.
  - Ну что ж, - Марк коварно улыбнулся. - Уже довольно темно. Настало время страшных историй.
  Глава 9
  
  Вдруг поднявшийся ветер заглушал пение цикад. Под порывом воздуха тяжелые ветки деревьев создавали впечатление, что мы в лесу не одни. Потрескивание костра... Его языки пламени были единственным источником света на поляне. Деревья закрывали небо, и казалось, что нас загнали в ловушку. Зловещая луна пыталась пробиться сквозь заросли и слиться со светом костра. Казалось, что если бы огонь на секунду погас, с ним погасли бы и наши последние вздохи.
  Несколько раз нам казалось, что ночь окутала лес уже очень давно. Ощущение, будто лучи солнца никогда не касались этой земли.
  С каждой секундой деревья все сгущались и сгущались.
  Мы все отчаянно пытались не спускать глаз с костра. Пропускали свет в сознание, ведь с каждым мгновением ощущение, что кто-то стоит за спиной, казалось невыносимым. Мы не решались обернуться - боялись, что потеряем себя в кромешной тьме.
  Мы старались говорить громко, чтоб заглушить звуки леса. Старались не молчать. Боялись услышать голос кого-то другого, кого-то кто отчаянно старался до нас докричаться. Единственным нашим желанием было, чтоб эта ночь поскорее закончилась. Но где-то в глубине души мы поддались соблазну пробыть еще немного в этом месте. Побыть еще немного в оковах ночи.
  - ...больше их никто не видел, - тихо договорил Марк, и бросил ветку в костер.
  Мы нервно сглотнули. Он рассказывал историю о трех подростках, забредших в лес на Хэллоуин. Два парня и одна девушка. Все были нашего возраста. В ночь на Хэллоуин они решили устроить тест на храбрость. Каждый по очереди должен был зайти в лес и пробыть там двадцать минут. В результате пропали все. Самая типичная страшилка, которая ночью идет на ура.
  - Да уж, - Милли нервно передернулась. - Итак, кто дальше?
  Мы рассказывали истории по очереди. Первой рассказывала Милли. Ее история тоже не выделялась оригинальностью. Восемь подростков решили отдохнуть в лесу. И вот, такой же ночью как эта, в таком же лесу как этот... ну и пошло поехало. Как известно даже такие страшилки вызывают дрожь.
  Потом рассказывать свою историю должна была Трейси, но она слишком боялась и заикалась. Так что ее решили пожалеть.
  Следующим был Марк. Теперь эстафета опять передалась.
  - Я.
  Рука взметнулась, и я увидела, что рядом с Марком сидел Крис.
  - Ухты, Сернари, - Локки ухмыльнулся. - Мне хочется послушать.
  - Надеюсь, ты не заскулишь как щенок, - ответил ему с такой же ухмылкой Крис.
  - Постараюсь сдержаться.
  - Так, хватит. Начинай уже! - поторопила его Милли.
  Ей, как и всем остальным не терпелось услышать страшную историю самого странного парня школы.
  - Ну, - Крис встал с бревна и сел поближе к костру, - не то что бы это страшилка. На самом деле об этом мне рассказал один знакомый полицейский. Он выпил и на пьяную голову рассказал об одном деле, о котором прочитал в секретных архивах. Та история, которую он рассказал...
  Он внезапно замолчал.
  - Ну и, что за история? - дрожащим голосом спросил Томми.
  Крис поманил нас всех и указал на место напротив него. Мы послушно сели на траву. Теперь нас с ним разделял костер.
  - Про деревню Роуд Хелл.
  Мы вздрогнули. Тот тон, с которым он разговаривал, плюс тень от пламени, играющая на его лице, придавали словам еще большую мрачность.
  - Не скажу точно, когда это было, - начал Крис. - Да и не важно это. В общем, в живописной местности, в горах раскинулась маленькая деревушка Роуд Хелл, с населением чуть больше тысячи человек. Окруженная лесом, она будто была отдаленная от окружающего мира. Небольшое, но довольно глубокое озеро снабжало деревню пресной водой. Земли были невероятно плодовитыми и давали богатый урожай. Жители деревни были очень доброжелательны и дружелюбны. Входные двери в домах никогда не запирались, даже ночью. Казалось, что вся деревня это одна большая семья. И все, кто приехал в ту деревню, оставались жить там навсегда. Думаете, приезжие хотели убежать от городской суеты? Или же их просто привлек пейзаж? Может быть, начальная причина и была такой, но вскоре люди поняли, что они на самом деле просто не могут уехать из деревни.
  Он сделал короткую паузу и продолжил:
  - Как только кто-то переступает земли Роуд Хелла, он больше не может вернуться назад. Многие пытались. Из внешнего мира к деревне вела всего одна дорога. И в любое время суток, неважно день или ночь, зима или лето, дорога была окутана густым туманом. Он начинался так же внезапно, как и заканчивался. Именно из-за этого тумана люди и не могли понять, почему же они не могут выехать из деревни...
  - Но почему? - тихо спросил Томми.
  Крис ухмыльнулся.
  - Потому что как только вы попадаете в туман, неважно в какую вы сторону пойдете, назад или вперед, вы всегда придете в ту самую деревушку. Вы можете ходить вокруг себя, или просто стоять на месте, через некоторое время перед вами все равно откроется чудесный вид Роуд Хелла. И даже если вы пойдете через лес, или полетите в воздухе, результат будет одинаковым. Но это только начало. Естественно у приезжих началась паника. Они спрашивали местных, устраивали скандалы, но вот через три дня все стихало. Они больше не волновались, не шумели, а на их лицах все время играла дружелюбная улыбка. Они становились частью деревни. И вот, однажды, одному мужчине из города пришло письмо. Это был просто клочок бумаги, вложенный в конверт. На бумаге были следы кровавых пятен и несколько строчек написанных корявым почерком, которые почти не связаны между собой. Неизвестный писал: 'Есть вход, но нет выхода. Туман все не рассеивается. Первый день был просто ужасным. Местные что-то скрывают. Вчера мой разум начал затуманиваться. Я больше не понимаю, сон это или реальность. Воздух слишком тяжелый. Кажется, будто что-то пожирает меня изнутри. Озеро слишком глубокое. Вода воняет, но они не замечают этого. А те, кто что-то узнают, сразу же исчезают. Бесполезно. Сегодня я третий день здесь. Теперь...'. На этом письмо закончилось. Мужчина решил разузнать, в чем дело ведь недавно его жена тоже поехала в Роуд Хелл и не вернулась. Проехав туман, мужчина сразу же увидел живописный пейзаж, но он знал, что что-то здесь не так. По прибытию в деревню, он сразу же начал искать свою жену, но все безрезультатно. Мужчина понял - она что-то узнала, и от нее избавились. В запасе у мужчины было всего три дня, поэтому он сразу же начал искать зацепки. Он подошел к озеру и заметил, что вода и правду воняет. Внезапно к мужчине подбежала собака и залаяла. Он испугался и, поскользнувшись, упал в озеро. Он ничего не увидел, но хорошо почувствовал, что его руки коснулось что-то похожее на другую руку. Мужчина подумал, что это утопленник и, схватив его, собирался выныривать, но тут его нога налетела на что-то странное. Это оказался труп. Множество тел лежало на дне озера. Мужчина закричал и, захлебнувшись, быстро вынырнул. Вода попала к нему в горло, и его вытошнило. Все становилось еще страннее... На второй день мужчину тоже тошнило. Он пытался найти еще какие-то зацепки, но все без толку. Единственное что он узнал, было то, что огороды в той деревня давали так много урожая, потому что их поливали водой из реки. А сгнившие трупы - чем не удобрение? Вот только почему местные жители ничего не делают? И почему вокруг деревни был такой туман? Неизвестно... Поэтому мужчина пришел к одному выводу - не будет деревни, не будет проблем. И он слил оставшийся бензин из бака своей машины, облил им два дерева в лесу возле деревни и поджег. Был сильный ветер, и огонь быстро разнесся по всему лесу и постепенно охватил деревню. Тогда-то жители и запаниковали. Они начали набирать воды из речки и тушить пожар. И вот тогда жители деревни увидели трупы. Но как только кто-то из них видел труп, он сразу же все вспоминал: кто он, почему приехал в это деревню и то, что его кто-то околдовал. Но было слишком поздно. В итоге, все жители Роуд Хелла, а точнее простые приезжие, заживо сгорели в пламени. В месте с ними исчезла и деревня, а вместе с деревней и туман. Пожар увидели городские и потушили его. Все вроде бы стало мирно, но то, что обитало в той деревне все еще живо. И оно до сих пор бродит там. На том месте, где когда-то был Роуд Хелл. Городские власти, конечно же, об этом не знали, и не стали раздувать из этого проблему. Но меня вот что беспокоит: на месте деревни через пару лет построили город-курорт.
  - Город-курорт? - осторожно спросил Марк.
  - Да, - Крис повернул голову в сторону леса, - Гленвунд Спрингс.
  - Значит, - Ирен сглотнула, - мы в лесах Роуд Хелла?
  - Почти. Эти леса выросли немного позже. Если я не ошибаюсь, - он ткнул пальцем в землю, - мы прямо посреди трупного озера.
  Наверное, наш крик был слышен до самого Аспена. Мы одновременно подорвались с земли и побежали на веранду дома.
  Крис медленно встал, отряхнулся и повернулся к нам.
  - Шутка.
  - Вот именно, - сказал Локки, который единственный остался возле костра. - Не было никакого Роад Хелла.
  - Значит, ты все придумал?! - громко воскликнула я.
  - Верно, - Крис ухмыльнулся. - И если честно, примерно двадцать минут назад. Но согласитесь, неплохо получилось?
  - Неплохо?! - Милли вцепилась в деревянную опору, пытаясь унять дрожь. - Да я теперь и на метр к тому костру не подойду!
  Все усердно закивали.
  - Но надо отдать тебе должное, Сернари, - Марк улыбнулся. - Пугать ты умеешь.
  - Спасибо.
  Крис прошел мимо нас и зашел в дом. На том наши страшные истории закончились и все пошли спать.
  В эту ночь я жалела, что не могу заснуть. История Криса слишком сильно напугала меня. И даже если все оказалось неправдой, неприятные ощущения все же оставались. Я повернулась набок, стараясь не смотреть на тени от деревьев на стене комнаты.
  Дыхание соседок по комнате доносилось до моих ушей. Они дышали тихо и редко, часто делая глубокие вздохи. Видно они тоже не спали. Внезапно за моей спиной послышался шорох. Звуки становились все громче и громче. Я почувствовала, как что-то приближается ко мне. Собравшись с духом, я резко повернула голову и от увиденного вскрикнула.
  - А-А-А...
  Прямо возле меня стояло что-то похожее на гусеницу с человеческой головой и длинными волосами. Когда я закричала, мой крик подхватила и гусеница. Тут я присмотрелась.
  - Ирен?!
  - Да, это я! Чего кричишь? Ты меня напугала.
  Оказывается, Ирен просто встала, не вылезая со спального мешка. Поэтому я приняла ее за гусеницу.
  - Это ты меня напугала! - возмутилась я шепотом. - Что такое?
  - Ну, это... - она смутилась. - Можно мне лечь рядом с тобой? Мне страшно и я не могу уснуть.
  - Правда? - я улыбнулась. - Мне тоже немного страшновато. Ложись рядом.
  Ирен облегченно вздохнула. В комнате опять послышались шорохи.
  - И я.
  - Я тоже.
  Я привстала и увидела, что Милли и Трейси смотрят на нас с испуганным выражением лица.
  - Тогда ложимся все вместе, - решила я.
  Мы, все еще в спальных мешках, поползли на середину комнаты и легли крестиком, голова к голове. Милли и Ирен моментально заснули. Трейси еще немного вертелась, но через двадцать минут уснула. А мне только и оставалось, что дожидаться утра и наблюдать за тенями от деревьев на стене. Теперь они меня не пугали.
  
  На следующий день погода опять не подвела, поэтому мы пошли в поход. С утра до обеда мы бродили по лесу в поисках родника с искристо чистой водой, который, по словам мисс Фер должен протекать где-то неподалеку.
  Поиском родника были заинтересованы только Локки и Томми. Остальные же искали то, что будет им интересно. Крис высматривал свое дерево, поэтому часто отставал. Я решила ему помочь, поэтому мы опять были последними. Марк усердно пытался найти грибы, но Локки уверял его, что в конце октября он разве что найдет банку уже засушенных грибов. Тот от такого предложения не отказался. А Милли и Ирен просто слонялись без дела.
  В обед мы все вместе решили пойти на горячие источники. Тут-то у меня и появились проблемы.
  - Ну давай, Мио! - Ирен пыталась вытащить меня за руку из комнаты.
  Девушки стояли возле двери и ждали нас. Хуже всего, что они собирались пойти не просто на источники, а на общие источники, где мужчины и женщины купаются вместе. Я, конечно же, не стыдилась своего тела, просто, если бы были одни девушки мне было бы немного полегче.
  - Не могу, - я крепко вцепилась в дверной косяк. - Я... У меня... у меня женская ситуация. Да! Красная тревога. Алый снег. Ну, ты понимаешь!
  - Не ври. Они у тебя были пятнадцать дней назад. Я специально посчитала, - напорствовала моя подруга.
  - У меня нет купальника.
  - Дам тебе свой. У меня их два.
  - У меня голова болит.
  - Сколько я тебя помню, она у тебя никогда не болела.
  - Все когда-то бывает впервые.
  Ее руки вспотели, и я почти выскользнула, как тут позади нас послышался голос Марка.
  - Какие-то проблемы? - весело спросил он.
  - Мио не хочет идти! - пожаловалась Ирен.
  - Правда что ли? - он коварно ухмыльнулся и схватил меня за руку, которой я отчаянно цеплялась за дверной косяк. - Давай, Лоуренс, поддержи компанию.
  Через секунду меня уже волочили по коридору. Внизу нас уже ждали остальные парни и мисс Фер.
  Когда я увидела Криса, я удивилась. Ведь если не считать бледность, его шрам был повиднее моего. 'Если он тут, значит, у него есть план' - решила я. Это меня немного успокоило.
  - Ладно, ладно, я иду, - я остановилась и посмотрела на двух тянущих меня.
  Они переглянулись и отпустили меня.
  - Но учти, - погрозила пальцем Ирен. - Попытаешься убежать, я догоню тебя.
  - Это вряд ли, - пробубнила я себе под нос.
  Мы вышли на улицу.
  По пути в город я незаметно замедлила шаг и стала возле идущего сзади Криса.
  - Эй, - я шептала, - ты, что действительно собираешься идти на источники?
  - А ты не хочешь? - улыбнулся он.
  - Хочу, даже очень. Просто...
  Внезапно Крис приблизился к моему уху и прошептал:
  - Крикни им, что ты забыла открытую консерву в портфеле и боишься, что одежда завоняется.
  Я не поняла юмора.
  - Что?
  - Делай то, что я говорю!
  Я недоверчиво посмотрела на него, но потом все же остановилась и выкрикнула.
  - Эй, стойте!
  Все остановились и посмотрели на меня.
  - Я утром открыла консерву и, кажется, забыла ее в портфеле. Можно я вернусь и проверю?
  Ирен закатила глаза.
  - Ага, и смоешься по-быстрому?
  Я открыла рот, чтобы возразить, но тут на мое плечо легла рука Криса.
  - Я пойду за ней и посмотрю, чтоб она не сбежала, - серьезно сказал он. - Вы идите, мы вас догоним.
  - Ну... - Ирен задумалась, - ну ладно. Но только быстро.
  Я еле сдерживала улыбку.
  Они направились дальше. Мы с Крисом пошли в противоположную сторону. Через минуту он схватил меня за руку и шепнул:
  - Побежали.
  Мы со всей своей скоростью метнулись через лес. Пару секунд и мы уже были возле дома.
  Я облегченно упала на траву.
  - Свобода.
  - Еще не время расслабляться, - послышался рядом голос Криса. - Пошли.
  Он зашел в дом. Я удивилась, но все же пошла за ним.
  Мы зашли в девчачью комнату. Крис оглянулся.
  - Где ты спишь?
  Я указала на место рядом с дверью.
  Он подошел к моему портфелю и открыл его.
  - Что ты делаешь? - спросила я, подойдя к нему.
  - Чтоб не раскрыли обман, нужно обратить его в правду, -коварно ухмыльнулся парень.
  Крис вытащил один свитер и маленькую железную баночку. Это оказалась рыбная консерва. Достав из кармана своих штанов складной нож, он открыл консерву и выплеснул половину содержимого на свитер.
  - Я думала, ты шутишь! - выкрикнула я и вырвала у него из рук свитер. - И как ты думаешь это отстирать?
  - Ну, я не виноват, - он наколол на нож кусок рыбы и кинул в рот. - Это же ты оставила открытую консерву.
  Я запнулась, не зная чем ему ответить. Парень тем временем доел всю рыбу и, забрав у меня из рук свитер, вышел из комнаты.
  - Причина, почему мы вернулись, у нас есть, - сказал он, когда я нагнала его. - Теперь причина, почему мы не пошли на источники с остальными.
  - И какая же?
  - Ну, свитер ведь запачкался жиром, так? Значит, нужно побыстрее его застирать. Пока мы нагреем воду, пока отстираем пятно... сечешь мысль?
  Я хлопнула себя по лбу. 'Точно же! Так мне не придется оправдываться перед Ирен и остальными. Скажу, что стирка заняла много времени, и мы уже не планировали идти' - подумала я.
  - Молодец! - я хлопнула парня по спине.
  - Не спорю, - засмеялся он.
  Я, взяв с рюкзака Локки немного порошка (я была уверена что он у него был), взялась искать на кухне котел для воды, Крис тем временем разжигал костер. Найдя котел, я пошла к колодцу за домом. Набрав воды, я понюхала ее, вспомнив про озеро Роуд Хелла. Вода не пахла. Отругав себя за беспричинный страх я направилась к костру. Крис уже разжег его.
  - Ну как, вода не пахнет? - ухмыльнулся он.
  - Как ты?.. - я осеклась. - Очень смешно.
  Когда вода нагрелась до достаточной температуры, я сняла с огня котел и замочила в нем свитер. Пока он отмачивался вместе с порошком, мы с Крисом просто смотрели на костер. Жалко было его загасить.
  - Знаешь, - заговорил он через пять минут, - почему девушка из черной книги не восстановилась, после того как сгорела?
  - А она могла восстановиться? - спросила я, решив поддержать внезапный разговор.
  - Нет. Но разве не странно? Если мы потеряем конечность, у нас есть два выхода. Первый - это присоединить ее к туловищу, тогда они срастутся. Но чем старее тело, тем быстрее разложится конечность. Например, если умершему больше ста лет, его конечность, рука например, сгниет за минуту. Но если в течение нескольких секунд присоединить руку к телу так, как она должна быть, рука срастется. А второй - это если рука разложилась или была потеряна. В этом случае она сама восстановится - вырастет заново. Но на это потребуется больше времени, чем уходит на зарастание ран. Например, если отрубить запястье, то оно восстановиться в течение получаса; рука до локтя - за час, до предплечья - полтора часа. То же самое и с ногами.
  - А если отрубить голову?
  - Тут уже другое дело. Да, если быстро присоединить голову до тела - они срастутся. Но вот если этого не сделать, то распадется не голова, а тело.
  - Почему? - Удивилась я.
  - Потому что голова - это самая важная часть тела. Ведь в голове находится мозг. Вот представь себе здание. Голова - это фундамент, тело - здание. Если есть фундамент, можно и строить дом. Но если уже построили дом без фундамента, он войдет в землю при первом же ливне. Так и наше тело. Все начинается от головы. А конечности с головой связывает туловище. Даже если разрубить наше тело на несколько частей, мы все равно восстановимся от головы. Правда на полное восстановление тела уходит несколько дней.
  - А если разрубить голову? Или вытащить мозги и перемолоть их в фарш? - завелась я с нездоровым интересом.
  - Если быстро собрать все куски она склеится. А если разбросать мозги, то они восстановятся от самого большого кусочка. А после мозга череп, голова и так далее. Но не в этом дело. Смотри.
  Он вытянул руку над костром и опустил ее в огонь. Через несколько секунд он показал мне руку, и я увидела, что она вся в ожогах.
  - Ожог заживает немного медленнее обычных ран, - сказал он, не обращая внимания на руку. - Но если все тело вместе с головой сгорит, мы не восстановимся.
  - Мы умрем?
  - Нет. Мы бессмертны, - Крис посерьезнел. - Помнишь последнюю строчку книги?
  Я кивнула.
  - Вот. Мы просто обратимся в пыль. Без возможности двигаться, говорить, видеть. Пыль станет землей; из земли вырастет растение; растение съест животное; животного съест человек; человек умрет, разложится и превратится в пыль; пыль станет землей... Вечный круговорот без возможности умереть.
  - Это ужасно, - прошептала я.
  - Но знаешь, даже если ты вдруг потеряешь тело и восстановишься от головы, твой посмертный шрам все равно останется.
  - Посмертный шрам?
  - Да. Это знак, напоминание о том, что ты уже мертв. У меня он на груди. - Крис дотронулся рукой до груди.
  - А, этот... - я вспомнила о маленьком порезе возле пупка. - Он у меня немного меньше.
  - Ну, он может увеличиваться.
  - Как? - я испугалась.
  - В зависимости от того, сколько раз ты будешь терять тело. Когда твоя голова будет разделена со шрамом, при восстановлении он увеличится на пару миллиметров. И так каждый раз.
  Я вздрогнула.
  - А ты уже когда-то, ну... был разделен?
  - Нет, - Крис засмеялся. - Но знаешь, спроси как-то Мелори о ее смерти. Уверен, она с удовольствием об этом расскажет.
  - С удовольствием? - переспросила я, вспомнив, что моя смерть меня не очень радует.
  - Ага, она очень этим гордится. Уверен тебе будет интересно, особенно узнав, сколько ей по-настоящему лет.
  Меня это заинтересовало, и я поставила себе на заметку расспросить Мелори обо всем, как только мы приедем.
  - Ладно, - он встал. - Посмотрим, что там со свитером.
  Из-за того, что мы замочили свитер сразу после того, как запачкали, пятно немного отошло. Я потерла пятно руками, пока оно окончательно не исчезло, и вывесила свитер на ветке дерева, сушится.
  Через два часа пришли остальные. Ирен, завидев меня, сразу же взбесилась, но, увидев наш с Крисом труд, успокоилась.
  Вечер прошел спокойно. Все делились впечатлениями о горячих источниках. Я немного позавидовала им, и решила, что в конце поездки обязательно выберу часок и схожу попариться и отдохнуть.
  
