Акименко Сергей: другие произведения.

В глуши

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    конкурс ПВ-19


  
   В глуши
  
  
  
   Вениамин Серебров - сорокалетний владелец сети популярных в Москве кофеен, вот уже более четверти часа неподвижно стоял у окна собственной квартиры с видом на Москва - реку и машинально вертел в руке свой "Айфон".
   - Ну, ты чего там застыл, Вениамин? - окликнула его жена, суетливая миловидная блондинка, снующая из комнаты в комнату, словно заводная игрушка, - помогай собираться! В конце концов, не я охотник и рыбак, а ты. Я что ли должна оружие твоё укладывать, удочки и прочую дребедень. Я?!
   - Не нравится мне это приглашение, Катя, - задумчиво произнёс Серебров, не отрывая взгляд от окна.
   - Здравствуйте, приехали, - всплеснула руками жена, - то есть, как это не нравится?
   - Ты же мечтал выбраться когда-нибудь на настоящую охоту. Не на зайчиков и уточек, а на..., - Катерина смешно округлила глаза и, засмеявшись, выдала, - на крупный рогатый скот!
   Сереброву понравилась шутка, он отошёл от окна и, улыбаясь, уселся в кресло.
   - Кого ты имеешь в виду, позволь поинтересоваться?
   - Ну, лоси, олени, в крайнем случае, коровы, - напустив на себя серьёзный вид, ответила Катерина.
   - А как же козы, бараны...? - продолжая улыбаться, спросил Серебров, - Хотя нет, вряд ли ты их относишь к крупному рогатому скоту.
   - Ну, ладно, хватит прикалываться, - притворяясь обиженной, надула губы Катерина и тоже уселась в кресло, - давай, рассказывай, что тебя смущает.
   - Видишь ли, Катюша, Герман далеко уже не тот, каким ты его помнишь со студенческих времён. Он очень сильно изменился и, думаю, ничего не делает просто так, - начал Серебров, но жена не дала ему договорить.
   - Глупости, - возмутилась она, - в кои-то веки, захотелось увидеться со старыми университетскими друзьями в неформальной обстановке. Что в этом плохого? И не ищи, пожалуйста, подводные камни там, где их нет.
   - Ты знаешь, чем занимается фирма нашего бывшего студенческого заводилы? - сощурись, спросил Серебров.
   - Нет. А что?
   - А то, Катерина, что занимаются они скупкой различных предприятий, мелких и средних, больших и не очень. А потом перепродают их активы с весьма приличной выгодой для себя. Я навёл справки и узнал, что фирма Германа причастна к некоторым нашумевшим рейдерским захватам. Вот так-то.
   - Но к нам это, какое имеет отношение?
   - К сожалению, с недавних пор, самое прямое. Не хотел тебе говорить, но раз уж зашёл разговор... Короче. Несколько дней назад, он сделал мне предложение о покупке нашего бизнеса.
   - Да ты что?! - чуть не подскочила в кресле Катерина.
   - Естественно, я ему отказал. Но думаю, на этом Герман останавливаться не собирается и, наверняка, захочет сделать мне ещё одно предложение, теперь уже, как ты правильно заметила, в неформальной обстановке.
   Катерина, молча, посмотрела на мужа и после небольшой паузы серьёзно сказала: - В таком случае, нам просто необходимо ехать, Веня. Попробуем вместе отговорить Германа от этой затеи. Вдвоём мы его одолеем. Вот увидишь.
   Серебров вздохнул и встал с кресла.
   - Может, ты и права. Ладно, как говорится: "Бог не выдаст, свинья не съест". Пойду собираться.
   - Давай, - тихо проговорила Катерина и проводила мужа долгим задумчивым взглядом.
   Герман Сергеевич Борецкий, будучи заядлым охотником, давно мечтал приобрести домик где-нибудь в сибирской глубинке, чтобы там, вдали от мирской суеты, без помех предаваться своему любимому хобби. Долгое время у него не получалось осуществить задуманное. Попросту говоря, руки не доходили. И вот, наконец, свершилось. Год назад риэлторы нашли ему именно то, что он хотел - небольшой домик в Иркутской области на окраине села с мрачноватым названием Глушь. Домишко, конечно же, сломали и в короткие сроки поставили на его месте добротный двухэтажный сруб с камином и прочими прибамбасами, необходимыми для комфортного времяпрепровождения. Борецкий, несмотря на то, что ему уже стукнуло 40, был холост. О таких людях обычно говорят - он женат на своей работе. Так на самом деле и было. Борецкий совершенно искренне считал, что семья ему будет только мешать строить карьеру. Собственно, именно по этой причине, он много лет назад расстался с единственной настоящей любовью всей его жизни - девушкой по имени Люся. Они разбежались сразу же по окончании универа, по инициативе Германа, уже тогда твёрдо решившего никогда не жениться. По крайней мере, пока не добьётся успеха в жизни. В итоге, успеха он добился, и не малого, а желание создать семью так и не появилось. Отчасти в этом была виновата та самая Люся, успевшая за эти годы дважды выйти замуж и дважды развестись, родив от каждого из своих мужей по ребёнку. Чем старше становился Борецкий, тем чаще он вспоминал беззаботные студенческие годы и своих друзей с кем провёл (теперь он окончательно это осознал) лучшие годы своей жизни. Вечно ржущий Венька Серебров, Катька Моргунова, ставшая впоследствии женой Вени, Генка Чудин и Люся - Людмила Зыкина, почти полная тёзка знаменитой певицы. Эта развесёлая компашка, позже, уже на пятом курсе к ней присоединилась будущая Генкина жена Элла, и сейчас, спустя почти двадцать лет, вызывала у Борецкого самые тёплые воспоминания. Расстраивало только одно, что за всё это время они почти не виделись. Недавняя личная встреча с Серебровым была не в счёт, поскольку носила исключительно деловой характер. Фирма Борецкого часто выступала посредником в сделках по купле-продаже всего, что можно было купить или продать. В случае с Серебровым дело обстояло именно так. Заказчик попался серьёзный, настолько серьёзный, что Борецкому никак нельзя было ему отказать, иначе он поставил бы под удар дело всей своей жизни. Тут-то и пришла ему в голову идея совместить приятное с полезным. Пригласить старых друзей хорошо провести время, а заодно попытаться уговорить Веньку Сереброва пойти на сделку. Борецкий знал, что Венька, как и он, фанат охоты и надеялся, что тот, разомлев от тёплого приёма и от добытых им трофеев, согласится продать свой бизнес. Хорошим подспорьем в предстоящих переговорах было и то, что заказчик разрешил Борецкому существенно поднять цену.
