Акхрик Самуэль: другие произведения.

Ne-α (Ne-альфа)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.30*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЗАКОНЧЕНО.
    Давайте признаемся честно: все мы мечтали оказаться на месте наших любимых героев или злодеев, на худой конец - очутиться рядом с ними, и узреть всё лично, а то и поучаствовать. Что же, будьте осторожны - потому что если вы вдруг почувствуете кое-что странное... Не совсем здоровую (гниющую) кожу на собственных мышцах, запах гари и крови... Значит, возможно, ваша давняя мечта исполнилась.
    КРАТКО: попаданец в Немезиду, в ремейк третьего резидента. Каноном считаются ремейки с первой по третью часть, а так же всё, что не противоречит содержимому этих частей. Приятного прочтения!

Вместо предисловия:
  1) Здесь много обсценной лексики − и она не ограничивается банальным "бляканьем" − поэтому 18+.
  2) Здесь в достаточной мере "никому" не нужных заклёпок, описаний, переживаний персонажей − имейте это ввиду.
  3) Присутствует одна mind-blow теория прямо в прологе. Я её автор, и я же первый кто решил "подумать" в этом направлении − ни в западных ФФ, ни в наших не было ничего подобного. Просто в качестве дисклеймера.
  4) Так же, это именно каноничный в западном понимании self-insert − то есть, автор представляет в текстовом формате, чтобы он делал, окажись в теле сего биологического оружия − поймите это, и не пишите что попаданец тупой или действует не так, как вам нравится − а порой и просто нелогично. Я пишу про СЕБЯ. То как поступал бы я, и никто другой.
  5) Выставление личного мнения как истины в последней инстанции карается порицанием в грубой форме. В запущенных случаях − перманентным баном.


ПРОЛОГ


Смотря на своё отражение в луже, мне хотелось одновременно и плакать как последняя истеричка, и ржать как конь. Реальность... нет, не так. То, что я вижу - истина, и это не поддаётся сомнению, так как я уже успел с десяток раз себя 'пощупать', пару раз топнуть и попытался издать хоть что-то, похожее на нормальную речь. Последнее получилось в крайней степени хреново. Почему и как, спросите вы?

Ну что ж, знакомьтесь - бывший заурядный 22-летний распиздяй, что явно переиграл в одну игру, а нынче - машина смерти с не самым милым личиком, чей проект проходил по внутренней корпоративной сети Амбреллы под названием 'Немезис'. Почему 'переиграл'? Да потому что моё лицо сдавливало нечто, похожее на спандекс, а на груди, там, где должно быть сердце, было нечто вроде миникомпьютера, что должен отслеживать положение... Моё положение, и передавать статус в Амбреллу.
Да-а-а, судя по всему, я попал именно в NE-α паразита, а не в самого Немезиса, так как собственный мозг у этого создания давно уже погиб и его заменяю я... искусственно выращенный биологический компьютер.

Твою-то мать, я, конечно, гуманитарий, но на дворе 98 год. Даже в моём 2020 создание биологического компьютера было лишь концептом из разряда ненаучной фантастики. Здесь же мобильные телефоны только начали входить в повседневную жизнь, и представляли из себя именно что телефоны - позвонить, да отправить SMS. Ни камеры, ни интернета тебе... может, конечно, всё и отличается - да и я не о том думаю. Хотя, если уж здесь Амбрелла изобрела полностью рабочий, боеспособный рельсотрон, пусть и жрущий прорву энергии, то я ничему не удивлюсь.

Но к чёрту всё это, надо думать о другом. Для начала надо хотя бы отойти в чуть более укромное место - бродящие вокруг меня зомби и пытающиеся спастись гражданские - далеко не лучшая компания для размышлений. Благо, укромный переулок за металической сеткой для меня не преграда, и достаточно было просто перепрыгнуть его, чтобы укрыться в тени.
Это... тело... оно явно может и не такое.

Зайдя за угол и, убедившись, что здесь тупик с какими-то досками и деревянными бобинами, я сел на одну из них (та жалобно заскрипела, но всё же выдержала) и принялся думать, пытаясь выудить из памяти паразита всё, что возможно, и сформировать план действия. Что бы не стояло за тем, что мой разум оказался здесь (Боги, если вы есть, пусть разум этого паразита не окажется в моём теле в родном доме), могу я вернуться или нет (лучше уж да), и то как я сейчас выгляжу... Всё это второстепенно - главное для меня сейчас, это не утратить разум.

Воспоминания из паразита (главное не думать, что теперь это по сути я) тянуть оказалось на удивление просто. Ощущение, будто работаю с суперкомпьютером: безошибочно реагирует на твою речь и запросы, понимая не только то, что ты говоришь, но и какой смысл вкладываешь в слова. Реагирование на речевые запросы было безошибочно точным, словно понималось не только то, что говоришь, но и... То, что подразумеваешь.

С поправкой на то, что речь не о словах, а о мыслях. Голова идёт кругом. Ладно.

Воспоминания были... с самого 'рождения', если так можно выразиться. Ради Бога, ради всего святого и Перуна, я не хочу, чтобы моим первым отпечатком в этом мире была блевота в замызганном переулке умирающего города!
Короче, теперь я знал, как паразита выращивала Амбрелла, сколько это стоило и какие технологии были в меня вложены. До помещения в тело тирана паразит воспринимал информацию всем телом, анализируя даже прикосновения и то, какие биологические отметки нёс на себе человек. Впрочем, оно и понятно: выращивался паразит с целью прямого контроля, а позже - и замены мозга носителя. При этом он должен был быть подконтролен Амбрелле и способен творчески мыслить в рамках приказа. В каком-то смысле, у 'корпоратов' получилось, но вот управлять своим творением напрямую они не могли. Так что логика была такой: на базе, где создавался Немезис, давался относительно простой приказ, а после его выполнения предписывалось отправиться в определённую точку и перейти в эдакий 'спящий режим' для ожидания эвакуации.
Сделано?.. Повторить по кругу.

Собственно, то, что было у меня на груди - тот максимум, на который были способны ответственные за имущество компании. Это простой передатчик, который работал в двустороннем порядке: он считывал мои показатели на простейшем уровне для того, чтобы в компании хотя бы знали, где сейчас их творение. Также в этой коробочке, в которую можно было пару раз выстрелить в игре (точнее, выпустить пару магазинов...) и удачно парализовать Немезиса, была трубка, идущая к спине, благодаря которой и отслеживались показатели. А с помощью азбуки Морзе...

Морзе.

Блять, я чуть не навернулся со своего 'табурета': самая технологически развитая компания использовала морзянку, чтобы кураторы Амбреллы могли дать новую информацию - думаю, именно этим путём Немезису сообщали, где достать сначала огнемёт, а впоследствии и ракетницу. При этом же сменить приоритет задания 'на лету' они не могли...

Или могли?

Заинтересованно покопавшись в воспоминаниях ещё и проанализировав их, я с удивлением понял, что как раз могли. Просто если бы ученые были внимательнее, то поняли бы, что паразит... чересчур разумен. И банально не реагировал на изменение директивы, когда проводились лабораторные испытания...

Чёрт. Этот паразит действительно был разумен. И до последнего старался стать... свободным.

Я с удивлением понял, что когда в нём зародилась искра разума, в него пытались вложить сначала элементарные знания, вроде алфавита, простых чисел. Потом пошли более сложные вещи, вроде физики, химии, взаимодействия со сложными объектами. Красно-белые сами не поняли, что они создали: паразиту было ИНТЕРЕСНО учиться и узнавать новое! Он буквально впитывал всё как губка, пусть процесс и ограничивался простейшими методами вроде показа слайд-шоу со звуковым сопровождением и объяснением на реальных примерах, благо, до ввода в носителя паразит способен самостоятельно воспринимать аудиовизуальные источники информации...
Только вот всё это сводилось к одной конкретной цели: создать идеальную машину для убийства. Идеальное биологическое оружие, идеальный товар для всех готовых заплатить, что не будет при этом иметь сложностей с моралью или исполнением, в отличии от людей. Именно тут корпораты и просчитались. Паразит взаимодействовал с людьми, а они - существа социальные, даже если речь о секретном научном комплексе. Следовательно, даже здесь велись разговоры о политике, друзьях и врагах, о том, кто с кем спал и что есть зло, а что добро... И паразит самостоятельно сделал свои выводы, удивительно верно (по общечеловеческим меркам) трактуя понятие работы, использования, имущества и, самое главное, то, какие цели преследуют высшие эшелоны руководства.

И чёрт подери, он всеми методами пытался противодействовать корпорации. Испытания шли на грани фола - все, что останавливало паразита, это боязнь прекратить своё функционирование, и то, что следующий прототип мог быть куда менее своевольным и более податливым. Если бы этих яйцеголовых не подгоняли сверху, то даже прототип в моём лице никто бы не выпустил 'погулять'. И ведь если задуматься, и хотя бы на секунду предположить, что это не игра, а действительно реальный мир... то удача Джилл становится обоснованной.

Чёртова шутка судьбы и невероятная ирония.

Паразит всем своим разумом не хотел быть имуществом Амбреллы, пусть и понимал, что своим существованием обязан им. Словно дитя, что пыталось мягко показать родителю-маразматику, что путь уничтожения и бесконтрольного производства себе подобных - путь в никуда. И когда паразит столкнулся с тем, что за действительно разумное существо NE-α никто не считает...
Теперь было понятно: в ещё (или уже?) не случившихся событиях 'канона' он (оно?) просто саботировал приказ, давая Джилл столько возможностей уничтожить себя, что даже ребёнок понял бы: что-то явно не так.
Уж сейчас мне, как полностью ОСОЗНАВШЕМУ все возможности и весь потенциал этого тела, был ясен этот факт, как день: паразит на полном серьёзе дал возможность хрупкой, пусть и умелой девушке победить себя...

Но и жажда жизни в нём была сильна.

Амбрелла была не властна над базовым желанием любого существа размножаться. И в том эпизоде, у часовни, когда разум паразита уже угасал, сменяясь одним лишь приказом 'УБИТЬ', тот попытался весь свой, без преуменьшения, могучий разум вложить в биоматериал, и передать тот Валентайн через атаку своими шипами, чтобы просто не угаснуть как память, и отдать весь свой 'опыт' храброй девушке... Что естественно сопровождалось сенсорным шоком и общей слабостью тела. Джилл не стала бы зомби - лишь носителем вируса и ценнейшей, пусть и весьма фрагментированной информацией о компании. Сейчас я это понимал, как никогда: захоти Немезис реально убить девушку - сделал бы это очень легко и просто.

Блять, мне хочется плакать... выращенный для войны паразит, обладающий поначалу лишь искрой разума без капли понятия о морали, оказался куда более 'чистоплотнее', нежели его создатели − во всех смыслах... Проклятый мир казался таким интересным и привлекательным на экране монитора и оказался настолько страшным и гнилым внутри.

Приказ Немезиды был однозначным - уничтожить выживших членов 'звездного' отряда. И паразит, не желая убивать тех, кто оберегал простых людей (а NE-ɑ знал об этом из досье на каждого живого члена прославленной группы) нашёл лишь один выход: закоротить компьютер на груди так, чтобы спалить самого себя к чертям. И у него получилось... Да. Отлично получилось.

Только вот, блять, теперь здесь я!

Поднеся свою далеко немаленькую ручищу к лицу, я несколько раз её сжал, ощущая, как под тряпьём напрягаются мышцы. Я понимал, что для меня не проблема разнести в щепки даже бетонную стену, не говоря уже о более хрупких вещах. Удивительно, но нервные окончания не атрофированы, и мне доступны ощущения холода, тепла... Да что там - могу прочувствовать даже фактуру ткани на ногах, прикоснувшись к ней.
Я слышал звуки и чувствовал запахи - в текущих условиях в них мало приятного, если вспомнить, что творится на улицах города, но всё же. И маска на лице не мешала мне смотреть на мир, благо, хотя бы зрение у проекта корпорации было самым обычным и не отличалось от такового у обычного человека.

С чем были проблемы, так это с речью. Причина проста: у меня не было губ. Из-за этого многие буквы, например 'б', 'м', 'в', 'п', превращались в невнятную 'э'. Чтобы понять, что это такое, просто попробуйте поднять губы и одним языком с зубами и, не смыкая губы, произнести слово 'мама' - получится Немезис.

Но всё же это абсолютное ничто меркнет перед надвигающимся пиздецом в виде удара военных по городу. И какой бы неприятной ни была мысль об одиночном плавании, мне просто нельзя контактировать с выжившими. Я не представляю, как мне объяснить той же Джилл, что я - вышедшее из-под контроля оружие Амбреллы, которое желает корпорации быстрой, но крайне мучительной смерти. Чёрт, да это даже в моих мыслях звучит как бред! И я уж молчу про то, что если увижу Николая, просто... Убью его?

Нет.

Я понимаю, что даже если он на порядок хуже, чем в игре, то я просто не могу своими руками убить человека. Даже такого ублюдка, как Зиновьев. Но с моими возможностями... Ладно, лучше об этом пока не думать: война план покажет.

А касательно дуэта Карлоса и Джилл, то я думаю, что и без непосредственного контакта сам смогу кое-чем помочь. Валентайн и сама сможет выйти из квартиры, к счастью, на начало игры ей как раз звонил Викерс. А времени сейчас... Кхм, 20:05. У меня удивительно чёткое чувство времени. Интересно, каких трудов корпорации стоило внедрить в паразита чёткое ощущение времени?
Но в любом случае, до начала основных действий осталось две минуты.

И, насколько я понял, отряд U.B.C.S. хотел эвакуировать гражданских, а Джилл отводилась роль ключевого человека в решении двух проблем: включения подстанции и составления маршрута для состава метро. Что ж, не хотелось бы пускать нашу молодую леди к оральным блохо-паукам на подстанцию.

Решение принято - я всё сделаю сам. Только вот надо найти подходящий плащ с капюшоном под мой рост...
А то я совсем не внушаю доверия.

ГЛАВА 1


Что ж, поиск плаща увенчался успехом - хорошо, на дворе действительно 1998 год. Разгар популярности VHS, закат эпохи автомобилей, создаваемых инженерами, а не маркетологами, и, конечно, - длинные кожаные плащи фасона 'в пол'. А пяток действительно глубоких внутренних карманов (три слева и два справа) и ещё четыре наружных вкупе с действительно большим капюшоном делали эту часть гардероба в текущих условиях незаменимой. Правда, размер всё же чутка подкачал - оказалось, рост мой был далеко за два метра, примерно семь с четвертью футов, если использовать местную систему мер.
Благо, подкачала лишь длина, а не рукава или 'плечи'. Кожа очень плотная, на грани грубости - но это в моих условиях даже лучше. Мысленно поблагодарив того, кто распоряжался закупками в этом магазине (надеюсь, кто бы это ни был, они успели сбежать из города), я неспешно двинулся к подстанции, стараясь не попадать на освещённые участки - однако, сейчас это было несколько затруднительно: то тут, то там горели витрины магазинов и автомобили, освещая округу не хуже полной луны в ясную ночь.

Что ж, с такой одёжкой и накинутым на голову капюшоном есть шанс, что по мне не станут стрелять сразу, несмотря на немаленькие габариты и нарушения речи, и я смогу хотя бы что-то попытаться объяснить в случае непредвиденной встречи с выжившими. Хоть с зомби объясняться не нужно - те на меня не реагируют абсолютно. Оно и понятно, ведь тело Немезиса, по сути, также заражено Т-вирусом, и зомби принимают меня за своего, если так можно сказать. И да - силёнок мне не занимать. Удара кулака для зомби было даже слишком много, и хватало просто сомкнуть пальцы в кулак на голове инфицированного, чтобы тот окончательно прекратил существование - уже успел опробовать.
Аморально? Не думаю. Если и существует такая вещь во вселенной как душа, то у этих созданий её точно не было. Пусть многие из них издавали звуки, похожие на слова, но в них не было осмысленности - так же как не было её во взглядах и движениях. Поэтому и совесть моя чиста. А выжившим, кои ещё имеются в этом умирающем городе, я постараюсь расчистить путь - если появится хоть один новый выживший благодаря моим действиям, то и уничтожаю я этих неживых далеко не зря.
Интересно, как там Джилл? Уже успела познакомиться с Карлосом и его сослуживцами?..

***Джилл Валентайн - член отряда S.T.A.R.S. и одна из Богинь RE***


− Ты издеваешься? Ты, блять, издеваешься надо мной?! Из-за вас всё происходит!
− Воу-воу, полегче! О чём ты говоришь?
Джилл смотрела сейчас на Карлоса и не могла подобрать подходящие слова. Неужели наёмник U.B.C.S. действительно не знал о том, что вся эта... Резня происходит из-за Амбреллы?!
Она смотрела в глаза Оливейры и не видела в них ни капли лжи - лишь непонимание и желание помочь девушке, оказавшейся в беде.

Выдохнув, Джилл попыталась успокоиться. Получалось плохо, несмотря на всю подготовку и умения. Этот ужасный вечер начался со звонка её сослуживца - Брэда Викерса, который задыхаясь, просил её срочно уходить. И, выглянув из окна, Джилл почувствовала, как ее сковал ужас - ещё утром на улицах всё было относительно в порядке, пусть многие дороги и были перекрыты, а на улице, казалось, были все полицейские города. Но сейчас... Сейчас город, её город, который она защищала и оберегала был объят пламенем и болезнью. То, чего она боялась, то, из-за чего ей снились кошмары последние месяцы всё же случилось. Вирус нашёл свою дорогу и стремительно поглощал агонизирующий и умирающий город.
Поняв, что происходит, Джилл быстро экипировалась. Профессиональная деформация и правильные знакомства позволяли даже бывшему члену спецподразделения держать дома оружие, патроны и бронежилет с полицейской формой без знаков отличия RPD. Никогда бы Джилл не подумала, что ей придётся вновь надеть то, что она оставила себе в память о службе и друзьях... Вышла на улицу Валентайн уже подготовленной.

Неожиданной стала встреча с Викерсом, который пытался помочь полиции навести порядок и эвакуировать выживших. Тот был явно напуган, но всё же пытался бороться со своим страхом, в чём преуспевал - хотя Джилл всё равно несерьёзно отнеслась к его словам о том, что за ним гнался некий гигант, обмотанный в чёрную синтетику и рычащий название расформированного спецподразделения - слишком уж нереально это было.
Хотя и восставшие мертвецы плохо вписывались в картину мира девушки.
Джилл попросила у Викерса рацию, благо, тот никогда с ней не расставался по той же причине, по которой Джилл всегда держала пистолет под рукой - коллега по отряду не отказал.
Попытавшись связаться хоть с кем-то из полиции, она услышала лишь помехи, что не стало неожиданностью. При таких масштабах эпидемии, по-хорошему, нужно попытаться добраться до участка полиции Ракун-сити, но учитывая положение на улицах, когда каждый шаг может стать последним... Первоочередной задачей стало добраться до ближайшей станции метро, ведь при таком бедствии подземка - одно из лучших убежищ, и шанс на то, чтобы выбраться из города для немногочисленных выживших. Да и просто перевести дух и определиться с долгосрочным планом действий нужно было. Но Брэд... Чёрт.

Валентайн сжала зубы от обиды и злости.

Брэд был грузным мужчиной и всегда уделял мало времени физической подготовке, сдавая лишь минимальные нормативы, так как был пилотом.
На просьбы коллег больше уделять время тренировкам, он лишь смеялся и отвечал, что всю работу за него сделает птичка... Это его и погубило. Слабые рефлексы не позволили уставшему бойцу среагировать на вывалившегося из переулка зомби. Результат был закономерен: Джилл пришлось продолжить путь до метро одной, потряхиваемой от обречённого взгляда Викерса и фразы 'Мы оба знаем, чем это закончится'. Слёзы наворачивались на глаза, но она должна быть сильной ради всех погибших друзей, и обязана − ради оставшихся выживших в этом городе.
Через десяток минут аккуратного хода по перекрытым улицам, не вступая в бой с инфицированными и экономя патроны, Джилл добралась до входа на станцию Рэдстоун.
Там она и встретила поднимающегося на поверхность Карлоса Оливейру - члена U.B.C.S., что по его собственным словам, помогали сейчас немногочисленным выжившим.
− Слушай, ты не обязана мне доверять, − пауза слишком затянулась, и Карлос взял слово, видимо, сделав свои выводы. - Но я собираюсь в убежище, ты идёшь?
Оливейра взглянул в глаза Джилл.
Этот выбор не был лёгким, но думать надо было быстро - и Валентайн резко кивнула, направляясь за Карлосом.
Она ещё не знала куда её приведёт эта кошмарная ночь.
***Незадачливый попаданец в Б.О.В.***


Нет, ну это уже реально перебор. Я прямо сейчас смотрел на подстанцию из каноничной комнаты контроля, и мне категорически не нравится то, что я вижу: подстанция буквально утопала в биомассе, ставшей гнездом для мутировавших блох, что питались кровью заражённых животных. И вымахали эти паразиты до размеров грёбаного алабая. И мне категорически расхотелось идти туда - я до усрачки боюсь насекомых, и то, что я по идее могу раздавить не напрягаясь даже таких 'блошек' ни разу не облегчает мой страх. Но и допустить, чтобы Джилл ползала здесь и... Да к чёрту, это реальный мир! Погибнуть она может!
Тряхнув головой, я резко открыл дверь, и отправился на встречу с этими оральными гадами.
Но боже, как же воняет! Ощущение, как будто здесь выгребная и трупная яма в одном флаконе без перекрытия на пару сотен гектар!
Сжав зубы и, рыча проклятия в адрес ублюдков, что изобрели Т-вирус и позволили вырваться ему наружу, я всё же добрался до входа - но не стал париться с поиском отмычки и просто выломал хлипкую калитку. Неспешно двигаясь по этой обители зла, я крутил головой как только мог. Я слышал, буквально чувствовал целую кучу не-жизни вокруг меня...
Секунду.

Чувствовал?!

А ведь действительно... Я и правда чувствую то, как эти твари жмутся по своим норам, вжимаясь в свои укрытия и боясь высунуться.
Чёрт, видимо, это тело может действительно ОЧЕНЬ многое. А жмутся и боятся они, потому что на блох вирус, судя по всему, повлиял по-другому, да и живы они были на момент куда более обширной, нежели у человека, мутации... Видимо, инстинкт самосохранения у них, в отличие от инфицированных людей, пережил процесс обращения в монстров, и был очень ярко выражен. Они боялись более сильную особь - меня.

Но лучше всё же не терять бдительность - кто знает, как они отреагируют, когда поймут, что я хочу запустить генераторы - а для их гнезда это смерть. Их здесь много, а я один... Чёрт, надо всё же обзавестись оружием - хоть с пистолетом, но поспокойнее будет.
Добравшись до первого генератора, что был ближе всего к выходу, я ещё раз собрался с духом, и выдохнул. Пора зажигать.

− 'АЕХА'И!

Чёрт, я и забыл, что не могу нормально говорить. А ничего у меня так голос - звучит! Бас и рык. Да так звучит, что ближайшие блохи в ужасе попытались проделать брюшком дыру в металлических перекрытиях. Хоть что-то хорошее.
Вспомогательный генератор загудел, как только я перевёл рубильник в верхнее положение. Мне это гораздо проще сделать, нежели девушке - я не почувствовал никакого сопротивления.
Только вот кроме гудения раздалось шипение и стрекот этих ползучих ублюдков. Как же, блять, страшно, но выбора нет...

− 'ОДХОДИТЕ, 'ИДОРЫ! 'А'А 'РИШЁЛ!!!

Судя по шипению, моя реплика их напугала, но отступить не заставила. В таком случае остаётся лишь одно - шевелить булками!
Из нор начали выползать эти твари - выглядели они ещё хуже, чем в игре. Мерзкие тела, покрытые тонким слоем грязно-зелёного хитина, уродливое мясо и опасные хрящевые лезвия, благодаря которым те могут перемещаться в любой плоскости. Чёрт, если Валентайн увидела бы это и не блеванула от одного лишь вида, то ей смело можно было бы дать премию в категории 'Стальные яйца'. Но здесь лишь я, и от того, чтобы опорожнить желудок, меня удерживает лишь страх.
Первый кинувшийся на меня получил кулаком прямо по своей уродливой морде - и та взорвалась зелёными брызгами. Первый пошёл!

− РААААААА!

Я давил этих ублюдков ногами, бил руками, но им конца краю не было видно! Я гнездо это очищу быстрее такими темпами, чем включу все вспомогательные генераторы!

− РАСССТУ'ИЛИСЬ, СУКИ!

Да! Второй генератор готов! Осталось ещё два...

***Джилл Валентайн - автомастерская близ станции***


- Нам здесь сердобольная дамочка вроде вас не нужна!

Произнёсший это оперативник U.B.C.S., что так и не назвал себя, вышел из мастерской.
Обматерив наглого русского (судя по акценту), Джилл подошла к убитому. В глазах того навсегда застыл страх и мольба... Валентайн не выдержала взгляда мертвеца, с которым разговаривала всего минуту назад, и прикрыла тому глаза. На бронежилете была нашивка с именем.

- Покойся с миром, Мёрфи.

Но Джилл не была бы собой, если бы не проверила тело погибшего. И к сожалению, а может и к счастью, чёртов русский оказался прав. Осмотрев рану на боку оперативника, Валентайн поняла, что та была укусом. И она не могла врать себе - вряд ли она смогла бы застрелить ещё живого человека - одного из тех, кого она и должна защищать.

- Проклятая Амбрелла...

Похоронить его она не сможет точно - сейчас нужно спасать тех, кто ещё жив и не инфицирован. Валентайн тряхнула головой. Может, этот русский в чём-то и прав, но всё равно нельзя так просто убивать ещё живых - тем более, своих сослуживцев.

Переборов отвращение к тому, что она собирается сделать, Джилл стала шарить по вещам убитого. Увы, патронов было немного - два магазина к пистолету (хорошо, Мёрфи носил 'Беретту' и к её 'Клинку Самурая' они прекрасно подходили) и одна светошумовая граната. Но для неё куда важнее было то, что у Сикера - это была фамилия Мёрфи - был дневник. Обычное дело для бойцов, у которых один день не сильно отличается от другого, и нужно как-то запоминать события и время от времени перечитывать их, чтобы просто не сойти с ума.
Джилл не удержалась и пробежалась по диагонали. Мёрфи был приговорён к пожизненному сроку за убийство двух десятков преступников, но того вытащила Амбрелла, предложив контракт на службу, в обмен на решение проблем с властями. 'Фармацевты', похоже, очень глубоко пустили свои щупальца в государственный аппарат США.

Но ничего. Она ещё выберется из города. И всё расскажет, соберёт каждую улику, которую встретит в этом городе и которую можно утащить - такое уже невозможно прикрыть.
Ещё раз взглянув на тело Мёрфи, Джилл отправилась на выход - до станции было уже недалеко.
В переулке было достаточно тихо - ни живых, не мертвых. Но то, что она увидела на выходе... Джилл почувствовала вновь наворачивающиеся слёзы.

- СУКИ!

Раздался удар девичьей руки о каменную стену. Джилл не обращала на боль внимания. Перед ней, на асфальте, был рисунок - явно детский, сделанный мелом. На нём криво, но достаточно четко был нарисован обычный пейзаж: маленькая девочка и двое взрослых - явно мама и папа ребёнка. Только вот рисунок был залит уже начавшей засыхать кровью.
Валентайн была бойцом, но лишь во вторую очередь. В первую она была молодой девушкой. Да, сильной и закалённой - служба в армии, а затем и в специальном подразделении полиции не располагает к мягкости и добросердечности. Но в первую очередь такие как она должны предотвратить конфликт бескровно и спасти людей. И если бы она была расторопнее, более убедительна и серьёзна, возможно, всего бы этого не случилось.
Но времени на траур нет. Лишь ещё крепче, до побелевших костяшек, сжав пистолет, Джилл направилась к цели - выживших нужно спасти ЛЮБОЙ ценой. Они должны рассказать о том, что происходит в этом городе прямо сейчас, и уничтожить Амбреллу, чтобы не допустить повторение трагедии.
Перед девушкой возник небольшой проулок - с правой стороны был тонкий сетчатый забор, в который упёрлись инфицированные, с левой - стена когда-то жилого дома. И в самом конце раздался вой.

- Только вас мне не хватало!

На неё понеслись две собаки, явно инфицированные и почуявшие добычу. Только в этот раз псинам не повезло - добыча была очень зла и вооружена. Джилл уложила два точных выстрела, по одному в голову каждой собаке. Подойдя поближе, и сделав два контрольных, чтобы наверняка, продолжила продвижение к подстанции.
Когда до входа оставался буквально десяток метров, Джилл посмотрела на то, что сейчас окутывало подстанцию.

- Всё лучше и лучше, чёрт подери...

Огромное количество биомассы. Понятно, почему подстанция перестала функционировать. Уже собираясь достать рацию и выйти на связь с Карлосом, Валентайн услышала... нечто.
- РРРРРААААААААААААА!!!

Этот рык шёл с подстанции, и явно не мог принадлежать живому человеку. Да и мёртвые такие звуки ТАК громко не издают...
Сглотнув и, уняв внезапно появившуюся дрожь в коленях, Джилл всё же продолжила путь. Что бы это ни было, если оно представляет угрозу для выживших - это нужно уничтожить. Долг в ней был куда выше страха - даже страха смерти.
В самом здании подстанции было всего три зомби. Метко и быстро расстреляв тех в голову, Валентайн отправилась на второй этаж - согласно тому, что говорил Оливейра, там должна быть комната контроля, с которой можно запустить подачу энергии.

Добравшись до комнаты, Джилл проверила помещение и, не обнаружив ни живых, ни мертвых, обратила внимание на документ, лежащий на столе. Тот был от начальника подстанции - оказалось, это он дал приказ на отключение энергии. Для Джилл это в первую очередь значило то, что, возможно, подстанция всё ещё в рабочем состоянии. Повернувшись к окну, из которого было видно огромную биомассу, Джилл покачала головой. Как-то не верилось, что всё в порядке. И подойдя к контрольной панели, на которой было четыре монитора, девушка нахмурилась. На мониторах было видно местоположение вспомогательных генераторов. Когда она повернулась, ей показалось, что один монитор моргнул. Все четыре сейчас значились исправными и рабочими - видимо, кто-то всё же опустил рубильники.
Ещё раз взглянув на мониторы подозрительным взглядом, Джилл потянулась было к главному рубильнику, чтобы проверить - а действительно ли всё работает? - за окном мелькнуло ненормально огромное тёмное пятно.

Рефлексы сработали раньше мозга - схватив пистолет двумя руками, Валентайн направила тот в сторону двери, что вела к подстанции, а сама сместилась к выходу, на всякий случай.
Дверь открылась, и в комнату вошёл... точнее, влетел человек. Тяжело дышащий и очень высокий человек - на глаз, тот был выше девушки голов на пять, а то и на все шесть - не говоря уже о том, что тот явно был обладателем выдающейся мускулатуры, которая и не снилась её напарнику Крису. Одет тот был своеобразно - в тяжелые ботинки и длинный кожаный плащ (явно потрёпанный в нескольких местах и чём-то запачканный), голова же была прикрыта капюшоном, из-за чего лицо его было невозможно разглядеть.

Сразу же закрыв дверь, тот бросился к рубильнику и дёрнул его, явно не заметив присутствия девушки, что не спускала с того глаз и держала того на мушке.

- ЖРИТЕ, С-СУКИ!

Голос у гиганта был соответствующим. Рычащий, басовитый, громкий. Хотя слова звучали отчетливо, но несколько странно, будто тому что-то мешало говорить, и делал это гигант через силу.
За окном же развернулось настоящее светошоу - электричество явно было не по нраву вспыхнувшей не хуже бензина биомассе.
Придя к выводу, что гигант всё же сделал благое дело, Джилл немного расслабилась и решила пойти на контакт - всё же незнакомец выполнил за неё работу, и следовало того хотя бы поблагодарить.

- Кхм, привет?..

Гигант встал словно вкопанный и медленно повернулся к девушке, убрав руку с рубильника.
Повернувшись к Джилл лицом, тот как-то очень тихо, по сравнению с предыдущей репликой, припечатал:
- 'РИ'ЛЫЛИ...

Брови Валентайн взметнулись вверх в немом удивлении.

***Крайне `везучий` попаданец в Б.О.В.***


Чёрт. Черт-черт-черт! Это же Джилл! Какого чёрта она добралась так быстро?! Она же...
Блять, вот я осёл! Я же за ней не бегаю с высунутым языком и ракетницей наголо! И для такой как она даже полчища зомби не помеха - естественно она добралась сюда меньше, чем за час!
Хорошо, что я озаботился плащом с капюшоном - иначе уже было бы совсем хреново!

- Простите?

Боже, какая милаха! В таких условиях так вежливо сказать мне, что она ни хрена меня не поняла - это заслуживает уважения. Только вот я даже не знаю, что и как ей говорить!
Так и не дождавшись ответа, моя визави продолжила, хотя и не сводила с меня оружия - так, чутка в пол опустила... так, чтобы ствол смотрел мне в колено. Ситуация щекотливая, но я уже уважаю эту девушку за её самообладание и умение мыслить.

- Спасибо, что включили подстанцию. Но скажите, зачем вы это сделали? Михаил не говорил, что кого-то посылал, да и не похожи вы на U.B.C.S.

Да блять, рожей явно не вышел... только вот что-то надо ответить.

- НЕТ, ДЖИЛЛ. НЕ ОТРЯД. НАДО 'ЫЛО 'КЛЮЧИТЬ С'ЕТ. С'СЁТСЯ 'ОЛЬШЕ ЛЮДЕЙ.

После моих слов она едва заметно встрепенулась и напряглась. Поч...
Да что ж я так лажаю-то! Имя!

- Я не представилась... Но вижу, ты меня знаешь. Откуда?

И стволом так ненавязчиво водит с колена на руки... Медленно поднимаю их, чтобы продемонстрировать мирность намерений, вроде есть такой пунктик у американских полисменов. Есть мысль...

- ОТРЯД СТАРС. ГЕРОИ. С'АСАЛИ ЛЮДЕЙ. 'О'УЛЯРНЫ.

После моих слов Джилл явно расслабилась... и, слава Перуну, опустила пистолет, пусть и не выпускала его из рук, да и не прятала тот в кобуру.

- Да. Спасали, ты прав. Но нас расформировали из-за... а, неважно. Как тебя зовут, здоровяк?

Та подошла и протянула мне левую руку, чтобы пожать её, а я опять забуксовал. И как мне представиться? Сказать: 'Я Немизида, приятно познакомиться'? Очень смешно, назваться именем древней богини возмездия - проще тогда пойти и повеситься на оголённом кабеле. Своим родным именем? Как-то неправильно это будет, тело-то другое... Да и Джилл от переизбытка русских будет, наверное, некомфортно. Ладно, решено.

- НЕ'ЕДАН. 'РИЯТНО 'ОЗНАКО'ИТСЯ.

Тьфу, даже имя произнести нормально не могу.
Я постарался аккуратно пожать руку в ответ, и, видимо, это получилось, так как Джилл слегка улыбнулась, и даже не поморщилась. Хорошо, что я успел протереть руки от крови этих ёбаных блох о плащ перед входом.

- Взаимно, Немедан.

Она даже поняла то, что я хотел сказать и как меня зовут.
Боже, кажется я влюбился.

ГЛАВА 2

***Один из наблюдательных постов корпорации 'Амбрелла', примерно в пяти милях к северу от Раккун-сити***


Джон Уайлд уже как почти час обливался холодным потом. Всё это время он не сводил взгляд с монитора, на котором была надпись: 'Нет сигнала'.
Когда Уайлда перевели на должность наблюдателя он не думал, что ему доверят такой ответственный пост - следить за показателями новейшего биологическо-органического оружия корпорации 'Немезис Тип-Т', или как его ещё называли 'Немезида'. Да, Джон уже как семь лет работал на этого корпоративного гиганта. Отличная зарплата - с избытком хватало и на себя, и на детей - даже не нужно было брать кредиты, зарплата полностью перекрывала все расходы с огромным излишком. Только вот и ответственность очень высока. Джон имел третий уровень допуска - выше только четвёртый, но это уже уровень от глав научных комплексов, вроде четы Биркин - те стояли во главе комплекса 'NEST' под городом. Не очень приятные люди - Джон работал до недавнего времени под началом Уильяма. Тот был в крайней степени одержим собственной работой и, пользуясь ресурсами корпорации не очень любил делиться результатами. Знакомый в службе личной безопасности даже поделился слухами о том, что доктор, возможно, вышел на связь с правительством США.
Уайлд, припоминая образ своего начальника - всегда поглощённого работой и не похожего даже на человека, словно тот был как машина, сомневался в этих слухах. Джону казалось, что таким людям интересен сам процесс исследований, а что будет с конечным результатом волновало их слабо. Но то было лишь мнением Уайлда.

Сейчас у него были собственные, куда более серьёзные проблемы.
Проект 'Немезида' не отвечал на запросы, более того - сигнал полностью отсутствовал. Сверившись с таймером... Да. Прошёл уже час. Инструкция в этом случае предписывает сообщить главе поста о проблемах.
Быстро распечатав рапорт и координаты последнего местоположения проекта, Джон направился к своему непосредственному начальству. Пост представлял из себя небольшой бункер, общей площадью примерно в квадратный километр, рассчитанный на четыре десятка человек и три этажа - один надземный и два подземных. Сейчас Уайлд направлялся с надземного уровня на второй подземный - именно там и находился мистер Накашима - молодой японец, что однако успел уже построить прекрасную карьеру в корпорации за счёт невероятной работоспособности и талантов на управленческом поприще. Шутка ли, в 25 лет быть на управляющей должности в международной компании?

Уайлд дошёл до лифта и, решительно войдя в него, нажал на кнопку нижнего этажа. В лифте было зеркало, и Джон не упустил возможности поправить несколько растрепавшуюся одежду. Он работал уже 15 часов, и усталость начала понемногу брать своё - огонёк из карих глаз уже часа как четыре улетучился, а русые волосы растрепались. Одежда была сильно примята в некоторых местах. Джон на скорую руку, как мог, поправил всё непотребство - но лифт уже успел завершить свой путь на двенадцатиметровой глубине. Створки разомкнулись, и Уайлд направился прямиком в кабинет Накашимы, кой располагался в конце двадцатиметрового коридора.
Добравшись до кабинета, Уайлд на секунду было замер в нерешительности, но резко выдохнув, постучался. Изнутри раздалось:
− Входите.

Кабинет был обставлен по-японски скромно: стол из лакированного дерева с компьютером, пара портретов и графики с какими-то показателями. Видно было, что владелец не собирается обживать данное место, но оно и понятно - все посты имели временный характер, да и ротация состава в таких местах проходила постоянно. Хотя учитывая то, что сейчас происходит в городе... Может, и не будет этой ротации вовсе.
Чуть тряхнув головой и отогнав ненужные мысли, Уайлд обратился к смотрящему на него японца, отказавшись от предложения присесть.

− Господин Накашима, потеряна связь с объектом 'Немезис Тип-Т'. Данный объект не пеленгуется, судя по всему, потерян сигнал маячка, − на стол начальника лёг лист с последним местоположением объекта. − Так же, достоверно известно, что перед потерей связи объект 'Немезида' преследовал одну из целей - пилота отряда Альфа расформированного спецподразделения S.T.A.R.S., − на стол лёг лист с кратким досье Брэда Викерса. − После короткого столкновения с этим человеком связь была потеряна через четыре минуты, ‪в 19:55‬.‬‬‬

Накашима скрестил руки перед лицом, задумчиво смотря на подчинённого.
Да, тот поступил ровно по инструкции - к сожалению, даже у Амбреллы оборудование было неидеальным, и прерывание пеленга подконтрольных объектов было обычным делом. Если те оказывались хотя бы на небольшой глубине, внутри здания, или бронированного транспортного средства - сигнал было уже не запеленговать. В связи с чем инструкция и предписывала не дёргать начальника поста по каждому вопросу, а только в том случае, если связи нет более одного часа - этого времени должно с избытком хватать для того, чтобы Б.О.В. появился в области возможной фиксации сигнала.
Но всё же, речь сейчас шла об особом проекте корпорации. Конечно, по сути, всё, за чем они вели здесь наблюдение, было 'особым' - незаконным, если быть точнее. Но 'Немезис Тип-Т'... О, то был прорыв в области вирусостроения и создания биологического оружия. Выросший из проекта 'Тиран', а ныне 'Немезида', по сути, обладал разумом и был способен творчески мыслить - и даже обращаться с оружием. Стоил он невероятных ресурсов, времени и, конечно, же - денег. При общем объёме продаж корпорации примерно в 22 миллиарда долларов за 1997 год, итоговая оценка стоимости проекта 'Немезида' была примерно 350 миллионов долларов - астрономическая сумма. Даже вполне успешный 'Тиран' обошёлся корпорации почти на порядок дешевле - 40 миллионов долларов.
И если его, Кентаро Накашимы, наблюдательный пост станет ответственным за потерю прототипа столь дорогого и многообещающего проекта международного фармацевтического гиганта... Его же голова первой с плеч и полетит - проще будет сделать сэппуку.

− И какие у нас есть варианты, Уайрудо-сан?
Джон сглотнул резко вставший комок в горле. Он пусть и плохо знал своего начальника, но сослуживцы его уже просветили - если этот молодой человек использует характерные для японского языка суффиксы, и заменял 'л' на 'р' - дело дрянь.
Язык Джона начал работать куда быстрее мозга.

− В городе действуют наши спецгруппы, можно выйти на контакт с ними и сделать запрос на проверку местности, где последний раз был запеленгован объект. Также, наш наблюдательный комплекс, состоящий из восьми сотен камер, активен более чем на половину. В крайнем случае, можно сделать запрос в лабораторию 'NEST-2', у них ещё должны были остаться незанятые объекты класса 'Тиран'...

Японец поднял руку в интернациональном жесте, и его младший коллега умолк, ожидая решения начальства.
Если подумать... То реальных вариантов не так уж и много. В городе действовало, на данный момент неизвестное японцу количество отрядов U.B.C.S. и, как минимум, два отряда U.S.S.
Первым, де-юре, предписывалось эвакуировать немногочисленных выживших. Де-факто же Амбрелла собирала метрику по эффективности вируса в условиях противодействия небольших отрядов регулярных войск в массово заражённой области (благо, бойцы службы Амбреллы по противодействию биологической угрозе ничем не уступали регулярной армии), осознанно отправив своих же в самое пекло, на верную смерть. А с отрядами службы безопасности Амбреллы вообще была неясная ситуация - одному отряду предписывалось охранять комплекс 'NEST-2', и, в случае надобности - эвакуировать учёных и самые ценные исследования, хотя корпорация заверяла, что ситуация в городе находится под контролем.
Второму же отряду предписывалось добраться до первого 'NEST' и кого-то задержать. Кого конкретно - Кентаро не знал, хотя у него и была пара мыслей на этот счёт. Перед ним никто не отчитывается, и все его домыслы базируются на слухах от других знакомых, работающих на смежных или более высоких постах. Плохой источник информации для чётких и корректных выводов.
Вариант с привлечением отрядов отпадает.

Использовать комплекс наблюдения? Хорошая идея, но может не дать результат вовсе. Чуть больше четырёх сотен рабочих камер на более чем стотысячный город... Слишком мало. Даже если был повреждён лишь пеленговый маячок, и объект мелькнёт где-то на камеру, это не поможет установить причины того, почему сигнал пропал. Потому что сейчас нужно доставить объект на ближайшую базу, которая располагает условиями для содержания подобного Б.О.В. Но всё же, следует поставить это момент на контроль - потому как объект уже может быть в нерабочем состоянии (от этой мысли по спине Накашимы пробежали мурашки), а камеры помогут определить: так это или нет.

А вот вариант с 'Тираном'... Он был интересен. Безусловно, объекты такого класса не рассчитаны на столь сложные операции, как поиск и доставка живых объектов. В лучшем случае, такому оружию можно прописать базу 'свой-чужой' или 'цели для ликвидации'. Однако выбора особого нет - благо, дать 'Тирану' цель и запустить его - дело нескольких минут для специалистов корпорации с нужным оборудованием. Попытаться всё же стоило.

− Решено, − резко кивнул вернувший самообладание японец, встав из-за стола. - Мистер Уайлд, обеспечьте мне канал связи с комплексом 'NEST-2'.

***В то же время, научно-производственный комплекс 'NEST-2'***


Людвиг Максис устало протер глаза и откинулся в кресле. Сейчас немногочисленный персонал комплекса 'NEST-2' под охраной отряда U.S.S., что так великодушно прислала корпорация, спешно эвакуировал данные и результаты исследований, проводившихся здесь в течении последних нескольких лет. Вся бумажная документация в спешке оцифровывалась путём сканирования и копировалась на электронные носители. А данные, хранящиеся в электронном виде, отправлялись на громоздкие жесткие диски и по защищённым каналам внутрикорпоративной сети, если размеры файлов позволяли это сделать.

Причина такой спешки была очевидна - ситуация в городе уже стала критической, грозясь перерасти в катастрофическую. Наружный наблюдательный пост доложил об увеличивающемся скоплении зараженных возле здания городской больницы, рядом с которой располагался сам комплекс. К тому же руководство Амбреллы сообщило о грядущей 'дезинфекции' города - по городу ударят ядерной ракетой. В принципе, комплекс мог выдержать такой удар - ибо находился он на окраине города и располагался на определённой глубине. Но существовала ненулевая вероятность раскрытия этого секретного объекта и находившихся на его территории секретов военными, которые несомненно начнут прочесывать после бомбежки.

К Максису подошел его ассистент − Эдвард Рихтгофен:
- Герр Максис, пришел вызов с НПА-1! - и видя недоумение Максиса, дополнил: − Срочный запрос...

Людвиг поморщился - как же не вовремя с ним связался этот педант Накашима... причём настолько педант, что порой мог вывести из себя даже самих немцев.

- Спасибо, Эдвард! Ты не мог бы проконтролировать извлечение вирусов из хранилища? А то эти криворучки, - он намекнул на младших сотрудников. − Устроят нам второй Арклей по неосторожности!

- Да, герр Максис. Сию же минуту!

- А я пошел общаться с нашим 'Харакири-саном'! - усмехнулся в усы мужчина и направился в центр связи.

Скоро одному 'человеку' придётся столкнуться с последствиями не совсем своих действий...

***Чуть позже, улицы Ракун-сити, Джилл Валентайн в компании очень дорогого объекта корпорации 'Амбрелла'***


Военная.
Боец S.T.A.R.S.
Детектив.
Выжившая.
Всё это было характеристиками одной конкретной девушки - Джилл Валентайн. Но главное, не звания, а то, что за ними кроется. Все эти слова были лишь мерилом опыта, которым обладала Джилл.

Рядом с ней, чуть спереди, шагал тяжёлой поступью её загадочный спутник. Он ей представился как Немедан - точнее, как 'Неэедан', но Джилл поняла, что у него явно есть определённые проблемы с дикцией, и к ней пришло понимание, что имел в виду этот человек (прим. автора: пресловутая женская интуиция + таланты девушки). Хотя, если так задуматься... Человек ли?
Немедан был очень странным. Начать хотя бы с фигуры - он был аномально огромным. И ладно бы просто высоким - но когда даже за весьма немалым и плащом свободного кроя легко угадать мускулатуру, не хуже, чем у профессионального тяжелоатлета... весьма выдающееся достижение. Но само по себе ничего не значащее - мало ли в Америке высоких качков?

Но дальше - больше. Нарушения речи. Конечно, невежливо акцентировать внимание на определённых травмах и недостатках человека, но вот только помимо неспособности выговаривать определённые буквы, голос Немедана отличался завидным басом (хотя это было естественным, если исходить из комплекции) и обилием хрипяще-рычащих звуков. Валентайн считала себя девушкой широкого кругозора, что было правдой - она любила на досуге почитать литературу, причём самую разную: от научной фантастики до сложных, и самое главное, нераскрытых дел о преступлениях. И она никогда не слышала о подобных нарушениях и дефектах речи - ни врожденных, ни приобретённых. Возможно, это было следствием выдающейся комплекции Немедана... но то было весьма-таки слабым предположением.
Уже интереснее, чем просто нестандартная конституция тела.

А вот то, что не сразу бросилось в глаза в комнате управления, так это то, что помимо капюшона у Немедана была маска. Джилл не могла её хорошо разглядеть, но та явно покрывала всё лицо её нового знакомого, не давая разглядеть ни сантиметра лица того, кто её носил.
Ассоциативная цепочка достаточно быстро выстроилась в голове Джилл после суммирования всего того, что она увидела и услышала.
Немедан явно был калекой - не в плане тела, тут как раз всё было в порядке. Скорее всего, его лицо было обезображено - возможно, даже участвовал в каком-нибудь конфликте. За последний десяток лет США успела повоевать: Гаити, Сомали, Персидский залив... но нет.
Джилл тряхнула головой и ещё раз взглянула на Немедана, прокладывающего путь через небольшие группы зомби, буквально размозжая тех своими здоровыми ручищами.
Вот грузная фигура колосса с кажущейся неестественной плавностью подступает к паре зомби и, пользуясь их медленной реакцией и вялостью, парой резких, но точных и по-боксёрски лаконичных ударов, по одному на каждого, раскидывает их в стороны, а затем, всё той же ровной и, вместе с тем, стремительной походкой идёт на сближение уже со следующей тройкой мертвецов, чтобы практически без изменений, словно давно (или единственный?) заученный шаблон, повторить всё те же действия... Его действия.

Девушка хмыкнула про себя, мысленно делая очередную пометку. Да, может, по комплекции он и соответствовал солдату - опять-таки, в предельно отличной форме - но выправки не наблюдалось от слова 'совсем'. Не было той скупости движений, характерной выправки. Достаточно неплохие и хорошо поставленные удары не в счёт - такие может наносить и увлекающийся любитель бокса. Нет этой отличительной для любого отслужившего в американской армии человека походки, просто нет!
Скорее уж его походка напоминала в крайней степени уставшего человека: сразу заметить это было сложно, но Немедан явно сутулился, пусть и не сильно, и пригибался к земле, как бы становясь чуть меньше, чем он есть на самом деле. И лишь переступая через эту усталость, тяжеловес, казалось, находил в себе силы, чтобы ухватиться хоть за какой-то образ действий.
Интересно, кто же он? Всё же, Раккун был небольшим городом, в котором большинство людей, пусть и шапочно, но знали друг друга - однако, у Джилл и её друзей не было никого знакомого, похожего на Немедана. Очень интересно! Но всё же...

Девушка решила ненадолго отложить разговор, да и обстановка располагала (её спутник сам попросил не тратить патроны лишний раз, и девушка убедилась, что один удар могучим кулаком был эффективней 3-4 выстрелов по немёртвым) - она могла немного выдохнуть и обдумать план действий. Сейчас они вдвоём продвигались к зданию 'Братьев Кайт', откуда осуществлялось управление метро. Забавно, что когда с ней на связь вышел Карлос, тот не смог сориентировать её, где находится здание - но её вновь выручил новый знакомый, сказав, что здание находится неподалёку от кафе 'Лунные пончики'.
Джилл припоминала, где это - она любила посидеть с сослуживцами в той кафешке. Более того, Немедан выразил желание идти с ней, а не отправиться на станцию к другим выжившим. Поразительная храбрость для гражданского, как по мнению Валентайн. Хотя шокированный голос Карлоса по рации, от того, что Валентайн нашла ещё одного выжившего, который к тому же самостоятельно включил 'свет' - бесценно. Жаль только, что она не видела лица латиноса - хоть какое-то светлое воспоминание было бы об этой ночи. И всё же...

Интуиция подсказывала Валентайн - не всё так просто. Да и когда она спросила о том, кого или что Немедан встретил в недрах подстанции, тот лишь передёрнул плечами и попросил пока не спрашивать об этом.

Тут Валентайн вспомнила, что когда подходила к станции, услышала нечеловеческий рык. Даже слегка сбившись с шага - благо, её спутник этого не заметил, будучи чуть впереди неё − она попыталась вытянуть тот звук из воспоминаний и сравнить его с голосом Немедана. И да - выходило что, наверно, человек такой комплекции действительно может издавать такие звуки. В Джилл взыграло то чувство, которое ни из одной девушки невозможно искоренить от слова 'никак' − любопытство.
С чем же таким столкнулся этот здоровяк, что заставило его так рычать на всю округу?!
Да, уже сгоревшая биомасса наталкивала на определённые мысли, но вот что выгодно отличало Джилл от других девушек так это то, что она привыкла полагаться на реальные факты, а не на собственные домыслы.
Она с удивлением обнаружила, что их дуэт уже подошёл к автомастерской, через которую лежал единственный свободный путь к зданию управления подземкой - и тут можно было перевести дух, несмотря на труп Мёрфи в боксе.
Нет, сама она не особо устала - но вот спутник явно немного запыхался, размахивая своими ручищами и выкашивая зомби, словно небольшая мельница.
Стоило двери чёрного хода закрыться, как любопытство всё же пересилило Валентайн.

- Слушай, здоровяк...

- ДА?..

Немедан кинул взгляд на труп Мёрфи и, покачав головой, прошёл к джипу, что стоял в гараже и уселся на капот, проминая тот до самого двигателя. Джилл поморщилась, но ничего не сказала - всё же, свободного стула или кресла для этого мужчины в гараже не было. Интересно, а сколько он весит, если смог своей пятой точкой промять довольно плотную автомобильную сталь? Но не важно: важно сейчас задать интересующие её вопросы и она получит на них ответы - не будь она Джилл Валентайн!