  * * *
  
  На следующее утро меня грызло плохое предчувствие.
  Погода ухудшилась. На сером небе появились дождевые облака. Из-за этого у всех было паршивое настроение. Мы сидели на медвежьих шкурах вокруг разожженного камина и молча ели консервы. Сейчас от назойливых разговоров всех спасало правило: 'когда я ем - я глух и нем'.
  Когда консервы были опустошены, мы сидели в тишине и смотрели на огонь. Неловкость нарастала.
  - А-а-а... Больше не могу, - взвыл Марк и плюхнулся на землю. - Скучно, тоскливо, уныло...
  - Это из-за погоды, - сказала Ирен. - Холодно и дождь собирается.
  - Может, поиграем в карты? - смущенно спросила Трейси.
  - Ну уж нет, - Милли завалилась рядом с Марком. - мне их и в автобусе хватило.
  Опять повисла тишина.
  - Знаю! - вдруг воскликнул Томми. - Как же я мог забыть!
  Он быстро встал и побежал на второй этаж.
  - О, у кролика появилась идея, - улыбнулась Милли.
  - Почему кролик? - переспросила я.
  - Да он такой пугливый. И дрожит вечно, - она засмеялась. - Надеюсь, он не притащит шахматы.
  Томми вернулся через минуту. В его руках был небольшой пакет. Он перевернул его и высыпал все содержимое на пол.
  - Твистер! - визгнула Ирен, увидев, как из пакета вывалился кусок большой белой ткани с разноцветными кружочками.
  - Ага, - Томми улыбнулся. - Мне его брат дал. Говорил, что когда будет время, чтоб мы сыграли.
  Мы все переглянулись. Милли хлопнула в ладоши и ухмыльнулась.
  - Ну что ж, повеселимся!
  Так как нас слишком много, мы разделились на две команды. Устроили турнир между парнями и девушками. Каждая команда должна в конце представить своих победителей, которые в итоге устроят сражение между собой.
  Сначала играли парни. Первым вылетел Томми, так как он был слишком хилым и не удержал равновесия. Через пять минут вылетел Марк. Он недотянул правой рукой к красному кружку, в итоге упал. Остались Локки и Крис. Теперь это была не просто игра, а сражение за звание лучшего.
  - Неплохо, неплохо, - ухмыльнулся Локки на пятнадцатой минуте их сражения.
  - Признал свое поражение?
  Они оба были связаны чуть ли не узелком.
  - И не надейся.
  - Так, - воскликнула Ирен. - Крис, левая нога на зеленое.
  Я обрадовалась, что Ирен приняла Криса и теперь называет его по имени.
  Крис поднял ногу с желтого кружка и аккуратно пересунул ее на зеленый. Теперь ему пришлось стать мостиком.
  Мы по очереди крутили стрелку.
  - Локки, - сказала я, - левая рука на красное.
  Парень чертыхнулся и поставил руку перед собой. У него было невыгодное положение. Ноги перекрестились, правая рука была справа, а левая впереди. На секунду он чуть не потерял равновесие, но быстро собрался.
  - Дальше, - сказала Милли, - Сернари, левая рука на желтое.
  Крис нахмурился. Единственный желтый кружок, на который можно было поставить руку, находился прямо под его лопатками. Он стоял мостиком, так что дотянутся, было просто невозможно.
  - Ну что, сдаешься? - спросил с ухмылкой Локки.
  - Уже бегу.
  - Ты не сможешь дотянуться.
  - Нет ничего невозможного.
  После этого Крис глубоко вздохнул и поднял левую руку. Медленно, не торопясь, он поднес ее под голову насколько это возможно и резко дернулся. Послышался хруст, от чего все зажмурились. Когда мы открыли глаза, то увидели, что левая ладонь парня была прямо на желтом кружке.
  - Сернари, - прошипел Локки, - я слышал хруст.
  - Тебе показалось, - ухмыльнулся Крис.
  - Не показалось.
  - Значит, кости просто затекли.
  - Я знаю какие звуки бывают при затекании костей. Человек не может так вывернуть одну руку. А если бы и мог, то без хруста.
  - У меня немного другое тело, - произнес Крис серьезно.
  - Не сомневаюсь, - прошептал Локки.
  Следующую фразу он сказал так тихо, чтоб слышали только они двое.
  - Сернари, - на его лице появилась ухмылка, - играя с обычными людьми, старайся не жульничать.
  От удивления Крис потерял равновесие. Он проиграл. Локки стал на ноги и сложил руки на груди.
  - Эй, Сернари, - Марк подбежал к Крису, который все еще лежал на полу, - ну ты даешь! Ты что, резиновый? Я думал такое невозможно.
  - Нет. У него просто хорошая физическая подготовка, - сказал Локки и направился девушкам.
  Я ошарашено смотрела на все это. Я, конечно же, слышала, о чем они шептались, но меня это удивило. Плюс еще и то, что Крис вот так при всех вывернул себе руку. Я была в бешенстве.
  - А... с рукой все в порядке? - испугано спросила Трейси. - Она выглядит не очень.
  - Сейчас вправим! - сквозь зубы прошипела я.
  Я села возле Криса, взяла одной рукой его руку, а другой оперлась о его плечо и, прошептав 'вопи', дернула его левую руку на себя. Послышался хруст. Парень естественно послушался меня и вскрикнул. Все кроме Локки зажмурились. Трейси и Томми тихо пискнули.
  - Все, - я отпустила его руку.
  Крис покачал рукой, показывая остальным, что все в порядке.
  - Ну, ладно, - Милли передернулась. - Теперь играем мы.
  У девушек все вышло без травм. Первой вылетела Ирен, так как неудачно поскользнулась на своих же волосах. Потом вылетела Милли. Остались я и Трейси. Я вышла в финал по той же причине что и Крис. Мы оба не уставали и были очень подвижны. А вот Трейси оказалась гимнасткой. Она выворачивалась в разные стороны еще круче Криса.
  В итоге проиграла я, так как мне не хотелось ломаться, чтоб достать правой ногой синий кружок.
  Последними должны били соревноваться лидеры обоих команд: Трейси и Локки. Это сражение вышло менее впечатляющим. Из-за своего смущения Трейси упала, как только Локки нечаянно коснулся ее плеча. В итоге, он оказался победителем.
  - Эх, Трейс, - Милли тяжело вздохнула, - если бы ты не была такой трусихой...
  Трейси виновато опустила голову.
  - Да ладно тебе, - Ирен легонько толкнула Милли в бок. - Во что дальше играем то?
  - Не знаю, - вздохнул Марк. - Кстати, где мисс Фер?
  - Она вышла час назад. Сказала, что что-то произошло в городе.
  Я вздрогнула.
  - У меня плохое предчувствие.
  Все взглянули на меня.
  - Наверное, это из-за погоды, - пожал плечами Локки. - Возможно, будет ливень.
  Я кивнула и взглянула на Криса. Он нахмурился. Я поняла, что он тоже что-то чует.
  - Ой! - Внезапно воскликнула Ирен. - О нет, нет, нет...
  Она начала шарить по полу.
  - Что случилось?
  Мы взволновано посмотрели на нее.
  - Кольцо! Оно пропало!
  - Какое кольцо?
  - Мамино золотое кольцо, которое она мне подарила. Оно было у меня на пальце, а теперь его нет.
  - Ты взяла с собой на природу золотое кольцо?! - крикнула я на нее.
  - Но оно так плотно сидело на мне, что я не могла его снять, - Ирен всхлипнула. - Я не думала, что оно соскользнет с пальца...
  - Черт.
  Пока Ирен шарила по полу возле камина, Локки велел всем повернуться к нему.
  - Итак, - он поочередно оглянул нас всех, - Милли и Трейси, ищите на кухне. Парни, на всякий случай осмотрите свою комнату. Мио, осмотри коридор. Я обыщу поляну. Всем ясно?
  Мы кивнули и разбежались.
  - Ирен, - он повернулся к девушке, - иди и обыщи свой рюкзак. Вдруг ты положила его туда и забыла?
  Ирен вытерла слезы и, кивнув, побежала наверх.
  Поиски длились полчаса, но результата не дали. Поэтому мы заново собрались возле камина.
  - Кто-нибудь нашел?
  Мы покачали головами. Ирен залилась слезами.
  - Не волнуйся, - Локки положил руку ей на плечо. - Вспомни, где ты последний раз его видела?
  - Не знаю... - пискнула она, заикаясь от слез.
  - Подумай.
  Ирен вздохнула и закрыла глаза. Несколько минут она стояла неподвижно. Когда ее глаза открылись, она насупилась и потерла переносицу.
  - Я не уверена, но... - она опять на секунду замолчала, - в походе, когда мы сделали перевал, я увидела, как кольцо блестит на солнце и начала крутить его на пальце. Возможно, тогда... Точно! После того я не помню, чтоб видела его!
  - Значит, возможно, оно упало там? Ирен, ты помнишь, где это было?
  - Да! Да! Это был второй перевал. Тогда мы еще двух белок с орешками увидели, - воскликнула радостно она. - Нужно быстрее пойти и проверить!
  И не дожидаясь нашей реакции, она сорвалась с места и побежала к входной двери. Благо Локки был быстрее.
  - Стой! - он схватил ее за руку. - В любой момент начнется ливень. Мы должны подождать.
  - Но, - глаза Ирен опять стали влажными, - тогда его смоет! Пожалуйста, Локки, мы должны его найти. Это самая ценная вещь для меня...
  Она умоляюще посмотрела на парня. Он не выдержал ее напора.
  - Ну хорошо. Только я пойду с тобой. И одень куртку.
  Ирен измучено улыбнулась.
  Что-то внутри меня дрогнуло. Я задумалась, размышляя о том, с чем может быть связано это чувство. Разные догадки крутились в моей голове, и ни одна меня не радовала.
  Тут я услышала скрип и подняла голову. Локки и Ирен стояли возле двери и одевали куртки. Когда они уже собирались выходить, меня вдруг будто что-то толкнуло, и я схватила их за руки.
  - Нет... не надо... - испуганно шептала я, смотря то на них, то на свои руки.
  Локки это немного насторожило.
  - Не волнуйся, - он аккуратно разжал мои пальцы. - Мы быстро.
  Двери закрылись. Я обессилено упала на колени, пытаясь унять дрожь. Возле меня присел Крис.
  - Что такое? - серьезно спросил он.
  Сначала я не могла ответить, так как у меня отняло дар речи.
  - Не знаю, - наконец-то прошептала я. - Но одно я знаю точно - не нужно было их отпускать.
  Крис опять нахмурился. Через две минуты я совладала с собой и встала. Все взволновано смотрели на меня, но я заверила их, что все в порядке.
  Шли минуты. Волнение внутри меня росло с каждой секундой. Я нервно мерила комнату шагами.
  - Лоуренс, не мельтеши перед глазами! - возмутилась Милли.
  Остальные закивали. Крис сидел с закрытыми глазами.
  - Вы что не волнуетесь? - я остановилась и разгневано взглянула на них.
  - Сейчас я волнуюсь из-за того, что если ты сделаешь еще один круг, меня стошнит.
  - Хватит, девочки, - Трейси встала между нами. - Мы все волнуемся.
  Милли отвернулась от нас. Я села на пол, закрыла глаза, и, приложив руку к груди, попыталась сконцентрироваться. Я представила себе Ирен и Локки. Их лица крутились в моей голове. Внезапно, чувства, бушевавшие во мне, усилились, и я почувствовала это... бешеная дрожь, шум в ушах и нехватка воздуха.
  - НЕТ!
  Я подорвалась с места. От неожиданности все передернулись.
  - Да что с тобой?! - выкрикнула Милли.
  - Заткнись!
  Она испугалась моему тону.
  Я взглянула на Криса и увидела, что он тоже стоит. Но мне сейчас было не до объяснений. В том, в чем была одета, я выбежала на улицу. Мне было все равно, видит кто-нибудь меня или нет, я бежала со всей своей скоростью. Бежала я наугад, доверяя внутреннему чутью, которое вело меня. Вскоре я почувствовала, что меня кто-то догоняет.
  - Почему? - спросила я, не оборачиваясь, ибо знала, кто бежит за мной.
  - Потому что они тебе близки, - объяснил Крис, догнав меня. - Между вами есть связь. Поэтому ты чувствуешь, когда опасность достигает их.
  - Но сейчас, - я нахмурилась, - это не просто опасность. Даже не такое как при Роллане. Сильнее...
  - Значит кто-то из них присмерти. Либо... уже мертв.
  Я вздрогнула. Этого мне хотелось меньше всего. Я побежала быстрее насколько это возможно. Внезапно моя левая нога подкосилась и я упала. Из-за бешеного бега меня еще пару метров волочило по земле.
  - Да что же такое, черт возьми?! - воскликнула я.
  Моя нога не двигалась. Крис подбежал ко мне.
  - Не бегай так быстро, - возмутился он. - Твое тело все еще не привыкло к изменениям. Из-за сильной нагрузки твои мышцы разорвались.
  - Что?! И что теперь делать? - я пыталась встать.
  - Они восстановятся быстро. Нужно подождать.
  - У нас нет времени!
  - Подожди, еще пару секунд.
  Крис схватил меня за плечи, чтоб я не двигалась. Через несколько секунд левая нога опять начала двигаться. Теперь я бежала медленнее.
  Чувство все нарастало. Я уже заволновалась, что бегу в неправильном направлении, но чутье меня не подвело. Через пару минут мы выбежали на поляну, где делали перевал. Когда я начала оглядываться первое что попало мне на глаза это Ирен. Она сидела на земле и не могла подняться. Ее длинные волосы запутались в шипах какого-то куста, и чем сильнее она дергалась, тем сильнее ее волосы спутывались.
  - Ирен! - крикнула я и подбежала к подруге.
  Увидев меня, она ужаснулась.
  - Мио! Нет! - она начала отталкивать меня. - Беги! Скорее!
  - Да что случилось?!
  - БЕГИ!
  Внезапно что-то заставило меня обернуться, но было уже слишком поздно. То, что промелькнуло у меня перед глазами, оказалось огромной медвежьей лапой.
  
  Глава 10
  
  Тогда я не думала о себе, ведь со мной-то уже ничего не случится. Единственное, чего я тогда хотела, это защитить Ирен.
  Я крепко прижала ее к себе и закрыла глаза дожидаясь, когда когти медведя достигнут нас. Но ничего не произошло. Вместо этого медведь зарычал еще сильнее. Я неуверенно разомкнула веки. Медведь бегал по поляне, пытаясь снять что-то со своей спины. Этим 'что-то' оказался Крис. Он крепко вцепился в шерсть животного на спине, пытаясь не сорваться.
  - Мио, бегите! - крикнул он. - Я задержу его!
  Я кивнула и повернулась к Ирен.
  - Подожди, я тебя освобожу.
  Я уже хотела ломать ветки куста, так как волосы было не распутать, но девушка схватила меня за руки.
  - Не меня надо спасать! - крикнула она, еще сильнее заплакав.
  - А кого же?!
  Ирен схватилась за голову и согнулась пополам. Я увидела, что она до крови сжимает разбитые очки.
  - Локки... - прошептала она.
  - Что?
  - Спаси Локки!
  Я вздрогнула и начала оглядываться. Когда я наконец-то нашла то, что искала, я не смогла поверить своим глазам.
  Локки лежал на самом краю поляны. Вся земля под ним была запачкана кровью. Мне потребовался воздух, чтоб прийти в себя. Я сорвалась с места и помчалась к нему. Парень был без сознания, по крайней мере, мне хотелось в это верить.
  - Локки!
  Я присела возле него и прильнула ухом к его груди. Сердце билось. Слабо и почти неслышно, но оно билось. Облегчение, которое настигло меня, невозможно было описать. Но расслабляться было рано. Локки истекал кровью, а значит, он в любой момент мог умереть, и в отличие от меня - навсегда.
  - Крис! - крикнула я и обернулась к парню, который все еще боролся с медведем, - Локки истекает кровью! Нужно отнести его в больницу!
  - Черт! - он повернул голову ко мне, и чуть не сорвался, - Я немного занят!
  - Да разберись ты с этим медведем! Ты ведь можешь! - мне надоело то, что он сейчас просто болтается на животном.
  - Не могу!
  Медведь хотел стукнуться спиной об дерево, и тем самым придавить Криса, но парень вовремя соскочил и покатился прямо к ногам Ирен.
  - Подросток не может завалить медведя, - сказал он и опять запрыгнул на спину животного.
  - Но ты ведь мо... - я запнулась.
  'Ну, конечно же! Если мы так запросто разберемся с медведем, все поймут что что-то не так. И это может поставить под угрозу тайну существования всех умерших. Но ведь не время думать об этом в такой ситуации!..'
  Я не знала что делать.
  - Забери ее отсюда, - услышала я голос Криса. - О парне не беспокойся.
  - Хорошо.
  Я встала и побежала к Ирен. Когда я наконец-то увидела ее, то опять-таки онемела.
  - Другого способа освободится, нет, - прошептала она, заливаясь слезами.
  Руки она держала за головой, поэтому я не могла хорошо рассмотреть, что она делает. Когда же она опустила руки, я увидела в ее израненных ладонях складной нож Криса.
  - Что ты?..
  - Он выпал, когда Крис упал.
  Ирен медленно встала. Большая часть ее длинных золотистых волос осталась в шипах куста. Волосы же на голове едва достигали плеча.
  - Я думала, что волосы мне дороже жизни, - проговорила она, заикаясь от слез. - Оказалось, что это не так.
  - Ирен...
  Мне захотелось ее утешить, но сейчас было не до этого. Я схватила ее за плечи и заставила посмотреть себе в глаза. Теперь меня не волновало, что она в них увидит.
  - Послушай, - начала я серьезно, - беги к остальным. Беги со всех ног, и ни в коем случае не оглядывайся! О Локки не волнуйся - мы обязательно спасем его.
  - А вы?
  - Мы побежим за тобой. Как только ты побежишь, мы за тобой. Поняла?
  Она кивнула, и я ее отпустила. Ирен со всех ног побежала вглубь леса.
  - Крис! - я повернулась к парню, который до сих пор висел на шее у медведя, - я отвлеку зверя. Возьми пока Локки, я его не утащу.
  Крис повернулся ко мне, чтоб проверить ушла ли Ирен.
  - Теперь можно, - услышала я его шепот.
  После этого он на секунду закрыл глаза и застыл. Медведь опять попытался стукнуть парня об ствол, но тот отпрыгнул на другое дерево, после чего оттолкнулся ногами и приземлился рядом со мной. На дереве, где он только что был, осталась небольшая вмятина.
  - Черт, не рассчитал, - прошипел он странным голосом.
  - Что это было? - удивленно спросила я.
  Когда парень взглянул на меня, я ужаснулась. Место обычной синевы, его глаза полыхали красным. Круглый зрачок вытянулся и стал тонким как у кошки. А его взгляд так и пылал жаждой убийства.
  Внезапно Крис вздрогнул. В следующую секунду его правая рука сомкнулась у меня на шее. Я хотела закричать, но он сдавил мне голосовые связки. Послышался хруст и мои глаза ослепил яркий свет. Он сломал мне шею, от чего я умерла.
  Крис поднял меня за горло и отшвырнул на поляну. Я несколько раз перекрутилась и врезалась в дерево. Парень тем временем медленно наступал на медведя. Животное почуяло его ярость и начало отступать. Медведь понял - такого противника ему не осилить. Но Крису было все равно, он словно пантера надвигался на свою жертву.
  Мне наконец-то удалось вставить голову на место. Одержав возможность двигаться, я что есть сил помчалась к Крису. Он, услышав меня, обернулся, но напасть не успел - я прыгнула на него и сбила с ног. Мы несколько раз перекрутились. Крис попытался меня снять, но я намертво обняла его, тем самым не дав себя сбросить. Его ногти впились мне в плечо. Он издавал непонятные жуткие звуки похожие на рык. Я не выдержала.
  - Да возьми же ты себя в руки, Крис!
  Он перестал рычать и отталкивать меня. Я приподнялась и взглянула на него. Краснота в глазах угасала, и они вновь становились синими. Но внезапно парень дернулся, и глаза опять начали краснеть. Сейчас в нем боролись две сущности: Крис и незнакомый мне монстр, источавший невероятно ужасающую ауру. Я испугалась. Мне нужно было что-то сделать, но что? Можно было убить его, но тогда он окончательно потеряет себя. Тут я внезапно вспомнила один способ, как можно попытаться вернуть Криса в чувство. Этот способ показался мне ненормальным, но попытка не пытка.
  - Когда-нибудь, я точно убью тебя, Сернари, - процедила я сквозь зубы.
  После этого я схватила руки Криса, прижала их к земле, после чего закрыла глаза, наклонилась к его лицу и попыталась поцеловать. Моей задумкой было вызвать его человеческое удивление, или любое другое чувство, чтобы вернуть в сознание. Крис начал вырываться, и вскоре всё это меня так достало, что я от злости прикусила ему губу. Внезапно появившаяся струйка крови скатилась по его щеке, рана запульсировала от её притока. Я удивилась и уже хотела отстраниться, но почувствовала, как парень постепенно перестает дергаться и вырываться. Через минуту он совсем перестал двигаться. Я приподняла голову. Крис медленно открыл глаза. Они были синими, но какой-то недобрый огонек во взгляде все еще оставался.
  - Я, конечно, весьма доволен твоей инициативой, но сейчас не время, - сказал он своим обычным, но немного хрипловатым голосом.
  Я кивнула, соглашаясь со второй частью его предложения.
  - Локки! - воскликнула я, вспомнив об истекающем кровью друге.
  На счастье медведя на поляне уже не было. Возможно, его испугала странная энергия Криса, от которой сам воздух вокруг нас словно потяжелел, а лес стал неприветливо тихим.
  Я подбежала к своему другу. Через несколько секунд возле меня появился Крис. Он аккуратно поднял Локки, и мы помчались в сторону домика.
  - Я отнесу его в больницу! - крикнул Крис, когда мы почти прибыли. - У нас каждая секунда на счету.
  Я кивнула. Мы разделились.
  Когда я прибежала к домику, все были в комнате у камина.
  - Мио! - ко мне подбежала мисс Фер. - Что случилось? Где парни? Что с волосами Меймунд? Поче...
  - Стойте. Слишком много вопросов. Теперь все в порядке, наверное.
  - Мио, - тихо перебила меня Трейси, - твоя кофта... и ты сама...
  Я взглянула на себя и ужаснулась - вся моя одежда, и руки были испачканы кровью. Кончики волос и лицо тоже были в крови.
  - Чья это кровь? - медленно, чтоб не закричать, спросила мисс Фер.
  - Ирен вам не сказала?
  - Как только она прибежала то пробубнила что-то невнятное и упала в обморок, - дрожащим голосом пояснил Марк. - Мы отнесли ее в вашу комнату.
  - Понятно. - Я вздохнула, - в общем, вы только не волнуйтесь, ладно?
  - Когда ты так говоришь, мы волнуемся еще больше!- воскликнула Милли.
  - Знаю. В общем, на Ирен и Локки напал медведь.
  - Этого я и боялась, - вздохнула мисс Фер и закрыла лицо рукой.
  - Вы что-то знаете об этом? Почему медведь был так близко к городу и так взбешен? - я удивленно взглянула на нее.
  - Знаю. Вот поэтому я и была весь день в городе. Охотники перевозили бешеного медведя, но они перепутали снотворные и место медвежьей дозы выстрелили в него волчьей дозой. Поэтому животное быстро очухалось и сбежало. Всем людям было приказано забежать в любое здание, которое есть поблизости, и переждать там пока полиция и охотники не найдут медведя. Поэтому я не могла связаться с вами. Полчаса назад нас отпустили, и я сразу же примчалась сюда.
  - Вот оно что, - Я задумчиво кивнула, - теперь понятно.
  - Так чья это кровь на тебе? - опять спросила преподавательница.
  - Локки, - тихо проговорила я. - Он тяжело ранен.
  Она закрыла рот рукой. Несколько человек вскрикнуло. Трейси от ужаса прослезилась.
  - Но вы не волнуйтесь - Крис понес его в больницу. Медведь убежал. Мы с Крисом не пострадали. А Ирен просто запуталась волосами об шипы куста, поэтому чтобы освободится, она их отрезала, - ответила я на все вопросы.
  - Ясно, - мисс Фер облегченно выдохнула.
  Сзади нас послышался шорох. Мы обернулись. Ирен стояла на ступеньках, опершись на перила.
  - Где... где Локки? - дрожащим голосом спросила она.
  - Ирен! - воскликнула Трейси и подбежала к ней. - Ты очнулась!
  - Замолчи! - Ирен начала кричать, - где Локки?! Где он?!
  Она схватила Трейси за шиворот.
  - Скажи мне!
  Трейси испугано вскрикнула. Я быстро подошла к ним и схватила Ирен за запястье.
  - Мио! - Она взглянула на меня бешеными глазами и почти истерически закричала, - ты ведь знаешь где он, да?! Где...
  Я прервала её истерику несильной пощечиной. Ирен тут же замолчала и удивленно схватилась за щеку.
  - Успокойся, - спокойно сказала я. - Крис отнес его в больницу.
  Ирен опустила голову. Из ее глаз опять потекли слезы.
  - Нам нужно к ним, - прошептала она.
  - Мы сейчас пойдем. - Я попыталась улыбнуться, но кончики губ нервно подрагивали.
  - Думаете? - послышался голос Марка. - На улице льет как из ведра.
  Мы обернулись. Парень стоял и смотрел в окно. Только сейчас я заметила, что мои волосы немного влажные. Оказывается, дождь начался еще тогда, когда я бежала в дом.
  - Все равно нам нужно пойти, - заикаясь от слез, прошептала Ирен.
  - Она права. Вдруг Крис не нашел больницу? - сказала я и остолбенела.
  До меня только что дошел смысл сказанных мной слов.
  - Быстрее! - я побежала к двери.
  Все последовали за мной, и мы в чем есть побежали в город. Я немного пожалела, что заставила их бежать без верхней одежды, они ведь чувствуют холод, но возвращаться было поздно.
  Первым делом мы решили побежать в местную больницу. Как оказалось, Крис действительно был там. Это можно было понять по грязным отпечаткам ботинков и кровавым разводам на плитке в приемной. Последовав по цепочке из крови, мы зашли на второй этаж. Там цепочка оборвалась, так как там мыла уборщица. Но бегать больше не пришлось. Крис стоял в нескольких метрах от нас, опершись о стену.
  - Крис! - выкрикнула я.
  Мы подбежали к нему. На нем был белый халат, который уже успел испачкаться кровью.
  - Ну, как он? - осторожно спросила я.
  - Не знаю. - Крис нахмурился, - он в операционной. Доктор еще не вышел.
  Мы стали ждать вместе с ним. На нас начала кричать уборщица, за то, что мы запачкали грязью только что вымытый коридор, но замолчала когда увидела мою кровавую одежду и сердитый взгляд остальных.
  Примерно через час из операционной вышел мужчина в белом халате и с окровавленным фартуком. Он удивился, увидев всех нас. Но, заметив взволнованные взгляды, не стал расспрашивать.
  - В общем, - начал доктор, - его жизнь вне опасности.
  Мы почти одновременно облегченно выдохнули.
  - Но его состояние все еще тяжелое, - продолжил он. - В основном из-за потери крови. Вы очень вовремя принесли его к нам. Этот парень в рубашке родился. Когти медведя прошлись по коже, но не задели хребет и спинной мозг. Он отделался лишь тремя шрамами.
  - Насколько большими шрамами? - тихо спросила Ирен.
  Доктор наклонил голову, размышляя, а после начертил указательным пальцем в воздухе три вертикальных линии:
  - Почти по сорок сантиметров каждый.
  Ирен прикрыла рот рукой и прижалась к мисс Фер.
  - Это я виновата. Если бы не я, все бы... - начала шептать она.
  Я подошла к ней и, погладив по голове, сказала:
  - Ты не виновата.
  - Нет, виновата. Все могло обойтись. Если бы я не упала и мои волосы не запутались, он бы не прикрыл меня и... - она замолчала, так как опять залилась слезами.
  Я хотела ей что-то сказать, чтоб утешить, но Крис меня опередил.
  - Верно, - сказал он серьезно. - Ты виновата.
  - Сернари! - я схватила парня за кофту, но когда увидела его жесткий холодный взгляд, то попросту не смогла ничего сделать.
  Он продолжил:
  - Если бы ты думала о других, то вы бы не попали в такую ситуацию. Если бы ты больше заботилась о своей безопасности и безопасности своего друга, чем о материальных безделушках, то мы бы все сейчас сидели в домике, в сухости и тепле. Ты только сейчас это осознала, так ведь? Из-за твоего эгоизма он мог умереть. Я уверен, Сальмори не считает тебя виноватой. Я даже думаю, что он считает виноватым себя, за то, что позволил тебе увидеть весь этот ужас. Ты не думаешь, что это жестоко с твоей стороны? У него останется уродливый след на спине на всю жизнь и чувство вины, что не смог защитить дорогого себе человека, а ты отделалась всего клочком волос и легким испугом. Когда он очнется ты, наверняка зальешься слезами, и будешь ныть у него на груди что это все твоя вина, что лучше пусть бы ты тогда пострадала и тому подобное, я прав? Думаешь, ему будет приятно слышать это, когда он чуть с жизнью не расстался, защищая твою шкуру?! И ты ждешь, что все станут тебя утешать и говорить, что ты невиновата? Очнись!
  Крис замолчал. По его виду я поняла - он действительно разозлился. Но зачем было говорить это вот так прямо, особенно когда Ирен в таком состоянии?
  Я взглянула на Ирен. Она стояла в ступоре, испуганно смотря на парня. Все рядом переглядывались и шептались. Доктор тоже молчал, неловко топчась на месте.
  Крис хмыкнул и прошел мимо нас в сторону выхода.
  - Стой! Сернари, объяснись! - крикнула я и уже хотела его догнать, но почувствовала, как кто-то держит мою руку. Это была Ирен.
  - Не надо, Мио, - тихо сказала она, а после глянула вслед ушедшему парню и негромко позвала, - Крис! Я поняла, спасибо. И спасибо, что принес Локки в больницу...
  Крис на секунду остановился и, не поворачиваясь к нам, произнес:
  - Не за что. Рад, что ты поняла.
  Я не знала что сделать: догнать его и устроить ему взбучку, или остаться здесь.
  - Извините, - обратилась мисс Фер к доктору, - можно ли увидеть раненого?
  - Пока нет. Тем более, он сейчас спит. Завтра, если он очнется, сможете поговорить с ним. Но не стоит его слишком волновать.
  На последней фразе он взглянул на Ирен. Та опустила голову и кивнула.
  По пути домой Милли предложила Ирен сходить в местную парикмахерскую и подровнять волосы, но та отказалась, сказав, что она сама разберется. Дома Ирен попросила Трейси подстричь ее так, как она говорит. Сестра Трейси работает в салоне красоты, и часто учила девушку стричь. Поэтому у нее был некий опыт в этом.
  Из-за новой прически, Ирен полностью изменилась как внешне, так и внутренне. Прическа была похожа на каре, но немного другая. Сзади ее волосы спадали каскадом. Они были такие короткие, что не могли даже полностью закрыть шею. Спереди она сделала короткую челку. Две передние пряди по бокам лица спадали лесенкой, а кончики почти касались плеч. Ирен велела Трейси резать волосы абы как, максимально неаккуратно, словно хотела красотой расплатиться за свои ошибки.
  В общем, теперь Ирен стала совершенно неузнаваемой..
  Когда она пришла к нам в комнату отдыха, где мы все ждали ее, на ней были мешковатые потертые джинсы и черная кофта на замке. Прежняя Ирен ненавидела черный. В поездку она взяла стильные кофточки ярких цветов и стильные дорогие бриджи. Мы с Локки отчитывали ее за это, но она отмазывалась, говоря, что у нее просто нет другой одежды, а все эти вещи из прошлогодней коллекции. Она заявляла, что никогда бы не надела ширпотреб.
  На Ирен не было макияжа. Она специально красилась все эти три дня, что мы были здесь. Для нее выйти на люди без боевой раскраски, пусть даже это будет небольшая дружеская компания, было просто немыслимо. Сейчас же моя подруга выглядела как обычная девочка подросток с бунтарски-взлохмаченными короткими волосами цвета плавленого золота, а не как обворожительная девушка в стильной одежде и с идеальным макияжем.
  - Ирен, ты... - осторожно начала я, но не смогла продолжить.
  Я не знала, как реагировать. Мы все были в шоке.
  - Ну, как я выгляжу? - улыбнулась Ирен, хотя видно было, что эта улыбка далась ей с трудом.
  - Я одолжила у Трейси вещи, так как мои не очень подходят к этой погоде. И согласитесь, прическа вышла ничего так, да?
  Она покрутилась перед нами и повернулась к Трейси, которая была с ней.
  - Спасибо тебе. И прости, что я тогда накричала на тебя.
  - Да ничего, не стоит благодарности.
  - Ну, - Ирен повернулась к нам, - вам, да и мне тоже, стоит принять душ. А то так и простудится недолго. Да и, Мио, - она взглянула на меня. - Твоя одежда, как я вижу, уже испорчена.
  Я взглянула на себя и увидела, что вся кровь на мне затвердела и впиталась. Мы ведь до сих пор не переоделись.
  - Да, ты права.
  Я взглянула на подругу и увидела, что она внимательно смотрит на кровь на мне. В ее глазах блеснула предательская влага, но она только вздохнула и пошла на второй этаж.
  Все кто остались в комнате переглянулись.
  - Думаю... с ней все в порядке, - неуверенно предложил Марк. - Верно?
  Мисс Фер кивнула.
  - Она изменилась. На ней больше нет тех розовых очков, через которые она смотрела на мир. И если то, что она увидит, не ослепит ее, она станет сильнее.
  - Да... - я тяжело вздохнула. - Вы правы. Она слишком долго находилась под опекой других. И теперь, когда она чуть не потеряла того, кто очень важен ей, она поймет, что мир не так красочен, как ей казалось. Но я боюсь, что все произошло слишком быстро.
  