   В отличие от своих однокашников Гена Чудин никаких особенных успехов в жизни не добился. Более того, недавно он потерял очередную работу, в связи, с чем его семейство пребывало не в самом лучшем расположении духа. Получив приглашение Борецкого, Гена поначалу хотел проигнорировать его. Откровенно говоря, ему было стыдно перед успешными студенческими друзьями, особенно перед Венькой Серебровым. Вениамин, в отличие от примерного студента Гены, учился так себе и окончил университет с грехом пополам. Чудин был уверен, что удел товарища работать простым инженеришкой в каком-нибудь заштатном НИИ. Ан нет, все вышло с точностью, до наоборот. Это он, Генка Чудин, закончивший университет с красным дипломом, так и не смог реализовать свой потенциал, и вынужден был довольствоваться ролью, которую прочил своему университетскому товарищу. Однако Элла, жена Чудина, узнав о приглашении Борецкого, вцепилась в него мертвой хваткой.
   - Ты что идиот?! - накричала она на мужа, когда он сообщил ей, что они не поедут в гости к Борецкому по причине того, что он, Гена Чудин, не охотник и, тем более не рыбак. И вообще, терпеть не может природу и все ей сопутствующие "прелести". В частности злющих таёжных комаров.
   - Какие, к черту, комары?! Ты что не понимаешь, что это твой, может быть последний шанс получить, наконец, нормальную работу? Господи! За что мне такое наказание?! Я выходила замуж за человека, в котором видела перспективу! А получила? Малогабаритную двушку в Бирюлёво и мужа-неудачника, который, имея красный диплом престижного университета, не может, как следует продать свои знания.
   Это было правдой. Умение преподать себя, добиться чего-то, было ахиллесовой пятой Гены Чудина. Так что, как ни крути, а стыдится, ему было за что.
   - Ну почему ты, Эля думаешь, что он даст мне работу? - спросил он жену, - У нас даже нет с ним общих интересов. Вот Венька Серебров другое дело. Он охотник, да ещё и при деньгах. Ему там будет хорошо. Вот и пусть едет. А мне там делать нечего.
   - Нет, ну ты точно дурак! - возмущённо сложила на груди руки, Элла, - если бы Борецкий хотел просто поохотиться в хорошей компании, он бы позвал только Веньку Сереброва. А он приглашает нас всех! Понимаешь ты, олух царя небесного?! Я тебе больше скажу, он даже Люську пригласил, представляешь?
   - Ни фига себе! - изумился Чудин, - как у него только совести хватило. В своё время попользовался девчонкой и выбросил, словно надоевшую игрушку. Надеюсь, она послала его куда подальше?
   - В том то и дело, что нет, - ухмыляясь, ответила Элла, - она приняла приглашение.
   - Дурдом! Совсем гордости нет у нашей Людмилы. Ндаа..., о времена, о нравы! Интересно, как они друг другу в глаза посмотрят?
   - Увидим, - сказала Элла, - но тебя, Геночка, это должно беспокоить меньше всего. Мы туда едем с одной целью - получить работу. И ты ни на минуту не должен забывать об этом.
   - Хорошо, - сдался Чудин, - едем.
   Камуфляжный "Хаммер" Борецкого, несмотря на всю свою мощь, с трудом тащился по размокшей от почти непрерывно моросящего дождя, грунтовке.
   - Да. Погодка..., - с нескрываемым разочарованием произнёс Гена Чудин и отвернулся от окна внедорожника.
   - Да ладно тебе ворчать, Гендос, - весело сказал Борецкий, - ты же знаешь - у природы нет плохой погоды. И вообще, радоваться надо. Мы снова вместе, как в молодости! Разве не здорово?!
   - Да не то слово, Гера! - вступила в разговор Элла, сделав мужу страшные глаза, - Ты просто, красавчик. Собрать всех после стольких лет, лично я о таком уже и не мечтала.
   - Вень, - обратилась она к Сереброву, - ты-то, наверное, на седьмом небе от счастья?! Вон, целый арсенал с собой привёз.
   - Что правда, то правда, - признался Серебров.
   - Как выяснилось, мечты иногда сбываются, - заметил Герман.
   - Согласен, - кивнул Серебров, - в конце концов, лучше поздно, чем никогда! А знаете, ребята, что в этой связИ бесит больше всего?
   - Догадываюсь, - хмыкнул Борецкий.
   - Правильно догадываешься, Гера. Живём в одном городе, а так за восемнадцать с лишним лет и не удосужились встретиться, поговорить по душам, вспомнить.... Ведь нам же есть, что вспомнить! Эх! Да что говорить! Столько времени зря потеряли, - с досадой, рубанул воздух Серебров.
   - Ничего, Веня, - сказал Герман, отчаянно ворочая руль "Хаммера", - всё наверстаем, обещаю. Кстати, ребята и девчата! Минуту внимания! Хочу представить вам план мероприятий на ближайшие дни, пока вы будете моими гостями.
   - Фу, как официально, - поморщилась Элла, и все засмеялись.
   - Так вот, - отсмеявшись, продолжил Борецкий, - сегодня праздничный ужин, но предупреждаю, без фанатизма, ибо завтра рано утром мы с Вениамином на охоту.