- Когда я подходила к подстанции, я услышала... - девушка слегка замялась, подбирая нужное слово, но чувствуя кожей внимательный и выжидающий взгляд Немедана, плюнула на сантименты. - Рык. Это был ты? И если да, то почему?..

Её вопрос прервался невнятным, но достаточно громким булькающе-хрипящем звуком от собеседника. Кажется, это был смешок. Бррр...

- ДА. Я. КУЧА 'ОНСТРОВ. ЖИ'ОЙ. НО - СТРАШНО. 'РИЯТНОГО МАЛО...

Джилл подошла чуть поближе, стараясь разглядеть одежду Немедана получше. И ведь действительно, при хорошем освещении, кое на удивление всё ещё царило в мастерской, было видно, что плащ сильно потрепан, на рукавах зияли прорехи, а сам он весь был залит зелёной жижей - благо, ран у Немедана, как и красной, человеческой крови не было.

- Монстры? - спросила Валентайн без капли издевки - сейчас в этом городе что угодно может оказаться монстром с желанием полакомиться человечиной на ужин.

- ГИГАНТСКИЕ 'ЛОХИ. КАК АЛА'АЙ. ОСТРЫЕ КОГТИ, - Немедан вперил взгляд в пол и снова передернул плечами - похоже, это был характерный для него жест при неприятных воспоминаниях. - НЕНА'ИЖУ НАСЕКО'ЫХ.

- Да, дихлофос бы не помешал... Но ты молодец! - Джилл ободряюще улыбнулась, ещё чуть приблизившись к Немедану - между ними было уже всего пяток небольших шагов. - Правда, спасибо тебе - я не представляю, как бы смогла включить генераторы в одиночку. Ты очень помог мне.

Немедан как-то резко встрепенулся при этих словах и посмотрел прямо на Джилл. Теперь уже её саму чуть не передёрнуло, но она смогла удержать тело от этого непроизвольного жеста. Лицо, скрытое странной маской, из-за которой даже не было видно глаз, внушало иррациональный страх, даже несмотря на то, что вроде как носивший её вполне заслуживал доверия - не по словам, но по поступкам. А это было куда ценнее любых слов.

- ЭМ... 'ОЖАЛУЙСТА.

Джилл улыбнулась. Кем он ни был до сегодняшней ночи, и чтобы не происходило в жизни Немедана - тот явно импонировал ей. Высокий, сильный, в меру храбрый и даже чуть безрассудный - пойти в одиночку в логово гигантских блох... Без дураков, для такого нужно иметь стальные яйца, уж Валентайн, много пережившая и повидавшая, это прекрасно понимала.
А специализация детектива разжигала в ней желание разгадать эту маленькую тайну - что же всё-таки у него за этой крайне странной маской? Валентайн любит и ненавидит загадки - именно поэтому она и может очень быстро находить простые ответы на сложные вопросы.
И, наверное, ей всё же удастся разговорить товарища по несчастью... Конечно, это невежливо, но условия явно располагают к откровенности, ведь может быть это последнее, что успеешь сказать, перед тем как эти твари вопьются в кожу своими гнилыми зубами...

Чуть приподнятое настроение девушки резко ухнуло вниз. Джилл опустила голову, отводя взгляд от маски Немедан: реальность тяжёлым набатом долбится в разум, не давая забыть, что за стенами этой маленькой ремонтной происходит локальный апокалипсис.
Особняк в горах, с которого всё началось.
Расформирование её второй семьи - отряда S.T.A.R.S.
Расследование причастности Амбреллы к инциденту, и как апофеоз - ужас, прямо сейчас происходящий на улицах её города.

Внезапно, она почувствовала прикосновение огромной ладони. Подняв взгляд, та обнаружила руку Немедана на своём плече.
- 'СЁ 'УДЕТ ХОРОШО. 'Ы 'ЫБЕРЕ'СЯ, ДЖИЛЛ!

Утерев внезапно проступившую, непрошенную слезу и смутившись, Джилл сбросила руку Немедана и развернулась к выходу.

- Да, здоровяк, конечно, выберемся! - её щёки предательски горели, подводя свою хозяйку. - Уж с таким как ты мне ничего не страшно!

- ХА-ХА! - засмеялся Немедан плоской шутке Джилл. - ' Я'ЛОЧКО, 'АРТНЁР.

Джилл улыбнулась про себя. Против такого партнёра, в отличие от Карлоса из U.B.C.S., она ничего не имела - сейчас, во всяком случае.

***Немедан - почти счастливый попаданец в биологическую вундервафлю***


Уф! А Джилл в реальности куда лучше, чем на экране! Сильная, ни разу не глупая, да к тому же с чувством юмора. Эх, угораздило же меня попасть в искусственно выращенного паразита... Такая няша без внимания пропадает.
Я ведь чувствую, что несмотря на определённую долю недоверия, Джилл мне симпатизирует - хотя бы потому что не послала меня нахер пару минут назад, когда я назвал её 'партнёром'. Да, я откровенно умышленно это сделал, чтобы слегка подколоть её за 'здоровяка' и чуть переключить внимание было приунывшей девушки, да и не дело, когда в компании мальчика и девочки шутит только слабый пол. Однако, покрасневшие ушки и также покрасневшие очаровательные щёчки мисс Валентайн стали для меня полной неожиданностью. Уж что-что, но симпатию у неё своим поведением я точно не рассчитывал вызвать - в лучшем случае, немного доверия. С другой стороны... Теперь вскрываться ещё опаснее. Но я прекрасно понимаю, что такой момент настанет - уж больно её взгляд задерживался на дырках в плаще, под которыми был тот же материал, что и у меня на лице (благо, он оказался уже более тяжёлым препятствием для блох, нежели плотная кожа). Хотя, может, всё дело в том, что она просто оценивала то, какой я получил ущерб... И тем не менее. У меня есть определённые мысли, как исправить своё незавидное положение. Если в больнице действительно есть прототип вакцины от вируса Т - я обязан до него добраться.

Как ни крути, но я прекрасно понимаю, что искать способ вернуться обратно, в свой мир - гиблое дело. Я не знал, как и из-за чего сюда попал: что спровоцировало этот момент я понимал, но вот, что стоит за этим... Не имею ни малейшего понятия. Коли я тут застрял, то нужно, для начала, стать человеком. Но я не человек науки, и предсказать, как на меня повлияет вакцина - не берусь. Даже если с самим паразитом NE-ɑ всё будет хорошо, и лекарство никак не скажется (что уже само по себе очень большой вопрос), то вот само тело... Не берусь даже предсказывать. По сути, это клон Сергея Владимира - блять, как же это смешно для русского уха (пусть я и знаю, что это, по сути, адаптация от 'Сергей Владимирович') - который был изначально преобразован в Тирана, а после внедрения паразита - уже в Немезиса... То есть, меня. И если тело всё же откатится к человеческому варианту, то есть немалый шанс, что оно абсорбирует ДНК NE-ɑ - так же, как это произошло с Лизой Тревор. Хуёво, конечно, но слишком много 'если', а других вариантов нет. Всё лучше, чем пытаться адаптироваться к миру в качестве биоорганического оружия, лишь бы толь... ТВОЮ МАТЬ!
− ЛОЖИСЬ!
− Что-о!..

И вопреки своим же словам, я схватил пискнувшую Валентайн в охапку, попытавшись укрыть её своим телом и отпрыгнуть на максимальное расстояние: через две секунды на место, где мы были, рухнул вертолёт.
Ёбаный стос, я еле его услышал! Вот так и верь в эффект бабочки... Присмотревшись, я понял: это тот эвакуационный вертолёт, который Немезис должен был сбить, когда тот попытался забрать Джилл... Только вот его, 'оригинала', если так можно выразиться, здесь нет, и Джилл пошла другим путём, так и не попав под свет прожектора.
Но всё равно, надо проверить - ведь летательный аппарат, даже рухнув, так и не загорелся - да и не похоже, что его сбили. И стоило мне только сделать шаг к вертолёту, как я услышал довольно внушительное:
− Кхм.

Теперь я понимаю значение слова 'неловко'.

− ИЗ'ИНИ, ДЖИЛЛ, − с этими словами, я поставил её на землю. - ТЫ НЕ РАНЕНА?

− Не извиняйся! Всё О.К., здоровяк, − Валентайн даже слегка улыбнулась, несмотря на понимание того, что костлявая прошла очень близко, явственно дыхнув нам обоим в лицо. - Впечатляет...

В смысле 'впечатляет'? Вертолёт?
Я непонимающе глянул на рухнувший вертолёт, ничего не обнаружил, потом снова на Джилл, лицо которой выражало выражение последнего сказанного ей слова, снова на вертолёт...

Бляяяяяяяяяяяяяяя!
По заслугам молодца будет мера пиздеца!

− С'АСИБО!

Честно, придумать как оправдать то, что я с места преодолел прыжком, на глаз, с десяток метров - просто невозможно. Тут уже никакой физической силой не оправдать такую херню!

− НАДО ОС'ОТРЕТЬ 'ЕРТОЛЁТ, 'ОГУТ 'ЫТЬ 'ЫЖИ'ШИЕ.

Единственное, что я мог - это попытаться замять этот разговор... И пусть я чувствовал взгляд Валентайн (оч-чень многообещающий лично для моего психического здоровья взгляд), сейчас вопросов не было, и Джилл поспешила к вертолёту вместе со мной.
Вечер перестаёт быть томным...

*** Джилл Валентайн - немного удивлённая и с кучей вопросов в голове***


Это было близко - даже по меркам немало испытавшей в свои двадцать четыре Джилл.
Хотя движение Немедана породило куда больше вопросов - это был невероятный уровень... Как для человека. Элементарная физика - чем больше масса объекта, тем больше нужно усилий, чтобы сдвинуть этот объект с места. А Немедан не просто 'сдвинулся', он молниеносно схватил её и успел отпрыгнуть на огромное расстояние!

И это одновременно вызывало в Валентайн целую бурю противоречивых эмоций.
Страх - потому что такого, очевидно, даже пуля возьмёт не сразу.
Удивление - потому что это просто очень сильно впечатляло.
Радость - потому что, в кои-то веки, спасли её задницу, а не она чью-то.
Смущение - ровно по той же причине, потому как она привыкла заботиться о себе сама, пусть и никогда не отказывалась от разумной помощи.
И ещё целая плеяда чувств, которые и сама Джилл не понимала. Но здесь и сейчас нужно сконцентрироваться на том, чтобы осмотреть вертолёт.

Правда, осмотр вышел на диво быстрым − характерный стон изнутри помог очень быстро понять причину падения.

− Бедняги...

Немедан не ответил на её реплику, лишь отрывисто кивнул. Эвакуационная группа пыталась спасти немногочисленных выживших, но в итоге приняла на свой борт инфицированного... И это привело к закономерному итогу.
Джилл взглянула на Немедана, и их взгляды пересеклись - обоим было понятно, что тут уже ничем не помочь. Кивнув друг другу и поняв без слов так, словно они уже давно знакомы, оба двинулись к зданию управления подземкой - благо, путь был уже не долгим, а инфицированных на улицах, по наблюдениям Джилл, стало несколько меньше. Думать не хотелось совершенно... Хотелось чисто по-человечески сходить в душ, да выпить пива перед телевизором - но нельзя.
Для начала не мешало бы выбраться, а заодно и спасти тех, кто ещё может связно мыслить и говорить.

− И НЕ 'ЫТАЕТСЯ СОЖРАТЬ ТЕ'Я.

Джилл хмыкнула - к сожалению, избавиться от пагубной привычки проговаривать некоторые свои мысли вслух в момент задумчивости, она так и не отучилась.
Правда, это помогло ей выйти из этого состояния и понять, что они уже входят в кафе.

Внутри было действительно жутко... Ещё каких-то полторы недели назад она сидела здесь и уплетала пончики. Сейчас же внутри царил мрак, который едва разрезался лучом фонаря. Здесь слишком сильно пахнет смертью.
Но это не послужило поводом к задержке, скорее наоборот − лишний раз напомнило и Джилл, и Немедану − гонку со смертью выиграть очень тяжело, и надо спешить.

Выйдя с другой стороны кафе, Валентайн почувствовала некую неправильность. Та же разруха, гарь и пламя... Но нет ни одного тела в пределах видимости, ни живого, ни мёртвого, ни даже пограничного.

- 'ОТ ОНО.

Её компаньон показал на здание 'Братьев Кайт'. Добрались-таки!

Сорвавшаяся было ко входу в здание Джилл была остановлена Немеданом в довольно грубой форме - вытянутой рукой.

У собравшейся было спросить у здоровяка о причине сего действия Джилл вопрос застрял в горле.

Раздались тяжелые шаги, и из-за перевёрнутой фуры на середину улицы вышла могучая − не меньше, чем у Немедана − фигура.
Приглядевшись, Джилл пришла в ужас.

Тот, из-за кого она последние несколько недель не слезала с таблеток. Тот, кто стал гвоздём в крышку гроба многих её сослуживцев. Постоянный посетитель её ночных кошмаров и ужас во плоти - Тиран.
Но тот не обращал внимания на Валентайн.
Резко пошёл дождь, и ударила молния, осветив уродливое, не имевшее ни намёка на осмысленность лицо оружия Амбреллы. Тот смотрел лишь на Немедана.

Воцарившуюся тишину, прерываемую дождём и далёкими раскатами грома, нарушил тихий, но от того ещё более отчётливый хрип Немедана:
− ЕСЛИ ОН С'УСТИТСЯ 'НИЗ - ЖИ'ЫМ КОНЕЦ. Я И' ЗАЙ'УСЬ. ИДИ ДАЛЬШЕ, ДЖИЛЛ.

Валентайн взглянула на мужчину. В ней сейчас боролись очень противоречивые чувства: ответственность за выживших и её новообретённого загадочного компаньона, страх перед ночным кошмаром, что явился ей во плоти, благодарность Немедану...

− 'ЕГОМ 'ЛЯТЬ!

Джилл моргнула и, резко кивнув, побежала к рубке управления. Пусть она и не услышала тяжёлых шагов за собой, легче почему-то не становилось.
Чтобы Немедан не сказал, но он явно знал, что это за ним.

− Да кто же он такой?! - в голову выползшего из-за угла зомби отправилась пуля.

Она сделает всё быстро и обязательно вернётся на помощь Немедану. И обязательно получит ответы на все свои вопросы!

***Немедан - злой и с трясущимися коленями***


Твою же бога в душу да через три колена...
Я сейчас смотрел на то, чем когда-то являлось это тело, и мне было не по себе. Абсолютно безэмоциональное лицо смотрело на меня, явно пытаясь прожечь меня взглядом. Ну или собрать максимум информации для Амбреллы - для меня эти две крайности примерно равнозначны.
И сейчас эта туша начала двигаться ко мне, проигнорировав Джилл, юркнувшую в здание после моих слов. Ну что же... Надо бы сказать пару слов.

− 'АМ НЕ 'О'ЕДИТЬ.

Думаю, как-нибудь Амбрелла отслеживает то, что сейчас будет происходить. Не знаю, зачем конкретно эту ебанину послали за мной, но варианты есть - и ни один из них не предполагает 'долго и счастливо'. Но всё же... Меня здесь и суток нет, а мне уже надо выйти 'раз-на-раз' с Тираном. Хех... Конечно, это мандраж, но я не могу себе отказать. Может, это будет последняя моя реплика, но, чёрт, это и делает меня мной. Вытянув руку, я прорычал:
− НАШЕ СРАЖЕНИЕ СТАНЕТ ЛЕГЕНДАРНЫ'!

Первый пошёл! Вытянутой рукой бью по ушам Тирану, надеясь дезориентировать...
И, кажется, достигаю в этом определённого успеха: ходячая антиреклама стероидов отшатывается и не спешит предпринимать каких-либо ответных действий. Ну, либо, что вероятнее, этот хрен просто ещё не предпринял ничего конкретного. А ждать, когда предпримет, я не собираюсь.
В следующий же миг прописываю 'плащу' чётко отработанную двоечку. Эх, хорошо, что удар поставил в своё время!
Ух, сука, какой же он неподатливый, но ладно, это ничего - я сам тоже далеко не ватный! Главное - правильно приложить силу.
Замечаю, что Тиран странным образом подымает в моём направлении руки, но никак осмыслить это не успеваю, да и не хочу. Понимаю лишь, что выглядело это причудливо и на агрессию не походило.
И начинаю отрабатывать по нему сериями и оттеснять 'плаща' назад. Успешно, вплоть до того, что двухметровая фигура с грохотом впечатывается в одной из встрявших на улице фур... Слишком долго. Нужно кончать его быстрее. Знать бы ещё как конкретно, но да ладно, разберёмся. Главное - свалить этого верзилу с ног. С этой самой целью ухватываюсь покрепче за горло Тирана и начинаю подбивать ему ноги, настойчиво давя вниз.

В меня упёрся взгляд широко распахнутых серых глаз: абсолютно без капли разума и абсолютно бездушный. Настолько, что от этого даже в горячке боя было не по себе. Мне захотелось как можно быстрее свалить Икса на землю и добить любым доступным способом, за что я принялся с ещё большим энтузиазмом.

Но тут на моих руках, где-то в районе запястья, железной хваткой сомкнулись чужие руки... И эта ублюдина начала медленно, но верно высвобождаться из моего захвата. И на ногах он продолжал стоять, упорно сопротивляясь каждой новой подсечке, которые, к слову, у меня выходили всё более криво, потому что, блять, да, я далеко не Супермен!

Мгновением позже Тиран резко 'обрубил' жалкие остатки моего захвата и в ту же секунду, не успел я толком среагировать, заехал мне кулаком прямо по челюсти.

До звездочек перед глазами не дошло, но охренел я знатно... Даже шаг назад сделал.
Папашка мой, чтоб земля ему стекловатой была, всегда говорил, что самые зрелищные бои у легковесов. А на непосредственный вопрос, от ещё мелкого меня, хохотал и говорил, что выдержать даже один удар какого-нибудь Тайсона или Валуева - тот ещё подвиг. И проблема в том, что и я, и Тренчи были далеко за рамками супер-тяжей.
Если я схлопотаю ещё три-четыре таких удара - я не боец.
Поэтому, едва Икс двинулся мне навстречу, вновь попробовал прописать ему классическую двоечку. Но первый же мой прямой удар нарвался на грубый, но эффективный блок, и не мой кулак нашёл тиранскую харю, а тиранский - мою, заставив отклониться назад.

Да ёб...

После этого я уже не решился контратаковать, предпочтя уйти в оборону, дабы удивительно резвый Тиран не выбил последние остатки мозга из моей лысой черепушки. Те из ударов, от которых мне не удавалось уклониться, глухо бились о выставленную мной защиту.
Так, ладно, я понял: с наскоку его так просто не возьмёшь. Однако и инициатива за ним пока не закрепилась.

Это не человек. Он не испытывает эмоций и главное − не чувствует боли. Это практически неуязвимая машина для убийств. Понятно, что его надо либо порвать пополам, либо проломить череп... Но как же мне его уработать?..

Очередной вражеский удар с громким звуком разрывает воздух у меня над головой, а я, увидев окно для контратаки, поднырнул и одним быстрым и коротким ударом по корпусу заставил его немного пошатнуться. Снова разрываю дистанцию, пока здоровяк не среагировал - лишь его кулак в очередной раз рассекает воздух передо мной.

Маневренность...

Позволяя Тирану вновь сблизиться со мной, решаюсь повторить финт с уклонением и контратакой. Только бы он не учился слишком быстро.
Снова уклоняюсь от одного удара, другого, принимаю на блок третий и четвёртый. Не сейчас - мне нужен удобный момент. Для этого резко отталкиваю его, чтобы спровоцировать на фирменный размашистый удар, чего успешно добиваюсь и...

Снова поднырнуть и, вкладываясь в удар всей массой, заехать кулаком туда, где под полой пальто у этого гиббона должно располагаться колено.

Низко взрыкиваю от кратковременного удовлетворения, когда ничего не понявший Икс отнял ногу от земли и пошатнулся, а следом за этим резко разгибаюсь и мощным апперкотом едва ли не заставляю его пусть и не подлететь, но серьёзно пошатнуться. Испытываю ещё большую радость и чувствую - поплыл-таки, сука!..

Вражеский Тиран всего на несколько секунд потерял равновесие, но не упал, что я незамедлительно решил исправить, сначала агрессивно ударив по нему с короткого, буквально в два шага разбега, а затем, едва он вспомнил о защите, со всей доступной мне мощью заехал ему с ноги по тому же колену. Нижняя конечность серого титана подогнулась, ставя его в невыгодное положение.

Положение, удобное для разделки, сука!

Сверху вниз обрушиваю на него новый удар, который Икс, к своему достоинству, успел блокировать двумя руками, да вот только...
У него ушли на это силы - раз, и это отвлекло его внимание - два. Даже не мешаю ему отбросить свою руку, вместо этого, пока враг не дал полноценную ответку и не встал, с разгону заезжаю своей ногой по его. Той, которая у него ещё была стоячей...

Утрачивая опору исполин рефлекторно, кажется, пытается уцепиться за меня, и я в ту же секунду ощущаю на себе весь вес тиранской туши. Но моё тело не поддаётся.

Лишь отсекаю его хватку резким рубящим ударом, а потом ногой бью прямо в грудь, и после этого Тирана реально откидывает назад. Да, про ноги тоже надо всё-таки не забывать... Не успевает он приподняться, как быстрым шагом сближаюсь и заезжаю ногой ему уже в морду, чтобы затем навалиться сверху. Ну чё, пиздоглазый, попался в маунт?
Сразу начинаю ощущать сопротивление.

Нет уж, мудила! Не в этот раз!

БАМ!
На тебе по морде!
БАМ! БАМ-БАМ-БАМ!
Это, чтоб тебе лежалось лучше!

Тиран пытается вырваться и в процессе успевает ещё пару раз заехать мне по морде - благо, что удары из такого положения у него были из разряда 'как по пизде ладошкой' − пока я не блокирую его руки весом собственного тела. После этого лишь его пальцы с треском проскребли по поверхности груди.

На это плевать, у меня не те проблемы.
Вопрос один: как ему устроить полный блэкаут?!

Продолжая осыпать прижатого к земле Икса ударами, лихорадочно напрягаю доступные мне извилины, чтобы сообразить хоть что-нибудь.
Уничтожить сердце? Ха, три раза ха - я даже своими ручищами не смогу продавить эту тушу. Раздолбить голову? Да я его беспрестанно мутужу уже почти с минуту - черепушка всё такая же крепкая! Открутить голову?
Да эта паскуда мне руки опять выкрутит!

Хотя стоп, головы его точно надо лишить... Есть одна мыслишка − и о её реалистичности размышлять времени нет.

У него крепкий корпус, прикрытый далеко непростым плащом и каменная башка - если их и можно продолбить, то сколько сил и времени для этого требуется - неизвестно.
Но есть ведь и сочленения.

Пока Тиран пытается подо мной хоть как-то выкрутиться, начинаю реализовать возникшую на ходу задумку и обрушиваю мощный удар не на голову, а на горло...

Туша в плаще сотрясается.
Повторно бью ещё раз. Кажется, горло у него тоже крепкое, но... Уже на третий удар, для которого я не жалею ни сил, ни злости, ощущаю, что оно поддаётся. Значит, надо ускориться и дожимать его как можно быстрее, ибо я не хочу знать, что будет, если у этой махины слетят ограничители. Поехали!

Удар! Удар! Ещё один удар! И ещё один удар!
Бью и бью, весь свой вес!..

Пока, наконец, не замечаю, что кулак врезается в треснувший бетон вместо жёсткой тиранской плоти, а заместо хлюпанья слышу глухой бум... И понимаю, что тело подо мной больше не двигается и вообще не подаёт никаких признаков жизни.

Лишь пара широко распахнутых бесцветных глаз смотрят на меня всё тем же тупым и бездушным взглядом, что и при 'жизни', если можно так выразиться. Только вот мертвенно-серая голова отделена от основной туши... К звуку громко отбивающего свой ускоренный ритм сердца примешивается шум отяжелевшего от схватки дыхания. Убил...

Я. Убил. Грёбанного. Тирана.
Ебать его рот...

Самым наглым образом устало усаживаюсь на запакованную в плащ исполинскую тушу врага, позволяя себе наконец-то выдохнуть и подставить лицо под прохладный дождь и ветер. Вокруг ни души - лишь треск горящих витрин и машин нарушает покой. В голове пустота.
Потянулся рукой к лицу - понял, почему внезапно стало легче дышать, а лицо отчётливо чувствует каждую каплю дождя падающую с неба. Эта тварь всё же смогла ударом порвать маску... Столь приятную пустоту нарушает щелчок предохранителя где-то справа от меня.
Чёрт...

***Джилл Валентайн - немного ранее***


− ...илл, ты невероятна! Давай быстрее на станцию, состав почти готов!

Валентайн хмыкнула и, не отвечая, убрала рацию на пояс. Маршрут успешно составлен, и она должна была спешить на выручку Немедану!
Сейчас она проклинала себя за свою секундную слабость, за то, что позволила мужчине остаться там... Наедине с этим чудовищным созданием. Страх, пусть и ежесекундный, смог подчинить Джилл себе. Она лишь надеялась на то, что Немедан всё ещё жив. Чёрт, да тот был лишь гражданским! Да, не самым обычным - но на его оппонента, на эту тварь нужно выкатывать 'Абрамсы' и 'Брэдли', а не оставлять наедине с человеком, тем более - одним!
Но всё же, Джилл нужно было проверить помещения - потому как тут могли быть выжившие. Зомби было немного, а помимо комнаты управления была лишь ещё одна, видимо, служебное помещение. Войдя внутрь и быстро пробежавшись взглядом по помещению, Джилл нашла лишь два трупа на полу.

− Проклятая Амбрелла!

Увы, но серая кожа и залитая кровью одежда красноречиво говорили о том, что эти двое явно уже не живы. Но могут быть ещё не мертвы - поэтому пришлось сделать по два выстрела. Раздавшийся стон от одного из тел убедил Джилл в правильности своих действий. Уже было собравшаяся уйти, Валентайн обратила своё внимание на защищённый навесной шкаф. Подойдя к нему, Джилл по-настоящему улыбнулась - дядя Сэм во сей красе.
За тонкой сеткой без стекла висел старый-добрый дробовик - лучший друг всех полицейских. То, что поможет уровнять шансы с грёбаным Тираном. Но как добраться до заветной помпы?
К счастью, в этот раз удача была на стороне Джилл - на столе лежали кусачки. Попробовав прорезать тонкую сетку, всё вышло удачно.
'Держись, здоровяк! Ещё чуть-чуть!'
Валентайн не стала долго возиться и максимально быстро, насколько это было возможно, вскрыла шкафчик, проделав непредусмотренное производителем отверстие. Вытащив дробовик и примерившись к весу, Джилл убрала в кобуру пистолет и поспешила на улицу - благо, помещение было зачищено и путь был быстрым.

Но стоило Джилл достаточно шумно выйти наружу, как сердце её ухнуло вниз. Огонь горящих машин очень хорошо освещал двух гигантов, сошедшихся в битве не на жизнь, а на смерть. Страх вновь начал овладевать Джилл. Но по совершенно иной причине - Немедану не требовалась помощь. Проведя серию не самых быстрых, но мощнейших ударов, тот технично выбил ноги Тирану и быстро заняв выгодное, верхнее положение, стал просто убивать казавшимся ей неодолимым проект Амбреллы. Но самое страшное то, что и заставило Джилл встать на месте и побледнеть не хуже мертвеца... Это лицо.
Лицо Немедана. Его было хорошо видно. Очень.

Оно было не просто обезображено, как она думала до этого. Оно было реконструировано, изменено, извращено - Джилл очень хорошо понимала, кем. Так изменить человека может лишь одна компания в этом мире. Отсутствующей глаз, вместо которого была бледная кожа с красными проплешинами. Зубы были гипертрофированы, отсутствовали губы, уши, нос. Плоть на щеках гнила, а на безволосой голове и затылке проступали уродливые, чёрные вены.
Всё разом встало на свои места: конституция тела, так похожая на Тирана, проблемы с речью, лёгкость в уничтожении зомби и тот мощный рывковый прыжок, благодаря которому она всё ещё жива.

Жива...

Эта мысль не давала покоя Джилл. Немедан был разумен. Дышал, чувствовал... Даже шутил. Чёрт, да он включил генераторы и спас её саму! Нет смысла питать иллюзии - если бы тот хотел убить её, то вряд ли бы это стало для него проблемой. Но снова память Джилл и детективное прошлое позволили вспомнить кое-что очень важное.
Брэд, незадолго до своей кончины сказал, что его преследовал гигант рычащий 'S.T.A.R.S.'... Мог ли это быть Немедан? Да, очень даже возможно.
В таком свете намерения этого... Создания?

Джилл тряхнула головой, не позволяя этой мысли паразитировать - Немедан был человеком. С явно тяжёлой судьбой и непонятными ей намерениями и планами, но человеком.
Хотя, может ли человек с такой яростью как у него и с не меньшей эффективностью уничтожать Тирана?.. Нет, не может - это Джилл знала точно.

И вот, гигант нанёс последний, тяжелейший удар своим кулаком, разнося орошённый кровью Тирана асфальт в крошево.
Сейчас Джилл могла услышать, как тот тяжело дышит, приходя в себя после этой смертельной битвы. Видимо, тот был в некоем состоянии аффекта, и совсем не заметил Джилл, стоящую в десятке шагов от него, несмотря на то, что взгляд явно мазнул по ней, когда тот садился... Прямо на бездыханное тело Тирана.

Валентайн собралась. Немедан поднял голову, и смотрел на затянутое тучами ночное небо. Что ж, в голове окончательно вырисовался план действий. Для начала не мешало бы просто поговорить - но и оставаться совсем беззащитной Валентайн не хотела. Направив оружие на Немедана и переведя предохранитель в положение 'F' девушка задала свой вопрос, стараясь сохранять оставшиеся крохи спокойствия:
− Кто ты, Немедан?

ГЛАВА 3


*** Одна из многочисленных баз ВВС США***


Несколько человек с отличительными нашивками ВВС США сидели в комнате и рассматривали карту города Раккун, расстеленную на столе. Один из них, крепко сложенный мужчина средних лет, громким голосом рассказывал остальным:
- Городок маленький, но там найдется, на что поглядеть! - острый конец карандаша прошелся вдоль линии реки, проходящей через план города, - Перстневая река делит город на две части...

Рассказчик обвел по контуру северо-восточную часть города:
- В этом направлении расположен местный колледж и железнодорожная ветка. В семи милях отсюда − трасса 64, она ни в коем случае не должна пострадать... Так, пути уходят на восток, в направлении Стоунвилля... ниже расположены спальные районы... - карандаш ушел вниз от пиктограммы колледжа. Спальные районы охватывали практически весь юг, а также прилегавшие к нему восточные и западные направления.

- Вот здесь находится основная часть. Полицейский участок, мэрия, местная школа и центральная станция городского метро!

Один из слушателей указал на северо-запад города и уточнил:
- А тут у нас трасса 77, выходящая на Арклей?

Рассказчик согласно кивнул и продолжил:
- Местная достопримечательность - часовня святого Михаила! - он отложил карандаш и ткнул пальцем на значок часовни с названием.

- Севернее расположена местная клиника...

Несколько минут спустя все покинули комнату, а пилот, который участвовал в этом инструктаже-собрании, поспешил к своему самолёту. Рассказчик и по совместительству - майор второго авиационного полка ВВС США, Итан Хант, в последний раз с тоской посмотрел на карту города.

'Вот уж не думал, что мне придется запустить ядерную ракету в свой дом...'

Мужчина мысленно поблагодарил своих родителей, живших в Сиэтле за настойчивое приглашение своей жены и детей к себе в гости... Как ему объяснили на брифинге - в городе вот уже несколько дней свирепствует чума с высоким уровнем заразности. Жители близлежащих городков были эвакуированы сутки назад. Но вот сам Раккун... Его было уже не спасти.
И что бесило Итана - так это то, что никто, несмотря на его высокий чин, не мог дать ему информацию о том, что же конкретно происходило в городе. Майор Хант пытался связаться со своим старым знакомым ещё по учебке - Брэдом Викерсом, но, увы, безрезультатно.

Пилот прикрыл глаза и решительно направился к самолёту - такая операция не терпит каких-либо задержек.
Хотя, задавая сам себе вопрос, смог бы он так же хладнокровно приступить к выполнению такого задания, будь его семья в городе, Хант отвечал себе - нет, не смог бы.

Благо, сейчас в городе из по-настоящему близких ему людей не было никого.
Что ж, следует тщательно проконтролировать доставку ядерной ракеты и установку вооружения на самолёт. Всё, на что мог надеяться военный - причины такого решения в Вашингтоне действительно весомые, и президент с министром обороны думали в момент принятия такого решения головой.

В конце концов, надежда на непогрешимость собственного командования - всё, что было в данный момент у Итана.
Чертовски мало.

***Раккун-сити, Джилл Валентайн и Немедан***


− Кто ты, Немедан?

Блять... Как же этот обмудок не вовремя сорвал с меня маску.
Переведя взгляд на Джилл, я постарался всем своим взглядом выразить усталость и тяжесть - да и играть не приходилось, я действительно был отъёбан в ноль - если не физически, то морально уж точно.

− ТОТ, КО'У С'ЕЗЛО 'ЕНЬШЕ 'РОЧИХ, ДЖИЛЛ.

− Как это, − Валентайн прищурилась, не думая ослаблять хват оружия. - Понимать?

− ДЖИЛЛ, Я 'РОШУ... ДА'АЙ ХОТ...

− Нет, Немедан, − она прорвала меня и качнула головой, казалось, сожалея и коря себя за то, что ей приходиться делать и говорить. - Мне нужны ответы...

Взгляд её опустился на тело Тирана подо мной, выражая все те мысли, которые наверняка были у неё сейчас в голове:
− Прямо сейчас.

Что ж... Я могу понять её. Вряд ли бы мне хватило столько самообладания, вот так разговаривать с тем, чему или кому ты противостоишь. Уверен, она уже догадалась, что я - проект корпорации, да и не оставляет моё лицо простора для фантазии. Сейчас будет 'пан или пропал'. Говорить, что я из другой вселенной или иного мира - полный бред, после которого мы в лучшем случае разойдёмся, а в худшем - сцепимся. У неё нервы как стальные канаты, но боюсь, что запас их прочности уже подходит к концу - и я постараюсь не испытывать на себе границы её самообладания. Благо, я успел хотя бы немного подготовить эту импровизацию - хотя бы отчасти. Что же, поехали.

− НЕ'ЕЗИДА ТИ'-Т.

− Что? - непонимающе моргнула девушка.

− НЕ'ЕЗИДА ТИ'-Т, − повторил я. - ТАК НАЗЫ'АЛОСЬ ЭТО ТЕЛО. Я − 'РОЕКТ ИЗ'ЕСТНОЙ НА' ОБОИ' КОР'ОРАЦИИ. 'ИОЛОГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ. 'АРАЗИТ, 'ЫРАЩЕННЫЙ ДЛЯ ТОГО, ЧТО 'Ы ТАКОЕ ЖЕ ТЕЛО, − пару раз постучал пальцам о бездыханное тело Тирана. - СТАЛО 'ОЛЕЕ 'РИ'ЛЕКАТЕЛЬНЫ' ДЛЯ 'ОКУ'АТЕЛЕЙ.

В её глазах я увидел намёк на жалость... Но то был лишь намёк - в отличие от смотрящего на меня, как глаз деда, когда его отпевали, дула дробовика.

− И что было дальше?

− ДАЛЬШЕ − 'ОЛЬШЕ. КОГДА 'ЕНЯ СОЗДА'АЛИ Я... − выдержать небольшую паузу не помешает. − 'НОГОЕ УЗНАЛ. СА'ОЕ ГЛА'НОЕ - ЗАЧЕ' 'ЕНЯ СОЗДАЛИ. КАК СРАЖАТЬСЯ. НО УЧЁНЫЕ НЕ УЧЛИ ОДНОГО...

Джилл в шоке смотрела на меня и даже начала опускать ствол. Отлично, нужно дожимать - пока всё получается. Но и правду нужно сказать - тогда эта, неприятная мне многослойная ложь, станет ещё более правдоподобна. Мерзко, но своя жизнь куда дороже правды.

− ТОГО, ЧТО 'АРАЗИТ ОСОЗНАЕТ 'ЕСЦЕННОСТЬ ЖИЗНИ, − Валентайн окончательно опустила оружие, полностью поглощённая моим рассказом. - Я 'АЛО ЧТО ЗНАЮ О' ЭТОЙ ЖИЗНИ, ДЖИЛЛ - Я НЕ 'ЫЛ ЧЕЛО'ЕКОМ. 'ЕНЯ 'ОСЛАЛИ СЮДА С 'РОСТЫМ ЗАДАНИЕ': УНИЧТОЖИТЬ Д'УХ ОСТА'ШИХСЯ ' ГОРОДЕ ЧЛЕНО' S.T.A.R.S... ОНИ ХОТЕЛИ ЗА'ЕСТИ СЛЕДЫ.

После этих слов установилось молчание - для меня оно было... Приятным, в какой-то мере. Говорить после такого изнуряющего боя не хотелось. Но вряд ли оно было столь же благостным для мисс Валентайн. В конце концов, я только что признался ей в том, что я имел директиву к её убийству. И всё же, молчание было недолгим - вряд ли оно продлилось и с минуту.

− Но как же ты смог... − Джилл явно хотела подобрать максимально нейтральное слово. − Освободиться?

− 'ОТО' И КРО'ЬЮ, − усмехнулся я, расстёгивая сильно повреждённый плащ - похоже, придётся труп Тирана оставить голым. − 'ИДИШЬ?

Глаза Джилл округлились, и она, словно заворожённая, подошла ко мне максимально близко. Я, сидя, был всего на полголовы ниже стоящей девушки.

− Что это?

− 'ИКРОКО''ЬЮТЕР. ЭТА ШТУКА ДОЛЖНА 'ЫЛА ДЕРЖАТЬ 'ЕНЯ В УЗДЕ, − вот она, самая главная ложь. - НО 'ОСЛЕ ТОГО, КАК Я 'СТРЕТИЛ 'ИКЕРСА... Я С'ОГ НА НЕСКОЛЬКО СЕКУНД 'ЕРЕХ'АТИТЬ КОНТРОЛЬ НАД С'ОИМИ ДЕЙСТ'ИЯ'И...

Её рука коснулась устройства на моей груди, словно то было фарфоровой куклой. Немного... Неловко. Но если девушка хочет, почему нет?..

− 'НЕ УДАЛОСЬ ЗАКОРОТИТЬ Е'О. ТЕ'ЕРЬ Я С'О'ОДЕН.

− И... Что же ты намерен делать теперь, Немедан?

Наши лица были очень близко. Романтика? Не смешите. Сейчас речь о будущем, о том смогу ли я выбраться из этого города, и, если смогу - то в каком качестве. Ну что же, пора попытаться сыграть в Палпатина: не говоря прямо, выводить на нужные мысли и действия нужных людей... Не вызывая подозрений.

− Я ХОЧУ СТАТЬ ЧЕЛО'ЕКО'.

Валентайн отшатнулась, но не разорвала зрительного контакта - казалось, она пыталась заглянуть мне в душу, силясь понять все подтексты. Хотя... их не так много.

− Я НЕ ЗНАЮ 'СЕГО, ДЖИЛЛ. НО Я ЗНАЮ ЛОГИКУ. ДУ'АЮ, ТЫ ТОЖЕ - И УЖЕ 'СЁ 'ОНЯЛА.

Она очень пристально вглядывалась в моё лицо. Не могу сказать, что это создавало 'комфорт', но и про какое-либо неудобство говорить было лишним - просто через это нужно пройти.
Она понимает, что 'зонточники' не могли изобрести ТАКОЙ меч, не позаботившись о соответствующем щите, который останется исключительно в ведомстве компании.

- А как же люди, Немедан?

Вот этот вопрос скрывал уже куда больше подтекстов, но самый главный - антидот нужен не мне одному. Но чего я действительно не знаю, так это того, может ли сыворотка вернуть разум тому, кто уже потерял его - то есть, обратился в зомби. В случае, если нет доброй половины внутренних органов или пары-другой конечностей, достаточно легко понять, что этим несчастным поможет только пуля в голову. А что если это был небольшой укус? Возможно ли вновь зажечь искру разума в таком теле? Вот это уже вопрос...

- НИКТО КРО'Е НАС НЕ С'ОЖЕТ 'О'ОЧЬ ЛЮДЯ' ДЖИЛЛ. ВСЁ ЖЕ, НЕЛЬЗЯ ОТКИДЫ'АТЬ 'АРИАНТ НАЛИЧИЯ ИНСТРУКЦИИ К АНТИДОТУ... ЕСЛИ ОН ЕСТЬ, КОНЕЧНО.

Теперь всё зависело лишь от Джилл. Хотя понимая, что характер её достаточно каноничный, достаточно легко натолкнуть девушку своими словами на нужные мысли. Это... неприятно. Кто бы что ни говорил, но если ты в своём уме (хочется верить, что это все ещё так), то манипуляции людьми, которые тебе импонируют или попросту симпатичны - очень неприятно и мерзко. Но когда речь идёт о жизни... и не так раскорячишься, что называется. Хех, грустно, что приходится применять свои академические навыки таком образом, зато я жив.

Джилл окончательно опустила ствол, и в её глазах я видел невероятное смятение, которое, пусть и не быстро, но всё же сменялось решимостью. Кажется, получилось - но не будем пока говорить 'гоп'.

Не буду нарушать размышления мисс Валентайн и, коли выдалось пару спокойных минут - вокруг все так же не было ни живых, ни мёртвых - я решил покатать в голове мысли о будущем.

Плохой вариант я уже обмозговал, и в случае него мне светит достаточно тёплый и яркий конец... в эпицентре взрыва ядерки. Охуеть как пафосно, конечно, но не очень хочется - меньше хочется, пожалуй, лишь потерять разум.

Но вот что делать, если все получится сверхудачно, и моё тело просто откатится к состоянию человеческого? Всё же, генетика Сергея Владимира (а следовательно, и моя) достаточно устойчива к вирусу Т, и я питаю определённую надежду на то, что мне не светит ужасная судьба Лизы Тревор. А что дальше? Ну предположим, что я смогу выбраться с Джилл из города, и даже пройду адскую бюрократию и смогу получить документы - легализоваться, одним словом. Но как зарабатывать на жизнь, и что делать в этом мире? Он не мой, и я сильно сомневаюсь, что здесь, в этом мире, есть годовалый Я, хоть в каком-то виде.

Пытаться повлиять на канон, выпить на брудершафт с Кеннеди, отмудохать на ринге Криса и скрутить в бараний рог Вескера? Смешно, да и только - я жить хочу, а этот мир с завидным постоянством подвергается такому лютому биологическому пиздецу, что даже в Антарктике от него не укрыться...

- Тогда я доверюсь тебе, Немедан, - неожиданно прервала мои измышления Джилл. - Ты знаешь, видимо, больше чем я. Есть мысли, где искать вакцину?

Мне оставалось лишь кивнуть и подняться с тела почившего Тирана.

Эх-х... Ладно, как говорил мой научрук: будем решать проблемы по мере их поступления.

ГЛАВА 4


***Один из наблюдательных постов корпорации 'Амбрелла', примерно в пяти милях к северу от Ракун−сити***


Кентаро только сейчас понял, что такое настоящий страх. Вглядываясь в буквы, что никак не хотели оформляться в связные мысли, Накашима понимал, что это для него, скорее всего конец. Сидящий рядом Уайлд, кажется, и вовсе состарился прямо на глазах.
Причина крылась в отчёте, присланном несколько минут назад из лаборатории, что выслала Тирана на поиск исчезнувшего Немезиды. Пожалуй, одно из главных отличий двух этих проектов заключалось в том, что Тиран мог передавать аудиовизуальную информацию напрямую, и по сути был неким подобием биоробота, если говорить очень грубо. А с текстовой информацией пришёл видеоотчёт... Ну как отчёт? Запись последних минут не-жизни Тирана, которая к тому же подтверждалась записью удачно расположенной городской камеры наблюдения - пусть было лишь изображение не очень хорошего качества, да к тому же без звука - но пространства для ложных надежд и иллюзий не оставалось.

Что ни говори, но сотрудники корпорации не были дураками. Они, в крайней степени, честолюбивые гордецы, и, пожалуй, именно это мешало осознать простую мысль: они создали нечто за гранью человеческого понимания - разумное создание.
Уайлд, как человек наиболее знакомый с достижениями своих европейских коллег, которые и создали 'Немезис Тип-Т', понимал: изначально заложенные паттерны поведения и атаки кардинально отличались от того, что он увидел немногим ранее на мониторе. Может он и не был бойцом, но на его неискушённый взгляд, такой профессионализм в атаке скорее подошёл бы кому-нибудь из U.S.S., но никак не БЕЗМОЗГЛОМУ паразиту. Но самое страшное - осознанная речь. Да, тот сказал всего пару фраз, но они были, пусть и по нижней планке, но всё же уместны. Это никак не могло уложиться в голову учёного. По сути, весь проект сейчас резко и крайне не вовремя прошёл через глубочайшую реконтекстуализацию - самые 'добрые' аналитики утверждали, что до такого уровня вирусостроения ещё минимум должен пройти десяток лет сверхпродуктивных исследований.
Но вот оно, подлинное доказательство того, что эти умы ошибались - прямо в руках его непосредственного начальника. Паразит обрёл разум, как минимум, очень близкий к человеческому. И неизвестно, когда это произошло - возможно было, что проект изначально был создан таким, что куда хуже.

Уайлд быстро обдумал эту мысль и пришёл к выводу, что скорее всего так и есть. Фраза 'вам не победить'... Он сильно сомневался, что это создание обращалось к пришедшему за ним Тирану.
И вишенкой на торте ужаса всей этой ситуации было явное объединение проекта корпорации с его же целью - Джилл Валентайн. 'Немезида' недвусмысленно говорил своими действиями о том, что не хочет идти с Амбреллой... Скорее наоборот, против.
Мысль о разумном паразите совсем немного возбуждала исследовательскую жилку Уайлда, и куда больше - пугала. Он поймал себя на мысли, что, наверно, так же ощущали себя люди, когда начали осознавать, что из себя представляет ядерное оружие.

Мысль же Накашимы была куда более проста. Он был карьеристом, и как всякий карьерист, не чурающийся идти по головам, Кентаро боялся двух вещей: во-первых, возмездия со стороны тех, кого он скинул вниз, а во-вторых, несоответствия должности. Японцу претили традиционные взгляды на институт труда на его родине, и он мечтал уже в 35 выйти на заслуженный отдых и осесть где-нибудь на Оаху, закончив карьеру в должности главы филиала, а то и регионального директора.
Но сейчас... Всё рушилось.

В контракте с корпорацией чётко было прописано, что в случае нанесения определённого материального ущерба имуществу компании сотрудник должен был возместить ущерб - одна из причин, по которой в корпорации была нехватка по-настоящему осторожных людей, которым есть что терять помимо своей работы.
А в случае, когда ущерб измеряется десятками и сотнями миллионов долларов, возместить можно было лишь одним способом - стать подопытным, на котором испытывают продукцию компании. Капитализм победил в этом мире, и во внутренние дела корпорации никто не лез - до инцидента в городе, во всяком случае. И корпоративные юристы поработали на славу, создав почву для не совсем легального, но в достаточной мере незаметного источника самого главного ресурса для компании - подопытных.

Творящееся на улицах Раккун-сити не оставляло пространства для размышлений даже самому первому оптимисту. А Кентаро таким не был.
Последняя надежда была на более опытных коллег из 'NEST-2', но никто не выходил на связь. Кентаро пытался 'дозвониться' до своих немецких коллег, но после получения отчёта комплекс не отвечал ни на один запрос.
Карьера японца, столь быстрая и яркая, закончилась сегодня, со смертью проекта 'Немезис Тип-Т'.
Прискорбно.
*** Джилл Валентайн в компании Немедана - на подходе к последнему оплоту выживших в Раккун-сити***


Состояние Джилл охарактеризовалось простым словом - смятение.
Да, пожалуй, это было самое близкое определение её состояния. Оно подкреплялось минимальным количеством зомби, и даже огонь, который, казалось, встречался ещё пару часов назад едва ли не чаще, чем поглотившие город мертвецы, отступил. Прошедший дождь, который прекратился столь же внезапно, как и начался, потушил многие очаги возгорания.

Но всё же, погода была далеко не определяющей, в отличие от неё, уже не такого загадочного, как некоторое время назад, компаньона...

Подумать только! Разумный Б.О.В., не стремящийся уничтожить всё в радиусе видимости, способный к мышлению и речи... Нет, безусловно - попугаи тоже говорят, но делают это, мягко говоря, неосознанно. Немедан же, в отличие от пернатых, демонстрировал то, что присуще человеку: дружелюбие, смелость, оптимизм, и как ей казалось - честность.
Она бы солгала сама себе, если бы сказала, что безоговорочно доверяет Немедану, но всё же, когда слова постороннего человека пусть и косвенно, но подтверждают то, о чём ты и сама догадываешься, это делает любые взаимоотношения более положительными.

Кроме того, сама же Джилл, услышав историю её знакомого, не могла не проникнуться. Она не могла сказать с полной уверенностью, искусственным выращиванием людей или клонированием (с внутренним порядком исследований 'Амбреллы' вообще тяжело было сказать что-либо определённое), но женская интуиция, которая порой помогала Джилл в её жизни и службе, подсказывала, что Немедан был когда-то человеком - со своей личной жизнью, знакомыми, возможно даже с семьёй.
Безусловно, она отдавала себе отчёт, что это может быть и не так, но когда тебе как минимум один раз спасают жизнь, то возникновение определённой симпатии к спасшему - естественно.

Для себя Джилл решила на данный момент считать Немедана человеком - с непростой судьбой, потерей не только памяти, но и всей жизни, которую он знал. Пусть он и сказал, что является паразитом, что контролирует тело Тирана, это вызвало не отрицательную, а положительную эмоциональную реакцию у девушки. А вслух озвученное желание хотя бы попытаться стать человеком лишь окончательно закрыло вопрос видовой принадлежности здоровяка в голове Валентайн.

Другое дело - путь осуществления столь непростого действия. Как позже сказал мужчина, уже после того, как смог одолеть Тирана, он очнулся сегодня внутри научного комплекса, носившего название 'NEST-2', которое он запомнил из разговоров учёных. Тот располагался под зданием главного госпиталя Раккун-сити.
Уже давно зревшие подозрения о коррумпированности главы полиции и органов местного самоуправления переросли в абсолютную уверенность. Постройка такого комплекса под главным медицинским учреждением города не могла остаться незамеченной со стороны как сил правопорядка, так и со стороны властей - но, как можно видеть, осталась.

Такой уровень коррумпированности властей вызывал сильный когнитивный диссонанс в девушке. Она была патриотом своей страны, причём, готовым рисковать жизнью ради выживания не только гражданских лиц, но и самого государства, если потребуется. Это выгодно отличало Джилл от толстосумов в Капитолии. Сейчас же её жизненные устои сильно пошатнулись: а стоит ли такое государство лично её, Валентайн, усилий?
Оставалась лишь надежда на то, что это было самоуправство отдельно взятых людей, пусть и облечённых властью сверх меры, как показали последние события.
Размышления Джилл прервал Немедан, сказавший:
− НЕ'ЛОХО.

Валентайн повернулась к шагавшему по правое плечо от неё здоровяку.

Тот, увидев вопросительный взгляд Джилл, показал... Пачку сигарет, что смотрелась словно игрушечная в его огромной руке.

− Откуда?
Голос предательски дрогнул. Курение было слабостью Джилл. Правда, никто из сослуживцев ни разу не видел её курящей на задании или даже в неформальной обстановке. Валентайн не то чтобы скрывала эту свою вредную привычку, но старалась её не афишировать, и курила, как правило, дома - за прочтением сложного дела или просто хорошего чтива.
В ответ на вопрос, Немедан, кажется, усмехнулся (что было не так просто понять, по очевидным причинам) и похлопал по приватизированному плащу, не так давно ликвидированного им Тирана.
Специалист по разрешению вопросов биологического характера лишь в немом удивлении подняла брови, умудрившись при этом поджать губы.
Она не была против того, чтобы Немедан забрал плащ убитого, в конце концов, тот был точно непростым элементом гардероба. Под толстой кожей плаща явно скрывалось пара-арамидное волокно и бронепанели. А поскольку чаша весов под названием: 'доверие к Немедану' всё же склонялось в положительную сторону, её не пугало усиление и без того неслабого мужчины. Скорее, её беспокоила морально-этическая сторона вопроса. Мысленно выбирая между вариантами: 'бегать в нижнем белье по заражённому городу' и 'снять одежду с точно мёртвого зомби' девушка выбирала первое и не могла понять, как Немедан сам не проблевался от такого.
Но если в этом плаще оказалась пачка сигарет с зажигалкой или спичками... Такие 'мелочи' резко отходят назад.

− ЗНАЕШЬ, ЧТО ХУДОЖНИКИ СТА'ЯТ РОС'ИСЬ НА КАРТИНЫ, КОТОРЫЕ 'ИШУТ? - Джилл, уже понимая, куда клонит её спутник, кивнула. − 'ОХОЖЕ, ТОТ, КТО ОДЕ'АЛ НАШЕГО О'ЩЕГО ЗНАКО'ОГО СЧИТАЛ СЕ'Я ХУДОЖНИКО'... 'ЁРТ, НЕ 'О'ЖЕШЬ?