  * * *
  
  На следующий день все спали до обеда, за исключением меня и Криса, конечно же. Так как вчера все сильно переволновались и устали, сил ни у кого не было. Даже Ирен, которая, как мне казалось, не будет спать всю ночь, продержалась только до пяти утра.
  С шести до девяти утра я рыскала по той самой поляне, где произошли вчерашние события, в поисках кольца. Я могла бы пойти туда еще ночью, но боялась, что кто-нибудь может заметить мое отсутствие. Крис же по этому поводу особо не заморачивался. Он вчера пришел в девять вечера и сразу же лег 'спать', а когда все заснули, опять куда-то смылся. В итоге, на помощь в поисках мне можно было и не надеяться.
  Кольцо я так и не нашла.
  В десять я решила навестить Локки. Это может показаться слишком рано, но, зная этого парня, можно было не волноваться. У Локки был строгий режим дня. Ровно в семь часов утра он просыпался, и ровно в одиннадцать вечера ложился спать. Даже если он неделю работал и учился, не покладая рук. Или даже если что-то заставило его не спать всю ночь и заснуть только под утро, он всегда просыпался ровно в семь, без помощи будильника. Я всегда удивлялась этому. Локки говорил, что если есть хоть что-то, что заставит его спать после семи утра - это наверняка будет смерть.
  Только у входа в приемную в больнице я сообразила, что возможно время посещений еще не наступило, и меня могут не пустить. Я оказалась права. В десять в больнице делали обход.
  Так как это больница города-курорта, здесь большая часть травмированных, чем больных, поэтому посещать пациентов можно было с одиннадцати до часа и от пяти до восьми вечера. Мне пришлось ждать.
  Локки, как я и думала, не спал. Когда я зашла к нему в палату, он внимательно смотрел в окно и совсем не заметил меня. Мне пришлось его окликнуть.
  - Эй, Локки, привет.
  Услышав мой голос, он резко обернулся и сразу же зажмурился от боли.
  - Черт, - сдавленно прошипел он, - не подкрадывайся так неожиданно.
  - Я пару раз стучала, - возмутилась я и завалила на тумбочку возле его койки пакет с апельсинами, которые купила по дороге.
  - Правда? - удивился парень.
  - Да. - Я села на край кровати, - ну, как ты?
  - Терпимо, но это неважно. - Локки внимательно посмотрел на меня, - что с Ирен?
  - Она... - я сделала секундную паузу, не зная, какие слова подобрать, - в порядке. Она почти не пострадала.
  - Почти?
  - Ну, в общем, ты сам скоро все увидишь. Она очень волновалась за тебя.
  - Правда? Наверное, она винит во всем себя, - тяжело вздохнул парень. - Да, кстати, это вы ведь спасли нас? Ты и этот... Доктор сказал, что это он принес меня сюда. Значит, получается, я теперь у него в долгу? Да уж, весело.
  - Эй! - возмущенно воскликнула я, - почему у вас такая антипатия друг к другу? Когда вы вообще успели поссориться?
  - Да не ссорились мы. Просто он мне не нравится. - Локки перевел свой взгляд опять на окно.
  - И почему же?
  - Он слишком легкомысленно относится к жизни. Он не представляет, как много внимания привлекает своим поведением.
  Услышав его ответ, я немного умерила пыл. Все-таки в словах Локки есть и доля правды, но не все.
  - Ты ошибаешься, - задумчиво тихо сказала я. - Да, согласна, его поведение мне тоже не нравится, но насчет жизни ты не прав. Крис хорошо осознает свое положение, хотя и не до конца понимает, что с ним случилось. Как и я. Зато он понимает, что уже обречен. Я вижу это. И если честно я боюсь, что когда-то и я тоже осознаю это. Мне страшно подумать, что тогда случится с моим видением мира. Я еще подросток, как душой, так и телом, а он живет уже довольно долго на этой земле, и проживет еще в тысячу раз больше, чем прожил. Во всяком случае, мне бы этого хотелось.
  Когда я замолчала, Локки немного подумал и потом ответил:
  - Ну, может и так. Да ладно, как бы то ни было, он спас меня. Я должен быть ему благодарен. И тебе тоже. Спасибо, Мио, - улыбнулся он.
  - Да ладно тебе. Все же обошлось. Ты давай убери эту кислую мину, скоро остальные придут. Они тоже волнуются.
  - Ты права.
  Мы еще десять минут проговорили, как тут в двери палаты легонько постучали.
  - А вот и они, - вздохнула я, понимая, что сейчас будет шумно.
  - Войдите, - громко сказал Локки.
  Дверь немного приоткрылась и остановилась. Казалось что тот, кто стоит за ней, передумал входить. Но вскоре дверь полностью открылась и в палату заглянула девушка. Я, еще не привыкшая, не сразу узнала ее.
  - П...привет... - очень тихо сказала Ирен, что даже я еле ее услышала.
  Она все еще топталась возле двери. На ней была та же одежда что и вчера, но на голове теперь была черная бейсболка Марка. Она стояла с опущенной головой, прикрывая козырьком глаза. В ее руках был пакет с бананами.
  - А? - только и сказал Локки.
  В его взгляде читалось удивление. Он ее не узнал. Да ее теперь родная мать не узнает, не то, что он.
  Ирен сжала пакет в руках. Ее руки дрожали. Через минуту она сделала один неуверенный шаг в нашу сторону, но как только ее нога коснулась пола, сократив расстояние между нами, она резко развернулась и побежала к двери. Благо, я ожидала чего-то подобного, поэтому все, что она успела, это только коснуться ручки двери. Вскочив с места, я крепко схватила ее за запястье. Бананы полетели на пол.
  - Нет, - все так же тихо прошептала она и попыталась вырваться.
  - Стой. - Я схватила вторую ее руку, - Ире...
  - Нет! - крикнула она и закрыла мне рот рукой.
  - Что? - послышалось сзади нас.
  Мы застыли. Я медленно повернулась к теперь уже ошарашенному Локки. Ирен еще сильнее натянула бейсболку на голову.
  - Ты?.. Это ты, Ирен?
  Услышав свое имя из его уст, Ирен вздрогнула.
  - Не молчи! - велел парень. - Скажи, что-нибудь.
  Она еще пару секунд стояла в бездействии. Но потом глубоко вздохнула и нерешительным шагом подошла к койке. Дрожащей рукой она коснулась бейсболки и медленно сняла ее с головы. Глаза Локки расширились от шока.
  - Твои волосы...
  Он поднял руку, но дотянутся не смог. Ирен медленно наклонилась. Теперь рука парня была на уровне ее головы.
  Локки прикоснулся пальцами к пряди возле ее лица. Девушка вздрогнула, будто он прикоснулся к ее коже. Медленно, он приподнял руку и провел ею по волосам Ирен.
  - Я... - тихо произнесла она, опустив глаза, - я не знала что делать. Это был единственный способ выбраться...
  Локки еще раз провел рукой по её волосам.
  - Хорошо, что ты не пострадала, - прошептал он с улыбкой.
  Из глаз Ирен наконец-то полились слезы. Она взяла его руку и прижала к своему лицу.
  - Я так боялась, - лепетала она, заикаясь от слез. - Я не знала чем помочь. Если бы ты вдруг...
  Она не решилась закончить фразу и громко заплакала.
  Я заметила, что выражение лица Локки изменилось. Мне показалось, что он хотел что-то сказать, но никак не решался. И я поняла, что лишняя в этой комнате, поэтому тихо и без слов отступила к двери.
  Закрыв за собой дверь в палату, мне положено было бы уйти, но мне захотелось проверить свою теорию. Я оперлась о стену, возле входа в палату. С моим слухом, даже такого расстояния было достаточно.
  Спустя две минуты они заговорили.
  - Прости. - Это был голос Ирен.
  - Тебе не нужно извиняться.
  - Я знала, что ты так скажешь. Но я не могу побороть себя.
  - Но всё же обошлось.
  - Знаю, но мне до сих пор страшно! В тот момент я даже ничего не поняла. Ты так неожиданно схватил меня, не дав ничего толком сделать. Потом этот ужасный рык... Ты даже не закричал, когда он ранил тебя.
  - Я почти не почувствовал.
  - Не ври! - Ирен сделала короткую паузу. - Но... То, что ты сказал перед тем как медведь отшвырнул тебя... те слова... Это правда?
  Локки несколько секунд помолчал, потом тихо ответил:
  - Ты ведь прекрасно знаешь ответ.
  - Повтори.
  - Что повтори?
  - Повтори то, что ты тогда сказал?
  - ...
  От услышанного я онемела. Меня настолько поразили слова Локки, что я даже прикрыла рот рукой, чтоб не вскрикнуть от удивления. Я была в шоке. Это правда. То, что я увидела в его взгляде, когда была в палате. Теперь все разрешилось.
  Больше мне подслушивать не пришлось, да и не нужно это было.
  
  Когда Ирен вышла из палаты Локки, я сидела в приемной. Когда она заметила меня, то резко отвернулась и побежала к выходу, но готова поспорить - ее глаза блестели, а щеки пылали алым.
  
  Все оставшиеся дни поездки мы попросту маялись дурью. Грелись у костра, бродили по городу, ходили на источники и в походы. Так как медведь был пойман, опасность миновала. А на источниках я купалась только с девушками. Так как там было много пара, никто ничего особо не заметил. Так же мы часто засиживались в палате Локки.
  Крис все время куда-то исчезал, так что я даже толком поговорить с ним не могла, за что очень разозлилась на него. Ирен так и не нашла свое кольцо, но она теперь не особо этим перенималась.
  В общем, время пролетело довольно быстро.
  В среду за нами приехал мистер Кери. Локки мы тоже с собой взяли домой, хотя врачи настаивали, чтоб он еще немного побыл в больнице. Локки уверял их, что на нем все заживает как на собаке. Он и, правда, быстро поправлялся. В общем, мы сошлись на том, что нам одолжили специальный матрас для машины. Поэтому всю поездку Локки пролежал.
  Они с Крисом так ни разу и не заговорили со времени того случая. Я не знала, хорошо это или плохо. Но я ведь тоже нормально не поговорила с ним, хотя у меня было немало вопросов о том, что случилось тогда с ним в лесу, и почему он меня убил.
  
  Как только красный автобус остановился возле супермаркета 'Сладкое небо' все радостно закричали. Мы хорошо провели время и заработали много хороших воспоминаний, по крайней мере большинство из нас. Милли сразу же побежала домой принимать ванну, чтобы смыть с себя остатки леса. Трейси, Томми и Марк тоже ушли. Локки должны были довезти до дома, и Ирен осталась с ним. Я тоже хотела поехать с ними, но у меня было одно нерешенное дело, поэтому я ушла.
  Крис шел по тротуару, сунув руки в карманы, и свистел под нос какую-то песенку. Я быстро нагнала его и, не сказав ничего, схватила парня за запястье и потянула в парк, который был в трех минутах ходьбы от 'Сладкого неба'. Он, конечно же, такого не очень ожидал, хотя не скажу, что на его лице виднелось чрезмерное удивление.
  Усадив Криса на первую попавшуюся свободную лавочку, я стала перед ним.
  - Ну, теперь ты от меня не сбежишь. - Я скрестила руки на груди.
  - Я и не убегал, наверное.
  Когда я говорила с ним, он не смотрел на меня, а уставился на листья у моих ног. Это меня разозлило, и я стала ближе. Крис сразу же отвел взгляд.
  - Эй! Да что с тобой?
  - Ничего. Чего тебе?
  - Нам нужно поговорить.
  Он ничего не ответил. Я села рядом с ним на лавочку. Парень сразу же отодвинулся на противоположный край. Мне это сильно не понравилось, но я решила промолчать.
  - Итак, - начала я, - тебе придется объяснить мне несколько вещей. Первое, что случилось с тобой на поляне?
  Рука Криса дрогнула. Он ничего не сказал, и я уже хотела повторить вопрос, но тут он наконец-то заговорил:
  - Я думал, что успею рассказать, перед тем как тебе придется собственными глазами все увидеть.
  - И поэтому ты меня избегаешь?
  - Не сколько из-за этого, сколько из-за другого. Знаешь, я расплывчато помню то, что происходило на тот момент, когда я был... ну ты понимаешь, - он нахмурился, но все еще не смотрел на меня.
  - Ты не помнишь? Даже то, как убил меня? - удивилась я.
  - Вот поэтому я и не хотел тебя видеть! - громко сказал он.
  Я дернулась от неожиданности. Крис пару секунд помолчал, потом продолжил:
  - Чтобы узнать обо всем, мне пришлось вызвать Кристофера. Так как на тот момент в теле был я, он все видел. Когда он в теле, я могу слышать все, что он скажет. Поэтому мне пришлось убить себя. Кристофер мне все рассказал. Когда я узнал, что убил тебя, я сначала не поверил, но еще не растаявшая жажда, пылающая глубоко в моем разуме, была хорошим доказательством. А потом он рассказал, как ты вернула меня в сознание. Хех, интересный способ, но, думаю, это был первый и последний раз, когда он сработал. Дважды такой трюк не пройдет.
  - И все же я до сих пор не пойму, почему ты избегал меня?
  Внезапно Крис резко повернулся, взял меня за шиворот и притянул к себе. Его нос почти коснулся моего, а в синих глазах вспыхнул бешеный гнев.
  Следующие его слова отдались в моей голове эхом.
  - Потому что я ненавижу тебя.
  Я содрогнулась. Его дыхание попало мне в легкие. Когда он взглянул мне в глаза, внутри меня опять забурлило странное чувство. Ответный гнев, с примесью странной, чужой мне похоти. Противные человечности чувства, готовые в любую секунду вырваться наружу в совершенно непредвиденной форме, о которой мне даже думать не хотелось.
  К счастью через полминуты Крис отстранился, и чувства, словно по чужому велению мигом исчезли, оставив после себя лишь неприятный осадок.
  - Ты?.. - я не знала что сказать.
  - Когда я был в том состоянии, ты была ближе всего, поэтому я и убил тебя. Если бы ты была простым человеком, я бы успокоился. Но ты бессмертна. Сколько бы раз я тебя не убивал, ты не умрешь. Будучи в том состоянии, я не понял этого и посчитал, что ты уже мертва, но когда ты набросилась на меня, я понял, что тебя не так просто убить. Из-за этого я и возненавидел тебя.
  - То есть сейчас ты хочешь меня убить? - тихо спросила я.
  - А толку? Ты ведь все равно не умрешь. То существо понимает это и не нападает. Оно просто излучает злость, а его злость передается мне.
  - Существо?
  - Да. Оно есть не только во мне, но и у Мелори, Данте, Рейна, и даже у тебя.
  - Во мне есть такое? - ужаснулась я. - Но откуда?
  - Оно в тебе с того самого момента, как ты стала умершей, - пояснил Крис. - Думаешь все так просто? Стала бессмертной, сильной, ловкой, и все что ты отдала - была твоя смерть. Не душа, не тело, просто возможность умереть. Тебя спас сам Дьявол, поэтому твое существование в его руках. Раз твоя душа теперь заточена в человеческом мире, ему не осталось ничего другого как сделать тебя одним из его приспешников.
  - То есть ты хочешь сказать, что за то чтоб спастись мне пришлось...
  - Стать демоном, - закончил он за мной.
  Я прижала руки к груди. Отсутствие сердцебиения меня не удивило. Внезапная ненависть, порывы злости, ужасные противные ощущения, огромная сила - все объяснилось. Теперь моя душа стала двухсторонней медалью: с одной стороны была я, а с другой то, что во мне.
  - Значит, то существо, о котором ты говорил, был не какой-то монстр, а твоя демоническая сущность?
  - Я не знаю. Мелори и Данте почти ничего об этом не говорят. Но я уверен, внутри нас скрыто что-то ужасное, что постепенно лишает нас человечности. - Крис сжал в руке лист, который секунду назад упал ему на ладонь.
  Я начала обдумывать все сказанное им.
  - Но как ты пробудил эту силу в себе? - спросила я.
  - Как? Я просто поддался, - объяснил парень, - Когда ты очень зол, или очень расслаблен, или находишься на грани отчаяния, эта сила, этот демон начинает захватывать тебя. Ты чувствуешь огромную ненависть ко всему, и у тебя появляется желание убивать. Ты становишься сильным, просыпаются инстинкты. Можно противостоять этому, а можно поддаться. И если будешь невнимателен - демон захватит тебя. Если это случится, очнуться очень сложно.
  Я задумалась. Действительно, моя сила и ненависть появлялись только тогда, когда я была либо слишком зла, либо в отчаянии.
  - Значит, в тот момент ты просто потерял контроль?
  - Да. Я просто еще слишком слаб, чтобы полностью сопротивляться своему внутреннему чудовищу. Даже Мелори это дается немного сложно. О Рейне я вообще не говорю. А вот Данте... Сколько я его знаю, он всегда прекрасно совладал со своей демонической сущностью. Когда он пробуждает ее, то даже не теряет рассудок. Иногда мне кажется что он и демон это одно целое.
  - Данте? - переспросила я. - Как по мне он не очень похож на демона. Скорее наоборот.
  Крис нервно засмеялся.
  - Ты мало его знаешь. Когда Данте в гневе - он ужаснее любого демона. Когда он злится, демоническая сущность срабатывает сама собой, будто она и есть его гнев. Даже Мелори старается не злить его. Но это еще не все. Иногда в Данте просыпается настоящий животный азарт. Он может запугивать свою жертву, играть с ней, как хищник с едой, пока та не выдохнется и не вымолит о пощаде. И под жертвой я подразумеваю настоящего врага, а не игровую цель.
  - Правда что ли? - я удивилась. - Никогда бы не подумала. На вид он такой добрый. Кстати об играх! - воскликнула я. - Ты что, с ума сошел?!
  - Чего? - удивился Крис.
  - Тогда, когда ты играл в твистер с Локки, на кой черт ты себе руку сломал?
  - А, это. Привычка. Мы когда-то часто играли в нее с Мелори и остальными, и знаешь, чтобы победить нужно было мухлевать. Мы все мухлевали, - равнодушно пожал он плечами.
  - Но остальные ведь не знают о том, что для тебя сломанная рука сущий пустяк! - взбесилась я, - Они были очень удивлены.
  - Не все. - Парень нахмурился, - ты ведь слышала, что сказал Локки. Он узнал, что я жульничаю.
  - Ну... конечно узнал, - неуверенно произнесла я.
  Все-таки Крис же не знает, что его тайна уже известна Локки.
  - Думаю, он пошутил, чтоб вывести тебя из равновесия.
  - Думаешь? Ну да ладно. Сейчас меня это не волнует.
  Крис закинул голову назад и взглянул на небо. Я сидела, и обдумывала все, что он сказал. Тут возле моих ног что-то зашуршало. Я опустила взгляд и увидела, что прямо возле меня, в листьях копался ворон. Я не испугалась, напротив, я любила ворон. Вольные птицы: летают, где хотят, делают что хотят, не боятся холодов и не ищут теплых мест. Мне почему-то нравилось слышать их карканье - оно меня успокаивало.
  Однажды в младшей школе мы всем классом пошли в зоопарк. Там было много животных со всей земли, но меня привлекла только одна клетка. Огромный крук, размером в половину меня сидел в маленькой клетке, в которой он мог, разве что, только развернутся. Он пытался расправить крылья, бился клювом о клетку и иногда громко выкрикивал. Когда я подошла к клетке, крук остановился и стал внимательно смотреть на меня. Казалось, что он хотел показать свое величие, что он даже в этой ситуации остается гордой птицей.
  Я подошла к нему настолько близко, насколько этого позволяло ограждение. Мы долго смотрели друг другу в глаза. Наверное, в тот момент я и полюбила этих птиц. Но в итоге я так и не увидела остальных животных. Когда же мне сказали что экскурсия окончена и пора уходить, я до самого выхода смотрела на крука. В самый последний момент я мельком увидела, что он опять начал биться в клетке. Тогда я почему-то заплакала. Я была маленькой, и мне стало жаль птицу. Меня пришлось утешать всему классу.
  - Красивый, - прошептала я, глядя на ворона.
  - Любишь ворон? - спросил Крис, увидев предмет моего внимания.
  - Угу.
  - Это хорошо. В твоем-то состоянии.
  - О чем это ты? - я перевела взгляд на парня.
  - Оглянись.
  Сказав это, он указал куда-то вверх. Я взметнула голову и увидела, что на каждом дереве возле нас сидит как минимум по четыре ворона. Сзади нас, на траве, их было тоже не мало. Меня это не удивило.
  - Ну, сейчас ведь осень. Их тут много.
  - Уверена? - он внимательно посмотрел на меня. - Взгляни куда они смотрят.
  Я удивилась, но последовала его указанию. Вороны над нами, позади нас, даже тот, что был возле меня, без сомнения, все они неотрывно смотрели на нас.
  - Видишь? - услышала я голос Криса. - Мы их привлекаем. Люди говорят, что вороны это предвестники смерти. Это так. Вороны чуют смерть, она их притягивает. Понимаешь, о чем я?
  - Кажется, да, - ответила я, смотря на птицу у моих ног.
  Казалось, все вороны вокруг нас ждали чего-то, будто мы должны что-то сделать. Возможно, их присутствие означает, что они видят наш конец, но не могут понять, почему мы не покидаем этот мир? Наверное, они еще не поняли, что мы не можем уйти, так как уже защелкнули замок от оков на своих руках. И теперь даже смерть не в силах его отпереть.
  Глава 11
  