   - А я? - поспешно спросил Гена, предварительно получив чувствительный тычок от жены, - мне можно с вами?
   - Ну, если есть желание, пожалуйста, - слегка усмехнувшись, ответил Герман, - экипировку мы тебе подберём. Лишнее ружьё тоже найдётся. Ты стрелять-то, надеюсь, умеешь?
   - Из охотничьего не приходилось.
   - Научим, дело не хитрое. А вы девчата, остаётесь на попечении бабы Фроси. Это моя, так сказать, домоправительница, она из местных. Соседка. Помогает мне по хозяйству. Когда я уезжаю в Москву, они с Митричем за домом смотрят.
   - А кто этот Митрич? - спросил Серебров.
   - Муж её. Охотник-промысловик. С ним завтра на охоту и пойдём. Надо сказать, что Глушь, несмотря на название, село довольно большое. Здесь всё районное начальство проживает. Народ местный в основном в леспромхозе работает, но есть и особая каста, охотники-промысловики, как Митрич. В общем, люди, как люди. Есть и плохие и хорошие. Вас девчата на охоту не приглашаю, уж извините, все-таки это дело мужское. Но не беспокойтесь, пока мы с мужиками будем идти по следу "священного" оленя, вам скучать не придётся. Во-первых, банька. Гарантирую омоложение минимум лет на десять. Во-вторых, осмотр окрестностей с экскурсоводом в лице бабы Фроси. Места здесь такие..., ммм, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать. Впечатлений наберётесь выше крыши. Заодно к столу свежих грибов да ягод наберёте. А при желании можно даже искупаться в озере. Водичка, конечно, бодрит, но для любителей острых ощущений самое то.
   - У нас нет купальников. Ты ж не предупредил, что на самом деле мы едем не на охоту, а на курорт, - улыбнулась Катерина.
   - А они вам и не нужны, - хохотнул Борецкий, - в тех местах, кроме бабы Фроси, за вами вряд ли кто-то будет подсматривать. Разве что медведь полюбопытствует.
   - Чего? - встрепенулась Элла.
   - Да шучу я, шучу. Нет там никаких медведей. Купайтесь, загорайте, если погода позволит. В общем, отдыхайте и ждите нас. А вечером такой пир закатим, чертям тошно станет. Ребята, стейк из оленины, это нечто!
   - Да, вот ещё что, - уже серьёзно продолжил Борецкий, - пока нас не будет, по селу одни не разгуливайте. Женщины вы приметные, мало ли что. С женским полом тут напряжёнка, так, что лучше не дразнить. Недавно я одного такого охотника до молодого женского тела с леганца урезонил. Ходит теперь волком на меня смотрит, того и гляди кинется.
   - Кто такой? - поинтересовался Серебров.
   - Есть тут один, Гундин Сашка по кличке Гуня.
   - Как оригинально, - вставила Элла, - и что он сделал, этот Гуня?
   - Напился сволочь и к девчонке одной полез. Ну, я ему и заехал пару раз.
   - О! Так ты ещё защитник слабых и угнетённых, Гера. Колись! Сам глаз на неё положил?
   - Ну что ты несёшь, Элька? Ей всего восемнадцать. Что я маньяк какой, что ли?
   - Ну-ну. И как же зовут твою подопечную? - не унималась Элла.
   - Мария. С недавнего времени сирота. Отец её пару лет назад в тайге сгинул, а мать умерла, ещё и месяца не прошло. Хорошо, хоть на работу её пристроили (участковый подсуетился) в леспромхозовскую столовую, а то совсем ей было бы худо. А девчонка она и вправду хорошая, иногда приходит ко мне помогает бабе Фросе. Есть у меня мысль в Москву её забрать, а то она здесь совсем зачахнет. Когда я ей намекнул об этом, она меня чуть не задушила на радостях.
   При этих словах, Людмила поджала нижнюю губу, что не укрылось от всевидящего ока Эллы.
   - Чудной ты мужик, Гера, - вступила в разговор Катерина, - при твоих возможностях, запереться, чёрт его знает куда. Тебе ж только пальцами щёлкнуть, вернее банковской карточкой помахать, и тебе такую охоту организуют!
   - Не понимаешь ты, Катюха. Надоели мне такого рода развлечения. Скучно. А о такой романтике я мечтал с самой молодости. Я ведь родом из маленького сибирского городка, можно сказать из недр тайги или ты забыла?
   - Наверное, забыла, Гера. Столько лет прошло.
   - Внимание, леди и джентльмены! - торжественно провозгласил Борецкий, - добро пожаловать в Глушь!
   Пока "Хаммер" медленно проезжал по центральной и единственной мало-мальски пригодной для движения улице, его пассажиры, не сговариваясь, сошлись во мнении, что данная местность не зря носит своё название. Может, моросящий по-прежнему дождь, навеял им такие мысли, но, как бы то ни было, когда американский вездеход, наконец, подъехал к дому Борецкого, настроение у его гостей оставляло желать лучшего. Перед распахнутыми настежь воротами их встречали трое. Женщина и двое мужчин. Устало урча, "Хаммер" медленно въехал во двор.
   - Здравствуйте, здравствуйте гости дорогие, - тепло приветствовала приехавших румяная дородная женщина лет шестидесяти. Мужчины тоже поздоровались, но вышло это у них не так радушно, как у женщины. Один из них был одет в форму полицейского, и на вид ему можно было дать лет тридцать пять. Высокий, крепкий, о таких обычно говорят - ладно скроенный. Он смотрел на вновь прибывших настороженно, как будто заранее ожидал от них неприятностей. Другой мужчина, по виду ровесник женщины, тоже крепкий, коренастый, с обветренным морщинистым лицом выглядел абсолютно бесстрастным. Герман, улыбаясь, тепло приветствовал женщину, потом дружески поздоровался с представителями мужского пола. Знакомство гостей Борецкого с аборигенами прошло быстро и непринуждённо. Женщина и была та самая баба Фрося. Неулыбчивый мужчина оказался её мужем, Митричем. Полицейский представился местным участковым капитаном Федорычевым. Несмотря на свой суровый вид, и он, и Митрич приняли самое активное участие в разгрузке "Хаммера" и заносе багажа в дом.