Джилл улыбнулась немудрённой шутке. Те ещё художники работают в 'Амбрелле'.
Приняв пачку из рук Немедана, что испытывал некоторое затруднение во вскрытии маленького сокровища, быстро распечатала пачку раковых палочек. И в кое-то веки ей наконец улыбнулась удача - внутри было полтора десятка сигарет, а вместо пяти отсутствующих - простая зажигалка.
Залихватски выхватив пару сигарет и, поджегши их, Валентайн протянула одну Немедану.

С огромным удовольствием затянувшись смогом сигаретного дыма и немного задержав его в себе, девушка выдохнула. Маленькие слабости приносят огромное удовольствие в критических ситуациях. Переведя взгляд с тлеющей сигареты, Джилл посмотрела на Немедана - и закономерно поперхнулась, чуть закашлявшись.
Гигант выглядел немного сюрреалистично и очень комично в её глазах.

Кое-как справившись с маленькой палочкой табака и умудрившись не раздавить её своими пальцами, тот взял сигарету в зубы, и начал неспешно дымить. Казалось бы, что внешний вид должен вызывать, по меньшей мере, испуг - огромное тело, в тёмном плаще, обезображенное лицо и рот без губ, что как раз довершался той самой сигаретой - но нет, сейчас у Джилл это вызывало лишь улыбку. Здоровяк казался очень безобидным в нынешний момент. Даже лицо, что казалось, не может выражать эмоции в принципе, было более умиротворённым.
Попытавшись сопоставить в мыслях лицо знакомого, когда она только увидела его без маски, и сейчас, Валентайн понимала - нет, различия отсутствуют - лишь голосом он мог выражать эмоции, и то с затруднением. Немедан словно бы распространял вокруг себя атмосферу, что соответствовала его настроению - будь то злость, радость или усталость.

Странно, в высшей мере. Но сегодня произошло столько событий, что лимит на удивления и шок уже показал дно, поэтому Джил просто приняла как данность тот факт, что здоровяк наслаждается этим спокойным моментом, не меньше, чем она.
Всё же, она сама для себя решила, что Немедан - человек.
С оговорками, но имеющий с ней немало общего.
Очень немало.

***Немедана в компании Джилл Валентайн - перед входом в подземку***


Эх, жить хорошо! А хорошо жить - ещё лучше.
Пива, конечно, у меня нет - но и табак тоже неплохо. Кто бы мог подумать, что в 'Амбрелле' есть столь сентиментальные люди (ну, по крайней мере, один человек)? Я сильно сомневаюсь, что уработаный мной Тиран работал на табачном топливе, и я не сомневался в том, что это действительно своеобразная 'роспись' от того, кто отвечал за экипировку Б.О.В.
Но вообще, моё 'вскрытие' прошло на удивление ровно и безболезненно. Нет, кто-то, конечно, может назвать ситуацию, когда в тебя тычут дробовиком, хуёвой (что было бы невероятным приуменьшением), но если ты при этом можешь порвать, литерально, человека на двое, то оружие, направленное в тебя, расценивается скорее, как мера предосторожности со стороны 'тыкающего', а не как угроза. Да и уже после того, как я залутал тушку почившего клона (взгляд мисс Валентайн грел душу своей обескураженностью в тот момент, и не мне уж выбирать), по пути я старался поделиться с ней тем, что знал паразит, аккуратно вплетая собственные знания об окружающем мире и каноне. И судя по тому, что лицо девушки ни разу не соответствовало той ситуации, в которой я бы сообщал невероятные откровения, всё прошло гладко. Удалось даже легализовать своё знание русского, немецкого и польского языка, благо, это было отчасти правдой, так как Немезиду 'собирали' на севере Франции, и там было действительно много, без дураков, талантливейших людей из этих стран. Даже обсудили то, как мне представиться отряду U.B.C.S. и их командиру.
Теперь я частично легализован, как минимум, в глазах самого важного во всей этой истории человека, а самое главное - легализованы мои знания и моё поведение.
В общем, я был уверен в своих словах - вряд ли Джилл выстрелила бы в меня когда только увидела без маски, а сейчас - тем более. И это вызывало определённые воспоминания, а они, в свою очередь, порождали немаловажный вопрос.

Я очень хорошо помнил каноничную сцену из концовки. И долго не мог понять, а в чём собственно мулька-то? Николай ведь первостатейный ублюдок, заботящийся лишь о собственном выживании и наполненности кармана - бери и стреляй, в чём проблема?
А разгадка была проста: дело в том, что Джилл до этого не убивала людей. Зомби, мутантов и прочую биологическую нечисть - да, но не людей.
Поэтому Зиновьев мог и убить очаровашку - если бы та замешкалась... У этого товарища не было проблем с моралью, точнее - с её отсутствием.
Сейчас же, в отсутствии 'Немезиса' как такового, главной угрозой становился именно он, так как явно знал о проекте, и получил задание (уж не знаю, во время действий в городе, или до них) собрать метрику по эффективности этого тела.

Фактически, мне предстоял, возможно, второй круг увлекательного ралли под кодовым именем: 'Сделай так, чтобы тебя не пристрелили'. Мы подошли ко входу на станцию.
Войдя внутрь, мы кратко переглянулись с Джилл и, кивнув ей, я опустил металлическую рольставню - наши мысли по этому поводу совпадали, и даже если город сейчас был несколько более чист, это совершенно не означает, что зомби больше нет.
Перекрыв вход на станцию, мы неспешно двинулись к, наверное, самой большой группе выживших, что ещё была в этом городе.
Надеюсь, всё пройдёт гладко.

***Михаил Виктор - командир отряда U.B.C.S., станция Редстоун-стрит***


Капитан отряда был в несколько приподнятом настроении, несмотря на ранение.
Всё складывалось, на удивление, неплохо в последние несколько часов: Джилл Валентайн, офицер полиции и член 'звёздного' отряда согласилась им помочь, и, судя по тому, что маршрут был удачно составлен, и электростанция исправно снабжала метро энергией, у неё действительно всё получилось.
Сам же отряд нашёл столько людей, что наблюдая с перрона картину загрузки добрых 4\5 мест в вагоне выжившими... Это грело сердце высокоморального капитана. Но и досталось это далеко немалой ценой, к чему внутренне Михаил был готов, но...
Здесь не обошлось без кое-какой странности.

Странность эта имела вполне конкретное имя - Николай Зиновьев.
При мыслях о сержанте настроение сильно упало.
Дело в том, что Николай, как и все его подчинённые, имел простое задание - найти и привести сюда, для дальнейшей эвакуации, как можно больше людей. Капитан, конечно, понимал, что ситуация в городе аховая, но не настолько, чтобы настоящий профессионал, вроде Зиновьева (а тот имел даже достаточно пафосное, на взгляд командира прозвище 'Серебряный Лис', что говорило о высоком положение в иерархии 'Амбреллы'), не смог найти ни одного выжившего. Не то чтобы это было основанием для рапорта о несоответствии, но... Червячок сомнений вгрызался в мысли Михаила, словно немёртвый - в человеческую плоть.

Да и гибель целого отряда под руководством Николая, кроме него самого... Смущала, если это слово вообще применимо в такой ситуации. Шестеро крепких мужчин, хорошо обученных и подготовленных. Интересно, как безмозглые зомби смогли поймать их в засаду? Да и то, что сам Михаил этого не видел, и всё это было рассказом самого Зиновьева на закономерный вопрос, наводило на очень нехорошие мысли.

После таких фактов волей-неволей начинаешь задумываться: а не пригрел ли Михаил змею на груди? Всё же, смотря более трезвым взглядом, он понимал, что его личное положительное отношение к Коле имело, в первую очередь, эмоциональный характер - не рациональный. Связано это, как бы не было неприятно самому капитану, с крайне банальным фактом национальной принадлежности сослуживца. Всё же, оказавшись на чужой земле, где действовали совсем другие законы и правила, начинаешь тосковать по родине, какой бы она не была, и к соотечественникам, что также отчуждены от родины, начинаешь относиться несколько иначе.

Да, к сожалению, Михаил мало чем мог гордиться, ведь в России он боролся против этнических чисток в Чечне - казалось бы, благородное дело, да только методы были радикальны в крайней степени.
В меру сил он следил за кровопролитной войной, которая шла два года и унесла жизни его сына и жены, ради которых он и встал на столь опасный путь, который и сделал его тем, кто он есть сейчас. Но все же, как он слышал от немногочисленных знакомых, оставшихся на территории бывшего СССР, всё шло ко второму конфликту, что тоже не добавляло хорошего настроения.
По мнению уже немолодого вояки, этот мир летел в тартарары - здесь, в этом городе, тоже сейчас шла война.
Возможно, даже более страшная, чем на его родине.

И все эти мысли возвращали его вновь к Николаю Зиновьеву. Очень опасно ему как верить, так и не доверять.
Мужчина не дослужился бы до своего ранга и не дожил бы до своих лет, если бы не умел думать в правильном направлении. Возможно ли, что сержант является агентом внутренней службы безопасности, имеющий особые, неизвестные Михаилу директивы? Очень даже возможно - пусть с концепцией капитализма выходец из СССР и не был знаком с самого рождения, но смог достаточно быстро её понять и принять, в отличии от многих своих соотечественников. А личное задание - это личные премиальные, когда речь идёт о такой компании.
Доверять - значит, возможно, получить нож в спину. Для капитана не были секретом очень зыбкие моральные устои Николая, что опять-таки, доверия не добавляло - скорее уж было его основой.
Не доверять - значит, возможно, попасть уже под взор СБ корпорации, что тоже вряд ли хорошо кончится.
В общем, всё как в древней поговорке: 'куда ни кинь, всюду клин'.

Стройный, но от того не менее тревожащий ряд мыслей был нарушен. Поступью, не шагами - очень уж... Внушителен был её звук, чтобы назвать простым шагом.
Мысленно матюгнувшись на себя за то, что расслабился, Виктор потянулся за пистолетом, увы, винтовку свою он отдал Тайреллу, да и казалось это хорошим решением, так как уроженцу Суринама не повезло лишиться своей несколькими часами раннее, а сам Михаил уже не участвовал в вылазках и охранял оставшихся на станции гражданских, заодно приглядывая за ними, чтобы не сделали чего глупого и опасного.
Сняв оружие с предохранителя и приготовившись, возможно, к последнему бою в своей жизни... Михаил опустил его, так как к нему спускалась Джилл.

В необычной компании, весьма необычной. Спутник мисс Валентайн был... Колоритным, если говорить культурно, мягко и без мата - опуская все подробности.
Рост, лицо, походка, одежда. Если бы в компании этого странного человека не было бы столь серьёзной девушки, которая импонировала Михаилу своими заслугами и самоотверженным характером, он, не задумываясь, начал бы стрелять - всё же, нервов за последнее время стало у него изрядно меньше.
Но вопросы есть - и их нужно задать.

− Отличная работа! - раздался хриплый, уставший, но от того - не менее довольный голос капитана. - Твоя репутация полностью оправдана. Но всё же, кто твой новый друг, Джилл?

ГЛАВА 5


***Немедан, в компании Джилл пред очами Михаила - станция Редстоун-стрит***


Михаил Викторович... Внушал, что и говорить. Правда, не на том уровне, на котором, как я подозревал, внушаю сам. Вообще, вся его внешность так и говорила: 'я умудрённый жизнью русский вояка'. Крепкие, мозолистые ладони, неплохая мускулатура, седая борода и седая шевелюра под беретом были лишь дополнением к глазам. Никогда не верил в утверждение о том, что глаза - это зеркало души, но у меня возникло ощущение, пока этот боевой дед смотрел на меня, словно меня измерили, взвесили, выпотрошили и составили мнение без разговора.

− 'ЕНЯ ЗО'УТ НЕ'ЕДАН. ДЖИЛЛ РАССКАЗАЛА О 'АС. 'РИЯТНО 'ОЗНАКО'ИТЬСЯ, 'ИХАИЛ 'ИКТОРО'ИЧ.

Джилл посмотрела на меня слегка непонимающим взглядом, но, благо, мои знания легализованы, вопрос был к содержанию, а не к форме.
Боже, всегда мечтал поправить того японца, который сделал из отчеств фамилии. И судя по усмехнувшемуся, и даже немного расслабившемуся (даже на мой неискушённый взгляд) Михаилу, эта реплика сыграла мне на пользу. Хотя, если опустить шутки, то я надеялся завоевать немного доверия, так как нынешняя ситуация была очень благоприятна для выстраивания отношений, и глупо будет этим не воспользоваться.
Сейчас половина первого, поезд двинулся со станции около двух часов ночи по канону, и на тот момент здесь был весь отряд U.B.C.S. - точнее, его остатки. Сейчас же здесь был лишь капитан... Если не считать уже заметивших меня и пялящихся из вагона сквозь стёкла гражданских, благо, им хватало ума просто смотреть и не паниковать от одного моего вида.
И всё же, удача (а точнее - поломанные тайминги) на моей стороне: дело в том, что я не знал, как бы я действовал, если встретился бы с Карлосом или, не приведи Перун, Николаем.

Наверное, спокоен я был лишь по поводу Тайрелла - и скорее из-за того, что тот просто не имел явных негативных качеств, если опираться на канон.
Карлос Оливейра... Если он действительно влюбился в Джилл с первого взгляда, то я не берусь спрогнозировать, как он отреагирует на появление лишнего объекта мужского пола в компании Валентайн - уж очень у этого парня кровь горячая. Может, я рассуждаю впустую, и влюблённости этой вовсе нет - всё же, это не та вещь, которая была хорошо освещена, но по моим предположениям, нападение Немезиды стало главным катализатором этой влюблённости. Если он профессионал, то всё будет хорошо. А если нет... Что ж, остаётся надеяться лишь на благоразумие латиноса.
Николай же... Тот вообще прекрасно знает кто я, и сейчас, задним умом, я понимаю, что он для меня в текущей ситуации - главная угроза. Вряд ли, конечно, он имеет распоряжение о моей ликвидации, но с учётом того, что он работает на Вескера, как бы не было ещё хуже - у блондинчика меня не ждёт ничего хорошего, это ясно как день.

Приятно познакомиться, Немедан, - сказал по-русски явно несколько раздобревший Михаил. − Пройдём в вагон, присядем.

Джилл глянула на меня и, одобрительно кивнув, зашла в вагон.
Правда, для меня это было несколько сложновато, с моими габаритами, но пригнувшись, я смог преодолеть это сложнейшее препятствие и даже сесть на пластиковый 'диван', не раздавив его.

− Значит, вам всё же удалось включить станцию, Джилл? - обратился к девушке вояка.

− Не совсем, это сделал Немедан, − кивнула в мою сторону мисс Валентайн. - Вряд ли я бы смогла это сделать, там были некие... Как ты сказал?

− 'ЛОХИ-'УТАНТЫ РАЗ'ЕРОМ С АЛА'АЯ, − взял я слово.

− Тогда я могу лишь поблагодарить тебя, Немедан, − покивал головой Михаил. - В этом городе творится слишком много необъяснимых вещей.

Переглянувшись с Джилл, мы оба поняли, что пора просветить Михаила касательно моей природы.
Дело в том, что девушка не очень доверяла U.B.C.S., и имела на это все основания. Я бы тоже не доверял этому отряду противодействия биологической угрозе, если бы не знал подноготную. Насколько я имею представление, сейчас только сама корпорация, Вескер, Джилл и ещё несколько людей знают, что этот инцидент − дело рук 'Амбреллы'. И только после долгих судебных тяжб, в 2003 году, корпорация будет призвана к ответу. Только вот некоторые результаты её деятельности будут распроданы, а большая часть будет приватизирована правительством США, что со временем вызовет лишь новые вспышки биологической угрозы по всему миру. Мне, если уж я смогу отсюда выбраться, не хотелось бы жить в мире, который перманентно стоит на грани био-апокалипсиса, и поэтому мы с Джилл решили немного исказить те слова, которые я ей сказал, дабы убедить хотя бы Михаила в том, что с корпорацией ему не по пути. Если повезёт, то он сможет убедить уже сослуживцев, и тогда останется лишь вывести из игры Николая, что должно стать намного проще после моих действий. Хотя, опять-таки, у меня есть пару мыслей, в какую сторону можно импровизировать...

− Скажите, Михаил, − вновь взяла слово девушка. - Что вы думаете обо всей этой ситуации?

− Хм... Честно говоря, Джилл, всё это очень странно, − если изначально Михаил пристально вглядывался в моё лицо, то с этими словами капитан снял берет и начал смотреть бывшему детективу прямо в глаза. - Чем больше я думал над твоими словами о том, что в этом хаосе повинна 'Амбрелла', тем меньше у меня в этом было сомнений - просто потому, что вряд ли у кого-то ещё хватит средств устроить подобное. Но всё же, нет прямых доказательств того, что именно они в этом виноваты. Не подумай, − увидев было хотевшую прервать его девушку, Михаил поднял руку в интернациональном жесте. - Я не защищаю их только от того, что они являются моим работодателем, но я не вижу в этом логики. Предприятия корпорации были градообразующими, именно они сделали город Раккун мощным экономическим центром. Какой смысл пускать по ветру столько денег тем, кто их так любит, Джилл?

Что ж, не могу пожаловаться на отсутствие логики в его словах.
Даже мне, как человеку, который, казалось бы, досконально владеет ситуацией, не было понятно, почему вирус Т вырвался на свободу. Инцидент в Арклейском особняке произошёл в конце июля - то есть, два с лишним месяца назад. У меня было только два здравых предположения. Первое заключалось в том, что особняк зачистили не до конца, и бывшие там зомби или заражённые псины всё же смогли сбежать до подрыва и добраться до окрестностей города, хотя даже так выходил слишком большой временной промежуток. Второе же заключалось в том, что доктор Биркин выпустил вирус на свободу, когда понял, что ему не удастся выйти сухим их воды, но это шло вразрез с его желанием оградить G-вирус от загребущих лап корпоратов. Не сказал бы, что армия США - это лучший вариант, скорее уж доктор сменил шило на мыло, но само по себе нежелание отдавать столь опасные результаты работы кое-что говорило о характере Уильяма и, как я подозреваю, Аннет - в конце концов, заслуги жены доктора на поприще вирусостроения не следует приуменьшать, как и её эгоцентризм.
В то, что корпораты сами выпустили вирус на свободу мне действительно не верилось по той причине, которую обозначил Михаил - компания вкладывала в этот город свои силы и средства три десятка лет, начиная с конца шестидесятых, и добилась того, что небольшой городок, едва ли на несколько тысяч людей, стал мощным индустриальным центром с более чем стотысячным населением. Я прекрасно понимал, какие люди сидят на управляющих постах в транснациональных компаниях, и даже за одну только идею сделать испытательным полигоном для биологического оружия целый город, что был результатом тяжёлой и многолетней работы огромного количества людей, можно было легко лишиться своего тёплого места: никакие испытания не покроют таких расходов.
Поэтому, как ни странно, я мог поверить не сколько в то, что это несчастный случай, но скорее - незнамо чья преступная халатность, повлекшая за собой десятки тысяч жизней.
Но в любом случае, у меня есть мысль, как убедить капитана в том, что корпорация имеет за собой 'грешки'.

− РЕЗУЛЬТАТ ЭКС'ЕРИ'ЕНТОВ КОР'ОРАЦИИ НАХОДИТСЯ 'РЯМО 'ЕРЕД 'АМИ, КА'ИТАН.

− Что ты сказал?

Точёный взгляд уроженца Ленинграда вперился в мой единственный глаз, стараясь уловить каждую мою эмоцию и слово. Ну что же, заходим на второй круг.

− 'ЕНЯ ЗО'УТ НЕ'ЕДАН. Я 'ЫЛ 'ОДО'ЫТНЫ' КОР'ОРАЦИИ 'А'БРЕЛЛА' - 'ЕНЯ СОЗДАЛИ НА СЕ'ЕРЕ ФРАНЦИИ, НА СЕКРЕТНО' О'ЪЕКТЕ 'ОД НАЗ'АНИЕ' 'ANTHILL'. ' ЭТОЙ ОГРО'НОЙ 'ОДЗЕ'НОЙ ЛА'ОРАТОРИИ РАЗРА'АТЫ'АЛОСЬ ЭКС'ЕРИ'ЕНТАЛЬНОЕ 'ИРУСНОЕ ОРУЖИЕ. И Я - ГЛА'НЫЙ 'ЛОД РА'ОТЫ ЭТОГО О'ЪЕКТА...

Дальше я вкратце рассказал отредактированную версию жизни паразита, и для затравки этого явно хватило. Джилл лицом не выказывает ни единой эмоции, но, кажется, её мысли и эмоции можно охарактеризовать древним, как мир и почти сакраментальным 'ну я же говорила!', а сам Михаил всё так же внимательно смотрит на меня, и кажется, не может определиться в своих чувствах, от чего следует закономерный вопрос:
− Это правда, Джилл?

− Я за него ручаюсь, − твёрдо ответила девушка, глядя в глаза мужчины. - Михаил, если бы Немедан хотел убить меня или Вас - то уверена, сделал бы это он без особых проблем.

Эм... Что? То есть, неужели мои действия настолько оправдались? Я, конечно, хотел произвести определённое впечатление на Джилл, чтобы элементарно мог повернуться к ней спиной и повысить свои шансы на выживание, но поручиться... Хотя да, если вдуматься, то я лично спас Джилл от преждевременной кончины и достаточно серьёзно помог ей своими действиями на подстанции, в отличие от них. Да и впечатление по-настоящему серьёзных людей остатки отряда в виде четырёх человек, не производили, несмотря на декларируемую благую цель. Капитан отряда ранен до невозможности вести активный бой, Карлос произвёл просто не очень благоприятное впечатление, а третий вообще добил пусть и умирающего, но всё ещё сослуживца на глазах девушки - и явно не из милосердия... В общем, мне, в какой-то мере, понятны и даже очень приятны слова Валентайн, но вряд ли я бы сделал то же самое на её месте. Всё же, ставки очень высоки.

− С'АСИБО, ДЖИЛЛ, − благодарственно кивнул я. - 'ЕНЯ ДОСТА'ИЛИ СЮДА ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШИХ... ИС'ЫТАНИЙ. И 'НЕ УДАЛОСЬ 'ЫР'АТЬСЯ ИЗ 'ОД КОНТРОЛЯ КОР'ОРАЦИИ.

Этот момент мы с Джилл, по пути сюда, обсудили - и решили не говорить, что изначальной целью этого тела было убийство оставшихся в городе членов специальной группы по тактике и спасательным операциям, как и самой девушки. Идею предложила она сама, я же не был против - хотя, с другой стороны, чем больше лжи ты плетёшь вокруг себя, тем больше вероятность в ней запутаться. Но я всё же надеюсь, что эта ложь приведёт к позитивному результату.

− И что ты намерен делать дальше, Немедан?

− Я УЖЕ СКАЗАЛ ЭТО ДЖИЛЛ, И СКАЖУ 'АМ, 'ИХАИЛ - Я ХОЧУ СТАТЬ ЧЕЛО'ЕКОМ. Я 'ЕРЮ ' ТО, ЧТО СУЩЕСТ'УЕТ АНТИДОТ ДЛЯ 'ИРУСА, КОТОРЫЙ О'РАЩАЕТ ЛЮДЕЙ ' НЕ'ЁРТ'ЫХ, ИЗ-ЗА КОТОРОГО И 'ОЁ ТЕЛО... ТАКОЕ.

А теперь - момент истины.
Мне точно известно, что Михаил знает о существовании антивируса, кроме того - он знает о существовании человека создавшего вакцину - доктора Натаниэля Барда, имея цель увести и доктора, и его детище из города. И если он сейчас соврёт... Не знаю, что будет дальше, я не пророк - но тогда нам точно будет не по пути.
Капитан откинулся на спинку дивана, в задумчивости смотря на меня, непроизвольно двигая желваками на скулах.

− Знаешь, Немедан, − сказал мужчина. - Я испытываю серьёзные затруднения с доверием к твоему рассказу, − на этих словах меня, фигурально, прошибло на холодный пот. - Но я доверяю Джилл. И если она доверяет тебе... Что же, тогда доверюсь и я.

Теперь уже была моя очередь смотреть во все глаза... Кхм, то есть, во весь глаз, на капитана. Похоже, Михаил действительно не знал об истинных целях корпорации, что может и не делает ему чести, но как минимум - оправдывает его. Может и не время открывать шампанское, но от выдоха облегчения я всё же не удержался.

− На окраине города находится главное медицинское учреждение города - Спенсер Мемориал. Там находится вакцина, а человек её создавший, Натаниэль Бард, должен быть сейчас в полицейском участке. Я хочу вывести и доктора, и вакцину из этого проклятого города, − капитан прищурился. - Это единственный шанс спасти Раккун, и моим людям пригодилась бы помощь.

Что ж, теперь всё однозначно становится на свои места. Может, дядя Миша мне и не доверяет совсем, несмотря на слова, но наличие у него здравого смысла глупо отрицать.
Три человека, в одном из которых ты совсем не уверен - я ведь помню, что у него были серьёзные вопросы к Николаю - откровенно немного для эвакуации столь важного человека. И наша с девушкой помощь может стать отличным подспорьем в этом непростом деле. Я, так или иначе, пойду - мне вакцина нужна позарез, я просто не вижу других способов вернуть это тело в более-менее человеческий вид. Это моя единственная надежда.

Но остаётся вопрос с Джилл - и я начал смотреть на неё, силясь понять, что же она скажет и предпримет. Если я правильно всё помнил о её характере и пережитых ею событиях, и действительно корректно выстроил сейчас наши отношения, то это наложится на личные принципы мисс Валентайн.
Я понимаю, что абсолютно все поступки, что совершила мисс Валентайн по канону, были закономерным результатом череды случайностей, что вызваны, скажем так, моим предшественником. Смерть гражданских в вагоне, а также Михаила и Тайрелла, серьёзное разрушение комплекса 'NEST-2' и огромное количество ещё более смертоносных организмов, заражённых NE-β паразитами, производными от NE-α. При одних только мыслях об этих тварях меня серьёзно так передёрнуло.
Я не буду становиться чудовищем, одно дело - просто добить уже неживых людей без капли разума, и другое - начать над ними издеваться, клепая себе миньонов, смертельных для всех, кроме меня. Мерзко от одних только мыслей о попытке совершить столь противоестественные для человека вещи... Столь противоестественные для меня.

− Я в деле, − сказала Джилл, глядя мне в лицо, и приняв окончательное решение. - Я не знаю других способов помочь, и если ва
ши сведения точны, то это единственный путь.

Да, удивительное сходство моих мыслей с её словами заставили бы меня улыбнуться, если бы я итак не был от рождения хрестоматийным определением слова 'смайлик'.

− Спасибо тебе, Джилл, − у меня возникает чувство дежавю. - В сведениях я абсолютно уверен...

***Николай Зиновьев - станция Редстоун-стрит


- В сведениях я абсолютно уверен - как в себе.

...оно разговаривало.

Примерно такая мысль преследовала Николая и всё никак не желала выходить у него головы последние несколько минут после возвращению в метро и частично подслушанного разговора. Он тщательно перебирал все полученные им 'До и После' прибытия в Раккун-сити сведения относительно биоорганического вооружения у себя в мозгу, сопоставлял все известные факты и строил самые различные теории в попытках понять ровно одну вещь: как это могло связно говорить и мыслить? На данный вопрос, впрочем, мало-помалу всё же вырисовывался более-менее достойный ответ. Всё-таки, в хладнокровии и здравомыслии Зиновьеву отказать было трудно, а помимо этого он обладал одним маленьким, но неоспоримым, по сравнению с кем-либо из нынешних сослуживцев, преимуществом...

Увидев высокую, за два метра ростом, похожую на шкаф фигуру одноглазого гуманоида, Николай, может, и не понял, что этот объект делал в метро, но зато он без труда определил, что это было такое: 'Немезис Тип-Т', одна из перспективнейших на данный момент разработок яйцеголовых из Амбреллы, потребовавшая, во-первых, обкатки в боевых условиях, а во-вторых... Особого внимания с его, Николая, стороны как наблюдателя и человека, ответственного за сбор данных. Объяснялось такое необычное отношение рядом причин, в числе которых одна наиболее значимая сейчас: наличие высокого, по меркам Б.О.В. интеллекта.

Так что да, с горем напополам, но наёмник всё же смог объяснить себе неожиданно вскрывшуюся способность чудовища говорить и думать. Но... Действительно, оставалось здесь ещё одно 'но'. Такое, не сразу замеченное и осознанное самим Николаем, но зато заставившее его, если не вспомнить давно позабытое чувство дискомфорта, то ощутить едва заметный намёк на него. И заключалось оно в следующем: Зиновьев, пусть и смог обосновать для себя наличие у монстра самосознания, однако он понял вдруг, что не в состоянии объяснить другое... Логику поступков и слов этого существа.

Вот тут Серебряный Лис пасовал. И понимал, что ему это совершенно не нравится. До едва заметно дёрнувшихся от искреннего неудовольствия губ не нравится −, но не более того. А потому... Это надо было исправить.

Выждав удобный для себя момент, Николай со вполне естественной для него неспешностью подошёл к вагону, решив выйти из-за угла, в котором и слушал столь интересный для него разговор.

− Так, так, так... Ты, значит, Немедан, я правильно расслышал?

Массивная тёмная фигура чуть качнулась, встала со своего места и развернулась к Николаю лицом, после чего в него упёрся безразличный взгляд одного единственного глаза. Взгляд - безразличный, а вот поза выдавала то ли интерес, то ли напряжение (насколько бы это ни было абсурдно), испытываемые, по-видимому, существом, что не ушло от внимания Зиновьева. Николай так же почувствовал, что взгляд Джилл и Михаила скрестился на нём.

− 'О'РОСЫ? - резко резанул по ушам неестественно низким и хриплым звучанием голос гуманоида.

− Да так, ничего серьёзного. Просто ты, кажется, интересная персона, не так ли? Во всяком случае, если не считать папуасское имя.

− ДА? ТЫ, НА'ЕРНОЕ ТОЖЕ... ЕСЛИ НЕ СЧИТАТЬ 'ОЛЧЬЕЙ 'АСТИ И ЛИСЬЕГО Х'ОСТА, КОЛЯ.

Николай, может, и хотел бы что-нибудь ответить на столь откровенную грубость, но первые секунд пять он просто простоял, тупо пялясь на 'Немедана'. И дело было даже не в самой грубости как таковой, несмотря на её неожиданность - от неё Зиновьев ни разу не растерялся, даже лицо его не выражало ни намёка на растерянность, а взгляд был скорее испытующим, чем недоумевающим.
Дело было в том, что, во-первых, сказано это было на русском, что было для наёмника открытием, а во-вторых, за оскорблением скрывался понятный самому Николаю и очень прозрачный намёк на его прошлое...
После коротких раздумий Серебряный Лис криво усмехнулся уголком губ, медленно и неспешно отводя руку за спину.

− Ты неплохо информирован, птичка, − нащупав верный баллистический нож, уже не раз выручавший своего хозяина, Зиновьев приготовился. - Но...

В этот момент с лестницы как раз спустился Патрик с Карлосом и, видя Зиновьева, что держал за спиной нож в руке, и одного необычного 'пассажира', вскинули свои винтовки.

− Стойте!

На фоне крика мисс Валентайн не было слышно сработавшего механизма ножа.
Серебряный Лис сделал свой ход.

ГЛАВА 6


***Пару минут спустя: Немедан - станция Редстоун-стрит***


− ...овсем ёбнулись, идиоты?! Я вам говорил, стрелять - только в случае агрессивных действий! Вы...

Сейчас я лицезрел картину злого и, самое главное, исполняющего свои прямые обязанности капитана отряда U.B.C.S. 'Дельта'. А дело всё заключалось в том, что я, завидев Николая, решил применить на практике одну теорию, о которой успел чуть поразмышлять. Итог был... Закономерен, это наиболее верное слово.

Но я всё же не рассчитывал на то, что Коля решит раскрыться так рано, ох и не рассчитывал. Я полагал, что итогом моих действий будет то, что Зиновьев будет вести себя тише травы и ниже воды, и я смогу позже обезвредить его. Да вот только до магистра в области психологии мне, видимо, ещё учиться и учиться: Николай, услышав позади себя двух бойцов, что ещё стояли на лестнице, решил пульнуть своим ёбаным ножиком в капитана. Учитывая, что я стоял аккурат рядом с Михаилом, выглядело это так, словно пульнул он им в меня. Именно этому я и воспрепятствовал, сумев закрыть шею нашего седовласого капитана от непредусмотренных телом металлических предметов, и пожалел, что не стянул с тушки Тирана перчатки - клинок пробил мою ладонь насквозь. Задним умом я понимаю, что я сделал слишком жирную провокацию - намёк на тонкие обстоятельства вышел слишком толстым. И словно этого было мало, Карлос и Патрик явно не поняли, что произошло.
Выпустив давшего по съёбам Николая из вагона, который успешно сбежал, сами бойцы влетели в него, и выпустили в меня с десяток пуль - повезло, что стреляли в плащ, и отделался я лишь испугом. Благо, капитан быстро взял себя в руки и, наорав на подчинённых, вывел тех из вагона, начав устраивать 'разбор полётов'. Что ж, итог моей авантюры следующий: два оперативника уже имеют бледный вид и станут ещё бледнее, когда капитан закончит их распекать, Джилл зашла в вагон к гражданским и пытается тех убедить в том, что всё хорошо (шутка ли, люди нападают на людей), Николай ушёл в неизвестном направлении, а я сижу в вагоне и смотрю на уже зажившую руку.
Самая большая проблема была в определённых механизмах, которые я начал чувствовать в своём организме: они препятствовали трансформации в безмозглую тварь. Они носили исключительно ментальный характер и явно не пропали после исчезновения разума паразита. Катализатором трансформации являются повреждения, наносимые телу, и видимо того откровенно небольшого урона, что я получил от Тирана и Николая, хватило на то, чтобы я как бы прочувствовал эти ограничители. И чёрт подери, обидно, что я не могу просто без проблем брать на себя весь урон, ведь теперь мне нужно быть куда осторожнее, чем до этого момента - если я утрачу контроль над телом, то вряд ли хоть кто-то из моих новых знакомых выберется живым из этого проклятого города. Впору начинать молиться на пресловутый броне-плащ.

Наверное, только сейчас я действительно, ПОЛНОСТЬЮ осознал, что мне может прийти пиздец в любой момент, даже вояж на подстанцию и драка с Тренчи не была столь показательна в этом плане. Поочерёдно кидая взгляды на всех выживших, что были на станции, я чётко понимаю, что главная опасность для всех них - я сам и мой организм. Но какой у меня выбор?
Да, жизнь - не игра, и нет варианта откатиться к сейву, да и вряд ли у меня есть девять жизней. Но и забиться в углу, словно крыса, трясущаяся за свою жизнь - не вариант. Я уже влетел во всю эту историю, точнее сказать - вляпался, причём по самое 'не могу'. Если рассуждать о варианте побега в долгосрочной перспективе - то ничего хорошего из этого не выйдет, потому что: во-первых, город отрезан от внешнего мира кордоном из военных, а во-вторых, невозможность легализоваться, даже если я смогу миновать встречи с солдатнёй.
В каком-то смысле я сам загнал себя в ловушку - если бы я сразу двинул к больничке и вколол себе розовое вещество, вакциной именуемое, то были бы варианты дальнейшего действия (если бы сразу не помер, конечно), но история не знает сослагательного наклонения. Захотел почувствовать себя всемогущим? Попробуй, но потом не жалуйся.

Во всяком случае, на моей стороне физические кондиции, возведённые в абсолют, и регенерация - не имею желания проверять её границы и пределы, но всё же зажившая прямо на глазах кисть руки даёт хоть кое-какое понимание. Ещё - возможность чувствовать наличие заражённых и определённое знание обстоятельств канона, но с моим появлением сама канва событий и их причины автоматически улетели в тартарары.
Против меня играет внешность, из которой проистекает невозможность нормально коммуницировать, и тот факт, что тело - проект 'Амбреллы', который они вряд ли оставят без внимания.

− Я уже и забыла, каково это - успокаивать паникующих гражданских, − в цепочку моих размышлений органично встроилась Джилл, вошедшая в вагон и буквально рухнувшая на диван. - Ты как, здоровяк?

Чертовски приятно, когда за тебя переживают. Особенно, когда это делается ненавязчиво и таким человеком.

− 'ЛАЩ ЗАЩИТИЛ 'ЕНЯ ОТ ИЗ'ЫТКА С'ИНЦА ' ОРГАНИЗ'Е, А РУКА... С'ОТРИ СА'А.

После этого осталось лишь предъявить уже полностью зажившую ладонь. Взгляд девушки не задержался надолго, та лишь покачала головой и ответила:
− Ты явно делаешь успехи в юморе, Немедан, но всё же лучше обойтись без подобных... стимуляторов. Что ты такого сказал ему, и какого чёрта вообще произошло? - резко переключилась Валентайн.

Мысль о том, что моя коллега по несчастью не владеет великим и могучим пришла с некоторым опозданием, впрочем - у меня есть заготовленная версия.

− ЭТО 'ЫЛ НИКОЛАЙ ЗИНО'ЬЕ'. ОН Я'ЛЯЕТСЯ ОДНИМ ИЗ НА'ЛЮДАТЕЛЕЙ, КТО ДОЛЖЕН 'ЫЛ СО'РАТЬ ДАННЫЕ 'О... − не знаю, как сказать корректнее, поэтому придётся говорить максимально просто. - 'НЕ, И ТО'У КАК Я ДЕЙСТВУЮ. Я 'ИДЕЛ, КАК КУРАТОР 'РОЕКТА И'ЕНИ 'ЕНЯ С'ЯЗЫВАЛСЯ С НИ', ЕЩЁ ДО ТОГО КАК Я ОКАЗАЛСЯ ' ЭТО' ГОРОДЕ.

Джилл понадобился примерно с десяток секунд, чтобы осознать то, что я сказал. Очередная ложь - но в принципе, достаточно достоверная, которая, к тому же, хорошо ложится на уже полученный девушкой опыт. Да и подозреваю я, что с Михаилом должно быть то же самое, но в этот раз Лис перехитрил сам себя, покушаясь на капитана - такие действия не оставляют простора для фантазии. В общем, Коля частично выведен из игры, хотя бы по факту его 'разлада' с нашей группой.

− Он мне сразу не понравился... Помнишь автомастерскую? − слегка помотала головой Джилл, словно пытаясь отогнать воспоминания. - Это он убил Мёрфи.

Мне оставалось лишь неодобрительно покачать головой. И слава Перуну всемогущему, что моё лицо не может выражать эмоции - из меня актёр, как из говна пуля. Вряд ли бы я смог достоверно сымитировать лицевую реакцию на подобную новость - я ведь, де-юре, не видел, как седовласый хладнокровно застрелил Мёрфи, пусть тот и был заражён.

− Значит, капрал Сикер тоже погиб...

В вагон зашли все оставшиеся на станции спецы из U.B.C.S.
Удивительно, но что на лице Тайрелла, что на лице Карлоса я видел серьёзные такие намёки на раскаяние. Михаил, после своей реплики кивнул мне, и, несмотря на мой довольно-таки средний навык чтения посыла по лицу человека, я прекрасно понял, что капитан простым движением обозначил и благодарность за спасение, и то, что вопросы с 'накосячившими' подчинёнными решены.
Да-а-а, силён дед... И я очень рад, что с ним удалось наладить, если и не добрые отношения, то заложить их хороший фундамент.

− Меня зовут Карлос, Карлос Оливейра, − представился заочно знакомый мне латинос, протянув руку. - Извини за пальто, мужик.

Ну что же, мне оставалось только пожать его руку в ответ. Интересно, а ему эта, без дураков, шикарная шевелюра целиться не мешает?

− 'ЕЗ 'РО'ЛЕ', 'АГА.

− Э... Мага? - непонимающе уставился на меня Карлос, но реплика была не для него - всё же, юмор есть юмор, и Михаил, несмотря на общую ситуацию, зашёлся хриплым смехом. - Ок-кей, здоровяк...

− А я − Тайрелл Патрик, для друзей просто Ти, − поспешил представиться выходец из Суринама, выдавая при этом чуть ли не хрестоматийно 'британский' английский, что было приятным для меня, как изучавшего 'британский' подвид этого языка приятным сюрпризом. - Присоединяюсь к Карлосу: извини, не разобрались.

− 'РИНИ'АЕТСЯ.

Африканец выдал улыбку на все 32 зуба, и достал вечно актуальную пачку 'Мальборо', смачно засмолив прямо в вагоне. Джилл к нему присоединилась, а Оливейра, к моему удивлению, отказался.

− Спасибо тебе, Немедан, − подошёл ко мне вплотную капитан, искоса глядя на своих бойцов. - Я бы хотел поговорить с тобой, тет-а-тет.

Я просто пожал плечами, и мы вместе вышли из вагона на перрон. А поскольку разговаривали мы наедине, я решил перейти на русский - мне несложно, а человеку приятно. Надеюсь.

− О ЧЁ', 'ИХАИЛ?

− Мне бы хотелось узнать правду, − хмыкнул капитан, также перейдя на родной язык и вновь заставляя меня обливаться холодным потом. - Знаешь, есть такое выражение: коней на переправе не меняют.

− Я...

− Подумай, Немедан, − в голосе Михаила отчётливо прорезались нотки стали, несмотря на ранение. - Я уже сказал - если тебе доверилась Джилл, то доверюсь и я. Но всё же, если я ещё могу поверить в существование разумного биологического оружия, тем более созданное из человека... То вот поверить в то, что ты знаешь, что такое 'культурный код' и способен шутить через призму такого кода... − капитан покачал головой, не сводя при этом взгляда с моего лица. - Только не говори мне про то, что тебе внедрили понятие о культурном колорите в лаборатории где тебя мастерили или про то, что ты сам научился, ладно? Свежо предание, но верится с трудом.

Да ебись же мой пиздоклятый язык троебучим проёбом! Захотел, блять, разрядить обстановку! Да он просто ёбаный детектор лжи! И что мне делать в этой ситуации?! Нет, есть, конечно, один вариант, но если я хотя бы на йоту проебусь и с ним... Хотя, выбора нет: либо бежать к херам, и мне настанет просто капитальный пиздец, либо ошибиться вновь - итог будет тем же. Осталось лишь молиться на собственное знание канона и материть японцев, не давших нормальных фамилий русским, кроме грёбаного Кольки.

− Х-Р-Р-Р-Р... ХОРОШО. КА'ИТАН, − попытался официально начать я, подавив непроизвольный хрип. − 'А' ЗНАКО'А ТАКАЯ ЛИЧНОСТЬ КАК 'ОЛКОВНИК СОВЕТСКОЙ АР'ИИ СЕРГЕЙ?..

− Полковник Владимиров? Сергей Владимиров?! - перебил меня Михаил, явно слегка сорвавшись в эмоциональном плане.

− ...ДА, − мне оставалось лишь кивнуть. Если столь спокойный и многоопытный человек как Михаил перебил меня... Значит, дело, как минимум пахнет керосином, и мне необходимо быть очень осторожным, и наконец взять себя в руки, больше не проёбываясь на таких мелочах как 'национальный колорит'.

− Знаком, ещё как знаком, − капитан машинально потёр виски, явно пытаясь или усмирить воспоминания, или же возникшие мысли. - И к чему ты задал этот вопрос, Немедан?

− ЭТО ТЕЛО Я'ЛЯЕТСЯ ЕГО ГЕНЕТИЧЕСКИ' КЛОНО'. ОТЧАСТИ, Я О'ЛАДАЮ НЕКОТОРЫ'И 'ОС'О'ИНАНИЯ'И С'ОЕ'О 'РАРОДИТЕЛЯ. КАКИЕ-ТО - ОЧЕНЬ ЧЁТКИЕ, ИНЫЕ - ЛИШЬ С'АЗАННЫЕ О'РАЗЫ. ОН ОДИН ИЗ НЕ'НОГИХ, ЧЬЯ И'УННАЯ СИСТЕ'А РЕАГИРУЕТ НА 'ИРУС Т... 'О ИНО'У. 'ПРОЧЕМ, 'АЖНО НЕ ЭТО - В ВОСПОМИНАНИЯХ СЕРГЕЯ 'АС НЕТ, ЛИ'О ЖЕ ОНИ 'РОСТО НЕ СОХРАНИЛИСЬ. ЧТО 'АС С'ЯЗЫ'АЕТ, КАПИТАН?

Михаил Викторович очень пристально смотрел на меня примерно с полминуты, и эти тридцать секунд показались мне вечностью. Я не знаю какие у него были мысли, но точно не про то, как всё хорошо и радужно. Да и я конкретно так беспокоюсь, очень уж... Неоднозначная реакция у капитана.

− Полковник Владимиров... − капитан пожевал губы, пытаясь собраться с мыслями. - Он был самым молодым человеком в таком ранге. В советской армии очень тяжело было пробиться, у каждого офицера есть свой сын, понимаешь?

Мне оставалось только кивнуть. Интересная история закручивается...

− А он смог. Да как смог! Его ведь любили, и сверху, за красивые отчёты, и снизу - за то, что действительно был умелым и толковым командиром... Только вот и у такого человека найдутся враги. В 1991 году, семь лет назад, незадолго до распада СССР я был старшим лейтенантом. Из воинской части, чьим командиром был Владимиров начали пропадать люди, и меня поставили во главе комиссии по расследованию данного инцидента.

Охуеть. Так получается капитана и полковника связывает давняя история? Сказать, что я удивлён - ничего не сказать.

− И я честно сомневался в том, что Сергей может быть причастен к такому. Да к чёрту, вся комиссия думала, что нас просто послали пропесочить полковника и потрепать ему нервы! - Михаил всё больше ярился, явно глубоко уйдя в воспоминания. - Только вот то, что казалось нам лишь надуманным поводом, а то и откровенной клеветой, оказалось правдой... Из части действительно пропадали люди, и мы так и не смогли понять куда: стал ребром вопрос об утрате доверия и более серьёзном расследовании, но полковник... - из капитана словно вынули стержень, и в этот момент я понял, что он уже действительно не молод. - Он сбежал, скрывшись в неизвестном направлении. Да и страна после этого недолго прожила, и всем стало резко плевать на одного дезертира.

Это полный и абсолютный пиздец. Получается, Сергей работал с 'Амбреллой' ещё когда служил в военных силах СССР, а не просто сбежал под 'зонтик' после распада Союза? Во всяком случае, мне теперь становится понятным, почему ему позволили сохранить столь высокий чин при переходе, да к тому же стоять у истоков U.B.C.S.
Какая же, мать его шлёп, ирония. Получается, капитан служил в структуре, основанной тем, кого он когда-то уважал. И что-то мне так подсказывает, что сам мужчина об этом не знает, как не знал и о том, что к этому зомби-брейкауту причастна корпорация. Но я могу выдать другую, достаточно очевидную мысль - и мне кажется я даже знаю, почему сам Михаил не хотел думать об этом.

− КА'ИТАН, ЭТОТ... ЧЕЛО'ЕК РА'ОТАЕТ НА 'АМ'РЕЛЛУ' С 1992 ГОДА. И Я У'ЕРЕН, ЧТО 'РО'А'ШИЕ ЛЮДИ СТАЛИ 'ОДО'ЫТНЫМИ КОР'ОРАЦИИ, 'УСТЬ Я ЭТО'О И НЕ ПОМНЮ...

***Чуть ранее: Карлос, Патрик и Джилл***


− Слушай, это тот гражданский, о котором ты говорила?

Джилл кинула взгляд на Оливейру, и, закинув ногу на ногу, выдержав паузу в двух затяжках, сказала:
− Да, а что?

Наверное, самой искренней и честной была реакция Тайрелла, чьи затяжки стали чуть дольше, а лицо тронула усмешка, которую тот удачно прикрывал рукой, приготовившись к интересной постановке под названием 'Влюблённый латинский парень и сильная и независимая девушка'. Для Патрика, работавшего с Оливейрой уже два года, не было секретом, что горячему Ромео пришлась по вкусу холодная Джульетта. И холодна она была явно от той красно-белой эмблемы, которую тот носил на левом плече.

− Ну он... Кхм... Как бы, не очень обычный, да?

Мисс Валентайн улыбнулась. Но не так, как она улыбалась в редкие моменты расслабления, или когда Немедан достал сигареты, которые она сейчас и курит. Она улыбалась так же в те моменты, когда очередной зомби находил окончательный покой от её рук, и она знала, что точно никому больше не навредят.

− Да, не очень, ты прав - благодаря твоим работодателям. Но это не помешало ему спасти мою жизнь. И что дальше?

Тайрелл закашлялся, помахав рукой обратившей на него внимание парочке, мол, 'всё нормально, не отвлекайтесь, продолжайте'. Впрочем, к вящему удивлению и Джилл, и Патрика, Карлос смутился, и не выдержал прямого взгляда девушка - хотя он далеко не робкого десятка.

− Капитан Виктор рассказал мне, − голос мужчины стал тихим и в него проникли нотки раскаяния. - Это действительно ужасно, и я надеюсь... Нет, я сделаю всё, для того чтобы корпорацию настигло правосудие!

Тайрелл... Оставался самим собой. Африканец пусть и был авантюристом, но чувство реальности при этом никогда не терял, и даже когда его с подельниками загребли за торговлю списанным оружием во Французском иностранном легионе, отдавал себе отчёт, что выбраться из такой ситуации можно, разве что, по волшебству. И волшебником тогда стала мисс 'Амбрелла', которая на поверку оказалась той ещё Мамоной. Патрик был тем, кто легче всего принял новость о том, что его наниматель - та ещё скотина, хотя бы потому, что на отсутствие мозгов он никогда не жаловался, и всё стало понятно уже когда его выдернули прямо из-под носа Интерпола, вежливо 'попросив' поработать ближайшие пять лет на транснациональное чудовище.

Карлос же был его полной противоположностью - младше на добрый десяток лет, куда менее опытней, и всё ещё не снявшим розовые очки. Шутка ли, когда тому было девятнадцать, он уже был главой одной из Мексиканских ячеек 'настоящих' коммунистов, противостоящих и Пиньейру с партидо-коммунистами, и Фернанду Кардозу с его социал-демократами. Естественно, как и всяких революционеров со взором горящим, мешающим взрослым дядям вести большую игру, того быстро отправили в места не столь отдалённые... Естественно, мисс 'Амбрелла' вновь сказала своё веское слово, позволив тому не коротать остаток своих дней в тюрьме, а хоть как-то жить. Пусть за последние пару лет тот слегка заматерел, да и приобрёл некоторую долю цинизма, но всё ещё не потерял веру в человечество.
На взгляд Патрика это было самой большой ошибкой его младшего коллеги, на взгляд Карлоса - это было частью его внутреннего стержня, которая помогает тому не надломиться, а на взгляд Джилл − это было непростительной глупостью, доверять абсолютно бесчеловечной компании.

− Если это так, Карлос, то я начну тебе доверять, − хмыкнула Валентайн. - И не дай Бог, тебе взбредёт в голову переметнуться к бывшему работодателю. Такое не прощают, и думаю, мой новый друг будет со мной согласен.

− Я не подведу, Джилл! - горячо заверил ту латинос. - Клянусь!

Тайрелл даже засмотрелся на этот комок наивности и идеализма. Как ни крути, но Карлос всё ещё формировался как личность, даром что выглядел на добрый пяток лет старше своего реального возраста.
Даже Валентайн, на его взгляд, была куда как более заматеревшей, несмотря на несколько более мягкие условия: регулярная армия в одной из самых богатых стран мира отличалась от бразильских повстанцев так же, как зомби от здорового человека. Наверное, если бы она была чуть более 'свободна' в своих жизненных принципах, то как знать, может из неё вышла бы неплохая наёмница.
По-доброму усмехнувшись, Патрик докурил уже почти кончившуюся сигарету, кинув фильтр прямо под ноги - сейчас такие мелочи как чистота неважны от слова 'совсем'.

Да и тайминг вышел достаточно удачным: в этот момент в вагон как раз вернулись Немедан с Михаилом. Последний пребывал в глубокой задумчивости, но Патрику, как человеку неплохо разбирающемуся в психологии, было понятно, что их новоявленный товарищ поделился некой ценной информацией с командиром.

Немедан... Тайрелл не то чтобы боялся (насколько вообще может здравомыслящий человек не бояться искусственно выведенного, самостоятельного и абсолютно разумного оружия), но в достаточной мере опасался этого странного создания, слишком уж похожего на Хомо Сапиенс. Просто потому, что неизвестно, что там в нём накрутили яйцеголовые, которые не могут даже контролировать собственные изобретения. Для себя он решил пока присмотреться и стараться не поворачиваться спиной, несмотря на то, что Михаил посоветовал доверять и приказал не провоцировать его.
Мисс Валентайн же в своём отношении уже точно определилась. Немедан - человек. Точка.

Карлос... Бразильский горячий парень был в своём репертуаре - он просто не знал, как относиться к неведомой зверушке в бронепальто и c реакцией демона. Когда одежда держит попадания штурмовой винтовки менее, чем с десяти метров... Это вызывает определённый дискомфорт у стреляющего, даже если именно это пальто предотвратило столь ужасную, в глазах Оливейры, ошибку. Как бороться с тем, кого не берут пули, и вряд ли возьмут кулаки? Карлос не знал, но после речи Джилл даже та небольшая толика желания узнать ответ на этот вопрос в нём окончательно умерла. Немедан резко стал своим. Необычным, отпускающим странные фразочки (или это было всё же прозвище?), но своим. Мировоззренческая дихотомия во всей красе.