  Маленькая стрелка на часах упорно пыталась дотянуться до цифры четыре. Но так как большая стрелка только-только отползла от десяти, первой ничего не осталось, кроме как стоять на месте и мельком подрагивать в такт секундам.
  Я колебалась между двумя решениями: пойти домой и смыть с себя остатки природы, или пойти с Крисом в особняк и погостить у них. В результате победило второе.
  Мы шли по мокрым от дождя улицам. Ветер разносил упавшие листья. По небу проплывали серые облака, но синева все же виднелась. Деревья все еще были мокрыми и иногда кроме листьев скидали на землю дождевые капли. Солнца видно не было, но зато за облаками хорошо виднелись его светлые лучи.
  Уличные мальчишки бегали по игровой площадке и гоняли мяч. Иногда мячик вылетал на дорогу и неудачно падал в лужу, и при игре всех намачивал, но от этого дети наоборот веселели.
  Несмотря на грипп, много молодежи все равно шастало на улицах с расстегнутыми куртками и без шапок. Если честно, я тоже так выглядела, но мне-то не о чем волноваться.
  Вскоре мы с Крисом уже стояли возле огромных входных дверей. Я уже потянулась, чтоб открыть ее, но внезапно кто-то изнутри сделал это быстрее.
  На пороге стоял Рейн. Он не смотрел на нас, так что можно было понять, что то, что мы столкнулись, оказалось совпадением.
  - Я пошел! - крикнул он кому-то в доме.
  - Не смей! - послышался голос Мелори. - Сегодня твоя очередь!
  - Меня нет! - крикнул он, проигнорировав слова женщины, и обернулся к нам. - О, как раз вовремя. Оставляю все на вас.
  Сказав это, он быстро проскользнул между нами и побежал в сторону города.
  - О чем это он? - спросила я Криса.
  Тот посмотрел вслед уходящему Рейну и тяжело вздохнул.
  - Сейчас увидишь.
  Мы вошли. Как только дверь заперлась, послышался шум, и со второго этажа к нам быстро спустилось что-то... непонятное.
  - Где он? - спросило нас это 'что-то'.
  - Удрал, - спокойно ответил Крис.
  Я стояла, пораженная увиденным. Только через минуту я наконец-то узнала в этом 'что-то' Мелори. Просто сейчас ее волосы были распущены и сильно спутаны. Они спадали на лицо и плечи, от чего самого тела было почти не видно. Волосы были настолько длинные, что кончики почти касались земли. Сама же девушка была взбешена и сжимала в руках расческу.
  - А что, сегодня его очередь расчесывать тебя? - спросил Крис.
  - Да. А этот мальчишка сказал что он, видите ли, занят и у него нет времени. А если я сяду сама себя расчесывать, то еще сильнее запутаю.
  - Так мы ведь сколько раз говорили тебе их отрезать.
  - Ага, уже. Мне и так удобно. - Мелори сложила руки на груди и отвернулась.
  Я включила мыслительный аппарат и попыталась обдумать сложившуюся ситуацию. Тут у меня возникла мысль.
  - А может, я вас расчешу? - спросила я скромно.
  Мелори повернулась ко мне.
  - А ведь мысль. - Она убрала волосы с лица и просияла. - Точно! Как я не додумалась. Пошли.
  Сказав это, она взяла меня за руку и потянула на второй этаж.
  Мы поднялись по лестнице и завернули направо. Впереди нас протянулся длинный коридор, с левой стороны которого размещались двери в комнаты, а с правой стороны - деревянные перила. Коридор выглядел как балкон, через который можно было увидеть всю огромную залу первого этажа.
  Я догадалась, что за некоторыми из этих дверей были личные комнаты умерших. Я оказалась права, так как, пройдя несколько дверей, Мелори остановилась напротив одной.
  - Вот мы и пришли, - сказала она и открыла дверь.
  Комната была довольно большая и длинная. Стены выкрашены в красный цвет с едва видными замысловатыми бордовыми узорами, похожими на цветы. Пол укрыт светлым деревом. У правой стены размещался старинный платяной шкаф, косметический стол с большим зеркалом, и прилагающийся к нему стул. Слева стоял шкаф для белья на котором лежало несколько книг, и двухместный диванчик, оббитый светлой кожей. У самой дальней стены размещалась большая старинная двуспальная или даже трехспальная кровать с шелковыми занавесками и бордовым атласным бельем. К бокам кровати примыкали два прикроватных столика, а по углам комнаты расставлены большие кадки с цветами. Так же возле кровати находилось большое окно с бежевыми занавесками, под цвет небольшого коврика с длинным ворсом, который лежал у подножья кровати. Это была спальня не сказочной принцессы, это была спальня гордой и нравственной королевы.
  - Какая красивая комната, - ахнула я. - Но зачем кровать?
  - Я люблю играть человека, - пояснила Мелори, улыбнувшись. - Спать, есть, зимой носить шерстяные носки, летом пить холодный лимонад и так далее. Мы все любим.
  Она подошла к косметическому столику и села перед большим зеркалом. Я стала за её спиной. Теперь, когда я могла вблизи рассмотреть ее волосы, я заметила, что они отдают каким-то серебристым цветом. Казалось, будто они сплетены с лучами солнца.
  - Они крашены? - удивленно спросила я.
  - Хех... ты не первая спрашиваешь. - Женщина коснулась волос на своей макушке. - Это их настоящий цвет.
  - Красивые. Наверное, очень трудно за ними ухаживать. Они такие длинные.
  - Ну, если честно, то да. Но я не хочу их стричь. Мои волосы, это то, что напоминает мне о моей жизни.
  - Правда? - я провела расческой по ее волосам.
  Чувствуя, что между нами завязался разговор, я решилась спросить ее:
  - Мелори, расскажите мне, пожалуйста, о своем прошлом.
  - Ты хочешь узнать? - удивленно спросила она.
  - Да. Если вы не против, конечно.
  - Ну что ты, с удовольствием. Мне нравится рассказывать об этом.
  Я облегченно выдохнула. Значит, Крис не соврал.
  - Но сначала...
  Мелори дотронулась до ажурной повязки на своей шее. Запустив руки за шею, она легким движением расстегнула защелку и медленно сняла повязку. От удивления я выронила расческу из рук. Грубый шрам, сшитый крепкой нитью, обхватывал шею девушки уродливым кольцом.
  - Это же... - ошарашено молвила я. - Но как? Выглядит так, будто...
  - Будто голова была отрублена, - закончила за мной Мелори. - Это так. Моя голова действительно была отделена от тела. Единственное что срослось, это мышцы, голосовые связки, пищевод и дыхательные пути. Хребет остался наполовину отделен. Иногда, когда я слишком резко поворачиваюсь, он смещается, и я не могу повернуть голову обратно. Немного неудобно, но я уже привыкла.
  - Тогда, из ваших слов можно понять, что вы умерли, так как вам отрубили голову? - в полном шоке спросила я.
  - Да. Я родилась в Германии, двадцать восьмого декабря 1509 года. Мне пятьсот один год.
  Расческа, которую я подняла, опять упала.
  - Вам так много лет?!
  - Не говори так. - Она смущенно засмеялась. - Я чувствую себя старой.
  - Извините. - Я подняла расческу и принялась расчесывать ее волосы.
  - Так вот, - она продолжила, - из всей родни у меня были только мать и младший брат, который родился через девять лет после моего рождения. Его звали Элиот. Мы были бедны, но счастливы; недосыпали и недоедали, но всегда держались вместе. Мать пасла овец, Элиот продавал цветы, которые он сам выращивал на небольшой грядке сзади нашего ветхого домика, а я старалась раздобыть лишнюю монету своей внешностью и пением. На ярмарках, с приезжими скоморохами или с бардами на площадях, я пела, танцевала, плясала как обезьянка шарманщика, лишь бы понравится случайному зрителю и получить из его кармана хоть один медяк. Красивые волосы, не испорченные бедностью, милое лицо, детский голосок и одежда с обносков - конечно, жалость других была моим единственным спасением, хотя часто моя внешность приносила одни неприятности, в детали которых мне не хочется вдаваться. В общем, так мы и выживали. Но, как говорится, счастье не вечно. Элиот был очень слабым мальчиком и часто болел. Однажды он слег с серьезной простудой. Денег на лекарства у нас не было, а его состояние все ухудшалось. Тогда я решила, что единственным выходом было прибегнуть к воровству. Я ничего не сказала матери, так как знала, что она не одобрит эту затею, поэтому мне пришлось действовать самой. Под покровом ночи я ускользнула из дома и убежала в сторону улицы красных фонарей. Там в это время всегда ошивались старые выпившие богачи, с полными карманами монет. Улица была заполнена полураздетыми куртизанками и охмелевшими мужчинами. Вокруг стояло невыносимое зловоние, смешавшее в себе запахи женских духов, пудры, уличной пыли, алкоголя, мужского семени и мочи. Вскоре мне удалось наткнуться на одного жирного старика, нетвердо державшегося на ногах. Все что мне следовало сделать, чтоб привлечь его внимание - это встретится с ним взглядом и поманить пальцем. После этого я развернулась и побежала в ближайший темный переулок. Старик, как и ожидалось, тут же последовал за мной. Как только мы скрылись в темноте, я достала из внутреннего кармана плаща нож, развернулась и вонзила лезвие прямо ему в горло - чтоб не кричал. Рука моя была на удивление тверда, намерение яростным, но слезы потоком бежали по щекам, мешаясь с алой кровью. Старик прохрипел что-то непонятное и упал замертво. Я быстро обыскала его тело, достала все самое ценное и убежала. Дома я долго не могла отмыть руки от крови. - Мелори сделала короткую паузу и продолжила, - на следующее утро я побежала в аптеку и купила много лекарств. Мама очень удивилась, но я сказала, что лекарства мне дали бесплатно. Лечение помогло, и Элиот выздоровел. Все вроде бы наладилось, но я никак не могла забыть то убийство. Поэтому я поклялась себе, что больше никогда никого не убью. Так и было, до того дня... Мне было семнадцать. Мы с мамой и Элиотом шли по торговой улице. Внезапно сзади нас послышалось ржание коней - по дороге несся экипаж короля. Люди отступили и освободили дорогу. Мы тоже хотели отойти, но мать внезапно запнулась и упала. Я думала, карета затормозит... Мама умерла под копытами лошадей. Элиот тогда долго не мог прийти в себя, ему ведь было всего восемь. Я пыталась прокормить нас, но положение было плачевным. Поэтому я отрезала свои длинные волосы, надела тот самый плащ и ночью пошла грабить. Теперь это было моим способом выживания. Я дала себе другую клятву - что больше никогда не заставлю Элиота страдать. Когда он узнал, что я ворую, он не начал осуждать меня, не разозлился, а стал помогать. Ему тогда было десять. Прошло пять лет. Мне неприятно осознавать свою прошлую твердость и хладнокровность, из-за которой я довольно быстро заработала репутацию небезызвестного вора, за голову которого была назначена награда. Элиоту я не позволяла убивать, но мы часто светились вместе, и стража его так же не обделила вниманием. Но мы всегда выходили сухими из воды, никогда не попадались, поэтому нас наказало не правительство, а судьба... Элиот заболел туберкулезом. Я ни на минуту не отходила от него на протяжении целого месяца. Однажды он сильно закашлял кровью и упал в обморок. Он перестал дышать. Я сильно испугалась. Тогда это и произошло.... В те года в Германии была очень популярна охота на ведьм. Многих девушек сожгли на костре. Были слухи, что ведьмы могли не только насылать порчу, но и исцелять и воскрешать мертвых с помощью черной магии. В нашей деревне была одна старуха, имевшая репутацию колдуньи и избежавшая костра лишь потому, что стража её побаивалась. Я обратилась к ней и за немалую сумму таки выведала способ, как можно спасти брата. Нужно было провести жуткий ритуал, который вызовет самого Дьявола, и в обмен на свою душу попросить у него спасения другой души. Тогда я не знала, что достаточно просто взмолить о спасении, поэтому моя просьба была похожа на магическое заклинание: 'Дьявол, ты слышишь меня, ты видишь меня. Я прошу тебя - исцели моего брата, забери у него болезнь, спаси его душу, а взамен возьми мою'. Ни Дьявол, ни какой-либо демон не появился, но все же что-то странное произошло со мной, заставившее поверить в успешность ритуала, ибо главным условием была вера и осознание. Неважно, как ты просишь, если ты всем сердцем веришь, твои слова достигнут и небес, и преисподни. Дьяволу не нужны фанатики, поэтому из тысячи возможность быть услышанным Дьяволом дается только одному. Я верила, я была готова, я осознавала, и я была услышана.
  Мелори замолчала. В её глазах не было видно сожаления о своем поступке, лишь покорная холодная серьезность.
  Я опустилась на колени и начала расчесывать концы волос. Женщина водила пальцами по шраму на шее и грустно улыбалась. Я ждала продолжения истории.
  - Через три дня он полностью выздоровел, - продолжила говорить Мелори. - Я сначала не поверила, на то время это ведь была неизлечимая болезнь. Но чудо произошло, и я была счастлива. Тогда я напрочь забыла о своих словах, о своей просьбе, и наша жизнь продолжалась. Мы с Элиотом на время завязали с воровством, так как у нас уже было достаточно денег, чтобы жить без забот. И так целых два года. Казалось бы, что все наладилось, но на самом деле, все уже было предрешено.
  В тот день мы с Элиотом гуляли по ночной улице, так как утром нам выходить было опасно. Было довольно многолюдно, как для позднего времени. Внезапно сзади на меня кто-то налетел и повалил на землю. Тот, кто это сделал, быстро поднялся и убежал, но он уронил оберток ткани, который остался лежать возле меня. Я не поняла, что произошло, как тут послышался громкий шум, и к нам подбежали десятки стражников. Оказалось то, что находилось в обертке, было украденными королевскими драгоценностями. Естественно, меня заподозрили в соучастии и попросили снять капюшон. Я поняла, что если это сделаю, меня и Элиота узнают. Тут один из стражников резко подбежал и дерганул меня за плащ. Капюшон слетел с головы. Все было кончено. Они наставили на меня оружие. Я поняла, что если побегу - меня тут же убьют. Поэтому я дала знак Элиоту бежать, а сама подняла руки в знак того, что сдалась. Брат, конечно же, хотел мне помочь, но он знал, что если и его поймают, то будет еще хуже. Вот так я и была схвачена. Меня должны были казнить через четыре дня после поимки. Из-за излишней жестокости моих преступлений, было решено, что мою голову будут рубить тупым топором. Вся уверенность мигом покинула меня, оставив место сковывающему страху. Сбежать было невозможно - меня охраняли двадцать четыре часа в сутки. Моя надежда умерла быстрее, чем я...
  И вот, в назначенное время меня вывели на центр площади. Вокруг было полно людей. Они кидали в меня камнями, а родственники тех, кого я убила, плакали и проклинали меня. Но тогда мне нужно было не это. В толпе я начала старательно выискивать глазами Элиота. В тот момент я хотела его увидеть, и одновременно боялась, что он увидит меня. К несчастью он стоял в первых рядах. Когда я увидела его наполненный болью взгляд, я не сдержала слез. Меня даже лишили предсмертного желания. И вот, когда топор палача взметнулся над моей головой, я взглянула на своего плачущего и кричащего брата и прошептала: 'прости'. Это было мое последнее слово.
  Девушка замолчала. Я на секунду перестала расчесывать ее.
  - А какие были твои последние слова? - спросила она, глядя на меня через зеркало.
  - Мои? - я задумалась, а потом грустно засмеялась, - моими последними словами было: 'Я не хочу умирать'.
  Мелори надела на шею черную повязку с изумрудом улыбнулась кончиком губ.
  - Готова поспорить, ты только тогда это осознала, так?
  - Да, в самый последний момент. - Я в последний раз провела расческой по ее вычесанной макушке. - Но знаете, я не думала, что между обращением к Дьяволу и смертью может пройти такой большой отрезок времени.
  - Ну да, согласна, два года - это много. Но знаешь, здесь время не имеет значения. Крис умер чуть ли не мгновенно, ты - через день, я - через два года, Данте - через месяц, Рейн вообще через семь лет. Можно проклясть себя в детстве, а умереть чуть ли не в старости. Но то, что ты умрешь - это факт. Время смерти зависит от того, что решат демоны. - Она пожала плечами, - мы, можно сказать, подписали с ними контракт, хотя, возможно, и не осознавали этого.
  Я нахмурилась.
  - Понятно. Так что же случилось с вами дальше?
  - Дальше? - Мелори на секунду задумалась. - Очнувшись, я не сразу все сообразила. Я не могла толком все понять, так как моя голова была отделена от тела. Я ничего не видела, не слышала и не могла говорить. Это было похоже на состояние умершего после его сожжения. Крис тебе ведь рассказывал, так?
  Я кивнула.
  - Вот. Но, в отличие от того, я могла думать. Не сильно, конечно, но могла. Через полчаса я почувствовала, что мою голову приложили к шее. После этого я и стала понемногу приходить в себя. Через час я смогла видеть, слышать и говорить, но координация движений была нарушена. Еще через час я попыталась подвигаться, но так как голова не была пришита к телу, те мышцы, что восстановились, начали рваться. Я поняла, что голову нужно придерживать. И это не метафора. В общем, еще через два часа все наконец-то прояснилось. Я находилась в темном сыром подвале, придерживая руками свою отпадавшую голову. Все что на тот момент мне стало известно, это то, что я не умерла. Дверь оказалась не заперта, и я смогла выйти. Охраны не было. Я поняла, что нужно выбираться и побежала по коридору. Вскоре передо мной выросли ступеньки. Пробежав их, я свернула в соседний коридор. Вокруг было множество дверей, но открывать их нельзя было. Так, добежав до конца, я попала в тупик. Передо мной оказалось большое окно. Посмотрев через него, я увидела, что нахожусь всего в двух метрах над землей. Понятное дело, я разбила окно и выбралась. Снаружи оказался лес. Пробежав где-то полмили, я свалилась под одним из деревьев. Теперь можно было спокойно все обдумать. Просидев так до ночи, я решила найти город и разобраться со своей головой. Теперь моя смерть не вызывала у меня сомнений. Побродив по лесу, я поняла, что так город найти мне не удастся. Но тут среди деревьев замелькал огонек. Подойдя ближе, я увидела маленький лесной домик. Немного подумав, я решила зайти, и если тот, кто внутри, откажется меня пускать, я попросту убью его. Через минуту после моего стука послышались шаги. Женский голос настороженно спросил: 'Кто там?'. Я ответила: 'Впустите, пожалуйста. Я ранена и потерялась'. Дверь приоткрылась и из проема выглянула рыжеволосая женщина. Я прикрывала шею, поэтому рану она видеть не могла, но, заметив кровь на моей одежде, она сразу же меня впустила. Внутри оказалось довольно тесновато. Кроватка, печь, столик со стулом, большой шкаф с множеством маленьких дверец и много-много разных трав, развешанных по всему домику. Женщина быстро уложила меня на кровать и спросила где рана. Я медленно опустила руки с шеи и приготовилась нападать. Женщина вскрикнула и застыла. Я ждала ее дальнейших действий. Через минуту она испуганно спросила: 'Что с твоей головой?'. Я ответила: 'Моя голова отделена от тела. Нужно просто пришить ее назад'. Она еще с минуту простояла в ступоре и потом резко сорвалась с места и подбежала к шкафу. Открыв одну из дверец, она достала моток черных шерстяных ниток и иголку. Я сказала, что это подойдет. Честно говоря, я не ожидала, что она станет мне помогать, и была очень удивлена. Женщина села возле меня и помогла мне привстать. Дрожащими руками она сначала вытерла влажной тряпкой кровь, а потом начала зашивать. Я не удивилась, что мне не больно, но вот женщина через каждую секунду спрашивала меня об этом. Дыры от иглы мгновенно зарастали, но из-за того, что это были крепкие нити, мы этого не заметили. И вот, примерно через полчаса работа была окончена. Я легонько повертела головой. Она поддавалась, хотя было непривычно. Женщина спросила, что со мной случилось. Не имея причин скрывать, я ей все рассказала. И про Элиота, и про преступную деятельность, и про казнь, и про то, что я, судя по всему, мертва. Она все спокойно выслушала. Через пять минут молчания, она улыбнулась и сказала: 'В городе меня хотели сжечь из-за того, что люди посчитали меня ведьмой. Поэтому я живу тут одна. Оставайся сколько хочешь. Тебе ведь нужна помощь?' Сказать честно, я была удивлена. Женщина предложила мне жить вместе с ней, не опасаясь моего преступного прошлого. Но это было только к лучшему. Я согласилась. Мы проговорили всю ночь. Оказалось женщину зовут Мария, ей было тридцать три года. В городе она была известна своими травными снадобьями, которые помогали при всяких недугах. Три года назад, когда в Германии вспыхнула охота на ведьм, ее тут же обвинили в колдовстве, поэтому она сбежала в лес. Мария оказалась очень хорошей женщиной. Она была мне за мать. Мы долго жили вместе. Я все время изучала свойства своего теперешнего тела. Тогда я и узнала про сон, еду, боль, регенерацию и слезы. Я часто выходила по ночам в город, но не решалась вернуться домой и Элиота больше не видела.
  Время пролетело быстро. И вот Мария умерла... от старости. Ей было восемьдесят шесть. Я, конечно же, не постарела ни на год. Тогда я много страдала, так как теперь у меня не осталось ничего. Через двадцать один год, когда мне исполнилось ровно сто лет, я ушла из домика Марии, где жила все это время, и подалась путешествовать. Я побывала в разных странах, видела разные вещи: была на открытии Биг Бена, Эйфелевой башни, даже плавала на Титанике. Потом мне, правда, пришлось плыть вручную прямо до Лондона. Из-за моей внешности мне многое удавалось. Ты ведь заметила, что все умершие обладают необычным обаянием? Проще говоря, красивые.
  - Ну... да. А ведь, правда, - сказала я, вспомнив внешность остальных, - Вы все очень привлекательны. Но почему? Такого ведь не было при жизни, так?
  - Да. И тебя это тоже коснулось, хотя ты, может, и не заметила этого. Правда вот мы, умершие, друг для друга выглядим вполне нормально, но обычные люди ощущают наше влияние куда острее. Я точно не знаю, почему так происходит и в чем причина, но подозреваю, что всему виной то, что мы обрели после смерти, наша странная животная сила. Будто она предусмотрительно дала нам возможность скрыть наши отличия под маской красоты, дабы нормально ужиться с обычными людьми. Наша привлекательность - это наша маскировка. Нездоровая бледность кожи кажется простым людям красивой фарфоровой. Отсутствие блеска в глазах заставляет других смотреть на нас, привязывается к нам. Наша привлекательность как овечья шкура, под которой скрывается волк. На других умерших это не сильно действует, а вот люди ведутся. Понимаешь?
  Я взглянула на себя в зеркале. И правда, сейчас моя внешность не слишком изменилась, но что-то притягательное есть.
  - Угу.
  - Вот из-за этого я активно пользовалась популярностью у мужчин. У меня было множество ухажеров за всю мою долгую жизнь, но ни к кому я не испытывала чувств, хоть отдаленно напоминающих любовь. Знаешь почему? - Мелори внимательно посмотрела на меня.
  - Почему?
  - Потому что ни ты, ни я, ни остальные умершие, просто-напросто неспособны любить.
  Я удивленно нахмурилась.
  - Но, почему?
  - Мы ведь демоны, - вдруг с излишней холодностью ответила она. - А демонам любовь неизвестна.
  - Неизвестна? - недоверчиво повторила я. - Но как?
  - Скажи, ты когда-нибудь влюблялась?
  - Нет, - честно ответила я.
  - Правда? Знаешь, по-моему, это и к лучшему. Любовь сложная штука. А когда тебе не отвечают взаимностью, это еще хуже. Но теперь тебе не о чем волноваться - ты больше не будешь любить. Жалость, ненависть, дружба, привязанность - да, но не любовь. Ты не бойся, это не так страшно как кажется. Не нужно будет страдать из-за ненужных нам вещей.
  Мелори улыбнулась, хотя я увидела, что эта улыбка немного вымученная. Я все равно не могла поверить её словам, но что-то внутри не хотело их отвергать, и я, сжав губы, коротко кивнула.
  - Я поняла.
  - Хорошо. - Она продолжила, - так вот, балы, вечеринки, дорогие подарки... это всегда окружало меня. Но время менялось, и мне тоже нужно меняться. После двадцати лет во Франции, я переехала в Лондон. Там я и встретила Данте. Он жил в огромном пустом поместье шестьдесят лет, хотя на вид ему было примерно двадцать. Мы встретились, можно сказать, случайно. В одном из местных трактиров я услышала легенду, о призраке мертвого дворецкого. Сорок лет назад в поместье графа Волейхайф случилась беда. Так как это была известная семья, которая покорно служила королевскому двору, у них появилось много недоброжелателей. Поэтому вскоре на поместье Волейхайф напали. Дело было ночью. Первыми погибли граф и его жена, потом слуги. Маленького девятилетнего графа защищал дворецкий семьи. Но долго он продержатся не смог. Говорят, когда на глазах умирающего дворецкого убивали мальчишку, он поклялся, что отомстит обидчикам. Так и случилось. Через три дня после инцидента, тех, кто напал на поместье, странным образом убили, а в окнах пустующего замка не раз видели силуэт мертвого дворецкого.
  Поверив слухам, я решила проверить их, и ночью направилась к тому самому поместью. Собравшись с духом, я постучала в дверь. Никто не открыл. Тогда я взялась за дверную ручку и дверь со скрипом отворилась. Войдя, я удивилась - все было убрано и вычищено до блеска. Даже не намека на то, что особняк пустовал шестьдесят лет. Я обыскала все комнаты, но никого не было. Тогда я пошла в сад. И там, освещенный светом фонарей, мертвый дворецкий отстригал бутоны красным розам. Зрелище было незабываемое. Казалось, он не заметил моего присутствия, и с легкой улыбкой продолжил мастерски орудовать ножницами. Все красные бутоны он кидал в большую корзину. Мне это показалось странным. Я подошла ближе. Он все так же меня не замечал. Из-за чистого любопытства я тихо спросила: 'Почему вы отстригаете бутоны таких красивых роз?' Услышав мой голос, дворецкий даже не шелохнулся. Он отстриг еще один бутон и, повертев его в руках, ответил: 'Молодой господин очень любил красные розы. Но как только он брал их в руки, или дотрагивался до куста, шипы тут же его кололи. И его прекрасная алая кровь смешивалась с краснотой этих бутонов. Поэтому, как только розы зацветают, я тут же их срезаю и закидываю бутонами комнату молодого господина, что бы он больше не поранился, никогда...' Дворецкий срезал остальные розы и, взяв корзину, направился в особняк. Я пошла за ним. Поднявшись по лестнице, и пройдя коридор, мы зашли в просторную комнату. Большая кровать, стены бледно-голубого цвета, синие шторы - комната была выполнена в холодных строгих тонах. Дворецкий стал посреди комнаты и стал медленно кидать бутоны на пол и кровать. Тогда на его лице была горькая улыбка, наполненная болью и скорбью. Когда он закончил, я спросила: 'Как вас зовут?'. Дворецкий повернулся ко мне, приложил руку к груди, и, поклонившись, ответил: 'Данте Клауэр. Можете звать меня просто - Данте'. Так мы и познакомились. После длительных разговоров я поняла, что он тоже умерший, поэтому перебралась к нему в поместье. Так мы прожили пару лет. Когда в Лондоне вспыхнул пожар, поместье тоже загорелось, поэтому мы были вынуждены переехать. Данте хотел остаться, но я его уговорила. Мы еще несколько лет путешествовали по Европе, побывали в Италии, Швейцарии, России, и вскоре переехали в Америку, в тихий городок штата Колорадо. Тут мы решили остаться надолго. На накопившиеся за всю жизнь деньги, мы построили поместье, которое стало уменьшенной копией поместья Волейхайф, - все-таки так Данте было спокойней, да и мне тоже. Через пару лет мы наткнулись на Криса и приняли его к себе. Шесть лет назад к нам присоединился Рейн, а пару недель назад - ты. - Мелори улыбнулась, - вот и все.
  - Да уж, длинная история, - засмеялась я. - Но у меня вопрос, если вы жили здесь так долго, не вызывало ли это подозрения у окружающих?
  - Мы предусмотрительны, - ответила она. - Через каждые десять лет открытой жизни, мы залегаем на дно еще на десять, путешествуя, или оставаясь в этом особняке, выходя на улицу только по ночам. Все городские думают, что этот особняк - фамильное сокровище какой-то семьи, и каждые десять лет сюда приезжают новые люди. Так как мы особо ни с кем не дружили, нас мало кто помнит, а через пару лет и вовсе забывают. Но пока можно жить спокойно - прошло всего шесть лет, от нашего последнего 'приезда'.
  - Понятно. - Я задумалась. - И еще, если вы так богаты и всегда находитесь в городе, то чем вы занимаетесь по будням? Вряд ли сидите дома, это ведь скучно.
  - Ну, тут каждый делает то, что положено обычным людям. Простые и не примечательные занятия: я работаю в пансионе для престарелых, Данте - бармен, Рейн и Крис еще учатся.
  - Да? Интересно. Ну, с Рейном можно еще понять, но почему Крис еще учится? С его годами, он должен был уже давно окончить школу.
  - Просто при жизни, он не получил полного образования, - объяснила Мелори. - А когда умер, то не думал продолжать учебу, так как считал это ненужным. Но мы с Данте настояли на том, что ему нужно высшее образование. Крис смог поступить в старшую школу, так как мы подделали документы и свидетельство о рождении. С Рейном тоже было немного сложно, но мы и его уговорили.
  - А-а-а... - протянула я. - Теперь понятно.
  Мелори подала мне резинку, и я начала завязывать ей волосы в ее постоянную прическу - хвостик со спадающими передними прядями.
  - Да, кстати о работе, - сказала вдруг она. - Ты ведь сейчас живешь одна, так? Тебе нужно будет самой оплачивать расходы на жилье, я права?
  Я неуверенно кивнула. Мелори многозначительно улыбнулась.
  - Тогда почему бы тебе не переехать к нам?
  - Что?! - удивленно воскликнула я.
  - Места у нас много. Да и остальные будут рады пополнению. Ну что?
  Я все еще была в шоке, так что не смогла сразу ответить. Спустя минуту глубоких размышлений я заговорила:
  - Спасибо, конечно, но нет. Так как я умерла совсем недавно, у меня еще осталось несколько друзей, которые не знают об этом. Так что будет странно, если я вот так возьму и перееду. Думаю, мне сначала нужно окончить школу.
  Мелори немного погрустнела.
  - Ты права. Все-таки у тебя еще есть привычная жизнь, в отличие от нас. Извини, - прошептала она.
  - Да нет, ничего. - Я ободрительно улыбнулась. - Мне действительно понравилось ваше предложение.
  - Ну да ладно. Но что же тогда ты будешь делать с деньгами? Если хочешь, мы можем платить за твой дом.
  - Нет! - резко воскликнула я. - В этом нет необходимости. Я хочу сама платить за себя, поэтому я подумываю найти работу.
  - Ну,- женщина пожала плечами, - тогда не знаю чем тебе помочь. Хотя, может Данте знает о какой-то хорошей работе на полставки. Спросишь его, хорошо?
  Я кивнула, поблагодарив её за помощь.
  Мы вышли из комнаты и спустились на первый этаж. Там никого не было. Я еще немного проговорила с Мелори и пошла домой. По пути мне захотелось навестить Локки. Там оказалась и Ирен, и я просидела с ними до самого вечера. Когда я уже собиралась уходить, меня нагнала моя подруга.
  - Подожди, - сказала Ирен. - Я тебя провожу.
  - Ну, ладно, - я немного удивилась.
  Мы вышли и направились по вечерней улице. Было довольно прохладно, поэтому Ирен часто вздрагивала. Я для приличия застегнула куртку по шею. Через две минуты она заговорила:
  - Так непривычно, не чувствую на голове никакой тяжести.
  Ирен дотронулась рукой до своих коротких волос. Сейчас на ней была черная шапка, джинсы и лыжная куртка, которую она купила в Гленвунд Спрингс перед отъездом. Там таких навалом, и продавались они не дорого, но главное было тепло.
  - Такое ощущение, будто я скинула пять килограмм, - засмеялась она.
  - Заметно, - хихикнула я.
  - Ага. И еще ощущение, будто я избавилась от каких-то невидимых цепей, которые сковывали меня всю жизнь. Думаю, теперь я смогу начать все с начала. Буду жить в свое удовольствие.
  - А разве до этого ты не жила для себя? - удивленно спросила я.
  - Не совсем. - Ирен подняла с земли листок и начала на ходу отрывать от него маленькие кусочки. - Я жила подстраиваясь под общество. Модная одежда, идеальный макияж, хорошие манеры - я старалась сделать так, чтоб окружающие восхищались мной, а те, кто был выше, считали меня равной. Это переросло в привычку. Для меня это было счастье. А теперь, когда я одета в старую одежду, с подстриженными абы-как волосами, я чувствую себя более свободной, более счастливой.
  - Ты говоришь такие умные вещи, - усмехнулась я. - Прямо как Локки.
  - Да, похоже.
  Она опустилась на корточки и начала разглядывать голубиное перо, которое лежало на земле. Я не могла разглядеть ее лица, но мне показалось, что сейчас самое подходящее время, чтобы спросить об одной вещи. Хотя я и сама все уже знала, но мне хотелось бы услышать это от нее.
  - Ирен, - тихо сказала я, и присела рядом с ней, - насчет Локки.... Я вижу, что между вами что-то произошло после того случая с медведем. Расскажи мне, пожалуйста.
  Ирен на секунду застыла, потом взяла перо в руки и встала. Я стала возле нее. Мы продолжили медленно идти.
  - Ну, - начала она, - я знаю, что скрывать от тебя это было бы неправильно, да и смысла нет. Я хотела сказать тебе сразу же после того, но как-то время не приходило.
  - Сейчас нам никто не мешает, - аккуратно настояла я.
  - Ты права. - Ирен глубоко вздохнула. - В общем, это случилось еще тогда, на поле. Я даже не догадывалась. Локки крепко обнял меня, чтобы защитить от когтей медведя. Его ранило. Но перед тем как медведь его отбросил, он сказал это. Наверное, он считал, что это будут его последние слова...
  - Что он сказал? - тихо спросила я.
  Девушка внезапно остановилась. Ветер поднял листья, лежавшие у наших ног и закружил в воздухе. Минуту она стояла, не двигаясь. Потом внезапно обернулась ко мне. Я увидела, что ее глаза блестят от слез. Она улыбнулась и прошептала:
  - Я люблю тебя. - По щеке Ирен скатилась слеза. - Он сказал: 'Я люблю тебя'.
  - И почему ты плачешь? - с улыбкой спросила я.
  - Не знаю. Возможно, я счастлива, - она начала утирать слезы.
  - Правда? - я подошла ближе, натянула на нее капюшон лыжной куртки, и коснулась своим её лба. - А теперь убери слово 'возможно' и повтори эту фразу у себя в голове.
  Ирен сначала не поняла о чем я. Через минуту она заплакала еще сильнее и обняла меня.
  - Ну и что ты ответила?
  - А ты будто не догадываешься, - пробубнила она мне в плечо.
  - Ну, вообще-то ты права. Здесь не трудно догадаться. Особенно если учесть твой вид, когда ты выбегала тогда из больницы.
  Ирен вздрогнула и резко отстранилась от меня. Ее лицо было до смешного пунцовым.
  - Ну, что-то типа этого, - засмеялась я.
  - Очень смешно, - буркнула она, и прикрыла лицо воротником.
  