   - Да, Гера, впечатляет! - восхитилась Элла, плюхаясь на роскошный кожаный диван напротив отделанного изразцом камина.
   - Согласен, неплохой домик получился, - скромно заметил Борецкий, - ну, что, располагайтесь друзья. Гостевые комнаты наверху. Их там, как раз, три. Выбирайте, кому какая нравится. Из одной комнаты, средней, есть выход на балкон.
   - Чур, мы её займём! - воскликнула Элла.
   - Это почему ещё? - возмутилась Катерина, поднимаясь по лестнице на второй этаж.
   - Хотя бы потому, что мы с Генкой курим, а вы нет.
   - Да ладно тебе, Кать, - махнул рукой Серебров, - пусть занимают.
   - Господа, товарищи, минуту внимания! - вдруг громко произнёс полицейский. От неожиданности все вздрогнули и повернулись к нему лицом. Между тем участковый вышел на середину комнаты и, указывая на зачехленное оружие, сказал: - Попрошу предъявить охотничьи билеты и разрешение на оружие.
   - Послушай, Сергей Васильевич, - обратился к нему хозяин дома, - ну, ты нашёл время включать законника! Люди устали с дороги. Неужели ты думаешь, что кому-то позволили бы провезти в самолёте оружие, не будь на него соответствующих документов?
   - Ну, хорошо, - после небольшого раздумья сменил тон участковый, - черт с вами, отдыхайте. Пойду, не буду вам мешать.
   - А ты чего вообще приходил, Сергей Васильевич? - спросил Борецкий.
   - Как чего? - отозвался участковый, - для порядка. Новые люди, да ещё с оружием.
   - Понятно. Ты вот, что, Василич, ты завтра, если будет желание, заходи вечерком. Мясом угостим. Так сказать, с пылу с жара, с моего мангала. О, стихами заговорил! Это неспроста, Веня, - повернулся Борецкий к Сереброву, - помяни моё слово, ждёт нас завтра удача.
   - Не говори гоп, пока не перепрыгнешь, - шутливо погрозил ему пальцем участковый и вышел во двор. Дождавшись, когда за ним закроется дверь, Борецкий громко хлопнул в ладони и сказал: - Ну, что застыли?! Давайте устраивайтесь. А то уже не терпится выпить за встречу.
   - Митрич, - обратился он к охотнику, - мы с Веней попозже к тебе зайдём, обсудим планы на завтра. Хорошо?
   - Договорились, Герман Сергеевич.
   Сказать, что Венька Серебров был счастлив, это ничего не сказать. Впервые за свою любительско-охотницкую карьеру, ему удалось добыть по-настоящему солидный трофей. Причём с первого же выстрела. Он покосился на лежащую на земле косулю, и его лицо расплылось в довольной улыбке.
   - Хороший экземпляр, - перехватил его взгляд Митрич, - отлично стреляешь. Признаюсь, не ожидал.
   - Ну что, с почином тебя! - поздравил Вениамина Борецкий.
   - И я поздравляю, - уныло пробубнил Чудин.
   - Спасибо, мужики! - сердечно отозвался Серебров.
   - Гера, - обратился он к Борецкому, - только, позволь мне приготовить стейки, договорились?
   - Как скажешь, Веня! Сегодня твой день, банкуй!
   Подготовка к празднику по случаю удачной охоты была в самом разгаре. Все женщины, включая бабу Фросю, в поте лица трудились на кухне. Мужчины тоже без дела не сидели. Борецкий и Серебров занимались мясом. А Гене Чудину поручили растопить во дворе мангал. Митрич, сославшись на усталость, ушёл домой отдыхать. Мясо уже готово было к жарке, когда со двора вернулся перепачканный сажей Чудин и не без гордости сообщил об успешном выполнении данного ему задания. Ему налили рюмку водки и отправили на второй этаж приводить себя в порядок.
   - Ну что, я пошёл? Думаю, мне достаточно будет получаса. Может, чуть больше, - сказал Серебров, беря в руки поднос с разложенными на нём кусками мяса.
   - Не жёсткое будет? - засомневалась Людмила, - всё-таки дичь. Она бегает.
   - Скажу больше, Люся, - улыбнулся Борецкий, - она ещё и прыгает.
   - Тем более.
   - Не будет оно жестким, Люся, обещаю. Я в приготовлении мяса на углях спец. Так что не переживай. Лучше помоги мне донести все, что нужно до мангала.
   - Ладно, я пошёл в подвал за напитками, - сказал Борецкий и скрылся под лестницей.
   - Веня, надень куртку! - крикнула вслед мужу Катерина, - да и ты Людка оденься. Там вроде опять моросит.
   Серебров молча поставил поднос на стол, послушно надел свою охотничью куртку и повернулся лицом к жене.
   - Теперь можно идти, товарищ генерал?
   - Свободен.
   Серебров и Людмила вышли во двор.
   - Что-то Чудина моего долго нет, - заметила Элла, - поди, завалился на кровать и телек смотрит. Пойду, позову.
   - Не трогай ты его, Элка. Всё равно ему здесь делать нечего, - сказала Катерина.
   - И то, - согласилась баба Фрося, - пусть себе отдохнёт, намаялся с непривычки-то.
   Элла махнула рукой и принялась резать зелень. Вернулась Людмила и сообщила с порога: - Отослал меня твой муженёк, Катюха, помощники, видите ли, ему не нужны. Просил только принести рюмку водки, сказал ему нужно глаз навострить, чтобы мясо не пережарить.