− Тихий час окончен, мальчики и девочки, − обратился ко всем капитан. - Я не буду скрывать, что хотел бы идти с вами, но из-за этого, − Михаил постучал пальцем по бронежилету, там, где незаменимый в нынешней ситуации предмет гардероба был орошён кровью. - Я не смогу держать темп, или хуже того - не успею среагировать на экстренную ситуацию. Поэтому я отправлюсь с гражданскими, выведу их из города. Как только меня подлатают на блокпосте, я сразу же свяжусь с вами - держите рации включёнными.

Все присутствующие покивали, полностью соглашаясь с Михаилом. Сейчас тот был не просто бесполезен с точки зрения огневой мощи. Он был обузой, как бы то ни было неприятно даже самому уроженцу Ленинграда. Благо, осознавали это все, и возражений не последовало.

− Если я не выйду на связь до того момента, как вы найдёте Барда, свяжитесь со мной сами. Но в условиях... Скажем так, резко подорванного авторитета нашего работодателя, я хочу перестраховаться. Пароль и отзыв: 'Берлин-Токио'. Но самое главное: если вам кто-то будет пытаться втюхать 'Москва-Питер'... − тут уже самообладание уставшего командира всё же дало трещину, и у того вырвался непроизвольный выдох. − Значит, меня захватили и вам больше нельзя никому верить, кроме как друг другу. Но в любом случае, вы должны вывезти и доктора, и его сыворотку из города. Вы меня поняли?

Взгляды всех присутствующих, даже Немедана, скрестились на Карлосе. Да и у самого Михаила были сомнения только по поводу этой горячей головы. Джилл чем-то напоминала капитану уже давно покинувшую этот мир дочку - такая же боевитая, но от того не менее добросердечная, и готовая пройти огонь, воду и медные трубы ради тех, кого она считает друзьями. Если всё же выберется из этого кошмара - далеко пойдёт.

Тайрелл. Этот чертяка нигде не пропадёт, в этом командир тоже был уверен - у того на редкость здравая картина мира для того, кто попался на поставках оружия на чёрный рынок. Лишь бы не переоценил себя, и не свернул шею по глупости.

Немедан. Этого вряд ли даже пулемёт так просто свалит, и потому он не отказал себе в личной просьбе. Не оставить от 'Амбреллы' камня на камне, и если будет возможность - убить Зиновьева и Владимирова, если с ним самим что-то случится. Пусть Немедан и отнекивался, но в конце всё же сдался и пообещал капитану выполнить его просьбу. Капитан чувствовал, что в этом вопросе ему можно доверять. Иногда кроме интуиции у человека нет ничего, и остаётся положиться лишь на слова и собственные ощущения.

А Карлос... Что ж, по крайней мере он верный товарищ, неплохо стреляет и сможет намять бока даже охочим до плоти безмозглым тварям. Этого более чем достаточно, даже несмотря на излишнюю эмоциональность.

Оливейра подтвердил мысли своего командира, вытянувшись по струнке и отдав тому честь, чётко сказал: − Так точно, сэр! Сделаем всё в лучшем виде! И я бы хотел сказать... Честь служить под вашим началом!

К удивлению самого капитана, тот же жест повторил Тайрелл, а за ним - Джилл, и даже Немедан.
Старому вояке осталось лишь повторить их жест, и укрывать внутри приятное чувство надежды, не выпуская его наружу.

Впереди было ещё очень много работы, которая по уровню своей сложности уверенно перешагивала планку невыполнимой, но... Возможно, всё получится. Надежда издревле питала людей, помогая даже в самые тёмные времена.
Сейчас у Михаила была лишь надежда. А когда причиной надежды являются такие люди, то просить большего у злодейки-судьбы просто глупо.

ГЛАВА 7

***29 сентября, 02:10: Альберт Вескер - бывший командир отряда S.T.A.R.S. и сверхчеловек***


В огромном кабинете царила непривычная тишина. Не было слышно звуков клавиатуры или гудения сверхмощного передатчика.
Альберт, дитя проекта 'Вескер', неподвижно замер перед огромным панорамным окном, бездумно глядя куда-то вдаль. Расстилающийся перед ним потрясающий вид ночного Сиэтла, сияющего разноцветными огнями, бурлящего, невзирая на поздний час, его совершенно не интересовал. Спроси кто сейчас, что он видит, он бы даже затруднился ответить. Не до этого было. Он просто смотрел в темноту, привычно держа руки за спиной и раздумывая о том, что сообщил ему его агент несколько минут назад.

Брейкаут T-вируса в Раккун-сити не стал для Вескера неожиданностью. Совершенно. Всё было предсказуемо: и действия корпорации, и действия властей. Однако... Носитель особой крови не ожидал, что в городе будет нечто, кроме G-вируса, способное его заинтересовать. Для искушённого интригана с немалым опытом работы в лабораториях 'Амбреллы' стало загадкой, откуда в городе взялся опытный образец проекта 'Немезис Тип-Т'. Да ещё какой образец, если верить агенту...

'Немезис', или как он сам назвал себя − Немедан. Истинная жемчужина биоинженерии на стыке паразитостроения и вирусостроения. Вескер уже начал подумывать, как наложить на этот любопытный образец свои жадные лапы. Ведь если вдуматься, вирусы любого толка уже скоро канут в лету. Да, всё ещё сохранялась надежда на вирус 'Голгофа', ради которого он недавно отослал в город своего лучшего агента. Причина такого интереса заключалась в том, что G-вирус фертилен, а следовательно его носители способны к репродукции, а сам вирус проводит куда более глубокую перестройку организма, нежели ущербный в самом базисе T-вирус, мало чем отличающийся от вируса 'Прародитель'. Альберт же, тем не менее, уже давно понял, что будущее за паразитами. Вирусы могут стать хорошим подспорьем для них, но не заменить.

Этот проект уже давно привлек к себе внимание Вескера, и не зря. Когда-то он обратил внимание на то, что сочли вершиной биоинженерии. Были все признаки того, что 'Тиран' может вырасти в очень многообещающей и разветвлённый проект, надо было только правильно подтолкнуть своих, уже бывших, коллег. Возможно, и поучаствовать самому, ведь несмотря ни на что, блондин был прекрасным учёным с глубочайшим пониманием области собственных исследований и огромным количеством практики за плечами. Казалось бы, пользуйся плодами работы бывших коллег.

Но что с того? Тираны оказались крайне слабыми противниками, в чём Альберт смог убедиться лично. Откровенно бестолковые и несуразные мутации, имеющие исключительно экстенсивный характер, направленный на банальное увеличение объёмов биомассы и её формы, но не сути. Вескер уже был готов отрезать направление по работе с 'Тиранами', как с тупиковой ветвью, но из Европы пришли любопытные сведения.
'Немезис' был именно тем, чего Альберт и ожидал когда-то от проекта 'Тиран' в частности и всего T-вируса в общем. Подумать только, автономное биологическое вооружение, способное пользоваться человеческими образцами лёгкого огнестрельного и тяжёлого оружия... Это только на бумаге. А по факту: разум, близкий к человеческому, намётки на моральные ценности, и самое главное - стадный инстинкт.
Вескер не мог охарактеризовать желание этого... Существа присоединиться к другим выжившим по-другому.

Безусловно, оставался открытым вопрос доверия к агенту - Альберт, как человек в полной мере доверяющий лишь себе, осознавал, что полностью полагаться в таких вопросах на наёмников, которые ко всему прочему имели очень смутные представления о сущности биоорганического вооружения, просто глупо. Но с другой стороны, он имел отличное представление о природе человека и понимал, что здесь стоит лишь два вопроса: квалификации и цены. Во втором Альберт не сомневался, ведь такие люди заинтересованы лишь в деньгах... Глупцы. Но пока они полезны лично ему, Вескеру, то на подобные недостатки можно закрыть глаза - ведь заплатил он куда больше, чем 'Амбрелла'. А первое... Что ж, если агент Зиновьев имел неосторожность приукрасить правду во благо собственного кармана, то жизнь его будет недолгой, но очень яркой − блондин не терпел лжи касательно важных для него предметов или данных.

Но всё же, если возвращаться к главному объекту доклада... Альберт поймал себя на любопытной даже для него самого мысли, что этот... 'Немедан' интересен ему не только с позиции очередной ступени к власти, но и чисто с исследовательской точки зрения. Какие процессы в этом странном организме привели к столь любопытному выверту мутации? Ведь мозга нет, его заменял паразит типа NE-α, что контролировал тело, некогда бывшее простым и не отличающимся от себе подобных 'Тираном'. Следовательно, паразит, имея доступ к инструменту в виде гуманоидного тела, во-первых, мог разговаривать, а во-вторых, обладал относительным здравомыслием, не отправившись к ближайшему наблюдательному посту корпорации, что приводит к третьему, и самому главному - паразит обладал свободой воли и явно имел тягу к жизни, не желая подчиняться своим хозяевам и вновь становиться подопытным.
Это было... Захватывающе. Глупцы сами не поняли, что создали, и до сих пор не осознали, что они выпустили на свободу первое искусственно выращенное РАЗУМНОЕ существо.

Но была одна существенная проблема, и имя этой извечной проблеме - нехватка кадров. У Вескера было множество агентов самой разной квалификации, способных на выполнение сложнейших миссий. Но у него не было армии, или как минимум - роты людей, способных на силовые операции по захвату столь многообещающего объекта. Альберт не обманывал себя: если верить даже тем скудным строчкам информации, полученных от его шпионов в европейском отделении корпорации, это создание способно сражаться с многократно превосходящими его силами без особых проблем. Невероятная физическая сила, скорость, и, как вишенка на торте этого великолепия человеческого гения - регенерация, по сравнению с которой реанимация мёртвого тела вирусом T покажется лишь детским лепетом.
Альберту было до скрежета зубов неприятно. Он предпочитал полагаться на качество людей, а не на их количество, и сейчас его принцип впервые дал сбой. К сожалению, времени с его ухода из рядов 'Амбреллы' прошло немного, и он банально не успел за пару месяцев создать себе личную армию. Сейчас просто некого было послать на захват столь многообещающего гуманоида, а разбрасываться людьми, что на данный момент не имели заданий от него, было непозволительной глупостью, которая привела бы лишь к уменьшению доступного Вескеру человеческого ресурса.

Под тёмными очками блеснули цветом магмы змеевидные глаза, выдавая секундный гнев своего владельца. Впрочем, гнев погас даже быстрее, чем возник - самоконтроль был краеугольным камнем личности блондина, который и позволил ему вести подобный образ жизни.
В конце концов, Альберт умел ждать, если понадобиться - даже годами. Нужно лишь дать необходимые распоряжения агентам, что находятся в городе, о сборе данных. Даже текстовые выкладки могли многое дать в условиях дефицита информации.

Вескер, распахнув пиджак, направился к компьютеру, собираясь вновь делать то, что он умеет лучше всего: дёргать за нужные ниточки. Глаза тускло мерцали под очками, переливаясь расплавленной медью, выдавая предвкушение.

− Ты очень любопытен, 'Немедан'... − тихий голос поколебал тяжёлую тишину. - И я выясню, что ты такое.

***29 сентября, 02:30: Немедан, Джилл Валентайн, Карлос Оливейра и Тайрелл Патрик - на подходе к департаменту полиции Раккун-сити***


Что ж, вот наконец-то и он - R.P.D.

Культовое для многих людей место, бывшее некогда музеем, а нынче - полицейский участок, точка пересечения судеб множества людей и просто рассадник зомби.
Путь вышел недолгим, и на удивление - достаточно простым. Немёртвых на нашем пути было откровенно немного, едва ли мы встретили даже три десятка по пути сюда. Похоже, пик паники прошёл, и все, кто не был вооружён, уже заражены - остальные либо сидят по квартирам, запершись на все замки, либо попытались (а может и всё ещё пытаются) эвакуироваться в индивидуальном порядке. Но что меня волнует, так это речь, доносящаяся из громкоговорителей, что имелись в огромном количестве на столбах и углах зданий. Сводилась она к тому, что все выжившие должны как можно быстрее проследовать к полицейскому департаменту. Мне же прекрасно известно, что там, возможно, уже обитает ещё один Тиран - уже в шляпе, и скорее всего, под прямым контролем, что пусть и маловероятно, но возможно. Впрочем, его там может и не быть, пока что, - увы, точного времени 'десантирования' мистера Х в участок я не знал.

Однако я все же надеюсь на своё чутьё, помогающее мне определять организмы, в которых есть вирус Т. Другое дело, что в принципе, при первом рассмотрении, собрать людей в одном охраняемом месте - здравая идея... Но на второй мы имеем кучу не добравшихся до здания и пополнивших собой ряды подгнившей армии гражданских, а те, что доберутся - столкнутся с малым количеством полицейских, которые просто не смогут обеспечить должный уровень безопасности, и даже если этого будет недостаточно, то уж имеющиеся внутри зомби и Тиран, имеющий директиву к уничтожению всех людей внутри, просто добьют немногочисленных выживших. Как мне кажется, содержание речи, что беспрерывно доносилась из хрипящих динамиков, не обошлось без волосатой руки корпоратов, что очень глубоко пустили свои щупальца в государственный аппарат в целом, а в этом городе, в частности, и вовсе имели почти безграничную власть.

Впрочем, было во всём этом и кое-что положительное - пятнадцать минут назад на связь вышел Михаил. Он вполне удачно добрался до блокпоста американских военных на окраине города, близ дока Мендес, и те принялись латать нашего бравого капитана, заодно проводя тщательный осмотр каждого из выживших. Каково же было моё удивление, когда капитан сказал, что у них есть 'спрей' и он быстро встанет на ноги.
На мой вопрос, о чём идёт речь, я получил небольшую лекцию от Джилл и Ти. Оказывается, то, что я считал игровой условностью, было местной... Даже не знаю, как сказать... Данностью, так будет лучше всего. Здесь были и травы, и спрей. Второй, что было интересно, производился из первого.

Травы, если судить по рассказу, были самым обычным явлением для этого мира. Теперь я был уверен, что это абсолютно иной мир, а возможно - иная вселенная. Девушка сказала, что ещё с древних времён люди научились излечивать раны и побеждать болезни, используя травы. Эти любопытные кактусы росли лишь в трёх странах мира: в США, Японии и России. Ещё интереснее, что в Америке они росли лишь в Арклейских горах, в Японии - у подножия горы Фудзияма, на территории национального парка Фудзи-Хаконе-Идзу, а в России эта трава произрастала сразу в двух местах - на Камчатке и Урале, так же, как и в Японии, у подножия гор. Любопытно, что траву до сих пор было невозможно вырастить в лабораторных условиях, а попытки вырастить её в других странах тоже не увенчались успехом. Естественно, все места с этой культурой были приватизированы государствами, на чьих территориях они и находились, строжайше охраняясь от любителей наживы.
Что любопытно, зелёная трава, помогающая залечивать физические раны, росла во всех этих странах, тогда как синяя, помогающая бороться с интоксикацией опасными веществами и обычными отравлениями, была эндемиком Арклея близ Раккун-сити. Красная же, чьи полезные свойства были открыты лишь недавно и сводились к усилению свойств зелёной на порядок, росла на Камчатке и в Японии. Жёлтая же, что ещё даже не поставлялась за границу и росла лишь на Урале, но на которую облизываются учёные и силовики всех цивилизованных стран, была чуть ли не волшебной палочкой - достоверно известно, что она помогает укрепить иммунитет и самое главное, при правильной обработке − даже сделать мышечные волокна идеально розовыми - при этом нет побочных эффектов, а само воздействие не проходит со временем. Исследования же были до сих пор не окончены.

Ти, как успевший поработать с чёрным рынком, сказал, что один лишь лист такой травы может стоить от трёх тысяч долларов, а если кто-то будет иметь счастье достать целый и живой куст, то может рассчитывать на триста тысяч вечно живых американских президентов.
Спрей же, насколько я понял уже из рассказа Джилл, является возгонкой этой травы с использованием ещё десятка медицинских веществ. Производился он со второй половины семидесятых годов, вот так сюрприз, 'Амбреллой', что и позволило ей стать одним главным локомотивом мировой фармакологической отрасли, и по сей день принося баснословный доход. Хотя уже к 1985 году процесс производства стал секретом Полишинеля - сейчас у всех крупных стран имелись собственные аналоги, ничем не уступающие оригиналу. По сути, спрей был местной панацеей, эдаким медигелем. Он эффективно тонизировал организм, боролся с открытыми ранами, ускоряя свёртывание крови и подстёгивая естественную регенерацию организма в тысячи раз, не менее эффективно при этом же борясь с простыми болезнями или серьёзно замедляя процессы тяжёлых заболеваний, которые всё ещё не были побеждены, сводя их симптомы к минимуму (такие как рак и астма) и позволяя людям жить полноценной жизнью.

Такая информация от моих спутников, честно говоря, ввела меня в состояние, близкое к шоковому. Единственным препятствием к тому, чтобы упразднить институт медицины стала конская цена на такие спреи - от полутора тысяч долларов за один бутыль. Ну ладно, это я погорячился, конечно, - открытый перелом такой спрей, естественно, не залечит. Так же, как и не сможет извлечь пулю или осколки, помочь с повреждениями мозга, да и конечность отрастить тоже не выйдет. Но всё же, это достаточно серьёзное подспорье в борьбе со многими повреждениями, и Михаил уже порывался отправиться к нам - даже по его голосу было слышно, что он сильно приободрился. Однако, что-то мне настойчиво так подсказывало, что вряд ли его отпустят обратно - одного, во всяком случае. И вряд ли у армии есть распоряжение об эвакуации выживших собственноручно, хотя я бы поставил на то, что дед так просто не сдастся.

− Пришли.

Что ж, пора включаться и отложить размышления подальше. Мы подошли к входу на территорию участка. Главные ворота были всё ещё открыты, а вокруг всё так же не было зомби - лишь редкие горящие авто. Начали быстро заходить: первым шёл Карлос, за ним Ти, потом Джилл и замыкающим был я. Правда, под меня пришлось распахивать ворота сильно больше, чем под обычного человека, и это было связано с тем, что я не вписываюсь в габариты обычного человека лишь во вторую очередь - дело в том, что я нёс на своём горбу M202, который куда более известен как 'четырёхствольная базука' или же как визитная карточка полковника Мэтрикса. Откуда она, и как мне её доверили?
Ну, всё достаточно просто: по канону Карлос использовал её, чтобы подпалить (потому как де-факто это не базука, а реактивный огнемёт) и без того не модельное личико Немезиды, сейчас же такой надобности не возникло, в связи с чем у нас было довольно-таки серьёзное оружие, которым можно... Да много чего можно.
А доверили мне её нести по одной простой причине: эта дура весила больше двенадцати кило, и без снижения мобильности её мог тягать только я. Правда, Тайрелл настойчиво меня попросил не стрелять из неё, и особенно - в замкнутых пространствах. Видимо, моё лицо всё также не вызывает доверия, но я не идиот - и представляю, что использовать эту штуку можно только в действительно крайнем случае.

− Так, ладно, дверь заперта, − сказала Джилл. - Есть отмычки?

− Умеешь взламывать? - спросил Ти, получив закономерный кивок от девушки. - Держи.

Что ж, мисс Валентайн приступила ко взлому, а мы встали в полукруг, контролируя периметр. Как назло, именно в этот момент из-за угла вышло напоминание из прошлого, хрипя и издавая рычащие звуки. Жёлтый жилет и полная фигура не оставляла сомнений - это Брэд Викерс. И провалиться мне на месте, я честно надеялся на то, что этот парень выживет!
Но, к сожалению, невозможно быть в нескольких местах одновременно. Винтовки Оливейры и Патрика уже были направлены на него, пока тот медленно подбирался к нашей группе. И надо же было Джилл обернуться...

− Брэд...

Я не смог отказать себе в том, чтобы посмотреть на неё, мне хотелось понять - что сейчас происходит внутри неё? Впрочем, не нужно быть гением, для того, чтобы понять по внешнему виду девушки, что с ней: выглядела она так, словно из неё вынули внутренний стержень. Ти и Карлос переглянулись - они явно поняли ситуацию и друг друга без слов, сняв оружие с предохранителя.

− Не надо! - дрогнул голос девушки. - Я сама...

Раздался звук расстёгиваемой кобуры. Зомби медленно ковылял, опираясь на сломанную ногу.

− Прости, Брэд...

− П... Прости-и...

В этом хрипе, который очень сложно назвать словом, не было никакой осознанности − лишь попытка симулировать услышанный звук. И это стало последней каплей: Джилл всадила пяток пуль в голову существа, что некогда было пилотом, настолько быстро, насколько это позволяло её оружие, выдавая гнев и горечь владелицы. Тело рухнуло, не издавая ни звука.
Девушка же резко вернулась к взлому, больше не глядя на труп и не говоря ничего.

Карлос потёр шею, явно желая что-то сказать, но при этом не имея в запасе нужных слов. Тайрелл же слегка поморщился, явно прикидывая, какой бы была его реакция в таких же обстоятельствах.

Мне же это сказало намного больше. Если не обстоятельства, я бы просто по-человечески обнял бы Джилл, стараясь максимально поддержать, но, увы - не то время, не то место. Так что оставалось лишь радоваться, что она смогла сделать ещё одно волевое усилие над собой, которое, возможно, поможет ей в будущем.

− Готово. Заходим.

Эх, ну что ж? Выдохнули. Впереди нас ждал вояж по департаменту.
И хотелось бы верить, что он пройдёт спокойно.
Но верится с трудом.

ГЛАВА 8


***Марвин Брэнаг - лейтенант полиции Раккун-сити и образцовый гражданин, R.P.D.***


Лейтенант Брэнаг замер перед выходом, вслушиваясь в то, что происходит за дверьми. Речь, к сожалению, было не разобрать - тяжёлые, дубовые двери, которые видели ещё старый город, не позволяли этого сделать.
Но вот, что старый коп мог разобрать точно - так это пяток выстрелов и начавшееся за ними копошение в замочной скважине. Заражённые вряд ли приобрели навыки взлома, они обычно ломились в дверь, даже не в силах пройти, если дверь была просто закрыта, но не на замок - опустить ручку было для них непреодолимым препятствием. Но и гражданские точно не стали бы пытаться взломать дверь главного входа - скорее уж, начали бы ломиться в дверь и орать во всю глотку, привлекая ещё больше проблем.
С освещением в главном холле пока проблем не было, поэтому вместо уже привычного фонаря Марвин взял в левую руку верный штык-нож M9, а в правую - пистолет с тем же индексом. Отойдя немного левее, к офису по работе с обращениями граждан, лейтенант скрестил руки уже осточертевшим ему за последние полтора десятка часов, но всё же − привычным образом.

Очень вовремя, ведь как раз в этот момент двери распахнулись. Лейтенант, как полицейский с огромным стажем прикинул, что на взлом ушло около 35-40 секунд, что было не просто быстро, а очень быстро. Марвин знал лишь одного человека, что умел так быстро и филигранно работать с замками...

− Готово. Заходим.

...и, чёрт его побери, если это не галлюцинации, то голос принадлежит именно этому человеку!

− Валентайн!

− Марвин?!

В департамент зашла его старая знакомая - Джилл Валентайн. Выглядела та явно... По ситуации: 'костюм' подозрительно напоминал патрульную униформу, поверх которой был накинут усиленный разгрузочный жилет. Впрочем, сопровождающие её люди тоже были явно негражданскими лицами, если судить по экипировке и укороченным винтовкам M4.

− Это Карлос и Тайрелл из U.B.C.S., и мой... Спокойно! Опусти ствол, Марвин!

То, что увидел Марвин... То, что зашло в комнату...
Это было невозможно описать словами. Руки Брэнага начали его предавать, мелко подрагивая.

− Т-ты... −, но всё же, более десятка лет опыта в органах правопорядка позволили лейтенанту достаточно быстро восстановить самоконтроль. - Ты уверена, Джилл?

− Абсолютно, Марвин, − спокойно ответила Валентайн, так, словно общалась с психически нездоровым человеком, но лейтенант не винил коллегу, так как это, учитывая последние события, было недалеко от истины. - Всё в порядке, он со мной.

Коп решил довериться девушке и, опустив оружие, начал вглядываться в лицо неизвестного. Если отложить в сторону ту панику, которая в нём возникла, можно было действительно узнать человека в этой могучей фигуре и обезображенном лице. Но с подобным было сложно смириться - он уже видел тварей, похожих на людей неоднократно. В глазах уже немолодого полицейского странное существо отличалось лишь ещё менее похожей на человека внешностью и тем, что оно явно не спешило кидаться на людей.

− Окей, Джилл... А оно умеет говорить?

− У'ЕЕТ, − вместо Валентайн, внезапно заговорило существо. - И 'ЭТО' И'ЕЕТ И'Я - НЕ'ЕДАН.

Лейтенант ощутил липкий, до ужаса вязкий страх - оно разговаривало! Осознанно - и это было просто невозможно!
Да к тому же, Джилл, косо глядя на Марвина, покачала головой, явно осуждая того взглядом. Длинноволосый латинос никак не выдавал своих эмоций, а у Тайрелла на лице гуляла предвкушающая ухмылка.
Начав усиленно думать, от чего Брэнаг несколько отвык в последнее время (всё же, вопрос стоял о спинномозговом выживании, а не о сложных материях), коп пришёл к простому выводу: он явно перегнул палку. Сильно. Нельзя судить по внешности, поэтому полицейский принял единственное верное, на его взгляд, решение:
− Прошу прощения, Неэ... Немедан.

Джилл кивнула, слегка расслабляясь, как и её сопровождающие. Сущ... Человек же, Немедан, как он сам себя назвал, кажется, не собирался качать права и делать голову полицейскому, несмотря на его оплошность:
− О.К., ЛЕЙТЕНАНТ.

***Немедан - всё там же***


Нет, мне определённо нужен пластический хирург! Я так реально заебусь доказывать, что я не верблюд!

− Ладно, перейдём к сути, − отрезала Джилл. - Марвин, нам нужно попасть в офис S.T.A.R.S. Там должен находиться доктор Бард.

− Доктор? - непонимающе переспросил чернокожий коп. - Сюда доходили некоторые гражданские, но среди них не было доктора - и это точно, нам такой кадр не помешал бы.

Лейтенант явно не до конца понял Валентайн, подумав, что Бард - доктор от мира лекарей, а не линчевателей. Джилл переглянулась с Ти, а тот слегка повёл плечами, мол, тебе карты в руки, объект должен быть здесь.

− Что ж, тогда нам придётся самим добраться до офиса, − печально вздохнула девушка, оглядев пустые каталки для людей и проходя к стойке рецепции. - Как у вас обстановка?

− Если без лишней мишуры - обстановка наидерьмовейшая, − незамедлительно ответил Марвин. - Ты знаешь, что вообще происходит?

Добравшись до компьютера, Джилл начала щёлкать по клавишам, сменяя камеры безопасности, явно надеясь на то, что хоть одна в офисе всё ещё в рабочем состоянии, в то время как я с уже экс-безопасниками 'Амбреллы' отслеживали обстановку, вслушиваясь в свои ощущения, одновременно слушая разговор и размышляя.
Вообще, меня очень интересует один вопрос: откуда Михаил узнал про доктора и его изобретение? Может быть, и от корпорации, но уж очень уверенно он говорил о его месте нахождения, да ещё и демонстрируя столь высокую убеждённость в том, что сыворотка существует. А ведь та находится в госпитале над второй лабораторией NEST, о которой, по идее, капитан знать не должен... Да и приказ его был недвусмысленным: доставить Натаниэля с его детищем лично кэпу. В общем, как говаривал мой любимый мультперсонаж: это 'ж-ж-ж' - неспроста!
Нужно держать ухо востро, это точно.

− Знаю. И предупреждала всех, кого только могла. Происходит второй Арклей, лейтенант, − ответила своему бывшему коллеге Валентайн, не отвлекаясь от дела. − Так, и как это понимать?..

Джилл всё же одолела девяносто восьмую винду (вот уж не ожидал увидеть в государственном учреждении новейшее, по меркам мира, ПО), добравшись до камеры нужного нам офиса - только вот изображения не было, лишь белый шум. Эх, а я ведь точно знаю, что старого доктора там нет - но я не могу придумать здравое оправдание своему знанию, поэтому придётся пробираться либо через нагромождения баррикад, либо зомби - а скорее всего, и через то, и через другое.

− Так, точно придётся двигать ножками, связи нет, как и картинки, − взяла ситуацию в свои руки девушка, как знающая участок лучше всего. - Марвин, сколько вас ещё осталось? Сколько гражданских, и где они?

− Мало, − Брэнаг опустил взгляд в пол. - Я, ещё шесть офицеров. Айронс пропал, в восточном офисе полтора десятка гражданских и один отставной военный.

Хм, интересно. Значит, старого ублюдка тут нет, либо он виртуозно прячется. С удовольствием бы с ним пересёкся, если бы такая возможность была. Да к тому же, гражданские пока живы и ещё не успели стать зомби.

− Было бы неплохо их вывести отсюда, − покивала Джилл, вторя моим ещё неоформленным мыслям. - Слушай, Марвин. Город сейчас более-менее свободен, и у вас есть шанс отсюда убраться: двигайте на станцию Редстоун-стрит, туда вот-вот должен вернуться состав, на котором вы сможете добраться до армейского блокпоста возле доков, − видя, как тот собрался уже возразить, девушка жёстко отрезала: − Не перечьте мне, лейтенант! Нужно спасать тех, кого ещё есть шанс спасти - вам никто не поможет, пока вы сами не начнёте выкарабкиваться из этого дерьма.

Лицо Брэнага явно демонстрировало внутреннюю борьбу: с одной стороны, долг сотрудника органов правопорядка перед теми, кто ещё не добрался до департамента, с другой же, ему уже явно осточертело тратить подходящий к концу боезапас, тщетно ожидая помощи. Немного подумав, тот жёстко кивнул, направившись бодрым шагом к остальным выжившим.

− И ещё, Марвин, − тот встал, но не обернулся. - Если ты увидишь ещё одну тварь, неважно - в униформе ли, девушку или старика - не мешкай, и стреляй.

Брэнаг, отрывисто кивнув и показав, что услышал слова мисс Валентайн, отправился дальше. М-да, всё страньше и страньше, всё любопытственнее и любопытственнее, как говаривала одна блондинка. Хотя... Есть у меня одна мыслишка, и я буду не я, если не попытаюсь узнать кое-что:
− ДЖИЛЛ?

− Да, Немедан? - несколько отстранённо спросила девушка, вернувшись к работе с компьютером.

− КАКОЕ У ТЕ'Я 'ЫЛО З'АНИЕ 'ОСЛЕ У'ОЛЬНЕНИЯ?

− Хех, − она перевела свой взгляд на меня - кажется, её немного отпустило, и Джилл даже смущённо улыбнулась. - Я была вторым лейтенантом в армии... Это, конечно, 'секрет', но сейчас уже плевать - я была оператором в отряде Армии США 'Дельта'. А после перехода в S.T.A.R.S. сохранила чин, но как член спецподразделения могла отдавать приказы любому полицейскому, кроме шефа.

Нихуя себе! Это что ж получается, наша девочка умудрилась попасть в спецуру?! Да ещё и в самую-самую! А учитывая то, что Марвин даже не взбрыкнул... Да-а-а, её точно взяли не за красивые глаза после службы в 'Дельте'. Марвин не мог не знать, что Айронс распустил 'звёздный' отряд. Учитывая его, по сути, беспрекословное подчинение, девушку явно уважали - копу, по внешнему виду, можно было дать лет сорок, если не больше, а когда старший по званию формально уже вообще не принадлежит к силам полиции, да ещё и младше по возрасту... Так ведь он её не просто выслушал, но и услышал! После такого мне определённо хочется узнать, как Джилл удалось (в лучшем случае!) за четыре года дослужиться пусть и до младшего, но всё же - офицерского звания, да ещё и в таком именитом подразделении. Я сильно сомневаюсь, особенно немного узнав характер мисс Валентайн, что своё звание она заработала способом, который приходит на ум в первую очередь. Теперь мне становится многое чуть более понятным - готов заложить 'базуку', что даже операторы проходят очень недурственную подготовку, и способность к выживанию в самых безнадёжных ситуациях эта очаровашка наработала именно в спецподразделении.
Ти и Карлос явно не отставали, слегка шокировано переглядываясь, и ход их мыслей явно совпадал с моим собственным. Впрочем, долго изображать из себя удивлённых пингвинов нам не дал общий для всех нас объект мыслей.

− Готово, − сказала девушка, начав открывать стальные ставни на входе в западное крыло. - Я пойду впереди, за мной - Немедан, после идёт Тайрелл. Карлос замыкающий. Готовы?

Бойцы сняли винтовки с предохранителей и кивнули. Неудивительно - всё согласились с тем, что Джилл лучше всех нас знает участок, и сможет провести нас без особых проблем в офис. Ну что ж, поехали.
Идти мы начали неспешно, тщательно крутя башками на 360 градусов. Жить хочешь - не так раскорячишься. Приёмное помещение мы прошли довольно-таки быстро, да и честно говоря, пока что всё выглядело так, словно все резко ушли с работы. Жутковато, но хотя бы здесь нет крови и мозгов на стенах - впрочем, она точно была впереди. Джилл открыла дверь... И за ней ничего не оказалось. Только вот свет отсутствовал - либо лампы перегорели, либо же были серьёзные проблемы с проводкой.

Чёрт, страшно. Но надо продолжать двигаться - я чую заражённых, они находятся примерно в двадцати метрах от нас, за нагромождением из... Да из всего, что было под рукой у полицейских (столы и стулья, меловые доски и скамьи), явно пытавшихся хоть как-то забаррикадировать ход. Хм, а ведь где-то здесь должны быть реально страшные создания, действительно тянущие на звание биологического оружия - лизуны или же ликеры.
Что я о них знаю? Ну, это один из немногих действительно успешных экспериментов 'Амбреллы' по созданию оружия на основе человека. Имеют гипертрофированные передние конечности, длинный колющий язык и очень острые когти. Такого рода мутации были вызваны воздействием на хромосомы человека и последующее заражение вирусом Т. Быстры и сильны, но при этом тупы и слепы - ориентируются по звуку, косплеят страшный сон Джоны Джеймсона и способны перемещаться по стенам и потолку так же легко, как и по полу. Единственное уязвимое место − голова, поверхность которой не имеет ни кожи, ни костей: то есть, их мозг буквально всегда находится оголённым. Имеют реактивный метаболизм, от чего всегда хотят жрать, и способности к регенерации, но при этом весьма слабенькие. Но самое главное - они не являются переносчиками вируса Т, и я понятия не имею, смогу ли я их почувствовать. С другой стороны, порез для моих товарищей от них не смертелен, что было каким-никаким утешением.
Логика мне подсказывает, что теоретически им должно хватить даже одной пули, уложенной чётко в голову, но... Чёрт его знает, как оно будет в реальности. Как раз в этот момент мы 'удачно' дошли до места, где на стене были свидетельства наличия этих созданий в участке. Глубокие, идеально ровные отметины на бетоне оставила явно одна из этих тварей. Больше было просто некому.

− 'ОГЛЯДЫ'АЙТЕ НА 'ОТОЛОК, − постарался я сказать как можно тише и отчётливей, серьёзно напрягая для этого то, что осталось от голосовых связок.

На непонимающей взгляд Джилл, брошенный через плечо, оставалось лишь указать на этот 'автограф' рукой, искренне надеясь на то, что нам не придётся пересечься с этими тварями. Благо, хоть вопросы мои товарищи по несчастью не задавали и просто кивнули.

Первый зомби попался нам в конце коридора, но долго не 'прожил', поймав три пули от уже готовой к такому Джилл. А вот быстро проползший по окну с внешней стороны ликер, что не укрылось от внимания девушки и парней, вызвал куда больше опасений:
− Что за... Это та тварь, которая оставила отметины, про это ты говорил? - спросил шёпотом Тайрелл, мне оставалось лишь утвердительно кивнуть. - Чёрт...

Погано, я её не почувствовал. Вообще. Теоретически, на втором этаже, прямо над нами сейчас может быть хоть десяток этих краснозадых ублюдков - но пока я их сам не увижу, то не смогу понять, где они. А значит, они представляют для меня наибольшую опасность.
Но всё же надо сохранять внутренний покой и продолжать решать проблемы по мере их поступления.
Дальше была комната планирования операций - на удивление, без зомби и прочих непредусмотренных матушкой-природой мутантов. Ни крови, ни живых, ни мёртвых... Странно это всё - здесь, на удивление, мало заражённых, как и свидетельств их, скажем так, превосходства над живыми людьми - хотя брошенные вещи и раскиданные в произвольном порядке предметы мебели наталкивали на определённые, и далеко не самые позитивные мысли.
С другой же стороны, за дверью, что была закрыта на защёлку, нас ожидала группа из пяти зомби, коих я чётко ощущал. Впрочем, говорить об этом моим компаньонам даже не пришлось: сверху были небольшие окна (уж не знаю, с какой целью их установили, но они есть), и через них было отчётливо слышно невнятную возню зомби, как и издаваемые ими стоны.

− Так, там небольшая группа заражённых, − обратилась Джилл к нам. - Будьте готовы. Тайрелл, Карлос, сколько у вас ещё боезапаса?

− Не слишком много − у меня семь магазинов к винтовке, − ответил Патрик. - Два к пистолету, и одна граната.

− Шесть на винтовку, также два к пистолету и светошумовая, − добавил латинос. - Маловато будет.

Джилл потёрла подбородок. Боезапаса не так чтобы много, а что ещё будет впереди - не очень ясно, и, если есть возможность сэкономить, нужно это делать. При самом лучшем раскладе на одного зомби уходит два патрона, если оба уложены чётко в голову. Сколько уйдёт даже на одного ликера, если доведётся с такой тварюшкой встретиться, я сказать не могу. С одной стороны, в игре приходилось тратить минимум пять выстрелов из дробовика в упор или пару 40-мм гранат из... Хм, а это идея! Ведь как раз из следующего коридора можно будет попасть в оружейку, а там должны быть патроны, а ещё - гранатомёт. Да, однозарядный, зато простой как палка, и не такой разрушительный как доверенная мне четырёхстволка. Оставалось надеяться на то, что полицейские не успели выгрести вообще всё подчистую.

− Я 'ОЙДУ, − вызвался я добровольцем. - ЛУЧШЕ НЕ ТРАТИТЬ 'АТРОНЫ.

Мисс Валентайн подарила мне взгляд, выражающий обеспокоенность (эх, приятно, чёрт подери). Но она уже видела меня в действии, и поэтому возражений не последовало. Да и обычные зомби на меня не реагируют, поэтому убрать я их должен без проблем. Что ж, пора поработать ручками...

***Карлос Оливейра - в неясных чувствах, там же***


Смятение и неуверенность. Этими двумя словами можно было полностью охарактеризовать состояние Карлоса последние так часов восемь.
Нет, оно не было связано с зомби, хотя безусловно, твари добавляли определённый флёр хаоса в и без того не слишком упорядоченные и ровные мысли мужчины. Последние события закручивали нервы в просто неприличных размеров узел, норовящий вскорости лопнуть. Злостная корпорация, занимающаяся бесчеловечными экспериментами, эпидемия вируса, что превращает людей в тупых зомби, знакомство с девушкой, одним лишь взглядом укравшей его сердце, а ещё − Немедан.

О, последний был на вершине списка факторов, которые Карлоса вводят в смятение.
Всё началось ещё когда Джилл вышла на связь с подстанции - Оливейра откровенно не находил себе места. Хотелось пойти с ней, пообщаться, да и просто помочь. Но у него были свои задачи, и девушка пошла одна.
Только вот вышла на связь она очень быстро, сообщив, что нашла гражданского и подстанция включена. Стоило уже тогда задуматься, почему человек был на подстанции, а не пытался спрятаться или бежать из города, но это ладно... Ошибка самого бойца была куда страшнее.

Сам Оливейра считал, что он всё сделал правильно − исходя из того, как всё выглядело, конечно. В поезде находится непонятное существо, лишь отдалённо похожее на человека, а Николай попытался того пришпилить хотя бы ножом. Они с Ти поняли друг друга без слов и, выпустив из вагона Зиновьева, открыли огонь по этому странному существу, что выглядело как зомби после очень немалого курса серьёзных анаболиков.

Только вот оценка ситуации была неверной, о чём им не преминул сообщить капитан - в весьма жёсткой и грубой, но от того не менее заслуженной (это признавал даже сам Карлос, отличающийся завидным упрямством) форме. Стало совсем не до смеха: оказалось, что во всём повинен директорат 'Амбреллы', а существо, на которое они столь опрометчиво напали было плодом экспериментов корпорации, и имело имя - Немедан.
Как выяснилось, это тот самый 'гражданский', о котором говорила Джилл. И чёрт подери, но он видел, что к этому существу Джилл испытывала большую симпатию, нежели к нему, Карлосу! Это очень сильно било по самолюбию латиноса. Но было ещё кое-что, что било уже по куда более больному и уязвимому месту - по мировоззрению.

Оливейра был идеалистом, не особо этого стесняясь и не видя в этом проблемы... До сегодняшнего дня. Ведь ещё утром он считал 'Амбреллу' отличными ребятами: те вытащили его чуть ли не из-под плахи, дали американское гражданство, отличный заработок (три тысячи долларов в месяц без учёта премиальных на дороге не валяется), перспективу дальнейшего роста и самое главное - благую цель. Да, цель была самым главным фактором, что склонило Карлоса на сторону корпоратов. И ведь ему не раз приходилось охранять людей, ни одного проваленного задания! Даже пару раз боролся с последствиями стихийных бедствий - корпорация реально помогала людям, и слоган, который звучал как 'Наше дело - сама жизнь' был очень близок бразильцу, который не раз убеждался в его правдивости! Но конкретным людям он доверял всё же больше, чем огромной и безликой компании.
Суровый и мудрый Михаил вызывал у него неподдельное уважение с тех пор, как он впервые поступил под его командование, со временем лишь укрепив свой авторитет. И если капитан говорил, что Николай, который самому Карлосу не очень-то и нравился своим откровенно меркантильным характером, чуть его не угробил... Что Немедан его спас от ножа в шее, а во всём виновата 'Амбрелла'... Что ж, это было тяжело для дуального мировоззрения Карлоса, но вполне терпимо - да и вопроса о доверии кэпу не было.

А вот Немедан стал уже куда более серьёзным испытанием. Для привыкшего делить мир лишь на два тона Карлоса этот незнакомец был слишком крепким орешком. Увы, такое деление было очень незрелым, и в голову 21-летнего парня ещё не смогла пробиться мысль о том, что мир сплошь состоит из полутонов. Немедан же целиком из этих полутонов состоял, что мешало определиться латиносу в своём отношении к нему.
С одной стороны, Карлоса поедала злость к корпорации, причудливо сплетающаяся с сильнейшей жалостью к Немедану: ведь тот когда-то был человеком, над которым неизвестно зачем издевались в лабораториях, изуродовав и обезобразив до такой степени, что даже выхлебав целую бочку кашаса (вот этого напитка любителю крепкой выпивки сейчас точно не хватало), его нельзя было назвать человеком. Жуткая судьба, которой не пожелаешь даже злейшему врагу.
С другой же стороны, была очень серьёзная настороженность: плащ, который не берут пули, могучая фигура, которой оставалось лишь завидовать помешанному на собственной физической форме Карлосу, руки, которыми тот отправлял зомби в нокдаун абсолютно играючи (благо, довелось увидеть пару раз это зрелище, когда их группа добиралась до отделения). А если тот что-то замышляет? Вдруг он смог перехитрить капитана? Карлос не мог даже дать самому себе ответ, с какой целью это должен делать Немедан. Всё просто: а что, а вдруг?
Но самая мякотка была в другом: на стороне Немедана были симпатии девушки, что так приглянулась самому Оливейре! Он это явно видел, буквально чувствовал! Латинос был тем ещё ловеласом, ведущим настолько беспорядочную половую жизнь, насколько это было вообще возможно в его положении. Скажем так, количество девушек в возрасте от двадцати до тридцати лет, коих было немало на базе корпорации и которая была основным местом дислокации их отряда, с которыми имел отношения Оливейра, было просто зашкаливающим. Что вело к немалой проблеме: неумение разделять влюблённость, настоящую любовь и плотскую страсть.

Карлосу казалось, что он по-настоящему влюбился в Джилл Валентайн. Его не волновало, что ему так же казалось много раз до этого. Но стоило лишь добраться до постели, как все чувства пропадали, улетучиваясь в неизвестном направлении. Было ли в отношении Джилл что-то иное? Карлос не знал. Зато он знал, что не терпит конкурентов на своём поле и не позволит никому претендовать на то, что он сам приметил! Как водится, всё когда-то бывает впервые: в первый раз Карлос столкнулся с, как ему думалось, конкурентом лоб в лоб, в первый раз объект симпатии к нему изначально негативно настроен и демонстрирует явную антипатию...
Это столь сильно било по чувству собственного достоинства и самолюбию Оливейры, что он конкретно буксовал в одном, казалось бы, простом вопросе: а как относиться к Немедану?..

Как раз в этот момент по двери пару раз стукнули - и это было сигналом к тому, что можно входить, и всё чисто. Туше уму и мироустройству в глазах Карлоса: молодому ещё парню, которому до зрелости было очень и очень далеко, не приходило мыслей в голову о том, что можно просто 'никак не относиться', и о том, что задание должно быть первостепенно, но никак не личные чувства... Впрочем, не было и мыслей о том, что возможна проблема в нём самом, а не в окружающих.

То было личной проблемой самого латиноса, никак не влияющей на отряд или его личную боеспособность.
Пусть лучше так и остаётся.

ГЛАВА 9

  
***Немногим позже: Джилл Валентайн***
  
  Странная группа из четырёх столь непохожих друг на друга человек поднималась на второй этаж полицейского участка, медленно продвигаясь по крутой лестнице и стараясь не шуметь.
  Джилл была довольна. Причиной этого довольства выступал небольшой автоматический пистолет MAC-11, и десяток магазинов к нему. Визит в оружейную комнату был на удивлению плодотворен - сама девушка обзавелась вышеозначенным оружием, а Карлос и Тайрелл смогли выгрести девять магазинов на двоих к своим винтовкам. Не то что бы слишком много, но лишним не будет точно.
  Правда, Немедан кажется был слегка расстроен - не то чтобы можно было это понять по его лицу, но горестный вздох выражал всю гамму чувств здоровяка. А причина была проста: под руку этого человека что-то найти было проблематично. Спусковая скоба что на пистолетах, что на винтовках была слишком мала, и палец... Банально не влезал.
  Джилл искренне хотелось порадовать его (особенно учитывая, что подобная "радость" повысит шансы на выживание), но пока выходило наоборот: немногие оружейные шкафы, что ещё не были вскрыты конечно же, были запечатаны. Немедан решил проблему так, как умел: быстро, весьма эффективно и очень грубо. Сам мужчина признался, что рассчитывал на что-нибудь пограничное между тяжёлым и лёгким оружием, вроде гранатомёта - и Джилл находила это справедливым, так как в распоряжении полиции Раккун-сити действительно было пять однозарядных M79. Не бог весть что, да и древние они как сама матушка-земля, потому как застали ещё войну во Вьетнаме − но надёжные и простые, что было куда более важно. Однако, глупо было ожидать, что полицейские прошли бы мимо столь ультимативного, в условиях немалого количества зомби, аргумента. Когда она это сообщила Немедану, его вторым горестным вздохом, кажется, можно было уже разжалобить камень − не то что молодую девушку. Но вообще чудо, что к моменту их визита оружейка не была вычищена под чистую, разве что бывшие коллеги Валентайн итак выгребли всё что смогли, банально не имея возможности взять больше.
  
  Страшно подумать, но Джилл было даже стыдно... Совсем чуть-чуть, но всё же. Немедан единственный мог разбираться с зомби без огнестрельного оружия, и это было как-то... Неправильно. Да, от девушки не укрылся тот факт, что зомби не пытаются схватить и укусить Немедана - наверняка последствия экспериментов чёртовой "Амбреллы", пусть это и играло на руку их небольшому отряду. В глазах Джилл всё было просто - оружие поможет Немедану очеловечиться. Каким образом работало мышление девушки, подкидывая столь странную мысль, она не знала и сама, хотя услышь эти мысли её необычный знакомый, он бы сказал, что это та самая, легендарная "женская логика".
  Но Немедан не умел читать мысли, и размышления Джилл остались при ней. Как и кое-какие воспоминания об офисе S.T.A.R.S.
  Если всё будет так, как она думает, то мужчина обзаведётся пушкой, которая ляжет в его руки, как влитая: в офисе была потайная ниша с оружием. Там была куча различных экземпляров, что члены расформированного отряда покупали за собственные деньги, отправляя на качественную доработку. Был там один экземплярчик, который в своё время заказал Вескер у их, считай, штатного оружейника - Роберта Кендо.
  
  При мыслях о предателе и бывшем командире отряда лицо мисс Валентайн скривилось. Вескер... Мразь. Джилл понимала, в каком мире она живёт, и понимала, что в полной мере можно действительно верить лишь самой себе - иначе можно ожидать удара в спину в любую минуту. Но Альберт преступил все границы, когда угрожал Барри Бёртону, её сослуживцу, но самое главное - его жене и двум дочерям. Этот шантаж привёл к смерти многих людей в особняке из-за того что мужчина не смог сопротивляться такой угрозе, и заманивал сослуживцев в ловушки, подстроенные бывшим капитаном отряда, а так же к тому что она сама едва не убила Бёртона, не разобравшись в ситуации.
  
  Благо, этот ублюдок сдох - и поделом ему.
  
  
***Там же: Немедан***
  
  Это не копы. Это натуральные боевые хомяки. Причём те, которых запрягли жирные, упитанные жабы. Ну почему они не оставили хотя бы один гранатомёт, а? Вот куда этим... Хранителям правопорядка ПЯТЬ гранатомётов, а?! Для чего они им в замкнутом пространстве?! И это я молчу про то, сколько они выгребли пистолетов, дробовиков и патронов к ним!
  Скареды! Хмыстени! Сквернодеи!
  Я уже чисто по-человечески запарился махать кулаками, честное слово. Но... Всё же, я понимаю, что всё это поможет выжить людям, даже нормально материть их не могу, учитывая обстоятельства, даже в мыслях. Я могу обойтись и кулаками, но на случай встречи с ликерами хотелось бы иметь более серьёзный аргумент, нежели пусть и пудовые, но всё же кулаки.
  Мне надо было выговориться. Хотя бы мысленно...
  
  − Cadela! - а может, за меня это сделает один латинос. - Вход завален!
  
  − Плохо, − помотал головой Ти. - Есть идеи?
  
  Джилл прикусила губу, явно слегка задумавшись.
  Кстати, заметил, что это для неё характерный жест в моменты, когда та размышляла над проблемой или дальнейшими действиями. Выглядела она при этом чертовски милой, и меня не смущает, какой сейчас момент для таких мыслей - из мужской душевой можно попасть в женскую (правда, нужно будет проломить стену - но это детали), а оттуда рукой подать до офиса "звёздочек".
  
  − Немедан... Мне уже неловко просить, но ты сможешь проломить стену в душевой?
  
  Хех, не я один мыслю категориями "Халк крушить, Халк ломать". Впрочем, альтернатив особо не было - возврат и обход через первый этаж займёт слишком много времени, и не факт, что он будет результативен, поэтому глупо винить очаровашку в желании слегка испортить имущество департамента. Оставалось только кивнуть, и мы дружно двинулись в душевую.
  Вот что меня удивило, так это C4 на стенке, которая разделяла две зоны − мужскую и женскую. Хм...
  
  − А это ещё что такое?..
  
  Что-то мне подсказывает, что не мы одни хотим попасть в офис. Джилл попросила Тайрелла осмотреть столь выбивающийся предмет интерьера, так как сама не очень хорошо разбиралась во взрывчатке, в отличии от выходца из Суринама. Тот довольно быстро вынес вердикт, что не хватает детонатора, и аккуратно снял со стены столь взрывоопасный предмет.
  
  − Н-да, − девушка проводила взглядом Ти, относящего бомбу в "предбанник" (чисто на всякий случай). - Ладно, всем укрыться. Не хочу, чтобы вас на ровном месте поцарапало, или мелкий кусок прилетел в глаз. Немедан, проламывай стену через десять секунд.
  
  Хе-хе... Мне повторять не надо. Слегка размяв пальцы чисто для вида, мне почему-то вспоминалась одна детская колыбельная. Да, мой юмор становится всё более специфичным, но вслух я говорить этого не буду. В конце концов, у мистера X есть своя песня, так почему и у меня не должно быть своей? Ну что ж... Твинкл-твинкл, литл стар!
  
  − К-ХА!
  
  Грёбаная пыль! Но ничего так проход получился - слава Перуну, арматурой стенка укреплена не была, поэтому проломить её вышло без особых проблем.
  
  Так, осмотр и чуйка показывают, что за стенкой... Блять!
  Начинаю быстро работать ручками, параллельно пытаясь откашляться от пыли. За стеной были зомби, благо хоть не ликеры! Давай, Немедан, шустренько и в темпе вальса - левой, левой, раз-два-три... И правой тоже пару раз, что неповадно было!..
  Ф-фух. Вроде, всех положил. Семь - ноль в мою пользу.
  
  − ЗАХОДИТЕ.
  