  Мы сильно заговорились и дошли почти до моего дома. У калитки Ирен попрощалась и мы разошлись. Увидев, как она быстро удаляется, я засмеялась и, повернувшись, направилась к входной двери. И тут же застыла, пораженная увиденным. Прямо у порога моего дома на земле лежало что-то черное и большое. Я насторожилась и медленно приблизилась. Это оказался человек или, вернее, молодой парень. Он лежал без сознания, и, как мне показалось, почти не дышал. Я испугалась. Замерзший труп возле моего дома - это не есть хорошо.
  Я быстро отомкнула ключом дверь и затащила парня в дом. Он оказался очень легким. Из-под тонкой курточки прощупывалось тощее тело. Я уложила неизвестного на диван возле телевизора, и побежала в кухню за аптечкой. 'Так, Локки, кажется, говорил, что в таких случаях нужен нашатырный спирт' - подумала я и начала искать в аптечке нашатырь. К счастью, он оказался в наличии.
  Открыв маленькую баночку, я принюхалась. Жуткий запах, ударивший мне в нос, наказал мое любопытство. Я скривилась и побежала к парню. Присев возле него, я приблизила баночку с вонючей жидкостью к его носу. Как только парень сделал легкий вздох, он сразу же перекосился.
  - Очухался? - спросила я, когда он резко замотал головой в надежде избежать вони.
  - Лучше бы остался без сознания, - пробурчал парень, зажав нос.
  Я плотно закрыла баночку и поставила ее на кофейный столик.
  - Ну, - я испытующе взглянула на парня, - кто ты, и что тебе нужно было возле моего дома?
  - Я вам отвечу, но сначала ответьте: вы Мио?
  - Ну да, - ответила я удивленно.
  - Отлично, я вас нашел. - Парень облегченно выдохнул и достал что-то из кармана куртки. Это оказалась смятая бумажка. - Вы дали это мальчику по имени Роллан?
  - Да.
  - Здесь написано, что если будут проблемы, вы ему поможете, так?
  - Да-да, - закивала я, все еще не понимая. - А ты кто?
  - Меня зовут Брайан, я старший брат Роллана, - ответил парень и нахмурился. - В общем, мне нужна ваша помощь. Дело в том, что Роллана похитили.
  Глава 12
  
  Тусклый свет от старой лампочки освещал кухню. До ушей доносился шум закипающей воды в чайнике. Я встала, подошла к плите, выключила газ, взялась голыми руками за раскаленную железную ручку чайника и налила кипятка. Я не волновалась, что Брайан увидит, как я обжигаюсь - он был слишком занят едой.
  Потрусив несколько раз пакетик чая, я взяла кружку и сев за стол, пододвинула чай к парню. Тот схватился за кружку и тут же отдернул руку.
  - Осторожно, горячее, - запоздно предупредила я. - И еще, ешь помедленнее, а то подавишься.
  Брайан умерил пыл и медленно проглотил кусок яичницы.
  - Извините, - пробубнил он, отпив немного горячего чая, - я просто очень голоден.
  - Да уж, в этом вы с Ролланом похожи, - выдохнула я.
  При упоминании о брате, Брайан погрустнел.
  - Это я виноват, - он положил вилку на стол и опустил голову. - Я не смог защитить его. Когда наши родители погибли, их долги перешли к нам. Я много работал, Роллан вечно оставался один и привык сам на себя полагаться. Но теперь, когда его похитили, все еще хуже.
  Парень закрыл лицо руками. Я нахмурилась.
  - Так вот зачем Роллану нужны деньги, - пробубнила я себе под нос. - Брайан, расскажи мне все сначала.
  - Сначала? - он внимательно посмотрел на меня. - Ну что ж, если вы хотите... В общем, все началось еще когда мне было восемь, а Роллану пять. Наши родители собирали и продавали антиквариат в Вашингтоне. Дело было нелегкое, но прибыльное. Однажды один клиент пожаловался нам, что ваза из китайского фарфора, которую он купил в нашем магазине за круглую сумму, оказалась подделкой. Родители уверяли его, что он ошибается, но клиент настоял на повторной проверке подлинности товара. Как оказалось, ваза действительно была подделкой. Была ли тут вина родителей или нас просто подставили - уже не имело значения, нам пришлось вернуть клиенту деньги и заплатить за моральный ущерб. Но он не успокоился. После длительных судов нас лишили лицензии, а мать и отец влетели в огромные долги. Несколько лет мы еле-еле держались на плаву. Вскоре мать из-за переутомления и стрессов заболела, а за ней и отец. Однажды, когда мы с Ролланом вернулись домой, то увидели, что мать лежит возле лестницы, а отец на кухне весь в крови - они оказались мертвы. Врачи доказывали, что это просто несчастливое совпадение: мама из-за болезни ослабла и упала с лестницы, а отец когда резал хлеб, нечаянно перерезал вену у себя на ладони и умер от кровотечения. Ну кто в такое поверит, а? Роллан долго плакал. Ему тогда было всего одиннадцать. А увидеть все это, будучи ребенком - это очень тяжело. Я старался его утешить, но это не помогало, а поначалу он и вовсе убегал и закрывался в своей комнате. Мне было жаль его, но на это времени не было - нам нужны были деньги. Я работал в несколько смен. Мне тогда было всего четырнадцать, так что нормальную работу найти было сложно. Роллан пришел в норму и даже стал улыбаться, но месяц назад все вдруг изменилось - он начал исчезать по ночам, а когда возвращался, то был очень измучен и побит. Я пытался с ним поговорить, но все было без толку. Я хотел проследить за ним ночью, но когда возвращался с работы, то падал без сил и засыпал. Неделю назад, он пришел с перевязанными ранами и очень чистый. Я сильно удивился. Он опять же ничего не объяснил. А два дня назад, когда я пришел с работы, все в доме было перевернуто вверх дном, а Роллана не было. На столе в его комнате я нашел записку.
  В этот момент, Брайан вытащил с кармана куртки еще одну смятую бумажку и протянул мне. Я развернула ее. Текст был написан корявым почерком, так что некоторые слова были не слишком разборчивы. Приглядевшись, я прочла:
  
  Для начала, привет.
  Не буду тянуть, в общем, мы решили немного сократить твой срок отдачи долга. Поэтому деньги нам нужны уже 5 ноября, то есть - через недельку. Сумму ты знаешь.
  И еще, чтобы удостоверится, что ты не сбежишь, мы захватили с собой твоего братка. Если хочешь его назад, приноси деньги в назначенный день к заброшенной лесопилке за городом, ровно в шесть вечера. Надеюсь, ты знаешь, где это. Приходи один. Если денег не будет - малыш станет строительным материалом.
  P.S. У этого малого под кроватью было куча денег, и мы захватили их в качестве процентов.
  Ну, до встречи!
  
  Я перечитала письмо несколько раз. Его содержание мне совершенно не понравилось. Я взглянула на Брайана. Тот сидел, сложа руки на груди, и прожигал взглядом бумагу у меня в руках.
  - Я был в ужасе, когда прочел это, - сказал он. - Срок отдачи долга должен был истечь аж через два года. Но вот чтобы так, внезапно... это просто немыслимо! Когда я перерыл комнату Роллана в поисках улик, то наткнулся на еще одну бумажку. На ней был твое имя, телефон, адрес и слова: 'Обращайся, помогу'. Телефона у меня нет, так что единственное, что мне оставалось, это пойти по адресу. Когда я нашел дом, то никого внутри не оказалось. Сегодня утром я опять пришел, но так как из-за волнений два дня ничего не ел, то от голода упал в обморок прямо на пороге. Что было дальше Вам уже известно.
  Я внимательно слушала его. Теперь все прояснилось.
  - Понятно, - сказала я через пару минут раздумий. - Значит, подведем итоги: Роллана похитили и его жизнь в опасности; нам срочно нужна крупная сумма денег к пятому ноября, а это ровно через пять дней... постой, сколько именно нужно денег?
  - Ну, - Брайан замялся, - Восемь месяцев назад долг составлял тридцать тысяч долларов. Тогда они сказали, что каждый месяц сумма будет пополняться еще на десять тысяч. Так что, если посчитать...
  - Сто десять тысяч долларов?! - вскрикнула я, подорвавшись со стула. - Это же куча денег!
  - Вот именно! - Парень тоже встал. - Поэтому я не знаю что делать.
  Я сжала руки в кулаки и села назад на стул.
  - Черт! Такую сумму и за год собрать невозможно.
  Я опять встала и начала ходить по комнате. Брайан сел, положив руки на стол и сложив их замком.
  - Нужно спасти его. Но как? Денег то у нас нет, - говорила я сама до себя. - Возможно, если позвонить в полицию...
  - НЕТ! - тут же воскликнул Брайан и подошел ко мне. - Не надо полиции. Если воры узнают, то сразу же его убьют. Тем более, полиция тут бессильна.
  - Ну а что ты предлагаешь?! - сорвалась я на него.
  - Не знаю! - крикнул он так же громко. - Мне всего пятнадцать! Что я могу сделать?!
  Я увидела, как в его глазах сверкнули слезы. Это и заставило меня остыть.
  - Извини, - я виновато опустила голову.
  - Ничего. - Брайан быстро утер слезы рукавом. - Во всяком случае, нам сейчас остается надеяться только на волю Бога.
  - Бога? Хех... - я провела рукой по волосам и грустно засмеялась. - Я уже давно перестала на него надеяться. Бессмысленная вера в чудо, когда шанса на чудо и нет.
  Парень прикусил губу.
  - Я теперь не знаю, во что верить. Во всяком случае, мне больше не на что надеяться.
  - Надежда такая же призрачная, как и Бог, - буркнула я, раздраженная из-за нахлынувших воспоминаний.
  - Но тогда у меня больше ничего не остается! - взвыл он и стукнул кулаком об стену. - Черт, я бы душу отдал за Роллана.
  Услышав его, я насторожилась.
  - А вот этого не надо. - Я подошла к парню и, развернув его лицом к себе, медленно произнесла, - Ты даже не знаешь, какой силой обладают эти слова.
  Брайан не понял о чем я и отдернул мою руку.
  - Ну и что. - Он отошел от меня. - Неважно.
  - Нет, важно. Больше никогда, слышишь, никогда так не говори.
  От моего серьезного тона, парень вздрогнул.
  - Ладно, ладно. Но все равно, нам нужна помощь.
  - И где ее взять? Тем более, кто нам поможет? Кто захочет рисковать жизнью, ради незнакомого им человека? - вскипела я и запнулась. - Рисковать жизнью...
  Я опять начала ходить по комнате, перекручивая в голове разные идеи. Брайан стоял и удивленно смотрел на меня.
  - Ну точно, как же я сразу не подумала... - бормотала я себе под нос. - Единственный, кто будет готов принять удар в лоб - это либо самоубийца, либо тот, кто будет уверен, что удар не причинит ему вреда. Первое нам не подходит, а это значит...
  - Вы что-то придумали? - осторожно спросил парень.
  Я резко развернулась к парню и схватила его за плечи. Он перепугался.
  - Брайан, - громко сказала я, - если познавший смерть захочет спасти живого, что будет?
  - А? Н...не знаю... - испуганно ответил он, шокированный моим поведением.
  - Вот и я не знаю. Жди меня тут.
  Я побежала к входной двери и начала быстро обуваться. Брайан побежал за мной.
  - Вы куда? - спросил он, когда я уже открывала двери.
  - Узнавать ответ на этот вопрос.
  
  * * *
  
  Облака закрыли звезды, и вечер теперь был более похож на глубокую ночь. Я бежала так быстро, как мне этого позволяли ноги. Сейчас меня не волновали окружающие, которые сильно удивлялись, когда мимо них внезапно проносился сильный порыв ветра. Плюс, из-за темноты и высокой скорости в их глазах я попросту превращалась в черное пятно.
  Примерно через пять минут я уже стояла на крыльце большого особняка. Коротко но громко постучав, я вошла и, доверяясь интуиции, сразу же направилась в гостиную. Там был только Данте, который спокойно сидел в кресле и читал какую-то книгу.
  - Здравствуйте, - поздоровалась я, чуть приумерив свой пыл. - Извините за беспокойство, но мне нужна Мелори.
  - Здравствуй, - улыбнулся он, подняв на меня глаза. - Твой повторный визит и взволнованный вид говорят, что есть что-то, что тебя беспокоит, я прав?
  - Вы удивительно проницательны.
  - Вот как. - Данте отложил книгу и встал с кресла. - Все сейчас в библиотеке, наводят порядок в кладезе знаний. Пойдем, я провожу тебя.
  Я поспешно закивала головой.
  Вместо того чтобы выйти из гостиной и пойти в другую комнату, Данте стал напротив стены, слева от камина. Он вытянул руку перед собой и начал опускать ее, касаясь пальцами бордовых обоев. Вдруг его ладонь остановилась, наткнувшись на что-то. Это был круглый выступ, похожий на дверную ручку. Данте крутанул ручку влево. Послышался щелчок, после чего стена напротив него деформировалась и выступила немного вперед. Он потянул ручку на себя, и стена отодвинулась вместе с ней.
  - Это же потайная дверь! - ахнула я.
  - Не совсем верное замечание, - возразил мужчина. - Дело в том, что за всю долгую вековую жизнь книги сами накапливаются. Поэтому вскоре, простой комнаты становится мало для их содержания. Из-за этого нам пришлось немного схитрить и сделать комнату побольше.
  Данте вежливо отодвинулся и дал мне войти первой. Я приблизилась и увидела, что за дверью сразу же начинаются крутые ступеньки, которые, закручиваясь, ведут куда-то вниз.
  Я неуверенно стала на первую ступеньку, потом следующую и следующую. Пройдя так пять ступенек, я оглянулась. Данте шел за мной, мило улыбаясь. Я нервно улыбнулась в ответ и продолжила идти, подсчитывая в уме количество ступенек. Их оказалось не так много - ровно двадцать штук.
  Когда ступеньки кончились, я ошеломленно остановилась. Дверей не было, только небольшая округлая арка, за которой была комната. Даже слово 'огромная' не подойдет, чтобы описать, какой большой она была. Казалось, что в ней свободно мог поместиться мой дом вместе с двориком.
  Пол комнаты был сделан из светло-коричневого гранита. На высоком округлом потолке вырисовывались разные узоры, наверняка нарисованы вручную. А в самом центре висела огромная люстра, которая освещала все помещение, так как окон не было. Комната не имела углов, так как была округлой формы. Цвет стен определить было невозможно - повсюду, от пола и до потолка тянулись полочки, до верха забитые книгами. Их сосчитать было просто невозможно, не то что прочитать. Так же множество книг сейчас было разбросано кучками по всей комнате.
  Если присмотреться, то можно было заметить, что деревянные полки для книг были слишком большие и выступали еще на десять сантиметров. Но вот еще что: там, где эти полки выступали, было видно, что в дереве повсюду есть небольшие отверстия диаметром примерно три сантиметра. Для обычного человека это может показаться странным, впрочем, как и для меня, но вскоре я поняла, зачем они нужны. В библиотеке не было лестницы, с помощью которой можно было дотягиваться до высоких полок. Вместо этого те, кто хотел достать книгу, просто-напросто перепрыгивают с полки на полку, ставя ноги на деревянные выступы, а пальцы, просовывая в отверстия, чтобы не соскользнуть.
  Таким способом Крис и Рейн сейчас перемещались по комнате. Мелори же сидела на полу в куче книг и отдавала им команды.
  - Крис, - крикнула она парню, который сейчас висел в десяти метрах над землей. - Шестнадцатый век, исторические письмена, Италия.
  Мелори подняла толстую темно-синюю книгу над головой и, не глядя, кинула ее в сторону Криса. Тот легко поймал ее, как паук переместился на несколько метров влево, и вставил книгу в свободное отверстие на полке.
  - Рейн, - крикнула опять женщина парню, который висел, чуть ли не над самим потолком. - Восемнадцатый век, стихи, Франция. Только осторожно - это оригинал.
  Она кинула потрепанную книгу через всю комнату. Та упала прямо Рейну в руки.
  - И это говорит тот, кто сейчас небрежно бросил книгу трехсотлетней давности, - буркнул он и, прыгнув на пару метров вниз, поставил книгу на место.
  Я хотела еще немного понаблюдать за их занятием, но времени не было, и я быстро побежала к Мелори.
  - Мио? - воскликнула она, изумившись. - Что-то случилось?
  - Мне нужна ваша помощь, - ответила я серьезно.
  Мелори поняв, что дело важное, встала и обернулась к парням.
  - Эй, - крикнула она им, - белки-летяги, спускайтесь!
  Рейн и Крис удивленно переглянулись и спрыгнули к нам. Данте тоже подошел.
  - В чем дело? - спросил меня Крис.
  - Ну, в общем, - неуверенно начала я, - помните того мальчишку, Роллана, которого я спасла, когда мы играли?
  Они кивнули.
  - Дело в том, что его похитили.
  - В смысле? - не понял Рейн.
  - Короче, слушайте...
  И я рассказала им все то, что мне рассказал Брайан. После услышанного, они еще пару минут молчали, обдумывая мои слова. Я нетерпеливо теребила пальцами подол своей кофты, нервно поглядывая то на одного, то на другого.
  - Что ж, - наконец-то произнесла Мелори, - теперь понятно, почему он занимался простуцией и для чего именно ему нужны были деньги.
  - Да, но не в этом дело, - нетерпеливо взвыла я. - Нам нужно его спасти. И как можно скорее.
  - Скорее не выйдет, - замотал головой Рейн. - Мы не знаем где прячут его похитители. Придется ждать пятого ноября.
  - Он прав, - согласился Крис. - У нас есть пять дней. За это время нужно придумать какой-то план. Глупо будет действовать вот так безрассудно.
  - То есть, вы мне поможете? - с надеждой спросила я.
  Мелори сложила руки на груди и взглянула на меня.
  - Это очень рискованная затея. Если нам придется драться, то есть угроза, что мы раскроем свою тайну. Плюс мы не настолько добрые, чтобы вот так бежать и спасать незнакомого человека, пусть даже ребенка. Понимаешь о чем я?
  Под напором ее холодного взгляда я почувствовала себя беспомощной. Внезапно ее лицо смягчилось.
  - Но знаешь, - сказала она улыбнувшись, - мы и не настолько злые, что бы просто закрыть глаза на это. Мы тебе поможем.
  Я чуть не свалилась на пол от радости и облегчения. Мелори хлопнула в ладоши и повернулась к парням.
  - Так, Крис, Рейн, закончим уборку позднее. Сейчас нам нужно все обсудить. Мио, - она повернулась ко мне, - ты сказала, что брат малыша у тебя дома. Пусть пока побудет у тебя, чтоб не наделал глупостей. Ты тоже возвращайся домой и пригляди за ним. Завтра мы все тебе сообщим.
  Я кивнула в знак согласия.
  Выйдя на улицу, я опять побежала, но теперь от радости, что появился шанс на спасение Роллана. Но мне не нравилось то, что я бездействую. Просто сидеть и ждать когда тебе принесут все на блюдечке - это не по мне. 'Интересно, может сходить к Брайану домой и поискать там какие-то зацепки. Но сейчас уже темно... Решено, пойду завтра утром!' - с такими мыслями я направилась домой.
  
  Брайан заснул, положив голову на кухонный стол. Я решила разбудить его и переместить на диван, и как только я коснулась его, парень тут же очнулся.
  - Извините, - пробубнил он сонным голосом. - Я задремал.
  - Ничего. Ты, наверное, не спал все эти дни. Иди, поспи, а завтра уже поговорим.
  - Но, а как же?..
  - Не волнуйся, я нашла помощь. - Я ободрительно улыбнулась. - А теперь иди, выспись, но перед тем, напиши мне адрес своего дома.
  Брайан удивленно взглянул на меня.
  - А зачем?
  - Так, на всякий случай.
  Парень не стал спорить и дал мне адрес.
  - Да и еще, - сказала я, чуть не забыв, - может, примешь душ перед сном? Я тебе дам чистую одежду.
  - А можно? - оживленно спросил он, - честно говоря, я еще с прошлых выходных не был в душе.
  - Ну конечно. - Я увидела, что Брайан замешкался. - Ты не волнуйся, я живу одна. Так что чувствуй себя как дома.
  Парень опять оживился и радостно закивал.
  Я дала ему старую, но идеально выстиранную одежду Фреда. После душа он лег на диван и сразу же заснул. Я же пошла в свою комнату и начала делать то, что обычно делаю в такое время последние несколько недель, а именно дожидаться утра.
  