   - Ну, неси! - не сговариваясь, хором воскликнули все три женщины и засмеялись. Разделяя всеобщее веселье, Людмила подошла к холодильнику и достала из морозилки бутылку "Абсолюта".
   - Огурчик солёный порежь...
   - Не умничай, Катерина, - оборвала её Люда, доставая из банки сочный огурец. Поставив на поднос рюмку водки и тарелку с нарезанным огурцом, Людмила наскоро накинула на плечи плащ, взяла со стола поднос и вышла во двор. Спустя минуту послышался её душераздирающий вопль.
   Серебров лежал навзничь с широко раскинутыми по сторонам руками и смотрел на небо невидящим взглядом. Из-под его спины медленно сочилась бурая жидкость, до боли напоминающая кровь. Склонившаяся над мужем Катерина закричала так громко, как-будто хотела, чтобы вся тайга услышала о случившейся трагедии. Во двор выбежала баба Фрося. За ней спешила Элла, а на балконе появился взволнованный Чудин.
   - Венечка, Господи! Что с тобой?! За что?! Кто это сделал?! - Катерина, стоявшая на коленях рядом с телом мужа, подняла заплаканное лицо и обвела взглядом стоящих вокруг неё людей.
   - Что?! Что случилось?! - во двор буквально ворвался полуодетый Митрич. Увидев лежащее на земле тело, он остановился и замер, как вкопанный.
   - А может, он ещё жив? - с внезапно вспыхнувшей в глазах надеждой, всхлипывая, спросила Катерина. Людмила нагнулась, взяла руку Сереброва за запястье и через несколько секунд отрицательно покачала головой.
   Глаза Катерины закатились и она упала бы, если бы стоявший рядом с ней Борецкий, не подхватил её на руки.
   - Неси её в дом, Гера, - распорядилась Людмила, единственная из женщин, взявшая себя в руки. Баба Фрося и Элла плакали навзрыд. Митрич куда-то ушел и вскоре вернулся с куском брезента, которым накрыл покойника. Спустя полчаса все, кроме Катерины, её накачали успокоительным и уложили спать, собрались в столовой.
   Первым нарушил молчание Борецкий.
   - Надо вызвать полицию, - сказал он, - связь здесь говёная, но у меня для таких случаев есть спутниковый телефон.
   - Вызвать, конечно, надо, - поморщился Митрич, - да толку-то. Дороги развезло. Пока доберутся, пока то, да сё.
   - И что вы предлагаете? - спросил Геннадий.
   - Для начала, надо вызвать Сергея. Участкового нашего. Мужик он толковый, к тому же, это его работа. Одного я не могу взять в толк, кому Вениамин мог насолить всего за сутки?
   - Вы намекаете, что моего мужа убил кто-то из местных?
   Этот вопрос, произнесённый звенящим от ярости голосом, прозвучал, как гром среди ясного неба. Все сидевшие за столом разом вздрогнули и повернули головы в сторону лестницы, на которой стояла опухшая от слёз, Катерина.
   - Катя, иди в постель, прошу тебя, - поднялась со своего места Людмила. Не обращая на её слова никакого внимания, Катерина медленно спустилась с лестницы и подошла к сидевшему во главе стола хозяину дома. Со словами: "Это ты гад его убил!", она влепила ему звонкую пощёчину. От неожиданности Борецкий дернулся так, что едва не упал со стула. У Катерины началась истерика. С большим трудом, её снова уложили в кровать. На этот раз вдову решили не бросать в одиночестве. В её комнате осталась дежурить Элла.
   - Скажи Гера, - внезапно спросила, несколько минут, внимательно наблюдавшая за Борецким, Людмила, - а ты действительно не убивал Веню?
   Герман буквально взвился от этого вопроса.
   - Ты что, Люся, охренела?! Зачем я в собственном доме буду убивать своего друга?!
   - Бывшего друга, - напомнила ему Людмила, - последний раз мы по-настоящему дружили, когда учились в универе.
   - Но зачем, скажи на милость, мне понадобилось его убивать?! Зачем?!
   - Вот именно, зачем? - задумчиво произнесла Людмила, не сводя с Борецкого глаз.
   - С таким же успехом и Генка мог убить. Насколько я знаю, его тоже не было с вами в столовой.
   - Чего? - округлил глаза Чудин, - ты, Гера, говори, да не заговаривайся.
   - Между прочим, - продолжал Борецкий, даже не взглянув в его сторону, - и у тебя, Люсенька, с алиби дело обстоит неважно. Ведь, если я не ошибаюсь, последней, ты Веньку видела живым. Так?
   - Не ошибаешься. Именно так, - спокойно подтвердила Людмила.
   - Хорош собачиться! - вмешался Митрич, - не пойман, не вор. Любое обвинение требует доказательств. И доказательства эти должен добывать профессионал, а не вы. В общем, так, сидите здесь и ждите меня. Я за участковым.
   - А если его нет дома? - спросила Людмила.
   - Тогда жена подскажет, где он, - мрачно ответил Митрич, - у него жена, всегда дома, она инвалид-колясочник.
   - Как же он её одну оставляет? - удивился Чудин.
   - Вот так и оставляет. Работа у него такая. А она привыкла, научилась сама себя обслуживать. И то сказать, не всё время она проводит в коляске, иногда встаёт, ходит, но недолго. Ну, я пошёл. Сидите смирно, не ругайтесь. Фрося, пригляди за ними. Не ровён час, глаза друг дружке повыкалывают.
   Сергей Васильевич Федорычев никогда не мечтал служить в полиции. Но так уж сложилось, что бывший десантник, отличник боевой и политической подготовки, поддавшись на уговоры начальства сразу после армии пошёл учиться в школу, тогда ещё милиции. По окончании учёбы, он несколько лет проработал в Иркутске участковым, потом, там же, пару лет в угрозыске. Однако, городская жизнь не прельщала уроженца сибирской глубинки, и он стал настойчиво добиваться назначения в родные пенаты, пусть даже простым участковым. Его старания, в конце концов, увенчались успехом. Он получил-таки назначение туда, куда так стремился. Только участок у него теперь был размером куда больше городского.