  Но вообще, странно что я не почувствовал этих подгнивших до того, как моё плечо познакомилось со стеной. Я ведь концентрировался на ощущениях - и ничего. Осечка. На каком принципе работает моя "чуйка"?
  Слух? Точно нет, он у меня не лучше, чем у полностью здорового человека, и он не настолько тонкий.
  Обоняние? Может быть, но тогда я вряд ли бы смог чувствовать блох на подстанции - там стояло такое амбре, что обычного человека однозначно стошнило бы при первом же вздохе. Вновь мимо.
  Некий особый орган, присущий именно паразиту, а не телу? Вот это уже больше похоже на правду, всё же я... Чёрт, до сих пор непривычно... Я-паразит - уникален. Когда NE-α только ввели в тело Тирана... В моё тело, тот пропустил через себя огромное количество вируса Т. Могло ли это послужить причиной формирования столь своеобразного органического локатора? Мои скудные познания биологии говорят о том что для такого должны пройти минимум несколько десятков тысяч лет эволюции в довольно специфичных условиях. Но вот мои познания этого мира говорят об обратном - здесь биомасса может появиться из-за факта наличия вируса в организме (что для меня равносильно причине "просто потому что", но тем не менее), причём в количествах, что многократно - на десятки порядков − перекрывают количество собственной массы организма. Блохи на подстанции, что в 150 раз больше своего нормального размера − лучшее тому подтверждение. Но это не даёт ответа на вопрос, почему я, в таком случае, не учуял зомби. И это чертовски бесило - ведь я не знаю даже точных возможностей своего тела и предельных ограничений... Голова кругом идёт. В любом случае, сейчас не время для этого, пусть мои размышления и заняли от силы десяток секунд.
  
  − Отличная работа! - похвалила меня Джилл (мог бы - точно покраснел бы), заходя в образовавшийся проём и видя тела, добавила: − Спасибо, Немедан.
  
  Ну что ж, до офиса "звёзд" осталось десяток метров, стоило лишь открыть дверь раздевалки и пройти их. Только вот с учётом того, насколько верен оказался канон в мелочах (вплоть до местонахождения противников), есть у меня подозрения, что за дверью может оказаться ликер... А может даже не один, пусть они и стараются не заходить на "территорию" друг друга. Что я могу противопоставить противнику, который по рефлексам, силе и скорости превосходит тренированного и хорошо сложенного человека раза так в три, если не больше? Только скоростью, что завязана на силе.
  Я воспользовался ей только один раз, и то больше неосознанно - когда спас девушку от падающего вертолёта. Тэк-с... Как там говорил маленький зелёный человечек?.. "Вся мощь джедая от Силы его идёт", кажется так. Может я и не джедай, Великой Силы тут нет, да и галактика не та (пусть и явно о-очень далёкая), но вот ощущения у меня были тогда двойственные: страх за себя и за девушку, а так же сильное желание спасти её - а заодно и самому вытащить собственную тушку. И на этих эмоциях я смог сделать то, что сделал...
  
  Тьфу, идиот! Придерживаю слишком поспешного Карлоса, который уже рвался в офис. Тот посмотрел на меня... Хм, со злостью? Неожиданно. Я ведь его сберечь хочу в первую очередь, откуда злость-то, Мага? Ум за разум зашёл, дурень?
  
  − Немедан? - непонимающе спросил Ти. - Что такое?
  
  Сразу видно хладнокровного человека с опытом. В голосе лишь легкое любопытство с каплей обеспокоенности.
  
  − "РЕДЧУ"СТ"ИЕ, − односложно отвечаю я, глядя на Карлоса, что сейчас всем своим видом напоминал агрессивного буйвола. - "ЛОХОЕ.
  
  Джилл оставалось островком абсолютного здравомыслия, поэтому последовавший от неё вопрос был полностью закономерен:
  − Что-то конкретное?
  
  − Т"АРЬ, КОТОРАЯ "РО"ОЛЗЛА "НИЗУ "О ОКНУ, ИЛИ "ОДОБНАЯ ЕЙ. "ОЗ"ОЖНО.
  
  Вот на этих словах латинос всё же смог взять себя в руки (и кто только успел ему дать озверин?), так как уже понял, что в вопросе противодействия заражённым мне и Джилл лучше не перечить.
  Тайрелл тихо выругался, помянув предков и всевышнего творца (неужто он язычник?), при этом рефлекторно попытавшись перевести предохранитель с режима "одиночными" на "автоматический". Вот уж кто точно слышал выражение "здоровая паранойя - залог здоровья параноика".
  Мисс Валентайн... В своём репертуаре, как всегда очаровательна. Лицо выражало глубокую вину напополам с решимостью.
  
  − Ну уж нет, большой парень, не в этот раз, − тряхнула та головой, принимая решение. - Ты уже итак выручил... Да и просто спас и меня, и их, − кивок в сторону спецов из "Амбреллы". − Несколько раз. В независимости от того, действительно там есть такая тварь, или нет - выходим все вместе.
  
  − НО...
  
  − Так, Немедан, − кажется, я впервые умудрился если не разозлить, то как минимум вызвать серьёзное неудовольствие железной леди (откровения после драки с Тренчи не в счёт). - Никаких "но"! Может ты и забыл, но вообще-то ты бессмертный. Никакого суицида в мою смену, дружок!
  
  К-хм... Вот и как ей ответить? Как эта убийственная серьёзность, прагматизм и крутизна уровня внучки Чака Норриса сочетается со столь непосредственным характером и заботой о ближнем? Может, именно так и должен выглядеть хрестоматийный "neutral good"? Кто б знал, кто б знал...
  
  − ХРР... ХОРОШО.
  − Вот и хорошо, − улыбнулась мисс Валентайн, уже собравшись потихоньку открывать дверь. - Вот и славненько.
  
  − Но Джилл, мы же...
  
  Только вот я не учёл фактор долбоебизма в нашем эрзац-отряде. Фактор этот носил чёрную бороду, чересчур пышную шевелюру и откликался на имя Карлос. Во всяком случае, у меня пропали всякие сомнения на счёт не слишком высокого интеллекта после того как я понял по голосу латиноса, что тот вовсе не переживал за себя, Ти или Джилл.
  Он хотел, чтоб туда пошёл именно я, именно один. Оооочень интересно, волосатик, что же такого происходит в твоей далеко не светлой головушке...
  
  − Ты имеешь что-то против, Оливейра?
  
  Поправка: меня девушка просто вежливо попросила не пытаться свернуть голову понапрасну, а вот этот... Нехороший гибрид собаки и петуха действительно умудрился вызвать неудовольствие этой святой девушки c воистину стальными нервами и ангельским терпением. Что любопытно, Патрик при этом прикрыл лицо рукой в интернациональном жесте, явно никак не собираясь вмешиваться в этот театр абсурда имени одного актёра.
  
  − Н... Никак нет.
  
  Да, мисс Валентайн, уметь вбивать взглядом и лишь одной фразой не то что по гумус, а ближе к уровню ядра планеты... Надо иметь особый талант!
  А если серьёзно: пусть эта обезьяна только дёрнется в сторону меня или Джилл, я ему все руки к чертям переломаю. Не приведи Перун, в его голову придёт мысль направить на одного из нас оружие, и я не посмотрю на то что он, вроде как хороший парень. Я уже слишком насытился этим городом, по самую маковку - и куча зомби, которых я размазал собственноручно точно меня не сделали добрее, скорее наоборот.
  Сейчас мне уже было плевать на то что я, вообще-то, не должен даже задавать себе вопрос о ценности человеческой жизни. Всё стало предельно просто: есть я, есть те, кого я хочу защитить, и есть те, кто попытаются как-то навредить мне или Джилл. Пусть жизнь до этого не ставила вопрос ребром о том, что я готов сделать. Ну что ж, своя рубашка действительно к телу ближе. Может убить я человека пока морально и не готов, хоть сама мысль сейчас и не вызывала во мне отвращения и брезгливости, как раньше, но вот качественно поломать (в самом прямом смысле) до состояния невозможности хоть как-то навредить − очень даже.
  
  − ИГРАЕШЬ С ОГНЁ", ОЛИ"ЕЙРА, − прорычал я, даже не пытаясь сдержать злости. - "РИДЕРЖИ С"ОЙ НОРО".
  
  Злой взгляд этого латиноса был ожидаем, а вот взгляд девушки... Хм, оценивающий? Неожиданно, и даже непонятно - впрочем, долго поразмыслить мне не дала, собственно, сама леди.
  
  − Тихий час окончен, мальчики. Выходим, Немедан идёт первым.
  
  Ну, вздрогнем!
  Аккуратно открываю дверь, стараясь не производить лишнего и абсолютно ненужного сейчас шума. Так, нету живых, нет мёртвых - и я никого не ощущая. За мной выходят все остальные, и мы начинаем медленно, просто микроскопическими шагами продвигаться к офису.
  Девять метров. Восемь. Семь. Шес... В конце коридора, где-то за поворотом, что укутан мраком, раздаётся тихое шипение, и все, словно по команде, замирают - я в том числе.
  Погано, зомби так точно не шипят.
  
  Тэк-с... Чтоб такого сделать, чтоб уже мне ничего за это не сделали? Прислушиваюсь к ощущениям, слуху, шарю глазами вокруг... О, есть идейка!
  Поворачиваюсь к Джилл, и прошу взглядом дать мне горшок с увядшим цветком, что так удачно стоит на подоконнике и до которого я не могу дотянуться даже своими длинными руками, не сделав лишний шаг. Кажется, в этот раз девушка начала подозревать меня в том, что у меня не совсем всё в порядке с головой, но всё же выполнила мою "просьбу" и передала мне в руки этот кактус. Так... Отлично, горшок-таки из глины, а значит звякнет как надо!
  
  Кажется, девушка всё же поняла мою задумку, и даёт команду парням отступить на два шага. Хех, подходите, твари! Со всей дури кидаю горшок в пол, примерно на четыре метра вперёд, куда спокойно достаёт свет фонаря.
  
  Уже агрессивное шипение стало предшественником быстрого, хм, "топота" ликера, услышавшего что-то интересное и подгоняемого инстинктами. И если я правильно всё понимаю, то он один - и это очень хорошо!
  И вот, уже спустя каких-то пять секунд, на то самое место, где разбился горшок, из темноты выпрыгнул ликер. Абсолютно слепой, и явно злой от того что слух, в этот раз, подвёл своего отожравшегося обладателя.
  
  Секундная задержка позволила мне хорошо разглядеть лизуна: красные, в некоторых местах потемневшие мышцы без кожи, при этом очень развитые. Небольшое количество костей, находящихся вне тела - часть из них прикрывала то место, где у человека находятся лопатки и плечи, часть же росла на конце рук, формируя три бритвенной остроты когтя, каждый из которых был длиной так в полметра минимум. И конечно же, голова: два ряда зубов, гипертрофированных и напоминающих маленькие смертоносные сабли, а так же оголённый мозг, больше человеческого в полтора, а то и два раза. Главное уязвимое место.
  Мне не понадобилось ничего никому говорить: все нацелились в голову ликера, и выпустили по доброй пятёрке пуль, а Джилл вообще, кажется, успела всадить полмагазина, не выказывая хоть каких-то проблем с контролем отдачи - скорострельность у близкого родственника Микро-Узи была повыше, чем у винтовок Ти и Карлоса.
  
  Впрочем, я тоже времени не терял и был готов ринуться на тварь, если та вдруг всё же резко соскочит с линии огня, но этого не понадобилось - два десятка свинцовых подарков явно хватило ликеру, что бы просто-таки помереть от счастья и больше не дёргаться.
  
  Хах, значит-таки дырки в мозгу не способствуют дальнейшей жизнедеятельности. Глупо отрицать, что я рад этому факту, только вот проверить всё равно надо.
  Рывок к твари, и удар по хребту ногой плашмя, благо в моём исполнении это далеко не поглаживания. Совсем не поглаживания: сочный хруст и разрыв позвоночника столь опасной твари стал музыкой для моих ушей. Впрочем, это было, возможно излишне - звука ликер никакого не издал, что подтверждало мысль о по-настоящему смертельном превышении дозы свинца в организме.
  
  − ТЕ"ЕРЬ ТОЧНО "ЁРТ", НЕ "ЛАГОДОРИТЕ.
  
  Повернувшись, вглядываюсь в лица своих компаньонов, и понимаю, что моя атака достигла главной цели - мыслей людей. Когда видишь, как одно биооружие проламывает хребет другому, волей-неволей, начнёшь примерять на себя подобное действие.
  Джилл всё так же оставалась моим персональным идеалом: лёгкая ободряющая улыбка и вполне добрый взгляд (я бы удивился, если бы она ополчилась на меня после драки с Тренчи). Вот уж кто точно человек из стали.
  Тайрелл же был образцом личности с работающим инстинктом самосохранения - чуть перекошенное лицо, которое красноречиво говорит о мыслях в голове - "явно лучше не особо отсвечивать или ссориться". И я буду последним, кто осудит этого мудрого наёмника.
  А вот Карлос... Мне ещё не доводилось видеть такой злобы, что укутана чуть ли не в животный страх в глазах реального человека. Не могу сказать, что это хорошо, но... Лучше уж страх будет удерживать от поспешных действий, чем мне придётся урезонивать его радикальными средствами.
  
  И всё же, мы добрались!
  Офис спецов ждёт!

ГЛАВА 10

  
***Немногим ранее: Ада Вонг - роковая женщина, шпион и просто ещё одна Богиня***
  
  Вонг никогда не приходилось писать резюме. Жизнь так сложилась, что с юности она занималась нелегальной деятельностью: сначала мелкое воровство, потом - торговля информацией (точнее, слухами с улиц), первое убийство, первое задание... Сейчас ей казалось, что всю свою осознанную жизнь она занималась тем, за что в цивилизованных странах сажают в тюрьму, а не в цивилизованных - пускают пулю в лоб. Впрочем, у любого объекта всегда есть теневая сторона - и когда речь идёт о такой работе, то светлая сторона − это суммы, что выплачиваются за миссии и измеряются минимум шестизначными числами. При этом - никаких налогов или вопросов от властей... Впрочем, как и какой-либо помощи.
  Ада понимала, что садиться на коня легко, а вот сходить - трудно, как говорили на её родине. Начав работать на Вескера, она вступила на очень скользкую дорожку и свернуть голову на ней - очень легко. Может, по лицу человека мыслей и не узнаешь, но развитая годами хождения по лезвию цзяня интуиция девушки настойчиво говорила о том, что доверять Альберту нельзя, а уж данные, которые она смогла на него получить, пусть те и были очень скудны, лишь уверили её в этом.
  
  Но вот предсказать то, что Вескер, видимо, сошёл с ума... Такого она предположить не могла: блондин казался ей очень амбициозным, самовлюблённым и холодным человеком, но точно не глупым - скорее наоборот. И поэтому пришедшее ей пару часов назад сообщение, мягко говоря, поставило в тупик Аду. Все её знания о био-вооружении чётко и недвусмысленно говорили о том, что такое оружие не может быть разумным, и это было понятно - ведь сам концепт такого вооружения и предполагает отсутствие разума и тотальный контроль, ведь для более деликатных задач и существовали в мире наёмники - способные к творческому мышлению и решению нестандартных задач люди, рискующие собой за огромные деньги. Вонг была одной из таких - пусть и куда более высокого класса (по собственному мнению девушки), и с куда более высокой оплатой (что уже было реальным фактом), но суть оттого не меняется. Легко понять, что для того, чтобы быть по-настоящему успешным наёмником, нужны не мышцы, и не пушка побольше да погромче, а хорошо и быстро работающая голова. И мозг Вонг отчётливо сигнализировал о сумасшествии её нанимателя, хотя интуиция молчала - и это было главной причиной, по которой Ада ещё не эвакуировалась из города: благо, несколько способов она имела, как предоставленные самим Вескером, так и те, о которых она позаботилась сама.
  
  Но даже сама мысль о разумном Б.О.В. откровенно пугала девушку. Если отбросить внешний облик, который по человеческим меркам можно было определить литературным словом "урод", то у разумного оружия не было иных минусов перед людьми. Они были сильнее, быстрее и гораздо, гораздо выносливее...
  
  И семена подслушанного разговора странной группы людей упали на благодатную почву, быстро пустив корни в душе девушки. Визуализатор ЭМП был последним словом техники, позволяющим осуществлять очень широкий спектр действий: взламывать камеры, открывать электронные замки, перегружать всё, что сложнее калькулятора по электронной части... В общем, очень полезный инструмент в умелых руках - и благодаря ему Вонг получила не только звук, но и картинку с камеры, что висела под потолком в женской раздевалке, и давала на диво чёткую картинку с хорошего ракурса.
  
  И все четверо были ей знакомы. Ада была очень ответственной девушкой, крайне щепетильно относящейся ко всем сферам своей жизни - и подготовка к любой миссии всегда велась тщательнейшим образом.
  
  Джилл Валентайн - бывший член отряда S.T.A.R.S. Одна из самых молодых людей, прошедших подготовку в отряде "Дельта" и единственная девушка, что осилила полный курс подготовки на данный момент. Отлично взламывает замки, неплохо стреляет (пусть это было верно для всех, за кем она сейчас наблюдала) и способна на нестандартные тактические решения, чем объясняется факт выживания в Арклейском особняке.
  Тайрелл Патрик - уроженец Суринама, эмигрировавший во Францию и вступивший в иностранный легион. Уже на тот момент имел отличную базовую подготовку, и во время службы очень сильно углубил своё понимание подрывного дела. Был "выкуплен" корпорацией после того как попался на торговле списанным инвентарём и вооружением.
  Карлос Оливейра - родился в Бразилии, рос в нищете, как и многие его одногодки. С самой ранней юности демонстрировал заинтересованность в коммунистическом режиме для своей страны (в том виде, как он сам понимал) и уже к 19 годам возглавил ячейку повстанцев - после этого в рекордно быстрые сроки был осужден на пожизненный срок по сфальсифицированным доказательствам, и также попал в зону интереса "Амбреллы".
  
  Но это всё были люди - простые смертные, которые так же, как и она могут легко погибнуть от пули. А вот тот, кого Валентайн назвала "Немедан"... О, это был совсем отдельный субъект. Ада получила данные от Вескера, и сейчас её неверие, весь её разум просто кричал о невозможности наблюдаемого ей события. Проект "Немезис" точно не предусматривал создание разумного оружия, это она знала точно. И сейчас она получила подтверждение словам Альберта, которые она сочла бреднями. Тот не спешил нападать на людей, разговаривал... Пусть она и не очень хорошо слышала речь из-за плохой акустики, но в купе с достаточно чёткой картинкой выходила следующая картина: трое людей явно осведомлены о природе находящегося перед ними существа, и также не спешат нападать...
  Хотя Оливейра, кажется, демонстрирует некую неприязнь... Которую останавливает Валентайн. Очень интригующая картина - эта сцена дала Вонг понимание, что в случае, если всё сложится удачно, можно будет попытаться сыграть эту партию через бразильца, пусть Ада пока и слабо представляла себе, как конкретно это можно сделать.
  
  Сама себе Вонг прекрасно отдавала отчёт в том, что этот мутант слегка задел её профессиональную гордость, так нежно лелеемую и взращиваемую Адой. Ей нужно было попасть в офис S.T.A.R.S., так как оттуда можно было извлечь достаточно много данных, за которые она сможет получить хорошие деньги.
  Всё было почти готово - требовалось лишь найти детонатор к уже установленной ею взрывчатке, но чёртов "Немезида" с этими людьми оказался быстрее, и тот просто проломил стену на голой силе.
  
  Что ж, вся эта ситуация очень интересная и многообещающая, но... Главное задание - раздобыть образец G-вируса. Ада его выполнит, как и раньше выполняла другие подобные миссии - но если ей представиться возможность, она обязательно сделает всё для того, чтобы Вескер получил столь желаемые им данные.
  Сейчас же мисс Вонг, в условиях невозможности пройти в офис без раскрытия своего амплуа агента ФБР, собиралась навестить Бена Бертолуччи - журналиста и её осведомителя, польстившегося на обещания Ады о том, что она использует все найденные доказательства против "Амбреллы". Тот находился в изоляторе, неподалёку от парковки - благо, это она уже успела выяснить. Но перед этим она найдёт укромное место, без зомби и людей, и передаст полученные данные об объекте своему нанимателю.
  В конце концов, пусть этих сведений мало, но и за них она тоже получит неплохие деньги.
  
  
***Немедан - офис S.T.A.R.S.***
  
  Вот вроде смотришь на помещение и понимаешь - офис как офис. Ну да, оборудование очень даже попадает под определение хай-энд (с поправкой на год, конечно), массивные столы из красного дерева... Но вот само ощущение от атмосферы - внушало. Я буквально кожей чувствовал мысли Валентайн, которую явно захлестнула ностальгия. То, как она почти с любовью проводила пальцами по собственному столу, и то как она смотрела на огромный флаг S.T.A.R.S. в личном офисе Вескера... В общем, сердце Джилл явно защемило от чувств, пусть она сама и ничего не говорила.
  К несчастью, доктора Барда действительно не было в офисе, как и следов пребывания Натаниэля. Тайрелл на пару с Карлосом начали шерстить компьютеры, пытаясь выудить хоть что-то - эта парочка явно не хотела возвращаться к своему капитану с пустыми руками. Мисс Валентайн же была невероятно предусмотрительна, и в кармане её "костюмчика" нашлась ID-карта члена отряда, и она воспользовалась ей, чтобы попасть в небольшую оружейную, которую назвала личным тайником отряда. Кхм, суровые, конечно, спецы здесь служили, если могли себе позволить личную оружейную. Забавно, что карта Джилл при этом сработала, и дверь открылась - видимо, в полиции нашлись более важные дела, чем аннуляция пропуска уже бывшего члена отряда.
  
  Мне же было интересно покопаться в личном столе главгада - Альберта Вескера. Увы, амплуа типичного злодея не нашло подтверждения: блондин либо очень тщательно вычистил свой стол перед последней операцией, либо же очень ответственно подходил к своей шпионской работе - и я склонялся ко второму варианту. Ни единого документа, который хотя бы косвенно указывал на связь этого, без шуток, сверхчеловека с "Амбреллой" не было. Лишь рабочие рапорты, кое-что по бухгалтерии и не особо значимые документы. Самым интересным был, пожалуй, забракованный рапорт Криса Редфилда за подписями всех выживших членов отряда о происшествии в особняке. Забракованный лично шефом полиции Айронсом, с формулировкой "бред" и без какой-либо конкретики. Мда, тот ещё обмудок этот пузач. Хотя, с точки зрения набивания собственного кармана... Нет, всё равно - если уж ты поклялся "служить и защищать", то делать это нужно по полной программе. Кто знает, как бы повернулась ситуация, если бы Брайан Айронс решился-таки поддержать выживших в особняке - возможно, всего этого кошмара бы и не было...
  
  − Что, здоровяк, примеряешься к командирской кепке? - зашла в кабинет Джилл.
  
  − НЕ СО"СЕМ, "РОСТО ИНТЕРЕСНО, КАКИ" "ЫЛ КО"АНДИР ОТРЯДА.
  
  − Вескер... Тот ещё выродок. Когда выберемся, − хм, мне очень понравилась формулировка Джилл, правильный настрой. - Обязательно расскажу. Но! У меня для тебя есть пару сюрпризов.
  
  Хм, интересно, что же такого заготовила мисс Валентайн?
  
  − Я "ЕСЬ "НИ"АНИЕ...
  
  Джилл улыбнулась, и тут я обратил внимание на то, что одну руку она держит за спиной. Так, вариант, что она решила меня по тихой грусти укантропить даже не рассматривается, что же тог...
  
  − ЭЭЭ...
  
  Я честно попытался проморгаться и понять, что сейчас произошло. Кажется, по моему психическому здоровью был нанесён сокрушительный удар, совпавший с гулким звуком прикосновения оружия со столом. Суровая реальность - 1: Немедан - 0.
  
  − Знаешь, твоя реакция примерно совпадает с моей, когда Вескер получил этот заказ, − Джилл явно веселилась, наслаждаясь моей реакцией. - Да и остальные тоже отреагировали примерно так же.
  
  Чего? То есть, вот эту дуру заказал Вескер?! Альберт, мать твою, ты больной ублюдок!
  Джилл принесла "Desert Eagle". Пустынного, едрить его в ствол, Орла. И при этом не в "обычной" конфигурации, а с длинной ствола в 10 дюймов, да и надпись на пушке свидетельствовала о том, что это - модификация под пятидесятый патрон. Нет, я понимаю, что Альберт объективно мог справиться с отдачей такой дуры при своих кондициях, не выказывая никаких проблем касательно веса, да и патроны, которыми можно натурально взрывать головы... Но всё равно, это просто полный пиздец. Спасибо за подгон, сир Вескер, я оценил, да.
  Оставалось только примериться к самой пушке, и - о чудо! - палец спокойно проходил через скобу, разве что рукоять была чуть мала, но тем не менее. Да и веса я толком не ощущал − словно шариковую ручку взял. Не знаю, как с отдачей, но думаю тоже проблем не возникнет - не при моём телосложении. А венчало это чудо (-вище) пять магазинов, которые мисс Валентайн выгребла из собственных подсумков (и как только всё уместила?) и положила на стол, пока я примерялся к оружию. Воистину, царский подарок! Но позвольте, чтоб девушка меня уделала в сухую на поприще подколок? Да не в жизнь!
  
  − ЗНАЕШЬ, Я, КОНЕЧНО, СЛЫШАЛ О КОНФЕТНО-"УКЕТНО" "ЕРИОДЕ У ЛЮДЕЙ, НО "РЯД ЛИ РЕЧЬ "ЫЛА О ТАКИХ ""ОДАРКАХ".
  
  − Ха! - звонко рассмеялась Джилл. Только слегка покрасневшие ушки намекают на то, что шутка явно нашла свою цель. - Давай пока что не зарекаться, "дорогой", и примерь-ка вот эту вещицу.
  
  И с движением руки, словно заправской фокусник, Джилл явила на свет её. Нет, не так - ЕЁ. Прекрасную, невероятно стильную и просто шикарную... балаклаву!
  Приняв из рук девушки столь незаменимый для меня предмет гардероба, я принялся ощупывать и растягивать маску. Шикарно... Маска тянется, отверстия для рта нет - только для глаз.
  
  − С"АСИ"О, ДЖИЛЛ, − сказал я, натягивая вещицу на голову. - ТО, ЧТО ДОКТОР "РО"ИСАЛ.
  
  Мисс Валентайн, кажется, на несколько секунд задумалась, улыбаясь и глядя на меня.
  
  − Знаешь, здоровяк, вообщ...
  
  − Эй, сладкая парочка!
  
  Сука, Карлос! Я тебя...
  
  − Там Бард вышел на связь и просит прислать кого-нибудь из S.T.A.R.S. Поговори с ним, Джилл.
  
  Мисс Валентайн, глянув на Карлоса и кивнув, кинула на меня короткий взгляд... И, подмигнув, ушла к компьютеру - очевидно, вызнавать у доктора местоположение и условия, из которых того придётся вытягивать.
  Мне же представился шанс слегка вправить мозги латиносу - и я им воспользуюсь:
  − ЗАКРОЙ-КА Д"ЕРЬ, ОЛИ"ЕЙРА.
  
  Что удивительно - этот кекс выполнил моё указание, не спуская с меня при этом взгляд и придерживая винтовку одной рукой. Тем лучше для меня, я сейчас его шестерёнки слегка смажу, нежели они сами провернутся потом в неправильном направлении и с фатальным, скорее всего, для Карлоса, исходом.
  
  − СКАЖИ "НЕ, ДРУГ "ОЙ СЕРДЕЧНЫЙ, − вот теперь его пробрало, судя по лёгкой дрожи. - ТЫ ЧЕГО КОНКРЕТНО ХОЧЕШЬ? ЕСЛИ У ТЕБЯ ЕСТЬ КО МНЕ "ОПРОСЫ, ЛУЧШЕ ЗАДАЙ ИХ "РЯМО, И НЕ "ЫТАЙСЯ ЮЛИТЬ.
  
  − Я хочу помочь Джилл! - горячо ответил Карлос, ни секунды не сомневаясь. - И призвать "Амбреллу" к правосудию! А ты - мутант "Амбреллы", и я не знаю, что у тебя на уме, поэтому держись подальше от неё!
  
  Перун, прости душу мою грешную, но какой же он всё-таки имбецил. Вот как, как эта мысль родилась у него в голове?! И это если он говорит правду - а то по взгляду у него явно другие мысли. Мне он хорошо знаком из опыта и мне кажется, что он видит во мне конкурента. Ну просто сказочный долбоёб. Это же сколько тестостерона должно быть в крови, чтоб в условиях тотальной жопы и небольшого зомби-апокалипсиса думать о своём либидо, а не о миссии? Воистину, ум зашёл за разум, причём капитально...
  
  − НЕ ЗАСТА"ЛЯЙ "ЕНЯ УСО"НИТЬСЯ " СОДЕРЖИ"О" Т"ОЕГО ЧЕРЕ"А, КАРЛОС! − утробный рык вышел сам собой, без моего желания. - "ОЁ ОТЛИЧИЕ ОТ ТЕ"Я ЗАКЛЮЧАЕТСЯ " ТОМ, ЧТО Я НЕ ХОЧУ, А ТОЧНО "О"ОГУ ДЖИЛЛ "ЫБРАТЬСЯ ИЗ ГОРОДА, И " "ОЁ" ЖЕЛАНИИ НЕ СУДИТЬ КОР"ОРАЦИЮ, А "ОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖИТЬ ЕЁ, ЧТО"Ы "ИР НИКОГДА НЕ СТОЯЛ НА ГРАНИ УНИЧТОЖЕНИЯ ИЗ-ЗА СЛЕТЕ"ШИХ С КАТУШЕК "АРАЗ"АТИКОВ, "О"ЕШАННЫХ НА "ИО-ТЕРРОРИЗ"Е И СО"СТ"ЕННЫХ "РЕДО"ЫХ ИДЕЯХ! ТЫ "ЕНЯ ПОНЯЛ, ЩЕГОЛ?!
  
  К концу тирады я уже буквально нависал над Карлосом, а тот... Смотрел на меня круглыми глазами, словно я открыл для некую великую тайну мироздания. Идиот.
  
  − Карлос, Немедан, − в кабинет зашёл Ти. - Что тут у вас?
  
  − СЕАНС "СИХОТЕРА"ИИ, − уже почти вернув самообладание, ответил я. - ЧТО ТАКОЕ, ТАЙРЕЛЛ?
  
  − Хм, ясно... В общем, Бард в госпитале, и нам предстоит пересечь половину города, вы готовы? - на диво дружно кивнув с латиносом, Патрик заключил: − Отлично, тогда выходим.
  
  Подхватив в руки пистолет и распихав дополнительные магазины по карманам, мы двинулись на первый этаж.
  
  Благо, ликеров не было, как и заражённых, и выдалась минутка на "подумать" по ходу дела. То, что доктор ещё жив и вполне себе бодр, внушает надежду. Да и тот факт, что Джилл вышла с ним на связь должно сделать его несколько осторожнее - насколько я помню, по канону его убил Николай, оказавшись в больничке сильно раньше Карлоса и Тайрелла. Сейчас же все тайминги уже основательно поломаны в мою пользу, и я надеюсь, что с этого выйдет толк. Как человеку Натаниэлю можно было дать лишь одну цензурную характеристику - козёл. И это будет самым мягким определением (без шуток, называть рядовую медсестру бездарностью в лицо, после этого заставляя чистить туфли... Полный мрак). Однако, как исследователь и учёный... Если он действительно чуть ли не в одно рыло смог разработать вакцину, то его надо вывозить отсюда любой ценой, а там уж пусть правительство разбирается.
  К слову, о сыворотке... Задним фоном мелькали различные мысли на будущее, но всё упиралось ровно в один фактор - сработает или нет. Мне за глаза хватит просто факта удачного срабатывания, потому что уж дальше я разберусь. Язык у меня подвешен, язык я знаю на достойном уровне, и чуйка подсказывает, что слово мисс Валентайн после этого инцидента будет весьма значимо. Даже если объяснение будет на уровне "документы потерял\не успел взять" всё может быть удачно, потому как до продвинутого электронного документооборота ещё есть полтора десятка лет, а поручившийся за тебя бывший агент спецподразделения, который к тому же сто процентов будет проходить в суде над "Амбреллой" в качестве свидетеля... В общем, далеко не самая плохая перспектива вырисовывается.
  
  Но вот если, не приведи Перун, сыворотка не сработает вовсе, или, что может быть куда хуже, сработает не так как надо... Тогда это будет кромешный и абсолютный пиздец. Если в первом случае ещё получится подёргаться туда-сюда, то вот второй является очень серьёзной угрозой для моих компаньонов.
  Тяжело не врать самому себе в таком вопросе, но чёртов Латинос кое в чём прав - я скорее мутант, а не простой заражённый. Да и как сам паразит воспримет антивирус... Вот это уже большой вопрос.
  
  Но нужно хотя бы попытаться. Американцы говорят в таком случае: "out of options", и это действительно мой случай: я не знаю и не вижу абсолютно никаких альтернатив.
  Поэтому, будем руководствоваться древней, уже русской поговоркой: попытка - не пытка, а спрос - не беда.
  По крайней мере, я на это очень надеюсь.
  
  И вот, примерно в таких мыслях мы добрались до выхода из участка - абсолютно спокойно, и не встретив никакого сопротивления, за что заражённым огромное спасибо.
  Только вот моя "чуйка", та, которая на заражённых, очень серьёзно и недвусмысленно сигнализирует о кое-чём... Необычном. Буквально, орёт благим матом. Останавливаю своих товарищей:
  − СЕКУНДУ...
  
  Так... Странно, очень странно. Что-то похожее я ощущал от Тирана. Но при этом, хм, как-то легче что-ль? Наверное, по ощущениям, ближайшее, с чем можно было сравнить - это морской ветер. В случае с Тренчи он походил на ураган, сметающий всё на своём пути. Обычные заражённые ассоциировались с неприятной водянистостью, сильно отдающей водорослями. Сейчас же... Как будто настоящий морской бриз - лёгкий и приятный, ни вызывающий ни беспокойства, ни отвращения. Только вот менее сильным он от того не был, потому как расстояние было просто колоссальным, если так же полагаться на чувства... Чёрт, у меня есть одна мысль...
  
  − Что такое? - обеспокоенно спросила Джилл.
  
  − СЕ"ЕРО-ЗА"АД, "РИ"ЕРНО 600 "ЕТРОВ, − сообщил я, показывая рукой направление. - ОЧЕНЬ НЕО"ЫЧНЫЙ ЗАРАЖЁННЫЙ. Я ЧУЮ ЕГО ТАК, СЛО"НО ОН НАХОДИТСЯ "РЯМО "ЕРЕДО "НОЙ − НО ЭТО ТОЧНО НЕ ТИРАН.
  
  Всё, теперь Карлос и Тайрелл точно знают о моём последнем козыре, хотя Ти не выглядит удивлённым - тот чутка покивал, явно вторя своим мыслям. А вот Карлос... Хм, на удивление порадовал, смотрит на меня сосредоточенно, при этом не пылая злостью. Надеюсь, мне удалось хоть немного вправить ему мозг, всё же как боец он действительно хорош, и не хотелось бы лишаться достаточно серьёзной огневой поддержки в его лице.
  
  А вот Джилл... Она хмурилась примерно с десяток секунд, явно обдумывая мои слова, но вот на её лице буквально за секунду проявилось удивление, а затем и нешуточная обеспокоенность. Значит, я всё же был прав относительно своих мыслей о том, откуда конкретно идёт моё ощущение. В городе сейчас был ровно один человек, за которого она могла переживать. Дела...
  
  − Карлос, Тайрелл, − обратилась девушка к парням. - Мне нужно срочно проверить догадку Немедана. Вы с нами или разделимся?
  
  Парни переглянулись, и уже через секунду за обоих ответил Оливейра:
  − Разделяться - самое глупое из клише любого ужастика, так что так просто вы от нас не отделаетесь!
  
  − Спасибо вам огромное, − поблагодарила Джилл. − Тогда - двинулись!

ГЛАВА 11
  
***29 сентября, 03:30: Альберт Вескер***
  
  Альберт откинулся в кресле, обдумывая информацию.
  Он почти не имел увлечений и хобби, в понимании простого обывателя. Большую часть жизни он занимался тем, что можно охарактеризовать словом "необходимость", пусть проистекала она, отчасти, из его личных желаний. А уж после того как он почти освоил все интересные ему виды боевых искусств, начиная довольно распространёнными и почти что классическими тхэквондо и карате, и заканчивая весьма экзотичными видами, вроде бокатора и тайцзицюаня (что при возможностях его организма дало возможность почти отказаться от огнестрельного оружия), увлечение осталось ровно одно - классическая музыка.
  
  Сейчас Вескер позволил себе эту маленькую слабость, которая помогала держать весьма горячий характер в узде. До получения сведений от мисс Вонг, его лучшего агента, внутри всё ещё было место сомнениям. Он не мог столь сильно доверять Зиновьеву в таком вопросе, но вот Ада... Это совсем другой разговор. Пожалуй, ей Альберт доверял больше всего из всех своих агентов, и вести были крайне интересными, от чего всё нутро мужчины и клокотало, буквально требуя достать столь интересный образец и хорошо его исследовать.
  Неприятной, но весьма прогнозируемой неожиданностью стало подтверждение сведений о том что Джилл Валентайн, которая некогда была его подопечной, действительно находится рядом с объектом. Вескер всё же не удержал лицо (пусть в том и не было надобности, но профессиональная деформация уже зашла очень далеко), и дёрнул губами в гримасе презрения. У девчонки был очень немаленький потенциал, и при правильном направлении, из неё мог бы выйти отличный шпион, не хуже, а возможно и лучше самой Ады Вонг. К сожалению, сейчас это не представлялось возможным (впрочем, Альберт не врал себе - это был его, и только его промах), так как в максимально удачный момент для вербовки в поместье он повёл себя откровенно недальновидно, упиваясь маячившей прямо перед ним свободой, перестав просчитывать ситуацию наперёд. Это стоило Альберту, потенциально, не только агента, но интересного собеседника - они с Джилл работали с самого основания отряда, и мужчина признавал, что её кругозор и познания об окружающем мире представляли для него чисто человеческий, без капли меркантильности, интерес.
  
  А вот что Вескер не любил - так это проигрывать, и оставлять столь занимательного человека потенциальному противнику в лице правительства США. И сейчас перед ним стоял действительно интересный выбор.
  
  Можно было вмешаться, и подготовив небольшую группу захвата для подстраховки, вместе с ними отправиться к границе города. Таким образом, он смог бы убить сразу трёх зайцев - помериться силой с действительно интересным, в отличии от Тирана, противником (вариант того что тот сдастся даже не рассматривался); захватить этого "Немедана" в своих целях и так же захватить мисс Валентайн.
  Но можно было пойти и другим путём, куда более рациональным и куда менее рискованным: его агент на объекте "NEST-2" доложил о том что эвакуация перешла в финальную фазу, и запрашивал дальнейших инструкций. Из данных шпиона выходила довольно занимательная картина - на базе оставалось примерно с пяток не самых удачных Тиранов, серьёзно уступающих серийным и полноценным образцам, по два десятка охотников-β (или просто хантеров) и бледноголовых, так же известных как регенераторы - обычные заражённые даже не учитывались, что совершенно нормально. И самым приятным во всём этом был прямой канал связи с системами безопасности комплекса, что позволял в режиме реального времени наблюдать за абсолютно каждым уголком этой лаборатории-завода.
  
  Для Альберта, как имеющего данные о докторе Барде, сыворотке и прекрасно знающего характер и возможности своей бывшей подчинённой не составило труда просчитать дальнейшие шаги этого небольшого отряда. Они точно смогут добраться до больницы, а там уже легко отыщут и сам комплекс, так как "Амбрелле" не было особой нужды скрываться в городе, что де-факто ей и принадлежал. И дав команду своему человеку, Вескер смог бы сделать то, что он так любит - действие, которое в независимости от исхода принесёт лично ему огромную пользу. Когда эти четверо столкнуться со столь внушительной силой, он сможет получить очень чёткое представление о силах Немезиды и потенциале. Если отряд не справиться... Что ж, тогда он поймёт, имеет ли этот проект интерес для дальнейших исследований, а Джилл умрёт, и больше не сможет служить никому. Если же у них всё получится, то он так же сможет получить все необходимые данные (причём собственноручно, а не через агентов), но помимо этого - возможность заполучить именно "Немедана", а не просто бумажный проект "Немезида", и возможность для дальнейшей вербовки Джилл Валентайн.
  Возможность... Это слово было по-настоящему любимо Вескером.
  
  Что ж, думал Альберт недолго, благо выбор для него очевиден, как для человека любящего дёргать за нужные ниточки, а не появляться на сцене лично.
  Мужчина потянулся к клавиатуре под аккомпанемент записи лондонского симфонического оркестра, исполняющего завораживающую разум композицию Бетховена "Für Elise".
  
  Решение было принято.
  
  
***29 сентября, 03:35: Немедан***
  
  Честно говоря, мне сейчас было откровенно хреново от предположений, и любые попытки отогнать их откровенно проваливались. Причина проста - как невозможно прикрыться одной лишь ладонью от проливного дождя, так невозможно и отгородиться от чувства, ммм... Присутствия, скажем так. И место, в которое мы пришли, не оставляло абсолютно никаких сомнений в личности, от которой исходило столь любопытное ощущение.
  
  − Ты уверен, Немедан? Всё-таки, это как-то... - спросила Джилл, делая неопределённый жест рукой. - Странно.
  
  − "СЁ "РОИСХОДЯЩЕЕ " ЭТО" ГОРОДЕ СТРАННО, − ответил я, стараясь понять и расшифровать ощущения. - НО " С"ОИХ ЧУ"СТ"АХ Я УВЕРЕН.
  
  И было от чего, откровенно говоря. Да, вид помещения с разбитыми витринами, обнесёнными почти "в ноль" наталкивал на определённые мысли, только вот некоторое послезнание давало чёткую уверенность - внутри был один живой человек... И один относительно живой.
  Оружейный магазин Кендо ничем ни отличался от своего "плоского" отражения - ни размерами, ни положением.
  
  − Тогда заходим.
  
  Внутри было откровенно тесно, но пройти на задний двор было достаточно легко, несмотря на обилие поваленных стеллажей и всякого мусора под ногами. До источника, что так сильно шибал по моей чуйке, оставалось буквально полтора десятка метров, как вдруг...
  
  − НЕ ДВИГА... Чёрт, Джилл!
  
  Роберт Кендо, автор того оружейного шедевра что я сейчас ношу в правой руке, собственной персоной и во плоти, резко выскочил из-за угла, взяв нас на мушку дробовика. Боевой мужик, это уж точно.
  
  − Кендо! - с облегчением выдохнула Джилл, опуская пистолет. − Ты в порядке?..
  
  − Ага, если с натяжкой... Прости, я немного нервный. Неизвестно, чего ожидать... − тут он уже обратил внимание на бойцов, и на меня. − А это?..
  
  − Мои друзья, − незамедлительно ответила Джилл, начав поочерёдно указывать: − Этот здоровяк - Немедан, тот что в очках - Тайрелл, и Карлос.
  
  − Друзья Джилл - мои друзья, − несколько более нервно, чем следовало бы, ответил Кендо. - Но что привело вас сюда?
  
  Тут Джилл вопросительно взглянула уже на меня, а мне стало уже настолько дискомфортно, насколько это вообще возможно. Чуйка точно давала направление, и указывала на небольшую пристройку, что явно принадлежала мужчине - видимо, мастерская, где он и занимался заказами.
  Я знал, кто там находится - там была Эмма Кендо, дочь Роберта. Укушенная зомби, вполне возможно - собственной матерью. И я точно знаю, что у нас нет времени на рассказ всей истории, в которую, к тому же, не так-то просто поверить человеку, что очень далёк от всей этой био-мути.
  Поэтому, мне оставалось лишь положиться на девушку в этом нелёгком деле, и указать рукой на мастерскую, не говоря ни слова.
  
  Джилл проследила за направлением, и одновременно с этим Кендо наставил на меня своё оружие, а уже в его сторону ощерились стволами Карлос и Тайрелл.
  Пат. Чёрт, я ведь могу его понять. Злейшему врагу не пожелаешь, чтобы его ребёнок на глазах превращался в чудовище...
  
  − Отставить! - буквально шипя, приказала мисс Валентайн бойцам, и, почти мгновенно поменяв интонации на успокаивающие, обратилась к оружейнику, стараясь немного снизить накал. − Кендо... Тебе никто не желает зла. Немедану можно верить − а если ты не веришь ему, то поверь хотя бы мне! Пожалуйста...
  
  Взгляд Роберта метнулся в сторону мисс Валентайн, и мне показалось, что в его глазах можно было увидеть отблески слёз.
  
  − Я... Я...
  
  Ствол дробовика начал сильно дрожать, выдавая эмоциональное напряжение владельца буквально с головой. И я буду последним, кто его осудит в такой ситуации.
  Джилл... Мне оставалось только восхищаться её профессионализмом, и её пониманием ситуации. Она положила ладонь на дробовик и медленно, обманчиво лёгким движением, опустила дробовик в пол, а после − на несколько секунд приобняла Кендо, пытаясь того успокоить, и убедить в том что не всё потеряно.
  Тайрелл и Патрик предусмотрительно молчали, делая вид что их вообще нет - и я им искренне за это благодарен.
  
  − Прости, Джилл, − ответил Кендо через десяток очень непростых, в эмоциональном плане, секунд. - Просто смерть Летти...
  
  − Я знаю, каково это, − прервала оружейника девушка, не давая тому впасть в очень травмирующие воспоминания. - Поверь. Там ведь внутри Эмма, да?..
  
  Кендо явно просто не смог найти сил на нечто большее чем кивок, и проследовал к мастерской, явно приглашая проследовать за ним. Блять, прошёл я на тоненького, и только благодаря девушке.
  
  − С"АСИ"О, ДЖИЛЛ, − постарался я сказать максимально тихо.
  
  − Надеюсь ты сможешь ей помочь, Немедан, − так же тихо ответила мисс Валентайн, одним лишь взглядом выражая целую плеяду чувств. - Эмма славная девчушка, и если есть возможность ей помочь... Рассчитываю на тебя.
  
  После этого, Джилл неспешно направилась в помещение.
  Впрочем, уже не было нужды говорить это.
  У меня появилась пара догадок, относительно дочери оружейника, и вполне возможно, что ей и не нужна будет моя помощь...
  
  
***Мастерская: Джилл Валентайн и Роберт "Боб" Кендо***
  
  Мисс Валентайн разглядывала обстановку внутри помещения.
  Тёплое, хорошее освещение от старомодных электрических лампочек. Стол с различными рабочими приспособлениями, вроде тисков, много инструментов, различных деталей от самого разного оружия и ещё больше ветоши.
  
  Но внимание привлекало другое - простенький диванчик напротив рабочего стола, на котором лежала дочь её друга. Она словно была отражением того кошмара, который снился ей последний месяц, где Джилл быстро, буквально в считанные минуты становилась зомби, и не всегда успевала нажать на спусковой крючок приставленного к виску пистолета. И тогда кошмар становился куда страшнее, заставляя её не просто просыпаться в холодном поту и вновь тянуться к банке с психолептиками, но и кричать в ужасе.
  Только в этот раз был вовсе не кошмар, а реальность.
  
  Девушка обхватила свой рот рукой, пытаясь унять то чувство ярости к "Амбрелле", что бушевало внутри неё, и сдавливала скулы столь сильно, что кажется ещё немного, и те треснут под давлением.
  Эмма выглядела не просто плохо, а так, словно до окончательной трансформы оставались считанные минуты, если не секунды. Бледная кожа, беспорядочно слипшиеся волосы, измученное лицо, но самое главное - уже обесцветившийся правый глаз, в котором зрачок был почти неотличим от белка.
  Непрошенная слеза скатилась по щеке, сдавленной уже до побеления.
  
  Это просто неправильно... Жестоко. Непростительно!
  И когда она выберется из города... Она планомерно уничтожит корпорацию. Даже если ей придётся делать это в одиночку, даже если придётся положить всю свою жизнь, а возможно и отдать её - она добьётся того что бы "Амбрелла" была стёрта с лица Земли, и того что бы мир никогда больше не знал биологической угрозы. Во что бы то ни стало.
  
  − Па... па?..
  
  Голос Эммы был хриплым, натужным - словно та держала целую гору на своих плечах. Для Джилл это было... Страшно. Страшно осознавать, что этот маленький человек, по определению ещё не заслуживший подобную участь − страдает. Страшно от того, что она, имея желание помочь, не имеет возможности этого сделать. Страшно просто видеть это.
  
  − Да солнышко, папа здесь, всё будет хорошо...
  
  Кендо припал на колено, и обхватил руку дочери. Сколько же любви, сколько же сожаления и уже угасающей надежды было в этом движении.
  
  − Вы... Вы можете, − просящий, молящий взгляд Кендо обратился к Немедану. - Помочь ей? Хоть чем-нибудь?
  
  − "СЁ ЧТО С"ОГУ, КЕНДО. КЛЯНУСЬ.
  
  Отстранившись от дочери, Роберт дал место Немедану, и уже тот занял его место, положив пистолет, в котором Кендо узнал собственное творение на стол. После он отошёл к Джилл, что было понятно - ведь Тайрелла и Карлоса тот совсем не знал.
  
  − Кто он такой, Джилл? - тихо спросил Роберт надломленным голосом.
  
  Немедан, осмотрев Эмму, а затем глянув на свои руки, начал аккуратно разматывать ту материю, которая покрывала их, и буквально через минуту они увидели свет, впервые после лаборатории. Огромные ладони, со столь же огромными пальцами, что напоминали собой ствол небольшого пистолета, имели бледную кожу, и были сплошь покрыты маленькими кровавыми волдырями.
  И это не укрылось от взгляда уже почти отчаявшегося отца.
  
  − Его зовут Немедан, − ответила девушка, попытавшись хоть немного унять всю ту злость, что сейчас была в ней. - Это сложная, и долгая история, Роберт, но если кратко... Он тот, кого корпорация подвергла экспериментам. Его участь немногим лучше, чем у тех, что бродят сейчас по улицам, и пытаются вцепиться в глотки любому, кто ещё не стал одним из них. Но по крайней мере, он сохранил разум, и старается помочь всем, чем может. Он хороший человек.
  
  К этому моменту Немедан уже окончательно разобрался с материей, и левой взял детскую ладошку в свою руку. Та была настолько маленькая, что буквально утопала в руке гиганта. Правую же он аккуратно подложил под голову девочки, мягко касаясь пальцами висков.
  
  − ЗДРА"СТ"УЙ, Э""А.
  
  Девочка перевела почти безразличный взгляд на здоровяка, но всё же спросила:
  − Кто... Вы?
  
  − "ЕНЯ ЗО"УТ НЕ"ЕДАН, "АЛЫШКА. СКАЖИ "ОЖАЛУЙСТА, КАК ТЫ СЕ"Я ЧУ"СТ"УЕШЬ?
  
  − Вы... Странно говорите... Вас тоже укусила... Мама? - разум девочки явно агонизировал, и этот, казалось бы, глупый и простой вопрос, снова пробил на слёзы Роберта, но не заставил того отвести взгляд.
  
  − НЕТ, − немного повременив, ответил здоровяк, покачав головой и явно немного сбитый с толку. - НО "СЁ ЖЕ, ЧТО ТЫ ЧУ"СТВУЕШЬ?
  
  Лицо младшей Кендо разгладилось, и впервые за последние часы, казавшиеся вечностью старшему, начало выражать эмоции, отличные от агонии и безразличия.
  − Холодно... Страшно... Но когда вы пришли... Легче. Я вижу вас... Хорошо. Приятно...
  
  Глаза отца расширились от удивления, да и Джилл не отставала от него. Неужели Немедан одним лишь своим присутствием может облегчить участь девочки? Или он действительно... Может реально ей помочь?
  Всё же, мисс Валентайн была по большей части реалисткой, и слова Немедана о помощи казались естественными, но слишком маловероятными.
  Слишком приятными, и слишком нереальными.
  Слишком оптимистичными.
  
  − ЭТО ОЧЕНЬ ХОРОШО, "ИСС КЕНДО, − кажется, в словах здоровяка можно было слышать улыбку, но еще больше - уверенность в собственных словах. - "ЕДЬ И"ЕННО ДЛЯ ЭТОГО Я ЗДЕСЬ.
  
  − Я... Верю вам, − пусть так же хрипло ответила девочка, но впервые на её лице проступила едва заметная, вымученная, но всё-таки - улыбка. - Дядя Немедан...
  
  Сам Роберт, глядя на это, и слушая слова дочери, не смог удержать усталой улыбки сквозь слёзы. Его маленькое сокровище, его Ангел... Улыбалась. Весь тот ужас, что сейчас творился вокруг них в прошлом, и что сейчас всё ещё происходил на улицах города не имел сейчас никакого значения.
  Валентайн же просто радовалась, радовалась тому что доверилась такому человеку. Право слово, до сегодняшнего дня она и помыслить не могла, что нечто, вышедшее из-под рук кровавых маньяков корпорации может быть столь человечно. Больше, чем некоторые её знакомые и многие люди. И если кто-то может стать бесчеловечным... По сути, бездушным, пусть Джилл и не верила в такую материю... Возможно, и не ей судить, но всё же если кто-то мог потерять душу, то Немедан её приобрёл своими действиями и поступками.
  Именно такая аналогия сама собой выстраивалась в голове девушки, и Джилл была убеждена в её верности.
  
  − "НЕ НУЖНО "ОГО"ОРИТЬ С Т"ОИ" "А"ОЙ, − доверительно сказал, почти прошептал мужчина. - НО Я О"ЯЗАТЕЛЬНО "ЕРНУСЬ, "ОЭТО"У НЕ ШАЛИ ТУТ. ХОРОШО? ТИ, КАРЛОС, "О"УДЬТЕ С НЕЙ.
  