  Улицы потихоньку светлели, а значит, солнце вот-вот должно было встать. На термометре плюс десять градусов за Цельсием, на часах ровно семь утра. Четыре дня до спасения Роллана.
  Брайан тихонько посапывал на диване, когда я подошла к нему и положила записку на стол. В ней я написала, что пошла в магазин за продуктами, и велела ему остаться и дождаться меня. Неважно когда Брайан проснется, он подумает, что я ушла недавно, так как времени моего ухода в записке не указано.
  Обувшись, я вышла на улицу. Ветра почти не было, но волосы в лицо так и лезли. Я достала из кармана бумажку с адресом дома Брайана и прошлась по ней глазами.
  - Это ж недалеко, - буркнула я себе под нос.
  - Да, недалеко, - вдруг послышалось справа от меня.
  Я чуть было не вскрикнула от неожиданности. Тот, кто стоял возле меня, прыснул от смеха. Я развернулась и увидела Криса, который старательно пытался скрыть смешок.
  - Я бы наорала на тебя, но это бесполезно, - прошипела я сквозь зубы.
  - Извини, не удержался, - он глубоко вздохнул, чтобы успокоится.
  Я сложила руки на груди и собиралась уже что-то ответить, но вдруг осознала - если Крис здесь, то мне не удастся совершить свою задумку тайно.
  - Что ты тут делаешь? - осторожно спросила я.
  - Слежу за тобой, - честно ответил он.
  Я удивилась
  - А зачем?
  - Мелори предусмотрела то, что ты не будешь сидеть на месте и попробуешь что-то учудить, поэтому она сказала мне проследить за тобой.
  - Что?! - я возмутилась. - Но почему мне нельзя помочь?
  - Можно, но не так. Тем более, если ты сейчас заберешься к малышу в дом, то толку не будет. Мы уже придумали план, и вторая причина, почему я здесь - это рассказать тебе о нем.
  Я недоверчиво на него покосилась.
  - Да? Ну, тогда ладно.
  Мы вошли назад в дом и тихонько, чтобы не разбудить Брайана, пробрались на кухню. Там я сделала Крису чай по его просьбе, ну и себе налила за компанию. Конечно, мы могли выпить и простую воду, но так нам нравилось больше - чувствовать себя живыми.
  - Итак, - сказала я, сделав глоток, - выкладывай, что там у вас.
  Крис рассказал мне о том, что они придумали. План показался мне недурным. Как оказалось, из-за наших способностей мы были в выигрыше. Если все пройдет хорошо, нас не раскроют.
  - Вот только есть еще маленькая проблема, - парень нахмурился. - Нам не хватает одного человека.
  - Не хватает?
  - Да. По плану один должен быть снаружи, один докладывает обстановку, один в прикрытии, один спасает малыша, двое нападают в открытую. Но сначала мы впустим брата Роллана. Если их сделка не удастся, а шанс этого примерно семьдесят пять процентов, то мы вмешаемся. Но как я уже сказал, нужен еще один человек.
  - А без него никак?
  - Никак. Нам нужен тот, кто спасет Роллана, пока остальные будут отвлекать врагов. Я высчитал, что противников будет не больше пяти. Они думают, что ребенок либо украдет деньги, либо придет молить отпустить малыша так, либо вообще не явится. Поэтому они не будут набирать много людей.
  - Понятно. - Я нахмурилась. - Но насколько я знаю, у нас больше нет умерших, которые готовы помочь. Что же тогда делать?
  - Ну, это не обязательно должен быть умерший, здесь и обычный человек пойдет. Но даже так ничего не меняется.
  - Не меняется, говоришь... - Я задумалась. - Что ж, думаю, тут я смогу вам помочь. Пошли.
  Крис удивился, но спорить не стал.
  Перед тем, как уйти, я поменяла записку 'Пошла в магазин' на 'Ненадолго вышла', так как могу вернуться немного позднее. Брайан все еще спал. На часах было почти восемь, так что своим приходом мы никого не разбудим.
  Через десять минут мы уже стояли у входной двери нужного мне дома. Крис все еще ничего не понимал, но так возможно было и к лучшему.
  Я постучала. Через полминуты дверь открылась. На пороге стоял растрепанный и удивленный Локки.
  - Мио и... Сернари? - ошеломленно спросил он. - Что вы тут делаете так рано?
  - Сейчас все объясню.
  Я взяла за рукав все еще тормозившего Криса и потащила его в дом. Локки закрыл двери и повернулся к нам.
  - Итак, - начала я, - чтобы перейти к главному, нам стоит разобраться с некоторыми нюансами. Крис, - я повернулась к парню, - Локки знает, что я мертва.
  - Что? - тот удивился еще сильнее.
  - Это еще не все. Он так же знает, что и ты мертв.
  - Чего?! - теперь Крис был в полном шоке.
  - Понимаю, но сейчас не время для этого. - Теперь я повернулась к Локки. - Нам нужна твоя помощь. Дело в том, что Роллана, того мальчика, которого я к тебе приводила, похитили.
  Теперь пришел черед Локки удивляться.
  - Похитили? Но кто?
  - Те, кому он и его брат задолжали деньги. У нас уже есть план спасения, но нам не хватает еще одного человека. Поможешь?
  Локки на минуту задумался.
  - А что за план? - спросил он.
  - Сейчас мы все расскажем. Эй, Крис, - я повернулась к парню, который сверлил взглядом моего друга. - Что с тобой?
  - Мне не нравится, что он знает, - прошипел сквозь зубы он.
  Я разозлилась.
  - Локки видел мою смерть, и помог мне освоиться. Я не вижу причин твоего недовольства, и это мне не нравится. Почему вы так недолюбливаете друг друга?
  - Он слишком неосторожен, - мгновенно ответил Локки. - Плюс, действует необдуманно.
  - Ну, ладно, засчитывается, - устало выдохнула я и глянула на Криса. - А ты?
  Брюнет медлил с ответом.
  - Я не знаю, - ответил он неуверенно.
  Это меня немного удивило.
  - Ну раз так, то успокойся. - Я повернулась к Локки. - Пошли, мы объясним ситуацию.
  Тот кивнул. Мы направились в гостиную.
  Сначала я рассказала о прошлом Роллана, его брате и их долгах. После этого Крис поведал ему о нашем плане. Услышав все это, Локки несколько минут все обдумывал.
  - Значит, - наконец-то заговорил он, - вы хотите спасти этого ребенка, зная, что ваша тайна может быть раскрыта?
  - Ну, вообще-то, это я настояла на его спасении, - неловко уточнила я.
  - Это не важно. Но откуда такая уверенность, что мальчик все еще жив? Может его уже убили, и просто дожидаются, пока им принесут за это денежки. Думаете, воры вот так вот отпустят его? Он ведь видел их и может пойти в полицию.
  - Ну, будем надеяться, что они настолько глупы, чтобы оставить мальчика в живых. - Крис скрестил руки на груди.
  Я переводила непонимающий взгляд то на одного, то на второго.
  - А что, может быть и такое?
  - Ну конечно, -произнес Локки. - А ты как думала?
  - Ну, не знаю. - Я замялась. - Не думала, что все будет так серьезно.
  - А все серьезно. Мы будем бороться не на жизнь, а насмерть. По крайней мере, некоторые из нас, включая меня.
  - Верно, - согласился Крис. - Если план пойдет не так как надо, нам придется убить воров.
  - Убить? - Я испугалась. - Но я думала, что мы просто заберем Роллана, а их сдадим в полицию.
  - Если они узнают что мы мертвые, то могут рассказать об этом полиции, а этого допустить нельзя.
  - Согласен, - сказал Локки. - Но выбора нет, я помогу вам.
  - Правда? - радостно воскликнула я.
  Тот кивнул.
  - А ты не будешь обузой с твоей-то раной? - язвительно спросил Крис.
  - Не волнуйся. - Локки пропустил мимо ушей его сарказм. - Это просто царапины.
  - Ну смотри, а то нам придется спасать и тебя.
  Заметив, что они опять принимаются за старое, я решила вмешаться.
  - Так, ладно. Тогда сейчас идем в особняк и поговорим об этом с остальными.
  Я обвела взглядом обоих парней. Они нахмурились, но спорить не стали.
  Локки пошел переодеваться, а мы с Крисом остались ждать его снаружи.
  - Знаешь, - внезапно сказал Крис, когда мы вышли на улицу, - я понял, почему этот парень мне не нравится.
  - И почему?
  - На нем осталась твоя энергетика.
  Я удивилась.
  - В смысле?
  - Так как вы с ним друзья, то часто проводили время вместе. Он как будто пропитался твоим запахом, что ли. Я не могу это объяснить.
  - Значит, в том, что ты ненавидишь его, виновата я? - Мне такая новость не пришлась по душе.
  - Не знаю. - Крис пожал плечами. - Возможно, мне ненавистно все то, что близко тебе.
  Я хмыкнула.
  - Это похоже на прихоть испорченного ребенка.
  Парень ухмыльнулся.
  - Скорее это похоже на ревность, - задумчиво произнес он.
  Я озадаченно нахмурилась, осмысливая его ответ, но тут дверь открылась, и вышел Локки.
  Всю дорогу к особняку я обдумывала разные вещи, но в голове все перемешалось, и размышления не принесли результата. Крис и Локки молчали, тоже, наверное, думая о своем. Так что весь путь мы прошли в тишине.
  Вскоре мы уже стояли у большой массивной двери. Крис зашел первым, потом я, Локки немного помедлил, но все же вошел. Он, естественно, сразу же остолбенел, увидев дом изнутри, но в ту же секунду взял себя в руки.
  - И почему я до сих пор удивляюсь? - вздохнул он и поправил очки.
  Мы направились в гостиную, в которой, как я заметила, был либо один, либо все жители дома, в зависимости от времени. Сейчас же там была Мелори. Она сидела на кресле и чертила что-то на большом листке бумаги, который лежал у нее на коленях. Завидев нас, она, конечно же, удивилась.
  - Мы нашли недостающего человека, - сразу же сказал Крис, дабы избежать расспросов. - Можешь не волноваться, он знает о нас.
  - Да? - Мелори взглянула на Локки.
  Тот вежливо поклонился и произнес:
  - Здравствуйте. Меня зовут Локки Сальмори, я друг Мио.
  - А-а-а.... Так это ты тот друг-медик, который первым узнал о ее смерти?
  Локки удивился её осведомленности.
  - Ну, да.
  - Это хорошо. Я давно хотела с тобой поговорить. Мио рассказывала, что ты нашел объяснение нашему бессмертию...
  - Так, сейчас не время для этого, - перебил ее Крис. - У нас есть более важные проблемы.
  - Ты прав. - Женщина указала нам на диван. - Присаживайтесь. Данте и Рейн скоро прибудут, они пошли еще раз осмотреть лесопилку.
  Мы кивнули и послушно сели.
  - А что это за бумага? - спросила я, стараясь рассмотреть то, что было на коленях у Мелори.
  - Это план лесопилки. - Она повернула лист так в нашу сторону. - Рейн нарисовал его при первом обходе. Так нам будет легче ориентироваться. Сейчас я расскажу вам ваши роли: Крис, ты с Рейном пойдешь в атаку. Вы оба хорошие бойцы. Мистер Сальмори, Вы будете спасать малыша. Мы не можем позволить Вам идти в открытую, так как есть возможность, что Вас убьют по-настоящему. Мио, ты будешь прикрывать своего друга. Я буду информировать вас. Данте же останется снаружи, и будет следить, что бы никто из бандитов не сбежал. Ему эта идея не очень нравится, но по-другому нельзя. Если мы дадим ему драться, то есть вероятность, что он разыграется, и нам придется спасать врагов.
  - Как это? - не поняла я.
  - Лучше тебе не видеть, - заверил меня Крис.
  Я поняла, что он не шутит.
  - Вы будете драться вручную, или у вас есть оружие? - спросил Локки.
  - Вручную, - ответила Мелори. - Но есть вероятность, что в ход пойдут подручные материалы. На лесопильне есть много досок и обломков разных размеров. В общем, если что - безоружными не останемся.
  - А если у врагов окажется огнестрельное оружие?
  - В таком случае придется прибегнуть к плану Б, - объяснила она, - а именно - убить противников. Нет, мы, конечно же, сможем увернуться от пуль, но тогда мы с потрохами себя выдадим. А в таком случае им все равно придется умереть.
  - Понятно.
  Локки нахмурился. Видно план Б ему не слишком нравился, и, честно говоря, мне тоже, но другого выхода у нас не будет. Либо мы, либо они.
  Тут я вспомнила об одной важной вещи и заволновалась.
  - Постойте, если нам вдруг придется прибегнуть к плану Б, что тогда будет с Брайаном и Ролланом? Мы ведь не убьем и их?
  - Посуди логично, - сказала Мелори. - Если мы убьем их, то вся задумка пойдет коту под хвост. Мы просто выведем их из лесопильни до того, как начнется бойня.
  - А, ну тогда ладно. - Её слова меня успокоили.
  - Что ж, - она оглядела всех присутствующих, - у кого-то еще есть вопросы?
  Крис поднял руку.
  - У меня один. Что будет, если я или Рейн, ну, скажем, выйдем из-под контроля?
  - А, ты об этом. - Мелори нахмурилась. - Будем надеяться, что этого не произойдет.
  Парня этот ответ устроил, а вот я немного тормозила. Я вопросительно посмотрела на Криса. Тот взялся одной рукой за шею, а второй указал на меня. Я наконец-то вспомнила тот случай с медведем, и поняла, чего опасается Крис.
  Мелори скрутила бумагу в трубку и отложила её на край стола.
  - Значит, с этим закончили.
  
  
  Глава 13
  
  За два дня до события Крис решил поучить меня драться. Я уверяла его, что это лишнее, но парень был непоколебим. И что бы усложнить мне задачу, мы будем тренироваться ночью. Местом тренировки была выбрана небольшая поляна в лесу на окраине города. Поляна находилась далеко от жилых домов, поэтому того, что нас услышат или увидят, можно было не бояться.
  Чтобы ничто не сковывало мои движения я надела легкий красный спортивный костюм и кроссовки. Волосы собрала в гулю, а челку заложила заколкой. Брайану я сказала, что иду побегать перед сном, чтобы он не ждал меня и ложился спать. Пока мы не спасем Роллана, он будет жить у меня. Даже если на этом настояла Мелори, я совсем не была против этой идеи.
  И вот, ровно в восемь вечера, когда солнце уже давно зашло за горизонт, и на небе виднелась полная луна, я и Крис были уже на поляне. Он надел старые джинсы и черную байку, а на лицо нацепил многообещающую ухмылку, которая давала понять, что впереди меня ждет довольно-таки занятный бой.
  - Хорошая сегодня погода, не так ли? - спросила я, ухмыльнувшись в ответ. - И луна, и звезды видны очень четко.
  - Хорошая, - согласился Крис. - Если честно, я выбрал сегодняшний вечер для тренировки именно из-за погоды. Ветра нет. Звезды освещают землю, благодаря чему нам будет легче ориентироваться. А луна... мне нравится полнолуние. Она действительно обладает неким магическим влиянием, а в такие моменты, как сейчас, в безоблачном небе, ею можно любоваться всю ночь.
  - Хм... - я подняла голову и взглянула на луну. - А она и правда прекрасна. Луч света, который пытается рассеять ночную тьму, но, сколько бы света не падало, тьма так и остается тьмой.
  - Прямо как мы, не правда ли? - тихо проговорил парень.
  Я опустила голову и взглянула на него. Синева его глаз будто пожирала свет от луны, пытаясь хоть как-то осветить тот мрак, что спрятан в его душе.
  - Да, ты прав.
  - Знаешь, что для нас является спасательным лучом света? - спросил он и взглянул на меня.
  Я задумалась.
  - Не знаю. Может быть душа?
  - Нет. - Крис опять поднял голову и устремил взгляд к луне, будто уже успел соскучиться по ее лучам. - Это надежда. Надежда на то, что мы когда-нибудь найдем смысл в нашей потерявшей время жизни.
  - А что для тебя означает смысл? Чего ты хочешь от своей жизни? - спросила я и неосознанно подошла ближе.
  Крис еще пару секунд смотрел на небо, потом медленно повернулся и, взглянув на меня, холодным голосом ответил:
  - Я хочу увидеть конец этого мира.
  Его слова заставили меня содрогнуться. Такое желание выходило за рамки моего понимания, но оно, несомненно, имело смысл. Увидеть конец всего живого, узнать, что именно убьет человечество, разгадать все тайны, которые кроятся за разными предсказаниями и видениями - человеческое любопытство эти вещи утолят полностью. Я не знала, что ответить Крису на такое заявление, но он и не ждал моей реакции.
  - Что ж, приступим к тренировке, - произнес он и повернулся ко мне всем корпусом.
  Теперь я заметила, что нас разделяло всего два шага. Я быстро отпрыгнула назад, чтобы не получить внезапный удар.
  - Хорошая реакция, но я не собирался нападать, - издевательски улыбнулся Крис.
  - Ну и что, - я смутилась. - Зато я сейчас нападу.
  - Ну, давай. Только один совет, - он внезапно рванул в бок, но когда я попыталась проследить его движения, он уже был у меня за спиной, - Если предупреждаешь противника о своем нападении, убедись, что твоя атака действительно настигнет его, а иначе, - Крис легонько стукнул кулаком по моей спине, - ты не только выставишь себя на посмешище, а и подставишь себя под удар.
  Я резко развернулась и занесла кулак, чтобы ударить его, но он легко схватил правой рукой мою левую руку. Когда я попыталась ударить его правой рукой, он сделал то же самое другой рукой.
  - Черт, - я попыталась вырваться, но его хватка была стальная.
  - Ты дерешься не в полную силу, - серьезно заметил Крис. - Отбрось все свои привычки. Дерись как слепой - полагаясь на слух; как глухой - полагаясь на зрение; и как животное - управляясь инстинктами.
  - Как это? - не поняла я. - Драться так, будто от этого зависит моя жизнь?
  На мой ответ парень засмеялся.
  - Жизнь - это не причина для таких как мы, чтобы сражаться. Такие как мы должны получать удовольствие от сражения. Для нас это просто развлечение, вернее для тех, кто внутри нас, для того, кто внутри тебя. - Он отпустил мои руки и отошел на пару шагов назад. - Забудь обо всем. Выкинь из головы все мысли. Не думай о том, что можешь ранить меня, или убить - просто дай волю своим чувствам. Смешай злость, ненависть и радость воедино и получи наслаждение.
  - Не думать о том, что могу ранить?.. - тихо повторила я его слова сама себе. - Те, кто внутри нас, внутри меня?.. Забыть обо всем?.. Наслаждение?..
  Несколько минут я стояла на месте, смотря в землю и перекручивая в голове все то, что сказал Крис. Я думала: 'Драка для меня должна быть подобно развлечению. Развлечение... Что для меня значит развлечение? Хм... Это может быть похоже на... танец? Танец в темной пустой комнате, под приглушенную музыку. Лишь ты и твоя душа. В одиночестве, твоим единственным врагом есть твои чувства. Они твой партнер по танцу, противник в бою. Боль, страх, страсть... И с ними ты танцуешь свободно. Ты можешь делать то, что хочешь, под звуки музыки или души, или же двигайся стремительно, слившись с воздухом, чтобы никто не поймал тебя... Но ты един со своими чувствами, и когда есть третий, чувства и эмоции становятся твоим союзником. Главное двигаться. Да, двигаться, во что бы то ни стало, продолжать двигаться'.
  Крису видно надоело ждать моих действий, и он быстро рванул в атаку.
  - Не заставляй своего противника ждать.
  Он резко присел возле меня и сделал подножку, но я резко подпрыгнула, избежав падения, после чего левой ногой ударила парня в грудь, повалив его на спину.
  Крис такого не ожидал этого и немного удивился.
  - Отлично, - усмехнулся он, вставая. - Похоже, ты наконец-то что-то поняла.
  - Совсем немножко, - улыбнулась я в ответ.
  - Тогда начнем драться по-настоящему.
  Он опять напал первым. Пока Крис использовал только руки. Его движения были очень быстры и точны. Видимо, поддаваться он не собирался.
  Я старательно уклонялась от его ударов, стараясь запомнить технику парня и его слабые места. Таких у него пока не замечалось. Он бил именно туда, куда я собиралась увернуться, без разницы, правой рукой или левой.
  Я двигалась, плавно изгибая свое тело, и полагаясь больше на внутренние ощущения, чем на зрение. Но так я уступала Крису в скорости. Поэтому, поняв, что такими темпами один из его ударов окажется удачным, я отпрыгнула назад.
  - Техника у тебя есть, но защита никакая, - разочарованно заметил парень. - Попробуй напасть.
  Я недовольно фыркнула и напала. Сначала в дело пошли руки - Крис отлично уклонялся. Потом ноги - ими я управляла еще хуже. Дальше я попробовала провести несколько приемов, которые видела по телевизору, но так как в борьбе я полный профан, это не дало результата.
  - У тебя хорошая реакция, но ты совершенно не умеешь драться, - сказал Крис, после моей очередной серии неудачных атак.
  - Знаю! - воскликнула я, злясь на саму себя, и нанесла еще один удар, который опять прошел мимо.
  - Я думал, ты хоть основы знаешь, но ты ничего не знаешь. Сначала, признаюсь, я был удивлен, но ты разочаровала меня, - хмыкнул он, и я постыдилась.
  'Черт! Оказывается я полное ничтожество в этом. И я даже не получаю того обещанного удовольствия от драки. Вот если бы у меня была та чудовищная сила... Но нет, нельзя, это же сила демона'.
  - А ты тогда кто? - пронесся в голове чужой, но до боли знакомый голос.
  'Я? Что ты имеешь в виду?' - мысленно спросила я голос. Меня он почему-то не испугал, наоборот, я чувствовала, что он даст мне подсказку.
  - Ты ведь и есть демон. А все эти сказки про то, что тобой будто кто-то управляет, разве не глупо? Они просто боятся. Они трусы. А ты не бойся. Это твоя сила, и она очень велика. Ты ведь хочешь победить?
  'Да, хочу', - уверенно ответила я.
  - Тогда воспользуйся этой силой. Пробуди ее, - сладостно пропел голос.
  'Но как?'
  - Просто расслабься и позволь силе заполнить тело. Не сопротивляйся, - голос стал более настойчивым, но я не обратила на это внимание.
  'Хорошо. Вот только кто ты?' - спросила я.
  Голос заговорил только через пару секунд, но был очень убедителен.
  - Я - это ты...
  Этого ответа мне было достаточно. Я расслабилась, но виду не подала, чтобы Крис не раскрыл мой план. На секунду мне показалось, что я не могу пошевелиться. И за эту секунду, что-то настойчиво стало охватывать меня. В глазах потемнело. Я испугалась и попыталась совладать с собой, но это не помогало. Внезапно жар заполнил мое тело, и я почувствовала то, чего не чувствовала последние несколько недель, а именно прилив крови. Нет, сердце не билось, и кровь не двигалась по сосудам, она просто бурлила внутри, будто кипящая вода. Она кипела все сильнее, и через секунду глаза тоже наполнились кровью. Я закрыла их, так как увидела всю поляну в красном цвете.
  'Нет! Нет! Я не хочу!' - мысленно кричала я, так как дар речи тоже пропал, но голос больше не отзывался.
  В голове внезапно послышался крик. Я резко закрыла уши. Это был мой крик. Я кричала так, потому что по-настоящему не могла. Резинка слетела с волос, так как я в надежде хоть что-нибудь с этим сделать, начала тереть голову руками.
  - Мио? - услышала я удивленный голос Криса.
  Он смотрел на меня и не мог понять, в чем дело.
  'Болван! Ты что не чувствуешь, что со мной что-то не так? Вы же должны это чувствовать!' - опять мысленно начала кричать я.
  Но внезапно все прекратилось. Никто не кричал, кровь не кипела, и мое тело стало двигаться. Вот только одно - внутри появилось странное чувство. Мне почему-то стало слишком весело. Настроение внезапно поднялось, от чего мне захотелось смеяться.
  Я не удержалась и прыснула от смеха.
  - Мио? - опять удивленно повторил Крис.
  Я взглянула на парня. Он стоял в десяти метрах от меня и не решался подойти. Это меня рассмешило еще больше, но я удержалась. Вместо этого я потерла свои руки. Они почему-то начали дрожать. Эта дрожь не была от страха, скорее от нетерпения. Сейчас Крис показался мне очень привлекательным. Но это было не восхищение его красотой, а какое-то ужасное, пошлое вожделение. Это были не мои чувства, они сами возникали из глубин разума, открывая памяти ужасающие содомические картины. Я не могла контролировать их, я вообще себя не контролировала.
  Широко оскалившись, я прошептала:
  - Идеально.
  Мой голос опять стал 'двойным'. Кто-то говорил одновременно со мной. И сейчас я узнала этот голос, который до этого звучал в моей голове. Он был женским и принадлежал скорее маленькой девочке, нежели какому-то демону. Но почему тогда, когда я спасала Роллана, голос был больше похож на животный рык? Возможно вторая 'я' права, и никаких демонов во мне нет. Только голос, голос маленькой девочки.
  Крис все еще ничего не понимал. Я пристально смотрела на него исподлобья, низко опустив голову. Тут мне показалось, что парню чего-то не хватает. Чего-то, что сделает его еще более привлекательным, и от чего я получу внеземное удовольствие.
  - Боль... - прошептала я.
  - Боль? - переспросил удивленно Крис.
  Я подняла голову и вскрикнула:
  - Пусть твое лицо исказиться болью!
  Я резко рванула с места и метнулась к парню. Он не ожидал такого, но сработали его рефлексы. Крис низко присел и подпрыгнул почти на два метра, пытаясь увернутся от моего удара, и ему это удалось. Но я не собиралась сдаваться и прыгнула к нему. Взяв его за шиворот кофты, я швырнула Криса вниз. Удар об землю вышиб из него весь дух и явно сломал пару ребер.
  - Да что с тобой происходит?! - ошарашено спросил он, пытаясь встать с земли.
  Я хотела ответить, что сама не понимаю, что со мной творится, но рот не двигался. Вместо этого я опять напала на парня. Он был уже готов к этому, поэтому, как только расстояние между нами сократилось до одного метра, он резко отступил вправо. Я, не успев остановиться, побежала бы дальше, но как только моя спина открылась, Крис резко схватил мой капюшон и швырнул меня на землю. Я попыталась встать, но парень уселся сверху и схватил мои руки.
  - Да успокойся же ты, в конце концов! - крикнул он и вдавил мои руки в землю.
  Я зашипела и перестала брыкаться, так как моя правая рука чуть было не сломалась. Челка слетела с моих глаз и наши взгляды встретились.
  Крис сначала остолбенел, потом на его лице выступил ужас.
  - Мио, ты?..
  - Нет, не это! - вскрикнула я. - Боль! Нужна боль!
  - Что? Какого черта ты добровольно впустила в себя это чудовище?!
  Я на секунду застыла, потом только голос маленькой девочки звучал из мох уст - моя же воля была полностью подавлена.
  - Да, я чудовище. И тот, кто внутри тебя тоже. Эй, - я приподняла голову и прошептала. - Ты там, Бельфегор?
  Услышав это имя, Крис задрожал. Он медленно отпустил меня и взглянул на свои руки, потом резко схватился за голову и закричал.
  Я сладостно улыбнулась
  - Узнал ведь. Это я, Лилит.
  - Ли...лит, - тихо повторил Крис 'двойным' голосом.
  - Правильно. Похоже, ты совсем заленился.
  Я коснулась ладонями лица Криса, который все еще содрогался в конвульсиях, и приблизилась к нему. Но прямо перед тем, как мои губы должны были коснуться его, он резко подорвался и отступил на пару шагов назад. Синеву его глаз прорезал демонический алый.
  Я медленно встала и сделала шаг в его сторону, но тут Крис вскрикнул своим голосом:
  - Нет! Не... подходи!
  - Ну же, - прошептала я и сделала еще один шаг в его сторону, - я даже разрешаю тебе убить меня. Ты ведь хочешь уничтожить это тело, Бельфегор? - я указала на себя. - Можешь оторвать мне руку или ногу. Или если тебе лень, я сама оторву их себе, а ты можешь просто наблюдать.
  Сказав это, я, все еще улыбаясь, коснулась правой рукой левого плеча и сжала его. Несколько капель крови упали на землю - мои ногти вонзились мне в кожу.
  Крис опять схватился за голову и закричал. Через секунду он резко подбежал ко мне и схватил мою правую руку за запястье.
  - Нет... - измученно произнес он своим голосом.
  - Чертов мальчишка, все еще сопротивляешься, - прошипела я.
  - Нет, - опять повторил он и взял меня за плечи. - Только я могу калечить это тело.
  Я на мгновение озадаченно застыла. Воспользовавшись этим, Крис оттолкнул меня назад, от чего я врезалась в дерево, стоявшее в четырех метрах от меня. После этого он резко подошел и, нависши надо мной, тихо, сквозь зубы, прошипел, смотря прямо в глаза:
  - Убирайся прочь из её тела, уродское исчадие Ада.
  Мое тело содрогнулось. В голове кто-то закричал, от чего я тоже закричала. Кровь опять забурлила, и внутри все загорелось. Но через пару секунд жар и крик начали стихать. Оцепенение прошло, и ко мне возвращалась власть над моим телом.
  Я, не в силах держать свое тело на ногах, медленно сползла на землю, опершись о дерево.
  - Мио! - воскликнул Крис и присел возле меня.
  - Я... Со мной все в порядке, наверное.
  Я успокоилась, услышав свой собственный голос.
  Крис облегченно выдохнул и провел рукой по волосам.
  - Черт возьми, ну и напугала ты меня. Зачем ты дала волю своему демону?
  - Но, она сказала, что это моя сила, - неуверенно ответила я. - И что никаких демонов во мне нет.
  - И ты ей поверила? О чем ты думала? Ты хоть знаешь, что могло произойти с тобой?!
  - Не знаю! - сорвалась я. - В голове вдруг все перемешалось... И вообще, что это был за голос?
  - А я откуда знаю? Я ничего не слышал.
  - Конечно же, не слышал - голос был в моей голове.
  Крис удивленно посмотрел на меня.
  - В голове? Если так, то это может быть... - он замолчал.
  - Мой демон? - закончила я фразу. - Но голос был совсем детским. И кто такие эти... Лилит и Бельфегор?
  Услышав последнее имя, Крис вздрогнул.
  - Не знаю, но мне не по себе от них. - парень нахмурился. - Ты назвала себя Лилит, а меня... ну ты поняла. Возможно, так зовут тех, кто внутри нас?
  - Но откуда у них имена? Плюс, было похоже, что они знакомы.
  Крис кивнул.
  - Я заметил. Нужно спросить об этом Мелори, и желательно уже сейчас. Идем.
  - Угу.
  Я попыталась встать, но тело будто весило тонну. Парень заметил это и подхватил меня за локоть.
  - Давай помогу.
  Он перебросил мою левую руку через свою голову и обнял талию. Мы двинулись через лес.
  - Выглядит глупо, особенно в нашем положении, - сказала я через три минуты ходьбы.
  Крис засмеялся.
  - Согласен. Но только для нас. Для простых людей это нормально.
  - Хех, да. Но, во всяком случае, кажется, я уже могу сама идти.
  - Да? Ну смотри.
  Парень аккуратно снял мою руку со своего плеча. Мое тело почти хорошо держало равновесие. Я сделала несколько шагов вперед и повернулась к Крису.
  - Ну, вроде все в порядке, - сказала я.
  Мы пошли дальше. Я не рисковала бежать, так как есть вероятность, что моя координация еще не совсем восстановилась. Крис тоже не бежал, а шел на шаг вперед, и иногда посматривал все ли со мной в порядке.
  - Кстати, - решилась спросить я одну вещь, когда мы уже шли по ночному городу. - Как тебе удалось прогнать из меня эту Лилит?
  Как только я выговорила это имя, мое тело дрогнуло. Видно, как только я начала нормально соображать, то начала и чувствовать неприятную дрожь при упоминании имени демона внутри меня.
  Крис немного помедлил, обдумывая ответ.
  - Возможно, она обиделась на то, что я назвал её уродливым исчадием Ада? - предложил он, пожав плечами.
  - Возможно. На тебя у неё были очень... нехорошие планы.
  - Даже не хочу знать, какие именно. Я видел её взгляд. - На этих словах Криса слегка передернуло.
  - И не нужно знать, - согласилась я. - А вот меня заинтересовало твое высказывание о том, что только ты можешь калечить мое тело.
  Парень внезапно остановился.
  - Ты все слышала?
  - Ну конечно. Как я могла не слышать?
  - Я думал, что раз твое тело захватывает демон, ты теряешь рассудок. Во всяком случае, так бывает у меня. Хотя, - он задумался на секунду, - такое только у меня. Мелори, Данте, и некоторые друге мои знакомые умершие тоже всегда все помнят.
  Я развела руками, мол, не знаю.
  - Так что ты имел в виду, говоря те слова? - не знаю почему, но мне прямо сейчас захотелось разобраться во всем, что творилось между нами.
  - А то и имел в виду, - проговорил он не громко.
  - Ах, вот оно как, - я ухмыльнулась уголком губ. - Ты не только эгоист, но и собственник.
  Парень развернулся ко мне и ухмыльнулся в ответ.
  - А ты считаешь себя моей собственностью?
  Наверное, если бы мое тело было живое, оно бы уже покраснело от пят и до ушей. По крайней мере, я разозлилась.
  - Это ты так считаешь! - возмутилась я и не найдя ничего лучшего, стукнула его кулаком по плечу.
  На мою реакцию парень засмеялся.
  - А ты позволяешь себе так считать.
  - Не позволяю!
  Мне захотелось еще раз его ударить, но Крис перехватил мою взметнувшуюся руку. Я удивленно взглянула на него и встретилась с его серьезным взглядом.
  - Тогда я заставлю тебя так считать, - холодно произнес он.
  Я нахмурилась.
  - Ненавижу, когда меня заставляют, - сказала я таким же тоном.
  - А я ненавижу... впрочем, ты уже знаешь.
  - Конечно. Тогда ты произнес эти слова очень четко.
  - Другого варианта у меня нет. Любить то мы не умеем.
  - То есть, - мои глаза подозрительно прищурились, - если бы ты был жив, то сказал бы...
  - Что я люблю тебя? Возможно, - закончил за мной он.
  От удивления я неосознанно сделала глубокий вздох. Не ожидала, что он скажет это так прямолинейно.
  - А что бы ответила ты? - спросил Крис, все еще держа меня за запястье.
  Я пару секунд молчала, ища в своей голове ответ. В итоге выплыл только один, наиболее близок к тому, что я чувствую.
  - Я бы ответила, что привязана к тебе.
  - То есть влюблена?
  - Не знаю. Я никогда не любила, поэтому не знаю, что именно я должна чувствовать в таком случае.
  - Я тоже никогда не был по-настоящему влюблен, до самой смерти. И сейчас мои чувства к тебе такие же, как и у тебя ко мне.
  - Откуда такая уверенность? - иронически спросила я, но Крис был прав.
  - Я вижу это в твоих глазах.
  - Мои глаза мертвы, - серьезно сказала я.
  - Но это не отклоняет тот факт, что глаза - это зеркало души, - он улыбнулся и отпустил мою руку.
  - Возможно. Во всяком случае, сейчас ты меня ненавидишь.
  - Именно потому, что привязан к тебе.
  - Ну, это ты привязан. А тот, кто внутри тебя, ненавидит меня по-настоящему.
  - Возможно, но именно поэтому я и привязался к тебе по-настоящему.
  - Возможно.
  На этом наш разговор был окончен.
  Оставшийся путь мы провели в молчании. Но не из-за того, что нам было неловко, просто ни у кого не было причин говорить. Да, вот такие у нас отношения. Каждый из нас знает, что теперь нас связывают не просто дружеские узы, а то, что обычно называют любовью. Но ни меня, ни его не обременяют эти чувства. Возможно это потому, что такие, как мы, просто неспособны любить. Во всяком случае, нам это не мешает. Мы не стремимся заполучить друг друга, мы просто хотим быть рядом сейчас. И никого из нас не интересует, что будет потом.
  Крис хоть и несерьезный, но всегда говорит то, что думает. Он не похож на тех людей, которые стараются угодить другим и подставляют себя по общество. Можно даже сказать, что он специально отгородил себя от общества, создав свой собственный маленький мир. Возможно, другой на его месте страдал бы от одиночества, но Крис наслаждался им. Люди ему не интересны, так как они слишком предсказуемы. Наверное, поэтому он и заинтересовался мной. Я ведь тоже в каком-то смысле отделила общество от себя, из-за своей неприязни к людям. Но не в плане того, что они непредсказуемы, наоборот, они для меня как закрытая книга. Я не могу читать лица, поэтому часто мое представление о том или ином человеке ошибочное. Поняв это, я почти всем перестала доверять.
  Мы с Крисом похожи. Когда наши миры столкнулись, они не начали уничтожать друг друга, а просто объединились в один мир побольше. Сначала мы не заметили этого, но постепенно наш мир стал сужаться и чтобы не вылететь из него, нам пришлось стать ближе друг к другу. Это похоже на маленький островок, который постепенно погружается в воду. И когда наш большой мир достиг максимально маленьких размеров, мы стояли друг перед другом. Тогда нам и стало понятно - чтобы сберечь наш мир, мы должны держаться вместе и никого не подпускать к себе. Мы сковали себя невидимой цепью, и эта цепь постепенно перерастала с простого увлечения в зависимость.
  