   Внезапный визит Митрича, удивил участкового, но не особенно. Он с улыбкой посмотрел на вечернего гостя и с лёгкой иронией в голосе спросил: - Кто кому дал по морде?
   - Мне не до шуток, Сережа, - серьёзно сказал охотник, - у нас ЧП.
   Участковый жестом пригласил его пройти в дом. Митрич отрицательно покачал головой.
   - Что случилось? - спросил Федорычев.
   - Убийство, - коротко ответил Митрич.
   Фьююю! - не удержавшись, присвистнул участковый, - ничего себе, поворотец! Честно говоря, я ожидал от этой публики неприятностей. Но, чтобы убийство? Уверен, что это так?
   - Абсолютно. Пойдём, сам всё увидишь.
   - Надеюсь, вы ничего там не трогали? - спросил участковый.
   - Только тело брезентом накрыл.
   - Хорошо. Ты иди, Митрич. Я по рации с начальством свяжусь, вызову опергруппу.... А пока они будут сюда добираться, попробую сам разобраться в этом деле.
   Охотник ушёл.
   Участковый появился в доме Борецкого примерно через полчаса. Тщательно осмотрев убитого и место происшествия, он разрешил убрать труп и приступил к допросу свидетелей. Закончив опрос, он сделал знак Митричу, приглашая его выйти во двор.
   - Если бы убили хозяина дома, - заметил участковый, - я бы не очень удивился. В Глуши есть, по крайней мере, один человек, который мог бы это сделать.
   - Ты имеешь в виду Гуню? - спросил Митрич.
   - Ну, да. Ты же знаешь, он злопамятный парнишка. А когда напьётся, у него башню совсем сносит.
   - Но как бы он, незамеченным, сюда попал? Ворота-то на замке.
   - Через забор мог перемахнуть, за домом.
   - Согласен. Но это если бы убили Германа Сергеевича. А тут, человек всего сутки назад приехал. Кому он мог насолить за столь короткий срок?
   - Ну, почему же за короткий? - хитро сощурился Федорычев, - а так называемые друзья убитого? Например, Борецкий.
   - Герман Сергеевич? - удивлённо приподнял брови Митрич.
   - Так точно. Вдова рассказала мне, что у него с убитым были тёрки какие-то, связанные с бизнесом. Я не очень хорошо разбираюсь в подобного рода делах. Большой бизнес - это не для меня. Но одно - я знаю точно. У господина Борецкого был мотив для убийства. И потом, из подсобки, где находится винный погреб, есть выход во двор. Мангал, всего в двух шагах от него. Так, что...
   - А кроме Германа Сергеевича, у других гостей, есть мотивы? - спросил Митрич.
   - Да, вроде, нет. Но это пока, только первые впечатления. Вообще говоря, теоретически, его могли убить трое, - тут участковый пристально посмотрел на охотника и продолжил, - или, даже, четверо.
   - Кого ты имеешь в виду? - спросил Митрич.
   -Тех, кто, в момент убийства, отсутствовал на кухне. Господин Чудин, отдыхавший у себя в комнате на втором этаже. Кстати, из этой комнаты есть выход на балкон. Госпожа Зыкина - последняя, кто видела убитого живым. Хозяин дома, якобы, находившийся в винном погребе. И ты, Митрич. Насколько я знаю, у тебя есть ключ от ворот. Так?
   - Не мели чепухи, Серёжа, - усмехнулся охотник, - мне-то, за что его убивать?
   - Да я тебя и не подозреваю, Петр Дмитриевич. Я, пока, только рассуждаю. Так вот, если исключить тебя, то из оставшихся троих, только у Борецкого был мотив для совершения преступления. Хотя, этот, как его там..., Чудин. Тоже мне не по душе. Тихоня - интеллигентик. А в тихом омуте, как известно, кое-кто водится.
   - А Людмила? - спросил Митрич.
   - Её, скорее всего, придётся исключить из списка подозреваемых, - вздохнул участковый.
   - Почему?
   - Серебров был убит ударом - скорее всего, ножа под левую лопатку. Так?
   - Так.
   - Людмила слишком мала ростом, чтобы нанести удар под таким углом. И у неё нет никакого мотива для убийства. Вот если бы, на месте Сереброва был Борецкий, тогда, да.
   - В смысле?
   - Борецкий, в прошлом, имел с Людмилой близкие отношения, а потом бросил. Я вообще удивляюсь, зачем она сюда приехала. Странная женщина и не простая. Очень не простая, - участковый выдержал небольшую паузу и продолжил, как-будто, с сожалением, - но не убийца. Это точно.
   - Что ты намерен делать дальше, Сергей?
   - Искать орудие убийства. Возможно, оно прольёт свет на это происшествие. Вот, что, Митрич, ты завтра с утра, приведи сюда человек десять толковых ребят. Нужно обыскать территорию вокруг дома.
   - Ты, всё-таки думаешь, что убил кто-то из гостей Германа Сергеевича? - с сомнением в голосе, спросил Митрич.
   - Думаю, не думаю, - внезапно, раздражённо, отреагировал Федорычев, - какая разница? Ты делай, то, что я тебе говорю, а там посмотрим.
   Утро началось с того, что у дома Германа Борецкого собралась толпа любопытствующих. Весь посёлок уже знал о том, что вчера, нажравшись водки после удачной охоты, москвичи устроили поножовщину. Капитан Федорычев, прежде чем войти во двор, обратился к односельчанам с просьбой разойтись и не мешать следствию. Оживлённо судача, народ нехотя стал расходиться. Перед воротами дома остались двое. Красивая молодая девушка и непрерывно лузгающий семечки, не совсем трезвый парень, лет тридцати.