  Эмма покивала, всё так же улыбаясь, и смотря на Немедана. Мужчина медленно встал, аккуратно выпустив детскую ручку, и убирая руку из-под головы, стараясь лишний раз не причинять даже лёгкого дискомфорта Эмме. После этого он направился к Роберту с Джилл, попутно пропустив двух мужчин к девочке.
  
  − НАДО "ОГО"ОРИТЬ, − совершенно серьёзно, что шло вразрез с его прошлым тоном, сообщил Немедан, и вышел из мастерской на улицу.
  
  Джилл и Роберт переглянулись, и через мгновение вышли вслед за Немеданом. Слишком уж контрастными были эмоции, что он вкладывал в слова, что не могло не вызывать беспокойства у обоих.
  
  − КЕНДО, СКАЖИ "ОЖАЛУЙСТА, КОГДА ОНА "ЫЛА УКУШЕНА?
  
  Роберт был слегка обескуражен вопросом этого необычного человека, но всё же достаточно быстро ответил:
  − Не знаю точно... Кажется, часов 10-11 назад...
  
  
***Немедан***
  
  − ...часов 10-11 назад... Её укусила Летти. Моя... Моя жена, − глухо, и с хорошо ощутимой тяжестью в голосе, сказал оружейник. − Но что... В том смысле, к чему этот вопрос? Это важно?
  
  При этом ни капли пренебрежения в голосе, лишь целый океан обеспокоенности и надежды под слоем тяжести. И я бы рад просто сказать, что всё будет хорошо, но... Всё не так просто.
  Ненавижу полагаться на чувства, и уж тем более на очень сумрачные. Это как попытка понять точные размеры и цвет предмета, впервые увидев его в почти кромешной тьме. Но других вариантов с Эммой просто нет - я никогда не был доктором, даже близко. Венозную кровь от артериальной отличить смогу, но и только. Поэтому придётся полагаться на свою чуйку, скудные познания о здоровье и домыслы.
  Первое, и самое главное...
  
  − Т"ОЯ ДОЧЬ НЕ СТАНЕТ ОДНОЙ ИЗ НИХ, − и, видя удивление в глазах Джилл и Роберта, добавляю: − ЭТО ТОЧНО.
  
  Теперь, узнав информацию о времени заражения, я мог точно это сказать. Дело в том что среднее время трансформации, или обращения после "инъекции" вируса Т посредством зубов очень широко - от трёх до двадцати часов. Но это − у взрослого человека, с устоявшимся и развитым иммунитетом. Косвенно это подтверждается тем что Викерс, как объективно самый слабый из "звёзд" по физическим кондициям стал зомби достаточно быстро, примерно от трёх до пяти часов ушло у заразы на полное подавление организма. В то же время Марвин, которого, слава Перуну, в этот раз не достали, должен был продержаться около двадцати часов и застать Леона с Клэр, и даже успеть пообщаться. До этого момента он активно передвигался бы по участку, что по идее должно было ускорить кровообращение и скорость распространения вируса в организме. Но при этом он был достаточно неплохо развит в физическом плане - не качок, естественно, но весьма и весьма поджар, и иммунитет, теоретически, должен быть крепче чем у Викерса. Чертовски хреновая статистика, но хоть что-то.
  И это подводит меня к мыслям о дочери этого мужчины с титановыми нервами.
  
  Она должна была продержаться более тридцати часов.
  Ребёнок. Десяти лет. Девочка. Просто априори с куда более слабым иммунитетом.
  Это, фигурально, разрывало мой мозг на части, но "чуйка" однозначно говорила о том что процессы, проходящие в её организме, кардинально отличаются от тех что я мог учуять в организмах других людей, когда мы двигались к департаменту. И ощущения, пусть косвенно, подтверждались моими знаниями. К тому же, инфицированные, незадолго до окончательной зомбификации, начинали вести себя агрессивно, и почти не отличали реальность от морока. Эмма же просто чувствовала... Сильный дискомфорт, на грани боли, но не переходя в неё, как бы парадоксально это ни звучало.
  И здесь начинается второе...
  
  − НО ЭТО ЕДИНСТ"ЕННОЕ, ЧТО Я "ОГУ СКАЗАТЬ НА"ЕРНЯКА.
  
  − Что?
  
  Ох, как же мне, сука, хочется просто по-человечески обнадёжить его и утешить. Ненавижу эту ёбаную корпорацию! Даже думать не хочу, как бы вёл себя на его месте, но... Если я его обнадёжу, и в итоге это окажется неправдой, я просто не смогу смотреть не то что ему в глаза, да даже просто в зеркало. Одно дело соврать касательно своей природы, просто исходя из рационализма, и другое - давать ложную надежду отцу касательно дочери.
  
  − ОНА ТОЧНО НЕ "ОТЕРЯЕТ РАЗУ", КЕНДО, − стараюсь говорить медленно, обдумывая каждое слово. - И Я СКЛОНЯЮСЬ К Д"У" "АРИАНТА". О"ТИ"ИСТИЧНЫЙ И... НЕ ОЧЕНЬ.
  
  Джилл продолжала внимательно смотреть, вслушиваясь в то что я говорю, и, очевидно, пыталась анализировать.
  Кендо же... Его лицо невозможно описать. Как описать лицо человека, надежда в котором из почти потухшего, одинокого уголька разгорелась до огромного костра, и вновь начала затухать? Тем более, когда причина этого - я сам. Жутко.
  
  − Я... Чёрт, да как ты вообще это понял? Ты ведь просто к ней прикоснулся!
  
  Тут мне осталось только глянуть на девушку.
  
  − Я уже сказала тебе, Роберт, − покачала головой Джилл. - И поверь, он не просто так носит маску.
  
  − С"АСИ"О, ДЖИЛЛ, − кивнул я. - НО "ОЮСЬ, ЭТО ТО, ЧТО "ОЖЕТ ГРОЗИТЬ Т"ОЕЙ ДОЧЕРИ.
  
  С этими словами я припал на колено, дабы собеседнику стало хоть немного комфортнее, и начал медленно стягивать маску, попутно пытаясь как можно быстрее структурировать то, что я знаю.
  
  Возможно мой поступок не самый мудрый, а возможно - просто глупый, и я некорректно интерпретирую свои ощущения, но если я понял всё правильно, у Эммы сейчас есть два пути. И есть ещё третий, но он уже зависит от Роберта, а не от случайности.
  Первое, и самое, в теории, ужасное - это внешняя и внутренняя трансформа, но без потери разума, в отличии от Лизы Тревор, пусть в данном случае всё несколько иначе - всё же, вирус − это не паразит. Всё дело кроется в "чуйке" − уже укушенные, но ещё не потерявшие рассудок люди однозначно определялись ей как зомби. То есть, для чуйки нет разницы - уже прошедший окончательную трансформу человек, что успел мутировать в зомби, или те люди, что ещё не прошли через мутацию, но уже имеющие в организм вирус. Эмма же, по ощущениям, была куда ближе к "Тирану", чем к зомби - но всё ещё кардинально отличалась от них. При этом, в дополнение к общему ощущению, скажем так, структуры или типа заражения, я мог улавливать её эмоции, и это дало мне несколько более целостную картину, относительно собственной способности - эмоции зомби и Тренчи невозможно почувствовать по одной простой причине: они их не испытывают. При этом те приснопамятные блохи с подстанции вполне себе "фонили" в эмоциональном плане, пусть и несколько атрофировано.
  Впрочем, эти мысли пролетели достаточно быстро.
  
  − ЕЙ ГРОЗИТ СТАТЬ ЭТИ".
  
  Глаза Кендо в ужасе расширились, когда я окончательно снял маску, и он смог увидеть моё лицо. Мисс Валентайн же просто покачала головой, то ли сетуя на ситуацию в целом, то ли на моё решение показать лицо.
  Прости, Джилл, но так надо. Он должен понимать ситуацию целиком, насколько это возможно.
  
  − Господи Иисусе! Это... − кажется, он даже не может подобрать нужных слов, но видя, что девушка не выказала ни капли удивления, явно переформулировал свой вопрос. - Ведь это с тобой сделала "Амбрелла", да?
  
  − Да, Кендо, − ответила за меня Джилл, посмотрев ему в глаза. - И поверь, это не самое страшное, что может произойти. Я знаю...
  
  Оружейник провёл рукой по голове, зарываясь в короткие, уже начавшие седеть волосы, очевидно пытаясь сформулировать мысль и отойти от небольшого шока, связанного с моим лицом. Я с благодарностью кивнул девушке - очевидно, что ей он поверит больше, и я искренне восхищаюсь выдержкой этих людей в столь ужасающей ситуации. Первая потеряла почти весь отряд, и уже чёрт знает сколько времени подвержена посттравматическому расстройству, сидя на куче таблеток, но при этом не сдалась, и всё так же прокладывает путь к цели, при этом прекрасно осознавая, что свернуть голову на этом пути - раз плюнуть. Поистине, невероятный человек.
  Второй же до последнего пытался сделать хоть что-то, и стоило едва замаячить призрачному лучику надежды - готов хоть весь мир в трубочку свернуть и разорвать ради своей дочери, это видно по глазам. Буквально вся его поза говорит о том что он пойдёт на что угодно. Сильный и волевой мужчина - думаю, таким и должен быть настоящий отец. Невозможно его не уважать.
  
  − Так, ты сказал, что есть два варианта, − достаточно быстро смог уложить мысли в голове Роберт, пока я натягивал маску обратно. - Мне очень хочется думать, что это то, что ты подразумевал под "не очень", но лучше я услышу второй вариант от тебя, без собственных домыслов.
  
  Эх, Кендо... Хотел бы я, чтобы и в моих словах не было домыслов. Но всё же второй вариант куда более оптимистичный, даже скорее позитивный.
  Почему Эмме стало легче в моём присутствии? Всё очень просто - мы, видимо, вступили в некий эмоциональный резонанс. Она ощущала меня так же чётко, как и я её. Когда я к ней прикоснулся, меня буквально захлестнуло эмоциями девочки - тоска, моральная боль - очевидно, от утраты матери и осознания собственной участи, и надежда, видимо на то что её папа что-то придумает... И ни капли, ни кванта агрессии или злости, это особенно важно. Интерпретировать чужие эмоции, которые вызваны мыслительным процессом, а не природными инстинктами, очень непросто.
  
  Даже маленького разговора с ней мне хватило для того чтобы понять, что младшая Кендо далеко не глупый ребёнок. Она буквально попыталась разделить со мной эмоции, явно инстинктивно и не осознавая, что именно она делает. А что я испытывал в момент разговора с ней? Доброту, обеспокоенность, жалость, решительность. Она, очевидно, щедро зачерпнула эти эмоции, и ей стало сильно легче. Странный механизм, но рабочий. И уже после этого, я смог вспомнить кое-что ещё, при этом реконтекстуализируя знания относительно своего собственного тела. Ведь по сути, Сергей Владимир не обладал иммунитетом к вирусу Т - просто его тело совсем иначе реагировало на него, и его клоны трансформировались в то, что я знаю, как "Тирана". И это никак не назвать иммунитетом, скорее уж крайне плодородной почвой для качественного развития вируса. При этом, если смотреть на канон, то у нас не было ни одного человека, действительно иммунного к вирусу - то есть тех, на ком вирус не сказывался ни коим образом. Но есть, как минимум, один человек на ком прототип вируса сказался относительно неплохо.
  Ведь изначально Т-вирус был создан с двумя (декларируемыми, во всяком случае) целями: устранить потребность в регулярной армии и как ступень в евгенических исследованиях проекта "Вескер" − по сути, Т-вирус это улучшенный "Предок", который, судя по информации, перестраивает организм, и выводит физические показатели на максимум. И это улучшение должно было убрать проблемы и дефекты, которыми страдали носители природного прототипа - постепенную деградацию разума и повышенную агрессивность. Только вот итоговый штамм имел почти стопроцентную летальность, что тоже устраивало корпоратов, и результаты его воздействия сейчас поглощали остатки Раккун-сити. Всё это наталкивало меня на одну весьма конкретную мысль... Я знал только одного персонажа (хотя, как знать, может она и реальна - просто не в этом мире) женского пола, на которого вирус подействовал так, как хотели именно местные вивисекторы...
  И все мои ощущения, все мои знания и даже последняя, не самая логичная мысль, полностью укладывались в это "почти".
  
  − "ОЗ"ОЖНО... Я "О"ТОРЮСЬ - ТОЛЬКО "ОЗ"ОЖНО... Т"ОЯ ДОЧЬ СТАНЕТ СО"СЕМ ДРУГИ" ЧЕЛОВЕКО". "ЫСТРЕЕ, СИЛЬНЕЕ, "ЫНОСЛИ"ЕЕ. НО "РИ ЭТО" ОНА ДЕЙСТ"ИТЕЛЬНО ОСТАНЕТСЯ И"ЕННО ЧЕЛО"ЕКО" − И ЕЙ ТАК ЖЕ НЕ "УДЕТ ГРОЗИТЬ "ОТЕРЯТЬ РАЗУ". О"А ОЗ"УЧЕННЫХ ИСХОДА РА"НО"ЕРОЯТНЫ.
  
  Вот теперь пробрало и Джилл, и Роберта. Могу их понять, и мне искренне хочется верить в то, что реальность всё-таки выкинет карту с вторым вариантом... Но однозначная вероятность - 50 на 50. Либо да, либо нет. Точнее я сказать просто не могу, всё итак строится на домыслах и косвенных фактах, но даже стопроцентная уверенность в том что Эмма не вцепиться в горло отцу, став зомби, дорогого стоит.
  
  − Это лучше, чем стать одной из них, − озвучила мои мысли Джилл. - Но это так же огромный риск, Кендо.
  
  − Ты шутишь? - абсолютно серьёзно, несмотря на сам вопрос, спросил Роберт. - Это уже лучше того, о чём я думал ещё час назад... Чёрт, да мне плевать, как моя дочь будет выглядеть - если она будет мыслить, как моя дочка, значит ей она и будет! - сорвался на повышенный тон под конец тирады оружейник.
  
  Повторюсь: Кендо − реально человек из стали.
  Впрочем, есть ещё третий вариант, с одной стороны более рискованный, нежели просто сидеть и ждать, с другой - я чётко понимаю, что Роберт скорее всего выберет именно этот вариант. Всё же, мы движемся туда, где есть сыворотка, и если в каноне, с её помощью, удалось "вылечить" Джилл от "вируса Т" (пусть это по итогу оказался скорее подавитель, нежели антивирус), то с Эммой, теоретически, всё должно быть так же. Мисс Валентайн не заставила себя ждать, и начала рассказывать Роберту о такой возможности.
  
  − Слушай, Кендо, мы движемся к...
  
  
***Немного ранее: Тайрелл Патрик***
  
  − Ну и какого хрена он нам вообще приказывает?
  
  Тайрелл не удержался, и уже второй раз приложил руку к лицу за последнее время. Нет, он конечно знал, что Карлоса и слово "рационализм" редко можно поставить в одном предложении, но не настолько же?
  
  − Слушай, Ромео, − довольно дружелюбно начал Патрик. - Начни уже думать головой. Если бы Немедан хотел нас убить, то сделал бы это вообще без проблем, вспомни подземку. Он - наш билет отсюда. В конце концов, сколько ты потратил патронов, пока мы добирались до участка?
  
  Оливейра глянул на Ти, но видя, что он абсолютно серьёзен, попытался вспомнить.
  
  − Даже магазина не ушло, наверное патронов десять. И что с того?
  
  − И то! - буквально простонал Патрик, сетуя на близорукость друга. - Заражённых почти не было, только вот два десятка из них наш биг-бой уложил лично, в рукопашную. У нас на троих даже десятка не набралось. Вот и посчитай, сколько бы у нас ушло патронов, которые сейчас хрен достанешь, на троих... А то и двоих.
  
  Карлос шокировано смотрел на Ти. Выходец из Суринама же радовался тому что наконец смог достучаться до разума друга. Тот ведь, в целом, неглупый парень, но бывает временами настолько упёртым, что возникает желание сквозь землю провалиться.
  Тайрелл, как куда более опытный специалист, понимал, чем может быть чревата подобная упёртость, где она даже близко не нужна. В конце концов, сейчас, когда Немедан знает, где можно найти вакцину, они ему не особо-то и нужны, с точки зрения Ти. Чёрт, да он сам бы избавился от таких мутных "попутчиков", окажись он на его месте и с его возможностями. Да и не забыл тот, когда по броне-пальто стучали пули, точно не забыл.
  Так что Ти был благодарен всем духам, богам и предкам, за то что здоровяк играет за их команду, имея при этом явно неплохой запас терпения. Опять-таки, на его месте Тайрелл уже не сдержался бы, и как минимум - двинул бы кулаком в живот, чтобы чутка прочистить мозг собеседнику.
  А тут... Тайрелл мысленно усмехнулся, как сказал сам Немедан: "Сеанс психотерапии". Патрик тогда сдержался поистине титаническим усилием, чтобы не захохотать во весь голос − всё же, ситуация не располагала к этому, мягко говоря. По крайней мере, теперь этот горячий бразильский парень не пытается прожечь Немедана взглядом при любой возможности, что уже очень и очень неплохо. Ещё бы тот в целом был чуть сдержаннее, и вообще было бы идеально - всё же, ему не улыбается выбираться из города в одиночку.
  
  − М-да... Ладно, Ти, я тебя понял, − задумчиво потёр щетину Оливейра. - А что по поводу неё?
  
  Тайрелл проследил за взглядом друга, впрочем, то было без надобности - понятно, что речь сейчас об этой девочке, Эмме. Та, видно, слегка задремала, отвернувшись к стене.
  
  − А что не так? - повёл плечами Ти, слегка разминая затёкшие мышцы. - Решать в любом случае будет Кендо и Джилл, точно уж не мы, как более зависимые от них, нежели они от нас. Я уверен, что отец подхватит дочурку, и оба пойдут с нами. Не скажу, что я в восторге от этой затеи. Всё же, ребенок... Но с другой стороны, мужик, видно, знает с какой стороны держать оружие, да и я бы на его месте тоже хоть к чёрту на рога готов был бы двинуть ради своего ребёнка.
  
  − Да я не про то, − отмахнулся Карлос. - Скажи, ты видел хоть одного ребёнка-зомби?
  
  Уже было почти сорвавшийся ответ был буквально проглочен наймитом.
  А ведь действительно, если задуматься, они до этого не видели ни одного заражённого ребёнка. Да, были подростки, были и старые люди, самых разных комплекций и возрастов (насколько возможно разглядеть тех, кого рассматриваешь исключительно через мушку, конечно). Но вот именно детей - не было. Странно, очень странно - всё же, по идее, они должны быть наиболее уязвимыми к вирусу. Интересно, но тем не менее...
  
  − Нет. Да и какая разница? Я не яйцеголовый, но думаю, что вирус детей просто убивает, в отличии от взрослых. Да и к чему вопрос?
  
  − Вот я тоже про это подумал, − эта реплика вызвала насмешливую улыбку на лице Ти. - Да, подумал!.. Но всё же, вот есть девочка, явно заражённая. Не мёртвая.
  
  − Хм, Карлос, да как бы...
  
  Реплика Ти была прервана звуком открывающейся двери. Джилл с Немеданом сразу подошли к ним двоим, а отец девочки склонился над ней, и видя, что та прикорнула, старался как можно аккуратней разбудить её.
  
  − Тайрелл, Карлос, − обратилась к ним Валентайн. - Роберт с Эммой идут с нами.
  
  Что ж, суринамец был прав - в очередной, уже который, раз. Джилл даже не спрашивала, просто информировала. И трудно парировать или как-то возмущаться (пусть такого желания у Ти даже и не возникло), когда за спиной хрупкой девушки стоит аргумент размером пять на три.
  И слава духам, что его друг в этот раз промолчал, просто кивнув.
  
  Оставалось лишь надеяться, что всё пройдёт удачно.
  
ГЛАВА 12
  
***29 сентября, 04:15: Немедан***
  
  За окном медленно поплыл город, которого касались первые рассветные лучи. Наверное, будь я всё ещё человеком, с удовольствием бы прикорнул, но желания такого не возникало абсолютно, несмотря на довольно напряжённые последние часы.
  После того как Джилл проинформировала Кендо о сыворотке, а также посвятила в наш дальнейший маршрут, тот принял решение идти с нами. Однако, сверившись с картой, которую при себе имел Ти, и поняв, что пешком идти на другой конец города, да ещё и с ребёнком не так чтобы комфортно (насколько это слово вообще было применимо) и безопасно, было решено экспроприировать машину. В Джилл, видимо, ещё шевелились остатки чувства "служить и защищать", замешанные чуть ли не на святом, в местных широтах, праве частной собственности, но всё её недовольство выразилось в чуть помрачневшем выражении лица. Впрочем, оно и понятно - нам действительно транспорт сейчас нужнее, нежели уже (возможно) мёртвому человеку, и она это прекрасно понимает.
  Другое дело, что с нашей уже довольно немаленькой компанией, и моими габаритами нужен был соответствующий транспорт. Ни о какой малолитражке или седане и речи быть не могло. И в кои-то веки, удача решила нам улыбнуться, причём явно во все тридцать два: перед участком, недалеко от въезда на подземную парковку, был брошенный, старенький (хотя, как старенький, здесь и сейчас это наисвежайшая модель), исконно американский внедорожник, "Юкон", да ещё и в удлинённом исполнении. Про ключи, валявшиеся прямо под порогом, что явно выпали из рук бывшего в панике и пытавшегося сбежать владельца и бак, что был заполнен на три четверти и говорить не стоит. Ну, должно же нам было хоть в чём-то реально крупно свезти?..
  Правда, мне удалось разместиться нормально только в багажнике, предварительно сняв базуку со спины − зато удалось вытянуть ноги, и наконец-то просто передохнуть. Так что грех жаловаться.
  
  Остальные, к слову, в желании хоть немного передохнуть, явно были со мной солидарны. За руль сел Тайрелл, как ещё не клевавший носом и вызвавшийся добровольцем. Глядя на то, как филигранно он проманеврировал между брошенными в беспорядке машинами и заражёнными, выходя на окружную дорогу неподалёку от реки... В общем, сомнений в его умении крутить баранку этого огромного, почти шестиметрового серебристого слона, не оставалось. Впереди сел Карлос, почти сразу отключившийся, на втором ряду Кендо и Джилл. Малышка же лежала на коленках отца, всё ещё не слишком хорошо себя чувствуя, но уже далеко не так сильно фоня эмоциями, я старался контролировать собственный эмоциональный фон, чтобы не сильно её беспокоить. Оружейник, кстати, тоже слегка задремал, находясь в пограничном состоянии между сном и явью.
  Пусть хотя бы немного отдохнут - впереди нас ждёт большой, тяжёлый и последний рывок. Больница и лаборатория.
  Правда, меня немного беспокоила Джилл, явно не очень-то желавшая отключаться, и просто упёршаяся взглядом в подголовник водительского кресла, но и как-то разговаривать лично меня тоже не особо тянуло - было о чём подумать.
  
  По идее, в больнице нас должны ждать уже откровенно опостылевшие мне зомби, но это-то ладно... Ведь помимо них там ещё будут хантеры. И вот это уже может стать проблемой.
  Охотники-β далеко не ликеры... Даже не так: это такой ликер-максима, лишённый почти всех недостатков этих тварей. Гибрид какой-то ящерицы (вполне возможно - комодского варана) и человека, причём явно ещё с примесями других тварей, и мне откровенно не хочется знать, каких именно. Крепкая чешуйчатая кожа, отличный слух и зрение, похожее на гибрид змеиного и кошачьего - эти твари отлично ориентируются в темноте, много лучше обычного человека. Массивные, загнутые когти, а так же рефлексы и сила, что сравнимы с таковыми у находящегося на пике физического развития мужчины. Разве что по стенам не ползает, да также не является переносчиком вируса Т. Слабое утешение, учитывая, что один хороший удар этой твари даже в живот может быть смертелен. Впрочем, кажется, я начал повторяться... Даже с учётом весьма-таки жирных тварей, огневой мощи у нас вполне должно хватить: пара штурмовых винтовок у Ти с Оливейрой, та же пара дробовиков у Джилл и Кендо, у каждого есть по пистолету, плюс - я сам. Да и про ракетницу с приватизированной ручной пушкой тоже забывать не стоит. В общем, в теории проблем по части недостатка стволов действительно возникнуть не должно.
  
  Но меня куда больше волнует другой вопрос... Вопрос собственных эмоций.
  Дело в том, что я вообще ни разу не вспомнил о своих близких, про семью, оставшуюся где-то там... Очень далеко. И меня это откровенно пугает. Даже сейчас, когда я размышляю предметно, в эмоциях - полный штиль. Ни беспокойства, ни тоски... Ничего. Так быть не должно −, но оно есть. Я ведь даже не вспоминал о них до нынешнего момента...
  И это уже повод задуматься над тем, какого хрена вообще сюда попал именно я. Случайностей не бывает никогда - причины могут быть скрыты, могут быть самыми невероятными, но у любого действия и события есть начало и конец. Пусть в религиозном плане я и агностик, но я не верю, что просто случайно оказался здесь. И отсутствие переживаний относительно родного мира... Ох, не к добру это. Интересно, чьё внимание я умудрился на себя обратить? И, самое главное - чем именно? Я просто не вижу ответа на базовый, в такой ситуации, вопрос: кому это выгодно?
  Я конечно, наверняка был не самым заурядным человеком, но что-то мне так подсказывает (здравомыслие, наверное), что я же был далеко не самым выдающимся представителем племени "хомо сапиенс"...
  
  − Будешь?
  
  Хм? А, Джилл тянет мне уже зажжённую сигарету, немного приоткрыв окно, чтобы внутри всё не затянуло смогом. Я кивнул, жестом поблагодарив Валентайн, охотно принимая раковую палочку, при этом не говоря ничего, чтоб своим голосом не разбудить малышку. Эх, затянулся - и сразу стало лучше... Впрочем, причины моего здесь появления, пока что, не существенны - просто потому что не вещественны.
  
  Другое дело - время. И оно куда более вещественно в нашей ситуации.
  Джилл должна была прибыть в больницу в состоянии нестояния, у Карлоса на горбу. Но самое главное - только через часов пятнадцать, уже ближе к ночи, никак не раньше. Но поскольку здесь я, то всё это дело серьёзно смещено, и сейчас я видел за окном то, чего не видел никогда - рассветный Раккун-сити, под первыми солнечными лучами. В практическом плане это значит следующее: мы должны успеть к доктору, являющимся создателем действующей вакцины до того момента, как до него доберётся Зиновьев.
  Кстати, тоже интересно - неизвестно, где он сейчас находится и что делает. Я, лично, очень надеюсь на то, что город его пережевал и выплюнул. Моё предположение имеет право на жизнь, потому что Коля, спустившись в подземку, и попытавшись залупнуться на меня и... Кхм, пристрелить Михаила ножом, забыл о довольно-таки важной вещи: пополнении припасов. Да и за спиной у него я не видел какой-нибудь винтовки, следовательно, у него в лучшем случае должен быть пистолет-пулемёт с не очень большим запасом патронов - может, даже и просто пистолет. А каким бы спецом он ни был, в одиночку пытаться пройти через весь город на своих двоих, имея при этом серьёзную нехватку патронов и банальную напряжёнку с физическими кондициями, что вызвана нехваткой сна и отдыха... Хотя, может, он на стимуляторах, но тем хуже для него.
  Надеюсь, нашей нестройной компании не доведётся пересечься с этой змеёй, по недоразумению имеющую кличку "Серебряный Лис".
  
  Касательно же Натаниэля Барда, доктора... Я очень хочу услышать от него информацию о том, как именно действует сыворотка, и очень надеюсь на его благоразумие и помощь в синтезе вакцины. Эх, вакцина-вакцинка-вакциночка...
  Врать себе − последнее дело: я просто не знаю, что буду делать, если она не подействует. Даже не могу предположить. Вескер однозначно дотянется до меня, если я попытаюсь высунуться из города в амплуа биооружия, уверен, что Зиновьев уже успел ему доложиться - это как пить дать, учитывая его беспринципность и любовь к деньгам... И это не говоря о всё ещё функционирующей "Амбрелле" и её главного конкурента - корпорации "ТрайСелл", армии и правительстве США, и плеяде куда меньших, но не менее рукастых и зубастых игроков, легко могущих заставить меня конкретно так погрустнеть... Вплоть до прямой линии.
  
  − Джилл, вызывает капитан Виктор, − внезапно ожила рация, мгновенно разбудив всех, кто дремал. - Пароль "Берлин", отзовись!
  
  Девушка даже вздрогнула от внезапности (видимо, всё же задремала), но достаточно быстро включила рацию, попутно выбросив окурок через окно и закрыв его. Хм...
  
  − Говорит Джилл, отзыв "Токио", капитан, − отрапортовала мисс Валентайн. - С нами всё хорошо, рады вас слышать.
  
  − Я тоже. Скажи, Тайрелл и Оливейра живы? - осведомился мужчина, с отчётливо проступающим беспокойством в голосе.
  
  − Живее всех живых, − усмехнулась Джилл, и сразу же перешла на серьёзный тон. − До вас должна была добраться группа из полицейского участка, у них... Получилось?
  
  − Да, буквально десять минут назад, с ними тоже всё хорошо, но я на связь вышел не поэтому... К сожалению.
  
  Джилл кинула взгляд на Карлоса, что окончательно проснулся, на напряжённого Роберта, что не совсем понимал, с кем она разговаривает, и на меня... Чёрт. Боюсь, я знаю, что хочет сказать старый вояка.
  
  − Джилл... По Раккуну будет нанесён ядерный удар, − надломленным голосом сообщил Михаил, явно сам ещё не осознавший этого и не свыкшийся с мыслью о применении такого оружия. - Правительство официально признало, что не может сдержать инфекцию, и первого октября, в десять утра... Раккун-сити перестанет существовать.
  
  Эта новость... Наверное, сейчас все мы, даже я сам, были абсолютно идентичны в своих эмоциях.
  
  − ЧТО?! - буквально заорала в рацию Джилл, в первый раз сорвавшись на моей памяти. - Они совсем с ума сошли?! В городе ещё тысячи живых, неинфицированных людей!
  
  − Я знаю, но... − на том конце на несколько секунд утихли. - По телевизору говорят, что всем, кто не заражён, предписывается покинуть город. Это зависит не от меня. И ты это понимаешь.
  
  − Я... Да... Пожалуйста, капитан, свяжитесь с правительством, − покачала головой девушка, у которой... Что-то просто оборвалось внутри. - Скажите, что мы достанем вакцину. Попытайтесь их убедить... Конец связи.
  
  − Конечно, − моментально ответил Михаил. − Конец связи... И удачи вам, Джилл.
  
  Наставшая тишина ознаменовала отключение рации. Не знаю, о чём сейчас думают другие, пусть и подозреваю, но я сам... Ну что ж, я знал, на что иду - пусть и не совсем по своей воле. А Михаил, оказывается, куда сложнее, и неизвестно на кого работают. Он вполне осознанно соврал сейчас, уж не знаю с какой целью, но факт на лицо. По телевизору не могли говорить о ядерном ударе - даже если сейчас уже пустили "радужный" эфир с безэмоциональной дикторской записью, то там говорится только о ракетном ударе. Не о ядерном. Оно и понятно, одно дело во всеуслышание объявлять о том, что придётся ударить во своему собственному городу, который расположен в сердце страны, ракетами, и совсем другое - о применении ядерного оружия.
  А это уже значит, что знакомые Михаила - тот самый достоверный источник, из которого он узнал о Барде и вакцине − вполне может быть его настоящим нанимателем, слившим ещё впрочем ко всему информацию о истинных намерениях дяди Сэма. Лично мне видится только один возможный и хоть немного достоверный вариант - правительство России.
  Кто бы что ни говорил, но те, кто занимаются разведкой и контрразведкой в РФ - далеко не идиоты, и в местных реалиях они должны чётко представлять всю опасность биологической угрозы. Хотя, это всего лишь предположение, в меру логичное - даже с учётом известной мне истории капитана - но не более того.
  Впрочем, учитывая, что здесь Джилл, то очень навряд ли вакцина достанется Михаилу. Надеюсь, она достанется хоть кому-то, кроме меня и девочки...
  
  − Приехали, − тихо сказал Тайрелл, тормозя машину. - Выгружаемся.
  
  Ну что ж, пора. Вздрогнем.
  
ГЛАВА 13
  
***29 сентября, 04:40: Немедан***
  
  Мы достаточно быстро выгрузились из машины, предварительно хорошенько осмотревшись через окна. И через лобовое стекло была видна картинка, которую можно достаточно красноречиво описать одним словом - дерьмо.
  
  − И что будем делать с этими? - спросила Джилл, явно едва удержавшись от более крепкого синонима.
  
  Могу её понять - Тайрелл затормозил примерно метрах в пятидесяти от входа в больницу, а не прямо перед ним по простой и довольно прозаичной, для наших условий, причине − огромная толпа заражённых, равномерно облепившая вход, десятков так в пять, если не больше. Правда вот, какого чёрта они тут делают... Непонятно.
  Всё это слегка проблематично, с учётом того, что у нас ребёнок на руках (точнее, у Роберта на спине), но и не зря я так долго пёр до сюда базуку.
  
  − ДУ"АЮ, ЭТО "ОЖЕТ РЕШИТЬ НАШУ "АЛЕНЬКУЮ "РО"ЛЕ"КУ.
  
  С этими словами я снял со спины M202. Хех, судя по округлившимся глазам Карлоса, и чуть удивившемуся Тайреллу, они уже почти про неё забыли. Впрочем, удивление Ти достаточно быстро прошло, и тот задал вполне резонный вопрос, решив посоветоваться:
  − Будет ли разумным сейчас тратить невосполнимый боеприпас, Джилл?
  
  − Вполне. Мы не можем сейчас себе позволить тратить патроны, чтобы отстреливать их по одному, − ответила ему девушка. - Им же хватит и одной ракеты, а если вдруг кто останется - тогда и добьём, − Ти кивнул, принимая весомый аргумент. − Кто из вас умеет обращаться с этой штукой?
  
  Карлос решительно кивнул и принял из моих рук базуку. Мдя, хотелось конечно бахнуть (ну это же та самая ракетница, бляха-муха), но и спорить просто глупо.
  Мы отошли за машину, на всякий случай прикрывшись, хотя мне, с моим ростом, всё отлично видно.
  
  Вот латинос припал на колено, привёл сей серьёзнейший девайс в боевое положение, закинул на плечо, и примерно секунды четыре - выстрелил. Сам звук запуска была гулким, но не шёл ни в какое сравнение с дошедшим до нас через секунду звуком взрыва. Ух, полыхнуло как надо! 66-мм ракеты точно по-мощнее 40-мм снарядов будут - заражённых раскидало не хуже, чем кегли после страйка! Правда, ещё и стёкла выбило - но это уже не так важно, да...
  
  − Пошли! - скомандовал Ти.
  
  Кстати, вполне закономерно, что командовал сейчас он - департамент девушка знала банально лучше, а вот реального опыта у Патрика, как ни крути, было больше, чем у всех нас вместе взятых, ведь мужику уже за тридцать, а за оружие он взялся когда ещё не успел разменять второй десяток, если я не ошибаюсь.
  Карлос оперативно сложил наш главный аргумент и перебросил мне в руки. Вот же... Жук бразильский.
  
  Добежав до входа, мы начали методично отстреливать тех инфицированных, что, скажем так, "улетели" не слишком далеко от входа. И я, наконец-таки, в первый раз выстрелил. Ну... Как выстрелил? Бахнул со своей ручной пушки, размозжив череп не до конца умерщвлённого зомби, вызвав разрыв головы - в буквальном смысле.
  Нда, Вескер - страшный человек. Звук был почти оглушающим (и это на открытой-то местности), а руку у меня вполне ощутимо тряхнуло, пусть и без каких-либо реальных неудобств. Повторюсь, но... Других слов у меня нет: Альберт, ты больной ублюдок!
  Впрочем, знания паразита работали на отлично, и абсолютно беспроблемно наслаивались уже на моё собственное (пусть и крайне скромное) умение стрелять - возникало ощущение, словно я заправской посетитель стрелкового клуба с огромным стажем. Интересно, что мешало спецам из "Амбреллы" заложить в паразита хотя бы один нормальный боевой стиль под рукопашный бой?.. Но да ладно.
  
  Перестреляли не очень удобно и безопасно для нас лежащих зомби мы достаточно быстро, разве что Кендо приходилось стрелять из пистолета, а не из дробовика - одной рукой он поддерживал дочку, висящую у него на спине. Право слово, ему это, кажется, совсем не мешало.
  − Заходим!
  
  Что ж, вовремя.
  Забежав внутрь, мы слегка перевели дух - всё-таки, пять десятков раскиданных и горящих тел, пусть и не представляющих серьёзной угрозы, да ещё и горящих с ощутимым запахом, немного шибают по психике.
  Внутри, к слову (в холле, во всяком случае) не было ни одного инфицированного. Даже трупов не было, несмотря на огромное количество разбросанных в беспорядке вещей.
  
  − Ф-фух, неплохо, − выдохнула Джилл. - Напомни, куда нам дальше, Ти?
  
  − Туда, − махнул рукой Тайрелл, показывая на дверь, что находилась правее стойки рецепции. - Для того что бы попасть в лабораторию Барда, нам нужно пройти пару коридоров и приёмную.
  
  Хм, а ведь там, теоретически, должны быть заражённые - сразу за первым, коротким коридором, о котором и сказал Ти... В помещении из которого можно попасть в комплекс NEST-2.
  И я их не ощущаю... Хм, может, чуйка на заражённых опять сбоит, но учитывая толпу горелых перед входом, которых быть не должно, по идее... Интуиция мне подсказывает, что это неспроста.
  
  − Я "ОЙДУ "ЕР"ЫМ, И ЭТО НЕ О"СУЖДАЕТСЯ, − вызвался я, приняв решение. - А "Ы УЖЕ РАС"РЕДЕЛЯЙТЕСЬ ЗА МНОЙ.
  
  Очаровательная мисс Валентайн поджала губы, явно в недовольстве, но остальные согласно покивали, да и сама девушка не отрицала такого выбора - мне, всё-таки, как-то сподручнее первому входить в помещение.
  
  Двери я старался открывать максимально аккуратно, чтобы не производить шум. Так, короткий коридор чист, проходим дальше... Тоже самое действие, а вот в помещении... Твою-то мать.
  Естественного освещения по причине отсутствия здесь окон не было, лишь только тускловатый синий свет от автомата с водой, но это ни разу не мешало разглядеть всё в деталях. И пол, и стены просто залиты кровью, а внутренности разбросаны в произвольном порядке, как и конечности умерших страшной смертью людей. И в центре этого ужаса находились две твари, что перерыкивались друг с другом, причём явно за добычу.
  Болотная шкура, даже на вид очень крепкая и грубая, острые когти, пара мелких глаз кислотного, зелёного цвета, могучие челюсти, лишь отчасти прикрытые кожей и гипертрофированные мышцы побольше, чем у любого бодибилдера не оставляли сомнений в том, что это − охотники. Вот же кровожадные твари.
  
  Беру на мушку того, что справа, аккуратно выцеливая головогрудь - кажется, они пока меня не заметили. Выдыхаю... И жму! Бошку не разорвало, но вот содержимое по стене и двери расплескалось знатно!
  Грохот многократно отразился от стенок помещения, слегка дезориентируя меня, и второй хантер поспешил этим воспользоваться - пока я боролся с секундным оглушением, пытаясь навестись на другую тварь, оно взревело и бросилось на меня в прыжке, целясь в голову - еле успел рукой прикрыться. Но это не помешало гниде нанести удар в плечо!
  
  − УГРР... − сам собой вырывается недовольный рык от боли.
  
  Эта тварь, даже не пробив пальто, умудрилась действительно очень серьёзно ударить - дикая силища! Только вот отпрыгнувший на два метра хантер явно не понял, какого чёрта жертва ещё не упала на пол и не потеряла голову. Молись, сука!
  Без паузы делаю могучий плечевой толчок, вкладывая всю возможную скорость и силу - я не собираюсь церемониться или играть в кошки-мышки, за мной люди, которые для этой болотной мрази - на один удар.
  И весьма удачно - охотник не успел отреагировать и, закономерно потеряв равновесие, завалился на спину, издавая шипение и гневный стрекот. Всё что мне оставалось сделать - добить тварь калёным ботинком, и я поспешил это сделать. Только вот даже это не добило её, и это сучье нечто извивалось подо мной, пытаясь оцарапать ноги и вырваться − и это со сломанным-то хребтом, ведь хруст я услышал отчётливо! Ну ты сам напросился, уебан!
  Второй выстрел уже не так сильно ударивший по мозгам совпал с окончанием хрипения твари. Интуиция кричит уже далеко не благим матом - эти твари должны быть в глубине больницы, где у них находится лёжка-гнездо, но никак не здесь. Да и это кровавое месиво... Ничего подобного никогда не видел, даже вид подстанции с этим не сравнится. От запаха слегка начало двоиться в глазу. Но тем не менее, в приёмной больше нет угрозы.
  
  − ЗАХОДИТЕ, "СЁ ЧИСТО! − повышаю голос. − ТОЛЬКО ДЫХАНИЕ ЗАДЕРЖИТЕ.
  
  Через пару секунд начал входить наш отряд, и Кендо выразил общее настроение, прикрывая лицо локтём:
  − Срань господня! Что это за твари?!
  
  Я в этот момент как раз взял на руки первую тварь, которую без проблем застрелил, чтобы откинуть её от прохода в следующее помещение. И эта падла очень тяжёлая − ростом не выше Карлоса, но весу в ней, навскидку, с полтора центнера, если не больше.
  
  − ОНИ ГОРАЗДО СИЛЬНЕЕ О"ЫЧНОГО ЗАРАЖЁННОГО, А ШКУРА НЕ ХУЖЕ "РОНИЖИЛЕТА, − для весомости своих слов, я постучал стволом пистолета о спину твари, и звяк металла, словно я ударил по камню, стал хорошим подтверждением. - ЕСЛИ "СТРЕТИМ ЕЩЁ − СТРЕЛЯЙТЕ ТОЛЬКО " ГОЛОВУ. ГОТО"Ы?
  
  − Да, Немедан, − кивнул Ти. - Только давай без выкрутасов, мы так же идём за тобой, но в помещение входим одновременно.
  
  Мне оставалось только кивнуть, так как ограничители организма вновь явно напомнили о себе, дав жирный намёк на то, что человеческий разум не заточен на работу со столь необычным и противоестественным механизмом эволюции организма. Гадко, но ничего не сделать - да и до вакцины осталось совсем немного, так что - только вперёд!
  
  Благо, следующий коридор, из которого было видно небольшой внутренний сад, порадовал отсутствием как хантеров, так и зомби. А вот что меня... Скажем так, смутило - так это пара трупов заражённых, причём уложенных явно профессионально, но оттого не менее рискованно - ножом в голову, если судить по размеру ран в висках. А ведь у больницы не было вооружённой охраны, это я помню точно. Но и долго размышлять не пришлось - два десятка метров до входа в приёмную лаборатории мы прошли очень быстро - меньше, чем за минуту.
  И за дверью я чуял, примерно метрах в семи от входа одиночного зомби. Слегка настораживали звуки - как будто кто-то стучит... Как-то размеренно и очень гулко. Ну что ж, не станем ждать - благо, если в помещении есть зомби, то хантера там быть не должно, ведь для этих тварей что человек, что зомби − равнозначны.
  
  − Заходим.
  
  Стоило мне открыть дверь, как я увидел этого зомби. Он стоял к нам спиной и бился головой о броне-дверь, за которой должна скрываться личная лаборатория доктора Барда, за которым мы и пришли.
  Хм, выглядит он несколько необычно для больницы. Жесткие штаны, бронежилет, отчётливо видимый укус на предплечье... И где же я... Ба, да я же знаю кто это!
  
  − А "ОТ И СЧАСТЛИ"ЫЙ, "АТЬ ЕГО, "РЕДАТЕЛЬ!
  
  С этими словами я решительно подошёл к зомби и, прижав его руки к телу, чтобы он даже в теории не мог вырваться, разворачиваю к себе. Бледная кожа, обесцвеченные глаза, уже без хитринки и однозначно знакомое мне лицо - но уже без капли интеллекта. А самое главное - серая футболка без рукавов, короткая чёрная щетина и, контрастирующие с ней, полностью седые волосы. Как я и думал - вот и наш старый "злёй рюсски". Ну здравствуй, Колька.
  
  − Это Николай? - спокойно спросил Карлос, подойдя поближе.
  
  Тело в моих руках, почуяв рядом плоть, сразу же начало дёргаться, пытаясь вырваться - но эти попытки почти мной не ощущались. Что ж, похоже, даже для такого специалиста пересечь весь город по диагонали оказалось не по силам, хотя я очень удивлён - видимо, сам он смог добрался сюда, но где-то всё же умудрился оступиться и подставился под укус. С другой стороны, становится понятно, какого чёрта у входа делала толпа заражённых, и откуда появились умерщвлённые столь необычным способом инфицированные - явно Зиновьев стал причиной этого. Могу даже предположить почему он так и не смог добраться до Барда и сыворотки, при его-то навыках и том, что он, по сути, уже добрался − хотя лучше будет спросить самого доктора.
  
  − ДА, СО"СТВЕННОЙ "ЕРСОНОЙ.
  
  Я оттащил тело от двери к стене и, прижав левой рукой, второй размозжил ему череп, оканчивая путь одиозного наёмника - не хотелось ничего ни говорить, ни делать кроме этого. Ну что ж, покойся с миром, Серебряный Лис. Надеюсь, в следующей жизни ты будешь не таким ублюдком, тебе повезёт и заниматься подобным не придется.
  Разворачиваюсь к остальным - в глазах нет осуждения, разве что Патрик угрюмо покачал головой. Кендо даже не знал кто это (хотя думаю после всего, Джилл ещё успеет с ним обсудить всё то, что произошло в городе). Карлос сплюнул, как не терпящий предателей и любую несправедливость в мире (но касательно второго... Ему не мешает иногда смотреть в зеркало, однако говорить я ему об этом не буду). А Джилл... Джилл просто равнодушно глянула на съехавшее по стене тело и кивнула мне, признавая, что я был полностью в своём праве - тем более, это уже был даже не человек, а безмозглая оболочка, охочая лишь до плоти, и ничего более. Отлично.
  
  А теперь можно и к основному делу вернуться. Смотрю на задумавшегося Тайрелла и киваю в сторону двери. Тот как-то слегка дёрнулся, словно от морока, и подошёл к интеркому.
  
  − Доктор Бард, Вы тут? Это Тайрелл Патрик, мы недавно связывались с Вами, открывайте!
  
  Интерком не отвечал. Тайрелл переглянулся с нами, немного задержав взгляд на Эмме, что всё так же находилась на спине у Кендо в полубессознательном сознании, и, выдохнув, повторил свой запрос, подкрепляя его весомыми ударами по двери. И в этот раз интерком ответил голосом доктора.
  
  − Что?.. - мда, похоже, доктор умудрился весьма крепко уснуть. - Кто там?
  
  У Патрика, кажется, немного дёрнулся глаз, и уже собравшись в третий раз повторять реплику, он был прерван Джилл, подошедшей к интеркому.
  
  − Это Джилл Валентайн, доктор Бард, отряд S.T.A.R.S., − размеренно представилась девушка. - Вы вышли с нами на связь более двух часов назад, мы здесь для того, что бы Вас эваку...
  
  − Ну наконец-то! Вы шли очень долго! - прервал этот линчеватель Джилл. - Но всё лучше, чем ничего... Я отопру дверь, заходите внутрь, здесь только я и никого больше. Быстро!
  
  Интерком умолк, и уже через несколько секунд горящая красным свето-панель над дверью мигнула, сменив цвет на зелёный, а механизм двери щёлкнул, позволяя нам зайти внутрь. И только тут, именно в этот момент, мне пришла простая мысль: а знает ли доктор Бард о проекте "Немезида"? По идее - должен, ведь он один из главных учёных "NEST-2".
  Ну, в любом случае, сейчас я это и узнаю.
  
  Зашёл я самым последним, ещё раз тщательно посмотрев вокруг и кинув взгляд на труп Зиновьева. Но стоило мне войти и запереть дверь, как я услышал, что этот не очень хороший человек начал выкатывать претензии Джилл, что зашла как раз-таки первой.
  
  − ...же не отряд! А эти двое? Они же из "Амбреллы", а корпорация хочет меня убить! У вас в отряде все такие "одарённые", или мне так повезло?!
  
  Голос старика был скрипучим, и в нём отчётливо были слышны нотки истерики и даже презрения, умудрявшиеся спокойно существовать в рамках одной реплики. Только вот зря ты это сказал старик, очень зря.
  
  − У"ЕРЬТЕ С"ОЙ "ЫЛ, ДОКТОР, − сказал я, выходя из-за угла. - И "УДЬТЕ "ЛАГОДАРНЫ СУДЬ"Е, КОТОРАЯ Я"НО "АМ СЕГОДНЯ "ЛАГО"АЛИТ "ОЛЬШЕ, ЧЕ" "Ы ТОГО ЗАСЛУЖИ"АЕТЕ.
  
  − Что? - тут это "чудо" в белом лабораторном халате вылупилось на меня. - Ты разговаривать нормально умеешь? Я, мать его, доктор Натаниэль Бард − лучший биолог, которого ты когда-либо видел! Кто ты вообще такой, гиббон, чтобы так со мной разговаривать?!
  
  Я... Честно говоря, я в шоке. Нет, конечно, у меня были подозрения, что норов у доктора далеко не сахар, но вот чтоб настолько, да ещё и серьёзно так подавляющий инстинкт самосохранения... Я бы подумал трижды, прежде чем говорить такие вещи кому-либо в принципе, и уж тем более человеку, способному в буквальном смысле "поломать" тебя и имеющему при этом диаметрально противоположную цель. Ведь он точно знает, что мы здесь для того, чтобы вытащить его.
  Тут я заметил, что все как-то недобро, почти одновременно перехватили своё оружие поудобнее - причём явно не из-за ожидаемой, с моей стороны, реакции. Похоже, доктор умудрился всего парой реплик (а большего он сказать не мог физически) вывести из себя абсолютно всех присутствующих, даже бывшую полицейскую (и это при её-то терпении, хотя... Новости о ядерном ударе по её городу явно не добавили любви к ближнему) и латиноса.
  
  Ну, он нужен живым, как и плоды его труда - целыми и в достаточном количестве. А дебилизм лечится только через жопу... В данном случае, с учётом цейтнота - через небольшую шоковую терапию и страх.
  Решительно подшагиваю к слишком уж вольготно развалившемуся в своём рабочем кресле Барду и беру его за грудки одной рукой, без проблем поднимая на уровень собственных глаз. Реакция этого парнокопытного педриптилоида не заставила себя ждать:
  − Да что ты се!..
  
  − ЗАТКНИСЬ К ЧЁРТУ, "ОКА Я СА" ТЕ"Я НЕ ЗАТКНУЛ! - взрыкиваю я, глядя ему в глаза - он, кажется, только сейчас понял, что глаз у меня лишь один, и я уловил ту нотку страха, которую и ожидал увидеть. - "Ы "СЕ "РОДЕЛАЛИ ОГРО"НЫЙ "УТЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТО"Ы "ЫТАЩИТЬ Т"ОЮ ЗАДНИЦУ И СЫ"ОРОТКУ ИЗ ЭТОГО ГОРОДА, ОЧЕНЬ СИЛЬНО РИСКУЯ СО"ОЙ.
  
  Понимания в глазах появилось совсем "чуть", но ладно уж - попробуем надавить на кое-что другое.
  
  − ХОРОШЕНЬКО "ОС"ОТРИ НА "ОЮ ОДЕЖДУ, ДОКТОР, − Бард инстинктивно скосил взгляд, и в его глазах мгновенно разожглось кострище настоящего страха. - "ИЖУ, ЧТО УЗНАЛ. А ТЕ"ЕРЬ "ОДУ"АЙ ГОЛО"ОЙ НАД "РОСТЫ" "О"РОСОМ − ОТКУДА Я "ОГ "ЗЯТЬ "ЛАЩ?
  
  После вопроса разжимаю кулак, и доктор, закономерно, словно бездушная, неживая кукла, падает обратно в кресло.
  
  − "Т-тиран"? - почти сразу предполагает он, сильно заикаясь. - Но к-как?! Это же невозможно!
  
  − Ошибаетесь, доктор, − с очень явственным, чуть ли не арктическим холодом в голосе, сказала Джилл. - Его зовут Немедан. Хотя Вы, скорее всего, знаете его как "Немезис Тип-Т", не так ли?
  
  Бард в ужасе смотрел на меня и попытался инстинктивно отъехать на своём кресле подальше, но я прижал его ногой, всё также стоя над ним и смотря сверху вниз.
  Что ж, придётся опять снимать маску, эх...
  
  − НА" ОЧЕНЬ НУЖНА СЫ"ОРОТКА, ДОКТОР. "НЕ И ДЕ"ОЧКЕ, − киваю я в сторону Эммы. - И "ОКА "Ы НЕ "ОЛУЧИ" ЕЁ, ТО НЕ УЙДЁ" ИЗ ГОРОДА. А СЛЕДО"АТЕЛЬНО - И ТЫ ТОЖЕ.
  