  Когда мы с Крисом стояли перед входной массивной дверью, было уже почти десять вечера. Конечно же, остальные думали, что наша тренировка закончится немного позднее, поэтому они немного удивились.
  - Почему так рано? - спросила Мелори, когда мы вошли в гостиную.
  Она сидела на диване и листала какую-то книгу с картинками. В гостиной так же присутствовали Рейн и Данте. Рейн сидел на кресле и рисовал что-то в альбоме. Данте же протирал рамки большим настенным картинам.
  Крис расстегнул на ходу байку и завалился на свободное кресло.
  - У меня к тебе вопрос, как самой опытной из нас, - серьезно обратился он к Мелори.
  Она удивленно приподняла брови.
  - И какой же?
  - Кто такие Лилит и... Бельфегор? - спросил он, запнувшись на последнем слове.
  Из-за того, что девушка резко дернула руками, услышав вопрос, книга, которая лежала у нее на коленях, полетела на пол. Данте застыл, сжав в руках тряпку. Рейн только поднял голову - его привлек звук падающей книги.
  Через две минуты молчания, Мелори наконец-то заговорила.
  - Рейн, - обратилась она к черноволосому мальчишке с альбомом. - Извини, но не мог бы ты выйти. Тебя это пока что не касается.
  Тот возмутился.
  - Что? Как это пони...
  Он замолчал, ощутив прикосновение руки Данте к своему плечу.
  - Пожалуйста, - вежливо, но настойчиво проговорил блондин.
  Увидев, что даже Данте настаивает на этом, Рейн что-то недовольно пробурчал под нос и вышел из гостиной, забрав с собой альбом.
  Когда его шаги утихли, Мелори и Данте серьезно взглянули на нас. Мне от их взглядов стало не по себе.
  - Итак, - начала женщина, - где вы услышали эти имена?
  Я ждала, пока Крис ответит, но он решил промолчать, поэтому я взяла власть в свои руки.
  - В общем, - неуверенно начала я, - когда мы тренировались, я нечаянно пробудила в себе демона.
  - Нечаянно? - переспросила Мелори.
  - Ну, специально! - Я сдалась. - У меня вдруг в голове начал звучать чей-то женский голос, я послушалась его, и тем самым дала демону захватить себя. Этот демон, вернее демоница, назвала себя Лилит, а демона Криса - Бельфегором. Ну а потом... она внезапно покинула мое тело.
  После того, как я все это сказала, Мелори и Данте пару минут молчали.
  - Все было именно так? - задумчиво проговорила женщина.
  Мы с Крисом кивнули.
  - Черт возьми, не думала, что это произойдет так быстро. Хотя Лилит всегда была непредсказуема, - она прикусила губу.
  Я удивилась.
  - Вы знаете, что-нибудь об этом?
  - Мы знаем много, - ответил Данте. - Но рассказать можем лишь малую часть.
  - Почему? - спросил Крис.
  - Это запрещено, - ответила Мелори.
  - И кем же? - раздраженно нахмурился парень.
  - Теми, кто все же прорвался в этот мир, - ответил на его вопрос блондин.
  Криса его ответ не устроил, поэтому заметив, что обстановка накаляется, я решила встрять.
  - Ладно, тогда расскажите нам то, что позволено.
  Сказав это, я взглядом попросила Криса успокоиться. Он с явной неохотой послушался.
  - Что ж, тогда присядьте, - сказала Мелори и указала нам на диван.
  Мы послушно сели.
  - Те имена, что вы сейчас назвали и правда принадлежат демонам. Но демоны, что спрятаны в нас, это не просто нечисть из Ада, они идут на планку выше. Кроме тех двоих, что вы назвали, есть еще пять. И каждый из этих семи демонов олицетворяет один из семи смертных грехов: гордыню, жадность, похоть, гнев, чревоугодие, зависть и лень. Понятно?
  - Да нет, не очень, - озадаченно мотнула я головой.
  - Ну вот, смотрите.
  Она взяла карандаш Рейна, который тот оставил на кресле и, открыв свою книгу, нарисовала на внутренней белой стороне обложки семь небольших кружков. В каждом кружке она написала по одному греху.
  - Ага, значит, всего таких демонов есть семь, и каждому из них соответствует один смертный грех. И эти демоны сейчас в нас, вернее, один из демонов, - наконец-то дошло до меня.
  - Правильно. Но в нас не сами демоны, а только часть их силы, - объяснила Мелори. - Настоящие демоны не могут прорваться в наш мир, поэтому они приходят сюда частями. В каждом умершем есть эта часть. Грех же, это просто вид их силы. Никто из нас не знает наперед, какой именно грех нам достанется, это зависит только от того, какому демону вы понравитесь.
  - Ну, припустим, это мы поняли, - сказал Крис. - И за какой грех отвечают наши с Мио демоны?
  Мелори немного помедлила с ответом, а через пару секунд с явной неохотой заговорила:
  - Бельфегор - покровитель лени. Но это не значит, что он слаб. Наоборот, этот демон никогда не тратит силы попусту. Он привык быстро убивать своих жертв и сразу, как только увидит их, поэтому от него почти невозможно сбежать. Единственный плюс, что тебе достался именно этот демон, заключается в том, что он слишком ленивый, чтобы возится с тобой и захватывать твое тело. Поэтому большую часть своего времени он попросту спит. Но как только ты пробуждаешь его, считай, что тот, кто будет находиться рядом с тобой, неважно друг это или враг, станет его добычей.
  Крис молча кивнул. Я вспомнила о том, что было тогда в походе. Да, Крис был прав. Меня убил не он, а его демон.
  - А что насчет меня? - спросила я у Мелори.
  Та сочувственно взглянула на меня и ответила:
  - Лилит - покровительница похоти. Она одна из демонов, у которых сильнее всего развита воля. Лилит совершенно непредсказуемая и странная натура. Она была первой женой Адама, но её изгнали из Рая в пучины Бездны. Она развращенная, безнравственная, и совершенно не считается с другими. Её привлекает внешняя красота своих жертв или партнеров - что иногда одно и то же - и она любит совершенствовать эту красоту тем, что подскажет её извращенный разум. Страх, боль, ужас, страдание и тому подобное - ее жертва должна почувствовать что-то из этого. Лилит сама выбирает, что лучше подойдет той или иной красоте. После этого жертва умирает. Больше всего она любит убивать поцелуем, либо во время полового акта. Но таким способом умирают только те, кого она считает идеальными, а те, кто по ее мнению 'уродцы', умирают медленно и очень болезненно.
  Женщина замолчала. Я никак не могла поверить услышанному.
  - Но ее голос был такой детский, - проговорила я, непонимающе. - Будто ей не больше пятнадцати лет.
  - Физический возраст демона зависит от количества силы, которая находится в тебе. Со временем объем силы растет, увеличивается и возраст демона, - объяснил Данте. - Если ты слышала голос ребенка, значит, ее сила еще довольно мала, но даже так от нее много проблем.
  - За правилами, мы не имеем права знать, но все же, что натворила Лилит, когда вы тренировались? - спросила меня Мелори.
  Я две минуты формулировала в голове ответ.
  - Тогда мне было непонятно, чего именно она добивалась, - начала объяснять я, - но теперь мне все ясно. В общем, когда она пробудилась во мне, то через мои глаза увидела Криса. Тогда я и почувствовала, что он стал ее 'идеальной' жертвой, потому что мне вдруг захотелось увидеть на его лице боль. Крис остановил ее нападение, но она вдруг назвала его Бельфегором, от чего в Крисе стал просыпаться его демон. Он быстро подавил свою дьявольскую силу, в отличие от меня - я добровольно впустила Лилит в свое сознание.
  Я замолчала, дав понять, что больше ничего не скажу.
  - Ну это не странно, Лилит умеет убеждать, - покачала головой Мелори. - Ей очень нравится олицетворять похоть, так как она сама добилась этого титула. Все что я могу сказать, это то, что раньше был другой демон, занимавший этот пост. Его звали Асмодей. За древними источниками, Лилит была женой и любовницей всех семи демонов. Плюс, до того, как стать демоном, она была обычным человеком, как и Адам. Вот почему в ней есть качество, которое есть только у людей - это неограниченная широта мышления. Все демоны существуют только с той целью, которую диктует им Ад. Лилит же могла осознанно ослушаться приказа, считая, что может поступить иначе. Воспользовавшись своим обаянием и похотью Асмодея, она охмурила его, заставив того уступить ей титул демона похоти. Когда тот понял, что натворил, было уже поздно. Даже сам Дьявол признал силу Лилит оттого, что она смогла обскакать саму похоть в искусстве обольщения, поэтому согласился отдать ей этот титул. Но, даже став похотью, она все равно сохранила свой людской норов, поэтому часто ее действия не поддаются объяснениям.
  Внутри меня будто что-то зашевелилось. Видно, Лилит чувствовала, когда окружающие говорят о ней. Я постаралась взять себя в руки, чтобы оттолкнуть нежелательные чувства.
  - Хм... - подал наконец-то голос Крис, - а какие демоны заключены в вас?
  Данте и Мелори переглянулись. Блондин взглянул на нас и покачал головой.
  - Запрещено, - строго ответил он.
  - Но мы рассказали вам о нас, - настаивал тот.
  - Вы не знали о запрете, - сказала Мелори. - Даже та информация, которую вы сейчас услышали, была под запретом. Вы еще слишком неопытны, чтобы знать об этом. Так что постарайтесь больше никогда не вспоминать о нашем разговоре.
  Глава 14
  
  Утром пятого ноября погода выдалась на удивление солнечной. В безоблачном небе шныряли вороны, а теплый ветер танцевал с желтыми усохшими листьями. Такая погода невероятно давила всем на нервы. Все ожидали какого-то 'затишья перед бурей', но никакого затишья, ни даже намека на бурю, в атмосфере не чувствовалось.
  Но даже если на улице все было отлично, то в моей голове бушевал целый ураган. Мало того, что слова Мелори никак не давали мне покоя, да еще и Лилит решила при каждом удобном случае напоминать мне о своем существовании. Как только мы с Крисом оставались наедине, либо стояли слишком близко друг к другу, у меня возникало неодолимое желание одарить его 'смертельным' поцелуем. Но, в общем, все обходилось благодаря тому, что я постоянно перекручивала в голове негативные высказывания Криса в мой адрес. Как я поняла, Лилит не выносит, когда ее презирают и отталкивают. Она - похоть, ее роль влюблять в себя мужчин, кружить им головы. А если кто-то из них не поддается ее чарам - она приходит в бешенство. Кстати, из-за такого метода моей защиты, Лилит уже не так явно проявляет интерес к Крису, поэтому мне немного легче.
  В полдень Мелори попросила всех собраться в гостиной, чтобы повторно обговорить план и подготовится. Я должна была привести к ним и Брайана. Как не удивительно, их огромный дом произвел на него немалое впечатление.
  - Вау... - только и смог выговорить он, когда мы дошли до особняка.
  Я засмеялась.
  - Я тоже сначала была в шоке.
  Мы подошли к массивной двери и без стука вошли. Внутренний интерьер еще сильнее поразил юношу, и он схватился за рукав моей куртки. Я ободрительно улыбнулась, и направилась с ним через арку в гостиную. Там уже присутствовали все жильцы дома, плюс Локки.
  - О, Мио, - Мелори подошла ко мне, приветливо улыбнувшись нам с парнем.
  Брайан, увидев красивую незнакомку, сильнее сжал мой рукав и спрятался за моей спиной.
  - А ты должно быть Брайан, - сказала женщина, заглянув мне за спину, - верно?
  Тот неуверенно кивнул.
  - Меня зовут Мелори, - она протянула ему руку в знак приветствия.
  - О... очень приятно, - дрожащим голосом пробормотал он и неуверенно пожал ей руку.
  Поприветствовав ее, мы подошли к остальным и проделали ту же процедуру. После этого Брайан немного приободрился.
  - Итак, все в сборе, - объявила Мелори, хлопнув в ладони. - Значит можно начинать.
  Она раскрыла свернутый лист бумаги, который все это время был у нее в руках, и положила пред нами на пол. Те, кто сидели в креслах, подсели поближе. Семь голов нависли над рисунком. Это был тот самый план лесопилки - вид сверху.
  В основном план здания не был слишком уж сложным: большой квадрат, внутри которого от центра к левому краю тянулась змейка с большой головой. В трех местах стенки квадрата были не прорисованы, но каждый отрезок был пронумерован буквой - очевидно, это были входы в здание. Так же, внутри квадрата возле правого края было нарисовано несколько кружочков. В общем, я ничегошеньки не поняла.
  - Сейчас я повторно все объясню, - начала Мелори. - Как вы видите, ничего сложного нет. Лесопилка была заброшена сорок пять лет назад, и все оборудование успели разворовать местные на металлолом, так что целым остался только аппарат, который разрезает ствол дерева напополам и сбрасывает его по конвейеру в реку. Река у нас находится здесь, - она провела указательным пальцем вдоль левой стенки квадрата. - Конвейер в нерабочем состоянии, но распильное устройство все еще работает. Дальше, - она ткнула пальцем в те самые маленькие кружочки, - Здесь лежит гора отсыревших бревен. Мы можем использовать некоторые из них в качестве оружия. И еще, сегодня утром мы заметили некоторые изменения, - Мелори ткнула пальцем в маленький отрезок в правой стене квадрата и, надавив, пробила ногтем бумагу. - Вход 'Б' был завален. Думаю, это сделали наши враги, но я не знаю с какой целью. Возможно, они готовят нам ловушку. Во всяком случае, остается только два входа: 'А' и 'В'. Надеемся, они их не тронут.
  - А почему мы не можем просто разобрать завал? - спросила я.
  - Потому что если мы это сделаем, то враги могут что-то заподозрить и тогда все труды пойдут насмарку, - объяснила она. - Мы должны дать им возможность играть на своем поле, тогда наше появление произведет эффект неожиданности.
  - Понятно.
  Мелори продолжила:
  - Теперь я расскажу о стратегии и ваших ролях. План немного поменялся. Как и было задумано, мы вступаем в бой, только если сделка Брайана и воров не удастся. Но, повторяю, вероятность этого очень велика. Итак, Крис и Рейн - вы ждете указаний у входа 'А'. Когда получите сигнал, вбежите в здание и начнете бой. Постарайтесь только обезвредить противников, не больше. Мио и Локки - ваше место это крыша. Прямо над конвейером, в крыше, есть окно, через которое можно попасть внутрь. Расстояние между ним и землей двадцать метров, так что вы спуститесь по канату. Как только попадете внутрь, сразу же ищите Роллана и выводите его из здания.
  - А откуда мы знаем, что он вообще будет в здании? - спросил Локки. - Возможно, они его прячут в другом месте.
  Мелори ответила не сразу.
  - Должен быть там. А если его не будет, Данте немного поиграет с врагами.
  Я заметила, как на лице блондина промелькнула загадочная улыбка, от которой мне стало не по себе. Локки кивнул, что не против, хотя и сам не понял о чем она.
  - Так, Данте будет ожидать у входа 'В'. Он будет следить, чтобы никто из воров не сбежал, но в бой вступит только если ситуация станет критической. Я же буду оберегать Брайана, давать указания по ситуации и прикрывать вас со спины. Все поняли свои роли?
  Мы одновременно кивнули.
  - У меня вопрос, - смущенно поднял руку Брайан. - Как я смогу пойти туда, ну... без денег?
  Мелори улыбнулась и кивнула Рейну. Тот встал и, зайдя за кресло, достал оттуда стандартный черный чемодан. Он взвалил его перед нами на план лесопилки и, щелкнув замком, открыл.
  Брайан пискнул, я застыла с открытым ртом, Локки закашлялся, Крис всего лишь приподнял бровь, видимо, он уже видел это.
  - Ну как? - с явным самодовольством спросила нас Мелори, - Ровно сто пятьдесят тысяч долларов немечеными стодолларовыми купюрами. Как видите, здесь немного больше чем надо, но так даже лучше.
  Из чемодана на нас поглядывали сложенные по пачкам зелененькие купюры. По запаху можно было понять, что деньги только недавно сняли со станка.
  Первой обрела дар речи я.
  - Но, к... как? - спросила я, заикаясь. - Я не думала, что мы дадим им настоящие деньги. Они ведь настоящие, да? Но откуда?
  - Скажем так, у нас было достаточно времени накопить много денег, - ответила Мелори, - И да, они настоящие.
  - Тогда хорошо, - я немножко успокоилась, откинув мысль об ограбленном банке.
  А вот Брайан негодовал.
  - Нет! - он резко встал, пошатнувшись на нетвердых ногах. - Я не смогу вернуть вам эти деньги. Так что не надо.
  Мелори улыбнулась и хлопнула его по плечу.
  - Да не волнуйся ты так. Для нас деньги только бумажки, и у нас этих бумажек, - она помахала рукой над головой. - Вот столько. Некуда девать. Да и неизвестно, что будет с этими деньгами. Если сделка не удастся, мы просто заберем их назад.
  Мальчик смутился и не знал, что ответить. Рейн закрыл чемодан и положил его на место, за кресло. Мелори свернула план лесопилки и все поднялись на ноги.
  - Ну что ж, - она легонько стукнула краем свертка бумаги по полу, где мы только что сидели, - ровно в пять жду вас всех на этом месте, уже собранных и морально подготовленных. А теперь можете разойтись.
  