   - Шо? - осклабился парень, - про своего московского покровителя узнать пришла, курва пучеглазая?!
   - Пошёл вон, идиот! - не сводя глаз с запертых ворот, нервно огрызнулась девушка.
   - Но, но! Полегче! А то я не посмотрю...
   - Что ты не посмотришь, пьянь подзаборная? Иди отсюда, пока не накостыляли!
   - А это ты, Митрич, - увидев охотника, сбавил обороты парень, - кого хоть пырнули, не подскажешь?
   - Иди-ка ты, Гуня, отсюда по добру поздорову, а то не ровён час...! - с угрозой сказал Митрич и, отвернувшись от наглеца, приобнял девушку за плечи.
   - Марусь, ты как здесь? - ласково спросил он.
   - Что с Германом Сергеевичем, он жив? - прижав руки к груди, тихо спросила девушка, - Говорят, кого-то зарезали. Это правда?
   - К сожалению, правда, - вздохнул Митрич, - но Герман Сергеевич жив, не волнуйся.
   - А можно мне к нему? - попросила Мария.
   - Думаю можно. Пойдём.
   Увидев Борецкого девушка, никого не стесняясь, бросилась ему на шею.
   - Митрич! - выражая крайнее недовольство, возмутился участковый, - зачем ты её сюда привёл?! Мы здесь не в игрушки играем и посторонним тут не место. Ясно?
   - Ясно, Сережа. Куда уж ясней, - недовольно проворчал в ответ Митрич.
   - Ну, а если ясно, проводи её за ворота.
   - Иди, Маша, - сказал Борецкий, высвобождаясь из объятий девушки, - знай, что я ни в чем не виноват, а это главное. И помни, от своего обещания я отказываться не собираюсь.
   Между тем, волонтёры, приведённые Митричем, приступили к поискам орудия преступления. Примерно, через час, один из них, нашёл охотничий нож с красивой наборной ручкой. На лезвии виднелись отчётливые бурые пятна.
   - Чей? - возбуждённо спросил участковый Митрича, тоже принимавшего участие в поисках.
   - Германа Сергеевича, - глухо проговорил Митрич, - но он потерял его с неделю назад.
   - Понятно, - мрачно произнёс участковый.
   Герман находился в столовой, когда входная дверь распахнулась, и в её проёме появился капитан Федорычев.
   - Гражданин Борецкий, - с порога, обратился к нему участковый, - это ваш нож?
   - Да, - внимательно осмотрев протянутый ему клинок, - подтвердил Герман.
   - В таком случае, вы задержаны по подозрению в убийстве своего гостя, Вениамина Сереброва, - бесстрастно отчеканил участковый, - прошу следовать за мной.
   - Я знаю, на кого эта сволочь надеется, - зло сказал Катерина после того, как Борецкий, в сопровождении участкового, покинул столовую, - на своих грёбанных адвокатов. Денег у него, как у дурака махорки, вот он и спокоен, как удав. Но ничего, у меня тоже деньги имеются. Костьми лягу, но он сядет. Вот помяните моё слово.
   - Не горячись, Катя, - сказала вдруг Людмила, - как бы потом раскаиваться не пришлось.
   - Чтооо?! - вскинулась Катерина, - ты что Людка, с катушек съехала?
   - И правда, Люся, - вмешалась Элла, - здесь же всё очевидно.
   - Конечно, - подхватил Чудин.
   - А вот мне, с некоторых пор, не вполне очевидно, - не обращая внимания на реплику Геннадия, задумчиво заметила Людмила, - и я намерена со всем этим разобраться.
   - Ну, если ты полная дура, то разбирайся. Может он тебя за это хотя бы поцелует, перед тем как сядет. Ты думаешь, я не догадываюсь, зачем ты сюда притащилась? - Катерина смотрела на бывшую подругу с таким презрением, что той стало не по себе. Не говоря больше ни слова, Людмила, громко хлопнув дверью, вышла во двор.
   - Куда это она? - с недоумением спросила Элла.
   - Тебе не всё равно? - хмуро отозвалась Катерина.
   Людмила вернулась лишь к вечеру. Выглядела она усталой, но при этом, не скрывала удовлетворения. Катерина даже не взглянула в её сторону, зато Элла, сгорая от любопытства, не выдержала и с напускным равнодушием спросила: - Чем похвастаешься мисс Марпл?
   - Завтра Элла, всё завтра. Пойду к себе, надо ещё кое над чем подумать.
   - Ишь ты, сыщица доморощенная, - съязвила Катерина, - подумать ей надо. Герку своего выручить пытаешься? Так это зря, и по-крайней мере, по двум причинам. Во-первых, потому, что он истинный убийца, а во-вторых, потому, что ты ему нужна, как собаке пятая нога.
   Людмила не удостоила её ответом и молча поднялась наверх.
   Утром за завтраком, на котором присутствовали все, кроме Борецкого, Митрича и капитана Федорычева, состоялся отчёт Людмилы Зыкиной о своём частном расследовании.
   - До утра вчерашнего дня, - заметно волнуясь, начала Людмила, - я так же, как и вы, наверное, думала, что Веню Сереброва убил Борецкий. Тем более, когда узнала от Кати, что у него для этого был мотив. Немного меня, правда, смущало, что Герман, и, особенно Веня, вернувшиеся с охоты в прекрасном настроении, никак не походили на людей, у которых есть серьезные разногласия. Тем не менее, случилось то, что случилось. Однако, одно вчерашнее утреннее событие, казалось бы, совсем незначительное, заставило меня по-иному взглянуть на трагическое происшествие, случившееся позавчера вечером.
   - О чём речь? - спросила нетерпеливая Элла.
   - Речь идёт о встрече девушки Маши и Борецкого. Вчера утром, здесь в столовой. Наверное, все видели.
   - Ну и что? - металлическим тоном спросила Катерина.