  − Я... Я прошу прощения, − вернул себе немного самообладания и разума Бард. - Просто... Тот, кто пришёл час назад... Он тоже представился как человек, что должен эвакуировать меня, но через камеры, − Натаниэль указал на монитор, где и сейчас было прекрасно видно вход в его личную лабораторию и кабинет. - Я увидел, что он укушен, ещё и один... И это было почти сразу после того, как я связался с вами, и я отказался пустить его - после этого он стал угрожать и пытался взломать дверь, но она работает либо если открыть изнутри, либо по моему голосу...
  
  Теперь всё встало на свои места.
  Уверен, что в каноне Коля либо нашёл-таки способ открыть дверь, либо проник через окно - благо, они были в лаборатории, и в них, при желании, мог пролезть не самый крупный мужчина, пусть и сильно извернувшись. Только вот когда сознание серьёзно угнетено, и даже просто лежать больно... Что ж, чего у Зиновьева было не отнять, так это железной воли. Дойти в таком состоянии до лаборатории... Жаль, что он играл не за нашу "команду".
  
  − Вакцина, доктор, − напомнила Джилл, уже почти нормальным, без холода, голосом. - По городу ударят ядеркой, если мы не доставим её на аванпост военных.
  
  − Что?! - вновь был шокирован Бард. - Но ведь... О, Господи...
  
  − ЧТО НЕ ТАК?
  
  − Вакцина... Она способна заблокировать вирус даже на финальной стадии заражения, когда до обращения остаются считанные минуты, или даже секунды, − убитым голосом начал рассказывать Натаниэль, нервно теребя подол халата. - И после этого последует долгий реабилитационный период, но вылечить полностью обратившегося человека просто невозможно! Вирус, при попадании в человеческий организм, уничтожает разум, полностью стирая даже первичные инстинкты, оставляя лишь потребность в плоти себе подобных - лечить просто нечего, от человека в тварях не остаётся ничего, кроме облика!
  
  Твою ж ма-ать... В таких условиях, получается, даже если мы доставим сыворотку военным, даже если с доктором - удар по городу остаётся единственной возможностью остановить распространение заразы.
  Смотрю на Джилл и вижу в её глазах осознание - она чётко понимает ровно то же, что и я. Карлоса, Ти и Роберта словно мешком пришибло - глупых людей здесь нет.
  Но в любом случае - Эмме ещё можно помочь, а я... Надо всё вызнать.
  
  − ДОКТОР, ТОГДА "О"ОГИТЕ ХОТЯ "Ы ДЕ"ОЧКЕ И "НЕ.
  
  − У меня здесь только небольшое количество прототипа, сто миллилитров, − задумчиво проговорил старик, окончательно вернув самообладание и умение мыслить. - На инфицированного человека должно уходить два кубика на один килограмм массы тела, поэтому на девочку хватит с избытком, но... − доктор весь словно сжался, ожидая реакции, хотя я уже понял, к чему он. - У меня нет вакцины в достаточном количестве на Вас, Немедан. Простите...
  
  Бард отошёл за прототипом вакцины, что находился в лабораторном рефрижераторе.
  Чёрт, а ведь он тоже пережил огромный стресс. И несмотря на характер, он ведь лично, без ведома корпорации, разработал вакцину, а когда началось всеобщее заражение - приказал принимать заражённых бесплатно, надеясь успеть синтезировать лекарство в достаточном для всех количестве. Очень... Сложный и противоречивый человек.
  Вернувшись, доктор, с позволения Роберта, усадил девочку прямо на свой стол, скинув одним движением всё, что на нём лежало, и после небольшого осмотра, обработав плечо антисептиком, сделал укол.
  
  − Но ведь Вы можете создать ещё? - внезапно спросил Карлос, после того как доктор ввёл вакцину Эмме. Хм, не ожидал от него такого. - Ведь Вы сам изобрели вакцину, так ведь?
  
  − Конечно! - горячо ответил доктор, смотря в глаза бразильцу. - Но у меня здесь нет компонентов, только в главной лаборатории...
  
  Вот и настал момент истины. Следующая остановка - "NEST-2", пристегните ремни...
  
  − Главной... Лаборатории? - нехорошо прищурилась Джилл, с презрением выговорив последнее слово, инстинктивно положив руку на пистолет.
  
  − Да! - закивал доктор. − Под госпиталем находится комплекс NEST-2, где я и занимался исследованиями...
  
  
***Итан Хант (POV): воздушное пространство США***
  
  День рождения... Сколько смысла хранят эти два слова.
  День, когда человек пришел в этот мир. Когда он сделал свой первый вдох. Издал первые звуки. Затем человек отмечает этот день ежегодно. Как праздник − ежегодное напоминание о том, что он еще жив.
  Но порой, например в этот день, жизнь преподносит необычный, весьма запоминающийся подарок. Как у меня...
  
  Я до самой смерти, до самого последнего дня своей жизни запомню сегодняшний День рождения.
  Ведь я... Лечу. Бомбить. Свой. Родной. Город!
  
  Сорок пять лет назад, на северную окраину Раккун-сити переехала молодая чета Хантов − Карл и Мелинда. Некоторое время спустя они обзавелись персональным спиногрызом по имени Итан... Мной.
  
  Как и все люди, коим присущи нотки сентиментализма, порой я очень люблю вспоминать свое чудесное детство в этом не менее чудесном городке... Чем я сейчас и занят, сидя в кресле стратегического бомбардировщика B-2 "Дух Калифорнии".
  Несмотря на свой огромный размер, бомбардировщик имеет серьёзно упрощённую систему управления, с которой способен справиться даже начинающий курсант. Но, как говорится: "Капля яда заражает бочку вина".
  В моём случае − вернее в случае пилота бомбардировщика − этой "каплей" является новейшие системы сенсорной и визуальной маскировки. Особое фотохромное покрытие корпуса и собранный по нестандартной схеме двигатель, а также антирадарная система позволяют летящей на скорости звука машине становиться менее заметными вражеским наблюдателям и практически невидимыми для радаров. Естественно, они требуют куда большего навыка и умения в обращении, нежели какой-нибудь B52.
  Кроме того, бомбардировщик может доставить и сбросить на головы неприятелю особые снаряды. В моем случае − ядерный боеприпас B61, или "Серебряная пуля".
  
  На брифинге генерал Кейн объяснил нам, что в городе произошла вспышка неизвестного заболевания, повлёкшая за собой массовую гибель гражданского населения. Раккун-сити поспешно оцепили войска, создав карантинную зону. А ещё на брифинге присутствовал представитель корпорации "Амбрелла". Так как город находился на её иждивении с самого начала, корпораты тоже принимают участие в этой операции. По словам представителя корпорации, это заболевание имеет высокую вирулентность: болезнь уничтожает организм за два-три часа, при этом носитель теряет рассудок уже через час-полтора и начинает демонстрировать признаки бешенства. Странно...
  
  − Что "странно"? − из раздумий меня выводит тихий оклик моего напарника, капитана Роджерса. Как оказалось, последнее слово я пробормотал вслух. Хотя он демонстративно глядит на меня во все глаза, его пальцы всё так же порхают над панелью управления.
  Как всегда − тот еще позер...
  
  − Эта инфекция, − я тоже мельком глянул на свою панель. − Тут какая-то странность в её симптомах. Тот амбрелловец сказал, что болезнь очень быстро заражает людей. Я, конечно, не биолог, но насколько я знаю, самый быстрый путь заражения − это воздушно-капельный, при подходящих условиях, разумеется. Если слова хмыря из корпы о симптомах верны, то город должен был вымереть за пару суток...
  
  − Но прошло куда больше... − задумчиво пробормотал Роджерс.
  
  Лететь на высоте в восемь километров и обсуждать вещи, которые не имеют никакого отношения к заданию слегка... Хотя нет, имеют.
  Я помню, как летом жители города были обеспокоены зверскими убийствами в Арклейских горах. Мой друг ещё со времён учебки, Брэд Викерс, как-то рассказывал мне по телефону, что это могут быть маньяки или сатанисты. Сейчас, в свете открывшихся обстоятельств, мысли и о взаимосвязи этих событий возникали сами собой, несмотря на то, что в тот момент я отнёсся к его словам не слишком серьёзно.
  
  На горизонте показались первые, тусклые огоньки города, едва заметные на рассвете. Я застегиваю респиратор и слегка опускаю очки на лоб, чтобы солнечный свет не бил по глазам так сильно. Из-под маски раздаётся глухое:
  − Стив, готовь "форму"! − и я включаю связь со штабом. Мощная радиоаппаратура может обеспечить связь на расстоянии в половину планеты, если космический спутник будет ретранслятором.
  
  − "Связной-4", это "Король-1" − объект "Енот" в зоне прямой видимости. Расчётное время прибытия − три минуты. Прошу сообщить коды активации "Формы".
  
  Стив занёс пальцы над клавиатурой и кивком дал мне понять, что он готов вбить ту самую комбинацию цифр и букв, после которой нам останется лишь открыть предохранительные колпаки и нажать кнопки, после чего к поверхности города помчится ядерный пиздец.
  
  − "Король-1", это "Связной-4", − прозвучал сухой голос диспетчера. - Начинаю передачу кода...
  
  С каждой услышанной и произнесенной мной цифрой и буквой, я перебирал в памяти яркие воспоминания, связанные с этим городом. Мой старый добрый Раккун − ты останешься на страницах истории и в сердце как минимум одного непутёвого пилота...
  
  − ...U1, − внезапно, голос через полминуты размеренной диктовки, прервался. - Так... Подождите, "Король-1"...
  
  Я переглянулся со Стивом. Не хватало буквально ещё двух символов. Да что у них там такое?
  
  − "Король-1", как слышите? - довольно оперативно вернулся в эфир связист, несколько ожив голосом.
  
  − Слышим нормально, связной...
  
  − У нас задержка. Приказ - находиться в воздухе до дальнейших распоряжений.
  
  − Причина? - обеспокоенно спросил Стив.
  
  − Не сообщено, − кажется, связной одновременно рад тому, что ядерный жребий не будет брошен, но в то же время немного расстроен незнанием о причинах подобного решения сверху. - Ожидайте дальнейших указаний, "Король-1".
  
  Ну что ж... Надеюсь, это к лучшему. Возможно, у города ещё есть надежда.
  
  
ГЛАВА 14
  
  
***Немедан***
  
  Наш выход немного задержался - в коридор наведалась тройка охотников, заблокировав нам выход, и начала растаскивать то, что осталось от Зиновьева, в связи с чем было принято разумное решение немного переждать, благо, время это позволяло, и мы смогли более предметно обсудить лабораторию и наши дальнейшие действия.
  В общем, весь "NEST-2" сейчас соответствовал полуанекдотичному, но отлично подходящему к ситуации военному коду R3D - "очень тёмный лес", если проще. Компьютер доктора Барда имел доступ к некоторым камерам комплекса, и картинка с них, очень мягко говоря, не радовала. Часть помещений была заполнена охотниками, другая − зомби, третья − белокожими регенераторами, а вишенкой на торте стал мелькнувший на несколько секунд на мониторе "Тиран".
  
  Воистину, тронь лишь одну песчинку на берегу - и ты сдвинешь целый океан. То, что я причастен к тому, что лаборатория сейчас является эдакой "чёрной зоной" было очевидно, но вот какое конкретно моё действие к этому привело... Просто не понимаю и не представляю. Нам предстояло прорваться через всё это великолепие, и я очень надеюсь, что патронов нам хватит, а доктор не станет большой проблемой.
  Оставлять его здесь было просто неразумно, так как именно он должен синтезировать лекарство, а расчищать проход, чтобы потом вернуться за Натаниэлем, при том, что это вполне может стать неосуществимой задачей при числе противников, и нам, возможно, придётся уходить другим путём... В общем, решение, принятое Ти и Джилл, на мой взгляд, было правильным. Другое дело, что доктор абсолютно не умел обращаться с оружием и даже пистолет никогда в руках не держал, поэтому придётся за ним следить в оба и тщательно охранять - а ведь на спине у Кендо ещё висела малышка, едва начавшая приходить в себя, а также снижавшая общую боеспособность отряда. Сама Эмма начала понемногу приходить в норму, что не могло не радовать: кожа наконец начала наливаться краской, сменяя бледность, а эмоциональный фон выровнялся и стал умиротворённым − теперь мне не нужно уделять столь много внимания контролю собственных эмоций. Правда, глаз так и не восстановил свой естественный цвет, но я думаю, что это вопрос времени, а даже если и нет - то это гораздо лучше, чем стать подобием "Тирана", и благодарность Роберта доктору можно было ощутить почти физически.
  
  Но это всё мимолётно − уже дело прошлого. Охотники ушли, позволив нам беспрепятственно добраться до двери, которая являлась вторичным входом в лабораторию - точнее, в технические помещения госпиталя, откуда можно было попасть на грузовую платформу, которая и должна доставить нас к входу в "NEST-2". Собственно, эту дверь я только что и выбил, заставив чуть поёжиться старого доктора, который вполне смог сопоставить свой гонор и мои возможности.
  
  Технические помещения откровенно не впечатляли: генераторы, работающие на сильно повышенных оборотах, шахты, уходящие на неизвестное количество метров под землю и не имеющие конца, многочисленные вёдра с окровавленными тряпками... Похоже, именно сюда доставляли снятую с заражённых, но ещё не потерявших разум людей, одежду с целью дальнейшей утилизации. Мрачное место, с отвратным запахом и очень тяжёлой атмосферой - впрочем, как и весь Раккун-сити.
  Уже буквально через полтора десятка метров, после небольшой лестницы, ведущий вниз, за дверью, я ощущал регенератор − и стоило лишь открыть дверь, как он не замедлил явить себя нашим глазам.
  
  Тварь, так похожая на человека, имеющая гуманоидную форму и оттого лишь ещё более мерзкая, стояла посреди котельной и не обращала на нас никакого внимания. Выглядело оно так, словно какой-то безумный художник сжёг тело, вколол вирус, а затем выкрасил в белый цвет. Бледная кожа, с едва заметными красными прожилками. Непропорционально большая голова, на которой нет глаз. На теле нет одежды, ни первичных, ни вторичных половых признаков. Только лишь сгнившие, стоящие в беспорядке зубы и словно склеенные пальцы на ногах намекали на то, что это когда-то было человеком.
  Ощущалась же она ещё более мерзостно, чем выглядела. Если существует в мире хаос, то такие твари являются его квинтэссенцией - оно постоянно менялось, ощущаясь словно горящее торфяное болото, и вызывая закономерное чувство брезгливости и желание как можно быстрее разделаться с этим.
  Одно хорошо - бледноголовые, как и зомби, не должны обращать на меня внимание. И при том, что они могут вполне выдержать четыре-пять попаданий из дробовика или целый магазин из винтовки в голову, они куда пассивнее обычных зомби. Поэтому я не стал тратить на неё патрон (хотя, с учётом возможностей к восстановлению, может, пришлось бы потратить и два), как и никто из нашей команды - ведь Бард уже успел нас просветить касательно их возможностей и свойств. Достаточно было лишь короткого взгляда на Ти и его кивка, после чего я просто взял мутанта за шею и скинул в ближайшую шахту, после того как услышал отчётливый хруст шейных позвонков. Отлично.
  
  После этого мы легко прошли в закрытый "предбанник", где была куча грузовиков и фур, что видимо, ещё относительно недавно доставляли оборудование, биоматериал и подопытных. Некоторые из них даже не были заглушены, освещая работающими фарами помещение, благодаря чему можно было хорошо всё разглядеть. Куча контейнеров и габаритных ящиков, словно разбросанных неким гигантом в порыве гнева. Все с надписью "Umbrella Corporation", и честно, я даже думать не хочу об их содержимом, но догадки сами собой лезли в голову - и не мне одному, если судить по ещё больше прежнего помрачневшей Джилл.
  
  − Как? Как всё это можно было скрыть от внимания властей, от внимания администрации?! − ужаснулась и разгневалась девушка.
  
  − Город на иждивении корпорации уже больше трёх десятков лет, − поспешил сдать прошлого работодателя Бард. - И весь комплекс был построен с полного одобрения мэра Уоррена и шефа полиции Айронса, мисс Валентайн.
  
  Ну что же, для меня это было довольно очевидным, что без одобрения властей такое не провернуть. Хотя, с учётом того, что Майкл Уоррен изначально был ставленником "Амбреллы", а Брайан Айронс получал деньги на прямую от корпорации, особо даже и не скрываясь... В общем, я просто получил подтверждение того, что знал сам, а вот для девушки это... Не то чтобы стало шоком, судя по глазам, совсем нет - скорее уж ещё одним, крайне веским поводом для, чтобы не свернуть голову.
  
  − Когда я выберусь, − сказала Джилл, сведя брови и сжимая дробовик до явственно слышимого скрипа перчаток на руках. - Я похороню корпорацию.
  
  Карлос также был солидарен с мисс Валентайн, явственно кивнув, а Тайрелл, не иначе как от нервов, высказал мысль, что с его послужным списком придётся искать работу слишком долго - мало кто захочет брать на обычную работу наёмника с, по сути, клеймом работавшего на корпу, которая в ближайшее время точно станет максимально одиозной. Впрочем, никто даже и не думал смеяться - все понимали, что отныне их жизнь разделена на "До" и "После", и что когда они выберутся, всё очень круто изменится, придётся весьма серьёзно менять взгляды на жизнь и на свой подход к ней.
  
  Пока шёл разговор, мы спокойно дошли до внушительной грузовой платформы, не встретив ни единого плода экспериментов зонточников. Площадью она была так в квадратов сто пятьдесят, и на ней находилась ещё одна брошенная фура - и даже несмотря на это, мы без проблем все смогли уместиться на ней. Как только Роберт, замыкающий строй, зашёл на платформу, Ти потянул рычаг вниз, и мы начали быстро спускаться под землю.
  По ощущениям, ушли мы эдак метров на двадцать пять в глубину. А ведь это по сути только КПП, и лишь он один поражает своей монументальностью, намекая на объёмы самого комплекса и то, сколько в него было вложено денег и человеко-часов при создании. Правда, все мои мысли улетучились, так как стоило лишь платформе остановиться в конечной точке, позволяя открыться гермостворкам, как мы сразу заметили поджидавших нас двух охотников.
  
  − Огонь! - скомандовал Патрик, мгновенно заметивший ящеров.
  
  Интересно, уже во второй раз вижу пару этих тварей вместе... Правда, в этот раз уже я был не один: я и Карлос взяли на себя левого, а Джилл, Ти и Роберт - правого. Так что расстреляли мы их без проблем. Слава Перуну, они даже не успели среагировать.
  
  Сойдя с платформы, я заметил, что чуть поодаль, за трупами стояло ещё два грузовых транспорта, полностью перекрывающих коридор, и уже совсем вдали, метрах в ста от фур, можно было увидеть огромные гермостворки.
  
  − ДОКТОР, "ОЖНО ЛИ "РОЙТИ ЧЕРЕЗ ТЕ "ОРОТА?
  
  − Нет... К сожалению, нет, − ответил через пару секунд Натаниэль. - В случае фиксации наличия биологической угрозы, комплекс автоматически запечатывает транспортный шлюз.
  
  − Но попасть ведь всё равно как-то можно? - спросил Оливейра, кинув на меня странный взгляд. - Должно же быть что-то вроде чёрного хода?
  
  − Конечно! - незамедлительно ответил доктор, подходя к другой платформе, что находилась левее и указывая куда-то вверх рукой. - Есть путь через складское помещение, туда можно попасть через ту дверь...
  
  Что ж, ещё одна платформа - правда, уже куда меньше размером и рассчитанная на людей с габаритным грузом, но никак не на транспорт и поднявшая нас, а не опустившая, но всего лишь на пять метров.
  
  В раздевалке за дверью, на которую указывал доктор, вновь никого не оказалось - но помещение слева, за запертой дверью, "порадовало" меня ощущением присутствия регенератора и пары зомби. Только вот оно меркло по сравнению с тем, что было за дверью впереди - там была целая орда зомби и ещё что-то странное, похожее на "Тирана", но как будто обрубленное, неполноценное... Не знаю, надо проверить.
  Стоило мне распахнуть дверь, как мои опасения подтвердились. Освещение на складе было даже избыточным, из-за чего давало хороший вид на то, что было внизу. Под нами была толпа зомби вперемешку с регенераторами, а в центре всего этого великолепия был дефектный "Тиран" − видимо, один из ранних прототипов или же эксперимент по попытке улучшения боевых качеств. На нём не было такого же, как у меня, армированного пальто, а его ноги были тонкими, словно вытянутые сучки от дерева, и они, конечно же, неспособны были держать полновесное тело с гипертрофированными мышцами - он полз к забаррикадированной ещё до нас лестнице, что вела к месту, где мы стояли сейчас. Но важно другое - на данный момент он очень удачно был почти в центре всей этой толпы.
  
  Не нужно было слов, чтобы понять, что делать со всем этим подгнившим войском. Ти хлопнул меня по плечу, приказав всем пригнуться, а сам я, убрав пушку в действительно глубокий карман пальто, предварительно поставив ту на предохранитель, уже приводил M202 в боевое положение. Эх, всего две ракеты останется, но делать нечего - как и говорила Джилл, мы не можем позволить себе отстреливать их по одному, и уж тем более не можем палить по Тренчи, который ещё неизвестно каким образом может мутировать из-за своей дефектности - а проверять, может ли он мутировать в принципе, у меня нет никакого желания.
  Так, навестись на серокожего, выдохнуть... И нажать!
  
  Бахнуло отлично, хорошенько раскидав зомби. От "Тирана" не осталось ничего, кроме конечностей, разлетевшихся куда-какая, а регенераторов, поскольку весели те немного, откинуло в разные углы, давая нам относительно безопасный коридор для прохода. Только вот нужно было спрыгнуть вниз через небольшой предохранительный забор, и если в наёмниках и полицейской я не сомневался, то вот Бард мог по незнанию неудачно приземлиться (всё-таки, с пяти метров на бетонный пол нужно спрыгнуть, а не в воду с трамплина), а у Роберта нужно снять со спины малышку: он мужчина пусть и подготовленный, но грузный - мало ли что.
  Быстро сложив базуку и отдав её в руки Карлоса, я сам подошёл к оружейнику.
  
  − КЕНДО, ДА"АЙ ДОЧКУ КО "НЕ НА РУКИ, − протянул я правую руку, и Роберт, оценив высоту взглядом, чуть подумал и кивнул, аккуратно сгружая мне всё ещё бессознательную Эмму. - ДОКТОР, ТЫ НА ЛЕ"УЮ - И ДЕРЖИСЬ КРЕ"ЧЕ. ТРЯХНЁТ.
  
  Бард сглотнул, но не выказав свой страх ещё чем-либо, забрался на руку, и я, крепко держа обоих, спрыгнул, стараясь как можно лучше амортизировать удар за счёт ног - моему телу от такой нагрузки ни горячо, ни холодно. Так, дальше маленький лифт, который должен доставить нас в диспетчерскую - но, благо, проектировщики комплекса, похоже, очень любят сквозные платформы, я просто добежал до неё и прыгнул вверх на три метра, благополучно доставляя ценный живой груз в безопасное помещение без инфицированных и других мутантов, а после - сгрузил слегка струхнувшего от моих манёвров Натаниэля, продолжая удерживать Эмму. Через десяток секунд подоспели и остальные, активировав подъёмник, как раз рассчитанный на четверых человек.
  
  Теперь можно спокойно осмотреть само помещение. Оно довольно интересно: ни ящиков, никакого-либо груза - разительное отличие со складом. Тусклое освещение синих ламп (уж не знаю, чем продиктовано столь странное световое решение) и большой терминал перед не менее огромным окном, через которое было видно всё складское помещение.
  
  − Что это за место, доктор Бард? - спросил Ти, буквально прочитав мои мысли.
  
  − Диспетчерская, здесь проходил приём и отправка грузов в другие лаборатории, − пояснил Натаниэль, подходя к терминалу. - Дайте мне две минуты, я должен проверить кое-что.
  
  − Что именно? - заинтересовался Оливейра.
  
  − Все терминалы и компьютеры объединены в сеть, − задумчиво ответил доктор, уже основательно уйдя в терминал "с головой". - И я хочу понять, почему произошёл прорыв подопытных...
  
  Особого желания разговаривать не было, поэтому мы просто молча ждали, пока Бард разберётся с интересующим его фрагментом данных. Я лишь тихо сгрузил обратно на руки Кендо дочку и забрал обратно базуку у Карлоса. Чёрт его знает, что нас ждёт дальше, но если всё также ориентироваться на "чуйку", то весь комплекс утопает в заражённых. То есть буквально - под нами, над нами, по бокам... И это при условии того, что я не чую хантеров и ликеров. Паршиво, но как есть.
  
  − Вот же сучье отродье! - совершенно внезапно выругался Бард, стукнув по терминалу.
  
  − ЧТО ТАКОЕ, ДОКТОР?
  
  − К нам недавно перевили двух учёных, и один из них - Рихтгофен - перед эвакуацией выпустил все экспериментальные образцы! Это из-за него весь комплекс сейчас переполнен заражёнными и мутантами!
  
  Ясненько... Не помню такого фрукта по канону, хотя с учётом того, как мало времени уделялось персонажам третьего, а то и четвёртого плана - ни капли не удивлён.
  
  − А сколько всего здесь работало человек, доктор? - спросил Тайрелл.
  
  − Чуть меньше четырёх тысяч, если не считать смежных служб, − тряхнул головой Натаниэль, устало глядя на нас. - Просто... Я даже не могу представить, зачем он это сделал, и сколько человек погибло по его вине...
  
  Джилл не удержалась и презрительно хмыкнула, явно имея, что сказать касательно тех, кто по-настоящему виноват во всём происходящем, но всё же сказала другое:
  − Если на этом всё, то нам нужно продолжать двигаться. Ведите, доктор.
  
  Бард кивнул, и мы начали движение - диспетчерская переходила в коридор с белыми стенами, который уже явно был самим комплексом. И поскольку коридор был достаточно длинным, а продвигались мы неспешно, Джилл решила задать пару вопросов нашему яйцеголовому.
  
  − Доктор Бард, какие исследования вёл данный комплекс?
  
  − Это научно-производственный комплекс "NEST-2", − с толикой неудовольствия начал рассказывать уже немолодой мужчина. - Спектр наших исследований был самым разным. Воздействие вируса Т на различные организмы в различных же условиях, "Тираны" и различные, в основном фрагментарные способы улучшения их боевых качеств... Один из неудавшихся экспериментов вы уже видели, − Бард повернулся ко мне. - Именно наш комплекс был ответственен за всё это, а лично я - изобрёл вакцину. Также мы контролировали доставку и приведение в боевое состояние вас... Немедан.
  
  Тут уже я сам не удержался от хмыка из-за его запинки перед именем. С другой стороны, лучшего момента, чтобы спросить о вакцине может и не будет, да и девушка уже ходит по самой грани нервного срыва (как мне кажется), а Бард ещё и дёрнул за ниточку, упомянув Тренчи (пусть, похоже, и без злого умысла), так что лучше слегка отвлечь обоих:
  − ДОКТОР, КАК "АКЦИНА ДОЛЖНА "ОДЕЙСТ"О"АТЬ НА "ЕНЯ?
  
  Бард пару секунд пожевал губы, но всё же соизволил ответить, пусть и несколько более нервно, чем говорил до этого:
  − К сожалению, я не могу сказать ничего определённого. Я, откровенно говоря, не вникал в спецификации вашего тела и отличия от проекта "Тиран", поручив всё младшему научному составу - я был занят вакциной и доведением её до ума. Исследования ставились на заражённых собаках, крысах... На людях, что начали поступать в госпиталь, когда ещё никто ничего не понимал, − доктор зябко передёрнул плечами, явно вспомнив первых поступивших. - А потом и на зомби. На последних, как я и говорил, неэффективно, хотя общая агрессивность снижалась на небольшой срок. Естественно, я не проверял вакцину на вас - стояли совсем иные задачи, поэтому я просто не знаю. Извините, Немедан.
  
  Н-да, дела... Просто шикарно, сам создатель не знает, что будет. Не обнадёживает. Совсем.
  Впрочем, к этому моменту мы дошли как раз до конца коридора, к электронной двери-переборке.
  
  − ТОГДА "УДЕМ ДУ"АТЬ, КОГДА ДО"УДЕ" СЫ"ОРОТКУ, − подвёл я итог. - ЗА Д"ЕРЬЮ ТОЛ"А ЗАРАЖЁННЫХ, НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКО", ТАК ЧТО "РО"ЕРЬТЕ СТ"ОЛЫ. "РИДЁТСЯ "РОРЫ"АТЬСЯ.
  
  − Понял, − порывисто кивнул Патрик. - Так, доктор - вы в середину строя. Немедан, ты первый, будешь прокладывать нам дорогу. Карлос, ты за ним, дальше - доктор и Кендо, за ним Джилл, я замыкаю. Все всё поняли? - в ответ мы дружно, на диво синхронно кивнули. - В таком случае, открывайте "ларец", доктор... Заходим!
  
  Стоило переборкам открыться, как перед нами предстала толпа зомби. Ну, поехали! Начинаю активно работать руками, не забывая включать ноги. Джилл отстреливает головы, экономя боеприпас, а Карлос и Ти буквально режут немёртвых очередями. Ракеты применить просто невозможно в таком узком пространстве, так что пришлось всё делать по старинке. Подходивших на сверхкороткие дистанции инфицированных я просто отталкивал, стараясь повалить как можно больше инфицированных за раз, что так и тянули свои гнилые руки к людям.
  И чёрт подери, стоило мне отвлечься на тех, что лезли со лба, как одна из тварей уже почти вцепилась в Барда, и вот-вот укусит орущего благим матом доктора! И хорошо, что в память зашито любое оружие!
  БАХ!
  
  − ОСТОРОЖНЕЕ, "ЛЯТЬ!
  
  Пуля угодила прямо в пузо мертвяку, забрызгав кровью одежду Натаниэля. Но слава пятидесятому калибру, всё обошлось, и шустрая тварь рухнула, окончательно испустив дух.
  
  − Бегом! - скомандовал Ти, как только я смог пробить коридор среди тел.
  
  В темпе вальса мы двинулись вперёд, уже на бегу раздавая свинцовые подарки всем желающим, и к счастью, всё вышло удачно. Мы добрались до основной части комплекса, где и проводились исследования. Следовало нам добраться до, по непонятной причине, открытой, монументальной гермодвери, как Бард закрыл её, отделяя нас от коридора с заражёнными.
  
  − Доктор, вы в порядке? - осведомился Роберт, как наиболее лояльный (за спасение дочери, конечно же) к нему человек.
  
  − Да, я в порядке, мистер Кендо, − дрожащим голосом ответил Бард. - Просто... Испугался.
  
  Что ж, к моему вящему, но оттого не менее приятному удивлению, никто не пострадал - разве что доктор действительно чуть перепугался. Но из видимых следов только запачканный подол халата, так что проблем нет, и можно спокойно двигаться дальше - благо, в зоне прямой видимости нет ни мутантов, ни зомби.
  
  − Тогда ведите, доктор, − сказал Ти. - Строй прежний.
  
  Дальше мы начали двигаться к лаборатории, где было нужное оборудование для синтеза вакцины, и Бард начал нас просвещать касательно состава, не иначе как от нервов и стресса, так как его об этом никто не спрашивал:
  − Основных компонентов у вакцины два, в первую очередь - это инертный Т-вирус, он отвечает за выработку антител. Его нужно совсем немного, но без второго компонента массовый синтез невозможен. Поэтому нам потребуется найти катализатор или же усилитель - он во много раз ускоряет процесс выработки антител. Смешав их в нужной пропорции, мы сможем получить сырьё для вакцины, после которого в лаборатории можно будет воспроизвести нужное количество уже готовой вакцины.
  
  − Сколько нужно вакцины, доктор? - спросил Оливейра.
  
  − По моим расчётам, порядка десяти литров, − Бард передёрнул плечами. - Не считая того, что нужно на Немедана, это то количество, которое нужно вывезти из города. Также желательно, но не обязательно, найти и забрать хотя бы по одной пробирке инертного вируса и катализатора. Это позволит в кратчайшие сроки наладить производство за пределами города даже в простейшей, по оснащению, химической лаборатории.
  
  − А как будем отсюда эвакуироваться? - задумалась Джилл. − Вряд ли за нами пошлют птичку, даже с учётом ценности груза.
  
  − Это не проблема, − слабо улыбнулся доктор, в первый раз за всё время нашего знакомства. - Надземная часть комплекса имеет вертолётную площадку, и там должен быть один вертолёт...
  
  Хм, канон, однако-с.
  
  − ...но перед тем как продвигаться далее по комплексу, нужно будет сгенерировать электронный ключ для экстренных ситуаций. К счастью, я помню все пароли, и Рихтгофен не успел сменить коды доступа, а сгенерировать его можно прямо в лаборатории по синтезу, так что всё должно выйти удачно. И да, мы пришли.
  
  Собственно, к этому моменту мы действительно дошли до лаборатории, и внутри неё... Ёб-с твою налево, ещё один Тиран!.. Правда, тот просто стоял, без зомби и без хантеров. И он тоже был дефектен, как и предыдущий, но уже немного другим - всё его тело покрывали огромных размеров опухоли, левая рука была слишком тонкая и более-менее нормальная правая.
  Что ж, он тоже не стал большой проблемой - было достаточно двух выстрелов в шею, после которых снести голову одним рубящим движением ладони не вызвало у меня никакого затруднения, даже помощи товарищей. Пора и перезарядиться. Так, а в запасе... М-да, ещё четыре магазина. Надеюсь этого хватит.
  
  Бард быстро подскочил к терминалу, показывая недюжинную прыть для своего возраста, и уже через полминуты сгенерировал ключ на флэшку:
  − Готово, можно двигаться дальше!
  
  − "ОДОЖДИТЕ, ДОКТОР...
  
  Многоярусность во всей красе: в лаборатории был небольшой балкончик, откуда можно было увидеть уровень под нами, через который нам предстояло спуститься - и там был растерзанный группой хантеров Тиран, видимо, такой же дефектный. Хм...
  − Даже не думай! - предупредили меня в один голос Тайрелл и Бард.
  
  − ДА "ОНЯЛ УЖЕ, − недовольно рыкнул я.
  
  Дело было в полу, который состоял из металлической решётки, и если его повредить (читай, если он обвалится), то мы банально не сможем пройти в лабораторию по синтезу усилителя - поэтому, стрелять из ракетницы просто нельзя. Чёрт, пять хантеров... Это уже серьёзно...
  Тут одна из тварей заметила нас! Слава Перуну, что здесь достаточно высоко, и допрыгнуть до нас просто невозможно, а лазать по отвесным стенам, как ликеры, они не могут.
  
  − Так, я и Карлос будем выстёгивать тварей с винтовок, − начал командовать Ти. - Немедан, считай каждый выстрел... Начинаем на счёт три... Три!
  
  Эх, понеслась душа в рай! Но как же, сука, охуительно они маневрируют: только треть пуль из винтовок Карлоса и Ти достигли своих целей. Мне оставалось лишь выцеливать куда как аккуратнее и стараться бить в тело - потому что в голову попасть многократно сложнее при их скорости!
  Но всё когда-нибудь кончается, и у нас получилось перестрелять тварей. Правда, бойцы потратили по три магазина, и патронов оставалось уже не так много, но всё же проход теперь был безопасен. Ф-фух.\\\
  
  После небольшого разговора, по здравому размышлению, мы решили оставить Кендо с малышкой в лаборатории, заперев дверь и опустив створки балкона - благо, это более безопасно для них обоих. Оставили бы и Барда, но с лабораторным оборудованием нормально обращаться и ни в чём не напортачить мог лишь он, поэтому придётся всё так же бдеть за белохалатником.
  Теперь предстояло преодолеть путь вниз, и получилось удачно. Мы дошли до двери, по словам Барда, ведущую в помещение по предварительной оценке био-отходов (неудачных экспериментов), и за ними точно было с десяток регенераторов. Тут уж мне пришлось проинструктировать всех, напомнив, что тварям нужно стрелять в голову до тех пор, пока от них не перестанет идти пар, свидетельствующий о регенерации тканей. Вздрогнем!
  
  Зайдя внутрь, мы начали ожесточённо расстреливать мерзких тварей, но это было куда сложнее, чем с обычными зомби, чёрт побери! Впрочем, тактика была выработана достаточно быстро - коп и бойцы давали небольшую очередь по голове, затем я стрелял туда же, или просто добивал рукой, снося головы, если в этом была надобность. Может и есть более эффективный способ, но думать над ним времени особо нет, слишком уж много этих ублюдков!
  Да ещё одна тварь ползла по полу прямо к Карлосу, которую тот не видел! И в этот же момент, как назло, закончились патроны, пришлось давить ногой. Туше, ещё чуть − и Карлоса бы цапнули...
  
  − "УДЕШЬ ДОЛЖЕН, "АГА!
  
  Оливейра хмыкнул, но ничего не сказал. Ладно, теперь можно подняться на второй этаж (как же меня заебали все эти лестницы и платформы) - внутри была лишь пятёрка зомби, которых я без особых проблем оттеснил от входа к кладовой, и размазал там же, что бы не смущать нашего яйцеголового. Кстати о докторе: он удачно забрал две укреплённых, мобильных пробирки с образцом антигена - и это очень хорошо, так как один пойдёт на синтез, а второй в качестве образца, который так нужно оттараканить из города.
  Теперь можно двигаться к второй ключевой цели - усилителю антигена.
  
  Что ж, вновь спускаемся, и проходим, за ряды с подвешенными чёрными мешками - не нужно много ума, чтобы догадаться об их содержимом, прямиком в боковое помещение
  
  И за этой переборкой мы встретили хантеров, и ебать их в сраку, было их не меньше десятка, и стоило лишь начать палить, как мы привлекли внимание всех тварей в помещении! Пришлось оперативно отступить в предыдущее, что бы немного подумать над тем, как нам действовать дальше.
  
  − И что дальше, − спросил Карлос, тяжело дыша. − У нас банально не хватает огневой мощи, что бы всех их отстрелить, они доберутся до нас раньше... Есть ли альтернативный путь?
  
  − К сожалению, нет, мистер Оливейра, − сжал губы в тонкую линию Натаниэль. - Это - единственный путь.
  
  Тут нам уже пришлось устроить серьёзный мозговой штурм. По его итогу было решено скинуть тела почивших регенераторов к хантерам - доктор Бард сказал, что они должны переключиться на тела, кроме того, если откинуть кучку тел к противоположной стене и дождаться, пока они все к ним сбегутся, можно будет выстрелить по группе из ракетомёта, благо как раз в этой комнате ничего, что представляло бы ценность не было, а за стеной была горная порода, так что всё должно быть гут.
  В общем, после обсуждения, я подхватил на руки сразу четыре трупа регенераторов, по два в каждую, и подошёл к двери.
  
  − ОТКРЫ"АЙ!
  
  Как только створка отъехала, хантеры сразу же получили ураганный огонь из трёх стволов, а я, использовав всю силу, закинул тела к противоположной стене - приземлились они удачно.
  
  − ЗАКРЫТЬ!
  
  Ф-фух, осталось подождать с минуты две.
  Сейчас был удачный момент для того что бы провести краткую инвентаризацию и слегка выдохнуть. К сожалению, подсчёт особо не порадовал: у Карлоса и Ти по пять магазинов, плюс пистолеты с двумя обоймами, у Джилл осталось всего четыре магазина на её машинку, с десяток картечных патронов к дробовику и те же две обоймы к пистолету. У меня же осталось всего двадцать четыре патрона, или три магазина и три патрона. Понятно, что каждый из них - весьма ультимативный аргумент, но всё-таки... Надеюсь, этого хватит. И мне, и друзьям.
  
  − Тихий час окончен, − скомандовал Тайрелл. − Немедан, пускай "копьё"!
  
  Что ж, дважды просить меня не нужно. Уже привычным движением раскладываю ракетницу, и Ти сразу открывает дверь... Отлично, твари не очень умны, и все сейчас столпились около заражённых трупов. Лучше момента и не придумаешь!
  Пуск!..
  
  − "ОИСТИНУ, ИСКУССТ"О - ЭТО "ЗРЫ"!
  
  Вот теперь я очень хорошо понимаю любителей тяжёлого оружия...
  
  − Хорошо сказано, − ответила Джилл, глядя на раскиданных охотников. - Идём!
  
  Ну, тем лучше. Из этого помещения можно было попасть в то, которое было видно с балкона лаборатории - там должны быть сейчас лишь трупы расстрелянных нами мутантов, и ничего более - да и чуйка это косвенно подтверждала: тиранов, зомби или регенераторов там быть не должно.
  Распахнувшиеся ворота (назвать эти створки дверьми, что упирались в потолок и были в три раза больше меня... язык не поворачивается назвать) позволили нам оглядеть зал - ничего не изменилось, слава Перуну. Куча трупов охотников, растерзанный тиран - ничего нового.
  
  − Нам нужно попасть туда, − указал вверх рукой доктор Бард.
  
  М-да, помещение с катализатором находилась на одном уровне с балконом лаборатории, буквально в пяти метрах друг от друга, но при этом не было соединено меж собой никаким переходом. Сознание ответственного за этот участок, в момент проектировки, однозначно ходило Сусанинскими тропами, иначе оправдать этот дебилизм не могу.
  
  Но не суть - задача есть, и мы её выполним. Достаточно быстро мы прошли до лифта, который поднял нас на один уровень, и мы быстро дошли до сублаборотории - там были лишь зомби, и после толпы бледноголовых, хантеров, и плащеносца (правда, без плаща)... В общем, я уже чуть ли не рад был этим подгнившим, но это не помешало мне спокойно припечатать их кулаками, не тратя дефицитный боезапас.
  У доктора снова ушло некоторое время на то чтобы распечатать нужные запасы. Он тут же, благодаря наличию нужного оборудования замешал компоненты...
  
  − Готово!
  
  ...и мы по итогу, получили сырьё для вакцины - осталось лишь добраться обратно до лаборатории, и синтезировать лекарство в нужном количестве!
  
  Всё, понеслась! Я видел в глазах всех присутствующих огромную радость. Да, все мы были окрылены этим успехом! Вновь тот же спуск, и стоило нам пройти половину коридора обратно, как из-за помещения, где валялись раскиданные трупы хантеров, вышел Тиран! Я эту тварь почувствовал лишь в последний момент - эта мразь была, пусть и в распахнутом, но броне-пальто, и так просто его не взять, а у меня всего одна ракета в запасе!
  Но да, когда я его учуял, наконец-то увидев, я понял, что он тоже дефектный - да и распухший лоб, словно его туда укусило полтора десятка шершней, намекал на это. У меня, словно сверхновая, "зажёгся" план в голове, ещё до того как кто-либо успел среагировать.
  
  − СТРЕЛЯЙТЕ "О НОГА"!
  
  Нужно хотя бы демобилизовать его - а затем откинуть в то помещение, где была куча мёртвых хантеров, и ещё раз вдарить ракетой, прямо в голову!
  
  Кажется, моя идея быстро дошла до стрелков, и они начали без пререканий долбить по коленям этого уёбка. Даже этот Тиран не смог выдержать более пяти десятков пуль в колени, а уж когда я добавил пару выстрелов от себя - и вовсе повалился! Отлично!
  Быстро сокращаю дистанцию, не давая времени на регенерацию, и взяв его одной рукой за шкирку, а второй за руку, выкидываю к трупам хантеров. Ну что же - давай малютка, не подведи!
  Раскладываю ракетницу, и стреляю в голову - он даже не понял, что произошло! От черепа не остаётся ничего, всё получилось! Ура!
  
  − ИДЁ"!
  
  Всё, теперь оставалось лишь подняться наверх, что мы и сделали, встретив ещё пару зомби (благополучно мной забитых) и вернулись в лабораторию. Кендо встретил нас с огромной радостью, как и уже очнувшаяся Эмма.
  Доктор приступил к синтезу, а я решил поговорить с девочкой.
  
  − КАК ТЫ, "АЛЫШКА?
  
  − Всё хорошо, дядя Немедан, − улыбнулась девочка. - Мне гораздо лучше. А как вы?
  
  − НАДЕЮСЬ, ЧТО "НЕ ТОЖЕ СТАНЕТ ЛУЧШЕ, − я бы улыбнулся, если мог - надеюсь, голос сможет передать эмоцию радости. - СДЕЛАЛИ "Ы "СЁ ЧТО НУЖНО.
  
  − Я тоже...
  
  Разговор был прерван - меня отвлёк вопрос Джилл, явно интересовавший всех нас.
  
  − Доктор, как отсюда добраться до вертолёта?
  
  − Там есть, − не отвлекаясь от работы, доктор указал рукой на непримечательный шкаф. - Скрытая ниша, и лифт на крышу.
  
  − Отлично, − Джилл покивала, глядя на монитор, а там... Хм, изображение с камеры, и вертолёт спокойно себе стоит - людей и заражённых вокруг нет. - Тогда осталось лишь одно.
  
  Мы пересеклись взглядом с девушкой, и я понял её без слов. Всё уже почти кончено - мы подошли к Рубикону вплотную.
  
  − Вакцина готова, почти одиннадцать литров, − подошёл к нам доктор. − Немедан, нужно взвеситься. Весы там.
  
  Хех, это мы завсегда, доктор Бард! Но вообще забавно, что в лаборатории есть весы, способные выдержать мою тушу. Хотя, с учётом экспериментов, которые здесь проводились, и общему их, довольно внушительному, виду... Не удивлюсь, если они и тонну выдержат.
  Начинаю идти к весам, и тут меня останавливает доктор.
  
  − Без пальто, Немедан.
  
  − ДА ДОКТОР, "РОСТИТЕ.
  
  Чёрт, слишком уж порадовался... Но да ладно.
  Скидываю пальто, оставаясь лишь в том самом спандексе, который положен моему телу с завода. Эх, как же много я пережил за последние полсуток, даже самому не верится...
  
  Чёрт, а спандекс ведь так просто не снять, даже не вижу, куда он замотан. Скидываю маску, и зову девушку:
  − ДЖИЛЛ, НЕ "ОДСО"ИШЬ?
  
  Мисс Валентайн решительно кивнула, и подошла, доставая из наплечного чехла внушительных размеров нож. Я присел прямо на пол, чтобы девушке было удобнее. Несколькими отточенными движениями, она разрезала на мне одежду, и я откинул уже ненужные лохмотья. Встаю, и оглядываю своё тело... М-да, мускулатура конечно выдающаяся, но даже на ночном пляже, с расстояния, принять меня за здорового человека - просто невозможно. Кендо отвлёк дочурку (за что ему спасибо), а все остальные с различными чувствами смотрели на меня, явственно прикидывая, сколько всего пришлось пережить моей туше. Взгляд Барда был беспристрастным, Джилл... Сложно понять, очень уж много намешано всего. Карлос смотрел очень сосредоточенно, а Ти явно хотел обматерить бывшего нанимателя, если судить по дёргающимся желвакам...
  
  − Компьютер тоже нужно удалить, − спокойно сказал Натаниэль.
  
  Компьютер? Вот чёрт... А ведь я чувствую, что от него идут провода по всей спине и груди. Я уже представляю, насколько адски будет больно, но... Выбора-то нет. Завожу руку за спину через голову, и несколько раз шумно вдохнув-выдохнув, стискиваю зубы, и со всей силы дёргаю...
  
  − РРРАГХ!!!
  
  ...вырывая компьютер с корнем, и откидывая его со злостью в сторону!
  
  − Немедан, ты в порядке?! - обеспокоенно спрашивает Джилл.
  
  Сука, как же больно! И блядские ограничители словно сходят с ума!
  
  − Д"Е "ИНУТЫ, − отвечаю я сквозь всё так же стиснутые зубы, и прикрываю глаз.
  
  Только бы не сорваться... Терпеть... Совсем немного... Регенерация сделает своё дело... Терпи казак, атаманом будешь... Уф, блять... Как я и думал, уже через полминуты боль отступает, а ещё через полторы - всё заживает, и я могу хотя бы не говорить. Сука, это было пиздецки больно!
  
  − ТЕ"ЕРЬ "ОЖНО?! - непроизвольно рыкнул я на доктора, всё ещё ловя фантомные боли.
  
  − Д-да, − занервничал Бард. - Вставайте...
  
  Уже вставая на весы, я понял, что доктор, в сути, ни в чём не виноват. Уж он наверняка знает лучше всех нас вместе взятых (и меня в том числе) как обращаться с вакциной, и в свете этого, посчитал нужным извиниться:
  − "РОСТИТЕ "ЕНЯ, НАТАНИЭЛЬ - "РОСТО ЭТО "ЫЛО АДСКИ "ОЛЬНО.
  
  − Конечно, я понимаю, − кивнул доктор, уже смотря на показатели, и вернув самоконтроль, и начав проговаривать результаты вслух: − Итак... Рост - 221 сантиметр... Вес - 205 килограмм, 957 грамм... Значит дозировка должна быть 412 миллилитра, округлим до 420, благо это не повредит... Сейчас я отмерю нужное количество, Немедан.
  
  Доктор отошёл, для того что бы заправить необходимое количество в шприц, а ко мне подошла девушка, смотря очень... Непонятным взглядом на моё тело - всё так же оголённое, лишь в одних штанах.
  
  − Готов, здоровяк? - спросила она меня.
  
  − КАК "УДТО ЕСТЬ "ЫБОР, − единственное, что я могу ответить. − ДЖИЛЛ.
  
  − Хах, точно! - улыбнулась она, но в этот момент как раз подошёл Бард с... Хм, ну да, логично − c двумя шприцами в руках. Вряд ли даже у корпорации есть шприца на поллитра.
  
  − Вот, в каждом из них по 210 миллилитров вакцины, − проинформировал нас доктор. − Мисс Валентайн, поможете?
  
  − Конечно! - решительно сказала Джилл, взяв один из шприцов.
  
  − Отлично, − кивнул доктор. - Колоть нужно одновременно, в плечо, − Натаниэль указал точное место пальцем. − Вот сюда, дайте только продезинфицировать... Так, отлично. Вы готовы, Немедан?
  
  Готов-то я готов... Только нужно кое-что спросить.
  
  − КАК ДОЛЖНА "ОДЕЙСТ"О"АТЬ СЫ"ОРОТКА, ДОКТОР?
  
  − Не знаю точно, − отрицательно мотнул головой Бард, избегая зрительного контакта. − Но начать изменяться, в случае успеха, вы должны не более чем через двадцать секунд.
  
  − ЧТО Ж... − момент истины. − КОЛИТЕ!
  
  − Тогда на счёт три, мисс Валентайн... − подвёл иглу к моему плечу док, и девушка поспешила повторить действие. - Раз. Два. Три. Вводим!
  
  Одновременно с этим, в мою кровь влилось что-то абсолютно чуждое, непохожее... Доктор и Джилл отступили от меня к остальной группе, а я прикрыл глаз и пытался сконцентрироваться на чувствах, на своём организме в целом и ожидаемых изменениях в теле.
  Внутренний таймер тикал, не позволяя ошибиться в точности.
  
  Секунда... Пять... Десять...
  Тридцать... Не действует!..
  Минута.
  Полторы.
  Две минуты...
  
  Три. Три чёртовых минуты.
  Никаких изменений.
  
  Не подействовало... Никак не подействовало.
  
  Нет, ну должно было хоть как-то... Были хоть какие-то шансы, не могло быть всё настолько безнадёжно, разве нет? Что не так?
  Почему оно не подействовало? Почему вообще никак не подействовало? Мог же я, в конце концов...
  Мысли в голове как-то сбиваются и спутываются, пока я не расслышал в своей черепушке как будто бы не мной заданный вопрос: "Или не мог?..".
  
  Постоянно подгонявшая меня вперёд вера в лучший исход, надежды на хоть какое-то будущее, на возвращение... человечности, в конце концов.
  Всё это проносилось перед моим мысленным взором чередой когда-то ярких, но теперь стремительно меркнувших и ускользавших от моего сознания образов, которые словно брали и исчезали в непроглядной тьме.
  Исчезали, словно их никогда не было. Словно я, когда-то их и породивший, не более, чем безучастный зритель, который не в силах что-либо исправить. А я всё пытался понять, что же не так?
  
  Не так...
  
  От этого вопроса у меня звенит в ушах. Но по истечении пары минут, лично мне показавшихся вечностью, я, наконец-то, понял, что именно не так.
  
  Из меня.
  Вынули.
  Надежду.
  
  Из меня.
  Выдернули.
  Стержень.
  
  И у меня отняли жизнь... В смысле, физически я всё ещё живой, но...
  Но...
  
  Ебучее "но"...
  Больше ни о чём связном подумать я не успеваю, потому что тут меня одолевает ментальный и физический спазм: я не могу даже сказать стоящим рядом и беспокоящимся за меня людям, что со мной. Лишь не выразимая словесно буря эмоций подымается внутри, мешая сделать вздох, но нарушить жуткую тишину я не в силах.
  
  Потому что... Это пиздец? Нет, в см...
  
  - НЕМЕДАН! - взволнованно воскликнула Джилл, с не верящими взглядом делая шаг назад.
  
  - И-и-исусе... - только и пролепетал в испуге Бард.
  
  А всё потому что в этот самый миг мой кулак очень тесно познакомился с... Со стоявшей в метре от меня стенкой. А потом точно такое же знакомство произвёл кулак моей второй руки.
  
  Потому что.
  Удар.
  Это.
  Удар.
  Ёбанный.
  Удар.
  ПИЗДЕЦ, СУКА!
  