  * * *
  
  Солнце зашло за горизонт, оставив после себя розовато-красный след на небе. Ветер полностью утих и даже самые маленькие листочки неподвижно лежали на земле. Вороны бегали по пожелтевшим газонам в надежде найти что-нибудь питательное. Где-то за лесом доносился звук проезжающего поезда. Тихая осень хозяйничала на улицах.
  Звук от тиканья часов ударял в уши. Казалось, последние десять секунд тянулись больше часа. Два человека из семи, которые находились в гостиной, вздыхали через каждые семь секунд. Остальные же будто застыли, и никто не обращал внимания на то, что за последние пятнадцать минут они не сделали ни вздоха.
  И вот наконец-то настенные часы начали громко и синхронно бить. Семь человек одновременно повернули головы к циферблату. Большая и маленькая стрелка указывали на цифру пять, а длинная тоненькая стрелочка все также, не останавливаясь, продолжала свой путь, преследуемый негромким тиканьем.
  - Время, - тихо сказала Мелори, отвернувшись от часов.
  Мы кивнули.
  Вообще-то все вернулись в гостиную, полностью готовые, еще пятнадцать минут назад, но раз сказано на пять, то на пять. До этого мы собирались и переодевались. Я одела то, в чем была, когда играла в 'сталкера', Крис и остальные умершие оделись в более темные тона для маскировки. Брайан же остался в той одежде, в которой первый раз пришел ко мне, только выстиранной.
  Рейн положил на пол пакет, который принес с собой, и достал оттуда семь мини-передатчиков.
  - Мы будем использовать дистанционную связь, - объяснил он, раздавая наушники. - Постарайтесь не потерять их в битве, так как не сможете общаться с другими.
  Я одела наушник и помогла надеть его Брайану. Локки справился сам.
  - Дальше, - Рейн достал из пакета длинный скрученный канат и вручил мне. - Длина девятнадцать метров. Привяжешь один конец к раме окна, а другой спустишь вниз. Но спускай его только тогда, когда будете сами спускаться, иначе вас быстро засекут.
  - А если не выдержит? - спросила я, разглядывая канат.
  Парень пожал плечами.
  - Выдержит. Но если плохо привяжешь - выдашь нас прямо в начале. В таком случае... сама понимаешь.
  Я неуверенно кивнула в знак того, что понимаю.
  Дальше Рейн вытянул из пакета короткий нож в чехле с ремешками и молча вручил его Мелори. Та ничего не сказала, а просто привязала его ремешками сзади к ремню на штанах.
  Пакет опустел. Дальше Рейн зашел за кресло и достал оттуда чемодан с деньгами. Брайан нервно передернулся при виде его.
  - Первым мы впустим в лесопилку мальчишку с деньгами, - объяснил Рейн. - Есть вариант того, что воры заберут деньги, но не захотят отдавать заложника, в таком случае выходим мы. Или в любом другом случае, если детям будет угрожать смертельная опасность. Эй, - он обернулся к Брайану, - свою роль понял?
  Тот судорожно кивнул. Рейн дал знак Мелори, что на этом всё. Она оглядела всех присутствующих.
  - В таком случае выдвигаемся.
  Мы вышли на улицу. Было всего десять минут пятого, но дорога довольно длинная, поэтому к назначенному месту мы придем ровно в шесть.
  Всю дорогу никто не проронил ни слова - каждый думал о предстоящем. Теперь уже действительно чувствовалось то самое 'затишье перед бурей', которого мы так жаждали. Но сейчас уже никто не обратил на это внимание.
  Мы шли быстро, поэтому уже через двадцать минут дошли до города. Там было довольно людно. Это и не странно, ведь в такое время кончается рабочий день, и все усталые и голодные плетутся домой.
  Наблюдая за людьми, я вспомнила об одной вещи и решила спросить:
  - Мелори, - я повернула голову к женщине, которая шла справа от меня. - Сегодня ведь понедельник, так? А вы пропустили свою работу.
  Она тихо засмеялась.
  - Заметила, да? Ну, нам можно. Мы с Данте пользуемся неким авторитетом у себя на работе. Плюс, у меня сейчас отпуск, а Данте по понедельникам не работает.
  Я прищурилась, но, увидев, что она не врет, успокоилась. Нас опять окутала тишина.
  Вскоре дома начали редеть, и через десять минут вокруг были только деревья. Свернув с шоссе, мы вошли в лес. Я начала волноваться, что мы опоздаем, но тут до моих ушей долетел звук, напоминающий журчание воды, и через пару минут деревья расступились и мы вышли на огромную поляну, посреди которой раскинулась старая лесопилка. Это было большое, одноэтажное, но высокое деревянное здание с забитыми окнами. По всей поляне были раскиданы доски и опилки, а сама поляна заросла травой. Прямо возле разваленного входа в лесопилку стоял старый синий пикап. Значит, они уже прибыли.
  Мы находились в двадцати метрах от здания, но я отчетливо слышала голоса людей, находившихся внутри. Они о чем-то оживленно спорили и смеялись. Я не могла разобрать, о чем они говорили, и вопросительно взглянула на Мелори.
  Та нахмурилась и, обернувшись к Данте, тихо спросила:
  - Сколько их?
  Блондин опустил голову и закрыл глаза. Через десять секунд он ответил:
  - Пятеро живых. Среди них и наша цель.
  - Живых... - прошептала она. - Будем надеяться, что других нет.
  Поняв подтекст их разговора, я задумалась. Всё-таки всё возможно.
  Мелори взглянула на наручные часы.
  - Осталось пять минут. Пора расходится.
  Мы кивнули.
  - Смотрите, - она указала на разваленную дверь прямо перед нами, - это вход 'А'. Вход 'В' слева. Там же есть и пожарная лестница, по которой можно забраться на крышу. Брайан, - она обернулась к юноше, - ты войдешь через вход 'А'. Перед тем как отдашь деньги, попроси, чтобы они отпустили Роллана. Если все получится, бегите отсюда и не оборачивайтесь. А если нет, то вмешаемся мы. Ты все понял?
  Брайан неуверенно кивнул.
  - Да и еще, - Мелори затянула ему куртку по самый нос и нацепила капюшон. - Постарайся сделать так, чтобы они не заметили передатчика.
  Тот еще раз кивнул.
  Рейн передал ему черный чемодан с деньгами. Брайан несколько секунд не решался его взять, но потом все-таки сжал холодную металлическую ручку и, потянув на себя, согнулся от веса денег.
  - Всё, расходитесь, - сказала Мелори, повернувшись к нам. - Когда будете на месте, сообщите. И еще, - она многозначительно усмехнулась, - постарайтесь не умереть.
  Все, кроме Локки и Брайана ухмыльнулись в ответ. Первый не одобрил эту шутку, а второй просто ее не понял.
  Человеческим, но очень тихим бегом мы помчались к своим точкам.
  Пожарная лестница оказалась ржавой, но достаточно крепкой. Я резко поднялась наверх, и чуть было не упала, но Локки поддержал меня сзади. Прямо под моей ногой в крыше виднелась небольшая дыра, но кроссовок мог свободно в нее зайти. Благо, я быстро сообразила и отступилась.
  Крыша была треугольной, но низкой, так что по ней пришлось ползти. В наушниках послышался голос Криса, Рейна и Данте - они уже были на месте.
  Мы с Локки подползли к окну в самом центре. Без стекол, оно было похоже на большую дыру. Я немного придвинулась и посмотрела вниз. Там, будто маленькие человечки, расхаживали трое мужчин. на конвейере сидел четвертый. Они уже молчали и только нервно оглядывались в сторону входов. Роллана я заметила не сразу. Он сидел связанный на столе, его спина чуть ли не касалась зубцов огромного круглого лезвия, которым обычно пилят стволы. Его руки были связаны за спиной, а ноги перевязаны скотчем. Мальчик испуганно глядел на мужчин и периодически всхлипывал.
  - Мы на месте, - услышала я голос Локки в наушнике и за спиной.
  - Хорошо, - ответила Мелори. - Тогда начинаем.
  Я резко развернулась в ее сторону, и увидела Брайана, который с чемоданом вышел из деревьев. Но из-за крыши я смогла увидеть только немного.
  В это время Локки привязывал веревку к раме окна.
  Когда Брайан скрылся с виду, я резко развернулась и опустила голову в окно. Так мне было видно все, что творилось внутри.
  Через пятнадцать секунд дверь скрипнула и с шумом отворилась. Все присутствующие резко обернулись к входу 'А'. Сначала показалась голова Брайана, а вскоре он весь решился войти. Мужчины, увидев чемодан, сразу же оживились.
  - Здравствуй! - воскликнул пухлый мужик средних лет со щетиной и в голубой кепке.
  Мальчик вздрогнул.
  - Брайан! - крикнул Роллан.
  - Роллан!
  Увидев брата, Брайан хотел подбежать к нему, но ему преградили путь двое остальных мужчин.
  - Стой! - сказал тощий в ядовито зеленой куртке и оскалился. - Сначала деньги.
  Рука Брайана сжала ручку чемодана.
  - Нет! - громко воскликнул он. - Сначала освободите Роллана.
  Мужчина перестал ухмыляться и схватил паренька за куртку. Брайан испуганно сжал капюшон.
  - Не спорь!
  Второй мужчина в черной куртке выхватил с рук мальчика чемодан. Кинув его на землю, он щелкнул замком и поднял крышку. Следующие три секунды он просто сидел как статуя.
  - Эй, - сказал наконец-то он дрожащим голосом. - Здесь и вправду есть деньги.
  Трое мужчин резко подбежали к нему, и заглянул в чемодан. Каждый поочередно сглотнул.
  - А они настоящие? - все еще не отрывая глаз от купюр, спросил тот который в кепке.
  Все взглянули на Брайана.
  - Ну, конечно настоящие, - испуганно ответил он.
  Четвертый мужчина в синей куртке и шапке взял одну пачку долларов и пролистнул ее. Потом вытащил одну купюру и выставил ее на свет фонаря - единственного источника света в здании.
  - По виду вроде настоящие, - согласился он.
  Брайан облегченно выдохнул.
  Внезапно тот, кто был в зеленой куртке, схватил парня за шиворот и рявкнул:
  - Где ты их взял?
  Мальчишка вскрикнул и попытался отступить.
  - В... в долг. Взял в долг! - пискнул он.
  Тот встряхнул его, что Брайану пришлось по крепче сжать капюшон.
  - Не ври! Отвечай! Украл?
  Паренек не знал, что сказать и просто усиленно закивал головой.
  Мужчина прищурился и, повернув голову к остальным, сказал:
  - Что думаете?
  Те глядели то на деньги, то друг на друга.
  Мужик в кепке взял одну пачку и, встряхнув ее над головой, ответил:
  - Ровные, хрустящие, - он принюхался, - и пахнут. Да он стопудово банк ограбил. А это плохо. Значит, скоро город будет кишеть копами. Это странно, что мы их еще не видели.
  Тот, что в синей куртке прицыкнул языком и усмехнулся.
  - Да. Копы усложнят дело. Они могут всё пронюхать.
  - Но... - Брайан попытался что-то объяснить, но его перебили.
  - Молчать! - гаркнул мужик в зеленой куртке.
  Он встряхнул паренька и бросил его на землю. Брайан больно ударился локтем и головой об бетон. Капюшон слетел с него, а вместе с ним от удара слетел и наушник, но так как наушник был на проводе, он остался болтаться на груди.
  Брайан успел только испугаться. Мужчина сначала прищурился, вглядываясь в предмет.
  - Какого... - начал он, но его перебили.
  Мне в ухо ударил громкий голос Мелори. В ту же секунду двери входа 'А' с грохотом открылись, и в здание ворвались Крис и Рейн.
  Крис подбежал к мужчине в кепке и ударил его кулаком в лицо. Тот повалился на землю. Рейн проделал то же самое с мужчиной в зеленой куртке. Двое остальных мужиков смекнули в чем дело и стали защищаться.
  - Мио, Локки, вперед! - выкрикнул женский голос.
  Теперь была наша очередь.
  Я кинула в окно веревку, и не успела она извиться змеей и выровняться, как я тут же ухватилась за нее и полетела вниз. Через две секунды мои ступни коснулись пола, и я присела, чтоб ненароком что-то себе не сломать. Локки влетел сразу же за мной.
  Так как его тело было уязвимо, он прищурился, от резкого удара в ноги, но быстро подвелся и побежал к Роллану.
  Мальчик смотрел на нас с невыразимым удивлением.
  - Вы? - дрожащим голосом проговорил Роллан, когда мы подбежали к нему. - Что вы здесь делаете?
  - Тебя спасаем, что же еще? - ответил Локки и стал разматывать ему скотч на ногах.
  - А, но...
  - Брайан нас позвал, - сказала я, зная, что он хочет спросить.
  Роллан повернул голову и взглянул на брата, которого уводила из здания откуда-то взявшаяся Мелори. Тот дрожал всем телом и не мог оклематься от всего того, что с ним произошло.
  Крис и Рейн старательно дрались в меру своих человеческих способностей. Они не давали себя ударить и больше защищались, чем нападали. Видно так они действовали, чтобы не вызывать у врагов подозрения. Но те и так были удивлены, что подростки сражаются на уровне взрослых мужчин. Плюс, четверо против двоих.
  Я повернулась, чтобы посмотреть, как там справляется Локки. Он уже почти снял скотч. Оказалось, что они намотали на ноги Роллана чуть ли не целый рулон. От того, что Локки сильно спешил, его пальцы порезались в некоторых местах и поэтому его руки часто соскальзывали с окровавленного скотча.
  Чтобы ускорить процесс, я решила помочь развязать руки Роллана. Я заглянула ему за спину и от отвращения зажмурилась - скотч был намотан на голую кожу. От того, что он пытался развязаться сам, его запястья порезались об острые края и теперь кровоточили.
  - Черт, - прошипела я сквозь зубы и попыталась на всякий случай отодвинуть паренька от зубчатого лезвия.
  Внезапно сзади меня послышался приближающийся топот ног. Я обернулась. Прямо на нас бежал мужчина в синей куртке и что-то доставал с внутреннего кармана куртки.
  Благо моя интуиция вовремя откликнулась. Я резко развернулась и навалилась всем корпусом на Локки. В то же время послышался громкий выстрел. Мы вдвоем повалились на землю.
  Я две секунды лежала не двигаясь, пытаясь почувствовать что-то. Нет, в меня не попало. Я приподнялась и взглянула на Локки, который лежал подо мной. Его лицо исказилось от боли, что меня напугало.
  - В чем дело? - осторожно спросила я.
  Он попытался улыбнуться.
  - Да так, царапина.
  Я вскрикнула и резко подорвалась.
  Локки лежал и держался за левое плечо. Его куртка постепенно окрашивалась в багровый цвет.
  Парень приподнялся и встал, пошатываясь, на ноги.
  - Ну почему именно я всегда попадаю под удар? - нервно засмеявшись, спросил он.
  Но мне было не до смеха. Я сжала руки в кулаки и повернулась к тому мужчине. Дуло пистолета в дрожащих от страха и бешенства руках смотрело прямо на меня, а на лице мужчины играла зловещая ухмылка. Я была готова принять пулю, и мне было все равно, что нашу тайну могут раскрыть. Но внезапно рука с пистолетом передвинулась немного влево, и теперь была направлена на Роллана. Меня одурачили.
  Было несколько вещей, которые заставили меня освободить эмоции. Первое, это ранение Локки, второе - звук крови, капающей на грязную землю, и третье - немой ужас и страх ребенка перед смертью в глазах Роллана.
  За те четверть секунды, которые летела пуля, я успела подбежать к Роллану и повернуться в сторону стрелявшего. Так как из-за резкого движения мышца на моей правой ноге разорвалась, мне пришлось присесть, чтобы полностью не свалиться на пол. Во всяком случае, я спасла ребенка, но пуля попала прямо мне в лоб.
  Я не заметила, что, услышав первый выстрел, все перестали драться и взглянули в нашу сторону, поэтому второй выстрел они не пропустили.
  На три секунды все вокруг замерло. Первым, что нарушило тишину, был звук от моего падающего тела и последующий крик Роллана. Он забыл обо всем, и начал метаться на месте в надежде освободится, заставляя свои израненные скотчем руки лишь сильнее кровоточить.
  Я быстро очнулась и теперь ждала, пока мышцы в моей ноге восстановятся. Это произошло меньше чем через десять секунд. Тогда моя рука вздрогнула и сжалась в кулак. Мне не хотелось разрушать наше прикрытие и сразу же выдать себя врагам и Роллану. Хотя я в любом случае не смогла бы ничего сделать - теперь во мне была Лилит.
  - Плохо, - донесся из моих уст голос маленькой девочки. - Так ведь и помереть можно.
  Я медленно приподнялась и встала на ноги, источая почти материальную демоническую ярость.
  Пистолет вывалился из рук стрелявшего мужчины. Он застыл от шока, широко выпучив глаза. Я сделала шаг в его сторону, от чего он вскрикнул и, упав на пол, начал панически отползать назад. Я сделала еще один шаг. На третьем шаге я резко сорвалась с места и через пол секунды моя рука уже касалась синей куртки. Мужчина даже вскрикнуть не смог, а только судорожно глотал ртом воздух. Меня это рассмешило. Но смех оборвался так же внезапно, как и начался. Я сжала правой рукой синюю куртку, а левую занесла для удара.
  - Уродство!
  Левая рука рассекла воздух и резко остановилась в миллиметре от лица мужчины, но ногти успели коснуться кожи, от чего по его щеке к подбородку опустилась тонкая струйка крови.
  Я удивленно повернула голову и увидела, что мое запястье сжимает рука Мелори. Это мне не понравилось.
  - Тебя сюда не звали, - сквозь зубы тихо прошипела женшина.
  - А мне не нужно приглашение, - ответила Лилит.
  - Убирайся.
  - Ты не имеешь права мне приказывать.
  В глазах Мелори промелькнул красный огонек.
  - Убирайся, - повторила она, но теперь двойным голосом. Второй голос принадлежал мужчине.
  Что-то заставило меня, то есть Лилит, нахмурится. Но через две секунды на моем лице заиграла дьявольская ухмылка.
  - Странно, что ты все еще плененный, Л...
  Договорить она не успела. Вторая рука Мелори оказалась у моей шеи и заставила Лилит запнуться. Ухмылка слетела с моих губ.
  - Ты слишком горд, чтобы марать свои руки об меня.
  Мелори ничего не ответила, а только взглянула куда-то выше моей головы. Я услышала за собой глухой звук шагов. Лилит узнала эти шаги. Я почувствовала это, так как ее сила на секунду ослабла. Мое тело вздрогнуло.
  Когда шаги стали наиболее громко слышны, они прекратились. В ту же секунду, сзади меня раздался спокойный, но настойчивый голос, который прозвучал для моего демона как приговор:
  - Лилит.
  Услышав имя, я вздрогнула и медленно повернула голову. Прямо передо мной стоял Данте. Его глаза полыхали алым, но он сам оставался спокойным.
  - Ты слишком сильно шумишь, - сказал он не своим голосом.
  Его манера речи тоже изменилась.
  На секунду я почувствовала, как Лилит испугалась, но это была всего секунда. В следующее мгновение на моем лице появился злобный оскал.
  - Ты всего лишь часть силы, которую подчинил себе человек, не больше, - неуверенно произнесла она, скорее чтобы убедить саму себя, нежели его.
  - Для тебя этого достаточно.
  Она разозлилась, но не двинулась с места.
  - Если ты не уйдешь, я заставлю тебя уйти, - настоял Данте.
  И будто в подтверждения серьезности своих слов, его глаза стали еще алее.
  Лилит зашипела.
  - Ну хорошо, сейчас я уйду. Но знайте, теперь я знаю, что нужно делать. И скоро мои оковы спадут.
  - Откуда такая уверенность? - нахмурившись, спросила Мелори.
  На моем лице заиграла ухмылка.
  - У меня теперь есть уши, - ответил детский голос, после чего Лилит покинула мое тело.
  Данте и Мелори переглянулись - слова Лилит встревожили их.
  Я почувствовала, как тело постепенно переходит в мой контроль. Я попыталась привстать. Мужчина в синей куртке, который все это время был передо мной и не мог пошевелиться, резко отполз от нас и, прохрипев что-то невнятное, развернулся и, спотыкаясь, побежал к выходу. Но убежать он не смог, так как путь ему перегадил уже нормальный Данте.
  - Твоя судьба уже предрешена, - спокойно произнес он, но мужчина не услышал его слова, так как свалился в обморок.
  Остальные трое застыли в непонимании. В общем, как и все, кто находился в здании.
  Мелори помогла мне подняться, и, приобрев вертикальное положение, я медленно пошла к Роллану и Локки.
  - Не стойте столбом! - крикнула Мелори Крису и Рейну. - Миссия еще не закончена.
  - Но что теперь делать? - спросил Крис.
  Она закрыла глаза и, тяжело вздохнув, ответила:
  - План Б.
  Я подошла к Локки. Тот непонимающе взглянул на меня и, как мне показалось, отступил на шаг.
  - В чем дело? - удивилась я.
  - Это я должен спросить. Ты... кто ты?
  Его озадаченное и испуганное выражение лица заставило меня виновато опустить голову.
  - Сама не знаю, - тихо ответила я. - Во всяком случае, сейчас не время.
  Он нахмурился и промолчал.
  Я взглянула на Роллана. Тот вздрогнул и зажмурился. По его щекам бежали слезы. Теперь он боялся меня сильнее, чем грабителей, поэтому я не решилась подойти.
  - Я уведу его, - сказал Локки и подошел к малышу. - Ты помоги остальным.
  - Да, но твоя рана?
  - Не волнуйся. Пуля всего лишь задела кожу.
  Я кивнула. Внезапно сзади нас раздался крик. Мы резко обернулись. Кричал мужчина в зеленой куртке. Рейн сдавливал ему шею одной рукой. Постепенно крик стал походить на шипение. Рука парня разжалась, и бездыханное тело повалилось на землю.
  - Черт, они уже начали, - прошипел Локки и, взяв Роллана на руки, побежал к выходу.
  Роллан уже был без сознания.
  - Данте! - крикнула Мелори блондину, - позаботься о детях. Мы тут разберемся.
  Тот кивнул и побежал вслед за Локки.
  Двое остальных мужчин попытались сбежать через второй выход, но женщина преградила им путь.
  - Нет! - пискнул тот, что в кепке. - Пожалуйста, не убивайте.
  На мгновение лицо Мелори исказилось болью.
  - Поздно, - ответила она дрогнувшим голосом.
  Тогда мужина попытался ударить ее. Но Мелори перехватила его руку и, машинальным движением достав из-за спины нож, вонзила лезвие прямо ему в сердце. Пару секунд он все еще стоял на ногах, непонимающе моргая, после чего с грохотом повалился на землю.
  Второй мужчина в черной куртке пошатнулся и отступил на шаг назад.
  - А... нет... - прохрипел он, - ну тогда...
  Он резко развернулся и побежал в сторону большой кучи бревен в углу здания. Мелори не сдвинулась с места, а взглянула на меня. Я поняла, что теперь моя очередь. Мое тело теперь полностью подчинялось мне.
  Мужчина уже пытался забраться на кучу. Я резко подбежала и, прыгнув, приземлилась на бревно прямо перед ним. Но он не испугался, а наоборот ухмыльнулся. Тогда я и почувствовала, что бревно подо мной мокрое, как и все остальные, и странно пахнет. Я принюхалась и ужаснулась.
  - Это...
  Мужчина быстро слез и отойдя от меня, резко достал с кармана зажигалку.
  - Сдохни же ты наконец-то! - крикнул он и зажег заранее приготовлений скомканный клочок бумаги, после чего с остервенением бросил его в меня.
  Сбежать мне не удастся. Я попросту не успею.
  И вот, в тот момент, когда облитые бензином бревна полыхнули, меня что-то откинуло в сторону, вернее чьи-то руки. Я пролетела пару метров и ударилась об землю.
  Раздался громкий звук, похожий на взрыв. Я резко привстала и повернулась. Горящая гора бревен начала распадаться. Чей-то силуэт мелькнул в огне. Тот, кто был там, повалился вместе с бревнами.
  Противное предчувствие всколыхнуло разум, поэтому я сорвалась с места и подбежала к бревнам. Обойдя горящее дерево, я начала оглядываться. Тот, кого я искала, оказался в пяти метрах от меня. Его ноги придавило огромным горящим бревном, а края одежды уже успели воспламениться.
  Когда мне удалось разглядеть лицо, я вскрикнула:
  - Крис?!
  Парень взглянул на меня, но только на секунду. Его больше волновали его ноги. Их уже полностью охватил огонь, который постепенно подбирался к верху.
  Я захотела подбежать и помочь, но Крис остановил меня:
  - Нет! - крикнул он. - Не подходи! Ты тоже можешь загореться.
  Его голос дрогнул в конце, и я увидела, что он боится, боится огня.
  Мелори и Рейн уже были возле нас, но они не решались подойти.
  - В чем дело? - отчаянно спросила я, увидев, что они отступили на шаг.
  - Огонь, - ответила неуверенно Мелори.
  Тут я вспомнила, что огонь - единственное, что может 'убить' умершего. Поэтому я заволновалась еще сильнее.
  - Черт, - прошипел Крис. - Мои ноги сломаны. Даже если сдвинуть бревно, я не смогу встать. Восстановление слишком долгое. Плюс... огонь уже не погасить.
  Я прикусила губу и закрыла глаза рукой.
  - Что же делать?
  Внезапно сзади нас послышались шаги. Я обернулась и увидела бежащего к нам Локки.
  - Я услышал взрыв, - сказал он остановившись возле меня. - Что здесь произошло?
  - Бревна были облиты бензином! - крикнула я, - Тот идиот поджег их. Криса завалило. Его ноги сломаны. А если огонь...
  Я не смогла договорить и место этого взвыла от отчаяния.
  Локки взглянул на Криса, который пытался потушить руками огонь на своем теле.
  - Мелори, - обратился он к девушке, - То, что Вы сказали мне, когда мы разговаривали....
  - Да, - она кивнула головой. - Огонь может навсегда лишить нас тела.
  - Понятно, - Локки нахмурился. - Вытащить мы его не успеем. Тогда есть только один выход.
  Он аккуратно обошел пылающее бревно и присел возле Криса.
  - Пожалуйста, - он обернулся к женщине, - дайте мне ваш нож.
  Мелори удивилась.
  - Зачем?
  - Если все то, что Вы рассказали мне ранее верно, то единственный способ его спасти, это отделить голову от тела, чтобы он смог заново восстановится.
  Его слова ужаснули меня.
  - Нет! Не надо!
  - У тебя есть другие идеи? - раздраженно спросил меня Локки.
  Я запнулась и опустила голову.
  Мелори протянула Локки окровавленный нож. Тот взял и повернулся к Крису.
  - Ну, ты согласен? - спросил он.
  Крис стиснул зубы и переводил взгляд то на лезвие, то на огонь.
  - Согласен.
  - Хорошо.
  Локки расстегнул ворот его куртки, оголив шею. По лбу моего друга, вниз по вискам катились большие капли пота, а рука, державшая нож, заметно подрагивала.
  - Я постараюсь с первого же раза перерубить кость. Лезвие большое и хорошо заострено, так что проблем быть не должно.
  В ответ Крис только хмыкнул и задрал голову.
  Локки глубоко вздохнул, сжал рукоять ножа правой рукой, а ладонь левой прижал к тупой стороне лезвия и начал целится. В следующую секунду, его руки взметнулись над головой.
  Я зажмурилась, чтобы ничего не видеть, но глухой удар все же заставил меня закричать.
  
  
  Эпилог
  
  Я сидела на полу, прижавшись спиной к стене и коснувшись подбородком колен. Прямо передо мной находилась старая деревянная дверь, с которой я вот уже почти два часа не спускала глаз, не находя в себе храбрости войти.
  Прошла неделя после того события на лесопилке. Можно было сказать, что все прошло хорошо, так как Роллан был спасен, но все же... Из-за горящих бревен случился пожар. Городские пожарные вовремя подоспели, и лес не успел загореться. Мы к тому времени были уже далеко. А четыре мужчины, из которых двое были уже мертвы, остались кануть в огне.
  Мелори и Данте отказывались что-либо объяснять по поводу того, что случилось с Лилит, и почему они так насторожились, когда узнали что у нее 'теперь есть уши'. Сама же Лилит с того момента ни разу не подала хоть каких-то признаков существования.
  Брайан не видел того, что произошло, после того как он отдал деньги, поэтому он ничего не сказал. А вот Ролланом вызывал у нас опасения. Когда он очнулся, они с Брайаном были уже у себя дома. Мы позаботились о его ранах, но он все равно содрогался при каждом упоминании о нас - так говорил Брайан. Я не решалась навестить их, но Мелори сказала, что они могут в любое время приходить к нам в гости. Но Брайан до сих пор мучается из-за денег, часть которых поглотил огонь.
  Как и говорил Локки, пуля его только задела, и на коже остался лишь рубец. Другая проблема -Крис...
  Дверь передо мной скрипнула, и я содрогнулась от неожиданности. Из комнаты вышел Локки, который держал в руках моток черных ниток и иглу. Я резко встала и подошла к нему.
  - Ну? - спросила я нетерпеливо.
  - Что ну? Все в порядке. Он полностью восстановился. Тело в норме. Шрам я зашил. Правда, ему еще пару часов будет немного тяжело двигаться, но, как говорится, жить будет. Можешь войти.
  Сказав это, он ушел, оставив меня наедине с дверью.
  Я взялась за ручку и, вздохнув для храбрости, открыла ее. Комната за дверью оказалась немного другой, чем я её себе представляла. Не слишком большая, но и не маленькая, с серыми каменными стенами и таким же полом, на котором были разбросаны небольшие коврики разной формы и цвета. Одно огромное круглое окно, с выступающим округлым подоконником с мягкой обивкой, на который можно лечь как на кровать. У левой стены размещался небольшой шкаф для одежды и письменный потрепанный стол, на котором валялась куча школьных тетрадей. Возле стола высокими стопками лежали книги. Некоторые были разбросаны возле окна и кровати. Сама же кровать находилась у правой стены. Она была двухместная с синим бельем, по бокам которой стояли две маленькие тумбочки. Так же в комнате были большой черный книжный шкаф, плазменный телевизор с подключенной игровой приставкой, небольшая аудиосистема и синий диванчик.
  Крис сидел на кровати, свесив ноги на пол, и пытался застегнуть рубашку. Это был первый раз, когда я увидела его шрам полностью. Он рассекал грудь и тянулся почти до бедра. Мой шрам по сравнению с его был комариным укусом.
  Я уже было хотела уйти, чтобы не мешать ему одеваться, но заметила, что руки Криса дрожат и он никак не может ухватиться за пуговицу. 'Точно, он ведь еще не может хорошо управлять своим телом' - догадалась я.
  - Это, - неуверенно произнесла я, потоптавшись на месте, - давай помогу.
  И не дождавшись его ответа, я медленно подошла, присела перед ним и начала медленно застегивать пуговицы его рубашки, усердно стараясь случайно не задеть рукой шрам.
  Пристальный взгляд Криса начал прожигать мне макушку.
  - Ну, эмм... - начала я, чтобы хоть как-то убить ту тишину, которая повисла в комнате.
  - Это хуже чем я думал, - перебил меня Крис.
  Я удивилась, но не взглянула на него.
  - О чем ты?
  - Потерять тело. Всего неделя, а я уже был готов сойти с ума. Нет рук и ног. Говорить ты не можешь, так как голосовые связки перерезаны, а поначалу и слушать и видеть тоже не способен. Остается только думать. И постепенно, каждый час тело медленно восстанавливается. Довольно гадкое зрелище.
  Он грустно усмехнулся. Я на секунду остановилась, слушая, а потом застегнула две последние пуговицы и встала на ноги.
  - Как там остальные? - спросил он, меняя тему.
  - Хорошо, но они волновались за тебя. Мелори места себе не находила от того, что ты не пускал их к себе.
  - Не люблю чувствовать себя слабым в глазах других. - Крис нахмурился. - Тем более, она бы еще сильнее начала волноваться.
  - Возможно, ты и прав, - пожала я плечами.
  - А как там этот Брайан с его братом?
  - В порядке. Но лучше бы они забыли всё поскорее. Что бы там ни было, они же еще дети.
  - Понятно.
  Опять повисла тишина.
  - Зачем ты оттолкнул меня? - наконец-то решилась задать я вопрос, который терзал меня последнюю неделю.
  Крис закинул руки назад и повалился обратно на кровать.
  - Просто захотел, вот и все, - ответил он.
  У меня нервно дернулась бровь.
  - Это не ответ.
  Парень засмеялся.
  - Ну тогда не знаю. Да какая теперь разница.
  Этот ответ меня тоже не устроил.
  - Есть разница.
  Крис внезапно посерьезнел, и протянул мне руку.
  - Помоги мне встать. Я еще плохо двигаюсь.
  Его слова о том, что он не может хорошо управлять своим телом, заставили меня почувствовать себя виноватой. Я прикусила губу и взяла его руку. Но дальше случилось то, чего я не ожидала. Крис, вместо того чтобы встать, резко дернул мою руку, от чего я повалилась прямо на него. Я попыталась встать, но он крепко прижал меня к себе.
  - А? - только и смогла сказать я.
  - Заткнись, - прошипел он и крепче прижал меня к себе.
  Я не знала что сказать, и, последовав его совету, замолчала.
  Три минуты мы лежали молча и неподвижно. Крис поминутно вздыхал, сжимая мою кофту. Я не знала, почему он себя так вел, но знала, почему мне вдруг захотелось плакать. Я соскучилась. Последний месяц мы почти каждый день были вместе, разговаривали, гуляли. И тут внезапно он исчез. Для меня это стало слишком сильным потрясением. Будто меня разорвали напополам. Я каждый день по несколько часов просиживалась перед дверью его комнаты и ждала, когда эта дверь откроется.
  Всю эту неделю я почти ни с кем не разговаривала. И тогда я поняла, что когда в моей жизни появился Крис, моя необщительность с другими была обычным явлением. Только друг с другом мы могли часами разговаривать ни о чем, и для нас это было нормально. Неважно каким способом, мы просто должны быть вместе. Тогда одиночество и пропадает. И даже так, обнявшись, просто молчать. Будто ухватившись за тонкую травинку, пытаться не упасть в пропасть.
  Внезапно у меня внутри появилось странное чувство. Мне захотелось ударить Криса, заставить его просить прощение, оттого что оставил меня одну. Мне захотелось убить его, но это было не желание Лилит, - это было мое желание.
  Я обхватила шею парня руками и прижалась к его груди.
  - Дурак, - проговорила я тихо, - ненавижу тебя.
  Крис засмеялся.
  - Моя ненависть взаимна.
  - Глупо звучит.
  - Согласен. Зато теперь тебе не нужны причины чтобы убить меня.
  - Верно. - Я привстала и заглянула ему в глаза, - Но теперь, только я имею право на это. Не смей больше подвергать себя опасности. Только у меня есть право лишить тебя жизни. Только я могу, и больше никто другой!
  Крис ухмыльнулся.
  - Два охотника, желающих заполучить друг друга. Жертв в этой игре нет.
  - Верно. И наша игра будет длиться вечность...
  
  
  Продолжение следует...
  
  
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Н.Жарова "Выйти замуж за Кощея" (Юмористическое фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"