   - Полагаю, вы обратили внимание, с какой теплотой Маша обнимала Германа, а также слышали, о чём он ей говорил. Помните, девчата, что рассказывал Гера про эту девушку, когда мы ехали в "Хаммере"?
   - Что она сирота, и он хочет увезти её с собой в Москву, - напомнила Элла, - но какое это имеет отношение...
   - Скоро узнаешь, - прервала её Людмила, - итак, пока всеобщее внимание, включая нашего уважаемого участкового, было приковано к обнимающейся парочке, я, совершенно случайно, перехватила его взгляд. И в нём, к своему крайнему удивлению, увидела такую ненависть и злобу, что мне даже стало как-то неуютно. Короче говоря, чтобы развеять или укрепить возникшие у меня подозрения, я решила поговорить с девушкой и выяснила, что Сергей Васильевич, оказывается, давно уделяет ей повышенное внимание. Особенно он стал настойчив после смерти матери Марии. И я подумала, а не здесь ли собака зарыта? Ревность - сильное чувство, способное заставить человека совершать, порой, самые безумные поступки. Я вернулась домой и ещё раз, внимательно осмотрела двор и особенно тщательно, забор. В одном месте, на верхушке забора мне на глаза попался кусочек ткани похожей на плащевую. Я предположила, что кто-то, перелезая через забор, зацепился одеждой за острый край. Мог ли это быть убийца? Чисто гипотетически, да. К сожалению, больше никаких следов пребывания во дворе постороннего человека мне найти не удалось. Если исходить из того, что убийца не Борецкий и не Чудин, значит, это кто-то из местных. Вопрос. Кому из местных понадобилось убивать именно Веню? Митричу? Глупость. Бабе Фросе? Это вообще бред. Остаётся участковый или случайный псих. Но Веня, с девяноста девяти процентной вероятностью, был убит ножом Борецкого, значит, это вряд ли был псих. Получается, убийца всеми уважаемый капитан Федорычев?! Но зачем ему убивать едва знакомого человека? Значит, всё-таки Борецкий? В конце концов, именно у него был мотив, пусть и неоднозначный, но мотив. А если предположить, что Веню убили по ошибке? Они с Борецким примерно одного роста, похожий цвет волос, прическа. Униформа охотничья. Учитывая, что время было уже вечернее, и жертва стояла к убийце спиной, он легко мог их спутать друг с другом. Так кто убийца, капитан Федорычев? Возможно. А почему, например, не Гуня, с кем, как раз перед нашим приездом, у Борецкого был конфликт. И, кстати, важный момент, участковый знал об этом, потому, что составлял протокол по факту драки. Итак, ревность или месть? Кое с кем пообщавшись, я остановилась на ревности. Объясняю почему. Во-первых, у Гуни не было никакой возможности украсть нож у Германа, да и зачем так рисковать? Что у него своего ножа нет? Наверняка есть. Во-вторых, пьяный Гуня, а в день убийства он был пьян, что подтверждают его собутыльники, вряд ли смог бы молниеносно перемахнуть через немаленький забор. Значит участковый? Выходит, что да. Федорычев влюблён в Машу и отчаянно ревнует её к Борецкому. И надо сказать, что у несчастного влюблённого есть для этого все основания. Участковый решает подставить наглого москвича. Именно для этого ему и понадобился его нож. Случай представился. Борецкий защищая честь Маши, избил местного алкаша и дебошира Гуню. Идеальный вариант. Гуня, желая отомстить за недавнее унижение, ввязывается в новую драку с Борецким. В пылу борьбы Герман убивает его, а наш участковый, в нужный момент, находит орудие убийства. Возможно, так бы оно и было, если бы не Маша, проговорившаяся Федорычеву, что уезжает с Борецким в Москву. Похоже, эта новость так потрясла влюблённого, что он решает лично разобраться с Борецким, а нож, спрятать, но так, чтобы его можно было найти. Но и тогда, когда Федорычев понял, что убил не того, кого хотел, он не оставил мысли избавиться от соперника. И ему это почти удалось. Борецкий взаперти, - закончила Людмила. На некоторое время, в столовой повисла тишина. Первым её нарушил Чудин.
   - Всё это очень интересно, но где доказательства? Насколько я понимаю, одних твоих умозаключений недостаточно, чтобы предъявить участковому обвинение в убийстве.
   - Совершенно верно, Гена, - спокойно сказала Людмила, - недостаточно. Но их было достаточно, чтобы убедить Петра Дмитриевича в виновности участкового и он поддержал мою идею спровоцировать Федорычева на необдуманный поступок, который выдал бы его с головой. Петр Дмитриевич позаботился о том, чтобы до ушей участкового дошло, что Гуня по пьяне намекнул собутыльникам, как-будто знает, кто на самом деле, лазал во двор москвича. И теперь, якобы, этот человек у него в кармане.
   - А где сейчас Митрич? - спросила Элла.
   - В данный момент, не знаю, - уклончиво ответила Людмила.
   - Дома он, - неожиданно для всех, сказала баба Фрося, - отсыпается, после бессонной ночи.
   - Вы что, Ефросинья Филипповна были в курсе? - хором спросили Чудины.
   - А то, как же, - хитро улыбнулась баба Фрося и подмигнула Людмиле, - муж от меня ничего не скрывает.
   - А участковый? - растеряно спросил Чудин.
   - Сидит, а может, лежит. В нашем сарае, - был ответ.
   На улице послышался вой полицейской сирены. Входная дверь распахнулась, и на пороге появился помятый после сна Митрич.
   - В последнюю минуту с мужиками успели, - сообщил он, входя в столовую, - ещё чуть-чуть притопил бы он Гуню. Молодец Людмила! Если б не ты, не сносить Герману Сергеевичу головы. Так что всё хорошо.
   - Хорошо, - эхом отозвалась Катерина, и закрыла лицо руками. К ней сзади тихонько подошла Людмила, обняла её, и в ту же секунду, обе женщины, прижавшись, друг к другу, залились слезами.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"