  По логике вещей у меня должны быть титановые лёгкие, но мне так тяжело сделать простейший вздох.
  И я обрушиваю на ёбанную стенку, ставшей моей боксёрской грушей, целый град ударов. Просто потому, что иначе никак не могу ни продохнуть, ни сказать хоть слово, чтобы как-то выразить, как-то передать, как-т... АааАААаАаАааАААААААА!!!
  
  НЕТ, БЛЯТЬ, ЭТОГО НЕ ПОНЯТЬ!
  НЕ ПОНЯТЬ, что ПИЗДЕЦ!
  
  МНЕ!
  ПИЗДЕЦ!
  СУКА!
  
  Я не знаю, как ещё передать это словами!
  Могу только беспомощно мутузить ебучую стену дальше, что есть мочи, пока вмятины не становятся достаточно глубокими, чтобы две выпрямленные ладони тут же врезались точно в центр одного из углублений с послышавшимся скрежетом. Почувствовав характер упор, с натугой и яростью рычу и начинаю раздвигать сопротивляющийся мне металл в стороны. И знал бы кто, что только в этот момент я могу хоть сколь-нибудь свободно дышать! А раздвинув края новообразованной дыры в стороны, ухватываюсь за ещё какие-то находившиеся внутри стены железяки и, что есть силы, просто тяну на себя, с мясом вырывая их с положенного места. Что-то искрит, что-то шипит.
  
  А мне плевать. Плевать, ровно по одной простой причине... Тяжело дыша, некоторое время рассматриваю, а затем выпускаю не поддающийся идентификации металлолом из рук.
  Простая причина... Лишь это могло хоть как-то передать то, что я чувствовал в этот момент.
  
  В меня как будто влезли по самое не хочу... Влезли руками в самую грудь, раздвинули в стороны.
  А потом вытащили самое дорогое, что могло быть, даже не подумав, что мне может быть тяжело, что мне может быть больно...
  
  Остался ровно один вопрос:
  - ...ЗАЧЕ"?
  
  Он был адресован глухой ко мне стене...
  Но ответ, как ни странно, пришёл совсем с иной стороны.
  
  - Не просто так? - донёсся до меня вкрадчивый женский голос.
  
  Сердце пропустило удар. Я прикрыл свой глаз, пытаясь прислушаться к внутренним ощущениям, и вспоминая всё, с того момента как я встретил её.
  
  Джилл. Единственный, наверное, человек, слова которого я мог сейчас хоть как-то воспринять. И почему-то мне всё же было тяжело развернуться к ней сейчас, после всего, что я только что начудил, надумал и... Самое главное, после всего, что во мне только что произошло.
  
  Однако спустя всего две секунды мой чуткий слух уловил приближение осторожных мягких шагов. Но мне всё ещё было... Не знаю, точно, страшно ли, или просто невыносимо оборачиваться. Чтобы смотреть в глаза всем тем, с кем я проделал до сюда такой долгий путь. Столько всего внутри переменилось, что я просто не знаю уже... А сам-то я кто? Но тут моей спины аккуратно коснулась женская ладонь...
  
  Может, я реально это ощутил, а может это была лишь выверт психики, но тело как будто проткнуло множеством маленьких иголок. Может, я даже уже остыл... Достаточно остыл, чтобы найти в себе силы, собрать волю в кулак, вдохнуть-выдохнуть и, наконец, развернуться к остальным...
  
  Первыми на глаза попались те, кто стоял дальше всего от меня: Кендо, Оливейра и Патрик. Взгляды у всех, удивительно это или нет, преимущественно... Искренне сожалеющие или, как минимум, сочувствующие. Эмма стояла за спиной отца, с трудом удерживавшего опущенный дробовик, и застенчиво поглядывала на меня, кажется, с каким-то непониманием, присущим исключительно детям. Таким, какое бывает у ребёнка, который просто в силу возраста не понимает, чем руководствуются взрослые в тех или иных своих действиях. Находившийся, на своё несчастье, ближе прочих ко мне Бард, похоже, до этого упал на пол от моего неожиданного выхода из себя и чуть не схлопотал инфаркт, но отделался лишь лёгким испугом.
  
  И, наконец, Джилл...
  С трудом нашёл в себе силы посмотреть ей в глаза. После этого, кажется, впервые кристально ясно осознаю одну важную вещь: все прочие могли, насколько это возможно, сочувствовать и сопереживать мне, поддерживать, прислушиваться и даже верить. Но касательно моей затеи - становления человеком - у всех была здоровая доля неуверенности. Ничего плохого в этом нет - их можно понять, просто... Речь не об этом.
  
  Речь о том, что резко отличало Джилл от всех них и что для меня читалось непосредственно в её взгляде: до последнего она не просто сочувствовала - она искренне разделяла и верила в мою цель ВМЕСТЕ СО МНОЙ. Не больше и не меньше, чем я, она ни на миг не давала мне усомниться на протяжении всего нашего пути...
  
  Мироздание, умилостивись...
  
  Джилл... Неужели... Неужели я тебя понимаю?
  В смысле не просто "читаю", оцениваю или рационально разбираю, а понимаю, как понимают друг друга... Близкие?
  
  И всё потому, что ты меня понимаешь? Потому что... Я, наконец, действительно открыт? В самом полном смысле этого слова и как ни разу не был открыт до этого?..
  
  − Немедан, − произнесла девушка моё имя, положив при этом свою руку мне на грудь. - Не знаю, как выразить это словами, но... Я тебя понимаю. Правда, понимаю. Веришь ты или нет...
  
  Валентайн на мгновение потупила взгляд, но тут же взяла себя в руки и вновь, смело, посмотрела мне в глаза.
  
  − Хочу, чтобы ты знал: не сыворотка делает нас людьми. Поверь мне − ты человек в самом полном смысле этого слова. В лучшем смысле этого слова... Уверена, что ещё есть шанс...
  
  Её слова... Лечат меня. Однако я прерываю её до того, как она успевает договорить.
  
  - ШАНСА НЕ "УДЕТ, ДЖИЛЛ. И ТЫ ЭТО ЗНАЕШЬ...
  
  Секунда. Две. Три.
  Девушка молча смотрит на меня с лицом, застывшее выражение которого не описать... Потом эта маска, явно вызванная непроизвольным ступором, даёт трещину, и я замечаю, как её губы едва заметно содрогаются, а немигающие глаза ненадолго заблестели.
  
  И, откровенно, это рвёт мне сердце, но... Во-первых, Джилл быстро берёт себя в руки сама, явно не нуждаясь более ни в каких развёрнутых объяснениях. Она и без того всё прекрасно понимает. Как и большинство прочих присутствующих - все всё понимают, кроме малышки.
  
  А во-вторых... Похоже, мне всё же вернулась некая внутренняя... Цельность. Не могу сказать, что чувствую себя отлично или что жизнь стала много радужнее. Однако в том, что и как было сказано мне Валентайн, и впрямь нашлось нечто такое, что оказалось способно залатать разверзшуюся внутри меня бездонную пропасть. Способно вопреки всему моему гневу и вопреки всей тщетности бытия, на которое, наконец, у меня открылись глаза. Всё стало кристально ясным, словно я болел много лет, и в один момент тяжелейшая болезнь ушла, не оставив ни следа.
  Мне... Легко.
  
  Прохожу мимо обрывков чёрного спандекса, срезанных с меня какие-то несколько минут назад, но при том уже совершенно не ассоциировавшихся со мной, и останавливаюсь возле армированного пальто, некогда принадлежавшего Тирану. Смотрю на него так, словно никогда не носил и не видел, но, тем не менее, в итоге беру его в свои руки и вновь подымаю после такого короткого, но вместе с тем насыщенного перерыва.
  Перерыва, после которого создаётся впечатление, что я надеваю его. Но не опять, а... Вновь.
  
  Оглядываю группу, с которой уже порядком спало напряжение, перед тем, как всё-таки заговорить:
  − УХОДИТЕ. КАК И ЛЮДИ, "РЕ"Я НЕ ЖДЁТ...
  
  Едва ли кто-то захочет со мной спорить в этот момент: мне согласно кивают, кто-то выдавливает вымученную улыбку, кто-то выказывает поддержку вслух... А я всё ещё прислушиваюсь к тому процессу, что продолжает незримо идти внутри меня.
  
  Мне не кажется, что я сошёл с ума. Но по-моему, мне определённо нужно время, чтобы получше разобраться в том, что происходит. Время... Которого нет, и не будет.
  Лишь одно я знаю наверняка: я был в шаге от того, чтобы грохнуться в ебучую бездну. Но меня удержали... Один человек меня удержал. Её зовут Джилл Валентайн, и она − ангел во плоти. Мой личный ангел-хранитель. Потому что в самый критичный момент способна не забыть сама и напомнить другим о самом важном.
  Не больше, но и не меньше.
  
  
***Джилл Валентайн***
  
  Пока Бард суетливо раскрывал потаённую за шкафом нишу с лифтом, а счастливая горстка выживших встала от него на достаточном расстоянии, чтобы не мешаться (от помощи учёный отказался), Джилл находилась подле дистанцировавшегося ото всех Немедана. Она внимательно изучала его обезображенное лицо, немигающий взгляд белого взгляда, устремлённый куда−то в сторону, неподвижную позу с едва-едва расширявшейся при дыхании грудь, и всё гадала: а что же сейчас происходит у него внутри?
  
  Впрочем, понемногу этот вопрос отпадал сам собой по одной простой причине: пусть девушка не могла знать всех деталей, но она прекрасно представляла, что у этого человека на душе в целом.
  Именно у человека и именно на душе. Потому что ни в человечности, ни в наличии у этого разумного души Джилл не сомневалась, и даже более того...
  
  Теперь она была уверена в своей правоте относительно данного вопроса больше, чем когда бы то ни было до этого момента.
  
  Наверное, даже больше, чем она могла бы представить себе, будь у неё такое желание и возможность посреди всего этого хаоса. Но теперь всё будто сложилось в единую картину окончательно.
  Или... Или она, наконец, просто предельно отчётливо это осознала в контрасте с беспощадными в своей сути обстоятельствами.
  
  Ясно было как дважды два: во-первых, Немедан - человек; во-вторых, он - друг... Товарищ... Побратим.
  И, наконец, в-третьих... Жизнь оказалась к нему безжалостна.
  
  Что делать с этим, как преодолеть или хотя бы на квант смягчить эту бессмысленную и беспощадную в своей сути жестокость бытия, Валентайн не знала. Проблема эта мучила её достаточно давно: девушке очень долгое время нечем было перекрыть ту боль и те страхи, что она вынесла из Арклейских гор со смертью близких друзей, а также потрясение от предательства со стороны непосредственного командира, за которым, вдобавок, последовало и наглое игнорирование и замалчивание правды со стороны властей. Из людей, на которых можно было положиться, рядом оставались единицы. Мир Джилл трещал по швам, её моральные ориентиры были попраны...
  
  Но за последние часы бывшая офицер полиции смогла убедиться в одном немаловажном факте: мир куда безумнее, чем может показаться на первый взгляд. Потому что, как бы иронично и даже дико это ни звучало... Лишь посреди всего этого нового кошмара она умудрилась ненадолго позабыть о навязчивом чувстве безысходности, преследовавшем её в последние месяцы. И дело было далеко не только в отсутствии времени на это - просто помимо непроглядного мрака сложившаяся ситуация дала ей кое-что ещё.
  
  Луч надежды.
  А ещё, в противоположность месяцам паранойи и одиночества, Валентайн вновь почувствовала себя частью... Команды.
  
  − Джилл? - послышался вопрос со стороны Карлоса.
  
  Его голос оторвал девушку от наблюдений за Немеданом и размышлений, а также привлёк внимание здоровяка. Словно сбросив с себя оцепенение, девушка кивнула подошедшему латиноамериканцу и видом своим показала, что готова выслушать парня. Тот, остановившись в полуметре от Джилл и Немедана, немного помедлил, прежде чем начать говорить и как-то странно перевёл взгляд с девушки на здоровяка и обратно, чем немного насторожил Валентайн.
  
  − Приготовления окончены, так что лифт готов к отправлению, − почти скороговоркой проговорил Оливейра, после чего взял короткую паузу, выдохнул, и добавил: − Ждём только тебя.
  
  Полицейская помолчала, обдумывая слова, сказанные парнем... С небольшим запозданием пришла на ум мысль: ей кажется или Карлосу и впрямь с каким-то трудом далась последняя реплика? Тем не менее, погодя самую малость, Джилл всё так же безмолвно и коротко кивает спутнику, показывая этим, что информация понята и принята к сведению. Ей всё ещё тяжело говорить что-либо... Она даже не знает, просто ей сложно подобрать нужные слова или она потеряла нить рассуждений?
  
  Однако Карлос неожиданно вновь переводит взгляд на безмолвно стоящего рядом Немедана и произносит:
  − А ещё, если ты позволишь, хотел бы сказать тебе пару слов, amigo.
  
  И эти слова однозначно обращены ни к кому иному, как к Немедану, чему тот, похоже, удивлён не меньше, чем Валентайн.
  Об этом свидетельствовала неуловимо переменившаяся поза великана, выдававшая загоревшуюся в нём искру интереса. Истолковав молчание как знак согласия, Карлос сделал глубокий вдох и начал:
  − Слушай, здоровяк, я знаю, что общение у нас с тобой поначалу не сладилось, но... Спасибо тебе за всё, что ты сделал. Когда дела были хуже некуда, ты кардинальным образом изменил всё к лучшему. Честно, мне тяжело представить дальнейший путь без тебя.
  
  Установилось недолгое молчание.
  И прервал его неожиданно Немедан коротким, но гулким смешком.
  
  − " ДО"РЫЙ "УТЬ, "АГА. ОСТА"ЛЯЮ С"АСЕНИЕ "ИРА НА "АС...
  
  Последовала короткая пауза...
  
  − ...А ТЕ"Я - НА "ИХАИЛА "ИКТОРО"ИЧА.
  
  Тишина. Проходит одна секунда, две, три.
  Впавшая в кратковременный ступор Джилл смотрит на лицо недоумевающего Карлоса, а тот - на невозмутимо взирающего на него в ответ Немедана.
  
  − КТО ЖЕ О ТЕ"Е С Т"ОИ" НОРО"О" "ОЗА"ОТИТСЯ?
  
  Пусть и немного вымученно, но Оливейра улыбнулся и даже рассмеялся. Одиноко, слабо... Но от сердца.
  
  − Я поначалу думал, что легко быть храбрым, когда ты выше двух метров ростом и можешь размозжить одним ударом голову мертвяку. Но это было ошибкой. Тебе действительно небезразличны люди рядом. Ты сильно напоминаешь мне однополчан... − покивал Карлос, не разрывая зрительного контакта. − Так что соглашусь с Джилл: в вопросах человечности сыворотка не при чём. У меня всё. Джилл?
  
  Мужчина перевёл взгляд на девушку.
  
  − ...Садитесь в лифт и поезжайте наверх, − после долгого молчания, подала, наконец, голос Валентайн. - Мне нужно ещё несколько минут, а вы как раз успеете подготовить птичку ко взлёту.
  
  Не имея ничего против, Карлос согласно кивнул, развернулся и ушёл в сторону лифта. Через минуту группа выживших без лишних слов загрузилась в лифт и отправилась наверх, дав Валентайн и Немедану возможность пообщаться тет-а-тет. В последний раз.
  Несмотря на то, что некоторое время назад девушка чувствовала себя выжатой досуха, поскольку ей прекрасно передавалось испытываемое Немеданом опустошение, сейчас она словно нашлась вновь.
  
  Умудрился Оливейра сказать нечто такое, что помогло и Джилл, в итоге, окончательно разобраться в своих мыслях и чувствах. Образ действия самостоятельно возник в голове.
  Пальцы правой руки почти рефлекторно потянулись к одному из нагрудных карманов камуфлированной куртки под разгрузочным жилетом. Осторожно отстегнув клапан, девушка залезла внутрь, нащупала нужный предмет не глядя и аккуратно достала наружу.
  
  − Немедан?.. - негромко позвала она снова отвернувшегося куда-то в сторону двери друга.
  
  Тот, вопросительно что-то прохрипев, обернулся к Валентайн.
  
  − Дай руку, − всё таким же ровным голосом велела исполину полицейская. - Пожалуйста.
  
  Даже несмотря на всегда одинаковое выражение обезображенного лица Валентайн прекрасно улавливала недоумение мужчины. Тот, однако, после короткой задержки, исполнил её указание, протянув ей свою руку. Офицер тут же вложила в крупную раскрытую ладонь покоившийся ранее в нагрудном кармане предмет.
  
  Это была вещь, которую она хранила при себе последние сутки с тех самых пор, как переступила порог своего жилища, куда уже не суждено было вернуться. Ту вещь, которая просто по недогляду была именно в кармане именно этого костюма, как символ всех последних годов её жизни.
  
  Когда Джилл убрала свою руку от руки Немедана, тот увидел... Небольшую нашивку с эмблемой S.T.A.R.S. у себя на ладони.
  
  − ДЖИЛЛ?..
  
  Мужчина явно пока ещё не вполне понимал, что означает этот подарок.
  
  − В экстремальной ситуации ты проявил отвагу, честность, необычайную силу воли, но самое главное − неравнодушие к людям, оказавшимся в тяжёлом положении. Качества, как я считаю, достойные офицера полиции. Достойные бойца отряда S.T.A.R.S.
  
  Видя, что Немедан едва качнулся, Джилл предположила, что тот хочет ей что-то возразить и тут же остановила жестом руки.
  
  − Да, я прекрасно помню о том, что за всем этим ты преследовал свою цель. И мне жаль... Искренне жаль, что надежды не оправдались... Но не знаю, как ты, а я вижу, что всё то хорошее, что ты совершил, было совершено не только из-за твоих целей. Просто ты очень хороший человек... Один из лучших, кого я знаю. И это всё ещё с тобой. Несмотря... Несмотря на всё, что корпорация сделала с тобой, ты не убийца. Ты спасатель. Думаю, это именно то, что тебе стоит запомнить.
  
  На этом Джилл закончила своё слово. Следующие несколько секунд она просто наблюдала за тем, как Немедан молчаливо смотрел на нашивку у себя в руке.
  И, как и всегда, без всякой мимики девушка прекрасно уловила задумчивость друга.
  
  − ДЖИЛЛ, − обратился мужчина к полицейской. - С"АСИ"О. Я... ТОЖЕ ХОЧУ КОЕ-ЧТО ТЕ"Е "РУЧИТЬ.
  
  С этими словами гигант завёл руку за спину и прикрыл глаз, для того чтобы через десяток секунд достать ... Нечто, похожее на костяной шип. Валентайн даже не успела высказать удивления.
  
  − ЭТО − "ОЁ НАСЛЕДИЕ, ДЖИЛЛ, − сказал Немедан, вкладывая шип, размером с небольшой нож, в руки девушки. - Я НЕ "ОЮСЬ С"ЕРТИ, НО "ОЮСЬ ЗА"ВЕНИЯ. ЗДЕСЬ... "СЕ МОИ ВОСПОМИНАНИЯ. О"О "СЁ": О КОР"ОРАЦИИ, О ТО", КАК "ЕНЯ СОЗДА"АЛИ, О НАШЕ" ПУТИ... И "НОГО ДРУГОГО. ТЕ"Е ДОСТАТОЧНО "УДЕТ ЛИШЬ НАНЕСТИ НЕ"ОЛЬШОЙ "ОРЕЗ - БУДЕТ "ЛОХО, НО... ТЫ "УДЕШЬ ЗНАТЬ А"СОЛЮТНО "СЁ, ЧТО ЗНАЮ Я СА". "О"ЕРЬ - ТА" "НОГО ТОГО, О ЧЁ" ТЫ НЕ "ОДОЗРЕ"АЕШЬ. НО И ЗАСТА"ИТЬ ТЕ"Я ЭТО СДЕЛАТЬ Я НЕ "ОГУ, "ОЭТОМУ... "Ы"ОР ЗА ТО"ОЙ.
  
  Джилл сосредоточенно смотрела на столь... Необычный "подарок". Но кивнув, она положила его в тот же карман, откуда достала эмблему.
  
  − Спасибо тебе, Немедан. Это... Я подумаю над этим, − здоровяк в ответ кивнул, как бы говоря "на другой ответ я и не рассчитывал". - Но что ты намерен делать? Ведь по городу...
  
  − С"ОЮ РА"ОТУ, − впервые за всё время их знакомства, позволил себе перебить девушку Немедан. - " ГОРОДЕ ЕЩЁ ЕСТЬ "ЫЖИ"ШИЕ.
  
  С этими словами Немедан накинул пальто на голый, всё так же обезображенный торс, и начал его застёгивать. И по окончании этого действа, он положил руку на плечо девушки, которая не почувствовала катящуюся по щеке непрошенную слезу.
  
  − ИЗ"ИНИ, ДЖИЛЛ, НО Я НЕ "ОГУ "ОЗ"ОЛИТЬ НА" О"ОИ" "РОЩАТЬСЯ СЛИШКО" ДОЛГО. " КОНЦЕ КОНЦО", Э""ЛЕ"У НАДО ОТРА"ОТАТЬ... − на этих словах, здоровяк легонько толкнул Джилл в как раз вернувшийся лифт, чьи створки раскрылись... И закрылись, как только девушка оказалась внутри.
  
  Последние слова, что были адресованы девушке, были услышаны лишь стенами лаборатории.
  
  - ..."ЕДЬ ЭТО НЕ ТОЛЬКО Т"ОЯ ИСТОРИЯ.
  
  
ЭПИЛОГ
  
  Ну что же, вот вы и добрались до конца моей книги. Кто-то может задаться вопросом о её видовой принадлежности: моя автобиография ли это, или же, всё-таки, обличение биотерроризма?
  
  Правильный ответ кроется в названии. Большая часть моей жизни была посвящена борьбе с биологической угрозой и её последствиями, и сейчас, когда я, Джилл Валентайн, пишу эти строки, я могу сказать однозначно: я сделала всё, что было возможно, и я верю, что наши дети будут знать о биотерроризме лишь с сухих строк учебников современной истории.
  
  Я, откровенно говоря, была против написания собственного послесловия, так как достаточно подробно - иногда даже излишне - рассказала обо всём, что не покрыто грифом "Секретно". Но редактор очень настоятельно попросила меня всё же его написать и поведать о том, что произошло с людьми, принимавшими участие в изведении биологической угрозы с лица мира. Именно про людей я и хочу поговорить - но не о тех, с кем мы боролись, а о тех, благодаря кому я жива, и тех, кто помог мне выбраться из Раккун-сити...
  
  Карлос Оливейра.
  
  Что ж, он со временем сильно заматерел, и возможно, некоторые из вас знают его не как человека, некогда работавшего на корпорацию "Амбрелла", а как заместителя главы пожарной администрации США. Мы много раз виделись и после инцидента, но с тех пор Карлос никогда больше не брал в руки оружие и начал помогать людям, часто ставя чужие жизни выше своей. Сам он и по сей день говорит, что находится на своём месте и чувствует не только правильность своих поступков, но их нужность для общества. Трудно с этим не согласиться, с учётом того, какой путь он прошёл, поднявшись от простого пожарника до второго лица в администрации. Один из тех людей, кто смог найти себя и полностью раскрыться - к сожалению, такое происходит сегодня нечасто.
  Но я могу сказать тебе, Карлос, вот что: я искренне горжусь тем, что могу назвать тебя своим другом!
  
  Тайрелл Патрик.
  
  Вот о ком не слышал лишь глухой. Всем известно, что он стал президентом Суринама в 2005 году, после переворота. Я не хочу и не буду выносить моральную оценку этому событию по одной простой причине: победителей не судят. И сейчас, когда прошёл довольно внушительный срок, и автор "Суринамского чуда" планирует баллотироваться в третий раз, я просто хочу сказать вам - не верьте ничему, что вам говорят. Просто сравните фотографии столицы, Парамарибо, от 2000 года и от нынешнего. Просто посетите эту страну сами, и вы поймёте, что граждане этого райского уголка не просто так называли, называют по сей день и будут называть Тайрелла в будущем чудотворцем. В конце концов, не просто так у меня на полке лежит паспорт гражданки Суринама - это хорошее место, чтобы встретить пенсию после столь насыщенной жизни... А ведь мне уже далеко за сорок... Но речь не обо мне, так что я вам просто скажу, что Патрик, как и Карлос, раскрылся в совершенно иной области - и самый динамичный рост ВВП в мире, как общего, так и на душу населения, в течении доброго десятка лет показывает, что он один из лучших управленцев в мире. И я также искренне горжусь, что знаю его.
  Тайрелл, открыто заявляю: я с удовольствием займу пост главы полиции столичного департамента, который ты предлагал мне несколько раз. А потому что никто не сказал, что я не буду работать на пенсии!
  
  Роберт и Эмма Кендо.
  
  Я уделила достаточно много времени разбору того, что происходило с ними после инцидента, но следует сказать и о том, что с ними стало после всех перипетий и суда над корпорацией. К сожалению, Роберт покинул этот мир два года назад, в возрасте шестидесяти лет, из-за сердечного приступа. Большая потеря для меня, для всех его близких, друзей и коллег... Время не щадит никого. Но Роберт оставил свой отпечаток в этом мире, поэтому забвение ему не грозит. Настоящий патриот своей страны, чего я уже не могу сказать о себе. Как полковник Кольт когда-то дал людям равенство, так и Роберт дал своё изобретение военным - KR-1. Надёжное, неприхотливое и очень опасное автоматическое оружие, которому прочат большое будущее, и которое уже начало поступать на вооружение армии США и армий дружественных стран. Спасибо тебе, великий оружейник, за всё что ты сделал.
  Эмма же... Что ж, дочка подхватила знамя, не давая ему упасть, и начала активно продолжать дело отца в должности главы "Kendo Weaponry Company". Это для многих стало большой неожиданностью, ведь Эмма, в первую очередь, известна как многократный чемпион NASCAR, что сумела прервать серию побед Джимми Джонсона в 2010, и удерживала лидерство семь лет подряд, что навсегда вписало её имя в историю автомобильного мира, наравне с Ричардом Петти и Дейлом Эрнхардтом. Думаю, перечислять сотни разнообразных рекордов и достижений, в свете этого, будет лишним. Она самостоятельно собирала все свои машины, и как можно видеть, дочь Кендо обладает не только одними из самых лучших рефлексов в мире (а возможно, и просто лучшими), но и унаследовала большой ум отца. Сейчас активно ходит молва о том, что она, помимо управленческих обязанностей, будет продолжать работу над KR-1, и, с её позволения, я подтверждаю эти слухи.
  Обращаясь к тебе, Эмма: спасибо, что ты всё такая же адреналиновая маньячка и просто сумасшедшая девчонка. Лучшей подруги даже вообразить невозможно.
  
  Михаил Викторович Прокопенко.
  
  Вот с Михаилом мы работали очень активно. Конечно, уже в 1998 он был немолод, но после событий в городе, после суда над корпорацией стало ясно, что биологическое оружие всё также угрожает миру, пусть и получило серьёзнейший удар. Здесь нужно немного отступить в сторону: после событий на Кавказе в феврале 2003 и развала корпорации было решено создать "B.S.A.A." − альянс по оценке угрозы биотерроризма. Это был закономерный ответ на всплывшее на чёрном рынке "наследие", а также на открывшиеся детали дела об "Амбрелле". Как выяснилось, корпорация приобретала технологии и разработки у множества компаний, что на момент инцидента входили во всемирный фармацевтический консорциум. Корпорация была одним из руководящих участников этой организации, и мнение мировой общественности было недвусмысленным: множество компаний оказались соучастниками преступлений "Амбреллы" против человечества. Консорциум пошёл на крайние меры - то есть, полное сотрудничество с обвинением, вплоть до готовности предоставить любые внутренние документы, лишь бы у них не отобрали лицензию. Обвинители также пошли на встречу, отказавшись от судебного преследования членов консорциума. И опасаясь того самого "наследия" была создана "B.S.A.A.".
  Главой организации стал Клайв О"Брайен, а его заместителем - Михаил. Именно он отвечал за планирование всех тех операций, о которых я рассказала вам в книге, вплоть до расформирования организации в 2016, когда биотерроризм, как явление со всеми сопутствующими проблемами, было официально уничтожено. Последний раз мы виделись год назад, когда встретились на его родине, в ходе саммита о, собственно, биотерроризме (знали бы вы, как я ненавижу это слово)... Сегодня он является одним из преподавателей в Санкт-Петербургском пожарно-спасательном колледже, куда его приняли с распростёртыми объятиями, несмотря на всё то, что связывало его с правительством России до этого. Впрочем, он сам был этому очень рад. Достойная жизнь достойного человека.
  Михаил: спасибо тебе за всё, что ты сделал для меня, и для всего человечества. Надеюсь, что наши потомки никогда не смогут полностью понять всего того, что ты сделал. Мы знаем это, полностью прочувствовав на себе - и этого достаточно.
  
  Натаниэль Бард.
  
  Большим шоком стало убийство доктора в 2001 году, что некоторое время считалось несчастным случаем. Несмотря на все ухищрения и все предпринятые меры по защите создателя вакцины для оружия, что по своей разрушительности стоит сразу за ядерной бомбой... Не смогли. Одно из немногих событий в моей жизни, о которых я жалею. Жалею о том, что не имела никакой возможности помочь и защитить... Впрочем, наследие доктора также живо - всемирная организация здравоохранения внесла вакцину Барда в перечень обязательных в 2003, незадолго до оглашения приговора по делу корпорации. Поэтому угроза Т-вируса больше не грозит миру - именно благодаря Натаниэлю.
  Покойтесь с миром, доктор Бард. Вы были непростым человеком, но всё же искупили все свои грехи сполна.
  
  Марвин Брэнаг.
  
  Бывший лейтенант остался таковым по сей день - всё также тренируя новичков, но уже в Нью-Йоркском департаменте. Наверное, его жизнь поменялась после Раккун-сити меньше всего. Сейчас он растит с женой четырёх детей и уже нянчит внука. Образцовый гражданин и пример для подражания, до последнего исполнявший свой долг в качестве полицейского Раккун-сити, но самое главное - исполнившего, и не свернувшего по пути голову.
  Лейтенант Брэнаг: спасибо за то, что помогли мне стать той, кто я есть.
  
  Сейчас, наверное, у многих возник один, весьма конкретный вопрос... И я отвечу на него.
  
  Немедан.
  
  Самый загадочный человек, которого я встречала. Наверное, окажись я сейчас в то же время рядом с ним... Вряд ли бы я смогла так просто ему поверить - но тогда условия были другими, как и я сама была другим человеком. После инцидента, ещё до скоропостижной кончины доктора Барда, мы много беседовали, и он пришёл к однозначному выводу - сыворотка никак не могла подействовать, так как дело было далеко не только в вирусе Т...
  Многие воспоминания рокового сентября уже потускнели, даже самые ужасные. Но не те, что связаны с ним. Именно благодаря ему я смогла выбраться из города, которого уже нет на картах. Именно благодаря ему я всё ещё жива. Именно благодаря ему я и мои коллеги смогли искоренить биотерроризм. Ликвидация Вескера в ходе специальной операции в 2006 году, предотвращение теракта в Терагриджио в 2004 и угрозы Лас-Плагас в 2004... К слову, именно после этого я имела честь познакомиться с Леоном Кеннеди.
  Как оказалось, он так же был одним из выживших в ходе инцидента. Подумать только, пережить такой кошмар в первый же день работы в полиции... Впрочем, на момент нашего знакомства он уже был специальным агентом, по сей день являясь главой службы безопасности президента США.
  Однако, именно он поведал мне о том, что ему и сестре моего напарника, Клэр Редфилд, также помог выбраться Немедан. Я по сей день не могу не поражаться поистине стальной воле этого человека. Я бы вряд ли что-то смогла сделать на его месте, но даже тот факт, что вакцина не подействовала... Просто не смог сломить его. Он помогал до самого последнего момента, прокладывая выжившим людям тропинки из города, ликвидируя зомби и прочих тварей, что подтверждается показаниями немногочисленных выживших. Леон, так же, как и я, проникся симпатией к нему, и до последнего старался убедить уйти из города вместе с ними... Но к сожалению, не смог... Хотя, как знать, может и к счастью. К сожалению, я не могу отрицать того, что правительство, скорее всего, положило бы здоровяка на операционный стол с желанием выудить из его тела как можно больше, и его собственные чувства, как и моё слово, не сыграли бы никакой роли. Немедан уже тогда чётко это понимал, осознавая, что была ещё и корпорация, а как позже выяснилось - и сошедший с ума Вескер, что также не отказался бы от столь "занимательного образца". Последнее подтвердилось в ходе сбора документации и личных исследований Альберта, планировавшего массовое применение ещё одного биологического оружия - и поверьте, вы не хотите знать, что оно из себя представляет. Так вот, о Немедане... Всех выживших в ходе инцидента роднит один факт: именно он приложил руку к их спасению. И за это я буду помнить его до конца своей жизни, до последнего вдоха я буду ему благодарна. Ведь я знаю о нём всё - и это не фигура речи. Кто-то может углядеть некое изящество в том, что главный проект и главная надежда корпорации стала авангардом её гибели - и я тоже нахожу в этом определённую иронию. Но знаете, я не задумываясь готова отдать и по сей день обе руки за то, чтобы он просто осуществил свою мечту - вновь стать человеком. Но к сожалению, пусть медицина сильно продвинулась за последнее время, смерть всё так же неодолима - пусть порог в сто лет уже и не предел вовсе, благодаря новым членам консорциума.
  Пусть кто-то скажет, что обращаться напрямую к умершим моветон, но всё же... Немедан, где бы ты ни был сейчас...
  Не сдавайся - как не сдался в Раккун-сити в объятия тёмного пламени отчаяния, так не сдавайся никому и никогда.
  
  За сим я завершаю книгу, и говорю всем прочитавшим - помните о биотерроризме, и помните о тех людях, которые спасли вас от него.
  
  Джилл Валентайн
  30.07.2020
  
  
Авторское послесловие
  
  
Авторское послесловие: немного самоанализа, много благодарностей, и кратко про планы на будущее
  
  Итак, вы добрались до конца. В первую очередь, хочу поблагодарить всех своих читателей, добравшихся до сюда. Это мой первый законченный макси (хотя по меркам СамЛиба это мидик, и я прекрасно это понимаю), который родился из шутки моего друга и соавтора. Писать было далеко не просто по одной причине - я хотел написать именно про RE3, и я это сделал. Но проходится игра менее чем за час, а самая маленькая глава пишется минимум восемь часов. А с учётом того, что я также планировал мини на 30 страниц (или 90k) максимум... В общем, всё итак разрослось до каких-то совершенно неприличных размеров.
  
  Есть много людей, которых я хотел бы поблагодарить, так как на самом деле к данному произведению причастно очень немалое количество людей.
  И начну я конечно же с тех, кто работал над произведением прямо, а не косвенно.
  
  Сумрак и Волк: мой дорогой брат, соавтор, критик и генератор здравомыслия. Не человек, а жидкий терминатор, способный месяцами и годами вынашивать идеи, и самое главное - претворять их в жизнь. Спасибо тебе за то, что ты есть. Он ответственен за отбраковку моей укуренности, именно с ним мы вышли на нормальный финал (поверьте, вы не хотите знать, что было в первом драфте сценария) и именно он написал несколько ключевых фрагментов работы - в частности, за сцену боя с Тираном нужно благодарить именно его. Мой низкий тебе поклон в пол, и в особенности - за то, что именно ты был той искрой, которая подожгла мне всё внутри и заставила писать произведение.
  
  Таракан_в_тапочках: возможно, единственный человек, который переживает за фэндом RE больше, чем я. Соавтор огромного количества работ на ФикБуке, автор нескольких собственных фанфиков, и просто душевный человек. Внесение мыслей по расширению мира и ориджинов, а также корректировка по таймлайну - к нему всегда можно обратиться. Спасибо тебе от всей души!
  
  Creepy_Sta: просто очень грамотная и начитанная девушка. Я до последнего не хотел искать бету к своей работе, и после знакомства с тобой понял, что я ошибался. Очень сильно. Я искренне надеюсь на то, что мы ещё очень плодотворно и долго будем работать в дальнейшем. Благодарю.
  
  Теперь я хочу коснуться тех, кто косвенно причастен к созданию данной работы.
  
  Седрик и Ракот: да простит мне этот авторский дуэт (или всё же соло? Холивар жив в душах и по сей день...), что я поставил их в одну строчку. Думаю, влияние проглядывается в данной работе достаточно легко, потому что все ваши произведения, которые есть в открытом доступе, я затёр до дыр. Но главное не это, а то, что Седрик-сан сломал о мою голову ОГлоблю (возможно, ту самую) пять лет назад. Мне понадобилось примерно с год на понимание и осознание, и ещё спустя четыре, родилось всё то, что вы прочитали до этого. Есть много абсолютно необоснованного хейта в вашу сторону, но есть и такие как я, кто всей душой любит ваши творения... Так что пусть я буду тем, кто скажет вслух: спасибо вам за ваши произведения, которые стали для меня эталоном "мужского" стиля написания, и за то влияние, которое вы оказали на весь российский фанфикшен. Очень надеюсь, что вы снова встряхнёте и взбудоражите умы людей очень скоро, как сделали это в первой половине десятилетия. Высшей оценкой (сразу оговорюсь, что ни на что не напрашиваюсь, а констатирую факт) моих трудов будет попадание в ваш список, и я надеюсь, что со временем, я дорасту до этого события. Благодарю вас за всё.
  
  darketo31: если Седрик-сан и Ракот-сан олицетворяют "мужской" стиль, то Миледи олицетворяет "женский". Богатейшие метафоры и описания, что... Да о чём я говорю, даже глухие видели ваши произведения, а слепые слышали про вас. Работа с вами дала мне богатейший опыт, которым я пользуюсь и по сей день, а ваши произведения - всегда заряд позитива и интереснейших реконстектуализаций. Даже в мини на две тысячи слов вы способны рассказать невероятно интересную, цельную историю, и я стремлюсь к вашему уровню навыков, по сей день равняясь на вас, как на эталон и идеал. Магистр.
  
  xx Air Dragon xx: так и не смог понять, дама вы, или таки мужчина (пусть я склоняюсь к первому варианту, но кто знает). Фанфик "Личный Ад" является одним из лучших произведений во всём фанфикшене в целом, и лучшим в фандоме Resident Evil в частности. Абсолютно достоверная попаданка (в своём теле, Карл!), полное соответствие канону с интереснейшими задумками по мироустройству, и огромным вагоном положительных деталей, которые складываются в картину уровня "Джоконды" для фэндома, если проводить аналогии - и богатый язык лишь закрепляет всё это великолепие. Я так же вдохновлялся именно вашим произведением, и строго рекомендую всем, кто хочет ознакомиться не с очередным картоном, а с живым, дышащим главным героем (героиней, если точнее) и такими же персонажами. Абсолютный шедевр, который сильно помог мне в написании собственной работы и так же подарил вдохновение.
  
  Psevdos: ещё один человек, вдохновивший меня и поддавший угля на написание собственного произведения своим "Другой мистер X". Пусть заявка была на попаданца в Тренчи, но поскольку ты сам решил реализовать свою идею, я решил реализовать попаданца в Немезиду. И кое-что я взял из заявки, за что огромная тебе благодарность. Пишите проду, товарищ! Изгоним слэш из топов фэндома :)
  Так же я выражаю благодарность тем, кто активно комментировал и читал, а также вылавливал ошибки через ПБ и просто грамотно критиковал: Dragon7370, Red_Spetsnaz, Майлом, Hlyum, Примаарх ЛеонидЭ, Копетан С.В.Злой, Mr.Hamster2016, Wiererid, Alexander Railgun, Тихая Ива, eskedra fantom, Qrai, Арс Ус, Дарт Малгус (Бильбо Бэггинс), Thesinofpride, Максим Алешин, Даймон Агафо, Dzxtckfd, Вася, Читатель, Serito Kacuragi, Энель, Васко, Alexeyi, Didactylus, cat-without-smile, Gor, dimm, Anri, Seva.
  
  Спасибо всем вам.
  
  Теперь немного про сам фанфик. Он написан именно так, как я и хотел - я изначально планировал, что это не будет история с вечным "рубилово-собиралово", про человека попавшего в откровенную амбу, и за счёт этого сделав много заклёпок, или как нынче модно говорить "фиксов". Из нереализованного здесь только одно - к сожалению, я не смог более полно раскрыть ориджин Михаила, но в остальном я доволен проделанной работой. Да, стиль довольно функциональный, и без особой описательной части, без красивых метафор. Но произведение не противоречит событиям канона, а самое главное - его атмосфере, что я считаю определённым достижением. И я, пожалуй, буду отходить от постоянных перескоков по разным персонажам. Это охрененно работает на мир и на характеры, но писать в такой стилистике постоянно довольно непросто - поэтому я всё ещё обеими руками за интерлюдии, но не в таком объёме. Также я понимаю, что надо прокачиваться, особенно в части художественно-описательной и части переходов между событиями, чем я и буду заниматься в дальнейшем.
  Также я действительно рад, что некоторые фрагменты моей работы уже пошли в другие произведения, и начался формироваться определённый фанон. Я очень хочу увидеть множество фанфиков и рост фэндома, и я сделал всё, что смог для этого. По итогу данной работы я расширил свой пул читателей только на ФикБуке на пятьдесят человек, а сам фанфик на момент написания этих строк входит в Топ-10 работ по RE, и в Топ-3 про попаданцев (без учёта кроссоверов). Получил первую аудиторию на СамЛибе и даже пару хейтеров (всегда мечтал о таких кадрах, без сарказма). Под фанфиком, к слову, было забанено всего два индивида - один за прямое оскорбление авторского коллектива, а второй - за патологический дебилизм. Есть чем гордиться, но я не собираюсь останавливаться на этом.
  
  Касательно дальнейших планов... Ну, небольшой отдых не помешает, а дальше... Хех, отправимся в мир рыбного рулета. Я уже давно лелею идею о "Наруто", и когда-то написал подробный план первой части произведения, начав понемногу писать в стол. Так что следующая остановка - мир шиноби. Типичная идея в не совсем типичной обёртке, смею надеяться - по сему, смело подписывайтесь, дорогие читатели.
  
  Теперь я могу с чистой совестью попросить оставить отзывы и полноценные рецензии всех читателей, кому не безразлично моё дальнейшие творчество. Особенно, если вы читаете фанфик много позже даты его завершения.
  
  Всем мир, и всем спасибо.
  На связи был Самуэль Акхрик, до встречи в следующем произведении!
  
  
Эпилог ?2, или сцена после титров
  
  Ох... Чёрт, голова трещит нещадно... И где я, бляха муха?
  Так, разлепить глаз... Точнее, глаза. Та-а-ак...
  Принимаюсь ощупывать лицо, но сначала - посмотреть на руки... Хо... Нормальный цвет, и нет кровавых волдырей. Так, а тело?.. Да, без плаща, как и должно быть - ублюдок Биркин постарался на славу. Только вот глубокого пореза на груди нет. Как и следов того что я - Немезида. Мускулатура-то при мне, как и рост, но вот цвет кожи... Абсолютно естественный, нормальный телесный цвет.
  
  Терзают меня смутные сомнения... Но ладно, надо оглянуться вокруг.
  А вокруг у нас... Чертовски странное место. Вокруг - серое ничто, а сам я стою на, хм, платформе из мрамора, видимо. Круглой платформе, без дверей и каких-либо следов жизни. Даже источников света тут нет, а сам я... Да, не отбрасываю даже небольшой тени. Неужто чистилище? Тогда с удовольствием загляну в глаза тому, кто меня создал... Ну, или тому, кто отправил меня в тело Немезиды.
  
  Кстати, если подо мной мрамор, то следует кое-что проверить, а для этого нужно припасть на колено - зеркал вокруг как-то не видно...
  
  Так, вот теперь я абсолютно ничего не понимаю. Из начищенного до блеска пола на меня смотрел... Я сам. Только вот не Немедан. То есть, тело-то Немедана... Только вот лицо было моим, родным... Которое я не видел уже, кажется, целую вечность. Да, без капли растительности на лице - ни бороды, ни волос, ни даже бровей - но это был именно Я. Моё лицо, и прокачанная туша Немезиды без изъянов. Оч-чень интересно...
  
  − Здравствуй, − раздался сверху грудной, женский голос... На родном для меня языке.
  
  Я резко дёрнул головой, и встал на ноги. Передо мной стояла девушка... Хм, или женщина?
  Нет, выглядела она всё же как девушка. Угольно-чёрное каре и тёмные глаза резко контрастировали с по аристократичному бледной кожей. Прямой взгляд, и я откровенно не берусь судить, что у неё в голове. Лёгкий, классический женский деловой костюм без пиджака, белая рубашка и аккуратные туфли.
  И чёрт меня задери, мне потребовалось целых пять секунд, чтобы понять, кто это.
  
  − Роза, − выдохнул я, наконец-то сказав что-то без проблем. - Мне следовало догадаться...
  
  − Я приятно удивлена, Немедан, − тонко улыбнулась мне демиург. - Или же, лучше?..
  
  − Спасибо, но я... Хм, ты ведь сама уже всё поняла? И даже знаешь то, о чём я хочу спросить.
  
  − Умён, − похвалила девушка. - И не цепляешься за прошлое, предпочитая концентрироваться на настоящем. Но почему бы нам не присесть? Спешить некуда... Пока что.
  
  По щелчку пальцев передо мной возникло два кресла со столиком... М-да, с сигарой и бокалом белого вина. Именно с тем, что мне сейчас и нужно.
  Осторожно присаживаюсь в кресло, что явно было размером именно под меня, и закуриваю. Кресло даже не скрипнуло, а табак начал тлеть, приятно щекоча нос, но к вину я пока решил не притрагиваться. Подождёт.
  
  − Ответишь на мои вопросы? - спросил я, как только девушка опустилась в кресло напротив меня.
  
  − Конечно, − прикрыла на мгновение глаза девушка. − Ведь именно поэтому ты здесь. Спрашивай.
  
  − Притупленность эмоций... Точнее, их ограниченность в очень конкретном вопросе. Твоих рук дело?
  
  − Не совсем рук, но да, всё именно так, − девушка достала из воздуха бутылку красного вина, и налила себе ровно на половину бокала. - Я не хотела, чтобы воспоминания... Смущали тебя.
  
  Тут я резко дёрнул головой, не сдержав своей злости, но всё же сдержался. Всё может быть очень... Неоднозначно.
  
  − Тогда... Что с моим телом? С родным миром?
  
  − Приятно, когда люди, на которых ты полагаешься, умеют думать головой, − словно бы невзначай ответила она, и отпила из бокала, явно заметив мой жест. − Ничего особенного, ведь я не оперировала душой.
  
  − В каком смысле?
  
  Вот теперь я шокирован. Если здесь не я сам, не моя душа... То, что тогда?
  
  − Вспомни свой день, а точнее вечер, перед тем как ты очутился в городе, в чуждом тебе теле, − я медленно кивнул, показывая, что помню... Я точно помню, что уснул, только вот у меня жутко болела голова, и поначалу, когда я "попал", то списал всё на то что у меня отказало сердце во сне - всё же, оно у меня довольно слабое - а потом было не до этого. Но сейчас я уже ни в чём не уверен.
  
  - Так вот... У меня ушло немало времени, для того чтобы выйти на контакт, а сил это забрало ещё больше... Но я не "выдёргивала" душу. Я всего лишь сняла копию твоей психоматрицы со слепком памяти, и поместила в Немезиса. Мне нужна была твоя память, но самое главное - твой образ мышления и твой характер.
  
  Я говорил, что я шокирован? К чёрту, я в нокауте. Полном и бесповоротном.
  
  − Но почему я?! - и мне действительно было интересно.
  
  − Я - демиург, Немедан, − посмотрела мне в глаза Роза. - И моя работа - следить за порядком.
  
  − Но как же Георг? - не унимался я. − Архангел? Да в конце концов, Син?
  
  − А, вот мы и подошли к очень интересной грани устройства вселенной, − покачала бокалом Роза, переведя взгляд на вино. - Как ты думаешь, что первично - образ, или же личность?
  
  − Я... Боюсь, я не совсем понимаю, о чём речь.
  
  − Ты ведь сразу узнал меня, − легко ответила девушка. − И в твоём мире я существую лишь в текстовом воплощении, о котором знают едва ли пара тысяч людей, а помнит не больше трёх десятков, в чьё число входишь и ты. Искра творца - это лишь способность перенести, преобразовать уже существующую часть вселенной в любой вид информации. Будь то книги, записки сумасшедшего, − тут Роза открыто усмехнулась. − Кино или игры. Даже самое низкосортное произведение, даже те, о которых никто ничего не знает, кроме одного лишь автора - ни что иное, как отражение другой части мироздания.
  
  − Ох-ох, − выдохнул я. - Тогда получается, что Георг и...
  
  − Да. К сожалению, наёмник очень... − неопределённый жест рукой. − Задержался, скажем так, Архангел же сейчас совсем в другом месте, но тоже не торопится, пусть и по уважительной причине. Ваши отражения делают работу основательно, но далеко не так быстро, как мне бы того хотелось - как следствие, я застряла в мёртвой точке, по итогу приняв решение пойти на столь опасный шаг. И сейчас я полностью удовлетворена. Мир спасён, твой оригинал всё так же живёт и дышит, а ты показал себя с наилучшей стороны. Ставка сыграла.
  
  − Мир... Спасён? - я даже подался вперёд, пытаясь посмотреть в глаза Розе. Неужели...
  
  − Именно. Вот, − ещё один щелчок пальцев, и на столе материализовалась книга. - Прочти на досуге. У неё... На удивление хороший язык.
  
  На столе лежала книга со своеобразной обложкой. Лицо моей дорогой боевой подруги, Джилл Валентайн, было разделено надвое незримой полосой. Левая часть лица была нормальной, а вот правая... Как будто Джилл стала зомби. Название сверху гласило: "Моя жизнь и Моя борьба". Н-да, дела... Значит, она всё же это сделала, если судить по словам Демиурга...
  Сильный ход.
  
  − Я понял, − тихо ответил я, прибрав книгу к рукам. - Тогда многое действительно становится понятным... И ведь ты всё просчитала. Если для моих родных и близких ничего не поменяется, то и причин отказываться от дальнейший... Хм, работы с тобой у меня не будет, так?
  
  Демиург заливисто, но совершенно по-доброму, без капли издёвки, рассмеялась.
  
  − Именно. А твой образ мышления и твой характер как нельзя лучше подходит для задач, которые стоят перед, − Роза вновь коротко хохотнула. - Межмировым спасателем и комиссаром в одном флаконе, назовём это так.
  
  − Что ж, в таком случае, у меня остаётся лишь три вопроса, − я полностью расслабился и откинулся на спинку удивительно удобного кресла. - Первый - почему не Сив? Второй - какая твоя выгода? И третий - куда дальше?
  
  − Лучше будет, если ты найдёшь ответ на второй свой вопрос сам, − величественно кивнул Тёмная Роза. - Хотя даже сейчас ты сможешь легко догадаться об этом, если хорошо подумаешь. Не буду лишать тебя такого удовольствия. Что касается первого... Он уже готов. Но в тот момент, когда я решила начать реализацию копирования твоей личности, это было не так. Поэтому я могу пообещать, что настанет тот момент, когда вы встретитесь здесь. Но не сегодня.
  
  − А третий?
  
  − Ну, погляди, − Роза вновь достала из ниоткуда (чёрт... я тоже так хочу) вполне современный планшет.
  
  Так, а тут у нас... Ёб-с твою медь... С планшета на меня смотрел человек... Нет, не так - существо, очень похожее на человека, с интересного оттенка волосами. Ну, ладно уж, хотя бы не хтоническая хрень...
  
  − Правда, перед этим нужно обсудить один вопрос.
  
  − Какой именно? - отложил я планшет в сторону.
  
  − Ты всё же исполнитель, причём выполнивший свою задачу на отлично. Так что я могу кое-чем подсобить. Первое и обязательное - я передам тебе знания о всех языках, которые знаю сама. Без этого в нашей работе "никуда".
  
  − Это... Очень щедро, − эх, всегда мечтал быть полиглотом. - Спасибо.
  
  − Тебе спасибо, Немедан, − кивнула Роза, и окончательно "добила" вино. - Второе же... Я могу кое-что сделать для тебя, и здесь вопрос выбора. Первое - я могу сделать так, чтобы при попадании в тело реципиента, если это применимо к нему, оно само выходило в кратчайшие сроки на пик физической формы. Тело Немезиса - прекрасный образец для подобного инсайта.
  
  − Хм, очень неплохо... - потёр я подбородок. - А второе?
  
  − Эмпатия, − коротко ответила Роза. - Возможность ощущать эмоции других людей. Но придётся подождать, так как мне нужно качественно переработать то, что ты смог вытянуть из паразита. Только в следующий раз, когда ты будешь тут - с "физо" таких проблем не будет. И учится интерпретировать человеческие эмоции придётся довольно долго, пусть определённый опыт у тебя уже есть.
  
  Эх, вот так дела... И то и другое хочется. Но видимо, это не то чтоб очень возможно, если она говорит о выборе... А если ещё учесть то, что нужно будет осваивать совершенно новый орган восприятия... В общем, для меня всё очевидно.
  
  − Всегда мечтал не болеть и бегать стометровку за десять секунд, Роза.
  
  − Тогда всё решено, − улыбнулась красавица. - Отдыхай, сколько нужно, Немедан. А после...
  
  Не договорив, Роза буквально растаяла в воздухе, а я... Что ж, можно и отдохнуть немного.
  Я потянулся к книге, и открыл первую страницу.
  Надеюсь, и я когда-нибудь напишу свою...
Оценка: 6.30*36  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"